загрузка...
Перескочить к меню

Петля для губернатора (fb2)

- Петля для губернатора (а.с. Слепой-15) 626 Кб, 329с. (скачать fb2) - Андрей Воронин

Настройки текста:



Андрей ВОРОНИН ПЕТЛЯ ДЛЯ ГУБЕРНАТОРА

Глава 1

Послеполуденное солнце, зависнув над крышей расположенного напротив здания сельхозтехникума, густым горячим маслом вливалось в кабинет сквозь опущенные белые маркизы. Там, где пятна солнечного света ложились на блестящий паркет цвета спелой дыни, он казался горячим даже на вид. С того места, где сидел Бородич, было отчетливо видно, как струится, поднимаясь кверху, нагретый воздух: его потоки отбрасывали на золотистую поверхность натертого паркета призрачную подвижную тень, похожую на тень струящейся над песчаным дном неглубокой чистой воды.

Бородач покосился на часы, хотя и знал, что до конца рабочего дня осталось всего ничего. Никаких особенных дел у него к этому часу запланировано не было, но и уходить раньше времени не стоило: Первый вернулся из горкома чернее тучи и целый день метал громы и молнии.

"Не стоит дразнить гусей”, – подумал Бородич и невольно ухмыльнулся. Фамилия Первого была Гусев, так что старая поговорка в данном случае звучала, как каламбур.

«Довольно плоский каламбур, – самокритично отметил про себя Бородич. – Но чего вы хотите от заезженного, как старая кляча, комсомольского работника в конце недели, да еще в такую чертову жару? Эх, скорей бы в отпуск! Махнуть в Болгарию, как в прошлом году…»

Он сел прямее, поморщившись от ощущения прилипшей к горячей коже насквозь пропотевшей рубашки. Говоря по совести, морщился он не только от этого, но и от некоторых неприятных воспоминаний, сразу же пришедших ему в голову, стоило только подумать о Болгарии. Пожалуй, решил он, путевки в этом году не видать, как своих ушей.

А все она, сучка крашеная…

Бородич вздохнул и, сам не зная зачем, полистал лежавший на столе перекидной календарь. Было двадцатое июня тысяча девятьсот семьдесят четвертого года, до отпуска оставалось полторы недели. На понедельник был запланирован инструктаж комсостава студенческих стройотрядов, и Бородич лениво подумал, что следовало бы подготовиться к этому мероприятию. Хоть тезисы набросать, что ли… Впрочем, инструктировать исполосованных нашивками и надписями, увешанных значками стройотрядовцев ему было не впервой, и он не сомневался, что справится с этим делом безо всяких тезисов. Вот разве что новый циркуляр ЦК… Там наверняка есть что-нибудь по поводу трудового семестра, надо бы прочесть и ввернуть к слову…

Он покосился на лежавшую с краю стола красную папку с циркулярным письмом и задумчиво потеребил аккуратно подстриженные бакенбарды. Убивать остаток дня на чтение этой бодяги не хотелось. Убивать… Бородич пугливо огляделся по сторонам, словно какой-то невидимый соглядатай мог подслушать его мысли, но узкий кабинет с огромным, во всю торцовую стену, занавешенным шелковыми маркизами окном был пуст. Перекрутившись в кресле винтом, Бородич задрал голову и посмотрел на висевший у него за спиной портрет вождя. Вождь с добрым прищуром глядел куда-то мимо Бородича – судя по всему, на стулья для посетителей. Нарисованному вождю были безразличны проблемы второго секретаря райкома ВЛКСМ Ивана Бородича.

Ему было наплевать, что второго секретаря, который готовился в ближайшее время сделаться первым, в последнее время стали все чаще посещать мысли об убийстве.

Бородич ничего такого не планировал – боже сохрани! – но постепенно убийство стало казаться ему самым простым выходом из сложившейся патовой ситуации. Пока что мысли об этом не приобрели в его голове хоть сколько-нибудь стройных очертаний, клубясь на задворках сознания ядовитым серым туманом. Так не выучивший уроков школьник мечтает, придя в школу, обнаружить, что она сгорела или что все учителя отравились тухлыми консервами. Это, черт возьми, не значит, что пионер станет поджигать родную школу или силой кормить любимых учителей тухлятиной, но помечтать-то можно…

Все еще сидя в кресле винтом и глядя на портрет, Бородин подумал, как было бы здорово, если бы Галка как-нибудь тихо исчезла, разом решив все его проблемы.

Просто исчезла бы, и все. Ну, что ей, в сущности, стоит?

Под машину бы, что ли, попала… Ведь пьет же, как лошадь, и в таком непотребном виде слоняется по городу – часами, мать ее, слоняется! И – хоть бы что… И за что ему такое наказание? Если бы не эта алкоголичка, все было бы гораздо проще. Его место в горкоме накрылось исключительно по ее милости, а теперь вот Первый все время намекает, что его преемнику недурно было бы навести порядок в своих семейных делах. Развод исключен – за такое дело попрут взашей, освобожденным секретарем на какую-нибудь швейную фабрику. И жить так дальше нельзя.

Ведь это же не жизнь, а ад кромешный. И вечный бой, покой нам только снится."

Массивная, трехметровой высоты дверь без стука отворилась, и в кабинет уверенной походкой ответственного работника вошла Коврова. Находясь при исполнении, она каким-то непостижимым образом ухитрялась не качать бедрами при ходьбе и даже, казалось, становилась тоньше и выше, в особо торжественных случаях делаясь похожей на флагшток. У нее была великолепная фигура вчерашней гимнастки и плоское округлое лицо с ледяными прозрачными глазами фригидной сучки. Она и была сучкой, способной ради достижения своих не всегда понятных целей продать и купить кого угодно оптом и в розницу. Что до ее фригидности, то тут Бородач мог бы порассказать желающим много неожиданных вещей.., если бы окончательно сошел с ума и принялся трепать языком.

Коврова остановилась в самом центре солнечного пятна, и Бородин с невольной завистью отметил про себя, что она уже успела по-настоящему загореть. Приглушенный маркизами яркий дневной свет выгодно подчеркивал это обстоятельство, играя бликами на гладких коричневых икрах и золотя едва заметный светлый пушок на голенях стройных ног, казавшихся еще длиннее из-за высоких каблуков.

Бородич принял деловой вид и с некоторым усилием перевел взгляд на лицо Ковровой, не отказав себе в удовольствии попутно пройтись глазами по ее крепким бедрам, узкой талии и упругой, сильно подчеркнутой облегающим деловым костюмом груди, на которой привинченный к лацкану комсомольский значок выглядел довольно неуместно. Тонкие губы Ковровой слегка дрогнули, складываясь в холодноватую усмешку, а в ледяных глазах мелькнуло понимание. Бородин подумал, что было бы неплохо завалить ее на стол, прямо на красную папку с циркуляром из ЦК, и посмотреть, какое там на ней сегодня бельишко… Небось, не родимое ха-бе, а французские кружева, купленные у фарцовщика.

– Ты что там увидел? – спросила Коврова, кивнув на висевший у него за спиной портрет вождя.

Бородич снова перекрутился в кресле и, задрав голову, посмотрел на портрет.

– Показалось, что криво висит, – ляпнул он первое, что пришло в голову. – Тебе так не кажется?

Коврова взглянула на портрет и пожала одним плечом.

– Да нет, – равнодушно сказала она и села так, чтобы Бородич мог видеть ее колени. Бородич был уверен, что она сделала это преднамеренно – просто для того, чтобы подразнить его. – Дай закурить, – попросила она после коротенькой паузы.

Бородич протянул ей открытую картонную пачку “БТ” и щелкнул плоской хромированной зажигалкой с выгравированной на боковой поверхности дарственной надписью. Коврова подалась вперед, прикуривая, глубоко затянулась и откинулась на спинку стула, блаженно запрокинув голову к высокому потолку. Она потянулась, вызывающе выставив грудь, тряхнула коротко остриженными волосами и села прямо, плавно положив ногу на ногу.

«Черт, – подумал Бородин, – что вытворяет, сучка! Нарочно, что ли?»

– Хороша, – ворчливо сказал он. – Хоть картину с тебя пиши. “Инструктор райкома на отдыхе”. Жалко, что школьники, которых ты по вторникам инструктируешь, тебя сейчас не видят.

– Может, и жалко, – согласилась Коврова, наблюдая за завитками дыма, лениво поднимавшимися к потолку. – Среди них попадаются симпатичные мальчики, а я для них – столп идеологии…

– На молоденьких потянуло? – спросил Бородач просто так, чтобы не молчать. Он никогда не мог понять, как разговаривать с Ковровой – даже тогда, когда они бок о бок лежали в постели и курили, отдыхая после похожего на схватку совокупления. Совершенно невозможно было определить, когда она говорит всерьез, а когда наводит тень на плетень. Вот и сейчас: к чему, спрашивается, весь этот цирк?

– Я сейчас была у Гуся, – вместо ответа сказала Коврова, по-прежнему разглядывая дымящийся кончик сигареты. – Знаешь, почему он вернулся из горкома такой злющий?

– Втык, наверное, получил, – стараясь говорить как можно более равнодушно, сказал Бородич. По тону Ковровой чувствовалось, что у нее есть новости. – Наша служба и опасна, и трудна. Гореть всегда, гореть везде…

– Нет, – Коврова отрицательно качнула головой, – не втык. Хуже. Что же это ты, товарищ второй секретарь? Такие вещи нужно знать за неделю до того, как они происходят…

Бородич слегка подобрался, сев ровнее, и прикрыл глаза веками, чтобы Коврова не увидела мелькнувшей в них радости. “Неужели сняли?” – пронеслось в голове.

– Неужели сняли? – осторожно спросил он, придав голосу сочувственную интонацию.

Коврова снова покачала головой с самым загадочным видом, и Бородин почему-то сразу вспомнил, что ее отец работает в обкоме партии. Он криво усмехнулся: Ковровой легко было узнавать новости задолго до того, как они становились достоянием гласности.

– Его не сняли, – сказала Коврова. – За что его снимать? Наоборот, похвалили и сказали, что не могут расстаться с таким ценным работником. В общем, его перевод накрылся.

– Как накрылся? – растерянно переспросил Бородич, подавляя в себе желание хватануть ртом воздух, как выброшенная на берег рыба. С переводом Гусева в Москву были связаны все его надежды сделаться Первым. А теперь… – Почему накрылся?

– Молодым везде у нас дорога, – невнятно продекламировала Коврова, затягиваясь сигаретой. – Обком партии высказал мнение, что для этой работы наш Гусь уже староват…

– Ага, – сказал Бородич с понимающим видом. Он действительно начинал кое-что понимать, но боялся поверить в свою догадку, чтобы не спугнуть удачу. В конце концов, на их райкоме свет клином не сошелся. И вообще, все это может запросто оказаться замаскированной под дружеский розыгрыш провокацией. Папа в обкоме – это хорошо, но Коврова и сама никогда не упускала случая подвинуть кого-нибудь плечом. С нее станется…

Он закурил, двигаясь нарочито замедленно, чтобы ничем не выдать своего волнения, и откинулся на спинку кресла, сев вполоборота к Ковровой – так, по крайней мере, ее сверкающие загорелые коленки не лезли в глаза, мешая сосредоточиться. Коврова в упор посмотрела на него своими водянистыми глазами и коротко усмехнулась.

– Молодец, – сказала она вдруг. – Хорошо держишься… Тебе не интересно, кого решили послать в Москву вместо Гуся?

Бородич пожал плечами, сделав индифферентное лицо. Это далось ему с трудом: он вдруг перестал ощущать собственное лицо, почти полностью утратив контроль над его мышцами.

– Ты с ним сегодня разговаривал? – спросила Коврова.

– Нет, – сказал Бородич. – Что я, дурак – смерти себе искать? Я к нему не совался, а он меня сегодня не трогал…

– А почему? Ты не задумывался: почему? Может, ему на тебя смотреть противно? А может, отношения портить не хочется?

Она грациозно подалась вперед и потушила сигарету в хрустальной пепельнице, не сводя глаз с лица Бородича.

Уголки ее губ слегка подрагивали, словно она сдерживала улыбку, а прозрачные глаза сузились и потемнели, сделавшись почти синими. Бородич хорошо помнил это выражение лица, но здесь и сейчас оно было совершенно неуместно.

– Кончай темнить, мать, – нарочно грубовато сказал он, отводя глаза. – Если у тебя есть, что сказать – говори толком, не тяни кота за.., гм.., хвост.

Коврова вдруг молча встала и направилась к дверям. Бородич открыл было рот, чтобы остановить ее, но она, оказывается, даже и не думала уходить. Приоткрыв дверь, Коврова выглянула в коридор, постояла так несколько секунд, давая Бородичу отличную возможность полюбоваться своими ногами и прочими аппетитными частями тела, потом снова закрыла дверь, заперла ее на ключ и двинулась обратно к столу. Бородич наблюдал за ее действиями с растущим интересом. По правде говоря, рос у него не только интерес, но и кое-что еще.

Обогнув стол, Коврова легко и непринужденно уселась на его краешек, так, что ее гладкие загорелые ноги оказались прямо перед носом у оторопевшего Бородича.

– Ваня, – сказала она, – Ванечка, дружочек. Не надо строить из себя дурачка. Ты все прекрасно понял. Мне будет тебя не хватать.., но я очень надеюсь на то, что наша разлука будет недолгой. Ведь правда?

– Ну так.., э… – Бородин не сразу сообразил, что сказать. – Ты сидишь на циркуляре из ЦК.

– Ему это не повредит, – успокоила его Коврова. Голос у нее стал низким и тягучим, как смола. – Пусть погреется немного. Ты его читал? Такое впечатление, что все официальные документы у нас пишут инопланетяне-гермафродиты – ни одного человеческого слова…

Бородич почти против собственной воли положил разом вспотевшую ладонь на ее крепкое круглое колено. Коврова не отодвинулась, и, подняв глаза, Бородич увидел ее улыбку. Его рука словно сама собой двинулась вперед, лишь на мгновение задержавшись у края юбки. Он передвинул ладонь чуть ниже, ощутив шелковистую кожу внутренней поверхности бедра, и тут Коврова плотно сдвинула колени и для верности накрыла его руку своей.

– Ну, что такое? – полушепотом спросил он. – Что?

Голос его срывался, дыхание участилось. Такого сюрприза он не ожидал. Перевод переводом, но секс прямо здесь, в кабинете, на столе.., на циркулярном письме из ЦК – в точности так, как он нафантазировал себе несколько минут назад!.. И Москва. Москва, черт возьми, а не занюханный райцентр! Такое нельзя планировать, о таком можно только мечтать.

– Ты чего? – повторил он.

– Ты не ответил на мой вопрос, – ясным голосом сказала Коврова, продолжая сжимать коленями его ладонь и глядя на него в упор.

– Какой вопрос? Ах, это… Черт, я же ничего не знаю и ни за что не могу ручаться… Но, конечно, сделаю все, что будет от меня зависеть.., если от меня в этом деле хоть что-нибудь будет зависеть. Это я тебе, можно сказать, клятвенно обещаю.

– Не беспокойся, – раздвигая колени, промурлыкала Коврова. – От тебя будет зависеть многое. Очень многое, уж ты мне поверь.

Она наклонилась к его губам, и Бородин ощутил исходивший от нее запах табака и французских духов. Его ладонь возобновила прерванное путешествие, и спустя несколько секунд обнаружилось, что никакого белья на Ковровой нет вовсе.

– А ты, я вижу, подготовилась, – пробормотал он, свободной рукой возясь с пуговицами на ее блузке. Коврова усмехнулась.

– Чудак, – сказала она. – Я всегда готова. Как пионер. Разве ты не знал? Тише, тише, не помни юбку…

* * *

Забросив за плечо светлый кримпленовый пиджак с похожими на ласточкин хвост лацканами и накладными карманами, Иван Бородин толкнул тяжелую дверь с потемневшими бронзовыми ручками и вышел из прохладного райкомовского вестибюля на залитое предвечерним солнцем крыльцо. Площадь дохнула ему в лицо душным жаром, листья высаженных вдоль тротуара лип безжизненно обвисли в неподвижном раскаленном воздухе грязно-зелеными вялыми лоскутками. По испещренному трещинами асфальту бродили одуревшие от жары голуби, на чугунной лысине стоявшего перед зданием горкома партии вождя сидела нахальная галка, и даже отсюда, снизу, было хорошо видно, что лысину опять придется мыть. Поодаль пожилая женщина в синем рабочем халате поливала из лейки росшие на клумбе перед городской Доской почета анютины глазки. Поодаль группа патлатых подростков в обтрепанных джинсах оживленно делилась впечатлениями от вчерашней дискотеки в “клетке”. У того, что стоял спиной к Бородину, на заднице были намалеваны два широко открытых голубых глаза.

Бородич знал его – сопляк был сыном председателя горсовета Губанова. Звали его, кажется, Алексеем, и, по мнению Бородича, папаше давно пора было заняться воспитанием своего патлатого чада, пока оно не впуталось в историю и не подмочило папашину репутацию.

Он немедленно понял, что зря вспомнил про Губанова-старшего и его находящуюся под угрозой репутацию, но было поздно – настроение уже испортилось, и радость от предстоящего переезда в Москву основательно поблекла. У него самого были весьма серьезные проблемы с репутацией. Пока то, что его жена была законченной алкоголичкой и, похоже, начинала понемногу трогаться умом на почве беспробудного пьянства, было известно немногим и еще не стало предметом публичного обсуждения. Но шила в мешке не утаишь, и переезд тут вряд ли поможет – скорее уж, наоборот.

Он заметил, что все еще торчит на крыльце райкома, глазея по сторонам, встрепенулся и направился к своему серо-голубому “запорожцу”, стоявшему поодаль в жидкой тени лип. Отперев дверцу и просунув на заднее сиденье пиджак, он по частям вдвинулся в тесное пространство между водительским сиденьем и рулевым колесом. Иван Бородич был рослым и крепким тридцатилетним мужчиной, и то, с каким трудом он втискивался в мизерный салон своего “запора”, всегда вызывало шквал смеха и подначек у его коллег. “Ничего, – подумал он, закуривая и вставляя ключ в замок зажигания. – Через годик куплю “москвич”, а может быть, и “жигули”. А там, если все будет тип-топ, можно будет подумать и о “волге”. А Галка… Ну что – Галка? Как-нибудь потихонечку все утрясется. Утрясется и рассосется… Вылечим как-нибудь… Хотя, с другой стороны, – ну какое у нас лечение? В ЛТП ее сдать, что ли? Скандал, а толку никакого. Но что-то делать придется. Не убивать же ее, в самом деле”.

При мысли об убийстве по спине у него пробежал неприятный холодок. Смотреть на закрытых просмотрах крутые западные боевики, где железные парни с каменными лицами расстреливали друг друга и всех подряд из больших пистолетов, было очень просто. Каждое их действие казалось логичным и оправданным, и все у них было продумано на сто ходов вперед, так, что любо-дорого глянуть. А взять и убить живого человека.., собственную жену, черт подери – это, дорогие товарищи, совсем другое дело. И чем прикажете ее убивать? Перепилить ей глотку кухонным ножом? Утопить в ванне? Тюкнуть по темечку топориком для разделки мяса? Ох, не смешите меня…

Поймают в два счета, и будет вместо квартиры в Москве лагерь где-нибудь под Йошкар-Олой или Темниковом… Темниклаг, слыхали про такой?

«До чего довела, стерва, – с горечью подумал он, запуская двигатель. – О чем думать заставляет? Ножи, топоры, лагеря… Чтоб ты провалилась, мразь, алкоголичка! Где, спрашивается, были мои глаза, когда я на ней женился?»

^ “Запорожец” объехал припаркованный впереди оранжевый “москвич” первого секретаря и, тарахтя движком, выкатился на дорогу, до смешного похожий на серо-голубую божью коровку. Бородич про себя отметил, что Первый все еще не уехал домой – видимо, сидел в кабинете, переживая внезапный удар. Иван представил, каково было бы ему на месте Гусева, и зябко повел плечами. Воображение у него было живое, и на секунду он словно перевоплотился, в полной мере ощутив горечь постигшего первого секретаря разочарования. Тряхнув головой, он отогнал наваждение и включил третью передачу, лихо обогнав навьюченного тяжелым рюкзаком велосипедиста.

«Между прочим, – подумал он, – Гусь запросто может подложить мне свинью. Опять каламбур и опять плоский, но суть от этого, к сожалению, не меняется. Уж Гусь-то целиком и полностью в курсе моих обстоятельств.., он же, помнится, Галку и споил. “Выпей, Галочка, до дна, Галочка, компанию надо уважать, Галочка…” Сучий потрох! А теперь, того и гляди, снимет трубочку и позвонит в Москву: кого, мол, вы к себе взяли? У него же жена алкоголичка, вы разве не знали?»

Он остановился возле гастронома, купил хлеба, молока и яиц, после чего заскочил в детский сад. Иришка опять бродила по площадке в полном одиночестве – он сильно задержался на работе из-за Ковровой, а Галка, конечно же, даже не подумала забрать ребенка. Впрочем, так было даже лучше: когда она в последний раз заявилась в детсад, Иришку ей попросту не отдали.

Извинившись перед маявшейся на скамейке воспитательницей, Бородич посадил Иришку на плечо и пошел к машине, невнимательно слушая ее болтовню.

Иришка болтала до самого дома, и Бородин за это время успел усвоить массу полезной информации. Он узнал, что Женя бросил в унитаз мячик и спустил воду, но мячик почему-то не утонул, Костя подрался с Витей, а Олю поставили в угол за то, что она показывала мальчикам свои трусики. На обед давали противную кашу, а на полдник – пряники с молоком, но в молоке была пенка, так что пить его никто не стал. У Елены Александровны есть золотой зуб, а Вика Петровна из ясельной группы сегодня пришла в новом платье с брошкой. Он вел машину, рассеянно кивая в нужных местах, и к тому моменту, как “запорожец” вкатился во двор новенькой девятиэтажки, где семья Бородичей совсем недавно получила двухкомнатную квартиру престижной чешской планировки, его настроение незаметно улучшилось.

Иришка подействовала, как лекарство, и так было всегда.

В дочери Бородич души не чаял. Конечно, пять лет – это не тот возраст, в котором человек раскрывается целиком и полностью. Честно говоря, чему там раскрываться? Но Иван почему-то был уверен, что Иришка взяла лучшее, что было в нем и в Галке, и немного завидовал ее будущему мужу. Ей было что взять у своих родителей, даже у Галки. Да нет, почему “даже”? Особенно у Галки. Бородич вздохнул. До того, как началось Галкино погружение на дно бутылки, мужики на улицах все время оборачивались ей вслед, а те, кто был вхож в семью Бородичей, неоднократно высказывали Ивану свое восхищение, в котором без труда прочитывалась черная зависть. Гусь, помнится, даже пытался подбить ей клинья.

Ни черта у него тогда не вышло, потому что Галка была не из таковских. Тогда, накануне своего первого запоя, Галка поражала Бородича цельностью своей натуры и спокойной уверенностью в себе и своей семье.

Запирая машину под неумолкающее щебетание Иришки, Бородич снова вздохнул. Наблюдать за тем, как на твоих глазах разрушается человеческая личность, всегда тяжело, но когда человек по-настоящему тебе близок, это тяжело вдвойне.

Они поднялись на седьмой этаж в чистеньком лифте.

Иришка, как всегда, выразила желание самостоятельно нажать на кнопку, и Бородачу пришлось приподнять ее, держа под мышками, поскольку без посторонней помощи она доставала в лучшем случае до кнопки второго этажа. На лестничной площадке тоже было чисто и все еще попахивало стройкой. Бренча связкой ключей, Бородич открыл обитую вишневым дерматином дверь и галантно пропустил Иришку вперед.

Он вошел в квартиру, улыбаясь, – Иришка все-таки подняла ему настроение, да и принесенные им новости были хорошие, – заглянул в спальню и остановился, как вкопанный.

Он, как всегда, не успел как следует подготовиться к тому, что увидел в спальне. Это было, как пощечина, и на какое-то время у него даже захватило дух. Столбом стоя в дверях, он отстранение подумал, что человеческая фантазия все-таки безгранична, особенно если ее как следует подогреть алкоголем.

Большое окно было распахнуто настежь. Галка сидела на подоконнике в чем мать родила и сосредоточенно плевала вниз, стараясь, судя по всему, попасть кому-нибудь на плешь. Поискав глазами, Бородич обнаружил недопитую бутылку портвейна на тумбочке рядом с развороченной кроватью. Стакан, слава богу, был только один, но легче Ивану от этого почему-то не стало.

Он попытался заговорить, но поначалу вместо слов из груди вырвался какой-то смешной придушенный писк. Бородич откашлялся, прочищая горло, и успел, не глядя, поймать левой рукой и мягко задвинуть за спину сунувшуюся в комнату Иришку. Ребенку было вовсе не обязательно видеть это безобразие. Бородич много бы отдал за то, чтобы тоже не видеть этого, но ему-то деваться было совершенно некуда.

Галка повернула к нему обрюзгшее от беспробудного пьянства лицо с нездоровыми синими кругами под глазами и пьяно ухмыльнулась.

– С-салют, – сказала она. – Вы уже вернулись? А почему так рано?

Язык у нее совсем заплетался, и Бородич пожалел, что не приехал часом раньше или позже. Появись он здесь на час раньше, это позорище можно было бы предотвратить, а задержка хотя бы в полчаса дала бы ему отличную возможность застать жену мирно спящей, избавив таким образом от необходимости уговорами, а то и силой, снимать эту полоумную с подоконника. “Нет, – подумал он снова, – так жить нельзя. Нужно искать какой-то выход, иначе быть беде”.

– Слезай оттуда и оденься, – стараясь говорить спокойно, сказал он. В висках маленькими злыми молоточками стучал пульс, его толчки становились все боле? частыми и сильными, словно какие-то чокнутые шахтеры пытались изнутри продолбить голову Бородича насквозь и выбраться наружу. О том, что будет, если эти ребята добьются своего, Ивану думать не хотелось.

– Слезай оттуда и оденься, – пьяным голосом передразнила жена, снова отвернулась к окну, тщательно прицелилась и плюнула вниз. – Промазала, – сообщила она. – Слишком высоко, трудно целиться.

Бородич спиной вперед выдвинулся в коридор, вытесняя из комнаты Иришку, и плотно прикрыл дверь.

– А маме опять плохо? – спросила Иришка.

– Все в порядке, – почти не слыша собственного голоса из-за барабанной дроби совсем сбесившегося пульса, сказал Бородич. – Все будет в порядке. Интересно, что у нас сегодня по телевизору?

– Мультики! – закричала Иришка и, на время забыв о том, что “маме плохо”, устремилась в большую комнату.

Бородич включил ей телевизор. Ему повезло – передавали мультфильмы, целую программу, и Иришка была на какое-то время нейтрализована. Он открыл стеклянную дверцу польской трехсекционной стенки, взял с полки коробку шоколадных конфет и сунул ее Иришке.

– Налетай, – сказал он.

– Ты что, папа? – Иришка округлила глаза. – Мама же будет ругаться!

– Не будет, – пообещал Бородич. – Ты, главное, все не съедай, а то живот заболит.

Иришка что-то ответила, но он уже не слышал ее. В глазах у него то темнело, то снова прояснялось в такт бешеным ударам пульса. Он был по-настоящему напуган и разозлен. Пьяные скандалы – это одно, но то, что выкинула Галка на этот раз – это уже черт знает что. Поднесла подарочек, ничего не скажешь…

Прихожая, как во сне, криво проплыла мимо. Бородич вошел в спальню, борясь с ощущением, что движется под водой, и заскрипел зубами от нового унижения и испуга.

Галка уже не сидела на подоконнике – она стояла на нем во весь рост и махала кому-то рукой с таким видом, словно была спускающейся по трапу авиалайнера кинозвездой, приветствующей собравшуюся внизу толпу поклонников. В том, что толпа внизу имеет место, можно было не сомневаться – легкий шум и отдельные испуганные возгласы были слышны даже здесь, на седьмом этаже.

Бородич метнулся к окну, стараясь двигаться бесшумно и ожидая, что Галка вот-вот слишком сильно подастся вперед, оступится, и в оконном проеме не останется ничего, кроме голубого неба.

– Да здравствует ленинская коммунистическая партия! – выкрикнула Галка и снова помахала рукой. – А особенно комсомол Бородич наконец пересек комнату, показавшуюся ему длинной, как стадион, и схватил жену за руку. Смотреть вниз, в окно, он избегал, но боковым зрением все равно разглядел на тротуаре кучку зевак – человек двадцать, не меньше. Бешено стучавший в висках пульс вдруг угомонился, и теперь второй секретарь райкома ВЛКСМ Иван Бородич не ощущал ничего, кроме сосущей пустоты внутри. Ему вдруг показалось, что теперь так будет всегда: звенящая пустота в голове, сосущая пустота под диафрагмой и ватная, бессильная пустота в руках и ногах, как у какой-нибудь резиновой игрушки. Несмотря на жару, его прошиб ледяной пот, и ладонь, сжимавшая запястье жены, моментально сделалась скользкой.

– Свободу Юрию Деточкину! – с пьяной бесшабашностью выкрикнула Галка, крутанула рукой и вывернулась из захвата.

Это движение было слишком резким. Она покачнулась, теряя равновесие, но почти сразу ухватилась за край оконной рамы и выпрямилась. Бородич схватил ее за талию и потянул на себя. От обнаженной Галкиной кожи исходил несвежий запашок. Ивану даже показалось, что от нее пахнет вином, словно она потела портвейном, но сейчас ему было не до тонкостей. Он осторожно оттаскивал жену от зияющей семиэтажной пропасти, и на какое-то мгновение ему почудилось, что он преуспел: Галка подалась назад, уступая его усилиям, и даже положила руки ему на плечи, повернувшись к улице спиной. “Голым задом”, – с чувством, близким к отчаянию, уточнил про себя Бородич.

В следующую секунду лежавшие на его плечах руки напряглись, пытаясь оттолкнуть его.

– Пусти, говнюк! – пьяно растягивая слова, заорала Галка и отвесила ему трескучую оплеуху, одновременно полоснув ногтями по другой щеке.

Один ноготь задел веко. Это было чертовски больно. Глазу сразу сделалось горячо и сыро. Бородич на секунду выпустил талию жены, зажав ладонью поврежденный глаз. Он был уверен, что окривел, но глаз оказался на месте.

– Прекрати… – начал он, но Галка ткнула его в лицо растопыренной пятерней и снова высунулась в окно.

Бородич успел схватить ее за руку и стиснул запястье так, что побелели суставы на пальцах.

– Слезай, черт бы тебя побрал, – процедил он сквозь зубы. – Слезай, перестань позориться…

– Уйди, сволочь! – выкрикнула она. – Ненавижу! Комсюк вонючий… Пусти!

Галка яростно рванулась, всем телом подавшись назад, в сторону улицы. Она вдруг начала визгливо хохотать, размахивая свободной рукой. Сквозь этот хохот Бородич расслышал приближающийся вой сирены – кто-то из соседей, судя по всему, вызвал милицию, а может быть, пожарных.

Какое-то мгновение Бородич пытался сообразить, кого же все-таки следует вызывать в подобных случаях. Утробное завывание сирены приблизилось, толпа внизу зашумела.

"Хлеба и зрелищ, – бессвязно подумал Бородин, сжимая запястье повисшей над семиэтажной пропастью жены. – Всегда одно и то же: хлеба и зрелищ. И по возможности за чужой счет. Ладно, будет вам зрелище”.

– К черту, – хрипло выдавил он и разжал пальцы.

В наступившей после отчетливого глухого удара об асфальт тишине вдруг истошно завопила какая-то женщина.

Она вопила, пока у нее не кончился воздух, потом на мгновение прервалась, чтобы наполнить легкие, и завопила снова. Этот звук напоминал верещание циркулярной пилы, вгрызающейся в твердую древесину. Некоторое время Бородич просто стоял у окна и слушал, а потом медленно обернулся и увидел в дверях спальни Иришку.

Глава 2

– Ну что же, господа. Пожалуй, на сегодня у меня все. Надеюсь, выходные пройдут нормально и все мы хорошенько отдохнем. Это просто необходимо, потому что с понедельника нам опять впрягаться в этот воз…

– Как Лебедь, Рак и Щука, – вполголоса пошутил кто-то. Шутка была далеко не безобидная, поскольку совещание вышло довольно напряженным, но теперь, когда все было более или менее улажено, губернатору не хотелось начинать все сначала.

– Надеюсь, что нет, – изобразив на лице самую приятную из своих улыбок, сказал он. – Если уж проводить такие параллели, то я предпочел бы Стрекозу и Муравья. Так поди же, как говорится, попляши…

На этот раз заулыбались все. Губернатор закрыл совещание, и люди стали расходиться, негромко переговариваясь и деликатно двигая стульями. Иван Алексеевич откинулся на спинку кресла и позволил себе закурить, скрупулезно отметив в уме, что эта сигарета уже третья за сутки, и, следовательно, до конца дня он может выкурить еще две. Его взгляд рассеянно скользил по поверхности широкого стола, перебегая с предмета на предмет, и вдруг остановился на перекидном календаре.

Губернатор едва заметно вздрогнул и на мгновение закрыл глаза. Разумеется, он и без календаря знал, что сегодня восемнадцатое июня, но почему-то именно листок календаря напомнил ему, что послезавтра годовщина смерти Галки.

«Как раз в воскресенье, – подумал он, глубоко затягиваясь сигаретой и благожелательно кивая в ответ на пожелания хорошо провести выходные. – Надо бы на могилку съездить, что ли… Двадцать четыре года прошло, почти четверть века, а до сих пор, как вспомню, мороз по коже. Эх, Галка, Галка…»

За двадцать четыре года Иван Алексеевич Бородич успел окончательно убедить себя в том, что смерть его жены была просто несчастным случаем.., или самоубийством, если кому-то больше нравится такая формулировка. Конечно, во всем был виноват он и только он. Кто же еще, позвольте вас спросить? Не удержал, не сумел, рука соскользнула…

Эх, Галка, Галка! Он знал это так же точно, как и то, что Земля имеет форму слегка сплюснутого с полюсов шара, и думал о той поросшей быльем истории примерно столько же, сколько о форме родной планеты. Так было до недавнего времени, и подобное положение вещей вполне устраивало губернатора Бородача, но в последние два года тот июньский день благословенного семьдесят четвертого начал все чаще всплывать в памяти наподобие дохлой рыбины, медленно поднимающейся из непрозрачной глубины водоема кверху брюхом. На то были свои причины, и причины эти, честно говоря, беспокоили Ивана Алексеевича гораздо сильнее, чем события двадцатичетырехлетней давности, казавшиеся теперь вычитанными в какой-то потрепанной книжице без начала и конца.

Сигарета, как всегда, догорела слишком быстро. Иван Алексеевич с неудовольствием покосился на тлеющий окурок и воровато затянулся еще раз. Последние два сантиметра сигареты, по утверждению медиков, содержат в себе больше всего всякой канцерогенной дряни.., все-то им известно, этим медикам! Быстро и надежно избавить человека от пагубной привычки они не в состоянии, зато отравлять ему жизнь постоянными воплями о вреде курения считают своим священным долгом. Они, видите ли, давали клятву Гиппократа. Просто банда взяточников и недоучек, вот что они такое, эти самые медики.., и не только медики, увы.

Губернатор потушил окурок в пепельнице, и тут на столе ожил селектор. Бородич недовольно покосился на него и ткнул пальцем в клавишу.

– Иван Алексеевич, к вам Нина Константиновна, – пропела секретарша.

– Просите, – подавив невольный вздох, сказал он.

Двойная дверь бесшумно распахнулась, и в кабинет вошла Коврова. Отсюда, с расстояния в добрых двенадцать метров, запросто могло показаться, что пролетевшие годы вообще не затронули бывшую гимнастку, но Бородич отлично знал, что это не более чем оптический обман: то, что отняло время, Нина Константиновна Коврова более или менее успешно восполняла при помощи модельеров и косметологов. Когда-то стройные и округлые икры сделались тонковатыми и едва ли не костлявыми, бедра раздались, грудь и живот обвисли, а на шее появились предательские морщины и складки, но все это умело скрывалось, затягивалось и закрашивалось, и для своего возраста Коврова выглядела очень даже неплохо.

Бородичу было доподлинно известно, что она содержит как минимум одного безмозглого жеребца со жгучей голливудской внешностью, даже не очень при этом скрываясь. “Впрочем, – подумал Бородич, – пусть бросит камень, кто без греха”.

Его собственная жена была на три года моложе его дочери, и он был последним, кто стал бы укорять Коврову за ее связь с массажистом.

Не дожидаясь приглашения, Коврова пересекла кабинет и уселась на ближайший к столу Бородача стул. Годы, не пощадившие ее тело, пошли на пользу ее лицу, придав ему рельефность и выразительность. Сочетание проступавших в каждой черточке железного характера и острого ума с умело наложенной косметикой сделало когда-то плоскую и бесцветную физиономию Ковровой по-настоящему привлекательной. Глядя на нее, Бородич испытал внезапный прилив теплого чувства: они давно перестали делить постель и даже вспоминать о тех временах, но это был проверенный боевой товарищ, бок о бок с которым нынешний губернатор Московской области прошел огонь и воду. В незапамятные времена Коврова сделала на него ставку, руководствуясь понятными только ей одной причинами, и с тех пор всегда была рядом, направляя и подталкивая, то забегая вперед, чтобы расчистить для него дорогу, то подпирая его сзади. Она никогда не оставляла его – ни в дни побед, ни тогда, когда его гнали, и только ленивый не бросал в него грязь, – и половина его теперешнего успеха по праву принадлежала ей.

– Послушай, мать, – вместо приветствия, сказал Бородич, сразу же удивившись: кой черт дернул его за язык? – давно хочу тебя спросить об одной вещи.

– Спроси, – улыбнувшись уголком накрашенного рта, сказала Коврова и без спроса взяла сигарету из лежавшей на столе пачки. Она всегда очень чутко улавливала настроение Бородича и без труда перешла на неофициальный дружеский тон, в котором они в последнее время общались очень редко.

Бородич поднес ей зажигалку и крутанул колесико. Безотказная “зиппо” выбросила язычок оранжевого пламени, и Коврова погрузила в него кончик сигареты, ухитряясь при этом смотреть не на сигарету, как все нормальные люди, а на собеседника.

Иван Алексеевич некоторое время молчал, но Коврова продолжала смотреть на него со знакомым прищуром, и он отбросил колебания.

– Послушай, – для разгона повторил он, – объясни мне, как это вышло, что ты рядом со мной уже четверть века? Ведь это, считай, полжизни. Впору серебряную свадьбу играть. Что ты во мне нашла, а?

– Странный вопрос, – ровным голосом ответила Коврова, но Бородич, знавший ее как облупленную, заметил сразу две небывалые вещи: она поспешно отвела глаза, а рука, державшая сигарету, дрогнула так, что столбик пепла сорвался с кончика сигареты и упал ей на колени. Иван Алексеевич страшно удивился: такое поведение Ковровой было совершенно несвойственно. Он ждал продолжения, но Коврова молчала. Она уже восстановила самообладание, и лишь сузившиеся глаза говорили о том, что вопрос Бородича задел ее гораздо сильнее, чем рассчитывал Иван Алексеевич.

– Странный ответ, – в тон ей сказал он.

– Какой есть, – по-прежнему глядя в сторону, ответила Коврова. – Другого, во всяком случае, не будет.

– Вот те раз, – опешил Иван Алексеевич. – Что-то я тебя не пойму, Константиновна…

– А это потому, что ты дурак, господин губернатор, – вдруг отрезала Коврова, и Бородич даже сквозь слой пудры заметил, что ее щеки начал заливать странный пятнистый румянец. – Интересно знать, почему ты спросил об этом именно сейчас, а не тогда, когда мой ответ мог иметь хоть какое-то значение?

Иван Алексеевич проклял себя за минутную слабость.

Реакция Ковровой на совершенно невинный с его точки зрения вопрос была совершенно неадекватной, и теперь губернатор чувствовал себя как человек, который поинтересовался у прохожего, который час, а в ответ получил топором по голове. Кроме того, он начал догадываться, в чем причина такого странного поведения, и от этой догадки ему вдруг сделалось совсем муторно.

Только этого ему теперь не хватало.

– Подожди, мать, – медленно сказал он, – постой. Ты что же.., ты что, меня.., того? Я имею в виду, тогда, двадцать пять лет назад…

– Какая разница? – с горечью сказала Коврова. – Видишь, ты даже слова этого не можешь произнести, язык не поворачивается. Это потому, что любовь и номенклатура плохо сочетаются.., вообще не сочетаются, если уж на то пошло. Трахнуть райкомовскую шлюшку на столе или в кустах за палаткой – это совсем другое дело, это в порядке вещей, правда?

Бородич пугливо покосился сначала на дверь, потом на селектор, но дверь была закрыта плотно, а селектор выключен. Подняв глаза, он увидел, что Коврова смотрит на него в упор, и окончательно смутился.

– Что же ты молчала? – глухо спросил он.

– А что было бы, если бы я сказала? – ответила она вопросом на вопрос. – Можно подумать, ты бы бросился в мои объятия. И потом, я и так получила от тебя гораздо больше, чем любая жена.

– Извини, – сказал Иван Алексеевич. – Наверное, я зря спросил…

– Зря, – согласилась Коврова и переменила позу, сев прямо и снова сделавшись похожей на флагшток. Она потушила сигарету в пепельнице и заученным жестом левой руки поправила безупречную прическу. – Вообще-то, я пришла по делу.

– И оно, конечно же, не терпит отлагательств, – со вздохом сказал Иван Алексеевич, тоже садясь ровнее и сплетая пальцы на крышке стола.

– Я знаю, что сегодня пятница, – сказала Коврова, – но мне показалось, что ты будешь недоволен, если я отложу это до понедельника.

Бородич шутливо поднял руки, капитулируя, и обезоруживающе улыбнулся. Лицо Ковровой осталось бесстрастным: оба хорошо знали цену и этой шутливости, и этой улыбке.

– Хорошо, – сказал губернатор, преодолев соблазн покоситься на часы, – выкладывай, что еще стряслось.

– Еще не стряслось, – ответила Коврова – но обязательно стрясется. Я тебя предупреждала, Иван Алексеевич, что добром это не кончится.

– Опять, – скривился Бородич. – Что на этот раз?

– В четверг заседал совет директоров банка, – сухим деловым тоном сообщила Коврова.

– Какого банка? – перебил ее Бородич.

– Не валяй дурака, Иван Алексеевич. Того самого банка. Помимо всего прочего, было принято решение вывести известного тебе человека из состава правления. Об этом будет объявлено в понедельник.

Некоторое время Иван Алексеевич молчал, чувствуя, как тяжелеет, наливаясь кровью, лицо. Иногда – вот как сейчас, например, – ему казалось, что Коврова получает садистское удовлетворение, когда ей удается хорошенько шарахнуть его по голове. “Номенклатурная любовь, – ни к селу ни к городу подумал он, намертво задавливая в себе желание вынуть из лежавшей на столе пачки сигарету. – Странная штука, эта самая номенклатурная любовь. Номенклатурная ненависть, во всяком случае, понятнее”.

Коврова тоже сделала паузу, давая ему время справиться с эмоциями. Она изучила Бородача во всех проявлениях гораздо лучше, чем он ее, и знала, что ему необходима короткая передышка, чтобы не сорваться и не начать делать глупости. Это было не самое лучшее качество для руководителя такого масштаба, но на этот раз его можно было понять: его ударили в самое больное место.

– У них нет другого выхода, Иван, – мягко сказала она наконец. – Она совершенно неспособна контролировать себя, когда.., ну, ты понимаешь. Председатель совета директоров на нашей стороне, но все, что ему удалось сделать, это убедить совет не возбуждать уголовное дело.

– Что? – Бородич резко вскинул голову и уставился на нее так, словно у Нины Константиновны Ковровой вдруг выросли ветвистые рога.

– А ты не знал? – с притворным удивлением спросила Коврова. – Впрочем, разумеется. Так вот, чтобы ты знал: она периодически запускала руку в карман совета директоров на протяжении, по меньшей мере, года, причем делала это без соблюдения элементарных мер предосторожности. Это не могло продолжаться вечно, сам понимаешь. Ее накрыли. Отрицать очевидное бесполезно.

Теперь нужно подумать о том, как замять скандал. Если это выйдет наружу, это может сильно повредить твоему авторитету.

– Ты хочешь сказать, что меня в два счета могут выставить за дверь, – уточнил Бородич, с трудом расцепив намертво стиснутые челюсти. – Что мне могут просто дать коленом под зад и заставить уйти в отставку.

– Н-ну… – Коврова слегка пожала плечами. – Формулировка, конечно, хромает, но суть схвачена верно.

– Понедельник, – задумчиво повторил Бородин. – Черт, времени совсем не осталось! Сколько она взяла?

– Чуть меньше миллиона. Если ты думаешь исчерпать инцидент, просто вернув деньги, то забудь об этом. Они настроены очень решительно.

– Да мне плевать, как они настроены! – грохнув кулаком по столу, выкрикнул Иван Алексеевич.

– Не сомневаюсь, – кротко вставила Коврова. Эта ее кротость подействовала на губернатора, как ведро ледяной воды. В конце концов, в том, что произошло, была виновата не Коврова, и никто не мог заставить его старую соратницу копаться во всем этом дерьме ради него.

Она делала это по собственной инициативе и абсолютно бескорыстно – просто потому, что они были теми, кем были. Он подумал, что Коврова права: за все эти годы она действительно стала ему ближе, чем могла бы мечтать любая жена. Это была неразделимая близость старых товарищей по оружию, и, уж конечно, ему не следовало, разговаривая с ней, орать и стучать кулаками по столу.

– Извини, Константиновна, – с трудом переводя дыхание, сказал он. – Сорвался. Я тебе благодарен.., за все. Какой я все-таки кретин! Надо было на тебе жениться.

– Я думала, мы уже закрыли эту тему, – спокойно сказала Коврова. – Да я бы за тебя и не пошла. Терпеть не могу домашнее хозяйство. В общем, так. Я тут составила предварительный план.., вот, ознакомься. Может быть, захочешь внести поправки. Я думаю, что мы сможем замять это дело и вывести ее из состава правления тихо, без скандала.

Она вынула из принесенной с собой папки и положила на край стола несколько схваченных скрепкой листов бумаги.

Бородин наспех пролистал их и удивленно поднял брови.

Слова Ковровой о поправках, которые он при желании мог бы внести в разработанный ею план укрощения совета директоров банка, были не более чем данью элементарной вежливости. Невозможно было поверить в то, что она разработала эту детальную диспозицию за несколько часов или даже дней. При умелом использовании компромата, который вскользь упоминался в этих бумагах, можно было поставить весь совет директоров на колени или просто уничтожить – по желанию.

– Однако, – сказал Бородич, осторожно возвращая бумаги в папку. – Надо признать, что ты основательно подготовилась.

– А я всегда готова. Разве ты забыл?

Бородич вздрогнул и рефлекторно покосился на стену у себя за спиной, почти уверенный, что увидит там портрет вождя мирового пролетариата в простенькой деревянной раме. Ощущение, что он каким-то чудом перенесся на двадцать четыре года назад, было таким сильным, что Иван Алексеевич удивился, обнаружив вместо портрета вождя писанный маслом подмосковный пейзаж, обрамленный тяжелым золоченым багетом. Это вернуло его к действительности, а насмешливый взгляд Ковровой, который он перехватил, оторвавшись от созерцания пейзажа, окончательно расставил все на свои места. На секунду Бородич испугался, что Коврова вот-вот взгромоздится на стол, и поспешно ухватился за бумаги.

– Я не понял одного, – без нужды шелестя листами, сказал он, глядя в папку. – В твоем плане ничего не сказано о том, что должен делать я.

– А тебе и не надо ничего делать, – сказала Коврова, гася насмешливые огоньки в глубине своих прозрачных глаз. – Единственное, что от тебя требуется, это придумать, что с ней делать дальше. У нее опасные наклонности, Иван Алексеевич, и только ты можешь решить, как ее нейтрализовать.

– Боюсь, это будет потруднее, чем справиться с банкирами, – вздохнул Бородин.

– А я и не говорю, что это легко. Но это единственная работа, с которой никто, кроме тебя, не справится. В конце концов, ты отец.

После того как Коврова ушла, уверенно простучав по паркету высокими каблуками, Иван Алексеевич все-таки закурил. В словах Ковровой насчет отцовского долга ему почудился некий мрачноватый подтекст. Не ко времени вспомнился Тарас Бульба: “Я тебя породил, я тебя и убью…” Н-да, положеньице… Ему вдруг стало интересно: а насколько Коврова готова к тому, чтобы поставить на колени его самого? Размышляя на эти невеселые темы, Иван Алексеевич Бородич выкурил три сигареты подряд, разом превысив дневную норму и даже не заметив этого.

* * *

Стоя перед зеркалом в ванной, Иван Алексеевич провел ладонью по щеке. Щека была шершавой от проступившей за ночь щетины и зернисто поблескивала в лучах беспрепятственно вливавшегося в ванную через широкое, отмытое до полной прозрачности окно солнца. Бородич с огорчением отметил, что в щетине стало еще больше седых волосков, и с неохотой включил электробритву.

Круговыми движениями водя бритвой по щекам и подбородку, он подошел к окну и выглянул наружу. Его спальня и прилегавшая к ней ванная располагались на втором этаже загородной резиденции, и из окна открывался вид на изумрудно-зеленый газон внутреннего дворика. Ему не очень-то хотелось смотреть туда, он и без того знал, что увидит, но игнорировать доносившиеся снизу частые приглушенные хлопки и взрывы откровенно пьяного смеха было просто невозможно.

Глядя вниз из окна ванной и машинально водя бритвой по подбородку, Иван Алексеевич на минуту отдался во власть странной и безответственной фантазии. Ему представилось, что он заканчивает бритье, опрыскивает лицо лосьоном, одевается, выгребает из сейфа в спальне деньги и ценные бумаги, кладет в карман паспорт, тихо спускается вниз, так же тихо садится за руль автомобиля и, бросив все, как оно есть, на предельной скорости мчится в Шереметьево-2.

Там всегда навалом рейсов во все концы света. Можно взять билет на первый попавшийся и улететь хоть к черту на кулички, лишь бы подальше от этого сумасшедшего дома. Прошение об отставке можно будет прислать уже оттуда. И пусть живут, как хотят.

«Чудак, – подумал он, глядя вниз, – они и так живут, как хотят, и что есть ты, что нет тебя – им глубоко плевать. Конечно, плевать им на это именно потому, что ты здесь и оберегаешь их от неприятностей, но они-то уверены, что преспокойно могут обойтись без тебя, и потому благодарности ты от них не дождешься. А бросить их на произвол судьбы жалко. Дочь ведь все-таки и, какой-никакой, а зять. Жалко, И почему все всегда выходит не так, как хочется, а наоборот?»

Внизу опять раздался приглушенный хлопок, сопровождающийся звоном стекла и новым взрывом пьяного смеха. Было десять утра, и Иван Алексеевич так и не смог понять, куролесила молодежь всю ночь напролет или уже успела набраться с утра пораньше.

Ирина Бородич вместе с мужем и несколькими своими гостями развлекалась стрельбой по бутылкам из тяжелого “магнума-357” с глушителем. “Магнум” приволок, конечно же, дорогой зятек, доживший почти до сорока лет и так и оставшийся нагловатым лоботрясом, несмотря на погоны майора ФСБ, украшавшие теперь его широкие плечи. Он давно перестал носить джинсы с намалеванными на заднице глазами, но Ивану Алексеевичу иногда, совсем как встарь, хотелось взять этого олуха за ухо и отволочь к номенклатурному папаше.., вот только папаша его, бывший председатель горсовета Губанов, уже лет десять как лежал под тяжелой плитой черного мрамора в родном городе Ивана Алексеевича, так что вести Алексея Губанова было не к кому.

Закончив бритье, Бородич вышел из ванной, выпил уже принесенный обслугой стакан свежего апельсинового сока, надел чистую рубашку, тщательно причесал свою все еще густую, лишь слегка тронутую сединой шевелюру и только после этого, распахнув окно, высунулся наружу.

– Алексей, – позвал он, – поднимись, пожалуйста!

Губанов обернулся, выпустил из рук талию худосочной дамочки, которой помогал целиться из револьвера, отобрал у нее “магнум” (Иван Алексеевич отметил, что дорогой зятек все-таки не до конца пропил мозги), сунул его под мышку, кивнул и направился к дому. Болтавшиеся по двору бездельники нестройным хором приветствовали хозяина. Иван Алексеевич в ответ ограничился коротким суховатым кивком, тем более, что Ирина даже не обернулась на его голос, продолжая беседовать с каким-то очкариком. В руке у дочери Иван Алексеевич увидел полный стакан и поспешно отвернулся, боясь дать волю своим чувствам в присутствии посторонних людей, половину которых он видел впервые.

К тому времени, как Губанов поднялся на второй этаж, Иван Алексеевич уже успел перебраться в расположенный рядом со спальней кабинет и уселся за рабочий стол, тем самым давая понять, что разговор будет серьезным.

Впрочем, его зять все-таки был очень неглуп и хорошо знал свое место, и, когда он наконец вошел в кабинет, Бородач с трудом скрыл удивление: Алексей выглядел совершенно трезвым и, к изумлению Бородича, оказался даже гладко выбритым. Вот разве что глаза у него были красноватыми не то с перепоя, не то от недосыпания.

Иван Алексеевич жестом предложил зятю сесть и, когда тот уселся в стоявшее рядом с письменным столом кресло для посетителей, незаметно потянул носом, рассчитывая уловить запах перегара. Вместо кислой вони неусвоенного алкоголя ноздрей губернатора коснулось тонкое благоухание французского одеколона, и Бородич мысленно покачал головой: можно было подумать, что в курс обучения офицеров ФСБ входили практические занятия по волшебству и черной магии.

– Как вам спалось, Иван Алексеевич? – поинтересовался Губанов, устраиваясь в кресле. – Гости вас не очень беспокоили?

Бородич остро взглянул на него из-под насупленных бровей: парень сам лез на рожон, вызывая огонь на себя.

Или он действительно дурак? Да нет, не похоже…

– Именно о гостях я и хотел с тобой поговорить, – проворчал он. – Я, конечно, понимаю, что вы – люди молодые, а сегодня выходной, но должен тебе напомнить, что ты получаешь немалые деньги в качестве начальника моей охраны…

Он внутренне поморщился от собственных слов. Возможно, не стоило брать так круто в лоб и обижать парня, но на церемонии и дипломатию сейчас не было ни времени, ни сил. Да и парню, кстати, уже без малого сорок лет. Надо же хоть немного соображать…

Губанов ухмыльнулся своей фирменной ухмылкой, которая неизменно заставляла даже людей, хорошо его знавших, теряться в догадках: дурак он или только притворяется? – сел ровнее и вынул из нагрудного кармана своей светлой спортивной рубашки пачку “парламента”.

– Вы позволите? – вежливо осведомился он и, дождавшись разрешающего кивка, преспокойно задымил, деликатно пуская дым в сторону.

Некоторое время Бородич ждал, не скажет ли зять что-нибудь в свое оправдание, но тот продолжал пыхтеть своей заграничной соской, разглядывая его наглыми чекистскими глазами. “Черт, – подумал Иван Алексеевич, – как же это? Как это вышло, что в области у меня пусть относительный, но все-таки порядок, а в собственном доме творится черт знает что? Надо, надо было жениться на Нинке Ковровой. Сейчас бы этот умник стоял передо мной навытяжку и просил прощения…"

– Я вижу, тебе нечего сказать, – проворчал он наконец с подчеркнутым неодобрением.

– С чего вы взяли? – легко ответил Губанов и снова ухмыльнулся. – Я просто не хотел вас перебивать. – Он вдруг сделался серьезным, почти хмурым. – Видите ли, Иван Алексеевич, будь я только начальником вашей охраны, все было бы очень просто. Но я еще и муж вашей дочери, а эта должность, скажу я вам, требует, э.., некоторой гибкости. Думаете, мне не надоели эти пьяные рожи? Вторые сутки хожу вокруг них, как пастушья овчарка, и изображаю при этом бурное веселье.

– Вот и разогнал бы, – сказал губернатор. – Как начальник охраны. А жену приструнил бы. Я в ваши семейные дела лезть не намерен, но жену, знаешь ли, надо держать в руках…

– Ее довольно сложно держать в руках, и вам это отлично известно, – сказал Губанов. – Я не жалуюсь, а просто ввожу вас в курс дела. Если хотите знать мое мнение, то с ней нужно что-то делать. Она спивается на глазах и становится неуправляемой.

Бородич снес очередной удар не моргнув глазом. В конце концов он позвал Губанова к себе именно для этого разговора, и то, что зять затеял его сам, было даже лучше. Личное отношение губернатора к майору Губанову в данном случае роли не играло или почти не играло: майор являлся членом губернаторской семьи, а дело здесь было именно семейное.

– Ну, хорошо, – медленно сказал он. – Раз уж ты сам об этом заговорил… Тебе известна эта история с банком?

Губанов кивнул:

– Мне звонила Нина Константиновна и ввела меня в курс дела. Я помогаю ей уладить некоторые аспекты этого происшествия.

– Вот как? Интересно, почему я ничего об этом не знаю? Что это за странная возня у меня за спиной?

– Почему же именно возня? Нина Константиновна – ваше доверенное лицо, я – ваш начальник охраны… По-моему, нам сам бог велел оберегать вас от лишних волнений.

– И именно поэтому у меня под окнами вторые сутки куролесит пьяная толпа, – саркастически вставил Иван Алексеевич.

Губанов кивнул с самым серьезным видом.

– Именно поэтому, – подтвердил он. – Кое-кто из этой толпы имеет самое непосредственное отношение к банку. За минувшие сутки я успел отснять массу интереснейших видеоматериалов, которые сделают этих людей гораздо более сговорчивыми. Компрене ву?

– Однако, – удивленно сказал Бородич. – Это ты сам придумал или Коврова посоветовала? Впрочем, не отвечай, не надо. Не хочу я ничего про это знать… Но вообще-то вы молодцы. Ей-богу, молодцы!

– Не торопитесь нас хвалить, – все с той же непривычной серьезностью сказал Губанов. – Банк – это семечки. Есть проблема посерьезнее…

– О, господи, – вздохнул Бородич.

– ..И она напрямую касается вас, – закончил начатую фразу Губанов.

– Меня?! Впрочем, естественно. Моя дочь все-таки…

– Совершенно верно, но дело не в этом. Точнее, не только в этом. Вот вы давеча сказали, что жену, мол, надо бы держать в руках. Видит бог, я пробовал. Уверяю вас, что у меня это получилось бы, не будь я начальником вашей охраны. Сложилось некоторое противоречие между моими служебными и семейными обязанностями…

– Погоди, погоди, – перебил его губернатор. – Что за бред ты несешь? Ничего не понимаю. Какое еще противоречие?

– Самое что ни на есть противоречивое. Последний раз, когда я вылил бутылку “Хенесси” в унитаз и сказал Ирине, чтобы она подумала о вас, если не хочет думать о себе, знаете, что она мне ответила? Что если я от нее не отстану, то она подумает о вас и расскажет всему свету о том, как вы убили ее мать.

В кабинете наступила нехорошая тишина, в которой стали отчетливо слышны доносившиеся со двора звуки продолжавшегося веселья. Теперь там надрывался магнитофон, но Иван Алексеевич почти не слышал его из-за звона в ушах. Ощущение ватного бессилия и сосущей пустоты под диафрагмой, которого он не испытывал с того самого дня, когда погибла Галка, вернулось впервые за двадцать четыре года. Он чувствовал себя вмерзшим в ледяную глыбу и выставленным на всеобщее обозрение. Нужно было срочно что-то делать, но он не мог не только говорить, но и думать. В голове молотком стучала только одна мысль: бумеранг. Бумеранг сделал круг и вернулся. Круг получился очень большим, проклятая штуковина, бешено вертясь, летала черт знает где ровно двадцать четыре года, и не мудрено, что о ней все благополучно забыли. А она все-таки вернулась, когда никто этого не ожидал, и – между глаз…

– ..проверить, – как сквозь вату донесся до него голос зятя.

– Извини, – хрипло перебил его губернатор. – Я прослушал. Что ты говоришь?

– Я говорю, что взял на себя смелость все проверить, – повторил Губанов. – Дело закрыто, вы признаны полностью невиновным. Явный несчастный случай, не вызывающий никаких сомнений.

– Она не знает, что говорит, – пробормотал Иван Алексеевич. – Допилась до белой горячки, как…

– Как ее мать, – закончил за него Губанов. – Похоже, что это наследственное. Вы должны извинить меня за бесцеремонность, но дело очень.., я бы сказал, скользкое. Скажите, ваша теща не пила?

– Я ее никогда не видел, – безучастно ответил Иван Алексеевич, думая о своем. – Галка была сиротой и никогда не говорила о своих родителях.

– Я навел справки, – сообщил Губанов. – Мать вашей первой жены скончалась от цирроза печени в сорок лет. За год до смерти ее выписали из ЛТП, и весь последний год она пила беспробудно.

– О, господи, – повторил Бородич.

– Но вернемся к нашей проблеме, – продолжал Губанов. – Перед законом вы чисты, но общественное мнение… Публика обожает скандалы, не говоря уже о газетчиках. Вас просто распнут, а это…

– Ну да, – перебил его Бородич. – Повредит моему авторитету. Это я уже слышал. Что ты можешь предложить?

Майор ФСБ Губанов внимательно посмотрел на своего тестя, губернатора Московской области Ивана Алексеевича Бородача, закурил еще одну сигарету и раздельно сказал:

– Это будет зависеть от того, насколько серьезно вы воспринимаете ситуацию.

Губернатор ответил ему не менее внимательным взглядом.

– Иными словами, ты хочешь узнать, как далеко я согласен зайти, – без вопросительной интонации произнес он. – По-моему, выбор у меня невелик. Отправить ее на принудительное лечение можно только после решения суда, а это опять скандал. Добровольно лечиться она не станет. И, пожалуйста, не забудь о том, что она моя дочь.., и твоя жена, между прочим.

– Изоляция, – после короткой паузы сказал Губанов.

– Как ты себе это представляешь? Я не могу всю жизнь держать ее под замком ни в московской квартире, ни здесь, на даче. Обслуга станет трепать языками, да и вообще… А оставлять ее без присмотра просто нельзя.

Губанов откашлялся в кулак и покачал головой.

– По-моему, вы как-то превратно истолковываете мои слова, – сказал он. – Я люблю вашу дочь и желаю ей только добра. И именно ради ее блага я предлагаю временно поселить ее здесь, в загородном доме, под надежной охраной. Естественно, это не будет продолжаться вечно. Ее необходимо вылечить, причем как можно быстрее. Есть новейшие методы…

– Кодирование, “торпеды”, – с нескрываемым презрением проворчал Иван Алексеевич. – Фуфло это все, и ты об этом знаешь не хуже меня. А потом какой-нибудь шарлатан станет давать объявления в газетах: “Я лечил дочь губернатора Бородича!” Это предложение никуда не годится.

– А мое предложение заключается вовсе не в этом, – спокойно ответил Губанов. – Я много размышлял об этой проблеме. Нам нужен свой медицинский центр. Знаете, на американский лад: этакая смесь пятизвездочного отеля с супермодерновой клиникой. Конечно, придется вложить немалую сумму, но в постояльцах недостатка не будет. Думаете, у вас у одного такие проблемы? Все окупится за пару лет, а через пару лет областной бюджет начнет отгребать чистую прибыль. А если поставить во главе центра своего человека, да еще и компетентного в интересующей нас области, Ирину можно будет вылечить без лишнего шума и, что самое главное, эффективно, раз и навсегда. И ни к кому не надо обращаться, все можно сделать тихо, по-семейному..

Некоторое время Бородич размышлял, задумчиво пощипывая нижнюю губу, а потом огорченно покачал головой.

– Прожектер ты, Алексей, – сказал он. – Певец великих строек… У тебя что, совсем крыша поехала? Что мы с тобой во всем этом понимаем? Где его взять – своего человека, компетентного в данной области?

– Есть такой человек, – снова демонстрируя свою крокодилью ухмылку, сказал майор Губанов. – Свой в доску и очень, очень компетентный. Если хотите, я вас сведу.

Глава 3

В ординаторской психотерапевтического отделения, как всегда, было накурено, и две висевшие под потолком люминесцентные лампы смутно сияли сквозь никотиновый туман, как пара странных прямоугольных солнц, затянутых ядовитыми облаками. Они издавали высокое убаюкивающее жужжание, которое становилось слышным только в такие вот глухие ночные часы, когда даже самые беспокойные пациенты наконец умолкали, а за окном прекращалось унылое завывание пролетающих мимо троллейбусов.

Доктор Маслов неодобрительно покосился на плавающий под потолком слоистый голубовато-серый туман, с неохотой встал с застеленной белой простыней кушетки и потянул за шнур, открывая фрамугу. Под мышкой у него был зажат покетбук в дешевой бумажной обложке, в зубах дымилась сигарета, а на переносице поблескивали очки без оправы.

На вид доктору Маслову было около сорока лет. Он рано облысел, но недостаток волос на голове компенсировался густой пегой бородой, веником торчавшей вперед и в стороны, и запущенными, рыжими от никотина усами, которые вечно лезли ему то в рот, то в стакан со сметаной, до которой доктор был большим охотником. При росте в сто восемьдесят пять сантиметров доктор Маслов весил семьдесят два килограмма вместе с ботинками и ключами от квартиры, так что издали напоминал слегка искривленное бамбуковое удилище, смеха ради обряженное в мятый белый халат с пятнами от пролитого кофе и иных, не столь безобидных напитков. Говоря коротко, с виду он был точь-в-точь чокнутый профессор из комиксов, разве что немного помоложе, но глаза за линзами очков смотрели остро и испытующе, и даже бесцеремонные санитарки, насквозь провонявшиеся лизолом и портвейном, почтительно понижали голос, разговаривая с доктором Масловым.

Обеспечив себе приток кислорода, доктор вернулся на кушетку и вынул из-под локтя потрепанную книжицу в броском черно-красном переплете. Это был нашумевший роман ужасов. Романы ужасов доктор Маслов любил даже больше, чем сметану, хотя и немного меньше, чем хороший коньяк.

Дома у него было не меньше полуцентнера этой макулатуры, но, несмотря на свой богатый читательский опыт, доктор до сих пор сопереживал героям и пугался, как ребенок, получая от этого огромное удовольствие. Почитав минут десять, он начал время от времени с беспокойством поглядывать на открытую фрамугу, словно опасаясь, что туда может забраться какая-нибудь нечисть. Вампиры, как известно, обожают открытые окна и форточки, а книга, которую читал доктор Маслов, была как раз про вампиров.

Продержавшись еще минут двадцать, он решительно встал, сунул книгу под мышку и со стуком захлопнул фрамугу, отлично понимая при этом, насколько смешным могло показаться его поведение стороннему наблюдателю.

Несмотря на свое пристрастие к низкопробной литературе, Сергей Петрович Маслов был очень грамотным врачом и имел громадный опыт работы. Вздумай он поделиться этим опытом с любым из авторов столь любимых им романов ужасов, и его слушатель через десять минут убежал бы прочь с выпученными глазами, дико вопя от страха и на несколько метров опережая собственный крик.

Но Сергей Петрович всегда ревностно хранил врачебную тайну и не видел в том, чем ему приходилось изо дня в день заниматься на протяжении почти двадцати лет, никакой мистики. Он был врачом и помогал больным – какая же тут мистика? А то, что некоторые пациенты и их родственники норовили назвать его волшебником, пусть остается на их совести.

В свои тридцать восемь лет Сергей Петрович Маслов успел изрядно поколесить по свету, побывав и в экзотическом Тибете, и в гораздо более прозаической Дании, где знакомился с опытом тамошних медиков в области реабилитации наркоманов, и даже в Соединенных Штатах. Там он инкогнито поприсутствовал на нескольких собраниях Общества анонимных алкоголиков, где легко сошел за своего и откуда вынес стойкое убеждение, что все, чем они там занимаются – чушь собачья. Полгода назад начальство, очень любившее доктора Маслова за высокий профессионализм и полное отсутствие карьерных амбиций, в составе делегации российских медиков отправило его на Зеленый континент. Пока остальные члены делегации – в основном это были сытые чиновники из Минздрава, рассматривавшие эту поездку как бесплатный тур, – катались на монорельсе, пили в барах и дразнили кенгуру, доктор Маслов не терял времени даром. Красот Австралии он почти не заметил, потрясенный размахом и невиданной мощью тамошней индустрии здоровья. Больше всего его поразил центр реабилитации алкоголиков и наркоманов, который местные коллеги показали ему в Сиднее. Побывав там, доктор Маслов с горечью сказал своему новому приятелю доктору Хейлу, которого он минувшим вечером приобщил к тонкому искусству потребления неразведенного медицинского спирта, что доктор Хейл и его коллеги украли его, доктора Маслова, хрустальную мечту. Мучимый жестоким похмельем доктор Хейл расчувствовался и обещал помочь, если доктор Маслов когда-нибудь решится попробовать воплотить свою мечту у себя дома.

Доктор Маслов отбыл из Австралии, пребывая в полной уверенности, что тамошние медики – просто довольно грамотные инженеры, ремонтирующие человеческий организм точно так же, как механик на суперсовременной станции техобслуживания ремонтирует автомобили. Австралийцы же решили, что к ним приезжал талантливый и любознательный шаман в сопровождении группы своих учеников и поклонников – туповатых, но в целом безобидных.

Вернувшись домой, бородатый доктор с философским спокойствием вернулся к повседневной рутине и чтению романов ужасов во время ночных дежурств. Хрустальная мечта, увиденная во плоти в далекой Австралии, постепенно переместилась куда-то на задний план, затертая буднями, и доктор Маслов вспоминал о ней только после второго стакана. Тогда он принимался горячо расписывать своим собутыльникам, что он мог бы сделать, будь у него деньги.

Если же собутыльников у него не было – а такое случалось частенько, – Сергей Петрович наедине с собой строил радужные планы, от которых наутро в душе оставался только неясный осадок, принимаемый доктором за некую разновидность похмелья.

Не вставая с кушетки, доктор Маслов протянул руку и взял с тумбочки сигареты. Прикуривая, он продолжал жадно бегать глазами по строчкам, с привычной иронией отмечая про себя, что побаивается смотреть по сторонам. Темнота за оконным стеклом всегда казалась ему исполненной смутной угрозы, а во время чтения литературы того сорта, который предпочитал доктор, это ощущение многократно обострялось. В тот самый момент, когда оно достигло своего пика, раздался негромкий стук в окно.

Сергей Петрович вздрогнул так сильно, что книга вырвалась из его руки и, шелестя страницами, отлетела в угол. Маслов рывком сбросил ноги с кушетки и сел, стараясь унять сердцебиение и глубоко дыша, чтобы понизить содержание адреналина в крови. Сигарета прыгала в его трясущихся губах.

«Болван, – мысленно сказал себе доктор Маслов. – Дочитался до глюков. Второй этаж! Кто может стучать в окно второго этажа? Даже если этот стук тебе не почудился, то это наверняка была ветка или какой-нибудь чокнутый воробей, которому не спится по ночам. Или бабочка. Здоровенная такая бабочка, килограмма на полтора…»

Он начал понемногу успокаиваться, и тут стук повторился. Заставив себя повернуть голову в сторону окна, Сергей Петрович с ужасом разглядел смутно белевший в кромешной темноте за стеклом овал лица. Он похолодел, кончики пальцев на руках и ногах превратились в ледышки.

Там, за окном, был человек.., человек ли? Вампирам безразлично, на какой высоте расположено твое окно, но, если оно закрыто, они не могут войти, пока ты не впустишь их сам. Доктор Маслов подумал, что по нем плачет койка в его родном отделении.., кажется, в двенадцатой палате есть одна свободная, но она, черт бы ее побрал, стоит как раз у окна.., и тут в стекло опять постучали.

Сергей Петрович Маслов усилием воли взял себя в руки и на негнущихся ногах осторожно приблизился к окну, на всякий случай пытаясь припомнить слова какой-нибудь молитвы. В голову все время лезло только дурацкое “иже херувимы”.

Подкравшись к окну, Сергей Петрович прижался лбом к стеклу и тихо, чтобы не всполошить больных, спросил:

– Кто там?

– Откройте, ФСБ! – глухо донеслось из темноты, и Сергей Петрович испуганно отпрянул от окна.

– Уж лучше бы вампиры, – пробормотал он.

– Серега, мать твою, открывай, пока я отсюда не свалился к чертям собачьим! – замогильным голосом произнес визитер и для убедительности покрыл Маслова в три этажа с перебором.

– Кр-р-ретин! – с чувством выдавил из себя Сергей Петрович и щелкнул шпингалетом.

Как только он открыл окно, в подоконник немедленно вцепились две сильные руки, и в ординаторскую с шумом ввалился старинный приятель доктора Маслова, с которым они когда-то вместе заканчивали десятилетку в занюханном подмосковном райцентре. Такое экстравагантное появление было полностью в духе Алексея Тубанова, но Сергей Петрович не удержался от ядовитого вопроса:

– А тебе в твоей конторе никогда не объясняли, для чего архитекторы предусматривают в каждом доме входную дверь? Подчеркиваю: вход-ну-ю.

– Объясняли, – спокойно ответил Губанов, отряхивая испачканные побелкой живот и колени. – Только в вашей конторе двери по ночам почему-то заперты, а возле той, которая открыта, сидит церберша в валенках. Эта старая гнида меня не пустила и даже отказалась тебе позвонить.

– Степановна, – проинформировал его Маслов, запирая окно. – У нее, брат, не забалуешь. Ты чего приперся посреди ночи?

– Значит, надо, раз приперся, – резонно ответил Губанов и, оглядевшись, уселся на стул. – Дело есть, Серега. Причем такое, которое лучше обсудить с глазу на глаз.

– Ты что, на иглу подсел? – спокойно спросил Маслов.

Это не было шуткой: для него подобные ситуации давно стали частью работы. Кто-то просил достать наркотики, кто-то, наоборот, умолял избавить от пагубного пристрастия, причем мгновенно и безболезненно… И тем, и другим доктор Маслов советовал застрелиться, не тратя лишних денег: похороны дешевле.

– Типун тебе на язык, – сказал Губанов. – Ишь, чего захотел! На мне не подзаработаешь, поверь.

– На твоем месте я бы не зарекался, – посоветовал Маслов. Он уже окончательно пришел в себя и с ходу перестроился на привычную манеру разговора. – Вот представь, что поймали тебя бандиты, но мочить не стали, а впаяли тебе дозу героина. Парочка уколов, и ты готов. Пятки им будешь лизать, на брюхе валяться, а потом, если ума хватит, приползешь ко мне. А ты придешь, когда темно, – блеющим голосом пропел он строчку из популярной некогда песни. – Вот как сейчас.

– Козел ты, Серега, – сказал Губанов. Видно было, что слова приятеля впечатлили его несмотря на шутливый тон.

Маслов в ответ отвесил шутовской поклон.

– Я к тебе, как к человеку… Вот все вы, клистирные трубки, такие: принесешь ему его мечту на блюдечке, а он тебе вместо благодарности – направление на анализы.

– Мечту? – насмешливо переспросил Маслов.

– Мечту.

– На блюдечке?

– С голубой каемочкой.

– И с каемочкой! – умилился Сергей Петрович. – Это ж надо! Знаешь, что я тебе посоветовал бы? Иди проспись. Одеяло тебе дать?

– Сам спи в своей психушке, – обиделся Губанов. – Ты слушать будешь или нет?

– Да что слушать-то, не пойму! – воскликнул Маслов. – Ты же ничего не говоришь. Один словесный понос. Я таких, как ты, по сто человек в день вижу. Делириум тременс, одним словом.

– Чего? – не понял Губанов.

– Белая горячка, – перевел Сергей Петрович.

– Белая горячка, – вдруг впав в непривычную задумчивость, медленно повторил Губанов. – Да, брат, это тяжелая штука.

– А ты откуда знаешь? – насторожился Маслов.

– Да ты понимаешь… Черт, даже язык не поворачивается…

Доктор Маслов озадаченно посмотрел на своего школьного приятеля и, придя, по всей видимости, к какому-то выводу, удовлетворенно кивнул головой.

– Ага, – сказал он, – так. Ты вот что, Леха… Ты забудь, что я тот самый пацан, вместе с которым ты когда-то в окошко женской бани подглядывал. Это, брат, дело прошлое. Я теперь врач, я такого насмотрелся, что меня ничем не удивишь. Есть такой зверь, называется врачебная этика. Это вроде тайны исповеди, так что валяй, рассказывай.

Губанов ухмыльнулся.

– Насчет тайны исповеди – это ты, брат, того… Знаю я, как некоторые попы эту самую тайну хранят. И врачи, между прочим, тоже. Но деваться мне, похоже, и впрямь больше некуда. В общем, мне нужно одно местечко в твоем реабилитационном центре. С женой проблемы, понимаешь?

– Что ты говоришь! – с искренним огорчением воскликнул Маслов и вдруг замолчал. – А ты уверен, что проблемы у твоей жены, а не у тебя? – спросил он после паузы. – Что-то ты заговариваешься. Какой еще реабилитационный центр?

– А тот самый, который мы с тобой построим! – с видом фокусника, который только что достал из абсолютно пустой шляпы живого кролика, воскликнул Губанов. – Ну, чего вылупился? Доставай свой очищенный, гулять будем! Я тебе спонсора нашел!

Пожав плечами – что возьмешь с сумасшедшего? – доктор Маслов выставил на стол две мензурки, склянку с медицинским спиртом и графин с водой. Разворачивая принесенные из дома бутерброды, он не переставал искоса поглядывать на Губанова. Майор курил, развалившись на стуле, и выглядел радостно-возбужденным. Маслов припомнил, что две минуты назад его приятель казался неподдельно озабоченным, и подумал, что у того либо действительно начинаются проблемы с психикой, либо все, что он тут говорил, – чистая правда. От этой мысли Маслов снова похолодел: перспективы были такие, что захватывало дух. Маслову, совершенно неискушенному в подковерной борьбе и том, что в России называется бизнесом, майор ФСБ казался обитателем заоблачных высот, для которого нет практически ничего невозможного. Если такой человек обещает помочь, то чем черт не шутит…

Они выпили спирта, закусили домашними котлетками, приготовленными мамой доктора Маслова, с которой тот до сих пор делил однокомнатную квартирку на Крымском валу, закурили, и лишь после этого майор Губанов, крякнув, ввел своего однокашника в курс дела. Задача была проста: списаться с Австралией и попросить доктора Хейла выслать проект реабилитационного центра – само собой, за деньги. Остальное Губанов брал на себя с одной-единственной оговоркой: доктор Маслов должен был возглавить строящийся центр и первым делом предоставить одноместную палату супруге майора Губанова Ирине Бородич.

– Только вот что, старик, – всем своим видом изображая смущение и нерешительность, сказал в заключение Губанов. – Скажи, бывают в вашем деле такие случаи, когда медицина бессильна? Бывают пациенты, которые проводят в клинике всю жизнь?

Доктор Маслов скосил на него глаза, сверкнул линзами очков, засунул в недра своей нечесаной бороды последний кусочек котлеты, задумчиво пожевал, цыкнул зубом и сказал:

– Если это серьезный разговор, то.., будут.

Сказав это, он испытал мимолетный укол стыда, но боль от укола прошла очень быстро: совести нечего было предложить доктору Маслову, в то время как Губанов предлагал очень многое, не требуя взамен почти ничего.

Сергею Петровичу казалось, что он только что совершил самую выгодную сделку в своей жизни.

Он был не одинок в своих восторгах по поводу состоявшейся сделки: уже под утро выйдя из больницы, майор ФСБ Алексей Губанов громко щелкнул пальцами у себя над ухом и, фальшиво насвистывая “Гимн демократической молодежи”, уселся за руль своей белой “ауди”. Выхлопная труба иномарки негромко зафырчала, указатель поворота несколько раз моргнул и погас, и “ауди”, обогнав первый троллейбус, похожий на тускло освещенный пустой аквариум, скрылась за поворотом.

* * *

Спустя три недели после исторического разговора, имевшего место в ординаторской психотерапевтического отделения, не имевший ни малейшего отношения к медицине Яков Семенович Кацнельсон, нахлобучив на окруженную иссиня-черными кудрями загорелую плешь бейсбольную кепку и небрежно сунув под мышку папку с кое-какими бумагами, которые собирался просмотреть на досуге, вышел из мастерской.

Он уходил последним, как капитан, покидающий тонущий корабль. Такое сравнение не слишком нравилось Якову Семеновичу – в нем было маловато оптимизма, – но, к его великому сожалению, именно оно наиболее точно выражало самую суть одолевавших господина Кацнельсона проблем.

Возглавляемое им частное проектное бюро уже не первый год чудом оставалось на плаву. Впрочем, Яков Семенович, в отличие от некоторых своих коллег и подчиненных, очень хорошо знал, как зовут это самое чудо, не дающее мастерской тихо уйти под воду: Кацнельсон. Яков Семенович Кацнельсон, и никто другой, четвертый год подряд затыкал собственным тощим задом многочисленные пробоины и течи, которыми изобиловало днище построенного им корабля.

Интересно, что делали бы эти молодые нахалы так называемой “коренной национальности” без Кацнельсона, который все эти годы кормил их из своих рук? Уверяю вас, они пошли бы по миру, потому что с их способностями ни в одной солидной фирме им не доверили бы не то что кульман, но даже швабру. Да будь ты хоть трижды коренной национальности, руки у тебя должны расти из плечей и заканчиваться кистями с пятью пальцами, чтобы не ронять кусок хлеба, который тебе суют прямо в рот. А эти…

Прокручивая в уме этот гневный монолог, Яков Семенович бойко ссыпался по лестнице и, распахнув скрипучую дверь подъезда, вышел в сырое тепло пасмурного июльского дня. С неба сыпался мелкий теплый дождик, асфальт во дворе почернел, и лобовое стекло скучавших во дворе “жигулей”, принадлежавших Якову Семеновичу, сплошь покрылось маленькими круглыми пупырышками капель. Нащупывая в кармане ключи, Кацнельсон торопливо пошел к машине, привычно не замечая ржавых пятен на крыльях и радиаторе.

Сейчас ему было не до ремонта медленно, но верно разваливавшегося автомобиля. Бюро уже полгода дышало на ладан, каждый день грозя отдать богу душу, и улучшения не предвиделось.

Проектное бюро Якова Семеновича Кацнельсона сидело без заказов.

Искать виноватых было бесполезно, поскольку на самом деле в бедственном положении Якова Семеновича и его бизнеса был повинен слепой случай. Ссылаться на случай, конечно же, проще всего, но не мог же такой разумный человек, как Яков Семенович, винить в свалившихся на его голову бедах Федеральную службу безопасности?

Так уж сложилось, что, будучи не в состоянии конкурировать с крупными проектными институтами и частными фирмами, Яков Семенович со свойственным ему изворотливым оптимизмом стал подхватывать те крохи, которые выпадали из зубастых пастей этих монстров. Он был талантливым проектировщиком и на лету хватал идею клиента, без особых усилий переводя нечленораздельное мычание и бурную жестикуляцию на сухой и точный язык цифр и чертежей. Очень скоро у него сложилась собственная клиентура, которой были не по карману услуги крупных фирм, а некоторое время спустя Яков Семенович, который был умен и наблюдателен, окончательно уверился в том, что профессиональная принадлежность всех без исключения его клиентов наиболее полно определяется словечком “братва”.

Впрочем, платили они аккуратно и почти не допускали обычных для малообразованных людей шуточек по поводу внешности, фамилии и национальной принадлежности Якова Семеновича. Бизнес Кацнельсона был вполне легальным, и он считал, что ему не о чем волноваться.

Как выяснилось, он глубоко заблуждался.

Во время сдачи очередного построенного под наблюдением Якова Семеновича особняка в Подмосковье вышла крупная неприятность. В тот самый момент, когда довольный хозяин, сверкая золотой цепью и фарфоровой улыбкой, вынул из кармана дорогой кожаный бумажник, чтобы произвести окончательный расчет, дом неожиданно наполнился треском высаживаемых дверей, звоном разбитого стекла, тяжелым топотом кованых сапог и, наконец, вооруженными людьми в камуфляже и бронежилетах. – У кого-то из бритоголовых коллег хозяина хватило ума выстрелить из большого черного пистолета, и в результате Яков Семенович пережил несколько минут, которые в тот момент показались ему самыми неприятными в жизни – надо полагать, по неведению. Архитектора Кацнельсона больно ударили сначала по лицу, потом по шее, после чего грубо бросили лицом вниз на пол, несколько паз пнули сапогом в ребра и, приведя его таким образом в подобающее случаю состояние молчаливой покорности судьбе, доставили в Бутырский следственный изолятор. Там он провел почти неделю, сильно исхудал и узнал много новых слов и выражений, прежде ему неизвестных. В конце концов люди, которые вели дело его заказчика, каким-то чудом убедились в том, что архитектор Кацнельсон никого не грабил и, тем более, не убивал, и его выпустили на свободу.

Денежки, естественно, плакали.

Яков Семенович немного повздыхал наедине с собой, произнес коротенькую бодрую речь перед своими подчиненными и с головой ушел в работу. Ему казалось, что все неприятности позади, ибо, как известно, снаряд никогда не попадает дважды в одну воронку.

Он опять ошибся – и насчет неприятностей, и насчет снаряда. Видимо, лучшие умы человечества потратили немало человеко-часов, чтобы изобрести артиллерийское орудие повышенной точности, и Яков Семенович был избран на почетную роль мишени.

Налеты людей в бронежилетах в момент окончательного расчета с заказчиками повторялись еще дважды. Они стоили Кацнельсону двух коренных зубов и ребра, не говоря уже о такой мелочи, как деньги. Еще одно ребро ему сломали блатные, которые решили, что Яков Семенович по совместительству работает стукачом. Лежа в больнице, Кацнельсон много размышлял о причинах постигших его неудач и в конце концов пришел к выводу, что, вполне возможно, его клиенты три раза подряд, что называется, “развели” его, инсценировав налет ОМОНа и прикарманив его кровные денежки.

Выйдя из больницы, Яков Семенович снова произнес перед своими сотрудниками, которых к тому времени стало уже вдвое меньше, еще одну пламенную речь и отправился искать правду. Ему без особенных усилий удалось связаться с человеком по имени Костлявый, который, как понял Яков Семенович, был довольно крупным авторитетом среди местной “братвы”. Костлявый внимательно выслушал Кацнельсона, на какое-то время задумался, медленно вертя перед глазами виноградную гроздь – дело происходило за столом, к которому Якова Семеновича, естественно, не пригласили, – и, наконец, сказал:

– Нет, братан, ты не прав. Те пацаны, за которых базар, сейчас все до одного на нарах, баланду хавают и в очко играют. Ну, скажи: стал бы ты сам из-за пары вонючих косарей сам на себя мусоров наводить? Это у тебя просто масть такая покатила. Лучше меняй работу.

– Как это – меняй работу? – опешил Яков Семенович. – Почему?

– Меченый ты теперь, – пояснил Костлявый. Он оказался прав. Клиентура покинула Якова Семеновича. При том, что больше никто не подозревал его в связях с милицией, рисковать и связываться с “меченым"

Кацнельсоном не хотелось никому. Несколько месяцев подряд он бился, как рыба об лед, перехватывая случайные заказы и пытаясь удержать расползающихся сотрудников, но это были тщетные потуги, и Яков Семенович прекрасно это понимал. В конце концов настал сегодняшний день, и архитектор Кацнельсон остался один – его команда покинула тонущий корабль, а вскоре и сам корабль должен был пойти на дно, поскольку за аренду помещения было не плачено уже очень давно.

Яков Семенович отпер дверцу и торопливо нырнул в тесный салон “жигулей”. Он немного повозился, устраиваясь на скрипучем сиденье, зачем-то поправил зеркало заднего вида, снял слегка намокшую под дождем кепку, снова надел ее и наконец затих, бессильно уронив руки на колени.

Честно говоря, он очень сомневался, что сможет в таком состоянии вести машину. Кроме того, было совершенно непонятно, куда ему теперь ехать: Яков Семенович очень бережно относился к нервной системе своей супруги и просто не мог предстать перед ней в таком растерзанном виде. Ему нужно было время, чтобы немного успокоиться и привести в порядок свои чувства.

Он снова протянул руку и повернул зеркало так, чтобы видеть свое лицо. Лицо было бледным и растерянным – самое обыкновенное лицо насмерть перепуганного еврея.

Ублюдки из “Памяти”, например, считают, что еврейское лицо постоянно должно выглядеть именно так, и никак иначе. Непонятно, зачем им это нужно, но, возможно, они видят в этом какой-то резон. Надо бы сфотографироваться в таком виде и послать им карточку, пусть хоть они порадуются…

Яков Семенович откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Теперь, когда его никто не видел и не нужно было строить из себя бодрячка, он позволил себе на некоторое время с головой погрузиться в пучину отчаяния. Он знал, что это самый верный способ снова всплыть на поверхность – ненадолго дать себе волю, чуть-чуть пожалеть себя, разрядиться.., потому что, когда он вернется домой, жалеть себя будет уже некогда. Надо будет улыбаться, шутить и рассказывать жене, как чудесно идут дела, в то же время лихорадочно пытаясь придумать, где бы заработать денег.

Сидя с закрытыми глазами, он услышал, как мимо проехала машина. Судя по звуку, это была иномарка – двигатель работал почти неслышно, только шуршали по мокрому асфальту шины. Автомобиль остановился где-то неподалеку, стукнула, закрывшись, дверца, коротко пиликнула включенная сигнализация, и секунду спустя ржаво заскрипела дверь подъезда. Кацнельсону не нужно было открывать глаза, чтобы понять, в какой подъезд вошел вновь прибывший. Этот скрип он выучил наизусть, потому что слышал его по несколько раз в день на протяжении нескольких лет. Там, за этой дверью, на втором этаже располагалась трехкомнатная квартира, которую Яков Семенович на свои личные сбережения превратил в проектное бюро и из которой его вскорости наверняка попросят убраться.

Не удержавшись, он все-таки открыл глаза и посмотрел в сторону подъезда. В двух шагах от обшарпанной двери стояла белая “ауди”. Яков Семенович окинул незнакомый автомобиль равнодушным взглядом и полез в карман за сигаретами. Приступ вселенской скорби уже шел на убыль, а если еще и покурить, то все окончательно станет на свои места. Что, собственно, произошло? У этого еврея Кацнельсона наконец-то лопнул его смешной бизнес. Ой, я вас умоляю. Где вы видели такого Кацнельсона, чтоб он плакал из-за какого-то бизнеса? Кто такой этот бизнес, чтобы Кацнельсон из-за него плакал? Это его дедушка? Да ничего подобного! Дедушку Кацнельсона тоже звали Яковом, это у них семейное…

Дверь подъезда снова взвыла, и из нее под моросящий дождь вышел человек, при виде которого Якову Семеновичу захотелось сделаться невидимкой или хотя бы спрятаться под приборную панель. Кацнельсон вздрогнул и съежился на сиденье, подавшись вниз, словно и впрямь собирался нырнуть под рулевое колесо. Стоявший в дверях подъезда человек быстро огляделся, заметил оцепеневшего на переднем сиденье своей машины Кацнельсона и двинулся прямо к нему, ухмыляясь, как крокодил.

"Ну, хватит, – подумал Яков Семенович. – Чего я, собственно, испугался? Перед законом я чист, и взять с меня теперь уже окончательно нечего. Другой на моем месте не прятался бы, а выскочил из машины и отвернул этому тою его глупую голову, чтобы его улыбка оказалась на затылке. Куштмир ин тухес, так сказать”.

Человек, приближавшийся к машине Кацнельсона, служил, насколько было известно Якову Семеновичу, не то в ФСБ, не то в управлении по борьбе с организованной преступностью.

Они познакомились, если это можно назвать знакомством, на даче у одного из заказчиков Якова Семеновича. Это было как раз тогда, когда Кацнельсону сломали ребро, так что имени проводившего допрос майора он, грешным делом, не запомнил. Под мышкой у одетого в штатское майора была зажата пухлая кожаная папка. Майор курил, пряча сигарету от дождя в сложенной трубочкой ладони, и дружески ухмылялся, глядя на Якова Семеновича сквозь забрызганное стекло.

Кацнельсон с немного ребячливой мстительностью дождался, когда мокнущий под дождем майор начнет барабанить в окошко, и только после этого отпер дверцу.

Майор с трудом втиснулся на переднее сиденье и так хлопнул дверцей, что несчастный Яков Семенович подпрыгнул.

– Привет, Кацнельсон, – сказал майор. – Что-то ты рановато закрыл свою лавочку. Рабочий день в разгаре, а у тебя заперто… Или вы все в отпуске?

– Вашими молитвами, гражданин майор, – глядя прямо перед собой в рябое от дождя лобовое стекло, сдержанно сказал Яков Семенович. – Моя лавочка накрылась одним интересным местом.

– Что так? – без тени сожаления спросил майор, с интересом изучая профиль Якова Семеновича.

– Не повезло, – пожав плечами, ответил Кацнельсон, продолжая смотреть прямо перед собой.

– Жаль, – вздохнул майор. – А я тебе хотел работенку подкинуть…

– Я не по вашей части, – грустно ответил Яков Семенович, Он понимал, что хамит и наживает новые неприятности, но ему было все равно. Появление этого человека стало последней соломинкой, сломавшей спину верблюда.

– А это вовсе не по нашей части, а как раз по твоей, – ничуть не обидевшись, сообщил майор. – Вот, – он похлопал ладонью по своей папке, – надо один проектик детально изучить и прикинуть, на чем можно чуточку сэкономить. Сразу скажу, что оплата будет настоящая, не то что у твоих урок.

– Сколько? – слегка оживившись, поинтересовался Яков Семенович.

– Десять процентов.

– Десять процентов чего? – снова, на глазах утрачивая интерес к разговору, спросил Кацнельсон.

– Того, что ты сможешь сэкономить, не меняя внешнего вида проекта.

– Это гроши, – поморщившись, сказал Яков Семенович. – Или у вас там проект Асуанской плотины?

– Плотина не плотина, но… В общем, возьми, ознакомься.

Кацнельсон с неохотой принял из рук майора папку, открыл клапан и принялся шуршать бумагой. Майор закурил новую сигарету и молча наблюдал за своим собеседником.

Через несколько минут Яков Семенович поднял на него глаза, несколько раз сморгнул, потянул себя за кончик носа и сказал:

– Чтоб вы так жили, как я вас люблю. Насколько я понимаю, отказаться нельзя?

– А зачем тебе отказываться? – дипломатично уклонился от прямого ответа майор. – Тебе что, деньги не нужны? Тем более, такие.

– Эх, гражданин майор, – со вздохом сказал Яков Семенович. – Что мне нужно, так это покой, а это такая штука, которую не купишь ни за какие деньги. Мы же с вами будем сидеть на одних нарах, разве непонятно? Нас с вами накроет любой грамотный прораб…

– Прорабом будешь ты, – перебил его майор.

– Я? Я архитектор, а не погонщик рабов.

– Не надо бабушку лохматить, Кацнельсон, – сказал майор. – А дачи бандитам кто строил – Римский-Корсаков?

– Какая эрудиция, – печально произнес Яков Семенович. – И откуда вы свалились на мою голову?

– Другой на твоем месте радовался бы.

– А я и радуюсь. Разве вы не видите? Ладно, майор. Сколько у меня времени?

– Времени у тебя нет вообще, так что будет очень хорошо, если ты позвонишь своей Саре, скажешь, что у тебя много работы, и возьмешься за дело прямо сейчас.

– Мою жену зовут Розой, – еще печальнее сказал Яков Семенович.

– Да хоть Жаклин Кеннеди, мне-то какое дело? – фыркнул майор.

– Какая эрудиция, – повторил Кацнельсон. – Аванс будет?

– Будет, – успокоил его заказчик. – Вот, держи. На первое время хватит.

Кацнельсон принял протянутую ему тощую стопку стодолларовых бумажек, развернул их веером и пересчитал.

Бумажек было ровно десять.

– Да, – сказал он, – на первое время действительно хватит.

Глава 4

Владимир Купченя откинулся на спинку сиденья и вытянул ноги ровно настолько, насколько позволял не слишком просторный салон “гольфа”. Сквозь отмытое до скрипа лобовое стекло, в углу которого был укреплен стандартный бланк с характеристикой автомобиля и стартовой ценой в условных единицах, он снисходительно разглядывал густо заставленную разномастными машинами асфальтированную площадку. Тут и там по этому лабиринту кучками и по одному слонялись озабоченные люди, вчитываясь в ценники, заглядывая под капоты и время от времени затевая узкоспециальные разговоры с владельцами выставленных на продажу стальных коней. Покупателей было негусто, едва ли не меньше, чем машин, но Купченя не сомневался, что сможет выгодно продать взятый у соседа “гольф”. У себя в деревне он считался большим мастером пудрить мозги и заговаривать зубы и, торгуя картошкой и мясом на колхозном рынке, ни разу не обсчитался и не привез товар назад. Принимая во внимание эти его качества, не было ничего удивительного в том, что сосед Купчени Колька Баранов, который до сих пор горбатился в колхозе механизатором, обратился к нему с просьбой по-быстрому продать начавший капризничать “фольксваген”.

– Сыплется, падла, – говорил Баранов, сидя вместе с Купченей под яблоней и тыча горлышком зажатой в огромной корявой пятерне бутылки в сторону стоявшего возле сарая “гольфа”. – Вроде и отдавать жалко, все-таки дизель…

– Да, – согласился Купченя, – соляры у тебя хоть залейся.

– Соляра – не проблема, – вздохнул Баранов, – а вот запчасти… Легче новую купить, чем это корыто ремонтировать. Вся надежда на тебя, Вовчик. Найдешь какого-нибудь городского лоха, втюхаешь ему тачку, а уж за мной не заржавеет.

– Ну, это само собой, – с улыбкой сказал Купченя. – Куда ж ты денешься с подводной лодки?

– Во-во, – подтвердил Баранов и протянул бутылку приятелю, чтобы, как водится, скрепить уговор огненной водой.

И вот теперь Купченя сидел за рулем чисто вымытого автомобиля, лениво покуривал и высматривал покупателя.

Была суббота – самый горячий день на автомобильном рынке Минска, куда Владимир пригнал “гольф”, но к нему почему-то до сих пор никто не подошел. Это было странно: Купченя не сомневался, что машину у него оторвут с руками. Он уже чувствовал, как похрустывают в кармане комиссионные, и предвкушал грандиозную попойку, которую закатит Баранов, когда получит свои полторы тысячи.

Купченя ухмыльнулся: эка невидаль, полторы штуки! На ценнике, укрепленном под лобовым стеклом, было коряво выведено его рукой: “2100 у, е.” Ну, пусть не две сто, но на две тысячи он рассчитывал твердо, а значит, ему лично перепадет пятьсот баксов – это не считая того, что отстегнет ему Баранов. Купченя считал, что так жить можно.

Мимо него опять прошли двое одетых по-городскому парней. Обоим было лет по двадцать, если не меньше, и на носу у того, что был пониже и поуже в плечах, поблескивали очки. К очкарикам Купченя всегда относился со снисходительным презрением, полагая, что все они немного не от мира сего. Приятель очкарика был немногим лучше – просто городской сопляк с тонкими, как ветки, руками, русыми кудряшками на голове и рыжеватым пушком на подбородке и под носом, который он, по всей видимости, считал бородой. Проходя мимо коричневого “гольфа” Купчени, парни замедлили шаг и искоса, стараясь не показывать интереса, оглядели машину.

Парни проходили здесь уже четыре или пять раз, и Купченя понял, что долгожданные лохи прибыли. Он высунулся в открытую дверцу, изобразил на лице что-то вроде дружелюбной улыбки и окликнул:

– Э, хлопцы! Берите машину! Смотри, какой зверь! Парни нерешительно остановились и, словно притянутые магнитом, с деланной неохотой подошли поближе – Бензиновая? – морща короткий нос, спросил очкарик.

– Турбодизель! – гордо ответил Купченя. – Ведро солярки из трактора слил и катайся до посинения. Хоть по городу, хоть на рыбалку с девчатами… Передний привод, гидроусилитель…

– А марка? – встрял в разговор долговязый приятель очкарика. – “Мазда”, что ли?

Очкарик поспешно отвернулся и страшно выпучил глаза за стеклами очков, чтобы не расхохотаться, дав себе клятву, что попозже непременно намнет приятелю холку: нельзя же так переигрывать! Купченя, однако, ничего не заметил: он был в восторге от своих покупателей, которые не видели никакой разницы между “маздой” и “фольксвагеном”. Этим можно было, наверное, втереть педальный автомобильчик по цене шестисотого “мерседеса”, и они бы еще благодарили.

Он вылез из машины, неторопливо поднял капот, демонстрируя чисто вымытый двигатель, откашлялся и пустился в пространные и безграмотные рассуждения о преимуществах данного конкретного автомобиля перед всеми остальными машинами в мире. Покупатели слушали, открыв рты. По их просьбе Купченя завел двигатель, поморгал фарами и указателями поворота и с особой гордостью продемонстрировал запирающийся на ключ бардачок.

– Ну что ж, – снова морща нос, произнес очкарик, – вроде ничего. Ты как считаешь, Витя?

Тон у него был ленивый и равнодушный, не в конце вопроса голос немного дрогнул, и Купченя понял, что клиент созрел.

– А я откуда знаю? – пожал плечами долговязый Витя. – Ты себе машину берешь, а не я. Вроде и правда ничего… Тем более, турбодизель. Только вот цена высоковата.

– Да вы что, ребятки? – горячо воскликнул Купченя. – Да вы пройдите по базару, посмотрите на цены! А продают что? Тьфу, и растереть! Ну, чтоб вы не обижались, стольничек скину…

– Стольничек? – задумчиво переспросил очкарик. – Вы понимаете, какое дело… У меня всего-то тысяча девятьсот, так что… Жаль, конечно, но, наверное, вы столько не уступите.

Купченя огляделся. Покупателей на рынке все-таки было маловато. “Черт с ним, – решил он. – Скажу Барану, что отдал за штуку четыреста. Пускай бы сам попробовал…"

– Ну, не знаю, хлопцы, – сказал он. – Жалко мне вас. Такие орлы, и пешком. Можно сделать по-другому: берите тачку за один и девять, а мне оставьте магнитолу. Потом, когда бабки появятся, прикупите себе новую. Как вам такой вариант?

– Гм, – сказал очкарик. – Мы посоветуемся, ладно?

– Да советуйтесь на здоровье, – с деланным безразличием сказал Купченя. – Только недолго, а то обскачет вас кто-нибудь.

– А вы не торопитесь продавать, – попросил очкарик. – В конце концов, мы можем дать задаток. Сто долларов вас устроит?

Купченя для солидности пожал плечами и кивнул. Очкарик порылся в кармане и незаметно сунул ему в руку жесткую новенькую бумажку. Парни отошли в сторонку и принялись о чем-то горячо спорить, оживленно жестикулируя руками, а Купченя сел в машину и, пока суд да дело, придирчиво осмотрел купюру со всех сторон – не фальшивая ли.

Доллары оказались настоящими, и удачливый торговец, откинувшись на спинку сиденья, закурил очередную сигарету и стал искоса наблюдать за своими покупателями, между делом прикидывая, кому сбыть магнитолу. Магнитола в “гольфе” была хорошая, фирмы “Кенвуд”, со съемной передней панелью.

Между тем к машине подошел какой-то стриженый парень в кожаной жилетке поверх белой футболки, линялых джинсах и ковбойских сапогах. Руки у него были крепкие, жилистые, на поясном ремне болтался кожаный чехольчик не то с пейджером, не то с сотовым телефоном – Купченя в этих делах разбирался слабо. Так или иначе, сразу было видно, что парень не простой, и Купченя слегка струхнул, решив, что перед ним бандит, который охотится за его деньгами.

Парень облокотился одной рукой на крышу машины, другой – на верх открытой дверцы, и наклонился к Купчене.

– Ну что, земляк, втюхал свой авианосец? – Дружелюбно спросил он, кивая в сторону очкарика и его приятеля своим твердо очерченным подбородком.

– Сомневаются, – осторожно сказал Купченя.

– Сомневаются они, козлы, – хмыкнул незнакомец. – Чего сомневаться-то? Тачка как раз по их деньгам. Возьмут, не переживай. Первый раз на рынке?

– Н-ну.., да, – с неохотой признался Купченя, не сомневаясь, что вот сейчас у него начнут вымогать деньги.

– Да ты не бойся, чудило, – рассмеялся незнакомец, заметив его колебания. – Нет здесь никакого рэкета, если не считать ментов. Я просто помочь тебе хочу.., ну, и подзаработать чуток, если получится. Ты же в курсе, что за оформление документов платит продавец?

– Не вчера родился, – независимо ответил Купченя, который слышал об этом впервые и был неприятно поражен таким известием.

– Ну, вот. Это же целая история: оценка, штамп магазина, нотариус.., бодяга, в общем. И вдобавок дорого. Можно сделать проще: пишешь им доверенность с правом продажи, кладешь бабки в карман и до свидания.

– Так это ж все равно к нотариусу надо, – блеснул эрудицией Купченя.

– Не обязательно. – Незнакомец пригнулся еще ниже, опасливо покосившись в сторону потенциальных покупателей. – За пару “лимонов” я тебе такую доверенность нарисую, что любо-дорого глянуть. С гербовой печатью и со всей остальной бедой.

– За два миллиона? – уточнил Купченя.

– Вот именно. А чего мне зря время терять? Мое корыто не скоро уйдет, – парень показал на стоявший в соседнем ряду золотистый “крайслер”, огромный, как океанский лайнер. – Пока здесь болтаюсь, хоть на гамбургеры с пивом заработаю.

– Доверенность, говоришь? – переспросил Купченя. Идея с каждой минутой казалась ему все более заманчивой. – Так она же будет того.., как бы не совсем настоящая?

– Она будет совсем как настоящая, – успокоил его обладатель ковбойских сапог. – И потом, тебе-то какая разница? Доверенность будет у них, а у тебя – бабки. Остальное – их проблемы.

– А если их мусора с этой доверенностью хлопнут? А там – мое имя и адрес.

– Так доверенность-то кто будет писать? Мы будем писать! Что захотим, то и напишем. И – в разные стороны. Главное, чтобы эти лохи согласились.

– Хм… Лохов я беру на себя, – сказал Купченя. – Так куда их вести, к твоей тачке?

– Боже сохрани! Слишком она у меня заметная. Видишь вагончик – вон там, где резиной торгуют? Вот туда и приводи. Все, я пошел, вон они идут.

Парень в кожаной жилетке тихо испарился. Купченя покрутил головой: нет, с городскими тоже можно вертеть дела, если у тебя голова на месте! Может быть, плюнуть на все и заняться автомобильным бизнесом? Купить за пятьсот монет какую-нибудь развалюху на границе с Германией или в Литве, пригнать ее на родину и втереть штуки за полторы… Получится целая тысяча навара, дальше – больше, а через полгода можно будет заявиться домой на джипе и с рыжухой на шее, чтобы все треснули от зависти.

Очкарик и его приятель вернулись со своего совещания, настроенные решительно и по-деловому. Как и предполагал Купченя, уговорить их забрать машину по доверенности оказалось проще пареной репы: парни так и напрашивались на то, чтобы их обманули. Моральная сторона сделки Купченю не волновала: очкарик наверняка покупал машину не на стипендию, и вообще, хочешь жить – умей вертеться.

Купченя деловито вынул из гнезда магнитолу, запер машину и, взяв магнитолу под мышку, направился к сарайчику шиномонтажной мастерской, увлекая за собой покупателей. Они шли за ним покорно, как бараны на бойню, и Купченя понял, что такая жизнь ему по душе. Конечно, выгода копеечная, но сам факт того, что ему удалось провернуть незаконную сделку под носом у государства, вдохновлял сильнее любых денег. Купченя чувствовал, что перед ним открылись новые горизонты и бездна возможностей, которыми он собирался воспользоваться в полной мере.

Парень в ковбойских ботинках поджидал их в вагончике. В течение пяти минут выписав липовую доверенность на стандартном бланке с уже проставленной гербовой печатью, он получил свои два миллиона и вышел из вагончика.

Очкарик вынул из кармана деньги, и в этот момент “ковбой” вернулся.

– Быстрее, мужики, – прошипел он. – На рынке обэповцы!

– Твою мать! – в сердцах воскликнул Купченя. Знакомство с сотрудниками отдела по борьбе с экономическими преступлениями в его планы не входило, особенно теперь.

– Чего делать-то? – бледнея, спросил очкарик.

– Чего делать, чего делать, – раздраженно проворчал Купченя. – Деньги давай быстрее. Все тут?

– Все, – испуганно сказал очкарик и сунул ему в руку свернутые в трубочку доллары. – Я пересчитывал.

– Смотри, – заталкивая деньги в носок, предупредил Купченя. – Если что, я тебя из-под земли достану.

Он отдал очкарику ключ от машины и торопливо вышел из вагончика. Вокруг было спокойно – видимо, обэповцы прошли стороной и теперь шерстили ряды, на которых торговали запчастями. Купченя бросил последний взгляд на коричневый “гольф” Баранова, поправил под мышкой магнитолу и двинулся к выходу с рынка, с некоторым трудом заставляя себя шагать неторопливо и уверенно. С продажей магнитолы он решил пока повременить: рисковать двумя тысячами долларов из-за дополнительных сорока ему не хотелось. Когда вагончик шиномонтажки пропал из виду, Купченя остановился и с удовольствием закурил. Денек выдался пасмурный, но Владимиру казалось, что вокруг него ярко сияет солнце и щебечут птицы.

Радость от удачной сделки омрачалась только одним: он не успел пересчитать деньги. Подобные вещи Купченя считал недопустимыми и теперь мысленно на все корки клял не ко времени появившихся на горизонте обэповцев. Впрочем, расстраивался "он скорее для порядка: очкарик не производил впечатления рискового парня, способного на глазах у человека недодать ему пару сотен долларов. Тем не менее, деньги все же следовало пересчитать, и, увидев кафе, Купченя свернул туда.

Он взял бутылку пива, расплатился и направился к угловому столику, из-за которого как раз поднялась компания каких-то армян. Купченя недовольно поморщился: армян и прочих кавказцев он не любил, а здесь, на рынке, их было очень много, и все до единого торговали новенькими, с иголочки, “жигулями” и “волгами”, так что создавалось впечатление, будто на Кавказе вместо персиков и хурмы стали выращивать автомобили.

Он предусмотрительно уселся за столик лицом к двери, положил перед собой магнитолу, отхлебнул пива и незаметно запустил пальцы под резинку носка, делая вид, что чешет лодыжку. Вынув из тайника свернутые в тугую трубочку деньги, Купченя положил их на стол и под прикрытием магнитолы развернул трубку.

Некоторое время он разглядывал то, что лежало перед ним на столе, отказываясь верить собственным глазам. Потом он почувствовал, что ему не хватает воздуха, и понял, что уже довольно долго задерживает дыхание. “Вот так история, – бессвязно подумал он. – Забыл, что нужно дышать. Шел ежик по лесу, забыл, как дышать, и помер. Что же я Барану скажу? Убьет ведь меня Баран…"

Деньги, которые второпях сунул ему очкарик, были отпечатаны на плохоньком черно-белом ксероксе. Фальшивомонетчики не особенно напрягались: изображение на купюрах имелось только с одной стороны, с другой же нахально белела девственно чистая бумага.

Купченя едва не завыл от лютой обиды. Предстоящее объяснение с соседом его пока что беспокоило мало, до него еще надо было дожить. Но он уже успел свыкнуться с мыслью о том, что заработал пятьсот долларов чистой прибыли.., черт, в мечтах он их уже потратил! И вот мечта рухнула, а деньги, которые уже были у него в руках, растаяли, как дым.

Он сгреб со стола фальшивые бумажки, подхватил магнитолу и выскочил из кафе, едва не сбив с ног какую-то тетку с торчавшим из полиэтиленового пакета домкратом.

Коричневого “гольфа” на стоянке уже не было, но, оглядевшись, Купченя с облегчением заметил золотистый “крайслер”, стоявший там же, где и прежде. Он не знал, о чем станет просить парня в ковбойских ботинках, но сломя голову бросился к “крайслеру”. Возможно, его новый знакомый запомнил адрес или хотя бы фамилию очкарика. А если он нормальный парень, то, может быть, вызовется помочь. На мощном “крайслере” они настигнут дизельный “гольф” в два счета, и уж тогда четырехглазому умнику не поздоровится…

Купченя остановился, как вкопанный. За рулем “крайслера” сидел плечистый мужик лет сорока с обритым наголо синеватым черепом и пышными усами подковой. Он курил, по-хозяйски развалившись на светлом кожаном сиденье и спустив одну ногу на асфальт стоянки. Его глаза с равнодушным прищуром скользили вокруг и наконец остановились на нелепо перекошенной фигуре Купчени, который растерянно таращился на незнакомого человека, хватая воздух широко открытым ртом.

– Что, нравится? – спросил усатый. – Покупай, земляк, отдам недорого. Шесть банок, семь с половиной литров, не машина – пуля, знай успевай руль вертеть. При ста двадцати километрах в час можно курить и баб щупать. Бери, не пожалеешь.

– А этот где? – спросил Купченя.

– Кто “этот”?

– Хозяин машины! – с отчаянием в голосе выкрикнул Купченя.

– Я хозяин, – сказал усатый. – Ты чего, мужик, белены объелся?

– А этот где? – повторил Купченя. – В жилетке, на каблуках.., стриженый такой.

– Это с которым ты разговаривал? – догадался усатый. – Ты ведь “гольф” продавал, да? Кстати, поздравляю. Я думал, ты этот металлолом никому не втюхаешь. А парень, которого ты ищешь, уехал. Как раз на твоем “гольфе” и уехал.

Магнитола “кенвуд” выскользнула из разом ослабевшей руки Купчени и с громким треском ударилась об асфальт.

Купченя даже не посмотрел в ту сторону.

– Что, мужик, развели? – догадался усатый. – С этим здесь быстро. Смотреть надо. Из деревни, что ли? Купченя безучастно кивнул.

– На обратную дорогу они тебе хотя бы оставили? Слышь, мужик? Домой-то доедешь?

– Где здесь ментовка? – спросил Купченя, не ответив на последний вопрос усатого. Имея в кармане сто долларов, полученные в качестве задатка, домой лучше было не являться. Купчене не к месту вспомнились черные от въевшегося масла костлявые кулачища механизатора Кольки Баранова, и он совсем затосковал.

– Ментовка там, – усатый показал рукой куда-то в сторону, – но я тебе не советую туда обращаться.

– Это еще почему?

– Подумай, что ты им скажешь. Купченя подумал.

– Ну, как это – что скажу? Фальшивые баксы подсунули…

Он замолчал, поняв, что сморозил глупость. Усатый покивал головой.

– Вот видишь, – сказал он. – Для ментов что ты, что те ребята, которые тебя развели, – все едино. Только те, скорее всего, ментов прикармливают, так что смотри… Можно, конечно, к блатным пойти. Они твою тачку отобьют, но берут они за это дело штуку…

– Баксов? – ужаснулся Купченя.

– Нет, “зайчиков”, – съязвил усатый. – Баксов, конечно, причем деньги вперед. Так что, мужик, утрись и езжай домой, а в следующий раз хлебалом не щелкай.

Купченя перешагнул через разбитый корпус магнитолы и побрел к выходу с рынка, не попрощавшись с разговорчивым владельцем “крайслера”. Пока он метался из стороны в сторону, тучи сгустились, и с неба начал сеяться мелкий занудливый дождик. Купченя чувствовал себя как человек, которого по уши накачали новокаином – все тело онемело, и даже мысли, казалось, застыли в отяжелевшей, будто с похмелья, голове. Поднявшись по бетонным ступенькам к дороге, он остановился, пережидая поток транспорта.

Взгляд его безучастно скользнул по фонарному столбу с белевшим на нем бумажным прямоугольником объявления.

"Требуются рабочие строительных специальностей для работы в Москве и Подмосковье”, – машинально прочитал Купченя и, повинуясь внезапному импульсу, оторвал слегка подмокшую бумажку с телефонным номером.

Так или иначе, путь домой ему был заказан* * *

Майор Губанов запер машину, растоптал на асфальте окурок и неторопливо двинулся к подъезду. Еще не стемнело, но сумерки уже окрасили город в пастельные сиреневые тона. Скоро должны были загореться уличные фонари, возвещая начало вечера и соперничая с неоновыми переливами реклам. Шикарные валютные девки уже наверняка приводили в боевую готовность свои чулочки-подвязочки и подмалевывали губы, готовясь выйти на промысел, в кабаках лабухи, одетые, как кинозвезды, настраивали свои инструменты перед вечерним выступлением, и вообще вся шелупонь, ведущая ночной образ жизни, просыпалась и чистила перышки. В казино уже постукивал, бегая по кругу, белый костяной шарик, крупье разминали чуткие, как у музыкантов, пальцы, и по всей Москве сотни, а может быть, и тысячи людей, тихо матерясь сквозь зубы, возились с узлами галстуков-бабочек, прихорашиваясь перед зеркалом.

Представив себе эту масштабную картину, майор Губанов почувствовал растущий соблазн. В конце концов, дело было на мази, и никаких неотложных мероприятий сегодня вечером не предвиделось. Конечно, гораздо полезнее для здоровья и бюджета было бы провести вечер перед телевизором с бутылочкой пива в одной руке и вяленым лещом в другой, тем более, что дома майора никто не ждал, но… Но! Город раскинулся перед Губановым, полный порочных соблазнов, и майор не видел никаких препятствий к тому, чтобы поддаться этим самым соблазнам. В конце концов, не так уж часто выпадает случай как следует оттянуться.

При этой мысли на его губах расцвела привычная ухмылка: он вспомнил, что теперь таких случаев у него будет хоть пруд пруди. Пока строится центр, его дражайшая половина будет сидеть под замком у папочки на даче, а оттуда спокойненько переедет в комфортабельную одноместную палату, где за ней присмотрят доктор Маслов и дюжие санитары. Маслов – хороший специалист. Недостатка в медикаментах у него тоже не будет, и за какой-нибудь год он при умелом руководстве своего старинного приятеля Лехи Губанова превратит единственное чадо господина губернатора в растение. “Интересно, – подумал Губанов, – а каково это – трахаться с растением? Надо будет попробовать. Но это потом, – ухмыльнулся он, поднимаясь в лифте. – А пока мы побреемся, примем душ, оденемся поприличнее и отправимся в приличное место, где можно отдохнуть после трудов праведных. В приличном месте мы снимем приличную и покладистую девочку, а может быть, и двух. Плевать на деньги! Денег скоро будет сколько угодно, так что сегодня мы можем позволить себе кое-что особенное”.

Продолжая ухмыляться, он вышел из лифта и остановился перед дверью своей квартиры. Ухмылка медленно сбежала с его лица. Дверь была приоткрыта, внутри горел свет и играла негромкая музыка. Губанов узнал Луи Армстронга и озабоченно нахмурился: это была любимая кассета жены.

Грабители вряд ли стали бы шмонать квартиру под музыку, особенно под такую. Губанов тяжело вздохнул: честно говоря, он предпочел бы грабителей.

Майор толкнул дверь и вошел.

Свет горел повсюду, даже в туалете и ванной. В гостиной он увидел привычную, до слез знакомую картину: стоя посреди комнаты в одних кружевных трусиках, супруга майора Губанова замысловато выламывалась под музыку, держа в правой руке пустой бокал. Наблюдая за ней со спины, Губанов вынужден был признать, что это получается у нее очень даже неплохо: трезвая или пьяная, Ирина отлично чувствовала ритм и умела великолепно двигаться.

Тело у нее все еще оставалось молодым и упругим, и сейчас, когда Губанов не видел мутных расфокусированных глаз и пьяно отвисшей нижней губы, она казалась обжигающе красивой – такой, какой она была в двадцать лет. Тогда она тоже обожала танцевать под Армстронга, но тогда все было совсем по-другому. В то время она еще не пила, и тогда у них с Губановым была любовь до гроба, от которой теперь не осталось ничего, кроме обоюдного тоскливого раздражения.

Майор печально вздохнул, расставаясь с мечтой о приятном вечере. Теперь даже телевизор под пиво и вяленого леща казался ему вполне приемлемой альтернативой тому, что его ожидало. Если раньше танец под Армстронга был прелюдией любовной схватки, то теперь он служил неизменным предвестником пьяного скандала. Губанов двинулся по квартире, выключая свет. На кухне он задержался, чтобы проинспектировать шкафчик над мойкой, где у него была заначка на черный день. Коньяк исчез, и не нужно было долго ломать голову, чтобы понять, куда он подевался. – Хранившийся в ванной одеколон, слава богу, был на месте, и майор порадовался тому, что плохо спрятал коньяк: одеколон стоил дороже.

Здесь же, в ванной, майор вынул из наплечной кобуры табельный пистолет и затолкал его на самое дно корзины с грязным бельем: во время их с женой скандалов случалось всякое. Выпив лишнего, Ирка заводилась с полуоборота и могла взвинтить себя до полной невменяемости. Судя по Армстронгу и танцам голышом при открытых дверях, ей уже было море по колено, так что предосторожность вовсе не казалась майору излишней.

Пряча пистолет, он вспомнил, сколько стараний и вранья потребовалось ему месяц назад, чтобы раздобыть “магнум” с глушителем, из которого пьяные придурки целое утро палили под окнами у губернатора. Тогда оставалось всего ничего до несчастного случая: худая шлюшка, которой майор помогал целиться в бутылку из-под шампанского, ничего не соображала и вряд ли могла отличить голову жены майора от бутылочного горлышка. И надо же было старому борову окликнуть его именно в этот момент! Оставить револьвер в руках у этой банды пьяных обезьян значило бы выдать себя с головой, и все сорвалось.

"Все, что ни делается, к лучшему, – подумал Губанов. – Зато теперь я отделаюсь от нее без риска, траурных речей и служебного расследования, а заодно стану на несколько миллионов богаче. Бинго, как говорят те ребята, что выиграли у нас холодную войну”.

Погасив в ванной свет, майор вошел в гостиную. Его шаги не были слышны, полностью заглушаемые хриплыми воплями Армстронга, но Ирина, видимо, как-то ухитрилась заметить его отражение в стеклянной дверце книжной полки и резко обернулась в тот самый момент, когда он протянул руку к музыкальному центру. Движение Ирины Бородин вышло слишком стремительным, ее ноги переплелись, как концы растрепанной веревки, и она, потеряв равновесие, грохнулась на пол. В следующее мгновение палец Губанова коснулся черной клавиши, разноцветные огни на контрольной панели музыкального центра, мигнув, погасли, и наступила тишина, в которой стало хорошо слышно, как размеренно капает вода из подтекающего крана на кухне.

Губанов бросился к жене и помог ей подняться. Лицо его буквально светилось заботой и нежностью, а клокотавшее внутри раздражение было загнано настолько глубоко, что майор его почти не ощущал. Он давно усвоил простую истину: чтобы правдоподобно изобразить радость, надо заставить себя радоваться, а чтобы женщина поверила твоим словам о любви, необходимо хотя бы на несколько минут поверить в них самому. Человека, в совершенстве овладевшего этим сложным искусством, расколет далеко не каждый детектор лжи.

– Иришка, – ласково сказал Губанов, поднимая с пола жену и легонько подталкивая ее в сторону дивана. – Вот так сюрприз! Ты откуда взялась?

Ирина вывернулась из его рук, потирая ушибленный локоть. К обнаженному плечу прилип расплющенный окурок, карие глаза смотрели из-под растрепавшихся светлых волос угрюмо и недружелюбно. Похоже было на то, что падение немного прочистило ей мозги, примерно так же на время раздается в стороны затянувшая поверхность пруда ряска, если бросить туда камень. Это было плохо, поскольку Губанов вовсе не собирался вести с ней философские споры и, тем более, ссориться.

Майор протянул руку, чтобы снять с ее плеча окурок, но Ирина увернулась. Ее опять качнуло, но она удержалась на ногах и с трудом выговорила, едва ворочая одеревеневшим языком:

– Не прикасайся ко мне. Вы все заодно. С-скоты. Майор с огромным трудом подавил вспышку раздражения, больше похожего на бешенство. Очень тяжело притворяться Ромео, когда тебя в глаза обзывают скотом. Очень тяжело спорить с пьяной женщиной, когда в глаза тебе все время лезет ее обнаженная грудь и темный треугольник волос под белым кружевом белья. Чертовски тяжело сохранять благоразумие и спокойно гнуть свою линию, когда мир вокруг тебя буквально на глазах сходит с ума. Губанов хотел двух вещей одновременно: заставить эту стерву раз и навсегда заткнуться одним точно нацеленным ударом и.., ну да, он таки хотел ее – всю и прямо сейчас. Раздираемые подобными противоречивыми желаниями мужчины частенько делают непоправимые глупости, но Губанов недаром служил там, где он служил, и был отлично осведомлен о последствиях, к которым приводит потакание подобным желаниям. Поэтому он взял себя в руки и мягко сказал:

– Ты испачкалась. Смотри, окурок к плечу прилип. Знаешь, я тебя сегодня не ждал. Да ты сядь, сядь. И набрось на себя что-нибудь, простынешь.

– Еще бы ты меня ждал, – пьяно растягивая слова, пробормотала Ирина и все-таки села, плохо скоординированным движением смахнув с плеча окурок.

Губанов подобрал с пола блузку и набросил ей на плечи.

Ирина попыталась увернуться, но майор с мягкой настойчивостью удержал ее и довел дело до конца. От жены со страшной силой разило перегаром, и его желание понемногу пошло на убыль.

– Ты хоть понимаешь, что вы с моим папашкой делаете? – продолжала она. – Вы держите человека под замком против его воли.., это похищение, понял? Знаешь, что за это бывает? Вижу, знаешь! Смотри, как глазки забегали… Бабушка, бабушка, а почему у тебя такие свинячьи глазки? А это потому, что я майор ФСБ… Хороша компания: один шлепнул жену и пролез в губернаторы, а другой посадил свою законную половину под замок, как какой-нибудь чеченец, и не дает опохмелиться… О чем это я?

– Ты пересказывала вчерашнюю серию этого фильма.., черт, как его? Ну вот, теперь и у меня начинаются провалы в памяти.

– А это потому, что сам не пьешь и жене не даешь. При чем тут какой-то фильм? О чем же я все-таки говорила? А!.. Я вас выведу на чистую воду. Из банка меня уволили… А все ты! Денег ему, видите ли, захотелось… Вот и воровал бы сам, я-то здесь при чем?

Губанов стиснул челюсти, чтобы промолчать. Не следовало заострять ее внимание на чем бы то ни было. Рано или поздно она устанет болтать и вырубится. Тогда ее можно будет погрузить в машину и отвезти туда, откуда она сбежала. При мысли о том, что он сделает с охранником, который допустил это безобразие, Губанов почувствовал, как онемели щеки и лоб.

Он поискал глазами по углам и нашел бутылку. В литровой емкости оставалось еще граммов двести коньяка. Майор покосился на большой винный бокал, все еще зажатый в кулаке у Ирины, и его слегка перекосило. Понятно, когда мужики в полевых условиях хлещут спирт стаканами, но чтобы женщина, да еще такая холеная, утонченно-изысканная, с таким высокопоставленным папой и при двух высших образованиях… Другая на ее месте от такой дозы давно откинула бы копыта, а эта еще ораторствует.., клеймит и обличает, черт бы ее побрал!

– Ладно, – примирительно сказал он, беря бутылку в руку и доставая коньячную рюмку. – Кто старое помянет, тому глаз вон. Давай-ка дернем по маленькой за мир во всем мире. Давненько я тебя по кровати не валял, как ты полагаешь?

– Ишь, чего выдумал, – проворчала Ирина, с пьяной поспешностью отодвигаясь в самый угол дивана и плотно сжимая колени, словно находилась в обществе уличного маньяка, а не собственного мужа. – Зэчек у себя на работе валяй, половой гигант. И пить я с тобой не буду, еще чего не хватало. Я статью буду писать, понял? Где бумага?

– В секретере, – спокойно ответил Губанов, усаживаясь рядом с ней на диван и свинчивая пробку с бутылки. – А что за статья?

– Про ваши с папашкой делишки. Съел, майор?

– Так ты пиши не статью, а заявление в прокуратуру, – посоветовал Губанов. – Кто же в наше время верит газетам?

Он наполнил свою рюмку, аккуратно завинтил колпачок и поставил бутылку на пол между собой и Ириной.

– А кто в наше время верит прокуратуре? – заплетающимся языком парировала Ирина. Глаза ее помимо воли следили за бутылкой, словно та гипнотизировала ее.

– Так что же делать? – озабоченно спросил Губанов. – Некуда крестьянину податься… Слушай, а может, написать в ООН? В комиссию по правам человека, а? Подумай. А я пока пропущу рюмочку с твоего позволения. Ин вино веритас, знаешь ли. Твое здоровье!

Он выпил коньяк, смачно крякнул и с преувеличенным удовольствием втянул воздух носом. Покосившись на жену, он заметил, что ее ноздри тоже возбужденно трепещут. Майору даже показалось, что ее глаза, неотрывно следящие за бутылкой, слегка увлажнились.

– А хорош коньячок, – задумчиво сказал он. – Не понимаю, какого дьявола я его берег для каких-то гостей? Давно надо было выпить! А гости пускай хлещут водку, если им невтерпеж… Нет, ты молодец, что открыла бутылку.

Если бы не это дело, вечер, можно сказать, пропал бы. Он снова потянулся за бутылкой, но Ирина опередила его. Не теряя времени на то, чтобы наполнить бокал, она припала губами к горлышку и присосалась к бутылке, как клоп. Губанов сделал вид, что хочет отнять бутылку, и Ирина оттолкнула его локтем. Губанов ухмыльнулся, засек время по наручным часам и стал ждать. Ирина еще что-то говорила, но майор уже перестал ее слушать. Он рассматривал ее длинные голые ноги и кокетливо выглядывавший из-под наброшенной на плечи блузки темный сосок, следил за тем, как двигается красиво очерченный рот со следами ее любимой бледно-розовой помады, и с привычной грустью думал о том, как это жалко, что с ней нельзя нормально жить. Тело у нее все еще было великолепное, но вот от психики остались одни руины, и существование рядом с ней было очень похоже на жизнь в жерле действующего вулкана. Будь он водопроводчиком или дворником, с этим можно было бы мириться, но он был майором ФСБ и начальником охраны губернатора, а Ирина знала слишком много и о многом догадывалась, так что ему поневоле приходилось выбирать между ее телом и своей карьерой. “Да что тут выбирать, – подумал он, скользя взглядом по плавной линии ее бедра. – На Тверской этих тел навалом. Доступно и, что самое главное, абсолютно безопасно. Трахнул и забыл, а назавтра привел другую и тоже забыл… Тоже мне, фокус. О каком выборе можно говорить в такой ситуации? "

Он прислушался, краем уха уловив изменения в тембре ее голоса. Ирина уже несла околесицу, едва ворочая языком.

– Ну, хватит, – сказал Губанов и сдернул с нее блузку. Ирина этого, похоже, даже не заметила, и отреагировала только тогда, когда муж боком повалил ее на диван и принялся сдирать последнюю оставшуюся на ней деталь туалета.

– Ты что? Да ты что-о?! – совершенно пьяным голосом выкрикнула она, слабо отбиваясь. Это еще больше возбудило Губанова: он обожал сопротивление.

– Молчи, сучка, – пропыхтел он, возясь с брючным ремнем. – Ты мне весь вечер испортила, так что будь добра выплатить компенсацию.

– Ну и хрен с тобой, – прекращая сопротивление, заявила Ирина. – Только не думай, что я тебе это забуду. Ты у нас еще и насильник, оказывается…

Губанов не ответил – он был занят. Кожаная обивка дивана ритмично поскрипывала, на загорелом лбу майора бисером выступил пот. Лежа на боку со спущенными на пол ногами, Ирина издавала короткие невнятные звуки в такт неистовым толчкам. Внезапно из ее груди вырвалось протяжное утробное клокотание, она слегка подалась вперед, и ее обильно вырвало прямо на диван. Губанов грязно выругался, но не прервал своего занятия, и через минуту издал торжествующий звериный рык.

Он встал с дивана, испытывая смесь отвращения и триумфа. Кислый запах рвоты забивал ему ноздри, смотреть на лежавшее на испачканном диване смятое, как грязная салфетка, бесчувственное тело жены было неприятно, но майор был, по большому счету, доволен. Он попал домой очень вовремя, чтобы нейтрализовать эту полоумную тварь и вернуть ее в клетку, да еще и получил при этом какое-никакое удовольствие.., да чего греха таить, удовольствие было преизрядным. Ну и что с того, что ему нравится грязь? Она нравится многим, а ему всю жизнь приходится копаться в грязи, он привык к грязи, даже, можно сказать, полюбил ее. И потом, где вы видели в наше время что-нибудь чистое? Только не говорите про чистоту детей и служителей церкви. Дети начинают с того, что гадят под себя, а потом принимаются портить мебель и воровать конфеты, а попы через одного по совместительству работают платными информаторами. Так чего вы хотите от майора спецслужбы? Тоже мне, грех: трахнул пьяную жену.

Рассуждая подобным образом, Губанов сходил в ванную за тряпкой, тщательно затер вонючую лужу на паркете, сполоснул тряпку, слегка передвинул спящую тяжелым пьяным сном Ирину и протер под ней диван. Затем он тщательно вымыл руки, смочил полотенце теплой водой и более или менее умыл жену. Ее вид майора не волновал, но пачкать одежду не хотелось.

Порывшись в шкафу, он нашел чистое белье и халат.

Одевать тяжелое, безвольно обмякшее тело было трудно, но он справился с этим неприятным делом довольно быстро – сказывался богатый опыт. Завязывая на талии жены пояс халата, он невольно припомнил, сколько раз ему уже приходилось заниматься чем-то подобным. Перед тем, как окончательно отрубиться, Ирина Бородин просто обожала раздеться донага невзирая на личности присутствующих, и всякий раз не кому-то, а именно майору Губанову приходилось с каменным лицом выносить ее на руках из наполненного расфуфыренными ротозеями помещения. Больше всего его бесило то, что наутро она ничего не могла вспомнить, а все рассказы о своих вечерних похождениях воспринимала как заведомую ложь.

Губанов подумал, что наследственность – страшная штука. Вот и мать Ирины, насколько он понял из материалов дела, сиганула в окошко нагишом при большом стечении народа. Не то сама сиганула, не то тестюшка, дай ему бог здоровья, подтолкнул… Что там у них вышло на самом деле, Губанову было неинтересно: на месте Бородича он сам ни за что не упустил бы такого случая. И думать здесь не о чем, не пойман – не вор. Очень простая философия и к тому же единственно верная. Было, не было – неважно. Важно то, что господин губернатор очень болезненно реагирует на всякое упоминание об этой давней истории, а значит, в критический момент ее можно будет использовать в качестве кнута. Не дай бог, конечно, но мало ли что?

Майор достал из-под грязного белья свой пистолет, вложил его в кобуру и натянул сверху пиджак. За окном уже совсем стемнело, можно было трогаться. Все равно, пока все угомонятся, любимая женушка, не ровен час, проснется. Спиртного в доме больше не было ни капли, и чем он станет отключать супругу во второй раз, майор не знал.

Вздохнув, он взвалил Ирину на плечо и вышел на лестничную площадку. Ни в подъезде, ни во дворе ему, слава богу, никто не встретился, и он без приключений дотащил свою ношу до машины и затолкал на заднее сиденье.

Полгода назад в подобной ситуации он наверняка задумался бы о том, не утопить ли ее в каком-нибудь пригородном водоеме, сделав потом голубые глаза: как, разве она не на даче? Но теперь ее жизнь стоила несколько миллионов долларов, и Губанов был рад, что по дороге с дачи с ней ничего не случилось.

Он уложил Ирину поудобнее, повернув ее на бок, чтобы не захлебнулась, если ее опять станет рвать, и заботливо одернул завернувшийся подол халата. Только теперь он заметил, что жена босая, и, сняв пиджак, накрыл им маленькие замерзшие ступни, испытав при этом прилив сентиментального чувства. Где-то когда-то майор Губанов прочел, что повышенная сентиментальность свойственна патологически жестоким людям, но воспоминание об этом оставило его вполне равнодушным: мало ли что понапишут бумагомараки! И потом, хорош он или плох, переделывать себя уже поздновато. В будущем году сорок лет стукнет, не мальчик уже, чтобы бредить высокими материями и духовным совершенствованием…

Он сел за руль, предусмотрительно запер центральный замок и вывел машину со двора. Через несколько минут он окончательно восстановил душевное равновесие и принялся насвистывать “Гимн демократической молодежи”, что было у него признаком отличного настроения.

Глава 5

У ворот загородной резиденции губернатора его встретил угрюмый начальник караула. Он шагнул к дверце, играя желваками на высоких, словно вырубленных из темного камня скулах, и открыл было рот, но Губанов отстранил его нетерпеливым жестом и, обронив короткое: “Позже”, загнал машину на стоянку.

Оттолкнув подоспевшего охранника, он собственноручно вынул Ирину из машины, взял на руки и отнес в отведенную ей комнату на втором этаже. Откинув смятое шелковое покрывало, он уложил жену в постель, бережно укрыл и вышел из комнаты, не забыв задвинуть недавно привинченный на наружную сторону двери засов. Черная железяка с торчащими наружу гранеными головками мощных болтов смотрелась на полированном красном дереве дико и неуместно, но Губанов подумал, что, принимая во внимание последнее происшествие, этого, пожалуй, даже маловато.

"Гвоздями ее забить, что ли?” – сердито подумал он и обернулся на звук торопливых шагов, приближавшихся со стороны лестницы.

Как он и ожидал, это был начальник караула. Его скуластое обветренное лицо выражало угрюмую покорность: дескать, я не виноват, а фитиль мне положен по долгу службы. “Будет тебе фитиль”, – подумал Губанов, разминая сигарету.

– Ну, что скажешь, капитан? – спросил он и чиркнул колесиком зажигалки. – Обгадился? Иван Алексеевич здесь?

– В городе, – глухо ответил капитан, глядя в сторону.

– И то хлеб. Позорище, мать вашу так… Почему сразу не доложили?

– Я вам звонил, – продолжая изучать рисунок обоев, сказал начкар. – Ваш номер не отвечает.

– Ну да?! – весело изумился Губанов. – Это ж надо! Он вынул из кармана трубку мобильника и убедился в том, что батарея разряжена.

– Ладно, капитан. Считай, что одно штрафное очко ты отыграл. Но только одно. А их, сам понимаешь, у тебя до хрена и даже больше. Рассказывай, как это у вас вышло.

Капитан подвигал тяжелой нижней челюстью, кашлянул в кулак и неопределенно дернул здоровенным плечом. Он был похож на школьника, не выучившего урок.

– Ну, – холодно сказал Губанов, – и что должна означать сия пантомима? Что ты кривляешься, как б.., перед участковым?!

– Я думаю, будет лучше, если вы сами разберетесь, – буркнул капитан, по-прежнему избегая смотреть ему в глаза. – Звонарев в караулке, вот вы у него и спросите, что да как.

– Не понял, – строго сказал Губанов. – Что за тон? Ты будешь давать мне советы? Или, может быть, ты все-таки ответишь мне, как вышло, что пятеро здоровенных мужиков упустили одну-единственную бабу, которая сидела взаперти на втором этаже?

Начальник караула снова несколько раз подряд выдвинул вперед и убрал на место квадратную нижнюю челюсть, еще больше набычился и плотно стиснул зубы, так и не проронив ни звука. Губанов разглядывал его с немного презрительным интересом. Капитан был отличным бодигардом, выбивал девяносто восемь очков из ста на стрельбище и мог ударом кулака убить человека, но дипломат из него был аховый: он мог либо очертя голову резать правду-матку, либо, вот как сейчас, тоскливо молчать, здорово смахивая при этом на клинического дебила. “А дело-то пахнет керосином, – подумал Губанов. – Что-то здесь такое произошло, о чем он ни в какую не хочет говорить. Умирает, но не сдается, как Брестская крепость. Дрянь какая-то здесь приключилась, и касается эта дрянь либо лично меня, либо самого господина губернатора. Ведь он же не со страху запирается, ни черта он не боится, не приучен бояться… Это у него просто язык не поворачивается, вот и все. Есть такие вещи, о которых не говорят. Как, в самом деле, женщина может выбраться из запертой комнаты? Дверь в полном порядке, засов на месте, решетка на окне такая, что вывернуть ее можно разве что вместе со стеной – не гляди, что на вид это не решетка, а произведение искусства. Не могла она сама оттуда выбраться, просто физически не могла. Значит, кто-то выпустил. Значит, кого-то она купила. Денег у нее там нет ни копейки, золота, камешков тоже нет, я сам проверял. Так чем же она его купила? Кто там у нас в караулке сидит, Звонарев? Ну, этот кобель известный, ни одной юбки не пропустит. Вот тебе и ответ, майор, и нечего мучить начальника караула. Звонарева этого ты лично на работу принимал, лично инструктировал, так что оставь капитана в покое, его вины тут нет. Господи, ну и позорище!"

Капитан к этому времени уже по самую макушку налился темной кровью и стал похож на человека, готового умереть от апоплексического удара.

– Я вами недоволен, капитан, – сухо сказал ему Губанов и, обогнув начальника караула, как неживой предмет, твердым шагом направился в сторону лестницы.

Начкар четко выполнил поворот кругом и угрюмо затопал следом. На пороге расположенной в полуподвале караулки Губанов остановил капитана, уперевшись ладонью в его твердую, как чугунная плита, широченную грудь.

– Я сам, – сказал он. – Побудь здесь, капитан. Начальник караула отступил от двери и отошел к стоявшему посередине подвала биллиардному столу, над которым висела накрытая похожим на гроб жестяным колпаком люминесцентная лампа. Губанов отпер дверь торчавшим в замочной скважине ключом и вошел в караулку, слегка поморщившись от шибанувшего в нос запаха казармы. Наличие этого запаха было необъяснимо, поскольку никто из охранников губернатора не носил кирзовых сапог и не пренебрегал правилами личной гигиены, но запах был неистребим, и Губанову оставалось только смириться с фактом его существования.

Звонарев сидел на топчане напротив двери, привалившись спиной к обшитой сосновыми досками стене и придерживая у лба мятый носовой платок. Губанов с удовлетворением разглядел на платке несколько пятен крови.

При виде Губанова Звонарев испуганно вскочил и вытянулся по стойке “смирно”, словно дело происходило где-нибудь на плацу. Рожа у него при этом была бледная, перепуганная, а слева на лбу синела здоровенная, сочащаяся прозрачной сукровицей гуля. Пиджака на нем не было, и Губанов издалека разглядел, что висящая у Звонарева под мышкой кобура пуста.

Подойдя поближе, он с отвращением увидел на воротнике белой рубашки охранника смазанный след бледно-розовой губной помады. Звонарев, похоже, понял, куда он смотрит, и попытался отступить назад, но позади был топчан, и он, пошатнувшись, замер в неудобной позе, сильно отклонившись назад и полусогнув ноги.

– Ну что, лейтенант, – миролюбиво сказал Губанов, – идут мне рога? Что же ты, сукин сын, раньше этого не сделал, если у тебя так уж под хвостом чесалось? Почему надо было дождаться именно того дня, когда тебе, кобелю, поручат ее охранять?

– Товарищ майор, – пролепетал Звонарев, – товарищ майор, разрешите… Ничего же не было, товарищ майор! Бес попутал, но ничего не было! Я же не успел ничего! Она меня почти сразу по башке гвозданула.., даже не знаю, чем. Так врезала, что свет потух. Поверьте, Алексей Григорьевич…

Губанов бросил на пол окурок, растер его подошвой ботинка и немедленно закурил снова. Без сигареты он не знал, куда девать руки и что делать с лицом, которое время от времени принималось противно дергаться, как гальванизированная лягушка.

– Чудак, – сказал он. – Да мне плевать, трахнул ты ее или нет. Все мы взрослые цивилизованные люди, а это значит, что каждый может совокупляться где и с кем угодно, не нарушая при этом закон, общественный порядок и не пренебрегая своими служебными обязанностями. Ты пренебрег своими служебными обязанностями, дружок. Эта женщина.., моя жена, – поправился он после короткой паузы, – больна. Дав ей возможность сбежать, ты поставил под угрозу ее жизнь и репутацию губернатора, не говоря уже о моей. А все потому, что всю жизнь думаешь не головой, а головкой. Что ты на это скажешь?

– Виноват, – сказал на это лейтенант Звонарев. Он был высок, строен, широкоплеч и умел улыбаться так, что устоять перед его улыбкой не могла ни одна баба.

«Красавец, – подумал Губанов, в упор глядя на него. – Генофонд нации. Но при этом дурак. Дело действительно не в том, трахнул он ее или нет, и даже не в том, что дал ей сбежать. Дело в том, что он дурак и хвастливый кобель, и если не завтра, то пару месяцев спустя, когда страх пройдет, примется звонить на каждом углу, что трахался с дочкой губернатора, которая приходится его начальнику женой. В генофонде нации не место дуракам, у которых главная движущая и направляющая сила всего их существования болтается между ног. А жаль. Паренек и вправду красивый. Шел бы на завод. Вольно же ему было переться в нашу контору!»

– Виноват, – согласился он, подходя к Звонареву еще на шаг. – Что виноват, то виноват, ничего не скажешь.

– Что… – Звонарев поперхнулся, откашлялся, сглотнул всухую и попытался снова встать прямо. – Что со мной будет?

– Теперь уже ничего, – равнодушно сказал Губанов. – Ты уволен, лейтенант.

Он сложил пальцы правой руки в щепоть и сделал ею короткое стремительное движение, похожее на бросок змеи.

Звонарев страшно захрипел, схватился обеими руками за горло и косо рухнул на топчан, скатившись оттуда на пол.

Губанов повернулся к двери, распахнул ее и поманил к себе начальника караула. Тот вошел в комнату, остановился, окинул лежавшее на полу у топчана тело равнодушным взглядом и снова поднял голову, ожидая распоряжений.

– У тебя есть вопросы, капитан? – дымя зажатой в углу рта сигаретой, спросил Губанов.

– Нет, – односложно ответил начальник караула.

– Тогда, может быть, ты сам хочешь что-нибудь сказать? Может быть, у тебя есть какие-то замечания, предложения.., возражения, наконец?

– Есть, – неожиданно сказал капитан. – Мне нравится эта работа. Здесь хорошо платят, и вообще… Звонарев сам виноват в том, что с ним… – он снова покосился на тело, – в том, что с ним случилось.

– А что же с ним случилось? – вкрадчиво поинтересовался Губанов.

– Я полагаю, автомобильная катастрофа, – ответил капитан. – Не справился с управлением на повороте, ну, и…

– Пьяный, – полувопросительно добавил Губанов.

– Пьяный так пьяный, – не стал спорить капитан. – Конечно, пьяный! У нас же все-таки не Кавказ, серпантинов нету, да и погода более или менее… Да, точно, пьяный. Не меньше бутылки выжрал, я думаю.

Звонарев издал негромкий хрип и слабо шевельнулся.

– Разрешите приступать? – спросил начальник караула.

– Конечно, – кивнул Губанов. – Погоди-ка, капитан. Твои люди в курсе событий?

– А что вас больше устраивает?

– Меня устраивает, чтобы никто ничего не зная.

– Тогда я не стану ставить их в известность, – пообещал капитан.

Губанов ухмыльнулся. Разумеется, охрана была в курсе, и обещание капитана не ставить в известность своих подчиненных означало только то, что эта информация будет надежно похоронена.

– За что я тебя люблю, капитан, – сказал Губанов, – так это за прямоту.

Он поднялся наверх и через несколько минут услышал, как со двора, рыкнув двигателем, выехала машина. Этот вопрос можно было считать улаженным, но майор знал, что не успокоится, пока за его женой не закроется дверь отдельной палаты со звуконепроницаемыми стенами. Он снова ухмыльнулся, подумав, что звуконепроницаемость еще не возведенных стен находится под вопросом: Кацнельсон мог увлечься экономией и заложить в проект внутренние перегородки из оберточной бумаги. “Надо бы его проконтролировать”, – подумал майор, но тут во дворе снова зашумел мотор, по ровному асфальту подъездной дорожки коротко прошуршали широкие колеса, и, выглянув в окно, Губанов увидел любовно отполированный черный “мерседес”, плавно затормозивший у крыльца.

Он скинул с плеча ремень кобуры, наспех поправил галстук и заторопился вниз: помимо всего прочего, он был начальником охраны, и вечерний рапорт любимому тестю входил в его прямые обязанности.

Губернатор вошел в вестибюль, как обычно, благоухая смесью изысканных ароматов и гордо неся свою неподвластную времени густую шевелюру. “А что ему сделается, – подумал Губанов, с улыбкой идя ему навстречу и протягивая руку для пожатия. – Это мы привыкли: старик да старик, а ему всего-навсего пятьдесят четыре года.

Посмотреть бы на него лет через двадцать. А сейчас он, конечно, орел. На стройке, на морозе, небось, горбатиться не приходилось. На это дело он других посылал, кто рылом попроще, а ему нельзя, он у нас смолоду комсомольский вожак и вообще тыловой лидер.

Это про таких в войну говорили, что у них медаль “За оборону Ташкента”. Старый козел… Ничего, мы тебя выдоим”.

Бородич пожал ему руку и приобнял за плечи, увлекая за собой. Видно было, что губернатор пребывает в отличном настроении, и у Губанова екнуло сердце от радостного предчувствия. Всю последнюю неделю старик насмерть дрался с банкирами, выколачивая деньги под свой проект, и приезжал домой чернее тучи, но сегодня вид у него был совсем другой, и Губанов понял, что дело выгорело.

– Ну, как тут у нас дела? – бодро спросил Бородач, вместе с зятем поднимаясь на второй этаж.

– У нас тут все в пределах нормы, – дипломатично соврал Губанов, решив придержать плохие новости для более подходящего момента. – А вот у вас, я вижу, какое-то событие. На презентации побывали?

– Какая презентация? – скривился Бородич. – Терпеть не могу это дерьмо, ты же знаешь. Хитришь, Алексей, хвостом вертишь! По физиономии твоей вижу, что уже обо всем догадался.

– О чем это вы? – округлив глаза, удивился Губанов. – Ума не приложу.

– Вот артист! В общем, можешь звонить своему Айболиту, пусть понемногу избавляется от своих пациентов и вообще собирает вещи. Строить будем под Звенигородом, я уже присмотрел местечко.

– А деньги? – осторожно спросил Губанов.

– Что – деньги? Пожертвования будем собирать!

Что ты дурачка из себя строишь? Раз я говорю, что будем строить, значит, деньги есть. Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть…

– Когда такие люди в стране Советской есть! – в тон ему подхватил Губанов, и оба расхохотались.

– Точно, – отсмеявшись, сказал губернатор. – Эх, было времечко! Помнишь, Алексей?

– Как не помнить, – с ухмылкой ответил Губанов, открывая перед тестем дверь его кабинета. – Никогда не забуду, как вы меня на бюро райкома имели за джинсы с глазами.

– Ну, а как же без этого, – благодушно сказал Бородач, опускаясь в свое кресло. – Если есть бюро райкома, то надо же на нем время от времени кого-то иметь. А у тебя, понимаешь, глаза во всю задницу. Да еще на фирменных джинсах! Завидно же, как ты полагаешь?

– Я тогда примерно так и понял, – Губанов опять ухмыльнулся, – но промолчал.

– Попробовал бы ты что-нибудь сказать! Коврова бы от тебя мокрого места не оставила.

– Да, Нина Константиновна женщина железная.

– Ха, железная. – На этот раз ухмыльнулся Бородич. – Очень даже мягкая, а уж темперамент, скажу я тебе…

– Что вы говорите! – воскликнул Губанов, для которого отношения тестя с Ковровой вовсе не были тайной.

– Ну, это дело прошлое, не стоит его ворошить, – сказал Бородич. – Давай-ка поговорим о деле, Алексей. Я хотел просить тебя об одной услуге.

– Я весь внимание.

– Мне хотелось бы, чтобы все организационные вопросы, связанные с этим строительством, ты взял на себя. Наш главный архитектор – мужик, конечно, грамотный, но привык работать по старинке, дедовскими методами: СМУ, ПМК всякие… А центр нужно построить быстро и, главное, качественно, без этой нашей славянской разухабистости, когда лес валят гектарами, грязь разводят на пол-области, технику гробят колоннами, ан, глядишь – построили трансформаторную будку, да и та через полгода завалилась… Надо бы частников каких-то нанять, что ли, и лучше из-за рубежа…

– Турок, – сказал Губанов. – Или югославов. А прорабом назначим одного.., одного Кацнельсона. Губернатор поморщился:

– А что, русского найти нельзя?

– Его главное достоинство заключается именно в том, что он не русский, – возразил Губанов. – Вы же сами только что…

– Ладно, ладно. – Бородич махнул рукой. – Ты прав, наверное. В общем я тебе доверяю, но имей в виду: в случае чего спрос будет по полной программе. Не посмотрю, что зять.

– Ну, Иван Алексеевич…

– Верю, верю, потому и прошу: займись ты этим делом. Знаю, что у тебя служба, но я тебя от нее временно освобождаю. Как ты считаешь, этот твой капитан справится?

– Да я и сам справлюсь. Служба необременительная. Любят вас в области. Иван Алексеевич, так что охране при вас вроде бы и делать нечего.

– Уж сколько лет твердили миру, что лесть глупа, вредна… – процитировал губернатор. – Кстати, ты не помнишь, как там у Крылова: глупа или гнусна?

Губанов виновато развел руками, давая понять, что не помнит.

– Ну, черт с ней, с лестью. Давай-ка дернем по пять капель за успех мероприятия.

Он полез в тумбу стола за бутылкой, а Губанов тем временем принес рюмки и нарезанный ломтиками лимон на фарфоровом блюдечке. Они выпили по чуть-чуть и разошлись, весьма довольные друг другом.

В тот вечер Губанов так ничего и не сказал губернатору о выходке его любимой дочери.

* * *

Лето закончилось как-то незаметно, да и осень показалась лишь незначительным эпизодом, наподобие краткого предисловия к зиме. После первых настоящих морозов вдруг наступила долгая оттепель, и Москва на несколько недель погрузилась в море слякоти, от которой не было никакого спасения. Отвратительная серо-коричневая жижа веером разлеталась из-под колес автомобилей и сыто чавкала под ногами пешеходов, налипая на брюки и голенища сапог мокрыми неопрятными лепешками. Время от времени с неба принимался падать густой мокрый снег. В основном это происходило по ночам, и тогда город просыпался белым и нарядным, но уже через несколько часов снег таял, и все возвращалось на круги своя.

Было начало третьего ночи, когда лежавший на прикроватной тумбочке телефон издал негромкую мелодичную трель. Ирина Быстрицкая проснулась от этого звука, но не стала открывать глаза: под одеялом было тепло и уютно, и сон ей снился теплый, уютный – такой, что с ним жалко было расставаться, да и телефон сразу же замолчал, потому что Глеб взял трубку и молча поднес ее к уху.

Некоторое время он неподвижно сидел на постели, видимо, вслушиваясь в то, что говорил ему звонивший посреди ночи человек, потом коротко сказал: “Да”, положил мобильник на тумбочку и потянулся за брюками.

– Кто звонил? – не открывая глаз, сонным голосом спросила Ирина.

– Никто, – ответил Глеб, шаря в темноте в поисках рубашки. – Ошиблись номером.

– А ты куда собрался?

– Пойду прогуляюсь, – сказал он, и Ирина услышала, как звякнула пряжка ремня. – Надо подышать, подумать… Ты спи.

Ирина окончательно проснулась, но осталась лежать на боку, подавив невольный вздох. Теперь она знала, что не уснет, пока Глеб не вернется, а вернется он наверняка не скоро…

– Ты надолго? – спросила она.

– Как получится, – ответил Глеб. – Если что, завтракай без меня.

Ирина снова украдкой вздохнула. Спорить было бесполезно и пытаться переделать Глеба тоже вряд ли стоило. Да и сколько, в конце концов, его можно переделывать? Ирина знала, что в жизни Глеба Сиверова и без нее было предостаточно реформаторов и специалистов по переделыванию личности, и не испытывала никакого желания вливаться в их ряды.

Пока Глеб бесшумно расхаживал по квартире, одеваясь, умываясь и, кажется, даже бреясь, Ирина тихо лежала в постели, думая о том, что в нормальных семьях в таких ситуациях все происходит совсем иначе: жена встает, варит мужу кофе и кормит его завтраком, ворчливо сетуя на дурацкую работу, из-за которой ее благоверный вынужден покидать семейный очаг посреди ночи. Она быстро справилась со вспыхнувшим было раздражением: ну, и что с того, что их с Глебом отношения несколько выходят за рамки того, что у обычного российского обывателя считается нормой? Они любят друг друга, и лучшее тому подтверждение, между прочим, – вот этот телефонный звонок, раздавшийся посреди ночи. В былые времена Глеб ни за что не остался бы у нее на ночь, если существовала хотя бы ничтожная вероятность того, что какое-нибудь неожиданное событие приоткроет перед ней завесу тайны, которая окутывала капитана ФСБ Глеба Сиверова. В те времена, помнится, Ирина даже не знала его настоящего имени. Он был для нее Федором Молчановым, таинственным незнакомцем, делившим с ней постель и кров. Им пришлось пройти через страдания, кровь и смерть, чтобы ложь, наконец, рухнула. Они наконец-то стали по-настоящему близки.

Они изменились, но правила игры остались прежними: работа Глеба не подлежала обсуждению, как и все, что было с ней связано. Они без слов договорились вообще не упоминать о его службе. Ирина снова тихонечко вздохнула: можно подумать, если не говоришь об опасности, она от этого становится меньше…

Глеб все-таки услышал этот вздох, а может быть, просто догадался, о чем думает Ирина. Он присел на краешек постели и обнял ее за плечи сквозь одеяло.

– Все будет нормально, – сказал он. – Я, скорее всего, вернусь к обеду.., ну, самое позднее, к вечеру.

– Это опасно? – не открывая глаз, спросила Ирина.

– Ни капельки. Водить машину по Москве гораздо опаснее.

– Наверное, я все-таки никудышная жена, – пробормотала Ирина. – Нужно было сварить тебе кофе.

– Не нужно, – сказал Глеб, – по двум причинам: во-первых, я варю кофе лучше тебя, а во-вторых, мне некогда его пить. Все, пока. Я хочу, чтобы ты выспалась. Это приказ, понятно?

Он поцеловал ее в теплую со сна щеку и встал.

– Боже, – не открывая глаз, сказала Ирина, – до чего же приятно подчиняться приказам! А я-то, дура, считала себя эмансипированной женщиной!

Глеб услышал ее, уже стоя в прихожей. Он усмехнулся, рывком затягивая" “молнию” на своей потертой кожанке, и с легкой грустью подумал о том, что они играют в старую игру по новым правилам. Это была старая проблема и старая боль, и, перескочив через целый ряд умных рассуждений и тяжких сомнений, Глеб пришел к привычному выводу: так уж сложилась жизнь, и ничего тут не сделаешь. Упомянутое в Библии выражение “око за око, зуб за зуб” было изобретено гораздо раньше, чем начала создаваться эта книга, но оно до сих пор не утратило своей актуальности.

Он посмотрел на массивный хронометр, который поблескивал на его левом запястье, сунул в карман перчатки и вышел из квартиры, осторожно прикрыв за собой дверь и заперев замок на два оборота.

Улица встретила его сырым холодом, казавшимся особенно пронзительным по контрасту с недавно покинутой теплой постелью. За то время, что Глеб спал, опять выпал снег, и двор был равномерно белым. Температура воздуха колебалась где-то около нулевой отметки, так что снег под ногами не издавал скрипа, когда Глеб спустился с невысокого крыльца и пошел к своей машине, стоявшей неподалеку. За ним оставалась цепочка отчетливых черных следов, казавшаяся очень заметной на нетронутой белой поверхности подъездной дорожки, залитой мертвенным светом ртутных ламп. Не удержавшись, Сиверов наклонился, сгреб с асфальта пригоршню сырого, липкого снега, слепил снежок и, широко размахнувшись, запустил им в темноту двора. Снежок метеором мелькнул в черноте безлунной ночи, вылетел за пределы освещенного пространства и беззвучно исчез во мраке. “Как человек, – подумал Глеб. – Случайно появился на свет, промелькнул и сгинул, а все, что от него осталось, имеет значение ничуть не большее, чем следы моих пальцев на асфальте, которые я оставил, сгребая снег. До утра продержатся, а потом либо снег растает, либо наступит кто-нибудь, а то и снегопад опять начнется, засыплет все к черту, и уже не разберешь, было там что-то или не было. Да и кому это надо – разбираться?"

Рукой в перчатке он сгреб мокрый снег с покатого лобового стекла приобретенного по случаю почти нового “мустанга”. “Мустанг” обошелся очень недешево, но Глеб, любивший и понимавший автомобили, просто не смог удержаться: обтекаемая зверюга, присевшая на широких шипованных шинах, казалось, была готова к стремительному прыжку в любое мгновение, и это ощущение не проходило даже тогда, когда “мустанг”, как сейчас, стоял у обочины, припорошенный мокрым снегом Он опустился на водительское место и запустил двигатель. Мощное сердце спортивного автомобиля забилось ровно и уверенно, приборная панель засветилась мягким зеленоватым светом. Глеб включил стеклоочистители, и щетки с тихим шорохом и постукиванием заходили перед его лицом, убирая со стекла остатки снега и талую жижу.

Он немного посидел просто так, давая двигателю прогреться. Сейчас было самое время выкурить утреннюю сигарету, и, немного поколебавшись, Глеб все-таки закурил. Делая первую, самую вкусную затяжку, он невольно усмехнулся, поймав себя на том, что хитрит, мысленно подбирая аргументы в свое оправдание: он-де еще не на задании, а только собирается к нему приступить, у него даже и оружия при себе нет… Это было что-то новое, и он подумал, что, узнай полковник Малахов об этих его маленьких хитростях, он непременно задумался бы: а не начинает ли его агент стареть? Большие провалы начинаются с маленьких, почти незаметных поблажек себе, с потакания своим мелким слабостям, с незначительных нарушений тобою же введенных неписаных правил… “А подите-ка вы к черту, Глеб Петрович, – сказал он себе. – Это уже маразм, честное слово. Или соблюдай свои правила, или нарушай, но делай что-нибудь одно, а не стой, как Буриданов осел между двумя стогами сена…"

Морщась, Глеб потушил в пепельнице только что зажженную сигарету и включил первую передачу. “Все потому, что мы меняемся, – думал он, выводя машину со двора по нетронутой снежной целине. – Мы меняемся потихоньку, незаметно для себя и окружающих, и в один прекрасный день вдруг обнаруживаем, что выросли из своих старых правил, убеждений и принципов, как из детских штанишек, и тогда мы принимаемся обвинять себя в отсутствии силы воли, моральных устоев и конформизме, поскольку с самого детства нам дудели в уши, что принципы – это принципы, и изменять им нельзя. Это очень удобно, когда человек всю жизнь исповедует одни и те же принципы. Тогда им очень легко руководить, управлять и вообще манипулировать. Верность тем или иным принципам похожа на ярлычок: всегда знаешь, чего можно ожидать от данного человека в данной ситуации, и это сильно облегчает жизнь тем, у кого нет никаких принципов, кроме одного: разделяй и властвуй”.

Выезжая на проспект, он снова усмехнулся: сколько рассуждений из-за одной не вовремя закуренной сигареты!

Асфальт под колесами “мустанга” мокро лоснился, как шкура гигантского морского змея. “Нет, – подумал Глеб, вертя ручку настройки радиоприемника, – на морского змея эта штуковина не тянет. Морской змей, пожалуй, все-таки почище. Вот если бы в городской канализации обитали гигантские змеи, то их шкура, наверное, была бы похожа на московские улицы в оттепель”.

Он увеличил скорость. Дорога была почти пуста, светофоры на перекрестках перемигивались круглыми оранжевыми глазами, окна домов были темны, лишь огромные витрины магазинов светились, как фантастические аквариумы, из которых вслед проносившемуся мимо “мустангу” бесстрастно смотрели нарисованными глазами одетые с иголочки манекены. Возле ночного клуба переливалось разноцветными огнями в отсветах неоновой вывески небольшое стадо дорогих авто, на крыльце вышибала о чем-то беседовал с милиционером. Патрульный “форд” стоял неподалеку, его мигалки были выключены, а да лобовым стеклом мерно разгорался и потухал оранжевый огонек сигареты. Глеб обогнал пустое такси, водитель которого от нечего делать затеял было с ним гонку, но, убедившись в том, что за рулем мощного “мустанга” сидит не новичок, разочарованно отстал – шансов обойти “мустанг” на потрепанной таксопарковской “волге” у него не было.

Глеб припарковал машину на площади перед Казанским вокзалом. Здесь царило оживление, горели яркие огни, приезжали и уезжали машины, а от выпавшего в первой половине ночи снега уцелели только редкие, неуместно белевшие посреди темного моря слякоти мизерные островки.

Сиверов вышел из машины и направился к ярко освещенному зданию вокзала, без труда выбирая дорогу в толпе, из-за которой привокзальная площадь напоминала разворошенный муравейник.

Он вошел в зал с автоматическими камерами хранения, спокойно миновав постового милиционера, который увлеченно болтал с дежурной, всем телом привалившись к ее стеклянной будке и что-то объясняя ей на пальцах. Номер ячейки и код, продиктованные полчаса назад по телефону полковником Малаховым, сами собой всплыли в памяти Глеба без всякого усилия с его стороны. Сориентировавшись в тускло освещенном лабиринте, он свернул в нужный проход и вскоре уже открывал ячейку под номером двести семнадцать.

На сером металле дверцы кто-то нацарапал гвоздем короткое ругательство, и Сиверов, который в последнее время начал обращать внимание на вещи, мимо которых раньше проходил, не удостоив их даже беглого взгляда, с содроганием подумал о гигантских количествах творческой энергии и стремления самовыразиться, попусту растворяющихся в мировом пространстве, расходуемых на такие вот надписи, на битье стекол и на расписывание стен общественных туалетов. Он был уверен, что подобные поступки совершаются помимо сознания: кто-то, не зная, чем себя занять, сочиняет стихи, а кто-то вырезает на садовой скамейке свое имя, вкладывая в это дело не меньше энергии, чем художник в написание шедевра. Сознавать, что человечество еще очень недалеко ушло от пещер и землянок, было немного обидно.

Глеб открыл ячейку и вынул оттуда полупустую спортивную сумку, стараясь двигаться так, чтобы со стороны казалось, будто сумка ничего не весит. На самом деле его ноша была довольно увесистой, но болтавшему с дежурной сержанту было вовсе не обязательно об этом знать.

Непринужденно помахивая сумкой, Глеб вышел из здания вокзала и направился к машине. Пока он возился в камере хранения, опять пошел снег. Слипшиеся мокрые хлопья летели наискосок и, едва коснувшись земли, мгновенно темнели, неразличимо сливаясь с бурой слякотью, покрывавшей асфальт. Свободной рукой подняв воротник кожанки, Сиверов пошел быстрее: погода не располагала к неторопливым прогулкам, да и времени у него оставалось не так уж много.

Он поставил сумку на заднее сиденье машины, слегка поморщившись, когда в ней что-то брякнуло. Звук был глухой, металлический, и, окажись поблизости кто-нибудь из блюстителей порядка, он непременно заинтересовался бы источником этого звука.

Стряхнув с волос и куртки налипший снег, Глеб захлопнул дверцу и поерзал на сиденье, устраиваясь. В салоне “мустанга” все еще попахивало табачным дымом, но этот запах не вызвал у него никаких желаний и ассоциаций: теперь, когда началась настоящая работа, организм автоматически переключился на выполнение задания. Глеб с немного болезненным интересом прислушивался к происходившим у него в мозгу процессам, словно и впрямь рассчитывал услышать щелчки реле и переключателей, приводящие в боевую готовность высокоэффективный механизм уничтожения по кличке Слепой.

"Что-то часто в последнее время я стал об этом задумываться, – подумал он, выводя машину со стоянки и вливаясь в транспортный поток, который здесь, рядом с не ведающим сна вокзалом, был уже довольно густым. – Не к добру это. Это просто работа, и нечего разводить вокруг нее философию. То, что работа эта нужна и даже необходима, не вызывает сомнений ни у кого, кроме моих, скажем так, клиентов. Мне их не жалко, и никому их не жалко, а если кто-то устал, нужно просто взять отпуск и пару недель полежать кверху пузом на солнышке, благо сейчас с этим нет проблем независимо от времени года.

Только что-то часто я стал уставать, хоть ты вообще не выходи из отпуска. Это действительно из рук вон плохо, потому что так можно совсем расслабиться, и тогда кто-нибудь из моих клиентов, который порезвее, отправит меня на покой раз и навсегда. А я этого не хочу, потому что у меня есть Ирина, а значит, есть причина, по которой я просто обязан продолжать жить. И все, и хватит об этом”.

Снег косо летел навстречу автомобилю, сверкая в лучах фар, “дворники” мотались из стороны в сторону, смахивая со стекла мокрые хлопья, спрессовывая их, выжимая из них ледяную талую водицу. Вид летящего в лицо подсвеченного фарами мокрого снега в последнее время неизменно вызывал у Глеба неприятные ассоциации. Он снова включил радио, но все станции, словно сговорившись, передавали выпуск новостей, одно за другим вываливая на слушателей давно ставшие привычными названия населенных пунктов в далекой Чечне с таким энтузиазмом, словно там, на Кавказе, и впрямь происходило что-то радостное или хотя бы просто хорошее. Глеб рефлекторно дотронулся до кадыка, раздраженно выключил радио и, вглядываясь в пеструю пелену несущегося навстречу снега, стал думать о своем задании, чтобы не вспоминать того, о чем упорно пытался, напомнить снег.

Глава 6

Древние ремесла умирают неохотно, а если быть точным, не умирают вообще. Всякий раз, когда прогресс делает очередной рывок в будущее, кажется, что уж теперь-то прадедовские способы добывания хлеба насущного окончательно канули в Лету, но, стоит немного развеяться эйфории от очередной технической или социальной революции, как неизменно оказывается, что древние промыслы никуда не делись и продолжают преспокойно процветать бок о бок с чудесами технологии и новейшими программами социальной защиты.

Люди, считавшие, что пираты сохранились только на пожелтевших страницах романов, были очень удивлены, когда во второй половине двадцатого века в море вышли легкие быстроходные суда с вооруженными людьми на борту, а величественные воздушные лайнеры начали один за другим менять свой курс под угрозой применения стрелкового оружия. Человечество давно перестало проливать слезы над “Хижиной дяди Тома”, решив, что с рабством и торговлей людьми покончено раз и навсегда.

Не тут-то было.

Начальник линейного отделения милиции подполковник Мирон Григорьевич Небаба мог бы порассказать наивным адептам свободы, равенства и братства много интересного о том, как на деле обстоят дела в этой древнейшей области человеческих отношений. Он знал об этом не понаслышке, поскольку уже третий год подряд являлся одним из крупнейших в Москве работорговцев.

Разумеется, во вверенном заботам подполковника Небабы отделении милиции не было ни зала для проведения аукционов, ни обширного помещения с решетками на окнах, где томились в ожидании очередных торгов толпы полуголых изможденных людей в цепях и колодках. Подполковник считал подобные вещи проявлением средневекового варварства, поскольку был человеком образованным и неплохо изучил Уголовный кодекс. Кроме того, в цепях и колодках не было нужды: действовавший в столице паспортный режим с успехом заменял все эти устаревшие приспособления. Это был универсальный инструмент, с помощью которого оказалось очень легко превратить вчера еще свободного человека в бессловесного раба, а потом и в некоторую сумму в твердой валюте.

Началось все с того, что подполковник. Небаба поймал некоторых своих подчиненных за неблаговидным занятием.

Группа из четырех сержантов, двух лейтенантов и одного капитана занималась отловом на вокзале не имевших московской прописки и регистрации дам легкого поведения и розничной продажей их как в московские бордели, так и в частные руки. Некоторое время Мирон Григорьевич Небаба молча присматривался к деятельности своих предприимчивых подчиненных, не совершая до поры никаких активных действий, и вскоре пришел к выводу, что дело это прибыльное, но ведут его сущие недоумки. Он" вызвал к себе членов группы для воспитательной беседы и, не стесняясь в выражениях, сообщил им о своем неутешительном для них выводе. В заключение своей энергичной речи подполковник Небаба поставил их перед выбором: сесть за проволоку на исторически значимые сроки или действовать дальше под его началом. Четыре бледных как полотно сержанта посмотрели на двух не менее бледных лейтенантов, которые, в свою очередь, переглянувшись, уставились на капитана. Капитан, в отличие от своих подельников, был не бледен, а, наоборот, красен и даже где-то багров, но деваться ему было некуда, и он, рефлекторно щелкнув каблуками, сказал: “Есть!"

– Есть на ж.., шерсть, – остывая, сообщил ему подполковник Небаба и предложил подчиненным садиться.

С тех пор, как подполковник взял дело в свои руки, оно приобрело размах хорошо поставленного коммерческого предприятия. Сержанты продолжали шарить по вокзалу, отлавливая случайную рыбешку, но этого было, конечно же, мало. Через подставных лиц подполковник дал во все рекламные газеты объявления, в которых обещал высокооплачиваемую работу для молодых женщин, умеющих пользоваться компьютером и обладающих привлекательной внешностью. Про компьютер подполковник приплел для пущей важности, а также для того, чтобы отсеять претенденток, которые в свои пятьдесят лет все еще считали себя молодыми и привлекательными У соискательниц отбирали паспорта “для оформления”, а дальше в дело вступали люди в форме. Две-три ночи, проведенные в камере, оказывали на искательниц счастья волшебное воздействие, и они, как правило, были просто счастливы, когда их “работодатели” “выкупали” их из милицейского плена. Естественно, "выкуп” стоил недешево, и отработать долг оставшиеся без документов в очень неприветливом по отношению к чужакам городе женщины могли одним-единственным способом. В процессе “отработки” их снова ловили, снова “выкупали”, долг рос не по дням, а по часам. Приезжавшие в Москву торговцы живым товаром уже знали, к кому обратиться, и ни один из них не уехал к себе домой с пустыми руками.

Иногда Небаба, надевая утром китель, искренне удивлялся тому, что на нем все еще подполковничьи погоны. Он по своему усмотрению распоряжался сотнями, если не тысячами людских судеб, его связи протянулись от Японии до Соединенных Штатов, не минуя, естественно, Кавказ и Среднюю Азию, и в то же время он был вынужден заниматься отловом бродяг и карманников и регулярно получать накачки от начальства, которое до сих пор не подохло с голоду только благодаря мелким взяткам. Такое положение вещей не устраивало делового подполковника, и его раздражение росло с каждым днем.

Время от времени ему приходилось принимать в своем более чем скромно обставленном служебном кабинете родственников исчезнувших женщин. Порой подполковник бывал вынужден признать, что эти скверно одетые люди, две трети которых не имели высшего образования, проявляли в своих поисках поистине поразительное упорство и недюжинные способности к частному сыску. Он выслушивал посетителей, разводил руками, выражал сочувствие и обещал сделать все, что в его силах. С таким же успехом он мог бы просто выкинуть этих зануд из кабинета, но Небаба был человеком воспитанным и очень заботился о чести милицейского мундира. Он искренне полагал, что его побочный бизнес не может запятнать эту самую честь, поскольку всегда очень добросовестно заметал следы.

Разумеется, сколь бы тщательно подчиненные Небабы не прятали концы в воду, время от времени случались мелкие проколы. Когда количество бесследно исчезнувших женщин, поехавших в Москву на заработки, достигло внушительных размеров, подполковник ощутил первые признаки того, что МУР и некоторые другие компетентные органы понемногу начинают присматриваться к его персоне. Некоторое время подполковник надеялся, что все как-то уляжется само собой. Он заблаговременно заручился поддержкой влиятельных лиц в правительстве Москвы, и в течение довольно длительного срока его покровители сдерживали неявный, но упрямый и целенаправленный напор федералов. В конце концов возведенная подполковником плотина все-таки рухнула, и его вызвали для допроса, но Небаба не был дураком, и к этому времени успел окончательно замести следы. Федералы остались с носом, а подполковник, которому эта история стоила огромного количества сгоревших дотла нервных клеток, решил на время прекратить деловые операции и для разнообразия заняться своими прямыми обязанностями.

Так он и поступил, и в течение двух месяцев возглавляемое им отделение занимало первые места в управлении по всем показателям. Подчиненные Небабы, в крови которых все еще гуляли лошадиные дозы адреналина, рыли землю и разве что не ходили по вокзалу строевым шагом, а весь отловленный “товар” доставлялся в отделение для оформления протокола по всем правилам науки, Небаба нес убытки, но обстановка в городе была сложная, министерство свирепствовало и проверяло всех подряд, политики и чиновники в преддверии выборов лезли из кожи вон, демонстрируя свои деловые качества, и Мирон Григорьевич решил потерпеть.

И надо же было случиться такому, что именно в это время к нему поступил самый крупный заказ из всех, что он когда-либо получал! Небаба целую неделю мучился сомнениями, так и этак просчитывая варианты При любом раскладе шансы были примерно пятьдесят на пятьдесят.

Выигрыш сулил подполковнику невероятный, совершенно фантастический куш, в случае же проигрыша ему ломился солидный срок с конфискацией имущества. Бедняга совсем извелся и дошел до того, что однажды целый час подбрасывал монетки, играя с судьбой в орлянку прямо в своем служебном кабинете. Он сделал около восьмисот бросков. При этом орел выпал у него триста девяносто семь раз, а решка – триста девяносто пять. Несколько монеток укатилось под сейф, откуда Небаба, отличавшийся тучным телосложением, так и не смог их достать.

Он долго сидел, развернувшись вместе с креслом к сейфу, и пустым, обращенным вовнутрь взглядом смотрел на черную щель под его нижним краем, где исчезли монетки. Не будь Небаба игроком, он никогда в жизни не затеял бы свой бизнес. Он чувствовал, что именно сейчас судьба подбрасывает ему шанс, которого может больше не быть. В жизни каждого игрока бывает момент, когда он должен решить, рискнуть ли ему, поставив на карту все, что у него есть, или молча повернуться спиной к обтянутому зеленым сукном столу и уйти, чтобы не возвращаться никогда. Игрок, который играет только по маленькой, не может считаться настоящим игроком.

Небаба прикинул в уме, на какую сумму может рассчитывать в случае успешного завершения операции. Он делал это не в первый раз, но у него все равно перехватило дыхание. Конечно, Рокфеллером ему не стать, но при прочих равных условиях за такие бабки ему пришлось бы корячиться год, а то и все полтора. Это при условии, что он будет работать с прежним размахом, а не сидеть, забившись в щель, как таракан, которого застукали на обеденном столе и которому чудом удалось спастись.

Подполковник окинул взглядом свой отделанный облупившимися панелями из древесно-стружечной плиты тесноватый кабинет, не преминув отметить и тяжело обвисшие под грузом годами копившейся пыли отвратно-желтые шелковые шторы на окнах, и шершавые круги, оставленные на полированной поверхности стола для заседаний мокрыми донышками графинов, и сам графин с водой для нервных посетителей – мутный, пожелтевший, с пушистым рыжим осадком на дне, и поцарапанную дверцу древнего сейфа, и затоптанный потемневший паркет, давно нуждавшийся в циклевке, и многое, многое другое, испытав при этом острый приступ отвращения. Когда-то этот кабинет казался ему вместилищем настоящей власти, пределом мечтаний, к которому он стремился всей душой, всеми печенками-селезенками. Подполковнику стало тошно. Он был неглуп и понимал, что так бывает со всеми, кто перерос собственную мечту. Древний компьютер на твоем рабочем столе вовсе не является мерилом успеха и знаком признания твоих заслуг перед обществом. Подполковничьи звезды, словно навеки клещами впившиеся в твои плечи – это твой потолок, все, чего ты, по мнению начальства, достоин.

Чем, скажите на милость, он рискует? Все это дерьмо он готов отдать хоть сейчас, и даже бесплатно. А тут – такие деньги…

Подполковник Небаба решился.

Дело было, в сущности, простым и привычным, но поражало своими размерами. Один из давних и самых надежных зарубежных партнеров подполковника внезапно вышел на него, минуя все каналы связи, и затребовал небывало огромную партию товара. Ему вдруг понадобилось двадцать пять невольниц единовременно, причем он отдельно подчеркнул то обстоятельство, что товар должен быть экстра-класса.

– Клиент привередлив, – говорил он, старательно и твердо выговаривая русские слова. Едва заметный акцент и нарочитая замедленность речи придавали его словам дополнительный вес, не оставляя сомнений в серьезности его намерений. – Нужно постараться, господин Мирон, потому что клиент хорошо платит. Очень хорошо.

– А кто он, этот твой клиент? – помнится, спросил подполковник Небаба, потягивая презентованный партнером виски и с затаенной усмешкой наблюдая за тем, как мается собеседник, будучи не в состоянии превратить благородный напиток в свинячье пойло из-за отсутствия на даче подполковника такой сомнительной роскоши, как наколотый лед. – Гарун аль Рашид?

– Вы почти угадали, господин Мирон, – сказал посредник, осторожно пригубливая неразбавленный виски и рефлекторно содрогаясь всем телом. – Надеюсь, его имя для вас не есть важность?

– Да плевал я на его имя, – честно ответил Небаба. – Надеюсь, мое имя для него тоже не есть важность. Я за славой не гонюсь, знаешь ли… Так что, я угадал? Неужто араб?

Посредник кивнул залысой головой и аккуратно поставил стакан.

– Араб, – сказал он. – Даже в большой степени.

– Что значит – в большой степени? – спросил Небаба, старательно маскируя небрежностью тона охватившее его возбуждение.

– Шейх, – с такой же деланной небрежностью ответил посредник и закурил тонкую зеленоватую сигарету с золотым ободком. – Шейх решил сделать подарок своему племяннику. Довольно широкий жест, как мне кажется, но не нам считать его деньги. Наша с вами задача, господин Мирон, состоит в том, чтобы сделать часть его денег нашими.

– Ты хоть понимаешь, какой это риск? – спросил Небаба, в запальчивости закусывая благороднейший напиток куском сала. – Особенно теперь.

– Я понимаю ваш риск, – снова выдавая свое иностранное происхождение не правильным построением фразы, терпеливо сказал посредник, отводя глаза, чтобы не видеть, как Небаба жует сало. Его слегка подташнивало от этого зрелища, но он остро нуждался в этом русском борове и потому подавил раздражение. – Но прежде чем дать ответ, вы должны знать сумму.

– Ну? – спросил Небаба, без спроса беря сигарету из пачки посредника и со щелчком откидывая крышечку зажигалки. Сигарета издавала странный запах – не табака, а какой-то другой травы, но подполковник не обратил на это внимания.

Посредник шевельнул тонкими, словно нарисованными бровями, и назвал сумму.

Небаба закурил, сделал глубокую затяжку и мучительно закашлялся. Голова у него сразу же закружилась, и он с силой вдавил только что зажженную сигарету в пепельницу.

– Что это за дерьмо? – с натугой прохрипел он. – Ну и отрава…

– Извините, я забыл вас предупреждать.., предупредить? – с немного вопросительной интонацией сказал посредник, словно невзначай убирая пачку в карман. – Это не совсем табак и не совсем бумага.., это немного совсем другое. Помогает отрешиться от того, что не главное, и хорошо рассмотреть главное.

Небаба помотал щеками, борясь с головокружением, и, щедро плеснул себе в стакан из квадратной бутылки.

– Я все понял, – сказал он. – Надо подумать.

– Это ваше право, – согласился посредник и встал. Небаба тоже встал, с некоторым трудом высвободив из-под стола свое брюхо.

– Только думайте не долго, господин Мирон. Время играет важный фактор в наше дело.

С тем они и расстались.

Теперь, спустя неделю, Небаба наконец принял решение.

Следовало еще все хорошенько продумать и максимально обезопасить себя на случай всяких неожиданностей, но маячившая впереди семизначная сумма с лихвой компенсировала возможный риск и любые неудобства, с которыми подполковник мог столкнуться в ходе проведения операции.

Небаба решил рискнуть.

* * *

Слепой не без оснований полагал, что участие полковника Малахова в этом деле было обусловлено скорее его несколько устаревшими принципами, чем прямыми служебными обязанностями. Подробностей вмешательства своего куратора в расследование деятельности зарвавшегося подполковника Небабы Глеб, конечно же, не знал, да и не особенно стремился узнать, но у него сложилось совершенно определенное впечатление, что Малахов отслеживал делишки подполковника помимо своей основной работы и без благословения начальства. Начальство было вполне довольно тем, что таинственные исчезновения прекратились, а родственники жертв могли сколько угодно слоняться по многочисленным столичным околоткам, пытаясь отыскать следы своих ненаглядных дочерей, сестер и даже жен.

Недоволен, как всегда, был только полковник Малахов, которому, по мнению некоторых сослуживцев, вечно было больше всех надо, и с каждым днем недовольство полковника все возрастало. Только этим можно было объяснить то упорство, с которым Алексей Данилович ежедневно просматривал рекламные отделы всех без исключения газет, до которых мог дотянуться.

Когда несколько дней назад Малахов при личной встрече предложил Слепому поставить последнюю точку в этом деле, Глеб колебался недолго. Он давно оставил попытки проверять и испытывать Малахова, окончательно решив, что тому можно доверять – разумеется, в тех пределах, в которых один офицер ФСБ вообще может доверять другому.

Говоря по совести, Сиверов доверял своему куратору даже сверх этих пределов – возможно, просто потому, что не был вынужден ежедневно ходить на службу, носить форму и принимать участие в карьерной гонке и битве честолюбий. Такие вещи сильно портят характер, и Глеб был очень рад, что не имеет ко всей этой возне никакого отношения.

– Заметано, – сказал он, разливая по чашкам дымящийся кофе. – В каком виде он вам нужен: холодным или горячим?

– Цинизм тебя не украшает, Глеб Петрович, – грустно сказал Малахов, осторожно беря тонкую, как лепесток, чашечку и бережно поднося ее к губам.

– А он никого не украшает, – не стал спорить Глеб. Он включил магнитофон, убавив громкость до минимума, чтобы не раздражать Малахова, который плохо переваривал симфоническую музыку, и закурил, задумчиво рассматривая поднимавшуюся с кончика сигареты струйку дыма. – Только в данном случае это не цинизм, а обыкновенная прямота, начисто исключающая двойное истолкование-. Мы с вами где-то военные люди, а это предполагает военную же прямоту и ясность отношений. “Есть”, “так точно” и все такое прочее…

– Теперь ты ерничаешь. – Малахов вздохнул. – Кстати, о военной прямоте. Довелось мне как-то побывать в Восточной Германии. Дело было как раз перед выводом оттуда наших войск. Представь себе картину: праздник, торжественное собрание, на котором присутствует офицерский состав с женами, причем как с нашей стороны, так и с немецкой.., что-то вроде прощального вечера, в общем. Представляешь?

– Угу, – сказал Глеб, водя носом над чашкой с кофе. – Этакий паноптикум.

– Ну, это дело вкуса. – Малахов усмехнулся. – Хотя мне тоже так показалось. И вот выходит на трибуну немецкий генерал, откладывает в сторону свои тезисы и конспекты и этак тепло, в неформальном ключе заявляет: “Прошу меня извиняйт, я куево кофорить по-русски…"

Глеб, не удержавшись, фыркнул в чашку, расплескав кофе и забрызгав свитер.

– Заливаете, товарищ полковник, – сказал он, утираясь. – Не могло такого быть.

– Почему же не могло? – обиделся Малахов. – Все-таки служил бок о бок с нашими. Совместные учения, маневры, совещания.., водку, опять же, вместе пили. Где ему разобраться, какая лексика нормативная, а какая нет? Тем более, что русские генералы все время именно так и выражаются.

– Все равно заливаете, – сказал Глеб.

– За что купил, за то и продаю.

– Ну вот. А говорите, сами там были…

– Это, между прочим, дурной тон: ловить начальство на мелком вранье, – строго сказал Малахов. – Начальство может обидеться…

– ..и начать врать по-крупному, – закончил за него Глеб. – Так я все-таки не понял, как мне быть с этим вашим Небабой.

– Прошу меня извиняйт, – с сильным немецким акцентом ответил Малахов. – В принципе, было бы неплохо с ним поговорить, но все, что мне нужно, я про него уже и так знаю. Он занимается похищением людей, причем в таких размерах, что никакому маньяку и не снилось. Что же мне, посадить его на десять лет?

– Это если получится, – задумчиво заметил Глеб, снова поднося чашку к губам.

– Вот именно, – проворчал Малахов.

– И как вы намерены его прищучить?

– Он опять зашевелился, – сказал полковник. – Мои ребята выловили несколько его объявлений. У нас в отделе есть одна девица… В общем, в результате проведенной оперативно-розыскной работы удалось установить, что наш Небаба затевает что-то крупное. Похоже, он готовится сорвать приличный куш и слинять. Вот тут-то ты его и хлопнешь, причем так, чтобы все было вполне очевидно: вот Небаба, а вот, наоборот, бабы…

– Что же он, по-вашему, сам их повезет? – удивился Глеб. – На его месте я бы не стал.

– Слава богу, ты не на его месте, – искренне сказал полковник, – а на своем. И вообще, это не твоя забота.

– А чья?

– Моя. Всего и делов – пугнуть его чуть-чуть, чтобы засуетился, чтобы когти рвануть захотелось. Он и так наверняка весь на нервах. Один намек – и он побежит. А бежать удобнее всего туда же, куда везут товар, потому что там деньги.

– Смотрите, не перестарайтесь, – предупредил Глеб. – Знаю я ваши намеки. Как бы он вообще на дно не лег.

– Не ляжет, – заверил его Малахов. – Некуда ему ложиться.

С момента того разговора прошло две недели, в течение которых Глеб чувствовал себя словно отравленным. Часто, глядя на Ирину, он ловил себя на мыслях о том, каково было бы ему на месте тех мужей, чьи жены, уехав в Москву подзаработать деньжат, сгинули без следа, как брошенный в воду посреди океана камешек. Конечно, у Ирины не было никакой нужды откликаться на сомнительные объявления в газетах, да и сам Глеб был вполне способен отыскать пропавшего человека, не прибегая к посторонней помощи, но много ли в России таких семей? Половина страны торгует сама с собой всяким дерьмом, укрепляя экономику Китая и Турции, а вторая половина сидит без работы. Чем не рынок рабов? Нищие, безответные, совершенно бессильные перед хамами в погонах и без, засевшими в кабинетиках и в рабочее время развлекающими себя компьютерными играми…

Слепой понимал, что Малахов намеренно заразил его собственным сумасшествием. Тоже мне, солдат революции, думал Глеб. Чистые руки, горячее сердце… Что же касается холодной головы, то в данном случае это качество чекиста Малахова было под большим вопросом. В то время, как все “внутренние органы” гонялись за террористами, полковник вдруг ни с того ни с сего заинтересовался судьбами каких-то исчезнувших баб. И ведь наверняка восемьдесят процентов из них – обыкновенные уличные проститутки…

Глеб хмыкнул, покосившись в боковое окно. “Мустанг” мчался по Тверской. Несмотря на неумолимо приближающееся утро, здесь было полно очень откровенно одетых девиц.

Похоже, бизнес подполковника Небабы нисколько не повлиял на численность их популяции. У этого колодца не было дна, из него можно было черпать бесконечно. В масштабах истории деятельность Мирона Григорьевича Небабы имела значение не большее, чем содержимое детского ночного горшка, но Глеб давно избавился от нездоровой привычки мыслить категориями всемирной истории. Каждая из исчезнувших женщин была живым человеком и имела право на защиту, в том числе и со стороны государства. Такой взгляд на вещи, несомненно, показался бы узковатым очень многим людям, однако Слепой неплохо изучил человеческую психологию и отлично знал цену широте взглядов. Каждый дурак не прочь порассуждать об истории и о том, что прогресс требует определенных жертв, в том числе и человеческих, до тех самых пор, пока колесо истории не наедет ему на ногу, или пока его самого не поволокут к алтарю, чтобы принести в жертву тому самому прогрессу, который он так превозносил. Вот тогда все эти доморощенные сверхчеловеки сразу вспоминают, что каждое сознание целиком вмещает в себя весь окружающий мир, и там остается еще довольно много места…

"Да, – подумал Глеб, на опасной скорости ведя машину в сторону окраины, – выходит, сегодня я опять размажу по асфальту одну-две Вселенных… А Малахов-то прав, я становлюсь циником. Я так долго им притворялся, что, похоже, даже не заметил, как маска начала прирастать к лицу. Слова-то какие: маска, прирастать… Жалко, что на скорости сто двадцать километров в час нельзя как следует посмотреться в зеркало, полюбоваться собой, любимым”.

Он несколько раз свернул, до боли в глазах вглядываясь в дорогу, чтобы не пропустить нужный поворот. Фонари вдоль дороги поредели, потом правое заднее колесо со стуком, и плеском угодило в глубокую выбоину, окатив пустой тротуар фонтаном грязных брызг, машину швырнуло и занесло так, что Глеб с трудом справился с управлением.

Он понял, что центр остался позади, и сбавил скорость.

Мимоходом он подумал, что Небаба все-таки дурак. Кто же делает такие вещи ночью? Перевозить рабынь лучше всего днем, когда дороги забиты транспортом, а милицейские рации, захлебываясь хрипом, наперебой кричат об авариях, кражах и иных безобразиях. Сломанную ветку легче всего спрятать в лесу, и тот, кто хочет остаться незамеченным, нигде не будет в большей безопасности, чем в гуще миллионной толпы. “Да бог с ним, с Небабой, – решил Глеб – На каждого мудреца довольно простоты, а мне так даже легче. Хватит с меня охраны и кучи визжащих женщин Не хватало еще заботиться о том, чтобы ненароком не подстрелить кого-нибудь в толпе…"

Сотрудница отдела, которым управлял Малахов, неделю назад откликнулась на объявление Небабы и была завербована. На этот раз из-за нехватки времени Мирон Григорьевич до предела упростил процедуру вербовки, опустив такие излишества, как милицейские рейды и прочая чепуха наподобие необходимости выплачивать долги. У соискательниц без лишних разговоров отобрали паспорта и надежно заперли всех на подполковничьей даче, где они и просидели всю неделю, ожидая отправки. Все это время укрепленное под одеждой “подсадной утки” передающее устройство вело прямую трансляцию. Именно из этой трансляции полковнику стало ясно, что отправка вот-вот начнется, и он принял меры.

Город, по сути, уже кончился, но по обеим сторонам дороги бесконечной лентой тянулись какие-то поселки, промышленные зоны с нескончаемыми бетонными заборами, над которыми тоскливо маячили длинные припорошенные снегом крыши и какие-то ржавые остовы, мелькали слепящие пятна прожекторов, и снова начинались поселки с их утонувшими в черной щетине голых садов домишками. Глеб внимательно следил за указателями и, прочтя нужный, резко свернул направо.

Дорога здесь была неровная, с битым-перебитым, изломанным, как упавшая с шестнадцатого этажа плитка шоколада, асфальтом. Выбоины были до краев заполнены темной водой, мешавшей определить их глубину, и Глеб выругался сквозь зубы: если бы кто-нибудь потрудился предупредить его о том, какова здесь дорога, он бы совсем по-другому рассчитал время. А теперь…

Он покосился на часы и понял, что его машина погибла.

Если он хотел успеть, нужно было пошевеливаться, а не ползти, тяжело переваливаясь с ухаба на ухаб.

Поселок кончился, и вместе с ним кончился асфальт.

Фары “мустанга” вырвали из темноты полосу липкой грязи с блестевшими в колеях лужами и белевшими кое-где заплатками снега, которая в здешних местах именовалась дорогой. Криво изгибаясь влево, дорога ныряла в черно-белый лес. Недовольно фырча и взбрыкивая, “мустанг” сполз с асфальта. Глеб еще раз выругался и нажал на акселератор. Двигатель взвыл, жидкая грязь веером полетела из-под широких задних колес, и приземистая мощная машина, созданная для того, чтобы с запредельной скоростью нестись над гладким, как стекло, скоростным шоссе, с тяжелым громыханием запрыгала по ухабам. Глеб пытался лавировать, но это мало что давало. Амортизаторы стонали и кряхтели, в багажнике лязгало железо, тяжелая сумка с оружием на заднем сиденье вдруг подпрыгнула почти до потолка и с шумом обрушилась на пол. Машину в очередной раз швырнуло в сторону, и она с леденящим душу лязгом ударилась о торчавший у самой дороги мощный еловый пень. Глеб больно прикусил язык, посмотрел на спидометр и не поверил своим глазам: скорость едва достигала шестидесяти километров в час.

Он прибавил газу, внезапно поняв, как должен ощущать себя камикадзе, ведущий подбитый самолет прямиком на палящий из всех орудий вражеский линкор. Это было опасное сравнение, и, отбросив в сторону все посторонние мысли, Глеб сосредоточился на управлении автомобилем.

Он успел. Дачный поселок промелькнул мимо, как мираж, и Слепой уже собрался было остановиться, позвонить Малахову и запросить дальнейших инструкций, когда впереди двумя рубиновыми точками мелькнули задние габаритные огни какой-то машины. Глеб снова увеличил скорость и вскоре догнал автобус. Это был видавший виды, до самой крыши забрызганный грязью бело-голубой “ПАЗ”. Когда “мустанг” Сиверова обгонял его, Глеб разглядел за темными стеклами неясные светлые овалы повернутых к нему лиц.

– Все будет в порядке, – пообещал он этим лицам, оставляя автобус позади.

Перед автобусом, как оказалось, двигался командирский “УАЗ”, вызывающе раскрашенный темно-синей и белой красками, с крупно выписанным порядковым номером и гербом на дверце, с мигалкой на крыше. Его длинная антенна бестолково моталась в воздухе, не попадая в такт прыжкам и приседаниям автомобиля. Из-под больших колес “уазика” летела грязь, а на коленях у сидевшего на заднем сиденье человека торчком стоял автомат. Глеб пронесся мимо, стремясь поскорее скрыться за поворотом: операция вступала в заключительную стадию, а он еще не занял исходную позицию.

Когда по его расчетам до выезда на шоссе осталось метров триста, Глеб загнал машину в очень кстати обнаружившуюся совсем рядом просеку и взял с заднего сиденья сумку. Он собрал и зарядил винтовку, навинтил на ствол глушитель, вышел из машины и бросился бежать в сторону шоссе, стараясь не выбегать на дорогу. Это было трудно даже с его кошачьим зрением, и пару раз он упал, больно ударившись локтями и едва не выколов себе глаза.

Поднявшись с земли в третий раз, Слепой клятвенно пообещал себе, что устроит Малахову выволочку: на его взгляд, операция была организована из рук вон плохо Он представил себе, как все срывается только из-за того, что он в темноте расшиб себе голову о какую-нибудь березу, и немедленно свалился в четвертый раз, да так, что винтовка вылетела у него из рук и с шорохом ускользнула куда-то в темноту.

Пока он шарил в колючих кустах, пытаясь на ощупь отыскать оружие, позади завыли моторы, а через несколько мгновений по стволам деревьев и кочковатой поверхности дороги заплясал желтушный свет фар. Слепой сдавленно выругался, и в ту же секунду его пальцы коснулись отполированной поверхности приклада, а в следующий миг он понял, что уже добрался до места, потому что впереди, совсем рядом, хлопнула дверца автомобиля и чей-то голос негромко скомандовал: “Приготовиться!"

В пляшущем свете фар приближающегося автомобиля Глеб увидел поваленную бурей березу, лежавшую почти параллельно дороге. Это было отличное укрытие. Слепой залег, передернул затвор винтовки и стал ждать.

Ждать пришлось совсем недолго. Не успел Глеб перевести дыхание, как в поле его зрения возник автобус. “Уазик” теперь переместился назад, а замыкал колонну невесть откуда взявшийся джип. Сиверов присвистнул, вынул из кармана запасную обойму и аккуратно пристроил ее рядом со своей правой рукой. С нависавшей над его головой ветки сорвалась тяжелая капля талой воды и с завидной точностью упала ему за шиворот. Глеб повел плечами, но поднимать воротник куртки было уже некогда: машины остановились.

Впереди, где была засада, вспыхнул прожектор, расчертив весь мир на полосы яркого света и чернильной тьмы. В этом режущем свете Глеб без труда разглядел на переднем сиденье джипа дряблую тушу подполковника Небабы и сосредоточился на нем. Возле автобуса раздавались властные голоса, требовавшие предъявить документы, но Глеб смотрел только на джип. Он услышал негромкий скрежет, с которым водитель внедорожника включил заднюю передачу, за секунду до того, как машина тронулась, и, поспешно сменив прицел, нажал на спуск. Раздался негромкий хлопок, и воздух со свистом устремился вон из простреленной шины. Для верности Глеб выстрелил еще раз, и джип тяжело осел на правый бок. Потом его дверца распахнулась, и подполковник Небаба с неожиданной для его туши легкостью выбрался наружу, явно нацелившись под шумок нырнуть в лес. Ствол винтовки описал в воздухе коротенькую дугу и слегка подпрыгнул, издав еще один негромкий хлопок. Тучный немолодой человек, мнивший себя вершителем чужих судеб, молча согнул ноги в коленях и упал лицом в холодную декабрьскую грязь, под тонким слоем которой скрывалась схваченная недавним морозом и все еще не успевшая до конца оттаять земля. Будь Небаба жив, он наверняка сильно ударился бы лицом, но такие мелочи его уже не волновали, поскольку винтовочная пуля вошла точно в середину его лба и вышла через затылок, бесследно уйдя в ночной лес Все это заняло считанные секунды.

Глеб перевел взгляд правее, решив, что теперь может позволить себе в течение нескольких минут побыть обыкновенным зрителем. Милицейский “уазик” стоял почти напротив него, и он очень хорошо разглядел, как из его задней дверцы ужом выскользнул человек в кожаной куртке, припал на одно колено у колеса и поднял к плечу гранатомет. Глебу потребовалось некоторое время на то, чтобы сообразить, что тот целится не в перегородившую дорогу машину, а в автобус с женщинами. Чертов идиот явно вознамерился убрать свидетелей, даже не заметив, что его босс уже превратился в обыкновенный кусок скверного, слишком жирного мяса. Глеб припал к винтовке, но обзор закрывал ствол молодой осины, и он, забыв обо всем, встал во весь рост, сразу же поймав на мушку голову гранатометчика и плавно спустив курок.

Никакого боя на дороге до сих пор не было. Водитель “ПАЗа” все еще что-то горячо доказывал остановившим его людям, вылезшие из “уазика” бандиты в милицейской форме все еще с привычной ленцой шли к нему на выручку, надеясь решить все вопросы одним своим появлением, и на секунду Глебу даже почудилось, что на его участие в событиях до сих пор никто не обратил внимания. В последнее мгновение он боковым зрением уловил какое-то движение возле джипа и понял, что ошибся, за долю секунды до того, как второй гранатометчик, ехавший в джипе вместе с Небабой, метнул в него свою молнию.

Граната ударила под низ ствола, который служил Глебу укрытием. Поваленная береза тяжело подпрыгнула, подброшенная кверху взрывом, к небу взлетел дымно-оранжевый столб огня, грязи и мелкого лесного мусора, расщепленный березовый комель пьяно мотнулся справа налево, настиг отброшенного взрывной волной Глеба и с хрустом ударил его в грудь.

Глава 7

Когда он пришел в себя, еще не рассвело, но очертания деревьев уже явственно проступали через редеющий мрак.

Некоторое время он просто неподвижно лежал, наслаждаясь ощущением мягкой сырости под затылком, холодным воздухом и щекочущими прикосновениями тающих на лбу и щеках снежинок. Было больно дышать, и в голове тугими мягкими толчками билась тупая неотвязная боль, но и это почему-то казалось приятным. Он попытался разобраться в своих ощущениях, но в голове все перепуталось, и он даже испугался: ему вдруг показалось, что когда-то так уже было. Глеб тряхнул головой, застонал от прострелившей ее от виска до виска нестерпимой боли, но вязкая серая муть, мешавшая думать, рассеялась, и он вспомнил, кто он такой и почему лежит в этом сыром предутреннем лесу. Он приветствовал вернувшуюся память тихим невнятным ругательством и с усилием поднес к лицу левое запястье, чтобы посмотреть на часы.

Это движение причинило ему боль, а часы, как назло, оказались разбитыми. Стрелки мирно светились зеленоватым фосфорическим светом, но их было не три, а всего две – минутная исчезла, словно ее и не было. Он бессильно уронил руку в мокрый снег и некоторое время лежал неподвижно, лениво думая о том, что, если доживет до пенсионного возраста, непременно напишет книгу о типах и разновидностях боли. В данный момент ему казалось, что он с полным правом может претендовать на звание эксперта в области болевых ощущений. “Не эксперта, – подумал он с внезапным весельем, – а дегустатора. Надо же, как он меня приложил… Взял бы чуть повыше, и – привет, пишите письма мелким почерком. Однако что же это я тут валяюсь? Не пора ли мне домой?"

Он завозился, переворачиваясь на живот. Это оказалось настолько больно, что ему пришлось еще какое-то время полежать на животе, уткнувшись лбом в грязноватую снеговую кашицу и пережидая приступ тошноты, и Глеб понял, что попасть домой будет совсем не просто.

Рядом обнаружилась молоденькая березка – вернее, то, что от нее осталось после взрыва. Кора с нее свисала клочьями, вместо веток там и сям торчали острые, обломанные у самого основания сучки. Придерживаясь за изгрызенный осколками ствол, Глеб поднялся на ноги, стараясь не стонать. Мир начал медленно вращаться вокруг него, тошнотворно кренясь из стороны в сторону, как палуба попавшего в полосу мертвой зыби корабля. Слепой покрепче вцепился в дерево и зажмурился. Постепенно ощущение качки ослабло до приемлемых пределов, и он открыл глаза.

На дороге было тихо – видимо, все, что там происходило, уже так или иначе закончилось. Глеб посмотрел по сторонам, пытаясь разглядеть свою винтовку, не нашел ее и плюнул: похоже, оружие далеко отбросило взрывной волной, а бродить кругами, разыскивая его, у него не было сил. “Пускай Малахов ищет, – подумал Глеб. – Все-таки занятие для его орлов”.

Одежда насквозь пропиталась влагой и неприятно холодила тело. Кроме того, она сильно потяжелела, и Глеб вдруг ужаснулся, представив себе, что будет, если его машину обнаружили и увели. Конечно, Подмосковье – не сибирская тайга, заблудиться и пропасть здесь значительно труднее, но Слепой не испытывал ни малейшего желания в своем теперешнем состоянии совершать пешие прогулки.

Говоря по совести, он сильно сомневался в том, что сможет вести машину.

«Вряд ли им было до того, чтобы искать какие-то машины, – подумал Глеб. – Если уж они меня не нашли… А кстати, почему они меня не нашли? Это, конечно, хорошо, что не нашли – не придется, по крайней мере, отвечать на разные неудобные вопросы, – но все-таки: почему? Простреленные шины джипа, два трупа на дороге, этот странный выстрел из гранатомета, и не по милицейским машинам, а в сторону, в лес… На их месте я бы непременно заинтересовался, а им хоть бы что. Не может же быть, чтобы они до такой степени разучились работать! Черт знает что, ей-богу…»

Он выпустил, наконец, спасительный ствол березы, сделал неверный шаг в ту сторону, где остался его “мустанг”, и вынужден был сразу же схватиться за другое дерево, чтобы не упасть. Сознание сделало попытку ускользнуть, но Глеб поймал его за хвост и удержал.

– Врешь, – сказал он.

Чтобы отвлечься, он стал вспоминать подходящие к случаю примеры из художественной литературы, но в голове почему-то упорно крутилась только “Повесть о настоящем человеке”, причем даже не книга, а поставленная по ней опера, которую он имел счастье прослушать в довольно раннем детстве. По сцене, мучительно извиваясь, полз оборванный небритый человек и хорошо поставленным голосом пел: “День ползу, два ползу… Начинается гангрена-а-а… Вот ползет ежик, я его съем…"

Глеб фыркнул и едва не упал, потеряв равновесие. Идти по лесу было чертовски тяжело, и он рискнул выбраться на дорогу. Дорога была пуста, в предрассветном сумраке смутно белел успевший запорошить ее тонкий сырой снежок.

Сиверов подумал, что межсезонье и вообще зима с некоторых пор чреваты для него серьезными неприятностями, особенно вот такие сырые слякотные дни с мокрым снегом.

– Нет, дорогие товарищи, – вслух сказал он, – так я не согласен. Что же это за манеру взяли: как оттепель, так сразу меня убивать? Я категорически с вами не согласен…

Двести или триста метров, отделявшие его от машины, показались ему длинными, как расстояние до Луны, но и они в конце концов остались позади. Припорошенный снегом “мустанг” стоял там, где его оставил Глеб, и казался просто частью пейзажа: он был такой же черно-белый и неподвижный, как окружающие его деревья и кусты. На правой передней дверце Глеб без труда различил страшную вмятину, оставленную пнем, но это зрелище не вызвало у него никаких эмоций: ему самому досталось гораздо больше, чем “мустангу”. Он никак не мог понять, почему его не искромсало осколками, и в конце концов решил, что основную массу смертоносного железа принял на себя ствол поваленной березы, за которым он прятался.

Порывшись в мокрых, забитых тающим снегом карманах, он отыскал ключ и несколько секунд разглядывал его с тупым любопытством, думая о том, насколько вещи, особенно вот такие мелкие стальные безделушки, долговечнее людей. Он едва не отдал богу душу, а ключ все это время как ни в чем не бывало лежал в кармане куртки и даже не запачкался. Потом он отпер дверцу и тяжело опустился на водительское место, не сумев сдержать стон, в котором боль смешалась с облегчением.

Машина успела основательно остыть, но внутри нее было все-таки на пару градусов теплее и гораздо суше, чем на улице. Переведя дыхание, Глеб одну за другой втащил в салон непослушные ноги, захлопнул дверцу и запустил двигатель. Кондиционер заурчал и погнал в кабину сухое тепло. Слепой включил “дворники”, и они с шорохом, скрипом и негромким постукиванием принялись размеренно мотаться перед его лицом, расталкивая в стороны налипший на лобовое стекло мокрый снег. Боль и тошнота не проходили. Глеб наугад выбрал кассету и со щелчком загнал ее в приемную щель магнитолы. Это оказался Шопен. Глеб не имел ничего против.

"Надо двигаться, – подумал он, – иначе я отключусь прямо здесь, и неизвестно, удастся ли мне потом снова включиться. Надо выбираться отсюда. Вон ползет ежик.., он меня съест”.

Он включил передачу и задним ходом вывел машину из просеки. Автомобиль двигался неуверенными рывками, и Глебу далеко не сразу удалось развернуть его, поставив носом к шоссе. После этого он немного посидел, отдыхая.

Взгляд его упал на початую пачку сигарет, лежавшую на приборном щитке. Теперь, когда задание было выполнено, ничто не мешало ему выкурить сигарету, но при одной мысли об этом он испытал новый приступ тошноты: похоже, организму хватало забот и без никотина. Глеб решил, что организму виднее, передвинул рычаг коробки передач и повел машину к шоссе.

На шоссе уже царило утреннее оживление, и Сиверову стоило немалых трудов без приключений вписаться в транспортный поток. Он вел машину по крайнему правому ряду, борясь с подступающей темнотой и твердя себе, что все нормально: раз он должен добраться до города, он доберется во что бы то ни стало.

Шедшая впереди машина вдруг начала тормозить, светя рубиновыми огнями стоп-сигналов, и сквозь рваную кисею косо летящего снега Глеб разглядел впереди ритмичные красно-синие вспышки. Скорее всего, на шоссе просто произошла очередная авария, но это могли оказаться загонщики, которые охотились на неизвестного стрелка, устроившего пальбу на проселке. В этом предположении было маловато логики и здравого смысла, но Слепому сейчас было не до умозаключений. Он чувствовал, что вот-вот потеряет сознание. В свете приборного щитка было видно, что руки у него в крови, и правая щека была мокрой от сочившейся из глубокого пореза над виском крови. В глазах у него периодически темнело, и, когда справа показался поворот на какую-то второстепенную дорогу, Глеб автоматически крутанул руль. “Мустанг” косо и некрасиво свернул на проселок, далеко забравшись на полосу встречного движения, некоторое время катился по ней, пьяно виляя из стороны в сторону, затем вернулся на правую сторону дороги и скрылся в обступавшем узкую ленту асфальта еловом лесу, оставив позади милицейские мигалки.

Глеб вел машину, борясь с обмороком. Он плохо соображал, куда едет – ему казалось, что он направляется в Москву по широкому скоростному шоссе, привычно лавируя в густом потоке бешено мчащегося транспорта. Мельтешащий перед ветровым стеклом снег то и дело собирался в призрачные фигуры, которые принимались разговаривать с ним голосами людей, давно ушедших из его жизни, а то и из жизни вообще. Они спрашивали его о чем-то, давали советы и даже, черт возьми, пытались предъявлять претензии, что, по мнению Глеба, было ужасно смешно. Он начинал смеяться и тут же приходил в себя от боли, потому что концы сломанных ребер терлись друг о друга. Он выравнивал машину, вглядываясь в летящий снег, и снова впадал в полуобморочное состояние, загипнотизированный его стремительным полетом. На развилке он свернул с асфальта, даже не заметив этого, и повел машину по разбитой колесами тяжелых грузовиков грунтовке.

Примерно в полукилометре от развилки дорогу ему преградил хлипкий шлагбаум, представлявший собой ошкуренную сосновую жердь с приколоченным к ней жестяным кругом запрещающего знака. Глеб не увидел шлагбаума – он был занят беседой с застреленным на Воробьевых горах генералом Потапчуком. “Мустанг” с грохотом протаранил шлагбаум, сосновая жердь, сухо треснув, разлетелась надвое, а грубо намалеванный на жести “кирпич” откатился на обочину и застрял в кустах.

Глеб пришел в себя от лязга, с которым капот “мустанга” въехал в шлагбаум, и проморгался, вглядываясь в дорогу. Дорога была пуста и бела, облепленный мокрым снегом еловый лес молча стоял по обе стороны. Слепой посмотрел в зеркало заднего вида, но сломанный шлагбаум уже скрылся за изгибом дороги, и он увидел только две извилистые черные колеи, оставленные на снежной целине колесами “мустанга”. “Куда это меня занесло?” – подумал Глеб, но тут же потерял всякий интерес к своему географическому положению: у них с генералом Потапчуком осталась масса нерешенных вопросов, которые требовали немедленного обсуждения…

Уже совсем рассвело, и водитель первого самосвала со щебнем, свернувший на лесную дорогу, был слегка удивлен, увидев на заснеженном проселке две черные колеи. Его удивление усилилось еще больше, когда он добрался до обломков шлагбаума, преграждавшего посторонним въезд в зону строительства. Впрочем, водитель самосвала был человеком бывалым и немедленно нашел наиболее простое и вероятное объяснение этим странностям, решив, что незадолго до него по дороге проехал какой-то алкаш, который не то до сих пор не очухался с вечера, не то залил глаза с утра пораньше Водитель терпеть не мог этих типов, из-за которых езда по отечественным дорогам превратилась в сплошную нервотрепку. Если у человека хватает денег на автомобиль, который летает, как ракета, это еще не значит, что он способен справиться с управлением своей крутой тачкой. Да, автомобили теперь не те, что двадцать или даже десять лет назад, но водители остались прежними, да и дороги с тех пор изменились очень мало.

Водитель зло продул “беломорину” и, неудобно скрючившись над большим и неповоротливым рулевым колесом, принялся чиркать спичками о засаленный, истертый коробок.

Тяжело груженый “МАЗ”, утробно рыча изношенным двигателем и выбрасывая из выхлопной трубы облака черного дыма, несся по дороге, то ныряя в выбоины, то подпрыгивая на ухабах. При каждом таком прыжке под сиденьем громыхали кое-как сваленные железки, пыльный резиновый чертик бешено плясал под лобовым стеклом, а за спинкой сиденья дружно звякали пустые бутылки. С крышки бардачка водителю ослепительно улыбалась обнаженная красотка с пышно взбитыми золотистыми волосами и кожей неестественного оранжевого оттенка. Блондинка была заснята по пояс и, поддерживая обеими руками, демонстрировала всем желающим голую и, судя по ненормальному размеру, откровенно силиконовую грудь. Вид у нее при этом был такой, словно она предлагала купить у нее парочку дынь.

Проклятый коробок совсем истерся, и спички ни в какую не желали загораться. Чиркать ими, держа коробок в той же руке, что и обод рулевого колеса, было неудобно, и от этого водитель злился еще больше. Он отлично знал, что нужно сделать для поднятия настроения, да и проверенное народное лекарство лежало наготове в бардачке, но было только восемь утра, а на шоссе он насчитал целых три аварии. Там было полно милиции, так что с опохмелкой, похоже, предстояло ждать до самого конца смены. Водитель снова посмотрел на две пьяно петлявшие по дороге колеи и тихо выматерился: везет же людям! Ни забот у них, ни хлопот. Нажрутся “абсолюта”, сядут в “мерседес”, и ну куролесить! Да еще и с бабами. Показать им зимний лес и пощупать за разные интересные места… И ведь что интересно: ничего их, гадов, не берет! Хоть бы один разбился, так нет же! Бьется кто угодно, только не эти кошельки с глазами…

Водитель потер черной от въевшегося масла ладонью небритую щеку и снова принялся чиркать спичкой о коробок. Спичка сломалась, он с проклятием отшвырнул ее в сторону и достал новую, с раздражением отметив, что спичек в коробке осталось всего штук пять, не больше.

"Говно дело, – подумал он. – Все-таки надо было мне вчера того.., поаккуратнее. Так разве с ними поспоришь?

Вот наградил господь родственничками! Если пить – так уж до упора, до поросячьего визга. Опять весь туалет заблевали, козлы. Это шурин, больше некому. У него такая манера. И зачем пить, если организм не принимает? Только продут переводит, недоносок мордатый… Да и тесть не лучше, но этот хоть не блюет. В него сколько ни залей, ему все едино: сидит, скалит свои вставные челюсти и пустой стакан тянет – наливай, мол. А доченька его, грымза толстозадая, знай туда-сюда топает и дверями стучит, вместо того, чтобы людям человеческую закуску приготовить. Была бы закуска путная, так, может, меня бы сегодня не так крутило. Да ведь ей все равно, в каком виде муж утром на работу поплетется, ей лишь бы зарплату отобрать… Одно слово, Петлюра”.

Вычислив, наконец, главного виновника всех своих бед, водитель немного успокоился, и даже спичка, словно почуяв перемену в его настроении, зажглась с первого раза. Он поднес дрожащий оранжево-голубой огонек к кончику папиросы и усердно заработал щеками, раскуривая волглый табак. Дорога круто свернула вправо, он крутанул одной рукой неподатливый руль и вдруг увидел стоявшую сразу за поворотом шикарную иномарку.

Широкий приземистый автомобиль косо торчал посреди дороги, совершенно загородив проезд. Водитель самосвала успел разглядеть свежую вмятину на правой передней дверце и широкий смазанный след бокового заноса на белом полотне дороги. Выронив спички, он изо всех сил вывернул руль влево, ударив по тормозам. Тяжелый “МАЗ” занесло, немного проволокло боком, и он с грохотом ударился в стоявшую на дороге иномарку. Послышался отвратительный скрежет сминаемого металла, со звоном посыпалось стекло, бутылки за спинкой сиденья самосвала опять дружно задребезжали, и “МАЗ” наконец замер, в последний раз вздохнув пневматическими тормозами.

Несколько секунд водитель самосвала сидел неподвижно, глядя прямо перед собой потухшим взглядом. Забытая папироса лениво тлела, прилипнув к нижней губе. В тишине громко тикал, остывая, заглохший двигатель. Этот звук напоминал удары капающей из протекающего крана воды.

Водитель почему-то вспомнил детство. У них на кухне стояла жестяная раковина, и кран все время тек, потому что некому было заменить прокладку. Звук, помнится, был точно такой же, а в том месте, куда падали капли, всегда было невыводимое ржавое пятно…

Словно во сне, он распахнул дверцу и спрыгнул на дорогу. Припорошенная снегом грязь неприятно подалась под ногами, его кирзовые сапоги разъехались в стороны, и он обязательно шлепнулся бы во все это дерьмо, если бы не схватился рукой за край открытой дверцы. Папироса потухла, и он выплюнул ее в снег.

Удар получился сильным. Чертову иномарку отшвырнуло на обочину, развернув носом против движения. Правое заднее крыло выглядело так, словно побывало под кузнечным прессом, толстый обтекаемый бампер оторвался и косо торчал в сторону. Повсюду валялись куски цветного пластика и битое стекло, в воздухе пронзительно воняло пролитым бензином. Смятая крышка багажника стояла дыбом, левая передняя дверца распахнулась от удара, и в шаге от нее на дороге ничком лежал человек в короткой кожаной куртке. Его руки и лицо были в крови. Он не подавал признаков жизни, и водителю самосвала очень некстати вспомнилось, почему кран у них на кухне некому было починить. Его отец тоже был шофером, и однажды утром, мучаясь похмельем, сбил на скользкой дороге пешехода.

Пешеход умер на месте, а отец отправился в тюрьму. Теперь вся история, похоже, повторялась сначала, и водитель “МАЗа” испытал почти непреодолимое желание завести машину и пару раз проехаться по тупой башке лежавшего на дороге “нового русского”. Чертов ублюдок устроил-таки ему неприятности.

Злость схлынула, уступив место тоскливому недоумению: за что? Ехал себе человек, никого не трогал..

Он встряхнулся и взял себя в руки. О чем это он тут думает? Какая разница – новый русский или старый узбек? Он водитель, а водитель водителя в беде не оставит, иначе ему самому несдобровать. Если даже водители перестанут помогать друг другу, то этот мир окончательно сойдет с ума. Только вот можно ли еще чем-то помочь этому парню?

Он поспешно подошел к раненому и с облегчением убедился в том, что тот жив. Собственно, это было в порядке вещей: удар пришелся по багажнику легковушки, водителя сразу выбросило на дорогу, так что сильно пострадать он вроде бы не мог. Тогда откуда столько крови и почему он без сознания? Неужели и вправду пьян?

Водитель самосвала повел носом, но бензиновая вонь начисто забивала все остальные запахи. “Не шарахнуло бы”, – с опаской подумал он и, подхватив раненого под мышки, торопливо поволок его к самосвалу.

* * *

В то утро похмелье мучило не только водителя самосвала. Майор ФСБ Алексей Губанов проснулся с тяжелой головой и не сразу понял, где находится.

Вокруг были голые кремовые стены, слегка шероховатые на ощупь. Фактура материала была такой, что сразу и не поймешь, что это, штукатурка, обои или вообще какой-нибудь пластик. С высокого белоснежного потолка на майора бессмысленно пялились стеклянные линзы точечных светильников, сквозь широкое, без переплета окно в пластиковой раме в комнату сочился грязноватый пасмурный свет. Лежать было жестко, майор весь затек и отлежал себе все на свете. Пощупав рукой, он обнаружил, что лежит, оказывается, на покрытом импортной каменной плиткой полу.

Пол был холодный, и Губанов решил, что надо вставать, пока не заработал себе радикулит, а то и что-нибудь похуже.

Вспомнив о болезнях, он немедленно сообразил, где находится. Это же его детище, его, трах-тарарах, медицинский центр… Помнится, вчера они с Кацнельсоном и Масловым обмывали завершение отделочных работ в западном крыле, где планировалось разместить собственно клинику.

Сначала пили водку, потом шампанское, а потом, когда горючее кончилось, Маслов, кажется, достал спирт. Или нет? Откуда, собственно, у Маслова мог взяться спирт, клиника-то еще не действует? Не мог же он его с собой из Москвы притащить? Губанов тщательно проанализировал свои ощущения и пришел к выводу, что Маслов притащить с собой спирт не можно каким-то образом все-таки притащил.

"Чему удивляться-то? – угрюмо подумал майор, садясь на полу и немедленно хватаясь обеими руками за голову, которая, казалось, готова была взорваться, как осколочная граната. – Конечно, притащил. Кацнельсон вон еврей, и то пьет, как лошадь, а это же все-таки русский человек, нашенский. Ох, сволочи, отравили они меня… Это же надо, какой из них распрекрасный дуэт получился. Но работают как звери. Такими темпами к весне, глядишь, и закончим”.

Кряхтя, он подтянул под себя ноги, усевшись по-турецки, и, забравшись во внутренний карман мятого пиджака, вынул скомканную пачку сигарет. Сигарет в пачке осталось всего две штуки, причем одна из них лопнула вдоль почти по всей длине. Губанов выбросил ее в угол и вынул из пачки вторую. Сигарета была кривая, но целая, и он закурил, кривясь от отвращения и все усиливавшейся головной боли.

За широким окном неподвижно стоял заснеженный еловый лес. С неба опять падал мокрый снег, еловые лапы совсем обвисли под его тяжестью, и, пока Губанов, дымя сигаретой, бездумно смотрел в окно, с них несколько раз сорвались и бесшумно обрушились вниз тяжелые сырые пласты. Губанов посмотрел на часы. Было восемь утра, впереди его ждала масса дел. День был расписан буквально по минутам, и благодаря вчерашней безобразной пьянке расписание уже пошло ломаться, как лед на реке во время весеннего ледохода.

– Ну и хрен с ним, – громко сказал Губанов, потушил окурок о каменные плиты пола и с кряхтением принял вертикальное положение.

Маслова он отыскал в кабинете главврача. Это было, пожалуй, единственное помещение во всем здании, имевшее законченный, вполне обжитой вид. На окнах, как полагается, висели жалюзи” стол вызывал уважение своими внушительными габаритами и строгим, лишенным ненужных излишеств дизайном, матово поблескивала светлая кожаная обивка мягких кресел для посетителей, на приставном столике справа от рабочего места Маслова слепо таращился темным бельмом выключенного монитора современный компьютер.

Сам Маслов восседал за столом во вращающемся кресле и, согнувшись в три погибели, сосредоточенно стриг ногти на ногах хирургическими ножницами. Ногти у него были мощные, кривые и желтые. Губанов подумал, что здесь больше подошли бы не ножницы, а молоток и зубило, и поспешно отвел глаза: от вида желтоватых докторских ступней с кривыми ногтями и ороговевшими растоптанными пятками его вдруг замутило.

Услышав шаги Губанова, Маслов поднял на него глаза. Даже сквозь стекла очков было видно, что белки у него розоватые с перепоя, но в остальном чертов Айболит выглядел как огурчик.

– О, – сказал он, – некротическое явление. В морге, небось, переполох: куда этот, из восьмого контейнера, подевался? Неужто сторожа его на котлеты пустили? А он – вот он!

– Болван, – проворчал Губанов и тяжело рухнул в одно их кресел. – Черт, – сказал он, – мягко, – Спрашивается, почему я спал на голом каменном полу, как бродячий пес?

– А это ты у себя спроси, – посоветовал Маслов, натягивая на ногу драный хлопчатобумажный носок. Он критически осмотрел высунувшийся из дыры большой палец, пожал костлявыми плечами и сунул ногу в ботинок. – Я тебе предлагал нормальное спальное место, а тебе, видите ли, захотелось романтики. Насилу тебя уговорили костер в палате не разводить.

– Да? – удивился Губанов. – Черт, ничего не помню. А все ты со своим спиртом. Самого, я вижу, как огурчик.

– Точно, – сказал Маслов, – как огурчик. Хоть сейчас под крышку и в погреб. Хорошее слово – погреб. Напоминает погребение.

– Тьфу на тебя, – сказал Губанов. – Бездельник ты, а не главврач.

– Не спорю, – согласился Маслов и, запустив руку в недра своей растрепанной бороды, энергично поскреб шею. – А кого прикажешь лечить?

– Меня, например, – проворчал майор. – Помираю ведь прямо на твоих глазах.

– А, – сказал Маслов, – понятно.

Он сунулся в тумбу письменного стола, некоторое время звякал там стеклом, пыхтел и чем-то аппетитно булькал, после чего вновь вынырнул на поверхность и поставил перед Губановым мензурку, до краев наполненную прозрачной жидкостью. Губанов поспешно протянул дрожащую руку и залпом выплеснул содержимое мензурки в рот. Он покраснел, глаза его угрожающе выпучились, и Маслов торопливо подвинул к нему графин с водой. Губанов схватил графин и припал к нему, как путник, трое суток блуждавший в сердце Сахары. Он булькал и захлебывался, вода, пузырясь, стекала по его подбородку за ворот несвежей рубашки.

Наконец он со стуком поставил наполовину опустошенный графин на место, утерся рукавом и шумно перевел дыхание.

– Отравитель, – просипел он неожиданно севшим голосом. – Неужели нельзя было предупредить, что неразведенный?

– Вчера ты хлестал его, как воду, – напомнил Маслов.

– Так то вчера, – возразил Губанов.

– Смотри, – предупредил его приятель, – как бы мне не пришлось выделять вам палату на двоих.

– Ого, – Губанов перестал пыхтеть и утираться и с интересом уставился на собеседника. – А ты, я вижу, уже освоился с ролью хозяина.

Борода доктора ехидно шевельнулась. Рта его было не разглядеть под нависающими усами, но майор готов был поклясться, что Маслов саркастически улыбается.

– А у тебя есть на примете другая кандидатура? – спросил доктор и ткнул указательным пальцем в переносицу, поправляя очки. – Меня в последнее время почему-то все время мучают сомнения. Я хотел обсудить это вчера, но ты как-то очень быстро окосел…

– Я устал, – перебил его Губанов – Тебя бы на недельку в мою шкуру.

– ..и потом, здесь все время крутился этот твой Кацнельсон, – невозмутимо закончил Маслов с таким видом, словно Губанов вообще ничего не говорил. – Ну как, голове полегчало или ты хочешь еще добавить?

– Хочу, – честно признался Губанов, – но не буду. Знаешь народную мудрость? Она гласит, что неосторожный опохмел приводит к длительному запою.

– Это не народная мудрость, а медицинский факт, – поправил Маслов. – Ты уверен, что больше не хочешь? В конце концов, я не прочь присоединиться.

– Уволь, – после короткого раздумья отказался Губанов. – Дел действительно невпроворот. Кручусь, как белка в колесе, вот и вырубился вчера. " – Да, ты похудел, – согласился Маслов.

– На себя посмотри. Так о чем ты хотел со мной поговорить?

– Это не к спеху. По крайней мере до вечера подождет. Ты освободишься к вечеру?

– Постараюсь, – сказал Губанов, – но не обещаю. Ты имеешь в виду что-нибудь серьезное?

– Мне кажется, что да, – ответил Маслов, осторожно просовывая в узкую щель между усами и бородой фильтр сигареты. – А на самом деле может оказаться, что нет. Я плоховато разбираюсь в вопросах строительства, потому и решил посоветоваться с тобой.

– А я что, архитектор? Вон Кацнельсон целый день на площадке, посоветовался бы с ним.

– Нет, – твердо и многозначительно сказал Маслов, – с Кацнельсоном я об этом разговаривать не стану.., по крайней мере, не в первую очередь.

– Как интере-е-есно, – пропел Губанов, которому на самом деле вовсе не было интересно. Доктор Маслов был его старинным приятелем, но теперь вдруг выяснилось, что клоунская внешность доктора обманула и его. Айболит на поверку оказался гораздо умнее, чем можно было предположить, и обладал недюжинной практической сметкой, в чем его вообще нельзя было заподозрить по внешнему виду. – Как интересно, – повторил майор и хотел добавить что-то еще, но тут внизу, за железными воротами в ограждавшем строящийся объект дощатом заборе пронзительно заныл автомобильный сигнал. Кто-то бешено давил на клаксон, посылая серии гудков, состоявшие из одного длинного и трех коротких сигналов. Губанов вспомнил, что в правилах дорожного движения такая серия служит сигналом общей тревоги, а в азбуке Морзе соответствует букве “Б”.

Маслов, забыв о незакуренной сигарете, лихо крутнулся вместе с креслом и сунулся к оконному стеклу.

Губанов, морщась от слишком резких звуков, обошел стол и присоединился к приятелю.

Выскочившие на шум работяги в щегольских красно-синих утепленных куртках с иностранными надписями на плечах уже откатывали в стороны створки ворот. Ворота еще не успели открыться до конца, а в них уже просунулось тупое рыло потрепанного “МАЗа”. Взревев двигателем так, что в расположенном на втором этаже кабинете Маслова мелко задрожали оконные стекла, под завязку нагруженный щебенкой самосвал влетел во двор, описал по нему широкий полукруг и как вкопанный замер перед крыльцом. Из кабины кулем вывалился замасленный небритый мужик в телогрейке и рыжих кирзачах и принялся, размахивая кепкой, что-то орать. Сквозь тройной стеклопакет до Маслова и Губанова доносились только какие-то невнятные вскрики, из которых совершенно невозможно было разобрать, что понадобилось крикуну, но рабочие во дворе, хоть и были, судя по одежде, иностранцами, казалось, поняли его вполне. Несколько человек подскочили к кабине самосвала и осторожно извлекли из нее бесчувственное тело, издали более всего похожее на обыкновенный труп.

– Ну вот, – сказал Губанов, – а ты расстраивался, что тебе некого лечить. Можешь приступать.

– Даже не подумаю, – буркнул Маслов, торопливо шаря в столе в поисках перевязочного материала. – Первую помощь, конечно, окажу, но потом просто необходимо вызвать “скорую”. Я не хирург, да и здесь, строго говоря, далеко не больница “скорой помощи”.

– Ну, хоть первую помощь, – добродушно согласился Губанов, вслед за приятелем выходя из кабинета.

Пострадавший уже лежал на мраморном полу вестибюля.

Под головой у него была замасленная телогрейка водителя, а вокруг толпились одичавшие от лесной жизни и сенсорного голодания красно-синие работяги. Водитель самосвала стоял рядом с раненым, комкая в руках кепку, и вид имел самый что ни на есть встрепанный и виноватый. Одного взгляда на его растерянную и вместе с тем агрессивную физиономию было достаточно, чтобы понять, откуда взялся пострадавший и кто конкретно его переехал.

Маслов протолкался через красно-синюю толпу и присел над раненым. Шофер сунулся было к нему, что-то бубня и объясняя, но Маслов молча отпихнул его локтем и зубами надорвал вощеную бумагу, в которую был упакован бинт.

Откуда-то коршуном налетел Кацнельсон, с ходу раскричался и погнал работяг на улицу. Губанов крепко взял за локоть подавшегося было за ними шофера и потащил его в другую сторону.

– Пойдем, голубь, – сказал он, – потолкуем. Расскажешь, что да как.

– Ага, – не оборачиваясь, одобрил его действия Маслов, – правильно, Леха. Выясни, что там у них произошло, это может оказаться важным.

– Не виноват я, командир, – ныл водитель. – Что же он, гад, делает? Напился, шлагбаум своротил, а потом поставил свою иномарку прямо за поворотом, а у меня за спиной пять с половиной тонн…

– Тихо, – сказал ему Губанов и повернулся к Маслову. – Серега, посмотри, он часом не пьяный?

Маслов принюхался и отрицательно помотал лысой головой.

– Как стеклышко, – сказал он. – Разве что обкурился, но… – Он приподнял веки пострадавшего и поочередно заглянул ему в оба глаза, потом, не особо церемонясь, закатал левый рукав и внимательно осмотрел вены. – Нет, все чисто. Трезвее нас с тобой, поверь специалисту.

– Не виноват я, командир, – снова завел свою шарманку водитель самосвала. От него остро разило перегаром и соляркой. – Выручай, а? Допустим, ваши ребята его в лесу нашли, а я его и в глаза не видел.” А, командир?

– Посмотрим, – сказал Губанов и, отодвинув водителя рукой, подошел к пострадавшему.

Маслов сосредоточенно бинтовал голову раненого, и когда Губанов полез во внутренний карман испачканной кровью и грязью кожаной куртки, поднял на него недоумевающий взгляд.

– Работай, работай, – сказал ему майор. – Ты по своей части, а я по своей.

Он вынул водительское удостоверение и, бросив на него беглый взгляд, отложил в сторону. Какой-то Федор Бесфамильный… Эх ты, Федя!

В кармане было еще что-то, и, вынув это “что-то” из-за пазухи у раненого, майор Губанов удивленно присвистнул. В руках у него было служебное удостоверение капитана ФСБ Федора Бесфамильного. Майор сличил фото в удостоверении с оригиналом и убедился в их идентичности. Вот разве что на фотографии капитан Бесфамильный выглядел получше – не таким помятым, что ли.

Губанов задумался, сидя на корточках и постукивая удостоверением по раскрытой ладони. Потом он убрал удостоверение в карман и поманил к себе водителя. Тот подбежал мелкой рысью и с готовностью склонился над майором.

– Вот что, – сказал Губанов. – Ты где на него налетел?

– Да тут, рядышком, в километре от ворот, – зачастил водитель.

– Его машина все еще там?

– Там, а где ж ей быть-то?

– Значит, так, – сказал Губанов, тяжело вставая с корточек и поворачиваясь к раненому спиной. – Разгружайся и гони туда. Трос у тебя есть? Цепляй его машину к своему самосвалу и волоки сюда.., нет, черт, сюда нельзя! Волоки ее к озеру, к дамбе, и там утопи к чертовой матери, чтоб все концы в воду. Сделаешь все как надо – отмажу. Не сделаешь – разбирайся сам.

Через полчаса, – он посмотрел на часы, – нет, ладно, через час… Через час я звоню в милицию и сообщаю о происшествии. Интересно знать, что они скажут после того, как ты подуешь в трубочку?

Водитель пару раз открыл и закрыл рот, словно собираясь возразить, а потом отчаянно махнул рукой и опрометью бросился вон, хлопнув стеклянной дверью вестибюля.

– Интересно, а что ты скажешь врачам “скорой”? – осведомился Маслов, ощупывая ребра раненого сквозь мокрую ткань рубашки.

Губанов повернулся к нему лицом и некоторое время молча разглядывал согнутую спину приятеля.

– Ничего, – сказал он наконец. – Я ничего им не скажу по той простой причине, что их здесь не будет.

– Как это? – Маслов обернулся, держа в правой руке моток бинта.

– А вот так. Этот парень останется здесь.., да выяснения некоторых обстоятельств.

Глава 8

Владимир Купченя был недоволен. Стройка стройкой, деньги деньгами, но вербовался он все-таки в строители, а не в партизаны-подпольщики. Конечно, забор вокруг стройплощадки – это одна видимость, и при желании можно было бы просто пролезть в дыру, отмахать пяток километров лесом и поймать на шоссе попутку, но к этому существовали некоторые препятствия. Между прочим, не будь этих препятствий, Купчене и в голову бы не пришло чем-то возмущаться, но препятствия были, и именно они раздражали свободолюбивого сына белорусских болот.

Поначалу все складывалось очень даже удачно. Конечно, странностей хватало и тогда, но в ту пору Купченя с радостью завербовался бы хоть на атомную подводную лодку, хоть в чеченские снайперы, лишь бы оказаться подальше от родной деревни и от Кольки Баранова с его пудовыми замасленными кулачищами и с его “гольфом”, черт бы его подрал.

Купченя рассчитывал, что работать ему придется на даче у какого-нибудь нового русского, который решил немного сэкономить и вместо зажравшихся земляков набрать строителей из братской республики, где с деньгами и прочими радостями жизни было немножечко поплоше. Про эти дачи рассказывали страшные вещи: будто бы хозяева придираются к любой мелочи и если, к примеру, при проверке качества штукатурки между правилом и стеной остается щель, попросту прикладывают причитающуюся штукатуру пачку денег к правилу и щелчком проталкивают купюры в щель. То, что осталось в пачке – твое, а вот то, что проскочило – извини-подвинься… Это было, конечно, неприятно, но, если подумать, вполне справедливо: как работаешь, так тебе и платят, а не нравится – езжай в родной колхоз и работай там, как бог на душу положит.

Но вышло все немного по-другому, и ни одного нового русского Купченя вблизи так и не увидел. То есть, может быть, они ему и встречались в его первый день в Москве, но он их не заметил: ни на ком из встреченных им людей не было малиновых пиджаков и золотых цепей толщиной в три пальца.

Прибыв на место, Купченя с опасливой радостью узнал, что принят на работу в совместную российско-турецкую строительную фирму. Так, по крайней мере, сказал человек, давший Купчене на подпись какие-то документы и забравший его паспорт. Купчене показалось, что человек этот похож не столько на турка, сколько на еврея, и в самом скором времени его подозрения подтвердились. Фамилия “турка” была Кацнельсон, а звали его Яковом Семеновичем. Все эти интересные сведения он сообщил о себе сам на первом и единственном собрании трудового коллектива, где Купченя наконец-то получил возможность познакомиться со своими будущими коллегами.

Все коллеги, к немалому удивлению Купчени, оказались такими же, как он, жгучими брюнетами. Его недоумение по этому поводу разрешилось быстро: заговорщицки понизив голос, Кацнельсон объявил, что единственные турки, которые есть в фирме, – это они сами. “Дело простое и законное, как дыхание, – говорил он, демократично оседлав стул. – Впрочем, если кому-то оно не по нутру, еще не поздно отказаться. В чем тут фокус? Так я вам скажу, что никакого фокуса нет. Наш хозяин хочет, чтобы у него работали какие-то турки, как будто кроме турок никто не умеет строить. Я таки считаю, что он не прав, но деньги платит он, а не я. Заметьте, что платить он собирается туркам.., соображаете?"

Среди собравшихся дураков не оказалось, и на следующий, день бригада приступила к работе. На стройплощадке Кацнельсон волшебно преобразился, превратившись в лютого зверя. Лютовал он ровно пятьдесят минут каждого часа, после чего объявлял перекур и на десять минут становился милейшим человеком, знавшим массу еврейских анекдотов и травившим их так, что работяги катались по земле, держась за ноющие животы. В эти короткие десять минут Купченя начинал верить в то, что все люди – братья, но перекур заканчивался, и зверский рык Кацнельсона снова превращал его подчиненных в ярых антисемитов.

Такая тактика оказывала свое воздействие на ход строительства, и здание, которое неизвестно зачем понадобилось возводить посреди елового леса, росло, как на дрожжах. Вместе со зданием росло личное благосостояние каждого из строителей – так, по крайней мере, утверждал Кацнельсон. Живых денег никто из строителей не видел с того момента, как за ними закрылись ворота стройплощадки, но каждую неделю Кацнельсон приносил в столовую ведомости и давал им расписаться в получении совершенно сумасшедших сумм. “Вы-таки думаете, что Кацнельсон прикарманивает ваши денежки, – говорил он, когда кто-нибудь принимался ворчать по этому поводу. – Так я вам скажу, что вы просто банда азиатов, не понимающих собственной пользы. Что будет, если я дам вам эти деньги сейчас? Вы все перепьетесь и не выйдете на работу, а Кацнельсону платят за то, что он выдерживает график строительства. Вам наплевать на Кацнельсона? Кацнельсон это как-нибудь переживет, но что вы скажете, когда самый умный из вас ночью соберет все, что вы не успели пропить, в большой мешок и тихо уйдет в лес? Вы прибежите к Кацнельсону и спросите, где ваши деньги, а Кацнельсон вам ответит, что вы просто куча идиетов. Вам это понравится? Я таки думаю, что вам это не понравится, и поэтому ваши денежки спокойно лежат в банке”. В подтверждение своих слов Яков Семенович торжественно потрясал в воздухе какой-то таинственной голубовато-зеленой бумажкой с бледными разводами и удалялся, гордо запрокинув носатую голову со сверкающей плешью в обрамлении кучерявых волос, из-за которой он был похож на полуоблетевший одуванчик.

Собственно, здесь, на территории стройки, в наличных деньгах никто не нуждался. Строители жили в круглых утепленных вагончиках-балках, которые казались Купчене гораздо более комфортабельными, чем его родной дом.

Купченя подсчитал, что давно собрал сумму, втрое превышавшую его долг Кольке Баранову, но не торопился просить расчет: жилось здесь не так уж плохо. Работать было легко, потому что Кацнельсон, хоть и еврей, сумел наладить все по высшим европейским стандартам. Так, по крайней мере, казалось Купчене и его коллегам, давно забывшим, что на нормальных стройках случаются простои из-за перебоев в снабжении. Что касается лично Купчени, то он только диву давался, как это раньше ухитрялся жить без ежедневного посещения душевой.

Кормили здесь на убой, а по вечерам каждый желающий мог обратиться лично к Кацнельсону и получить под роспись бутылку водки, но только одну, и ни капли больше. В целом все это напоминало не самую худшую из действующих моделей коммунизма, вот разве что не хватало баб.

Купчене, помимо баб, не хватало личной свободы. Ему очень быстро надоело вечерами напролет сосать водку, резаться в карты на спички и пялиться в телевизор. Запрет выходить с территории стройки постепенно начал восприниматься как ущемление жизненно важных интересов. Кроме того, в Купчене вдруг взыграло национальное самосознание, и в присутствии заказчиков, которые время от времени наведывались на стройку, он едва сдерживался, чтобы не загнуть матом во всю глотку или не спеть что-нибудь этакое, народное, наподобие “крошка моя, я по тебе скучаю”.

Коротко говоря, Купченя родился с шилом в.., ну, сами понимаете, где именно, и просто не мог долго существовать без неприятностей. Окончательно освоившись на новом месте и поняв, что никаких приключений здесь не предвидится, он начал искать их сам.

В то утро, когда на стройку привезли раненого, Купченя получил наряд на уборку строительного мусора из помещений восточного крыла. В придачу к наряду ему выдали совковую лопату и, по здешнему обычаю, новенький респиратор и защитные очки. Респиратор был сработан из темно-зеленой отечественной резины и оснащен двумя дырчатыми алюминиевыми блямбами по бокам, через которые, как понял Купченя, должен был проходить воздух. Это было явно отечественное изделие, а вот очки Купчене понравились. Они были целиком отштампованы из прозрачного пластика и сидели на лице так, словно их и вовсе не было. Купченя дал себе слово, что непременно сопрет несколько пар. Он как раз собирался потребовать у Кацнельсона новую пару рабочих перчаток, потому что старые порвались (на самом деле они лежали у Купчени под матрасом.., там, под матрасом, вообще много чего лежало, но Кацнельсону об этом знать было необязательно), когда на площадку перед главным корпусом ворвался этот бешеный шоферюга на своем “МАЗе”. Купченя от души посочувствовал парню, которого замертво выволокли из кабины, но и обрадовался тоже: наконец-то в этом стерильном раю что-то случилось.

Впрочем, долго радоваться ему не пришлось, потому что на месте происшествия очень быстро появился Кацнельсон, разинул варежку шире собственной физиономии и разогнал всех по рабочим местам.

Купченя вышел на крыльцо, воровато огляделся по сторонам и высморкался в два пальца прямо на мраморные ступени. За такие дела здесь полагался штраф, но таким образом Купченя демонстрировал свою независимость. Кроме того, его очень забавляла идея, что кто-то может на полном серьезе скостить с его личного счета приличную сумму в твердой валюте только за то, что он высморкался или, скажем, помочился на забор. Это казалось ему просто неудачной шуткой Кацнельсона, не более того.

Спустившись с крыльца, он подобрал брошенную впопыхах лопату, небрежно взял ее под мышку и, еще раз оглядевшись, нырнул за трансформаторную будку. События этого утра можно было считать в достаточной степени волнительными, а одним из лучших успокоительных средств всегда была вовремя выкуренная сигаретка. Конечно, Купченя знал средство получше, но заначка хранилась под кроватью в вагончике, вагончик был заперт, а Кацнельсон никогда не скрывал своего мнения по поводу пьянства на рабочем месте. Остаться без работы Купчене не хотелось, и он решил ограничиться сигаретой.

Докурив сигарету до фильтра, он с самым деловым видом вышел из-за будки и зашагал к входу в восточное крыло, неся лопату на согнутой в локте руке, как охотник двустволку. Вокруг уже вовсю кипела работа, из открытых окон четвертого этажа, разваливаясь в воздухе и оставляя за собой облака известковой пыли, вылетали охапки мусора, где-то рокотал компрессор и истерично стрекотал отбойный молоток. За углом с диким ревом завелся бульдозер, тут же сбросил обороты и, мерно рокоча, пошел утюжить задний двор, разравнивая площадку под будущий газон. Вся эта суета заставила Купченю почувствовать себя несколько неуютно, и он ускорил шаг.

Дверь главного корпуса вдруг распахнулась, и на крыльцо бомбой вылетел давешний шофер, который привез раненого. Увидев проходившего мимо Купченю, он клещом вцепился в рукав его красно-синей куртки. От него разило перегаром, и Купченя, который тоже как-нибудь не первый день жил на свете, сразу понял, откуда в здешней глухомани взялся раненый.

– Браток, выручай, – сбивчиво и торопливо заговорил шофер. – Ты видишь, какая бодяга? Помоги чуток, ладно? Я гравий сброшу, а ты кузов чуток подчистишь, что тебе стоит?

Купченя пожал плечами, – и шофер скис.

– Блин, ты же по-русски ни хрена не понимаешь, – разочарованно сказал он. – Турок ты хренов, так тебя и не так…

– Сам ты турок, – не утерпел Купченя и был немедленно вознагражден обалдевшей миной, проступившей на щетинистой морде водителя. – Мне не жалко, но если Семеныч меня застукает, нам обоим хреново будет.

– Это еврейчик ваш, что ли? – с легким презрением уточнил шофер.

– Это он с виду еврейчик, – проинформировал его Купченя, – а как до дела дойдет, вздрючит получше любого русского.

– Так здесь делов-то на три минуты, – сказал водитель. – Конечно, кабы ты мне еще на озере подсобил, был бы ты тогда вовсе золотой человек. А я бы, знамо дело, рассчитался по-людски. Как знал, поллитра с собой прихватил. Только по-быстрому, а? У меня времени всего час.

– А потом что? – спросил Купченя, озираясь по сторонам – не идет ли Кацнельсон.

– А потом тюрьма, – признался шофер.

– Э, браток, – сказал Купченя, – да ты, я вижу, влетел по-крупному. Вот черт… – Он на секунду задумался, а потом плюнул на землю и снова с шумом высморкался в два пальца. – Да пошли они нахер, суки! Что я им, турок какой-нибудь, в самом-то деле? Аида, чего там!

Водитель обрадованно кинулся к самосвалу и задним ходом подогнал его к бетономешалке. Ковш опрокинулся, щебенка с шумом хлынула на землю. Вскарабкавшись на косо задранный кверху скользкий железный борт, Купченя лопатой счистил приставшие к мокрому железу кучки мелких камешков и спрыгнул вниз. Ковш самосвала, подвывая и лязгая, начал опускаться. Мимо с озабоченным видом протопал Кацнельсон.

Он увидел Купченю, но ничего не сказал – видимо, просто не обратил внимания. Купченя длинно сплюнул ему вслед, зашвырнул лопату в кузов и взобрался в кабину. Через несколько минут он уже нащупывал буксировочную петлю под низко посаженным передним бампером “мустанга”.

Этот автомобиль, конечно, не шел ни в какое сравнение с коричневым “гольфом”, который у Купчени увели на минском авторынке. Особенно хороша была несущаяся вскачь хромированная лошадь, укрепленная на радиаторе машины вместо привычной фордовской эмблемы. Купченя украдкой дотронулся до лошадиного силуэта пальцем. Машина была чудо как хороша, и Владимир от души пожалел, что это чудо, хотя и основательно помятое, сейчас придется утопить.

Он закрепил трос и несколько раз сильно дернул, проверяя узел. Руки совсем закоченели, потому что он не успел выпросить у Кацнельсона новые перчатки. На нижней губе у Купчени дымился окурок: раз уж ему удалось ускользнуть из-под бдительного ока прораба, нужно было получить от этого максимум удовольствия, а курение во время трудового процесса как раз и было одним из удовольствий, строго-настрого запрещенных лютым Кацнельсоном.

Водитель выставил из кабины всклокоченную белобрысую голову.

– Ну что, – спросил он, – за руль сядешь?

– Элементарно, Ватсон, – откликнулся Купченя и принялся шарить по салону “мустанга”, разыскивая тряпку, поскольку переднее сиденье и рулевое колесо были густо перепачканы кровью.

Тряпки нигде не было, зато на полу рядом с задним сиденьем обнаружилась пустая спортивная сумка. Купченя поднял ее, намереваясь использовать в качестве протирочного материала, и сразу понял, что внутри что-то есть – что-то небольшое, но увесистое. Он запустил руку под клапан, и его пальцы сомкнулись на чем-то, что могло быть только пистолетным стволом.

Вынув странный предмет из сумки, Купченя убедился в правильности своей догадки. Ему пришло в голову, что это может быть игрушка, но солидный вес пистолета без слов утверждал обратное. Тогда Купченя решил, что пистолет газовый: уж слишком большим, солидным и смертоубойным он выглядел, чтобы быть настоящим. Пошарив рукой по дну сумки, Купченя нашел еще что-то. Это оказалась запасная обойма, в которой тускло поблескивали самые настоящие патроны.

– Ни хрена себе, – вслух сказал Купченя, мучаясь дилеммой: забрать пистолет себе или утопить вместе с машиной. Купченя был хозяйственным человеком, и просто взять и утопить хорошую вещь, которую можно было безнаказанно присвоить, казалось ему почти кощунством.

– Ну, чего ты там вошкаешься? – перекрикивая рокот двигателя, спросил водитель самосвала, по пояс высунувшись в открытую дверцу. – Время же идет!

– Да пошел ты знаешь куда! – проорал в ответ Купченя, вороватым жестом запихивая пистолет в глубокий карман утепленных рабочих штанов. – Тут все в кровище, как будто кабана резали. Что же мне, прямо так во все это садиться? Протереть надо!

– Так протирай! – крикнул водитель. – Время, браток!

Голос у него опять сделался плачущим, и Купченя презрительно скривил губы, ожесточенно возя сумкой по испачканному сиденью. “Смотри-ка, как тебя разбирает, – подумал он. – А то все гоголем по площадке расхаживал, замечания всем делал – ни дать ни взять, долбаный министр строительства”. Это лишний раз подтверждало твердое убеждение Купчени в том, что восемьдесят пять процентов профессиональных водителей – просто заносчивые козлы.

Он швырнул смятую, испачканную сумку на заднее сиденье, разогнулся и отлепил от нижней губы все еще тлеющий окурок. Привычно зажав его между подушечкой большого и ногтем указательного пальца, Купченя выстрелил окурком куда-то в сторону заднего колеса.

Окурок еще летел, лениво кувыркаясь в воздухе, а Купченя уже понял, что натворил, и вмиг покрылся липким холодным потом. Он хотел отскочить и упасть лицом в мокрый снег, но ноги вдруг сделались ватными, и он остался стоять столбом, глядя на то, как выпущенный его опытной рукой окурок летит прямиком в бензиновую лужу, натекшую из поврежденного бака. Ему казалось, что этот полет длится целую вечность. Он успел о многом подумать за это время и даже вообразил на секунду, что все еще может обойтись, но тут окурок ,с высокой точностью упал в лужу высокооктанового бензина. Бензин вспыхнул, а в следующее мгновение исковерканный бак “мустанга” взорвался с глухим кашляющим звуком.

Купченя наконец нашел себе настоящие неприятности.

* * *

Глеб приходил в себя медленно, как ныряльщик, поднимающийся на поверхность с огромной глубины, где темно и холодно, а вода со страшной силой давит на барабанные перепонки, причиняя адскую боль. Боль была первым, что он ощутил, и по мере всплытия она не проходила, а, наоборот, усиливалась. Потом включилось сознание. Несколько минут Глеб думал о том, как ему больно и где именно у него болит, а потом, всесторонне изучив и классифицировав свои болевые ощущения, стал думать о том, откуда они взялись.

Это уже было гораздо более конструктивное направление мыслей, и вскоре он уже во всех подробностях вспомнил все, что с ним произошло. Полным мраком был покрыт только самый конец его утренних приключений. Кажется, он ехал на машине, не вполне соображая, куда и зачем едет, но вот что было дальше, Слепой решительно не помнил. Неужели его угораздило потерять сознание прямо за рулем? Но тогда он должен все еще быть в машине, а не лежать на спине, вытянувшись во всю длину и ощущая под собой чистые простыни. “Или я как-то ухитрился добраться до дома? – подумал Глеб. – А что? Приехал, умылся и лег в постель… Сроду я не ложился спать по утрам, но я же все-таки ранен, так что уважительная причина у меня есть. И потом, кто сказал, что сейчас утро? Может быть, я целый день добирался. Почему бы и нет, раз я все равно ничего не помню?"

Он осторожно приоткрыл глаза. В комнате было светло и сильно пахло стройкой: свежей штукатуркой, известковой пылью, краской и еще чем-то, имевшим самое непосредственное отношение к строительству. “Ремонт у нас, что ли?” – по инерции подумал Глеб, но остатки сонной мути уже развеялись, как туман, и он понял, что находится в совершенно незнакомом месте.

Место это на первый взгляд более всего напоминало новенький, с иголочки, гостиничный номер, который еще не успели обставить. Слегка шероховатые на вид кремовые стены смыкались с белоснежным, разделенным на идеально ровные квадраты потолком. В центре каждого квадрата поблескивал стеклянный глаз точечного светильника. Слегка приподняв гудящую голову, Глеб увидел приоткрытую дверь, которая вела в соседнее помещение. Там было темно, но Сиверов разглядел в полумраке еще одну дверь. Между двумя дверями было никак не больше полутора-двух метров, и Слепой пришел к выводу, что там находится прихожая.

С трудом вывернув непослушную шею, он посмотрел назад.

Там было большое, на всю ширину торцовой стены, окно в пластиковой раме без переплета, зачем-то забранное снаружи легкой и красивой, но, несомненно, очень прочной решеткой. Дальше виднелись забрызганные белым верхушки елей, и Глеб прикинул, что помещение, в котором он оказался, находится как минимум на третьем этаже.

Третий этаж и решетка на окне как-то плохо сочетались друг с другом, но Слепой решил пока не торопиться с выводами – для выводов у него было маловато информации.

С облегчением откинувшись на подушку, он переждал приступ головокружения и приступил к дальнейшим исследованиям. В результате этих исследований выяснилось, что он раздет до белья и лежит на каком-то топчане, укрытый байковым солдатским одеялом в хрустящем от крахмала пододеяльнике. Грудная клетка у него была туго стянута бинтом, и на голове тоже обнаружилась марлевая чалма, намотанная с профессиональной ловкостью. Тем не менее, на больницу это место было совершенно не похоже. Оно вообще мало на что походило, это странное место с решеткой на окне, выстроенное и отделанное с европейской скрупулезностью и аккуратностью.

"Куда же это меня занесло? – с интересом подумал Глеб. – Дичь какая-то. Больница не больница, гостиница не гостиница.., и не тюрьма тоже, хоть и решетка на окне…

Какой-нибудь недостроенный дом отдыха? Все равно, при чем здесь решетка? Что тут красть, кроме моей драгоценной персоны? Вот разве что светильники, да еще линолеум с пола. На стройках часто ставят на окна временные решетки, чтобы народ не растаскивал сантехнику, но эта решетка на временную совсем не похожа, да и вообще… Странное место. Или это меня так стукнуло, что теперь мне буквально все кажется странным? Эх, – с горечью подумал он, – ну что это за жизнь? Ведь есть же, наверное, счастливые люди, у которых все воспоминания помещаются в семейном альбоме, и самое волнующее из них – это как в позапрошлом году ходили по ягоды, и тетю Машу в малиннике укусила пчела. Бедная тетя Маша! Щеку у нее раздуло, глаз заплыл, она этого до самой смерти не забудет…"

Кряхтя, он сбросил ноги на пол и сел на топчане. Оказавшись в незнакомом и странном месте, следовало незамедлительно осмотреться, чтобы составить определенное мнение о своем положении и план дальнейших действий.

Сломанные ребра немедленно выразили свой протест против намерений Глеба, в голове лопнула очередная начиненная болью петарда, комната косо поплыла в сторону, но Слепой отмахнулся от своего недомогания, как от назойливой мухи: сейчас ему было не до того. Если ты профессионал и тебя при этом угораздило подставиться точнехонько под выстрел из гранатомета, изволь пенять на себя. Твои болячки – это твоя проблема, и чем дольше ты будешь валяться, стеная и закатывая глаза, тем серьезнее будут твои проблемы и тем вернее они сведут тебя в могилу.

Сделав себе короткую энергичную выволочку, Глеб оттолкнулся от топчана и встал, ощущая себя межконтинентальной ракетой в момент старта – ракетой с серьезными неполадками в системе управления, готовой в любой момент рухнуть обратно на стартовый стол. Для того, чтобы скорректировать полет и удержать ускользающее равновесие, он схватился за стену и был несказанно удивлен, обнаружив, что стена пружинит, словно сделана из пористой резины. В первый момент он решил, что из-за контузии ему мерещится всякая чертовщина, но стена действительно была мягкой и ощутимо подавалась под рукой.

Глеб удивленно шевельнул бровями под марлевой чалмой: насколько ему было известно, мягкие стены являлись принадлежностью психиатрических лечебниц, да и то скорее в кино и на страницах романов, чем в реальной жизни. Он снова огляделся и пожал плечами: как-то раз ему довелось посетить отечественную психбольницу, и это место имело с ней очень мало общего. Глеб почувствовал, что теряет связь с реальностью. Потеряв сознание за рулем автомобиля, можно было ожидать пробуждения где угодно: в луже крови на обочине лесной дороги, в больнице “скорой помощи”, вообще на том свете, но эта пустая светлая комната с узорчатой решеткой на окне не лезла ни в какие ворота. Упругая податливость стены вдруг стала неприятной, словно Глеб упирался рукой в стенку громадного желудка, который незаметно его переваривал, и он, оттолкнувшись от этой противоестественной упругости, нетвердыми шагами поплелся к двери.

За дверью действительно оказалась тесноватая прихожая, в которой из обстановки имелись только непонятный металлический кронштейн в углу под потолком и еще две двери. Одна из них вела в сверкающий нежилой чистотой санузел с узким и тоже зарешеченным окошком напротив душевой кабины, а вторая, по всей видимости, открывалась в коридор, по которому можно было выбраться из этого непонятного места. “Можно было бы, – мысленно поправил себя Глеб, – если бы эта чертова дверь открывалась”.

На двери не было ни ручки, ни замка, ни хотя бы защелки, но она стояла мертво, словно являлась частью монолитной стены, смеха ради декорированной пластиком “под дерево”, чтобы вводить в заблуждение постояльцев.

Глеб поднял голову и снова посмотрел на укрепленный в углу металлический кронштейн. Более удобное место для следящей телекамеры было бы трудно подыскать, и он живо представил себе, как какие-то люди сидят перед монитором и от души потешаются, наблюдая, как их гости тычутся в глухую стену, пытаясь пройти в дверь, которой на самом деле нет. Это была, конечно же, полная ерунда. Просто дверь была хорошо пригнана и рассчитана на то, чтобы ее нельзя было открыть изнутри.., как в тюрьме, например. А камера, которую здесь, несомненно, в ближайшее время установят, с успехом заменит дверной глазок, в который толстый вертухай обычно подглядывает за заключенными.

«Тюрьма? – подумал Глеб. – Ох, вряд ли у нас в России такие тюрьмы появятся даже через сотню лет. Или это тюрьма для высших правительственных чиновников? Что-то я о такой не слышал, и потом, при чем тут я? Я-то не правительственный чиновник и не псих, чтобы запирать меня в камере с мягкими стенами. Ну до чего же интересное место!»

Он почувствовал, что вот-вот свалится, и со всей возможной поспешностью вернулся в комнату, которую как-то незаметно для себя начал именовать палатой. Ложиться он не стал, а просто присел на топчан и немного посидел, приходя в себя. Все-таки ему здорово досталось, и он решил на время отложить мысли о том, как отсюда выбраться.

Когда тошнота прошла, а боль немного утихла, он встал и подковылял к окну.

За окном застыл в зимней неподвижности мрачноватый еловый лес. Этаж был все-таки не ниже четвертого, и открывавшийся отсюда вид поражал воображение. Впечатление складывалось такое, будто на многие километры вокруг не было ничего, кроме этого заснеженного елового леса, словно Глеба, пока он лежал без памяти, погрузили в самолет и увезли к черту на рога, за Уральский хребет, в самое сердце тайги. “Ничего подобного, – подумал Слепой, любуясь пейзажем. – Судя по интерьеру, это не Сибирь, а Канада или Соединенные Штаты – Мэн какой-нибудь или, скажем, Аляска… Областной дурдом штата Мэн – звучит, не правда ли?"

Впрочем, это была не Канада и не Аляска, о чем красноречиво свидетельствовали сбитый из пущенного внахлест горбыля забор, отделявший территорию этого странного заведения от леса, и море жидкой, истоптанной ногами и изъезженной колесами грязи, вплотную подступавшее к забору изнутри. Прямо у себя под окном Глеб разглядел желтую крышу мощного бульдозера, а немного правее стояли в ряд несколько ярко-красных цилиндрических вагончиков. У того, что находился ближе к Глебу, вдоль всего борта тянулась сделанная огромными буквами надпись “Дорстрой”, окончательно опровергавшая предположение о том, что он за границей. Вагончики были того типа, который применяется на севере, и Глеб, не удержавшись, шепотом выругался: похоже было на то, что мир окончательно сошел с ума. Потом по грязи прошлепал резиновыми сапогами человек в оранжевой строительной каске, одетый в красно-синий утепленный комбинезон. Глеб разглядел у него на спине сделанную белыми буквами надпись. Надпись была иностранная, но прочесть ее Слепому не удалось.

Оставив в покое географию, Глеб внимательно осмотрел раму и пришел к выводу, что окно не открывается. Люди, которые проектировали и строили это помещение, позаботились о том, чтобы постоялец не мог сбежать. Судя по тому, что Глеб видел из окна, строительство еще не закончилось, но это ничуть не проясняло ситуацию – скорее, наоборот, еще больше запутывало. Недостроенный фешенебельный дурдом в тайге или люксовая тюрьма в двух шагах от Северного полярного круга – оба предположения отчетливо отдавали бредом, и в обоих случаях оставался открытым вопрос, какое отношение все это грандиозное строительство имело к Глебу Сиверову.

Он вернулся на топчан, забрался под одеяло и стал размышлять, глядя на еще один кронштейн для телекамеры, которого он раньше не заметил. Кронштейн торчал прямо над дверью в прихожую, и с него свисали аккуратно обмотанные изолентой концы проводов. “Интересно, – думал Глеб, – а в клозете они тоже намерены установить камеру? Наверняка да, иначе камеры, которые будут стоять здесь и в прихожей, потеряют всякий смысл. Так как я все-таки здесь оказался? Надо попробовать не обращать внимания на несообразности и оперировать фактами, иначе я и впрямь сойду с ума. Каковы факты? Я ехал на машине и, помнится, ничего не соображал. Потом впереди показались мигалки, я решил, что это ищут меня, и свернул с дороги. Дальше идут какие-то обрывки, а потом я очнулся здесь.

Допустим, я попал в аварию и кто-то подобрал меня на проселке. Нормальный человек в подобном случае везет пострадавшего в больницу или вызывает “скорую”, если не хочет пачкать сиденье, а меня почему-то привезли сюда и заперли в палате для буйных, похожей на дешевый номер в пятизвездочном отеле. Я был без сознания, но меня почему-то все равно заперли. Одежда исчезла, а в кармане куртки, между прочим, лежало удостоверение… Может быть, все дело в этом? Может быть, то обстоятельство, что я офицер ФСБ, и заставило , моих спасителей запереть меня?

Где меня заперли – дело десятое, а вот почему это было сделано, мне, кажется, уже ясно. Заперли – значит, опасаются. Значит, считают, что я представляю для них какую-то угрозу, и угроза эта, скорее всего, связана именно с моим служебным удостоверением. Просто придушить меня подушкой они почему-то не рискнули, но и в обыкновенную больницу отправить побоялись. Что же это у них здесь: героиновая фабрика или подпольный центр по проведению опытов на людях? Ничего себе подполье…

Какая-нибудь засекреченная лаборатория? Они, понимаете ли, строят оборонный научный центр, а тут где-то поблизости объявляется полумертвый гражданин с удостоверением сотрудника ФСБ в кармане. Что он тут делает, спрашивается? Вынюхивает, надо полагать. Они именно так и полагают, и на всякий случай запирают гражданина до выяснения обстоятельств.

"Кажется, картинка получается логичная, – подумал он. – Из этого, между прочим, вытекают разные последствия. Вот тебе для начала два таких последствия: во-первых, это никакая не тайга, а самое что ни на есть Подмосковье, а во-вторых, скоро здесь наверняка появятся хозяева и начнут задавать вопросы. Позиция у них выгодная: они знают, кто я, а мне про них известно только то, что они меня боятся, да и это еще вилами по воде писано. Плохо, если они боятся меня всерьез. Шлепнут втихаря и похоронят в каком-нибудь фундаменте, дело нехитрое… Такой вариант меня категорически не устраивает. Спрашивается: что я могу предпринять, чтобы меня не похоронили в цементном растворе? Ответ: когда дверь откроется, дать им в морду и убежать. И бежать в одних трусах до самой Москвы… Это в том случае, конечно, если от моего удара они все радостно повалятся друг на друга, как в какой-нибудь былине. К сожалению, меча-кладенца у меня нет, так что повалюсь, скорее всего, я”.

Глеб с кряхтением повернулся на правый бок, чувствуя себя больным и очень усталым. Лежать на боку было гораздо больнее, чем на спине, но некоторое время он терпел, потому что так ему было видно окно, и, кроме того, боль в сломанных ребрах не давала уснуть. Спать ему хотелось почти с того самого момента, как он открыл глаза. “Хитрит организм, – подумал Глеб. – Плевать ему, куда нас занесло и что с нами будет дальше. Он, организм, свое дело знает туго: если что-то не в порядке, впадай в спячку, набирай силы. Конечно, не мешало бы еще что-нибудь сжевать, но с этим можно потерпеть”.

Осененный внезапной идеей, он сунулся под кровать и обнаружил там медицинскую утку. Утка была мировая: пластиковая, с зализанными обтекаемыми формами – ни дать ни взять, НЛО. Кто бы ни поместил Слепого в это странное заведение, эти люди явно переоценили тяжесть полученных им травм, решив, по всей вероятности, что дела его совсем плохи. “Ну, а что, – подумал Глеб. – Их вполне можно понять. Меня наверняка нашли ободранным, в крови, в разбитой машине, без сознания, почти мертвого. То, что повязки наложены профессионально, вовсе не доказывает того, что среди них есть врач. А если и есть, то это не обязательно травматолог. Это, между прочим, очень удобно – не для них, а для меня. Прикинусь-ка я на всякий случай полутрупом и посмотрю, что из всего этого выйдет.

Ходить на утку, конечно, удовольствие небольшое, но придется потерпеть для убедительности создаваемого образа. Однако жрать мне сегодня дадут или нет? Совесть надо иметь, господа заговорщики…"

Он обрадовался, найдя нужное слово. Заговор – вот что чудилось ему в этом странном пробуждении посреди пустого недостроенного великолепия. Вспомнилась почему-то “Золотая цепь” Грина: огромный дворец с бесконечными потайными коридорами и лестницами, блистающими великолепием и абсолютно пустыми, страшные глубоководные рыбы, медленно проплывающие под прозрачным стеклянным полом, уходящие в бесконечность вереницы оправленных в медь и хрусталь электрических ламп… Он понимал, что действительность гораздо грязнее и прозаичнее его полубредовых фантазий, но под одеялом было тепло и уютно, усталое, избитое тело настойчиво требовало покоя, и он поспешно заткнул дыру в сознании, из которой тянуло холодным сквозняком трезвого реализма. До тех пор, пока за ним не пришли те, кто заточил его в этом фешенебельном подобии слепой кишки, он был свободен и мог с полным правом отдыхать.

Глеб смежил веки и даже не заметил, как провалился в глубокий сон. Перед самым пробуждением ему приснилась метель, но сновидение было мимолетным и не оставило в его памяти никакого следа

Глава 9

Доктор Маслов медленно спустился по широкой, отделанной фальшивым мрамором лестнице в вестибюль главного корпуса. На его бородатой физиономии застыло выражение глубокой задумчивости, даже очки без оправы, казалось, поблескивали с угрюмой озабоченностью. Он курил, рассеянно стряхивая пепел прямо на белоснежные ступени, и время от времени довольно сильно дергал себя свободной рукой за кончик левого уса. Галстук, который он начал носить по настоянию Губанова, сбился куда-то в район правого уха, а старомодный кремовый джемпер был не очень сильно, но все же вполне заметно перепачкан кровью.

В вестибюле он застал Губанова. Майор стоял к нему спиной и сквозь стеклянную стену смотрел на распаханную топкую стройплощадку, в облике которой уже начали понемногу проступать черты будущего парадного подъезда.

Над его макушкой периодически возникали голубоватые облачка табачного дыма, которые тут же рассасывались в огромном гулком пространстве пустого вестибюля. За окном, натужно ревя мотором и отчаянно дымя, задним ходом прокатился и исчез за утлом груженный щебенкой самосвал, на котором доставили раненого. За самосвалом, широко шагая по раскисшей глине, поспевал смуглый работяга с совковой лопатой под мышкой. Вид у работяги был хмурый и независимый.

Губанов обернулся на звук шагов и сделал неопределенный жест зажатой в пальцах правой руки сигаретой. Доктор Маслов задумался, что это было: ленивое приветствие или не менее ленивое выражение досады по поводу его несвоевременного возвращения. Друг Алексей в последнее время заметно хандрил. Доктор Маслов неоднократно предлагал ему пройти курс психоанализа и неоднократно же был в ответ посылаем туда, куда русские люди посылают друг друга в подобных случаях.

– Легок на помине, – сказал Губанов. – А я как раз о тебе думаю.

– Да? – немного язвительно переспросил Маслов. – И что же конкретно ты обо мне думаешь?

– Конкретно? Конкретно я думаю, сможешь ты продержаться до конца, или с тобой возникнут проблемы.

По костлявому хребту доктора Маслова пробежал неприятный холодок, и он впервые за все это время подумал, что в жизни бывают ситуации пострашнее тех, что описаны в его любимых романах ужасов. Губанов, например, был сейчас страшен несмотря на улыбку, кривившую его рот. Улыбка существовала как бы сама по себе, а вот глаза у друга Алеши были похожи на стволы спаренного пулемета, и доктору стало не по себе, словно его поймали на краже медикаментов или совращении малолетней.

– О чем это ты? – спросил доктор самым непринужденным тоном, на который был способен.

– Пойдем к тебе, – сказал Губанов и ввинтил окурок в тонированное стекло лицевой стены вестибюля. На стекле осталось неопрятное черное пятно. – Там и потолкуем.

Спирт у тебя еще остался? Башка трещит так, что мочи нет терпеть.

– Спирт остался, – медленно сказал Маслов, – вот только я сомневаюсь, стоит ли его тебе давать. Что-то странно ты себя сегодня ведешь.

– А у меня жизнь странная, – с непонятной интонацией ответил Губанов. – И работа у меня странная, и жена, и тесть… А уж какая странная у меня была теща, так это вообще с ума сойти. И вообще, мы живем в стране чудес, как какая-нибудь трахнутая Алиса.

– Слушай, – напомнил ему Маслов, чтобы не молчать, – ты ведь на работу собирался. Говорил, дела у тебя…

– Дела сегодня побоку, – сообщил Губанов. – Такая сегодня погода… Ты что, Гиппократ, испугался? По роже твоей мохнатой вижу, что испугался. Не дергайся, все под контролем.., пока.

– Ты можешь объяснить, в чем дело? – спросил Маслов.

Теперь он был уверен, что Губанова просто развезло от рюмки неразведенного спирта, и тот несет околесицу. Доктору не нужно было напрягать воображение, чтобы представить, что может плести упившийся до розовых слонов майор ФСБ: все это он наблюдал и выслушивал неоднократно и не испытывал по этому поводу ничего, кроме тоскливого раздражения.

– Я все могу объяснить, – ответил Губанов, – только не здесь. Я же говорю, пошли к тебе в кабинет. У тебя там, черт возьми, уютно.

Через вестибюль пролетел озабоченный Кацнельсон. Он так торопился, что Маслову показалось, будто он слышит негромкий свист рассекаемого прорабом воздуха. Доктор проводил его взглядом, нахмурился и молча кивнул.

Они поднялись на второй этаж и расположились в кабинете главврача. Прежде чем сесть за стол, Маслов зачем-то прикрыл жалюзи, от чего в кабинете сделалось темновато и сумрачно, и закурил новую сигарету.

– Наливай, – сказал Губанов, падая в кресло. Маслов залез в тумбу стола и со стуком поставил перед ним початую литровую бутыль со спиртом.

– Наливай сам, – сказал он. – Я воздержусь. Губанов хмыкнул и наполнил свою мензурку, которая все еще стояла на том месте, куда он ее поставил полчаса назад. Придвинув к себе графин, он единым духом выплеснул спирт в глубину глотки и залил его потоком воды из горлышка графина. Маслов наблюдал за ним, нервно теребя бороду.

Закончив булькать и пыхтеть, Губанов поставил графин на место и тоже закурил.

– Ну, – сказал он, – спрашивай.

– А я уже спросил, – откликнулся Маслов, сосредоточенно дымя и глядя мимо него. – Но могу повторить вопрос. Итак, повторяю: в чем дело? Что это за тайны мадридского двора? Почему ты заставил меня запереть в палате для буйных человека, остро нуждающегося в медицинской помощи?

– Ты жаловался, что тебе некого лечить, – ответил Губанов. – Пожалуйста, лечи его на здоровье, только не оставляй дверь палаты открытой.

Маслов в сердцах шмякнул кулаком по ладони. Звук получился трескучий, как от хорошей оплеухи.

– Я психотерапевт, – сказал он, – а у этого парня сломаны ребра и почти наверняка сильное сотрясение мозга. О внутренних органах я ничего сказать не могу, поскольку здесь нужен рентген, анализы…

– Плевать я хотел на его внутренние органы, – отрезал Губанов. – Лечи то, что можешь вылечить. Ребра – дерьмо, сами как-нибудь срастутся, а с сотрясением мозга я сам однажды ходил на службу две недели…

– Это заметно, – вставил Маслов.

– Молчи, дурак. В общем, он останется здесь. Если твоей квалификации не хватит, и он откинет копыта, зароем его в землю, а сверху проложим асфальт. Я понятно объясняю?

– Да уж куда понятнее. – Доктор Маслов по-прежнему смотрел в сторону. – А если я вдруг не соглашусь, меня положат под асфальтовый каток рядом с ним? Возможно даже, что ты не станешь дожидаться моей смерти, чтобы сделать это. Я правильно тебя понял?

– Чего? – очень натурально удивился Губанов. – Ты что, Серега? За кого ты меня принимаешь? То есть я понимаю, конечно: кино, пресса, литература.., но мыто с тобой знакомы не первый год! Ты что же, решил, что при малейших разногласиях я тебе стану ногти выдирать?

– А ты не станешь? – спросил Маслов, стараясь придать вопросу иронический тон, но испытывая невольный стыд, поскольку Губанов угадал его мысли.

– Ногти – никогда, – торжественно пообещал Губанов, снова наполняя свою мензурку. – Разве что яйца. Маслов плюнул, отобрал у него бутылку и налил себе.

– Юлишь, майор, – сказал он, разглядывая Губанова сквозь мензурку. – Уходишь от прямого ответа.

– А на кой хрен он тебе сдался, этот прямой ответ? – доверительно поинтересовался Губанов. – Неужели моей просьбы тебе недостаточно?

– Ах, это была просьба! – саркастически воскликнул Маслов. – Тогда конечно. Тогда мне просто некуда деваться. Если женщина просит, и так далее. Так бы сразу и сказал. Я бы не стал соваться в твои дела, если бы ты предупредил, что это именно твои дела, а не дела вообще.

– Ты только ничего себе не сочиняй, – предостерег его Губанов. – Нечего разводить шпиономанию. Просто приведи его в относительный порядок, а дальше я сам разберусь. Как он, кстати?

– Я не специалист, – проворчал Маслов. – Придет в себя – разберемся. Я его перевязал и на всякий случай вкатил дозу успокоительного. Поспит часов до двенадцати, тогда посмотрим, что к чему.

– Знахарь, – сказал Губанов. – Шаман. Ладно, что ты мне хотел сказать про Кацнельсона? Говори, все равно день пропал, Маслов повертел в пальцах полную мензурку, вздохнул и выпил, как воду. Некоторое время он сидел, не дыша. Губанову даже почудилось, что у доктора разом запотели очки, но это, конечно, была иллюзия. Наконец Сергей Петрович шумно перевел дыхание и жадно затянулся сигаретой.

– Понимаешь, – заговорил он, втягивая в себя дым, – ведь этот проект – мое детище. Я был в Австралии и своими глазами видел, как это выглядит в натуре. Ты помнишь самое начало? Ты пришел ко мне и сказал: гони проект, будем строить. Ты повел меня к своему тестю, и он тоже сказал: давай проект, доктор, да побыстрее. Вы не сказали, что у вас земля горит под ногами, но это было ясно и так. В общем, проект я вам достал, и губернатор его утвердил – целиком, без изменений.

– А при чем туг Кацнельсон? – с самым невинным видом спросил Губанов, подавляя раздражение: доктор начал умнеть очень не вовремя. – Что-то я не пойму, к чему ты клонишь.

Маслов в явном замешательстве подергал себя за бороду и снова наполнил обе мензурки. Губанов удивился: он не заметил, когда успел осушить свою. “Контроль, подумал он. – Нельзя терять контроль, иначе из всего этого черт знает что получится”.

– К чему я клоню? – для разгона переспросил Маслов и снова принялся вертеть в пальцах мензурку. – Ты знаешь, Лешка, по-моему, этот твой Кацнельсон ворует. Точнее, уже украл. У меня память знаешь какая? У меня этот медицинский центр до сих пор перед глазами стоит, как живой. Я там каждый уголок облазил, все общупал, обнюхал… Австралийцы, сволочи, смеялись, предлагали на зуб попробовать. То, что строит твой семит, очень похоже на оригинал, но.., не то. Вернее, не совсем то. Как современная копия старинной картины: вместо холста – бортовочка, вместо натуральных красок – дешевая синтетика производства Ленинградской фабрики, вместо грунта вообще какой-нибудь клей…

– Вот не знал, что ты разбираешься в технологии живописи, – простодушно заявил Губанов. Он отлично понимал, о чем идет речь, но старательно оттягивал неизбежное.

– Я не разбираюсь в технологии живописи, – понемногу начиная свирепеть, негромко сказал Маслов. – Я разбираюсь в данном конкретном медицинском центре, и я прямо заявляю: в проект внесены значительные изменения. Для непосвященного они, может быть, и незаметны, но я каждый день натыкаюсь на что-нибудь новенькое. Меня оторопь берет, как прикину, сколько прикарманил этот еврей.

– Что, так много? – округлив глаза, ужаснулся Губанов?

– А может быть, ты ошибся? Я имею в виду, что в Австралию ты ездил уже давненько, мог что-нибудь забыть, перепутать… Памяти, знаешь ли, свойственно приукрашивать приятные воспоминания. И потом, ты видел полностью оборудованный, действующий центр, а тут голые стены в процессе возведения и эти красно-синие чучела, которые косят под турок…

Маслов тяжело помотал головой. Голова у него была забавная – лысая и косматая одновременно.

– Вот тебе – перепутал, – заявил он, выставляя перед собой костлявый кукиш. – Три метра тяжело перепутать с пятью, а украинский линолеум вряд ли сойдет за австралийский дубовый паркет.

– Ну, брат, это ты загнул, – добродушно сказал Губанов. – Тебе еще и паркет из самой Австралии подавай… Это же несущественно! И потом, прорабы всегда приворовывают. Если не дать прорабу украсть, он загрустит и уволится, а другой будет точно таким же, если не хуже. Ты же не станешь утверждать, что Кацнельсон – плохой прораб? Кроме того, если уж ты так хочешь взять его к ногтю, давай поднимем проект, смету.., что там еще бывает? Прямо так возьмем все бумажки в руки, рулетку возьмем, калькулятор, Кацнельсона с собой прихватим и пройдемся по всему зданию, посчитаем… Если окажется, что этот жидяра много украл, вытрясем из него все до копейки, снимем штаны и дадим пинка по голой ж… Лень, конечно, ерундой заниматься, но если ты настаиваешь…

– Ладно, – с подозрительной кротостью сказал Маслов, – пускай Кацнельсон – ангел с крылышками, а я дурак набитый. В конце концов, я действительно ни черта не понимаю во всех этих проектах и сметах. Но ты помнишь, что именно мы строим? Мы строим фешенебельный реабилитационный центр, то есть, говоря по-русски, шикарную клинику для алкашей и наркоманов, у которых денег куры не клюют. А я хожу по зданию и вижу, что высота потолков занижена, материалы используются те, что подешевле… Вот, – он обернулся и сильно постучал пальцем по оконному стеклу. Губанов невольно вздрогнул. – Ты чего вздрагиваешь? – немедленно спросил Маслов. – Ты же видел проект. Там написано: небьющееся стекло в алюминиевых рамах. А здесь обыкновенная каленая “пятерочка” в плохоньком пластике. Да богатый клиент только на окна эти посмотрит и сразу же плюнет и уйдет. Не веришь мне? Вот стул. Давай по стеклу шандарахнем? Что, не хочется?

Он залпом выпил спирт и тяжело замотал головой. Нормальный, в меру пьющий человек от такой дозы давно уже валялся бы под столом, откинув копыта. “Да, – подумал майор, – скифы мы. Да, азиаты мы. С раскосыми и, что характерно, жадными очами. Блок забыл упомянуть про загребущие руки и длинные языки. А может, и не забыл, а просто рифмы не нашел…"

– Или возьми оборудование, – шумно дыша открытым ртом, просипел Маслов. – Что я, медицинской техники не видел? Это тебе, братец, не архитектура, тут я любому сто очков вперед дам. Так вот, позавчера привезли оборудование, сгрузили в подвал, я на радостях сунулся смотреть, а оно все как есть “желтой” сборки…

Губанов вздохнул. Момент истины наконец наступил, и истина, как всегда, была неприглядна.

– Что ты говоришь? – воскликнул он, с трудом удержавшись от того, чтобы всплеснуть руками. – Но ведь закупкой оборудования занимался я! Лично!

Маслов замер, не донеся до рта сигарету, и некоторое время смотрел на Губанова слезящимися от спирта глазами.

– А ведь верно, – сказал он наконец.

– Странно, правда? – подлил масла в огонь Губанов. – Как это могло случиться, ты не знаешь?

Маслов наконец вышел из ступора, затянулся сигаретой и, развернувшись вместе с креслом, стал смотреть в окно.

Будь на его месте любой другой человек, Губанов читал бы его мысли, как открытую книгу, но Маслов всегда поражал его сочетанием мощного интеллекта с инфантильной наивностью старой девы. Теперь он, похоже, начал стремительно терять былую невинность, и это был очень опасный момент: запутавшись в собственных сомнениях, доктор мог выкинуть что-нибудь неожиданное, ни с чем не сообразное и даже, черт подери, губительное.

– Значит, самый большой дурак во всей этой истории все-таки я, ^– сказал наконец Маслов, глядя в окно, за которым рокотал бульдозер и, захлебываясь, стрекотал отбойный молоток.

– Самый большой, как ты выражаешься, дурак в этой истории – мой тесть, – отозвался Губанов. – А ты вовсе не дурак, поскольку, даже не имея на руках бумаг, сумел обо всем догадаться. А если ты еще догадаешься промолчать и не афишировать свои открытия, то будешь не просто умницей, а богатым умницей.

– Ну, это понятно, – довольно равнодушно сказал Маслов. – Это, прямо скажем, само собой разумеется. Но какая же ты все-таки сволочь, Лешка! Полгода водил меня за нос, как щенка…

– Брось, Серега, – Губанов перегнулся через стол и дружески похлопал его по костлявому предплечью, – не усложняй. Зачем тебе была лишняя головная боль? А так, как в “Поле Чудес”: угадал слово – получи приз.

– И большой приз? – дернув бородой, поинтересовался Маслов, все еще глядя в окно.

– Пятьсот штук, – сказал Губанов.

Доктор задумчиво повращался в кресле, дернул себя за кончик правого уса, поправил на переносице очки и спокойно сказал:

– Миллион.

Губанов ухмыльнулся. В последнее время его всегдашняя нагловатая ухмылка появлялась на лице довольно редко, но сейчас она заиграла на губах с прежней неотразимой силой. Доктор принял правильное решение, теперь оставалось только обломать ему рога.

– Ну, милый мой, – сказал майор, – это ты увлекся.

– Да, – проворчал Маслов, – ты не Якубович, это факт. Может быть, господин губернатор даст больше?

Губанов побарабанил пальцами по столу, пожевал фильтр сигареты, гоняя ее из угла в угол рта, и вдруг скользящим змеиным движением вынул из-за пазухи пистолет.

– Вряд ли, – сказал он, с озабоченным видом заглядывая в ствол. – Боюсь, тебе нечего ему предложить. Вообще-то я, конечно, не прав… Все никак не привыкну, что ты теперь большой человек. Я слышал, к тебе уже очередь на полгода? Обидно будет, если все сорвется из-за ерунды.

– Дешевка, – сказал Маслов, стараясь не смотреть на пистолет. – Кого ты пугаешь?

– Я?! Я никого не пугаю. Почистить бы его надо, что ли, да все недосуг… Семьсот пятьдесят, а?

– Сойдемся посередке? – насмешливо спросил Маслов. – Скаред ты, Леха, и всегда таким был. Помнишь, как в школе жвачку жилил?

– Хорошо, – сказал Губанов, – семьсот пятьдесят и коробку “Даблминта”.

– Вот это другой разговор, – рассмеялся Маслов. Смех его звучал ненатурально, и смотрел он по-прежнему куда угодно, только не на Губанова с его пистолетом. Майора это не удивляло: доктору нужно было время, чтобы свыкнуться с тем, что он обыкновенная пешка, а вовсе не ферзь и даже не ладья.

– Наливай, – сказал Губанов, убирая пистолет на место. – Это дело надо спрыснуть.

Но спрыснуть им ничего не удалось, потому что под окном вдруг снова гнусаво завопил автомобильный сигнал, зарычал двигатель, лязгнуло железо, и сразу же матерно заорали на разные голоса красно-синие “турки”.

– Ну что за день?! – с тихой ненавистью в голосе спросил Маслов, глядя в окно.

Губанов подошел к окну и выглянул. Внизу стоял знакомый самосвал, водитель бегал вокруг, размахивая руками, и что-то орал, а человек пять рабочих вынимали из кабины какой-то горелый тюк странно знакомой расцветки.

Губанов первым понял, в чем дело. Он тихо выматерился, потянул Маслова за рукав и бросился к дверям – встречать вернувшегося из самоволки Купченю.

* * *

Сон освежил Глеба, и он проснулся, чувствуя себя почти здоровым. Он знал, что это только кажется, но некоторое время лежал неподвижно, утешая себя иллюзией прекрасного самочувствия. “Как там Ирина?” – подумал он и открыл глаза. Головная боль вернулась немедленно, словно только этого и ждала, и, вцепившись кривыми когтями в мозг, принялась остервенело, с наслаждением драть его в клочья.

– Как мы себя чувствуем? – с профессиональным оптимизмом поинтересовался склонившийся на постелью Глеба человек.

Сначала Сиверову показалось, что этот тип привиделся ему в бреду: неимоверно длинный и худой, в старомодном светлом джемпере с кое-как замытыми пятнами крови, в очках без оправы, с растрепанной бородой-веником и с блестящей лысиной, игравшей бликами в свете точечных светильников. От него со страшной силой разило перегаром, и весь его облик совершенно не стыковался со сдержанной роскошью этого странного места.

– Где я? – голосом умирающего прохрипел Глеб, решив, что кашу маслом не испортишь.

– Вы попали в аварию, – объяснил обладатель бороды, – и вас доставили сюда. Лучше бы, конечно, в больницу, но.., гм…

– Какая авария? – хрипло спросил Глеб. Он хотел было застонать, но решил не переигрывать, чтобы ему, чего доброго, не вкатили дозу морфия для облегчения его невыносимых страданий. – Что, “вертушка” упала?

– Какая вертушка? – опешил бородач.

– Кандагар взяли? – проигнорировав его вопрос, спросил Глеб. – Ребята где? Ты мне главное скажи: поперли мы “духов” или нет?

– А.., гм.., э-э-э… – Бородач пребывал в явной растерянности, что и требовалось доказать. – Н-ну так.., как вам сказать…

– Опять обгадились, – с горечью констатировал Глеб, невольно входя в роль. Он уже жалел, что выбрал для своего представления именно эту тему, но вариант был беспроигрышный: Афганистан помнили многие, многие через него прошли, и словечки тех лет все еще были на языке у половины населения страны.

– Простите, – сказал бородач, – а какой сейчас, по-вашему, год?

– Ты что, дурак? – прохрипел Слепой. – Восемьдесят четвертый. А по-твоему, какой?

– Это неважно, – отозвался бородач и принялся с профессиональной ловкостью щелкать пальцами у Глеба перед носом. Сиверов немедленно начал бегать глазами во все стороны, делая вид, что пытается уследить за его рукой.

Бородач вздохнул и перестал щелкать.

– Амнезия, – негромко сказал он, словно обращаясь к самому себе, но при этом зачем-то слегка повернувшись в сторону двери. – Вы что же, ничего не помните? – уточнил он, снова обращаясь к Глебу.

– Я все отлично помню, – слабым и одновременно очень сердитым голосом заявил Глеб. – Сегодня пятое сентября восемьдесят четвертого года.., а может, шестое. Хрен его знает, сколько я там провалялся, в этой “зеленке”… Ребята где? Много наших погибло?

– Увы, – сказал бородач, – сейчас зима. Пятнадцатое декабря, друг мой.

– Что?! – Глеб сделал вид, что пытается вскочить, и бородач поспешно удержал его, схватив за плечи. – Сентябрь, октябрь, ноя… Четыре месяца?! Мне что, башку оторвало?

– Тихо, тихо, – успокоил его бородач. – Ваш случай как раз по моей части, так что вы в надежных руках. Только не надо волноваться, от этого может наступить ухудшение. Значит, последний день, который вы отчетливо помните, это пятое сентября восемьдесят четвертого года?

– Слушай, – с пьяным надрывом прорычал Глеб, – иди ты на хер, понял?! Ты кто такой? Где я, мать твою?

– А как вас зовут, вы можете мне сказать? – не отставал бородач.

– Вот идиот, – сменив гнев на милость, проворчал Глеб. – Лейтенант.., э.., вот же черт.., или капитан? Дмитрий, в общем. Нет, погоди, не так… Федор! Федор меня зовут, вот как!

– А фамилия?

– Да не твое дело, – с видом человека, нащупавшего, наконец, твердую почву под ногами, сказал Глеб. – Это военная тайна, понял?

– Понял, – вздохнул бородач и разогнулся. Впечатление при этом складывалось такое, будто он не только выпрямлялся, но и раздвигался в длину, как телескопическое удилище. – Травматический шок, амнезия, – произнес он, уже открыто обернувшись в сторону двери.

Дверь распахнулась, и в комнату вошел крупный, но все еще сохранявший отличную форму мужчина лет сорока. Одет он был с иголочки, не то что бородатый доктор, но вид имел помятый и несвежий, так что у Глеба сложилось твердое убеждение, что его второй посетитель сегодня спал прямо в костюме и галстуке, не говоря уже о ботинках.

Глаза его предательски розовели, но смотрели при этом цепко и холодно, а большой рот был твердо сомкнут. Глебу хватило одного взгляда, чтобы распознать коллегу. Сделав вывод о профессиональной принадлежности визитера, Слепой с самым утомленным видом закатил глаза и сделал вид, что засыпает.

– Симулирует, – уверенно сказал вошедший. – Фамилия, звание, кто начальник?! – гаркнул он, обращаясь к Глебу.

Сиверов открыл правый глаз и равнодушно оглядел его с головы до ног.

– Особист? – спросил он, не скрывая неприязни. – Чего орешь? Не помню я ни хрена, понял? Я что, в плену был? Или… – Он открыл второй глаз, вытаращился изо всех сил и обвел комнату безумным взглядом. – Или я и сейчас в плену? Вы что же, суки рваные, на духов работаете? Твари продажные, подстилки… Убью! – закричал он, рванулся вперед и сверзился с кровати, не сдержав стона, поскольку это было по-настоящему больно.

– Правда, что ли, псих? – брезгливо спросил “особист” и с некоторой опаской отступил на шаг.

– Прости не помнит ни черта, – ответил бородач и взял Глеба под мышки. – Помоги, чего стал? Не волнуйся, парень, – обратился он к Глебу, – ты у своих.

"Особист” помог ему взвалить Слепого на топчан и вдруг ухмыльнулся так, что Глеб сразу понял: с этим человеком будут неприятности.

– У своих, – сказал “особист”, – это точно. Они вышли из палаты, не прощаясь, и тщательно заперли за собой дверь.

– Его надо отправить в больницу, – сказал доктор Маслов.

– Извини, Серега, но ты дурак, – ответил Губанов. – Он же пудрит нам мозги, неужели не ясно?

– Отчего же? – Маслов пожал плечами. – Типичный случай амнезии. Заметь, выпадение памяти не полное, а частичное Афганистан он помнит так, словно это было вчера, а вот все остальное забыл. И имя вспомнил, хоть и не сразу. Дай срок, и он полностью восстановит память.

– Боже сохрани! – сказал Губанов – Чем позже, тем лучше. Его же послали за нами следить. Кто-то что-то пронюхал, и вот… Ты случайно не болтал о своих подозрениях?

Маслов возмущенно фыркнул.

– Ладно, ладно, верю. Тем более, я, кажется, знаю, в чем тут дело. – Губанов кивнул в сторону соседней палаты. – Этот тип работает у нас с самого начала. Видимо, его подослал любимый тестек – просто так, на всякий случай. Старый параноик…

– Вот уж не знаю, кто из вас параноик, – с сомнением произнес доктор Маслов. – С чего ты взял, что этот работяга.., как это , шпик?

– Во-первых, у него нашли пистолет, – загибая пальцы, стал перечислять Губанов – Во-вторых, какого черта он поперся к этой машине? Наверняка этот тип, – он мотнул подбородком в сторону палаты, где лежал Сиверов, – ехал сюда, чтобы выйти с ним на связь. Может быть, вез инструкции от господина губернатора, не знаю. И вот его самого привозят вперед ногами… Что делает наш приятель? Элементарно! Он набивается в помощники этому шоферюге и таким образом добирается до машины. Может быть, там были инструкции, а может, он как раз там и взял этот свой “кольт”. А в-третьих, – Губанов значительно потряс рукой с тремя загнутыми пальцами, словно делал Маслову “козу”, – в-третьих, зачем он сжег машину? Сжег, заметь, рискуя собственной драгоценной шкурой. Значит, было там что-то, что он не мог оставить просто так, на волю случая. А вдруг машина утонет, а это самое, что он хотел уничтожить, всплывет? А? То-то. А ты говоришь – амнезия…

Маслов снова пожал плечами, но как-то неуверенно. В словах Губанова ему чудилась железная логика.

– Ну, и что ты собираешься с ними делать? – спросил он.

– Лучше всего было бы их просто пришить, – сказал майор. – Не дергайся, не дергайся, старик. Неужто ты, врач, жмуриков боишься?

– Я как-то больше привык лечить, – слегка дрожащим голосом сообщил Маслов. Губанов рассмеялся:

– Вот и лечи. Даже в тюрьме зеков сначала лечат, а уж потом шлепают. Так, между прочим, было всегда, даже во времена инквизиции. Чем мы хуже святых отцов? Ну, не бледней, Серега! Пока они нужны мне живыми и невредимыми. Я хочу посмотреть, придет ли кто-нибудь их искать. Если нас до сих пор не накрыли, значит, кроме подозрений, у них ничего нет. Будем ловить на живца. Как только кто-то начнет крутиться возле их дверей, мы его тут же выставим за ворота под благовидным предлогом. Ну, это не с тобой, это я с Кацнельсоном обкашляю. А ты лечи, Серега! Хватит бездельничать. За работу, Айболит!

– Я не специалист по переломам и ожогам, – сказал ему вслед доктор Маслов, но Губанов его не услышал: удаляясь в сторону лестницы, он насвистывал “Гимн демократической молодежи”.

Маслов немного постоял посреди широкого, отделанного светлыми панелями коридора, сумрачно освещенного дежурными лампами. Гладкий каменный пол благородно и таинственно поблескивал в желтоватом полумраке, на стене рекреации виднелась выполненная в успокаивающих тонах абстрактная роспись. Сейчас цветов было не разобрать, но Маслов помнил, что роспись вышла точь-в-точь такая же, как в сиднейском реабилитационном центре. Художника привез на своих ржавых “жигулях” неутомимый Кацнельсон.

Выглядел живописец законченным алкоголиком, но работу выполнил так, что даже ревностно хранивший память о далекой Австралии доктор Маслов остался доволен. В полумраке казалось, что линии абстрактного рисунка движутся, плавно меняя очертания, переплетаясь и перетекая друг в друга. Сергей Петрович вынул из пачки сигарету и прошел в рекреацию. Его шаги гулко отдавались в пустом коридоре, будя пугливое эхо.

Доктор остановился у окна и закурил, глядя в сгущающиеся сумерки. За окном стремительно темнело, и опять пошел снег. Укрепленный на шесте над одним из балконов мощный прожектор заливал стройплощадку не правдоподобно ярким светом. Внизу, пробуксовывая в слегка припорошенной снегом грязи и подслеповато светя фарами, проехала белая “ауди” Губанова. Кто-то, почти неразличимый за пеленой густеющего снегопада, открыл перед ней ворота и снова закрыл их, когда машина выкатилась за пределы стройки. Снег падал все гуще, начиналась настоящая метель. Маслов вдруг вспомнил, что Губанов сел за руль, так и не успев протрезветь, и от души пожелал старинному приятелю расшибиться в лепешку где-нибудь на подступах к Москве. Это стало бы для доктора Маслова наилучшим решением всех проблем.

Теперь, когда все карты легли на стол, Сергей Петрович понимал, что предпринятая им наивная и неумелая попытка шантажа была едва ли не самой большой ошибкой в его жизни. Возможно, это была его последняя ошибка. Не стоило пугать Губанова разоблачением, не имея на руках ничего, кроме подозрений. Впрочем, в рукаве у доктора был припрятан козырь, нужно было только успеть им воспользоваться.

Маслов вздохнул, вспомнив о недавних безоблачных временах, когда он лечил нормальных, не обремененных деньгами и политической карьерой психов и мог по несколько часов в сутки посвящать чтению своих любимых романов ужасов. Губанов, чертов жлоб, которому всегда мало того, что у него есть, втянул его в игру с неоправданно большими ставками. Семьсот пятьдесят тысяч долларов – это огромные деньги, и Маслову очень не понравилась та легкость, с которой Губанов согласился их отдать. Тут могло быть одно из двух: либо майор вовсе не собирался делиться, либо сумма, украденная им у губернатора, была такова, что семьсот пятьдесят тысяч совершенно терялись на ее фоне, превращаясь в сущую мелочь, которую суют в руку надоедливому мальчишке-нищему, чтобы отстал и прекратил канючить.

Доктор Маслов подвигал бородой и пошел вниз, озабоченно дымя сигаретой. Как бы то ни было, ему еще следовало распорядиться насчет еды для больных, перелистать справочники и проверить запас медикаментов: нет ли там чего-нибудь от ожогов. Работяга, которого Губанов подозревал в шпионаже, обгорел не очень сильно, но все же достаточно для того, чтобы доктор Маслов, давно превратившийся в узкого специалиста, испытывал некоторое беспокойство за его жизнь. Он подумал, что не мешало бы распорядиться поставить себе койку в одной из палат четвертого этажа, но передумал: поступи так, и ты в два счета из врача превратишься в сиделку. Пусть Кацнельсон выделяет для этого кого-нибудь из своих “турок”, пусть, в конце концов, выписывает им наряды на эту работу. Доктор Маслов не нанимался выносить “утки” за какими-то подозрительными типами, которым не живется спокойно.

Вспомнив о Кацнельсоне, доктор слегка поморщился. Теперь, как ни крути, они стали сообщниками, и в свете этого события просто необходимо было быстро провернуть одно дело, пока не вернулся Губанов.

Он зашел в кабинет, накинул на костлявые плечи старенький китайский пуховик, натянул на лысину вязаную шапочку с изображением конькобежца, немного поколебался, хлопнул рюмку спирта, закурил еще одну сигарету, затолкал бутылку с остатками спирта в карман и решительно вышел в коридор.

Улица встретила его сырой оплеухой сильного бокового ветра. Очки ему сразу же залепило снегом, и доктор, подняв воротник пуховика и скрючившись в три погибели, торопливо заковылял на разъезжающихся в грязи ногах к красному вагончику прорабской – тому самому, над которым торчал шест с прожектором. Окно вагончика приветливо желтело в темноте, шест с прожектором качался на ветру, и по площадке метались черные, как сажа, стремительные тени. Глядя на их пляску, Маслов испытал короткий укол старого страха перед оборотнями и вампирами, но в ту же секунду невесело рассмеялся: теперь он точно знал, что бывают монстры пострашнее Дракулы, и даже ухитрился заключить с одним из этих монстров нечто вроде соглашения о сотрудничестве. Договор, заключенный с дьяволом, – вещь крайне опасная, об этом было написано во всех романах, которые довелось прочесть доктору, но Сергей Петрович собирался быть предельно осторожным.

Вся беда была в том, что осторожность в теперешних условиях означала необходимость предпринять целый ряд энергичных и весьма опасных для здоровья и репутации действий, к которым доктор Маслов раньше считал себя абсолютно неспособным в силу природной лени и интеллигентного воспитания. Думая об этом, Сергей Петрович поднялся по четырем сколоченным из толстых деревянных брусьев ступенькам, перевел дыхание и решительно постучал в фанерную дверь.

– Войдите! – послышался изнутри приглушенный голос Кацнельсона.

Доктор Маслов поколебался секунду, в последний раз оглянулся на погруженный во тьму сплошь застекленный вестибюль главного корпуса, выплюнул окурок в метель и потянул на себя дверь.

Глава 10

Дождавшись, когда за одетым в красно-синюю робу плечистым молчуном закроется дверь, Глеб перестал изображать умирающего и сел на топчане, спустив ноги на пол. От принесенного рабочим котелка валил ароматный пар.

Варево пахло просто сногсшибательно, в его запахе без труда угадывались полный восхитительного холестерина аромат свиной тушенки и здоровый картофельный дух, а толстый ломоть хлеба, лежавший поверх котелка, был накрыт не менее толстым куском копченой грудинки. Не хватало только чашки хорошего кофе и сигареты, но кофе здесь не подавали, а насчет курева Глеба мучили сомнения: похоже было на то, что одно его задание плавно, без перехода перетекло в следующее, иначе почему бы его держали взаперти? То, что задание нашло его само, без участия полковника Малахова, не смущало Глеба: такое случалось с ним и раньше. В конце концов, все это затеял вовсе не он, и он никого не собирался убивать без крайней необходимости.

Он усмехнулся. Убивать… Пройдет еще несколько дней, прежде чем он сможет, ничем не рискуя, убить хотя бы таракана, не говоря уже о хозяевах здешнего заведения.

Глеб с энтузиазмом зачерпнул ложкой аппетитную смесь толченого картофеля с тушеной свининой и вонзил зубы в чудовищный бутерброд толщиной с поставленный на попа спичечный коробок. Ложка опять была пластиковая, и он в который раз подумал, нарочно это делается или здесь такими едят все.

Аппетит у него разыгрался не на шутку, что свидетельствовало о скором выздоровлении, и Глеб с невольным вздохом отложил ложку, съев чуть больше половины содержимого котелка. Бутерброд он как-то незаметно доел весь и немедленно об этом пожалел: настоящему умирающему было бы просто не по силам справиться с таким чудовищем.

Он немного походил по комнате, держась поближе к топчану на случай, если его красно-синяя сиделка вдруг вернется раньше времени. Ребра все еще болели, и резкие движения многократно усиливали неприятные ощущения, но голова уже не кружилась, а недавние приступы мучительной тошноты казались просто кошмарным сном. “Крепкая голова, – с гордостью подумал Глеб. – Стены можно проламывать, с буйволами бодаться”.

Тут он заметил, что уже не просто гуляет, а бродит, сужая круги, вокруг котелка с остатками еды, и поспешно улегся, отвернувшись к стене во избежание соблазна.

Казаться совсем слабым было выгодно во всех отношениях, но вот еда… Организм выздоравливал и требовал пищи. Кроме того, еда была единственным доступным Глебу развлечением: зрелищ здесь явно не хватало, если не считать зрелищем ежедневное унылое копошение механизмов и людей, происходившее под окнами. За минувшие три дня Глеб успел проиграть в уме почти все хорошо знакомые ему произведения классиков, лишний раз с грустью убедившись в том, что на слух запомнить всю классическую музыку просто невозможно, по крайней мере для него.

Дверной запор снова негромко клацнул, и вошел красно-синий. Он принес кружку крепкого чая и булочку с марципаном. Вид булочки растрогал Глеба, напомнив ему школьные завтраки. Когда дверь снова закрылась, Глеб проводил удрученным вздохом свою недоеденную картошку и в два счета расправился с булочкой. После этого он улегся на спину и стал размышлять.

Вопрос о причинах его заточения, собственно, больше не был для него вопросом. Видимо., причиной послужило “его служебное удостоверение. Возможно, эти люди также нашли оставшийся в машине пистолет. Им явно было чего бояться. Быть может, они даже решили, что Глеб пришел по их души. Теперь, после трех дней сидения взаперти, Слепой, был не прочь превратить их опасения в суровую действительность. “Правильно, – иронически подумал он, лежа на спине и глядя в потолок. – Уткой их по башке, и весь разговор!"

Его взгляд снова обратился на пустующий кронштейн над дверью. Отломать бы эту штуковину… Впрочем, Глеб понимал, что делать этого не стоит. Даже будь у него пистолет, он воздержался бы от стрельбы. Сначала следовало разобраться, куда он все-таки попал и что здесь творилось.

Он снова стал вспоминать маршрут, который привел его сюда. Перед его глазами встала подробная карта Подмосковья, и он без труда отыскал на ней дачный поселок, неподалеку от которого нашел свою смерть подполковник Небаба. А вот здесь находится тот самый перекресток, где это произошло. Та-а-ак, посмотрим… Вот шоссе, по которому мы должны были попасть обратно в Москву, но так и не попали, потому что испугались нашей доблестной милиции. Зря, наверное, испугались, но я бы посмотрел на вас через полчаса после того, как у вас под носом взорвалась граната… Где же я свернул с шоссе? Нет, не помню…

Глеб так и этак вертел в уме карту окрестных дорог, но последний отрезок пути тонул в густом тумане. Так или иначе выходило, что теперь он находится где-то в окрестностях Звенигорода, откуда до Москвы было рукой подать. Глеб вздохнул: с таким же успехом он мог находиться в Австралии или на обратной стороне Луны.

Он напрягся. В мысли об Австралии ему почудилось что-то знакомое, странным образом связанное с его нынешним положением. Глеб принялся ворошить недавние воспоминания, пытаясь отыскать то, что касалось Австралии, но тщетно: воспоминание ускользало, никак не даваясь в руки. Тогда Слепой бросил это занятие. Бесполезно гоняться за ускользающей мыслью: она будет юлить и прятаться, пока не сведет вас с ума. Гораздо проще повернуться к ней спиной и сделать вид, что занят чем-то посторонним. Тогда неуловимая мысль соскучится, подкрадется к вам со спины и снова начнет дразниться, и вот тут-то, если быть начеку, ее можно ухватить за хвост.

Глеб стал думать о Звенигороде. Думать тут было особенно не о чем. Слепой пару раз бывал здесь проездом и не заметил в городе никаких достопримечательностей. Что, спрашивается, можно было построить в окрестностях Звенигорода? В принципе, все, что угодно, от военного завода до НИИ по проблемам искусственного интеллекта. Правда, Глебу как-то не приходилось слышать об искусственном разуме, которому требовались бы вот такие помещения с мягкими и явно звуконепроницаемыми стенами… Может быть, это комната отдыха профессорского состава?

Бордель, решил он. Просто роскошный загородный бордель, где сильные мира сего могут расслабиться, не боясь, что их услышат и увидят разные плебеи. А камеры по углам для порядка, чтобы сильно не расслаблялись…

Испытанный прием помог. Все части головоломки со щелчком встали на свои места, и Глеб с предельной ясностью вспомнил переданный одним из местных телевизионных каналов репортаж о начале строительства элитного реабилитационного центра для алкоголиков и наркоманов в окрестностях Звенигорода. Возможно, если бы он смотрел этот репортаж, ему было бы легче догадаться, куда он попал, но репортаж он не смотрел, а слушал краем уха, одновременно жаря на кухне скворчащее мясо и насвистывая себе под нос из “Травиаты”.

Глеб хмыкнул и энергично почесал за ухом. Теперь ему было ясно, при чем здесь Австралия. Ведь этот самый центр строился как раз по австралийскому проекту, купленному за большие деньги в самом Сиднее. Помнится, Ирина не скрывала своего недоумения по этому поводу. “Сумасшедший дом, – говорила она. – Зачем это было нужно – покупать проект у австралийцев? На эти деньги можно было построить три таких центра. Неужели у нас нет своих архитекторов? Получилось бы гораздо дешевле и, уверяю тебя, ничуть не хуже. Даже лучше, если учесть качество наших стройматериалов и особенности климата”. – “Не забудь еще про особенности национального менталитета, – с самым серьезным видом сказал ей тогда Глеб. – Центр-то строится не для нас с тобой, а для тех, кто может себе позволить спрыгивать с иглы, лежа под кварцевой лампой в двух шагах от голубого бассейна. И потом, нужно же где-то отмывать деньги!” – “Какое счастье, что этот центр строится не для нас!” – воскликнула Ирина. Они немного посмеялись над перспективой вдвоем угодить в наркологический диспансер, и через час телевизионный репортаж был благополучно забыт.

"Итак, что мы имеем? – думал Глеб, лежа на спине и разглядывая модерновый подвесной потолок. – Мы имеем почти завершенный медицинский центр и какую-то странную возню вокруг него. Разумеется, тут отмыли не один миллион теневых долларов, и, похоже, кто-то кого-то крупно кинул.

Кинул, а теперь боится последствий. И тут на сцене появляюсь я со своим удостоверением, “мустангом” и “кольтом” – этакий набитый деньгами ковбой из внутренних органов, платный вышибалыцик мозгов, и заинтересованные лица немедленно приходят к выводу, что последствия, которых они боялись, уже наступили. Просто придушить меня подушкой они, судя по всему, пока побаиваются – как бы не стало хуже. И вообще, куда я денусь? Я сижу под замком, а они спокойно ждут развития событий. Черт, до чего же не хватает информации!

Лежа на спине, можно сочинить целый роман, выстроить миллион непротиворечивых версий, а в конце концов окажется, что все эти домыслы не стоят выеденного яйца. Нужно что-то делать, вот только непонятно, что именно и, главное, как. Остается только тянуть время и надеяться на то, что мой господин полковник наконец разыщет меня и вызволит из этого уютного гнездышка. Что-то долго он меня ищет. Три дня уже, между прочим, а от него ни слуху ни духу. Неужели меня опять списали?"

В последнее время эта неприятная мысль посещала Глеба все чаще. Пуганая ворона, как известно, куста боится. И потом, если бы у Малахова вдруг возникло желание избавиться от своего агента, лучшей ситуации было просто не найти. Ушел человек на задание и не вернулся, а все, что от него осталось, это винтовка с глушителем и несколько пятен крови на снегу…

"К черту, – сказал себе Глеб. – Это уже самая настоящая хандра, причиной которой всегда было, есть и будет обыкновенное безделье. Потеряли его, бедняжку, на целых три дня… Ты сам-то только через три дня сообразил, куда тебя занесло, да и то еще вопрос, верно ли твое предположение. И как Малахову тебя искать, если, кроме него, про тебя никто не знает? Самому рыскать по окрестностям? Так ведь он не пенсионер и не дачник, у него своих хлопот полон рот”.

Глеб встал. Чертовски хотелось курить. Чтобы не думать о сигарете, он подошел к двери и попытался допрыгнуть до укрепленного над ней кронштейна. Грудная клетка немедленно ответила вспышкой боли, и ему пришлось некоторое время постоять, согнувшись в три погибели и привалившись плечом к стене. Его прошиб холодный пот, и как-то сразу стало ясно, что для упражнений на перекладине он еще не созрел. Это раздражало не привыкшего подолгу болеть Глеба, но ему оставалось только смириться: лечить переломы усилием воли он не умел.

Отдышавшись, Глеб принялся расхаживать по комнате, стараясь не замечать боли в боку. На ходу думалось немного лучше, но мысли все равно бегали по замкнутому кругу, словно и их заперли на замок в узком пространстве черепной коробки.

В случае чего, думал Глеб, уйти будет не так уж сложно. Достаточно отвинтить от топчана ножку. Накануне он проверил болты крепления и понял, что при желании это можно будет сделать. Отвинтить ножку и гвоздануть ею по темечку красно-синего вертухая, а еще лучше – бородатого доктора, который, похоже, в курсе всех нюансов. Во дворе, судя по всему, все время есть какая-то техника, а на легковом автомобиле можно будет добраться до Москвы даже в трусах, не рискуя отморозить разные интересные части тела. Кстати, доктора можно будет не только от души треснуть по макушке, но и обстоятельно расспросить о том, что здесь происходит. За дверью наверняка будет стоять красно-синий мордоворот, но, судя по всему, это помещение нарочно выстроено таким образом, чтобы в коридор отсюда не просачивалось ни единого звука.

Глеб остановился посреди комнаты и, заранее зажмурившись, резко взмахнул рукой. Оказалось, что жмурился он не напрасно: его опять скрючило, да так, что он едва доковылял до своего топчана. Все-таки боец из него теперь был никудышный, и вариант, с применением силы следовало отложить на самый крайний случай.

Глеб всухую сплюнул в сторону. Если отложить этот вариант, в запасе у него ровным счетом ничего не оставалось. Окно и дверь для бегства не годились. Утром он встал ногами на свой топчан и попытался дотянуться до подвесного потолка, но у него ничего не вышло. Можно было, конечно, поставить топчан на попа, но какой в этом смысл? Между плитой перекрытия и потолком от силы десять сантиметров свободного пространства, и пространство это со всех сторон огорожено стенами комнаты. Подвесные потолки хороши в качестве примитивного тайника, однако прятать Глебу было нечего. Разве что затолкать туда постельное белье и устроить скандал, утверждая, что его похитили маленькие зеленые человечки. Интересно, есть у них здесь смирительная рубашка? Если нет, то просто накостыляют по ребрам, и весь разговор…

Он снова встал и прошел в санузел, хотя и знал, что ничего нового в этом сверкающем первозданной чистотой помещении обнаружить не удастся. Тем не менее, санузел притягивал его обилием различных незакупоренных отверстий: помимо двери и узкого, как бойница, окна, здесь имелись стоки раковины и душевой кабины, широкая канализационная труба, к которой был подсоединен унитаз, и, наконец, забранная хлипкой пластиковой решеткой вентиляционная отдушина. В сток раковины можно было просунуть палец, в унитаз при желании можно было забраться по плечо или протолкнуть записку, которая неминуемо попала бы в какой-нибудь коллектор и осталась там на веки вечные, конечно, при условии, что Глеб нашел бы способ написать ее, не имея ни бумаги, ни чего-либо похожего на карандаш, а в вентиляционную отдушину можно было орать до посинения, распугивая присевших погреться на оголовке вентиляционной шахты ворон.

Глеб снова вздохнул и, подойдя к окну, ударил кулаком по стеклу. Стекло даже не дрогнуло. Оно было толстое, каленое, а за ним красовались слегка припорошенные подтаявшим снегом вычурно изогнутые прутья решетки. Глебу опять захотелось курить, да так сильно, что он, словно наяву, почувствовал запах табачного дыма.

Потом он услышал голоса и решил, что это начинаются галлюцинации. В пользу этого предположения говорило то, что голоса раздавались в абсолютно пустом помещении и казались какими-то потусторонними. Глеб быстро огляделся и, сообразив, в чем тут дело, осторожно двинулся к вентиляционной отдушине.

Запах дыма усилился, и голоса зазвучали четче.

– Эх, хорошо, – глухо, как из-под земли, сказал один. – Спасибо, Колян. Ты мне, можно сказать, жизнь спас. Думал, совсем загнусь без курева.

– Что ж ты хотел, – пробасил невидимый Колян, и Глеб узнал его по голосу: это был красно-синий вертухай, который недавно приносил ему поесть. – Это ж тебе не санаторий, а наркологический центр. Ты тут не только ожоги вылечишь, а еще и курить бросишь, и пить заодно.

– И дышать, – саркастически вставил собеседник Коляна. – Нет, брат, я в тебе не ошибся. Знал я, что ты человек душевный, не то что некоторые. Вчера козел этот, Васька Долгих, пайку разносил. Дай, говорю, сигаретку, что тебе стоит? А он мне: не велено, мол, и все дела, И вообще, говорит, разговаривать мне с тобой запрещено, сейчас как дам в рыло, будет тебе сигаретка… Козел, блин! Чего придумал: не ведено! Сказал бы, что нету, я бы, может, и поверил…

– Это ты зря, – возразил Колян и глухо кашлянул. – Базарить с тобой в сам-деле не ведено. Ты у нас теперь вроде как государственный преступник. Граф Монте-Кристо, значит. Чего ты натворил-то, граф Монте-Кристо?

Пока собеседник Коляна сбивчиво орал в том смысле, что он ничего не знает и ни в чем не виноват, Глеб ломал голову над тем, как могло получиться, что между двумя звуконепроницаемыми палатами существует такой канал связи, и пришел к выводу, что Ирина в свое время была совершенно права: австралийский проект сильно пострадал, будучи претворен в жизнь руками отечественных умельцев.

Стараясь не шуметь, Слепой встал на край унитаза и заглянул в вентиляционную отдушину. Его предположение подтвердилось: сквозь пластиковую решетку пробивался электрический свет, на фоне которого четкими линиями чернела еще одна решетка, установленная в санузле соседней палаты. Именно оттуда со страшной силой тянуло табачным дымом и слышались голоса. Самих собеседников видно не было.

– Ты мне, Вовчик, баки не забивай, – говорил тем временем Колян, – я тебе не Семеныч и доклада с тебя не требую. Ты мне, главное, мозги не конопать. Как это ты ничего не знаешь? У тебя ж пистолет нашли, я видал. Здоровенный такой пистолетище, серьезный. Ежели ты, к примеру, хотел Кацнельсону мозги его жидовские выбить, так я двумя руками “за”, а если что другое – мое дело сторона. Ты мне кореш, и пока ты мне западло не кинул, все остальное меня не касается. Усек?

– Да что вы все пристали ко мне с этим пистолетом! – явно раздражаясь, но по-прежнему глухо, как сквозь вату, воскликнул тот, кого называли Вовчиком. – Нашел я его, понял? Поехал с водилой топить машину этого мужика, которого тогда привезли, и нашел. Прямо в машине и нашел. Чего, думаю, хорошая вещь пропадает? Ну, сунул в карман без задней мысли…

"Это я – мужик, которого тогда привезли, – подумал Глеб. – Это мою машину ездили топить. Интересно, зачем это им понадобилось? А пистолет мой плакал… Жаль”.

– Дурак ты, Вовчик, – сказал Колян. – А вдруг из этого ствола народу перемочили немеряно? А ты его – цап! Вот весь этот народ на тебе и повис.

– Да ну, – неуверенно возразил Вовчик, – скажешь тоже…

– Чего “да ну”? Ты хоть знаешь, где наш Упырь работает?

– Где? – встревожился Вовчик.

– Где, где… Там.

– В ментовке? – ахнул собеседник Коляна.

– Хуже, брат, – успокоил его Колян. – В ФСБ. Горишь ты, брателло, синим пламенем. Теперь ты у него знаешь где? Что захочет, то и пришьет.

"Это точно, – подумал Глеб. – Пульки, выпущенные из этого ствола, можно найти в та-а-аких покойниках! На складе вещдоков этих пулек, наверное, уже не меньше килограмма. Да, парень, это ты влип… А Упырь – это наверняка тот тип, что приходил ко мне вместе с доктором и интересовался, как зовут моего начальника. Общих знакомых, что ли, искал? Судя по его роже, все наши общие знакомые давно на том свете, а его я пропустил просто по ошибке. Ничего, эту оплошность еще не поздно исправить”.

Настроение у Глеба почему-то поднялось. Никакого плана у него по-прежнему не было и в помине, но с прорывом информационной блокады наметился какой-то сдвиг. В стенах камеры, где был заточен Глеб, обнаружилось отверстие, и что с того, что оно было размером с вентиляционную отдушину? Это был канал коммуникации, на другом конце которого сидел товарищ Глеба по несчастью. Две головы всегда лучше одной, хотя у Слепого возникали самые серьезные сомнения по поводу умственных способностей соседа. “Ничего, – подумал он, – по крайней мере, будет с кем поговорить”.

Он еще немного постоял у отдушины, нюхая табачный дым и слушая болтовню работяг за стеной. Серьезный разговор уже закончился, теперь они травили анекдоты, вернее, Колян травил, а Вовчик только вздыхал и невесело фыркал в нужных местах, и Глеб, заскучав, вернулся в комнату. За окном вместо снега шел холодный серый дождь, редкие капли глухо барабанили по карнизам, и под этот стук Глеб Сиверов незаметно для себя погрузился в сон.

* * *

Губанов отсутствовал на объекте два дня. За эти два дня не произошло ничего серьезного, вот разве что опять потеплело, пошли дожди, снег исчез окончательно, и стройплощадка превратилась в непролазное болото, из топких недр которого то и дело приходилось с помощью бульдозера выдирать застрявшую технику. Каждое утро, ровно в восемь ноль-ноль, во дворе принимался хрипло орать Кацнельсон, подгонявший замешкавшихся “турок”, которые брели на свои рабочие места, на ходу воровато докуривая обмусоленные бычки. Яков Семенович совсем извелся и сорвал голос, пытаясь поддержать дисциплину на должном уровне: сырая насморочная погода дурно влияла на умонастроения рабочих, и по вечерам Кацнельсону приходилось чуть ли не ломом выгонять из своего вагончика многочисленных желающих получить дополнительную порцию водки. Работа, тем не менее, продвигалась по графику, и Кацнельсон был доволен.

Еще большее удовольствие ему доставляло затянувшееся отсутствие Губанова, которого скорые на язык работяги между собой называли не иначе как Упырем. За те два дня, что Губанов не появлялся на стройке, Кацнельсон успел выгодно толкнуть налево полтонны керамзита, двадцать пять трубок рубероида и машину стекловаты, внеся в уже переделанный проект дополнительные поправки. Он был грамотным архитектором и довольно опытным строителем и отлично знал, что слегка облегченная таким манером кровля все равно продержится год-другой, а украденная стекловата понизит температуру в некоторых служебных помещениях центра всего на несколько градусов. Подумаешь, беда! Зимой это несколько увеличит расходы на отопление, но это же все-таки не дом престарелых, как-нибудь выкрутятся.

Яков Семенович понимал, что играет с огнем. Губанов – это вам не приемная комиссия, и если он что-то заподозрит, все пропало. Но с какой стати он станет что-то подозревать? Кацнельсон всегда умел работать чисто, а до обещанного Губановым крупного куша еще надо было как-то дожить. Эта ситуация даже несколько забавляла Якова Семеновича. Право же, смешно, будучи миллионером, воровать керамзит, чтобы прокормить семью!

Строго говоря, это был смех сквозь слезы. Всякий раз, давая своим “туркам” на подпись липовые платежные ведомости, он думал, что, по сути, ничем от них не отличается: так же, как и простые работяги, он вкалывал за красивые слова о грядущем богатстве. Только он, в отличие от работяг, еще и рисковал, и тысяча долларов, которую ежемесячно выплачивал ему Губанов, казалась Якову Семеновичу смехотворной платой за этот риск. Он стал плохо спать: во сне к нему все время являлся все тот же Губанов, предлагал произвести окончательный расчет и сразу же стрелял Якову Семеновичу в лицо из большого черного пистолета, который всегда висел у него в кобуре под мышкой. Эта кобура постоянно напоминала Кацнельсону запасную мошонку, но чем дольше он размышлял о перспективах, тем меньше юмористических сторон находил н привычке Губанова повсюду таскаться с пистолетом.

Доктор Маслов в эти два дня тоже сделался мрачным и казался постоянно сосредоточенным на обдумывании какой-то архисложной проблемы. На самом деле он третьи сутки подряд уговаривал себя не трусить. В ночь, последовавшую за визитом доктора к Кацнельсону, Сергей Петрович принял важное решение, но Губанов вдруг пропал, как сквозь землю провалился, и за двое суток решимость доктора Маслова несколько ослабла. Он успел напридумывать себе всевозможных ужасов и почти убедил себя в том, что должен, бросив все, бежать без оглядки. В моменты просветления, наступавшие, как правило, после приема внутрь разведенного в той или иной пропорции медицинского спирта, доктор понимал, что его страхи высосаны из пальца и что у него есть, чем прижать Губанова, но вместе с утром наступало похмелье, нужно было идти осматривать больных, и страхи вновь возвращались, заставляя доктора Маслова пугливо вздрагивать и озираться в пустых гулких коридорах главного корпуса.

Губанов появился на стройке на третий день сразу после обеденного перерыва. Его забрызганная грязью белая “ауди”, натужно завывая мотором и выбрасывая из-под бешено вращающихся колес толстые струи совершенно раскисшей глины, медленно вползла в ворота и сразу же безнадежно села на брюхо. Мотор взвыл в последний раз и заглох. Дверца машины распахнулась, и Губанов вышел под моросящий дождь. Его модные блестящие ботинки немедленно по самые щиколотки погрузились в липкую рыжую грязь.

Губанов посмотрел под ноги, длинно выматерился, бросил в лужу окурок и с чавканьем зашлепал к прорабской, волоча на каждом ботинке по несколько килограммов глины.

Навстречу ему уже торопился неизвестно откуда вынырнувший Кацнельсон. На ногах у носатого прораба красовались огромные резиновые сапожища, до самого верха перемазанные рыжей глиной, а на плешивой голове криво сидела ярко-красная пластмассовая каска, из-за которой прораб здорово смахивал на подосиновик-переросток.

Губанов пожал Якову Семеновичу руку и открыл было рот, чтобы отчитать его за бардак на стройплощадке, но тут в нескольких метрах от них с оглушительным треском завелся двигатель бульдозера, и разговаривать стало невозможно. Кацнельсон махнул рукой, приглашая майора следовать за собой, и, скользя по грязи, зашлепал к прорабской.

Губанов снова выругался, не услышав самого себя за ревом мощного дизельного движка и двинулся следом, больше не глядя под ноги – терять было уже нечего.

Прорабская встретила их душным теплом и сложной смесью запахов, в которой без труда угадывались ароматы несвежих носков, табачного дыма и тяжелого мужского пота. Губанов недовольно повел носом и плотно закрыл за собой дверь.

Рев бульдозера сразу сделался тише. Оглядевшись по сторонам в поисках какой-нибудь щепки, которой можно было бы соскрести с ботинок налипшую грязь, и не найдя ничего подходящего, майор пожал плечами и вслед за хозяином протопал в жилой отсек вагончика, где в одном углу стояла двухъярусная кровать, а в другом, у окна, двухтумбовый письменный стол, по совместительству служивший местом для приема пищи. Позади стола виднелся облупленный несгораемый шкаф, поверх которого был установлен черно-белый телевизор “Рекорд” производства восьмидесятых годов, а рядом с сейфом почти до потолка громоздились проволочные ящики, в которых заманчиво поблескивали стеклянными боками водочные бутылки. Напротив входа Губанов заметил дырчатый жестяной кожух электрообогревателя, над которым на кое-как пристроенной палке сохли какие-то неаппетитные тряпки, по виду более всего напоминавшие портянки. Под ногами похрустывали комки высохшей глины, которыми был обильно усран весь пол. Этот хруст заставлял Губанова брезгливо морщиться все-таки Кацнельсон был жутким свинтусом.

– Ты бы еще по углам нагадил, ей-богу, – проворчал он, присаживаясь на шаткий канцелярский стул, стоявший возле стола.

Кацнельсон обогнул стоя, протиснулся между его углом и штабелем водочных ящиков и прочно утвердился на своем месте. Древнее вращающееся кресло с продранной дерматиновой спинкой жалобно скрипнуло и испустило предсмертный треск. Губанов приготовился смотреть, как Кацнельсон навернется вверх ногами вместе с этим реликтом, но прораб не обратил на издаваемые креслом звуки никакого внимания.

– Погода, – сказал Яков Семенович. – Грязи по колено, а работяги целый день шляются туда-сюда. Даже если бы у меня была уборщица, она бы давным-давно объявила забастовку.

– Затрахали бы ее давным-давно твои “турки”, – сказал Губанов. – Они у тебя, часом, друг за друга еще не принялись?

– А я их на этот предмет не проверял, – немного резче, чем следовало бы, ответил Кацнельсон. Голос у него был хриплый, сорванный, и если бы не семитский нос, если бы не эти распрекрасные черные глаза и блестящая коричневая плешь в обрамлении бараньих кудряшек, его можно было бы принять за обыкновенного российского прораба с многолетним стажем. За эти месяцы в нем осталось очень мало от архитектора-неудачника, и Губанов вдруг задумался: а был ли Кацнельсон на самом деле неудачником? Может быть, вот сейчас, когда нет над ним ни бандитов-заказчиков, ни налоговой полиции, ни ОМОНа с его рейдами и дубинками, ни оставшейся в Москве вечно больной жены, а есть только возводимый объект, приличный куш в перспективе да красно-синяя банда “турок”, которых нужно держать в страхе божьем, он наконец расслабился, перестал прикидываться дурачком и стал самим собой? Честно говоря, Губанов предпочел бы видеть прежнего Кацнельсона, тихого и всем напуганного еврея, по которому несколько раз подряд прошлась коваными сапогами родная московская ментура и который хочет только одного: чтобы его оставили в покое и перестали мордовать.

– Зря, – сказал майор, обращая все в шутку. – Вот как пойдут они у тебя в декретные отпуска…

– Это свежая мысль, – по-прежнему сухо отозвался Кацнельсон и не глядя протянул руку назад, к штабелю ящиков. Губанов предостерегающе выставил вперед ладонь, и прораб разжал пальцы, сомкнувшиеся было на горлышке бутылки. – Как знаете, господин майор.

– Что ж ты такой официальный-то? – добродушно спросил Губанов, задирая ногу на ногу и принимаясь рассматривать испачканный ботинок. – Меня Алексеем зовут, не забыл?

– Не забыл, – коротко ответил Кацнельсон, закатил глаза к потолку и нараспев процитировал:

– Пусть нас минует пуще всяких бед и барский гнев, и барская любовь… Кажется, у классика сказано именно так.

– Это ты, брат, загнул, – сказал Губанов, вынимая из кармана сигареты. – Во-первых, ты поздно спохватился. Я тебя давно уже люблю.., любовью брата, а может быть, еще сильней. А во-вторых, какой же я, к черту, тебе барин? Мы с тобой, дружок, в случае чего по одному делу пойдем, по одной, понимаешь, статье…

– Ничего подобного, – спокойно ответил Кацнельсон. – Я пойду как член преступной группы, а вы, господин майор, потянете на организатора.

– Смотри-ка, грамотный, – ухмыльнувшись, сказал Губанов и зажег сигарету.

– Я специально интересовался, – объяснил Кацнельсон. – Смотрел “Человек и закон”, литературку подчитал… Увлекательное, знаете ли, чтиво.

– Что-то я тебя сегодня не пойму, – медленно проговорил Губанов. – Ты что, пугать меня вздумал? Зря, Семеныч. У меня сегодня отличное настроение, не надо бы его портить.

– Я вас не пугаю, господи майор, – ответил прораб. – Я называю вещи своими именами, вот и все А что касается настроения, так моим настроением не интересуется никто.

– Да какая муха тебя укусила? – ошалело спросил Губанов. – Что ты сегодня кидаешься на меня, как цепной пес?

– Я думал, – сказал Кацнельсон и вдруг принялся барабанить ногтями по лежавшей на столе каске. – Думал, анализировал… Жизнь – хорошая штука, господин майор, но она становится во сто крат лучше, когда твои партнеры ведут себя честно. Я имею в виду деньги. Ладно, я забиваю баки нашим “туркам”, я обещаю им золотые горы, водочные моря и берега из ветчины. Я не знаю, что будет, когда настанет время платить, но вы сказали мне делать так, и я делаю, как вы мне сказали Это срабатывает только потому, что наши “турки” – вот. – Он постучал костяшками пальцев по каске, и та издала глухой звук – Иногда мне кажется, что вы считаете меня просто одним из них. Господин майор обещает Кацнельсону, дурак Кацнельсон обещает рабочим, а когда работа будет выполнена, окажется, что все исчезли, а остались только голодные рабочие и дурак Кацнельсон. Конечно, Кацнельсона не хватит, чтобы накормить их всех, но поверьте моему опыту: их это не остановит. Сожрут с потрохами, и даже пуговицы от брюк не выплюнут.

– Погоди, – сказал Губанов. – Никак не пойму, чьи деньги тебя волнуют: твои или “турок”?

– Плевал я на “турок”, – резко ответил Кацнельсон. – Плевал, плевал и еще раз плевал. Мне нужны мои деньги, желательно прямо сейчас.

– На! – сказал Губанов и швырнул на стол перед Яковом Семеновичем свое портмоне. – Ты что, белены объелся? Может, мне штаны свои тебе отдать, чтобы ты успокоился? Будут тебе твои деньги. Мы же договорились!

– Договорились, – согласился Кацнельсон. – Но как-то впопыхах, не подумав… Я тогда понятия не имел, что конкретно затевается, да и агенты ФСБ вокруг не бродили. До вас-то они когда еще доберутся, а я – вот он, все время на объекте. Готовый вор и преступник, бери и сажай. А уж когда я сяду, денег мне точно не дождаться.

– С чего ты взял? – возмутился Губанов, но Кацнельсон только вяло махнул рукой.

– С чего надо, с того и взял. Только знайте, гражданин начальник, что там, за решеткой, я молчать не стану. То есть стану, конечно, но только в том случае, если деньги будут у меня.

– Дурак, – сказал Губанов. – Ты ничего не сможешь доказать, и никто не сможет. Зря ты мне угрожаешь, я тебе этого не забуду.

– И не надо забывать! Помнить надо, все время помнить! Что же вы, господин майор, совсем за дурачка меня держите? Ведь копия проекта – настоящего проекта! – до сих пор у меня хранится. Мне и доказывать ничего не придется. Что там доказывать, когда все и так видно?

– Ах ты, ссс… – прошипел Губанов. – Как же ты ухитрился, гад?

Он перегнулся через стол и схватил Кацнельсона за грудки. Прораб не сопротивлялся.

– Не советую, – сказал он. – Не ровен час, случится что.., шею, например, сломаете ненароком. Пакет с проектом и объяснительной запиской тронется в путь в тот самый миг, как станет известно о моей смерти.

– Жидовская морда, – с отвращением процедил Губанов, отпуская прораба.

– Совершенно справедливо подмечено, – не стал спорить Яков Семенович. – А вы как думали? Думали, прошмонали мастерскую, в квартире тихонечко пошарили, по машине полазили, ничего не нашли – значит, все в ажуре? А еще чекист!

Губанов медленно опустился на стул, стиснув зубами фильтр сигареты с такой силой, что едва не перекусил его пополам. На скулах у него играли желваки, брови угрюмо сошлись к переносице, а кулаки тяжело лежали на обшарпанной крышке стола, как два посторонних неживых предмета. По мере того как майор давил кипевшее внутри ^Бешенство, лицо его постепенно разглаживалось и наконец приобрело обычный сонный и снисходительный вид. Кулаки разжались. Майор затянулся сигаретой, но дым не пошел через раздавленный, сплющенный фильтр. Губанов озадаченно осмотрел сигарету, сунул ее в пепельницу и сразу же закурил новую.

– Да, – убирая в карман пачку, протянул он, – огорчил ты меня, Яков Семенович. Можно даже сказать, обидел. Мало того, что ты не доверяешь деловому партнеру, который в тебе души не чает, так ты еще, оказывается, и шантажист! То есть, конечно, это не шантаж, а чистой воды фуфло, но чтобы ты не волновался и спокойно работал, деньги я тебе выплачу. Только, извини, по частям. Тут я, хоть ты меня убей, ничего поделать не могу. Просто не могу, и все тут! По независящим от меня причинам, понял? Получишь все в три выплаты. Первая выплата через два дня, последняя – по завершении работы. Кстати, как мы продвигаемся?

– Хорошо продвигаемся, – спокойно ответил Кацнельсон. Финансовый вопрос был закрыт, и хищный огонек, горевший в глазах Якова Семеновича во время его обсуждения, сразу же погас. – Через месяц главный корпус и оба крыла будут готовы к монтажу оборудования. Завтра начинаем возить гравий для благоустройства территории.

– Вот это давно пора, – подхватил Губанов. – А то ни проехать, ни пройти…

– “Ауди” – немецкая машина, – заметил Кацнельсон. – А что русскому здорово, то немцу смерть.

– Т-твою мать, – восхитился Губанов. – Развел на территории грязелечебницу и еще хиханьки строит. Слышь, ты, русский, твои орлы мою тачку бульдозером не вытащат?

– Да уже вытащили, наверное, – равнодушно ответил Кацнельсон и закурил.

Губанов заметил, что этот мерзавец даже не особенно скрывает свое торжество по поводу одержанной победы. “Погоди, сволочуга, – подумал майор, вставая. – Эта победа тебе еще боком вылезет, как Бородино Наполеону”.

– Ладно, Семеныч, – сказал он. – Пойду доктора нашего навещу, посмотрю, как дела у его больных.

– Кстати, – подавшись вперед, сказал Кацнельсон. – Доктор на днях выражал недовольство качеством поставляемого оборудования, а потом заходил ко мне и взял копию проекта.., не первоначального, само собой, а усовершенствованного.

Губанов обернулся, стоя у дверей, и ухмыльнулся ему в лицо.

– Что же это ты, Семеныч, – сказал он, – в стукачи метишь?

– Мы партнеры, – ответил Кацнельсон, – и я забочусь о безопасности нашего общего дела. И о своей безопасности тоже, между прочим.

– Это другой разговор, – сказал майор. – Но не волнуйся, я в курсе. Он подходил ко мне с этим. Решил, что ты воруешь по собственной инициативе. Пришлось увеличить число акционеров.

– То есть, теперь он знает?

– Ну да, – раздраженно ответил Губанов. – А как, по-твоему, я должен был поступить?

Кацнельсон пожал плечами.

– Я ведь просто уточнил, – сказал он.

Губанов плюнул и вышел под дождь.

Глава 11

Он прошел по широкому мраморному крыльцу, резавшему глаза казавшейся неприличной посреди моря липкой грязи чистотой. Поперек крыльца протянулась дорожка рыжих глинистых следов, и майор бессознательно старался идти именно по ней, как будто это имело какое-то значение.

Дорожку оставил, скорее всего, доктор Маслов, а может быть, Кацнельсон или кто-нибудь из “турок”, относивший еду странным и подозрительным пациентам доктора.

Губанов потянул на себя пластину толстого тонированного стекла, заменявшую здесь дверь, и вошел в сумрачный вестибюль. Между делом он вспомнил, что в первоначальном варианте проекта двери главного корпуса были автоматические, оснащенные фотоэлементами, чтобы открывались сами при приближении человека. Удобно, ничего не скажешь, и очень шикарно, прямо как в супермаркете или на бензоколонке, но дороговато. Первоначальный проект был выполнен с большим размахом – чувствовалось, что сделавший его архитектор не привык считать деньги.

Воспоминание об оригинале проекта заставило Губанова недовольно поморщиться, как от зубной боли. О Кацнельсоне он решил пока не думать. В запасе у него было еще два дня до первой обещанной прорабу выплаты – более чем достаточно для того, чтобы все продумать и вынести решение. “А может, заплатить? – вдруг подумал майор. – Швырнуть ему его жалкие деньги, и пусть эта жидовская морда ими подавится”.

Он ухмыльнулся и покачал головой, отвечая своим мыслям. Если он собирался платить Кацнельсону, то это надо было делать сразу, не дожидаясь, когда тот прибегнет к шантажу. Шантаж тем и опасен, что шантажист, добившись первого успеха, уже не может остановиться. Он уверен, что прочно держит вас за горло, и требует еще и еще, пока от вас не останется пустая, высосанная оболочка, легкая и хрупкая, как сброшенный кокон насекомого. Кацнельсону отлично известна общая сумма прибыли, он самолично подсчитал ее до последнего цента и вряд ли успокоится, пока не выдоит Губанова досуха. В данный момент прораб мог и не иметь в виду ничего подобного, но майор Губанов отлично знал, что эта мысль придет. Обязательно придет. Непременно.

Роняя с ботинок комки рыжей глины, майор поднялся на второй этаж по широкой пологой лестнице, думая о том, что руки у шантажистов устроены не так, как у всех остальных людей. Эти руки имеют большое сходство с челюстями пиявки, которые продолжают сосать кровь даже после того, как разбухшее тело твари с проклятием оторвали от головы и отшвырнули прочь. Хватку шантажиста невозможно разжать, ему можно только отрубить руки.

«Очень мило, – подумал Губанов, шагая по темноватому из-за уже начавших сгущаться сумерек коридору второго этажа. – Отрубить руки. Очень образно и в высшей степени заманчиво. Непонятно лишь, как это сделать. Если Кацнельсона шлепнуть, придется искать другого прораба, вводить его в курс дела, обещать ему деньги… Скотина, не мог потерпеть до конца. Приспичило ему… А может, смыться?»

Губанов поморщился. Конечно, куш он сорвал солидный, в какой-нибудь банановой республике с такими деньгами можно жить припеваючи, но у него были здесь свои планы, обязательства, свои, черт бы их подрал, мечты… Бросать все это из-за какого-то потерявшего страх божий еврея было жалко до слез. И потом, наша планета – довольно тесное местечко для того, у кого есть сила, деньги и власть У губернатора Бородина все это имелось, и майор Губанов почти не сомневался, что при желании любимый тесть отыщет его где угодно и предъявит счет. Только сейчас до Губанова окончательно дошло, по какому тонкому льду он ступает, и ощущение смертельного риска вызвало на его лице обычную крокодилью ухмылку.

Он без стука открыл дверь в кабинет главного врача и вошел. В кабинете было не продохнуть от табачного дыма, объемистая керамическая пепельница на столе ощетинилась окурками, несколько штук выпало и валялось вокруг.

Доктор Маслов бездельничал. Он валялся на обитом кожей модерновом диване, задрав ноги в дырявых носках на спинку, и поглощал очередную порцию белиберды в пестрой обложке. Рядом с диваном прямо на полу стояла поллитровая банка, заменявшая переполненную пепельницу, и в ней тоже было полно окурков. Очередная сигарета дымилась у Маслова в пальцах.

Он поднял голову на звук открывающейся двери, сбросил ноги на пол и сел, нашаривая ступнями туфли. Борода его была всклокочена сверх обычной меры, очки таинственно поблескивали, отражая свет ламп, как фары едущего по ночному лесу автомобиля.

– Легок на помине, – сказал он ворчливо.

– Всегда приятно, когда о тебе помнят, – откликнулся Губанов, усаживаясь в кресло.

– Ага, – буркнул Маслов. – Я вот тут про вампиров читаю и все время думаю о тебе.

– Странная ассоциация, – легкомысленным тоном сказал Губанов.

– Ничего странного. Ты знаешь, как тебя работяги между собой называют?

– Представь себе, знаю. Боятся – значит, уважают. Как у тебя тут дела, Парацельс?

– По-разному, – ответил доктор. – Бывает так, а бывает и этак. В полном соответствии с диалектическим материализмом.

– Впервые вижу материалиста, который тащится от романов ужасов.

– Просто ты никогда не давал себе труда приглядываться к тем, кого сажал. Материализм – отличная штука, очень функциональная, но иногда от него становится так скучно, что блевать тянет. Вот возьмем, к примеру, тебя… Ты не против?

– Отчего же, – Губанов пожал плечами, – валяй. Только вскрывать меня для наглядности не надо.

– Это как получится. – Маслов положил книгу на диван обложкой кверху, потянулся за банкой и поставил ее к себе на колени, придерживая одной рукой. Он курил жадными затяжками, словно год просидел без курева. – Итак, возьмем тебя. С позиций диалектического материализма все твои действия очень легко понять, оценить и разложить по полочкам. Но в свете всей этой философской зауми твое копошение и попытки захапать себе все, оставив остальных с носом, выглядят скучно и мелко. Мелко, скучно и недостойно, как засохшее дерьмо на овечьем хвосте. Повеситься можно от тоски, на тебя глядя… Зато если посмотреть на все это сквозь призму мистицизма, так сказать, получается очень таинственно и даже страшновато. Этакая, знаешь ли, демоническая личность с нечеловеческой психикой… Ты крещеный?

– Ты что, дурак? Мой папа был предгорсовета.

– Вот видишь. Хотя некоторые партийные боссы, которые поумнее, детишек своих втихаря крестили. Толку с этого, насколько я понимаю, было мало, но все-таки… Интересно, что будет, если побрызгать на тебя святой водой? Слушай, а вот когда, к примеру, ты проходишь мимо церкви, у тебя голова не болит? Не тошнит тебя, голоса не мерещатся?

Губанов вдруг рассмеялся с явным облегчением.

– Понял, – сказал он. – Ты же просто бухой в стельку, вот и все! А я-то думаю: что это с ним?

– Вот в этом и заключается главный недостаток материализма, – назидательно сказал Маслов и бросил окурок в банку. – Мы вечно пытаемся все упростить. По чердаку кто-то бродит – это просто дом дает усадку, говорит человек о чем-то помимо водки и баб – значит, он либо пьян, либо просто дурак… А может быть, я двое суток подряд молился. Может, мне видение было, может, я голос слышал?

– Ну и что же тебе сказал голос? – подавляя зевок, спросил Губанов. Доктор явно был пьян, хотя спиртным от него не пахло. Может быть, он тут от нечего делать на иглу подсел?

– Голос? – переспросил Маслов. – Он посоветовал сообщить тебе о том, что в моем распоряжении имеется одна бумага. Знаешь, когда австралийцы переслали мне проект, я не удержался и отксерил себе экземплярчик.., из чисто сентиментальных побуждений, поверь. Мне тогда и в голову не могло прийти, что он мне еще пригодится. Просто нравилось его разглядывать и воображать, как я тут буду всем заправлять.

– Черт возьми, – растерянно проговорил Губанов. – Да вы что, сговорились? Обалдели вы, что ли, или дихлофоса нанюхались?

– А кто еще? – живо заинтересовался Маслов. – Ах, да, конечно… Кацнельсон?

– Архитектор Кацнельсон потерял свои кальсоны, – рассеянно пробормотал Губанов. – Ну, хорошо. Ну, допустим, есть у тебя проект. Но объясни мне Христа ради, какого черта тебе от меня надо? Центр у тебя есть? Есть. Учти, что без меня ты бы до сих пор сидел в своем клоповнике и разнимал наполеонов с Марксами. Чем тебе плох этот центр? Двери без моторчика тебя не устраивают? Так они сто лет простоят и не сломаются, чем тебе плохо? А нужны тебе двери с моторчиком, установишь такие у себя дома и будешь балдеть. Аппаратура тайваньская вместо немецкой? Да тебе-то какая разница?! Главное, чтобы работала, а она работает, я сам проверял. Ну, какого рожна тебе надо?! Посадить меня хочешь? Посади, Серега, не стесняйся! Подумаешь, старая дружба. Ты ведь на нее уже наплевал, так пойди чуть дальше и посади меня. Останешься с голой ж.., на морозе и без своего центра, зато весь в белом. Этого тебе надо?

– Не ори, – спокойно сказал Маслов, закуривая очередную сигарету. – И нечего размахивать у меня перед носом старой дружбой. Не надо было водить меня за нос, не надо было втирать очки и пугать меня пистолетом. А теперь твои разговоры о дружбе, знаешь ли… Пошел ты к черту со своей дружбой, вот что я тебе скажу. За кого ты меня держишь? Кацнельсон ведь тебе наверняка уже сказал, что я брал у него проект, по которому ведется строительство. Так вот, у меня есть еще и калькулятор. Конечно, я не специалист, а от бухгалтерии у меня вообще скулы сводит, но примерную сумму я вычислил. Очень приблизительно, конечно, но.., вы с Кацнельсоном украли не меньше пятнадцати миллионов, а скорее всего, даже больше. И после этого ты затыкаешь мне рот семьюстами тысячами, как будто я попрошайка из пригородной электрички.

Он замолчал, ожесточенно пыхтя сигаретой и избегая смотреть на приятеля. Губанов озадаченно почесал бровь согнутым указательным пальцем. Он не ожидал такого организованного бунта на своем корабле и с трудом подавлял в себе желание просто достать пистолет и перестрелять всех к чертовой матери. Планы планами, мечты мечтами, а это дурацкое строительство мало-помалу превратилось в ужасную обузу. А если рвануть когти, проблема, куда пристроить спившуюся жену, отпадет сама собой. Пускай ее папашка пристраивает, тем более, что местечко для нее уже почти готово.

– Деньги, деньги, дребеденьги, – со вздохом сказал майор и тоже закурил. – Опять вы со своими деньгами… Ну, не могу я сейчас трогать счет, неужели непонятно?! Это же не кубышка, черт бы вас побрал… И потом, деньги надо зарабатывать, а вся твоя работа заключалась в том, что ты написал письмо в Сидней. Просто написал и взамен получил новейший медицинский центр в полное и безраздельное управление. А всю работу делали мы с Кацнельсоном. Ты просто лезешь ко мне в карман, Серега. Это ты понимаешь? Хорошо, я дам тебе миллион, подавись. Но это последняя цифра, понятно? Если ты еще раз заговоришь со мной о деньгах, здесь будет новый главврач, который никогда не бывал в Австралии и в глаза не видел никаких проектов. Профессора передерутся за эту должность, и ты это знаешь лучше меня. Они мне взяток на десять миллионов насуют… А тебя похоронят в фундаменте твоего любимого центра с дыркой в башке. Уволился, уехал, подвел своих товарищей, начальство… Тебя даже искать никто не станет.

…Когда он вышел на мраморное крыльцо, дождь уже кончился. Быстро темнело, и на шесте над крышей прорабской уже вспыхнул прожектор. Где-то в глубине восточного крыла стучал отбойный молоток и утробно выла шлифовальная машина, по освещенным неверным прыгающим светом переносных ламп окнам метались ломаные тени.

Огромный японский бульдозер стоял, по самые катки уйдя в жидкую глину, на его длинном капоте поблескивали капли воды, перемазанный глиной блестящий нож был высоко поднят. Возле трансформаторной будки копошился электрик. В зубах у него была зажата отвертка, что делало его похожим на пирата, идущего на абордаж.

«Абордаж, – подумал Губанов. – Меня взяли на абордаж, прямо как какой-нибудь нагруженный золотом галеон. До трюмов эти бандиты еще не добрались, но вот-вот доберутся. Пока что они на верхней палубе, размахивают саблями и орут: “Кошелек или жизнь!”, но скоро они опомнятся, и вот тогда станет по-настоящему весело. И еще эти двое, которых Маслов держит на четвертом этаже…»

Его “ауди” стояла на относительно твердом участке у самого забора, в двух шагах от ворот. Борясь с желанием по-детски зажмуриться, майор спустился с крыльца и пошел месить грязь. По дороге он подобрал длинную и острую сосновую щепку, чтобы почиститься перед тем как сесть в машину.

Он распахнул дверцу и задом уселся на сиденье, оставив ноги снаружи. Позади него кто-то негромко, деликатно кашлянул.

– А, – не оборачиваясь, сказал Губанов, – ты. Вот тебя-то мне и надо. Здравствуй, Николай.

– Здравствуйте, Алексей Григорьевич, – ответил сидевший в машине человек.

– Докладывай, – приказал Губанов, ковыряя щепкой налипшую на ботинок тяжеленную лепешку глины.

– Все спокойно, товарищ майор, – пробасил Николай. – Птички сидят в своих клетках. Этот, которого привезли первым, все время говорит про Афганистан и просит выпить, а Купченя, похоже, ни при чем. Пистолет он подобрал в машине. Водитель самосвала попросил помочь…

– Все это я уже слышал, – сердито проворчал Губанов. – Мне интересно, что тут правда, а что брехня.

– Мне кажется, он не врет, – сказал Николай. – Он же не знает, кто я на самом деле, держит меня за кореша. Я сегодня опять к нему подкатывался: что, мол, да как… Боится он до дрожи в коленках, но не знает ни черта, это точно. Я ему сказал, что из пистолета, который он нашел, может, сто человек завалили, так он чуть в обморок не хлопнулся. Если он темнит, то я даже и не знаю… Тогда это прямо народный артист какой-то.

– Хорошо, – сказал Губанов. Он просунул ногу в очищенном от грязи ботинке в кабину и принялся за вторую. – Ну, а этот.., афганец? Он что?

– С этим сложнее, – сказал Николай. – Доктор говорит, амнезия. Дескать, парень чуть ли не при смерти. На первый взгляд так оно и есть…

– А на второй?

– Да черт его знает… Он сегодня такой бутерброд умял, что не каждый здоровый справится. С другой стороны, может, это он в бреду?

– Да, – с чувством сказал Губанов, – в России два светила медицинской науки: ты да Маслов… Ладно, бог с ним. Этот афганец – темная лошадка, надо глаз с него не спускать. Смотри внимательно и, как только на объекте появится посторонний, звони мне. В любое время, понял? А кореша своего, турка этого белорусского, пришей. Самоубийство или несчастный случай.., в общем, сам что-нибудь придумаешь. Раз он ничего интересного сказать не может, надо от него избавляться.

– Есть, – коротко ответил Николай. – Кстати, о посторонних. Тут по ночам подъезжали пару раз какие-то… Кацнельсон стройматериалы налево толкает, Алексей Григорьевич.

– Да черт с ним, пусть толкает, – махнул рукой Губанов. – Прораб все-таки. Если прораб не ворует, значит, он не совсем здоров. Верно я говорю?

– Верно. Разрешите идти?

– Шагай. Не завали службу, прапорщик.

– Не беспокойтесь, товарищ майор.

Прапорщик выбрался из машины, захлопнул дверцу, сделал несколько шагов и вдруг вернулся. Он снова открыл дверь и, просунув голову в салон, негромко сказал:

– Виноват, товарищ майор… Это насчет того шофера. Беспокоюсь я. Алкаш он, а у алкашей, сами знаете, что на уме, то и на языке.

– Молодец, что беспокоишься, – похвалил Губанов. – Только напрасно ты это. Нечего о нем беспокоиться. Понял?

– Понял, – после короткой паузы ответил прапорщик Николай.

– Тогда свободен. Дверцей не хлопай, это тебе не “МАЗ”.

* * *

Федор Артемьевич Хлебородов загнал свой тяжелый “МАЗ” в ворота автопарка уже затемно. Он сильно задержался в дороге из-за странных неполадок в системе подачи топлива.

Машина то глохла прямо на ходу, то вдруг начинала кашлять и дергаться, и Федору Артемьевичу четырежды приходилось останавливаться и искать причину такого странного поведения не старого еще “МАЗа”. Когда машина заглохла в последний раз, он уже начал подумывать о ночевке в чистом поле, но судьба оказалась к нему милостива, и он дотянул до родного парка, что называется, на честном слове и на одном крыле.

Пневматические тормоза устало вздохнули в последний раз, так и не сданные бутылки за сиденьем привычно звякнули, и двигатель, словно только того и ждал, немедленно заглох. Федор Артемьевич сильно поскреб черными ногтями небритую щеку, откинулся на спинку сиденья и не торопясь, с оттяжечкой продул “беломорину”.

В мертвенном свете ртутных ламп застыли ряды тяжелых грузовиков. Немного на отшибе, словно сторонясь плебейской компании “МАЗов” и “КамАЗов”, стояли три мерседесовских тягача с рефрижераторными полуприцепами.

Федор Артемьевич закурил папиросу и щелкнул твердокаменным ногтем по украшавшей крышку бардачка наклейке с изображением грудастой блондинки.

– Ну, что скалишься, сисястая? – проворчал он, обращаясь к фотографии. – Хоть бы раз ты мне, лярва, дала. Мы ж с тобой в одной кабине уже, считай, четыре года, а ты только зубы скалишь да титьками трясешь.

Блондинка ничего не ответила. Федор Артемьевич, который ничего другого и не ожидал, открыл бардачок и вынул чекушку. Сегодня у него дома опять ожидался визит тестя и шурина. Они были ребята простые и придерживались весьма распространенного мнения, что семеро одного не ждут. Федор Артемьевич был уверен, что, придя домой, застанет их уже тепленькими, так что ему самому следовало привести себя в соответствующее состояние. Кроме того, в состоянии легкого опьянения ему было легче не замечать свирепых взглядов и презрительных гримас своей Петлюры, которая опять весь вечер будет слоняться вокруг стола, бухать ножищами и хлопать дверями. И потом, он просто устал.

Держа папиросу немного на отлете, он зубами сорвал колпачок, раскрутил бутылку и опрокинул ее над жадно разинутым ртом. Водка с плеском и бульканьем устремилась в пищевод, мягко взорвалась в желудке и растеклась по всему телу живительным, расслабляющим теплом.

– Уси-пуси, – сказал Федор Артемьевич своей грудастой попутчице и не глядя сунул пустую бутылку за сиденье.

Он докурил папиросу до самого мундштука, отдыхая и давая водке как следует подействовать, и лишь после этого вылез из машины. Дверца захлопнулась с привычным жестяным лязгом, с левого брызговика сорвалась и шлепнулась на мокрый асфальт тяжелая лепешка грязи. Хлебородов ссутулился, сунул руки в карманы своей старой куртки, в которой ходил на работу, и не спеша побрел к диспетчерской.

На голой доске объявлений, намертво присобаченной к кирпичной стене диспетчерской, висел одинокий листок приказа о вынесении кому-то строгого выговора с предупреждением Рядом с приказом кто-то написал мелом коротенькое неприличное слово, – видимо, упомянутый товарищ таким образом выражал свое отношение к выговору, а заодно и к администрации. Хлебородов был с ним полностью согласен. Он даже пожалел, что при нем нет мела: можно было бы дописать что-нибудь от себя, вон там сколько свободного места…

В тамбуре жался приблудный пес по кличке Чубайс, прозванный так за рыжую масть, уклончивые манеры и склонность приватизировать плохо лежащие продукты. Хлебородов пинком отогнал Чубайса от двери, которая вела во внутренние помещения диспетчерской, и вошел в нее сам.

Скучавшая за пультом Константиновна обернулась на звук.

– Легок на помине, – сказала она. – Где это тебя носило? Опять калымил?

– Чтоб ты всю жизнь так калымила, – пожелал ей Федор Артемьевич, отдавая мятый путевой лист. – Поломался я.

– Что ты поломался, я вижу, – не осталась в долгу Константиновна. – Ас машиной что?

– Да хрен ее знает, – признался Хлебородов. – То глохнет, то дергается, как припадочная… Четыре раза чинился, насилу доехал.

– Значит, завтра на ремонт, – вздохнула Константиновна.

– А то как же, мать-перемать, – проворчал Федор Артемьевич. – Давно, понимаешь, не загорал, соскучился. Как подумаю, что целый день по этой грязюке придется в движке копаться, с души воротит.

– Хорошо, что морозов нет, – философски заметила Константиновна. – В прошлом году в это время минус двадцать пять было.

– Гляди, накаркаешь, – сказал Хлебородов, закуривая.

Идти ему никуда не хотелось, а хотелось сесть в одно из продавленных кресел с засаленной драной обивкой и не спеша побеседовать с Константиновной на разные профессиональные и житейские темы. Но время было позднее, дома тесть с шурином наверняка уже покатили одну бутылку и взялись за вторую, и жена где-то там медленно наливалась черной желчью, готовясь выплеснуть ее на загулявшего супруга. Федор Артемьевич вдруг почувствовал себя очень старым, усталым и обремененным массой неприятных обязанностей.

– Пойду я, Константиновна, – сказал он.

– Ступай, Артемич, – откликнулась диспетчер. – Дома, небось, заждались.

– Да уж, – проворчал он, – заждались.

Обычно Хлебородова подбрасывал до метро кто-нибудь из коллег. У многих водителей были личные автомобили, но, пока Федор Артемьевич загорал на трассе, все его приятели разъехались, и теперь ему предстояло пешкодралить до станции километра полтора, если не больше. Слава богу, что дождь, уныло моросивший с самого утра, наконец-то кончился, и можно было надеяться дойти до метро сухим.

Хлебородов вышел из ворот автопарка и зашагал по плохо освещенной улице, держа руки в карманах и дымя папиросой.

Район здесь был глухой, заводской, небезопасный даже днем. По вечерам здесь частенько грабили, а то и насиловали, а у возвращавшихся с работы водителей автопарка несколько раз срывали шапки. На такой случай Федор Артемьевич всегда носил в кармане пружинный нож зэковской выделки, с выполненной в форме рыбки голубой плексигласовой рукояткой и сточенным, острым, как бритва, лезвием из нержавеющей стали. Он шел по улице, стараясь не попадать в лужи, и тискал в кармане нож.

"Вот она, жизнь, – с не совсем трезвой горечью думал он. – По дороге едешь – боишься: вдруг поломка, или авария, или гаишник привяжется ни с того ни с сего. По улице идешь – боишься, как бы по башке не получить да без штанов не остаться. Домой придешь – опять же, страшно, потому что там Петлюра. Не даст ведь отдохнуть, зараза толстомясая. Не успеешь войти, а она уже включила свою пилораму. И пошла, и пошла, аж в ушах звенит…

И ведь нигде жизни нет, – думал он, нетвердой походкой проходя мимо пустой автобусной остановки. – Нигде и ни у кого. Возьми того парня, который давеча мне под колеса подвернулся. Что ему, лучше, чем мне? Может, и было лучше, а где он теперь? И тачка пропала. Дорогая тачка, мне на такую за всю жизнь не заработать. Как же это его угораздило? Ведь удар-то был так себе, средненький, и даже не в морду, а в заднее крыло. А может, его еще раньше.., того? Может, его бандиты так отделали, а может, он и сам бандит? Не мог он от такого удара так покалечиться. Ну, не мог, и все тут! И пьяным он не был вовсе, это мне тогда с перепугу показалось. Просто сознание потерял, наверное. А эти, доктор-то с Упырем, под замок его упрятали зачем-то.., а может, они его вообще кончили? Надо с шурином посоветоваться. Он, хоть и алкаш, а соображает, что к чему. Или пойти уж прямо в милицию? Нет, ну их к черту в пекло, потом по допросам затаскают. Если что, позвоню позже из автомата, пусть засекают, если успеют. Хрен я их стану дожидаться, не на такого напали. Только сначала надо с шурином поговорить”.

Он вспомнил своего шурина. Шурина звали Василием, Васькой, как какого-нибудь кота, и был он, как кот, толст, прожорлив, вороват и вечно себе на уме. Когда-то у него хватило ума и усидчивости на то, чтобы закончить строительный техникум, и на этом основании он полагал себя человеком интеллигентным и поглядывал на Федора Артемьевича свысока. Мадам Хлебородова вечно ставила его в пример своему бестолковому, как ей казалось, мужу.

Впрочем, для мадам Хлебородовой все мужики были бестолочами, пропойцами и кобелями, просто одни умели устраиваться в жизни, а другие нет.

Василий устраиваться в жизни умел. Вот уже почти пятнадцать лет он работал на базе промторга, пройдя славный трудовой путь от кладовщика до заместителя директора и умудрившись при этом не только не сесть за решетку, но даже ни разу не побывать в кабинете следователя, хотя бы в качестве свидетеля. Все эти годы он крал, но делал это умело и осторожно, так что на сегодняшний день у него была очень неплохая квартира в центре, дача в Подмосковье и дизельный “мерседес” с трехлитровым движком. Вспомнив про “мерседес”, Хлебородов плюнул с досады: он опять забыл слить из своего самосвала канистру солярки для шуриновой иномарки. Он никак не мог привыкнуть к тому, что роскошную импортную тачку, которая словно летит над дорогой, не производя никакого шума, можно заправлять тем же топливом, что и какой-нибудь заляпанный навозом трактор, запряженный в картофелекопалку.

"Да пошел он к черту, бугай толстомордый, – озлобляясь, подумал Федор Артемьевич. – Что я ему, негр – таскаться с канистрой соляры через пол-Москвы? Да еще в метро… Надо ему – пусть подъедет и возьмет, сколько влезет. Не хватало еще из-за двадцати литров солярки за решетку сесть. С нашим братом никто церемониться не станет, нас отмазывать некому. Вот же характер у меня, – настраиваясь на философский лад, подумал он. – Никому не могу отказать. Знаю, что потом неприятностей не оберешься, а все равно соглашаюсь. Добро бы ему, Ваське, заправляться было нечем, так ведь нет же! Солярки этой на любой заправке сколько хочешь, денег у него куры не клюют, хоть и плачется все время, а все равно норовит на дармовщинку урвать. Хоть гвоздь, хоть полкирпича, хоть канистру солярки, но чтобы обязательно не купить, а вот именно украсть, и по возможности чужими руками. А я, дурень старый, все никак не могу его подальше послать.

Как же – шурин, большой человек! Правильно Петлюра говорит, что я тряпка. Тряпка и есть. Ничего, я ему сегодня выдам по первое число, пусть только спросит про свою соляру. Только бы они с тестем не успели всю водку высосать, а то разговаривать не с кем будет”.

Хлебородов немного ускорил шаг: перспектива остаться без водки была очень даже реальной, если учесть аппетиты родственников. Шурин на пару с тестем в последнее время взяли моду захаживать в гости к Хлебородовым – очевидно, из их собственных домов их уже начали выгонять, а тратиться на кабаки прижимистый Васька не хотел. Федор Артемьевич не имел бы ничего против этих визитов, поскольку выпить очень даже любил, но вот Петлюра по утрам почему-то пилила не своих предусмотрительно слинявших родственничков, а его, Федора Артемьевича, своего кормильца и хозяина.

Хлебородов усмехнулся. Во время скандалов жена любила повторять, что в доме нечего есть. “И то верно, – подумал он, – совсем исхудала баба. Шмотки носит пятьдесят четвертого размера, и те уже не сходятся, трещат”.

Он представил было широкую, как шкаф, покрытую плотными складками жира спину жены, ее тумбообразные ноги и микроскопический затылок с жидкими прядями крашеных волос, но тут последний фонарь остался позади, и он вступил в полосу абсолютной тьмы, в которой светились лишь окна квартир да их отражения в лужах. Это был самый неприятный отрезок пути. Федор Артемьевич всегда старался миновать его поскорее, и всегда это у него не получалось, потому что невозможно быстро идти в кромешной темноте, не видя ни дороги под ногами, ни самих ног.

Хлебородов негромко выругался. Он уже сто раз клялся себе, что будет ходить только по освещенной улице, но всегда, задумавшись, сворачивал в эти проходные дворы, потому что так путь становился короче на целых двести метров. Дав себе очередную клятву, Федор Артемьевич храбро зашлепал вперед, время от времени попадая ногами в лужи и спотыкаясь о какие-то камни, которых днем здесь никогда не было видно.

– Солярку ему, – сердито проворчал он, в очередной раз ступив в лужу и зачерпнув ботинком полведра ледяной воды.

Тут ему показалось, что навстречу кто-то идет, и он поспешно сунул руку в карман, мертвой хваткой вцепившись в рукоятку ножа. Некоторые, в том числе и его жена, утверждали, что Хлебородов трусоват, сам же Федор Артемьевич полагал себя человеком благоразумным и осторожным, как это подобает настоящему водителю большегрузного автомобиля. Сейчас благоразумие подсказывало ему, что умнее всего будет обойти этого встречного десятой дорогой, но где находится эта десятая дорога, понять было невозможно: вокруг стояла непроглядная темень, и в темени горели окна, почему-то совсем не освещавшие грязную бугристую землю. Хлебородов совсем затосковал и приготовился задать стрекача, наплевав на приличия и чувство собственного достоинства, но тут в отсветах чьего-то кухонного окна блеснула кокарда, мигнули и скрылись в темноте звездочки на погоне, вспыхнул фонарик, и властный голос приказал Федору Артемьевичу предъявить документы.

Со смешанным чувством облегчения и нового испуга, вызванного на сей раз боязнью неприятностей, которыми обычно чревата встреча с сотрудником милиции, Федор Артемьевич полез в карман и, подслеповато щурясь и прикрываясь свободной рукой от режущего света мощного фонаря, протянул паспорт и водительское удостоверение туда, откуда бил нестерпимо яркий луч. Документы были бесцеремонно выдернуты у него из пальцев, луч фонарика убрался с его лица, переместившись на фотографию в паспорте, и Федор Артемьевич с облегчением протер заслезившиеся глаза.

– Хлебородов? – спросил милиционер. – Отлично. Что в карманах?

– Чего? – растерялся Федор Артемьевич. – Ты чего, командир? Думаешь, тебе все можно? Кто это тебе такое право дал – у рабочего человека по карманам шарить?

– А вот я возьму тебя сейчас, – пообещал милиционер, – и отведу в отделение. Ты же пьяный, дядя. Там к тебе не только в карманы, а и в задний проход залезут, и ты еще благодарить будешь, лишь бы домой отпустили. Ну, так как? Покажешь, что в карманах, или будем оформлять тебя, как террориста? Рожа у тебя небритая, как у настоящего чечена.

Хлебородов со вздохом полез в карман и с неохотой протянул милиционеру свой нож. Надежда успеть пропустить перед сном еще стаканчик-другой улетучивалась буквально на глазах.

– О, – сказал милиционер, вертя нож в пальцах, – холодное оружие. Это же самый настоящий выкидняк! Ты что, блатной?

– Да какой блатной, – с досадой сказал Хлебородов. – Водителем я в грузовом автопарке. Без ножа в дороге нельзя. Если вдруг патрубок прохудится – что же мне, зубами его грызть? И потом, хлеб порезать надо, колбаску там, лучок…

– Бутылочку открыть, – в тон ему подхватил милиционер. – А потом машины бьются, люди гибнут, как на войне, – старики, женщины, детишки…

Он все вертел в пальцах нож. Внезапно раздался щелчок, и выпрыгнуло лезвие – двенадцать сантиметров остро отточенной, тусклой от долгого употребления стали. В следующее мгновение рука милиционера метнулась вперед, и одновременно его фонарик погас. Хлебородов почувствовал, что холодная сталь, легко расслаивая дряблые мышцы, входит в его живот – раз, и еще раз, и еще…

– За что?.. – удивленно прохрипел он, опускаясь на колени, – Да ни за что, – ответил милиционер. – Просто не повезло.

Он широко взмахнул рукой. Лезвие вспороло гортань Хлебородова, издав неприятный чмокающий звук. Милиционер отскочил на шаг, чтобы его не окатило кровью, и брезгливо отбросил в сторону сначала нож, а потом и документы.

Повернувшись к убитому спиной, он торопливо направился прочь. Свернув за угол, милиционер остановился, снял с головы фуражку, стащил с себя форменную куртку, скатал все это в тугой узел и затолкал в спортивную сумку, которая висела у него на плече. Через пять минут он вышел на освещенную улицу в двух десятках шагов от станции метро и сел в поджидавший его джип.

– Куда поедем, капитан? – спросил водитель. Капитан немного помедлил с ответом, играя желваками на высоких, словно вырубленных из темного камня скулах, пощурился на рекламу телевизоров “самсунг”, сверкавшую на крыше соседнего здания, сунул в рот сигарету, чиркнул зажигалкой и коротко обронил:

– Домой.

Джип мягко тронулся с места и через несколько секунд растворился в сверкающем огнями потоке транспорта, катившемся к центру.

Майор Губанов знал, что говорит, когда советовал прапорщику Николаю не беспокоиться по поводу водителя самосвала.

Глава 12

Губанов взял со специальной подставки четвертушку толстого березового полена и, присев на корточки перед закопченной кирпичной пастью пышущего жаром камина, сунул полено в огонь. Полено легло кривовато, и Алексей подправил его кочергой. Огонь взорвался снопом искр, которые стремительно вылетели в гудящую трубу. Тяга была отменной, тем более, что циклон отступил, и в данный момент на улице было градусов десять. Все еще сидя на корточках, Губанов сделал последнюю длинную затяжку и бросил окурок в огонь.

– Хорошо, когда зима похожа на зиму, – сказал губернатор.

– Хорошо, – согласился Губанов, легко вставая с корточек и возвращаясь к столу. – Только я больше люблю лето.

Он снова уселся в еще не успевшее остыть удобное кресло с высокой спинкой. Кресло было чертовски уютное, и вообще все было отлично: и это кресло, и придвинутый к самому огню легкий столик со стеклянной крышкой, и оранжевые блики огня в хрустальных стаканах с янтарной жидкостью, и тонкой работы костяные шахматы, уже расставленные по доске и готовые к началу баталии. Даже сидевший напротив уже начавший грузнеть человек с обрюзгшим жестким лицом и холодными непроницаемыми глазами сейчас казался майору симпатичным.

– Лето? – Губернатор подвигал густыми седеющими бровями. Ближе к старости брови у него сделались кустистыми, лохматыми, как у блаженной памяти генсека, и Иван Алексеевич раз в месяц прибегал к услугам парикмахера, чтобы привести их в порядок. Раньше брови ему стригла дочь, но теперь об этом нечего было и думать: Ирина совсем сошла с нарезки и могла, чего доброго, выколоть папашке глаза ножницами. – Лето… – задумчиво повторил он. – Ах, лето красное, любил бы я тебя, когда б не пыль, не комары да мухи…

Губанову захотелось вслед за Кацнельсоном воскликнуть: “Какая эрудиция!”, но он, конечно же, промолчал, тем более что причина неприязни тестя к летним месяцам была ему отлично известна. Именно летом произошел несчастный случай, в результате которого будущий губернатор сделался вдовцом. Губанов все больше склонялся к мысли, что это все-таки было убийство, но осуждать губернатора не мог: они были в одной лодке, и сам Губанов ни за что не упустил бы такой случай.

Майор незаметно покосился туда, где на стене висел писаный маслом овальный портрет новой супруги господина губернатора. Губернаторша была ослепительно хороша, и не только на портрете, но и в жизни тоже. Когда-то она начинала как актриса, но охотно променяла служение Мельпомене на непыльную должность губернаторской жены. Когда это событие свершилось, обе – и новоиспеченная мадам Бородин, и Мельпомена, вздохнули с некоторым облегчением.

В данный момент губернаторша обживала недавно приобретенный муженьком дом во Флориде и изредка баловала своего благоверного письмами и телефонными звонками. Губернатор, как это ни смешно, искренне скучал по ней, и не он один: его зять временами испытывал те же чувства, особенно когда вспоминал, какие штуки могла выделывать госпожа губернаторша в постели.

Бородин неторопливо закурил и с глубокомысленным видом пошел пешкой е2 на е4. Губанов многозначительно нахмурился, пожевал верхнюю губу и сделал ответный ход. Подбитое войлочным кружком массивное основание черной пешки негромко стукнуло о костяной квадратик доски. Следя за тем, как губернатор шевелит бровями, обдумывая очередной ход, майор развлекался тем, что пытался угадать, о чем на самом деле думает его партнер.

Губернатор всегда начинал партию одинаково, так что голова у него сейчас наверняка была свободна. Разглядывая подвижные складки у него на лбу, Губанов чувствовал себя канатоходцем, балансирующим над пропастью на тонком стальном тросе. Бородич всегда играл умно и жестко, и обмануть его во все времена было очень тяжело. На секунду майор даже пожалел о своей затее. С чего он взял, что сможет довести это дело до конца? Слишком много участников, слишком много свидетелей, слишком многие уверены, что смогут отщипнуть свой кусок от этого пирога. Если поделиться со всеми, они, возможно, будут молчать, но в таком случае ему самому останутся жалкие огрызки, ради которых вряд ли стоило так рисковать.

И все-таки самый опасный из всех – губернатор. Если он узнает, если только он заподозрит хоть что-то… Его можно считать стариком, можно хихикать по поводу его молодой жены, можно даже спать с ней, но не следует забывать о том, что у старого крокодила есть огромная зубастая пасть. От этой пасти надо держаться подальше, иначе… Внизу возобновились размеренные глухие удары, словно кто-то заколачивал в мерзлую землю сваи или пытался взять резиденцию губернатора штурмом, высадив входную дверь.

Губернатор едва заметно поморщился, а Губанов, извинившись, встал и плотно прикрыл дверь комнаты. Удары стали тише, но они все равно были слышны, и майор заметил, как дрогнула рука губернатора, когда тот поднес к губам свой стакан, чтобы сделать неторопливый аккуратный глоток.

– Как идут дела на стройке? – после паузы осведомился Бородич, двигая вперед ферзя.

– Итс олл райт, – бодрым тоном ответил Губанов, прикрываясь конем. Грохот внизу прекратился, и теперь сквозь перекрытие доносился визгливый голос, выводивший грустную песню о злоключениях юной проститутки.

"Интересно, где она набралась этого дерьма?” – рассеянно подумал майор.

– Думаю, к весне закончим.

– Поскорей бы, – сказал губернатор, задумчиво постукивая кончиком пальца по натуралистично выполненной фигурке слона с башенкой на спине. На его сигарете нарос длинный кривой столбик сероватого пепла, но он этого не замечал.

– Делаем все, что можем, – заверил его Губанов. – Главный корпус и западное крыло уже готовы к установке оборудования. Скоро будет закончено восточное. Тогда останется ерунда: подключить аппаратуру, расставить койки, навести порядок на территории.., трали-вали семь пружин.

– Семь пружин? – рассеянно переспросил Бородич. – Семь пружин… Поскорей бы, – повторил он и съел пешку Губанова.

Песня внизу прекратилась, и наступила тишина, в которой неожиданно громко выстрелило полыхавшее в камине полено. Бородич вздрогнул, и Губанов подумал, что у старика сдают нервы. Кто бы мог подумать: нервы у Бородича…

Отсветы огня кровавыми точками дрожали в злых стеклянных глазах висевшей напротив камина кабаньей головы. Кабана добыл лично господин губернатор на глазах у зятя. Губанов вспомнил карканье ворон, круживших над голыми заснеженными ветвями, пар, валивший из ноздрей и оседавший на меховых воротниках пушистыми ледяными кристаллами, и то, как мчалась, разбрасывая снег, огромная щетинистая туша. Чертов старый дурак стоял как вкопанный, медленно поднимая ненормально длинное ружье с толстыми воронеными стволами – свой растреклятый южноафриканский слонобой, стоивший, как три “мерседеса”.

Набивщику чучел, который гордо именовал себя таксидермистом, позже пришлось изрядно попотеть, заделывая огромную дыру в кабаньем черепе. Губанов был уверен, что если бы выстрел пришелся не в голову, а, скажем, в грудь, то все внутренности бедняги вылетели бы наружу через задний проход вместе с пулей.

Губернаторский слонобой висел тут же, прямо под кабаньей головой, и его полированное ложе и длинные, как у противотанкового ружья, стволы тускло поблескивали в переменчивых отсветах плясавшего в камине огня. Губанов подавил внезапно вспыхнувшее желание сдернуть эту мортиру с крюка, спуститься вниз и пальнуть в чертову сучку прямо сквозь дверь. Майор был уверен, что попал бы, даже стреляя наугад баллистической ракетой с другого конца земного шара: чертова баба доводила его до безумия.

Теперь она принялась истерично вопить и, судя по доносившимся звукам, переворачивать мебель. Это было настоящее безумие. Если бы она вела себя подобным образом все время, ее можно было бы с чистой совестью упрятать в обыкновенную психушку, но при желании Ирина все еще могла изобразить из себя утонченную светскую даму. Ее разум упорно не желал гаснуть, и позволить врачам интервьюировать ее ни Губанов, ни Бородич не могли.

«Если бы только не эти его комплексы, – подумал майор. – Если бы не этот его дурацкий тезис о том, что, не сумев сберечь жену, он обязан сберечь дочь… Ах, как все было бы просто!»

– Я хочу съездить туда, – неожиданно сказал губернатор. – Давненько я там не был. Все дела, дела… Очень интересно посмотреть, что у вас там получается.

Чтобы хоть немного потянуть время, Губанов вынул из кармана сигареты и нарочито медленно закурил, глядя на доску. Ситуация на доске, как всегда, была не в его пользу.

– Прямо сейчас? – спросил он.

– Нет, зачем же сейчас? Сейчас уже поздно. Ночь, люди устали, отдыхают… Я же все-таки планирую не карательную экспедицию, а просто.., скажем, экскурсию.

Внизу опять раздался гулкий тяжелый удар: очевидно, Ирине как-то удалось оторвать от пола кресло и гвоздануть им по двери. Губанов глубоко затянулся сигаретой и поспешно сделал большой глоток из стакана. В стакане глухо забренчал подтаявший лед.

– Завтра, – продолжал губернатор. – Прямо с утра. Ты, пожалуйста, все организуй.

– Хорошо. – Губанов наклонил голову в знак согласия. – На чем поедем?

– Почему – поедем? – удивился Бородич. – Я поеду.

– А я?

– А ты останешься здесь. Во-первых, тебе не мешало бы отдохнуть. Смотри, на кого стал похож, даже похудел.

– А во-вторых? – спросил Губанов, стараясь говорить обычным голосом, хотя внутри, где-то за грудной костью, вдруг зашевелилось холодное мерзкое животное.

– А во-вторых, присмотришь за Ириной. Сам. Лично. Слышишь, что делается? Ты бы все-таки поговорил с ней…'попытался бы как-то повлиять, что ли. Вы же любили друг друга, насколько я помню. “Да уж, – подумал Губанов. – Слово-то какое вспомнил: любовь. Интересно, он и вправду так считает или только прикидывается? Косит под дурачка, чтобы я расслабился, а потом кусь – и головы как не бывало…"

– Я ее и сейчас люблю, – сказал он и зачем-то добавил:

– По-своему.

– Гм, – сказал губернатор и со стуком передвинул ладью. – Шах тебе, Алеша. Шах и мат.

– Как всегда, – притворно вздохнул Губанов. Он видел приближение такой развязки еще ходов десять назад и приложил все усилия к тому, чтобы Бородич не проглядел выигрышную комбинацию. Играть в поддавки со взрослым, облеченным немалой властью человеком было противно, но это тоже была своего рода политика. Даже самые умные из людей падки на лесть и склонны в глубине души считать окружающих милыми, но довольно глуповатыми людьми. Меньше всего Губанову хотелось разубеждать губернатора в его умственном превосходстве. – Между прочим, – проворчал он, – я где-то читал, что шахматы – далеко не такая высокоинтеллектуальная игра, как кажется на первый взгляд. Обыкновенные шашки гораздо сложнее.

– Терпеть не могу шашки, – сказал Иван Алексеевич, делая вид, что не слышит доносящихся снизу визгливых воплей. – И вообще, Алексей, проигрывать надо уметь.

– Это-то я умею, – проворчал Губанов, умело изображая подавляемую обиду.

Бородин не прореагировал, но по его лицу было видно, что он доволен. Губернатор всегда бывал доволен, когда его зять принимался старательно разыгрывать из себя осла – недалекого и туповатого, но преданного. Губанов вдруг заподозрил, что довольная улыбочка, блуждавшая на блеклых губах Бородича, тоже могла быть притворной, но тут же отогнал эту мысль: не стоило приписывать старику такой нечеловеческой прозорливости и такого инфернального коварства, иначе можно было запутать самого себя до полусмерти.

«А ведь пора, – подумал майор. – Мне уже давно пора начать бояться до полусмерти. Зачем, к примеру, ему понадобилось ехать на стройку?»

Ответа на этот вопрос у него не было. Допив виски и крепко, по-мужски пожав друг другу руки, они расстались.

Выйдя на лестничную площадку, Губанов немного постоял, прислонившись к темным дубовым перилам. Дымя сигаретой, он прислушивался к шагам губернатора до тех пор, пока не убедился, что тот отправился в спальню. Тогда он легко сбежал вниз, на второй этаж, и свернул в коридор, в котором не бывал уже недели две. “Была бы моя воля, – с неудовольствием подумал майор, рассеянно кивая вскочившему при его появлении охраннику, – ноги бы моей здесь не было. Заложить бы ее кирпичами и забыть к чертовой матери… Как бишь назывался тот рассказ По? “Амонтильядо”, кажется… “Ради всего святого, Монтрезор…” Все-таки наследственность – страшная штука. Это как компьютерная программа. Живет себе человек и ни о чем таком не думает: учится, работает, карьерку делает, семью заводит, деньжата зарабатывает, как умеет, а потом – бац! – программа самозапустилась, и через год человека не узнать. Глаза у него красные, руки по утрам трясутся, смотрит он на всех волком и все время врет или, наоборот, ни с того ни с сего принимается говорить правду, которая никого не интересует и никому, кроме органов следствия, не нужна. А все потому, что какой-то ген у него не совсем такой, как у прочих нормальных людей. Порченый ген…"

В холле сидел еще один охранник. Вид у него был усталый, чему Губанов ни капельки не удивился: сидеть в двух шагах от этой двери было, конечно же, чертовски тяжело, особенно когда в нее молотили с той стороны. Просто сидеть и ничего не предпринимать… Это же охранник, у него же рефлексы: если заключенный буянит, надо открыть дверь и сделать так, чтобы буянить ему расхотелось. А заключенный – дочь губернатора и жена твоего непосредственного начальника, ей не очень-то ребра пересчитаешь. Беда, да и только.

Майор жестом отправил прогуляться вскочившего ему навстречу верзилу в строгом черном костюме и отодвинул засов. За дверью красного дерева было тихо, как в могиле.

У майора мелькнула дикая мысль: а может, она и вправду умерла? Сделала с собой что-нибудь этакое и умерла… Что ей стоит? Теперь, когда центр был уже практически выстроен, а денежки перекочевали на счет, номер которого был известен только ему, майор Губанов больше не нуждался в своей супруге.

Он бесшумно открыл дверь и шагнул в комнату.

Воображение рисовало ему картины одна соблазнительнее другой: вот он входит в эту домашнюю тюрьму, а Ирина повесилась на простыне.., или разбила голову о стену.., или, черт подери, захлебнулась собственной блевотиной…

Когда-то он любил собирать грибы и хорошо помнил это ощущение, когда под каждым деревом тебе мерещится глянцевитая шляпка, которой там на самом деле нет. Ты идешь по пустому, вытоптанному грибниками лесу и воображаешь, как присядешь, раздвинешь траву и подрежешь тугую, плотную ножку. Ты слышишь, как тихонько поскрипывает лезвие ножа, входя в упругую душистую плоть гриба, ты обоняешь этот запах, ты предвкушаешь гордость, с которой будешь демонстрировать менее удачливым грибникам свой королевский трофей… А попадаются тебе одни поганки, да изредка – трухлявая, насквозь проеденная червями сыроежка.

Майор с растущим недоумением осматривал комнату. Он еще не успел испугаться, но чувствовал, что до этого недалеко: Ирины нигде не было видно. Сервировочный столик кверху ножками валялся на развороченной, как поле танковой баталии, постели, засыпанной осколками стекла и фарфора и украшенной многочисленными пятнами. Губанов про себя отметил, что у столика не хватает одной ножки, и что томатный сок, разлитый по белым простыням, производит довольно сильное впечатление: казалось, что здесь кого-то долго и неумело убивали при помощи тупого ножа. Тяжелые бархатные портьеры, которыми были занавешены окна, валялись на полу, втоптанные в винную лужу, и в обнажившихся оконных проемах бесстыдно чернели прутья решеток. Шкаф был выпотрошен, тряпки валялись по всему полу, а кое-что даже висело на люстре. Большое, во весь рост зеркало венецианского стекла раскололось вдоль и пестрело пятнами – видимо, в него долго швыряли едой.

Губанов подумал, что напрасно уговорил губернатора не отказывать Ирине в вине. Идея была такая, что, получив желаемое, эта алкоголичка угомонится и будет сидеть тихо, присосавшись к бутылке, как клоп. Теперь майор видел, что это не сработало. Его вины в этом не было: будь его воля, он отнес бы сюда ящик водки, и все было бы кончено если не за пару часов, то за пару дней наверняка. Ирина просто убила бы себя водкой, зато умерла бы счастливой.

Он посмотрел на дверь, которая вела в ванную. Дверь была приоткрыта, свет внутри не горел. Это еще ни о чем не говорило. Алкоголики хитры, как лисицы, и способны порой на такие штуки, которые трезвому даже в голову не придут из-за их абсолютной невыполнимости.

Куда же, черт возьми, она подевалась?

Майор сделал еще один шаг и аккуратно прикрыл за собой дверь. В то же мгновение ему на голову набросили какую-то пыльную тряпку. Он сразу понял, где пряталась Ирина, но сделать уже ничего не успел: на его затылок обрушился тяжелый удар. Что-то затрещало – не то череп, не то предмет, которым был нанесен удар, Губанов ощутил мгновенную вспышку слепящей боли и молча рухнул на испачканный вином и остатками пищи пушистый ковер ручной работы.

* * *

Ирина Бородич весь день не находила себе места. Бывали дни, когда она чувствовала себя, в общем-то, нормально и даже не имела ничего против своего теперешнего положения, особенно когда к принесенному охранником подносу с едой прилагалась бутылочка сухого вина. На большее рассчитывать не приходилось, но и это было что-то. По крайней мере, дурацкий виноградный компот помогал хотя бы на время притушить полыхавший внутри огонь.

Бывали и другие дни – серые и пресные, как свалявшаяся грязная вата. В такие дни на нее наваливалась апатия, и ей ничего не хотелось – даже выпить. Она часами лежала на кровати и думала о том, как это вышло, что ее жизнь закончилась, даже не успев как следует начаться. В том, что жизнь закончилась, Ирина не сомневалась. С алкоголизмом шутки плохи, а она уже достаточно далеко зашла по этой дорожке. Страшнее всего было то, что она совсем не хотела возвращаться – а зачем, собственно? Когда на нее наваливалась апатия, Ирина мечтала только об одном: чтобы все это поскорее закончилось. В такие моменты от самоубийства ее удерживало только то, что это наверняка было бы хлопотно, больно и ужасно некрасиво.

Потом апатия проходила. После таких приступов вселенской тоски она чувствовала себя обновленной, словно заново родившейся на свет, и с удивлением озиралась по сторонам, пытаясь понять, как могло случиться, что она все еще сидит в этой роскошной, обставленной дорогой мебелью тюрьме. В конце концов, она была разумным человеком и привыкла считать, что ее окружают вполне разумные, цивилизованные и даже где-то культурные люди.

Чего ради они заточили ее сюда?

Во время таких просветлений Ирина много размышляла, пытаясь найти выход. Ей очень не нравилась происходившая за стенами ее комнаты возня и туманные намеки мужа и отца на какой-то “санаторий”, в котором ей “будет хорошо”. Она не собиралась отправляться ни в какой санаторий, но не понимала, каким образом можно донести эту простейшую истину до сознания ее тюремщиков. Казалось, они начисто лишались слуха, стоило ей открыть рот. Это было непонятно и даже страшно.

Страх приходил по ночам и все чаще оставался с ней до самого утра. Он был неважным любовником, и она засыпала на рассвете среди смятых, перекрученных простыней, и просыпалась после полудня с одной-единственной четко выраженной мыслью: выпить.

Один раз ей удалось вырваться, соблазнив и вырубив охранника. Больше она его не видела и предполагала, что его попросту уволили. Совесть ее не мучила: что бы ни случилось с тем парнем, в этом были виноваты, ее отец и Губанов. И потом, она ведь не собиралась делать ничего дурного. Она хотела только поговорить с мужем, объяснить ему, что дальше так продолжаться не может. Помнится, она даже сочинила пространную речь, начинавшуюся словами: “Алексей, нам нужно серьезно поговорить…” Но все ее усилия пропали втуне: Губанов все не возвращался, а в шкафчике над мойкой обнаружилась непочатая бутылка коллекционного коньяка. Потом муж все-таки приехал, но ей уже было все равно. Что случилось после того, как она в первый раз отхлебнула прямо из горлышка, Ирина помнила смутно, а вернее, не помнила совсем. Судя по некоторым признакам, ее сначала изнасиловали, а потом привезли обратно на дачу. Вероятно, это был муж, но даже в этом у нее не было полной уверенности.

Проснувшись поутру, она первым делом нашарила на тумбочке сигареты и закурила, лежа в постели. Глядя на ровный оранжевый огонек зажигалки, Ирина в стотысячный раз подумала, не устроить ли ей небольшой пожар. Мысль была, что называется, дежурная, и Ирина поняла, что сегодня как раз наступил один из тех мучительно тяжелых дней, когда она могла размышлять более или менее трезво.

Она сидела на постели по-турецки, опираясь спиной на высокую полукруглую спинку кровати. Кровать была огромная, спать на ней можно было и вдоль, и поперек, хоть вдвоем, хоть впятером, хоть целым трудовым коллективом. В изножье поблескивало вмонтированное в спинку полукруглое зеркало, а в изголовье размещался целый пульт управления: здесь были кнопки включения будильника, выключатель встроенного в кровать ночника и даже вмонтированная в спинку стереосистема. Не хватало только мужика, с которым можно было бы смотреться в зеркало и нажимать на эти кнопки, а также спать вдоль, поперек и по диагонали этого чудовищного супружеского полигона.

Ирина медленно курила, разглядывая свое отражение в зеркале: светлые волосы торчат во все стороны после беспокойно проведенной ночи, глаза совсем заплыли, под глазами мешки, что свидетельствует о плохой работе почек, лицо землисто-бледное, вокруг глаз уже начали появляться морщины… И зверски болит печень, хотя в зеркале этого, конечно, не увидишь. Неужто цирроз? Так скоро?

Вчерашняя бутылка сухого стояла на тумбочке. На дне еще болталось немного вина – граммов пятьдесят, а то и больше. Ирина задумчиво взвесила бутылку в руке и вдруг поняла, что совершенно не хочет пить – по крайней мере, в данный момент. Ей вдруг снова, как когда-то, показалось, что все еще можно изменить, стоит только взять себя в руки. Она знала, что лучшее время для этого – тот самый миг, когда тебе в голову пришла мысль о необходимости изменений. Через минуту изменения наступят все равно, но тогда изменится не жизнь, а твое настроение, и вместо чего-то большого и светлого тебе опять захочется выпить.

Она размахнулась и запустила бутылкой в дверь.

Бросок получился слабым, и бутылка не разбилась, а отскочила и покатилась по пушистому ковру, оставляя за собой липкую темно-красную дорожку. Но звук вышел отличный, гулкий и сильный, его должны были услышать те, кто торчал в коридоре под дверью. Чтобы они побыстрее шевелились, Ирина придавила пальцем кнопку электрического звонка и не отпускала ее до тех пор, пока с той стороны двери не лязгнул отодвигаемый засов.

Дверь отворилась, и на пороге возник дежурный амбал с непроницаемой каменной рожей. Второй, похожий на него как две капли воды, только пониже ростом и лысоватый, маячил позади. С тех пор как Ирина сбежала, они уже не рисковали входить к ней в комнату без страховки, Это было, конечно, приятно, но значительно уменьшало ее шансы на следующий побег.

– Доброе утро, Ирина Ивановна, – сказал амбал. – Принести завтрак?

– Кофе, – коротко распорядилась Ирина, проигнорировав его вежливое приветствие. – И покрепче, пожалуйста, а то взяли моду поить меня какими-то помоями…

Дверь бесшумно закрылась, снова лязгнул засов. “Кофе ей, – услышала Ирина недовольный голос охранника. – Покрепче.. Попросила бы уж сразу ведро водяры, было бы понятнее…"

Ирина криво усмехнулась, поймала в полукруглом зеркале свое отражение и скроила ему зверскую рожу. “Они все тут против меня, – подумала она. – Рыцари революции… Кого ведено, того и караулят, и плевать им и на закон, и на права человека. В случае чего, Губанов их отмажет”, Она резко встала с постели и, набросив халат, подошла к окну. За окном было белым-бело, двор превратился в идеально ровную белоснежную поверхность, похожую на операционный стол, ветви яблонь в саду тоже стали белыми и непривычно пушистыми, и сосновый лес за оградой стоял белый и торжественный. У Ирины от этой белизны даже заломило глаза и немного закружилась голова. Она поспешно раздавила сигарету прямо о подоконник и отошла от окна.

Позади опять лязгнул отпираемый засов. Ирина сделала два быстрых шага в сторону двери и была вознаграждена испуганным движением охранника, решившего, видимо, что ему сию минуту вопьются ногтями в морду, пользуясь тем, что руки у него заняты. Он отпрянул назад так резко, что посуда на подносе звякнула.

На подносе, как обычно, было навалом еды, посреди которой столбиком торчала высокая цилиндрическая бутылка темного стекла. Увидев бутылку, Ирина невесело усмехнулась: любимый муженек по-прежнему заботился о том, чтобы она не просыхала. Сначала он заставлял ее пить, потому что у них была жуткая любовь, и пить без нее ему было неинтересно. Потом он подпаивал ее, чтобы она сквозь пальцы смотрела на его делишки, которые он проворачивал за спиной у папочки. А потом заставлять ее уже было не нужно, потому что она не хотела никому мешать проворачивать делишки, жениться на молодых шлюшках и вообще путаться под ногами. И даже теперь, когда ее посадили под замок, она продолжает всем мешать, и ей присылают вино – бутылочка к завтраку, бутылочка к обеду и, само собой, бутылочка на ужин, – чтобы она танцевала нагишом под Луи Армстронга и помалкивала в тряпочку.

"А ведь здесь есть пища для размышлений”, – подумала Ирина, пристально разглядывая поднос и каменнорожего охранника, который его приволок.

– Я просила кофе, – сварливым тоном сказала она. – Кофе, а не продовольственный склад.

– Вот ваш кофе, – с непроницаемой вежливостью сказал охранник, указав глазами на дымящуюся чашку, и поставил поднос на столик у дверей.

– Огромное вам спасибо, – проворковала Ирина, сняла с подноса чашку, а поднос резко рванула за один край, так что большая часть его содержимого попала на строгий темно-серый костюм охранника.

– Отнеси это папочкиным избирателям, – посоветовала Ирина. – Пускай оближут.

На скулах охранника проступили странные бледные пятна, словно он сильно обморозился, но выражение лица не изменилось.

– Уборщица придет после обеда, – все так же вежливо сообщил он и вышел, без стука притворив за собой Дверь.

Правда, засов лязгнул громко и, как показалось Ирине, мстительно.

Она взяла чашку и присела во вращающееся кресло у письменного стола. Было совершенно непонятно, за каким дьяволом здесь был письменный стол, но иногда для разнообразия Ирина любила за ним посидеть.

Все-таки ее слова были услышаны: кофе на сей раз оказался вполне терпимым, и она выпила все до дна с превеликим удовольствием и даже процедила осевшую на дне гущу через плотно сомкнутые губы, высасывая из нее последние капли. Теперь ей захотелось перекусить, и она с некоторым сожалением посмотрела на разбросанную на полу около двери еду. Еда была обильная и наверняка очень вкусная, значит, есть ее было категорически нельзя. В процессе поглощения вкусной еды Ирине неизменно хотелось запить ее чем-нибудь этаким… “Эстетика процесса”, – подумала она и посмотрела на откатившуюся в угол непочатую бутылку вина. Бутылка была цела и невредима, она лишь слегка запачкалась майонезом, и Ирина с некоторым усилием отвела от нее взгляд.

Дело шло к обеду, за окном вовсю сверкало солнце и серебрился иней. Денек чуть ли не впервые за всю зиму выдался на загляденье, с легким морозцем и пушистым снегом. Допив кофе, Ирина раздернула портьеры на окнах, впуская в комнату солнечный свет. Солнце и синева над заснеженными верхушками сосен вдруг вселили в нее непривычную бодрость и решимость действовать. Внезапно все, над чем она мучительно, урывками размышляла все эти проведенные в заточении месяцы, сделалось простым и предельно ясным.

Ей отсюда не выйти.

Если бы они собирались ее выпустить, они не стали бы сажать ее под замок против ее воли. Теперь она вспомнила, что сказала мужу во время своего первого побега: это похищение. Самое обыкновенное похищение, что бы они ни говорили и как бы вкусно ни кормили свою жертву. Она им мешала, и они просто заперли ее, посадили в клетку с решетками на окнах. Ее отношение к этому им известно, значит, выпустить ее они просто побоятся – слишком много неприятностей она может им доставить.

Теперь ей стал ясен смысл туманных разговоров о каком-то санатории. Естественно, отец не может держать ее здесь вечно. У него бывают гости, которые могут услышать производимый ею шум и поинтересоваться, кто это заперт в спальне на втором этаже – ну, там, где на двери стоит такой массивный железный засов… Кто-то может спросить – и наверняка спрашивает! – куда подевалась любимая дочь господина губернатора. Что он может ответить? Уехала за границу? Это достаточно легко проверить, журналист нынче пошел зубастый и охочий до грязных историй из жизни московского бомонда. Значит, они что-то затеяли. Краем уха Ирина слышала разговоры о какой-то стройке под Звенигородом. Что ж, наверное, с их точки зрения это выход. Где Ирина Бородич? В санатории. У нее неважно со здоровьем, мы так переживаем… Нет, увидеться с ней нельзя, санаторий закрытого типа, туда пускают только близких родственников, да и то не всегда…

Ирина стиснула зубы так, что у нее зазвенело в ушах.

Это наверняка придумал Губанов, отец на такое не способен. Все, на что он оказался годен в свое время, это помочь матери выпасть из окна и бревном плыть дальше в волнах различных политических течений, которые крутили и вертели его, как щепку, но так и не смогли утопить.

Непотопляемый И. А. Бородин… И еще эта стерва Коврова, которая всегда вертела им, как хотела. Вспомнив плоское, сильно накрашенное лицо Ковровой, Ирина даже замычала сквозь зубы от ненависти. Она словно воочию увидела, как эти двое дудят отцу в уши: Коврова в одно, а Губанов – в другое. Подрыв авторитета.., политические последствия.., доверие избирателей.., электорат.., хулиганские выходки, пьяный дебош.., изолировать, вымарать, забыть. В памяти всплыло вычитанное в каком-то рассказе выражение: “Придется прибегнуть к выдирке”. Именно это, похоже, собирались сделать с ней: просто выдрать ее из ткани действительности и аккуратно заштопать образовавшуюся дыру.

Ирина посмотрела на часы. Было уже начало второго пополудни – рановато для настоящего погрома, но в самый раз для небольшой разминки. Сейчас ее не услышит никто, кроме этих двоих крокодилов под дверью, но они непременно сообщат Губанову, что она буянила целый день. Может быть, у него не выдержат нервы. Может быть, он придет.

Ирина не знала, что станет делать, если ей удастся вырваться. Куда бежать? В милицию? Ох, не смешите меня…

К газетчикам? Конечно, они с радостью возьмут у нее интервью и, может быть, даже попытаются раздуть скандал, но вряд ли это ее спасет.

Ирина заметила, что кофейная чашка все еще зажата у нее в руке, и для начала запустила ею в дверь. Чашка, в отличие от бутылки, послушно разлетелась на куски с восхитительным сухим треском. Осколки брызнули во все стороны белыми искрами, темно-коричневая жижа медленно поплыла вниз по полированному красному дереву. Изящно выгнутая, похожая на ухо в изображении младшего школьника фарфоровая ручка чашки, крутясь, отлетела к кровати. Глядя на эту ручку, Ирина почувствовала, как в ней темной волной поднимается привычное, но давно забытое лихое бешенство. “Давно мне так не хотелось побуянить, – отстраненно подумала она. – Что же это они со мной сделали? Давно, давно я не давала гастролей. Ничего, это не поздно исправить”.

Она вернулась к окну и одним резким рывком сдернула на пол тяжелую пыльную портьеру. Карниз, на котором держалась портьера, крякнул, но устоял – он был прибит на совесть.

– Ничего, – сказала ему Ирина, – на тебе свет клином не сошелся. Найдем что-нибудь пожиже.

К тому времени, как ее муж, не выдержав, решил наконец навестить Ирину, она уже почти выдохлась. Время близилось к полуночи, ломать в комнате было уже нечего, если не считать кровати, которая, как оказалось, тоже была сработана на совесть. Ирина уже подумывала, не устроить ли ей и в самом деле небольшой пожар, но тут за дверью раздались уверенные шаги и лязгнул отодвигаемый засов.

Она метнулась к стене, прижавшись к ней так, чтобы открывшаяся дверь заслонила ее от Алексея. В руках у нее была пыльная бархатная портьера, которую она держала за углы, приподняв на уровень глаз. Кроме портьеры, в правой руке она сжимала бутылку с вином. Содержимое бутылки в данный момент не вызывало у нее никаких эмоций – это был просто наполнитель, делавший ее оружие немного тяжелее.

Ей вдруг пришло в голову, что она выбрала самый примитивный из всех возможных тайников. За целый день можно было бы придумать что-нибудь более оригинальное, чем этот изжеванный трюк, годившийся разве что для детских мультфильмов. Губанов – майор госбезопасности, его вряд ли удастся купить на, такой ерунде. “Боже, – подумала Ирина, – что это со мной? Неужели я и вправду настолько деградировала? Вот сейчас он заглянет сюда, отберет у меня эту пыльную тряпку и бутылку, даст мне по физиономии и, может быть, снова изнасилует. В самом деле, чего ему стесняться? Он дома, а я – его законная супруга. Тем более, что в милицию я все равно не побегу. И рада бы, да не могу”.

Дверь начала открываться, и Ирина с трудом сдержала готовый вырваться наружу истеричный, полный животного ужаса вопль. Если Алексей догадается, что она затеяла, он.., он может перестать колебаться. Он перестанет колебаться и недрогнувшей рукой устранит препятствие. У него всегда при себе этот его дурацкий пистолет, да и без пистолета он справится с ней одной рукой. Просто свернет шею, и все.

Дверное полотно открывалось медленно, как в замедленной киносъемке. Замерев от ужаса, Ирина ждала, когда из-за двери покажется знакомая нагловатая ухмылка, а над ней – холодные, расчетливые глаза, невыразительные, как шляпки двухсотмиллиметровых гвоздей.

Она даже растерялась, когда вместо всего этого вдруг увидела левое плечо мужа и его аккуратно подстриженный затылок. Ее замешательство длилось какую-то долю секунды, а в следующий миг она молча шагнула вперед и набросила на Губанова портьеру. Она сама не знала, зачем ей понадобилась портьера, но это почему-то казалось правильным. Во всяком случае, это давало ей лишний шанс на тот случай, если она промахнется или ударит недостаточно сильно.

Губанов стал похож на памятник за минуту до торжественного открытия. Вот сейчас к нему подойдет некто лысоватый, значительно откашляется, поправит узел галстука, дернет за конец шнура, белое полотнище с неторопливой торжественностью скользнет вниз, и взорам присутствующих откроется каменное лицо – твердое и умное, каких не бывает в реальной жизни…

Ирина размахнулась, привстав на цыпочки, и стремительно опустила бутылку на прикрытую портьерой голову. Раздался глухой стук, словно палкой ударили по пню, Губанов покачнулся и, не издав ни звука, упал на колени. Ирина посмотрела на бутылку. Бутылка была цела и невредима, а ее рука ныла от кисти до самого плеча. “Совсем ослабла, – подумала Ирина, – даже не могу треснуть эту сволочь как следует. Вот сейчас он встанет, и будет мне открытие памятника”.

Она обхватила правую ладонь, сжимавшую горлышко бутылки, левой, занесла бутылку над правым плечом, свернув все тело в тугую спираль, и с разворота хрястнула Губанова по затылку еще раз. На этот раз бутылка разбилась, и даже не разбилась, а взорвалась, как осколочная граната, окатив вином чуть ли не всю комнату.

Портьера мгновенно сделалась мокрой, а Губанов повалился на пол, как неодушевленный предмет. Как манекен, подумала Ирина. Или кегля.

Сорвав с бесчувственного тела супруга портьеру, она перевернула его на спину и принялась лихорадочно шарить по карманам. Глаза Губанова были полуприкрыты, из-под опущенных век жутковато голубели белки, но Ирине было не до тонкостей майорской мимики. Она никогда раньше не била мужа по голове, но почему-то была уверена, что череп у него крепкий.

Ключи от машины обнаружились в правом кармане брюк, набитое деньгами портмоне лежало во внутреннем кармане пиджака. Вынимая портмоне, Ирина задела запястьем твердую рукоятку пистолета, нагретую теплом майорского тела.

Как во сне она вынула пистолет из кобуры. Он был тяжелый, прикладистый, теплый. Некоторое время она смотрела на него как завороженная, а потом решительно тряхнула головой и встала с колен. Пистолет – это было хорошо. Это было просто чудесно, потому что прямо за дверью ее поджидали двое вооруженных мужчин, и еще трое или четверо сидели внизу, в своей обычной манере потягивая газировку, беседуя о футболе и бабах и лениво следя за мониторами наружного наблюдения. Пистолет поможет ей договориться с ними. В крайнем случае у кого-нибудь из них не выдержат нервы, и он выстрелит. Это тоже будет неплохо, особенно если стрелок окажется метким и попадет, например, в голову. Тогда все закончится быстро и, скорее всего, безболезненно.

Прежде чем выйти из комнаты, Ирина в последний раз попыталась собраться с мыслями. Это оказалось выше ее сил: мысли путались, разбегались, и опять очень хотелось выпить. Она с тоской посмотрела на насквозь пропитавшуюся вином портьеру. От портьеры исходил " дурманящий аромат хорошего виноградного вина. Если хорошенько постараться, граммов пятьдесят выжать можно, подумала Ирина, содрогнувшись от отвращения к себе. Это шутка, мысленно сказала она. Конечно, шутка. Что же еще?

Только теперь она заметила, что на ней все еще надет халат и домашние туфли на босу ногу. Она шепотом выругалась и бросилась к развороченному шкафу, торопливо хватая все, что подворачивалось под руку. Наспех одевшись более или менее по-походному, она криво перекрестилась стволом пистолета, решительно потянула на себя дверь и вышла в холл.

Глава 13

Когда доктор, представившийся Сергеем Петровичем, ушел, Глеб для верности выждал около десяти минут и только после этого бесшумно встал, стараясь не скрипеть своим топчаном. Было десять утра, и впереди его ждал очередной пустой, не заполненный ничем, кроме ноющей боли в ребрах, абсолютно бесполезный день.

Ночью подморозило, и выпал снег. Глеб выглянул в окно.

На том месте, где ночевал бульдозер, зияла развороченная рыжая яма, усеянная по краям мерзлыми комьями вывороченной из превратившейся под утро в сплошной монолит глиняной жижи. От ямы куда-то за угол уводили две оставленные гусеницами колеи. Глеб очень хорошо представил себе, как мощный бульдозер выдирался из ледяной ловушки, и немного пожалел, что пропустил такое зрелище.

В связи с этим ему подумалось, что в последнее время он начал как-то ненормально крепко спать. Возможно, в этом был виноват организм, активно восстанавливавший силы, а может быть, хитрый бородатый доктор что-то подмешивал в еду или питье. Безымянные таблетки, выдаваемые трижды в сутки, Глеб послушно клал под язык, а потом благополучно сплевывал в унитаз: принимать лекарства из рук здешних медиков было бы по меньшей мере неразумно. Но не есть и не пить было просто невозможно, и если бы Глеб хотел незаметно накормить кого-то снотворным, он подмешивал бы препарат в пищу.

Итог всех этих подозрений и размышлений всегда был один и тот же: отсюда надо уходить, и чем скорее, тем лучше. Беда была только в том, что Глеб не чувствовал себя достаточно здоровым ни для прорыва через красно-синюю охрану, ни для спуска по стене с четвертого этажа, не говоря уже о том, чтобы голыми руками выломать решетку. А уйти было просто необходимо. Каждый прожитый день все больше убеждал в этом агента ФСБ по кличке Слепой.

Здесь было нехорошее место, в котором творились нехорошие дела, а он был нежелательным свидетелем и вообще лишним человеком. Человек с холодными колючими глазами, которого здешние остряки называли Упырем, наверняка до сих пор не убил Глеба только потому, что все еще не утратил надежду разгадать секрет его появления в здешних местах. Этот секрет был единственной гарантией неприкосновенности Глеба, но Слепой чувствовал, что с каждым днем любопытство Упыря ослабевает. В самом деле: шпион, который не нужен даже тем, кто его послал, подавно не может интересовать тех, за кем он шпионит. Сколько можно держать человека в качестве живой приманки? Раз на приманку никто не клюет, значит, приманка невкусная.

Глеб отошел от окна и выскользнул в тамбур. Комната была великолепно изолирована от коридора, здесь можно было прыгать, плясать, проходить торжественным маршем и хором орать строевые песни, не боясь побеспокоить персонал лечебницы, но Слепой по укоренившейся привычке ступал бесшумно.

Он прошел в санузел и встал на край унитаза. Решетка, которой была прикрыта вентиляционная отдушина, снялась легко, словно только того и ждала. Глеб приблизил к отдушине лицо и позвал:

– Володя! Эй, Володя!

Ему пришлось повторить свой призыв еще трижды, прежде чем в соседней ванной раздались шаркающие шаги. Решетка на противоположной отдушине тихо скрежетнула и исчезла, а вместо нее появилось нечто, по форме напоминающее осиное гнездо, сбоку которого имелся один печальный карий глаз и испачканное едой и никотином отверстие для рта.

– А, это ты, земляк, – тоном старого знакомого сказал Глебу этот странный предмет. – Что, не спится?

– Да сколько же можно спать? – тихо возмутился Глеб. – Так ведь и помереть недолго. Просто забудешь, что надо проснуться, и все.

– Эт-точно, – охотно подтвердил марлевый кокон на той стороне отдушины. – Ну чего, покурим, что ли, от нехрен делать?

Он завозился, на мгновение исчез и появился снова.

Вернее, появился не он, а его рука с забинтованной кистью. Из марлевой культи торчали только большой и указательный пальцы, все остальные были плотно обмотаны бинтом. Эти два здоровых пальца бережно сжимали дымящуюся половинку сигареты без фильтра. Забинтованная рука с трудом протиснулась в отдушину. Глеб тоже по локоть запустил руку в глубь стены и аккуратно принял подношение. Он затянулся, бережно держа огрызок сигареты кончиками пальцев, и выпустил дым в потолок. Это было хорошо.

Некоторое время они молча курили, наслаждаясь тем, что находятся в компании. Потом Купченя, которого так и распирало от обиды и огорчения, снова принялся жаловаться Глебу на жизнь. Его историю Глеб слышал уже в четвертый раз и не надеялся узнать ничего нового.

– А крутая у тебя была тачка, Федя, – прерывая свой рассказ, сказал Купченя.

– У меня? – переспросил Глеб.

– Ага. “Форд-мустанг”, года этак девяносто второго или девяносто третьего… Не машина – зверь.

– Надо же, – сказал Слепой. Его “мустанг” сошел с конвейера в ноябре девяносто шестого года. – Недолго мучилась старушка в высоковольтных проводах, – добавил он.

– Чего? – не понял Купченя.

– Недолго мучилась старушка в высоковольтных проводах. Ее обугленная тушка внушала птицам жуткий страх. – целиком процитировал Глеб стишок, запавший в память еще в пятом или шестом классе средней школы.

Общаться с Купченей ему было трудно: иногда казалось, что они разговаривают на разных языках. Глеб изо всех сил старался наладить взаимопонимание, поскольку другого собеседника у него не было, если не считать доктора Маслова, который, судя по тому, как уклончиво поблескивали его очки, не мог дождаться, когда его избавят от странного пациента.

– Ну, Федя, ты даешь! – не то с восхищением, не то, наоборот, – с осуждением воскликнул Купченя. – Тебе вроде и не жалко. Новенькая же тачка! Да еще какая… А ее тремя смертями казнили: сначала разбили, потом сожгли, а потом еще и утопили. Не жалко?

– А чего жалеть? – философски заметил Глеб. – Последняя тачка, которую я помню, это БТР.

– Во дает, – повторил Купченя. Голос его звучал глухо и невнятно из-за закрывавшей все лицо повязки. – Вообще-то, это, наверное, интересно. Вроде как одним махом через двадцать лет перескочил. Заснул, проснулся – а ты уже в будущем! Круто, блин. Главное, дерьма этого всего, которое за двадцать лет произошло, как будто и не видел. Не было его, и все тут!

– Да уж, – неопределенно сказал Глеб.

– Нет, я понимаю, – спохватился Купченя. – Это кому как. Тебе, к примеру, такое счастье наверняка не в жилу. Бабки у тебя, ясное дело, были, раз такая тачка. Может, семья где-то есть – ждут, убиваются…

– Это точно, – сказал Глеб, ничуть не кривя душой. В последнее время он все чаще думал об Ирине.

– А как их теперь найдешь, – продолжал Купченя, – когда не помнишь ни хрена? Как в кино про Будулая.

– Про кого? – спросил Глеб.

– Ну да, ты же не в курсе… Кино такое есть. Рассказать?

– Не надо, – поспешно сказал Глеб. – Расскажи лучше вот что: твоя палата изнутри открывается?

– Размечтался, – проворчал Купченя. – Это ж одиночки для буйных.., ну, у которых ломка или просто так кулаки чешутся. Отсюда просто так не выйдешь… А тебе зачем?

– Что-то мне наш доктор не нравится, – признался Глеб.

– А! И тебе тоже? Нет, Федя, я сразу просек, что ты парень умный, хоть память тебе и отшибло. Крутит чего-то наш Айболит. Он ведь по психическим болезням, а у меня, между прочим, ожоги. Мне, может, пересадка кожи требуется, а он, козел, “скорую” не вызывает и сам не мычит и не телится. Только главный тут не он, а Упырь. Черт меня дернул к машине твоей пойти. Да еще этот пистолет… Теперь Упырь с меня живого не слезет. Думают, брат, что я засланный. И ничего я им, козлам, доказать не могу. Про тебя, кстати, они то же самое думают.

– Что – то же самое?

– Ну, что засланный ты. Чтобы, значит, доказательства собрать, что здесь вместо турок наш брат вкалывает – хохлы да белорусы.

– Да откуда я теперь знаю, – сказал Глеб, – засланный я или нет? Говорю же: не помню ничего. Какие турки, почему турки?

Купченя принялся долго и путано объяснять, почему на стройках Москвы работают турки, кто такие нелегалы и чем они выгодно отличаются от тех же турок. Глеб, знавший все тонкости этой кухни не хуже своего собеседника, в который раз подумал, до чего же живуч институт рабства. Одного работорговца он прихлопнул несколько дней назад, но это капля в море. Если хочешь искоренить рабство как явление, этому нужно посвятить всю жизнь без остатка. Тогда тебе поставят памятник, назовут твоим именем улицу, а то и город.., а рабство будет преспокойно процветать дальше, приняв для маскировки новые, гораздо более изощренные формы.

Внезапно сбивчивый монолог Купчени прервался.

– Атас! – страшным шепотом сказал он и ловко поставил на место решетку.

Глеб тоже поставил решетку на место и на всякий случай спустился с унитаза на пол, целиком обратившись в слух. Тлеющий окурок он раздавил пальцами и засунул в заранее присмотренную щель.

У соседа негромко стукнула дверь, зашаркали по полу тяжелые шаги, потом раздались голоса.

– Здорово, симулянт! – произнес смутно знакомый Глебу бас.

– Оба-на! – радостно воскликнул Купченя. – Колян! Ты как сюда попал? Неужто Айболит нам свиданку дал? Или ты.., того, втихаря?

– Никаких тихарей, – басил Колян, – никаких свиданок. Все, брат, по закону. Я теперь у нашего доктора за медбрата. Он, понимаешь, забастовку объявил. Чего это, говорит, я один за всех отдуваюсь? Может, говорит, вы меня заставите еще и задницы этим симулянтам вытирать? Ну, я и напросился. Так что теперь будем каждый день видеться. Курить хочешь?

– А то! Давай скорей, уши пухнут. Уж я экономлю, экономлю… Когда, думаю, Колян еще раз придет? А ты – вот он. Ну, молоток!

В соседней ванной чиркнула зажигалка, и через отдушину снова потянуло дымком. Глеб с некоторым удивлением пожал плечами: на его взгляд, доктор Сергей Петрович вовсе не был перегружен настолько, чтобы вербовать медицинский персонал из числа строителей. И потом, почему он сделал это именно сейчас, когда оба его пациента начали поправляться?

– Кури скорей, – сказал тем временем Колян. – Я ведь не просто так пришел, а для процедуры.

– Для какой еще процедуры?

– А вот для какой!

– Э, э! – обеспокоенно воскликнул Купченя. – Ты чего? Убери эту заразу! Это что, прикол?

– Не прикол, а укол, – наставительно сказал Колян. – Доктор прописал, так что перестань орать. Давай свою ж.., гм.., афедрон свой давай.

– Кого?

– Задницу! Не в глаз же тебя колоть…

– Даже не мечтай. Вылей это дерьмо в унитаз, и весь базар. Нет, ну ты что, в натуре, – совсем оборзел? Задницу ему подавай. В лесу раздавался топор дровосека…

– Дровосек отгонял топором гомосека, – подхватил Колян. – Давай, снимай штаны, что ты ломаешься, как целка… Не бойся, не трахну.

– Кто тебя знает? И вообще, я же сказал: отвали. Пусть доктор колет, если ему приспичило. Тоже мне, медик нашелся. Шприц ему доверили… Уйди, говорю, от меня! Дай человеку спокойно покурить! Иди сначала на чучеле потренируйся.

– Сам ты чучело. То, на чем тренируются, называется муляж. Давай свои полушария, не выкобенивайся.

– Ты откуда такой грамотный? Муляжи какие-то знает, афедроны… Когда успел институт закончить?

– Мне доктор все объяснил. Иди, говорит, кольни Купченю в афедрон. И на муляже дал попробовать.

– Вот иди и еще попробуй. Когда диплом получишь, приходи. Нет, Колян, правда, кончай гнилой базар. Вон оно, очко, туда и вылей. На хрена мне какие-то уколы? Мне пересадка кожи нужна, а этот козел уколы мне прописывает. Так ему и скажи: Вовка, мол, послал тебя, козла бородастого, куда подальше вместе с твоими уколами. Не хочешь в нормальную больницу отправлять, так и не приставай. Шрамы у меня и без уколов появятся, как миленькие. Нет, ну скажи: что я, не прав? Ты лучше вот чего, ты мне бухалова принеси – хоть в шприце, хоть за щекой… Грелку, что ли, найди. Тоска же смертная, прямо выть охота, особенно по вечерам. Принесешь?

– Посмотрим. Штаны снимай. Сидевший на краешке унитаза Глеб насторожился. В последних словах новоиспеченного медбрата ему почудилась смутно знакомая недобрая интонация. Так говорят люди, привыкшие навязывать другим свою волю при помощи огнестрельного оружия.

– Да отвали ты… – начал было Купченя, но фраза осталась незаконченной. За стеной послышался какой-то беспорядочный шум, возня, придушенный вскрик – видимо, Колян зацепил своего приятеля по больному месту, кто-то коротко, одышливо выматерился, потом наступила пауза, а после паузы ушей Глеба достиг тяжелый шум падения. Что-то с отчетливым треском ударилось о каменные плиты пола, и Слепой мог поклясться, что это была чья-то голова. Чья именно, догадаться было нетрудно. Видимо, лекарство, которое бородатый доктор прописал своему пациенту, оказалось сильнодействующим.

– Коз-зел, – слегка задыхаясь, произнес Колян. Спохватившись, Глеб бесшумно поднялся с унитаза, без единого звука плотно прикрыл за собой дверь ванной, скользнул в палату и нырнул под одеяло, благо снимать ему было нечего – из одежды у него имелись только трусы и майка. Он лежал, повернувшись лицом к стене, ровно и глубоко дышал и с досадой думал о том, что такое происходит с ним впервые: решительный момент настал, а у него ничего не готово. Вот-вот дверь распахнется, и на пороге появится убийца, а встретить его нечем, разве что тапочком швырнуть. И бежать некуда, и совершенно непонятно, кто все-таки твой враг… Черт знает что, подумал Глеб. Приблизится – убью. Надо постараться сделать это одним ударом, потому что на второй меня уже может не хватить. Здоровый, гад… Такого, пожалуй, не свалишь одним ударом…

Он услышал, как открылась дверь. Тяжелые шаги протопали через тамбур и остановились, судя по звуку, на пороге палаты. Глеб не шевелился. Шаги ничего не значили. Возможно, протопав по тамбуру, убийца теперь легко и бесшумно скользил к его кровати. Слепой ждал прикосновения к коже, ждал малейшего дуновения, которое выдало бы находившегося рядом человека, но вместо этого от двери раздался осторожный оклик:

– Эй, Федя! Федор, слышь! Да ты спишь, что ли?

Глеб продолжал размеренно дышать носом. Колян еще немного постоял в дверях и тихонько ушел. Щелкнул замок, и стало тихо.

Сиверов изображал спящего еще минут двадцать. Конечно, мордатый Колян вряд ли пошел бы на такую изощренную хитрость, но полная внезапность была единственным оружием Глеба, и он решил на всякий случай перестраховаться. Если красно-синий умник все еще здесь, притаился в углу со шприцем и ждет, то его ожидает сюрприз: ждать умеет не только он.

«Кстати, – подумал Глеб, – а что было в шприце? Надо же, как тонко! Не нож, не удавка, не обыкновенная подушка, в конце концов, а шприц! Либо наш Колян большой эстет, что на него совершенно не похоже, либо кто-то пытался придать делу видимость несчастного случая: какой-нибудь сердечный спазм, стало человеку плохо в туалете, упал, ударился башкой об унитаз или просто об пол, вот и откинул ненароком копыта. Чем же они его? Это же нужно что-то такое, что нельзя обнаружить при вскрытии!»

Поняв, что ждать больше нечего, он “проснулся”. Палата была пуста, в окно светило ни с того ни с сего решившее объявиться солнце. Глеб сел на постели, завернувшись в одеяло, и честно попытался припомнить, чем можно отравить человека, не оставив при этом никаких следов. В результате он вынужден был признать, что фармацевт из него никудышный, сполз с топчана и смотрел в окно до тех пор, пока ноги у него совершенно не заледенели.

* * *

В холле было пусто.

Напротив, у большого, от пола до потолка, полукруглого окна стояло кресло, в котором должен был сидеть, но почему-то не сидел охранник. “Все ясно, – подумала Ирина. – Алешенька, муженек ненаглядный, хотел то ли поговорить, то ли просто набить мне физиономию, и не желал, чтобы при этой процедуре присутствовали посторонние. Посторонние, потусторонние… Конечно, звукоизоляция здесь так себе”.

Она задвинула засов, стараясь делать это совершенно бесшумно. Стальной язык легко скользнул в паз, и у Ирины вдруг закружилась голова, словно она заглянула в глубокое ущелье. Ноги на мгновение сделались ватными, и ей пришлось напомнить себе, что время работает против нее, чтобы заставить себя сдвинуться с места.

Путь налево, конечно же, был зауазан. Там была парадная лестница, и именно там наверняка обретались оба охранника. Воевать с ними Ирине не хотелось, да и надобности в этом не было, поскольку прямо за углом, скрытая выступом стены, проходила еще одна лестница – не такая красивая, без мраморной отделки и вообще лишенная каких бы то ни было изысков, но зато ведущая прямиком в гараж. Это было именно то, что нужно, и Ирина двинулась направо.

Этой лестницей пользовались редко. Она была серая, бетонная и довольно пыльная. Стены здесь попросту, по рабоче-крестьянски, обшили сосновой вагонкой. На лестнице было темно, как в угольном подвале, и Ирина продвигалась на ощупь, придерживаясь рукой с зажатым в ней пистолетом за шероховатую стену. Свет она по вполне понятным причинам зажигать не стала.

Впереди показалось размытое пятно электрического света, сочившегося из-за декоративного выступа стены – такого же, как на втором этаже. Ирина пошла еще осторожнее, поскольку какой-нибудь не в меру ретивый охранник мог обнаружиться где угодно.

Благополучно миновав первый этаж, она наконец добралась до дверей гаража. Эта дверь никогда не запиралась, не была она заперта и теперь, и Ирина тихо порадовалась такому постоянству.

В обширном пятиместном гараже было сумрачно и тихо. В свете дежурных ламп тускло поблескивали любовно отполированные крыши и капоты автомобилей. Здесь стояла “ауди” Губанова, два джипа охраны, а также “мерседес” и “вольво”, принадлежавшие лично губернатору. Ирина подумала, что было бы недурно вывести все, чем она не может воспользоваться, из строя, но это была одна из тех идей, которые легко претворяются в жизнь только на киноэкране. Лично ей хотелось только одного: поскорее убраться отсюда. О том, чтобы ползать между машинами, ковыряя колеса какой-нибудь железкой, страшно было подумать. Ее побег мог обнаружиться в любую минуту, сюда могли просто зайти.., нет, времени на диверсионно-подрывную работу у нее не было, точно так же, как и на то, чтобы связать любимого супруга и хорошенько заткнуть ему пасть. В конце концов, главное – добраться до шоссе, а там пускай ищут ветра в поле. Карманных денег, которые, оказывается, носит при себе ее муженек, нормальному человеку без завышенных запросов хватит месяца на полтора, а то и на все два. А если курить не “парламент”, а что-нибудь попроще, и пить не “Хенесси”, а водку, на эти деньги можно протянуть чуть ли не полгода.

Машину, конечно, придется бросить, и черт с ней – она насквозь провоняла губановским одеколоном и дымом его сигарет.

Ирина открыла ворота, стараясь как можно меньше громыхать и лязгать. Ворота были сделаны по старинке, без всех этих жужжащих и завывающих электромоторов и предупреждающих звонков, так что ей более или менее удалось справиться со своей задачей. По крайней мере, на шум никто не прибежал. Ирина села за руль белой “ауди” и вставила ключ в замок зажигания.

Голова у нее продолжала слегка кружиться от избытка адреналина, тело было легким, почти невесомым. Она с ранней юности привыкла считать себя хозяйкой собственной судьбы и никогда не думала, что ей придется доказывать свое право распоряжаться собой. Но этот день настал, и она не собиралась отступать. Губернатор Бородич мог бы гордиться своей дочерью: упорством и силой характера она пошла в него.

Двигатель послушно завелся с полуоборота, машина едва ощутимо завибрировала. Спохватившись, Ирина запустила руку под приборный щиток и щелкнула тумблером противоугонного устройства, которое перекрывало подачу топлива через минуту после запуска двигателя. Она не водила автомобиль уже довольно давно – с самого начала лета. В последний раз сев за руль, она совершенно ничего не соображала и съехала с моста в какой-то ручей, после чего разъяренный Губанов отобрал у нее и ключи, и права.

Немного позднее он отобрал у нее свободу, сделав это так просто и непринужденно, словно и вправду имел на это право.

"Ауди” мягко выкатилась со двора и крадучись поползла по подъездной дорожке. В свете освещавших пустой заснеженный двор мощных ламп лежавший на соседнем сиденье пистолет тускло поблескивал вороненым стволом. Ирина неплохо владела оружием и даже имела когда-то собственный пистолет, и не какой-нибудь дамский “браунинг” или иную пукалку двадцать второго калибра, а солидный и смертоубойный “бульдог-0,38”, из которого выбивала в среднем восемьдесят пять из ста с расстояния в двадцать метров. Когда твой папа – губернатор, а муж работает в ФСБ, можно научиться стрелять хоть из гаубицы, было бы желание. У Ирины такое желание было, но с револьвером пришлось расстаться после того, как однажды она устроила пальбу в городской квартире отца и перебила весь его фарфор и дурацкие статуэтки, подаренные к разным юбилеям.

Помнится, это было отменное развлечение, и Ирина не испытывала по этому поводу никаких угрызений совести. Она вспомнила, как неприлично, не по-губернаторски орал в тот раз на нее отец. У него были странные аргументы. “Что бы ты сказала, если бы каждый принялся у себя дома палить из пистолета?” Она бы ничего не сказала, а пошла бы и купила себе баллистическую ракету. Ирина Бородач – это никакие не “все”, что бы это слово ни означало.

Она включила вторую передачу и поехала к воротам. Только теперь до нее вдруг дошло, что ворота наверняка заперты, и в будке возле них сидит по меньшей мере один охранник. Ирина вознесла к темному небу коротенькую молитву. В конце концов, что стоит охраннику открыть ворота перед машиной своего начальника, не проверяя, кто сидит за рулем?

Охранник шагнул к машине, заранее приветливо улыбаясь.

Ворота были закрыты. Ирина нажала на кнопку стеклоподъемника, и стекло с негромким шорохом поехало вниз. Охранник нагнулся к окошку и заглянул в ствол пистолета.

– Привет, дружок, – ласково сказала ему Ирина. – Сделай-ка так, чтобы я могла проехать. Я собралась в город за покупками.

– Ирина Ивановна, – пробормотал охранник, – да вы что? Вам же нельзя. С меня же голову снимут…

– Ты что, не понял? – Ирина шевельнула стволом и большим пальцем взвела курок, – Разве это нуждается в обсуждении? Я хочу проехать, и я проеду. Выбирай, что тебе больше нравится: нагоняй от моего муженька или пуля в лоб от меня лично. Только выбирай поскорее, потому что я спешу.

– Все равно вам не уйти, – угрюмо сказал охранник и взмахнул рукой, подавая сигнал своему товарищу, сидевшему в будке.

Негромко взвыл электромотор, что-то звонко шелкнуло, и створки ворот распахнулись. Впереди лежала пустая заснеженная дорога. Ирина прерывисто вздохнула и плавно отпустила сцепление. Посмотрев в зеркало. она увидела охранника, который, размахивая руками, бежал к будке.

Фора закончилась, теперь следовало поторапливаться.

Ирина прибавила обороты, колеса бешено завертелись, разбрасывая снег, и машину немедленно начало мягко раскачивать и водить из стороны в сторону. Это было отвратительное ощущение, и никогда не умевшую уверенно справляться с заносами Ирину охватило дурное предчувствие. Путь ей предстоял не слишком далекий, но ехать нужно было быстро, очень быстро. Чересчур быстро.

Старые теннисные тапочки скользили по педалям, издавая противный тонкий скрип, машину вновь и вновь начинало водить из стороны в сторону. Езда, которую Ирина всегда считала отличным развлечением, вдруг превратилась в тяжкий и далеко не безопасный труд. Свет фар вырывал из темноты то вылезшую к самой обочине огромную сосну с облепленным снегом стволом, то неразличимый из-за того же снега дорожный знак, то погруженный в темноту дом за высоким забором. Справа промелькнул поворот на бывшие дачи министерства обороны, колеса с шумом прокатились по легкому мостику через ручей, сейчас больше похожий на почти доверху засыпанную снегом неглубокую канаву.

Ирина бросила взгляд в зеркало и увидела туманное желтоватое свечение. Потом там, позади, режущим электрическим светом блеснули фары. Фар было непривычно много, и Ирина поняла, что охрана гонится за ней на джипе, врубив весь свет – и основной, и дополнительный.

Отражение фар вдруг дрогнуло и раздвоилось: джипов было два.

Ирина выругалась плачущим голосом убегающей от маньяка школьницы и еще немного увеличила скорость. Машину немедленно швырнуло так, что она едва не вылетела на ощетинившуюся частоколом заснеженных стволов и сучьев обочину. Ирина рывком сбросила газ, кое-как выровняла машину и снова придавила педаль. Мало-помалу ее начало охватывать отчаяние.

Джипы шли один за другим, уверенно перемалывая снег широченными шипованными колесами, тяжело приседая на ухабах и угрожающе сверкая целыми созвездиями фар.

Антенны радиотелефонов мотались в воздухе, как длинные гибкие удилища, из выхлопных труб струился белый пар, а внутри сидели вооруженные люди. Там было полно вооруженных людей, взрослых, крепких, натренированных и хорошо обученных мужчин, и все они охотились за одной-единственной слабой женщиной. Они выполняли приказ, а на нее им было наплевать. Ирина вдруг разозлилась. Это была очищающая злость, словно внутри вдруг лопнул огромный нарыв. Выкрикивая страшные ругательства, она вдавила педаль газа в резиновый коврик под ногами и припала к рулевому колесу. Срывавшиеся с ее губ грязные слова вонзались в трясущуюся студенистую тушу страха как чугунные ядра, кромсали ее, рвали на куски и разбрасывали в стороны. Белая “ауди” летела по дороге как пуля, и даже быстрее – как призрак пули. Двигатель бархатно ревел, позади клубилась снежная муть пополам с паром, сквозь которую поблескивали фары начавших понемногу отставать джипов.

– Ага!!! – закричала Ирина. – Струсили, чекисты! “Чекисты” и вправду немного струсили, поскольку, в отличие от Ирины Бородич, им было, что терять. Предстоящие служебные неприятности здесь, на заснеженной лесной дороге, казались не такими уж страшными по сравнению с перспективой погибнуть в груде исковерканного холодного железа.

Двигатель “ауди” вдруг чихнул, заработал как-то неуверенно, словно сомневаясь, стоит ли продолжать эту самоубийственную гонку, снова чихнул, жалко затарахтел и заглох. Машина несколько раз мучительно содрогнулась и замерла посреди дороги.

– Не сметь, тварь! – закричала Ирина, терзая стартер.

Фары джипов неумолимо приближались. Стартер кудахтал, как курица, пытающаяся снести яйцо величиной с арбуз, но двигатель был мертв. Ирина изо всех сил хватила кулаком по рулю и вдруг заметила полыхающий на панели тревожный красный огонек.

В баке “ауди” не осталось ни капли бензина.

Захлебываясь матерной бранью пополам со слезами, Ирина распахнула дверцу и выскочила на дорогу. В лицо ударил тугой ледяной ветер, сразу прохвативший ее до костей, обутые в теннисные тапочки ноги утонули в снегу. Моторы джипов ревели уже совсем близко, отблески фар плясали по дороге, и Ирина увидела свою колеблющуюся длинную тень.

Побег не удался.

Ирина поняла, что другого шанса у нее уже не будет. После всего, что произошло, Губанов забьет дверь ее комнаты гвоздями, а может быть, даже заложит кирпичом. Возможно, он окажется настолько милосердным, что оставит в кирпичной кладке небольшое отверстие, через которое ее будут кормить, как дикого зверя, просовывая в щель еду на алюминиевой тарелке. Но, если разобраться, зачем ему это? Не проще ли покончить со всем раз и навсегда, попросту спустив курок? Эта компания отлично умеет заметать следы, в этом искусстве им нет равных.

Ей вдруг представилось, что приближающиеся автомобили набиты не людьми, а кровожадными чудовищами, выращенными в специальных лабораториях. Оборотни, трансформеры, внуки Франкенштейна… Как ни назови, суть от этого не меняется.

Ирина бросилась в лес.

Снег здесь оказался неожиданно глубоким, и под ним скрывалась масса коварных ловушек. Ирина немедленно зацепилась ногой за какой-то сук и с негромким отчаянным вскриком повалилась в обледеневший малинник, который сухо затрещал, расступаясь перед ней. Она сильно оцарапала щеку и левую ладонь и едва не лишилась глаза. Позади, на дороге, с громким шорохом затормозил автомобиль, захлопали дверцы и послышались возбужденные голоса охотников. Ирина вскочила и бросилась бежать.

Это была пародия на бег. Она брела, спотыкаясь и увязая в сугробах, цепляясь за стволы деревьев и поминутно оглядываясь назад. В нетронутом снегу позади нее оставалась широкая, пьяно петляющая борозда, между стволами деревьев мелькали слепящие пятна света – у загонщиков, конечно же, были мощные ручные фонари. Ирина задыхалась, ставшие дряблыми за время ее затворничества мышцы отказывались работать, от мокрой одежды валил пар, она раз за разом падала, лишь огромным усилием воли заставляя себя подниматься и идти вперед. Облепленный снегом пистолет оттягивал руку, как пудовая гиря, а позади, неумолимо приближаясь, раздавались злые азартные возгласы, треск ломаемых ветвей и хруст снега.

Ирина почувствовала, что больше не может бежать, и повернулась к преследователям лицом, привалившись спиной к шершавому сосновому стволу. Она подняла пистолет и нажала на спуск, целясь в ближайший фонарь. Пистолет молчал, как двигатель оставшейся на дороге “ауди”. Ее молитва не была услышана, вещи одна за другой предавали ее.

– Проклятая идиотка, – сквозь зубы сказала Ирина.

Пистолет стоял на предохранителе. Это открытие вдруг сделало Ирину собранной и готовой ко всему. Она сдвинула флажок предохранителя и умело передернула затвор. Руки тряслись от усталости, холода и страха, и она взяла пистолет двумя руками. Ствол плавно пошел вверх и остановился на уровне глаз. Когда луч фонарика ударил в зрачки, Ирина плавно спустила курок.

Пистолет свирепо подпрыгнул в ее руках, выбросив из дула комки снега и короткий сноп бледного пламени.

Фонарь, кувыркнувшись, нырнул в сугроб, раздался короткий треск ломающихся веток и шум падения, Ирина поняла, что попала, плавно перевела ствол пистолета влево и выстрелила еще раз, невольно моргнув и поморщившись от оглушительного раскатистого хлопка. Ей сразу же стало ясно, что пуля прошла мимо цели, и она выстрелила снова.

В воздухе кисло запахло пороховой гарью, и Ирина Бородин вдруг подумала, что никогда раньше не жила так полно и остро, как сейчас. Страх вовсе не исчез, но в данный момент он существовал как бы отдельно от нее. Это была свобода, самая настоящая свобода!

Ирина еще раз выпалила по пляшущим между деревьями пятнам электрического света и повернулась, чтобы бежать дальше, но тут неизвестно откуда на нее рухнуло тяжелое, твердое, пронзительно пахнущее дорогим лосьоном и мужским потом, затянутое в качественное импортное сукно и великолепно выделанную телячью кожу тело – рухнуло, сбило с ног, больно ударило по правому запястью и всей своей огромной тяжестью вдавило в снег, нашаривая ее руки, сдавливая, заламывая, закручивая узлом. Пистолет отлетел в сторону и бесшумно ушел в сугроб. Ирина чувствовала себя так, словно спьяну один на один схватилась с самцом гориллы или попала в огромную промышленную электромясорубку: сопротивление казалось столь же бессмысленным, сколь и болезненным. Она крутнула головой так, что едва не вывихнула шейные позвонки, вывернулась из мертвого захвата и впилась зубами во что-то холодное, воняющее кожгалантереей, сразу же что было сил стиснув челюсти. Лежавший на ней человек вскрикнул от боли и неожиданности, выругался, немного привстал и нанес ей тяжелый удар по голове, целясь в висок.

Ирина упала лицом в снег, ощутив кожей лба и щек его обжигающий холод, и потеряла сознание.

Глава 14

Начкар тяжело поднялся, стряхивая с себя снег и с болезненной гримасой потирая левое предплечье. В лесу было темно, но он и без света, на ощупь чувствовал глубоко впечатавшееся в кожаный рукав куртки ровное полукружье – след зубов этой чокнутой.

С хрустом, шорохом и пыхтением набежали остальные – всего четверо. Пятый остался лежать метрах в пятнадцати от этого места, слегка припорошенный осыпавшимся с потревоженных ветвей снегом. Лучи четырех карманных фонариков скрестились на женской фигуре, напоминавшей втоптанную в разрытый снег тряпичную куклу.

– Красиво, Егорыч, – сказал один из охранников. – Как на занятиях.

– Пистолет найдите, – проворчал начкар, потирая предплечье. – Что с Лопатиным?

– Был Лопатин, – сказал кто-то, – да весь вышел. – Прямо промеж глаз засадила. Не баба, а чеченский снайпер.

– А из баб самые лучшие снайперы получаются, – шмыгая носом и шумно переводя дыхание, сообщил еще кто-то.

– Пистолет, – не повышая голоса, напомнил начкар. – И отнесите Лопатина в машину.

Люди разбрелись и принялись пинать ногами сугробы, раскапывая их в поисках отлетевшего в сторону табельного пистолета майора Губанова. После коротких препирательств двое подошли к застреленному Ириной Лопатину, взяли его под мышки и волоком потащили к дороге. Запрокинутая голова убитого тяжело моталась из стороны в сторону, обильно роняя на снег тяжелые красные капли, а волочившиеся по земле ноги распахивали снежную целину, скрывая кровавый след.

– Нормально, – заметив это, сказал один из носильщиков. – Мировой мужик Жека. Мертвый, а все равно помогает, чем может.

Они опустили тело на дорогу, открыли заднюю дверь джипа и без лишних церемоний забросили труп в багажник, предварительно надев на кровоточащую голову полиэтиленовый пакет, чтобы не пачкать обивку.

Тем временем начкар отцепил от пояса наручники и наклонился над бесчувственным телом Ирины. Ледяное железо с глухим щелчком обхватило ее тонкие запястья. Теперь руки Ирины Бородач были надежно скованы за спиной.

– Есть пушка, – сказал один из бродивших вокруг охранников, поднимая над головой облепленный снегом пистолет.

– Дай сюда, – приказал начкар. – Грузите ее в машину, только аккуратно – живая все-таки.

– А жаль, – вполголоса обронил охранник, наклоняясь, чтобы вместе с товарищем поднять ношу.

– Не твоего ума дело, – медленно и веско сказал ему начкар. – Хотя я с тобой полностью согласен.

Они потратили еще несколько минут на то, чтобы отыскать пистолет и фонарик убитого охранника и более или менее замести следы. Когда все дела в лесу были закончены, они собрались возле джипов.

– Так, – негромко сказал начкар и снова потер предплечье. – Хвалить не буду. Мы не имели права ее упускать, а Лопатин подавно не имел права подставляться под пулю. Возись теперь с ним… В общем, так. Соловей поедет со мной, Андреев поведет “ауди”. Слей пару литров бензина из моего джипа. Остальные – похоронная команда. Приберите этого дурака так, чтобы никто не нашел. Ну, не мне вас учить. И постарайтесь не обгадиться хотя бы на этот раз.

Подчиненные промолчали – никому не хотелось вызывать огонь на себя лично. Стоявшая возле джипов группа людей разошлась по машинам. Джипы взревели двигателями и разъехались в разные стороны.

По дороге на губернаторскую дачу скуластый начкар с раздражением думал о том, что было бы неплохо повторить прямо в лицо дорогому товарищу майору все слова, которые он сказал после того, как его чокнутая жена сбежала в первый раз. Капитан очень хорошо запомнил все эти слова и был готов воспроизвести их в любой момент, причем с огромным удовольствием. На этот раз Упырю некого винить в случившемся, кроме себя самого. И казнить некого, вот ведь горе-то какое…

Капитан закурил и через плечо покосился назад, где на сиденье боком, с неловко заломленными за спину руками лежала Ирина Бородач. Она все еще была без сознания. “Ничего страшного, – подумал капитан, отворачиваясь. – Очухается. В крайнем случае, будет небольшое сотрясение мозга. Ей это не повредит. Может быть, наоборот, все там встанет на свои места, как в неисправном телевизоре, когда треснешь кулаком по корпусу. Пусть скажут спасибо, что вообще жива. Она стреляла, так что мы имели полное право применить оружие. А у Лопатина, между прочим, осталась беременная жена. У него жена беременная, а его сейчас свалят в какую-нибудь помойную яму на ближайшей свалке, и шито-крыто. Свои же товарищи свалят, не бандиты, не урки какие-нибудь, а офицеры службы охраны… Эх, жизнь!.."

Начкар потер предплечье. Место укуса ныло. Подумать было страшно, что могло бы получиться, происходи дело не зимой, а летом. До крови могла прокусить, а то и клок мяса вырвала бы. Как собака, честное слово. Пришлось бы прививки от бешенства делать.

Он снова покосился Назад. Честно говоря, бить губернаторскую дочку по голове не было никакой необходимости. Хватило бы и пощечины, да и без этого вполне можно было обойтись. Суть дела заключалась в том, что капитану до смерти хотелось сделать то, что он сделал, и хотелось очень давно. Начкар вовсе не был дураком и за то время, что Ирина Бородич сидела под замком, разобрался в ее психологии едва ли не лучше, чем ее муж и отец, вместе взятые – во всяком случае, так ему казалось.

Все и всегда давалось ей легко и даже раньше, чем она успевала попросить. Капитан, сам будучи человеком в высшей степени несвободным, давно пришел к выводу, что никакой свободы на свете не существует. Нищий всю жизнь является рабом своей нищеты, а богатый без умолку твердит, что не в деньгах счастье, а спроси его, в чем оно, это самое счастье, – не ответит, потому что сам не знает. Хочется ему чего-то, болезному, тянет его куда-то. Весь мир объедет, в каждом отеле ковры облюет, и все ему мало. Земля ему, бедняге, мала, а в космос не пускают. Ни за какие деньги пока что нельзя поблевать хотя бы на Луне, вот какая беда. И тогда – водка до посинения, наркота, дикие оргии и еще более дикие скандалы вплоть до смертоубийства. Короче говоря, начкар был уверен, что дочка господина губернатора бесится с жиру, и он был недалек от истины. Конечно, это было до предела упрощенное понимание того, что на самом деле происходило с Ириной, по в чем-то суровый начкар, несомненно, был прав. Поэтому в тот момент, когда его кулак замер в высшей точке замаха, капитан колебался всего лишь долю секунды, прежде чем обрушить его на прикрытый спутанными светлыми волосами висок, и испытал огромное удовольствие, когда эта высокообразованная, насквозь пропитая крашеная башка, тяжело мотнувшись от удара, упала в снег.

Позади джипа, туманно посвечивая фарами, ехала “ауди” Губанова. Капитан только диву давался, как этой бешеной стерве удалось вести машину на такой скорости по скользкой заснеженной дороге и не разбиться в лепешку. Видимо, бог и вправду благосклонен к дуракам и пьяницам.

Наконец впереди показались ворота губернаторской дачи. Они все еще стояли нараспашку, и в сторонке топтался, постукивая каблуком о каблук, замерзший охранник с короткоствольным автоматом под мышкой. Благоразумно помалкивавший всю обратную дорогу Соловей загнал машину во двор и подвел вплотную к крыльцу.

Когда двигатель заглох, дверь особняка распахнулась, и на высокое крыльцо вышел Губанов. Пиджак его был расстегнут, видневшаяся из-под него грудь белой рубашки пропиталась чем-то красным. Начкар от души понадеялся, что Упырь умирает от артериального кровотечения, но это было, конечно же, обыкновенное красное вино – то самое, которым товарищ майор три раза в день подпаивал свою бабу, чтобы вела себя потише. В прижатой к затылку руке майора что-то белело – то ли носовой платок, то ли целое полотенце, издали было не разобрать. Начкар криво улыбнулся и тут же бросил быстрый косой взгляд на Соловья: не видел ли тот, как он отреагировал на полученную господином майором тяжкую травму. Соловей с каменным лицом смотрел прямо перед собой. “Видел, конечно, – подумал капитан. – Ну и черт с ним”.

Они вышли из машины и распахнули обе задние дверцы.

Начкар наклонился, взял Ирину под колени и потянул на себя. Соловей помогал ему с другой стороны. Вдвоем они вытащили безвольно обмякшее тело губернаторской дочери из салона джипа и понесли в дом. Начкар по-прежнему держал ее за ноги, для удобства положив их на предплечья согнутых в локтях рук. Поза у мадам Губановой при этом была самая что ни на есть неприличная, но ни ее широко расставленные ноги, ни ощущение упругой молодой плоти под тонкой тканью легких, не по сезону брюк не вызывали в капитане никакого отклика. Это была просто ноша, от которой ему хотелось поскорее избавиться. “Бедная баба, – подумал он вдруг. – Все хотят от нее избавиться, а духу на то, чтобы просто вынуть ствол и шлепнуть, ни у кого не хватает. Вот и мучается, как собачка профессора Павлова…"

– Что с ней? – глухо спросил Губанов, когда они проходили мимо.

– Без сознания, – сказал начкар. – Ударилась головой, когда упала. Ничего страшного, скоро придет в себя.

Соловей промолчал.

– Черт, – сказал Губанов, открывая перед ними дверь и придерживая створку, чтобы не захлопнулась. – Надо было все-таки поаккуратнее.

Капитан остановился, и шедший впереди Соловей чуть было не выпустил из рук свою ношу.

– Товарищ майор, – негромко, но очень отчетливо сказал начкар. – Несколько минут назад из вашего табельного пистолета был застрелен наповал прапорщик Лопатин. Прямо в переносицу, как в тире. Так что вы уж извините, если что не так. Вперед, Соловей.

Соловей послушно тронулся с места. Начкару на мгновение показалось, что уши у его подчиненного медленно вращаются во все стороны, как тарелки локатора, чутко улавливая малейшие нюансы происходящей на его глазах битвы титанов.

Впрочем, никакой битвы не последовало. Губанов молча проглотил поднесенную ему начкаром информацию и вслед за процессией вошел в вестибюль. В тягостном молчании они поднялись по отделанной мрамором парадной лестнице, прошли коридором и остановились в уютном холле рядом с открытой дверью полированного красного дерева.

Из комнаты торопливо вынырнула пожилая заспанная горничная. Она служила у Бородича уже много лет и все эти годы стучала на своего хозяина. Впрочем, губернатору от этого было гораздо больше пользы, чем вреда: Губанов давным-давно предупредил его об опасности, после чего они вдвоем переговорили с горничной по душам. С тех пор горничная сильно повеселела, купила дочери машину, квартиру и мебель, а люди, на которых она работала, несколько лет подряд получали хорошо продуманную и тщательно отредактированную лично майором Губановым дезинформацию.

Горничная проскользнула мимо, демонстративно отвернувшись. Начкар и Соловей внесли Ирину в тщательно прибранную комнату и с облегчением опустили на кровать. Капитан отдал Губанову его пистолет, портмоне и ключ от наручников, испросил разрешения быть свободным, толкнул между лопаток замешкавшегося Соловья и вместе с ним вышел из комнаты.

Когда дверь за ними закрылась. Губанов неторопливо распихал свое имущество по карманам. Пистолет все еще был влажный и отчетливо вонял пороховой гарью. Губанов любил этот запах – он бью очень земной, реальный, от начала до конца мужской и ласкал обоняние почище любого одеколона, – но в данный момент пороховая вонь вызывала у майора совсем другие ассоциации. “Прямо в переносицу, – вспомнилось ему. – Как в тире… Ч-черт!"

Он вынул обойму и пересчитал оставшиеся в ней патроны.

Четырех не хватало. “Повезло дуракам, – подумал Губанов. – Повезло, что в лесу темно, повезло, что она, наверное, отстреливалась на бегу, повезло, что давно не упражнялась.., вообще повезло, что дело ограничилось одним Лопатиным. Им повезло, мне повезло”, одной Ирке не повезло, но это ее проблемы”.

Он загнал на место обойму, проверил предохранитель и затолкал пистолет в кобуру. Лишь покончив с этим делом, он наклонился к жене и внимательно осмотрел вздувшийся кровоподтек на ее правом виске. Кость была цела, Ирина дышала глубоко и ровно, и можно было не сомневаться, что с ней все будет в порядке. А если даже и нет, то доктору Маслову все равно давным-давно пора заняться своей главной пациенткой. Сегодняшний дикий случай переполнил чашу терпения майора Губанова.

Не особенно церемонясь, майор перевернул жену на живот и снял с нее наручники. Он не хотел быть излишне жестоким, хотя видит бог, Ирина заслужила наказание. Пусть бы посидела пару дней без пищи, со скованными за спиной руками, в полном одиночестве, не видя ни одного человеческого лица и даже не имея возможности без посторонней помощи снять штаны, чтобы облегчиться. Ей было бы очень полезно понюхать, как пахнет ее собственное дерьмо, медленно подсыхающее внутри этих самых штанов.

Наверное, он бы так и поступил, если бы не ее папаша. Старый козел, как ни смешно это звучит, все еще без ума от своей дочери и, конечно же, не позволит, чтобы от его куколки пахло чем-нибудь, кроме французских духов.

Губанов выругался вслух и вышел из комнаты, от души хлопнув дверью.

Сидевший в кресле у полукруглого окна Соловей вскочил и вытянулся по стойке “смирно”, старательно глядя куда-то в сторону. Губанов удивился было, но потом вспомнил, на кого он похож в своей залитой вином рубашке, с перекошенной рожей и прижатым к затылку носовым платком, и перестал удивляться. Строго говоря, ситуация была препоганейшая: теперь охрана пойдет мести языками, с наслаждением перебирая мельчайшие подробности ночного происшествия, и слух может ненароком просочиться наружу.

У Губанова появилось нехорошее предчувствие: ситуация развивалась черт знает как и постепенно стала напоминать готовую захлестнуться у него на шее петлю.

– Не спускать глаз, – коротко приказал он, с ожесточением задвигая засов. – И не болтать. Все ясно?

– Так точно, – сказал Соловей. – Не беспокойтесь, Алексей Григорьевич, – добавил он другим тоном и посмотрел Губанову прямо в лицо честными серыми глазами. Слишком честными, как показалось майору. – Вы же знаете, наши ребята – могила. Лопатина жалко.

– Лопатина жалко, – согласился Губанов, которому было в высшей степени наплевать на судьбу так неловко наскочившего на пулю прапорщика. – Спасибо, Соловей.

Губанов поднялся на третий этаж и двинулся по коридору, нарочно тяжело ступая по блестящему паркету. Свет в коридоре не горел, в углах жутковато шевелилась черно-фиолетовая тьма, а на полу лежали голубоватые прямоугольники, перекрещенные тенями оконных переплетов.

Майор на секунду замедлил шаг и закурил. У сигареты был вкус сушеного навоза пополам с конским волосом.

– Черт знает из какого дерьма их делают эти американцы, – зло пробормотал майор и двинулся дальше, громко стуча каблуками и вдыхая дурманящий запах подсыхающего на рубашке красного вина.

Затылок ломило со страшной силой, и все, чего ему хотелось в данный момент, сводилось к стакану коньяка, теплому душу и мягкой постели. К сожалению, ему еще предстоял довольно сложный разговор, откладывать который до утра майору очень не хотелось.

Дверь в гостиную была открыта, и из нее пробивалось трепещущее красноватое свечение, бросавшее на натертый паркет теплые оранжевые блики. Оттуда доносилось негромкое потрескивание и пахло живым огнем. Губанов поморщился: ну конечно! Боги восседают на Олимпе, греясь у камина и предоставив смертным самим ковыряться в их божественном дерьме. Харе Кришна, так сказать…

Он вошел в гостиную, твердым шагом приблизился к придвинутому почти вплотную к огню низкому столику и опустился в глубокое кресло, из которого поднялся пару часов назад, чтобы, как выяснилось, отправиться навстречу приключениям.

Шахматной доски на столике уже не было, зато квадратная бутылка была на месте, и ее содержимое горело на просвет глубоким янтарным огнем, вызывая одним своим видом мучительную жажду. В камине весело полыхали березовые дрова, и седая шевелюра сидевшего напротив губернатора светилась, как нимб святого. Бородич был одет в роскошную шелковую пижаму и вид имел самый респектабельный: в одной руке красиво дымится сигарета, в другой отсвечивает янтарем широкий шестиугольный стакан, в котором тихо побрякивают кусочки льда, губы твердо поджаты, глаза задумчиво смотрят в огонь-Губернатор сделал аккуратный глоток из своего стакана, без стука поставил его на столик, придвинул к себе чистый стакан и, подхватив специальными щипчиками, положил в него несколько кусков льда из стоявшего рядом серебряного ведерка.

– Что там у вас происходит? – негромко спросил он, протягивая руку к бутылке.

Губанов отрицательно покачал головой, взял стакан, задумчиво заглянул в него и одним резким движением вытряхнул лед в камин. В камине зашипело, губернатор удивленно приподнял густые брови, а майор отобрал у него бутылку и наполнил стакан до краев.

– Ваше здоровье, – сказал он и без отрыва осушил стакан до дна с таким видом, словно в нем был холодный чай, а не благороднейший скотч.

Губернатор наблюдал за ним с растущим недоумением, все сильнее хмуря брови и барабаня пальцами по мягкому подлокотнику кресла.

– В чем дело, Алексей? – спросил он. – Что за странные манеры? И почему ты в таком виде?

Губанов перевел дух, небрежно брякнул стакан на стол и глубоко затянулся сигаретой.

– Ирина сбежала, – сообщил он. Дым, клубясь, вырывался у него изо рта вместе со словами. – Дала мне по черепу, забрала пистолет, села в машину и укатила. Хорошо, что бак был почти сухой.

– Как это могло произойти? – севшим голосом спросил Бородич.

– Вот что, папаша, – неожиданно резко ответил майор. – Хватит бабушку лохматить, мне это надоело. Ваша дочь застрелила охранника. Она расстреляла полобоймы, но попала, к счастью, только один раз.., зато сразу наповал. Надеюсь, ситуация ясна? Все произошло в присутствии пятерых свидетелей. Знаете, что будет, если она попадет под суд? Я вам скажу. Мы сядем все вместе, причем надолго. С ней надо что-то делать. Она просто опасна, Иван Алексеевич.

– Опасна… – эхом повторил губернатор. Голос у него был совершенно убитый – такого оборота он явно не ожидал. – Но как же быть, Алексей?

– Вот об этом-то я и хотел с вами поговорить, – сказал Губанов, снова беря в руку бутылку.

* * *

В семь тридцать утра в палату, как обычно, принесли завтрак. Принес его вовсе не плечистый Колян, который вчера утверждал, что его назначили постоянным помощником доктора, а какая-то унылая личность с вислым лиловым носом и впалыми, синеватыми от щетины щеками. На личности была знакомая красно-синяя роба, на жестких смоляных волосах криво сидел строительный подшлемник, из-под которого высовывалась заткнутая за ухо сигарета. “Турок” все время шмыгал своим чудовищным носом, из которого текло, как из неисправного крана, и Глеб с сомнением посмотрел на принесенную им пищу: стоит ли ее есть, или лучше сразу выбросить в унитаз? Впрочем, еда была закрыта крышкой, и Глеб решил, что стоит все-таки рискнуть и попробовать.

Тут он заметил в руках у “турка” второй судок с завтраком и чуть было не проговорился: ему захотелось сказать, что вторую порцию можно оставить здесь, поскольку в соседней палате есть ее некому. Он сдержался и промолчал, ограничившись разглядыванием “турка”. На вид этот тип не казался таким уж сильным. Если он принес завтрак, то принесет и обед, а после обеда – ужин. Глеб чувствовал, что слишком задержался здесь. Болезнь, от которой скоропостижно скончался его сосед, наверняка была очень заразна, и существовал только один путь к спасению: побег, “Вечером, – решил Глеб. – Вечером, когда стемнеет и уляжется суета. Скрутить этого мозгляка, раздеть его, сунуть в пасть простыню и – ходу… Его тряпки мне маловаты, но как-нибудь влезу. Главное, что обувь у него явно ничуть не меньше моей. Наверное, даже больше”.

– Ну, чего вылупился, полудурок? – неласково спросил носатый “турок” с сильным белорусским акцентом. – Чего уставился, спрашиваю?

Глеб не ответил, ограничившись широкой дружелюбной улыбкой.

– Дюбила, – сказал на прощанье “турок” и вышел, оставив недоумевающего Глеба теряться в догадках по поводу значения последнего слова.

Когда за ним закрылась дверь. Слепой соскочил с постели и направился в ванную. Судя по тому, что соседу принесли завтрак, широкие круги общественности до сих пор были не в курсе последних драматических событий.

Его догадка оказалась верна. Приникнув ухом к вентиляционной отдушине, он услышал, как в соседней палате открылась дверь. Слышимость была так себе – видимо, Колян, уходя, закрыл дверь ванной, где лежал труп его приятеля. До него донесся приглушенный голос “турка”:

– Вовка! Вовка, ты где? Купченя! Ты куда, сучара, подевался? В сортире, что ли, сидишь? Давай, выходи, Колян тебе курева передал!

"Молодец, Колян, – подумал Глеб. – Заботливый… Как он сказал, этот “турок” – сучара? Вот сучара и есть”.

В дверь соседней ванной несколько раз ударили носком тяжелого рабочего ботинка.

– Ну, ты чего? – продолжал громогласно вопрошать носатый. – Целиком, что ли, на дерьмо перевелся? Слышь, Купченя, кончай балду гонять, некогда мне с тобой в прятки играть!

Дверь ванной скрипнула, открываясь, и Глеб услышал сдавленный звук – похоже, “турок” боролся с приступом неудержимой рвоты. Потом звякнул торопливо поставленный прямо на пол судок, послышались два быстрых шага, что-то зашуршало – очевидно, красно-синяя роба “турка”, – и носатый совершенно чужим голосом прохрипел:

– Ох, мать твою… Холодный… Холодный!!! – во всю глотку заорал он, пулей выскакивая из ванной. – Холодный!!! – донесся уже откуда-то издалека его полный ужаса вопль. – Холодный, мать-перемать!

Доктор прибыл через две с половиной минуты. Часов у Глеба не было, и он из чистого любопытства считал секунды, стоя под отдушиной. Он успел досчитать до ста пятидесяти, когда его слуха коснулись топот бегущих ног и возбужденные голоса.

– Как холодный?! – возмущенно вопрошал доктор Маслов. – Что значит мертвый? С чего это ему было помирать? Что вы мне голову дурите, молодой человек?

В соседней палате хлопнула дверь, ванная наполнилась звуками. Потом наступила тишина, и в этой тишине голос доктора растерянно произнес:

– Черт, действительно холодный. Закоченел весь, как полено. С чего бы это?

– Я же говорю, помер он, – обиженно прогудел голос “турка”.

– Помолчите, – резко оборвал его доктор. – Дайте подумать. Хотя что же тут думать… Черт, я ведь предупреждал…

В это время в коридоре снова гулко затопали, дверь опять хлопнула, и чей-то голос прокричал с порога:

– Сергей Петрович, давайте вниз! Там губернатор приехал и Упырь.., то есть Алексей Григорьевич вместе с ним! Кацнельсон сказал, чтобы вы шли встречать!

– О, дьявол, – негромко, но с большим чувством произнес доктор Маслов. – Пришла беда – открывай ворота… Чтоб вы все сдохли, ей-богу… Сейчас иду!

Хлопнула дверь, и в соседней палате стало тихо.

"О, – с преувеличенным уважением подумал Глеб, – губернатор! Что-то будет”.

Он вернулся в палату, завернулся в одеяло, как в плащ-палатку, и принялся расхаживать из угла в угол.

Смотреть в окно было бесполезно – оно выходило на задний двор, и из него ничего не было видно, кроме желтого бульдозера и стоявших в отдалении похожих на батоны вареной колбасы вагончиков. Губернаторский кортеж, естественно, причалил С другой стороны, и все интересное происходило именно там. Впрочем, Глеб чувствовал, что самое интересное еще не началось, а когда начнется, будет происходить не перед парадным входом, а в соседней комнате, а может быть, и прямо здесь, в его палате.

Его ожидание было недолгим. Он предусмотрительно оставил открытыми все двери, какие мог, и когда в соседней палате снова раздались приглушенные голоса, торопливо скользнул на свой “пост прослушивания”.

– Ну что за истерика? – с легким раздражением спросил за стеной хорошо знакомый Глебу голос человека, которого здесь именовали Упырем. – Что ты такой взъерошенный, Серега? Живот болит?

– Сейчас и у тебя заболит, – пообещал голос доктора. – Вот, полюбуйся. Я ведь предупреждал, что ему нужна квалифицированная помощь. Смотри, до чего довела твоя конспирация!

Упырь некоторое время молчал, потом неопределенно, хмыкнул. Раздался металлический щелчок, и в вентиляционную отдушину потянуло ароматным дымком дорогого американского табака.

– Эка невидаль, – сказал Упырь. – Обыкновенный жмурик. Что я, трупов не видел? Да, Сергей Петрович, совсем залечил ты этого бедолагу…

– Перестань ухмыляться! – яростно прошипел доктор Маслов. – Я не вижу в этом ничего смешного! Твой любимый тесть высказал вполне определенное желание осмотреть все здание. Что прикажешь делать с твоими заключенными? Один помер неизвестно от чего, а второй, черт бы его подрал, жив и несет околесицу. Мы с тобой доигрались, Алексей. Ты все это затеял, ты и выкручивайся.

– Ну-ну, не кипятись. Ты же отлично понимаешь, что если я и стану выкручиваться, то исключительно из большой любви и уважения к тебе лично. А так, если разобраться, при чем здесь я? Сидишь тут в лесу, заводишь каких-то странных пациентов”. Может, ты тут вивисекцией занимаешься, почем я знаю? Смотри, какой он у тебя забинтованный. Хобот, наверное, не прижился.

– Какой хобот? – оторопело спросил доктор.

– Да слоновий же. – В зоопарке какой-то гад слону хобот оттяпал – не слыхал? Вот она, разгадка страшной тайны, лежит на полу в сортире. – Пока ты здесь упражняешься в словоблудии, время идет, – с отчаянной интонацией сказал доктор. – И губернатор, между прочим, тоже не стоит на месте. Надо что-то решать, Алексей.

– Да не трясись ты, Серега. Все будет нормально, поверь. Пока старик доберется до четвертого этажа, он потеряет всякий интерес к своей экскурсии. Ты – вот что, Серега… Эта палата ведь все равно теперь свободна? Может, ты примешь еще одного пациента?

– Кого ты покалечил на этот раз?

– Я? Никого. Меня покалечили, это было, а я – никого. Пока. Вот, взгляни.

Наступила короткая пауза, потом доктор Маслов уважительно сказал:

– Ого. Вот это гуля! Она?

– Она, – со вздохом ответил Упырь. – Шарахнула бутылкой по башке и сбежала. Насилу поймали. Охранника замочила, представляешь? Надо что-то делать, Серега.

– А что я могу сделать? – спросил доктор Маслов, и даже Глебу, который не видел докторского лица, по его голосу стало ясно, что доктор все отлично понимает и нарочно прикидывается валенком – авось, кривая вывезет.

– Не делай голубые глаза, Сергей, – сказал Упырь. – Ты прекрасно знаешь, с какой целью было начато строительство этого центра…

– Знаю, – с непонятной Глебу обидой перебил доктор. – Ты хотел набить карманы деньгами, и ты это сделал. Кстати, где мои деньги?

– Да погоди ты с деньгами! Ты что, хочешь чтобы я ушел и вернулся немного позже в составе губернаторской свиты? Надо говорить о деле, а ты опять пристаешь ко мне с деньгами, как шлюха, которую трахнули и не заплатили.

– В каком-то смысле так оно и есть, – заметил Маслов.

– А ты не подставляйся… Короче, ее надо перевезти сюда и запереть как следует. Надо нанять обслугу, но это моя забота… В общем, пришло время принять первого настоящего пациента, господин доктор.

Доктор немного помолчал. Глеб услышал, как зашуршала пачка и загремел спичечный коробок: Маслов, как и многие другие мужчины, мог принимать решения только с сигаретой в зубах. По ту сторону отдушины долго чиркали спичками, потом снова щелкнула откинутая крышка зажигалки, и голос Упыря негромко, но с нажимом сказал:

– Время идет.

– Хорошо, – сказал доктор. – Все равно, насколько я понимаю, деваться мне некуда – на шее петля, под ногами табуретка… Мне только интересно, как называется то, что мы сейчас собираемся сделать, на языке юриспруденции?

Припавший к вентиляционной отдушине Глеб не мог видеть, как вздрогнул майор Губанов, когда доктор упомянул о петле. На секунду майору показалось, что растреклятый Айболит нашел способ забраться прямиком к нему в голову и теперь потешается, озвучивая его тайные мысли и смутные опасения. Но это была, конечно же, полная чепуха. Губанов взял себя в руки и бодрым тоном сказал:

– Честно говоря, Серега, у меня даже язык не поворачивается сказать тебе, как это называется и что за это бывает. Да ты и сам прекрасно знаешь, так что давай не будем строить из себя наивных барышень. Мы с тобой не барышни, мы с тобой взрослые мужики, которые знают, что не бывает больших денег без большого риска… Поэтому давай не будем ходить вокруг да около. Ты в беде, я в беде – неужели мы друг другу не поможем?

– Я в беде?! – снова приходя в ярость, прошипел Сергей Петрович. – А кто меня втравил в эту беду?

– Твоя жадность, – ответил Упырь. – Твое честолюбие… И вообще, Серега, все это относится уже к древней истории, что-то такое времен царя Хамураппи и Ноева ковчега, так что не стоит забираться в глубь веков, чтобы выяснить, кто прав, кто виноват. Тем более, что в данный момент у нас с тобой нет на это времени. Живи моментом, Серега, и решай проблемы по мере их возникновения, а не загодя и, тем более, не тогда, когда уже все позади и ничего не вернешь.

– Хорошо, – после длинной паузы согласился доктор Маслов. – Но я требую увеличения своей доли на сто процентов.

– Нет, – легко и спокойно ответил Упырь.

– Чтоб ты сдох… Ну хорошо, на пятьдесят.

– Нет, Серега. Нет и еще раз нет. Сумма оговорена, ты, черт возьми, принят на работу, так что изволь не выкобениваться или катись ко всем чертям вместе с этим жмуриком. Жадность, Серега. Жадность тебя погубит, запомни.

– Вместе со жмуриком? – медленно переспросил Маслов. – Вот, значит, от чего он помер… Что ты ему ввел?

– Я?! – преувеличенно оскорбленным тоном воскликнул Упырь. – Меня же здесь и близко не было, ты же знаешь, где я был! Заговариваешься, Сергей Петрович.

– Перестань паясничать, – с отвращением произнес доктор. – Этот тип, который торчит сейчас под дверью… У него же на роже написано, что он из органов… Прапорщик, наверное.

– Однако, – с невольным уважением сказал Упырь. – Вот это да! Глаз – алмаз. Точно, прапорщик. Ну, и что это меняет? Причину смерти не определит ни одно вскрытие. Да и вскрытия никакого не будет. Зачем? Он же нелегал – ни документов у него, ни прописки, ни регистрации… Он исчез с лица земли в тот самый момент, когда Кацнельсон нанял его на работу. Нет его, а раз нет, значит, здесь никто не умирал.., если, конечно, ты не захочешь взять вину за его смерть на себя. Неоказание своевременной врачебной помощи, некомпетентность, халатность, профессиональное несоответствие.., поведение, несовместимое с высоким званием врача.., ну, и прочая ботва в таком же роде. Ферштейн зи?

– Какая же ты, однако, сволочь, – медленно проговорил доктор Маслов.

Глеб, с интересом следивший за ходом этой увлекательной беседы, едва заметно кивнул, выражая свое согласие.

– А это профессиональное, – не стал спорить Упырь. – В нашем деле по-другому просто нельзя. Вокруг любого по-настоящему большого события, оставляющего след в истории, ведутся сотни и тысячи подобных встреч и разговоров, аналогичных нашей с тобой беседе.

Иначе мир попросту перестанет вертеться, и все развалится к чертовой матери… Компрене ву?

– Дерьмо, – с отвращением сказал Маслов. – Ну хорошо, что конкретно ты предлагаешь?

– Это уже другой разговор. – По голосу Упыря чувствовалось, что он доволен результатом беседы. – Николай! – громко позвал он.

Дверь стукнула, послышались шаги.

– Они уже на третьем этаже, товарищ майор, – сообщил голос Коляна, который, оказывается, был прапорщиком. – Осматривают столовую. Минут через пятнадцать будут здесь.

– Это же вагон времени, – сказал майор Упырь. – Вот что, Николай. Сделаем так…

Дальше пошли инструкции. С точки зрения Глеба они были спорными, лично он поступил бы совсем иначе, но Упырю нужно было отдать должное: он точно знал, чего хочет.

Инструкции были краткими, деловыми и четкими. Они не допускали никаких двойных истолкований и обладали тем несомненным достоинством, что, руководствуясь ими, было совсем несложно предсказать ближайшее будущее. Глеб дослушал до конца, радуясь ошибке в проекте, сделавшей возможным существование этой линии связи, и торопливо вернулся в постель за минуту до того, как дверь его палаты распахнулась, и в тамбур с глухим стуком упало закоченевшее в неестественной позе тело с забинтованными кистями рук и похожей на марлевый кокон головой.

Глава 15

– Что ж, – сказал губернатор, – на первый взгляд все это выглядит в высшей степени симпатично. Яков Семенович, Алексей Григорьевич, Сергей. – э…

– Петрович, – негромко подсказал стоявший позади Губанов.

– Сергей Петрович… Простите старика, запамятовал. Так вот, господа, должен вам сказать, что потрудились вы очень и очень неплохо. Заканчивайте поскорее. Эта клиника – живые деньги, без которых областной бюджет буквально задыхается. Если нужна помощь, обращайтесь прямо ко мне. Чем смогу, помогу. Но мне кажется, что вы и без меня крепко стоите на ногах. Скорее уж вы мне поможете, чем я вам.

– Тьфу-тьфу-тьфу, – сказал Губанов. – Боже сохрани.

– А? – не понял губернатор. – Ах, в этом смысле… Да нет, я пока что в ваши пациенты записываться не собираюсь.

Все негромко рассмеялись, лишь стоявшие у дверей охранники, похожие на пингвинов в своих долгополых черных пальто и белоснежных шарфах, сохранили каменное выражение лиц: в силу некоторых обстоятельств они были полностью в курсе происходящих событий, как и все присутствующие, но, в отличие от присутствующих, в их профессиональные обязанности не входило подобострастное хихиканье в ответ на плоские остроты начальства.

– А здесь уютно, – продолжал губернатор. – Чисто, светло, красиво… Ни дать ни взять, правительственный санаторий. – Он потыкал пальцем в стену, и мягкая обивка пружинисто подалась, уступая его усилиям. Лицо Ивана Алексеевича на секунду помрачнело, но сразу же приняло прежнее рассеянно-благожелательное выражение. – Здорово, – сказал он. – Это что за материал?

Кацнельсон разразился многоэтажным, невероятно сложным названием, посмотрел на губернатора и решил, что лучше будет перевести все это на русский язык – не дай бог, начальство решит, что его принародно обложили по матушке на каком-нибудь иврите.

– В общем, это нечто наподобие нашей пенорезины, только, разумеется, лучше, – сказал он. – Австралийцы, что тут говорить.

– Да, австралийцы давно живут в двадцать первом веке, – со вздохом согласился губернатор. – А мы как застряли в семнадцатом, так и до сих пор сидим по уши в.., в беспорядках.

– В каком это семнадцатом? – на правах родственника встрял Губанов. – В семнадцатом году или в семнадцатом веке?

– А вот этого как раз никто и не знает, – в тон ему ответил губернатор, и все опять вежливо захихикали.

– А что это у вас тут так тепло? –1 – поинтересовался Бородич. – Отопление, что ли, работает? Зачем?

– Отопление приходится периодически включать, чтобы не разморозить систему и, главное, чтобы от сырости не пострадала отделка, – пояснил Кацнельсон. – Это, конечно, требует некоторых материальных издержек, но ремонт будет стоить дороже.., во много раз дороже, я бы сказал.

– Так я же не против, – сказал Иван Алексеевич. – В пределах сметы можете себе ни в чем не отказывать. Я же только спросил… Нет, хорошо здесь у вас! И лес за окошком, и снежок падает, а внутри тепло… Хоть сейчас переселяйся! От суеты этой, от склок… Хорошо! Водопровод-то действует?

– Все системы работают нормально, – доложил Кацнельсон таким тоном, словно был на связи с центром управления полетами. – Я бы давно сюда перебрался из своего вагончика, но боюсь, турки начнут возмущаться: почему они, иностранные специалисты, живут в балках, а какой-то еврей расположился во дворце, как барин.

– Да, турки… – задумчиво протянул губернатор. – Кстати, когда мы поднимались на крыльцо, мне послышалось, что один из них послал другого по матери.

– Ну, так это же международный язык! – воскликнул Губанов, из-за спины тестя метнув в Кацнельсона свирепый взгляд. – Если какой-нибудь зулус проведет пару дней в России, то уже через месяц вся его Зулусия будет крыть друг дружку в бога, в мать и в бессмертную душу.

– Н-да, – сказал губернатор, – А кровать здесь для кого?

Губанов вперил взгляд в доктора Маслова. Доктор поспешно отвел глаза, кашлянул в кулак и, теребя бороду, сказал:

– Это так… В общем, один турок захворал. Я подозревал грипп и изолировал его, но все обошлось. Оказалась обыкновенная простуда, так что он ночевал здесь всего один раз.

– А, – на глазах теряя интерес к стоявшей в углу незастеленной кровати, сказал губернатор. Маслов почувствовал себя как человек, только что благополучно провальсировавший по минному полю. – Да, у вас здесь неплохо. Что ж, товарищи.., то есть, виноват, господа. Я думаю, что на этом экскурсию можно закончить. Вы ступайте, а нам с доктором надо посекретничать.

Губанов в последний раз послал Маслову многозначительный взгляд и вышел из палаты, подталкивая перед собой Кацнельсона, охранников и мордатого представителя банка, явившегося посмотреть, как тратятся отпущенные на строительство денежки. Судя по его виду, представитель был доволен. Оставалось только угостить его коньячком и полчасика побеседовать с ним о перспективах развития банковского дела в Московской области, чтобы его отчет о поездке был не просто хорошим, а восторженным.

– Вот что, доктор, – доверительно сказал губернатор, беря Маслова за локоть и поплотнее прикрывая дверь, которая вела из палаты в тамбур. – Я давно хочу с вами посоветоваться по поводу одной.., гм.., проблемы интимного характера.

Маслов бросил взгляд на закрытую дверь и с огромным трудом поборол искушение прямо сейчас выложить губернатору всю правду. Губанов был, конечно, прав: поступи доктор Маслов подобным образом, и его мечта развеялась бы на глазах, как дымок сигареты. А теперь еще и этот труп в соседней палате… Нет, время, когда можно было говорить правду, безвозвратно ушло. Хотел этого доктор Маслов или не хотел, но теперь ему тоже было что скрывать. Его как-то угораздило превратиться из читателя романов ужасов в одного из их персонажей, и теперь ему не оставалось ничего другого, как жить по законам жанра.

Маслов вздохнул, мысленно перекрестился и выдал заранее заготовленную фразу.

– Видите ли, Иван Алексеевич, мы только что побеседовали с вашим зятем, так что я более или менее в курсе дела. Не подумайте, бога ради, что мы сплетничали. Он муж, а я – врач. Кроме того, мы с Алексеем старые друзья, так что все останется между нами, даже если вы решите не прибегать к моим услугам.

Губернатор крякнул, прошелся по комнате и остановился спиной к Маслову, глядя в окно.

– Что же, – сказал он, – это существенно облегчит наш разговор. Когда болезнь названа, это уже половина дела, не так ли? Итак?..

– Я должен ее всесторонне обследовать, – сказал Маслов, отлично зная, что губернатора интересует совсем другое. – Это займет месяц, может быть, два. Затем я назначу курс лечения и приступлю к…

– Простите, Сергей Петрович, – перебил его губернатор. – В том, что касается всей этой вашей диагностики и методик лечения, я полностью полагаюсь на вас. В данный момент, вы уж меня простите, я озабочен совсем другим вопросом. Совершенно другим. Поэтому давайте не будем ходить вокруг да около и поговорим о деле.

Маслов ткнул пальцем в переносицу, поправляя очки, незаметно вздохнул и сказал:

– Принести и установить мебель можно хоть сейчас. Это займет полчаса, ну, час. Никакого особенного оборудования здесь не требуется, вот разве что следящие камеры… Думаю, с этим поможет Алексей. Не может быть, чтобы у него под рукой не оказалось нужного специалиста. Сами камеры лежат на складе, надо только подключить их и установить мониторы. Так что… Да, – спохватился он, – конечно, было бы лучше, если бы ее привезли ближе к вечеру. Эти турки, знаете ли… Зачем нам лишние глаза?

Бородач шумно вздохнул и повернулся к Маслову лицом.

Лицо его показалось доктору не по годам старым и осунувшимся, и вообще вид у губернатора был такой, словно он сильно не выспался. Вспомнив здоровенную гулю на затылке у Губанова, доктор решил, что так оно, скорее всего, и есть. Желание губернатора поскорее пристроить дочь в такое место, откуда ей будет трудновато выбраться, и переложить ответственность за ее дикие выходки на чужие плечи было вполне объяснимо.

– Что ж, доктор, – устало сказал губернатор, – я рад, что мы так легко нашли общий язык. Надеюсь, что наше взаимопонимание со временем только окрепнет и, может быть, превратится в настоящую дружбу. Вокруг так мало людей, которым можно по-настоящему доверять…

Говоря, Иван Алексеевич разглядывал доктора, который сегодня более чем когда бы то ни было напоминал огородное пугало, и думал, что на самом деле доверять никому нельзя, и работать приходится черт знает с кем, а этот доктор и вовсе подозрительный тип – вон как глазенки бегают, даже сквозь очки заметно! – но деваться, судя по всему, некуда и придется брать то, что дают. Застрелив охранника, Ирина переступила все мыслимые пределы, и теперь оставалось либо заметать следы, либо просто лезть в петлю, потому что, если эта история вылезет наружу, жить ему все равно не дадут – заклюют, затопчут, уничтожат… Он представил себе лицо дочери, но сквозь него, как сквозь воду, смутно проступали другие черты – полустершиеся, почти забытые, снова казавшиеся милыми и родными. Галка, Галка… Эх ты, Галка. Где-то на заднем плане бесконечной чередой проплывали образы всевозможных замкнутых кривых: траектория бумеранга, кругосветное путешествие, орбиты солнц и планет, кольцевая линия метро и московская кольцевая дорога, круговорот воды в природе, веревочная петля, плавно затягивающаяся на шее осужденного…

Губернатор закурил и тут же смял сигарету, чтобы Маслов не заметил, как у него дрожат руки.

– До встречи, Сергей Петрович, – сказал он. – Готовьте все – мебель, постель.., в общем, все. Ее привезут сегодня ночью. У вас тут нет персонала, так что я пришлю людей. Всего хорошего.

Он вышел из палаты, ни разу не оглянувшись, – большой, грузный, седоголовый, в длинном черном пальто с большими накладными плечами, со шляпой в одной руке и со сломанной сигаретой в другой. Даже под пальто было видно, как бессильно обвисли его плечи, и на мгновение доктору Маслову стало жаль этого немолодого и явно очень несчастливого человека.

* * *

Записку он обнаружил совершенно случайно. На пятнадцать ноль-ноль было запланировано торжественное открытие модернового торгового центра в одном из районных городишек, на которое Ивана Алексеевича пригласили еще полгода назад. Позавчера тамошние деятели позвонили его референту и напомнили о предстоящем торжестве. Присутствие губернатора было им твердо обещано, так что надо было ехать, тем более что никаких срочных и неотложных дел на горизонте вроде бы не наблюдалось.

Говоря начистоту, Иван Алексеевич до сих пор любил всевозможные открытия, презентации и иные торжества, на которых ни о чем не надо было думать, а надо было только расхаживать повсюду со значительным и одновременно демократичным видом, выслушивать верноподданнические благоглупости и пить под хорошую закуску на банкетах в компании звезд эстрады и иных приглашенных бездельников.

Ровно в тринадцать пятьдесят одну позвонил референт и сообщил, что машина ждет у подъезда. Иван Алексеевич потушил в пепельнице сигарету, выбрался из-за стола и стал одеваться. Он натянул пальто, нахлобучил шляпу и принялся искать перчатки, которые почему-то обнаружились во внутреннем кармане пальто.

Зато в боковом кармане пальцы губернатора нащупали какой-то клочок бумаги, неизвестно как туда попавший и потому вселивший в душу Ивана Алексеевича некоторое беспокойство. В конце концов он решил, что бомб, на ощупь напоминающих обрывок газеты, в природе не существует, и вытащил руку с зажатой в ней бумажкой из кармана.

Это была записка, вкривь и вкось нацарапанная похожими на умирающих от лошадиной дозы дихлофоса букашек печатными буквами на обрывке грубой оберточной бумаги. Бумага была серая, грязноватая, а текст гласил следующее: “Вас водят за нос. Проект центра – липа”. Написано это послание было черным капиллярным стержнем. Подписи под ним, разумеется, не было.

Сначала Иван Алексеевич не понял, о каком центре идет речь. Мысли его были заняты предстоящим торжеством, и потому в первый момент он решил, что автор послания имел в виду торговый центр, на открытие которого намеревался отправиться губернатор Бородин. Постепенно, однако, до него дошло, что дело вовсе не в этом супермаркете, и он тяжело опустился в свое кресло, забыв снять пальто и шляпу, с перчатками в одной руке и злосчастной запиской в другой.

Он покопался в пачке и закурил, не сразу попав сигаретой в рот. Зажатые в ладони перчатки мешали ему, и он рассеянно положил их на клавиатуру компьютера. Глаза его смотрели в одну точку, а мозг лихорадочно работал, перебирая возможные варианты. Если записка не была обыкновенной провокацией, преследующей не вполне понятные пока что цели, то речь наверняка шла о какой-то многоходовой финансовой махинации. Строго говоря, в этом не было бы ничего удивительного: там, где крутятся большие деньги, непременно находятся ловкачи, которые норовят отщипнуть понемножку со всех сторон. Но при чем здесь, в таком случае, проект? Что это значит: проект – липа? Не может же быть, чтобы австралийцы вместо одного проекта подсунули другой! Или может?..

Иван Алексеевич понял, что если еще не запутался, то вот-вот запутается. Это было, черт подери, уже слишком: побеги, убийства, матерящиеся без малейших признаков акцента турки, какие-то липовые проекты, самовозникающие записки в карманах пальто, стаканами глотающие двухсотдолларовый виски майоры ФСБ, бородатые психоневрологи, бумеранги, петли… И все это, заметьте, помимо обычных повседневных дел, которых у губернатора самой центральной во всей России области предостаточно и без детективной белиберды.

Мелодично запел сигнал интеркома, и шелестящий голос референта деликатно напомнил, что машина ждет внизу, а до открытия торгового центра осталось чуть больше пятидесяти минут.

– Дорога скользкая, Иван Алексеевич, – интимно прошелестел референт.

«Интересно, почему он все время разговаривает, как педик? – с раздражением подумал Бородич, тыча пальцем в клавишу селектора. – Причем исключительно по селектору и исключительно со мной. Однополый секс по селектору. Селекторный секс. Чем не тема для газетного скандала?»

– Пригласите ко мне Коврову, – распорядился он. – Скажите ей, что это очень срочно.

– Но презентация…

– Позвоните им, извинитесь от моего имени и сообщите, что я не могу приехать. Скажите, что я заболел или что меня срочно вызвали к президенту.., в общем, скажите что-нибудь, чтобы они отстали. А то можете поехать сами. Выпьете, повеселитесь… Точно! Так мы и поступим. Только сначала пригласите Коврову.

Тон его был таков, что референт не отважился возражать и отключился. Бородич откинулся на спинку кресла и еще раз прочел записку. Ситуация от этого ничуть не прояснилась, и он стал ждать Коврову, надеясь на ее светлую голову и на то, что она, как человек в этом деле совершенно посторонний, сумеет свежим взглядом заметить что-нибудь важное, ускользнувшее от его перегруженного внимания.

Коврова прибыла ровно через три минуты по часам Ивана Алексеевича. Это было время, которое требовалось на то, чтобы быстрым шагом дойти от ее кабинета до приемной губернатора, и Бородин в который уже раз подумал, что у него есть один-единственный настоящий друг – Нина Константиновна Коврова. Кто бы мог подумать, что эта райкомовская шлюшка с фигурой гимнастки и похожей на блин физиономией бок о бок пройдет с ним через всю жизнь, ничего не требуя и ни на что не намекая, и ни разу не предаст его даже в те годы, когда от него отвернулись все те, с кем он делал карьеру, пил водку и обсуждал достоинства и недостатки опробованных всей компанией баб? Конечно, все эти ее разговоры насчет любви – обыкновенный бабий бред, нет на свете никакой любви и никогда не было, но… Вот именно – но! Любовь, верность, дружба – это все слова, и только. Какая разница, как это называется, если на человека можно рассчитывать и в радости, и в горе!

Увидев в дверях кабинета по-прежнему стройную фигуру, выгодно подчеркнутую строгим деловым костюмом, губернатор немного расслабился и понял, что все еще может окончиться более или менее хорошо. Только теперь он заметил, что сидит за столом в пальто и шляпе, и поспешно разделся, повесив пальто на спинку кресла, а шляпу криво нахлобучив на угол компьютерного монитора. Его строгий кабинет от этого сразу приобрел какой-то очень домашний вид, и Иван Алексеевич, кивнув Ковровой на кресло для посетителей, с облегчением уселся снова, сцепив перед собой пальцы рук и положив их поверх записки.

Коврова уселась в кресло – тоже по-домашнему, полубоком, заложив ногу на ногу и подперев подбородок все еще не утратившей приятных очертаний рукой, на пальцах которой острым блеском вспыхивали грани бриллиантов и благородно поблескивало белое золото ручной работы. Глаза ее смотрели из-под тяжелых от туши ресниц пытливо и приветливо, и Ивану Алексеевичу вдруг захотелось снова, как встарь, опрокинуть ее спиной на стол. “Веселенькое, должно быть, получится зрелище, – с грустью подумал он. – Мне пятьдесят четыре, ей пятьдесят.., или уже пятьдесят один? Какая разница! Все равно картинка выйдет еще та…"

– Этот поезд уже ушел, Ванечка, – сказала Коврова, и губернатор вздрогнул. Если это была не телепатия, то что же это, черт подери, было?! – Надеюсь, ты вызвал меня не для этого.

– Однако, – проворчал он и, чтобы скрыть неловкость, полез в сигаретную пачку. Немедленно обнаружилось, что во рту у него уже есть одна сигарета, так что неловкость не исчезла, а, наоборот, усилилась. Честно говоря, это здорово смахивало на клоунаду, но Коврова сделала вид, что ничего не заметила. – Ты что же, мысли мои читаешь?

– Мы с тобой вместе четверть века, – сказала Коврова. – Я не читаю, я угадываю.

– Да? А вот я про тебя даже угадать ничего не могу.

– На то я и баба, – сказала Коврова и тоже закурила. – Так ты вызвал меня по делу или просто поболтать?

– Я пригласил тебя, чтобы поболтать по делу, – сказал Бородич и, зацепив указательным пальцем, сильно оттянул книзу узел галстука, который вдруг начал душить его. – Не с кем мне больше по этому делу поболтать, Нина ты моя Константиновна. Понимаю, что радости тебе от этого никакой, одна головная боль, но что поделаешь, если ты у меня одна такая? Ты у меня одна, будто в ночи луна…

Сигарета в унизанных кольцами пальцах Ковровой едва заметно дрогнула, струйка дыма, ровно поднимавшаяся кверху с ее кончика, тоже дрогнула, сломалась и опять потекла вверх ровно и плавно.

– Давай опустим лирику, Иван Алексеевич, – ровным, как эта струйка, голосом сказала Коврова. – И не воображай, будто твои неприятности меня не радуют. Они служат лишим доказательством того, что тридцать лет назад ты выбрал не ту. Не ту, понимаешь? И давай закроем эту тему. Поговорим о деле. Что она выкинула на этот раз?

Бородич немного помолчал, приходя в себя после столь резкой отповеди.

– Она много чего выкинула, – сказал он наконец, – но дело не только и не столько в ней, сколько вот в этом.

Он подвинул записку к Ковровой. Та взяла ее кончиками пальцев, с несколько преувеличенной брезгливостью поднесла к глазам и прочла вслух. Ее тонкие брови на мгновение удивленно приподнялись и тут же опустились. Плоское лицо Ковровой снова стало безмятежным.

Она положила записку на край стола, затянулась сигаретой и сказала, дернув плечом:

– Я давно говорила, что твой зять – самый обыкновенный прохвост. Он был прохвостом в двенадцать лет, и он умрет прохвостом, даже если доживет до ста.

Бородин поперхнулся дымом, закашлялся и поднял на нее покрасневшие глаза.

– А при чем тут Алексей? – настороженно спросил он. – Тебе что-то известно?

– Мне известны две вещи, – по-прежнему ровно и безмятежно сказала Коврова. – Во-первых, он прохвост, а во-вторых, именно он занимался организационной частью этого твоего великого строительства. Выводы, по-моему, напрашиваются сами собой.

– Гм, – сказал Бородич. – Ну, это, знаешь ли, только твои предположения.., гипотезы, так сказать, фактов-то нет.

– Фактов нет, потому что ты боишься их искать, – жестко сказала Коврова. – Вот записка. Это самый настоящий факт. Мне представляется наиболее вероятным, что кто-то просто не поделил с твоим зятем барыши и решил отыграться таким вот сомнительным способом. Сам не гам и другому не дам, так сказать. Есть и другой вариант: некто кристально честный, но застенчивый, обнаружил, что тебя водят за нос, и решил встать на защиту добра, справедливости и бюджетных денег. Судя по способу, которым это было сделано, этот человек – полный кретин. Но тогда, опять же, напрашивается вопрос: почему твой зять, сотрудник ФСБ, начальник твоей охраны и фактический глава проекта, не заметил того, что сумел заметить какой-то недоумок? Странно, правда? А если заметил, почему молчит? Или ты думаешь, что записку написал он?

– Вряд ли, – задумчиво произнес губернатор. – Он мог бы просто подойти и сказать. Черт, во всем этом что-то есть… Но как же быть?

– Перестать охать и взяться за дело, – жестко сказала Коврова. – Этот аноним утверждает, что проект липовый. Нужно все хорошенько проверить, и начать, на мой взгляд, следует с составления новой калькуляции. Нужно поднять смету, заново все пересчитать, и тогда, я думаю, нам многое станет ясно.

– Ох, – сказал Бородич, – ох-хо-хонюшки… Напиться бы сейчас…

– Не возражаю, – откликнулась Коврова и изящным жестом раздавила в пепельнице сигарету. – Поезжай домой и напейся, а лучше просто прими успокоительное и полежи с книжкой на диване. А я дам задание бухгалтерии и прослежу, чтобы они занимались делом, а не чесали языками. Думаю, к завтрашнему утру у меня уже будет, что тебе сказать.

– Сто лет не лежал с книжкой на диване, – пожаловался Иван Алексеевич.

– Вот и займись. Не переживай, Ванечка, я сделаю все как надо. У меня давно чешутся руки задать хорошую трепку этому мерзавцу.

– Нинка, Нинка, – со вздохом сказал растроганный губернатор, – что бы я без тебя делал?

– Работал бы, – спокойно ответила Коврова и встала. – Мне пора, Иван Алексеевич. Как только что-нибудь обнаружится, я тебе позвоню.

Бородич тоже встал и проводил ее до дверей кабинета.

Когда дверь за ней закрылась с негромким характерным стуком, сидевший в одном из подвальных помещений здания областной администрации небритый человек в мятой белой рубашке снял с головы наушники, закурил и набрал на мобильном телефоне номер Губанова. Небрежно зажав дымящуюся сигарету в углу тонкогубого рта, он сделал краткое сообщение и отключился.

Губанов прибыл через двадцать минут. Губернатор к этому времени уже уехал, и аппаратура прослушивания молчала. Майор на ходу снял пальто, повесил его на вешалку и подсел к столу. Небритый человек в белой рубашке молча перемотал пленку, отыскивая нужный кусок, протянул майору наушники и включил воспроизведение.

Губанов слушал, прижав один наушник к голове, и по губам его блуждала всегдашняя ухмылка, с каждой минутой становившаяся все больше похожей на волчий оскал.

Дослушав до конца, он кивнул небритому, показывая, что магнитофон можно выключить.

– Мерси, – сказал он, кладя наушники на стол и закуривая. – Красиво сработано, а главное, очень вовремя. Древние римляне говорили: кто предупрежден, тот вооружен. Значит, теперь эта плоскомордая стерва станет копать под меня… Что ж, бог в помощь…

Он спохватился, что говорит лишнее, и покосился на небритого. Тот курил, полуприкрыв красные от недосыпания глаза. Лицо его было усталым и равнодушным: все это его совершенно не касалось. Губанов поднялся и похлопал его по плечу. Небритый кивнул, не открывая глаз, и лениво приложил два пальца к виску, вяло пародируя воинское приветствие. Майор еще раз хлопнул его по плечу, воткнул окурок в переполненную пепельницу и, сняв с вешалки пальто, вышел из аппаратной.

Шагая по длинному коридору с небрежно побеленными кирпичными стенами, майор Губанов все еще ухмылялся, хотя никакого веселья не испытывал. Петля начала затягиваться. Это было крайне опасно, но в то же время давало ощущение свободы: теперь все, что Губанову давно хотелось сделать, будет сделано в целях самозащиты. Перед лестницей, ведущей наверх, Губанов на секунду остановился, громко щелкнул пальцами и стал легко подниматься по ступенькам.

Глава 16

Когда суета в соседней палате улеглась, Глеб подошел к лежавшему в тамбуре трупу и осторожно опустился перед ним на корточки. В отличие от него самого, безвременно ушедший из жизни сосед был более или менее одет: на нем были спортивный костюм дикой расцветки и кроссовки на босу ногу. Из кармана расстегнутой спортивной куртки торчал уголок какой-то красной картонки. Слепой потянул за утолок и вытащил из кармана мятую пачку “примы” с тремя кривыми сигаретами внутри. В другом кармане обнаружился полупустой коробок спичек. Слепой закурил и тяжело опустился на пол рядом с дверью. Он курил, привалившись спиной к упругой стене, и заново осмысливал ситуацию, пытаясь обнаружить что-нибудь, что он мог упустить из виду с первого раза.

Судя по всему. Упырь решил пойти ва-банк. Во всяком случае, тот факт, что труп спрятали в его палате, наводил Глеба на мысль, что и его самого решили списать за ненадобностью. Скорее всего, за ним должны были прийти вечером, когда все угомонятся. Один укол, и все будет в порядке: может быть, весной в разных местах найдут два полуразложившихся, обглоданных лесной живностью трупа.

Личности погибших и причины их смерти установить не удастся, дело будет вяло тянуться в течение установленного срока, а потом его со вздохом облегчения закроют и сдадут в архив.

Слепой подвигал плечами, приподнял локти и осторожно развел их в стороны. Было больно, но теперь это перестало иметь значение: время, отпущенное ему на выздоровление, закончилось, пришла пора действовать, и действовать решительно. Лучше всего было бы начать прямо сейчас. Глеб почесал затылок: как быть? В конце концов он решил, что не стоит терять время: все равно его теперь вряд ли станут кормить – какой смысл переводить продукты на того, кто не доживет до завтрашнего утра? А если кто-то все же заглянет сюда в течение дня, нужно, чтобы все было готово. Конечно, бежать лучше всего ночью, под покровом темноты, но теперь выбирать не приходилось, годилась буквально любая возможность.

Для начала следовало одеться. Глеб кое-как содрал спортивные шаровары и куртку с негнущихся конечностей трупа. Брезгливости он при этом не испытывал: ему часто приходилось иметь дело с мертвецами и он считал их в целом неплохими ребятами – молчаливыми и абсолютно безобидными. Общаясь с ними, следовало соблюдать только одно непременное условие: вовремя предавать их земле, пока не появился неприятный запах. Бывший обитатель соседней палаты пока что мог подо-1 ждать, а если бы и не мог, Глеб все равно был не в состоянии ему помочь.

Натянув на себя снятую с трупа одежду. Слепой обулся. Спортивная куртка немного жала в плечах, шаровары так и норовили сползти с талии, а кроссовки оказались на размер больше. Подогнав резинку пояса, Глеб затянул ее узлом. Теперь риск потерять штаны значительно уменьшился.

Докурив сигарету до конца, Глеб небрежно отшвырнул окурок в угол: прятать его теперь было незачем. Он вернулся в палату, несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул воздух и, стараясь поменьше шуметь, решительно отодвинул от стены топчан, на котором спал. Дотолкав его до дверей, Глеб был вынужден присесть и подождать, когда утихнет адская боль в ребрах. На лбу у него бисером выступил холодный пот, и Слепой огорченно покачал головой: впереди его поджидала масса работы потяжелее той, что уже была проделана.

Придя в себя, он вышел в тамбур. Труп лежал на левом боку, закостенев в согнутом положении с нелепо растопыренными забинтованными руками. Глеб задумчиво пожевал верхнюю губу: то, что он собирался делать дальше, отчетливо попахивало кощунством.

– Извини, приятель, – негромко сказал он. – Придется тебе потерпеть. Видишь ли, без твоей помощи мне с этим твоим Колей-Николаем не справиться, уж очень он здоровенный, а у меня, сам знаешь, бок-Покойник молчал – видимо, он не имел ничего против того, чтобы помочь соседу справиться с вероломным Коляном. Глеб легонько поморщился от того, что ему предстояло, и принялся сматывать грязноватые бинты с рук и головы мертвеца.

Покончив с этой неаппетитной операцией, Слепой еще несколько минут посидел на топчане, собираясь с силами, и приступил к самому главному. Ему пришлось разорвать на полосы обе простыни и провозиться больше двух часов, время от времени прерываясь, чтобы унять боль, прежде чем он остался доволен результатом. Когда все было готово, он отодвинул топчан к стене, чтобы тот держался на оставшихся трех ногах, и немного полежал на полу, тяжело дыша открытым ртом и слушая, как ворочается внутри, медленно успокаиваясь, когтистая боль. Отвинченная ножка топчана лежала рядом с его правой рукой. Глеб закрыл глаза, чтобы не видеть торчавшего над дверью кронштейна для телекамеры, но картинка все равно упрямо маячила перед его глазами, и он понял, что еще долго будет видеть ее в страшных снах.

"Телячьи нежности, – с неудовольствием подумал Глеб, усилием воли прогоняя навязчивое видение. – Ведь мы же, кажется, обо всем договорились. В конце концов, почему бы ему не посодействовать мне? Если дело выгорит, он должен быть доволен: можно будет считать, что он отмщен. В общем, как бы то ни было, отступать мне некуда. Времени осталось не так много. Главное – не спать”.

Часы ожидания потянулись один за другим, томительные и бесконечные. За окном тарахтел компрессор, падал с серого неба снег и мрачно молчал еловый лес. Постепенно стало смеркаться, короткий зимний день угасал на глазах, и Глеб почувствовал, как внутри него начинает медленно расти напряжение. Махнув рукой на свои правила, он вынул из пачки предпоследнюю сигарету и выкурил ее, стоя у окна.

На стройплощадке один за другим вспыхнули прожектора. Подсвеченный их яркими лучами сыплющийся с потемневшего неба снег казался бутафорским. Через двор прошел крупный “турок” в оранжевой каске с большим отбойным молотком на плече. На другом плече у него висел здоровенный моток резинового шланга, в двух местах перехваченный кусками алюминиевого провода в ярко-красной изоляции. Работяга показался Глебу знакомым, и, приглядевшись, он понял, что не ошибся: через двор неторопливо шагал Колян – прапорщик ФСБ и киллер, которому была поручена ликвидация Слепого. Глеб убрал тлеющий огонек сигареты за спину, и в то же мгновение Колян обернулся, задрал голову и посмотрел прямо на его окно. Слепой приветственно помахал ему рукой, но Колян, скорее всего, не увидел его жеста: равнодушно отвернувшись, он затопал дальше и вскоре скрылся за углом восточного крыла.

Вскоре стало совсем темно, но свет в палате Сиверова так и не зажегся. Внутри выключателя не было, но Глеб в нем и не нуждался: прожектора за окном давали достаточно света, чтобы Глеб с его кошачьим зрением видел все не менее отчетливо, чем днем.

Растоптав окурок, Глеб взял с подоконника моток бинта и принялся бинтовать себе голову. Куски бинта, пачканные кровью, гноем и какой-то вонючей жирной мазью, он давно оторвал и отложил в сторону, но от прикосновений несвежей, пропитавшейся неприятным кислым запашком марли его передергивало. Кое-как замотав лицо, Глеб как попало затянул узел под подбородком и занялся руками. Забинтовать их оказалось сложнее, но Глеб справился с этой задачей, тем более, что особенной тщательности от него не требовалось. Через пятнадцать минут процедура была закончена, и Слепой сходил в ванную, чтобы полюбоваться результатом. В царившем здесь полумраке эффект получился потрясающим: в первое мгновение Глеб даже вздрогнул, увидев в зеркале свое отражение. Ему показалось, что он смотрит в лицо каким-то чудом воскресшему Купчене. К сожалению, прапорщик Колян, скорее всего, был не из тех, кто боится привидений.

Делать ему снова стало нечего. За окном больше не происходило ничего интересного: рабочий день закончился, и даже жаждущие выпить “турки” уже перестали шнырять между своими вагончиками и прорабской, где, как понял Глеб, носатый Кацнельсон хранил стратегический запас огненной воды. Окна вагончиков уютно светились сквозь пелену косо летящего снега, и в целом вид из окна напоминал рождественскую открытку. Из-за угла прорабской высовывался припорошенный снегом багажник дряхлого “жигуленка”, на котором ездил Кацнельсон. Этот багажник притягивал взгляд Глеба как магнитом: именно на этом автомобиле Слепой рассчитывал оторваться от погони, если все пойдет по намеченному им плану.

В животе у него вдруг заурчало, и Глеб вспомнил, что не ел с самого утра. Это было не так уж тяжело пережить, но вот не вовремя раздавшееся урчание в животе могло обойтись дорого. “Вот тебе и еще один фактор риска, – с грустью подумал Глеб. – Жалко, что я не йог и не могу просто скомандовать желудку заткнуться. То есть скомандовать-то я, конечно, могу, только вот он вряд ли послушается. Сейчас бы чашечку кофе, а то что-то уж очень в сон клонит…"

Окна в вагончиках стали гаснуть одно за другим, и вскоре все вокруг погрузилось в сон. Позже всех стало темным окно прорабской, где Кацнельсон смотрел телевизор, а может быть, просто пил водку. Глеб механически посмотрел на запястье, но увидел только витки сероватого бинта, и сразу же вспомнил, что часов нет, а если бы и были, то толку от них все равно было бы мало: они разбились во время взрыва. Так или иначе, дело наверняка шло к полуночи, а значит, события должны были вот-вот начаться.

Чтобы легче было бороться со сном, Глеб выкурил свою последнюю сигарету. Вокруг стояла мертвая тишина, от которой звенело в ушах и кружилась голова. Слепой пощупал больной бок, недовольно поморщился под закрывавшим лицо бинтом и прошелся из угла в угол палаты, по дороге подняв с пола ножку от топчана. Ножка была увесистая, угловатая, и из верхнего ее конца торчал длинный черный болт, с помощью которого она крепилась к топчану. Этой штукой запросто можно было убить, и Глеб собирался на практике проверить, верно ли это предположение.

Время шло, а кровожадный Колян все не появлялся. Глеб поймал себя на том, что все чаще зевает, рискуя вывихнуть нижнюю челюсть. Ослабленный болезнью организм хотел отправиться на боковую, но Глеб полагал, что организму придется потерпеть, если он не хочет уснуть навеки.

В конце концов он устал бродить и, стащив с топчана одеяло, устроился на полу в тамбуре, привалившись спиной к стене и прикрыв слипающиеся глаза. Это было ошибкой: его сразу же сморил сон. Голова Глеба упала на грудь, дыхание сделалось глубоким и ровным.

Он проснулся от шума и сразу покрылся холодным потом, решив, что проспал появление киллера. Его обмотанная грязным бинтом рука метнулась к лежавшей рядом дубине, но тут Глеб окончательно пришел в себя и понял, что шум доносится из ванной, а точнее, из соседней палаты. Шум был странный: более всего он напоминал звуки борьбы и истеричный женский визг. Потом раздался звук увесистой оплеухи, женщина вскрикнула в последний раз и замолчала.

Теперь до Глеба доносились только ее всхлипывания. Потом низкий, севший от ярости женский голос медленно, с расстановкой произнес:

– Ненавижу. Вы поплатитесь за это, криволапые ублюдки. Еще не знаю, как, но я до вас доберусь.

– Доберешься, доберешься, – небрежно согласился незнакомый мужской голос. – Будем ждать… Вот сука, всю щеку расцарапала, как кошка! Эй, Айболит, у тебя пластыря нет?

– В кабинете, – ответил голос доктора Маслова. – Пойдемте, я заклею. Располагайтесь, Ирина Ивановна. Будьте как дома-, собственно, на какое-то время это место будет для вас всем – домом, работой, местом для прогулок. – всем миром. Здесь пока недостаточно уютно, но когда закончится строительство, наш дом превратится в настоящий курорт для богатых: бассейн, зимний сад, пальмы, попугаи, приятная компания"

Раздался звук сочного плевка. Кто-то фыркнул, совершенно как лошадь, а голос доктора Маслова со сдерживаемой яростью сказал:

– А вот это вы напрасно, Ирина Ивановна. Я всего лишь врач и выполняю свой долг. Кроме того, степень вашего комфорта напрямую зависит от меня, так что я вам советую хорошенько подумать, прежде чем плюнуть в меня еще раз. Э-э-э-уважаемый, можете снять с нее наручники.

"Ото, – подумал Глеб, услышав знакомый металлический щелчок, – да они серьезные ребята! А это, значит, и есть губернаторская дочка, она же законная половина нашего дорогого Упыря… Насколько я понимаю, ей уготована судьба мифического брата-близнеца Людовика XIV, прозванного Железной Маской”. Ай да губернатор! И доктор тоже хорош”.

Он услышал шаги, негромкий стук закрывшейся двери и наступившую вслед за ним тишину. Потом через вентиляционную отдушину до него донеслось многоэтажное ругательство и тяжелый глухой удар: похоже, узница пыталась вышибить дверь. Ее хватило только на одну попытку. Глеб услышал всхлипывания и понял, что его соседка плачет. Некоторое время он колебался, пытаясь решить, стоит ли ему заговорить с ней. В конце концов он решил не выдавать своего присутствия: женщина в соседней палате вряд ли могла оказать ему помощь, а вот ненароком помешать очень даже могла.

Короткий сон немного освежил его. Глеб вернулся на свое место в тамбуре и сел нарочно неудобно, чтобы снова не задремать. Всхлипывания за стеной постепенно прекратились, и в палате снова стало тихо, как в могиле.

Со своего места Глеб видел лежавшее на полу комнаты косое пятно света от горевшего во дворе прожектора, замысловато разрисованное узорчатой тенью решетки. Край этого пятна ложился на угол топчана, освещая изголовье пустой постели. Не вставая, Слепой проверил” как лежит связанная из обрывков простыней и заскорузлых кусков бинта веревка.

Веревку не удалось как следует спрятать, но он очень надеялся на то, что прапорщик, придя по его душу, не обратит на веревку внимания. В конце концов, у него будет полно других забот, и, даже заметив странный тряпичный шнур, он не успеет вовремя сообразить, что к чему.

Время, казалось, застыло на месте. Глеб знал, что звуконепроницаемая дверь не позволит ему услышать шаги убийцы, но невольно вслушивался в тишину до звона в ушах.

Постепенно ему начало казаться, что ночь никогда не кончится и он до скончания веков будет сидеть на одеяле в пустом тамбуре, сжимая в забинтованной руке свою дурацкую дубинку с болтом на конце, вслушиваться в безмолвие и изучать косую тень решетки, неподвижно лежащую на полу. Он уже мог с закрытыми глазами нарисовать эту тень, не пропустив ни одного завитка, а ночь длилась, и ему предстояло смотреть на изгибы и окружности этого смертельно надоевшего узора год за годом, век за веком…

Потом к нему пришел полковник Малахов – сердитый, румяный с мороза, почему-то в шинели и припорошенной снегом каракулевой папахе с темно-синим верхом. На плечах у него тускло поблескивали большие полковничьи звезды, и два ряда пуговиц на парадной шинели сияли в темноте, как маленькие солнца. “Почему ты не позвонил Ирине? – сердито спросил полковник. – Она волнуется и не дает мне жизни, а ты разлегся на полу с забинтованной физиономией и думаешь, что удачно спрятался”. – “Как я могу ей позвонить? – возмутился Глеб. – Здесь нет телефона, как видите”. – “А вентиляционная отдушина? – тоже возмутился полковник. – И не притворяйся, что ничего не знаешь. Ведь Ирина там, а ты спишь, как сурок!"

Глеб хотел было объяснить, что это вовсе не та Ирина, что Ирина в соседней палате – вовсе не его жена, а дочь губернатора, и замужем она за одним неприятным типом по прозвищу Упырь, но тут до него дошло, что Малахов прав в главном: он спит и видит сны. Сделав такое открытие, Глеб немедленно проснулся и широко открыл глаза.

В первый момент он решил, что его уже прикончили, потому что, открыв глаза, не увидел ровным счетом ничего.

Он рванулся, бок пронзила острая боль, и все моментально встало на свои места: оказалось, что, пока он спал, повязка немного сбилась, и бинт сполз ему на глаза. Глеб поспешно устранил неисправность и сразу же увидел все тот же злосчастный квадрат света и узорчатую тень оконной решетки. Ему захотелось выругаться, но он промолчал: женщина в соседней палате могла его услышать. “Надо будет ее оттуда вытащить, – подумал Глеб. – И вообще, похоже на то, что с этой бандой придется разобраться. Малахов не любит самодеятельности, но он не сможет наказать меня за то, о чем не узнает”.

Он вспомнил свой сон и невольно улыбнулся. Ему ни разу не привелось увидеть полковника Малахова в парадной форме, и теперь ему казалось, что это весьма забавное зрелище. Внешний вид был любимым козырем полковника: людям, впервые имевшим дело с Малаховым, он неизменно казался простоватым увальнем, мужиковатым и недалеким. Когда наконец выяснялось, что это далеко не так, бывало, как правило, уже поздно. Все это, насколько было известно Глебу, ничуть не мешало подчиненным полковника зубоскалить над ним как заочно, так и прямо в глаза. Самым странным, по мнению Глеба, во всем этом было то, что при полном, казалось бы, отсутствии дисциплины и субординации отдел, возглавляемый Малаховым, работал как швейцарские часы.

С Малахова мысли Глеба вполне естественным образом переместились на Ирину. Думать об Ирине было гораздо приятнее, чем размышлять о том, что задумал Упырь и насколько его высокопоставленный тесть в курсе страшненьких затей своего зятя.

Ночь тянулась, а убийца все не приходил. Глеб думал об Ирине, о полковнике Малахове и о сотне других людей, явлений и предметов – он ждал, как ждал уже много раз в своей жизни, коротая в раздумьях бесконечные ночные часы.

Он знал, что дождется и будет действовать четко и безошибочно, как хорошо отлаженный боевой робот, несмотря на боль в боку и временами возвращающиеся приступы головокружения.

Между делом он подумал, что полночь наверняка давно уже наступила, и прикинул, какое сегодня может быть число. Оказалось, что до наступления Нового года остались считанные дни, и более того, наступивший день тоже был праздником. Глеб невольно усмехнулся: по его подсчетам выходило, что сегодня – день работников госбезопасности, праздник, общий для него, полковника Малахова и человека по кличке Упырь.

Небо все еще оставалось непроглядно-черным, но Глеб чувствовал, что утро вот-вот наступит. Он удивился: похоже было на то, что хозяева этой комфортабельной тюрьмы решили подарить ему еще одни сутки жизни. В тот самый миг, когда он уже готов был поверить в это, тихо щелкнул язычок электрического замка, и входная дверь начала осторожно открываться.

Глеб понял, что дождался, и осторожно лег на бок, нелепо растопырив забинтованные руки, поджав под себя ноги и согнувшись почти пополам.

* * *

Иван Алексеевич в последнее время спал плохо, а сегодняшняя ночь вообще могла претендовать на место в Книге рекордов Гиннесса по количеству просмотренных губернатором поганых кошмаров. Едва ли не каждые полчаса он просыпался в холодном поту, пил воду и снова проваливался в неспокойный сон. При каждом пробуждении его посещала мысль о том, что, возможно, не стоит больше пытаться заснуть, но спать и видеть кошмары было все-таки легче, чем слоняться по огромному пустому дому и непрерывно думать о том, правильно ли он поступил, заточив родную дочь в палате с мягкими стенами и замком, который отпирается только снаружи.

Теперь, когда на Губанова пала тень подозрения, необходимость подобных действий в отношении Ирины уже не казалась губернатору такой бесспорной. Пожалуй, это больше отвечало интересам Алексея, чем Ирины или самого Бородина. Пожалуй, чертов прохвост с его вечной похабной ухмылкой и глазами на заднице обвел-таки его вокруг пальца и сделал все по-своему. И похожий на бородатый спиннинг главврач, и этот носатый прораб – люди Алексея.

Теперь губернатору было понятно, с какой целью это было сделано, и он отложил трудный разговор с зятем только потому, что хотел повести его, вооружившись фактами. Если факты окажутся достаточно серьезными, разговор будет коротким: достаточно будет просто поставить негодяя в известность о том, что все материалы по этому делу переданы в прокуратуру. Черт с ней, с карьерой. Зато никто не сможет утверждать, что сумел безнаказанно обмануть Ивана Алексеевича Бородича. И потом, это дело может помочь ему набрать дополнительные очки: честный губернатор, который не пожалел упрятать за решетку родного зятя, узнав о растрате казенных денег, – это такая же редкость, как голубой жираф. Да избиратели на руках его будут носить, если уж на то пошло…

Он усилием воли отгонял эти полубредовые ночные мысли и заставлял себя уснуть – только для того, чтобы через полчаса снова сесть в постели, обливаясь холодным потом и прижимая ладонью колотящееся, готовое выскочить из груди сердце.

Телефонный звонок раздался в начале шестого утра.

Губернатор с облегчением вынырнул из липкой пучины очередного путаного кошмара и первым делом взглянул на светящийся дисплей старенького электронного будильника.

Было пять ноль семь. Телефон звонил с тупым упорством, и как-то сразу стало ясно, что человек на том конце провода твердо намерен дозвониться, чего бы это ему ни стоило.

Бородич неторопливо нащупал выключатель ночника, включил свет и некоторое время разглядывал телефон, как какое-то экзотическое и на редкость пакостное животное наподобие огромной жабы с неимоверно громким и противным голосом. Потом его вдруг как током ударило: звонить могли из этого проклятого медицинского центра. “Что-то с Ириной”, – испуганно подумал он и торопливо схватил трубку, едва не сбив аппарат с тумбочки. Перед глазами у него стояло страшное видение: привязанная к кронштейну для телекамеры простыня со скользящей петлей на конце, опрокинутый табурет и не достающие до пола босые женские ноги с накрашенными красным лаком любовно ухоженными ногтями…

Услышав в трубке голос Ковровой, он украдкой перевел дыхание. Облегчение было настолько сильным, что он даже не сразу вник в то, что пыталась втолковать ему Нина Константиновна.

– Погоди, – отдуваясь, попросил он. – Погоди, Нина. Повтори, пожалуйста, все с самого начала. Я как-то… В общем, повтори.

– Ты что, еще не проснулся? – Голос у Ковровой был совсем усталый, и Бородич испытал нечто вроде угрызений совести: пока он валялся в кровати, Коврова, похоже, работала как проклятая, кнутом и пряником заставляя расфуфыренных дур из бухгалтерии работать в небывалом для них экстренном режиме.

– Извини, – сказал он, решив не вдаваться в подробности своего самочувствия. – Уже проснулся и весь внимание.

– Тогда слушай. Все дело действительно в этом чертовом австралийском проекте. Мы перепроверили три раза, но все равно получается, что смета завышена почти вдвое. Ты понял? Вдвое!

– Но это же… – Бородич задохнулся, на время забыв даже о дочери. – Это же черт знает какие деньги! Это же миллионы! Как такое могло произойти?

– Бухгалтерия разводит руками. Копии калькуляций почему-то исчезли – кстати, как тебе нравится это “почему-то”? – но местные дамы клянутся, что отлично помнят и проект, и калькуляцию, и что тогда, когда они подсчитывали все в первый раз, все совпадало с точностью до цента. У меня только одно предположение: проект подменили, причем уже после того, как была составлена и утверждена смета.

– Чепуха какая-то, – пробормотал Иван Алексеевич, точно зная, что это никакая не чепуха. Внутри него темной непрозрачной волной начала подниматься ледяная ярость, от которой ступни сделались холодными, а щеки онемели, как после стакана водки. Коврова промолчала, и он отлично разобрал прозвучавший в этом молчании холодный упрек. – Ну, извини, – сказал он примирительно. – Это я так, от неожиданности. Вот же стервец, крапивное семя, кукушкино яйцо… В прокуратуру мерзавца, пусть его там поучат уму-разуму…

– Пусть сначала вернет деньги, – холодно сказала Коврова. – Существует только один способ заставить его сделать это: найти настоящий проект. Иначе начнется обычная история: Иван кивает на Петра, а Петр кивает на Ивана.

– Да где ж его теперь найдешь? – растерянно спросил Бородич.

– Я думаю, что один-два экземпляра сохранились у приятелей твоего дорогого зятя, – решительно и жестко, совсем по-мужски сказала Коврова. – Надо немедленно ехать туда и брать их тепленькими, прямо с постели, пока они не успели очухаться и сообразить, что происходит. Только не вздумай брать свою охрану. Это люди Губанова, и неизвестно, как они себя поведут, когда поймут, откуда ветер дует. Через час я за тобой заеду. Вот только перекушу, возьму с собой пару сержантов в форме, и сразу же заеду. Собирайся, Иван Алексеевич. Кстати, Ирину, наверное, все-таки придется оттуда забрать.

– Непременно, – сказал губернатор. – Я тут извелся весь…

Он хотел еще что-то сказать, но Коврова уже повесила трубку. Иван Алексеевич откинул одеяло и спустил ноги на прохладный пол. Нужно было одеваться и ехать вершить суд и расправу, но им внезапно овладела холодная апатия: а какой, собственно, во всем этом смысл? Вся жизнь – непрестанное тупое копошение, подобное кишению червей в навозной куче. А итог всегда один и тот же – одиночество, пустота, холод, смерть, забвение. “Полустершиеся даты на гранитном изголовье да чугунная оградка – в лучшем случае, заметь, – да слабеющая память, раньше бывшая любовью – это вот, в конечном счете, все, что будешь ты иметь”, – вслух процитировал Иван Алексеевич и встал. Цитата принадлежала ему. В последнее время он вспомнил грехи молодости и снова принялся пописывать, лелея нескромную мечту через год-другой издать сборничек. Почему бы и нет? Другим-то можно” Его мечты несколько омрачались тем обстоятельством, что напечататься нынче мог любой, были бы деньги, а значит, объективной оценки своих творений он не получит. “И не надо, – подумал Иван Алексеевич, натягивая брюки. – Ну ее в болото, эту объективную оценку. Накидают банок, отделают так, что мать родная не узнает, вот и вся их объективная оценка. Да и бывает ли она вообще, эта объективность? В математике, например, бывает, в суде изредка встречается, а литература, искусство всякое, дрыгоножество и рукомашество – ну, какая, к дьяволу, тут может быть объективность? Мне нравится, а иного с души воротит, и наоборот. Вот тебе и вся объективность”.

Он спохватился, что думает совсем не о том, о чем следовало бы, и, кряхтя, отправился в ванную – нужно было хотя бы почистить зубы и поплескать в лицо водой.

Яростно Орудуя зубной щеткой, Иван Алексеевич поймал себя на том, что начинает потихоньку злиться на Коврову: могла бы, черт ее побери, сделать все сама, а не тащить его по темноте, по морозу, по гололеду к черту на рога, в Звенигород, вытрясать из каких-то сонных прорабов некоренной национальности какие-то проекты. За что ей деньги платят, в конце концов?

Впрочем, он немедленно устыдился собственного малодушия. Коврова и так сделала гораздо больше того, что требовали от нее ее служебные обязанности и даже самая горячая дружба. Так бывало всякий раз, когда Бородич попадал в сложный переплет, и с годами он привык воспринимать такое поведение Ковровой как нечто само собой разумеющееся. “Вот черт, – подумал он. – А вот возьмет она да и уйдет в какой-нибудь банк, или в Думу, или просто на пенсию… Что я делать-то буду тогда? Пропаду ведь к чертям собачьим. Кругом жулье, родной зять – и тот сволочью оказался. Нет, за Коврову надо держаться руками и ногами. И дать-то ей нечего, все ведь у нее есть, вот беда какая…"

Вернувшись в спальню, он вынул из ящика комода пистолет, повертел его в руках и сунул обратно в ящик. Годы его не те – бегать с пистолетом и палить по живым людям. Ну его в болото. Еще беды натворишь, чего доброго…

Губернатор спустился на кухню и долго стучал дверцами и ящиками, разыскивая кофе. Он уже добрых десять лет не готовил себе еду и понятия не имел, где и что лежит у него на кухне. В конце концов он отыскал кофе по запаху и благополучно сварил себе огромную порцию. Горячий, очень крепкий напиток взбодрил его и согрел. Выпив половину чашки, Бородич залез в холодильник, отыскал початую бутылку “Хенесси” и долил кофе коньяком до самого верха.

Попробовав полученную адскую смесь, он решил, что именно этого ему и не хватало. Это был напиток победителей драконов, экстракт воинственности, молоко мудрых стратегов и великих полководцев. Теперь Губанов и вся его шайка-лейка были обречены.

– Предлагаю начать проливать крокодиловы слезы, – торжественно обратился к ним Иван Алексеевич, отсалютовал чашкой и в четыре больших глотка осушил ее до дна. Ему немедленно захотелось выпить еще, и он поспешно убрал бутылку в холодильник, мимоходом подивившись тому, какому идиоту пришла в голову дикая идея хранить дорогой коньяк в холодильнике.

Здесь же, в холодильнике, обнаружилась уже нарезанная тончайшими ломтиками ветчина на блюдце, накрытая прозрачным стеклянным колпаком. Бородич снял колпак, свернул несколько ломтиков трубочкой и с аппетитом затолкал в рот, затем захлопнул холодильник и, жуя на ходу, направился в гараж, чтобы покинуть особняк по возможности незаметно.

Дом спал, охрана не подавала признаков жизни. В комнате, где ночевал Губанов, когда гостил у тестя, тоже было темно и тихо. “Спит, – с кривой улыбкой подумал Бородич. – Ну, спи, спи. Солдат спит, а служба идет. Не дай мне бог такого пробуждения, которое сегодня ожидает тебя”.

В гараже было тихо и, как всегда, немного сумрачно. Задумавшись, губернатор подошел к своему “мерседесу” и даже успел вынуть из кармана ключ, прежде чем вспомнил, что ему надо покинуть дом тайком и что Коврова собиралась за ним заехать. Он убрал ключ в карман, дожевал остатки ветчины, закурил и вышел из гаража через боковую дверь.

Улица встретила его резким ледяным ветром и крупным косым снегом. Ивану Алексеевичу сразу же пришлось обеими руками ухватиться за норовящую улететь шляпу. Он понял, что зря не надел шапку: шляпа была частью имиджа, но за годы своего губернаторства он успел основательно подзабыть, что это такое – брести пешком сквозь метель. В последнее время он привык перемещаться в пространстве, уютно раскинувшись на заднем сиденье черного “мерседеса”.

"Простужусь к чертям, – подумал он, на ощупь отыскивая под снегом заметенную тропинку, которая вела к задней калитке. – Это будет первая моя ангина за.., за сколько же лет? Сразу и не упомнишь. Лет за десять, наверное…

Уши бы не отморозить, вот что. Хорош я буду на заседании с отмороженными ушами. Вечно у этой Ковровой какие-то дикие фантазии. Хлебом не корми, а дай поиграть в казаков-разбойников”"

Размышляя подобным образом, он пробился через загромоздившие тропинку сугробы и с некоторым усилием открыл заметенную снегом калитку. Петли издали протяжный ржавый скрип. Иван Алексеевич вздрогнул и оглянулся на дом, но ветер уже подхватил звук, скомкал его, разорвал на куски и швырнул в гущу соснового леса, где тот окончательно заглох. Дом стоял мрачной громадиной, лишь горели кое-где дежурные лампы, да вдалеке, у ворот, сверкал сквозь метель мощный фонарь, освещавший пустую подъездную дорогу.

Губернатор выбросил окурок в сугроб и решительно двинулся в сторону асфальтированного проселка – единственного, по которому можно было проехать к даче.

Было темно, но он отлично видел дорогу: занесенная снегом тропа смутно белела между черными стволами деревьев. Идти по снегу оказалось неожиданно тяжело, Иван Алексеевич очень быстро запыхался и даже немножечко взмок. “Дерьмо все эти тренажерные залы, – с раздражением думал он, пробиваясь сквозь синие сугробы. Слежавшийся снег раздавался в стороны неохотно, рассыпаясь сухими крошащимися комьями. – Дерьмо, дерьмо и еще раз дерьмо. Все эти искусственные нагрузки в подметки не годятся обыкновенной, без лишнего напряга, лыжной прогулке или, скажем, прополке грядок. Обыкновенная физическая работа – без надрыва, в меру, – вот рецепт здоровья и отличной формы. А то понавыдумывали: фитнесс, бодибилдинг.” вместо солнца – кварцевая лампа, вместо жратвы – какие-то подозрительные биодобавки, вместо речки – бассейн с хлоркой, а вместо баб вообще какие-то удочки на каблуках. Одни кости, подержаться со вкусом не за что…"

Тропа наконец кончилась. Сосны расступились, и Бородич с облегчением увидел темную полосу асфальта в белых берегах заснеженных обочин, и на ней – уютно сияющий габаритными огнями знакомый темно-зеленый минивэн Ковровой. За тонированными стеклами мерцали огоньки сигарет, непотушенные фары бросали на дорогу желтоватый отсвет. Иван Алексеевич с проклятьями преодолел навороченный чистившим дорогу скрепером плотный вал слежавшегося снега и выбрался на асфальт, обеими руками придерживая шляпу и сильно топая по колено облепленными снегом ногами.

Дверца автомобиля гостеприимно распахнулась ему навстречу, и губернатор со вздохом облегчения забрался в просторное, дышащее теплом и запахом табачного дыма, обитое натуральной кожей нутро.

Коврова подвинулась, давая ему сесть. От нее пахло кофе и французскими духами. В тусклом свете потолочного плафона лицо Нины Константиновны казалось совсем осунувшимся и почему-то помолодевшим лет на двадцать. При взгляде на это усталое лицо все ворчливые сентенции по поводу погоды и организации пеших прогулок по лесу ни свет ни заря, заготовленные губернатором по дороге сюда, разом вылетели у него из головы.

– Устала? – спросил он.

– Дверь закрой, – сказала Коврова. – Трогай, Витя.

Бородич захлопнул дверцу, свет в салоне погас. Теперь светилась только приборная панель, да впереди, за лобовым стеклом, маячил смутный световой ореол, на фоне которого четко выделялись похожие на фанерные грудные мишени силуэты сидевших на переднем сиденье сержантов. Один из сержантов – тот, что сидел на пассажирском месте, – при ближайшем рассмотрении оказался старшим лейтенантом. Еще Иван Алексеевич с неприятным холодком в груди разглядел на коленях у старшего лейтенанта короткоствольный автомат.

Автомат водителя стоял сбоку, втиснутый между сиденьем и дверцей.

Темно-зеленый “понтиак” летел сквозь метель, мягко приседая на ухабах. Сержант, который вел машину, лишь слегка пошевеливал рулевое колесо, светящаяся стрелка спидометра колебалась возле отметки “100”. Коврова завозилась на сиденье, зашуршала сигаретная пачка, щелкнула зажигалка, и теплый оранжевый огонек осветил ее плоские скулы, плотно сжатые губы и сосредоточенно скошенные глаза, в которых плясало отражение пламени.

Поддавшись порыву, Иван Алексеевич положил ладонь на ее колено и легонько сжал. Коврова подняла на него глаза и некоторое время молча смотрела ему в лицо поверх пламени зажигалки. Иван Алексеевич растерялся. Ему хотелось многое сказать ей, но впереди сидели двое посторонних, да и вообще…

– Спасибо, – сказал он и убрал руку.

Раздался металлический щелчок, и оранжевый огонек зажигалки погас. Коврова едва слышно вздохнула.

Когда минивэн вырвался на шоссе, небо на востоке начало понемногу наливаться мутной синевой, предвещавшей скорое наступление дня. Водитель сразу перестроился в третий ряд и утопил педаль акселератора. Двигатель бархатно взревел, губернатора вжало в спинку сиденья. Стрелка спидометра плавно поползла вправо и остановилась на ста тридцати.

– Больше не надо, – негромко сказал старший лейтенант. – Скользко.

Это были первые слова, которые услышал от него Иван Алексеевич. Сержант в ответ лишь молча кивнул.

Мимо промелькнул залепленный снегом треугольный знак, предупреждавший о пересечении со второстепенной дорогой, а вскоре впереди показался и сам перекресток, у которого послушно замер грязный бортовой “ЗиЛ” с эмблемой какой-то сельхозтехники на дверце. Иван Алексеевич разглядел за стеклом кабины бледный овал повернутого к ним лица, и тут грузовик вдруг тронулся с места и рывком выскочил на шоссе, перегородив проезжую часть. Сидевший за рулем молчаливый сержант ударил по тормозам. С таким же успехом он мог бы попытаться остановить машину с помощью молитвы – дорога действительно была очень скользкой, а скорость приближалась ко второй космической. Слева от Ивана Алексеевича неожиданно и страшно завизжала Коврова.

В последний миг перед тем, как сильно скошенный назад обтекаемый нос минивэна с высокой точностью ударил прямиком в бензобак грузовика, с Иваном Алексеевичем случилось что-то вроде озарения: он вдруг понял, что сильно недооценивал своего зятя, считая, что тот мирно спит в это судьбоносное утро. Это было неприятное открытие, но оно уже не имело значения: через мгновение все потонуло в дымно-оранжевом вихре взрыва.

Глава 17

Прапорщик ФСБ Николай Вакуленко, которого простодушный Купченя запросто именовал Коляном, в эту ночь тоже не спал. Он лежал в своей постели, притворяясь спящим, и медленно приходил в ярость, потому что выполнение порученного ему задания срывалось на глазах из-за совершеннейшей чепухи и глупости.

История действительно вышла глупейшая, и в те моменты, когда Вакуленко переставал проникновенно материться про себя, он понимал, что по прошествии некоторого времени пересказ событий этой ночи и предшествовавшего ей вечера будет звучать как бородатый анекдот.

Поначалу все шло как всегда. После плотного ужина, обильно сдобренного выданной Кацнельсоном водкой, “турки” немного посмотрели телевизор, перекинулись в “очко” и начали потихонечку расползаться по койкам, вяло переговариваясь и обмениваясь традиционными плоскими остротами. Журчала вода в раковине, под потолком плавало неподвижное облако табачного дыма, воняло носками и перегаром, и прапорщик Вакуленко привычно мечтал о том, чтобы это дурацкое задание поскорее закончилось. Тогда можно будет вернуться в свою просторную трехкомнатную квартиру, принять нормальную ванну, выпить водочки под домашнюю закусь и между делом поинтересоваться у жены, сколько хахалей она успела сменить за время его командировки. И пусть попробует не признаться! Николай Вакуленко – не какой-нибудь лопух, от него не спрячешься. Надолго отлучаясь из дома, он никогда не забывал нашпиговать квартиру “жучками”. Правда, чертова баба так ни разу и не попалась – не то и впрямь хранила верность, не то гуляла где-то на стороне.

О работе, порученной ему Упырем, Николай почти не думал. Думать было не о чем, дело было привычное и не сулило никаких осложнений. Сделать калеке укол – что может быть проще? Правда, калека этот с виду казался парнем крепким, а Упырь утверждал, что при нем было удостоверение капитана ФСБ, Кроме того, он, по его же словам, являлся ветераном афганской войны, которую провел явно не в штабе и не при солдатской бане, так что от него можно было ожидать сюрпризов. Но у него были переломаны ребра, да вдобавок в башке все перемешалось, так что прапорщик Вакуленко ничуть не волновался по поводу предстоявшей акции: ему случалось заламывать и не таких.

Тут его размышления были прерваны мучительным воем, словно кто-то с размаху сел на раскаленный гвоздь.

Вакуленко рывком сел на кровати и огляделся.

Выл щуплый вислоносый мужичонка, неизвестно за что прозванный Гамадрилом. В нем и вправду было что-то обезьянье: печальные, вечно виновато моргающие глазенки в морщинистых складках кожи, похожий на банан лиловый нос, синие от щетины щеки, огромные хрящеватые уши, щуплое тело, заросшее жестким черным волосом, вислые плечи, ручищи до колен и короткие кривые ноги со ступнями сорок пятого размера.

Гамадрил сидел на своей койке и протяжно выл, держась обеими руками за левую щеку и зажмурив слезящиеся глаза. Рожа у него была перекошена, он раскачивался из стороны в сторону, как маятник, и мелко перебирал по полу огромными уродливыми ступнями с кривыми желтыми когтями на пальцах.

Все было ясно: у Гамадрила болел зуб. Зубы у него были сплошь гнилые и вечно ныли, так что он повсюду таскал с собой анальгин и жрал его горстями, как семечки, но на этот раз его, судя по всему, прихватило по-настоящему. Даже выпитая час назад бутылка водки, похоже, ничуть не облегчала его страданий.

На койках заворочались, ворча и обещая оттяпать идиоту башку вместе с гнилой пастью, чтобы заткнулся, и кто-то уже наладился запустить в Гамадрила тяжеленным яловым сапогом на собачьем меху.

– Да дайте вы ему анальгина! – рявкнул Вакуленко, перекрывая гам и вой. – Что вы, ей-богу, как пионеры…

Кто-то протопал босыми пятками по полу и принялся рыться в аптечке, роняя все подряд и невнятно матерясь. Добровольного санитара заметно качало, поскольку, как и все присутствующие, он был основательно на взводе.

Гамадрил перестал выть и начал издавать протяжные предсмертные стоны. Вакуленко с отвращением заметил крупные, как горох, слезы, непрерывно катившиеся по синим от щетины впалым щекам Гамадрила. Бедняге сунули в руку горсть таблеток и стакан с водой. Не переставая стонать, Гамадрил благодарно затряс лохматой башкой и затолкал таблетки в пасть – всю горсть. Проглотить такое количество таблеток разом было, конечно же, невозможно, и он принялся жевать их, заливая водой, кривясь, морщась и поскуливая. Из уголков рта у него текла пролившаяся вода с белыми крупинками разжеванных таблеток. Вакуленко передернуло, и он, повалившись на подушку, отвернулся к стене.

– Гасите свет, уроды, – сказал он.

Свет погас. Гамадрил продолжал поскуливать, но теперь его почти не было слышно – похоже, он уткнулся носом в подушку. “Вот же человек, – подумал Вакуленко, лежа в темноте и слушая этот скулеж. – Не человек, а ошибка господа бога. На хрена он такой на свете нужен? Уродов плодить? Так какая баба за него такого пойдет? Надо будет сказать майору, пусть убирает его отсюда, пока ребята ненароком не пришибли. Дебил, чучело гороховое…"

Стоны Гамадрила внезапно прекратились. “Таблетки подействовали, – подумал Вакуленко. – Наконец-то!” Как выяснилось минуту спустя, он был прав: таблетки действительно подействовали, но эффект получился несколько неожиданным.

Гамадрил вдруг резко зашевелился на кровати. “Ой”, – сказал он неожиданно басом, вскочил и, сшибая в темноте табуретки и какие-то ведра, метнулся через весь вагончик к туалету. Дверь крохотного санузла хлопнула, и почти в то же мгновение оттуда послышался раскатистый громоподобный звук, сопровождаемый обильным плеском. Звук повторился. В вагончике снова включили свет. “Во дает”, – сказал кто-то, с невольным уважением косясь в сторону туалета, откуда доносились звуки, напоминавшие оживленную перестрелку с применением новейших разновидностей ручного стрелкового оружия. “Дерьмометы и говноструи”, – подумал прапорщик Вакуленко и снова сел на кровати.

– Чего это с ним? – спросил небритый “турок” по фамилии Иванов – тот самый, что рылся в аптечке.

– Ты чем его накормил, Айболит хренов? – спросил кто-то.

– Как чем? – растерялся Иванов. – Анальгином. У него же зубы…

– Анальгином? – ехидно переспросил все тот же голос. – А ты проверь, братан. Есть у меня подозрение, что не анальгин это был, а кое-что покруче.

Кто-то, поняв намек, фыркнул в кулак. Иванов нехотя встал, прошлепал к аптечке и поднял с пола распотрошенную бумажную упаковку.

– Фе.., фенол.., фенолфталеин, – с трудом разобрал он надпись. – Это чего? Ведь был же анальгин, я же своими глазами…

Конец фразы потонул в громовом хохоте, который заглушил даже звуки, издаваемые несчастным Гамадрилом. Вакуленко держался сколько мог, а потом тоже рассмеялся.

Пока окончательно растерявшемуся Иванову объясняли, для каких целей применяется фенолфталеин, в туалете щелкнула задвижка, и оттуда медленно вышел Гамадрил. Одной рукой он все еще держался за щеку, но вторая была плотно прижата к животу. Гамадрила встретили новым взрывом хохота. Он растерянно обвел присутствующих испуганным взглядом покрасневших от натуги слезящихся глаз, сделал неуверенный шаг в сторону своей кровати, присел, схватившись за живот обеими руками, резко развернулся на сто восемьдесят градусов и, мелко перебирая плотно сдвинутыми ногами, бросился туда, откуда только что вышел. Кто-то от смеха упал с кровати и теперь ползал по полу, кто-то колотил Иванова по спине, приговаривая: “Ну, доктор! Ну, молодец! Вылечил, мать его так! Теперь он про свои зубы до утра не вспомнит!"

Вакуленко посмотрел на часы и поморщился. Время приближалось к полуночи, а в вагончике царило веселье. Случись это в любой другой день, Николай с удовольствием принял бы участие в состязании доморощенных остряков, которые выкрикивали забористые советы засевшему в сортире Гамадрилу, но сегодня этот бардак ломал все его планы.

– Кончай базар, мужики! – выкрикнул он. – Спать всем! Завтра на работу, а вы развели тут-Публика заворчала, но спорить с Вакуленко никто не рискнул. Помимо бригадирской должности, он обладал завидным ростом, широченными плечами и пудовыми кулаками, что служило залогом непререкаемого авторитета. Кроме того, в таком узком коллективе, где все круглые сутки находятся друг у друга на глазах, очень трудно хранить секреты, и “турки” давно подозревали, что Вакуленко поддерживает тесную связь с Упырем, которого они боялись до судорог. Поэтому гам постепенно стих, свет снова погасили, а очередная попытка Гамадрила добраться до постели была встречена лишь сдавленным хрюканьем.

Мало-помалу народ начал засыпать. Гамадрил уже не метался по вагончику, как новогодняя шутиха, а пробегал к туалету и обратно почти бесшумной семенящей рысцой, безошибочно находя дорогу в кромешной темноте. Про зубы он действительно больше не вспоминал, и бессонно таращившийся в стенку Вакуленко про себя подивился чудесам медицины. К трем часам ночи его стало ощутимо клонить в сон. Время шло, Гамадрил мотался взад-вперед как заведенный, а клиент, запертый в палате для буйных вместе с трупом Купчени, до сих пор был жив.

Вакуленко слышал, как привезли жену Губанова и как доставившая ее машина уехала обратно в Москву. Гамадрил тужился в туалете, выворачиваясь наизнанку, и теперь к царившим в вагончике привычным казарменным ароматам примешивался новый, весьма откровенный запашок.

В последний раз Гамадрил совершил ходку в сортир в самом начале пятого. Пробыл он там недолго, а вернувшись, мешком повалился на свою постель и через минуту захрапел, как мощный дизельный движок отечественного производства.

На всякий случай Вакуленко выждал еще десять минут, которые показались ему вечностью, и встал.

Он бесшумно оделся, взял под мышку сапоги и в одних носках тихо прокрался в тамбур. Здесь было прохладно, особенно после теплой постели. Николай поспешно натянул сапоги, застегнул утепленную куртку и полез в карман. Он разорвал целлофановую обертку шприца, отбил кончик ампулы и наполнил шприц прозрачным бесцветным раствором. Насадив на иглу зеленый пластмассовый чехол, он спрятал шприц в карман и выскользнул в метель.

Дурацкий прожектор над крышей прорабской сиял, как ночное солнце, заливая стройплощадку ярким светом. Скрипя снегом и пряча лицо от злого ветра, Вакуленко торопливо пересек двор и проник в здание через пандус, который вел к приемному покою восточного крыла. Дверной проем был крест-накрест заколочен горбылем, и рослому прапорщику пришлось попотеть, протискиваясь под крестовиной.

Свет в недостроенном восточном крыле не горел, но Вакуленко знал дорогу наизусть и споткнулся один-единственный раз: какой-то болван бросил корыто с остатками штукатурного раствора прямо посреди коридора.

Застекленная дверь, которая вела в коридор главного корпуса, была предусмотрительно оставлена незапертой.

Прапорщик вошел в нее.

Здесь было тепло, и тускло светились дежурные лампы – по две на коридор. Стараясь ступать как можно тише, Вакуленко добрался до лестницы и поднялся на четвертый этаж. Он был совершенно спокоен. Конечно, клиент, проведя почти сутки наедине с трупом, наверняка понял, что его ожидает та же участь, но в этом, по мнению прапорщика Вакуленко, и заключалась главная прелесть: отлично понимая, что к чему, клиент, тем не менее, был не в силах хоть как-то повлиять на ситуацию. Это давало прапорщику ни с чем не сравнимое ощущение неограниченной власти.

Он остановился перед знакомой дверью, вынул из кармана шприц и снял с иглы пластиковый колпачок. В шприце был раствор хлористого калия. Упырь, снабдивший прапорщика упаковкой ампул этого снадобья, объяснил, что хлорид калия является естественным электролитом, входящим в состав крови и потому совершенно безопасным с точки зрения обнаружения его судебно-медицинскими экспертами. В то же время при введении достаточно большой дозы клиент откидывает копыта практически мгновенно и так же наверняка, как если бы ему пальнули в голову из армейского карабина. Вакуленко уважительно посмотрел на шприц. Он любил быть в курсе того, как работает то или иное средство или приспособление. Ему нравилось во всех деталях понимать, почему стреляет автомат и что происходит внутри подслушивающего устройства. С лекарственными препаратами и прочей химией было немного сложнее. Вакуленко втайне подозревал, что в процессах, происходящих внутри человеческого организма, слабовато разбираются даже медики, так что здесь им приходилось верить на слово. То обстоятельство, что содержимое небольшого одноразового шприца может мгновенно и без улик прикончить взрослого мужчину, было сродни чуду, и такие чудеса были прапорщику Вакуленко очень даже по душе.

Выставив указательный палец, он набрал код на двери палаты. Электрический замок тихо щелкнул, и прапорщик осторожно вошел в темный тамбур. Остановившись в дверях, он бросил на пол у косяка рабочую рукавицу, чтобы дверь ненароком не захлопнулась, заперев его здесь в компании двух жмуриков.

В палате было вовсе не так темно, как он ожидал. Чертов прожектор во дворе давал достаточно света, чтобы Вакуленко мог разглядеть лежавший на прежнем месте скрюченный труп Купчени с забинтованной головой и судорожно растопыренными руками, и угол топчана. Подняв шприц на уровень плеча, прапорщик крадучись двинулся вперед. Он перешагнул через нелепо торчавшую забинтованную руку Купчени, сделал еще шаг и застыл, до рези в глазах вглядываясь в освещенную неверным отраженным светом темноту палаты. Ему вдруг показалось, что на топчане никого нет.

«Шалишь”. – подумал Вакуленко и резко обернулся, готовый отразить нападение сзади. Позади него никого не было, если не считать покойника. Дверь ванной была чуть-чуть приоткрыта. Вакуленко широко улыбнулся и вынул из кармана фонарик. Четкий кружок белого света упал на дверь. Прапорщик резко распахнул ее и быстро осветил все углы ванной один за другим. Ванная была пуста, в воздухе отчетливо попахивало табачным дымом. “Откуда у этого козла сигареты? – подумал Вакуленко. – Неужели взял у Купчени? Парень – кремень. Ни хрена не боится, прирожденный мародер. Однако куда же он подевался?»

Он поспешно вышел из ванной. Ему вдруг подумалось, что клиент мог спрятаться где-нибудь в палате – под топчаном, например, – и попытаться выскочить за дверь, пока он шарится в сортире, как какой-нибудь Гамадрил, – В прятки решил поиграть, сучонок? – едва слышно процедил он сквозь зубы. – Ну давай, давай. Кто не спрятался, я не виноват.

Ему никто не ответил. Вакуленко прикрыл дверь ванной и снова двинулся вперед. Перед тем как шагнуть из тамбура в палату, он секунду помедлил, прислушиваясь к своим ощущениям. Ему показалось, что в груди у него шевельнулось неясное предчувствие смутной угрозы. Николай отмахнулся от него с привычным пренебрежением: прапорщику Вакуленко не пристало бояться контуженных ветеранов с переломанными ребрами, запертых в палате с мягкими стенками и не имеющих не только оружия, но даже и штанов.

Он сделал шаг и остановился на пороге, обозревая пустую палату. Никто не набросился на него из-за двери, и ничьи босые ноги не торчали из-под топчана. Вакуленко еще не успел как следует переварить эту информацию, когда позади него раздался быстрый, какой-то вороватый звук, и сразу же откуда-то сверху прямо ему на голову обрушилось что-то неимоверно тяжелое, твердое и растопыренное, как вывороченный пень. Эта холодная и омерзительно липкая тяжесть сбила его с ног и придавила к полу. Выбитый из руки шприц откатился в сторону.

Он сразу же открыл глаза и приподнял голову. Первым, что он увидел, было обезображенное страшными гноящимися ожогами перекошенное лицо с широко открытыми остекленевшими глазами. Это лицо могло принадлежать кому угодно, только не человеку, которого Вакуленко собирался убить. В следующее мгновение до него дошло, что это Купченя, и он рванулся из-под прижимавшей его к гладкому линолеуму мертвой тяжести, мучительно, до хруста в позвонках, вывернув назад голову и вскинув правую руку в запоздалой попытке защититься.

Он увидел высокую фигуру в спортивном костюме, раньше принадлежавшем Купчене, с обмотанной грязными бинтами головой. В забинтованных руках этого ожившего покойника была зажата какая-то дубина.

"Покойник” взмахнул своим оружием. Вакуленко заорал и, скорее повинуясь инстинкту, чем голосу рассудка, рванулся в сторону. Все еще лежавший у него на спине голый труп стеснял его движения, но ему удалось увернуться, и дубина с глухим стуком опустилась на пол в том месте, где только что находилась голова прапорщика. “Покойник” снова занес дубину, но Вакуленко уже пришел в себя и четко, как на занятиях по рукопашному бою, провел подсечку. Клиент взмахнул руками, словно собираясь взлететь, и тяжело упал на спину, выронив свое жалкое оружие. Из груди его вырвался сдавленный крик, и Николай сразу вспомнил, что у парня сломаны ребра.

Он сбросил с себя тело Купчени, еще раз содрогнувшись от омерзения, и неторопливо поднялся на ноги. Клиент уже стоял на коленях, мучительно скорчившись и прижав ладонь к раненому боку.

– Ну что, гнида? – тяжело дыша, спросил Вакуленко. – Чуть было не обвел меня, да? Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел… Не на такого напал, щенок.

Он примерился и расчетливо пнул стоявшего на коленях человека носком тяжелого ялового сапога на толстой резиновой подошве, целясь в поврежденный бок. К его удивлению, удар наткнулся на непробиваемый блок.

Вакуленко покачнулся, но сумел удержать равновесие. Тихо зарычав, он набросился на противника, оторвал его от пола и швырнул через бедро. Пациент доктора Маслова упал прямо на труп Купчени и снова вскрикнул от боли.

– Ты подохнешь, – сообщил ему Вакуленко. – Прямо сейчас.

– Посмотрим, – с трудом ответил забинтованный человек.

То, что этот ходячий труп имел наглость возражать ему, окончательно взбесило прапорщика. Он бросился вперед и издал торжествующий вопль, когда его пальцы нащупали шею врага и сомкнулись на ней.

В следующее мгновение этот победный клич перешел в полный смертельного ужаса вой угодившего в капкан зверя. Это произошло в тот момент, когда шеи прапорщика Вакуленко коснулся холодный кончик иглы и, легко проколов кожу, глубоко проник в мышцу. Прапорщик кричал до тех пор, пока в легких не кончился воздух.

Вдохнуть еще раз он уже не сумел.

* * *

Некоторое время Глеб лежал неподвижно, находясь в полуобморочном состоянии. При каждом вдохе бок пронзала острая боль, проникавший в незашторенное окно свет прожектора мигал, то затухая, то разгораясь вновь. Из ванной доносились крики Ирины Бородич, которая изо всех сил колотила по решетке вентиляционной отдушины и звала на помощь. Именно эти крики окончательно привели Глеба в сознание: на них могла сбежаться целая толпа.

Он с трудом столкнул в сторону тело прапорщика Коляна, с каждой секундой становившееся тяжелее. Глеб давно заметил эту странную особенность: труп почему-то всегда был тяжелее живого человека. Еще ему подумалось, что сейчас он представляет собой фрагмент любопытной композиции, достойной кисти бессмертного Иеронима Босха: полутруп, зажатый между двумя трупами, как кусок говядины между половинками булочки. Смешались в кучу кони, люди…

Бормоча знакомые с начальной школы строчки классика, Слепой с трудом отделил собственные руки и ноги от спутавшихся конечностей бывших закадычных приятелей – Коляна и Вовчика. Спохватившись, он наклонился, выдернул все еще торчавший из шеи прапорщика шприц, спрятал его в карман и кое-как добрел до дверей ванной.

– Послушайте, – сказал он, просунув в ванную голову, – эй, вы слышите?

Вопли в ванной прекратились. Несколько мгновений Глеб стоял молча, наслаждаясь тишиной, потом сказал:

– Так уже лучше. Не кричите, пожалуйста. Я постараюсь вас вытащить, но, ради бога, перестаньте вопить. На ваш голос сбежится вся здешняя банда.

Некоторое время Ирина Бородич молчала.

– А выпить есть? – спросила она вдруг.

– О, черт, – пробормотал Глеб. Он был обескуражен. – Нет, выпить нет.

– Ну и пошел на… – послышалось в ответ.

Глеб покачал головой. Это было настолько похоже на бред, что он усомнился в реальности происходящего. Возможно, все события последних нескольких минут просто привиделись ему за мгновение до смерти. Он поглубже вдохнул безжизненный кондиционированный воздух, и бок немедленно отозвался вспышкой боли. У Сиверова перехватило дыхание, но боль вернула ему ощущение реальности. Выпустив косяк, он доковылял до входной двери и вышел в коридор.

На мгновение у него закружилась голова. Впервые за много дней он был на свободе. Собственно, это была еще далеко не свобода, но звуконепроницаемая дверь палаты уже захлопнулась за ним с негромким маслянистым щелчком.

Посмотрев на нее, Глеб рассмеялся невеселым смехом: в дверь был врезан электронный кодовый замок с бездной возможных комбинаций. Он вовсе не стремился вернуться в палату, но на соседней двери, за которой сидела взаперти женщина, рассчитывавшая на его помощь, стоял точно такой же замок. На подбор комбинации могли уйти часы, и Глеб решил поискать способ попроще. В конце концов, губернаторская дочка могла немного потерпеть.

Сориентировавшись, он двинулся в сторону лестницы, перекосившись на один бок и держась рукой за ребра. Обломанные концы ребер ощутимо шевелились под пальцами. “Разваливаюсь, – подумал Глеб. – Разваливаюсь на куски, как древний автомобиль из какой-нибудь кинокомедии. Было жутко смешно смотреть, как эта штуковина, бренча, катится по дороге, а из нее с грохотом сыплются шестеренки. Смотреть всегда смешно, вот в чем штука. Смотришь и хохочешь.., до тех пор, пока от тебя самого не начнут отваливаться куски”.

На лестнице стало немного легче. Здесь можно было улечься боком на скользкие перила и наполовину сойти, а наполовину съехать до следующей лестничной площадки. Глеб спустился на третий этаж, чувствуя себя Колобком, побывавшим в зубах у лисы, с кряхтением преодолел поворот и прежним манером сполз до второго этажа. Здесь он совершенно случайно посмотрел налево и увидел блеснувший в глубине коридора свет. Свет тут же пропал – видимо, там просто закрыли дверь, – но Глеб был уверен, что ему не почудилось. В здании кто-то был, и этот кто-то мог помочь Глебу открыть дверь палаты, в которой сидела Ирина Бородич.

Он со вздохом сожаления оторвался от перил и двинулся по коридору.

…Свет, замеченный Глебом Сиверовым с лестничной площадки, горел в кабинете доктора Маслова. Сергей Петрович Маслов проснулся в половине пятого утра и с огорчением понял, что заснуть ему более не удастся. В голову сразу же полезли привычные и очень неприятные мысли о Губанове с его женой, о губернаторе, о том, что он напрасно ввязался в это гиблое дело, и в особенности о записке, незаметно подброшенной им в карман губернаторского пальто. Думая об этой записке, Сергей Петрович все более укреплялся в уверенности, что совершил непростительную глупость. Черт с ними, с этими деньгами, но зачем же было так рисковать?! Если губернатор в курсе событий, то эта записка – смертный приговор доктору Маслову. А если он ничего не знает, то может очень даже запросто обратиться за помощью к начальнику своей охраны майору Губанову. Какой бы сволочью ни был друг Алексей, в уме и смекалке ему не откажешь. Он живо сообразит, откуда дует этот ветер, и в два счета примет меры. Крутые меры…

Доктор зажег настольную лампу, оделся, сварил себе кофе и выпил его безо всякого удовольствия, как лекарство. Отставив чашку, он закурил и раскрыл лежавший в изголовье роман в потрепанной бумажной обложке. Выдуманные ужасы в данный момент были предпочтительнее реальной угрозы отправиться на тот свет из-за собственной жадности, и через минуту доктор Маслов с головой погрузился в чтение.

На страницах книги жуткое, капающее слизью чудовище преследовало обезумевших от ужаса людей. Дело происходило в мрачном подземелье, озаряемом неверным светом горящей нефти. Блики оранжевого огня плясали на мокрой бородавчатой шкуре монстра и отражались от острых, как иглы, посаженных в три ряда клыков. Окровавленные жертвы вопили от ужаса, и их крики эхом отдавались под кирпичными сводами…

Доктор Маслов вздрогнул и поднял голову: ему показалось, что он услышал отдаленный вопль, полный ужаса и смертной тоски. Он прислушался, но вокруг было тихо, лишь громко бухало в груди ставшее вдруг очень большим сердце. Оно ощутимо колотилось о ребра, и Сергей Петрович в который уже раз подумал, что, во-первых, слишком много курит и чересчур злоупотребляет кофе, а во-вторых, что это была далеко не самая лучшая идея: поселиться в этом огромном пустом здании.

Он опустил глаза в книгу, но немедленно поднял их снова, потому что ему почудились отголоски истеричных женских воплей. Доктор почувствовал, как зашевелились остатки волос у него на голове, а на лбу выступила испарина. Он вслух обругал себя кретином, бросил книгу на стол, встал с дивана и решительно направился к дверям кабинета. Когда он вышел в коридор, его решительность стремительно пошла на убыль, и в результате доктора хватило только на то, чтобы пару минут постоять на пороге кабинета, вслушиваясь в гулкую тишину пустого здания.

Главный корпус молчал, молчали погруженные во тьму западное и восточное крылья, лишь сухо шуршал, ударяясь об оконные стекла, стремительно летящий над землей снег.

Метель усиливалась, и доктор Маслов подумал, начиная успокаиваться, что на Новый год, скорее всего, будет нормальная новогодняя погода: со снегом, с морозцем, с пушистым инеем и со всем прочим, что полагается для такого торжественного случая.

Окончательно успокоившись и убедившись, что почудившиеся ему вопли были просто следствием его повышенной впечатлительности, Сергей Петрович повернулся спиной к тускло освещенному коридору и закрыл за собой дверь, не заметив, как на лестничной площадке появилась странная скрюченная фигура. Он вернулся к столу, сварил себе еще одну чашечку кофе и только было нацелился употребить ее, как вдруг дверь кабинета у него за спиной без стука распахнулась.

Доктор резко обернулся и обмер: на пороге стоял тот самый “турок”, смерть которого он констатировал почти сутки назад. Сомнений быть не могло: тот же костюм, те же кроссовки, те же несвежие бинты. Сергей Петрович почувствовал, что стремительно теряет рассудок. “Допрыгался, – подумал он. – Вот они, книжечки… Видимо, там, на той стороне, действительно что-то есть, и я со своим глупым пристрастием к страшилкам обратил на себя чье-то внимание ТАМ… Что же делать-то? Перекрестить его, что ли?"

Ощущая сильнейшую неловкость, которую не мог до конца заглушить даже леденящий ужас, Сергей Петрович поднял дрожащую руку и неумело перекрестил стоявшую на пороге стра