Вулкан жив (fb2)

- Вулкан жив [forums.warforge] (пер. Kashiwagi) (а.с. Warhammer 40000) 6.56 Мб, 338с. (скачать fb2) - Ник Кайм

Настройки текста:




Ник Кайм ВУЛКАН ЖИВ На наковальню

Эдварду Нисбетту, моему дедушке. Твои достоинство, милосердие и мужество были для меня источником вдохновения. Покойся с миром и знай, что тебя будет очень не хватать.

Правовая информация

Книга подготовлена для гильдии переводчиков форума Warforge.ru

Любое воспроизведение или онлайн публикация отдельных статей или всего содержимого без указания авторства перевода, ссылки на WarForge.ru запрещено.

Перевод © Kashiwagi

Верстка и оформление Zver_506

THE HORUS HERESY®

Это легендарная эпоха.

Галактика объята пламенем. Великий замысел Императора относительно человечества разрушен. Его любимый сын Гор отвернулся от света отца и принял Хаос.

Его армии, могучие и грозные космические десантники, втянуты в жестокую гражданскую войну. Некогда эти совершенные воители сражались плечом к плечу как братья, защищая галактику и возвращая человечество к свету Императора. Теперь же они разделились.

Некоторые из них хранят верность Императору, другие же примкнули к Магистру Войны. Среди них возвышаются командиры многотысячных Легионов — примархи. Величественные сверхчеловеческие существа, они — венец творения генетической науки Императора. Победа какой-либо из вступивших в битву друг с другом сторон не очевидна.

Планеты пылают. На Исстване V Гор нанес жестокий удар, и три лояльных Легиона оказались практически уничтожены. Началась война: противоборство, огонь которого охватит все человечество. На место чести и благородства пришли предательство и измена. В тенях крадутся убийцы. Собираются армии. Каждый должен выбрать одну из сторон или же умереть.

Гор готовит свою армаду. Целью его гнева является сама Терра. Восседая на Золотом Троне, Император ожидает возвращения сбившегося с пути сына. Однако его подлинный враг — Хаос, изначальная сила, которая желает подчинить человечество своим непредсказуемым прихотям.

Жестокому смеху Темных Богов отзываются вопли невинных и мольбы праведных. Если Император потерпит неудачу и война будет проиграна, всех ждет страдание и проклятие.

Эра знания и просвещения окончена. Наступила Эпоха Тьмы.

Действующие лица

XVIII ЛЕГИОН, САЛАМАНДРЫ

Вулкан — примарх, Владыка Змиев

Артелл Нумеон — капитан Погребальной стражи и советник Вулкана

Леодракк — Погребальный страж

Скатар'вар — Погребальный страж

Варрун — Погребальный страж

Ганн — Погребальный страж

Игатарон — Погребальный страж

Атанарий — Погребальный Страж

Неметор — капитан, 15-я разведывательная рота

К'госи — капитан, пирокласт 21-й роты

Шен'ра — технодесантник

VIII ЛЕГИОН, ПОВЕЛИТЕЛИ НОЧИ

Конрад Керз — примарх, Ночной Призрак

X ЛЕГИОН, ЖЕЛЕЗНЫЕ РУКИ

Феррус Манус — примарх, Горгон

Домад — боевой брат и неофициально исполняющий обязанности квартирмейстера

Веруд Пергеллен — легионер-снайпер

XIX ЛЕГИОН, ГВАРДИЯ ВОРОНА

Корвус Коракс — примарх, Повелитель Воронов

Хриак — библиарий, кодиций

Авус — боевой брат

XVII ЛЕГИОН, НЕСУЩИЕ СЛОВО

Эреб — темный апостол, опальный первый капеллан

Вальдрекк Элиас — темный апостол, в услужении у Эреба

Бартуса Нарек — Охотник, бывший легионер-вигилятор

ПРОЧИЕ ПЕРСОНАЖИ

Сериф — летописец

Вераче — летописец

Керен Себатон — археолог фронтира

С выжженной земли…

— Вулкан жив.

Два слова. Два скрежещущих слова. Они сомкнулись вокруг меня, как тиски ржавого капкана, вгрызлись, как клыки свирепого зверя. Так много мертвых… Нет, убитых. И все же…

Вулкан.

Жив.

Они отдались в голове с мощью свайного молота, бьющего по камертону, сдавили виски, каждый слог вспыхнул в голове красной болью. Но эти два простых слова были лишь насмешливым шепотом, и насмехались они надо мной, потому что я выжил, хотя должен был умереть. Потому что я был жив, а остальные — нет.

Удивление, благоговение или же простое нежелание быть услышанным заставили говорящего произнести слова тихо. Но в любом случае голос, их озвучивший, был полон уверенности и неоспоримой харизмы.

Я помнил эти модуляции и этот тембр так же хорошо, как свои. Я узнал голос своего тюремщика. И тоже проскрежетал, произнеся его имя.

— Гор…

Явная и демонстративная мощь моего брата проявилась и в его голосе, я же едва мог говорить.