загрузка...
Перескочить к меню

900 ДНЕЙ БЛОКАДЫ. Ленинград 1941—1944 (fb2)

файл не оценён - 900 ДНЕЙ БЛОКАДЫ. Ленинград 1941—1944 9256K, 282с. (скачать fb2) - Валентин Михайлович Ковальчук

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



900 ДНЕЙ БЛОКАДЫ. Ленинград 1941—1944

Предисловие

Ленинградская блокада была невиданным явлением во всемирной истории человечества. Научное исследование различных ее сторон, начавшееся еще во время войны и достигшее значительных успехов в наши дни, имеет свою историю. В ней отразились политические разногласия и борьба вокруг роли в стране ее бывшей столицы, традиционные для советского периода. Они и во время войны проявились в том, какое место отводилось Ленинграду в планах воюющих сторон.

Так называемое «Ленинградское дело» остановило изучение истории блокады лет на десять. Были устранены многие руководящие работники блокадного города. Не осталось их воспоминаний, хотя, как рассказывал автору этих строк Н. Д. Синцов, секретарь Обкома ВКП(б) по идеологии на момент «Ленинградского дела», по указанию Сталина, данному в 1943 г., написание ими воспоминаний о блокаде было предусмотрено. Осторожность по отношению к блокадной теме по привычке сохранялась в течение некоторого времени и после того, как она перестала быть запретной. На рубеже 1959—1960-х гг. группе сотрудников Ленинградского отделения Института истории АН СССР (ныне после ряда преобразований — Санкт-Петербургский Институт истории РАН) предстояло развернуть работу по истории блокады, в чем была и производственная необходимость: многотомная история города, издававшаяся ЛОИИ, подошла к периоду Великой Отечественной войны.

Как раз в это время, в 1960 г., в число сотрудников ЛОИИ вошел В. М. Ковальчук. Занявшийся вначале боевыми действиями на Ленинградском фронте, он при работе над массивом выявленной в архивах военной документации широко применил сопоставление ее с рассказами здравствовавших тогда представителей высшего звена военного командования. Опыт штабной работы во время войны, исследовательской и преподавательской деятельности после ее окончания на военной службе, как и личные его качества, сказались в том, что эти люди с готовностью откликались на его просьбы об участии в заседаниях Ученого совета ЛОИИ и неофициальных встречах с сотрудниками. (Автору этих слов довелось участвовать в нескольких таких встречах в Ленинграде в кабинете зав. ЛОИИ Н. Е. Носова, блокадника и фронтовика, и в Москве в общем номере гостиницы АН «Якорь», в нарушение гостиничных правил продолжавшихся до ночи.) М. М. Попов, М. С. Хозин, В. П. Свиридов, И. К. Смирнов, А. А. Новиков, В. Ф. Трибуц (он еще и выступал в качестве официального оппонента на докторской защите В. М. Ковальчука), Ю. А. Пантелеев, Ф. Ф. Расторгуев, Н. С. Фрумкин и другие не обладали специальной подготовкой в области источниковедческой работы над историческими документами. Но природный ум, громадный, невиданно богатый, иногда трагический, жизненный опыт, способности анализировать различные ситуации и натренированность в этом делали их не только мемуаристами, но и компетентными критиками документального материала различного, в том числе и официального, происхождения.

Двадцатилетие со времени снятия блокады прошло в ЛОИИ с участием этих людей и носило не столько юбилейный, сколько производственно-творческий характер. А В. М. Ковальчук, выступивший на Ученом совете с основным докладом, вскоре стал ведущим членом сложившегося в ЛОИИ немногочисленного научного коллектива историков блокады. Как и всем им, Ковальчуку приходилось не без труда ломать получившие официальное одобрение стереотипы. Его исследования были посвящены не только боевым действиям под Ленинградом, сообщению блокированного города с Большой землей (его монографические исследования на эту тему недавно переизданы), но и воссозданию картины жизни блокированного города. В результате работы этого коллектива под руководством В. М. Ковальчука и при его непосредственном участии был подготовлен и в 1967 г. опубликован 5-й том «Очерков истории Ленинграда», посвященный истории города в Великой Отечественной войне. Это первое фундаментальное исследование самых разных сторон жизни и борьбы ленинградцев и их защитников не потеряло своего значения и сегодня.

В предлагаемой читателю книге В. М. Ковальчука связям Ленинграда с Большой землей уделено достойное внимание, но она представляет собой очерк истории всей блокады, принадлежащий перу одного из наиболее многолетних и авторитетных ее исследователей.

В новой книге В. М. Ковальчук широко использовал архивные материалы о ленинградской эпопее, трагической и славной странице Великой войны, появившиеся или ставшие доступными для историков в последние годы, и сведения, известные в отечественной и зарубежной литературе, а избранный им проблемно-хронологический метод изложения материала позволил ему, не поддаваясь политической конъюнктуре, дать читателю современное представление о наиболее важных проблемах истории обороны Ленинграда.

Член-корреспондент РАН Р. Ш. Ганелин

От автора

22 июня 1941 г., на рассвете воскресного дня, войска гитлеровской Германии в нарушение договора о ненападении внезапно вторглись в пределы Советского Союза. Началась Великая Отечественная война, продолжавшаяся почти четыре года, самая страшная война в истории человечества, в которой Советский Союз понес невиданные жертвы и разрушения.

Германский фашизм, стремясь к завоеванию мирового господства, ставил своей целью уничтожение Советского Союза как главного препятствия на пути к достижению своих разбойничьих планов. Гитлеровцы рассчитывали разгромить Советский Союз в молниеносной войне в течение полутора-двух месяцев.

План войны фашистской Германии, утвержденный Гитлером 18 декабря 1940 г. в виде директивы № 21 и известный как «План Барбаросса», предусматривал вторжение немецко-фашистских войск в пределы Советского Союза на всем фронте от Баренцева до Черного морей с нанесением основных ударов по трем стратегическим направлениям — Ленинградскому, Московскому, Киевскому.

Главным объектом германского наступления была Москва. Захват столицы СССР, по замыслам фашистов, должен был решить исход войны. В то же время в планах гитлеровское командование с самого начала значительное место отводило овладению Ленинградом. После уничтожения сил Красной Армии, находившихся в западной части Советского Союза, захват Ленинграда стал едва ли не главной целью. Немецкое командование планировало захватить его раньше Москвы. Один из авторов «плана Барбаросса» Ф. Паулюс так и писал впоследствии: «Особое значение в планах ОКВ придавалось взятию Москвы, однако взятию Москвы должно было предшествовать взятие Ленинграда».[1]

Стремясь захватить Ленинград, гитлеровцы учитывали его огромное экономическое и стратегическое значение. Они стремились уничтожить Балтийский флот, вывести из строя промышленность города, овладеть удобными морскими путями для снабжения войск групп армий «Север» и «Центр», а также использовать его как плацдарм для нанесения удара в тыл советским войскам, прикрывавшим Москву. С захватом Ленинграда связывались и определенные расчеты психологического характера. Гитлер считал, что с падением города на Неве «будет утрачен один из символов революции… и что дух славянского народа в результате тяжелого воздействия боев будет серьезно подорван» и, более того, что для Советского Союза «может наступить полная катастрофа».[2]

Для наступления на Ленинград была предназначена одна из трех стратегических группировок вермахта — группа армий «Север» под командованием представителя старой гвардии кадровых офицеров шестидесятипятилетнего генерал-фельдмаршала В. фон Лееба, насчитывавшая 29 дивизий. Вместе с частью сил группы армий «Центр», которая должна была взаимодействовать с группой армий «Север», вся группировка, нацеленная на Ленинград, состояла из 42 дивизий, в которых насчитывалось около 725 тыс. солдат, свыше 13 тыс. орудий и минометов, не менее 1500 танков.[3]

Совместно с войсками фашистской Германии против СССР должны были действовать войска Финляндии, что было предусмотрено договором между этими странами.

«Для нас, — писал Г. К. Жуков, — потеря Ленинграда во всех отношениях была бы серьезным осложнением стратегической обстановки. В случае захвата города врагом и соединения здесь германских и финских войск нам пришлось бы создавать новый фронт, чтобы оборонять Москву с севера, и израсходовать при этом стратегические резервы, которые готовились Ставкой для защиты столицы. Кроме того, мы неизбежно потеряли бы мощный Балтийский флот. Для противника взятие Ленинграда означало, что группа армий „Север“ и финские войска, действовавшие на Карельском перешейке, легко могли соединиться в районе реки Свирь и перерезать наши коммуникации, идущие в Карелию и Мурманск. Все эти факторы, вместе взятые, обусловили крайнюю ожесточенность и напряженность борьбы за Ленинград».[4]

Вражеским силам на Северо-Западном направлении противостояли войска Прибалтийского особого и Ленинградского военных округов, преобразованных с начала войны соответственно в Северо-Западный и Северный фронты. Войска Северо-Западного фронта должны были не допустить вторжения немецких войск из Восточной Пруссии. Три армии Северного фронта (14-я, 7-я и 23-я), расположенные на протяжении 1200 км от полуострова Рыбачий до Финского залива, имели задачу не допустить наступления противника со стороны Финляндии.

Бои за Ленинград происходили почти на всей территории северо-западной части страны. В обороне города в разное время участвовали войска шести фронтов, авиация дальнего действия, войска противовоздушной обороны, Балтийский флот, три озерные флотилии, формирования партизан и жители Ленинграда и области. Бои продолжались более трех лет и отличались беспредельным мужеством и стойкостью советских воинов.

Но оборона Ленинграда вошла в историю Великой Отечественной войны не только как одна из самых героических страниц, как символ мужества, стойкости и массового героизма советского народа в борьбе за независимость своей Родины. Она была и величайшей трагедией мирового масштаба. Ленинград почти 900 дней находился в тисках фашистской блокады. Ни один город мира не пережил таких ужасов войны, которые выпали на долю ленинградцев и их защитников. Сражаясь в тяжелейших условиях блокады, испытывая неимоверные лишения и страдания от голода и холода, вражеских артиллерийских обстрелов и бомбардировок с воздуха, неся страшные потери, они не только выстояли, но и разгромили немецкие войска, осаждавшие город.

«Ленинград по праву снискал себе славу города-героя, — писал маршал Советского Союза А. М. Василевский, — ибо его оборона была эпопеей человеческого мужества, стойкости, самоотверженного патриотизма, одним из самых выдающихся, самых потрясающих массовых подвигов народа и армий во всей истории войн на земле. Этот подвиг никогда не изгладится из памяти живущих и грядущих поколений».[5]

Об этой героической и трагической странице истории Великой Отечественной войны, о подвиге Ленинграда, который, по словам Г. К. Жукова, стал легендой, рассказывается в этой книге. При ее написании были использованы новые документальные материалы.

Но некоторые читатели могут спросить: «А не хватит ли рассказывать о войне?». На этот вопрос очень хорошо ответил поэт блокадного Ленинграда Ю. Воронов:

Опять война,
Опять блокада.
А может быть, о них забыть?..
Чтоб снова
На земной планете
Не повторилось той зимы,
Нам нужно,
Чтобы наши дети Об этом помнили,
Как мы!..
Ведь эта память — наша совесть,
Она
Как сила нам нужна…
* * *

Сердечная признательность и искренняя благодарность Е. В. Анисимову, Е. М. Балашову, А. З. Ваксеру, Р. Ш. Ганелину, А. С. Ежелеву, Ю. И. Колосову, А. П. Купайгородской, В. И. Мусаеву, Ю. М. Лебедеву, А. И. Рупасову, Г. Л. Соболеву, А. Н. Цамутали, В. А. Шишкину, А. А. Фурсенко, А. Н. Чистикову, С. В. Ярову за разнообразную помощь автору в подготовке книги, за ценные советы и предложения, а также С. С. Деревянко, И. И. Крупской и Л. Е. Косенко за большую научно-техническую работу по подготовке рукописи книги к печати.

В. Ковальчук

ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ ВОЙНЫ

1. Начало обороны Ленинграда

Боевые действия на советско-германском фронте начались в невыгодной для Советского Союза обстановке. Войска фашистской Германии, превосходившие советские по численности и технической оснащенности и имевшие двухлетний опыт ведения современной войны, были заранее развернуты у советской границы. В советских Вооруженных Силах еще не была завершена работа по реорганизации и перевооружению войск. Поэтому и в силу других разных причин Красная Армия под ударами превосходящих сил врага была вынуждена отступать.

Войска Северо-Западного фронта, несмотря на героизм советских воинов, не смогли остановить врага в приграничной полосе. Немецкие войска, имея превосходство над силами Северо-Западного фронта по пехоте в 2.4 раза, в орудиях и минометах — в 5 раз, в танках — в 1.2 раза,[6] 1 июля овладели Ригой, 6 июля — Островом, а 9 июля — Псковом. К 10 июля немецкие войска захватили почти всю Прибалтику и вторглись в пределы Ленинградской области. С этого времени началась битва за Ленинград, самая продолжительная битва Великой Отечественной войны и всей второй мировой войны.

Несколько лучше было положение на правом фланге советско-германского фронта. Перешедшие в наступление 29 июня—1 июля на фронте от Баренцева моря до Финского залива финские и немецкие войска больших успехов добиться не смогли. К 6 июля им удалось лишь на отдельных участках вклиниться в советскую оборону на 25–30 км.

Огромную роль в мобилизации сил на борьбу с врагом сыграли чрезвычайные меры, принятые Коммунистической партией и Советским правительством в первые дни войны.

22 июня на территории 14 военных округов страны была объявлена мобилизация военнообязанных рождения 1905–1918 гг.

29 июня Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) приняли директиву партийным и советским организациям прифронтовых областей, основное содержание которой было изложено И. В. Сталиным в речи по радио 3 июля. Директива являлась развернутой программой перестройки деятельности Коммунистической партии и страны, мобилизации всех сил и средств на борьбу с врагом.

Для объединения усилий фронта и тыла 30 июня был создан Государственный Комитет обороны под председательством И. В. Сталина. В руках ГКО была сосредоточена вся полнота власти в стране.

Для руководства военными действиями Красной Армии и Военно-Морского флота 23 июня была создана Ставка Главного командования, преобразованная 10 июля в Ставку Верховного командования, а 8 августа — в Ставку Верховного Главнокомандования во главе с И. В. Сталиным.

10 июля для более оперативного руководства фронтами созданы Главнокомандования Северо-Западного, Западного и Юго-Западного направлений. Главнокомандующим вооруженными силами Северо-Западного направления был назначен маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов, членом Военного совета — секретарь ЦК ВКП(б), Ленинградских обкома и горкома партии А. А. Жданов, начальником штаба — генерал М. В. Захаров. Главнокомандованию Северо-Западного направления подчинялись войска Северного и Северо-Западного фронтов, Балтийский и Северный флоты.

В самом Ленинграде с 23 июня 1941 г. было объявлено военное положение. Функции государственной власти по обороне и обеспечению общественного порядка и государственной безопасности перешли к Военному совету Северного фронта. Правда, с начала войны в Ленинграде существовали и другие органы руководства жизнью города, например комиссия по вопросам обороны Ленинграда и Военный совет обороны Ленинграда. Но с 30 августа 1941 г. вся власть была сосредоточена в руках Военного совета Ленинградского фронта, членами которого были руководители ленинградской партийной организации А. А. Жданов и А. А. Кузнецов. Решением военно-хозяйственных и военно-мобилизационных задач под руководством Военного совета фронта в течение всей войны занимались аппараты обкома, горкома и райкомов партии и исполкомов областного, городского и районных советов.

Все эти чрезвычайные меры были очень важны, так как уже 10 июля немецкие войска возобновили наступление на Ленинград. Действовавшие на Лужском направлении части Северо-Западного фронта под натиском превосходящих сил противника к исходу 12 июля отступили к р. Плюсса, где продолжали борьбу с противником уже совместно с частями Лужской оперативной группы Северного фронта, созданной 6 июля под командованием генерала К. П. Пядышева. Ожесточенные бои продолжались и днем, и ночью, некоторые населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки.

Не все советские войска, участвовавшие здесь в боях, были достаточно боеспособны. Например, 41-й стрелковый корпус, переданный 13 июля из Северо-Западного фронта в подчинение командующего Северным фронтом, находился в дезорганизованном состоянии. Его бойцы, понесшие потери в боях в Эстонии, устали и были деморализованы, штабы и командиры растерялись и показали полную несостоятельность в управлении войсками. Беспорядочно отступая и забивая своими тылами все дороги, подразделения корпуса мешали продвижению других частей и действовали на них разлагающе. Не были боеспособными и отдельные батальоны 177-й стрелковой дивизии, бойцы которых при небольшом нажиме противника в панике бежали в лес.[7]

Однако все попытки врага сломить сопротивление советских воинов и прорваться к Ленинграду через Лугу окончились неудачей. Решающую роль в отражении наступления немецких войск сыграли здесь части той же 177-й стрелковой дивизии и 24-й танковой дивизии, поддержанные артиллерийской группой полковника Г. Ф. Одинцова. Серьезную помощь войскам оказала авиация, действовавшая под командованием генерала А. А. Новикова. Она наносила удары по колоннам войск на дорогах, уничтожала танки и живую силу врага.

Натолкнувшись на упорное сопротивление советских войск на Лужском направлении, немецкое командование повернуло основные силы 41-го моторизованного корпуса на Кингисепп с тем, чтобы прорваться к Ленинграду через леса западнее Луги и Копорское плато. Так как на этом направлении почти не было советских войск, гитлеровцы быстро продвигались вперед и к 14 июля вышли к р. Луге в 20–35 км юго-восточнее Кингисеппа. Форсировав Лугу, противник захватил на ее правом берегу плацдарм у с. Ивановское и с. Большой Сабск.

Наступление немецких войск на Кингисеппском направлении, в обход Лужского оборонительного рубежа, представляло для Ленинграда серьезную опасность. 14 июля Главнокомандующий Северо-Западным направлением подписал приказ, в котором говорилось, что «войска, не всегда давая должный отпор противнику, часто оставляют свои позиции, даже не вступая в решительное сражение, чем еще больше поощряют обнаглевшего врага. Отдельные паникеры и трусы не только самовольно покидают боевой фронт, но и сеют панику среди честных и стойких бойцов. Командиры и политработники в ряде случаев не только не пресекают паники, не организуют и не ведут свои части в бой, но своим позорным поведением иногда еще больше усиливают дезорганизацию и панику на линии фронта… Этим и другим фактам позорного поведения на поле боя противостоит вызывающая восхищение всего мира доблесть и отвага многих наших героических бойцов и политработников, которые с яростью и подобающим честным советским патриотам и воинам мужеством уничтожают наглого врага…». Приказ требовал от командиров корпусов, дивизий и полков навести воинский порядок в частях на фронте и в тылу, не останавливаясь перед крайними мерами, не отступать ни шагу назад без приказа старшего командира.[8]

Советские части, занявшие оборону на Кингисеппском направлении, получили задачу остановить наступление противника и отбросить его силы на левый берег р. Луги. В разгоревшихся в районе плацдармов жарких боях исключительные стойкость и храбрость проявили курсанты Ленинградского пехотного училища им. С. М. Кирова (начальник полковник Г. В. Мухин) и бойцы 2-й дивизии народного ополчения Ленинграда (командир Н. С. Угрюмов). Отражая вражеские атаки, они сами переходили в контратаки, наносили немцам существенный урон.

Хотя врагу и удалось сохранить за собой захваченные плацдармы на правом берегу реки у Ивановского и Б. Сабска, наступление немецко-фашистских войск на этом направлении к 19 июля было остановлено. Этим был сорван план германского командования прорваться к Ленинграду с ходу через Лугу и Копорское плато.

Одновременно с боями под Лугой и Кингисеппом ожесточенные бои развернулись на левом фланге Лужского оборонительного рубежа. Здесь западнее Шимска прорвался наступавший на Новгородском направлении 56-й моторизованный корпус 4-й танковой группы противника. Это создало непосредственную угрозу Новгороду и открывало затем противнику возможность развивать наступление на Ленинград. Чтобы снять эту угрозу, командование Северо-Западного направления приказало войскам 11-й армии (командующий генерал В. И. Морозов) Северо-Западного фронта, усиленной одной танковой и двумя стрелковыми дивизиями Северного фронта, нанести по противнику контрудар в районе г. Сольцы.

Контрудар был проведен в период с 14 по 18 июля двумя группировками по сходящимся направлениям во фланг и тыл прорвавшихся войск противника. Одна группировка (21-я танковая, 70-я и 237-я стрелковые дивизии) нанесла удар с севера, из района Городище и Уторгош на Ситню и Сольцы, другая (183-я стрелковая дивизия) — с юга, с рубежа Строкино, Горушка — на Ситню. В поддержке наступления участвовало около 235 самолетов Северо-Западного и Северного фронтов и 1-го корпуса дальнебомбардировочной авиации.[9] Контрудар для фашистского командования был неожиданным. Командовавший тогда 56-м моторизованным корпусом генерал Э. Манштейн после войны в своих воспоминаниях писал: «15 июля на кп командира корпуса, находившийся на Шелони западнее Сольцы, поступили малоутешительные донесения. Противник большими силами с севера ударил во фланг вышедшей на р. Мшага 8 тд и одновременно с юга перешел через р. Шелонь.

Сольцы — в руках противника. Таким образом, главные силы 8 тд, находившиеся между Сольцами и Мшагой, оказались отрезанными от тылов дивизии, при которых находился штаб корпуса. Кроме того, противник отрезал и нас и с юга большими силами перерезал наши коммуникации. Одновременно продвигавшаяся дальше к северу 3 мд была у Мал. Уторгош атакована с севера и северо-востока превосходящими силами… Нельзя было сказать, чтобы положение корпуса в этот момент было весьма завидным… Последующие несколько дней были критическими, и противник всеми силами старался сохранить кольцо окружения».[10]

В результате контрудара в районе Сольцы советские войска разгромили 8-ю танковую дивизию и тылы 56-го моторизованного корпуса, отбросили вражеские войска к западу на 40 км и тем самым на некоторое время ликвидировали угрозу прорыва противника к Новгороду.

Упорное сопротивление советских войск на Лужском оборонительном рубеже и контрудар в районе Сольцы вынудили германское командование прекратить наступление на Ленинград до подхода основных сил группы армий «Север». В директиве ОКБ № 33, подписанной Гитлером 19 июля, было сказано: «Продвижение в направлении Ленинграда возобновить лишь после того, как 18-я армия войдет в соприкосновение с 4-й танковой группой, а ее восточный фланг будет обеспечен силами 16-й армии».[11] В конце июля были остановлены и финские войска, перешедшие в наступление 10 июля на Онежско-Ладожском перешейке. И хотя им удалось продвинуться до 150 км и выйти к северо-западному побережью Ладожского озера, выполнить свою главную задачу — окружить и уничтожить основные силы советских войск севернее Ладожского озера и выйти к р. Свирь финские войска не смогли.

Важную роль в срыве немецких планов по овладению Ленинградом с ходу сыграли войска 8-й армии, действовавшие на территории Эстонии. Они сковали находившиеся здесь немецкие силы, что ослабляло вражескую группировку, наступавшую на Ленинград.

Большую помощь защитникам Ленинграда оказали советские войска, стойко сражавшиеся в районе Смоленска. Они сковали силы группы армий «Центр», рвавшиеся к Москве, и не позволили немецкому командованию перебросить на Ленинградское направление 3-ю танковую группу.

Однако уже 21 июля Гитлер, прибывший в штаб группы армий «Север», дал указание «возможно скорее овладеть Ленинградом и очистить от противника Финский залив, чтобы парализовать русский флот». При этом он потребовал «как можно скорее перерезать железнодорожную линию Москва — Ленинград, чтобы не допустить переброски русских войск на другие участки фронта и к Москве».[12]

10 июля одновременно с немцами начали наступление на Олонецком и Петрозаводском направлениях войска Карельской армии финнов. Имея тройное превосходство над оборонявшейся здесь 7-й армией (командующий Ф. Д. Гореленко), они быстро продвигались. Но благодаря упорному сопротивлению советских воинов в конце июля финские войска были остановлены на рубеже Порос-озеро, Шот-озеро, р. Тулокса.

2. Меры по укреплению обороны города

Остановка немецкого наступления почти на месяц дала советскому командованию возможность принять ряд мер по укреплению обороны Ленинграда. Из резерва Ставки в июле — августе под Ленинград было направлено четыре стрелковые дивизии.[13] В конце июля сюда прибыла батарея реактивной артиллерии («катюши»), которая уже 3 августа произвела свой первый залп по войскам противника.

Учитывая опасную обстановку, складывавшуюся на Ленинградском направлении, Ставка Главного командования еще 4 июля приняла решение привлечь для обороны юго-западных подступов к Ленинграду войска Северного фронта. «В связи с явной угрозой прорыва противника в районе Остров, Псков, — говорилось в документе, подписанном начальником Генерального штаба Г. К. Жуковым, — немедленно занять рубеж обороны на фронте Нарва, Луга, Старая Русса, Боровичи. На этом рубеже и на предполье глубиной 10–15 км создать сплошные заграждения и минные поля, оставив лишь пути для войск Северо-Западного фронта… Собрать больше противотанковых пушек и поставить их в качестве орудий ПТО. Разрешается снять часть дивизионов с ПВО округа, включительно до снятия ее с Выборга и других объектов».[14]

На следующий день, 5 июля, Ставка приказала до 15 июля построить Лужский оборонительный рубеж «для прикрытия города Ленинграда и важнейших направлений с юго-запада и юга: Гдов — Кингисепп — Ленинград, Луга — Ленинград, Новгород — Ленинград, Вышний Волочек — Ленинград».[15]

Фактически командование Северного фронта уже в первые дни войны стало заниматься подготовкой оборонительных рубежей.

24 июня было принято решение строить три оборонительных рубежа. Основной по реке Луге до оз. Ильмень. Второй — по линии Петергоф — Красногвардейск (Гатчина) — Колпино. Третий — по линии Автово — окружная железная дорога — ст. Предпортовая— Средняя Рогатка — с. Рыбацкое.[16]

Строительство оборонительных сооружений широко развернулось с первых же дней войны. Укрепления возводились как на дальних, так и на ближних подступах к городу на фронте протяженностью почти 900 км. Первое постановление исполкома Ленинградского совета депутатов трудящихся о привлечении жителей города к трудовой повинности было принято 27 июня. Всего в июле — августе 1941 г. в работах принимало участие около 500 тыс. человек. Ежедневно в среднем на них было занято свыше 133 тыс. человек. Всю работу по возведению оборонительных сооружений возглавляла созданная 24 июля комиссия под председательством секретаря Ленинградского городского комитета ВКП(б) А. А. Кузнецова.[17]

Большую работу по строительству оборонительных сооружений проводили трудящиеся Ленинградской области. На строительстве оборонительных узлов Бабино — Тосно, Слуцк — Колпино, Луга, Красногвардейск, Кингисепп — Ораниенбаум и в восточном секторе в июле — августе 1941 г. ежедневно работало по 150 тыс. человек, а в отдельные периоды по 250 тыс. человек. Колхозы ежедневно выставляли по 5–7 тыс. лошадей.[18]

Наиболее сложным было строительство Лужского оборонительного рубежа, находившегося в 100–120 км от Ленинграда и протянувшегося более чем на 250 км от Финского залива до оз. Ильмень. Он состоял из главной полосы обороны и двух отсечных позиций, проходивших по берегам многочисленных озер и рек Луги, Мшаги, Оредежи и Шелони. На нем было построено значительное количество различных инженерных сооружений, в том числе 517 противотанковых препятствий (201 км противотанковых рвов, 241 км эскарпов, 15 км надолб и др.), 826 огневых сооружений.[19] Лужская оперативная группа для лучшей управляемости 23 июля была разделена на три самостоятельных участка — Кингисеппский, Лужский и Восточный, которые возглавляли соответственно генералы В. В. Семашко, А. Н. Астанин и Ф. Н. Стариков, а Красногвардейский укрепленный район — на три сектора: Красносельский, Центральный и Слуцко-Колпинский.

Всего за июль — декабрь 1941 г. трудящиеся города отработали на оборонном строительстве около 20 млн человеко-дней и население Ленинградской области — свыше 7.5 млн человеко-дней. За это время ленинградцы соорудили 605 км противотанковых рвов, 406 км эскарпов и контрэскарпов, 300 км лесных завалов, 635 км проволочных заграждений, более 20.5 тыс. дотов и дзотов.[20]

30 июня началось формирование Ленинградской армии народного ополчения. Тысячи ленинградцев подавали заявления с просьбой направить их на фронт. Среди них были рабочие и инженеры, ученые и работники искусства. Д. Шостакович писал 5 июля в «Ленинградской правде»: «Я вступил добровольцем в ряды народного ополчения. До этих дней я знал лишь мирный труд. Ныне я готов взять в руки оружие. Я знаю, что фашизм и конец культуры, конец цивилизации — однозначны. Исторически победа фашизма нелепа и невозможна, но я знаю, что спасти человечество от гибели можно только сражаясь». Всего по Ленинграду было подано свыше 200 тыс. таких заявлений.[21]

В первой половине июля были сформированы первые три дивизии народного ополчения общей численностью 31 тыс. человек. 10 июля было закончено формирование 1-й дивизии народного ополчения, состоявшей в основном из трудящихся Кировского района. 12 июля сформирована 2-я (Московская) и 14 июля — 3-я (Фрунзенская) дивизии народного ополчения. Наряду с ними до 19 июля были созданы 15 артиллерийско-пулеметных батальонов численностью около 15 тыс. человек и 6 истребительных полков численностью около 5 тыс. человек.[22] Во второй половине июля — начале августа были сформированы четыре гвардейские дивизии народного ополчения. Всего в Ленинграде было создано 10 дивизий народного ополчения.

В июле — августе в Ленинграде формировались также партизанские полки и отряды, которые сначала были в основном рейдовыми. Они, как правило, посылались в тыл врага с конкретным заданием и после его выполнения возвращались в Ленинград.

Народное ополчение было одной из форм проявления всенародного характера Великой Отечественной войны, явилось выражением патриотизма советских людей, их стремления с оружием в руках участвовать в защите Родины. Но создание народного ополчения было мерой экстраординарной, вынужденной, связанной с просчетами в подготовке страны к войне. Ополченцы проявляли героизм, но, будучи плохо или совсем неподготовленными в военном отношении, несли огромные потери. Многие тысячи ополченцев погибли, но переоценить их вклад в оборону города невозможно.

Для усиления партийного влияния в воинские части направлялись политбойцы. До конца сентября в Ленинграде было проведено 11 партийных мобилизаций, в результате которых свыше 12 тыс. коммунистов были направлены на фронт политработниками и политбойцами.[23]

Общая численность всех добровольческих формирований, которые Ленинград дал фронту, составила более 204 тыс. человек. А с учетом мобилизованных военными комиссариатами с 23 июня по 1 октября 1941 г. из Ленинграда отправились на фронт 431 тыс. человек. Всего же за время войны до 15 февраля 1944 г. из Ленинграда ушли на фронт около 600 тыс. человек.[24]

С началом войны в Ленинграде стали проводиться работы по подготовке к обороне самого города. Началась перестройка на военный лад работы всех учреждений и организаций, промышленности города. Предприятия часто полностью меняли свой профиль. Например, завод им. Карла Маркса, выпускавший до войны текстильные машины, перешел на изготовление 82-миллиметровых минометов, установок М-13. Завод им. 2-й пятилетки, производивший ранее бумагоделательные машины, с началом войны стал выпускать снаряды и сухопутные мины М-120. Вагоностроительный завод им. Егорова стал изготовлять мины М-82, М-120, бомбы ФАБ-100.[25]

Перестройка велась довольно энергично. Уже к концу 1941 г. 126 ленинградских заводов перестроились на выпуск боеприпасов и сдали фронту свыше 7 млн единиц разных видов боеприпасов, что в 10 раз превысило их производство в первой половине 1941 г. Удельный вес оборонной продукции во всей валовой продукции местной, государственной и кооперативной промышленности Ленинграда поднялся с 6.2 % в первом полугодии 1941 г. до 77 % во втором полугодии.[26]

Всего за шесть месяцев войны промышленность Ленинграда изготовила для фронта 318 самолетов, 713 танков (в том числе 526 КВ), 58 бронепоездов и бронеплощадок, 480 бронемашин, 2406 полковых пушек, 97 морских артиллерийских орудий, 643 пушки калибра 45 мм, 275 дотов, 72 установки для запуска артиллерийских снарядов, 2585 огнеметов, 10 600 пистолетов-пулеметов Дегтярева, 1375 тыс. корпусов мин и 1685 тыс. артиллерийских снарядов, 125 аэростатов воздушного заграждения и много другой военной продукции.[27]

Продукция ленинградских заводов использовалась не только на Ленинградском фронте, но и отправлялась на другие фронты. В октябре, ноябре и за 14 дней декабря 1941 г. в Москву и на другие фронты ленинградцы отправили 452 76-миллиметровые полковые пушки, 450 ППД, 1854 миномета, более 29 тыс. 76-миллиметровых бронебойных снарядов.[28]

Проводилась большая работа по ликвидации ненужных в военное время организаций и учреждений. Так, 17 июля 1941 г. исполком Ленгорсовета принял решение о ликвидации 68 предприятий и организаций местной промышленности, промсоветов, артелей горпромсовета и горкоминсоюза, 113 сберегательных касс, 39 почтовых отделений. В этот же день было принято решение о сокращении аппаратов 318 учреждений треста Нежилого фонда, Ленжилснаба, гостиниц, транспортно-экспедиционной конторы.[29]

Был принят ряд важных мер для поддержания строжайшего порядка и безопасности Ленинграда. В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР об объявлении в Ленинграде военного положения 27 июня 1941 г. приказом начальника гарнизона Ленинграда было установлено время работы учреждений, организаций и зрелищных предприятий, запрещены фотографирование и киносъемки без разрешения коменданта гарнизона, а также движение в ночное время легкового транспорта и пешеходов, воспрещен въезд в Ленинград лицам, не имевшим ленинградской прописки.[30]

18 сентября 1941 г. Военный совет Ленинградского фронта принял постановление «Об усилении борьбы с дезертирством и проникновением вражеских элементов на территорию г. Ленинграда», которым устанавливались три заградительные линии в южной части города и вводились ежесуточные облавы и патрулирование по основным магистралям города и вокруг важнейших оборонных объектов.[31]

Активное участие в обеспечении общественного порядка приняло население Ленинграда, и прежде всего молодежь. Кроме специальных отрядов, формировавшихся работниками райкомов комсомола и районных отделений НКВД, горком комсомола сформировал комсомольский полк по охране революционного порядка, на- I считывавший 6 тыс. человек. Его бойцы в свободное от работы время организовали дежурство и патрулирование улиц города.[32]

Для борьбы с десантами и диверсантами противника и для охраны важных промышленных предприятий, железнодорожных сооружений, мостов, электростанций и других объектов с начала июля 1941 г. началось формирование истребительных батальонов. Их в Ленинграде было создано 90 общей численностью 19 тыс. человек. В августе 1941 г. для охраны фабрик, заводов и учреждений в Ленинграде и пригородах были сформированы 79 рабочих батальонов общей численностью 41 тыс. человек.[33]

С первых же дней войны ленинградцы приступили к укреплению местной противовоздушной обороны (МПВО) города. Силы противовоздушной обороны (ПВО), которая осуществлялась 2-м корпусом ПВО и оперативно подчиненным ему 7-м истребительным авиационным корпусом, вступили в бой с противником уже в ночь на 23 июня 1941 г. В эту ночь были сбиты несколько немецких самолетов, пытавшихся бомбардировать Ленинград. Три летчика П. Т. Харитонов, С. И. Здоровцев и М. П. Жуков в конце июня 1941 г., не желая упустить врага, пошли на таран и сбили по бомбардировщику. 8 июля 1941 г. им первым в ходе войны было присвоено звание Героя Советского Союза. На их подвиг откликнулся Александр Твардовский:

И сколько еще себя в схватках лихих Покажут советские люди!
Мы многих прославим, но этих троих Уже никогда не забудем.
Запомним же русские их имена,
Что дороги будут для внуков:
Здоровцев Степан, командир звена,
Пилоты Харитонов и Жуков.

Местная противовоздушная оборона предназначалась для ликвидации последствий налетов вражеской авиации. Прежде всего развернулась всеобщая обязательная подготовка населения к противовоздушной обороне, к которой привлекалось все взрослое население в возрасте от 16 до 60 лет.[34]

Особое внимание уделялось сооружению укрытий для населения. К 20 августа в Ленинграде и пригородах, во дворах и на площадях, в скверах, садах и парках было вырыто свыше 370 тыс. погонных метров траншей-щелей, в которых могло укрыться более 750 тыс. человек. Кроме того, в городе было сооружено свыше 4600 бомбоубежищ, способных принять более 800 тыс. человек.[35]

Укреплялись и развертывались участковые и объектовые команды, противопожарные звенья и группы самозащиты жилых домов. Были созданы два аварийно-восстановительных полка и комсомольский полк противопожарной обороны. К концу августа 1941 г. в составе всех формирований МПВО Ленинграда насчитывалось около 270 тыс. человек.[36]

В каждом доме для борьбы с пожарами на чердаках, очищенных от хлама, устанавливались ящики с песком и бочки с водой, а чердачные перекрытия покрывались специальной «обмазкой из противопожарного суперфосфата», разработанной Государственным институтом прикладной химии (ГИПХ). Огнезащитным составом было покрыто 19 млн кв. м стропил и чердачных перекрытий. В июле было принято решение о введении в домохозяйствах политорганизаторов, на которых возлагалась вся ответственность за состояние обороны своего дома, организация жильцов на проведение мер противовоздушной и противопожарной защиты, борьба с любыми видами дезорганизации.[37]

В июле 1941 г. началось военное обучение населения. Это было сделано еще до постановления Государственного Комитета обороны о введении с 1 октября 1941 г. всеобщего обязательного военного обучения трудящихся Советского Союза. На основании постановления бюро Ленинградского горкома партии от 13 июля 1941 г. военному обучению подлежали все мужчины в возрасте от 17 до 55 лет, не занятые на оборонных работах. В короткий срок без отрыва от производства военным обучением было охвачено 107 тыс. человек.[38]

С первых же дней войны начались эвакуация населения Ленинграда, учреждений и вывоз военных и иных грузов, а также оборудования предприятий. Для этого 27 июня 1941 г. была создана комиссия по эвакуации под председательством заместителя председателя исполкома Ленинградского совета Б. М. Мотылева, а на следующий день, 28 июня, Военный совет Северного фронта во исполнение постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 июня «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества» назначил П. С. Попкова от Военного совета фронта ответственным по эвакуации населения и материальных ценностей в пределах Северного фронта.[39]

Эвакуация населения началась с эвакуации детей. 29 июня 1941 г. десятью железнодорожными эшелонами (семь эшелонов с Московского вокзала, два — с Витебского и один — с Варшавского) было отправлено 15 192 ребенка. На следующий день, 30 июня, девятнадцатью эшелонами было отправлено 32 236 детей. Взятый темп эвакуации продолжал сохраняться и в последующие дни. За неделю, с 29 июня по 5 июля 1941 г., было эвакуировано 212 209 человек (и них 162 439 в Ленинградскую область и 49 770 — в Ярославскую).[40]

Эвакуировались главным образом дети школьного и дошкольного возраста со школами и детскими учреждениями. Ответственными за эвакуацию детей являлись председатели районных советов и заведующие Гороно и Горздравотдела. Родители с тревогой расставались с детьми, но они охотно отправляли их, так как уезжали они недалеко. Однако вывоз детей в районы Ленинградской области, как оказалось, был серьезной ошибкой, так как районы области уже с начала июля 1941 г. стали объектами воздействия немецкой авиации. Этот просчет объяснялся тем, что никто не предполагал, что Ленинградская область может оказаться под угрозой противника.

Сведения о вражеских налетах достигли Ленинграда и всполошили родителей. Их отчаяние усиливалось тем, что они нигде не получали ответа о принятии каких-либо мер по реэвакуации детей. Но уже в конце июля 1941 г. из ряда районов Ленинградской области начался вывоз детей в другие области и реэвакуация их в Ленинград. Всего до начала блокады города было возвращено в Ленинград 175 400 человек.[41]

В первых числах июля 1941 г. началась эвакуация рабочих и их семей, которая происходила вместе с эвакуацией промышленного оборудования заводов и фабрик. В это же время началась эвакуация женщин с детьми. Как писал А. Августынюк, работавший в годы войны заместителем начальника Ленинград-Финляндского отделения движения Октябрьской железной дороги, летом 1941 г. «ленинградские вокзалы завалены горами тюков, чемоданов, узлов, ящиков. Ко многим из них привязаны чайники, кружки и термосы. На тюках багажа надписи: „Киров“, „Ташкент“, „Молотов“, „Вологда“. Кругом толпы народа. На чемоданах и корзинах сидят женщины, старики, дети. Ребята с удивлением смотрят на необычную суету: они не могут понять, почему прямо с дачи, где было так хорошо и весело, надо уезжать куда-то далеко от Ленинграда».[42]

При проведении эвакуации руководители города столкнулись с нежеланием многих горожан уезжать из Ленинграда. Они не хотели оставлять свое обжитое городское жилье и отправляться в далекие незнакомые места. Расстроенные появляющимися сведениями о плохом положении детей в некоторых местах эвакуации и раздражаемые различными слухами, они говорили об этом различным должностным лицам в довольно резкой форме. Бурную реакцию у эвакуируемых вызывали слова агитаторов и разных начальников о принудительной эвакуации.

В этих условиях руководство города развернуло широкую разъяснительную работу. В каждом районе десятки агитаторов проводили беседы среди населения и выступали с докладами. И постепенно положение стало меняться. К ленинградцам стало приходить понимание необходимости эвакуации.

До 8 августа 1941 г. уже было эвакуировано 606 664 человек, из них районами (в том числе Гороно и Горздравотделом) — 419 849 человек (312135 детей и 107 714 взрослых), заводами — 101 080 человек, эвакопунктом — 68 406 человек, железной дорогой — 17 309 человек.[43]

18 августа исполком Ленгорсовета в соответствии с постановлением Совета по эвакуации обязывает исполкомы районных советов дополнительно к ранее вывезенному населению эвакуировать из Ленинграда 700 тыс. человек, в том числе в первую очередь 160 тыс. членов семей рабочих и служащих предприятий, вывозимых из Ленинграда, и во вторую очередь 540 тыс. женщин и детей. Эвакуация первой очереди должна была быть проведена в 5-дневный срок, второй очереди — в 20-дневный срок. Ежедневный вывоз эвакуируемых должен был составить не менее 30 тыс. человек.[44]

Организация эвакуации по домохозяйствам возлагалась на председателей исполкомов районных советов, а по предприятиям и учреждениям — на их руководителей.

Ленинградцы перевозились в Вологодскую, Кировскую, Пермскую, Свердловскую, Омскую области, Казахскую ССР, Удмуртскую АССР, Башкирскую АССР.[45]

Выезжавшим из Ленинграда разрешался свободный выбор мест эвакуации в пределах закрепленных за Ленинградом областей. При их желании отправиться к родственникам, проживавшим в других областях, им разрешалось выходить на станциях на пути следования поезда. Но это иногда приводило к тому, что на конечную станцию, где ленинградцев ждали и приготовили для них жилье и работу, прибывало всего несколько человек.

Эвакуируемым по продовольственным карточкам выдавали хлеба на 10 дней и продовольственных товаров на 20 дней. При увольнении работавших женщин в связи с эвакуацией им должны были выдавать выходное пособие в размерах, установленных законом. Семьи добровольцев народного ополчения при эвакуации должны были получать зарплату за месяц вперед. Эвакуируемым пенсионерам и семьям красноармейцев, получавшим государственное пособие, пенсии и пособия выдавались за август и сентябрь.

Эвакуация продолжалась довольно интенсивно, и в период с 15 по 27 августа 1941 г. было эвакуировано 209 231 человек. Всего же летом 1941 г. с 29 июня по 27 августа железнодорожным транспортом из Ленинграда было эвакуировано 811603 человек, из них 395 091 ребенок. Но фактически из-за того, что 175 400 детей, вывезенных в районы Ленинградской области, были возвращены в Ленинград, из города было эвакуировано 636 203 человек, из них 488 703 ленинградца (в том числе 219 691 ребенок) и 147 500 человек жителей Прибалтийских республик и Карело-Финской ССР.[46] Правда, большое количество эшелонов с беженцами не успело до блокады выехать из Ленинграда и застряло на станциях узлового отделения Октябрьской железной дороги. На 12 сентября 1941 г. на них находился 1601 вагон с 10 057 беженцами, а на 14 сентября — 1250 вагонов с 8247 человек. Беженцы разгружались на станциях Девяткино, Токсово, Хитолово, Кавголово и размещались в ближайших поселках.[47]

Всего в конце ноября 1941 г. в Ленинграде, Всеволожском и Парголовском районах Ленинградской области было размещено 64 552 человека, эвакуированных из других районов, в том числе 23 246 детей. Как докладывал начальник НКВД ЛО П. Н. Кубаткин А. А. Кузнецову, «жилищно-бытовые условия эвакуированного населения крайне неудовлетворительны. Большинство общежитий не отапливаются, не обеспечены постельными принадлежностями, в общежитиях грязь, воды нет, больные не изолируются».[48]

В целом эвакуация населения Ленинграда летом 1941 г. была тяжелым испытанием для ленинградцев. Они все время находились в состоянии стресса. Вначале они испытывали чувство тревоги за вывозимых из города детей. Особым потрясением для них были сведения о бомбардировках немецкой авиацией эшелонов с детьми в районах Ленинградской области. Затем они волновались в связи с необходимостью почти налегке покинуть свое ленинградское жилье и отправиться в незнакомые места. Наконец, много лиха они хватили в железнодорожных эшелонах во время самого переезда на новые места.

Как правило, ленинградцы перевозились в пассажирских вагонах дальнего следования, но иногда, если маршрут был коротким, использовались и вагоны пригородного сообщения.

Санитарное состояние вагонов не всегда было на высоте, в них плохо было с кипяченой водой. Из-за жары и духоты у эвакуируемых случались обмороки. Как правило, в каждом эшелоне находились врач и сестра, а сведений о вагонах-изоляторах и вагонах для организации в них примитивной молочной кухни с кипятильником и баком для хранения воды, предусмотренных решением Ленинградского совета, в документах обнаружить не удалось.

Но особенно плохо обстояло дело с питанием эвакуируемых в пути. Как сообщал начальник эшелона Ленинград — Чимкент, находившегося в пути 17.5 суток, в организованном порядке пассажиров кормили только на четырех станциях — в Иванове, Рузаевке, Ново-Сергиевской, Ярославле. На других узловых станциях, где имелись возможности кормить людей, этого не делали, так как эшелон стоял на них 15–20 минут. В то же время на небольших станциях, где не было даже кипятка, эшелон стоял по 6-8 часов. В результате в поезде было много больных. Бывали в поездах и смерть, и роды.[49]

Однако вывоз из Ленинграда летом 1941 г. более 600 тыс. человек в основном несамодеятельного населения явился важной мерой укрепления обороны города. Это улучшило продовольственное снабжение Ленинграда, так как доставлявшееся с Большой земли продовольствие стало распределяться среди меньшего числа людей. Кроме того, эвакуированные люди были избавлены от страданий и лишений от голода и вражеских бомб и снарядов, которые испытывали ленинградцы, оставшиеся в городе.

Вместе с квалифицированными рабочими и командирами производства в восточные районы страны вывозились промышленные предприятия Ленинграда, на которых сразу же по прибытии на новые места, после монтажа оборудования, развертывалось изготовление необходимой продукции. К осени 1941 г. основные военные заводы Ленинграда были перевезены в Свердловск, Новосибирск, Челябинск и другие тыловые города.[50]

Кроме промышленных предприятий из Ленинграда эвакуировались научные учреждения и музейные ценности.

3. Бои на ближних подступах

Меры, принимавшиеся для укрепления обороны Ленинграда, были чрезвычайно важны, так как уже 30 июля группа армий «Север» получила приказ Гитлера «продолжать наступление в направлении Ленинграда, нанося главный удар между озером Ильмень и Нарвой с целью окружить Ленинград и установить связь с финской армией».[51]

4 августа, находясь в штабе группы армий «Центр», Гитлер разъяснил, почему нужно разделаться с Ленинградом. «Для принятия решений о продолжении операции, — заявил он, — определяющей является задача лишить противника жизненно важных районов. Первой достижимой целью является Ленинград и русское побережье Балтийского моря в связи с тем, что в этом районе имеется большое число промышленных предприятий, а в самом Ленинграде находится единственный завод по производству сверхтяжелых танков, а также в связи с необходимостью устранения русского флота на Балтийском море».[52]

Имея на юго-западных подступах к Ленинграду превосходство в полтора раза по пехоте и артиллерии, по танкам в два раза, немецкое командование перед наступлением перегруппировало свои силы и создало три ударные группировки — северную, лужскую и южную. Северную группировку составляли 41-й моторизованный и 38-й армейский корпуса 4-й танковой группы, лужскую — три дивизии 56-го моторизованного корпуса 4-й танковой группы, южную — 28-й и 1-й армейские корпуса 16-й армии.[53]

Гитлеровское командование не сомневалось в успехе наступления. Гитлер, даже считая, что Ленинград будет взят к 20 августа, планировал передачу значительных сил группы армий «Север» в распоряжение группы армий «Центр».[54]

В августе бои под Ленинградом развернулись почти одновременно на всех направлениях. 31 июля в наступление на Карельском перешейке перешли финские войска. Оборонявшаяся здесь 23-я армия не могла сдержать превосходящие силы противника и была вынуждена отступать. Из-за неудовлетворительного управления отступление проходило неорганизованно, что привело к большим потерям людей и почти всей техники и оружия. Ввиду этого Военный совет Северо-Западного направления принял решение об отводе войск 23-й армии на рубеж Карельского укрепленного района, проходившего по линии государственной границы 1939 г.[55] К 1 сентября наступление финнов на этом рубеже было остановлено, и фронт здесь стабилизировался вплоть до лета 1944 г.

19 августа финские войска перешли в наступление и на Свирско-Петрозаводском направлении. Два месяца вела тяжелые бои оборонявшаяся здесь 7-я армия (командующий генерал Ф. Д. Гореленко, с 24 сентября — генерал К. А. Мерецков). Однако финские войска, имея тройное превосходство в силах, к 10 сентября вышли к р. Свирь, а 2 октября захватили Петрозаводск.

Финское руководство считало, что судьба Ленинграда уже решена, и, ожидая захвата города немецкими войсками, заготовило на этот случай специальную речь, которую по радио должен был произнести известный финский политический деятель Ю. Паасикиви. В ней говорилось: «Пришло известие, что мощные германские военные силы заняли Петербург. Впервые в своей истории пала блестящая русская столица, основанная у наших границ. Эта новость, хотя и ожидавшаяся, всколыхнула чувства каждого финна». Далее в речи утверждалось, что еще со времен Петра Великого с Петербургом была связана политика России на расширение своих границ, и это вызывало у финнов неприятные воспоминания.[56]

Однако никому произнести эту речь не удалось. Ленинград остался неприступным.

8 августа с захваченных плацдармов на правом берегу р. Луги в 20–35 км юго-восточнее Кингисеппа перешли в наступление на Красногвардейском направлении немецкие войска. Противник имел на этом участке пятнадцатикратное превосходство в танках, более чем полуторное в артиллерии и полное господство в воздухе.[57]

Временный путевой лист для проезда в Ленинград, заготовленный немецким командованием.

Любанская наступательная операция 7 января — 30 апреля 1942 г..

Оборонявшиеся здесь части, в том числе 2-я дивизия народного ополчения и 90-я стрелковая дивизия (командир генерал И. М. Любовцев), оказывали упорное сопротивление, переходили в контратаки, но сдержать натиск врага не смогли. Как доносил в Генеральный штаб начальник штаба Ленинградского фронта генерал Д. Н. Никишев, «трудность в создавшейся обстановке состоит в том, что ни командиры дивизий, ни командармы, ни командующий фронтом не имеют совершенно резервов. Всякий самый маленький прорыв затыкается наспех импровизированным подразделением или частью».[58]

13 августа противник захватил станцию Молосковицы и перерезал железную дорогу Ленинград — Кингисепп.

В связи с критическим положением на южных подступах к Ленинграду Военный совет Северо-Западного направления 14 августа предложил Военному совету Северного фронта разработать план приведения в боевое состояние Красногвардейского укрепленного района. В приказе предусматривалось много разных мероприятий, в том числе мобилизация 120 тыс. человек на оборонительные работы в укрепленном районе и на берегу р. Невы, установка 100 станковых пулеметов, снятых с Карельского укрепленного района, отработка схемы артиллерийского и пулеметного огня по противнику, создание плана использования зенитной артиллерии и морских орудий для борьбы с танками.[59]

Меры важные и нужные. Но времени для их осуществления оставалось крайне мало. Слишком поздно был отдан приказ! Уже 16 августа был оставлен Кингисепп, а 19 августа начались бои на переднем рубеже Красногвардейского укрепленного района. Однако прорвать здесь оборону советских войск с ходу противнику все же не удалось. Все его атаки были отражены.

Решающую роль здесь сыграла 1-я танковая дивизия под командованием генерала В. И. Баранова. Особенно отличился 1-й батальон тяжелых танков КВ (командир капитан И. Б. Шпиллер). Одна из рот этого батальона под командованием капитана З. Г. Колобанова в бою под Войсковицами 19 августа совершила подвиг, не имевший себе равных в истории. Действуя из засад, она уничтожила 43 танка противника. Из них 22 танка поджег экипаж танка командира роты. Командир орудия танка А. М. Усов был награжден орденом Ленина, а командир роты З. Г. Колобанов — орденом Красного Знамени.[60]

10 августа немецкие войска начали наступление на Лужском и Новгородско-Чудовском направлениях. Стойкая оборона советских войск не позволила противнику прорваться к Ленинграду через Лугу. Но на левом фланге Лужской оборонительной полосы, на Новгородско-Чудовском направлении, немецкие войска, превосходившие почти в три раза сформированную 7 августа 48-ю армию (командующий генерал С. Д. Акимов) и имевшие полное господство в воздухе, 12 августа прорвались в район Шимска.

В этой трудной обстановке по указанию Ставки Северо-Западный фронт нанес по противнику контрудар под Старой Руссой. Перешедшие в наступление 12 августа войска 34-й армии (командующий генерал К. М. Качанов)[61] и 11-й армии (командующий генерал В. И. Морозов) при поддержке фронтовой и дальнебомбардировочной авиации к 14 августа продвинулись на 60 км и создали угрозу тылу группировки противника, наступавшей на Новгород. Это заставило командование группы армий «Север» перебросить в район Старой Руссы две моторизованные дивизии из-под Новгорода и Луги, 39-й моторизованный корпус со Смоленского направления и сосредоточить здесь усилия 8-го авиационного корпуса.

Ответный удар противника вынудил наши войска к 25 августа отойти на р. Ловать, причем 34-я армия, отступавшая неорганизованно, понесла большие потери.

Но в боях под Старой Руссой немецко-фашистские войска также понесли большие потери. «Бои под Старой Руссой, — написано в истории 126-й пехотной дивизии 16-й армии, изданной в 1957 г. в ФРГ, — поставили немецкое командование перед задачами, которые два месяца назад показались бы фантастическими. В этих боях наступление, оборона и контрнаступление чередовались. Немецкая армия сражалась на пределе человеческих возможностей. Возник вопрос, хватит ли резервов, если такие бои повторятся? Немецкие войска понесли тяжелые потери. Некоторые роты насчитывали приблизительно по 50 человек».[62]

Контрудар советских войск под Старой Руссой не только облегчил на некоторое время положение 48-й армии и войск Лужского участка, но и заставил гитлеровское командование откорректировать свои планы и на других участках советско-германского фронта. 15 августа Ставка вермахта приказала приостановить дальнейшее наступление на Москву. В приказе указывалось, что лишь по-сле того, как группа армий «Север» добьется успеха, т. е. захватит Ленинград, «можно будет думать о возобновлении наступления на Москву». В связи с этим было приказано из танковой группы генерала Гота немедленно выделить и передать в подчинение группе армий «Север» возможно большее число подвижных соединений.[63]

Отражение контрудара советских войск позволило противнику продолжать наступление. 19 августа немецко-фашистские войска захватили Новгород, а 20 августа — Чудово, перерезав главный ход Октябрьской железной дороги, связывавшей Ленинград с Москвой.

В борьбе с врагом в районе Новгорода особое упорство проявили воины 28-й танковой дивизии под командованием полковника И. Д. Черняховского. Бессмертный подвиг совершил политрук одной из рот этой дивизии А. К. Панкратов. При штурме Кирилловского монастыря он впервые в Великой Отечественной войне закрыл своим телом амбразуру пулеметной точки противника и дал возможность роте прорваться вперед. Мужественному воину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

В связи с тем что Ленинград оказался под непосредственной угрозой, Военный совет Северо-Западного направления 20 августа потребовал от воинов, защищавших город, драться с врагом за каждую пядь земли и преградить фашистам дорогу на Ленинград. 21 августа было опубликовано обращение К. Е. Ворошилова, А. А. Жданова и П. С. Попкова «Ко всем трудящимся города Ленина», в котором ленинградцы призывались встать «как один на защиту своего города, своих очагов, своих семей, своей чести и свободы. Выполним наш священный долг советских патриотов! Будем неукротимы в борьбе с лютым и ненавистным врагом, будем бдительны и беспощадны в борьбе с трусами, паникерами и дезертирами, установим строжайший революционный порядок в нашем городе».

Приказ и обращение встретили горячий отклик у защитников Ленинграда. На многочисленных митингах они заявляли о своей решимости отстоять город на Неве. Бодрость и уверенность в победе в сердца ленинградцев вселяли и приходившие со всех концов страны многочисленные письма советских людей с выражением братской любви и готовности оказать необходимую помощь. С особым энтузиазмом восприняли ленинградцы в сентябре песнь народного поэта Казахстана Джамбула «Ленинградцы, дети мои, ленинградцы, гордость моя…», текст которой был расклеен в городе.

Для улучшения управления войсками, защищавшими Ленинград, 23 августа Ставка Верховного Главнокомандования разделила Северный фронт на Карельский в составе 7-й и 14-й армий под командованием генерала В. А. Фролова и Ленинградский в составе 23-й, 8-й и 48-й армий под командованием генерала М. М. Попова. Мера несомненно нужная, позволившая командованию Ленинградского фронта сконцентрировать усилия фронта только на решении задач обороны Ленинграда. Но проведена она была слишком поздно, почти через 1.5 месяца после начала битвы за Ленинград.

Был ликвидирован отрицательно сказывавшийся на руководстве обороной Ленинграда параллелизм, существовавший благодаря наличию в городе трех военных органов, осуществлявших это руководство. Два из них были упразднены. Главное командование Северо-Западным направлением решением ГКО от 29 августа было объединено с командованием Ленинградского фронта,[64] а в начале сентября ликвидировано совсем, 30 августа, по указанию Ставки, был упразднен Военный совет обороны Ленинграда, созданный 20 августа.

В конце августа в Ленинград прибыли уполномоченные Государственного Комитета обороны В. М. Молотов, Г. М. Маленков, Н. Г. Кузнецов, А. Н. Косыгин, П. Ф. Жигарев для рассмотрения и решения совместно с ленинградским командованием «всех вопросов обороны Ленинграда и эвакуации предприятий и населения Ленинграда».[65] Они рассмотрели вопросы усиления противовоздушной, противотанковой и артиллерийской обороны, утвердили на 10 дней план эвакуации некоторых предприятий и населения Ленинграда, приняли решение о создании в городе полуторамесячных запасов продовольствия.

31 августа Ставка утвердила предложения Военного совета Ленинградского фронта о превращении Слуцко-Колпинского сектора Красногвардейского укрепленного района в самостоятельный укрепленный район и о формировании 42-й и 55-й армий для прикрытия важнейших подступов к Ленинграду. В состав 42-й армии, которой командовал сначала генерал В. И. Щербаков, а затем генерал Ф. С. Иванов, входили 2-я и 3-я гвардейские дивизии народного ополчения, 6-я бригада морской пехоты, 500-й стрелковый полк, Красногвардейский укрепленный район и другие части. В состав 55-й армии, которой командовал генерал И. Г. Лазарев, первоначально входили 70-я, 90-я, 168-я, 237-я стрелковые дивизии, 1-я и 4-я дивизии народного ополчения, 2-й стрелковый полк, Слуцко-Колпинский укрепленный район и другие соединения и части.[66]

Важной мерой являлись решения Ставки 23 августа и 2 сентября о развертывании восточнее Волхова 52-й резервной армии под командованием генерала Н. К. Клыкова и вновь формируемой на базе управления 44-го стрелкового корпуса 54-й армии под командованием маршала Советского Союза Г. И. Кулика.[67] Войска этих армий прикрывали Волховское направление.

Все эти мероприятия несомненно способствовали укреплению обороны Ленинграда, но сказались они несколько позже. В конце же августа обстановка под Ленинградом продолжала оставаться крайне тяжелой. 25 августа 9 немецких дивизий при поддержке авиации из района Чудово возобновили наступление на Ленинград. 48-я армия, в составе которой насчитывалось не более 10 тыс. человек, не смогла остановить противника и стала отступать. Направление на Тосно и Мгу осталось без прикрытия, что позволило немецким войскам уже 28 августа занять Тосно, находившееся в 50 км от Ленинграда.

Сдача Тосно вызвала беспокойство Ставки, и Сталин 29 августа направил в Ленинград телеграмму, в которой в резкой форме выразил недовольство ленинградским командованием. Это недовольство проявлялось уже в том, что телеграмма была адресована не Ворошилову, Жданову и Попову, а секретарю горкома Кузнецову для Молотова и Маленкова. «Только что сообщили, что Тосно взято противником, — говорилось в телеграмме. — Если так будет продолжаться, боюсь, что Ленинград будет сдан идиотски глупо, а все ленинградские дивизии рискуют попасть в плен. Что делают Попов и Ворошилов? Они даже не сообщают о мерах, какие они думают предпринять против такой опасности. Они заняты исканием новых рубежей отступления, в этом они видят свою задачу. Откуда у них такая бездна пассивности и чисто деревенской покорности судьбе? Что за люди — ничего не пойму. В Ленинграде имеется теперь много танков КВ,[68] много авиации, эресы. Почему такие важные технические средства не действуют на участке Любань — Тосно? Что может сделать против немецких танков какой-то пехотный полк, выставленный командованием против немцев без этих технических средств? Почему богатая ленинградская техника не используется на этом решающем участке? Не кажется ли тебе, что кто-то нарочно открывает немцам дорогу на этом решающем участке? Что за человек Попов? Чем, собственно, занят Ворошилов и в чем выражается его помощь Ленинграду? Я пишу об этом, так как очень встревожен непонятным для меня бездействием ленинградского командования…».[69]

29 августа немецкие войска вышли к Колпино, но здесь были остановлены частями 55-й армии и взявшими в руки оружие рабочими Ижорского завода. 2 сентября немцы заняли станцию Мга[70] и перерезали последнюю железную дорогу, связывавшую Ленинград со страной, а 8 сентября захватили Шлиссельбург. Ленинград был полностью блокирован с суши, сообщение с ним теперь было возможно только через Ладожское озеро и по воздуху.[71]

Не удалось врагу захватить Шлиссельбургскую крепость — древний русский Орешек. Небольшой гарнизон острова почти 500 дней не только успешно оборонялся, но и наносил противнику немалый урон.

Стремясь к полному окружению Ленинграда, враг пытался в ночь на 9 сентября форсировать Неву и соединиться с финскими войсками на Карельском перешейке. Однако эта попытка была сорвана советскими войсками, развернутыми на правом берегу Невы, и кораблями Балтийского флота, стоявшими у Ивановских порогов.

Выход войск противника к Красногвардейску и к Колпино поставил в критическое положение части Лужского участка обороны. Они оказались в тылу немецких войск. Оставив Лугу 24 августа, войска участка, разделившись на отдельные группы, почти весь сентябрь с тяжелыми боями выходили из окружения.

Немецкое командование не сомневалось в быстром захвате Ленинграда. Еще 5 сентября Гитлер заявил, что под Ленинградом цель достигнута и «отныне район Ленинграда будет второстепенным театром военных действий», а 6 сентября он подписал директиву о подготовке генерального наступления на Москву, в которой командованию группы армий «Север» предлагалось окружить в районе Ленинграда действовавшие там советские войска и не позднее 15 сентября передать группе армий «Центр» часть своих подвижных войск и авиационных соединений.[72] Уверенность фашистов в быстром захвате Ленинграда была так велика, что они даже собирались устроить банкет в гостинице «Астория», назначили коменданта города и отпечатали специальные пропуска для въезда автомашин в Ленинград.[73]

Положение Ленинграда было действительно очень тяжелым, и на случай прорыва немцев в город в начале сентября 1941 г. был даже утвержден план «Д», предусматривавший вывод из строя важнейших промышленных объектов. Были также приняты планы уничтожения кораблей Балтийского флота, торговых, промысловых и специальных судов, разрушения ленинградского железнодорожного узла, мостов. Но речь не шла, как считают некоторые журналисты, об одновременном взрыве, в результате которого Ленинград должен был провалиться на «дно». Вывод из строя намеченных объектов предусматривался только в том районе, который окажется под угрозой непосредственного захвата. Распоряжения о начале их уничтожения и вывода из строя должны были даваться с таким расчетом, чтобы эти мероприятия не были преждевременными, а с другой стороны, чтобы с их проведением не опоздали. По плану «Д» к выводу из строя было намечено 58 510 объектов, среди которых 270 предприятий, 160 электростанций и подстанций, 40 строящихся судов. 4921 объект подлежали подрыву, а 53 589 должны были быть уничтожены механическим путем. План «Д» просуществовал вплоть до снятия блокады в начале 1944 г. и, к счастью, как и другие подобные планы, не был осуществлен.

В октябре — ноябре 1941 г. была сформирована ленинградская нелегальная партийная организация (спецформирование), насчитывавшая 260 человек. Ее задачами являлись «организация и руководство народным мщением немецким оккупантам на основе широко развернутой и действенной политической работы в тылу врага».[74]

Однако гитлеровское командование просчиталось. Оно переоценило свои возможности. Командование Ленинградского фронта приняло ряд срочных мер по защите города. В частности, 3 сентября было принято постановление о форсированном строительстве оборонительной полосы внутренней зоны обороны с передним краем — Финский залив, поселок № 3, ст. Предпортовая, окружная железная дорога, с. Рыбацкое, Уткина Заводь, Сосновка, Коммуна, Кудрово, Заневка, ст. Ржевская, Новые Ручьи, пригород Коломяги, Новая Деревня, Старая Деревня, Финский залив.[75]

В начале сентября немецко-фашистские войска, растянувшиеся на южных и юго-восточных подступах к Ленинграду на 400 км, уже не могли наступать по всему фронту. Но, решив захватить Ленинград штурмом, немецко-фашистское командование предприняло наступление на узком участке от Ропши до Колпино силами 9 пехотных и 2 танковых дивизий.

Для противодействия противнику советское командование имело, включая резерв командующего фронтом, 12 стрелковых дивизий и одну бригаду морской пехоты. И хотя по дивизиям соотношение было примерно равным, превосходство было на стороне противника, так как укомплектованность его дивизий была выше укомплектованности советских дивизий. Кроме того, господство в воздухе принадлежало немецкой авиации. Это дало возможность противнику, перешедшему 9 сентября в наступление на Красно-гвардейск, прорвать оборону советских войск. 11 сентября он захватил Дудергоф — важную командную позицию на подступах к Ленинграду, а 12 сентября — Красное Село.

В этот критический момент, 12 сентября, в командование войсками Ленинградского фронта вступил генерал армии Г. К. Жуков, назначенный Ставкой вместо К. Е. Ворошилова 11 сентября. Начальником штаба фронта был назначен генерал М. С. Хозин.[76]

Но, посылая Г. К. Жукова в Ленинград, Сталин мало верил в возможность отстоять город. Как потом Г. К. Жуков рассказывал К. Симонову, в разговоре, состоявшемся перед его назначением, Сталин «положение, сложившееся под Ленинградом в тот момент, оценивал как катастрофическое. Помню, он даже употребил слово „безнадежное". Он говорил, что, видимо, пройдет еще несколько дней, и Ленинград придется считать потерянным». Но в то же время он сказал Жукову: «Вашей задачей является не допустить врага в Ленинград, чего бы это вам ни стоило».[77]

Жуков по приезде в Ленинград принял ряд неотложных мер по восстановлению нарушенного управления войсками, по концентрации усилий на наиболее опасных направлениях. Было, в частности, решено: снять с ПВО города часть зенитных орудий и поставить их на самые опасные участки; на всех уязвимых направлениях приступить к созданию глубокоэшелонированной инженерной обороны, обратив особое внимание на район Пулковских высот; для усиления обороны на рубеже Пулковские высоты — Урицк перебросить в 42-ю армию часть сил с Карельского перешейка и сосредоточить здесь огонь всей корабельной артиллерии Балтийского флота; начать формирование 5–6 отдельных стрелковых бригад за счет моряков Балтийского флота и учебных заведений Ленинграда.[78]

Но обстановка продолжала обостряться, враг рвался к городу. 13 сентября части 42-й армии отошли на Пулковский оборонительный рубеж, который в это время имел только земляные противотанковые препятствия, отдельные огневые точки и небольшое количество минных полей. 16 сентября противник прорвался к Финскому заливу между Стрельной и Урицком, что привело к образованию Приморского (Ораниенбаумского) плацдарма, так как части 8-й армии были отрезаны от основных сил Ленинградского фронта. Решающую роль в создании Ораниенбаумского плацдарма сыграла прицельная стрельба по наступавшим войскам противника 12-дюймовых орудий форта Красная Горка.

В этот же день «Ленинградская правда» вышла с передовой статьей «Враг у ворот!». «Пусть каждый ленинградец, — говорилось в статье, — ясно осознает, что от него самого, от его поведения, его работы, его готовности жертвовать собою, его мужества зависит теперь во многом судьба нашего города. Тот, кому вручено оружие, пусть стойко защищает город, тот, кто обязан ковать это оружие у станков, пусть не жалеет своих сил, чтобы обеспечить мощь наших бойцов. Тот, кто обязан поддерживать и охранять революционный порядок и обеспечивать безопасность в городе, пусть выполняют свою задачу бдительно и зорко». 17 сентября враг захватил Слуцк (Павловск) и вклинился в центр г. Пушкина.

«17 сентября бои под Ленинградом достигли наивысшего напряжения, — вспоминал Г. К. Жуков. — В этот день шесть дивизий противника при поддержке крупных сил авиации группы армий „Север" предприняли новую попытку прорваться к Ленинграду с юга. Защитники города стойко отстаивали буквально каждый метр, непрерывно контратакуя врага. Артиллерия фронта и Балтийского флота вела интенсивный огонь по наступавшим частям противника, авиация фронта и флота своевременно оказывала всемерную поддержку оборонявшимся частям.

Оценив ситуацию как исключительно опасную, Военный совет фронта 17 сентября направил Военным советам 42-й и 55-й армий предельной строгости приказ».[79] В приказе говорилось: «Учитывая особо важное значение в обороне южной части Ленинграда рубежа Лигово, Кискино, Верх. Койрово, Пулковских высот, района Московская Славянка, Шушары, Колпино, Военный совет Ленинградского фронта приказывает объявить всему командному, политическому и рядовому составу, обороняющему указанный рубеж, что за оставление без письменного приказа Военного совета фронта и армии указанного рубежа все командиры, политработники и бойцы подлежат немедленному расстрелу».[80]

Суровость обстановки заставила применить этот приказ. Точных сведений, как он выполнялся, нет, но за пять месяцев войны за дезертирство с поля боя особые органы НКВД фронта во внесудебном порядке расстреляли 1192 военнослужащих.[81] Советские воины, проявив массовый героизм, остановили фашистов.

В этих боях особенно отличились воины 21-й стрелковой дивизии НКВД (командир полковник М. Д. Папченко), 6-й бригады морской пехоты (командир полковник Ф. С. Петров) и 7-го истребительного авиационного корпуса (командир полковник С. П. Данилов), стойко отражавшие наступление врага через Лигово на Ленинград. Самоотверженно действовали артиллеристы 42-й армии (командующий артиллерии полковник М. С. Михалкин). Они громили наступавшего противника прямой наводкой, выдвигая на открытые огневые позиции целые дивизионы, а иногда и артиллерийские полки. Например, на участке Лигово — Пулково на прямую наводку было выставлено более 500 орудий.[82]

Для поддержки сухопутных войск в сентябрьских боях использовалась и вся наличная артиллерия Балтийского флота — корабельная и береговая — всего 472 орудия калибра 100 мм и выше (начальник артиллерии флота контр-адмирал И. И. Грен). Кроме того, Балтийский флот для боевых действий на суше выделил в 1941 г. почти 84 тыс. моряков, большинство которых действовало под Ленинградом.[83]

Авиация Северо-Западного направления (командующий генерал А. А. Новиков) в сентябре в интересах сухопутных войск совершила более 17 тыс. самолетовылетов, а с 22 июля по 22 сентября только для ударов по аэродромам врага произвела 1760 самолетовылетов, уничтожив и повредив до 500 немецких самолетов.[84]

Важную роль в отражении наступления фашистов сыграл контрудар 8-й армии 19 сентября в направлении Красного Села. Он заставил немцев перегруппировать часть сил с опасного для советских войск направления Урицк — Ленинград.

Вспоминая потом сентябрьские бои за Ленинград, Г. К. Жуков писал: «У нас бывали весьма тяжелые моменты, в особенности когда враг захватил Пулковские высоты и Урицк, а отдельные группы танков противника прорывались даже к Мясокомбинату. Казалось, вот-вот случится то, чего каждый из нас внутренне боялся. Но героические защитники города и в этих труднейших условиях находили в себе силы, снова и снова отбрасывали разъяренного противника на исходные позиции».[85]

23 сентября начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «В районе Ладожского озера войска продвинулись незначительно и, по-видимому, понесли большие потери. Для обороны сил тут вполне достаточно, но для решительного разгрома противника их, вероятно, не хватит. Но у нас нет большего».[86] Именно поэтому штаб группы армий «Север» был вынужден 25 сентября сообщить Главному командованию сухопутных войск, что с оставшимися в его распоряжении силами он не в состоянии продолжать наступление на Ленинград.[87]

Впервые в истории второй мировой войны была окончательно остановлена крупная группировка немецко-фашистских войск. Группа армий «Север», дошедшая до стен Ленинграда, была вынуждена не только окопаться и перейти к обороне, но и полностью была лишена возможности вести в дальнейшем успешные наступательные действия. «Ленинград, — говорил Г. К. Жуков, — оказался первым стратегическим объектом на пути вермахта, который он не смог взять».[88] Это было первое крупное поражение вермахта во второй мировой войне.

Однако «немецко-фашистские войска прорвались к Ленинграду, — пишет начальник Генерального штаба Советских вооруженных сил генерал армии С. М. Штеменко. — Но личный состав Ленинградского фронта, Краснознаменного Балтийского флота и жители города поклялись не отдавать в руки врага колыбель революции и с честью сдержали эту клятву. Город устоял, хотя и был стиснут в блокадном кольце.

Наши войска удержали в своих руках важный участок южного побережья Финского залива от Петергофа до реки Воронка. Здесь отбивала врага 8-я армия Ленинградского фронта. Она не только оборонялась на так называемом Ораниенбаумском пятачке, она наносила чувствительные удары, отвлекающие силы противника с главного направления его наступления на Ленинград.

План противника установить в районе Ленинграда общий немецко-финский фронт провалился. 4-я танковая группа немцев, составлявшая основу их тарана, нацеленного на Ленинград, потерпела поражение и была серьезно ослаблена. А это оказало прямое влияние на последующее развитие борьбы, поскольку враг намеревался после взятия Ленинграда перебросить отсюда танки под Москву».[89]

4. Действия партизан в тылу врага и моряков на Балтике

Существенную помощь войскам Красной Армии в борьбе с гитлеровцами на Ленинградском направлении оказали партизаны и подпольщики, действовавшие на оккупированной врагом территории Ленинградской области. Они вели разведку, уничтожали живую силу и базы снабжения противника, нарушали связь и коммуникации немецких войск. В период боев на дальних подступах решающую роль сыграли партизанские формирования, и особенно партизанские полки, созданные в Ленинграде и переброшенные в тыл врага.

В августе 1941 г. действия партизан охватили почти весь тыловой район 4-й танковой группы немцев. С целью нападения на штабы соединений, базы горючего и аэродромы противника на Кингисеппском и Лужском направлениях по специальному плану, разработанному военным командованием совместно с ленинградским горкомом ВКП(б), предусматривалось участие 27 партизанских отрядов общей численностью более 1500 человек.[90]

С середины августа большой размах приобрела борьба партизан в тылу чудовской группировки вражеских войск. В конце августа в тылу врага, главным образом на коммуникациях кингисеппской и чудовской группировок противника, действовали 88 рейдовых ленинградских партизанских отрядов, насчитывавших 3800 человек, и более 2000 партизан местных отрядов.[91]

Осенью 1941 г. отряды 2-й партизанской бригады под командованием начальника Новгородского дома Красной Армии батальонного комиссара Н. Г. Васильева при поддержке местного населения освободили от врага значительную территорию, на которой образовался Ленинградский партизанский край — первая в ходе Великой Отечественной войны советская территория в тылу врага. В него входили Белебелковский и восточная часть Дедовичского районов Ленинградской области и восточная часть Ашевского района Калининской области. С севера на юг край протянулся на 120 км, с запада на восток — на 90 км. На территории края проживало более 20 тыс. человек. Ленинградский партизанский край, находившийся во вражеском тылу, являлся базой, опираясь на которую, партизаны вели активную борьбу с оккупантами, и серьезной силой, отвлекавшей на себя немало гитлеровских войск.

Немецкое командование стремилось ликвидировать партизанский край и неоднократно выделяло для этого крупные силы. 8 сентября 1942 г. противнику удалось занять территорию Ленинградского партизанского края. Но разгромить партизан гитлеровцы не смогли. Хотя они и понесли серьезные потери, их основные силы были выведены из кольца окружения и успешно продолжали борьбу с оккупантами в других районах. Ленинградский партизанский край сыграл большую роль в развитии партизанского движения на северо-западе страны и нанес большой ущерб войскам противника в начальный период войны. Всего партизанские соединения, действовавшие в районе партизанского края, с начала войны по 1 октября 1942 г. разгромили 26 вражеских гарнизонов и 4 немецких штаба, уничтожили более 26 тыс. немецких солдат и офицеров, 137 гитлеровцев взяли в плен, пустили под откос 159 воинских эшелонов и 2 бронепоезда, подбили 59 танков, 22 самолета и много автомашин, взорвали 156 шоссейных и железнодорожных мостов, вывели из окружения свыше 6 тыс. советских граждан.[92]

Большое значение для борьбы советских войск на Ленинградском направлении имела оборона Таллина, Моонзундских островов и полуострова Ханко.

Оборона Таллина длилась три недели, с 5 по 28 августа, и отличалась небывалым упорством и самоотверженностью оборонявшихся. Заранее созданной сухопутной обороны города не было, а начавшиеся во второй половине июля работы по сооружению оборонительных рубежей не были завершены.

Противник имел значительное превосходство в силах и средствах над защитниками Таллина. Оборонявшие город 10-й стрелковый корпус 8-й армии, отряды морской пехоты и полк эстонских и латышских рабочих, поддерживаемые артиллерией и авиацией Балтийского флота, насчитывали всего 27 тыс. человек. Сосредоточенные против Таллина 4 немецкие пехотные дивизии, усиленные артиллерией, танками и авиацией, имели до 60 тыс. человек.[93]

Руководство обороной Таллина было возложено на Военный совет Балтийского флота — командующий адмирал В. Ф. Трибуц. Заместителем Трибуца по сухопутной обороне являлся командир 10-го стрелкового корпуса генерал И. Ф. Николаев.[94]

Военный совет Балтийского флота, учитывая трудности защиты города имевшимися силами, 13 августа обратился в Ставку с просьбой разрешить перебросить с Ханко 20 тыс. бойцов с оружием для защиты Таллина и обещал их перевести в 3–4 дня.[95] Но Ставка ответила отказом.

Когда противник стал теснить наши части и стало ясно, что долго удерживать Таллин не удастся, Военный совет флота обратился к Главнокомандующему войсками Северо-Западного направления К. Е. Ворошилову с предложением немедленно сосредоточить на таллинском плацдарме гарнизоны с Моонзундских островов и с Ханко, создав сильную группировку советских войск, 45–50 тыс. человек, и нанести контрудар во фланг противника в направлении на Нарву. Но и это предложение было отклонено и, несмотря на то что противник все ближе и ближе подходил к городу, было признано преждевременным.[96]

26 августа, когда враг находился уже в 6 км от города, Главнокомандующий Северо-Западным направлением К. Е. Ворошилов разрешил начать отвод войск к местам посадки на корабли и транспорты. В течение второй половины 28 августа около 200 кораблей, транспортов и вспомогательных судов, имея на борту эвакуируемых и грузы, покинули таллинский рейд.[97]

Это был героический переход. Несмотря на чрезвычайно сложную обстановку на переходе — угрозу со стороны авиации, легких сил флота, береговой артиллерии и мин противника, — и крайне ограниченные силы обеспечения (не было авиационного прикрытия до о. Гогланда, недостаток тральщиков), 29–31 августа в Кронштадт и Ленинград прибыли 112 военных кораблей и 23 транспорта и вспомогательных судна. На переходе погибло 46 единиц, в том числе 15 военных кораблей (5 эскадренных миноносцев, 2 подводные лодки, 2 сторожевых корабля, 3 тральщика, 1 канонерская лодка, 1 сторожевой катер и 1 торпедный катер) и 31 транспорт и вспомогательное судно. На кораблях и судах погибло несколько тысяч эвакуируемых.[98]

Понесенные потери были велики. Они могли быть намного меньшими, если бы командование Северо-Западного направления не допустило ряда серьезных ошибок.

Целесообразно было заранее отправить из Таллина различные учреждения, и прежде всего органы управления, партийный и государственный аппарат Эстонской республики и Таллина. «Мы дважды обращались к Главнокомандующему войсками Северо-Западного направления с просьбой разрешить нам сделать это, — писал В. Ф. Трибуц, — но Главком, его штаб, морской отдел занимали отрицательную позицию, видимо, они полагали, что Таллин удастся отстоять».[99]

По мнению Трибуца, намного безопаснее было бы осуществлять переход флота не центральным фарватером, сильно заминированным противником, а южным, значительно меньше засоренным минами. Ведь до середины августа южным фарватером прошло свыше 220 транспортов и только один из них был потоплен. Но 12 августа Главнокомандующий Северо-Западным направлением приказал закрыть южный фарватер в связи с выходом войск противника на побережье. «Может быть, мы виноваты, — писал В. Ф. Трибуц, — в том, что не убедили Главнокомандующего войсками в нецелесообразности закрытия южного фарватера».[100] Правда, подтянутая к берегу полевая артиллерия противника могла представлять опасность, но мощная артиллерия кораблей, совершавших переход, могла без особого труда ее подавить.

Оборона Таллина сыграла важную роль в борьбе советских войск на Ленинградском направлении. Защитники эстонской столицы отвлекли на себя 4 германские дивизии, чем облегчили борьбу на подступах к Ленинграду. Героический переход кораблей, в результате которого была эвакуирована половина таллинского гарнизона и сохранено боевое ядро Балтийского флота, имел большое значение для борьбы за Ленинград.

После оставления Таллина советские гарнизоны продолжали удерживать Моонзундские острова и военно-морскую базу на полуострове Ханко, составлявшие вместе с минным заграждением между ними передовой оборонительный рубеж Балтийского флота. Удержание этого рубежа имело большое значение для обороны Ленинграда, так как закрывало вход в Финский залив кораблям германского флота. Кроме того, Моонзундские острова и Ханко служили передовой базой для активных действий наших подводных лодок, торпедных катеров и авиации. На о. Саарема (Эзель) базировалась авиация, наносившая удары по Берлину и другим военно-промышленным центрам Германии. Первый налет на Берлин был совершен в ночь на 8 августа самолетами 1-го минно-торпедного полка ВВС Балтийского флота под командованием полковника Е. Н. Преображенского. Фашистам и в голову не могло прийти, что их столицу бомбят советские самолеты. Обнаружив наши самолеты на подходе к Берлину, они, считая их сбившимися с пути своими, сигналами с земли предлагали им сесть на один из ближайших аэродромов. На следующий день в немецких газетах было опубликовано сообщение, что Берлин бомбардировала английская авиация, имеются убитые и раненые и что сбито 6 английских самолетов. Но после сообщения англичан, что 7–8 августа английская авиация над Берлином не летала, немцам пришлось поверить, что налет был совершен советскими самолетами. Это так встревожило верховное командование Германии, что Кейтель через 4 дня после налета приказал: «Как только позволит обстановка, следует совместными усилиями соединений сухопутных войск, авиации и военно-морского флота ликвидировать военно-воздушные базы противника на острове Эзель и Даго. При этом особенно важно уничтожить вражеские аэродромы, с которых осуществляются воздушные налеты на Берлин».[101]

Всего до 4 сентября самолетами 1-го минно-торпедного полка и 81-й авиадивизии авиации дальнего действия было проведено 9 ударов по Берлину.

Борьба за Моонзундские острова началась 7 сентября. Против 24-тысячного гарнизона архипелага под командованием генерала А. Б. Елисеева немецко-фашистское командование бросило свыше 50 тыс. человек пехоты, инженерных частей и артиллерии, поддержанных тремя крейсерами и шестью миноносцами.[102]

Советские воины мужественно и самоотверженно сражались с врагом. Но отстоять остров не удалось. Уже 17 сентября противник захватил о. Муху, а 5 октября о. Саарема. На о. Хиума бои продолжались до 22 октября. Только более 500 человек гарнизона острова были эвакуированы на Ханко.

Однако, захватив Моонзундские острова, противник не получил свободного входа в Финский залив. Советские моряки, сохраняя в своих руках военно-морскую базу Ханко и о. Осмуссар, продолжали контролировать этот путь.

Оборона Ханко, начавшаяся с первых дней войны, отличалась исключительным упорством. Гарнизон базы, состоявший из 8-й отдельной стрелковой бригады (командир Н. П. Симоняк), погранотряда, инженерно-строительных частей, береговой и зенитной артиллерии, авиагруппы и охраны водного района во главе с генералом С. И. Кабановым, не только мужественно защищался, но и вел наступательные действия, захватив у врага 19 островов. И только по приказу героический гарнизон был эвакуирован.

В операции по эвакуации Ханко с 26 октября по 5 декабря участвовали военные корабли (в том числе 6 миноносцев, 2 минных заградителя, 3 сторожевых корабля), транспорты и ледоколы. С Ханко было вывезено 23 тыс. человек с личным оружием, 26 танков, 14 самолетов, 76 орудий, около 100 минометов, около 1500 пулеметов, 1000 т боеприпасов, 107 радиостанций, 1700 т продовольствия. Но во время эвакуации были понесены большие потери. Подорвались на минах и затонули 13 боевых кораблей (в том числе 3 миноносца, 2 базовых тральщика, 1 сторожевой корабль, 3 подводные лодки), 2 транспорта и 2 ледокола. На них погибло около 5 тыс. человек.[103]

Героическая оборона Моонзундских островов и полуострова Ханко сыграла важную роль в борьбе на подступах к Ленинграду. Советские гарнизоны, отражая длительное время атаки противника, воспрепятствовали прорыву германского флота в Финский залив, отвлекли на себя и сковали значительные силы германских и финских войск, ослабив тем самым группировку врага, наступавшую на Ленинград.

5. Причины краха гитлеровского плана захвата Ленинграда

Крах гитлеровских планов захвата Ленинграда имел большое военно-стратегическое значение. Остановив группу армий «Север», советские воины не только не дали противнику возможности отрезать страну от северных портов, через которые к нам поступали грузы от союзников, но и не позволили ему осуществить глубокий обход Москвы с севера. Гитлеровское командование лишилось возможности повернуть группу армий «Север» на Московское направление для усиления наступавших там войск группы армий «Центр». Это способствовало успешной обороне Москвы и разгрому фашистских войск на ее подступах.

Западногерманские историки и бывшие гитлеровские генералы по-разному объясняют причины провала плана вермахта захватить Ленинград. Одни эту причину видят в приказании Гитлера перебросить из-под Ленинграда на Московское направление танковые соединения.[104] Другие причину видят в характере местности, в плохих дорогах и грязи, помешавших именно танковым соединениям с ходу прорваться к Ленинграду.[105] Третьи ищут причины в нежелании Гитлера снабжать продовольствием население города.[106] А бывший командующий 18-й немецкой армией, а затем и группой армий «Север» Линдеман на допросе в июне 1945 г. на вопрос, как он оценивает причины неудачи немецких войск под Ленинградом, договорился даже до того, что сказал: «Мы не взяли Ленинград потому, что ни разу его серьезно не атаковали».[107] С этим можно согласиться в том смысле, что героические защитники Ленинграда не позволили противнику атаковать его «серьезно».

В действительности причиной краха гитлеровских планов захвата Ленинграда явилось непреодолимое для фашистов сопротивление защитников города и тяжелые потери вермахта под Ленинградом. «Победа в оборонительных сражениях на ближних подступах к Ленинграду, — писал Г. К. Жуков, — была достигнута совместными усилиями всех видов вооруженных сил и родов войск, опиравшихся в своей борьбе на героическую помощь населения города. В основе этих общих усилий лежали высокий моральный дух советских войск, непреклонная вера в победу, глубокий патриотизм и ненависть к фашистским захватчикам. История войн не знала такого примера массового героизма, мужества, трудовой и боевой доблести, какую проявили защитники Ленинграда».[108] Это впоследствии пришлось признать и некоторым бывшим гитлеровским генералам. «Немецкие войска дошли до южных предместий города, — писал Курт Типпельскирх, — однако ввиду упорного сопротивления обороняющихся войск, усиленных фанатичными ленинградскими рабочими, ожидаемого успеха не было».[109] Одна из причин провала плана гитлеровцев ворваться в Ленинград заключалась также и в том, что группа армий «Север» к середине сентября потеряла наступательные возможности. В непрерывных боях на дальних и ближних подступах к Ленинграду гитлеровцы имели несомненные успехи. Но советские войска, отступая и неся потери, очень измотали силы немцев и нанесли им существенный урон.

Остановка немецких войск досталась нам дорогой ценой. В ленинградской стратегической оборонительной операции, длившейся с 10 июля по 30 сентября 1941 г. (так теперь называются бои на дальних и ближних подступах к Ленинграду), положившей начало битве за Ленинград, советские вооруженные силы потеряли убитыми, пропавшими без вести и пленными 214 тыс. человек.[110]

Однако немецкие войска достигли стен Ленинграда, заблокировали город и создали тяжелейшие условия для ленинградцев и их защитников. Основной причиной отступления советских войск являлось численное превосходство противника, что было обусловлено неподготовленностью страны к войне. Общее двух-трехкратное превосходство, которое имел противник, было нормальным соотношением наступающего и обороняющегося. Но такое превосходство становится ощутимым при отсутствии заранее подготовленной обороны. Созданные на южных и юго-западных подступах к Ленинграду в спешке уже в ходе войны оборонительные позиции, конечно, сыграли свою положительную роль, но не смогли дать эффекта долговременной обороны. Сыграло свою роль и умелое создание противником значительного превосходства на направлениях главных ударов. Повлияли на наши неудачи неопытность советского командного состава, низкая дисциплина, а иногда и деморализация отдельных частей оборонявшихся войск, вызванная непрерывным отступлением. Одной из причин отступления советских войск являлось и неумелое руководство обороной Ленинграда маршалом К. Е. Ворошиловым, являвшимся главнокомандующим Северо-Западным направлением, а затем и непосредственно командующим Ленинградским фронтом. К. Е. Ворошилов был храбрым человеком, но в то же время он лично сам боялся принимать какие-либо решения, управлял преимущественно путем совещаний и часто затруднял работу другим военачальникам.

«На совещания к маршалу, как правило, созывались все сколько-нибудь ответственные руководители, — вспоминал Главный маршал авиации А. А. Новиков, командовавший в 1941 г. авиацией Северного, а затем Ленинградского фронтов. — В большинстве случаев присутствие многих из нас вовсе и не требовалось, так как часто обсуждались дела, не имевшие даже отдаленного касательства к нашим ведомствам. Люди надолго отрывались от исполнения своих непосредственных обязанностей и нервничали. А время было такое, что дорожили каждой минутой. Сидишь, бывало, в переполненном кабинете Главкома и не столько слушаешь выступающих, сколько поглядываешь на дверь и ловишь удобный момент, чтобы на минуту выскочить в приемную, быстро позвонить в штаб, узнать последние новости и отдать необходимые распоряжения».[111]

Конечно, такой стиль руководства не мог не сказаться на ходе боевых действий советских войск. Они непрерывно отступали. Ставка Верховного Главнокомандования давала соответствующую оценку действиям Ленинградского фронта и требовала от Ворошилова решительных действий. В постановлении политбюро ЦК ВКП(б) от 1 апреля 1942 г., специально рассматривавшего работу К. Е. Ворошилова, было записано, что он «не справился с порученным делом и не сумел организовать оборону Ленинграда».[112]

Вместе с тем следует отметить, что Сталин, справедливо критиковавший Ленинградский фронт, и сам допускал ошибки, выразившиеся, в частности, в неуверенности в возможности удержать Ленинград, что не могло не сказаться на командном составе фронта.

6. Варварский план Гитлера уничтожения Ленинграда и его жителей

8 июля 1941 г. начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «Непоколебимо решение фюрера сравнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет „народное бедствие“ , которое лишит центров не только большевизм, но и московитов (русских) вообще».[113] Однако затем Гитлер все время требовал от своих подчиненных как можно быстрее захватить Ленинград и даже назначал конкретные сроки его захвата. Но когда защитники Ленинграда остановили немецкие войска, наступавшие на город, гитлеровское командование растерялось. Растерялось не только командование группы армий «Север», но все высшее командование вермахта. Не выполнив приказ Гитлера захватить Ленинград, но оказавшись на подступах к городу, оно не знало, что делать. Не имея указаний Гитлера, оно не знало, как поступить с многомиллионным городом, который можно было видеть в бинокль. Особенно его волновало — что делать, если из Ленинграда поступит предложение о сдаче города. Вот что записано в журнале боевых действий группы армий «Север»:

15 сентября. Командующий группой армий «Север» Лееб запрашивает командование сухопутных войск вермахта «как поступить в случае предложения о сдаче Ленинграда».

17 сентября. «Как поступить с самим городом: следует ли принимать его капитуляцию, нужно ли его полностью разрушить или же он должен вымереть от голода? На этот счет, к сожалению, до сих пор нет решения фюрера».

18 сентября. Кейтель, прибывший в группу армий «Север», заявил: «Как поступить с Ленинградом в случае его сдачи — фюрер оставляет за собой. Это станет известно лишь после того, как мы в него войдем! Генерал-полковник Гальдер рекомендует оборудовать всю блокадную линию всеми средствами защиты от попыток прорыва (мины, постановка заграждений), так как определенно следует считаться с упорными попытками прорыва. Капитуляция Ленинграда ни в коем случае не должна приниматься без обсуждения с ОКХ. Как поступит предложение о сдаче, следует только установить: кто обращается, что он просит, какие у него полномочия? Исходя из этого должно быть быстро принято решение ОКХ (ОКВ)».

20 сентября. «В отношении города Ленинграда сохраняется тот же принцип, что мы в город не вступаем и что мы не можем кормить город».[114]

21 сентября отдел обороны страны вермахта выпустил тезисы к докладу о блокаде Ленинграда,[115] в котором излагались разные варианты возможных действий в отношении Ленинграда: 1) занять город, но ответственности за продовольственное снабжение населения на себя не брать; 2) город окружить проволочным забором, пустив по нему электрический ток и простреливая его из пулеметов. Недостатком этого решения признавалось то, что из 2 млн жителей слабые погибнут от голода и возникнет эпидемия, опасность которой может распространиться на немецкие войска; 3) женщин, детей и стариков вывести за пределы кольца блокады, остальных уморить голодом. Отрицательной стороной этого варианта, не говоря уже о том, что эвакуацию за р. Волхов можно было осуществить только теоретически, считалось то, что остальное голодающее население Ленинграда будет являться очагом эпидемии; 4) отойти снова за Неву и предоставить район севернее этого участка в распоряжение финнов. Но Финляндия неофициально заявила, говорится в тезисах, что она хотела бы, чтобы ее государственная граница проходила по Неве, не включая Ленинграда.

Изложив эти варианты расправы с населением Ленинграда, отдел обороны страны, резюмируя, что «удовлетворительного решения не имеется», в свою очередь предлагал следующее: а) рассматривая Ленинград со всем населением как военный объект, разрешить Рузвельту после капитуляции Ленинграда обеспечить его население продовольствием или перевести в Америку. Но, говорилось в тезисах, «такое предложение, конечно, не может быть принято, однако его можно использовать в целях пропаганды…, б) сначала мы блокируем Ленинград (герметически) и разрушаем город, если возможно, артиллерией и авиацией…, в) когда террор и голод сделают свое дело, откроем отдельные ворота и выпустим безоружных людей, г) остатки „гарнизона крепости” останутся там на зиму. Весной мы проникнем в город… вывезем все, что осталось живое, в глубь России или возьмем в плен, сравняем Ленинград с землей и передадим район севернее Невы Финляндии».

Но колебания длились недолго. Уже 29 сентября часть предложений отдела обороны страны нашла обязывающую формулировку. В директиве военно-морского штаба «О будущности города Петербурга» говорилось: «Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли. После поражения советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населенного пункта… Предложено тесно блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сравнять его с землей. Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты, так как проблемы сохранения населения и его пропитания не могут и не должны разрешаться нами. С нашей стороны в этой войне, которая ведется не на жизнь, а на смерть, нет заинтересованности в сохранении хотя бы части населения этого большого города».[116]

Но приказ Гитлера не штурмовать Ленинград, а стереть его с лица земли, вызвал в немецких войсках, подошедших к городу, непонимание и разочарование. «…когда войска уже вовсю предвкушали торжество заслуженной победы, — вспоминал командир 41-го танкового корпуса Рейнгардт, — точно холодный душ из штаба танковой группы пришла новость, что вместо штурма Ленинграда будет его блокада… В самую последнюю минуту солдат, которые делали все для победы, лишили венца победителей».[117] Это заставило Гитлера повторить свое решение, а главное, объяснить офицерам и всему миру, почему он отказался от штурма Ленинграда. В директиве верховного главнокомандования вермахта от 7 октября, подписанной начальником штаба оперативного руководства вермахта Иодлем, говорилось: «Фюрер снова решил, что капитуляция Ленинграда, а позже Москвы не должна быть принята даже в том случае, если она была бы предложена противником.

Моральная правомерность этого мероприятия ясна всему миру. Если в Киеве взрывы мин замедленного действия создали величайшую опасность для войск, то еще в большей степени надо считаться с этим в Москве и Ленинграде. О том, что Ленинград заминирован и будет защищаться до последнего человека, сообщило само русское радио.

Следует ожидать больших опасностей от эпидемий. Поэтому ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города. Кто покинет город против наших линий, должен быть отогнан назад огнем.

Небольшие неохраняемые проходы, делающие возможным выход населения поодиночке для эвакуации во внутренние районы России, следует только приветствовать. И для всех других городов должно действовать правило, что перед их занятием они должны быть превращены в развалины артиллерийским огнем и воздушными налетами, а население обращено в бегство.

Недопустимо рисковать жизнью немецкого солдата для спасения русских городов от огня, точно так же, как нельзя кормить их население за счет германской родины…

Хаос в России станет тем большим, а наше управление и использование оккупированных восточных областей тем легче, чем больше население городов Советской России будет бежать во внутренние области России.

Эта воля фюрера должна быть доведена до сведения всех командиров».[118]

Выходит, что именно заминированный Ленинград и нежелание рисковать жизнью немецкого солдата заставило Гитлера отказаться от захвата. На самом же деле Ленинград не был взят немецкими войсками не потому, что был заминирован, а потому (и об этом уже сказано выше), что немецкие войска были остановлены защитниками Ленинграда. По этой же причине с треском провалился и план захвата Ленинграда в 1942 г., когда Гитлер, «забыв», что Ленинград заминирован, приказал специалисту по взятию крепостей генерал-фельдмаршалу Манштейну захватить город.

Совершенно ясно, что директивы гитлеровского командования от 29 сентября и 7 октября стереть Ленинград с лица земли, отражающие суть фашизма, являются фактическим признанием провала планов Гитлера захватить Ленинград.

Но, говоря о директивах Гитлера об уничтожении Ленинграда, следует сказать о том, что по этому поводу написано в дневниковых заметках Лееба, который должен был выполнять указания Гитлера. Лееб как командующий группой армий «Север» лично директив Гитлера об уничтожении Ленинграда не получал. Вот как он узнал о директиве военно-морского штаба «О будущности города Петербурга» от 29 сентября. На вопрос — «Командование ВМС в своем письме к вам сообщает, что Гитлер решил стереть Ленинград с лица земли. Что вам известно об этом?» — Лееб ответил: «По-видимому, командование ВМС было заинтересовано узнать, что будет с морскими сооружениями в Ленинграде? Командование ВМС спросило об этом у Гитлера, получив озвученный вами ответ, и переслало этот ответ мне. В нем говорилось, что Гитлер решил сравнять Ленинград с поверхностью земли. Я сам никогда не получал такого рода приказа. Но если бы я даже получил такой приказ, я никогда бы не смог его выполнить, так как, во-первых, у меня совсем не было артиллерии, способной сравнять Ленинград с землей, во-вторых, еще меньше было боеприпасов к ней, и, в-третьих, имеющимися артиллерийскими средствами я не мог по их дальности действия достичь северной части города, ну и, в-четвертых, у меня не было ни единого бомбардировщика. Это была одна из несбыточных фантазий Гитлера, если бы я даже получил такой приказ».[119]

Директива от 7 октября, как записано в журнале боевых действий группы армий «Север», была передана 12 октября. Но в связи с некоторыми требованиями этой директивы в штабе группы армий возникли вопросы, которые Лееб даже задавал Гитлеру.

24 октября в журнале боевых действий группы армий «Север» записано: «Возникает вопрос, как вести себя, если город Ленинград предложит свою сдачу, и как следует относиться к выходу из города голодающего населения. Возникает впечатление, что для войск это представляет большое беспокойство. Командир 58 п. д. подчеркивал, что он отдал в своей дивизии приказ, полученный им сверху, который соответствовал отданной директиве, — стрелять в случае подобных прорывов, чтобы покончить с ними в зародыше. Он был того мнения, что войска выполнят этот приказ. Но он сомневается в их нервах: будут ли они стрелять при повторных прорывах снова и снова в женщин, детей и беззащитных стариков. Стоит отметить его отзыв, что у него нет страха за общую обстановку на его фланге под Урицком, но что ситуация в отношении гражданского населения всегда вызывает страх. И это не только у него, но и у войск. В войсках полностью сознают, что миллионы окруженных в Ленинграде людей не могут быть накормлены нами так, чтобы это не сказалось впоследствии на обеспечении продовольствием собственной страны.

По этой причине немецкий солдат будет препятствовать с применением оружия таким прорывам. Командование и войска упорно стремятся найти другое решение этого вопроса, но еще не нашло сколько-нибудь пригодного способа». 27 октября в журнале боевых действий группы армий «Север» записано: «В 1715 телеграмма командующего группой в адрес 18-й армии… Главнокомандующий сухопутными силами предложил создать минные поля перед своими позициями, чтобы избавить войска от непосредственной борьбы с мирным населением. Если войска „красных" сдадутся в районе Ленинграда и Кронштадта, и их оружие будет собрано, командующий группой армий не видит больше причины продолжать блокаду города. Войска тогда должны быть переведены в казармы. Также в этом случае большая часть населения погибнет, но по крайней мере не на наших глазах.

Должна быть, кроме этого, рассмотрена возможность отвода части населения из города по дороге на Волховстрой».[120]

А на двенадцатом судебном процессе пятого американского военного трибунала по делу Верховного главнокомандования гитлеровского вермахта, происходившем в Нюрнберге в 1948 г., на котором судили Лееба, был озвучен прослушанный телефонный разговор Лееба с Гитлером. Лееб спросил Гитлера: «Что должно произойти, если однажды перед колючей проволокой начнут скапливаться женщины, поднимающие детей на своих руках?». Гитлер ответил: «В этом случае будет открыт огонь». Лееб сказал: «Это может произойти один раз, но больше не повторится. Немецкие солдаты не стреляют в женщин и детей. Впервые будет создан прецедент, когда войска откажутся повиноваться и возникнет кризис дисциплины с тяжелыми последствиями».[121]

То, что ни на какую снисходительность фашистов рассчитывать не приходилось, свидетельствуют слова Гитлера, высказанные им 16 сентября 1941 г.: «Гнездо заразы Петербург, из которого столь долго изливался яд в Балтийское море, должен исчезнуть с земли. Город уже блокирован, остается еще немного, чтобы разрушить его артиллерией и с воздуха… Азиаты и большевики должны быть изгнаны из Европы, эпизод 250 лет азиатчины завершается».[122] Своим ближайшим доверенным лицам Гитлер изложил с полной откровенностью преступный характер своего намерения.

«Наверное, — заявил он, — какие-то люди схватятся обеими руками за голову и спросят, как мог фюрер уничтожить такой город как Санкт-Петербург? По своей сути я ведь отношусь к иному типу. Мне было бы приятней не причинять никому зла. Но если я вижу, что биологический вид в опасности, то меня покидает чувство холодной рассудочности».[123]

Что касается Лееба, то, несмотря на его сомнения в возможности выполнить указание Гитлера об уничтожении Ленинграда и его заявление на том же судебном процессе американского военного трибунала в Нюрнберге в 1948 г., что «было что-то сверхъестественное в том, что непосредственно за линией фронта находился миллионный город, и озабоченность, конечно, была обусловлена следующим фактором: имеет ли этот миллионный город запас продовольствия или население находится на пороге голода»,[124] он, как и все последующие командующие группой армий «Север», все время наращивал артиллерийские средства и авиацию под Ленинградом и, подвергая город ежедневным артиллерийским обстрелам и бомбардировкам с воздуха, стремился выполнить приказ Гитлера уничтожить ленинградцев и сравнять город с землей.

Намерение Гитлера было точно усвоено командирами немецких соединений и частей, действовавших под Ленинградом. Например, командующий 4-й танковой группой генерал-полковник Гепнер еще в мае 1941 г. заявил, что война должна вестись как «древняя борьба германцев против славянства, защита европейской культуры от московско-азиатского наводнения, оборона от еврейского большевизма». Защита европейской культуры должна «иметь своей целью разрушение нынешней России и вестись поэтому с неслыханной жестокостью».[125]

Для уничтожения ленинградцев кроме снарядов и бомб гитлеровское командование неоднократно намеревалось использовать и химическое оружие. Так, в декабре 1941 г., как записал в своем дневнике Ф. Гальдер, было дано задание «составить расчет на использование химических средств против Ленинграда». Второй раз фашисты собирались применить химическое оружие против Ленинграда в 1943 г., после прорыва блокады города. Была спланирована специальная операция, которая должна была начаться 1 апреля. В ее ходе должны были быть использованы 1350 тыс. артиллерийских снарядов, снаряженных отравляющими веществами, которые бы уничтожили все живое внутри блокадного кольца. Однако, видимо, боясь ответного химического нападения союзных антифашистских стран, гитлеровское командование не решилось использовать химическое оружие.[126]

Таким образом, в своем стремлении уничтожить население Ленинграда, которое являлось частью стратегии уничтожения советского народа, фашисты исходили из своей расовой теории.

В свете всего сказанного не может не удивлять и не вызывать протеста заявление писателя В. Астафьева о том, что лучше было бы Ленинград сдать врагу. «Миллион жизней за город, за коробки… Люди предпочитали за камень погубить других людей», — заявил Астафьев.[127] Конечно, лишения и жертвы Ленинграда неизмеримы. Но сдача Ленинграда не означала бы спасение его жителей. Нетрудно представить, что было бы с ленинградцами, если бы советское командование, рассчитывая на «гуманность» фашистов, объявило Ленинград открытым городом. Кроме того, заявление Астафьева является кощунством над могилами погибших. Получается, что их подвиг был напрасен.

Но сдача Ленинграда, кроме гибели всего его населения, утраты крупного промышленного центра и гибели Балтийского флота, привела бы к резкому изменению обстановки на советско-германском фронте в пользу германских войск. Высвободившиеся из-под Ленинграда силы фашистов были бы повернуты на усиление группы армий «Центр», наступавшей на Москву.

ТРАГЕДИЯ И ПОДВИГ

1. Блокированный город

Ленинград в блокаде — это легендарные дни обороны великого города, когда его защитники и население, испытывая нечеловеческие страдания и лишения, показали в сражениях с врагом невиданные образцы мужества, доблести и геройства.

С первых же дней блокады немцы начали варварские артиллерийские обстрелы и авиационные бомбардировки с целью уничтожения города и его жителей. Первые вражеские снаряды из 240- миллиметровых дальнобойных орудий, расположенных в районе ст. Тосно, разорвались 4 сентября 1941 г.[128] С этого дня начались почти непрерывные обстрелы, которые вела тяжелая немецкая артиллерия, расположенная в районе Красного Села, Пушкина, Стрельны и даже Урицка. Обстрелы вызывали большие жертвы. Они застигали ленинградцев всюду — на работе, дома, на улице, в трамвае. Вот что говорили об этом сами немцы.

Пленный командир орудия 910-го артиллерийского полка, обстреливавшего Ленинград, Ф. Кепке на допросе 31 января 1944 г. показал: «В сводках немецкого верховного командования говорилось: „Военные объекты Ленинграда были обстреляны огнем тяжелой артиллерии"… В действительности артиллерийские обстрелы города преследовали одну цель — разрушение города и уничтожение его населения… Когда наше командование еще надеялось захватить Ленинград, артиллерийские обстрелы города ставили себе целью сделать невозможной жизнь в городе и тем заставить его капитулировать. В дальнейшем, когда стало ясно, что о капитуляции Ленинграда не может быть и речи и что для штурма его у немецкой армии не хватило сил, обстрелы Ленинграда были направлены на разрушение города и уничтожение его населения. Долгое время обстрелы города были бессистемны, менялся только характер огня. Стреляли то беглым огнем, ставя целью разрушение целых кварталов и массовое уничтожение жителей города, или вели редкий методический огонь для терроризации населения. В последнее время обстрел города систематизировали. Преимущественно стали стрелять по утрам в 6–7 часов, затем днем в 17–18 часов и около 22 часов. Время это было выбрано не случайно. В эти часы поражаемость населения была наибольшей, так как жители города шли на работу, возвращались с работы, а к 22 часам собирались на квартирах.

С ноября — декабря обстрелы стали вести ночью. Цель преследовалась все та же: как можно больше вызвать жертв среди гражданского населения, которое в этом случае застигалось обстрелом в сонном состоянии.

За все время моего пребывания в полку я ни от одного солдата или офицера не слышал ни одного слова сожаления или возмущения по поводу разрушений города и массового истребления гражданского населения».[129]

Военнопленный 240-го артполка 170-й пехотной дивизии Р. Ловиен на вопрос: «На что рассчитывало немецкое командование и солдаты, производя обстрелы Ленинграда?», ответил: «Немецкое командование, а также и солдаты до последнего дня рассчитывали на то, что чем быстрее они разрушат город и истребят его жителей, тем быстрее овладеют Ленинградом и закончат войну. Я должен сказать правдиво, что разрушение города путем обстрелов было не только результатом приказов немецкого командования, а желанием каждого немецкого солдата, и, следовательно, в разрушениях жилых домов и истреблении жителей города виновен каждый солдат, виновен и я.

Как мне, так и другим солдатам и офицерам было хорошо известно, что путем обстрелов города мы истребляем его жителей, но немецкое командование приказало нам истреблять русских людей, оно убедило нас в том, что в России много людей и их надо истреблять, что если мы не истребим русский народ, то нам не победить. Поэтому путем обстрелов мы уничтожали мирных жителей — женщин и детей. Немецкая пропаганда внушила нам, что русская нация должна быть истреблена и русский народ должен быть сметен с лица земли. Мы, солдаты, верили немецкой пропаганде и выполняли то, о чем говорила пропаганда по этому вопросу…».[130]

С 4 сентября по 30 ноября 1941 г. город обстреливался 272 раза общей продолжительностью 430 часов. Бывали дни, когда население было вынуждено сидеть в бомбоубежищах почти целые сутки. 17 сентября, например, обстрел длился 18 часов 33 минуты.[131]

Артиллерийскими снарядами в осенние месяцы 1941 г. было убито 681 и ранено 2269 человек. Из них на предприятиях и в учреждениях убито 218 человек, ранено 1006, на улицах убито 395 человек и ранено 1067 человек. В домах погибло 100 и ранено 262 человека.[132]

Почти одновременно с артиллерийскими обстрелами немецкое командование начало бомбардировки Ленинграда авиацией. Первая массированная бомбардировка города была произведена 6 сентября. Через день, 8 сентября, Ленинград был подвергнут особенно жестокой бомбардировке. На город было сброшено более 6 тыс. зажигательных и 48 фугасных бомб, от которых в разных районах города возникло 183 пожара.[133]

Более пяти часов бушевал огонь на Бадаевских складах, на которых хранились для текущей потребности некоторые продовольственные товары. Правда, отдельные авторы утверждали, что на складах находилось продовольствие, которого хватило бы для населения Ленинграда на несколько лет, и что именно его уничтожение в результате пожара явилось главной причиной наступившего затем голода. На самом деле, по документам Управления внутренних дел С.-Петербурга и Ленинградской области, из 135 складских строений Бадаевских складов сгорели 27. В них огнем было уничтожено около 5 тыс. т сахара, 360 т отрубей, 18.5 т ржи, 45.5 т гороха, свыше 286 т растительного масла, 10.5 т животного масла, около 3 т макарон, 2 т муки и почти 209 т бумаги.[134]

Массированная бомбардировка города 8 сентября повергла многих ленинградцев в шок. Профессор М. М. Кольцова, работавшая тогда врачом в детской больнице на Васильевском острове, пишет, что «тогда казалось, что вокруг все рушилось и громыхало. Выли сирены… Каждому из нас казалось, что это именно около него рушится мир, настал конец света».[135]

С этого времени авиационные налеты повторялись почти каждые сутки, 108 раз бомбила вражеская авиация в сентябре — декабре 1941 г., сбросив на город 3295 фугасных и 99717 зажигательных бомб.[136]

Сразу же после массовых налетов немецкой авиации исполком Ленсовета 11, 15 и 17 сентября 1941 г. принял решения о рассредоточении запасов муки, зерна и крупы, материальных ценностей Ленинградского территориального управления госрезервов и нефтепродуктов. Мука, зерно, крупа рассредоточивались за счет разгрузки баз № 1 (Московская товарная), № 4 (Финляндская товарная), № 6 (Варшавская товарная), портового элеватора, комбината им. Ленина (Ленинград-Навалочная) и размещались в подвальных помещениях и промтоварных магазинах, расположенных вблизи — от хлебозаводов и трамвайных путей. Всего было вывезено в порядке рассредоточения 5205 т муки и загружено 33 точки, не считая складов самих хлебозаводов и торгующих организаций. Основная часть хлебных запасов пригородных баз Пушкина, Колпина, Петергофа, ст. Рыбацкое была вывезена раньше в связи с приближением противника к Ленинграду. Материальные ценности перемещались с территории Кировского, Московского и Володарского районов в Выборгский, Василеостровский, Петроградский и Приморский районы. Рассредоточение нефтепродуктов производилось с нефтебазы «Красный нефтяник».[137]Артиллерийские обстрелы и бомбардировки, приводившие к большим разрушениям, нарушали деловую жизнь города и не только держали ленинградцев в постоянном напряжении, что сказывалось на их физическом и психическом состоянии, но и вызывали среди них большие жертвы. Бомбы и снаряды настигали ленинградцев всюду — в общественных местах, в трамваях, на улице. Сжимается сердце при чтении материалов, зафиксировавших злодеяния немецко-фашистских преступников. Вот один из актов, назад его мать поехала с шестилетним сыном и вот с этим грудным в Кировск. Где-то недалеко от станции Мга их поезд попал под бомбежку, а потом немцы с низко летящих самолетов расстреливали из пулеметов бегущих женщин и детей. Молодая мать бежала, держа за руку старшего мальчика, и прижимала к себе малыша. Они укрылись в каком-то сарае и переждали там налет. И только тут, когда стало светать, обнаружилось, что она увела в темноте и в панике чужого мальчика, а своего потеряла. Все поиски оказались бесплодными. Найденыша забрали его родные, а мать с грудным ребенком отправилась в Ленинград: передвигалась то пешком, то на попутных машинах. В дороге малыш простудился и поступил к нам в очень тяжелом состоянии, с двусторонней пневмонией. В каком состоянии мать — о том невозможно и говорить — полубезумна, сколько горя вокруг — и какого горя! — сразу обрушилось на людей» (Звезда. 2004. № 8. С. 112, 113).

представленных на Нюрнбергском процессе. «6 сентября 1941 года снаряд разорвался на улице. На панели с распростертыми руками лежит убитая женщина. Рядом валяется корзина с продуктами. Деревянный забор скошен и обагрен кровью. На нем налипли куски размозженного человеческого тела: петли кишок, окровавленные осколки костей, куски мозга. На панели — разорванный пополам труп беременной женщины: виден труп почти доношенного младенца. Во дворе пять трупиков девочек в возрасте 5–7 лет. Они лежат полукругом, в том же порядке, как стояли тут до смерти, играя в мяч».[138]

Одним из самых тяжелых дней для Ленинграда было 19 сентября 1941 г., когда город был подвергнут особенно интенсивным бомбардировке и артобстрелу. В этот день фашисты сбросили 528 фугасных и 1435 зажигательных бомб и выпустили 497 снарядов. В результате в 11 районах города было разрушено 80 жилых домов, нанесено 24 повреждения водопроводу, 10 — высоковольтной и кабельной сетям, 23 — трамвайным путям. 254 человека было убито и 1485 ранено среди населения города. Страшная трагедия разыгралась в военном госпитале на Суворовском проспекте, который от попадания трех крупнокалиберных фугасных бомб и многих зажигательных был сильно разрушен и охвачен пожаром. «Капитальные стены, обращенные внутрь замкнутого двора, обвалились, — пишет Б. И. Кончаев, бывший в годы войны начальником штаба противопожарной службы ПВО Ленинграда. — Разрушенными оказались все лестничные клетки. Кое-как державшиеся части конструкций угрожали падением. От взрывной волны все оконные стекла вылетели вместе с рамами, и образовавшиеся сильные сквозняки еще сильнее раздували огонь. Пламя стремительно стало распространяться по обнажившимся деревянным частям и охватило все этажи. Уже через 15 минут после взрыва бомб здание превратилось в огромный костер. Многие раненые — а там их было около тысячи! — и медицинский персонал оказались в плену у огня, едкий дым быстро заполнял палаты, расползался по всем коридорам. Люди пытались спастись через окна, проломы в стенах, прыгали с верхних этажей». Более 400 человек было убито и ранено, в том числе 160 сотрудников госпиталя.[139]

24 сентября прямым попаданием бомб в торговые помещения Гостиного двора было убито 98 и ранено 148 человек.

21 ноября бомбой, попавшей в дом № 30 на Невском проспекте, убито 52 и ранено 83 человека.

26 ноября в результате бомбардировки было разрушено студенческое общежитие университета на 5-й линии Васильевского острова, убито 52 и ранено 36 человек.

21 декабря 1941 г. в 14 часов на площади Сытного рынка 4 артиллерийскими снарядами было убито 55 человек и 41 человек, в том числе 8 детей, ранено.[140]

Положение Ленинграда ухудшалось с каждым днем. Правда, немецкая авиация, произведя в декабре 1941 г. девять налетов, до апреля 1942 г. над городом не появлялась. Зато артиллерийские обстрелы с каждым месяцем усиливались. В декабре 1941 г. по городу было выпущено 5970 снарядов, в январе 1942 г. — 2696, в феврале — 4771, в марте — 7380, в апреле — 6469. В результате обстрелов за период декабрь 1941 г. — март 1942 г. 519 человек было убито и 1447 ранено.[141]

Трупы людей, ставших жертвами немецких артобстрелов и бомбардировок, доставлялись в построенные на спецплощадках морги, которые, как сказано в отчете управления предприятий коммунального обслуживания, «представляли собой жуткое зрелище. Здесь можно было видеть изуродованные, обезображенные трупы людей, части трупов, т. е. оторванные головы, ноги, руки, размозженные черепа, трупы грудных детей, трупы женщин с крепко обнятыми в агонии смерти трупиками грудных и других возрастов детей. В моргах с утра до наступления темноты бродили люди с унылыми, озлобленными лицами и искали: родители — погибших детей, дети — погибших родителей, братья — сестер, сестры — братьев и просто знакомых».[142]

Острейшей в городе стала продовольственная проблема. Трудной она была потому, что Ленинград, являвшийся центром высокоразвитой пищевой промышленности, не имел запасов, которых бы хватило на продолжительное время, а с началом блокады подвоз продовольствия был связан с огромными трудностями. На 21 июня 1941 г. на складах Ленинграда имелось муки и зерна, предназначенных для экспорта, на 52 дня, крупы — на 89 дней, мяса — на 38 дней, масла животного — на 47 дней, масла растительного — на 29 дней.[143]

Правда, до блокады в Ленинград было доставлено около 24 тыс. т зерна и муки из портов Эстонии и Латвии и свыше 60 тыс. т зерна, муки и крупы из Ярославской и Калининской областей.[144]

К сожалению, в это время в организациях, ведавших продовольственными запасами города, царила неразбериха. Одновременно с перевозками хлеба в Ленинград из Ярославской и Калининской областей в эти же области зерно и мука вывозились из Ленинграда. [145] А в начале летней эвакуации населения из Ленинграда в разные области страны отправлялись продукты для снабжения прибывших туда ленинградцев. Например, 4 июля 1941 г. исполком Ленинградского городского совета утвердил план отгрузки продуктов питания в июле 1941 г. для детей, отправляемых из Ленинграда в Ленинградскую и Ярославскую области. А это ни много ни мало 450 т мяса, 134 т рыбы, 215 т животного масла, 322 т сахара, 267 т крупы, 134 т макарон, 1347 т картофеля, более 2000 т овощей, около 2000 т муки и другие продукты. 7 августа 1941 г. исполком Ленгорсовета обязал управление продторгами отправить в Кировскую область для снабжения эвакуированных из Ленинграда детей и взрослого населения 30 т сахара, 2 т животного масла, 3 т растительного масла, 12 т макарон, 30 т крупы, 1 вагон яиц и другие продукты. Всего во второй половине 1941 г. в Ленинградскую область было отгружено 1513 т муки и крупы. Кроме того, вплоть до 1 сентября 1941 г. проводилась коммерческая торговля продовольственными товарами.[146]

Из-за неразберихи и трудностей подвоза имевшиеся запасы продовольствия быстро уменьшались. На 27 августа в городе муки и зерна было на 17 дней, крупы — на 29 дней, рыбы — на 16 дней, мяса — на 25 дней, масла животного — на 29 дней.[147]

Не была использована появившаяся в первые месяцы войны возможность пополнить продовольственные запасы города. А. И. Микоян, ведавший снабжением вооруженных сил и страны продовольствием, вспоминал: «…в самом начале войны, когда немецко-фашистские войска развертывали наступление, многие эшелоны с продовольствием, направляемые по утвержденному еще до войны мобилизационному плану на запад, не могли прибыть к месту назначения, поскольку одни адресаты оказались на захваченной врагом территории, а другие находились под угрозой оккупации. Я дал указание переправлять эти составы в Ленинград, учитывая, что там имелись большие складские емкости.

Полагая, что ленинградцы будут только рады такому решению, я вопрос этот с ними предварительно не согласовывал. Не знал об этом и И. В. Сталин до тех пор, пока ему из Ленинграда не позвонил А. А. Жданов. Он заявил, что все ленинградские склады забиты, и просил не направлять к ним сверх плана продовольствие.

Рассказав мне об этом в телефонном разговоре, Сталин сказал, зачем я адресую так много продовольствия в Ленинград.

Я объяснил, чем это вызвано, добавив, что в условиях военного времени запасы продовольствия, и прежде всего муки, в Ленинграде никогда не будут лишними, тем более что город всегда снабжался привозным хлебом (в основном из районов Поволжья), а транспортные возможности его доставки могли быть и затруднены. Что же касается складов, то в таком большом городе, как Ленинград, выход можно было найти. Тогда никто из нас не предполагал, что Ленинград окажется в блокаде. Поэтому Сталин дал мне указание не засылать ленинградцам продовольствие сверх положенного без их согласия».[148]

Начавшаяся блокада Ленинграда потребовала строжайшей экономии в расходовании продовольствия. После того как в конце августа был проведен учет продовольственных товаров и всех видов пищевого сырья на складах и предприятиях, в городе были снижены хлебные нормы, введенные с 18 июля 1941 г. в соответствии с решением Советского правительства. Со 2 сентября рабочие и инженерно-технические работники стали получать 600 г, служащие — 400 г, иждивенцы и дети — 300 г хлеба в день. Но запасы продовольствия с каждым днем уменьшались, и на 6 сентября для снабжения населения Ленинграда имелось: муки — на 14.1 дня, крупы — на 23 дня, мяса и мясопродуктов — на 18.6 дня, жиров — на 20.8 дня. Поэтому 11 сентября было проведено новое сокращение норм выдачи продовольствия населению. Теперь рабочие и инженерно-технические работники получали 500 г хлеба, служащие и дети — 300 г, иждивенцы — 250 г.[149]

Несмотря на то что хлеб стали выпекать с различными примесями — сначала ячменной, овсяной муки и солода, а затем отрубей и даже жмыхов, продовольственные запасы быстро таяли. Это заставило в третий раз сократить нормы снабжения хлебом.

С 1 октября рабочим и инженерно-техническим работникам выдавали 400 г и остальным категориям населения — 200 г.[150] Это уже означало наступление реальной угрозы голода.

Положение Ленинграда стало еще более тяжелым, когда немецко-фашистские войска захватили Тихвин. Это не только удлинило путь доставки грузов в Ленинград, но и создало реальную угрозу полной блокады города.

На 9 ноября 1941 г. в Ленинграде оставалось муки на 7 дней, крупы — на 8 дней, жиров — на 14 дней. Это вынудило руководство обороной города с 13 ноября в четвертый раз снизить нормы снабжения населения продовольствием. Рабочие стали получать 300 г, а остальное население 150 г хлеба в день. Через неделю, 20 ноября, была установлена самая низкая норма хлеба за все время блокады: по рабочей карточке — 250 г, по служащей, детской и иждивенческой — 125 г. Суточный лимит расхода муки и примесей для населения города составлял 310 т. Другие продукты ленинградцы получали нерегулярно, а иногда и совсем не получали. На 1 января 1942 г. муки в Ленинграде оставалось всего 980 т.[151]

Энергетическая ценность пищи, получаемой ленинградцами с января чо март 1942 г., составляла в зависимости от категории от 403 до 1009 килокалорий в сутки при физиологической норме 3200.[152]

В пищу, после соответствующей переработки, пошли разные заменители — технический клей, соевое молоко, белковые дрожжи. Люди ели вазелин, касторку, столярный клей. Нельзя без волнения читать документ, хранящийся в одном из заводских музеев: «Прошу пропустить за ворота завода т. Гамова с дополнительным питанием — 0.5 литра олифы и 1 кг клея».[153]

Особенно широко разные заменители — отруби, жмыхи, рисовая лузга, обойная пыль, мучные сметки и др. — использовались в хлебопекарной промышленности. В начале октября 1941 г. примеси к муке достигали 40 %. В конце ноября в хлебопечении стала использоваться целлюлоза, которой предприятия города зимой 1941/42 г. приготовили около 1000 т. Всего за годы блокады на выпечку хлеба пошло более 26 тыс. т различных примесей, что дало возможность увеличить выпечку хлеба на 50 тыс. т. Широко использовались заменители при выработке мясной и молочной продукции.[154]

«По вечерам… пьем гофманские капли…, — записал 28 декабря 1941 г. в своем дневнике блокадник И. Жилинский. — В аптеке ничего не стало. Нет ни гофманских, ни валериановых капель, нет скипидара — вообще трудно что-либо приобрести общеупотребительное — просто нет, а такие предметы, как сушеная черника, малина, клей и прочее, все разобрано полностью для употребления в пищу. В магазинах давно исчезла горчица. Из нее после вымочки пекли лепешки. Голод ужасная вещь».[155]

Ленинградцы радовались, когда в своих закромах вдруг обнаруживали что-то похожее на еду. «В кухонном столике нашел 3 сморщенных, высохших, с зеленой местами плесенью, картофелины, — читаем в том же дневнике И. Жилинского. — Они превратились в бобовую величину, наполненную будто канифолью. Запах картошки. Оля их устроила на буржуйке распарить, и их мы съели с шелухой, очистив лишь от зелени и грязи. Маленькое наслаждение ароматом картофеля, который для нас лишь мечта».[156]

В пищу шло даже то, что трудно себе представить в качестве еды. «Оля подобрала сегодня на улице свежий круглый конский помет, — записано в том же дневнике. — Он замерз. Положила его морозить за окно. Будет мука. Попробуем делать лепешки. На самое голодное, безвыходное положение… Ведь сегодня днем я так испытывал голод, что хотел сушить на плите, потолочь и съесть с чаем древесных опилок, что были на полу, после пилки с мамой дров на кухне».[157] Ели кошек, собак, ворон. «Весь день занимает мысль что бы поесть, — говорится в одном письме. — Мы с папой съели двух кошек, их так трудно найти и поймать, все смотрим собачку, но их совсем не видно. Одно спасение это дуранда, мама печет из нее лепешки. Кое-когда ее удается достать на рынке путем обмена на разные вещи».[158]

На рынках у спекулянтов и перекупщиков можно было обменять на хлеб и другие продукты ценные вещи, одежду, обувь. «Ура! М. И. принесла за крепдешиновое платье 3 кило хлеба», — пишет И. И. Жилинский.[159] Но многие становились жертвами жуликов. Например, одной женщине вместо манной крупы всучили какой-то состав, из которого делался клей.[160]

«Безнадежное положение, — записал в своем дневнике 28 декабря 1941 г. И. И. Жилинский, — смерть надвигается страшная, голодная, но мы как-то атрофированы безысходностью из этого положения. Каждый день все с жадностью прислушиваются к радио — не принесет ли оно новое продвижение наших войск к Ленинграду, но слышим всегда: или дело на месте, или продвигается медленно».[161]

Столь же сложной была в Ленинграде и топливная проблема. С началом блокады город лишился привозного топлива, на котором в основном базировались его промышленность, транспорт и городское хозяйство, а также и значительной части местного топлива, так как районы Ленинградской области, где располагались торфопредприятия и лесоразработки, были заняты противником.

На 1 сентября 1941 г. в Ленинграде оставалось 642 тыс. т угля, что обеспечивало промышленность на 50 дней, электростанции на 100 дней и других потребителей на 60–65 дней. Имевшихся на складах 370 тыс. куб. м дров могло хватить хлебозаводам на 60 дней, столовым на 22 дня, электростанциям на 18 дней. Запасы нефтепродуктов не могли обеспечить и месячной потребности города.[162]

Резко сократилась выработка электроэнергии. Причиной этого являлся не только недостаток топлива, но и то, что такие электростанции, как Волховская, Свирская, Дубровская, оказались за кольцом блокады. Если в первой половине сентября 1941 г. дневная выработка электростанций Ленинграда составляла 6.8 млн квтч, то с 25 декабря она упала до 1 млн квтч. В последующие месяцы произошло еще большее падение выработки электроэнергии. Если в декабре 1941 г. всего было выработано 50 млн квтч, то в январе 1942 г. — 13.07 млн квтч, а в феврале — 7.48 млн квтч.[163] Поэтому были приняты меры к строгой экономии топлива и электроэнергии. С 17 ноября Ленинград погрузился во тьму. С этого дня пользоваться электроэнергией в пределах установленных лимитов разрешалось только в зданиях Смольного, Главного штаба, отделений милиции, райкомов партии, райисполкомов, райвоенкоматов, штабов МПВО, телеграфа, почтамта, телефонных станций, городской пожарной охраны, судебных органов, в госпиталях и больницах, конторах домохозяйств, здании Ленэнерго. 6 декабря прекратилось центральное отопление жилых зданий, 20 декабря на улицах и площадях города застыли троллейбусы, а 3 января 1942 г. остановилось движение трамваев. 52 трамвая, не добравшись до парков, застряли на линиях.[164]

Наступившие холода резко изменили быт блокадного Ленинграда. Зимой 1941/42 г. жилые помещения освещались коптилками и лучинами. Во многих домах не работал водопровод. Всего по городу зимой 1941/42 г. оказались замороженными 6369 домовых вводов или 43 % от общего количества и 91 адрес уличных магистралей протяжением 40 км.[165] Замерзание водопроводов и прекращение подачи воды обусловило и прекращение работы канализационной сети, что привело к значительному загрязнению квартир и домов. «Во дворах ужасно грязно, — записал 27 января 1942 г. в своем дневнике один блокадник. — Туалет и канализация не функционируют. Все отходы выносят во двор. Там вырыты две ямы для отбросов, но вокруг них все так загажено, что к ним не подступиться. Что будет, когда потеплеет? Есть приказ двор вычистить в течение 5 дней. Но нет никого, кто мог бы это сделать. Все так слабы при такой порции хлеба».[166]

Обессиленные люди, проживавшие в домах с замерзшим водопроводом, вынуждены были, выстаивая в длинных очередях, брать воду у водоразборных колонок и в прорубях рек. Для голодных и истощенных людей это было очень тяжелым и непосильным трудом. «Возили мы воду из Невы, — вспоминала Г. И. Петрова. — Это против Медного всадника… там прорубь была большая. Мы на коленочки вставали около проруби и черпали воду ведром… И вот пока довезем эту воду, она, конечно, уже в лед превращается. Приносили домой, оттаивали ее… Приходилось чаще ходить за водой. И было страшно скользко. Спускаться вниз к проруби было очень трудно. Потому что люди очень слабые были: часто наберет воду в ведро, а подняться не может. Друг другу помогали, тащили вверх, а вода опять проливалась».[167]

Не работали бани, прачечные, комнаты обогревались печами-времянками, так называемыми «буржуйками», которые мастерились самими ленинградцами и выпускались местной промышленностью. Но дров не было. «Дрова, — записал в дневнике И. И. Жилинский, — продаются на улицах на саночках по баснословной цене, а больше на продукты. Предлагают дрова на шоколад, который выдается по детским карточкам, и т. д.».[168] За отсутствием дров «буржуйки» топили мебелью, книгами, но «буржуйки», сделанные из кровельного железа, давали тепло пока топились.

«Наша жизнь робинзоновская, — записано в дневнике И. И. Жилинского 30 января 1942 г., — у нас в ходу лучинушка…, забыли баню…, нет парикмахерских, в квартирах, как, например, у нас, температура ночью 2—1,5 градуса, днем же всего 6–8 градусов, так что умыться не всегда можно. С ночи умывальник замерзает, днем холодно. Руки как у кочегаров, к тому же от работы изранены, загрязнены и закоптелые, с пригорелыми конечностями. Спим мы в ватниках, не раздеваясь (снимаем лишь валенки), под одеялом и сверху — пальто».[169]

«Ночевать было, конечно, страшно, — вспоминала К. Н. Дубровина, — …все было выбито, мороз, холод страшный…, два окна забила — одно одеялом, другое старым ковром, так, чтобы хотя не дуло… Но это… лишило меня света. И я приспособилась так: я приходила в темноте и знала, что вот здесь — у меня кровать, залезала в эту нору, как я ее называла, ложилась до утра и в таком холоде… Несколько подушек на себя наваливала».[170]

Очень осложнял обстановку в Ленинграде активизировавшийся преступный мир. Человек в экстремальных условиях проявляет не только свои лучшие человеческие качества — доброту, взаимопомощь, мужество и героизм. Природа человека полна зла, и это зло у отдельных личностей в войну вылезает наружу, что и нашло свое проявление в блокадном Ленинграде.

Преступники грабили квартиры, особенно когда их хозяева, спасаясь от бомб и снарядов, прятались в убежищах, а также квартиры эвакуированных и призванных в Красную Армию, возле булочных и в темных местах вырывали у женщин и стариков хлеб и хлебные карточки, похищали продукты в магазинах, на складах, в столовых. В январе 1942 г. было зарегистрировано 84, а в феврале — 48 случаев ограблений и убийств граждан с целью завладения продуктами питания и продуктовыми карточками. С целью похищения хлеба в этом же месяце было 72 случая нападений на повозки с хлебом и продуктовые магазины. За пять месяцев в столовых было выявлено хищений продовольствия на 260 тыс. р.,[171] что по тем временам было значительной суммой.

На почве голода в Ленинграде развилось своеобразное блокадное воровство. «Мальчишки, особенно страдавшие от голода (подросткам нужно больше пищи), — вспоминал переживший блокаду академик Д. С. Лихачев, — бросались на хлеб и сразу начинали его есть. Они не пытались убежать: только бы съесть побольше, пока не отняли. Они заранее поднимали воротники, ожидая побоев, ложились на хлеб и ели, ели, ели». Но голод доводил некоторых ленинградцев до безумия. В ноябре 1941 г. в городе появилось трупоедство и людоедство. Трупоедство выражалось в обрезании у трупов мягких частей и употреблении их в пищу. Людоеды с целью поедания человеческого мяса убивали людей. Как правило, убивали незнакомых людей, заманивая их в квартиры для обмена товаров на продукты. «Так съели одну из служащих издательства АН — Вавилову, — пишет в своих воспоминаниях Д. С. Лихачев. — Она пошла за мясом (ей сказали адрес, где можно было выменять вещи на мясо) и не вернулась. Погибла где-то около Сытного рынка».[172]

Арестованные людоеды на допросах подробно рассказывали, сколько человек они умертвили и каким способом они это делали. Их рассказы здесь приведены не будут. Не следует из души человека вытаскивать самое мрачное. Скажу только, что людоеды убивали и употребляли в пищу взрослых и детей, родственников и даже своих детей.[173]

Большинство трупоедов и людоедов преступления совершали с целью добывания человеческого мяса для себя. Но были и такие, которые и ели человеческое мясо, и обменивали его на разные вещи. Некоторые добывали человеческое мясо для продажи.

Наибольший размах каннибализм получил в самый тяжелый период блокады, в январе — марте 1942 г. В дальнейшем эти преступления пошли на убыль, но не исчезли вплоть до конца 1942 г. 13 апреля 1942 г. начальник управления милиции Е. Грушко писал председателю исполкома Ленгорсовета П. С. Попкову: «За последнее время число случаев трупоедства в г. Ленинграде резко сократилось, однако еще довольно значительно и идет исключительно за счет похищения трупов и трупных частей с кладбищ: Охтинское, Серафимовское, Волковское, Митрофаньевское, Смоленское и др. Охрана на кладбищах… поставлена плохо. Хищения трупов и трупных частей совершаются в любое время суток. На кладбища приходят с мешками, топорами, где открыто производится расчленение трупов и части тела уносят с кладбища, а сторожевая охрана кладбищ бездействует».[174]

Голод и холод вызвали массовую смертность среди населения Ленинграда. Причиной смертности явилась алиментарная дистрофия — общее заболевание организма, вызванное голодным истощением (главным образом из-за отсутствия белков и жиров) и характеризовавшееся слабостью, исхуданием, отеками и резкими изменениями всех органов и тканей.[175] «…то, что делалось в результате голода, — вспоминал блокадник Е. С. Ляпин, — это было особенно ужасно, как менялся облик человека. Менялся облик, лицо, человек был вроде движущегося трупа, а известно, что это зрелище тяжелое. Эти желтые лица очень страшны, причем заметно остановившийся взгляд. Это не то, что когда болит рука или нога, и человек очень сильно мучается. Тут весь организм расстраивался, часто имелись нарушения психических процессов. Желтое лицо, остановившийся взгляд, заметно терялся голос, нельзя было по голосу судить, мужчина это или женщина, дребезжащий голос, существо, потерявшее возраст, пол».[176]

Блокадным бедам нет границ:
Мы глохнем
Под снарядным гулом.
От наших довоенных лиц Остались
Лишь глаза и скулы.
И мы обходим зеркала,
Чтобы себя не испугаться…!
(Ю. Воронов)

«Уже в начале декабря, — говорится в отчете управления предприятий коммунального обслуживания исполкома Ленсовета, — в городе все чаще и чаще можно было встретить людей истощенных, с опухшими лицами, отекшими ногами и замедленной походкой, опирающихся при ходьбе на палочки. Наблюдались нередко случаи, когда люди разных возрастов, нередко молодые мужчины, без всякой видимой причины падали на мостовых и панелях и не в состоянии были без посторонней помощи подняться. Некоторые из них поднимались и плелись дальше, не реагируя уже ни на что окружающее… а частично тут же на улице умирали».[177] За неделю с 6 по 12 декабря на улицах города скоропостижно скончался 841 человек, а в январе 1942 г. — 2207 человек. 2559 человек истощенных были подобраны на улицах и отправлены в больницы. В феврале на улицах города скоропостижно скончались 2105 человек.[178] «Умирали сначала мужчины, потому что мужчины мускулистые и у них мало жира, — вспоминает врач Г. А. Самоварова. — У женщин, маленьких даже, жировой подкладки больше. Но и женщины тоже умирали, хотя они все-таки были более стойкими».[179] Умирали женщины, отдававшие свою еду детям. «Так умерла наша сослуживица по издательству — О. Г. Давидович, — вспоминает Д. С. Лихачев. — Она все отдавала ребенку. Ее нашли мертвой в своей комнате. Она лежала на постели. Ребенок был с ней под одеялом, теребил мать за нос, пытаясь ее разбудить».[180]

Некоторым ленинградцам жизнь спасала смерть их близких. После кончины родственников они старались не сдавать их продовольственные карточки и продолжали получать по ним хлеб. «Каждый день канонада, взрывы, разрывы дальнобойных снарядов противника, но все так атрофировались, так всем осточертела эта жизнь, что не уделяют никакого внимания никакому грому, — записал И. И. Жилинский 30 января 1942 г. — Убьют, так убьют — лишь бы наповал и сразу. Один конец. Надоело страдать. У людей умирают родные — мужья, матери, сестры, больные дети. Никто не проронит слезы, как будто идет все нормально. Смерть ближнего, родного в семье приносит жизнь остающимся. Умершего выдерживают в холоде до конца месяца и получают по его карточке хлеб для себя… Сколько покойников есть, но скрываемых! А сколько их ежедневно везут и везут, без гробов, на детских саночках… На улице видишь: человек слаб и приседает на крыльце, так дворник просит не садиться и идти дальше, зная, что он умрет и надо потом его сплавлять в морг. Но если этот хорошо одет, то дворники относятся более почтительно и даже предлагают присесть на табурет — ведь потом он его и разденет. Сколько по городу умирают на улицах, а из морга на кладбище увозят голышами».[181] Известен случай, когда одна женщина спрятала в квартире труп своей сестры и, получая по ее карточкам хлеб, выжила. Видимо, боясь разоблачения, женщина труп не захоронила, и он оставался в квартире и после блокады. И лишь спустя много лет труп, превратившийся в высохшую мумию, был обнаружен новыми квартирантами.[182]

Каждый житель Ленинграда за зиму 1941/42 г. в среднем потерял 22.7 %, а в отдельных случаях и 35–40 % своего веса. Падение веса шло за счет почти полного израсходования жира (до 90–95 %), от потери веса сердца, печени, мышц.[183]

Трагедия пришла в каждый ленинградский дом. Многие семьи вымирали полностью. Вот какую жуткую картину увидел заместитель директора ремесленного училища № 12, посетивший в феврале 1942 г. жилище одного из своих учеников — отличника Кирюшкина, не являвшегося в училище несколько дней. В закопченной комнате ученик уже 18 дней спал на постели вместе с завернутым в полушубок отцом, умершим 18 дней назад. На другой кровати лежала его мать, умершая 14 дней назад. Рядом с матерью лежала также мертвая его 12-летняя сестра, умершая 10 дней назад. В углу копошились две его маленькие сестренки 6 и 8 лет, которых Кирюшкин просил не беспокоить, так как они скоро должны были умереть.[184]

Нельзя без содрогания читать ставший всемирно известным трагический дневник одиннадцатилетней школьницы Тани Савичевой, в котором со страшной последовательностью фиксируется, как один за другим погибали от голода члены большой семьи Савичевых.

«Женя умерла 28 дек. в 12.30 час. утра 1941 г.

Бабушка умерла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г.

Лека умер 17 марта в 5 час. утра 1942 г.

Дядя Вася умер 13 апреля в 2 ч. ночь 1942 г.

Дядя Леша 10 мая в 4 ч. дня 1942.

Мама 13 мая в 7 час. 30 утра 1942.

Савичевы умерли. Осталась одна Таня. Умерли все».[185]

Но и Таню не удалось спасти. Ее в тяжелом состоянии в августе 1942 г. по Ладоге вывезли из Ленинграда. 1 июня 1944 г. она умерла от прогрессирующей дистрофии и похоронена в поселке Шатки Нижегородской области.

В ноябре 1941 г. от истощения в городе погибло 11 тыс. человек, в декабре — около 54 тыс. человек. С наступлением холодов, когда в результате резкого обострения продовольственных трудностей, недостатка топлива и отсутствия электроэнергии страдания и лишения ленинградцев достигли апогея, смертность приняла катастрофические размеры. По подведенным в октябре 1942 г. итогам перерегистрации паспортов, осуществленной в июле— августе 1942 г., в Ленинграде, Колпине и Кронштадте в январе 1942 г. умерло 126 989 человек, в феврале — 122 680 человек, в марте — 98 481 человек, в апреле 66 365 человек, в мае — 43 127 человек. Наибольших размеров смертность в городе достигла в январе, феврале.[186] Великий город умирал. Но как писала находившаяся в Ленинграде Ольга Берггольц: «Смерть не дохнула нам в лицо удушающими газами, она просто вошла в каждого из нас как предельная слабость плоти, как грызущий голод, как постоянный ледяной озноб».[187]

Гитлер, стремившийся уничтожить жителей Ленинграда, внимательно следил, как выполняется его указание. В застольном разговоре со своими подчиненными в своей Ставке 9 апреля 1942 г. он заявил: «Ленинград обречен… число его жителей из-за голода уменьшилось до 2 миллионов. Если вспомнить, что согласно сведениям, полученным от турецкого посла в России, даже в городе, куда эвакуировались дипломаты (г. Куйбышев. — В. К.), невозможно нормально поесть, а также, что русские все чаще и чаще употребляют в пищу мясо сдохших лошадей, то можно представить себе, насколько еще уменьшится население Ленинграда. Разрушение в ходе бомбежек и артобстрелов также способствовало гибели там всех и вся».[188]

Гитлеровское военное командование, осуществлявшее истребление ленинградцев, тоже пристально наблюдало за «развитием ситуации в Ленинграде». Вот бесстрастное сообщение начальника полиции безопасности и СД от 18 февраля 1942 г.: «Уже в декабре у большей части гражданского населения Ленинграда наблюдалось опухание от голода. Все чаще жители падают на улицах и остаются лежать мертвыми. В январе среди гражданского населения началась массовая смертность. В вечерние часы трупы везут на санках из домов на кладбища, где из-за невозможности разрыть замерзшую землю их просто бросают в снег. В последнее время близкие умерших экономят силы на дорогу от дома до кладбища и сгружают трупы уже по пути — на обочину дороги. Один перебежчик пытался сосчитать в конце января на оживленной улице Ленинграда во второй половине дня провозимые мимо него сани с трупами и насчитал их в течение часа около 100. Часто трупы складываются во дворах или на огороженных свободных площадках. Во дворе одного разрушенного жилого блока штабель из трупов был около 2 м высотой и 20 м длиной. Часто трупы даже не вывозятся из квартиры, а просто оставляются в неотапливаемых помещениях. В бомбоубежищах часто находят мертвых, о вывозе которых никто не думает. Например, в Александровской больнице, в неотапливаемых помещениях, в проходах и во дворе находится 1200 трупов. Уже в конце января количество ежедневно умиравших от голода и холода составляло 2–3 тысячи человек.

В конце января в Ленинграде ходил слух, что ежедневно умирает уже около 15 тысяч человек, и в течение трех последних месяцев от голода умерло уже 200 тысяч человек. Но это по отношению ко всему населению не слишком много. Следует, однако, учесть, что количество умерших будет с каждой неделей неслыханно возрастать, если сохранятся теперешние условия — голод и холод. Сэкономленные продовольственные пайки, поделенные на каждого, не имеют значения. В большом числе жертвами голода могут стать дети, особенно — малыши, для которых нет питания. К тому же в ближайшее время ожидается вспышка эпидемии оспы, от которой должно погибнуть много детей».[189]

Чтобы скорее уморить ленинградцев голодом, командование вермахта привлекло профессора Цигельмайера, известного специалиста по вопросам питания, занимавшего должность заместителя интенданта гитлеровской армии. Точно зная, сколько в Ленинграде людей и продовольствия, Цигельмайер высчитывал, когда ленинградцы начнут умирать и сколько потребуется времени, чтобы вымер весь Ленинград. «Я писал справки, — говорил Цигельмайер после войны советскому профессору А. Д. Беззубову, — что люди на таком пайке физически не могут жить. И поэтому не следует рисковать немецкими солдатами. Ленинградцы сами умрут, только не надо выпускать ни одного человека через фронт. Пускай их останется там больше, тогда они скорее умрут, и мы войдем в город совершенно свободно, не потеряем ни одного немецкого солдата». Как видно по словам Геббельса, Ленинград «должен быть уничтожен почти научно обоснованным методом». Потом Цигельмайер говорил Беззубову: «Я все-таки старый пищевик, я не понимаю, что за чудо у вас там произошло».[190]

Если отбросить цинизм и звериную жестокость Цигельмайера, следует сказать, что его заявление о том, что «люди на таком пайке физически не могут жить», было правильным.

Действительно, продолжительность жизни при энергетической ценности пищи от 403 до 1009 калорий в сутки при физиологической норме 3200 калорий может составлять не более месяца. Но так как такой паек ленинградцы получали два-три месяца, то они все должны были умереть. Но этого не произошло. И никакого чуда здесь не было. Цигельмайеру не суждено было в этом разобраться.

Российские ученые-медики предполагают, что «в роковые моменты в организме пробуждаются неведомые ранее скрытые резервы и реализуется возможность противостоять умиранию». И этим резервом при полном голодании, единственным, по их мнению, источником существования были собственные структуры организма, доказательством чего являлось полное исчезновение жировых отложений и резкое уменьшение массы сердца, печени, селезенки.[191] У человека, умершего от дистрофии, оставались неизменными только мозг и почки.

В то же время ученые считают, что выживанию блокадников мог способствовать и психоэмоциональный фактор, о чем Цигельмайер тоже не мог знать. Профессор М. В. Черноруцкий, сам переживший блокаду, писал: «Нам приходилось видеть немало случаев, когда ослабление воли к жизни, упадок сил и отказ от привычного ритма жизни при прочих равных условиях заметно ускоряли развитие болезненного процесса и резко ухудшали общее состояние больного, приближая неблагоприятный исход. И, наоборот, твердая и целеустремленная воля к жизни, бодрость духа, постоянный оптимизм и неизменная организованность трудового режима вопреки, казалось бы, самой очевидности, „наперекор стихиям“, поддерживали немощное тело и как бы вливали в него новые силы».[192]

Согласны с М. В. Черноруцким и другие ученые медики. Пережившая блокаду в детском доме доктор биологических наук С. В. Магаева пишет: «Многие блокадники убеждены, что выжили только потому, что не позволили себе слечь («залечь», как тогда говорилось) и смириться с обреченностью на смерть. Рабочие, врачи, педагоги и комсомольцы, патрулировавшие промерзшие дома в поисках осиротевших детей, продолжали трудиться из последних сил, а потом из самых последних… По утрам колоссальным усилием воли они превозмогали голод и слабость, вставали с кровати, собирались с силами и шли за хлебным пайком для обессилевших, истощенных голодом детей и стариков. Неимоверными усилиями, преодолевая желание лечь и больше не вставать, они шли на свою ежедневную непосильную, но необходимую работу, от которой зависела жизнь сотен тысяч людей».[193]

Это же отметили А. Адамович и Д. Гранин в «Блокадной книге». «Было и бесчувствие, была черствость, — писали они. — Воровали карточки, вырывали кусок хлеба, обирали умирающих… всякое было, но удивительно не это, удивительно, как много было спасений… Те, кто спасал, те, кто за кого-то беспокоился, кому-то помогал, вызволял и кого-то тащил, те, на ком лежала ответственность, кто из последних сил выполнял свой долг — работал, ухаживал за больными, за родными — те, как ни странно, выживали чаще».[194]

А. Адамович и Д. Гранин обратили внимание и на то, что блокадникам очень помогали коллективизм и товарищество. «Довольно скоро многие почувствовали спасательную силу товарищества, старались соединиться, быть вместе… переходили на так называемое казарменное положение… Главным в казарменном положении, в этой коллективной жизни была взаимовыручка, взаимодействие, которое поддерживало дух».[195]

Важнейшую роль в выживании играла работа блокадников. «Работа заглушала непрестанные, доводящие до безумия мысли о еде. Через работу люди приобщались к жизни страны, от которой они были отрезаны».[196]

Но главным, что помогало ленинградцам выжить в страшные месяцы блокадной зимы 1941/42 г., могли быть дополнительные, кроме блокадного пайка, источники питания.[197]

Наибольшей группой блокадников, имевших дополнительный источник питания, являлись работники столовых, хлебозаводов, госпиталей, продовольственных складов и магазинов. Кроме продуктов, получаемых по продовольственным карточкам, они имели возможность не только потреблять продукты, не предназначенные для них, но и помогать ими своим родным и знакомым и даже продавать похищаемые ими продукты.

Могли блокадники покупать продукты или обменивать их на вещи и ценности на разных рынках города. Но так как продукты продавались и обменивались из-под полы, потому что были похищенными, они, как пишет один блокадник, были «трудно находимыми и трудно доступными». Это потому, что правоохранительные органы, ведя с расхитителями и спекулянтами решительную борьбу, систематически проводили облавы на рынках. И все-таки в эти же месяцы продукты можно было достать по следующим ценам: 100 г хлеба за 30 р., 100 г масла за 70–80 р., 100 г сахара за 30 р., 1 кг хлеба за 200 р. Дамское пальто можно было обменять на пуд картофеля, карманные часы — на 1.5 кг хлеба, валенки с галошами — на 4 кг жмыха, русские сапоги — на 3 кг хлеба. Правда, как записал в дневнике блокадник Н. П. Горшков, «на рынке купить ничего нельзя за деньги. Идет только натуральный обмен». По сведениям и. о. директора горуправления рынками Кириллова, на большинстве колхозных рынков, в особенности на Клинском, Кузнечном, Октябрьском, Мальцевском и Сытном, толкучкой ежедневно пользовались свыше тысячи человек.[198]

Одним из дополнительных источников питания могли быть какие-то запасы продуктов. У некоторых запасливых ленинградцев могли быть не только довоенные запасы, но и накопленные в первый месяц войны до введения 18 июля 1941 г. карточной системы на продукты и даже в какое-то время после 18 июля, когда нормы выдаваемых продуктов по карточкам были достаточно высоки, а некоторые продукты по повышенным ценам продавались без карточек.

Осенью 1941 г. некоторые ленинградцы принимали участие в уборке урожая в пригородных хозяйствах, за что получали картофель и овощи. Кроме этого, позднее, под огнем немецкой артиллерии, они там же добывали из-под снега неубранные овощи.

Отдельные ленинградцы могли иногда получать что-то из продуктов от изредка бывавших в городе родственников или знакомых, находившихся на фронте под Ленинградом, хотя там продовольственный паек был тоже довольно скудным.

Мы не знаем, сколько ленинградцев имели дополнительные источники питания, но несомненно именно эти источники были одной из причин того, что не все ленинградцы, находившиеся в блокированном городе, погибли от голода.

В сложнейшую проблему превратились захоронения погибших. «Сейчас умереть гораздо легче, чем похоронить», — записал в своем блокадном дневнике 13 декабря 1941 г. известный ученый-востоковед А. Н. Болдырев.[199] Захоронения проводились на многочисленных ленинградских кладбищах, в том числе на Пискаревском, Волковском, Татарском, Большеохтинском, Серафимовском, Еврейском, Киновеевском, Богословском и на специально отведенных земельных участках.

Вначале родственники сами отвозили на кладбища умерших родных и близких. Как это происходило, написано в отчете городского управления предприятий коммунального обслуживания: «По городу двигалось множество своеобразных похоронных процессий, а на уличных магистралях, ведущих непосредственно к кладбищам…, они представляли сплошную вереницу… В густой дымке трескучих морозов закутанные человеческие фигуры медленно и молча с сумочками-авоськами двигались по улицам осажденного, непокоренного города, волоча за собой саночки, фанерные листы с уложенными на них в самодельных гробах, ящиках или зашитыми в одеяла или простыни одним или несколькими покойниками, а иногда толкая перед собой ручную тележку с покойником, подпрыгивающим на ней, или двигающие перед собой детскую колясочку с покойником, зашитым в одеяло простынь и усаженным в нее. Перед входами на кладбища скоплялись сотни людей, саночек, тележек, автомашин, детских колясочек.

Конторы кладбищ были битком набиты людьми. Здесь люди ожидали оформления документов… Здесь же толпились так называемые кладбищенские „волки" с ломами, лопатами, топорами и кувалдами. Эти люди, пользующиеся бедствием других, их бессилием, отсутствием на кладбищах штатных могильщиков, за хлеб, крупу, табак, водку, продовольственные карточки нанимались рыть могилы…, но поскольку надзора за их работой со стороны администрации кладбищ не было, а граждане, доставившие покойника, усталые и иззябшие, не всегда могли ждать конца захоронения покойника, то „волки" в отдельных случаях бросали незахороненных покойников на кладбище, иногда отрывали неглубокие ямки-могилы, ставили гроб или укладывали „куклу" (покойник, зашитый в одеяло или простынь), прикрывали его несколько землей или просто снегом и считали свое дело сделанным…

С половины декабря 1941 г. кладбища, особенно Серафимовское, Большеохтинское и Волково, представляли такую картину: перед воротами кладбищ прямо на улице, на самих к кладбищах у контор, церквей, на дорожках, в канавах, на могилах и между ними десятками, а иногда и сотнями, лежали оставленные покойники в гробах и без них, их постоянно работники кладбищ и привлеченные убирали, хоронили в траншеях, но покойников продолжали подбрасывать, и это зрелище оставалось до марта».[200]

Но с усилением голода и холода количество индивидуальных захоронений сокращалось. Главным при погребении умерших был трест «Похоронное дело». Но уже в декабре 1941 г. трест явно не справлялся с захоронением умерших, в городе скапливалось много незахороненных трупов. На 20 января 1942 г. в прозекторских больниц города находилось более 4 тыс. незахороненных трупов. В восьми районных моргах — 5783 трупа, в кладбищенских моргах — 4735 трупов. На Пискаревском кладбище в отдельные дни февраля 1942 г. их количество достигало 20–25 тыс. Они были сложены в штабеля длиною до 180–200 м и высотою до 2 м.[201]

Для рытья траншей, которые становились братскими могилами, были привлечены штаб МПВО, 4-й полк НКВД, 5-е особое строительное управление, располагавшее экскаваторами, и другие организации. Кроме того, в феврале 1942 г. для захоронения трупов на кладбищах было привлечено около 4 тыс. человек. Работы по отрывке траншей с помощью экскаваторов и взрывов проводились круглосуточно. На Пискаревском кладбище с 16 декабря 1941 г. по 1 мая 1942 г. было вырыто 129 траншей. В шести траншеях длиной до 180 м, шириной 6 м было захоронено по 20 тыс. с лишним трупов. Всего с 1 июля 1941 г. по 1 июля 1942 г. под захоронение на кладбищах города и на вновь отведенных участках было вырыто 662 братские могилы длиной более 20 тыс. м, не считая занятых под захоронение песчаного карьера, противотанкового рва, бомбовых воронок на Богословском кладбище и волчьих ям на Серафимовском.[202]

В целях ликвидации накопившихся тел умерших начальник государственной санитарной инспекции Ленинграда М. Я. Никитин предлагал производить массовое сжигание трупов простейшим способом в кострах. Он ссылался на то, что такой способ имел место в истории во время войн и эпидемий как за рубежом начиная со средних веков до наших дней, так и у нас.[203] До костров дело не дошло. Но в феврале 1942 г. трупы стали сжигать в термических печах Ижорского завода, а с марта 1942 г. — и в тоннельных печах 1-го Кирпичного завода. Всего с 7 марта по 1 декабря 1942 г. там было кремировано 117 300 трупов.[204]

Положение Ленинграда зимой 1941/42 г. трудно представить. Вот как описывал его переживший блокаду писатель Н. Тихонов: «Наступили дни, которых не смог бы выдумать самый неуемный писатель-фантаст. Картины Дантова ада померкли, потому что они были только картинами, а здесь сама жизнь взяла на себя труд показывать удивленным глазам небывалую действительность. Она поставила человека на край бездны, как будто проверяла, на что он способен, чем он жив, где берет силы…».[205]

Руководство города — Военный совет фронта, Ленинградская партийная организация, городской и районные советы депутатов трудящихся — проводило огромную работу по спасению жизни населения города. Прежде всего была развернута интенсивная борьба с немецкой артиллерией и бомбардировочной авиацией. Правда, до весны 1942 г. контрбатарейная борьба, которую вела артиллерия Ленинградского фронта и Балтийского флота, носила в основном оборонительный характер. Артиллеристы вступали в борьбу с артиллерией противника, когда она обстреливала город. Это объяснялось недостатком боеприпасов, средств артиллерийской инструментальной разведки, отсутствием корректировочной авиации и другими причинами. Поэтому действия советской артиллерии осенью и зимой 1941/42 г. не были достаточно эффективными, хотя ее удары и наносили урон боевой мощи врага.

С марта 1942 г. борьба с вражеской артиллерией приняла наступательный характер на основе принципа планового уничтожения стабильных батарей противника.[206] В результате обстрел Ленинграда сократился. Если с декабря 1941 г. по март 1942 г. вражеская артиллерия выпустила по городу 20 817 снарядов, то за второе полугодие 1942 г. — 15 747 снарядов, большая часть которых была направлена против советских батарей, ведших контрбатарейную борьбу.[207]

Большую роль в организации борьбы с немецкой артиллерией сыграли командующий Ленинградским фронтом Л. А. Говоров, представитель Ставки Верховного Главнокомандующего Н. Н. Воронов, командующий артиллерией фронта Г. Ф. Одинцов, начальник артиллерии Балтийского флота И. И. Грен, начальники артиллерии армий, командиры артиллерийских частей и подразделений.

Кроме этого, Военный совет Ленинградского фронта 16 сентября 1941 г. обязал исполкомы Ленинградского областного и городского советов в двухдневный срок переселить из наиболее подвергавшихся обстрелам врага южных пригородных районов города и из части Кировского (до виадука), Московского (до виадука у завода «Электросила») и Володарского (до Куракиной дороги) районов больницы, родильные дома, детские сады, а также женщин с детьми. Население, проживавшее в пригородах, переселялось в Парголовский и Всеволожский районы, а проживавшее в Кировском, Московском и Володарском районах — в северные районы города. Переселение производилось в комнаты, освободившиеся в связи с отъездом их владельцев из Ленинграда, а также путем уплотнения жильцов.[208] 20 сентября 1941 г. Военный совет Ленинградского фронта принял постановление о переводе некоторых промышленных предприятий из этих же районов в северную часть города. Двадцать один завод и фабрика были переведены на Васильевский остров, Выборгскую и Петроградскую стороны. Среди переведенных были заводы Ижорский, «Большевик», им. Егорова, Подъемно-транспортных сооружений им. Кирова, Канонерский, фабрика «Скороход», Мясокомбинат им. Кирова. Затем были перебазированы «Электросила», Кировский завод и др. «Электросила» расположилась в основном на «Светлане», Кировский — на Металлическом и четырех других заводах.[209]

Немецкую бомбардировочную авиацию Ленинград встречал сотнями поднятых аэростатов заграждения, артиллерийским и пулеметным огнем, действиями истребительной авиации. В ночь на 5 ноября 1941 г. младший лейтенант А. Т. Севастьянов совершил ночной воздушный таран, в результате которого сбил вражеский бомбардировщик.

В результате успешных действий противовоздушной обороны противник нес большие потери. Из 4306 самолетов, принимавших участие в налетах на Ленинград, в июле — сентябре 1941 г. прорвались к городу только 508 самолетов, из которых 333 были уничтожены в воздушных боях.[210]

К борьбе с последствиями воздушных налетов и артиллерийских обстрелов привлекалось значительное число ленинградцев, входивших в состав формирований МПВО. Так, 19 сентября 1941 г. для ликвидации очагов поражения и спасения пострадавших было привлечено 25 390 человек, 70 автомашин скорой помощи, 103 автонасоса и автоцистерны.[211]

Руководством города принимались меры для решения продовольственной проблемы. Здесь важную роль играла сеть общественного питания, которая серьезно помогала жителям. Количество столовых, в которых они питались по своим продовольственным карточкам, все время увеличивалось, и к 1 февраля 1942 г. в городе насчитывалось 2012 столовых и 10 фабрик-кухонь, обслуживавших 1 млн 150 тыс. человек. Кроме того, было открыто 73 чайных, а при домохозяйствах — кипятильники, отпускавшие населению кипяток. В 275 продовольственных магазинах была организована продажа чая и кофе.[212]

Были в Ленинграде и такие столовые, где горожане получали питание на льготных условиях. Так, в октябре — ноябре 1941 г. — в январе 1942 г. в столовых большинства предприятий и организаций и, в частности, в Домах ученых им. Горького и писателей им. Маяковского, в Смольном питание по продовольственным карточкам отпускалось с вырезкой только 100 % талонов на хлеб и 50 % талонов на мясо, а за блюда из крупы и макарон талоны не вырезались.[213]

Но в столовых некоторых предприятий (Охтинский химкомбинат, электростанции и др.) в декабре 1941 г. и январе 1942 г. питание отпускалось без продовольственных карточек (за исключением хлеба). 17 декабря 1941 г. Исполком Ленгорсовета разрешил Ленглавресторану отпускать ужин без продовольственных карточек секретарям райкомов партии, председателям исполкомов райсоветов, их заместителям и секретарям исполкомов райсоветов. 26 декабря Ленинградская контора «Гастроном» получила указание организовать с доставкой на дом единовременную продажу без продовольственных карточек академикам и членам-корреспонден- там Академии наук СССР масла животного — 0.5 кг, консервов мясных или рыбных — 2 коробки, яиц — 3 десятка, сахара — 0.5 кг, печенья — 0.5 кг, шоколада — 0.3 кг, муки пшеничной — 3 кг, виноградного вина — 2 бутылки. 17 января 1942 г. Ленгастроном получил указание открыть 18 января 1942 г. специальный магазин для членов Академии наук и других прикрепленных для ежемесячной продажи им без продовольственных карточек 2 кг муки, 3 кг крупы, 0.5 кг жиров, 2 кг мяса, 1 кг сахара. Этим же указанием к магазину были прикреплены 20 ученых университета (ректор, деканы факультетов, заведующие кафедрами) и 7 членов Географического общества. Величина дополнительного питания руководящих работников Ленинграда была разной и определялась уровнем их власти и управления. Директора промышленных предприятий, их заместители и главные инженеры дополнительно к продовольственным карточкам получали обеды, обеденные карточки и сухие пайки. Это же получали и крупные деятели науки, литературы и искусства. Руководящие работники партийных, комсомольских, советских и профсоюзных организаций кроме этого имели еще и ужин. Командование Ленинградского фронта и Балтийского флота, высокопоставленные командированные, семьи генералов, адмиралов и Героев Советского Союза имели особое литерное питание.[214]

По поводу питания руководителей обороны Ленинграда очень правильно написал участник обороны города, известный историк и писатель Даниил Аль: «Смешно звучат постоянно повторяемые упреки в адрес руководителей Ленинграда: ленинградцы голодали, а то и умирали от голода, а начальство в Смольном ело досыта, обжиралось. Что касается вопроса о том, как в Смольном питались, следует сказать: вероятно, хорошо. Но ведь и слава Богу, как говорится. Если бы руководители обороны города поумирали или хотя бы ослабли от голода, они не смогли бы организовать и возглавить ту огромную работу, которая спасла более двух миллионов жизней (в том числе считая воинов Ленинградского фронта), и обеспечить разгром фашистов, пытавшихся уничтожить Ленинград и его жителей».[215]

29 декабря 1941 г. Исполком Ленгорсовета принял решение о развертывании для наиболее истощенных горожан сети стационарных лечебно-питательных пунктов, получивших название «лечебно-питательных стационаров для ослабевших». В начале января 1942 г. на базе госпиталя № 108, а в феврале 1942 г. и гостиницы «Астория», был создан городской стационар для деятелей науки, техники, искусств, стахановцев и руководящих кадров партийных, советских и хозяйственных организаций. Одновременно были организованы районные стационары и стационары на заводах и фабриках. В феврале 1942 г. во всех стационарах имелось 18 855 койко-мест (в том числе 400 мест в городском и 16 850 в районах). Направлявшиеся в стационары на 2–3 недели ленинградцы получали питание со 100 % вырезки талонов из продовольственных карточек на хлеб и 50 % на мясо, жиры, крупы и сахар и медицинскую помощь. С февраля 1942 г. за питание взималась плата по 7 р. 75 коп. в сутки. До конца апреля 1942 г. в стационарах поправили свое здоровье около 64 тыс. ленинградцев.[216]

Важную роль в городе играли медицинские работники. Персонал скорой медицинской помощи, работая в основном на улицах под осколками бомб и снарядов среди горящих и рушащихся зданий, оказывал первую помощь раненым. С 1 июля 1941 г. по 1 ноября 1942 г. медперсонал скорой помощи оказал первую помощь 75 227 пострадавшим и внезапно заболевшим. На санитарном транспорте перевез 105 095 больных.[217]

В феврале 1942 г. в каждом домохозяйстве были созданы санитарно-бытовые комиссии, которые во многом способствовали возможному тогда решению бытовых нужд ленинградцев. В марте 1942 г. в Ленинграде действовало 2559 таких комиссий.[218]

Большую помощь обессиленным ленинградцам оказали дружинницы общества Красного Креста. Они помогали ослабевшим людям на улицах, обследовали квартиры, ухаживали за больными, устраивали в детские учреждения осиротевших детей. За первые полгода 1942 г. дружинницы РОКК обследовали 110 тыс. квартир, из которых 12 тыс. квартир, оказавшихся в антисанитарном состоянии, были приведены в порядок. При обследовании квартир они выявили около 32 тыс. больных, из которых свыше 11 тыс. госпитализировали, а за 10 700 организован уход на дому. Около 4 тыс. детей были устроены в детские учреждения.[219]

В феврале 1942 г. в Приморском районе города был создан первый комсомольский бытовой отряд во главе с мастером фабрики «Красное знамя» комсомолкой Полиной Догадаевой. В памятке отряду говорилось: «Тебе, бойцу комсомольской бытовой бригады, поручается забота о повседневных бытовых нуждах тех, кто наиболее тяжело переносит лишения, связанные с вражеской блокадой. Эта забота о детях, женщинах, стариках — твой гражданский долг. В этом сегодня выражается твое непосредственное участие в защите своего родного города, в спасении жизни и здоровья его граждан, в помощи героической Красной Армии, громящей врага».[220] Зимой 1941/42 г. такие отряды были созданы в каждом районе города, в них постоянно работало около 1000 человек. Кроме того, к работе отрядов в районах привлекалось 500–600 человек. Бойцы бытовых отрядов, несмотря на то что они были голодны и слабы, шли по квартирам, убирали комнаты больных, доставляли им дрова, приносили обеды и продукты, получали зарплату и продовольственные карточки. За январь — март 1942 г. бытовые отряды обследовали 29 800 квартир, оказали помощь 8450 больным, наладили постоянный уход за 10 350 человеками.[221]

Важнейшим делом руководства Ленинграда являлось спасение детей, оставшихся без родителей, число которых увеличивалось с каждым днем. Для поиска и дальнейшего устройства безнадзорных детей стали создаваться детские приемники-распределители (ДПР). В феврале — марте 1942 г. в Ленинграде было создано 15 ДПР. Комсомольцы, для которых спасение осиротевших детей стало кровным делом, проводили сплошной обход домов и квартир и выявленных осиротевших детей доставляли в ДПР, через которые до 20 июня 1942 г. прошло 18 тыс. детей. Пройдя в ДПР санитарную обработку и получив необходимую медицинскую помощь, сироты определялись в детские дома и дома малюток, сеть которых была значительно расширена: 17 декабря 1941 г. в Ленинграде было 17 детских домов, к 1 февраля 1942 г. — 64, к 7 марта 1942 г. — 98.[222]

По мере формирования новых детских домов их срочно по Ладоге вывозили из Ленинграда. Руководителями новых детских домов обычно назначали преподавателей ленинградских школ. Директором одного из таких детских домов, № 37, в составе которого было более 100 детей от 5 до 11 лет, была назначена Вера Ивановна Чернуха — учительница русского языка и литературы одной из школ Кировского района. Не имея опыта в руководстве такого типа детскими учреждениями, она успешно вывезла из блокированного города и в труднейших условиях сохранила более сотни ленинградских детей. Вначале детский дом находился в Краснодарском крае, а в августе 1942 г. Вера Ивановна буквально на глазах немцев, прорвавшихся на Кавказ, вывезла ребят в Киргизскую ССР. Вместе с детским домом № 37 были эвакуированы и дети Веры Ивановны — пятилетний сын Анатолий и одиннадцатилетняя дочь Валентина, ставшая после войны известным российским историком.[223]

Серьезнейшей проблемой было обеспечение города топливом. В середине октября 1941 г. начались лесозаготовки. В Парголовском и Всеволожском районах работали около 3 тыс. ленинградцев, в основном женщины и подростки, которые в течение первого квартала 1942 г. в тяжелейших условиях, вручную заготовили около 300 тыс. кубометров дров. На торфоразработках «Ириновка» и «Янино» ленинградцы заготавливали торф. В январе 1942 г. в город ежедневно отправлялось 67 вагонов торфа, в феврале — 92, в марте — 75.[224]

В декабре 1941 г. приступили к слому на топливо деревянных домов. Кроме того, были разобраны на дрова трибуны стадиона им. Ленина, летние постройки в Центральном парке культуры и отдыха им. Кирова, знаменитый аттракцион «Американские горы» в парке Госнардома и ряд других деревянных сооружений.

В результате в январе — феврале 1942 г. было заготовлено около 38 тыс. кубометров дров, а за всю зиму около 140 тыс. кубометров.[225]

В условиях блокады потребовалось много усилий для борьбы с преступным миром. Только за октябрь — декабрь 1941 г. за хищение и спекуляцию были арестованы 1524 человека, у которых изъято 192 т продовольственных товаров. В январе 1942 г. за активное участие в нападениях на магазины были арестованы 184 человека. Из 75 человек, осужденных военным трибуналом, 8 человек были расстреляны, а 10 человек приговорены к лишению свободы на 10 лет. С февраля по май 1942 г. были пойманы 25 воров, которые взламывали комнаты эвакуированных и находившихся в Красной Армии ленинградцев и похищали их вещи. 5 из них были приговорены к расстрелу, 19 — к лишению свободы на 10 лет.

А всего до 1 октября 1942 г. за бандитизм и разбой, грабежи, бытовые убийства, кражи, хищения и спекуляцию органами милиции были арестованы и преданы суду более 17.5 тыс. человек.

В числе арестованных за уголовные преступления были в основном лица без определенных занятий, подростки, работники домоуправлений. Основной контингент арестованных за спекуляцию и хищения продуктов питания и других нормированных дефицитных товаров составляли служащие торгово-снабженческих организаций. У арестованных было изъято различных ценностей и товаров на сумму 150 млн р.[226]

Беспощадно велась борьба с людоедством, которое квалифицировалось как бандитизм. Помощник секретаря горкома партии А. Кузнецова С. Д. Воинов сообщал, что за людоедство расстреливали. «Для борьбы с людоедами» были созданы специальные отряды, службы. До мая 1942 г. за употребление в пищу человеческого мяса было арестовано 1965 человек. 586 человек приговорены к расстрелу, 668 человек осуждены к разным срокам лишения свободы.[227]

Вся эта многогранная работа, проводившаяся Военным советом, советскими и общественными организациями Ленинграда, способствовала в какой-то степени улучшению положения горожан, однако жизнь ленинградцев продолжала оставаться невероятно тяжелой. Но ни трудности, ни жертвы не поколебали ленинградцев — стойкость духа, их мужество были беспредельны. Высокий нравственный облик ленинградцев помог им сохранить непреклонную волю к победе.

Ленинградцы продолжали трудиться в интересах обороны родного города. Правда, работа ленинградской промышленности из-за недостатка электроэнергии и топлива все время сокращалась, и в результате зимой 1941/42 г. было законсервировано около 270 заводов и фабрик. Из 68 крупных заводов оборонной, судостроительной и машиностроительной промышленности законсервировано 50 предприятий, из 71 фабрики легкой и текстильной промышленности — 70, из 44 заводов местной промышленности — 41.[228]

Но полностью производственная деятельность в Ленинграде не прекратилась. Небольшое количество заводов и фабрик продолжали в той или иной мере выполнять заказы фронта. Тысячи рабочих, ежедневно приходившие на предприятия, не только следили за сохранностью оборудования и станков, но и выполняли работы, нужные фронту. Они в основном ремонтировали танки, пушки, минометы, стрелковое вооружение и в ряде случаев изготовляли новые вооружение и боеприпасы. И все это делалось вручную слесарным способом и на станках с ножным приводом. Не надеясь на централизованное снабжение электроэнергией, заводы устанавливали мелкие блок-электростанции мощностью 30—150 киловатт. Для этого использовались паровые и газогенераторные двигатели, дизели, автомобильные моторы, тракторы, паровые краны. К середине марта 1942 г. было установлено 65 таких блок-электростанций.[229]

Истощенным рабочим приходилось трудиться в нетопленых помещениях. Для обогревания устанавливались небольшие жаровни. Иногда при ремонте танков ослабевшие рабочие, чтобы не свалиться, привязывались к стволу орудия. «Работали не считаясь со временем, — вспоминает контролер ОТК завода им. Карла Маркса А. Семуленкова. — Лишь урывками отдыхали и вновь — на рабо-

Сто двадцать пять блокадных грамм. 1941 г.

Остановился городской транспорт. Зима 1941 1942 гг.

Ленинградцы добывают воду зимой 1941–1942 гг.

Перед Охтинским кладбищем. Февраль 1942 г.

Так провожали в последний путь зимой 1941 1942 гг.

Дневник Тани Савичевой.

В детском саду. 1941 г.

Все для фронта.

Так работали ижорцы в 1941 г.

Д. Шостакович за сочинением 7-й симфонии. 1941 г.

Д. Шостакович на посту MIIBO. 1941 г.

Н. Тихонов в дни блокады.

Занятия в школе. Зима 1941 1942 гг.

Герой Советского Союза Ф. Л. Смолячкой.

Последствия голодной зимы. Весна 1942 г.

Разборка деревянных домов на топливо. 1942 г.

На очистке города 8 марта 1942 г.

чее место. От голода и тяжелого, изнурительного труда с каждым днем силы слабели. Многие умирали прямо на рабочих местах, отдав свои жизни для победы над врагом. Но никто из нас никогда не сомневался в нашей победе».[230]

И в этих труднейших условиях с 15 декабря 1941 г. по 14 марта 1942 г., т. е. в самую страшную блокадную зиму, ленинградские рабочие изготовили 1 танк КВ, 88 полковых пушек, 2657 ППД, 481 миномет и отремонтировали 53 танка (из них 23 КВ), 43 артиллерийские системы, 18 самолетов, 23 авиамотора. Кроме того, было изготовлено и снаряжено большое количество различных боеприпасов, взрывателей, капсюлей воспламенителей и детонаторов, пошито 6900 шинелей, более 350 тыс. комплектов теплого обмундирования и белья, 20 700 пар армейских сапог, 135 тыс. шапок-ушанок.[231]

В это же время из Ленинграда на другие фронты и на заводы в тылу было отправлено 50 тыс. бронебойных 76-миллиметровых снарядов, большое количество разных капсюлей воспламенителей и детонаторов, много авиационных, танковых и артиллерийских приборов.[232]

За трудовой подвиг 739 работников ленинградской промышленности в январе — феврале 1942 г. были награждены орденами и медалями Советского Союза.[233]

Несмотря на блокаду, продолжали свою работу научные учреждения и вузы города. Совершенно справедливо отмечал президент АН СССР, академик С. И. Вавилов, что «история советской науки не должна забывать тех ленинградских ученых, которые более двух лет под бомбами самолетов, под артиллерийским обстрелом, в условиях голода, холода и невиданных лишений продолжали свою научную работу, читали лекции, работали в госпиталях, писали книги. Последние силы отдали они на помощь бойцам, оборонявшим город».[234]

Работы ленинградских ученых были призваны помочь фронту. Ученые Химико-технологического института им. Ленсовета создали новые виды пиротехнических средств для партизан. В Институте теоретической астрономии под руководством профессора И. Д. Жонголовича продолжалась работа по составлению астрономических ежегодников, дававших возможность штурманам путем астрономической ориентировки определять местонахождение кораблей и самолетов. Небольшая группа оставшихся после эвакуации сотрудников Радиевого института под руководством профессора А. Б. Вериго изготовляла для кораблей Военно-Морского флота светосоставы, позволявшие в ночное время без демаскировки пользоваться различными приборами управления. Сотрудники Физико-технического института во главе с А. П. Александровым, И. В. Курчатовым, В. М. Тучкевичем с целью защиты кораблей Военно-Морского флота от неконтактных магнитных мин и торпед продолжили начатые еще до войны работы по размагничиванию кораблей. Они выезжали на Балтийский, Черноморский и Северный флоты. Сотрудники Ботанического института, возглавляемые профессором А. А. Корчагиным, составляли комплексные военногеографические карты и географические очерки прифронтовой полосы. Группа специалистов под руководством профессора Лесотехнической академии В. И. Шаркова разработала технологию гидролиза целлюлозы для превращения ее в пищевой продукт.[235]

Видные ученые Ленинграда были привлечены к работе образованных в начале войны при городском комитете партии комиссий. В специальную техническую комиссию, которая помогала предприятиям в освоении производства оборонной продукции, входили академик АН УССР Н. Н. Давиденков, профессора В. М. Андреев, П. А. Кобеко, А. В. Загулин, Б. А. Остроумов и др. Возглавлял комиссию директор Центрального котлотурбинного института Н. Г. Никитин. В состав комиссии по рассмотрению и реализации оборонных предложений под председательством академика Н. Н. Семенова входили академики А. Ф. Иоффе и Б. Г. Галеркин, профессора Я. Б. Зельдович, Н. Н. Миролюбов, А. А. Петров, Д. В. Тищенко, Ю. Б. Харитон, М. А. Шателен и др. До 1 января 1942 г. в комиссию поступило 945 предложений, из которых 84 наиболее ценных были отобраны для реализации. «Нигде и никогда, — писал академик А. Ф. Иоффе, — я не видел таких стремительных темпов перехода научной идеи в практику, как в Ленинграде в месяцы войны».[236]

Плодотворно работали ученые общественных наук. Они писали и издавали книги о героическом прошлом русского народа, выступали с лекциями и докладами на предприятиях и в воинских частях. Только работниками университета за первые полгода войны было издано около 50 брошюр, а за первый год войны прочитано около 2 тыс. лекций и докладов. Наиболее активно работали профессора Е. В. Тарле, А. А. Вознесенский, В. В. Мавродин, Д. С. Лихачев, О. Л. Вайнштейн, Н. А. Корнатовский, Н. П. Полетика, Д. П. Каллистов.[237]

В декабре 1941 г. в Эрмитаже ленинградские ученые и писатели торжественно отметили 500-летие со дня рождения основателя узбекской литературы Алишера Навои. «Проведение праздника культуры народов Советского Союза, — писал Б. Б. Пиотровский, — показывает, с каким подъемом могли работать люди в тяжелых условиях».[238]

Академик С. А. Жебелев, возглавляя Институт истории материальной культуры и руководя комиссией по делам ленинградских учреждений АН СССР, до самой смерти, которая наступила 28 декабря 1941 г., редактировал 3-й том «Всемирной истории». Академик И. Ю. Крачковский, возглавлявший Всесоюзное географическое общество и Институт востоковедения, а после смерти С. А. Жебелева и комиссию по делам ленинградских учреждений Академии наук, работал над «Обзором арабской географической литературы». Вел большую научную работу, более 200 раз выступал с лекциями и докладами и стойко стоял на страже сокровищ Эрмитажа академик И. А. Орбели.[239]

Продолжали свою работу в условиях блокады и ленинградские вузы. Правда, в связи с уходом многих студентов на фронт и ослаблением и смертью от голода и студентов, и преподавателей учебная жизнь в большинстве институтов постепенно замирала. Однако в университете, Горном институте, Институте инженеров железнодорожного транспорта, Политехническом институте, Электротехническом институте им. В. И. Ульянова (Ленина) и в некоторых других учебные занятия продолжались. Из-за отсутствия электроэнергии работа в вузах зимой 1941/42 г. проводилась в основном в дневное время. В 1941/42 учебном году в вузах Ленинграда работали около 1000 преподавателей, среди которых было 500 профессоров и доцентов. И несмотря на тяжелейшие условия — голод, холод, отсутствие света, вузы Ленинграда в первую блокадную зиму выпустили 2500 специалистов.[240]

Дети Ленинграда в блокадную зиму 1941/42 г., помогая взрослым, вели борьбу с зажигательными бомбами, оказывали помощь семьям военнослужащих. Но самый великий их подвиг был в том, что они учились. В октябре — ноябре 1941 г. приступили к занятиям около 100 тыс. школьников. Занятия часто проходили в холодных бомбоубежищах. В декабре 1941 г. в связи с тем, что голодная смерть ежедневно уносила все новые жизни, школам было разрешено прекратить занятия. Однако 39 ленинградских школ, преодолевая трудности и лишения, продолжали работать всю первую блокадную зиму. Вот в каких условиях проходили в этих школах занятия: «В январе и феврале к блокаде добавились еще страшные морозы, которые были Гитлеру на руку, — записала в «Наш блокадных! альбом» шестнадцатилетняя ученица средней школы на Тамбовской улице Люба Терещенкова. — Наши занятия продолжались по принципу „вокруг печки“. Однако места здесь заранее не распределялись, и если вы хотели получить место поближе к печке или под печной трубой, нужно было приходить в школу пораньше. Место перед печной дверкой оставалось для учителя. Вы усаживались, и вдруг вас охватывало ощущение необычайного блаженства: тепло проникало сквозь кожу и доходило до самых костей; вы начинали чувствовать слабость и вялость; ни о чем не хотелось думать, только дремать и вбирать в себя тепло. Встать и идти к доске было мукой… У доски было так холодно и темно, и рука ваша, стесненная тяжелой перчаткой, немела и коченела, отказываясь подчиняться. Мел то и дело выскальзывал из пальцев, строки на доске кривились… К началу третьего урока топливо было на исходе… Печь остывала, и из трубы шла струя холодного воздуха. Становилось страшно холодно. И вот тогда-то можно было увидеть, как Вася Пугин с хитрым выражением лица, крадучись, выходил из класса и возвращался с несколькими поленьями дров из неприкосновенных запасов Анны Ивановны. Несколько минут спустя мы снова слышали чудесное потрескивание огня в печке… Во время перемен никто не вскакивал с места, потому что никто не хотел выходить в ледяной коридор».

В июне 1942 г. 532 ученика окончили десятый класс, 70 из них получили аттестат отличника.[241]

Писатели и поэты, композиторы и художники, артисты и журналисты, находившиеся в блокадном Ленинграде, своими произведениями и выступлениями поддерживали боевой дух ленинградцев и воинов, защищавших город. Многие писатели Ленинграда, находясь на разных должностях в армейских и дивизионных газетах, вели большую творческую работу. Разрабатываемая ими тема Ленинграда как тема патриотизма оказывала мобилизующее воздействие на жителей и защитников Ленинграда. В историю советской литературы вошли многие написанные в Ленинграде во время блокады произведения, среди которых поэмы «Киров с нами» Н. Тихонова, «Пулковский меридиан» В. Инбер, стихи В. Саянова и М. Дудина, Б. Лихарева и А. Прокофьева, «Февральский дневник» и «Ленинградская поэма» О. Берггольц. «Первый мой сборник стихов, вышедший в Ленинграде с обеими поэмами примерно в августе 1942 г., — писала О. Берггольц в автобиографии, — в городе покупали за хлеб от 200 до 300 граммов за книгу. Выше этой цены для меня нет и не будет».[242]

Плодотворно работали композиторы Ленинграда. Д. Шостакович до своего отъезда из Ленинграда в октябре 1941 г. написал три части своей знаменитой 7-й симфонии, ставшей монументальным памятником войны, «…почти вся симфония сочинена мною в родном Ленинграде, — писал Д. Шостакович. — Город подвергался бомбардировкам с воздуха, по городу била вражеская артиллерия. Все ленинградцы дружно сплотились и вместе со славными воинами Красной Армии поклялись дать отпор зарвавшемуся врагу. В эти дни я работал над симфонией, работал много, напряженно и быстро. Мне хотелось создать произведение о наших днях, о нашей жизни, о наших людях, которые становятся героями, которые борются во имя торжества нашего над врагом, которые делаются героями и побеждают… Нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе над врагом, моему родному городу Ленинграду я посвящаю свою седьмую симфонию».[243] Патриотическая тема, начатая Д. Шостаковичем, была основной в творчестве и других ленинградских композиторов. К ноябрю 1941 г. на конкурс строевых песен и маршей было представлено 190 произведений. Выдающийся композитор и музыковед Б. В. Асафьев, работая в небольшой комнатушке, не имея даже рояля, написал четвертую симфонию «Родина» и сюиту «Суворов».[244]

Целеустремленно работала в осажденном Ленинграде большая группа художников, среди которых были В. А. Серов, И. А. Серебряный, А. А. Казанцев, В. В. Пакулин, В. Б. Пинчук. Огромную работу они проводили по созданию различных плакатов, являвшихся живым откликом на события. Работы художников, отражавших героическую борьбу с врагом, в 1941 и 1942 гг. экспонировались на пяти выставках. «В декабре 1941 г. открылась выставка плакатов, — писал руководитель Управления по делам искусств Ленгорсовета Б. И. Загурский, — в январе 1942 г. — выставка картин и эскизов, на которой было представлено 126 работ, в мае ленинградцы увидели выставку 86 эскизов на темы партизанского движения, в сентябре демонстрировалась выставка „Великая Отечественная война", где было экспонировано 250 названий, и, наконец, в ноябре проходила выставка, посвященная XXV годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, включавшая уже 343 произведения. Кроме того, были организованы десять передвижных выставок в частях Красной Армии, в госпиталях, в театрах и в садах города».[245]

Не замирала в Ленинграде и театральная жизнь. До конца 1941 г. в городе работали театры комедии, им. Ленинского комсомола, ТЮЗ. В самое тяжелое время блокады продолжал давать свои спектакли Театр музыкальной комедии. До конца декабря 1941 г. он работал в своем здании на улице Ракова, а с 25 декабря после повреждения здания немецким снарядом — в помещении Академического театра им. А. С. Пушкина. Только с 26 января по 4 марта 1942 г., когда перестала поступать электроэнергия, театр был закрыт. В сентябре — декабре 1941 г. театр показал около 140 спектаклей, собравших до 130 тыс. зрителей, а в январе 1942 г. — 24 спектакля, на которых присутствовало около 15 200 зрителей. Всего в 1942 г. Театр музыкальной комедии дал 378 спектаклей, собрав 490 115 зрителей. С октября 1942 г. постановкой спектакля «Русские люди» К. Симонова начал действовать новый драматический театр, получивший название Городской театр (его еще называли «блокадным»). Он был создан приказом Управления по делам искусств Ленинградского городского совета 14 сентября 1942 г. из артистов Радиокомитета и группы оставшихся в осажденном Ленинграде артистов театра им. А. С. Пушкина. Он работал вначале в помещении Театра комедии, а затем Малого оперного театра. К его драматическим спектаклям затем подключились и спектакли оперно-балетного коллектива. Так, в афише Городского театра на декабрь 1942 г. значились спектакли «Фронт», «Эсмеральда», «Евгений Онегин», «Русские люди». Кроме этого, ленинградские работники искусств проводили большую шефскую работу. С начала войны и до конца ноября 1942 г. они дали около 30 тыс. концертов и 680 выездных спектаклей в частях Красной Армии, Балтийского флота, в госпиталях, на оборонных стройках и предприятиях.[246] Только одна великая певица, будущая народная артистка СССР, Клавдия Шульженко дала в 1941 г. 500 концертов.

Продолжали выходить в городе газеты. В период всей блокады работало ленинградское радио. По словам Ольги Берггольц, «нигде радио не значило так много, как в нашем городе в дни войны». Оно держало горожан не только в курсе событий на Ленинградском фронте, но и в стране и в мире. Ленинградцы никогда не жили лишь своими радостями и печалями. Они переживали все, чем жила наша великая Родина. Радио передавало сигналы воздушной тревоги и звуки метронома, ставшего символом блокадного города.[247] По радио выступали наиболее отличившиеся бойцы и командиры, члены Военных советов фронта и Балтийского флота, ученые, писатели и артисты. Рассказывая о наших успехах на фронте и в тылу, блокадное радио давало надежду измученным ленинградцам.

Большое значение имели звучавшие по радио всю блокаду музыкальные передачи. Они поднимали настроение горожан и защитников города, укрепляли их веру в победу. О значении музыки, исполнявшейся в блокированном городе, говорит следующий эпизод, рассказанный после войны К. И. Элиасбергом, дирижером оставшегося в городе симфонического оркестра. Через много лет после войны в Ленинград приехала группа туристов из ФРГ.

И один из них попросил Элиасберга принять его. На встрече турист вынул из кармана и показал ему записную книжку, в которой были записаны все даты исполнения классической музыки по ленинградскому радио в дни блокады. В ответ на вопрос удивленного дирижера турист ответил: «Я находился в числе солдат, осаждавших Ленинград. Мы постоянно слушали ваши передачи по радио, и каждая вселяла в меня все большую уверенность, что вы выстоите. Если город, находившийся в таком чудовищном положении, мог ежедневно транслировать концерты классической музыки, значит, его никогда не взять. Когда я понял это, то сдался» в плен. Благодаря вам я остался жив».[248]

Ученые Ленинграда, писатели, работники искусств, работая, как и все ленинградцы, в тяжелейших условиях фашистской блокады, несли страшные потери. В первую блокадную зиму 1941/42 г. умерли от голода исследователь античности академик С. А. Жебелев, семитолог академик П. К. Коковцов и десятки других крупнейших ученых. Из состава профессоров и преподавателей университета умерли 98 человек, Горного института — 36 человек, Химико-технологического института — 8 человек, Института железнодорожного транспорта — 7 человек. Не выдержали тягот блокады 50 писателей, 20 композиторов, 83 художника.[249]

Активно действовала в блокаду и гонимая до войны православная церковь. В храмах Ленинграда зачитывалось послание патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия, с которым он в первый же день войны обратился к верующим, благословляя их на борьбу с врагом. Возглавлявший ленинградскую епархию митрополит Алексий написал обращение к духовенству и верующим «Церковь зовет к защите Родины», в котором говорилось, что церковь благословляет подвиги и все то, что творит русский человек для защиты своего отечества, и молится о полной и окончательной победе над врагом. В богослужениях, регулярно проводившихся в православных храмах, вводились специальные молитвы о даровании победы воинам Красной Армии. Служба продолжалась и зимой. Митрополит Алексий ежедневно служил молебен святителю Николаю, а затем с иконой, обходя Никольский собор, в котором он жил, молился за сохранение храма и города. Духовенство и верующие собирали деньги на военные нужды, и 22 августа 1941 г. Никольский собор перевел для этого 200 тыс. р., а 1 сентября еще 100 тыс. р. Поздравляя верующих с Пасхой, Алексий в праздничном послании отметил, что в 1942 г. исполняется 700 лет со дня разгрома немецких рыцарей Александром Невским в Ледовом побоище и что эта годовщина дает нам и врагам много материала для размышления и выводов. Деятельности церкви способствовала свернутая, ранее активно проводившаяся антирелигиозная пропаганда. Руководство ВКП(б) стало поддерживать патриотическую работу церкви. Ленинградские власти оказывали ей прямую помощь, регулярно снабжая приходы вином и мукой для причащения верующих.[250]

Таким образом, вражеская блокада, принесшая ленинградцам неисчислимые лишения и жертвы, не сломила их боевого духа. Правда, тяжелые условия блокады и главным образом продовольственные трудности, а также призывы немцев к прекращению сопротивления привели к появлению у некоторых жителей Ленинграда пораженческих и даже антисоветских настроений. Появились призывы к сдаче Ленинграда, к превращению его в открытый город.

Управление НКВД по Ленинграду и Ленинградской области через своих информаторов собирало сведения о настроениях жителей города и в своих спецсообщениях докладывало о них руководителям обороны Ленинграда. Вот, например, что писал в спец-сообщении 13 декабря 1941 г. начальник НКВД П. Н. Кубаткин: «В связи с продовольственными затруднениями среди населения, особенно среди женщин, отмечается рост негативных настроений. Эти настроения сводятся к тому что: а) положение Ленинграда безнадежно, блокады не прорвать, население погибнет от голода; б) в декабре в городе кончится весь запас продуктов, после чего Ленинград будет сдан немцам; в) в случае сдачи города облегчится положение с продовольствием; г) голодать дальше немыслимо, необходимо действовать организованно, устраивать бунты, погромы хлебных и продовольственных магазинов. Рост отрицательных настроений показывают и данные военной цензуры… Некоторые жены военнослужащих в письмах на фронт призывают мужей бросать оружие и прекратить войну». «Ваня, бросайте винтовки и не смейте больше защищать, пока не дадут больше хлеба. Бросайте винтовки, переходите к немцу, у него хлеба много».

«Вы, бойцы, бросайте воевать, сдавайте город и приходите домой. Вы погибнете и Ваши семьи погибнут от голода».

«У нас идут слухи от военных, которые говорят: „Пусть рабочие начнут бунт, и мы начнем и сметем советскую власть, довольно мучить нас“. Я уверена, это будет, потому что ты себе представить не можешь, что здесь творится».

Однако доля негативных настроений была незначительной. Подавляющее большинство ленинградцев и их защитники стойко переносили лишения блокады, верили в победу над врагом и были настроены до конца отстаивать свой город. Даже 25 ноября 1941 г., когда ленинградцы получали самую низкую норму хлеба, П. Н. Кубаткин в спецсообщении писал, что «трудящиеся города выражают готовность стойко перенести продовольственные лишения, еще больше помогать фронту, чтобы разорвать блокаду и обеспечить победу над врагом». «Я согласен перенести любые лишения, — говорил кузнец завода им. Ленина Дмитриченко, — только бы отогнать от Ленинграда эту нечисть».[251] Известная русская художница А. П. Остроумова-Лебедева записала в своем дневнике: «Я всем существом своим, умом, душой и сердцем сознаю, что нам сдавать немцам Ленинград нельзя! Нельзя! Лучше нам всем умереть! Погибнуть, но не сдаваться».[252] «Мы детям клянемся, клянемся могилам, что нас покориться никто не заставит» — так выразила чувства ленинградцев А. А. Ахматова в стихотворении «Клятва».

«Многие меня изумляли, — пишет один антисоветски настроенный блокадник, покинувший СССР и издавший в Нью-Йорке под фамилией Криптон книгу «Осада Ленинграда». — Группа лиц, жестоко голодавших, среди которых были люди очень близкие мне, нисколько не изменили своих осенних взглядов. „Да, ужасно, — говорили они, — но все-таки лучше, чем победа немцев" — старых беспощадных врагов всего русского… Те, кто держался крепче, пытались всячески спасти или хотя бы облегчить участь умирающих… Зачастую это было безнадежно и приводило к тому, что, спасая близких, люди чересчур быстро начинали умирать сами… Общей чертой людей, несмотря на жестокие страдания, оставалась изумительная выдержка».[253]

Да и сами немцы, внимательно следившие за положением в Ленинграде, не придавали большого значения возмущению ленинградцев. В сводке начальника полиции безопасности СД от 12 февраля 1942 г., когда положение в Ленинграде было самым тяжелым, говорилось: «Даже если учесть отдельные проявления возмущения, нельзя рассчитывать на организованное выступление, которое может привести к какому-либо изменению. Город прочно находится в руках Советов».[254]

Несмотря на ужасы блокады, ленинградцы не потеряли человеческого облика. Как пишет Д. Гранин, «большинство людей не расчеловечилось».[255] За небольшим исключением, ленинградцы продолжали оставаться людьми и делали все возможное для победы над врагом. «Многие ленинградцы в тех нечеловеческих условиях, — пишет блокадница С. Павлова, — показывали примеры такой духовной высоты, такой жизнестойкости и человеколюбия, какие трудно встретить в обычных житейских условиях. Голод не убил человека в человеке, мы продолжали мыслить, чувствовать».[256]

2. Попытки прорыва блокады

После окружения Ленинграда немецкими войсками положение блокированного Ленинграда было очень тяжелым. На южных подступах к нему фронт проходил по линии Урицк — Пулковские высоты — подступы к Колпино и далее от устья р. Тосно по левому берегу Невы до Шлиссельбурга. На севере финские войска находились на линии государственной границы 1939 г. На востоке от Ладожского оз. линия фронта шла примерно по р. Свирь и выходила на побережье Онежского оз.

Если на севере фронт в отдельных местах проходил в 45–50 км от города, то на юге передний край находился всего в нескольких километрах от городской черты. Кировский завод отделяли от линии фронта всего 6 км. В осаде оказались войска 42-й, 55-й и 23-й армий, корабли и части Балтийского флота, которым стало очень трудно оборонять город, так как связь с ними могла поддерживаться только по Ладожскому оз. и по воздуху. На Приморском плацдарме, отрезанном противником от Ленинграда, оборонялись войска 8-й армии и части береговой обороны Балтийского флота. 54-я армия, включенная 26 сентября 1941 г. в состав Ленинградского фронта, находилась за пределами блокадного кольца восточнее Шлиссельбурга.

Тяжесть положения Ленинграда хорошо понимала Ставка Верховного Главнокомандования, и, естественно, ее первой реакцией было стремление разорвать кольцо блокады. «Учитывая исключительно тяжелое положение, в котором находились войска и население Ленинграда, — пишет маршал Советского Союза А. М. Василевский, — Верховное Главнокомандование принимало все меры к тому, чтобы как можно быстрее снять блокаду с осажденного города».[257] А в конце 1941 г., когда И. В. Сталин давал разрешение на открытие Ледовой дороги через Ладожское оз., он написал М. С. Хозину и А. А. Жданову: «Вы не должны забывать, что единственное средство добиться надежного и регулярного снабжения Ленинградского фронта и г. Ленинграда заключается в том, чтобы поскорее, не теряя ни часа, прорвать кольцо противника и пробить себе дорогу».[258]

Первая попытка прорвать кольцо блокады была предпринята в конце сентября. 54-я армия и соединения Ленинградского фронта, вошедшие затем в состав Невской оперативной группы, по указанию Ставки Верховного Главнокомандования перешли в наступление в направлении Синявина и Мги. Но, как писал потом Г. К. Жуков, «условия деблокирования Ленинграда в сентябре 1941 года требовали, чтобы 54-я армия действовала более энергично и в полном взаимодействии с частями Ленинградского фронта. Однако нам не удалось решить вопросы совместных действий так, как этого требовала обстановка».[259] Прорвать блокаду им не удалось, но их действия способствовали успеху оборонительных боев наших войск на южных подступах к Ленинграду. Во время этих сентябрьских боев войска Ленинградского фронта захватили небольшой плацдарм на левом берегу Невы в районе Московской Дубровки, где, неся страшные потери, перемололи несколько фашистских дивизий. Этот знаменитый плацдарм, получивший название «Невский пятачок» и ставший символом мужества и массового героизма советских воинов, наши части удерживали до конца апреля 1942 г.

В условиях, когда войска противника находились в непосредственной близости от Ленинграда, перед командованием Ленинградского фронта встала неотложная задача усиления обороны города. Прежде всего был приложен максимум усилий для пополнения войск людскими резервами. Это было особенно необходимо, так как войска фронта, остановившие врага, сами понесли тяжелые потери и имели большой некомплект личного состава.

С сентября по декабрь 1941 г. население Ленинграда и войска фронта продолжали огромную работу по созданию глубокоэшелонированной обороны города. Укреплена была главная полоса обороны, на которой располагались советские войска. Особое внимание обращалось на укрепление района Урицк — Пулково — Колпино. Коллективы ленинградских заводов оснастили главную полосу значительным количеством артиллерии и укреплениями из стали и железобетона. По внутренней окружной железной дороге оборудовалась вторая линия обороны, которая состояла из стрелковых окопов, пулеметных и артиллерийских дотов и других сооружений, прикрытых проволочными заграждениями, минными полями, железобетонными и металлическими надолбами. Была также создана и третья линия обороны, проходившая по южным окраинам Ленинграда через Угольный порт, Алексеевку, Автово, Слободку, Александровскую, пос. Николаевский, ст. Фарфоровскую, завод им. М. Б. Ломоносова.

Сильные оборонительные сооружения возникли по правому берегу Невы до Ладожского оз. С севера Ленинград прикрывался укреплениями, расположенными между Финским заливом и Ладожским оз. по линии государственной границы 1939 г. Морские подступы Ленинграда защищались силами и средствами Балтийского флота. Восточная часть Финского залива от о. Гогланд была заминирована.

Большие работы проводились по созданию укреплений и в самом Ленинграде. В 110 узлах обороны, созданных в городе, имелось 570 артиллерийских дотов, около 3600 пулеметных дотов, 17 тыс. амбразур в зданиях, более 25 км баррикад, около 12 тыс. стрелковых ячеек, свыше 300 наблюдательных пунктов и большое количество других инженерных сооружений.[260]

Наиболее угрожаемые южные районы Ленинграда были разделены на три сектора — Кировский, Московский и Володарский, имевшие по нескольку оборонительных позиций. Первая позиция проходила от Кировского завода через ст. Броневая и Товарная, пос. им. С. Г. Шаумяна к Неве; вторая — по Обводному каналу; третья — по р. Фонтанке и четвертая — по Неве от Галерной гавани до Уткиной Заводи. В случае необходимости эти позиции должны были оборонять воинские части Ленинградского гарнизона, войска НКВД, специально сформированные 12 батальонов милиции, дивизия военизированной пожарной охраны, 79 рабочих батальонов, сведенных в 5 стрелковых бригад, а также 24 батальона моряков, сформированных из экипажей кораблей Балтийского флота. Руководство всеми этими силами было возложено на специально созданное Управление внутренней обороны города (ВОГ) во главе с начальником гарнизона генералом А. П. Ивановым.[261] С началом ледостава на Финском заливе перед внутренней обороной встала задача защиты Ленинграда и с моря.

Город был превращен в неприступную крепость.

Осенью 1941 г. в частях Ленинградского фронта, находившихся в блокадном кольце, зародилось снайперское движение по истреблению немецко-фашистских захватчиков. Под руководством командования фронта оно вскоре приобрело массовый характер. В начале 1942 г. 216 снайперов были награждены орденами и медалями, а Ф. А. Смолячкову, И. Д. Вежливцеву, П. И. Голиченкову, А. А. Калинину, Н. А. Козлову, С. П. Лоскутову, В. Н. Пчелинцеву, Ф. Ф. Синявину, Ф. Ф. Фомину, М. И. Яковлеву было присвоено звание Героя Советского Союза.[262]

И хотя положение Ленинграда продолжало оставаться тяжелым, войска Ленинградского фронта вели активные боевые действия. В первых числах октября 1941 г. в интересах 42-й и 8-й армий по приказу Г. К. Жукова в тылу немцев были высажены пять небольших десантов — четыре в районе Стрельны и один в районе Петергофа. Но соединиться с войсками армий им не удалось. «За семь дней флотом было высажено 1832 солдата и матроса, — писал адмирал Ю. А. Пантелеев, бывший тогда командиром Ленинградской военно-морской базы. — Однако эта небольшая сила была распылена. Высадка производилась отдельными частями, да еще вблизи фронта противника. Совершенно очевидно, что если бы мы одновременно высадили в ближайший тыл врага сразу почти 2 тыс. человек, то вправе были бы ожидать положительных результатов. Конечно, и в этом случае высадку следовало начинать лишь после обозначившегося успешного начала наступления 42-й и 8-й армий».[263]

В октябре 1941 г. была предпринята вторая попытка прорыва блокады.

Встречными ударами 54-й, 55-й армий и Невской оперативной группы намечалось уничтожить шлиссельбургско-синявинскую группировку противника и восстановить сухопутную связь Ленинграда со страной. Ленинградским фронтом в это время командовал генерал И. И. Федюнинский, а с 26 октября — генерал М. С. Хозин. Но 16 октября 1941 г., когда подготовка операции еще не была завершена, немецко-фашистское командование начало наступление на Тихвинском направлении. Цель наступления немцев состояла в том, чтобы перерезать сухопутные коммуникации, подводящие к Ладожскому оз., соединиться с финскими войсками на р. Свирь и тем самым полностью блокировать Ленинград.

Бои развивались неблагоприятно для советских войск. 20 октября оборона 4-й и 52-й армий была прорвана, а через два дня немцы захватили Будогощь и создали непосредственную угрозу Тихвину.

События под Ленинградом все время находились под пристальным вниманием Ставки Верховного Главнокомандования, но прорыв немцами обороны 4-й и 52-й армий вызвал у нее особую тревогу за судьбу Ленинграда. И. В. Сталин неоднократно связывался с командованием Ленинградского фронта и не только выяснял обстановку, но и давал довольно конкретные указания, как надо действовать.

23 октября в 2 ч. 30 м. А. М. Василевский по прямому проводу передал И. И. Федюнинскому: «Верховный Главнокомандующий приказал мне передать вам следующее: противник наступлением от Чудово через Волхов на Будогощь и Тихвин стремится сорвать вашу операцию. Поэтому необходимо принять все меры к быстрейшему соединению с Хозиным с тем, чтобы немедленно вслед за этим прочно обеспечить себя с юга. Выбросить четыре-пять дивизий с танками на р. Волхов и далее на Тихвин и тем обезопасить себя с востока и окончательно закрепить за собой свободу сообщений для того, чтобы обеспечить быстрый успех прорыва. Необходимо взять с других участков все, что возможно, и, прежде всего, сосредоточить здесь большую часть всей артиллерии фронта, РС». Федюнинский доложил, какие меры принимаются для усиления войск на восточном берегу р. Волхов, и сказал, что «приказ Главнокомандующего мне ясен. Будем принимать все меры к тому, чтобы как можно быстрее связаться с Хозиным».[264]

Через два часа, в 4 ч. 25 м. 23 октября, А. М. Василевский по прямому проводу передал Военному совету Ленинградского фронта новое, очень тревожное указание Сталина: «Судя по вашим медлительным действиям, можно прийти к выводу, что вы еще не осознали критического положения, в котором находятся войска Ленфронта. Если вы в течение нескольких ближайших дней не прорвете фронта и не восстановите прочной связи с 54-й армией, которая вас связывает с тылом страны, все ваши войска будут взяты в плен. Восстановление этой связи необходимо не только для того, чтобы снабжать войска Ленфронта, но и, особенно, для того, чтобы дать выход войскам Ленфронта для отхода на восток — для избежания плена в случае, если необходимость заставит сдать Ленинград. Имейте в виду, что Москва находится в критическом положении, и она не в состоянии помочь вам новыми силами. Либо вы в эти два-три дня прорвете фронт и дадите возможность вашим войскам отойти на восток в случае невозможности удержать Ленинград, либо вы попадете в плен. Мы требуем от вас решительных и быстрых действий. Сосредоточьте дивизий восемь или десять и прорвитесь на восток. Это необходимо и на тот случай, если Ленинград будет удержан, и на случай сдачи Ленинграда. Для нас армия важней…».[265]

То же самое в тот же день подтвердил А. М. Василевский в разговоре по прямому проводу с командующим 54-й армией М. С. Хозиным. «Прошу учесть, — говорил он, — что в данном случае идет речь не столько о спасении Ленинграда, сколько о спасении и выводе армий Ленфронта… Еще раз прошу принять все возможное для того, чтобы всемерно помочь ленинградцам, иначе в ближайшее время может случиться, что уже будет поздно…».[266]

Через день, 25 октября, А. М. Василевский передал И. И. Федюнинскому и А. А. Кузнецову новое указание И. В. Сталина. «Товарищ Сталин приказал мне передать Военному Совету фронта его категорическое требование — ускорить наступление и прорыв на восток. Только в этом он видит единственное спасение Ленинграда и, прежде всего, армии Ленфронта. Он категорически требует усилить восточную группу войск, предназначенную для прорыва, до максимума и сосредоточить здесь не менее 10 или даже 12 стрелковых дивизий за счет других участков фронта, прежде всего за счет 8-й армии. Он также требует подготовить для переброски вслед за 191 сд водой и воздухом еще одну сд и быстро организовать ее переброску в район Тихвина. Все это он приказывает принять немедленно к исполнению, так как время не ждет. Через несколько дней прорыв может оказаться неосуществимым».[267]

Однако, несмотря на принятые меры по усилению советских войск, наступление немцев продолжалось. 8 ноября И. В. Сталин по прямому проводу сказал А. А. Жданову и М. С. Хозину (он теперь стал командующим Ленинградским фронтом): «Нас очень тревожит ваша медлительность в деле проведения известной вам операции. Вам дан срок в несколько дней. Если в течение нескольких дней не прорветесь на восток, вы загубите Ленинградский фронт и население Ленинграда. Нам говорят, что после артиллерийской подготовки пехота не решается идти вперед. Но вы должны знать, что пехота без танков не пойдет. После артиллерийской подготовки нужно пустить танки, и только после танков и за ними нужно пустить пехоту, дав артиллерии задачу бить по противнику километра на 3–4 к востоку от линии фронта впереди наших танков. Чтобы танки и пехота могли продвигаться свободнее, а противник не мог подвести свежие силы, и вообще, по мере продвижения наших танков и пехоты огонь надо переносить дальше на восток. Без такой организации наступления у вас ничего не выйдет. Понятно, авиация и PC должны делать свое дело… Надо выбирать между пленом, с одной стороны, и тем, чтобы пожертвовать несколькими дивизиями. Повторяю, пожертвовать и пробить себе дорогу на восток, чтобы спасти ваш фронт и Ленинград. Как только пробьете дорогу, железная дорога будет. Без танков пехота не пойдет. Примите меры к переброске танков КВ на левый берег. Если танки слишком тяжелы, пусть облегчат их броню тонн на 10–20. Если есть другие танки поменьше весом — переправьте. Если 55-я армия может ударить с юга на север в тыл противнику, стоящему у Невы, пусть ударит. Повторяю, времени осталось мало, сидеть и ждать у моря погоды неразумно. Заставьте артиллерию работать ночью по площадям. Выберите площадь в один-два километра и сосредоточьте весь огонь артиллерии и РСов. Повторяю, времени осталось у вас очень мало, скоро без хлеба останетесь. Попробуйте из разных дивизий выделить группы охотников, наиболее смелых людей, составить один или два сводных полка. Объясните великое значение того подвига, который требуется от них, чтобы пробить дорогу. Возможно, что эти сводные полки смелых людей потянут за собой и остальную пехоту… Если не согласны или если есть какие сомнения, скажите прямо. Вы плохо расходуете ваши силы. Если у вас такие хорошие дивизии на фронте, то тем печальнее, что вы их неправильно использовали. Не может пехотная дивизия с ее винтовками и пулеметами справиться с укрепленными районами противника. Надо сначала уничтожить укрепрайоны артиллерией, минометами, пустить после этого в ход танки, и только вслед за танками пехотная дивизия может показать себя как настоящая сила. Без танков пехота беспомощна перед лицом укрепленных районов противника».[268]

9 ноября Сталин снова разговаривал с командованием Ленинградского фронта по прямому проводу. Разговор прерывался в связи с тем, что Сталину стало известно о занятии противником Тихвина. «Приостановите передачу, — сказал Сталин. — Тихвин занят противником. Выясняем положение. Если будет возможно, соединимся с вами по проводу. Этот провод идет через Тихвин… Ждите у аппарата». После перерыва Сталин сказал: «Для ликвидации противника мы перебросили в район Тихвина Мерецкова с некоторыми войсковыми частями из 7-й армии. Направляем туда 113 же танки и одну полнокровную дивизию. Думаю, что 54-я армия могла бы ограничиться выдвижением одной своей дивизии для заслона своего тыла. Как видите, противник хочет создать вторую линию окружения против Ленинграда и вовсе прервать связь Ленинграда со страной. Медлить дальше опасно. Торопитесь создать большую группу частей, сосредоточить на большом участке всю силу огня артиллерии, авиации, 120 мм минометов, PC и пробить дорогу на восток, пока не поздно. А тихвинскую группу противника, я думаю, мы ликвидируем своими силами».[269]

Тихвин был занят немцами 8 ноября, а на следующий день, 9 ноября, в дневниковых заметках Лееба записано: «Благодаря взятию Тихвина перерезана также водная коммуникация, ведущая к Ленинграду через Ладожское озеро. Теперь противник имеет возможность связываться с внешним миром только воздушным путем или по радиосредствам. Во всяком случае дальнейшая доставка предметов снабжения в больших объемах уже больше невозможна. Тихвин взят спустя два месяца после падения Шлиссельбурга. Это значит, что после достигнутого окружения по суше теперь последует блокада всех его средств доставки и через Ладожское озеро».[270]

Действительно, с потерей Тихвина Ленинград оказался в исключительно тяжелом положении.

Военный совет Ленинградского фронта, как предлагал Сталин, сформировал ударные добровольческие полки из лучших, наиболее мужественных воинов фронта, задача которых состояла в том, чтобы, встав в первые ряды наступающих дивизий, первыми пробить брешь в кольце вражеских орд, окружающих Ленинград, и обеспечить наступление других войск фронта. «Самой жизнью вопрос поставлен так: либо мы пробьем кольцо вражеской блокады под Ленинградом и прорвемся на восток для соединения со страной, — говорилось в обращении Военного совета к личному составу полков 10 ноября, — либо Ленинград и армии попадут в ненавистное ярмо гитлеровского крепостного рабства… От каждого из вас потребуется особое мужество, бесстрашие, смелость, готовность отдать все силы и саму жизнь за наш народ, за родину, за Ленинград. Помните, что с вами весь Ленинград, вся наша страна, наш любимый Сталин. Пусть это сознание умножит ваши силы для нанесения беспощадного удара врагу, вдохновляет вас на великий подвиг».[271]

И уже 20 ноября в дневниковых заметках Лееба появилась запись, что «противник не прекращает попыток прорвать кольцо окружения Ленинграда. В целом следует сказать об обстановке под Ленинградом то, что противник не имеет возможности улучшить свое снабжение, кроме как сделать это воздушным путем. Но этого недостаточно. Впрочем, он может еще ослабить кронштадтский район путем вывоза оттуда в Ленинград скота и продуктов. Кроме того, доставка в город возможна из незанятого нами района между финским фронтом на Свири и нашими позициями. Но и этого едва ли хватит, чтобы организовать бесперебойный подвоз запасов».

Через три дня 24 ноября в дневниковых заметках Лееба записано: «Следует учитывать то, что противник после того, как замерзло Ладожское озеро, может доставлять любое количество подкреплений».[272]

Действительно, по ледовой дороге для усиления войск на Тихвинском и Волховском направлениях из Ленинграда на восточный берег было перевезено шесть стрелковых дивизий. А еще раньше, в осеннюю навигацию 1941 г., на восточный берег озера были перевезены две стрелковые дивизии и одна морская бригада.

9 ноября Ставка назначила К. А. Мерецкова командующим 4-й армии, усилила свои войска на Тихвинском направлении, и они в середине ноября остановили наступление противника и сами перешли в контрнаступление.

9 декабря Тихвин был освобожден, а к концу декабря немецкие войска были отброшены за р. Волхов, на рубеж, с которого они в октябре начали свое наступление. И хотя завершить операцию по прорыву блокады не удалось, контрнаступление под Тихвином сорвало план гитлеровского командования замкнуть второе кольцо блокады вокруг Ленинграда и полностью изолировать город.

Это была великая победа советских войск, спасшая ленинградцев и их защитников от нависшей над ними страшной опасности.

По словам бывшего гитлеровского генерала Дитмара, отступление немецких войск от Тихвина «явилось началом первого сильного кризиса, охватившего всю немецкую Восточную армию. Как и на всем Восточном фронте, наступательные возможности северного крыла немецких войск иссякли. Мечты о быстрой победе рассеялись, как дым».[273]

В тихвинских оборонительной и наступательной операциях советские войска понесли большие потери. Только безвозвратные потери составили 40 667 человек.[274]

11 декабря, в разгар контрнаступления, в целях объединения армий, действовавших к востоку от р. Волхов, Ставка приняла решение образовать Волховский фронт во главе с генералом К. А. Мерецковым.

Третья попытка прорыва блокады Ленинграда была предпринята в январе 1942 г. и являлась составной частью общего наступления Красной Армии, которое Ставка запланировала для развития успеха, достигнутого в контрнаступлениях под Москвой, Ростовом и Тихвином. Войска Ленинградского, Волховского и правого крыла Северо-Западного фронтов при содействии Балтийского флота должны были разгромить группу армий «Север» и снять блокаду Ленинграда. Решающая роль отводилась Волховскому фронту. Сталин, придавая большое значение предстоящим действиям, 29 декабря 1941 г. писал в личной записке командующему Волховским фронтом К. А. Мерецкову: «Уважаемый Кирилл Афанасьевич! Дело, которое поручено Вам, является историческим делом. Освобождение Ленинграда, сами понимаете, великое дело. Я бы хотел, чтобы предстоящее наступление Волховского фронта не разменивалось на мелкие стычки, а вылилось бы в единый мощный удар по врагу. Я не сомневаюсь, что Вы постараетесь превратить это наступление именно в единый и общий удар по врагу, опрокидывающий все расчеты немецких захватчиков. Жму руку и желаю Вам успеха. И. Сталин».[275]

Особенностью планируемой Ставкой операции являлось то, что наступление Волховского фронта должно было явиться продолжением контрнаступления, начатого под Тихвином. Однако этого не получилось. Практическое осуществление намеченного Ставкой плана деблокады Ленинграда нашло свое выражение в проведении войсками Волховского фронта и 54-й армии Ленинградского фронта Любанской наступательной операции с 7 января по 30 апреля 1942 г.[276]

В связи с тяжелым положением Ленинграда, где к жертвам артиллерийских обстрелов и бомбардировок с воздуха прибавились жертвы голода и холода, и Ставка, и командование Волховского фронта торопились с наступлением. Однако, как признавал К. А. Мерецков, «к назначенному сроку фронт не был готов к наступлению». В 59-й армии прибыли и успели развернуться только пять дивизий, остальные три находились в пути. Во 2-й ударной армии исходные для наступления позиции заняли только немногим более половины соединений, не прибыла армейская артиллерия, не сосредоточилась авиация, не были накоплены боеприпасы, продовольствие и горючее. Фронт, по существу, не имел своего тыла.[277]

Причинами медленного сосредоточения войск и техники были и большие расстояния путей подвоза, слабо развитые сети автомобильных и железных дорог, недостаток автотранспорта и его изношенность, сильные морозы и снежные заносы, нарушившие график движения транспорта.

Но Мерецков приказал начать наступление 7 января. Он это сделал, даже несмотря на предложение Сталина отложить наступление, если 2-я ударная армия к нему не готова.[278]

Завязавшиеся бои носили ожесточенный характер. Но наступление успеха не имело. Советские части, встреченные сильным минометным и пулеметным огнем противника, отошли в исходное положение. К. А. Мерецков вынужден был признать, что «боевые действия показали неудовлетворительную подготовку войск и штабов. Командиры и штабы теряли управление, взаимодействие отсутствовало, атака началась неодновременно и неорганизованно».[279]

Не дало результатов и наступление в начале января войск 54-й армии Ленинградского фронта, которой в это время командовал генерал И. И. Федюнинский. Продвинувшись на 4–5 км, они под нажимом противника отошли в исходное положение. И 10 января командование Волховского фронта с разрешения Ставки приостановило наступление.

Судя по переговорам по прямому проводу Сталина с Мерецковым, Запорожцем и Мехлисом 10 января, наступление предполагалось возобновить на следующий день, 11 января. «По всем данным у вас не готово дело наступления к 11 числу, — говорил Сталин. — Если это верно, надо отложить еще на один или на два дня… У русских говорится поспешишь — насмешишь. У вас так и вышло. Поспешили с наступлением, не подготовив его, и насмешили людей. Если помните, я вам предлагал отложить наступление, если ударная армия Соколова (2-я ударная армия. — В. К.) не готова. Вы отказались отложить, а теперь пожинаете плоды своей поспешности». Мерецков предложил наступление 2-й ударной, 4-й и 59-й армий начать 12 января, а 52-й армии — 13 января.

Сталин согласился с этим предложением, но заметил: «Обдумайте хорошенько, может быть, отложить еще на день, то есть на 13, с тем, чтобы все армии выступили вместе с 52-й армией. Не нужно хорохориться, а нужно сказать честно — готовы будете к 12 или нет».[280]

Наступление Волховского фронта после полуторачасовой артиллерийской подготовки возобновилось 13 января, хотя за три дня мало что удалось исправить. Войска фронта, имевшие над противником превосходство в людях в 1.5 раза, в орудиях и минометах в 1.6 раза, в самолетах в 1.3 раза,[281] продолжали уступать ему в обеспечении боеприпасами, всеми видами снабжения. Части 59-й и 2-й ударной армий не имели опыта ведения боевых действий.

Наступление Волховского фронта проходило на местности, покрытой громадными лесными массивами, заболоченность которой благодаря обилию малых рек и озер доходила до 60 %. Почти полное бездорожье, так как дороги мирного времени были выведены из строя еще осенью 1941 г., глубокий снег сильно затрудняли маневрирование войск. Противник, знавший о предстоящем наступлении советских войск, приготовился к нему и оказывал сильное сопротивление.

Войска 4-й армии (командующий генерал П. А. Иванов), наступавшие в направлении Кириши, Тосно, и 52-й армии (командующий генерал В. Ф. Яковлев), наступавшие в направлении Новгород, Сольцы, уже 14–15 января перешли к обороне. Причиной этого было не только сильное сопротивление противника, но и просчеты командования фронта в подготовке наступления. В войсках ощущался недостаток боеприпасов и продовольствия. В 52-й армии, например, во второй половине января не было хлеба, муки, соли и фуража. В качестве фуража были использованы даже соломенные крыши всех домов в ближайших населенных пунктах. Происходил падеж лошадей. Только с 12 по 25 января пало 120 лошадей.[282]

Причиной неудач в действиях 4-й и 52-й армий являлись также недочеты в организации наступления, выразившиеся в равномерном распределении сил на всем фронте наступления.

Советские воины, несмотря на тяжелейшие условия, в которых им пришлось вести борьбу с врагом, проявляли исключительное упорство и массовый героизм. Одним из ярких образцов мужества и самопожертвования явился групповой подвиг, который совершили 29 января на западном берегу р. Волхов воины 229-го стрелкового полка 225-й стрелковой дивизии 52-й армии сержант И. С. Герасименко и рядовые А. С. Красилов и Л. А. Черемнов. Израсходовав свои гранаты, они одновременно бросились на амбразуры вражеских огневых точек и закрыли их своими телами. Их подвиг позволил уничтожить вражеское гнездо, мешавшее продвижению наших войск. И. С. Герасименко, А. С. Красилову и Л. А. Черемнову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.[283]

Успех обозначился в полосе наступления 2-й ударной армии (командующий генерал Н. К. Клыков) и левого фланга 59-й армии (командующий генерал И. В. Галанин). Ударные группировки этих армий уже на второй день наступления пересекли р. Волхов и на ее левом берегу овладели несколькими населенными пунктами.

К концу января 2-я ударная армия и введенный в прорыв входивший в состав армии 13-й кавалерийский корпус (командир генерал Н. И. Гусев) углубились в расположение противника на 40–45 км.[284] В феврале, продвинувшись на 75 км, советские войска с юга и юго-запада охватили Любанско-Киришскую группировку врага, насчитывавшую 7 дивизий. Однако дальнейшие попытки наступления 2-й ударной армии с целью овладеть Любанью успеха не имели.

Наступление 54-й армии Ленинградского фронта, начавшееся одновременно с войсками Волховского фронта, противник встретил упорным сопротивлением, и оно не дало существенных результатов. Только к 17 января ей удалось захватить лишь населенный пункт Погостье. Главной причиной неуспеха действий армии явилось равномерное распределение сил на всем 30-километровом фронте наступления. В феврале наступление войск 54-й армии продолжалось. Вместе с ней на ее правом фланге на фронте Ладожское оз. — ст. Малукса вела борьбу с противником 8-я армия (командующий генерал А. В. Сухомлин). Она была создана приказом Ставки 26 января в основном за счет соединений 54-й армии, а также переброшенных из Ленинграда управления и армейских частей 8-й армии.[285]

Прорвать оборону противника и выйти к Любани с севера соединениям 54-й и 8-й армий не удалось. Однако их действия заставили немецкое командование перебросить сюда с других участков фронта две пехотные дивизии, что способствовало наступлению войск Волховского фронта.

В феврале на Волховский фронт был командирован в качестве представителя Ставки маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов по его просьбе. Однако, как записано в постановлении политбюро ЦК ВКП(б) от 1 апреля 1942 г., «пребывание товарища Ворошилова на Волховском фронте не дало желаемых результатов. Желая еще раз дать возможность товарищу Ворошилову использовать свой опыт на фронтовой работе, ЦК ВКП(б) предложил товарищу Ворошилову взять на себя непосредственное командование Волховским фронтом. Но товарищ Ворошилов отнесся к этому предложению отрицательно и не захотел взять на себя ответственность за Волховский фронт, несмотря на то что этот фронт имеет сейчас решающее значение для обороны Ленинграда, сославшись на то, что Волховский фронт является трудным фронтом, и он не хочет проваливаться на этом деле».[286]

Ставка Верховного Главнокомандования, несмотря на неудачу наступления с целью овладеть Любанью, но считая, что глубокий прорыв 2-й ударной армии в оборону противника дает возможность полностью ликвидировать немецкую любань-чудовскую группировку, 28 февраля приказала командующему Волховским фронтом главные усилия сосредоточить на наступлении на Любанском направлении и «станцией и городом Любань безусловно овладеть и прочно закрепиться не позднее 4–5 марта».[287]

Ленинградский фронт, согласно директиве Ставки от 26 февраля, должен был содействовать Волховскому фронту наступлением 54-й армии на Любань.[288]

54-я армия, усиленная 4-м гвардейским стрелковым корпусом, прорвала оборону противника, продвинулась на 22 км, выйдя на рубеж Погостье, Кородыня, Посадников Остров, но из-за возросшего сопротивления противника прорваться к Любани не смогла.

Войска 2-й ударной армии вели бои на всем фронте. Они действовали стойко и мужественно, проявляли массовый героизм. Однако, как докладывал Мерецков в Ставку 30 марта, «наступление 2-й ударной армии на Любань… развития не получило. Многодневные наступательные бои в исключительно трудных условиях бездорожья, лесистой местности положительных результатов не принесли. На этом направлении противник успел создать сильную систему опорных пунктов в лесу и дальнейшие попытки прорвать У оборону противника повлекли за собой еще большее истощение войск».[289] Лишь 15 км отделяли 2-ю ударную армию от Любани и 30 км — от войск 54-й армии.

Неудача советских войск объяснялась и тем, что гитлеровское командование за счет перегруппировки своих войск под Ленинградом и переброски из Западной Европы в период января — марта усилило 18-ю армию семью дивизиями и одной бригадой.[290]

Завязывавшиеся у основания прорыва 2-й ударной армии бои с перешедшим в наступление противником носили ожесточенный характер. Воины 52-й и 59-й армий Волховского фронта мужественно отбивали атаки врага, но противостоять ему не смогли. 19 марта противнику удалось закрыть горловину прорыва 2-й ударной армии западнее Мясного Бора и тем самым перерезать ее коммуникации. Это очень осложнило положение армии, оказавшейся в окружении. Снабжение армии всем необходимым теперь было возможно только самолетами. Направленный К. А. Мерецковым во 2-ю ударную армию генерал А. А. Власов[291] 23 марта доносил: «…подача армии и эвакуация из нее полностью прекращены… Армия имеет запасы: хлеба по 25 марта 1942 г., жиров, сала, овса, сена, сахара, соли нет. Начался падеж конского состава. Боеприпасы на исходе. Особенно нужны патроны к ППШ. Приняты меры для сокращения норм потребления и ограничения огнеприпасов и зернофуража до доставки авиацией. В ночь на 23 марта прибыло во Вдицко 8 самолетов „У-2“ с продовольствием и медикаментами. В армии скопилось до 3000 раненых».[292]

«В предвидении длительной борьбы в условиях окружения, — вспоминал командующий 2-й ударной армии генерал Н. К. Клыков, — мы приняли меры по заготовке продовольствия: порезали на колбасу лошадей, убавили выдачу хлеба, заложили в неприкосновенный запас сухари. Авиация помогла нам боеприпасами и небольшим количеством продовольствия».[293]

Командование Волховского фронта особое внимание проявляло к участку прорыва. Сюда были подтянуты все возможные резервы. «Мы вынуждены были, — писал К. А. Мерецков, — ввести в бой все, что было под рукой: весь состав курсов младших лейтенантов и учебную роту младших командиров».[294]

И в результате тяжелых боев, руководство которыми по указанию Ставки осуществлял К. А. Мерецков, советским войскам удалось 27 марта очистить от противника горловину, связывавшую 2-ю ударную армию с фронтом. По ней снова пошли транспорты с продовольствием, фуражом и боеприпасами.

Однако положение армии продолжало оставаться тяжелым, так как горловина, по которой осуществлялось ее снабжение, не превышавшая 3–5 км, насквозь простреливалась огнем врага. Попытки уничтожить противника в этих районах, предпринимавшиеся авиацией, не дали результатов. Авиация Волховского фронта в марте произвела всего 7600 самолетовылетов.[295]

В середине апреля командование группы армий «Север» решило провести новое наступление против 2-й ударной армии. Командующий группой Кюхлер, докладывая 13 апреля Гитлеру общую обстановку, просил его выделить для этого новые силы, так как не считал, «что противник сам погибнет в своих плохо снабжаемых районах». Однако, как записано в дневнике верховного главнокомандования вермахта, Гитлер заявил, что рассчитывать на выделение новых сил ни в коем случае не следует, так как они необходимы для решения других важных задач на юге Восточного фронта (нефтяные районы Кавказа). Поэтому группе армий необходимо отказаться от планируемых наступательных действий с целью ликвидации котлов и ограничиться медленным изматыванием противника, постепенно выбивая его с командных высот, расположенных в котлах, «выкуривая его из убежищ и все более лишая противника возможности снабжения путем недопущения наводки мостов через Волхов». Он приказал авиации беспокоить противника сбрасыванием бомб замедленного действия на его коммуникации и дал согласие на выделение группе армий дополнительных противотанковых средств.[296]

Положение войск Волховского фронта, особенно 52-й и 59-й армий, стало еще более трудным, когда в результате наступившего в конце марта потепления раскисли проложенные по болотам дороги. О строительстве новых дорог в этих условиях не могло быть речи. Поэтому, чтобы обеспечить войскам грузовые и эвакуационные перевозки, дорожники занимались в основном постройкой гатей на болотах и укреплением разбитых грунтовых участков землей и хворостом. Перебои в снабжении войск, острый недостаток боеприпасов и продовольствия, возросшее сопротивление противника явились причиной временного затишья, наступившего на всех участках Волховского фронта. То же самое имело место и в полосе наступления 54-й армии Ленинградского фронта.

Положение 2-й ударной армии не могла не осложнить и происшедшая в это время смена командующего армией. 17 апреля Военный совет Волховского фронта в связи с тяжелой болезнью генерала Н. К. Клыкова допустил к командованию армией генерала А. А. Власова.[297]

Командование Волховского фронта приступило к подготовке нового наступления на Любань.

Но нового наступления не произошло «В конце апреля в Ставку прибыл командующий Ленинградским фронтом М. С. Хозин, — пишет А. М. Василевский, — и доложил, что неудача Любанской операции произошла вследствие отсутствия единого командования войсками, защищавшими Ленинград. Он предложил объединить войска Ленинградского и Волховского фронтов, а командование объединенным фронтом возложить на него. Б. М. Шапошников сразу выступил против такого предложения, И. В. Сталин, напротив, встал на позицию Хозина».[298]

21 апреля Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение с 24 апреля объединить Ленинградский и Волховский фронты в единый Ленинградский фронт в составе двух групп: группы войск Ленинградского направления и группы войск Волховского направления.[299] Командующим Ленинградским фронтом и командующим группой войск Волховского направления был назначен М. С. Хозин, командующим группой войск Ленинградского направления — генерал Л. А. Говоров.[300]

В мае 1942 г. советские воины продолжали бои на Любанском плацдарме, но развить наступление на Любань не удалось. «С середины марта 2-я ударная армия и войска 59-й и 52-й армий, расположенные западнее р. Глушица, — писал Хозин Сталину 11 мая 1942 г., — испытывают большие трудности в продовольственном и материально-техническом обеспечении. Вся эта группировка общей численностью до 62 382 человек базируется на единственную дорогу, проходившую в узком коридоре шириной 3 км… Этот коридор находится под постоянным минометным обстрелом и ударами авиации противника. Постройка в этом коридоре узкоколейки Мясной Бор — Новая Кересть не обеспечивает устойчивого подвоза, так как узкоколейка регулярно выводится из строя наземным огнем и бомбометанием с воздуха».[301]

Немецкое командование, сосредоточив крупные силы у путей подвоза 2-й ударной армии, поставило ее под угрозу полного окружения. В связи с этим Ставка приказала генералу М. С. Хозину вывести 2-ю ударную армию из занимаемого ею плацдарма. Однако приказ не был выполнен. Ее воинам пришлом с боями пробиваться через узкую горловину у основания прорыва. Сталин признал, что «мы допустили большую ошибку, объединив Волховский фронт с Ленинградским. Генерал Хозин, хотя и сидел на Волховском направлении, дело вел плохо. Он не выполнил директивы Ставки об отводе 2-й ударной армии. В результате немцам удалось перехватить коммуникации армии и окружить ее».

8 июня 1942 г. Сталин и Василевский подписали следующий приказ Ставки Верховного Главнокомандования: «Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

1. Разделить войска Ленинградского фронта на два самостоятельных фронта: а) Ленинградский фронт в составе войск ныне существующей Ленинградской группы войск; б) Волховский фронт в составе существующей Волховской группы.

2. Ленинградскую и Волховскую группы упразднить.

3. Разграничительной линией между Ленинградским и Волховским фронтами оставить существующую линию между Ленинградской и Волховской группами войск.

4. За невыполнение приказа Ставки о своевременном и быстром отводе войск 2-й ударной армии, за бумажно-бюрократические методы управления войсками, за отрыв от войск, в результате чего противник перерезал коммуникации 2-й ударной армии и последняя была поставлена в исключительно тяжелое положение, снять генерал-лейтенанта Хозина с должности командующего войсками Ленинградского фронта и назначить его командующим 33-й армией Западного фронта.

5. Отстранить от должности члена Военного совета Ленинградского фронта тов. Тюркина как не справившегося с работой и передать его в распоряжение Военного совета Ленинградского фронта.

6. Назначить командующим войсками Волховского фронта генерала армии тов. Мерецкова, освободив его от командования 33-й армией.

7. Утвердить в должности командующего войсками вновь выделенного Ленинградского фронта командующего Ленинградской группой генерал-лейтенанта тов. Говорова».[302]

Командование Волховского фронта принимало все меры для вывода из окружения 2-й ударной армии, в результате чего был пробит коридор шириной 2–3 км, через который выходили остатки армии.

Положение 2-й ударной армии еще более осложнялось поведением Власова, который, по словам А. М. Василевского, «по натуре крайне неустойчивый и трусливый, совершенно бездействовал. Создавшаяся для армии сложная обстановка еще более деморализовала его, он не предпринял никаких попыток к быстрому и скрытому отводу войск». Находившийся в одной группе с Власовым начальник связи 2-й ударной армии генерал-майор А. В. Афанасьев, вывезенный из окружения на самолете, в докладе Военному совету Волховского фронта, характеризуя Власова, писал, что у него «чувствовалась какая-то растерянность или забывчивость…, заметно было потрясение чувств… Власов был безразличен…».[303] 11 июля Власов добровольно сдался гитлеровцам в плен и перешел на черный путь измены Родине. Член Военного совета 2-й ударной армии дивизионный комиссар К. В. Зуев погиб при выходе из окружения. Он выстрелил в себя, когда, отстреливаясь от фашистов, израсходовал все патроны, кроме последнего.

Советские войска потеряли в Любанской операции 308 367 человек, из которых безвозвратные потери составили 95 064 человека.[304]

Таким образом, операция советских войск на Северо-Западном направлении зимой 1941/42 г. не привела к разгрому немецкой группы армий «Север» и к деблокаде Ленинграда. Одной из причин этого явились просчеты Ставки Верховного Главнокомандования в планировании боевых действий. Для общего наступления страна еще не имела достаточных стратегических резервов и боевых средств, а развернувшееся наступление на всем советско-германском фронте привело к распылению имевшихся сил. Отрицательно сказались на развитии операции также длительный, больше месяца, без достаточной маскировки период подготовки войск Волховского фронта и начало операции до завершения сосредоточения войск, предназначенных для наступления. Это привело к потере оперативной внезапности и удару слабыми силами. Противник раскрыл намерение советского командования и усилил свою группировку, что заставило армии Волховского фронта вместо продолжения наступательных действий, которые они вели в декабре 1941 г., прорывать немецкие оборонительные полосы. Затягивали развитие операции и ввод в бой сил по частям, и частые перегруппировки в ходе наступления. В результате операция фронта превратилась в наступательную операцию только 2-й ударной армии, правда, значительно усиленной. Но и эта операция, как писал Сталину 3 марта 1942 г. Ворошилов, побывавший в районе действия 2-й ударной армии, «была совершенно неподготовлена и это сказывается до сих пор. Большинство сил 2-й ударной армии по мере продвижения вперед растягивались и отвлекались на сковывание противника на большом пространстве и для Любанской оставалась слабая, наскоро собранная, а главное, плохо организованная и слабо материально обеспеченная группа».[305]

На действиях 2-й ударной армии отрицательно сказалось и отсутствие четкого и твердого руководства войсками. Распоряжения командования доходили до частей с опозданием. Начальник оперативного отдела 2-й ударной армии неправильной информацией вводил в заблуждение штабы армии и фронта. Практически отсутствовал учет убитых и раненых. Некоторые подразделения пропадали из виду и не обеспечивались продовольствием и боеприпасами. В результате Ставке пришлось 5 марта 1942 г. отстранить от обязанностей начальника штаба 2-й ударной армии генерала В. А. Визжилина и начальника оперативного отдела полковника Пахомова.[306]

Серьезной причиной неуспеха наших войск являлись перебои в снабжении войск в ходе операции основными видами материального обеспечения. «Положение с боеприпасами в армиях фронта из-за несвоевременности прибытия транспортов создалось угрожающее, — доносил 20 февраля в Главное артиллерийское управление начальник штаба Волховского фронта Г. Д. Стельмах. — По 19 февраля из 70 транспортов, запланированных на февраль, было получено только 24. Минометы и артиллерия на 18 февраля имели боеприпасов всего 0.2–0.9 боекомплекта».[307] Для налаживания снабжения на Волховский фронт в конце января 1942 г. прибыл заместитель наркома обороны, начальник тыла Красной Армии генерал А. В. Хрулев.

Перебои в снабжении были связаны и с объективными трудностями. Железная и автомобильная дороги, по которым двигались транспорты, были слишком перегружены. По ним одновременно шло снабжение для Ленинграда и для севера страны.

Вследствие понесенных потерь и несвоевременного их восполнения как в людях, так и в вооружении и особенно в автоматическом оружии советские силы уменьшились, а противника значительно возросли.

Одной из причин неудачи советских войск было и то, что между Ленинградским и Волховским фронтами не было настоящего взаимодействия, что позволяло фашистскому командованию с помощью маневра живой силой и техникой ослаблять и заставлять перейти к обороне наступательные группировки фронтов. «Мы действовали разрозненно, — докладывал в Генеральный штаб М. С. Хозин 18 апреля 1942 г. — В январе начал наступление Волховский фронт, Ленинградский фронт его не сумел по-настоящему поддержать, потому что войска 54-й армии были истощены в людском и материальном отношении. В феврале и марте начал наступление Ленинградский фронт, но не поддержанный Волховским фронтом тоже выдохся. На днях вновь начал наступать Волховский фронт; Ленинградский не в состоянии поддержать, так как дивизии 54-й армии выдохлись».[308]

Однако войска Ленинградского и Волховского фронтов в Любанской операции добились крупных успехов. Советские воины, наступая в лесисто-болотистой местности, без дорог, часто по пояс в снегу или по колено в воде, проявляя невиданный героизм, вышли в район Любани и поставили противника в критическое положение. Они сковали группу армий «Север», что лишило ее возможности организовать новое наступление на Ленинград и не позволило немецко-фашистскому командованию за ее счет усилить свои войска на других направлениях, и в частности на западном, где в это время шло наступление советской армии. Любанская наступательная операция привела даже к тому, что врагу пришлось усиливать группу армий «Север» соединениями, переброшенными из Западной Европы.

Четвертая попытка прорыва блокады была предпринята в августе — октябре 1942 г. Она была спланирована как упреждающий удар, так как немецкое командование намеревалось вновь предпринять операцию по захвату Ленинграда. Правда, вначале немцы предполагали начать наступление только с целью ликвидации Ораниенбаумского плацдарма. 21 июня 1942 г. был даже отдан приказ по 18-й армии о подготовке этого наступления, зашифрованного как операция «Бетелыштаб» («посох нищего»). Однако уже 19 июля Генеральный штаб сухопутных сил сообщил командованию группы армий «Север», что «в настоящее время возникло предположение вместо наступления на фронте кронштадтской бухты должно быть предпринято наступление на Ленинград с целью занять город, восстановить связь с финнами севернее Ленинграда и этим самым выключить Балтийский флот».[309]

Через несколько дней этот вопрос был решен окончательно, и 23 июля Гитлер подписал директиву № 45, в которой говорилось: «Группе армий „Север“ к началу сентября подготовить захват Ленинграда. Операция получает кодовое наименование „Фойерцаубер“ («Волшебный огонь». — В. К.).[310] Для этого передать группе армий пять дивизий 11-й армии наряду с тяжелой артиллерией и артиллерией особой мощности, а также другие необходимые части резерва главного командования».[311] Руководство операцией было возложено на генерал-фельдмаршала Манштейна, считавшегося специалистом по взятию крепостей. Он должен был отрезать Ленинград и установить связь с Финляндией, а затем занять город и сравнять его с землей. Особые надежды Гитлер возлагал на артиллерию, которая при тесном взаимодействии с авиацией могла, по его словам, «осуществить величайший фейерверк в мире».

Однако план немецкого командования не мог быть выполнен. Во-первых, гитлеровское командование не могло выделить крупные силы для наступления на Ленинград, так как было вынуждено направлять их на юг. Во-вторых, началась операция советских войск по прорыву блокады Ленинграда, получившая затем название Синявинской.

Замысел операции состоял в том, чтобы встречными ударами Ленинградского и Волховского фронтов (командующие Л. А. Говоров и К. А. Мерецков), которых разделяло всего 16 км, при поддержке Балтийского флота разгромить мгинско-синявинскую группировку противника и снять блокаду Ленинграда. Главная роль в операции отводилась Волховскому фронту. Начали наступление войска Ленинградского фронта. 19 августа соединения 55-й армии фронта форсировали Неву и захватили в районе Ивановского на восточном берегу р. Тосно плацдарм, но удержать его не смогли.

Причиной неудачи, как было сказано в приказе командующего Ленинградским фронтом Л. А. Говорова, была «полная беспечность и безграмотность Военного совета и штаба армии, командиров и штабов дивизий в организации и ведении тактической разведки противника, в результате чего ни перед боем, ни в ходе боя, ни командарм (им был генерал-майор И. Г. Свиридов. — В. К.), ни командиры дивизий не знали противника».[312]

3 сентября войска Ленинградского фронта форсировали Неву на участке Анненское—2-й Городок, но из-за сильного сопротивления противника и вследствие недостатков в организации наступления были вынуждены отойти на исходные позиции.

27 августа в наступление перешли части 8-й армии Волховского фронта и к исходу второго дня подошли к Синявину. На пятый день в бой был введен второй эшелон фронта — 4-й гвардейский стрелковый корпус. К 4 сентября волховчане находились всего в 6 км от Невы. В разгар этих ожесточенных боев 26 сентября войска Невской оперативной группы Ленинградского фронта вновь форсировали Неву и захватили небольшие плацдармы в районе Арбузово и Московской Дубровки. Немецкое командование было вынуждено использовать для отражения советского наступления силы, предназначенные для штурма Ленинграда, и благодаря этому ему удалось остановить советское наступление. Введенная в бой 2-я ударная армия не изменила положения.

Чтобы избежать излишних потерь, советское Верховное командование приказало прекратить бои и отвести войска в исходное положение. К 1 октября 1942 г. войска Волховского фронта отошли на правый берег р. Черной. На левом берегу Невы бои продолжались до 7 октября. Когда все войска были эвакуированы, разведка, высланная с рассвета 9 октября в район Московской Дубровки, противника не обнаружила. В связи с этим на левый берег Невы была переправлена усиленная стрелковая рота 70-й стрелковой дивизии, которая заняла плацдарм в районе Арбузово — Московская Дубровка, использованный затем в операциях при прорыве блокады в январе 1943 г.

Синявинская операция не привела к прорыву блокады. Однако она оказала большое влияние на обстановку под Ленинградом. Главным положительным результатом был срыв немецкого плана очередного штурма города, так как предназначенные для этого силы немецкое командование было вынуждено использовать для отражения советского наступления. «Дивизии нашей армии понесли значительные потери, — писал Манштейн. — Вместе с тем была израсходована значительная часть боеприпасов, предназначавшихся для наступления на Ленинград. Поэтому о скором проведении наступления не могло быть и речи».[313]

В ходе боев на Синявинском направлении немцы потеряли убитыми и пленными около 60 тыс. человек, 200 танков, более 200 орудий, 400 минометов, 710 пулеметов, 260 самолетов.[314]

В период Синявинской операции в тылу противника развертывалась борьба ленинградских партизан с карательной экспедицией немцев против Ленинградского партизанского края. Они нанесли им ощутимые потери, чем облегчили действия наших войск в Синявинской операции.

В результате Синявинской операции на Северо-Западном направлении были также скованы значительные немецкие силы, что не позволило гитлеровскому командованию перебрасывать их на юг, в частности под Сталинград. Как и в период Любанской операции, противник вынужден был усиливать группу армий «Север» частями, перебрасываемыми из Западной Европы и с других участков советско-германского фронта.

Основными причинами неудач предпринимавшихся до сих пор попыток прорыва блокады Ленинграда являлись недостаток сил и средств и отсутствие у советских войск опыта в подготовке и проведении крупных наступательных операций: советское командование еще не умело как следует организовать взаимодействие сил, войска фронтов и армий действовали разрозненно, имелись недостатки в управлении войсками и в использовании родов войск.

3. Водные перевозки по Ладожскому озеру осенью 1941 г

Испытания блокады, обрушившиеся на ленинградцев, всколыхнули всех советских людей. Несмотря на тяжелые условия войны, недостаток продовольственных товаров, в сторону Ленинграда непрерывно шли эшелоны с мукой, маслом, крупой, сахаром и другими продуктами.

Снабжение города и фронта всем необходимым для жизни и борьбы находилось под контролем советского правительства. Непосредственно этими вопросами занимались заместители председателя СНК СССР Н. А. Вознесенский, А. Н. Косыгин, А. И. Микоян. На местах организацией помощи Ленинграду ведали советские органы и общественные организации.

Со всех концов страны непрерывным потоком шли ленинградцам подарки, сбор которых превратился в массовую политическую кампанию. Даже партизаны и колхозники Ленинградского партизанского края, образовавшегося на оккупированной территории Ленинградской области, собрав 3500 пудов различных продуктов, в марте 1942 г. отправили их ленинградцам на 223 подводах через линию фронта. Это был небывалый, уникальный эпизод войны.

Широкая кампания помощи Ленинграду, развернувшаяся по всей стране, раскрывала великую силу народного единства, наполняла сердца ленинградцев чувством глубокой благодарности, придавала им новые силы в борьбе с врагом, вдохновляла на новые подвиги.

Однако доставка грузов непосредственно в Ленинград представляла очень трудновыполнимую задачу. Единственным путем, по которому были возможны более или менее значительные перевозки, являлось Ладожское оз. Поэтому на него было обращено все внимание командования. 30 августа 1941 г. ГКО принял специальное постановление «О транспортировке грузов для Ленинграда», в котором были намечены конкретные меры по организации водных перевозок по Ладожскому оз. и р. Неве.

Организация водных перевозок была делом очень сложным. Южное побережье Ладоги находилось, можно сказать, в естественном состоянии, так как до войны из-за бурного характера озера перевозки проходили приладожскими каналами, на нем почти не было портовых сооружений и причалов. Положение стало особенно сложным после захвата немцами Шлиссельбурга. В спешном порядке на западном берегу Шлиссельбургской губы стали вестись дноуглубительные работы и сооружались причалы. К концу сентября 1941 г. в гаванях Осиновецкой и Гольсмана были построены по 2 причала и одна дамба в бухте Морье.

Северо-Западное речное пароходство (начальник И. И. Логачев) выделило для перевозок 43 деревянные сухогрузные баржи (из них 20 из-за ветхости не могли плавать по озеру в осенний период), 4 металлические и 2 деревянные нефтеналивные баржи. Ладожская военная флотилия (командующий Б. В. Хорошкин, а с октября 1941 г. В. С. Чероков) для обеспечения перевозок выделила 5 канонерских лодок, 3 транспорта, тральщики и буксиры. Руководителем организации перевозок был назначен уполномоченный Военного совета Ленинградского фронта по перевозкам А. М. Шилов.

Водные перевозки по Ладожскому оз. начались 12 сентября 1941 г. В Ленинград шло продовольствие, вооружение, боеприпасы и другие грузы, из Ленинграда перевозились промышленное оборудование, население города и воинские контингенты. Пассажиры перевозились в основном на транспортах и боевых кораблях Ладожской военной флотилии, а первое время и на баржах СЗРП.

Транспортировка грузов в Ленинград осуществлялась сложным и длинным путем. До ст. Волхов грузы доставлялись по железной дороге через Вологду, Череповец и Тихвин. Затем вагоны подавались на пристань Гостинополье, где грузы переваливались на мелкосидящие речные баржи. Из Гостинополья речные буксиры проводили баржи по Волхову до Новой Ладоги, где на Волховском рейде грузы перегружались на озерные баржи. Дальнейший путь барж до Осиновца проходил по Ладожскому оз., по которому их вели озерные буксиры или корабли Ладожской военной флотилии. Кроме основной трассы Новая Ладога — Осиновец для использования при перевозках речных судов была оборудована трасса, проходившая между Осиновцом и бухтой Черная Сатана на восточном берегу Шлиссельбургской губы.

Перевозки происходили в исключительно трудных условиях. Недостаточное число барж и буксиров, слабо развитая система причалов, частые штормы и постоянные налеты немецкой авиации — все это серьезно осложняло работу моряков и речников.

Одним из самых опасных врагов для кораблей и судов и особенно для барж были осенние штормы. В штормовую погоду баржи разбивало волной, срывало с якорей, выбрасывало на берег. Только с 14 по 18 сентября 1941 г. в Осиновце штормом были разбиты 12 барж. При этом, что особенно печально, потери были связаны с гибелью людей. Так, 17 сентября 1941 г. на переходе из Осиновца в Новую Ладогу штормом была разбита баржа, на которой находились около 300 эвакуировавшихся ленинградцев, часть которых спасти не удалось. 18 сентября затонули еще две баржи.[315] После этого от перевозок людей на баржах отказались и стали это делать только на самоходных судах и боевых кораблях Ладожской военной флотилии. Но и в этом случае имели место серьезные потери, теперь уже от немецкой авиации. Так, 4 ноября 1941 г. сторожевые корабли «Конструктор» и «Пурга», имея на борту эвакуируемых ленинградцев, после выхода из Осиновца были атакованы вражескими самолетами. Носовая часть «Конструктора», в результате попадания двух бомб, отвалилась и затонула. Корабль удалось спасти, отремонтировать и ввести в строй, но около 200 человек эвакуируемых и команда корабля погибли.[316]

Несмотря на сложные условия перевозки грузов в Ленинград и эвакуационные, перевозки продолжались до декабря 1941 г. За короткую осеннюю навигацию 1941 г. на западный берег Ладожского оз. было доставлено около 60 тыс. т различных грузов, из них 45 тыс. т продовольствия. Среди других грузов для Ленинграда были перевезены горюче-смазочные материалы, вооружение, боеприпасы и вещевое имущество. Хотя доставленных на западный берег Ладоги грузов для Ленинграда было совершенно недостаточно, чтобы удовлетворить потребности осажденного города, но в какой-то мере они облегчили положение ленинградцев.

В период навигации 1941 г. из Ленинграда было эвакуировано 33 479 человек (из них 18 625 жителей города) и перевезено на восточный берег Ладоги две стрелковые дивизии и одна морская бригада (более 20 тыс. человек с вооружением и военным имуществом) для усиления советских войск на Тихвинском и Волховском направлениях, где шло наступление немцев.[317]

Следует сказать, что еще с июля и до установления фашистами блокады Ленинграда эвакуация населения города осуществлялась водным путем на баржах по Неве, Ладожскому оз., Свири, Онежскому и Белому озерам, Рыбинскому водохранилищу. Сколько людей было перевезено этим маршрутом, установить не удалось. Но этот путь был очень трудным для эвакуируемых главным образом из-за плохого питания. Многие из них страдали желудочно-кишечными расстройствами. В Череповце была оказана помощь 5028 эвакуируемым и снято с барж 128 умерших, из них 27 взрослых и 101 ребенок.[318]

Гитлеровское командование в течение всей навигации 1941 г., используя в основном свою авиацию, стремилось нарушить судоходство по Ладоге. Но осуществить это ему не удалось. Советская истребительная авиация и зенитные части, оборонявшие Ладогу, в сентябре — ноябре 1941 г. сбили 142 немецких самолета.[319]

Водные перевозки осенью 1941 г. были первым этапом борьбы за ладожскую коммуникацию, ставшую для блокированного Ленинграда подлинной дорогой жизни.

Кроме перевозок по Ладожскому оз. велись работы по созданию утраченной проводной связи Ленинграда со страной. В октябре такая связь была создана прокладкой по дну Шлиссельбургской губы морского бронированного кабеля, обеспечившего надежную телефонную и телеграфную связь Ленинграда с Москвой и со всей страной. Эта работа была выполнена совместными усилиями 14-го отдельного запасного полка связи, Военно-морского института связи и телемеханики, завода «Севкабель», судов и кораблей ЛВФ и СЗРП, водолазов ЭПРОНа. Возглавляли работу военные инженеры П. А. Анисимов, Н. Я. Розенблит, Н. Е. Плешков, А. П. Удалов, П. Н. Кулаков.[320]

Наряду с водными перевозками связь Ленинграда со страной была организована также с помощью транспортной авиации. Для этого были привлечены особая северная авиагруппа и Московская авиационная группа особого назначения ГВФ, авиация Ленинградского фронта и Балтийского флота. Кроме того, И. В. Сталин 9 ноября приказал выделить 24 транспортных «Дугласа» и 10 самолетов ТБ-3 для перевозки в Ленинград продовольствия (не менее 200 т в день) и ценных грузов из Ленинграда с 10 по 14 ноября дополнительно к работавшим на ленинградской линии 26 «Дугласам». Однако решить проблему снабжения осажденного Ленинграда силами воздушного транспорта из-за недостатка самолетов не удалось. Наибольшее количество грузов было перевезено самолетами Московской авиагруппы, которые с 10 по 25 октября 1941 г. доставили в Ленинград более 6 тыс. т грузов, в том числе свыше 4300 т продовольствия и более 1270 т боеприпасов. Из Ленинграда самолетами был вывезено 35 118 человек, из которых 18 158 — ленинградцы.[321]

4. Ладожская ледовая автомобильная дорога зимой 1941/42 г

С наступлением ледостава была построена автомобильная дорога по льду Ладожского оз., уникальнейшее сооружение, не имевшее аналогов в мировой истории. Подготовка к организации ледовой дороги через Ладожское оз. началась в октябре 1941 г., когда по озеру еще шли водные перевозки. В короткий срок была проведена большая работа по уяснению ледового режима Ладожского оз., определена возможность осуществления перевозок по льду, намечены варианты трасс, предложены проекты необходимых инженерных сооружений. 19 ноября, после проведения тщательной ледовой разведки, был подписан приказ войскам Ленинградского фронта «Об организации автотракторной дороги через Ладожское озеро». Дорога протяженностью 30 км создавалась по трассе мыс Осиновец — острова Зеленцы с разветвлением на с. Кобона и на с. Лаврово.

Начало действию ледовой дороги положил конно-санный обоз в составе около 350 упряжек под командованием М. С. Мурова, отправившийся 20 ноября на восточный берег озера. Несмотря на громадные трудности — тонкий, потрескивающий лед, из-за чего упряжки часто проваливались, сильно истощенные лошади, не по-зимнему одетые люди, утром 21 ноября в Осиновец были доставлены первые десятки тонн муки.

Автомобильное движение по ледовой дороге, которая стала называться Военно-автомобильная дорога № 101 (ВАД-101), началось 22 ноября. Первые рейсы грузовых автомашин совершили автомобили 389-го отдельного автотранспортного батальона (командир В. А. Порчунов, комиссар П. М. Каливердов). В первое время условия работы на трассе были очень тяжелыми. Неокрепший лед порой не выдерживал тяжести машин, и они проваливались. Уже на 29 ноября было потеряно 52 автомашины (из них 9 затонули, 41 провалились частично, 2 разбиты авиацией противника) и 60 лошадей. Через неделю, 6 декабря, застряло и затонуло уже 126 автомашин.[322]

Осложняли движение разводы и трещины. Автобатальоны, укомплектованные в основном изношенными автомашинами, испытывали недостаток инструмента и ремонтных средств, серьезной проблемой являлось обеспечение автотранспорта горюче-смазочными материалами. Кроме того, противник стремился бомбардировками с воздуха и огнем артиллерии сорвать перевозки. Поэтому результаты перевозок вначале были очень небольшими. В ноябре на западный берег Ладоги ежедневно завозилось не более 165 т грузов, в то время как суточная норма расхода муки для населения города составляла 310 т.[323]

В первое время подвоз грузов к западному берегу озера производился главным образом со складов ст. Войбокало. Но с выходом немецких войск к этой станции и захватом Тихвина базы снабжения были перенесены на ст. Заборье и Подборовье, находившиеся от западного берега Ладожского оз. на расстоянии более чем 300 км.

Поэтому Военный совет Ленинградского фронта для подвоза грузов к восточному берегу Ладожского оз. 24 ноября 1941 г. принял постановление «О строительстве зимней фронтовой автомобильной дороги ст. Заборье Северной железной дороги — Кобона, южный берег Ладожского озера». Дорога стала именоваться Военно-автомобильной дорогой № 102 (ВАД-102). Сооружение и эксплуатация дороги были связаны с преодолением огромных трудностей, так как трасса проходила по глухой пересеченной лесистоболотистой местности.

7 декабря 1941 г. ледовая дорога была подчинена начальнику ВАД-102. Вскоре вся объединенная магистраль стала называться военно-автомобильной дорогой Ленинградского фронта. Начальником дороги был генерал А. М. Шилов, а начальником ледового участка капитан 2 ранга М. А. Нефедов.

Работа дороги постепенно улучшалась. В ноябре — декабре 1941 г. по ней было доставлено в Ленинград 16.5 тыс. т грузов. Военный совет фронта, учитывая наметившийся рост поступления продовольствия, повысил с 25 декабря нормы ежедневной выдачи хлеба населению — рабочим и инженерно-техническим работникам до 350 г, остальному населению — до 200.[324]

Однако, хотя прибавка и подняла настроение ленинградцев, вызвав у них надежду на улучшение, положение города оставалось еще тяжелым. На 1 января 1942 г. в Ленинграде оставалось муки на 2 дня, крупы на 4 дня, мяса на 9 дней, жиров и сахара на 6 дней.[325]

Военное командование приняло срочные меры, направленные на увеличение грузооборота дороги. Важную роль в этом сыграло обращение А. А. Жданова 5 января 1942 г. к водителям автомашин и ко всему личному составу автомобильной дороги с призывом «выполнять свою задачу как боец на передовых позициях…, быстро наладить доставку грузов для Ленинграда и фронта в количестве, установленном планом».

Были приняты меры для сокращения пути подвоза грузов автотранспортом. В январе — феврале 1942 г. была построена железная дорога от ст. Войбокало до Кобоны и Лаврово, перевалочные базы были приближены непосредственно к восточному берегу Шлиссельбургской губы. Теперь автомобильная дорога почти полностью проходила по Ладожскому оз. Это дало возможность увеличить оборачиваемость машин и позволило водителям делать два, три и больше рейсов в сутки.

Большие работы были осуществлены по приведению ледовых трасс в проезжее состояние. Хотя толщина льда, достигшая 1 м, и позволяла быстрое движение автотранспорта, однако нужна была большая работа по расчистке трасс от снега, сооружению объездов в местах трещин и повреждений авиацией и артиллерией противника. С 5 января по 25 марта 1942 г. на ледовой дороге было расчищено от снега более 2100 км дорог, проложено около 1100 км новых путей, построено 263 км временных объездов.[326]

Совершенствовалась служба регулирования движения автомобилей, а в феврале 1942 г. была создана диспетчерская служба, ставшая важным средством организации движения на Ладоге. «При подходе эшелонов с эвакуированным населением или оборудованием, — писал бывший старший диспетчер Коккоревской оперативной группы военно-автомобильной дороги С. А. Иофинов, — концевой диспетчер ст. Борисова Грива, куда приходили эти эшелоны из Ленинграда, давал сигнал по линии и порожняковый транспорт концентрированно подавался на эту станцию».[327]

Полностью был реорганизован ремонт автомобилей, которым стали заниматься специально созданные ремонтные подразделения автомобильных батальонов, два отдельных ремонтно-восстановительных батальона и ленинградские авторемонтные заводы № 1 и № 2, организовавшие свои филиалы на обоих берегах Шлиссельбургской губы. Для технического обслуживания транспорта непосредственно на трассах на них были расставлены пункты технической помощи («летучки»), имевшие необходимые инструменты и запасные части.

Большая работа была проделана сводным отрядом областного управления милиции, созданным при Военно-автомобильной дороге еще в декабре 1941 г. Укомплектованный милицейскими работниками разных специальностей, отряд имел задачи борьбы с расхитителями грузов, осуществления технического контроля за состоянием автотранспорта и обеспечения бесперебойного его продвижения по трассе. До 15 марта 1942 г. оперативно-инспекторским составом отряда было задержано за хищение перевозимых грузов и передано военному прокурору и в народный суд 586 военнослужащих и 232 гражданских лица, у которых было изъято около 33.5 т различных продуктов, в том числе более 23.5 т муки. Госавтоинспекторские группы отряда проверили техническое состояние 2881 автомашины и 967 оказали помощь на месте, отбуксировали 1577 застрявших и неисправных машин, выявили 589 бесцельных простоев.[328]

Огромную работу по налаживанию перевозок по Военно-автомобильной дороге проделал уполномоченный Государственного Комитета обороны, заместитель председателя СНК СССР А. Н. Косыгин, прибывший в Ленинград 19 января 1942 г. с большой группой ответственных работников СНК СССР и Московского комитета партии. Он совместно с руководителями обороны Ленинграда повседневно занимался всеми вопросами, связанными с эвакуацией населения и промышленных грузов по ледовой дороге, возобновлением выпуска продукции, необходимой для фронта, предприятиями города.

В результате усилий военного командования Военно-автомобильная дорога превратилась в крупное, хорошо организованное соединение тыловой службы. В конце января 1942 г. в состав дороги входили 4 дорожно-эксплуатационных полка, 2 строительных батальона, 13 автобатальонов, 2 отдельных ремонтно-восстановительных батальона, перевалочные базы, военно-санитарные учреждения и другие части. В них насчитывалось около 19 тыс. человек и 4053 автомашины различных марок.[329]

Проводившиеся мероприятия положительно сказались на деятельности дороги и привели к росту объема перевозок. В январе 1942 г. было перевезено около 53 тыс. т грузов, в феврале — более 86 тыс. т, а в марте свыше 118 тыс. т.[330]

Одной из причин роста перевезенных грузов являлся рост числа водителей, делавших два и три рейса в сутки.

Увеличение перевозок по ледовой дороге позволило снова поднять нормы выдачи продовольствия населению. С 24 января 1942 г. ленинградцы стали получать по рабочей карточке 400 г хлеба в день, служащие — 300 г, дети и иждивенцы — 250 г, а с 11 февраля 500, 400 и 300 г соответственно. В феврале были также увеличены нормы выдачи населению мяса и крупы.[331]

Кроме перевозок в Ленинград продовольствия и других грузов по ледовой дороге проводилась эвакуация населения города. Зима 1941/42 г. была одним из самых драматических этапов в эвакуации населения блокированного Ленинграда, тяжелым испытанием для ленинградцев.

Подготовка к эвакуации проводилась задолго до ее начала. 19 ноября 1941 г., в день подписания приказа о создании ледовой дороги, Военный совет Ленинградского фронта создал комиссию по эвакуации людей из Ленинграда под председательством П. С. Попкова, на которую возложил заботу о средствах и способах эвакуации, установлению контингента, количества эвакуируемых и очередности их эвакуации. Позже в Ленинграде были созданы 15 районных эвакуационных комиссий и 8 эвакопунктов — на Финляндском вокзале, в кинотеатре «Звездочка», в Борисовой Гриве, Кобоне, Лаврово, Жихарево, Войбокало, Волхове.[332]

6 декабря Военный совет принял постановление об эвакуации населения, согласно которому она должна была начаться с 10 декабря и осуществляться по Ладожскому оз. по трассе Ваганово — ст. Заборье. Но 12 декабря Военный совет отложил эвакуацию до особого распоряжения.[333] В постановлении не объяснялись причины такого решения, но совершенно ясно, что это было связано главным образом с плохим состоянием ледовых трасс, которые часто не выдерживали тяжести автомашин.

Однако, несмотря на отмену эвакуации, она проводилась, но проходила походным порядком и неорганизованно автотранспортом, и с конца декабря 1941 г. по 22 января 1942 г. по Ладожскому оз. было эвакуировано 36 118 беженцев.[334]

18 января 1942 г. в день перевыполнения плана перевозок грузов по ледовой дороге Совнарком СССР обязал Ленгорисполком ежедневно эвакуировать из Ленинграда автотранспортом 2 тыс. человек до станций Жихарево, Войбокало и Новый Свет Северной железной дороги с пересадкой на железнодорожный транспорт. И, видимо, во исполнение этого распоряжения Совнаркома Военный совет Ленинградского фронта 21 января принял новое постановление об эвакуации населения из Ленинграда.[335]

Массовая эвакуация началась 22 января 1942 г. Ленинградцы начали нервничать уже с первых чисел декабря, когда стали распространяться слухи, что эвакуация связана с предстоящей сдачей Ленинграда, что эвакуация через Ладожское оз. — глупость, что проход по льду очень узкий и немцы его обстреливают и по нему никому из Ленинграда не выбраться.[336]

Начальным пунктом эвакуации являлся Финляндский вокзал. Но путь до вокзала для истощенных людей при сильных морозах и при отсутствии трамвайного движения представлял немалые трудности. Правда, дети из детских домов, ученики ремесленных училищ и значительная часть профессорско-преподавательского состава и работников искусств доставлялись автотранспортом. Большинство же ленинградцев, покидавших город, шли до Финляндского вокзала пешком, везя свои вещи на санках. «Большие группы истощенных от голода людей шли на Финляндский вокзал, закутанные в ватники и тулупы, — пишет А. Августынюк. — Они тащили за собой саночки, нагруженные тюками, чемоданами. На многих саночках сидели дети или ослабленные от голода взрослые. Их везли более крепкие люди. На платформах и в залах Финляндского вокзала сидели на тюках тысячи людей».[337] С вокзала до Ладожского оз., в соответствии с постановлением Военного совета, они следовали железнодорожным транспортом по Ириновской ветке. От Борисовой Гривы через Ладожское оз. до Жихарево, а позже до Лаврово и Кобоны, они провозились в основном на грузовых автомашинах. Многосемейных ленинградцев, детей и больных старались перевозить на автобусах. От станций на восточном берегу Шлиссельбургской губы в глубь страны ленинградцы следовали железнодорожным транспортом, в основном в товарных вагонах. Это был самый продолжительный этап эвакуации, длившийся неделю, а иногда и больше.

Весь путь, по которому двигались эвакуируемые, особенно по льду Ладожского оз., был очень тяжелым и опасным. Ледовая трасса находилась под воздействием авиации и артиллерии противника. Не меньшую опасность представляли подвижки льда, в результате которых возникали торосы и открывались огромные полыньи, в которые проваливались автомашины.

Вот несколько примеров. «Темной декабрьской ночью, — вспоминал водитель 390-го автобатальона М. В. Ляпкало, — погрузив на станции Борисова Грива эвакуировавшихся ленинградцев, я отправился в рейс на „Большую землю“ , строго придерживаясь проложенной трассы. Мой „газик“ прошел уже большую часть пути, когда я почувствовал, что руки у меня замерзли… Еще хуже было моим пассажирам в открытом грузовике. У меня просто сжималось сердце при мысли о них. Вдруг впереди возникла фигура регулировщика. Он сигналит фонарем, показывая, что нужно изменить курс. Я снизил скорость и начал поворот, чтобы объехать опасное место. И в этот момент случилась беда: мой автомобиль провалился и на моих глазах ушел под лед. Мне и рядом сидящему пассажиру удалось выскочить из кабины, искупавшись по пояс, а остальные пять человек оказались в ледяной воде. Сзади шел „газик“ комсомольца Сережи Шанцева. Остановив машину, Сережа с веревкой в руках бросился к нам на помощь. Одного за другим мы вытаскиваем несчастных людей на лед. Последним извлекли из воды мальчика лет пятнадцати, который держался руками за плавающую льдину. Один его валенок остался в пучине… Всех спасенных мы посадили на попутные машины и отправили в Кобону, где им оказали медицинскую помощь и накормили. К счастью, люди остались живы, но они потеряли все, что везли с собой. Их чемоданы и узлы вместе с автомобилем поглотила Ладога».[338]

Майя Семенова, проезжавшая с мамой в шестилетнем возрасте по ледовой дороге в крытой автомашине, вспоминала: «Наша машина шла впереди. В какой-то момент она вдруг рванула и поехала быстрее. Где-то раздался крик, треск чего-то ломающегося… Мама тоже закричала и прижала меня к себе… Только потом, когда мы уже были на том берегу и все называли деревню Кобоной, нам рассказали, что следовавшие за нами две автомашины с такими же эвакуированными ушли под лед, проскочила только наша первая. Моя мама видела эту трагедию через открытый полог грузовика. Всю дорогу она плакала и молилась. Надо сказать, что этот ужас, который она тогда испытала, преследовал маму всю ее жизнь».

Оказался в воде проезжавший с мамой по ледовой дороге малолетний Ю. П. Савельев, ставший потом известным ученым, ректором Балтийского государственного технического университета «Военмех». «Когда ехали через Ладогу, по Дороге жизни, — вспоминал он, — две машины, которые шли перед нами, ушли под лед, и наша начала тонуть, ударной волной сорвало крышу. Тогда мама выбросила меня, маленького, через борт грузовика в ледяную кашу, а потом спрыгнула сама и вытащила меня из воды».[339]

На всем пути следования эвакуируемых ленинградцев было предусмотрено обеспечение их питанием. Согласно отчету эвакуационной комиссии, им в Ленинграде по карточкам должны были выдавать хлеб за день вперед. На эвакопункте Финляндского вокзала положен был мясной обед и 1 кг хлеба в дорогу. Если поезд до Ладожского оз. шел более 1.5 суток, то на эвакопункте в Борисовой Гриве эвакуируемые тоже должны были получать мясной обед. На эвакопунктах Кобона, Лаврово, Жихарево им снова полагались мясной обед, 1 кг хлеба в дорогу, 250 г печенья, 200 г мясопродуктов, а детям до 16 лет — плитка шоколада. На ст. Волхов эвакуируемые должны были получать мясной обед, а с первых дней апреля в связи с задержкой движения получать еще 1 кг хлеба в дорогу.[340] Однако режим питания соблюдался не всегда. Отправившийся в феврале с Финляндского вокзала на Большую землю профессор Ленинградского университета С. Э. Фриш написал в своих воспоминаниях, что в Волхове «на вокзале нас впервые (подчеркнуто мною. — В. К.) накормили настоящим горячим обедом».[341]

О крупных недостатках в обслуживании населения в начале эвакуации написано в том же отчете эвакуационной комиссии. Поезда, отправлявшиеся с Финляндского вокзала, двигались до Борисовой Гривы больше суток, вагоны в них не отапливались, в Борисовой Гриве ленинградцы до 12 часов ожидали посадки на автомашины, эвакопункты в Борисовой Гриве и Жихарево были грязные, плохо отапливаемые и плохо освещаемые, питательные блоки в них не были подготовлены и благоустроены. О неудовлетворительном ходе перевозок эвакуируемого населения, о больших недостатках в эшелонах, формируемых для эвакуируемых на ст. Жихарево, говорилось в докладной записке транспортного отдела НКВД Северной железной дороги в обком ВКП(б) 5 марта 1942 г. В ней сообщалось, что при проверке прибывшего на ст. Вологда эшелона в составе 72 теплушек с 2700 эвакуируемыми оказалось, что «вагоны совершенно не оборудованы съемными досками и люди вынуждены лежать на своих вещах или на полу, вагона-изолятора и с кипятильником в эшелоне не имелось, медперсонал и проводники отсутствовали, таким образом, люди в пути следования не имели кипяченой воды и вынуждены были пить сырую воду, а иногда употребляли снег. Медпомощь в пути следования не оказывалась, вагоны находились в антисанитарном состоянии… Все вышеизложенное привело к тому, что население, эвакуированное из Ленинграда, в пути следования оказывается в нечеловеческих условиях, валяются на полу, вагоны содержатся в антисанитарном состоянии… в результате чего среди эвакуированных имеются случаи массовых заболеваний».[342] Некоторые из этих недостатков сохранялись в течение всего периода эвакуации.

Не все ленинградцы, пережившие тяжелые дни в блокадном городе, выдерживали весь трудный путь эвакуации. Некоторые на этих трудных дорогах умирали. С января по апрель 1942 г. на станциях Борисова Грива и Ладожское оз. было захоронено 2863 умерших, а на ст. Жихарево — 1536 умерших. С эшелонов, следовавших из Ленинграда, на пути в Вологду только до 20 марта 1942 г. было снято 1619 трупов, а в самой Вологде 490 трупов. В Бабаеве, Череповце и в Вологде с февраля по апрель 1942 г. умерло около 5 тыс. прибывших туда ленинградцев. В Ярославле и Ярославской области за 1942 г. умерло более 8 тыс. эвакуированных из Ленинграда.[343]

Ленинградцы погибали в дороге не только от истощения, но и от вызванного длительным недоеданием неконтролируемого потребления пищевых продуктов. Так, учащиеся 33-го ремесленного училища, переправленные 7 апреля 1942 г. через Ладожское оз., на ст. Кобона накинулись на лежавшую без охраны муку. «Надо было видеть, — вспоминал один из тех подростков, — как наши учащиеся брали муку, одна горсть направлялась в рот, а две другие в карманы, за пазуху… Вскоре были поданы вагоны-„телятни ки“, в которых справа и слева были нары. Мы быстро погрузились, и состав тронулся. На полу вагона было разбросано сено. Мы стали устраиваться спать. Разговоров почти не было, каждый боялся, что кто-нибудь придет и отберет муку. По мере удаления состава от ст. Кобона страх исчезал. Каково же было наше удивление и ужас, когда утром после подъема на полу остался лежать добрый десяток ребят! Выбравшись из блокадного ада, они нелепо погибли от заворота кишок».[344]

Одним из самых ярких примеров тяжелейших испытаний, перенесенных ленинградцами в период зимней эвакуации, является трагический, более чем месячный путь в Сибирь 2-й Ленинградской спецшколы ВВС. Из 405 учеников школы, отбывших из Ленинграда 5 февраля 1942 г., к месту назначения в Ойрот-Туру (ныне Горно-Алтайск) 11 марта прибыли только 216 учеников. Все они оказались в ужасном физическом состоянии, в связи с чем часть ребят тут же положили в местную больницу. 109 учеников погибли в дороге, из которых 61 умерли в пути в вагонах, а 48, высаженных на промежуточных станциях в тяжелом состоянии, умерли в больницах и госпиталях.[345]

Одновременно с эвакуацией населения по ледовой дороге из Ленинграда вывозились промышленное оборудование и культурные ценности. Ледовая дорога использовалась также для воинских перевозок. Только в декабре 1941—январе 1942 г. для усиления 54-й армии, действовавшей за пределами блокадного кольца, по ледовой дороге на автомашинах были переброшены 80-я, 115-я, 11-я, 177-я, 198-я и 265-я стрелковые дивизии с вооружением и боевой техникой. В начале февраля 1942 г. была перевезена также 124-я танковая бригада вместе с тяжелыми танками КВ.[346] Танки переправлялись по льду своим ходом, имея на буксире специальные сани-волокуши, на которых находились снятые башни с орудиями.

Ледовая дорога могла успешно работать при хорошо организованной ее защите от действий противника. Правда, вначале гитлеровцы были уверены, что «по льду Ладожского озера невозможно снабжать миллионное население и армию». Но почти сразу же после ледостава, обнаружив, что ледовая дорога живет и действует, они стали принимать меры, чтобы сорвать перевозки по озеру.

Опасность исходила от немецкой артиллерии, расположенной на южном побережье Ладожского оз., и от авиации, на которую фашисты делали главную ставку. Немецкие самолеты постоянно бомбардировали ледовую дорогу. Ночью они обычно бомбы сбрасывали по площади, а в светлое время гонялись за колоннами и даже одиночными автомашинами.

Но советская противовоздушная оборона парализовала все попытки противника сорвать по ней перевозки. Это было осуществлено зенитной артиллерией, размещенной как непосредственно на ледовых трассах, так и на западном и восточном берегах Шлиссельбургской губы, где были расположены базы и железнодорожные станции, и истребительной авиацией, базировавшейся на ближайших аэродромах. По плану обороны Военно-автомобильной дороги, утвержденному командующим Ленинградским фронтом 8 декабря 1941 г., на западном берегу Ладожского оз. были размещены два зенитных артиллерийских дивизиона и три железнодорожные батареи, на вооружении которых были зенитные пушки калибра 37, 76 и 85 мм. Район Кобоны на восточном берегу и район Новой Ладоги прикрывался каждый одним зенитным артиллерийским дивизионом в составе 3 батарей 76-миллиметровых пушек. Зенитными пушками и пулеметами прикрывались также районы Колчаново, Еремина Гора, Заборье, Подборовье. Для сопровождения автоколонн от Кобоны до Заборья должны были использоваться десять установок счетверенных пулеметов.

Автомобильные дороги, проходившие по льду Ладожского оз., должны были, согласно плану, прикрываться одной батареей 37-миллиметровых пушек, расположенных на островах Зеленцы, тринадцатью орудиями калибра 37 мм и пулеметной ротой, размещенными на льду вдоль автомобильных трасс. Затем прикрытие трасс было усилено, стали применяться кочующие зенитные орудия и пулеметы.[347]

Для защиты автомобильной дороги, согласно плану, выделялись 13 истребительных авиаполков и 13-я авиаэскадрилья ВВС КБФБ, имевшие 30 самолетов, и 13-й истребительный авиаполк 39-й истребительной авиадивизии, насчитывавшей 30 самолетов. Позже воздушное прикрытие автомобильной дороги было усилено. Авиационное прикрытие дороги вначале осуществлялось патрулированием групп самолетов, а затем истребители небольшими группами высылались на рассвете для борьбы с разведчиками противника, а в середине дня и к вечеру — более сильными группами для противодействия бомбардировочной авиации.[348] С декабря 1941 г. советская противовоздушная оборона сбила 51 фашистский самолет, из которых 20 — истребителями и 31 — зенитной артиллерией.[349]

Дорога работала со все возраставшей интенсивностью до последней возможности. С 16 апреля, в связи с повышением температуры воздуха и таянием льда, автомашины двигались по сплошной воде. А с 21 апреля транспортные средства допускались на ледовую трассу только по специальным разовым пропускам. За три недели апреля 1942 г. по ней было перевезено более 87 тыс. т грузов. С 16 часов 24 апреля 1942 г. движение всех видов транспорта и пешеходов было окончательно закрыто. Ледовая дорога через Ладожское оз. прекратила свою работу.

За весь период существования ладожской автомобильной дороги по ней было доставлено в Ленинград более 360 тыс. т различных грузов, из которых около 262.5 тыс. т продовольствия. На первом месте среди продовольственных грузов были мука и зерно — около 142 тыс. т, мясопродукты — более 36 тыс. т. Кроме продуктов в Ленинград были доставлены различные лечебно-укрепляющие средства (рыбий жир — 8 т, витамин С — 86 т, витаминный сок, альбумин, глюкоза и др.). Были завезены также 8350 т фуражных грузов, 32 тыс. т боеприпасов и взрывчатых веществ, 350 тыс. т горюче-смазочных материалов, более 22 800 т угля. Это не только улучшило снабжение Ленинграда и фронта, но и позволило создать некоторый запас продуктов. На 16 июня 1942 г., после почти месячных водных перевозок по Ладоге в навигацию 1942 г., для снабжения Ленинграда, частей Ленинградского фронта и Балтийского флота имелось хлебных продуктов на 40 дней, крупяных — на 36.5 дней, мясо-рыбных — на 79.5 дней, жировых — на 69.4 дня, сахаристых — на 47.2 дня.[350]

По ледовой дороге с 22 января по 15 апреля 1942 г. из Ленинграда было эвакуировано более 554 тыс. человек.[351] Эвакуация жителей из Ленинграда не только спасла их от голодной смерти и гибели от снарядов и бомб в блокированном городе, но и облегчила продовольственное положение оставшихся. Теперь доставлявшееся продовольствие могло распределяться среди меньшего числа жителей.

Таким образом значение ладожской ледовой дороги трудно переоценить. Она являлась органической частью фронта, а ее воины были боевыми и стойкими защитниками Ленинграда. И хотя ладожская ледовая дорога не могла полностью обеспечить потребность Ленинграда, она оказала городу неоценимую помощь, помогла ему выстоять в самый тяжелый период блокады.

Дорогой жизни шел к нам хлеб,

Дорогой дружбы многих к многим.

Еще не знают на земле Страшней и радостней дороги,[352] — писала О. Берггольц.

«Она растаяла, эта дорога, — писал А. Фадеев, побывавший в Ленинграде весной 1942 г. — …Но на веки веков останется в памяти людей беспримерная по мужеству и выносливости и по человеческому благородству работа десятков тысяч людей в сорокоградусную стужу, под бомбами и снарядами противника, великая работа по спасению Ленинграда».[353] Подвиг работников ледовой дороги, до конца выполнивших свой долг, был высоко оценен Родиной. Около 400 человек были награждены орденами и медалями Советского Союза.

145

5. Ликвидация последствий голодной зимы 1941/42 г

Улучшение продовольственного и топливного положения Ленинграда за счет перевозок по ладожской ледовой дороге позволило с весны 1942 г. приступить к ликвидации тяжелых последствий зимы 1941/42 г.

Первоочередной задачей была организация борьбы с дистрофией, которой страдали ленинградцы. Здесь важную роль сыграла организация общественного питания. В апреле 1942 г. вместо стационаров создается сеть столовых усиленного или лечебного питания. Для этого системой Главресторана были открыты 153 столовых, из которых 89 закрытых, находившихся на территории заводов, фабрик и учреждений. Калорийность пищи в этих столовых была почти в два раза выше калорийности блокадного продовольственного пайка. Специальные комиссии во главе с главврачами поликлиник направляли в эти столовые на 2–3 недели больных дистрофией 1-й и 2-й степени. Больные дистрофией 3-й степени подлежали госпитализации. Но из-за отсутствия надлежащей подготовки и организации лечебного питания в работе столовых были существенные недостатки. Прикрепление больных к столовым было проведено без учета их производственной и пропускной способности, что привело к созданию больших очередей и затрате большого количества времени на получение пищи. Большие очереди облегчали обвешивание питающихся. Тем не менее по 1 июля 1942 г. через столовые лечебного питания было пропущено 234 тыс. человек, из них 69 % рабочих, 18.5 % служащих и 12.5 % иждивенцев. После 2—3-недельного питания в этих столовых люди не только улучшали общее состояние своего здоровья, но и прибавляли в весе от 1.2 до 4 кг, а отдельные граждане даже до 6–7 кг.[354]

Для борьбы с цингой, представлявшей весной реальную опасность для здоровья ленинградцев, Исполком Ленгорсовета и бюро горкома партии 14 апреля 1942 г. приняли решение о выдаче витамина С из хвои во всех больницах, госпиталях и столовых и продаже хвои в аптеках для приготовления настоя самими трудящимися. Всего за первое полугодие 1942 г. предприятия пищевой промышленности Ленинграда выпустили около 800 тыс. литров хвойного настоя.[355]

С мая 1942 г. была введена система рационного питания, дававшая возможность правильно и целесообразно распределять ограниченную продовольственную норму на протяжении всего дня. Ленинградцы, сдав свои карточки в столовую, получали горячую пищу три раза в день. По желанию столовые отпускали рационное питание на дом. В июле 1942 г. рационным питанием было охвачено 100 тыс. человек. Для школьников рационное питание было организовано с 1 февраля 1942 г. Вначале оно было двухразовым, а с мая месяца — трехразовым. С июля 1942 г. на базе лучших столовых усиленного питания было организовано 15 диетических столовых с ежемесячным охватом 6 тыс. человек.[356]

Всего на 15 июня 1942 г. общественным питанием было охвачено около 850 тыс. человек, в том числе 405 780 человек — полным питанием.[357]

Дополнительным источником увеличения продовольствия должны были стать подсобные хозяйства предприятий и учреждений и индивидуальное огородничество. И весной 1942 г. ленинградцы занялись их организацией. Для населения были организованы курсы овощеводства, по огородничеству стали печататься брошюры и статьи в газетах, в магазинах начали продавать семена огородных культур, было налажено производство сельскохозяйственного инвентаря. Под подсобные хозяйства отведены земли Парголовского и Всеволожского районов, а большая часть ленинградцев получила землю в самом городе. Ленинград принял необычный вид: площади, знаменитые сады и парки, скверы и пустыри весной 1942 г. были превращены в огороды. Всего было создано 633 подсобных хозяйства и 1468 объединений огородников, в которых состояло более 176 тыс. человек, 100 тыс. ленинградцев имели индивидуальные огороды. Всего весной 1942 г. было вспахано 9838 га, с которых было собрано свыше 75 тыс. т овощей.[358]

Важнейшей задачей ленинградцев с наступлением весны являлось наведение элементарного порядка и чистоты в городе. Это была очень трудная задача, так как в течение всей зимы Ленинград не убирался и улицы и площади были завалены снегом, дворы — кучами мусора и обледенелых нечистот, а ленинградцы — сильно истощены. Антисанитарное состояние города, наличие под снегом незахороненных трупов грозило массовыми эпидемическими заболеваниями не только горожанам, но и воинам фронта.

10 февраля 1942 г. Военный совет Ленинградского фронта в соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны от 2 февраля 1942 г. в целях предупреждения эпидемических заболеваний среди населения и войск фронта принял специальное постановление, в котором предложил председателям исполкомов ленинградских городского и областного советов очистить площади и улицы города, привести в порядок общежития и принять ряд других неотложных мер (восстановить работу санпропускников, бань, прачечных, установить в местах переправы через Ладожское оз. санитарно-контрольные пункты для осмотра прибывающих в город).[359]

Начавшаяся после этого очистка Ленинграда, к которой регулярно привлекалось население города, приняла широкий размах. 15 марта в общегородском воскреснике участвовало более 100 тыс. человек. Но этого оказалось недостаточно. Улицы и площади оставались под толстым слоем снега и льда, доходившим до полуметра толщиной. По обочинам трамвайных путей сколотый лед образовал валы толщиной выше человеческого роста. Поэтому Исполком Ленгорсовета с 27 марта мобилизовал на очистку города все трудоспособное население. В первый день на работу вышли 143 тыс. человек, 31 марта — 304 тыс., а 4 апреля — свыше 318 тыс. человек. К 15 апреля было очищено свыше 3 млн квадратных метров улиц и площадей и более 12 тыс. дворов, вывезено за город около 1 млн т нечистот, мусора, снега и льда. При этом было собрано и захоронено около 13 тыс. трупов. Основную массу снега и мусора вывезло население на санках, тележках, на листах фанеры и старого кровельного железа.[360] Это позволило с 15 апреля 1942 г. пустить по улицам города 5 маршрутов пассажирского трамвая, связавшего дальние районы города с центром. Это был настоящий праздник. Когда по расчищенному Невскому проспекту шел первый трамвай, то, как писал Н. Тихонов, «люди бросили работать, смотрели, как дети на игрушку, на бежавший по рельсам вагон, и вдруг раздались аплодисменты. Это ленинградцы овацией встречали первый воскресший вагон. А вожатая вела вагон и стряхивала слезы, которые набегали на глаза. Но это были слезы радости, и она вела вагон и плакала и не скрывала этих слез».[361]

На это радостное событие откликнулись и другие ленинградские писатели. Вера Кетлинская писала, что простой ленинградский трамвайный вагон «был для нас символ возрождения, символ жизни. Мы бежали, мы тоже были слабы, но мы бежали на наших непрочных, распухших ногах за этим вагоном. Я помню, как кричали: „Позвони еще!“. Такой радостью был этот трамвайный вагон». А вот слова Льва Успенского: «Ах, милый трамвай наш, милый трамвай! В тот солнечный яркий день 15 апреля ты, как и мы все, вдруг ожил, зазвенел, заискрил и побежал по суровому городу-герою первым вестником грядущей победы».[362]

Движение трамваев в Ленинграде видели и осаждавшие город немцы. Можно себе представить впечатление гитлеровского руководства, считавшего Ленинград мертвым городом. А на некоторых немецких солдат это событие произвело ошеломляющее впечатление. Ефрейтор Фалькенхорст об этом потом свидетельствовал так: «Я перестал верить Гитлеру с ночи на 16 апреля, точнее говоря, с 11 часов вечера. Мы пришли на точку, все вокруг выглядело, как обычно: та же тьма, тот же холод. Но там, над Ленинградом, бегали какие-то странные голубые вспышки… Черт возьми, они пустили трамвай! Пустили трамвай? Русские? В Ленинграде, на седьмом месяце блокады? Зачем же мы мерзли здесь всю зиму? В этих страшных болотах? Зачем росли леса крестов на наших дивизионных кладбищах? Зачем мы кричали об их неизбежной гибели, о нашей победе, если они… пустили трамвай!».[363]

Однако санитарное состояние города еще требовало продолжать очистительные работы. «Поквартирными обследованиями многих десятков тысяч граждан установлена значительная завшивленность населения, доходящая по отдельным районам до 30 %, — писал А. А. Жданову 11 мая 1942 г. начальник гарнизона Ленинграда С. И. Кабанов. — Многие дворовые территории и по настоящее время остаются неочищенными. Только 6–7 % квартир имеют водопроводную воду. Канализация действует лишь в 9 % квартир. Из-за бездействия дворовой канализации население в значительной части нечистоты выбрасывает в сливные ямы. Бездействие в домах водопровода и канализации препятствует регулярной очистке квартир и способствует дальнейшему загрязнению дворовых территорий. Стирка белья в домовых прачечных обеспечена в крайне малых размерах из-за отсутствия воды и неисправности канализации в прачечных». Особую тревогу вызывало состояние кладбищ. Тот же генерал С. И. Кабанов после обследования состояния Пискаревского кладбища 14 мая 1942 г. докладывал Военному совету Ленинградского фронта: «В результате сильной промерзлости грунта при прорытии траншей, в коих зимой производилось захоронение трупов, и постепенного его оттаивания и осыпания, в настоящее время верхний покров земли в траншеях оказался настолько мал, что в некоторых траншеях из-под земли явно обрисовываются контуры трупов. При наступающем потеплении такое состояние траншей грозит возникновением сильного запаха разложения трупов и может явиться очагом возникновения заразных заболеваний. На территории кладбища в некоторых местах между могилами имелись незахороненные трупы».[364]

Поэтому работы по восстановлению городского хозяйства продолжались с прежней интенсивностью. Ремонтировались водопровод и канализация. Открывались бани и парикмахерские. На 1 марта из 65 бань, имевшихся в городе до войны, работали 15, а на 15 марта — уже 25. Правда, первые открывшиеся бани не были похожи на довоенные. По рассказу одной блокадницы, в бане на улице Чайковского, 1 «работал только один класс бани, бывший детский — две большие комнаты. В одной мы раздевались вместе с мужчинами, в другой вместе с ними мылись. Каждому выдавалось по 5 граммов мыла — размером с кусочек сахара. Совместное мытье никого не смущало. Мы были счастливы, мы ожили!». Из 437 парикмахерских на 15 апреля работали 113. Кроме того, организовывались бани, душевые, прачечные и парикмахерские на многих заводах и фабриках.[365]

Своевременно принятые «очистительные» меры имели исключительно большое значение. Они избавили город от возникновения эпидемии. В частности, реальной была угроза эпидемии сыпного тифа. В январе 1942 г. был зарегистрирован один случай заболевания тифом, в феврале — 15, в марте — 379, в апреле — 514 случаев. Для борьбы с эпидемией в районах города были созданы чрезвычайные противоэпидемические комиссии, а вокруг Ленинграда установлены санитарно-контрольные пункты. Была также ликвидирована опасность лептоспирозной желтухи в связи с появлением в городе большого количества крыс. «Во время блокады в городе появилось так много крыс, что они стали внушать определенные опасения, — писал бывший заведующий горздравом Ф. И. Машанский. — Прежде всего они были страшны как разносчики заразы. Ведь крыса — потенциальный носитель чумной блохи. Я уже не говорю о том, что эти грызуны уничтожали большое количество продовольствия.

Конечно, с крысами велась борьба. Их энергично отлавливали. Ленинградские предприятия выпускали много различных конструкций крысоловок. Но механическим путем избавиться от обилия крыс не представлялось возможным. Тогда возникла мысль уничтожить их, заразив крысиным тифом… После необходимой лабораторной работы бактериологический метод борьбы с грызунами был использован и дал хорошие результаты. Проблема крысиного нашествия исчезла».[366]

Возрождение жизни в блокированном городе требовало неотложного решения топливной проблемы. И хотя она полностью не была решена, но ленинградцы, в основном женщины, работавшие на лесо- и торфоразработках, с каждым днем увеличивали заготовки дров и торфа, которые в блокированном Ленинграде были основными видами топлива. Если в январе — марте в город поступало по 64 тыс. кубометров дров в месяц, то в апреле — июне уже по 189 тыс. кубометров. Суточная отгрузка торфа в апреле составила 99 вагонов. Электроэнергии было выработано в апреле около 13 млн квтч, а в мае свыше 17 млн квтч.[367]

Мероприятия по ликвидации последствий голодной зимы позволили начать вводить в действие некоторые законсервированные предприятия и организовать на них работы по выполнению заказов фронта. Хотя из-за недостатка квалифицированных рабочих основной рабочей силой были женщины и подростки, имевшие низкий уровень производственной квалификации и физически слабые, работа промышленности нарастала с каждым днем. Если в апреле 1942 г. продукцию для фронта производили 50 заводов и фабрик, то в мае уже 57. В апреле — мае изготовлено 99 орудий, 790 пулеметов, 214 тыс. снарядов, более 200 тыс. мин, построено для Ладожской военной флотилии 100 тендеров и несколько металлических барж. За это же время было отремонтировано 227 кораблей, 360 катеров и другое вооружение. А за весь 1942 г. промышленность Ленинграда, выпускавшая вооружение и боеприпасы, несмотря на тяжелую обстановку, изготовила 46 танков КВ-1, 14 танков Т-26 и СУ-26, более 1500 минометов 50 мм и 82 мм, около 2700 станковых пулеметов «Максим», более 800 тыс. снарядов калибра от 45 до 406 мм, свыше 22 тыс. авиабомб, около 2 млн различных мин, более 1 млн 260 тыс. ручных гранат. Кроме этого было отремонтировано 262 танка различных систем, большое количество артиллерии и другого оружия.[368]

Особо следует сказать, что по мере рассекречивания документов все более становится известным, что некоторые заводы в блокадных условиях под большим секретом изготавливали для фронта новейшие виды оружия. Например, завод им. М. И. Калинина, именовавшийся тогда как «Государственный завод № 4», первым в стране стал осваивать выпуск реактивного оружия — «Катюши» и изготовил для них сотни тысяч реактивных снарядов.[369]

Наряду с восстановлением городского хозяйства и промышленности ленинградцы проводили большую работу по укреплению обороны города. Это было важно, так как Ленинград продолжал оставаться в блокаде — немецкие войска стояли у стен города и подвергали его артиллерийским обстрелам. В апреле 1942 г. немецкое командование провело силами артиллерии 18-й армии и авиации специальную операцию «Айсштос» (ледовый удар) с целью уничтожения скованных льдом кораблей Балтийского флота. Но немцам не удалось вывести их из строя, хотя было произведено около 600 самолетовылетов. Повреждения, полученные некоторыми кораблями в основном от разрывов бомб вблизи них, были ликвидированы их личным составом. Зенитной артиллерией и истребительной авиацией было сбито более 60 немецких самолетов.[370]

Особое внимание было уделено укреплению частей МПВО. Если к марту 1942 г. во всей системе МПВО города насчитывалось всего 5 тыс. человек, то к 1 августа этого же года в ней состояло более 116 500 человек.

Приводились в порядок старые и строились новые оборонительные укрепления. Работы проводились на окраинах и в самом городе, где крупнейшие заводы превращались в узлы сопротивления. На этих работах в июне 1942 г. трудились 45 тыс. человек. За лето и осень 1942 г. было построено 8100 амбразур для пулеметных и артиллерийских огневых точек в зданиях, отрыто свыше 1500 окопов, оборудовано до 200 командных и наблюдательных пунктов, построено 17 км баррикад, 25 км противотанковых рвов и 52 км ходов сообщений. Всего в Ленинграде имелось 110 узлов обороны. Для борьбы с противником в случае его прорыва в город на предприятиях создавались рабочие отряды. К июлю 1942 г. было создано 77 отрядов численностью около 8500 человек.[371]

5 июля Военный совет Ленинградского фронта принял постановление о необходимых мерах по превращению Ленинграда в военный город. «Решение этой задачи, — говорилось в постановлении, — требует оставления в Ленинграде только необходимого минимума самодеятельного населения». Исходя из этого, Военный совет определил, что в городе должно было остаться около 280 тыс. рабочих, инженерно-технических работников и служащих для работы в промышленности, на транспорте, лесо- и торфоразработках. 300 тыс. человек, в основном несамодеятельного населения, должны были быть эвакуированы из Ленинграда.[372]

Постепенно в Ленинграде стала оживать общественно-политическая и культурная жизнь. В марте — апреле 1942 г. состоялись сессии районных советов депутатов трудящихся, на которых рассматривались вопросы восстановления городского хозяйства и улучшения бытового обслуживания населения. В мае 1942 г. возобновились занятия в тех школах, в которых они были прерваны зимой 1941/42 г. Начала возрождаться концертно-театральная жизнь, открылись кинотеатры.

31 мая на стадионе «Динамо» состоялся футбольный матч между командой «Динамо» и командой Металлического завода, названной в печати «командой Н-ского завода», в которую вошли футболисты «Зенита» и «Спартака». В этот же день были проведены соревнования по легкой атлетике и другим видам спорта.[373]

Большим событием в культурной жизни блокированного города явилось первое исполнение 7-й симфонии Д. Шостаковича в Ленинградской филармонии 9 августа 1942 г. Симфонию исполнял оркестр Радиокомитета, пополненный музыкантами, находившимися в городе и в армейских и флотских оркестрах. Дирижировал оркестром Карл Ильич Элиасберг. «Мгновение полной тишины, и вот — началась музыка, — писала присутствовавшая на концерте О. Берггольц. — И мы с первых тактов узнали в ней себя и весь свой путь, всю уже тогда легендарную эпопею Ленинграда: и наступающую на нас страшную, беспощадную, враждебную силу, и наше вызывающее сопротивление ей, и нашу скорбь, и мечту о светлом мире, и нашу несомненную победу. И мы, не плакавшие над погибающими близкими людьми зимой, сейчас не могли и не хотели сдерживать отрадных, беззвучных, горючих слез, и мы не стыдились их…».[374]

Гитлеровцы собирались испортить этот праздник, но у них из этой затеи ничего не вышло. Ленинградские артиллеристы подавили вражеские батареи, ежедневно обстреливавшие Ленинград, и во время исполнения 7-й симфонии в городе не разорвался ни один немецкий снаряд. Об этом так писал ставший писателем артиллерист Н. Совков:

И когда в знак начала Дирижерская палочка поднялась,
Над краем передним, как гром, величаво Другая симфония началась, —
Симфония наших гвардейских пушек,
Чтоб враг по городу бить не стал,
Чтоб город Седьмую симфонию слушал…
И в зале шквал, и по фронту шквал…
А когда разошлись по квартирам люди,
Полны высоких и гордых чувств,
Бойцы опустили стволы своих орудий,
Защитив от обстрела Площадь Искусств.

Таким образом, принятые меры по ликвидации последствий голодной зимы позволили в короткий срок оживить в Ленинграде нормальную жизнь, наладить выпуск военной продукции, укрепить оборону города-фронта.

6. Навигация 1942 г. на Ладожском озере

Дальнейшее укрепление обороны Ленинграда и улучшение жизни его населения во многом зависело от состояния ладожской коммуникации, которая по-прежнему оставалась единственной жизненной артерией осажденного города. От нее зависело создание продовольственных запасов, обеспечение города топливом, увеличение численности войск Ленинградского фронта, эвакуация нетрудоспособного населения.

Когда прекратила существование ледовая дорога, единственная возможность заключалась в организации большой навигации на Ладожском оз. Гитлеровцы были уверены, что из этого ничего не выйдет. Командующий группой армий «Север», генерал-полковник Кюхлер заявил, что «единственный путь по льду Ладожского озера, при помощи которого Ленинград мог получать боеприпасы и средства питания, сейчас, с наступлением весны, безвозвратно потерян. Отныне даже птица не сможет пролететь через кольцо блокады, установленное нашими войсками». [375]

Однако защитники города, моряки Ладожской военной флотилии и Северо-Западного речного пароходства, все ленинградцы, преодолев массу трудностей, проделали огромную работу и в небывалых масштабах организовали водные перевозки по Ладожскому оз.

Подготовка к навигации 1942 г. началась задолго до ледохода. Прежде всего производился ремонт судов. В результате героических усилий рабочих, речников и военных моряков к открытию навигации Ладожский флот был отремонтирован и подготовлен к перевозкам. Всего он насчитывал 116 единиц самоходного и несамоходного грузо-пассажирского флота. В составе самоходного флота насчитывалось 5 озерных и 63 речных буксира Северо-Западного речного пароходства, 10 тральщиков Ладожской военнойфлотилии, предназначенных для буксировки несамоходных барж, 6 канонерских лодок, 15 грузо-пассажирских пароходов и 26 мотоботов, паровых шхун и шаланд, принадлежавших в основном Ладожской военной флотилии. Однако транспортный флот, состоявший главным образом из речных несамоходных судов, которые в мирных условиях не допускались к плаванию по озеру, не был в состоянии обеспечить предстоящий объем перевозок и нуждался в пополнении. Поэтому были приняты меры к строительству новых озерных барж. С апреля по ноябрь 1942 г. на верфи, созданной на базе эвакуированного Сясьского целлюлозно-бумажного комбината по постановлению Государственного Комитета Обороны, была выстроена 31 деревянная баржа, каждая из которых вмещала 350 т груза. На ленинградских судостроительных заводах были построены 14 металлических барж грузоподъемностью 600–900 т каждая. Так как готовые баржи перевезти в Ладожское оз. было нельзя, в Ленинграде изготавливались только секции барж, которые перевозились по железной дороге к озеру, где на специально созданной верфи в бухте Гольсмана под руководством директора завода им. А. А. Жданова С. А. Боголюбова они собирались, сваривались и спускались на воду. Три баржи затем были оборудованы как баржи-паромы для перевозки грузов прямо в железнодорожных вагонах и платформах и для переброски на Большую землю бездействовавших в Ленинграде паровозов. Кроме барж на ленинградских судостроительных заводах были выстроены 118 самоходных тендеров и мотоботов.[376]

Широко развернулись работы по расширению старых и строительству новых портов. В результате на берегах Шлиссельбургской губы были выстроены громадные порты с многочисленными складами. Осиновецкий порт с бухтами Морье, Новая, Осиновец, Гольсмана и гаванью Каботажная, расположенными на западном берегу Шлиссельбургской губы, насчитывал 14 пирсов общей длиной более 2200 м. В результате строительства погрузочно-разгрузочных путей в прилегающих бухтах, укладки второго пути от ст. Ладожское оз. до бухты Морье и других работ был создан мощный железнодорожный узел, включавший ст. Болт, Костыль, Осиновец, Каботажная и Ладожское оз. Всего было уложено 30 км железнодорожных путей широкой колеи и около 9 км узкой. Кобоно- Кареджский порт на восточном берегу озера к концу навигации имел 13 пирсов общей длиной более 5500 пог. м и 12 км железно дорожных путей широкой колеи и столько же узкой колеи. В портах имелись пирсы для железнодорожной паромной переправы и слиповые пути для переправы из Ленинграда вплавь железнодорожных цистерн. Порты были оснащены различными средствами механизации. В разгар перевозок на пирсах действовал 21 кран грузоподъемностью от 3 до 75 т. Если в начале навигации причальный фронт портов позволял принимать сразу только 22 судна, то к концу навигации — уже 80 судов. За сутки порты могли пропустить 15 тыс. человек и 15 тыс. т грузов.[377]

18 июня 1942 г. вступил в строй проложенный между восточным и западным берегами Шлиссельбургской губы подводный трубопровод производительностью 300–350 т горючего в сутки. Трубопровод являлся значительным инженерным сооружением. Он состоял из головной перекачивающей станции на мысе Кареджи, линейного трубопровода длиной около 30 км (из них около 21.5 км под водой), приемной станции в Борисовой Гриве и запасного наливного пункта в Ваганове.[378]

Большую помощь ленинградцам в подготовке навигации, в возобновлении работы ленинградской промышленности снова оказал прибывший в Ленинград А. Н. Косыгин.

В сентябре — октябре 1942 г. для передачи в Ленинград электроэнергии восстановленной Волховской ГЭС была построена высоковольтная линия электропередач Волхов — Ленинград. От Волховской ГЭС до мыса Кареджи на восточном берегу Ладоги шли воздушные линии напряжением 60 киловольт. Здесь электрический ток понижался до 10 киловольт и по пяти подводным силовым кабельным линиям передавался до Ваганово на западном берегу Ладожского оз. Затем электроток снова повышался до 60 киловольт и передавался в Ленинград по воздушной линии.[379]

Для руководства перевозками было создано управление подвоза, реорганизованное в июне 1942 г. в Управление перевозок, начальником которого был назначен генерал А. М. Шилов. Все перевозки тщательно планировались, в основе чего лежали декадные планы перевозок, разрабатывавшиеся штабом тыла и утверждавшиеся специальным постановлением Военного совета фронта.[380]

Перевозки по Ладожскому оз., начавшиеся в конце мая 1942 г., осуществлялись по двум трассам, которые были оснащены вехами, буями, манипуляторными пунктами, радиомаяками и другим

Трассы перевозок в навигацию 1941 г.

Навигация 1941 г. подходит к концу.

Пути подвоза грузов в блокированный Ленинград.

Ледовая дорога зимой 1941–1942 гг.

Санный обоз с продовольствием на пути в Ленинград.

Въезд на ледовую дорогу.

Майор В. А. Порчунов — командир первой автоколонны, прошедшей но ледовой трассе в ночь на 22 ноября 1941 г.

Автомобиль с санным прицепом.

Ледовая трасса действует.

На ледовой трассе ночью.

Руководители ледовой военно-автомобильной дороги зимой 1941–1942 гг. На переднем плане слева направо: И. В. Шикин, А. М. Шилов, М. А. Нефедов.

Строительство железной дороги Войбокало-Кобона.

На ледовой трассе весной 1942 г.

Трассы перевозок в навигацию 1942 г.

Начало навигации 1942 г.

Строительство пирса в Кобоне.

Оптовый путь на ст. Ладожское озеро для спуска ж.д. цистерн для отправки вплавь через Ладожское озеро.

Паровозы на барже-пароме. 1942 г.

Ж.д. вагоны на барже-пароме.

Буксировка железнодорожных цистерн.

Эвакуируемые в Осиновецком порту.

Ледовая дорога зимой 1942–1943 гг.

навигационным оборудованием. Малая трасса длиной 29 км проходила от Кобоны до Осиновца, большая — длиной 150 км шла от Новой Ладоги до Осиновца. На большой трассе действовали озерные баржи и буксиры Северо-Западного речного пароходства, тральщики и канонерские лодки Ладожской военной флотилии. На малой трассе использовались и более мелкие суда, в том числе речные баржи и тендеры. На большой трассе перевозки осуществлялись конвоями, а на малой — одиночными судами.

Немцы стремились во что бы то ни стало прервать ладожскую коммуникацию. Особое внимание они обращали на эвакуацию по ней населения. Вот что записано в дневнике военно-исторического отдела верховного главнокомандования вермахта за 26 мая 1942 г.: «Ввиду того, что 2.5 миллиона жителей Ленинграда могут быть эвакуированы в течение примерно десяти недель, фюрер приказал подавлять эту эвакуацию с применением всех средств, чтобы не допустить улучшения продовольственного положения в Ленинграде и тем самым укрепления возможностей его обороны». Летом 1942 г. немецкая авиация группами по 80—130 самолетов произвела 120 дневных и 15 ночных налетов на наши порты, перевалочные базы и суда. Но благодаря хорошо организованной противовоздушной обороне ущерб от налетов был незначительный. Было потоплено или сильно повреждено 12 самоходных и 9 несамоходных судов, буксирный пароход «Узбекистан» и одна баржа-паром с 10 гружеными вагонами. Было потеряно 3800 т грузов, что не превышало 0.4 % перевезенных грузов. Противник же за навигацию потерял от действий советских истребителей и зенитной артиллерии 160 самолетов.[381]

Не добившись успеха с помощью авиации, немецкое командование для нарушения перевозок по Ладожскому оз. стало привлекать морские силы. Финские морские силы были усилены итальянскими торпедными катерами новейшей конструкции, немецкими катерами-тральщиками и специальными судами-баржами, названными по имени их конструктора «Зибель-паромами», предназначавшимися ранее для вторжения в Англию.

С середины августа 1942 г. вражеские корабли стали появляться в районе большой трассы наших перевозок, но отгонялись кораблями Ладожской военной флотилии. В октябре 1942 г. немецкое командование спланировало специальную операцию против небольшого острова Сухо — искусственного образования, расположенного на пути движения наших конвоев в 37 км к северу от Новой Ладоги. На острове размером 90 на 60 м находился гарнизон, насчитывавший 90 человек, 3-орудийная 100-миллиметровая батарея и 3 пулемета. Целью немецкой операции являлось разрушение маяка, уничтожение артиллерийской батареи, овладение шифрами и минирование подходов к острову. Достижение немцами этих целей несомненно затруднило бы наши перевозки.

Утром 22 октября флотилия противника, состоявшая из 23 десантных судов и десантного отряда, насчитывавшего более 100 человек, под прикрытием самолетов подошла к острову и после его артиллерийского обстрела и бомбардировки с воздуха начала высадку десанта. Завязавшийся бой доходил до рукопашных схваток, но в результате контратаки гарнизона десант противника был полностью выбит с острова. После удара нашей авиации по десантным судам флотилия противника стала отходить. Ее преследовали корабли Ладожской военной флотилии и авиация Ленинградского и Волховского фронтов и 7-й отдельной армии, которые нанесли ей значительный урон. Всего враг потерял потопленными, поврежденными и захваченными в плен 17 десантных судов и 61 человека убитыми и ранеными из состава десантного отряда. Кроме того, наши истребители сбили 14 вражеских самолетов.[382]

Разгром вражеского десанта и флотилии имел большое значение для бесперебойности наших перевозок. Немецкое командование, убедившись в бесперспективности использования кораблей для нарушения наших коммуникаций, убрало с озера свои десантные баржи и итальянские торпедные катера.

Таким образом, гитлеровцам не удалось выполнить свой план прервать ладожскую коммуникацию и тем самым задушить Ленинград голодом. Благодаря четкой организации перевозок, надежной их защите, самоотверженности всех, кто нес службу на Ладоге, перевозки по Ладоге в навигацию 1942 г. осуществлялись регулярно и в небывало широких масштабах.

Всего за навигацию 1942 г. в город было перевезено более 790 тыс. т различных грузов, из которых почти половину — более 353 тыс. т — составляло продовольствие. При этом на первом месте находились хлебные грузы — около 161 тыс. т муки и более 23.5 тыс. т зерна. Крупы разной и макаронных изделий было доставлено соответственно более 45.5 тыс. т и 190 т. Наряду с этим было перевезено много различных высококалорийных продовольственных грузов, в том числе жиров, мяса, шоколада, кондитерских изделий, сгущенного молока. В составе продовольственных грузов были также квашеные и свежие овощи, сушеные фрукты, мясные, рыбные и овощные консервы и другие продукты.[383]

Значительную долю среди доставленных в Ленинград грузов занимало топливо — более 106 тыс. т угля и около 34 тыс. т леса в плотах и горюче-смазочных материалов более 150 тыс. т. Среди горюче-смазочных материалов более 117 тыс. т было перевезено водным транспортом и свыше 34 тыс. т перекачено по подводному трубопроводу. Подводный трубопровод в период навигации 1942 г. находился в эксплуатации 167 суток, но фактически из-за отсутствия горючего для перекачки действовал только 99 суток. В Ленинград было доставлено 89 тыс. т боеприпасов и более 8 тыс. т вооружения, в том числе 202 танка и 641 орудие. Кроме различных грузов в Ленинград было перевезено около 290 тыс. военнослужащих для пополнения Ленинградского фронта и Балтийского флота, более 20 тыс. гражданских лиц.[384]

В навигацию 1942 г. по Ладоге продолжалась эвакуация населения Ленинграда. Постановлением Военного совета Ленинградского фронта от 18 мая 1942 г. было намечено эвакуировать 300 тыс. человек, главным образом женщин с двумя и более детьми, нетрудоспособных лиц, членов семей рабочих и служащих ранее эвакуированных предприятий, семей военнослужащих, детей из детских домов, раненых, инвалидов Отечественной войны. Первым днем эвакуации было назначено 25 мая.[385]

Порядок эвакуации был таким же, как и зимой при эвакуации населения по ледовой дороге. Начальным пунктом эвакуации был Финляндский вокзал, откуда эвакуируемое население перевозилось поездами до ст. Борисова Грива. До 1 июня на вокзал подавалось по одному составу в сутки, а затем — по два. Со ст. Борисова Грива ленинградцы на автомашинах доставлялись до мыса Осиновец или до пристани Каботажная, где пересаживались на водный транспорт.[386]

Через озеро люди перевозились мелкотоннажным самоходным флотом, сведенным в специальное соединение, и отрядом транспортов Ладожской военной флотилии. С Кобоно-Кареджского порта эвакуируемые перевозились железнодорожным транспортом в Вологду, Ярославль и Иваново, откуда они уже следовали в пункты назначения. На каждый эшелон назначались начальник, старшие по вагонам, врачи и медсестры, ответственные за обслуживание и доставку эвакуируемых до места назначения.

При эвакуации населения предусматривалось питание в пути. При выезде из Ленинграда эвакуируемые сдавали по месту жительства или работы свои продуктовые и промтоварные карточки и взамен их получали дорожные талоны и талоны на питание. Нормы питания несколько раз менялись, но на Финляндском вокзале, в Кобоне и Лаврово они получали обед и сухой паек.

Для обслуживания ленинградцев в пути были созданы эвакопункты на Финляндском вокзале, в Борисовой Гриве, Кобоне, Лаврово, Волховстрое. Кроме этого, за пределами Ленинградского фронта эвакопункты были созданы на ст. Тихвин, Вологда, Череповец, Бабаево. Летом 1942 г. эвакопункты представляли собой довольно солидные учреждения, способные обслуживать большой контингент эвакуируемых. Например, общий штат эвакопункта в Борисовой Гриве был доведен до 600 человек. Штат столовой насчитывал 70 человек, медпункта — 60 человек, носильщиков — 180 человек. Работу эвакопунктов, и в частности в Борисовой Гриве, сильно осложняло большое количество перевалок, а также значительно увеличившийся по сравнению с зимой 1941/42 г. личный багаж эвакуируемых. В первые дни эвакуации вес личного багажа достигал 100–150 кг, его надо было выгрузить из поезда, поднести или подвезти на тележках на расстояние 300 м к автомобильной площадке, затем погрузить на машину, подвезти к озеру и, наконец, с машины перегрузить на судно.[387]

Всего за период навигации с 27 мая по 1 декабря 1942 г. из Ленинграда было эвакуировано 448 тыс. человек, из них более 389 тыс. ленинградцев и около 54 тыс. инвалидов Отечественной войны, командированных и населения Ленинградской области.[388] Этим была завершена массовая эвакуация населения Ленинграда. Всего с начала блокады до конца 1942 г. на Большую землю было эвакуировано примерно 1 млн 100 тыс. человек, из которых 871 тыс. ленинградцев. А за время войны из Ленинграда в организованном порядке было вывезено около 1 млн 738 тыс. человек, из них 1 млн 360 тыс. ленинградцев.

Кроме людей из Ленинграда на Большую землю в навигацию 1942 г. было вывезено 309.5 тыс. т эвакогрузов, значительная часть которых составляла фабрично-заводское оборудование — 28 383 единицы, в том числе более 22 тыс. различных металлообрабатывающих станков.[389]

Перевозки по Ладожскому оз. в навигацию 1942 г. имели громадное значение. Они помогли полностью избежать лишений первой блокадной зимы. Перевозки в Ленинград продовольствия позволили наладить регулярное снабжение войск фронта, Балтийского флота и населения города. Они дали возможность создать неприкосновенные запасы продовольствия.

Перевозки в навигацию 1942 г. обеспечили разгрузку Ленинграда от несамодеятельной части населения и вывоз промышленного оборудования и других материалов, которые не могли быть использованы в блокированном городе. Это способствовало укреплению оборонной мощи Ленинграда, содействовало налаживанию основных функций города в условиях блокады, а подвоз топлива обеспечил работу ряда ранее законсервированных промышленных предприятий. Эвакуация населения способствовала также уменьшению количества возможных жертв в осажденном городе, а эвакуация промышленного оборудования и заводских материалов дала возможность не только спасти их от уничтожения в Ленинграде от вражеских артобстрелов, воздушных бомбардировок, но и ввести в строй в районах глубокого тыла.

А всего из Ленинграда с июля 1941 г. по октябрь 1943 г. в глубь страны было эвакуировано 70 предприятий, 22 проектных, 11 конструкторских и 7 строительных организаций, 70 319 единиц металлорежущего, металлодавильного, технологического и другого оборудования, 58 тыс. единиц электромоторов, 22 комплекта котельных агрегатов, 23 комплекта гидро- и турбогенераторов, теплоэлектростанций общей мощностью 30 МВт, 93 паровоза, 6 тыс. железнодорожных вагонов, на 2 051 900 тыс. р. готовой продукции и полуфабрикатов, 125 тыс. т черных металлов, 31 тыс. т цветных металлов.[390]

Важную роль ладожская коммуникация сыграла в непосредственном усилении Ленинградского фронта и Балтийского флота. Доставка в Ленинград значительных людских пополнений, боеприпасов и вооружения позволила накопить силы и подготовиться к операции по прорыву блокады.

Таким образом, ладожская коммуникация в навигационный период 1942 г. прочно связала Ленинград с Большой землей, обеспечила доставку в город всего того, что посылала ему страна, а также эвакуационные перевозки. Это серьезно укрепило обороноспособность Ленинграда и дало возможность окончательно разрешить проблему превращения его в военный город.

ЛЕНИНГРАД ВЫСТОЯЛ И ПОБЕДИЛ

1. Прорыв блокады

Водные перевозки Ладожским оз. и все проведенные весной и летом 1942 г. мероприятия значительно укрепили обороноспособность Ленинграда.

В конце 1942 г. — начале 1943 г. наступил наиболее благоприятный момент для прорыва блокады. Решающее значение для проведения такой операции имел коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны, начавшийся с победы в Сталинградской битве. Враг стянул на юг свои стратегические резервы и не имел возможности усилить войска на северо-западе.

Разработка плана операции по прорыву блокады Ленинграда началась осенью 1942 г. Но еще в конце лета Л. А. Говоров сообщил начальнику штаба Ленинградского фронта Д. Н. Гусеву, начальнику оперативного управления штаба А. В. Гвоздкову и командующему артиллерией фронта Г. Ф. Одинцову о том, что решением Ставки Ленинградский фронт совместно с Волховским зимой осуществит прорыв блокады через Неву, и поручил им продумать все вопросы форсирования Невы и наступления по синявинскому болоту и доложить свои соображения. Замысел операции Л. А. Говоров приказал хранить в секрете. 2 декабря Ставка Верховного Главнокомандования утвердила конкретные задачи фронтов в операции, зашифрованной под кодовым наименованием «Искра». Замысел операции состоял в том, чтобы встречными ударами двух фронтов — Ленинградского (командующий Л. А. Говоров) и Волховского (командующий К. А. Мерецков) к концу января 1943 г. разгромить группировку войск 18-й немецкой армии, которой командовал генерал Линдеман, в районе шлиссельбургско-синявин- ского выступа и, соединившись южнее Ладожского оз., прорвать блокаду Ленинграда. В первой половине февраля 1943 г. Ставка приказала провести операцию по разгрому противника в районе Мги и Кировской железной дороги.

Для прорыва блокады были созданы две ударные группировки. В Ленинградском фронте она состояла из войск 67-й армии под командованием генерала М. П. Духанова, в Волховском фронте — 2-й ударной армии под командованием генерала В. З. Романовского. В операции предусматривалось участие артиллерии Балтийского флота, для чего была создана специальная группировка морской артиллерии (около 100 орудий крупного калибра). Для обеспечения операции с воздуха привлекались около 900 боевых самолетов фронтов и Балтийского флота.

Координировать действия фронтов было поручено представителям Ставки Верховного Главнокомандования К. Е. Ворошилову и Г. К. Жукову.

Перед советскими войсками стояла очень трудная задача. Германское командование, считая шлиссельбургско-синявинский выступ, который немцы называли «фляшенхальс» («бутылочное горло»), где расстояние между Ленинградским и Волховским фронтами равнялось всего 12–16 км, самым уязвимым участком кольца блокады, за полтора года сильно его укрепило, особенно левый берег Невы. Вдоль него проходили две-три линии траншей, соединенных ходами сообщения и с многочисленными дотами. Передний край обороны прикрывался густой сетью проволочных заграждений, минных полей и простреливался артиллерийскими орудиями и пулеметами. Труднопроходимой преградой являлась замерзшая Нева, имевшая на участке прорыва ширину до 800 м. Так как на льду не было никаких укрытий, река просматривалась и простреливалась с занятого противником левого обрывистого берега, высота которого достигала 12 м. Все поселки, находившиеся в районе шлиссельбургско-синявинского выступа, были превращены врагом в сильные опорные пункты, связанные между собой траншеями. Кроме того, здесь были очень сложные природные условия. «…местность в районе выступа, — писал К. А. Мерецков, — как и всюду в этом районе, была крайне мало пригодна для развертывания наступательных действий. Обширные торфоразработки, протянувшиеся от побережья Ладоги до селения Синявино, а к югу от Синявина сплошные леса с большими участками болот, труднопроходимыми даже для пехоты, резко стесняли маневр войск и создавали больше выгод для обороняющейся стороны».[391]

Поэтому наступлению советских войск предшествовала длительная всесторонняя подготовка. Производилась разведка сил и огневых средств противника. На невском рубеже Ленинградского фронта было построено много артиллерийских наблюдательных пунктов, заснят весь 30-километровый передний край обороны противника на левом берегу Невы и даже смонтирована его фотопанорама. Большая работа проводилась по усилению льда на Неве для пропуска по нему средних и тяжелых танков.[392] В районе предстоящих боев сосредоточивались войска и оружие, боеприпасы и продовольствие, медикаменты и др. К началу операции советские войска превосходили противника на участках прорыва по пехоте в 4.5 раза, по артиллерии — в 6–7 раз, по танкам — в 10 раз, по самолетам — в 2 раза. Средняя плотность артиллерии на участке прорыва в полосе наступления 67-й армии составляла 144 орудия и минометов калибра 76 мм и выше на 1 км фронта, что вдвое превосходило плотность советской артиллерии при контрнаступлении под Сталинградом. На направлении главного удара Волховского фронта артиллерийская плотность доходила до 180 орудий и минометов на 1 км фронта.[393] В специально оборудованных учебных городках, воспроизводивших укрепления врага, войска обучались приемам наступательных действий в лесу и способам штурма опорных пунктов противника в условиях снежной зимы. Войска 67-й армии на Неве в районе Колонии Овцино и озера в тылу армии тренировались быстро преодолевать ледяное поле и крутые ледяные подъемы.

Важным обстоятельством являлась скрытность подготовки операции, что обеспечило ее внезапность для противника. «В этом сражении нам удалось достигнуть тактической внезапности, хотя противник знал, что мы готовимся прорвать блокаду, — писал Г. К. Жуков. — Он, возможно, предугадывал даже, где именно будут нанесены удары советских войск, сама конфигурация фронта об этом говорила… Но когда именно, в какой день и час, какими силами мы начнем операцию, немецкое командование не знало». Для отвлечения внимания противника от направления главного удара была проведена демонстрация подготовки наступления юго-восточнее Мги. Для этого туда на открытых платформах перевозились специально изготовленные макеты танков, орудий, чучела лошадей.[394]

Большая работа по подготовке войск к наступлению велась политорганами, партийными и комсомольскими организациями. Перед воинами выступали руководители партийных и советских организаций Ленинграда — А. А. Жданов, А. А. Кузнецов, Я. Ф. Капустин, А. И. Маханов, П. С. Попков и др. Член Военного совета Ленинградского фронта секретарь Ленинградского горкома партии А. А. Кузнецов на время проведения операции был назначен членом Военного совета 2-й ударной армии Волховского фронта. Многие представители воинских частей побывали на заводах и фабриках Ленинграда, где на митингах заявляли о своей решимости быстрее освободить город от вражеской блокады. Накануне наступления Военные советы фронтов обратились к воинам с призывом смело идти в бой, помнить, что им вверена жизнь и свобода Ленинграда.

Перед самым наступлением был разминирован передний край нашей обороны на правом берегу Невы и на плацдарме левого берега. Это было сделано не обычным способом, а после проведения большого количества опытов взрывами 3-килограммовых зарядов, подвешенных на высоте 3 м над минными полями. Взрыв такого заряда подрывал в круге диаметром 8 м 85 % мин. Остальные 15–20 % выводились из строя, так как взрывной волной переламывались взрыватели и разбивались корпуса мин.[395]

Морозным утром 12 января 1943 г. в 9 час. 30 мин., после ударов ночных бомбардировщиков по войскам, штабам, аэродромам и узлам коммуникаций врага, началась артиллерийская подготовка, которая на Ленинградском фронте длилась 2 час. 20 мин., а на Волховском — 1 час. 45 мин. 4.5 тыс. орудий и минометов обрушили на врага тонны металла. Огонь был настолько мощным, что он ошеломил противника. «Я до сих пор не могу забыть впечатления от губительного огня русских пушек, — говорил на допросе пленный солдат 170-й походной дивизии немцев. — Как вспомню весь этот адский грохот и разрывы снарядов и мин, так снова меня бросает в дрожь».[396]

После артиллерийской подготовки войска обоих фронтов перешли в наступление. Ударные группировки с двух сторон устремились навстречу друг другу. С запада от Московской Дубровки до Шлиссельбурга, преодолевая ледяное поле Невы, перешли в наступление четыре стрелковые дивизии 67-й армии. Но не везде наступление проходило успешно. Бои 45-й гвардейской стрелковой дивизии (командир Герой Советского Союза генерал А. А. Краснов), наступавшей с плацдарма в районе Московской Дубровки, приняли затяжной характер. 86-я стрелковая дивизия (командир Герой Советского Союза полковник В. А. Трубачев), наступавшая на Шлиссельбург, из-за сильного огня противника не смогла преодолеть Неву. И только во второй половине дня переправилась через реку на участке 136-й стрелковой дивизии. Бойцы 136-й стрелковой дивизии (командир генерал Н. П. Симоняк), наступавшие в направлении Марьино, шли в атаку под звуки «Интернационала», исполнявшегося духовым оркестром дивизии.

С востока, навстречу ленинградцам, наступали войска 2-й ударной армии Волховского фронта. Здесь особенно упорными были бои за рощу Круглая иуд. Липки. Однако уже в первый день боев обе ударные группировки, преодолев сопротивление противника, вклинились в его оборону на глубину 2–3 км и к исходу дня 13 января расстояние между ними равнялось 5–6 км.

Но 14 января бои приняли затяжной характер. Гитлеровское командование, стремясь любой ценой удержать шлиссельбургско-синявинский выступ и воспрепятствовать соединению Ленинградского и Волховского фронтов, перебросило в район боев силы с других участков.

Советское командование, чтобы развить достигнутый успех, также ввело в бой новые силы, и 15–17 января наши войска продолжали продвигаться вперед. Бои, развернувшиеся в эти дни, отличались большой ожесточенностью. Советские воины, преодолевая упорное сопротивление и яростные контратаки, проявили массовый героизм. В первый же день наступления на Волховском фронте в бою за д. Липки бессмертный подвиг совершил ст. лейтенант Я. И. Богдан. Он закрыл своим телом амбразуру фашистского дота и тем самым дал возможность наступавшим подразделениям выполнить свои задачи. 13 января такой же подвиг на Ленинградском фронте совершил красноармеец Д. С. Молодцов. Смело и решительно действовали артиллеристы, летчики, танкисты.

Несмотря на ожесточенное сопротивление, выдержать натиск наших войск гитлеровцы не смогли.

18 января в 9 час. 30 мин. на восточной окраине Рабочего поселка № 1 части 123-й стрелковой бригады Ленинградского фронта соединились с частями 372-й дивизии Волховского фронта. «Я видел, с какой радостью бросились навстречу друг другу бойцы фронтов, прорвавших блокаду, — писал наблюдавший эту встречу Г. К. Жуков. — Не обращая внимания на артиллерийский обстрел противника со стороны Синявинских высот, солдаты по-братски, крепко обнимали друг друга. Это была воистину выстраданная радость».[397] В полдень в Рабочем поселке № 5 соединились части 136-й стрелковой дивизии и 61-й танковой бригады Ленинградского фронта с частями 18-й стрелковой дивизии Волховского фронта.

К концу дня 18 января были освобождены от врага г. Шлиссельбург и все южное побережье Ладожского оз. шириной 8— 11 км. Блокада Ленинграда была прорвана. Свершилось то, чего ждал каждый ленинградец, вынесший на своих плечах всю тяжесть блокады, чего ждала вся советская страна, с огромным напряжением следившая за жизнью и борьбой осажденного Ленинграда.

Чувства и мысли ленинградцев ярко выразила Ольга Берггольц. Через несколько часов после прорыва она говорила по ленинградскому радио: «Блокада прорвана! Мы давно ждали этого дня. Мы всегда верили, что он будет. Мы были уверены в этом в самые черные месяцы Ленинграда — в январе и феврале прошлого года. Наши погибшие в те дни родные и друзья, те, кого нет с нами в эти торжественные минуты, умирая, упрямо шептали: „Мы победим". Они отдали свои жизни за честь, за жизнь, за победу Ленинграда. И мы сами, каменея от горя, не в силах даже облегчить свою душу слезами, хороня в мерзлой земле их без всяких почестей в братских могилах, вместо прощального слова мы клялись им: „Блокада будет прорвана. Мы победим!". Мы чернели и опухали от голода, валились от слабости с ног на истерзанных врагом улицах, и только вера в то, что день освобождения придет, поддерживала нас. И каждый из нас, глядя в лицо смерти, трудился во имя обороны, во имя жизни нашего города, и каждый знал, что день расплаты настанет, что наша армия прорвет мучительную блокаду».[398]

В ту историческую ночь Ленинград не спал. «Великая волна радости захлестнула великий город…, — писал Н. Тихонов. — Всю ночь звонили телефоны, всю ночь собирались люди и плакали от радости и говорили и не могли наговориться, потому что пришла радость и нельзя было молчать. Радио работало всю ночь, и его живой голос словно говорил со всеми жителями города, как с самыми близкими и дорогими. Незнакомые люди обнимались и поздравляли друг друга с чудесной вестью. Ленинград славил своих победителей. Мысли всех неслись к фронту, и сам город, сверкая морозными узорами своих великолепных зданий, вставал в новой красоте».[399]

Советские люди горячо приветствовали победу под Ленинградом. Фронтовикам — героям прорыва блокады — шли письма с выражением благодарности и признательности.

25 января Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин поздравил бойцов, командиров и политработников Волховского и Ленинградского фронтов с победой и объявил благодарность командованию и доблестным войскам этих фронтов, прорвавшим блокаду Ленинграда южнее Ладожского оз. и освободившим от оккупантов город Шлиссельбург. Это было сделано в общем приказе, в котором Сталин поздравил войска еще шести фронтов, прорвавших на широком фронте оборону вражеских войск под Сталинградом, на Дону, на Северном Кавказе, под Воронежем и в районе Великих Лук, и объявил благодарность командованию и доблестным войскам этих фронтов, разгромившим гитлеровские армии на подступах к Сталинграду и освободившим от оккупантов десятки городов и тысячи населенных пунктов.[400]

Выдающаяся победа под Ленинградом и беспримерный героизм ленинградцев были высоко оценены зарубежными деятелями и органами печати. «Мы знаем о том, какие неописуемые лишения перенесло население Ленинграда в течение 17 месяцев блокады и бомбардировок, — заявил председатель сенатской комиссии по иностранным делам США Коннэли. — Выдающиеся подвиги советской армии, прорвавшей укрепленные германские линии и заставившей осаждавших город гитлеровцев отступить, войдут в анналы высочайших военных достижений».[401]

Но гитлеровское командование не признавало своего поражения и даже победу советских войск изображало как их поражение. 2 марта 1943 г. в газете «За Родину», издававшейся на русском языке в Риге отделом пропаганды группы армий «Север», в заметке под заголовком «Итоги советского наступления» утверждалось: «Цель большевистской стратегии — разгром германского оборонительного фронта — не достигнута. На северном участке, состоящем из кольца, окружающего Ленинград… советы, сконцентрировав здесь большое количество войск и боеприпасов, начиная с 13 января пытались прорвать германские позиции, освободить из окружения Ленинград и сократить линию фронта по прямой Ленинград — Ильменское озеро. Таким путем они надеялись захватить железные дороги и шоссе, ведущие в Ленинград. Наступление, ведшееся с растущим ожесточением в течение последних шести недель, закончилось полной неудачей. Советы, правда, захватили небольшую береговую полосу на юге Ладожского озера, однако отсутствие дорог и непроходимость местности не дают возможности использовать это место для снабжения Ленинграда».[402]

В ходе семидневных боев противник понес большие потери. Советские войска захватили большие трофеи, среди которых был немецкий тяжелый танк «Тигр», широко использованный затем противником в сражениях на Курской дуге. Потери советских войск убитыми, пленными и пропавшими без вести составили 33 940 человек.[403]

За стойкость и мужество 136-я и 327-я стрелковые дивизии и 61-я танковая бригада были преобразованы в гвардейские, 19 тыс. бойцов и командиров были награждены орденами и медалями, 25 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза, среди которых были старший лейтенант Я. И. Богдан и красноармеец Д. С. Молодцов, закрывшие своими телами амбразуры вражеских дотов.

Серьезную помощь советским войскам в период подготовки и проведения операции по прорыву блокады Ленинграда оказали ленинградские партизаны. Они действовали в основном на коммуникациях противника с целью помешать передвижению вражеских войск. В декабре 1942 г. — январе 1943 г. партизаны, участвовавшие в операции по прорыву блокады, подорвали 46 воинских эшелонов, в результате чего было разбито 42 паровоза, 147 вагонов с живой силой, 27 — с боеприпасами, 100 платформ, более 150 вагонов с боевой техникой и военным имуществом и 13 цистерн с горючим.[404]

И хотя дальнейшие действия Ленинградского и Волховского фронтов в феврале и марте 1943 г. по расширению полосы прорыва не дали ожидаемых результатов, прорыв блокады стал переломным моментом в битве за Ленинград. Снабжение города и фронта теперь уже не зависело только от ладожской коммуникации. Ленинград получил сухопутную связь со страной, что создавало благоприятные условия для тесного взаимодействия Ленинградского и Волховского фронтов. Прорыв блокады подорвал престиж немецкой армии, моральный дух ее войск, развеял пропагандировавшийся миф о неприступности немецких укреплений под Ленинградом. Отныне инициатива ведения боевых действий полностью перешла к советским войскам. Правда, немецкое командование в первой половине 1943 г. продолжало лелеять мечту разделаться с Ленинградом. В оперативном приказе № 5 ставки вермахта от 13 марта 1943 г., подписанном Гитлером, говорилось: «Во второй половине лета (в начале июля) предполагается провести операцию против Ленинграда. Операция будет проведена при максимальном сосредоточении всей имеющейся в распоряжении артиллерии, с использованием новейшего наступательного оружия. Для этого необходимо заблаговременно начать развертывание артиллерии и создание запасов боеприпасов. Конкретные задачи в связи с этим будут поставлены специальным приказом». Но специального приказа так и не последовало, хотя план наступления на Ленинград под названием «Беренфанг» («Охота на медведя») начал разрабатываться со второй половины марта, а со второй половины мая в группе армий «Север» стала усиленно вестись подготовка к наступлению.[405]

Чтобы сорвать попытку врага организовать наступление на Ленинград, Ставка Верховного Главнокомандования приказала подготовить наступление советских войск. 67-я армия Ленинградского фронта должна была наступать в районе Синявина, а 8-я армия Волховского фронта — в районе Воронова с последующим ударом на Мгу.[406]

Наступательные действия советских войск, продолжавшиеся с 22 июля по 22 августа, имели большое значение, они заставили гитлеровское командование вместо запланированного наступления использовать приготовленные для этого силы для отражения нашего наступления. «Провал планов командования вермахта на Курской дуге и наступление советских войск на Мгинском направлении, — говорится в седьмом томе «Истории второй мировой войны 1939–1945», — вынудили противника отказаться от запланированного на лето наступления на Ленинград».

После поражения в июле — августе 1943 г. гитлеровцы больше не помышляли о наступлении под Ленинградом, единственным их стремлением было как-нибудь удержаться на занимаемых позициях.

Победа под Ленинградом в 1943 г., тесно связанная с операциями советских войск на других участках советско-германского фронта, в значительной степени предопределила окончательный разгром вражеских войск группы армий «Север».

2. Дорога победы. Ленинград в 1943 г

Важнейшим результатом прорыва блокады Ленинграда явилось то, что через отвоеванную у врага узкую полосу земли вдоль южного берега Ладожского оз. город получил сухопутную связь со страной.

На этой полосе сразу же после прорыва блокады закипела работа по прокладке железнодорожной линии между ст. Шлиссельбург и платформой Поляны, о строительстве которой уже 18 января принял решение Государственный Комитет Обороны. На местности, очень неудобной для строительства железной дороги — она была пересеченной, болотистой, начиненной неразорвавшимися боеприпасами, в результате самоотверженного труда строителей главный путь длиной 33 км был уложен к 5 февраля 1943 г. Возглавлял строительство начальник управления Военно-восстановительных работ № 2, руководивший перед войной строительством метро в Ленинграде, И. Г. Зубков. Строительство первых 10 км пути от Невы вела 9-я железнодорожная бригада (командир В. Е. Матишев), строительство остальной части пути — 11-я отдельная железнодорожная бригада (командир Г. П. Дебольский). Трасса далеко не соответствовала требованиям, которые предъявляются к железным дорогам. На большей ее части основанием пути вместо земляного полотна и балластной призмы являлась промерзшая болотистая почва. Так как трасса проходила вблизи линии фронта, для более безопасного движения поездов в 2–3 км севернее ее в апреле был построен обходной путь длиной 18.5 км.

Для пропуска поездов через Неву были построены два моста. Один, у начала Староладожского канала, представлял собой низководную без судоходных проемов свайную эстакаду длиной 1300 м. Другой, в 500 м ниже свайной эстакады, длиной 852 м, был высоководным на свайных опорах, имел пролеты для прохода малых судов и один разводной пролет для пропуска больших судов и военных кораблей. Эстакада была испытана 2 февраля, высоководный мост — 18 марта. После сооружения высоководного моста низководный, рассчитанный на эксплуатацию только в зимнее время, предполагалось разобрать. Однако этот район противник подвергал частым обстрелам, что приводило к перерыву движения поездов. Поэтому было принято решение оставить свайно-ледовый мост, сохранив его в весенний ледоход и частично перестроив, приспособить для работы в летних условиях. Конструкция низководного моста не обеспечивала пропуска даже мелких льдин, и снос его во время ледохода мог бы привести к разрушению нового моста. Поэтому был разработан план пропуска льда под низководным мостом. Ледоход длился с 29 марта по 8 апреля, работа велась круглосуточно, в каждую смену для борьбы со льдом выставлялось до 1.5 тыс. человек, в том числе до 200 подрывников. Мосты были спасены, а эстакада в апреле — мае перестроена: в ее фарватерной части поставлен двухярусный разводной пакет. Перед осенним ледоходом эстакада была усилена. Все работы по реконструкции моста велись без перерыва движения поездов на продолжительное время.[407]

Движение по новой железной дороге, ставшей дорогой победы, которую еще называли шлиссельбургской магистралью, шлиссельбургской трассой или коридором смерти, началось в начале февраля. Первый поезд с продовольствием с Большой земли ленинградцы торжественно встречали на Финляндском вокзале 7 февраля. Поезд привел старший машинист депо Волховстрой И. П. Пироженко. В этот же день с Финляндского вокзала ушел первый поезд на Большую землю. Повел его старший машинист депо Ленинград-Сортировочный Московский П. А. Федоров.

Организация движения поездов представляла большие трудности. Первое расписание движения из Шлиссельбурга до Войбокало и обратно с 8 февраля предусматривало круглосуточное движение четырех пар поездов — двух пар в Ленинград ночью и двух пар из Ленинграда днем. Однако круглосуточное движение поездов из-за противодействия противника осуществить не удалось и пришлось пропускать поезда только ночью. В первую половину ночи груженые поезда шли в Ленинград, во вторую половину из Ленинграда шли порожние поезда. Новая форма движения поездов, т. е. пропуск поездов в течение какого-то времени только в одном направлении, впоследствии получила название караванного или поточного метода движения. С начала мая на шлиссельбургской трассе появилась так называемая «живая блокировка». Суть ее состояла в том, что на однопутных перегонах в 2–3 км друг от друга стояли посты с телефонами и светофорами на мачтах, обычными стрелочными флюгарками с керосиновой лампой внутри и с красным и зеленым стеклами. Дежуривший на посту человек мог поворачивать фонарь красным или зеленым цветом в сторону поезда. Сначала таких постов было открыто 9, а затем 16. В это же время стал применяться другой вариант поточного движения поездов. В одну ночь поезда двигались только в сторону Ленинграда, в другую — в сторону Волховстроя. Кроме этого, еще в начале апреля руководство Октябрьской железной дороги стало отправлять поезда «вслед», т. е. выпускать на перегон не один состав, как это обычно делается, а несколько составов, следующих с каким-то интервалом во времени.

Движение поездов в одну ночь только в одну сторону, движение «вслед» и «живая блокировка» сразу же дали положительные результаты. За одну ночь в одну сторону успевали проходить 16, 20, а иногда 25 поездов.[408]

Но движение «вслед» в одну ночь на Ленинград, в другую на Волховстрой стало вредно сказываться на состоянии пути. За одну ночь его угоняло в сторону движения поездов до полуметра. В связи с этим порядок движения поездов снова был изменен. В первую половину ночи поезда стали ходить на Волховстрой, во вторую половину — на Ленинград. В конце мая на шлиссельбургской магистрали прекратила действие «живая блокировка» и вместо нее стала вводиться автоматическая. Автоматическая блокировка и введенное с 25 июня круглосуточное движение поездов (в ночное время на Ленинград, в дневное время из Ленинграда) позволили увеличить подвоз грузов в Ленинград.

Пропускная способность дороги во многом зависела также от состояния пути, который был уложен с большими отступлениями от обычных технических требований. Поэтому с самого начала эксплуатации магистрали приходилось часто закрывать движение поездов из-за неисправности пути. Особенно ухудшаться состояние пути стало с наступлением весны, когда с повышением температуры воздуха и таянием почвы начались размывы и просадки пути. На некоторых участках целые рельсовые звенья погружались в воду и болотистую грязь. Проходившие по ним поезда иногда были похожи на старые пароходы, чьи колеса вращались в воде. Так как это грозило сходом паровозов и вагонов с рельсов, приходилось прерывать движение поездов. Например, в апреле движение на линии по этой причине прерывалось 18 раз и общий перерыв движения поездов составил 150 часов (более шести суток). В связи с этим на трассе велись большие доделочные и ремонтные работы, которые состояли в основном в поднятии и укреплении пути с помощью подсыпки балласта. На этих работах в феврале — марте ежедневно было занято около 3 тыс. человек.[409]

Шлиссельбургская магистраль, проходившая всего в 5–6 км от позиций противника, могла успешно работать только при организации ее надежной защиты. Наряду с действиями по обороне отвоеванного коридора вдоль южного берега Ладожского оз. и по его расширению советское командование особые меры приняло по защите шлиссельбургской магистрали от вражеских артиллерийских обстрелов и бомбардировок авиации, которые приводили к разрушению пути, повреждениям вагонов, жертвам и в конечном счете к перерыву движения поездов. Наибольший урон нашим перевозкам противник нанес в марте 1943 г. Только 3 и 16 марта на перегоне Липки — Междуречье в результате артиллерийского обстрела были уничтожены 82 вагона с боеприпасами и 11 вагонов с другими грузами. Работы по восстановлению разрушенного железнодорожного пути велись под обстрелом противника, в результате которого 3 марта было убито 15 человек, а 16 марта убито и ранено 18 человек. Восстановительные работы после артобстрела 3 марта велись путем укладки обходного пути длиной 750 м. Всего в марте перерывы в движении поездов, вызванные налетами авиации и артобстрелами противника, составили более 217 часов (более девяти суток).[410]

Борьбу с артиллерией противника, обстреливавшей железную дорогу, вели группа артиллерии дальнего действия 67-й армии и специальная артиллерийская группа дальнобойной артиллерии Балтийского флота. Защита шлиссельбургской трассы, так же как и всей железной дороги Шлиссельбург — Тихвин, от вражеской авиации осуществлялась зенитными средствами Ладожского дивизионного района ПВО, в который летом 1943 г. входили 41 батарея среднекалиберной артиллерии, 19 — малокалиберной и 29 взводов зенитно-пулеметных установок. Кроме того, имелись мобильные зенитные артгруппы из двух 37-миллиметровых орудий и нескольких пулеметов каждая. Для сопровождения поездов в пути были сформированы 37 отдельных зенитных пулеметных взводов. Каждый эшелон прикрывался взводом пулеметов, установленных в голове и в хвосте состава.[411] Особое внимание было обращено на защиту наиболее уязвимых пунктов — железнодорожных мостов через Неву. Кроме контрбатарейной и противовоздушной борьбы осуществлялось задымление, что затрудняло врагу ориентировку. Заградительные боны защищали мосты от мин, которые противник мог сбрасывать с самолетов. Усиленно охранялись мосты через Волхов, которые противник также настойчиво бомбил. Много внимания уделялось ликвидации последствий артобстрелов и налетов авиации противника, для чего были созданы специальные восстановительные бригады.

Благодаря принятым мерам перерывы в движении поездов, вызванные налетами авиации и артобстрелами противника, стали сокращаться. В апреле они составили 47 часов 15 минут, в мае — 43 часа, в августе — 11 часов 05 минут, в сентябре — 37 часов, в ноябре — 3 часа 15 минут, в декабре — 2 часа 45 минут.[412]

Однако эксплуатация железной дороги представляла большие трудности и была очень опасной. Каждый день грозил смертью работавшим на ней железнодорожникам. В течение 1943 г. вражеские снаряды и бомбы более 1200 раз разрушали пути на шлиссельбургской трассе, в результате чего были разбиты более 4 тыс. рельсов, около 10 тыс. шпал, 534 переводных бруса, 52 стрелки, десятки паровозов и много вагонов. Десять раз повреждалась переправа через Неву. 100 железнодорожников погибло, 175 — было ранено.[413] Но железнодорожники, проявляя невиданный героизм и самоотверженность, со все возраставшей интенсивностью водили поезда.

Всего по шлиссельбургской магистрали по декабрь 1943 г. в Ленинград и обратно прошел 6181 поезд.[414] В Ленинград доставлялись в основном боеприпасы, топливо, продовольствие, из Ленинграда вывозились заводское оборудование, различные материалы, раненые и нетрудоспособные. По шлиссельбургской трассе было налажено и пассажирское движение. Вначале между Ленинградом и Москвой ежедневно курсировали два вагона, мягкий и жесткий, в составе товарных поездов, двигавшихся ночью. На ст. Волховстрой вагоны включались в пассажирский поезд, который шел на Москву через Тихвин, Будогощь, Неболчи и Окуловку. Движение в Ленинград осуществлялось тем же способом. При следовании по линии Шлиссельбург — Поляны в пассажирских вагонах включался свет, который ярко горел в зашторенных купе. Пассажиры сидели на своих местах одетые, готовые в случае аварии выпрыгнуть из вагона через открытые настежь двери. Летом, в связи с наступлением белых ночей и возросшей опасностью вражеских обстрелов, движение пассажирских вагонов было прекращено, а возобновилось оно осенью 1943 г., когда увеличилось темное время суток. С 10 ноября 1943 г. между Ленинградом и Москвой уже ежедневно курсировал прямой скорый пассажирский поезд.[415]

Постройка и эксплуатация железнодорожной трассы Шлиссельбург — Поляны — это настоящий подвиг советских людей, выдающаяся победа в битве за Ленинград.

Для движения автогужевого транспорта на освобожденной полосе земли были построены шоссейная дорога, две паромные переправы через Неву, три понтонных моста и один деревянный автогужевой мост, обеспечивавший пропуск тяжелых танков КВ.

Кроме шлиссельбургской магистрали и шоссейной дороги в 1943 г. Ленинград связывали со страной и Военно-автомобильная дорога, проложенная по льду Ладожского оз., и ладожская водная коммуникация. По ледовой дороге, действовавшей с 24 декабря 1942 г. по 30 марта 1943 г., для Ленинграда было доставлено более 206 тыс. т различных грузов, из которых больше половины составляли продовольствие и фураж. Водным путем по Ладожскому оз. в навигацию 1943 г. в западном направлении было перевезено 208.5 тыс. т грузов, 856 тыс. кубометров лесных материалов и более 93 тыс. человек.[416]

Все грузы, доставленные на западный берег Ладожского оз. по льду и по воде, далее следовали в Ленинград по железной дороге. Всего железнодорожники Октябрьской железной дороги в 1943 г. доставили в Ленинград более 4.4 млн т грузов, в том числе 630 тыс. т продовольствия.[417] Большая часть этих грузов была перевезена по шлиссельбургской магистрали.

* * *

Поток грузов, прибывавших в Ленинград по дороге победы, улучшил продовольственное положение города. Уже через две недели после прихода в Ленинград первого поезда с Большой земли ленинградцам были увеличены нормы выдачи хлеба. С 22 февраля 1942 г. рабочие и инженерно-технические работники стали получать 600 г хлеба в день, а на оборонных предприятиях — 700 г, служащие — 500 г, иждивенцы и дети до 12 лет — 400 г, учащиеся ремесленных училищ и школ ФЗО и контингент больничных учреждений — 600 г. Кроме хлеба стало больше выдаваться и других продуктов. «Сверх месячных норм, — вспоминал И. А. Андреенко, — по разовым талонам выдавались сухие грибы, овощи, сельдь, грецкие орехи, манная крупа и другие продукты, поступавшие из Приморского и Красноярского краев, Узбекистана, Казахстана, Горьковской, Ярославской и других областей».[418]

Дополнительным источником питания являлось местное овощеводство. Осенью 1943 г. в совхозах, подсобных хозяйствах предприятий и на индивидуальных огородах было собрано более 102 тыс. т картофеля и овощей, что почти в два раза превысило урожай 1942 г. Если в 1942 г. после сбора урожая в рационе столовых норма картофеля и овощей составляла 250–300 г в день, то с осени 1943 г. эта норма увеличилась до 400 г. В столовых же предприятий, имевших подсобные хозяйства, она достигла 600 г.[419]

Город все еще оставался в блокаде, его обстреливали и бомбили, на его улицах, в жилых домах, в цехах предприятий все еще гибли люди, были сотни жертв. Вместе с тем даже в таких тяжелых условиях жизнь надо было налаживать, надо было в первую очередь улучшить обеспечение города топливом и электроэнергией. И эта задача решалась ценой немалых усилий. На заготовке торфа и дров в северо-восточных районах Ленинградской области вместе с колхозниками работали около 14 тыс. ленинградцев. Торф добывался на предприятиях «Янино» и «Ириновка» и даже в черте города — в Невском, Калининском, Выборгском и Московском районах. На городских предприятиях в 1943 г. было заготовлено 49 тыс. т торфа. Из разобранных в первой половине 1943 г. деревянных жилых домов ленинградцы заготовили 331 тыс. кубометров дров.[420]

За счет увеличения снабжения торфом возросла выработка электроэнергии на городских электростанциях. На Волховской ГЭС, соединенной с городом еще в конце 1942 г. высоковольтной линией, уже действовали 6 турбин. Улучшилось снабжение населения продовольствием и топливом. Сегодня может показаться невероятным, но в условиях блокады стала возобновляться работа некоторых домов отдыха и санаториев. Все это привело к повышению уровня здоровья ленинградцев, к концу 1943 г. их заболеваемость снизилась в 3–4 раза. Особое внимание руководство города обратило на детей. Для них в Ленинградской области были созданы пионерские лагеря и оздоровительные площадки в самом городе, где отдохнули более 60 тыс. детей. Старших школьников на лето направляли на сельскохозяйственные работы в Ленинградскую область.[421] Тот факт, что город был еще в опасности, подтверждается и тем, что для юношей старших классов ленинградских школ и учащихся первых и вторых курсов техникумов Ленгорвоенкомат организовал двухнедельный военный сбор. Как рассказал автору один участник этого сбора, бывший ученик 8-го класса 155-й школы Смольнинского района, а ныне кандидат геолого-минералогических наук Анатолий Федорович Фокин, они на сборах усовершенствовали свои военные знания, полученные в школе, и приобрели навыки одиночного бойца, способного действовать в составе отделения и взвода.

С конца марта 1943 г. ленинградцы приступили к очистке города от льда и грязи, накопившихся за зиму, и за два месяца с территории более чем 1 млн квадратных метров вывезли около 300 тыс. т мусора. Это было особенно важно, потому что в Ленинграде сохранялись условия для массовых эпидемий. Для предотвращения заболеваний проводились и другие мероприятия. 70 % населения города были сделаны профилактические прививки против брюшного тифа и 84 % населения — прививки против дизентерии. Впервые стали проводить противотифозные прививки детям с 2-летнего возраста.[422]

Ленинградцам пришлось сражаться не только с фашистами, но и с внутренним врагом — крысами, которые, появившись в большом количестве с началом блокады, не ушли из Ленинграда. Против них были применены даже танки. «Тьма крыс, — вспоминала блокадница Кира Логунова, — длинными шеренгами во главе со своими вожаками двигались по Шлиссельбургскому тракту (проспекту Обуховской обороны) прямо к мельнице, где мололи муку для всего города. В крыс стреляли, их пытались давить танками, но ничего не получалось, они забирались на танки и благополучно ехали на танках дальше. Это был враг организованный, умный, жестокий…». Но все средства борьбы с ними оказались бессильны. После прорыва блокады Ленсовет принял постановление, в котором говорилось: «Выписать из Ярославской области и привезти в Ленинград 4 вагона дымчатых кошек». Дымчатые кошки, считавшиеся тогда лучшими крысоловами, прибыли в Ленинград и ценой больших жертв со своей стороны отогнали крыс от продовольственных складов, но уничтожить их в 1943 г. им было не под силу. Относительный порядок был восстановлен значительно позже.[423]

Меры, предпринятые ленинградским руководством, улучшили положение в городе, а это позволило шире развернуть работу промышленности по выполнению заказов фронта. Выпуск продукции возрастал не только на действовавших предприятиях, но и за счет ввода в эксплуатацию ранее законсервированных. В 1943 г. возобновилась работа 85 крупных заводов и фабрик, и к концу года в городе работали полностью или частично 186 крупных промышленных предприятий. С четвертого квартала 1943 г. промышленность Ленинграда была включена в общесоюзный план народного хозяйства.[424]

Выполняя заказы фронта, что продолжало оставаться главной задачей ленинградской промышленности, она в 1943 г. приступила к производству мирной продукции. Первым таким крупным предприятием был завод «Электросила» им. Кирова. В марте 1943 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление начать на заводе изготовление турбогенераторов, гидрогенераторов и крупных электрических машин. Задания Государственного Комитета Обороны получили еще 14 крупных предприятий, а 12 заводам заказы были даны непосредственно наркоматами.[425]

В результате напряженного труда в условиях острого недостатка рабочих рук ленинградцы в 1943 г. произвели промышленной продукции на 2.6 млрд р., или на 84 % больше, чем в 1942 г. 70 % продукции предприятий союзного и республиканского подчинения было оборонной. Ленинградцы изготовили более 150 наименований этой продукции. Всего в 1943 г. в Ленинграде было изготовлено 440 артиллерийских орудий, 318 минометов, более 166 тыс. автоматов, ручных и станковых пулеметов, 2.5 млн снарядов и мин. Кроме того, было отремонтировано 508 танков, 140 самолетов, 23 бронепоезда. За успешную работу в 1943 г. ленинградские предприятия 216 раз награждались переходящими красными знаменами ГКО и 127 раз — знаменами ВЦСПС и отраслевых профсоюзов.[426]

Продукция ленинградской промышленности поступала на Ленинградский фронт, где сыграла важную роль в операции по снятию блокады города. В этой операции «вся потребность фронта в автоматическом оружии, — говорил А. А. Жданов, — в значительной мере потребность в снарядах и минах наиболее ходовых калибров… была обеспечена в достаточной мере силами самой ленинградской промышленности».[427] Часть военной продукции, как и раньше, отправлялась на другие фронты. Кроме того, Ленинград начал отправлять стране и мирную продукцию возрождавшихся заводов и фабрик. В марте — апреле в Сталинград были отправлены эшелоны с оборудованием и строительными материалами, нужными для восстановления города. «С чувством глубокого волнения и радости встретили мы ваши подарки, столь необходимые для восстановления Сталинграда, — писали ленинградцам руководители Сталинграда. — Ваша братская помощь особенно дорога нам потому, что мы знаем, как тяжело вам самим, перенесшим долгие месяцы тягчайшей осады, героически выдержавшим невиданные лишения и трудности».[428]

После прорыва блокады начались восстановительные работы в городском хозяйстве. В течение 1943 г. было восстановлено 130 тыс. квадратных метров жилой площади, отремонтировано 3.5 млн квадратных метров кровли, заделаны фанерой 750 тыс. квадратных метров поврежденных оконных проемов. Особое внимание было обращено на ремонт водопровода — было заменено 388 тыс. м водопроводных труб, и к зиме 1943/44 г. 99 % жилых домов города имели действующий водопровод. В 100 домах было восстановлено паровое отопление. В городе работали 28 бань и 187 парикмахерских. В 1943 г. было отремонтировано 350 тыс. квадратных метров уличных магистралей и дорог, ведущих к линии фронта, отремонтировано 80 км поврежденных немецкими бомбами и снарядами трамвайных путей. По городу трамваи стали ходить по 12 маршрутам, вместо 5, как было в 1942 г.[429]

Заметно оживилась научная работа. В 1943 г. в Ленинграде работало 61 научно-исследовательское учреждение. На очередных выборах в Академию наук СССР в ее состав были избраны 15 ученых Ленинградского университета. В 1943/44 учебном году возобновились занятия в 13 высших учебных заведениях, в том числе в Химико-технологическом, Электротехническом, Политехническом, Кораблестроительном, Инженерно-строительном, Инженеров железнодорожного транспорта. Приступили к занятиям 40 тыс. учащихся 124 школ и 24 техникумов.[430]

Значительно активизировала свою работу творческая интеллигенция. Писатели Ленинграда, работая над произведениями прозы, поэзии и драматургии, расширили свою публицистическую деятельность. Художники создали много плакатов, картин и подготовили обширную выставку, большинство тем которой отображало жизнь Ленинграда в 1943 г. Среди работ 1943 г. центральное место занимает полотно В. А. Серова, И. А. Серебряного и А. А. Казанцева «Прорыв блокады 18 января 1943 года». В частях действующей армии в 1943 г. было организовано 12 стационарных и 22 военно-шефских выставок. В общей сложности экспонировалось 478 произведений 96 авторов. Композиторы Ленинграда вновь стали обращаться к произведениям крупных форм, в конце 1943 г. на конкурсе было прослушано 41 симфоническое и 47 вокальных произведений. Оживилась театрально-концертная жизнь. Кроме работы Театра музыкальной комедии, ставившего свои спектакли («Раскинулось море широко», «Сильва», «Свадьба в Малиновке», «Холопка», «Птички певчие» и др.) в помещении Театра драмы им. А. С. Пушкина, в помещении Театра комедии и в Малом оперном театре ставил драматические спектакли («Нашествие», «Женитьба Белугина» и др.), оперные и балетные спектакли возникший в конце 1942 г. Городской или, как его еще называли, Блокадный театр. Продолжал работать театр Балтийского флота, возобновивший спектакли еще в июле 1942 г. Он в основном обслуживал корабли Балтийского флота и Кронштадт. Начал работать в Ленинграде приехавший из эвакуации на гастроли и оставшийся в городе Большой драматический театр им. М. Горького. В домах культуры и клубах проводились выездные спектакли и концерты. В Филармонии исполнялась классическая музыка и произведения советских композиторов, проходили концерты различных артистов. В Ленинграде выступали прибывавшие с Большой земли пианисты Я. Зак и Э. Гилельс, скрипачи Д. Ойстрах, Г. Баринова и др.

Всего в 1943 г. в Ленинграде было проведено 1350 спектаклей и концертов, которые посетили 1422.7 тыс. зрителей.[431]

Таким образом, прорыв блокады Ленинграда нанес тяжелый удар по немецким войскам и в конечном счете привел к серьезному улучшению экономического и военного положения города. Однако прорыв блокады не означал ликвидации блокады. Ленинград не перестал быть городом-фронтом, и жизнь ленинградцев по-прежнему была очень тяжелой. «Сегодня враг еще стоит под Ленинградом, — писал Л. А. Говоров в «Ленинградской правде» 7 ноября 1943 г., — он выливает свою бессильную злобу в артиллерийских обстрелах города, разрушает его дома, его исторические памятники, священные сердцу каждого советского человека. Он все еще обагряет улицы героического города кровью женщин и детей».

В конце 1942 г. для обстрелов Ленинграда немцы создали новую артиллерийскую группировку в районе пос. Беззаботного. Находясь в 16–20 км от Ленинграда и Кронштадта, она могла их обстреливать, практически не подвергаясь воздействию нашей артиллерии.

Поэтому военное командование приняло меры по укреплению обороны города. Были развернуты оборонные работы на подступах к Волхову, Тихвину, Ораниенбауму. Совершенствовалась внутренняя оборона Ленинграда, и к концу года в городе уже было 127 узлов обороны и 445 опорных пунктов. Из переформированных стрелковых рабочих батальонов внутренней обороны были созданы 38 батальонов автоматчиков, 15 артиллерийско-пулеметных батальонов, отдельный артиллерийский дивизион, 5 саперных и 5 отдельных рот связи.[432]

В сентябре 1943 г. по приказу Ставки Верховного Главнокомандования для борьбы с артиллерией противника, ведущей огонь по Ленинграду, был сформирован ленинградский контрбатарейный артиллерийский корпус (командир генерал Н. Н. Жданов), подчиненный непосредственно Военному совету Ленинградского фронта. В составе корпуса было пять пушечных артиллерийских полков, пушечная артиллерийская бригада, отдельный тяжелый артиллерийский дивизион, имевшие пушки калибра 152 мм, и Отдельная морская артиллерийская бригада береговой обороны КБФ, имевшая 58 орудий калибра 130–356 мм. Всего в корпусе насчитывалось 186 орудий.[433] Для уменьшения потерь среди населения при артобстрелах города в сентябре 1943 г. были временно закрыты кинотеатры «Молодежный» и «Аврора». Некоторые магазины и столовые оборудованы защитными заграждениями, 132 трамвайные остановки перенесены в более безопасные места, на южных фасадах домов появились 1300 надписей: «При артобстреле эта сторона наиболее опасна».

Действия контрбатарейного корпуса и специальные меры, предпринятые руководством города, несомненно, уменьшили жертвы и разрушения от огня вражеской артиллерии. Но обстрелы продолжались. Всего в 1943 г. Ленинград обстреливался 561 раз общей продолжительностью 844 часа. Немецкая артиллерия выпустила по городу около 67 тыс. снарядов, 1410 ленинградцев было убито и 4589 ранено.[434]

Продолжались и воздушные налеты на Ленинград, правда, они были редкими и производились одиночными самолетами. Последняя бомба была сброшена на Ленинград 17 октября 1943 г. Сокращение налетов немецкой авиации объяснялось, с одной стороны, вынужденной переброской значительных ее сил на другие участки советско-германского фронта, в частности, на Белгородско-Курское направление, и, с другой стороны, усилением нашей противовоздушной обороны. Всего в 1943 г. фашистская авиация произвела на Ленинград 104 налета, сбросив 600 фугасных и более 2600 зажигательных бомб. 139 человек было убито и 829 ранено.[435]

Безусловно и проблемы безопасности Ленинграда, и стратегические интересы скорейшего поражения фашизма требовали неотложной ликвидации блокады и разгрома немецкой группы армий «Север».

3. Разгром немецких войск. Снятие блокады

1943 год стал переломным в ходе Великой Отечественной войны. Поражение германских войск под Сталинградом и на Кавказе, под Курском и на Днепре привело к тому, что стратегическая инициатива перешла к советским вооруженным силам.

В развернувшемся в 1944 г. грандиозном наступлении Красной Армии одной из первых была операция по разгрому немецко-фашистских войск под Ленинградом и Новгородом. Цель операции состояла в том, чтобы полностью ликвидировать блокаду Ленинграда и, освободив от захватчиков Ленинградскую область, создать условия для последующих боевых действий по освобождению Прибалтийских советских республик. Решение этой задачи было возложено на войска Ленинградского и Волховского фронтов при поддержке войск 2-го Прибалтийского фронта, Балтийского флота, авиации дальнего действия и партизан. Немецко-фашистская группа армий «Север» (18-я и 16-я армии), действовавшая под командованием генерал-фельдмаршала Г. Кюхлера под Ленинградом и Новгородом, представляла большую силу. В ее составе насчитывались 741 тыс. солдат и офицеров, 10 070 орудий и минометов, 385 танков и штурмовых орудий и 370 самолетов.[436]

За два с половиной года гитлеровцы создали мощную оборону, глубина которой достигла 230–260 км. Она состояла из двух хорошо оборудованных полос и тылового оборонительного рубежа, проходившего по линии р. Нарва — побережье Чудского и Псковского озер — Псков — Остров, именовавшегося немцами как оборонительная позиция «Пантера». В качестве узлов сопротивления и опорных пунктов использовались все населенные пункты. Для обороны были также приспособлены железнодорожные насыпи, дамбы, каналы, фабрично-заводские здания. Вся оборона была сильно насыщена артиллерийским, минометным и автоматно-пулеметным огнем.

Наиболее сильно фашисты укрепили позиции перед войсками 42-й армии Ленинградского фронта в районе южнее Пулковских высот и перед войсками 59-й армии Волховского фронта севернее Новгорода.

Немецко-фашистское командование, рассматривавшее свою оборону под Ленинградом как несокрушимый «Северный вал», было убеждено в ее непреодолимости.

Однако гитлеровское командование все же вынуждено было считаться с возможностью наступления советских войск в этом районе. Командующий 18-й немецкой армией, осаждавшей Ленинград, считал, что освобождение Ленинграда всегда будет одной из важнейших целей советского командования.[437]

Именно поэтому группе армий «Север» был отдан категорический приказ — во что бы то ни стало удержать позиции, являвшиеся основой всего северного крыла германского восточного фронта.

План наступления под Ленинградом и Новгородом штабы Ленинградского и Волховского фронтов начали разрабатывать в сентябре 1943 г., а окончательно замысел операции Ставка Верховного Главнокомандования выработала в конце ноября. Он заключался в том, чтобы вначале одновременным ударом войск Ленинградского и Волховского фронтов разгромить петергофско-стрельнинскую и новгородскую группировки противника, расположенные на флангах 18-й немецкой армии. Затем советские войска должны были наступать на Кингисеппском и Лужском направлениях и, завершив разгром главных сил 18-й армии, выйти на рубеж р. Луги.

В дальнейшем наступлением всех трех фронтов на Нарвском, Псковском и Идрицком направлениях предполагалось полностью очистить от противника Ленинградскую область.

Ленинградский фронт (командующий генерал Л. А. Говоров) должен был нанести удар по врагу с Приморского плацдарма в районе Ораниенбаума силами 2-й ударной армии (командующий генерал И. И. Федюнинский) и из района Пулковских высот силами 42- й армии (командующий генерал И. И. Масленников) в общем направлении на Ропшу. Окружив и уничтожив противника в районе Красного Села, Ропши и Стрельны, соединения 2-й ударной и 42-й армий должны были наступать на Кингисепп, а частью сил — на

Прорыв блокады Ленинграда. Январь 1943 г.

Встреча воинов Ленинградского и Волховского фронтов в рабочем поселке № 1 18 января 1943 г.

М. П. Духанов

В. В. Романовский

Плакат художника В. А. Серова. 1943 г.

Буксировка трофейного танка "Тигр”

Коммуникации осажденного Ленинграда в 1943 г.

Строительство низководного свайно-ледового моста через Неву у Шлиссельбурга.

Январь 1943 г.

Низководный свайно-ледовый мост через Неву.

Высоководный мост через Неву.

Движение поезда но высоководному мосту через Неву.

Прибытие на Финляндский вокзал 7 февраля 1943 г. первого поезда с Большой земли после прорыва блокады.

Паровоз ЭУ 708-64, доставивший 7 февраля 1943 г. в Ленинград по Шлиссельбургской магистрали первый поезд с Большой земли. Установлен на ст. Волховстрой.

Паровоз ЭМ 721-83, доставивший по Шлиссельбургской магистрали первый поезд из Ленинграда на Большую землю. Установлен на ст. Петрокрепость.

Железнодорожный мост через р. Волхов, разрушенный немецкой авиацией 1 июня 1943 г.

Железнодорожный мост через р. Волхов после восстановления.

Сборка орудий на одном из ленинградских заводов в 1943 г.

Ольга Бергольц. 1943 г.

Наступление советских войск под Ленинградом и Новгородом 14 января — 1 марта 1944 г.

Наступление войск 2-й ударной армии. Январь 1944 г.

Встреча воинов 2-й ударной армии и 42-й армии в районе Ропши 20 января 1944 г

Блокада прорвана. 27 января 1944 г.

У фронтового костра. Январь 1944 г.

Салют в Ленинграде. 27 января 1944 г.

Вручение Ленинграду ордена Ленина. 27 января 1945 г.

Красногвардейск. В это же время предполагалось силами 67-й армии нанести вспомогательный удар в направлении на Мгу.

Как вспоминал потом Л. А. Говоров, «выбор формы прорыва в виде двух концентрических ударов, наносившихся на относительно узких участках со стороны Пулковских высот и с Ораниенбаумского плацдарма, был обусловлен стремлением получить после соединения обеих ударных группировок настолько широкий прорыв, который уже в начальном этапе операции привел бы к полному крушению фронта обороны и создал бы благоприятные условия для развития удара в глубину и упреждения противника на подготовленном тыловом рубеже по р. Луге».[438]

На Волховском фронте (командующий генерал К. А. Мерецков) главный удар планировалось нанести силами 59-й армии (командующий генерал И. Т. Коровников) севернее и южнее Новгорода в направлении на Люболяды с целью окружения и уничтожения новгородской группировки противника. Развивая затем наступление, войска 59-й армии должны были выйти на рубеж Луга— Уторгош, отрезав немцам пути отхода на Псков. Перед 8-й и 54-й армиями ставилась задача — активными действиями на Тосненском, Любанском и Чудовском направлениях помешать переброске вражеских сил к Новгороду и преследовать противника, если он начнет отступление.

2-й Прибалтийский фронт (командующий генерал М. М. Попов) должен был развивать наступление своим левым флангом для овладения районом Пустошка — Идрица, а впоследствии — в направлении на Опочку и Себеж.

Балтийский флот (командующий адмирал В. Ф. Трибуц) получил задачу обеспечить сосредоточение войск на Ораниенбаумском плацдарме, корабельной и береговой артиллерией помочь войскам фронта взломать вражескую оборону под Ленинградом, сопровождать войска до пределов дальности своего огня и морской авиацией содействовать приморской группе войск.

13-я, 14-я и 15-я воздушные армии и авиация дальнего действия в период операции должны были содействовать наземным войскам в выполнении их задач. Всего в наступательной операции под Ленинградом было сосредоточено 1070 самолетов.[439]

Большая партизанская армия (13 бригад), действовавшая на оккупированной территории Ленинградской области, получила задачу вести систематическую разведку и своевременно передавать собранные сведения командованию фронтов, срывать вражеские перевозки к линии фронта, разрушать средства связи противника, наносить по нему удары и истреблять гитлеровских захватчиков.

Подготовка к наступлению началась с конца октября 1943 г. и заключалась в осуществлении большого количества различных мероприятий. Важнейшим из них являлось проведение значительных перегруппировок войск с целью создания сильных ударных группировок, предназначенных для прорыва вражеской обороны, в частности переброска из Ленинграда на Ораниенбаумский плацдарм частей 2-й ударной армии. Моряки Балтийского флота в короткий срок успешно справились с этой сложнейшей задачей. Несмотря на то что перевозки производились вблизи берега, занятого вражескими войсками, в тяжелых метеорологических условиях, противник не разгадал намерений советского командования. Как вспоминал потом генерал И. И. Федюнинский, командовавший тогда 2-й ударной армией, «до самого последнего момента враг полагал, что мы перебрасываем войска с плацдарма в город».[440]

К началу операции под Ленинградом 2-я ударная армия была переброшена на Приморский плацдарм. Всего с 5 ноября 1943 г. по 21 января 1944 г. балтийские моряки перевезли в Ораниенбаум более 53 тыс. человек, около 2500 автомашин и тракторов, 658 орудий, много танков и различных грузов.[441] Производилось также сосредоточение артиллерии и танков, накапливались боеприпасы, горючее, продовольствие и другое имущество.

Благодаря заранее проведенным мероприятиям к началу операции в составе Ленинградского (без 23-й армии), Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов насчитывались 1252 тыс. человек, 20 183 орудия и миномета, 1580 танков и самоходно-артиллерийских установок и 1386 боевых самолетов. Это давало нашим войскам превосходство над силами группы армий «Север» по пехоте в 1.7 раза, по орудиям и минометам — в 2, по танкам и самоходноартиллерийским установкам — в 4.1 и по боевым самолетам — в 3.7 раза. На направлении главного удара, против 18-й немецкой армии, превосходство было еще большим. Действовавшие здесь Ленинградский и Волховский фронты имели в своем составе 716 тыс. солдат и офицеров, 12 165 орудий и минометов, 1132 танка и самоходно-артиллерийские установки и превосходили 18-ю армию по численности личного состава более чем в 2 раза, по артиллерии — более чем в 3 раза, по танкам и самоходно-артиллерийским установкам — в 6 раз.[442]

Большую работу провели инженерные войска фронтов по подготовке исходных районов для наступления, оборудованию дорог, созданию переправ через реки и болота, уничтожению заграждений и минных полей. В полосе Ленинградского фронта в своих исходных районах было разминировано 926 минных полей и снято 324 тыс. мин.[443] Эта работа была сопряжена с огромным риском, но советские воины ради освобождения города Ленина сознательно жертвовали своей жизнью.

В связи с тем что предстояло прорвать сильно укрепленную, а местами и долговременную, глубокоэшелонированную оборону противника, особое внимание обращалось на обучение войск предстоящим действиям. В тыловых районах Ленинградского и Волховского фронтов, как и год назад, были оборудованы учебные городки, где войска обучались методам прорыва оборонительных полос, наступлению в лесисто-болотистой местности.

Вся подготовка к операции велась скрытно, и даже проводились специальные мероприятия с целью дезинформации противника. На Ленинградском фронте имитировалась подготовка наступления на правом фланге 2-й ударной армии в направлении Котлы — Кингисепп. Для этого кроме распространения нашими разведчиками в тылу врага слухов о предстоящем наступлении советских войск в районе Копорья на Ораниенбаумском плацдарме производилось усиленное движение транспорта и войск к переднему краю обороны, имитировалась пристрелка отдельных орудий. Инженерными войсками были установлены макеты орудий и танков, а связисты ввели в действие радиостанции «новых» дивизий, артиллерийских и танковых частей. Авиация вела усиленную разводку и бомбардировала противника на Кингисеппском направлении, а на всем фронте Ораниенбаумского плацдарма, особенно на ото правом фланге, велись поиски и разведка боем. Штаб Волховского фронта в первую неделю января 1944 г. провел маскировочную операцию на Мгинском направлении и демонстрацию сосредоточения войск на Чудовском направлении. Все это ввело противника в заблуждение и заставило его держать в указанных районах значительные силы. И хотя немцы все же обнаружили нашу подготовку и даже определили направление ударов, они не знали ни дня начала наступления, ни размаха операции.

Огромная работа проводилась по политическому обеспечению операции. Происходило перераспределение коммунистов и комсомольцев в частях и подразделениях для укрепления ротных и ба тарейных партийных и комсомольских организаций. Ленинградская партийная организация направила в войска лучшие агитационно-пропагандистские кадры, которые своей неутомимой работой вселяли в бойцов высокий боевой дух.

Действия советских войск, известные как Ленинградско-Новгородская наступательная операция, начались 14 января 1944 г. Утром этого дня после ночных бомбардировок вражеской обороны авиацией дальнего действия и утренней мощной артиллерийской подготовки, продолжавшейся 65 минут, в результате которой на врага было обрушено более 100 тыс. снарядов и мин, 2-я ударная армия, занимавшая позиции на Ораниенбаумском плацдарме, перешла в наступление в общем направлении на Ропшу. Гитлеровцы оказывали яростное сопротивление, стремясь любой ценой отразить наступление советских войск. Наступление велось в тяжелых условиях, так как из-за плохой погоды авиация не могла поддержать наступавшие войска. Сказался и недостаточный опыт войск в прорыве укрепленных позиций противника. Но, несмотря на это, за первый день боев соединения 2-й ударной армии, наступавшие на фронте в 10 км, продвинулись на главном направлении на глубину до 4 км, овладели первой позицией главной полосы обороны врага и вклинились на отдельных участках во вторую позицию.

В последующие дни, в связи с тем что противник подтянул к участку прорыва резервы, бои приняли еще более напряженный характер. Вражеская пехота при поддержке танков непрерывно переходила в контратаки. Однако к исходу третьего дня боев войска 2-й ударной армии прорвали все позиции главной полосы обороны противника и продвинулись на глубину 8—10 км, расширив прорыв до 23 км.

15 января с Пулковских высот в наступление на врага перешли части 42-й армии. Перед этим в течение 1 час. 40 мин. была проведена сильная артиллерийская подготовка, в результате которой артиллерия армии и Балтийского флота выпустила по противнику 220 тыс. снарядов. «Весь город был ошеломлен гигантским гулом, который, как смерч, проносился над Ленинградом, — вспоминал потом Н. С. Тихонов. — Много стрельбы слышали за осаду ленинградцы, но такого ошеломляющего, грозного, растущего грохота они еще не слышали. Некоторые пешеходы на улицах стали осторожно коситься по сторонам, ища, куда падают снаряды. Но снаряды не падали. Тогда стало ясно — это стреляем мы, это наши снаряды подымают на воздух немецкие укрепления. Весь город пришел в возбуждение. Люди поняли, что то, о чем они думали непрестанно, началось».[444]

Бои, развернувшиеся на Пулковских высотах, были более ожесточенными и тяжелыми. Враг, опираясь на мощные укрепления, оказывал упорное сопротивление. В первый день наступления 42-й армии наибольший успех был достигнут на центральном участке прорыва армии, в полосе наступления 30-го гвардейского стрелкового корпуса генерала Н. П. Симоняка.

В ночь на 16 января советские войска, поддержанные танками, стремительной атакой овладели Александровной и, развивая наступление, перерезали дорогу Красное Село — Пушкин. В течение дня 42-я армия, усиливая натиск, продолжала «прогрызать» оборону противника. К исходу 17 января главная полоса обороны врага перед центром 42-й армии была прорвана.

Ожесточенные бои развернулись за Воронью гору — самую высокую точку в Ленинградской области. На ней размещались наблюдательные пункты, многочисленные доты и дзоты противника. Здесь находились огневые позиции тяжелой артиллерии, которая обстреливала Ленинград. Подступы к Вороньей горе были прикрыты сплошными минными полями и проволочными заграждениями.

Штурм Вороньей горы вела 63-я гвардейская дивизия 42-й армии под командованием полковника А. Ф. Щеглова. Несмотря на невероятные трудности, этот важный укрепленный узел был взят утром 19 января комбинированной атакой с фронта и тыла. В бою за Воронью гору особенно отличились автоматчики батальона под командованием капитана В. Г. Массальского. В этот же день 42-я армия штурмом взяла Красное Село, а части 2-й ударной армии при содействии дальнобойной артиллерии Балтийского флота освободили Ропшу. Вечером 19 января передовые части 2-й ударной и 42-й армий встретились в районе Русско-Высоцкого (в 8 км юго-западнее Красного Села), а утром 20 января войска обеих армий соединились в районе Ропши. Завершилось окружение красно-сельско-ропшинской группировки противника, остатки которой на следующий день были уничтожены совместными усилиями обеих армий.

В ходе боев советские войска разгромили две и нанесли тяжелые потери пяти вражеским дивизиям. Только убитыми противник потерял около 20 тыс. солдат и офицеров, более тысячи гитлеровцев были взяты в плен. Было захвачено большое количество оружия и боеприпасов. Среди трофеев 265 орудий разных калибров, в том числе 85 тяжелых орудий (калибра от 150 до 400 мм), обстреливавших Ленинград, 159 минометов, 30 танков, 12 складов с боеприпасами и вооружением, а также большое количество стрелкового вооружения и военного имущества.[445]

За шесть дней наступления войска Ленинградского фронта продвинулись в глубину обороны немецких войск на 25 км. Вражеская артиллерия, ранее обстреливавшая Ленинград из района Дудергоф — Воронья гора, теперь уже перестала угрожать городу.

В боях за освобождение Ленинграда от вражеской осады солдаты и офицеры Ленинградского фронта проявили невиданный героизм. «Никогда еще, — писал Л. А. Говоров, — героизм воинов фронта не носил столь всеобщего массового характера, как в этих боях».[446] В первый же день наступления 42-й армии, 15 января, совершил героический подвиг командир взвода 131-го гвардейского полка младший лейтенант коммунист А. И. Волков. Когда батальон этого полка штурмовал укрепленную полосу врага близ Пулкова, ему преградил путь огонь из двух огневых точек фашистов. Волков подполз к одной из них и очередью из автомата заставил ее замолчать. Вторую огневую точку автоматным огнем ему подавить не удалось — кончились патроны. Тогда Волков поднялся, подбежал к дзоту и на глазах бойцов бросился на амбразуру. Пожертвовав своей жизнью, он дал возможность батальону выполнить свою задачу. Подвиг Волкова был повторен и на других участках Ленинградского фронта. 16 января закрыл своей грудью амбразуру вражеского дзота 19-летний ленинградец, комсомолец И. Н. Куликов. 17 января такой же бессмертный подвиг совершили в бою за д. Сокули старший сержант 98-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии И. К. Скуридин и на подступах к Красному Селу красноармеец 64-й гвардейской стрелковой дивизии 42-й армии А. Ф. Типанов.[447] Закрыв своими телами амбразуры вражеских огневых точек, Скуридин и Типанов спасли жизнь многим своим товарищам и обеспечили выполнение боевых заданий подразделений, в которых они служили.

Мужественно сражались моряки, артиллеристы, танкисты и летчики. Особенно отличились в боях командир роты 98-го отдельного танкового полка старший лейтенант А. И. Спирин, который, будучи ранен, выбрался из подбитого танка и уничтожил из автомата 60 фашистов, летчик М. Ф. Шаронов, направивший свой горящий самолет на немецкую автоколонну, старший сержант Н. А. Рытов, уничтоживший из противотанкового орудия три танка, шесть станковых пулеметов и четыре дзота.

19 января войскам Ленинградского фронта и частям Балтийского флота, участвовавшим в прорыве обороны немецко-фашистских войск под Ленинградом, была объявлена благодарность Верховного Главнокомандования, а наиболее отличившиеся соединения и части получили почетные наименования «красносельских» и «ропшинских». Столица нашей Родины Москва в ознаменование начала великой победы под Ленинградом салютовала 20 артиллерийскими залпами доблестным войскам Ленинградского фронта.

В день начала штурма немецких укреплений 2-й ударной армией, 14 января, после мощной артиллерийской подготовки перешли в наступление войска 59-й армии Волховского фронта. Противник оказывал упорное сопротивление. Однако в течение 15, 16 и 17 января главная полоса вражеской обороны была прорвана. К 19 января после тяжелых боев в трудных условиях лесисто-болотистой местности части 59-й армии перерезали дороги, идущие от Новгорода, а на следующий день овладели городом, уничтожив не успевшие отойти части новгородской группировки врага. Страшную картину разрушений и запустения увидели советские воины, вступившие в Новгород. В городе осталось только 40 домов. Фашисты уничтожили или сильно повредили ценнейшие памятники древнерусского искусства. Памятник «Тысячелетие России» был разобран и подготовлен к отправке в Германию.

К концу января 1944 г. войска Ленинградского фронта вышли к р. Луге в нижнем ее течении и на нескольких участках форсировали реку, а соединения Волховского фронта вели наступление в направлении Луги и Шимска. Враг был отброшен от Ленинграда на 60—100 км, а от Новгорода — на 50–80 км. В ходе наступления были освобождены от противника десятки городов и сотни населенных пунктов. 21 января наши части заняли город и железнодорожный узел Мгу, 24 января — Пушкин и Слуцк, 26 января — Красногвардейск и Тосно, 28 января — Любань, а 29 января — Чудово. Вся главная магистраль Октябрьской железной дороги была очищена от врага. В освобожденных городах наступающие увидели чудовищную картину разрушений.

Таким образом, блокада Ленинграда была полностью ликвидирована. Как докладывал Военный совет Ленинградского фронта и Ставку Верховного Главнокомандования, «под ударами наших поиск потерпела крушение сильнейшая оборона немцев, которую они сами расценивали как неприступный и непреодолимый „ Северный вал“, как „стальное кольцо “ блокады Ленинграда… Вы полнена задача первостепенной важности — ликвидирована полностью вражеская блокада Ленинграда».[448]

Вечером 27 января 1944 г. в честь полного освобождения Ленинграда от блокады на берегах Невы прогремели 24 залпа торжественного артиллерийского салюта из 324 орудий. Ленинград приветствовал доблестные войска Ленинградского фронта и моряков Балтийского флота, выполнивших важнейшую историческую задачу. Это было необычным и неожиданным, так как до этого всем нашим победам салютовала Москва. «Сегодня в городе салют! Сегодня ленинградцы плачут…», — писал Юрий Воронов в стихотворении «27 января 1944». Ленинградцы, измученные фашистской блокадой, не опасаясь обстрелов и бомбежек, вышли на улицы праздничного города. «Первый раз за долгие два с половиной года мы увидели свой город вечером! — писала О. Берггольц. — Мы увидели его ослепительным, озаренным вплоть до последней трещины на стенах, весь в пробоинах, весь в слепых, зафанеренных окнах, — мы увидели, что он все так же прекрасен, несмотря ни на какие раны, и мы налюбоваться им не могли, нашим красавцем, одновременно суровым и трогательным в праздничных голубых, розовых, зеленых и белых огнях, в орудийном громе, и чувствовали, что нет нам ничего дороже этого города, где столько муки пришлось принять и испытать. Незнакомые люди обнимали друг друга, и у всех в глазах светились слезы».[449]

На освобождение Ленинграда откликнулись и другие писатели и поэты. В эти дни Вера Инбер писала:

Слава вам, которые в сраженьях Отстояли берега Невы,
Ленинград, не знавший пораженья,
Новым светом озарили вы.
Слава и тебе, великий город,
Сливший воедино фронт и тыл,
В небывалых трудностях который Выстоял. Сражался. Победил.[450]

Вместе с ленинградцами великому торжеству города радовались все советские люди, все прогрессивное человечество.

После выхода к р. Луге соединения советских войск без оперативной паузы продолжали наступление. Немецко-фашистское командование возлагало особые надежды на заранее подготовленный оборонительный рубеж по р. Луге, на который оно перебросило с других участков фронта свежие дивизии (31 января командующим группой армий «Север» вместо смещенного генерал-фельдмаршала Кюхлера был назначен генерал-полковник В. Модель). Однако решительными и умелыми действиями советских войск лужские позиции гитлеровцев были преодолены. Части 2-й ударной армии 1 февраля штурмом взяли город Кингисепп. Вышли к р. Нарве, форсировали ее и захватили небольшие плацдармы на левом берегу. 12 февраля 67-я армия Ленинградского фронта во взаимодействии с войсками Волховского фронта и партизанами освободила Лугу. 13 февраля Ставка Верховного Главнокомандования расформировала Волховский фронт, передав почти все его войска Ленинградскому фронту.

К концу февраля советские воины, ведя непрерывные бои с противником, вышли на рубеж Нарва — Псков — Остров. Однако преодолеть вражескую оборону и захватить эти города с ходу советские части не смогли. В первых числах марта 1944 г. они перешли к обороне и приступили к подготовке новых наступательных операций.

Успешно развивались также и действия войск 2-го Прибалтийского фронта, перешедших в наступление 12–14 января 1944 г. западнее и севернее Новосокольников. Хотя вначале, кроме освобождения 29 января Новосокольников, других значительных территориальных успехов здесь не было, воины 2-го Прибалтийского фронта своими действиями сковали 16-ю немецкую армию и не дали возможности гитлеровскому командованию за счет ее войск усилить 18-ю армию под Ленинградом и Новгородом. Когда же войска Ленинградского фронта овладели Лугой и стали продвигаться на Псковском направлении, 2-й Прибалтийский фронт начал преследование отходившей 16-й армии. 18 февраля наши войска освободили Старую Руссу, а затем и ряд других городов и населенных пунктов. К концу февраля войска 2-го Прибалтийского фронта совместно с армиями Ленинградского фронта вышли к Псковско-Островскому укрепленному району и на рубеж Ново-ржев — Пустошка и перешли к обороне.

Разгром немецко-фашистских войск под Ленинградом был одним из важнейших этапов в истории Великой Отечественной войны. М. И. Калинин говорил, что «ленинградская победа — это военная победа, имеющая значение не только для Ленинграда, но и для всего хода борьбы советского народа против немецких захватчиков».[451] Успех советских войск под Ленинградом вызвал немало восторженных откликов в зарубежной печати. Газета «Нью-Йорк Таймс» писала: «Их победа будет записана в анналы истории, как своего рода героический миф… Ленинград воплощает непобедимый дух народа России».[452]

Таким образом, в результате проведения Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операции немецкой группе армий «Север» было нанесено тяжелое поражение. Советские войска, отбросив врага от Ленинграда на 200–280 км, полностью уничтожили 3 дивизии и несколько отдельных частей 18-й армии, разгромили 12 дивизий 18-й армии и 5 дивизий 16-й армии, уничтожили и захватили в качестве трофеев большое количество оружия, военной техники, боеприпасов и продовольствия. С 14 января по 12 февраля войсками Ленинградского и Волховского фронтов было уничтожено 82 тыс. солдат и офицеров противника и взято в плен 3.2 тыс. человек. Потери Ленинградского (без 23-й армии), Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов и Балтийского флота за весь период Ленинградско-Новгородской операции составили: безвозвратные 76 686 и санитарные 237 267 человек.[453]

В ходе борьбы с гитлеровскими захватчиками под Ленинградом и Новгородом советские войска получили большую помощь от партизан, действовавших в тылу врага. В период осуществления Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операции в тылу группы армий «Север» действовали 13 партизанских бригад, имевших в своем составе около 25 тыс. человек. Партизаны нарушали коммуникации и связь противника. Их действия планировались и проводились в интересах наступавших войск. За полтора месяца наступления советских войск под Ленинградом и Новгородом ленинградские партизаны истребили более 21 500 фашистов, вывели из строя 15 железнодорожных станций и разъездов, 51 железнодорожный и 247 автомобильных мостов, подорвали более 58 500 рельсов, пустили под откос 133 эшелона и 3 бронепоезда, уничтожили 28 складов, разрушили 509 км телефонно-телеграфной связи, разгромили 23 штаба и гарнизона противника. За два года и семь месяцев борьбы с врагом партизаны убили и ранили 100 тыс. немецких солдат и офицеров, произвели 927 крушений немецких воинских эшелонов, в результате которых было разбито 938 паровозов и 11 703 вагонов и платформ с живой силой, боеприпасами и техникой, взорвали 104 688 рельсов, 161 железнодорожный и 962 шоссейных моста, разгромили 160 штабов, гарнизонов, железнодорожных станций, взорвали и сожгли 301 различных складов и баз, уничтожили 3382 автомашины, 1462 мотоцикла и велосипеда, 101 самолет, 253 танка и бронемашины, 98 орудий, разрушили 1251 км телеграфно-телефонных линий. Кроме этого, партизаны спасли более 300 тыс. советских граждан от истребления и угона в немецкое рабство и тысячи деревень и сел от сожжения и разрушения фашистами.[454]

Большая помощь советским войскам была оказана населением, проживавшим на оккупированной немцами территории Ленинградской области. Еще осенью 1943 г. здесь по призыву Ленинградского штаба партизанского движения и Ленинградского обкома ВКП(б) поднялось народное восстание против немецких захватчиков. Восстанием в той или иной степени были охвачены почти все оккупированные районы области, а в центральных и западных районах области многие населенные пункты были освобождены от захватчиков и образовались повстанческие партизанские края. Вооруженной опорой повстанческих краев являлись партизанские бригады. Возникшие в районах, где проходили важные коммуникации врага, повстанческие края сковывали и усложняли действия немецко-фашистских войск.

Велика была роль Балтийского флота в разгроме гитлеровцев под Ленинградом. Кроме переброски 2-й ударной армии на Ораниенбаумский плацдарм в период подготовки операции Балтийский флот особенно эффективно содействовал своей артиллерией войскам Ленинградского фронта в прорыве вражеской обороны. Только в течение 14–19 января 1944 г. артиллерия флота выпустила по врагу около 21 тыс. снарядов.[455]

Неоценимый вклад в разгром немецко-фашистских войск под Ленинградом и Новгородом внесла советская авиация. Несмотря на низкую облачность и пургу, затруднявшие полеты самолетов, она вела разведку, взламывала немецкую оборону, прокладывала путь пехоте и танкам, наносила удары по отходившим частям противника и его резервам, прикрывала наши войска с воздуха.

Партийно-политическая работа, развернувшаяся с большим размахом на всех этапах операции, поднимала боевой дух советских воинов, проявившийся в их массовом героизме.

Разгромив немецкие войска на северо-западе, советские вооруженные силы не только полностью сняли блокаду Ленинграда, но и освободили почти всю Ленинградскую область, ряд районов Калининской области, создали предпосылки к освобождению Прибалтийских республик. Победа советских войск позволила широко развернуть работы по восстановлению и возрождению Ленинграда.

Умелые действия, самоотверженность и героизм войск были высоко оценены Родиной. Более 180 соединениям и частям Ленинградского, Волховского, 2-го Прибалтийского фронтов и Балтийского флота были присвоены наименования городов, которые они освобождали, многие соединения и части награждены орденами. Более 71 тыс. человек армии, флота и партизан были награждены орденами и медалями, а свыше 70 человек были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Среди них были A. И. Волков, И. Н. Куликов, И. К. Скуридин, А. Ф. Типанов, Т. И. Морозов, М. Ф. Шаронов, Н. А. Рытов, А. И. Спирин, B. В. Хрустицкий, А. Ф. Щеглов, В. Г. Массальский, И. М. Бойцов, А. В. Чирков, Н. Г. Васильев, А. В. Герман, К. Д. Карицкий, И. И. Сергунин и другие прославленные воины.[456]

За умелое и мужественное руководство действиями войск Советское правительство наградило орденами большую группу генералов, адмиралов и офицеров, в их числе Л. А. Говорова, К. А. Мерецкова, А. А. Жданова, А. А. Кузнецова, Т. Ф. Штыкова, Д. Н. Гусева, В. Ф. Трибуца, И. И. Федюнинского, И. Т. Коровникова, Г. Ф. Одинцова, Н. П. Симоняка.

* * *

В результате исторической победы Советских Вооруженных Сил под Ленинградом и Новгородом южные и юго-восточные подступы к городу Ленина были очищены от гитлеровских захватчиков. Однако у северных окраин Ленинграда все еще находились финские войска, воевавшие на стороне Германии и участвовавшие в блокаде Ленинграда.

Поэтому после отказа правительства Финляндии принять гуманные советские условия перемирия одной из главнейших задач Вооруженных Сил СССР на северо-западе летом 1944 г. являлся разгром неприятельских войск на Карельском перешейке и в Южной Карелии, чтобы добиться выхода Финляндии из войны.

На северных подступах к Ленинграду финнами при участии германских специалистов была создана мощная, глубокоэшелонированная оборона. Особенно сильная система укреплений глубиной более 100 км имелась на Карельском перешейке, которую немцы называли «Карельским валом». Через весь Карельский перешеек были построены три полосы обороны, из которых наиболее мощной являлась вторая полоса. Первая полоса обороны глубиной 3–5 км проходила по линии фронта. Вторая полоса такой же глубины находилась в 15–25 км от первой, а третья полоса — в 60–65 км от переднего края обороны. Основные оборонительные рубежи проходили по лесисто-болотистой местности, в узких межозерных дефиле, вдоль многочисленных водных рубежей и прикрывались плотным огнем артиллерии, минометов и пулеметов.

Вся система укреплений изобиловала большим количеством дотов, дзотов, бронеколпаков, была насыщена противотанковыми рвами, многорядными проволочными заграждениями, гранитными надолбами, минными полями. Кроме того, город Выборг и прилегающая к нему территория представляли собой сильный укрепленный район.

Мощная оборона была создана и в Южной Карелии. Ее глубина между Ладожским и Онежским озерами доходила до 200 км. Наиболее развитой оборона была на участке от Свирьстроя до Ладожского оз., где проходили основные коммуникации финских войск.

На этих рубежах финское командование сосредоточило 15 дивизий и 9 бригад, в составе которых насчитывалось 268 тыс. солдат и офицеров, 2350 орудий и минометов, 110 танков и около 250 самолетов. Из них на Карельском перешейке находились 6 дивизий и 4 бригады, а между Ладожским и Онежским озерами — 5 дивизий и 3 бригады.[457]

С целью разгрома финской армии и вывода Финляндии из войны Ставка Верховного Главнокомандования решила провести Выборгско-Петрозаводскую операцию, состоявшую из Выборгской и Свирско-Петрозаводской операций. Проведение Выборгской операции было возложено на войска правого крыла Ленинградского фронта (командующий генерал Л. А. Говоров) при содействии Балтийского флота и Ладожской военной флотилии. Свирско-Пет- розаводская операция должна была быть проведена войсками левого крыла Карельского фронта (командующий генерал К. А. Мерецков) при содействии Ладожской и Онежской военных флотилий.

В начале мая 1944 г. началась подготовка к наступательным действиям. Прежде всего были проведены перегруппировка и значительное усиление войск обоих фронтов. На Карельский перешеек, например, были переброшены 21-я армия и ряд других соединений.

К началу наступления оба фронта располагали на Карельском перешейке и в Южной Карелии 41 дивизией, 5 бригадами и 4 укрепленными районами, в которых насчитывалось около 450 тыс. солдат и офицеров, около 10 тыс. орудий и минометов калибра 76 мм и крупнее, более 800 танков и самоходно-артиллерийских установок.[458] Таким образом, было обеспечено подавляющее превосходство наших войск над противником.

Большая работа проводилась по обучению войск преодолевать укрепления, прорывать проволочные заборы, растаскивать лесные завалы, штурмовать доты и дзоты.

Широко была поставлена партийно-политическая работа в войсках фронтов, показателем которой являлся рост партийных рядов. В мае 1944 г. только в частях Ленинградского фронта было принято в партию 10 549 человек.[459]

Все подготовительные мероприятия проводились настолько скрытно, что, по словам представителя гитлеровского командования в финской ставке В. Эрфурта, «финны не могли заметить, чтобы здесь (на Карельском перешейке. — В. К.) русскими велась какая-либо подготовка к наступлению».[460]

Первыми перешли в наступление войска Ленинградского фронта на Карельском перешейке. По плану командования фронта главный удар решено было нанести на Выборгском направлении силами 21-й армии (командующий генерал Д. Н. Гусев) из района северо-восточнее Сестрорецка. 23-я армия (командующий генерал А. И. Черепанов), используя успех 21-й армии, готовилась перейти в наступление из-за ее правого фланга. Расширяя прорыв в сторону своего правого фланга, 23-я армия должна была двигаться в Кексгольмском направлении.

9 июня 1944 г. артиллерия армии и флота и авиация провели предварительное разрушение наиболее прочных укреплений финнов. За день было разрушено 335 инженерных сооружений противника, в том числе в полосе прорыва — 175.[461]

В конце дня 9 июня для проверки обороны финнов была проведена разведка боем. Противник принял ее за начало нашего наступления и считал, что ему удалось его отбить. За ночь финское командование за счет резервов значительно уплотнило боевые порядки первой оборонительной полосы. На следующий день, 10 июня, в 6 час. началась артиллерийская, а через час и авиационная подготовка наступления. Огонь артиллерии фронта и Балтийского флота бушевал 2 час. 20 мин. Как пишет маршал артиллерии Г. Ф. Одинцов, командовавший тогда артиллерией Ленинградского фронта, «три траншеи главной оборонительной полосы были разрушены до основания вместе с ее защитниками».[462] Затем войска 21-й армии перешли в наступление. Так как наступление для противника было неожиданным, наши войска с ходу форсировали р. Сестру и к исходу первого дня продвинулись в глубину до 15 км. Главный удар в полосе 21-й армии наносился вдоль Выборгского шоссе силами 30-го гвардейского стрелкового корпуса, которым командовал генерал Н. П. Симоняк. 11 июня в бои включились части 23-й армии. Корабли Ладожской военной флотилии в этот день демонстрировали высадку десантов в отдельных районах и огнем своей артиллерии наносили удары по опорным пунктам врага.

За три дня наступательных боев, в которых советские воины показали образцы отваги и высокого воинского мастерства, наши войска прорвали первую полосу обороны противника на Карельском перешейке и подошли ко второй, наиболее мощной.

Прорыв второй полосы финской обороны начался утром 14 июня. Бои здесь проходили в исключительно трудных условиях, так как этот оборонительный рубеж был сильно насыщен долговременными железобетонными сооружениями. Наступление советских войск, начавшееся после мощной артиллерийской подготовки, велось на двух направлениях: 21-я армия наступала на Выборгском направлении, а 23-я — на Кексгольмском. В связи с тем что группировка противника вдоль Выборгского шоссе была усилена резервами, командование фронта перенесло главный удар в полосе 21-й армии на левый фланг, вдоль Приморского шоссе. Для этого сюда за одни сутки были перегруппированы части 3-го артиллерийского корпуса прорыва, которым командовал генерал Н. Н. Жданов. Как вспоминал главный маршал авиации А. А. Новиков, находившийся тогда на Ленинградском фронте в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования, в этом смелом решении Л. А. Говорова «проявился не только его полководческий талант, но и гражданское мужество. Я отлично представлял себе, что он пережил, входя с таким предложением в Ставку».[463] В результате уже к 17 июня обе армии вышли к третьей полосе, проходившей в значительной части по северным берегам озер Вуоксинской системы. Она представляла собой систему оборонительных укреплений, которая состояла частично из сооружений, сохранившихся от старой «линии Маннергейма» после войны 1939–1940 гг., а также из выстроенных вновь.

Финское командование бросило все свои резервы для борьбы с советскими войсками на третьей полосе обороны, непосредственно прикрывавшей подступы к Выборгу. Сильные бои развернулись на главном участке третьей полосы финской обороны — от Выборгского шоссе до Финского залива. Направление главного удара 21-й армии вновь было перенесено в центр полосы наступления армии, вдоль Выборгского шоссе, и наносил его 97-й стрелковый корпус, введенный в сражение из второго эшелона армии. 18 июня соединения 21-й армии прорвали сильно укрепленные позиции врага и овладели г. Койвисто, а 20 июня освободили Выборг. В боях за Выборг особенно ярко проявилось возросшее мастерство советских войск. Тесное взаимодействие пехоты, артиллерии, танковых частей, авиации и флота, высокое морально-политическое состояние войск обеспечили успешный штурм города.

Освобождением Выборга частями 21-й армии и выходом соединений 23-й армии к Вуоксинской водной системе фактически закончилась Выборгская операция правого крыла Ленинградского фронта.

В последующие дни велись бои за острова в Финском и Выборгском заливах. Эти операции были осуществлены Балтийским флотом совместно с 59-й армией под командованием генерала И. Т. Коровникова, управление которой прибыло на Карельский перешеек с Нарвского направления в конце июня 1944 г. К 24 июня были заняты все острова Бьеркского архипелага, а к 5 июля освобождены острова Выборгского залива.

В результате победы советских войск на Карельском перешейке линия фронта отодвинулась от Ленинграда более чем на 150 км, что сняло угрозу нашему городу с севера.

Успехи советских войск на Карельском перешейке содействовали осуществлению Свирско-Петрозаводской операции войск Карельского фронта. Наступление войск 7-й армии (командующий генерал А. Н. Крутиков), которой предстояло форсировать р. Свирь, началось утром 21 июня, когда на Карельском перешейке еще продолжался грохот боя. Вначале на оборону противника обрушился авиационный, а затем и артиллерийский удар.

Для более полного выявления вражеских огневых точек была организована ложная переправа через реку. Затем, после переправы подразделений разведки и обеспечения, в районе Лодейного Поля началось форсирование реки первым эшелоном стрелковых войск, которые к концу дня захватили на северном берегу Свири плацдарм глубиной 16 км. Правофланговые соединения 7-й армии к исходу 21 июня ликвидировали большую часть плацдарма противника на южном берегу реки. За первые два дня боев войска 7-й армии, форсировав Свирь на широком фронте, вклинились в оборону противника на 10–12 км. 23 июня корабли Ладожской военной флотилии высадили десант в районе р. Тулоксы, в тылу финской обороны. К исходу 25 июня был освобожден районный центр Олонец. 28 июня десантники Онежской военной флотилии вступили в Петрозаводск. Затем войска 7-й армии преследовали отходившего противника. Только на линии Лаймола — Питкяранта, где противник подготовил оборонительный рубеж, бои затянулись.

Успешно развивалось наступление войск 32-й армии (командующий генерал Ф. Д. Гореленко) севернее Онежского оз. 23 июня они освободили Медвежьегорск, а 28 июня вступили в Кондопогу. К 21 июля части 176-й стрелковой дивизии вышли к советско-финляндской границе в районе Лонгонвара. 29 августа 1944 г. Ставка Верховного Главнокомандования приказала приостановить наступательные действия 7-й и 32-й армий и перейти к жесткой обороне на достигнутом рубеже.[464]

На этом закончилась Свирско-Петрозаводская операция войск Карельского фронта. Советские войска освободили значительную часть Карело-Финской ССР. Были возвращены Кировская железная дорога и Беломорско-Балтийский канал, имевшие важное значение для Ленинграда и всей страны.

В заключительных сражениях за Ленинград на Карельском перешейке и в Южной Карелии советские воины, ведя наступление в труднейших условиях лесисто-болотистой местности, без дорог, преодолевая яростное сопротивление противника, проявили несгибаемую волю к победе, высокое мужество и массовый героизм. Более 93 тыс. человек были награждены орденами и медалями. 78 воинов получили звание Героя Советского Союза,[465] среди них сержант В. Р. Николаев, ефрейтор Д. К. Ушков, генерал-лейтенант И. П. Алферов, полковник А. Г. Афанасьев, старший лейтенант И. И. Соломоненко, старшина И. Д. Морозов, старшие сержанты В. П. Елютин, Н. М. Чухреев и В. И. Немчинов, сержанты В. А. Малышев, И. К. Паньков, младший сержант И. С. Зажигин, рядовые А. Ф. Барышев, Саркказы Бекбосунов, В. А. Маркелов, И. П. Мытарев, Б. Н. Юносов, П. П. Павлов, М. И. Тихонов, А. М. Алиев, М. Р. Попов, лейтенант И. Г. Плис, младший лейтенант К. А. Кулик, ефрейтор В. Р. Спирин, майор П. И. Иллюшенко, краснофлотец А. И. Мокшин, старшина Ф. М. Крылов, капитан С. Д. Логинов.

Освобождением Карельского перешейка и Южной Карелии завершилась героическая борьба за Ленинград, являющаяся одной из самых ярких страниц летописи Великой Отечественной войны.

Финляндия, оказавшись перед угрозой перенесения военных действий на ее территорию, вступила в мирные переговоры с Советским правительством, и вскоре военные действия с ней были прекращены.

Ленинград при поддержке всей страны приступил к залечиванию ран, нанесенных ему немецко-фашистскими варварами.

Летом и осенью 1944 г. Советские Вооруженные Силы нанесли поражение гитлеровским войскам и на других участках советско-германского фронта. Сокрушительному разгрому подверглись отборные войска Германии в Белоруссии и на Украине. Войска Ленинградского и трех Прибалтийских фронтов во взаимодействии с балтийским флотом громили силы немецкой группы армий «Север», 900 дней блокировавшей Ленинград. После изгнания оккупантов из Прибалтийских республик остатки 18-й и 16-й армий группы армий «Север», причинивших так много страданий ленинградцам, были заперты на Курляндском полуострове, где 8 мая 1945 г. были вынуждены капитулировать перед войсками Ленинградского фронта. Всего на Курляндском полуострове войска Ленинградского фронта разоружили и пленили почти 200-тысячную группировку немецких войск.[466]

Заключение

Битва за Ленинград, самая продолжительная битва Великой Отечественной войны (она длилась более трех лет), занимает особое место в истории Великой Отечественной войны.

Продолжавшаяся почти 900 дней оборона блокированного Ленинграда с оставшимся в нем более чем двухмиллионным населением — факт невиданный в истории войн. Ленинградцы и их защитники, подвергаясь артиллерийским обстрелам и бомбардировкам с воздуха, испытывая невероятные трудности и лишения от голода и холода, бомб и снарядов, самоотверженно сражались с врагом.

«История войн не знала такого примера массового героизма, мужества, трудовой и боевой доблести, какую проявляли защитники Ленинграда»,[467] — писал маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Массовый героизм в борьбе с врагом проявляли все, кто оказался в блокадном кольце, — и воины, и жители города. Они все были фронтовиками. При этом следует особо подчеркнуть, что массовый героизм ленинградцев выражался не в том, как считают некоторые зарубежные авторы, что они только ждали наступления смерти. Они активно боролись со смертью и в страшных условиях блокады продолжали каждый на своем посту работать и делать все для укрепления обороны города. Вот что писал о героизме ленинградцев побывавший в блокированном городе в сентябре 1943 г. английский журналист А. Верт: «То, что я видел за неделю, было подлинно великим, очень трогательным и очень трагическим. Мне уже не раз приходилось видеть человека в минуты его величия… Но величие Ленинграда особого рода. Тут трудно подобрать слова. „Дух товарищества“, „патриотизм“, „самоотверженность“, „свободолюбие“… Я чувствовал, я понимал, что подвиг Ленинграда однозначно не определить. Здесь все слито воедино и не только это, но и многое другое…».[468]

Вместе с тем в блокированном городе не переставал биться пульс обычной повседневной человеческой жизни, что ярко выразила блокадная муза Ольга Берггольц:

В грязи, во мраке, в голоде, в печали,
Где смерть, как тень, тащилась по пятам,
Такими мы счастливыми бывали,
Такой свободой бурною дышали,
Что внуки позавидовали б нам.[469]

Но битва за Ленинград — это не только героизм, а и величайшая, потрясшая весь мир трагедия. Безвозвратные потери советских вооруженных сил в обороне Ленинграда составили около 980 тыс. человек, а санитарные — почти 2 млн человек. В блокированном городе от голода, холода, снарядов, бомб и болезней погибло до 750 тыс. ленинградцев.[470] В литературе приводились и продолжают приводиться без каких либо доказательств разные цифры жертв в блокированном Ленинграде. Приведенная здесь цифра, которая тоже может быть уточнена, — результат многолетнего анализа главным образом ленинградских историков, занимающихся изучением истории блокады, самых разных документов, в том числе и тех, которые раньше не были доступны исследователям. Мир не знал таких масштабов истребления гражданского населения, такой глубины человеческих страданий и лишений, которые выпали на долю ленинградцев. Эти страшные жертвы — неизбывная печаль всех людей нашей Родины.

Гитлеровцы, обрушив на город около 150 тыс. снарядов и более 107 тыс. фугасных и зажигательных бомб, нанесли Ленинграду и громадный материальный ущерб, который Чрезвычайная Государственная комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в 1945 г. определила в сумме более чем 38 млрд р.[471] В городе пострадал почти каждый дом, а в Кировском, Московском, Володарском, Красногвардейском, Петроградском и Выборгском районах были разрушены целые кварталы.[472]

Были разрушены и повреждены сотни заводов и фабрик, среди которых такие гиганты ленинградской промышленности, как Кировский и Ижорский заводы, «Большевик», «Электросила», «Светлана», «Адмиралтейский», «Треугольник».[473]

Серьезно пострадала энергетическая база Ленинграда. Мощность электростанций, снабжавших город электроэнергией, к 1944 г. составила всего 29 % довоенной.[474]

Немецко-фашистские захватчики сожгли и разрушили сотни зданий больниц, школ, музеев, десятки зданий театров, клубов и красных уголков, научных учреждений, высших учебных заведений, религиозных культовых зданий.[475]

За время осады и блокады фашистские варвары разрушили и повредили 187 исторических зданий города, выстроенных прославленными зодчими. Среди них Зимний, Таврический, Мариинский и Строгановский дворцы, Адмиралтейство, Инженерный замок, Биржа, Петропавловская крепость, Государственный банк, Главный почтамт, Исаакиевский и Казанский соборы.[476]

Были разрушены и разграблены пригородные дворцово-парковые комплексы Ленинграда в Гатчине, Павловске, Петродворце, Пушкине, Стрельне, Ораниенбауме. Полностью были уничтожены Английский дворец в Петродворце, Екатерининский в Пушкине, Павловский, Гатчинский дворцы. В парках Петродворца полностью были разграблены и разрушены дворцы, павильоны и знаменитая фонтанная система.[477]

Однако, несмотря на ужасы блокады, именно величайшее мужество и героизм ленинградцев и их защитников позволили им не только отстоять город, но и разгромить осаждавшие его войска противника. Но одной из основных причин того, что Ленинград выстоял и победил, было также и то, что в борьбе с врагом он не был одиноким, что усилия его жителей и защитников опирались на поддержку всей страны. «Ни на минуту Ленинград не чувствовал себя оторванным от своей Родины, — говорил А. А. Жданов на заседании Верховного совета СССР в июне 1942 г. — Вся страна любовно заботилась и заботится о Ленинграде. Со всех концов нашей великой Родины, из всех союзных республик, краев и областей нашей страны непрерывно идет братская помощь Ленинграду. Она не прерывалась в самые трудные дни».[478] Без этой поддержки, без того, что шло в Ленинград с Большой земли, жизнь, а тем более борьба с врагом были бы невозможны. Но решающую роль в доставке в блокированный город необходимых грузов сыграли коммуникации Ленинграда.

Коммуникации, по которым войскам доставлялось все необходимое для ведения боевых действий и осуществлялись эвакуационные перевозки, необходимы во всякой войне, но во второй мировой войне их роль значительно возросла, что объяснялось возросшим объемом снабжения войск боеприпасами, военной техникой, топливом, снаряжением.

Особую роль коммуникации приобрели при обороне советских городов Одессы и Севастополя, снабжение и эвакуация которых осуществлялись водным путем. Но оборона Ленинграда не была похожа на оборону этих городов. Это был беспрецедентный, уникальный случай, где коммуникации приобрели первостепенное, решающее значение, на что, к сожалению, мало обращают внимания исследователи истории Великой Отечественной войны. По ним снабжались не только находившиеся в окруженном городе войска, но и гражданское население.

Главная особенность обороны Ленинграда состояла в том, что город был окружен войсками противника и основные его коммуникации, связывавшие его до войны со страной, были перерезаны. Поэтому приходилось изыскивать и налаживать новые коммуникационные возможности. И такие возможности были найдены. Была построена уникальная автомобильная дорога по льду Ладожского оз. Создание и поддержание ладожской трассы явились великим подвигом ленинградцев и всех советских людей. Однако уже с первых дней существования ладожской трассы проявились ее слабости и недостатки. Сама трасса была чрезвычайной, ее функционирование поддерживалось чрезвычайными усилиями. Зависимость трассы от времени года, метеорологических условий не позволяли обеспечить необходимую стабильность, надежность, регулярность перевозок. Но, несмотря на то что перевозки по ней зимой 1941/42 г. не смогли полностью удовлетворить потребности города и фронта, она сыграла исключительную роль в судьбе Ленинграда. Трудно представить те бедствия, которые могли обрушиться на жителей города и их защитников, если бы не было ладожской дороги жизни, прочно связавшей Ленинград со страной. Она действовала и зимой и летом с сентября 1941 г. по 30 марта 1943 г. По ее водным и ледовым трассам было доставлено в Ленинград без малого 1.5 млн т различных грузов, из них более половины продовольствие, и десятки тысяч человек, главным образом военнослужащих, и вывезено из Ленинграда, не считая переброски нескольких воинских соединений, около 1 млн 200 тыс. человек, в основном жителей города, и большое количество грузов. Без ладожской коммуникации спасение Ленинграда было бы невозможно.

Решающее значение ладожской коммуникации в обороне Ленинграда были вынуждены признать и гитлеровские генералы. «Гитлер надеялся на возможность вынудить Ленинград и его население к сдаче голодной блокадой, — писал генерал-фельдмаршал Э. Манштейн. — Но Советы перечеркнули его планы, организовав снабжение через Ладожское озеро летом с помощью судов, зимой по построенной по льду дороге».[479]

После прорыва блокады в январе 1943 г. жизнь, работа и борьба ленинградцев с врагом продолжали зависеть от коммуникаций, связывавших их со страной. И хотя ладожская дорога жизни продолжала действовать, основная тяжесть перевозок перешла к шлиссельбургской магистрали, сооружение и эксплуатация которой, как и ладожской дороги, явились великим подвигом ленинградцев и всех советских людей.

Магистраль длиной 33 км была построена за две недели на освобожденной от противника узкой полосе земли вдоль южного берега Ладожского оз. Ее строительство велось в невероятно трудных условиях — на бездорожной болотистой заминированной местности, при сильных морозах и почти под непрерывным артиллерийским обстрелом.

Перевозки по шлиссельбургской трассе также были сложны и опасны и не только потому, что они проходили под постоянным воздействием противника, но и потому, что трасса была построена с большими отступлениями от обычных технических требований. Достаточно сказать, что на большей ее части отсутствовали два основных элемента рельсового пути — земляное полотно и балластная призма. Поэтому в течение всего периода перевозок приходилось не только устранять повреждения, наносимые трассе врагом, но и проводить много так называемых оздоровительных работ, особенно с наступлением тепла, когда рельсы, уложенные на снег, стали проваливаться в болото.

Чрезвычайно трудным делом была и организация движения на магистрали потому, что на ней невозможно было полностью использовать обычные для транспорта правила. «Мы шли на известный риск, нарушая общие для транспорта правила технической эксплуатации, — писал начальник Октябрьской железной дороги Б. К. Саламбеков. — Этот риск оправдал себя потому, что на трассе работали люди высокого сознания долга, большой отваги, люди, обладавшие разнообразным производственным опытом».[480]

Но, несмотря на трудности и то, что каждый день грозил железнодорожникам смертью, они выполняли свою работу. Всего железнодорожники Октябрьской железной дороги в 1943 г. перевезли в Ленинград около 4.5 млн т различных грузов, львиная доля которых была перевезена по шлиссельбургской трассе. Это почти в три раза больше, чем было доставлено в Ленинград по водным и ледовым трассам ладожской дороги жизни. Это не только избавило ленинградцев зимой 1942/43 г. от ужасов, которые они перенесли зимой 1941/42 г., но и позволило Ленинградскому фронту и Балтийскому флоту подготовиться к действиям по разгрому немцев, осаждавшим Ленинград, и полному освобождению города от блокады в начале 1944 г. Шлиссельбургская магистраль стала для Ленинграда настоящей дорогой победы.

Битва за Ленинград была одной из основных частей Великой Отечественной войны. Она оказала влияние на весь ход военных действий на советско-германском фронте. Остановив одну из трех основных военных группировок, брошенных Гитлером на Советский Союз, защитники Ленинграда на длительное время сковали ее и, перемалывая в течение всей битвы, не позволили ему перебрасывать ее части на другие участки фронта. Поэтому в победе под Москвой и Сталинградом, под Курском и на Днепре весомая доля защитников Ленинграда. Битва за Ленинград также способствовала сохранению связи с северными портами, через которые к нам шли грузы союзных держав. В то же время победы советских войск на других участках фронта оказали благотворное влияние на положение под Ленинградом. Битва под Москвой не позволила гитлеровцам сосредоточить достаточно сил для штурма Ленинграда. Победа советских войск под Сталинградом способствовала прорыву блокады Ленинграда в 1943 г., а победа на Курской дуге и на Украине в 1943 г. создали условия для окончательного разгрома немецких войск под Ленинградом в начале 1944 г.

Вместе с тем Ленинград, сражавшийся с врагом в нечеловеческих условиях фашистской блокады, предстал перед всем миром как несокрушимый бастион величайшей стойкости, мужества и непревзойденного героизма. Героизм ленинградцев, проявленный ими в обороне города, стал символом мужества и массового героизма всех народов нашей Родины. Он придавал дополнительные силы всей нашей стране, вдохновлял всех борцов с фашизмом.

«Есть ли город, который перенес то, что перенес Ленинград в годы войны? — писал Илья Эренбург. — Враги его терзали бомбами и снарядами, хроническими обстрелами и потрясением внезапных огневых налетов. У жителей не было ни света, ни тепла, ни хлеба, ни воды. Что у них было? Гордость города, вера в Россию, любовь народа. И они победили. Разве можно придумать более назидательную притчу, чем судьба этого города?.. Нет в мире города, который столько жизней отдал для победы. Его история — история всей Отечественной войны: если мы вошли в Берлин, то это и потому, что немцы не вошли в Ленинград. Они были рядом: их батареи стояли у остановок городского трамвая. Всего несколько километров отделяли их от Невского, и они писали домой об этих километрах. Они не понимали, что их отделяют от Невского гордость народа, любовь России».[481]

Подвиг ленинградцев и их защитников был высоко оценен Родиной. Свыше 1 млн солдат и офицеров были награждены орденами и медалями, а около 600 человек стали Героями Советского Союза. Около 1.5 млн жителей Ленинграда и воинов были награждены специально учрежденной медалью «За оборону Ленинграда», 430 тыс. горожан были отмечены знаком «Житель блокадного Ленинграда».[482]

В 1945 г. за выдающиеся заслуги трудящихся Ленинграда перед Родиной, за мужество и героизм, дисциплину и стойкость, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в трудных условиях вражеской блокады, город был награжден орденом Ленина. Вручая орден Ленинграду, М. И. Калинин сказал: «Пройдут века, но дело, которое сделали ленинградцы — мужчины и женщины, старики и дети этого города, — это великое дело никогда не изгладится из памяти самых отдаленных поколений».[483] В 1965 г. в ознаменование 20-летия победы советского народа в Отечественной войне городу-герою Ленинграду была вручена медаль «Золотая Звезда». После войны знамя Ленинграда украсили еще два ордена — орден Ленина и орден Октябрьской революции.

Подвигом Ленинграда восхищались все советские люди и наши союзники — представители стран антигитлеровской коалиции. Лондонское радио в одной из своих передач сообщало, что «своим мужеством, своей самоотверженностью население Ленинграда и героические солдаты, оборонявшие вместе с населением город, вписали самую замечательную страницу в историю мировой войны, ибо они больше, чем кто бы то ни было, помогли грядущей окончательной победе над Германией».[484]

Президент США Франклин Д. Рузвельт от имени народа Соединенных Штатов Америки вручил Ленинграду грамоту «в память о его доблестных воинах и его верных мужчинах, женщинах и детях, которые, будучи изолированными захватчиками от остальной части своего народа и несмотря на постоянные бомбардировки и несказанные страдания от холода, голода и болезней, успешно защищали свой любимый город… и символизировали этим неустрашимый дух народов Союза Советских Социалистических Республик и всех народов мира, сопротивлявшихся силам агрессии».[485]

Как ни покажется странным, подвиг Ленинграда получил высокую оценку и главарей гитлеровской Германии. Требовавшие в начале войны уничтожения Ленинграда «почти научно обоснованным способом», они в конце войны успешную оборону Ленинграда ставили в пример своим подчиненным. 10 января 1945 г. на совещании в ставке Гитлер, раздраженный тем, что кто-то из его подчиненных и сателлитов не проявляет должной стойкости, заявил: «Если у нас кто-нибудь начнет ныть, то я могу лишь сказать: представьте себя в положении русских в их ситуации в Ленинграде». 19 февраля 1945 г., когда советские войска вышли на Одер и перед гитлеровским руководством стала задача защиты Берлина, Гиммлер в качестве командующего группой армий «Висла» рассылает командирам корпусов и дивизий группы армий под грифом «секретно» «советские мероприятия по успешной обороне Ленинграда». Смысл этого документа, конечно, не в том, чтобы похвалить ленинградцев, а в том, чтобы командиры немецких соединений взяли за образец советские мероприятия по успешной обороне Ленинграда. Но объективно документ Гиммлера содержит высокую оценку стойкости ленинградцев.[486]

Ленинградцы-петербуржцы помнят и чтут подвиг героев, отстоявших честь и свободу отчизны. Они славят ветеранов и свято чтут память воинов, отдавших свои жизни в борьбе с коварным врагом. «Никто не забыт и ничто не забыто». Они берегут братские могилы, в которых покоятся воины, погибшие у стен Ленинграда. Бережно сохраняются на многочисленных кладбищах могилы сотен тысяч ленинградцев, погибших в блокированном городе от голода, холода, артиллерийских обстрелов и бомбардировок фашистов.

Основным памятником ленинградцам, погибшим в городе в дни его обороны, открытым 9 мая 1960 г., является мемориальный комплекс на Пискаревском кладбище, самом большом кладбище мира. В его братских могилах покоятся 420 тыс. жителей города и 70 тыс. воинов Ленинградского фронта и моряков Балтийского флота.[487] В двух павильонах при входе на кладбище размещена экспозиция, посвященная подвигу ленинградцев и защитников города. За павильонами горит вечный огонь, зажженный от вечного огня на Марсовом поле. Далее идет главная аллея, по обеим сторонам которой высятся братские могилы. Центром ансамбля является шестиметровая скульптура матери-Родины с гирляндой дубовых ветвей, стоящая за братскими могилами в конце кладбища. Здесь же мемориальная гранитная стела с горельефами, повествующими о героизме и сплоченности жителей блокадного города, и с высеченными словами Ольги Берггольц:

Здесь лежат ленинградцы.
Здесь горожане — мужчины, женщины, дети.
Рядом с ними солдаты-красноармейцы.
Всю жизнь свою
Они защищали тебя, Ленинград,
Колыбель революции.
Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем,
Так их много под вечной охраной гранита.
Но знай, внимающий этим камням,
Никто не забыт, и ничто не забыто.

В 1965 г. мемориальный комплекс открыт и на втором по величине Серафимовском кладбище, на котором захоронено 100 тыс. погибших горожан.

На площади Победы 9 мая 1975 г. открыт монумент героическим защитникам Ленинграда. В центре композиции 45-метровый гранитный обелиск, у основания которого стоят бронзовые фигуры рабочего и солдата. Рядом с обелиском многофигурная композиция, состоящая из летчиков, моряков, бойцов, ополченцев, партизан, снайперов, женщин-воинов. Ансамбль окружает высеченное из гранита разорванное кольцо, символизирующее прорыв блокады. Внутри кольца в зале под открытым небом на пьедестале скульптурная группа «Блокада». Под площадью монумента расположен памятный зал, в котором размещены реликвии блокады, макет обороны города, а на мраморных досках высечены имена Героев Советского Союза, удостоенных этого звания в боях за Ленинград.

На рубеже, где были остановлены немецкие войска, на котором 900 дней проходил передний край обороны Ленинграда и с которого начался разгром гитлеровских войск, сооружен Зеленый пояс Славы. На бывшей почти 300-километровой линии фронта установлены памятники, обелиски и другие сооружения.

В ознаменование победы в Великой Отечественной войне в конце 1945 г. были заложены два парка Победы: Приморский — на Крестовском острове и Московский — на Московском проспекте, на месте, где до войны был кирпичный завод, превращенный в годы блокады в крематорий, где сжигали трупы умерших ленинградцев. Здесь построена памятная часовня, а на аллее героев установлены бюсты ленинградцев дважды Героев Советского Союза.

Именами многих защитников Ленинграда и мест, связанных с обороной города, названы около 90 ленинградских улиц, проспектов и площадей.

Легендарная оборона Ленинграда, вызвавшая удивление и восхищение современников, навсегда останется в народной памяти.

Пискаревское мемориальное кладбище

Краткая библиография

Аввакумов С. И. Большевики — организаторы обороны Ленинграда. Л., 1943.

Августынюк А. В огненном кольце. Л., 1948.

Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. Л., 1994.

Акинфов Г. А. Эвакуация. Вологда, 1992.

Аль Даниил. Неколебимо как Россия. СПб., 2003.

Арсеньева А. М. В комсомольском полку. Л., 1974.

Афанасьев Н. И. Фронт без тыла: Записки партизанского командира. Л., 1983.

Ачкасов В., Вайнер Б. Краснознаменный Балтийский флот в Великой Отечественной войне. М., 1957.

Базовский В. Н., Шумилов Н. Д. Самое дорогое: Документальное повествование об А. А. Кузнецове. Л., 1982.

Балтийские зенитчики: Сборник воспоминаний ветеранов Великой Отечественной войны. Таллин, 1981.

Баранов Н. В. Силуэты блокады. Л., 1982.

Барбашин И. П… Кузнецов А. И., Морозов В. П… Харитонов А. Д., Яковлев Б. Н. Битва за Ленинград. 1941–1944. М., 1964.

Бардин С. М.…и штатские надели шинели. М., 1974.

Барышников Н. И. На защите Ленинграда: Обеспечение безопасности и обороны города с севера в годы второй мировой войны. Л., 1978.

Барышников Н. И. Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941–1944. СПб.; Хельсинки, 2002.

Барышников Н. И., Барышников В. Н„Федоров В. Г. Финляндия во второй мировой войне. Л., 1989.

Без антракта: Актеры города Ленина в годы блокады. Л., 1970.

Безман Е. С. Часовые партизанского эфира. Л., 1976.

Белозеров Б. П. Войска и органы НКВД в обороне Ленинграда. СПб., 1996.

Белозеров Б. П. Фронт без границ. 1941–1945 (историко-правовой анализ обеспечения безопасности фронта и тыла Северо-Запада). СПб., 2001.

Беляев А. Н. Местная противовоздушная оборона Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Л., 1975.

Беляев С., Кузнецов П. Народное ополчение Ленинграда. Л., 1959.

Берггольц Ольга. Избранные произведения. Л., 1983.

Берггольц Ольга. Дневные звезды // Говорит Ленинград. М., 1990.

Бердникова Д. С. Юность, в боях закаленная: Комсомол и молодежь в великой битве за Ленинград. Л., 1946.

Биленко С. В. Советская милиция на защите социалистического Отечества (1941 1945 гг.). М., 1986.

Биленко С. В. На охране тыла страны: Истребительные батальоны и полки в Великой Отечественной войне. 1941–1945 гг. М., 1988.

Блатин. А. Я. Вечный огонь Ленинграда: Записки журналиста. М., 1976.

Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. М.; СПб., 2004.

Блокада рассекреченная. СПб., 1995.

Блокадные дневники и документы. СПб., 2004.

Богатов М., Меркурьев В. Ленинградская артиллерия. Л., 1946.

Богданов А. А., Власов Г. Г., Иванов Б. И., Левин Б. Д„Павлов Н. С. В поединке с абвером: Документальный очерк о чекистах Ленинградского фронта. 1941–1945. Л., 1974.

Большевистские газеты в тылу врага: Сборник материалов из подпольных газет Ленинградской области в период немецкой оккупации. Л., 1946.

Борщев С. Н. От Невы до Эльбы. Л., 1973.

Буров А. В. Твои герои, Ленинград. Л., 1970.

Буров А. В. Огненное небо. Л., 1974.

Буров А. В. Блокада день за днем: 22 июня 1941 г. — 27 января 1944 г. Л., 1979.

Буров А. В., Перепелов Л. А. Ленинградская авиация. Л., 1947.

Бычевский Б. В. Город-фронт. Л., 1967.

Бычевский Б. В. Маршал Говоров. М., 1970.

В годы суровых испытаний. Ленинградская партийная организация в Великой Отечественной войне. Л., 1985.

В небе — летчики Балтики: Из боевой истории авиации дважды Краснознаменного Балтийского флота в годы Великой Отечественной войны: Воспоминания, очерки. Таллин, 1974.

В огненном кольце: Воспоминания участников обороны города Ленина и разгрома немецко-фашистских захватчиков под Ленинградом. М., 1963.

В осажденном Ленинграде: Воспоминания участников героической обороны о борьбе с голодом и создании в условиях блокады продовольственных ресурсов. Л., 1982.

В те суровые годы: О женщинах — героинях партизанской борьбы и подполья на территории Ленинградской области в пору Великой Отечественной войны. Л., 1976.

В тылу врага: Борьба партизан и подпольщиков на оккупированной территории Ленинградской области. 1941: Сборник документов. Л., 1979; То же. 1942. Л., 1981; То же. 1943. Л., 1983; То же. 1944. Л., 1989.

Важенцев И. А. Во главе героического коллектива: (Партийная организация Кировского завода в годы Великой Отечественной войны). Л., 1959.

Василевский А. М. Дело всей жизни. М., 1988. Кн. 1–2.

Васильев А. В. Борьба за Ленинград в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. М., 1959.

Великая Отечественная война Советского Союза. 1941–1945: Краткая история. М., 1984.

Великая Отечественная война 1941–1945: Энциклопедия. М., 1985.

Великая победа советских войск под Ленинградом. Л., 1945.

Вересов А. Орешек: Документальная повесть о защитниках Шлиссельбургской крепости. Л., 1961.

Верт А. Россия в войне 1941–1945. М., 1967.

Ветеран. Л., 1977; Л., 1980. Вып. 2.

Винницкий Л. Г. Бойцы особого фронта. Л., 1980.

Виноградов И. В. Ясски: Очерк о партизанской борьбе. Псков, 1948.

Виноградов И. В. Партизанская война на Псковщине (1941–1944 гг.). Псков, 1950.

Виноградов И. В. На берегах Шелони: (Очерк о Ленинградском партизанском крае). М., 1963.

Виноградов И. В. Дорога через фронт. М., 1976.

Воздушный мост над Ладогой: Сборник очерков и воспоминаний. Л., 1984.

Вознесенский Н. А. Военная экономика СССР в период Великой Отечественной войны. М., 1948.

Возрождение: Воспоминания, очерки и документы о восстановлении Ленинграда. Л., 1977.

Волович К. Н. Жар далеких костров: Записки командира партизанского полка. Л., 1974.

Воронов Н. Н. На службе военной. М., 1963.

Воскресенский М. Герман ведет бригаду: Воспоминания партизана. Л., 1965. Воюет Балтика. Л., 1964.

Вторая мировая война: взгляд через 50 лет. СПб., 1997.

Вторая ударная армия в битве за Ленинград: Воспоминания, документы. Л., 1983. Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3. В 2-х кн. М., 1971.

Гангут. 1941: Сборник воспоминаний о героической обороне полуострова Ханко в первые дни и месяцы войны. Л., 1944.

Ганкевич В. М. Конец группы «Норд»*. Л., 1965.

Гвардии «Катюша». Л., 1978.

Героическая молодежь Ленинграда на страже города революции. М., 1942. Героический Ленинград. 1917–1942. Л., 1943.

Гладких П. Ф. Здравоохранение блокированного Ленинграда (1941–1943 гг.). Л., 1980.

Говоров Л. А. В боях за город Ленина: Статьи 1941–1945 гг. Л., 1945.

Гордон М. И. Невский, 2: Записки редактора фронтовой газеты. Л., 1976. Города-герои. Л., 1943.

Города-герои Великой Отечественной войны. М., 1943.

Горят костры партизанские: Воспоминания партизан — участников битвы за Ленинград. Л., 1966.

Грачев Л. П. Дорога от Волхова. Л., 1983.

Грачев Ф. Ф. Записки военного врача. Л., 1970.

Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., 1993.

Дашичев В. И. Банкротство стратегии германского фашизма. М., 1973. Т. 1–2. Дворянский Е. М., Ярошенко А. В огненном кольце. Таллин, 1977.

900 героических дней: Сборник документов и материалов о героической борьбе трудящихся в 1941–1944 гг. М.; Л., 1966.

Девятьсот дней: Литературно-художественный и документальный сборник, посвященный героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Л., 1962.

Дементьев В. М. Молодежь на защите Ленинграда. Л., 1961.

Дети города-героя. Л., 1974.

Дзенискевич А. Р. Военная пятилетка рабочих Ленинграда. 1941–1945. Л., 1972. Дзенискевич А. Р. Заводы на линии фронта. М., 1978.

Дмитриев В. И. Салют Ленинграда. М., 1959.

Дмитриев И. Д. Записки товарища Д. Л., 1969.

До последней минуты: Ленинградским писателям, павшим на фронтах Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. и в дни блокады. Л., 1983.

Дудин М. А., Соловьев В. Б. Ради твоей жизни. Л., 1967.

Духанов М. В сердце и памяти. М.; Л., 1965.

Дьяченко Ф. Т. Нейтральная полоса. Л., 1974.

Егоров П. Я. Маршал Мерецков. М., 1974.

Егоров Ф. И. В обороне и наступлении. 1941–1945. Петрозаводск, 1965.

Ежов В. А. Рабочие Ленинграда в борьбе за восстановление города (1944 1945 гг.). Л., 1961.

Ежов В. А., Мавродин В. В. Ленинградский университет в годы Великой Отечественной войны. Л., 1975.

Ежов М. В. Роль органов местного самоуправления в годы Отечественной войны. (Из опыта общественно-политической деятельности Ленсовета 1941–1945 гг.). СПб., 1992.

Ежов М. В. Местное самоуправление Ленинграда в годы Великой Отечественной войны: опыт, проблемы, уроки. СПб., 1993.

Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде: Историко-медицинский аспект. СПб., 2001.

Жданов Н. Н. Огневой щит Ленинграда. М., 1965.

Жданова Т. А. Крепость на Неве: Оборона Ленинграда в Великой Отечественной войне. М., 1960.

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М., 1995. Т. 1–3.

Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945: Сборник документов и материалов. М., 1977.

Зильберштейн Ф. Б., Кончаев Б. И., Солосин Г. И. Пожарная охрана Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Л., 1971.

Зотов В. Н., Орлов М. М. Солдаты Пулкова. Л., 1978.

Зубаков В. Е. Ленинград — город-герой. М., 1981.

Иванов В. А. Миссия ордена. СПб., 1997.

Ингинен А. А. «Буран» действует: (Рассказ о волосовских партизанах). Л., 1976.

Инженерные войска города-фронта. Л., 1979.

Иноземцев И. Г. Под крылом — Ленинград: Боевой путь ВВС Ленинградского военного округа, Ленинградского фронта и 13-й воздушной армии в годы Великой Отечественной войны. М., 1978.

Исаков И. И. Гроза над Оредежем. Л., 1975.

История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945. М., 1960–1965. Т. 1–6.

История второй мировой войны. 1939–1945. М., 1973–1982. Т. 1—12.

История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1970. Т. 5, кн. первая.

История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1988.

История рабочих Ленинграда. Т. 2. 1917–1965. Л., 1972.

Июнь 1941—май 1945: О подвиге Ленинграда строками хроники. Л., 1989.

Кабанов С. И. На дальних подступах. М., 1971.

Камалов X. X. Морская пехота в боях за Родину. М., 1983.

Караваев С. П. Волховская партизанская. М., 1964.

Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады. 1941–1943. М., 1959.

Каргин Д. И. Великое и трагическое. Ленинград 1941–1942. СПб., 2000.

Карицкий К. Д. Ленинградские партизаны. Л., 1962.

Киманов П. М. За холмами — Пушкинские горы. Л., 1975.

Кислинский В. С. Нет ничего дороже: Документальный очерк. Л., 1983.

Кислицын Н. Ленинград не сдается. М., 1991.

Ковальчук В. М. Ленинград и Большая земля: История Ладожской коммуникации блокированного Ленинграда в 1941–1943 гг. Л., 1975.

Ковальчук В. М. Дорога победы осажденного Ленинграда: Железнодорожная магистраль Шлиссельбург — Поляны в 1943 г. Л., 1984.

Ковальчук В. М. Магистрали мужества: Коммуникации блокированного Ленинграда. 1941–1943. СПб., 2001.

Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Балтийский флот в героической обороне Ленинграда. М., 1983.

Кольцов А. В. Ученые Ленинграда в годы блокады (1941–1943). М.; Л., 1962.

Комаров Н. Я., Куманев Г. А. Блокада Ленинграда: 900 героических дней. 1941–1944. М., 2004.

Комлев В. П. «Блокада. Я в полку пожарном…». Л., 1983.

Коммунистическая партия в период Великой Отечественной войны (июнь 1941–1945 год): Документы и материалы. М., 1970.

Комсомол города Ленина. Л., 1943.

Корабелы в боях за город Ленина: Очерки о добровольцах-ополченцах судостроительных заводов. Л., 1971.

Короткевич А. А музы не молчали…: Рассказывает актер. Л., 1965.

Котов С. Детские дома блокадного Ленинграда. СПб., 2002.

Краснознаменный Балтийский флот в битве за Ленинград. 1941–1944 гг. М., 1973.

Краснознаменный Балтийский флот в Великой Отечественной войне. 1941–1945: Статьи и очерки. М., 1981.

Краснознаменный Северо-Западный пограничный округ: Очерки по истории округа. Л., 1973.

Кринов Ю. С. Лужский рубеж. Год 1941-й: Рассказ о том, как в июле — августе сорок первого года на дальних подступах к Ленинграду были остановлены фашистские полчища. Л., 1983.

Крутиков И. В прифронтовых лесах: Записки партизана. Л., 1965.

Крюков А. Н. Музыка в кольце блокады: Очерки. М., 1973.

Крюков А. Н. Музыка в городе-фронте. Л., 1975.

Крюковских А. П. Во имя победы: Идеологическая работа Ленинградской партийной организации в годы Великой Отечественной войны. Л., 1988.

Кузнецов Н. Г. На флотах боевая тревога. М., 1971.

Кузнецов Н. Г. Курсом к победе. М., 1975.

Кулагин Г. А. Дневник и память: О пережитом в годы блокады. Л., 1978.

Ладога родная: Воспоминания ветеранов Краснознаменной Ладожской флотилии. Л., 1969.

Ладожская военная флотилия в битве за Ленинград. Л., 1980.

Легендами овеянная: Морская пехота в боях за Ленинград. Л., 1975.

Ленинград в борьбе месяц за месяцем 1941–1944. СПб, 1994.

Ленинград в Великой Отечественной войне Советского Союза: Сборник документов и материалов. Л., 1944. Т. 1; Л., 1947. Т. 2.

Ленинград в осаде: Сборник документов о героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны 1941–1944. СПб., 1995.

Ленинград выстоял и победил. М., 2004.

Ленинград дважды орденоносный. Л., 1945.

Ленинградская битва. 1941–1944: Сборник статей. СПб., 1995.

Ленинградская эпопея: Организация обороны и население города. СПб., 1995.

Ленинградцы в годы блокады. Л., 1947.

Листки блокадного календаря. Л., 1988.

Листовки партизанской войны в Ленинградской области. 1941–1944. Л., 1945.

Литературный Ленинград в дни блокады. Л., 1973.

Лихачев Д. С. Воспоминания. СПб., 1995.

Ломагин Н. А. В тисках голода: Блокада Ленинграда в документах германских спецслужб и НКВД. СПб., 2000.

Ломагин Н. А. Неизвестная блокада: Документы и приложения. СПб., 2004. Кн. 1–2.

Луговцов Н. Сражающаяся муза: Подвиг Ленинграда в творчестве советских поэтов. 1941–1945. Л., 1973.

Лукницкий П. Н. Сквозь всю блокаду. Л., 1978.

Манаков Н. А. В кольце блокады: Хозяйство и быт осажденного Ленинграда Л. 1961.

Марго В. И. Пылающий лес. Л., 1979.

Масолов Н. В. Кремень высекает огонь. М., 1970.

Масолов Н. В. Ленинград в сердце моем: (Об А. В. Германе). М., 1981.

Мерецков К. А. На службе народу: Страницы воспоминаний. М., 1988.

Мильченко Н. П. Залпы над Невой. М., 1983.

Михайловский Н. Штормовая пора. М., 1978.

Михельсон В. И., Ялыгин М. И. Воздушный мост. М., 1982.

Музыка в дни блокады: Хроника / Автор-составитель А. Н. Крюков. СПб., 2002.

Музыка продолжала звучать: Ленинград. 1941–1944. Л., 1969.

Мушников А. Н. Балтийцы в боях за Ленинград. М., 1955.

Мы из Кронштадта: Сборник воспоминаний и очерков о Кронштадте в годы Великой Отечественной войны. Л., 1975.

На берегах Волхова. Л., 1967.

На боевой вахте: Водники Северо-Запада в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.: Сборник воспоминаний и документов. Л., 1972.

На Волховском фронте: Воспоминания ветеранов. Л., 1978.

На Волховском фронте. 1941–1944. М., 1982.

На Дороге жизни. Л., 1970.

На Дороге жизни: Воспоминания о фронтовой Ладоге. М., 1980.

На защите Невской твердыни: Ленинградская партийная организация в годы Великой Отечественной войны. Л., 1965.

На фронтовой магистрали: Из опыта работы ленинградских железнодорожников в дни Великой Отечественной войны. Л., 1945.

Не сломленные бурей: партизаны и бойцы невидимого фронта в битве за Ленинград: Сборник воспоминаний. М., 1975.

Невский пятачок: Воспоминания участников боев под Невской Дубровкой в 1941–1943 гг. Л., 1977.

Нейгольдберг В. Я. Речной транспорт СССР в годы Великой Отечественной войны. М., 1965.

Непобедимый Орешек: Воспоминания защитников крепости Орешек (1941–1943). Л., 1973.

Непокоренная земля Псковская: Документы и материалы. Л., 1976.

Непокоренный Ленинград: Краткий очерк истории города в период Великой Отечественной войны. Л., 1985.

Новиков А. А. В небе Ленинграда: Записки командующего авиацией. М., 1970.

Нюрнбергский процесс: Сборник материалов. М., 1954. Т. 2.

Оборона Ленинграда. 1941–1944: Воспоминания и дневники участников. Л., 1968.

Одинцов Г. Ф. Повелители огня. Л., 1980.

Окороков А. Д. Слово, ведущее в бой. М., 1980.

Октябрьская фронтовая: Воспоминания железнодорожников о работе Октябрьской магистрали в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Л., 1970.

Олейников Г. А. Героические страницы битвы за Ленинград. СПб., 2000.

Операция «Искра»: Воспоминания, очерки, стихи, отрывки из дневников, документы, посвященные прорыву блокады Ленинграда. Л., 1973.

Ополченцы: Рассказывают участники обороны Ленинграда. Л., 1975.

Ораниенбаумский плацдарм: Воспоминания участников обороны Ораниенбаумски го плацдарма. 1941–1944 гг. Л., 1971.

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. Период Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945 гг. Л., 1967.

Очерки истории Ленинградской организации ВЛКСМ. Л., 1969.

Очерки истории Ленинградской организации КПСС. Т. 2. 1918–1945. Л., 1980.

Павлов Д. В. Ленинград в блокаде. М., 1985.

Пантелеев Ю. А. Морской фронт. М., 1965.

Пароль — «Победа!»: Воспоминания участников битвы за Ленинград. Л., 1969.

Партизанскими тропами Приильменья. Л., 1981.

Петров Ю. П. Партизанское движение в Ленинградской области. 1941–1944. Л., 1973.

Пилюшин И. И. У стен Ленинграда: Записки снайпера. Л., 1974.

Пиотровский Б. Б. Страницы моей жизни. СПб., 1995.

Пламя над Невой: Коллективная документальная повесть. Л., 1964.

По сигналу воздушной тревоги. Л., 1974.

Погребов Ю. С. Забвению не подлежит: Документальная повесть. Л., 1980.

Подвиг века: Художники, скульпторы, архитекторы, искусствоведы в годы Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда: Воспоминания. Дневники. Письма, Очерки. Литературные записи. Л., 1969.

Подвиг Ленинграда: Документально-художественный сборник. М., 1960.

Ползикова-Рубец К. В. Они учились в Ленинграде. Л., 1964.

Польман X. Волхов. 900 дней боев за Ленинград. 1941–1944. М., 2000.

Помпеев Ю. По тревоге… (О Ленинградском комсомольском противопожарном полке). Л., 1985.

Пономаренко П. К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков. 1941–1944. М., 1982.

Правда и вымыслы о войне. СПб.; Пушкин, 1997.

Пресняков А. В. Над волнами Балтики. Л., 1983.

Прохоров Н. А. В суровый час: Записки ополченца. Л., 1981.

Псковщина партизанская: Воспоминания участников партизанского движения. Л., 1979.

Рабочие Ленинграда: Краткий исторический очерк. 1703–1975. Л., 1975.

Рахмат Адхам. В дни блокады. Ташкент, 1983.

Реквием памяти эвакуированных ленинградцев, захороненных в Вологодской области в годы Великой Отечественной войны. Ч. 1. А — К. Вологда, 1990; Ч. 2. Л — Я. Вологда, 1991.

Рубашкин А. И. Голос Ленинграда: Ленинградское радио в дни блокады. Л., 1980.

Русаков 3. Г. Нашим морем была Ладога: Моряки Ладожской военной флотилии в битве за Ленинград. Л., 1980.

Самойлов Ф. Через огонь и мглу блокады. Л., 1979.

Самухин В. П. Волховские партизаны: Рассказ о борьбе ленинградских партизан в полосе Волховского фронта. Л., 1969.

Самухин В. П„Шувалов И. Н. В дни суровых испытаний. Л., 1965.

Санкт-Петербург: 300 лет истории. Л., 2003.

Светлов Г. Г… Школьников К. Е. В квадрате 28–31. Л., 1971.

Свиридов В. П„Якутович В. П., Василенко В. С. Битва за Ленинград. 1941–1944. Л., 1962.

Селиванов В. Н. Стояли как солдаты: Блокада. Дети Ленинграда. СПб., 2002.

Сирота Ф. И. Ленинград — город-герой. Л., 1960.

Скилягин А… Лесов В., Пименов Ю. Савченко И. Дела и люди ленинградской милиции: Очерки истории. Л., 1967.

Скрябин М. Е., Кончаев Б. И. Огонь в кольце: (Пожарные подразделения и формирования МПВО Ленинграда в период блокады города во время Великой Отечественной войны). Л., 1989.

Г минная победа под Ленинградом: Воспоминания, статьи и документы, посвященные разгрому немецко-фашистских войск под Ленинградом. Л., 1976.

Смирнов И. К. Матросы защищают Родину. М., 1968.

Смирнов //. К. Заметки члена Военного совета. М., 1973.

Смольников А. В. Врач на войне. Л., 1972.

Соболев Г. Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. М.; Л., 1966.

Советская военная энциклопедия. М., 1976–1980. Т. 1–8.

Советская военная энциклопедия. М., 1990. Т. 1.

Советский речной транспорт в Великой Отечественной войне. М., 1981.

Советский Союз в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. М., 1976.

Соколов А. Эвакуация из Ленинграда: Неизвестные факты. Эвакуация на примере 2-й Ленинградской спецшколы Военно-воздушных сил в феврале — марте 1942 г. Л.; СПб., 1990–2000.

Солдатов В. А. Матросовы в битве за Ленинград. Л., 1966.

Соловьев П. Ф. Солдаты Родины любимой. Фрунзе, 1974.

Солсбери Г. 900 дней: Блокада Ленинграда. М., 1994.

Сражались, работали, учились: Вузы Ленинграда в годы войны и блокады. СПб., 1994.

Страна Ленинграду. 1941–1945: Сборник документов. СПб.; Кишинев, 2002.

Суворов Н. М. Сирены зовут на посты: Страницы блокадного дневника. Л., 1980.

Тихвин, год 1941-й: Воспоминания участников боев на тихвинском и волховском направлениях в октябре — декабре 1941 г. Л., 1974.

Тихомирова М. Памятники, люди, события: Из записок музейного работника. Л., 1970.

Трибуц В. Ф. Балтийцы наступают. Калининград, 1968.

Трибуц В. Ф. Балтийцы вступают в бой. Калининград, 1972.

Трибуц В. Ф. Балтийцы сражаются. Калининград, 1975.

Федюнинский И. И. Поднятые по тревоге. М., 1961.

Фролов М. Репортер у микрофона. Л., 1966.

Фролов М. И. Артиллеристы в боях за город Ленина. 1941–1944: Исторический очерк. Л., 1978.

Фролов М. И. Салют и реквием: Героизм и трагедия ленинградцев. 1941–1944 гг. СПб., 2003.

Храбрейшие из храбрых: Очерки о ленинградских партизанах Героях Советского Союза. Л., 1964.

Хренов А. Ф. Мосты к победе. М., 1982.

Худякова Н. Д. Вся страна с Ленинградом (1941–1943 гг.): КПСС — организатор всенародной помощи Ленинграду в дни блокады. Л., 1960.

Цыбульский И. И. Солдаты Ладоги: Документы, свидетельства, воспоминания. М., 1977.

Чероков В. С. Для тебя, Ленинград. М., 1978.

Чивилев М. Г., Ефимов А. С., Матросов П. А., Синельников И. Ф. Магистрали бесстрашных: (Очерк боевого пути железнодорожных войск и службы военных сообщений Ленинградского фронта). Л., 1971.

Шевердалкин П. Р. Героическая борьба ленинградских партизан. Л., 1959.

Штеменко С. М. Генеральный штаб в годы войны. М., 1981. Кн. 1.

Шувалов Н. Мы становимся солдатами: Из записок ополченца. Л., 1973.

Шумилов Н. Д. В дни блокады. Л., 1978.

Эдлинский С. Ф. Балтийский транспортный флот в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.: Исторический очерк. М., 1957.

Ярхунов В. М. Через Неву: (67-я армия в боях по прорыву блокады Ленинграда). М., 1960.

Список сокращений

АИО ГШ ВМФ — Архив исторического отдела Главного штаба Военно-морского флота.

АН — Академия наук.

АОЖД — Архив Октябрьской железной дороги.

ВВС — Военно-воздушные силы.

ВМС — Военно-морские силы.

ВМФ — Военно-морской флот.

ГВФ — гражданский воздушный флот.

ГИПХ — Государственный институт прикладной химии.

ГКО — Государственный Комитет обороны.

ДПР — Детский приемник-распределитель.

ИМЛ — Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

КБФ — Краснознаменный Балтийский флот кп — командный пункт.

ЛВФ — Ладожская военная флотилия мд — моторизованная дивизия.

МПВО — Местная противовоздушная оборона.

ОКВ — Верховное главнокомандование фашистской Германии.

ОКХ — Главное командование сухопутных войск фашистской Гер мании.

Отделение ЦВМА — Отделение Центрального военно-морского архива.

ПВО — противовоздушная оборона.

ПОГ — Приморская оперативная группа.

ППД — пистолет-пулемет Дегтярева.

ПТО — противотанковая оборона сд — стрелковая дивизия.

СЗРП — Северо-Западное речное пароходство.

СНК — Совет Народных Комиссаров тд — танковая дивизия тк — танковый корпус.

ЦАМО РФ — Центральный архив Министерства обороны Российской Фе дерации.

ЦГА ИПД СПб. — Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга.

ЦГА СПб. — Центральный государственный архив Санкт-Петербурга.

ФРГ — Федеративная республика Германии.

ЭПРОН — экспедиция подводных работ особого назначения

Примечания

1

Gorlitz W. Paulus: Ich stehe hier auf Berehl. Frankfurt am Main, 1960. S. 132, 135.

(обратно)

2

Совершенно секретно! Только для командования! М., 1967. С. 261.

(обратно)

3

Барбашин И. П., Кузнецов А. И., Морозов В. П„Харитонов А. Д., Яковлев Б. Н. Битва за Ленинград. 1941–1944. М., 1964. С. 19.

(обратно)

4

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления: В 3 т. 12-е изд. М., 1995. Т. 2. С. 166, 167.

(обратно)

5

Василевский А. М. Дело всей жизни. 6-е изд. М., 1988. Кн. 1. С. 198.

(обратно)

6

Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941–1945. М., 1961. С. 211.

(обратно)

7

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 220. Л. 170–172, 197.

(обратно)

8

Там же. Л. 168–190.

(обратно)

9

Советские военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941–1945. М., 1968. С. 43.

(обратно)

10

Манштейн Э. Утерянные победы. М., 1957. С. 180, 181.

(обратно)

11

Совершенно секретно!.. С. 263.

(обратно)

12

Там же. С. 260, 261.

(обратно)

13

История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1988. С. 186.

(обратно)

14

ЦАМО РФ. Ф. 48-А. Оп. 1554. Д. 9. Л. 165.

(обратно)

15

Там же. Л. 77.

(обратно)

16

Оборона Ленинграда. 1941–1944: Воспоминания и дневники участников. Л., 1968. С. 44.

(обратно)

17

Очерки истории Ленинграда. Л., 1967. Т. 5. С. 75–77, 79.

(обратно)

18

Ленинград в осаде: Сборник документов о героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. СПб., 1995. С. 106.

(обратно)

19

ЦАМО РФ. Ф. 217. Он. 1221. Д. 220. Л. 185, 186.

(обратно)

20

В годы суровых испытаний: Ленинградская партийная организация в Великой Отечественной войне. Л., 1985. С. 113; 900 героических дней: Сборник документов и материалов о героической борьбе трудящихся Ленинграда в 1941–1944 гг. М.; Л., 1966. С. 135.

(обратно)

21

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 50.

(обратно)

22

900 героических дней. С. 51.

(обратно)

23

Очерки истории Ленинградской организации КПСС. Ч. 2. Ноябрь 1917–1945. Л., 1968. С. 581.

(обратно)

24

Ковальчук В. М., Соболев Г. Л. «Ленинградский реквием* (о жертвах населения в Ленинграде в годы войны и блокады) // Вопросы истории. 1965. № 12. С. 194; ЦГА ИПД СПб. Ф. 25. Оп. 12. Д. 18. Л. 17; Колесник А. Д. Народное ополчение го- родов-героев. М., 1974. С. 43.

(обратно)

25

ЦГА ИПД СПб. Ф. 25. Оп. 13а. Д. 102. Л. 86, 87.

(обратно)

26

Там же. Л. 86; ЦГА СПб. Ф. 2076. Оп. 4. Д. 65. Л. 7.

(обратно)

27

В годы суровых испытаний… С. 193.

(обратно)

28

Ленинград в осаде. С. 63.

(обратно)

29

ЦГА СПб. Ф. 7384. Он. 18. Д. 1421. Л. 291, 293, 296–309.

(обратно)

30

900 героических дней. С. 34, 35.

(обратно)

31

Ленинград в осаде. С. 57, 58.

(обратно)

32

В огненном кольце: Воспоминания участников обороны города Ленинграда и разгрома немецко-фашистских захватчиков под Ленинградом. М., 1963. С. 54.

(обратно)

33

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 67, 69.

(обратно)

34

900 героических дней. С. 43–46.

(обратно)

35

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 19, 95.

(обратно)

36

Там же. С. 93.

(обратно)

37

Соболев Г. Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. М.; Л., 1966. С. 29; 900 героических дней. С. 46, 47; Санкт-Петербургские ведомости. 2001. 13 октября.

(обратно)

38

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 70, 71.

(обратно)

39

Учен. зап. Института истории партии Ленинградского обкома КПСС. Л., 1970. Т. 1. С. 370; 900 героических дней. С. 39, 40.

(обратно)

40

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 17. Д. 665. Л. 83, 99, 100.

(обратно)

41

Там же. Д. 15. Л. 99.

(обратно)

42

Августынюк А. В огненном кольце. Л., 1948. С. 36.

(обратно)

43

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 17. Д. 664. Л. 4.

(обратно)

44

Там же. Оп. 36. Д. 44. Л. 181–185, 187, 188.

(обратно)

45

Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады. 1941–1943. М., 1959. С. 91.

(обратно)

46

Ленинград в осаде. С. 301.

(обратно)

47

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 330. Д. 24. Л. 52–55.

(обратно)

48

Там же.

(обратно)

49

Там же. Оп. 330. Д. 11 Л. 48–51.

(обратно)

50

На защите Невской твердыни: Ленинградская партийная организация в годы Великой Отечественной войны. Л., 1965. С. 119–121.

(обратно)

51

Совершенно секретно!.. С. 269.

(обратно)

52

Там же. С. 304.

(обратно)

53

Барбашин И. П. и др. Битва за Ленинград. 1941–1944. С. 47.

(обратно)

54

Совершенно секретно!.. С. 304.

(обратно)

55

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 220. Л. 150–152.

(обратно)

56

Парламентская газета. 2003. 11 июля.

(обратно)

57

История ордена Ленина Ленинградского военного округа. С. 186.

(обратно)

58

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 220. Л. 258–261.

(обратно)

59

Там же. Л. 278–280.

(обратно)

60

Комсомольская правда. 1972. 9 мая; Танкисты в сражениях за Ленинград: Воспоминания. Очерки. Документы. Л., 1967. С. 62–68.

(обратно)

61

34-я армия 6 августа была передана Северо-Западному фронту из Резервного фронта.

(обратно)

62

Lohse Geschichte des Rheinische-Westfalischen 126. infanterie Division 1940–1945. Bad Noucheim, 1957. S. 30.

(обратно)

63

Совершенно секретно!.. С. 274, 275.

(обратно)

64

Главнокомандующим Северо-Западным направлением и командующим Ленинградским фронтом был назначен К. Е. Ворошилов, начальником штаба — М. М. Попов (ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1227. Д. 25. Л. 269).

(обратно)

65

Известия ЦК КПСС. 1990. № 9. С. 209.

(обратно)

66

Барбашин И. П. и др. Битва за Ленинград. 1941–1944. С. 63; Советская военная энциклопедия. М., 1978. Т. 6. С. 654, 655; М., 1979. Т. 7. С. 448.

(обратно)

67

ЦАМО РФ. Ф. 132-А. Он. 2642. Д. 30. Л. 22, 23; Ф. 48-А. Оп. 1554. Д. 90. Л. 155–157.

(обратно)

68

На Ленинградском фронте в это время имелось 240 танков, в том числе 12 КВ (ЦАМО РФ. Ф. 249. Оп. 544. Д. 112. Л. 93–96).

(обратно)

69

Известия ЦК КПСС. 1990. № 9. С. 213.

(обратно)

70

В литературе приводятся разные даты падения Мги. Первый раз немецкие войска заняли Мгу 30 августа 1941 г. Но 1 сентября 1-я дивизия НКВД совместно с отдельной горнострелковой бригадой после упорного боя выбила немцев из Мги. Однако утром 2 сентября 1941 г. противник снова овладел Мгой (ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 220. Л. 354–356, 359–361).

(обратно)

71

Правда, факт блокады Ленинграда не сразу стал достоянием советских людей. Даже 12 сентября на очередной пресс-конференции для иностранных журналистов С. А. Лозовский заявил, что «утверждение немцев, что им удалось перерезать все железные дороги, связывающие Ленинград с Советским Союзом, является обычным для немецкого командования преувеличением» (Ленинградская правда. 1941. 13 сентября).

(обратно)

72

Гальдер Ф. Военный дневник. М., 1971. Т. 3, кн. 1. С. 328; Совершенно секретно!.. С. 328.

(обратно)

73

Пропагандист. 1944. № 19–20. С. 31; Государственный музей истории С.-Петербурга, экспозиция.

(обратно)

74

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 155; Ленинград в осаде. С. 113, 114; Известия. 1997. 19 июня; 2003. 8 мая.

(обратно)

75

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 34419. Д. 1. Л. 19–22.

(обратно)

76

Там же. Ф. 132. Оп. 2642. Д. 30. Л. 35; Ф. 217. Оп. 1221. Д. 220. Л. 378. Г. К. Жуков в своих воспоминаниях пишет, что он, руководствуясь личной запиской Сталина, без объявления официального приказа, вступил в командование Ленинградским фронтом к исходу 10 сентября. Но на самом деле Г. К. Жуков и М. С. Хозин прибыли в Ленинград 12 сентября (Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. М.; СПб., 2004. С. 37).

(обратно)

77

Военно-исторический журнал. 1987. № 9. С. 30; Павлов Д. В. Ленинград в блокаде. М., 1985. С. 87.

(обратно)

78

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 2. С. 171.

(обратно)

79

Там же. С. 186.

(обратно)

80

Военно-исторический журнал. 1988. № 11. С. 95.

(обратно)

81

Иванов В. А. Миссия ордена: Механизм массовых репрессий в Советской России в конце 20—40-х гг. (На материалах Северо-Запада РСФСР). СПб., 1997. С. 246.

(обратно)

82

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 2. С. 186.

(обратно)

83

Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941–1945. С. 215; Камалов X. X. Морская пехота в боях за Родину. (1941–1945). М., 1983. С. 48.

(обратно)

84

Советские военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941–1945. С. 48, 49.

(обратно)

85

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 2. С. 189, 190.

(обратно)

86

Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3, кн. 1. С. 371.

(обратно)

87

Гудериан Г. Воспоминания солдата. М., 1954. С. 215.

(обратно)

88

Труд. 1971. 1 октября.

(обратно)

89

Штеменко С. М. Генеральный штаб в годы войны. М., 1981. Кн. 1. С. 39.

(обратно)

90

В тылу врага: Борьба партизан и подпольщиков на оккупированной территории Ленинградской области. 1941 г.: Сб. документов. Л., 1979. С. 70–77.

(обратно)

91

Петров Ю. П. Партизанское движение в Ленинградской области 1941–1944. Л., 1973. С. 107.

(обратно)

92

Виноградов И. В. На берегах Шелони: Очерк о Ленинградском партизанском крае. М., 1963. С. 157, 158.

(обратно)

93

Советская военная энциклопедия. Т. 7. С. 644.

(обратно)

94

ЦАМО РФ. Ф. 132. Оп. 2642. Д. 23. Л. 15.

(обратно)

95

АИО ГШ ВМФ. Ф. ШТ. Д. 81. Л. 4.

(обратно)

96

Трибуц В. Ф. Балтийцы вступают в бой. Калининград, 1972. С. 125, 126.

(обратно)

97

Кузнецов Н. Г. На флотах боевая тревога. М., 1971. С. 53; Советская военная энциклопедия. Т. 7. С. 645.

(обратно)

98

Историки приводят разные цифры потерь Балтийского флота на переходе. Здесь эти цифры приводятся по «Боевой летописи Военно-морского флота. 1941 — 1942» (М., 1983. С. 112), подготовленной научно-исследовательской группой при Главном штабе ВМФ на основе главным образом документов различных архивов.

(обратно)

99

Трибуц В. Ф. Балтийцы вступают в бой. С. 142.

(обратно)

100

Там же. С. 144.

(обратно)

101

Кузнецов Н. Г. На флотах боевая тревога. С. 37–39; Совершенно секретно!.. С. 274.

(обратно)

102

Советская военная энциклопедия. М., 1978. Т. 5. С. 386.

(обратно)

103

Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. С. 241, 242.

(обратно)

104

Роковые решения. М., 1958. С. 87.

(обратно)

105

W. Shales de Beaulieu. Der Vorstos der Panzergruppe 4 auf Leningrad. 1941. Ne- gargemund, 1961. S. 50, 72, 73.

(обратно)

106

Pohlman H. Wolcow, 900 Tage Kampf urn Leningrad. Bad Nauheim, 1962. S. 22.

(обратно)

107

Военно-исторический журнал. 1993. № 11. С. 81.

(обратно)

108

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 2. С. 192.

(обратно)

109

Типпельскирх Курт. История второй мировой войны. М., 1956. С. 197.

(обратно)

110

7 Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., 1993. С. 167, 168.

(обратно)

111

Новиков А. А. В небе Ленинграда: Записки командующего авиацией. М., 1970. С. 130.

(обратно)

112

ЦАМО РФ. Ф. 132. Оп. 2642. Д. 233. Л. 286.

(обратно)

113

Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3, кн. 1. С. 101.

(обратно)

114

Blockade. Leningrad. 1941–1944. Hamburg, 1992. S. 38, 39.

(обратно)

115

Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны. М., 1960. Вып. 18. С. 244, 245.

(обратно)

116

ИМЛ при ЦК КПСС. Документы и материалы отдела истории Великой Отечественной войны, инв. № 5332.

(обратно)

117

Карель Пауль. Восточный фронт. Кн. 1. Гитлер идет на восток. 1941–1943. М., 2003. С. 230.

(обратно)

118

Павлов Д. В. Ленинград в блокаде. С. 45, 46.

(обратно)

119

Generalfeldmarschall Wilhelm Ritter von Leeb. Tagebuchaufzeichnungen und Lagebeurteilungen aus zwei Weltkriegen / Aus dem Nachlass herausgegeben und mit einem Lebensabriss versehen von Georg Meyer. 1976. S. 358.

(обратно)

120

Blockade. Leningrad. 1941–1944. S. 40–42.

(обратно)

121

Generalfeldmarschall Wilhelm Ritter von Leeb… S. 374.

(обратно)

122

Blockada. Leningrad. 1941–1944. S. 101.

(обратно)

123

Фест И. Гитлер. Биография. Пермь, 1993. Т. 3. С. 244, 245.

(обратно)

124

Generalfeldmarschall Wilhelm Ritter von Leeb… S. 358.

(обратно)

125

Blockada. Leningrad. 1941–1944. S. 202.

(обратно)

126

Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3, кн. 2. С. 150; Лисочкин И. Б. // Ленинградская правда. 1986. 25 апреля; Сакт-Петербургские ведомости. 2004. 5 марта.

(обратно)

127

Правда. 1989. 30 июня.

(обратно)

128

Фролов М. И. Артиллеристы в боях за город Ленина. 1941–1944. Л., 1978. С. 118.

(обратно)

129

Ленинград в осаде. С. 399–401.

(обратно)

130

Там же. С. 405.

(обратно)

131

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 171.

(обратно)

132

Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады. 1941–1943. М., 1959. С. 146.

(обратно)

133

900 героических дней. С. 139.

(обратно)

134

Иванов В. А. Миссия ордена. С. 268.

(обратно)

135

Но далее М. М. Кольцова пишет, что, когда понемногу стала стихать бомбардировка и обстрел переместился куда-то подальше, грохот стал глуше, на людей обрушились еще более страшные беды, и она приводит пример такой беды. «В мою палату, — пишет М. М. Кольцова, — поступил пятимесячный кроха с тяжелой двусторонней пневмонией, обтянутый кожей скелетик. У мамы, конечно, нет молока (а в больнице лишь соевое молоко, отсчитываемое чуть ли не каплями). Десять дней

(обратно)

136

900 героических дней. С. 144.

(обратно)

137

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 36. Д. 53. Л. 53, 83, 90; Ленинград в осаде. С. 218.

(обратно)

138

Нюрнбергский процесс: Сб. материалов. М., 1954. Т. 1. С. 772.

(обратно)

139

Беляев А. Н. Местная противовоздушная оборона Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Л., 1975. С. 60; По сигналу воздушной тревоги. Л., 1974. С. 27, 316, 317, 571; Ленинград в осаде. С. 595.

(обратно)

140

Акт ленинградской городской комиссии о преднамеренном истреблении немецко-фашистскими варварами мирных жителей Ленинграда и ущербе, нанесенном хозяйству и культурно-историческим памятникам города за период войны и блокады. Л., 1945. С. 27; Ленинград в осаде. С. 563; Санкт-Петербургские ведомости. 2004. 19 октября.

(обратно)

141

900 героических дней. С. 144; Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады… С. 219.

(обратно)

142

Ленинград в осаде. С. 321.

(обратно)

143

Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады… С. 127.

(обратно)

144

Там же.

(обратно)

145

Ленинград в осаде. С. 211.

(обратно)

146

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 18. Д. 1421. Л. 33, 34; Д. 1423. Л. 169; Ф. 36. Д. 52. Л. 180; Ленинград в осаде. С. 217.

(обратно)

147

Известия ЦК КПСС. 1990. № 9. С. 212.

(обратно)

148

Военно-исторический журнал. 1977. № 2. С. 45, 46.

(обратно)

149

900 героических дней. С. 289; Павлов Д. В. Ленинград в блокаде. С. 82.

(обратно)

150

900 героических дней. С. 289.

(обратно)

151

Там же. С. 289, 298; Ленинград в осаде. С. 194.

(обратно)

152

ЦГА СПб. Ф. 2976. Оп. 4. Д. 65. Л. 16.

(обратно)

153

Ленинградская правда. 1983. 18 января.

(обратно)

154

Манаков Н. А. В кольце блокады: Хозяйство и быт осажденного Ленинграда. Л., 1961. С. 104; Соболев Г. Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. М.; Л., 1966. С. 61, 62.

(обратно)

155

Жилинский И. И. Блокадный дневник // Вопросы истории. 1996. № 5–6. С. 16.

(обратно)

156

Там же // Вопросы истории. 1996. № 8. С. 7, 9.

(обратно)

157

Там же. С. 4.

(обратно)

158

Ленинградская эпопея: Организация обороны и население города. СПб., 1995.

С. 231.

(обратно)

159

Жилинский И. И. Блокадный дневник // Вопросы истории. 1996. № 7. С. 8.

(обратно)

160

ЦГА ИПД СПб. Ф. 24. Оп. 2 в. Д. 4819. Л. 110.

(обратно)

161

Жилинский И. И. Блокадный дневник // Вопросы истории. 1996. № 5–6. С. 16.

(обратно)

162

Манаков Н. А. В кольце блокады… С. 119. )

(обратно)

163

ЦГА СПб. Ф. 2076. Оп. 4. Д. 65. Л. 10, 17 об.

(обратно)

164

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 164; Манаков Н. А. В кольце блокады… С. 123; Ленинградский трамвай 1941–1945. СПб., 1995. С. 15.

(обратно)

165

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 13. Д. 131. Л. 3—18.

(обратно)

166

Blockade. Leningrad. 1941–1944. S. 72.

(обратно)

167

Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. СПб., 1994. С. 57.

(обратно)

168

Жилинский И. И. Блокадный дневник // Вопросы истории. 1996. № 5–6. С. 16.

(обратно)

169

Там же. № 8. С. 3.

(обратно)

170

Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. С. 60.

(обратно)

171

Ломагин Н. А. Неизвестная блокада: Документы и приложения. СПб., 2004. Кн. 2. С. 300; ЦГА СПб. Ф. 7384. Он. 36. Д. 68. Л. 32–34.

(обратно)

172

Лихачев Д. С. Воспоминания. СПб., 1995. С. 381, 382.

(обратно)

173

Иванов В. А. Миссия ордена… С. 273, 274; Ломагин Н. А. В тисках голода: Блокада Ленинграда в документах германских спецслужб и НКВД. СПб., 2000. С. 226, 227.

(обратно)

174

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 3. Д. 58. Л. 81.

(обратно)

175

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 507.

(обратно)

176

Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. С. 44.

(обратно)

177

30 Ленинград в осаде. С. 323.

(обратно)

178

Ломагин Н. А. Неизвестная блокада. Кн. 2. С. 281, 300.

(обратно)

179

Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. С. 23.

(обратно)

180

Лихачев Д. С. Воспоминания. С. 332.

(обратно)

181

Жилинский И. И. Блокадный дневник // Вопросы истории. 1996. № 8. С. 3.

(обратно)

182

Смена. 1995. 28 сентября.

(обратно)

183

Ленинград в осаде. С. 248.

(обратно)

184

Каргин Д. И. Великое и трагическое. Ленинград. 1941–1942. СПб., 2000. С. 109, 110.

(обратно)

185

Государственный музей истории С.-Петербурга. Экспозиция.

(обратно)

186

Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде. СПб., 2001. С. 49, 51, 74.

(обратно)

187

Берггольц О. Дневные звезды // Говорит Ленинград. М., 1990. С. 124.

(обратно)

188

Пикер Генри. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск, 1993. С. 174.

(обратно)

189

Война Германии против Советского Союза 1941–1945: Документальная экспозиция. Берлин, 1994. С. 72.

(обратно)

190

Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. С. 28, 29.

(обратно)

191

Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде. С. 156, 157, 164.

(обратно)

192

Алиментарная дистрофия в блокированном Ленинграде. Л., 1947. С. 48.

(обратно)

193

Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде. С. 164, 165.

(обратно)

194

Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. С. 121, 124, 125.

(обратно)

195

Там же. С. 66, 69.

(обратно)

196

Там же. С. 69.

(обратно)

197

Этот вопрос уже рассматривали некоторые российские историки блокады. См.: Фролов М. И. Салют и реквием: Героизм и трагедия ленинградцев. 1941–1944. СПб., 2003.

(обратно)

198

Ленинград в осаде. С. 196, 412, 413; Блокадные дневники и документы. СПб., 2004. С. 51.

(обратно)

199

Болдырев А. Н. Осадная запись. СПб., 1998. С. 29.

(обратно)

200

Ленинград в осаде. С. 324, 325.

(обратно)

201

Там же. С. 332; ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 3. Д. 42. Л. 12.

(обратно)

202

Ленинград в осаде. С. 325, 326, 331, 332, 339.

(обратно)

203

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 3. Д. 42. Л. 20.

(обратно)

204

Там же; Ленинград в осаде. С. 316.

(обратно)

205

Пламя над Невой: Коллективная документальная повесть. Л., 1964. С. 10.

(обратно)

206

Фролов М. И. Артиллеристы в боях за город Ленина. 1941–1944. С. 124, 125.

(обратно)

207

900 героических дней. С. 144.

(обратно)

208

Ленинград в осаде. С. 56.

(обратно)

209

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 36. Д. 63. Л. 7а—7 г, 55, 56; ЦГА ИПД СПб. Ф. 25. Оп. 13а. Д. 102. Л. 89; На защите Невской твердыни. Л., 1985. С. 183.

(обратно)

210

Советские военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941–1945. С. 49.

(обратно)

211

900 героических дней. С. 127.

(обратно)

212

Там же. С. 266; Учен. зап. ЛГУ. 1980. № 289. С. 140.

(обратно)

213

88 ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 36. Д. 54. Л. 57, 104, 106, 218; Д. 55. Л. 21; Д. 71. Л. 26, 32, 39.

(обратно)

214

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 36. Д. 56. Л. 23, 28; Д. 71. Л. 26–32; Д. 75. Л. 1; Оп. 4. Д. 59. Л. 117; Д. 69. Л. 42; Ленинград в осаде. С. 209; Ломагин Н. А. Неизвестная блокада. Кн. 1. С. 151, 179.

(обратно)

215

Аль Даниил. Неколебимо как Россия! СПб., 2003. С. 72.

(обратно)

216

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 36. Д. 56. Л. 103; Д. 67. Л. 87, 88, 110, 111, 117, 198; Д. 71. Л. 35, 36, 103, 193; Манаков Н. А. В кольце блокады… С. 107, 108.

(обратно)

217

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 517.

(обратно)

218

Там же. С. 206.

(обратно)

219

Ленинград в осаде. С. 101, 102.

(обратно)

220

Оборона Ленинграда. 1941–1944. С. 781; Худякова Н. За жизнь ленинградцев. Л., 1953. С. 101.

(обратно)

221

900 героических дней. С. 322.

(обратно)

222

Гладких П. Ф. Здравоохранение блокадного Ленинграда (1941–1944 гг.). Л., 1980. С. 74, 75; Котов С. Детские дома блокадного Ленинграда. СПб., 2002. С. 7, 26, 27.

(обратно)

223

Даев В. Педагоги блокадной поры. СПб., 1998. С. 60–65.

(обратно)

224

900 героических дней. С. 300.

(обратно)

225

Там же.

(обратно)

226

Ленинград в осаде. С. 442, 443; Ломагин Н. А. В тисках голода… С. 180, 181, 194; ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 3. Д. 57. Л. 74.

(обратно)

227

Адамович А., Гранин Д. Блокадная книга. С. 127; Ломагин Н. А. В тисках голода… С. 236.

(обратно)

228

На защите Невской твердыни. С. 304.

(обратно)

229

ЦГА ИПД СПб. Ф. 25. Оп. 13а. Д. 102. Л. 2.

(обратно)

230

Память: Письма о войне и блокаде. Л., 1987. Вып. 2. С. 207.

(обратно)

231

ЦГА ИПД СПб. Ф. 25. Оп. 13а. Д. 102. Л. 6–9.

(обратно)

232

Там же. Л. 10.

(обратно)

233

Ленинград в осаде. С. 152.

(обратно)

234

Вавилов С. И. Советская наука на новом этапе. М., 1946. С. 25.

(обратно)

235

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 565, 566; Ткаченко Б. А. История размагничивания кораблей Советского военно-морского флота. Л., 1981. С. 67–91; Соболев Г. Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. С. 56, 61.

(обратно)

236

Сирота Ф. И. Ленинград — город-герой. С. 124, 126; Ленинград в осаде. С. 66, 67; Ленинградская правда. 1942. 12 ноября.

(обратно)

237

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 564; Соболев Г. Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. С. 88, 89.

(обратно)

238

Пиотровский Б. Б. Страницы моей жизни. СПб., 1995. С. 196.

(обратно)

239

Кольцов А, В. Ученые Ленинграда в годы блокады (1941–1943). М.; Л., 1962. С. 60–62.

(обратно)

240

Соболев Г. Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945. С. 94–96.

(обратно)

241

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 538–541; Верт А. Россия в войне 1941–1945. М., 1967. С. 253.

(обратно)

242

Правда. 1989. 13 ноября.

(обратно)

243

115 Правда. 1942. 29 марта.

(обратно)

244

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 616.

(обратно)

245

Там же. С. 607, 608.

(обратно)

246

Музыка в дни блокады: Хроника. СПб., 2002. С. 81, 87, 105, 126, 173, 223, 245, 253, 275, 497; Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны. М.; Л., 1948. С. 101, 102, 250, 296, 297, 302, 307, 323, 326.

(обратно)

247

Во время тревоги звук метронома имел 150–160 тактов в минуту, а когда передачи не велись, но тревоги не было — 50–60 тактов в минуту (Лисочкин И. Б. // Санкт-Петербургские ведомости. 2004. 26 февраля).

(обратно)

248

Литературная газета. 1973. 14 февраля.

(обратно)

249

Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады… С. 186, 187; Ежов В. А., Мавродин В. В. Ленинградский университет в годы Великой Отечественной войны. Л., 1975. С. 54; Ленинградская эпопея. С. 142, 144, 148.

(обратно)

250

Шкаровский М. В. Петербургская епархия в годы гонений и утрат. 1917–1995. СПб., 1995. С. 274, 275, 278; Вечерний Петербург. 1994. 13 января.

(обратно)

251

Ломагин Н. А. Неизвестная блокада. Кн. 2. С. 241, 251, 253; Ленинградская эпопея. С. 253.

(обратно)

252

Ломагин Н. А. Неизвестная блокада. Кн. 1. С. 239.

(обратно)

253

Криптон К. Осада Ленинграда. Нью-Йорк, 1952. С. 190, 191, 195, 198.

(обратно)

254

Ломагин Н. А. Неизвестная блокада. Кн. 2. С. 197.

(обратно)

255

Петергофский вестник. 2003. 29 мая.

(обратно)

256

Память: Письма о войне и блокаде. Вып. 2. С. 178.

(обратно)

257

Василевский А. М. Дело всей жизни. Кн. 1. С. 182.

(обратно)

258

Военно-исторический журнал. 1977. № 2. С. 50.

(обратно)

259

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 2. С. 181.

(обратно)

260

4 Сирота Ф. И. Ленинград — город-герой. С. 51.

(обратно)

261

Там же.

(обратно)

262

Барбашин И. П. и др. Битва за Ленинград. 1941–1944. С. 145.

(обратно)

263

Краснознаменный Балтийский флот в Великой Отечественной войне советского народа. 1941–1945: В 4 кн. Кн. 3. Ленинград и обеспечение боевой деятельности флота. 1941–1945 гг. М., 1992. С. 36; Пантелеев Ю. А. Морской фронт. М., 1965. С. 250–252.

(обратно)

264

Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. С. 54, 55.

(обратно)

265

Русский архив. 16/5(2). Великая Отечественная война. 5(1). Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. М., 1996. С. 259.

(обратно)

266

Там же. С. 261.

(обратно)

267

Там же. С. 263

(обратно)

268

Там же. С. 277–279.

(обратно)

269

Там же. С. 284.

(обратно)

270

Generalfeldmarschall Wilhelm Ritter von Leeb… S. 388, 389.

(обратно)

271

Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. С. 227.

(обратно)

272

Generalfeldmarschall Wilhelm Ritter von Leeb… S. 396.

(обратно)

273

Мировая война 1939–1945: Сб. статей. М., 1957. С. 141.

(обратно)

274

Гриф секретности снят… С. 172, 224.

(обратно)

275

Цуни, М. В огне четырех войн. М., 1972. С. 47.

(обратно)

276

См.: Олейников Г. А. Героические страницы битвы за Ленинград. СПб., 2000. С. 201–232.

(обратно)

277

Мерецков К. А. На службе народу: Страницы воспоминаний. М., 1988. С. 248, 249.

(обратно)

278

Русский архив. 16/5(2). Великая Отечественная война. (5/2). Ставка ВГК. Документы и материалы. 1942 г. С. 36.

(обратно)

279

Оборона Ленинграда. 1941–1944. Воспоминания и дневники участников. С. 190.

(обратно)

280

ЦАМО РФ. Ф. 96-Ф. Оп. 2011. Д. 26. Л. 22–24.

(обратно)

281

Оборона Ленинграда. 1941–1944. Воспоминания и дневники участников. С. 190.

(обратно)

282

ЦАМО РФ. Ф. 48. Оп. 3408. Д. 140. Л. 109.

(обратно)

283

Барбашин И. П. и др. Битва за Ленинград. 1941–1944. С. 140, 141.

(обратно)

284

ЦАМО РФ. Ф. 204. Оп. 89. Д. 98. Л. 13–16.

(обратно)

285

Там же. Ф. 132-А. Оп. 2642. Д. 32. Л. 15, 16.

(обратно)

286

Там же. Д. 283. Л. 286.

(обратно)

287

Там же. Д. 95. Л. 29–31.

(обратно)

288

ИМЛ при ЦК КПСС. Документы и материалы отдела истории Великой Отечественной войны, инв. № 9484. Л. 368.

(обратно)

289

ЦАМО РФ. Ф. 48. Оп. 3408. Д. 141. Л. 111.

(обратно)

290

Сборник материалов по составу, группировке и перегруппировке войск фашистской Германии и войск бывших ее сателлитов на советско-германском фронте за период 1941–1945 гг. Вып. 2. С. 9, 19, 35.

(обратно)

291

Генерал-лейтенант А. А. Власов 8 марта 1942 г. Ставкой был назначен заместителем командующего Волховским фронтом.

(обратно)

292

ЦАМО РФ. Ф. 204. Оп. 97. Д. 89. Л. 12–14.

(обратно)

293

Вторая ударная армия в битве за Ленинград: Воспоминания, документы. Л., 1983. С. 20.

(обратно)

294

Мерецков К. А. На службе народу. С. 261.

(обратно)

295

Операции советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне 1941–1945. Т. 1. С. 485.

(обратно)

296

Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht (Wehrmachtfuhrungsstoss). Frankfurt am Main, 1963. Bd 2. Erster Halband. S. 500.

(обратно)

297

ЦАМО РФ. Ф. 48. Оп. 3408. Д. 141. Л. 537. 20 апреля 1942 г. Ставка Верхов ного Главнокомандования утвердила назначение заместителя командующего Вол ховским фронтом генерал-лейтенанта А. А. Власова командующим 2-й ударной ар мией по совместительству (ИМЛ при ЦК КПСС. Документы и материалы отдела иг тории Великой Отечественной войны, инв. № 9485. Л. 201).

(обратно)

298

Василевский А. М. Дело всей жизни. Кн. 1. С. 183.

(обратно)

299

С 3 мая 1942 г. группы стали именоваться: Волховской группой войск и Ленинградской группой войск Ленинградского фронта (ЦАМО РФ. Ф. 48-А. Оп. 1640. Д. 179. Л. 215).

(обратно)

300

ЦАМО РФ. Ф. 132-А. Оп. 2642. Д. 41. Л. 122, 123.

(обратно)

301

Там же. Ф. 204. Оп. 97. Д. 91. Л. 7—11.

(обратно)

302

Мерецков К. А. На службе народу. С. 279; Русский архив. 16/5(2). Великая Отечественная война. 5(2). Ставка ВГК. Документы и материалы. 1942. С. 244.

(обратно)

303

Василевский А. М. Дело всей жизни. Кн. 1. С. 184; ЦАМО РФ. Ф. 19. Оп. 279. Д. 5. Л. 301.

(обратно)

304

Гриф секретности снят… С. 224.

(обратно)

305

ЦАМО РФ. Ф. 19. Оп. 279. Д. 5. Л. 62, 63.

(обратно)

306

Мерецков К. А. На службе народу. С. 256; Дынин И. Мерецков // Коммунист вооруженных сил. 1990. № 11. С. 71.

(обратно)

307

ЦАМО РФ. Ф. 48. Оп. 3408. Д. 140. Л. 372.

(обратно)

308

Там же. Ф. 217. Оп. 1227. Д. 46. Л. 111–112.

(обратно)

309

Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wehrmacht. Frankfurt am Main, 1963. Bd 2. S. 77.

(обратно)

310

Позже операция получила наименование «Нордлихт» («Северное сияние»).

(обратно)

311

Совершенно секретно!.. С. 390.

(обратно)

312

Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. С. 302.

(обратно)

313

Манштейн Э. Утерянные победы. С. 267.

(обратно)

314

История Великой Отечественной войны Советского Союза. М., 1963. Т. 2. С. 471.

(обратно)

315

Нейгольдберг В. Я. Речной транспорт СССР в годы Великой Отечественной войны. М., 1965. С. 57; Ковальчук В. М. Ленинград и Большая земля. Л., 1975. С. 76; Советский речной транспорт в Великой Отечественной войне. М., 1981. С. 106.

(обратно)

316

Ладога Родная. Л., 1969. С. 217–220; Отделение ЦВМА. Ф. 13. Д. 4881. Л. 101, 102.

(обратно)

317

Хрулев А. В. В борьбе за Ленинград // Военно-исторический журнал. 1962. № 11. С. 28; Ленинград в осаде. С. 301; ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1546. Д. 7/1. Л. 110, 111, 113, 115.

(обратно)

318

История Петербурга. 2004. № 4. С. 21; Реквием памяти эвакуированных ленинградцев, захороненных в Вологодской области в годы Великой Отечественной войны. Ч. 1. А — К. Вологда, 1990. С. 8, 9.

(обратно)

319

Вестник противовоздушной обороны. 1968. № 11. С. 73; История СССР. 1973. № 3. С. 91.

(обратно)

320

Военные связисты в дни мира и войны. М., 1968. С. 149, 150; Военно-исторический журнал. 1973. № 1. С. 121.

(обратно)

321

Труды Высшего авиационного училища ГВФ. 1963. № 18. С. 34; Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. С. 64.

(обратно)

322

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1250. Д. 6. Л. 109, 110.

(обратно)

323

Там же. Д. 28. Л. 3–6; Ленинград в осаде. С. 194.

(обратно)

324

Военно-исторический журнал. 1962. № 11. С. 30; 900 героических дней. С. 289.

(обратно)

325

900 героических дней. С. 298.

(обратно)

326

ЦАМО РФ. Ф. ВАД-102 ЛФ. Оп. 23249. Д. 62. Л. 15.

(обратно)

327

Оборона Ленинграда. 1941–1944. С. 640, 641.

(обратно)

328

Ленинград в осаде. С. 425–430.

(обратно)

329

ЦАМО РФ. Ф. ВАД-102. Оп. 4540. Д. 2. Л. 12–14.

(обратно)

330

Военно-исторический журнал. 1962. № 11. С. 30.

(обратно)

331

Ленинград в осаде. С. 262.

(обратно)

332

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 36. Д. 63. Л. 236; Ленинград в осаде. С. 303.

(обратно)

333

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 36. Д. 63. Л. 222; Ленинград в осаде. С. 277–279.

(обратно)

334

Ленинград в осаде. С. 302.

(обратно)

335

ЦГА ИПД СПб. Ф. 24. Оп. 26. Д. 1304. Л. 78; Ленинград в осаде. С. 285–288.

(обратно)

336

18 5 Ломагин Н. А. Неизвестная блокада. Кн. 2. С. 248, 249.

(обратно)

337

16 Августынюк А. В огненном кольце. Л., 1948. С. 40.

(обратно)

338

На дороге жизни. Л., 1970. С. 125, 126.

(обратно)

339

Санкт-Петербургские ведомости. 2004. 23 января; Листовка. Юрий Савельев — ректор Балтийского государственного технического университета «Военмех», кандидат в Депутаты Госдумы РФ по 209-му округу.

(обратно)

340

Ленинград в осаде. С. 304, 305.

(обратно)

341

Фриш С. Э. Сквозь призму времени. М., 1992. С. 283.

(обратно)

342

Ленинград в осаде. С. 293, 305.

(обратно)

343

Там же. С. 312; ЦГА СПб. Ф. 330. Oп. 1. Д. 40. Л. 24; Фролов М. И. Салют и реквием… С. 89; Акинфов Г. А. Эвакуация. Вологда, 1992. С. 16–70; Соколов А. Эвакуация из Ленинграда; Неизвестные факты. Эвакуация на примере 2-й Ленинградской спецшколы Военно-воздушных сил в феврале — марте 1942 г. СПб., 2000. С. 270, 271.

(обратно)

344

23 Ветераны села вспоминают о войне. СПб., 1995. С. 121.

(обратно)

345

См.: Соколов А. Эвакуация из Ленинграда: Неизвестные факты…

(обратно)

346

На дороге жизни. С. 57; ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1250. Д. 483. Л. 177.

(обратно)

347

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1258. Д. 11. Л. 15, 16; Оп. 1250. Д. 3. Л. 321, 322; Войска противовоздушной обороны. 1960. № 4. С. 73, 74; 1966. № 9. С. 93.

(обратно)

348

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 1340. Л. 101–105; Войска противовоздушной обороны. С. 154.

(обратно)

349

28 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1221. Д. 1340. Л. 105, 106; Войска противовоздушной обороны страны. С. 155; Вестник противовоздушной обороны. 1960. № 11. С. 74.

(обратно)

350

Худякова Н. Д. Вся страна с Ленинградом (1941–1943 гг.): КПСС — организатор всенародной помощи Ленинграду в дни блокады. Л., 1960. С. 111, 112; Военно-исторический журнал. 1962. № 11. С. 31; 900 героических дней. С. 304; ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1546. Д. 7/1. Л. 294–319.

(обратно)

351

Ленинград в осаде. С. 302.

(обратно)

352

Берггольц О. Избранные произведения. Л., 1983. С. 238.

(обратно)

353

Славяне. 1942. № 5–6. С. 59.

(обратно)

354

Ленинград в осаде. С. 240, 266; ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 3. Д. 57. Л. 85, 86; Мапаков Н. А. В кольце блокады... С. 108.

(обратно)

355

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 36. Д. 68. Л. 70; ЦГА ИПД СПб. Ф. 25. Оп. 13. Д. 143. Л. 191.

(обратно)

356

Ленинград в осаде. С. 266; Манаков Н. А. В кольце блокады… С. 108, 110.

(обратно)

357

ЦГА ИПД СПб. Ф. 24. Оп. 2 в. Д. 6211. Л. 138.

(обратно)

358

Ленинград в осаде. С. 250, 251, 254.

(обратно)

359

ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 36. Д. 79. Л. 116–119.

(обратно)

360

Манаков Н. А. В кольце блокады… С. 142–145; Ленинград в осаде. С. 335.

151

(обратно)

361

Девятьсот дней: Литературно-художественный и документальный сборник, посвященный героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Л., 1962. С. 262.

(обратно)

362

Сорока М. X. Фронтовой трамвай. Л., 1986. С. 66, 67.

(обратно)

363

Память: Письма о войне и блокаде. Вып. 2. С. 249.

(обратно)

364

Ленинград в осаде. С. 307; ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 3. Д. 58. Л. 123.

(обратно)

365

ЦГА СПб. Ф. 2076. Оп. 4. Д. 63. Л. 103, 104, 140, 145; Санкт-Петербургские ведомости. 2002. 6 марта.

(обратно)

366

ЦГА СПб. Ф. 2076. Оп. 4. Д. 65. Л. 20; Медики и блокада: взгляд сквозь годы. СПб., 1997. С. 25–27; Листки блокадного календаря. Л., 1988. С. 31, 32.

(обратно)

367

Манаков Н. А. В кольце блокады… С. 125, 126; 900 героических дней. С. 306.

(обратно)

368

История Великой Отечественной войны Советского Союза. Т. 2. С. 472; Ленинград в осаде. С. 167–169.

(обратно)

369

Лисочкин И. Б. // Санкт-Петербургские ведомости. 2004. 17 июня.

(обратно)

370

Краснознаменный Балтийский флот в Великой Отечественной войне советского народа 1941–1945: В 4 кн. Кн. 1. Оборона Прибалтики и Ленинграда 1941–1944 гг. М., 1990. С. 201–203.

(обратно)

371

Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады… С. 251–253; ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 3. Д. 9. С. 29, 40, 50; На защите Невской твердыни. С. 350.

(обратно)

372

Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. С. 287–290.

(обратно)

373

Лисочкин И. Счастливые люди // Санкт-Петербургские ведомости. 2002. 25 мая.

(обратно)

374

Берггольц О. Дневные звезды. С. 203.

(обратно)

375

Пламя над Невой. С. 295.

(обратно)

376

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1264. Д. 18. Л. 39; Оп. 1258. Д. 94. Л. 136–138; Д. 95. Л. 109–112; Д. 96. Л. 69–91; Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады… С. 255, 256.

(обратно)

377

Непокоренный Ленинград. Л., 1985. С. 175, 176; Нейгольдберг В. Я. Речной транспорт СССР в годы Великой Отечественной войны. С. 159.

(обратно)

378

Непокоренный Ленинград. С. 177.

(обратно)

379

Ковальчук В. М. Магистрали мужества. С. 229.

(обратно)

380

Там же. С. 232–234.

(обратно)

381

Пикер Генри. Застольные разговоры Гитлера. С. 305; Ковальчук В. М. Магистрали мужества. С. 259.

(обратно)

382

Непокоренный Ленинград. С. 184, 185.

(обратно)

383

Худякова Н. Д. Вся страна с Ленинградом (1941–1943 гг.). С. 123.

(обратно)

384

Там же. С. 122; ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1264. Д. 17. Л. 12, 13.

(обратно)

385

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1258. Д. 95. Л. 3.

(обратно)

386

Там же. Оп. 269391. Д. 21. Л. 25, 26.

(обратно)

387

Там же. Л. 26; Оборона Ленинграда. 1941–1944. С. 663, 664.

(обратно)

388

ЦГА ИПД СПб. Ф. 24. Оп. 2 в. Д. 6237. Л. 38.

(обратно)

389

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1264. Д. 17. Л. 13–16.

(обратно)

390

900 героических дней. С. 133, 134.

(обратно)

391

Мерецков К. А. На службе народу. С. 289.

(обратно)

392

Фролов М. И. Артиллеристы в боях за город Ленина. 1941–1944. С. 162; ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1265. Д. 773. Л. 76.

(обратно)

393

Советская военная энциклопедия. М., 1978. Т. 6. С. 574; Барбашин И. П. и др. Битва за Ленинград. 1941–1944. С. 241, 242.

(обратно)

394

Хренов А. Ф. Мосты к победе. М., 1982. С. 255; Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 2. С. 204, 205.

(обратно)

395

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1265. Д. 773. Л. 75.

(обратно)

396

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 366.

(обратно)

397

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 2. С. 206.

(обратно)

398

Девятьсот дней. С. 442.

(обратно)

399

Операция «Искра»: Воспоминания, очерки, стихи, отрывки из дневников, документы, посвященные прорыву блокады. Л., 1973. С. 558, 559.

(обратно)

400

Приказы Верховного Главнокомандующего в период Великой Отечественной войны Советского Союза. М., 1975. С. 13.

(обратно)

401

Известия. 1943. 22 января.

(обратно)

402

Известия. 2004. 27 января.

(обратно)

403

Гриф секретности снят… С. 185.

(обратно)

404

Петров Ю. П. Партизанское движение в Ленинградской области 1941–1944. С. 272.

(обратно)

405

Совершенно секретно!.. С. 501, 502; Барбашин И. П. и др. Битва за Ленинград. 1941–1944. С. 279, 280.

(обратно)

406

Егоров П. Операции советских войск под Ленинградом в 1943 году // Военноисторический журнал. 1972. № 2. С. 18–20. 2

(обратно)

407

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1264. Д. 53. Л. 402; Д. 1. Л. 116–118.

(обратно)

408

Там же. Д. 50. Л. 192, 193.

(обратно)

409

Там же. Л. 119, 120, 124.

(обратно)

410

Там же. Л. 134, 195, 197.

(обратно)

411

Там же. Д. 1. Л. 88, 89; Жданов Н. Н. Огневой щит Ленинграда. М., 1965. С. 82; Войска противовоздушной обороны страны: Исторический очерк. М., 1968. С. 215; Одинцов Г. Ф. Повелители огня. Л., 1980. С. 166; История СССР. 1973. № 3. С. 98.

(обратно)

412

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1264. Д. 1. Л. 93.

(обратно)

413

7 АОЖД. Ф. 1. Оп. 12. Д. 11. Л. 142, 143; Августынюк А. В огненном кольце. Л., 1948. С. 174.

(обратно)

414

ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1264. Д. 1. Л. 81.

(обратно)

415

Августынюк А. В огненном кольце. С. 163, 164.

(обратно)

416

Ковальчук В. М. Магистрали мужества. С. 298, 662.

(обратно)

417

900 героических дней. С. 216.

(обратно)

418

По сигналу воздушной тревоги. Л., 1974. С. 264, 265.

(обратно)

419

Манаков Н. А. В кольце блокады… С. 177–179.

(обратно)

420

Там же. С. 172, 173.

(обратно)

421

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 411, 524, 544.

(обратно)

422

Там же. С. 405, 524.

(обратно)

423

Комсомольская правда. 1998. 12 августа.

(обратно)

424

Володарский Л. Восстановление и развитие промышленности Ленинграда // Плановое хозяйство. 1945. № 5. С. 66; Сирота Ф. И. Ленинград — город-герой. С. 441; Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 409.

(обратно)

425

Непокоренный Ленинград. С. 240, 241.

(обратно)

426

На защите Невской твердыни. Л., 1965. С. 544, 545.

(обратно)

427

Непокоренный Ленинград. С. 245.

(обратно)

428

Страна — Ленинграду. 1941–1945: Сб. документов. СПб.; Кишинев, 2002. С. 219.

(обратно)

429

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 408.

(обратно)

430

Там же. С. 542, 545, 551, 570–572; 900 героических дней. С. 395.

(обратно)

431

Загурский Б. Искусство суровых лет. Л., 1970. С. 35, 36, 45, 46; Музыка продолжала звучать: Ленинград. 1941–1945. Л., 1969. С. 32, 252–257, 278; Музыка в дни блокады: Хроника. С. 313, 360, 423, 442, 452, 478, 482; Ленинградские театры в годы Великой Отечественной войны. М.; Л., 1948. С. 300–367.

(обратно)

432

В годы суровых испытаний… С. 108, 116.

(обратно)

433

Блокада Ленинграда и документах рассекреченных архивов. С. 149–151.

(обратно)

434

Жданов Н. Н. Огневой щит Ленинграда. С. 80, 81, 84, 85; Фролов М. И. Артиллеристы в боях за город Ленина. 1941–1944. С. 141; Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады… С. 296–298; Память: Письма о войне и блокаде. Л., 1987. Вып. 2. С. 521; На защите Невской твердыни. С. 530, 531.

(обратно)

435

Карасев А. В. Ленинградцы в годы блокады… С. 295.

(обратно)

436

Истории второй мировой войны. 1939–1945. М., 1977. Т. 8. С. 120.

(обратно)

437

Политическое обеспечение великой победы под Ленинградом: партийно-политическая работа в наступлении. Январь — март 1944. Л., 1945. С. 6.

(обратно)

438

Правда. 1949. 27 января. № 27.

(обратно)

439

История ордена Ленина Ленинградского военного округа. С. 352.

(обратно)

440

Оборона Ленинграда. 1941–1944. С. 249.

(обратно)

441

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 418.

(обратно)

442

История второй мировой войны. Т. 8. С. 120.

(обратно)

443

Барпашин И. П. и др. Битва за Ленинград. С. 317; Оборона Ленинграда. 1941–1944. С. 249.

(обратно)

444

Девятьсот дней. С. 572.

(обратно)

445

Истории второй мировой войны. 1939–1945. Т. 8. С. 123; Операции советских вооруженных сил в период решающих побед (январь — декабрь 1944). М., 1958. С. 71.

(обратно)

446

Великая победа советских войск под Ленинградом. Л., 1945. С. 7.

(обратно)

447

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 424.

(обратно)

448

Там же. С. 428.

(обратно)

449

Берггольц О. Дневные звезды. С. 281.

(обратно)

450

Инбер Вера. Душа Ленинграда (избранное). Л., 1979. С. 66.

(обратно)

451

Калинин М. И. Статьи и речи (1941–1946). М., 1975. С. 438.

(обратно)

452

Еремеев Л. М. Глазами друзей и врагов. М., 1966. С. 165.

(обратно)

453

Барбашин И. П. и др. Битва за Ленинград. 1941–1944. С. 408; Великая Отечественная война (1941–1945): Военно-исторические очерки. М., 1999. Кн. 3. С. 31.

(обратно)

454

В годы суровых испытаний. С. 341, 344; В тылу врага: Борьба партизан и подпольщиков на оккупированной территории Ленинградской области. 1944 г.: Сб. документов. Л., 1985. С. 158.

(обратно)

455

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 434.

(обратно)

456

Военно-исторический журнал. 2004. № 2. С. 14.

(обратно)

457

Барбашин И. П. и др. Битва за Ленинград. 1941–1944. С. 421, 422, 495.

(обратно)

458

История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945. М., 1962. Т. 4. С. 138.

(обратно)

459

Очерки истории Ленинграда. Т. 5. С. 438.

(обратно)

460

Erfurth W. Der finische Krieg. 1941–1944. Wiesbaden, 1950. S. 227.

(обратно)

461

Оборона Ленинграда. 1941–1944. С. 136.

(обратно)

462

Там же. С. 137.

(обратно)

463

Новиков А. А. В небе Ленинграда: Записки командующего авиацией. М., 1970. С. 289.

(обратно)

464

ИМЛ при ЦК КПСС. Документы и материалы отдела истории Великой Отечественной войны, инв. № 9493. Л. 98.

(обратно)

465

50 лет Вооруженных Сил СССР. М., 1968. С. 407.

(обратно)

466

История второй мировой войны. 1939–1945. М., 1979. Т. 10. С. 123.

(обратно)

467

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. 2. С. 192.

(обратно)

468

Звезда. 1984. № 1. С. 110.

(обратно)

469

Берггольц О. Ленинградский дневник. Л., 1944. С. 27.

(обратно)

470

Гриф секретности снят… С. 185, 199; Советская военная энциклопедия. М., 1990. Т. 1. С. 413; Ковальчук В. М. О жертвах блокадного Ленинграда // Военно-исторический архив. 1999. № 6. С. 119; Фролов М. И. В блокадном Ленинграде умереть должны были все. Почему большинство его жителей не погибли // Военно-исторический журнал. 2000. № 6. С. 83; Санкт-Петербургские ведомости. 2002. 16 февраля.

(обратно)

471

900 героических дней. С. 401.

(обратно)

472

Там же. С. 400.

(обратно)

473

Там же. С. 399.

(обратно)

474

Карасев А. В. Восстановление промышленности Ленинграда в 1944–1946 гг. // Исторические записки. 1961. № 68. С. 6.

(обратно)

475

900 героических дней. С. 401.

(обратно)

476

Там же. С. 400.

(обратно)

477

Там же. С. 400, 401.

(обратно)

478

Правда. 1942. 19 июня.

(обратно)

479

Манштейн Э. Утерянные победы. С. 204.

(обратно)

480

На фронтовой магистрали: Из опыта работы ленинградских железнодорожников в дни Отечественной войны. Л., 1945. С. 12.

(обратно)

481

Девятьсот дней. С. 592, 594.

(обратно)

482

Непокоренный Ленинград. С. 316; Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 10 февраля.

(обратно)

483

Ленинград дважды орденоносный. Л., 1945. С. 61.

(обратно)

484

Правда. 1944. 22 января.

(обратно)

485

Ленинград дважды орденоносный. Л., 1945. С. 39.

(обратно)

486

Симонов К. Их путь. Заметки писателя // Дружба народов. 1975. № 12. С. 217, 218.

(обратно)

487

Пискаревское мемориальное кладбище. Л., 1988.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • От автора
  • ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ ВОЙНЫ
  •   1. Начало обороны Ленинграда
  •   2. Меры по укреплению обороны города
  •   3. Бои на ближних подступах
  •   4. Действия партизан в тылу врага и моряков на Балтике
  •   5. Причины краха гитлеровского плана захвата Ленинграда
  •   6. Варварский план Гитлера уничтожения Ленинграда и его жителей
  • ТРАГЕДИЯ И ПОДВИГ
  •   1. Блокированный город
  •   2. Попытки прорыва блокады
  •   3. Водные перевозки по Ладожскому озеру осенью 1941 г
  •