Когда заканчивается ложь (СИ) (fb2)

- Когда заканчивается ложь (СИ) 853 Кб, 265с. (скачать fb2) - Ирина Коваленко

Настройки текста:



Все имена, названия и события в этой книге являются вымыслом автора. Любые совпадения случайны.


Пролог.

...Он уже был готов. Всё решено, сегодня он нанесёт свой первый удар. Он посмотрел на острое блестящее даже в темноте лезвие ножа, рукоятку которого он сжимал. Усмехнулся и произнёс:

- Я всё делаю правильно. Я всего лишь вершу справедливость. Есть вещи, которые нельзя прощать.

Он шёл быстро и не оглядываясь. Вокруг него сгущались сумерки, и это придавало ему уверенности в себе. Всё правильно, он вершит справедливость. И он ничего не боится. Напротив, он чувствует себя уверенно, ибо, наконец-то, решился. Решился осуществить свой план...


Глава 1.

Убрав со стола грязную посуду, Ника подошла к окну и задумалась, глядя на вечерние улицы родного города. В домах напротив уже начали зажигаться разноцветные квадратики окон, начинало темнеть. Горько вздохнув, Ника с грустью подумала, что вечерами люди обычно находятся возле своих близких - вместе ужинают, смотрят телевизор, обсуждают накопившиеся за день новости, решают какие-то бытовые проблемы. Люди, которые проводят вечера со своей семьей, всегда казались ей абсолютными счастливчиками, которым она завидовала самой чистой и белой на свете завистью, ибо у неё, Ники, этого счастья, увы, не было.

Родителей Ника потеряла очень рано, в семь лет - они погибли в автокатастрофе, и с тех пор у Ники осталось лишь два самых близких человека на всём белом свете. Этими людьми были её старший брат и бабушка, которая воспитывала их с Андреем после гибели родителей. Бабушка была уже немолодой, но очень трудолюбивой и выносливой женщиной - вставала в шесть утра, готовила, потом кормила внуков и отправляла в школу. А сама шла на работу - она подрабатывала библиотекарем, так как в то время прожить на одну пенсию было просто нереально. Но и с работы возвращалась не уставшая и измученная, вовсе нет, её энергии хватало и на вечер - помочь внукам с уроками, покормить их, приготовить одежду на завтра. В выходной бабушка ребят рано не будила, давала им подольше поваляться в постели, а сама всё убирала, мыла, стирала. И обязательно пекла пироги! Энергичная женщина была, полная сил. Потом, когда Ника с Андрюшей подросли, разумеется, стали ей во всём помогать - Ника по хозяйству, а Андрей время от времени подрабатывал, чтобы помочь бабушке материально. Так они и жили - дружно, хоть и трудно, но такие были времена. Потом стало, конечно, полегче, но тут Андрею предложили хорошую работу в Н-ске - областном центре, куда он вскоре переехал. Ника с бабушкой остались одни, хотя Андрей, конечно, их не забывал - и материально им помогал, и навещал постоянно, причём приезжал всегда с подарками для своих любимых женщин, так как искренне хотел их чем-то порадовать. А потом случилась беда. Неожиданно выяснилось, что бабушка больна, у неё рак четвёртой степени, и никакое лечение ей не поможет. Андрей с Никой, разумеется, не сдавались, искали специалистов, но те только руками разводили - мол, не тратьте деньги, всё равно бесполезно. Бабушка умерла в больнице, ночью, во сне. Ника и Андрей узнали об этом утром, когда пришли её навестить. Принесли ей любимое печенье, фрукты, баночку гранатового сока, но оказалось, что уже некому было гостинцы нести. Раздали всё соседкам по палате, чтобы те помянули их любимую бабулю. Похоронами занимался Андрей, Нике тогда было не до чего. К счастью, в беде выручили соседки и бабушкины подруги. Они помогли подготовить бабушку к похоронам, а потом долго выхаживали Нику, которая тогда сама чуть на тот свет не отправилась. Андрей тогда сильно переживал за сестру и даже предложил ей переехать к нему в Н-ск, но Ника отказалась, так как из своего родного городка уезжать не хотела. Тут она дома, а там будет в гостях. Знакомых никого, жилья своего нет, а ютиться на съёмной квартире брата, мешая его личной жизни, она не хотела.

- Да брось ты, Ника, - недовольно ворчал брат, - что за ерунду говоришь? Подумай, там всё же город, а что тут? Большая деревня ведь по сути! Всего пятьдесят тысяч человек! А в Н-ске и возможностей побольше, и зарплаты повыше! Насчёт работы - я тебе с ней помогу, не переживай! Ты же ведь только колледж закончила, а там может и в институт поступишь! Высшее образование никому не помешает.

Но Ника переезжать не согласилась. Тем более она уже нашла работу - кассиром в местном супермаркете. Да, тяжело, работа ответственная, с деньгами всё-таки связана, но Нике она нравилась. Зато целый день на людях! Одиночество Нику убивало. Оно давило на неё, заставляя вспоминать все самые страшные моменты в её жизни.

Ближе к лету Андрей заметил, что сестра какая-то бледная, исхудавшая вся. И предложил ей вместо подарка на день рождения оплатить отдых у моря, посчитав, что это поможет ей немного развеяться и получить хоть какие-то позитивные эмоции. Ника, разумеется, отказывалась, но брат убедил, мол, так и так, отказы не принимаю. Выбирай направление - Турция, Египет, Эмираты, Кипр. Даже поделился личным опытом, как в прошлом году, ещё до болезни бабушки, с друзьями хорошо отдохнул на Красном море. Посоветовал выбирать Египет - мол, поедешь в хороший отель, где и скучать не дадут, и вкусно кормить по три раза в день будут, а какое там море, это вообще сказка!

Но от заграничных курортов Ника отказалась по очень банальной причине - у неё не было загранпаспорта. А делать его девушке совсем не хотелось. Да и отпуск на носу, не успеет она до него загранпаспорт получить. И в итоге выбрала Адлер на Чёрном море. На первый раз ей и это сойдёт. Ведь она никогда не была на море, а там ещё и горы, и развлечений полно! Ничем не хуже Египта! А, может, и лучше - не так жарко, иностранные языки вспоминать не надо, да и перелёт на самолёте Нику немного пугал.

- Ты права, в Египет лучше зимой ехать, - согласился с её доводами Андрей, - в июле там действительно слишком жарко. Тогда поезжай в Адлер, я найду тебе какой-нибудь отель, где ты остановишься, билеты на поезд куплю. А ты давай, собирайся, прикупи себе новых платьев, купальник и настраивайся на весёлый отдых! Хватит тут хандрить, сестра, давай, вперёд к морю и солнцу!

Почти двое суток Ника ехала в поезде, разумеется, в "мягком" вагоне. Всю дорогу читала детективы и смотрела в окно, а когда увидела море, вдоль которого поезд ехал сразу после Туапсе, девушка закричала от радости и чуть не выскочила на первой же остановке! Еле-еле дотерпела до Адлера, там быстро устроилась в отеле и бегом к морю! Прав был Андрей, думала Ника, весело плескаясь в волнах, море действительно помогает. Оно как будто смывает с человеческой души всё плохое и тёмное, унося всё это своими ласковыми волнами подальше от берега. И так легко, так хорошо потом становится, кажется, что всё плохое уже давно прошло, жизнь прекрасна и в ней нет места печалям и депрессиям.

Почти всё время в отпуске Ника проводила на пляже. Купалась, загорала, заводила знакомства. Вечерами иногда ходила в клубы, а чаще просто гуляла по набережной, дышала морским воздухом и любовалась субтропической природой. На экскурсии тоже, конечно, ездила - побывала на самой высокой на всём черноморском побережье горе Ахун, на обзорной по Сочи и даже решилась съездить в Абхазию. Так что в какой-то степени Ника даже за границей побывала! Правда, вопреки ожиданиям Ники, заграничная Абхазия оказалась намного беднее России - кругом была полнейшая разруха, и даже некогда известные на весь СССР курорты - Гагра и Пицунда показались ей запущенными и неухоженными. Зато природа там была ещё красивее, чем на российском юге! Одно озеро Рица чего стоит! И вино абхазское Нике очень понравилось, она даже прикупила с собой пару бутылок - в подарок Андрею. Вернулась из Абхазии девушка в очень хорошем настроении - экскурсия ей очень понравилась, столько впечатлений у неё ещё никогда не было! Пожалуй, брат прав, надо хотя бы иногда выбираться на курорты. В следующий раз, если финансы позволят, она поедет за границу, решила девушка. Хотя бы в тот же Египет! Наверное, это ещё интереснее, когда из нашей зимы прилетаешь в африканскую жару и сразу бежишь купаться! Всё, думала она, теперь есть хоть какой-то стимул в жизни, буду зарабатывать и откладывать на следующий отпуск.

После ужина Ника, как обычно, вышла прогуляться по набережной. Одной сидеть в номере Нике не хотелось - даже здесь, на курорте, ей всё равно было грустно в одиночестве. Она сразу вспоминала родителей, бабушку и думала о том, как было бы хорошо, если бы любимая бабуля была сейчас с ней. Это была незаживающая рана на сердце Ники. Иногда боль притуплялась и даже проходила на время, но потом опять возвращалась, напоминая девушке о её недавней утрате. И Ника, сцепив зубы, чтобы не зарыдать, бежала подальше от одиночества, в толпу, в вечный праздник жизни...

- Девушка, вы хоть смотрите куда идёте? - Услышала она рядом с собой чей-то голос. Обернулась и увидела перед собой высокого статного мужчину с невероятно обаятельной улыбкой. Хорош, даже слишком, мысленно оценила его Ника, и при этом засмущалась, представив, что этот мачо хочет с ней познакомиться. Но не убежала. Красавец и, правда, хотел познакомиться, а затем пригласил её на прогулку, и Ника, обезумевшая от счастья, согласилась. За ней ещё никогда не ухаживал такой красавец! В кафе, где они сидели в тот вечер, Ника не замечала никого, кроме Димы - так звали брутального красавца, что сидел сейчас напротив неё. Похоже, с ней случилось то, во что сама девушка никогда прежде не верила - она влюбилась с первого взгляда!

"Да не раскатывай ты губы, дурочка, - неожиданно услышала она свой внутренний голос, - этому ловеласу ты нужна ровно на одну ночь! Не нужна ему твоя любовь, даже не мечтай об этом. Хотя, - голос язвительно усмехнулся, - может, и пора тебе уже расстаться с девственностью, а тут повод хороший, не так ли? Посмотри на него, ах, какой мужчина! Высокий, с фигурой Аполлона, кареглазый, волосы кудрявые, брюнет... А эта трёхдневная щетина, ты только посмотри, как она ему идёт! Прямо не мужик, а секс ходячий!"

От таких мыслей Ника совсем засмущалась и резко вскочив, убежала в туалет. Там, умывшись холодной водой, подумала, глядя на своё отражение в зеркало:

"Дима, конечно, хорош во всех отношениях. И как любовник, наверное, тоже мечта любой дурочки, вроде меня. Но существует одна проблема - я, кажется, в него влюбилась. И потому не могу просто так, на первом свидании с ним переспать. Что он обо мне подумает? Что я засиделась в старых девах и решила лечь в постель с первым встречным, который решил за мной приударить? Тогда я его точно больше не увижу, а я так не хочу!"

"Ты в любом случае его больше не увидишь, - смеялся внутренний голос, - так что решайся. Сейчас или никогда. Завтра будет поздно".

Но Ника всё же отстояла своё мнение и Диме в тот вечер не уступила. До поцелуев, разумеется, дело дошло - в тёмном переулке, недалеко от отеля, в котором жила Ника, а вот ничего большего она не допустила - вовремя дала понять, что очень устала, с ног валится, мол, давай лучше завтра встретимся и всё такое. Дима с ней не спорил, хотя выглядел огорченным. Он явно рассчитывал на продолжение. Придя к себе в номер, Ника первым делом услышала ехидный голос:

"Не жалеешь? А зря. Второго шанса может и не быть!"

Но Ника надеялась именно на второй шанс. Завтра она точно не оставит бедного Диму ни с чем, это уже вопрос решенный. Надо только дотерпеть до завтра.

В тот вечер Ника впервые не вспоминала о плохом, и её совсем не тяготило одиночество. Напротив, лёжа в постели, Ника мечтала о завтрашнем дне и продумывала в голове все детали своего завтрашнего наряда и макияжа.

Наутро Ника проснулась в отличном настроении и, наскоро позавтракав, побежала на встречу с Димой.

"Сегодня я ему точно не откажу, - думала Ника, идя на встречу, - мне действительно пора расстаться с девственностью, ведь мне уже двадцать два! А этот мужчина, похоже, действительно покорил моё сердце!"

До смерти бабушки у Ники был только один парень. Он был её ровесником и, разумеется, тоже намекал Нике на то, что пора им стать любовниками. Но Ника всё время откладывала это на потом, и в итоге осталась без парня. Правда, после расставания она сильно не переживала, ведь она никогда не была в него. Просто ей было с ним хорошо, весело, но такого сильного чувства, какое она испытала накануне вечером к Диме, Ника никогда прежде не испытывала.

Она прождала Диму полдня. Потом побежала в кафе, где они вчера сидели. Вечером пошла на набережную, в то место, где они накануне столкнулись и познакомились, надеясь, что хоть там он появится. Но Димы не было нигде.

"Дурёха, надо было хотя бы попросить у него номер телефона, - опять услышала она голос своего разума, - или адрес бы спросила! Нет, я всё же тебе правильно вчера сказал, что больше ты его не увидишь, своего Димочку..."

"Он знает, в каком я живу отеле, - мысленно возразила самой себе Ника, - а, значит, он сам меня найдёт! Надо только подождать!"

"Жди, жди, наивная, - не унимался вредный голос, - его уже, наверное, и в Адлере-то уже нет. А ты, конечно, даже не спросила, откуда он приехал! Вот и ищи теперь своего красавца по всей России! А лучше забудь! Смирись и не мотай самой себе нервы!"

Но этот совет Ника явно не послушала. И тем самым испортила себе последние дни своего отпуска. На экскурсии больше не поехала, ни с кем не знакомилась, даже море Нику больше не успокаивало. Забыть Диму и смириться с тем, что она его больше никогда не увидит, Ника так просто не смогла.

Приехав домой, Ника стала убеждать брата, что отдохнула она отлично. Рассказывала только положительные моменты - как ей понравилось море, как ездила в Абхазию и так далее. Про Диму молчала, решив, что это будет только её тайна. Рассказывать о грустных моментах своего отдыха в Адлере Нике совершенно не хотелось.

"Прошёл почти год, а я всё ещё страдаю по тому, с кем провела всего один вечер, - думала Ника, продолжая наблюдать за тем, как родной город укутывается в тёмное покрывало ночи, - смешно кому признаться... Сижу тут, глядя на чужие окна, и представляю, что это может быть ЕГО окно. И там, в квартире, ОН. Со своей семьей. Им уютно и тепло. А я тут сижу и страдаю, вспоминая то, что давно нужно забыть. Я больше его никогда не увижу! Всё, точка в этой истории, больше нет смысла себя изводить!"

Отойдя от окна, Ника подумала, что она давно никуда не выходила. Кроме работы, разумеется. А ведь подружки и одноклассницы частенько ей звонят и приглашают то в клуб, то к себе в гости. Надо бы принять их приглашения. Может, правда, это поможет отвлечься и забыть Диму. Также Ника подумала, что пора ей снова влюбиться. Меньше чем через полгода ей исполнится двадцать три - в этом возрасте многие её сверстницы уже замужем и с детьми, а она всё страдает по тому, кого даже толком и не узнала. Понятно, что Дима был писанным красавцем, какие далеко не каждый день попадались Нике, но в конце концов красота для мужчина не самое главное! Наверняка, этот Дима обычный ловелас, любящий приключения. И ни на что серьёзное рядом с ним ей, Нике, рассчитывать было нечего. Надо было просто принять правила его игры и провести с ним ночь. Об этом Ника точно потом бы не пожалела! Но теперь уже поздно каяться, надо жить дальше, не оглядываясь на былое.

Ника подошла к зеркалу, висящему в прихожей и критичным взглядом осмотрела своё отражение. В детстве Ника была очень худой - кожа да кости, ворчала бабушка и пичкала её пирогами, блинами и прочей выпечкой. Со временем, конечно, фигура у девушки немного округлилась, появилась грудь, но ноги и руки по-прежнему оставались тощими, как у подростка. От природы Ника была смуглой - загар хорошо приставал к её коже. Этим она была обязана своей бабушке по отцовской линии, цыганке, которую она, правда, никогда не видела. Но от неё Ника унаследовала не только смуглость кожи, но и тёмно-карие глаза в обрамлении длинных загнутых ресниц, а также угольно-чёрные брови, и только цвет волос Ника взяла у матери, которая была натуральной шатенкой.

От оценки собственной внешности Нику отвлёк телефонный звонок.

- Да, это Ника Смирнова, сестра Андрея... Да, брат родной... Когда? - Ника побледнела, - Мой брат в больнице? В реанимации? Еду, конечно...

До Н-ска Ника добралась лишь под утро. Сразу побежала в больницу, откуда ей вчера звонили. Там она узнала, что на брата было совершенно разбойное нападение. Случилось это накануне вечером, когда Андрей возвращался с работы - он работал в магазине продавцом-консультантом по бытовой технике. Его побили, а также дважды ударили ножом. Потом ограбили - сняли часы, вытащили деньги из кармана, а также прихватили его новую кожаную куртку. В общем, всё банальнее некуда. Нашли его случайно, без сознания, истекающего кровью. Ещё бы немного, и он бы умер от потери крови. Полиция по горячим следам ничего не обнаружила, и бандитов не смогли задержать, хотя их поиск продолжается.

- Вы, конечно, можете пройти, девушка, - сказал немолодой доктор, который занимался лечением Андрея, - но я вам сразу скажу - мы сделали всё, что смогли, но только вот...

- Что? - Перебила его Ника, - Мой брат умрёт? Вы это хотите сказать? Он не выживет?

Доктор молчал, но по его лицу и так было многое понятно. Нику затрясло от ужаса. Нет, этого она не переживёт, только не Андрей, нет, только не это!

Чуть позже её пропустили брату. Тот был в сознании, но говорил с трудом. Ника старалась улыбаться, пытаясь всем своим видом убедить Андрея, что всё в порядке, и он скоро поправится.

- Ты видел нападавших на тебя людей? - Полушёпотом спросила Ника.

- Да, - одними губами ответил брат.

- Сможешь описать их полиции? Они пытаются задержать этих людей, но по горячим следам не получилось...

- Ника, - прошептал Андрей, внимательно глядя на сестру, - Ника, подойди ближе...

Она подошла. Взяла его за руку и попыталась успокоить, но он её перебил.

- Скажи полиции, что я никого не видел. Не надо никого в это вмешивать. Пообещай мне это, пожалуйста.

- Я ничего не понимаю, Андрей. Так ты видел нападавших или нет?

- Пообещай, Ника, пообещай, прошу тебя. Никто не должен в это вмешиваться... Пообещай, сестра, хотя бы в память о наших родителях, прошу...

Видя, что он сильно разволновался, девушка, разумеется, дала ему обещание. Но всё же не удержалась от вопроса, что он знает и почему покрывает нападавших.

- Это очень влиятельные люди, Ника... Никто не должен знать, никто... Это Леонов, у него сын... Сын Леонова... Отец никогда не даст его посадить, у него связи...

Он не договорил. Начал задыхаться и громко стонать. Испуганная Ника побежала за помощью, но было уже поздно - врачи лишь зафиксировали время смерти Андрея Смирнова.

...Заниматься похоронами Андрея взялся его лучший друг Павел, с которым они когда-то вместе снимали комнату. Разумеется, Ника аккуратно выспросила у Павла о том, как себя вёл Андрей последние дни своей жизни. Не заметил ли Павел ничего странного или подозрительного.

- Нет, а почему ты спрашиваешь? - Пожал плечами тот, - Ничего странного не заметил. Андрюху видел за несколько часов до нападения, он был в хорошем настроении, обсуждали с ним планы на выходной... А что такое, Ника? Он видел нападавших на него бандитов?

- Нет, он никого не видел, они были в масках, - поспешно ответила Ника. То же самое она сказала и в полиции. Она не могла нарушить обещания данного брату.

Но оставшись одна, в квартире, которую снимал Андрей, Ника, разумеется, не удержалась от соблазна покопаться в его вещах и поискать хоть какую-то зацепку, которая бы могла связать смерть брата с сыном некого Леонова. Кстати, а кто такой Леонов? И чем эти люди так опасны? На этот вопрос Ника решила ответить благодаря Интернету, благо у брата дома был и ноутбук, и доступ к сети.

Леоновых в Н-ске, разумеется, нашлось немало, но под описания Андрея подходил лишь один - генеральный директор строительной фирмы "Лемистрой" по имени Михаил Юрьевич Леонов. Он был вдовцом, который недавно женился во второй раз, и имел троих сыновей - Дмитрия, Алексея и Игоря. Все сыновья были взрослыми - старшему было тридцать два, младшему двадцать пять. Ника задумалась. Сын Леонова, именно это она услышала от умирающего Андрея. Он напал на её брата или же просто заказал его убийство другим. Но зачем? Ни в квартире, ни в ноутбуке брата она не нашла ни одной зацепки, которая бы могла связать брата с этими людьми. Девушка ещё раз перечитала найденное в Интернете. Разумеется, Леонов был человеком уважаемым в городе, его фирма строила в Н-ске жилые дома, торговые центры и многое другое. Никаких связей с криминалом или даже намёков на это, Ника, разумеется, не нашла, хотя искала тщательно. Теперь о его сыновьях. Старший его сын, Дмитрий, был архитектором в фирме отца, но о нём в Интернете было совсем немного. Даже фотографий его нигде не было. Средний, Алексей, имел собственный бизнес - спорт-бар в центре города, очень популярное в Н-ске место, где тусовалась вся местная элита. Нике даже удалось найти несколько его фотографий в соцсетях - на одной Алексей был с отцом на каком-то мероприятии, на второй в собственном спорт-баре с друзьями, на третьей - находился на отдыхе в Дубаи, где сфотографировался на фоне знаменитого отеля-парусника. Обычный молодой человек, отметила Ника, похоже, немного страдает от лишнего веса, несмотря на возраст, но при этом на всех фотографиях он производит впечатление добродушного, жизнерадостного парня и совсем не похож на убийцу! Так, третий сынок, Игорь. А вот о нём-то Ника так ничего и не нашла, кроме того, что он учился в Москве, а потом вернулся обратно в Н-ск. О роде его деятельности нигде ничего не сообщалось, и фотографий его в Интернете не нашлось.

Выключив ноутбук, Ника задумалась, пытаясь понять, как ей действовать дальше. Если убийца один из сыновей Леонова, то она должна каким-то образом это выяснить и доказать. Но как? Пойти в полицию и заявить о предсмертном признании брата? И пусть они сами там копаются в мотивах, допрашивают всех по очереди сыновей Леонова и находят убийцу. Но это будет не так-то просто! Тем более, что у Леонова, судя по информации в Интернете, большие связи в городе и области. Он даже с местным губернатором в хороших отношениях, а это значит, что сынка своего он обязательно отмажет, даже если его вина будет доказана. Ника ни раз слышала о подобных случаях, и она прекрасно понимала, что полиция справедливости не восстановит. Только она сама, Ника, сможет это сделать.

На похороны брата Ника не осталась, хотя её сильно мучила совесть по этому поводу, но светиться лишний раз в Н-ске она не рискнула. В её голове уже зрел план, но реализовать его было не так легко, как поначалу казалось Нике. Ей нужно было любым способом проникнуть в дом Леоновых, самой вычислить убийцу брата и потом, своими руками, наказать его. Ника хотела не просто справедливости, она хотела мести!

Бессонными ночами, когда слёз уже не оставалось, Ника доставала из шкафа свою любимую книгу Александра Дюма "Граф Монте Кристо" и в очередной перечитывала роман о приключениях несправедливо обвиненного Эдмона Дантеса, который, выдав себя за влиятельного графа приехал мстить своим обидчикам. И в перерывах между чтением думала о своей мести, план которой постепенно созревал в её голове. Для его реализации Нике не хватало лишь одного пункта - клада аббата Фариа.

...На девятый день после смерти брата Ника взяла отпуск и, помянув Андрея в одиночестве, начала разрабатывать план своей мести! Ей надо под любым предлогом проникнуть в дом Леоновых, но так, чтобы те ни за что не догадались, кто она и не выяснили её настоящую фамилию. А, значит, нужны поддельные документы. Порывшись в Интернете, Ника поняла, что для того, чтобы их сделать, нужны большие деньги, достать которые будет совсем не просто. Зарплата у Ники была небольшая, едва хватало на то, чтобы самой прожить и оплатить коммунальные услуги. Кое-что она откладывала на следующий отпуск, но накопленная сумма была просто смешной. Что-то продать? Ника задумалась, пройдясь по квартире и осмотрев её небогатую обстановку. Никаких дорогих вещей у неё дома не было, только относительно новый, купленный в кредит, компьютер да несколько не очень дорогих золотых украшений, которые Нике достались в наследство от родителей. Хотя если всё это продать, прибавить к этому накопленные на отдых деньги и ещё немного подумать над оставшейся суммой, то... От этих мыслей Нику отвлёк звонок в дверь.

Отпирая замки, Ника думала лишь об одном - хоть бы нежданный гость побыстрее ушёл. Кто бы там ни был, считала Ника, ей сейчас не до него. Девушка даже мысленно отругала себя за то, что вообще подошла к двери. Лучше бы притворилась, что её нет дома и всё! Но теперь уже поздно, нужно было вовремя соображать!

Открыв дверь, Ника увидела перед собой немолодую, но очень богато одетую женщину - это было видно по её элегантному кашемировому пальто, дорогим кожаным сапожкам, сумочке от Диора и бриллиантовым серьгам в ушах. И хотя Ника не очень-то разбиралась в таких дорогих вещах, сейчас ей хватило одного взгляда на стоявшую напротив неё незнакомку, после которого девушке стало очевидно, что бриллианты, как и сумочка от Диора были не подделкой, а сапоги и пальто не являлись китайской дешёвкой с городского рынка. Дополнял картину стоявший рядом с женщиной молодой человек, который был очень похож на водителя или охранника.

- Вы Ника Смирнова? Дочь Анатолия Смирнова? - Спросила женщина, внимательно разглядывая Нику.

- Да, - кивнула девушка, непонимающе глядя на элегантную незнакомку и её спутника, - а по какому вы вопросу, простите...

- Я - Евгения Подольски, - представилась женщина, без приглашения пройдя в квартиру. Парень остался ждать её за дверью, - я недавно прилетела из Канады и... Я - твоя тётя, Ника.

- Простите, - Нике в первый момент показалось, что она ослышалась, - моя...

- Да, Ника, твоя тётя! Я - старшая сестра твоего отца, Анатолия! Только пути наши разошлись давно, ещё до того, как он женился на Свете, твоей маме... Я тогда заграницу уехала, захотелось попытать счастье на чужой земле. Сначала жила в Америке, работала, а потом вышла за канадца польского происхождения и уехала с ним в Ванкувер. Наверное, ты слышала про этот город...

- Конечно, там же недавно была Олимпиада, - это первое, что пришло на ум растерянной Нике.

- Да, конечно! Была у нас Олимпиада! Так вот, последние десять лет я жила там, в Британской Колумбии, со своим мужем Анжеем... Ой, Ника, может, пройдём, а то неудобно тут стоять, как ты думаешь?

Смущенная её замечанием Ника тут же кивнула, поняв, что она напрочь забыла о правилах приличия, и женщина, сняв свои сапожки и скинув пальто, быстро прошла в комнату. Ника молча последовала за ней.

- Так вот, дорогая, - сказала Евгения, присаживаясь в кресло, - мы жили в Ванкувере, вдвоём, детей не было у нас... И, наверное, так бы и жили, если бы в прошлом году Анжей не погиб в авиакатастрофе! Нелепая смерть, конечно, хотя никто в этом не виноват. Погода была плохая, сильный туман, а ему нужно было срочно лететь в Торонто по работе... Впрочем, не стоит сейчас о грустном. Я уже всё это пережила, переплакала. Первое время, конечно, тяжело мне одной было, и тогда я решилась - надо мне ехать в Россию. Признаться, в Ванкувере климат просто отвратительный. Зимы нормальной нет, летом постоянно дожди, сыро, влажно, ветра с океана задувают! И ещё ностальгия замучила. По родным краям, по России. Я же в России больше двадцати лет не была!

- Как вы меня разыскали? - Голос Ники задрожал от волнения.

- Вообще-то, я начала искать Толю, брата своего. Но в итоге нашла только тебя... К сожалению, больше никого из родных у меня не осталось.

- И зачем вы нас искали? Ладно, папу, но меня-то зачем?

- Как зачем, Ника? Ведь ты - моя семья! Я же после смерти Анжея одна на всём белом свете осталась! Мне нужны были близкие люди, родственники...

- А что... больше у вас никого нет? Кроме меня? - Ника всё ещё не могла поверить в свою удачу.

- Никого, девочка, никого. Все умерли. Мы с тобой одни остались.

- Да, это так, - Ника опустила глаза и тихо всхлипнула, - даже мой брат умер. Его убили!

А дальше Ника, сама точно не зная, зачем она это делает, выложила тётке всё, что недавно произошло с её братом, включая и его предсмертные слова. Евгения слушала её внимательно, не перебивая, и лишь когда Ника закончила свой рассказ, та встала и оглядевшись по сторонам, решительно заявила:

- Так, всё, дорогая, хватит тебе тут томиться, в этой провинции, собирай всё самое необходимое и едем со мной в Москву! Да, и не смотри на меня так! Я тебе, похоже, забыла сказать самое главное - мой Анжей был богатым человеком. У нас в Канаде есть сеть отелей, есть несколько домов, квартир. Даже яхта своя была, только я её продала сразу после смерти Анжея. И ещё кое-что из нашей недвижимости. Купила себе квартиру в Москве. Ну, давай, собирайся, дорогая, с сегодняшнего дня у тебя начинается новая жизнь!

- Но как же моя работа? - Ника всё ещё не могла поверить услышанному, - То есть сейчас я в отпуске, но потом мне нужно будет вернуться...

- Господи, да не переживай ты о такой ерунде! - Беспечно отмахнулась Евгения, - Я же сказала, Ника, у тебя начинается новая жизнь. Работать тебе теперь точно не обязательно, так как моих денег нам с тобой хватит за глаза, да и твоим детям, думаю, ещё останется. Так что собирайся и едем в Москву! Тебе развеется надо, а то ты тут в одиночестве с ума сойдёшь! Или ты мне не доверяешь? Отлично, я тебе сейчас всё покажу - документы, фотографии... У меня всё это есть с собой! Смотри, я могу доказать, что я не лгунья и не аферистка!

Собралась Ника очень быстро. Взяла с собой только самое необходимое, а также вещи, которые напоминали ей о дорогих её сердцу людях. Перед отъездом предупредила соседей о том, что в ближайшее время её не будет дома, попросила следить за квартирой. Когда она вернётся из Москвы - Ника не уточнила. Около дома их с Евгенией ждала дорогая иномарка, которая должна была доставить Нику в новую, пока ещё неизвестную для неё жизнь.

"Кажется, мой аббат Фариа уже нашёлся, - пронеслось в голове у девушки, когда серебристый "Лексус" вывез её за пределы родного городка, - теперь дело за небольшим - продумать детали моего плана мести".


Глава 2.

Последующие две недели для Ники пролетели как во сне - в Москве у неё действительно началась новая жизнь, о которой девушка прежде даже и помечтать не могла. Женя (так теперь Ника называла тётку) каждый день её куда-то выводила - по дорогим бутикам, в салоны красоты, на модные премьеры в театре, на концерты - в общем, скучать действительно не приходилось. Жили они вдвоём, если не считать британского кота Фредди, названного так в честь Жениного кумира молодости - Фредди Меркьюри, в новой роскошной квартире, расположенной в самом центре Москвы, ездили всюду на личном автомобиле Жени с водителем, обедали в самых престижных ресторанах города - в общем, жили на полную катушку, как часто шутила сама Женя. Но, разумеется, той нравилось одаривать племянницу дорогими подарками и доставлять ей радость, показывая ей все прелести богатой жизни. Да и сама Женя, похоже, была счастлива не меньше Ники - теперь она, наконец, не чувствовала себя одинокой, в её жизни появился смысл.

- Я давно мечтала о дочери, - однажды призналась она Нике, - мне очень хотелось ходить с ней по магазинам, покупать ей красивую одежду, баловать её. Я даже одно время думала удочерить какую-нибудь сироту, но мой Анжей был категорически против. Не хотел чужих детей в доме. Нет, мы, конечно, жили с ним счастливо - он безумно любил меня, заботился обо мне, мы много путешествовали по миру... Но мечта о дочери так и не прошла. И поэтому, когда я узнала, что у меня есть племянница, мне вдруг показалось, что Бог, одной рукой отняв у меня любимого мужа, другой подарил мне шанс осуществить мою давнюю мечту. Теперь у меня есть девочка, в которой течёт моя кровь! Кстати, ты очень похожа на своего отца! У тебя глаза, как у Толи, улыбка, губы, тип лица. В общем, ты наша, Ника, из нашей семьи... И на нашу с Толей маму ты тоже похожа!

Бесспорно, Нике было очень приятно слышать это от тётки, к которой она тоже в последнее время сильно привязалась. И дело было вовсе не в богатой и красивой жизни, в которой Ника оказалась благодаря Жене, на самом деле Нике тоже очень не доставала близкого, родного человека, с которым можно было поделиться своими горестями и радостями. Особенно одиноко было ей после смерти бабушки. Близких подруг у Ники никогда не было, не умела она сближаться с людьми до такой степени, чтобы чужого человека в душу пускать. Единственной отрадой был Андрей, и хотя виделись они, увы, не часто, Ника просто обожала своего брата и многое ему рассказывала. Кроме самого личного, конечно. Например, того случая во время отдыха в Адлере.

- Чудесный был вечер, не так ли? - Женя сняла свои туфли на высоком каблуке и, облегченно вздохнув, вытянула ноги на диване, - Правда, я смертельно устала, но это стоило того! Обожаю посещать всякие выставки, галереи! А тебе ведь тоже понравилось, племяшка?

- Конечно! Я никогда не была в таких местах! Всё никак не привыкну к своей новой жизни...

- Привыкай! Завтра у нас с тобой массаж, салон красоты, потом посетим какую-нибудь экскурсию по Москве - в Интернете вычитала, что завтра будет хорошая погода - ясно, плюс пятнадцать градусов и почти без ветра! Дождались мы тепла, наконец-то! - Воскликнула она, а затем взяла на руки сонного Фредди, который тут же начал громко урчать, наслаждаясь Жениным почесыванием за ухом, - Мальчик мой, совсем я тебя забросила, да? Ревнуешь к Нике небось? Раньше ты был у меня единственный ребёнок, а теперь у тебя сестрёнка появилась, правда, старшая... Что? Не ревнуешь? Ну, и правильно, мамка всё равно тебя любит! Так, - она опять перевела взгляд на Нику, - дорогая, давно хотела кое-что уточнить... Как ты смотришь на то, что ты бы отправиться в путешествие?

- В какое путешествие? - Ника с удивлением посмотрела на тётю.

- Ну, например, в круиз по Средиземному морю! Как тебе такой вариант? Я бы показала тебе Рим, Париж, Ниццу, Барселону... Ты ведь никогда не была заграницей, не так ли?

- Не была. Только один день в Абхазии провела, в прошлом году из Адлера ездила на экскурсию.

- Это не в счёт! - Отмахнулась Женя, - Абхазия, Турция, Египет - это всё не интересно! Вот Европа это тема! Или ты хочешь на какой-нибудь экзотический курорт? Тогда могу предложить Мексику, например. Мы из Канады туда часто отдыхать ездили. В Канкуне шикарно, а ещё круче в Акапулько, на Тихом океане!

- Я не хочу путешествовать, - немного помолчав, ответила Ника, серьёзно взглянув на тётю, - Женя, я хочу попросить тебя о другом!

- Всё, что угодно, дорогая! Хочешь пойти учиться - без вопросов, прямо завтра же этим вопросом займёмся! Или ты хочешь открыть свой бизнес? Тоже помогу, я в этом вопросе разбираюсь.

- Нет, Женя, я хочу сделать кое-что другое, - Ника опять помедлила, - это не связано с работой или учёбой...

- Тогда с чем? Говори быстрее, не томи, прошу тебя!

- Я хочу отомстить за смерть Андрея. Хочу найти виновных и наказать их за то, что они сделали с моим братом.

План был разработан не сразу. Поначалу Женя, как могла, пыталась отговорить племянницу от её рискованного плана. Соблазняла красивой жизнью в Москве, путешествиями, даже предлагала уехать в Канаду, чтобы там, вдали от родных мест, Ника смогла начать всё с начала и забыла о своей потере. Также она пыталась убедить Нику, что к этому можно подключить частных детективов, которые смогут самостоятельно найти преступника, а потом передать его в руки полиции. И тогда она лично позаботится о том, чтобы этого урода посадили лет на двадцать! И никакие папочкины связи не помогут!

Но Ника стояла на своём. Она хочет проникнуть в дом Леоновых и САМА вычислить убийцу. А потом САМА его наказать, перед этим посмотрев ему в глаза. Она хочет видеть глаза этого мерзкого человека, который достоин самого страшного наказания за то, что сделал с её братом!

- Ты хочешь убить его, Ника? - Женя испуганно посмотрела на девушку.

- Не знаю, - откровенно призналась та, - я не знаю, что я с ним сделаю, но я хочу, чтобы он страдал, очень страдал... Страдал также, как мой брат, когда истекал кровью на холодной улице, не в силах даже позвать на помощь!

- Но как ты хочешь проникнуть в эту семью, дорогая? В качестве кого?

- Не знаю, это я тоже пока не решила. Но, может быть, я бы смогла, например, попасть туда в качестве служанки... Только для этого мне понадобятся поддельные документы, чтобы убийца ни в коем случае не заподозрил, что я - сестра Андрея.

- Это не проблема, - Женя беспокойно прошлась по комнате, - но прежде я сама наведу справки об этих людях. Может, на основе информации, которую мы получим от частного детектива, мы сможем хоть что-то понять насчёт того, кто мог убить твоего брата.

Ника с этим согласилась, но о своём плане ни на минуту не забывала. То и дело поглядывала в Интернете новости Н-ска, пытаясь отыскать среди них сообщения о Леоновых. Но ничего интересного там не было. Появилась лишь пара новостей о мероприятиях города, которые глава семьи посетил вместе со своей молодой женой Жанной. Эта Жанна, судя по фотографиям, годилась Леонову-старшему в дочери, и производила впечатление легкомысленной блондинки, которая неплохо устроилась, выйдя замуж за богача. Хотя, надо признать, она была хорошенькой и совсем юной, моложе двух старших сыновей Михаила. Ника поморщилась и выключила компьютер. Она опять думала об убийце своего брата. Интересно, мучает ли его совесть? Снятся ли кошмары по ночам? Или он спокойно живёт, ест, спит, развлекается? При одной мысли об этом у Ники потемнело в глазах от ярости. Нет, не будет покоя этому мерзавцу! И даже тюрьмы ему будет мало! Она придумает ему наказание пострашнее любой тюрьмы!

Заснуть в ту ночь Нике удалось с трудом. Но всё же она задремала, и сразу после этого, девушка перенеслась из холодной весенней Москвы в тёплый летний Адлер, где она стояла у ласкового моря, наслаждаясь его волнами, его ароматом, который так и не смогла забыть.

- Ника! - Услышала она позади себя. Оглянулась. И увидела прямо перед собой Его! Диму! Он был также красив, как и в тот чудесный вечер, который она так и не решилась превратить в ещё более чудесную ночь. Стоял и смотрел на неё своими проницательными карими глазами в обрамлении длинных чёрных ресниц. И Ника смотрела на него, любуясь им и одновременно не веря в то, что она снова встретила его. А потом он подошёл к ней и коснулся своими горячими губами её губ. Она даже сказать ему ничего не успела! Хотя, а что ей надо было говорить? Она ответила на его поцелуй, наслаждаясь его губами, ласками, прикосновениями... Нет, на этот раз она его так просто не отпустит! Будь что будет, но второй она не сможет отказать этому мужчине...

Проснувшись, Ника ещё долго вспоминала свой сон. Впервые за всё последнее время она не думала о смерти брата и своей мести убийце, её мысли были заняты совершенно другим!

"Если бы я смогла отыскать его, - думала девушка, подойдя к окну и любуясь на высокое ночное небо, усеянное сверкающими звёздами, - но ведь я ничего о нём не знаю! И почему я даже не спросила, из какого он города, не узнала фамилию, номер мобильного... Как бы мне хотелось снова увидеть этого мужчину, хотя бы один раз! Но этого, наверное, никогда не случится. Никогда!"

Наутро Женя заметила, что племянница какая-то странная, вся в своих мыслях, за завтраком ела плохо и выглядит как-то иначе, ни как обычно.

- Ты думаешь о каком-то мужчине, не так ли? - Сразу догадалась тётя, - Ника, скажи честно, ты в кого-то влюблена?

- Да, - честно призналась та, не желая скрывать очевидное, - но это невозможная любовь. Наши пути разошлись, и я больше никогда его не увижу.

- Никогда не говори никогда, - усмехнулась Женя, пододвигая к себе йогурт, который она за завтраком всегда ела на десерт. Перед этим она с удовольствием умяла омлет с булочкой и выпила стакан апельсинового сока, - в жизни всякое может быть. Поверь мне, Ника, порой судьба преподносит нам такие сюрпризы, что потом думаешь и удивляешься - разве такое может быть в жизни? А вот и может! Да ещё как может!

- Что там с детективом, которому ты велела собрать информацию о Леоновых? - Ника решила сменить тему, - Он тебе звонил?

- Нет пока, но позвонит, ты не переживай! Он - профессионал, поверь, он иголку в стогу сена отыщет, если это понадобится...

Пролетело ещё несколько дней, которые Ника провела в обществе своей тёти. Та обучала племянницу некоторым деталям, которые по её мнению пригодятся Нике в её новой жизни - одеваться со вкусом, правильно наносить макияж, пользоваться столовыми приборами, разбираться в винах. Ника всё это схватывала практически на лету, и надо сказать, что ей нравилось это обучение. Это отвлекало её от тяжёлых дум и воспоминаний. Но вот наступил день, которого Ника так долго ждала.

- Итак, дорогая, - сообщила ей Женя, позвав к себе в кабинет , - мне только что звонил мой частный детектив. А потом по электронной почте прислал вот это, - она протянула Нике несколько листов, на которых было что-то напечатано, - почитай, дорогая, это досье на нашу семейку Адамс. Извиняюсь, конечно, за неуместный юмор, но иначе я их назвать не могу...

- Что здесь? - Руки девушки задрожали, и она была вынуждена положить листы обратно на стол.

- Ладно, так и быть. Я сама тебе всё прочитаю, родная. Но заранее предупреждаю - всё намного сложнее, чем я думала. Убийцей в этой семейке может оказаться каждый!

А дальше она начала читать досье на всех членов семьи Леоновых. Итак, начнём с главы семьи. У того, между прочим, тоже рыльце было в пушку, несмотря на свою безукоризненную, казалось, репутацию делового человека. Но на заре своей карьеры удачливого бизнесмена Леонов был тесно связан с опасной чеченской мафией, которая крышевала его бизнес. Также в то время было убито несколько его конкурентов, тоже основателей строительных фирм, но ни одно из убийств раскрыто не было. Но самое страшное было не это, гораздо более подозрительным было то, что случилось намного позже, всего пару лет назад. А началось всё с того, что когда-то очень давно, будучи ещё студентом, молодой Михаил Леонов безумно влюбился в первую красавицу Н-ска - прекрасную и гордую Лилиану Эристави, отец которой, чистокровный грузин Ираклий Эристави подумывал отдать дочь за сына своего лучшего друга из такой же зажиточной кавказской семьи, какими были сами Эристави. В то же время за Лилианой ухаживал и Михаил, которого в итоге и выбрала черноокая красавица, после чего в семье Эристави был большой скандал, но Лилиана свою любовь отстояла, вышла замуж и родила Михаилу троих сыновей. Всё было бы в молодой семье отлично, да вот только очень уж ревновал свою жену Леонов. По Н-ску ходило немало слухов о том, как во время светских мероприятий Леонов закатывал скандалы супруге, когда видел, как за ней ухаживали другие мужчины. Также ходили слухи, что примерно лет десять назад, когда Леонов уже стал предпринимателем и имел определенные связи (в том числе и с чеченской мафией), за Лилианой открыто ухаживал один местный ловелас, моложе самой Леоновой на десять лет. Потом этот тип неожиданно исчез из Н-ска, и до сих пор никто не мог сказать, по своей воле тот покинул город или же его ВЫНУДИЛИ уехать. И жив ли он вообще... Разумеется, слухи ходили разные, но ни следов, ни тела Лилианиного поклонника так и не нашли. А два года назад погибла сама Лилиана! По официальной информации - повесилась в своём доме, у себя в спальне. Леонов тогда говорил, что у жены были проблемы с нервами, она пила антидепрессанты, и короче, на этой почве всё и случилось. Что же произошло тогда на самом деле, не знал никто, но по рассказам прислуги, которая работала в то время у Леоновых, незадолго до этого у Михаила и Лилианы был очередной скандал, после чего всё и случилось. Примерно год носил Леонов траур по своей любимой жене, на всех мероприятиях был один (или с сыновьями), а потом раз и женился, причём совершенно неожиданно. Да на ком? На своей секретарше, 25-летней Жанночке, которая сразу после свадьбы стала владелицей турагентства. Свадьба, правда, была скромной - на ней присутствовали лишь самые близкие, а торжество по этому поводу было не в ресторане, а в доме Леоновых, после чего "молодые" сразу же укатили на Мальдивы, где провели свой медовый месяц.

- Бог ты мой! - Воскликнула Ника, сразу после того как Женя закончила читать досье на Михаила, - Этот человек, возможно, убил поклонника (или любовника?) жены, а также по всей вероятности был причастен и к её смерти! Ведь это могло быть и не самоубийство вовсе!

- Правильно мыслишь, - усмехнулась Женя, - я тоже что-то не верю в эту версию с тем, что Лилиана Эристави-Леонова повесилась. Что-то тут не чисто, дорогая...

- Так, а что там с сыновьями? Они тоже, что ли, бандиты с большой дороги?

- Да нет, тут, конечно, не настолько всё запущено. Но кое-что тоже и на них нашлось. Итак, Дмитрий Леонов, тридцать два года. Старший сын и гордость отца. Работает архитектором в их строительной фирме. Первый красавец Н-ска, предмет обожания и страсти многих девиц, в молодости был известным бабником и гулякой. По молодости имел проблемы с милицией, но не серьёзные. Штраф за превышение скорости, штраф за вождение автомобиля в пьяном виде, мелкие хулиганства в виде разбитых бокалов в ресторане или пьяной драки в клубе... Но до арестов, естественно, не доходило. Пять лет назад всё же женился и стал серьёзным человеком. Остепенился. В жены выбрал красивую блондинку, дочурку папиного приятеля из другого города по имени Нелли. Девушка вроде и правда приличная, закончила иняз с красным дипломом, в совершенстве владеет французским. И вроде бы жили они душа в душу, самого Дмитрия не замечали больше ни пьяным, ни в обществе других красоток, но вот примерно за год до смерти Лилианы... Короче, опять же, никто толком не знает, что там у них произошло, но известно одно - однажды вечером явился наш примерный муж пьяный в стельку с какого-то мероприятия, а потом, серьёзно поссорившись с женой, побил её, в результате чего Нелли потеряла ребёнка!

- И его, конечно, не посадили, - вставила Ника, воспользовавшись тем, что тётя решила промочить горло водой, стакан с которой стоял у неё на письменном столе.

- Конечно, нет, хотя отец Нелли был страшно зол и грозился засадить Дмитрия за решётку! Но Михаил пустил в ход свои связи, чем-то надавил на Нелли вместе с её папаней, в общем, как итог, Нелли не стала заявлять на муженька, а после того, как поправилась, тут же смоталась из Н-ска...

- Они развелись?

- Официально нет, но сейчас Нелли Леонова уже больше года живёт в Париже. А Димочка опять взялся за старое - меняет подружек, ездит по курортам, правда, ведёт себя прилично и больше не напивается.

- Понятно, - процедила Ника, - яблоко от яблоньки не далеко падает. Папаня расправлялся с конкурентами и соперниками, а сынок пьёт и распускает руки. Но побить беременную жену это просто ужасно, Женя, у меня нет слов!

- Говорят, что Дмитрий не знал о беременности Нелли. Вроде бы она ему ещё не рассказала об этом. И срок был ещё маленький... Хотя я его не оправдываю - в любом случае он не должен был поднимать руку на женщину.

- Так, а что там со средним и младшим? Они тоже кого-то побили?

- Нет, - покачала головой Женя, - но ребята тоже не так просты. Короче, переходим ко второму сынку, Алексею Леонову, которому недавно исполнилось двадцать девять. У того репутация получше, чем у старшего брата, но в своё время Алексей замутил один сомнительный бизнес, торговал мобильными телефонами, которые впоследствии оказались краденными. Дело быстро замяли - опять же папа постарался, и Алексей вскоре после этого открыл спорт-бар, в котором вроде бы всё опять же легально и законно, но... - Женя помедлила, посмотрев на племянницу, - ходят слухи, что с недавних пор в этом самом спорт-баре работает ещё и нелегальное казино! То есть, как ты сама понимаешь, в Н-ске у нас теперь игровой бизнес запрещен, но Леонов и тут выкрутился. Замаскировал свой нелегальный бизнес под спорт-бар и всё чисто, не придерёшься!

- Вот как! - Удивленно воскликнула Ника, - Действительно, семейка Адамс... А что там младшенький? Старший у нас балагур и хулиган, средний - великий махинатор, - Ника ехидно усмехнулась, - а тогда кто же младший? Робин Гуд, который обкрадывает свою собственную семейку и делится с бедными?

- Нет, ты не угадала, дорогая. Итак, переходим к последнему субъекту. Игорь Леонов, двадцать четыре года, официально безработный... На самом деле творческая личность, уже давно пишет то ли романы, то ли фэнтези. Их, разумеется, не публикуют, но отмазка у Игоря есть - якобы он целыми ночами работает над очередным бестселлером, который потом, естественно, никто не напечатает - он уже обращался в издательства, даже в Москву приезжал, но там, разумеется, ему отказали. Так вот ночами он трудится, а днём спит...

- Хорошо устроился! Выходит, что младшенький у нас - нахлебник, сидящий на шее отца и маскирующийся под писателя?

- Да, но... Есть ещё одно немаловажное обстоятельство, - Женя опять выдержала паузу, - наш Игорёк как бы сказать не совсем нормальный! Он на учёте у психиатра стоит с детских лет...

- Что? - На сей раз Ника была действительно шокирована, - И... что с ним? Он шизофреник?

- Нет, но проблемы были ещё в детстве. Страхи, конфликты в школе с одноклассниками, скандалы дома. Его даже лечили в одной специальной клинике где-то под Москвой. После этого лечения Игорь стал тише, спокойнее, замкнулся в себе и начал писать свои книги. Отец отправлял его учиться в Москву, но тот, разумеется, так и не закончил университет. Вернулся обратно в Н-ск. После смерти матери, говорят, замкнулся в себе, ни с кем не общается, сидит в своей комнате и никуда не выходит оттуда. Даже на свадьбе отца его не было...

- Вот это да! - Ника встала и прошлась по комнате, пытаясь таким образом немного сбросить волнение, которое охватило её после таких известий, - Выходит, что там все друг друга стоят. И все живут вместе, под одной крышей?

- Конечно. Все три сына в холостяках. У Дмитрия полно подруг, но серьёзных отношений нет ни с одной. С Алексеем что-то там мутное, вроде бы есть постоянная любовница, которая у него в спорт-баре работает, но официально он холостяк. Ну, а с Игорем всё понятно, тот из дома раз в год выходит, всё время в своей комнате, пишет свои романы. Кстати, говорят, что он даже компьютеры не признаёт! Пишет от руки свои творения. Представляешь? Именно поэтому его в издательстве и завернули обратно - им нужен был напечатанный текст, а наш писатель, разумеется, отказался и поставил условие - либо они берут рукопись без условий, либо он ни на что не согласен и пойдёт в другое издательство. Что ж, несложно догадаться, что желающих напечатать его рукописи так и не нашлось...

Ника молча сидела, глядя на маятник в старинных напольных часах и размышляя о том, что она узнала. Убийцей мог быть любой из троих братьев, здесь тётя была абсолютно права! Даже Игорь, хотя он, конечно, на роль убийцы подходил меньше всего. А также, возможно, что во всём этом замешан и отец - он тоже вполне мог стать сообщником сына-убийцы. Вот только зачем? Какой смысл им было убивать Андрея?

Последующие несколько дней Женя расспрашивала Нику о жизни её брата. Та вспоминала все подробности жизни Андрея, но ничего интересного они так и не нашли. Ни одной зацепки, которая бы связывала Андрея с семьей Леоновых. А потом опять позвонил детектив и сообщил кое-что очень важное.

Во-первых, убийцу Андрея якобы поймали, а точнее нашли убитым в каком-то заброшенном доме на окраине Н-ска. Им оказался выходец из Средней Азии, который нападал на прохожих и грабил их. При нём были обнаружены вещи Андрея - его куртка, часы и мобильный телефон. Говорят, что убили преступника его же собственные приятели, которые прежде занимались вместе с ним грабежами. Что-то они там не поделили между собой, в результате чего этого типа зарезали его же собственные дружки, которые тут же скрылись из Н-ска в неизвестном направлении.

- То есть дело считается закрытым, - подытожила сообщение детектива Женя, - убийца как бы найден, улики тоже...

- Это было подстроено Леоновыми! - Перебила её Ника, - По их наводке был убит этот азиат, а улики ему подбросили специально, чтобы закрыть дело! Возможно, сам папаша Леонов приложил к этому руку, усчитывая его связи...

- Не сомневаюсь, дорогая. Но есть и ещё одна новость. Мой детектив выяснил, что несколько месяцев назад Андрей встречался с одной девушкой, коренной жительницей Н-ска, её зовут Оксана...

- Оксана? - Переспросила Ника, - Нет, Андрей мне о ней ничего не рассказывал. Хотя... Он был скрытным и не любил рассказывать о личном.

- Так вот, слушай дальше. Оксана эта работала в кафе официанткой, где они с Андреем и познакомились. У них начался роман, но потом эта Оксана была замечена в компании Дмитрия Леонова! Кажется, она была его любовницей параллельно с тем, как встречалась с твоим братом.

- Что? - Ника резко вскочила с кресла, напугав при этом мирно спящего Фредди, - Дмитрий Леонов...

- Да, моя дорогая, именно так, - Женя наклонилась, чтобы забрать Фредди к себе на колени, - что там было в итоге информации нет, но сейчас девушки уже третий месяц нет в Н-ске, а по слухам она уехала к каким-то дальним родственникам на юг, подальше от своих мужчин и разборок между ними...

- Значит, она уехала ещё до убийства Андрея, - задумчиво протянула Ника, - но это многое меняет. Теперь у нас, кажется, появилась первая зацепка! И первый подозреваемый. Им становится Дмитрий Леонов..

Все последующие дни Ника размышляла над тем, под каким предлогом ей попасть к Леоновым. Но решение проблемы совсем скоро нашлось, опять же благодаря информации детектива, который продолжал выполнять свои обязанности, стараясь держать Женю и Нику в курсе событий.

- Итак, Ника, - сообщила ей Женя сразу после завтрака, когда они, как обычно, направились к ней в кабинет, - Михаил Леонов ищет помощницу для своей жены. Требования - обязательно женского пола, образованная, с хорошим вкусом, возраст до 35 лет, коммуникабельная, желательно не обремененная семьей...

- Отлично! - Ника не дала той договорить до конца, - я бы могла подойти на эту должность. Но вот зачем Жанне Леоновой помощница? И чем она должна заниматься, эта помощница?

- Ну, тут всё намного проще, чем это кажется на первый взгляд, дорогая. Сейчас я тебе обрисую картину, и ты сама всё поймёшь... Если вкратце, то ситуация там такая - после замужества с Леоновым бедная Жанночка потеряла всех подруг. Разумеется, тот не хочет, чтобы его жена общалась со своими бывшими приятельницами, боится, что это плохо отразится на её репутации. А с жёнами друзей Леонова юная Жанночка тоже явно общего языка не нашла - почему, я думаю, ты поняла. В турагентстве, которое он жене подарил, она появляется на час в день, видимо, муж против того, чтобы Жанна там целыми днями перед клиентами красовалась. Со своими служащими, работницами турагентства Жанна опять-таки дружить не может, не подходят такие подруги ей по статусу, вот и решил Леонов найти для своей женушки как бы подружку. Чтобы ходила с ней всюду, помогала с выбором одежды, развлекала её...

- А потом докладывала обо всём ему самому, - закончила за тётку Ника, - чтобы тот был в курсе, не завела ли его жёнушка себе любовника.

- Эврика! - Воскликнула Женя, - Ты опередила меня, догадавшись сама о том, что на самом деле нужно Леонову от так называемой помощницы или компаньонки своей жены.

- Да это ж проще простого, - усмехнулась Ника, встав со стула, - но теперь переходим к другому - мне нужны документы на новое имя...

- Они уже у меня на руках. Твоё новое имя - Диана Лакатош. У тебя будут венгерские корни. Осталось только подобрать тебе новый имидж, сделать фотографию на документы, и ты можешь отправляться в Н-ск.

Стилист прибыл в квартиру Жени всего через пару часов после этого разговора. Им оказался заводной итальянец по имени Чезаре, который говорил с очень смешным акцентом. Поначалу тот долго внушал женщинам, что ничего в имидже Ники менять не стоит - всё идеально, а синьорина настоящая красавица, очень похожая, кстати, на итальянских девушек. Но Ника и Женя настояли на своём, и в итоге Нике была сделана стрижка-каре с длинной, почти до глаз, прямой чёлкой, а её каштановые волосы были окрашены в иссиня-чёрный цвет. Также ей были выбраны очки в чёрной оправе, которые отлично сочетались с её новым цветом волос, и подобран специальный макияж, который несколько изменял её природные черты лица.

- Не слишком ли вульгарно я выгляжу? - Обеспокоенно спрашивала Ника, пристально рассматривая себя в зеркале, - Может, следует не так ярко красить губы и не так сильно подводить глаза? Ведь Жанне Леоновой может не понравиться, что её помощница будет такой яркой, наверняка, она бы предпочла серую мышку, чтобы на её фоне казаться ещё более привлекательной.

- Ты забыла одну вещь, племянница. Выбирать помощницу, ассистентку или как там это ещё можно назвать для жены будет сам Леонов. И его-то, наверняка, больше заинтересует яркая и уверенная в себе леди, а не серая мышка, которой его жена тут же начнёт помыкать. Понимаешь, о чём я?

Ника кивнула, соглашаясь с доводами мудрой Жени. Всё понятно, она должна не просто втереться в доверие к Леоновым, она должна их соблазнить. При возможности всех четверых. Что ж, задача была не из лёгких, но сейчас Ника была готова на любой риск.

- Официально Ника Смирнова завтра улетает в Канаду, в Торонто, - сообщила Женя девушке, когда та уже начала собираться в Н-ск, - где пробудет какое-то время в моей квартире. Так что если Леоновы вздумают наводить о тебе справки, то найдут тебя за океаном, в Северной Америке. А мой человек будет постоянно приглядывать за тобой там, в Н-ске. Разумеется так, чтобы никто не догадался об этом.

Прощались они как близкие родственницы, знавшие друг друга всю жизнь. Женя сильно переживала за Нику и говорила, что будет сильно по ней скучать. Нике тоже было тяжело расставаться с тётей, но другого выхода у неё не было. Отступать было слишком поздно. Виновный в смерти Андрея должен быть наказан, и только Ника может заставить убийцу заплатить за своё преступление.

В Н-ск Ника прибыла на другой день рано утром. Остановилась в съёмной квартире, которая была не слишком дорогой, но вполне приличной. И уже через несколько часов Ника поехала в дом Леоновых, где ей было назначено собеседование.

Особняк Леоновых находился за городом, в элитном коттеджном посёлке, расположенном на берегу озера. За посёлком начинался роскошный сосновый лес.

"Живут же люди, - думала Ника, глядя на огромный двухэтажный особняк, обнесенный высоким кованным забором, - как же тут, наверное, хорошо отдыхать летом... А какой воздух! Хотя комаров, наверное, тоже немало."

Она позвонила в домофон. Тут же ответил охранник и, уточнив, кто она, впустил её. В доме Нику встретила немолодая, полноватая женщина в специальной униформе. Домработница, поняла Ника. Женщина представилась Полиной и попросила Нику подождать - она должна предупредить о её приходе Михаила Юрьевича.

Войдя в дом, Ника невольно приоткрыла рот. Такой роскоши она не видела даже в квартире Жени, отделка и обстановка которой тоже в общем-то стоили баснословных денег. Но то, что она увидела в гостиной дома Леоновых, напомнило Нике королевские дворцы, в которых она, разумеется, никогда не была, но которые с огромным удовольствием рассматривала на фотографиях и по телевизору. Огромные хрустальные люстры, широкая мраморная лестница, ведущая на второй этаж, дорогая мебель, судя по всему, выполненная по индивидуальному заказу, ковры, в которых буквально утопали ноги, а также дорогостоящие аксессуары вроде напольных ваз из китайского фарфора, посуды из серебра или огромных бронзовых скульптур с мини-водопадом и подсветкой... Всё вокруг сверкало, сияло и переливалось - золото, хрусталь, мрамор - всё это великолепие буквально завораживало своей красотой!

- Михаил Юрьевич вас ждёт в своём кабинете, - сообщила Нике вернувшаяся в гостиную Полина. Она проводила девушку в кабинет. Едва войдя в него, Ника в очередной раз замерла от неожиданности, увидев там гигантский аквариум, почти во всю в стену, в котором помимо небольших разноцветных рыбёшек, плавала настоящая акула!

- Не бойтесь акулу,- сразу поняв, на что так удивленно смотрит гостья, спокойно произнёс Михаил, - её кормят каждый день, она не голодная. И аквариум не разобьётся, уверяю вас. Зато он очень успокаивает нервы. Бывает, я приезжаю уставший после долгого рабочего дня, сажусь и смотрю на то, как они плавают туда-сюда. Знаете, сразу расслабляешься, кажется, что ты где-то на море, плаваешь под водой и наблюдаешь за жизнью его обитателей... Ладно, Диана, - он перевёл дыхание и внимательно посмотрел на девушку, - присаживайтесь. Я уже ознакомился с вашим резюме. Как вы уже знаете, моей жене нужна личная помощница, ассистентка...

Ника кивнула, присаживаясь в кресло напротив Михаила.

- В резюме указано, что вы владеете английским. Насколько хорошо вы его знаете?

- Я училась в английской школе, а также учила его самостоятельно, - на сей раз Ника решила не лгать, - владею не в совершенстве, но разговаривать и переводить не слишком сложные тексты могу... Если честно, я даже хотела стать переводчицей, но жизнь сложилась иначе, хотя мне всегда нравилось изучать иностранные языки.

- Отлично! Значит, вы сможете помочь моей жене в изучении английского. Дело в том, что она давно хочет выучить английский, а на курсы ей ходить не хочется. Говорит, что у неё не получается обучение на курсах.

- Тогда наймите репетитора на дом, - вставила Ника, - сейчас это не проблема.

- Жанна вздумала сама учить язык, Диана, и не хочет никаких репетиторов. Хочет просто общаться с кем-то, кто знает английский. Не зубрить правила, а именно осваивать разговорную речь... Я думаю, что вы бы смогли справиться с этой задачей.

- Конечно, - улыбнулась Ника, - если вашей супруге не нужны профессиональные уроки, то я с удовольствием ей помогу. Более того, я могу помочь ей с самостоятельным обучением, так как знаю некоторые секреты, как можно побыстрее выучить язык.

- Отлично! - Михаил довольно ухмыльнулся, - Но я ещё не рассказал вам обо всех ваших обязанностях, Диана.

- Я вас слушаю, Михаил Юрьевич.

- Михаил, просто Михаил, - он как-то странно улыбнулся, бросив оценивающий взгляд на сидевшую напротив него девушку, - так вот, что касается ваших обязанностей... Диана, моей жене нужна не просто личная помощница, ей нужна подруга. Которая будет ездить с ней за покупками, помогать с выбором одежды, будет всюду её сопровождать и следить за тем, чтобы она не наделала глупостей. К сожалению, я человек занятой, и не могу много времени уделять супруге. И поэтому мне нужен человек, который будет всё время рядом с ней, но, разумеется ТАК, чтобы я был в курсе всего того, что делает Жанна.

- В каком смысле? Я должна докладывать вам о каждом шаге вашей супруги, Михаил?

- И это тоже, Диана. Но, разумеется, не только это. Вы должны будете стать Жанне кем-то вроде доверенного лица плюс личного секретаря. Надеюсь, вы всё понимаете, Диана. И, разумеется, Жанна не должна знать о том, что я буду в курсе ВСЕЙ ЕЁ личной жизни. Вы меня поняли? Всей, это значит всей. У вас не должно быть от меня тайн, Диана.

- Но... Не проще ли было нанять ей телохранителя или шофёра? - С недоумением спросила Ника.

- Об этом и речи не может быть. Жанна на это никогда не согласится. И потом она сама отлично водит машину... Короче, вы поняли, в чём состоит суть вашей работы, Диана?

- Конечно, - кивнула Ника, - но, позвольте спросить, Михаил... - и получив его согласие, добавила, - не лучше ли мне прежде пообщаться с вашей женой? Ведь это с ней мне предстоит работать. Вдруг я ей не понравлюсь?

- Достаточно того, что вы нравитесь мне, милая Диана, - он встал из-за стола и улыбнулся какой-то чересчур приторной, слащавой улыбкой, - ведь работать-то вы будете НА МЕНЯ, не забывайте об этом. Я, именно я, ваш начальник. И ещё - для начала у вас будет испытательный срок, как и полагается...

Жанна Леонова появилась в кабинете спустя десять минут после этого разговора. В жизни она показалось ещё более худенькой и миниатюрной, чем на фотографиях, а также, как отметила про себя Ника, без макияжа и в домашней одежде Жанна выглядела весьма заурядно, и её сложно было назвать редкостной красавицей. Весьма обычная смазливая девица, не более того.

- Познакомься, это Диана, твоя помощница и личный секретарь, - сообщил Михаил жене, которая с недовольным видом смотрела на Нику, - также она неплохо знает английский, так что...

- Ты уже выбрал мне евнуха, - ухмыльнулась Жанна, даже не поздоровавшись с Никой-Дианой, - вижу, что моё мнение не учитывается...

- Дорогая, у Дианы отличные рекомендации, она приехала из Москвы, у неё есть опыт работы секретарём, вдобавок она разбирается в моде, искусстве, говорит по-английски...

- О, да, Диана само совершенство! - Перебила его жена, - Ладно, так и быть, пусть работает! Эй, помощница, пойдём со мной, я тебя введу в курс дела...

Через несколько минут Ника и Жанна поднялись в роскошную спальню супругов Леоновых. Половину этой комнаты занимала огромная кровать, на которой небрежно валялась одежда Жанны, а также различные журналы и розовый, украшенный стразами, планшет.

- Так, ассистентка, - заявила Жанна, усевшись перед Никой на кровать. Самой Нике сесть она, разумеется, не предложила, - мой муженёк, похоже, уже всё решил. Значит, так, про мой распорядок дня тебе пусть Полина доложит. Она в курсе всего в этом доме, везде суёт свой нос. Потом позвонишь моему массажисту и скажешь, что сегодня я не приду. Договорись на завтра. Ещё помоги мне выбрать платье и подобрать наряд к сегодняшнему приёму, мы с мужем приглашены на одно мероприятие...

Так Ника приступила к выполнению своих новых обязанностей. Правда, не всё прошло гладко, ибо Жанна была с ней очень груба и высокомерна, и ей явно не нравилась идея мужа насчёт её личной ассистентки.

- Благодари за всё моего муженька, - говорила та, пока Ника рассматривала её вещи, из которых нужно было выбрать наряд для сегодняшнего приёма, - это была его идея, найти мне евнуха! Ха, ну, ты поняла, зачем. Он же ревнивец у меня! Разумеется, ни о каких телохранителях и речи быть не могло - он бы не потерпел, если бы рядом со мной всё время был какой-то посторонний мужик, а вдобавок ещё молодой и красивый. Поэтому придумал мне помощницу найти! Но только предупреждаю тебя, дорогуша, будешь много болтать - вылетишь отсюда мгновенно! Что там тебе Миша наговорил, я не знаю, но лучше тебе при нём поменьше рот открывать, поняла?

Ника молча кивнула, про себя оценивая ситуацию. Кажется, мадам Леонова всё понимает (ну, конечно, не такая уж она глупышка, какой явно считает её муж) и вовсе не в восторге от такой перспективы. Более того, присутствие Ники её напрягает. И она совсем не хочет, чтобы та стала её тенью. Выходит, задумалась Ника, Жанне есть что скрывать?

Туалет на вечер был выбран, Ника помогла Жанне одеться и сделать макияж, а потом пошла вниз, чтобы кое-что узнать у Полины касательно Жанны и её привычек, как вдруг из коридора навстречу ей выскочил молодой мужчина с очень бледным лицом, взлохмаченными чёрными волосами и горящим, казалось, слегка ненормальным, взглядом.

- Ты кто? - Спросил он, перегородив Нике путь. - Я тебя тут никогда не видел.

- Я работаю первый день, - спокойно объяснила та, - меня зовут Диана, я личный помощник Жанны...

- А, этой шлюшки! - Недовольно фыркнул бледнолицый. Конечно, это был Игорь! Ника даже не сомневалась, что перед ней стоит младший сын Леонова, тот самый писатель, непризнанный гений, ночной образ жизни которого выдавали заметные чёрные круги под глазами.

- Если ты вниз, к Полине, - немного помолчав, добавил Игорь, - то попроси её мне еду приготовить. Я только что проснулся и хочу есть...

Ника с трудом удержалась от комментария по поводу услышанного. На часах уже половина пятого, у нормальных людей обед давно прошёл, а этот лодырь только проснулся! Это просто кошмар! Но, впрочем, её это не касается, а потому девушка лишь кивнула в ответ и поспешила удалиться.

На кухне она доложила Полине о просьбе Игоря, а также попросила ту рассказать ей о привычках Жанны.

- Да нет у неё никаких привычек, - устало отмахнулась Полина, - спит, сколько хочет, потом едет по магазинам гулять или по городу мотается. Работа - одно название. Там всё её заместители выполняют, а она-то сама дважды два сложить не может! А на Игоря вы не обращайте внимание, у мальчика проблемы со здоровьем... Но он очень талантлив! - Полина заметно оживилась, говоря о сыне хозяина, - Вы знаете, он отлично пишет. Я как-то читала его роман, растрогало до слёз. Даже Даниэла Стил меня так не трогает, как этот роман. Жаль, что у Игоря никак не получается ничего издать... Ой, извините, - поняв, что наговорила лишнего, Полина тут же отошла от Ники и направилась к плите, - пойду я работать, надо ж мальчику завтрак готовить!

"В пять часов вечера, конечно, самое время завтракать", - усмехнулась про себя Ника и направилась обратно в комнату Жанны. Та собиралась уходить, но перед уходом буквально завалила Нику работой -та должна была разобрать её вещи, отнести грязное бельё в прачечную, позвонить в её турагентство и ещё множество всяких мелочей.

- Завтра приходи в десять, ясно тебе? И одевайся скромнее. Ты всё же на работу пришла, а не на праздник.

Ника кивнула и принялась к выполнению своих обязанностей. Закончив с заданиями Жанны, она облегченно вздохнула, поняв, что пока вполне справляется со своей новой работой, и спустилась на первый этаж, решив, что перед уходом должна попрощаться с Полиной. Той нигде не было, и Ника, воспользовавшись отсутствием хозяев, решила ещё раз взглянуть на аквариум. Быстренько, одним глазком посмотрит и обратно!

Акула по-прежнему неторопливо перемещалась по своей стеклянной клетке, не обращая внимание ни на Нику, ни на своих более мелких соседей по аквариуму. Ника молча наблюдала за ней, не решаясь подойти ближе.

- Не бойтесь, она не укусит, - услышала она чей-то голос за спиной, - понимаю, что это звучит странно, когда речь идёт про акул, но это правда, она совершенно безопасна.

Ника быстро обернулась и... замерла от неожиданности. Нет, Господи, только не это! Такого просто не может быть! Всё это просто сон, ей приснился и этот дом, и акула в аквариуме, и стоявший напротив неё человек, в котором она сразу же узнала своего случайного знакомого из Адлера, Диму!

"Дмитрий Леонов, - тут же пронеслось у неё в голове, - Дмитрий Леонов, старший сын Михаила... Это и есть он, мой Дима! И что мне теперь делать? Что?"

Бежать! Это была первая мысль, которая пришла в этот момент в голову испуганной девушки. Бежать, пока Дима её не разоблачил, не сказал всем, что она никакая не Диана, что её зовут Ника, и они познакомились в прошлом году в Адлере. Понимая, что её разоблачение произойдёт прямо сейчас, Ника молча смотрела на стоявшего напротив неё красавца, не зная, что именно нужно говорить.

- А, я всё понял! - Первым нарушил это напряженное молчание Дима, - Ну, конечно, я понял, кто вы...

- Да, я ... - Ника хотела что-то сказать в свою защиту, но Дима опять её перебил.

- Вы, наверное, компаньонка или как там это называет отец моей дорогой мачехи, Жанночки, - ехидно усмехнулся тот, - всё ясно... Отец всё же нашёл подходящую кандидатуру!

- Диана, вы тут? - В кабинет заглянула Полина, - А я вас ищу по всему дому, подумала, может, вы потерялись! Дом-то огромный, сами понимаете! Ну, идёмте, я вам кое-что покажу, - и тут она перевела взгляд на Дмитрия, - Дим, тебе разогреть обед? Или ты сытый?

- Сытый, сытый, - отмахнулся тот, - пришёл взять кое-какие документы у отца... А эта, - он указал на Нику, - и, правда, Жанкина помощница или как там это называется?

- Да, это Диана, - тут же ответила ему домработница, - сегодня первый день у нас работает. Диана, это Дмитрий Михайлович, старший сын Михаила Юрьевича...

- Очень приятно, - Дима протянул руку Нике, - ваше имя очень вам идёт. Такое же необычное, как и ваша внешность.

- Спасибо, - Ника аккуратно пожала ему руку, смущенно опустив глаза. Конечно, он её не узнал!


Это было очевидно, и теперь Ника могла вздохнуть с облегчением, так как смертельная опасность миновала!

Весь вечер Ника провела в раздумьях. Давно ей не приходилось испытывать столь противоречивых чувств! С одной стороны всё шло отлично- её план удался, теперь она будет каждый день находиться в доме Леоновых и постепенно доберётся до правды, которая ей нужна, но каждый раз, когда она вспоминала ту неожиданную встречу в кабинете, у Ники невольно сжималось сердце. Судьба опять ударила её в самое больное место! Посмеялась над ней! Ведь её главным подозреваемым в убийстве брата становился тот, в кого она влюбилась буквально с первого взгляда и кого так и не смогла вырвать из своих воспоминаний.


Глава 3.

На следующее утро Ника встала пораньше и ещё до того, как отправиться к Леоновым, она заглянула в то самое кафе, где работала Оксана Грищенко - девушка, которая обманывала Диму, встречаясь с Андреем. В кафе было мало народу, и юная официантка, работавшая вместо Оксаны на удачу Ники оказалась разговорчивой.

- Вы не знаете Оксану... Грищенко, кажется так? - Ника решила начать издалека, - Она работала тут, в этом кафе.

- Работала, - ответила официантка на бейджике у которой было написано имя Света, - но уже три месяца как уволилась. И уехала в Краснодарский край, к своей двоюродной сестре.

- Ммм... Жаль! - Протянула Ника, - Я помню Оксану, так как одно время я частенько заходила в это кафе! И Оксана почти всегда меня обслуживала!

- Теперь она вряд ли сюда вернётся, - значительно понизив голос, произнесла Света, - и в Н-ск, и в это кафе...

- Почему? - Ника попыталась изобразить искреннее удивление, - Неужели её поймали на воровстве?

- Да нет, она сама уволилась, хозяйка её работой тоже была вполне довольна. Да вот только... - помолчав несколько секунд, Света всё же решилась, - понимаете, у Оксаны был роман с одним влиятельным парнем, сыном нашего местного олигарха. И, короче, Оксана ему изменила с другим, который давно за ней ухаживал... Тот богач узнал и был крайне недоволен. И другой, с которым Оксана изменила, тоже был в ней разочарован, так как не знал, что у Оксаны были ещё с кем-то отношения... В общем, Оксана влипла по уши и потому быстренько смоталась к родне на юг, там у них своё кафе, теперь она там работает! И оба поклонника вроде как от неё отстали. Ой, простите, - поняв, что наболтала лишнего, Света тут же перевела разговор на другой тему, - сейчас принесу ваши блинчики. Вам с вареньем, да? - И быстро удалилась.

В дом Леоновых Ника приехала к десяти, как просила Жанна. Ей открыла Ася, молодая помощница Полины, которая в данный момент была занята уборкой. Сама Полина уехала в город за покупками. Ника, решив не терять времени даром, сразу направилась в комнату Жанны, но уже около двери услышала, что Жанна там не одна, а с Михаилом, с которым у неё в данный момент было вовсе не любовное воркование. Разговор за дверью шёл на повышенных тонах. Верно оценив ситуацию, Ника затаила дыхание и вслушалась, аккуратно прислонившись к двери.

- Мне не нужна эта девка, которая будет следить за каждым моим шагом! - Кричала Жанна, - Ты думаешь я совсем идиотка, да? Не понимаю, зачем ты её нанял?

- Тебе нужна помощница, - мягко, но очень настойчиво вставил Леонов, - и Диана будет выполнять свою работу, независимо от того, нравится тебе это или нет. Ясно? Так что в твоих же интересах вести себя прилично и не устраивать скандалы - ты же знаешь, что меня это раздражает.

- А меня раздражает, что ты считаешь меня такой же, какой была она, твоя покойная женушка! Раз она тебя изменяла, значит, и я буду, ты так думаешь, что ли? - И тут же женщина взвизгнула от боли, - Отпусти, Миша, мне больно...

- Никогда больше не говори о Лилиане, ясно? И не сравнивай себя с ней! А насчёт Дианы ты уже всё поняла - будешь с ней везде ездить, в английском практиковаться, про моду говорить и всё такое! Ты же стонала, что тебе скучно, подруг у тебя нет, запер я тебя тут без общения. Вот и будет тебе общение! Она - твоя ровесница, девушка образованная, с хорошим вкусом...

Дальше Ника уже ничего расслышать не смогла, так как услышала чьи-то шаги в коридоре и тут же отпрянула от двери. Через пару мгновений перед ней стоял крупный загорелый мужчина, в котором она безошибочно узнала Алексея Леонова. В отличии от своего старшего брата, который был точной копией своей матери - черноглазой и черноволосой красавицы-грузинки, Алексей, напротив, был очень похож на отца - такой же коренастый, лысоватый, невысокого роста, даже глаза, как у Леонова-старшего - светло-серые и слегка прищуренные. Алексей, разумеется, сразу понял, кто стоит перед ним, после чего представился и даже поцеловал Нике руку в честь знакомства. Заметив при этом, что она станет главным украшением этого дома. Ника на это ответить не успела, так как их отвлёк выскочивший из спальни Михаил. Он явно был зол, но, увидев Нику и сына, быстро взял себя в руки, поздоровался и тут же удалился, не оглядываясь на них. Алексей, молча проводив отца взглядом, саркастически заметил:

- Вы, наверное, уже поняли, куда попали, прекрасная Диана. По мне так этот дом временами очень похож на дурдом. И, если честно, я вам немного сочувствую - ведь вам придётся развлекать мою глупую мачеху.

Опять поцеловав Нике руку, он тоже удалился, а Ника направилась к Жанне, которая явно была не в настроении. Та сразу же завалила Нику заданиями, многие из которых не входили в её обязанности. Потом они вместе отправились к Жанне на работу, а затем поехали по магазинам, где Ника помогала Жанне с выбором покупок, после чего сама несла её огромные пакеты, а Жанна только кричала на неё, чтобы та поторапливалась.

Вечером Жанна поехала на массаж и в салон красоты, где Ника была вынуждена прождать её около двух часов. Выйдя оттуда, довольная Жанна сказала, что Ника может спокойно ехать домой - она даже была готова оплатить её проезд на такси.

- Но я должна доехать с вами до дома! - Напомнила ей Ника. - Михаил Юрьевич мне велел...

- Михаил Юрьевич ни о чём не узнает, не переживай. Если, конечно, ты сама ему не проболтаешься. Но я искренне надеюсь, что у тебя хватит ума этого не делать. Ведь ты пришла зарабатывать деньги, не так ли? Вот и зарабатывай молча. А если откроешь рот, то быстренько вылетишь с работы, уж я-то об этом позабочусь!

- Но... - Ника попыталась что-то возразить, но капризной красотки уже и след простыла. Села в свою "Тойоту" и тут же испарилась.

На другой день Жанна обращалась с Никой лучше и даже предложила ей перейти на "ты". Так ей было удобнее. Работой не загружала, а потому у Ники нашлось время зайти на кухню, где как обычно усердствовала Полина, и за чашечкой чая попытаться разговорить главную хранительницу полезной информации в этом доме. Начала издалека - про аквариум с акулой, на что Полина возмущалась "вот, Михаил Юрич такие деньги тратит, каждый день приезжает сюда человек, который кормит акулу и занимается этим аквариумом, в общем, деньжищи на это уходят огромные, страшно подумать, сколько он потратил на эту свою блажь", потом постепенно перешли на Жанну, и тут Полина, немного подумав, тоже высказалась, причём для Ники это было уже намного интереснее, чем мнение Полины относительно аквариума с акулой.

- Хозяин очень ревнив, Диана. Ревнует он Жанку свою, ещё как ревнует. Оно и понятно - она же ему в дочери годится, хотя... Дело тут даже не в этом, а в том, что... Эх, ладно, расскажу, всё равно это общеизвестный факт... Первая жена-то Михаила Юрича, Лилиана, была писанной красавицей! Она ж грузинка наполовину! Восточная такая красота, яркая и экзотическая, поэтому мужики её любили, ухаживали за ней, не боясь того, что она замужем была. А хозяин злился. Ревновал. И довёл бедняжку своей ревностью...

- До чего довёл? - Осторожно спросила Ника, боясь спугнуть Полину своим любопытством.

- Покончила с собой, Лилиана-то! Повесилась в своей спальне! А всё потому, что нервы её не выдержали, слишком часто муж ей сцены ревности устраивал...

Продолжить рассказ о проблемах хозяина с жёнами ей не дал вошедший на кухню Дмитрий, который пришёл за водой. Полина тут же начала его уговаривать остаться на обед, но тот сослался на дела и убежал, прихватив с собой бутылку минералки. На Нику даже не взглянул, будто её и не было.

- Эх, какой парень пропадает! - Покачала головой Полина, когда тот вышел, - Ему бы семью, детишек давно пора завести, да не сложилось у него с женой-то... Нелька уехала за границу, а он всё никак не может забыть её, бедный. Конечно, он тоже виноват в том, что они разошлись, но... Любит он её, Диана. Да, гуляет и немало, но оно ясно, дело-то молодое, да только вот тоскует он по Нельке своей. И, видимо, чтобы отвлечься, он то на работе пропадает, то гуляет, то уезжает куда-то. Дома практически не бывает. Эх, вернулась бы Нелька, что ли, и зажили бы, как люди!

- Да, странно, что у Михаила Юрича всё ещё внуков нет, - как бы между прочим вставила Ника, наливая себе ещё чая, - можно ещё чашечку? Чай очень вкусный, правда!

- Да, конечно, пей, сколько хочешь. Я хозяевам потом ещё заварю! Да и не очень они чай-то любят... А насчёт внуков ты права, Диана! Детишки в этом доме уже давно нужны! Но вот не складывается. У Димы вот с Нелей не сложилось, хотя мы-то надеялись, и Лилиана Ираклиевна, царство ей небесное, и хозяин. Алёшка, ну, тот вообще не горит желанием обременять себя семьей. Так и говорит, что, мол, пока не хочу я семью заводить. Весь в своём бизнесе закрутился... Ну, а про Игоря ты уже сама поняла. Он тоже отличный мальчик, ты не думай, только замкнутый очень. С детства он такой у нас. Не мог ни с кем общего языка найти, в школе постоянно дрался с другими ребятами, в общем, беда с ним. Хотя он очень талантливый, я тебе говорила! Если бы ты его романы почитала, то поняла бы меня.

Вечером, уже перед самым отходом домой, Ника опять столкнулась с Игорем, который на сей раз выглядел гораздо лучше, чем при их первой встречи. Одет был опрятно, причёсан. Нику спросил о том, откуда она приехала, а также поинтересовался любит ли она читать и довольна ли работой в их доме.

- Читать люблю, но, увы, у меня очень мало времени на чтение, - ответила Ника, - а насчёт работы - нравится, жаловаться не стану. Постепенно осваиваюсь.

- Зря ты сюда приехала, - немного помолчав, выдал парень, - в этом доме тебе не место.

- Это почему? - Ника удивлённо подняла брови.

- Ты хорошая, я сразу это понял. Ты слишком хорошая для этого дома. У тебя честные глаза, а в этом доме все по уши увязли во лжи.

Закончив свою странную фразу, Игорь удалился, а Ника, проводив его пристальным взглядом, задумалась над его словами. Увязли во лжи - о чём именно он говорил? Неужели, он что-то знает об убийстве её брата? Хотя нет, это вряд ли. Скорее всего тут что-то другое. Но что?

Позже она подробно рассказала обо всём Жене, которой звонила каждый вечер после работы. Женю эта фраза тоже озадачила, а Ника поспешила напомнить тётке, что Игорь вообще-то ни от мира сего, странный он, и даже сама домработница Леоновых этого не отрицает.

- Это даже лучше, что он такой, - высказала своё мнение Женя, - обычно такие вот чудаки, наоборот, говорят более открыто, они не умеют хранить тайны и могут в любой момент проболтаться. Так что советую тебе с ним сблизиться. Не думаю, что он и есть убийца Андрея, хотя возможно всё, конечно, но я бы скорее поставила на старших братцев...

С доводами Жени Ника была согласна. Судя по всему, убийцей мог быть Дима, её Дима! Он - главный подозреваемый! И как такое могло произойти? Впрочем, сейчас не время думать об этом.

- Кстати, - добавила Женя, вырвав Нику из её невесёлых мыслей, - мне тут детектив кое-что рассказал. Ему удалось поговорить с соседями этой самой Оксаны. Так вот, они сказали, что скандал у них был. Похоже, Дмитрий застал её с твоим братом в постели!

- И что было потом? - У Ники аж дыхание перехватило от таких новостей.

- Как ты сама, наверняка, догадываешься, подрались они, и Дмитрий выгнал Андрея из квартиры. Кричал, что он сам платит за неё, и чтобы тот больше здесь не показывался. С тех пор, правда, Дмитрий тоже больше не приезжал к девушке. А потом она и сама уехала из Н-ска, видимо, ей стыдно было за этот скандал.

...На другой день Жанна опять попросила Нику не сопровождать её, дала ей денег и посоветовала пару часиков погулять по магазинам. "А Мише скажешь, что мы вместе были" - сказала она и тут же, довольная, убежала к своей машине. На сей раз Ника с неверной супругой Леонова спорить не стала, но как только та села в свою машину, Ника поймала такси и попросила следовать за Жанной!

На удачу Ники, пробок в городе ещё не было, и поэтому её такси благополучно доехало вместе с Жанной до новенькой высотки в спальном районе Н-ска. Выйдя из машины, Жанна огляделась по сторонам и направилась к подъезду. Затаив дыхание, Ника продолжила своё наблюдение, и какого же было удивление девушки, когда к дому подъехала другая машина и из неё вышел... Алексей Леонов, который направился в тот же самый подъезд, куда недавно вошла Жанна!

Спустя примерно два часа Жанна и Ника встретились в торговом центре, откуда они должны были поехать вместе в дом Леоновых. Жанна выглядела очень довольной и благодарила Нику за понимание.

- Надеюсь, что у тебя не возникнет проблем с Мишей, - ласково глядя на свою помощницу, прощебетала Жанна, - мы всё предусмотрели, так что подозрений у него не возникнет.

- Не беспокойся, - Ника решила ей подыграть, прекрасно понимая, что сейчас ей нужно любой ценой добиться расположения Жанны, - он ничего не заподозрит. Михаил Юрьевич мне доверяет.

В тот же вечер Леонов вызвал Нику в свой кабинет. Там, сидя в кресле и глядя на свой гигантский аквариум под тихую классическую музыку - он явно так отдыхал после рабочего дня, Михаил попросил Нику отчитаться перед ним во всём, что делала его жена в последние дни за время его отсутствия дома. Не моргнув и глазом, Ника изложила ему то, что они придумали вместе с Жанной - разумеется, это касалось всего пары часов, про остальное время ничего сочинять, к счастью, не пришлось.

- Очень хорошо, - произнёс Михаил, и повернувшись к Нике, добавил, при этом глядя ей прямо в глаза, - надеюсь, что вы говорите правду. Потому, что если вы лжёте, то я об этом узнаю. Имейте это в виду.

Опустив глаза, Ника тут же заверила его, что она не лжёт, при этом почувствовав, как по её спине пробежал холодок. И про себя подумала, что ей совсем не нужны проблемы с Леоновым! Если он и, правда, узнает об обмане, весь её план рухнет в одночасье, словно карточный домик!

Выйдя из кабинета Михаила, Ника направилась в зимний сад - там, среди экзотических растений и цветов, она могла спокойно всё обдумать и понять, как ей действовать дальше. Портить отношения с Жанной было совсем невыгодно, так как от неё Ника рассчитывала получить интересующую её информацию, но и попадать в немилость Михаила тоже не хотелось. Если он узнает, что она помогает его жене тайно встречаться с его же сыном... Впрочем, здесь Ника не была абсолютно уверена в своей правоте. Может, это было простым совпадением? И Алексей с Жанной приезжали в разные квартиры? Или...

Свою мысль Ника додумать не успела - отвлекли голоса, которые доносились из соседней комнаты, а точнее из бильярдной, путь в которую шёл через зимний сад. Спрятавшись за огромной монстерой, которая росла в не менее огромной кадке в углу, Ника затаила дыхание, вслушиваясь в голоса, доносившиеся из бильярдной.

- Я всё знаю про вас с Алёшой! - Этот голос, конечно же, принадлежал Диме, - И не отрицай, дорогая мачеха, что ты изменяешь отцу с моим братом!

- А я и не отрицаю. Да и зачем? - Ответила ему Жанна (конечно, это была она!), - Только не пойму, чего тебе, Дим, от меня надо? С чего это вдруг ты стал читать мне проповеди? И не вздумай угрожать, что ты расскажешь обо всём отцу, ибо я знаю, что ты никогда этого не сделаешь. Иначе я тоже могу заговорить, и тогда посмотрим, кому из нас будет хуже, красавчик.

С такими словами она быстро вышла из бильярдной. Дима последовал за ней, явно разозленный её высказыванием, а Ника, тем временем, замерев от страха, дожидалась, пока они отойдут на приличное расстояние от зимнего сада. И только когда шаги совсем стихли, Ника позволила себе глубоко вздохнуть и подняться, вылезая из своего убежища. Значит, она не ошиблась! У Жанны роман с Алексеем, а Дима об этом знает! Но и сама Жанна что-то знает про него такое, чего он явно не хочет разглашать общественности. Вот только чего? От волнения у Ники закружилась голова, и поняв, что ей срочно нужно выпить крепкого чая или кофе, девушка направилась на кухню, однако при выходе из зимнего сада Ника неожиданно столкнулась с Игорем!

- Привет, - тот сразу расплылся в улыбке, увидев её, - ты тоже любишь растения? Я их обожаю! Это моё самое любимое место в доме! - Он прошёл в комнату, и подойдя к розовой орхидеи, которая начинала расцветать, произнёс, - Ты знаешь, я с этими цветами даже разговариваю. И они меня слышат! Вот это моя любимица, - он указал на орхидею, - я так и знал, что она скоро зацветёт...

- Простите, мне нужно идти, - Ника поспешила выйти, однако не успела этого сделать, так как Игорь окликнул её и попросил остаться с ним. Вспомнив о недавнем совете Жени сблизиться с младшим сыном Леонова, Ника была вынуждена развернуться и подойти поближе к парню, который начал очень вдохновенно рассказывать ей про то, как он общается с цветами, которые, по его собственному признанию, являются его лучшими друзьями!

- Я даже читаю им свои произведения, - с гордостью произнёс тот, - и они меня слушают, им нравится, когда я им читаю.

- Вы читаете свои произведения только цветам? - Ника постаралась скрыть иронию в голосе, но Игорь, похоже, не обратил на это никакого внимания.

- Нет, конечно. Просто людям я обычно даю читать законченные произведения, а цветам читаю то, что пишу в настоящий момент. Кстати, хочешь почитать мой последний роман? Только потом обязательно верни мне его, он у меня в единственном экземпляре!

Ника кивнула, пытаясь таким образом ещё больше расположить к себе этого непризнанного гения. Её согласие, разумеется, Игоря ещё больше вдохновило, и он, схватив её за руку, потянул за собой наверх.

- Не бойся, Диана, я тебе только рукопись отдам! - Сказал он, приглашая войти в свою комнату, - Как будет время, обязательно почитай, а потом скажи, что тебе понравилось, а что нет. Ты - первая, кому я его даю! Вот, держи! - И он протянул ей толстую папку, набитую бумажными листами, которые были исписаны мелким, не очень ровным почерком.

- Спасибо, я обязательно почитаю, - ответила Ника, забирая у него папку, - к сожалению, времени действительно очень мало, но я постараюсь прочитать в самое ближайшее время, обещаю!

Говоря это, Ника огляделась по сторонам. В комнате Игоря царил страшный беспорядок - на его столе были разбросаны скомканные бумаги, фантики, лежали пакет с семечками, бутылка с водой и ещё множество всякой ерунды. Под столом было не лучше - там повсюду валялись всякие огрызки, бумажки, шелуха от семечек. Кровать не убрана, в углу скомкана грязная одежда, да ещё этот спёртый воздух в комнате - Игорь явно здесь не проветривал, несмотря на то, что на улице стояла тёплая, весенняя погода. Ника решительно подошла к окну и попыталась открыть плотно задвинутые шторы.

- Здесь надо проветрить, - сказала она, отодвинув шторы.

- Нет, не надо! - Игорь будто бы чего-то испугался, - Прошу тебя, не открывай окно!

- Почему? На улице сейчас тепло, весна же началась...

- Я... я часто болел в детстве, - прошептал Игорь, медленно опускаясь в своё кресло, - мама и Полина говорили, что меня продувало на сквозняках, поэтому не надо открывать окно и делать сквозняк, пожалуйста!

- Сквозняка не будет, - твёрдо возразила ему Ника, - а вот окно надо открыть, это полезно, без свежего воздуха ты быстрее заболеешь. Ты ведь редко бываешь на улице, не так ли? - Она перешла на "ты", понимая, что это больше расположит к ней парня. В конце концов, ему больше нужен друг, а не прислуга, и он, как и любой другой человек, нуждается в общении, но по каким-то не совсем понятным ей причинам не может его получить.

- Я редко бываю на улице, - пробормотал Игорь, опустив глаза, - не люблю я улицу, людей, суету... Бывает летом ухожу к озеру, и там, в одиночестве что-нибудь читаю или пишу... Или просто смотрю на природу! А вот город я ненавижу, особенно больницы и врачей!

Слушая его, Ника вдруг поняла, что Игорь действительно очень одинок и несчастен. А также она поймала себя на мысли, что общается с ним вовсе не из-за желания узнать что-то важное о его семье, ей просто было его жаль и очень хотелось немного ему помочь. А Игорь, поняв, что она вовсе не избегает общения с ним (как, скорее всего, поступали с ним другие), похвалился ей своей коллекцией книг, которая состояла, в основном, из русской и зарубежной классики, а потом показал семейные фотографии, сделанные в то время, когда он и его братья были ещё детьми. Глядя на эти фотографии, Ника впервые смогла внимательно рассмотреть Лилиану Эристави, которая действительно была потрясающе красивой женщиной. Статная, с высокой грудью, тонкой осиной талией, густыми угольно-черными волосами, которые крупными завитками спадали по её плечам, пухлыми чувственными губами и огромными бархатными глазами в обрамлении пушистых чёрных ресниц, она напомнила Нике восточных принцесс, которых та, будучи ребёнком, обожала рассматривать на картинках сборника сказок про Шахерезаду и её 1001 ночь.

- Твоя мама была очень красивой женщиной, - осторожно произнесла она, возвращая Игорю альбом с фотографиями.

- Я знаю, - ответил тот, заметно погрустнев, - и она очень меня любила. Знаешь, она была единственной, кто верил в мой талант. Она действительно верила в то, что у меня всё получится, и однажды я смогу издать книгу... Но теперь её нет, и меня поддерживает только Полина. А все остальные просто смеются надо мной. Отец считает, что я сумасшедший, братья тоже общаются со мной так, будто я полный идиот, но это не так, Диана! Знаешь, если бы я только мог уйти из этого дома, навсегда... Издавать свои книги, жить вдали от этого дома и этой семьи! Я ненавижу их, Диана! Особенно отца! Если бы не этот мерзавец, мамочка была бы жива! А он её никогда не ценил! Считал её своей собственностью, обижал её, обманывал! И сейчас, когда она умерла, он её даже не вспоминает! Привёл в дом эту шлюху, с которой изменял маме, когда та была жива, да ещё и требует к ней уважения! Только я никогда не буду её уважать, эту дрянь! Я всегда буду их ненавидеть, их всех!

Слушая его, Ника даже отпрянула назад, увидев, как у Игоря загорелись глаза, а его бледное лицо исказила гримаса ненависти! А ведь в ярости он способен на всё! Даже на убийство! Чтобы скрыть своё волнение, Ника заторопилась, сославшись на дела.

- Пойдёшь прислуживать этой шлюхе? - С нескрываемым презрением в голосе спросил Игорь. - Да она и мизинца твоего не стоит! Мой тебе совет, Диана, беги из этого дома, беги, пока не поздно...

- А если не убегу, то что? - Ника всё же рискнула задать интересующий её вопрос.

- В этом доме все друг друга ненавидят, Диана! И все лгут друг другу! Конечно, отец пытается создать иллюзию идеальной семьи, но только этого нет и в помине. После смерти мамы эта семья развалилась навсегда. Её больше нет, Диана.

Выскочив, наконец, из его комнаты, Ника, облегченно вздохнула и поспешно направилась в комнату Жанны, которая, конечно же, очень заинтересовалась, что за бумаги держит в руках её помощница.

- Что? Ты будешь читать бред этого чокнутого? - Услышав от Ники честный ответ, Жанна громко расхохоталась, - Диан, ну, зачем тебе это? Выкинь ты эти каракули! Если тебе нечего читать, возьми лучше мои журналы. Они намного интереснее, уверяю тебя.

Ничего не ответив на это высказывание Жанны, Ника быстро перевела разговор на другую тему - рассказала ей о вызове на ковёр к Михаилу.

- И ты переживаешь из-за такой ерунды? - Та беспечно рассмеялась, - Даже не думай об этом, прошу тебя. Миша тебе доверяет и никогда ни о чём не узнает. Так что забудь! Давай лучше поучим английский! Помоги мне разобраться с этими глаголами, никак не могу понять, зачем этим англичанам столько времён! У нас в русском всего три времени, а у них там...

В процессе изучения языка сразу же выяснилось, что ученицей Жанна Леонова была никудышной. Да и особого желания выучить язык Ника у неё не заметила. Столкнувшись с первыми трудностями в изучении языка, она тут же делала кислое выражение лица и говорила, что никак не может понять, зачем англичане так осложнили свою грамматику. С временами глаголов тоже разбиралась без особого энтузиазма, а когда Ника услышала её произношение, то и вовсе про себя ужаснулась - Жанна просто читала по-русски английскую транскрипцию, совершенно не интересуясь истинным произношением английских звуков.

Домой Ника пришла совершенно разбитой - ситуация всё больше и больше запутывалась, вопросов возникало всё больше, а ответов на них практически не было. Заварив себе зелёного чая, девушка неожиданно вспомнила о рукописи Игоря и решила почитать её, чтобы хоть как-то отвлечься от тяжёлых дум. К его почерку Ника привыкла не сразу, но прочитав примерно десять листов, всё же научилась разбираться в закорючках Игоря. Конечно, Ника не была литературным критиком и читала, в основном, лёгкое чтиво, желая убить время в дороге. Были у неё и среди классики любимые произведения - например, всё тот же, упомянутый выше "Граф Монте Кристо", но большим специалистом в области литературы Ника себя не считала. Однако даже с её более чем скромными познаниями в этой области, Ника почти сразу же поняла, что рукопись Игоря написана весьма недурно. Слог, конечно, немного витиеватый, местами слишком высокопарный, но Нике это даже понравилось, ибо ей уже порядком надоел бедный, скупой на какие-либо серьёзные описания язык современных книг. Здесь же, в романе Игоря Леонова достаточно подробно описывались и чувства героев, и их внешний вид, и пейзажи, на фоне которых происходили действия. Читая эти описания, вполне можно было представить всё это перед глазами, и от этого чтение захватывало ещё больше. Уснула Ника на рассвете, прочитав примерно половину романа, а когда проснулась, поняла, что она проспала - на часах было около десяти утра.

В дом Леоновых Ника приехала через сорок минут - собралась быстро, наскоро выпила кофе и села в такси, но пробка в центре города задержала аж на пятнадцать минут. Когда Ника подходила к спальне Жанны, то очень боялась, что та начнёт её ругать и, чего доброго, пожалуется мужу, но, остановившись около двери и думая о том, что она скажет в своё оправдание, Ника услышала...


- Не уходи! Ты знаешь, что меня заводит опасность! - Услышала она страстный шёпот Жанночки, - Это так прекрасно - заниматься сексом и чувствовать, что в любой момент нас могут застукать... Это предаёт ещё больше страсти в наши отношения!

- Сейчас приедет твоя помощница, - пробормотал ей в ответ Алексей, - если она застанет здесь...

- Дианка - мой верный пёсик, не переживай! Она так боится потерять свою работу, что поможет мне даже спрятать труп, если понадобится. Так что давай ещё немного побудем вдвоём, прошу тебя...

Отойдя от двери, Ника совсем растерялась. Что ей говорить Жанне? Делать вид, что она ничего не поняла или...

- Диана, доброе утро! - Услышала она позади себя. Оглянулась и замерла. Дима, чёрт бы его побрал! Как же он хорош в этом белом джемпере, который так выгодно оттеняет природную смуглость его кожи! А эта трёхдневная щетина на смуглом лице, а эти бархатные тёмные глаза, в которых так и хочется утонуть...

- Что с вами? - Он подошёл к девушке поближе, - Вы нездоровы? Побледнели так, будто у вас давление упало.

- Да нет, всё в порядке, честное слово! - Ника попыталась натянуть улыбку, но при этом отвела взгляд, боясь как бы глаза не выдали её истинные чувства к своему собеседнику, - Просто я сегодня проспала и...

- И, наверное, не позавтракали, так? Тогда срочно идём к Полине! Она вас чем-нибудь накормит.

Разумеется, Ника попыталась отказаться, но Дима её не слушал, и в итоге ей пришлось вместе с ним пойти на кухню, где он сам лично попросил Полину накормить её, сказав, что девушка плохо выглядит и едва не упала в голодный обморок!

- Сейчас я тебе яичницу сделаю! - Тут же засуетилась Полина, - А ты садись, девочка, а то вдруг опять голова закружится. И выпей чаю, он крепкий, поможет проснуться и восстановить силы.

- Поешьте, слышите? - Обратился к Нике Дима, - Полин, проследи за ней, чтобы всё съела и выпила! А я побежал, сегодня мы с отцом сдаём объект...

И убежал. А Полина, протянув девушке чашку чая, произнесла:

- Димка-то за тебя беспокоится, Диана! Значит, ты ему чем-то понравилась, просто так бы он не стал... Ой, да что с тобой такое опять? Ты чуть чай не разлила! Опять плохо, что ли? Присядь, посиди, если голова опять кружится.

Яичницу Полины Ника съела с удовольствием, и когда она уже заканчивала завтрак, в кухню заглянула раскрасневшаяся и довольная жизнью Жанночка! Ника смущенно отвела взгляд, а Полина тут же доложила хозяйке, что Диана едва не упала в обморок, потому, что торопилась на работу и ничего не ела с утра.

- Ничего страшного, - беспечно произнесла Жанна, вынимая из холодильника бутылку кефира, - пусть завтракает, а потом я её жду у себя в комнате!

И, налив себе большой стакан кефира, удалилась. Ника поднялась к Жанне спустя несколько минут, и застала ту в постели, в той самой, где они с Алексеем, судя по всему, ещё совсем недавно придавались своей запретной страсти.

- Сегодня я ничего не хочу делать, Диана, - Жанна сладко потянулась в кровати, - отмени все мои встречи и съезди на мою работу. Ты знаешь, чего там нужно сделать...

В общем, у Ники выдался, можно сказать, свободный день, чем она, разумеется, решила воспользоваться. Правда, конкретного плана у неё не было, и она начала с того, что сославшись на новый приступ головокружения, заглянула на чай к Полине. Разговор начала издалека. На сей раз её интересовали отношения между братьями и отцом.

- Я вчера общалась с Игорем, - сказала она, с удовольствием пробуя пироги Полины, которыми та любезно угостила девушку, - он даже дал мне почитать свой роман. Он и правда талантлив! Я вчера так зачиталась его романом, что в итоге утром проспала! Но написано на самом деле очень хорошо. И сюжет присутствует...

- А я тебе уже говорила, Диана! - Тут же подхватила Полина, - У мальчика дар! Права была его покойная мать - ему нужно развивать свой талант! А вдруг получится! И станет наш Игорёк известным писателем! Вон Маринина, которая сейчас детективы пишет, из милиции в писатели перешла! Тогда чем наш Игорь хуже? Кстати, Диана, ведь он сегодня опять всю ночь писал! Я обычно рано встаю, вот и сегодня в пять утра встала, вышла во двор подышать воздухом и смотрю, а у него свет горит в окошке! В пять утра!

- А что, его только мать поддерживала? А братья? Отец? Они не считают его талантливым? - С наигранным удивлением спросила Ника.

- Эх, Диана... С отцом у мальчика отношения не складываются. Это ещё при Лилиане Ираклиевне началось! Михаил Юрич всё время к Игорю придирался, что тот не работает и не учится, они ссорились постоянно. Потом хозяин отправил мальчика в Москву. Но и там не пошло дело. Он же у нас со странностями... Ну, ты знаешь об этом, Диана. Не смог он там учиться. А как с Лилианой-то случилось несчастье... Ох, что с ним творилось, это надо было видеть! Он во всём отца винил! Говорил, что это он Лилиану погубил! И в итоге тот отправил мальчика в больницу... Но, к счастью, ненадолго... Лёшка настоял, чтобы хозяин его домой вернул.

- Так значит, у Игоря и Алексея хорошие отношения?

- Да, Лёшка в этом плане молодец. Он брата поддерживает. Нет, я не скажу, что они очень близки, но Лёшка всегда за него заступается. Особенно после смерти их матери.

- А с Ди... Дмитрием как у них отношения?

- Да как тебе сказать, Дианочка! - Полина грустно вздохнула, - Димка он неплохой парень, но немного эгоистичный. С братьями всегда вёл себя так, как будто они ему всем обязаны, ведь он же старший. А когда понял, что Игорёк такой... Ну, ты понимаешь! Так вот, когда понял, что к чему, так быстро от него отдалился. И с Лёшкой сейчас у них прохладные отношения... Хоть вроде все под одной крышей живут, а как чужие. Зато с Михаилом Юричем у Димы лучше всех отношения, он же гордость отца, его преемник в бизнесе, наследник! Хотя, скажу тебе честно, Диана, - немного помолчав, добавила женщина, - я же их всех чуть ли не с рождения знаю. Мы ж были когда-то с Леоновыми соседями. Жили на одной площадке. Лилиана с детьми часто гуляла возле дома, так и начали общаться. Я им помогала, как могла... Я ж одинокая женщина, а детишек люблю! И мальчишки эти мне со временем стали как родные! Так вот, Диана, ты послушай, они все трое добрые в душе! Я-то знаю! Да, Димка красавец, в маму свою такой уродился, бабы его набаловали вниманием, поэтому он и стал таким заносчивым. Знает себе цену! Алёшка... Тот был жадноват с детства. Такая черта характера у него. Но добрый. И брата младшего всегда защищал. А Игорь, тут всё понятно, я думаю. Страдает он, бедный, от непонимания и одиночества, мне его жаль до слёз, Диана, но чем я могу ему помочь?

"Мальчики хорошие, да один из них жестокий убийца, у которого не дрогнула рука зарезать моего брата, - пронеслось в голове у Ники, - видимо, отлично этот самый мальчик маскируется, если даже самые близкие ничего не замечают."

Чуть позже Ника опять столкнулась с Игорем. Он явно растерялся, увидев её, а потом поинтересовался, читала ли она его роман. Услышав, что Нике роман понравился, он буквально просиял от счастья, а потом сказал, что его новая рукопись понравится ей ещё больше. Это, подчеркнул он, будет особенный роман! Правда, в чём его особенность, уточнять не стал.

- Ты действительно талантлив, - не кривя душой, сказала Ника, присаживаясь с ним рядом, - и если ты чувствуешь, что в этом твоё признание, то пиши дальше. У тебя отлично это получается.

- Ты говоришь точь-в-точь, как моя мама, - его голос дрогнул, - ты так похожа на неё, Диана! У мамы были такие же глаза, как у тебя! И волосы! Знаешь, - он неожиданно улыбнулся, но эта улыбка была грустной, - а ведь мне сегодня приснилась мама. Она обняла меня, как в детстве, и поцеловала в макушку. Она всегда нас так целовала! А потом встала и решила уйти. Я же просил её не бросать меня, умолял остаться. И тогда она обернулась и сказала, что я должен общаться с тобой. Так и сказала - эта девушка, которой ты дал почитать свой роман, хорошая. Ты должен продолжать с ней общаться. После этого она всё же ушла...

Он замолчал, и впервые за всё время своего пребывания в доме Леоновых, Ника тоже не находила, что ей ответить. Она не была суеверной, не верила в приметы, считая всё это устаревшими предрассудками, но вот во сны Ника почему-то верила. В такие сны, когда к человеку является его умерший родственник и что-то ему говорит. Нике самой пару раз снилась умершая бабушка, которая предупреждала её о какой-то опасности, а потом выяснялось, что она была права - после первого сна Ника едва не попала под машину, когда невнимательно переходила дорогу, а после второго - умер её брат, Андрей...

"Он не может быть убийцей моего брата, - подумала девушка, глядя на сидевшего рядом с ней парня, - и таким образом у меня остаётся только двое подозреваемых. Всего двое!"


Глава 4.

Солнце уже клонилось к закату, напоследок щедро раскрасив горизонт своими золотисто- красными лучами. Из набухших почек на деревьях и кустарниках кое-где начинали вылезать молодые листочки, совсем ещё маленькие и клейкие. Весна вступала в свои права, и несмотря на то, что восточная часть неба уже начинала темнеть, предупреждая таким образом о предстоящей смене времени суток, народ всё ещё гулял по улицам города, наслаждаясь первым весенним теплом.

Ника тоже не спешила идти в своё временное жилище, ей не хотелось снова оставаться в одиночестве, наедине со своими невесёлыми мыслями. Здесь же, в центре города, в толпе незнакомых ей людей, она чувствовала себя куда лучше, чем одна в чужой квартире, которую своим домом она, разумеется, не считала. Ещё Ника тосковала по тому времени, когда она была в Москве, с Женей. Скучала она и по их каждодневным выходам в свет, но особенно девушка скучала по самой тётке, которая за такое короткое время стала ей действительно близким и родным человеком. И сейчас, находясь вдали от Жени, Ника очень остро ощущала собственное одиночество, ведь по сути в Н-ске она действительно была совсем одна! Ни родных, ни друзей, ни даже знакомых или соседей, с которыми можно было бы пообщаться, чтобы хоть как-то скоротать одинокие вечера у неё тут не было. Конечно, Ника вполне могла бы завести знакомство в городе - например, с соседями по съёмной квартире, но эта идея ей совершенно не нравилась. Ведь в таком случае девушке пришлось бы лгать своим новым друзьям, называя себя Дианой Лакатош и рассказывая им вымышленную биографию своей жизни. Начинать дружбу со лжи, да вдобавок такой серьёзной, Нике не хотелось, но и рассказывать правду посторонним людям она бы, разумеется, не смогла. Поэтому от любых знакомств Ника воздерживалась, предпочитая отвлекаться от тяжёлых дум и гнетущего её одиночества прогулками по городу. К счастью, сегодня погодка не подвела, и Ника решила этим воспользоваться!

- О чём задумались, прекрасная Диана? - Услышала она позади себя. Оглянувшись, Ника увидела Дмитрия. Он стоял прямо перед ней и улыбался своей сногсшибательной улыбкой!

- Что вы здесь делаете? - Испуганно спросила Ника.

- О, смотрю, что вы всё ещё не в духе! А жаль! Я вас случайно увидел, проезжал мимо и увидел! Решил подойти, поздороваться... А что, нельзя? Вы не рады меня видеть? Жаль, потому, что я вам был очень рад!

Потом он пригласил её в кафе, расположенное неподалёку от площади, на которой они встретились. Сказал, что сам часто посещает это заведение, объяснив это тем, что здесь варят самый лучший кофе в городе.

"Я должна воспринимать его только как главного подозреваемого в убийстве Андрея, - думала про себя Ника, - а, значит, я должна принять его предложение. Он, кажется, решил за мной приударить, и я должна этим воспользоваться!"

"Да ничем ты не хочешь пользоваться, дурочка, - опять зашипел ехидный внутренний голос, - и про расследование ты мгновенно забудешь, стоит этому красавцу тебя поцеловать!"

"Прекрати! - Шикнула на голос Ника, - Я к нему ничего не испытываю! Все мои чувства к нему умерли, когда я поняла, что он может быть убийцей!"

"Ври больше" - вредно усмехался голос, но Ника его уже не слушала - она всё же приняла приглашение Димы, чем очень его обрадовала.

Кафе оказалось довольно симпатичным - изнутри оно было стилизованно под европейскую старину. Даже официантки были одеты как героини сказок Андерсена - в широких юбках с фартуками, в расшитых кофтах и с платочками-капорами на головах.

Дима заказал два латте и два штруделя, при этом шутливо сказав Нике, что лично проследит за тем, как она будет есть. И если надо будет - закажет ей ещё что-нибудь, при этом сообщив, что выпечка здесь отменная. Потом он начал рассказывать о своей работе, о том, что с одной стороны он очень её любит и не жалеет о выборе профессии, но с другой стороны сильно устаёт - ведь он вынужден заниматься не только своей работой, то есть архитектурой строящихся объектов, но и помогать отцу в руководстве компанией. К сожалению, из их семьи он - единственный, кто работает в бизнесе отца.

- Но ведь это хорошо, - вставила Ника, ковыряя ложечкой принесенный им штрудель, - вы станете преемником отца в бизнесе, и конфликтов с братьями на этой почве у вас не будет.

- Да, всеми делами буду руководить я, но у братьев тоже есть свои доли в нашей фирме. Только Алексей по глупости недавно продал свою долю... Ой, простите, Диана, не хочу вас грузить нашими семейными проблемами, ведь вам, наверное, это не интересно.

- Это почему же? - Ника заметно оживилась, - Мне это очень даже интересно. Только не сочтите меня чересчур любопытной, конечно. Просто меня всегда интересовало, как живут олигархи, все эти внутренние проблемы с бизнесом и прочее...

- Да какие ж мы олигархи! - Усмехнулся Дима, - Мы просто обычные предприниматели. А что касается проблем, то их уже нет. Просто мой брат захотел заниматься собственным бизнесом, а отец ему на это денег не дал, вот он и продал свою часть акций...

- Но это же хорошо, что он решил заниматься тем, что ему интересно! Ведь работа должна приносить удовольствие, к ней должен быть интерес.

- Не спорю с вами, Диана, но у Алексея немного не тот случай. Но давайте не будем больше говорить о работе и о моём брате, давайте лучше о вас поговорим. Вы ведь приехали из Москвы, не так ли?

- Да, я долгое время жила в Москве, - ответила Ника, чувствуя, что решение Димы сменить тему разговора ей совершенно не по душе, - но потом всё же решила вернуться в родные края...

- Странно, что кто-то бросает Москву ради нашей провинции! Большинство, наоборот, из Н-ска уезжают в Москву или в Питер! Особенно молодёжь. Да я бы и сам уехал, что душой-то кривить, если бы не бизнес отца. Да, город у нас красивый, и я люблю его, но в Москве зарплаты всё же повыше. И возможностей побольше! Или, - он немного помолчал, а потом, пристально посмотрев на девушку, спросил, при этом значительно понизив тон, - за вашим решением стояло что-то личное?

- Да, есть и личное, конечно, - стараясь не выдавать своего волнения, ответила Ника, - но я бы не хотела сейчас об этом говорить, извините...

- Конечно, Диана, не переживайте. Ваше желание вполне естественно! Как и вполне естественно то, что у такой красивой девушки, как вы, есть личная жизнь.

К счастью для Ники, её просьбу он понял и потому начал говорить на нейтральные темы - сначала говорил о городе, сравнивая его с Москвой, потом вспомнил детство, и рассказал о том, как они с мамой и братьями ездили к её родственникам в Грузию.

- Хотя я всего на четверть грузин, - оживленно говорил он, - но очень люблю эту страну и её гостеприимный народ! А какая там кухня, такой вкуснятины ни в одной стране мира не ел! И хотя я много где побывал, Грузия навсегда останется в моем сердце. Жаль, что сейчас у наших стран политические разногласия из-за Абхазии и НАТО, но хотя, знаете, Диана, я ведь там был уже после тех самых событий в восьмом году... И ты знаешь, там меня принимали отлично! Народ говорит, что политика политикой, а они всегда ждут россиян в гости! Да и от войны там уже многие устали. Грузинам тоже нелегко пришлось в 90-е, ведь не от хорошей жизни многие в Россию бежали, бросая свои дома и родные края... Так что советую вам однажды обязательно там побывать! Страна древняя и очень красивая! И курорты там сейчас обстраиваются, лет через пять не хуже Турции с Египтом будут... Кстати, Диана, а вы бывали за границей?

- Нет, - честно призналась та, - я вообще очень мало где бывала. Даже до Питера пока не добралась.

- Но на Чёрном море-то вы были?

- Не была, - твёрдо ответила Ника, при этом отведя взгляд в сторону, - в тех краях я тоже никогда не бывала.

- Советую этим летом посетить Адлер, - тут же вставил он, - я там отдыхал несколько раз - отличный курорт, последний раз был в прошлом году, правда, летал всего на неделю, так как работы было много, но отдохнул хорошо, наплавался вдоволь, фруктов поел...

"А также хорошо проводил вечера в компании дурочек, типа меня, - про себя подумала Ника, - вот только я тебе вечер подпортила, ведь ты, небось, надеялся на продолжение".

А он, словно читая её мысли, добавил, при этом как-то странно ухмыльнувшись:

- Жаль, что мы с вами не в Адлере встретились, Диана! Там бы у нас вполне мог завязаться курортный роман...

Чувствуя, что становится опасно, Ника почти залпом допила свой кофе (со штруделем она уже успела расправится во время беседы) и, посмотрев на часы, наигранно округлила глаза и воскликнула:

- Ой, время-то сколько! Заболтались мы с вами, Дмитрий Михалыч... Спасибо вам, конечно, за приглашение, штрудель и кофе были отличные, но мне уже домой пора!

- Тогда давайте я вас довезу, - со спокойной улыбкой изрёк тот, - я же всё равно на машине...

Отказываться было неудобно, да и идти до дома пешком ей не очень хотелось, так как после вкуснейшего штруделя и кофе Нике вдруг захотелось полежать в ванной и расслабиться. Конечно, был ещё один вариант - поймать такси, но соблазн побыть ещё немного в обществе любимого мужчины был так велик, что...

- Хорошо, - кивнула она, - если вас не затруднит, то я согласна. Тем более, что я живу недалеко, всего через две улицы...

"Теперь он будет знать мой адрес, - пронеслось в голове у Ники, пока они ехали к её дому, - но ничего страшного, если даже и решит что-то выяснить, то всё равно ни за что не зацепится. Ведь он же знает, что я приехала из Москвы и живу на съёмной квартире".

- Может, пригласишь к себе на чашечку чая? - Он неожиданно перешёл на "ты", когда они уже остановились перед нужным ей подъездом, - Заодно я бы посмотрел твою квартиру...

- Там сейчас неубрано, и вообще это не моя квартира, - быстро ответила она, понимая всю двусмысленность его намёков, - спасибо за всё, я пойду...

- Диана! - Он выскочил из машины и, догнав её, резко развернул к себе, - Прекрати вести себя как ребёнок, прошу тебя. Ведь я всё понял по твоим глазам...

Они целовались долго и страстно. В лифте, на лестничной площадке перед её дверью... Потом она всё же высвободилась из его объятий и начала отпирать дверь. Войдя в квартиру, он плотно закрыл за собой входную дверь, и заперев её изнутри на щеколду, снова принялся целовать девушку. Через несколько минут они оказались в комнате, на её неубранном с утра диване, где его горячие руки начали спешно срывать с неё одежду...

Всё закончилось через двадцать минут, когда уставшие, но довольные сексом Ника и Дима лежали, пытаясь осознать то, что только что произошло между ними.

- Я и не думал, что ты была девственницей, - откровенно произнёс он, посмотрев на девушку, - ты же жила в Москве и потом...

- По-твоему, все москвички неразборчивы в сексе? - Она усмехнулась, приподнявшись на локте, - Хотя тебе, конечно, об этом больше известно...

- Дело не в этом, просто... Понимаешь, я думал, что ты уже жила с каким-то мужчиной, возможно даже была замужем. Не знаю, почему, но я был уверен в этом.

- Мне было не до мужчин, - холодно ответила Ника, - я училась и занималась своей карьерой.

- Но на карьеристку ты тоже не похожа, вот в чём дело! Была бы ты настоящей карьеристкой, то осталась бы в Москве, где гораздо больше возможностей, чем тут, в Н-ске!

- Я не могла там остаться, - Ника прикрыла глаза, - это длинная история, и я не хочу сейчас о ней говорить.

- Это что-то семейное, не так ли?

- С чего ты взял? - Она заметно напряглась.

- Ну, если мужчин у тебя не было, а проблема личного характера, то ответ напрашивается сам собой - значит, дело в твоей семье. Ты сбежала от родителей? Ладно... Можешь не отвечать. Я понимаю, бывают вещи, которые неприятно, даже стыдно вспоминать...

- И у тебя тоже есть такие вещи? - Тут же зацепилась за его слова Ника.

- Они есть у каждого, - он глубоко вздохнул и посмотрел на неё, - а ты без очков ещё красивее. Только сейчас рассмотрел, что у тебя потрясающие глаза! Знаешь, - он помолчал, присматриваясь к ней, а потом добавил, при этом продолжая смотреть на неё, - ты ведь мне кого-то напоминаешь. Сейчас я почти уверен, что где-то видел тебя раньше...

- Нет, это невозможно, - Ника опять отвела взгляд, - мы никогда не встречались. Я абсолютно в этом уверена. Скорее всего, ты меня с кем-то перепутал!

- Возможно, - не очень уверено ответил он, - но в любом случае ты очень красивая девушка, а в твоих глазах вообще можно утонуть...

Слушая его, Ника вдруг почувствовала, как больно сжимается её сердце. Ведь однажды он всё это уже говорил ей! Правда, тогда она была Никой - отдыхавшей в Адлере провинциалкой с длинными каштановыми волосами. Сейчас он говорит это Диане, жгучей брюнетке, которая приехала из Москвы и работает на его мачеху... Скольким ещё он это говорил? Блондинкам, брюнеткам, шатенкам? Одни и те же слова, фразы, комплименты. Укладывал их в постель, а потом исчезал из их жизни, получив то, что хотел.

Нике вдруг стало не по себе. Она только что переспала с возможным убийцей брата! Господи, да ведь она совсем забыла об этом! Как и о том, что на самом деле связывало её с семьей Леоновых! И что теперь делать? Как дальше продолжать своё расследование? От ужаса у Ники потемнело перед глазами, и она чуть было не разрыдалась прямо перед Димой, однако в самый последний момент ей удалось взять себя в руки и не натворить ещё одну глупость.

- Я бы хотел остаться у тебя на ночь, - прошептал он ей на ухо, когда они уже прощались в коридоре, - но о такой наглости я даже заикаться не стану, не пугайся.

Когда он ушёл, страстно поцеловав её на прощание, Ника поспешно заперла за ним дверь, а затем, войдя в комнату и опустившись на постель, на которой они только что занимались любовью, она тихо заплакала.

Выйдя из квартиры Ники, Дмитрий испытал очень странное ощущение - то, что произошло между ним и девушкой, его совершенно не радовало. Как странно, ведь он так хотел соблазнить эту черноволосую недотрогу, ожидая, что вся эта её наигранная скромность и некая холодность, которая исходила от неё, всего лишь маска, за которой прячется страстная и любвеобильная натура! Он рассчитывал на очередное любовное приключение, на приятный вечер, полный страсти и нежности. Но теперь он понимал, что ошибался, и вместо радости, которую он испытывал обычно, соблазнив понравившуюся ему женщину (и особенно такую недотрогу, как эта Диана!), его душу наполняли совершенно другие эмоции. Чёрт, чем же его зацепила эта девчонка? И почему она кажется ему такой знакомой? Неужели, они всё же где-то встречались? Но где?

В таких невесёлых размышлениях Дмитрий доехал до дома и, выйдя из машины, опять подумал, что вечер получился вовсе не такой, на какой он рассчитывал. Что-то его угнетало, но что именно, он и сам точно не знал - так, вырисовывались какие-то едва различимые контуры проблемы, но разобрать её точное очертание он пока не мог.

Едва войдя в дом, Дмитрий увидел Полину, которая явно ждала его. Подойдя к женщине, он тут же спросил, что же опять случилось, на что получил очень неожиданный ответ - он должен обязательно пойти в столовую, так как там сегодня состоится семейный ужин. Желательно, чтобы присутствовали все члены семьи.

- Чёрт! - Выругался Дима, - Что ещё там придумал отец? Ладно, сейчас переоденусь и спущусь, скажи им, чтобы подождали минут десять, я быстро!

Через десять минут все были в сборе, в столовой. Кроме Игоря, разумеется, который даже и слушать ничего не захотел, заявив, что ему всё это не интересно, и вообще он занят своим новым романом! Остальные же члены семьи чинно расселись за прямоугольным обеденным столом во главе которого восседал сам Михаил.

- Отец, ты достал своё любимое французское вино? - Воскликнул Дима, увидев на столе бутылку из "стратегических" запасов отца. - Обычно ты это делаешь по очень большим праздникам, насколько я помню...

- Ты прав, сын. Но сегодня у нас и есть большой праздник, - он взял в руки бокал, - потому, что моя любимая жена Жанна сообщила мне новость...

- Какую ещё новость? - Алексей заметно напрягся, посмотрев на свою любовницу.

- Я беременна! - Как ни в чём не бывало ответила Жанна, счастливо улыбаясь, - Мы с Михаилом ждём ребёнка!

- Да, именно так! Об этом пока никто не знает, даже Диана, - подтвердил Михаил, - я первым узнал эту радость...

- Ты в этом уверена? - Первым отреагировал Алексей, - Ну, в смысле, что беременна...

- Абсолютно! Во-первых, большая задержка, во-вторых меня тошнит по утрам, в-третьих я купила тест... Короче, я беременна! Завтра мы с твоим отцом отправимся к лучшему гинекологу Н-ска, хочу с первых месяцев следить за своим здоровьем!

- Ну, что, выпьем за эту радостную новость? - Михаил поднял свой бокал. - В нашей семье скоро появится малыш!

- Никакой радости в этом нет! - Резко вскочил со своего места Алексей, - Отец, ты вообще уверен, что это твой ребёнок? Я бы на твоём месте не торопился бы с радостями. Сначала нужно сделать анализ ДНК...

- Да как ты смеешь! - Жанна тоже вскочила со стула, покраснев от ярости, - Ты хочешь сказать, что я изменяю твоему отцу? Но это неслыханно!

- Убирайся вон отсюда! - На сей раз кричал сам Михаил Юрьевич, - Собирай свои вещички и проваливай из моего дома, неблагодарный! Я долго терпел, но теперь с меня хватит! Чтобы духу твоего здесь не было!

- Хорошо, я уйду! - Злобно усмехнувшись, ответил Алексей, - Но ты пожалеешь о том, что променял родного сына на какую-то...

- Пошёл вон! - Стукнув по столу, закричал Михаил, - Немедленно убирайся из моего дома!

Алексей, демонстративно швырнув салфетку на стол, круто повернулся и вышел из столовой. По шёлковой скатерти начало растекаться дорогое красное вино - это Алексей явно нарочно задел свой бокал, который тут же опрокинулся на стол.

Дмитрий попытался успокоить отца, но тот был в такой ярости, что и слушать ничего не желал. Притихшая Жанна молча сидела в стороне, не решаясь что-либо сказать.

- Извините, я должен побыть один, - глухо отозвался Михаил, - мы потом поговорим...

Когда отец ушёл, Дима пристально посмотрел на притихшую Жанночку и негромко произнёс:

- Ну, что, мачеха, поговорим откровенно? Ребёнок-то чей? От отца или от...

- Я не обязана тебе ничего объяснять, - Жанна схватила свой бокал с вином и начала жадно пить, - ты сам знаешь, что будет, если я заговорю...

- Прекрати мне угрожать! Ты сама больше потеряешь, если я заговорю. И ты отлично это знаешь. Мой отец никогда не простит тебе связи с моим братом! Никогда!

Чуть позже Дима поднялся в комнату Алексея, который уже успел собрать свой чемодан. За остальными вещами он обещал прислать другого человека, когда сам устроится и найдёт себе постоянное жильё.

- Пока переночую в своём спорт-баре, а завтра буду искать квартиру. Если честно, Дим, то мне уже давно надо было отсюда съехать.

- Ты всё же не торопись с решением, - не очень уверенно вставил Дима, - может, отец одумается и...

- Он не одумается, даже не надейся. Он давно мной недоволен - то я бизнес не тот замутил, то не тех людей в партнёры взял. Сам-то, можно подумать, святой. Только ему всё было можно, и по трупам идти, и с мафией связываться. Это он для нас, своих детей, старался! Нам светлое будущее обеспечивал! Хотя тебе-то, Димка, на что жаловаться? Ты ж папочкин любимчик! Его гордость! Ладно, пошёл я, с Игорем попрощаюсь и поеду...

Бессонная ночь не прошла бесследно для Ники - с утра, посмотрев на себя в зеркало, девушка с неудовольствием отметила покрасневшие глаза и заметные чёрные круги под ними. Пришлось тщательно колдовать над макияжем, однако это было далеко не единственной проблемой Ники на тот момент. Все её мысли были заняты другим, а именно тем, что она натворила накануне вечером. Как она могла так легко отдаться Дмитрию Леонову, человеку, который является главным подозреваемым в её расследовании, а значит, возможному убийце брата!

"Ты сама этого хотела, - опять нашёптывал ей тот самый голос, который иногда очень сильно раздражал Нику, хотя отрицать его правоту она, увы, не могла, - ведь ты ещё там, в Адлере, твёрдо решила, что отдашься ему на следующем свидании! Так что вчера ты просто выполнила намеченный план!"

"Но ведь сейчас мои планы сильно изменились! - Мысленно отвечала ему девушка, - И связь с одним из кандидатов в убийцы брата уж точно в них не вписывается! О, Боже, как я теперь буду с ним общаться, как?!"

"Как и обычно! В конце концов, твой Дима не станет делать из вашей связи такое событие. Наверняка, он уже и не думает про тебя, и для него это вообще ничего не значит! У него таких, как ты, полно было..."

С этим Ника поспорить не могла. Наверняка, в памяти Димы уже просто нет свободного места - там настолько перемешались лица и имена его бывших пассий, что он уже не может вспомнить, когда и с кем он встречался. Ведь её он так и не вспомнил! Хотя вот если бы он увидел её с натуральным цветом волос и причёской, какая была у неё на юге... Впрочем, не стоит об этом думать. Не вспомнил и очень хорошо. Если бы вспомнил, было бы намного хуже!

Приехав в дом Леоновых, Ника столкнулась с Полиной, у которой был очень озабоченный вид. Она сообщила девушке, что Жанна уехала с мужем ко врачу и будет дома только к обеду.

- Странно, - удивилась Ника, - она же не записывалась на приём ко врачу, я точно это помню, так как отвечаю за это! Что случилось? Жанна заболела?

- Нет, - Полина немного помолчала, видимо, обдумывая свои дальнейшие слова, а потом, взяв девушку за руку, отвела её в сторону и, понизив голос, добавила, - Жанна беременна. Вчера за ужином они с Михаилом Юричем об этом объявили. Эх, какой скандал потом был... Алёшка уехал из дома!

- Какой кошмар! - Ника изобразила удивление, при этом лихорадочно соображая, что теперь ей делать дальше. Один из подозреваемых уехал! Ситуация осложняется, а может, и вовсе зайти в тупик. Хотя... Кое-какие мысли у неё в голове промелькнули, нужно только всё взвесить и разработать новый план.

- Да не то слово, - продолжала Полина, которая выглядела очень расстроенной, - хотя за хозяина и Жанну я рада, но... Эх, Игорь ничего ещё не знает! Как я ему скажу, ума не приложу! Как бы мальчик глупостей ненавидел, он же жену отца ненавидит страшно!

- А... почему он... Алексей ушёл из дома? Из-за чего случился скандал? - Осторожно поинтересовалась Ника.

- Алёшка оскорбил Жанну! Только не говори об этом хозяевам, Диана. В смысле о том, что тебе всё известно. Так вот... - Она ещё сильнее понизила голос, перейдя практически на шёпот, - Алёшка вчера заявил, что Жанна беременна не от хозяина! Ну, ты прикинь, такое сказать отцу, а?

Жанна вернулась с обследования в хорошем настроении и сообщила, что её беременность протекает без осложнений. Правда, срок ещё маленький, но она уверена, что её ребёнок полностью здоров! А потом увела Нику к себе в спальню и там попросила опять прикрыть её перед мужем.

- Ты уверена, что хочешь этого? - Спросила Ника, - Извини, что вмешиваюсь, конечно, это не моё дело, но ты же беременна...

- Делай, что говорят, Диана! - Резко перебила её госпожа Леонова, - Твои советы мне не нужны, тебе не за них платят! Так что сейчас мы с тобой поедем якобы по магазинам, а на самом деле ты дашь мне два часа на одну важную встречу и заодно сделаешь за меня покупки! А то будет подозрительно, если мы вернёмся с пустыми руками! Я тебе сейчас напишу список, что нужно купить! А, ещё, Диана, можешь и себе что-нибудь прикупить, я ж тебе свою кредитку оставлю! Только не наглей, конечно, много денег на себя не трать!

- Это типа взятка, да? Плата за молчание? - Усмехнулась Ника.

- Понимай, как хочешь! Можешь прикупить себе новые туфли или сумочку... Говорят, что шопинг улучшает настроение! А ты явно не в духе, помощница!

- Ты права, - на сей раз Ника решила ей подыграть, - у меня действительно сегодня дурное настроение. Извини, если сказала то, что не должна была говорить. Я действительно не должна лезть не в своё дело.

- Очень хорошо, что ты это понимаешь, - игриво подмигнула ей Жанна, - я беременна, а беременные женщины бывают капризны. И наши капризы нужно выполнять.

Дальше всё пошло по плану, разработанным Жанночкой - для начала они заехали в торговый центр, где Жанна высадила Нику, передав ей кредитную карточку и список покупок. А сама поехала дальше, на своё тайное свидание, пожелав Нике хорошо провести время за шопингом в одном из лучших торговых центов Н-ска!

Как только машина с Жанной скрылась за поворотом, Ника неспешно направилась к таксистам, которые поджидали своих будущих пассажиров на площади, рядом с торговым центром. В такси она по памяти назвала адрес дома, куда ездила следом за Жанной в прошлый раз, и они тронулись. Прибыв на нужное ей место, Ника сразу усмотрела машину Жанну прямо напротив того самого подъезда, в который она заходила в прошлый раз. Рядом с ней стояла машина Алексея.

Прекрасно понимая, что она рискует, Ника всё же вышла из такси и направилась к интересующему её подъезду. Около него, на совсем новенькой и ещё не испорченной местными хулиганами лавочке, одиноко сидела старушка, со скукой поглядывая на детскую площадку.

- Бабушка, вы из этого подъезда? - Осторожно поинтересовалась Ника.

- Откуда же? Конечно из этого, деточка. Я же совсем старая стала, ноги уже отказывают, далеко пойти не могу, вот и приходится целыми днями сидеть здесь. Ну, хоть за правнуком понаблюдаю, вон он там, с другими ребятами возится, - она ткнула пальцем в сторону детской площадки и тут же закричала, - Тёма! Не пачкай куртку! Мама будет ругаться! Тёма! Ах, негодник малолетний, - она устало отмахнулась, - опять уделает куртку, Анюта, это внучка моя, будет ругаться. Они ж мне специально по соседству квартиру купили, чтобы я помогала им с этим бесёнком. Но куда мне с ним, еле справляюсь уже, здоровья-то совсем нет, и ноги еле ходят...

- Извините, - Ника всё же решилась прервать бесконечную тираду недовольной бабушки, - но меня интересует один вопрос. Это касается блондинки, которая приехала вон на той машине и мужчины вон на той...

- А, эти! - Охотно схватилась за предложенную тему скучающая бабулька, - Знаю! Она вся из себя, та ещё штучка! А он похож на бандита, вид у него такой. И вдобавок почти лысый! Как раньше были эти, новые русские, которые в малиновых пиджаках ходили! Сейчас их уже нет, но этот лысый похож на них, с таким видом всё время подъезжает, как будто ему все обязаны!

- А они всегда приезжают вместе?

- Раньше да, а вчера этот лысый приехал сюда один, поздно вечером. Зять как раз с работы шёл и видел его с чемоданом. А сегодня блондинка к нему приехала...

- Значит, - Ника внимательно посмотрела на старушку, - вы знаете номер этой квартиры?

- Конечно, они же прямо напротив Анюты живут! Знаю! Номер 175! Квартира однокомнатная, у них ещё дверь очень дорогая стоит... Тёма! - Старушка перевела взгляд на игровую площадку, - Ах, чертёнок маленький! Пойду отругаю этого балбеса! - Она неохотно встала и медленно поплелась к площадке, на которой вовсю резвились дети.

Тем временем Ника набрала номер тётки и сообщила ей последние новости, велев ей передать это детективу, чтобы тот занялся ещё и найденной ею квартирой. А затем опять запрыгнула в такси и попросила вернуть её к торговому центру.

Покупки Ника сделала быстро, купив всё, что было написано в списке Жанны. Себе она ничего покупать не стала - деньги Леоновых её совершенно не интересовали и такого рода взяток она вовсе не желала. Жанна задерживалась, и Ника была вынуждена зайти в кафе, расположенное на первом этаже торгового центра, и взяв себе стакан апельсинового сока и суп из морепродуктов, девушка задумалась о том, что она узнала за последние дни. Итак, никакой основной версии, за которую можно было уцепиться, относительно убийства Андрея, у неё по-прежнему не было. Мотивы пока что были только у Димы, но записывать его в убийцы Ника не торопилась. И дело было даже не в её личном отношении к Диме, а в том, что её НЕ УБЕЖДАЛИ МОТИВЫ, которые у него имелись. Вряд ли у Димы было что-то серьёзное с этой Оксаной, настолько серьёзное, что он мог бы убить из-за этого своего соперника. Хотя если вспомнить то, что случилось с его женой Нелли, то некоторые сомнения всё же появлялись. И Ника решила рискнуть!


Жанна приехала на полчаса позже, чем они договаривались. И была очень огорченной - встреча с любовником явно не удалась.

- Давай не поедем домой, а? - Попросила она, - Мне не хочется ехать туда. Настроение просто на нуле. Пойдём лучше в кафе, я пирожное съем, настроение себе подниму!

Ника кивнула и повела Жанну в то самое кафе, в котором совсем недавно размышляла о своём новом плане. Стратегию нужно было изменить, и хотя это было рискованно, Ника понимала, что только так она сможет что-то выяснить. И настроение Жанны ей было очень кстати!

Жанна взяла себе много разных пирожных, кофе и сок, а Ника ограничилась лишь чашкой зелёного чая. В первую очень огорченная блондинка набросилась на суфле, политое шоколадной глазурью.

- Ты была права! - Уплетая пирожное, сказала Жанна, - Не надо было мне ехать на эту встречу! Беременным нужны только положительные эмоции, а тут очередное дерьмо... Эх, придётся объедаться сладким, стресс заедать! Но не страшно, я ж всё равно скоро потолстею! Ну, а ты чего себе купила, покажи! Мне любопытно, Диан, правда. Я так люблю шмотки всякие, хочу оценить твой выбор...

- Я ничего себе не купила, - спокойно ответила Ника, - мне ничего не нужно, так что не переживай, я и копейки лишней не потратила.

- Эх, ну что же ты так? Давай я тогда сама тебе что-нибудь куплю! Или подарю дома какую-нибудь безделушку! У меня там всякого добра навалом...

- Не беспокойся, - мягко перебила её Ника, которая ещё раз убедилась в том, что момент выбран идеально и отступать сейчас нельзя, - мне это не нужно...

- Я не могу так! Ты из-за меня рискуешь работу потерять! Из-за меня и из-за этого... Короче, давай хотя бы ты сейчас возьмёшь себе что-нибудь вкусное! Почитай меню, тут всё дорого, конечно, но я сама плачу! Так что всё включено, как на курорте! - Она хихикнула, пододвигая к себе бисквит в йогуртовом креме и фруктах.

- Спасибо, но я и есть не хочу. Мне хотелось бы кое-что другое...

- Говори! Может, в салон красоты хочешь? Без проблем, сейчас заедем!

- Да нет же! Мне бы хотелось кое-что узнать... - Ника нарочно начала тянуть, желая таким образом посильнее заинтриговать Жанночку, - это касается одного человека... и только ты можешь мне помочь!

- Ты о ком? - Глаза блондинки загорелись неподдельным любопытством, - Кто тебя интересует?

- Это Дима, - потупив взгляд, тихо ответила Ника, - твой... пасынок.

- Димка? - Жанночка так удивилась, что едва не подавилась своим бисквитом, - Тебе нравится Димка? Ну, понятно, он же красавчик! Настоящий мачо!

- Да, - покраснев, ответила Ника, - нравится. Очень. Он действительно очень красив, и в нём чувствуется харизма, мужской стержень, - эти слова Ника произнесла совершенно искренне.

- Ох и дура ты, Диана! - Неожиданно рассмеялась Жанна, - Хотя чему я удивляюсь? Димку бабы любят! Так, и что тебя интересует? Есть ли у него девушка?

- Ну, в общем, да...

- Постоянной нет, я точно это знаю! Но что он один и живёт, как монах, на это не рассчитывай. У него всегда кто-то есть. Так, на пару ночей, иной раз подольше, конечно, связь длится, но серьёзных отношений у него после отъезда жены ни с кем ещё не случалось...

- А жена? Где она? Они разведены?

- Да нет, официально всё ещё нет. Нелли сейчас в Париже живёт, но по документам он всё ещё женат...

- Вот как! - Ника попыталась изобразить разочарование, - Обидно, а я-то думала...

- Да ты считай, что он холостой! - Перебила её Жанна, - Нелли из Парижа не вернётся, а если и вернётся, то с одной-единственной целью - попросить развод! Она никогда его не простит...

- За что? За измену? - Ника опять попыталась притвориться любопытной глупышкой.

- Нет, тут всё намного серьёзнее, Диана! Но это строго между нами! Никому об этом, поняла?

- Конечно, не переживай, я ничего никому не скажу...

- Тогда слушай! Нелли эта - дочь одного богача, Мишкиного друга. Я деталей не знаю, но со слов Миши, Дима давно за ней ухаживал, а Нелли особо не хотела за него замуж выходить. Но он был влюблён в неё по уши! Как увидел, так сразу всё. Голову потерял. Миша сам при этом присутствовал - они тогда на каком-то празднике были, и Нелли со своим папашей туда явились. Димка её увидел и как с ума сошёл. А вот Нелли была к нему холодна. Для Димки это был, конечно, удар ниже пояса. Как же так, он, такой красавец, любимец женщин и не интересен какой-то... Хотя Нелли не какая-то. На самом деле красивая девушка. Я тебе дома её фоты покажу! Так вот, он долго за ней ухаживал, и потом она всё же согласилась выйти за него. Жили они неплохо, судя по всему, но однажды... Миша это рассказал так - Дима в тот вечер ужинал с друзьями и выпил лишнего там. Пришёл домой, а тут Нелли его ждёт. С каким-то важным разговором. Они разговаривали в гостиной - сначала шла нормальная беседа супругов, а потом они начали кричать! Дима её оскорблял, но и Нелли в долгу не оставалась. А через несколько минут она на весь дом закричала, звала на помощь. Миша с Лилианой пока встали, оделись, вниз спустились, а Нелли уже валяется на полу. А рядом Димка в бешенстве! Орёт, что Нелька шлюха, и он её сейчас убьёт! Еле его отец тогда утихомирил! И вызвали "Скорую", конечно. Оказалось, что Нелли была беременна, а падение с лестницы спровоцировало выкидыш!

- Да ты что! Так это он её с лестницы столкнул, Дима?

- Говорит, что был зол на неё и не понимал, что делал. О беременности он не знал. Якобы Нелли в тот вечер ему призналась, что любит другого и развод попросила... Был жуткий скандал, Диму чуть в тюрьму не посадили, но Миша тогда надавил на этого друга, отца Нелли, и, короче, всё замяли. А Нелли уехала во Францию.

- А этот парень? - Нику вдруг осенила мысль, которая показалась ей ключом к разгадке всего, что она так долго пыталась понять, - Ну, тот, ради которого Нелли хотела уйти от Димы...

- А, не знаю. Жив ли он вообще, этот бедолага! Димка тогда кричал, что убьёт его, но потом вроде всё забылось...

"Я должна любым способом выяснить про этого парня, ради которого Нелли решила бросить Диму, - лихорадочно размышляла Ника, - если он погиб при каких-то неясных обстоятельствах или, ещё хуже, был убит якобы грабителями, то..."

От одной мысли о том, что Дима действительно может быть тем самым убийцей, который расправляется со всеми своими соперниками, у Ники похолодело внутри. Разгадка может быть близка! Но что будет потом? Как она поступит в случае, если именно Дима окажется убийцей Андрея?

- Извини, я в туалет! - Быстро пробормотала она, поднявшись из-за стола. Жанна кивнула, не отрываясь от очередного пирожного, а Ника бегом кинулась в туалет, где, достав мобильный, стала быстро набирать Женю.

- Алло, Женя! - Услышав голос тётки, сказала Ника, - У нас, кажется, есть ещё одна зацепка... Надо выяснить всё насчёт возлюбленного Нелли, жены Дмитрия! Да, у неё был любовник! И в тот вечер, когда он побил её, Нелли просила у Димы развод. Ты понимаешь, что это значит? Если с этим парнем тоже что-то случилось, то...

- Не переживай, родная, - спокойно ответила ей Женя, - я сейчас позвоню своему детективу. А ты мыслишь очень правильно. Так что, возможно, мы уже нашли убийцу Андрюши...

- Ты считаешь, что это он? - Голос Ники дрогнул, - Ты считаешь, что это Дима убил Андрея?

- Вполне возможно. По крайней мере, мне кажется, что это реально. Конечно, если бы у нас был детектив в духе Агаты Кристи, то убийцей бы оказался тот, на кого мы бы даже не думали изначально. Таков закон жанра. Но у нас же не детектив, а реальная жизнь, поэтому да, я считаю, что убийца твоего брата это Дмитрий Леонов. Точнее он заказчик убийства. Собственными руками он вряд ли бы рискнул убить, если только в состоянии аффекта! Но в общем, дорогая, я почти уверена - мы выяснили, кто убийца Андрея!

Ника плохо помнила, как они добрались до дома. Жанна всю дорогу трещала о какой-то ерунде, а потом её начало тошнить. К счастью, это произошло почти у самых ворот дома Леоновых, и потому едва войдя в особняк, Жанна сразу же бросилась в свою комнату. У неё начался токсикоз. Вечером Нику вызвал на разговор сам Михаил, который попросил её по-прежнему не спускать глаз с его жены.

- Она беременна, а значит, за ней нужен постоянный контроль. Ведь она носит моего ребёнка! Так что побольше с ней общайтесь, Диана, прогуливайтесь с ней, следите за её питанием. И смотрите, если вы начнёте что-то скрывать от меня, то я поговорю с вами иначе. Я вам доверяю, Диана, но не вздумайте воспользоваться этим и обмануть меня.

- Я всё поняла, Михаил Юрьевич, - быстро пролепетала Ника, которой опять стало страшно. Жанна ведёт себя неосмотрительно - в том доме, где она якобы тайком встречается с Алексеем, её уже запомнили соседи! Конечно, Н-ск не такой маленький город, где сплетни распространяются со скоростью света, но если учесть сей факт, что Леоновы - достаточно известная семья в городе, особенно Михаил, то...

- И ещё, Диана, - также жестко продолжал Михаил, - не давайте Жанне давить на вас. Если вдруг она будет просить вас поехать домой и оставить её где-то одну - ни за что не соглашайтесь! Если я узнаю об этом, то вы не только потеряете работу в этом доме, но и не сможете найти её нигде в другом месте. У меня большие связи в этом городе и по области. Нормальной работы вам не найти. Я об этом позабочусь.

- Почему вы не доверяете своей жене? - Пропустив мимо ушей его угрозы, спросила Ника.

- Это не ваше дело, Диана, - он резко поднялся со своего кресла, давая этим понять, что разговор окончен, - вы работаете на меня, я плачу вам деньги, и поэтому попрошу вас не задавать лишних вопросов. Можете идти.

Когда Ника вышла из кабинета Леонова, её буквально трясло от ужаса. А вдруг этот недоверчивый тип приставит своих людей, чтобы следить за женой? И таким образом узнает об их с Жанной обмане? Надо срочно поговорить с Жанной, немедленно!

Поднявшись в комнату молодой женщины, Ника услышала, что та разговаривает по телефону. Причём по мобильному. Значит, кто-то звонит ей лично.

- Не звони мне больше, слышишь? - Донеслось до Ники, которая в это время притаилась в коридоре возле двери, - Я уже всё тебе сказала! Это была наша последняя встреча! Всё, больше не пытайся меня шантажировать, мерзавец, между нами всё кончено!

Швырнув мобильный на пол, молодая женщина захныкала. Плач был негромкий и без надрыва, но при этом в нём звучали явные нотки обиды. Так обычно плачут эгоисты от жалости к самому себе и от обиды на жизнь, которая несправедливо лишила их очередного удовольствия.

Ника вошла в комнату без стука. Жанна тут же вскочила с кровати и даже не вытерев свои злые слёзы, произнесла:

- Неудачный у меня сегодня день! Думала, что хоть пирожные помогут, а оказывается токсикоз начался. Блин, хочу солёных огурцов! Целую банку бы съела! Просто так, даже без хлеба. Надо же, - она усмехнулась, - а ведь раньше я их не любила! А всё от того, что в детстве мы только ими и питались. Да варёной картошкой. Больше ничего не было. По праздникам мама покупала самую дешёвую колбасу... Только какая это колбаса! Туалетная бумага с запахом колбасы! А ещё мы кильку ели! Ей обычно кошек кормят, а мы сами ели... Эх, - она резко отмахнулась от собственных воспоминаний, - я ж тебе обещала Нелли показать! Сейчас, подожди минутку!

Через несколько минут Жанна протянула Нике снимок, на котором стояли сам Михаил, Дима и его жена Нелли. Последняя оказалась очень хорошенькой блондинкой с тонкими чертами лица и огромными ярко-зелёными глазами. Глядя на снимок, Ника также про себя отметила, что у девушки имеется хороший вкус в одежде - она была одета в очень элегантное чёрное платье с широким поясом, украшенном стразами. Белокурые волосы Нелли были забраны в причёску, а на шее и в ушах у красавицы сверкали бриллианты, которые только подчёркивали её простую, но очень изысканную красоту.

- Прадед Нелли был из благородного семейства, - сообщила Жанна, - его самого во время революции в ссылку отправили, а его жена и дети остались в родной деревне. Их, говорят, воспитывали как в дореволюционное время - французский язык, хорошие манеры, бальные танцы и прочее. И мамашу Нелькину также её бабка воспитывала. А та Нелли это привила с детства. Она и французский в совершенстве знала, и манеры у неё были как у настоящей аристократки.

- Наверное, Дима всё ещё не забыл её, - протянула Ника, вернув фотографию Жанне, - раз она была такая особенная...

- Тут дело не в особенности, Диана. Просто Димка по своей природе охотник. Ему надоело, что женщины сами на него вешаются. А Нелька не вешалась, наоборот, отшивала его! И это его, наоборот, подстёгивало! Вот поэтому он так и запал на неё. Так что, Диана, дам тебе совет - хочешь приручить этого ловеласа, будь неприступной, недостигаемой. Хотя он, конечно, гад ещё тот, но раз тебе он нравится...

Она не договорила - опять начался приступ тошноты, и Жанна со всех ног бросилась в туалет. А Ника, повертев в руках семейное фото Леоновых, опять задумалась о словах тётки. Неужели всё так просто, и Дима окажется убийцей Андрея? А мотив этого чудовищного поступка - банальная ревность, которую он унаследовал от своего отца, привыкшего подобным образом расправляться с конкурентами. Что ж, яблоко от яблоньки недалеко падает, и эта известная поговорка как нельзя лучше подходила для семейства Леоновых. Однако интуиция Ники, её внутреннее чутьё почему-то отказывалось принять такой простой вариант, что-то во всём этом не сходилось, но что именно Ника пока не понимала.

Приехав домой, Ника перекусила на скорую руку купленными по пути домой полуфабрикатами и прилегла отдохнуть, при этом ни на секунду не переставая думать о своём расследовании. Что будет, если их с Женей версия подтвердится, и выяснится, что любовник Нелли убит? У Ники похолодело внутри от этих мыслей, и особенно тяжело ей было от того, что ещё вчера возможный убийца её брата лежал в её постели, а она трепетала от его ласк и поцелуев... От этих тягостных воспоминаний Нику отвлёк звонок в дверь.

- Кто там? - Спросила она, прекрасно понимая, что в этом городе её абсолютно некому навещать.

- Это я, Дима, - она услышала до боли знакомый голос, от которого у неё сразу перехватило дыхание.

Целую минуту она пыталась понять, стоит ли ей открывать. Но тут настойчивый звонок повторился, и Нике пришлось открыть. И едва он вошёл в её тесную прихожую, как Ника замерла на месте - в руках Дима держал огромный букет прекрасных жёлтых роз.

- Я подумал, что красные розы это слишком банально, - сказал он, протягивая букет Нике, - а ты у нас девушка экзотическая, наверное, и вкусы у тебя такие же... необычные.

- Спасибо, - только и смогла ответить Ника, принимая в руки цветы. Она действительно была тронута его вниманием.

Пока Ника хлопотала с букетом - искала вазу, а также место, куда его поставить, Дима разделся и без приглашения прошёл в комнату. Поставив вазу с цветами на журнальный столик возле дивана, Ника присела рядом с ним.

- Я соскучился, - прошептал он, после чего привлёк её к себе и страстно поцеловал в губы. Поначалу Ника отвечала на его поцелуй, и рука Дмитрия скользнула по её спине, спускаясь всё ниже. И тут Ника резко оттолкнула его и вскочила с дивана.

- Я не хочу, - помотала головой девушка, - я не хочу заниматься с тобой сексом.

- Да что с тобой такое, Диана? - В его голосе звучало сильное разочарование, - Вчера нам было так хорошо вместе...

- Это была минутная слабость, не более того, - холодно ответила она, - но потом я поняла, что больше не хочу этого... с тобой!

- Что? Тебе не понравилось заниматься со мной сексом? - Он явно не ожидал такого удара.

- Дело не в этом, - Ника изо всех пыталась сохранить видимое спокойствие, но при этом её сердце готово было выскочить из груди, - ты очень красивый мужчина, и твоя настойчивость заставила меня на один вечер потерять голову... Но сейчас я понимаю, что больше этого не хочу. Я не люблю тебя, Дима.

- Значит, - замялся он, - ты... ты просто хотела секса? Типа попробовать первый раз, так?

- Так, - кивнула она, - в Москве за мной наблюдали мои родители, которые были очень строги ко мне, и не давали мне ни с кем знакомиться, так как хотели, чтобы я вышла замуж за того, кого они мне сами выберут. Поэтому я сбежала от них. Мне хотелось свободы, хотелось встречаться с мужчинами, - Ника сочиняла на ходу, при этом не сильно заботясь о правдоподобности своей истории, - у меня никогда этого не было, и когда ты...

- И ты отдалась первому встречному, который начал за тобой ухаживать? - Горько усмехнулся Дима, - Надо же! А я-то думал, что у тебя ко мне тоже есть чувства...

- Тоже? - На сей раз у неё не получилось скрыть то, как задрожал её голос, - Ты хочешь сказать, что...

- Ты мне очень понравилась, Диана! Мне давно так не нравилась ни одна женщина. Ты...ты - другая, не похожая на тех женщин, с которыми я привык общаться. В тебе есть какая-то загадка, и это меня притягивает.

- Мне очень жаль, - она отвернулась от него, боясь встретиться с ним взглядом, - я не хотела тебя использовать... Это была минутная слабость, но сейчас я понимаю, что поторопилась. У меня нет к тебе тех чувств, которых ты ждёшь от меня.

Говоря это, Ника будто бы вырывала из самой себя сердце, причиняя самой себе такую страшную боль, что в итоге у неё на глазах выступили слёзы.

- Я думал, что ты... - он явно был растерян и не знал, что говорить, - вчера ты была совсем другой, Диана! Я думал, что мы сможем встречаться, думал...

- Уходи, - это всё, что смогла выдавить из себя Ника, которой действительно хотелось, чтобы он побыстрее ушёл, так как она очень боялась, что он заметит слёзы в её глазах.

- Ты уверена в своём решении? - Он встал и попытался посмотреть ей в лицо.

- Абсолютно, - твёрдо ответила она, и немного помолчав, добавила, - я действительно хочу, чтобы ты ушёл. И больше никогда не возвращался. В моей жизни тебе нет места.

На это он ничего не ответил. Молча вышел из комнаты, также молча оделся, а затем ушёл, громко хлопнув входной дверью. А Ника, достав из потайного кармана своей сумочки фотографию Андрея, долго смотрела на изображение брата, а потом едва слышно прошептала, глотая слёзы:

- Прости меня, братец, пожалуйста! Я совершила ошибку... Но я исправлюсь. И я смогу отомстить тому, кто отнял у тебя жизнь. Я сдержу своё слово, клянусь.

В ту ночь Нике приснился Андрей. Будто они, как когда-то в детстве, убежали на заброшенную стройку за городом (там когда-то хотели построить спортивную школу, но в 90-х годах стройку заморозили, оставив практически готовое здание без крыши и внутренней отделки), где прятались друг от друга. На сей раз прятался Андрей. А Нике предстояло его найти.

- Андрей, ау! Ты где? - Кричала девочка, - Андрееей!!! Ответь!

Но ей отвечало лишь эхо, которое повторяло за Никой её крики. Ника растерялась и, оглядываясь по сторонам, бросилась в огромное помещение, в которой по задумке архитектора, должен был находиться спортивный зал. Ника шла по бетонному полу, оглядываясь по сторонам, как вдруг увидела Андрея. Брат стоял прямо передо ней. Взрослый. Такой, каким она видела его последний раз. Его лицо было неестественно бледным, и эта странная мертвецкая белизна его лица заставила Нику вскрикнуть.

- Не бойся, дорогая, - прошептал он, наклоняясь к маленькой Нике, - я с тобой, всё хорошо...

Ника долго смотрела на его странное лицо, которое больше походило на фарфоровую маску, чем на лицо живого человека, а потом неожиданно зарыдала. Громко и жалобно.

- Ну, зачем ты плачешь? - Спросил Андрей, протягивая к ней руки. Руки тоже были белыми, словно осыпанные мукой, - Всё же хорошо, правда. Потерпи немного. В жизни иногда нужно терпеть. Так нужно, сестрёнка. И будь осторожна... Смотри, не соверши ошибку...

Ника хотела что-то ответить ему на это, но не смогла, а лишь ещё сильнее заплакала и... проснулась, ощутив, что лежит на мокрой наволочке. Мокрой от её собственных слёз. Поднявшись с постели, она бросилась в ванную, где долго умывалась, пытаясь таким образом смыть не только слёзы, которые градом лились из её глаз, но и воспоминания о жутком сне. Ей было очень неприятно вспоминать это белое и совершенно безжизненное лицо брата. Не менее жутким был взгляд - глаза были словно стеклянные, да ещё эти холодные, неестественно белые руки... Нику всю трясло, и понимая, что она всё равно больше не уснёт, Ника направилась на кухню, где, включив электрический чайник, подошла к окну. Было ещё темно, но в некоторых окнах соседних домов уже горел свет. Уже или ещё? Половина четвёртого - уточнила Ника, взглянув на циферблат часов, висевших над плитой в кухне, за окном глубокая ночь, когда "жаворонки" ещё не проснулись, а "совы" уже легли спать. Впрочем, скоро уже рассвет, вспомнила она, и эта мысль почему-то показалась Нике спасительной. Заварив чай, Ника села на табуретку и задумалась о том самом кошмаре, который заставил её проснуться среди ночи. Но сейчас, когда схлынули первые эмоции, и воспоминания о призрачном виде Андрея в её сне стали более размытыми, Ника поняла, что её уже не пугает его странный внешний вид, гораздо больше её пугали его слова, которые она услышала перед тем, как проснулась!

- Будь осторожна, смотри, не соверши ошибку, - эти слова Ника шептала как заклинание, повторяя их снова и снова, - Что ты хотел мне этим сказать, Андрюша? Какую ошибку я могу совершить? Что ты имел в виду, братик?!

Но ответом для девушки стала лишь ночная тишина.


Глава 5.

Новый день, начало которого Ника совсем недавно ожидала на своей крохотной кухне, пытаясь успокоиться после увиденного во сне кошмара, оказался богатым на сюрпризы, и начались они в тот самый момент, когда Ника вошла в особняк Леоновых.

- Ох, Дианочка, - к ней тут же подошла Полина, и Нике хватило одного её встревоженного тона для того, чтобы понять очевидное - в этом доме опять что-то произошло, - на этот дом, похоже, наложили проклятие! Знаешь, что вчера вечером здесь случилось? - Спросила домработница Леоновых таким тоном, будто бы о любом происшествии в этом доме должны непременно сообщать в новостях на центральном телеканале с пометкой "Срочно", оставив на потом очередные теракты на Ближнем Востоке, переговоры президента с главами других стран и прочие не менее важные новости дня.

- Нет, - покачала головой та, мысленно готовясь к чему-то страшному.

- Акула у хозяина сдохла! - Воскликнула Полина, горестно вздохнув, - Ну, та, что плавала в аквариуме в кабинете! Вчера вечером сдохла! Он зашёл в кабинет и увидела - она мёртвая лежит на дне... Ужас! Труп уже увезли, сегодня утром, но всё равно жуть! С Жанночкой вчера была истерика, кричала полночи, что не будет спать в одном с трупом, пришлось ей успокоительное дать... Кошмар да и только!

- Но сейчас-то всё в порядке? - Обеспокоенно спросила Ника.

- Да, проснулась хозяйка, правда, завтракать не стала. Только сок попила и всё. Говорит, что её опять тошнит. Но в целом уже лучше, конечно.

Вид у Жанны и, правда, был далеко не цветущий - бледное лицо, покрасневшие глаза, чёрные круги под глазами. Даже её роскошные белокурые волосы сейчас казались блеклыми и потускневшими.

- Представь, Диана, - произнесла она, глядя на Нику слегка испуганным взглядом, - мне пришлось спать в одном доме с трупом! Ужас просто какой-то! Хорошо, что эту дохлую рыбину уже увезли, а то бы я умерла от ужаса! Теперь буду просить у Мишки компенсацию за моральный ущерб! Пусть свозит меня за границу! Надоел до чёртиков этот грязный город и унылый дом. Хочу на Сейшелы! На Мальдивах я уже была, теперь пора сгонять на Сейшелы! Говорят, что там ещё круче!

Разумеется, Жанна вставать с постели не собиралась, а потому просто завалила Нику работой - позвонить туда-то, съездить в турфирму, в магазин за покупками. В общем, освободилась Ника только после обеда и, пользуясь свободной минуткой, решила заглянуть в зимний сад - глядя на пальмы, фикусы, папоротники и прочие экзотические растения Ника мечтала о том, как снова окажется у тёплого моря, в какой-нибудь далёкой, тропической стране.

- Ах, ты здесь! - Услышала она позади себя. Это был Игорь, который сегодня был явно в хорошем расположении духа, - А я тебя везде ищу! Как у тебя дела, Диана? Вижу, что ты, как всегда, грустишь...

- Как всегда? - Удивленно переспросила Ника.

- Да, у тебя очень грустные глаза, - ответил Игорь, - я сразу это заметил, как только увидел тебя впервые. Точно такие же глаза были у моей мамы. Она была такая же как ты - красивая и грустная.

- Ты очень её любил? - Спрашивая это, Ника прекрасно осознавала, насколько банально и даже глупо звучит её вопрос, но интуиция подсказывала ей, что только таким образом она сможет разговорить Игоря на волнующую её тему.

- Маму? Конечно. И она меня любила. Я был её любимцем! Только она меня понимала, Диана. И разделяла мои взгляды на жизнь. Она заставляла меня поверить в то, что у меня однажды получится опубликовать свой роман, она никогда не смеялась над моим образом жизни, над моими страхами, над моей проблемой в общении с другими людьми. Она говорила, что я особенный, что я не должен считать себя хуже других... Выше голову, говорила мама, это они хуже тебя, им далеко до твоего таланта, до твоей способности чувствовать других... Все они обычная серая масса, неудачники, которые просто тебе завидуют. Она понимала меня лучше, чем моих братьев, Диана.

- А как складывались её отношения с твоими братьями? - Осторожно спросила Ника.

- Да так... Знаешь, Диана, мама нас всех любила, но вот Диму она очень часто ругала. Чаще всех. Говорила, что он - копия своего отца. Хотя внешне Дима больше всех похож на неё и на её родню, мама часто повторяла, что характером Дима весь в отца! Такой же негодяй!

- Почему она так говорила? Она уточняла, в чём именно Дима - негодяй?

- В отношениях с Нелли, его женой. Дима её страшно ревновал, у них постоянно были конфликты... Хотя сам он ей изменял! В общем, такой же, как наш отец! И я с ней согласен. Дима - страшный эгоист и собственник, он не умеет любить. Такие, как он и как мой отец, не могут сделать других счастливыми. Они разрушают всё, к чему прикасаются!

- А... Алексей? Что в нём не устраивало твою маму?

- Алёшу мама меньше ругала, но её огорчало то, что он часто конфликтовал с отцом. Хотя это случалось только потому, что Алёша всё время защищал её. От нашего отца. Однажды, как рассказывал Алёша, отец хотел ударить маму, но тот вовремя вмешался и не позволил отцу этого! Потом был скандал, а Димка в тот день был на стороне отца и потом ругал Алёшу за то, что тот лезет в отношения родителей. Представляешь, Диана? Он считал нормальным, что отец хотел ударить маму!

Сославшись на срочные дела, Ника извинилась перед Игорем и поспешила прочь из зимнего сада, оставив парня наедине с его цветочными собеседниками, которым он собирался читать свой новый роман. Конечно, он хотел, что бы она тоже была среди его аудитории, но Ника тут же дала понять, что в другой день она обязательно ознакомится с его новым творением, а сейчас, увы, она никак не может больше оставаться с ним, при этом напомнив парню, что она вообще-то тут работает, а не отдыхает на правах гостьи.

Выбежав из зимнего сада, Ника в изнеможении прижалась к мраморной колонне. Её всю трясло, и она не могла сдвинуться с места. Немного отдышавшись, девушка медленно поплелась в сторону кухни, как вдруг на её пути откуда не возьмись появился улыбающийся Дима!

- Ты привидение увидела? - Усмехнулся он, - Или тебя, как и мою чувствительную мачеху, так напугала смерть несчастной акулы в папином аквариуме? Да что с тобой, Диана? Ты так смотришь на меня, как будто я какой-то монстр!

- Хуже, - неожиданно выпалила девушка, - ты..ты... ты просто...

- Да что это с тобой? - Он резко подошёл к девушке и встряхнул её за плечи, - Что случилось, Диана? Ты выглядишь очень странно!

- Отпусти меня! - С силой оттолкнув его, Ника бросилась бежать, оставив Диму в полном недоумении по поводу её странной реакции на их встречу.

"Она сошла с ума" - подумал Дима, глядя вслед убегающей Диане. Догонять её он, конечно, не стал, посчитав, что ему совершенно не нужны скандалы с этой ненормальной. Да ещё и в доме отца! Ведь афишировать роман с помощницей Жанны совершенно не входило в его планы! Хотя... Какой это роман? Так, ничего не значивший для обоих секс. Может, так даже и лучше, что девушка не хочет никакого продолжения и не испытывает к нему никаких чувств. Но отчего же тогда после вчерашнего разговора с Дианой он весь вечер места себе не находил? Неужели, дело только в уязвленном мужском самолюбии? Ведь прежде ему ни одна женщина ТАК не отвечала! Не прогоняла вот так, с позором, не бросала прямо в лицо, что он ей совсем не нужен! Ни одна... Хотя опять он сам себе противоречит! Была такая женщина, но о ней он вообще не хотел сейчас вспоминать. Как и об этой сумасшедшей Диане. И не будет он больше страдать из-за женщин! Никогда! Не родилась ещё такая женщина, ради которой он будет унижаться и у которой будет вымаливать любовь. Нет уж, пусть сами унижаются, страдают, устраивают сцены! Впрочем, истеричек он тоже не любил, но лучше уж истеричка, чем снежная королева, сердце которой невозможно растопить. Впрочем, черноволосую красавицу, с которой он только что столкнулся, Дима никак не мог назвать снежной королевой. Диана другая, у неё-то как раз чувства бурлят, как поверхность солнца, но только не так она проста, как хочет показаться. Явно что-то не договаривает. Это было очевидно и по её странному переезду из Москвы в их тихую провинцию, и по скупым объяснениям насчёт её прошлого, в общем, она вся состояла из тайн, и Дима готов был покляться, что на её решение разорвать с ним отношения также повлияли эти непонятные секреты из прошлого девушки.

Впрочем, его догадки подтвердились в тот же вечер, когда он зашёл на кухню к Полине. Та быстро сделала ему любимую яичницу с беконом, которой Дима собирался отужинать, а потом, присев рядом с ним, произнесла с очень загадочным видом:

- Диана-то, похоже, без ума от тебя...

- Что? - Он едва не подавился, - С чего ты это взяла?

- Да невооруженным глазом видно! - Женщина хихикнула. - Вся краснеет, когда про тебя говорит, а сегодня и вовсе как-то странно отреагировала, когда я в разговоре неожиданно тебя упомянула. Ты только не волнуйся, мы с ней вовсе не сплетничали о тебе, вовсе нет! Я что-то случайно про тебя сказала, а она чуть чашку с чаем из рук не выронила! И так заволновалась, вся покраснела, потом побледнела... Или наоборот, уже не помню.

- Она... что-то спрашивала обо мне?

- Да нет, ничего. Просто я не первый раз замечаю, что она на тебя странно реагирует. Поначалу думала, что мне это мерещится, но сегодня убедилась, что нет. Да и странная она всё же, эта Диана, - подумав немного, произнесла Полина, - о себе вообще ни слова ни говорит. Я как-то спросила её, мол, ты почему из Москвы-то уехала, а она тут же заторопилась куда-то, якобы про какие-то дела вспомнила... Вроде она и неплохая девушка, но что-то явно о себе не договаривает.

- Так ведь это нормально, когда человек в рабочее время не говорит о своей личной жизни, - как бы между прочим заметил Дмитрий, - на Западе вообще не принято личную жизнь обсуждать...

- На Западе! - Всплеснула руками Полина, - Сейчас все стараются жить, как на Западе! А я люблю, когда всё по-нашему, по-русски! Когда можно и посплетничать, и по душам поговорить. Не люблю, когда из любой ерунды делают тайну...

И хотя Дима не мог сказать, что слова Полины его сильно обрадовали, но вот хорошенько задуматься они его точно заставили. Всё же что-то тут не то, размышлял Дима, поднявшись в свою комнату. И Диана всё-таки к нему неравнодушна! Вот только зачем она вчера его прогнала, при этом ясно дав понять, что он ей безразличен. В голове у Димы крутилось множество вариантов, но пока что ничего конкретного даже не вырисовывалось. Но он это выяснит, обязательно выяснит!

Вернувшись домой, Ника решила завершить ещё одно дело, которое, по её мнению, никак нельзя было откладывать на потом. А именно - дочитать роман Игоря. Ей хотелось как можно быстрее вернуть ему рукопись, а также высказать окончательное мнение о его творчестве. Причём это вовсе не было частью её расследования, ей просто хотелось порадовать молодого человека, дать ему надежду, в которой он так нуждался после смерти матери.

Вторая часть романа далась Нике тяжелее первой - слишком реалистично и жестоко были описаны мучения главных героев, которым пришлось пройти через все круги ада, прежде чем встретится вновь, чтобы... потерять друг друга навсегда! Ведь в конце романа главный герой умирал на руках у героини от предательского выстрела своего соперника, который по сюжету был его сводным братом.

Дочитав последнюю страницу рукописи, Ника облегченно вздохнула и, посмотрев на часы, убедилась, что вечер она действительно скоротала - часовая стрелка неумолимо двигалась к полуночи, а минутная отставала от неё всего на несколько шагов. Ника ещё раз перечитала последние строки эпилога.

"Не оглядываясь по сторонам, Анжелика шла в тёмные воды озера. Её прекрасные медные локоны уже намокли и отяжелели от воды, как и лёгкое голубое платье, подол которого был обезображен бурым пятном крови. Когда вода уже доставала ей до подбородка, Анжелика вдруг остановилась. Остался ещё один шаг. Один шаг в бесконечность.

- Как хорошо, что ты так и не научил меня плавать, Вольдемар, - прошептала Анжелика, подняв голову и устремив свой взор в чёрное глухое небо, на котором в эту ночь не было ни единой звезды, - скоро мы с тобой встретимся, любовь моя, и никакая земная сила не сможет нас разлучить. Мы с тобой связаны навеки нашей любовью, Вольдемар, и хотя наши тела будут находиться вдали друг от друга, души наши будут вместе до конца существования этого мира...

Она замолчала, вслушиваясь в тишину. Несмотря на то, что её тело пронизывал обжигающий холод ледяной воды озера, Анжелика испытывала сильное облегчение, чувствуя, как вода обступает её со всех сторон. Эта вода смоет с её рук и её платья кровь Вольдемара, а потом навсегда освободит её душу, скованную цепями горечи и утраты. Девушка закрыла глаза и прошептала:

- Я иду к тебе, любовь моя... Ты говорил, что мы вольны сами выбирать свой путь, так вот, любимый, ты был прав! Свой путь я уже выбрала...

Это были последние слова прекрасной Анжелики, произнесённые ею всего за несколько мгновений до того, как тёмные воды навсегда сомкнулась над её головой..."

Отложив в сторону рукопись, Ника задумалась. Сколько мрачности и трагизма было в творчестве Игоря! Сколько безысходности и отчаяния! Как будто сам автор, как и его герои - прекрасная медноволосая Анжелика и её возлюбленный, храбрый воин Вольдемар, пережил нечто подобное. Ника вновь перечитала некоторые отрывки из рукописи - нет, ей не показалось, ибо между строк читалось как раз то, о чём она сейчас подумала - о том, насколько вся эта безысходность и отчаяние знакомы несчастному одинокому Игорю, замкнутому интроверту, который жил в мире своих мрачных фантазий. Острая жалость больно кольнула сердце девушки! Но ведь Игорь - один из сыновей Леонова, а значит, он тоже может быть убийцей Андрея. Или не может? Но какие у него могли быть мотивы для убийства её брата? И может ли вообще Игорь Леонов, несчастный одинокий парень, страдающий социофобией, хладнокровно убить человека? На эти вопросы у Ники ответов пока не было.

Утром следующего дня, находясь в доме Леоновых, Ника поделилась с Полиной тем, что дочитала роман Игоря, а затем очень осторожно подошла к интересующей её теме.

- Я тут задумалась, Полина... Игорь так подробно описывает страдания героев, так реалистично, так глубоко, с чувством... Как будто он всё это сам пережил, понимаете?

- От чего же не понимаю, детка? Отлично понимаю! Я сама так думаю! Он же у нас хоть и странный, Игорёк в смысле, но душа у него светлая. И он очень ранимый мальчик! Ты поверь, Диана, он очень страдает из-за того, что его никто не понимает в этом доме, что его талант, никто, кроме матери, не ценит...

- А он может быть... агрессивным? - Спросила Ника и поспешно объяснила причину своего вопроса, - Вы понимаете, Полин, он один раз очень злобно отзывался о своём отце и Жанне! Мне кажется, что он их сильно ненавидит, прямо убить готов!

- Нет, убить человека Игорёк не сможет, уверяю тебя, Диана. Хотя... был один случай, - она резко понизила голос и посмотрела на Нику так, как будто хотела доверить ей государственную тайну, - это произошло, когда Лилиана Ираклиевна умерла... Знаешь, Игорь тогда был в таком отчаянии, он тогда, после её похорон, даже пытался покончить с собой!

- Что? - Сейчас Ника на самом деле была удивлена, хотя если хорошо подумать, прикинула она в уме, то склонность к суициду как раз очень типична для таких проблемных личностей, как Игорь Леонов.

- Да, всё так и было! Он пытался отравиться! Но его спасли, промыли желудок! И через неделю он решил порезать себе вены! Но, к счастью, опять спасли. Правда, кровищи тогда было... Ужас, как вспомню! А потом у Игоря была истерика! Он кричал, что хочет убить этого негодяя собственными руками! О ком он говорил, я тогда так и не поняла...

- Может, о своём отце?

- Не знаю, Диана, возможно, но я не очень люблю вспоминать то время. Нам всем несладко было в те дни! И хозяину, и мальчикам! Алёшка, молодец, тогда именно он помог Игорю справится со всем. Фактически он его тогда вывел из депрессии...

- И после этого Игорь никогда больше не кричал про убийства?

- Ты что, Диана! Нет, конечно! Он и мухи не обидит! Уж я-то этих мальчиков как свои пять пальцев знаю...

Спорить с Полиной Ника не стала, но слова насчёт угроз Игоря прочно засели у неё в голове. Кому он мог угрожать? Неужели, всё-таки, своему отцу? Этот вариант казался ей самым логичным из всех возможных, и связать угрозы Игоря с убийством Андрея у Ники точно никак не получалось. Да и не знал Игорь её брата, в этом она была абсолютно уверена!

После того, как они с Жанной съездили по её делам (к счастью, на этот раз Жанночка никуда не отлучалась), Ника всё же заглянула в зимний сад, где сразу же увидела Игоря, стоявшего перед прекрасной белой орхидеей и неторопливо, очень внятно, читавшего:

- Наш герой снова чувствовал себя одиноким. Так было всегда, как только она исчезала из его жизни. Краски жизни меркли для него, и весь мир вокруг него становился серой, безжизненной пустыней, по которой он шёл, думая лишь о том моменте, когда на горизонте появится прекрасный мираж. Он закрывал глаза, вспоминая игривые блики на её чёрных, как смола, волосах, которыми он всегда любовался, чувствуя при этом, что теряет рассудок от переполнявших его чувств. Её белую кожу, к которой ему так хотелось прикоснуться... Её алые губы, которые он так жаждал целовать... Он ждал её возвращения, как ждут оазиса в бескрайних песках, как ждут лучик солнца в беспросветной тьме, как...

На этом моменте Игорь неожиданно замолчал и оглянулся назад. Увидев Нику, он тут же бросил в сторону свои рукописи и, смущенно опустив глаза, спросил:

- Как давно ты тут находишься, Диана?

- Я только что вошла, - ответила та, проходя в комнату, - я искала тебя, чтобы отдать тебе это, - с такими словами Ника протянула ему рукопись в папке.

- Ты всё прочитала? До конца? - Он заметно разволновался.

- Да. И мне понравилось. Правда, мне показалось...

- Что? Тебе не понравился конец, да?

- В общем-то, да, - откровенно призналась Ника, - на самом деле Анжелика и Вольдемар прошли через столько испытаний, и как мне казалось, они заслуживали счастья. Но это, конечно, не столь важно, - поспешно добавила она, - само произведение мне понравилось, и мне кажется, что ты не должен отказываться от попыток опубликовать свои книги.

- Ты слышала то, что я читал цветам? - Неожиданно спросил Игорь.

- Нет, я же говорю, что я только вошла, - ответила Ника, при этом стараясь отвести взгляд от Игоря.

- Как только я допишу свой новый роман, ты - первая, кто его прочитает, обещаю! Правда, мой новый роман для меня особенный, не такой, как остальные...

- Почему? Чем именно он для тебя особенный?


Но на этот вопрос она ответа не получила - Игорь засуетился, начал собирать свои бумаги, которые разлетелись по полу, а потом в зимний сад вошла Жанна, и Игорь, с нескрываемой ненавистью посмотрев на неё, поспешно вышел, при этом не проронив ни слова.

- Боюсь я этого психа, - прошептала Жанна, оглядываясь вслед ушедшему парню, - он всегда так смотрит... как зверь! Всё-таки страшно жить под одной крышей с сумасшедшим!

Вернувшись домой, Ника решила поужинать, при этом обдумывая информацию, которую она узнала за последние дни, а потом позвонить Жене, чтобы спокойно обсудить с ней все возможные версии. На ужин Ника решила обойтись омлетом, и потому разбив несколько яиц, она уже приготовилась взбить их с молоком и приправами, как вдруг в дверь позвонили. Какого же было удивление девушки, когда на пороге перед ней возник сам Михаил Леонов!

- Как вы узнали мой адрес? - Это первое, что ей пришло на ум.

- Так вы же сами его написали, когда давали мне свои координаты, - он дружелюбно улыбнулся, - ну, что вы не пригласите меня войти? Так и будем в дверях разговаривать?

- Да, конечно, проходите, - Ника, кажется, начала приходить в себя от пережитого шока, - может, хотите кофе? Или чай?

- Нет, ничего не надо не беспокойтесь, Диана, я ненадолго зашёл... - Он прошёл в комнату и огляделся по сторонам, - ух, какие шикарные розы! Поклонник подарил, не так ли? - Михаил указал на букет, подаренный Димой.

- Нет, - отрицательно замотала головой девушкой, - я сама купила. Люблю розы, знаете...

- Странно! - Усмехнулся Леонов, удобно располагаясь в кресле, - Таким красавицам, как вы, Диана, букеты обычно дарят. И я ни за что не поверю, что вы страдаете от недостатка мужского внимания.

- Мне сейчас не до этого, - поспешно ответила Ника, продолжая стоять перед начальником, - для меня важнее всего работа.

- Понимаю, отлично вас понимаю! Да вы сами тоже присаживайтесь, а то я что-то неловко себя чувствую, когда вы стоите передо мной. Садитесь, спокойно поговорим. Забудьте, что я ваш начальник, дорогая, прошу вас.

- Как это? - Ника всё же села, - Вы пришли поговорить не о вашей супруге?

- А что о ней говорить? У меня с супругой всё отлично, и скоро она подарит мне ребёнка. Надеюсь, что это будет девочка, наследников мне уже хватит! - Он громко рассмеялся, - Ну, что вы, Диана, такая невесёлая сидите? Хотя я вас понимаю, в таких условиях жить, - он с нескрываемой брезгливостью огляделся по сторонам, - хотите я найду вам квартиру получше?

- Меня и эта устраивает, спасибо, - вежливо, но при этом довольно твёрдо произнесла та, - этот район мне удобен, а в квартире я практически не бываю, только ночую тут.

- И всё же, мне кажется, что вы достойны большего, Диана! Позвольте мне помочь вам! Я понимаю, что вы - девушка серьёзная, но при этом вы явно испытываете финансовые трудности. И я могу вам помочь их решить.

- Простите, Михаил Юрич, но на что вы намекаете? Выражайтесь яснее, прошу вас! - Ника с трудом сдержалась, чтобы не рассмеяться ему в лицо над тем, как глупо он выглядел, пытаясь её соблазнить.

- Ну, как вы уже поняли, Дианочка, я человек не бедный, - вдохновенно начал он, решив, что Нику его намёки заинтересовали, - и я умею быть щедрым, очень щедрым, если... Ну, вы меня понимаете, - он ухмыльнулся, а потом взял её за руку и, глядя ей в глаза, продолжил, - моя жена беременна, а беременные, сами знаете, какие бывают капризные. А мне тоже иногда хочется ласки и любви...

Тут он наклонился и нежно поцеловал её руку. А потом также проникновенно, продолжая смотреть ей в глаза, добавил:

- Вы поразительная женщина, Диана. Вы очень красивы, умны и знаете себе цену. Поэтому я предлагаю вам сделку. Вы, конечно, можете от неё отказаться, и по-прежнему работать помощницей моей жены, но только вот согласившись на моё предложение, вы получите больше, гораздо больше. Как я уже сказал, я могу быть очень щедрым, а вы, Диана, судя по всему, девушка с амбициями, большими амбициями. Ну, так что, вы согласны на моё предложение? Одно ваше "да", и вы завтра переедете в самую лучшую квартиру в этом городе! В новом доме, с дорогой мебелью, джакузи и даже прислугой! А через несколько месяцев, когда у моей женушки вырастет пузо, мы с вами смогли бы неплохо провести время где-нибудь на Мальдивах... Ну, что вам нравится, дорогая?

- Конечно, нравится, - через силу улыбнулась Ника, которой было до того противно слушать Леонова, что она едва сдерживалась от того, что бы не заехать ему по наглой физиономии, - Мальдивы, квартира с джакузи в новостройке - это замечательно, вы правы...

- Тогда отлично, Дианочка! - Он приблизился к ней и ещё сильнее сжал её руку, - Ты просто умничка, я знал, что ты согласишься...

Затем Михаил отпустил её руку и своей рукой провёл по её лицу, шее, плечу, пытаясь пробраться под её кофточку. И в этот момент Ника, не выдержав больше его наглости, резко скинув с себя его руку, вскочила и мягко, но очень решительно произнесла:

- Я ещё не давала своего согласия, Михаил Юрьевич! Я работаю с вашей женой и не хочу проблем. Ваше предложение, конечно, очень интересное, но я должна всё хорошенько обдумать и...

- Хочешь набить себе цену, не так ли? - Он выглядел крайне недовольным, - Вы все, бабы, такие! Ломаетесь, строите из себя недотрог! А всё для того, чтобы набить себе цену! Я же тебе сказал, Диана - и квартира будет, и на курорт отвезу, как только у моей пузо вырастит. И работать с Жанкой ты больше не будешь, уволишься завтра же! Так что не ломайся, всё равно ведь согласилась уже, я по глазам вижу, уж больно алчно они у тебя загорелись!

- Ничего вы не поняли, Михаил Юрьевич. Мне ни нужны ваши деньги. И таким способом я зарабатывать не хочу. Да и вообще...

- Понятно! Тебе нужно всё обдумать! Прекрасно! - Он поднялся со своего места и направился к выходу, - Думай! Но только Жанне ни слова, поняла? Иначе сразу работу потеряешь!

- Я и не собиралась ей ничего говорить, не переживайте, - с лёгкой ухмылкой ответила Ника, - я прекрасно понимаю, что этот разговор должен остаться между нами.

- А ты всё же не глупа! Ой, как не глупа. Ладно, пока твоё место вакантно, думай. А то потом будет поздно...

С такими словами он сам отпер дверь и покинул квартиру, а Ника, лихорадочно соображая, как теперь ей быть дальше, схватила телефон и набрала Женю. Та, к счастью, была не занята и внимательно выслушав проблему племянницы, усмехнулась и произнесла:

- Всё понятно, этот стареющий донжуан уже насытился молодой женой и ищет себе новую авантюру! Ожидаемо, усчитывая то, что он никогда не отличался верностью и постоянством! Любовниц ещё при Лилиане менял как перчатки. Хотя жену ревновал ко всем! Ей даже кокетничать ни с кем не позволял! Но ты не переживай, дорогая, мы найдём ему новую пассию, которая отвлечёт его от интереса к тебе...

- Ты хочешь найти девушку, которая согласится стать любовницей Леонова?

- Конечно! А что, трудно, думаешь, найти такую? Сейчас желающих выше крыши найдётся, только вот нужно подобрать девушку с мозгами, которая будет помогать нам... Ну, ты понимаешь, в чём именно. Лишняя информация нам не помешает.

- А вдруг он решит меня уволить? Ведь это он меня нанимал, а не Жанна!

- Всё в твоих руках, Ника! Надави на эту красотку! Скажи ей, что бы она в свою очередь дала понять мужу, что не хочет с тобой расставаться, а если она не сделает этого, то ты тогда можешь многое рассказать её мужу.

Идея с шантажом Нике не понравилась, но спорить с тёткой она не стала. Ситуация на самом деле складывалась неприятная, однако сдаваться и уходить из дома Леоновых, не найдя никаких доказательств, она не собиралась. И от своего плана мести она тоже отказываться не планировала. А, значит, надо было соглашаться на прежде запрещенные для неё, Ники Смирновой, приёмы.

"Как далеко я готова зайти ради достижения своей цели? - Задумалась Ника, закончив разговор с Женей, - На шантаж я уже практически согласна... А что дальше? А если придётся лечь в постель с Михаилом? Ну, чисто в теории, пошла бы я на такое, если бы это помогло мне добраться до правды? Или всё-таки... Чёрт, - Ника горестно вздохнула, покосившись на стоявшие в углу цветы, - надо бы выбросить эти розы! Чтобы больше ничего не напоминало о том, что..."

Подойдя к цветам, Ника уже хотела было вынуть букет из вазы и отнести его в мусоропровод, но в самый последний момент её рука дрогнула. Постояв минуту, молча глядя на розы, Ника резко отвернулась и направилась в кухню. Там, увидев разбитые яйца в миске и стоявший на столе пакет молока, девушка тут же вспомнила про свои планы насчёт омлета. Однако ужинать ей больше не хотелось...

На другой день Ника и Жанна поехали ко врачу. Михаил не смог сопровождать жену, а одна она ехать не хотела. В клинике Жанна сдала необходимые анализы, а также ей выписывали витамины, после чего они с Никой отправились в турфирму Жанны. Настроение у той было отличное, даже несмотря на то, что с самого утра на улице, не переставая, лил дождь, и погода была отнюдь не весенняя.

- Отлично! - Говорила она, усаживаясь в своём кабинете, - Как же всё хорошо складывается, прям поверить не могу! Беременность протекает отлично, - начала перечислять Жанна, загибая пальцы на руке, - в турфирме всё отлично - сама видела, прямо при нас двое купили путёвки в Турцию, а потом ещё одна дама активно Италией интересовалась! Нет, всё просто шикарно! И самое главное, Миша согласился отправиться в путешествие! Так что я сейчас же сама всем займусь! Полетим, разумеется, через мою турфирму! Кстати, ты сама никуда не хочешь слетать? А то я тебе мигом горящую путёвку подберу. Хочешь в Египет? Он сейчас особенно горит...

- А вы сами когда собираетесь улетать? - Игнорируя предложение Жанны поинтересовалась Ника.

- Не знаю, но думаю, что в самое ближайшее время! Я сейчас ознакомлюсь с вариантами. Хотела на Сейшелы Мишу уговорить, но больно уж долгий перелёт. А я всё-таки беременна. В Турцию и Египет Мишка принципиально не поедет, говорит, что это быдлокурорты. Хотя я с ним не согласна. Сама бы я сейчас с удовольствием на Красное море поехала! Но он не согласится. Тогда остаётся раскрутить его на Париж! Ведь я в Париже ещё не была, представляешь...

Приехав домой к Леоновым, Ника по сложившейся традиции зашла к Полине - выпить чаю и поболтать о новостях в доме. Но на сей раз Полину разговорить не удалось - налив девушке чая и оставив на столе огромный ассортимент сладостей, женщина удалилась, сославшись на дела. Подвинув к себе вазочку с черничным джемом, Ника принялась за чаепитие, при этом лихорадочно обдумывая свои дальнейшие действия. Девушка понимала, что последние дни она теряет время даром, ходя вокруг да около, однако в своём расследовании она не продвинулась ни на шаг. А тут ещё и возможный отъезд Михаила с Жанной! Нужно срочно менять тактику и план действий! Только нужно всё хорошенько продумать и...

- Пьёшь чай, красавица? - Ника так углубилась в свои мысли, что совершенно не заметила, как к ней подошёл Михаил, - Так какие планы на вечер, а? Я, если что, свободен...

- Давайте не будем об этом, пожалуйста, - шёпотом ответила ему Ника, - в любой момент может войти Полина или Жанна...

- А мы им скажем, что у нас тут светская беседа о погоде! - Рассмеялся Леонов, - Ну, что, ты подумала о моём предложении? Когда поедем смотреть твою новую квартирку?

Ника не успела ничего ответить, потому, что в ту самую секунду, когда она хотела открыть рот и дать понять шефу, что не хочет больше обсуждать этот вопрос, до них донёсся насмешливый голос Дмитрия:

- Браво, отец! А я-то уже задумался, кто твоя новая пассия! Даже и подумать не мог, что ты такой нахал, ассистентку своей жены охмурил...

Вспыхнув от ярости, Ника быстро встала из-за стола и, посмотрев сначала на отца, а потом на сына, произнесла:

- Это не то, что вы думаете. Я...

- Диана, милая, не надо оправдываться перед Димой, - поспешно перебил её Михаил, - он всё понимает и, поверь, он ничего не расскажет Жанне о нас.

С такими словами он, бросив многозначительный взгляд на Нику, а потом хлопнув сына по плечу, поспешно вышел из кухни, а сам Дима, заметно побледнев, подошёл к ней и произнёс, глядя ей прямо в глаза:

- Ты меня разочаровала, Диана. Значит, ты начала с меня, а потом быстренько перебралась в койку к моему отцу? Не ожидал от тебя такого. Я думал, что ты порядочнее. Выходит, ты меня и правда использовала. Опыта хотела набраться? Подумала, что отец твою девственность не оценит? Ха, не понимаю только, чего ты выгадала, связавшись с женатым...

- Прекрати! - Не выдержав его насмешливого тона, крикнула Ника. Ей вдруг стало так больно, будто её сердце раскромсали острой бритвой, и очень хотелось заплакать. От боли и обиды, переполнявшие её в этот момент. Но слёзы сейчас были совершенно ни к чему, это Ника отлично понимала, а потому, собрав всю свою волю в кулак, девушка холодно добавила, - Это не твоё дело. Оставь меня в покое и забудь о том, что было между нами.

- Да я уже забыл! - Выкрикнул он и тут же расхохотался ей в лицо, - Забыл, слышишь? Ничего ты для меня не значила, даже не мечтай, что я тебя когда-то всерьёз воспринимал. Просто думал... Эх, - он отмахнулся от неё, - таких, как ты, Диана, у меня знаешь сколько было?

- Знаю, - спокойно ответила она, - и потому не понимаю, к чему этот разговор, а? Зачем ты лезешь в мою личную жизнь?

- Ты права, не моё это дело, сами с отцом разбирайтесь, - он хотел добавить что-то ещё, наверняка, что-нибудь неприятное, чтобы побольнее уколоть Нику, но не успел - на кухне появилась Полина, которая, едва его заметив, поинтересовалась, к кому он пришёл - к ней или к Диане.

- Зашёл сока выпить, - бросил Дима и демонстративно полез в холодильник, где, найдя бутылку яблочного сока, схватил её и поспешно убежал с глаз долой. Тяжело вздохнув, Ника медленно опустилась за стол и постаралась сделать вид, что ничего не произошло. Но обмануть Полину было совсем непросто! И это она отлично понимала!

- Что-то между вами с Димкой происходит, нутром чую, - пробормотала домработница Леоновых, высыпая на стол муку, за которой собственно она и ходила в кладовую, - как-то уж слишком жарко становится, когда вы вместе. Воздух плавится....

- Это не так, - как можно спокойнее ответила Ника, которую в этот момент всю трясло от обиды, гнева и злости на Диму, - не придумывайте, пожалуйста!

- А я и не придумываю, - не отрываясь от своего теста, процедила та, - я это чувствую. Жизнь я повидала, Диана, немало. Чай седьмой десяток землю топчу! И всегда ощущаю это, когда душно становится, как перед грозой. Тучи собираются, природа затихает, замирает и ждёт, когда начнётся... Также и у вас с Димкой. Вот-вот гроза случится. Вот-вот...

- Полина! - Ника не сдержалась и слегка повысила голос.

- Ладно, ладно, молчу я! Поняла, что не надо свой нос в ваши дела совать! Лучше пирогами займусь. И молчать буду, как рыбёшки из хозяйского аквариума! А ты далеко не уходи, скоро пироги будут готовы! Ты какие любишь - с повидлом, с мясом или с луком и яйцом?

...Весь оставшийся день для Ники прошёл как в тумане. Жанне она сказала, что приболела, и та отпустила её пораньше, но домой Ника не поехала - она, рискуя провалить весь свой план, отправилась на кладбище к Андрею! Повязав на голову платок и нацепив тёмные очки, девушка подошла к могиле брата и прошептала:

- Прости, братишка, что так долго не приходила. Стыдно-то как, могилка у тебя совсем заброшенная! Хотя тётя Женя обещала тебе памятник мраморный заказать, но всё равно извини меня, брат, ладно? - Говорить Нике было очень трудно, так как её буквально душили рыдания, - Я буду чаще приходить, постараюсь... Просто я сейчас... Я в их доме работаю, Андрей! Я твоего убийцу хочу найти! Кто так жестоко вонзил в тебя нож, а потом бросил умирать одного, в тёмном переулке, истекая кровью... И кто бы это ни был, он заплатит за своё преступление! Клянусь тебе, брат!

Она замолчала, присев на карточках перед могилой брата. Было очень тихо, только ветер трещал в небольшом леске, который начинался сразу за кладбищем. Вокруг ни души, только маленький одинокий воробышек скачет по земле в поисках съестного. Ника поёжилась. Ей вдруг стало как-то не по себе. Как будто кто-то неизвестный, но очень страшный смотрел ей в спину в эту минуту. Оглянувшись, Ника никого не увидела, но всё же заторопилась к ждущему её возле кладбища такси. Она рискует, очень рискует! Надо уходить! Немедленно!

Последующие дни прошли в какой-то бесполезной для Ники суете. Жанна и Михаил собирались в Париж, и ей приходилось во всём помогать госпоже Леоновой, которую постоянно мучил токсикоз. Приходилось ездить за неё турфирму, заниматься документами, покупать то, что просила Жанна, а по приезду в дом Леоновых, ещё и слушать Жанночкино нытьё о том, как её тошнит от еды и как она постоянно мечтает о ведре солёной капусты, которую съела бы сейчас даже без хлеба.

- Боюсь, что в Париже меня этот чёртов токсикоз просто замучает, - хныкала Жанна, накручивая на свой ухоженный пальчик капризный белокурый локон, - а я так хотела на Эйфелеву башню подняться! И взять прогулку на кораблике по Сене... Эх, может, не стоит никуда ехать, а? Хотя малявка родится, тоже не сразу поедешь... А мне хочется мир посмотреть, пока я молодая! Ох, ну, как же капусты хочется! Слушай, Диана, принеси мне хоть огурчик солёный, а? В холодильнике на кухне у Полины должны быть огурчики в банке.

Ника, разумеется, поручение выполнила и уже шла обратно, как вдруг ей в буквальном смысле перегородил дорогу сам Михаил Юрьевич.

- Извините, мне нужно идти к Жанне, она огурцы просила принести, - поспешила убежать от него Ника, но не тут-то был - тот мёртвой хваткой вцепился и потребовал её задержаться. Опять напомнил, что хозяин в доме он и нанимал её, Нику, тоже он, Михаил Леонов!

- Ты зря себе цену набиваешь, девочка. Можешь и в проигрыше в итоге оказаться. Если ты не согласишься на моё предложение, то... Надолго ты в этом доме не задержишься, так и знай! Вылетишь из этого дома мигом! Поняла?!

- Но, Ми... - она хотела что-то сказать в свою защиту, как вдруг за её спиной послышался голос Игоря.

- Не смей ей угрожать! Ты меня слышишь, старый подонок, не смей трогать Диану!

- Эх, да у неё ещё и защитник появился! - С сарказмом произнёс Михаил, насмешливо глядя на перекосившееся от злобы лицо сына, - Ну, давай, защищай эту потаскушку!

- Потаскушка это твоя жена, ублюдок! - Игорь угрожающе двинулся на отца, - А Диана - порядочная девушка, и если ты хоть пальцем её тронешь...

- Ну, и что тогда будет? Что? - Михаил схватил сына за плечи и попытался встряхнуть, но тот неожиданно вывернулся и, оттолкнув его, со всей силы ударил по лицу.

- Ах, ты паразит! - Вытирая разбитую губу, закричал Леонов-старший, - Обнаглел совсем! Целыми днями сидит в своей комнате, пишет там какой-то бред, ни копейки за всю свою жалкую жизнь не заработал, а ещё и руки на отца распускает! На отца, который его кормит...

- Что тут у вас творится, а? - Все трое поспешно оглянулись и увидели Жанну, стоявшую на самом верху мраморной лестницы, - Почему крики? Миша, что с тобой, кто тебя так...

Она бросилась к мужу, но не удержалась на высоких каблуках и кубарем скатилась по мраморным ступенькам прямо под ноги мужу. Где и осталась лежать, уже без сознания. Первым отреагировал Михаил, который тотчас же забыл о разбитой губе, перепалке с сыном и угрозах Нике-Диане.

- Жанна, что с тобой? Очнись, дорогая, - он выглядел испуганным и сильно побледнел, - да что вы стоите, как два идиота, звоните в "Скорую", скорее!

К телефону бросилась Ника, которая дрожащими руками набрала нужный номер и, быстро продиктовав адрес Леоновых, сказала, что с лестницы упала беременная женщина и находится без сознания. Мол, приезжайте быстрее, ситуация серьёзная. Всё это время Михаил пытался привести в чувство Жанну, а также на шум с кухни прибежала Полина, которая тут же принялась охать и ахать, креститься и причитать.

- Хватит тут стонать! - Одёрнул её Михаил, - Лучше помогите мне её на диване в гостиной устроить. Не лежать же моей жене на полу до приезда врачей.

Он сам донёс её до дивана и, положив на него, начал успокаивать , твердя, что всё нормально, нужно просто потерпеть. И при этом злился, почему так долго не едет "Скорая помощь".

- В нашей стране даже "Скорая" вовремя приехать не может! - Раздраженно крикнул он, - Да где их носит, ёп...

"Скорая" приехала ровно через минуту после того, как Леонов закончил свою тираду. Жанну, которая ещё не пришла в себя после падения, унесли на носилках, и Михаил, разумеется, поехал с ними в больницу. Когда они уехали, притихший на время Игорь подбежал к Нике и попросил её объяснить, что именно хотел от неё отец.

- Забудь об этом, умоляю! - Ника была готова разрыдаться от отчаяния, - Сейчас важнее всего, чтобы с Жанной и её ребёнком всё было в порядке, а остальное ерунда!

- Да плевать мне на Жанкиного ублюдка! - В сердцах крикнул Игорь, ударив кулаком по кожаной обивке дивана, - Главное, чтобы ты не пострадала также, как... она!

- Твоя мать? - Быстро сообразила Ника.

- Конечно! Это он её убил, он! Он и ещё один негодяй...

- О ком ты говоришь? О каком ещё негодяе? Кого ещё ты обвиняешь в смерти матери? - К Нике вернулся былой азарт.

- Да забудь, это уже старая история, всё в прошлом, - поджав свои бледные тонкие губы, Игорь неожиданно повернулся и ушёл, даже не оглянувшись в сторону Ники.

До своего временного пристанища Ника добралась почти ночью - ждали вместе с Полиной новостей. Потом объявился Дмитрий, который уже был в больнице у Жанны и сообщил печальную новость - Жанне сейчас делают операцию, и хотя её жизнь вне опасности, и состояние стабильное, ребёнка она потеряла. Полина опять начала креститься и охать, а потом ушла, про себя причитая о том, какой ужас творится в этом доме. Сначала Нелли и её выкидыш, потом смерть Лилианы, а теперь ещё и Жанна... Дима, слушая её, бледнел на глазах, а когда Полина удалилась, он, сжав кулаки, подошёл к Нике и процедил сквозь зубы:

- Отец не стал уточнять, что именно произошло. Сказал только, что был какой-то скандал, и что кроме него и Жанны, здесь были ты и Игорь. Что именно у вас произошло, Диана? Ты виновна в падении Жанны?

- О, Господи! Да ты с ума сошёл! Других слов у меня просто нет, извини, - не желая больше развивать эту тему, Ника решила просто уйти, тем более, что причин оставаться в этом доме у неё больше не было.

- Нет, постой! - Он схватил её за руку и резко притянул к себе. Только сейчас Ника ощутила, что от него пахнет алкоголем, - Мы не договорили! Ответь, что тут у вас произошло, а? Я не удивлюсь, если это ты, тихоня, столкнула мою мачеху с лестницы...

- Я? - Она на минуту опешила, а потом совершенно неожиданно для него расхохоталась прямо ему в лицо, - Ты сумасшедший! Это ты когда-то столкнул жену с лестницы и убил вашего ребёнка, а теперь меня обвиняешь...

- Это был несчастный случай! - Освободив её руку, Дима отошёл в сторону, - И вообще, это был не мой ребёнок! Нелли была беременна от своего любовника, этого кретина... Она мне так в лицо и бросила, что, мол, ухожу от тебя, и ребёнок будет у меня от другого! Прикинь, какого мне было такое услышать от любимой жены?

- И поэтому ты решил убить её? И её ребёнка! А потом, наверняка, и её любовника...

- Да не хотел я никого убивать! - Теперь он уже говорил без злобы, наоборот, его голос звучал так, будто он оправдывался, - Я не убийца! Просто так вышло... Этот чёртов мрамор! Маме никогда он не нравился! Я сам однажды упал на нём, поскользнулся и скатился с лестницы! Потом в гипсе ходил, переломы были! Также и с Нелли было... Я не хотел, чтобы так вышло! Да, я был зол, очень зол, но я не хотел её толкать, она сама... Сама!

Закончив свою исповедь, он замолчал и не оглядываясь на Нику, пошёл в кабинет отца, видимо, боясь подниматься по злосчастной мраморной лестнице. А Ника молча смотрела ему вслед, пытаясь переварить то, что он только что ей поведал. И как ей казалось, сейчас он был искренним с ней. Да, он не хотел причинять вред жене и её ребёнку, это правда, чистая правда, и хотя он был зол, очень зол, убивать Дмитрий Леонов никого не хотел. А это значит, что...

Да ничего это не значит! Ничего! Именно это твердила Ника самой себе всю дорогу, и когда вошла в квартиру, то опять повторила эту фразу. Вслух, чтобы получше дошло. Однако, как ни старалась она убедить саму себя в том, что всё остаётся по-прежнему, и Дима вполне мог быть тем самым хладнокровным убийцей, который почти два месяца назад зарезал её брата, что-то в её стройной и такой логичной версии рухнуло, свалив в кучу мусора всё то, что она с таким трудом пыталась собрать.

Он действительно НЕ БЫЛ ПОХОЖ НА УБИЙЦУ. И именно сегодня, во время разговора о Нелли и её падении, Ника вдруг это осознала. И как никогда раньше отчётливо поняла - Дмитрий Леонов, её Дима, не мог быть тем хладнокровным, мстительным негодяем, который решился бы подло напасть на безоружного соперника и убить его, нанеся трусливый удар в спину. Он был не таким. Да, он не был идеалом, у него была куча недостатков, но подлым убийцей он не был. И убить он мог только в порыве ярости, по роковой случайности, как это было с ребёнком Нелли, но никак не расчётливо, хладнокровно, выслеживая жертву и тихо следуя за ней по пятам, сжимая в руках орудие предстоящего убийства...

От этих мыслей Нику отвлёк звонок мобильного. Разумеется, это была Женя. Внимательно выслушав рассказ племянницы об очередном происшествии в доме Леоновых, Женя сказала, что у неё тоже есть кое-какие новости. Её частным детективам удалось кое-что нарыть. Это было связано с покойной Лилианой Эристави.

- Оказывается, незадолго до самоубийства (а, может, это и не было самоубийством, но впрочем, сейчас я не об этом говорю), у Лилианы был роман с одним богатым грузином, который не боялся Леонова и даже хотел, чтобы Лилиана с ним развелась. Потом, когда Лилиана умерла, этот тип приходил к Леонову и угрожал ему. Кричал, что тот ему заплатит за смерть Лилианы...

- И что стало с этим грузином? Он... жив?

- Жив, конечно! Но товарищ оказался ненадёжным и забыл о Лилиане уже через месяц после её смерти. Год назад он вернулся в родной Тбилиси, замутил там какой-то новый бизнес с европейцами и женился на девчонке, которая ему чуть ли не во внучки годится...

- Так значит, - до Ники только сейчас дошёл смысл сказанного, - Леонов его не тронул?

- Нет! Его приятели-чеченцы не рискнули связываться с этим типом! Тот тоже был не из простых. Говорят, что за ним вся грузинская мафия России стояла. Сама понимаешь, развязывать войну между этническими группировками из-за неверной жены Леонов не рискнул, побоялся, что грузины могут ответить и подстрелить его самого в случае чего... Да и потом, как я поняла, смерть жены ему была выгодна. Ведь после её смерти, Леонов унаследовал её часть собственного бизнеса...

- Не поняла, как это её часть? У Лилианы была своя часть в бизнесе Леонова?

- Именно так, Ника. Не забывай, что её отец был далеко не из бедных, и даже в советское время семья Эристави считалась зажиточной. У них была хорошая (по тем временам, разумеется) квартира в центре Н-ска, четыре комнаты улучшенной планировки! Дача! Машина "Волга"! А у родственников Ираклия Эристави в Батуми вообще чуть ли не дворцы по всему городу... Короче, Лилиана-то была не только редкостной красоткой, она ещё и богатой наследницей ко всему прочему...

- И её отец вложил деньги в бизнес Леонова? - Тут до Ники, наконец-то, стало доходить, о чём именно толкует ей тётя.

- Ага, именно так! И после смерти родителей там что-то осталось ей в наследство - картины какие-то, старинные украшения... Мелочи, конечно, по сравнению с тем, что заработал сам Леонов, но упускать из рук он это не мог. И развод с женой ему был крайне невыгоден...

- Тогда выходит, что Лилиана не сама...

- Не знаю, дорогая, никто ничего не знает! Но нам в это дело лучше не лезть! С твоим братом тут связи точно нет, я абсолютно в этом уверена!

- Конечно, - поспешила согласиться с ней Ника, - я тоже не вижу связи между двумя этими историями. Но в любом случае эта информация может быть полезной. А что там с... Нелли, женой Дмитрия? И с её любовником? О них ничего не слышно?

- Пока что ничего. Сама Нелли живёт в Париже с французом, но этот француз точно не мог быть тем самым любовником, так как они вместе всего полгода. И этот Пьер, так зовут француза, никогда не был в России, более того, он никогда из Франции-то не выезжал! Типичный домосед, как говорится. Или патриот. Уж не знаю, что тут больше подойдёт...

А потом Женя сообщила Нике не слишком приятную новость - оказывается, она сама завтра улетает в Европу. В швейцарский город Монтрё, где находится памятник Фредди Меркьюри, Жениного кумира молодости.

- Я давно там хотела побывать, - вдохновенно пролепетала Женя, - но ведь из Канады в Швейцарию не наездишься! Нет, мы с Анжеем, конечно, летали и в Европу, но в Монтрё ехать он категорически не хотел. Не любил он Фредди, говорил, что он... Ну, голубой, если прилично выражаться. Анжей был консервативных взглядов, слушал только классику, а рок, даже такой, как у Фредди, не воспринимал. Ну, и слухи об ориентации Фредди тоже сделали своё дело. Он даже кота Федькой звал, при нём нельзя было бедного Фреддика настоящим именем называть! Короче, сейчас я уже не могу устоять перед таким соблазном... Завтра лечу в Швейцарию! На десять дней!

- А что так надолго-то? Тебя же там только памятник интересует?

- Ну, на самом деле не только памятник, - ухмыльнулась Женя, - я и в Италию заеду, и во Францию... Люблю я старушку Европу! Жаль, что ты никак не можешь со мной поехать, Ника. Я бы тебе и Париж, и Венецию показала... Эх, ладно, пойду я собираться! Прикинь, уже завтра сбудется моя мечта! Я буду обниматься с Фредди! Правда, не с живым, к сожалению.

Как всегда, заснула Ника не сразу. Всё думала о том, что ей рассказала Женя - о смерти Лилианы Эристави, которая, судя по всему, была вовсе не самоубийством. Её убил собственный муж! Но об этом, разумеется, не знает никто, даже Жанна! Не станет Леонов этой глупышке все свои тайны доверять. И этот любовник, связанный с грузинской мафией... Хоть и нет тут явной связи с убийством Андрея, но кое-что странное в голове Ники промелькнуло. Воспоминание, которое вспыхнуло, подобно яркому огню в ночной тьме.

"Это они её убили! Он и ещё один негодяй!" - эти слова всего несколько часов назад Ника слышала от Игоря Леонова, но когда она попыталась уточнить насчёт второго негодяя, Игорь не стал ей ничего объяснять - его будто подменили, даже выражение лица у парня изменилось! Теперь, кажется, она нашла этому объяснение. Ещё один пазл занял нужное ему место, однако до полного понимания всей ситуации пока что было далеко, очень далеко...

На следующее утро Ника направилась в больницу к Жанне - адрес ей сообщила Полина, и когда уже подходила к нужной ей палате (разумеется, Жанна занимала одноместную палату, оборудованную специально для вип-пациентов), услышала, что Жанна в палате не одна, более того, в данный момент молодая жена Михаила Леонова общается там с его средним сыном, Алексеем!

Вовремя сообразив, как ей нужно действовать, Ника вынула из сумочки мобильный и, найдя в нём функцию диктофона, включила запись, осторожно встав у приоткрытой двери.

- Какая разница, чей это был ребёнок, - устало говорила Жанна, - я и сама не знаю, от кого из вас я забеременела...

- Лжёшь! Ты, как всегда, лжёшь!

- Пусти, мне больно! Я не лгу! - Она жалобно всхлипнула, - Мне сейчас очень плохо, Алёша, правда. И физически, и морально.

- Только не надо передо мной разыгрывать несчастную мамашу, которая убивается по своему погибшему ребёночку! Не надо! - В его голосе слышалась неприязнь и даже презрение по отношению к своей любовнице, - Мы оба прекрасно знаем, что ты никогда не хотела быть матерью! Не любишь ты детей.... То есть никого ты не любишь, если точнее говорить! Никого, кроме себя, любимой, разумеется.

- Нет, я хотела ребёнка, - Жанна ответила на удивление твёрдо, без всхлипов и рыданий в голосе, хотя было понятно, что этот разговор её сильно утомил, - почему ты считаешь, что я такая плохая? Почему вы все думаете, что я какой-то монстр, без души, без чувств...

- Прекрати! Говоришь сейчас как героиня дешёвой мелодрамы. Да я тебя насквозь вижу, дорогая. И не надо тут передо мной Мадонну изображать!

- А я никого и не изображаю! И вообще, если я тебе так противна, то зачем ты спал со мной, а? Это был твой план мести отцу, что ли? Это всё из-за него? - Жанну вдруг осенила неприятная ей мысль, и от этого стало ещё противнее. Она была готова разрыдаться, но сдерживалась из последних сил, так как не хотела унижаться перед негодяем, который использовал её, а теперь, видя её состояние, пытается сделать ей ещё больнее.

- Ты сама была не против! У самой одно место чесалось, а я теперь виноват! - Он расхохотался, - Дура ты, Жанка, прости уж за прямоту. Так что хватит тут из себя страдалицу изображать. Поверь, ты очень плохая актриса, так и хочется крикнуть "Не верю!", когда ты выдавливаешь из себя слёзы и изображаешь жертву...

- Тогда уходи отсюда! - Перебила его Жанна, которая больше не могла переносить этого унижения, - Пошёл вон, мерзавец! Уходи!

Дальше Ника слушать их разговор не могла - поняв, что Алексей сейчас выйдет из палаты, она быстро метнулась в сторону женского туалета, который находился прямо напротив палаты Жанны. Подождав там несколько минут, Ника вышла и направилась в палату, в которой теперь повисла абсолютная тишина.

Жанна встретила Нику в плохом настроении. Она хныкала и говорила, что ей хочется умереть. Теперь всё полетело к чёрту! И поездка в Париж теперь срывается!

- А самое главное, что Миша теперь может послать меня к чёрту! Ведь нас ничего не связывает!

- Но ведь он тебя любит, - осторожно вставила Ника, - и женился на тебе не из-за ребёнка.

- Как же любит? Он всё ещё эту царицу грузинскую любит, Диана! - Всхлипнув, ответила Жанночка, - Да, это правда! Миша всё ещё не забыл свою жену! А на мне он женился, скорее, от отчаяния...

- Но ведь... - Ника заметно растерялась, - он ей изменял, своей жене...

- Изменял! Порода у него такая кобелиная! Но он всегда её любил, Диана, я не вру тебе! Не вру! Он очень страдал, когда Лилианка повесилась! Что с ним было, ты бы видела... При детях он, конечно, держался, но у меня дома он рыдал, как ребёнок. Винил себя в её смерти! Он до сих пор страдает, Диан, я чувствую это. Не может он её забыть. Я потому и старалась побыстрее забеременеть, чтобы таким образом его рядом с собой удержать. Но сейчас и ребёнка нет... И как сказал врач, в ближайшее время я точно не смогу забеременеть. Что-то там нарушилось в организме...

Выходя из больницы, Ника чувствовала, как ещё одна вполне логичная и, казалось, очень близкая к истине версия рушится, словно карточный домик. Михаил не убивал Лилиану! Жанна ей не лгала - в этом Ника была абсолютно уверена. Михаил любил жену и страдал после её смерти, а, значит, он не мог убить её из-за наследства. И теперь Ника отчётливо поняла и причину интереса Михаила к ней самой - как и Игорь, он увидел в ней сходство с покойной Лилианой. Именно это и разбудило в нём такую страсть к девушке, которую он взял в помощницы своей жены!

После того, как Ника съездила в турфирму Жанны и уладила там кое-какие формальности, девушка отправилась к Леоновым - собрать вещи, которые попросила её привести Жанна. Поднимаясь наверх, Ника неожиданно столкнулась с Игорем, который тут же попросил её зайти к нему в комнату.

- Только ненадолго, у меня ещё полно дел, - поспешно предупредила его Ника. Тот кивнул, и едва зайдя в его спальню, она сразу же отметила, что сегодня здесь было всё прибрано - на полу ничего не валялось, а на столе лежала лишь ровная стопка бумаги и пара карандашей. Из приоткрытого окна тянулся приятный запах соснового леса, а воздух в комнате был настолько свежий, что казалось, будто помещение проветривалось целый день, что, как отметила Ника, было нетипично для спальни Игоря.

- Я теперь сплю только с открытым окном! - Уловив удивление на её лице, Игорь тут же принялся объяснять своей гостье причины таких радикальных перемен, - И когда работаю, тоже его не закрываю. Мне нравится вдыхать аромат леса! Это ещё больше вдохновляет меня, Диана! И ещё я перестал бояться сквозняков! Я понял, что я не заболею. Да, в детстве я часто простужался, но сейчас мой организм стал крепче. Ты знаешь, я теперь каждое утро занимаюсь гимнастикой и обливаюсь холодной водой в душе! Это намного полезнее, чем бояться сквозняка и сидеть в духоте. Мама так говорила...

- Это всё очень хорошо, - улыбнулась Ника, которой на самом деле было приятно замечать все эти перемены в Игоре, - я рада, что ты... начал меняться, Игорь. Правда. Все эти перемены пойдут тебе на пользу, уверяю тебя.

- Да я знаю! Я и сам стал себя лучше чувствовать! Встаю на рассвете, занимаюсь спортом, много гуляю... У меня даже роман теперь лучше пошёл. Больше вдохновения появилось! Правда, я теперь пишу только утром и днём. Вечером долго не сижу. Маме никогда не нравилось, что я сижу до утра, и ложусь спать в то время, когда нормальные люди уже просыпаются. И Полина говорит, что самый полезный сон это тот, что до двенадцати часов...

- Я с ними согласна, - улыбнулась Ника, - твоя мама тебя очень любила и была бы очень рада, если бы узнала об этих переменах.

- А она знает! Она опять приходила ко мне во сне, - рассказываю это, Игорь смотрел на Нику так, будто доверял ей свою самую сокровенную тайну, при этом значительно понизив голос, - сегодня ночью я её видел. Она была ослепительно красива в своём любимом красном платье из шёлка! И она мне сказала, что я на правильном пути. А я всё просил у неё прощения. Я виноват перед мамой, Диана, очень виноват!

- В чём виноват? В чём ты можешь быть виноват перед ней?

- Я... я... - он резко отвернулся от неё, его лицо стало бледным, голос задрожал, - это неважно... Уже неважно! Важно только, что она меня простила... Она сказала, что я ни в чём не виноват, Диана, и я не должен мучиться угрызениями совести.

Он опять посмотрел на неё. Его глаза покраснели от слёз, но лицо снова стало спокойным. Ника подошла к нему, осторожно взяла за руку и произнесла, стараясь говорить как можно более уверенно:

- Чтобы ты не сделал, твоя мама любила тебя. И она всё тебе простила бы, не сомневайся. Тем более что, наверняка, ты просто сам себя накручиваешь, ничего плохого ты не сделал, ты не способен на такое...

- Да, но моя мама! - Он снова занервничал, - Ты не понимаешь, Диана! Моя мама погибла по вине этого негодяя...

- Ты говоришь о своём отце? Или...

- Неважно! - Он был уже на грани нервного срыва, и Нику это сильно напугало, - Забудь обо всём, что я только что тебе наговорил, прошу тебя! Маму уже не вернуть! И я должен с этим смириться, хотя это не просто, совсем не просто.

- Я тебя понимаю. Я сама потеряла близких людей, - неожиданно вырвалось у Ники, - и я знаю, как тяжело терять того, кого любишь...

- Но ещё тяжелее, когда по земле ходит негодяй, который виноват в смерти близкого тебе человека! С этим невозможно жить, Диана! Когда ты знаешь, что он спокойно живёт, не мучаясь угрызениями совести, не страдая, в то время, как дорогой тебе человек умирал, страдая от боли...

- И это чувство мне тоже хорошо известно, Игорь, - еле слышно прошептала девушка, стараясь не встречаться с ним взглядом, - ты даже не представляешь, как хорошо мне знакомо всё то, что ты говоришь...


Глава 6.

Сидя в своём рабочем кабинете, Дмитрий Леонов разбирал чертежи новых проектов, при этом мысленно ругая себя за тот беспорядок, что устроил у себя в столе. Да что это с ним вообще такое творится последнее время? Постоянно плохое настроение, срывается на всех, в голове какой-то сумбур! Он оставил в сторону бумаги, схватил свой пиджак со стола и, предупредив секретаршу, что сегодня он вряд ли появится в офисе, поспешил на улицу.

Выйдя из здания, в котором располагался офис их компании, он огляделся по сторонам и подумал, что в былые времена его обычно радовало наступление весны. Он любил вздыхать чистый весенний воздух, обожал подставлять лицо первым лучам весеннего солнца... Его радовали мелкие, словно горошинки, клейкие листочки, только что пробившиеся из раздувшихся почек, а также было приятно видеть оживающие, благодаря этой девственной листве, деревья, которые зимой казались ему умершими... Но сегодня он был совершенно безразличен, проходя мимо газонов с молодой сочной травкой, мимо кустарников с новорожденной листвой, и даже высокое голубое небо без единого облачка совсем не радовало молодого мужчину, погруженного в свои невесёлые мысли.

Заведя машину, Дима недовольно хмыкнул. Он уже знал, куда он поедет, и хотя эта идея ему совсем не нравилась, он не мог совладать с желанием вновь увидеть ту, которая так неожиданно и так жестоко лишила его покоя. Вот и её дом! Он въехал во двор, остановившись возле стоявшего прямо под её окнами грузовика. Посмотрел на часы. Кажется, он приехал вовремя. Сейчас она должна вернуться домой. Интересно, приедет на такси? Или... Он не успел додумать свою мысль, как из-за угла дома выскочил до боли знакомый для Димы "Мерседес"! Даже не глядя на номер машины, он сразу понял, что это был "Мерседес" отца - в Н-ске он был чуть ли не эксклюзивом, и отец очень гордился этим. И сейчас этот "Мерседес" ехал к подъезду Дианы! Вовремя сообразив, что его не должны заметить, Дима быстро отъехал к мусорным бакам, спрятав за них свой "Ниссан", а затем вылез из него и, спрятавшись за грузовиком, продолжил своё наблюдение.

"Мерседес" Михаила плавно остановился недалеко от нужного подъезда. Первым вышел он, отец! У Димы аж сердце сжалось от боли! Вот он открывает дверь и подаёт руку Диане, и та, вся сияя от счастья, встаёт с заднего сиденья! Потом отец запирает машину, и они вместе идут к подъезду, при этом Михаил ей что-то рассказывает, а девушка внимательно его слушает, открывая дверь. Заходят вместе, вот за ними уже закрылась дверь, а у Дмитрия внутри будто пламя вспыхивает. От досады он даже ударил рукой по кузову грузовика, за которым прятался, наблюдая за отцом и его новой подружкой. Затем, борясь с сильным желанием подойти к отцовскому "Мерсу" и царапнуть его, чтобы сработала сигнализация, и отец, который так трясётся за свою машину, выскочил бы на улицу, он всё же сел в свой "Ниссан" и, немного придя в себя, прошептал:

- Надо уезжать отсюда. Хватит, с меня довольно этих мучений...

Но напоследок он всё-таки не удержался и бросил беглый взгляд на окно. Её окно. Представил, что там, за задёрнутыми шторами, в комнате, она и его отец... О, Боже, как отчётливо он это представлял! Вот отец срывает с неё блузку, ласкает её смуглую бархатистую кожу, целует её чёрные волосы, её чувственные алые губы, наслаждается её гибким, совсем ещё юным телом. Как же противно! Всё, больше не стоит об этом думать, приказал он самому себе, выезжая на центральную улицу. Сейчас надо успокоиться и постараться забыть. О ней, об отце, обо всём...

Проехав ещё немного, Дмитрий свернул в небольшой закоулок и остановился напротив любимого бара. Оставив автомобиль на платной стоянке, он зашёл в бар и сразу же попросил принести ему бутылку коньяка. Без закуски. Пил быстро, надеясь, что спасительное забвение придёт как можно скорее. Он нуждался в этом также, как тяжело раненный нуждается в обезболивающем, иначе он больше не выдержит, не вытерпит этой саднящей душу боли...

- Димка, ты чего, опять пьёшь в одиночестве? - Он услышал за спиной знакомый голос. Это был Денис, его старый приятель, который частенько составлял ему компанию в такие же вот смутные времена, когда Дмитрию было необходимо посетить данное заведение. Разумеется, цели посещения всегда были одинаковы, и сегодняшний вечер не был исключением из данного правила.

- Угу, - кивнул тот, - мне нужно забыть кое-что... Очень уж паршиво на душе, Дэн!

- Женщину? Опять, что ли, на старые грабли наступил, приятель?

- Типа того, - не стал спорить с ним Дима, - но на этот раз всё совсем противно вышло. Давно я не чувствовал себя таким идиотом, Дэн!

- О, что-то мне всё это напоминает... Прямо как тогда, с Нелли. Не верю своим ушам! Приятель, неужели, появилась на горизонте женщина, которая тебя также глубоко зацепила, как Нелька когда-то?

- Я и сам ничего не понимаю, Дэн, - он покачал головой и тяжело вздохнул, - вроде бы ерундовая интрижка была, а сейчас, когда знаю, что она с другим, прям пожар в душе. Так и хочется пойти и убить их обоих!

- Убить? Не пугай меня, Дим, ты не такой, я знаю. У тебя, конечно, горячая кровь, но убить... Даже не думай о таком, не надо! Ты лучше посмотри вон на тех красоток - они, похоже, с нами флиртуют. Заметил? Ну, что, тебе какая больше по душе? Блондинка, наверное...

- Брюнетка, - тяжело вздохнул Дмитрий, осушив очередной бокал, - хотя эта... нет, она не такая, не такая...

- Смотрю, что у тебя здорово поменялись вкусы, друг! Значит, не пойдём к девочкам?

- Ты иди, если очень хочется, а я нет... Мне сейчас хочется побыть одному. Не обижайся, ладно?

Выпил он в этот вечер немало, только вот легче на душе так и не стало. То и дело перед глазами появлялись насмешливые лица Нелли, Дианы и отца. Приехав домой, он первым делом обратил внимание, что отцовский "Мерседес" стоит на своём месте - выходит, отец уже дома, не остался на ночь у своей новой подружки. А ведь мог, пока Жанна-то в больнице... Жанна! Эта мысль показалась ему живительной влагой в бескрайней пустыне. Конечно, он должен навестить Жанну и хотя бы намекнуть ей о том, чем занимается её дорогой муженёк, пока та находится в больнице! От этих мыслей у Димы даже настроение улучшилось. Спал он крепко и без сновидений, а наутро, попросив у Полины таблетку от головной боли, столкнулся с отцом, который уже собирался ехать в офис.

- Ты что это, Дим, опять за старое взялся? - Он укоризненно покачал головой, - Эх, горе мне со всеми вами... Хоть ты бы, Дима, держался. А то один сын пьёт, другой вообще чуть ли не врагом меня считает, третий... Даже говорить не хочется! Тьфу!

- Зато ты, папа, у нас прямо образец для подражания! - Насмешливо ответил Дмитрий, - Жена в больнице после выкидыша, а он уже к любовнице катается...

- С чего ты это взял? - Леонов-старший заметно изменился в лице, - И вообще, у меня нет любовницы, прекрати ерунду говорить! Ладно, поехал я. Ты тоже давай, приезжай, дел полно. Жду тебя в офисе, Дим...

Нет у него любовницы, конечно! Старый лицемер! Опять всё настроение испортил, и голова загудела ещё сильнее. Выпив таблетку, Дима попросил Полину сделать ему чая - завтракать ему не хотелось, да и времени не было - нужно было быстрее ехать в больницу к Жанне. Хотя... Вдруг там отец? Или эта её секретарша-ассистентка, чёрт бы её побрал!

- Дима, что с тобой, почему такой кислый сидишь? - Это была Полина с чаем, от которой, как и следовало ожидать, ему совсем не удалось скрыть своё плохое настроение, - Это из-за Дианки, что ли?

- С ума сошла, да? - Быстро выхватив у неё чашку, он начал пить, но чай оказался горячим, и он обжёгся, - Вот чёрт, ещё и кипяток мне подсунула!

- Я хотела тебя предупредить, Дим, да ты не дал! Сейчас всё вытру, не волнуйся. А насчёт Дианы - я же вижу, что между вами что-то происходит... И она волнуется, как только я про тебя начинаю говорить, и ты как-то странно ведёшь себя в её присутствии. Я же всё вижу...

- Тебе показалось, - буркнул тот, яростно мешая сахар в чае, - мне эта девица совсем не интересна, так что не придумывай того, чего нет, очень прошу!

На это Полина ничего не ответила, что Диме, конечно, не очень понравилось - зная характер их домработницы, он отлично понимал, что переубедить её не удалось. Полина была женщиной проницательной, и сколько бы он её сейчас не убеждал в том, что она ошиблась и ей всё это показалось, она всё равно останется при своём мнении. Молча допив чай, Дима встал и, стараясь не смотреть на Полину, вышел, думая о своём предстоящем разговоре с Жанной.

Он приехал вовремя - отец уже навестил свою больную жену, оставив ей роскошный белых лилий, которые Жанна просто обожала. Сама же Жанна завтракала, полулёжа на своей кровати - в данный момент она совершенно без аппетита ковыряла омлет.

- Дима? - Она с удивлением посмотрела на него, - Ты зачем пришёл?

- Да вот пришёл проведать, - усмехнулся он, - смотри, даже конфеты тебе принёс. Твои любимые, между прочим...

- Спасибо, - буркнула Жанна, принимая из его рук коробку, - но я не верю, что ты просто так зашёл. Что-то тебе нужно, и это что-то мне совсем не нравится. Ничего хорошего ты мне не скажешь, это ясно, как божий день.

- Да я предупредить тебя кое о чём пришёл. Конечно, ты сама хороша, но всё же должна быть в курсе...

- В курсе чего? - Омлет был забыт и отставлен в сторону, а Жанна, кинув вилку на поднос, теперь вопросительно смотрела на Дмитрия.

- Что мой отец и твоя эта ассистентка... Ну, Диана, в общем. Они за твоей спиной...

- Ты о чём? - Немного помолчав, Жанна неожиданно для него громко расхохоталась, - Дим, да ты что! Эта дурёха по тебе сохнет, только слепой этого не увидит. Мишу она боится как огня. Может, она и бывает чересчур с ним вежлива, так как боится работу потерять, но уж с ним она точно не... Открой глаза, Димуль, Дианка по уши втюрилась в тебя, дурак ты слепой!

- С чего ты это взяла? - Он всячески старался скрыть своё волнение, делая вид, что он просто удивлён её словам.

- Да это же дураку понятно! Эх... Она же и бледнеет, и краснеет, и дрожит вся, как только про тебя речь заходит. И всё время пытается узнать насчёт твоей жизни. А как она смотрела на твою фотографию... Я-то сделала вид, что ничего не замечаю, но на самом деле я не так глупа, как многие считают. Она, как девчонка, в тебя влюблена, Дима. И по-моему ты должен хоть немного её осчастливить. Понимаю, что, возможно, она не в твоём вкусе, но девушка так влюблена, грех этим не воспользоваться, и особенно тебе, Дим!

- Этого не может быть, - вот сейчас он уже был по-настоящему растерян и с трудом находил слова, чтобы ответить, не выдавая своих истинных чувств, - тебе, наверное, это показалось...

- Да ничего мне не показалось! Ты только ей ничего не говори, что я, мол, тебе передала! И спасибо за конфеты, - она быстро разорвала коробку и потянулась за конфетами, - ммм... обожаю такие, с фисташковой начинкой! А ты давай, подумай на досуге о моих словах... Дианка - нормальная девка, только немного заторможенная какая-то. Но в её чувствах к тебе даже не сомневайся - за одну ночь с тобой она душу дьяволу продаст, как поётся в знаменитой песне про горбуна и цыганку...

Выходя из палаты Жанны, Дима был настолько занят своими мыслями, что не сразу заметил идущую ему навстречу по больничному коридору Нику. Но когда увидел, так тут же остановился, чувствуя, как внутри него всё переворачивается от волнения.

- Диана! - Он всё же решился первым её окликнуть.

- Что ты тут делаешь? - Холодно спросила девушка, остановившись напротив него, - Приходил к Жанне?

- Ну, конечно. Она ж моя мачеха, что тут такого...

- Да нет, ничего, - она равнодушно пожала плечами, - просто удивилась, увидев тебя в такую рань здесь. Хотя, впрочем, это не моё дело!

- Постой, не уходи! - Чувствуя, что она намеревается закончить разговор, он попытался её остановить, - Нам надо поговорить!

- Нам не о чем говорить, - она отвернулась, видимо, пряча взгляд, - я занята, мне надо к Жанне...

- Жанна не умрёт без тебя за пять минут! Пожалуйста, давай всё выясним.

Спустя несколько минут они вместе вышли в парк, который находился прямо под окнами больницы. С утра здесь было ещё совсем мало народу - многие больные в это время находились на процедурах, и поэтому молодые люди были практически вдвоём, если не считать пожилой женщины, которая сидела на самой дальней скамейке парка в обществе своей ровесницы, которая, судя по всему, пришла её навестить.

- Чего ты хочешь, Дим? - Она остановилась напротив него, и он невольно залюбовался её огромными шоколадными глазами, которые сейчас так пристально смотрели на него, - У меня, правда, мало времени, так что говори быстрее, что ты хочешь.

- Ты спишь с моим отцом? - Решив не ходить вокруг да около, Дима начал разговор с того самого вопроса, который по сути дела волновал его больше всего, -Ответь честно, глядя мне в глаза!

- А какая тебе разница? - Её голос, кажется, дрогнул, - Какое тебе дело до того, с кем я встречаюсь?

- Если я спрашиваю, значит, есть дело. Но ты не ответила на мой вопрос. Ответь, Диана, только честно. Ты спишь с моим отцом?

- Я не обязана тебе отвечать, - прошептала она и, сорвавшись с места, почти бегом бросилась к крыльцу больницы.

...Ника всё ещё не могла поверить в то, что с ней происходит. Если так пойдёт и дальше, то она готова сама забыть о своей безумной идеи отомстить за смерть брата и сбежит из этого дома и этого города куда глаза глядят, лишь бы больше никогда не встречаться с этими людьми, не видеть их и ничего не знать об их жизни! Всё началось с того, что накануне вечером, когда она выходила из дома Леоновых, её выловил сам Михаил и неожиданно начал извиняться, прося выслушать его. Пришлось ехать с ним в квартиру, причём он всю дорогу клятвенно уверял её, что не тронет её и пальцем без её на то желания.

Когда приехали и вошли в квартиру, Леонов-старший начал рассказывать о том, как любил свою покойную жену Лилиану, как та была дорога для него и как он её ревновал к каждому, кто смотрел в её сторону. Наполовину грузинка, наполовину донская казачка она была похожа на легендарную Клеопатру из Древнего Египта. Когда Лилиана шла по улице, мужчины бессовестно оборачивались на неё, любуясь её совершенным лицом, точённой фигурой и прекрасными смоляными волосами. Также они восхищались её королевской осанкой, её грациозностью и врождённой гордостью, свойственной всем кавказским женщинам. Обладая этим прекрасным редким цветком, Михаил хотел бы видеть свой диковинный цветок в дорогой хрустальной вазе, но любоваться его прелестями мог только он сам. Увы, это было невозможно, ибо запереть Лилиану дома он не мог, а также постоянно приходилось брать её на всякие светские мероприятия и праздники, куда ему по статусу было положено ходить с женой. Вот тогда для Леонова начинался самый настоящий ад! Он еле высиживал до конца этих проклятых застолий, во время которых большинство присутствующих мужчин буквально пожирали глазами его жену , но ещё больше Михаил ненавидел танцы, когда любой гость, присутствующей на этих злосчастных вечеринках, мог спокойно обнимать Лилиану, прижимать её к себе, шептать ей на ухо комплименты! Во время танца, конечно же! Но и это было для Михаила подобно красной тряпки для быка! Дома постоянно были скандалы, так как он не сдерживался, не мог держать в себе ту ярость, что в нём накапливалась после таких мероприятий. А Лилиана страдала, плакала ночами, и хотя он это замечал, совладать с собой не мог...

- Я и сам ей изменял, уж раз на то пошло, признаюсь честно, да, изменял, были у меня любовницы и при Лилиане, - он отпил кофе из чашки, который приготовила для него Ника, - но это было не серьёзно... Просто так, вроде бы по статусу положено было.

- То есть вы ревновали свою жену, не давали ей даже флиртовать с другими мужчинами, а сами ей изменяли? - Ника усмехнулась, - Что ж, очень странная у вас была к ней любовь, Михаил Юрич!

- Да я и не спорю, что был не прав! Но я не думал, что... Короче, потом появился этот чёртов грузин! Поначалу я его всерьёз не воспринимал, думал, что будет, как с другими, но этот дикий горец так серьёзно увлёкся Лилианой, что даже грозился выкрасть её! И увезти из страны! Деньги и связи у него имелись, причём побольше, чем у меня, надо признать...

- И что Лилиана? - С интересом спросила Ника, понимая, что грех было не воспользоваться такой откровенностью Леонова, - Она-то хотела с ним сбегать?

- Лилиана... Она, понимаешь ли, очень устала к тому времени. И была в курсе моих измен. Но этого кривоносого бандита она не любила, я точно знаю, - Михаил, допив кофе, отодвинул от себя пустую чашку и продолжил свой рассказ, - более того, она его боялась. И переживала, что если она ему откажет, он может отыграться на наших детях. Он же и мне угрожал, и даже Димке! Грозил уничтожить нашу семью и наш бизнес! А я тогда был зол, как чёрт, во всём её винил, мол, связалась с каким-то джигитом, а теперь всем расхлёбывай! Вот Лилиана и не выдержала...

- Вы думаете, что она... - Ника не смогла закончить свою мысль, так как Леонов перебил её.

- Да, это я виноват во всём. Фактически я её подтолкнул к самоубийству. Хотя этот джигит чёртов тоже виноват! Будь он проклят, тварь горбоносая! Но я своей вины не отрицаю. И потому мне очень плохо, Диана. Да, я женился на Жанне, но это было сделано скорее от отчаяния, ибо Жанку я никогда всерьёз не воспринимал. Так, красивая пустоголовая кукла. Хотя она мне тогда здорово помогла, после смерти Лилианы... Если бы не Жанна, не знаю, что бы со мной сейчас было! Дети тогда от меня отвернулись, даже Димка, который вроде бы всегда был на моей стороне... Эх, ладно, извини, Диана, загрузил я тебя своими проблемами, - он опять взял в руку чашку с недопитым кофе, повертел её в руке и поставил обратно, а сам провёл ладонью по вспотевшему лицу и глубоко вздохнул.

- Хотите ещё кофе, Михаил Юрич?

- А, кофе... Нет, спасибо, Диан, не надо. Ты лучше сядь и послушай меня до конца... Я же пришёл о другом поговорить. В общем, это... Я тут на досуге долго думал и кое-что решил, Диана. Я хочу развестись с Жанной.

От удивления Ника едва не выронила свою чашку с кофе, которую в этот момент держала в руке. Чашку она тут же отставила в сторону, ибо никакого кофе ей сейчас совершенно не хотелось, а всё её внимание было приковано к сидевшему напротив неё Леонову.

- Да, Диана, и не смотри на меня так, будто я собрался лететь в космос, - он как-то не весело усмехнулся, а потом, вернув серьёзное выражение лица, добавил, продолжая наблюдать за её реакцией на его дальнейшие слова, -ничего такого страшного я не сказал. Очевидно, что у нас с Жанной нет будущего. Я её не люблю, она меня тоже, общего у нас ней нет ничего, даже поговорить не о чем. Её ведь интересуют только тряпки - когда там будет новая коллекция "Зары", какое платье мне подойдёт и всё в таком духе. Да ты и сама, наверное, это заметила. Я больше пяти минут этих разговоров не выдерживаю. Как-то начал с ней о политике говорить, ляпнул по глупости, что вон, мол, в Ливии Каддафи убили, а она так смотрит на меня и говорит - Каддафи это кто? Актёр, что ли? Который с Софи Лорен играл? Ну, и о чём дальше мне надо было с ней говорить? Она до нашей поездки на Мальдивы не знала, что там основная религия - ислам. Думала, что мусульмане есть только на Кавказе, в Турции и в Египте. А сейчас уверяет меня, что Дубаи это столица Арабских Эмиратов. И это владелец турагентства, Диана! Зато всякие там модные отели, курорты для олигархов, места распродаж дорогого тряпья - это она знает наизусть! Разумеется, она в курсе, что одевает на вечеринки Даша Жукова, сколько яхт купил себе Абрамович, женился ли Прохоров и всё в таком духе. Но, Диана, скажи, разве это нормальная супружеская жизнь? Я устал от неё, уже еле терплю её рядом с собой...

- Да я понимаю вас, - разумеется, Ника ответила так скорее, чтобы поддержать разговор, про себя думая лишь об одном - к чему вообще он затеял весь этот разговор, - но Жанна, она... Она - неплохая и...

- Да, неплохая, я не спорю. Она по сути ещё большой ребёнок, Диана. Но жить с ней я не могу. Я хочу развестись и жениться на другой женщине. На такой, как ты, Диана.

Не зная, что ответить на такое заявление, Ника быстро встала и начала убирать со стола чашки с недопитым кофе, правда, едва не уронив и не разбив одну из них - у девушки сильно дрожали руки.

- Диана, ты не торопись с ответом, - продолжил он, - и я больше не буду на тебя давить. И угрожать, разумеется, тоже. Ты - девушка умная, образованная, достойная. У тебя есть определенные амбиции. И это очень хорошо! Люблю я амбициозных! Но при этом с мозгами. Когда только амбиции, как у Жанки, а мозгов нет, это не интересно. Скучно и предсказуемо. А вот ты... Ты другая, совсем другая!

- Но я... Вы меня совсем не знаете, - это первое, что ей пришло на ум в данный момент, настолько она была растеряна и сбита с толку его словами, - и потом... Жанна больна, ей сейчас очень тяжело - она ж ребёнка потеряла!

- Да брось ты, Диана, она больше не из-за выкидыша своего переживает, а из-за того, что сорвалась её долгожданная поездка в Париж! Не хотела она этого ребёнка, я сразу это понял. Всё переживала за свою фигуру, боялась поправиться после родов... Да ты и сама всё прекрасно знаешь! - Он устало махнул рукой, всем своим видом давая понять, что больше не желает обсуждать проблемы своей жены.

- Нет, она переживает, я точно это знаю, - Ника всё же решила заступиться за свою начальницу, причём делая это в большей степени из женской солидарности, чем из желания защитить Жанну от резких высказываний мужа, - да, она действительно волновалась из-за родов, фигуры, но... Сейчас она очень переживает и говорит, что несмотря ни на что, ей больно из-за потери ребёнка. Ведь это был её ребёнок! Ваш ребёнок!

- Ой, только не надо говорить словами сентиментальных романов! Диана, ты же умная женщина и отлично понимаешь, что я прав. Ты же с Жанкой общаешься и всё видишь сама! Короче, - он быстро встал из-за стола, - я хочу, чтобы ты всё это знала. Как только Жанна выйдет из больницы, я с ней развожусь. Развод много времени не займёт, уверяю тебя! Так что через пару месяцев я стану свободным мужчиной и тогда...

Он замолчал. Ника тоже молчала, ей почему-то не хотелось ни возражать ему, ни заступаться за Жанну, ни переводить разговор на другую тему. Потом он ушел, тоже молча, так ничего и не добавив ко всему ранее сказанному. Похоже, что Леонов-старший считал Нику умной женщиной, которой ни к чему объяснять всё в деталях. Достаточно просто намекнуть. А там она сама может сделать нужные ей выводы.

Весь вечер Ника обдумывала, как ей быть дальше и что делать в сложившейся ситуации. А ситуация была неприятной, причём очень даже неприятной! Дней через десять Жанну выпишут из больницы, и тогда, если ничего не изменится, Леонов начнёт бракоразводный процесс. Что он говорил серьёзно - Ника не сомневалась, ибо она довольно неплохо изучила Михаила, и была уверена в том, что тот давно решил для себя этот вопрос и откладывать в долгий ящик его точно не станет. Но что при этом выигрывает она, Ника? Ничего! Получается, что продержаться в доме Леоновых она в лучшем случае сможет ещё пару недель. А потом надобность в её услугах исчезнет, и тогда перед ней встанет серьёзная дилемма - как быть с ухаживаниями Михаила? Принять их или... Ника поёжилась. Сама мысль о том, что у неё могут быть какие-то отношения с отцом Димы бросала её в дрожь! Нет, это исключено! Точно! Но что же делать? Неужели она так и не сможет докопаться до правды и найти убийцу своего брата?

Ника опять задумалась. Что она имеет на сегодняшний момент? Во-первых, предсмертные слова Андрея о том, что на его жизнь покушался один из сыновей Леонова. То, что брат ошибся или говорил это в бреду, она исключала. Брат говорил правду и прибывал, несмотря ни на что, в здравом уме, а также очень хотел, чтобы Ника не связывалась с этой семейкой и не шла в полицию. Что же касается самих сыновей Леонова, то пока что Ника даже и близко не могла понять, кто из этих троих мог так ненавидеть её брата, что решился убить его, причём сделав это собственными руками? Мотивы, по которым было совершенно это жестокое убийство, имелись лишь у Димы - ревность из-за связи Андрея и Оксаны, его очередной любовницы. Но мог ли Дима убить по этой причине? Ответа на этот вопрос у Ники не было. Что касается Алексея и Игоря, то здесь вопросов было ещё больше. А, главное, полное отсутствие мотивов. По крайней мере у Игоря. В этом она была просто уверена. Что касается Алексея, то здесь у Ники не было такой уверенности. Как и уверенности в том, что именно он мог быть убийцей. Выходит, что всё указывает на Диму. Но нужны улики. Или же... Внезапно Нику осенила мысль, которая доселе не могла прийти ей в голову. Конечно, она должна как-то очень осторожно разговорить Диму, начав издалека - с Оксаны Грищенко, а потом, очень осторожно перевести разговор к тому скандалу в её квартире. И понаблюдать за его реакцией. Тогда многое может проясниться. Но только как ей это сделать? Как начать этот разговор?

Впрочем, возможность поговорить с Дмитрием у неё появилась уже на следующее же утро, причём тот не меньше её хотел откровенного разговора по душам. Глядя на неё своими чёрными, как агат, проницательными глазами, он заставлял её забывать обо всём, что собственно связывало её с семьей Леоновых. Как же он был хорош, чёрт его побери! Как в тот роковой вечер, там, в Адлере, когда он буквально за пару часов их общения успел покорить её юное, трепетное сердце! Опять эта соблазнительная щетина, тёмные кудри, которые то и дело падают на его смуглый лоб... А этот аромат одеколона, который она так и не смогла забыть, и который больше не встречала у других мужчин. Стоя напротив него, Ника понимала, что снова теряет голову, а допустить этого она никак не могла! Бежать, скорее бежать! И не надо ей ничего ему объяснять! Пусть думает, что хочет, а ей просто нельзя находиться с ним рядом, нельзя и точка...

Приехав в дом Леоновых, Ника узнала ещё одну новость - Игорь уехал в гости к Алексею и вернётся только вечером.

- Кажется, мальчик взялся за ум, - рассказывала Полина, при этом продолжая нарезать овощи на салат, - теперь ложится спать рано, встаёт рано, у себя в комнате убирается. Даже за собой начал следить. Уж не влюбился ли?

Ника ничего не ответила на это её предположение, а выходя из кухни, вновь увидела Диму, который сидел за роялем в гостиной и увлеченно наигрывал какую-то грустную мелодию. Прежде Ника никогда не обращала внимание на этот рояль, так как он всегда был закрыт, и девушка думала, что он стоит тут просто как декорация и дополнение к общему интерьеру. Какого же было её удивление, когда она увидела, что Дима довольно умело играет на этом самом рояле, причём совершенно не замечая её присутствия.

- Браво! - Негромко произнесла она, как только закончил играть. - Я и не думала, что ты умеешь играть на рояле...

- Тебе тоже нравится Шопен? - Он с удивлением посмотрел на стоявшую рядом Нику, а потом, немного смутившись, добавил, - Я очень редко играю, если честно, то последнее время вообще перестал подходить к роялю...

- Но ты отлично играешь! Я, конечно, не сильно разбираюсь в музыке, да и про Шопена совсем немного знаю, но ты играл просто замечательно. Я прямо заслушалась.

- Спасибо! - Ему явно были приятны её похвалы, - Правда, я считаю, что ты немного переоцениваешь мой талант. Мои учителя, которые занимались со мной музыкой, имели совершенно другое мнение на этот счёт.

- И что, они считали, что у тебя совсем нет слуха и прочих музыкальных способностей? - Совершенно искренне возмутилась Ника.

- Ну, как тебе сказать... - он закрыл рояль и, постучав по нему пальцами, повернулся к ней, - совсем бездарным они меня не считали, но и хвалить - не особо хвалили. Да я и сам никогда не хотел быть музыкантом. Это так, больше хобби...

- Но ведь ты учился в музыкальной школе, не так ли? - Ника осторожно присела на краешек кресла, которое стояло прямо напротив рояля.

- Да, учился несколько лет. Маме это нравилось. Она хотела, чтобы кто-то из нас занимался чем-то творческим... Ну, музыкой там, живописью, поэзией. Пожалуй, Игорь её надежды оправдал, как бы смешно это не звучало, и по сей причине он и был её любимчиком.

- А ты? Ты не был?

- Она всех нас любила, но Игорь... К нему она относилась как-то особенно. И он её очень любил. Читал ей свои романы, а она его хвалила, давала ему надежды на то, что однажды он станет знаменитым писателем.

- Игорь и правда, очень талантлив. Я читала его роман. Он отлично пишет, особенно если сравнивать с современными авторами... Нет, я, конечно, не сильна в литературе, и на звание критика не претендую, но, знаешь, порой, когда читаешь современные книги, всякие там детективчики или любовные романы, то просто диву даёшься, как можно так бездарно писать?! Да ещё ведь и издают всю эту графоманию...

- Да полно тебе, Диана. И на такие книги сейчас есть спрос. Я и сам бывает от скуки читаю всякие глупые боевики и детективы. Да, написано просто, но они на то и рассчитаны, лёгкое чтиво, как их называют. А что касается творчества Игоря, то... Вот он-то, как раз, на мой взгляд, и занимается этой самой графоманией. Хотя не знаю, если честно, меня это как-то не интересует. А ты, я смотрю, и с моим братом нашла общий язык? - Он пристально посмотрел на девушку, при этом не скрывая своего недовольства.

- Игорь очень одинок, он нуждается в общении с людьми, - Ника всё же отвела взгляд, не в силах больше выносить эти чёрные, похожие на две спелые маслины, глаза, которые так проницательно смотрели на неё сквозь тёмные пушистые ресницы, - поэтому я согласилась почитать его роман... И мне действительно очень понравилось! Я считаю, что ваша мама была права - у Игоря есть шанс стать известным писателем.

- Чего ты хочешь, Диана? - Он продолжал наблюдать за ней, пытаясь уловить хоть что-то в её взгляде, голосе, словах. Что-то такое, что помогло бы ему разобраться в этой хрупкой девушке, понять её истинные чувства и намерения, - Чего ты добиваешься, находясь в этом доме? Скажи правду, ибо я никогда не поверю в то, что ты так проста, как хочешь показаться...

- Может быть, я и не проста, - понимая, что она рискует, Ника всё же решила подыграть Дмитрию, приняв условие его словесной дуэли, - но ведь это нормально, согласись? У всех нас есть своё прошлое, которое у большинства из нас не является безупречным. Все мы совершаем ошибки и хоть раз в жизни, пусть даже не умышленно, причиняем вред другим людям...

- На что ты намекаешь? Ты хочешь сказать, что причинила кому-то вред? Неужели, ты совершила какое-то преступление...

- А почему бы и нет? - Ника пошла ва-банк, отлично понимая, что, возможно, это её шанс, реальный шанс получить ответ на волнующий её вопрос, - А ты, ты никогда не совершал преступлений? Никогда не делал ничего такого, за что тебе было бы потом очень стыдно...

- Если ты о Нелли, то...

- Я не только о Нелли. Хотя и о ней тоже. Насколько я знаю, ты очень ревнив. Конечно, сама по себе ревность это не преступление, но вот последствия такой ревности могут быть вполне преступными...

- С чего ты взяла, что я очень ревнив? - Он явно занервничал, хоть при этом и пытался сохранять видимое спокойствие, которым был вооружён в самом начале их разговора, - Кто тебе сказал такое?

- Одна... знакомая, - загадочно улыбнувшись, негромко ответила Ника, - её зовут Оксана Грищенко. Она ведь была твоей подружкой?

- Оксана? - Он резко вскочил со своего стула, - Ты знакома с ней?

- Совсем чуть-чуть. У нас есть общие знакомые, но... Это длинная история, которая тебя вряд ли заинтересует. Так это правда то, что я узнала от Оксаны?

- Что она тебе наболтала? - Сейчас Дмитрий уже не пытался скрыть своего беспокойства, - Чего она рассказала обо мне?

- Да ничего такого. Мы с ней не очень близки, как ты уже понял. Просто сказала, что вы с ней встречались, а потом был какой-то скандал и...

- Какой-то скандал! Ну, бабы, как всегда, умеют всё вывернуть в свою пользу! Она мне изменила, нагло, привела какого-то недоумка в квартиру, которую я сам, между прочим, для неё оплачивал...

- И что? - Нетерпеливо перебила его Ника, - Если ты оплачивал квартиру, это даёт тебе права унижать людей? Оскорблять их? Причинять им зло?

- Причинять зло... Ты о чём вообще? - Он посмотрел на неё так, будто она только что сморозила какую-то совершенно непростительную глупость, - Ну, выкинул я этого мальца её из квартиры, ну, сказал ей, что, мол, ищи другого идиота, который будет оплачивать тебе жильё да ещё и разрешит водить туда всякий сброд...

- Всякий сброд? - Услышав подобное, Ника буквально задохнулась от ярости, - С чего ты взял, что парень Оксаны был всяким сбродом?! Может быть, он был намного достойнее тебя, а то, что у него было меньше денег...

- Да не знаю я ничего об этом парне и уж тем более о том, какой он там и сколько у него денег! - На сей раз не выдержал Дима, - Хоть он сын арабского шейха или Абрамовича, меня это не волнует! Я просто говорю, что не позволю своей женщине делать из меня идиота! И хотя у нас с Оксаной не было серьёзных отношений, её измена поставила крест на всём. С того вечера, когда я застал их там, в этой долбанной квартире, которую я сам ей оплатил аж на полгода вперёд, между нами больше ничего нет. Оксана для меня умерла.

- Значит, ты... Ты больше её не видел? И этого парня тоже?

- А зачем, Диана? Зачем мне их нужно было видеть? Ты думаешь, что мне интересно, как сложилась их дальнейшая судьба? Да плевал бы я на них обоих! Что б они провалились! Оба!

- Значит, ты их ненавидишь? - Не унималась Ника, - И ты хотел бы им отомстить...

- Чего? - Он опять смотрел на неё так, будто она говорила какой-то параноидальный бред, - Это Оксана тебе наболтала, что ли? Ну и тварь! Иначе не скажешь. Нет, но это надо же быть такой сукой! Сама привела этого сосунка, затащила его в постель, а теперь ещё и жертвой себя выставляет... Убил бы, честное слово!

- Значит, ты и убить можешь, - спокойно, как будто констатируя общеизвестный всем факт, произнесла Ника, - от ревности.

- Если сильно довести, то, наверное, да! - Сжимая кулаки, крикнул он, - И не смотри на меня так, Диана, будто я маньяк или психопат! Я не убийца! Но если меня довести...

Он не договорил. Просто бросил на неё свой горящий взгляд, которым он, казалось, мог поджечь всё вокруг, и молча вышел из гостиной, плотно прикрыв за собой дверь. А Ника, обессиленная от пережитого шока, тяжело дыша, снова опустилась в кресло, пытаясь хоть немного взять себя в руки. В таком состоянии её нашёл Игорь, который был очень напуган, увидев её бледное лицо и дрожащие от волнения руки.

- Что случилось, Диана? - Он присел на полу рядом с ней, - Что с тобой? Ты выглядишь так, будто увидела привидение... Знаешь, пойдём, лучше прогуляемся, - неожиданно предложил Игорь, - я отведу тебя в одно очень красивое место, где ты быстро успокоишься!

Они шли по тропинке вдоль небольшого озера, на другом берегу которого заканчивался город и начинался сосновый лес. Здесь было свежо - от воды веяло вечерней прохладой, а из леса до них доносился приглушенный шум ветра, который как будто бы исполнял колыбельную для готовившейся ко сну природы.

- Что произошло, Диана? - Они, наконец-то, остановились, и теперь стояли на берегу озера, глядя на собственные тени, отраженные в мутной воде. - Тебя опять обидел отец?

- Нет, Игорь, твой отец тут ни при чём, - Ника с трудом сдерживала слёзы, которые предательски туманили глаза, - ничего страшного не произошло, просто я... Я кое-что вспомнила, и мне стало очень плохо из-за этого.

- Тебя кто-то обидел? В смысле, не сейчас, а в прошлом? Тебе кто-то причинил боль?

- Причинили боль не мне, Игорь, - она присела на корточках, пряча руки в мокрой траве, - большое зло сделали человеку, которого я очень любила...

- Но он... Он жив? - Игорь пытался встретиться с ней взглядом, но она старалась опускать глаза, пряча от него подступающие к ним слёзы, - Этот человек, которого ты любила, жив?

- Нет, - едва слышно ответила она, - этот человек умер. И я больше никогда его не увижу...

- Не плачь, пожалуйста, - Игорю всё же удалось заметить слёзы в её огромных шоколадных глазах, - мне очень больно видеть твои слёзы, Диана...

Потом он обнял её, совсем по-братски, так же, как когда-то это делал Андрей. Он также обнимал её и успокаивал, после чего ей сразу становилось легче, намного легче. Вот и сейчас, вдоволь нарыдавшись, она поняла, что боль опять притупляется, как будто ей дали сильное обезболивающее. С такой болью можно жить дальше, думала Ника, особенно если есть какая-то важная цель, на которую можно отвлечься от своей боли.

- Я тебя отлично понимаю, - говорил Игорь, когда они опять поднялись и неторопливо обходили озеро, - сам всё никак не могу забыть маму. Мы с Алёшей сегодня были у неё на кладбище. И я опять там разрыдался. Наверное, это глупо, но я не могу сдерживать слёзы, когда вспоминаю её... Мама, она была такая... Но сегодня я дал слово, Диана. Дал слово маме и Алёше. Я постараюсь отпустить прошлое. С ним покончено, я не должен больше вспоминать о том, что... - Он неожиданно замолчал и спустился к озеру. Остановился у самой воды и замер, глядя на то, как порывы ветра, налетающие со стороны леса, создают небольшую рябь на зеркальной глади озера.

- Скоро всё это будет в прошлом, Диана, - более твёрдо продолжил он, не отрывая взгляд от воды, - и станет историей, которая со временем будет забываться. И хотя моя боль, моя тоска по маме не пройдёт никогда, я готов смириться с этой болью, готов жить, не оглядываясь на прошлое.

- Это правильное решение, - Ника аккуратно спустилась к нему и встала рядом, - я тоже обязательно покончу с прошлым, но для начала я должна до конца в нём разобраться...

- В чём именно? - Он посмотрел на неё также пристально, как полчаса назад на неё смотрел другой человек. Но их глаза были похожи - такие же крупные, чёрные и блестящие, словно агат, внутри которых горит огонь страсти и ярости. Он то вспыхивает, словно разгоревшийся костёр, то затухает, но при этом всегда притягивает к себе, завораживает, околдовывает...

- Я... Я потом тебе объясню, - Ника постаралась не встречаться с ним взглядом, про себя отмечая, что сейчас Игорь был очень похож на своего старшего брата. Оба брата унаследовали глаза своей матери, восточной красавицы Лилианы, глаза, которые лишали рассудка и разбивали сердца. Только Игорь, имея от природы другой темперамент, не умел пользовался своим природным обаянием, скрывая его за маской одиночества и меланхолии, в которых он жил, добровольно отрезав себя ото всех земных радостей. Впрочем, в последнем Ника была уже не так уверена. Вполне возможно, что какая-то личная жизнь у парня всё же была, но развивать эту мысль она не стала, устыдившись того, что находясь рядом с Игорем, она начала размышлять о его личной и, возможно, даже интимной жизни.

Ветер, набегавший из сосновой рощи, начал усиливаться, и теперь он гудел, словно предупреждая мирно гулявших молодых людей о надвигающейся ночи. Солнце уже почти село за горизонт, а на восточной стороне неба стали пробиваться первые ночные звёзды - правда, ещё совсем тусклые, словно крохотные огоньки на фоне посиневшего неба.

- Давай сбежим куда-нибудь подальше от города, - предложил Игорь, - например, в поле, где можно будет любоваться звёздами... Я покажу тебе Млечный путь! Это такая красота, особенно если смотришь на него в августе. Только представь, Диана, по чёрному ночному небу тянется бесконечный шлейф, усыпанный бриллиантами разных размеров, формы и оттенков. И они буквально переливаются в каком-то невиданном по своей силе луче, который направлен на них из глубин загадочного космоса... Эх, я никогда не забуду ночи в Грузии. Мы с мамой и братьями часто ездили в Батуми, и там, тёплыми летними ночами, убегали за город, туда, где начинались горы, и смотрели на Млечный путь! Это было самое счастливое время в моей жизни, Диана! Жаль, что потом началась вся эта заваруха с Абхазией, и мы потеряли связи с грузинскими родственниками. Мама очень скучала по своей исторической родине и до конца своей жизни твердила, что, несмотря ни на все эти разногласия между нашими странами, она всё же больше грузинка, чем русская по крови. Именно так она себя ощущала. Хотя... - он наклонился, поднял с земли небольшой камешек и с силой швырнул его в озеро, - моя бабушка по маминой линии тоже не была чистокровно русской, Диана. Она была из донских казаков, и говорят, что в её жилах тоже было немало кровей намешано - русская, украинская, кавказская. Но мама считала себя именно грузинкой! Как жаль, что ты, Диана, не можешь с ней познакомиться. Уверена, маме бы ты очень понравилась...

К дому возвращались молча, думая каждый о своём, а когда подошли к воротам, то столкнулись с Дмитрием, который был очень удивлён этой встречей.

- Диана, я искал тебя, - сказал он, не обращая внимания на стоявшего рядом с ней Игоря, - весь дом обыскал... Сумочка твоя лежит в холле, а тебя нет нигде! Уже весь сад облазил, даже в погреб заглянул. И в бассейн! А ты, оказывается, с...

- Мы гуляли возле озера, - спокойно объяснила Ника, - там, кстати, отличное место для прогулок. Только сейчас уже поздно, мне пора домой и...

- Я тебя подвезу, - тут же вставил он таким тоном, что возражать ему просто не было смысла. Попрощавшись с Игорем и поблагодарив его за прекрасный вечер, Ника села в машину Дмитрия. Ехали они молча, а когда остановились возле её подъезда, то Дима, вопросительно посмотрев на неё, сказал:

- Ты только моего отца у себя дома принимаешь, да? А меня больше не пригласишь?

- Я не понимаю, чего ты от меня хочешь, - Ника всё же не выдержала, - ты же сам сказал, что я для тебя ничего не значу, просто интрижка, о которой ты давным-давно должен был забыть!

- Но вот не забыл я! Не забыл! Ты стала наваждением для меня, Диана! И я очень хочу понять, что ты сама ко мне чувствуешь.

Пришлось уступить его просьбе и всё же пригласить в свою квартиру. Злосчастные цветы, подаренные им, Ника всё же выкинула сегодня утром, и это сейчас её сильно порадовало - так он не станет подозревать её в том, что она так трепетно хранит подаренный им букет.

- Ну, что, Диана, поговорим на чистоту, - сказал он, пройдя в комнату, - ты решила соблазнить всех мужчин в нашей семье, не так ли? А потом будешь выбирать, кто тебе больше подходит. Тогда мой тебе совет - выбирай моего отца. С ним точно не прогадаешь.

- Ты пришёл меня оскорблять? - Ника пыталась сохранять спокойствие, хотя это было совсем не просто.

- Нет, я пришёл расставить все точки над "и", чтобы понять твои намерения. Сначала ты переспала со мной, потом отвергла меня, затем встречалась с моим отцом, а теперь, как оказалось, ты поддерживаешь дружбу с Игорем. Со стороны всё это выглядит очень подозрительно, Диана.

- Ничего подозрительного тут нет. Проблема в том, что мой отказ задел твоё мужское самолюбие! Ты не привык, когда женщины тебя отвергают. Хотя... Нелли и Оксана Грищенко всё же рискнули это сделать. Тогда чем хуже я?

- Ты опять хочешь говорить о моём прошлом? - Он почти кричал на неё, но Ника была полна решимости довести разговор до конца и поэтому нисколько не напугалась его реакции. Наоборот, это было как раз то, чего она сейчас ждала. - Зачем сейчас говорить о Нелли и, тем более, об Оксане? Они в прошлом, и для меня они ничего не значат, поверь...

Он подошёл к ней ближе. Наклонился и долго смотрел ей в глаза. А она, вдыхая его запах, любуясь его красивым лицом и слушая стук его сердца, была готова стоять так хоть целую вечность.

- Я влюбился в тебя, глупышка! Не знаю, почему так вышло, но... Ты была первой женщиной, после Нелли, которая разбудила во мне такие сильные чувства, - он говорил ей это, глядя прямо в глаза, - я уже и не ждал, что однажды так накроет... Поначалу думал, что это просто какое-то влечение или... Почему ты молчишь, Диана? Я же чувствую, что я тебе не безразличен! И потому я не понимаю, зачем тебе все эти игры с моим отцом, Игорем... Чего ты всем этим добиваешься? Ответь!

- Я не могу, - это был единственный ответ, который она могла дать ему в данный момент, - потом... потом ты сам всё поймёшь...

- Что я пойму? Что? - Он был возмущен до глубины души, - Зачем ты мне всё это говоришь? Хочешь позлить? Хочешь, чтобы я ревновал? Как это было с Нелли и Оксаной!

- А что было с ними? - Она отошла в сторону и отвернулась, - Нелли потеряла ребёнка по твоей вине, а ещё что такого ужасного с ними произошло?

- Да ничего! С Нелли была ужасная случайность! Я не хотел, чтобы она потеряла этого ребёнка! Я не убийца, Диана! И убивать ребёнка, пусть даже не родившегося и пусть даже не от меня... Я не монстр, Диана.

- А его отца? Ты бы мог убить отца этого ребёнка? - Ника опять повернулась к нему, из последних сил пытаясь сохранить хладнокровие.

- Нет, чёрт возьми! Я же говорю, что нет, нет, нет! - От ярости он даже хлопнул ладонью по столу, - Я не убийца! Не убийца! И я не понимаю, чего ты хочешь от меня? Зачем теребишь старые раны, зачем задаёшь столько вопросов...

- Я хочу понять, какой ты человек, Дима. И насколько далеко ты можешь зайти в своей ревности...

- Хочешь, чтобы я вызвал на дуэль родного отца или брата? - Дима горько усмехнулся, - Что ж, я теперь начинаю многое понимать. Твои строгие родители лишали тебя мужского внимания, и потому тебе доставляет огромное удовольствие этот имидж роковой женщины! Хочешь посмотреть, как крутые мужики из-за тебя дерутся, так?

- А ты бы стал драться из-за меня? Смог бы вызвать на дуэль своего соперника?

- Ну, это уже просто средневековье какое-то! - Он был явно разочарован тем, как в итоге пошёл их разговор, - Зачем тебе это? Тебе хочется, чтобы я, отец и Игорь дрались из-за тебя, а потом ты бы выбрала сильнейшего и приняла его любовь? Тьфу ты, это уже даже не средневековье, нет... Это уже пахнет какими-то гладиаторскими боями, честное слово!

- Да ничего мне от вас не нужно, - устало отмахнулась девушка, - правда в том, что я пока не готова к отношениям. Ни с тобой, ни с другими мужчинами, включая и мужчин твоей семьи. Такой ответ тебя устраивает? Сейчас мне нужно разобраться со своим прошлым...

- С прошлым? Значит, в твоём прошлом кто-то был? - Он опять недовольно нахмурился, - И ты никак не можешь забыть этого типа?

- Да я никогда его не забуду! - Неожиданно для себя крикнула Ника, - Он... он был другим, особенным для меня...

- Был? Так он, что... - Он не договорил, только подошёл ближе к Нике и нежно обнял её, прижимая к себе, - отпусти прошлое, милая моя, не терзайся, прошу тебя. Пусть этот человек покоится с миром, а ты... ты должна жить настоящим, ведь ты-то жива!

- Мне кажется, что какая-то часть меня тоже умерла тогда, вместе с ним. Что-то во мне сломалось в тот страшный вечер, когда...

- Поплачь, милая, тебе станет легче, - он прижал её к себе, ласково гладя по блестящим, чёрным волосам, - вот увидишь, со временем эта боль утихнет, всё это будет просто грустным воспоминанием, навсегда похороненным в твоём прошлом.

- Господи, да ты не понимаешь! - Она была готова разрыдаться от собственного бессилия. Рядом с ней, возможно, сидит убийца её брата, а она тут перед ним унижается, показывая собственную слабость! Нельзя же так распускаться! Срочно брать себя в руки и становиться такой же, как обычно - холодной и уверенной в себе Дианой Лакатош.

Оттолкнув его, девушка резко вскочила с места и отошла в сторону. Снова подошла к окну и засмотрелась на вечерний двор, тонувший в сгущавшихся сумерках. Потом, немного успокоившись, прошептала, продолжая смотреть в темноту, подсвеченную желтоватыми огнями фонарей:

- Ты должен уйти. И больше не приходи. По крайней мере пока. Ты понял это?

Ответа она так и не дождалась - Дима ушёл молча, даже не простившись. Она же так и не обернулась в его сторону, только услышала, как за ним захлопнулась входная дверь. А потом, всё ещё продолжая смотреть в окно, увидела, как от дома отъехала его машина...


Глава 7.

Прошло ещё несколько дней, которые мало что изменили в жизни и расследовании Ники Смирновой, живущей всё это время будто на автопилоте - каждый день приходилось ездить к Жанне в больницу, потом ехать по её поручениям, изредка заезжая в дом Леоновых, а вечером возвращаться на съёмную квартиру, где её никто не ждал. Ни Михаил, ни Дима к ней больше не заезжали. Более того, по словам Полины, с которой Ника иногда общалась, Дима все эти дни почти не появлялся дома. Иной раз даже ночевать не приходил. Слова Полины, разумеется, задели девушку за живое, и она даже почувствовала лёгкий, но очень неприятный укол ревности. Хотя, чему тут удивляться, тут же начала успокаивать себя Ника, Дима всегда был таким, и глупо было надеяться, что, благодаря ей, он вдруг изменится и станет жить, как монах. Особенно после того, как она сама его отвергла, фактически дав ему понять, что её сердце занято другим мужчиной! Но как бы девушка не уговаривала саму себя, не просила собственное сердце не ныть от саднящей боли, настроение в тот вечер было испорчено, и приехав домой, Ника долго не могла прийти в себя и отвлечься на что-то другое, более важное для её главной цели.

А на другой день выписали Жанну. Хотя физически та уже почти поправилась, настроение у молодой женщины было просто скверное. Оставшись наедине с Никой, мадам Леонова тут же призналась своей помощнице, что с её мужем что-то происходит.

- Миша стал очень холоден ко мне, - пожаловалась Жанночка, устраиваясь поудобнее на своей постели, - ему как будто бы вообще нет никакого дела до моих проблем. Прикинь, он даже сказал мне сегодня, что переехал в спальню для гостей! Якобы не хочет мне мешать, мол, я ж не совсем здорова, но на самом деле это отговорки, я абсолютно в этом уверена, Диана!

- Почему ты так думаешь? Может, он и правда волнуется о твоём здоровье и...

- Да брось ты, Диана! - Довольно резко перебила её Жанна, которой явно не терпелось высказаться до конца, - Ни о ком он не волнуется! И потом, ну, не так любящий муж волнуется о здоровье жены! Он бы, наоборот, бросил работу, приехал бы пораньше, побыл бы со мной... А то он, видите ли, весь в делах! Надо ему съездить туда-то, встретиться с тем-то... Ага, а сам, небось, сейчас сидит в своём кабинете и чай распивает. А, может, вообще нашёл себе новую пассию!

- С чего ты это взяла? - Ника заметно насторожилась, мгновенно вспомнив свой разговор с Михаилом. Неужели, он уже как-то намекнул Жанне, что хочет развестись?

- Да я почти уверена, Диана, у него кто-то есть... И меня это очень огорчает. Эх, не думала я, что Миша может быть таким эгоистом!

Отвлечь Жанну от грустных мыслей было не так-то просто, но в конце концов она всё же немного повеселев, найдя в Интернете новые сплетни про Ксению Собчак, а также помечтав о том, как вместо сорвавшейся поездки в Париж, они с Михаилом отправятся в итальянский Портофино - местечко, где отдыхает вся мировая элита.

Выйдя от Жанны, Ника, не раздумывая ни минуты, направилась прямо в кабинет Леонова - она знала, что он уже вернулся домой и потому решила не откладывать неприятный разговор в долгий ящик.

- Диана! - Он явно был рад её неожиданному появлению, - Вот это сюрприз! Но, кстати, приятный! Садись, будь, как дома... Ты пришла сказать мне своё решение?

- Решение насчёт того, что вы ТОГДА мне сказали? - Ника говорила это с подчеркнутой холодностью. - А, что, ваше решение всё ещё остаётся в силе?

- Насчёт развода с Жанной? Да, конечно, я уже начал заниматься подготовкой бумаг...

- Вы хотите поговорить с ней в ближайшее время?

- Да, я планирую сказать ей о своём решении уже завтра или послезавтра...

- Не делайте этого! - Понимая, что это её последний шанс задержаться в этом доме, Ника была готова упасть перед ним на колени, - Жанна больна, она в депрессии, ей сейчас тяжело, и это известие просто убьёт её!

- Не переживай за неё, Диана, - он по-прежнему был очень спокоен, - Жанкина депрессия скоро пройдёт, вот увидишь. Я дам ей денег, оставлю квартиру, в которой она жила до замужества, оставлю её турагентство... Разумеется, разрешу забрать все подарки... Так что долго горевать она не будет, уверяю тебя. Вот увидишь, уже через несколько дней махнёт в Турцию или Египет по горящей путёвке в поисках новых приключений!

Поняв, что все её аргументы бесполезны, Ника покинула его кабинет, лихорадочно размышляя о том, как ей быть дальше. Леонов был настроен решительно, и уже через пару дней Жанна уедет из этого дома. На каких основаниях ей, Нике, можно здесь задержаться? Да и нужно ли ей это? Ведь она уже больше месяца находится в этом доме, вроде бы сблизилась практически со всеми его обитателями, но... Никаких доказательств у неё по-прежнему не было! Иногда ей казалось, что она просто в пустую тратила своё время, ни на шаг не продвигаясь в своём расследовании. И, как бы горько не было это для Ники, но сейчас она, как никогда прежде была согласна с Женей - этим делом нужно было заниматься не ей самой, а частным детективам или полиции! А она решила поиграть во мстительницу, объявив себя чуть ли не графиней Монте Кристо! И чего в итоге добилась? Чего выяснила? Есть лишь куча подозрений, не подкрепленных ни одним вещественным доказательством!

Углубившись в свои невесёлые размышления, Ника даже сама не поняла, каким образом она оказалась в саду, расположенном позади особняка Леоновых. Но когда она, наконец, пришла в себя и огляделась по сторонам, то внезапно увидела Диму, который шёл ей навстречу из глубины сада.

- А, привет, - быстро скользнув по ней взглядом, бросил тот, отряхивая руки. Заметив это, Ника невольно удивилась - что он мог делать один, вечером, в саду, при этом ещё и запачкав руки землёй?

- Сегодня отличная погода, - как бы между прочим добавил он, - ты тоже решила прогуляться по саду?

- Ну, да, - кивнула Ника, продолжая думать о том, где он мог испачкать обе руки, - а ты... ты тоже гулял?

- Ага, решил подышать воздухом. Замечательный сегодня вечер! Мне кажется, что этот вечер помог мне покончить с прошлым и оптимистично посмотреть в будущее.

- Даже так? - Ника с удивлением посмотрела на него.

- Иногда это просто необходимо, Диана. Выбросить все воспоминания о прошлом, уничтожить их, сжечь, закопать в землю... Эх, ладно, что-то я заболтался. А мне ещё нужно сделать пару важных звонков...

И он быстро, не оглядываясь назад, направился к дому, а сама Ника неторопливо пошла в ту часть сада, откуда только что вышел Дима, попутно размышляя над его странной фразой о прошлом. О чём же шла речь? Что он имел в виду, говоря о прошлом, с которым он якобы, сегодня покончил? Пройдя в самую отдаленную часть сада, Ника остановилась возле клумб, на которых Полина самостоятельно выращивала цветы. Совсем скоро здесь должны были расцвести разноцветные пионы, розы, лилии, анютины глазки и прочая гордость Полины, которая просто обожала цветы! Также эти цветы любил Игорь, который летом ходил читать свои романы не в зимний сад, а сюда, к этим прекрасным клумбам, где, по его собственным словам, находился его укромный уголок. "Сюда ведь почти никто не заходит, ну кроме Полины, конечно же, - увлеченно рассказывал он Нике, когда несколько дней назад сам привёл её сюда, уверяя её при этом, что скоро здесь будет настоящий рай, - поэтому здесь обычно можно увидеть только прекрасные цветы, которые буквально улыбаются мне своими приветливыми головками, да мохнатых шмелей, летающих с одного цветка на другой... И, конечно, ещё бабочек! Летом их тут очень много, но я никогда не ловил их сачком! Бабочки красивы только в природе, когда они садятся на цветы..."

Бродя среди многочисленных клумб, Ника вдруг увидела, что около самой дальней клумбы, находившейся у ограды, почему-то разбросана земля, будто здесь недавно что-то сажали и, второпях, забыли потом убраться. Ника подошла поближе и убедилась в том, что была права - под старым высоким тополем, в самом неприметном уголке клумбы, земля лежала неровно, будто кто-то быстро накидал её, пытаясь что-то закопать... Присев на корточки, девушка дотронулась до небольшого бугорка из земли, а потом, сама не понимая, зачем она это делает, начала поспешно разгребать его, напрочь забыв о своём маникюре.

- О, Господи! Господи! - Крик сам вырвался из горла Ники, когда та дрожащими пальцами извлекла из небольшой, небрежно закопанной ямки целлофановый пакет, на дне которого лежал окровавленный носовой платок с инициалами её покойного брата! В том, что это был его платок, Ника не сомневалась ни секунды - она отлично знала ЭТОТ платок, который для Андрея вышивала их бабуля, сделав это очень скромно, но так, чтобы платок нельзя было перепутать. Андрей очень ценил эту вещь и после смерти бабушки почти всегда носил платок с собой, как напоминание о ней... Какого же было удивление Ники, когда, после смерти брата, она, получив его личные вещи, не нашла в них драгоценного для Андрея платка! Впрочем, тогда ей было, конечно, не до этого. Ну, потерялся платок, что тут такого? И вот сейчас...

- Дима! - Страшная мысль подобно яркой молнии буквально прострелила мозг Ники, - Это он! Это был он! Конечно, теперь всё сходится! Всё! Он убил Андрея, зачем-то забрал у него платок, а потом... Сегодня он решил избавиться от улики, зарыв её тут, в этом неприметном уголке сада. Таким образом он избавился от своего прошлого... Теперь всё понятно! Мои расчёты оказались верными! Дима, именно Дима убил моего брата!

Всё, что было дальше, Ника помнила обрывками и в тумане. Как она опять закопала ямку, постаравшись вернуть клумбе былой вид, как спрятала улику в сумку, поспешно вытерла руки влажной салфеткой и почти бегом бросилась к дому...

- Диана, ты где была? - Голос Полины, кажется, снова вернул её в реальность, - Мы тебя уже обыскались! Тебя Жанна хочет видеть...

Прижимая к груди сумочку, в которой Ника теперь прятала важнейшую в своей жизни находку, она быстро поднялась в спальню Жанны. Та явно чувствовала себя лучше и с аппетитом ела салат, запивая его апельсиновым соком.

- Полинка всё же обалденно готовит, - говорила она, не отрываясь от своего салата, - с больничной бурдой так вообще не сравнить! Потом попроси её что-нибудь мне приготовить, ладно? Например, пасту... А ты сама почему такая кислая? - Жанна, наконец, оторвалась от своего кушанья, - С Димкой, что ли, ничего не складывается?

- Что? - Ника вздрогнула, как будто на неё вылили кипяток, - Дима?

- Да! Я тебя спрашиваю - как у вас с ним отношения-то? Закрутилось что-нибудь или всё никак?

- Нет, у нас ничего с ним нет, - чувствуя, как её начинает бить мелкая дрожь, Ника постаралась всё же сохранить видимое спокойствие, - и не будет. Он мне больше не интересен.

- А... Ну, и правильно! - Доедая свой салат, махнула рукой Жанна, - Не нужен тебе этот козёл, Диана! Ты такая красавица и умница, найдёшь кого получше. А Димка не стоит и слова доброго, мерзавец ещё тот...

- Почему ты так говоришь? - Ника заинтересованно посмотрела на Жанну. - Что у вас с ним произошло такое...

- Да, произошло! - Жанна не дала ей договорить, - И если он тебе больше не интересен, то так и быть, расскажу я тебе всё... Короче, этот придурок пытался меня изнасиловать!

- Что? Что ты сказала? Изнасиловать? - Ещё минуту назад Ника была уверена, что Жанна абсолютно ничем не сможет её шокировать. Посчитала, что выплывет очередная сплетня, как Дима, например, поссорился с отцом или что-то про его многочисленных подружек. Но такого поворота Ника ожидала сейчас меньше всего.

- Мы были с ним одни дома. Ну, и Игорь в своей комнате что-то там творил, но его я не считаю. Миши и Алексея дома не было. И этот негодяй явился. Без стука ворвался в мою спальню, повалил на кровать и... - Она отставила в сторону тарелку с остатками салата и, посмотрев на Нику, продолжила, - я кричала, как могла, звала на помощь, отбивалась... Потом всё же оттолкнула урода на пол. Он был в стельку пьян! Орал, что я шлюха, которая всем подряд даёт, короче, облил грязью и ушёл. На другое утро, правда, извинялся и клялся, что такого больше не повторится. Видимо, мерзавец эдакий, отца испугался. Если б Миша узнал, он бы...

Она замолчала. Ника тоже сидела молча, не зная, что ответить на Жаннино признание. Дима, её Дима, в которого она влюбилась ещё тогда, в ту роковую ночь под южным небом, о котором столько мечтала, которого не могла забыть даже невзирая на то, что не имела никаких надежд снова его увидеть... И вот теперь выясняется такое - её Дима убийца, подлец и мерзавец, способный на любую низость! Даже на попытку изнасилования! И, конечно, в случае с Нелли теперь тоже было всё понятно - он сам столкнул беременную жену с лестницы, в этом Ника уже ни капельки не сомневалась!

- Мерзавец, кретин, подлец, - прошептала Ника, сжимая от ярости кулаки, - будь он проклят...

Дальше разговор не клеился, и Ника, забрав посуду у Жанны, вышла из комнаты. Но как только она свернула в коридор, ведущий на лестницу, где-то в самом его конце быстро метнулась чёрная тень, исчезнув в темноте. Кто-то подслушивал их разговор! Это было очевидно! И насчёт того, кто бы мог это сделать, у Ники сомнений практически не оставалось. Это был Дима.

Сославшись Полине на плохое самочувствие, девушка поспешно вызвала такси и почти бегом бросилась прочь из этого дома, а когда приехала в свою квартиру, то в первую очередь заперлась на все замки изнутри и отдышавшись, вынула свою страшную находку...

- Теперь у меня нет сомнений в том, кто был твоим убийцей, братишка, - прошептала она, сжимая в руках пакет с платком Андрея, - всё сошлось. Это был Дмитрий Леонов. Именно о нём ты говорил мне перед смертью, именно его имя ты не успел сказать мне в тот день, когда умер у меня на руках... Но я сдержала свою клятву, Андрей. Я нашла твоего убийцу и очень скоро я покончу с ним. Сама. Своими собственными руками. Я не хочу, чтобы Дмитрий Леонов был отдан в руки правосудию, нет... Этого ему явно будет мало... Я накажу его сама. Он умрёт в таких же муках, в каких умер ты, Андрей. Очень скоро моя месть свершится.

План, который возник в голове у Ники, был, конечно, невероятно рискованным, но в тот момент её разум был затуманен ненавистью и желанием свершить свою месть, а потому чувство осторожности, страха и самосохранения почти покинуло девушку. Включив свой ноутбук, Ника сразу же пошла на сайт, где можно было найти объявления о сдаче в аренду квартиры или домика... Перелистывая страницы, Ника искала подходящий для неё вариант. Времени очень мало! Нужно действовать быстрее, правосудие должно свершится уже завтра! Завтра всё закончится. Завтра виновный понесёт наказание...

Этот день начался для Ники с большого и очень неприятного сюрприза, который едва не разрушил весь её план, на подготовку которого ушёл весь вчерашний вечер, ночь и раннее утро. Поэтому в доме Леоновых девушка появилась почти на час позже обычного.

- Что случилось, дорогая? - Едва увидев её, спросила Полина, - Ты такая бледная, Дианочка! Может, тебе стоит Михаилу Юричу позвонить и попросить отгул?

- Не беспокойтесь, я нормально себя чувствую, - тут же заверила её Ника, - просто я ночью плохо спала... Жанна меня искала? Я опоздала почти на час, ужас! Пробки в центре, авария там какая-то, пришлось ждать полчаса, а потом решили добираться в объезд центра...

- Не переживай, дорогая, Жанна ещё не встала. Я к ней стучалась минут десять назад, но она не открыла... Ещё спит, наверное.

То же самое сделала и Ника, однако и ей Жанна тоже не открыла. Постояв около её двери, Ника вдруг заметила, что дверь в спальню Жанны не заперта. Вскоре Ника убедилась в своей правоте, беспрепятственно войдя в комнату. Однако Жанны там не было! Ника даже заглянула в ванную, но и там было пусто.

- Жанны нет в своей комнате! - Крикнула она, спускаясь по лестнице. Внизу её с тревогой ожидала Полина, которая тоже никак не могла понять, куда именно исчезла хозяйка.

- Может быть, она пошла в бассейн или в сад, - предположила Ника, - или вообще вышла из дома пораньше, никого не придупредив...

- Нет, это исключено! - Тут же заявила Полина, - Я уверена, что она не выходила из своей спальни сегодня утром. Ася всё утро убиралась и внизу, и на втором этаже, да и я часто выходила из кухни... Странно всё это, Диана. Тем более, что вчера...

- Что произошло вчера? - Ника уже ни на шутку забеспокоилась, а последняя фраза Полины ещё больше её напугала. В этом доме постоянно что-то происходит! А если учесть состояние Жанны и то, что Михаил Юрьевич собирался говорить с ней о разводе...

- Да просто я вчера тоже долго не спала, что-то тревожно было на душе... И телевизор смотрела, и книжку читала - всё бесполезно. Пришлось идти пить снотворное. Захожу я на кухню, значит, и вижу, как Жанна оттуда выходит, тоже со стаканом воды. Время было позднее, часа два ночи уже было, если не больше...

Она не договорила, так как в эту минуту до них донёсся жуткий, леденящий душу крик! Испуганно переглянувшись, Ника и Полина со всех ног бросились в ту сторону, откуда доносился крик. Но они не добежали, так как уже около входа на кухню они столкнулись с бледной, до смерти перепуганной Асей! Она смотрела на них своими и без того выпуклыми жёлтыми глазами, её руки тряслись от страха, но говорить она не могла, лишь мычала и показывала рукой в сторону коридора, ведущего к подсобным помещением, сауне и бассейну.

- Что там, Ася? - К ней подбежала Полина, - Успокойся, прошу... Хочешь, я принесу тебе воды?

- Нет, не надо, - к несчастной Асе, похоже, всё-таки вернулась способность говорить, - она там... там... в бассейне... я видела её...

Решим не дожидаться, пока Ася до конца придёт в себя и, наконец, объяснит то, что её так напугало, Ника бросилась в сторону коридора, который вёл к бассейну. У самого входа в бассейн Ника неожиданно остановилась - ей вдруг стало по-настоящему страшно. Отдышавшись, она всё же вошла в комнату, в которой находился бассейн и, подойдя поближе к самому бассейну, буквально замерла от ужаса. На дне бассейна, в бирюзовой хлорированной воде плавала Жанна. С широко открытыми остекленевшими глазами и посиневшим лицом. Она была мертва.

Буквально через несколько минут народу в бассейне стало больше - прибежали Полина с Асей, охранники и Игорь, который только что вернулся с прогулки к озеру. Полина крестилась и причитала, Ася плакала и испуганно жалась то к Полине, то к Нике, а сама Ника, изо всех сил пытаясь держать себя в руках, пыталась дозвониться до "Скорой помощи".

- Бесполезно звонить в "Скорую", - сообщил один из охранников, вытащив тело Жанны из воды, - она мертва, причём уже несколько часов. Надо хозяину звонить...

- Это точно? - Осторожно спросила Ника, наклоняясь к Жанне.

- Да что я мертвяков, что ли, никогда не видел? - Довольно грубо ответил ей всё тот же охранников, - В Чечне их было больше, чем живых людей! А я там три года служил! И утопленников тоже видел! Звоним хозяину, короче...

Врач всё же приехал, но только для того, чтобы зафиксировать смерть. Также прибыли Дмитрий и Михаил. Последний был в таком шоке, что даже не мог вести машину, поэтому его привёз старший сын. Увидев тело жены, тот сильно побледнел и весь затрясся в беззвучных рыданиях.

- Почему это случилось? - Подойдя к врачу, спросил он, - Что произошло с моей женой?

Как и предположила Ника, Жанна погибла в результате того, что нахлебалась воды в бассейне. Судя по всему, она пошла в бассейн ещё ночью, где у неё закружилась голова (что было вполне естественно после её падения с лестницы и сотрясения мозга), и она, потеряв сознание, упала прямо в воду.

- Трагическая случайность, - тяжело вздыхая, сообщил доктор, - но, в любом случае, вскрытие необходимо...

- Вскрытие? - Михаил заметно изменился в лице, - Но зачем? Вы... вы... что считаете, что Жанну... что её убили?

- Необходимо всё проверить. Конечно, на первый взгляд эта смерть совершенно не выглядит насильственной, но... Этим должна заняться полиция.

- Как? Какая полиция? - Михаил Леонов сначала побледнел, потом покраснел от злости, - Моя жена погибла ночью в моём доме! Здесь не было посторонних людей! И не могло было быть! Дом охраняется, по всему участку натыканы камеры! Нет, это исключено... Исключено!

Однако, как бы он не противился, тело Жанны увезли, а безутешный вдовец, как показалось Нике, больше не выглядел убитым горем, как в первые минуты своего прибытия домой, скорее, он был сильно обеспокоен тем, что в дело вмешалась полиция, и со стороны его поведение, разумеется, вызывало немало вопросов. Дима тоже метался туда-сюда и почему-то начал звонить адвокату, при этом закрывшись в кабинете отца. Подслушивать этот разговор Ника не стала, так как её могли заметить, а потому вернулась в гостиную, где находились Михаил, Игорь и Полина.

- Надо бы позвонить Алексею, - неожиданно вставила Полина, - как бы там ни было, он должен обо всём узнать.

Первым отреагировал на её слова Игорь.

- Алёша сегодня утром улетел на Канары, - негромко произнёс он, - должно быть, он сейчас в самолёте или в аэропорту...

- Вот и пусть летит на свои Канары! - Резко перебил его отец, - Не нужно никому звонить! Я не хочу видеть этого предателя в моём доме!

Сказав это, он поднялся с дивана и направился в кабинет. Ника, задумчиво провожая его взглядом, тоже отошла в сторону и начала размышлять о том, как сложившаяся ситуация может повлиять на её планы.

"Если Жанна была убита, то убийцей, скорее всего, является Михаил! Хотя мотивы были и у Димы, если это он вчера подслушал наш с ней разговор. Возможно, он решил ей отомстить... Но в любом случае я не могу отказываться от своего плана! Я должна покончить со всем прямо сегодня, и уже завтра уехать подальше от этого дома и города!"

Диму искать долго не пришлось - уже через несколько минут они столкнулись лицом к лицу, когда тот выходил из кабинета отца. Вид у него был озабоченный.

- Дима! - Она подошла к нему, - Ты... занят?

- Нет, вряд ли я сегодня поеду на работу, - ответил он, - хотя, возможно, я понадоблюсь отцу дома...

- Значит, ты не поедешь со мной?

- С тобой? - В его глазах блеснул огонёк интереса, - Но куда?

- За город. Всего на несколько часов. Мне это очень нужно, Дима...

- Но я должен побыть с отцом, - он как-то неопределенно посмотрел на дверь кабинета, за которой сидел Михаил, - да и потом... зачем нам куда-то уезжать?

- Надо развеяться, мы оба потрясены тем, что произошло и...

- Да, тут ты права, - кивнул он, - но я не могу сейчас уехать. Давай потом, после похорон Жанны...

"А если её и вправду убили, и тогда начнётся расследование, - моментально пронеслось в голове у Ники, - меня тоже вызовут к следователю, а это может быть очень опасно! Меня тоже могут арестовать за использование фальшивых документов! Ведь полиции не составит большого труда выяснить, что никакой Дианы Лакатош не существует, что... - Нику внезапно охватила паника, - О, Господи, я должна как можно скорее осуществить свой план! Иначе всё рухнет, всё..."

- Дима, я прошу тебя, - она была готова встать перед ним на колени, -мне очень плохо сейчас... Я в таком шоке, ничего не соображаю... И в этом городе у меня никого нет, никого, кроме тебя!

...Он не смог ей отказать. Она смотрела на него с такой мольбой, нежностью и отчаянием, будто он был её последней надеждой на спасение на всём белом свете! И он не устоял. Будь что будет. Отец не маленький, сам справится. Тем более, что они уедут всего на несколько часов. Видя, как Диану всю трясёт от страха, он подвёл её к бару и налил бокал мартини. А ведь прежде она казалась такой храброй, такой независимой! Диана выпила залпом, правда, не до конца, но ей стало заметно лучше, уверенности во взгляде прибавилось.

- Куда ехать, говори, - сказал он, сажая её в свой автомобиль, - и не волнуйся так, всё будет нормально...

Она сказала адрес. Он ничего не ответил, но про себя удивился - элитный дачный посёлок! С какой стати у неё может быть там участок и, судя по всему, дом? Хотя с чего он взял, что это её дом, может, это дом её знакомых или родственников, например...

- Этот домик мне оставили знакомые, - как будто прочитав его мысли, пояснила Диана, которая после мартини выглядела чуть получше, - сами уехали в отпуск, а мне вот оставили дом в полное распоряжение. Поэтому я хотела у вас сегодня отпроситься и отдохнуть там пару дней, но сам видишь, что вышло в итоге.

Он снова ничего не ответил, сосредоточившись на дороге. Хотел включить радио, но потом передумал - в такой момент весёлые песни и плоские шуточки радио-диджеев будут неуместны, да и голова трещала, любой шум почему-то раздражал.

- Ты всё ещё дрожишь, - заметил он, когда они остановились на светофоре, - посмотри на свои руки... Ты, что, первый раз труп увидела?

- Нет, но... Это было ужасно. Я всё ещё не могу поверить, Дим...

- Понимаю, сам примерно также думаю. Хоть я и не был особо дружен с Жанкой, но всё это просто ужас, согласен.

- Ты думаешь, она... она сама утонула?

- Конечно! А ты, что, кого-то подозреваешь?

- Нет, конечно, нет. Просто спросила, - она поёжилась, - выключи кондиционер, пожалуйста, меня всю трясёт.

Он молча выполнил её просьбу. На улице было тепло, но не жарко, так что без кондиционера вполне можно было доехать, тем более, что ехать оставалось чуть больше пяти минут.

Оставшуюся часть пути ехали молча. Диана по-прежнему дрожала, и он серьёзно опасался за её состояние. Наконец, подъехали к участку. Домик оказался небольшой, одноэтажный, но очень симпатичный - деревянный с открытой верандой, окрашенный масляной краской. Но что больше всего удивило Диму - расположение участка с домиком. Он находился как бы в стороне от самого дачного участка, а благодаря довольно высокому забору и разросшимся вокруг него тополям возникало ощущение, что этот домишка находился на необитаемом острове!

- Здесь только заложников прятать! - Ухмыльнулся Дима, когда они вышли из машины, - Такое впечатление, что вокруг ни души! Хотя... Сейчас это, наверное, как раз то, что мне и нужно! А то голова трещит, как будто вот-вот взорвётся!

Они вошли в домик - там было всего 2 комнаты и небольшая кухонька. На кухне Диана достала из холодильника бутылку вина и предложила ему выпить.

- Я за рулём, ты что? Давай лучше минералки или сок, если есть...

Он прошёл в гостиную и опустился в кресло. Думать ни о чём не хотелось. Хотелось только видеть перед собой Диану, слышать её голос и успокаивать.

- Я выпью вина, - сказала она, заходя с двумя бокалами, - а тебе принесла воды, как ты и просил.

Сделав несколько глотков, Дима поморщился и посмотрел на девушку. Она залпом опустошила весь бокал и приблизилась к нему.

- Я хочу быть с тобой, - прошептала она ему на ухо, - сейчас я хочу снова хочу быть твоей... только так я смогу забыть обо всём...

Он провёл пальцем по её красным от вина губам, а потом привлёк к себе и поцеловал. Поцелуй длился долго, после чего оба, попутно стягивая друг с друга одежду, почти бегом бросились в спальню...

На этот раз она была ещё лучше, чем тогда, первый раз, у неё на квартире. Была более раскованной, оставив в сторону всю свою стеснительность, более страстной и более нетерпимой. Иногда ему казалось, что она хочет убить его своей страстью. Но в итоге удовольствие он получил и, глядя на то, как она, подобно дремлющей на солнышке кошке, вытянулась на постели, подумал о том, что такая Диана ему нравится намного больше.

- Ты сегодня такая ненасытная, готова была меня съесть, - усмехнулся он, любуясь её красивым смуглым телом, - у меня давно не было ни с кем такого потрясающего секса...

- Я постаралась, чтобы это был самый лучший секс в твоей жизни, - прошептала она, повернувшись к нему лицом, - и чтобы ты никогда не смог его забыть...

- Ты такая красивая, - это всё, что он смог произнести в этот момент, - я даже не думал, что...

- А ты и не думай, просто чувствуй и всё, - и, закрыв ему рот страстным поцелуем, Диана опять заставила его забыть обо всём на свете, погружая в тёплые волны удовольствия. На этот раз они любили друг друга как-то особенно, будто это был их единственный и последний раз в жизни, которым они спешили насладиться сполна, отдавая себя без остатка.

- Ты сумасшедшая, - одними губами шептал он, растворяясь в страсти, с которой он уже не мог совладать, - но мне никогда ещё не было так хорошо...

- Давай сгорим вместе в этом пожаре, - услышал он её томный, волнующий голос, - пусть это наслаждение будет последним, что мы испытаем в жизни...

И он был согласен. Боже, он сошёл с ума, но сейчас его не пугала даже смерть. Он действительно был готов умереть, захлебнуться в этой волне наслаждений, сгореть в этом огне желания...

- Ты была действительно на высоте, - говорил он, наслаждаясь прохладной водой, которую она принесла ему с кухни, - скажи, после того первого раза, когда мы были близки, у тебя были ещё мужчины? Была близость ещё с кем-то?

- Ох, какой же ты ревнивый, - она рассмеялась, а потом, проведя рукой по его мускулистой груди, добавила, - в другой день я бы, возможно, тебе не ответила, но сейчас... Сейчас ты имеешь право знать правду... Всю правду...

- Говори, - он допил свою воду и, поставив на пол пустой бокал, опять посмотрел на неё. Нет, всё же кого-то она ему напоминает. Это точно! Сейчас, когда она была так близко от него и без своих дурацких очков, а также без "боевой раскраски" макияжем, её лицо казалось ему невероятно знакомым. Но где он мог её увидеть? Дима напряг память, но, как назло, ничего не получалось. Он вспоминал свои поездки в Москву, полагая, что мог встретить её там, пытался припомнить всех местных девушек, с которыми он когда-либо общался. Нет, всё было мимо. Он видел её где-то в другом месте. Но где? Где?!

- Я думала лишь о тебе, - тем временем говорила она, продолжая смотреть ему прямо в глаза, - с нашей первой встречи, с того момента, как увидела тебя... Я жила тобой, Дмитрий Леонов, искала тебя, мечтала о новых встречах, жаждала твоих поцелуев и сходила с ума от страсти каждый раз, когда видела тебя... Другим мужчинам в моей жизни не было места...

- Это правда? - Он был ошеломлен её признанием и не знал, что сказать ей на это. - Значит, ты... ты любишь меня?

Она молчала. Ему хотелось сказать ещё что-то, но неожиданно у него начал заплетаться язык. Перед глазами всё поплыло, но он всё ещё видел её, Диану. Видел блики на её чёрных волосах, её янтарную кожу, красивую грудь, плоский живот... Потом что-то блеснуло в её руках. Чёрт, ничего не видно! Всё в тумане, будто ему вкололи наркоз или дали сильное снотворное.

"Вода... - пронеслось у него в голове, - у неё был горький привкус... значит, в воде..."

На этом его мысль оборвалась, и он провалился в туман, который, словно огромные куски ваты, окутывал его со всех сторон. Он плыл по какой-то тёплой реке, не понимая, зачем он это делает, куда плывёт. Потом вода неожиданно закончилась, туман рассеялся, и он увидел, что находится рядом с тем самым домиком, куда они недавно приехали с Дианой. Вокруг не было ни души, только сосновый лес шумел вдали, и ему почему-то сделалось жутко. Гул леса, смешиваясь с мёртвой тишиной, давили на него хуже, чем обычный городской шум. Он убегал от этого мёртвого места, пытаясь выбраться на какую-нибудь дорогу или встретить людей. Но впереди был только сосновый лес - тёмный и пугающий. Дима остановился, отдышался, оглянулся назад. И замер от ужаса. Позади него тоже был лес! Не было ни домиков, ни тропинок, ничего... Сплошной лес, который страшно шумел, и Дима больше не мог выносить этого шума. Закрыв уши руками, он опустился на траву, моля Бога о пощаде. Каялся во всех своих грехах, просил прощения у Бога за то, что когда-то творил, пусть даже и не по злому умыслу. Дима не был очень религиозным, и лишь когда-то в далёком детстве, во время отдыха в Грузии они с мамой и её грузинской родней посещали местные храмы, и хотя Дима был тогда ещё совсем ребёнком, кое-какие молитвы и обряды он тогда всё же запомнил. Потом он читал Библию, с интересом читал, но вот в российских храмах бывал очень редко. Почему-то они казались ему фальшивыми - особенно те, которые были обстроены в 90-е годы непонятно на какие деньги. А вот во время последней своей поездки в Грузию, уже будучи взрослым, от посещения храмов он не отказался. Ведь только там, в этих стареньких грузинских церквушках он как-то особенно проникался всей той атмосферой, и его постоянно тянуло побыть там, просто постоять и подумать о жизни. Это ему очень помогало. Но сейчас всё было иначе. Сейчас он просто искал спасения, понимая, что никто, кроме Бога, не услышит его...

- Дима! - Наконец, он услышал позади себя человеческий голос. Оглянулся. Перед ним стояла его мать, одетая в своё любимое красное платье. Она смотрела на него с такой нежностью во взгляде, что он не смог больше сидеть на своём месте. Подбежал к ней, пытаясь обнять.

- Дима, не надо, - она отстранилась от него и попятилась назад, - не трогай меня. Просто послушай, что я тебе скажу...

- Мама, - он вдруг осознал, что вот-вот зарыдает, но сейчас он нисколько не стыдился своих слёз, - мамочка, я так скучал по тебе!

- Я тоже, Димочка, тоже по всем вам очень скучаю! Но ты не должен переживать! Скоро всё прояснится, ложь закончится, а правда восторжествует. Вот увидишь, Димочка...

Он не понимал, о чём она говорила. Просто смотрел на неё и плакал, точь-в-точь, как прежде, когда она утешала его в трудные минуты его жизни. И, как тогда, почему-то был уверен - мама его не обманывает, мама знает, что говорит. Скоро всё закончится. Скоро всё будет хорошо...


Глава 8.

Она не смогла! Не смогла, чёрт возьми! Ника ещё раз посмотрела на острый, хорошо заточенный нож, который держала в руках, потом на спящего Диму... Её план был идеален! После утомительного секса, а также воды, в которую она подмешала снотворного, он заснул крепким, беспробудным сном, и был полностью в её распоряжении. Глядя на то, как он засыпал, Ника думала лишь об одном - сейчас ты умрёшь также, как умер Андрей! Моя месть свершится, осталось ждать всего несколько мгновений... Она вынула нож и, поиграв им в руках, приготовилась к удару. Она попадёт точно в грудную клетку! Пара минут, и он мёртв! Мёртв! Ника смахнула с глаз слёзы. Сейчас не время плакать. Перед ней лежит убийца Андрея, которого она должна покарать. А потом она сбежит из этого города, и, возможно, вообще из страны. Женя что-то говорила ей про Канаду... Отлично, значит, в Канаду. Там её точно не найдут. Да и кого будут искать? Диану Лакатош? Пусть ищут! А она, Ника, в это время будет за океаном. Будет бродить по дождливому Ванкуверу, любуясь цветущей сакурой и вдыхая чистый горный воздух. Там, вдали от этого города, от этой страны всё забудется. Она обязательно забудет о тех моментах, которые пережила здесь, в этом домишке, на этой кровати. Ведь, в конце концов, всё это было сделано только ради того, чтобы реализовать её план! Да, она постаралась, пожалуй, даже превосходя свои собственные возможности... И в какой-то момент, о, ужас, она сама отдалась этой страсти! Ведь для неё это был не просто прекрасный, волшебный, незабываемый секс, нет, для неё это было нечто большее, и этого она не могла объяснить даже самой себе. О, если бы она смогла убить его тогда, в моменты высшего наслаждения, когда он, казалось, совсем терял бдительность и полностью отдавался в её власть. Но ни тогда, ни сейчас она не может этого сделать. Она не убийца! Да, он убил её брата, убил жестоко, и его рука не дрогнула вонзить в живое тело Андрея такой же нож... Интересно, мучила ли его совесть? Хоть раз в жизни он просыпался ночью, преследуемой страшными воспоминаниями о своём преступлении? О, Господи, да что же это такое? Ей совсем не хочется его убивать! Наоборот, ей хочется, чтобы он поскорее проснулся и смог ответить на вопросы. Её вопросы! Но зачем ей это? Ведь она планировала всё иначе, совсем иначе...

Ника быстро вскочила с постели и начала собираться. Бежать! Пока всё не открылось! Бежать из Н-ска в Москву, а затем из Москвы в Канаду! Если она не может убить его, значит, её месть окончена. Она проиграла. Теперь ей нужно бежать, пока он не проснулся и не понял всё сам. Его рука не дрогнет, в этом Ника ни капли не сомневалась, в отличии от неё, он не раздумывая покончит с опасным свидетелем своего преступления!

Быстро собравшись, Ника выскочила из домика и почти бегом бросилась к трассе, надеясь поймать попутку. Ей повезло, до Н-ска она добралась за пятнадцать минут, и выйдя в самом центре города, девушка опять растерялась, размышляя о том, что теперь она должна делать. Звонить Жене, конечно! Та сейчас находится в Милане, путешествует по Северной Италии... Ника достала телефон... Чёрт, батарея! Не хватит даже на один звонок! Скорее в квартиру, быстро зарядить телефон, собрать всё необходимое и бежать без оглядки.

- Ника! - Вдруг услышала она позади себя. Девушка невольно вздрогнула, поначалу не поняв, что именно её так напугало. И лишь потом, спустя несколько секунд, она осознала весь ужас происходящего - тот, кто звал её, только что произнёс её НАСТОЯЩЕЕ ИМЯ, назвав её Никой, а не Дианой!

- Ника, привет, это ты? - Перед ней стоял Павел, друг Андрея, который был очень удивлён встречей с ней, - О, Господи, а я тебя обыскался...

- Что? - Она непонимающе смотрела на него, - Что случилось, Паша? И вообще - что ты тут делаешь?

- Как это что я тут делаю? Я здесь живу вообще-то. И я искал тебя! Дважды ездил к тебе в город, но мне говорили, что ты за границей, в Америке или ещё где-то...

- Зачем ты искал меня? Это связано с А...

- Да, с Андреем! - Нетерпеливо перебил её Павел, - Каюсь, Ника, я тогда с этими похоронами забыл кое-что отдать тебе...

- Забыл отдать? Но что?

- Да понимаешь, история такая вышла! Незадолго до своей... гибели Андрюха заходил ко мне. И отдал мне на хранение один диск... Сказал, что пусть он лучше у тебя, Паш, побудет. Я не стал уточнять, что за диск, потом вообще про него забыл, и лишь спустя какое-то время после похорон полез зачем-то в ящик, увидел этот чёртов диск, и меня совесть замучила...

- Ты смотрел его? Диск этот? - От волнения Ника едва держалась на ногах.

- А как же? Не удержался от соблазна! Только вот лучше бы я этого не делал...

- Почему?

- Да потому... Ника, это очень серьёзно. Я теперь понял многое. Андрюху убили не грабители, это всё из-за этого диска. Там был компромат на одного человека, важного человека...

- Какого человека? Дмитрия Леонова? - Неожиданно для самой себя Ника всё же назвала это имя.

- Дмитрия? Нет, кажется, его не так зовут, но Леонов это точно... А, пойдём ко мне, я сам тебе всё покажу... Там, в общем, про его спорт-бар, этого Леонова. Про то, что в этом спорт-баре казино подпольное. И там всякие махинации проводятся. Играют нечестно...

- Что? - Нике вдруг показалось, как сами небеса рухнули прямо ей на голову, - Что ты сказал? Спорт-бар? Казино? Леонов?! Алексей Леонов?

- А, да, точно! Алексей! Андрюха же сам это казино посещал. Короче, пошли ко мне! Вон, видишь ту девятиэтажку, внизу магазин "Пятёрочка"? Я там живу! Как видишь, идти всего пять минут...

Ника смутно помнила то, как они добрались до квартиры, в которой жил Павел. И как вошли в неё, как Павел включил свой компьютер, вставляя туда злосчастный диск! Потом, на мониторе компьютера они увидели спорт-бар Алексея Леонова, в который зашёл Андрей. Снимал он всё это мобильным телефоном, спрятанном в кармане. Вот он проходит в какую-то дверь, идёт по тёмному коридору и заходит в комнату, обустроенную под казино. Там стоят девушки-работницы казино и сам Алексей. Андрей стоит недалеко от них, и на записи слышно, как Алексей говорит своим работницам о том, что сегодня приедут состоятельные москвичи, и нужно сделать так, чтобы эти толстосумы оставили у них в казино как можно больше денег...

- Это самый настоящий компромат на Алексея Леонова! - Поставив видео на паузу, воскликнул Павел, - И на его, так называемый, спорт-бар! Конечно, звук тут не лучшего качества, но если слушать через хорошие динамики, как у меня сейчас, и на полной громкости, то всё понятно. А ведь, кстати, Ника, забыл тебе ещё кое-что сказать... Сразу после похорон Андрея, у него дома кто-то побывал. Явно искали эту запись. Хотя всё делали очень аккуратно и профессионально, чтобы следов не осталось, и дверь не взламывали, открыли ключом Андрея... Ведь ключ-то Андрюхин тогда тоже пропал! В смысле после убийства!

- И платок, - одними губами прошептала Ника, - платок Андрея...

- Вот про платок не знаю! Но ключ точно пропал! Я с хозяйкой квартиры, которую Андрюха снимал, про это говорил. Она ещё жаловалась тогда, что придётся все замки менять и железную дверь ставить. Ей же надо эту квартиру снова сдавать, и проблемы ей не нужны, мало ли у кого теперь эти ключи!

- Тогда выходит, что в убийстве Андрея был заинтересован Алексей Леонов, - произнесла Ника, говоря это каким-то неживым, лишённым всяких эмоций, голосом, - другой сын Леонова... у него был мотив...

- Конечно! Я больше, чем уверен, что это дело рук Алексея! Но что делать нам с этой записью? Идти в полицию? Ника, скажи, прошу тебя...

- Пока что ничего не надо делать, - немного подумав, ответила она, - сделай копию и отдай её мне. А я сама разберусь, что мне с этим делать.

С трудом добравшись до своей квартиры, Ника поспешно включила ноутбук и снова пересмотрела запись, которую сделал для неё Павел. Вернее, копию записи Андрея. На сей раз смотрела более внимательно, вслушиваясь в каждое слово, в каждый звук, пытаясь не упустить ничего важного, ни одной малейшей детали, которая может привести её к правде. К той самой правде, которую она всё это время искала, идя по ложному пути и не видя то, что на самом деле творится у неё под носом.

"Я могла убить Диму, - подумала Ника, отойдя от ноутбука, - а ведь он... он... Тогда откуда взялся этот платок? Почему именно Дима его прятал, а не Алексей? Неужели, он всё-таки соучастник преступления своего брата? Или всё это просто совпадение, и Дима ничего не знает об убийстве Андрея?"

Мысли вихрем закрутились у неё в голове, вопросов было по-прежнему много, но теперь чётко и ясно вырисовывался мотив убийства, который и был главным ответом на всё! Конечно, у Алексея мотив был более веский, чем у Димы! Оксана Грищенко ничего не значила для Димы и, если он и мог совершить какой-то неблаговидный поступок, то только в состоянии аффекта или под воздействием алкоголя! Но Андрея убили не так, его убили хладнокровно, именно таким образом, каким обычно устраняют свидетелей. Возможно, Андрей пытался шантажировать Алексея этой записью, и тот... Но почему он сделал это сам? Ведь ему было гораздо проще нанять каких-нибудь бандитов, которые могли бы убить Андрея более профессионально. А ведь убили Андрея не профессионально, это было очевидно всем, включая и полицию. Но поскольку официальной версией было нападение с целью ограбления, а нападавшими признали нелегалов из Азии, то вопросов у полиции больше не было. А вот у Ники, похоже, они были до сих пор...

От этих мыслей её отвлёк громкий стук в дверь. Ника растерялась, поняв, что ей лучше сейчас не открывать, кто бы это ни был - ей нужно затаиться, убедив не званного гостя в том, что её нет дома. Но вдруг она услышала:

- Открой, это я! Это Дима! Открывай! Я знаю, что ты там!

"Я не могу ему открыть, не могу. Надо посидеть тихо, тогда он решит, что меня нет и уйдёт" - трясясь от страха, подумала Ника, но стук в дверь продолжался.

- Я не уйду отсюда, даже если приедет полиция! - Услышала она из-за двери, - Нам надо всё выяснить, Диана! Открывай же!

Услышав о полиции, она была вынуждена подойти к двери. Он ворвался в квартиру, какой-то весь взлохмаченный, злой и уставший. Ника испуганно попятилась назад, увидев, как он с шумом захлопнул за собой входную дверь и заперся изнутри.

- Это что такое? - Вынув из кармана фотографию Андрея, он сунул её Нике под нос, - Это твоё? Отвечай!

- Не убивай меня, пожалуйста, - Ника была так напугана, что мгновенно забыла обо всём, что узнала недавно от Павла, - не надо, не убивай...

- Да тьфу на тебя! Сумасшедшая! Притащила меня в какую-то глушь, изнасиловала (хотя тут, конечно, всё не так однозначно), напоила водой с каким-то наркотиком и бросила меня там одного. А сама испарилась, даже записки не оставив!

- Я... я просто не хотела тебя будить. Вспомнила, что у меня дела в городе и...

- Не ври! - Он резко схватил её за руку, - Прекращай враньё, немедленно! Ты потеряла эту фотографию там, в домике! А я ведь не дурак, Диана! Так вот откуда ты знаешь про ту историю с Грищенко! Теперь я всё понял...

- И что ты сделаешь? Убьёшь меня? Убьёшь также, как...

- Что за чушь ты несёшь? - Он не дал ей произнести до конца своё страшное обвинение, - У тебя что-то с головой совсем плохо... Зачем мне кого-то убивать? Просто я многое теперь понял. Ты любишь этого парня, да? Он - тот человек, из-за которого ты так сомневалась в наших отношениях, из-за него ты...

- Да, это всё из-за него! - На сей раз уже Ника перебила его, не в силах больше сдерживаться, - Из-за него! Я очень его любила! Он был самым дорогим человеком для меня...

- Но... Он бросил тебя? Из-за Оксаны? Я не понимаю, что происходит, Диана. Почему ты говоришь о нём в прошедшем времени?

- Потому, что он мёртв! - Эти страшные слова Ника сказала, как и давно хотела, глядя прямо ему в глаза, - Андрей мёртв, Дима.

- Мёртв? - Он был так удивлён её словами, что не знал, как теперь продолжать разговор, - Я... я ничего не знал, я думал, что...

- Его убили, Дима. Жестоко убили. Но перед смертью Андрей успел мне сказать имя своего убийцы.

- И кто этот негодяй? Его посадили? - Говоря это, Дима был на удивление спокоен. Точнее, спокойным оставался его взгляд. Ведь именно в его взгляде Ника совершенно не уловила страха разоблачения.

- Нет, этот негодяй всё ещё на свободе и... Всё указывает на то, что этим негодяем, убийцей Андрея был ты, Дима!

- Что? - Вот сейчас он уже действительно разволновался, - Что ты сказала? Ты совсем спятила, да?

- Если бы я спятила, Дима, если бы! Но перед смертью Андрей сказал, что его убил один из сыновей Леонова! Он так и сказал... Но имя назвать не успел! И тогда я поклялась отомстить за его смерть! Я искала улики, которые связывали вас всех с Андреем, но... Всё указывало только на тебя, Дима. Тот инцидент с Оксаной Грищенко, платок, который ты зарыл в саду... Да, я нашла платок! Вот он! - С такими словами она бросила ему под ноги пакетик с окровавленным платком, на который Дима посмотрел с таким ужасом, будто перед ним лежала ядовитая змея.

- Мы столкнулись с тобой в саду, вчера! Ты помнишь этот момент? Когда ты выходил из сада, и у тебя руки были в земле...

- Да, - кивнул он, непонимающе глядя то на неё, то на лежавший перед ним платок, - я помню этот момент... Я выходил из сада, а ты шла мне навстречу... Но при чём тут этот платок? Где ты его нашла?

- В саду! В вашем саду! Он был небрежно зарыт на самой дальней клумбе, как будто кто-то спешно пытался избавиться от улики.

- И ты решила, что это сделал я? Что это я зарыл платок? - Кажется, он действительно начал осознавать весь ужас происходящего, - Конечно, у меня были в руки в земле... Полина! Она просила меня проверить землю в цветах, которые она на днях посадила. Какой-то новый сорт, она переживала за них, так как забыла вовремя их полить и попросила меня проверить, как они там. Но это было не на самой дальней клумбе, это... О, Господи, Диана, так ты считаешь, что я убил твоего... друга? Ты всё это считала меня убийцей? У меня нет слов, - он устало опустился на диван, - нет, это какой-то кошмарный сон, ей-богу! Сначала Жанна, теперь это...

- Кстати, Жанна! В её смерти ты вообще-то тоже был заинтересован...

- Что? - Он резко вскочил с места, - Ты обвиняешь меня ещё и в этом? Диана, ты вообще здорова? Какие преступления ты ещё мне припишешь? Убийство Кеннеди? Террористический акт в Нью-Йорке 11 сентября?

- Ты подслушал наш разговор с Жанной, вчера, когда она рассказала мне, что ты пытался её изнасиловать! И не отрицай. Это был ты! Ты подслушивал за нами!

- Ну, хорошо, - нехотя согласился Дима, - я вас подслушал, каюсь! Но мне нужно было понять, что ты чувствуешь ко мне. Жанна говорила мне, что ты влюблена в меня, что ты без ума от меня, что... Короче, я действительно решил подслушать ваш разговор. Но это не даёт тебе права обвинять меня в убийствах!

- А как же попытка изнасилования? Жанна призналась мне вчера, что ты сделал это по пьяни, и если бы она также призналась твоему отцу...

- Она бы никогда этого не сделала! - Крикнул он, не дав ей закончить, - Жанка знала, что если заговорит она, заговорю и я! И отец узнает, что она крутила роман с моим братом, Алёшей! И ребёнка, скорее всего, ждала от него. А это ей было совершенно не выгодно! Поэтому, - немного помолчав, Дима подошёл к окну, и глядя на то, как над городом начинают сгущаться сумерки, более спокойно добавил, - как ты видишь, у меня не было причин её убивать. Я не убийца, Диана. Да, я не святой, далеко не святой... И с Жанкой тогда было дело. Мы были с ней одни в доме, не считая Игоря, который безвылазно сидел в своей комнате, и Полины, которая уже ушла спать... Я тогда был пьян, вернулся с какого-то мероприятия, а эта нахалка вышла из своей комнаты в одном нижнем белье и начала передо мной, пардон, задом вертеть! И так, и сяк, но я не поддавался на провокации. Потом ушла, а я не выдержал и следом за ней. Зашёл к ней и прямо в лицо говорю: "Хочешь, чтобы я тебя трахнул, да? Тогда получай, раз так хочется!". Она завопила, стала отбиваться, мол, что ты, я этого не хотела... Короче, хоть о покойниках и не говорят плохо, но Жанка эта была мразь конченая. Умела она мужиков провоцировать, а потом из себя жертву строить! Ага, изнасиловать её хотели! Тьфу, ещё бы придумала, что я её невинности хотел лишить!

- Это ничего не меняет, - выслушав его, холодно произнесла Ника, - мы говорим про Андрея, а не про Жанну. Допустим, Жанну ты не убивал, но что произошло с Андреем? Скажи мне правду, прошу тебя! Признайся! Что тебе известно о его убийстве?

- Да ничего! Ничего я не знаю об убийстве твоего приятеля! - Он был готов взорваться от ярости, - Я его видел-то всего один раз... Даже имени его не запомнил! Ну, дал ему в морду, выгреб за шкирку из Оксанкиной квартиры, и на этом всё. Больно мне нужно было убивать его, воровать его платок, а потом ещё и прятать где-то в саду... Тьфу, ты, похоже, триллеров пересмотрела. Про маньяков-убийц.

- Андрей сказал перед смертью, что это сделал один из сыновей Леонова, - снова повторила Ника, - и если это был не ты, то убийцей вполне может оказаться твой брат Алексей. Смотри сюда, - она подвела его к ноутбуку и, включив нужное видео, ткнула пальцем в монитор, - узнаёшь спорт-бар своего брата?

- Ну, да, конечно, - кивнул Дима, - это его спорт-бар... Что это за видео? Кто его снял?

- Андрей. И попросил друга спрятать его. Возможно, что Андрея убили из-за этого проклятого видео!

Досмотрев отснятое Андреем видео до конца, Дмитрий тяжело вздохнул и серьёзно посмотрев на Нику, произнёс слегка виноватым голосом:

- Я знал, чем занимается мой брат. Но я никогда этого не одобрял... Клянусь тебе. И если мой брат убил твоего парня, то...

- Андрей не был моим парнем, Дима. Он был моим братом. Родным братом.

- Что? - Вот сейчас он действительно был шокирован её признанием, - Это был... твой...

- Брат, Дима, мой родной брат. Мой любимый старший брат, который всегда защищал меня, поддерживал, помогал в трудные минуты. Мы рано потеряли родителей, жили втроём - я, Андрей и наша бабушка, которая нас воспитывала. Потом бабушка умерла, и мы с Андреем остались одни, совсем одни на всём белом свете...

- О, боже... - Простонал он, прислонившись спиной к стене, - так это был твой брат... и ты пришла в наш дом, желая найти убийцу своего брата...

Она кивнула. Потом отошла в сторону, выключила ноутбук и, сев за стол, произнесла:

- Да, мне нужна была эта работа только ради того, чтобы вычислить убийцу брата. Именно поэтому я постаралась сблизиться со всеми вами...

- Значит, ты была со мной только из-за своего расследования? - Он был настолько потрясён её признанием, что пока даже не мог как-то внятно отреагировать на всё, что только что выяснил, в его голосе слышалась лишь усталость, все остальные чувства в нём будто замерли, - И с моим отцом, и с Игорем...

- Ни твой отец, ни Игорь не были моими любовниками, Дима. Более того, твоего младшего брата я уже давно ни в чём не подозреваю. У Игоря не было никаких мотивов убивать моего брата.

- И ты была уверена, что это был я, да? - Она не уловила в его голосе ни обиды, ни разочарования.

- Сначала я вообще ни в чём не была уверена, Дим. Подозревала всех. Потом стали проясняться детали, из которых сложилось, что мотивы были лишь у тебя. Но вот сегодня, увидев это видео... Если честно, я уже не знаю, что думать. Я запуталась и не понимаю, что происходит.

- А если я сейчас поклянусь тебе памятью своей матери, что я не убивал твоего брата, Диана, ты поверишь мне? - Сейчас он говорил каким-то интимным шёпотом, словно хотел доверить ей самое сокровенное, - Нет, я понимаю, что, наверное, это звучит слишком пафосно, но... Мне больше нечем доказать тебе то, что я не убийца. Хотя... Ты можешь поговорить с Полиной. Уверен, она сможет тебе объяснить, зачем я ходил в сад и трогал землю.

Он замолчал. Она тоже ничего не ответила, просто сидела и смотрела на выключенный монитор. За окном уже вовсю сгущались сумерки, но они продолжали сидеть в полумраке, не торопясь зажигать свет. Наверное, в темноте им было проще общаться, не видя друг друга и не встречаясь друг с другом взглядами.

- Я не знаю, Дим, не знаю, - прошептала она, наконец, встав со своего места. Он стоял у окна, привалившись спиной к стене. Ника встала напротив него, бросив взгляд в окно. На улице темнело, во дворе уже зажигались фонари. Она посмотрела на дома, стоявшие напротив и неожиданно вспомнила, как ещё совсем недавно в своём родном городке она также смотрела в окно на вечернюю улицу и зажигавшиеся огни в многочисленных окнах, представляя, что за одним из этих светящихся окон может находиться ОН, её Дима! Тогда она ещё и представить не могла, что судьба так тесно сведёт их, и что спустя какое-то время они вместе будут смотреть на зажигавшиеся огни в домах, стоя друг напротив друга...

- А ведь я полюбил тебя, Диана, - неожиданно произнёс он, - это правда, хоть ты, наверное, мне и не поверишь сейчас. Но я влюбился в тебя. Так я ещё не влюблялся ни в одну женщину после Нелли... И уже не думал, что смогу полюбить. И вот всё же влюбился. Дурак! Видимо, я так и не научился выбирать женщин. Но я почему-то поверил, что ты тоже меня любишь! Дурак, идиот... А, может, это ты отличная актриса, не знаю, - он горько усмехнулся, но она продолжала молчать, а он продолжил свою исповедь перед ней, - наверное, ты уже никогда мне не поверишь, тебе выгодно считать меня убийцей, так проще, гораздо проще... Но знай, Диана, пусть я и не убивал твоего брата, но твоя месть свершилась. Ты разбила мне сердце. И сейчас мне ещё больнее, чем было тогда, когда Нелли бросила мне в лицо, что больше не любит меня. Тогда-то я был уверен, что ничего хуже быть не может, что это конец света. А сейчас вот смотрю на тебя и думаю - ты сделала мне ещё больнее, намного больнее!

- Я ничего плохого не делала, - поспешно ответила Ника, - я просто хотела наказать убийцу своего брата! Найти и покарать собственными руками.

- Значит, ты отвезла меня в этот домишко и напоила водой со снотворным для того, чтобы... Ты хотела меня убить, да?

- Дима, я...

- Скажи мне это глядя в глаза, - он подошёл к ней и схватил за плечи, - ты хотела меня убить? И почему же не убила? Почему ты не убила меня? Ведь ты была уверена, что я - убийца твоего брата!

- Я не убийца, Дима, - таков был её ответ, - я не могу хладнокровно убить человека, пусть даже...

- Пусть даже убийцу своего брата, - закончил за неё Дмитрий, - значит, ты всё ещё мне не веришь? Считаешь убийцей?

- Я не знаю, Дима, говорю же тебе - я совсем запуталась! - Она отошла от окна и остановилась посреди тонувшей в ночной темноте комнаты, - Ещё несколько часов назад я бы ни за что тебе не поверила, но сейчас... Если честно, то ты совсем не похож на убийцу. На холодного и расчётливого убийцу, который может спланировать подобное! Именно это всегда смущало меня, несмотря на то, что все улики указывали на тебя! Ты, конечно, горячий, вспыльчивый, но... - Она замолчала, глядя на чёрный силуэт мужчины, всё ещё стоявшего возле окна, - Господи, а ведь ты и, правда, не убийца! Если бы я на самом деле верила, что ты можешь убить человека, я бы не смогла находиться наедине с тобой в тёмной квартире!

Он ничего не ответил, а лишь подошёл к ней и нежно обнял её. И тут она не выдержала, ведь её силы, моральные силы уже давно были на исходе! Упала на его грудь и заплакала. Тихо, без надрыва. А он молча гладил её по волосам, прекрасно понимая, что ей сейчас просто необходимо выплакаться.

- Извини, - она как-то быстро успокоилась, вырвалась из его объятий и пошла на кухню. Включила свет, села за стол. Он зашёл следом за ней.

- Хочешь, я приготовлю тебе чай? - Спросил он, включая электрический чайник, - Да не бойся ты, не отравлю я тебя!

- А я и не боюсь, - она вытерла слёзы, - возможно, это моя очередная ошибка, но я почему-то начинаю тебе верить...

- Я помогу тебе, - решительно сказал он, усаживаясь напротив неё, - если это сделал мой брат Алексей, в смысле, если это он убил Андрея, то я помогу тебе собрать против него улики.

- А видео? Ты думаешь, этого недостаточно?

- Диана, за что ты хочешь посадить моего брата - за подпольное казино или за убийство своего брата? Это видео не поможет тебе доказать, что Алёша убил Андрея! А что касается казино, то, насколько мне известно, оно уже закрыто. И спорт-бар Алексей хочет продать.

- Продать? Он, что, хочет бежать?

- Не думаю, - пожал плечами Дима, - но я этим займусь, не волнуйся. Мы будем действовать вместе.

- Вместе? - Переспросила она, - Но... Я-то больше не смогу вернуться в твой дом, ведь Жанна умерла и...

- Ты вернёшься туда. И более того, я хочу, чтобы ты там осталась. Я боюсь оставлять тебя тут одну без присмотра. Мало ли какие бандиты стоят за убийством твоего брата. И теперь они могут убить и тебя...

- Твой брат вполне сможет это сделать и у вас дома, - усмехнулась Ника, - да и вообще, на каких основаниях я буду там жить? Буду помогать Полине? Ну, в принципе, я согласна, только вот...

- Нет, ты не будешь работать в моём доме! Ты будешь жить там, как моя девушка. И не возражай. Это самое лучшее прикрытие в данной ситуации.

- Но, Дима, - она совсем растерялась, - я не понимаю, зачем всё это...

- Затем, что бы ты была под моим присмотром! А когда меня нет, то за тобой присмотрят охрана и Полина! Я не хочу, чтобы ты оставалась тут одна!

- А как ты хочешь собирать улики против Алексея? Ты ему всё расскажешь, да?

- Нет, конечно. Но я попытаюсь что-нибудь придумать, не знаю.. Как-нибудь, во-первых, наведаюсь на его съёмную квартиру. Может, там что найду.

- А если нет? Кстати, - вспомнила девушка, - Алексей ведь улетел на Канары, сегодня утром об этом сообщил Игорь. Это очень хороший шанс... Если только он не вернётся на похороны Жанны...

- Вряд ли вернётся. Он не будет прерывать свой отдых из-за Жанны.

- Ты так думаешь? Но они же были любовниками...

- Диана, поверь, для моего брата Жанна никогда ничего не значила. Я как-то говорил с ним на эту тему. Он обзывал её шлюхой и говорил, что ему просто нравится сам факт, что он спит с женой отца. Если честно, - он немного помолчал, как бы обдумывая свои дальнейшие слова, - я думаю, что Алёша ненавидит отца из-за смерти нашей мамы. И хочет ему отомстить за это.

- Игорь тоже зол на вашего отца, - сказала Ника, вспоминая слова самого младшего из Леоновых об их отце, - он не может простить ему того, что отчасти по его вине Лилиана... то есть твоя мама покончила с собой. И отчасти я его понимаю.

- Да я тоже, хотя в случае с мамой всё было очень неоднозначно... Хотя вина отца, безусловно, в этом присутствует, но я считаю, что он уже сполна расплатился за это. Он тоже очень страдал после её смерти, Диана.

Она хотела что-то ответить, но не успела - закипел чайник, и Дима кинулся заваривать чай. Потом опять спросил её о том, согласна ли она переехать к ним в дом.

- Нет, я не могу так сразу переехать к вам, - ответила Ника, беря в руки чашку, - если ты переживаешь, что со мной может что-то случится, то знай - за мной приглядывают люди, которых наняла моя родственница. Да, она в курсе всего, так что...

- Но в любом случае ты должна прийти на похороны Жанны, - напомнил он, - и заодно поговоришь с Полиной насчёт земли... Кстати! Ты можешь ей прямо сейчас позвонить! Так у тебя точно отпадут все сомнения - ведь я её с утра не видел и не мог её научить, что говорить тебе в случае, если ты спросишь... Давай, звони! Чем быстрее ты поймёшь, что я не вру, тем лучше!

Ника кивнула и, взяв в руки телефон, быстро набрала номер дома Леоновых. На её счастье ответила Полина.

- Ох, Дианочка, куда ж вы все запропастились-то? - Едва услышав голос девушки, воскликнула та, - Ни тебя, ни Димки целый день нет. Я уже и Алёшке на мобильный позвонила. Он уже там, на этом своём Тенерифе отдыхает! Похвалился, что они там с дружками в океане купаются, а услышав про Жанну, даже не дал мне до конца всё рассказать, представляешь? Сухо так ответил - мол, это проблемы отца, меня это не касается. Померла и померла. Извини, но я отдыхаю и прошу меня в ближайшие дни не беспокоить. Я даже не знала, что ему сказать на это... Не ожидала я от Алёшки такого! Я, конечно, понимаю, что он Жанну никогда особо не жаловал, да и с отцом конфликтовал, но в такой момент быть таким эгоистом... Слов нет, Диана! Ладно, - спохватилась женщина, - что у тебя случилось? Думаю, что ты не просто так звонишь.

- Вы правы, Полина, у меня к вам вопрос. Это правда, что вы вчера вечером посылали Диму проверить землю в клумбе? Вчера, примерно часов в семь вечера. Вспомните, это очень важно!

- А что вспоминать-то? Просила я его. Он зашёл на кухню перекусить, а потом говорит - пойду по саду прогуляюсь, а то утомился за день. И тут я про цветы эти и вспомнила. Думаю, надо их поливать или нет... Странные они какие-то, эти цветы! А у меня как раз ужин готовился, отойти далеко не могла. Аська уже домой умчалась, вот и пришлось Диму просить. А что такое, Диана? - Полина явно забеспокоилась, - Ты Диму видела сегодня? Знаешь, где он пропадает целый день?

- Да, видела, - коротко и не вдаваясь в детали ответила Ника, а затем, поблагодарив Полину, тут же отключилась.

Вернувшись домой, Дима впервые за долгие годы проживания в особняке своего отца, вдруг почувствовал, что в этом доме ему совершенно не уютно. Один раз уже было такое - когда его бросила Нелли. Тогда помогли друзья - приютили его, помогли отвлечься и забыться. И ещё алкоголь помог. Сейчас всё было иначе. Никакого алкоголя - это первое, что он решил, переступив порог отцовского дома. Он должен помочь Диане, своей любимой девушке, и пусть даже ему придётся засадить в тюрьму собственного брата, он всё равно ни за что не откажется от этой идеи. Если Алексей - убийца, способный хладнокровно лишить жизни другого человека, значит, он, Дима, должен забыть об их кровном родстве. И Диану предать он не может. Ведь она - смысл его жизни. И он по прежнему верит, что она тоже к нему не равнодушна. Просто тщательно скрывает это, пытаясь даже саму себя убедить в обратном. Потому он должен любой ценой завоевать её доверие. Только так он сможет постепенно растопить лёд в её душе, другого выхода у него нет.

- Ты где шлялся целый день, а? И на звонки не отвечал! - Услышал он сердитый голос отца. - Где тебя носило, Дима, я могу узнать?

- Я был со своей невестой, отец, - ему удалось сохранить внешнее спокойствие.

- Господи, с невестой! Да у тебя этих невест... А мне только что звонили из полиции. На теле Жанны обнаружены синяки. Хорошо, что у меня там знакомый следователь, он мне тут же всю картину изложил. Так что вполне могут открыть дело.

- Это ты её убил, отец? И не отрицай. Ты волнуешься, это видно...

- Да не убивал я эту сучку, клянусь! - Раздосадовано воскликнул Леонов-старший, - Не я её утопил в этом проклятом бассейне!

- Не ты? А кто же? Что у вас там произошло, отец?

- Эх, так и быть, скажу, - он тяжело вздохнул и опустился в кресло. Дима сел напротив отца, морально готовясь к очередному потрясению, - вчера какой-то анонимный доброжелатель прислал мне на электронную почту фотографии, на которых Жанна была в постели с Алёшей, твоим братом! Я, как увидел, Дима, так чуть не умер! Эта сучка и этот предатель, за моей спиной... - Михаил от ярости сжал кулаки, а его лицо исказила гримаса ненависти, - Мне так хотелось их придушить, обоих сразу! Клянусь, Дима, когда я вошёл в комнату этой мерзавки, я был готов её убить! Но её там не было! Я побежал искать её по всему дому! Нашёл в зимнем саду! Разумеется, начал требовать объяснений! Она завизжала, начала звать на помощь... Ну, я ей рот зажал и потащил в бассейн - там кричи не кричи, всё равно никто не услышит. Там она мне и призналась. Ну, прижал я её посильнее к стенке, она и раскололась тут же, дрянь такая!

- И что произошло дальше? - Нетерпеливо спросил Дима, которому по понятным причинам совершенно не нравилось то, что он услышал от отца. Мало ему убийства брата Дианы, в котором, возможно, замешан его родной брат, так теперь ещё и отец может оказаться убийцей! Да что у него за семья такая, в конце-то концов! Семья убийц? И как после этого ему пытаться строить отношения с Дианой? Впрочем, сейчас рано об этом думать, главное сейчас разобраться во всех этих убийствах и понять, кто же виноват!

- Дальше эта сука зарыдала, упала на колени, начала руки заламывать, кляться мне, что любит только меня и всё в таком духе. В общем, разыграла сцену из дешёвой мелодрамы, как героиня выпрашивает прощения у героя. Думала, что я совсем идиот и поведусь на эти уловки! Разумеется, её дешёвые трюки не сработали. Я её отпихнул, она упала на пол, зарыдала, а я вышел, сказав ей, что если она до завтра не соберёт свои манатки и не уберётся из моего дома, то я сам её выставлю! И ушёл! А она там рыдала и что-то кричала мне вслед.

- И куда ты пошёл?

- В свой кабинет, куда ж ещё-то! Там и провёл ночь! Принял снотворное и быстро заснул на диване. Когда проснулся утром, то подумал, что эта дрянь уже убралась. А дальше сам всё знаешь...

- Так значит, ты её в бассейн не толкал? - Дима встал и с озабоченным видом прошёлся по комнате, - И когда уходил, она была живая?

- Да, именно так всё и было! Но я ж не могу рассказать об этом полиции! Там мне никто не поверит, подумают, что я её утопил! Ведь мотив у меня был! И алиби никакого! Теперь понимаешь, почему я так напуган? Мне б лучше признали, что она утонула, ну, как бы несчастный случай и всё... И никакого расследования!

- И всё же тебе надо поговорить с адвокатом, - Дима серьёзно посмотрел на отца, - ведь полиция от тебя не отстанет. И потом... Если ты её не толкал в воду и не топил, то значит...

- Да сама она упала! У неё голова закружилась и упала. Сознание потеряла. Только вот попробуй это докажи в полиции...

С этим Дима спорить не стал. Молча подошёл к бару, достал два бокала и налил туда виски. Один бокал протянул отцу, из другого отпил сам.

- Знаешь, Дим, - осушив свой бокал, произнёс Михаил, внимательно глядя на сына, - а ведь ты - единственный нормальный сын у меня. Этого предателя Алексея я теперь на порог не пущу. Он для меня умер! А Игорь, ну, ты сам понимаешь, - он устало махнул рукой, - даже говорить о нём не хочется. Один ты меня всегда понимал и поддерживал. Даже тогда, в ссорах с твоей матерью... Только ты понимал, как сильно я её любил! И как страдал, мучился от ревности! А эти два балбеса всё время защитников из себя строили! Типа я их мать несправедливо обижал! Представляли меня прямо тираном каким-то! А что я работал, как проклятый, ПАХАЛ, обеспечивая им сытую жизнь, на это им было плевать. Не думали, на чьи денежки ели, пили, одевались, ездили на море... Кто всё это зарабатывал, а? Кто их кормил?

- Не надо, отец, не расходись, - поставив свой бокал с недопитым виски на журнальный столик, Дмитрий опять встал и прошёлся по комнате, - сейчас нам надо что-то делать с этой историей... с Жанной... нужно как-то доказать, что это был несчастный случай, понимаешь? Скажи, у тебя в полиции есть связи?

- Ну, есть, конечно, но на них я сейчас особо не надеюсь. Эх, - горько усмехнулся Михаил, - хреновенькое у меня положение, сын! Ну, а ты-то где пропадал всё же? Что у тебя там за новая пассия?

- Это не новая пассия, это моя любимая девушка, папа. Я её люблю. И она моя невеста.

- Ты, что, Дима, влюбился, что ли? Вот это да! - На сей раз глава семьи Леоновых рассмеялся весело, от души, - Не ожидал я от тебя такого! А я-то уже думал, что не доживу я до внуков...

- Не торопись, пап, какие внуки? Хотя... Всякое может быть, - он смущенно улыбнулся, вспоминая тот безумный секс, который был у них с Дианой всего несколько часов назад. Нет, всё-таки не могла она ТАК притворяться! Она тоже что-то к нему чувствует! Он абсолютно в этом уверен. И от этой уверенности на душе сразу стало теплее, будто туда проникли солнечные лучи.

- Так кто она, будущая мадам Леонова? Я её знаю?

- Знаешь, отец, и очень хорошо знаешь, - усмехнулся Дима, представляя реакцию отца на его последующие слова, - это Диана, папа.

- Диана? Эта, которая, работала с Жанкой? - Михаил вскочил со своего места, - Нет, не может быть! Эта девица, она...

- Мы с Дианой любим друг друга, папа. Так что тебе будет лучше принять наши отношения и уважать мой выбор, - мягко, но очень категорично произнёс Дима, тем самым отбив у отца последнее желание что-то возразить.

Поднявшись в свою комнату, Дима снова задумался о том, как ему быть дальше. Он всё ещё не верил, что Алексей, его родной брат, мог быть убийцей! Конечно, он давно замечал гнилую натуру младшего брата и объективно признавал, что Алексей способен на всякие мелкие пакости, вроде связи с женой отца, например. Но убийство! Хладнокровное убийство молодого парня! Даже если этот Андрей и шантажировал его, даже если и загнал в угол... Всё равно можно было как-то иначе всё решить! Припугнуть его, надавить как-то, чтобы тот отдал ему запись с компроматом! Но решиться на убийство, да ещё такое жестокое! Дмитрий прошёлся по комнате, а затем его взгляд упал на фотографию в красивой деревянной рамке, которая стояла на его прикроватной тумбочке рядом со светильником. На этом снимке они были втроём - он, отец и Алексей, стояли на фоне моря, довольные своим настоящим "мужским" отдыхом. Они тогда первый раз отдыхали без Лилианы и Игоря, и, разумеется, отрывались по полной, как они тогда выражались. Дело было на Кубе, где знойные мулатки, разумеется, не оставили без внимания троих богатых белокожих мужчин, отдыхавших в одиночестве. Эх, если бы они тогда знали, что спустя всего несколько лет они все трое станут чуть ли не заклятыми врагами. Дима горько усмехнулся, повертев в руках фотографию. Пока что он, конечно, Алексея своим врагом не считал, но если всё же выяснится, что именно он убил брата Дианы... Даже подумать об этом было страшно! Дима лёг на кровать, даже не раздевшись, задумался, вспомнил детство. Да, они с Алёшкой всегда были очень разными, с самого рождения. Он, Дима, всегда был худощавым, смуглым, черноволосым, в то время как Алексея природа наградила коренастым телом, светлой кожей и мягкими светло-русыми волосами.

- Ты, Дима, весь в деда-грузина уродился! - Смеялась мама, глядя на своих старших сыновей, - Вот смотрю на тебя и думаю, что надо было Ираклием назвать, в честь отца моего! В тебя прямо-таки чувствуется кавказская кровь! А ты, Алёша, напротив, пошёл в Леоновых - у них там в семье все были белокожими и светловолосыми. Да и характеры у вас совсем разные. Димка у нас задиристый, крикливый, а это опять же южная кровь! Ты же, Алёшка, более спокойный, но умеешь добиваться своего, если очень захочешь. В отца ты пошёл, короче. Такой же предприимчивый, деловой. Эх, мальчишки вы мои! Какие же вы всё-таки разные у меня, но вот только люблю я вас одинаково...

После этого она обоих прижимала к своей груди и целовала, очень нежно целовала, как может поцеловать только мама. От воспоминаний про маму у Димы защипало глаза, а к горлу подкатил горький комок. Не любил он плакать, ох, как не любил! Считал, что мужчины никогда не должны плакать, и тем более на людях, но иногда такая тоска его одолевала, что просто сил больше не было всё это и дальше в себе носить. Вот и сегодня было такое же паршивое настроение. Очень уж тяжко на душе. Не в силах больше выносить этих душевных мук, он уткнулся лицом в ладони и тихо, почти беззвучно, зарыдал...


Глава 9.

Как и надеялась Ника, Дима позвонил ей на другой день. Сообщил, что Жанну хоронят завтра, и что вскрытие уже сделали.

- И что? Она умерла сама? - Взволнованно спросила Ника.

- Да, но... Ладно, потом, при встрече расскажу.

- Нет, говори сейчас! Ты же обещал, что не будешь ничего от меня скрывать.

- В двух словах расскажу, - нехотя ответил тот, - короче, отцу кто-то прислал в Интернет фоты, где Жанна с Алексеем... Ну, ты понимаешь, о чём я. Тот разозлился, накинулся на Жанну и потащил её в комнату с бассейном, чтобы никто не слышал их криков. Жанна ему призналась, но просила прощения, а он дал ей понять, что всё, мол, собирайся и убирайся прочь. Чтобы духу твоего тут не было! И ушёл. Но в бассейн её он не толкал!

- И ты ему веришь? - Недоверчиво спросила Ника, - Я лично не думаю, что Жанна могла утопиться сама.

- Скорее всего, она потеряла сознание и упала в воду. Насчёт отца - я не думаю, что он стал бы лгать мне. Он сам не знает, чего делать и как всё это объяснять в полиции.

Следователь Сергей Громов появился в доме Леоновых сразу после похорон Жанны. Ника тоже присутствовала на этих похоронах, но к Дмитрию и Михаилу близко не подходила, держалась в стороне, вместе с Полиной. Игорь тоже пришёл на похороны и даже встал рядом с отцом и старшим братом, правда, стоял всю траурную церемонию с каким-то отрешенным взглядом, будто в мыслях он находился не на похоронах мачехи, а в своём вымышленном мире, где ему было по-настоящему комфортно и спокойно. После похорон Дима всё же подошёл к Нике и шёпотом сказал, что вчера сообщил отцу о том, что она - его невеста.

- Разумеется, это тебя ни к чему не обязывает, - тут же заверил он девушку, - хоть я и продолжаю тебя любить, но принуждать тебя ни к чему не стану. Просто это позволит тебе присутствовать в этом доме, не вызывая подозрения.

Ника согласна кивнула, а через несколько минут после этого разговора к ним подошёл Михаил и, расплывшись в довольной улыбке (которая совсем не сочеталась с ролью безутешного вдовца, потерявшего любимую супругу), торжественно произнес:

- Ну, поздравляю вас, мои дорогие! Должен сказать, Дима, что у тебя хороший вкус. А тебя, Диана, очень рад видеть в этом доме в качестве возможной невестки!

Ника сухо поблагодарила его, а Дима промолчал, при этом ТАК обняв её, что Ника даже заволновалась. Им, что, теперь всегда придётся ТАК обниматься на публике? А потом ещё и целоваться? Нет, этого нельзя допустить, она не может целоваться с...

"С кем, дорогая? - Она вновь услышала свой внутренний голос, - Ты всё ещё считаешь Диму убийцей Андрея?"

"Не знаю, я уже запуталась, - мысленно ответила Ника самой себе, - я была так в этом уверена, что теперь вот так просто не могу привыкнуть к мысли, что я ошиблась, и что Дима тут ни при чём..."

"Дура ты, Ника, - не унимался противный голос, - какой была дурой, такой и осталась! Переступи через себя и признай, что ты СОВЕРШИЛА ОШИБКУ! И не отталкивай ты его любовь! А то потом опять страдать будешь, как тогда, в Адлере, когда также по собственной глупости потеряла его!"

С этим Ника уже поспорить не могла. При этом она также признавала, что сегодняшняя ситуация уж очень сильно отличалась от той, что была в Адлере, и если тогда Ника действительно сделала глупость, оттолкнув Диму, не узнав о нём ничего, кроме его имени, то сейчас... Сейчас её поведение вполне можно было назвать осторожностью, а не глупостью, по крайней мере именно так казалось ей самой. От этих мыслей её отвлёк визит следователя, который по-дружески поздоровался с Михаилом и сказал, что хочет поговорить с ним наедине.

- Но у меня такое горе, Серёга, - Михаил всячески пытался оттянуть этот неприятный разговор, - давай потом лучше всё обсудим...

- Не могу я, Миша, рад бы, но не могу. Смерть твоей жены выглядит не как несчастный случай, как я уже говорил - об этом свидетельствуют свежие синяки на её руках и плечах. Скажи, Миша, что у вас произошло с Жанной в тот вечер? Вы поссорились?

- Да нет, всё нормально было, правда... А синяки эти, ну, не знаю, может они во время падения появились, например? Ну, ни о чём же это не говорит, понимаешь? В тот вечер всё у нас нормально было, Жанна из больницы только вернулась, отдыхала в своей комнате, а я работал в кабинете....

- Ты не ночевал в своей супружеской спальне, Миша? - Громов хитро прищурился, наблюдая за своим собеседником. - Почему? Вы поссорились?

- Да не ссорились мы! Вон, у меня свидетели есть! Полина, наша домработница, мой сын Дима. Они в тот вечер ничего странного не слышали! И никто даже не хватился Жанны, пока наша другая служанка не нашла её в бассейне.

- Мне придётся опросить всех свидетелей, - терпеливо произнёс следователь, - начну я с прислуги...

Асю и Полину он допрашивал недолго и никакой ценной информации от них явно не получил. Всё это время Михаил молча ходил по гостиной, то и дело бросая многозначительные взгляды на стоявшего в стороне Диму. Тот тоже молчал, делая вид, что ничего не происходит. Вернувшись, Громов сказал, что он также осмотрел возможное место преступление. Правда, ничего подозрительного он там тоже не нашёл - к сожалению, с тех пор всё уже десять раз вымыли и продезинфицировали.

- Правда, глядя на бассейн, мне показалось странным, что Жанна могла упасть в него, потеряв сознание. Около бассейна совершенно нет скользкой плитки, а вокруг бассейна я заметил пластиковый бортик, который нигде не был повреждён. В случае падения тела в бассейн бортик был бы повреждён или поцарапан...

- И на что ты сейчас намекаешь, Серёга? - Михаил всё же решился перебить следователя, - Что я сам столкнул свою жену и утопил её в бассейне? Нет у тебя доказательств, приятель. Давай, улики собирай, а пока у тебя их нет. Ты даже не официально здесь находишься. И я имею полное право попросить охрану выставить тебя прочь!

- А вот этого я тебе делать не советую, Мишаня. Смерть твоей жены очень подозрительна, тем более, что, заметь, твоя первая жена умерла тоже при довольно странных обстоятельствах. Ты решил повторить рекорд Синей Бороды?

- Ты к чему клонишь, а? - Вот сейчас Леонов-старший уже ни на шутку разозлился, - Лилиана покончила с собой, её никто не убивал...

- А Жанна? Она тоже, может, покончила с собой? - В голосе Громова слышался заметный сарказм.

- Всё, Серёж, иди, работай! Пока моё терпение не кончилось. Надо будет - мы все придём на допрос. Так и быть, вызывай, шли повестки. Нам скрывать нечего, наша совесть чиста...

Когда следователь всё же ушёл, Дима и Михаил удалились в кабинет последнего. Ника же, оставшись в гостиной, не удержалась от соблазна подслушать их разговор:

- Отец, неужели ты ничего не понимаешь? - Недовольно говорил Дима, - Они теперь от нас не отстанут! Смерть Жанны выглядит очень подозрительно, и даже если ты на самом деле её не убивал...

- Я НА САМОМ ДЕЛЕ её не убивал, - довольно спокойным и уверенным голосом произнёс Михаил, - а это дело быстро прикроют, уверяю тебя, из-за недостатка улик. На самом деле, сын, всем же очевидно, что это был несчастный случай. Жанка была слаба после больницы, могла и сама упасть в этот проклятый бассейн...

- А как же свежие синяки, которые обнаружены на её руках и плечах?

- Да что это доказывает, Дима? Прекрати, не стоит всё так усложнять...

Продолжение разговора Ника расслышать не могла, так как в холле раздались чьи-то шаги, и ей пришлось срочно отойти от двери кабинета. Это был Игорь. Увидев Нику, он обрадовался и попросил подняться с ним в его спальню.

- Я очень скучал по тебе, Диана. И мне нужно с тобой поговорить! Ведь ты - единственный человек, которому я по-настоящему доверяю в этом доме...

- Хорошо, - нехотя согласилась она и последовала за ним на второй этаж.

- Так о чём ты хотел со мной поговорить? - Спросила Ника сразу же после того, как они вошли в его спальню.

- О смерти Жанны, - негромко ответил Игорь, становясь напротив неё, - Как ты думаешь, это мой отец её убил? Это он?

- Нет, конечно, - не слишком уверено ответила Ника, а потом вкратце пересказала Игорю весь разговор Михаила со следователем, дав понять, что улик против Михаила совсем немного.

- А я думаю, что это был он! - Дослушав её до конца, резко вставил Игорь, - Он убил и Жанну, и мою мать... Он!

- Твоя мать покончила с собой, Игорь, - осторожно произнесла Ника, чувствуя, что зря она вообще согласилась на этот разговор. Нужно было сразу попытаться не развивать дальше эту болезненную для Игоря тему, но сейчас было уже поздно.

- Этот негодяй довёл мою мать до самоубийства! И Жанну тоже он убил! Я уверен в этом, Диана. Поверь, это всё он, мой отец, и если полиция не докажет его вину...

Он не успел договорить до конца, так как в комнате появился Дима, который тут же поинтересовался, что они обсуждают.

- Тебя это не касается, - грубо ответил ему Игорь, - мы с Дианой друзья, и ты не должен вмешиваться в наши разговоры.

- Ты ошибаешься, - скрестив руки на груди, спокойным тоном возразил ему Дима, - меня это очень даже касается. А знаешь почему? Диана - моя девушка, и мы с ней встречаемся.

- Что? - Игорь замер от неожиданности, - Что ты сказал? Диана, - он перевёл взгляд на девушку, - объясни, мой брат совсем рехнулся, да?

- Никто тут не рехнулся, кроме тебя, конечно, - не дав Нике и рта открыть, тут же вставил Дмитрий с нескрываемым презрением глядя на брата, - мы с Дианой любим друг друга, мы встречаемся...

- Нет! - Игорь закричал так, что в окнах задребезжали стёкла, - Скажи мне, что это неправда, Диана, прошу тебя! - Он схватил её за руку и умоляюще посмотрел на неё. - Скажи, что ты... что вы с ним...

- Это правда, - с трудом ответила девушка, чувствуя, что обстановка в этом доме накаляется с каждой минутой, - мы с Димой действительно встречаемся...

- Ты любишь его, Диана? Ответь! - Игорь схватил её за плечи и начал трясти с такой яростью, что пришлось вмешаться самому Диме.

- Ты, идиот недоделанный, какого чёрта ты так обращаешься с Дианой? - Оттолкнув его от девушки, закричал Дима, - Что ты вообще себе позволяешь, а?

- Ничего, успокойся, Дима, пожалуйста! Оба успокойтесь! - Ника с трудом оттащила Диму от Игоря, боясь, что тот может ударить младшего брата, - Игорь, мы с тобой потом поговорим, ладно? Сейчас мне надо поговорить с твоим братом...

Ничего не ответив, Игорь замер на месте, молча провожая их взглядом, но стоило им закрыть за собой дверь, как молодой человек в порыве сильной, неконтролируемой ярости швырнул на пол стопку бумаг, лежавших на столе.

- Ничего, брат, это ещё не конец, - сейчас его голос напоминал рык раненного зверя, - я не позволю тебе забрать её у меня, не позволю!

...Выйдя на улицу, Ника заявила Дмитрию, что хочет как можно скорее вернуться в свою квартиру. В этом доме она просто задыхается. И ещё этот инцидент с Игорем! Он как будто обезумел, услышав об их отношениях!

- Может быть, сказать ему правду, - осторожно предложила Ника, но Диме её идея категорически не понравилась - нечего Игоря впутывать в эту историю. Этот ненормальный живёт в мире своих фантазий и вряд ли сможет быть чем-то им полезен.

- И потом, не забывай, что Игорь очень близок с Алёшей. Хотя при других обстоятельствах это можно было использовать и в наших целях, но... Нет, я очень сомневаюсь, что Игорь сможет нам помочь.

- И всё же, - решительно вставила Ника, серьёзно посмотрев на него, - пообещай мне, что не будешь с ним конфликтовать и, тем более, поднимать на него руку. Игорь очень одинок, ему нужна поддержка, нужно общение...

- Он болен, Диана! Если ты этого не видишь, то очень жаль. Но Игорь болен и нуждается в лечении. Он с детства был таким - неадекватным, что ли, не знаю даже, как это правильно объяснить. Понимаешь, - открывая дверь своей машины, продолжал Дима, - Игорь с детства жил в каком-то своём, нереальном мире. У него никогда не было друзей, все вечера он проводил в своей комнате - что-то там читал, писал, фантазировал. Ещё у него бывали жуткие припадки агрессии! Особенно, если ему говорили то, что ему не нравилось...

- Вот так? - Ника была неприятно удивлена рассказом Димы, но тем не менее, слушала его очень внимательно, - Мне не показалось, что Игорь агрессивный или неадекватный... Да, он странный, замкнутый, живёт в мире своих фантазий, но...

- Игорь всегда очень болезненно реагировал на некоторые вещи. Например, он был очень привязан к маме. Он мог устроить истерику из-за того, что мама уехала на несколько дней и задержалась в поездке, мог накинуться с кулаками на меня или Алёшу, если мама что-то дарила нам, а не ему. Поэтому на все наши дни рождения мама всегда покупала подарки нам троим. Чтобы никому не было обидно. Неважно, у кого из троих день рождения, всё равно подарки были у всех... Разумеется, она делала это из-за Игоря.

- Надо же! Выходит, что Игорь был избалованным ребёнком.

- Не сказать, чтобы избалованным, скорее, его больше жалели из-за его болезни. Он то и дело чего-то боялся, не мог заснуть один, временами плакал без причины на то... Короче, ему нужно было лечение, но сколько бы отец не отправлял его в специальные клиники для лечения таких проблем, мама его тут же забирала обратно. Бывало, что он задерживался там на неделю-две недели, и тогда ему становилось лучше, но эти улучшения, увы, длились недолго.

- Тогда, может, сейчас его опять стоит полечить? Если это действительно ему так помогает, - не уверенно предложила Ника, про себя думая, что, несмотря ни всё услышанное, она не видит в Игоре какого-то неадекватного психопата, каким только что расписал его Дима. Он по-прежнему казался ей ранимым и очень талантливым молодым человеком с добрым сердцем и открытой душой. Просто ему было тяжело найти общий язык со своим отцом и Димой, которые явно его не понимали, а то, что произошло сегодня, Ника списывала на нервный срыв, который произошёл у Игоря после смерти Жанны. Вполне возможно, что все эти события напомнили ему смерть матери, разбередив таким образом старые, ещё не совсем зажившие раны...

- Надо бы поговорить об этом с отцом, - ответил Дмитрий, внимательно глядя на дорогу - в данный момент он вёз Нику домой, - но подозреваю, что отцу сейчас будет не до этого. Эх, ладно, давай о чём-нибудь другом поговорим! Не хочешь пообедать? А то мы проезжаем мимо одного очень хорошего ресторана... Пошли, поедим, Диана? Уверен, дома тебя не ждёт накрытый стол с огромным выбором блюд!

- Дома меня ждут лишь сосиски и кусок сыра в холодильнике, - усмехнулась Ника, - правда, я могла бы зайти в супермаркет, который находится в соседнем доме, там продаются отличные полуфабрикаты...

- Поверь, в этом кафе еда вкуснее полуфабрикатов из супермаркета, - решительно заворачивая к яркому фасаду рекламируемого им общепита, сказал Дима, - вот увидишь, тебе здесь очень понравится.

Выбрав столик в самом укромном уголке, где бы их не побеспокоили бегающие туда-сюда официантки, а также многочисленные посетители этого кафе, которые сидели, в основном, в передней части зала, Дима предложил Нике ознакомиться с меню.

- Но здесь всё так дорого... - Смутилась Ника, едва прочитав цены, указанные напротив предложенных им блюд, - ты только посмотри, одна порция салата стоит столько же, сколько...

- Я сам тебя пригласил и сам буду всё оплачивать, - не дав ей закончить, сказал Дима, - выбирай всё, что тебе нравится.

В итоге сошлись на том, что оба заказали себе стейки из лосося с овощным салатом, а на десерт Дима предпочёл обойтись чашечкой эспрессо, а Ника попросила принести ей фисташковое мороженое с шоколадной крошкой.

- Я надеюсь, сейчас ты уже не жалеешь о том, что предпочла пообедать здесь вместо вареных сосисок или котлет из супермаркета? - Усмехаясь, спросил её Дима сразу после того, как она отведала кусочек тающего во рту лосося.

- Нет, конечно, - смущенно улыбнулась она, - здесь всё очень вкусно, правда!

- В следующий раз поведу тебя в грузинский ресторан, - рассмеялся он, - правда, в нашем городе нет нормальных ресторанов с грузинской кухней, но... Найдём, было бы желание!

- Ты ведёшь себя странно, Дима. Любой другой на твоём месте бы сбежал от меня подальше и ни за что не стал бы общаться со мной после того, что я... я хотела...

- Любой другой может быть, но я не такой, как эти другие. Я это я. И у меня есть две очень веские причины быть рядом с тобой.

- Какие же? - Она с любопытством посмотрела на него.

- Первое - если действительно мой брат Алексей убил твоего брата, то моя семья в большом долгу перед тобой. Понимаю, что вряд ли что-то поможет тебе компенсировать потерю брата, но всё же... Хотя это, конечно, не главная причина.

- И какая же главная? - Голос Ники дрогнул.

- Я люблю тебя, - тихо произнёс он, - и я не хочу тебя потерять.

- Я всё ещё не могу поверить...

- А ты поверь, - он взял её руку в свою, - я люблю тебя, Диана. И ради тебя я готов засадить в тюрьму собственного брата, если это понадобится. Я не хочу потерять тебя, не хочу, чтобы повторилась история с Нелли...

- Неужели после отъезда Нелли ты больше не влюблялся? В это трудно поверить, Дима. У тебя же, наверное, было очень много женщин...

- Женщины были, я не отрицаю. Их было много. Их имена, их лица стирались из моей памяти сразу после того, как мы расставались. А иногда... Хотя впрочем была одна, которая меня очень сильно зацепила, - он как-то странно улыбнулся, - да только я дурак, упустил её тогда.

- Да? - Подняла бровь Ника, - И кто же она? Какая-нибудь местная фотомодель?

- Я ничего не знаю об этой девушке, Диана. Даже имени её не запомнил. Мы провели вместе всего один вечер и... Нет, сейчас я понимаю, как это было глупо! Извини, наверное, не стоило мне сейчас об этом говорить.

- Где ты провёл с ней один вечер? Когда? - Голос Ники задрожал от волнения.

- В прошлом году, в Адлере. А на другой день мне нужно было срочно лететь домой, у нас на стройке одного объекта произошло ЧП... Но, поверь, сейчас это уже не важно, Диана. Да, она запала мне в душу, но... Это не было так серьёзно, как с тобой.

- Ты не помнишь её имени? И как она выглядела тоже не помнишь?

- Имя забыл. Вроде Нина или как-то так... А как выглядела? - Он равнодушно пожал плечами, - Она была красива, молода, длинные волосы и... Почему ты так на меня смотришь? Ты ревнуешь? Ревнуешь к той, которую я никогда больше не встречу?

- Ты уже её встретил, - негромко произнесла она, опустив глаза, - и ту девушку звали Ника. Ника Смирнова. Так звучит моё настоящее имя...

- О, Господи! - Он даже вскочил со стула от неожиданности, но потом, поняв, что привлекает к себе внимание других посетителей кафе, опять сел и серьёзно посмотрел на неё, - Так это... Это была ты? Ты - та самая Ника, ты...

- Да, это была я, Дима. Я узнала тебя сразу, как только увидела, тогда, в кабинете твоего отца. Я смотрела на рыб в аквариуме и подошёл ты...

- Вот блин! - Он неожиданно стукнул себя по лбу, - А я всё смотрел на тебя и думал - кого ты мне напоминаешь? Где я мог тебя видеть? Особенно, когда ты была без очков... Так ты - Ника? Диана - это не настоящее имя? Ну, конечно, я понимаю, ты не хотела, чтобы обнаружили твоё родство с твоим братом... Для этого ты сменила имя и фамилию! Но ты ведь не москвичка, да?

- Конечно же, нет. Всю свою жизнь я прожила в очень маленьком городке, который находится недалеко от Н-ска. И Андрей там жил, а потом переехал сюда и... - Она резко замолчала и принялась ковырять рыбу, хотя есть ей уже совершенно не хотелось.

После того, как они закончили обед, он, разумеется, отвёз её до дома и уже около подъезда намекнул, что не против приглашения на чай. Добавив при этом, что это совершенно не обязательно, хотя он был бы этому очень рад.

- Понимаешь, Диа... ой, прости, Ника, мне совсем не хочется ехать обратно, к себе домой. Там такая атмосфера, что... Да ты сама всё понимаешь, - добавил он, устало махнув рукой.

Она понимала. Поэтому пригласила и на чай, и на кофе. Правда, предупредила, что кофе у неё только растворимый. Но до кофе так очередь не дошла, а чай, ради которого он поднялся в её квартиру, так и остался стыть на столе...

"Боже, что делает со мной этот мужчина, - думала Ника, глядя на лежащего рядом с ней Диму. Она невольно залюбовалась им. Его греческим профилем, тёмными кудрями, длинными чёрными ресницами, - ведь я не верю ему до конца, не верю... Он может быть сообщником своего брата или... Но я его люблю его! Да, люблю! И ничего не могу с этим поделать".

Он, будто читая её мысли, приоткрыл глаза и потянулся к ней с поцелуем, на который Ника с удовольствием ответила. Она буквально млела от удовольствия, ощущая на своём теле его горячие, сильные руки, вдыхая его запах, чувствуя, как он осыпает её поцелуями...

Расстались они только на рассвете, когда короткая майская ночь тихо умирала под натиском вступающего в свои права утра. Он опять поцеловал её, уже стоя у двери. И прошептал:

- Мне очень тяжело отрываться от тебя, Диа... Прости, я всё никак не привыкну!

- И не привыкай, - ответила она, - пока лучше тебе называть меня именно Дианой. А то привыкнешь называть меня Никой и назовёшь меня этим именем в присутствии кого-нибудь из членов своей семьи.

- Да, ты права! Точно, лучше не привыкать. Тогда... Диана, я тебе позвоню завтра! То есть сегодня... Ох, спасибо за эту чудесную ночь, ты была прекрасна, любовь моя!

Подойдя к окну, она долго смотрела вслед отъехавшей от дома машины, в которой уезжал от неё любимый. Ника была счастлива. В это тёплое майское утро её радовало абсолютно всё - свежая зелень на деревьях, которую то и дело трепал лёгкий ветерок, пташки, радостно щебетавшие где-то под окнами, первые лучи восходящего солнца, которые постепенно разгоняли ночную тьму.

Уснула она быстро и тут же увидела прекрасный сон, в котором она была вместе с Димой. Этот сон был бесконечным, и лишь назойливый звонок мобильного телефона, лежавшего возле её постели, неожиданно вырвал её из мира чудесных грёз в не менее прекрасную для Ники в то тёпле майское утро реальность.

- Алло! - Ответила она, при этом глупо улыбаясь самой себе. Она смотрела на смятую простыню и пустующую подушку рядом с собой, вспоминая, что ещё несколько часов назад здесь был её любимый.

- Ника, что всё это значит? - Строгий голос звонившей Жени заставил её окончательно проснуться, - Мне сообщили, что ты закрутила роман с Дмитрием Леоновым. Зачем ты это делаешь, Ника? Ты, что, не понимаешь, как ты рискуешь?

Чёрт! Ника резко вскочила с постели, едва не выронив крохотный сенсорный телефон из руки. Как же она могла забыть, что люди, которых Женя наняла следить за ней, сообщают её тетке о каждом её шаге!

- И почему ты мне не сообщила о смерти Жанны? Ника, что вообще происходит? Ты, что, не хочешь наказать убийцу своего брата?

- Нет, Женя, нет... Я, конечно, не отказалась от своей идеи, но...

- Зачем ты встречаешься с Дмитрием? - Очень требовательно спросила Женя, - Я в курсе каждого твоего шага, не забывай! Зачем ты стала его любовницей? Что ты затеяла, племянница?

- Он не виновен, Женя, - эта фраза сорвалась с её губ сама с собой, - он не убивал моего брата.

- Ты уверена в этом?! Подожди, Ника, он что... всё знает?

- Да, он знает правду. И он поможет мне найти убийцу Андрея, - ответила Ника, после чего довольно подробно рассказала тётке обо всём, что ей удалось выяснить насчёт Алексея Леонова.

- А что касается Димы, - закончив свой подробный рассказ, сказала она, - то мы с ним... любим друг друга. И я верю в то, что он не убийца. Он не знал Андрея и у него не было мотива убивать его.

- Да они же заодно, эти братья Леоновы! - Женя так закричала в трубку, что Ника была вынуждена положить телефон перед собой и включить громкую связь, - Они сговорились, чтобы избавиться от тебя. Пока тот братец на Канарах или где он там, этот задурил тебе мозги, притворившись влюблённым... Короче, ты сейчас же должна переслать мне это видео. А я сама решу, что с ним делать! Ты же, Ника, должна сегодня же уехать в Москву и ждать там меня. В этом городе становится слишком опасно для тебя...

- Я никуда не поеду, Женя! - Отрезала в ответ Ника, - Я верю Диме! А насчёт видео - я тебе его, конечно, перешлю, но лучше пока не предпринимай никакие действия, я очень тебя прошу!

- Ты, что, защищаешь ЭТИХ УБИЙЦ? - В голосе Жени звучало явное разочарование, - Ты, которая сама приняла решение мстить за своего брата, теперь отказываешься помогать мне вершить правосудие?

- Женя, я... - Она не знала, что ответить и как оправдать своё поведение. Ведь разумом Ника отлично понимала, что тётка права, по крайней мере в том, что видео обязательно должны просмотреть соответствующие органы, которые смогут призвать Алексея к ответственности, - Женя. пойми, - прошептала она, горько вздыхая, - этим видео мы ничего не сможем доказать. В смысле связь Алексея с убийством Андрея. Подожди немного! Дима обещал сам найти улики против Алексея...

- Да ничего он не станет искать! Ты вообще не в своём уме, дорогая моя! Этот красавец заморочил тебе голову, вот ты и растаяла, забыв о том, ради чего вообще пошла работать в этом дом.

- Всё началось гораздо раньше, Женя, - Ника была вынуждена признаться своей тётке в самом сокровенном, - я знала Диму ещё до всех этих событий...

- Как это? Откуда ты его знала?

- Мы познакомились с ним в прошлом году, когда я отдыхала на юге! Именно о нём я тосковала тогда, в Москве! Помнишь, ты ещё спрашивала меня про мужчину, в которого я влюблена. А я тогда ответила, что больше никогда не встречу его...

- И это был он? Дмитрий Леонов? Но почему ты сразу ничего не поняла? И почему он тебя не узнал? Ничего не понимаю, Ника!

- Я ничего о нём не знала, даже его фамилии, - глубоко вздохнув, принялась объяснять девушка, - но я узнала его сразу, как только увидела в доме Леоновых. А вот он меня не узнал. Хотя замечал, что я ему кого-то напоминаю. Вчера мы поговорили, и я призналась ему во всём. Он любит меня, Женя, любит!

Однако убедить Женю в искренности Димы было практически невозможно. Более того, женщина заявила, что как только она прилетит из Италии, а это должно было произойти уже послезавтра, она на другой же день вылетит в Н-ск. Она больше не может оставлять Нику одну, без присмотра, в городе, где вся власть принадлежит этим преступникам. Она не может потерять ещё и племянницу.

Этот разговор сильно испортил настроение Ники. И опять в душу стали закрадываться неприятные сомнения. А вдруг тётка права? Вдруг вся эта безумная любовь Димы всего лишь игра, которая является частью его коварного плана? И он просто хочет спасти брата от тюрьмы, таким образом желая избавиться от Ники и её улик? Словно холодные, скользкие змеи эти страшные мысли расползались по её мозгу, заставляя сомневаться в том, что совсем недавно для Ники было очевидным фактом. Но от этих мыслей девушке стало как-то не по себе. Она не может оставаться наедине с Димой! Не может и всё! А ещё она должна как-то спрятать запись, свою единственную улику против возможного убийцы брата!

Арендовать ячейку в банке было несложно, правда, пришлось выстоять приличную очередь, но когда диск с видео оказался надёжно спрятан, у Ники камень с души упал. Однако былое спокойствие к ней так и не вернулось. Идя по улицам города, Ника то и дело оглядывалась по сторонам, как будто боясь, что за ней может кто-то следить. Правда, никого подозрительного девушка так и не заметила и в итоге решила поехать в дом Леоновых - ей нужно было поговорить с Игорем.

В доме её встретила Полина, у которой, как впрочем и всегда, был очень обеспокоенный вид.

- Игорёк вчера как с ума сошёл, Диана, - воскликнула она, - вчера всё в своей комнате перевернул, а убраться мне не дал. И от ужина отказался. Ночью, похоже, не спал, а ходил по дому. Утром я стучала к нему, просила впустить, но он не открывал. Я боюсь за него, Диана!

Ни слова не говоря в ответ, Ника быстро поднялась на второй этаж и, остановившись перед нужной ей дверью, нерешительно постучала, сказав при этом:

- Игорь, это я, Диана! Открой, я пришла к тебе, нам нужно поговорить!

Он открыл примерно через минуту. Выглядел парень неважно - сразу было понятно, что он всю ночь не спал, а в его комнате всё было перевёрнуто верх дном, на полу валялись бумаги, некоторая мебель была опрокинута.

- Что всё это значит? - Ника испуганно огляделась по сторонам, - Что с тобой, Игорь?

- Я не хочу, чтобы ты была девушкой моего брата, - схватив её за руку, сказал он, умоляюще глядя ей в лицо, - Дима тебя не достоин, он такой же, как наш отец, а ты... Ты будешь страдать с ним, как страдала мама!

- Почему ты так говоришь? Ты считаешь, что Дима способен на плохой поступок?

- Я уверен в этом, Диана! Он хотел убить свою жену, когда она решила бросить его. Это он столкнул Нелли с лестницы, он! Из-за него она потеряла ребёнка...

- Это был несчастный случай, - попыталась возразить ему Ника, но он тут же перебил её.

- Ты ничего не знаешь о моём брате! Он всегда защищал отца, даже когда тот поднял руку на нашк маму! Алёша тогда защитил её, а Дима нет...

- А Алексей? - Неожиданно спросила Ника, - Он в твоём понятии лучше Димы? Он не способен на плохие поступки?

- Алёша? - Игоря явно удивил её вопрос. - А почему тебя так волнует этот вопрос, Диана?

- Да не волнует он меня, просто интересно... Вот Алексей, он может совершить что-то плохое? Или он на такое не способен?

- Алёша не такой, как Дима. Он всегда был другим, с самого детства... Помню, мама всегда говорила, что Алёша более задумчивый, более серьёзный, более ответственный. Он всегда учился лучше Димы, никогда не участвовал в драках. Хотя у Алёши тоже есть свои недостатки, но он лучше Димы. И он, в отличии от Димы, всегда понимал меня.

- Он читал твои романы?

- Нет, ему всё время некогда, хотя он поощряет то, чем я занимаюсь. Алёша с уважением относится ко мне и моему хобби, и он уверен, что мама не зря всегда говорила о моём таланте. А вот Дима... - он устало вздохнул и посмотрел на Нику, - Ты должна забыть его, Диана. Он не тот, кто тебе нужен, поверь мне!

- Но почему? Дима неплохой, ты просто плохо знаешь своего брата, вот и всё.

- Я его знаю гораздо лучше, чем ты думаешь. Такие, как Дима и мой отец не способны любить. Они разрушают всё, к чему прикасаются. Они умеют лгать, умеют изображать влюблённость, но потом, добившись своего, они причиняют лишь страдания...

Он опять начал уверять Нику, что именно отец убил Жанну, а также снова вспомнил о самоубийстве матери. Прекрасно понимая, что его не переубедить, Ника попыталась перевести разговор на другую тему, спросив его о том, как продвигается работа над его новым романом.

- А ты будешь читать, когда я закончу его? - Он смотрел на неё так, будто искал в ней спасение, - Или ты теперь перестанешь со мной общаться из-за моего брата?

- Конечно, нет! - Она взяла его за руку и мягко улыбнулась, - Я буду продолжать с тобой общаться, Игорь, обещаю тебе. И обязательно прочитаю твой новый роман...

- Он особенный! - Его лицо мгновенно озарилось счастливой улыбкой, - Этот роман я посвящаю одной женщине, которую... Ладно, я потом тебе о ней расскажу! Ведь мы по-прежнему друзья?

- Друзья, - уверенно ответила Ника и, немного помолчав, добавила, - и поэтому по-дружески советую тебе убраться в своей комнате. Или же попроси Полину помочь тебе!

- Нет, я сам, всё сам уберу, - у него заметно улучшилось настроение, и он начал поднимать с пола раскиданные вещи, - спасибо тебе, Диана! Ты - мой настоящий друг, и я очень тебя люблю!

Сказав это, он неожиданно подошёл к девушке и обнял её. Но не крепко, как обычно обнимаются друзья, а, напротив, как-то необычно нежно, как будто желая прикоснуться к ней, почувствовать её тепло.

- Я рада, что ты хочешь остаться моим другом, Диана, - эти слова он почти прошептал ей на ухо, а затем также неожиданно, как ни в чём не бывало, отстранился и снова принялся собирать с пола раскиданные бумаги.

- Как только закончишь свой роман, обязательно позвони мне, - она быстро продиктовала ему номер своего мобильного, ещё раз улыбнулась на прощание и поспешно вышла.

- Всё будет хорошо, - прошептал он, разглаживая рукой смятый листок с рукописью, - она ещё вернётся ко мне. Я не потеряю её также, как потерял маму....

...В свою квартиру Ника вернулась в очень противоречивых чувствах. Во-первых, её всё ещё одолевали сомнения по поводу Димы и его невиновности. Конечно, ей очень хотелось поверить именно ему, но слова Жени, а затем и Игоря зародили определенные сомнения в её душе. Второй причиной её сомнений стал сам Игорь, особенно после их последнего с ним разговора. Что-то странное проскальзывало в его взгляде, словах, жестах. Словно он на что-то намекал ей. И ещё эти его слова о дружбе и о том, как она важна для него... Отчего-то именно эти фразы девушке казались особенно странными и даже двусмысленными.

От этих мыслей Нику отвлёк звонок мобильного. Увидев на дисплее, что звонит Дима, девушка заметно обрадовалась, но вместе с тем Ника почувствовала сильное беспокойство. Её сердце тревожно сжалось в предчувствии надвигавшейся на них беды.

- Дорогая, я звоню сообщить тебе, что сегодня никак не смогу приехать к тебе, - извиняющимся тоном говорил Дима, - мне нужно срочно ехать на один объект, а он находится на другом конце области. Ехать туда больше двух часов, и то если без пробок, но если учесть, что многие по вечерам едут на дачи...

- То есть, ты вернёшься в Н-ск только завтра? - Ника вдруг почувствовало, как её волнение усилилось.

- Да. Причём в самом лучшем случае утром. Но судя по всему я буду в Н-ске только к обеду.

Потом он прочитал ей длинную тираду о том, как он волнуется за неё, как просит её никому не открывать и никуда не выходить. И ни в коем случае не общаться с Игорем, даже по телефону!

- Почему? Он, что, опять что-то натворил ночью?

- Странно себя вёл, не могу объяснить детали, но тебе лучше с ним не общаться, ясно? А как только я приеду, поговорю с отцом, чтобы он отправил Игоря в больницу. Поверь, он может стать очень опасным...

Весь вечер Ника провела в своей квартире с запертой на все замки дверью. Ближе к ночи на улице зарядил сильный дождь, который только усилил тоску и беспокойство девушки. Пытаясь хоть чем-то себя занять, Ника включила телевизор и даже попыталась вникнуть в сюжет идущей там мелодрамы, как вдруг ей опять позвонил Дима.

- Что случилось? - Убавляя пультом громкость на телевизоре, спросила она.

- Ничего, абсолютно ничего, - его голос звучал очень ровно, несмотря на нотки усталости и даже лёгкого раздражения, свойственного человеку, который был сильно измотан и очень хотел отдохнуть, - вот, приехал я в это захолустье. Как и предполагал, пробки были не хилые! Мало того, что дачники, так ещё и в двух местах дорогу ремонтируют... Короче, сегодня переночую в местной гостинице (хотя, конечно, гостиница это громко сказано - дыра это полнейшая, да ещё и такие деньги дерут!), а завтра с раннего утра на объект... Ну, а ты чем занимаешься, любовь моя?

"Он меня контролирует" - промелькнуло в голове у Ники, но потом она быстро взяла себя в руки и ответила как можно более спокойно и невесело:

- Скучаю без тебя, любимый. Пытаюсь смотреть телевизор. А на улице сейчас дождь льёт как из ведра.

- Здесь тоже недавно начался, - недовольно заметил он, - но это неважно. Важно, что я люблю тебя и буду думать лишь о тебе. Буду вспоминать нашу сегодняшнюю ночь...

- И я люблю тебя, - это вырвалось у Ники как бы само собой, - и тоже буду думать о тебе. Спокойной ночи, любимый мой.

Ночью Нике постоянно казалось, что кто-то пытается открыть её входную дверь. Также ей то и дело слышались чьи-то шаги по коридору за дверью. Девушка вставала, смотрела в "глазок", но в коридоре и на лестнице было пусто. Прислушивалась к шумам - нет, это, скорее всего, соседи шумят краном в ванной или на улице отъехала какая-нибудь машина.

Дождь прекратился лишь под утро, но солнца всё равно не было. Небо было затянуто низкими свинцовыми тучами, а из-за частых порывов северного ветра на улице было совершенно не уютно.

"А ведь уже через пару дней начнётся лето", - подумала девушка, закрывая за собой балконную дверь.

Правда, сейчас Ника ждала вовсе не лета и не потепления на улице. Она ждала, когда закончится вся эта неопределенность, и она, наконец, сможет спокойно жить, радоваться всяким пустякам, мечтать об отпуске у моря, заниматься своей жизнью... Всё это казалось ей почти нереальной недостигаемой мечтой, и сейчас она даже не была уверена, что действительно ждёт этой беззаботной прекрасной жизни.

"И будет ли в этой прекрасной жизни место для Димы?" - Неожиданно подумала Ника, нехотя допивая остывший кофе. Ответа на этот вопрос она не знала, а искать его, снова ломая голову над тайнами семьи Леоновых она больше не хотела. Рано или поздно правда откроется, и тогда ей самой придётся делать выбор - вычёркивать ли ей из сердца любовь к Диме или планировать с ним совместное будущее. Но в данный момент уверенности у неё не было ни в чём, и как бы искренне не звучали Димины слова о любви и о том, что он тоже хочет наказать убийцу Андрея, до конца поверить в его невиновность ей было действительно сложно.

Телефонный звонок застал Нику за мытьём посуды. Быстро выключив воду и вытерев руки о полотенце, висевшее рядом с мойкой, Ника схватила лежавший на столе телефон.

- Диана! - Услышала она испуганный голос Игоря, - Диана, приезжай быстрее... Ты мне очень нужна! Очень!

- Что случилось? - Ника сама едва могла говорить от испуга, который охватил её в этот момент. Неужели, что-то случилось с Димой? Господи, а ведь вчера вечером у неё уже было какое-то нехорошее предчувствие, которое она ничем не могла заглушить!

- Диана, мой отец... - Он, кажется, плакал, - отец мёртв! Он покончил с собой! Мой отец умер, умер...

- Что? - У Ники, кажется, совсем пропал голос от испуга, - Дай мне поговорить с Полиной, быстрее!

- Хорошо, но ты только обязательно приезжай, - добавил он и отдал трубку Полине.

- Дианочка! - Услышала она заплаканный голос домработницы, - У нас такое горе... Нет, похоже, на этот дом наложено проклятие...

- Что произошло? - Нетерпеливо перебила её девушка, - Что с Михаилом Юричем?

- Игорёк... это он обнаружил... Шёл утром мимо комнаты отца и увидел, что дверь приоткрыта! Зашёл и... Когда я прибежала туда, сама чуть в обморок не упала... Это был кошмар, настоящий кошмар... Он висел там на верёвке... Лицо синее, а язык... И ещё эта записка!

- Какая записка? Он оставил предсмертную записку?

- Да, Диана, он оставил записку, в которой признался, что это он убил Жанну!

...Приехав в дом Леоновых, Ника в первую очередь увидела кучу полицейских, а также Диму, который едва узнав о смерти отца, бросил все дела и приехал в Н-ск. Кажется, они обследовали предсмертную записку Михаила.

- Вы абсолютно уверены в том, что это почерк вашего отца? - Спрашивал Диму уже знакомый Нике следователь Громов.

- На все сто процентов, - ответил тот, - и подпись тоже его... Все его закорючки, например, вот эта, в букве А. Нет, это точно писал отец, я в этом не сомневаюсь.

- В любом случае мы должны забрать эту улику, - сказал Громов, убирая помятый листок бумаги в пакетик, - хотя всё, абсолютно всё указывает на то, что это было самоубийство, я, как хороший знакомый Михаила, считаю своим долгом разобраться во всём до конца!

- Это было самоубийство, Сергей Иваныч, я в этом уверен, - тяжело вздохнув, Дима опустился на кресло - он выглядел не просто усталым, а именно разбитым, - в этой записке всё предельно ясно... У меня лично нет сомнений в том, что...

- Что там написано? - Указывая на листок, спросила Ника, - Вы не можете мне прочитать...

Громов вопросительно посмотрел на Диму. Тот едва заметно кивнул, мол, читайте, от неё нет никаких секретов.

- Я, Михаил Леонов, признаюсь всем, что это я убил свою супругу Жанну Леонову, - с выражением, словно он читал стихотворение у школьной доски, начал Громов, - я узнал о её измене, был сильно взбешён и решил покончить с ней. Поэтому я затащил её в бассейн, где швырнул в воду и удерживал там, пока она не нахлебалась воды. Поначалу я подумал, что дело закроют из-за недостатка улик, но теперь я понимаю, что всё не так просто. После смерти Жанны я потерял покой. Я вижу её всюду - то в зеркало позади собственного отражения, то через окно в спальне. Стоит с распущенными влажными волосами, с которых капает та самая вода, из бассейна, сама бледная, как мертвец, но особенно меня пугает её страшный остекленевший взгляд, в котором я читаю только одну фразу: "Ты убийца!". Я боюсь сойти с ума и тогда мне будет ещё труднее скрыть, что я убил Жанну. В итоге меня либо посадят на зону к преступникам, которые будут избивать и унижать меня, либо в психушку, где будут колоть транквилизаторами до тех пор, пока я не превращусь в растение! Моя жизнь кончена! Я так и не смог смириться с тем, что Лилиана умерла по моей вине, ведь это я, именно я довёл её до самоубийства! А теперь, когда я стал убийцей, моя совесть не выдерживает такого груза! Две женщины, которые были мне дороги, умерли по моей вине! А впереди меня ждёт настоящий ад, в который я совсем не хочу идти... Лучше мне уйти сейчас, ибо я не верю в загробную жизнь и в то, что после смерти мне придётся ответить за то, что я натворил при жизни. После смерти не будет ничего, и меня это радует, ибо только так я смогу обрести покой. Простите меня все, если сможете. И помните, что я любил всех вас, несмотря на все наши разногласия и непонимания...

- Он явно писал второпях, - пояснил следователь, закончив чтение, - но, похоже, ему действительно было очень тяжело, раз он решился на такое!

- Как он... это сделал? - Осторожно спросила Ника, всё ещё не веря в то, что произошло. Даже смерть Жанны её почему-то так не потрясла, но самоубийство Леонова... Нет, это уже точно походило на дурной сон, из которого хотелось побыстрее проснуться.

- На люстре, на собственном ремне, - с трудом ответил Дима, закрывая лицом руками. Ника, не в силах больше видеть его страданий, подошла к нему и прошептала:

- Я... Мне очень жаль... Я, как никто другой, понимаю, что ты сейчас чувствуешь, поверь.

Он молча посмотрел на неё, потом сжал её руку и, тряхнув кудрявой головой, произнёс:

- Да, конечно... Но в любом случае я очень благодарен тебе за поддержку, она мне сейчас просто необходима.

Полиция уехала минут через пять после этого разговора. Проводив следователя, Дима, как показалось Нике, абсолютно без сил плюхнулся на огромный кожаный диван в кабинете отца и произнёс слегка отстранённым голосом:

- Отец покончил с собой. Нечего тут копаться. Я давно подозревал, что это он... Жанну... А он всё отрицал... А потом, видимо, выпил лишнего и испугался... Ох, как мне самому хочется напиться! Ты просто не представляешь! Но не могу, надо похоронами заниматься! Это всё же был мой отец!

- Ты... очень устал?

- Да, есть такое дело. Провёл ночь в каком-то убогом захолустье, где то унитаз не смывал, то постельного белья не оказалось... И почему у нас в России такой сервис, а? В Турции или Египте за эти же деньги можно жить в отличном номере с трёхразовым питанием и прочими удобствами... Эх, впрочем, сейчас мы не об этом! Так вот, утром только уснул, думал хотя бы часов пять посплю, потом на объект, а тут Полина звонит... А дальше сама всё понимаешь!

- Его обнаружил Игорь, да?

- Он... С ним был приступ. Даже врача вызывали. Сейчас он принял лекарства и спит у себя.

- А... Алексей? Он знает?

- Да, и уже летит в Россию. Правда, сейчас он в Мадриде, так как прямых рейсов с Тенерифе сегодня нет. Потом ещё из Москвы часа три-четыре добираться... Ночью, думаю, приедет.

Он замолчал, откинулся на спинку дивана и закрыл рукой лицо. Ника осторожно присела рядом и прошептала:

- Держись, я рядом... Я тебя не брошу, любовь моя.

- Спасибо, - он посмотрел на неё покрасневшими от слёз глазами. Кажется, она впервые видела, как он плакал, - я тебя очень люблю...

Она обняла его и начала гладить по кудрявой шевелюре, пытаясь таким образом успокоить, как обычно утешают маленьких детей, а он молча всхлипывал на её плече. И неизвестно, сколько бы они так просидели, если бы не услышали чьи-то негромкие неторопливые шаги...

- Ты? - Первым отреагировал Дима, увидев младшего брата, который молча топтался в дверях кабинета. Сейчас он выглядел намного хуже обычного - его бледность теперь стала какой-то болезненной, а глаза ненормально бегали, ещё больше выдавая его нездоровое душевное состояние.

- Диана? - Его рот слегка перекосило, видимо, на нервной почве. - Ты пришла?

- Да, я тут, - кивнула Ника, - я с вами.

Ни говоря ни слова и совершенно неожиданно для самой девушки, Игорь обнял её и прижал к себе, да так крепко, что Ника даже испугалась! Игорь сейчас, как никогда прежде, походил на ненормального, и вот теперь, кажется, Ника окончательно поверила тому, что совсем недавно рассказывал ей Дима о своём младшем брате.

- Диана, Диана... - Он уткнулся ей в волосы и, кажется, заплакал.

- Ну-ну, прекрати, отпусти её, - вмешался Дима, оттащив Нику от брата, - не пугай Диану!

- Папа... папа умер, - рыдая, произнёс Игорь, - а я... я так и не успел сказать, что я любил его! Не успел я! А ведь я любил папу! И не смотрите на меня так, я не сумасшедший! Мне просто очень плохо, я всё ещё не могу поверить, что он умер!

- Я тебя отлично понимаю, - Ника всё же рискнула подойти к нему и взять его за руку, - успокойся, прошу тебя, не надо так...

Но он молча рыдал, уткнувшись в ладони, а затем, ничего не объясняя, быстро вскочил и, не оглядываясь на удивлённых Нику и Диму, выбежал из кабинета, громко хлопнув дверью.

- После похорон отца его срочно нужно показать специалистам, - обреченно произнёс Дима, провожая брата уставшим взглядом, - Игорю становится всё хуже и хуже...

- Да, - теперь Ника была вынуждена согласиться с ним, - ему действительно стало хуже. Ещё совсем недавно он казался мне почти нормальным, и я даже могла общаться с ним, обсуждать его романы..

- Забудь об этом. Сейчас ты должна уехать из этого дома и больше здесь не появляться, пока я всё не улажу с Игорем и с... Ну, ты понимаешь, о чём я.

- Ты хочешь каким-то образом выбить из Алексея признание?

- Я попытаюсь. Потом объясню, каким образом я это сделаю, но сейчас ты должна просто положиться на меня. Скоро всё закончится, любовь моя, я клянусь тебе.

Он поцеловал её, а потом они оба вышли из дома. Разумеется, он сам довёз её до дома, а также зашёл с ней в супермаркет, чтобы она в его присутствии купила все необходимые ей продукты.

- Ты уже всё купила? - Спросил он, наблюдая за тем, как она выбирает себе йогурты. - Надеюсь, на 2-3 дня тебе этого хватит. А потом я сам приеду и привезу тебе продукты...

- А похороны твоего отца? - Встрепенулась Ника, - Я разве не должна на них присутствовать?

- Нет, не надо. На них будет Алексей, он уже ночью прилетит из Испании, так что я не хочу такого риска для тебя. Пойми меня правильно, пожалуйста. Ладно, давай бери йогурты и пошли на кассу, у меня, к сожалению, мало времени! Да бери всю упаковку, зачем их ломать-то?!

На кассе Ника начала протестовать, едва увидев, как Дима расплатился за её продукты своей кредитной картой. А ведь она столько всего набрала! Одних фруктов рублей на тысячу, дорогой кофе сорта "арабика", всяческие мясные полуфабрикаты, французский сыр, упаковка финских йогуртов...

- Ничего не желаю слушать! - Отмахнулся от неё Дима, - Давай, я помогу донести пакеты до твоей квартиры!

Когда они простились, и он ушёл, сказав, что сам не знает когда он ей позвонит (но непременно постарается это сделать), Ника опять загрустила. Вынув из пакетов, которые ей сейчас совершенно не хотелось разбирать, огромное зелёное яблоко, Ника вымыла его и, захрустев им, подошла к окну.

Но девушка не успела ни о чём задуматься - все её мысли снова сбила эта проклятая тревога, которая, словно гул электрических проводов, звучала в её голове! Ника поёжилась и огляделась по сторонам. Ещё немного и у неё начнётся мания преследования! Нет, ей срочно надо чем-то отвлечься, иначе в психушке она рискует оказаться раньше Игоря. Подумав об этом, Ника опять вспомнила Леонова-младшего. Нет, сегодня она уже не сомневалась в Диминой правоте - Игорь действительно ненормален. Этот его перекошенный рот, этот лихорадочный блеск покрасневших глаз... И как странно он смотрел на неё, на Нику! А эти его неожиданные объятия? Неужели, ему было ТАК плохо? Странно, но при жизни Михаила, Игорь настолько его ненавидел, что сейчас, когда тот плакал из-за гибели отца, Нике было очень трудно поверить в искренность его горя. Вот только зачем ему притворяться? Нет, она уже совсем зафантазировалась! Лучше бы разобрала пакеты из супермаркета, в которых полно замороженных продуктов, требующих немедленной отправки в морозильник! Оставив на столе недоеденное яблоко, Ника нехотя наклонилась к стоявшим на полу пакетам...


Глава 10.

К вечеру в окна опять постучал дождь, но Нику сейчас волновало другое - когда же ей позвонит Дима. Однако первой позвонила Женя, которая всё ещё находилась в Италии.

- У нас сильный туман, уже второй день, - огорченным голосом сообщила ей тётка, - самолёты не летают, да и я, как назло, немного простыла во время поездки в Венецию... Но я обязательно приеду в Россию в самое ближайшее время, обещаю, Ника! А пока я уже попросила усилить охрану около твоего дома!

- Женя, со мной всё в порядке, уверяю тебя, - как можно более беспечно ответила Ника, - так что можешь спокойно долечиваться и ждать, пока рассеяться туман! У нас, кстати, второй день идёт дождь, совсем не летняя у нас в Н-ске погодка!

- Да я в курсе. В Интернете каждый день смотрю погоду в наших краях. Но я в любом случае прилечу в Москву послезавтра, так как туман уже начал рассеиваться. Так что максимум в начале следующей недели буду в Н-ске!

Это звучало для Ники как приговор! Если Женя приедет, то ей, Нике, в любом случае придётся отдать той запись Андрея. Но как на это отреагирует Дима? Нет, ей нужно срочно с ним поговорить и предупредить о том, что если запись попадёт в соответствующие органы правопорядка, то Алексея могут арестовать ещё раньше, чем сам Дима докажет его виновность в убийстве Андрея. Хотя, может быть, арест Алексея пойдёт им на пользу, тут же прикинула девушка, и в полиции из него смогут выбить всю правду не только относительно его незаконного бизнеса, но и насчёт убийства! Но, в любом случае, ей нужно поговорить с Димой! И желательно не по телефону!

Дима позвонил ей утром следующего дня. Сообщил, что Алексей уже прибыл в Н-ск, но пока, разумеется, он не делал даже попыток вывести брата на чистую воду.

- Алексей сейчас с Игорем, - пояснил ей Дима, - кажется, его приезд пошёл Игорю на пользу.

- Ему стало лучше?

- Немного. Хотя после похорон отца нам придётся серьёзно задуматься о его лечении. Игорю нужна помощь специалистов.

- Я согласна с тобой. Увы, я ошибалась насчёт него. Одно время, до... смерти Жанны, он действительно вёл себя нормально, и мне даже нравилось общаться с ним. Мне было его жаль, так как он казался мне очень одиноким, и я думала, что могу быть его другом...

- С Игорем нельзя дружить, - резко перебил её Дима, - он не понимает значения этого слова.

На этом их разговор был окончен. На другой день состоялись похороны Михаила Леонова, но Ника узнала о них лишь из Интернета. На сайте "Новости и события нашего города" была размещена приличная по своему размеру статья о смерти владельца "Лемистрой" и просто уважаемого в городе человека Михаила Юрьевича Леонова, его фотографии при жизни, а также были указаны место и время начала траурной церемонии прощания с ним. За окном опять моросил мелкий неприятный дождь, который ещё больше угнетал настроение Ники. Девушка не помнила, как она прилегла на диван и задремала, однако после сна, который ей приснился во время её короткого отдыха, Ника довольно долго не могла прийти в себя и успокоиться. Во сне она увидела себя в холле дома Леоновых. С лестницы к ней спускался счастливый Дима, улыбаясь и глядя на неё взглядом влюблённого мужчины. Подойдя к Нике, он нежно прижал её к себе и прошептал:

- Теперь никто не сможет нас разлучить. Никто и ничто...

После чего он страстно поцеловал её, пробуждая в ней сильный прилив желания. В этот момент Ника поняла, как соскучилась по нему, как хочет остаться с ним наедине... Что-то острое и холодное скользнуло по её груди... Ника опустила голову и тотчас замерла от ужаса, увидев в руках любимого острый нож, лезвием которого тот, усмехаясь, водил по её груди, разрывая тонкую блузку!

- Ты сама хотела этого, - услышала она страшный шёпот, - тогда получай... сейчас ты будешь моей, а потом я убью тебя... Убью также, как убил твоего брата!

- Дима, нет! - Она хотела испуганно отпрянуть назад, но его цепкая рука не позволила ей вырваться из его объятий.

- Я так давно жаждал этого момента... - он уже разорвал на ней блузку и теперь осторожно водил лезвием ножа по её груди, спускаясь всё ниже и ниже, - сейчас ты будешь моей, сейчас...

- Дима, прошу тебя! - Она подняла, наконец, голову и буквально закричала от ужаса - перед ней стоял не Дима, а его младший брат, Игорь Леонов!

Ника проснулась от собственного крика. Господи, да что же происходит? Девушка подбежала к окну, вся дрожа от ужаса. За окном по-прежнему лил дождь и, кажется, начинало темнеть. Но сейчас Нике было не до этого - она всё ещё не могла прийти в себя от увиденного во сне кошмара, в котором ножом угрожал ей вовсе не Дима, а Игорь, который также признался ей в убийстве Андрея.

- Но Игорь никак не мог убить Андрея, - девушка изо всех сил пыталась успокоиться и рассуждать логически, - они никак не были связаны с моим братом... И Алексей никак не мог попросить его о такой услуге! Нет, конечно, это невозможно! Игорь болен, у него серьёзные проблемы с психикой, но он не убийца! Он не способен на убийство, нет...

Она устало прикрыла глаза, пытаясь успокоиться под шум усилившегося за окном дождя, но как только мысли опять начали путаться и наступили первые признаки дремоты, громко зазвонил мобильный телефон. Испуганная Ника бросилась к нему.

- Ника... - Она услышала голос любимого, и внутри у неё всё замерло. Опять вспомнила этот жуткий нож, лезвие которого проникало ей под одежду, этот угрожающий шёпот, которым Дима признавался в убийстве её брата.

- Ника, я только что похоронил отца, - продолжал Дима, - всё, мой отец похоронен...рядом с мамой, как он и хотел... Теперь они вместе навечно, их ничто уже не разлучит. А на кладбище сейчас дождь, он поливает их могилы. Мама с папой любили майский дождь, в молодости они обожали вечерами гулять под дождём... Именно в мае! - Он горько вздохнул и, как показалось Нике, всхлипнул, - Я чувствую, что это конец, Ника.

- Не говори так! - Теперь она уже испугалась по-настоящему, - Я хорошо понимаю, то, что ты сейчас чувствуешь, но всё же...

- Да, я знаю... Наверное, тебе было ещё хуже после смерти Андрея. Ведь твоего брата убили какие-то негодяи и... Хотя, знаешь, Ника, мне сейчас так паршиво! Это конец всего! Конец нашей семье, нашей империи...

- Слушай, Дим, понимаю, что не вовремя, но видео... то, что снял Андрей... Моя тётя хочет отдать его в соответствующие органы, которые смогут этим заняться.

- Ты уже передала ей видео? - В его голосе она уловила нотки беспокойства.

- Нет, сейчас она в Италии и приедет только в начале следующей недели, - ответила Ника, удивленная такой резкой переменой. Дима чего-то испугался! Она была абсолютно в этом уверена!

- Я сейчас приеду, - неожиданно произнёс Дима, - жди меня...

Он отключился, а беспокойство Ники только усилилось. Всё же странно, что он так отреагировал на её слова о видео! И опять, совершенно некстати, вспомнился этот зловещий сон! Нет, у неё точно начинается паранойя. У Димы такое горе, не хватало ей ещё грузить его своими кошмарами! Но про видео всё же надо поговорить, это очень важно для них обоих!

Дима приехал через полчаса - весь мокрый, бледный и заметно похудевший. Даже трёхдневная щетина, которая обычно подчеркивала его сексуальность, сегодня лишь оттеняла бледность его лица, не придавая ему никакой привлекательности.

- Наша империя рушится, Ника, - произнёс он, садясь напротив неё, - только сегодня я это осознал... Когда-то рухнула Римская империя, затем Византийская, Османская... Пришла пора рухнуть и нашей крепости.

- Почему ты так говоришь? Из-за твоих братьев, да?

- Из-за всего, Ника! Бизнес отца я, скорее всего, один не потяну, что с Алёшей и Игорем делать тоже ума не приложу! Кстати, а что там про запись ты говорила? Ты хочешь отдать её тётке?

- Нет, прежде я хотела посоветоваться об этом с тобой, - быстро ответила Ника, - запись спрятана в очень надёжном месте... У меня в ноутбуке больше нет копий.

- Отлично! - С облегчением выдохнул Дима, - Значит, у тебя больше нет никаких улик? В смысле тут, в квартире...

- Есть! Тот самый платок. Но я спрятала его в ящик с бельём и... Слушай, - она замялась, не зная, как правильно построить свой последующий вопрос , - я не понимаю, почему тебя так это интересует? Особенно сейчас, в такой момент...

- Да потому, что Алексей теперь близко! Он живёт в нашем доме, всё время крутится рядом с Игорем, помогает ему пережить кризис...

- И ты не хочешь, чтобы у него возникли проблемы из-за этого видео, да? - Неприятная мысль уколола Нику в самое сердце.

- Пока что я настоятельно прошу, - он перешёл на шёпот, нагнувшись поближе к ней, - и тебя, и твою тётю, подождите! Я отлично понимаю, как вы жаждите справедливости, но пойми и мою ситуацию. А потом, я сам постараюсь выдавить признание из Алексея. Именно в убийстве твоего брата! Но дай мне хотя бы неделю разобраться с нашими семейными делами, а главное с Игорем. Нельзя, чтобы Алексея арестовали, пока Игорь находится здесь, в Н-ске.

- Понимаю! Значит, ты хочешь отправить Игоря на лечение?

- Да, и Алексей обещал сам этим заняться. Всё дело в том, Ника, - он откашлялся, а потом продолжил, при этом очень серьёзно глядя на неё, - что у Алёши есть связи с мамиными родственниками из Грузии. Он - единственный, кто всегда с ними общался. Так вот, они обещают найти хорошую клинику для Игоря там, в Грузии. Мне кажется, что это будет отличным решением. Там, у моря, в совершенно другой атмосфере, он забудет обо всём плохом, что произошло с ним здесь. Да и горный воздух пойдёт ему на пользу...

- Но сам Игорь пока не знает о ваших планах, не так ли?

- Игорь сейчас в глубокой депрессии - отказывается от еды, не выходит из своей комнаты. На похоронах рыдал, у него была истерика. Потом, правда, Алексей с Полиной уговорили его принять лекарство, после которого он немного успокоился. Но о том, что мы хотим отправить его в Грузию, он ничего не знает. Мы постепенно его подготовим к этой новости. Если честно, - немного помолчав, добавил он, - мне кажется, что Игорю больше не стоит сюда возвращаться. Лучше ему начать всё с начала вдали от Н-ска...

- А ты? Что будешь делать? Продолжишь вести дело своего отца?

- Если честно, Ника, то в этом я абсолютно не уверен. Сейчас вот думаю - может, всё продать и уехать... в Москву, например. Я давно мечтал жить в Москве. Там же возможностей больше, чем в нашей провинции! Я бы мог открыть там своё дело. И ты бы мне в этом помогла, - он впервые за всё время их разговора улыбнулся, и от его улыбки у Ники стало как-то спокойнее на душе, - ведь тебя бы я тоже забрал с собой, моя красавица...

Они ещё долго разговаривали в тот вечер - по очереди вспоминали детство, делясь друг с другом забавными историями того времени. Вместе смеялись и плакали, вспоминая ушедших из жизни родных. Потом начали строить планы на будущее.

- Мы бы могли жить в Москве, - говорил он, прижимая к себе девушку, - как только всё это закончится, и я всё продам, мы можем переехать туда, купить там квартиру, начать своё дело.

- Каким делом ты хочешь заниматься? Опять строительством?

- Не знаю, я пока не думал. А, может, вложим все деньги в недвижимость и будем жить на доход от неё? Где-нибудь на вилле у берегов Средиземного моря!

- И ты не будешь работать?

- Может, и буду, в Москве сейчас много всего строится. Если удаться зацепиться за хорошее место, то останусь там. Но виллу около моря всё же купим! Где ты предпочитаешь? Испания, Греция, Лазурный Берег Франции?

- Я подумаю, - вполне серьёзно ответила девушка, - дело в том, что я пока очень мало где побывала, и потому имею очень смутное представление, чем отличается греческий Крит от испанской Майорки, например! По этой части ты у нас гораздо больший эксперт!

- Да у моря везде хорошо... Мне даже наш Адлер нравится. Кстати, можем там прикупить домик? Ведь это место, где мы впервые встретились! Вот и будем возить туда сначала детей, потом внуком и рассказывать им, как мы познакомились...

- Детям? Внукам? О, как странно это звучит, - она вдруг почувствовала себя такой счастливой, что мгновенно забыла обо всём плохом, что связывало её с семьёй человека, который сидел возле неё. В эти минуты для Ники Смирновой существовала лишь её любовь, которая была такой огромной, что, казалось, не помещалась даже в её душе. Как тогда, в тот тёплый вечер на берегу Чёрного моря Ника буквально растворилась в этой любви. И даже засыпая на его смуглой, покрытой короткими чёрными волосками груди, она думала лишь об одном: "Боже, как сильно я его люблю..."

Спала Ника сладким и беспробудным сном. Правда, один раз всё же проснулась, на рассвете, и даже привстала на постели, но, услышав, как в окна продолжает барабанить бесконечный, словно глубокой осенью, дождь, а также увидев мирно спящего рядом Диму, она получше закуталась в одеяло и тут же уснула, даже не успев ни о чём подумать.

Утром Ника проснулась от какого-то странного звука. Как будто что-то упало, не очень тяжёлое, но тем не менее звонкое и совсем рядом с ней. Она открыла глаза и вскочила на постели. Рядом с ней стоял Дима, в руке которого она увидела... острый, хорошо заточенный нож! Испуганно вскрикнув, Ника вскочила с постели и испуганно попятилась назад, прекрасно понимая, что путь к двери ей отрезан. Теперь есть только одно спасение - выпрыгнуть в окно! И пусть при падении с четвёртого этажа она переломает себе рёбра, ноги, руки... Всё же есть шанс, что, например, она удачно приземлится на газон, который находится прямо под её балконом. А вот если она не рискнёт...

"Теперь понятно! - Пронеслось в голове у испуганной девушки, - Он специально пришёл, соблазнил меня, а потом решил убить, пока я спала! Правда..."

- Ника, да что с тобой? - Подбежавший к ней Дима прервал бурный поток мыслей в её голове, - Я тебе завтрак в постель принёс, между прочим, а ты так реагируешь, будто привидение увидела!

Затем, положив нож на журнальный столик, он взял в руки поднос и поставил его на постель, прямо перед Никой.

- Выбор, как ты сама видишь, не богат, но что нашёл у тебя в холодильнике, то и принёс, - как бы извиняясь перед ней за столь скудный завтрак, произнёс Дима, - хотя, может, для тебя и это нормально... Смотри, тут есть кофе, йогурт, булочка, яблоко... Правда, с яблоком я немного ступил. Вымыл его, положил на блюдце, принёс. И тут до меня дошло - надо же яблоко на дольки порезать! Побежал за ножом на кухню. Вернулся с ножом, начал резать, да видимо так торопился, что нож упал на пол и тебя вот разбудил...

"Он, что, специально сочиняет всю эту байку с яблоком и упавшим ножом, поняв, что план убийства сорвался, - размышляла про себя Ника, молча наблюдая за ним, - или же у меня опять началась паранойя? Ну, какой резон ему убивать меня здесь, в этой квартире... Да и вообще, как я могу подозревать его? Дима уже неоднократно доказал мне, что он не убийца! И он обязательно поможет мне найти убийцу Андрея, просто сейчас у него очень трудный момент..."

Утешая себя, Ника быстро проглотила малиновый йогурт, выпила кофе, а потом принялась за злосчастное яблоко. Дима тоже принёс себе кофе и сел рядом с ней. Однако допить кофе ему не удалось - позвонил мобильный.

- Алло, слушаю, Полин! - Ответил он, держа в одной руке мобильник, а в другой чашку с остывающем кофе, - Что? Опять приступ у Игоря? Да, я выезжаю, конечно. Буду минут через пятнадцать...

Собрался он очень быстро, и всё время не прекращал извиняться, что так всё получилось. Он очень хотел позавтракать вместе с ней. Но с Игорем опять какие-то проблемы, и он, конечно, больше нужен дома. Когда он уехал, Ника, оставив в сторону недоеденный завтрак, мысленно разозлилась на себя за то, что она опять стала подозревать Диму! Да ещё так глупо! Боже ты мой, да разве будь он настоящим убийцей, стал бы он оставлять столько следов! Да и потом - Дима не убийца, она уже давно это поняла, просто всё никак не привыкнет к этой мысли. А ведь вчера они вдвоём строили планы на будущее - подумывали переехать в Москву, а также купить домик у моря... Как же это прекрасно, домик у моря! Пусть даже в Адлере! Нику бы и Адлер вполне устроил, тем более, что это место их первой встречи. Как романтично, волнующе!

Замечтавшись о счастливом будущем, Ника вдруг обнаружила, что пролила остатки недопитого кофе на простынь! Теперь придётся менять бельё, вот чёрт! Скинув испачканную простынь на пол, девушка открыла ящик с бельём и...

- Сюда кто-то залезал! - Это была её первая мысль в тот момент, когда она поняла, что в ящике всё перерыто, - Платок Андрея! Я прятала его здесь, между стопками белья...

Однако, вывалив на пол всё содержимое ящика, а затем перерыв всё, что там было, Ника пришла к выводу, который снова заставил её по-настоящему испугаться. Платок Андрея исчез! Её единственная улика, не считая видео, спрятанного в банковской ячейке! И совершенно не сложно было догадаться о том, КТО мог забрать платок из ящика...

- Он всё это делал специально... Он обманывал меня, подыгрывал мне... А на самом деле он всё это время был заодно со своим братом! Они вместе убили Андрея! Дима был сообщником Алексея, вот в чём правда! Это и есть та правда, которую я искала! Убийц было двое, их было двое..

Девушка, медленно сползая по стене, опустилась на пол и тихо заплакала. Её месть окончена. Теперь она в руках убийц Андрея, и они в курсе всех её планов! Что же делать? Конечно, видео! Нужно срочно забрать его и переслать Жене в Италию. Да, точно! Сейчас, заранее, она пугать тётку не будет, просто заберёт видео и в первом попавшемся Интернет-кафе отправит его тётке. Жаль, конечно, что у неё дома не сохранилось копий, хотя с другой стороны Дима бы в любом случае всё удалил, зная, что у неё хранится такое доказательство! Он явно покрывает своего брата и вовсе не собирается сдавать его полиции! Напротив, он хочет всячески защитить его от возможного ареста! От обиды и разочарования у Ники из глаз брызнули слёзы, но она совершенно не обращала на них внимания. А ведь ещё вчера они мечтали о совместном будущем. Домик у моря, дети, внуки... Слова любви, клятвы в том, что он хочет помочь ей восстановить справедливость... Всё было ложью! Всё это время он был на стороне своего брата! И хотел защитить лишь его, убийцу Андрея, которому она так желала отомстить.

"А ведь его можно понять, - пронеслось у неё в голове, - как бы там ни было, это его брат... Родной брат! Наверное, окажись я бы на Димином месте, то поступала бы точно также. Он хочет спасти свою семью и ради этого готов пожертвовать всем, даже нашей любовью! Хотя, - она горько усмехнулась, смахивая с лица слёзы, - разве у нас была любовь? Может, что-то он и испытывал ко мне, в самом начале, когда ещё не знал, кто я, но потом... Потом ему стало не до любви! Он хотел спасти брата от проблем, это было его основной целью в наших отношениях!"

Ника не помнила, сколько она так просидела - на полу, среди простыней и пододеяльников, раскиданных по всей комнате. Дождь за окном не прекращался, и девушке казалось, что само небо плачет вместе с ней. Теперь всё кончено. Когда-то она отожествляла свою историю с романом "Граф Монте-Кристо", возомнив себя Эдмоном Дантесом, вернувшимся вершить справедливость. И сама того не зная, она напророчила себе ещё одно сходство своей ситуации с сюжетом, описанном в романе Дюма - среди её врагов оказался и её любимый человек. Как Эдмона Дантеса предала его возлюбленная - прекрасная каталонка Мерседес, так и её обманул тот, перед кем она открыла свою душу. Только каталонка, несмотря ни на что, любила Эдмона и не смогла забыть его даже спустя столько лет. А любил ли её Дима? Или она отдала своё сердце человеку, единственной целью которого было вонзить кинжал в это самое любящее его сердце?

Еле держась на ногах, Ника вышла из комнаты. Надо что-то делать! У неё осталась ещё одна улика! Хотя это не доказывает, что именно Алексей Леонов убил её брата, но всё же... Она должна использовать свой последний шанс восстановить справедливость!

Ника уже практически собралась к выходу на улицу, но всё никак не могла найти свой зонт. Неужели она забыла его в особняке Леоновых? Девушка выглянула в окно и поёжилась от увиденной картины - дождь хлестал стеной!

- Наверное, такие ливни бывают только в тропиках! - Бросила на ходу Ника, выискивая в своих вещах куртку с капюшоном или плащ. И в этот момент...

- Алло! - Она тут же ответила на писк мобильного, который лежал в кармане её брюк, - Дима?

- Да, это я, - его голос звучал очень холодно и как-то отстраненно, - мне нужен диск, Ника, очень срочно!

- Ты украл платок? - Она поняла, что им придётся говорить начистоту, и от этого ей в какой-то степени стало даже легче.

- Да, я. Сейчас я подъеду на своей машине. Ты выйдешь и сядешь в неё. И мы поедем за видео. Имей в виду, я буду не один, но ты не должна привлекать к нам внимание людей, которых поставила твоя тётка. Наших людей будет больше. И имей в виду, что в случае перестрелки ты - первая, кто получит пулю в лоб...

- Дима, ты... - Она была в таком шоке от его слов, что, кажется, на несколько секунд просто потеряла дар речи, - этого не может быть...

- Если ты не выполнишь мою просьбу, мои люди войдут к тебе в квартиру и заставят идти с ними. Повторяю - всю твою охрану мы нейтрализуем в два счёта, у нас есть бойцы, прошедшие Чечню и не только. Так что решай сама. Я понимаю, что ты хотела мести за своего брата, но...

- Я тебя ненавижу, Дмитрий Леонов! - Это всё, что она смогла процедить ему в ответ, - Я проклинаю тебя и тот день, когда встретила тебя! Ты... ты мне отвратителен, я презираю тебя, мерзавец, я...

Она резко осеклась, поняв, что Дима уже отключился. Он сказал всё, что должен был сказать, а слушать её истерики ему было совершенно не интересно. Ему нужно видео! Он хочет любой ценой спасти брата! Даже если ему придётся убить её, Нику!

Накинув на себя не промокающий дождевик, девушка быстро выскочила во двор. Вокруг не было ни души, только шумел дождь, щедро поливая молодую травку и нежную весеннюю листву. Было не холодно, и Нике даже показалось, что с южной стороны намечается просвет - выходит, что туча вот-вот уйдёт, и дождь закончится. Она смотрела на эту светлую сторону неба, ища в нём надежду и спасение, как вдруг возле неё затормозила Димина машина. Задняя дверь открылась, как бы приглашая Нику вовнутрь автомобиля. Понимая, что у неё нет выбора, девушка залезла на заднее сиденье...

- Теперь ты поняла, Ника Смирнова, что со мной шутить нельзя? - Услышала она. - Твой брат тоже хотел всех перехитрить, но ничего не вышло. Этот идиот даже вздумал меня шантажировать! Вот ведь дурак! - Алексей Леонов, а говорил это именно он, злобно хохотнул, - Впрочем, скоро ты сама встретишься и поговоришь со своим братиком...

- Я отдам вам видео, - Ника огляделась по сторонам - в машине не было Димы! В ней сидели только Алексей и трое вооруженных кавказца, которые плотоядно поглядывали на девушку.

- Отдашь, конечно, кто бы сомневался. А если будешь сопротивляться, мои ребята знают, как им действовать...

- Алекс, когда она отдаст тебе диск, ты не подаришь нам эту девочку? - Неожиданно спросил бородатый кавказец, который сидел рядом с Никой, - Мы бы могли с ней неплохо поразвлечься!

- Да без проблем, Ваха, она всё равно уже не жилец...

Все четверо громко загоготали, после чего кавказцы начали о чём-то спорить между собой на своём гортанном языке, а Ника, сжавшись от страха, пыталась вспомнить молитвы, которым когда-то её учила покойная бабушка. Кажется, одну вспомнила...

"Отце наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё, да приидет царствие Твоё... да будет воля Твоя и на земле, как и на небесах... - одними губами шептала девушка, искренне веря, что в такой страшный для неё момент только Бог может её спасти. Если, конечно, сможет. Если он вообще может кого-то спасти...

- Чёрт! - Услышала она рядом с собой, - Аслан, мы же не проедем! Там дождь стеной! Давай, аккуратнее, у нас мало времени!

Они, кажется, всё-таки вывернули на главную улицу, но Ника сейчас ничего этого не видела, она сидела, закрыв глаза, повторяя снова и снова выученную в детстве молитву. И вдруг сидящий рядом с ней кавказец потянул её к себе, пытаясь сорвать с неё дождевик.

- Ваха, потерпи полчаса! - Буркнул на него Алексей, - Сейчас притащит она нам диск и всё, можете делать с ней всё, что хотите...

Машина опять затормозила, видимо, угодив в огромную лужу, и в этот момент Ника, откинув в сторону руку нетерпеливого бородача, быстро кинулась к двери. Она была открыта, и девушка, совершенно не думая о том, что может произойти с ней в будущем, буквально на ходу выпрыгнула из машины, упав на газон, находившийся возле проезжей части.

- Бежать! И звать на помощь! - Приказала самой себе Ника, пытаясь быстро подняться с газона. Но тут машина остановилась и чеченцы, забыв о том, что они находятся на центральной улице города, начали стрелять, пытаясь попасть в девушку.

- Только не вздумай убить эту дуру! - Закричал Алексей и тоже выскочил из машины, как вдруг с противоположной стороны улицы до них донеслись другие выстрелы, которые предназначались явно не для Ники, а для её преследователей.

Быстро сообразив, что это её телохранители, которых так и не удалось нейтрализовать бандитам Алексея, девушка, как можно сильнее пригнув голову к земле, быстро поползла по мокрой траве подальше от перестрелки. Дождь начал стихать, и видимость улучшилась. И тут Ника увидела, как все трое чеченцев, которые ехали вместе с Алексеем, без движения разбросаны по асфальту. Судя по тому, как неестественно были вывернуты их конечности, девушка сразу поняла - бандиты мертвы.

- Проклятые! - Кричал Алексей, который остался в полном одиночестве, - Вы не возьмёте меня! Если вы будете стрелять в меня, я убью её...

Однако он не успел выполнить свою угрозу. Пуля, вылетевшая с другой стороны улицы, попала ему в грудь, и он тут же рухнул на траву, захлёбываясь собственной кровью.

- Ты умрёшь также, как умер мой брат, - подползая к нему, жестоко прошептала Ника, - проклятый убийца, проклятый...

- Я... я... велел убить твоего брата, он меня шантажировал, но... - с трудом произнося каждое слово, прохрипел умирающий Леонов, - Я... я... Это не я... Всё сделал он... Мой брат...

- Дима? Это был Дима?! - Ника начала трясти Алексея, пытаясь добиться от него окончательного ответа, - Дима убил Андрея? Это он? Он?!

- Девушка, бесполезно, - телохранитель, который уже успел оставить свой автомат, пытался оттащить её от тела Алексея, - он умер! Пуля попала в сердце, при таких ранениях живут всего несколько секунд.

- Он так и не назвал мне имя убийцы моего брата, - процедила Ника, с ненавистью глядя на лежавшее перед ней раздробленное тело Алексея, - но я уже и так всё поняла. Убийцей моего брата был Дима! Что ж, - она как-то странно заулыбалась, глядя на выходящее из-за туч солнце, - теперь я получила то, что к чему стремилась изначально. Я хотела стать Эдмоном Дантесом, перевоплотившегося в Графа Монте Кристо, чтобы вершить свою месть. Моя месть свершилась. Почти свершилась...


Глава 11.

Полиция, забрав тела троих чеченцев и Алексея, долго допрашивала Нику и её телохранителя, который тоже был ранен. Руслан рассказал всё честно - богатая женщина, некая Евгения попросила приглядывать за племянницей, которая переехала в этот город с целью найти убийцу брата. Вскоре всплыл и диск с записью подпольного казино Алексея. А Ника сама дала показания о том, что брат перед смертью назвал убийцей одного из сыновей Леонова, после чего обыск начался в самом доме Леоновых...

- Они нашли доказательства? - Спросила Ника, сидя напротив Жени, которая, узнав от Руслана все подробности той бойни, сразу же прибыла в Н-ск. - И где Дима? Его арестовали?

- Димы и след простыл, - покачала головой Женя, подавая племяннице чашку с успокоительным отваром, - он сбежал, ещё до приезда полиции... Забрал только свой загранпаспорт и деньги из сейфа!

- А Полина? Что она видела?

- Видела, что оба брата были очень встревожены. Быстро собрались и уехали куда-то вместе. Видимо, этот негодяй Дмитрий Леонов не решился ехать к тебе, предпочёл первым смотаться из города...

- Конечно, а меня отдал брату и его головорезам! - Горько усмехнулась Ника, - Видимо, они планировали получить диск и сбежать с ним за границу, а меня бы просто убили бандиты, которым Алексей хотел отдать меня сразу после получения диска.

- Руслан сработал оперативно! Не зря он прошёл специальную подготовку! Когда бандиты Леонова попытались нейтрализовать его, он прикинулся мёртвым, а сам поехал за ними... за вами то есть, вынув надёжно спрятанный автомат Калашникова... У бойцов Алексея, как и у него самого, такого оружия не было.

- Но что с Димой? Его арестуют? Уже доказано, что убийца - он?

- В его вещах нашли тот самый платок Андрея, который он выкрал у тебя, а также всё досье на тебя... Видимо, они вместе разработали это нападение на тебя. Планировали, как нейтрализовать телохранителей и добраться до видео... И ещё в личных вещах Дмитрия Леонова была найдена фотография Андрея с Оксаной Грищенко, сделанная им, разумеется, втайне от этой парочки!

- Так, значит, Дима всё же мстил за Оксану! - Ника резко вскочила со стула, - А ведь он мне клялся... Клялся, что ему плевать на неё, что он никогда не интересовался её отношениями с Андреем!

- Они действовали сообща! Помощники Алексея, работавшие с ним в подпольном казино, на допросе признались, что Андрей шантажировал Алексея этой записью. И тот решил убить его. Но потом, как признался один из доверенных людей Леонова, тот сказал, что у него есть человек, который по личным причинам ненавидит Андрея. И именно он выступит в роли киллера, причём абсолютно бесплатно. По словам работников казино, в тот вечер, когда был убит твой брат, Алексей был в казино, но то и дело кому-то звонил и был чем-то обеспокоен...

- А Дима? У него есть алиби?

- Вот у него-то алиби, как раз, и не нашлось. На работе сказали, что в тот вечер он уехал пораньше, сославшись на какие-то срочные дела, дома его тоже не было весь вечер. Как сказала домработница и его младший брат, он вернулся почти на рассвете...

- Значит, мы были правы. Мы изначально шли не по ложному пути, как я подумала. Дима убил Андрея, желая отомстить тому за связь с Оксаной. А также помочь своему брату убрать свидетеля. Господи, а ведь я поверила ему! Поверила, что он хочет помочь мне! Что он хочет посадить Алексея, невзирая на то, что тот - его брат.

Мудрая Женя молча наблюдала за племянницей, решив ничего не высказывать насчёт того, что она заранее её предупреждала об этой опасности. Но какой смысл сейчас её в этом упрекать? Девушка влюбилась, первый раз и по-настоящему, а этот мерзавец, пользуясь этим, успешно запудрил ей мозги, заставив поверить, что абсолютно не в курсе произошедшего с Андреем. Что ж, надо радоваться и благодарить Бога за то, что девушка осталась жива и невредима. А душевные раны со временем затянуться, только не нужно часто напоминать ей о случившемся.

Вечером, когда Ника уже укладывалась спать, Женя заглянула к ней с предложением о переезде в Канаду.

- Канада? - Ника равнодушно пожала плечами, - Я как-то и не думала об этом...

- Мы могли бы пожить там какое-то время, дорогая. Я бы показала тебе Торонто - это красивейший мегаполис Северной Америки, Ниагарский водопад, затем отправились бы в Квебек - там представлена немного иная Канада, с французским налётом. Ну, и Ванкувер, конечно - там такая невероятная природа, что кажется, будто ты на другой планете. Тебе сейчас это просто необходимо - побыть вдали от этого города и кардинально сменить обстановку.

- Но мы бы могли вернуться в Москву, как и планировали, - недоуменно пожала плечами Ника.

- Да успеем мы ещё в Москве побывать, дорогая. Что ты забыла в этой Москве? Я предлагаю поехать в прекрасное место, где ты забудешь обо всех невзгодах, что обрушались на тебя здесь. Во время путешествия по новой, интересной для тебя стране ты отвлечёшься, забудешь обо всём, что здесь произошло... Ну, неужели тебе совсем не хочется посмотреть мир?

- Сегодня началось лето, первый летний день, - будто бы не слыша того, что говорила её тётка, прошептала Ника, подходя к окну. Она опять смотрела на разноцветные квадратики окон в соседних домах и ОПЯТЬ искала в них Диму! Где он сейчас? Вспоминал ли он хоть раз о ней, о той, которая так его любила и которую он своими руками послал на смерть?

- Ты думаешь, он сбежал из Н-ска? - Спросила Ника, продолжая смотреть в темноту наступающей ночи. - И даже уехал из страны?

- Очень даже возможно! Говорят, что у него были с собой деньги! Сделал поддельные документы и скрылся где-то за границей. Но ты не думай о нём, дорогая, я очень прошу. Забудь его. Теперь он уже точно никогда не появится в твоей жизни!


...Прошло ещё несколько дней, первых дней наступившего для средней полосы России лета. Для кого-то, например, для всех без исключения школьников, получивших, наконец-то, долгожданную свободу от надоевшей школы и уроков, эти весёлые тёплые деньки пролетали со скоростью света - хотелось подольше погулять, сбегать с друзьями на речку, а день-то уже заканчивается! Многочисленные отдыхающие на различных курортах мира тоже, наверное, с ужасом ловили себя на мысли, что подходит к концу ещё один день долгожданного отпуска. Ох, а осталось-то всего ничего... А сколько ещё планов не выполнено! Посетить ещё одну экскурсию, купить подарки для домашних, получше загореть, побольше поплавать! Но деньки летят, как будто их кто-то гонит! Закон подлости, иначе не скажешь!

И только Ника Смирнова ничему в эти дни не радовалась, ничего не планировала и, уж тем более, совершенно не огорчалась тому, что первая неделя наступившего лета уже подходит к концу. Женя опять что-то говорила ей про путешествия, про Москву, и в итоге Ника сдалась - да, ей больше нечего делать в этом городе. Ничего, кроме грустных воспоминаний, у неё здесь не остаётся.

- Значит, завтра едем в Москву, - обрадовалась Женя, - отлично, первый шаг сделан! Там, в Москве, я уж точно не дам тебе сидеть в депрессии и скучать дома...

- Хорошо, тогда я прямо сейчас начну собираться, - ответила Ника и удалилась в свой номер - теперь они жили в отеле, который по меркам Н-ска считался пятизвёздочным, и именно здесь останавливались все заезжие миллионеры и знаменитости.

Открыв на кровати свой чемодан, Ника начала неторопливо загружать туда свои вещи, думая о том, что по приезду в Москву ей понадобится в первую очередь. От этого занятия её отвлёк писк мобильного, который она всё это время держала при себе, в кармане своих джинсов.

"С чего вдруг я так волнуюсь? - Подумала Ника, беря в руки мобильный и отмечая, что ей звонит незнакомый номер, - Неужели, я всё ещё жду, что он... Нет, он не позвонит! Никогда! И зачем ему звонить? Чтобы извиниться? Узнать, что я чувствую после такого предательства? Поинтересоваться, продолжаю ли любить его?"

- Алло! - Ответила она, - С кем я говорю?

- Диана? Это Игорь. Да... Леонов. Это я... Ты не узнала меня? Но ты же сама дала мне номер мобильного...

"Господи, он скорее всего ничего не знает, - пронеслось в голове у Ники, - он по-прежнему называет меня Дианой и не знает ничего о том, кто я и что произошло на самом деле!"

- Я хочу, чтобы ты приехала ко мне, - продолжал тот, - я очень скучаю по тебе. Алексея теперь нет, папы нет... Дима исчез. Я совсем один, Диана! Приезжай, прошу тебя, иначе я просто сойду с ума!

Услышав в трубке его рыдания, Ника совсем растерялась. Нет, ей нужно напоследок поговорить с Игорем, а также с Полиной! Ведь только Полина может уговорить Игоря отправиться на лечение, а также свяжется с его грузинскими родственниками, которые, как говорил Дима, обещали ему помочь.

- Хорошо, я обязательно приеду! - Быстро ответила она, - Жди меня, я буду через полчаса.

Быстро собравшись, Ника хотела предупредить тётю о своём внезапном отъезде, но Жени в номере не оказалось - похоже, она ушла в салон красоты, а это означало, что в ближайшие часы её лучше не ждать и не искать даже по мобильному. Посчитав, что она может вернуться даже раньше Жени, Ника быстро поймала такси и направилась к дому Леоновых.

Дверь ей открыл сам Игорь, который выглядел просто ужасно - бледный, небритый, в несвежей одежде, с дрожащими руками, он то и дело заикался и начинал всхлипывать.

- Где Полина? - Спросила девушка, когда они прошли в гостиную, - Мне хотелось бы с ней поговорить.

- А, Полина... Уехала она, в деревню. Недалеко тут, всего полчаса езды вроде. У неё там сестра живёт. Но ты садись, садись! Я сам сейчас что-нибудь тебе приготовлю!

Он вернулся быстро, неся на подносе два бокала с каким-то напитком. Как оказалось, это был клюквенный морс, который приготовила Полина незадолго до своего отъезда.

- Прекрасно! - Призналась девушка, глотая прохладный напиток, - На улице становится жарко, а для жары морс самое то, что нужно!

- Пей, пей, я ещё сейчас принесу, - Игорь вдруг стал более спокойным, а его лицо порозовело и приобрело более здоровый вид.

- Всё, хватит, - выпив всё, до последней капли, сказала Ника, - так когда приедет Полина? Я просто не могу её долго ждать, а мне нужно бы с ней поговорить...

- Скоро уже приедет, не волнуйся, - Игорь выглядел так спокойно, что Ника просто не верила своим глазам. Совсем недавно это был растерянный, напуганный всем происходящим вокруг него человек, которому необходима была поддержка близких людей. А, возможно, и помощь психиатра. Но сейчас он менялся буквально у неё на глазах.

- Как ты себя чувствуешь? - Спросила она, не скрывая своего волнения, - Тебе очень плохо?

- А как же мне ещё себя чувствовать, Диана! Мой отец покончил с собой, брата убили в перестрелке какие-то бандиты, а другой брат оказался убийцей и сбежал... У меня осталась только Полина! А также ты, Диана...

Он протянул к ней руки, пытаясь обнять, но Ника резко встала, понимая, что все эти объятия сейчас абсолютно ни к чему. Они видятся последний раз. И Игорь обязан об этом узнать.

- Я... я пришла сказать тебе, что... - Она совсем растерялась, ища подходящие слова, чтобы не так больно ранить его подобной новостью, - Игорь, я очень надеюсь, что у тебя всё будет хорошо, ты - очень талантливый парень и... Ты не виноват в том, что натворили братья. Они...

Ника не договорила. Неожиданно у девушки начал заплетаться язык, всё тело стало будто ватным, и в этот момент она поняла, что вот-вот потеряет сознание. "Наверное, это от жары, не надо было ходить без головного убора под таким солнцем..." - это были её последние мысли перед тем, как она совсем отключилась.

Она открыла глаза не сразу. Поначалу вокруг была темнота, но она уже ощущала своё тело. И ей было как-то очень неудобно. Она лежала, это было абсолютно точно, но её рук не было рядом с ней. И она не могла ими свободно пошевелить. Но она их ощущала, причём она ощущала резкую боль не только в самих руках, но и в плечах, шее, голове.

"Что со мной? - Подумала девушка, всё ещё не в силах открыть глаза. - Я общалась с Игорем, потом, кажется, был обморок... Где я сейчас? Где?"

Она прислушалась, но вокруг неё была абсолютная тишина. Надо открывать глаза! Быстрее!

Первое, что увидела Ника, открыв, наконец, глаза, было лицо Игоря. Он сидел рядом с ней и молча смотрел на неё. Как будто бы наблюдал за ней, затаив дыхание и не шевелясь. Сама же Ника лежала на кровати, привязанная... О, Господи! Её руки были связаны ремнём и привязаны к изголовью кровати, на которой она лежала!

- Что всё это значит? - Язык у девушки всё ещё заплетался, но эту фразу выговорить она смогла, - Ты привязал мня? Зачем?

- Так нужно, Диана, - он встал и спокойно прошёлся по комнате, - у меня не было выбора. Ведь ты всё ещё любишь моего брата, да? Любишь?

- Но, Игорь...

- Так вот, знай, что он - убийца! И ты его больше никогда не увидишь! Никогда! А я люблю тебя! И ты будешь моей...

- Игорь, ты сошёл с ума! - Туман из головы Ники окончательно выветрился, и теперь она до конца осознала всю опасность сложившейся ситуации. - Отпусти меня! Развяжи мне руки!

- Нет! И не пытайся кричать! Тебя никто не услышит! Никто! - Он перешёл на угрожающий шёпот, но его бледное лицо оставалось спокойным, - Ты должна была быть моей, Диана. Ведь я полюбил тебя, как никогда ещё не любил ни одну женщину... Ты - такая же, как она. Как мама. Вы с ней похожи, - он наклонился и дотронулся до её волос, - только сейчас у тебя почему-то не такие тёмные волосы, как были прежде...

- Я красила волосы! - В ярости крикнула Ника, - И вообще, ты ничего обо мне не знаешь. Моё имя не Диана, меня зовут Ника! И я... Я завтра уезжаю из Н-ска! Навсегда!

- Нет! - Его лицо вдруг исказила странная гримаса, выражающая и боль, и гнев, и отчаяние одновременно, - Ты никуда не уедешь! Я не дам тебе уехать...

- Я уеду, Игорь, - она попробовала говорить с ним спокойно, надеясь, что хотя бы такой тон сможет отрезвить его, - а ты должен начать всё с начала... Забыть о своих братьях, обо мне. Ты бы мог, например, поехать в Грузию, к своим родственникам, в Батуми. Тебе же нравилась Грузия, горы, звёздные ночи...

- Да, мне это очень нравится, но без тебя мне ничего этого не нужно! Я бы хотел поехать туда с тобой... В эти горы... Только ты и я! Представь, как это прекрасно, Диана!

- Я не Диана! Я - Ника, пойми это!

- Мне всё равно! Для меня ты - Диана, и ты должна быть только моей. Не должно быть моего брата, не должно быть никого, - его глаза загорелись каким-то безумным огнём, - ты должна любить меня, Диана, меня...

- Игорь, я... Я не могу любить тебя, - растерянно пробормотала она, лихорадочно размышляя при этом, как сделать так, чтобы он успокоился и побыстрее отпустил её, - послушай, Игорь, может, ты почитаешь мне свой новый роман... Я бы с удовольствием послушала!

- Нет, я не хочу читать тебе роман! Ты должна была любить меня! Меня, а не его, этого гада! Мама приходила ко мне во сне и говорила, что ты полюбишь меня, что ты предназначена для меня, Диана! А мама не ошибается, она меня любит и не стала бы обманывать...

- Да, конечно, - тут же подхватила его мысль Ника, - мама не ошибается. И я действительно тебя люблю. Но иначе, чуточку иначе... Так любят брата, друга...

- Такая любовь мне не нужна! Мне нужна ты, твоё тело! Ведь ты была с Димой, да? Ты спала с моим братом? - Спрашивая это, он буквально сверлил её своими злыми чёрными глазами.

- Игорь, это уже неважно, поверь. Дима предал меня, и я... я больше не люблю его...

- Тогда люби меня! - Он быстро подскочил к ней и прижал к кровати, - Если ты больше не любишь его, то ты должна любить меня! Ведь я так люблю тебя... И никогда, никогда не предам!

- Игорь, не надо, - из глаз девушки брызнули слёзы, - отпусти меня, пожалуйста! Давай поговорим спокойно, давай...

Но он уже не слышал её разумных доводов и уговоров. Навалившись на неё всем своим телом, он уже рвал на ней блузку, и Ника ничего не могла сделать, чтобы помешать ему.

- Какая у тебя красивая грудь... - Прошептал он, наконец, расправившись с блузкой, - я всегда мечтал увидеть женскую грудь, трогать, ласкать её...

Ника отвернулась, прикрыв глаза, из которых, не переставая текли слёзы. На сей раз помощи не будет. Надо просто потерпеть, дождаться, пока ВСЁ закончится.

- Ты будешь моей, - шептал он, загибая её юбку, - наконец-то, я попробую, что такое - близость с любимой женщиной... Я так давно мечтал об этом! Но именно с любимой, а не с теми шалавами, которых предлагал мне Алексей! Они мне были противны, а ты нет... Тебя я люблю, моя Диана, очень люблю.

- Близость должна быть по взаимному согласию, - Ника ещё раз попыталась достучаться до его разума и души, - а то, что ты делаешь сейчас... Это омерзительно! Игорь, одумайся, ты не можешь стать насильником! Это не любовь, это...

Она опять замолчала, мысленно прося Бога лишь об одном - пусть этот кошмар побыстрее закончится. При этом она старалась не встречаться глазами с Игорем, и старалась думать о чём-то хорошем, например, о том, что скоро они с Женей уедут за границу, где она никогда больше не увидит никого из этой проклятой семейки. Семейки убийц и насильников!

- Поздравь меня, Диана, - воскликнул он, когда всё было кончено, - теперь я стал мужчиной! По-настоящему!

- Нет, ты не стал мужчиной, - с нескрываемым отвращением в голосе процедила она, - ты стал насильником! Мерзавцем, трусом, который может взять силой женщину, наплевав на её чувства!

- А кого же ты любишь? - Он опять разозлился, и радость от насильственной близости с Никой у него уже почти прошла, - Убийцу? Ты любишь только убийц, Диана?!

- Да не Диана я... - Она в изнеможении упала на подушки, - Всё, хватит, ты получил то, что хотел, теперь развяжи меня и отпусти... Я прошу тебя.

- Ты считаешь Диму храбрым, героем таким, да? А я для тебя жалкий неудачник, который даже сексом нормально заняться не может? Который вообще ни на что не способен... Да? Ты так думаешь? Говори!

- И Дима, и ты... Вы оба меня разочаровали, - сейчас Ника была искренна, как никогда, - в тебе я видела талантливого интересного человека с глубоким внутренним миром, ранимой душой...

- Но только я не такой, Диана. Ты знаешь, что я тоже убил человека? Да, Диана, я убийца. Но я сделал это, желая спасти честь нашей матери!

- Что? Не придумывай, ради Бога! Развяжи меня лучше, а то очень больно...

- Сначала ты меня выслушаешь, а потом я тебя развяжу, - хихикнул он, глядя на неё совершенно БЕЗУМНЫМИ глазами. Да-да, только сейчас Ника осознала всю серьёзность заболевания Игоря. Нет, он не был просто одиноким, стеснительным, замкнутым человеком со странностями. Он был опасен, очень опасен. Сейчас она не могла ни признать правоту Димы, который неоднократно предупреждал её об этом. Но, увы, она поняла это слишком поздно.

- Я слушаю тебя, - тихо ответила Ника, - кого ты убил? За что?

- Всё это было из-за мамы! Она очень страдала из-за этого мерзавца! И из-за него, и из-за другого... Но сначала я начну с того, первого. Я часто заставал её в слезах, и когда спрашивал, в чём дело, мама говорила, что её сердце разрывается от боли! Потом она убегала, закрывалась в ванной и рыдала там со включенной водой, думая, что я ничего не слышу... А я слышал! Всё слышал! А однажды она звонила какой-то своей подруге, и я подслушал, как она сказала, что... Что этот мерзавец, любовник её, ей жизни не даёт. Что она страдает из-за него и совсем запуталась в своих чувствах. А он давит на неё, но при этом она совсем не уверена в его любви!

Он замолчал, и нервно сглотнув, прошёлся по комнате. Ника молча наблюдала за ним, надеясь лишь на то, что, выговорившись, он успокоится и всё же отпустит её.

- И в тот день она тоже плакала! А потом я пошёл за ней следом и увидел её в магазине, с ним. Они спорили. Я и прежде их видел там, но тогда я всё понял... Когда я вернулся домой, я хотел поговорить с мамой, но она ссорилась с другим мерзавцем, моим отцом! А потом, потом...

Замолчав, он тихо, почти беззвучно зарыдал, пряча от Ники своё заплаканное лицо. Ему было очень тяжело вспоминать то, что случилось в тот вечер, и Ника, стараясь не думать о том, что он сделал с ней совсем недавно, по-прежнему испытывала острую жалость и сострадание к сидевшему напротив неё мужчине.

- А потом я выяснил, кто это был, - сквозь рыдания, заговорил он, - Алёша мне помог... Мы вместе решили наказать это подонка! То есть Алёша сначала был против, но потом я всё же убедил его... План был идеален, Диана.... Я сбегал через чёрный ход, говоря охране, что иду гулять, а сам следил за ним... За мужчиной, который сломал жизнь моей матери.

- Но ведь ты так и не убил его! - Вспомнив рассказ Жени о том криминальном авторитете, с которым у Лилианы был роман накануне её самоубийства, воскликнула Ника. - Он жив, ты не убил его!

- Нет, Диана, я убил его! Я сам, своими собственными руками несколько раз вонзил в него нож! И он умирал у меня на глазах, захлёбываясь собственной кровью...

- Что? - Ника не верила своим ушам, - Кого ты убил? Как? Когда?

- Этого молокососа, к которому мама ходила якобы за покупками, - с нескрываемым презрением ответил тот, - у неё якобы постоянно что-то ломалось, и она ходила в его магазин, встречалась с ним там... Андрей его звали! Алёша показывал мне их фотографии...

- Нет... - От ужаса у Ники потемнело перед глазами, - Не может быть... Это не правда, нет!

- Правда! Он работал в гипермаркете, в самом центре. Продавал всякую технику. Чернявый такой, высокий, с голубыми глазами... Я убил его, Диана! Это было весной, этой весной... Мне помог Алёша... Он тоже следил за этим типом, но убивал его я! Я сам!

"Один из сыновей Леоновых" - эта страшная фраза, словно колдовское заклинание, звучала в ушах Ники. Один из ТРЁХ сыновей! Сын Леонова, который выполнял поручение Алексея, испытывая личную ненависть к её брату!

- Но на этом я, разумеется, не мог остановиться, Диана! Мне понравилось убивать! Конечно, не случайных прохожих на улице, нет, их убивать меня не тянуло... Я хотел убивать тех, кто причинил зло моей матери... И поэтому я решил убить своего отца! Он даже больше того чернявого молокососа был виноват в смерти мамы! И я ждал подходящего момента, чтобы разделаться с ним...

- Ты... ты убил своего отца? - Ника не верила своим ушам, и всё происходящее вокруг казалось ей дурным сном. Нет, она не могла НАСТОЛЬКО ЧУДОВИЩНО ошибиться! Она уже поверила, и умом, и сердцем поверила в то, что Дима убил её брата, и готова была смириться с этой тяжелой для неё правдой. Но что же выясняется теперь? Вокруг неё была ЛОЖЬ, одна сплошная ложь! Ложь, в которой она увязла изначально, считая, что идёт правильным путём!

- Да, я его убил, - с нескрываемой гордостью в голосе ответил Игорь, - но я шёл к своему плану постепенно. Мы вместе с Алексеем его разрабатывали. Так вот, сначала Алёша соблазнил шлюшку Жанну, которая оказалась слаба на передок и с радостью прыгнула к нему постель, - говоря это, Игорь брезгливо сморщился, - потом был тот самый скандал, который Алёша САМ спровоцировал, чтобы уйти из дома. Ну, ты помнишь, да? А помнишь, что случилось дальше? Помнишь?

- Нет, - слабо ответила Ника, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Но просить Игоря отпустить её в туалет было бесполезно, так как ему нужно было высказаться. И на это отлично понимала. Устроив перед ней театр одного актёра, Игорь Леонов от души наслаждался своим так называемым триумфом. Впрочем, именно триумфом он бы и назвал то, что испытывал в данный момент! Он, наконец, победил всех своих врагов! Всех, до единого! Правда, немного разъедало душу то, что Алёша погиб так неожиданно и так несправедливо... А ведь у Алёши были такие планы! Впрочем, не стоит о грустном! Он-то, Игорь жив. И ему, наконец, повезло. Он получил всё, что хотел. Даже Диану. Правда, она твердит, что её зовут Ника, и её волосы теперь вовсе не иссиня-чёрные, как были прежде, а тёмно-каштановые, но всё это мелочи, пустяки. Она обязательно его полюбит. И снова будет Дианой с чёрными блестящими волосами, к которым он так мечтал прикасаться губами, улавливая их тонкий запах экзотических цветов, целовать их. Но сейчас он прикасался к её телу, они были единым целым, и хотя Диана называет это насилием, он, Игорь, уверен, что она просто пока ещё не поняла, как им должно быть хорошо вместе. Но времени у них впереди много, и она ещё успеет оценить его любовь...

- А дальше, - продолжил он, вынырнув, наконец, из своих мыслей и мечтаний, которым, казалось, не было предела, - я отравил его акулу! Да, эта чёртова рыбина сдохла не сама, это я подсыпал крысиного яда в её мясо! Это было первое послание отцу, что скоро придёт его черёд. Жаль, что старый мерзавец так и не понял намёк! Но, ничего, я на этом останавливаться не собирался... Затем я убил Жанну! Да, это я утопил шлюху отца в бассейне! Она была слаба, и мне не составило особого труда немного придержать её под водой, пока она не нахлебалась. А какое наслаждение я получил, поняв, что в её убийстве подозревают отца! Я даже хотел помочь засадить его за решётку, всё представлял, как его там будут унижать, бить, как заставят чистить парашу... Ох, Диана, я бы отдал полжизни, чтобы увидеть это! Но... - Он невесело усмехнулся, - если бы отца посадили, я бы всего этого не увидел! Никто не снял бы мне на видео первые дни пребывания моего папочки за решёткой! Вот я и решил - нет, с ним я должен расправиться своими руками. И смерть я выбрал для этого негодяя достойную. Он умер также, как и мама, которая была вынуждена вынести этот ужас из-за него!

- А предсмертная записка? - С сомнением спросила Ника. - Ведь её написал твой отец! Не мог же ты его заставить это сделать...

- Разумеется, нет! Я сам её написал! Но сначала я задушил этого старого кретина! Ты представляешь, Диана, как же я наслаждался, когда этот гад хрипел, жадно глотая воздух, глазами моля о пощаде. "А ты мою мать пощадил? - Спрашивал его я, сдавливая всё сильнее верёвку на его шее, - Мама умерла из-за тебя! Но тебе всегда было плевать на это! Ты был рад, что она покончила с собой, тебя не волновали её страдания..." А потом он умер. У меня на руках. И я понял, что я отомстил. Есть вещи, которые нельзя прощать, Диана. Этот мерзавец всю жизнь мучил маму, не ценил её, не любил... Он загнал её в петлю, а потом умер также, как и она! Что касается той записки... - Игорь устало отмахнулся, - Я с детства любил копировать чужой почерк! Ведь я много писал, ты знаешь... И потом - гены, проклятые гены всё же сделали своё дело - у нас с отцом всегда был похожий почерк, грех было этим не воспользоваться!

Он замолчал и несколько раз прошёлся по комнате. Ника молча наблюдала за ним, думая лишь о том, что этот убийца вместе со своим братом, таким же убийцей, только более расчётливым, сделали с Димой. Боже мой, Дима! Её Дима! Где он сейчас? Жив ли он вообще?

- Я отомстил всем, - продолжил Игорь, снова остановившись перед ней, - всем, кто разрушил жизнь моей матери, доведя её до самоубийства...

- Нет, ты отомстил не всем, - тихо, но очень жестоко произнесла Ника, глядя ему прямо в глаза. Говорить правду было легче, чем лгать, и только сейчас Ника осознала всю глубину этого банального, как ей прежде казалось, утверждения, - Ты совершил ошибку, Игорь. Очень страшную ошибку.

- Какую? О чём ты говоришь?

- Андрей не был любовником твоей матери, Игорь. Твой брат тебя обманул. Любовником твоей матери был грузинский мафиози, который...

- Нет! Это не правда! Алексей не стал бы меня обманывать! Он тоже хотел справедливости, хотел наказать виновника в гибели нашей матери!

- Но им был не Андрей! Я абсолютно в этом уверена! Андрей не был любовником Лилианы Эристави, а твой брат просто хотел избавиться от него, так как Андрей знал про его тёмные дела и шантажировал его! Вспомни, Алексей ведь сразу не хотел мести, он согласился на неё потом, а по сути он просто обманул тебя, Игорь...

- Кто ты такая? - Игорь всё же перебил её, - Откуда тебе это известно?

- Я - Ника Смирнова, сестра Андрея, - горько усмехнувшись, ответила та, - ты убил моего брата! И сам признался мне в этом...

- Нет! - Схватившись от ужаса за голову, Игорь весь затрясся в накатившей на него истерике, - Ты - та самая... Нет! Нет! Алёша хотел убить тебя! Но он не сказал мне, он не говорил мне...

- Твой брат часто обманывал тебя, Игорь. Да, он хотел меня убить, но в итоге погиб сам. Вы вместе убили моего брата, хотя он никогда и не был любовником твоей матери. Возможно, они и были знакомы, возможно, твоя мама ходила в магазин, где он работал, но её любовником был другой человек! Влиятельный богатый мужчина, мстить которому Алексей никогда бы не стал.

- О, Господи! - Голос Игоря задрожал, - А ведь я только сейчас вспомнил... Тогда, после похорон мамы... Я слышал, как отец говорил о её любовнике! Говорил, что тот приходил к нему с разборками, угрожал ему... Я тогда ничего не понял, подумал, что это всё тот продавец...

- Нет, Игорь, нет! Ты совершил ошибку! Твой брат Алексей обманул тебя! Именно тот мафиози угрожал твоему отцу! Может быть, он действительно любил твою мать, но этого мы уже никогда не узнаем, как и того, почему твоя мать так и не решилась уйти от Михаила Леонова к этому типу... Но одно я знаю точно, Игорь, мой брат Андрей никогда не был её любовником. Ты убил человека, который не был виноват в смерти твоей мамы!

- Нет! Нет! Нет! - Игорь с силой ударил кулаком по весящему на стене зеркалу, которое тут же треснув, разлетелось на множество осколков, - Я убил твоего брата! А Алёша хотел убить тебя нет... Нет! - Медленно опускаясь на пол, он застонал, словно раненный зверь, - Это какой-то кошмар...Кошмар...

- Что вы сделали с Димой? - Это был единственный вопрос, который действительно волновал Нику, - Где он? Вы с Алексеем убили его?

- Это всё, что тебя волнует, да? - Новая волна ярости накатила на Игоря - теперь он был готов на всё, и Ника это отлично понимала.

Он опять набросился на неё, но на этот раз ему хотелось не просто овладеть ею, на сей раз им правило желание причинить ей боль. Понимая, что сейчас он способен даже на убийство, Ника начала изо всех сил бить его ногами, при этом пытаясь освободить хотя бы одну руку.

- Отпусти её, сумасшедшее животное! - Неожиданно услышала она, и через несколько мгновений Игорь уже был на полу, корчась от боли. А рядом с ней стоял... Дима! Весь заросший, грязный, исхудавший, но живой и относительно здоровый - по крайней мере на первый взгляд он явно не был изувечен.

- Что этот урод сделал с тобой? - Он тут же подбежал к Нике и начал развязывать ей руки, - Он, что... Что...

Тут он снова повернулся к лежавшему на полу брату и изо всех сил ударил его ногой. Тот громко завизжал, но Диму это не остановило.

- Получай, мразь полоумная! Как ты посмел тронуть Нику! Получай! - Он наносил ему удары с такой яростью, как будто хотел убить Игоря, - А это за отца... Получай, гад!

- Дима, пожалуйста, не надо, - Ника подбежала к ним, испугавшись, что в порыве ярости Дима всё же может совершить убийство, - он того не стоит, остановись...

- Да, ты права, - ещё раз пнув почти потерявшего сознания Игоря, сказал Дима, - а теперь подай мне, пожалуйста, ремень, которым он привязал тебя - надо связать его, чтобы не вздумал никуда бежать! А сама беги в комнату Жанны, приведи себя в порядок и переоденься...

...Приняв душ, Ника почувствовала, что ей стало значительно легче. Она усиленно смывала со своей кожи запах насильника, хотя она всё ещё помнила прикосновения Игоря, его губы, руки.... "Это всё забудется, - думала Ника, выбирая, что ей одеть из того, что она нашла в вещах Жанны, - Главное, теперь я знаю правду. Я знаю, кто и почему убил моего брата!"

Она быстро натянула скромную тёмно-синюю футболку и джинсовые шорты, выбросив свою одежду в мусорное ведро. Вообще-то, Нике совершенно не хотелось одевать что-либо из вещей покойной Жанны, но в такой ситуации она всё же предпочла надеть их и навсегда расстаться с теми лохмотьями, которые напоминали ей об одном из самых неприятных моментов её жизни.

Когда она вернулась в комнату Игоря, тот сидел на стуле, прочно связанный ремнём. Рядом с ним стояли Дима и другой молодой человек, которого Дима представил, как своего лучшего друга Дениса.

- Эти два преступника, тьфу ты... мои братья, - рассказывал Дмитрий с нескрываемой злобой косясь на связанного Игоря, - увезли меня за город, где вот этот псих сам связал меня и бросил в каком-то заброшенном доме, сказав, что приедет посмотреть, как я буду подыхать! Но так и не приехал, между прочим...

- Как же ты выбрался оттуда? - Взволнованно спросила Ника.

- Случайность, чистая случайность. Извини, но тебе, братишка, не повезло, - он опять слегка пнул Игоря, который молчал, сплёвывая кровь, - какие-то ребята, ну, эти любители заброшек разных, сталкеры или как их там... Короче, они ездят в Припять на экскурсии, да и тут у нас тусуются по всяким заброшенным зданиям. Вот и туда на моё счастье этих ребят занесло. Они поначалу испугались, подумали, что наткнулись на труп, но потом поняли, что я жив (хотя, честно вам скажу, если бы не эти любители экстрима, я бы сейчас уже концы отдал), помогли мне - дали воды, бутерброды, лекарства из своих собственных запасов, с которыми они путешествовали. Также дали мобильный, по которому я с Денисом связался. Тот быстро приехал и забрал меня оттуда...

- Только вот в больницу ты ехать отказался, приятель, - недовольно помотал головой Денис, - а надо бы тебе врачу показаться всё же...

- Прежде я должен был доказать всем, что я не убивал Андрея Смирнова! Денис - мой свидетель. Мы в тот злополучный вечер были за городом, в одном кабаке... Свидетелей найдём, сколько угодно, там многолюдно было. Так что, - он серьёзно посмотрел на Нику, - поверь, я тебя никогда не обманывал. Это всё они...

- Но ведь ты украл у меня платок Андрея, пока я спала! А потом потребовал передать видео Алексею. Почему ты это сделал?

- Да потому, что я хотел тебя защитить! Потому и украл платок! Побоялся, что за этой уликой к тебе могут полезть... А насчёт видео - это меня Алексей заставил! Оказывается, он следил за другом твоего брата, и, увидев, что он общался с тобой, навёл справки и о тебе. А дальше он подслушивал наши с тобой разговоры, следил за нами, наврав всем, что улетел отдыхать в Испанию! Короче, скажу честно, хоть он и покойник уже, но всё равно он тварь! И плевать мне, что он был моим братом! Эта сволочь угрожала, что если я не выполню его просьбу, то они тебя просто убьют...

- Они бы так или иначе убили меня! - Перебила его Ника, вспоминая то страшное утро, когда погиб Алексей и его бандиты, - Он уже планировал передать меня своим кавказцам, сразу после того, как я отдам ему диск!

- Сволочь! - Неожиданно закричал Игорь, который до этого момента сидел очень тихо, не подавая никаких признаков жизни, - Будь он проклят! Он же обещал, он же клялся мне, что как только мы завершим свою месть, то я останусь с моей Дианой... А сам он собирался в Америку смотаться, продав бизнес отца!

- Наш брат-мерзавец обманул всех, Игорь, включая и тебя, - Дима горько усмехнулся, посмотрев на связанного Игоря, - он собирался убить Нику, которую ты считал Дианой, а тебя, скорее всего, он бы отправил в сумасшедший дом, чтобы ты не претендовал на наследство. А, может, и вовсе бы убил. Ты ему был нужен только для одного, придурок, чтобы твоими руками избавиться от мешавших ему людей - Андрея, Жанны, меня и нашего отца. Никакая месть его не интересовала. Просто он хотел заполучить всё состояние отца, которое он намеревался продать и начать бизнес где-то в Штатах. Алексей ведь всегда мечтал уехать из России! И, кажется, он уже нашёл себе партнёров в солнечной Калифорнии, куда планировал уехать, покончив со всеми нами... Вот таким мерзавцем был мой брат! Уж не знаю, в кого он такой уродился, но его не интересовало ничего, кроме собственной выгоды!

- Будь он проклят, - промычал Игорь, - я ненавижу его, ненавижу всех вас!

- Ты должен признаться в своём преступлении, Игорь, - в свою очередь произнесла Ника, - во всех преступлениях. В том числе и в убийстве Андрея...

- Нет, Диана, я не пойду в полицию, - он испуганно замотал головой, - только не полиция, нет...

- Она - не Диана! - Жестко оборвал его Дима, - Она - Ника! Это её настоящее имя!

- Нет, она - Диана, моя Диана... И я не позволю тебе разлучить нас! Она уже была моей, ты понимаешь? Я переспал с моей любимой девушкой!

- Ты изнасиловал её, мерзавец! - Влепив брату пощечину, крикнул ему в ответ Дима, - Она никогда не была твоей по-настоящему, и ты даже представление не имеешь о том, что такое на самом деле спать с любимой девушкой, ублюдок!

На минуту воцарилось напряженное молчание. Каждый думал о своём, обдумывал, что делать и как быть дальше. Ника молча смотрела на Диму, выглядевшего очень уставшим и напряженным, а также на Игоря, который опять, кажется, притих, пытаясь осознать до конца всё то, что он натворил.

- Итак, друзья, у меня для вас замечательная новость - к нам едет полиция, - первым нарушил всеобщее молчание Денис, который всё это время стоял возле окна, - наверное, кто-то им уже сообщил, что ты, Дим, вернулся в город.

- Отлично! Пойдём им открывать! Сейчас вот всё и выясним, - сказал Дима, - и этого идиота возьмём с собой! Денис, помоги мне довести его...

Следователь Громов не был сильно удивлён, увидев перед собой следующую картину - весь заросший, исхудавший и бледный Дмитрий Леонов тащит за собой связанного и избитого Игоря, который при этом особо не сопротивлялся.

- Я приехал, чтобы арестовать вас, Игорь Леонов, - сказал следователь, не дав и рта открыть встретившей его компании, - один из работников казино вашего брата на допросе сознался, что слышал, КОМУ звонил Алексей в тот вечер, когда убили Андрея Смирнова. "Игорь, смотри, не оставляй следов!" - сказал ваш брат ВАМ в тот вечер. Ну, что, будете отрицать?

- Давай, сознавайся! - Тряхнув парня за плечи, крикнул Дима, - Говори правду! Признайся, что ты убил Андрея, Жанну и нашего отца!

- Что? - Следователь изменился в лице и в растерянности посмотрел сначала на Диму, потом на Игоря, - Что тут у вас происходит, объясните немедленно!

- Ничего, - одними губами ответил Игорь, - я... я не знаю, о чём он говорит! Это он, Дима, он всех убил!

- Не мели чепуху, - устало отмахнулся от него старший брат и с угрозой в голосе добавил, - на допросе с тобой никто церемониться не будет, заговоришь, как миленький.

- Так, братья Леоновы, - решительно вставил своё слово Громов, строго посмотрев на обоих, - вы оба меня прилично утомили! Короче, поехали со мной, а там, в полиции, разберёмся, кто у нас убийца. И ты тоже! - Прикрикнул он на Игоря.

- Подождите, - Игорь уже не сопротивлялся, но ему явно нужно было что-то сказать, - Полина... я запер её в подвале! Выпустите её, пожалуйста! Она ни в чём не виновата, она - единственная, кто любил меня в этом доме, кроме мамы...

..Сразу после отъезда братьев и Громова, Денис и Ника поспешно бросились в подвал, где всё это время лежала связанная Полина. Поняв, что всё кончено, и Дима жив, женщина громко разрыдалась на плече у Ники. Денис побежал на кухню - искать успокоительное для обеих женщин.

- Игорёк-то совсем спятил, - рыдая, произнесла Полина, - он был, как сумасшедший, говорил, что творил зло во имя мести за Лилиану... Господи, ужас-то какой! Он стольких людей убил, просто не верится, что Игорь может быть способен на такое! А тебе, Дианочка, надеюсь, он не сделал ничего плохого?

- Нет, ничего, не переживайте, - заверила её Ника, которая решила скрыть от Полины то, что на самом деле натворил Игорь. Девушке было настолько тяжело это вспоминать, что рассказывать об этом постороннем людям она просто не могла. Всё забудется, главное, самой себе об этом часто не напоминать.

- Бедный Игорёк, - продолжала причитать несчастная женщина, - я всё ещё не могу поверить... В него будто бес вселился! Но ты не плачь, дорогая, всё будет хорошо, Дима... он теперь будет свободен. Он не убийца...

"О, да, - подумала Ника, облегченно вздыхая, - я дважды была уверена, что именно Дима убил моего брата, а оказалось, что всё это было ложью. Дима никого не убивал. Он не убийца..."


- Как долго ты ещё намерена торчать в этом захудалом городишке? - Серьёзно спросила Женя, глядя на сидевшую напротив племянницу, - Твой загранпаспорт уже готов, и мы можем хоть завтра лететь за границу! А в Москву могли были уже давно уехать...

- Я не могу, Женя, не могу. Пойми, я бы не смогла так вот сразу после всего случившегося гулять, как ни в чём не бывало по Москве или, тем более, ехать за границу, - Ника встала с дивана, на котором они сидели вместе с тёткой, и прошлась по комнате, - ну нет у меня никакого желания куда-то ехать... Как ни странно, но сейчас мне легче пережить всё это здесь, в Н-ске! Я съездила в свой родной городок, увидела старых знакомых, побыла в своей квартире, навестила могилы моих близких... Это действительно мне очень помогло. Я как будто вернулось в прошлое, в котором ещё не было этого кошмара!

- Но сейчас тебе уже лучше? Или ты всё ещё вспоминаешь о том, что... Ну, ты поняла, о чём я.

Ничего не ответив, Ника тяжело вздохнула, и её лицо заметно погрустнело. Да, поначалу она не хотела говорить тётке о том, что сделал с ней Игорь, но потом, поняв, что больше не в состоянии носить этот груз в одиночку, вечером, за чашкой чая, она всё же поделилась с Женей тем, что доселе не рассказывала никому, даже следователю Громову.

- Извини, - заметив, как на лицо девушки набежала тень, произнесла Женя, - я же обещала - не напоминать тебе об этом.

- На самом деле мне уже легче, - откровенно призналась Ника, присев на краешек подоконника, - особенно после того, как я сделала тест на беременность. Ты знаешь, я боялась, что... Но теперь я абсолютно спокойна. Я не беременна ни от Игоря, ни от Димы.

- А от Димы ты тоже не хотела быть беременной? Если бы ты была уверена, что ребёнок от него.

- Не знаю, - неуверенно передёрнула плечами Ника, - конечно, это не было бы так ужасно, как если бы я была беременна от этого... Но с другой стороны сейчас я не готова к тому, что бы быть беременной от кого бы то ни было. Делать аборт я не хочу, а рожать... Ладно, - она отмахнулась от неприятной темы, - не стоит больше об этом.

- Ты права, - кивнула Женя, которая уже клевала носом - несмотря на то, что на улице было ещё достаточно светло, стрелки на часах неумолимо двигались к полуночи, - пожалуй, я пойду спать. Давай, спокойной ночи, дорогая.

Оставшись в одиночестве, Ника опять задумалась о том, что недавно с ней произошло. К счастью, психологическая помощь, как часто бывает в случаях с изнасилованием, ей не понадобилась - её не мучили кошмары, а главное - она спокойно реагировала на других мужчин, не чувствую никакого страха или стыда перед ними. Единственное, что как-то мерзко разъедало душу, было воспоминание о том, что Дима, именно Дима первым узнал о том, что сделал с ней Игорь! Он видел её в разорванной одежде, униженную, растоптанную. И хотя потом он сам несколько раз звонил ей, желая поговорить, девушка довольно быстро завершала этот диалог, давая понять ему, что говорить им теперь не о чем.

"Не будь дурой снова, - как всегда недовольно ворчал голос её разума, - он же тебя любит! Он спасал тебя, рискуя собственной жизнью! И то, что сделал его брат-негодяй для него не имеет никакого значения!"

"А вдруг всё же имеет? - Отвечала Ника назойливому голосу, который своими советами и ехидными комментариями порой доводил её до белого каления, - Вдруг ему будет противно быть с женщиной, которая... которую..."

"Он - настоящий мужик! А настоящие мужики понимают, что это произошло не по твоей воле, что твоей вины во всём этом нет ни грамма! Так что оставь ты свои страхи и позвони ему! Давай, пока не поздно, звони..."

И всё-таки она позвонила. И он, как показалось Нике, был очень обрадован её звонком. Предложил встретиться в его новой квартире, где он жил теперь, после всего случившегося.

- Нет, если ты не хочешь встречаться наедине, то можем встретиться в кафе, например, - быстро добавил он, уловив её смятение.

Но она согласилась поехать именно в квартиру. Страха остаться наедине с Димой у неё не было, а вот сидеть в душном и шумном кафе ей сейчас хотелось гораздо меньше. Да и ехать было недалеко - всего пару остановок на троллейбусе. Дима снял квартиру в самом новом районе Н-ска, там где не было ни одной панельной "хрущевки" или "брежневки" - одни высотки с огромными окнами, застекленными балконами и красочными детскими площадками в небольших, ещё совсем не озелененных дворах. Димина квартира располагалась на восемнадцатом этаже, и едва войдя в неё, любопытная Ника тут же побежала к окну, ведь отсюда весь город был виден как на ладони! А чуть поодаль, за разноцветными крышами домов, тонкой серебристой тесемочкой извивалась река, окруженная чёрными островками начинавшегося леса. Но особенно красиво сверху смотрелся старинный собор, расположенный в центре города, чьи огромные золотые купола сверкали в лучах спускавшегося к линии горизонта золотисто-оранжевого солнца.

- На закате будет ещё красивее, - произнёс Дима, протягивая девушке бокал с прохладным виноградным соком, - впрочем, ты сама можешь в этом убедиться, если согласишься остаться...

- Ты, правда, этого хочешь? - Она сделала глоток сока, - Чтобы я осталась с тобой?

- Почему бы и нет? Я так соскучился по тебе... Ника, - он с трудом назвал её настоящее имя, - я так хотел быть с тобой всё это время, но не настаивал, понимал, что тебе нужно время...

- И ты согласен быть со мной после того, что... сделал твой брат? - Говоря это, она всё же набралась мужества посмотреть ему в глаза. - Ведь ты видел, что...

- Это никак не влияет на мои чувства к тебе, дорогая, - уверенно произнёс он, - просто я боялся, что ты ещё не оправилась от случившегося и потому... Ладно, оставим эту тему. Я сейчас хочу забыть прошлое, вычеркнув его навсегда из своей жизни. Поэтому я продаю наш дом, затем продам бизнес отца...

- Ты всё-таки хочешь перебраться в Москву?

- Возможно, - он равнодушно пожал плечами, - может, и туда, а может, и куда ещё дальше...

- А... Полина? - Неожиданно спросила Ника, - Что с ней? Я всё как-то не решаюсь с ней связаться с тех пор.

- Она была в санатории на Волге, отдыхала. Разумеется, я ей всё оплатил. Предлагал поехать на юг, к морю, но она не согласилась. В общем, выбрала, что поближе и в нашей климатической зоне. А сейчас она переехала к родственникам в какой-то городок, в соседней области... У них ребёнок родился, кажется, её внучатый племянник, вот они её и позвали. Недавно звонила мне - говорит, что ей там очень хорошо! Дом у них огромный, семья хорошая... Короче, она всем довольна, хотя признаётся, что немного скучает по старым временам.

Он замолчал и, сделав несколько глотков из своего бокала с соком, подошёл к окну, из которого открывался чудесный вид на весь город и, всматриваясь куда-то вдаль, добавил:

- Мы все ещё долго будем вспоминать прошлое, ведь хорошее забыть намного сложнее, чем плохое. Как бы там ни было, я очень часто вспоминаю своих братьев, как мы были детьми, как играли вместе... Нет, не стоит об этом, - он резко обернулся и посмотрел на стоявшую рядом Нику, - зря я снова заговорил об этом, прости.

На это она ничего не ответила, лишь молча смотрела на него и думала, что он всё также хорош, как и тогда, почти год назад, когда судьба впервые столкнула их на набережной Адлера. Только похудел немного - скулы обострились, а нос, и без того необычной формы, как у настоящего грузина, стал ещё крупнее, и глаза ещё больше потемнели на бледном лице.

"Но я всё ещё его люблю, - думала Ника, наблюдая за тем, как Дима допивает свой сок, молча глядя на неё, - и всё произошедшее на мои чувства никак не повлияло. Сейчас, глядя на него, я понимаю, что я действительно люблю этого человека. Люблю таким, какой он есть. И готова принять его со всеми его недостатками..."

Внезапно хлопнула входная дверь. Дима, быстро поставив бокал с недопитым соком на подоконник, бросился в холл.

- Надеюсь, ты тут не сильно скучал, - услышала Ника нежный женский голос, - а я тут тебе тортик принесла. "Наполеон", твой любимый...

- Нелли... - Дима растерянно смотрел то на стоявшую перед ним жену с тортом в руках, то на Нику, - Ника, это... Нелли, моя... жена, - с трудом произнёс он, - а это Ника, она...

- Очень приятно, - быстро произнесла стоявшая в холле блондинка, которая тут же разулась и по-хозяйски прошла на кухню, - значит, ты опять ничего не ел сегодня... Безобразие, Дмитрий Михалыч!

Ника молча смотрела на эту сияющую, словно чистый бриллиант, женщину, порхавшей точно яркая бабочка по полупустой Диминой кухне, на которой ощущался дефицит посуды и прочих кухонных принадлежностей. Как же красива эта женщина! Таких женщин Ника прежде видела лишь на обложках глянцевых журналов, но как-то не до конца верила, что в реальности эти модели с обложек выглядят также сногсшибательно. А вот Нелли да! Идеально ровный загар по всему телу, идеальные белокурые локоны, ослепительная улыбка, как у звезды Голливуда... А какая фигура, у Ники аж дыхание перехватило от зависти! На такой фигуре её небольшой тёмно-вишнёвый топ и такого же цвета мини-юбка смотрятся просто умопомрачительно! Наверняка, все мужчины в городе уже давно вывихнули себе шеи, оглядываясь на эту совершенную, без единого изъяна, красоту!

"Теперь понятно, почему Дима так долго не мог её забыть, - пронеслось в голове у Ники, - да и вообще... с чего я взяла, что он её ЗАБЫЛ?"

Дима и Нелли, тем временем, начали резать торт, негромко разговаривая между собой. Разговор был явно приятным, так как оба то и дело весело смеялись.

- Ну, я, наверное, пойду, - совсем растерявшись от неожиданности, сказала Ника, - не хочу вам мешать...

- Ника, ты... постой! - Дима бросился следом за ней в холл, где девушка быстро обулась, схватила сумочку и уже направилась к выходу, - Я понимаю, что вышло неожиданно, но Нелли приехала недавно и...

- Да ничего, Дима, правда, пустяки, - Ника попыталась натянуть на лицо радостную улыбку, - я же собственно зачем приходила... Рассказать, что... в общем, мы с тёткой скоро уезжаем. За границу...

- Правда? - Он был так искренне удивлён, что в какой-то момент Ника даже пожалела о своих словах. Разумеется, ничего такого она говорить ему не хотела, но приход Нелли спутал все карты. "Может, он всё-таки попросит меня остаться? - Призрачная надежда всё-таки теплилась в её душе, - И тогда я признаюсь ему, что это не правда, и я готова следовать за ним хоть на край света!"

- Куда собираетесь? - Спросил он, то и дело оглядываясь в сторону кухни, где продолжала хозяйничать красотка Нелли.

- Мы пока не решили... Сначала в Европу, потом в Канаду, наверное, - Ника сочиняла на ходу, - Документы уже почти готовы, так что скоро улетаем!

- Конечно, - растерянно кивнул он, - тебе сейчас это необходимо - сменить обстановку, отвлечься. Что ж, удачного тебе путешествия и...

- Дима, ну, почему ты даже чай заварить сам не можешь?! - Его оборвал на полуслове воркующий голосок Нелли, - Тебе какой чай заваривать - чёрный или зелёный?

- Я сейчас приду, Нелли, подожди, - неохотно отозвался он, а потом сразу перевёл взгляд на Нику, - что же... ещё раз желаю... впрочем, - он замялся, - я...

- Ничего, Дима, я понимаю! Давай, забудь обо всём плохом и думай только о хорошем... И я постараюсь! Ну, всё, пока! Полине привет передавай!

С такими словами она выскочила за дверь и уже едя в лифте, где немного отдышалась и пришла в себя, девушка произнесла, подводя итог всего увиденного:

- Он сделал свой выбор. Что ж, пусть он будет счастлив...


Глава 12.

- Даже не верится, что сегодня на календаре первое ноября, - рассмеялась Женя, усаживаясь за столик напротив племянницы, - здесь, в Барселоне, такая прекрасная осень!

- О, да, - воскликнула Ника, двигая к себе огромную порцию настоящей испанской паэльи. Поначалу, когда они только приехали в Испанию, девушка даже пугалась таких порций - этим же пятерых взрослых людей можно накормить, а у испанцев эта порция на одного человека! Но потом ничего, привыкла. Правда, боялась сильно поправиться, но постоянные прогулки и купание в прекрасном Средиземном море очень благоприятно сказывались на фигуре Ники, и потому с лишним весом у неё не возникло никаких проблем. "У тебя теперь вид здорового человека, а не заморыша голодного! - Смеялась над ней Женя, каждый раз когда Ника придирчиво рассматривала себя в зеркале, - И не переживай - лишние калории мы сжигаем активным отдыхом, так что ни в чём себе не отказывай, дорогая! Ешь, пей всё, что душа желает!"

- Завтра мы с Хулио уезжаем в его родной городок, - сообщила Женя, при этом не скрывая своего счастья, - он находится чуть южнее Валенсии... Мой Хулио говорит, что это настоящий рай на земле! А сколько там сейчас апельсинов... И ещё он попросил меня не забыть свой купальник! В том регионе по его словам находится самый тёплый участок моря на всей материковой Испании. Так что, если не будет дождя, я с удовольствием поплаваю!

- У вас с Хулио действительно всё серьёзно? - В свою очередь спросила Ника. - Хотя о чём я спрашиваю, я же сама видела, какими влюблёнными глазами он на тебя смотрит!

- О, да, а как красиво он меня называет! Эухения! - Женя рассмеялась, потянувшись за своим бокалом с неизменной каталонской сангрией, - Он самый настоящий испанец! Темпераментный и очень романтичный!

- Почти как его тёзка, Иглесиас!

- Даже лучше! Хотя Иглесиас, конечно, тоже хорош, но мой Хулито это настоящее сокровище! Кстати, - лицо Жени вдруг приобрело серьёзное выражение, - мы с Хулио серьёзно намерены найти тебе пару. Хватит уже тебе, Ника, скучать тут в одиночестве...

- Да я и не скучаю, - рассмеялась Ника, вспоминая их многочисленные путешествия и прогулки по Барселоне и окрестностям, - а потом, не забывай, Женя, я же учусь!

Это было правдой - вот уже два месяца Ника серьёзно занималась английским на языковых курсах в Барселоне, а также начала учить испанский, который, по словам Жени, в скором времени может догнать английский по популярности и распространенности в мире. Конечно, находилось время и для развлечений. В Барселоне они были с начала лета и за всё время пребывания в этом чудесном городе объехали почти всю Каталонию, посетив все основные достопримечательности этого региона Испании - известный монастырь Монтсеррат , расположенный в необычных по своему виду горах, город на воде, прозванный по сей причине "испанской Венецией" - Эмпурия Брава, чудесный ботанический сад, расположенный на вершине высокой скалы в курортном городке Бланес, теаатр-музей Сальвадора Дали в Фигейросе, а также побывали в знаменитом испанском аналоге Диснейленда - Порт Авентура. Разумеется, выезжали они и за пределы Каталонии - например, посетили Валенсию, которая поразила Нику своим ярким контрастом традиционной испанской архитектуры с ультрасовременным Городом искусств и наук, напомнившим ей строения из фантастических фильмов о далёком будущем. В своей следующий уик-энд они посетили юг Франции - сначала посмотрели старинный городок Каркассон, в знаменитой крепости которого были сняты многие известные фильмы про средневековье, а затем отправились в блистательную Ниццу - жемчужину Лазурного побережья Франции. Побывали они и в Монте-Карло, но от посещения тамошних казино Ника наотрез отказалась - всё, что было связано с игорным бизнесом пробуждало в ней неприятные воспоминания, тревожило недавние, ещё плохо зажившие раны. Но всё же время лечило, и вся боль, пережитая ею в первой половине этого года, постепенно уходила в прошлое, уступая место новым, более ярким и приятным чувствам и эмоциям.

"А было ли это вообще? - Думала Ника, в очередной раз гуляя по Готическому кварталу Барселоны, - Был ли в моей жизни Дмитрий Леонов? Или всё это мне просто показалось, приснилось..."

И всё же ночами, оставаясь наедине со своими воспоминаниями, девушка то и дело думала о том, как сложилась жизнь её любимого и счастлив ли он сейчас, находясь вдали от неё. Счастлив, наверное, тут же внушала она самой себе, приводя при этом вполне логичные обоснования своего предположения. Ведь он даже ни разу не позвонил ей за все те месяцы, что она провела здесь, в Испании. Ни разу! А это означало одно - он опять с Нелли, а про неё, Нику, даже не вспоминает. Всё закончилось там, в той квартире на восемнадцатом этаже, откуда Ника выходила с разбитым сердцем и рухнувшими надеждами. Их разлучила не ложь, которая оплетала их историю с самого начала, и благодаря которой Ника долгое время считала любимого убийцей, нет... Ложь закончилась, и она была готова забыть о прошлом. В тот роковой вечер, там, в той квартире Ника была готова остаться с ним навсегда. Но появление Нелли в один миг, подобно урагану, разрушило все её планы. Он выбрал Нелли! Он всё ещё любил её, свою жену, которую принял обратно, несмотря на то, что та когда-то сама бросила его ради другого мужчины! Видимо, его любовь была сильнее гордости, и Ника отлично это понимала. Он счастлив с той, которую любил, несмотря ни на что. А она, Ника, скорее всего, была лишь ярким эпизодом в его потерявшей свои краски жизни, в то тяжёлое время, когда Нелли была далеко от него. Но сейчас они вместе, и, видимо, учтя все ошибки прошлого, больше не хотят расставаться, дав друг другу второй шанс.

С моря потянул прохладный ветерок, напоминающий о вступавшей в свои права осени. Оторвавшись от своей паэльи, Ника посмотрела на небо - кажется, зря они с Женей расхвалили погоду, так как с северной стороны на Барселону надвигались серые тучи, не предвещающие ничего хорошего.

- Осень, похоже, добралась и до Каталонии! - С разочарованием в голосе сказала Женя, когда они, сидя в своей уютной квартирке на Барселонете, которую снимали с первого дня их проживания в Испании, смотрели на то, как первые капли начинавшегося дождя смачивали листву апельсиновых деревьев, расположенных прямо под их балконом, - Ещё полчаса назад, когда мы обедали в кафе, было лето, а сейчас на те вам, осень начинается!

Весь вечер Женя собиралась к завтрашней поездке в родной городок Хулио. Изучала погоду в Интернете - к счастью, в тех краях дождей не обещали, поэтому купальник она всё же положила в свою небольшую элегантную сумочку, купленную во время её весеннего вояжа в Милан.

Наутро дождь закончился, но было прохладно и с моря подувал прохладный ветерок. Ника проводила Женю до машины, в которой её поджидал Хулио - высокий импозантный мужчина с густыми чёрными волосами, слегка тронутыми благородной сединой. Помахав им на прощание, девушка решила не возвращаться в квартиру, так как она по-прежнему не выносила одиночества, которое всё ещё давило на неё, пробуждая в ней тяжёлые воспоминания. Поэтому, находясь здесь, в Барселоне, Ника стремилась побыстрее оказаться в толпе туристов, чьи радостные голоса и лица передавали ей своё хорошее настроение, отрывая от щемящей душу грусти...

- Ника! - Этот голос она узнала бы из тысячи, миллионов голосов, - Ника, это ты?

Она оглянулась. Как и тогда, больше года назад на набережной Адлера, он стоял напротив неё, окруженный многочисленными отдыхающими, которые неспешно прогуливались, наслаждаясь прекрасным морским воздухом.

- О, Господи, я нашёл тебя! - Дима бросился к ней, счастливо улыбаясь. - Как же это было непросто, но всё же...

- Ты? - Ника, кажется, только сейчас обрела способность говорить, - Ты здесь? Но...

- Я тебя искал! Нанял частного детектива, но тот схалтурил, сообщил, что ты в Барселоне, а дальше всё... Короче, я сам поехал тебя искать. Уже третью неделю тут ношусь по улицам, скоро уже испанский лучше русского буду понимать, - он расхохотался, - ладно, ерунда всё это... Главное, я встретил тебя!

- Зачем ты искал меня? -Спросила всё ещё не верившая в происходящее Ника, - Ведь ты же с Нелли...

- С Нелли? - Он удивлённо вскинул брови, - Да ты что! Она в Париже, готовится к свадьбе со своим Пьером!

- Что? - Ника опять не поверила своим ушам, - Как это к свадьбе... Она же твоя жена!

- Развелись мы с ней, ещё летом! За этим она тогда и приезжала. Ну, помнишь, когда ты видела её у меня в квартире...

- А я думала... - Ника неожиданно рассмеялась, - Я думала, что вы с ней снова сошлись!

- Да ты что? Она Пьера своего любит до безумия! А я тебя! Мы с ней сейчас просто друзья. Решили забыть всё плохое и время от времени поддерживать общение...

- Но она такая красивая! Неужели, вы с ней ни разу...

- Не спали? Нет, ты что! И вообще, для меня ты в сто раз красивее Нелли! А для неё существует только её француз!

- Тогда почему ты мне ни разу не позвонил? Я-то думала, что ты с Нелли...

- А я не хотел тебя беспокоить, решил дать тебя время. Подумал, что тебе нелегко будет так вот сразу, после всего случившегося... Да и мне было нелегко, если честно. Все эти дела с документами, развод с Нелли, продажа отцовского имущества...

- И где ты сейчас живёшь? Всё-таки уехал из Н-ска?

- Ага, я в Москве квартиру купил. И вложил деньги в один выгодный бизнес... Но работать пока не начал. Решил отдохнуть маленько. Сначала в Грузию сгонял, там пожил у маминой родни, а потом начал тебя искать...

- А ведь я... - На её глазах неожиданно выступили слёзы, - Я ещё тогда, в той самой квартире, куда Нелли пришла, была готова остаться с тобой. И если бы не Нелли...

- Что, правда? О, Господи, какой же я идиот! Надо было сразу понять, что ты просто приревновала, а я-то... Вот я идиот, упустил полгода счастья рядом с любимой женщиной! Но сейчас я надеюсь наверстать упущенное!

...Весь день они бродили по Барселоне, бесстыдно целуясь прямо на глазах у многочисленных туристов со всех концов света, которые, конечно же, совершенно не обращали на них внимания. И лишь вечером, оставшись вдвоём в номере-люкс, который специально для этого случая снял Дима, они смогли отдаться той страсти, которая сжигала их изнутри.

- Я так скучал по тебе, - шептал он ей, целуя её шею, плечи, грудь. В этот раз он обращался с ней особенно осторожно, боясь возродить в ней страшные воспоминания о насильственной близости с Игорем. Однако его худшие ожидания не оправдались, и она с удовольствием отвечала на его ласки, не испытывая при этом никакого страха или смущения.

- Я так счастлива, - сказала она, когда он наливал для неё шампанское, чтобы отметить то, что они снова были вместе, причём во всех смыслах этого слова, - вот сейчас я понимаю, что всё позади, а наша любовь оказалась сильнее всего на свете.

- Да, - согласился с ней Дима, - наша любовь победила ложь и ещё кучу преград, которая стояла на пути к нашему счастью... Ну, что, выпьем за это?

...В ту ночь они любили друг друга до самого рассвета. А потом, как сумасшедшие влюбленные подростки, убежали на пляж посмотреть на то, как над серебристой гладью моря вспыхивает предрассветный пожар, выпуская на небо огромное красное светило.

Об Игоре Ника не решалась спросить довольно долго. Весь последующий день они провели, осматривая самые полюбившиеся им достопримечательности. Сначала они заглянули в Парк Гуэля, который очень напоминал Нике знаменитый пряничный домик из сказки братьев Гримм, а затем поехали в монастырь Монтсеррат, где направились к статуе Моренеты (Чёрной Мадонны), которая по утверждению многих, помогает исполнить загадавшее перед ней желание.

"Пусть мы всегда будем вместе и больше никогда не расстанемся, Моренета, - прошептала Ника, глядя на статую Мадонны, - мы и так много всего пережили, и имеем права быть счастливыми... И ещё, пусть у нас родятся дети! Такие же красивые, как их папа!"

- Мы обязательно сюда вернёмся, - серьёзно сообщил Дима, когда они возвращались обратно в Барселону, - но, разумеется, с нашими детьми! Мы должны показать им эти чудесные места...

В ответ на это Ника лишь счастливо рассмеялась. Отчего-то она верила в то, что Моренета действительно исполнит их пожелание.

И лишь поздно вечером, когда они, нагулявшись по Рамбле и насмотревшись на живые скульптуры, которые по вечерам заполняли эту знаменитую барселонскую улицу, сидели в номере отеля, на сей раз потягивая вкуснейшее красное вино из Риохи, Ника неожиданно спросила:

- А что стало с Игорем? - Она выдержала паузу и добавила, серьёзно посмотрев на него, - Извини, что так вот спрашиваю, но...

- Да ничего. Я всё отлично понимаю. Я знал, что ты обязательно спросишь о нём. Так вот, - он поставил свой бокал и, заметно помрачнев, сказал, - с Игорем случилось несчастье...

- Он умер?

- Нет, но он парализован. Находится в специальном доме инвалидов под круглосуточной охраной. Хотя он и так оттуда не сбежит, это факт...

- Что с ним случилось? Почему его парализовало?

- Он хотел покончить с собой. Находясь до суда под домашним арестом, он не выдержал угрызений совести и выпрыгнул из окна. В итоге он остался инвалидом на всю жизнь... Вот так он заплатил за свои преступления, Ника.

На это девушка ничего не ответила. В тот момент она испытывала очень противоречивые чувства, которые не могла описать никому, даже сидящему рядом с ней Диме. С одной стороны теперь она ясно осознавала, что человек, убивший её брата и причинивший страдания ей и её любимому, наказан, и осознание этого давало ей чувство удовлетворения. Но также, другая сторона её души, та самая, которая изначально была против жестокости и мести, невольно сжалась от острой жалости к несчастному больному парню, в жизни которого теперь уже точно не будет ничего хорошего. Он был обречён на жалкое существование и пожизненное одиночество в четырёх стенах, где рядом с ним не будет ни одного близкого ему человека.

- Я понимаю, что ему сейчас тяжело, - добавил Дима, стараясь при этом не встречаться с ней взглядом, - он остался совсем один, но... Для меня мой брат умер. Я никогда не смогу простить ему того, что он сделал. Никогда.

- Это твоё право, - негромко произнесла Ника, - и я отлично понимаю твои чувства. Ладно... Извини, что испортила такой прекрасный вечер, но...

- Не извиняйся. Ты ничего не испортила. Это вполне нормально, Ника, что мы затронули этот вопрос. И ещё - если мы хотим прожить вместе всю оставшуюся жизнь, то должны научиться обсуждать разные темы, порой даже очень неприятные для нас обоих...

- Ты прав, - сказала она, грустно улыбнувшись, - и мне крайне приятно это слышать.

- Знаешь, что? - Он неожиданно усмехнулся, - Мы поженимся в Грузии! Моя грузинская родня обещала нам устроить настоящую кавказскую свадьбу! Ты когда-нибудь была на грузинских свадьбах? Нет? А я был! И всегда мечтал о такой же! Но Нелли, понимаешь, ей это не нравилось, поэтому...

- А мне нравится, - неожиданно ответила Ника, - так что я согласна устроить настоящую грузинскую свадьбу!


Эпилог.

В небольшой темноватой комнате пахло прелостью и различными лекарствами, запах которых, казалось, впитали в себя даже стены этого угрюмого помещения. Но Игорь не обращал на это никакого внимания - уже несколько месяцев он жил в мире своих фантазий, благодаря Бога за то, что, несмотря на своё сложное положение, он всё ещё может писать. Да, он проявил слабость, находясь под домашнем арестом и мучаясь угрызениями совести за содеянное. Решил покончить с собой, но сейчас, когда все эмоции схлынули, он был очень рад, что Бог сжалился над ним, сохранив ему жизнь. Несмотря ни на что, жить ему хотелось, пусть даже эта жизнь протекала в совершенно другом, но не менее прекрасном мире. Мире, созданном его собственной фантазией.

Он писал, лёжа на своей кровати, а иногда, когда было настроение, пересаживался за столик, пользуясь при этом инвалидным креслом. Вот и сейчас он сидел за своим столиком, работая над очередным романом, своим самым лучшем романом, который он уже собирался заканчивать, как вдруг...

- К тебе пришли, Леонов!

Кто? Опять врачи, которые будут настаивать на процедурах, внушая ему надежду на то, что когда-нибудь он опять сможет ходить. Только ему это уже не надо! Его и так всё устраивает. Главное, закончить роман...

- Игорь, - услышав этот голос, парень вздрогнул. Это был ЕЁ голос! Голос его Дианы!

- Ты пришла? - Он обернулся, не веря своим глазам. Да, теперь она выглядела иначе - у неё были длинные каштановые волосы, не было чёлки, очков, был другой макияж, другой стиль в одежде, но всё равно это была ОНА! Та, которую он не надеялся увидеть даже в своих снах...

- Да, я пришла, - она смотрела на него очень серьёзно, - как ты? Хотя я понимаю, что...

- А я и не надеялся, что ты придёшь, - перебив её, сказал Игорь, - ты даже ни разу мне не приснилась. Мама снилась, а ты нет... Но я очень хотел увидеть тебя, хотя бы во сне, хотя бы издалека, - он счастливо улыбнулся, отведя взгляд, - и теперь моя мечта сбылась! Хотя теперь ты другая, ты не моя Диана...

- Меня зовут Ника, - мягко, но очень настойчиво вставила она, - это моё настоящее имя.

- Я помню. Прости, всё никак не привыкну... Скажи, зачем ты пришла? Посмотреть на то, что твоя месть свершилась, и убийца твоего брата заплатил за своё преступление? Тогда я должен тебя разочаровать - даже тут, в этом убогом месте, не имея возможности передвигаться без посторонней помощи и этого кресла, я всё равно счастлив, Ника. Я пишу свои романы, и именно это придаёт мне силы жить дальше. Ты спросишь, для чего я живу? Ведь это не жизнь, а жалкое существование, не так ли? Другой бы на моём месте давно бы покончил с этой никчёмной жизнью, а я вот, несмотря ни на что, живу. Творю. И это меня спасает, Ника. Погружаясь в свои фантазии, я забываю обо всём, что окружает меня. Я живу за своих героев, Ника. Я проживаю ИХ судьбы, я испытываю ИХ эмоции, меня переполняет ИХ счастье и ИХ боль... В этом и состоит моя жизнь. Именно по этой причине я хочу жить дальше, Ника.

- Это хорошо. Я рада, что ты... счастлив. Я не хотела, чтобы ты страдал. Клянусь тебе.

- Правда? - Его голос дрогнул от волнения, - И это после того, что я сделал... Ведь я убил твоего брата, и я...

- Не стоит сейчас об этом, Игорь. И если ты хочешь знать - я простила тебя. Простила всё, что ты сделал мне и моей семье...

- Я любил тебя, Ника. Любил так, как никогда и никого за всю свою жизнь. Те моменты, что я провёл рядом с тобой, были самыми лучшими в моей жизни. И если бы у меня был шанс вернуться в прошлое и исправить то, что я сделал с твоим братом...

- Я знаю, Игорь, знаю... Я верю тебе.

- Прочти это, - немного помолчав, произнёс он, взяв со стола стопку бумаг, - правда, я ещё не закончил этот роман, но... В нём я написал нашу историю. Твою историю, Ника.

- Ладно, я прочитаю его, - нерешительно ответила девушка, забирая его рукописи, - как он называется? "Когда заканчивается ложь"?

- Да, именно так. Ведь моя героиня обрела счастье только тогда, когда закончилась ложь. Как и ты, Ника...


КОНЕЦ.

Ноябрь 2014 - Февраль 2015 гг.