загрузка...
Перескочить к меню

Избранный. Печать тайны. Книга 2 (fb2)

файл не оценён - Избранный. Печать тайны. Книга 2 743K, 225с. (скачать fb2) - Валерий Владимирович Атамашкин

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Атамашкин Валерий Владимирович

ПРОЛОГ

Пещеру окутал туман. Туман едкого серого цвета расстилался по земле и обволакивал стены. Казалось туман жил собственной, понятной только ему самому жизнью. Он поглощал пространство и размывал грани. Непонятно откуда туман возник в пещере. Густые клубы были повсюду, заглядывая в самые потаянные и темные уголки… И именно из тумана в центре пещеры возник силуэт. Сначала это было одно сплошное облако, не имеющее ни начала, ни конца, которое постепенно начало расти и подыматься вверх. Прошло мгновение и оно достигло нескольких футов в высоту. Не сразу в облаке тумана удалось различить и размытые формы. Но вскоре в самом центре пещеры из странного, необычного облака стали появляться смутные очертания фигуры. Прошло еще немного времени, прежде чем стало понятно, что в центре пещеры стоит человек. Но человеком ли был тот, чей силуэт породил странный туман? Лицо и руки того, кто возник из ниоткуда, были покрыты потрескавшейся, будто высохшая почва, кожей. Из маленьких трещин сочился тонкими струйками туман. Создавалось впечатление, будто человек не просто был порождением тумана и его частичкой, нет. Казалось, он не просто жил им и дышал. Он был олицетворением стихии, ее сутью. Взгляд странного мужчины в центре пещеры был пуст. Он не шевелился, лицо замерло и ничего кроме телесной оболочки не выдавало в нем человека. Это был сотворенный туманом голем. Непонятно кем и зачем умело слепленная кукла, странная подделка живого и разумного.

Наконец черты странного голема в центре пещеры оказались полностью прорисованы. Туман как искусный художник нанес последние штрихи, возродил краски, уточнил пропорции. На вид это был почтенный старец невероятно худой, с седой бородой и проникающими черными как у ворона глазами без зрачков. За поясом старца были воткнуты два острых как бритва дротика. Неизвестно зачем и почему туман породил этого человека, ведь уже в следующий миг каменные стены пещеры озарила вспышка. Странный старец, не подающий никаких признаков жизни, вспыхнул. Тело незнакомца пронзил луч стремительного яркого света. Туман отступил и на земле, в том месте, где только что стоял старик, теперь покоилась кучка пепла.

Глава 1

Прекрасный солнечный день находился в самом разгаре. Солнце вошло в зенит и ярко освещало зеленую опушку леса с миловидной лужайкой образующей небольшой холмик посередине. Тут и там на лужайке росли необычайной красоты цветы. Это были ромашки, гвоздики, зверобой, колокольчики и много других красивых и ярких полевых цветов. Опушка была окружена густыми цветущими кустами сирени. Чуть поодаль ввысь, к самым небесам устремили свои кроны огромные дубы-великаны. Однако что-то произошло в этом лесу, он не пах и не цвел. Лес как будто бы не жил привычной насыщенной вечной жизнью. Нечто нарушало выстроенную веками идиллию. Что-то тревожило его покой.

Среди стволов красавцев дубов-исполинов послышался хруст ломаемых веток. С деревьев взметнулись вверх стайки птиц… Лес вздрогнул и замер в ожидании. На опушке показался человек. Он с трудом перетягивал вслед за собой раненную ногу и странно покачивался из стороны в сторону. От человека исходил отвратительный запах, скорее вонь. Человек остановился посередине опушки и издал бессвязный звук, больше похожий на рык. Казалось, он почувствовал что-то и явно принюхивался. Выглядел человек на опушке весьма и весьма паршиво. У него вовсе не было глаз, но казалось, человек все прекрасно видел перед собой. Из одежды на нем были одни только лохмотья. С ног до головы человек был измазан в грязи. Кожа имела необычайный лиловый оттенок и местами лопнула, обнажая белые как снег кости. Из беззубого рта на подбородок лилась слизь. Он явно нашел, что искал и, не медля двинулся к своей цели.

Не тут то было. Необычный человек с лилового цвета кожей и пустыми глазницами не успел сделать и двух шагов, как его нога оказалась в откуда-то взявшейся на земле петле. Раздался свист, за ним последовал гулкий хлопок. Неподалеку на землю рухнул огромный валун, а человека угодившего в ловушку как пушинку, за ногу подбросило вверх и он начал беспомощно болтаться вверх ногами в нескольких футах над землей.

— Попался красавчик!

— А то! От нас не уйдешь!

Со всех сторон на опушку высыпала добрая дюжина людей, вооруженная кто чем. У некоторых людей в руках были вилы, кто-то предпочел проверенную и надежную деревянную дубину. А кто-то и вовсе ограничился серпами, да ножами. Это был самый обыкновенный окрестный люд, которым руководила самая обыкновенная ярость. Еще немного и высыпавшие на опушку люди готовы были растерзать человека, угодившего в ловушку в лесу на куски. Те, кто посмелее начал обходить бедолагу дубинками по бокам, вспоминая самые грозные ругательства, бытующие в этих краях. Опушка наполнилась криками и воплями и происходящее тут все больше напоминало балаган. Но наконец, из глубины леса раздался чей-то властный бас.

— Отставить!

Крестьяне заслышав голос мигом остановились и дружно попятились от попавшей в ловушку твари. Из рощи на опушку вышел тот, кому принадлежал голос, отдавший команду. В высоком статном мужчине средних лет не трудно было узнать капитана отряда столичных наемников Бекора. Следом за ним на опушке появились и его люди, чуть поодаль наемников шли Старл и Пук. Рядом с юношей бежал верный Бруно.

— Отставить, не хватало, чтобы тварь перебила твоих людей, староста. Или ты думаешь, раз зомбяк висит вверх ногами, то беды от него ждать не стоит? — с этими словами Бекор выхватил из ножен меч и посмотрел на крепкого в плечах пожилого человека, старосту местной деревни Лихие озерца.

Зомбяк висевший вниз головой, в подтверждении слов капитана приглушенно зарычал и бросился на одного из крестьян. Бедолага вскрикнул и от неожиданности упал на землю. Рука зомбяка свистнула в считанных дюймах от его плеча.

— Да, да милостивый капитан, мы совсем голову потеряли, — сконфуженно выдавил староста и поспешил отступить на значительное расстояние от твари.

Следом за старостой отступили остальные крестьяне, они остановились в добром десятке футов от подвешенного зомбяка. В глазах сельчан наряду со страхом читалось нескрываемое любопытство.

— Говорил я тебе капитан, надо его сразу бить, чего ты его живьем что ли брать собрался? — молодой Котун с явным отвращением сплюнул на землю.

Бекор не ответил. Он внимательно рассматривал подвешенного зомбяка, который пытался освободиться и извивался в немыслимых конвульсих.

— Ты мертвяков то днем часто видел? — один из наемников, Дерил задумчиво почесал лысину. — Где это видано такое, чтобы зомбяк днем из могилы вылез? Сказал же капитан, надо сначала посмотреть в чем суть да дело. А ты под руку болтаешь, что не попадя.

— Заткнитесь, вы оба. Я лично не хочу оказаться в пасти у подобной твари, поэтому дайте Бекору спокойно во всем разобраться! Или забыли, что утром было? — заорал Херан.

— Во-во, в том то и дело, что не забыли, — вставил Гаспар.

Действительно, подобное случившемуся у погоста Лихие озерца, отряд Бекора встречал впервые. Еще никогда не было такого, что мертвяк вылезал из могил под дневной свет. Лучи солнца разрушали плоть зомбяков, ломали чары и превращали тварей в обычную груду останков. А тут… Накануне, еще до наступления полудня отряд наемников уже повстречался с зомбяком. И если не мастерство Старла, который вовремя пригвоздил ходячего к стволу дерева дротиком, пиши пропало — Жано отправился бы на тот свет.

То, что происходило в Лихих озерцах, оставляло много вопросов. Ну не мог зомбяк просто взять и вылезти при ярком солнечном свете. Это определенно было чем-то новым и заметно усложняло задачу. Одно дело, когда ты знаешь, что наступит ночь, погост оживет и полезут мертвяки. Ты подготовишься к этому, расставишь ловушки, займешь выгодные позиции. А тут и готовиться было не к чему. Тварь могла повстречаться посреди бело дня, отнюдь не на погосте, а где-нибудь в лесу, в точь так, как это произошло сейчас.

Бекор задумчиво рассматривал зомбяка. Ходячий извивался в ловушке и изо всех сил пытался высвободиться из плена. Старл не знал, что хочет увидеть в зомбяке старший, но был согласен с тем, что мертвяка нужно осмотреть, прежде, чем отправить ожившую тварь обратно на тот свет. Впрочем, внешне этот мертвяк ничем не отличался от десятков других оживших, с которыми наемникам пришлось столкнуться ранее. Та же ненависть ко всему живому, та же вонь и отвратительный вид. Да и Бруно не подавал никаких поводов для беспокойства, хотя пес, как убедился Старл неплохо чувствовал проявления магии. Волкодав, как и всегда, при виде ходячего, сдавленно рычал, готовый в любой момент разорвать тварь на мелкие куски своими огромными клыками. Все это говорило о том, что в мертвяке подвешенном вверх ногами не было ничего особенного.

Капитан обернулся к Старлу и подал знак юноше подойти к нему. Старл поправил меч в ножнах и двинулся к старшему.

— Я не вижу ничего нового в этой твари, — Бекор задумчиво почесал коротко стриженную бородку. — Ума не приложу, почему мертвяки стали оживать днем.

— Бруно спокоен, колебаний нет, — ответил Старл.

Юноша видел, как зомбяк пустыми глазницами уставился на него. Он как то странно зашипел, потянул к Старлу руки и попытался схватить юношу за грудки. Старл поспешил отступить и пальцы мертвяка сжали воздух. Татуировка на плече юноши неприятно обожгла.

— Все тоже самое. Та же реакция, те же повадки… — Бекор задумался. — Удивительно, что солнечный свет никак не ослабил его, — капитан перешел на шепот. — Не знаю, как теперь… мои бойцы вряд ли готовы столкнуться с напастью днем без должной подготовки.

Старл ничего не ответил. Он достал из ножен меч. Пора было кончать с агонией попавшей в ловушку твари. Негоже такому созданию ходить по девственно чистому лесу. Юноша посмотрел на капитана. Бекор кивнул и Старл опустил лезвие меча на голову ходячего. Через несколько минут с мертвяком было покончено. Разрубленные останки, издавая приглушенное шипение, лежали на покрытой кровью траве. Капитан отдал приказ закопать части тела. Каждую часть стоило закапывать по отдельности, иначе через какое-то время мертвяк мог вновь вылезти из-под земли целёхонький и невредимый, будто и не рубили его на мелкие куски. Сегодня выпал черед Рамаза и Котуна. Наемники отплевываясь начали рыть ямы, поминая на чем стоит белый свет.

Дел было невпроворот: предстояло заняться самим погостом Лихих озерец и наконец покончить с тем, что они начали с утра. Из-за непредвиденных конфузов с ожившими посреди дня мертвяками отряд не мог заняться погостом и там поставить жирную точку с проблемой местных жителей. Неизвестность ждала наемников и на погосте. Что будет, когда они копнут могилы и достанут трупаков? Что будет там, если в лесу, Старл покончил со второй тварью за последние два часа. Земли здесь были не спокойны. Но пути назад не было, договор был подписан, аванс проплачен. Оставалось отработать, что положено и получить жалование в полном размере. Никто конечно не предупредил о мертвяках, разгуливающих посереди белого дня. Однако, догадки и неприятные мысли, начали будоражить головы наемников после утренней встречи с тварью.

— Говоришь, давно такая напасть в краях-то? — Бекор обращался к старосте деревушки.

Староста энергично закивал и поспешил поцеловать амулет на груди.

— Как есть давно. Если раньше твари по ночам покоя не давали, то сейчас и днем шага не ступишь без оглядки, — затароторил староста. — Тем паче пакость такую не перебьешь, да на вилы не посадишь, вот мы и бумаги сколько извели, прежде чем запрос наш подтвердили, вас прислали. Они то, падлюки эти, далеко за оградку шастают.

Крестьяне за спиной старосты согласно заохали. Люди в Лихих озерцах выглядели измотанными и напуганными. Отряд наемников капитана Бекора здесь ждали как избавление от всех бед. Местные жители сами выразили желание помочь наемникам и местные мужики вызвались проводить отряд к некрополю.

— Не хорошо это, не хорошо, — сказал Бекор. — Мы признаться с таким первый раз сталкиваемся. Но помочь поможем, не в правилах моего отряда от беды бежать.

Староста почему-то смутился и опустил взгляд. Старл заметил, как старик начал нервно перебирать амулет в руках.

— Вы не обессудьте, государи, но после расплаты с городскими головами нам и отблагодарить вас нечем. И пирушку закатить не на что, коровы чтобы забить нет.

Капитан тяжело вздохнул. Стало заметно, как побледнело его лицо после этих слов. Для капитана тема выплат за услуги его отряда была как незажившая рана.

— Нам за все заплачено, милый человек.

Староста так и остался стоять опустив взгляд. По виду этого пожилого человека было видно, что он не привык просить, но Старл прекрасно знал какова плата за услуги отряда столичных наемников. Не всякая деревня могла себе позволить такие услуги, далеко не всякая. Вот люди и выскребали из погребов, да заначек последнее, чтобы расплатиться и избавиться от беды. Похоже, напасть высосала из Лихих озерцов все соки. Было больно смотреть на агонию увядающей деревушки, но чем-то помочь ни Старл, ни даже капитан Бекор не могли. Старосты отправляли плату за услуги отряда непосредственно в столицу баронства, Мерулин.

— Спасибо вам огромное, — староста вымучено улыбнулся.

— Потом разговоры будут, как дело сделаем, — в разговор вмешался Херан. Наемник держал в руках топор и кивнул в сторону погоста, видневшегося за опушкой. — Сейчас могилки ваши зачистим до темноты, тогда уже и спасибо говорить будете. А сейчас меня слушай, раз пришли. Значит, помогать нам будете. Тут дело то немудренное. Давай за мной.

Херан двинулся в сторону погоста и толпа крестьян во главе со старостой последовала за ним. Днем, когда могилы упокаивались, можно было ограничиться обычным расчленением трупов. Занятие не самое приятное из тех, что можно представить, но все лучше, чем иметь дело с ожившим мертвяком. Сейчас же тела можно разрубить и как это делали обычно наемники захоронить останки заново, теперь по отдельности.

Его, Старла, дело было сделано. Юноша убил ходячих тварей и дальше работали те ребята из отряда, которые занимались зачисткой могил. Стоило перевести дух, отдохнуть и прийти в себя. Старл увидел валун, тот самый, которым удалось подвесить зомбяка вверх ногами и устало присел на камень. Рядом оказался Бруно. Пес лизнул хозяина и улегся у его ног. Старл некоторое время наблюдал за тем, как группа крестьян, возглавляемая Хераном, к которым добавились Пук и Жано приступили к грязному, но нужному делу. На удивление юноши люди из Лихих озерцов держались уверенно. Никто не падал в обморок и не воротил нос. Все как один исполняли задание старого головореза.

Татуировка на плече неприятно кольнула и Старл аккуратно потер шрам. Рядом показался Старший. Бекор выглядел мрачнее тучи. Старл выдавил из себя улыбку. Честно говоря, заводить диалог не хотелось. Бекор остановился напротив Старла, скрестил руки и уставился куда-то в сторону погоста.

— Как ты? — спросил капитан.

— Порядок, — ответил Старл.

Бекор покосился на юношу. Он явно ждал более развернутого ответа.

— У тебя давно не было приступов, Старл, я…

— Я не хочу разговаривать об этом капитан, — Старл перебил старшего, но тут же осекся, понимая, что позволил себе лишнего.

— Но твои видения, я вижу, как ты беспокоишься об этом. Если ты хочешь поговорить, ты всегда можешь найти поддержку в моем лице, — капитан потрепал Старла за плечо, развернулся и зашагал прочь, в сторону погоста.

Старл проводил его взглядом. Много воды утекло с тех пор, как они покинули Мерулин. Он будучи полноправным членом отряда разрубил с тех пор не одного мертвяка. Наемники упокоили не один погост. Это была новая, полная звона стали, вкуса страха и адреналина жизнь, в которую он погрузился с головой. Старл нашел среди наемников верных друзей, а капитан Бекор заменил ему отца. И именно он, как никто другой видел, что Старлу последнее время было не по себе. Капитан был прав. Исчезли видения. Старл ненавидел их, боялся, когда-то молил, чтобы видения исчезли, оставили его в покое раз и навсегда. Но когда так произошло, место видений заполнила пустота. Эта пустота гложила и пожирала, как будто отняв у юноши частичку самого себя. С видениями ушла та ниточка, которая неведомым образом соединяла его с прошлым. Давала ему знать о своей сути и помогала многое понять. Прежде всего не заблудиться в собственных переживаниях и страхах. Эта ниточка позволяла ему идти вперед и делать выбор. Исчезла она и исчез смысл, а ту пустоту, которая образовалась взамен он так и не смог заполнить до сих пор. Не смогли в этом помочь ни новые друзья, ни капитан Бекор, ни даже верный Бруно со старым другом Пуком, которые всегда были рядом в трудную минуту. Но теперь… Теперь начала давать о себе знать метка на плече, про которую он как и про видения давно уже забыл. Такое случилось впервые за много месяцев.

Татуировка неприятно ныла. Старл грузно поднялся с валуна. Стоило отвлечься. Он зашагал в сторону отряда. Сегодня им следовало успеть заскочить в соседнюю деревню и зачистить погост там. Все это стоит сделать до темноты.

Глава 2

— Это безумие соваться туда в такой час!

Херан пожевывавший соломинку, смачно сплюнул. Отряд наемников двигался по разбитой сельской дороге, несколько минут назад миновав указатель «Веселые удальцы». До деревни оставалось несколько сот футов, в далеке уже виднелись крышы домов местных лачуг. Время клонилось к закату и в чем-то ветеран был прав. Зачищать погост в темноте выглядело полным безумием, а именно это хотел сделать капитан.

Бекор шел чуть впереди всего отряда, явно не в настроении спорить со своими людьми, но отвечать на реплики наемников капитану все же приходилось.

— Херан, ты прекрасно понимаешь, что у нас нет выбора. Либо мы зачищаем погост сегодня, либо нас ждет солидный штраф, — сказал он. — Ты читал контракт? Знаешь, что задумай мы отступить и это будет расценено как неповиновение? Или ты думаешь, что мне самому хочеться лезть в некрополь ночью? Я похож на самоубийцу, Херан?

— Кто сказал отступить, капитан? Я говорю, что мы можем разбить лагерь и расправиться с душегубами завтра! — Харен раздраженно махнул рукой, понимая, что капитан прав, да и спорить с Бекором бесполезно. Опытный головорез продолжая бурчать что-то под нос уставился под ноги и казалось потерял интерес к спору.

— А по мне так и бояться нечего когда с нами Старл идет. Это же не то что раньше. Теперь гляди никакая тварь и близко не подберется, — Рамаз пожал плечами и улыбнулся беззубым ртом. — Херан то, поди до сих пор бока мнет?

По отряду наемников прокатилась волна хохота. Головорезы никак не могли забыть поражения Херана Старлу при первом знакомстве. Херан, давно привыкший к подобного рода насмешкам и один на один способный справиться практически с каждым, лишь отмахнулся.

Старл услышав свое имя вышел из окутавших его с головой мыслей. Пора возвращаться в реальность. Дела у отряда действительно шли не лучшим образом. Они не успели выполнить план и теперь чтобы не сорвать его, придеться зачищать второй погост в сумерках. Херан правильно подмечал, что тут есть чего опасаться. Если в этих краях твари с недавних пор начали ходить по земле днем, чего стоило ждать от них ночью? В родной стихии мертвяка?

— Да и штраф как-то совсем не хочется, — Котун маясь от скуки жонглировал кинжалом. — А вот золотыми набить карманы, так я бы набил. И пусть темно, твари то те же.

— Дык зомбяк днем слабый, а ночью сильный, — сказал Пук.

— Одного умного послушайте, раз меня не хотите слушать, — пробурчал Херан, удалившийся в конец отряда.

Здоровяк Хамед скорчил гримасу.

— Неужто ты обделался Херан? Старый стал для таких приключений?

Хамед задумывал слова как шутку, однако Херан, выведенный из себя непониманием со стороны товарищей, воспринял его слова всерьез.

— А что если этот старый засунет тебе в одно место меч и прокрутит там пару раз? — Херан положил руку на рукоять меча.

Старл напрягся всем телом, готовый в любой момент разнять боевых товарищей. Однако делать этого не пришлось. В спор вмешался капитан.

— Прекращаем! Херан, Хамед! Все прекрасно понимают, что соваться на погост ночью чрезвычайно опасно, но другого выхода у нас нет. Придется бить тварей в темноте, — сказал он. — Жано, подай сигнал местным, мы на подходе.

Теперь в лучах катившегося к закату солнца Старл видел деревню Веселые удальцы во всей красе. Это была небольшая деревушка в двадцать домов друг напротив друга, стоявших в два ряда. Глиняные домики с соломенной крышей в один этаж казалис хорошо ухожеными, хозяева следили за своим добром и было видно, что народ в Веселых удальцах любит свою деревню. Здесь не было никаких излишеств. Дорогой между домами служила обычная хорошо утоптанная земля, на которой местами можно было разглядеть засохшие кучки навоза. Поодаль домов тянулась изгородь коровника, но на удивление Старла ни одной скотины за хорошо сбитым деревянным забором не было. Впрочем не было видно и никого из жителей Веселых удальцов. В окнах домов не горел свет, из труб не валил дым. Оставалось надеяться, что жители деревушки попрятались на ночь глядя, боясь привлечь к себе внимание мертвяков.

Жано вытащил из походного мешка факел, поджег его и поднял вверх над головой. Капитан был прав, стоило предостеречь и подать сигнал местным жителем, чтобы исключить ненужные никому недоразумения. По темноте местный люд мог принять отряд наемников за ходячих. Конечно огонь мог привлечь к отряду ненужное внимание мертвяков, но из двух зол стоило выбрать меньшее. Лучше навлечь на себя ожившую тварь, нежели рисковать крестьянами. Как говориться, у страха глаза велики и жители Веселых удальцов могли напасть на отряд капитана.

— Мне тоже начинает не нравиться все это, — сказал Рамаз.

Отряд подошел ближе. Бекор показал Жано, что тот может потушить факел. С места откуда располагался отряд раскрывалась несколько иная картина Веселых удальцов. Не все так радужно оказалось в деревушке, как могло показаться на первый взгляд. Оконные ставни на многих домах были сорваны с петель. Стекла в некоторых домах оказались разбиты и вместо них в окна были заколочены крест на крест палки. Тут и там на глиняных стенах проглядывались вмятины от ударов. Местами стены шли трещинами. Кто-то хорошо потрепал Веселые удальцы и доставил жителям деревушки много неприятностей. Учитывая зачем сюда пришел отряд Бекора, разгадка произошедшему лежала на поверхности. Старл, проявляя осторожность, подозвал к себе Бруно и велел псу держаться рядом с ним.

— Неужели и спасать некого? — молодой Котун оглядывался по сторонам.

— Может, попрятались на ночь глядя? — Бекор смотрел на небольшой домик в центре деревушки, над дверьми которого висел знак старосты. — Хамед.

Хамед кивнул, вышел вперед и прокашлялся.

— Добрые люди, отряд капитана Бекора к вашим услугам, — крикнул он.

Старл внимательно всматривался в дом старосты, ловя каждое движение и звук в сумерках. Некоторое время над деревней висела тишина и наемники начали перешептываться о том, что в деревне никого нет. Но неожиданно из-за двери дома раздался голос.

— Вы это, капитан Бекор? Зомбяков бить пришли? — голос человека дрожал. Не оставалось сомнений, что говоривший сильно напуган.

— Отряд капитана Бекора, так и есть, зомбяков ваших упокоим, — отозвался Хамед.

— А почем мне знать, что вы отряд капитана Бекора?

— Покажи знамя, Дерил, — приказал капитан.

Дерил поспешил развернуть баронский флаг и поднял его над головой, демонстрируя, что отряд капитана служит барону Мерулина. За дверью некоторое время висела тишина.

— Вы нас простите за дерзость такую, но в наше время баронским флагом все кому не лень ходят размахивают. Знавали мы таких, — вскоре послышался ответ из-за двери.

Бекор покачал головой. Старл прекрасно понимал, о чем идет речь. Разбойники. Именно они зачастую прикрывались баронским флагом, когда грабили деревни. Он помнил, что именно флаг барона был знаменем у тех людей, которые сожгли дотла его родное село. Страх человека за дверью был понятен и обоснован. Значит и сюда добрались грязные лапы этих мерзавцев. Наверное, во многом поэтому лихие головорезы Бекора так спокойно реагировали на происходящее, не отпуская едких комментариев, реплик и угроз уйти и оставить деревушку один на один с ее проблемами.

Капитан откинул походный рюкзак и достал оттуда небольшого размера свиток. Он передал его Хамеду. Здоровяк приподнял свиток, показывая его человеку за дверью и двинулся к двери дома старосты. Он просунул свиток под дверь и остался стоять на пороге. Прошло несколько минут. В доме старосты знакомились с содержанием документа, а потом свиток появился в том самом месте, куда клал его Хамед.

— Я толком не умею читать, если вас не затруднит, прочтите, что в нем написано, — сказали из-за двери.

Старл после слов о неумении человека за дверью читать, удивился. Как мог староста деревни не уметь читать? Неужто это был и не староста вовсе? Любой голова просто обязан знать азы грамоты, иначе он не сможет составлять документы, вести расчет. Хамед посмотрел на Бекора. Капитан кивнул, забрал свиток у наемника, развернул его.

— «Предъявитель сего документа является представителем отряда капитана Бекора. Сей отряд призван очистить от нечистот погосты невинных людей», — он зачитал текст свитка вслух. — За подписью главы городского магистрата, — добавил капитан.

— Другое дело, — послышался голос.

С этими словами проскрежетал засов. Дверь дома старосты скрипнула и открылась. На пороге показался молодой человек с растрепанной прической под горшок весь измазанный в саже и грязи. Он боязливо оглядел отряд наемников, а потом все же вышел на улицу. Вслед за ним из дома старосты вышли еще четверо человек. Это были такие же молодые люди, точно также перепачканные сажей и грязью. Они переминались с ноги на ногу с опаской поглядывая куда-то в сторону леса. Нетрудно было догадаться, что старосты среди них не было. Если конечно старостой в Веселых удальцах не был какой-нибудь сопливый юнец, а не седовласый мужчина. Бекор обвел взглядом молодых людей вышедших из дома.

— Я хочу поговорить со старостой Веселых удальцов, — сказал капитан.

Молодой человек, тот самый, который разговаривал с наемниками из-за двери вышел немного вперед.

— Беда случилась в нашей деревне, славный капитан, — сказал он. — Нет у нас больше старосты. Мертвяки проклятые пожрали всех и старосту две ночи назад с собой утащили.

Парень опустил голову. Было заметно, как тяжело дались ему эти слова. Бекор ответил не сразу. Он обдумывал ситуацию.

— С кем я могу говорить, кто вместо старосты поставлен? — спросил он.

— С кем можете говорить, те перед вами и стоят. Я сын старосты. Мы из мужиков одни в Веселых удальцах остались. Нас пятеро мужиков, да детишки, — ответил молодой человек.

— Где остальные? — спросил Старл.

— Остальных мертвяки задрали. Девок государи баронские увели. Старики с голоду поумирали. У нас то тут как — деньги людям баронским, скот мертвяки дерут. А что не дерут, то сам подыхает, а потом по ночам оживают, поля топчат, — ответил худой мужчина с голубыми глазами и рваной наспех зашитой раной на щеке.

По отряду наемников прокатился ропот. Некоторые бойцы схватились за эфесы мечей, копий и топоров. Услышанное явно не понравилось наемникам.

— И до сюда добрались… — капитан говорил шепотом, однако Старл услышал его слова.

— Это как понять, то, коровы по ночам ожившие ходят? — недоверчиво переспросил Херан.

— Ходят. И не просто ходят, а поля топчут, урожай портят. А как утро так подыхают. Как ночь так снова встают, — сын старосты развел руками.

— Мы уже и на части падлюк рубили, и выносили куда подальше и закапывали, а им хоть бы что. Как ночь, они обратно идут, — добавил мужчина с рваной раной на щеке. — Сил никаких нет бороться с напастью. Бесполезно все. Вот закопали сегодня падлюк в лесу, гляди припрутся через битый час обратно, — мужчина махнул рукой. — Куры вон уже дергаются, Сюня покажи.

Самый молодой из мужчин забежал в дом.

Старл задумался. Не повезло Веселым удальцам. Сколько напастей в раз обрушилось на бедную деревушку. Тут и мертвяки, и разбойники, и что особенно интересно собственный скот в ходячих оборачивается. Конечно перестанешь бороться, как бы не был крепок твой дух. Чем ближе они подходили к границе баронских земель, тем больше сюрпризов ждало отряд наемников. Сначала зомбяки повылезали из могил средь бела дня. А уже в следующей деревне в зомбяков оборачивался скот. Ходячая корова конечно лучше ожившего днем мертвяка, но это наводило на определенные мысли о том, что странная стихия, поднимающая мертвецов из могил, особенна сильна на границах баронских земель.

Мысли Старла прервал юноша, появившийся из дома с клеткой в руках. Сальная, местами проженная тряпка закрывала от взгляда то, что находилось за прутьями решетки. Сюня поставил клетку на пол, дрожащей рукой сдернул тряпку и отбежал в сторону. От увиденного в клетке Старл невольно скрестил руки на груди и медленно покачал головой. Зрелище было отвратительно. На дне клетки бился в агонии петух. Крылья петуха были переломаны, на коже не было перьев. Птица давно умерла и начала гнить. Но неведомая сила заставляла тушку твари биться о днище клетки.

— Вот что с ним делать, ума не приложу, — пожал плечами сын старосты. — И рубили его, и жгли, и закапывали, что только не делали, а он тут как тут.

— Зомбяк, — со знанием дела сказал Котун.

Бекор закивал. В том, что это самый настоящий оживший мертвяк, сомневаться не приходилось. Зараза добралась до животных и птиц. Пришлось констатировать этот факт. Почему так произошло оставалось только догадываться.

Все это время Пук стоял немного в стороне и бормотал что-то себе под нос. При виде птицы орк заметно побледнел, взвалил на плечо огромную дубину и подошел к клетке. Никто из наемников, включая Старла, не успел понять, что задумал зеленый великан, когда дубина Пука обрушилась сверху вниз на клетку с ожившим петухом. Чудовищный удар смял клетку и буквально прибил петуха к земле, оставив заметную яму. Пук сдавленно зарычал и ничего не объясняя отошел в сторону, опустив глаза. Растерянные и перепуганные крестьяне отступили, под впечатлением мощи зеленого великана. На лицах наемников появились улыбки. В отряде знали о нелюбви Пука к мертвякам.

Капитан проигнорировал эпизод и вернулся взглядом к крестьянам.

— Погост следует зачистить сегодня, если старосты нет, то кому то из вас придется провести нас туда, — мрачно сказал он.

Молодые люди переглянулись. Парень со шрамом на щеке подошел к сыну старосты и что-то прошептал ему на ухо. Тот согласно закивал и посмотрел на капитана.

— Я бы и рад проводить, капитан. Любой из нас рад, да только придется вам самим на погост идти, коли Веселым удальцам помочь хотите, — как-то грустно сказал он. Он увидел, что на лице Бекора застыл вопрос и поспешил добавить к сказанному. — Напастей много, капитан, а деревня у нас одна. Не осталось у нас никого ровным счетом, кроме нас пятерых, да детишек. А сегодня в десять часов государи баронские к нам явиться должны. Дань собирать будут. Не можем мы никуда из деревни то нашей уйти, потому что главный их пригрозил, что если кого не будет, кто жаловаться надумал, тот законы не чтит. Они дома наши и пожгут тогда.

— Какие такие законы, юноша? — Бекор хмыкнул. — Уж не те ли, по которым вы им добро свое отдаете, да жен, а они ваши хаты жгут?

Сыну старосты нечего было сказать и он опустил глаза. Старл понимал, что как бы странно не выглядело происходящее, но жители Веселых удальцов не могли не следовать приказам разбойников, иначе их ждала незавидная участь. Эти люди прикрывались баронским флагом, учиняли беспредел и заверяли, что происходящее — в угоду барона. Зачастую Старл слышал рассказы старост различных деревень о том, что разбойники не раз поминали отряд капитана Бекора. Они запугивали крестьян, уверяя, что если те не будут выполнять их приказы, то никакого отряда милостивый барон не пришлет и их сожрут зомбяки с собственного погоста. Старл не раз жалел, что пути разбойников и отряда капитана до сих пор не пересеклись, хотя не раз искал такой встречи. Именно люди с флагом барона в руках убили его семью и именно они продолжают безнаказанно творить беспредел. В подтверждение сын старосты добавил.

— Они то, как и вы, флагом баронским размахивают, грозили, что никакого избавления от мертвяков нам не видать.

— Ты убедился в том, что это чистая ложь? — спросил Бекор.

— Теперь то да, только мне с того легче не стало. Они если ослушаемся, дома пожгут.

Капитан переглянулся со Старлом. Во взгляде Бекора легко читалась решимость. Старл едва заметно кивнул.

— Во сколько вы говорите ждете гостей? — Бекор с этими словами огляделся по сторонам, будто не исключая возможности, что разбойники могут оказаться в деревушке в любой момент.

— В десять сказали придут, — сказал сын старосты.

Капитан задумался над его словами. И было над чем. Старл понимал, куда клонит Бекор. Старший хотел дождаться намеченного времени и лично встретить разбойников в деревушке. Однако, было здесь одно но. Никуда не делась другая проблема — оживший погост. Стоило потянуть еще какое-то время и мертвяки вылезут из могил. Обычно это происходило в полночь, но в свете последних событий говорить о чем либо с уверенностью было нельзя.

— Кто как, а я за то чтобы остаться и потолковать с урюками о новых законах, — сказал Дерил. — Я ношу знамя барона и искренне верю, что вместе с ним несу справедливость.

— Оторвем им бошки! — взревел Хамед.

— Выпотрошим!

— Перебьем их всех!

Порыв Дерила и Хамеда поддержали другие члены отряда. Старл молчал, но он как никто другой из присутствующих был за то чтобы остаться и покончить с беспределом, который наводили разбойники в баронских землях.

— Решено. Мы остаемся здесь и встретим гадов лично, — заключил Бекор.

Наемники в ответ одобрительно загудели. Рутина с ожившими мертвяками порядком надоела бывалым войнам. Старл прекрасно понимал, что бойцы помимо всего прочего хотят услышать звон стали и почувствовать вкус живого врага.

Растерявшиеся крестьяне принялись отвешивать Бекору поклоны до самой земли. Капитан обернулся к Старлу.

— Приходиться рисковать, ума не приложу как поступить с погостом. Что если придется драться с разбойниками и тварями одновременно? Но по другому я поступить не могу.

Старл чувствовал беспокойство охватившее капитана. Зная принципы Бекора, Старл понимал, что у Старшего действительно нет выхода. Выбирая между двух зол, капитан скорее оголит тыл для атаки ходячих, чем бросит деревушку на растерзание разбойников. Юноша уважал капитана за его решимость и стремление помочь самым обычным людям порой себе во вред. Он пристально взглянул Старшему в глаза.

— Я могу заняться погостом, Бекор.

Капитан вздрогнул при этих словах и медленно покачал головой.

— Думаю это не самая хорошая идея. Ты сам знаешь.

Старл в ответ крепко сжал плечо капитана.

— С разбойниками вы можете справиться без меня. А если без подготовки ночью взбудоражить некрополь? Как ты думаешь, что из этого выйдет?

Ответить Бекору было нечего. Старл был прав. Если разбойниками были те же люди на двух ногах, которых можно было убить ударом меча или сразить стрелой, то с ожившими мертвяками мог справиться только Старл. Все умения наемников отступали и могли пригодиться лишь днем, либо при грамотной осаде погоста. Даже огромный Пук не убивал тварей, а только лишь калечил их, тогда как Старлу удавалось лишать мертвяков жизни и отправлять обратно на тот свет.

— Ты уверен? Что если среди разбойников будут убийцы твоих родителей? — Бекор пристально посмотрел на Старла.

Юноша пожал плечами.

— Могут быть… а могут и не быть. А ты, Пук, Рамаз, Хамед, Жано и другие ребята у меня есть и я не хочу вас терять.

— Решено, ты идешь на кладбище, а мы с ребятами остаемся тут и поджидаем разбойников, — кивнул Бекор. — Паренек расскажет тебе, как добраться до места.

Старл улыбнулся и пожал руку капитану.

— Не стоит, Бекор, я найду погост сам.

Юноша хлопнул в ладоши. Верный Бруно подбежал к хозяину и завилял хвостом. Старл погладил пса. Пора было наведаться на местный погост. Старл поправил меч в ножнах и двинулся в сторону леса.

Глава 3

— Дык, зомбяков бить хорошо, но Пук хотеть разбойников дубиной обойти.

Орк шагал рядом со Старлом, поглаживая исполинских размеров дубину. Когда Пук узнал, что Старл отправляется на погост в одиночку, то непременно решил составить другу компанию. Зеленый великан был уверен, что на погосте Веселых удальцов юноше понадобиться его помощь.

— Так и остался бы там, Пук, чего ты со мной пошел? — спросил Старл.

— Какой орк друга одного в беде бросит, дык не орк вовсе, а так, — Пук отмахнулся.

Впереди бежал Бруно. Пес вел юношу и орка к границам местного некрополя. Обычно крестьяне выбирали места для захоронение неподалеку от своих деревень, поэтому Старл был уверен, что идти до заветного места им осталось недолго. Наверняка через пару сотен футов откроется лужайка, а на ней они найдут сам погост.

— Спасибо, Пук.

Старл улыбнулся. Улыбка получилась вымученной и это не скрылось от глаз орка. Пук внимательно посмотрел на Старла, склонил на бок голову и скорчил смешную гримасу, по всей видимости, выражавшую озадаченность зеленого великана.

— Дык, вот ты говоришь Пук остаться там, а Пук говорит тебе надо было там остаться, — сказал орк.

Старл услышав эти слова вздрогнул. Именно эти мысли гложили юношу с тех пор как они покинули Веселые удальцы и отправились на погост. Не раз Старл успел покорить себя за то, что не остался в деревне и не встретил разбойников лицом к лицу. Стоило дождаться десяти вечера, времени намеченного разбойниками на встречу и тогда…

— Может быть… Но тогда бы я наплевал на тебя, на Бекора, на ребят, — задумчиво протянул Старл. — Учитель Евлампий учил меня, что нельзя торопиться. Если мне суждено расправиться с теми, кто убил отца и мать, кто сжег мою деревню, то этот час придет. Если нет, то рок ждет каждого. Если не я, то за меня их накажет капитан.

— Дык, ребята накажут, Пук не сомневается, — орк энергично закивал головой.

— Вот только смириться с такой теорией на деле сложновато, — вздохнул Старл.

Пук покосился на юношу.

— Пук был маленький и Пука учили мудростям всяким по-шаманьему. Дык, Пук до сих пор ничего не понимать, — сказал он.

Старл показал орку большой палец в ответ.

— Может быть ты и прав, для того чтобы понять нужно время. Как бы то ни было спасибо за поддержку, друг.

Орк добродушно пожал плечами. Впереди застыл Бруно. Пес увидел впереди то, что искал и давал хозяину понять, что они на месте. Старл всмотрелся сквозь стволы деревьев. Через сотню футов прямо в лесу проглядывалась оградка местного погоста. Оградка давно обветшала и выглядела так, будто за ней никто не ухаживает. Она выцвела, поросла мхом и держалась на одном добром слове. Чуть дальше, за оградкой Старл увидел сами захоронения. На удивление юноши помимо обычных деревенских могильников, которые крестьяне исполняли в деревянных гробах и сверху засыпали землей, здесь встречались могильники другого типа. Те, что принадлежали людям обеспеченным, в состоянии себе позволить выделить средства на собственные похороны. Это были могильники сверху которых лежали каменные плиты с именными надписями. За все время, которое Старл с отрядом наемников ходил по баронским землям, юноша встречал такие захоронения во второй раз. И во время первой встречи подобные могильники оставили хорошие воспоминания о себе. Каменные плиты не пускали наверх неупокоенных, надежно удерживая их под землей. Сейчас, когда заметно стемнело и зомбяки могли начать проявлять активность, такой расклад был только на руку.

— Мы на месте, — Старл огляделся по сторонам и достал из ножен меч.

Пук скинул с плеча дубину.

— Дык, не видать пока мертвяков, — сказал он.

Однако Бруно рычал. Погост явно был неспокойным. Старл приложил указательный палец к губам и показал Пуку идти следом. Они медленно двинулись к изгороди погоста. Старл почувствовал легкий, но весьма навязчивый запах. Неподалеку совсем недавно что-то жгли. В голову закралась мысль. Интересно, кто осмелился прийти на погост на ночь глядя и развести костер? Вряд ли это был кто-то из местных жителей. Стоило взять на заметку. Возможно, они были здесь не одни. Разбойники? Нет… они обходили погосты стороной, не стесняясь ходить по лесу проверенными тропами по главным вытоптанным тысячами ног дорогам. Как бы то ни было следовало проявить осторожность.

Пук шел немного в стороне от Старла. Орк вдруг остановился, принялся рассматривать ствол массивного дуба и энергично замахал рукой, подзывая Старла.

— Дык, тебе бы посмотреть на это, — сказал он.

Старл в два шага оказался рядом. Ствол дерева оказался обмотан словно веревкой ветками ивы, чей-то умелой рукой причудливо переплетенными между собой в одно целое. На ветках были развешены пучки трав. Старл, отлично разбирающийся в полевых цветах, не мог припомнить ни одного из тех растений, которые висели на дереве. Все это было очень и очень интересно. Кому понадобилось подвешивать траву на дуб? И главное для чего?

— Шаман, — Пук предпочитал держаться от странной вязи трав на стволе дерева подальше.

Старл ничего не ответил. Может, это и не был никакой шаман, как говорил орк, но то, что перед его глазами развернулись следы самого настоящего магического обряда, сомнений быть не могло. В подтверждении больно кольнула татуировка на плече, да так, что руку юноши одернуло и он с трудом удержал меч в руках. На глазах Старла растения привязанные к стволу завяли, и через какой-то миг осыпались трухой.

«Странно все это», — мелькнуло в голове.

Юноша, держась за плечо, отошел от дерева с пучками травы на стволе и заметил как по земле у его ног тянется полоска чего-то белого, едва заметного глазу в темноте. Он сел на присядки и всмотрелся. На траве виднелась россыпь белого порошка, даже не порошка, нет. Старл аккуратно взял несколько песчинок субстанции и дотронулся до них языком. Соль. Полоска соли уходила к другому дереву, на котором к удивлению Старла висели точно такие же пучки трав, как на первом дубе. Он поспешил подойти ко второму дубу. Вновь, как и в первый раз, необычные растения завяли, а плечо Старла обожгло болью. Но и здесь полоска из соли не заканчивалась, она тянулась дальше, немного сворачивая, к третьему дереву, точь в точь такому же как и два предыдущих. Со странными травами привязанными к стволу. Не оставалось сомнений необычная конструкция огибала погост, замыкая его в круг из доброго десятка деревьев, к стволам которых были привязаны травы, и из полосок соли, тянущихся от дерева к дереву.

Что бы тут не происходило, все это было чертовски странно. Старл сталкивался с подобным впервые и все эти полоски соли, травы и особенно реакция его знака на них, откровенно настораживали. Но времени разбираться с тем, что здесь произошло и кто устроил на погосте самый настоящий магический обряд, не было. Оставалось удивляться почему зомбяки до сих пор не поднялись из могил. Над погостом давно сгустилась непроглядная тьма. Из-за густых веток свет луны не проникал в это место и казалось, все условия для ходячих были созданы.

Но что-то было не так и на самом погосте. Подойдя ближе, Старл разглядел на нескольких могилах крестьян Веселых удальцов небольшие пепелища, остатки костра. Вот откуда шел тот самый запах, который он почувствовал на подходе к некрополю. Почти на каждой могиле можно было разглядеть угли и судя по запаху палили здесь свежую траву. Одно из таких пепелищ нюхал Бруно.

— Ничего не понимаю, — Старл покачал головой и подошел к пепелищу. Он потянулся кончиком меча к углям, чтобы разворошить костер, но внезапно руку юноши согнуло в конвульсии, угли на могиле вспыхнули ярким пламенем и погасли. Старл отпрянул назад тяжело дыша.

Пук с глазами навыкат стоял рядом.

— Дык, порядок?

Старл покачал головой.

— Я не знаю…

Он не договорил. Яркие вспышки пламени возникли поочередно на остальных могильниках, там где располагались остатки костров. Пламя, яркое, почти белого цвета вспыхивало на какой-то миг и тут же гасло. Старл почувствовал как весь взмок. Руку жгло. Пук не на шутку испугавшийся странной реакции дрожал всем телом. Зеленый великан не боялся того, с чем можно было покончить ударом дубины. Но когда дело доходило до схватки с неведомым и магическим, орк отступал.

— Дык, не нравится Пуку здесь, мертвяков нет. Может, пойти отсюда? — прошептал орк.

Старл покачал головой. Если мертвяков нет, это не значит что их не будет, а погост упокен. Они не могли позволить себе уйти, не убедившись, что погост чист. Однако будь такая возможность и юноша удовольствием убрался отсюда по добру по здорову. Место нагнетало, много необъяснимого свалилось на их головы разом.

— Мы должны все проверить, — Старл несколько раз согнул и разогнул руку возвращая подвижность суставам.

— Как скажешь, — согласился Пук.

Орк что-то пробурчал себе под нос, подошел к ближайшей могиле и с опаской поглядывая на угли, некоторое время назад пылавшие ярким пламенем, расчистил могильник. Совсем недавно в этих краях прошел дождь и земля на погосте была сырой и рыхлой. Задумай мертвяки вылезти наружи, и у них не возникло бы никаких препятствий на этот счет. Следовало проверить состояние неупокоенного, прежде чем разрывать могилу. Пук перехватил дубину и достал из рукоятки длинный металлический штырь. Взявшись поудобнее орк воткнул штырь в землю, прямо туда, где располагался гроб с мертвецом. Штырь вошел в землю как нож в масло. Пук прислушался. На удивление, из могилы не донеслось ни единого звука. Мертвяк оказался чист — никаких криков, стонов в ответ на провокацию Пука. Тварь следовало брать голыми руками.

— Дык, не пойму, — орк для верности вонзил штырь в землю еще раз.

Старл почувствовал облегчение. Они успели вовремя. Мертвяки остались на предшествующей активной фазе разупокоения ступени и не вылезли из могил. С другой стороны, юноша помнил беспокойство Бруно. Пес никогда не ошибался, когда чувствовал неспокойный погост. Другое дело этот странный магический обряд. Не сыграл ли он какой-либо роли в том, что происходило на погосте Веселых удальцов?

— Не будем терять время, доставай его, — бросил Старл.

Действительно пора было от рассуждений переходить к делу. Чем быстрее они покончат с погостом, тем быстрее вернуться в деревню. Орк достал из-за пояса небольшую лопатку. Старл указал на могилу под ногами зеленого великана.

— Начнем с этой.

— Дык, как скажешь, — согласился орк.

Пук нагнулся над могилой и вонзил лопатку в землю, но вдруг нахмурился и задергал лопатку, которая застряла в земле. Не успели ни Пук, ни Старл разобраться в происходящем, как лопатка вылетела из рук орка, переломанная пополам. Пук выпрямился и во время. Из земли с необычайной быстротой появилась скрюченная рука, схватившая воздух, вместо грудков зеленого великана. Вторая рука мертвяка схватила Пука за лодыжку. Орк взревел и дернул ногой, однако тварь не отпустила. Толчок вырвал ходячего из земли, представив ожившую тварь перед глазами Старла и Пука во всей красе. Плоть на мертвяке давно сгнила, оставив один скелет и именно этот скелет висел на ноге Пука, крепко схватив орка за лодыжку. Мертвяки подобно этому встречались не часто, но именно скелетов пуще всякого боялись крестьяне. Таких не брало ни одно оружие, сталь отскакивала от костей со звоном, да и чего лукавить, внешний вид оживших скелетов ужасал и мог свести с ума. Даже если каким-то чудом такую тварь удавалось размозжить по костям на части, неведомая сила вновь стягивала останки воедино в единый костяк.

Пук глухо зарычал от боли. Лишённые плоти пальцы мертвяка сдавили сухожилия на лодыжке орка. Скелет обладая чудовищной силой мог запросто вырвать ахилово сухожилие. Орк извернулся и обрушил на запястье ожившего удар дубиной. Кость с неприятным звуком хрустнула. Дубина раздробила запястье скелета, отделив кисть от предплечья и зеленый великан подхватил оставшегося с одной рукой ходячего за череп и поднял его в воздух. Пук сжал огромный кулак и череп скелета пошел трещинами. Старл не медлил. Юноша подскочил к Пуку и исполнив пируэт рубанул скелета, висевшего в руке Пука, лезвием меча. Ноги мертвяка упали на землю. Старл не останавливаясь ударил во второй раз, от скелета отделилась рука. Несколькими ударами он расчленил костяк, оставив в руке Пука треснутый череп. Орк брезгливо запустил череп подальше в лес и виновато развел руки в стороны.

— Дык, проверял Пук, не было ничего, — сказал он.

Старл согласился. Орк действительно проверял. Могила по всем законам казалась упокоенной. То, что оттуда вылез оживший, не поддавалось никакой логики. Однако, помня о том, что в этих краях мертвяки оживали посреди дня, удивляться чему либо не приходилось. Здесь возмущения стихии, выталкивающей ходячих в мир живых были на порядок сильнее, поэтому стоило отбросить в сторону все прежние выводы. Мысли Старла прервал Бруно. Пес стоял посреди погоста и выл. Верный Бруно почувствовал опасность и давал знать об этом хозяину. Старл вскинул на изготовку меч и встал в боевую стойку. Воздух вокруг пошел мелкой рябью, будто кто-то пустил в лесу газ. Земля задрожала. Погост оживал. Бруно звонко залаял. Из нескольких могил разом появились руки оживших мертвяков. Все происходило стремительно. Брови Старла поползли вверх. Каменная плитка надгробья на могиле в нескольких футах левее Пука пошла трещинами и в следующим миг в воздух брызнул фонтан каменных брызг. Оживший пробил каменное надгробие и рвался наружу. Те из мертвяков, кто был упокоен в обычных захоронениях уже вылезли из под земли и шатаясь двинулись в сторону Старла и Пука. Это было невероятно. Погост ожил разом, на поверхности оказались десятки мертвяков. Твари стонали, шипели, рычали и наступали со всех сторон.

— Дык, знатная битва будет! — орк перехватил дубину покрепче и обрушил удар на голову одной из тварей.

Голова зомбяка лопнула как спелый арбуз. Пук продолжая движение ударил с другой стороны, словно косой пройдясь дубиной по ногам мертвяка. Ходячий упал и дубина Пука сокрушающим ударом вмяла тело в землю. После такой расправы зомбяку требовалось время чтобы прийти в себя. Не терял времени и Старл. Юноша снял с пояса метательные ножи и один за другим выбросил их в приближающихся зомбяков. Ножи попали тварям в голову и те потеряв координацию закружились на одном месте. Тут как тут оказался Пук, удар дубины разбросал зомбяков в разные стороны. Старл точными ударами меча лишил головы и рук подступившую слишком близко тварь и приготовился добить ходячего, как руку юноши, держащую меч вновь свело. Старл с трудом удержал меч. Боковым зрением он увидел как один из ходячих метнулся за ограду куда-то в сторону леса. Но как только мертвяк наступил на полоску соли тянувшуюся между деревьями, тело твари охватил белый как снег огонь. Казалось мертвяк закричал человеческим голосом. Он отступил, пламя потухло, однако желание лезть через ограду тоже отпало. Метку на плече Старла обожгло. Боль была настолько невыносимой, что перед глазами юноши возникли блики всех цветов радуги. Вот зачем делали этот странный магический обряд на погосте! Кто-то догадался как можно не выпустить мертвяков за пределы кладбища. Но кто? И почему так странно реагирует на колдовство его метка?

— Дык, в себя приди! — орал Пук.

Старл все еще размытым взглядом видел как орк ударил подобравшегося совсем близко мертвяка. Совсем немного и ходячий вцепился бы Старлу в глотку. Старл попытался встать в стойку, но рука бездвижно повисла вдоль туловища. Он увидел как странная магическая ловушка сработала еще в одном месте, обдав ярким белым пламенем мертвяка. Боль в руке не замедлила дать о себе знать. Старл не в силах больше удержать меч, выронил оружие из рук, сжал зубы и зашипел. Размытым взглядом он видел как отчаянно дереться с зомбяками Пук, как Бруно оскалившись встал на дыбы рядом с хозяином. Но видел он и другое. Давно погасшие угли в пепелищах на могильниках начали краснеть, словно разгораясь. На глазах теряющего сознание юноши в одном из пепелищ появились язычки пламени. Руку Старла свело сильнее прежнего. На этот раз боль пронзила тело. Старл закричал. Язычки пламени, теперь перекинувшиеся с одного пепелища на другое, превратились в самый настоящий костер. Пламя охватило одного из мертвяков оказавшегося неподалеку.

Старл чувствовал как силы покидают его. Боль была нестерпима. Юноша потерял сознание раньше, чем упал на влажную землю погоста.

***

— Дык, все в порядке, Старл? — юноша с трудом различил голос Пука.

Старл приходил в себя. Тело ломило и крутило, но той всепоглощающей боли в руке уже не было. Старл чувствовал легкое пощипывание вверху плеча. Голова кружилась и юноша приподнялся на локтях над землей.

— Что произошло? Где мертвяки? — слова получились скомканными.

Пук стоял в нескольких футах от юноши и держал за ошейник Бруно, норовившего на радостях броситься к хозяину.

— Дык, отключился Старл. А мертвяков нет никого, все погорели, Пук и побить никого не успел, — сказал орк.

Старл нахмурился. Он помнил, как необычный огонь охватил погост, перед тем как он отключился. И помнил, как огонь перекинулся на тварей. Неужели пламя пожгло зомбяков? Если так, то это был магический огонь, потому что обычное пламя оказывалось бессильно против ходячих.

Стало лучше и Старл огляделся по сторонам. Он лежал под стволом одного из деревьев, куда его по всей видимости перетащил заботливый Пук, справа от него развернулась мрачная картина погоста. Кладбище превратилось в одно сплошное пепелище. Юноша видел обгорелую изгородь, видел покрытые сажей и копотью каменные надгробья. Куда-то делись ожившие. Исчезли десятки трупов. Неужели странное магическое пламя поглотило зомбяков, превратило их в пепел?

— Дык, погорели все, Пук сказал же, — повторил орк.

— Ты не видел откуда оно взялось? Пламя? — спросил Старл.

Пук внушительно пожал плечами и наконец отпустил Бруно. Пес радостно бросился к Старлу и принялся вылизывать его лицо. Юноша потрепал пса и пошатываясь поднялся на ноги.

— Пук ничего не видел, дык само загорелось, — сказал орк.

Слова Пука сходились со смутными воспоминаниями Старла. Пламя возникло из ниоткуда. Но должно быть кто-то совершил этот магический обряд, кто-то сотворил пламя? Загнал погост в рамки охранного заклинания в конце концов. Оставалось догадываться чьей руке принадлежали деяние произошедшие на погосте. Как и непонять было, кто сделал их — друг, желающий помочь, или враг, стремящийся навредить? Вопросов осталось множество. Старл, имевший опыт сталкиваться с необъяснимым, решил не забивать себе голову пустыми рассуждениями, которые могли еще больше завести в тупик, порождая все новые и новые вопросы. Если ему было суждено найти ответ, он непременно найдет его. А пока стоило не забивать голову лишними раздумьями. Впрочем, один факт признать пришлось. Если не пламя охватившее погост, неизвестно чем закончилась бы эта ночь для Старла, Пука и Бруно.

Однако почти сразу Старла начал мучать другой вопрос. Что произошло с ним на погосте? От воспоминаний о боли, которую пришлось пережить, по телу юноши пробежали мурашки. Не было сомнений, что виной всему явилась загадочная метка на плече. Старл аккуратно закатил рукав и посмотрел на кожу, в том месте где находилась татуировка. На плече остался ожег. Сама метка блекло светилась, словно фосфор в темноте. Чем была вызвана такая реакция, чуть было не убившая Старла, оставалось только гадать. У юноши не было никаких предположений. Он сталкивался с подобной реакцией впервые. Как же сейчас не хватало мудрого Евлампия или всезнающего Сокрала, которые могли помочь и объяснить, что произошло. Однако Евлампий и Сокрал остались далеко позади, они посчитали, что Старл готов…

Юноша закатил рукав. Он видел, как выжидающе смотрит на него Пук. Стоило возвращаться в реальность. Только сейчас Старл понял, что молчит не меньше десяти минут. Он поднял руку и показал Пуку большой палец.

— Со мной все в порядке, друг. Пора возвращаться в Веселые удальцы, капитан и другие ребята уже заждались.

Глава 4

— Мы вас уже заждались, братцы!

Хамед сидел на ступенях у входа в дом старосты, перебирая костяные четки в руках. Из земли между ног наемника торчал кинжал. Хамед поднялся на ноги, вытащил кинжал из земли и по привычке огляделся по сторонам.

— Чумной у вас вид, — прокряхтел он. — Но справились, раз живые воротились? Дайте я вас сволочей обниму.

— Дык, справились. И сами справились и помог Пуку со Старлом кто-то, — орк растаял в улыбке и обнялся с наемником.

— Как так помог? — Хамед протянул руку Старлу и крепко обнял юношу, похлопав его по плечу. — Вы что там не одни были, Старл?

Юноша отмахнулся. Совсем не хотелось вспоминать о том, что произошло на погосте. Тем более рассказывать об этом Хамеду, который наверняка начнет перебивать и задаст целую кучу вопросов. А вот узнать, что произошло во время его отсутствия в деревушке, не помешало бы.

— Потом расскажу, Хамед, сейчас это не так важно, — сказал Старл. — Лучше расскажи, что произошло здесь во время моего отсутствия.

Хамед ухмыльнулся. Наемник заметил как Старл с любопытством рассматривает деревенскую поляну у дома старосты. Если здесь что-либо произошло, то случилось это именно на этой поляне. Однако к удивлению для себя Старл не обнаружил на поляне следов сражения. Здесь не было трупов, не валялись на земле потерянные хозяевами мечи. Но стоило смотреться внимательней и Старл разглядел небольшую лужицу крови неподалеку. Нет, кто-то хлебнул здесь горечи битвы. Может быть это кровь ожившего, которому удалось уйти? Где же тогда разбойники? Неужели никого не было и тревога оказалась ложной?

— Тут и рассказывать нечего. Пришли тут несколько человек. Те, что разбойниками себя кличут, — Хамед брезгливо отмахнулся и засунул кинжал за пояс. — Один на коню прискакал, двое пешие. С ними сородич Пуков, между прочим был, здоровенный такой, — Хамед привстал на цыпочки и вытянул руку вверх, показывая какого роста был орк. — Чуть меньше Пука, — пояснил он.

— И? Что произошло? — Старл задал вопрос, прежде чем Хамед успел продолжить. Юноша сгорал от любопытства.

— Ну что произошло. Тот, что на коне прискакал сразу неладное почуял. Жано в него из лука стрелял, я кинжал кидал. Все тщетно, ускакал гад, да так, что только его и видели. А остальным деваться было некуда, окружили мы их, да трепку хорошую устроили. Я лично одного убил, пока ребята с орком сдюживали… — Хамед замялся. Бойцу явно не нравилось много говорить.

— Где капитан и другие ребята? — поинтересовался Старл.

Хамед указал на дом старосты и пожал плечами.

— Вообще чего я тут болтать по чем зря буду? Заходите в дом, Бекор приказал вас туда проводить как с погоста воротитесь. Вот он вам все и расскажет. А я посижу тут, крыльцо постерегу.

— Спасибо, Хамед, — Старл кивнул наемнику, взбежал по ступеням на крыльцо, открыл входную дверь дома, которая оказалась не заперта и зашел внутрь.

— Было бы за что, — послышалось вслед.

Старл оказавшись внутри дома прищурился, с непривычки ослепнув от света масляной лампы, подвешенёной на потолку и не сразу разглядел отряд наемников во главе с капитаном и местных крестьян, сидевших вокруг стола. В центре стола стоял самовар, на скатерти были расставлены чашки из которых струились пары свежезаваренного чая. Наемники то и дело потягивали чай, наслаждаясь вкусом и вдыхая аромат. Бекор о чем-то разговаривал с крестьянами, но как только зашел Старл, капитан замолчал и подскочил из-за стола.

— Хвала Богам! Старл, почему тебя так долго не было? Ты в порядке? — Бекор пристально осмотрел юношу и, убедившись, что с ним все в порядке выдохнул.

— Порядок капитан, — сказал Старл.

— Кто бы сомневался, что с этими живчиками будет порядок! — Рамаз расхохотался.

Хохот наемника подхватили другие бойцы. Расхохотался и Пук, Бруно звонко залаял. Старл у которого не было настроения выдавил из себя улыбку. Он заметил, что не у всех из присутствующих в доме на лицах сияет улыбка. Пятеро крестьян во главе с сыном сельского старосты сидели поодаль от наемников, отдельной группой и на их лицах читалось беспокойство. Все до одного, крестьяне то и дело косились куда-то в самый дальний угол дома. Старл не смог сдержать любопытства и посмотрел на странный мешок, лежавший в углу. Именно на него смотрели крестьяне с явным беспокойством во взгляде. Что такого могло быть в этом мешке? Впрочем вопрос был порожден не больше чем обыкновенным любопытством. Гораздо важнее было узнать от капитана о встрече с разбойниками в подробностях.

— Присаживайтесь, — Бекор указал Старлу и Пуку на скамью придвинутую к столу.

На столе стояла пустая чашка в блюдце с чайной ложечкой, рядом стояла глубокая миска. На удивление хозяева догадались о том, что Пук не сможет пить чай из чашки, сразу. Предусмотрели крестьяне и отдельный табурет для могучего орка, который своим весом мог запросто проломить скамью, словно щепку. Друзья подошли к столу и расселись по местам.

— Может расскажете, как там на погосте? — Херан уставился на Старла, отпил чай и довольно отрыгнул. — Судя по всему зомбяк был, раз грязные как черти?

— Потом, Херан, дай прийти в себя, — Старл не стал затягивать и поднес свою чашку к кранику самовара, наполнив ее до краев чаем. — Голова до сих пор кругом идет, — добавил он.

— Ну понятно, что идет, наверное, есть, что рассказать? Знатную пирушку мы с ребятами пропустили? — Дерил откинулся на спинку скамьи и не спрашивая ни у кого разрешения закурил появившуюся из внутреннего кармана сигару.

— Расскажи тогда ты Пук, раз у Старла голова кругом идет, — Гаспар посмотрел на орка.

Капитан, знающий Старла как никто другой в отряде, понимал, что ему совсем не хочется заводить разговор о произошедшем на погосте. Да и самому Старлу не сиделось на месте. Было ясно, что он не станет ничего говорить и не даст рассказывать Пуку, до тех пор, пока не узнает о случившемся в деревушке. Бекор бросил на Гаспара взгляд и едва заметно покачал головой.

— Давайте дадим нашим друзьям прийти в себя, — с улыбкой на лице предложил капитан. — Старл ты главное скажи, не сколько для нас, сколько для хозяевов наших. Погост упокоен?

Старл кивнул.

— Проблемы больше нет. Погост чист, — сказал он.

— Вот и хорошо, — Бекор обернулся к крестьянам. — Вы слышали, что он сказал. Нет больше зомбяков в ваших краях.

— Зомбяков то может и нет больше, да разбойники остались, — жалобно протянул сын старосты.

— Я не понял, как остались? Хамед сказал мне, что вы разбили отряд, — Старл нахмурился.

— Разбили, — согласился Бекор. — И тела в реку побросали. Негоже таких земле предавать.

— Почему тогда люди говорят обратное?

Бекор несвойственно для себя раздраженно отмахнулся. Однако Дерил раскуривший сигару и пускающий кольца табачного дыма в потолок, сказал.

— Потому и говорят, что один сбежал, со стрелой в одном месте. А второй вон, в углу валяется, — он махнул в угол дома, туда где лежал тот самый странный мешок, на который то и дело пялились крестьяне, и который заприметил еще на входе Старл.

— Было бы кого бояться! Особо того кто в мешке! — буркнул Херан.

— Может ты и боишься, Херан, а я первого попавшегося бандюгана на тот свет отправлю! — Гаспар вытащил нож и с силой воткнул острие в деревянный стол, проткнув скатерть.

Старл опешил. Слова о том, что в мешке в углу дома лежал разбойник не укладывались в голове. Неужели бойцы засунули в мешок труп? Так нет, Бекор отчетливо сказал, что тела пустили по реке, а Дерил имел ввиду разбойников, которых бояться крестьяне. Живых разбойников. Неужели отряд взял в плен одного из разбойников? У Старла от этих мыслей закружилась голова.

— Давайте обо всем по порядку! — Бекор перебил начавших спор Херана и Гаспара. — Сейчас во всем разберемся. Пук почему ты не пьешь чай? — капитан указал на пустую чашу орка.

Орк замялся.

— Дык, не умеет Пук чай наливать, — вздохнул орк. — А так бы и попил.

Жано сидевший по правую руку от Пука взял то ли тарелку, то ли чашку орка и поднес ее к кранику самовара. Пришлось подождать пока чаша орка наполниться до краев, но ничего удивительного в этом не было. Таких кружек какие пили Старл, Бекор и наемники с крестьянами, зеленому великану требовалось пять.

— Теперь, когда у всех есть горячий чай в чашках, можно продолжить разговор, — сказал капитан.

— Я предпочел бы чаю самое дряное вино, — протянул Дерил.

— И вино будет, все будет, — Бекор строго взглянул на наемника закончившего курить сигару и продолжил. — Позволю себе договорить с достопочтенным Кроном и его товарищами.

Сын старосты, которого как оказалось звали Крон, закивал, всем видом показывая, что внимательно слушает капитана.

— Погост чист, самая жуткая напасть позади. И разбойники после того, что случилось не сунуться в Веселые удальцы в ближайшее время. А там я уже и рапорт подам в столице. Пора с бандитами разобраться раз и навсегда. Много они на себя брать стали… Но никто не сунется сюда, это я вас уверяю, — Бекор протянул руку Крону. — Поэтому с чистой совестью могу сказать, что дела нашего отряда в Веселых удальцах закончены.

Крон охотно пожал капитану руку. Сын погибшего старосты явно хотел верить словам капитана, но несмотря на это был напряжен.

— А с ним нам что делать? — Крон кивнул в сторону мешка в углу.

— Вам ничего. А мы его с собой заберем, суду праведному предадим. У вас только заночуем, да в путь дорогу. Ты точно уверен, Херан, что разбойник не задохнется в мешке раньше времени? — спросил Бекор.

— Точно, не точно я откуда знаю, — Херан отмахнулся. — Пускай посидит пока не очухается, только орать перестал.

Старл почувствовал как засосало под ложечкой и юноша чуть было не перевернул чашку с чаем на скатерть. Значит в мешке все таки был разбойник! Капитан взял одного из бандитов в плен. Старл с трудом подавил в себе желание подскочить на ноги и броситься к мешку, чтобы увидеть разбойника воочию. Какой прок идти к находящемуся в отключке бандиту, если он не сможет дать ответ на твой вопрос. А вот пару вопросов Бекору, все же следовало задать.

— У них был баронский флаг, капитан?

Бекор обернулся к Старлу и покачал головой.

— Нет, никакого флага у них не было. Было что-то наподобии стяга и грамоты, которую они хотели предъявить…

— Да не успели, — фыркнул Херан.

— Не успели, — согласился Бекор. Он улыбнулся. — Херан и Жано не дали им завязать диалог. Ничего, как ты уже знаешь, мы взяли одного из них в плен. Я не удивлюсь если Дерил развяжет ему язык и заставит говорить. Так что мы не потеряли многого. Признаться честно, те с кем нам пришлось сойтись в бою были лишь посыльными. Это был отряд который пришел собрать дань с жителей Веселых удальцов.

— Я видел у ихнего всадника горючие смеси, — заверил Гаспар.

От этих слов крестьяне вздрогнули. Старл почувствовал как сжались кулаки. Те кто пришел сюда были точно таким же карательным отрядом который в свое время пришел и сжег его родную деревушку. Всего несколько человек, которые умело, расчетливо и хладнокровно могли превратить целую деревню в пепелище. Разве нужны были какие-то большие силы, чтобы справиться с дюжиной мужиков, вооруженных дубинами и вилами?

Бекор покосился на крестьян и вернул взгляд на Старла.

— Поэтому стоит переночевать тут. Может те, кто прислал сюда сборщиков, заявятся сами, и тогда их будет ждать неприятный сюрприз, — сказал капитан. — Наш пленник, как только придет в себя, поведает, верны ли наши опасения или нет, — добавил он.

— Дык, чего ждать, водой его холодной облить, да делов, — Пук оскалил клыки.

Старл наконец не стерпел, поднялся на ноги и двинулся в сторону мешка в котором как оказалось Херан спрятал пленного разбойника. Невероятных трудов стоило задавить злость вырывающиеся изнутри юноши и сохранять спокойствие. Еще чуть-чуть не хватило до того, чтобы Старл вытащил из ножен меч и разрубил мешок с пленником пополам, не выжидая пока тот придет в себя и ни в чем не разбираясь. С другой стороны, стоило признать, что капитан был прав, сохранив жизнь разбойнику. От живого пленника они могли узнать гораздо больше, нежели от трупа. Он мог рассказать им о планах банды, творящей беспредел в лесу, мог выдать места, в которых прятались бандиты от баронского гнева и только он мог вывести отряд капитана Бекора прямиком к разбойникам. Оставалось надеется, что пленник как можно скорее придет в себя и захочет отвечать на вопросы. А если не захочет, капитан правильно сказал, Дерил быстро развяжет разбойнику язык.

Старл подошел к дальному углу дома старосты. Он стоял всего в нескольких футах от грязного, пыльного серого мешка и теперь отчетливо видел как мешковина повторяет черты человеческой фигуры. Юноша окинул мешок с пленником взглядом. Он аккуратно ослабил узел, связывающий мешок и немного приспустил его вниз. Под пыльной мешковиной можно было запросто задохнуться. А позволить разбойнику умереть, ничего не сказав, было не позволительной роскошью.

— Как он там, Старл? — поинтересовался капитан.

Старл в ответ пожал плечами. Он видел только темные волосы разбойника, спадающие на плечи и закрывающие от взора юноши лицо. Разбойник был без сознания. Стало быть Дерил неплохо успокоил этого малого, раз он до сих пор не пришел в себя. Впрочем, Старл не видел следов крови вокруг. Разбойник был не ранен. Старл на всякий случай проверил пульс пленника. Нет, все в порядке. Сердце стучало размеренно и ровно. Как бы то ни было, пора этому человеку прийти в себя и ответить на интересующие Старла вопросы. Юноша нащупал подбородок разбойника, приподнял ему голову и отвесил пощечину свободной рукой. На лице пленника отпечаталась пятерня, однако голова разбойника безжизненно мотнулась и упала на плечо. Разбойник что-то неразборчиво прошептал.

— Много чести этому куску дерьма, — Дерил закурил новую сигару, небрежно выбросил потушенную спичку на пол и кряхтя поднялся на ноги.

Наемник двинулся к Старлу. Неспешным шагом, наслаждаясь сигарой, Дерил оказался рядом с пленником и нагнулся над безжизненным телом. Рука в которой наемник держал сигару потянулась к плечу разбойника. Старл не сразу понял, что задумал сделать Дерил, а когда понял, наемник уже потушил тлеющую сигару о кожу бандита со словами.

— Сейчас очухается.

Не успел никто из присутствующих в доме, включая капитана и самого Старла отреагировать на произошедшее, как по дому разнесся крик. Кричал разбойник. Старл на секунду представил ту боль, которую пришлось испытать бандиту и невольно поморщился. Угольки сигары тлели на плече человека в мешке, причиняя тому немыслимую боль. Разбойник подскочил на ноги, освободившись из мешка, но тут же получил увесистую оплеуху от Дерила и уселся задницей на пол. Удар оказался несильным, но неожиданным и поэтому сбил разбойника с ног. Человек держался за обожжённое плечо и озирался по сторонам, переводя взгляд со Старла на Дерила и обратно. Зрачки разбойника лихорадочно бегали туда сюда в глазном яблоке. Было видно, что разбойник что-то хочет сказать, однако страх сковавший его, пересиливал любые начинания. На какой-то миг Старлу показалось что он узнает в человеке одетом в поношенную коричневую тунику знакомые черты. Создавалось впечатление, что он уже встречал разбойника раньше. Старл внимательно всмотрелся в бледное, перепуганное лицо бандита… Однозначно, он видел этого человека не в первый раз. Но где? Юноша задумался.

— Понравилось? — хмыкнул Деирел. Он как ни в чем не бывало заново раскурил свою сигару и на этот раз бросил спичку в пленника. — По заказу могу повторить.

Разбойник поспешно замотал головой и попытался отползти назад.

— Не надо… — прошептал он.

— Я не тебя спрашиваю, — Дерил кивнул на Старла. — Я спрашиваю у него. Повторить, Старл? Тебе понравилось?

Старл покачал головой.

— Не стоит, брат, — сказал он.

— Как скажешь, — Дерил с отвращением окинул разбойника взглядом и оглянулся к Бекору. — Капитан, глядишь очнулся наш пленник. Ты кажется о чем-то хотел с ним покумекать?

— Спасибо, — Бекор одним глотком допил чай и поднялся из-за стола.

Мгновение спустя капитан стоял рядом со Старлом и Дерилом, склонившись над разбойником. Остальные наемники, как и крестьяне остались сидеть за столом.

— Он что-нибудь говорил? — Бекор обращался к Старлу.

Юноша не сразу расслышал вопрос капитана. Старл продолжал рассматривать пленника, который заметил неподдельный интерес юноши и опустил голову

— Он что-нибудь говорил? — повторил капитан.

Старл покачал головой. Нет, этот человек на полу молчал, но его лицо, его глаза… Все это говорило яснее любых его слов. Юноша молниеносно вытащил из ножен меч и поднес лезвие к горлу разбойника. Человек еще больше побледнел и непонимающе уставился на Старла. Старл выразительно кивнул и разбойник медленно поднял руки вверх. Наконец Старл отвел взгляд от пленника и посмотрел на капитана. Бекор явно не понимал что происходит и ждал объяснений.

— Я кажется знаю этого разбойника, — сказал юноша. — Нам приходилось с ним встречаться ранее. Не могу сказать, что у меня остались теплые воспоминания о той встрече, — Старл обернулся к Пуку и замахал зеленому великану рукой. — Пук, подойди сюда, тебе будет интересно посмотреть на нашего пленника.

Глава 5

Еще бы! Как только Старл не вспомнил сразу этого человека, как только увидел его лицо! Это был тот самый маг, который повстречался ему в лесу, член небольшой разбойнической банды. Той самой, которая захватила в плен юную девчушку, чтобы получить выкуп, но перед этим изнасиловать невинную. Маг, который забрал душу достойного орка, брата Пука и заставил себе обманом служить самого Пука. Старл хорошо запомнил его лицо. Это был именно он. Ошибки быть не могло. По всей видимости теперь настал его час расплаты. Однозначно то, что творил этот человек не могло остаться безнаказанным. Если бы он бежал во второй раз, как тогда в лесу ему удалось бежать от Старла, это была бы просто высшая степень несправедливости.

Узнал пленника и сам Пук. Орк приглушенно рычал, обнажив клыки и смотрел на мага с такой ненавистью на которую только был способен. Наверное, если не строгий приказ капитана, не трогать пленника, разбойника давно бы ждала незавидная участь. Пук то и дело хватался за дубину, сжимая и разжимая руку на ручке.

Капитан Бекор внимательно выслушал рассказ Старла о том, откуда он знает пленника. Старший задумался. Рассказ немало удивил капитана. Не узнай Старл в пленнике отряда мага и пиши пропала, в спину мог запросто прилететь какой-нибудь магический заряд. Как поведал капитан, он впервые видел мага, скорее всего самоучку, среди разбойников. Те, кто знал азы магии имели другое место в обществе и все они находились при дворе барона. Тут было над чем задуматься. Как разбойникам удалось привлечь на свою сторону какого никакого, но все же мага. Впрочем, этот самый маг, поглощенный лезвием меча Старла, которое смотрело ему в грудь, казался безпомощным и потрясенным. Будучи полностью в руках отряда, он мог ответить на любые интересующие вопросы. Маг тоже узнал Старла и Пука, а после того как юноша начал рассказывать о его подвигах в лесу и вовсе попытался упасть в обморок. Однако Дерил, съевший собаку на подобного рода проделках, быстро распознал трюк и заставил пленника чудесным образом прийти в себя.

— Ты уверен, что он не сможет сотворить волшбу? — спросил Бекор.

Острие меча на груди мага явно не внушало доверия капитану.

— Уверен, — ответил Старл. — Для того чтобы сделать магический трюк, его нужно сопроводить жестом. Стоит ему пошевелить руками и он труп.

Бекор не стал уточнять, но было видно, что капитан не удовлетворен ответом. В землях барона маги действительно были исключительной редкостью и оставалось только гадать чего можно от них ждать. Что если пленнику хватит только подумать и вокруг разразиться пламя? Конечно ничего не стоило исключать, но факт оставался фактом — если бы разбойник мог что-то сделать, используя свой магический талант, Старла, Бекора и Дерила уже давно не было бы в живых. А если они до сих пор живы, значит маг не может причинить реальный вред в том положении, в котором он оказался.

— Раз вреда он никакого не причинит, то я пойду. Мне смотреть на него мерзко, — Дерил затяжно отрыгнул. — Не мое дело лясы точить, я с ребятами посижу а вы сами разбирайтесь, а нам потом расскажете. Ну а если не разговориться, тогда и похлопочим.

Наемник развернулся и зашагал к столу. Старл заметил как маг проводил его взглядом. Во взгляде человека читалось с трудом скрываемое отвращение и ненависть. Юноша надавил острием меча магу в грудь, заставив того вернуть взгляд на пол. Он до сих пор молчал. Маг, разбойники, сборщики, погост, события ночи перемешались в голове. Слишком много случайностей, каких-то непопаданий и несовпадений произошло. Сначала неожиданная весть о разбойниках, потом события на погосте, странная магия… Старл думал, что он может напасть на след тех людей, которые сожгли его родную деревню, но тут открывались гораздо большие возможности. Пора было прояснять для себя действительность.

— Наверное думал, мы не увидимся снова? — Старл улыбнулся и не дождавшись ответной улыбки продолжил. — Наверное тысячу раз пожалел, что ввязался в такую грязь? Пожалел, что встретил меня тогда? Может быть сейчас все сложилось бы и по другому… — Старл сделал паузу и внимательно всмотрелся в глаза разбойнику. — Как тебя зовут?

Бекор уже несколько раз спрашивал у разбойника его имя, но тот не поднял глаз и ничего не отвечал капитану. Промолчал маг и на этот раз. Если так будет продолжаться, стоило вернуть Дерила обратно и попросить наемника помощи.

— То что произошло на погосте твоих рук дело? — спросил Старл.

Бекор покосился на Старла, с вопросом в глазах. Старл так и не рассказал капитану о случившемся с ними в лесу. С одной стороны на рассказ не было времени, а с другой совсем не хотелось вспоминать о произошедшем. Вот и сейчас, когда юноша разговаривал с пленным магом, было не время рассказывать о случившемся капитану. Старл еще сильнее надавил лезвием меча в грудь пленному магу и повторил вопрос. Чувствовалось, что острие уткнувшееся пленнику прямо в грудь причиняет боль. Маг поднял глаза и медленно покачал головой.

— Можешь убить меня сразу, воин. Но говорить с тобой я не буду.

— Куда скрылся всадник, который был с тобой? Где остальные бандиты? — Бекор не обратил на слова мага внимание.

Пленник опустил взгляд и не ответил на вопрос капитана. Бекор поначалу схватился за нож у пояса, но потом передумал, скрестил руки на груди и тяжело вздохнул.

— Надо звать Дерила, он не будет говорить, — сказал капитан. — Дерил! Жано!

Дерил, только что усевшийся за стол скорчил недовольную гримасу и поплелся к капитану. За ним последовал невозмутимый Жано. Бекор указал им на пленника.

— Смени Старла, Жано. И будь бдителен, он не должен выкинуть никаких фокусов. А ты Дерил, — капитан выразительно взглянул на наемника. — Объясни нашему пленнику, что стоит отвечать на вопросы, когда их задает капитан.

— Будет исполнено, — Дерил не без удовольствия потер руки.

Старл дождался пока Жано вытащит меч и приставит его к груди мага. Юноша спрятал меч в ножны и переглянулся с капитаном. Они отошли чуть поодаль от пленника, над которым уже склонился Дерил. Смысла возвращаться обратно за стол к остальным бойцам не было, так как и Старл и Бекор были убеждены, что опытный Дерил, работавший когда-то дознавателем в столице, быстро заставит пленника говорить. Бекор завязал разговор.

— Не нравиться мне этот скользкий маг, — сказал капитан. — Надеюсь после разговора с Дерилом он ответит на наши вопросы. Впервые встречаю такую гордость среди разбойников. Другие рассказывают что нужно и что не нужно, не успей я их об этом спросить.

— Боится?

— Мне бы было страшно сейчас, юноша, — усмехнулся Бекор. — Будь он хоть трижды магом, я могу убить мерзавца и бросить тело на потеху ходячим.

Старл поежился от этих слов. Бекор не просто говорил, когда необходимо было быть жестким капитан не отступал назад.

— Впрочем, дождемся его решения после разговора с Дерилом, — добавил Бекор. — Нам спешить некуда, в путь будем выдвигаться с утра…

Капитана перебил стон мага, наполненный болью. Дерил притащил к пленнику стул и уселся напротив мага, закатив рукава и достав из-за пазухи какой-то дознавательский инструмент. Что-то из его арсенала пошло в ход, раз маг стонал. Дерил не долго думая засунул пленному магу кляп в рот. Не стоило пугать крестьян и смущать наемников криками пленника. Пусть он еще не заговорил, но и Дерил только начал задавать вопросы.

— Никогда не любил это, но ничего действенней пытки увы не придумали, — Бекор отвернулся.

Старл был вынужден согласиться с капитаном. Можно было призывать к здравому смыслу, обещать что-то, пугать, но если человек решил для себя, что будет молчать, его можно сломать только болью. И тогда он будет готов на что угодно и ответит на любые интересующие вопросы. Другое дело, что тот же мастер Евлампий в своих рассуждения всегда склонялся к тому, что пытка есть крайность, а крайность — равно безысходности, признанию собственной беспомощности и поражения. Всегда можно призвать человека, пообещать ему или запугать так, что старания непременно принесут свои плоды. Однако Старл знал лишь теорию, не успев освоить ничего на практики.

— Что произошло на погосте, Старл?

Юноша ждал вопроса капитана и попытался отмахнуться. Желания разговаривать о погосте не появилось до сих пор.

— Ты бы не спрашивал о погосте мага, будь оно неважным и незначительным? У тебя был приступ? Там была засада?

— Магия, Бекор. На погосте кто-то совершил магический обряд. Очень необычный и очень странный, — сказал Старл.

— Неужели ты видел как подымают мертвяков из могил? — глаза Бекора поползли вверх. Капитан всегда считал, что неупокоенные дело рук магии и только какое-то сильное магическое заклятье может поднять мертвецов из под земли.

— Нет, капитан, — Старл замялся. — Не знаю как объяснить… Там стояла магическая защита от мертвяков, — юноша попытался объяснить капитану то, что он видел на кладбище.

По мере рассказа капитан становился темнее тучи. И понятно от чего. На пути их борьбы с напастью зомбяков, становилось еще одно препятствие. Если Старл все оценил верно, с магией, которую он встретил на погосте в лесу приходилось считаться. Не обращать внимания на такую сильную вещь, что запросто уничтожила целый погост, мог только дурак. Ни капитан, ни Старл себя к таковым не относили.

Бекор дождался пока Старл закончит рассказ.

— Не совсем понимаю, ты думаешь, что автор магической ловушки наш пленник? — спросил он.

Старл пожал плечами.

— Он единственный маг в округе. Кто как не он мог поставить защиту?

— Тебе не кажется, что если бы он умел делать это, то не попал бы к нам в плен?

— Я не знаю.

— Да и зачем разбойнику зачищать погост? Не находишь что это глупо?

Бекор говорил по сути. Разбойники сторонились некрополей, но во многом неупокоенные погосты наполняли монетами их карманы, отвлекая баронскую рать от их грязных дел. Не могли разбойники сами себе поставить препятствия на пути. Не могли. Зачем им обращать на себя внимания властей. Ведь пока существует проблема мертвяков в округе, у барона просто не хватит средств бороться одновременно с ходячими и бандитскими шайками. По крайней мере так озвучивалась в Мерулине официальная причина бездействия против разбойнического беспредела — недостаток средств.

На вопросы мог ответить только пленный маг. С угла, где Дерил продолжал свою работу то и дело доносились приглушенные кляпом стоны пленника.

— Дерил, что у тебя?

— Подойдите капитан.

Бекор буквально сорвался с места и последовал к пленнику. Старл поспешил за капитаном. Они в два шага оказались рядом с Дерилом, Жано и магом. Дерил откинулся на спинку стула и курил. Он выглядел озадаченным. Руки наемника перепачкались в крови, а на лбу блестели капли пота. Пленник выглядел паршиво. Создавалось впечатление, что на нем не осталось живого места. По всему телу мага виднелись раны, ссадины и ожеги. Он лежал на полу с кляпом во рту без сознания.

— Как это понимать? — капитан склонился над магом и проверил пульс. — Ты его чуть не прикончил.

— Он что-нибудь сказал? — спросил Старл.

— Нет ничего, у него кляп во рту, — хмыкнул явно раздраженный Дерил. — Упертого малого мы с вами схватили, капитан. Вообще ни в какую, говорить отказывается и все тут. Я ему и под ноготки щепки засовывал и вилку еретика ставил и чего не делал только, а он башкой машет, мол говорить не буду. Правда как очухается заговорит, надломил я его. Закивал маг, как я пообещал гортань сигарой то припалить.

Бекор внимательно выслушал Дерила. Разговорить пленника не удалось. Он потерял сознание и теперь неизвестно, когда придет в себя. Да и обещание Дерила о том, что маг заговорит после того как очнется не внушало доверия. Но почему этот человек уперся и после всего, что пришлось пережить отказывался отвечать на вопросы?

— Спасибо, старина, — Бекор похлопал Дерила по плечу. — Вы с Жано можете идти, организуйте ночлег в этом доме.

— Сделаем, — Дерил заковылял к столу с наемниками и крестьянами. За ним отправился Жано.

Старл остался наедине с капитаном. Он осмотрел пленника лежавшего без сознания на полу. Ближайшие несколько часов про мага можно было забыть. А вот отдохнуть после всего произошедшего за последние сутки действительно стоило. Голова шла кругом, глаза слипались. Здоровый сон пришелся бы как нельзя кстати. Бекор выглядел таким же усталым. Напряжение и беспокойство не сходил с лица капитана

— Если он молчит, значит в чем то уверен, — задумчиво сказал капитан.

— Может уверен что за ним придут? — спросил Старл.

— Я ничего не исключаю, — ответил Бекор. — Как бы то ни было заночуем мы в доме, за стенами. А по утру, как начнет светаться двинемся в путь. Не хочется больше видеть ни оживших, ни разбойников сегодня ночью.

— А что будем делать с ним? — Старл указал на мага.

— Если придет в себя до утра пойдет с нами, если нет, тогда убьем, — бросил капитан.

Он развернулся и зашагал в сторону стола. Старл проводил его взглядом. Оставалось надеяться, что человек лежавший на полу без сознания придет в себя, до того как начнет светаться. Юноша опустился рядом с магом на пол и сгреб в охапку колени, опустив на них подбородок. Оставалось ждать, а пока стоило немного вздремнуть…


…Старл вскочил на ноги. По дому местного старосты разносились вопли крестьян и взволнованные голоса наемников. Что-то явно перепугало людей в доме. Юноша видел, как пятеро сельчан бросились прямо под стол. Один из них потянул за собой скатерть, на которой так и остался стоять самовар. Самовар рухнул на пол, кружки со звоном разлетелись на мелкие осколки. Наемники, подскочившие со своих спальных мест, уже стояли с мечами наголо. Бекор отдавал какие-то приказы. Старл с трудом понимая, что происходит вокруг поспешил подняться на ноги и вытащил из ножен меч.

— Что происходит? — спросил юноша у пробегавшего рядом Дерила.

— Посмотри на мага, — бросил наемник в ответ.

Старл который совершенно забыл о пленнике повернулся к магу и чуть не выронил меч из рук. Маг был мертв. Он был синего цвета, а из его рта шла пена. Из шеи человека торчал дротик. Кто-то убил мага точным попаданием в сонную артерию. Но как? Старл сидел рядом с пленным и ничего не видел, не почувствовал присутствия чужака и сам остался жив. Юноша обернулся к входной двери. Нет, крепкая деревянная дверь все также была закрыта на засов. А вот окно левее двери оказалось разбито. Осколки стекла лежали на полу, при этом ставни окна остались целыми, а штора, которую Бекор задернул ночью, оказалась одернута. Картина прояснялась. Кто-то разбил стекло, одернул штору и метнул дротик в находящегося без сознания мага. Без слов было понятно, что дротик оказался отравленным. Бросавший его знал свое дело. Он попал в цель с первого раза и с почтительного расстояния. Приходилось признать, что убийство мага дело рук опытного мастера.

Крики и шум постепенно стихли. Наемники ходившие по дому с мечами наголо, наконец собрались вокруг капитана. Крестьяне перепуганные чуть ли не до смерти остались сидеть под столом. Старл стараясь больше не смотреть на труп мага поспешил подойти к своему отряду. Бекор стоял посередине зала, с взъерошенными волосами и красными глазами.

— Кто-нибудь из вас видел, как это произошло? — обратился он к отряду.

Никто не ответил. Похоже, все спали в тот миг, когда неведомый враг атаковал. Придремал и Хамед, поставленный на стражу капитаном. Прочная деревянная дверь перевела уверенность наемников в самоуверенность. Это приходилось признать. Сам Старл не мог найти оправданий.

Хамед на которого смотрел капитан смачно выругался.

— Заснул, Бекор, чего уж там, — сказал он.

Бекор раздраженно сплюнул.

— Вы понимаете, что он мог всадить дротик в шею любого из нас, но выбрал этого мага?

— Может перепутал? Может в тебя целился, капитан? — спросил Дерил. — Нас то с ребятами чего трогать, мы расходный материал.

— Я не думаю, что он перепутал, — возразил Старл. — Бросок точен, убийца был профессионалом, я еще не встречал такую технику. Не думаю, что я сумел бы повторить такой бросок, тем более в кромешной тьме.

— Тут темень такая была, что хоть глаз выколи, ты правильно говоришь. А потому и мог перепутать капитана с магом, — предположил Рамаз. — Что скажешь капитан?

Бекор ничего не ответил. Он подошел к трупу, склонился и осмотрел пленника. Рука капитана скользнула по шее мертвеца и коснулась дротика. Бекор выпрямился. Старл с удивлением отметил, что капитан держит в руках какой-то сверток. Бекор развернул сверток и прочитал написанное. Некоторое время он стоял молча, видимо перечитывая раз за разом текст.

— Не думаю, что убийца ошибся. Я встречал такое и впредь, так пленникам закрывают рты. Кто-то побоялся, что маг сболтнет лишнего, — сказал он. Капитан показал сверток наемникам. — Это было прикреплено к дротику, сразу не заметил.

— Что там? — поинтересовался Харен.

— Не хотелось бы, чтобы наши пути впредь пересекались, — прочитал Бекор вслух.

Отряд недовольно загудел. Наемники начали показывать неприличные жесты и выражаться самыми непристойными словами. Содержание записки явно не понравилось опытным головорезам.

— Капитан, если записка предполагает ответ, пишите, что наши пути впредь не просто пересекутся, они непременно пересекутся и тогда быть беде, — надменно бросил Дерил.

— Чего они не зашли внутрь? — фыркнул Рамаз.

— Кровью бы умылись! — подхватил Херан.

Бекор смял записку и бросил ее на пол, растоптав сапогом. Жестом он приказал наемникам замолчать.

— Бегать мы точно ни от кого не будем, — сказал капитан. — А раз не напал никто на наш отряд, значит никто не хочет резни. Как бы то ни было мы должны отправляться дальше в путь. Дерил ты будешь за старшего, веди отряд. Ты же помнишь куда лежит наш путь?

Дерил закивал.

— В Земли Болот.

— Все верно, выдвигаемся. Я догоню вас, как только переговорю с добрыми людьми и они подпишут нам бумаги.

Крестьяне, которых имел ввиду Бекор только сейчас повылазали из-под стола. На лицах сельчан застыла гримаса отчаяния. Было видно, что бедные люди явно боятся возвращения разбойников, только тогда рядом не окажется славного Бекора и его отряда.

Дерил не медлил. Он построил отряд, проверил снаряжение, припасы, амуницию и вывел наемников из дома. Капитан остановил замыкающего отряд Старла.

— Не уходи, ты мне нужен.

Старл остановился. Юноша знал, что все действия отряда подотчетны и Бекору приходилось засвидетельствовать на бумаге, что он оказал помощь такой-то деревне в такое-то время и жители довольны проделанной работой отряда. Капитан дал подписать сыну старосты бумаги, заверил, что им нечего больше бояться и обернулся к Старлу.

— Дело сделано, в этой деревне нас больше ничего не держит.

— С жителями все в порядке? — Старл посмотрел на крестьян, которые никак не могли прийти в себя.

— Они бояться разбойников, но мы уже ничем не можем помочь, — Бекор снизил голос.

Капитан был прав, даже если разбойники захотят вернуться в деревню, отряд Бекора будет далеко и уже ничем не сможет помочь. Как бы не хотелось осознавать это, но изменить ситуацию было не в силах отряда.

— Ты уверен, что метавший дротик попал туда, куда хотел? Что это был профессионал? — спросил Бекор.

— Уверен, — ответил Старл. Юноша был абсолютно уверен, что бросок неведомого врага не мог оказаться случайностью, тем более после записки, которую нашел капитан на теле трупа.

Бекор тяжело вздохнул. Капитан сильно устал, был бледен и весь взмок, а впереди отряду предстоял тяжелый дневной перевал через болотистую местность.

— Могу тебе сказать, что у нас появился новый враг, юноша, — сказал он.

— Разбойники? — Старл приподнял бровь.

Капитан долго думал перед тем как ответить. Он явно сомневался, а потом по отцовски положил руку на плечо Старла.

— Я знаю, что ты ищешь встречи с ними. Да и я сам при возможности перерезал бы им глотки… Но не все так просто. Будь осторожен, Старл, иногда не все что ты хочешь можно получить сразу, — сказал он.

Старл ждал, что капитан продолжит, однако Бекор замолчал, развернулся и вышел из дома.

— Знать бы с кем пересекутся наши пути, — задумчиво произнес он.

Капитан явно что-то не договаривал. Возможно правы были наемники, когда предположили, что дротик убийцы предназначался капитану? Или дротик являлся предупреждением? Но чему, зачем? Не проще ли было сразу убить капитана. Одни вопросы. Старл покрутил в руках меч с руинами и спрятал оружие в ножны. Сколько раз он говорил себе, что отправился сюда для того чтобы получать ответы на вопросы а не коллекционировать новые. Но новые и новые вопросы появлялись, а действовать приходилось по ситуации.

Растерянные крестьяне вылезли из под стола. Один из них приволок мешок, тот самый, в котором пленный маг был доставлен в дом старосты. Остальные, во главе с сыном городского головы Кроном, решив, по всей видимости избавиться от трупа, двинулись к телу мага. Старл невольно бросил взгляд на начавшего коченеть мага. взгляд скользнул по запястью. Рукав сорочки закатился до локтя, обнажив перед глазами юноши странное, совсем свежее клеймо, размером с пятак, не больше. Старл попытался было разглядеть что изображено на руке убитого мага, но затем бросил эту затею. Он попрощался с крестьянами, которые не ответили на его «всего доброго» ни слова и вышел из дома вон. Следовало догнать отряд и выяснить дальнейшие планы капитана.

Глава 6

— А как же план капитан? Из чего кармана мы заплатим неустойку? Уж не из общего ли? — Дерил, говоря эти слова, качал головой.

— Скажи это несчастным людям, которым кроме как к нам не к кому больше обратиться, — сказал Рамаз.

— Я не против, что им надо помочь, но кто потом поможет нам? Кто объяснит почему отряд свернул в богом забытую деревушку, в самовольную? Кто? — спросил Дерил.

— Как бы то ни было, решать не тебе и не мне, — вмешался Херан. — У нас есть капитан, решение за ним. Ты знакомился с правилами отряда, когда шел сюда!

Дерил отмахнулся и ничего не ответил. На лице наемника читалось явное непонимание. Он вытащил из кармана окурок сигары, закурил и отошел к дереву, усевшись под стволом. Старл проводил его взглядом. Спорить действительно было о чем. Отряд капитана Бекора по пути в очередную помеченную на карте деревушку, наткнулся на дороге с группой беженцев. Люди сидели у костра, промокли, замерзли и кутались в обрывки грязных тряпок, бывших когда-то накидками. Завидев наемников они бросились в рассыпную, но после того как Бекор объяснил им кто он и зачем сюда прибыл его отряд, беженцы успокоились. Именно тогда один из них и обратился за помощью к капитану, рассказав о том, что напасти обрушившееся на его деревню настолько велики, что из Горелых пеньков, а именно так называлась деревушка, пришлось бежать. Бекор было подумавший что именно в Горелые пеньки лежит путь его отряда, не нашел названия деревушки на своей карте, чему немало был удивлен. Но как оказалось жителям Горелых пеньков просто нечем было заплатить за свое спасение и деревня вымирала. Ее разграбляли разбойники, когда еще было что украсть, а жителей убивали ходячие, со слов крестьян, наведывающиеся в деревушку со всех ближайших погостов.

По сути Горелые пеньки были брошены на произвол судьбе. Им не откуда было ждать помощи. Никто не хотел помогать бедным людям из деревушки только потому, что крестьянам нечем было заплатить за помощь спасителям. Зная капитана Бекора, можно было предположить, что беды местных жителей не оставят его равнодушным. Не оставили они равнодушными и других наемников, включая Рамаза, Херана, Жано, Пука и самого Старла. Однако не все поддержали идею отправиться в Горелые пеньки и помочь крестьянам, пусть Бекор не принял окончательного решения. Пуще всех свое недовольство высказывал Дерил. Старл, поддерживающий идею помочь деревушке, прекрасно понимал опасения тех, кто не хотел соваться в авантюру. Главный аргумент против подобных действий заключался в том, что Горелых пеньков не было на карте капитана. Эта деревушка не проплатила услуги отряда, а значит наемники не могли формально ей помочь. Иначе капитану придется платить отнюдь не скромную неустойку заказчику. А Дерилу и многим другим отнюдь не хотелось работать бесплатно.

Старл видел как сомневается капитан, выслушав местных жителей, лишенных крова и крыши над головой. Бекор некоторое время разговаривал с беженцами с глазу на глаз, а потом вернулся к отряду и пожал плечами. Он был в отчаянии.

— Я не знаю, как мне поступить, — он развел руки в стороны, показывая, что он растерян. — Но мы должны помочь этим людям.

— Мы уже ничем не сможем им помочь, капитан, — сказал Дерил.

Бекор метнул в его сторону взгляд, в котором сверкали молнии.

— А если бы у этого костра сидела твоя мать, твой сын? — вспылил Бекор.

Дерил не выдержал взгляд капитана и опустил глаза. Пук с грустью в глазах смотревший на людей у костра, сказал.

— Дык, помочь бы им надо.

Старл видел, как воодушевились сельчане у костра после встречи с отрядом капитана. Они нашли веру и ждали, что наемники помогут селу избавиться от всех бед. Бекор отвязал от ремня флягу с отборным ромом и сделал несколько глотков, осушив ее на половину. Капитану явно следовало успокоиться.

— Если ты боишься за свое жалование Дерил, то знай, я отдам свою часть, чтобы погасить неустойку, — Бекор закрутил крышку и вернул флягу с ромом на место.

Слова капитана оказались неожиданными. Отряд последние несколько месяцев был в пути и по приезду в столицу наемников ждал солидный куш. Расставаться с жалованьем ради горстки крестьян, которым по сути уже ничем нельзя было помочь? Дерил что-то пробурчал себе под нос, сидя под деревом, но никто не расслышал его слов.

— Как бы вашего жалованья не хватило, капитан. Мы все же произвол затеяли, — ввернул Хамед. — Я наемник капитан и здесь только потому, что хочу заработать и прокормить свою семью. А если меня лишат жалованья, то я спасу других, но не уберегу своих близких.

По всей опушке было слышно как у Бекора скрипнули зубы. Старл понимал, что Хамед был прав. Как ни крути, Хамед говорил правду, приходилось рисковать. Помогая другим людям, можно было самому накликать на себя беду.

— Дык, Пук тоже отдаст жалованье коли что, — сказал орк. — Пука семье никто не помог, а Пук поможет.

Старл поймал на себе взгляд маленькой девочки лет пяти, сидящей у костра. В глазах ребенка застыли слезы. Она закуталась в грязную, местами прожжённую накидку и смотрела на юношу с мольбой во взгляде. По телу Старла пробежали мурашки.

— Деньги были, есть и будут. Я лучше останусь с пустыми карманами, но с чистой совестью, а пузо набить, баб полапать, да вина хлебнуть, на то друзья есть чтобы угостить. Да и семьи у меня никакой нет. Я поддерживаю капитана, — сказал Херан.

Стоявший рядом со Старлом Жано поднял руку.

— Давайте проголосуем, капитан. Так по уму будет, — сказал Херан.

— Голосование, — Бекор глубоко вздохнул. — Вы не оставляете мне выбора. Голосуем.

Старл видел смятение капитана. Несмотря на то, что голосованием можно было безоговорочно решить любую проблему, вставшую перед отрядом, Старший кидал жребий. Юноша прекрасно помнил, что одного голоса против будет достаточно для того чтобы отклонить предложение вынесенное на совет. Теперь вопрос стоял так — либо все до единого наемники поддерживают идею Бекора и помогают Горелым пенькам, либо если кто-то проголосует против, отряд движется дальше и забывает о проблеме деревушки раз и навсегда. За все время, проведенное Старлом в отряде, подобное случалось впервые. До этого любые проблемы решались приказом капитана. Да и не было никаких разногласий среди бойцов, чтобы вопрос вызывал столь ожесточенные споры.

Словно читая мысли Старла оживился Дерил. Наемник глубоко затянулся и выпустил вверх клубок табачного дыма, с интересом наблюдая за происходящим. Однако, к удивление Старла, Дерил не спешил голосовать.

Вслед за Жано руку подняли Бекор, Херан, Рамаз, Пук и сам Старл. Гаспар пробормотал что-то ясное только ему самому под нос и присоединился проголосовавшим «за». К удивлению Старла, пожимая плечами, руку поднял Хамед, еще несколько минут назад возмущавшийся по поводу судьбы своего жалованья в случае самоуправства. Котун, скрестив руки на груди остался недвижим. Глаза молодого наемника смотрели под ноги. Дерил также не желая пересекаться взглядом с капитаном смотрел куда-то в сторону. Если все было так, как понимал Старл, голосование закончилось провалом для капитана. Дерил и Котун выступили против идеи Бекора.

— Я могу считать голосование оконченным? — спросил капитан.

Взгляд Старшего сверлил Котуна и Дерила. К удивлению Старла обычно дерзкий и хамовитый Котун понурил плечи, рука наемника словно сама по себе поднялась вверх.

— Ты не видишь что я еще не проголосовал, — фыркнул Дерил. — Вы что действительно собрались идти в эту деревушку? Да услышат меня боги, капитан! Еще полчаса назад ты и слышать не слышал об этой дыре, а теперь собрался ее спасать… — он не договорил, последний раз затянулся, сплюнул под ноги горечь и поднял руку. — Да пропади оно все пропадом, если мой отряд считает, что нужно идти туда, то я пойду вместе с вами. А про твои обещания насчет жалования я тебе напомню, когда с меня будут сдирать в три шкуры при расчете, капитан!

Едва заметно по лицу Бекора скользнула улыбка.

— Единогласно. Что же, голосование закончено, — сказал он.

— Раз так, то давайте уж к делу приступать. Расскажи, Бекор чего тебе поведали эти несчастные люди? — спросил Херан.

— Что беда у них случилась это понятно, не надо быть семи пядей во лбу чтобы понять. А вот что за беда, раз уж мы за нее возьмемся узнать действительно интересно, — согласился Рамаз.

Наемники были правы. Неплохо было бы узнать что приключилось в Горелых пеньках, от каких бед стоило спасать деревню. Капитан разговаривал с беженцами около десяти минут и те явно рассказали ему больше, чем обобщенные слова о напасти оживших погостов, да разбойничьих шаек. Старл как и все остальные не слышал разговора Бекора и крестьян и сгорал от любопытства, желая чтобы капитан поскорее поведал о бедах деревушки. Возможно, как в Веселых удальцах, жители Горелых пеньков ждали появление разбойников? Может быть, чего хуже неупокоенные совсем потеряв страх, сбросили оставшиеся оковы преград? Ничего нельзя было исключать, поэтому стоило выслушать Бекора и потом делать какие-либо выводы.

Капитан некоторое время смотрел на беженцев у костра, а потом перевел взгляд на отряд.

— Они напуганы, толком ничего выведать мне не удалось, но то что я услышал… — Бекор запнулся и покачал головой, но быстро взял себя в руки. — Со слов людей, в деревне остались одни старики, из тех, кто выжил и не отправился на тот свет, да несколько девиц с совсем маленькими детьми. Ни те не другие не могут покинуть деревню. Те трое, — Старший показал в сторону беженцев у костра. — Единственные выжившие из тех, кто отправился искать помощи у барона.

— Будем считать, что они ее нашли, — сказал Рамаз.

— Остальное я расскажу по пути, следует выдвигаться в путь, как бы то ни было, Дерил прав, нам нельзя выбиваться из графика. В дорогу!

— Разбойники, капитан? Мертвяки? — спросил Херан перекидывая походную сумку через плечо.

— Разбойников говорят давно в их краях не было, деревушка разорилась, брать нечего, может поэтому наведываться перестали, — ответил Бекор.

Троица у костра завидев, приготовления наемников, поспешила подняться на ноги. У этих людей не было с собой каких-либо сумок, не было одежды или провианта. Все что осталось у беженцев, были тряпки протертые до дыр, когда-то служившие накидками и сорочками.

— Чего ж тогда не сожгли дотла, деревушку то? Они вроде так со всеми поступают, кто дань платить отказывается, — спросил Дерил.

Старл, стоявший позади Старшего, все же увидел, как свело, словно судорогой, желваки капитана. Бекор ответил, продолжая смотреть вперед, туда, где за чередой стволом деревьев спряталась деревушка Горелые пеньки.

— Может и со всеми, только вот нечисть странная больно в этих краях, брат. Не каждый разбойник в лапы к такой сунется, ой как не каждый, — сказал он.

— Ну так видели мы эту нечисть странную, — буркнул Дерил.

— Надеюсь что так, — с какой-то странной интонацией произнес капитан.

Отряд капитана Бекора двинулся в сторону Горелых пеньков. Мужчина, глава семейства оставшегося в живых, вызвался показать наемникам дорогу в родную деревушку и шагал по разбитой дороге впереди отряда. Девочка со своей матерью затерялись среди бойцов, ища защиту от безысходности.

Глава 7

— Кто-нибудь закройте ей рот, меня и без того стошнит! — словно в подтверждении своих слов Хамеда согнуло пополам и он вырвал на землю содержимое своего желудка.

Кричала та самая женщина, которую наемники встретили у костра. Крик скорее напоминал вопль, женщина испытывала самый настоящий ужас и бросилась в объятия к своему мужу, прижавшись всем телом к широкой груди крестьянина. Старл сам с трудом переборол в себе желание отвести глаза от картины развернувшейся на его глазах. То, что предстало перед отрядом капитана Бекора в деревушке, куда привели наемников беженцы, удручало. Старл был готов увидеть здесь все что угодно — разбойников, мертвяков, пепелище вместо домов, но ЭТО. Такого в отряде не ожидал увидеть никто. В глазах опытных головорезов столпившихся на главной улице деревушки читался страх. Толика страха, смешанная с отвращением закралась во взгляд Старшего, внимательно изучавшего каждую деталь на главной улице деревушки.

Зрелище на самом деле выдалось отвратительным. Между крыш двух компактно расположенных деревянных домов, чья-то рука перекинула массивную деревянную перекладину, добрые десять футов длиной. И все бы ничего, но к перекладине были привязаны толстые веревки, всего десять, на каждом из котором висел труп. Восемь стариков и две молодые женщины. Нетрудно догадаться, что тела принадлежали местным жителям. Создавалось впечатление, что в деревушке произошло массовое самоубийство. И возможно, Старл счел бы такое предположение верным, если не вспоротые животы мертвецов. Животы людей были вспороты от мошонки и вверх, к груди. Тот кто сделал это умело выпотрошил наружу внутренние органы бедняг. Однако ничего подобного внутренностям Старл не видел ни под ногами подвешенных людей, ни где-то в другом месте Чуть поодаль, почти что у самого входа в дом старосты тлело пепелище потухшего костра. Оттуда шел сладковатый привкус, от которого стошнило Хамеда. Похоже органы людей спалили в огне. Не сразу Старл заметил несколько необычных кругов ярко красного цвета, обрисованных вокруг потухшего костра. Не трудно было догадаться, что круги были нарисованы кровью. Но кому и зачем все это было нужно?

Капитан Бекор, стоявший чуть поодаль Старла, ближе к подвешенным телам, первым из отряда пришел в себя. Он наконец отвел взгляд от оказавшихся на виселице явно не по своей воли людей и сложил руки на груди.

— Где дети? — капитан обращался к оставшимся в живых последним жильцам деревушки. — Вы говорили, что здесь есть совсем маленькие дети, где они?

Крестьянин пожал плечами и с трудом взяв в себя в руки указал в сторону подвешенных женщин.

— Они с матерями своими были, когда мы уходили отсюда, — сказал он.

Бекор тяжело вздохнул. Вопрос капитана по сути остался без ответа. Однако, трупов детишек здесь не было. Старла больно уколола залезшая в голову неприятная мысль, но он одернул себя и покосился на пепелище.

«Нет, нет и еще раз нет», — пронеслось в голове.

— Котун, Жано, Дерил.

Бекор обернулся к наемникам. Трое головорезов вышли вперед. Старший указал на дома, выстроившиеся в ряд вдоль улицы.

— Обыщите внутри, возможно дети остались живы, просто прячутся или… Вообщем обыщите дома, — приказал он

Трое наемников бросились исполнять поручение капитана. Оставалось надеется, что Бекор не ошибается и детишки действительно прячутся где-то в домах, забравшись глубоко в шкаф, спрятавшись под кровать или в погреб.

— Есть предположения кто это сделал капитан? — спросил Старл.

Бекор казалось не обратил на вопрос Старла никакого внимание. Капитан вновь принялся пристально изучать трупы подвешенных людей.

— Дык разбойники, кто сделал, — проворчал Пук.

— На кой черт разбойникам потрошить бедняг как свиней, а потом поджаривать их кишки? Нет, — Херан покачал головой. — Сколько лет живу, а таких методов у них не видывал.

— Если только они не хотели дань выбить, вот и поубивали — вставил Хамед.

Херан почесал щетину на щеке. Слова Хамеда поставили опытного наемника в тупик.

— Так было бы что брать. Они то коли деревня голая жгут ее, людей убивают, но так как здесь. Я такое вижу в первые, я даже не слышал о таком. Не просто так людям этим кишки выпотрошили да в костер покидали. Не разбойничьих рук это дело, нет, — только и нашелся он.

Старл мысленно согласился с доводами Херана. В деревушке царила разруха и нищета. Ничего, чем могли разжиться разбойники здесь не было. И если Херан, видевший за свою жизнь столько, сколько другим с лихвой хватило бы на две, утверждал, что разбойники не имеют к произошедшему никакого отношения, скорее всего так оно и есть.

— Костер то у нас не давно горел еще, — вмешался в разговор Рамаз. Он нагнулся над костром и пристально осматривал угли. — Потушили его наспех, он вовсе не потух. Так что, Бекор, если сейчас на след упадем, гляди и догоним мерзавцев. Что скажешь?

— Не стоит торопиться, Рамаз. Мы не знаем с кем имеем дело. Я как и Херан не уверен, что это, — Бекор указал на тела. — Дело рук разбойников. Я не вижу следов насилия на телах, если не считать синяков от петли на шее. Тот кто сделал это все явно делает подобное не в первый раз… Другой вопрос зачем?

Как уже вошло в привычку за последние несколько дней, капитан замолчал прервав свои рассуждения и задумался, внимательно всматриваясь на виселицу. Он как-то неуверенно подошел к одному из мертвецов, взял его за руку, нахмурился, а потом подозвал к себе Херана. Старший указал Херану на странную рану на запястье у старика. Седовласый наемник покачал головой и присвистнул.

— Ба! Они клейменные! — воскликнул он.

Старл внимательно всмотрелся. То, что он первоначально принял за ожег на руке старика, оказалось самым настоящим клеймом. По телу юноши пробежали мурашки.

— Что скажешь, Херан? — спросил Бекор.

Херан задумался и покачал головой.

— Ничего не могу сказать, я вижу такое клеймо впервые, — сказал он.

Разглядеть совсем свежее клеймо на теле мертвеца не мог даже опытный Херан, видевший за свою жизнь многое. Старл, не сразу понявший, что это вовсе не ожег, видел всего лишь огромное красное пятно с некими непонятными очертаниями. В голове юноши мелькнули мысли о странной метке на руке мага из отряда разбойников, но он тут же отбросил их в сторону. Врядли здесь можно было проследить какую никакую логическую связь. По отряду прошелся ропот. Весть о наличие клейма на теле крестьян оставила неприятный осадок. Кому и зачем понадобилось клеймить ни в чем не повинных людей? Насколько понимал Старл, наличие такой отметки, могло говорить о принадлежность человека к закрытой группе, гильдии. Чаще всего клеймили рабов. Зачем клеймили крестьян крестьян погибших чудовищной смертью в вольных землях Большого шлема, оставалось только гадать. Еще одна крупинка в копилку с неотвеченными вопросами.

— Думаю, стоит снять тела с виселиц и похоронить или еще лучше сжечь, потому что на похороны у нас нет времени. Пук сними трупы. Ты Старл, помоги ему. Возьмите с собой сельчан. Остальные разведите костер.

Пук пожимая плечами и что-то бормоча под нос двинулся к перекладине с висельниками. Старл ничего не говоря последовал за зеленым гигантом. К удивлению юноши верный Бруно остался сидеть на месте. Пес вывалил язык и тяжело дышал. Остальные наемники во главе с Хамедом принялись собирать щепки и дрова для костра, который вызвался обустраивать Херан. Как бы не хотелось это признавать, но сжечь тела было единственным верным решением в сложившейся ситуации. Конечно, стоило как положено похоронить людей, вырыть могилы и проводить в последний путь. Однако подобное отнимет у отряда капитана Бекора целый день, что было непозволительной роскошью. Оставлять трупы висеть на перекладинах, весьма спорно решив, что такой выход из положения окажется более гуманным, означало, сделать тела легкой добычей лесной живности и птиц. Поэтому ничего другого, кроме как прибегнуть в варварскому методу и сжечь тела несчастных, в голову не приходило.

Пук которому идея контакта с телом мертвеца не доставляла ни малейшего удовольствия, принялся перерезать узел. Старл стараясь не смотреть на труп старика подхватил того двумя руками, чтобы тело после того как орк перережет веревку не упало на землю. В нос ударила отвратительная вонь, от которой юноше свело челюсть. Он почувствовал как чем-то липким и вязким пропитываются рукава его рубахи. Старл буквально заставил себя не разжать было расцепившиеся от отвращения руки и вовремя. Труп старика, больше не сдерживаемый ничем, всем весом рухнул на юношу. Старл медленно опустил тело на землю. Рядом оказались те самые муж с женой, которые с тех пор как вернулись в родную деревню, словно проглотили языки, не проронив ни единого слова. Они оттащили тело старика в сторону.

— Дык, Пук дальше резать будет, — предупредил орк.

Старл поднял вверх большой палец. Зеленый великан как и обещал принялся энергично перерезать узел ножом. Юноша бросил взгляд на следующий труп. Но и этого мгновения хватило чтобы Старл замер. Ему показалось что нога женщины висевшей в петле дернулась. Как-то резко, судорожно. Он замер и положил руку на эфес меча. Нет, женщина явно не была похожа на мертвяка. Да и Бруно как ни в чем не бывало сидел поодаль и наблюдал за происходящим спокойным взглядом. Не чувствовал ничего и сам Старл. Юноша скорчив гримасу обхватил труп женщины руками. Не успел он подумать, что ногу повешенной не что иное, как результат остаточной конвульсии, как резкая, обжигающая боль свела трапеции. Старл попытался изогнутся и резко подался назад. С губ сорвалось шипение. Юноша перекувырнулся, но не смог устоять на ногах и пластом упал наземь, сильно ударившись головой. Рядом всего в нескольких футах от лежащего Старла послышался глухой хлопок. Позади раздались взволнованные крики наемников. Но сквозь шум Старл отчетливо слышал шипение, резавшее слух. Сомнений не оставалось, женщина висевшая на петле превратилась в ходячего.

Старл не до конца придя в себя после удара головой об землю, с трудом поднялся на ноги и вытащил меч. Откуда-то появилась отдышка. Тяжело дыша юноша огляделся по сторонам. Мертвяк освободился от веревки и бросился на первого попавшегося на его пути живого человека. Им оказалась выжившая крестьянка. Женщина от ужаса застыла на одном месте, страх сковал ее движения и обезоружил перед лицом опасности. Старл выхватил из-за пазухи метательный нож и бросил его в мертвяка, но было слишком поздно. Тварь вонзилась зубами в шею женщины и вырвала кусок плоти. В стороны полетели брызги алой крови. Обезумевший муж бросился к телу жены, явно не понимая что подставляет себя под удар ходячего. Старл поспешил на помощь мужчине. Однако мертвяк успел схватить сельчанина за руку и потянул его на себя. Что-то с этой тварью было не так. Старл не сразу понял, что именно. Скорость. Мертвяк был необычайно быстр. Он совсем не был похож на тех зомбяков, с которыми привык встречаться отряд капитана. В движениях твари присутствовал пластика, они были быстрыми и выверенными. Не успел прийти на помощь к несчастному крестьянину и Пук. Орк ревел — он схватил веревку, все еще обмотанную петлей на шее мертвяка и что было сил дернул ее на себя. Тварь стрелой влетела в деревянную стену близлежащего дома, однако мужчина которого мертвяк успел схватить, полетел следом. Сельчанин со всего маху ударился об угол дома. Он был мертв. Деревянные бревна в углу оказались перепачканы кровью из открывшейся раны. Тварь, вновь издала шипение и двинулась в сторону Пука.

На этот раз расстояние между зомбяком и Старлом позволило юноше атаковать. Старл нанес разящий удар сверху вниз в надежде разом покончить с тварью. Но какого же было удивление юноши, когда клинок рассек воздух. Сталь разрезала бревно, лезвие вонзилось глубоко в землю. Теперь уже атаковала тварь. Пятерня существа устремилась в лицо юноши. Старл с трудом уклонился от прямого удара твари и выбросил подсечку, сбившую ее с ног. Какое-то мгновение понадобилось юноше для того чтобы высвободить клинок из земли и обрушить на лежащего зомбяка очередную атаку. Тварь завизжала и выставила перед собой руки, пытаясь огородиться от лезвия собственной плотью. Тщетно. Меч, с такой же легкостью с какой нож проходит сквозь масло, разрезал руки мертвяка и вспорол тому грудь. Зомбяк взвыл, но не обращая внимание на лезвие торчащее из груди бросился на Старла с еще большей прытью и ненавистью. Юноша вынужденный выпустить из рук меч отпрянул назад.

— Берегись!

Если бы не крик Старшего, вовремя заприметившего опасность, пламя огромного огненного шара охватило Старла с ног до головы. Юноша только каким-то чудом успел отпрыгнуть в сторону, а фаербол разорвал на мелкие куски плоть ожившей твари. Горящая плоть была повсюду — останки тела прилипли к стене дома, запачкали окна и землю. То что осталось от твари догорало, медленно превращаясь в угли.

Старший подбежал к остолбеневшему юноши и принялся трясти Старла за плечи.

— Как ты? Старл? С тобой все в порядке?

Старл явно не до конца понимающий, что произошло мгновение назад не нашел в себе сил ответить и только закивал. Бекор метнул взгляд в сторону леса, откуда Гаспар и Хамед выводили какого-то человека. Гаспар заломил ему руки, подавив любые попытки к сопротивлению, а Хамед нес в руках дорожный мешок незнакомца. Далеко не сразу Старл смог понять, что перед ним стоит девушка. Волосы незнакомки были убраны в платок, а сорочка и брюки явно приходились на пару размеров больше. Поэтому понять кто стоит перед ним, Старл смог только по лицу незнакомки. Это была совсем юная девица с выразительными зелеными глазами, на вид лет шестандцати, не больше. Неужели эта юная дама могла выпустить на волю огромный огненный шар? Приходилось признать, что если не фаербол девицы, Старлу пришлось бы не сладко, продолжи он схватку с зомбяком без меча, голыми руками. Но кто она такая и что эта странная девушка делает тут?

— Свяжите ее, — бросил Бекор. Капитан повернулся к Гаспару и указал на походный рюкзак незнакомки. — Проверь, что там у нее.

Гаспар кивнул и живо принялся расстегивать лямки сумки. С разных концов деревушки к месту событий бежали Дерил, Жано, Рамаз. Похоже никому из них не удалось найти детей. Старл заметил, что капитан перевел взгляд на балку с подвешенными трупами. Зная Старшего, можно было предположить, что капитан явно что-то задумал.

— Херан! Я хочу чтобы ты сжег этих людей не снимая с петли, — сказал капитан.

— Бекор, ты уверен? — Херан покосился на Старшего.

— Исполняй.

Херан не говоря больше не слова отправился исполнять приказ. Старл мысленно согласился с Бекором. На первый взгляд это выглядело кощунством, но другого выхода не оставалось. Снимать их теперь, после того, что произошло было крайне неразумным и рискованным. Словно в подтверждении рассуждений юноши, послышался голос Пука.

— Дык, тут еще одна дергается.

Старл устремил взгляд на подвешенных. Пук был прав. На перекладине в конвульсиях начало извиваться еще одно тело и если бы не сдерживающая тварь веревка, пиши пропало, боя с мертвяком было не избежать. Юноша еще раз удивился прыти твари. Откуда зомбяк, обычно медлительный и нерасторопный мог обладать такой феноменально скоростью? Старл заметил с какой злостью и ненавистью смотрит на тварь пленница, которой Хамед уже успел связать руки за спиной, усадил на землю и приставил кинжал к горлу.

Рядом со Старлом появился капитан Бекор. Он продолжал смотреть на начавшего приготовления Херана и извивающуюся в конвульсиях тварь.

— Я знал, что здесь будет, но не поверил, — сказал капитан.

Старл ничего не ответил, но в воздухе явно повис вопрос.

— Нет, конечно я не знал о повешенных, — продолжил Бекор. — Но о том, что здесь творится с ходячими мне рассказали сельчане, когда я разговаривал с ними у костра. Я не поверил. Теперь они мертвы.

Бекор замолчал и зашагал к Гаспару, который никак не мог открыть рюкзак пленницы. Старл остался стоять на месте. С того места где он стоял вполне было видно и рюкзак пленницы и саму незнакомку. Бекор явно не искал поддержки у кого либо, нет. Капитану необходимо было выговориться. И его можно было понять. Сам Старл, если быть честным, тоже вряд ли бы поверил в такое. Как говориться у страха глаза велики и напуганные до смерти крестьяне могли рассказать, что угодно. Верить же каждому их слову было просто глупо. Впрочем, случившееся выбило из колеи отряд. Наемники не понимали, что происходит. Не было слышно возгласов, привычной брани, шуток. Все до единого головорезы предпочитали наблюдать за происходящим молча. Опытным головорезам, также как и самому Старлу следовало осознать произошедшее.

Бекор подошел к продолжавшему мучаться с сумкой пленницы Гаспару, вытащил нож и не долго думая перерезал лямки.

— Может ты объяснишь, что здесь произошло? — спросил он.

— Я хотела помочь… — прошептала девушка.

— Ты хотела помочь! Ты повесила всех этих несчастных людей, выпотрошила им кишки и сожгла, так ты хотела им помочь? — Дерил взъярившийся после слов пленницы двинулся в ее сторону вытаскивая по пути кинжал.

Бекор перегородил наемнику дорогу.

— Успокойся, мы уже потеряли одного, так и не развязав ему язык, — спокойно сказал капитан.

Дерил в ответ метнул кинжал, который воткнулся вровень между ног пленницы, смачно сплюнул и изрыгая ругательства вернулся обратно.

— Все правильно, поцеремонься с ней Бекор. Тебе же виднее как поступать после того, что здесь произошло! — бросил он.

Наемники одобрительно загудели. Похоже все до единого бойцы были согласны с Дерилом и хотели свершить над пленницей немедленную расправу. Бекор не стал никого переубеждать, он склонился над незнакомкой, взял ее за подбородок и взглянул в глаза. Старл отнюдь не был уверен, что капитан своими действиями хотел защитить ее, спасти. Нет, скорее всего Бекор хотел разобраться во всем происходящим и не совершать ошибок, которые были допущены ранее.

— Если ты будешь молчать, я не смогу сдержать тех людей, — сказал капитан пристально глядя в глаза девушке.

Старл увидел как глаза пленницы заблестели от слез. Намек Старшего незнакомка поняла сразу.

— Я просто хотела помочь, — вновь сказала она.

Тем временем Гаспар вывернул на изнанку сумку девушки. На земле оказались банки, какие-то свитки из пожелтевшего пергамента, охапки высушенных трав и какой-то белый порошек, просыпанный Бекором из одной из банок. Старл вгляделся внимательней. Соль. После того что произошло с ним на погосте Веселых удальцов, он мог узнать эти белые кристалики среди всего прочего. Похоже соль была важным ингридиентом у ведьм.

— Вот те на! Так она ведьма! — заверещал Котун.

— Идиот, конечно же она ведьма. Ты не видел, что она тут творила? Она чуть не погубила нашего Старла к чертовой матери! — Хамед отвесил боевому товарищу подзатыльник.

Бекор внимательно изучил содержимое рюкзака пленницы, пытаясь уловить ее реакцию. Он тщательно перебирал одна за одной баночки, рассматривал свитки, пробовал на вкус траву в связках ведьмы. Наконец капитан выпрямился. Старл уловил холодный взгляд капитана на пепелище. В отражении глаз Бекора отблески пламя костра разведенного Хераном выглядели особенно зловеще.

— У нас нет времени на то чтобы долго развязывать тебе язык. Если ты честно ответишь на мои вопросы, я могу пообещать тебе суд. Если ты промолчишь… — Бекор понизил голос. — Ты умрешь здесь и сейчас, как последняя собака.

— Я хотела помочь, — девушка буквально выдавила из себя эти слова и начала плакать. Подбородок незнакомки упал на грудь, большие размером с горошину слезы капали на землю.

Бекор тяжело вздохнул и коротким кивком отдал приказ, предназначавшийся Дерилу. Наемник подошел к пленнице и потянулся за кинжалом по прежнему торчащим в земле. Однако не успел он нагнуться и взяться за рукоять, как тут же отпрянул назад с широко выпученными глазами. Пук стоявший неподалеку со всего маху наступил на кинжал вогнав его словно гвоздь в землю по самую рукоять.

— Эй, ты что творишь, Пук?

— Дык, это хороший человек Дерил, — зеленый великан загородил все еще продолжавшую плакать девушку своим телом. — Пук не даст Эльма в обиду.

Дерил решивший не связываться с орком дипломатично поднял руки вверх и отошел назад, покосившись на капитана. Бекор не понимая, что происходит опешил.

— Что происходит? — спросил капитан.

— Дык, Эльма хороший человек, — повторил Пук. — Эльма не ведьма.

Орк демонстративно положил руку на рукоять дубины и фыркнул. Наемники в ответ недовольно загудели и начали перешептываться. Дерил как ему казалось униженный поступком орка в глазах остальных подначивал боевых товарищей. Бойцы решали, что делать дальше. Бекор явно не ожидавший ничего подобного наблюдал за действиями орка со стороны. Старл стоявший чуть поодаль отряда понял, что пора вмешаться. Юноша не знал какие побуждения двигали его давнего друга, но события разворачивающиеся на главной улице деревушки могли выйти из под контроля, если оставить все так как есть.

— Пук успокойся, ты знаешь ее?

— Дык, Старл тоже знает Эльма, — орк рывком поставил пленницу на ноги.

Старл заметил как рука Старшего скользнула по ножнам. Бекор был напряжен.

— Дык, Старл спасать Эльма и Пука, когда в лесах, — зеленый великан явно нервничал, поэтому начал запинаться и плохо говорить на имперском языке, нарушая все грамматические законы.

Старл опешил. Если он все правильно понял, девушка, пленница, ту которую Пук упорно называет Эльма, но которая сама не назвала своего имени — это та самая девчушка, которую он вырвал из плена разбойников много месяцев назад? Еще до того как был совершен поход к Сокралу. Боги, сколько времени минуло с тех пор, сколько воды утекло. Он видел ее мельком и конечно же не мог запомнить ее лицо, узнать, тем более сейчас, когда вместо миловидной девчушки в платьице перед ним стояла девушка в сорочке больше напоминающей мешок. С платком на голове, прячущим волосы. Но как быть с фаерболом? С мешком полным всяких магических штучек. У той девицы в лесу он не видел ничего подобного, она была беззащитна…

«Соль», — мелькнула мысль.

Поначалу Старл не обратил на нее никакого внимания, но затем… Соль, пучки трав, все это точь в точь повторяло то, что он видел на погосте Веселых удальцов. Точно такими же ингридиентами пользовался человек, который совершил защитный обряд на том кладбище. Неужели эта девчушка, та самая милая беззащитная девчушка, которую он спас в лесу смогла сотворить такие мощные чары. Юноша с трудом взял себя в руки.

Мысли в миг пролетели в голове Старла. Он растерянно улыбнулся и всмотрелся в заплаканные глаза девушки. Их взгляды на какой-то миг пересеклись и во взгляде девушки Старл увидел мольбу о помощи.

— Кажется я действительно знаю ее, — сказал юноша.

Бекор повернулся к Старлу в полоборота. Рука капитана по прежнему лежала на рукояти меча. Не убирал руку с дубинки и Пук, похоже решивший стоять на своем до конца.

— Поясни, — коротко бросил он.

Со стороны наемников послышалась отборная брань Херана, успокаивающего бойцов. В воздухе висело напряжение.

— Выслушайте Старла, идиоты!

— Поясни нам, что все это значит! — Дерил держал в руках кинжал, который он вместо своего позаимствовал у Котуна.

— Я не раз рассказывал вам о спасенной девушке в лесу. Это она. Именно ее я спас из рук разбойников, — сказал Старл.

— Но ты не говорил, что она ведьма! — снова начал вскипать Дерил.

— Почему ее рюкзак набит магическими штучками, юноша? — Гаспар начал тыкать на баночки разбросанные по земле.

— Я не знал об этом вы правы, но… Бекор, именно она обезвредила погост в Веселых удальцах.

— Что за чушь ты несешь! — на этот раз начал вскипать Рамаз.

Старл в свое время не рассказавший никому кроме капитана о том, что произошло на погосте в Веселых удальцах с ним, Пуком и Бруно, понял, что загнал в тупик самого себя. Сейчас следовало рассказать наемникам о случившемся, но только вот кто станет его слушать, когда нервы каждого из бойцов оказались на пределе. Однако в разговор вмешался капитан Бекор.

— Он говорит правду, — холодно сказал капитан.

— Что ты хочешь сказать Бекор? — спросил Херан.

— Я хочу сказать, что Старл действительно встретился с непонятным магическим обрядом на погосте в Веселых удальцах. Именно он помог ему разобраться с тварями.

— То есть мы с ребятами ничего не знали об этом? Так? — Херан усмехнулся.

— Это мое решение. Я решил не разглашать информацию предварительно не разобравшись, — ответил Старший. — Вопрос в другом. Старл мне хочется верить Пуку, мне хочется верить тебе. Но как бы то ни было кто повесил людей в деревушке, кто надругался над их телами в странном никому не понятном обряде? — спросил капитан. — Передо мной сильный маг, прямо перед моими глазами совершен чудовищный обряд жертвоприношения. Почему я должен верить, что та, которая чуть не убила моего бойца огненным шаром, не имеет к этому обряду никакого отношения?

— Дык, она в мертвяка целилась капитан, — возразил Пук.

Вопрос Бекора был задан по сути. В баронских землях было не так много магов, а хороших магов можно было пересчитать на пальцах одной руки. В то время как в деревушке развернулся самый настоящий магический обряд. Неужели могло случиться так, что помимо этой девицы здесь был еще кто-то знающий чары, умеющий их применить и зачем-то направивший их на жителей деревушки? Или все это сделала тоже она? Расклад не укладывался в голове юноши. Он не мог доказать, как не мог и опровергнуть вину пленницы. И вставал на ее защиту Старл только потому, что когда то спас ее из рук злодеев. Потому что как ему кажется именно она совершила необычный магический обряд на погосте Веселых удальцов, играючи расправившись с ожившими мертвяками. Это была палка о двух концах. Однако что-то внутри Старла подсказывало ему, что девушка ни в чем не виновата и действительно хотела помочь.

— Я просто прошу мне верить, — Старл в отчаянии развел руками.

— Я видела что здесь произошло и могу вам все рассказать, — послышалось из за спины Пука. Говорила Эльма.

Глава 8

Немалых трудов стоило Старлу убедить Бекора выслушать пленницу, буквально вынудив того поверить юноше. Оказалось непросто успокоить наемников и навести в отряде порядок. Но надо отдать должное Бекору, капитан умело разобрался с возникшими перед ним проблемами. Ему удалось убедить бойцов выслушать пленницу. На пару со Старлом, Бекор успокоил Пука, никак не соглашавшегося отойти от девушки хотя бы на шаг. Только после этого пленница начала рассказ. И надо сказать, по мере того как девушка рассказывала, Старл все больше убеждался, что он не зря поверил ей и сделал все что мог, чтобы защитить ее от расправы. Наемников заинтересовал рассказ Эльмы и отряд охотно слушал ее слова.

Как выяснилось, это действительно была та самая девушка, которую когда-то спас Старл. Звали ее, как и сказал Пук — Эльма. Она поведала отряду о том, как сразу после чудесного спасения, она бросилась в родную деревню, но ее, как и многие другие деревушки в землях Большого шмеля, постигла печальная участь. Деревня была сожжена дотла. Умерли все те, кого она знала, ее родные и близкие. По сути девушка осталась одна посреди бескрайнего леса, ей некуда было идти и нигде никто ее больше не ждал…

— … Я сидела вся в слезах на пепелище собственного дома, когда появились они, — Эльма всхлипнула. — Мертвяки, ходячие, я не знаю какое название можно дать этим существам. Двое, их движения были вялыми, передвигались они с трудом и я наверное с легкостью смогла бы убежать от них, но в тот момент мне было все равно. Мне было все равно буду ли я дальше жить или умру, если мертвяки растерзают мое тело там, где заживо сгорела моя семья. Я видела их и раньше, знала чего следует ждать от этих тварей. Помнила, как они разрывали скот и сельчан, но теперь мне было все равно. Я продолжала сидеть, склонив голову и ожидая свою участь. И какого же было мое удивление когда твари прошли мимо не обратив на меня внимание. Они смотрели сквозь меня, пустые глазницы устремили взгляд куда-то вдаль… — непрерывный рассказ давался девушке с трудом и она то и дело сбивалась, беря паузу, но собираясь, продолжала. — Один из них не видя меня в упор поплелся дальше в лес, а другой направился в мою сторону, таща за собой сломанную в колене ногу. Он подходил ближе и ближе, в упор не замечая меня и когда нас разделяли считанные футы я зажмурилась… То что произошло дальше я до сих пор не могу объяснить. Меня охватила паника вперемешку с такой ненавистью, которую я не испытывала никогда раньше. И тогда я почувствовала жар. Жар прошел через все мое тело, меня как будто окатили из чана с кипятком. Мне показалось, что на какое-то время я потеряла сознание. А когда пришла в себя и открыла глаза… — девушка закашлялась.

Бекор отстегнул от пояса флягу с водой и протянул пленнице.

— Выпей.

— Спасибо, — Эльма сделала несколько больших глотков, вдохнула воздух полной грудью. — Твари не было. Вы понимаете, когда я открыла глаза, мертвяка уже не было рядом. Но передо мной лежала кучка обугленных костей, все что осталось от ходячего.

— Ты хочешь сказать, что выпустила в зомбяка огненным шаром, красавица? — спросил Рамаз.

Девушка закивала, еще раз приложившись к фляге капитана.

— Это случилось непроизвольно? — спросил Бекор.

— Я понятия не имею как это произошло, — ответила Эльма.

— Но как быть с тем, что ты выстрелила фаерболом в ту тварь у дома? — спросил Старл.

Эльма развела руки в стороны.

— Я не знаю. Я хотела защитить тебя, хотела помочь.

— Знаете, а я ей верю, чтобы ей стоило поджарить наши задницы, умей она обращаться с огнем как ей вздумается… — сказал Херан.

— А я ни черта не верю, — фыркнул Дерил.

— Давайте дослушаем рассказ, а потом будем задавать вопросы, — перебил начавшейся было спор капитан.

Старл в который раз согласился со Старшим. Следовало дослушать рассказ Эльмы до конца. Пока что из ее рассказа нельзя было сделать каких-либо выводов. Ответить на вопрос какое отношение имеет девушка к событиям в деревне. Но раз Эльма начала рассказ издалека, значит в этом следовало проследить единую нить. Старл уставший стоять на ногах опустился на присядки и продолжил слушать. Со слов девушки безысходность положения, в котором она оказалась заставила задуматься ее о том, есть ли смысл жить дальше на этом свете? Как понял юноша, Эльма наверняка наложила бы на себя руки, если не одно «но» — случай с испепеленной тварью на руинах родной деревушки. Странный эпизод поставил перед девушкой много вопросов на которые захотелось найти ответы во чтобы то ни стало.

— … Моя покойная бабуля была ведьмой. Не знаю уж, что она могла сотворить своими чарами, но слухи у нас в деревушки разные ходили. Еще будучи совсем маленькой я видела ее записи, всякие магические наборы, которые моя бабуля прятала в одном укромном местечке в лесу. Вот я и подумала что возможно среди этих свитков мне удастся найти ответ на мой вопрос. Благо где находится тайник знала я еще в детстве. Если честно, я даже не знаю половины вещей которые лежат у меня в рюкзаке, — Эльма пожала плечами.

— Зачем ты их взяла? — спросил Бекор.

— Они могли пригодиться. Старл и Пук не дадут соврать, именно с помощи соли и трав я сделала обряд на погосте Веселых удальцов.

— Но откуда ты тогда знала как найти им применение? — не выдержал капитан.

— Я не знала, — глаза девушки наполнились слезами. — Я делала все от сердца, от души. Сама не знаю как у меня это получается, — всхлипнула Эльма. — Вы понимаете как, иногда все происходит само по себе, без малейших усилий. Иногда мне приходится терпеть боль. Порой же совсем ничего не получается. Это не зависит от меня, как вы не можете понять!

Старший никак не отреагировал на слова девушки. Старл не мог разобрать во взгляде капитана никаких эмоций и понять верит ли он Эльме или нет. Что уж говорить, тяжело было принять на веру слова и самому Старлу. Как то все это не состыковывалось. Девчушка, которую он спас от разбойников — беззащитная, совсем робкая и вдруг ни с того ни с сего, словно само по себе, научилась творить такое. Конечно огненный шар Эльмы не шел ни в какое сравнение с возможностями того же Сокрала, но и он потрясал вооображение. А учитывая, что Старл своими глазами видел как магия девушки расправилась с мертвяками на погосте Веселых удальцов… Как бы то ни было, юноша поймал себя на мысли, что Эльме хочется верить. В конце концов у него самого на плече с рождения была выжжена метка.

— Предположим, что ты не врешь, — вступил в разговор Херан, который сменил гнев на милость по отношению к Эльме. — Расскажи тогда, как ты оказалась здесь? Кто устроил расправу над сельчанами, коли не ты? Надо полагать, ты видела, что здесь происходило?

— Видела, — согласилась девушка. — И до сих пор виню себя, что ничем не могла помочь. С тех пор как нет моей деревни, я держу путь в одно место, а по пути…

— В какое место? — перебил ее Бекор.

— Это неважно.

Эльма ответила резко и как показалось Старлу в ее голосе читалось раздражение. Капитан продолжил сверлить девушку взглядом, явно не намереваясь вступать в ней спор. Эльма поняла, что ответила неоправданно грубо и осунулась, замолчав, пока Бекор не попросил ее продолжить.

— По пути я частенько встречала кладбища с мертвяками. Я залазила в бабушкины свитки и зелья. В детстве бабуля многое рассказывала мне о защите от всякой нечисти и я решила по памяти опробовать кое что на мертвяках, — девушка довольно надула губки. — Как видите не зря. Получилось. И здесь, — она ткнула пальцем в сторону леса за деревенскими домами. — Здесь тоже есть неспокойный погост. Вот я и решила помочь местным. Приготовилась к обряду и уже думала вытаскивать бабулины свитки, как со стороны деревни донеслись крики. Естественно мне стало интересно, что происходит и я рванула туда, откуда шли крики, чтобы самой все увидеть. Прямо здесь, там где мы стоим сейчас, стоял человек. С ним были еще люди, но я сразу поняла, что он главный.

— Почему? — уточнил Бекор.

— Он отдавал приказы остальным, — пояснила Эльма.

— Как он выглядел?

— На нем была одета мантия и капюшон, скрывавший его лицо, поэтому ничего не могу сказать об его внешнем виде.

Бекор как-то странно закивал.

— Кто был с ним?

— Обычные люди, такие же войны как и вы. Он приказал им вывести из дома жителей и повесить на перекладине, а сам достал из-за пояса кривой кинжал…

— Я думаю не стоит заново пропускать те события через себя, — перебил Эльму Бекор. — Мы и так видим, что тут произошло. В деревне должны были быть дети. Ты не знаешь что с ними произошло?

— Знаю, — не успевшие высохнуть глаза Эльмы вновь наполнились слезами. — Они… Они… — она сорвалась и заплакала, указывая на костер.

— Я так и знал, — капитан принялся судорожно массировать виски. — Бред какой-то, — прошептал он.

— Или она хорошая актриса или говорит правду, иначе давно бы поджарила наши задницы, — сказал Рамаз.

— Хорошо, но кто это такие? Что все это означает, зачем они здесь? Если это не она, если это не разбойники, то кто? — Бекор всплеснул руками и начал мерить шагами пространство вокруг главной площади деревушки. Капитан явно нервничал и впервые на памяти Старла не мог взять себя в руки. Обычно холодный Старший находился сейчас на грани срыва. Наконец он остановился и указал на веревку которой были связаны руки Эльмы. — Если не верить своим людям, то кому? Развяжи ее Старл. Она может идти.

Старл поспешил освободить пленницу и помог девушке подняться на ноги. Эльма бросила на юношу признательный взгляд и принялась разминать затекшие руки. На кистях девушки остались лилового цвета синяки.

— Если это возможно я продолжу свой путь с вами? — спросила Эльма.

Бекор вместо ответа отмахнулся, что по всей видимости означало — капитану все равно. Старл прекрасно понимал волнения Старшего. Помимо проблем с неспокойными погостами и разбойниками, у их отряда появилась еще одна — возможность встречи с неизвестными, о которых поведала Эльма. Естественно капитан, как и любой другой член отряда не боялся подобных встреч, но он как никто другой думал о безопасности, не уставая повторять, что главная его цель — вернуть наемников в город целыми и невредимыми. С появлением еще одной проблемы, сделать это становилось сложнее. Старл же прекрасно понимал, что капитан не сможет закрыть на происходящий беспредел в землях Большого шмеля глаза, он выступит в защиту сельчан, встань на пути отряда хоть сам барон со своей дружиной. От этого проблема становилась только очевиднее. Ведь ни Бекор, ни тем более Старл или кто другой не мог сказать с кем они имеют дело и насколько опасен враг. Как понимал юноша, враг не искал встречи с ними, ведь деревушка, которую эти люди выбрали для своего ужасающего обряда не была внесена в маршрут наемников и Бекор оказался там во многом случайно.

— Держись меня или Пука, — сказал Старл.

В ответ Эльма одарила юношу игривой улыбкой. Впрочем улыбка почти сразу сошла с лица девушки. Она посмотрела куда-то вдаль, к началу границы леса.

— Она тоже пойдет с вами? — спросила она.

— Ты о ком? — уточнил Старл.

— Девочка, я говорю о девочке.

Старл посмотрел в ту сторону, куда смотрела Эльма и вздрогнул. У ствола дерева в нескольких сотнях футах от главной площади деревушки, с пылающим костром, стояла девочка, склонив голову к груди. Это был тот самый ребенок, который пришел с ними в родную деревушку в надежде что-то спасти и изменить.

«А вместо этого она потеряла своих отца и мать», — грустно подумал Старл.

Он совершенно забыл о девочке, которая сейчас стоя под стволом дерева испытывала самый настоящий глубокий шок. Тварь убила родителей девочки прямо на ее глазах. В совсем юном возрасте ребенок остался сиротой. На вид девочки было не больше шести. Старл несколько раз покорил себя за то, что совсем забыл о ребенке. Стоило поддержать малышку и дать понять ей, что она не одна.

— Бруно! — Старл позвал пса. — За мной, мой мальчик.

Пес звонко залаял, словно понимая, что от него требуется и вслед за хозяином побежал в сторону леса, туда где стояла понурившись маленькая одинокая девочка. Малышка совсем не обратила на приближающегося юношу внимания. Старл поначалу замер в нерешительности возле нее а потом аккуратно опустился на траву рядом, сравнявшись с ребенком по росту.

— Негоже такой хорошенькой девчушки как ты стоять одной на краю леса? — он улыбнулся как можно искренней и доброжелательней.

Девочка не отреагировала на слова и продолжала стоять опустив подбородок на грудь. Старл видел, как по щекам ребенка покатились слезы.

— Меня зовут Старл, — он протянул руку. Девочка вновь не обратила внимание на юношу. — Тогда может быть познакомишься с моим псом? Его зовут Бруно. Дай лапу девочке, Бруно.

Пес вывалив язык поднял лапу, как будто предлагая ее пожать. Старлу показалось что по лицу ребенка скользнула улыбка. Девочка аккуратно потрогала лапу пса и поспешила спрятать руку за спину.

— Меня зовут Элис, — дрожащим голосом сказала она.

— Нам приятно с тобой познакомиться, — заверил Старл. — Может быть пойдешь с нами? Здесь опасно находиться одной, Элис.

Девочка подняла голову и взглянула на Старла. На юношу смотрели чистые и глубокие как вода в озере голубые глаза.

— Где мои мама и папа?

— Их нет, они ушли, но они попросили меня и Бруно присматривать за тобой.

— Когда они придут? — спросила девочка.

— Я не знаю, но твои родители знают, что ты будешь с нами и где тебя искать.

Элис продолжала смотреть на Старла своим пронзительным взглядом.

— Ты добрый? — спросила она.

— Конечно добрый, — Старл улыбнулся и протянул девочке руку. — Ну что, теперь ты пойдешь со мной?

Элис неуверенно вложила руку в ладонь Старла и они не спеша двинулись в сторону главной площади.

Глава 9

Наемники разбили лагерь на небольшой опушке в лесу. Прогорал костер, на котором так и остался стоять котел с похлебкой. Рядом стояла стопка тарелок, которые побросали бойцы не в силах прибраться после ужина. Отряд устал и наемникам как никогда требовался крепкий, здоровый сын. Благо в этот день природа подарила теплую безветренную ночь с чистым, прозрачным небом, полным звезд. Удобно подбоченившись спала девченка с необычным для этих земель именем Эльма. Сжавшись в клубочек, рядом с костром спала Элис, забывшись сладким детским сном. Без задних ног спал Пук. Спал капитан Бекор, потративший за последние сутки целую кучу нервов. Спали остальные ребята.

Однако Старл с тех пор как объявили отбой не сомкнул глаз. В голове царила буря, которую он не смог успокоить ни горячей похлебкой, ни стаканчиком доброго вина. Опять эти вопросы, вопросы, вопросы. И не одного ответа. Юноша несколько раз пытался заставить убедить самого себя выбросить их разом из головы, но ничего не получалось. Мысли, как раскаленное масло кипели и обжигали. Он не найдя ничего лучше рассматривал месяц в небе над головой. Толку, чтобы он не думал, какие бы комбинации не строил, все это заведет в очередной тупик. Не поможет выяснить, что твориться с нечистью, сорвавшейся со всех оков. Не поможет узнать, кто были те люди, устроившие беспредел в деревушке. И были ли они? Старл покосился на беззаботно спящую Эльму. Девушка наконец сняла платок с головы. Красивые длинные волосы падали на плечи, повторяя черты лица. Ему показалось, что он отчетливо видит румянец на ее щеках.

— Чего задумался?

Старл вздрогнул. Он совершенно не заметил как рядом с ним оказался Дерил. Наемник уселся рядом с юношей под стволом дерева и перебирал в руках свой кинжал, который ему все таки удалось освободить из земли, после того как его туда загнал Пук.

— Чего не спишь, Дир? — улыбнулся Старл.

Дерил пожал плечами, мастерски прокрутил кинжал и спрятал его за пояс.

— А ты чего не спишь? Вот и я не сплю, — ответил он.

Старл в ответ вновь улыбнулся, продолжая смотреть вверх, туда где в небесах застыл месяц. Сейчас совсем не хотелось общаться с кем-то, а тем более с Дерилом, из-за своенравного характера которого за последние несколько часов у них произошло некоторое недопонимание, если можно так говорить. Но и дальше оставаться наедине с самим собой тоже не хотелось.

— Я это, чего хотел сказать-то. Сам видишь, не спиться, — продолжил Дерил. — Лежал, думал… Ты меня наверное извини, не прав я был, погорячился. Не хотел себе проблем наживать… — Дерил махнул рукой.

— Ты тоже не держи в себе обиду, если я в чем-то повел себя не так. И Пука постарайся понять, у него воспоминания об Эльме связаны со смертью брата, — сказал Старл.

— Да понимаю я все, — буркнул Дерил. — Ты сам все понимаешь. Капитан чуть где какой переполох, чуть у кого беда какая, так лезет сразу, сломя голову, помочь.

Старл пристально взглянул на наемника, и Дерил не отвел взгляд.

— Разве плохо, что Старший хочет помочь людям? — спросил юноша.

— Кто же говорит, что плохо? Да только всем не помочь. А беды на себя накликать в два счета можно. Мы, и я и ты и даже Бекор, мы все тут на птичьих правах.

Старл ничего не ответил. Он не хотел заводить спор. Да и толку. Дерил был прав. Бекор был прав. Каждый из них был прав по своему. Можно сколько угодно говорить, что кроме них бедным и несчастным людям некому помочь, но правда оставалась правдой, вся эта помощь, все эти потуги капитана, были лишь иголками в стоге сена. Не возжелай люди в столице сами изменить ситуацию и никто другой, даже такой опытный воин как капитан Бекор, не смогут ничем помочь. Старл прекрасно понимал, что помогая людям, не имея на то санкций барона, они подставляют себя под удар. Но и пройти мимо никто из отряда капитана, включая самого Бекора, было выше понимания чести и достоинства наемников. Чтобы сейчас ни говорил Дерил, он ни разу не отказывался встать грудью на защиту тех, кто не может защитить себя сам.

— И знаешь Старл, я тут чего думаю. Кажется мне, что мы сунули нос не в свое дело, — с грустью в голосе сказал Дерил.

— Ты о чем?

— О деревушке этой, — пояснил Дерил. — Это я сейчас понимаю, что никакая это не девка шороху там навела. Сам знаешь, что я в столице дознавателем работал, у меня на такие дела нюх. Не могут такие вещи просто так твориться, ой как не могут. Не зря этой деревушки не было на карте нашего маршрута. А твари там какие?

Старл вынужден был согласиться со словами наемника. Дерил был абсолютно прав. Барон вряд ли мог не знать о происходящем в землях Большого шмеля. Но как тогда было объяснить его бездействие? Пресловутым недостатком средств, как объяснялось бездействие по отношению к разбойникам? Или чем-то другим? Но ведь барон мог не знать о произошедшем. Деревушка могла быть единственной такого рода, в которой произошли жуткие обряды. Вести еще не успели донестись до столицы. Ничего нельзя было исключать.

— Могу тебе ответить только одно, — улыбнулся Старл. — Меня успокаивает, что не я один не сплю в эту ночь и думаю обо всем этом. Иначе в пору было бы думать, что я свихнулся.

Дерил улыбнулся в ответ и протянул руку Старлу.

— Ладно, чего уж там, ты прав, голову можно сломать. В общем извини меня еще раз, — сказал он.

Они пожали друг другу руки и Дерил поднялся на ноги, отряхивая камзол от прилипших сухих листьев. Пора было заканчивать с разговорами и укладываться спать. Совсем не хотелось вставать на следующее утро с чугунной головой. Не стоило забывать, что впереди предстоял серьезный переход и идти в дорогу опустошенным было крайне опрометчивым шагом.

Однако не успел Старл устроиться поудобней и закрыть глаза, как из лесной чащи донесся приглушенный рык. Рычал Бруно. Звук шел совсем неподалеку от опушки, где разбили лагерь наемники. Старл открыл глаза и прислушался. Остановился Дерил, не успевший добраться до места ночлега. Рык прекратился, но почти сразу из леса донеслись звуки ломающихся веток деревьев и звонкий лай пса. Стоявший неподалеку Дерил выхватил кинжал и бросился в чащу. Старл поспешил подняться на ноги и последовал за товарищем, прихватив свой меч. Бруно никогда не лаял во время охоты, нет пес явно обнаружил в лесу нечто и привлекал к себе внимание наемников. Старл в несколько прыжков пересек вдоль ночной лагерь и оказался на границе леса, откуда уже были слышны брань Дерила и звон стали. Бойцы отряда не понимая что происходит просыпались посреди глубокой ночи и озирались по сторонам, хватая в руки оружие. Времени, чтобы дождаться поддержки не было и Старл бросился в чащу на выручку Дерилу. Ориентируясь по звону стали, Старл пробежал несколько десятков футов и замер. Звон стали прекратился. Перед его глазами лежал окровавленный Дерил, рядом с которым стоял человек в набедренной повязке. Это был мужчина выбритый на лысо, худой как щепка с длинным острым носом и длинными конечностями. Он держал в руках короткий меч и внимательно смотрел на Старла, изучая. Тело мужчины на груди было покрыто иссини черной татуировкой с надписью. Этот человек выглядел довольно необычно для этих краев и Старл на какое-то мгновение потерявший концентрацию чуть было не прозевал атаку незнакомца. Короткий меч как удар гадюки выстрелил в грудь юноши. В воздух взлетели искры стали. Раздался скрежет металла. Старл парировал удар незнакомца, успев поднять клинок. Удар был настолько мощным, что руки юноши свело легкой судорогой. Оставалось удивляться откуда столько силы взялось у долговязого незнакомца в набедренной повязке. Однако времени на какие-либо раздумья не было. Незнакомец продолжил атаковать и почти сразу ударил головой в лицо Старлу. Юноша не успев прийти в себя пропустил удар. Голова откинулась назад и в это время незнакомец выбросил подсечку, намереваясь свалить Старла с ног и добить лежачего юношу на земле. Какого-то дюйма не хватило человеку в набедренной повязке чтобы Старл рухнул наземь. Юноша в самый последний момент поднял ногу и сумел уйти от коварного удара. Но вторая нога осталась жестко стоять на земле. Продолжая движение незнакомец буквально срубил Старла с ног и поднял меч для удара. Старл со всего маху рухнувший ниц подавил стон. Не было времени обращать внимание на боль, следующий удар незнакомца мог оказаться смертельным. Юноша вывернулся и ловко просунул ступни между ног незнакомца. Рывком, он раздвинул ноги, ударив человека в набедренной повязке по голеностопам. Незнакомец обескураженный приемом Старла завалился вперед. Удар, которым он намеревался прикончить Старла потерял силу и меч вонзился в ствол ближайшего дерева. Не дожидаясь пока человек придет в себя, Старл атаковал. Ответом юноши был короткий смертельный удар мечом в горло незнакомцу. Кровь ручейком потекла из открытой раны, незнакомец схватился за шею, задыхаясь и рухнул навзничь замертво. Старл перекатился по земле и вскочил на ноги, подняв меч в боевой готовности. Все было кончено. Незнакомец был мертв. Старл тяжело дышал. Еще ни разу он не встречал в баронских землях такого серьезного противника

Из- за деревьев выскочил взъерошенный капитан Бекор, за ним показались остальные наемники. Все до одного держали на готове оружие. На их лицах читалось непонимание и тревога.

— Что происходит, Старл.

— Дерил, посмотрите, что с ним, он ранил его, — бросил Старл.

Несколько наемников во главе с Рамазом бросились к раненному истекающему кровью другу. Дерил потерял сознание и на первый взгляд был совсем плох. Удар пришелся меж ребер и мог задеть жизненоважные органы. Стоило скорее оказать наемнику помощь. Рамаз и Котун аккуратно подняли Дерила и понесли друга в лагерь. Старший проводил бойцов взглядом.

— Что здесь произошло, Старл? — повторил Бекор свой вопрос.

— Я и Дерил разговаривали ночью, когда услышали лай Бруно. Мы побежали в лес… — Старл пожал плечами. — Ты все видишь сам капитан.

— Где Бруно? — Старший внимательно осматривал место схватки.

Только сейчас Старл понял, что не видит рядом любимого пса. Бруно исчез. Юноша несколько раз назвал имя волкодава, но Бруно не пришел. В ответ из леса доносилась звенящая тишина. Но если здесь нет тела Бруно, то куда мог подеваться пес? Оставалось надеяться что Бруно убежал обратно в лагерь и ждет хозяина там.

— Ты не видел Бруно, Херан? — спросил Старл у стоявшего неподалеку наемника.

Херан покачал головой. Тем временем Бекор подошел к трупу незнакомца в набедренной повязке и принялся осматривать тело. На всякий случай капитан проверил пульс, приложив пальцы к сонной артерии. Тщетно, человек был мертв. Удар Старла оказался смертельным. Впрочем больше всего капитана привлекла надпись-татуировка на груди мертвеца. Бекор склонился над трупом и некоторое время внимательно изучал надпись. Прошло несколько минут прежде чем капитан выпрямился и повернулся к Старлу.

— Ты уверен, что ничего не хочешь мне сказать об этом человеке? — спросил Бекор.

Вопрос предназначался Старлу.

— Нет, я вижу его впервые. Почему ты спрашиваешь, Старший? — спросил Старл.

Бекор ничего не ответил. Он развернулся и зашагал в сторону лагеря, погрузившись глубоко в свои мысли, накрывшие капитана с головой. Это был какой-то странный разговор оставивший у Старла неприятный осадок. Бекор явно недоговаривал. Или капитан в чем-то заподозрил Старла? Юноша не знал.

Херан единственный из наемников оставшийся в чаще рядом со Старлом подошел к трупу.

— Поди посмотри, может тебе будет интересно? — пробурчал он.

Старл поспешил оказаться рядом с наемником. Херан указал на тату незнакомца. На груди трупа была нанесена дата и какая-то надпись. Старл с трудом разобрал выбитое на теле мертвеца: «Коровий плуг. 17. 12.13». Чтобы это могло значить? Какое-то название и число, наверняка дата. А сразу после надписи Старл сумел разглядеть еще один знак — оливковая ветвь. Такое он видел впервые. Может быть герб? Знамя? А может быть просто желание увековечить что либо на своем теле?

— Что это значит? — спросил Старл.

— Что значит я не знаю, мало ли какая чушь может быть выбита, а вот откуда этот дружок взялся сказать могу, — ответил Херан.

— Херан не тяни.

— Я и не тяну, я как сказать думаю. Храмы, — наемник подмигнул. — У местных старцев есть одна отличительная особенность. Герб с изображением оливковой ветви. А еще у них есть целая куча рабов, — Херан указал на мертвеца. — Такие как этот. Которые передают послания из одной точки в другую прямо на себе.

Старл внимательно слушал наемника, поглядывая на оливковую ветвь выбитую на теле незнакомца.

— Теперь понимаешь, почему капитан ведет себя так? — Херан похлопал юношу по плечу. — Ведь человек, который называет себя выходцем из храма должен знать обо всем этом как никто другой.

Старл замялся.

— Но…

— Да ладно, дружище, я все понимаю. Это тебе так, пища для размышлений. Ни один из нас не станет тебе рассказывать о своей жизни до отряда. Думаешь откуда я знаю такую нюансы про рабов? А все дело в том, что когда-то и за мной был кой-какой грешок, — Херан печально улыбнулся. — Ладно, давай, берем этого падлюку, да понесли в лагерь…


… - Бекор, ты уверен? — Котун косился на тело мертвеца с татуировкой на груди.

— В чем? В том, что на его теле выбито место нашей следующей остановки по маршруту? В том, что цифры на его груди и есть дата, когда мы должны прийти в Коровьи плуга?

— Ты ничего не перепутал?

— Не веришь, подойди и посмотри еще раз сам!

Словесный базар поднявший к рассвету в лагере продолжался. Новость, которую озвучил капитан оказалась неприятной для многих. Все дело было в том, что на груди наемника были выбиты точь в точь строчки из маршрутной документации капитана Бекора.

«Коровий плуг. 17.12.13».

Это было место и день, в который отряд капитана Бекора должны были явиться в деревушку и очистить от мертвяков местный погост. Что эти строки делали на груди убитого незнакомца и кому предназначалось подобное послание оставалось загадкой. Наемники выдвигали самые разные предположения но ни одно из них даже и близко не открывало сути, а только еще больше путало карты отряда.

— Старл зачем ты убил его, теперь нам остается только гадать! — всплеснул руками Гаспар.

— Ему ничего не оставалось, он ранил Дерила, — ответил за Старла Котун.

— А чего гадать, я уже в который раз говорю, это разбойники, — фыркнул Хамед.

— И с чего ты взял, что это разбойники а не те ублюдки, которые выпотрошили деревушку и повесели сельчан? — поинтересовался Херан.

— Ты прав, варианта два. Либо те, либо другие! — согласился с товарищем Рамаз.

В спор вмешался Старший.

— Не думаю, что к этому человеку имеют какое-либо отношение люди, устроившую кровавую расправу с виселицей. Впредь наши пути с ними не пересекались. С чего бы вдруг они искали встречи с нами?

Старл, на которого Бекор демонстративно не обращал внимания, мысленно согласился с капитаном. Их отряд ни коим образом не переходил дорогу тем анархистам. С чего бы вдруг им искать встречи с людьми капитана? Возможно они вовсе не знали о существование отряда.

— Ты прав Бекор, — согласился с капитаном Херан. — Никто из вас почему то не берет в расчет, что посылка не дошла до адресата. Старл убил почтальона до того.

— Я думаю, что он был не один, Херан, — вмешался Старл. — Их было двое или трое.

— Почему ты так думаешь?

— Бруно исчез, моего пса нет уже несколько часов. Я склоняюсь к тому, что он отправился в погоню за другим почтальоном.

На поляне повисла тишина. Предположение Старла явно расстроило наемников. Гаспар поднял руку привлекая к себе внимание остальных.

— Кто мне может объяснить, как они узнали о том, куда направляется наш отряд? — спросил он.

— Тут два варианта. Первый: если кто-то узнал о следующей остановке на нашем маршруте, значит наверху, в столице притаился стукач. Второй, конечно мало вероятный, но и его нельзя исключать — наши маршруты совпали с кем-то еще, — сказал капитан.

— Ну стукача мы не выявим при всем желании. А вот узнать с кем совпали наши маршруты, я бы не отказался, — сказал Рамаз.

— Как бы то ни было, рано подымать панику. Необходимо сначала выяснить обстоятельства. Я склонен считать, что мы имеем дела с разбойниками. Им мы как раз перешли дорогу, — сказал капитан.

— Каким образом ты собираешься что-либо выяснять? — поинтересовался Котун.

Капитан погладил рукоять своего меча.

— Есть только один вариант выяснить это — следовать нашему маршруту и дальше. Поэтому, в дорогу, нам нужно успеть в эту деревушку и не сорвать план, — сказал он.

Глава 10

Солнце не спешило подниматься на горизонт и согревать лучами отряд капитана Бекора. Наемники выдвинулись в путь с рассветом и прошли несколько миль с тех пор. Если верить карте, до конечной точки оставалось не больше часа пути. По плану Старшего отряд к полудню должен был прийти в деревушку Коровий плуг и успеть занять боевые позиции. После произошедшего ночью со странным посыльным, Бекор был мрачнее тучи. Сюда же навалилась проблема с тяжело раненным Дерилом, которого Котун и Рамаз несли на носилках. Эльма попыталась помочь наемнику, отварив какое-то сырье из имеющихся под рукой трав, и сделав компресс, но все потуги девушки лишь убрали на время жар. Дерил держался на добром слове из последних сил. Старл несколько раз пытался заговорить с капитаном, но тщетно. Старшего словно подменили. Он либо отмалчивался, либо отвечал, что ему некогда вести разговор в пути. Каждый раз после таких попыток завести диалог, юноша ловил на себе взгляд Херана. Опытный наемник несколько раз подходил к Бекору и они о чем-то долго беседовали. К удивлению Старла не последовало расспросов и неприятного разговора, хотя юноша приготовил новую легенду на сей счет. Нет, Старший предпочел скрыть свои сомнения в себе и не выносить на общий суд ни в чем не разобравшись. Это было похоже на капитана. Но смущало другое, что стоило ожидать от Херана? Странно вел себя ветеран, очень странно. Как бы то ни было реагировать можно только на действия, а никаких действий со стороны ни того ни другого не было. Поэтому Старл решил на время забыть о неприятном инциденте и сосредоточиться на текущих проблемах.

Он покосился на Пука. Орк брел что-то бормоча под нос и смотря себе под ноги. После встречи с Эльмой старый друг Старла стал сам не свой. Зеленый великан не хотел идти на контакт, предпочитал отмалчиваться и держался сам по себе. Не сложно было понять в чем причина такого поведения Пука. Встреча с девушкой навеяли ему воспоминания о семье, о погибшем в бою брате. Вот он и раскис. Оставалось надеяться, что Пук быстро придет в себя, потому что дружеского плеча Старлу сейчас явно не хватало.

«Ты сам раскис, а его винишь», — подумал Старл.

Это было правдой. Старл чувствовал себя очень и очень паршиво. На душе юноши скребли кошки. Ухудшились отношения с капитаном, исчез Бруно. Все это свалилось в один котел. Куда подевался волкодав оставалось только догадываться. Старл всей душей верил, что пес жив. Возможно, Бруно заблудился, сбился со следу и не может найти путь к своему хозяину. Могло произойти все что угодно.

Почему мудрый Евлампий не оставил никакой связи. Как же хотелось сейчас бросить все, уйти к старику и просто поговорить. Такой разговор мог стать для Старла глотком свежего воздуха. Но к сожалению его учитель исчез, оставив его один на один с самым жестоким испытанием.

Погруженный с головой в собственные мысли Старл не заметил как к нему подкралась Элис и несколько раз дотронулась пальцем до спины. Старл обернулся, однако девочка уже оббежала его и стояла спереди. В руках малышка держала одуванчик. Беззубым ртом Элис что было сил сдула лепестки одуванчика на Старла и закатившись звонким смехом убежала. Юноша проводил ее улыбкой.

— Осторожно Элис, не забегай в лес.

Старл отряхнул с себя пух одуванчика. Он думал, что ребенку будет гораздо труднее прийти в себя после всего произошедшего, но хоть в чем-то Боги продолжали стоять к нему лицом. Если бы ко всему пришлось успокаивать горе ребенка, он не выдержал.

— Неужто примеряешь на себя роль папаши? — послышался голос Эльмы.

Девушка с тех пор как отряд выдвинулся в дорогу большую часть времени проводила рядом с раненым Дерилом, ни с кем не разговаривая, держась в стороне от отряда. Старл несколько раз ловил себя на мысли, что Эльма боится людей из отряда Бекора. И надо сказать, косые взгляды наемников, которые не понимали ничего в волшбе девушке, но видели, что от компрессов Эльмы Дерилу становиться лучше, не придавали ей желания заводить с кем-либо из отряда диалог. Зачем она присоединилась к наемникам оставалось только гадать. Ведь путь от родной деревушки и того места где состоялась ее встреча с отрядом Эльма преодолела сама, а соответственно могла выжить в лесу и в случае чего постоять за себя.

— Привет Эльма. Как ты? — спросил Старл.

— Я то ничего, — девушка покосилась на Старла. — А вот ты видать совсем сдулся?

— С чего ты взяла? — поинтересовался Старл.

— Ты бы себя видел. На тебе лица нет, — сказала девушка.

— Нет, на самом деле я в порядке, — отмахнулся Старл.

Эльма пристально взглянула на Старла, да так, что юноше отчего-то сразу захотелось отвести глаза.

— Ты бы меньше брал на себя чужих проблем, своих что ли не хватает?

— Когда ты в отряде проблема отряда это твоя проблема, — пожал плечами Старл.

— Ты о посыльном?

— О чем же я еще могу думать, если мы идем туда.

— Тебе не нравиться план капитана Бекора? — спросила Эльма.

Юноша вздохнул. Как раз с планом капитана, Старл был полностью согласен. Еще на поляне, перед самым выходом Бекор предложил следующее. Следовало появиться в деревушке Коровьи плуги к началу назначенного времени, выяснить обстановку и устроить засаду. Только встретив разбойников или кого бы то ни было лицом к лицу можно будет предпринимать дальнейшие действия. А действовать следовало по обстоятельствам. Бекор вовсе не собирался лезть в пасть льва с голыми руками.

— Нет, все в порядке.

— А ты не думал, что посыльного могли прислать по вашу душу, что никто его не ловил и он закончил путь именно там, куда направлялся? — спросила Эльма.

— Что ты имеешь в виду? — уточнил Старл.

Эльма в ответ подмигнула юноше, развернулась и зашагала обратно, к носилкам Дерила, где в одиночестве девушка шла с самого начала пути. Старл проводил ее взглядом. К чему был этот разговор? Что она хотела этим сказать? Странная какая-то. И ее последние слова о посыльном. Конечно нельзя было исключать, что незнакомца с татуировкой на груди могли послать специально. Но тут приходилось возвращаться к вопросам кому и зачем это надо. Возможно стоило обсудить подобное с капитаном. Но Бекор наотрез не хотел идти на контакт. Оставалось надеяться, что капитан, просчитывавший любые события на несколько шагов вперед, учел и такую возможность. С другой стороны, единственное что мог сделать отряд в такой ситуации, это проявить еще большую осторожность и бдительность.

Постепенно дорога становилась более широкой и вытоптанной. Вскоре перед отрядом возник указатель.

«Коровьи плуги».

В нескольких сотах поодаль были видны силуэты домов деревушки.

— Мы на месте, — Старший вытащил из ножен меч и осмотрелся по сторонам. — Оружие к боевой готовности, — последовал приказ.

Наемники оголили оружие. Старл отметил про себя, что на пути в Коровьи плуги им ни разу не встретилась ожившая тварь, хотя деревушка была нанесена на карте неупокоенности Бекора красным цветом. Оставалось гадать как относиться к подобному — радоваться или напротив насторожиться? Старл наблюдал за капитаном, пытаясь делать это так, чтобы Бекор ничего не заметил, однако капитан почувствовал на себе взгляд юноши. Их взгляды пересеклись. Старший был явно напряжен. Собственные сомнения сжирали капитана изнутри. Бекор смотрел на Старла с укором. Такой взгляд было тяжело вынести и Старл отвел глаза на дорогу. Какого же было его удивление, когда всего в нескольких десятках футов от отряда он увидел мужчину. Это был явно деревенский житель, преклонных лет, в грязной сорочке и порванных штанах. Откуда он взялся на дороге оставалось только гадать. Не мог же человек вырасти из под земли? Дорога еще несколько секунд назад был пуста. Как бы то ни было теперь этот мужчина стоял перед отрядом капитана, словно перегораживая наемникам путь в деревню. Растерялся и капитан.

— Покажи ему флаг, письмо, — отдал он приказ, а сам повернулся к мужчине как статуя застывшему посреди дороги. — Здравствуйте достопочтенный, это ли Коровьи плуги? — спросил капитан.

— Отчего не эта, ты же смотришь на указатель, — ответил холодно человек.

— В таком случае мне нужно поговорить со старостой, — сообщил капитан.

— Староста перед тобой, говори, — мужчина достал из кармана печать деревенского головы и показал ее Старшему.

Бекор дал жест, что староста может убирать свою печать, а сам протянул ему письмо указывающее на полномочия его отряда.

— Мне твоего письма не надо, я тебя насквозь вижу, — возразил староста. — Говори, что хотел.

Капитан явно ошарашенный подобным поведением деревенского головы растерялся. Все те десятки раз, что его отряду приходилось зачищать погосты в деревушках по маршруту, старосты встречали его чуть ли не со слезами на глазах. А тут отряд встретил подчеркнутую холодность и равнодушие. Словно помощь была нужна самим наемникам а не деревушке Коровьи плуга.

— Погост у вас неспокойный, жить наверное не дает? — спросил капитан.

— Неспокойный, — согласился с Бекором староста.

— Тогда я со своими людьми его зачистим и жизнь наладиться.

— У нас и так все хорошо, — покачал головой староста. — Можешь идти туда куда шел, а нашей деревушке твоя помощь не нужна.


Стоящий все это время в стороне Старл чувствовал как неприятно запекла его метка. Судя по всему неупокоенность в Коровьих плугах не зря удостоилась красной точки на карте Бекора. Староста вел себя странно. Если не сказать больше — голова сошел с ума. Как можно оставлять неупокоенный погост без внимания?

— Уважаемый, но как же оплата за услуги нашего отряда? — спросил Бекор.

— К черту оплату, мы рисковали своими жизнями, Дерил чуть было не отправился на тот свет, а теперь этот чудак говорит, что ему не нужна наша помощь, — прошипел Котун.

Молодой наемник случайно задел носилки на которых лежал Дерил и наемник издал глухой стон. То что произошло в следующий миг не могло ускользнуть от глаз Старла. По телу старосты прошла дрожь. Он скользнул взглядом по раненому Дерилу. Показалось?

— Успокойся, Котун, мы не в праве навязывать свободным людям свое мнение, — пресек наемника Бекор.

Котун ничего не ответил, он склонился над раненным, решив поменять тампон. Из раны Дерила просочилась алая кровь.

— Не удивлюсь если он так говорит только потому что в деревушке засели разбойники и сейчас держат кинжал у горла его жены, — вмешался Херан.

— Это ваш шанс, чтобы мы смогли помочь, — попытался было продолжить диалог Бекор.

Староста ничего не ответил. Он смотрел на лежащего у ног Котуна Дерила. До ушей наемников донесся необычайно громкий булькающий звук, довершившийся отрыжкой старосты. Изо рта мужчины скатилась струйка подкрашенной коричневым крови. Казалось голова перестал понимать, что происходит вокруг. Он не слышал слов наемников и смотрел на мучающегося на носилках Дерила.

— Он чумной, — заорал Херан.

— Чума! — заверещал Гаспар.

Крики наемников прервал звон тетивы. Болт арбалета пробил навылет голову мужчине. Староста рухнул как подкошенный на землю. Стрелял Бекор. Однако не успели наемники перевести дыхание и придти в себя как тело старосты начало дергаться в конвульсиях. Вокруг распространился отвратительный смрад. Бойцов согнуло пополам и они чуть было не выплюнули свои легки от кашля. Между жуткими приступами кашля Старл видел как Эльма, переносившая вонь немного лучше, чем все остальные, вытащила из рюкзака какую-то банку и открыв ее высыпала немного порошка на тело убитого. Раздалось шипение. Однако почти сразу исчезла вонь, прошел жуткий кашель, а тело старосты перестало извиваться в конвульсиях. Наемники отплевывались и тяжело дыша приходили в себя. Вместо тела старосты перед глазами отряда лежали гниющие останки.

— У меня два вопроса: что это было и как тебе удалось это прекратить? — спросил Бекор Эльму.

Эльма вся взмокла, ее волосы торчали из стороны в сторону.

— Что это было я не знаю, но решила, что если это чума, то присыпка против такого рода болячек может пригодиться, — девушка показала старшему баночку с порошком и поспешила засунуть ее обратно в рюкзак.

— А что это было я тебе могу сказать сам, — Харен сплюнул под ноги и растер мокроту ботинком. — Оживший это был, вот, что. Или ты еще сомневаешься?

Бекор смотрел в сторону деревушки.

— Думаю стоит посмотреть, что там, — сказал он.

— Ой не нравиться мне это место, — вздохнул Рамаз.


Старл у которого жжение только усилилось вынужден был с ним согласиться. Отряд двинулся к деревушке. Стоило разобраться что происходит в Коровьих удальцах. На первый взгляд это была удивительно ухоженная и красивая деревушка с вымощенными плиткой улицами, большими домами с черепичной крышей. Люди Коровьих плугов жили в достатке и явно никогда не переходили порог бедности. Неудивительно, что деньги на оплату труда наемников капитана Бекора были найдены сразу и деревушка на карте отряда была обозначена красной точкой. Окна и двери во многих домах были открыты. Ничто не выдавало следы неупокоенности местного погоста. Никаких повреждений конструкций, ни заколоченных деревяшками ставень, ничего. Создавалось впечатление, что Коровьи плуги жили своей размеренной жизнью и беда обошла их стороной. Можно было подумать именно так, если бы не странный староста встретивший их при въезде в деревню. Удивляло и другое. На улицах деревушки, во дворах домов не было ни одной живой души. Из труб не валил дым, никто не топил печь, пустовали загоны для скота. Деревня будто вымерла. Люди из Коровьих плугов исчезли оставив все так как есть.

— Есть кто живой? — крикнул Бекор.

Отряд зашел в деревушку и как обычно расположился на главной площади, напротив дома городского головы. Наемники оглядывались по сторонам, в надежде найти хотя бы одну живую душу, которая смогла бы объяснить отряду происходящее в деревушке. Тщетно вокруг не было никого. Деревня застыла посереди леса словно призрак.

— Есть кто живой? — повторил Бекор.

Слова капитана эхом разлетелись среди домов. Странно, очень странно. Ни жителей, которых нужно спасать, ни следов погоста в лице мертвяков, ничего. Обычное заброшенное место. Вот только Коровьи плуги мало напоминали ту деревушку, жители которой добровольно могли покинуть родные пенаты.

— Мрачно тут, Бекор, — протянул Хамед. — Может свалим пока караваны ходят, по добру по здорову?

Бекор не успел ответить на слова Хамеда, как отряд наемников взорвала брань Котуна.

— Чего ты орешь как свинья недорезанная? — Харен отвесил товарищу подзатыльник.

— Я только что видел кучку детей! — заверещал Котун.

— Что ты видел? — спросил капитан.

Котун тыкнул пальцем в сторону дальнего дома.

— Там, в конце, прямо посередине дороги стояла целая куча ребятишек. Клянусь богами, — сказал он.

— Ну и где они? — поинтересовался Гаспар.

— Откуда я знаю!

— Проверить капитан? — спросил Рамаз.

Бекор покачал головой. Не стоит. Не стоило разбивать отряд. Следовало держаться воедино, пока не проясниться картина вокруг странной деревушки. По факту никого кроме заболевшего чумой человека при въезде в Коровьи плуги отряд не встретил на своем пути. Можно было предположить, что жители умерли заразившись чем-то подобным. Однако такую возможность сразу следовало отбросить. Где тела умерших? Разве что они умерли в собственных кроватях. Опять таки чтобы проверить гипотезу нужно было разослать людей и проверить спальни. С этим следовало повременить.

Старл чувствовал как жжение на руке только усиливается. Начали покалывать пальцы, по лбу скатилась жирная струйка холодного пота. Головная боль медленно, но уверенно начала сжимать тиски. Может быть это последствия магии Эльмы? Или так на него подействовала вонь, исходившая от деревенского головы? Как бы то ни было, стоило приберечь силы. Юноша оперся о стену дома. Пока Старший и другие спорят о том что делать дальше необходимо прийти в себя… Мысли Старла прервал болезненный укол в плечо. Он поморщился. Теперь метка начала пульсировать. В глазах расползалась мутная пелена. Боль казалось нестерпимой…

… - Старл…

Юноша слышал, как откуда-то издалека его зовет голос. Настолько знакомый, родной. Он открыл глаза но тут же зажмурился. С небес светило яркое солнце ослепившее юношу. Старл несколько раз моргнул, пытаясь прийти в себя.

— Старл…

Голос казалось не имел какого-то одного направления, он шел отовсюду, как будто со всех сторон сразу, эхом. Юноша всмотрелся перед собой и вздрогнул. В блесках солнечных лучей, Старл разглядел лицо своего учителя Евлампия.

— Здравствуй Старл, — как-то спокойно, умиротворенно произнес Евлампий.

Юноша попытался ответить старику, но вместо этого закашлялся. Он хотел прикрыть рот рукой, но вдруг почувствовал, что руки его несвободны. Ладонь прострелила боль. Старл посмотрел на руку и ужаснулся. В ладонь был вбит огромный ржавый гвоздь, а запястье юноши было перевязано цепью.

— Что со мной, учитель? — спросил он.

— Тебя распяли, юноша, — спокойно ответил Евлампий.

Старл увидел, что и другая его рука точно также прибита гвоздем к дереву и связана цепью. Как и сказал Евлампий, его распяли. Старл висел на массивном кресте. На такой крест часто вешали военнопленных. Он слышал, что в свое время дорога, ведущая в столицу империи была заставлена подобными сооружения с телами врагов. Старл вернул взгляд на Евлампия и не поверил своим глазам. Старец сидел в позе лотоса, скрестив ноги и сложив руки, но он буквально парил в воздухе. Под Евлампием не было никакой опоры. Учитель смотрел на Старла холодными черными, ничего не выражающими глазами.

— Чего ты хочешь, юноша? — спросил он.

Старл замялся. Столько всего сразу промелькнуло в голове. Он искал встречи с Евлампием и вот, учитель перед ним, неужели он услышал его мольбы? Но не успел Старл задать какого-либо вопроса как живот юноши скрутило и самого его чуть не вывернуло наизнанку. Старл с трудом подавил боль. Но не успел он опомнится как впереди Старла ждало новое потрясение. Евлампий исчез, а перед ним в воздухе парил старый шаман Сокрал.

— Чего ты хочешь, юноша? — повторил Сокрал вопрос Евлампия.

— Что… — Старл не договорил, немыслимая боль в животе вновь скрутила его.

— Посмотри вниз и ты сам все поймешь, — послышался голос Сокрала.

Юноша почувствовал как начали сбегать неконтролируемые слезы по его щекам. Он опустил глаза. Ужас липкой, холодной хваткой сдавил горло. Под ногами Старла стелился туман. Клубы непроглядного как сама тьма тумана окутывали ноги юноши до колен. Он попытался пошевелить ногами. Едкие, вязкие пары двинулись следом. Туман будто прирос к Старлу, будто был его продолжением, которое нельзя отделить. Но самое ужасное, что увидел Старл был вовсе не туман. Его живот оказался вспорот, а вместо внутренностей Старл видел огромную черную дыру, напоминающую бесконечную бездну.

Отчаяние заставило Старла попытаться высвободиться с креста. Боль ослабила юношу, однако он так и остался висеть на распятье. Старл хотел спросить у Сокрала что это все значит, но когда он поднял глаза старого гоблина уже не было на месте….


…- Я говорю выпей, не надо сопротивляться.

Старл почувствовал во рту неприятный слащавый привкус, но все же сделал несколько глотков. Бульон вязал и вызвал рвотный порыв. Юноша почувствовал как к горлу подкатывает тошнота. Но почти сразу чья-то заботливая рука буквально воткнула ему в рот флягу с водой. Он сделал несколько больших глотков оказавшейся приятно прохладной воды и гулко выдохнул. Перед ним склонилась Эльма, в улыбке обнажившая стройный ряд белых зубов. Рядом с ней сидела Элис с явным беспокойством рассматривающая Старла. Чуть поодаль стояли Старший и Пук. Орк озадаченно почесывал макушку. Бекор был явно напряжен, пристально рассматривая лежавшего на вымощенной дороге Старла. Остальные наемники стояли в стороне. Юноша заметил что оружие бойцов было наготове.

Эльма еще раз протянула Старлу флягу с тем самым вязким бульоном, однако юноша закрыл горлышко фляги ладонью.

— Спасибо, мне уже лучше, — сказал он.

— Как скажешь, я рада помочь, — улыбнулась Эльма.

Девушка улыбалась, однако даже улыбка не могла скрыть явное беспокойство на ее лице. Она сложила фляги обратно в рюкзак, поднялась на ноги и направилась к стоящим кучкой наемникам, не сказав больше ни слова. Пук помахал другу, словно желая убедиться, что юноша пришел в себя. Старл показал большой палец в ответ и орк, то и дело оглядываясь, последовал за Эльмой к отряду. Старл приподнялся на локтях. Гул в голове сошел на нет, картинка перед глазами окончательно прояснилась. Не приходилось сомневаться, он потерял сознание. При всем этом, исчезло жжение на плече. Легкое покалывание было тем, что напоминало о страшной боли которую пришлось пережить некоторое время назад.

— Ты что-то видел?

Перед Старлом вырос силуэт Старшего. Бекор был мрачнее тучи. Под глазами капитана набухли огромные лилового цвета мешки. Капиляры в глазах Бекора лопнули. По хорошему капитану требовался крепкий многочасовой сон. Похоже обстоятельства заставили капитана забыть о подозрениях и обидах и начать разговор.

— У меня было видение, — подтвердил Старл.

— Что ты видел? — спросил Старший.

Старл рассказал о том, что привиделось ему в странном видении. Капитан то и дело косился куда-то в сторону другого конца деревни, словно опасаясь чего-то. Дождавшись пока Старл закончит, Бекор переложил меч из одной руки в другую и сказал.

— Я не знаю, что происходит. События последних дней поставили меня в тупик. Бред какой-то, а теперь эти видения, почему они вернулись к тебе сейчас?

Если бы сам Старл мог что-то понять. Хоть бы раз хотя бы одно свое видение. Или мог связать воедино в логическую цепочку события последних дней.

— Я сам ничего не могу понять, капитан, — согласился Старл.

Бекор вновь озираясь на противоположенный конец деревни присел на присядки.

— Ты извини за мое поведение. Погорячился. Никакой ты не храмовик, это я сразу понял. А кто ты на самом деле так не мое это дело, правильно Харен говорит, — Бекор протянул Старлу руку и помог встать. — Могу тебе сказать одно, юноша. Нечисть беснуется, может отсюда и видения. Ты бы видел, что произошло здесь, пока ты был в отключке. А тебе, Старл, надо найти человека, который сможет ответить на твои вопросы и действительно помочь, — задумчиво добавил он.

С этими словами капитан развернулся и зашагал в сторону отряда. В воздухе витало напряжение. Только сейчас Старл заметил небольшой костер неподалеку. Стоило узнать для чего был разожен костер и выяснить с чем связано напряжение бойцов. К удивлению Старла его любопытство удовлетворила малышка Элис, оставшаяся рядом.

— Дядя Бекор приказал сжечь мертвецов, — поучительно сказала она.

Старл повернулся к девочке оказавшейся на удивление проницательной.

— Что здесь случилось Элис?

— Люди из этой деревни напали на нас, — сказала малышка.

Старл хотел задать еще несколько вопросов, но увидел Харена. Наемник, как и остальные бойцы, был напряжен и подавлен.

— Как ты? — спросил он.

— Порядок, лучше расскажи мне, что здесь произошло? Элис говорит, что на нас напали местные?

Харен кивнул.

— Так и есть. Рамаз сжигает тела.

— Но когда мы пришли здесь никого не было? — нахмурился Старл.

— Я не знаю откуда они взялись. Понимаешь Старл, еще секунду назад их не было, а потом они стояли прямо тут, напротив нас, не знаю, — Харен запнулся.

— Папа рассказывал мне о призраках, это были признаки, дядя Харен, — сказала Элис.

— Я ничему не удивлюсь, — горько улыбнулся Харен.

Старл задумался. Ерунда какая. Что получается, местные возникли из ниоткуда? Из воздуха? Но если вспомнить как появился староста на дороге перед въездом в деревушку…

— Все до единого они были заражены, Старл. Бекор решил сжечь их к чертовой матери, пока не случилось чего дурного, — пресек размышления юноши наемник. — Сначала поговорить хотели, а как кровь почуяли, как Дирела увидали, так взбесились все до единого. Мы их кого на меч, кого на топор, а там гляди — гнилье одно, точно как с головой с тем на дороге. Не знаем, что и думать.

— Да уж, друг, одна новость хуже другой, — сказал Старл.

— Оно как получается, вроде как защитить люд пришли, а в итоге перебили их всех. Я что переживаю. Э-эх, — Харен расстроено смахнул с себя шапку и кинул на пол.

— Где ты здесь людей то увидел? Или ты уже не можешь отличить живого от мертвяка? — как-то озлоблено фыркнул проходящий мимо Рамаз. — Вот это по твоему человек? — он показал сгнившую обветшалую кость, — Или вот это? — Рамаз приподнял сыплющийся трухой череп. — Это все, что осталось от чумного, после того, как я его мечом угостил, а баба твоя порошком посыпала. Слава Богам, последний, мерзко за такое браться!

Останки местного жителя выглядели действительно отвратительно. Не стоило исключать возможности, что подобное творил с телами людей порошок Эльмы. Но все же Старл больше склонялся к мысли о том, что чумные были по сути самыми настоящими мертвяками. Как это могло произойти? Как мог превратиться в мертвяка живой человек оставалось гадать. Но был ли он жив? Или неупокоенные помимо того, что научились ходить под лучами солнечного света, вынесли на суд свои новые возможности?

Рамаз с отвращением бросил в костер останки последнего сельчанина и повернулся к Старлу и Харену.

— Собираемся, Бекор планирует засаду. Наш капитан хочет устроить выволочку тем мерзавцам, которые сунуться в эту деревушку.

Глава 11

— Кто тут голова?

На главной площади деревушки Коровьи плуги упитанный мужчина с чубом на голове сидел на красивом вороном коне и держал руку на рукояти кинжала. К седлу коня был пристегнут герб барона. Рядом с ним на конях восседало еще четверо, не такие колоритные, но все же крепкие и вооруженные до зубов люди.

— Городского голову сюда! — повторил мужчина, стоявший во главе группы.

— Так перед вами голова, — послышался голос.

Вперед вышел второй мужчина, поджарый и статный. Это был капитан Бекор. На площади помимо группы всадников стояло еще пятеро людей. Среди них без труда можно было различить Старла, Харена, малышку Элис и Эльму. Во главе пятерых встал капитан Бекор. Ни у кого из них не было оружия и все стояли понурив голову, только слушая разговор между Старшим и всадником.

Старл покосился в сторону дома старосты. Из-за занавесок за происходящим наблюдали остальные члены отряда вооруженные до зубов и готовые в любой момент вступить в бой по отмашке капитана. Бекор решил прикинуться местными жителями и встретить тех, кто захочет пожаловать в деревушку хлебом и солью. Таким образом капитан рассчитывал выведать у незваных гостей информацию. Это был рискованный план, учитывая, что в нем фигурировали Элис с Эльмой, но никто не спорил, что таким образом можно узнать действительно что-то стоящее.

— Где деньги? — недовольно протянул всадник.

— Какие деньги? — невозмутимо поинтересовался Бекор.

Всадник расхохотался и отвесил Бекору пощечину. Старл видел как блеснул гнев в глазах капитана. Однако надо отдать должное Бекору, он продолжал играть свою роль крестьянина.

— Те деньги, которые Коровьи плуга должны нам, идиот, — сказал всадник.

— Нещадно извиняюсь, но вам это кому? Я первый раз вижу вас.

Наверное по всей площади разнесся скрип зубов всадника. Лицо мужчины покраснело.

— Деньги господину Кордолу, которые ваша деревня должна заплатить за защиту и благое расположение — прошипел он.

— Так эти деньги мы давно в столицу перечислили, — пожал плечами Бекор. — Защищать нас будет отряд капитана Бекора, а благое расположение могут дать только Боги.

— Твой капитан Бекор только и может, что за падалью гоняться, — фыркнул один из всадников.

— Помолчи, Икар, — перебил его начальник группы. — От разбойников вас тоже капитан Бекор будет защищать? Плати деньги староста, пока чего нехорошего не произошло.

Старший вновь пожал плечами.

— Мне почем обычному простолюдину знать, может вы и есть разбойники.

— Ты совсем ослеп что ли? На какой тебе знамя барона у меня висит! — повысил голос всадник.

— Так такое знамя у каждого поди есть. У капитана Бекора, так у того грамота есть заверительная, за личной подписью голов столичных. Вот когда вашу увижу, тогда и о деньгах будем разговаривать.

Всадник опешил от этих слов. Он покраснел еще больше и теперь цвет его кожи напоминал вареного рака. Костяшки на кисти, которой он схватился за кинжал побелели.

— Пора с ним заканчивать, Джозеф, оставь деревушку Кордолу, а себе бабу возьмем, — один из всадников указал на Эльму и захихикал.

Бекор холодно выслушал слова всадника и пристально взглянул на толстяка Джозефа.

— Вот такие приказы тебе отдает Барон? Насиловать, грабить и убивать? Не боишься что я расскажу об этом капитану Бекору, когда он будет здесь и вести о твоих преступлениях дойдут до столицы? Кто такой Кордол?

Глаза всадника забегали. Было заметно, что он сильно нервничает.

— Дурак ты. И капитан Бекор дурак, лезет куда не следует. Сидел бы ты голова в своей деревушке, да платил, а ты сам лезешь. Ничего не знаешь, а лезешь, — он обернулся к своей группе. — Убить их всех до одного, обыскать дома. Бабу можете забрать, вечером убить. К приезду Кордола здесь не должно быть никаких следов.

— Ты уверен, Джозеф? Что скажет Кордол? — переспросил Икар.

— Я говорю исполняй, — толстяк чуть не выпрыгнул из седла.

— Я спрашиваю кто такой Кордол? — еще раз повторил Бекор, оставшийся стоять на месте после приказа толстяка.

Вместо ответа прямо в лицо Бекору полетело лезвие острого как бритва кинжала. Джозеф вытащил кинжал и не думая отвечать на вопрос капитана атаковал. Навряд ли он успел удивиться или испытать какие-либо еще эмоции, когда из окна дома старосты в его голову с тетивы арбалета был спущен болт. Болт раздробил висок Джозефа, по вискам потекла серая жидкость. Испуганный конь поднялся на дыбы и скинул с себя тело сраженного намертво толстяка.

— Засада! — крикнул кто-то из всадников.

Все закончилось в мгновение ока. Одного из всадников свалил намертво нож, выброшенный Старлом в шею, трое других свалились от стрел из окон здания деревенской префектуры. Бекор с каким-то особым ожесточением выбил из рук мертвого толстяка кинжал, которым Джозеф намеревался лишить капитана жизни.

— Это разбойники.

Бекор хотел добавить еще что-то, но вдруг замер и бросился к стоявшей в нескольких футах от входа в дом старосты Элис. Он подхватил девочку на руки и все что успел сделать капитан, до того как дом в том месте где только что стояла Элис взорвало пламя. Бутылка с зажигательной смесью разбилась о камень и облила горючей смолой стену, крышу и оконные ставни. Еще одна бутылка с зажигательно смесью, не долетев до домов разбилась прямо под ногами опешившего Старла. Третья бутылка угодила на соломенную крышу загона для скота. Солома вспыхнула. Еще несколько бутылок попали в близлежащие дома. В одном из домов загорелись занавески, пламя перекинулось внутрь. Дом вспыхнул в один миг будто спичка. Следом за бутылками с зажигательной смесью полетели стрелы. Некоторые из них отскакивали как от щитов от каменных стен, другие застревали в дверях. Одна из стрел ранила Херана. Наемник взвыл. Стрела угодила в бицепс, полностью обездвижив левую руку бойца.

— В дом, все в дом, иначе они расстреляют нас, — закричал Старший.

Бекор был прав. Нужно было убираться с главной площади Коровьих плугов, где пятеро из отряда Бекора находились словно на ладони на прицелах неведомого врага. Если не почтительное расстояние которое разделяло врага и членов отряда капитана, выстрелы гораздо быстрее могли найти свою цель. Старший открыл двери дома старосты и буквально запихал туда Элис, за ней забежала Эльма и раненный истекающий кровью Херан. Бекор забежал последним, пропустив Старла вперед. Он поспешил задвинуть за собой засов.

— Хамед, Рамаз, Гаспар, кто-нибудь из вас скажет мне где были ваши глаза, когда эти ублюдки начали кидать бутылки со смесью, — заорал капитан.

— Атака пришлась из леса, оттуда стреляли, оттуда же кидали бутылки, — поспешил ответить Гаспар.

Вместо ответа Бекор въехал со всего махом кулаком о деревянную входную дверь. Нужно было предпринимать что либо и предпринимать как можно быстрее, пока враг не сжег заживо отряд в доме за закрытыми дверями. Но как что-то предпринимать, если ты не знаешь и не видел своего врага?

— Ты видишь их? — прорычал Бекор.

— Никого, капитан, там никого, они продолжают бросать бутылки со смесью и похоже не собираются выходить, — Гаспар стоял у окна, немного одернув занавеску и всматривался в чащу леса.

Мысли Старла находили свое подтверждение. Стрелами враг загнал отряд в дом, а затем намеревался спалить Коровьи плуга дотла. Никто не собирался давать бой. Зачем, если враг мог выиграть эту битву без кровопотерь?

— Это ловушка, Боги, я знал, что это ловушка! — Бекор готовый потерять голову ходил вдоль и поперек коридора.

Еще одна бутылка с горючим разлетелась в дребезги на этот раз на крыше того самого дома, где спрятался отряд. Огнем была охвачена вся деревня. Послышался звон разбитого стекла

— Эльма, ты можешь сделать что-нибудь? — Бекор подбежал к девушке и начал трясти ее за плечи.

— Успокойся капитан, ты хочешь чтобы она спалила дом? — прокряхтел Херан. С помощью Жано, он извлек стрелу из раны и наложил тугую повязку.

Бекор был вынужден согласиться. Он забрал свой меч у Рамаза и двинулся к выходу. Дорогу капитану перегородил Пук.

— Дык, погубишь себя капитан, — орк покачал головой.

Безусловно. Высунись бойцы Бекора или сам капитан на улицу и они вновь оказывались живой мишенью для стрел лучников врага. Это не лучшая идея. Времени на раздумья оставалось все меньше. На втором этаже бутылка с зажигательной смесью пробила окно, влетела в дом и подожгла мебель. С лестницы повалил густой едкий дым. Если ничего не предпринять, отряд мог задохнуться угарными газами. Старл принялся лихорадочно осматривать помещение и взгляд юноши остановился на металлической крышке ведущей в погреб. Это был шанс. Юноша бросился к крышке и дернул ее на себя. Погреб оказался закрыт. Старл увидел массивный замок, копию гномьей работы. Оглядевшись, Старл подбежал к печи и схватил кочергу. Просунув кочергу в петлю замка юноша надавил изо всех сил. Замок подался не сразу, но отлетел в сторону. Массивная крышка со скрипом поднялась вверх и перед Старлом возникла прохладная пустота подвала.

— Сюда, все сюда!

Бекор с недоверием посмотрел на проход ведущий в погреб. На первый взгляд затея казалось безумной. Но другого выхода просто не оставалось. Дым заполонял первый этаж, становилось трудно дышать, многие кашляли.

— Залазьте в погреб! Я знаю, что делать, — Старл попытался придать своим словам как можно больше уверенности.

Первым в погреб издавая приглушенные стоны залез Херан. За ним поспешил спуститься Жано. Эльма и Элис при помощи Старла также оказались в погребе, спустившись по лестнице. Юноша сорвал скатерть со стола и разорвал ее на несколько частей. Он открыл флягу с водой и обильно полил ткань.

— Быстрее же, вы хотите задохнуться? — поторопил он сомневающихся Рамаза и Хамеда.

— Но как же Дерил? — поинтересовался Рамаз.

— Я позабочусь о нем, — ответил Старл.

Наемники поспешили спуститься погреб. Следом к удивлению Старла последовал капитан, не проронивший ни слова. Юноша знающий стремление Бекора сохранять стремление управлять отрядом в любой ситуации невольно удивился, что капитан отдал инициативу в его руки. За капитаном последовали другие наемники. Наверху остались стоять Пук и Старл, рядом лежал без сознания Дерил.

— Помоги спустить его дружище, — Старл продолжил обливать тряпки бывшие когда-то скатертью водой.

Пук осторожно поднял тело Дерила и кашляя от сдавливающего легкие дыма просунул его в проем погреба. Там Дерила подхватил Котун. Пук спустился следом. Дым начал выедать глаза. Задыхающийся, практически ничего не видящий Старл обложил тряпками крышку погреба и поспешил спуститься вниз, захлопнув за собой массивную крышку.

Глава 12

Сверху послышались шаги, отчетливый топот сапог о деревянный пол. Старл был готов поклятся, что слышит голоса. Он прислушался. Так оно и было, сверху, посреди пепелища дома старосты Коровьих плугов, доносился чей-то мужской голос.

— И здесь никого, — сказал кто-то.

Похоже эти люди пришли проверить остался ли в живых кто-то из отряда капитана Бекора. Юноша стиснул зубы. Остался. Благодаря тому, что наемники укрылись в помещение погреба, пока над головой пылал огонь, им удалось спастись. Угарный газ не проник в погреб, а воздуха хватило с лихвой. Погреб был вырыт прямо в земле и огонь бушующий наверху не смог проникнуть вниз, туда где прятались бойцы. Это можно было назвать везением, можно было сказать что удача повернулась лицом к отряду. Но факт оставался фактом, все до единого они выжили.

Услышал голоса наверху Старший. Бекор внимательно прислушался. Наверняка капитан прикидывал все возможные за и против варианты — атаковать людей наверху или дождаться, когда они уйдут. Впрочем развеять сомнения капитана помогли сами люди сверху.

— Что это за крышка? — послышался голос.

— Проверь, — говорил второй человек.

Над головой наемников раздались приближающиеся шаги.

— Ты думаешь, они спрятались там?

— Открой и все узнаем.

Наемники вскочили на ноги. В темноте погреба блеснули блики стали. Раздался скрип открывающейся крышки и в следующий момент в погреб хлынул пепел, смешавшийся с кажущимся ярким светом луны.

— Здесь темнота, глаз выколи…

Это были последние слова человека, который открыл крышку погреба. Стремительный удар в горло заставил его замолчать раз и навсегда. Труп повалился в погреб. Из проема выскочил капитан Бекор, перепачканный в саже и копоти с ног до головы. За ним на первом этаже, полностью уничтоженном пламенем показались Старл, Котун, Хамед и Рамаз. Двое мужчин, не успевших расчехлить мечи и не понявшие что произошло, рухнули замертво. Удары Старла и Рамаза оказались смертельными. Бекор огляделся по сторонам. От когда-то хорошо обставленного и уютного домишки остались одни воспоминания. Пожар оставил голые стены, ставшие из белых черными. Однако никого из врагов в доме старосты больше не было.

— Выходим, Элис останься внизу с Дерилом, — бросил капитан.

Бекор бросился к оконным проемам, теперь больше напоминающим зияющие дыры и спрятавшись за стеной выглянул на улицу. Он внимательно осмотрел Коровьи плуга по периметру.

— Трое стоят на площади, остальные обыскивают дома.

— Сколько их всего? — спросил Котун.

— Думаю две дюжины.

Старл подошел к одному из трупов и присел на корточки. Кожаные латанные доспехи с клепкой, накладки на руки и на ноги из прессованной кожи с металлическими пластинами. Хороший полноценный меч, не кинжал. Учитывая, что подобное вряд ли возможно достать в землях Большого шмеля, можно с уверенностью говорить, что перед ним настоящий воин и меч в его руках не игрушка. Точно также был одет и второй сраженный замертво мужчина. Памятуя о тактике, которую использовал враг ничего удивительного в том, что на трупах одеты хорошие доспехи, а в ножнах вставлены полноценные мечи. Должно быть это настоящие профессионалы, атакующие не сумбуром, а маневром и стратегией. Единственное, что удивило Старла это отсутствие лука и стрел у бойцов, а также каких-либо намеков на бутылки с зажигательной смесью. С другой стороны. Не обязательно это все носить с собой когда идешь обыскивать дом, ведь правда?

— Что будем делать, Бекор? — спросил Херан.

— Убьем их, — коротко ответил капитан.

Херан ничего не ответил но мрачное молчание отряда говорило о согласии с капитаном. Было понятно без слов, око за око. Они попытались убить отряд капитана и не просто убить а спалить бойцов заживо. За подобное можно было ответить только кровью.

— Котун и Хамед, — капитан обратился к наемникам и указал на зияющий пустотой оконный проем у противоположной стены. — Вы идете в дальний конец деревни слева и занимаете позицию у самого дальнего дома по нашей стороне. Гаспар и Рамаз, вы идете с ребятами, но занимаете позицию у самого дальнего дома на противоположной стороне. Жано и Херан, — Бекор повернулся к наемникам. — Дом по нашей стороне справа. Пук и Эльма, противоположная сторона справа. Я и Старл будем атаковать в лоб. Всем все ясно?

Наемники одобрительно загудели.

— Через минуту вы должны быть там, потому что через минуту выступаем мы, — Бекор указал на себя и Старла. — Двигайтесь из дома в дом в нашем направление и убивайте всех, кто встретиться на вашем пути, — холодно закончил капитан.

— Тогда за дело! — Херан поднял меч здоровой рукой.

— Ты прав, за дело, — согласился капитан.

Наемники бросились в оконные проемы. Бекор продолжал наблюдать за людьми стоявшими на площади в сотне футов от дома старосты.

— Два орка и человек, — прошептал он.

Старл прильнул к окну. На площади действительно стояло трое — два орка и человек между ними. Создавалось впечатление, что здоровые зеленокожие детины охраняли малого, восседавшего на коне. В руках орки держали огромные тесаки. На зеленых великанах, как и на сраженных в доме бойцах были одеты великолепные кожаные доспехи. Руки и ноги орков прочно защищали накладки. Всадник на первый взгляд не был вооружен, но присмотревшись чуть лучше можно было разглядеть украшенную драгоценными камнями рукоять кинжала. Кинжал больше напоминал безделушку, по типу тех, которые приходилось видеть в столице баронства у важных персон, нежели настоящее боевое оружие. Зато под балахоном с капюшоном, скрывающим его лицо, блестела самая настоящая кольчуга. Оставалось только догадываться, откуда этот малый взял кольчугу в землях Большого шлема. К седлу всадника был прикреплен герб барона.

— Интересно мне знать, куда они подевали луки и стрелы? Я не видел их ни у одного из них, — прошептал Бекор.

Вопрос капитана казался резонным. Если у бойцов убитых наемниками, у этой троицы на площади и у тех кто обыскивал дома не было с собой луков и стрел, кто устроил беспощадный обстрел? Старл на миг подумал, а что если лучники врага по-прежнему занимают позиции и готовы вновь начать стрельбу. От этой мысли стало не по себе. На улице послышались слова человека в капюшоне. Всадник обращался к оркам. Старл прислушался.

— Интересно мне знать, кто устроил здесь…

Слова всадника перебил приказ Бекора.

— Ты готов? Выступаем! — сказал Бекор.

Старл замялся. Неужели всадник хотел сказать, что… но капитан уже выбегал из сгоревшего здания и на рассуждения не оставалось времени. Юноша последовал за ним. С дальнего конца деревни, с той стороны, куда Старший послал Рамаза и Гаспара послышались крики и звон стали. Мешкать было нельзя иначе атака могла захлебнуться. Он перехватил меч поудобней и ринулся в сгоревший дверной проем вслед за капитаном.

Бекор атаковал. Держа наперевес в одной руке кинжал а в другой меч, капитан закружился в вихре смертельной атаки. Не дожидаясь Старла Бекор обрушил свой гнев на первого попавшегося на пути орка. И надо сказать, Старл впервые видел капитана таким яростным. Его атака напоминала один сплошной порыв. Накопивший злость за долгое время Бекор, решил выплеснуть всего себя без остатка на врага. Впрочем был в этом отчаянном порыве берсерка и явный недостаток. Атака капитана, пусть сильная и мощная, но бесхитростная и прямая становилась предсказуемой. Клинки Бекора столкнулись со стальным лезвием топора могучего орка. Старл только начинающий атаку боковым зрением увидел как содрогнулся все телом капитан. Удар Бекора будто пришелся в каменную стену. Однако мощь атаки Старшего содрогнула и зеленого великана, явно неожидавшего подобной прыти. Орк отступил и взревел. Старл уже не мог и дальше смотреть за сражением капитана. Он атаковал сам. Метательный нож юноши рассекая воздух устремился во всадника, нацеленный в горло мужчины. Какого же было удивление Старла когда всадник с невероятной скоростью выхватил из ножен свой разукрашенный камнями кинжал и отбил нож Старла в сторону. Юноша закрутил восьмерку мечом и двинулся в сторону мужчины, когда на его пути вырос второй орк. Лезвие топора со свистом вспороло воздух, Старл выгнулся назад, но не успел он вернуться в исходное положение как орк атаковал вновь. На этот раз юноша сделал рондат и на выходе ударил что было сил ногами в грудь зеленому великану. Орк гулко выдохнул. Удар Старла пришелся в солнечное сплетение и сбил дыхание. Юноша перекатился в кувырке по земле и вернулся в боевую стойку. С разных концов деревни можно было услышать звуки развернувшегося сражения. Над небом перемешалась брань, звон стали и запах крови. Пользуясь замешательством противника, Старл бросился на помощь капитану Бекору, который с трудом отбивался от атак второго орка. Старший был ранен. Зеленый великан давил капитана своей мощью, не замечая атак и ран. Надо отдать должное капитану, орк истекал кровью. Старл бросил второй метательный нож. Лезвие наполовину вошло в шею орка, не задев артерию, но впившись в мышцу. Великан взревел и схватился за рукоятку ножа пытаясь вытащить его из трапеции. Пауза помогла Бекору прийти в себя. Капитан с разбега атаковал и всадил кинжал в бок противника, пробив доспех. Однако очухался и второй орк, несмотря на то, что Старл попытался поставить блок и защититься от удара зеленого великана, юношу снесло будто пушинку. Он с трудом удержал меч в руках и больно ударился о каменную стену дома старосты. Следующий удар орка раскрошил в пыль камень в дюймах над головой Старла. Орк настиг своего противника и обрушил на прижавшегося к стене Старла удар. Юноша нырком ушел вниз и оттолкнувшись от стены проскользнул между ног орка, оказавшись у того за спиной. Это был шанс. Старл крутанулся и с замаха рубанул по шее зеленого великана. Лезвие разрезало толстую зеленую кожу, увязнув плоти. Еще один разворот и удар с противоположной стороны. Голова орка полетела с плеч на землю под ногами. Еще какое-то время обезглавленное тело продолжало махать топором, кровь хлыстала из артерий. Однако орк был мертв, сначала прекратились движения, а затем тело великана рухнуло вниз. Пошатываясь Старл развернулся к поляне. На его глазах капитан Бекор нанес последний смертельный удар своему противнику. Тело орка напоминало самую настоящую отбивную и только прямой удар в сердце поставил точку в сражении Бекора. Обессиленный капитан выронил из рук меч и кинжал и упал на колени. К площади стягивались наемники. Подошел измазанный кровью и сажей Пук, вернулась Эльма с растрепанными стоящими как кол волосами… Старл обежал глазами площадь. Ни лошади, ни всадника в капюшоне, за которого так яростно заступились эти двое зеленокожих гиганта, здесь не было. Не было нигде и трупа этого человека. Мужчина сбежал.

— Он сбежал, — прошипел Бекор и тут же закашлялся. — Какого лешего вы дали ему уйти!

— Кто? — с невозмутимым видом спросил Хамед.

— Их главарь! — проревел Бекор. Капитан с трудом поднялся на ноги. — Мы дали ему уйти!

— Не уверен, что это те, кого мы искали капитан, — сказал Старл.

Бекор отвел взгляд. Он промолчал. Похоже Старший и сам все понимал. Эти люди не были теми, кто сжег деревню, они пришли на пепелище и хотели поживиться тем, что осталось, а отряд капитана просто помешал им сделать это.

— Как бы то ни было, мы указали им своем место, — заверил Херан, перевязывающий рану на руке.

— Но кто тогда загнал нас в дом, кто сжег Коровьи плуги? — Котун как-то нездорово засмеялся.

— И как узнать, кому предназначался посыльный? — спросил Хамед.

— Не знаю, — Бекор покачал головой, — Не знаю, друзья. С этим только предстоит разобраться. Кому была выгодна наша смерть. Можно гадать. Можно говорить, что посылка предназначалась именно этим разбойникам, можно предположить, что адресатами были те, кто сжег деревню, можно вообще сказать, что посылку несли нам. Я могу рассуждать о целях посыльного, могу предполагать истинный смысл, искать виновных. Не знаю, ничего не могу сказать наверняка. Кто эти люди? Как бы то ни было те, кто нашел смерть от стали в Коровьих плугах, были разбойниками, которые действовали не по закону, а так как им вздумается. Они понесли заслуженное наказание, — закончил Старший.

— Могу с вами согласиться Бекор, — послышался голос из-за спин наемников. — Могу с вами только согласиться. Судьба несет каждому то наказание, которое он заслужил.

Бойцы вскинули мечи и обернулись. У въезда в деревушку стоял человек. Это был мужчина высокого роста, закутанный в плащ. На его лице бегали живые глаза, мужчина носил усы. Руки человека были спрятаны под плащом и понять носит ли оружие незнакомец было нельзя. Из-за спины мужчины на площадь деревушки высыпала целая дюжина всадников. Самая настоящая кавалерия, вооруженная мечами, копьями и щитами.

Капитан медленно опустил меч и показал жест отряду.

— Опустите оружие, — сказал он.

Похоже Бекор узнал человека, стоявшего перед ним.

— Думаю не надо регалий? — мужчина улыбаясь смотрел на Бекора. — Или не узнаешь старого друга?

— Привет, Розан, — кивнул Старший.

— Здравствуй, здравствуй, Бекор, — ответил мужчина, которого капитан назвал Розаном. — Передо мной как я понимаю тот самый славный отряд наемников, слухи о котором ходят по всем баронским землям.

Бекор не ответил на вопрос Розана. Он что-то искал взглядом среди появившихся воинов.

— Ты дал ему уйти? Не говори, что ты дал ему уйти, Розан, — сказал капитан.

— Ты о ком? — улыбнулся мужчина.

— Ты знаешь о ком я! — начал вскипать Бекор. — Я говорю о всаднике в балахоне, он ушел этой дорогой десять минут назад. Это был главарь банды! А ты дал ему уйти, Розан!

Глаза мужчины блеснули. Розан покачал головой.

— Не путай ничего, Бекор. Позволь тебе напомнить, что ты — всего лишь капитан отряда наемников, когда как я начальник службы безопасности самого барона. Прошли те времена друг, когда все было наоборот, — голос Розана скрипел металлом. — Что касается того человека, Бекор, то я действительно дал ему уйти. Прости, но я не смог разглядеть в достопочтенном всаднике, без оружия, с гербом барона преступника.

На Бекора будто вылили чан холодной воды. Было заметно как бледнеет его лицо.

— Зная все это теперь, ты не хочешь послать своих людей в погоню? Забрать герб? — спросил он.

— Ты сам знаешь, что такое герб в наше время, даже этот паренек, — Розан указал на Старла. — Сможет вышить такой. А рисковать, терять людей, это лишнее. Главное содержание барон, а не внешний лоск. На все мудрость барона, — загадочно заверил мужчина.

Старл вздрогнул от этих слов. Что значит рисковать, терять людей? Но как же другие люди которые могли пострадать от действий этого выродка? Почему он не ставит вопрос так? Неужели этому человеку настолько плевать на судьбы других? Видел Старл как тяжело далось осознать слова начальника службы безопасности, коим представился Розан, Бекору. Неплохо было бы узнать, что хочет Розан. Судя по выражению лица капитана, встреча со столичным гостем не предвещало ничего хорошего. Капитан был темнее тучи.

— Это весь твой отряд? — спросил Розан.

— Еще двое в погребе. Один ранен и с нами маленькая девочка, лишившаяся родителей, — ответил капитан.

— Что же, — Розан задумался. — О раненном мы позаботимся. Что делать с девочкой я решу позже. А для тебя Бекор у меня есть письмо, — из складок плаща мужчины появился свиток. Он протянул его капитану. — Если ты конечно не разучился читать, совсем потеряв голову в погонях за мертвяками, — с особой издевкой добавил он.

Бекор к удивлению Старла проглотил слова Розана. Капитан взял свиток, сломал печать и открыв его пробежал глазами по строкам. Закончив чтение, он бросил бумагу под ноги Розану.

— Как это понимать?

— Что именно, если ты не обратил внимание, свиток был за печатью городского магистрата, — Розан приподнял бровь, показывая удивление.

— Не ломай комедию, ты прекрасно понимаешь о чем я говорю, — капитан указал на свиток так и оставшийся лежать у ног Розана. — С чем связано решение магистрата?

— Что там капитан? — спросил Котун.

Наемник вышел вперед и хотел подобрать свиток, однако Розан наступил на пергамент, втоптав свиток в землю.

— Ах ты…

Котун покраснел от гнева и выхватил меч. Капитан поспешил одернуть молодого наемника.

— Не стоит, — он опустил руку Котуна державшего меч. — Поверь мне, он не стоит этого.

Котун кипевший от гнева вернулся к отряду. Харен дружески положил руку на плечо парню, пытаясь его успокоить. Розан равнодушно проводил вспылившего наемника взгядом.

— Тебе стоит объяснить своим бойцам капитан, что еще одну подобную выходку я могу расценить как неповиновение воле городского магистрата и лично барона, — четко и с расстановкой сказал он.

Бекор не нашел ничего лучше, чем промолчать. Старл прекрасно понимал, что в том положении в котором они оказались, спорить, сопротивляться или делать что-то вопреки воли Розана, было бессмысленно. Конечно сейчас, как никогда хотелось проучить этого надменного мерзавца, но это поставило бы их в один ряд с разбойниками. Отряд капитана в один миг мог оказаться вне закона для официальной власти.

— Дык, узнать бы в чем дело? — мысли Старла прервал вопрос Пука.

Розан повернулся к орку и широко улыбнулся.

— Как я понимаю, ты тот самый Пук, напарник и друг человека, о котором ходят легенды в столице, великолепного Старла? Хотелось бы увидеть и самого героя, — Розан обвел взглядом отряд и остановился на Котуне — Я могу надеяться, что уста голов магистрата вознесли до небес, не того ужасного хама? — вопрос предназначался Бекору.

— Я Старл, — юноша сделал шаг вперед.

Начальник службы безопасности барона оценивающе взглянул на юношу.

— Вам бы еще поучиться манерам, молодой человек. Не так страшен черт как его малюют, не так ли Бекор.

Старл не совсем понял что имеет ввиду Розан. Возможно он хотел увидеть поклон или какое-то особое приветствие? Капитан в ответ на слова Розана загадочно улыбнулся. Розан прокашлялся.

— Так вот, Бекор, мы кажется маленько свели разговор в другое русло. Не хочешь ли ты рассказать своим бойцам и мне, что же было написано в том свитке? Как вы понимаете я со своей кавалерией проделал далекий путь, хотелось бы поскорее узнать ту цель, ради которой мы сделали это.

— Не надо…

Бекор хотел что-то сказать, но Розан резко перебил его.

— Ближе к делу капитан!

Бекор некоторое время молчал, успокаиваясь и собираясь в кучу.

— В свитке за подписью голов городского магистрата указано, что мы должны вернуться в столицу, не закончив задание, — сказал Старший.

По отряду прошел недовольный гул. Наемники встретили весть с явным непониманием. Что значило вернуться в столицу? Бросить на половине сделанного все, чем они занимались, забыть о бедах людей? На карте, на которой был проложен маршрут отряда оставалось порядка десятка деревень, которым требовалась помощь. Кто поможет несчастным? Нечего даже говорить, что сельчане сами не смогут справиться с постигшей их бедой в лице оживших погостов. Получается городской магистрат решил бросить крестьян на произвол судьбы. Вряд ли барон соизволит выслать на помощь несчастным свои войска. Да и не всем в отряде понравиться досрочное завершение операции. Старл уже сейчас слышал пошептывания за спиной. Наемники считали, что в столице хотят украсть их кровно заработанные деньги.

Бекор озвучил слово в слово подозрения Старла.

— Что будет с крестьянами в тех деревнях, которым мы не успели помочь? — спросил капитан. — Ты прекрасно знаешь, что никому кроме меня и моего отряда нет дела до их участи.

Розан скорчил недовольную гримасу.

— Если бы не было дела, капитан, не было бы и вас. Кто сформировал ваш отряд, кто направил его сюда, кто платит вам жалованье? Боги! Бекор, ты никогда не изменишься, ты все также наивен и глуп, как в прежние годы, — сказал он.

— Только вот я честен с собой и моя совесть чиста, — прошипел в ответ Старший.

— Может быть, я и не спорю. Однако сути это не меняет. От себя добавлю, что всем твои бойцам жалование и премиальные будут выплачены в полном объеме. По поводу этого никто может не беспокоиться. Магистрат и барон всегда благодарят тех, кто служит им верой и правдой. Ваш отряд доказал преданность и стремление.

— Кому я перешел дорогу? — не слыша слов Розана спросил Бекор. — Откуда такая честь: сам начальник службы безопасности барона приехал к черту на кулички, чтобы донести до меня весть о том, что операция моего отряда закончена раньше времени? Почему нельзя было связаться с нами как прежде? Через почтового голубя? Послать посыльного?

Розан выслушал Старшего и задумался прежде чем ответить.

— Изменилась ситуация, Бекор. Вас ждет новое задание и твой отряд хотят видеть в столице. Большего я сказать не могу, — сказал он.

Глава 13

— Как ты?

Старл подошел к Старшему уныло бредущему опустив голову позади всадников Розана. Капитану так и не удалось отдохнуть. Бекор выглядел паршиво. Памятуя о повреждениях который получил капитан в схватке с орком, можно было предположить, что он с трудом держится на ногах и передвигается исключительно на морально-волевых качествах.

— Бывало и лучше, — неоднозначно ответил Бекор. — Как сам? Я рад, что у тебя хватило разума не ввязаться в потасовку с людьми Розана.

— Я все понимаю, Старший.

— Тогда ты должен понимать, что я ничего не мог сделать, — с горечью в словах сказал капитан.

Старл кивнул. Бекор переживал. Это чувствовалось без слов. Случившееся капитан принимал на свой счет и переживал как личную трагедию.

— Радует, что Дерил теперь в безопасности. Если честно я думал, что парень умрет.

Старл посмотрел на катившуюся чуть впереди телегу. Розан отдал приказ разместить в ней раненного. Объявившийся в рядах кавалеристов начальника службы безопасности барона медик оказал Дерилу необходимую помощь. Он провел наемнику операцию и вколол какие-то препараты. Медик заверил, что рана не смертельна и Дерил несмотря на большие кровопотери будет жить. Помимо Дерила в телеге ехала малышка Элис. Судя по выражению лица, девочка с трудом понимала, что происходит. Старл успокаивал себя на мысли, что ничего лучшего лично он не смог бы ей дать. Хотя перспектива пребывания девочки в приюте откровенно не радовала.

— Ты не видел Эльму? — Старл покосился на Старшего.

— Нет, последний раз я видел ее в Коровьих плугах, — сказал капитан.

— Странно… — вздохнул Старл.

— Что-то случилось? — спросил Старший.

— Ее нигде нет, — ответил Старл.

— Спроси у Жано, я видел, что он часто крутился вокруг нее.

— Уже спрашивал, он ее тоже не видел.

Юноша спрашивал не только у Жано. Он подходил ко всем членам отряда, обойдя стороной разве что Дерила и никто из наемников не видел Эльму с тех пор, как отряд в сопровождении кавалерии Розана покинул деревушку. Эльма провалилась сквозь землю. Стоило надеяться, что ничего серьезного с девушкой не произошло и скоро она найдется.

— Что ты думаешь по поводу того что происходит? — услышал юноша вопрос капитана.

— Ты говоришь про этих людей?

— Вряд ли Розана можно назвать человеком, но говорю я про него и его людей — сказал Бекор.

— Честно, Бекор? Я не совсем понимаю, что происходит. Все, что мне известно — Розан это начальник службы безопасности барона и он принес весть о том, что нам следует заканчивать со старым делом, чтобы получить новое, — сказал Старл.

— Казалось бы, зачем знать больше? Не правда ли Старл? Все они хотят чтобы мы думали именно так. Так как удобно им, — капитан сплюнул.

Старл задумался. Капитан был прав. Если копнуть немного вглубь или напротив отстраниться и посмотреть на ситуацию со стороны, можно было понять, что ключ к спокойной жизни таился в неведании. Меньше знаешь, крепче спишь гласила народная мудрость. Стоило заполучить знания и вместе с ним ты заполучал проблемы. Самое трудное здесь — отделить то, что действительно тебе нужно, то что следует знать, от другого, противоположного знания, которое только делало твою жизнь сложнее. Что если те знания которые были у Старла сейчас были достаточны? Что если так, а не наоборот?

Юноша понял, что задается таким вопросом впервые. Но если рассуждать таким образом и считать достаточным то знание, которое тебе хотят навязать, а не то, которое познал ты сам, можно смело ставить крест на себе как на свободном человеке, вольном принимать самостоятельные решения.

— Я знаю этого человека много лет и когда-то Розан начинал стражником в моем карауле, — Бекор замолчал, по всей видимости решая стоит ли продолжать. — Этот человек не знает ничего, кроме жажды власти и ради повышения продаст собственную мать на галеры. У меня связаны с ним самые отвратительные воспоминания. Именно он в свое время сделал так, чтобы я предстал перед глазами начальства в дурном свете… Но не будем об этом. Больше всего меня интересуют два вопроса: почему за моим отрядом послали Розана и как это чудовище нашло нас в бескрайнем лесу? Я уверен, что никто бы не стал сопротивляться решению магистрата покинуть лес и вернутся в столицу. Жалование как он обещает будет выплачено в полном размере. Естественно могли возникнуть споры, кому-то могло что-то не понравиться, но ситуация бы не изменилась.

— Как будто нас решили согнать отсюда как назойливых мух, под конвоем, — согласился Старл.

— Именно, у меня тоже создается впечатление, что такая опека связана с желанием убрать нас из леса как можно быстрее. Поэтому я и спросил у Розана кому я перешел дорогу, раз он самолично пришел за мной.

— Ты прав, капитан, это не сопровождение а самый настоящий конвой. Люди Розана следят за каждым нашим действием, словно перед ними враг а не друг, — сказал Старл.

— Да и не похоже, чтобы они стирая подковы занимались нашими поисками. Розан явно знал куда ему идти. А как он подгадал время?

— Ты думаешь, что мужчина с татуировкой на груди нес послание Розану? — решил уточнить Старл.

— Я ничего не думаю, я только рассуждаю и сопоставляю. По слухам только барон имеет контакты с храмами в южных землях, — пояснил Бекор. — Кто еще? Кому нужна была информация о нашем месторасположении если не ему?

Ответить на слова Старшего было нечего. Возможно он был в чем-то прав, однако Старлу казалось, что Бекор в своих рассуждениях исходил прежде всего от личной антипатии к Розану и был готов свалить на мужчину все свои беды. В отличии от Старшего, Старл прекрасно помнил о странной группе учинившей обряд жертвоприношения над людьми повешенными в далеко оставшейся позади деревушки. Не стоило сбрасывать со счетов и разбойников. Отчетливо помнил Старл и странную атаку на отряд в Коровьих плугах. Он мог поставить на кон что угодно, биться об заклад, что разбойники, с которыми они столкнулись после пожара не имели к той атаке никакого отношения. На фоне всего этого обвинения Бекора в сторону Розана выглядели шаткими и малообоснованными. Да и тот факт, что барон мог запросить у магистрата маршрут Бекора и узнать местоположение отряда, не придавал сомнения Бекора веры. Однако спорить с капитаном и выяснять что-либо не хотелось. Тем более капитан находился не в том состоянии, чтобы адекватно смотреть на ситуацию и вести диалог.

— О чем вы тут шепчетесь? — к Старлу и Бекору подошел Херан, перегоняющий зубочистку во рту из одного края губ в другой.

— Делюсь со Старлом своими подозрениями, друг, — сказал Бекор.

Херан поправил сползшую повязку на руке. Старл заметил как лицо наемника поморщилось от боли.

— Я что хотел сказать капитан, ребята считают, что этот столичный щегол ведет себя непозволительно и по хамски, — сказал боец.

— Когда в твоих руках власть, многое начинаешь себе позволять, — заметил капитан.

— Так вот, неплохо бы поставить его на место, — Херан едва заметно для глаза провел туда сюда большим пальцем у шеи. — Ребята предлагают перебить кавалеристов, — добавил он понизив голос.

— Не думаю, что это хорошая идея, Херан. Если ты тронешь Розана, вместо него придут другие и в лучшем случае убьют тебя в пылу схватки. В худшем ты окажешься вне закона, — заверил Старший.

— Лучше я лягу под сталью, чем продолжу слушать оскорбления. Я потому и служу на вольных хлебах, что не позволю никому бросать оскорбления в мой адрес, — напыщенно произнес Херан.

— Вот именно Херан, пускай на вольных хлебах, но ты служишь. Не забывай о том, что вы находитесь на службе барона. А не вы ли совсем недавно упоминали о семьях? Что будет с вашими женами и детьми? Я не говорю про тебя, друг, но призываю к твоей мудрости, — капитан положил руку на здоровое плечо наемника и крепко сжал его. — Успокой людей.

— Капитан, мы можем перебить их, сжечь тела и никто не узнает о случившемся, лес похоронит нашу тайну, — попытался настоять на своем Херан.

— Успокой людей, — покачал головой Бекор.

У Херана никогда не было семьи и терять ему в отличии от многих было нечего. Опытный наемник достал изо рта зубочистку демонстративно переломил ее пополам и выбросил на земь. Ни говоря больше не слова, он развернулся и зашагал прочь от Бекора и Старла. Оставалось догадываться, как воспринял Херан слова Старшего.

Наемников, от лица которых Херан разговаривал с капитаном можно было понять. Бурный, свободный нрав этих людей не мог перенести подобного обращения, с которым выступали кавалеристы и Розан. Старл знал, не будь эти люди на конях представителями столичной власти и после первого же оскорбления между ними и наемниками вскипела потасовка.

— Надеюсь моя фигура все также выступает сдерживающим фактором для моих людей, — мрачно сказал Бекор.

— Что ты имеешь ввиду? — спросил Старл.

— Не было бы меня и драка давно началась. Пока я здесь, они не начнут драку. По крайнем мере так было раньше, когда мой авторитет был непререкаем и эти люди слушали меня с первого слова. Как будет сейчас, остается только гадать, — ответил капитан.

Приходилось признать, что последние события в значительной мере подкосили уверенность в себе и своих силах Старшего. Малого того, что Бекор винил в неудачах себя, как капитана, он начинал занижать свою значимость, по сути отдаляясь от отряда и оставляя его на самоуправление. Ничего удивительного, что отряд наемников, как и любому другому коллективу требовался лидер и если его не было, такого провозглашали или выбирали. Сейчас таким лидером был Херан.

Юноша заметил несколько возбужденных взглядов устремленных на капитана со стороны членов собственного отряда. Наемники не понимали что происходит не знали как вести себя и от этого напряженность только возрастала. Впрочем, Старшему казалось не было до этого дела. Бекора занимала собственная, куда более важная капитану депрессия. Но самое страшное в стрессовой ситуации как раз неведение. Если Старл, который услышал от Старшего хоть что-то, какие-то мысли, рассуждения, от этого не меньше терялся в происходящем, можно было представить какого остальным наемникам. Может быть Бекор не на словах решил применить то самое золотое правило для своего отряда о котором он говорил? Зачем знать больше того, что сказано? Розан это начальник службы безопасности барона и он принес весть о том, что отряду следует заканчивать со старым делом, чтобы получить новое.

Все!

Как хорошо, если таким ответом можно было удовлетвориться. Но не только у Старла и Бекора возникала целая куча других вопросов в свете произошедших за последние дни событий? Ведь правда?

Старл задумался. Заносчивы и надменный Розан не говорил ни слова о том, почему было прекращено задание отряда наемников, но утверждал, что случилось нечто такое, что не терпит ожидания, что в столице их ждет новое задание и городские головы желают видеть отряд как можно быстрее. Что если предположение о том, что задание отряда наемников капитана было прервано из-за устроенного ими переполоха в землях Большого шмеля, выглядело правдивым? Отряд часто отходил от намеченного пути и делал то, что от него не требовалось, возможно тем самым вмешавшиваясь туда куда не следует. То, что касалось дальнейшей судьбы наемников, оставалось только гадать. Действительно можно сломать себе голову.

Старл не раз ловил на себе взгляд Розана. Начальник службы безопасности барона явно проявлял к юноше любопытство, хотя и пытался скрывать это, отводя каждый раз взгляд, когда Старл пересекался с ним глазами. С чем было связано такое поведение Розана? С его словами о том, что о Старле ходят легенды в столице в связи с его подвигами на погостах. Или чем-то другим? Может быть мужчина видел в юноше с меткой на плече соперника? Старл хотел поговорить об этом со Старшим, однако Бекор был настолько подавлен, что лишний раз трогать капитана не хотелось. Стоило дать Бекору обдумать происходящее, найти наконец себя и вернуть борозды управления отрядом в свои руки. Юноша безмерно уважал опытного Херана, однако зная горячий нрав головореза, стоило как можно скорее вернуть в строй настоящего капитана.

Беспокоило и другое. Если в столице отряд поджидало новое задание, если головы ожидали встречи с ними, останется ли в таком случае возможность вернуться в земли Большого шмеля? Именно здесь он рассчитывал получить ответы на давно гложившие его вопросы. Именно здесь бескрайние поля и леса прятали убийц его родителей. Посчитается ли с этим столица? Он мог забыть о погостах, мог смириться с тем, что останутся безнаказанными разбойники, массовое повешение и те люди, которые чуть не спалили заживо их отряд. Но он не мог закрыть глаза и забыть о тех, кто убил его мать, о тех, по вине которых не стала его отца и родной деревни. Юноша не мог забыть тех, из за кого его жизнь превратилась в мрак, изредка словно вспышками просвечивающийся видениями и болью на странной метке.

— Разбиваем лагерь! — послышался голос одного из кавалеристов.

Всадники Розана пришпорили коней. Сам Розан, прискакал к отряду наемников.

— Сейчас мы разобьем лагерь и дождемся переправы, в скором времени нам будут поданы свежие лошади и повозка, так мы прибудем в столицу гораздо быстрее, — сказал он.

Розан повернул коня и ускакал обратно. Начальник охраны барона решил ускорить их путь и заказал свежих коней и повозку до самой столицы? Юноша знал насколько дорого в нынешнее время стоили подобные переправы. Оставалось только удивляться. Неужели городские головы настолько желали видеть отряд, что не жалели никаких средств? Он помнил рассказы Бекора о жадности магистрата. На столичных чиновников это было не похоже, если конечно в дом к магистратам не постучалась беда…

— Разбиваем лагерь, — послышался голос Рамаза. — Гаспар разведи бульон, а ты Пук разведи костер.

Старл с удивлением наблюдал за происходящим. Те приказы которые обычно выходили из уст капитана, теперь отдавал Рамаз. С чего он взял, что может командовать при живом капитане? Бекор всегда карал любое самодурство в отряде. Однако сейчас Старший уселся на зеленую лужайку и смотрел в одну точку. Казалось ему не было дело до происходящего. Юноша почувствовал на себе взгляд. Испытывающе, пожевывая кончик зубочистки в зубах, на него смотрел Херан. Старл отвел взгляд и уселся на лужайку. Ноги гудели и голова шла кругом, Розан, как бы дурно к нему не относились в отряде, разбил лагерь вовремя.

Среди ног стройных вороных лошадей, Старл увидел малышку Элис. Девочка смотрела на него своими глубокими, чистыми голубыми глазами. Старл дружелюбно помахал ей рукой. В руках у Элис был зажат какой-то клочок. Старл не сразу смог рассмотреть, что это, а когда девочка приблизилась, понял, что она держит в руках кусок тряпки от сарафана.

— Все хорошо, Элис? — улыбнулся Старл.

Девочка закивала и протянула юноше кусок тряпки.

— Это тебе Эльма передала, — сказала она.

Старл нахмурился.

— А где Эльма?

— Она ушла и сказала, что ей с вами больше не по пути, — Элис сказав эти слова отдала ткань Старлу.

Старл некоторое время смотрел на кусок ткани зажатый в кулаке и потом развернул его. На ткани была надпись, написанная коряво и наспех. Из за того, что слово написанное на куске ткани соком ягод вместо чернил расплылось, Старл так и не смог разглядеть, что хотела передать Эльма.

— Что она написала, Элис? — спросил он.

Девочка пожала плечами.

— Я не знаю, — она развернулась и побежала в припрыжку обратно к телеге.

Глава 14

В плече кольнуло, а затем появилось привычное жжение. Старл сжал зубы. Чашка с похлебкой заходила в руках, жидкость начала переливаться через края и юноша поспешил поставить чашу на землю. Плечо неприятно свело. Откуда нечто подобное могло взяться на вполне безопасной опушке, во время трапезы, в лагере кажущемся чуть ли не неприступным?

— Что с тобой? Метка? — спросил сидевший рядом Котун.

— Все нормально, — сквозь зубы ответил Старл.

— Как скажешь, только ты чуть не облил меня из чашки, — Котун демонстративно отсел подальше от юноши.

Старл заметил, что в рядах кавалеристов поубавилось. Исчез Розан. Может быть боль была связана с этим? Не успел он мысленно провести связь между событиями как руку свело судорогой до самых кончиков пальцев. Старл попытался сжать и разжать скрючившиеся пальцы. Сухожилия словно ссохлись не желая слушаться. Юноша покосился на Старшего, но тому по прежнему не было дело ни до чего. Бекор спокойно ел похлебку. Не успел Старл подумать что стоит сказать о жжении и судорогах Херану или Рамазу, потому что странная боль всегда предвкушала опасность, как руку буквально прошиб разряд. Со стороны леса послышался дикий вопль, он раздался в считанных десятках футов от лагеря. Захрустели ветки и на поляну выскочил Розан. В одной руке он держал канат, натянутый и уходящий в лес, во второй руке мужчины был зажат немного искривленный кинжал. Плащ Розана впервые был распущен, на груди, прямо на кованной кольчуге, подвешенный обыкновенной нитью висел амулет. Это был большой плоский и круглый камень от которого исходило бледно желтое свечение. Розан тяжело дышал, на лице мужчине запечатлился испуг.

— Держите его олухи, кому говорю держите! — заорал он.

Канат в руках Розана натянулся и мужчина с трудом устоял на ногах. Амулет на груди блеснул ярко желтым светом. Страшный вой из леса повторился. Кавалеристы, которые остались стоять в лагере встрепенулись и схватились за мечи, однако остались стоять на месте, ожидая приказ начальника. Вскочили на ноги и наемники, перевернув чашки с оставшимся в них супом на землю. Старл обездвиженный болью остался лежать у костра. Не шелохнулся и Бекор, молча наблюдающий за происходящим. Розан скрылся в лесу, ведомый канатом. До ушей Старла донеслась брань. Однако почти сразу над небом лагеря повисла тишина. Через минуту в лагерь вернулись кавалеристы во главе с Розаном. Плащ мужчины был привычно застегнут. Больше не было видно кольчуги, на которой светился странный амулет. Там в лесу что-то пошло не по плану Розана. Собственные люди смотрели на него с непониманием и удивлением, в тоже время в их глазах можно было прочитать явное восхищение.

— Прибыли лошади, — словно отвечая на немой вопрос повисший в воздухе сказал Розан.

— Все в порядке?

— Вы целы?

Всадники наперебой начали задавать вопросы. Розан поднял руку, разговоры резко оборвались.

— Сержант, помоги людям сделать переправу, — бросил он, проходя мимо одного из кавалеристов.

— Что с извозчиком?

— Его больше нет, — отрезал Розан. — Выполняй!

Старл постепенно приходил в себя. Жжение сошло на нет, исчезли судороги. Что произошло там в лесу? Метка не подвела в который раз и почуяла опасность, но что именно? На что пошла такая реакция у юноши? Это мог знать только сам Розан, находившийся сейчас не в лучшем расположении духа. Розан подошел к другому кавалеристу. Старл слышал слова мужчины.

— Погрузите этих людей в повозку, я должен быть в столице к вечеру, — сказал он.

— Что насчет девчонки? — спросил кавалерист.

— Девчонку продолжайте искать, — Розан задумался. — Раненого перенесите на носилках, телегу оставьте здесь. Мне врача, — добавил он.

Только сейчас Старл заметил, что плащ начальника службы безопасности барона пропитан кровью. По ткани растеклось внушительное пятно и сказать куда был ранен мужчина не представлялось возможным. Но судя по тому, что он уверенно держался на ногах рана не могла быть серьезной. Настораживало другое — о какой девчонке шла речь? Уж не об Эльме, которая сбежала только завидев Розана? Странно, все это было безумно странно, потому что понять с чем было это связано Старл не мог. Чем могла насолить Розану Эльма или же мужчина искал вовсе не ее?

— Заканчивайте, начальник приказал трогаться. Вас ждет повозка, — сказал подошедший к отряду кавалерист с которым разговаривал Розан.

— Что-то не вижу я тут повозки, хоть глаз выколи, — сказал Гаспар.

— Повозка и лошади в полумили отсюда, и побыстрее начальник не любит ждать, — кавалерист не добавил ни слова, развернулся и зашагал к своему коню.

Гаспар передразнил кавалериста, скорчив гримасу.

— Начальник не любит ждать, — прошепелявил он.

— Я думаю нам ничего не стоит потерпеть до столицы, а там, когда мы получим в руки жалование, разберемся, что делать с этим возомнившим о себе офицером, — сказал Херан.

Большинство отряда, за исключением разве что Котуна, готового в любой миг ринуться в драку, согласились со словами опытного наемника. Как бы обидно не звучали слова кавалеристов, развяжи отряд с ними конфликт сейчас, то не видать наемникам жалованья как своих ушей. Однако все до единого бойцы сошлись в другом — зазнавшихся следовало проучить во чтобы то ни стало. Если исходить из слов Розана о том, что группа прибудет в столицу вечером, ждать своего шанса наемникам оставалось недолго. Старл прекрасно помнил чем закончились последние беспорядки отряда в столице. Тогда ситуацию смогло исправить лишь вмешательство капитана Бекора. Не окажись Старшего в городе и бойцам пришлось бы протирать штаны в тюрьме неизвестно сколько времени. Впрочем сейчас на капитана, впавшего в глубокую депрессию не стоило рассчитывать всерьез.

Отряд двинулся вслед за кавалеристами сквозь чащу леса, туда как где заявил один из офицеров их ждала переправа. Идти пришлось по болотистой местности и всадники, слезли с коней, ведя за собой животных за узду. Ноги то и дело проваливались в ил и по чаще разносились самые непристойные ругательства. Молодой Котун энергичнее остальных оскарблял кавалеристов самыми последними словами. На удивление Старла ни один из бойцов Розана не обращал на строптивого юношу никакого внимания. Сам Розан шел впереди. Казалось ему вообще не было никакого дела до проклятий сыплющихся в его сторону. Мужчина был погружен в собственные мысли. Начальника охраны барона явно беспокоило другое. Возможно все мысли Розана были поглащены произошедшим некоторое время назад в лесу.

Впереди послышались удивленные возгласы. Кавалеристы возглавляющие шествие остановились и увидев что-то на стволе массивного дуба начали показывать пальцем. Такое поведение людей не понравилось Розану который отвесил ближайшему кавалеристу оплеуху и что-то сказал. Старлу не удалось расслышать слов мужчины, однако кавалеристы разом замолчали и вернулись в строй. Юноша всмотрелся сквозь первые лучи утреннего солнца на ствол дерева. В полумраке леса Старл не сразу понял, что к стволу дуба привязан человек. Тем самым канатом, который юноша видел в руках у Розана человек был связан по рукам и ногам. Тело человека было привязано к стволу. Судя по тому, что он не шевелился и не издавал ни единого звука, человек был мертв. Когда Старл подошел ближе, стало ясно, что к дереву привязан мужчина. Изо рта мужчины стекала пена, а из раны на голове тонкая струйка крови. Глаза человека закатились, обнажив бельмо. Кожа на лице, шее и руках мертвеца полопалась и из нее сочился гной. Кое где, там где кожа лопнула сильнее, Старл разглядел обнажившиеся кости. Юноша вгляделся внимательнее. Тело мертвеца то и дело хватала конвульсия. Создавалось впечатление, что он продолжал жить, будучи давно мертвым, как бы не парадоксально это звучало по отношению к ходячему.

— Ты посмотри у них здесь мертвяк! — заохал Хамед.

Наемники вслед за Старлом увидели тело и начали отвешивать едкие шутки на сей счет.

— Чего ж вы связать связали, а добить не добили? — вполне серьезно в своем духе поинтересовался Херан.

— Может быть они взяли его в плен? — расхохотался Рамаз.

— Ты не понимаешь, это их извозчик, им его стало жаль, — засмеялся вместе с другом Котун.

Старл с напряжением наблюдал за происходящим. Можно было сказать, что коса нашла на камень и хамство кавалеристов, их пренебрежение начисто лишило разума и такта наемников. Как бы то ни было, Рамаз и компания рисковали, пытаясь поддеть и спровоцировать кавалеристов. На удивление Розан в начале проявивший себя весьма вспыльчивым и заносчивым мужчиной не обращал на словесные бравады отряда никакого внимания. Неожиданным для Старла стал поступок Старшего. Бекор проходя мимо твари, находящейся в полубессознательно состоянии, выхватил кинжал и словно гвоздем прибил голову мертвеца к стволу. Старл видел как вздрогнул Розан. Бекор двинулся дальше, оставив кинжал торчать в дереве. Желваки Старшего ходили, лицо залил румянец. Но как и прежде капитан не проронил ни слова.

Замешкавшийся после увиденного Старл двинулся вслед за остальными. Следовало отдать должное Розану, если увиденное юношей дело его рук. Получается он смог упокить неупокоенного? Нельзя сказать, что у начальника охраны барона все получилось идеально. Мертвеца сводило в конвульсиях и он мог разупокоиться в любой момент. Как бы то ни было Розан сделал это. Старл помнил о том, как натянулся канат, значит ходячий привязанный к его другому концу не был обездвижен. Да и жжение метки на плече Старла говорило о том, что поблизости гуляет мертвяк. Но как? Как у Розана получилось сделать это? Старл вспомнил о странном амулете на груди мужчины. Стоило искать причину в этой магической штуке? В том что амулет обладал какими-то магическими способностями Старл не сомневался. Не могла обычная вещь, сделанная руками человека, гнома, орка или какого другого существа излучать свет. Если руки мастера не вложили в свое творение силу. Понятное дело, узнать наверняка о том, что это за амулет и какого его применение не удастся.

Хм…

Возможно в столице поняли как бороться с напастью и поэтому отозвали отряд капитана Бекора с маршрута? Впрочем ждать ответа оставалось недолго. Чаща заканчивалась. Впереди показалась дорога и на самой границе леса Старл разглядел небольшой навес для скота. Под навесом стояла повозка и дюжина свежих лошадей. Животные подкреплялись свежим сеном перед тем, как отправиться в долгий путь. Кавалеристы, которых заранее послал Розан сделали все как полагается и успели запрячь коней. Оставалось поменять гнедых и выдвигаться в путь.

Перед отрядом наемников вырос кавалерист, тот самый, который передал бойцам приказ Розана на опушке.

— В повозку, — с насмешкой в голосе сказал он.

— Может сам полезешь? Я предпочел бы коня, — с такой же усмешкой ответил ему Рамаз.

— Ты бы сначала скакать научился, а пока как баба поедешь, — кавалерист вдоволь наслушавшийся по пути к навесы был на взводе.

— Повтори, что ты сказал, — Рамаз потянулся к ножнам.

— Я сказал, что еще одно твое слово и ты будешь барахтаться на привязи в грязи позади повозки, — прошипел кавалерист.

Херан стоявший рядом с Рамазом в самый последний момент успел удержать руку наемника, вытаскивающего меч. Он дружески обнял Рамаза и улыбнулся кавалеристу беззубым ртом.

— Отчего бы и не полезть в повозку, все лучше, чем пешком идти, — сказал он.

Не дожидаясь реакции Рамаза, Херан запихал наемника в повозку и повернулся к кавалеристу.

— Мы будем рады отблагодарить вас за учтивость позже, офицер, — по прежнему улыбаясь беззубым ртом сказал он.

Кавалерист только усмехнулся.

— Залазь в повозку, старик.

С трудом, но конфликт был улажен. Наемники ворча и бранясь залезли в повозку. За ними последовал Пук. По небольшой лестничке вскарабкался Старл. На удивление повозка оказалось убранной, теплой и просторной. Поперек стояло две лавки, стены были оббиты сухими досками, а на полу набросали сено. Однако в повозке было темно, как в пещере, внутри не было каких либо окон, а вход закрывал кусок брезентовой ткани. Старший остался стоять снаружи, к капитану подошел Розан и несколько минут мужчины о чем-то разговаривали. Наконец в отряду примкнул и капитан.

— Поехали, не тяните время, — послышался голос Розана.

Впереди предстоял переход. Широкая утоптанная тысячами копыт дорога вела в столицу. Возможно это был единственный шанс Поэтому Старл последовал примеру капитана, который улегся на сено в самом углу и заснул, не обращая внимание на галдеж отряда. Сон унес юноши в свои объятия сразу как только он закрыл глаза.

* * *

— Дык, вставай. Приехали кажись.

Старла разбудил голос Пука. Он открыл глаза и понял, что повозка остановилась. Снаружи были слышны чьи-то голоса, смех. В повозке кроме Старла и Пука не было никого.

— Мы в столице? — все еще сонный, не до конца понимающий, что происходит спросил Старл.

— Дык, в столице вроде, — орк подошел к краю повозки и спрыгнул на землю. — Там это, жалованье дают, — сказал орк перед тем как исчезнуть в сумерках.

Брезент закрывающий вход в повозку был поднят. На небе виднелись первые звезды, дело шло к ночи. Розан как и обещал прибыл в столицу вовремя. Юноша протер лицо ладонями сгоняя с себя последние остатки сна и поднялся на ноги. Несмотря на то, что спал Старл на мягкой соломе мышцы неприятно ныли, привыкшие к твердой земле. Стоило присоединиться к остальным, чтобы не потерять нити развивающихся событий.

Старл вылез из повозки и огляделся по сторонам. Отряд доставили к парадным воротам столицы. На удивление юноши на входе не было стражи, а массивные двери из прочного дуба, охраняющие столицу от врагов оказались открыты. Куда-то исчезли люди Розана, а вместе с ними и сам начальник собственной охраны барона. Единственным напоминанием о них была повозка, в которой отряд Бекора был доставлен в столицу. Сколько не оборачивался Старл, не нашел он и раненного Дерила. Не было среди людей, стоявших у ворот столицы малышки Элис. Сами наемники стояли в ряд, будто выстроившись строем. В руках у бойцов Старл увидел довольно внушительные мешочки. Не трудно было догадаться, что мешочки были до отказа набиты монетами. По отряду летали крылатые шутки и обычные в таких случаях пожелания наемников друг другу о том как потратить жалование. Раздавал мешочки небольшого роста старик в элегантном кафтане, с гербом вышитым серебряными нитями. Такой герб Старл видел впервые. Впрочем юноша за всю свою жизнь видел только один герб — герб барона. Старик доставал мешочки из большой корзины, которую за ним нес мужчина в хлопковой сорочке и брюках. Судя по облачению старика и по внушительному эскорту, который сопровождал этого человека в лице охраны из десятка мечников, он был членом городского магистрата. Старик вручил мешок с жалованием Бекору и долго тряс капитана за руку, рассыпая налево и направо благодарности. Капитан молчал. Наконец старик заприметил Старла и заковылял к юноше.

— Мои поздравления, ваша служба барону вызывает искреннее восхищение, — старик протянул мешочек Старлу и пожал юноше руку.

Старик отдал последний мешочек Пуку и обнаружив, что на дне корзины остался еще один мешок приподнял бровь.

— Интересно как получается, у меня тут еще один мешок.

— Это мешок нашего человека, он ранен, отдайте его нам и мы позаботимся о том, чтобы деньги попали в нужные руки, — вперед вышел Рамаз и чуть ли не вырвал мешок с деньгами из рук старика.

— Я же не против, молодые люди, я и спорить не собирался, — старик отвесил поклон наемникам. — Это вам мое личное признание за ваш труд.

Слуга закрыл корзину и отошел в сторону мечников, безучастно наблюдавших за происходящим. На лицах этих людей не было видно ни одной эмоции, они напоминали мумий со сказочных картин.

— Можно вопрос? — спросил Херан.

— Конечно можно любезный, даже нужно, — закивал старик.

— Куда делся начальник Розан?

Наемники дружно загудели, показывая возмущение.

— Розан занятой человек, как только он выполнил один приказ, у него тут же появился другой, — сказал старик.

— Мы рассчитывали, что он и его люди примут наше предложение выпить и поговорить по душам после столь тесного знакомства, — захихикал Котун.

— Может быть в следующий раз, господа, но сейчас я не в силах вам помочь, — развел руки в стороны старик, изображая гримасу разочарования на лице. — Зато я уверен, что вы с удовольствием примете мое приглашение и насладитесь всеми прелестями ночной жизни столицы?

— За твой счет? — спросил Херан.

— Конечно же за мой счет, любезный, — поспешил согласиться старик. Он поднял вверх руку и щелкнул пальцами. Слуга тут же среагировал на приказ и достал из-за пазухи туго забитый монетами мешок. Он отдал мешок в руки Рамазу.

— Вот это другое дело, — довольно протянул Херан.

— Да и черт с ним с этим Розаном, никуда он от нас не уйдет! — заявил Рамаз. — Все в таверну, гуляем до утра!

Наемники подняли вверх мешки и дружно стукнули их друг о друга, словно бокалы. В воздухе послышался звон монет. Бойцы совершенно забыв обо всем двинулись к воротам, начав распевать походную песню.

Старик дождался пока наемники уйдут и повернулся к оставшемся стоять на поляне Старлу, Пуку и Бекору. Его лицо изменилось, это был миг какой-то малый, единственный миг, но этого хватило, чтобы понять — за маской добродушного старика скрывался старый матерый голова городского магистрата, знающий как и каким образом необходимо себя вести с людьми.

— Пусть отдохнут, они должны набраться сил. А ничто так не придает сил головорезу после долгого путешествия как вино и женщина, — пояснил он. — Я надеюсь, что ваш конфликт может быть улажен. Не мне тебе объяснять Бекор, что я мог лишить твоих людей денег и посадить в тюрьму? — Старик покосился на Старла и Пука, стоявших чуть в стороне. — Как я понимаю с тобой остались те, кто осознает это? Хорошая смекалка, похвально капитан.

— Спасибо, сеньор Норелий, — сказал Бекор.

Капитан полез в дорожную сумку и достал оттуда документы. Он принялся перебирать листы, карты и наконец найдя то, что нашел, показал городскому голове.

— Как видите я не успел заполнить форму для магистрата и не всегда делал отметки, так что пойму если часть моего жалования вернется в казну.

— Не стоит, капитан, не стоит, — доверительно сказал старик и помог Бекору спрятать документы обратно в сумку. — Мы поговорим с вами немножко позже и об этом, и о планах на ближайшее будущее, а также о возможных перспективах, — загадочно улыбнулся пожилой мужчина. — Сейчас же я буду просить Вашего разрешения откланяться. Проследите за тем, чтобы с вашими людьми не случилось, как бы это помягче сказать, — старик потер подушечками пальцев левой руки друг о друга, будто это помогло ему подобрать слова. — Чтобы с вашими людьми не случилось конфузов этой ночью и завтра к полудню отряд был в сборе и полной боевой готовности. Губон!

Слуга поднес городскому голове конверт и откланялся.

— Здесь адрес таверны, в которой будет размещен ваш отряд. Не беспокойтесь, все оплачено магистратурой. Еще раз напоминаю, Ваша задача капитан, как и Ваша, — старик посмотрел поочередно на Старла и Пука. — Хорошенечко отдохнуть. Ибо впереди нас с вами ждут великие дела, господа. Еще раз прошу вашего разрешения откланяться, — сказал старик.

Он отдал приказ выдвигаться сопровождающим его бойцам и начал что-то выговаривать Губону, но вдруг остановился.

— Ах да, чуть было не забыл, — городской голова хлопнул себя по лбу. — Вы можете оставить при себе свое оружие. За вами придут господа.

Он развернулся и зашагал к городским воротам, растворившись в темном проеме. Вслед за ним в проеме скрылись мечники и слуга. Буквально тут же в воротах показалась стража. Старл стоял немного растерянный и подавленный, не решив для себя, что на него произвело большее впечатление. Разговор с городской головой или мрачные, дышащие холодом стены столицы. Не хотелось признаваться самому себе, но он вернулся сюда ни с чем. Не было найдено ответа на его вопросы, появились новые цели и новые задачи. Возможно так происходило со всеми и всегда, однако подобные рассуждения вовсе не прибавляли оптимизма.

Бекор повертел в руках небольшой конверт, который вручил капитану городской голова и открыл его. Капитан прочитал содержимое, убрал письмо обратно в конверт и протянул письмо Старлу.

— Здесь адрес таверны, куда направили наш отряд, — сказал капитан.

— Ты уходишь? — спросил Старл.

— У меня есть дела, которые не потерпят промедления, — ответил капитан. — Я скоро вернусь.

— Кто проследит за Рамазом, Котуном? Ты не помнишь, что они устроили в таверне в прошлый раз?

Бекор взглянул на юношу таким взглядом, что вопросы задавать перехотелось.

— У вас с Пуком достаточно времени, чтобы привести себя в порядок и подготовиться, — Бекор хлопнул Старла по плечу и зашагал прочь к городским воротам.

Обнадеживало то, что капитан как казалось пришел в себя и снова брал инициативу в свои руки. Сейчас он был похож на себя прежнего — имеющего внутренний несгибаемый стержень человека. Это придавало уверенность. Впрочем, настрой капитана был единственным положительным моментом из происходящего вокруг. Если отбросить в сторону раскол, произошедший в стане наемников и совершенно забыть о том, что они так и не узнали причин, по которым их выдернули из леса и вернули в столицу. Может быть, он что-то пропустил, проспал? Понятно, что наемники во главе с новым заводилой Рамазом напрочь позабыли о своих претензиях и недовольствах. Однако молчал и Бекор. Может быть, капитан рассчитывал получить ответы на свои вопросы там, куда он направился сейчас? Даже если так, Старлу от этого было не легче. Вместе с Пуком они остались совершенно одни.

— Дык, пойдем в гостиницу? — спросил Пук.

Орк переминался с ноги на ногу, не зная чем себя занять. Зеленый великан был прав. Стоять и дальше у городских ворот не было никакого смысла. Еще его отец когда-то говорил одну мудрую и практичную вещь — утро вечера мудренее. Старл достал лист из конверта.

— Улица Рабочих, пятнадцатый дом, — прочитал он вслух. — Знаешь где это?

Пук добродушно улыбнулся и пожал плечами. Старл на миг задумался, каким образом найдут постоялый двор Рамаз и компания, если наемники не знают адрес, а Бекору похоже было на все плевать.

— Значит спросим у столичных жителей.

— Возможно я смогу вам чем-то помочь? Меня зовут Губон. Вы что-то искали?

Буквально из ниоткуда перед Старлом вырос тот самый слуга городского головы по имени Губон. Слуга низко склонил голову, держал руки за спиной и ожидал ответа юноши. Поначалу растерявшийся Старл протянул Губону лист с адресом постоялого двора.

Глава 15

Сказать, что постоялый двор «У хозяина» был одним из лучших в столице, было все равно, что ничего ни сказать. Это были самые шикарные аппартаменты, расположенные неподалеку от самой магистратуры. Массивное, в три этажа здание, манило взгляд, являя собой этакую крепость в миниатюре. Фундамент здания ложился массивными каменными блоками, не уступавшими по размерам камням городской стены, однако куда более умело вытесанными руками мастеров, без острых краев и шероховатостей. Вместо привычных в таких местах крыш из соломы, черепицы или досок, пропитанных глиной и известняком, в небо смотрели три самых настоящих башни, на вершинах которых ветер развивал герб барона и флаг империи. Оконные ставни и дверные косяки украшали вставки из резного дерева с изображениями львов. Над входными воротами, а это были самые настоящие ворота с двойными ставнями, имеющие засов и колокол над аркой входа для того чтобы прибывшие могли сообщить о себе, висела вывеска. Громоздкий указатель, по типу тех, что встречались за городской чертой, с названием таверны на нем. Лишним было поминать, что Старл впервые жизни получил шанс провести ночь в таких шикарных условниях.

Губон с тех пор, как они перешли черту городских ворот, не проронивший ни слова, указал Старлу и Пуку на здание.

— Улица Рабочих, дом пятнадцать, все как вы просили, — поклонился слуга.

Пук поспешил поклониться в ответ мужчине, чем не мало смутил Губона, на щеках которого появился румянец.

— Вы уверены, что ничего не перепутали? — с сомнением в голосе спросил Старл.

— Я привел вас точно по тому адресу, который указан в письме, — сказал Губон.

Старл невольно поежился. Мягко говоря, он рассчитывал совсем на другое. С чего это вдруг городские головы решили сделать такой сюрприз? Наверняка в этом постоялом дворе была поселена знать. Юноша окинул взглядом себя а потом и Пука. Они были перепачканы с ног до головы в крови, сажи и дорожной грязи. Вряд ли кто-то из постояльцев обрадуется завидев здесь наемников, а в таком виде, да еще в сопровождении орка… Да уж, выглядело это довольно странным. Видя сомнения Старла Губон сказал:

— Головы городского магистрата просили передать, чтобы вы располагались как можно удобнее и ни в чем себе не отказывали. На первом этаже подают отличные блюда. Впрочем, только дайте знать хозяину и этим никто не ограничиться. За все оплачено, — добавил слуга.

Пук звонко хлопнул в ладоши, на лице у орка повисла довольная мина. Может быть зеленый великан был прав. Не стоило заморачиваться, искать во всем подводных камней, а просто воспользоваться предоставленной возможностью? Старл почувствовал как расползается улыбка на его лице.

Губон вернул юноше письмо.

— Представитесь и покажете письмо, — пояснил он. — Имею наглость напомнить, что Вам следует отдохнуть и набраться сил. Всего хорошего, господа.

С этими словами Губон откланялся и растаял в темных переулках столицы, оставив юношу и орка одних перед дверьми постоялого двора. Старл повертел в руках письмо и поднялся по ступенькам к входным дверям гостиницы. Не найдя ничего другого, кроме веревки колокола, юноша позвонил несколько раз и на всякий случай отошел от двери. Долгое время никто не открывал и Старл подумал позвонить еще раз, однако не успел юноша подойти к колоколу, как с противоположной стороны двери скрипнул засов. В проеме показался небольшого роста гном с длиной, до самого пола бородой, заплетенной в тугую косу и приметным, проходящим через все лицо шрамом. При виде Старла и Пука, он нахмурился и вопросительно кивнул.

— Я вас слушаю? — спросил гном.

— Мы люди капитана Бекора, — Старл поспешил протянуть письмо.

Гном явно не понявший кто такой капитан Бекор и что надо двум вооруженным бойцам взял конверт, вытащил письмо, скользнул взглядом по строчкам и расплылся в улыбке.

— Так бы и сказали сразу, что от господина Норелия, Совершенно забыл представиться меня зовут Орлун, — затароторил он. Гном тут же переменился в лице, поспешил открыть двери и склонился приглашая Старла и Пука войти. — Вы только не говорите господину, что я вас сразу не узнал, мало ли не так поймет. Норелий человек уважаемый, лично общается с бароном и многое делает для народа.

Старл не зная, что ответить гному предпочел отмолчаться и зашел внутрь. На полу был выстлан огромный ковер ручной работы с многочисленными витиеватыми рисунками и иероглифами. Юноша хотел было снять свои дорожные сапоги, с которых буквально сыпалась грязь, однако гном поспешил остановить его.

— Не стоит, вовсе не стоит этого делать. Гости господина Норелия могут чувствовать себя как дома в моей скромной обители, — заверил он.

Старл пожал плечами. Это было личное дело Орлуна. Если ему не жалко портить ковер и забивать грязью, юноше было тем более плевать. Хозяин барин как говориться. Не стал разуваться и замявшийся у входа Пук. Старл поймал на орке прожигающий взгляд гнома. Орлун подвинулся ближе к юноше и шепнул.

— Ваш раб?

— Это мой друг и он как и я из отряда наемников капитана Бекора.

Старл заметил как Орлун побледнел. Давно было известно о вражде между гномами и орками. Ненависть шла с незапамятных времен и ни те не другие не помнили с чего она началась. Однако некоторые гномы, такие как его отец и мать и орки, такие как Пук, забывали о вражде. Орлун был не из их числа. Поэтому такой вопрос можно было оставить на совести гнома.

— Хм… — гном явно замялся, затем сначала побледнел, а потом покраснел, сильно переживая, но не стал извиняться за свои слова. Ему понадобилось некоторое время чтобы прийти в себя. — В моем постоялом дворе двадцать отличных номеров, самые лучшие из тех, которые вы можете найти в столице. Можете выбрать себе любые.

— Честно говоря, мне все равно, — сказал Старл.

Юноша с восхищением рассматривал внутренний интерьер гостиницы. «У хозяина» напоминала собой бастион только снаружи, а внутри гостиница утопала в роскоши и богатстве. Достаточно было взглянуть на самого хозяина, назвавшего постоялый двор в свою честь, чтобы понять — роскошь в этом месте выдвигают на первый план. Старл никогда не считал, что гномам свойственно выставлять напоказ свои богатства, однако Орлун явил собой абсолютную противоположность устоявшимся у юноши стереотипам. Гном с головы до ног был обвешан украшениями из чистого золота и серебра. Каждый палец на руке Орлуна украшал перстень с драгоценными камнями, на шее висела цепь толщиной с запястье ребенка, на руках были защелкнуты браслеты. Одет гном был в хороший доспех гномьего мастера. Как раз тут, Орлун не отошел далеко от привычки бородатых всегда и везде носить доспех. Надо признать доспехи такого качества юноша видел впервые. Выросший среди гномов Старл затруднялся определить из какого материала изготовлена броня Орлуна. Сама же гостиница, в отличии от своего хозяина, больше напоминающего сороку, пленила взгляд. На стенах висели огромные гобелены, запечатлевшие красивых драконов и сцены сражений героев и чудовищ. С потолка свисали невероятной красоты хрустальные люстры, ярко освещавшие коридор светом десятков свеч. Коридор выводил в просторный зал, продолговато овальной формы, с тем же ковром на полу и хрустальными лампами вместо привычных Старлу ламп и факелов. Однако вместо гобеленов стены здесь украшали великолепной красоты картины, удивительно правдоподобные сценки миниатюры из военной жизни. Особо привлекла внимания Старла картина с лагерем древних имперских легионов. Посереди залы стояло несколько столов с удобными оббитыми кожей стульями, а чуть поодаль виднелась лестница, которая вела на второй этаж. Старл засмотрелся на красиво нарисованные фигурки на картине.

— У нас сегодня нет прислуги, так пожелал господин Норелий, поэтому все ваши просьбы будут учитываться и с удовольствием воплощаться в жизнь лично мной, — сказал гном.

— Спасибо, мы не ожидали такой прием, — заверил Старл.

— Что вы, что вы, — раскланялся Орлун. — Возможно вы чего-то желаете уже сейчас?

— Если только привести себя в порядок, — Старл развел руки в стороны, показывая гному свой безобразный внешний вид.

— Дык, перекусить бы чего, — добавил орк.

— Я затоплю баню и приготовлю чистое белье, — Орлун окинул Старла а затем и здоровенного Пука взглядом. Гном похлопал по карманам и достал связку ключей, — Возьмите, это ключи от номеров, можете подняться на второй или третий этаж и выбрать себе номер по нраву.

— Мы никого не потревожим? — поинтересовался Старл.

Дело клонилось к ночи, другие постояльцы могли лечь спать, да и ходить по номерам со связкой ключей, не зная какой номер свободный а какой нет, было по меньшей мере странным.

— Вы мои единственные гости сегодня, — улыбнулся Орлун, посматривая на меч Старла и огромную дубину Пука. — Ну чего мы ждем, я пойду топить баню, а вы ступайте наверх. В номерах вас ждут халаты специально для бани. Когда будете готовы, спускайтесь вниз, встретимся здесь.

Гном скользнул в незаметную дверь под лестницей. Старл посмотрел на связку ключей у себя в руках. Если хозяин постоялого двора говорил, что им самим следует выбрать себе номера, значит следовало поступить так, как он говорит. Тянуть более не хотелось и юноша взбежал по лестнице на второй этаж. Каких-то особых пожитков, кроме меча у него не было, поэтому Старл, рассчитывал остановится в первом попавшемся номере, оставить там меч, снять грязную порванную одежду и спуститься вниз.

Второй этаж выглядел не менее помпезно чем первый. Похоже невероятной красоты ковры на полах были своего рода фишкой и показателем роскоши заведения. Картины и гобелены на стенах сменила мозаика. Как мог понято Старл, мастер выкладывающий мозаику на втором этаже сотворил один единый спектакль. На мозаике была изображена развернутая сцена из истории империи. Здесь можно было узнать императора, легионеров и очертания императорского дворца. Оставалось восхищаться умением мастера передать настолько подлинно и достоверно, во всех красках свою задумку. Впрочем учитывая что хозяином постоялого двора был гном, столь проработанные детали в интерьере были неудивительными.

Вдоль коридора украшенного мозаикой можно было увидеть двери красного дерева обитые металлом. На каждой из них был набит номер. Старл не став выбирать подошел к первой попавшейся двери с цифрой один, нашел нужный ключ и открыл номер. В отличии от коридоров и зала на первом этаже, в номере не горел свет. На улице давно повисла ночь, поэтому в номере царил мрак. Будь Старл более частым гостем подобных заведений, он увидел бы лежащий на тумбе у входа кремень, которым можно было разжечь огонь и зажечь свечи. Однако юноша прекрасно видевший в темноте предпочел не ломать себе голову и не стал ничего искать. Он отдал связку ключей стоявшему за спиной Пуку и закрыл за собой дверь. В голове мелькали мысли о горячей бани и сытном ужине. Старл поспешил снять с себя стоящую колом верхнюю одежду и нашел лежавший на огромной кровати белый халат. Некоторое время юноша размышлял над тем, куда спрятать свой меч, но все же решил взять клинок с собой. Оставлять оружие в номере показалось не самой лучшей затеей.

За дверью послышались шаги и голоса. Закутавшись в халат он вышел в коридор и наткнулся на Пука. Орк остался стоять на месте, с дубиной наперевес, не заходя в номер и вообще никуда не уходя.

— Дык, я не понял, что Пуку делать, — сказал он.

— Пошли уже, — махнул рукой

— Дык, а как же мой номер? — спросил Пук.

— Переночуешь у меня, — ответил юноша. — Где ключи, ты вернул их Орлуну?

— Дык, нет.

— С кем ты тогда разговаривал? — Старл посмотрел по коридору до самого конца, но там не оказалось никого.

— Дык, капитан Бекор пришел, в двенадцатый номер, — пояснил орк. — Пук ему отдал ключи.

Старл посмотрел на дверь с номер двенадцать. Похоже она была заперта изнутри. Почему капитан не дождался Старла и прошел мимо? Те дела, по которым он ходил вновь испортили Бекору настроение? Или капитан решил наведаться в таверну, где отмечали возвращение в столицу наемники и увиденно испортило Бекору настроение. Оставалось только гадать.

— Он говорил, что нибудь, — спросил Старл.

— Неа, — ответил орк.

В разговор Старла и Пука вмешался Орлун появившийся на лестничном проеме. Гном улыбался и довольно потирал руки. Только сейчас Старл обратил внимание на то, что руки гнома усыпаны рубцами и шрамами. Заметил юноша и то, что гном с явной опаской косится на меч Старла и дубину орка. По всей видимости хозяин рассчитывал, что наемники оставят свое оружие в номерах.

— А я уже было собрался за вами идти, баньку то я растопил, боюсь как бы не остыли дровишки, — сказал он.

— Мы готовы, — Старл в подтверждении своих слов показал на халат.

— Чудно, а то мне самое время встретить остальных…

Не успел гном договорить, как с первого этажа до ушей Старла донесся звон колокола и крики с улицы. Юноша не без труда различил голос пьяного Рамаза. Наемник беспрерывно бил в колокол и что-то кричал. Пук и Старл переглянулись. Не трудно было догадаться, что отряд вернется хорошо выпившим. Интересно знать кто показал дорогу наемникам на улицу Рабочую дом пятнадцать.

— А вот и остальные гости.

Орлун на миг задумался а потом все также потирая рука об руку исчез с лестничного проема. В самый последний момент, Старл заметил появившиеся на поясе гнома ножны с кинжалом. Весьма необычный выбор для гнома. Славящиеся своей ударной мощью, гномы отнюдь не являлись мастерами в скорости и ловкости, которая требовалась при обращении с кинжалом любому бойцу. Орлун считал по другому, раз выбрал в качестве средства самообороны кинжал.

Рамаз, явно перебравший горячительных напитков, продолжал бить в колокол. Потом ему надоело ждать и он начал колотить в дверь кулаками, извергая ругательства первыми пришедшие на ум. Из-за несвязности пьяной брани, Старл не мог разобрать отдельных слов.

— Я слышу, я все прекрасно слышу! Уже иду! — донесся голос Орлуна.

Юноша улыбнулся. Гнома вряд ли предупреждали о том, что ему придется столкнуться с подобным. Интересно согласился бы он, узнай о том какой контингент в качестве заселяющихся приготовил постоялому двору «У хозяина», господин Норелий. Городской голова наверняка успел изучить нравы наемников еще с прошлого раза, когда бойцы всем отрядом загремели за решетку после пьяного дебоша в таверне. С тех пор во взглядах наемников на времяпровождения досуга мало что изменилось. Только капитана Бекора, который мог погрозить пальцем рядом уже не было.

Старл и Пук спустились с лестницы и оказались у двери, ведущей к бани. В нос ударил тонкий аромат благовоний. За железной кованой дверью их ждало нечто незабываемое.

— Старл, черт возьми! Ты совсем распустил Его! — услышал юноша голос Гаспара.

Юноша обернулся. Наемники уже стояли в коридоре и некоторые из бойцов с трудом держались на ногах. Пьяный до безобразия Котун повредил гобелен, навалившись на него всем телом с мечом в руках. Из стороны в стороны покачивало Хамеда, с трудом державшего равновесие. Гаспар схватил за грудки Орлуна и притянул к себе.

— Я повторяю. Я сказал чтобы мне сейчас, в эту же минуту вызвали шлюх, — чуть ли не по слогам проговорил Гаспар.

— Все будет, господа, вам будут предоставленны лучшие шлюхи столицы, при том совершенно бесплатно, — на удивление спокойно ответил Орлун.

— Ты не слышишь меня недоросток? Я сказал, чтобы шлюхи были здесь и сейчас. Немедленно! Мне не надо потом, мне надо сейчас же, сию же минуту, низкорослый болван, — Гаспар отпустил гнома и указал на выход. — Сейчас же приведи сюда шлюх, если не хочешь неприятностей!

— И прикажи накрыть славным войнам стол, да как подобается, — добавил Херан.

Гном растерявшийся под напором наемников только и успевал разводить руки в стороны и пожимать плечами.

— Я тут один господа, я не могу сделать все сразу, вы проходите, располагайтесь как следует…

— Ты слышишь Старл, надери этому идиоту задницу, он не понимает, что перед ним лучшие войны баронских земель, — перебил гнома Гаспар.

Старл замер в нерешительности у входа в баню. Если оставить сейчас все как есть, ситуация могла выйти из под контроля. Наемники запросто могли устроить дебош, разгромить заведение и мало того в перепалке могло достаться Орлуну. Удивительно, что гном до сих пор не вызвал в гостиницу стражников. Возможно стоило подняться за капитаном, чтобы он успокоил своих людей? Однако Орлун, увидевший сомнения юноши поднял большой палец вверх показывая, что все остается под контролем. Гном замахал юноше и орку рукой, показывая, что они могут идти. Старл постоял у железной кованной двери, а потом потянул ручку, открыл дверь и зашел внутрь. Если Орлун считал, что он справиться с перебравшими наемниками, так тому и быть. Не хотелось портить себе так хорошо складывающийся вечер. Еще некоторое время из-за двери доносились крики наемников. Пук то и дело ежился, смешно морща физиономию. Судя по виду орка, ситуация напрягала зеленокожего великана. Угрозы доносившиеся из-за двери смешивались с диким хохотом, несколько раз из-за двери раздавался грохот. До ушей Старла донесся звон разбитого стекла, как будто в зале разбилась банка или стеклянный пузырек. А потом все резко оборвалось. Возможно, Орлун предоставил бойцам Бекора то, что они хотели, возможно алкоголь взял над наемниками верх. Такого человека, как Орлун вряд ли можно было вывести на конфликт, а первым никто из людей Бекора не нанесет удар. Поэтому за гнома можно было не беспокоиться. Больше юношу беспокоило другое — если так будет продолжаться, у Орлуна лопнет терпение и за наемниками придет стража. Впрочем, плевать. Они заслужили этого как никогда.

Старл закрыл глаза, расслабился и принялся натирать разгоряченное тело мочалкой, не позволяя лезть в голову дурным мыслям. С благовониями смешался еще один запах, немного едкий и приторный, от которого защекотало в носу. Старл чихнул. Однако почти сразу запах исчез, а глаза юноши налились свинцом. Все это продолжалось какое-то мгновение. Старл пришел в себя, чувствуя, как начала кружится голова. Наверное на юношу произвела эффект баня, расслабив и успокоив. В заведении знали толк в хорошей бани на дровах. Но какого же было удивление юноши, когда он, открыв глаза, увидел распластавшегося на полу Пука. Старл подскочил на ноги.

— Пук!

Орк храпел, погрузившись в сон без задних ног. На щеках зеленого великана блестел здоровый румянец. Юноша бросился к выходу из бани, но его тут же повело и он чуть не рухнул на пол, рядом с Пуком. Только чудом устояв на ногах, Старл завалился на железную дверь и упал на ковер в зале под лестницей. Последнее, что почувствовал юноша перед тем как потерять сознание, был тяжелый и увесистый удар в висок, пришедший из ниоткуда…


…Старл пришел в себя от головной боли. Черепная коробка сжалась, висок, по которому пришелся удар пульсировал. С каждым ударом сердца туда будто забивали все новый и новый гвоздь, все глубже и глубже. Юноша сжал зубы, чтобы хоть как-то притупить боль и открыл глаза. Стоило благодарить небеса только за то, что он остался жив. Удар такой силы в висок мог запросто отправить его на тот свет. Либо тот, кто сделал это не смог довершить начатое, либо удар наносил настоящий мастер и он преследовал цель обезвредить юношу. Ничего не скажешь, помимо такого удара существовал еще тысяча и один способ как сделать это, но выбрали именно удар в висок.

Вокруг царила кромешная тьма и юноша не сразу понял, что он лежит на постели в собственном номере. Интересно знать, как он оказался здесь? В голове мелькнула мысль, что внизу, под лестницей он мог упасть, однако Старл тут же отказался от подобного предположения. Он отчетливо помнил как чья-то неведомая рука нанесла удар, когда он выпал из дверного проема. Ни о каком случайном ударе головой о пол не могло быть и речи. Старл поспешил проверить на месте ли ножны с мечом. На удивление юноши рука скользнула, по сорочке, хотя Старл прекрасно помнил, что перед тем как потерять сознание, он был нагой. Сейчас юноша оказался одет в новое белье. Ножен на поясе не оказалось. К облегчению Старла, меч лежал никем не тронутый на пуфике рядом с постелью.

«Что происходит?» — подумал Старл.

Следовало разобраться в происходящем как можно быстрее. Старл потянулся к мечу, но вдруг замер, рука юноши остановилась на полпути. Посереди комнаты, на стуле сидел человек, внимательно наблюдавший за Старлом с того самого момента как он открыл глаза. На незнакомце был одет капюшон, края которого спадали чуть ли не до самого носа. Из-за образовавшейся тени, ничего кроме рта человека разглядеть на его лице было нельзя. Судя по количеству морщин на лице незнакомца, человек был очень стар. Он сидел немного нагнувшись вперед, сцепив пальцы на руках в замок и покачиваясь всем телом.

— Нам надо поговорить, Старл. Ведь так тебя зовут сейчас? Я пришел для разговора и не собираюсь причинять тебе вред, — сказал незнакомец.

Голос человека неприятно резал слух, закрадываясь в самые глубокие корки сознания. Старл медленно опустил руку, которой он хотел взять меч. Отчего-то словам человека хотелось верить. Он внушал доверие.

— О чем? — спросил юноша.

— О том, о чем хотел бы поговорить ты сам, — сказал незнакомец.

— Я не пойму, — Старл покачал головой. — Не пойму о чем вы говорите.

Юноша не мог понять насколько реально было то, что происходило с ним. Не было ли это очередным видением? Плодом воображения или галлюцинацией после сильной травмы? Однако незнакомец напротив казался как никогда реальным.

— Нет, это не видения юноша, — человек с капюшоном на секунду замер, перестав покачиваться. — Ты запутался, а я пришел для того, чтобы помочь, — сказал он.

— Но чем вы можете мне помочь?

— Ты же искал того человека, который сможет ответить на все твои вопросы, юноша. Этот человек перед тобой.

— Но кто вы? Это вы ударили меня в низу? Затащили в номер? — Старл смотрел на незнакомца с подозрением.

— Это не важно, юноша. Важно кто ты. А ты запутался, Старл.

— Вы правы, — согласился Старл. — Я запутался и мне некому помочь.

— Поэтому я и здесь. Чтобы помочь. Все дело в том, что ты не умеешь слушать, не умеешь спрашивать. Судьба всегда дает ответ на любой вопрос, но только тому кто внимателен, тому кто умеет слушать. Но ты необычный мальчик Старл, тебе нужно помогать, иначе ты сделаешь ошибку, за которую потом придется расплачиваться многим.

— А вы сможете ответить на мои вопросы? — Старл заерзал от нетерпения на кровати.

— Для этого я здесь, юноша, — по тонким губам незнакомца скользнула улыбка. — Ты спрашиваешь, я отвечаю.

Старл поднял рукав на левой руке и показал человеку метку на своей руке.

— Вы можете мне сказать, откуда это взялось на моем теле?

Незнакомец долгое время молчал, судя по всему рассматривая метку Старла. Юноше показалось, что человек в кресле с трудом подавил в себе порыв подойти ближе и потрогать странный знак.

— Это то, что делает тебя особенным, — наконец ответил он. — Не таким как все, понимаешь?

— Вы о чем… — Старл запнулся явно ожидая от незнакомца совсем других слов.

— Тебе еще многое предстоит узнать, юноша, — ответил незнакомец. — Если ты будешь мудр, если ты не совершишь ошибок, метка спасет тебя. Иначе, — человек резко поднял голову и Старл на миг увидел его глаза. Это были две ярко красные точечки, светящиеся во мраке. — Иначе эта метка уничтожит тебя.

— Но как мне понять, что я делаю правильно, а что нет?

Человек поднял руку и постучал себя по груди.

— Сердце Старл, слушай свое сердце, оно тебя никогда не обманет. Этот знак это часть тебя юноши, но в тоже время это нечто другое… Он может защитить тебя, а может убить. К сожалению ты не поймешь, если я попытаюсь тебе это объяснить. Если ты будешь с ним честен, все будет хорошо. Это дар, юноша, ты еще не понимаешь, что получил вместе с этой меткой…

Человек хотел добавить к сказанному еще что-то, однако глухой кашель прервал его речь. Он сделал несколько глубоких вдохов.

— У нас мало времени, — сказал человек. — Твои видения, те что мучает тебя последнее время, все это дело его рук, — незнакомец указал на знак, — Будь с ним честен юноша…

Незнакомца буквально скрутило в приступе сухого кашля. Старл почувствовал, что воздух вокруг стал невероятно душным. Температура поползла вверх. Юноша был готов поклястся что видит как силуэт незнакомца начал вибрировать и искажаться, по плащу, в котором прятался человек пробежали трещины. Это было что-то невероятное. Незнакомец буквально исчезал на глазах.

— И ни в коем случае не вздумай делать то, что предложит тебе завтра магистрат.

Это были последние слова незнакомца. Кресло возле кровати Старла, в котором только что сидел человек пустовало. Незнакомец будто провалился сквозь землю. Старл почувствовал как стало легче дышать. Поползла вниз температура. Он остался один в комнате. Вернулась позабытая во время разговора боль, затуманивавшая сознание. Старл незаметно проваливался в небытие.

Глава 16

— Доброе утро, господин Старл.

Старл сидел на кровати в своем номере и с удивлением наблюдал за тем как откуда-то взявшийся в гостинице Губон моет пол. Прямо у изголовья кровати Старла пол был испачкан кровью и к двери вели кровавые следы. Юноша пригляделся. Широкая ступня, короткий шаг… Без сомнения, следы оставил гном. Но чьей кровью был измазан пол? Картинка в голове постепенно стала прояснятся. Старл вспомнил о случившемся ночью, еще до того как состоялся необычный разговор с незнакомцем. Вспомнил об ударе в висок и дотронулся до того места, куда пришелся удар. Какого же было его удивление, когда пальцы скользнули по гладкой коже. На виске не осталось никаких следов, когда как юноша думал, что нападавший разворотил своим ударом пол головы.

— Не обращайте внимание, случился мелкий инцидент, — Губон увидел растерянность Старла и улыбнулся. — Горничная упала, разбила окно и порезалась о стекло.

Окно действительно оказалось разбито, вместо секла в ставни был вставлен лист фанеры. Старл еще раз хотел взглянуть на кровавые следы, но Губон уже вытер пол начисто, выжал тряпку и смахнув пот со лба выпрямился.

— Когда будете готовы, прошу спуститься на первый этаж и позавтракать, — сказал слуга.

Сделав несколько поклонов, чуть ли не до самого пола, Губон вышел, оставив Старла в комнате одного. Юноша дождался пока слуга закроет за собой дверь и подбежал к стоявшему неподалеку шкафу со встроенным зеркалом. Увидев свое отражение, Старл опешил. Никакой раны на виске действительно не было. Не было и головной боли, готовой свести его с ума еще ночью. Как это понимать? Он сглотнул подступивший к горлу ком. Все так, на нем была одета сорочка, которую он помнил с ночи. Значит, был и удар? Внизу под лестницей на него действительно напали? Юноша обернулся к кровати. Меч лежал на пуфике. Сомнений быть не могло — сорочка, меч, оказавшийся ровно в том месте, где он видел его в последний раз, а именно ночью. Выходит произошедшее не было галлюцинацией? Юноша почувствовал что где-то глубоко зарождается паника. Столько всего навалилось на него за одну ночь. И теперь он не мог различить реальность от фантазии. Нападение под лестницей, кровавые следы в его номере, ночной разговор с незнакомцем…

«Что если Губон обманывает меня и это следы Орлун?», — мелькнуло в голове.

Оставалось одно — выйти из номера и попытаться разобраться в происходящем. Старл поспешил схватить с пуфика меч и выбежал из номера в коридор, устремившись по пустому коридору к лестнице, ведущей на первый этаж. Юноша, перепрыгивая через несколько ступенек сбежал вниз и замер, держась за широкий деревянный поручень лестницы. На первом этаже был накрыт стол. Воедино были сдвинуты несколько меньших однотипных столов, сверху накрытых скатертью. На столе стояло множество разнообразных блюд, начиная от закусок и кончая салатами. Чуть поодаль Старл заприметил небольшой бочонок столового вина. В зале не было ни души. Нос юноши уловил тонкий запах жаренного мяса. Скрипнула дверь — в проходе, ведущим скорее всего на кухню появился Губон. Слуга держал в руках огромный поднос с молоденьким хорошо прожаренным поросенком. Старл почувствовал, как начало сводить в животе и вспомнил, что вчера вечером ему так и не удалось поужинать по приезду.

— Вы уже готовы завтракать, молодой господин? — Губон поспешил поставить поднос на стол и подошел к Старлу. — Чем я могу быть полезен? Возможно вина?

— Не стоит. Я могу обслужить себя сам, — отказался Старл.

— Как будет угодно, — Губон что-то насвистывая себе под нос продолжил сервировать стол. — Остальные господа должны спуститься к завтраку с минуты на минуту, — заверил он.

Старл пропустил слова слуги мимо ушей. Гораздо больше его интересовало другое. Куда подевался гном, хозяин постоялого двора? Почему такой услужливый и приветлевый еще вчера ночью, Орлун, не вышел и не поприветствовал его сейчас? Или ему было что скрывать? Рука Старла непроизвольно потянулась к виску. Кроме него в заведении никого не было. Обвинять в нападении кого-то из своих было глупо.

— Губон, вы не подскажите куда подевался Орлун? Мне бы хотелось видеть этого господина, — сказал Старл.

— Орлун? — слуга аккуратно поправил салфетки. — Могу я уточнить у молодого господина о ком идет речь?

— Хозяин гостиницы, я говорю про гнома, который встречал нас вчера, — сказал Старл.

Решив не дожидаться пока к завтраку спустятся остальные, Старл отломил себе здоровенный ломоть хлеба, плеснул молока из кувшина в стакан и налил похлебку в тарелку. Еда оказалась на удивление вкусной и свежей, напомнив Старлу стряпню покойной матери.

— Не совсем понимаю вас, — Губон с нескрываемым удивлением посмотрел на Старла. — Впервые слышу об Орлуне, кем бы он ни был, но хозяином таверны является господин Тордон. Именно он приготовил похлебку, которую вы едите сейчас, как и все остальное, что есть на столе.

— Ты меня звал, Губон? — на пороге кухни появился пузатый лысый мужчина небольшого роста в белом фартуке.

Старл чуть не подавился куском хлеба, застрявшим у юноши во рту. Он поспешил запить ставший поперек горла кусок молоком и уставился на толстяка в белом фартуке.

— Нет, господин Тордон, я рассказывал нашему гостю о том, кто приготовил эти замечательные блюда, — поклонился слуга.

Тордон отмахнулся, что-то пробурчал себе под нос и явно довольный ушел обратно на кухню.

— Но как такое может быть, меня встречал гном! — возмутился юноша.

— Если господин Тордон маленького роста и толст, это не значит, что он гном, — поучительно сказал Губон. — Вы были сильно пьяны вчера, а вы знаете что всякое может померещиться на хмельную голову.

— Вы наверное держите меня за идиота?

— Присядьте, никто не держит вас за идиота и тем более не хочет обмануть.

— Но я не пил вчера, — Старл вскочил со стула.

Вся эта ситуация начинала жутко ему не нравиться. Создавалось впечатление, что слуга хочет обвести его вокруг пальца.

— Все мы так говорим, что не пили вовсе или выпили всего пару капелюшек. Успокойтесь господин Старл, — Губон помог вернуться юноше на стул.

— Если не верите, то можете спросить у моего капитана или у Пука. Они не пили вчера и оба подтвердят, что хозяином заведения нам представился гном Орлун, а вовсе не этот мужчина на кухне! Да и откуда вам знать, если вас самого не было здесь вчера? — спросил Старл.

— А где я был по вашему, молодой господин? Я был здесь, одному Тодору не справиться с таким объемом работы. Но на вашем месте я бы не поднимал такой вопрос за столом, — сказал слуга.

Слова Губона заставили Старла растеряться. Как можно было расценивать откровенную ложь слуги прямо в лицо? Он разыгрывает его, издевается или чего добивается этот Губон? Ведомый чувством обиды и непонимания, Старл буквально заставил себя одернуть руку, которая сама по себе потянулась к мечу. После того как острие вспороло бы слуге брюхо, Губон заговорил бы на другой лад и смог бы объяснить зачем он устраивает весь этот цирк, заводя Старла в тупик. Старл покорил себя за мимолетную слабость. Отвлечься ему помогли послышавшиеся шаги с лестницы. В зале поочередно появились наемники, за ними спустился Пук. Последним был капитан Бекор. Вновь прибывшие поздоровались с Губоном и Старлом и заняли места за столом. Многие из ребят были не в духе и выглядели как потрепанная вещь на барахолке. Рамаз тут же попросил налить вина, желая опохмелиться после вчерашнего. Он дождался пока Губон наполнил его бокал и почти залпом осушил его до дна.

— Еще, — потребовал он.

— Смею напомнить, что господ сегодня ждет встреча с городскими головами, — поклонился слуга.

Рамаз вытаращил глаза и уже хотел ответить Губону, когда сидевший рядом Херан перевернул его бокал.

— Ты не слышал, у нас сегодня встреча, — сказал он.

Старл молча наблюдал за происходящим. Аппетит пропал и тарелка с похлебкой так и осталась стоять почти нетронутой. Тарелки наемников ломились от еды. Хамед начал резать поросенка, отогнав от жаркого Губона.

— Дык, почему не ешь, друг? — Пук улепетывал за обе щеки необычный салат с сыром и курицей.

— Тебе не кажется странным то, что происходит тут? — спросил Старл.

— Дык, что именно? — огромная тарелка салата буквально таяла на глазах в пасти Пука. Орк глотал, совершенно забыв о том, что пищу необходимо пережевывать.

— Все это, тебе не кажется странным? Ты разве не помнишь как отключился в бане вчера? А хозяин, Пук, ты разве не помнишь, что вчера нас встречал гном, а не этот толстяк, который сейчас заправляет на кухне и никак не Губон?

Пук безразлично пожал плечами и оторвал себе прямо с подноса окорок поросенка.

— Дык, Пук не помнит ничего, видимо Пук много пил и мало ел. Дык, он напился и отключился, — сказал орк.

Было очевидно, что разговор совершенно не интересен орку. Зеленый великан был с головой погружен в трапезу. Старл замолчал. Выходило так, что и Пук говорит о том, что не видит в происходящем ничего странного. Точнее он сказал, что не помнит ничего, потому что напился и вырубился. Забавно, если учитывать, что орк был трезв как стеклышко вчера. Старл поймал на себе взгляд капитана Бекора, слышавшего их разговор.

— Не думал, что ты будешь пить со всеми, — усмехнулся капитан.

— О чем ты говоришь, Бекор?

— Губон сказал мне, что вы напились вчера до чертиков и отрубились еще до того как я пришел в это местечко самолично. И могу сказать, крепко же ты вчера принял, раз вместо Тодора тебе померещился гном, — Бекор расхохотался. — Я узнаю самого себя в молодые годы, так держать Старл.

— Ты видел Тодора вчера? — холодно спросил Старл.

— Я никого не видел, я отправился прямиком в номер, — ответил Бекор.

— И взял по пути ключи у Пука? Ведь так? А он был трезв как стеклышко, потому что и я и он не пили вчера, — Старл хлопнул в ладоши.

— Никого я не встречал и ни у кого я не брал ключи, мой номер был открыт, хватит выдумывать, — Бекор отвернулся к столу и потянулся за симпатичными отбивными.

Старл так и остался сидеть с открытым ртом. Вопрос, который он хотел задать Старшему повис в воздухе. Значит и он туда же.

— Так стоп с меня хватит! — Старл поднялся из-за стола и обвел наемников взглядом. — Я не знаю зачем вы это делаете, но ваш розыгрыш зашел слишком далеко. Мне больше не смешно! Никто не думал, что меня могли убить вчера под этой самой лестницей, когда я выходил из бани, — юноша указал в сторону железной двери ведущей в баню. — Что это за лужа крови в моем номере которую с утра вымывал Губон и следы, явно не женские. Это были следы гнома! — Старл бросил взгляд на Губона, спокойно рассматривающего юношу. — Я уверен того самого гнома, который представился вчера хозяином вместо Тодора. Кто-нибудь из вас может мне что-нибудь объяснить!

За столом повисла тишина. Наемники перестали есть и пить и уставились на Старла, эмоциональное выступление которого не оставило равнодушным никого. Рамаз, продолжавший держать в руках вилку с наколотой на ней салями спросил:

— Это ты сейчас о чем?

— О чем? А ты не помнишь как хватал за грудки гнома и требовал шлюх? — спросил Старл.

— Кого и за какие места я вчера только не хватал. Я помню как выпил вчера годовой запас пива и вина в одной из таверн, дружища, — ответил Рамаз.

— А про шлюх, так ты это себе нафантазировал по пьяни. Небось не разу бабу не видал, — добавил Котун.

Отряд расхохотался. Смеялись даже капитан Бекор и Пук. Только с лица Губона не сходили невозмутимость и спокойствие. Разъяренный Старл схватил попавшийся под руку разделочный нож и воткнул его в столешницу. Наемники замолчали.

— Я клянусь…

— Старл дай поесть, надоел уже, видят Боги! — Рамаз раздраженно бросил вилку с нанизанным на нее куском салями на стол.

— Спасибо за поддержку, — Старл опустился на место и тяжело вздохнул.

Возле Старла вырос Губон, принявшийся убирать просыпавшиеся на стол после удара Старла маслины.

— Видите господин, я говорил, что не стоит подымать подобного рода тема за столом, — прошептал он. — Ваш удар в висок не более чем похмелье после попойки.

Слуга убрал тарелку с перевернутыми маслинами, с трудом вытащил нож из столешницы и ушел на кухню. Неужели Старл и вправду вчера был пьян? Напился до поросячьего визга впервые в жизни? Неужто Губон говорил правду и удар в висок, та жуткая головная боль были не более, чем результатом похмелья? А все остальное, включая гнома Орлуна, было не более чем бредом пьяного человека? Неужели человек с которым у него состоялся диалог ночью был тоже не более чем плодом воображения… Старл вздрогнул и почувствовал как засосало под ложечкой. Этот странный мужчина был реален как никто другой. Именно сейчас Старл захотел как никогда ощутить вкус похмелья.

Пук наполнил один из пустых фужеров вином и поставил рядом со Старлом.

— Дык, выпей, легче станет, — сказал орк.

Юноша решил, что пару глотков вина ему действительно не помешают и взял фужер любезно предоставленный Пуком. В зале появился Губон. Слуга поспешно зашагал к входной двери. Через мгновение в двери постучали. Стук раздался три раза с равным промежутком между ударами. Старл удивился почему пришедшие не воспользовались колоколом. Губон на всякий случай взглянул в глазок и только затем отодвинул засов. Слуга открыл дверь и поспешно склонился в поклоне. В коридор вошли четверо. Среди них Старл узнал худощавого пожилого мужчину с прической под горшок, который ничуть не изменился с тех пор как они виделись в последний раз. Это был Гробон, глава городского Управления. Помимо него среди четверых оказался тот самый Норелий, господин Губона, знакомый юноше по встрече у ворот вчера вечером. Был здесь и знакомый по встрече в здании городского Управления Ертудий, перехвативший свои пышные роскошные волосы в хвост. Четвертым шел также запомнившийся Старлу толстяк Мефуд. К удивлению юноши не было среди пришедших Борсала, впрочем не было здесь и еще нескольких городских голов.

«Может оставшиеся подойдут позднее?» — подумал Старл.

Губон поспешил проводить почетных гостей к столу, за которым сидел отряд капитана Бекора. Наемники, многие из которых видели магистратов впервые, с любопытством рассматривали людей, облаченных в кафтаны расшитые золотыми и серебряными нитями. Именно из карманов этих людей выплачивалось жалованье отряда и бойцы хотели знать своих работодателей в лицо. Губон поочередно отодвинул стулья и помог сесть магистратам за стол.

— Ты можешь быть свободен, — толстяк Мефуд замахал рукой, отмахиваясь от слуги как от назойливой мухи. — Доброго всем дня, любезные, — Мефуд замахал рукой наемникам в знак приветствия.

— Здравствуйте, господа, — худощавый Гробон в знак приветствия кивнул и нашел взглядом Старшего. — Если мне не изменяет память, капитан Бекор это вы?

— Здравствия и вам, — сказал капитан.

— Надеюсь, старый Норелий создал все условия для того чтобы вы достойно провели время, ожидая встречу?

— Это было самое то после нескольких месяцев проведенных в лесу, — сказал Бекор.

— Да бросьте вы, — старик расплылся в улыбке от похвалы.

— Мы можем начать разговор? — спросил Гробон.

— Отчего нет.

— Возможно, перед тем как начать у кого-то есть пожелания? Вопросы? — Ертудий снял резинку с хвоста и распустил волосы.

— Если никто не против, я хочу уточнить один момент перед тем как вы продолжите, — поднял руку Старл, чем сразу приковал к себе восемь возмущенных взгядов.

— Спрашивай, — кивнул Гробон.

— Сегодня ночью ко мне приходил ваш человек?

Гробон удивленно приподнял бровь и нашел глазами Губона. Слуга покачал головой.

Мефуд готовый сожрать яства на столе одними только глазами, нащупал несколько кусочков сыра и положил в рот. Толстяк тут же потянулся за пучком петрушки.

— О чем ты говоришь? Мы никого не присылали. Мы дали вам отдохнуть и прийти в себя после долгой дороги, видишь какой стол и все для вас, — сказал он

— Что-то не так? — спросил Гробон.

— Нет все в порядке, наверное мне показалось, — Старл нервно забарабанил пальцами по столу.

— Не обращайте внимание на моего бойца, у него шок и он не успел от него оправиться, — вмешался Бекор.

Старлу захотелось встать и уйти из-за стола и он с трудом заставил себя остаться на месте. Внутри все кипело.

— Если мы кого-то и посылали, то только к вам капитан, — прожевывая очередную порцию сказал толстяк Мефуд. — Начальник службы безопасности достопочтенного барона сообщил, что у вас накопился не один вопрос. Вы удовлетворили свой интерес? Ваша встреча состоялась?

— Состоялась, — подтвердил капитан.

— Не потому ли так переживает этот юноша? — Мефуд впился в Бекора своими поросячьими глазами.

Гробон положил на Мефуда руку.

— Не стоит Мефуд, не стоит.

К удивлению юноши, Бекор не ответил ни слова. Капитан не пытался как-то спорить или возражать. Хотя на лицо был факт, что вчера Старший ходил на встречу, где он задал интересующие капитана вопросы. Неужели у городских управленцев нашлись такие доводы, которые не только остудили пыл Бекора, и как заметил Мефуд, удовлетворили его интерес, но и заставили капитана почувствовать какую-то вину. Иначе поведение Бекора невозможно было объяснить. Впрочем для Старла, как и для других наемников ряд вопросов так и остался с пометкой не отвеченные. Что будет с погостами а самое главное с людьми в деревнях, которым не успели помочь наемники? Кто остановит разбойников, совсем сорвавшихся с петель? Это были самые главные вопросы. Возможно Старший хотел донести до своих людей эту информацию позднее. Ответы на некоторые вопросы, Старл рассчитывал получить во время встречи

Ничего не говорили и наемники. Возможно бойцов не так интересовали проблемы, которые остались за спиной отряда в лесу, но стоило помнить, что еще вчера они исходились пеной и требовали сатисфакции от Розана и его кавалерии. Сегодня от былого запала не осталось ничего и отдаленно напоминающего былую страсть. Старл не исключал, что это было связано с похмельем или с тем, что хороший сон на мягких диванах, вместо сырой земли и горячительные напитки, притупили возникшую было ненависть.

— Перейдем к делу, обрисуй господам ситуацию, Ертудий, — попросил Гробон.

Ертудий внушительно прокашлялся.

— Мефуд замечал, что вчера у вашего капитана состоялся разговор. Так вот, могу сказать, что городские власти в курсе беспорядков в лесу. К сожалению в виду событий последних недель, происходящее вышло из под контроля, — магистрат жестом подозвал слугу и попросил наполнть бокал вином. — Это не пустые разговоры для проформы. Нами были высланы лучшие отряды и лучшие бойцы, которые только были у Борсала. Поначалу городское Управление подписало две экспедиционных группы, после был послан карательный отряд, — Етрудий пригубил вино и по всей видимости оставшись доволен продолжил. — Никто из них не вернулся. Прошу заметить, во главе карательного отряда был поставлен достопочтенный и всеми нами глубокоуважаемый Борсал. Однако его отряд перестал выходить с нами на связь, а кавалеристы господина Розана так и не нашли никаких следов.

Бекор слушал слова городского головы опустив голову. Старл помнил о дружеских отношениях капитана и Борсала, единственного человека которому Бекор доверял в столице. Весть о том, что Борсал исчез не могла оставить Старшего равнодушным.

— Мы не просто так попросили Розана и его кавалерию лично сопроводить Вас в столицу, — продолжил городской голова. — Смерть Борсала подтвердила тщетность наших попыток бороться с беспорядками издалека. Как сообщил начальник службы безопасности барона, ваш отряд только по воле судьбы избежал участи карательного отряда Борсала? Я прав?

— Ха, я не уверен, — усмехнулся Херан.

— Но как быть с тем, что за неделю до того как Розан получил приказ, с вами была потеряна связь? Я не спорю, это наша вина. Наша проблема, что мы не смогли наладить обеспечение вашего отряда провиантом. Однако давайте вернемся к тому, что мы с вами взрослые люди и разговаривать в сослагательном наклонении не наш удел? Вернемся к фактам, а факты таковы, что ваши коммуникации были отрезаны, вы были брошены на произвол судьбы и введены в автомномный режим самоуничтожения. Мы узнали о том, что происходит только после вашего возращения. Возможно, вы правы, капитан — имея в рядах отряда вышкаленных бойцов, вы бы сумели выжить и навести порядок в землях Большого шлема. Но все это было бы непозволительной роскошью в тех реалиях, в которых мы все пребываем сейчас. Погасив пламя на месте, вы бы не погасили очаг. Понимаете о чем я говорю?

Капитан ничего не ответил. Городской голова говорил убедительно. Что-то противопоставить его словам было крайне сложно. Да и зачем? Етрудий видел ситуацию холодным взглядом, он просто говорил так, как было на самом деле. Возможно городской голова лукавил в чем-то, указывая на то, что в столице не знали о происходящем с отрядом после потери коммуникаций, но в остальном он был прав. В тоже время расчет Етрудия пугал. Создавалось впечатление что городской голова поставил крест на землях Большого шмеля, их проблемах и людях, которые жили там. Старл не выдержал и поднял руку.

— Но как быть с тем, что погосты остались не упокоенными? Как быть с разбойниками? Они не дают людям жизни похлеще любого мертвяка. А капитан не рассказывал вам о том, что случилось в деревне, где повесили стариков и детей? Как можно закрыть на это глаза?

Наевшийся до отвалу Мефуд сложил руки на животе, отрыгнул и нездорово усмехнулся.

— Для нас, как и для вас, стало неприятным сюрпризом появление некоторых весьма нежелательных лиц, — сказал он.

Гробон засунул руку за пазуху и достал оттуда свиток, показав его всем присутствующим.

— Это письмо Барону, за подписью всех членов Городского Управления. Мы просим выделить из бюджета средства на формирование карательных отрядов из баронской дружины, просим дозволение на ношение оружия обычным людом… Здесь перечислены все меры, которые необходимы для стабилизации ситуации.

— Мы посылали это письмо двенадцать раз, — хмыкнул Мефуд и указал на свиток.

Гробон задумался и продолжил.

— Понимаете, юноша, что наш орган имеет совещательные функции, в наших руках не сосредоточена ни одна из ветвей власти. Все это привелегия Барона и любые посягательства будут расцениваться как самоуправство.

— Называй все своими именами, Гробон, — перебил коллегу Мефуд. — Раньше наша вертикаль диалога строилась по схеме «деньги-решения». Сейчас барон молчит.

— Наказание за самоуправство в наших краях — смертная казнь, — расплылся в беззубой улыбке Норелий.

— Однако не стоит забывать, что казна наших земель формируется непосредственно из имперской столицы и только барон имеет право распоряжаться ей по своему усмотрению, — Етрудий допил вино и рассматривал дно своего бокала, наблюдая за тем как перекатываются по хрусталю красные капельки. — И молчание барона, его бездействие, вынуждает действовать нас. Наверное вы заметили, что некоторых достопочтенных господ, членов Городского Управления нет среди нас? — не дожидаясь ответа Етрудий продолжил. — Тяготы по расходам ложатся как раз на наши плечи. И даже в такой ситуации мы вынуждены действовать с оглядкой на законодательство. Если не барон, то те люди которые видят нас нежелательными легко воспользуются нашими проступками. Мы вынуждены действовать в рамках существующих положений, а последний приказ барона санкционировал лишь борьбу с ожившими, обходя другие проблемы стороной. Надеюсь теперь вам более ясны наши мотивы?

При том, что городские головы говорили много и обстоятельно, Старл не до конца понимал все сказанное. Барон, Городское Управление, деньги, все это перемешалось в голове. Они клонили к тому, что барон не заинтересован в наведении порядка в собственных землях? Объясняли бездействие столицы равнодушием самого барона и какими-то околовластными играми? К чему вели эти люди было не до конца понятно. Оставалось надеется, что все проясниться.

— Перейдем к делу, Етрудий, не думаю, что господам все это интересно, — сказал Гробон.

— Не понимая условий, ты никогда не решишь задачу, — пожал плечами Етрудий.

Возможно человек с роскошными волосами был прав. Стоило узнать все составляющие, прежде чем варить суп. Однако в чем-то был прав и Гробон. Разговоры о переделе власти, использовании бюджета и прочем, только порождали вопросы.

— Для этого у них есть капитан, — Мефуд кивнул на Бекора. — У отряда должно быть одно мнение. У лошади только одна голова.

— А еще у лошади есть всадник. И четыре ноги. Четыре. Я всего лишь отвечал на вопросы, — улыбнулся в ответ Етрудий. — Передо мной сидят разумные люди, которые должны понимать, что происходит.

— Никто не спорит, любые конфузы должны быть исключены, — пробормотал Норелий. — Я считаю, что если не у кого из господ нет вопросов, можно переходить к главному, — Старик увидел поднявшего руку Рамаза. — Слушаю, любезный.

— Что мешает истребить разбойников с помощью баронской дружины? Выходит, что нас как скот на убой отправляют по маршруту, когда как дружинники бьют баклуши в это время? — Рамаз нахмурился.

Вопрос был очевиден. Как понял Старл, бездействием барона, магистраты объясняли бездействие со стороны баронской дружины. Но почему тогда за ними был прислан Розан, офицер баронской гвардии?

— К сожалению, следует признать, что мы сами загнали себя в такое положение. Етрудий объяснял, что барон не имеет или же не хочет иметь твердой позиции по данному вопросу, а вам наверняка известно, что именно он выступает главнокомандующим в нашим землях. Все что нам удалось, это выбить лицензию на зачистку погостов, — развел руки в стороны Норелий.

— Капитан Бекор должен помнить, что лицензию подписали как раз на ваш отряд, — сказал Мефуд.

— Именно так. Позднее нам удалось расширить ее, привлечь другие отряды. Но не более, — продолжил Норелий. — Кое-кто посчитал, что профессионально обученных бойцов Борсала будет достаточно для решения проблемы. Мы оказались заложниками ситуации, которую создали сами. И вынуждены лавировать в той каше, которую сварили. Безусловно нам помогают отдельные лица, такие как господин Розан со своей кавалерией. Но за все приходиться платить. С недавних пор Розан стал полноправным членом Городского Управления. Надеюсь я ответил на ваш вопрос?

Рамаз что-то буркнул в ответ. Старл внимательно слушал. Насколько юноше не изменяла память, городские головы сами хотели заполучить лицензию. Старл помнил коварные планы членов Городского управления, в которых люди в кафтанах расшитых золотыми и серебряными нитями грезили наживой. Что изменилось с тех пор? Лицензия была получена, расходы покрыты, а магистраты получили возможность контролировать целую сферу жизни населения в баронских землях. Вспоминая цифры, которые выплачивали деревушки за очистку погостов, можно было только гадать насколько велика прибыль городских голов. Или же, заполучив борозды правления в свои руки, члены Городского Управления не подозревали, что помимо оживших погостов, в баронских землях существовала целая кипа проблем? И теперь не справлялись с поставленными задачами?

Гробон дождался когда Мефуд, Етрудий и Норелий закончат.

— Перейдем к делу. Рассуждать о том, что происходит вокруг можно бесконечно. Я подведу итог, — городской голова поднял руку с оттопыренными четырьмя пальцами и принялся их загибать. — Первое: у нас не хватает людей. И это не пустой звук. Большинство наемников Борсала кануло в лесах, остались те, кто прикрывает наши тылы. А новых бойцов сейчас не найти и днем с огнем. Второе: приходиться мириться с тем, что рассчитываем мы только на свои силы. Если мы отпустим ситуации, в баронских землях анархия придет на смену власти. Именно поэтому ни мне, ни Етрудию ни кому другому из нас не жалко своих денег. В противном случае у нас их просто не будет. Третье: наши попытки распыления сил привели к полному провалу. Не мне рассказывать вам, что разбойники ходят отныне под баронскими флагами. Как вы думаете откуда они у них взялись? Я думаю никому не надо объяснять. Поэтому удар должен быть единым и качественным.

— В самую утробу, — захихикал Мефуд.

— Четвертое: — Гробон загнул четвертый палец и потряс кулаком в воздухе. — Беснуется нечисть. И это главная причина, по которой мы вернули ваш отряд. Разупокоилось городское кладбище, — Гробон понизил голос. — Сотни неупокоенных поднялись из своих могил.

— Мало того, ходячие прорвались за пределы погоста, — с тревогой добавил Етрудий. — Дружина барона бездействует. Городская стража уверенно чувствует себя за высокими стенами. Однако прекращена любая торговля, прекратились поставки зерна. Из-за того что трупный яд попадает в водосток, город в скором времени лишиться воды.

Старл почувтствовал как его кожа покрылась мурашками после слов городских голов. Столичное кладбище было самым крупным в баронских землях. Там были упокоены тысячи людей. По рассказам отца Старла, погост был настолько крупным, что его нельзя было окинуть взглядом от начала и до конца. Можно было смириться с бездействием барона в любом другом случае, но почему барон ничего не делал сейчас? Неужели он был настолько уверен в крепости своей цитадели. Да и с чем было связано такое поведение барона, о котором всю жизнь Старл слышал только самое лучшее. Барон всегда помогал людям, делал все для жителей своих земель. А теперь…

— Мы делаем все, что в наших силах. Городское кладбище оцеплено, работают мобильные отряды. Боюсь мы бы не смогли контролировать нечисть, если не помощь людей короля, — сказал Гробон.

— Твои люди короля слишком много говорят и практически ничего не делают, — сказал Мефуд.

— Если бы не они, мы не смогли бы сдержать тварей, — возразил Гробон.

— Но они не решили проблемы, а от их методов меня просто тошнит.

— Порой для того чтобы прийти к цели, хороши любые средства.

Так все таки король знал о происходящем в землях барона? Юноша задумался. Все таки городские головы сумели достучаться до сердца империи — ее короля, императора? В таком случае земли барона давно должны были быть переведены на военное положение, а в столицу введены имперские войска. То, что знал об императоре Старл, не позволяло сомневаться в том, что он не допустит произвола в одной из своих губерний, пусть эти знания и были получены юношей из книг и рассказов его отца. Но ничего этого не было и в помине. О каких людях короля в таком случае говорил Гробон? Или же в сердце империи считали, что проблема не столь велика и ее можно разрешить локально, собственными силами? Старла пронзила догадка. Что если именно император отдавал барону приказы? Вряд ли барон выжил из ума и ожидал когда о происходящем узнают в имперской столице. Вердикт в таком случае будет один — смертная казнь и лишение титула. В подобное верилось с трудом. Но зачем, для чего, если император отдавал в таком случае приказы бездействия, имея возможность навести в землях порядок. Старл знал о том, что в столице полно магов, которые наверняка смогут расправиться с мертвяками. Вряд ли императора интересовало соперничество с городскими головами, о существовании которых он возможно даже не знал.

— Контролировать это одно, а вот решить проблему — совсем другое, — заметил Етрудий. — Ваш отряд единственный, кто может реально упокоить погост. Все остальное лишь попытки, заканчивающиеся в основном провалом, а в случае успеха последующим скорым разупокоением. Даже люди присланные к нам из имперской столицы, как заметил Мефуд, до сих пор не могут подобрать ключ к решению проблемы.

— А они как никто другой должны разбираться в мервтяках, — толстяк у которого снова проснулся аппетит начал шарится по столу.

— Как бы то ни было, Мефуд ими проделана огромная работа, есть результаты. Они помогают нам, а мы должны помочь им. Эти земли прежде всего наши и мы не можем сидеть сложа руки, как поступает барон, — поддержал Гробона Етрудий.

Старл нагнулся поближе к Бекору.

— О ком идет речь? — спросил он.

— Маги, престол прислал сюда каких-то колдунов, — ответил капитан не подымая глаз.

Старл почувствовал как внутри него похолодело. Столичные маги? Он много слышал о колдунах, состоящих на службе самого императора, но ни разу в жизни не видел настоящего колдуна живьем. Вокруг них ходили самые разные слухи. Кто говорил, что колдун может одним щелчком пальца разверзнуть небеса, кто, что движением брови стереть в пыль скалу. Слухов было огромное количество, однако юноша прекрасно понимал, что многое из слышанного может не быть правдой. Однако если именно о них говорил городской голова, дело принимало гораздо более серьезный оборот, чем казалось Старлу поначалу.

— Наша задача объединить усилия, — Гробон подался вперед и обвел отряд Бекора пристальным взглядом. — Мы хотим показать с чем нам придется столкнуться. Для этого мы просили вас отдохнуть и набраться сил. Впереди ожидает экскурс вокруг столицы. Я хочу показать вам, что происходит. Наш новый договор у капитана. Суммы, ваших жалований в контракте не указаны, вы можете вписать ту цифру, которую посчитаете нужным.

Глава 17

Телега, запряженная двумя отличными тягловыми конями остановилась. Лошади заметно нервничали и рыли землю копытами, доставляя наезднику целую кучу проблем. Животным явно не нравилось место в котором они оказались, хотя на первый взгляд вдоль хорошо утоптанной тысячами копыт дороги, стелились бескрайние поля. Желтые гектары земли с созревшими зерновыми разрезала размеренно текущая река, в двести футой шириной с прозрачной будто родниковой водой. Возможно лошадей пугали черные столпы дыма, подымающиеся высоко к небесам от костров, расположенных по обе стороны реки. Костры были повсюду. Между костров туда и сюда скакали всадники, отдавая распоряжения пешим людям у костров.

В телеге сидело шестеро. Это были члены Городского управления Гробон, Етрудий, Норелий и Мефуд. Напротив четверых чиновников на скамье расположились Старл и капитан Бекор. Все шестеро внимательно наблюдали за приготовлениями у реки.

— Что здесь происходит? — спросил капитан Бекор.

— Здесь сосредоточены наши главные силы. Лучший мобильный отряд, который только был у Борсала, — сказал Гробон.

— Они и есть тот последний сдерживающий фактор, который отделяет воды реки от заражения трупным ядом, — пояснил Етрудий. — Патруль ведется до самых стен столицы. То, что вы видите — один из постов по уничтожению тварей.

Мефуд толкнул Етрудия и поднес указательный палец к губам призывая того замолчать.

— Смотрите! — толстяк указал в куда-то на горизонт.

Старл всмотрелся вдаль. На горизонте появилось четыре человеческих фигуры, пока неясные и размытые. День близился к своему концу и солнце клонилось к закату, поэтому силуэты растворялись в солнечных лучах. Однако даже издалека не оставалось сомнения, что это были ходячие. Силуэты приближались. В глаза бросалась ломанная походка. Старл почувствовал как запекла метка на плече. Сомнений быть не могло, навстречу людям у реки шли мертвяки.

Увидел тварей и один из всадников. По всей видимости он был командиром в отряде. Он отстегнул от седла горн и поднес его к губам. Над рекой разнесся звук инструмента, который привлек внимание остальных. Всадники направили коней к кострам. В руках наемников появились факела и бутылки с зажигательной смесью. Пятерка всадников с горящими факелами бросилась навстречу мертвякам. Бойцы сблизившись с тварями на ходу поджигали бутылки с зажигательной смесью. Один из всадников запустил бутылкой в первого, выступившего вперед зомбяка. Бутылка разбилась о голову твари. Пламя буквально покрыло мертвяка с ног до головы. Всадник ни на секунду не останавливаясь, на полном скоку выхватил меч и атаковал. Голова твари слетела с плеч и покатилась по земле. Обезглавленный зомбяк неистово размахивал руками, ловя воздух. Всадник развернул коня и атаковал вновь. Горящая рука отделилась от тела ходячего. Нечто подобное делали и другие бойцы. Всадники совершая молниеносные атаки четвертовали тварей на глазах удивленного юноши.

— Бред какой-то, — покачал головой Бекор. — Они не остановят их таким образом.

— К сожалению ты прав, капитан, — горько вздохнул Гробон.

Всадники закончили расчленять тела тварей и слезли с коней. В руках бойцов появились небольшого размера лопатки. За несколько минут слаженной работы в земле появилось с десяток ям. Четверо всадников принялись бросать в ямы части тела зомбяков, пятый боец забрасывал все еще шевелящиеся останки землей. Наконец, с тварями было покончено. Бойцы вернулись в седла и поскакали обратно к кострам у реки.

— Их было всего четверо, небольшая группа. Порой твари ходят куда более крупными группами, — сказал Гробон.

— Повезло, — согласился Мефуд.

— Но они не убили их, не упокоили, — Старл с опаской смотрел на холмики свежей земли. — Это не остановит ходячих, пройдет в лучшем случае несколько дней и твари вылезут из ям целые и невридимые.

Старл знал о чем говорит, крестьяне намучавшиеся с бедой оживших погостов как никто другой пробовали самые разные методы в борьбе с мертвяками. Обычной сталью и пламенем тварей было не остановить. Только сейчас юноша заметил, что холмики, подобные тем, что вырыли несколько минут назад всадники были рассеяны десятками вокруг укрепзоны наемников.

— Не упокоит, — согласился Етрудий. — Но проблемой это станет только тогда, когда мертвяк полезет наружу. Пока в нашем распоряжении нет лучших средств, кроме тех, что ты видел собственными глазами.

Старл опустил глаза. Ему нечего было сказать в ответ. Городской голова был прав.

— Можешь ехать дальше, — отдал приказ Гробон извозчику.

Телега медленно двинулась, заскрипели колеса. Лошади недовольно фыркали и мотали головами. Старл проводил с трудом заставил себя отвести взгляд от укрепзоны. По сути люди, охраняющие водоснабжение столицы от мертвяков были обречены. Они могли перебить четверых тварей, могли справиться с десятком ходячих. Но что будет если разупокоется добрая сотня тварей, зарытых в ямки по частям? Что будет тогда. Небольшой отряд из пятерых всадников не справиться с целым полчищем зомбяков.

— Для чего эти люди жгут костры? — спросил Бекор.

Капитан был явно озадачен увиденным. Старл заметил мелкие бисеринки холодного пота на лбу Старшего.

— Они жгут в них всякую дрянь, которую привезли колдуны из столицы. Какие-то травы, — пояснил Мефуд. — Наши столичные помощники считают, что запах отпугнет мертвяков. А они все прут и прут.

— Таких укрепленных зон, как эта совсем мало. Еще две стоят недалеко от столичного кладбища. Остальная защита оставляет желать лучшего.

Гробон говоря эти слова смотрел куда-то вдаль. Поля постепенно перешли в лесополосу. Старл обратил внимание, что несколько раз на их пути встречались тлевшие угли потухших костров. Судя по всему, пламя погасло совсем недавно.

— Ее нет? Защиты в других местах? — спросил капитан.

— Можно сказать и так, остальная территория полностью отходит под ответственность групп патрульных.

— И сколько таких групп?

— Пять по паре бойцов в каждой. Поэтому твари прорываются до самых стен столицы, патруль физически не успевает проследить за их перемещениями. Твари растут как грибы после дождя. Кое кого упускают из вида наемники в укрепленных зонах, некоторые ходячие буквально вырастают из под земли. Некоторые из ходячих стали настолько быстры, что нагнать их удается только у городских стен.

Бекор глубоко вздохнул. На такую огромную территорию десяток бойцов, по парам разбитым на патрульные группы, был как иголка в стоге сены. Разве могли пять патрулей прочесать такие огромные площади? Нет, для того чтобы реально контролировать ситуации нужно было никак не меньше сотни бойцов, разбросанных по площади в несколько миль вокруг столицы. Иначе терялась оперативность, терялся всякий смысл существования подобных патрульных групп. А эти костры, в которых бойцы жгли мнимые защитные травы, были не более чем выдумкой. Если бы эта штука действительно работала, ни одна из тварей не прорвалась бы за черту главного городского погоста. Старл озвучил свои мысли о травах колдунов вслух.

— Правильно, их смеси не останавливают тварей, однако бойцы не раз докладывали о притуплении рефлексов ходячих, о снижении их скорости. Последнее время что-то произошло с мертвяками, это уже не те тупые с трудом передвигающиеся останки тел. Они стали быстрее и гораздо сообразительнее, — сказал Гробон.

— Я предупреждал вас об этом, — сказал Бекор.

— Таких проявлений о которых ты говорил нам посчастливилось не встречать. Возможно тот случай был единственным. И я молю богов, чтобы так оно и было, — Етрудий поцеловал медальон с изображением пантеона богов на груди.

— Вы правы, это можно назвать везением, — согласился Старший. — Куда мы едем сейчас?

— К городскому кладбищу, мы хотим, чтобы вы своими глазами увидели текущий расклад непосредственно на месте событий, — сказал Гробон.

В телеге повисло молчание. Гробон был прав, следовало увидеть то о чем так долго и упорно говорили магистраты — осмотреть сам погост. Старл увидел неподалеку от дороги очередной костер. Пламя все еще лизало толстые не до конца выгоревшие бревна. Вместе с ними языки огня пожирали брошенное в костер расчлененное тело ходячего. Руки и ноги твари сводило судорогой. Пустые глазницы с отделенной от тела головы мертвяка будто смотрели на юношу. Ходячий обнажил пеньки сгнивших зубов и зарычал. Зрелище было отвратительным. Пламя не брало ожившую тварь. Огонь лишь облизывал тело мертвяка, не причиняя тому никакого видимого вреда. Юноша с трудом подавил в себе желание спуститься с телеги и вонзить в голову острие своего клинка.

— Отвратительная картина, — прошептал Гробон.

Гробон был прав. Хотелось бежать отсюда, сломя голову. Закрыться в номере и спрятать голову под подушкой. Хотелось сделать все, чтобы не видеть этого, чтобы перестала жечь метка на плече. Только сейчас юноша понял как сильно устал за последние несколько месяцев, то время, которое он активно загонял обратно под землю ходячих. Путь на который он встал, сейчас казался каким-то непреодолимым и бесконечным.

Впереди показался всадник. Не трудно было догадаться, что это был один из людей, патрулировавших земли вокруг столицы. То и дело, всадник бил хлестом и без того взмыленную лошадь. У несчастного животного выступила пена изо рта, еще немного и лошадь могла свалиться прямо посереди дороги. Взволнованные появлением всадника городские головы привстали со своих мест.

— Что-то стряслось, — услышал Старл шепот Гробона.

— Останавливайся, — приказал извозчику Мефуд.

Всадник не щадя взмыленную лошадь, поравнялся с остановившейся повозкой. Боец выглядел паршиво и тяжело дышал. На его лице застыла гримаса ужаса. Руки всадника были перепачканы кровью.

— Там прорыв, — бросил он на скаку.

Не останавливаясь он проскакал мимо телеги. Мефуд чуть не выпрыгнул следом.

— Какой прорыв? Где? Да подожди же ты! — заверещал он.

Однако патрульный и не думал останавливаться. Страх гнал человека вперед и вскоре всадник превратился в небольшую точку, скрывшуюся за горизонтом. Мефуд схватился за голову и плюхнулся обратно на скамью.

— Вы слышали это? Слышали? — заохал он.

Гробон и Етрудий на глазах побледнели. Лица магистратов напоминали мрамор. Понятно, что сошедшего с ума всадника было не догнать.

— Он не узнал нас, — сказал Етрудий.

— Ты думаешь о том же о чем и я? — спросил Гробон.

— Я видел на его груди единичку. Возвращаемся, — выдавил Етрудий.

Извозчик пожал плечами и развернул повозку.

— Что это значит? — спросил растерявшийся Бекор.

— Ты разве не слышал капитан? Это прорыв, — ответил раздраженный Етрудий. Городской голова то и дело всматривался вдаль дороги, туда откуда прискакал всадник.

— Это боец первой укрепленной зоны, перекрывающей выход мертвякам с городского кладбища, — Мефуд с закрытыми глазами держался за сердце. — И ее прорвали.

Старл на секунду представил что может последовать за прорывом и что вообще может означать такой прорыв. Мысли появившиеся в голове пугали. Если укрепленная зона была прорвана, значит ходячие устремились к столице. Оставалось гадать, выстояла ли вторая зона или ходячих настолько много, что они сметают бойцов на своем пути, не видя в укрепзонах преграды. Если предположить, что вторая укрепленная зона пала вслед за первой, то скоро мертвяки окажутся у городских стен. Оставалось догадываться как долго займет подобный путь у мертвяков.

Неожиданно лошади, везущие за собой телегу остановились. Извозчик натянул поводья и даже прошелся по животным хлыстом. Тщетно. Склонив голову, лошади ржали. По телу животных проходила крупная дрожжь.

— Отчего мы стоим? Тебе разве не было велено возвращаться в столицу? — поинтересовался у извозчика Гробон.

— Они не слушаются, командир. Лошадки мои напуганные сильно, — только и нашелся извозчик.

Чувствовал неладное и сам Старл. Как обычно в случае опасности метка на плече юноши начала колоть. Неожиданно для городских голов, впрочем как и для самого Старла, капитан Бекор вскочил на ноги и обнажил меч. Вид клинка унесшего не одну жизнь не на шутку перепугал магистратов. Наиболее впечатлительный Етрудий чуть было не рухнул в обморок. Городской голова устоял на ногах при помощи оказавшегося рядом Гробона. Почти сразу причину беспокойства Старшего понял и Старл. Нос уловил еще слабую, но становившуюся все более отчетливой вонь. Такая вонь могла исходить только от мертвяков. Воняло гнилью. Среди достаточно густой лесополосы Старл увидел ходячих. Юноша насчитал восемь метвяков. Еще трое показались на дороге. Увидели тварей и городские головы.

— Заставь их скакать! Ну же! — Гробон нагнулся к извозчику и схватил мужчину за грудки.

Однако лошади не обращая внимание на крики извозчика и удары хлыста заржали и поднялись на дыбы. Извозчик не успел среагировать и упал на земь, ударившись головой о колесо телеги, окрасившееся кровью. Мужчина потерял сознание. Телега накренившись на одно колесо перевернулась. Старл, Бекор и члены Городского Управления в самый последний момент успели выпрыгнуть из телеги, перед тем как та завалилась на бок. Старл выхватил меч. Становилось понятно, что схватки с мертвяками не избежать. Ходячие увидели людей и издавая утробные чавкающие звуки направились к перевернутой телеге. Жажда пролить кровь и вкусить плоть придавала тварям сил. Несколько ходячих вырвались вперед, стремительно сокращая расстояние и атаковали. Медлить было нельзя, совсем чуть чуть и в руках тварей могли оказаться верещавшие на разные лады городские головы.

Старл бросился навстречу ходячим и расстелился в подкате. Тело заскользило по влажной траве. Твари шипя потянули к стелящемуся по земле Старлу руки. Юноша по инерции проскользнул между двух зомбяков и поочередно резанул тварей по щиколоткам. Мертвяки, потеряв опору в ногах рухнули ниц. Выросшего перед Старлом третьего мертвяка, почти лишенного плоти, юноша разрубил пополам, от ключицы. Не успело тело рухнуть, как голова твари слетела с плеч. Тут как тут оказался капитан Бекор. Старший не останавливаясь с разворота рубанул по другому ходячему, уже успевшему приблизиться к сражающимся. Меч разрезал до половины тело мертвяка, завязнув в плоти. Бекор схватившись двумя руками за рукоять, ударил ходячего ногой и высвободил свой клинок. Твари окружали. Старл как юла закрутился в боевом танце, не позволяя зомбякам протянуть свои скрученные руки. Щелкали в считанных дюймах от тела гнилые зубы ходячих, которые взяли сражавшихся юношу и капитана в кольцо. У многих из тварей уже не было рук, кто-то был обезглавлен. Однако, кольцо, несмотря на значительные потери со стороны атаковавших медленно сжималось.

— Их слишком много, — услышал юноша голос Бекора.

— Держись, — прохрипел Старл.

Одной из тварей удалось зацепиться за клинок капитана и она несмотря на глубокие порезы, оставленные лезвием на ладони, потянула меч на себя. Явно растерявшийся Бекор рванул рукоятку на себя. Но зомбяк и не думал отпускать. Всем телом тварь повалилась на капитана, сбив Старшего с ног. Старл крутанул пируэт, на ходу вытаскивая метательный нож. В сторону полетели пальцы, руки и головы тварей. На исходе движения, юноша бросил нож в голову твари свалившейся на Бекора. Мертвяк как подкошенный рухнул на земь. Однако времени прийти в себя и даже подняться на ноги у капитана не оставалось. Твари бросились на лежащего Бекора, готовясь его разорвать и щелкая пастями. Мгновения отделяли Старшего от страшной смерти. Мысли в голове Старла закрутились в воронку. И первое что пришло в голову юноше, это броситься на землю, закрыв собой тело капитана. Старл не раздумывая прикрыл собой Старшего, успев выставить меч острием вверх. Несколько наиболее прытких тварей насадилось на лезвие словно мясо надеваемое на шампур опытным поваром. Под весом ходячих Старла прижало к земле, затруднилось дыхание, в глазах помутнело. Проткнутые на сквозь мечом ходячие потянули к юноше руки. Кисти сжимались и разжимались, но хватали только воздух. Старл чувствуя как дрожат от напряжения мышцы сумел поднять меч и перекинуть тварей на вытянутых руках за голову. Крутанув мечом и отмахнувшись от наседавших мертвяков, он поднялся на ноги. С трудом поднялся Бекор, встав к юноше спина к спиной. Твари шипя, оставляя за собой целые шмотки плоти, продолжили атаковать.

Старл крепче сжал рукоятку меча вспотевшими ладонями, готовясь встретить первого мертвяка, который протянет к нему руки. Но вдруг руку юноши пронзила боль. Он поспешил перехватить меч в другую руку, понимая, что не сможет сражаться той рукой, на которой была нанесена метка. Неожиданно замерли и сами ходячие. Исчезло шипение, ходячие как-то нехотя опустили руки и склонили головы. Глазами полными животной страсти мертвяки исподлобья смотрели на Старла и Бекора, содрогаясь в конвульсиях, но что-то будто сковывало движения тварей.

— Что с ними? — спросил капитан.

— Я не знаю, — ответил Старл.

— Убейте их, убейте же, чего вы стоите как истуканы! У нас не хватит сил, чтобы сдерживать их дольше! — послышался крик Гробона.

Старл на секунду замер, не понимая, что происходит, однако слова капитана Бекора вернули его к реальности.

— Ты хочешь, чтобы они сожрали нас, когда очнуться? Давай перебьем тварей, — прохрипел он.

Бекор бросился к застывшим мертвякам и принялся направо и налево наносить размашистые удары, лишая тварей конечностей. Меч юноши закрутился в смертельной восьмерке. Не обращая внимание на боль, он отчаянно атаковал. Зомби не сопротивлялись и не издавали ни единого звука. Несколько раз юноша ловил на себе полный злобы и ненависти взгляд тех из них у кого еще остались глаза. Наконец с ходячими было покончено. Все, что напоминало о тварях, были грудки изуродованных сталью тел. Перестала болеть рука и юноша мог вдохнуть воздух полной грудью.

У перевернутой телеги стояли городские головы, бледные как сама смерть. Они с восхищением смотрели на Старла и капитана. В руке у Гробона Старл увидел необычный круглый медальон. Белый камень поблескивал едва заметным свечением а через несколько секунд и вовсе погас. Юноша поймал себя на мысли, что видел нечто подобное в руках начальника службы безопасности барона. Однако от следующей мысли Старл почувствовал легкий холодок прошедший по всему телу. Неужели эта штука способна сотворить подобное? Он собственными глазами видел как из агрессивных, жаждущих разорвать на мелкие кусочки все живое тварей, зомбяки превратились в обездвиженных безобидных трупов. Старл вспомнил трупа привязанного к стволу дерева в лесу. То, что сделал тогда Розан с ходячим было очень похоже на то, что он видел только что. На его глазах твари стали упокоенными, но не умертвленными. Но как такое могло быть?

— Как вам это удалось? — покрытый коркой крови тварей Старл двинулся в сторону магистратов.

Гробон поспешил спрятать странный медальон за пазуху. Городской голова был растерян и не сразу нашелся что ответить Старлу. На выручку Гробону пришел Етрудий.

— Это та помощь столицы, о которой мы говорили, — сказал он.

Старл протянул руку.

— Дай мне его.

— Я не могу, — покачал головой Гробон. — Это не моя прихоть, я не могу дать его тебе.

Юноша с трудом подавил в себе желание забрать медальон у городского головы силой. Он и капитан Бекор рисковали своими жизнями, а теперь этот человек говорил ему, что не может дать медальон?

— Откуда медальон у вас? — спросил Старший — Точно такой же медальон я видел у Розана в лесу.

Слова Бекора похоже стали для магистратов сюрпризом. Городские головы переглянулись. На лицах мужчин читалось явное удивление.

— Это вещица колдунов, — хмыкнул Мефуд.

— Как вы это делаете? — спросил Старл.

— Тебе лучше не знать, юноша. Главное, это штука работает, а все остальное не важно, — ответил Гробон.

Слова городского головы были пропитаны фальшью. Юноша чувствовал, что Гробон лжет, но понимал, что магистрат не собирается говорить больше, чем положено знать Старлу.

— Помогите поднять телегу, — попросил Мефуд.

Старл, Бекор и все четверо членов Городского Управления вернули телегу в исходное положение. Лошади успокоились, однако извозчик все еще не пришел в себя. Мефуд небрежно закинул бессознательное тело в телегу, а сам сел на козлы и взял в руки вожжи.

— Я довезу вас не хуже этого гужееда, — фыркнул толстяк.

На удивление Старла Мефуд не хуже самого извозчика ударил кнутом лошадей и телега двинулась в обратный путь.

— Что будем делать? — спросил у Етрудия Гробон.

— Придется выходить утром, — прошептал в ответ городской голова. — Бекор, приготовь своих бойцов.

«Не вздумай делать то, что предложит тебе магистрат», — мелькнули в голове юноши слова ночного гостя.

Старл поежился. В веренице последних событий он стал забывать о ночном госте и странном разговоре.

Глава 18

Отряд наемников стоявших у ворот постоялого двора «У хозяина» с любопытством рассматривал приближающихся Старла и капитана Бекора, перепачканных с ног до головы в крови тварей. Херан незаметно подтолкнул Рамаза и что-то шепнул на ухо наемнику. Рамаз оживился и двинулся навстречу Старшему.

— Как ты капитан? Все в порядке? Вы не ранены? — поинтересовался он. — Мы уже начали беспокоиться о том, почему вас так долго нет.

— Все в порядке, Рамаз, — кивнул Бекор. — Отчего ты спрашиваешь?

— Горько придется отряду без капитана в наше то время, — улыбнулся наемник.

— Я думал, что последнее время тебя смущает мое руководство, — Бекор поймал глазами глаза наемника. — Я был не прав?

— Отчего же, если только благодаря вам, мы получили самой большой контракт, который могли себе представить.

Судя по всему Бекор хотел ответить на слова Рамаза, но в последний момент передумал и зашагал к стоявшим поодаль городским головам. Капитан вступил в диалог с Гробоном. Старлу было неприятно наблюдать за развернувшимся внутри дружного коллектива конфликтом. Он не мог понять в чем причина изменившихся отношений между частью наемников и капитаном. Возможно Бекор был чрезмерно категоричен в своих решениях, не оставлял свободы отряду? Но капитан был таким всегда, по крайней мере на протяжении того времени, что его знал Старл и никто не выражал никаких возражений на этот счет. Возможно не подпиши члены Городского Управления с отрядом Бекора новый контракт, с головокружительными сумами жалования, ситуация могла только обостриться. Нельзя было забывать о весьма скверном характере наемников, у многих из которых были особые взгляды на справедливость и порядочность, при все том, что это были честные и открытые люди. Старл вспомнил, как не раз удивлялся умению капитана сгладить углы. Возможно все дело было в том, что Бекор проявил слабость, когда впал в депрессию и наемники признающие лишь грубую силу, почуяли слабость капитана как хищник чует кровь жертвы. Оставалось только гадать.

— Дык, ты не ранен? — спросил у Старла Пук.

Если бы не вопрос орка, юноша погрузившись в свои мысли, мог пройти мимо отряда.

— Старл, что у вас там произошло? — спросил Херан.

Наемникам, которые остались в постоялом дворе, пока Старл и Старший ездили на разведку земель вокруг главного погоста, не терпелось узнать о том, что случилось с капитаном и юношей.

— Порядок, — Старл взглянул на пропитанную в крови тварей новую сорочку. — Выглядит страшнее, чем есть на самом деле.

— Ну а что там? Что вы видели на погосте? — спросил Гаспар.

— Мы не доехали, твари прорвали оборону магистратов, — ответил Старл.

Хамед присвиснул.

— Ну и дела! Надо полагать орава ходячих движется к городским стенам?

— Точно сказать не могу. У погоста стоял еще один отряд. Если бойцы остались в живых, есть шанс, что они смогут сдержать ходячих еще некоторое время. В любом случае, это последний рубеж, отделяющий тварей от города, — сказал Старл.

Так оно по сути и было. Если мертвякам удастся прорвать вторую укрепленную зону, то полчища ходячих устремятся к стенам. Пугало то, что по пути твари отравят воду и рано или поздно мучающимся от жажды жителям столицы придется открыть ворота. От этих мыслей юноше стало не по себе. Безоружные жители столицы не смогут ничего противопоставить голодным тварям, жаждущим смертей. Мертвяки задерут всех до одного, не видя разницы между женщинами, детьми и стариками. С другой стороны, в таком случае, в дело придется вступить дружине барона.

— Ох ты и скажешь, — вздохнул Гаспар. Наемник вдруг повернулся и прищурившись начал всматриваться куда-то вдаль, в переулки. — Смотрите, кажется это Дерил идет!

— Дык, точно Дерил! — подтвердил Пук.

Наемники уставились на человека, шагающего по вымощенной плиткой улочке. Не оставалось никакого сомнения, что к отряду не спеша шел Дерил.

— И вам Привет, — на лице Дерила сияла улыбка.

Старл не верил своим глазам. Смертельно раненый наемник, еще сутки назад лежавший без сознания и истекая кровью, теперь стоял на ногах, ходил и разговаривал. Как будто и не было ничего.

— Эй, как тебе это удалось? Я думал в следующий раз мы встретимся с тобой на том свете! — Котун расхохотался, подбежал к Дерилу и обнял друга, не в силах скрыть своих чувств.

— Я не знаю брат, когда я очнулся, все, что осталось от раны был этот след.

Дирел поднял вверх свой кофтан и показал огромный, рассекший плоть наемника от груди до бедра шрам. Это было невероятно, рана затянулась на глазах, Старл не видел каких-либо следов швов. Однако сам шрам выглядел весьма отвратительно. Полоса рубца как будто покрылась черной коркой. Кто-то будто прижег рану и теперь рубец больше напоминал страшный ожег.

— Где ты был? — спросил Хамед.

— В каких-то бараках в нескольких улицах отсюда, за мной ухаживала симпатичная дама, которая и сказала, где найти вас, — ответил Дерил.

Юноша заметил как вполголоса Херан что-то говорит Рамазу. Двое наемников стояли немного в стороне от всех. Рамазу явно не нравились слова старого наемника. Он возмущался и размахивал руками в ответ на реплики Херана. Зная Херана можно было предположить, что наемник объясняет более молодому бойцу о том, что его поведение и попытка конфликта с капитаном неуместны. Старлу искренне хотелось в это верить.

— Это дело рук магов. Здравствуй Дерил, я рад снова видеть тебя в наших рядах, — к отряду подошел Бекор.

— Кого-кого? — переспросил Дерил.

— Столичных колдунов, — повторил капитан.

Дерил от удивления чуть не подпрыгнул на месте. Наемников явно удивила весть принесенная Старшим. Могло показаться, но Бекор вновь выглядел весьма скверно. Мог ли так повлиять на капитана разговор с городскими головами? Вполне возможно, потому что еще несколько минут назад Бекор излучал спокойствие и уверенность.

— Они хотят видеть наш отряд единым, — пояснил Старший. — Поэтому помогли Дерилу.

Бекор обвел свой отряд взглядом. Глаза капитана впились в Рамаза. Старл обратил внимание на то, что после разговора с Хераном, наемник был крайне раздражен.

— По старой доброй традиции я хочу знать мнение своих людей. Может быть кому-то не нравиться это задание? Проголосуем. Те кто за подымите руки, — сказал капитан.

— От таких предложений не отказываются, капитан, — Херан первым поднял руку вверх.

Отряд единогласно поддержал инициативу. Оно и понятно, такое жалованье, какое предлагали члены Городского Управления в этот раз, можно было получить в первый и в последний раз в жизни. Старл молча поднял руку. В голове крутились слова странного ночного гостя… Но что юноша мог сделать сейчас? Отказаться? И что тогда — отряд терял все… Нет, Старл голосовал за. Возможно потому что не хотел выделятся, возможно по какой-то другой причине. Однако юноша не припоминал, чтобы нечто подобное этому голосованию происходило перед их выходом в леса в прошлый раз. Почему Бекор решил прибегнуть к процедуре сейчас? Из-за странного поведения Рамаза? Капитан хотел выявить таким образом недовольство? Следующие слова Бекора удивили Старла еще больше.

— Если никто не против, давайте решим, кто будет подписывать контракт. Надо полагать не все довольны своим капитаном? — спросил Бекор.

Наемники загудели наперебой.

— Бекор, ты спятил что ли? Хочешь сложить свои полномочия? — спросил Гаспар.

— Возможно, — неоднозначно ответил капитан. — Если найдется достойный кандидат.

— Понял, — Гаспар поспешил отойти назад за спины Котуна и Рамаза.

Старл не верил своим глазам и ушам. Он вспомнил как когда-то Старший рассказывал ему о сложившейся у наемников традиции. Во главу отряда ставился тот, кто заслуживал подобную честь в бою. Бекор рассказал тогда Старлу как ему пришлось схватиться с Гаридом, возглавлявшим отряд, чтобы занять его место. Только расправившись с прежним Старшим, Бекор смог доказать, что по праву претендовал на свое нынешнее место. Это был жестокий обычай, но победителю, тому кто вырывал свое право быть первым в бою доставалось все. Остальные слушали его приказы бесприкословно. Возможно именно странное поведение Рамаза вынудило Бекора пойти на крайние меры. Старл, уже успевший обрасти опытом и закалиться в походах с наемниками понимал насколько важно взаимодоверие и взаимопонимание тогда, когда ты доверяешь свою жизнь другому человеку. Не располагая подобными качествами, отряд мог найти лишь смерть. Понимал Старл и всю степень ответственности, которая таким образом ложилась на плечи Старшего.

— Перед тем как ввязаться в такую серьезную авантюру, я должен быть уверен, что все мы — единое целое. Рамаз, ты ничего не хочешь мне сказать? — Бекор положил руку на рукоятку своего меча и продолжал сверлить наемника взглядом.

— Ты хочешь драться, Бекор? — усмехнулся Рамаз. — И я и ты знаем, кто выйдет победителем из этой схватки, а я не хочу умирать. Я только хочу справедливости, капитан.

— Как это понимать? — спросил Бекор.

— Думай, что хочешь. Ты же наш капитан, — ответил Рамаз.

Наемник зашагал к входу в постоялый дом и скрылся в дверях. След за ним последовал Котун и к огромному удивлению юноши Жано.

— Они молоды и горячи, — пожимая плечами сказал Херан. — И не думают, когда говорят что-то, не скрывают своих эмоций. Понимаешь, Бекор? Я бы на твоем месте действительно задумался почему так происходит, — Херан двинулся вслед за ушедшими наемниками. — Надо успокоить ребят, — сказал он.

Бекор так и остался стоять держа руку на рукоятке меча. Он был растерян и подавлен. Во дворе гостиницы помимо самого Старшего и Старла, остались Пук, Гаспар, Дерил и Хамед. К капитану подошел Дерил и похлопал Бекора по плечу.

— Возможно я многое пропустил, но не думаю, что это серьезно.

— Я не понимаю, что происходит, — рука капитана медленно сползла с рукоятки меча.

— Они считают, что ты сдал, Бек, — вздохнул Гаспар. — Забыл о том, кто мы, о нашей чести. Они считают, что ты вернулся к тому, отчего бежал.

Старл увидел как при этих словах свело желваки Старшего.

— Если они считают так, то я докажу им обратное… Как бы то ни было мы выступаем завтра на рассвете, — сказал он.

* * *

— Они сделали все как обещали, но мне если честно не до этого, — сказал Бекор.

Старший ходил вдоль и поперек номера Старла, меряя пространство от окна и до входной двери. Бекор сложил руки за спиной и не мог успокоиться. Юноша внимательно слушал. На небе давно взошел месяц и в номере юноши ярко горели свечи. Слова Бекора о судьбе малышке Элис приятно грели душу юноши. Как сказал Старший, девочку удалось пристроить в лучший столичный приют и как только ситуация на дорогах улучшится, будут посланы люди за ее бабушкой и дедушкой. Выяснилось, что у Элис осталась родня. Однако разговор Старла с капитаном плавно перетек в другое русло.

— Это невероятно! — возмутился Бекор. — Когда-то, когда я только пришел в их отряд, они сами заставили меня искать правду в честном бою. А что происходит сейчас? Как я могу идти вместе с этими людьми поход уже утром? Это безумие!

— Но ведь не все такие, капитан, — попытался успокоить Бекора Старл. — Я и Пук, Херан, Гаспар, Хамед, Дерил, мы все поддерживаем тебя.

Старший в ответ всплеснул руками, из его рта вырвался смешок.

— Половина моего отряда отвернулась. И ты слышал в чем они обвиняют меня? Это же полный бред.

Старл прекрасно помнил слова Гаспара, который озвучил причину недовольства в отряде. Молодые Рамаз, Котун и Жано считали, что капитан заметно сдал и забыл о чести наемников. Они обвиняли его в том, что он вернулся к тому, отчего бежал. По сути некоторые члены отряда считали, что Бекор жертвует интересами отряда в угоду интересам столицы. Это было серьезное обвинение и юноша не до конца понимал на чем держится подобная позиция наемников. Возможно сказывалось стремление капитана помочь крестьянам, выйдя за рамки действующего контракта, вопреки благу отряда? Но почему в таком случае поддерживал капитана Дерил, наиболее рьяно сопротивляющийся любой «бесплатной» помощи? Вряд ли дело было только в этом.

— Я думаю Херану удастся во всем разобраться, — заверил капитана Старл.

— Херан! Ты думаешь этот старый пес хочет видеть меня в роли Старшего? — Бекор усмехнулся. — Он спит и видит день, когда меня не будет в отряде! Такие как он ненавидят таких как я. Это можно скрывать за тысячью масок, но все равно рано или поздно все пролезет наружу.

— Что ты имеешь ввиду? — спросил юноша.

— Херан бывший работорговец, — пояснил капитан. — Именно такие как я, офицеры, испортили ему всю жизнь, лишив роскоши, положения и всего, что у него было. Такое не забывается, Старл. Думаешь от хорошей жизни он примкнул к отряду?

Для Старла стали откровением слова Старшего. Он никогда не заподозрил бы в Херане бывшего работорговца. В представлении юноши это была самая грязная профессия из всех, о которых он только слышал.

— Может быть стоит отказаться от их услуг?

— Будь это какое-то другое дело, я послал бы их куда подальше. Но в нынешней ситуации не могу. Городские головы настаивают на том, чтобы выдвигался весь отряд. Ради этого их маги вытащили с того света Дерила? Поэтому идем вместе так тому и быть.

Старший сказав эти слова продолжил мерить пространства номера Старла. От напряжения охватившего капитана изнутри, он весь взмок. Старл следил за перемещениями Бекора взглядом.

— Бекор, мне хотелось бы знать немного больше о наших планах по поводу завтрашней операции.

— Не знаю, я сам толком ничего не знаю. В этот раз я не принимаю решения, я всего лишь подчиняюсь им. Таков контракт.

— Кому? — поинтересовался Старл.

— Розану, — Бекор опустил голову. — К сожалению у меня нет выбора, юноша.

Становилось понятно, почему в конец испортилось настроение капитана. Выдвигаться в поход под началом своего врага, капитану можно было только позавидовать. Не стоило забывать и о напряженных отношениях между отрядом Бекора и кавалеристами Розана. Между наемниками и людьми из службы безопасности барона пробежала искра, которая могла превратиться в самое настоящее пламя.

— Именно об этом ты разговаривал когда уходил на встречу по прибытию в столицу? — поинтересовался Старл.

Бекор услышав этот вопрос остановился. Пальцы на руках капитана сцепились в замок.

— Тебе лучше не знать об этом, если серьезно, тебе лучше не знать о том разговоре, Старл, — сказал капитан.

— Но… — попытался было возразить юноша.

— Не надо, Старл, — капитан поднес указательный палец к губам. — Завтра к рассвету ты должен быть готов выступать.

Старший не дожидаясь пока Старл ответит открыл входную дверь и скрылся в коридоре. Бекор ушел а неприятный осадок недосказанности остался. Старл так и остался сидеть на кровати уставившись на входную дверь. Не потому ли возникли сомнения у Рамаза и компании? Не от того ли, что капитан в последнее время совсем не хотел идти на диалог?

Старл поспешил выбросить подобные мысли из головы, потушил свечи в номере и прилег на кровать. После тяжелого дня мышцы ныли, гудела голова. Телу требовался отдых. Крепкий, здоровый сон мог помочь лучше любого другого средства. Об этом говорило тело. Однако в голове юноше вращались совсем другие мысли.

«Интересно, каково сейчас Эльме?» — мелькнуло в голове.

Он вспомнил симпатичную девушку решившую оставить отряд и идти своей дорогой. Она не попрощалась, ни сказала никаких слов, если не считать записку, содержимое которой юноше так и не удалось прочитать. Не раз юноша думал о том, что пыталась донести до него девушка в своей записке. Почему она не сказала этого лично? Странная, своенравная девчонка. Хотелось верить, что она не пропадет одна в лесу. Да и в лесу ли она?

Старл тяжело вздохнул. Единственное, что объединяло их сейчас, было одиночество. Старл почувствовал как стали влажными его глаза. Исчез Бруно. Та последняя ниточка, которая связывала Старла с былой жизнью, напоминала о родителях, о родной деревне и работе в полях. Пес впервые отсутствовал так долго и самое ужасное, что волкодав не знал где искать своего хозяина. А даже если бы и нашел, Бруно не сможет попасть в столицу. Место всегда верного пса, бок о бок с которым Старл провел все свое детство и юношество сейчас пустовало — у его кровати не было никого. Оставалось надеяться, что однажды пес вернется.

Только зажмурившись как следует и уставившись на пламя горевшей свечи, Старлу удалось взять себя в руки. Нельзя давать слабину в такой ответственный момент. Юноша закрыл глаза и попытался заснуть. В тишине он слышал собственное дыхание. Он несколько раз перевернулся с бока на бок, взбил получше подушку. Тщетно. Мысли, тревожившие юношу заставляли забыть обо сне. Старл поднялся с кровати и налил себе стакан воды. Взгляд упал на то самое кресло, в котором прошлой ночью сидел таинственный незнакомец. По истечению полного событий дня, после разговора за завтраком, после всего того, что юноше пришлось пропустить через себя, когда он прилюдно озвучил свои переживания, мысли о событиях прошлой ночи спрятались в самый дальний уголок сознания. В течении дня все это казалось пустым и неважным. Старл убедил себя в том, что действительно напился до поросячьего визга и все произошедшее не более чем плод разыгравшегося воображения. Сейчас когда он остался наедине с самим собой, воспоминания возвращались. Что если его вновь окликнет голос и он увидит на кресле посереди номера того старика. От одной мысли, Старл почувствовал как его тело покрылось гусиной кожей.

Юноша прополоскал горло водой и задумался. Что если все это было подстроено таинственными магами из столицы. Старл до сих пор не видел ни одного из них, эти люди, если колдуны были людьми, оставались для него загадкой. На этом логическая цепочка обрывалась. Маги наврядли могли идти наперекор членам Городского Управления, да и сами колдуны по словам магистратов заявляли о желании видеть отряд капитана Бекора в полном составе на погосте завтра. Как быть с тем, что именно колдуны совершили невозможное и подняли на ноги Дерила за считанные часы? Нет, городским головам, магам, всем им были нужны Старл и наемники.

Мысли не укладывались в голове. Нет, все это чушь, не более чем предположение и чушь. Старл уставился на дно пустого стакана. Точно такая же пустота была внутри. Сердце терзали сомнения. Из головы не выходили слова старика о том, что ему не следует ввязываться в задуманное городскими головами.

«Я действительно рискую», — подумал юноша.

Ссора в отряде, какие-то непонятные события вокруг, молчание капитана, все будто бы кричало указывая на то, что впереди намечается нехорошая затея. Огромное городское кладбище мало чем напоминало обычный деревенский погост в два десятка могил. Старл с капитаном с трудом справились с оравой тварей во время выезда со столичными магистратами за городские стены. Как быть, если ходячих окажется больше в разы? Оставалось уповать на необычную силу амулетов колдунов. Другого выхода Старл не видел. Столичные маги не могли справиться с тварями самостоятельно. Старл помнил об амулетах, обладавших чудесной силой, которые превращали кровожадных ходячих в неподвижных безликих существ. Но все это не могло остановить напасть. Они могли укротить тварь, но были не в состоянии упокоить ее.

Старл взглянул на свой меч, одиноко лежащий на пуфике. Он думал про то, что Бруно был последней связывающей его с прошлой нитью, но перед глазами юноши лежал меч его отца, теперь его меч. Наверняка старый гном не понял бы если Старл на полпути повернул назад. Отступить сейчас, означало изменить своим взглядам и принципам. Он встал на путь борьбы с ожившими тварями, наверняка это произошло не просто так? Почему только он и те, кто находились рядом могли убивать тварей? Этого не могло случиться просто так, такой дар могли оставить юноши только сами Боги. Ставить крест на том, что преподнесено ему свыше?

— Я не имею права, — прошептал Старл.

Старл покачал головой. Как бы не хотелось признавать, но разговор посереди ночи был не более чем фантазией, выдумкой. А слова старика отображали собственные страхи. Юноша еще раз взглянул на дно стакана и было собрался поставить его на место, чтобы наконец лечь спать, как с улицы послышался голос. Старл прислушался, возможно из-за того, что в раму с одной стороны был вставлен кусок фанеры, частично глушивший звук, юноше не удалось различить слов. Однако, было ясно, что голос принадлежал человеку. Голос был низким и порой сливался с шумом доносившемся с улицы. Вряд ли мужчина под окнами мог разговаривать сам с собой, это наталкивало на мысль, что он был не один. Интересно, кто мог разговарить посереди ночи под окнами номера Старла и главное о чем? Любопытство взяло верх. Юноша подошел к окну и одернул занавеску, выглянув на улицу, сквозь оставшееся целым стекло. В переулке между двух соседних домов стояли двое. Разглядеть лица людей, узнать какие-то черты Старлу мешали капюшоны на головах незнакомцев. Единственное, что мог сказать юноша наверняка, что в переулке стояло двое мужчин. У одного из них бросались в глаза явные проблемы с осанкой. Мужчина был скрючен как вопросительный знак и держал в руке какой-то то ли жезл, то ли трость, на которую он опирался при ходьбе. Второй мужчина был значительно выше ростом и широк в плечах, Старл заметил, что на ногах мужчины обуты краги. Руки незнакомца прятались за красивыми меховыми перчатками. Судя по всему человек имел благородное происхождение. Как бы то ни было эти двое явно не хотели, чтобы кто-то узнал об их встрече, если спрятали лица под капюшонами.

— Настал час.

Эти слова скрюченного в три погибели мужчины Старл услышал ясно и отчетливо. Второй мужчина огляделся по сторонам и припал на одно колено. На глазах юноши, он сбросил с себя капюшон. По плечам незнакомца распустились пышные черные волосы. Мужчина смахнул прядь упавшую на лоб и месяц осветил покрытое шрамами и рубцами лицо. Старл увидел усы и заплетенную в косу бороду, перехваченную на конце браслетом с драгоценными камнями. Глубоко-глубоко, под самым сердцем юноши начала зарождаться паника. Он узнал мужчину, которому на вид было чуть больше сорока. Старл почувствовал как дрожь охватила его тело. Рука скользнула по поясу в поисках меча, юноша совершенно забыл, что оставил ножны на пуфике. Старл попятился назад, по пути перевернул стол и больно ударился бедром о комод. Юноша уже не видел как скрюченный мужчина положил на лоб склонившемуся перед ним брюнету два пальца и передал какой-то мешочек. Он узнал второго мужчину. Это был убийца его родителей. Тот самый человек, по вине которого когда-то сгорела его родная деревня. Не оставалось никаких сомнений в том, что это был он.

Не понимая, что происходит вокруг, Старл схватил с пуфика ножны и вытащив меч бросился вон из номера, к лестнице. Взгляд затуманил гнев, в сердце бушевала ненависть. В несколько прыжков преодолев лестничный проем, он оказался на первом этаже, спотыкаясь о стулья и переворачивая столы, он оказался в коридоре и потянув ручки входной двери выскочил на улицу. В висках стучал пульс. Голова кружилась от переполняемых юношу чувств, он бросился к углу гостиницы, там где стояли двое мужчин. В несколько прыжков юноша оказался на месте и замер. Переулок оказался пуст. Юноша не верил своим глазам. Он раз за разом осматривал пустые улочки, но тщетно. Мужчины успели уйти. Метка на плече больно заколола и Старл сжав изо всех сил рукоятку меча ударил наотмашь по стоявшему неподалеку мусорному жбану. Удар был такой силы, что жбан разрубило пополам. В ушах звенело. Старл упустил его, не смог догнать и отомстить, тогда когда судьба предоставила шанс. Разбитый, Старл опустился на холодную тротуарную плитку. Меч выпал из рук и юноша спрятал лицо в ладонях.

Глава 19

Город пробуждался, греясь первыми, еще несмелыми лучами солнца. Улицы пустовали в столь ранний час, оконные ставни домов были закрыты. Единственными, кто поднялся с позаранку, оказались люди бредущие по пустым улицам, к выходу из столицы. Среди них были отряд наемников капитана Бекора, члены Городского Управления и начальник службы безопасности барона Розан. Городской голова предстал перед отрядом наемников в полном обмундировании. Вычищенный полный латный доспехи блестел в первых лучах восходящего солнца. Доспех украшала гравировка с изображением герба барона на нагруднике. Видел Старл и отличную кольчугу из тысячи мелких с трудом различимых взглядом стальных колец. Оставалось гадать какую суму выложил Гробон за доспехи, заказанные у лучших мастеров. На поясе магистрата в ножнах висел двуручный меч, судя по гравировкам на нем, фамильный. Однако даже не искушенный в военном деле человек, мог предположить, что Гробон одел доспех в первые жизни. Движения городского головы были неуклюжи и скованы. Ничуть не лучше показывали себя Мефуд, Етрудий и Норелий, доспехи которых ничем не уступали доспехам Гробона. Единственным кто выделялся из общей массы, был Розан. На нем не было одето ничего лишнего, все тот же плащ, окутывающий начальника охраны барона с ног до головы. Заприметил Старл и красовавшийся на безымянном пальце Розана перстень члена Городского Управления. Непонятно как, но человек барона сумел выбить себе место среди магистратов, причем Гробон и компания шли на такую меру сознательно. Впрочем, почти сразу Старл получил ответ на свой вопрос. Их небольшая группа приблизившись к городским воротам наткнулась на конный отряд. Старл без труда узнал в войнах кавалеристов Розана.

— Все готово? — поинтересовался у Розана Гробон.

Вместо ответа Розан коротко кивнул и отдал приказ коннице строиться.

— Они предлагают нам идти на врага вместе с этим отребьем? — фыркнул Херан.

— Когда ты подписывал контракт, ты читал его условия? — отрезал Старший.

Признаться, Старл сам не читал контракта и поставил подпись не глядя во многом потому что безоговорочно доверял капитану. Появление кавалеристов Розана было неожиданностью и не самой приятной, однако таково по всей видимости было условие городских голов. Как говориться хозяин барин.

— А вот и наши колдуны, — Мефуд довольно потер рука об руку.

У городских ворот появились пятеро скрытных людей, облаченных в рясы черного цвета и все как один подстриженные на лысо. На лице мужчин средних лет нельзя было прочесть каких-либо эмоций. Кожа магов то ли из-за того, что сегодня царила пасмурная погода, то ли по какой-то другой причине имела сероватый оттенок. Они посмотрели на городских голов, а потом обвели взглядом отряд наемников и коротко кивнули в знак приветствия.

— Мы не будем вас знакомить с этими парнями, они не слишком разговорчивые, — хихикнул Мефуд, обращаясь к Бекору.

Капитан пожал плечами. Не особо и хотелось. Эти люди в черных рясах не располагали к более близкому знакомству. Маги не останавливаясь на площади вышли через городские ворота. Старл заметил как пристально смотрит вслед удаляющимся колдунам Дерил. Наемник нахмурил лоб и что-то пробормотал про себя.

— Странные они какие-то, — сказал капитан.

— Не обращай внимание. Они неразговорчивы, не объясняют своих действий, но если говорят то говорят по делу, — сказал Етрудий.

— Главное, они знают зачем мы здесь и что делать. По всей видимости нам пора выступать, — сказал Гробон.

Магистраты не без помощи кавалеристов оседлали приготовленных им коней. Старл заметил как рука Гробона, оказавшегося верхом на отличном скакуне, скользнула по привязанному к поясу кожаному мешочку. Гробон сжал его содержимое, будто успокаивая себя. Были приготовлены скакуны и для отряда капитана Бекора. Етрудий указал наемникам на лошадей.

— Девять отличных лошадей. Мы долго думали как быть с орком и решили предоставить телегу. Как вы понимаете ни одна лошадь не выдержит вес, — сказал он.

— Дык, Пук пойдет пешком, — ответил Пук. Перспектива ехать в телеге явно не устраивала зеленого великана.

— В таком случае, в путь господа, по седлам!

Етрудий развернул коня и поскакал к городским воротам, примкнув к Розану и о чем-то завязав диалог.

— По седлам, — скомандовал Бекор.

Наемники поспешили оседлать коней. Старл отметил, что капитан решил занять выжидательную позицию и командовал отрядом так, будто ничего не произошло. Возможно это было самым мудрым решением из всех возможных. Не стоило усугублять конфликт накануне предстоящей схватки с мертвяками.

Бекор вскочив на коня дал шенкеля и вырвался вперед. Капитану достался красивый коричневый конь с большим белым пятном на боку. Самому Старлу достался отличны жемайтец, хорошо принявший юношу как ездока. Неплохую кобылку заприметил себе Дерил, оседлав вороного коня неизвестной Старлу породы. Дерил то и дело косился в сторону выездных ворот, где только что скрылась пятерка магов в черных рясах.

— С тобой все в порядке? — поинтересовался у наемника Старл.

Дерил вздрогнул заслышав голос юноши. Наемнику было явно не по себе.

— Не знаю, Старл, мне кажутся подозрительными эти маги, — сказал он.

— Почему? — спросил юноша.

— Никакие это не имперские маги, — ответил наемник.

Старл никогда в жизни не видел в живую настоящего колдуна и возможно поэтому не видел повода для беспокойства. В отличии от него Дерил несколько лет служивший дознавателем в имперской столице, наверняка видел живьем не одного колдуна. Конечно наемник предпочитал скрыть факт, почему его служба дознавателем закончилась и как он оказался в отряде наемников, на этот раз в другой столице — провинциальной губернии, но сути это не меняло. Стоило прислушаться к наемнику, раз колдуны, возглавившие группу вызывали у него беспокойство.

— А кто? — уточнил Старл.

— Вот и я думаю, кто? — хмыкнул Дерил. — Уж не некромансеры ли это проклятые?

Юноша нахмурился. Некромансеры? Он ожидал услышать что угодно, но некромансеры… Нет, наверное, Дерил ошибался. Его служба дознавателем закончилась много лет назад, многое могло измениться, многое просто стерлось из памяти. Все представления, что хранил в голове Старл об этом закрытом магическом ордене никак не совпадали с реальностью. Он много читал об ордене Некромантов еще у себя в деревне, благо у отца было предостаточно книг в домашней библиотеке. Некроманты виделись Старлу кем-то вроде мучителей животных, магов способных поднять мертвеца из под земли. Только как быть с тем, что на погосте следовало упокить мертвяков, а не поднять их из могил?

— Ты уверен? — спросил юноша.

— Боюсь, что да, — заверил Дерил. — Видел бы ты, что эти чудовища вытворяли с пленными, в те времена когда вместо меча моим оружием было кресло пыток.

Ничего хорошего встреча с некромантами не могла предвещать по определению. Как некромант мог пойти против мертвого, если он сам олицетворял собой смерть? Вся суть и понимание бытия некроманта взывала к философии особого могущества мертвецов. Не хотелось иметь ничего общего с людьми, которые как пить дать могли замучить насмерть котенка или чего хуже живого человека.

— Стоит сказать капитану, — сказал Старл.

— Не надо, у него и так голова идет кругом от своих проблем. Тем более, я не уверен до конца, — покачал головой Дерил.

Заметив, что на них уже обращают внимание, Дерил поспешил отъехать от юноши, напоследок одарив Старла выразительным взглядом. Все правильно, не стоило выносить на общий суд отряда такую весть. И не стоило знать об этом капитану. Зачем? Если Старший не в силах был ничего изменить.

Большой отряд бойцов, ведомый пятеркой загадочных столичных колдунов, оказавшись за городской чертой взял строй. Маги, оказавшиеся никудышными всадниками ехали в телеге, на которой Старл, капитан Бекор и городские головы совершали объезд вчера. Юноша заметил, что на козлах сидел другой извозчик. Похоже предыдущему бедолаге крепко досталось вчера. Повозка задавала темп движению всей остальной группы. Следом скакали кавалеристы Розана во главе с самим начальником службы безопасности барона. В их ряды вклинились и четверо городских магистратов, по всей видимости чувствовавших себя в безопасности среди вооруженных до зубов всадников. Замыкали шествие люди капитана Бекора. Прошло около получаса с тех пор, как небольшая манипула в сорок человек покинула городские стены. Столица расстаяла на горизонте, кругом расстилалась лесостепь, размеренно текла река. За это время Старл не встретил ни одной живой души. Не было вокруг людей, не встречались на пути бойцов и животные. Единственным напоминанием, о том что жизнь существовала в этих краях, были давно потухшие костры патрульных. Угли остыли, исчез запах трав.

Проезжая мимо одного из костров, колдуны отдали приказ извозчику остановиться. Один из них спустился с телеги и подошел к костру. Несколько минут маг молча рассматривал белесые угли, затем нагнулся, поворошил пепел появившейся в руках из-за пазухи коротким жезлом. Удовлетворившись, колдун выпрямился и вернулся в повозку. Что могли означать действия мага оставалось только гадать. Колдун показал жест двигаться дальше.

Внимательно изучающий местность Старл, приметил, что их группа проезжает мимо одной из застав, поставленных в округе членами Городского Управления. Это было то самое место, где еще вчера юноша стал свидетелем виртуозной расправы всадников с ходячими. Он заметил с каким нескрываемым любопытством рассматривают берега реки городские головы. Куда-то исчезли всадники, охранявшие берега. Старл было предположил, что магистраты сняли охрану ввиду намечающейся операции, но судя по удивлению на лице магистратов, городские головы сами не понимали, что происходит. Юноша обратил внимание, что большинство холмиков, в которые всадники зарывали части тела мертвяков, были разрыты. Он заметил как один из магов подозвал к себе Гробона. Городской голова энергично закивал и вернулся обратно в строй, тут же подзывая к себе Розана и Бекора. Капитан вернувшись через несколько минут сказал:

— Нас предупреждают, что мертвяки из тех вот могилок, — он указал на добрую сотню холмиков у реки. — Разупокоились.

В вести не было ничего нового. То что твари поднялись из земли Старл знал и так. Но то чтобы они разупокоились? Для того чтобы так произошло их для начала надо было упокоить. Неужели эти колдуны и вправду верили, что их меры упокаивают мертвяков? Если так, то Дерил точно перепутал, утверждая, что эти колдуны некромансеры. Как могли люди, живущие смертью, дышащие ей не понимать таких простых вещей?

— Я не понял, они нас зомбяками пугать собрались? — возмутился Хамед. — Им рассказать, сколько мы таких товарищей на погостах то перебили?

Отряд взорвался дружным хохотом.

— Нет, они просят, чтобы мы соблюдали бдительность, — вполне серьезно возразил капитан.

— Еще чего! — хмыкнул довольный тем, что его шутка получилась удачной Хамед.

— Не успел вам рассказать вчера, но когда мы выезжали сюда, чтобы разведать территорию, только чудо спасло нас от смерти, — сказал Старл.

Юноша наблюдавший за веселым настроением наемников понимал, что если вовремя не сбить спесь с бойцов, не настроить их серьезно перед предстоящим испытанием, все могло закончится хуже, чем кто-то мог предполагать. Тварей было слишком много, чтобы относиться к происходящему халатно, спустя рукава.

— При всем уважении, вас было двое, а теперь в сборе весь отряд, десять человек, если не считать дармоедов, которые плетутся перед нами словно на собственные похороны, — Херан расхохотался.

— Все таки я бы прислушался к их словам.

Слова юноши никто не услышал. Наемники хохотали.

— Может оно и к лучшему, что они не понимают с чем предстоит столкнуться, — бросил капитан. — Скоро мы будем на месте.

Старл вопросительно посмотрел на Старшего.

— Ты про что?

— Я говорю о том месте, где вчера чуть не закончился наш путь, — пояснил капитан.

Постепенно юноша сам стал узнавать место. Наверняка городские головы предупредили о событиях произошедших здесь с отрядом вчера? Не успел Старл подумать что произойдет увидь их манипула целую кучу упокоенных, как его одернул Гаспар, ехавший по правую руку.

— Ты это видел? Мама дорогая!

Впереди, через несколько сотен футов, на дороге, в том самом месте, где произошла вчерашняя схватка, из земли торчали колья, расстягивая странную преграду до самих берегов реки. На кольях чьей-то рукой были насажены черепа скота. Старл разглядел черепа быков, баранов и лошадей. Между кольями на земле были расставлены угли.

— Что за… — Рамаз изверг целый поток ругательств.

Наемники схватились за рукоятки мечей и топоров. Смутились и кавалеристы. Старл слышал испуганные перешептывания в их рядах. Не обращая внимания на возникшие среди бойцов волнения, колдуны остановили отряд, вылезли из телеги и подозвали к себе городских голов, Розана и Бекора. С неизменно невозмутимым выражением лица один из колдунов указал на колья и что-то сказал, кивнув в сторону бойцов. Магистраты, к числу которых можно было теперь отнести и Розана, а также капитан, откланялись. Хмурый Старший вернулся к своим бойцам.

— Не знаю, что все это может означать, но они говорят, что для того чтобы пройти дальше, мы должны пройти какой-то обряд, — сказал капитан.

— Какой к бесам обряд? — спросил Котун.

— Я не знаю, — ответил капитан. — Я сказал все, что мне было передано.

— Чего только не сделаешь ради мешка золотых, — тяжело вздохнул Херан и направил лошадь к стоявшим у кольев колдунам.

— Бред какой-то, — с этими словами Рамаз поскакал вслед за Хераном.

— Коли надо, сделаем.

— Поехали, капитан.

Хамед и Гаспар отправились к колдунам, куда постепенно стягивались кавалеристы Розана. Ускакал и Жано, напоследок бросив на Бекора взгляд.

— Дык не нравится Пук все это. Колы, черепа. Дык, это шаманьи дела, не орчьи, — протянул Пук почесывая макушку. — Орк боится шамана.

— Все верно, — задумчиво сказал Дерил, смотря в сторону пятерых колдунов в черных рясах.

— Ты про что? — спросил капитан.

— Да про столичных гостей, — фыркнул наемник. — Я сразу почуял, что-то неладное, так ведь Старл? Бьюсь об заклад, что это некромансеры проклятые, капитан.

Старл заметил как изменилось лицо капитана при этих словах. Бекор стал белым как полотно и схватился мертвой хваткой за вожжи. У Пука при словах Дерила отвисла челюсть и орк поспешил прикрыть рот рукой. Старл помнил насколько орки боялись подобную магию и представлял, что твориться в голове зеленого великана сейчас. Молва носила много слухов о некромантах и один из них утверждал, что у магов этого ордена нет души, что помогало черным соприкасаться с миром теней. Любому орку все верования которых строились на привязке к душам, подобные слухи не просто резали слух а приводили в самый настоящий ужас.

— Некроманты… — Бекор задумчиво то ли озвучил свои мысли вслух, то ли попробовал на вкус это слово. Он натянул вожжи успокаивая своего коня. — Как давно ты узнал в этих людях черных? — обратился он к Дерилу.

— Как только опасения подтвердились, ты узнал об этом, — ответил вместо Дерила Старл.

— Спасибо, — Старший улыбнулся одними кончиками губ. — Я слышал многое о черных, теперь вижу. Конечно плохо, что нас не предупредили, однако ситуацию это не меняет. Мы профессионалы и не можем повернуть назад исходя из собственной неприязни к чему либо или кому либо. Все мы подписали контракт. Поэтому следует сделать то о чем они просят.

Старл подумал, что городские головы могли сами не знать, что из столицы на помощь были присланы именно некроманты. Судя по тому насколько «общительными» были люди в черных рясах, ничего удивительно если ни Гробон, ни другие магистраты ничего не знали об их принадлежности к ордену черных.

У изгороди смерти, как странный частокол некромантов с легкой руки Дерила начал называть и сам Старл, собрались все члены манипулы, включая кавалеристов Розана, магистратов и часть наемников капитана Бекора. Городские головы энергично замахали руками, подзывая Старла, Бекора, Дерила и Пука к себе.

— Нам пора. И еще, Дерил, Старл, Пук, не распространяйтесь о черных среди отряда, это лишнее, — попросил капитан.

Старл остановил скакуна неподалеку от Рамаза и остальных наемников и по примеру остальных спешился. Колдуны в черных рясах как обычно стояли в стороне от других бойцов. В руках магов появились короткие, размером не больше фута жезлы с неизвестными Старлу выгравированными иероглифами. Колдуны сделали едва заметные движения рукой и на глазах удивленного юноши жезлы превратились в полноценные посохи. Один из магов вновь подозвал к себе магистратов и Бекора. Колдун объяснил им, что требуется от бойцов. Розан первым отдал приказ и кавалеристы опустились на одно колено. Пук не в силах наблюдать за приготовлениями черных закрыл лицо руками и отвернулся. Юноша как никто другой понимал, каких трудов стоило орку сдерживать себя в руках.

— Встаньте на колено, — приказал вернувшийся от колдунов капитан.

Пук охая и вздыхая, дрожа всем телом, приклонил колено и склонил голову. К удивлению Старла не стали спорить и наемники. Последним опустился на одно колено Старший. Магистраты, а также Розан было собрались последовать за остальными, однако один из магов жестом остановил их. Старл внимательно наблюдал за колдунами в черных рясах. Интересно, для чего делался обряд? В чем заключался его смысл? Оставалось надеяться что ждать оставалось недолго.

Юноша ожидавший от черных магов красочных магических представлений, остался разочарован когда увидел как один из колдунов подошел к кавалеристу и посыпал на его голову порошок из мешка на поясе. Посохом он обвел вокруг испуганного кавалериста круг на земле и показал, что он может подниматься. Ничего не произошло, не вспыхнуло пламя, не загорелась земля. Кавалерист так и остался стоять перед колдуном со странным песком на голове, обведенный непонятным кругом. К бойцам подошли оставшиеся четверо колдунов и принялись обводить посохами круги, посыпая головы воинов порошком. Колдун совершил странный обряд с Бекором и не останавливаясь прошел мимо дрожащего Пука, не удостоив орка взглядом. Взгляд колдуна пересекся со взглядом Старла.

— Опусти голову юноша, — сказал колдун.

Его голос был сухим и безжизненным. Старл опустил голову вниз и почувствовал как на волосы упали крупинки того самого порошка из мешка на поясе мага. Издавая неприятный скрежет, маг навершием посоха обвел круг. Старл зажмурился. Может быть сейчас он должен будет почувствовать что-то? Однако ничего не произошло. Никак не отреагировала метка на плече юноши, которая могла предупредить Старла об опасности. Захотелось только почесать голову, зудевшую после того как колдун осыпал волосы порошком.

Однако странно начали себя вести лошади. Животные забеспокоились, начали недовольно ржать, бить копытами и мотать головами. Старл успевший подняться на ноги заметил что поведение лошадей вызвало беспокойство колдунов. Люди в черных рясах своими неживыми ничего не выражающими глазами внимательно всматривались куда-то вдаль, за ограду из кольев с черепами животных. Неожиданно кони, запряженные в телегу будто сошли с ума и рванули с места. Упряжка на полном скаку протаранила возведенную черными магами изгородь смерти. Сразу несколько кольев оказались сломаны, черепа слетели на землю. Копыта коней взметнули вверх аккуратно рассыпанный между кольями порошок. Кони на ходу перевернули телегу, сбросили извозчика и не останавливаясь поскакали в сторону леса. Старл заметил, как вздрогнул всем телом один из колдунов. Тут же Старл почувствовал жжение метки на плече. Не успел юноша понять, что происходит и что именно пошло не так, как у частокола, в том месте, где он оказался пробит, раздался крик. Кричал кавалерист. Буквально из ниоткуда на кавалериста набросился ходячий. Тварь оторвала мужчине руку и завалив кавалериста на землю вцепилась в горло, разрывая связки и артерии. Это было невероятно. Зомбяк появился из ниоткуда, будто свалившись на голову с небес. В манипуле поднялся переполох. Не успевшие прийти в себя после обряда колдунов бойцы растерялись. Кто-то отпустил уздечки, взбесновавшихся разом коней, кто-то выхватил меч, а кто-то так и остался стоять наблюдая за тем как тварь разрывает товарища. В криках кавалериста разрываемого на части ходячим не были слышны приказы Розана.

— В строй! Боевой порядок!

Несколько бойцов бросились на помощь товарищу. Колдуны предпочли удалиться и что-то чертили своими посохами на земле. В руках черных магов показались изогнутые кинжалы и небольшая чаша. Старл обнажил меч. Это было невероятно. Из ниоткуда, прямо за прорванным частоколом появлялись мертвяки. Тела ходячих были совсем свежими. Юноша не видел никаких следов разложения и если не походка кидавшая мертвяков из стороны в стороны и стоны, можно было предположить что за частоколом находятся живые люди. Старл разглядел цифру два вышитую на туниках мертвяков. Это многое объясняло. Перед ним были те, кто формировал вторую укрепленную зону перед городским кладбищем. Не приходилось сомневаться, что укрепзоны больше нет. Кроме того, среди мертвяков были и те, у кого на поясе можно было разглядеть бутылки с зажигательной смесью. Старл узнал в них наемников, охранявших берега реки. Но как получилось, что люди, охранявшие кладбище и реку обратились ходячими? Сразу, будучи не похороненными в землю на погосте… О подобном Старл слышал впервые. Впрочем времени на размышления не оставалось. Кавалеристы Розана, которых начальник охраны барона и новоявленный магистрат, наконец сумел собрать в строй и приготовились к атаке. Наемникам капитана Бекора не требовалось никаких приказов. Головорезы, издав боевой клич, двинулись на помощь. Громче всех ревел Пук, размахивающий огромной дубиной над головой. Орку требовалось выместить злость и забыть о страхах.

Завидев манипулу, твари зашипели и с невероятной скоростью, отнюдь не присущей мертвякам, бросились к частоколу, за которым их поджидали кавалеристы и наемники. Добрая дюжина мертвяков оказалась на расстоянии прямого удара и бойцы приготовились атаковать, как вдруг ходячие вспыхнули ярким пламенем, словно спички. Воинов обдало жаром. Опешившие кавалеристы и наемники только чудом успели прикрыть лица от огня. Все длилось какое-то мгновение, а затем жар исчез. Старл опустил руку, всматриваясь ослепленными глазами за частокол. Там где только что были твари, на земле теперь лежало с десяток кучек пепла. Огонь испепелил мертвяков, превратив их тела в прах. Манипула взорвалась ликованием. Аплодировали кавалеристы, хохотали наемники Бекора. Растерянный юноша посмотрел на пятерку черных магов. На лицах колдунов по прежнему не было видно ни одной эмоции. Все что выражали физиономии магов были хладнокровие и безразличие.

— Дык, посмотри на их руки, — Пук не разделявший всеобщей радости был мрачнее тучи.

Руки колдунов были измазаны кровью. Старл заметил, что в крови были испачканы кинжалы магов и небольшая чаша, валявшаяся среди вычерченных навершиями посохов на земле руин. Колдуны поспешно стирали кровь.

Глава 20

Впереди показался погост. Старл отчетливо видел оградку городского кладбища в нескольких сотнях футах от их манипулы. Размеры городского кладбища впечатляли. Юноша, которому приходилось бывать здесь впервые, с трудом скрывал удивление от увиденного. Повсюду, везде, где только мог охватить некрополь взгляд Старла, виднелись надгробья. Это были стройные ряды каменных плит, зарытых в землю, на основании которых рукой мастера была выгравирована посмертная надпись с инициалами умершего. Нечего и говорить, такие могильники мало чем напоминали деревенские, где весь ритуал составлял наспех сколоченный, зарытый в землю, деревянный гроб.

— Хотел бы я, что бы мою задницу похоронили в таком укромном местечке, — хохотнул Хамед.

Никто из головорезов не поддержал диалог. Да, несмотря на все разговоры и опасения городских голов, городское кладбище не казалось разупокоенным. Могильные плиты выглядели целыми, не было видно ходячих, вылезших из могил. Однако обманываться раньше времени не хотелось. Стоило отряду пересечь оградку городского кладбища, как метка на плече Старла запекла. Значит не все так гладко, как кажется в этом местечке, стоило это понимать. Но больше всего, настораживали странные люди, шнырявшие туда-сюда вдоль могильников, обернутые в выцветшие рясы. На их головы были надеты капюшоны, скрывающие лицо. Как две капли воды они были похожи на колдунов, сопровождавших их манипулу. Каждый из них держал в руках мешок и посыпал из него белесым порошком надгробные плиты и землю вокруг могилы. Старл не сразу заметил, что несколько надгробий сдвинуты с места. Тварь отодвинула плиту или это сделали колдуны. Впрочем, сейчас это было не столь важно.

Немного в стороне от шнырявших среди могильников колдунов, Старл увидел небольшой конный отряд. Это не были люди Розана, не было у кавалеристов на погосте и отличительных знаков укрепзон. Всадников, как и колдунов, Старл видел впервые. Однако, судя по поведению Розана и городских голов, которые уверенно выдвинулись к стоявшему поодаль отряду, их здесь ждали и все происходило именно так, как должно было происходить. Старл заметил сомнения старшего — отряд капитана Бекора не получил никаких внятных распоряжений, никто из голов не объяснил ему, что делать и как поступать. Не найдя ничего лучше, Бекор натянул узду и остановил коня, отдав отряду приказ остановиться. Несмотря на все кажущееся хладнокровие и уверенность колдунов и городских голов, в воздухе над некрополем витало напряжение.

— Зайдите в круг.

Старл вздрогнул. Голос, сказавший эти слова, был настолько мертвым и безжизненным, что говоривший буквально обдавал холодом. Слова принадлежали одному из колдунов в серой рясе. Не говоря больше ни слова, он развернулся и двинулся к одному из могильников посыпая белесым порошком из мешка погост. Юноша внимательно всмотрелся на землю погоста, стараясь разглядеть границы круга о котором говорил колдун. Возможно, они вырисовывали круг порошком? Создавали таким образом некую защиту?

— За мной, — Бекор тяжело вздохнул.

Капитан спешился с коня, который начал показывать свое недовольство, фыркать, лягаться и привязал уздечку к оградке. Его примеру последовали другие наемники.

— За мной, — теперь уже более настойчиво повторил капитан. Старл заметил в его глазах тревогу. — Нам надо попасть внутрь защитного круга.

— Но от кого защищаться будем, капитан? — как-то неуверенно спросил Котун. Наемник оглянулся по сторонам. — Здесь никого нет, Бекор?

— Я не знаю, — неоднозначно ответил старший.

Бекор поспешил двинуться туда, где уже стояли люди Розана. Только сейчас Старл заметил, что это место огорожено чем-то напоминающим частокол. В землю были воткнуты колья, огибая дугу, и замыкая круг. Юноша с трудом сдержался чтобы не врезать себе по лбу. Надо быть чуточку внимательней! Как он мог не увидеть целую ограду из кольев? Надо сказать необычная атмосфера царившая на погосте клонила в сон и морила. Не выходил из головы и вопрос, заданный Котуном — от кого защищаться отряду на некрополе? Погост был пусть, ни одной твари, ни одного мертвяка не было вокруг. Однако, капитан отнюдь не выглядел спокойным и рассредоточенным. В воздухе витала недосказанность. Вряд ли городские головы были настолько узколобы, что делали проблемы из ничего. Нет, дело было в другом. Не стоило забывать о том, что твари с главного городского некрополя прорвали две укрепленных зоны, сметя оборонительные редуты столицы играючи. Но где они? Ушли? Старл решил для себя, что стоит немного подождать и картина проясниться сама по себе.

— Что происходит, капитан? — спросил Херан.

Бекор стоял немного в стороне от отряда, скрестив руки на груди и осматривая погост.

— Мне самому хотелось бы знать, — ответил он.

— Может тебе стоит поговорить с магистратами? Поди, раз бить некого, мы пойдем отсюда?

Бекор усмехнулся, но ничего не ответил. Херан не нашел ничего лучше как развести руки в стороны.

— Моли богов, чтобы ты ушел живым отсюда, — прошептал Дерил.

— Что ты сказал? — Рамаз вонзил в боевого товарища взгляд, восприняв его слова на свой счет.

— Ты все слышал, я не буду повторять.

— Я еще волью в твою глотку вино за мое здоровье, когда получу жалованье, фыркнул Рамаз.

— Твои слова богам в уши, — Дерил склонил голову.

— Заткнитесь вы оба! И посмотрите! — Херан кивнул в сторону группы колдунов.

Старл перевел взгляд на колдунов, собравшихся возле частокола. В следующий миг юноша почувствовал, как больно кольнуло его плечо. Колдуны посыпали белесым порошком черную ткань, которая венчала навершие кольев. И если на первый взгляд Старлу показалось что ткань просто накинута на навершие, то теперь юноша отчетливо смог разглядеть очертания какого-то силуэта, который скрывала ткань. На кол было нанизано что-то и колдуны предпочли скрыть это что-то от посторонних глаз. Нетрудно было догадаться, что колья вместе с нанизанной на ней материей, были частью ритуала. Но чему был посвящен ритуал? Вряд ли он мог носить исключительно оборонительные функции, замыкая защитное кольцо. Какой смысл приходить на неупокоенный погост и прятаться за магическими защитными барьерами? Нет, обряд наверняка преследовал другую цель.

— Не нравиться мне все это, ой как не нравиться, — Старл услышал шепот Дерила.

Наемник смотрел куда-то за частокол. Из мрака появилось несколько покачивающихся силуэтов. Мертвяки. Старл потянулся к рукояти меча. Боковым зрением он увидел как капитана Бекора позвал Розан. Старл приготовился слушать, но в этот миг рука одного из колдунов осыпала юношу белесым порошком так, что юноша едва успел зажмуриться. Как и в прошлый раз, Старл ничего не почувствовал.

— Ты что творишь? — заверещал Рамаз.

Колдун осыпал порошком наемника с ног до головы. Рамаз несколько раз подряд чихнул. Порошок попал бойцу в дыхательные пути.

— Только попробуй, — Дерил выхватил кинжал и приставил колдуну к горлу.

Человек в рясе и мешком в руках замер, однако на выручку ему пришел старший. Бекор, появившийся буквально из ниоткуда опустил руку Дерила державшую кинжал.

— Не вздумай, — отрезал он.

Дерил не ослушался, неохотно, но он все же убрал кинжал за пояс и тут же получил свою порцию белесого порошка. Видимо то, что происходило здесь было частью обряда. Закончив, колдун двинулся к сородичам, они сомкнули круг и принялись рисовать на земле иероглифы.

— Приготовьтесь, — в подтверждении своих слов Бекор обнажил меч и крутанул восьмерку.

Из мрака начали появляться ходячие. Сначала дюжина, потом две. Вскоре покачивающиеся фигуры зомбяков были повсюду. Казалось, что-то притягивало тварей к защитному кругу, возведенному колдунами.

— Бекор, объясни нам, что здесь происходит, черт возьми! — Херан сорвался на крик.

Бледный как полотно капитан продолжал крутить восьмерки мечом. Старл заметил, как оживились кавалеристы Розана. Заняли боевые позиции и городские головы вместе с начальником охраны барона. Единственными, кто не обратил внимание на возникших из мрака тварей, были колдуны, с головой окунувшиеся в свой обряд.

— Мы должны задержать тварей, до того как темные закончат обряд, — бросил Бекор.

— Это самоубийство! — Рамаз покачал головой.

— Боюсь, у нас уже нет выхода, мы должны драться. Я не верю, что эти колья спасут нас от тварей, — сказал Херан.

Опытный головорез был прав. Твари теперь были повсюду и единственный путь, лазейка через которую отряд мог уйти с погоста, был перекрыт. Интересно, понимали ли городские головы, что подобным образом они загнали самих себя и тех, кто пришел с ними на городской некрополь, в ловушку. Внешне магистраты держались молодцом, бодрились и готовились вступить в схватку с зомбяками. Но к удивлению юноши мертвякам не было никакого дела до манипулы, укрывшейся за частоколом возведенным руками колдунов. Да, их манило, тянуло невиданной силой вперед, к этому самому частоколу. Но в их движениях не было агрессии. Словно и не было перед мертвяками нескольких десятков живых людей.

Одна из тварей подошла к частоколу вплотную и замерла, вращая башкой из стороны в сторону. Создавалось впечатление, что тварь пришла к пункту назначения, но никак не может понять, что именно она ищет здесь, что заставило ее идти сюда. Зомбяк выглядел растерянным. Старл заметил как коротко кивнул колдун, из тех, кто сопровождал их манипулу по пути на погост. Кивок предназначался городским головам. Гробон коротко кивнул в ответ.

— Начинаем, — сказал он.

Вперед выдвинулся наемник из отряда колдунов. Боец вытащил из колчана стрелу, натянул тетиву и прицелился в ходячего застывшего у частокола. Стрела со свистом пронзила ходячему голову, попав в глаз. Мертвяк рухнул как подкошенный на земь и забился в агонии. Однако ни одна из тварей не обратила на произошедшее внимания. Твари продолжали стягиваться к кольям, образующим защитный круг и не доходя несколько футов до частокола, замирали. Старл почувствовал как у него отвисла челюсть. Такого просто не может быть. Колдуны сотворили что-то невероятное. Однако не успел юноша толком удивиться произошедшему, как Розан скомандовал атаку своим бойцам. Двинулись в атаку и наемники из отряда колдунов.

— Отработаем свое жалование, друзья? В атаку! — не дожидаясь ответа Бекор бросился в атаку.

Другие наемники отряда капитана не заставили просить себя дважды. Головорезы издавая грозный боевой клич, двинулись к мертвякам.

— Не отходите далеко за пределы кольца, — Старл обладающий отменным слухом с трудом расслышал слова одного из колдунов.

Старл краем глаза заметил, как в руке говорившего появился совсем маленький котенок. В другой руке колдун держал кинжал. Что будет делать этот человек дальше знать не хотелось и Старл поспешил присоединиться к своему отряду. Как бы то ни было, гости из столицы знали свое дело. То, что их магия вытворяла с мертвяками было чем-то невероятным. На глазах юноши кавалеристы Розана принялись кромсать ходячих, больше напоминавших каменных истуканнов, на куски. Твари не оказывали бойцам никакого сопротивления. Всего в нескольких шагах от юноши, толстяк Мефуд снес одну из тварей наземь. Удару городского головы не хватило сил, чтобы разрубить ходячего, лезвие погрязло в теле твари. Старл с ужасом представил, что было бы с Мефудом, окажись перед ним обыкновенный мертвяк. Но вместо этого, лезвия бойцов со свистом рассекая воздух рубили плоть, мертвяки укладывались под ногами наемников и кавалеристов пластом. Это было невероятно, но магия столичных колдунов сделала тварей уязвимыми перед обычным оружием. Старл, вращаясь юлой, рубил наотмашь. Хватало одного единственного точного попадания и тварь замирала. Единственное с чем приходилось мириться Старлу, была все более отчетливое жжение метки и к сожалению юноши боль в плече только нарастала. Вскоре Старл был вынужден переложить меч из одной руки в другую. Жжение стало настолько отчетливым и сильным, что пальцы на руке начало сводить. Тяжело дыша, юноша остановился, держа тварь на расстоянии вытянутой руки с клинком от себя. В горле першило. В отличии от десятка тварей, которые нашли свой конец от меча юноши, этот зомбяк не смотрел по сторонам, он не мотал башкой, тварь уставилась в глаза Старлу и сдавленно зашипела. Старл сжал зубы, приходя в себя, да так что хрустнула челюсть. Юноше показалось, что в глазах твари на какое-то едва различимое мгновение зажегся огонек. Не оставалось сомнений — тварь увидела перед собой жертву. Старл коротким тычком проткнул зомбяку горло. Это был совсем свежий мертвяк, из горла засочилась мутная кровь — удар пришелся в артерию. Несколько капель крови попало на рассыпанный колдунами порошок, раздалось шипение и вверх заструилась тонкая струйка дыма.

— Отходим! — кричал Розан. — Отходим, живо, кому говорю!

Что-то в заклинании колдунов пошло не так. Кавалеристы начальника службы охраны барона и новоявленного городского головы, на своих отборных скакунах, умудрившиеся проложить себе дорогу далеко за пределы частокола, бросились врасыпную, но не тут то было. Это была какая-то реакция. Твари, еще мгновение назад полные безразличия, теперь зашипели и бросились атаковать. Не все, не сразу, но с зомбяков на погосте будто снимали оцепенение. Один за одним, к тварям возвращались агрессия и ненависть ко всему живому.

Старл заметил, как задрожали колья, образующие частокол. Точнее дрожало то, что было нанизано сверху на колья и спрятано от постороннего взгляда тряпкой. Из под тряпок начали валить клубы пара. Юноша почувствовал как задрожала земля под ногами и в следующий миг воздух перед Старлом взорвался фонтаном каменных брызг. Лопнуло каменное надгробие. Порошок, которым было осыпана земля и могильник, вспыхнул пламенем. Крики испуганных бойцов перемешались с шипением тварей. Паника охватила бойцами, оказавшимися за считанные мгновения запертыми в ловушке городского некрополя. Старл, голову которого вскружила боль в плече, не нашел ничего лучше, как отступить, но не тут то было. Твари перегородили юноше путь к отступлению. Единственными, кто не сдвинулся с места, оставались некроманты. Колдуны сбились в кучку и, не подымая голов, продолжали работать над обрядом. Некромантам будто не было никакого дела до происходящего на погосте. Поражало спокойствие колдунов. Возможно именно спокойствие столичных магов, вернуло холодный разум остальным бойцам. После того, как несколько наемников из отряда колдунов и кавалеристов Розана, пали под клыками и лапами тварей, бойцы наконец пришли в себя и взяли боевой порядок. К удивлению юноши не растерялись и городские головы, рассыпавшие приказы налево и направо. Старл попытался найти глазами Бекора и других наемников, однако отряд скрылся за плотными рядами мертвяков. Юноша с трудом различал неотчетливые приказы старшего. Наконец, твари замкнули вокруг Старла кольцо и Старл забыв о происходящем вокруг, был вынужден отбиваться. Из могил вылезали все новые мертвяки и юноша с трудом уворачивался от цепких лап тварей, норовивших схватить его за щиколотку. Несколько раз крутанувшись и ударив на отмашь мертвяков, Старл увидел Пука, размахивающего чуть поодаль своей огромной дубиной. Зеленому великану не без труда удавалось сдерживать натиск тварей и если не умелые и слаженные действия кавалерии Розана, бравшей основной удар на себя, орку было бы несдобровать. Затруднял бой и расстелившийся по кладбищу пар продолжавший клубами валить из странных предметов, нанизанных на колья частокола. Старл увидел как один из некромансеров обходит частокол, посыпая колья белесым порошком. Падая на ткань, порошок вспыхивал. Колдуны ни на секунду не забывали о ритуале. Старл почувствовал странный слащавый привкус во рту. Руку Старла свело, дыхание сперло. Старл готов был поклястся, что меч в его руке странно нагрелся. Волной реальность вернула юношу обратно на погост и если не расторопность Пука, одна из тварей протянувшая к Старлу свои лапы, запросто могла забрать юношу на тот свет. Ревя, орк сокрушительным ударом сравнял зомбяка с землей. Не чувствуя одну руку, Старл отбился от тварей, с трудом держась на нога. Все больше зомбяков прорывалось через поредевший строй кавалеристов Розана. Всадники держались на добром слове, многие бойцы были мертвы и разорваны. Отряда наемников некромансеров не было видно вовсе. К удивлению юноши что-то позволило выжить городским головам. Видел он среди сражавшихся и бойцов капитана Бекора. Однако самого капитана Старл не увидел.

— Где капитан? — Старл крикнул так громко, насколько мог, чтобы кто-то из наемников услышал его.

— Не знаю, — прокричал в ответ Дерил.

Наемникам приходилось тяжело. Тварей было настолько много, что никакие магические фокусы колдунов не могли помочь отряду капитана справиться с мертвяками. И если Херан, Дерил и Рамаз еще могли оказывать тварям сопротивление, то остальные ребята держались из последних сил. Сердце юноши бешенно забилось в груди. Он увидел распростертые тела Жано и Котуна на земле. Истекали кровью Хамед и Гаспар. Тела бойцов были покрыты многочисленными ранами. Твари замкнули кольцо вокруг бойцов, которое медленно смыкалось. На глазах Старла одна из тварей схватила Хамеда за запястье и потянула на себя. Рядом возникла еще одна тварь. Наемник извергая ругательства потянул к себе мертвяка повисшего на руке, но тщетно. Сил на то чтобы освободиться просто не было. Старл был слишком далеко. Юноша с надеждой посмотрел на сражавшегося рядом с Хамедом Дерила, но наемник был занят борьбой за свою собственную жизнь. Это был конец. Старл не в силах больше наблюдать за происходящим, бросился на первую попавшуюся перед ним тварь. Здоровой рукой, сжимающей ставшую до неприличия горячей рукоять меча, Старл вложил всю свою ненависть и злость в удар. Голова мертвяка слетела с плеч и кубырем покатилась по земле. На глазах удивленного юноши меч в его руке медленно покраснел, невероятной силы жаром отдало в ладонь. Не в силах удержать раскаленную рукоять, Старл выронил меч из рук и закричал. На ладони вздулись волдыри, в глазах потемнело. Что это было и с чем это было связано, Старл не знал, однако твари, готовые разорвать его на куски, вдруг попятились. Бросившийся на помощь Старлу Пук, замер. Юноша не сразу понял, что орк смотрит в сторону кольев. На лице орка застыла гримаса ужаса, дубина из рук зеленого великана упала на землю. Все это длилось не больше мига. Теперь уже и сам Старл понимал, что происходит вокруг. Прерывисто дыша Старл смотрел за частокол, внутрь защитного круга. Он не сразу поверил своим глазам. В руках некромансеров появились посохи. Они застыли посреди круга защиты со вскинутыми вверх руками и читали заклятия. На земле кровью были нарисованы руны. Упали тряпки, укрывающие навершия кольев. Это было невероятно. С кольев на Старла смотрели отчлененные от тела головы мертвецов. Из зияющих пустотой глазниц валили густые клубы пара. Там, где был посыпан белесый порошок колдунов, теперь пылало пламя. Твари из последних сил бросались на все еще державшихся кавалеристов Розана. Юноша видел, как на глазах ослабли твари. Мертвяки буквально рассыпались на ходу. Их тела рассыхались и разваливались на части. Однако цепкие руки и острые как бритва клыки, продолжали уносить жизни бойцов. Старл с ужасом заметил, что с каждым умершим пар из глазниц голов, надетых на колья становиться только гуще, ярче вспыхивает огонь, темнее становился рисунок рун, вычерченных кровью. На навершиях посохов магов прошел разряд.

Не успел Старл подумать, что следует воспользоваться предоставленной возможностью и вернуть свой меч, как боль в руке буквально вывернула его наизнанку. Судорогой свело все тело и Старл чувствуя как прогибаются его колени рухнул ниц. Глаза затмила серая пелена. Почти невидящими глазами он различил как несколько тварей перед ним разорвало на мелкие клочья необычным, сорвавшимся с наверший посохов некромантов, разрядом. Он не был похож на молнию, нет это был самый настоящий энергетический сгусток. Юноша был готов поклястся, что слышит стон… Оставалось благодорить богов, что удар пришелся в считанных футах в стороне от юноши и не задел его. Последним, что увидел Старл, перед тем как потерять сознание и отключиться, был небольшого роста горбатый человек преклонных лет в черной рясе, которого не было среди некромансеров еще мгновение назад.

* * *

У горла стоял один сплошной комок. Тошнило. Старл чувствовал чье-то горячее, сиплое дыхание совсем рядом. Юноша открыл глаза и тут же зажмурился. Солнце высоко вскорабколось на небосвод и слепило взгляд яркими лучами. Хотелось пить. Старл услышал собственный стон и почти сразу почувствовал как что-то шершавое и мокрое коснулось его лица. Не успел юноша понять, что происходит, как до ушей донесся звонкий лай. Старл не мог ошибиться. Он слышал Бруно. Моргая, юноша всмотрелся перед собой и увидел волкодава, игриво машущего хвостом из стороны в сторону. Бруно звонко лаял, пес был рад видеть своего хозяина.

— Бруно… — прошептал Старл.

Пес подскочил к Старлу и уткнулся носом в щеку хозяину. Старл поспешил обнять волкодава и прижался к телу пса. Довольный Бруно вывалил язык и склонил голову на плечо хозяина. В сердце Старла приятно екнуло. Порой в голову юноши подкрадывались мысли, что он больше не увидит своего Бруно никогда. Но теперь пес был здесь, он был рядом и одно это успокаивало. Старл чувствовал как крутит и ломит его тело. Он неохотно огляделся по сторонам. Постепенно, воспоминания о минувшей ночи возвращались, по телу пробежал холодок. Он потерял сознание до того, как закончилось сражение, до того как была поставлена точка. Разрядом по телу пробежала мысль об отряде капитана Бекора и о самом Старшем. Старл вздрогнул, вспомнив обезображенные тела Котуна и Жано. В голове застыла картинка борющегося с тварями Хамеда. Неужели… Нет об этом не хотелось и думать. Не то что думать, такой мысли не хотелось даже подпускать. Но где Пук? Где верный зеленокожий друг, который несмотря ни на что всегда был рядом. Мысли заставили Старла поднятся на ноги. Возможно, кому-то из ребят требовалась помощь, кто-то мог быть ранен и умирал. С трудом выдерживая равновесия Старл оперся об оказавшуюся рядом оградку некрополя. Пульс в голове стучал. Развороченные могильные плиты, сломанная оградка и колья некогда оборонительного круга некромансеров, все это двоилось в глазах. Но было здесь и нечто другое. Погост был завален трупами. Трупы были повсюду. Везде, куда бы не направил свой взгляд Старл, он видел обезображенные тела тварей. Сотни тел мертвяков, как и положено нашли свое последнее пристанище на главном городском погосте. Тут и там, среди выкорчеванных из земли могильных плит, лежали останки зомбяков. Где-то это были части тел, где-то кости, а где-то и вовсе больше похожие на песок небольшие кучки праха. Среди останков тварей Старл не сразу разглядел тела бойцов. Здесь были кавалеристы Розана, наемники некромансеров и… Юноша опустил взгляд и почувствовал как намокли его глаза. На каменном надгробии лежало тело капитана Бекора. Старший был мертв. Лапы твари буквально выпотрошили капитана наизнанку. В руках Бекора был зажат меч. Он умер, сражаясь, не повернувшись в миг смерти спиной к врагу. Рядом лежали тела Дерила, Рамаза и остальных наемников. Единственный, кого не нашел Старл, был старый Херан. Сказать, что наемники выглядели паршиво, было ничего не сказать. Старл с трудом различил лица головорезов, превратившиеся в какие-то засохшие мумии. Создавалось впечатление, будто кто-то выпил из наемников все жизненные силы до последней капли. Точно также выглядели кавалеристы Розана и люди некромансеров. Немного поодаль от отряда капитана лежал Пук. Орк был бледен как полотно, на груди зеленого великана запеклось огромное пятно крови. Оставалось только гадать, что здесь произошло после того как юноша потерял сознание. От некромансеров на погосте не было и следа. Куда то исчезли головы с кольев. Почти стерлись странные иероглифы. Кровь, которой они были пропитаны, как губка испарилась. Исчез пар.

Перепачканный, измазанный с ног до головы Старл был разбит и опустошен. Взгляд юноши упал на рукоятку меча под ногами. Это был его меч, меч подаренный Старлу отцом, старым гномом. Морщась от ужасной боли, сдавливающей тисками виски, юноша нагнулся и поднял меч. Ладонь кольнуло. Теперь холодный как прежде металл коснулся огромного волдыря. Не обращая внимание на боль, Старл рассматривал клинок, не понимая, что делать дальше, пока не услышал звонкий лай Бруно. Пес виляя хвостом кружил возле Пука, словно подзывая Старла к себе. Юноша улыбнулся. Зеленый великан любил Бруно, любил Старла. Волкодав был прав, следовало отдать орку честь и проститься с Пуком как положено. Бруно продолжал лаять, виляя из стороны в сторону хвостом. Волкодав уткнулся мордой в руку Пука и попытался приподнять. И какого же было удивление юноши, когда орк вдруг застонал. Бруно залаял пуще прежнего и принялся вылизывать лицо зеленого великана.

— Пук! Пук ты жив! — Старл забыв о боли рванулся к другу.

Орк открыл глаза и непонимающим взглядом смотрел на юношу. Не в силах сдержать себя, Старл бросился на шею Пука. Старл улыбался. Но где то глубоко в сознании реальность медленно возвращала свои права.

* * *

— …За барона батюшку, жизнь проживем!

За барона батюшку, вино попьем!

Без барона батюшки, жизнь не мила,

Тебе наш барон батюшка тосты до светла,

Бравых, сердцем преданных трудяг ножа и топора…

Агент гильдии Пространства Сорах с трудом различал слова песни. Те, кому принадлежали голоса, пели с сильным акцентом. Сорах не встречал такого говора ни в одном из уголков Империи. Крики и шум толпы перемешались в голове. Он открыл глаза и увидел перед собой перепачканную высохшей закуской столешницу. Он не сразу понял, что лежит лицом ниц. В ноздри ударил запах эля, в перемешку с хорошо прожаренной свининой. Интересно было знать где он? Сорах совсем ничего не помнил. Но судя по крикам, доносившейся издалека живой музыки, звонам бокалов и песнопениям, он каким-то невероятным образом оказался в таверне. По пересохшому горлу и жуткой головной боли, Сорах понял, что перед тем как отключиться прямо за столом, он выпил не один бокал крепкого эля, вскружившего голову. Сколько бокалов надо было пропустить между прочим, если Сорах совсем не помнил как оказался здесь? Странно, такое с ним случалось впервые. Да и не отличался он любовью к выпивке. Одно дело пропустить бокал вечером, после тяжелого рабочего дня, совсем другое — напиться до поросячьего визга, до полного беспамятства.

Сорах с трудом заставил себя отлепить лицо от столешницы и с удивлением взглянул на свои руки. На нем были одеты замшевые перчатки с необычным гербом, который Сорах видел впервые. Что это могло означать? Откуда могли взяться перчатки. И ладно перчатки, откуда взялся герб на них? Мысли Сораха, которые начали все больше путаться прервал женский голос.

— Привет, Сорах.

Он поднял взгляд. Перед ним, по другую сторону стола сидела девушка. Она была совсем юной, по плечам девушки спадали русые пышные волосы. Выразительные зеленые глаза с любопытством рассматривали Сораха.

ЭПИЛОГ

Старл горько улыбался. Все это была одна большая западня. Это поход на городской некрополь, обряд странных магов. Он отчетливо помнил как жадно глотали силу, буквально поглащая ее, упиваясь, магические конструкции некромантов с каждой смертью, с каждым предсмертным вздохом бойца, оставившего свою жизнь на городском некрополе. Их вывели на убой. Тихо, спокойно, каждый из них подписал под этим свое собственное согласие, купившись на басносолвное жалование. Что в итоге? Все до единого наемники, люди Розана, все они были мертвы. События последних месяцев выстраивались в логическую цепочку в голове юноши. Разбойники, проблема погостов, неупокоенные, все это неоставляло шансов крестьянам, которым некуда было помочь и некуда идти. Некроманты, эти самые гости из столицы питались их отчаянием, пили боль, поглощали страдание. Они делали это точно также как упивались смертью несчастных положивших свои головы на городском некрополе. И… Старл вздрогнул. От мыслей посетивших его в следующий миг ему стало не по себе. Его отряд, отряд наемников капитана Бекора, был тут как нельзя кстати. Не справляясь с проблемой, не разрешая ее, он дарил людям надежду, по сути понимая, что все они обречены… А тем самым он дарил новые эмоции этим тварям с посохами, чьи руки были по самое плечо в крови. Теперь не оставалось сомнений, что это дело рук некромантов — события в веселых удальцах. Повешенные люди, Они заряжали свои амулеты болью и страданием. Зачем? Для чего? Разбойники, магистраты, Розан со своими людьми… все эти люди были лишь пешками в большой игре. Одни боялись потерять свои финансовые потоки, другой боялся не успеть вовремя вскочить в телегу которая могла довезти его к небесам карьерной лестницы.

Непонятно только куда смотрел барон. А корона? Старл не мог поверить что король не знал о том что твориться в одной из своих губерний. Неужели могущественный император сознательно шел на такие меры? Принцип меньшего зла о котором так часто твердил Евлампий? Упокоить погост за счет сотен, а возможно и тысяч жизней крестьян. Не поттерять Мерулин. Лишиться туловища в лице деревень но сохранить голову в лице столицы губернии. Этим руководствовался король? Этим объяснялось бездействие барона, который поэтому исчез и отмалчивался в своем дворце — потому что дело в свои руки взял сам император. Не дать возможности разродиться злу большему? Но чьей рукой были отданы приказы грабить, жечь, убивать?

Старл покачал головой и задумался. До чего могло довести желание наживы. Что это не было чередой случайны совпадений теперь не оставалось сомнений. Неразгаданной пешкой во всей этой странной игре оставался седовласый Херан… Изменник в стане наемников капитана? Или наемнику удалось выжить и он унес отсюда ноги? Возможно старого головореза схватили некроманты для обрядов? Старл не знал.

Казалось, ответы были получены. Многие загадки оказались разрешены. Но Старл понимал, что узел с вопросами, гложащими сознания затягивается все туже. Юноша не мог понять, какую роль во всем этом играл кукловод — некроманты, те самые, кто осознано или нет, руководили всеми теми событиями, которые разворачивались в землях Большого шмеля последнием несколько месяцев.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • ЭПИЛОГ

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...