загрузка...
Перескочить к меню

Техника и вооружение 2014 12 (fb2)

файл не оценён - Техника и вооружение 2014 12 7926K, 104с. (скачать fb2) - Журнал «Техника и вооружение»

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Техника и вооружение 2014 12

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера • сегодня • завтра

Декабрь 2014 г.

На 1-й стр.обложки

фото В. Вовнова.


Владислав Морозов

Бронетанковая техника в боевых действиях на Юго-Востоке Украины.


Апрель-октябрь 2014 г.

Предпосылки к началу вооруженного противостояния на Украине возникли еще в марте 2014 г. Но крымский референдум и возвращение полуострова в состав РФ не вызвали каких-либо открытых боевых действий (не считая отдельных провокаций). Более того, многие украинские военные добровольно перешли на службу в ВС РФ. Конечно, в Киеве сразу же объявили, что «не потерпят такого положения» и «вернут Крым силой», но дальше угроз дело не пошло.

Для начала рассмотрим опубликованные в различных официальных источниках списки военной техники, формально числившейся за Вооруженными Силами Украины (ВСУ) с момента распада СССР и вплоть до 2009-2013 гг. Это весьма впечатляющие цифры, ведь только танков всех типов (от Т-55 до Т-80) «незалежная» Украина в 1992 г. унаследовала 4080 шт.

По данным западных и украинских экспертов, к моменту погружения этой страны во мрак майданных безумств, предшествующих началу полномасштабной гражданской войны, в ВСУ должно было состоять на вооружении:

– танков Т-72 разных модификаций – около 600 шт. (почти все на хранении);

– танков Т-64 всех модификаций – около 1750 шт. (минимум 650 из них по состоянию на 2013 г. на хранении), в том числе 40 в морской пехоте;

– танков Т-64БМ «Булат» – на март 2014 г. 85 шт. (имелись в наличии в 1-й отд. танковой бригаде ВСУ, в 169-м учебном центре сухопутных войск ВСУ «Десна» и академии сухопутных войск ВСУ имени гетмана П. Сагайдачного), при этом из имеющихся документов неясно, входят ли Т-64БМ в общее «бумажное» число украинских Т-64 или они считаются отдельной графой и их надо к этому общему числу плюсовать;

– танков Т-80 – 165 шт. (в том числе около 50 Т-80УД, все на хранении);

– танков Т-84У «Оплот» (украинская модификация того же Т-80УД) – 10 шт. по состоянию на 2010 г., в ВСУ эти танки использовались главным образом для парадов. В 2009 г. был заключен контракт на поставку ВСУ второй партии Т-84У (также в «фантастическом» количестве 10 шт.), но, по состоянию на 2013 г., этот контракт выполнен не был «из-за недостаточного финансирования»;


Последствия удара РСЗО «Град» по скоплению техники ВСУ. Зеленополье, Луганская область, 11 июля 2014 г. На переднем плане – разбитый Т-64БВ, за ним слева – БТР-80, на заднем плане – экскаватор на шасси КрАЗа и несколько автомашин.


– БМД-1 – 60 шт. (по состоянию на 2013 г.);

– БМД-2 – 78 шт. (на 2012 г.);

– БТР-Д – 44 шт. (на 2013 г.);

– САУ 2С9 «Нона» – 67 шт. (на 2013 г.)

– БТР-З/БТР-4 – производились только на экспорт и официально на вооружении ВСУ не состояли, хотя БТР-4 и был формально принят на вооружение 24 июля 2012 г.;

– БТР-60 – 176 шт. всех модификаций; до начала войны в ВСУ ограниченно использовались в основном радиомашины и КШМ на шасси БТР-60, остальные числились на хранении;

– БТР-70 – 857 шт. (на 2013 г.), до половины – на хранении;

– БТР-80 – 395 шт. (на 2013 г.), часть – на хранении, 50 – в морской пехоте, несколько десятков – в Нацгвардии;

– БМП-1 – 994 шт. (на 2012 г.), в том числе несколько сотен – на хранении;

– БМП-2 – 1443 шт. (на 2013 г.), в том числе 75 – у морской пехоты, а часть – на хранении:

– БМП-3 – 4 шт. (на 2013 г.), еще одна продана в США;

– БРДМ-2 – более 600 шт. (на 2010 г., включая противотанковые варианты и KLUM), почти все находились на хранении, в ВСУ, видимо использовались в основном единичные варианты модернизированных БРДМ-2ЛД, БРДМ-2ДИ и БРДМ-2ДП;

– МТ-ЛБ – 2090 шт. (на 2012 г.), до половины числилось на хранении;

– САУ 2СЗ «Акация» – 463 шт. (на 2013 г.);

– САУ 2С1 «Гвоздика» – 600 шт. (на 2013 г.), в том числе 12 (один дивизион) – в морской пехоте;

– САУ 2С5 «Гиацинт» – 24 шт. (на 2013 г.);

– САУ 2С7 «Пион» – 99 шт. (на 2013 г.), часть – на консервации;

– САУ 2С19 «Мета» – 40 шт. (на 2013 г.);

– РСЗО БМ-21 «Град» – 315 шт. (на 2013 г.), часть – на консервации;

– РСЗО 9К57 «Ураган» -137 шт. (на 2013 г.), часть – на консервации;

– РСЗО 9К58 «Смерч» – 80 шт. (на 2013 г.);

– Установки тактических ракет 9К79 «Точка-У» – до 90 шт. (на 2013 г.), часть – на хранении и консервации;

– ЗПРК 2С6 «Тунгуска» – 70 шт. (на 2013 г.).

Интересно сопоставить эти данные с известным заявлением президента Украины П. Порошенко, сделанным после официального объявления о перемирии на Юго-Востоке в сентябре 2014 г. Он утверждал, что украинская армия во время летних боев «лишилась более 65% техники». Получается, что с мая по сентябрь 2014 г. на земле Донбасса произошли как минимум одна-две танковые баталии, сопоставимые по своим масштабам с Курской дугой в 1943 г. или сражением под Дубно в 1941 г. А если суммировать все вышеизложенные данные, то окажется, что ВСУ летом 2014 г. одних только танков должны были потерять не меньше 1000 шт.!


Т-64БВ – основной танк украинской армии в ходе АТО.


Модернизированный вариант «шестьдесятчетверки» – Т-64Б1М. Именно он рассматривается как «перспективный танк для вооружения ВСУ и батальонов Нацгвардии». Сентябрь 2014 г.


Т-64БМ "Булат"


Увы, не стоит воспринимать озвученные данные слишком серьезно. С одной стороны, налицо стремление максимально завысить собственные материальные потери (дабы западные «друзья» помогли деньгами или поставками вооружения), а с другой – желание списать задним числом откровенное воровство украинских руководителей и военных за два последних десятилетия.

Как известно, с середины 1990-х гг. основным курсом ВСУ было максимальное сближение и последующая интеграция в Евросоюз и НАТО с одновременным избавлением от любого «наследия проклятого тоталитарного прошлого», в том числе и военно-технического.

Писатели-фантасты до недавнего времени обожали сочинять мрачные пророчества о том, как русскоязычная Восточная Украина объявляет независимость и на помощь «свидомитам» тут же является десяток натовских дивизий во главе с «младоевропейцами», вроде Польши или Чехии. Увы, в НАТО никто не собирался и не собирается проливать за Украину кровь своих солдат. Что же касается материальной стороны вопроса, то практически единственными образцами западной военной техники, поступившими на вооружение ВСУ в конце 1990-х гг., стали 150-200 (приводятся разные цифры) многоцелевых автомобилей «Хаммер» в грузопассажирском исполнении, переданных фактически бесплатно, в рамках так называемой «гуманитарной помощи». А все западные поставки для ВСУ в ходе войны сводятся, в основном, к продовольствию, обмундированию, бронежилетам,тепловизорам,оптике и т.д. и т.п. Об отдельных фактах поставок на Украину тяжелых вооружений – ниже.

На самом же деле реальный боевой потенциал украинской армии по состоянию на 2013 г. стыкуется с приведенными выше цифрами весьма отдаленно. В 2013 г. в ВСУ имелось две танковых, десять механизированных, две аэромобильные, одна воздушно-десантная, пять артиллерийских и две ракетные бригады, один аэромобильный полк и два отдельных батальона морской пехоты. В них формально числилось 160 000 чел личного состава (мобрезерв на случай войны необоснованно оценивался примерно в 1 млн. чел.) при 4112 единицах бронетехники всех типов (танки, САУ, БМП, БТРы), 400 самолетов, 93 вертолета, 25 боевых кораблей и катеров и до 1000 стволов артиллерии и минометов (учитывая 23-мм ЗУ-23-2 и 82-мм минометы). Но к так называемой «Антитеррористической операции» (АТО) на Юго-Востоке Украины было привлечено всего чуть более 10000 чел. (т.е. менее 10% имеющегося личного состава), считая 25 укомплектованных ультраправыми и разного рода неонацистами «добровольческих батальонов», которые относились не к ВСУ, а к МВД или Нацгвардии. Бронетанковой техники всех типов для участия в АТО, по озвученным данным, наскребли всего 774 единицы.

Спрашивается, откуда столь разительная нестыковка между «бумажными» данными и суровой реальностью? Ответ прост: если руководители Украины в чем-то и преуспели за 23 года «незалежности», то исключительно в казнокрадстве и разбазаривании доставшегося в наследство от СССР потенциала, в том числе и военного.


Брошенный в окопе Т-64БВ ВСУ. Июль-август 2014 г.


Т-64БВ ВСУ, упавший в речку с наведенного моста. Позднее танк был вытащен ополченцами, отремонтирован и введен в строй.


Танки Т-64БМ «Булат» ополчения. Осень 2014 г.


По идее, для операции типа пресловутой АТО украинцам очень пригодились бы «старые добрые» Т-55 и Т-62 (особенно если вспомнить, что Российская армия довольно успешно применяла Т-62М в ходе контртеррористической операции в Чечне). Но на вопрос, куда же делись сотни танков этих типов, доставшихся Украине от СССР, а также, к примеру ЗСУ-23-4 (в 1992 г. их на Украине было не менее 200, а по состоянию на 2008 г. – ни одной!), сейчас уже никто не сможет внятно ответить.

«Широкая распродажа» коснулась всех видов бронетанковой техники. Так, произошло, например, с украинскими Т-80. В конце 1990-х гг, военное руководство Пакистана, озабоченное принятием на вооружение армией Индии российского Т-90, решило найти адекватный (и, желательно, недорогой) ответ. В итоге, на Украине по весьма умеренной цене были приобретены 320 Т-84. Часть машин была произведена «с нуля» (завод в Харькове имел задел комплектующих с советских времен, но кое-что пришлось делать и заново), а часть доработана до экспортного стандарта из имеющихся в наличии Т-80УД. Кроме того, некоторое количество украинских Т-80 (Россия, как известно, поставляла Т-80У только на Кипр и в Южную Корею) попало в армии стран Африки и Азии (по западным данным, 66 шт. в Йемен и т.д.).

Все эти факты в сочетании с отсутствием свежих фотоснимков украинских Т-80 указывает на то, что весь наличный парк машин этого типа давно распродан или списан. Остаются десять Т-84У, которые участвуют в парадах и различных выставках вооружения. В ходе боев на Юго-Востоке Украины летом 2014 г. ни один из них замечен не был. Правда, военное руководство ВСУ заявляет, что ХЗТМ вполне может выпускать по нескольку «Оплотов» в месяц, но военно-технические эксперты считают это сомнительным. Возможно, завод имеет задел для производства двух-трех десятков Т-84У (поскольку был соответствующий контракт 2009 г.), но крупносерийное производство «Оплотов» в нынешних условиях вряд ли реально, так как часть комплектующих для них поступала из-за рубежа (в том числе и из РФ) или с заводов, расположенных на Юго-Востоке Украины. Да и денег на подобные программы в украинском бюджете сейчас нет.

Основным же танком ВСУ закономерно оказался производившийся в Харькове до 1985 г. Т-64 нескольких модификаций. Экспортного потенциала эта машина не имела, поскольку изначально представляла собой этакий, говоря «автомобильным» языком, «концепт-кар», на котором опробовался ряд передовых для своего времени технических решений, и имевший, в связи с этим, огромное количество конструктивных и производственных дефектов. Конечно, за годы серийного производства и многочисленных модернизаций качество Т-64 значительно улучшилась, но органические пороки, связанные с низкой надежностью двигателя и ходовой части, остались (даже в советских технических руководствах аккуратно указывалось, что Т-64 необходимо «грамотно эксплуатировать и технически обслуживать» и что данный танк требует «опытного экипажа»).

В итоге, ни до 1991 г., ни после эти машины никогда не шли на экспорт и заслужили весьма противоречивые оценки как среди экспертов, так и среди служивших на ней танкистов. Украинцам досталось около 2000 Т-64 всех модификаций.

Попытки продать их за рубеж закономерно ничем не кончились, хотя именно для экспорта был разработан вариант Т-64БМ «Булат», на котором общий уровень защиты, качество прицелов и средств связи были «подтянуты» до уровня поздних Т-80. 50 модернизированных Т-64БВ1 (Т-64Б1М) планировали в конце 2013 г. продать в Демократическую Республику Конго. Как сообщается, часть этих танков уже отправлена заказчику, а десять машин поставлены Нацгвардии.

Некоторое количество украинских Т-64 за последние два десятилетия было списано и отправлено в переплавку (металл тоже стоит денег), но несколько сотен танков этого типа сохранилось как на ходу, так и на базах хранения в разной степени запустения и разукомплектованности. В итоге, именно Т-64 понесли наибольшие потери в боях лета-осени 2014 г. и стали основным типом танка как в ВСУ и Нацгвардии, так и в Вооруженных Силах Новороссии (подразделения ополчения ДНР и ЛНР).

Что касается доставшихся Украине нескольких сотен Т-72, то они распродавались массово и с большим успехом, поскольку данный танк в дополнительной рекламе особо не нуждался. На Украине в 1990-е гг. даже разработали вариант Т-72-120 со 120-мм натовской пушкой (видимо, в расчете на европейских покупателей), но дальше прототипа дело не пошло. С другой стороны, согласно имеющимся данным, Украина продала не менее двух Т-72 в Сьерра-Леоне, 110-60 (по разным данным) – в Судан, не менее 200 модернизированных украинских Т-72 накануне войны 2008 г. и после получила Грузия (в 2013 г. в грузинской армии оставалось 96 Т-72; 18 танков было уничтожено в 2008 г.; не менее 65 грузинских Т-72 тогда досталось российской, южно-осетинской и абхазской армиям в качестве трофеев). К концу 2013 г. в ВСУ, по оценкам экспертов, оставалось всего 30-50 Т-72 различных модификаций, большая часть которых находилась в учебных подразделениях или ржавела на базах хранения. Тем не менее, некоторое количество танков этого типа было приведено в порядок и использовано ВСУ в ходе АТО; при этом несколько машин были подбиты или попали в руки ополчения (например, в сентябре-октябре 2014 г. в ходе боев за Донецкий аэропорт ополченцы применяли минимум 2-3 Т-72 из числа ранее захваченных у ВСУ).


САУ 2С3 "Акация" украинской армии


Всего после 1992 г., по подсчетам западных экспертов, украинцы продали в страны Азии и Африки не менее 1238 танков всех типов.

Абсолютно аналогичная картина наблюдалась на Украине и с другими типами бронетанковой техники. Очень много боевых машин было утилизировано и пошло в переплавку. Минимум несколько сотен БМП-1 и БМП-2 ушло на экспорт (только в Грузию – 150-200 машин).

Фактически к началу АТО Украина производила на экспорт только бронетранспортеры. Правда, этот «экспортный товар» довольно своеобразен. Например, украинский БТР-94 (его дальнейшее развитие – БТР-3) на ХЗТМ не производился заново, а переделывался из доставшихся от СССР БТР-80 путем установки нового двигателя и боевого модуля вместо башни (на БТР-94 стоял модуль с 2х23-мм пушками или 14,5 мм пулеметами, позже появились и другие варианты вооружения). Экспортный успех БТР-94 был скромен; в этот вариант переделали 90 машин, 50 из которых продали в Иорданию (остальные приняли на вооружение ВСУ, где они использовались в основном для парадов и различных публичных показов). Однако в 2003 г. иорданцы передали все свои БТР-94 армии проамериканского Ирака: главной причиной стало низкое качество украинских машин.

Что касается БТР-3, то эту машину с самого начала производили только на экспорт. Так, по заказу Таиланда к концу 2013 г. изготовили не менее 32 БТР-3, но заказчик отказался принимать данные машины. Причины – срыв сроков контракта, завышенная цена и низкое качество изготовления. В итоге, БТР-ЗЕ и БТР-ЗК из таиландского заказа 22 мая 2014 г. были торжественно переданы подразделениям Нацгвардии и направлены в зону АТО. Еще не менее 30 БТР-3 различных вариантов, включая 82- и 120-мм «самоходные минометы» (видимо, также из «таиландского задела»), продефилировали на параде в Киеве 24 августа 2014 г.


"Семьдесятдвойка" ополченцев ДНР


Отдельного упоминания заслуживает бронетранспортер БТР-4, про который отечественные «диванные наполеоны» в свое время восторженно писали, что это «замечательная машина» и «пример для российского ВПК по переделке БТР-80». По сути, БТР-4 – «перекомпонованный по требованиям защиты» и по стандартам НАТО БТР-80. На ХЗТМ полностью переделали корпус «восьмидесятки», увеличив его по высоте и установив кормовые двери для десанта. Отделение управления вынесли вперед и оно получило отдельные боковые двери, что придало БТР-4 сходство с французским VAB или немецким Tpz «Fuchs». Двигатель (украинский дизель ЗТД или его импортный аналог) тоже перенесли вперед, а вместо башни установили универсальный боевой модуль украинского производства с пушкой, пулеметом и ПТРК (на разных вариантах БТР-4 устанавливали модули «Гром», БАУ-23-2, «Шквал» и «Парус»). В итоге же, ничего выдающегося в конструкции БТР-4, кроме модернового силуэта, нет.

Более того, чрезмерно увлекшись теми самыми «требованиями НАТО», украинцы сделали не нормальный БТР, способный идти в бою за танками, а типичную патрульную машину для сопровождения автоколонн и локальных противопартизанских действий, со слабой броневой (например, вместо бойниц и смотровых приборов БТР-4 имеет большие окна с бронестеклами) и противоминной защитой. В итоге, хотя БТР-4 24 июля 2012 г. и приняли на вооружение, но было отмечено, что требованиям украинской армии этот бронетранспортер не соответствует и его или необходимо кардинально переделать (с усилением бронезащиты и наступательных возможностей), или закупить аналогичный образец на Западе (второе для генералов ВСУ было явно предпочтительнее). Но денег разработчикам, как обычно, не выделили.

В итоге, вся «переделка патрульной машины в БТР» свелась к единственному макетному образцу, пару раз демонстрировавшемуся на международных оружейных выставках. Правда, на заказы от ВСУ разработчики БТР-4 и не рассчитывали, поскольку машина явно предназначалась на экспорт. В 2009 г. был подписан контракт на поставку для армии Ирака 420 БТР-4, причем кроме линейного варианта предусматривалось поставлять БРЭМ, КШМ и санитарные машины. Позднее планировалось подписать контракт на поставку в Казахстан (только казахи должны были собирать БТР-4 у себя по лицензии), но к началу 2014 г. казахский контракт остался на уровне «протокола о намерениях».

К концу 2013 г. в Ирак отправили около 100 БТР-4. И тут случилось неслыханное – иракские военные (поставки любых вооружения для которых оплачивал и продолжает оплачивать Вашингтон, кстати, один БТР-4 обходился иракцам, а точнее, американцам, в кругленькую сумму – более 1 млн. USD) в январе 2014 г. вернули производителю 42 БТР-4! Причина – срыв сроков контракта (к 2014 г. должны были быть поставлены все предусмотренные контрактом БТРы, а не менее четверти), низкое качество изготовления (были обнаружены ржавчина и трещины бронекорпусов, из чего некоторые эксперты сделали вывод о том, что шасси и детали корпусов части БТР-4 не изготавливались заново, а опять-таки переделывались из БТР-80), несоответствие реальных характеристик заявленным и завышенная цена.


САУ 2С1 «Гвоздика» украинской армии.


Итогом этого скандала стало то, что все изготовленные БТР-4 из скопившегося на ХЗТМ иракского задела передали Нацгвардии. Десять БТР-4 торжественно вручили «добровольческим батальонам» 23-24 марта 2014 г., а к концу лета планировалось передать еще 58 машин, часть из которых «засветилась» на параде 24 августа 2014 г. При этом интересно, что ВСУ не особо стремились получать на вооружение БТР-3 и, тем более, БТР-4. Даже однотипные машины этих марок из разных партий имеют серьезные внешние различия, т.е. это, фактически, малосерийные экспортные образцы с невзаимозаменяемыми деталями, которые непонятно как эксплуатировать и ремонтировать (с обычными БТР-80 подобных проблем нет). А рвущимся в бой и не сильно подкованным технически бойцам из Нацгвардии БТР-3 и БТР-4 вполне подошли, тем более что выбирать в условиях нехватки техники не приходилось. Учитывая, что на ХТЗМ имеется некоторый задел деталей по иракскому контракту, еще несколько десятков БТР-4 Нацгвардия и ВСУ еще вполне могут получить, а вот дальнейшее (а тем более – массовое) производство под вопросом, поскольку часть комплектующих (например, детали шасси и подвесок) производители получали из-за рубежа.


САУ 2С19 "Мста" украинской армии


К моменту объявления хрупкого перемирия в сентябре 2014 г. в составе Нацгвардии, погранслужбы Украины и ВСУ появились и другие «новейшие» образцы бронетанковой техники – например, броневики «Кугар» и «Спартан», несколько десятков которых якобы специально для Нацгвардии произвели на КрАЗе. Оба образца представляют собой фактически пародию на БТР или БРМ, поскольку сделаны на коммерческих шасси. «Кугар» – это бронированный Тойота «Лендкрузер», а «Спартан» – Форд F550. О происхождении самих шасси изготовители скромно умалчивают. Реальная боевая ценность этих машин более чем сомнительна, так как в плане противопульной (не говоря уже про РПГ, мины или фугасы) бронезащиты обе они уступают даже бронированным «Хаммерам» или такому «чуду техники», как турецкий «Отокар-Кобра».



Поврежденные и сгоревшие САУ 2С3 «Акация» и 2С5 «Гиацинт» ВСУ. Лутугино, сентябрь-октябрь 2014 г.


Но «реэкспортные» БТР-3 и БТР-4 и кразовские «эрзац-броневики» в масштабах Украины – капля в море. В итоге ВСУ пришлось выгребать на войну из мобзапасов и с баз хранения БТР-70, БТР-60 и БРДМ-2 (на театр военных действий попали, например, лишенные башен и броневой крыши экземпляры БРДМ-2, которые перед этим явно прошли «демилитаризационную» переделку в «вездеходы двойного назначения»; возможно, это были когда-то разоруженные противотанковые машины). Были даже сообщения о том, что в части ВСУ и Нацгвардии попали БТРы и БРДМы, взятые из радиоактивных могильников в районе Чернобыльской АЭС…

Однако даже этой устаревшей бронетанковой техники и автотранспорта ВСУ явно не хватило. В итоге и ополчение, и части вроде бы регулярной ВСУ и Нацгвардии вынуждены были использовать (и продолжают использовать по сей день) абсолютно «левый» автотранспорт гражданских образцов, включая различные пикапы, внедорожники, грузовики (для перевозки боеприпасов применяются даже самосвалы и грузовые фуры), микроавтобусы, цистерны. Батальоны «Правого сектора» не брезговали (и не брезгуют) и отобранными у местных жителей легковушками. Нехватка огневых средств и полноценной бронетанковой техники заставляет использовать банковские бронированные фургоны, разнообразные «джихад-мобили» (полубронированные машины кустарного изготовления на любой базе, от УАЗ-469 до грузовых КрАЗов) и «автотачанки» (установки ЗУ-32-2, ЗГУ или крупнокалиберных пулеметов на базе любых подходящих грузовиков или пикапов).


БМП-2 из подразделения А. Мозгового (ЛНР). Август 2014 г.


Сгоревшая украинская БМП-2 с противокумулятивными экранами. Благодатное (Донецкий район), август 2014 г.


БМД-2 украинской армии.


Перед отправкой в зону АТО бронированные машины (а они все имеют весьма почтенный возраст) обычно проходят капитально-восстановительный ремонт, сводящийся к тому, что образцы «ставят на ход», «оживляют» их вооружение и перекрашивают. Причем характерной особенностью украинской техники являются так называемые «противокумулятивные экраны» из стальных уголков, прутков и сетки, массово навариваемые на броню боевых машин пехоты и десанта, а также бронетранспортеров. Это некий совершенно непонятый «урок», который украинские военные (в частности, побывавшая в Ираке сводная бригада ВСУ) извлекли из опыта натовских компаний в Афганистане и Ираке. Но даже сами американцы и их союзники признали, что такая защита (даже в сочетании с динамической защитой и навесными плитами из керамических материалов), в общем, малоэффективна, поскольку ухудшает обзор и подвижность и может спасти только от попаданий элементарных одноразовых РПГ или ВОГов подствольных гранатометов (да и то с дальней дистанции и в том случае, если противник будет настолько глуп, что начнет стрелять в защищенное место). Она не спасает от тандемных гранат РПГ, ПТУРов и бронебойных снарядов, не говоря уже о снарядах тяжелой артиллерии, минах и фугасах. Многочисленные снимки подбитых и сгоревших украинских БМП и БТРов, оснащенных такой защитой, подтверждают ее сугубо «психологический» характер.

Полномасштабные боевые действия (а точнее, настоящая гражданская война) начались на Украине в апреле-мае 2014 г., после проведенного в самопровозглашенных Донецкой и Луганской Народных Республиках референдума о суверенитете последних, объединении их в Новороссию и желании в дальнейшем вступить в состав РФ. В референдуме участвовало 74% населения, до 89% которого высказались за все вышеперечисленные шаги. В общем, поначалу речь шла всего-навсего о придании ДНР и ЛНР статуса широкой автономии в рамках единого украинского государства и сохранении русского языка в качестве второго государственного. Однако Киев не пожелал признавать даже сам факт проведения этого референдума, и на Новороссию были брошены армейские подразделения, чтобы «подавить и покарать». А первая же пролитая кровь в корне изменила первоначальную ситуацию и расклад сил.


БТР-80 украинской армии


Подготовка к АТО велась второпях, грамотные командиры во главе ВСУ отсутствовали. Даже цели операции не были внятно обозначены. Если стоит задача по защите мирного население от «пророссийских боевиков» и «террористов», то почему для ее выполнения нужно производить массированные артобстрелы населенных пунктов, где этих «террористов» нет. А если ставится задача по уничтожению жилой и промышленной инфраструктуры Донбасса вместе с населением – зачем нужны пустые разговоры о «борьбе с террористами»? Киевская хунта, похоже, собиралась выполнить три основных задачи: полную «дерусификацию» Юго-Востока Украины по варианту правых ультранационалистов, защитить интересы ряда местных олигархических групп и «расчистить площадку» под добычу в Донбассе сланцевого газа (компаниями, чей контрольный пакет находится в руках чиновников из Госдепа США). На начало осени ни одна из этих задач выполнена не была.

Тактически карательная операция имела характер некой перманентной «зачистки», когда украинские части двигались исключительно вдоль дорог, да еще и по расходящимся направлениям, не имея ни четких приказов, ни устойчивой связи с соседями и даже не стремясь выстраивать некое подобие сплошной линии фронта.




Первые боевые машины ополчения – 2С9 «Нона», БМД-2 и БТР-Д. Прежние украинские номера и тактические обозначения закрашены. Хорошо видны надписи «Народное ополчение Донбасса». Славянск, лето 2014 г.


Войска всегда действовали чем-то вроде «батальонных тактических групп» – максимум батальон на БТР/БМП и автомашинах с танковым взводом или ротой с приданными 1-2 батареями 82- и 120-мм минометов, 122-мм гаубиц Д-30 и ЭУ-23-2 и, иногда, другими средствами усиления, вроде различных САУ и РСЗО (обычно БМ-21, реже 9К57 или 9К58). Встретив вооруженное сопротивление, украинские части обычно останавливались, занимая оборону (часто прямо на открытой местности или у развилок дорог) и стремясь подавить противника с дальней дистанции огнем тяжелого вооружения. В начале войны, когда ополченцы имели на вооружении только стрелковое оружие и РПГ, такая тактика в ряде случаев срабатывала.

Кроме того, украинские подразделения ни разу не пытались захватить штурмом какой-либо занятый ополчением населенный пункт, всегда стремясь его окружить и взять измором при помощи массированных артобстрелов и авианалетов. Из-за отсутствия квалифицированных наводчиков, корректировщиков и нормальной радиосвязи «под раздачу», как правило, попадали жилые кварталы, а основными жертвами были мирные жители. Правда, один раз эта тактика сработала, когда ополчение в начале июля 2014 г. вынуждено было оставить г. Славянок. Но с более крупными городами, вроде Луганска и Донецка, подобные методы ведения войны оказались бесполезными и даже привели к обратным результатам – окружению и уничтожению частей ВСУ и Нацгвардии.

Украинское командование допустило в ходе АТО ряд фундаментальных ошибок. Например, ему не стоило бросать в бой в самом начале аэромобильные бригады. Да, эти части имели наиболее подготовленный личный состав, но оснащались исключительно специфической техникой типа БМД и БТР-Д с их только противопульной броней и почти не имели тяжелого вооружения. В итоге, эта армейская элита была закономерно выбита в первую очередь. Обладая наилучшим техническим оснащением, данные подразделения имели личный состав, частично включающий срочников или мобилизованный контингент, который не очень понимал смысл этой войны. Итог – низкая боевая устойчивость частей, большое количество брошенной на поле боя техники и масса погибших, пленных и пропавших без вести.

И уж совсем не стоило бросать в бой неонацистские «добровольческие батальоны» «Правого сектора», как правило, входившие в состав Нацгвардии или МВД Украины. Эти формирования, зачастую подчиненные непонятно кому (чаще всего – своему комбату или «спонсору» в лице какого-либо олигарха или одиозного политика, а не Генштабу ВСУ), сразу же «прославились» своими уголовными замашками. Преступления батальонов «Правого сектора» – вроде массовых бессудных казней, взятия в заложники, грабежей и мародерства – теперь всемирно известны. Эти реально плохо вооруженные и обученные подразделения (не считая воюющих в частях «Правого сектора» профессиональных наемников, которые там большинства не составляют) часто выступали в роли «заградотрядов» по отношению к частям ВСУ, но в реальных боях несли большие потери. Впоследствии, после августовского разгрома, ряд командиров «добровольческих батальонов» свалили все военные неудачи на безграмотность украинских генералов и слабую техническую оснащенность, пообещав, что если им «дадут дополнительные танки и артиллерию», они «возьмут Москву». Как бы там ни было, Киев сейчас планирует переформировать эти части, максимально оснастив их тяжелым вооружением.


«Краса и гордость» Нацгвардии – бронетранспортер БТР-4Е. Лето 2014 г.



БТР-4Е, уничтоженный в районе с. Смелое (Луганская обл.) 23 октября.


БТР-3К, сгоревший в районе п. Тельманово (Донецкая обл.) в начале сентября


Поначалу ополчение (армия ДНР официально создана 10 апреля 2014 г.) вообще не имело бронетанковой техники: отмечалось минимум два случая снятия с постаментов и последующего использования танков времен Великой Отечественной войны (ИС-ЗМ и Т-34-85; эти танки были на ходу, но не могли вести огонь – у танков-памятников пушки всегда делают непригодными к стрельбе). Однако, по мере нарастания интенсивности боевых действий, на вооружении ополчения начала появляться и трофейная «броня».

Так, уже 16 апреля 2014 г. в г. Славянске десантники 25-й отдельной аэромобильной бригады ВСУ, не желавшие воевать с собственным народом, добровольно сдали ополчению шесть боевых машин: БМД-2 (№824), БМД-1 (№813), САУ «Нона» (№914) и три БТР-Д (№709, 815 и 847). У ополченцев они прослужили относительно недолго, поскольку находились не в лучшем техническом состоянии (лишнее свидетельство неблестящей ситуации с техникой в ВСУ), а у ополчения поначалу практически не было квалифицированных экипажей и ремонтников. Так, неисправная БМД-2 №842 была подорвана и сгорела при выходе ополчения из Славянска 5 июля 2014 г. Там же были оставлены неисправные БМД-1 №813 (была заминирована) и САУ «Нона» №914 (вывезена в Киев, где сейчас гордо демонстрируется на «выставке трофейной техники»). Из трех БТР-Д машина №847, по некоторым данным, была также брошена из-за неисправности и затем попала в руки ВСУ, а две оставшиеся использовались ополчением до недавнего времени.

На этих машинах прежние обозначения закрасили, а поверх них нанесли по трафарету надписи «Народное Ополчение Донбасса». Позднее, по мере формирования новых подразделений, на трофейной технике появились и другие буквенные обозначения. Известны, например, надписи «ЛНР», «ДНР», «Батальон Восток», «Народное Ополчение Луганщины А. Мозгового» а также патриотические надписи типа «Смерть Бандерлогам!», «За Донбасс!», «На Киев!», «Смерть фашистам!» и др.

Интересно, что бронетанковая техника ВСУ поначалу не имела никаких специальных обозначений (эмблема сухопутных войск Украины в виде красного или малинового креста с перекрещенными мечами и жовто-блакитным трезубцем в центре наносится на технику только для парадов), кроме трехзначных номеров, эмблем ВДВ (унаследованный от СССР парашют с двумя самолетами по бокам) и, иногда, контурных трезубцев (хотя вообще-то нац. эмблема Украины называется «сокол», но нарисован он в таком стиле, что действительно похож на вилку, а не на птицу).

Однако примерно с конца апреля 2014 г. на военную технику ВСУ в зоне АТО начали наносить «знаки быстрого опознавания» в виде двойных белых полос на лобовой броне, башне или бортах (в СССР белыми полосами обычно обозначали одну из «воюющих сторон» на учениях), теоретически позволявшие издали отличать своих от чужих и избегать поражения «дружественным огнем». Этим, разумеется, дело не ограничилось.

ВСУ и, особенно, «Правый сектор» начали украшать свои автомобили и боевые машины жовто-блакитними флагами и полосами, эмблемами подразделений («добровольческим батальонам» вся эта символика поставляется в виде наклеек) и однообразными патриотическими лозунгами, в основном, типа «С нами бог!», «Слава Украине!», «Слава Героям!» и т.д. Зафиксирован, например, танк Т-64БВ с надписью на стволе пушки «Справедливый хохол» (был уничтожен в июле 2014 г.) и Т-64БВ с надписью на бортовом экране «На Москву!». В целом же, имеющую трофейное происхождение бронетанковую технику ополчения можно было отличить от украинской по свежим пятнам краски на месте белых полос и вывешиваемым на радиоантеннах (а иногда накрашиваемым на броне) флагам ДНР и ЛНР.

Первая официальная сводка о потерях боевой техники ВСУ от 30 мая осторожно сообщала, что за этот период (т.е. за полтора месяца боев) всеми украинскими подразделениями в зоне АТО было безвозвратно потеряно (разбито с невозможностью последующего восстановления, сгорело или попало в руки противника) 11 БМП-2, 2 БМП-1, 1 БТР-80, 2 БТР-70, 1 БТР-Д, 2 БМД-2, 1 БМД-1, 1 «Нона-С», 2 ЗУ-23-2 (видимо, на автомобильном шасси) и 4 82-мм миномета «Василек». Судя по всему, этот список далеко не полный, поскольку, к примеру БТР-Д, как уже было сказано выше, было потеряно минимум три, а не один, как указано в данной сводке.



Украинские БТР-80 с вариантами импровизированных решетчатых противокумулятивных экранов.



Кустарно изготовленные зенитные установки на шасси коммерческих автомобилей на вооружении ополчения. Подобные импровизированные «огневые средства» охотно используют обе стороны конфликта.


Дальнейшие сведения о потерях сторон зачастую не совсем полны и носят фрагментарный характер, тем более что с августа 2014 г. в ВСУ официально введена цензура и любые сведения о потерях, а также подробности вроде типов техники или ее тактических номеров засекречиваются. Тем не менее (все изложенные данные базируются на фото и видеоматериалах ополчения и данных независимых военных экспертов), достоверно известны, к примеру, следующие боевые эпизоды:

– 2 июня в н.п. Александрова Луганской области при разоружении воинской части ВСУ ополчение уничтожило три ЗиЛ-131, один ГаЗ-66 и захватило БТР-70. Тогда же в районе Славянска был уничтожен (сгорел) минимум один БТР-80 ВСУ;

– 17 июня у ст. Луганское был подбит Т-64БВ, впоследствии отремонтированный ополченцами и введенный в строй. На следующий день у п. Металлист был уничтожен БТР-80 ВСУ, еще две БМП-2 и один БТР-80 попали в руки ополчения;

– 21 июня на блок-посту у п. Ямполь были уничтожены две БМД-2 ВСУ;

– в ночь с 26 на 27 июня у г. Славянска были уничтожены два БТР-80 ВСУ;

– 4 июля у Новоселовки (20 км от Донецка) были уничтожены две БМП-2 ВСУ;

– 11 июля по позициям 72-й ОМБР и 24-й ОМБР ВСУ у с. Зеленополье Луганской обл. впервые был нанесен массированный удар из БМ-21 (первый случай, когда части ополчения массово применили «Грады» с достаточным количеством боеприпасов). Огнем «Градов» было полностью уничтожено не менее 25 автомашин, три Т-64БВ, два БТР-80, одна ИМР-2, две ЭУ-23-2 и две Д-30;

– 14 июля на дороге у с. Лутугино вблизи Славянска были уничтожены Т-64БМ, БТР-80 и ЗиЛ-131 ВСУ;

– 16 июля в разных местах «Южного Котла» ополченцы захватили две БМП-2 (№258 и 245), четыре грузовика и гаубицу Д-30.

Всего в «Южном Котле» ополченцам к началу августа 2014 г. удалось собрать более 150 единиц ремонтопригодной бронетанковой техники. Причем, еще 20 июня командование ополчения объявило о создании танковой дивизии. Получается, что к этому времени в подразделениях ДНР и ЛНР уже имелось до 250 единиц бронетанковой техники, захваченной у ВСУ.

Разгром, который постиг ВСУ и Нацгвардию в августе 2014 г., был впечатляющим.

Полностью или более чем наполовину были уничтожены 25-я, 95-я и 79-я аэромобильные, 24-я, 51-я и 72-я механизированные бригады ВСУ и большинство участвовавших в «АТО» батальонов Нацгвардии. Киев сначала официально объявил, что с 7 апреля по 29 августа силовые структуры Украины потеряли 789 чел. убитыми и 2789 ранеными. Данная цифра, разумеется, не учитывала пленных и пропавших без вести, при этом только в «Южном котле» осталась неизвестной судьба не менее 2000 военнослужащих. А в «добровольческих батальонах» никакого вменяемого учета потерь вообще никогда не велось. Одновременно ООН признала, что на Юго-Востоке Украины в ходе АТО были убиты 1129 и ранены 3442 мирных жителя. Эти данные неполные, поскольку мирное население продолжало гибнуть и в октябре 2014 г., уже после формального заключения перемирия.

Позднее независимые военные эксперты, со ссылкой на СНБУ Украины, назвали следующие цифры потерь ВСУ и прочих киевских «силовиков» в гражданской войне летом 2014 г.: до 12000 убитых, 19000 раненых и до 5000 пленных и пропавших без вести. Насколько достоверны эти данные, сказать сложно, но до сих пор неизвестна судьба нескольких тысяч украинских военнослужащих, а Киев упорно замалчивает истинные цифры потерь.

Потери ополчения убитыми за аналогичный период, по разным данным, оцениваются не менее чем в 1000 чел. А общее количество убитых и раненых в украинской гражданской войне 2014 г. (считая мирных жителей) оценивается в 45000-50000 чел. К сожалению, эта цифра продолжает увеличиваться.


Самое грозное, но не слишком точное и новое оружие ВСУ – ПУ тактических ракет "Точка-У".


Что касается техники, то, по уточненным данным, к началу сентября 2014 г. (на момент объявления о перемирии) ВСУ и Нацгвардия Украины потеряли: автомашин – 673, тягачей АТ-Л и МТ-ЛБ – 75, танков Т-64 – 258 (в летне-осенних боях 2014 г. ВСУ лишились не менее 4-5 танков Т-64БМ «Булат»), БТР всех типов – 321 (в том числе минимум один БТР-4 и один БТР-3, потерянный 6 сентября у п. Тельманово), БМП-1/2 – 223, БРДМ-2 – 4, БМ-21 – 81, 9К58«Смерч» – 13, 9К57«Ураган» – 15, 2СЗ«Акация» – 4, 2С9 «Нона» – 15, 2С1 «Гвоздика» – 32, 2С19 «Мета» – 7, 2С5 «Гиацинт» – 2, 120-мм минометы – 31, ЭУ-23-2 – 21, 122-мм Д-30-36.

Эта статистика не учитывает, например, технику, потерянную в сентябре-октябре 2014 г. в боях за аэропорт Донецка и на подступах к нему, где у ВСУ было не менее десяти БТР и БМП, и минимум один Т-72 и три Т-64 (один из которых, поданным ополченцев, «еще годился на запчасти»).

В том числе ополченцами было захвачено: автомобилей – 124, танков Т-64 – 65 (в составе сил ополчения к октябрю числилось не менее трех трофейных отремонтированных танков Т-64БМ), Т-72 – не менее 5, БМП-1/2 – 69, БТР всех типов – 39, БРДМ-2 – 2, БМД-1/2 (возможно сюда же входят БТР-Д) – 9, БМ-21 – 24, 9К57«Ураган» – 2, 2С5«Гиацинт» – 2, 2С9 «Нона» – 6,2С1 «Г воздика» – 25,2СЗ «Акация» – не менее 2, 2С19 «Мета» – не менее 1-2, 122-мм Д-30-10, ЭУ-23-2 – 18.


Даже БРДМ-2 не обошла мода на «экранирование». Данная машина прошла доработку в Киеве.


«Мобильный блокпост», изготовленный на базе той же БРДМ-2 в г. Николаеве.


Кроме того, по состоянию на конец августа 2014 г. приводились и такие данные: ополченцы захватили у ВСУ и использовали 43 танка Т-64 (не менее трех успели безвозвратно потерять), около 30 БМП-2 и БМП-1, 24 БТР-80, 8 БТР-70 и 14 БРДМ-2. Безвозвратные потери ВСУ на тот же период оценивались не менее чем в 35 Т-64, 61 БМП и 11 САУ всех типов.

По данным ресурса LostArmour.info, потери ВСУ в бронетанковой технике на октябрь 2014 г. составили: май – 9 ед., июнь – 10 ед., июль – 55 ед., август – 151 ед., сентябрь – 131 ед., октябрь – 44 ед. Потери ополчения: июль – 10 ед., август – 18 ед., сентябрь – 9 ед., октябрь – 6 ед.

Некоторые образцы боевой техники по нескольку раз переходили из рук в руки. Например, минимум три Т-64, захваченных ополчением летом 2014 г, потом опять оказались у ВСУ, а в июле-августе 2014 г. во время боя у погранпункта Мариновка украинская погранслужба заполучила БТР-80 из батальона «Восток» (ранее захваченный у ВСУ). По некоторым данным, этот БТР позднее опять оказался у ополченцев!

Сейчас на Юго-Востоке Украины объявлено довольно хрупкое перемирие, которое не особо соблюдается украинской стороной, похоже, собиравшейся воевать дальше. Во всяком случае, было объявлено что украинские ремзаводы (например, Львовский) в течение октября 2014 г. должны были капитально отремонтировать и ввести в строй ВСУ около 1000 единиц различной бронетанковой техники вместо потерянной в летних боях (сообщается, что уже к началу ноября 2014 г. частично введены в строй около 200 танков и по 200-300 БМП и БТР, правда, практически вся эта техника была выпущена до 1991 г.).

При этом запланирована модернизация всех или почти всех оставшихся на Украине Т-64 до стандарта Т-64БМ «с повышенной защищенностью» и оснащение БТР и БМП «дополнительной навесной броней и противокумулятивными экранами». После проведения этих мероприятий никакого резерва бронетанковой техники на Украине (при отсутствии собственного производства) практически не остается. Кроме того, независимые эксперты отмечают, что летом-осенью 2014 г. ВСУ и Нацгвардия растратили большую часть оставшихся от СССР боеприпасов; запас тактических ракет «Точка-У» и ракет для РСЗО всех типов оценивается как «минимальный».


«Эрзац-БТР» на шасси КрАЗа батальона Нацгвардии «Донбасс».


Бронеавтомобиль КрАЗ «Кугар».


Тягач МТ-ЛБ ВСУ, оснащенный решетчатыми экранами, на трейлере.


Кустарно забронированный КамАЗ карательного батальона «Днепр».


По ряду сообщений, подразделения ВСУ вскоре могут пополниться САУ 2С7 «Пион», снятыми с консервации.


Рассчитывают в Киеве и на военную помощь из-за рубежа. Пока известно минимум два факта поставки Киеву тяжелого вооружения. В июле-августе 2014 г. Венгрия продала (фактически – передала менее чем за 10% их стоимости) Румынии (по другим данным, схема продажи была сложнее: Венгрия передала танки Чехии «с правом модернизации и перепродажи», а потом уже чехи передали эту технику румынам) несколько десятков танков Т-72М из запасов бывшей ВНА «с правом последующей перепродажи»: уже в августе минимум 10-15 танков из этой партии были выгружены в Одессе с иностранных судов. Кроме того, в сентябре (т.е. уже после объявления перемирия) в Киев военно-транспортными самолетами НАТО доставили несколько (скорее всего – по одной батарее) РСЗО LAROM (БМ-21 румынского производства) и «Теруэль» (испанского производства) с боезапасом. В свою очередь, командование ополчения заявило, что в течение сентября-октября техслужбами отремонтировано и введено в строй не менее 100 единиц различной боевой техники из числа оставленной ВСУ на поле боя.

Так что вооруженный конфликт на Юго- Востоке Украины, уже унесший огромное количество человеческих жизней, в том числе простых мирных граждан, не утихает. Чем он закончится, предугадать пока невозможно.

Использованы фото С. Попсуевича, а также из общедоступной сети Интернет, в том числе материалы сайтов «Потери военной техники на Украине» (LostArmour.info) и "Отвага» (olvaga2004.ru).


Ростислав Ангельский

«Стрелы» точного машиностроения. Часть 2

Официально к созданию самоходного зенитного ракетного комплекса «Стрела- 10СВ» (9К35) приступили по Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 24 июля 1969 г. №595-204. Наряду с ЗРК «Стрела-10СВ» проводились, но так и не были завершены, работы по унифицированному с ним корабельному комплексу, а также по ЗРК «Стрела-11» для воздушно-десантных войск с боевой машиной на шасси БМД-1.

В соответствии с заданными ТТТ комплекс «Стрела- 10СВ» должен был поражать цели, летящие на встречных курсах со скоростью до 415 м/с (до 310 м/с – вдогон) на высоте от 0,025 км до 3,0-3,5 км, на дальности от 0,8-1,2 до 5 км при параметре до 3 км. При отсутствии организованных помех при наличии своевременного целеуказания должна была обеспечиваться вероятность поражения одной ЗУР одиночной цели, маневрирующей с перегрузками до 3-5 единиц, на уровне не менее 0,5-0,6.

Боевые машины должны были преодолевать вплавь водные преграды, перевозиться самолетом Ан-12 и вертолетом Ми-6. Возимый боекомплект определялся в 12 ЗУР, при этом одновременно со «Стрелой-10» закладывалось и применение ЗУР «Стрела-1». Масса боевой машины лимитировалась величиной 12,5 т. Наряду с автономным ведением боевых действий комплекс мог использовать речевые целеуказания, поступающие по радио от пункта управления ПУ-12 (ПУ-12М).

Как и при создании ЗРК «Стрела-1», головным разработчиком комплекса в целом, ракеты, аппаратуры пуска ЗУР и контрольно-проверочной машины назначили Конструкторское бюро точного машиностроения (КБТМ), а головной организацией по созданию ГСН и неконтактного взрывателя – Центральное конструкторское бюро «Геофизика».

Первоначально предусматривалось совместное применение взвода ЗРК «Стрела-10» совместно с взводом «Шилок», а в дальнейшем – разрабатываемых с 1973 г. «Тунгусок». Но в 1975 г. требования к «Тунгуске» были откорректированы с введением в состав боевой машины нового, более совершенного (по сравнению со «Стрелой-10») ракетного вооружения.


Боевая машина ЗРК «Стрела-10М» и ЗСУ-23-4 «Шилка» на учениях Советской Армии.


Компоновка ЗУР 9М37 ЗРК "Стрела-10».

1 – комбинированная ГСН; 2 – рулевая машинка; 3 – бортовая аппаратура; 4 – боевая часть; 5 – неконтактный взрыватель; 6 – РДТТ; 7 – роллероны.


Тем не менее, несмотря на большие боевые возможности «Тунгуски», создание простого невсепогодного комплекса «Стрела- 10СВ» завершилось принятием его на вооружение, организацией серийного производства и поставкой в войска. Такое решение мотивировалось тем, что ЗРК «Стрела-10» станет дополнением к «Тунгуске», способным обеспечить уничтожение внезапно появляющихся низколетящих целей в условиях сложной радиоэлектронной обстановки. По-видимому, учитывались и другие обстоятельства.

Создание такого сложного комплекса, как «Тунгуска», вполне могло затянуться и привести к срыву директивных сроков. Так и случилось: зенитный пушечно-ракетный комплекс поступил на вооружение только в 1982 г., на шесть лет позже «Стрелы-10СВ». Кроме того, с учетом дороговизны «Тунгуски» более чем сомнительной представлялась возможность замены ею «Шилок» в соотношении «один к одному» в более или менее обозримые сроки.

Испытания ЗРК «Стрела-10СВ» в составе боевой машины 9А35 (с пассивным помехозащищенным радиопеленгатором целей 9С16) и 9А34 (без 9С16), ракеты 9М37 и контрольно-проверочной машины проводились на Донгузском полигоне с января 1973 г. по май 1974г. Комплекс приняли на вооружение только спустя почти два года по постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 16 марта 1976 г. после устранения ряда выявленных недостатков. Производство боевых машин и ракет для комплекса велось теми же предприятиями, что и ЗРК «Стрела-1».

В состав ракеты 9М37 комплекса «Стрела-10СВ» входила двухцветная головка самонаведения 9Э47. В дополнение к примененному в ЗРК «Стрела- 1М» фотоконтрастному каналу (в диапазоне – 0,4-0,8 мкм) использовался и инфракрасный канал (в диапазоне 3,5-5 мкм), что повысило боевые возможности ЗРК при стрельбе навстречу и вдогон цели, а также в сложных метеоусловиях и при использовании противником помех. Фотоканал задействовался при стрельбе по приближающимся целям, а также как резервный, поскольку, в отличие от теплового канала, он не требовал охлаждения, которое могло обеспечиваться только при однократной предпусковой подготовке ЗУР.

Для ограничения скорости проворота ракеты по крену на ЗУР применялись цельноповоротные роллероны, размещенные позади крыльев и стоящие отдельно от них, выполненные без обычных для этих устройств похожих на шестеренки роторов, раскручиваемых набегающим воздушным потоком. Роллероны ракеты 9М37 приводились в движение роторами с газодинамической раскруткой, кинематически связанными с ними и расположенными внутри корпуса.

С целью повышения эффективности боевого снаряжения при сохранении массы прежней боевой части в ЗУР 9М37 в качестве поражающих элементов вместо осколков применялись стержневые (режущие) элементы массой 9 г, разлетающиеся со скоростью до 1300 м/с. Масса взрывчатого вещества возросла до 1,1 кг. При сохранении диаметра корпуса и размаха крыла ЗУР 9М31 комплекса «Стрела-1» длина ракеты 9М37 увеличилась до 2,19 м.

Управление комплексами батареи, состоящей из зенитного ракетного взвода (одна боевая машина 9А35 и три 9А34) и взвода комплексов «Тунгуска», велось с использованием батарейного командирского пункта управления ПУ-12 (ПУ-12М) (позднее – «Ранжир-2») посредством передачи команд по радиотелефону, а в дальнейшем, после оборудования аппаратурой передачи данных, – и по радиотелекоду.

Функционирование боевых машин комплекса обеспечивалось с применением машин техобслуживания 9В915 и контрольно-проверочных машин 9В839.


Боевая машина 9A35M3 ЗРК «Стрела- 10М3» в боевом положении.


Боевая машина 9А35М комплекса «Стрела-10М» в походном положении, подготовленная для преодоления водной преграды.


Пуск ЗУР комплекса «Стрела-10М».


В отличие от ЗРК «Стрела-1», комплекс 9К35 размещался не на колесной БРДМ-2, а на гусеничном шасси «объект 35», созданном на базе многоцелевого тягача МТ-ЛБ. При этом потребовалась дополнительная отработка приборного оборудования боевой машины, на которое воздействовали мощные вибрации, несвойственные ранее применявшимся колесным шасси.

Масса боевой машины 9А35 составляла 12,35 т (9А34 – 12,29 т), длина – 6,93 м, ширина – 2,85 м, высота (при сложенном пусковом устройстве) не превышала 2,2 м.

Большая грузоподъемность гусеничного шасси позволила:

– увеличить возимый боекомплект с четырех до восьми ЗУР в ТПК, половина из которых находилась на направляющих пусковой установки, а остальные размещались в корпусе самохода;


Боевая машина 9А35М комплекса «Стрела-10М».


– использовать вместо ручного наведения пускового устройства электропривод, обеспечивающий скорость горизонтального наведения до 100 град./с, вертикального (в диапазоне углов – от -5 до +80") – до 50 град./с, при этом перезарядка пускового устройства всеми ракетами проводилась вручную за 3 мин;

– ввести в комплекс «Стрела-10СВ» аппаратуру оценки зоны пуска 9С86 на базе когерентно-импульсного радиодальномера миллиметрового диапазона волн, обеспечивавшего определение дальности до цели в пределах до 10,3 км с ошибкой не более 100 м и радиальной скорости цели с ошибкой не более 30 м/с, а также аналого-дискретное счетнорешающее устройство, которое определяло границы зоны пуска с максимальными ошибками 300-600 м и углы упреждения при пуске со средними ошибками 0,1-0,2°. Применение этой аппаратуры позволило в 98% случаев своевременно осуществлять пуски ракет, в то время как на «Стреле-1»это достигалось только в 75% стрельб.


Боевая машина 9A34M3 ЗРК «Стрела-10М3» в боевом положении.



Боевая машина 9A34M3 ЗРК «Стрела-10М3» в походном положении.


Комплекс оснащался наземным радиозапросчиком для определения государственной принадлежности воздушных целей на наклонных дальностях до 12 км.

По сравнению со «Стрелой- 1М» в комплексе «Стрела-10СВ» расширились границы зоны поражения, гарантировался обстрел более скоростных целей. При работе с тепловым каналом ГСН обеспечивалась защита от естественных помех и от одиночных преднамеренных оптических помех-ловушек.

Для дальнейшего повышения помехозащищенности в 1977 г. провели модернизацию ракеты в части ГСН с обеспечением селекции цели на фоне оптических помех по траекторным признакам. Была усовершенствована аппаратура запуска ракет боевых машин 9А34 и 9А35. Испытания усовершенствованного ЗРК, получившего название «Стрела-10М» (9К35М), проходили с января по май 1978 г. на Донгузском полигоне. В 1979 г. комплекс с ракетой 9М31М приняли на вооружение.

По решению ВПК от 31 июня 1978 г., была проведена дальнейшая модернизация комплекса «Стрела-10М» с введением в его состав аппаратуры 9В179-1 для автоматизированного приема целеуказания от КП командира батареи ПУ-12М и начальника ПВО полка ППРУ-1 («Овод-М-СВ»), аппаратуры 9В180, обеспечивавшей автоматизированное наведение пусковой установки на цель, а также дополнительной радиостанции для приема телекодовой информации. Для преодоления водных преград вплавь с полным боекомплектом ЗУР боевые машины доукомплектовали откидывающимися от бортов пенополиуретановыми поплавками. Испытания комплекса, получившего название «Стрела-10М2» (9К35М2), состоялись на Донгузском полигоне в июле-октябре 1980 г., а в 1981 г. он был принят на вооружение.


Боевая машина 9A35M3 комплекса «Стрела-10М3».


С использованием автоматизированного приема и отработки целеуказания ЗРК обеспечивал эффективность стрельбы без помех одной ЗУР по истребителям на встречных курсах в диапазоне дальностей от 1,5 км до ближней границы зоны, составляющую 0,3 на дальности 3,5 км и 0,6 на дальности 1,5 км, что на 0,1 -0,2 превышало соответствующие показатели «Стрелы-10М». Это достигалось за счет увеличения дальности обнаружения цели с 6,8 до 8.4 км, сокращения работного времени при целеуказании с 8,5 до 6,5 с, увеличения частости непропуска цели с 0,7 до 1, сокращения времен доведения целеуказания до оператора в 2.5 раза и отработки целеуказания в 2 раза.

По решению ВПК от 1 апреля 1983 г.

№111, в 1983-1986 гг, в рамках дальнейшего развития ЗРК типа «Стрела-10СВ» была проведена ОКР под шифром «Китобой». Испытания ЗРК «Китобой» проходили с февраля по декабрь 1986 г. на Донгузском полигоне и, частично, на Эмбенском полигоне. Комплекс с новой ЗУР 9М333 приняли на вооружение в 1989 г., но не как «Китобой», а под названием «Стрела-10М3» 9K35M3.

Входящие в состав ЗРК боевые машины 9A34M3 и 9A35M3 имели усовершенствованную аппаратуру запуска ЗУР, а также новый двухканальный оптический визир, обеспечи-,, вавший увеличение дальности обнаружения малоразмерных целей на 20-30% Широкопольный канал имел поле зрения 35° и увеличение 1,8х, а узкопольный – поле зрения 15° и увеличение 3,75х.


Боевая машина ЗРК «Стрела-10М3» белорусской армии на учениях «Щит Союза 2011»

Замаскированная боевая машина ЗРК «Стрела-10М3» на огневой позиции. Мулино, 2009 г.


Новая ЗУР 9М333 по сравнению с ракетой 9М37М имела несколько доработанные двигатель и контейнер, а также новую ГСН 9Э425 с тремя приемниками в различных спектральных диапазонах: ранее применяемых фотоконтрастном и инфракрасном, а также в помеховом диапазоне, работающим в не характерных для излучения реальных целей длинах волн 1-1,3 мкм, что позволило в дополнение ктраекторным признакам использовать и спектральные характеристики для селекции цели на фоне оптических помех.

С целью повышения эффективности поражения малоразмерных целей вместо оптического неконтактного взрывателя в ЗУР внедрили новое лазерное взрывательное устройство, выполненное на основе четырех импульсных излучателей с восьмилучевой диаграммой направленности и приемника отраженных от цели сигналов.

Боевая часть ЗУР 9М333 массой 5 кг (вместо 3 кг в ЗУР 9М37) оснащалась стержневыми поражающими элементами массой по 19 г,, большего сечения и большей длины. За счет увеличения массы разрывного заряда до 2,6 кг скорость разлета стержней была повышена до 1850 м/с. Новый автопилот обеспечивал более устойчивую работу ГСН и контура управления ЗУР в целом в различных режимах запуска ракеты и ее полета в зависимости от помеховой и фоновой обстановки заряда.

Длина ракеты увеличилась до 2,23 м, габариты контейнера – до 2,3x0,303x0,32 м. Масса контейнера с ракетой составила 70 кг. Ракеты 9М333 и 9М37М могли использоваться во всех модификациях комплекса «Стрела-10».

Комплекс обеспечивал не меньшие, чем у ЗРК 9К35М2, зону и вероятности поражения самолетов на высотах от 25 до 3500 м, летящих со скоростями до 415 м/с (до 310 м/с – вдогон), и вертолетов со скоростями полета до 100 м/с. Крылатые ракеты со скоростями до 200-250 м/с и ДПЛА со скоростями от 20 до 300 м/с поражались на высотах от 10 до 2500 м. В 9K35M3 стало возможным до пуска обеспечивать надежный захват цели головкой самонаведения ракеты 9М333 при наличии оптических помех.

Функционирование комплекса осуществлялось с использованием контрольно-проверочной машины 9В839М, машины техобслуживания 9В915 и системы внешнего электропитания 9И111.

Наиболее отличившиеся создатели комплекса «Стрела-10СВ», в том числе А.Э. Нудельман, были удостоены Государственной премии СССР.

ЗРК типа «Стрела-10СВ» поставлялись в ряд зарубежных стран (в том числе в Афганистан, Алжир, Анголу, Болгарию, Венгрию, Индию. Иорданию, Ирак, Северную Корею, Кубу, Ливию, Польшу, Сирию, Словакию, Чехию, Югославию) и использовались в военных конфликтах на Ближнем Востоке и в Африке. В частности, они применялись ливийцами в боевых действиях в Чаде. В Анголе в 1987- 1988 гг. таким ЗРК был сбит южноафриканский «Мираж F-1». В ходе боевых действий в Чаде и в Анголе несколько комплексов «Стрела-10» были захвачены противником.

В целом процесс совершенствования ЗРК семейства «Стрела-1» – «Стрела-10М» представляет собой положительный пример эволюционного развития вооружения с непрерывным наращиванием боевых возможностей, с высокой степенью преемственности и взаимозаменяемости образцов различных лет разработки. Однако с конца 1980-х гг. этот процесс, по сути дела, прервался.

С уходом на пенсию дважды Героя Социалистического Труда А.З. Нудельмана «КБ точмаш» влили в НПО «Точность», во главе которого стоял Генеральный конструктор и Генеральный директор А.Г. Шипунов, в должности главного конструктора тульского КБП бывший многолетним конкурентом Нудельмана. Несмотря на то, что совершенствование «Стрелы-10» еще имело перспективы, москвичей переключили на разработку комплексов, известных как «Пальма» и «Сосна», представлявших собой нечто вроде уменьшенной тульской «Тунгуски», но отличавшихся применением наведения по лазерному лучу вместо радиокомандной системы.

Только в начале 1990-х гг. после обретения независимости «КБ точмаш им. А.Э. Нудельмана», продолжая работу по «Пальме» и «Сосне», занялось и дальнейшей модернизацией «Стрелы-10». Была определена программа модернизации более ранних модификаций ракет с доведением их до уровня 9М333 путем замены ГСН, аппаратурного отсека, неконтактного взрывателя, боевой части и доработки контейнера. Модернизированные ракеты получили обозначение 9М35МД.


Модернизированная боевая машина комплекса «Стрела-10М4». Выставка МАКС-2005.



Модернизированная боевая машина 9А34А «Гюрза» на выставке МАКС-2001.


На МАКС-2001 была представлена боевая машина 9А34А «Гюрза», на которой вместо пассивной радиолокационной системы пеленгации применили инфракрасную оптико-электронную систему обнаружения Л-136 «Мак-Ф» с полусферическим блоком датчиков, размещенным в верхней части штатного поднимаемого пускового устройства. Новая машина также оснащалась цифровой вычислительной системой. В отличие от ранее принятых боевых машин, обеспечивалось обнаружение целей на вдвое большей дальности – до 10-13 км, с идентификацией по силуэту на дальности 3-4 км, а также эффективная работа по летательным аппаратам вне зависимости от наличия на нем работающего на излучение радиолокатора. Пеленгация целей осуществлялась не только в горизонтальной, но и в вертикальной плоскости до угла места 30".

Применение модернизированного оптического прицела 9Ш127М (вместо 9Ш127) дало возможность поражать малоразмерные цели типа крылатых ракет, высокоточного оружия, беспилотных летательных аппаратов на дальностях до 3-4 км.

Для всесуточного применения комплексов типа «Стрела-10» разработан и испытан вариант дооснащения боевой машины ночным прицелом, обеспечивающим обнаружение вертолета Ми-8 ночью на дальности 10 км.

На МАКС-2005 демонстрировалась четвертая модернизация комплекса – «Стрела- 10М4». Она обеспечивает работу в любое время суток и в условиях плохой видимости, а также проведение автономного автоматического секторного поиска целей. Для этого в состав комплекса включена тепловизионная система, автомат захвата и сопровождения цели, блок сканирования. Спектральный диапазон тепловизионного канала составляет 3-5 мкм и соответствует диапазону головок самонаведения (ГСН) ЗУР 9М333 и 9М37М. Модернизация комплекса по варианту «Стрела-10М4» предусматривает минимальный обьем доработок конструкции боевой машины, небольшое количество вновь вводимых блоков аппаратуры и, соответственно, меньшую стоимость в сравнении с другими вариантами модернизации.

Однако дальнейшее совершенствование комплексов семейства «Стрела-10» ограничивается двумя факторами. Во-первых, тем, что изготовителем гусеничного шасси комплекса был Харьковский тракторный завод, а постсоветская история взаимоотношений Российской Федерации с Украиной не вселяет уверенности в устойчивости технологической цепочки. Для устранения этой проблемы ОАО «Муромтепловоз» разработало боевую машину на базе БТР-60 и представило ее на МАКС-2007 и МАКС-2009 как ЗРК «Колчан» («Стрела-1 ОМЗК»), Этот комплекс комплектуется средствами обнаружения целей, аналогичными принятым для комплекса «Стрела- 10М4». Масса боевой машины на одну тонну превышает вариант на традиционном гусеничном шасси.

Вторая проблема связана с тем, что производство ракет 9М333 прекратилось в 1990-е гг., и гарантийный срок эксплуатации ранее изготовленных изделий практически выработан. Возобновление производства этих ракет в принципе возможно, но воспроизведение таких изделий, в которых воплощены технические решения полувековой давности, вряд ли целесообразно.

При этом на протяжении 1980-2000-х гг. практически беспрепятственно осуществлялось непрерывное совершенствование ПЗРК, в ходе которого по зоне досягаемости и помехозащищенности они сравнялись с ЗРК типа «Стрела-10», уступая последним только по эффективности боевой части.


ЗРК «Стрела-10М3К» на шасси БТР-60. Выставка МАКС-2007.


ЗПРК с использованием шасси танка Т-80УД и башни ЗСУ-23-4, разработанный на Украине. На бортах башни смонтированы ТПК комплекса типа «Стрела-10М».


Комплекс «Лучник-Э»


Исходя из этого традиционный разработчик ПЗРК – коломенское КБМ – предложил модернизированный вариант ЗРК типа «Стрела-10» – комплекс «Лучник-Э» с боевой машиной, несущей на пусковой установке вместо четырех ЗУР типа 9М37 или 9М333 четыре модуля «Стрелец» с двумя ракетами 9М342 от ПЗРК «Игла-С». Еще восемь ЗУР 9М342 перевозятся в корпусе боевой машины. На ней размещаются оптико-электронная станция круглосуточного применения и современные средства обработки информации. Наряду с удвоением боекомплекта применение ЗУР «Игла-С» обеспечило увеличение максимальной дальности поражения до 6 км.

Можно предположить, что аналогичная модернизация боевых машин ЗРК «Стрела-10» осуществима и с использованием боевых средств от новейшего отечественного ПЗРК «Верба».

Работы по модернизации ЗРК «Стрела-10» проводились не только в России. После распада СССР на Украине был разработан зенитный пушечно-ракетный комплекс с использованием шасси танка Т-80УД, элементов вооружения и башни зенитной самоходной установки ЭСУ-23-4 и четырех контейнеров с ракетами семейства «Стрела-10», размещенных попарно по бортам башни.

В статье использованы фото Д. Пичугина, С. Попсуевича, Р. Ангельского, С. Федосеева, А. Чирятникова и Д. Хлопотова.


Боевая машина ЗРК «Стрела-1М» армии Ирака.


Боевая машина 9А34 ЗРК «Стрела-10М3» ополчения на Юго-Востоке Украины. Июль 2014 г.


Боевая машина ЗРК «Стрела-1М» армии Польской Народной Республики.


Боевая машина ЗРК «Стрела-10М» армии ГДР.


Боевая машина ЗРК «Стрела-10М3» белорусской армии.Учения «Щит Союза – 2011».


Боевая машина ЗРК «Стрела-10М3» на параде в Екатеринбурге 9 мая 2011 г.


Боевая машина ЗРК «Стрела-10М3». Екатеринбург, март 2010 г.

Фото В. Вовнова



Боевые машины ЗРК «Стрела-10М3» белорусской армии. Учения «Щит Союза-2011»


Фото Д. Пичугина.



Вверху: буксировка среднего танка Т-34.


М. В. Павлов, И. В. Павлов

Наследники «Ворошиловца». Часть 2

Путевка в жизнь?

Заводские испытания двух АТ-45 установочной партии (№15001 и №15006 – первая и последняя машины партии) летом 1944 г. в целом прошли достаточно успешно, несмотря на вполне естественные для новых машин дефекты и неисправности. Состоялись испытания на проходимость и по буксировке однотипных тягачей, среднего танка Т-34 и тяжелой САУ СУ-152 по шоссейным и грунтовым дорогам. АТ-45 №15001 в общей сложности преодолел 1277 км, при этом его двигатель отработал 65 ч 27 мин, а машина №15006 – 966 км, из которых 268 км прошла на буксире (мотор отработал 35 ч 10 мин).

Средняя скорость тягача №15001 при движении без прицепа и груза на платформе по шоссе составила 26,5 км/ч, с грузом 6000 кг на платформе – 29,7 км/ч, а по грунтовым дорогам (без прицепа и с грузом) – 13,4 км/ч. Вторая машина (№15006) в таком же положении прошла 209 км по шоссе со средней скоростью 28,5 км/ч и 341 км по грунтовой дороге со средней скоростью 22,9 км/ч.

Буксировка АТ-45 аналогичной неуправляемой машины осуществлялась со средними скоростями 11,6-17,9 км/ч в различных дорожных условиях. Транспортировка среднего танка Т-34 производилась тягачом №15001 по грунтовой дороге на расстояние 30 км со средней скоростью 14 км/ч, самоходной установки СУ-152 (также по грунтовой дороге) – на расстояние 20 км со средней скоростью 5,6 км/ч.

Во время заводских испытаний были преодолены следующие подъемы: без прицепа – 25", с танком Т-34 на буксире – 16", с СУ-152 – 1 Г.

К 20 июля 1944 г. все выявленные конструктивные и производственные недостатки обоих тягачей были в основном устранены, однако окончательную оценку харьковским машинам должны были поставить в ходе государственных испытаний, запланированных на конец июля.

Государственные испытания тягачей АТ-45 прошли в период с 30 июля по 30 августа 1944 г. в районе г. Харькова. Они проводились в соответствии с постановлением Государственного комитета обороны за №5773 от 30 апреля 1944 г. и совместным приказом по ГАУ Красной Армии и Наркомтанкопрому за №0191/442 от 15 июля 1944 г. Комиссию по испытаниям возглавил заместитель начальника Тракторного управления ГАУ Красной Армии генерал-майор инженерно-технической службы И.Д. Павлов. От завода N975 присутствовал главный конструктор Н.Г. Зубарев. Завод №75 предъявил на испытания те же тягачи – №15001 и 15006.


Буксировка тяжелого танка КВ-1С без башни.


Целью этих испытаний, осуществлявшихся по программе Артиллерийского комитета ГАУ Красной Армии и Технического управления Наркомтанкопрома, являлось определение полных тактико-технических характеристик АТ-45 при движении с прицепами в различных дорожных условиях и объема необходимой конструктивной доработки перед постановкой тягача на серийное производство.

Программой испытаний намечался пробег каждого тягача с прицепами и грузами в 2500 км (на платформах тягачей размещался груз массой 6 т). Движение планировалось осуществлять по четырем маршрутам, включая шоссейные (шоссе Харьков – Белгород) и грунтовые дороги (с подъемами и спусками), булыжные уличные мостовые г. Харькова, а также на пересеченной труднопроходимой местности с преодолением естественных препятствий.

В качестве прицепов во время испытаний тягачей использовались 203-мм гаубица обр.1931 г. Б-4 с лафетом на гусеничном ходу (массой 13600 кг) и ствольная повозка Бр-10 на колесном ходу (массой 11000 кг), а также 210-мм пушка фирмы «Шкода» (типа отечественной Бр-17), которая состояла из двух повозок на колесном ходу с пневматическими шинами (повозка с основанием – 21700 кг, повозка с верхним станком – 20900 кг). Осуществлялась также буксировка однотипного тягача (массой 25000 кг), среднего танка Т-34 (30000 кг), тяжелого танка КВ-1C без башни (40000 кг) и трофейной «Пантеры» (44000 кг).

На протяжении всего периода пробеговых испытаний стояли преимущественно солнечные дни, а максимальная температура воздуха днем достигала 28"С в тени. Только 4 августа во время пробега по маршруту №3 Харьков – Полтава – Харьков прошел сильный грозовой дождь, в результате чего 60 км пришлось двигаться по грязи, с глубиной погружения гусениц 60-70 мм.

Тягач №15001 без прицепа преодолел 351,5 км по шоссе и 315,6 км по грунтовым дорогам. Вторая машина прошла 372,1 км по шоссе, 457 км по грунтовым дорогам и 10,4 км по пересеченной местности.

В ходе буксировки артсистемы типа Бр-17 тягачом №15001 было пройдено 276,9 км по шоссейным дорогам, 393,6 км – по грунтовым дорогам, 21 км – по пересеченной местности, а АТ-45 №15006 – 146,362 и 21 км соответственно. Буксировка Б-4 осуществлялась в тех же условиях, при этом первый тягач прошел 20 км по шоссейным дорогам и 112 км по грунтовым дорогам, а машина №15006 – 37,3 и 58,1 км соответственно (испытания с Б-4 на пересеченной местности не проводились).

Особое внимание уделялось буксировке аварийных танков и однотипных тягачей, учитывая намерение военных использовать АТ-45 в качестве эвакуационной машины. С однотипной машиной на буксире АТ-45 №15001 преодолел 179,4 км, а №15006 – 164 км. Транспортировка среднего танка Т-34 осуществлялась тягачом №15001 на расстояние 325 км, а машину №150065 задействовали для буксировки танка КВ-1С (пройдено 386 км). Трофейную «Пантеру» буксировали на расстояние 6,5 км (тягач №15001) и 6,1 км (№15006). К сожалению, гусеничный движитель машины отличался невысокими сцепными свойствами, что не позволяло оптимально реализовать силу тяги для уверенной буксировки тяжелых танков в сложных условиях на пересеченной местности.

В общей сложности, учитывая дополнительные пробеги тягачей на заправку, мойку и другие эксплуатационные потребности, в ходе пробеговых испытаний машина №15001 прошла 2033 км, при этом ее двигатель отработал 93 ч 58 мин, а №15006 – 2006 км (мотор отработал 103 ч 55 мин).

Важной частью этих испытаний стало преодоление различных естественных препятствий (грунт на всех подъемах, спусках и кренах – плотный, покрытый травяным покровом, сухой). Так, подъем в 30° АТ-45 без прицепа свободно преодолел на 1-й передаче с установленными шпорами на гусеницах. Движение с креном в 26” производилось также на 1-й передаче, без прицепа и шпор, однако при этом тягач начинал сползать в сторону крена. Спуск в 30° (без прицепа, но со шпорами) проходил на 1-й передаче при торможении двигателем.

С повозкой основания пушки типа БР-18 удалось преодолеть подъем в 15°- на 1-й передаче, без шпор. Выяснилось, однако, что остановить «поезд» на таком подъеме оказалось практически невозможно даже при торможении повозки – ни с помощью тормозов тягача, ни используя торможение двигателем. Движение АТ-45 с повозкой основания пушки Бр-17 при крене в 12° осуществлялось без шпор, на 1-й передаче. На спуске в 17° тягач (без шпор) с повозкой основания пушки типа Бр-17 шел на 1-й передаче, используя торможение двигателем.

При движении АТ-45 без прицепа по заболоченному участку гусеницы погрузились на высоту клиренса, затем началось их пробуксовывание, и тягач остановился. Только после установки на каждую из гусениц по 12 шпор этот участок удалось преодолеть. На заболоченном участке колеса повозки нижнего станка пушки типа Бр-17 погружались в грунт по ступицы, при этом движение АТ-45 происходило на 1-й передаче при погружении гусениц до 230 мм.

АТ-45 без прицепа, с грузом в кузове 6000 кг, преодолел ров с отвесными стенками шириной до 2 м.


Тягач АТ-45 буксирует лафет 203-мм гаубицы обр.1931 г. Б-4.


Тягач АТ-45 с повозкой верхнего станка 210-мм пушки типа Бр-17 на буксире.


Тягач АТ-45. Тент не установлен.


В ходе этих испытаний при помощи полиспаста были передвинуты два обгоревших танка Т-34 с разорванными днищами. Танки были без гусениц, с частично разрушенными катками, погруженными в почву на высоту клиренса. При помощи полиспаста (работая на две ветви) АТ-45 на 1-й передаче свободно передвигал аварийные танки. Монтаж и демонтаж полиспаста не вызывал затруднений: при работе четырех человек время на его установку не превышало 20-25 мин.

В целом государственные испытания тягачей АТ-45 оправдали надежды конструкторов завода №75 и показали соответствие машин предъявлявшимся требованиям, хотя имелись и недостатки, относящиеся в основном к ходовой части.

Основные дефекты по силовому агрегату, выявленные за весь период испытаний (двигатель на тягаче №15001 отработал 159 ч, на тягаче №15006 – 139 ч), носили не принципиальный характер и подлежали устранению на серийных образцах путем ужесточения ТУ и контроля за качеством исполнения на заводе.

Система охлаждения двигателя при длительной эксплуатации машины на полной нагрузке продемонстрировала устойчивую работу при температуре окружающего воздуха +30-35°С. Применение мультициклонов (воздухоочистителей) и удачное их размещение обеспечило нормальную работу системы очистки воздуха, что способствовало сохранению мощности двигателя 2В-45 на относительно длительном отрезке времени (140 ч). Заключительные испытания машины 28 августа 1944 г. не выявили заметного падения мощности двигателя.

Интересно, что емкость топливной и масляной систем оказалась даже избыточной (средний запас хода машины с полной нагрузкой на крюке равнялся 700 км). Отмечалось, что попытка реализовать максимально возможный объем баков для топлива и смазки и, как результат, их слишком плотная компоновка в районе двигателя, затрудняли доступ к отдельным агрегатам. Рекомендовалось уменьшить габариты передних баков, сохранив при этом достаточную суммарную емкость топливных и масляного баков. Задние топливные баки являлись сообщающимися, поэтому любые поломки трубопрводов и трещины в баках приводили к потере топлива. Для исключения этого явления питание из задних баков надлежало выполнить раздельным.

Главный фрикцион показал себя вполне надежным. Однако на тягаче №15001 на 1082-м км началось западание педали управления главным фрикционом; в дальнейшем это явление повторялось все чаще. К недостатку отнесли и то, что демонтаж главного фрикциона с носка коленчатого вала двигателя без демонтажа кабины и двигателя был крайне затруднен.

КП обеспечили надежную работу обеих машин. Отмечался только единственный дефект, характерный, впрочем, вообще для пятискоростных коробок с постоянным зацеплением на танках Т-34, – осевое перемещение главного вала КП за счет подработки конических подшипников и ослабления его крепления у средней опоры. При эксплуатации машины это приводило к поглощению свободного хода поводковой коробки у одного из бортовых фрикционов и к увеличению свободного хода – у другого. Для устранения данного дефекта потребовалось демонтировать КП из машин и перебрать их (на первой машине перемещение главного вала достигало 20 мм, а на второй – 18 мм).

На машине №15006 за время испытаний дважды произошел обрыв тормозных лент левого и правого бортовых фрикционов. При разборке бортовых редукторов после испытаний был обнаружен износ зубьев ведомых и ведущих (в меньшей степени) шестерен. Незначительные сколы нашли на зубьях ведомой шестерни машины №15006.


Тягач АТ-45 с повозкой основания 210-мм пушки типа Бр-17 на буксире.


При преодолении подъема в 15° с повозкой основания пушки типа Бр-17 не удалось затормозить «поезд». Тягач двинулся назад и наехал на повозку.




Тягач АТ-45 на косогоре с креном в 26°, на спуске в 30° и при преодолении рва.


Как и предполагалось, торсионная подвеска обеспечивала АТ-45 относительную плавность хода, свойственную подвескам этого типа. Качество торсионов, оцениваемое обычно стабильностью клиренса, признали удовлетворительным: за все время испытаний клиренс практически не изменился. Балансиры подвески работали нормально в различных условиях и поломок не имели. В то же время втулки осей балансиров быстро выходили из строя из-за износа. Причину нашли достаточно оперативно. Выяснилось, что материал установленных на тягачах втулок не соответствовал техническим условиям: вместо стальных на АТ-45 установили чугунные втулки.

Ходовая часть тягача АТ-45, аналогичная по своим основным узлам (катки, траки, пальцы, ведущие колеса и ленивцы) ходовой части Т-34, унаследовала те же характерные недостатки, что имели место на танках.

Серьезные нарекания вызвали траки гусениц, изготовленные заводом №50. К началу государственных испытаний гусеницы уже прошли 864 км на машине №15001 и 966 км – №15006. В ходе государственных испытаний после пробега в 417 км на АТ-45 №15001 появилась необходимость заменить все пальцы в целях уменьшения шага износившейся гусеницы. Это обеспечило работу гусеницы в течение еще 160 км, однако к этому времени износ проушин траков достиг 3 мм, что потребовало полностью заменить гусеницы. С учетом заводского пробега гусеница тягача №15001 прошла 1441 км. На АТ-45 №15006 пальцы гусеницы пришлось заменить через 425 км, а полную смену гусениц осуществили через 587 км. Таким образом, гусеницы этого тягача прошли 1553 км.

В обоих случаях замена изношенных гусениц диктовалась не снижением их прочности, а необходимостью обеспечения нормальной работы ведущего колеса, так как увеличившийся в результате износа гусеницы шаг исключал плавное зацепление гребня трака с роликом ведущего колеса. Это вызывало чрезмерные динамические нагрузки на ролики и пальцы ведущего колеса и приводило к их поломкам.

Новые гусеницы на обоих тягачах проработали до конца испытаний, пройдя при этом 1616 км на машине №15001 и 1417 км – на №15006. Однако в ходе обмеров, произведенных в конце испытаний, установили, что износ траков на обеих машинах доходил до 2,85 мм, а износ пальцев – до 1 мм. Принимая во внимание, что долговечность ходовой части имела решающее значение при эксплуатации тягачей, такое положение было недопустимым.

Основным дефектом опорных катков тягачей являлось разрушение резинового массива. Характер этого разрушения был двоякий: осмоление резины и отслоение от эбонитового слоя. Оба вида разрушений, как правило, происходили на больших скоростях движения, т.е. на 5-й передаче. Из-за этого на машине №15001 за период испытаний пришлось заменить одиннадцать опорных катков, а на машине №15006-девять.

Необходимо заметить, что на обоих тягачах устанавливались катки с резиновыми массивами нескольких типов (с вентиляционными отверстиями и без них, а также с гладкой и рельефной беговыми поверхностями массива). Сравнение распределения нагрузок на катки тягача АТ-45 и танка Т-34 показало, что эти нагрузки на тягаче не превышают нагрузок, действующих на танке. Поэтому главными причинами разрушения резинового массива посчитали нарушение технологии процесса обрезинки катков и использование несовершенной рецептуры резины.

Как уже говорилось выше, надежность работы ведущих колес на АТ-45 (как и на танках Т-34) напрямую зависела от степени изношенности гусениц. По мере износа гусеницы (с увеличением ее шага) нарушалось правильное зацепление гребней трака и роликов ведущего колеса, что приводило к дополнительным динамическим нагрузкам на ролики колеса и к ослаблению крепления пальцев ролика, а в некоторых случаях – к поломке пальцев и разрушению втулок роликов. Направляющие колеса (ленивцы) не имели замечаний. Механизм натяжения гусеницы показал себя простым и удобным в эксплуатации.



АТ-45 преодолевает ров шириной 2 м и глубиной 1,2 м.


Аварийные танки Т-34, задействованные в испытаниях АТ-45.


Прицепное устройство тягача с надетыми коушами буксирных тросов.


Тягач АТ-45, оснащенный фарой-искателем.


К недостаткам конструкции кабины АТ-45 отнесли отсутствие стеклоочистителей. Баллоны воздушного пуска двигателя, расположенные на полу кабины, стесняли посадку на двух крайних правых местах в кабине. Непродуманная конструкция сиденья приводила к утомляемости обслуживающего персонала при длительных маршах.

Крепление кузова и тента, расположение балласта и конструкция мест для размещения артиллерийского расчета в кузове не вызвали нареканий. Однако недостаточная жесткость откидных металлических бортов кузова приводила к их деформации: в отдельных случаях соединить задний и боковые борта оказывалось невозможно. Посадку обслуживающего персонала в кузов затрудняло отсутствие подножек на его бортах. Из-за неудачного размещения листов пола платформы извлечь задние топливные баки без демонтажа карданного вала было невозможно.

Усилия на рычагах и педалях управления тягача находились в пределах нормы. Доступ к местам регулировок агрегатов двигателя и трансмиссии, а также приводов управления ими был вполне удобным. Однако добраться к местам регулировок тормозов и бортовых фрикционов при наличии груза в кузове было затруднено – требовалось перемещать груз, чтобы освободить люки в полу. Заправочные емкости и места смазки располагались в доступных местах.

Серьезные нарекания вызвало буксирное устройство (фаркоп), причем как из-за конструктивных, так и производственных недостатков. Неоднократно наблюдались случаи самопроизвольного расцепления тягача с буксируемой повозкой.


Вытаскивание танка Т-34 из рва с помощью полтиспаста


Итоговая оценка

По результатам проведенных испытаний комиссия в целом высоко оценила конструкцию тягача АТ-45 и предложила ряд рекомендаций по доработке машины. Приведем некоторые из выводов комиссии:

«1. По скорости движения, как по покрытым и грунтовым дорогам, так и по местности артиллерийский тягач «АТ-45» удовлетворяет современным требованиям подвижности артиллерийских и мотомеханизированных частей Красной Армии.

2. По тяговым способностям тягач «АТ-45» обеспечивает буксировку артиллерийских систем большой мощности и танков, как средних, так и тяжелых.

3. Расход горюче-смазочных материалов при свободных движениях и при буксировке танков, как по дорогам, так и по местности нормальный.

4. Повозка станка и повозка основания 210-мм пушки «БР-18»1* допускают движение за тягачом с максимальными скоростями без нарушения их прочности.

5. 203-мм гаубица образца 1931 г. (Б-4) допускает буксировку тягачом с ограниченными скоростями – 15 км. в час, что соответствует движению на 3-й передаче.


Блок полиспаста при вытаскивании аварийного Т-34.


Тягач АТ-45 на заболоченном участке (погружение на высоту клиренса).


6. Для уточнения эксплуатационных качеств тягача необходимо в осенне-весенних условиях провести большие контрольные испытания с буксировкой повозки основания 210 мм пушки«БР-18».

7. Конструктивное и производственное оформление механизмов и узлов группы двигателя считать целесообразным и вполне удовлетворительным, обеспечивающим нормальную работу тягача.

8. Давление воздуха в пусковых баллонах необходимо повысить до 60-65 атмосфер за счет доработки клапана.

9. Для обеспечения пневмоторможения артиллерийских систем и накачки их шин, арттягач должен быть оборудован пневмосистемой. Считать возможным использование воздушных аккумуляторов существующей пневмосистемы для заполнения баллонов низкого давления с предварительным исследованием газа на отсутствие примесей, вредно влияющей на кожу и резину.

10. Для увеличения диапазона рабочих оборотов двигателя рекомендовать повысить максимальное рабочее число оборотов двигателя до 1500 оборотов в минуту.

17. Тормозы не обеспечили надежную работу тягачей.

Необходимо обеспечить более надежную работу тормозных лент и ввести дополнительную ножную педаль горного тормоза, действующую на тормозные ленты без выключения бортовых фрикционов.

20. Срок службы гусениц, определяемый нормальной работой ведущего колеса и находящийся в пределах 1500-1700 км., является для тягача недостаточным.

Необходимо повысить износоустойчивость гусениц, доведя срок их службы до 2500-3000 км.

21. Качество обрезинки опорных катков не обеспечивает надежной их работы при повышенных скоростях движения.

Необходимо путем усовершенствования технологии обрезинки катков и подбора соответствующей рецептуры резины, обеспечить полную надежность работы катков на скоростях 30-35 км. в час…»

Кроме того, для улучшения условий работы экипажа рекомендовалось установить на ветровом стекле два ручных стеклоочистителя (они появились только на опытных тягачах АТ-Т, вышедших на испытания в 1948 г.), вынести баллоны воздушного пуска из кабины и увеличить наклон сиденья.


Тягач АТ-45.


Тягач АТ-45 с прицепом конструкции завода №75.


Следовало увеличить жесткость бортов платформы, обеспечить надлежащий зазор между кронштейном оттягивающих пружин тормозных лент и крышками люка пола платформы, обеспечить свободную выемку задних топливных баков, смонтировать подножку на заднем борту платформы и т.д. Требовалось обеспечить полную совместимость прицепных устройств тягача и артиллерийских систем и ограничить поворот буксирного устройства в горизонтальной плоскости на угол ±30-35°.


Тактико-технические характеристики тягача АТ-45
1. Двигатель Дизель В2-45
2. Мощность, л.с. 350
3. Удельная мощность (л.с. на тонну) 18,4
4. Обороты двигателя, об./мин 1400
5. Пуск двигателя:  
- основной Электростартер СТ-700
- запасной Сжатым воздухом из баллонов
6. Система охлаждения Водяная, с принудительной циркуляцией через радиатор двигателя
Суммарная поверхность охлаждения радиатора, м²:  
- водяного 65
- масляного 15
Заправочная емкость водяной системы, л 100
7. Емкость масляных баков, л:  
- рабочего 60
- запасного 190
Запас хода по смазке, ч Более 50
8. Емкость топливных баков Три бака общей емкостью 1420 л
Запас хода по топливу, ч 30
Для движения без прицепа, км 800-1000
При буксировке прицепов весом 20-40 т, км 600-750
9. Усилие для включения главного фрикциона, кг 15
10.Усилия на рычагах управления От 8 до 30 кг при полном тормозе (в системе управления предусмотрен сервомеханизм)
11. Количество человек, размещаемых в кабине (с водителем) 4
12. Грузоподъемность кузова, кг 6000
13. Количество постоянных мест в кузове (с учетом одновременной загрузки кузова) 18
14. Кол-во людей, размещаемых в кузове До 35
15. Вес тягача, кг:  
- пустого 16500
- в рабочем положении 19000
- с грузом в кузове 25000
16. Максимальная скорость, км/ч 35,2
Средняя скорость без прицепа, км/ч 21,5-22,5
Средняя скорость с прицепом весом 20-40 т, км/ч 17-19,5
17. Максимальное тяговое усилие на крюке трактора по сцеплению (кузов не загружен), тс 11400
Удельное давление на грунт, кг/см²:  
- без груза в кузове 0,5
- с грузом в кузове 0,7
19. Максимальный преодолеваемый подъем без груза в кузове 40’
20. Максимальный преодолеваемый подъем с грузом в кузове:  
- для хороших дорог  
Артсистема До 14°
Т-34, СУ-85, СУ-122 До 12°
КВ-85, СУ-152, КВ-1C До 10°
- для плохих дорог и без груза в кузове  
Артсистема До 4-30°
Т-34, СУ-85, СУ-122 До 330°
КВ-85, СУ-152, КВ-1C До 1° (движение затруднено)
21. Ширина преодолеваемой канавы, м:  
- без груза в кузове 2
- с грузом 1,5
22. Глубина брода, м 1
23. Приспособление для вытаскивания застрявших и аварийных машин Полиспаст с количеством параллельно работающих ветвей до трех
Длина развернутого троса полиспаста, м 90
Тяговое усилие на тросе, кг 9000
Рабочая длина троса, свернутого на 3 рабочие ветви, м 30
Тяговое усилие на блоке полиспаста, кг 25000

В августе 1944 г. на основании результатов испытаний тягачей АТ-45 опытной партии председатель комиссии генерал-майор инженерно-технической службы И.Д. Павлов в итоговом отчете отмечал:

«1. Арт. тягач АТ-45, изготовленный заводом №75 НКТП, по своим динамическим и экономическим качествам является вполне современным образцом тягача и выделяется в лучшую сторону в сравнении с существующими отечественными и заграничными тягачами большой мощности.

2. В результате испытаний опытных образцов арт. тягача АТ-45 установлено, что указанный арт. тягач обеспечивает достаточно надежную буксировку танков и артсистем большой мощности в различных дорожных условиях и местности.

3. Обнаруженные в процессе испытания опытных образцов конструктивные и производственные дефекты арт. тягача могут быть легко устранены в процессе окончательной доработки машины при подготовке ее к серийному производству.

4. Использование в арт. тягаче основных узлов и агрегатов танка Т-34, как массового танка, состоящего в Красной Армии, в значительной мере облегчает организацию серийного производства указанных арт. тягачей на заводах танковой промышленности, а также эксплуатацию и ремонт их в частях Красной Армии.

На основании этого Комиссия считает возможным рекомендовать принятие арт. тягача АТ-45 на вооружение Красной Армии и постановку его на серийное производство с предварительным устранением дефектов, выявленных в процессе испытания…»

Однако с организацией планируемого серийного производства новых тягачей на заводе №75 возникли серьезные трудности. Дело в том, что 18 июля 1944 г. ГОКО принял постановление о слиянии заводов №38 и №75 в один – трижды орденоносный Харьковский завод №75 Наркомтанкопрома и организации на нем производства новых средних танков Т-44. Их выпуск, конечно же, являлся более приоритетным заданием, чем постройка тягачей. Положение осложнялось и тем, что Т-44 принципиально отличался по конструкции основных агрегатов от танка Т-34, элементы ходовой части которого легли в основу тягача АТ-45. По самым оптимистичным прогнозам, завод №75, едва оправившийся после катастрофических последствий войны, до второй половины 1945 г. просто не мог одновременно осваивать производство двух столь разных типов машин.

Поэтому в сентябре 1944 г. ГАУ представило Л.П. Берии доклад с предложением организации серийного производства АТ-45 на заводе №40. Затем Наркомтанкопром внес на рассмотрение ГОКО предложение наладить серийный выпуск новых тягачей в Ленинграде, на бывшем заводе №174 им. Ворошилова, с чем согласились ГАУ и ГБТУ Красной Армии.

После изучения результатов испытаний тягача АТ-45 Артиллерийский комитет 3 октября 1944 г. подготовил заключение с предложением войти с ходатайством в ГОКО о развертывании серийного производства машин этого типа. Этот вопрос рассмотрели на заседании Оперативного бюро ГОКО в конце октября, на котором приняли решение создать соответствующую комиссию и поручить ей проработать вопрос о целесообразности постановки АТ-45 на серийное производство, а также подготовить проект решения ГОКО.

Во второй половине ноября 1944 г. по инициативе Госплана было созвано совещание заинтересованных управлений НКО и ведомств народного хозяйства. На нем представители ГБТУ и ГАУ Красной Армии, Наркомнефти, Наркомугля, Черной металлургии, Наркомлеса выразили заинтересованность в получении серийных АТ-45. В то же время представители Дорожного управления Красной Армии и Наркомзема сообщили, что в их системе эта машина не найдет применения.

В результате Госплан выработал проект постановления ГОКО об организации серийного производства артиллерийских тягачей АТ-45 на бывшем заводе №174 в Ленинграде. Одновременно завод №75 получил распоряжение срочно доработать техническую документацию тягача, однако этот процесс шел очень медленно и, по самым оптимистичным прогнозам, мог быть завершен только к весне 1945 г.


Один из первых опытных образцов тягача АТ-Т буксирует средний танк Т-44. 1948 г.


Модель корпусного тягача АТ-К.


В то же время переход на серийное производство танков нового типа (Т-44 и в перспективе – Т-54) заставил усомниться в целесообразности налаживания выпуска тягачей на базе агрегатов явно устаревшей ходовой части танка Т-34. Тем более что при постановке на серийное производство нового типа танка изначально подразумевалась разработка различных боевых и вспомогательных машин на его базе. Поэтому при формировании гаммы артиллерийского вооружения на послевоенный период в 1946 г. в отделе главного конструктора завода №75 (вернее, Харьковского завода транспортного машиностроения, или ХЗТМ) продолжились работы над тяжелым тягачом – теперь на базе среднего Т-54. В 1948 г. первый опытный образец нового тягача АТ-Т вышел на испытания.

Не стоит забывать и о «врожденных пороках» тягача АТ-45. Достичь в те годы даже желаемых 3000 км пробега без радикального изменения конструкции траков гусеницы не представлялось возможным. Более того, в ходе проектирования корпусного тягача АТ-К, осуществлявшегося практически одновременно с проведением работ по АТ-45, были определены новые требования к долговечности гусениц машин такого класса, которые подразумевали до 20000 км пробега (о проекте тягача АТ-К будет рассказано в следующей части статьи). Историк Е.И. Прочко отмечал также, что АТ-45 имел недостаточный силовой диапазон в коробке передач, заимствованной от Т-34, – 7,37, «при слишком большом для тягача разрыве между смежными передачами (скоростная разбивка передаточных чисел)».

Как же сложилась судьба построенных тягачей? Они некоторое время проходили опытную эксплуатацию на родном заводе №75, где успешно использовались на вывозке леса, продуктов питания и разных материалов. Для этих целей по проекту и чертежам отдела главного конструктора на заводе построили специальные прицепы, позволившие перевозить грузы (с учетом загрузки кузова тягача) массой до 25 т. По состоянию на 1 февраля 1945 г., АТ-45 проработали 7000-9000 км.



22 октября 2014 г. на 82-м году ушел из жизни Александр Сергеевич Ефремов – ленинградец, блокадник, кандидат технических наук, профессор, член-корреспондент Санкт-Петербургской инженерной академии.

Почти полвека он проработал в ОАО «Спецмаш» (ранее КБ-3 Кировского завода), пройдя путь от рядового инженера до начальника научно-исследовательского отделения. Это было время напряженной работы по созданию первого в мире серийного танка с газотурбинным двигателем – танка Т-80.

Являясь высоко эрудированным, грамотным инженером, прекрасным организатором и просто творческим человеком, он внес огромный вклад в повышение характеристик и эксплуатационной надежности транспортного газотурбинного двигателя. При его непосредственном участии была создана «линейка» ГТД мощностью от 1000 до 1500 л.с.

Автор многочисленных статей, публикаций и сборников по бронетанковой технике, он был активным участником проводимых технических конференций в военных округах. Кроме того, Александр Сергеевич принимал участие в испытаниях и доводке моторно-силового отделения мощных тракторов типа К-700, серийное производство которых было освоено на Кировском заводе.

Параллельно со своей основной работой Александр Сергеевич уделял много времени обучению и воспитанию молодых специалистов, ведя курс занятий на кафедре «Колесных и гусеничных машин» Санкт-Петербургского политехнического университета и был одним из организаторов филиала этой кафедры в ОАО «Спецмаш». Долгое время он преподавал и в машиностроительном техникуме им. Ж.Я. Котина. За многолетний самоотверженный труд Александр Сергеевич был награжден орденом «Знак Почета», пятью медалями и неоднократно поощрялся руководством.

На протяжении ряда лет А.С. Ефремов являлся постоянным автором журнала «Техника и вооружение». Его публикации, посвященные боевым машинам разработки ОАО «Спецмаш» (в основном танкам Т-80 и машинам на его базе), заслужили признание широкого круга читателей.

Светлая память об Александре Сергеевиче Ефремове навсегда останется в наших сердцах.

Коллектив ОАО «Спецмаш» и редакция журнала.


Г. Рудианов, полковник запаса, доцент

Точная стрельба в любую погоду

Средства метерологического обеспечения стрельбы артиллерии Российской Армии

Одним из важнейших показателей эффективности действий артиллерии является точность стрельбы, поэтому улучшению данного показателя всегда уделялось повышенное внимание. Основная сложность при этом заключается в том, что большинство артиллерийских боеприпасов являются неуправляемыми, т.е. после выстрела снаряд подвержен дестабилизирующему влиянию порывов ветра и изменения плотности воздуха, и повлиять на траекторию снаряда в процессе полета уже невозможно.

Влияние атмосферы на полет снаряда можно разделить на следующие факторы: влияние ветра (продольной и боковой составляющей) и влияние плотности воздуха. Продольный ветер изменяет дальность падения снаряда, а боковой ветер смещает снаряд по направлению. Плотность воздуха определяет силу лобового сопротивления, а следовательно, изменяет дальность падения снаряда (плотность воздуха в наземной артиллерии учитывается через температуру воздуха и наземное давление). Вплоть до начала XX в. (а зачастую и сейчас) при подготовке к стрельбе использовался способ пристрелки, при котором не учитывались параметры атмосферы. Однако такой способ не обеспечивает скрытности огневых позиций, обуславливает повышенный расход боеприпасов, а также не применим при отсутствии видимости. Поэтому основным считается способ полной подготовки стрельбы, требующий, помимо других факторов (топографических и баллистических), учитывать параметры атмосферы.

Как известно, артиллерийские таблицы стрельбы составлены для нормальных атмосферных условий2*. Задача метеорологической подготовки – определение отклонений метеорологических условий от нормальных (табличных), необходимых для расчета установок для стрельбы. Считается, что ошибки метеоподготовки вносят основной вклад в погрешности стрельбы. Не учет метеопараметров может привести к ухудшению точности стрельбы по дальности и направлению, достигающую тысячу метров и более. Особенно сильное влияние оказывает ветер на полет реактивного снаряда на активном участке траектории (это обусловлено особенностями баллистики реактивных снарядов).


Мачта десантного метеокомплекта с датчиками ветра, температуры и влажности.


История развития

С развитием артиллерии и необходимостью повышения эффективности стрельбы перед учеными-артиллеристами встала задача учета метеопараметров при подготовке стрельбы. Для этого необходимо измерять метеопараметры в слое атмосферы, включающем траекторию снаряда. На заре развития аэрологии применялись различные методы измерения, в том числе и достаточно экзотические, например, с помощью воздушных змеев и аэростатов с установленной регистрирующей аппаратурой.

Для регистрации метеопараметров на воздушный змей устанавливались самописцы, регистрирующие температуру воздуха и скорость ветра (с помощью флюгарки) на бумажную ленту. Высота змея определялась приближенно, по длине троса и углу его наклона по отношению к горизонту. В процессе подъема змея фиксировалось текущее время и длина троса (с целью обеспечения возможности сопоставления высоты и метеопараметров). После подъема на максимальную высоту змей с помощью троса спускался на землю и производилась дешифровка метеоинформации и сопоставление ее с высотой. Направление ветра определялось по направлению троса.

При использовании аэростата в гондолу помещался метеонаблюдатель, который через определенные промежутки времени производил измерения температуры воздуха (с помощью термометра) и скорости ветра (с помощью анемометра) и передавал эти значения по телефону на наземный пункт.

Направление ветра определялось по направлению троса аэростата.

Точность измерения метеопараметров при использовании данных методов оказалась невысока. Высота подъема змея и аэростата не превышала нескольких сот метров, что было явно недостаточно при стрельбе дальнобойной артиллерией. Но самое главное – при ведении боевых действий существовала вероятность обстрела противником аэростата, что подвергало метеонаблюдателя опасности. В результате широкого распространения данные методы не получили.

Для проведения комплексного (температурно-ветрового) высотного зондирования атмосферы в 1930 г. в СССР профессор П.А. Молчанов разработал метеорологический радиозонд, который прикреплялся с помощью шнура к резиновой оболочке, наполненной легким газом (водородом), и выпускался в свободный полет. В процессе подъема радиозонд измерял температуру воздуха и передавал с помощью радиопередатчика телеметрическую информацию с помощью азбуки Морзе в эфир. Сигналы принимались оператором с помощью радиоприемника на слух, записывались вручную на бумаге, затем раскодировались и пересчитывались в температуру. Ветер определялся измерением положения шара (вертикального и горизонтального углов) в пространстве в определенные моменты времени с помощью двух теодолитов, размещенных на известном расстоянии. Измеренные углы и известное расстояние (база) между теодолитами на основе теоремы синусов пересчитывались в высоту подъема шара и ветровые характеристики. Затем рассчитанные метеопараметры сопоставлялись с высотой. При использовании данного способа значительно упростилась организация зондирования и повысилась точность метеоизмерений, поэтому он применялся в годы Великой Отечественной войны3*, а также вплоть до 1950-х гг. Высота зондирования составляла 2-3 км.

Тем не менее, данный способ требовал от операторов высокой квалификации, являлся трудоемким и дорогостоящим (вследствие высокой стоимости радиозонда). Кроме того, оптический метод (использование теодолитов) обуславливал малую высоту зондирования (2-3 км), а при плохой видимости данный способ вообще был неприменим.

Основным недостатком теодолитного способа измерения ветра, ограничивающим область его применения, являлось обязательное условие оптической видимости. Поэтому в 1950-х гг. для зондирования атмосферы применялась радиолокационная станция (РЛС) орудийной наводки СОН-2 метрового диапазона длин волн.

К оболочке, наполненной водородом, подвязывался уголковый отражатель и радиозонд. РЛС измеряла сферические координаты уголкового отражателя (т.е. его азимут, угол места и наклонную дальность), а радиозонд определял и передавал на наземную станцию информацию о температуре воздуха азбукой Морзе. Сферические координаты радиозонда снимались операторами РЛС с приборных шкал и фиксировались вручную. Сигналы от радиозонда принимались оператором с помощью радиоприемника на слух и записывались на бумаге. Путем совместной обработки координатной и телеметрической информации, а также учитывая значение наземного давления атмосферы, рассчитывался метеобюллетень, содержащий данные о состоянии атмосферы. Так же как и при использовании теодолитного способа, оператор должен был иметь высокую квалификацию, чтобы записывать на слух метеоинформацию, не допуская ошибок. Ручная запись координат обуславливала трудоемкость способа, а также вносила вероятность ошибок.

С целью повышения автоматизации и удобства выполнения трудоемких расчетов в начале 1960-х гг. разработали специализированную артиллерийскую радиотехническую метеостанцию (АРМС), включавшую радиолокационную станцию РМС-1 сантиметрового диапазона с радиозондом РКЗ-1.

В отличие от предыдущего способа, радиозонд РКЗ-1 не только измерял температуру воздуха, но и формировал ответный сигнал на зондирующий импульс передатчика РМС-1. Это обеспечило возможность измерять дальность до радиозонда и его угловые координаты, что, в свою очередь, позволило обойтись без уголкового отражателя и за счет использования радиозондового ответчика существенно снизить мощность передатчика РМС-1. В результате существенно повысилась радиолокационная скрытность РЛС, а также уменьшились массогабаритные характеристики передатчика. В РМС-1 координаты радиозонда и телеметрическая информация отпечатывались на бумажную ленту автоматически, что повысило степень автоматизации обработки информации, а также появилась объективность представления информации. Однако расчет метеобюллетеня по-прежнему осуществлялся вручную, что требовало от вычислительного отделения достаточно высокой квалификации.

Комплекс АРМС состоял на вооружении метеовзвода. Вычислительное отделение метеовзвода производило расчет метеобюллетеней «Метеосредний», «Метеоракетный», «Метеозвук»4* и некоторых других. Метеовзвод находился в составе мотострелковой (танковой) дивизии и обеспечивал стрельбу артиллерийских подразделений. В ракетную бригаду, вооруженную оперативно-тактическим ракетным комплексом 9К72 «Эльбрус»5*, входила метеобатарея. Она включала три метеовзвода, осуществляющих метеообеспечение трех отдельных ракетных дивизионов. Метеобатарея также входила в состав реактивной бригады.


Измерительный блок десантного метеокомплекта.


На современном этапе

Как известно, на точность стрельбы реактивными снарядами существенное влияние оказывает ветер на активном участке траектории (АУТ). Поэтому для более точного учета ветра на АУТ в реактивной батарее организуется метеопост, на вооружении которого имеется ветровое ружье ВР-2. Оно устанавливается вертикально, а затем с помощью зондировочного патрона ЗП-1 или ЗП-2 свинцовая пуля выбрасывается из канала ствола. После выстрела находят пулю (для повышения заметности к ней привязывается лента красного цвета) и измеряют расстояние до места падения (с помощью мерной ленты или буссоли). Средняя скорость ветра в слое определяется по измеренной дальности с помощью таблицы.

Поскольку существует вероятность отсутствия метеобюллетеня (в связи с выходом из строя метеокомплекса, нарушением связи и т.д.), в артиллерийских дивизионах также создаются метеорологические посты. Они производят наземные метеоизмерения и по данным измерениям составляют бюллетень, получивший название «Метеоприближенный». Основным прибором метеопоста дивизиона является десантный метеокомплект (ДМК), измеряющий наземные значения температуры, направления и скорости ветра, давления и влажности.

В конце 1970-х гг. бурное развитие в СССР электроники и цифровой вычислительной техники обусловило возможность перейти на новый этап развития метеорологического обеспечения. Так, был разработан и в 1985 г. принят на вооружение метеорологический радиотехнический комплекс МРК-1 с радиозондом МРЗ-4 или МРЗ-З6*. В этом комплексе обработка радиолокационной и телеметрической информации, а также составление метеобюллетеня производится автоматически с помощью бортовой ЭВМ, что значительно облегчает работу расчета и исключает вычислительные ошибки. Способ проведения зондирования атмосферы остался классический: передатчик РЛС излучает СВЧ-импульсы, которые через некоторое время достигают радиозонда. Радиозонд отвечает на запросные импульсы, и этот ответ достигает антенны наземной РЛС. По времени задержки ответного сигнала относительно запросного импульса определяется дальность до радиозонда, а по излучению радиозонда методом пеленгации – его угловые координаты. Кроме того, радиозонд фиксирует температуру воздуха и передает температурную информацию в телеметрическом виде на РЛС.

В метеокомплексе МРК-1 применили ряд прогрессивных решений по сравнению с предыдущими поколениями. Во-первых, автоматизация расчета метеобюллетеня с помощью ЭВМ позволила существенно снизить требования к обученности расчета РЛС и исключить вычислительные ошибки. Во-вторых, за счет перехода на новую элементную базу (микросхемы, транзисторы) удалось существенно снизить массогабаритные характеристики всей аппаратуры, что позволило разместить ее на одном автомобиле Урал-375, тем самым повысив мобильность комплекса.

Однако данный метеокомплекс имеет и недостаток. Использованный принцип определения дальности до радиозонда подразумевает необходимость излучения СВЧ-энергии. По этой причине МРК-1 может легко обнаруживаться радиотехнической разведкой противника и подавляться различными способами. В связи с активизацией РЭБ в современной войне данный недостаток является существенным. Учитывая, что комплекс осуществляет метеорологическое обеспечение реактивной бригады, артиллерийской бригады и артиллерийских подразделений мотострелковой бригады, выход его из строя исключает проведение полной подготовки стрельбы указанных соединений и подразделений, что значительно снижает эффективность нанесения огневых ударов в бою и операции. Поэтому требовался новый метеокомплекс, который мог бы работать в скрытном режиме (только на прием) и, следовательно, оставаться трудно обнаруживаемым для радиотехнической разведки противника.


Аппаратная машина метеорологического радиотехнического комплекса МРК-1.


Радиозонд MP3 в сборе с датчиком температуры.


Радиозонд MP3 без крышки с датчиком температуры и батареей.


Перед промышленностью была поставлена задача разработать метеокомплекс с такими же характеристиками, как у МРК-1, но функционирующий без излучения. В результате в 1988 г. на вооружение приняли радиопеленгационный метеорологический комплекс РПМК-1 «Улыбка» (1Б44), спроектированный в ОКБ «Пеленг» и имеющий два режима: радиолокационный (такой же, как в МРК-1, с излучением СВЧ-энергии)и радиопеленгационный (без излучения СВЧ-энергии). Принцип определения дальности до радиозонда в радиопеленгационном режиме основан на распределении Больцмана7*, связывающем давление воздуха с высотой при определенной температуре.

Для обеспечения пеленгационного режима предназначался новый радиозонд (МРЗ-5), включающий датчики температуры и давления, измерительный радиоблок (преобразующий температуру и давление в телеметрический сигнал и излучающий пеленг-сигнал) и водоналивную батарею (такую же, как и в радиозонде МРЗ-4). Телеметрическая информация о температуре и давлении воздуха на различных высотах передается на наземную РЛС.

Бортовая ЭВМ обрабатывает информацию и рассчитывает текущую высоту радиозонда. Одновременно РЛС измеряет угловые координаты радиозонда (угол места и азимут). Используя эти данные, ЭВМ определяет дальность до радиозонда. Таким образом, метеорологический комплекс РПМК-1 измеряет сферические координаты радиозонда без излучения в эфир, что обеспечивает его скрытность.

Комплекс РПМК-1 «Улыбка» размещается на двух автомобилях Урал-4320 и одноосном прицепе. На автомобилях находятся РЛС (аппаратная машина) и дизельная электростанция АД-8 (вспомогательная машина). Кроме того, во вспомогательной машине расположен бытовой отсек с местами для отдыха расчета метеорологического комплекса (в передней части кузова), а также одиночный комплект ЗИП и запас радиозондов. На прицепе перевозится запас водорода в баллонах.

Основное различие метеокомплексов МРК-1 и РПМК-1 состоит в том, что первый имеет один режим работы – с излучением СВЧ-энергии (радиолокационный режим), а второй два режима – с излучением СВЧ- энергии и без излучения (радиопеленгационный режим). Оба метеокомплекса в настоящее время состоят на вооружении Российской Армии и предназначены для проведения температурно-ветрового (комплексного) зондирования атмосферы в слое высот полета снаряда, а также составления и передачи в артиллерийские подразделения метеорологических бюллетеней «Метеосредний».

Метеорологические комплексы обеспечивают высоту зондирования до 30 км, что обусловлено максимальной высотой траектории снаряда. Наибольшую высоту траектории снаряда в настоящее время имеет РСЗО 9К58 «Смерч» – 27 км при максимальной дальности стрельбы. В случае стрельбы артиллерии с различными высотами траектории снаряда в метеокомплексах имеется возможность выдачи бюллетеней на промежуточных высотах (по команде оператора) в процессе полета радиозонда. При этом огневому подразделению, стреляющему на меньшие высоты, нет необходимости ждать окончания зондирования, что экономит время на проведение метеоподготовки. Для этого командиру метеовзвода указываются высоты, на которых необходимо выдать метеобюллетени.

Скорость подъема радиозонда определяет важнейшую характеристику метеообеспечения – время зондирования до необходимой высоты. Чем меньше это время, тем меньше погрешность метеообеспечения (определяемая изменчивостью метеопараметров), и большее время, отводимое на метеоподготовку в огневых подразделениях. Существующая скорость подъема радиозонда (достаточно невысокая – 5-6 м/с) обусловлена способом зондирования – радиозонд поднимается на оболочке больших размеров, на которую действует значительное лобовое сопротивление. Уменьшение времени зондирования требует разработки перспективных методов, основанных на иных физических принципах.

Применяемый способ зондирования обуславливает еще один недостаток – необходимость использования водорода (для наполнения оболочек), который хранится в баллонах в сжатом виде. Вес баллона составляет 75 кг, что определяет значительную трудоемкость работ по загрузке и выгрузке баллонов, а также необходимость доставки баллонов с базы хранения на позицию. В комплексах предыдущих поколений (например, РМС-1) наряду с указанным способом применялся способ добычи водорода на позиции (химическим путем). Однако в связи с длительностью, сложностью и пожароопасностью такого процесса в современных метеокомплексах он не применяется.

Боевая работа РПМК-1 заключается в следующем. Метеокомплекс разворачивается на позиции, представляющей открытый участок местности (необходимое условие – отсутствие высоких деревьев, мачт электропередач и т.д., затрудняющих выпуск радиозонда).

Аппаратная и вспомогательная машины соединяются электрическим кабелем. На расстоянии 50-100 м от аппаратной машины развертывается пункт выпуска радиозонда, включающий палатку для наполнения радиозондовой оболочки водородом, прицеп с запасом водорода и радиозонд. На кузове вспомогательной машины устанавливается мачта метеокомплекта, с помощью которого измеряются наземные метеопараметры (ветер, температура, давление и относительная влажность).


Аппаратная машина радиопеленгационного метеорологического комплекса РПМК-1 «Улыбка».


Палатка для наполнения оболочек водородом.


Вспомогательная машина комплекса РПМК-1.


Прицеп для перевозки баллонов с водородом.


Затем производится подготовка радиозонда к полету и наполнение оболочки водородом. После подсоединения батареи питания радиозонд сразу начинает передавать в эфир метеоинформацию, а также излучать сигнал, необходимый для его сопровождения радиолокатором. По данному излучению оператор, находящийся в аппаратной машине, захватывает радиозонд на автоматическое сопровождение. В качестве источника питания радиозонда используется водоналивная одноразовая батарея. Подготовленный радиозонд выпускают в полет по команде командира метеовзвода.

Наземная РЛС (аппаратная машина) в режиме автоматического сопровождения измеряет угловые координаты радиозонда и дальность (в радиолокационном режиме). В радиопеленгационном (скрытном) режиме дальность до радиозонда не измеряется, а вычисляется по измеренному давлению атмосферы в процессе подъема радиозонда. Поскольку радиозондовая оболочка имеет большую парусность и незначительную массу, то в процессе подъема радиозонда его горизонтальное движение соответствует направлению и скорости ветра. Таким образом, измеряя текущие координаты радиозонда, бортовая ЭВМ рассчитывает ветровые характеристики на стандартных высотах бюллетеня. Одновременно определяется температура воздуха (с помощью датчика температуры, установленного на радиозонде), информация о которой передается на наземную РЛС.

Бортовая ЭВМ рассчитывает и составляет метеобюллетень, содержащий средние значения плотности и температуры воздуха, а также направления и скорости ветра на стандартных высотах. Этот метеобюллетень («Метеосредний», или Метео-11) по средствам связи доводится до артиллерийских дивизионов и реактивных батарей (голосом по радио). Из штаба дивизиона метеобюллетень передается в батареи, где старший офицер батареи на основании полученного метеобюллетеня с помощью таблицы стрельбы производит расчет метеопоправок.

Средства связи включают радиостанцию Р-171 на метеокомплексе и радиоприемник, находящийся в дивизионе и настроенный на частоту метеообеспечения. Для автоматизации передачи метеобюллетеня служит аппаратура передачи данных, которая устанавливается на метеокомплексе и на командно-штабную машину, находящуюся в огневых подразделениях. Метеоданные кодируются и передаются по радиоканалу. Это обеспечивает быструю (1-2 с) и безошибочную передачу метеобюллетеня, а также автоматизированный расчет установок для стрельбы в огневых подразделениях8*.

Процесс зондирования определяется временем развертывания метеокомплекса и временем достижения радиозондом требуемой высоты. Время развертывания составляет 30-35 мин, а время зондирования при высоте подъема 10 км – 27-33 мин. По этой причине требуемое время выдачи метеобюллетеня должно быть согласовано со временем начала стрельбы и доведено до командира метеовзвода.

Основная радиолокационная аппаратура РПМК-1 расположена в аппаратной машине, в кузове-фургоне автомобиля Урал-4320.

По правому борту расположены место оператора с пультом управления и дисплеем, а также стойка с радиолокационной аппаратурой. По левому борту установлены принтер и радиостанция. На передней стенке (отделяющей аппаратный отсек и антенный отсек) находится метеокомплект, измеряющий наземные метеопараметры.

Достоинством метеокомплекса является способ проведения автоматизированного функционального контроля аппаратуры с использованием бортовой ЭВМ.

Метеокомплексы МРК-1 или РПМК-1 входят в состав метеовзвода. Во времена существования дивизий метеовзвод находился в составе мотострелковой (танковой) дивизии, а в состав реактивной бригады входила метеобатарея. В 2008-2010 гг. в результате реорганизации Российской Армии (т.н. период «сердюковщины») роль метеообеспечения в подготовке стрельбы резко снизилась. Дивизии преобразовали в бригады, при этом метеоподразделения в их состав не вошли. В реактивной бригаде «Смерч» метеобатарея сокращена до метеовзвода (несмотря на возможно значительную удаленность дивизионов друг от друга). Таким образом, в мотострелковой (танковой) бригаде артиллерийские подразделения не имеют возможности провести полную подготовку стрельбы. Подготовка стрельбы в настоящее время проводится способом пристрелки, который имеет существенные недостатки (потеря фактора внезапности, повышенный расход боеприпасов и др.). Остается надеяться, что военные ученые и руководство армии со временем осознают роль метеообеспечения в подготовке стрельбы и примут меры для развития соответствующих средств.


Метеокомплекс РПМК-1 «Улыбка» на позиции.


Основные ТТХ комплексов
Наименование характеристик МРК-1 (1Б27) РПМК-1 (1Б44)
Режим зондирования: основной вспомогательный Радиолокационный Радиопеленгационный
    Радиолокационный
Высота зондирования, км До 30 До 30
Скорость подъема радиозонда, м/мин 300 300
Потребляемая мощность, кВт 8 8
Электропитание 220 В, 400 Гц, Зф, Д 220 В, 400 Гц, 3 ф, Д
Транспортная база Автомобили «Урал», ГАЗ-66 (2 шт.) Автомобили «Урал» (2 шт.), одноосный прицеп
Возимый запас водорода, м³ (колич. баллонов) 75(15) 110(22)
Время на развертывание и подготовку к зондированию, мин. 24-35 20-35
Время на свертывание, мин. 18-30 15-27
Расчет, чел. 6 5
Климатические условия эксплуатации: - температура воздуха; - скорость наземного ветра -50,..+45'С До 25 м/с -50...+45’С До 25 м/с 

Таким образом, проанализировав возможности существующих метеокомплексов, можно сделать следующие выводы.

Достоинствами современных метеокомплексов являются:

1. Автоматизация составления бюллетеня, что практически исключает вычислительные ошибки и снижает требования к уровню обученности расчета.

2. Высокая надежность и простота эксплуатации.

3. Метеокомплекс РПМК-1 «Улыбка» обеспечивает наличие скрытного режима зондирования, что повышает его живучесть в бою.

К их недостаткам можно отнести:

1. Недостаточную точность бюллетеня в нижних слоях атмосферы вследствие большой изменчивости метеопараметров у подстилающей поверхности и значительного удаления метеостанции от огневой позиции. Данный факт затрудняет применение метеокомплекса для метеорологического обеспечения реактивных систем, особенно на активном участке траектории реактивных снарядов. Для повышения точности измерения ветра на АУТ применяются метеопосты артиллерийских дивизионов и реактивных батарей, имеющие на вооружении ветровое ружье ВР-2 и ДМК.

2. Невозможность определения ветра в районе цели на удалении 100 км и более.

3. Высокую трудоемкость и опасность работ, связанная с эксплуатацией водородных баллонов.

Для устранения отмеченных недостатков необходима разработка методов зондирования на иных физических принципах. В настоящее время ведутся разработки бесконтактных методов зондирования, основанных на излучении радиосигнала и анализе ответного сигнала, отраженного от метеообразований (снег, дождь, облака, аэрозоли, неоднородности плотности атмосферы и т.д.). Существенный минус данного способа заключается в том, что если концентрация метеообразований недостаточна (прозрачная атмосфера), то отраженный сигнал отсутствует и метеокомплекс работать не может. Вторым серьезным недостатком является сложность измерения температуры воздуха радиометрическим способом. Третий недостаток – малая высота зондирования (1-2 км), обусловленная низкой отражающей способностью атмосферных неоднородностей.

Отечественной промышленностью разработан опытный образец метеокомплекса «Механизм» (1Б67), в котором реализован данный принцип. Этот радиотехнический комплекс миллиметрового диапазона длин волн предназначен для определения параметров атмосферы в реальном масштабе времени. Принцип измерения скорости ветра основан на использовании эффекта Доплера9*. Однако измерение температуры воздуха в данном комплексе осуществить не удалось.

Главным достоинством метеокомплекса «Механизм» является то, что его применение в каждом дивизионе (батарее) позволит повысить точность метеоподготовки (за счет более точного определения ветра на АУТ и при отсутствии бюллетеня от РПМК-1).

Метеокомплекс «Механизм» планируется применять в артиллерийских и реактивно-артиллерийских дивизионах. Он осуществляет ветровое зондирование атмосферы до высоты 2,6 км, расчет вертикального профиля ветра до 8 км (по результатам зондирования и метеобюллетеня «Метео-11» от 1Б44) и передачу результатов зондирования в автоматизированные системы управления (АСУ) РВиА.

Метеокомплекс работает как автономно, так и с использованием бюллетеня от метеокомплекса РПМК-1 (в этом случае бюллетень от метеокомплекса уточняется по данным своего зондирования). На основании собственных измеренных данных о ветре до высоты 2,6 км и полученного метеобюллетеня бортовой компьютер метеокомплекса «Механизм» производит экстраполяцию ветра до высоты 8 км. При этом точность метеоподготовки повышается.

В состав метеокомплекса входят радиолокатор, блок управления и обработки информации и переносный автоматизированный метеокомплект (ПАМК) для наземных метеоизмерений, (1Б65).

ПАМК разработан вместо ДМК и служит для измерения наземных метеопараметров. Его работа основана на иных физических принципах, использующих свойства ультразвукового луча изменять свои характеристики при различных значениях метеопараметров. Достоинство ПАМК заключается в отсутствии вращающихся механических и инерционных элементов, что повышает точность измерений и снижает стоимость прибора.

Метеокомплекс «Механизм» может исполняться как в носимом варианте, так и в возимом – на командно-штабной машине (КШМ) артиллерийского дивизиона.


Аппаратный отсек метеорологического комплекса РПМК-1.


Переносной автоматизированный метеокомплект (ПАМК).


Метеокомплекс «Механизм» (1Б67), установленный на КШМ.


Радиолокатор комплекса «Механизм» (1Б67).


Блок управления и обработки информации.


Перспективы развития

В итоге можно сделать вывод, что основным методом зондирования, обеспечивающим надежные аэрологические измерения, является классический радиозондовый метод: «Радиозонд, подвешенный к газонаполненной оболочке – наземный радиолокатор». Метод, основанный на новых физических принципах (доплеровский эффект от метеообразований), обеспечивает высоту 1-2 км и только при достаточной концентрации метеообразований.

Точность классического метода ограничена пространственной и временной изменчивостью атмосферы, поэтому для повышения точности метеобюллетеня необходимо увеличивать частоту зондирования нижнего слоя и уменьшать расстояние от огневых позиций до метеостанции (что может оыть обеспечено размещением малогабаритных метеостанций в каждом дивизионе). Совершенствование средств зондирования в ближайшее время, вероятно, будет проводиться в направлении комплексирования метеоинформации от метеокомплексов на значительной территории, получения спутниковой метеоинформации, фактической и прогностической синоптической информации.

В дальнейшем основными направлениями развития средств метеорологического обеспечения артиллерии должны являться:

– повышение оперативности и надежности измерений;

– полная автоматизация и роботизация всех процессов определения и обработки метеорологических данных;

– развитие дистанционных (беззондовых) методов определения параметров атмосферы;

– совершенствование автоматизированных систем сбора, обработки и доведения гидрометеорологической информации;

– снижение массогабаритных характеристик и стоимости.

В статье использованы фото автора и из архива Пензенского артиллерийского инженерного института.


Владимир Щербаков

Первые «беспилотники» корабельного базирования. Часть 1

Попытки создания беспилотных летательных аппаратов (БЛА) военного назначения предпринимались в разных странах мира еще с начала XX в. и особенно активизировались в так называемый «межвоенный период», в 1920-1930-е гг. При этом наиболее «продвинутыми» в данном вопросе оказались, как это зачастую бывало, военные моряки.


Актер-изобретатель и радиоуправляемый торпедоносец.

Один из первых БЛА – радиоуправляемый самолет-мишень «Фэйрли Квин» – был создан в Великобритании именно в интересах национальных военно-морских сил. Аппарат, построенный в начале 1930-х гг., предназначался для совершенствования огневой подготовки расчетов зенитной артиллерии кораблей британского флота. Причем, в ходе первого испытания, проведенного в 1933 г., дистанционно-управляемый самолет-мишень смог продержаться в воздухе в течение 2 ч, успешно уклоняясь от огня корабельных зенитчиков, что в итоге продемонстрировало не только высокий потенциал новой разработки, но и весьма низкий уровень выучки зенитчиков. Разработанный затем британскими адмиралами новый цикл учебно-боевой подготовки с применением дистанционно-управляемых самолетов-мишеней позволил в кратчайшие сроки усовершенствовать навыки боевых расчетов корабельной зенитной артиллерии и, таким образом, повысить боевой потенциал системы ПВО флота.

Британский опыт не остался незамеченным по другую сторону Атлантики: назначенный 1 июля 1933 г. на должность начальника военно-морских операций (командующего) ВМС США адмирал Уильям Харрисон Стэндли, лично наблюдавший «Фэйри Квин» в действии, рекомендовал американскому военно-политическому руководству одобрить разработку и реализацию на практике аналогичной программы. По его мнению, это могло существенно повысить боевое мастерство корабельных зенитчиков, что было особенно важно в условиях все возрастающей роли авиации в войне на море.


Радиоуправляемая мишень Radioplane OQ-2A в экспозиции Национального музея ВВС в Дейтоне.


Реджинальд Денни в мастерской своего магазина «Reginald Denny Hobby Shops».


Радиоуправляемая мишень Radioplane OQ-2A на старте.


Одобрение было получено, и в 1936 г. работы начались. Спустя два года состоялось первое испытание с применением радиоуправляемого самолета-мишени – огонь по нему вели зенитчики авианосца «Рэйнджер» (CV-4). В годы Второй мировой войны именно новая программа учебно-боевой подготовки с активным использованием дистанционнопилотируемых самолетов-мишеней позволила американскому флоту достаточно успешно выдержать тяжелые сражения на Тихом океане, где основную ударную мощь представляла авиация.

Стоит подчеркнуть, что в годы Второй мировой войны для нужд Армии и ВМС США только Реджинальд Денни (известный в те годы актер, авиатор и изобретатель) совместно со своими партнерами построил более 8,5 тыс. радиоуправляемых самолетов- мишеней семейства «00», в том числе: 00-1 (RP-4) – 50 (первая модель, контракт получен в 1940 г.), OQ-2 – 600, OQ-3 – 5822, 00-14 – 2084 штук. А начал Р. Денни свой «беспилотный бизнес» с… радиоуправляемой игрушки, которую он продавал по цене 25 долл. в целом наборе, либо же по отдельности: планер – 10 долл., мотор – 17,5 долл., а пропеллер – за 2 долл.

После получения в 1940 г. от Армии США первого контракта на радиоуправляемые мишени Р. Денни с партнерами образовали на базе магазина-мастерской, продававшей в Америке радиоуправляемые самолетики-игрушки, новую компанию, которая выпускала уже совсем не игрушечные «беспилотники». Причем, если первая серийная модель OQ-2 оснащалась двигателем мощностью 6,5 л.с. и развивала скорость около 137 км/ч, то OQ-14 имела уже 22-сильный двигатель и могла развивать скорость до 225 км/ч. Все они использовались в качестве мишеней, но после войны специалисты Армии США приспособили модель OQ-2 (RP-4) для решения задач разведки.

Кстати, в этой компании, которая называлась «Радиоплейн Мунишнс Фэктори» (в 1952 г. она была приобретена известной оборонной компанией «Нортроп» и стала именоваться подразделением «Вентура»), работала одно время сборщиком Норма Джин Догерти, известная впоследствии как Мэрилин Монро. В качестве подтверждения может служить ее фото с пропеллером в руках для радиоуправляемого самолетика марки RP-5, напечатанное в популярном армейском еженедельном журнале «Янки» за 26 июня 1945 г. Не менее любопытным является то, что это фото сделано Дэвидом Коновером по редакционному заданию военного журналиста капитана Рональда Рейгана, будущего президента США. Причем, именно Д. Коновер считается тем человеком, который и «открыл миру» модель и актрису Мэрилин Монро. Такие вот зигзаги судьбы.

В отличие от своих британских коллег, остановившихся на применении дистанционно-управляемых летательных аппаратов только для подготовки расчетов корабельной зенитной артиллерии, американские адмиралы пошли дальше. В 1942 г. ВМС США провели первые испытания полноценного боевого дистанционно-управляемого летательного аппарата: на радиоуправляемый самолет подвешивалась торпеда и устанавливались телевизионная камера, приемник командных сигналов и устройство для дистанционного управления сбросом торпеды. Подразумевалось, что оператор будет при помощи картинки текущей тактической обстановки, получаемой от бортовой ТВ-камеры такого аппарата, выводить боевой «беспилотник» на вражескую цель (корабль или подводную лодку) и затем давать команду на сброс торпеды.


На фото из армейского журнала «Янки» с пропеллером от RP-5 позирует Норма Джин Догерти – будущая Мэрилин Монро.


Радиоуправляемые самолеты-мишени типа «ОQ» в американском флоте.



Впрочем, по ряду причин, в том числе из- за низкой надежности системы управления такой беспилотной авиационной системы, а в основном – благодаря значительным боевым успехам, достигнутым в войне на Тихом океане палубной авиацией ВМС США, данный комплекс на вооружение не принимался и в серийное производство не передавался. Хотя необходимо отметить, что даже при том относительно невысоком уровне развития беспилотных авиационных систем и систем дистанционного управления вооружением американским разработчикам удалось достичь весьма приличных успехов. Так, в ходе испытаний, проводившихся с описанной выше системой в октябре 1944 г., американским морякам удалось из 46 попыток 29 завершить прямым попаданием торпеды в цель. Но такие результаты противники программы оценили как негативные. В конечном итоге, еще до завершения намеченных испытаний, решением начальника морских операций ВМС США адмирала Эрнеста Джозефа Кинга программу закрыли.

В годы Второй мировой войны ВМС США предприняли еще одну попытку создания боевого «беспилотника», а точнее, радиоуправляемого самолета-бомбы. В рамках проекта, получившего кодовое обозначение «Энвил» (в переводе с английского – «наковальня»), американские адмиралы пытались создать на базе бомбардировщика В-24 управляемое по радио с другого бомбардировщика средство для уничтожения важных объектов противника. В данном случае речь шла о местах базирования подводных лодок кригсмарине, оборудованных специальными бункерами с огромными железобетонными перекрытиями, недоступными для поражения обычными авиабомбами. Планировалось, что уничтожить их можно будет с помощью бомбардировщика В-24, нагруженного несколькими тысячами фунтов взрывчатки. Такой бомбардировщик-бомбу поднимать в воздух должны были штатные летчики, затем они включали автопилот и выбрасывались с парашютами. Дальнейший полет и наведение на цель осуществлялось уже по радио с другого бомбардировщика.

Данная рудиментарная боевая беспилотная авиационная система получила обозначение BQ-8 и имела весьма короткую жизнь – она применялась всего дважды. 3 сентября 1944 г. была предпринята попытка уничтожить укрытия германских «стальных акул» в Гельголанде, но из-за ошибки оператора «бомба» атаковала не бункеры, а возвышенный участок в районе пляжей Дюне. Впрочем, более известна BQ-8 тем, что 12 августа 1944 г. во время атаки стартовых позиций ракет «Фау-1» на одном из таких самолетов-бомб погиб лейтенант флота Джозеф Кеннеди – старший брат будущего американского президента Джона Ф. Кеннеди. Тогда самолет взорвался в воздухе до того, как Кеннеди и его второй пилот успели покинуть машину.

Также следует сказать, что в авиации Армии США аналогичная система, BQ-7, была создана на базе четырехмоторного бомбардировщика В-17, который снаряжался 25000 фунтами (около 11340 кг) взрывчатки. Она предназначалась для уничтожения стартовых позиций немецких ракет «Фау-1». Летчики перед пересечением Ла-Манша выбрасывались с парашютом, а далее управление осуществлялось по радио с другого бомбардировщика В-17. Армейская операция получила кодовое наименование «Афродита», но успеха не имела: некоторые самолеты самопроизвольно повернули над проливом назад и были уничтожены своими силами, а другие сбили немецкие зенитчики при подходе к целям.

В целом, несмотря на не слишком удачное начало с применением боевых БЛА, период 1930-1940-х гг. оказался весьма продуктивен в области создания и массового использования летательных аппаратов и авиационных систем различного назначения. Именно в эти годы был накоплен первый массив опытных данных и результатов экспериментальной и практической отработки «беспилотников», который уже после окончания Второй мировой войны позволил командованию ВМС США приступить к реализации более амбициозной программы.



Радиоуправляемые аппараты OQ-7 и OQ-14.



Бомбардировщик B-17F, переоборудованный в дистанционно-управляемый «самолет-бомбу», готовится к испытанию.


Лидер в беспилотной авиации

Период 1950-1960-х гг. характеризовался «взрывным» ростом интереса со стороны командования вооруженных сил США к тематике беспилотной авиации. Армия, ставшая уже самостоятельным видом ВВС и ВМС едва ли не соревновались в том, кто первым расширит спектр задач для беспилотных авиационных систем (БАС) и создаст наиболее совершенные образцы беспилотных летательных аппаратов. Отдельные высокопоставленные американские военные даже высказывали опасения насчет того, что бурное развитие беспилотной авиации сделает военных летчиков просто ненужными. Хотя, как справедливо указывал Джеймс Д. Хессман в статье «Дистанционно-пилотируемые летательные аппараты для ВМС», опубликованной в журнале «Си Пауэр» за август 1973 г., создание крылатых ракет не привело к исчезновению пилотируемых бомбардировщиков, да и появление разведывательных «беспилотников» никоим образом не устранило потребность в пилотируемых самолетах-разведчиках.

Естественно, что наиболее востребованными направлениями тогда были доработка находившихся на вооружении ВС США воздушных мишеней и создание беспилотных вариантов имевшихся самолетов боевой авиации. Проекты множились, словно грибы после дождя, но ввиду недостатка средств или же наличия серьезных, непреодолимых на тот момент технических проблем значительная часть из них осталась только на бумаге. Тем более впечатляющим выглядит достижение компании «Гиродайн» из Лонг-Айленде (штат Нью-Йорк), создавшей дистанционно-пилотируемый вертолетный комплекс корабельного базирования, способный атаковать подводные лодки противника. Повторить подобный успех разработчики «беспилотников» не смогли до сих пор!

Американский флот в межвоенный период и в годы Второй мировой войны, как уже говорилось, стал пионером в области активного применения беспилотной авиатехники, поэтому и в первые послевоенные десятилетия ВМС проводили работы опережающими темпами, предлагая как усовершенствованные варианты беспилотных воздушных мишеней, так и реализуя две самостоятельные программы по созданию совершенно новых БЛА вертолетного типа.

В рамках первой программы появился дистанционно-пилотируемый вертолет, который компания «Каман Эркрафт Корпорейшн» (организована в 1945 г. 26-летним Чарльзом Каманом для проектирования и выпуска вертолетов новой конструкции) разработала в 1953 г. на базе созданного для авиации ВМС США пилотируемого учебно-тренировочного и вспомогательного вертолета НТК-1. После внедрения в 1962 г. в США новой единой системы обозначений вооружений, военной и специальной техники он получил обозначение ТН-43А/Е и имел внутрифирменное обозначение К-240.

НТК-1 представлял собой трехместный вертолет двухвинтовой поперечной схемы с перекрещивающимися несущими винтами противоположного вращения (так называемый синхроптер или синхрокоптер). Он был спроектирован специалистами «Каман» во главе с главным конструктором Антоном Флеттнером (немецкий инженер, сконструировавший по заказу кригсмарине вертолеты Fi-265 и Fi-282 «Колибри» и вывезенный в США в рамках известной операции «Скрепка») по заказу американского флота в 1950 г. на базе опытной двухместной модели К-225. Последняя, в свою очередь, представляла собой машину общего назначения и отличалась открытой ферменной конструкцией и деревянными несущими винтами. К-225 был облетан в 1948 г. и получил сертификат типа в апреле 1949 г.

ВМС США первоначально провели оценочные испытания двух К-225 (их обозначение в компании было ХНК-225, а Управление (Бюро) аэронавтики ВМС США присвоило им номера 125476 и 125477), а затем выдали задание на доработку вертолета в учебно-тренировочный для военно-морской авиации. После успешного завершения испытаний НТК-1 в течение 1951-1953 гг. авиация ВМС США получила 29 таких машин.

Вертолеты НТК-1 стали первыми серийными машинами, поставлявшимися компанией «Каман» в авиацию ВМС США. Они дислоцировались на военно-морской авиабазе Пенсакола вплоть до 1957 г. и использовались в качестве учебно-тренировочных, спасательных и медико-эвакуационных, а в годы корейской войны применялись также в качестве многоцелевых или вспомогательных. Военно-морские специалисты даже пытались изучить с их помощью возможность решения вертолетами противолодочных задач – почему, собственно, и было решено выполнить на его базе дистанционно-пилотируемый вариант.

Один из серийных вертолетов НТК-1 (заводской номер 129344) в рамках вышеуказанной программы переоборудовали в дистанционно-пилотируемый вариант, получивший обозначение НТК-1К «Каман Дрон» и успешно облетанный 30 июля 1957 г. (на тот момент аппарат находился еще в «недособранном» виде и был окрашен в характерный желтый цвет).


Вертолет НТК-1 выполняет посадку на палубу боевого корабля.


Первый в мире беспилотный вертолет НТК-1 К во время испытаний.


Двухместный вертолет К-225.


Управление прототипом в ходе первых испытательных полетов осуществлялось дистанционно, но в кабине все же присутствовал летчик-испытатель. Как говорится, на всякий непредвиденный случай.

Испытания проходили достаточно успешно, причем быстро выяснилось, что управлять беспилотным вертолетом может оператор, совершенно не имевший опыта полетов на летательных аппаратах и всего лишь после нескольких часов обучения. После того как налет НТК-1 К приблизился к 100 ч, командование ВМС США выдало компании заказ на постройку еще трех прототипов. Первый полет без «пилота на подхвате» состоялся в 1957 г.

Предполагалось применять данный БЛА для ведения разведки и наблюдения, укладки кабеля связи, перевозки грузов, а также для решения ударных задач (в ходе испытаний заказчик экспериментировал с установкой на аппарат различного вооружения). Примечательно, что командование Армии США также имело виды на такой вариант, рассчитывая применять его для перевозки особо опасных грузов, таких как взрывчатые вещества, боеприпасы или химические вещества, а также для ведения разведки, поиска и спасания сбитых летчиков, эвакуации раненых с поля боя и пр.

Впрочем, беспилотный вертолет в серию не пошел, но полученный в ходе реализации данного проекта опыт позволил ускорить работы по другой программе – создания беспилотного противолодочного вертолета, которому, как и всей программе, присвоили обозначение DASH – аббревиатура от «Drone Anti-Submarine Helicopter», что можно перевести как «Беспилотный противолодочный вертолет». Причем широкий круг специалистов впервые узнал о таком весьма нетривиальном даже в наше время аппарате из статьи флотского лейтенанта Эдварда Моргана, вышедшей в январе 1963 г. в авторитетном американском журнале «Просидингс», издаваемом Военно-морским институтом в Аннаполисе.

Танк "Виккерс" Mk II* экспозиции британского. Музея бронетанковой техники в Бовингтоне






Эти фото преоставил редакции журнала "Техника и вооружение" наш постоянный читатель Уве Харнах из Швейцарии. Подробный рассказ об истории создания и применения 12 тонных танков "Виккерс" был опубликован в "ТиВ" №8, а об испытаниях первых машин такого типа в Советском Союзе – в №9 за этот год.


Вверху: Заводской образец танка "Объект 277" (№2) на испытаниях.


М.В. Павлов, кандидат технических наук, старший научный сотрудник

И.В. Павлов, ведущий конструктор

Отечественные бронированные машины 1945-1965 гг

К проработкам ТТТ на проектирование нового тяжелого танка «Объект 277» коллектив ОКБТ ЛКЗ приступил еще в начале 1955 г. (согласно договору с НТК ГБТУ №Н2-89/И-576). К августу того же года следовало представить эскизный проект танка с повышенными параметрами огневой мощи (на 50%) и броневой защиты (на 25-50%) в двух вариантах. Кроме того, предусматривалось увеличение максимальной и средней скоростей движения (до 55 км/ч и 35 км/ч соответственно), запаса хода до 300 км (с использованием топлива из дополнительных баков, причем запас топлива, размещенный внутри танка, должен был составлять не менее 75% от его общего количества) и гарантийного срока службы до 3000 км.

При боевой массе до 55 т танк «Объект 277» (1-й вариант) требовалось вооружить 130-мм пушкой, стабилизированной в двух плоскостях наводки (начальная скорость бронебойного снаряда – 1000 м/с), и спаренным с ней 14,5-мм пулеметом КПВТ. Предлагалось использовать в танке прицел-дальномер, ночной прицел и ночные приборы наблюдения командира и механика-водителя. Боекомплект включал 35-40 выстрелов к пушке и 800 патронов к пулемету КПВТ.

Верхний и нижний лобовые броневые листы корпуса не должны были пробиваться 122-мм бронебойными снарядами с ударной скоростью 900 и 800 м/с соответственно, при обстреле под всеми курсовыми углами. По проекту, детали верхнего бортового пояса защищали от 122-мм бронебойного снаряда с ударной скоростью 710 м/с при аналогичных условиях обстрела. Башня должна была обеспечивать защиту от 122-мм бронебойного снаряда с ударной скоростью 900 м/с при курсовых углах обстрела ±60”. Толщина брони днища – не менее 20 мм.

Предусматривалась герметизация корпуса и башни машины от проникновения воды (для возможности преодоления водных преград по дну) и пыли в зоне ядерного взрыва. Танк должен был сохранять живучесть и обеспечивать защиту экипажа от воздействия ударной волны с избыточным давлением в ее фронте 0,34-0,39 МПа (3,5-4 кгс/см² ).

Повышение максимальной и средней скоростей движения планировалось обеспечить за счет установки дизельного двигателя мощностью 735,3 кВт (1000 л.с.), легкой в управлении и надежной в эксплуатации трансмиссии, использования в ходовой части опорных катков нового типа и подвески из легких сплавов (титана и алюминия)10*. Среднее давление на грунт предполагалось не более 73,5 кПа (0,75 кгс/см² ).


Общий вид танка «Объект 277» («Объект 278»). Эскизный проект, 1956 г.


Для внешней и внутренней связи предусматривались ультракоротковолновая радиостанция и ТПУ.

Второй вариант нового тяжелого танка – «Объект 278» – отличался от первого в основном МТО, в котором использовалась газотурбинная силовая установка. Разработка экспериментального ГТД мощностью 735,3 кВт (1000 л.с.) для этой машины была поручена СКБТ ЛКЗ постановлением Совета Министров СССР №1037-603 от 28 мая 1955 г. Проектирование танков «Объект 278» и «Объект 277» велось параллельно.

Рассмотрение двух вариантов компоновок нового тяжелого танка состоялось 21 июля 1955 г. на заседании технического совета ОКБТ, на котором выступил ведущий инженер машины Н.М. Чистяков. На совете отметили несоответствие предложенных решений ТТТ по основному вооружению с механизацией девяти выстрелов боекомплекта с несгораемыми гильзами. Из двух проектов ходовой части, разработанных Г.А. Серегиным и Л.З. Шенкером, последний вариант (реализованный аналогично самоходной установке «Объект 271»), по мнению членов совета, также не отвечал предъявляемым требованиям. Отмеченные недостатки предлагалось устранить в течение десяти дней и вновь рассмотреть проект на внеочередном заседании техсовета ОКБТ.

К1 августа 1955 г. основные замечания по боевому отделению устранили. Пушку приняли полностью уравновешенную, учтя при ее компоновке в боевом отделении полученные от разработчика габаритные размеры и укороченный откат. Механизм заряжания со сгораемой гильзой разместили в кормовой нише измененной башни. По предварительной весовой оценке, масса отливки башни составляла 9 т, что при ограничении общей массы танка до 55 т не оставляло никакого запаса.

Приступили к отработке ТУ на дизель завода №800. Удачные компоновочные решения системы воздухоочистки и создание новой конструкции воздухоочистителя позволили получить дополнительные свободные объемы в МТО. Одновременно результаты проработки вариантов компоновок МТО танка с ГТД, разрабатываемого в СКБТ под руководством Г.А. Оглоблина, показали возможность сэкономить до 3 т массы машины, без учета необходимости размещения дополнительного топлива.

Тем не менее, компоновку танка вторично признали неудовлетворительной. Требовалось заново пересмотреть вопросы размещения основных узлов, учитывая необходимость их полной унификации, и представить к 15 августа 1955 г. общую компоновку машины (обоих вариантов – с дизелем и ГТД), все основные данные по объемам, массам и другим параметрам.

В начале августа 1955 г. сроки разработки танков «Объект 277» и «Объект 278» скорректировали: эскизный проект планировалось завершить в I квартале 1956 г., а технический проект – в IV квартале 1956 г. Рабочие проект и чертежи следовало представить во II квартале 1957 г. Изготовление опытного образца для заводских испытаний намечалось на IV квартал 1957 г., а проведение заводских испытаний и доработка ЧТД по их результатам – на II квартал 1958 г.

В IV квартале 1958 г. планировалось собрать два опытных образца для полигонных испытаний, которые предполагалось начать в I квартале следующего года, а доработать ЧТД по их результатам – уже во II квартале. Установочная партия танков должна была быть готова для войсковых испытаний в IV квартале 1959 г. Эти испытания намечались на I квартал 1960 г., доработка ЧТД по их результатам с постановкой на серийное производство – на III квартал 1960 г.11*

15-16 августа 1955 г. на техсовете ОКБТ рассмотрели новые варианты компоновок танка «Объект 277». Основная задача, стоявшая перед разработчиками, заключалась в необходимости максимального снижения массы для обеспечения ТТТ по весовым ограничениям при использовании нового вооружения, боекомплекта, двигателя и увеличенной заправке.

Представили два варианта боевого отделения – круглую башню конструкции отдела №11 и башню с нишей отдела №5. Броневая защита башни первого варианта имела малый конструктивный угол (25°), что не обеспечивало рикошетирования. Излишние габариты вварной сферической крыши снижали бронестойкость кормы, отсутствовала общая связь по верхнему поясу. Но наряду с принципиальными недостатками круглая башня давала экономию по массе 1500 кг, а использование башни отдела №5 влекло необходимость усиления подбашенных деталей с увеличением их массы примерно до 1500 кг.


Продольный, поперечный разрезы и вид в плане танка «Объект 277». Эскизный проект, 1956 г.


В танке устанавливалась 130-мм пушка с начальной скоростью 1050 м/с, сгораемые гильзы размещались в укладке, которая вращалась вместе с башней. Применялись конструкция броневой защиты от 122-мм снаряда с начальной скоростью 900 м/с и трансмиссия Т-10 с перенесенными агрегатами. Однако по сравнению с танком Т-10 длина корпуса машины из- за нового боевого отделения увеличилась на 500 мм.

Для основного варианта МТО в составе ГТД требовалась и разработка новой трансмиссии. В качестве временного решения для силовой установки остановились на дизельном двигателе М-50Т, с сохранением трансмиссии Т-10, но для этого требовалось доработать систему охлаждения.

По заключению техсовета, рекомендовалось: принять за основу боевого отделения вариант отдела №5, использовать для дизельного варианта трансмиссию Т-10 с гидроприводом, рассмотреть вариант компоновки МТО с боковым расположением эжекторов и провести широкие проработки по снижению массы узлов и деталей за счет применения легких сплавов.

Для реализации основного варианта МТО с ГТД танка «Объект 278» в СКБТ ЛКЗ, в соответствии с постановлением Совета Министров СССР №1498-837 от 12 августа 1955 г. и приказа министра транспортного машиностроения №134 от 29 августа 1955 г., приступили к созданию газотурбинного двигателя с расходом топлива 456 г/кВт-ч (335 г/л.с.ч). Одновременно совместно с ЦИАМ (руководитель – начальник 35 отдела ЦИАМ А.В. Аваков) начали проектирование опытного образца турбины с охлаждаемыми лопатками («Объект 26») с целью снижения удельного расхода топлива. В 1955 г. выполнили полный термодинамический расчет двигателя, произвели предварительные прочностные расчеты основных деталей турбины, приступили к разработке общей компоновки и выпуску рабочих чертежей экспериментальной турбины и узлов установки для ее испытаний (камеры сгорания, редуктора, устройства подвода и уплотнения жидкости).

По первоначальным оценкам, полученным при разработке технического проекта танка «Объект 278», использование ГТД давало ряд преимуществ по сравнению с поршневым двигателем:

– меньшие габариты, чем у дизеля той же мощности; одновременно уменьшались габариты агрегатов, обслуживающих двигатель;

– уменьшение габаритов и моторно-трансмиссионной установки (МТУ) снизило общую массу танка примерно на 2 т, а также позволило разместить увеличенные емкости под топливо;

– снижение трудоемкости обслуживания танка, отсутствие громоздкой системы охлаждения, фильтров тонкой очистки воздуха и системы обогрева двигателя позволяло повысить надежность работы моторной установки, а изменение частот и амплитуд крутильных колебаний на валу ГТД по сравнению с поршневым двигателем повышало надежность трансмиссионных узлов;

– конструктивная простота МТУ по сравнению с поршневой трансмиссионной установкой;

– уменьшение площади входных и выходных отверстий в корпусе танка, что повышало стойкость крыши МТО к воздействию ударной волны ядерного взрыва.

Для заводского образца танка «Объект 278» предусматривалась установка ГТД с турбиной без охлаждения лопаток, разрабатываемого СКБТ ЛКЗ, с расходом топлива 456 г/кВт-ч (335 г/л.с. ч). Запас хода танка определялся в 300 км. В ходе дальнейшей отработки охлаждаемой турбины для ГТД («Объект 26»), проводимой заводом совместно с ЦИАМ, предполагалось снизить удельный расход топлива до 374 г/кВт-ч (275 г/л.с. ч) и увеличить запас хода. Рабочая температура охлаждаемой турбины для ГТД-1 составляла 1050'С, мощность – 1286,8 кВт (1750 л.с.; для компрессора), частота вращения вала – 29500 мин-1 , давление воздуха перед камерой сгорания турбины – 0,65 МПа (6,6 кгс/см² ), расход воздуха через турбину – 4,35 кг/с.

Другим отличием танка «Объект 278» от первого варианта («Объект 277») являлось применение прогрессивной подвески с пневматическими рессорами и гидроамортизаторами, обеспечивавшими повышение средней скорости движения по местности при снижении массы конструкции. При этом подвески двух вариантов машин были полностью взаимозаменяемыми. Необходимо отметить, что при создании новых тяжелых танков ОКБТ ЛКЗ предусматривало максимально возможную унификацию их узлов.

В связи с большим объемом работ и необходимостью соблюдения сроков главный конструктор ОКБТ ЛКЗ Ж.Я. Котин принял решение о разделении руководства проектами: ведущим инженером машины «Объект 277» был назначен Н.Ф. Шашмурин, а Н.М. Чистяков продолжил руководить проектом «Объект 278». Очередное заседание техсовета ОКБТ ЛКЗ по проектам танков «Объект 277» и «Объект 278», на котором отчитывались уже Н.Ф. Шашмурин и Н.М. Чистяков, состоялось 24 ноября 1955 г.


Продольный, поперечный разрезы и вид в плане танка «Объект 278». Эскизный проект, 1956 г.


В своем докладе Н.М. Чистяков отметил, что, несмотря на использование в танке «Объект 278» компоновки «Объекта 277» с поперечным размещением ГТД в МТО, удалось получить выигрыш по общей массе машины: двигатель и трансмиссия были легче дизельного варианта. Это обстоятельство привело к смещению центра тяжести танка вперед. К этому моменту уже выполнили эскизный проект новой коробки передач, а бортовой редуктор запустили в производство. По сравнению с прежним вариантом этот редуктор имел ряд важных преимуществ (меньшие габариты и масса, улучшенные условия отвода тепла). При создании облегченной трансмиссии использовали грузовой вал Т-10, сократив в новой ПКП количество передач переднего хода до трех. Однако оставались нерешенными вопросы по входному редуктору. Варианты редуктора, предложенные СКБТ Г.А. Оглоблина и отделом №4 ОКБТ, не подходили по габаритам. Кроме того, предусмотренный запас топлива (1050 л) был недостаточным.

Из доклада Н.Ф. Шашмурина следовало, что основной проблемой компоновки танка «Объект 277» являлось выполнение требований к боевой массе. В результате в боекомплекте удалось разместить только 30 выстрелов. Отсутствовало окончательное решение по узлам ходовой части и не были организованы работы по использованию легких сплавов. При массе корпуса в 20 т и башни в 8,5 т уложиться в заданную массу не представлялось возможным.

По компоновке нерешенными оставались вопросы габаритов и характеристик пушки и боекомплекта, а также выбора схемы заряжания. По пушке наиболее оптимальным виделось применение сгораемых гильз, в противном случае ее использование в приемлемых габаритах было затруднительно.

Было предложено три варианта механизации заряжания. В варианте, спроектированном в отделе №5, была механизирована подача девяти выстрелов с горизонтальным расположением в нише башни и подача еще 16 снарядов к месту заряжающего, располагавшегося на подвесном полу.

Во втором варианте, представленном Л.И. Горлицким и ориентированном на применение пушки с вертикальным клиновым затвором, механизированными являлись подача и заряжание десяти выстрелов. Сам механизм располагался наклонно на задней стенке башни. Теоретическая скорострельность составляла 8 выст./мин.


Установка вооружения в танке «Объект 277» («Объект 278»)- Эскизный проект, 1956 г.


Размещение боекомплекта в танке «Объект 277» («Объект 278»). Эскизный проект, 1956 г.


Еще по одному варианту механизации шаровой башни, предложенному отделом №11, доложил А.Н. Попов. В этом проекте механизированными являлись подача и заряжание 16 снарядов и пяти гильз. Всего в башне размещались 22 гильзы и 31 снаряд, что привело к уменьшению габаритов рабочего места заряжающего и ухудшило условия его работы. Остальные снаряды и гильзы находились в корпусе. Кроме того, в отделе №11 проработали вариант механизма заряжания с расположением в башне 19 гильз и 29 снарядов. Однако против этого варианта выступил начальник группы вооружения А.С. Шнейдман. По его словам, при размещении 75% боекомплекта в башне при ее поражении «все это взлетит на воздух». Тем не менее, во всех вариантах не удалось разместить в боекомплекте пушки 35 выстрелов.

По конструкции ходовой части также не было единого мнения: предлагалось использовать нормальное расположение балансира по типу Т-10, осуществить вынос балансира наружу или разместить его между ободьями катка. При этом конструктивно стремились получить экономию по массе и при условии отказа от кронштейна ленивца уложиться в требуемую массу корпуса.

В течение 1955 г. в ОКБТ ЛКЗ выполнили большой объем исследований по танку «Объект 277». Для всестороннего анализа различных конструктивных решений предэскизный проект выполнили в нескольких вариантах. При этом основное внимание уделялось максимальному использованию существующих в серийном или опытном производстве агрегатов, систем, технологических приемов и др.

По эскизному проекту, представленному на рассмотрение в Министерство транспортного машиностроения и ГБТУ, основные элементы бронекорпуса изготавливались из листового проката с гибкой, а отдельные детали корпуса могли быть выполнены из броневого литья (детали носа и кормы). В конфигурации корпуса широко использовались большие углы наклона, повышающие его снарядостойкость.


Броневой корпус танка «Объект 277». Эскизный проект, 1956 г.


Силовая установка состояла из двигателя М-850 с системой эжекционного охлаждения, водомасляных радиаторов (железных), а также систем воздухопуска, топливной, смазки, обогрева и др.

Проект предусматривал использование ПКП танка Т-10 с уменьшенными габаритами и улучшенной системой управления (гидропривода), а также бортового редуктора облегченного типа с включенным в ведущее колесо планетарным рядом.

Ходовая часть танка базировалась на основе отработанных элементов танков Т-10 и «Объект 260», со значительным изменением рабочих параметров: рабочего хода катка, внедрением внутренней амортизации катка и установкой гидроамортизаторов большой энергоемкости.

Во всех вариантах боевого отделения танка ОКБТ предлагало использовать пушку с коротким откатом и гильзу с частично сгорающим корпусом, а для обеспечения повышенной скорострельности – механизацию заряжания снарядов и гильз части боекомплекта. Башня принималась из броневого литья.

19 января 1956 г. состоялось заседание техсовета ОКБТ по вопросам создания ПАЗ для танков «Объект 277» и «Объект 278».

В частности, в области защиты от воздействия ударной волны требовалось повысить прочность крыши корпуса, крышек люков, крепления наружного оборудования, предусмотреть возможность перекрытия отверстий установки пулеметов и прицелов; внедрить прочное, но эластичное уплотнение амбразуры под пушку, а также усилить крепление башни к корпусу и улучшить ее стопорение. Рекомендовалось стремиться к получению обтекаемых форм башен и корпусов, устранить возможность заклинивания башни, предохранив шариковую опору от попадания песка и грязи, оборудовать обитаемые отделения огнестойким и эластичным подбоем для поглощения импульса ударной волны, а также разработать специальную конструкцию сидений для членов экипажа.

Для защиты от светового и теплового излучения предусматривалось выполнить огнестойким внешнее лакокрасочное покрытие машины и выбрать его наиболее эффективный цветовой оттенок, а все чехлы и обивки спинок сидений также сделать огнестойкими.

Требования к защите от проникающей радиации предлагалось учитывать на этапе разработки броневой защиты, исключив применение материалов и присадок, которые могли стать источниками интенсивной наведенной радиации. В конструкции смотровых приборов планировалось использование специальных оптических материалов, снижавших эффект потемнения при воздействии гамма-излучения. Для контроля уровня радиоактивности на рабочих местах предполагалась установка дозиметрического оборудования.

Защиту от радиоактивной пыли предлагалось реализовать путем герметизации внутреннего объема танка и создания в нем избыточного давления, а также фильтрации воздуха наряду с использованием индивидуальных средства защиты членов экипажа. Кроме того, предусматривалась отработка методов применения имеющейся аппаратуры для дезактивации машин.

Доработанные эскизные проекты танков «Объект 277» и «Объект 278» рассмотрели на техсовете ОКБТ ЛКЗ 16 марта 1956 г.с участием представителей ВНИИ-100, СКБТ ЛКЗ, завода №172, ЦИАМ, Военной приемки ГБТУ при ЛКЗ и НТК ГБТУ, Несколько ранее, 24 февраля 1956 г., при выборе окончательных ТТТ для машин, «Объект 277» определили как основной для реализации всех требований, а «Объект 278» – в качестве перспективного по силовой установке, броневой защите и подвижности12*. При этом оговаривалось снижение его боевой массы до 51 т.

С докладом по танку «Объект 277» выступил Н.Ф. Шашмурин, по «Объекту 278» – Н.М. Чистяков, по ГТД – Г.А. Оглоблин. Н.Ф. Шашмурин доложил ТТТ на проектирование новой машины и ход их реализации в эскизном проекте. Он отметил сложность выполнения данной задачи по предъявленным ТТТ при увеличении боевой массы всего на 10%, которую удалось решить за счет плотной компоновки, применения форсированных и максимально напряженных узлов оптимальной конструкции.

В качестве основного оружия была принята 130-мм пушка М-65 с укороченным откатом и частично сгорающей гильзой. Она обеспечивала дальность прямого выстрела 1200 м и максимальную дальность (при угле возвышения+15’) 18500 м. На дистанции 1000 м ее бронебойный снаряд пробивал броню толщиной 240-250 мм при угле встречи 30°. Величина отката пушки была уменьшена до 260 мм, при этом сила сопротивления откату составляла 100-130 тс. В качестве вспомогательного оружия использовался 14,5-мм пулемет КПВТ, спаренный с пушкой.

По системе стабилизации ОКБТ ориентировалось на проверенную в танке «Объект 272» систему типа «Ливень» (впоследствии получившую наименование «Гроза»), которая обеспечивала до 60% попаданий при стрельбе сходу на дистанции 1000-1500 м и скорости 20-25 км/ч. Использование стереоскопического прицела-дальномера со стабилизированным полем зрения в вертикальной плоскости позволяло поразить цель с первых выстрелов. Для ведения боевых действий ночью предназначались приборы и прицелы ночного видения у механика-водителя (ТВН-2), командира («Узор») и наводчика («Луна»).

В техническом проекте реализовали укладку 35 выстрелов раздельного заряжания с частично сгораемой гильзой, из которых в механизированной укладке размещались 15 гильз и 23 снаряда (43% боекомплекта). Внедрение механизма заряжания кассетно-транспортерного типа позволило обеспечить скорострельность 5-6 выстр./мин.

По броневой защите все требования были выполнены. Конструкция комбинированного корпуса, предусматривавшая возможность реализации носовой части в двух вариантах (литой и сварной из катаных листов), являлась наиболее целесообразной с точки зрения технологии и изготовления. Предусматривалось также выполнение специфических требований по ПАЗ (подпор и использование фильтров) и подводному вождению.

Дизель М-850 мощностью 735,3 кВт (1000 л.с.), созданный на базе серийного двигателя М-50, являлся вполне надежным и обеспечивал машине высокую подвижность. Трансмиссия – модернизированная ПКП танка Т-10. Ходовая часть, выполненная по обычной схеме, позволяла увеличить потенциальную энергию и ход опорных катков с внутренней амортизаций. Запас хода по шоссе составлял 300 км.

Н.М. Чистяков в докладе по танку «Объект 278» подчеркнул возможность форсирования ГТД по мощности. К этому времени в ОКБТ уже приступили к разработке экспериментального образца трансмиссии для данной машины, и ее возможности предполагалось полностью изучить в процессе испытаний. Использование ГТД позволило уменьшить массу машины до 50,5 т, а имевшийся в резерве определенный запас по массе предлагалось использовать на усиление броневой защиты. По предварительным оценкам, применение ГТД позволяло значительно снизить трудоемкость изготовления МТО.


Броневой корпус танка «Объект 278». Эскизный проект, 1956 г.


Эжекционная система охлаждения двигателя танка «Объект 277». Эскизный проект, 1956 г.


Башня танка «Объект 277» («Объект 278»). Эскизный проект, 1956 г.


Для выполнения требований к ПАЗ (подача в боевое отделение воздуха, очищенного от пыли, радиоактивных и отравляющих веществ) предлагалось внедрить систему кондиционирования воздуха (за счет установки мощного компрессора). В остальном «Объект 278» был унифицирован с танком «Объект 277».

Увеличить радиус действия танка предполагалось не за счет количества топлива, а за счет улучшения экономичности при повышении температуры цикла и введения теплообменника (регенератора)13*.

Г.А. Оглоблин также отметил преимущества использования ГТД в танке и рассказал о дальнейших работах над двумя вариантами турбин – среднетемпературной и с повышенной температурой, а также о путях улучшения экономичности за счет повышения температуры и применения теплообменников.

Рассмотрев материалы по танкам «Объект 277» и «Объект 278», техсовет ОКБТ ЛКЗ одобрил представленные проекты, посчитав, что они могут быть направлены в Министерство транспортного машиностроения и НТК ГБТУ для утверждения.

В мае 1956 г. эскизные проекты двух машин получили одобрение в НТК ГБТУ. Уже в сентябре ОКБТ ЛКЗ направило технические проекты в Министерство транспортного машиностроения и НТК ГБТУ. Одновременно на ЛКЗ изготовили деревянные макеты новых танков в натуральную величину, которые 18 октября того же года положительно оценила специальная комиссия, рекомендовавшая устранить имевшиеся недостатки при выполнении рабочих чертежей машин.

Однако при утверждении макетов танков и их рабочих чертежей на пленуме НТК ГБТУ 14 ноября 1956 г. были выдвинуты дополнительные требования. Обсуждение хода реализации замечаний НТК ГБТУ по вооружению, силовой установке и трансмиссии состоялось на техническом совете ОКБТ ЛКЗ 9 и 11 декабря 1956 г., после чего откорректированные технические проекты танков «Объект 277» и «Объект 278» вновь отправили в НТК ГБТУ.

Повторное рассмотрение состоялось на пленуме НТК ГБТУ 18 декабря 1956 г. 9 января 1957 г. ГБТУ одобрило техпроекты и рекомендовало их для выполнения рабочих чертежей. Таким образом, заданные правительством ТТХ для новых тяжелых танков «Объект 277» и «Объект 278» были выдержаны, что обеспечивало этим машинам превосходство по боевым и техническим характеристикам над существовавшими отечественными и иностранными машинами данного класса.

По сравнению с серийным Т-10 танки «Объект 277» и «Объект 278» отличались следующим:

– новой мощной танковой 130-мм пушкой М-65 с укороченным откатом, с затвором гальваноударного действия и стабилизатором;

– двигателями (дизелем или ГТД) мощностью735,3 кВт(1000л.с.);

– коробками передач, обеспечивавшими повышение маневренности машин и их надежности за счет новых более совершенных фрикционных элементов и приводов управления;

– усиленным бронированием и более технологичной конструкцией корпусов;

– аппаратурой и приборами, обеспечивавшими экипажам вождение танков, ведение огня (в том числе сходу) и наблюдение за местностью ночью и в условиях затрудненного ориентирования;

– повышенной скорострельностью (5-6 выстр./мин против 3 выстр./мин на Т-10) за счет ввода автоматизации заряжания пушки и создания лучших условий работы экипажа;

– реализацией мероприятий по ПАЗ, повышавших конструктивную прочность танков при воздействии ударной волны (было усилено крепление башни, введена защита от проникновения в танк ударной волны) и обеспечивших возможность преодоления участков местности, зараженных радиоактивными и отравляющими веществами (предусматривалась установка вентилятора со специальными фильтрами, обеспечивавшими избыточное давление очищенного воздуха в обитаемых отделениях);

– герметизацией внутреннего объема танка, обеспечивавшей возможность преодоления водных преград по дну глубиной до 5 м.


Узел передней подвески и опорный каток с внутренней амортизацией танка «Объект 277» («Объект 278»). Эскизный проект, 1956 г.


Схема ходовой масти танка «Объект 277». Эскизный проект, 1956 г.


Танк «Объект 278» из-за установки газотурбинного двигателя ГТД-1 (ведущий инженер по двигателю – В.Я. Нежлукто) имел иную конструкцию броневого корпуса по сравнению с танком «Объект 277». Для обеспечения заданного запаса хода танка по шоссе емкость основных топливных баков увеличили с 820 до 1300 л, а дополнительных – с 250 до 650 л. Емкость масляного бака составляла 40 л. Расчетный запас хода танка по шоссе достигал 300 км. Пуск ГТД осуществлялся только с помощью авиационного электростартера мощностью 12 кВт. Система предпускового подогрева отсутствовала.

Компоновка МТО этой машины была подчинена выполнению ряда условий, главными из которых являлись: максимальное приближение газовоздушного тракта к прямоточному; осевая симметрия газовоздушного тракта; максимальное удаление входа воздуха в двигатель от выхода отработавших газов из двигателя; поперечное расположение двигателя в кормовой части корпуса танка.

В МТО танка также монтировались: трехступенчатая планетарная коробка передач с тремя степенями свободы, обеспечивавшая три передачи переднего и одну передачу заднего хода; двухступенчатые ПМП с дисками трения, работавшими в масле; два двухрядных комбинированных бортовых редуктора.

К выпуску рабочих чертежей в ОКБТ ЛКЗ приступили еще в ноябре 1956 г. По танку «Объект 277» их завершили в марте 1957 г., «Объект 278» – в апреле 1957 г. Затем чертежи поступили в производство для изготовления опытных образцов. В отличие от технических проектов, в рабочих чертежах ходовая часть машин была выполнена восьмикатковой (применительно к одному борту) с использованием опорных катков с внутренней амортизацией. Однако из этих двух машин только одна, «Объект 277», была доведена до ходового состояния.

В ходе разработки танка «Объект 277» на ЛКЗ провели испытания стрельбой на танке Т-10 пушки М-62 с коротким откатом и усилием отдачи, аналогичным принятому для пушки М-65. Были изготовлены экспериментальные башня и корпус для определения обстрелом их оптимальных толщин и конструктивных углов, а также на соответствие противоснарядной стойкости заданным ТТТ. Экспериментальные узлы выпустили на металлургическом заводе им. Ильича в г. Жданове (ныне – Мариуполь).

Испытания обстрелом двух экспериментальных башен танка «Объект 277» прошли на НИИБТ полигоне с 11 по 23 марта, а литой носовой части корпуса – в мае 1957 г. Обе башни (№20 и №30) были отлиты из стали МБЛ-1; их крыши – вварные, из катаной брони (сталь 43ПСМ). В башнях отсутствовали выемки для установки дальномера.

Согласно данным заводских таблиц замеров фактических толщин и конструктивных углов наклона, экспериментальные башни имели значительные отклонения по толщине стенок (в минусовую сторону) от чертежных размеров. Фактическая масса башен составляла: №20-8285 кг, №30-8616 кг.

Обстрел башен велся из 122-мм пушек М62-Т2 и А-19 обр. 1931/37 г. бронебойными остроголовыми снарядами с баллистическим наконечником и бронебойными тупоголовыми снарядами с баллистическим наконечником с дистанции 100 м штатными и приведенными зарядами под курсовыми углами от ±30 до ±60°.

Для уточнения кривых противоснарядной стойкости литой брони, составленных ЦНИИ-48 и ФВНИИ-100, по башне №30 дополнительно произвели пять выстрелов под курсовым углом 75°. Кроме того, по каждой башне выполнили по два выстрела 122-мм бронебойными тупоголовыми снарядами под курсовыми углами ±90° для сравнения их противоснарядной стойкости с соответствующим показателем башни танка Т-10.

Противоснарядная стойкость лобовой части обеих башен при обстреле 122-мм бронебойными остроголовыми снарядами с бронебойным наконечником по нормали к горизонтальной касательной (при имеющихся фактических толщинах и конструктивных углах) не соответствовала требованиям к башне танка «Объект 277» (заданный предел тыльной прочности (ПТП) – 900 м/с). Фактический предел кондиционных поражений лобовой части башни №20 равнялся 849 м/с, а у башни №30 был ниже 850 м/с.

Противоснарядная стойкость бортовой части башен при обстреле теми же снарядами под курсовыми углами ±60° оказалась выше, чем в лобовой части. Предел кондиционных поражений бортовой части у башни N920 составлял 904 м/с, у башни №30 – 908 м/с.

Башни №20 и №30, обработанные на твердость по Бринеллю (соответственно, 3,7 и 3,9 мм), не показали существенной разницы по противоснарядной стойкости.

Сравнение фактической противоснарядной стойкости различных сечений экспериментальных башен при обстреле бронебойными остроголовыми снарядами с бронебойным наконечником с различными кривыми противоснарядной стойкости литой брони показало, что при углах встречи до 45° расчетная противоснарядная стойкость была завышена примерно на 20-45 м/с, а при углах встречи более 45° и в особенности свыше 50° – занижена примерно от 25 до 50 м/с, а в отдельных точках – до 100 м/с.

Характер поражений – вязкий, хрупких поражений не было. Живучесть башен в целом (за исключением приварки крыши со стороны бортов) оказалась удовлетворительной.

Соединение крыши в бортовой части «впритык» признали неудовлетворительным. От попадания снарядов в верхний пояс бортов башен сварной шов разрушился. Кроме того, соединение крыши сваркой «впритык» способствовало непосредственному попаданию снарядов в сварной шов, что приводило к образованию проломов в крыше и проникновению снарядов внутрь башни.

Для выполнения требований по противоснарядной стойкости литой башни танка «Объект 277» и повышения конструктивной прочности соединения крыши с ее бортами НИИБТ полигон рекомендовал усилить лобовую часть башни до получения противоснарядной стойкости, полностью отвечавшей ТТТ, без снижения противоснарядной стойкости в бортовой части. Соединение сваркой листов крыши и бортовой части «впритык» следовало изменить на соединение сваркой «в четверть». После устранения недостатков надлежало вновь провести оценочные испытания снарядным обстрелом, при этом башня должна была иметь конструктивные отверстия под установку приборов наблюдения, прицела-дальномера, пулемета, артсистемы и т.д.



Общий вид башни танка «Объект 277» до испытаний обстрелом.


Расположение снарядных попаданий на башне №20 танка «Объект 277».


При обстреле экспериментальной носовой части корпуса (№2) танка «Объект 277», помимо определения фактической противоснарядной стойкости брони, производилась проверка конструктивной прочности сварных соединений литой носовой части с бортами из катаной брони, подбашенного листа и деталей днища с бортами.

Литая носовая часть корпуса была выполнена из стали МБЛ-1, катаные гнутые борта – из стали 42СМ, детали крыши и днища – из катаной брони 43ПСМ. Согласно данным заводских таблиц замеров фактических толщин и конструктивных углов наклона, экспериментальный литой нос корпуса имел значительные отклонения по толщине стенок от чертежных размеров (в нижней лобовой части эти отклонения в минусовую сторону составляли от 12 до 33 мм, в верхней лобовой части – в плюсовую сторону от 8 до 18 мм). По конструктивным углам наклона литой нос также имел отклонения. Фактическая масса литого носа в сборе составляла 10175 кг.

Обстрел носовой части производился теми же огневыми средствами и дополнительно из 85-мм пушки Д-44 кумулятивными невращающимися снарядами с той же дистанции и под аналогичными курсовыми углами. В местах попаданий верхние лобовые части носа (правые и левые) имели фактическую толщину от 84 до 132 мм и, соответственно, конструктивные углы наклона брони от 71 до 60,5°, а нижние – 118-149 мм и углы – 56-45°. Борта (правый и левый) имели толщину 107 мм и катаные – 90 мм; конструктивный угол в верхнем поясе – 53-61°.

Выяснилось, что противоснарядная стойкость верхней и нижней лобовых частей удовлетворяла ТТТ (в первом случае предел кондиционных поражений превышал 915 м/с, а во втором составлял 810 м/с), а в месте сопряжения верхней и нижней лобовых частей носа оказалась ниже противоснарядной стойкости верхней лобовой части (при попадании в центр носа 122-мм бронебойного снаряда с ударной скоростью 915 м/с была получена сквозная пробоина). Противоснарядная стойкость катаной и литой частей правого и левого бортов превышала заданную ТТТ (при ударных скоростях 712-722 м/с поражения характеризовались «наличием чистых выпучин и выпучин с сединками»).

Противоснарядная стойкость сварных соединений катаных и литых частей бортов была ниже противоснарядной стойкости основного металла. При непосредственном попадании снаряда с ударной скоростью 713 м/с в сварной шов левого борта (выполненного с Х-образной разделкой кромок с притуплением 6-8 мм) образовалась сплошность по самому шву на длине 450 мм со сдвигом кромок до 30 мм. При попадании снарядом с той же скоростью непосредственно в сварной шов правого борта (выполненного с Х-образной разделкой кромок без притупления) имело место меньшее разрушение в виде разрыва по линии сплавления со стороны катаного борта на днище 290 мм.

Характер поражений литой и катаной брони во всех случаях был вязкий, несмотря на кучность попаданий. Конструктивную прочность (живучесть) сварных соединений катаных и литых частей бортов признали удовлетворительной. При попадании снарядов с ударными скоростями 711-713 м/с в литые и катаные части бортов на расстояниях 100-300 мм от сварных швов разрушений в сварных соединениях не было. Швы частично разрушались только от непосредственных снарядных попаданий, что объяснялось их пониженной противоснарядной стойкостью.

Конструктивная прочность сварных соединений подбашенного листа с бортами была определена как недостаточная: попадания в бортовую часть носа вызывали разрушения сварных соединений подбашенного листа с бортами на значительной длине. К концу испытаний швы полностью разрушились. В сварных соединениях днища с бортами также наблюдались значительные разрушения.



Башня №20 танка «Объект 277» после обстрела.


Башня №30 танка «Объект 277» после обстрела.


Схема расположения снарядных попаданий в носовую часть №2 корпуса танка «Объект 277».


В своих предложениях НИИБТ рекомендовал конструктивно усилить место сопряжения верхней и нижней лобовых частей броневого корпуса, доведя его противоснарядную стойкость до уровня противоснарядной стойкости верхней лобовой части. При изготовлении опытных образцов бронекорпусов танка «Объект 277» сварное соединение литой и катаной частей бортов предлагалось принять с Х-образной разделкой без притупления, т.е. со сплошным проваром. Вопрос о повышении противоснарядной стойкости сварных соединений частей бортов следовало решить по результатам обстрела литого носа №1, в котором одно из них было выполнено с усиленным сварным швом. Наконец, надлежало повысить конструктивную прочность сварных соединений подбашенного листа и днища с бортами.

По результатам испытаний в ОКБТ ЛКЗ скорректировали толщины лобовых и бортовых сечений башни и носовой части корпуса, а также изменили способ приварки крыши башни, внеся соответствующие изменения в ЧТД машины.

Одновременно, в мае 1957 г., ЛКЗ представил к рассмотрению деревянный макет танка «Объект 277» в натуральную величину, откорректированный в соответствии с доработанным техпроектом, который был одобрен макетной комиссией 8 июня 1957 г. Кроме того, изготовили и собрали экспериментальную башню со 130-мм пушкой М-65, узлами стабилизатора «Гроза» и прицелом-дальномером ТПДС. Ее установили на корпус танка Т-10 (изготовленный таким образом макетный танк получил обозначение «Э-277») и провели заводские испытания совместно с ЦНИИ-173 и ЦКБ-393 с целью отработки системы стабилизации. Испытания прошли в районе г. Ломоносова и п. Горелово в объеме 654 км пробега, наработка двигателя при этом составила 82 ч.

В ходе испытаний первого опытного образца стабилизатора «Гроза» АНТК ГАУ и НТК ГБТУ потребовали упростить схему режима полуавтоматической наводки. На совещании в ОКБТ ЛКЗ в июле 1957 г. это решение было поддержано, и ЦНИИ-173 провел необходимые мероприятия. Появилась простая схема режима полуавтоматической наводки, в которой участвовали силовой привод, пульт управления и тахогенератор ТГ-ЗА. Для обеспечения соответствующего качества работы этого привода потребовалось изменить передаточное число от вала гидромотора горизонтальной наводки к валу тахогенератора ТГ-ЗА.

В декабре 1957 г. по результатам проведенных испытаний комплекса стабилизатора «Гроза», прицела-дальномера ТПДС и пушки М-65, установленных в макетном танке «Э-277», ЦНИИ-173 получил все необходимые данные для корректировки технической документации на изготовление семи образцов стабилизатора «Гроза»14*. Дальнейшие работы по отладке узлов стабилизатора продолжили в 1958 г.

С выдачей рабочих чертежей танка «Объект 277» на производство руководство ЛКЗ планировало в 1957 г. изготовить для него все экспериментальные узлы и провести их стендовые испытания, после чего собрать заводской опытный образец и в IV квартале завершить его заводские испытания. Планировалось осуществить подготовку к выпуску двух образцов для полигонно-войсковых испытаний во II квартале 1958 г.

Однако выполнить намеченное не удалось, несмотря на то, что отработку технологии для изготовления деталей и узлов машины завершили в установленные сроки. Это объяснялось тем, что постановлениями Совета Министров СССР №168-90 от 15 февраля, №872-401 от 14 июля 1957 г. и постановлением Совета Министров ССР и ЦК КПСС №377-186 от 4 августа 1957 г. ЛКЗ поручалось в сжатые сроки изготовить шесть самоходных стартовых агрегатов для изделий 8К-11 и 8А-61 («Объект 803»), девять самоходных пусковых установок для изделий «Филин» («0бъект804») и пять арктических вездеходов «Пингвин» («Объект 209»15*). Кроме того, заводы-смежники сорвали сроки поставки основных узлов для опытных образцов танка «Объект 277». Корпуса и башни Ижорский завод и металлургический завод им. Ильича поставили на ЛКЗ только в IV квартале 1957 г. Отсутствовали артсистема (завод №172, г. Молотов), стабилизатор «Гроза» (ЦНИИ-173, г. Москва) и двигатель М-850 (завод №800, г. Ленинград). Фактически в конце 1957 г. производство опытных образцов танков «Объект 277» и «Объект 278» было почти полностью приостановлено16*.

Тогда по ходатайству руководства завода и ленинградского Совета народного хозяйства Совет Министров СССР постановлением №609-294 от 6 июня 1958 г. установил новые сроки поставок для танка «Объект 277»: корпуса и башни для обстрела – II квартал 1958 г., опытного образца танка для заводских испытаний – III квартал 1958 г., двух опытных образцов для полигонно-войсковых испытаний -1 квартал 1959 г.

Корпус и башню танка «Объект 277» (образец №1) отправили на НИИБТ полигон для испытания обстрелом в июле 1958 г., но окончательно они были приняты заказчиком для проведения испытаний только в августе того же года.

В начале испытаний выявилась необходимость внесения в корпус машины ряда изменений и замены погонов опоры башни, так как они были изготовлены из марки стали, не соответствующей ТУ. В результате корпус отправили обратно на завод, куда он прибыл в ноябре 1958 г., однако техническое задание на проведение необходимых работ поступило лишь в начале марта 1959 г. Только к концу июля – началу августа работы по корпусу завершили и отправили его обратно на НИИБТ полигон. По результатам испытаний бронекорпус и башня танка «Объект 277» испытаний обстрелом на НИИБТ полигоне не выдержали.



Носовая часть корпуса танка «Объект 277» после обстрела (лобовая часть).



Носовая часть корпуса танка «Объект 277» после обстрела (правый и левый борта).


Необходимо отметить, что оценка броневой защиты танка «Объект 277», выполненная во ВНИИ-100 еще осенью 1957 г., показала ее недостаточную стойкость к различным кумулятивным средствам поражения (КСП). Так, например, башня против пехотных кумулятивных гранат ПГ-2 и ПГ-82 имела курсовые углы непробития ±76° и ±80°. Против 76-мм невращающегося кумулятивного снаряда курсовой угол непробития составлял ±60°. Однако кумулятивными минами и 85-мм невращающимся кумулятивным снарядом корпус башни пробивался под различными курсовыми углами со всех допустимых дальностей стрельбы.

Для носовой части корпуса, имевшей сфероидальную форму с плавным переходом от носовых сечений к бортовым, вследствие ее недостаточной защиты отсутствовали курсовые углы непробития для всех рассматривавшихся КСП, за исключением кумулятивных гранат ПГ-2, ПГ-82 и 76-мм снаряда. Борт корпуса обладал следующими углами непробития: для ПГ-2 и ПГ-82 – ±30° и ±29°, для кумулятивных мин МК-10 и МК-11 – ±25° и ±21°, для снарядов калибра 76 мм и 85 мм – ±25° и ±17°.

Корма корпуса также представляла слабую защиту против рассматривавшихся средств. Зоны курсовых углов непробития составляли: для кумулятивных гранат ПГ-2 и ПГ-82 – ±113° и ±115°, для кумулятивных мин МК-10 и МК-11 – ±114° и ±110°, для снарядов калибра 76 мм и 85 мм – ±110” и ±106”17*.

Полученные результаты свидетельствовали о необходимости усиления броневого корпуса и башни танка с целью обеспечения их защиты от КСП под курсовыми углами, заданными действовавшими требованиями к защите танков от бронебойных снарядов. В качестве одного из путей усиления броневой защиты без существенного увеличения толщины брони и, соответственно, боевой массы машины предлагалось использование нового типа бронирования – из литой брони криволинейной формы и переменного сечения с большими углами наклона, разработанного ВНИИ-100 совместно с ЦНИИ-48 и филиалом ВНИИ-10018*.

Продолжение следует


Михаил Никольский

Военный парад в Белграде. 16 октября 2014 г.

Фоторепортаж М. Никольского.






















Фото Д. Пичугина.


1

* Вероятно, в текст отчета о государственных испытаниях тягачей АТ-45 вкралась неточность. Речь идет именно о 210-мм пушке «Шкода» («типа отечественной Бр-17»).

(обратно)

2

* «Нормальные атмосферные условия" рассчитаны и предложены советским ученым Д. А. Вентцелемв 1927 г.

(обратно)

3

* Большую роль сыграло метеообеспечение стрельбы артиллерии при прорыве блокады Ленинграда. Сплошная облачность, характерная для зимних месяцев, делала невозможным проведение зондирования теодолитным способом. Однако артиллерийские метеорологи дожидались редких ясных дней, проводили зондирование и передавали метеоданные в артиллерийские подразделения. Это позволяло на основе полной подготовки производить внезапную стрельбу (без пристрелки).

(обратно)

4

* «Метеосредний» («Метео-11») – документ, содержащий средние значения метеопараметров в слоях от земли до стандартных высот (максимальная высота – 30 км). Meтеоракетный» («Метео-44») – документ, содержащий: температуру, направление и скорость ветра на высоте 24 км и 34 км, а также температуру на высоте 44 км, 54 км и 64 км. Метеоданные на больших высотах рассчитываются методом экстраполяции. «Метеозвук» – документ, содержащий метеопараметры, необходимые для работы комплексов звуковой разведки.

(обратно)

5

* Поскольку оперативно-тактический ракетный комплекс 9К72 снят с вооружения и заменен на комплекс «Точка» 9К79, имеющий автономную инерциальную систему управления и не требующий метеоподготовки, то метео батарею из ракетной бригады изъяли.

(обратно)

6

* Радиозонд МРЗ-4 используется для метеообеспечения стрельбы артиллерии, а МРЗ-З – для синоптических целей.

(обратно)

7

* Распределение вероятностей различных энергетических состояний идеальной термодинамической системы (идеальный газ) в условиях термодинамического равновесия.

(обратно)

8

* В войсках такая аппаратура в настоящее время отсутствует, что связано, по-видимому, с недостаточным вниманием военного руководства к роли метеообеспечения стрельбы артиллерии.

(обратно)

9

* Частота сигнала, отраженного от движущихся объектов, изменяет свою величину относительно частоты излучаемого сигнала на доплеровскую добавку, которая пропорциональна скорости движения этих объектов.

(обратно)

10

280 Работы по перспективным элементам ходовой части велись в ОКБТ ЛКЗ параллельно с задачей завершить выпуск рабочих чертежей во II квартале 1955 г.

(обратно)

11

281 Сроки были едиными для обоих танков, за исключением того, что для заводских испытаний предназначался один опытный образец танка "Объект 278», который после восстановления (IV квартал 1958 г.) направлялся на последующие полигонные испытания.

(обратно)

12

282 Одновременно на этом техсовете был рассмотрен вопрос о модернизации танка Т-10, получившего наименование «Объект 272М», для которого выполнялись все требования, реализованные в танке «Объект 277» с применением ПАЗ и подводного вождения.

(обратно)

13

283 В проекте требование по запасу хода (300 км) было реализовано за счет увеличения возимого запаса топлива до 1950 л.

(обратно)

14

284 В соответствии с постановлением Совета Министров СССР № 1496-837 от 19 августа 1955 г., по чертежам, откорректированным по результатам испытаний первого опытного образца в макетном танке, ЦНИИ-173 должен был изготовить семь опытных образцов стабилизатора«Гроза».

(обратно)

15

285 В 1958 г. машина получила индекс «Объект 210».

(обратно)

16

286 Одновременно затормозилось и производство установочной партии принятого на вооружения танка Т-10М(«Объект 272»).

(обратно)

17

287 Аналогичные результаты были получены и при оценке броневой защиты танка «Объект 278». Исключение составляли кормовые детали и кормовые скосы бортов, не относящиеся к основным броневым деталям.

(обратно)

18

288 По типу броневой защиты корпусов и башен опытных танков «Объект 907» и «Объект 279», проверенных обстрелом кумулятивными боеприпасами.

(обратно)

Оглавление

  • Бронетанковая техника в боевых действиях на Юго-Востоке Украины.
  • «Стрелы» точного машиностроения. Часть 2
  • Наследники «Ворошиловца». Часть 2
  • Точная стрельба в любую погоду
  • Первые «беспилотники» корабельного базирования. Часть 1
  • Танк "Виккерс" Mk II* экспозиции британского. Музея бронетанковой техники в Бовингтоне
  • Отечественные бронированные машины 1945-1965 гг
  • Военный парад в Белграде. 16 октября 2014 г.

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...