загрузка...
Перескочить к меню

Литовские народные сказки (fb2)

файл не оценён - Литовские народные сказки 1383K, 328с. (скачать fb2) - Бронислава Кербелите

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



ЛИТОВСКИЕ НАРОДНЫЕ СКАЗКИ Сборник подготовила и сказки перевела Бронислава Кербелите

Предисловие

Как ни странно, переводов литовских сказок на русский язык очень немного: имеются лишь два популярных сборника. Один из них подготовил и перевел на русский язык тексты 47 сказок и сказаний школьный учитель Федор Шуравин, а предисловие написал русский поэт Константин Бальмонт (Литовские народные сказки. Рига, 1930). Во втором сборнике опубликованы весьма свободные переводы 144 текстов (Королева-лебедь. Составила А. Лебите. Вильнюс, 1965). Научных изданий литовских сказок на русском языке вообще не было.

Для этого сборника мы перевели 80 рукописных вариантов; 7 из них ранее опубликованы в переводе на немецкий язык. Остальные варианты взяты из научных публикаций аутентичных текстов на литовском языке.

Мы не стремимся представить весь репертуар литовских сказок. Это невозможно сделать в одной книге из-за обилия материала. Мы ограничились двумя жанрами, которые многими учеными считаются самыми архаичными — сказками о животных и волшебными сказками.

Преимущественно публикуются варианты тех типов сказок названных жанров, которые пока неизвестны или реже встречаются у других народов. Значительно варьирующие произведения представлены несколькими текстами. Иногда варьирование сюжетов вызвано связями литовской сказочной традиции с традициями соседей. В сборник включено несколько текстов, в которых обнаруживаются признаки, свидетельствующие о недавнем их заимствовании у соседей. Наличие нескольких вариантов одного и того же типа или различных типов помогает раскрыть пути развития сказок и закономерности формирования некоторых сложных сюжетов.

Названия текстов сказок, которые даны рассказчиками или собирателями, переводятся дословно, а названия, предложенные составителем сборника, пишутся в скобках.

Тексты расположены по номерам типов в структурно-семантической классификации сказок, созданной автором этих строк. Так легче заметить семантическое родство различных конкретных элементов произведений и даже степень популярности некоторых структурно-семантических типов.

Каждый текст или группа родственных текстов сопровождаются комментариями. Вначале указывается номер структурно-семантического типа сказки, а затем и номер сюжетного типа по международному каталогу А. Аарне — С. Томпсона (напр., К 1.1.1.4. / AT 480А*). Далее приводятся имеющиеся при текстах сведения о рассказчике, месте записи, собирателе, времени записи варианта (сведения, установленные по другим источникам, пишутся в скобках). Указывается источник оригинала (сокращение названия издания, порядковый номер текста или страница, на которой помещено его начало, или сокращенное название архива, номер рукописного сборника и порядковый номер текста). Так указываются и источники повторных публикаций варианта на литовском языке или в переводах на русский или немецкий языки. Затем сообщается о количестве вариантов конкретного сюжета, учтенных в нашем «Каталоге литовского повествовательного фольклора», описывается его варьирование.

Хотя сходные признаки обнаруживаются не только в грамматике и синтаксисе литовского и русского языков, но и в языке сказок обоих народов, при переводе текстов все-таки пришлось учитывать и их различия. В литовском языке часто употребляются безличные предложения, в языке сказок их особенно много. Чтобы облегчить для русских читателей понимание содержания сказок, ясные из контекста подлежащие, а порой и другие слова пишутся курсивом в квадратных скобках.

Иногда в оригинале записано только начало повторяющейся формулы или песенной вставки и отмечено: и т. д. Видимо, собиратели не всегда успевали полностью зафиксировать предложения, отсутствие которых затрудняет понимание текста. В таких случаях реконструированные слова, фразы или повторы песенных вставок также пишутся курсивом в квадратных скобках.

В литовских сказках повествуется о прошлом, но очень часто вместо глаголов прошедшего времени, а также чередуясь с ними, употребляется форма настоящего исторического времени. Чтобы облегчить понимание текстов, в некоторых случаях в переводах используется форма не настоящего, а прошедшего времени.

В языке сказок, особенно в песенных вставках, встречаются архаичные формы, аналоги которых редки в современном русском языке (например, настоящее время глагола вместо повелительного наклонения). Эти формы в сносках пишутся по-литовски и поясняются. Там же объясняются некоторые архаичные реалии, имена персонажей и др.

Книга предназначается для исследователей сказок — фольклористов и представителей других наук, и всех взрослых читателей, которые интересуются тем, что люди так упорно хранили в памяти и передавали новым поколениям, не пользуясь письмом.

Мы надеемся, что публикуемый сборник литовских сказок будет полезен при сравнении сказок разных народов и послужит лучшему взаимопониманию людей.

Введение

Самые ранние записи литовских сказок относятся только к XIX в.: в 1835 г. литовский историк Симонас Даукантас составил первый рукописный сборник «Сказки масс». В него вошли 92 сказки и сказания, записанные в Жемайтии (в северо-западном регионе Литвы). Сведения о собирателях и рассказчиках отсутствуют. Сборник С. Даукантаса впервые опубликован только в 1932 г.[1], вторично — в 1984 г.[2] Тексты из этого собрания использованы в популярном издании сказок[3].

Первая публикация литовских сказок — 35 текстов, которые в Малой Литве (бывшей Восточной Пруссии) записал немецкий лингвист Аугуст Шлейхер и его помощники — местный крестьянин Марольдас и учитель К. Кумутайтис. Немецкий ученый сначала опубликовал сказки как образцы литовского языка[4] и в том же году издал сборник записей литовского фольклора в переводе на немецкий язык[5].

Значительные по объему собрания литовских сказок относятся к концу XIX в. Свыше 700 вариантов сказок и сказаний (в основном в Жемайтии) записал собиратель-самоучка, местный дворянин Мечисловас Давайнис-Сильвестрайтис и его помощники. Среди них самым активным был бедный «мастер всех ремесел» Винцентас Бакутис. Он даже грамоте научился для того, чтобы записывать сказки. Часть собранных текстов М. Давайнис-Сильвестрайтис перевел на польский язык. Польский фольклорист Ян Карлович помог ему опубликовать два тома[6], а подготовленный к печати третий том из-за финансовых проблем так и остался в рукописи.

Поскольку после восстания 1863 г. до 1904 г. действовал запрет на литовскую печать и на обучение на литовском языке, собиратели фольклора вынуждены были прятать свои рукописи. Из-за этого утрачена часть литовских оригиналов из собрания М. Давайниса-Сильвестрайтиса. Сохранившиеся литовские тексты и указатель переводов сказок на польский язык опубликованы в конце прошлого столетия[7].

В конце XIX в. собиранием литовского фольклора заинтересовалось Русское географическое общество. В Литву был командирован Александр Погодин, записавший в Жемайтии 9 сказок и сказаний (тексты опубликованы в журнале «Живая старина» в 1894 г.). По поручению Русского географического общества Эдуардас Вольтерис устанавливал контакты с местными собирателями литовского фольклора. По его просьбе М. Давайнис-Сильвестрайтис послал в РГО небольшую часть своего собрания; там хранятся и литовские сказки, записанные разными людьми.

Самым активным организатором собирания литовского фольклора (в первую очередь — сказок и сказаний) был врач и политический деятель Йонас Басанавичюс. В Болгарию, где он жил в эмиграции, тексты сказок, записанных от земляков, отправляли его брат — крестьянин Винцас Басанавичюс, деревенский портной Матас Сланчяускас и его соседи-крестьяне. Огромное собрание (562 варианта литовских сказаний и сказок, записанных в 90 приходах Малой Литвы — в Восточной Пруссии и Клайпедском крае) Й. Басанавичюс получил от Вилюса Калвайтиса. Записи сказок в Болгарию отправляли гимназисты Пранас Шивицкис, Юозас Жюгжда и др., позднее ставшие известными учеными и деятелями литовской культуры. К сожалению, не все имена корреспондентов Й. Басанавичюса известны: в целях конспирации члены кружков по собиранию фольклора подписывались псевдонимами или посылали безымянные рукописи.

Й. Басанавичюс подготовил к печати семь томов, в которые вошли все ранее опубликованные на литовском языке тексты и полученные из Литвы рукописи литовских сказок и сказаний. Эти книги с 1898 по 1905 г. были опубликованы в Соединенных Штатах Америки, а в Литве переизданы в XX и в начале XXI в.[8]

В 1907 г. по инициативе Й. Басанавичюса в Вильнюсе было учреждено Литовское научное общество (LMD); в программу по собиранию разных материалов были включены и указания по записи фольклора. До Первой мировой войны в фонды Общества поступали записи фольклора со всей Литвы, а с 1919 по 1939 г. — только с оккупированной Польшей территории Вильнюсского края. Хранящиеся в фонде LMD тексты сказок и сказаний, записанные М. Сланчяускасом и его соратниками, были изданы в конце XX столетия[9]. Тогда же были опубликованы сказки и сказания, записанные в конце XIX и в начале XX в. литовскими писателями[10].

В Каунасе (временной столице Литвы в межвоенные годы) при университете Витаутаса Великого в 1920 г. была организована Комиссия по собиранию фольклора; эту деятельность продолжил учрежденный в 1935 г. Архив литовского фольклора. Назначенный его директором Йонас Балис составил инструкцию по собиранию фольклора, сотрудники Архива организовали сеть местных собирателей (учителей, учащихся и других лиц). Для записи произведений на пластинки в Архив приглашались талантливые исполнители. К сожалению, на пластинки записано немного сказок; доминируют песни и другие произведения музыкального фольклора. Й. Балис создал и в 1936 г. опубликовал первый каталог литовского повествовательного фольклора[11]. В нем учтено около 14 тысяч печатных и рукописных вариантов; сказки классифицировались по системе Антти Аарне.

В 1940 г. Архив литовского фольклора был переведен в Вильнюс. Его фонды и фольклорные материалы, собранные Литовским научным обществом, были переданы вновь созданному Институту литуанистики Академии наук Литвы (после Второй мировой войны — Институт литовского языка и литературы, а с 1989 г. — Институт литовской литературы и фольклора).

После войны сотрудники института начали организовывать регулярные экспедиции по собиранию фольклора, записывали произведения различных жанров от приезжающих в Вильнюс талантливых исполнителей, создавали сеть местных собирателей. Эта работа продолжается до сих пор. Большинство записей фольклора разных жанров (свыше миллиона текстов) хранится в Рукописном фонде литовского фольклора (LTR) Института литовской литературы и фольклора. Записи фольклора (преимущественно музыкального) имеются также в Литовской музыкальной академии. Небольшое количество собраний находится в рукописных отделах Библиотеки Вильнюсского университета и Библиотеки Врублевских Академии наук Литвы.

Фольклористы Института создали каталоги произведений разных жанров литовского фольклора. Картотека Каталога литовского повествовательного фольклора (записи с 1835 по 1982 год; свыше 85 тысяч опубликованных и рукописных вариантов) создана автором этих строк. Сказки сначала классифицировались по международному каталогу А. Ларне — С. Томпсона (АТ).

Для более точного выделения типов произведений нами была создана методика анализа и описания структур и семантики текстов, а на основе анализа каждого варианта — структурно-семантические классификации сказок, сказаний и анекдотов. В картотеке и в опубликованном на литовском языке четырехтомном «Каталоге литовского повествовательного фольклора» (сказкам посвящены два первых тома)[12] варианты сказок, отнесенные к каждому сюжету международного каталога, группируются в структурно-семантические типы и их версии. В описаниях версий при необходимости указывается варьирование элементарных сюжетов (ЭС). Каждый элементарный сюжет описан на конкретном уровне (отмечается варьирование персонажей и их действий), и указывается номер типа ЭС. Структурно-семантическая классификация всех жанров литовских сказок опубликована на русском языке[13], а такая же классификация сказаний — на русском и английском языках[14].

В упомянутом выше каталоге не учтены некачественные записи сказок и сказаний, поступившие в Фонд рукописей литовского фольклора во второй половине XX в. Не классифицировались и записи двух последних десятилетий XX и начала XXI в. В это время стало больше информаторов, которые рассказывали то, что читали в книгах не только литовских сказок, но и сказок разных народов. Эти записи представляют определенный научный интерес, но их классификация должна опираться на иные принципы.

Когда слушатели или читатели воспринимают длинные сказки как цельные художественные произведения, они внимательно следят за переменчивой судьбой главного героя и отмечают результаты его столкновений с другими персонажами, но меньше внимания обращают на причины потерь и достижений. Как только в сложных сюжетах выделяются завершенные сюжетные фрагменты, внимание переносится на действия персонажей, и становится более наглядным назначение сказок — иллюстрировать и сохранять открытые в древности мудрые правила поведения людей.

Поскольку мы представляем варианты, по которым можно судить о путях сложения нескольких сложных сюжетов литовских сказок (те же закономерности характерны и для сказок других народов), коротко познакомим читателей с нашей методикой анализа текстов. Надеемся, что это поможет лучше понять не только публикуемые тексты, но и сказки других народов.

Структурно-семантическая методика. Многолетние наблюдения над текстами сказок при создании «Каталога литовского повествовательного фольклора» привели нас к выводу, что эти произведения не были такими в глубокой древности. Они менялись вместе с развитием общества и усложнялись: нужно было осмыслить новые проблемы и предложить их решения. Это означает, что исследователям надо искать не одну универсальную структуру, а законы создания различных сложных структур, законы развития произведений от простых к сложным с возможными возвращениями к простым структурам.

Сравнение вариантов сказок и сказаний убедило нас в том, что сложные сюжеты сказок — это своеобразные мозаики. Слагаемые этих мозаик должны быть сюжетами, как и сами дошедшие до нас сказки. Мозаичность текстов многих сказок о животных и так называемых сказок о глупом черте очевидна: количество и последовательность простых сюжетов в вариантах весьма различаются.

Как элементы структур народных повествований мы выделили элементарные сюжеты. Это такие самостоятельные произведения или фрагменты текстов, в которых изображается одно столкновение (не обязательно антагонистическое) двух персонажей или двух групп персонажей из-за объекта (материального или нематериального). Персонаж, судьба которого прослеживается, — это герой элементарного сюжета (сокращенно ЭС); в рамках ЭС герой добивается одной цели. В результате столкновения состояние героя меняется (он что-либо получает или теряет) или же остается прежним (он сохраняет свободу, настоящий облик и т. д.). Иногда во всех ЭС сравнительно сложной по структуре сказки изображается один и тот же герой, но часто в произведениях действуют два или даже несколько героев.

Структуры элементарных сюжетов. Чтобы описать структуры ЭС, необходимо установить роли изображаемых персонажей. В ЭС герой сталкивается с антиподом, т. е. с противоположностью героя. Антиподы опасны, когда они хотят отнять что-либо у героя, но они могут быть доброжелательными или неосторожными, когда обладают нужным герою объектом (они добровольно дарят что-либо герою, или герой обманывает их и присваивает объект). Иногда антиподы не называются: герой сталкивается с неизвестной силой или закономерностью.

В ЭС изображаются и другие персонажи. Это близкие героя, близкие антипода и нейтральные персонажи. Близкие помогают герою или антиподу. Иногда один и тот же персонаж является близким и героя, и антипода (например, юноша намерен сразиться со змеем, женой которого стала его похищенная мать). Нейтральные персонажи выполняют заказы антиподов (например, кузнец делает язык волка или ведьмы тоньше) или что-либо сообщают герою. Герой и другие персонажи ЭС бывают коллективными (например, герой — два брата, и действуют они вместе; антипод — черти; близкий героя — дети похищенной королевы).

В ЭС об отношениях героев с «чужими» или со своими близкими обязательны три элемента структуры: начальная ситуация, акция героя и результат.

Начальная ситуация обычно описывается в первом ЭС, а в остальных она совпадает с концовкой предыдущих ЭС или подразумевается.

Важнейший элемент структуры ЭС — акция героя. Она состоит из действия героя и реакции антипода или из действия антипода и реакции героя. Затем сообщается или подразумевается результат ЭС.

Например, сказка начинается таким ЭС: Королева вышла из башни на прогулку — кто-то похитил ее. Слова вышла из башни позволяют подразумевать, что королева жила в башне. Подразумеваем (пишем в квадратных скобках) начальную ситуацию: [королева находится в башне]. Слова вышла из башни — действие королевы (героя ЭС). Неизвестный антипод воспользовался действием героя: он похитил королеву. Подразумеваем результат ЭС: [королева похищена] или [королева находится у неизвестного похитителя].

В ЭС об испытаниях героев антиподами имеется еще один обязательный элемент структуры — акция распоряжения. Герои этих ЭС (чаще всего — юноши или девушки) полностью зависимы от антиподов и должны выполнять их задания или обязаны не совершать определенных действий. Часто подчеркивается низкий статус героя и высокий статус или старшинство антипода (падчерица / брат служит у госпожи / старика / короля; падчерица вывезена в лес, чтобы там погибнуть, и находится в избушке медведя; сын отдан пану / черту / колдуну; девушка похищена паном и живет в его поместье и т. д.). Иногда имеются намеки на родство героя и антипода (ведьма названа тетушкой или крестной матерью девушки; черт называет юношу сыном). Молодых людей испытывают старшие по возрасту и статусу люди, некоторые животные (медведь, волк, змея, уж; см. сказки № 103, 104, 140 в этом сборнике), часть тела почитаемого животного (кобылья голова), мифическое существо (черт), сила природы (мороз; см. № 112), Бог (см. № 106).

Отношения героев и антиподов в ЭС об испытаниях напоминают обряды инициации, которые совершались в глубокой древности при переходе в полноправные члены рода юношей и девушек, достигших зрелого возраста. Реликты этих испытаний в виде шуток молодежи фиксировались даже в XX в.

В структурах всех ЭС обнаруживаются те же факультативные элементы: герой получает информацию, герой получает объект, героя побуждают поступить правильно или неправильно. Например, мать говорит сыну, что погибли все люди, которые пошли в лес и там ночевали, — это акция герой получает информацию. Сын берет с собой три говорящих предмета — акция герой снабжает себя необходимым объектом. Далее мать предупреждает сына, чтобы он не ночевал у опасного мифического существа лауме. Когда известен результат ЭС (лауме убила сына), можно определить, что это побуждение поступить правильно (см. сказку № 86). Героев побуждают к определенным поступкам не только другие персонажи, но и их собственные желания. В приведенном выше примере сказано, что королева вышла из башни на прогулку. Можно представить, что ей очень хотелось временно покинуть башню. В популярной сказке брат выпил воду из следа копытца животного потому, что его мучила жажда (см. № 142, 143). Поскольку результаты обоих ЭС негативны (королева похищена, а брат превратился в барашка), в их структурах мы выделяем акцию побуждение поступить неправильно. Иногда бывают два противоположных побуждения. Например, медведь приходит в избушку и велит девушке: «Перенеси меня через порог руками или вилами». В одном предложении мы обнаруживаем распоряжение (перенеси меня через порог), побуждение поступить правильно (руками) и побуждение поступить неправильно (вилами). Герой самостоятельно решает, как реагировать на любое побуждение.

Факультативные элементы структуры ЭС усиливают художественность сказок, так как помогают раскрыть состояние героя перед поступком, создать напряжение. Не случайно они характерны для ЭС волшебных сказок, а в сказках других жанров и в сказаниях крайне редки.

В волшебных сказках факультативные элементы структуры нередко детализируются — в ЭС вставляется какой-либо другой элементарный сюжет. В детализирующих ЭС изображается, как герой обратился к какому-либо персонажу и получил нужную ему информацию, как он добыл необходимый объект или как герой рассказал кому-либо о своей беде и получил совет.

Сращения ЭС. В волшебных сказках довольно много парных ЭС, которые различаются лишь поведением двух героев и результатами, а антипод и обстоятельства те же. Эти пары ЭС часто образуют простые структуры второго и третьего типов (см. далее). Когда в паре ЭС изображается один и тот же герой, они воспринимаются как единое целое. Если к ЭС с положительным результатом присоединяется его отрицательная пара, первый ЭС повторяется два или даже три раза, а его результат опускается (он подразумевается примерно так: не произошло никаких изменений). Например, брат два или три раза не пьет воду из следов различных животных, а в третий или в четвертый раз пьет воду из следа барана или косули и превращается в это животное. Подобные сращения ЭС используются в художественных целях для передачи внутренней борьбы героя со своими желаниями.

Полное сращение не образуется, если повторяется отрицательный ЭС (его результат не опускается), а к нему присоединяется положительный ЭС. Этот прием используется, когда необходимо показать, что цель достигается с трудом. Например, два раза парню не удается спрятаться от колдуна, а в третий раз это удается (см. № 102). Сращения ЭС и более свободные соединения парных ЭС исследователи поэтики сказок называют троекратным повторением эпизода.

Составные ЭС. В волшебных сказках ЭС нередко находятся внутри обрамлений. При помощи обрамлений в сказки привносятся новые проблемы. Имеются два типа обрамлений.

В обрамлении первого типа антипод объявляет герою условие спасения его близкого, получения брачного партнера или высокого статуса. Затем следует ЭС, герой которого выполняет условие или не выполняет его. Если ЭС кончается положительно, антипод должен выполнять свое обещание. Например, отец хочет забрать у колдуна своего сына. Колдун говорит отцу: Отдам сына, если узнаешь его. Далее следует ЭС об испытании: колдун показывает отцу двенадцать одинаковых жеребцов и спрашивает, который из них его сын. Отец не узнает сына в чужом облике, колдун не отдает его. Через год отец уже знает индивидуальный признак сына и узнает его; колдун отдает ему сына. Довольно часто в обрамлении объявляется условие достижения сразу двух целей — невесты и высокого статуса. Например, король объявляет: Кто заедет верхом на стеклянную гору и снимет кольцо с руки королевны, тот женится на ней и получит половину королевства.

В обрамлении второго типа антипод желает извести героя, но чаще всего действует не сам, а воздействует на персонажа, от которого герой зависит. Мачеха велит отцу падчерицы везти свою дочь в лес, чтобы она там погибла. Отец оставляет девушку в лесу. Слуги хотят, чтобы младший брат попал в беду; они сообщают королю, что тот может добыть чудесную птицу. Король велит младшему брату добыть такую птицу. Затем в одном или нескольких ЭС изображается, как герой выдерживает одно или два, три испытания, выполняет задание, как ему удается сохранить жизнь в опасной ситуации. Обрамление кончается тем, что герой возвращаются домой с полученными подарками или добытыми диковинками. Если антипод заставляет послать другого героя в тяжелые условия за подарками (мачеха велит отвезти в лес и ее дочь), тот не выдерживает испытаний и погибает.

Семантическая интерпретация ЭС и их типы. Для более точного сравнения ЭС и выделения типов необходимо их интерпретировать семантически, т. е. конкретные выражения «перевести» абстрактными словами. Иногда даже интуитивно чувствуется, что в различных ЭС говорится о тех же ошибках или правильных поступках героев, но часто их семантическое сходство или различие можно установить лишь с помощью анализа.

Мы применяем три уровня интерпретации. На первом уровне устанавливаются роли персонажей (герой, антипод и др.) и их признаки, выясняется структура каждого ЭС. При этом учитывается все то, что подразумевается или уже известно из предыдущих ЭС того же текста. Представим примеры описания структур двух ЭС:

Начальная ситуация: Коза и семеро козлят живут в избушке. Коза уходит добывать сено.

Героя побуждают поступать правильно: Перед уходом коза (близкий героя, родственник, опытный) велит козлятам (коллективному герою, слабому, неопытному) не открывать дверь избушки никому, кроме нее.

Герой получает информацию: Возвращаясь, коза каждый раз зовет козлят: «Откройте, детки, откройте: полные рожки сена, полные соски белого молока!»

Акция героя: Действия антипода: Волк (антипод, чужой, сильный, опасный) услышал, как коза зовет козлят, сделал свой язык тонким и позвал козлят словами их матери. Действие героя: Козлята открыли дверь избушки.

Результат: Волк проглотил козлят.

Начальная ситуация: По ночам кто-то разоряет палисадник. Ночью старшая сестра сторожит палисадник.

Акция героя: Действие антипода: Паныч (антипод, чужой, молодой, высокого статуса) подошел к палисаднику и попросил старшую сестру нарвать для него цветов. Действие героя: Старшая сестра (герой, член рода, молодой) нарвала цветов и подошла к панычу, чтобы подать ему букет. Действие антипода: Паныч схватил старшую сестру.

Результат: Паныч унес старшую сестру в свое поместье в лесу.

Герои обоих ЭС сталкиваются с антиподами, будучи отделены от своих близких (коза где-то в лесу, а родители девушки в избе и, видимо, спят). Герои сами должны решить, как им поступить. Чтобы установить, почему они поступили именно так, обращаем главное внимание на действия персонажей в акциях героя. Волк успешно подражает голосу козы и пользуется теми же словами зова. Значит, козлята (коллективный герой) приняли волка за козу и, как обычно, открыли дверь. Молодой паныч просьбой нарвать цветов произвел приятное впечатление на молодую девушку: он не похож на опасного разорителя палисадника. Козлята пустили волка в свою избушку, а старшая сестра приблизилась к панычу. Действия обоих героев можно выразить одинаковыми абстрактными словами: герой сблизился с опасным антиподом. Однако причины семантически сходных действий разные: в первом ЭС герой принимает антипода за своего близкого, а во втором ЭС — герой принимает опасного антипода за неопасного. На третьем семантическом уровне обращаем внимание только на поступки героев, а обстоятельства пропускаем — оба ЭС относим к одному и тому же типу ЭС: Герой сближается с опасным антиподом, но к двум его версиям: герой сближается с опасным антиподом, принимая его за своего близкого, и герой сближается с опасным антиподом, принимая его за неопасного.

ЭС, выделенные в литовских сказках всех жанров, в сказаниях и анекдотах, на основе их семантической интерпретации мы сгруппировали в 152 типа. ЭС тех же типов обнаруживаются в различных жанрах повествовательного фольклора; они различаются конкретными выражениями и частотностью. ЭС тех же типов имеются и в сказках других народов, как соседних, так и географически отдаленных. В редких случаях необходимо ввести версии типов ЭС, отсутствующие в произведениях литовского фольклора. Сравнение однотипных ЭС помогает выяснить особенности жанров повествовательного фольклора, самобытность произведений различных народов и может способствовать решению проблемы, почему так похожи сказки разных народов.

Классификация ЭС. Все конкретные ЭС, сгруппированные в типы и версии типов по целям, которые устанавливаются по достигнутым героями результатам, мы относим к пяти классам:

1. Стремление к свободе от «чужих» или к господству над ними.

2. Добывание средств существования или объектов, создающих удобства.

3. Стремление к равноправному или высокому положению в роде, семье и обществе.

4. Поиски идеального жениха или невесты.

5. Стремление к целостности и полноценности рода, семьи или общества.


В двух подклассах каждого класса иллюстрируется правильное и неправильное поведение героев. В первом классе ЭС имеется третий подкласс: герои — случайные наблюдатели, их поведение нейтральное.

Такая классификация помогла выявить, что цели героев ЭС повествований всех жанров соответствуют вечным стремлениям всех людей.

Типы структур и структурно-семантические типы произведений. Элементарные сюжеты могут существовать как самостоятельные произведения не только теоретически. Сюжеты многих сказок о животных, притч, сказаний, анекдотов и даже отдельных вариантов волшебных сказок исчерпываются одним положительным или отрицательным ЭС. Это первый тип простой структуры.

Правила поведения внушаются еще более убедительно, когда в тех же обстоятельствах противоположны действия двух героев и результаты ЭС. Один герой поступает неправильно и не добивается цели (напр., старшие сестры не спасают братца), а второй герой поступает правильно и решает проблему (см. № 38). Это второй тип простой структуры.

В простой структуре третьего типа первый герой поступает правильно, а второй — неправильно. Первый герой не только сохраняет жизнь или выдерживает испытание, но и получает подарок, а второй герой тоже хочет получить подарок, но погибает (см. № 47, 103).

Простые структуры этих трех типов прежде всего служат прагматическому назначению сказок. Еще три типа простых структур из двух ЭС помогают переключить внимание на изменчивую судьбу одного героя. В первом ЭС простой структуры четвертого типа герой попадает в опасность, похищается, что-то теряет, погибает, а во втором ЭС он сам ликвидирует опасность, освобождается или другой герой его освобождает, оживляет (см. № 64). В простой структуре пятого типа герой первого ЭС что-либо приобретает, а во втором ЭС он совершает ошибку и теряет приобретенное (см. № 90). Простая структура шестого типа: в первом ЭС герой получает объект (например, волшебный меч, смешные вещи), а во втором ЭС он пользуется этим объектом (например, волшебным мечом побеждает змея; показывает смешные вещи королевне и заставляет ее смеяться, см. № 62). Когда ЭС о получении героем какого-либо объекта включается внутрь другого ЭС и детализирует акцию герой получает объект, простая структура шестого типа не обнаруживается.

К простым структурам любого типа присоединяются ЭС, в которых изображается, как один герой или два героя встретились с антиподом (см. № 106, 127). В сложных сюжетах сказок обнаруживаются соединения двух или нескольких простых структур. Довольно длинные цепочки побед и поражений одного героя образуют соединения простых структур четвертого и пятого типов (см. № 58).

В волшебных сказках ЭС об испытаниях героев прямо не соединяются с ЭС об отношениях с «чужими», но изредка соединяются с обрамлениями. Например, в первом ЭС отец отдал сына незнакомому «учителю», а когда пришел его забирать, «учитель» поставил условие: он отдаст сына, если отец узнает его.

Среди ЭС, которые образуют простые структуры, необходимо выделять главный ЭС. Он обычно логически связан с большинством других ЭС текста сказки и наиболее стабилен в вариантах того же сюжета. Поэтому по типу главного ЭС определяется структурно-семантический тип текста сказки. В сложных сюжетах нередко обнаруживаются два-три главных ЭС, которые суммируются (например, отданный отцом пану или черту герой должен пройти три испытания, см. № 131) или каждый из них организует отдельную группу менее значимых ЭС (см. № 100). Тексты, в которых обнаруживается два или несколько главных ЭС, считаются соединениями структурно-семантических типов.

Структурно-семантический анализ большого количества текстов литовского повествовательного фольклора всех жанров убедил нас в том, что сама идея выделения типов произведений, в 1903 г. примененная при классификации сказок финским ученым Антти Аарне, плодотворна: иногда все варианты какого-либо сюжетного типа АТ родственны и семантически. При классификации литовских волшебных сказок обнаружена такая однородность вариантов 61 типа АТ. Но к 102 сюжетным типам АТ пришлось относить варианты, которые имеют общие элементы, но семантически различаются. Варианты каждого из этих типов АТ принадлежат к двум, трем и более структурно-семантическим типам.

Иногда как сложные цельные сюжеты в АТ описаны соединения сюжетов, бытующие и самостоятельно (например, АТ 301В, АТ 325, АТ 450). Некоторые варианты, которые по системе классификации АТ принято считать соединениями сюжетов, отличаются цельностью логических структур. Поэтому мы пришли к выводу, что принцип выделения типов произведений нуждается в совершенствовании. Типы целесообразно выделять не интуитивно, а на основе анализа каждого текста. Чтобы появилась возможность классифицировать весьма различающиеся на конкретном уровне, но семантически родственные варианты повествований разных народов, их типы необходимо выделять на абстрактном уровне. Весьма трудоемкая группировка вариантов в структурно-семантические типы и в их версии позволяет увидеть развитие произведений. Обнадеживает, что тот же принцип применим при классификации и сравнении сказок разных народов.

Особенности литовских сказок. Хотя литовские народные сказки во многом близки к сказкам других европейских народов, а особенно — к аналогичным произведениям соседей, структурно-семантический анализ текстов позволяет точнее оценить их самобытность. Представим информацию лишь о тех жанрах сказок, тексты которых публикуются в данном сборнике.

Сказки о животных. В международном каталоге АТ к одному и тому же разделу сказок о животных отнесены фантастические произведения, в которых изображаются конфликты разных антропоморфных животных, аллегоричные басни и рассказы о повадках реальных животных или о встречах человека с ними. На основе изучения структур и семантики текстов часть произведений из раздела сказок о животных нами перенесена в разделы Басни и Реалистические рассказы. В разделе сказок о животных осталось около 2 тысяч литовских вариантов. Они отнесены к 94 сюжетным типам международного каталога АТ; 6 сюжетов в международном каталоге отсутствуют. Те же варианты принадлежат к 41 структурно-семантическому типу.

Структуры 16 сюжетов литовских сказок о животных исчерпываются одним элементарным сюжетом. Такая же простейшая структура обнаруживается в единичных вариантах многих сюжетов. Но в остальных вариантах заметно стремление к более сложным структурам текстов. Нередко ЭС суммируются, а слагаемые свободно меняются местами. Например, сказки об отношениях лисы и волка часто начинаются ЭС, в котором лиса добывает рыбу, затем она провоцирует волка ловить рыбу хвостом в проруби. Когда люди избивают волка, лиса притворяется, что она пострадала еще больше — обманутый волк несет ее на себе. К этой цепочке столкновений лисы и волка часто присоединяются ЭС, в которых изображается, как оба зверя падают в яму и лиса советует голодному волку достать себе еду — собственные кишки или мозг. Цепочка столкновений тех же зверей довольно часто начинается ЭС о том, как волк сломал санки лисы и съел барана. В таких вариантах проделки лисы воспринимаются как месть волку. Самые длинные варианты начинаются с ЭС, как лиса поймала колобка и поменяла его на барана, а затем сделала себе саночки.

Логические соединения из двух ЭС характерны для 11 сюжетов. Чаще встречаются простые структуры четвертого типа (см. выше). Например, в первом ЭС воробей варит пиво, напивается и дремлет — кот хватает его и хочет съесть. Во втором ЭС пойманный воробей говорит коту, что перед едой все умываются / крестятся. Кот поступает, как все, — воробей улетает.

Простая структура пятого типа обычно образуется только при условии, если в первый или в оба ЭС включен или становится ясным из контекста дополнительный результат. Например, выгнанная хозяином собака жалуется волку — тот помогает убедить хозяина, что собака ему еще полезна. Закономерный результат этого ЭС — собака снова получает хорошие условия. Дополнительный результат того же ЭС — собака становится другом волка. Во втором ЭС волк гостит в доме хозяина собаки и пением выдает себя — люди избивают его. Дополнительный результат второго ЭС — волк обижается на собаку и больше с ней не дружит.

Сопоставление противоположного поведения двух героев в тех же обстоятельствах (простая структура третьего типа) обнаружено лишь в одном сюжете. Старый мороз берется заморозить одетого в теплую шубу барина; он справляется с задачей. Молодой мороз выбирает легко одетого лесоруба, но тот быстро работает и не мерзнет (К 1.1.1.26. / AT 298А).

Развитие от простых структур к довольно сложным логическим структурам наблюдается только в 4 сюжетных типах («Кот, петух и лиса» — АТ 61В, «Козлята и волк» — АТ 123, «Лиса спасает пахаря от медведя» — АТ 154, «За добро платят злом» — АТ 155).

Главные ЭС сложных структур 165 вариантов сказки «Козлята и волк» принадлежат к тому же типу, что и главные ЭС большинства из 150 вариантов сказки «Кот, петух и лиса» (герой сближается с опасным антиподом). К одному и тому же типу (герой добивается уменьшения возможностей антипода) принадлежат главные ЭС сюжетов «Лиса спасает пахаря от медведя» (62 варианта) и «За добро платят злом» (85 вариантов).

В литовских сказках, как и в сказках других народов, доминируют столкновения героев — более слабых / домашних животных с антиподами — сильными / дикими животными. В сказках поддерживается более слабый участник конфликта. Например, лиса почти всегда побеждает, когда она сталкивается с волком или медведем, но терпит поражение в соревновании с ежиком. Лисе не всегда удается обмануть птицу; она погибает из-за коварства человека или собственного неумения правильно оценить ситуацию (например, лиса хочет наказать свой собственный хвост или кувшин, из которого она не может вытащить голову). Конфликты между представителями фауны чаще возникают не из-за добычи, а из-за желания свободно существовать, сохранить свою жизнь.

Особенно популярны литовские сказки, отнесенные к структурно-семантическим типам 1.1.1.18. Герой имитирует угрозу антиподу, 1.1.1.19. Герой добивается уменьшения возможностей антипода, 1.1.2.4. Герой добивается, чтобы его переместили в нужное место. К каждому из перечисленных типов относятся различные конкретные сюжеты. Самый популярный из них — «Лиса ворует рыбу» (К 1.1.2.4. / АТ 1). Как самостоятельный сюжет он представлен только в 18 вариантах, а 217 вариантов — соединения с несколькими ЭС, которые в конкретных текстах часто меняются местами.

В отдельно взятых ЭС на примерах поведения животных иллюстрируются правила поведения людей. Даже в XX в. эти сказки рассказывались детям и хотя бы частично были средством их воспитания. Видимо, поэтому для многих сюжетов сказок о животных характерны простые структуры. В сложных сюжетах назидательность постепенно приглушалась и отчетливее выдвигались на первый план занимательность и художественность содержания.

Волшебные сказки. На основе анализа текстов были уточнены границы жанра волшебных сказок. В другие разделы «Каталога литовского повествовательного фольклора» перенесено 20 сюжетов, которые в АТ описаны в разделе «Магические сказки», а из других разделов АТ в раздел волшебных сказок перенесены 4 сюжета. В итоге свыше 11 тысяч печатных и рукописных вариантов литовских волшебных сказок отнесено к 163 сюжетным типам международного каталога АТ; 8 сюжетов в АТ отсутствуют.

На основе структурно-семантического анализа текстов те же варианты волшебных сказок отнесены к 81 структурно-семантическому типу. Эти типы различаются по количеству вариантов, записанных в XIX–XX вв. От ста до тысячи и более вариантов отнесено к 51 структурно-семантическому типу. Сказки, принадлежащие к 17 структурно-семантическим типам, записывались редко (от 11 до 25 вариантов), а принадлежащие к 13 типам — крайне редко (от 1 до 10 вариантов).

Часто записывались варианты сказок, имеющихся и в репертуарах латышей (этнически родственного народа), всех восточных славян и других соседей. Имеются многочисленные варианты 17 сюжетов, в которых рассказывается об отношениях героев с антиподами-чужими или с антиподами-родственниками. Очень популярны близкие к мифологическим сказаниям сказки, в главных ЭС которых герои избегают контактов с чертом, попадают в опасность, желая увидеть умершего, и побеждают черта или даже смерть. Сюжет «Танец с чертом» (К 1.1.1.4. см. № 45, 46, 47) записан в 243 вариантах, сюжет «Умерший жених уносит невесту» (К 1.2.1.8. / АТ 365) — в 187 вариантах, а каждый из сюжетов «Черти в торбе» (К 1.1.1.17. / АТ 330В, С) и «Кузнец и черт / смерть» (К 1.1.1.21. / AT 330А, см. № 64, 65,67) — в 412 вариантах. До середины XX в. записывались сказки, в которых изображается победа героев над змеем (К 1.1.1.24. / АТ 300, 300А, 301А, 301В). Большим количеством вариантов представлены сказки о похищенных детях, сумевших сохранить свою жизнь и убежать от ведьмы или великана (К 1.1.1.15. / АТ 327 В, C, F, см. № 58, 59, 60).

Среди сказок, семантическим ядром которых являются испытания молодых людей, самый популярный сюжет — «Королевна на стеклянной горе» (К 3.1.0.13. / АТ 530, записано 330 вариантов). Обилием вариантов отличаются и другие конкретные сюжеты, принадлежащие к структурно-семантическому типу К 3.1.0.13. Герой пользуется особой способностью или средством (всего 1078 вариантов). От многих рассказчиков записаны варианты сюжета «Девушка и медведь» (К 3.1.0.2. / АТ 480, см. № 103) и другие сюжеты, принадлежащие к структурно-семантическому типу К 3.1.0.2. Герой усложняет задачу антипода (477 вариантов).

В одних сюжетах волшебных сказок используются только ЭС об испытаниях (несколько ЭС суммируются и все одинаково важны в структурах, т. е. все они являются главными), а в других сюжетах чередуются ЭС об отношениях с «чужими» и об испытаниях.

Более точное выделение типов сказок и группировка вариантов в версии позволяет проследить за развитием 54 конкретных сюжетов от простых структур к сложным. Некоторые структурно-семантические типы (например, К 1.1.1.15.) представлены всеми теоретически возможными версиями. Удалось раскрыть давние соединения сказок и пути формирования некоторых сложных сюжетов. Соответствующие примеры представлены в этом сборнике.

Имеются случаи, когда слишком сложные структуры распадаются. Вновь возникшие простые структуры опознаются только на основе текстологических исследований.

Мы надеемся, что читатели сборника убедятся, что сказки всех народов всегда были средством сохранения и передачи опыта, живыми спутниками меняющегося общества. Только сравнительно недавно они не выдержали конкуренции с информацией, накапливаемой и распространяемой при помощи письма и технических средств.

Сказкам необходимо помочь памятью, пристальным вниманием. За это они подарят читателям веками испытанную мудрость и надежду.

СКАЗКИ О ЖИВОТНЫХ


1. [Угощение для волка]

Бабушка в лесу собирала грибы. К ней подошел волк и говорит:

— Бабушка, я тебя зарежу.

Бабушка ответила:

— Не режь, волчок: мои кости жесткие — не разгрызешь. Лучше приходи ко мне домой, я тебе дам крепеньких.

Волк и отошел. Когда бабушка шла домой, волк догнал ее и говорит:

— Бабушка, бабушка, я тебя зарежу.

Бабушка говорит:

— Не режь, волчок: мое мясо старое, невкусное. Лучше приходи ко мне, я тебе дам тепленьких.

Волк и отошел. Когда бабушка подходила к дому, волк опять догнал ее и говорит:

— Бабушка, бабушка, все равно я тебя зарежу.

Бабушка ответила:

— Не режь меня, волчок: я старая, невкусная. Лучше потом приходи ко мне, волчок, я тебе дам мяконьких.

Волк опять убежал.

Бабушка вернулась домой, прибрала избушку, закрыла окна, заколотила досками, чтобы волк не вошел. Волк пришел и говорит:

— Бабушка, бабушка, дай мне крепеньких!

Бабушка говорит:

— Я не обещала тебе никаких крепеньких. Я говорила, что моя избушка крепко закрыта, ты не войдешь.

Волк опять говорит:

— Бабушка, бабушка, дай тепленьких!

Бабушка ответила:

— Я же говорила тебе, что моя избушка тепленькая.

Волк опять говорит:

— Бабушка, бабушка, дай мяконьких!

— Я же говорила тебе, что моя постель мяконькая.

Тогда волк вырыл в мусоре яму и весь залез в нее, оставил только кончик хвоста.

Бабушка вышла и говорит:

— Ай-ай! Моя шерстка выметена!

Она потянула волка за хвост. Волк как выскочил из ямы на бабушку и ее проглотил.

К 1.1.1.3. / АТ. В. Квиклене, 55 лет, деревня Байорай, волость Аланта, уезд Укмерге. Зап. ученик гимназии (из сборника Пятраса Лапене, 1934). LTR 469/83/.

Имеется 2 варианта. Во втором варианте (записан в XIX в.) сам волк просится в гости к бабушке. Бабушка обещает ему три угощения: крепенькое, солененькое и мяконькое. Волк влезает в избушку через окно, видит гуся и петуха. Волк принимает их за вооруженных людей (ср. № 4, 5).

2. Кто должен поститься

Лиса подошла к дереву и стоит: на дереве мясо подвешено. Волк прибежал и спросил:

— Кумушка, чего ты стоишь, смотришь на мясо? Почему не лезешь к мясу?

— Ведь мне середа [постный день].

Волк:

— Мне не середа.

Волк полез, чтобы стащить мясо; сам в петле повис, а мясо упало.

Лиса схватила мясо и понесла подальше. Волк, подвешенный, спрашивает:

— Кумушка, куда спешишь, куда спешишь — ведь середа! Кумушка ответила:

— Тому середа, кто ногами не достает земли, а мне не середа.

Лиса унесла мясо.

К 1.1.1.9. / AT 35B*. Она Норвайшите, 52 года, деревня Медикайчяй, волость Розалимас, уезд Паневежис. Зап. М. Ючите, 1927. LTR 3108/72/.

Имеется 15 вариантов самостоятельного сюжета и 5 вариантов — соединений с сюжетами «Лиса добывает рыбу» (К 1.1.2.4. / АТ 1) и «Волк ловит рыбу в проруби» (К 1.1.1.21. / АТ 2).

В публикуемом тексте лиса говорит, что ей середа — один из постных дней у православных. У литовцев-католиков основной постный день — пятница.

3. О дедушке и бабушке

Когда-то были дедушка и бабушка. У них были петушок и курочка. Но старики жили очень бедно. Однажды дедушка послал петушка зарабатывать себе на хлеб. Петушок пошел в поместье, в котором жил богатый пан. Он пришел, взлетел на крышу и поет:

— Кукареку, у пана ничего нет!

Пан услышал и говорит:

— Бросьте этого негодяя в хлев к свиньям, пускай его разорвут!

Бросили, а утром, как только приоткрыли дверь хлева, петушок вылетел, взлетел на крышу и опять поет:

— Кукареку, у пана ничего нет!

Пан велел бросить его в колодец, говорит:

— Пускай негодяй утонет!

Брошенный в колодец петушок начал пить воду и приговаривать:

— Пей, хвостик, воду, и я пью!

Так он быстро выпил всю воду, сколько ее было в колодце. Когда выпил, вылетел из колодца, снова взлетел на крышу и поет:

— Кукареку, у пана ничего нет!

Пан велел бросить петушка в горячую печку. Когда бросили в печку, полную горящих угольев, петушок говорит:

— Лей, хвостик, воду, и я лью!

И потушил огонь. Пан велел бросить [петуха] в сундук с деньгами и сказал:

— Может быть, задохнется.

Когда петуха бросили в сундук с деньгами, он сказал:

— Глотай, хвостик, деньги, и я глотаю!

Проглотил все деньги из сундука. Как только открыли сундук, петушок вылетел и прилетел домой с деньгами. Он пришел домой и говорит:

— Дедушка, перенеси меня через порог.

Когда его перенесли через порог, говорит:

— Дедушка, постели простынку.

[Дедушка] постелил простынку. Говорит:

— Выпускай, хвостик, деньги, и я выпускаю!

Петушок насыпал полную простынку денег. Бабушка рассердилась на курочку, говорит:

— Иди и ты, негодная, зарабатывать на хлеб! Видишь, петушок принес много денег, а ты только даровой хлеб ешь, и все.

Обруганная курочка вышла, наелась червей, пришла домой и говорит:

— Бабушка, перенеси через порог.

Перенесла.

— Бабушка, постели простынку.

Бабушка постелила простынку. Говорит:

— Выпускай, хвостик, червяков, и я выпускаю!

Бабушка рассердилась и отрубила курочке голову. Дальше они счастливо жили с одним петушком.

К 1.1.1.9. + 1.2.2.18. / AT 715A + 219Е*. Зап. в губернии Сувалкай (в конце XIX в.). BsLPĮ 3 44.

Петушок действует самостоятельно и угрожает пану в 24 вариантах. Петушок хочет вернуть старикам отнятые паном жерновки в 23 вариантах. В 48 вариантах сюжета присоединяется второй сюжет: петушок приносит деньги, а курочка — червей. Так заканчиваются и 23 варианта сюжета, в котором петушок берет с собой зверей, а те помогают ему остаться в живых. Самостоятельный сюжет типа К 1.2.2.18. / AT 219Е* записан в 9 вариантах (см. № 32).

4. О быке, собаке, свинье и кошке

У одного человека были бык, собака, свинья и кошка. Этот человек и его животные шли по лесу, увидели дом и зашли внутрь. Они поставили собаку в дверях сеней, быка ввели в избу, свинью — у дверей избы, а кошку — на печку.

Приехали воры в повозке. Один из них вылез из повозки и вошел в сени. Собака набросилась и укусила его за ногу. Он идет в избу — свинья закричала:

— Где молоток? Где молоток?

Он вошел в избу — кошка с печки ну царапать ему глаза! Бычок как дал рогами и проколол ему живот. Он вернулся к повозке и говорит:

— Когда я подошел к двери сеней, красный старик мне ногу перерезал. Какая-то баба искала молоток: «Где молоток? Где молоток?» Я вошел в избу, посмотрел на печку — баба шерсть пушила и этими щетками мне глаза выцарапала. Когда прошел в избу, старик как кольнул меня железными вилами и живот проколол.

Воры уехали, все их богатство осталось тому человеку.

К 1.1.1.18. / AT 130C. Волость Рамигала, уезд Паневежис. Зап. Юозас Бальчиконис (1906). LMD I 812/2/.

Имеется 26 вариантов; варьируются описания действий животных, воспринимаемые как действия людей.

5. [Избушка бычка]

Бычок строил избушку. Пришел поросенок и просится в его избушку. Бычок говорит:

— Если поможешь строить, приму.

Поросенок не согласился помогать и ушел. Потом пришел баран и тоже попросил принять [его] в избушку. Бычок обещал принять, но попросил помочь ему в работе. Баран с этим не согласился и ушел. Потом пришел гусь и тоже спрашивает:

— Примешь ли меня в избушку?

— Поможешь ли строить?

Гусь ушел. В конце концов, петух пришел. Он тоже не захотел помогать в работе. Поэтому бычок построил избушку один. Когда он построил избушку, опять пришел поросенок и попросился в избушку.

— Не приму. Почему не помогал строить?

— Если ты меня не примешь, я весь фундамент разрушу, — ответил поросенок.

Бычок испугался и принял [его]. Пришел баран. И с ним случилось то же самое. Баран пригрозил, что разобьет все стены. Бычок принял и его. Потом пришел гусь. Он обещал выщипать мох, если [бычок] не примет его в избушку. Бычок принял и его. В конце концов, пришел петух и говорит:

— Если меня не примешь, я сдеру всю кострицу с чердака. Зимой ты все равно замерзнешь!

Бычок принял и его. Все живут.

Мимо шли волк и медведь. Волк говорит медведю:

— Иди, здесь будет хороший бал.

— Нет, — говорит медведь, — иди ты: ты шустрее.

— Зато ты сильнее, иди ты, — ответил волк.

Медведь вошел в избушку — все на него напали. Бычок прижал его к стене, поросенок кусал за ноги, гусь щипал, а петух залез на печку и кричал:

— Дай, я повешу!

Медведь кое-как вырвался наружу. Он прибежал к волку и говорит:

— Иди ты, что это за бал! Я еле живой остался! Один кусает, другой щиплет, а третий, хоть и маленький, на печке стоит и кричит: «Дай, я повешу!»

К 1.1.1.18. / AT 130А. Л. Сондецкас, деревня Шешайчяй, приход Жемайчю Калвария, уезд Тельшяй. Зап. Й. Сондецкас. LMD I 817/5/.

В начале 34-х вариантов бычок или поросенок строят избу, а в 19 вариантах домашние животные живут вместе. Домашние животные прогоняют волка / медведя / разбойников.

6. Маленький зверь зарезал большого

Трое беспутных детей вздумали и привязали к хвосту кота деревянную трещотку. Ну, и кот убежал из дому. Он бежал, бежал, бежал, бежал и прибежал в бурьян. Эта трещотка зацепилась, оторвалась. И потом, знай, он нашел мертвую лошадь, встал на нее и начал есть. Ну, прибежал заяц. Прибежал заяц, посмотрел сквозь бурьян, что он ест. Ну, и бежать! Он встретил лису, та спросила:

— Заяц-оборванец, куда ты бежишь?

Говорит:

— Лиса-цапе[15], как же не побежишь? Такой маленький зверь зарезал такого большого и ест. Убегаю, чтобы он и меня не зарезал.

— Иди ты, врешь!

Ну, врешь. Лиса идет смотреть, идут оба. Подошли, смотрят сквозь бурьян — кот ест мясо. Ест. Уже оба — бежать! Они бежали и встретили волка. Тот спросил:

— Заяц-оборванец, лиса-цапе, куда вы бежите?

Говорят:

— Как нам не бежать: такой маленький зверь зарезал такого большого. Бежим, чтобы [он] и нас не зарезал.

Волк говорит:

— Неправда!

— Правда, — говорят. — Пойдем, посмотрим.

Они пришли, посмотрели сквозь бурьян — тот кот ест, ходит вокруг мяса. Ну, они бежать все трое! Встретили медведя. Медведь говорит:

— Волк серый, заяц-оборванец, лиса-цапе, куда вы бежите все трое?

— Как нам не бежать? Такой маленький зверь такого большого зарезал и ест. Мы боимся, чтобы [он] и нас не зарезал.

Ну, и опять медведь говорит:

— Неправда!

Говорят:

— Правда.

И все четверо пришли посмотреть. Кот ест, все еще ходит вокруг мяса. Ходит. А они все — бежать! Они все убежали подальше, и медведь, более умный, придумал, говорит:

— Чего мы убегали? Волк, иди и укради у пастухов овечку, я огонь зажгу, зайчик с лисичкой дров принесут и, — говорит, — пригласим его на бал.

Ну, хорошо. Медведь сел, огонь зажег, зайчик с лисичкой дровишек собрали, волк овечку принес. Овцу положили на огонь, поджарили, подрумянили. Знаешь, кот и унюхал, что уже жарят. Кот тут как тут и приходит. Он уже приходит. А волк залез — была куча хвороста — залез под хворост, медведь (тот, который жарил мясо) залез на елку. А зайчик с лисичкой оба немножко поели овечьего мяса и пошли оба по лесу. Кот приходит надутый. Пришел надутый, идет, идет вокруг мяса, поест еще немного мяса. Увидел: кончик хвоста высовывается из-под хвороста. Он как хватил и когтями, и зубами: думал, что мышь. Волк как выскочил из кучи хвороста, как побежал! А кот испугался, что такой большой зверь бежит. Кот как вскочил — прямо к медведю заскочил. Медведь увидел, что кот рядом, — упал по ветвям и разбился. А кот и остался в лесу.

К 1.1.1.18. / АТ 103В*. Агота Курлите, 77 лет, деревня Пагиряй, апилинка Жеймялис, район Пакруоис. Зап. Бронислава Кербелите и Юрате Станевичюте, звукозапись расшифровала Б. Кербелите, 1965. LTR 3783/669/.

Имеется 21 вариант сюжета. В других текстах звери не жарят мясо. В нескольких вариантах старушка говорит волку, что кот ест шкуру волка / лисы.

7. Кот, баран и волки

Жили дед и баба. У них были баран и кот.

— Дед, иди кушать!

Он пришел, сел кушать, поел и полез на печку. Баба сказала деду:

— Что теперь будем кушать? Ничего нет, что теперь будет?

Дед сказал:

— Еще есть кот и баран.

Кот услышал. Он пошел к барану и сказал:

— Знаешь, брат, нас зарежут. Я слышал — дед сказал.

Баран сказал:

— Побежим!

Кот и баран прибежали к клуне, кот наложил в мешок клевера для барана и привязал мешок к рогам. Они шли, шли и нашли [яму]. Баран говорит коту:

— Лезь и посмотри, может быть, что найдешь.

Кот залез в яму и нашел волчью голову. Кот взял голову, положил в мешочек. И пошли. Они шли, и увидели — костер горит. Они подошли к огню, видят — пять волков. Кот сказал:

— Побежим!

Баран сказал:

— Будь что будет — не побежим; все равно нас задерут.

Кот подошел к огню и сказал:

— Нельзя ли нам мясо пожарить?

— Можно, можно, — сказали волки.

Кот бегает кругом, хвост торчком. Баран ходит — рога вверх. Кот сказал:

— Принесите нам вилки!

И волки ушли. Кот услышал — волки возвращаются. Волки пришли и сказали:

— Не нашли [вилок].

(Кот достал из мешка волчью голову — волки испугались и убежали.)

К 1.1.1.18. / АТ 125. Уезд Швянченис. Зап. А. Гребляускас, 1933. LMD III 173/764/.

В Восточной Литве записаны еще 2 варианта — соединения с другими сюжетами. Начало сказки: животные убегают от хозяев, услышав, что те собираются их зарезать, имеется в вариантах сюжетов, в которых домашние животные пугают пришедших к ним лесных зверей.

Последнее предложение написано в скобках собирателем.

8. Портной и волк

Как-то портной шел через темный ельник и возле одного камня встретил серого волка. Волк хотел задрать портного, но портной отпросился, обещал, что залезет волку в пасть. Волк с этим согласился, разрешил снять [с него] мерку. Портной велел сесть, чтобы измерить хвост. Когда волк сел, хвост [положил] на землю, портной наступил на хвост, взял палку и начал как следует волка «мерить» — обеими руками бить его палкой по бокам. Хотя волк и прыгал, хотя и гвалтом кричал — шерсть с боков посыпалась. А портной еще и смеялся, что бока наголо отделал. Волк удрал в лес, нашел несколько десятков волков и повел их всех к портному, чтобы его задрать.

А тот портной залез на большое дерево, и сидит себе спокойно на толстой ветке. Тот волк с голыми боками привел целую стаю волков. Все серые зубами стучат, очень злые. Когда увидели, что портной на ветке сидит, тот голый встал, а другие забрались на него. Когда [они] встали друг на друга, получилась большая куча волков. Внизу тот, с голыми боками, а на нем другие. Тогда портной как закричит во весь голос:

— Кому я дам, тому я дам, а голому так дам!

Тот голый это услышал — снизу удрал, вся куча свалилась, иному голову побили. Со страху волки убежали — как ветром сдуло. Портной слез с дерева и пошел домой.

К 1.1.1.19. / АТ 121. К. Малинаускас (волость Йонишкис, уезд Шяуляй). Зап. Матас Сланчяускас, конец XIX в. LMD I 1063/1028/.

В 17 вариантах сюжет сказки исчерпывается одним ЭС типа 1.1.1.19. Герой добивается, чтобы уменьшились возможности антипода. В них человек просит волка разрешить ему вытереть руки его хвостом / поцеловать хвост. Он хватает волка за хвост и бьет его. ЭС, в котором человек угрожает, что достанется бесхвостому волку (тип 1.1.1.18.), имеется в 34 вариантах. Этот ЭС используется и в сюжете типа К 1.1.1.19. / AT 152А* «Человек ошпаривает волка».

9. [За добро платят злом]

Один человек шел через лес по дорожке и услышал громкие стоны. Он пошел в ту сторону и нашел упавшего в яму ужа. Уж увидел, что на краю ямы стоит человек, и стал просить вытащить его. Человек ничего плохого не подумал и сунул в яму свою палку. Уж обвился вокруг палки. Пока человек тащил палку, уж скок! — и обвился вокруг шеи человека, стал его душить. Человек хотел сбросить ужа, но тот не давался. Человек пошел по лесу и встретил бегущую лошадь. Человек стал жаловаться лошади и сказал:

— Смотри, как этот червяк платит мне за добро! Я его вытащил из ямы, из которой он сам не мог выбраться, а он обвился мне вокруг шеи и душит.

Лошадь потрясла головой и сказала:

— Так, так на свете платят. И я была у одного хозяина двадцать лет. Когда были самые дальние поездки — меня запрягали, когда самая тяжелая поклажа — меня запрягали, а теперь, когда я уже не могу так тяжело везти, сказал: «Состарилась лошадь, надо [ее] продать на выделку кожи». Вот я и убегаю от смерти.

Человек пошел дальше и встретил бегущую собаку. Он сказал:

— Смотри, собачка, как этот негодный червяк меня душит за доброе дело. Я пожалел его стонущего, вытащил из ямы, а он обвился вокруг шеи.

Собака покачала головой:

— Так, так на свете за добро платят. И я у одного хозяина была пятнадцать лет, никогда ночью не пряталась в сарае, а бегала вокруг дома, сторожила, чтобы воры ничего не украли. А теперь постарела, боюсь холода, а он говорит: «Собака состарилась, стала негодной, надо [ее] застрелить». Вот я и убегаю от смерти.

Собака так сказала и убежала. Человек пошел дальше и встретил лису. Лиса спросила человека, что случилось, что он невеселый. Человек показал лисе ужа на своей шее и сказал:

— Вот какое несчастье со мной случилось. Я его стонущего вытащил из ямы, а за это добро он меня душит.

Лиса прикинулась, что не поняла, и говорит человеку:

— Иди и покажи мне эту яму.

Человек привел лису к яме. Лиса сказала ужу:

— Иди в эту яму и ложись так, как ты лежал, а я посмотрю, как ты выглядишь.

Уж сначала не хотел слушаться, но лиса сказала:

— Иди, иди, не бойся. Потом мы тебя вытащим.

Уж послушался ласковых речей лисы и залез в яму. Лиса сказала человеку:

— Иди теперь восвояси, а он пускай опять лежит здесь.

Человек поблагодарил лису за спасение от ужа, спросил, что надо заплатить. Лиса не просила ничего другого, только одну курицу.

Человек пришел домой, рассказал своей жене о несчастье и о том, как лиса спасла его от этого несчастья: «Я за это обещал лисе одну курицу». Его жена сказала:

— Что ты? Ты еще дашь ей курицу! Застрели, когда прибежит. Тогда и курица [у нас] останется, и еще за шкурку получишь несколько рублей.

Человек помнил добро и сказал:

— Как я это сделаю?!

Жена:

— Что ты? Еще будешь жалеть зверя?!

И человек согласился поступить по совету жены. Утром лиса прибежала за курицей, а человек взял ружье, бах! — и застрелил. Лиса затрясла ногами и сказала:

— Так, так на свете за добро платят злом, так на свете платят.

К 1.1.1.19. / АТ 155. Она Балилионите, деревня Люткунай, приход Розалимас, уезд Паневежис. Зап. Текле Аугустинавичюте (1903). LMD I 301/45/.

Имеется 85 вариантов сюжета. Конечный ЭС (человек добивается, чтобы лиса приблизилась к мешку с собаками, тип 1.1.1.23.) отсутствует в 20 вариантах, а в 10 вариантах к нему добавляется второй ЭС: лиса успевает убежать от собак и прячется в норе, но она сердится на свой хвост и выбрасывает его собакам (тип 1.2.1.3.).

10. Хвастливая ворона

Однажды ворона пошла на реку рыбачить. Она ловила, ловила рыбу и как-то поймала рака. Вынесла его на берег и собралась склевать. Но решила сначала узнать, как его зовут. Рак сказал, что он Лукошюс.

— А меня зовут Госпожа, — похвасталась ворона.

Рак понял, что ворона любит хвастать, и начал ее хвалить:

— Какая ты была госпожа! Какая красивая была! Какая роскошная!

Ворона слушала, слушала… Ей нравились похвалы. Она вытянула шею и закричала:

— Была, была!

Как только ворона закричала, рак плюхнулся в воду — упал и спрятался. Ворона осталась на берегу.

К 1.1.1.20. / АТ 227*. Уршуле Рашимике, деревня Бардишкяй, приход Шилува, уезд Расейняй. Зап. Пранас Шивицкис, 1905. LMD I 144/58/.

См. № 11.

11. Ворона и рак

Весной, когда лед на реке растаял, ворона прилетела к реке напиться. Видит — рак ползет вдоль берега. Ворона смотрела, смотрела, потом хвать! — и поймала его. Ворона уже хотела клевать рака, но тот сказал:

— Послушай, я тебе расскажу сказку!

— Ну, рассказывай, я послушаю, — ответила ворона.

Рак начал:

— Воронушка, барыня, где ты пшеницу клевала?

— На поле, на поле, на поле!

Рак чуточку попятился к реке и говорит:

— Воронушка, барыня, отчего твои ножки черные?

— На вырубке росла, на вырубке росла!

Рак снова попятился и спросил:

— Воронушка, барыня, отчего твои глазки блестят?

— Стеклянные, стеклянные, стеклянные!

Рак попятился и сказал:

— Воронушка, барыня, отчего твоя головушка лохматая?

— Болела, болела, болела!

Рак шлеп! — в реку и шмыг! — в свою нору. А ворона закричала:

— Глупая была[16], глупая была, глупая была!

К 1.1.1.20. / AT 227*. Эляна Заукене, 70 лет, деревня Бугос, волость Скаудвиле, уезд Таураге. Зап. учащиеся гимназии в Йонишкисе, 1940. LTt 3 67. Перевод на немецкий язык KLV 14.

ЭС типа 1.1.1.20. Герой провоцирует антипода заняться посторонним делом в роли главных элементов структур представлены в 8 вариантах, сходных с публикуемыми (см. № 10), и в сюжете, в котором пойманный воробей или мышь говорит кошке или медведю, что все перед едой моются / крестятся.

12. Волк и лиса

Однажды встретились волк и лиса. Оба были голодные и договорились пойти на охоту. Шли, шли, увидели — в ограде лошадь пасется. «Как бы ее зарезать?» — думают. Лиса немного подумала и говорит волку:

— Знаешь, кум, ты держи, а я зарежу.

Волк не придумал ничего другого, привязал свой хвост к хвосту лошади и держит, а лиса стала кусать лошадь. Лошадь испугалась и пустилась бежать. Лиса увидела, что добыча ускользает из рук, и стала кричать:

— Кум, держи! Кум, держи!

Волк от боли только выдавил:

— Как удержишь, когда она летит, будто сто собак за ней гонятся!

К 1.1.1.21. / AT 47С. Зита Аугайтите, деревня Куйсяй, волость и уезд Таураге. Зап. Й. Киндерис (1927). LTR 2145 (176).

Записано 8 сходных вариантов. В 3 вариантах собака обещает сшить волку сапоги и привязывает его к лошади.

13. Шиллинг

Как-то еж нашел шиллинг, бежал по дороге и пыхтел:

— Много имеющий идет по дороге, много имеющий идет по дороге!

Боярин шел в костел, услышал [это], прислушался и смотрит, кто это такой и что он имеет. Смотрит — еж несет в зубах шиллинг. Конечно, боярин — жадный, он отнял у ежа шиллинг. Еж побежал за боярином и стал кричать:

— Неимущий отнял, голый, бедный отнял!

Боярин уже ступил на порог костела, а еж все сзади бежит, поносит его и кричит:

— Голый, бедный, неимущий отнял!

Боярину стало стыдно, и он со злостью бросил шиллинг ежу. Еж побежал со своим имуществом и снова запыхтел:

— Постыдился и отдал, постыдился и отдал!

К 1.1.1.22. / AT 293G*. Дзидорюс Мешка, деревня Станеляй, волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас, 1887. SlŠLP 5 = LTt 3 85. Перевод на немецкий язык KLV 17.

Записано 6 вариантов; 3 из них записал М. Сланчяускас на севере Литвы.

14. О лисе

Однажды человек шел по лесу. Он был усталый и лег. Лиса прибежала и сказала:

— Человек, поднимайся, — волк чуть не задрал тебя!

Человек встал и огляделся — волка нет. Но лиса сказала:

— Человек, что ты мне теперь дашь за то, что я тебя спасла от волка?

Человек подумал, что он теперь может ей дать, но она быстро сказала:

— Так дай мне пару курочек за то, что я тебя спасла от волка.

Человек вернулся домой, взял мешок, сунул [в него] пару пестрых собачек и снова пошел в лес. А лиса за двумя курицами ему навстречу прибежала и говорит:

— Покажи.

Он снял мешок [с плеч] и выпустил двух собачек. Так лиса испугалась этих собачек и побежала в свою нору, а две собачки стали гнаться за ней. Когда она оказалась в норе, она дразнила собачек хвостом и говорила:

— Пестрый, вот хвост! — она думала, что ее не поймают.

Но собачки схватили ее за хвост, вытащили из норы и разорвали.

К 1.1.1.23. / АТ (154). Деревня Куршяй, уезд Рагайне (бывшая Восточная Пруссия). Зап. Аугуст Шлейхер, 1852. SchLG с. 122 = BsLPĮ 1 5.

Записано 6 вариантов самостоятельного сюжета о человеке, принесшем лисе собак вместо обещанных куриц. Варьирует начало: лиса угрожает, что зарежет лошадь человека / уворует куриц.

15. [Волк и лошадь]

В старые времена у людей кончился корм, поэтому они выпустили скот и лошадей на луг, чтобы [они] хоть немножко насытились. В это время ходил голодный волк. Он увидел лошадей и очень обрадовался. Он приблизился к одной [лошади] и сказал, что он доктор и что теперь, после зимы, у лошади болят ноги, а волк сумеет их вылечить. Лошадь послушалась и разрешила волку приблизиться. Когда [она] увидела, что волк уже навострил зубы, как дала ему по голове, что тот убежал со стоном.

К 1.1.1.23. / АТ 47В. Зап. Микалоюс Акелайтис, XIX в. LRš 36.

Имеется 12 вариантов. Лошадь просит волка есть ее, начиная с зада, — она еще поест / велит волку посмотреть документы под ее копытом / просит вылечить больную ногу.

16. Мудрый дележ добычи

Лев, осел и лиса пошли на охоту. Охота была удачной, они добыли много зверей. Лев велел ослу поделить добычу. Тот поделил на три равных части и сказал:

— Ну, теперь берите!

Лев разозлился и задушил осла. Он велел лисе поделить добычу. Лиса все сложила в одну кучу, а себе оставила маленький кусочек. Лев остался доволен таким дележом и сказал:

— Красиво. Ты мудрая. И кто тебя научил так хорошо делить?

— Осел, которого ты задушил, — сказала лиса.

К 1.1.1.26. / АТ 51. (Приход Южинтай, уезд Зарасай). Зап. Йонас Сирвидис (1905). LMD I 900/48/.

Имеется 2 сходных варианта.

17. Комар и лев признали, что человек сильнее всех существ

Когда-то львы рассуждали:

— Разве найдешь на свете того, кто сильнее и смелее нас?

Комар начал говорить:

— Вы не стоите одной руки человека. — Сказал: — Уж я-то человека хорошо узнал.

— Ну, — они стали говорить, — каким способом?

Он сказал:

— Однажды мы нашли спящего человека. Девять крепких мужиков стали пить его кровь. Он как хватил одной рукой — восемь мужиков сразу задавил, но до меня рукой не достал.

Лев стал его просить:

— Умоляю, пойдем, покажи мне человека, какой может быть человек?

— Ну, если ты хочешь, иди со мной.

[Комар] повел льва к дороге, поставил в кустарнике:

— Сюда, — говорит, — должен прийти человек.

Они ожидают — никто не идет. Потом прибежал пастушок, на палочку опирающийся. Лев увидел его и сказал комару:

— Может быть, этот и есть человек?

Комар сказал:

— Он может стать человеком, но теперь он еще не человек.

Потом пришла женщина.

— Комар, может быть, там человек?

— Иди ты, никто не называет ее человеком, а женщиной.

Лев обязательно хотел дождаться человека и с ним сразиться. Они увидели, что нищий с двумя палками пришел. Лев сказал:

— Этот должен быть человеком.

Говорит:

— Это бывший человек, но теперь он уже не человек.

Дворянин верхом на коне с пистолетами, с саблей приехал. Комар стал говорить:

— Теперь, — говорит, — это человек. Если хочешь, можешь с ним сразиться.

Лев когти распустил — схватит его и разорвет. Когда он был на расстоянии выстрела, кинулся из кустарника на человека. Тот достал пистолет, выстрелил — и выбил ему глаз. Лев обернулся, кинулся раз, второй раз — тот выстрелил из другого пистолета, его второй глаз выбил. Лев кинулся наверх. Теперь человек достал саблю и стал рубить, рубить. Этого лев не выдержал, убежал прочь. Когда лев вернулся, стал рассказывать другим, что — мы не стоим одного пальца человека. Он сказал:

— Я никогда не думал, что человек может быть такой смелый и такой сильный. Молитесь, чтобы не встретить человека! Человек меня одолел шутя. Ну, если бы он серьезно кинулся, я бы ни за что не остался в живых. Один раз он откашлялся и плюнул на меня, второй раз — мне глаза выплевал. Потом как начал меня одним пальцем рубить! Где хватит, там насквозь проходит.

И стал человек сильнее и смелее всех зверей и птиц.

К 1.1.1.27. / АТ 157. Жемайтия, 1835. DŽT 2 465 = LTt 3 45. Переводы на немецкий язык — KLV 12, RLV 9.

Имеется 42 варианта этого весьма стабильного сюжета. В большинстве текстов лиса предупреждает льва / львенка, что человек опасен.

18. [Теленок и волки]

Животные одного хозяина — теленок, баран, гусь, петух, поросенок — сговорились и пошли путешествовать по свету. Они шли, шли и пришли в лес. В лесу они нашли пустую избушку, все собрались в ней и стали жить. Теленок нашел косу и каждый день ходил косить траву, ее приносил домой и всех кормил. Однажды теленок пошел косить сено — к нему пришел волк и спрашивает:

— Кто тут косит? Кто тут косит?

Теленок говорит:

Я теленок бедненький,
Толстоногий; хвост, как веник,
Рожки длиннющие.
Как скакну — заколю!

Волк спросил [его]:

— Не боишься ли ты меня?

Теленок ответил:

— Ты мне только на один рожок!

Волк испугался и умчался в лес. Теленок принес сено в избушку, всех накормил и рассказал им, что случилось. Теленок переночевал и снова пошел косить сено. Он косит и видит — два волка прибегают из леса. Они подбежали к теленку и спрашивают:

— Кто тут косит? Кто тут косит?

Теленок говорит:

Я теленок бедненький,
Толстоногий; хвост, как веник,
Рожки длиннющие.
Как скакну — заколю!

Один волк спросил [теленка]:

— Не боишься ли ты нас двоих?

Теленок ответил:

— Вы оба мне только на один рожок!

Волки испугались и убежали в лес. Теленок накосил сена, отнес домой и всех накормил. На третий день теленок опять вышел косить сено. К нему пришли уже три волка и спрашивают:

— Кто тут косит? Кто тут косит?

Теленок говорит:

Я теленок бедненький,
Толстоногий; хвост, как веник,
Рожки длиннющие.
Как скакну — заколю!

Волк спросил [теленка]:

— Не боишься ли ты нас троих?

— Вы мне только на один рожок!

Волки испугались и убежали, оставив теленка. Теленок накосил сена, отнес домой, всех накормил. На четвертый день теленок опять пошел косить сено. Когда он косил, к нему прибежали четыре волка и спрашивают:

— Кто тут косит? Кто тут косит?

Теленок отвечает:

Я теленок бедненький,
Толстоногий; хвост, как веник,
Рожки длиннющие.
Как скакну — заколю!

Волк спросил [его]:

— Не боишься ли ты нас четырех?

Теленок ответил:

— Вы мне только на один рожок!

Волки испугались и убежали, оставив теленка. Теленок накосил сена, отнес домой и всех накормил. На пятый день теленок опять пошел косить сено. Он косил, косил и увидел: эти четыре волка приводят пятого, совсем слепого волка. Они спрашивают:

— Кто тут косит? Кто тут косит?

Теленок говорит:

Я теленок бедненький,
Толстоногий; хвост, как веник,
Рожки длиннющие.
Как скакну — заколю!

Волк спросил [теленка]:

— Не боишься ли ты нас пятерых?

Теленок ответил:

— Вас четырех я не боюсь, а этого слепого [волка] боюсь.

Волки подвели слепого волка к теленку, велели ему лечь на теленка и придавить его. Волк лег и придавил собой теленка.

А те четыре волка убежали в лес, чтобы принести дров, миски, кастрюли, ложки и огонь. Они уже решили зарезать теленка.

Теленок увидел, что недалеко лежит коряга. Он сказал волку:

— Ты немножко поднимись, а я повернусь на другой бочок. Этот я уже очень отлежал.

Волк поднялся, а теленок взял корягу, положил под волка и говорит:

— Ложись, я уже повернулся на другой бочок.

Волк лег на корягу и придавил ее. А теленок взял сено и побежал к своим друзьям. Он рассказал им, что случилось, и стал ждать, что будет дальше.

Волки прибежали с кастрюлями, смотрят — уже нет теленка, только слепой волк лежит, придавив корягу. Волки разозлились и повели слепца к теленку в избушку. Теленок увидел, что все волки приходят.

Теленок встал у дверей, баран — у дверей с другой стороны, петух взлетел на печку, и ждут прихода волков в избушку.

Как только волки подошли к избушке, [они] открыли дверь и толкнули внутрь слепого волка. Теленок как кинулся бодать, баран — бить, гусь — щипать, а поросенок бегает и кричит:

— Где молот? Где молот?

Петух поет:

— Подайте, подайте, подайте!

Теленок с бараном забодали волка до смерти, а другие испугались и убежали в лес. [Они] больше не приходили ловить теленка. И все друзья остались жить весело и счастливо.

К 1.1.2.1. / AT 122L*. У. Монтвилене, 65 лет, местечко Саснава, уезд Мариямполе. Зап. Б. Рушките, 1936 (сборник Б. Чютене). LTR 784/242/.

Имеется 3 варианта, в 2 из них отсутствует начало о путешествии животных и рассказ о теленке, который косит сено и пугает волков.

19. [Лиса-кума]

Жили волк и медведь[17]. И лиса пришла проситься на ночлег:

— Кум, кум, пусти меня на ночлег.

Волк говорит:

— Как сватья скажет.

— Сватья, сватья, прими меня на ночлег.

Сватья говорит:

— Ночуй.

Лиса выбежала и говорит:

— Меня просят в кумовья.

Сватья говорит:

— Если просят, так иди.

А у медведя была бочка меду. И лиса пошла мед есть. Пошла, поела, поела меду и вернулась. Тогда ее спрашивают:

— Как тебе там было?

Лиса говорит:

— Все хорошо было: наелись, напились.

Тогда опять спрашивают:

— Как окрестили?

Лиса говорит:

— Верхушка!

Тогда [лиса] опять выбежала и говорит, что опять ее просят в кумовья. Тогда медведь говорит:

— Если просят, так иди.

Лиса опять меду наелась, вернулась в избу. Медведь опять спрашивает:

— Ну, как тебе сегодня?

Лиса говорит:

— Хорошо: наелась, напилась.

Снова спрашивает:

— Как окрестили?

— Серединка.

Тогда в третий раз лису снова просят в кумовья. Она выбежала, наелась меду, пришла и говорит:

— Как мне сегодня было хорошо в кумовьях!

Волк спросил:

— Как окрестили?

Лиса сказала:

— Донышко.

Медведь выбежал, посмотрел — весь мед съеден!

— Ты наш мед сожрала!

Лиса говорит:

— Не я сожрала. Кто сожрал мед, тот будет испражняться медом.

Волк и медведь заснули, а лисичка убежала к лесу и принесла ягод черемухи.

Она натерла, натерла ягод и положила рядом с собой и с волком, а медведю зад намазала медом. Когда все встали, лиса сказала:

— Ну, теперь посмотрим: кто что ел, тот тем и испражняется.

Медведь встал, щупает зад — видит, что [он] весь в меду. И думает: «Ведь я меду не ел, а весь зад в меду!»

Тогда лиса сказала:

— Ну, будьте здоровы! Видите, что я не виновата.

Так волк с медведем и остались без меда, а лиса убежала.

К 1.1.2.2. / АТ 15. Деревня Астравишкес, приход Тверячюс, уезд Швянченис. Зап. Вильгельмас Белинис. LMD I 844/1/.

Имеется 8 вариантов сюжета. В одном варианте дочь имитирует, что ее зовут крестить ребенка, и съедает мед своей матери.

20. О человеке, морозе, ветре и солнце

Когда-то один человек поехал в лес и увидел — трое мужчин[18] одним топором рубят дерево. Человек сказал:

— Бог в помощь!

А один из трех мужчин сказал:

— Спасибо.

Человек поехал дальше, а эти мужчины стали спорить. Мужчины говорили — а один был мороз, второй — ветер и [третий] солнце:

— Кому из нас сказал «Бог в помощь»?

Ветер сказал:

— Мне говорил, я ему даже спасибо сказал.

Мороз сказал:

— Мне говорил.

А солнце сказало:

— Мне говорил.

Теперь они не знают, которому из них сказал. Они погнались за человеком, а когда догнали, спросили:

— Которому из нас ты сказал «Бог в помощь»?

Человек посмотрел на них и сказал:

— [Я сказал] тому, у которого самые толстые губы.

А это был ветер с толстыми губами. Мороз сказал:

— Я тебя заморожу.

Мороз стал так морозить, что даже конский помет прыгал на дороге. А человек приехал в лес и тут же стал рубить деревья.

Он быстро согрелся, скинул кожух и снова рубил. Мороз понял, что он ему ничего не сделает. Он залез в кожух человека и сказал:

— Я крепко заморожу кожух. Когда он [его] оденет, то замерзнет.

Человек подошел надевать кожух — увидел, что [он] замерз, как рога. Он взял палку и как стал бить кожух — тут же он стал мягким. Он оделся и поехал. А солнце сказало:

— Я тебя испеку, как рака.

Солнце тут же стало жечь его. А ветер как начал дуть, человеку стало приятно и тепло. Если сильный мороз, а ветра нет, все же не так холодно. А если очень жарко, а ветер начинает дуть, и уже нет жары.

К 1.1.2.9. / AT 298А*. Она Палюлюте, деревня Ожкабаляй, волость Бартнинкай, уезд Вилкавишкис. Зап. Винцас Басанавичюс (1901). BsLPĮ 4 143.

Имеется 40 вариантов. В других вариантах нет действия: человек бьет палкой замерзший кожух. В одном варианте обиженный дождь пытается уничтожить посевы человека. Обиженный человеком дождь и помогающий человеку ветер фигурируют в одном варианте легендарной сказки (К 2.1.2.2. / АТ 846*), в которой обычно изображаются святые Йонас / Пятрас и Балтрамеюс.

21. О собаке и волке

У одного хозяина была собака. Эта собака служила ему и состарилась. Когда собака состарилась и не могла сторожить дом, хозяин взял да и выгнал ее. Выгнанная собака пошла в лес. Там она встретилась с волком. Волк стал спрашивать, не сможет ли она сшить для него сапоги. Собака ответила:

— Я могу сшить, но ты мне принеси две кобылы.

Волк принес собаке две кобылы, и она имела чем питаться.

Прошло некоторое время — пришел волк к этой собаке и говорит:

— Сшила ли уже мне сапоги?

А собака говорит ему:

— Еще ты мне принеси двух поросят, я хорошо промажу сапоги их жиром — они будут больше блестеть.

Волк принес собаке и это. Прошло несколько недель — опять приходит волк к собаке и говорит:

— Все ли уже готово?

А собака ему говорит:

— Уже.

Тогда волк стал требовать, чтобы собака дала обуть сапоги. Но собака ему говорит:

— Пойдем немножко погуляем, а потом [я] отдам тебе эти сапоги, и носи себе на здоровье.

Они стали гулять и подошли к болоту, в котором было много грязи. Собака велела волку побродить по этому болоту, выйти, лечь на берегу и заснуть.

Как собака сказала, так волк и поступил. Волк побродил по болоту, вышел на берег и заснул. Эта грязь налипла ему на ноги, а потом подсохла на солнце.

Волк проснулся и смотрит, что у него на ногах сапоги. Он спрашивает собаку:

— Когда ты мне сапоги на ноги обула?

А собака говорит:

— Как только ты заснул, я пошла, принесла их и обула тебе на ноги.

Волк обрадовался, попрощался с собакой. На радостях он стал бегать по болотам как бешеный.

Он побегал и увидел, что сапог нет. Он идет к собаке и говорит:

— Как ты мне сшила сапоги, что я бегал и потерял их?

А собака говорит:

— Не моя беда, что ты потерял. Надо было так не бегать, не потерял бы.

Так и кончилась наша сказка.

К 1.1.2.13. / АТ 102. Деревня Вайтакемис, волость Пунскас, уезд Сувалкай (современная Польша). Зап. Адомас Куоса, 1911. LMD I 94/2/.

Записано 3 варианта, структуры которых исчерпываются одним ЭС (собака обещает сшить сапоги — волк приносит ей животных). В 4 вариантах собака убеждает волка, что грязь — это сапоги. В одном варианте волк находит собаку в бане и сторожит дверь. Собака говорит, что она вылезет в дыру. Волк идет искать дыру, а собака убегает в дверь. В 11 вариантах присоединяется ЭС о войне волка с собакой (К 1.1.1.18 / АТ 104), а в одном — ЭС, в котором собака пытается подражать волку и погибает (К 1.2.2.18. / AT 47D, см. № 31).

22. [Вязанка дров]

Были дед и бабка. Дед нарубил дров, [их] вязанку отнес в поле и облил смолой. Пришла лиса и спрашивает вязанку:

— Вязанка, вязанка, чего ты здесь стоишь? Я как стукну тебя ножкой, ты и упадешь.

Как стукнула ножкой — ножка прилипла. Дед пришел и забрал лису. Дед опять облил вязанку смолой и отнес в поле. Пришел заяц и говорит:

— Чего здесь стоишь? Я как дам ножкой, так ты упадешь.

Как дал ножкой — и прилипла ножка. Дед принес зайца вместе с вязанкой. Дед опять облил вязанку смолой, отнес в поле. Пришел волк и говорит:

— Вязанка, вязанка, чего ты здесь стоишь? Я как дам ножкой, ты упадешь.

Как дал ножкой — и вязанка упала, а волчья ножка прилипла. Пришел дед и унес вязанку и волка. Дед опять облил вязанку смолой, отнес и поставил в поле. Пришел медведь и сказал:

— Чего ты здесь стоишь? Я как дам тебе ножкой — и упадешь.

Он как дал ножкой — и прилипла ножка. Пришел дед, [и медведя] отнес домой.

Дед стал точить нож. Лиса говорит:

— Дедушка, что [ты] будешь делать ножом?

— Госпожу лису зарежу.

— Дедушка, паночек, не режь: я тебе пригоню полный хлев гусей.

Дед опять стал точить нож. Заяц спрашивает:

— Дедушка, паночек, что [ты] будешь делать?

— Я буду резать господина зайца.

— Не режь меня. Я тебе пригоню полный хлев зайчиков. Дед опять точит нож. Волк спрашивает:

— Дедушка, паночек, что [ты] будешь делать?

— Господина волка зарежу.

— Я тебе пригоню полный хлев овец.

Дед опять точит. Медведь спрашивает:

— Дедушка, паночек, что [ты] будешь делать?

— Господина медведя зарежу.

— Дедушка, не режь: я принесу бочку меду.

Дед не стал резать, отпустил всех. Лиса принесла гусей, заяц пригнал зайчиков. Смотрит — волк гонит овец, медведь катит бочку меду.

К 1.1.2.13. / АТ 159. Иева Кулесите, деревня Аучинай, волость и уезд Швянченис. Зап. Галена Гарневичюте, 1933. LMD III 173/444/.

В Восточной Литве записано 18 сходных вариантов. В 8 вариантах заяц обещает танцевать на свадьбе и добыть денег (К 1.1.2.13. / АТ 183*). 13 вариантов начинаются тем, что звери выгоняют козу из лисьей норы и гонятся за ней (ср. К 1.1.1.17. / АТ 212).

23. [Теленок]

Были баба и дед. Они жили бедно, не имели ни теленка, ни чего-нибудь [еще].

Люди сжали рожь, телят на стерню водят, привязывают. Баба:

— Дед, дед, у нас нет теленка! Ты свей ивовую связку!

Дед свил, засмолил, шила воткнул — это рожки, иголочки воткнул — это волосы; сделал волосатым, колышек веревкой привязал. Он отнес к краю ржи и привязал на лугу. И его теленок ест траву. Сколько радости бабе и деду! Ну, он и превратился в теленка.

Медведь пришел:

— Теленок, я тебя зарежу.

— Ну, медведка, лучше я тебе красивую песенку спою.

— Ну, так пой.

Этот:

Я не телище —
Ивовая связка;
Смолою полита,
Рога из шила,
Волосы из игл —
Прыгай через меня!

Медведь прыгнул и прилип. Лиса тут как тут — пришла:

— Теленок, теленок, я тебя зарежу!

— Ну, лисонька, я у большего зверя отпросился, а у тебя разве нельзя отпроситься? Лучше я тебе красивую песенку спою:

Я не телище —
Ивовая связка;
Смолою полита,
Рога из шила,
Волосы из игл —
Прыгай через меня!

Лиса прыгнула — и лиса прилипла. Зайчик пришел:

— Теленок, теленок, я тебя зарежу!

— Ну, зайчик, я у больших зверей отпросился — не зарезали. И тебе песенку спою.

— Спой!

Я не телище —
Ивовая связка;
Смолою полита,
Рога из шила,
Волосы из игл —
Прыгай через меня!

Как прыгнет — и тот прилип. Уже дед пришел вечером связку уносить. Пришел, а теленок:

Я не телище —
Ивовая связка;
Смолою полита,
Рога из шила,
Волосы из игл —
Прыгай через меня!

Теленок зверями облеплен.

Дед увидел это, принес:

— Вот, баба, что сталось из ивовой связки!

Привел его в избу:

— Надо его отогреть, зверей отодрать.

Отодрал, отодрал и медведя, и лису, и зайца. Тогда баба [сказала]:

— Дедок, уже нужно резать медведя!

Баба моет корытце, дед точит ножик. Заяц это увидел:

Дед точит ножичек,
Баба моет корытце —
Зарежет, зарежет медведка!

А медведь:

— Если тебя зарежут, так зарежут. А меня дед отпустит. Я ему стадо коров пригоню!

Баба:

— А что, дед? У нас нет коровки: будет хорошо, если пригонит стадо коров.

Медведя отпустили. Зайчик опять бегает и поет:

Дед точит ножичек,
Баба моет корытце —
Зарежет, зарежет лисоньку!

А лиса:

— Если тебя зарежут, так зарежут. Дедушка меня не зарежет: я ему гусей пригоню. Будет и мяса, и перьев!

Бабе опять понравилось:

— Дедушка, отпусти: стаю гусей пригонит — будет и мяса, и перьев.

И лису отпустили. Зайчик увидел, что ему уже будет конец, и запел:

Дед точит ножичек,
Баба моет корытце —
Зарежет, зарежет зайчика!

Дед взял зайчика за ухо, а тот сказал:

— Дедушка, раз отпустил зверей побольше, отпусти и меня: я вам капусты принесу.

[Дед] отпустил и зайчика. Тот убежал как угорелый. Побыли немного — медведь принес голову дохлой коровы и бросил деду во двор:

— Дед, дед, я пригнал тебе стадо коров!

На другой день лиса принесла дохлого гусенка:

— Вот, баба, я пригнала стаю гусей! Вот перья, вот мясо вам во двор!

Бросила и пошла восвояси.

— Вот, дед, и обманули.

На третий день зайчик — уже бабе пахнет капуста. Он еще нашел капусту с головкой, вырвал и понес в зубах:

— Дед, дед, вот тебе приношу капусты! — бросил во двор. Баба обрадовалась.

— Дед, [зря] мы отпустили зверей: мы бы имели и шкуры!

К 1.1.2.13. / АТ 159. Анеле Челнюкене, 65 лет, деревня Клюкай, приход Тверячюс, уезд Швянченис. Зап. Юозас Айдулис, 1934. LTR 474/27/.

См. № 22. Отпущенные на волю звери обманывают старика только в публикуемом варианте.

24. [Коза]

Были дед и бабка. Они имели трех дочерей и козу. Однажды дед сказал старшей дочери:

— Ты должна пасти козу.

Она выгнала козу и пасла: рвала траву, несла козе, напоила козу. Пришел вечер — она погнала домой. Дед увидел, встретил козу и спросил ее:

— Наелась ли?

Не наелась, не напилась:
Из петушиного следа попила,
Кленовый лист съела.

Разозлился дед и отрубил своей дочери голову. Утром другая дочь погнала козу пастись. Она погнала туда, где много травы, рвала траву и несла козе, и напоила. Пришел вечер — она погнала [ее] домой. Дедушка увидел, что [они] уже возле дома, встретил и спросил козу:

— Моя козочка, наелась ли, напилась ли?

Коза ответила:

Не наелась, не напилась:
Из петушиного следа попила,
Кленовый лист съела.

Дед разозлился и отрубил голову своей дочери за то, что плохо пасла козу.

Утром самая младшая дочь погнала козу пастись. Погнала туда, где много травы, рвала траву и несла козе, и напоила. Пришел вечер — она погнала [ее] домой. Дед увидел, что [они уже] возле дома, встретил козу и спрашивает:

— Наелась ли, напилась ли?

Не наелась, не напилась:
Из петушиного следа попила,
Кленовый лист съела.

Дед разозлился и отрубил голову своей дочери за то, что плохо пасла козу.

На четвертый день бабушка погнала козу на пастбище. Пригнала, где травы много, рвала траву и несла козе, и напоила ее. Пришел вечер — погнала козу домой. Дед увидел, встретил козу и спросил:

— Козочка моя, наелась ли, напилась ли?

Не наелась, не напилась:
Из петушиного следа попила,
Кленовый лист съела.

Дед разозлился на бабку, что она плохо пасла козу, и отрубил ей голову.

На пятый день сам дед погнал козу. Он пригнал козу в большую траву, рвал траву и нес козе, и напоил ее. Пришел вечер — погнал домой. Пригнал к дому, зашел вперед и спросил: — Козочка моя, наелась ли, напилась ли?

Не наелась, не напилась:
Из петушиного следа попила,
Кленовый лист съела.

Дед разозлился и отрубил козе голову.

К 1.1.3.7. / АТ 212. Деревня Гележинес, волость Падовинис, уезд Мариямполе. Зап. Юозас Жюгжда, 1906. LMD I 126/27/.

12 вариантов сказки кончаются тем, что старик снимает с козы шкуру. В 83 вариантах присоединяется второй сюжет: коза залезает в лисью нору; звери не могут ее выгнать, а пчела / ежик выгоняет.

25. [Воробей]

Воробей замочил ячменное зерно в след от конского копыта и приготовил себе пиво. Он пробовал и приговаривал: «Пиво, пиво, чего ты прокисло?» Он пил, пил и опьянел. Воробей лег на бочок, как пьяный. Откуда ни возьмись ястреб хвать! — и понес этого воробья. Воробей сказал: «Не будучи пьяным, не валяйся».

К 1.2.1.7. / AT 234А*. Ионас Моцюс (волость Йонишкис, уезд Шяуляй). Зап. Матас Сланчяускас, конец XIX в. LMD I 57(33).

Записано 4 сходных варианта. В других вариантах воробья ловит кошка.

26. [Дед с санками]

Когда-то был дед, у него был бычок. Тот бычок назывался Бычок Трехлеток За Булочку Куплен.

Однажды дед запряг бычка и едет в лес. Едет, едет в санках через лес, видит — волк идет. Волк спросил [деда]:

— Дедуля, куда едешь? Подвези!

Дедушка говорит:

— Волчок, мои санки очень слабые, поломаешь [их] мне. Волк говорит:

— Дедуля, подвези хоть одну мою ногу.

— Ну, так ставь одну ногу.

[Волк] просит, чтобы и другую ногу подвез.

— Так и другую ставь!

[Волк] просит, чтобы подвез и третью [ногу], ну, и всего [подвез]. А санки трах! — и поломались.

— Дедуля, дедуля, иди вырубать полозья, а я покараулю бычка.

Когда дед ушел, волк съел бычка, кишки выбросил, соломы насовал, а сам убежал. Дед пришел, видит — бычок стоит. Он поправил санки, запряг и погоняет:

— Ну-о, Бычок Трехлеток За Булочку Куплен!

Смотрит — бычок стоит. Дед подошел, погладил, посмотрел под хвост — солома висит! Он потянул — и вся солома вылезла. Тогда дед стал проклинать волка и пошел домой. Он все рассказал бабе. Дед с бабой — оба проклинали [волка].

К 1.2.1.8. / АТ 158. Каролина Груздите, деревня Пликяй, уезд Лида (современная Беларусь). Зап. Бронюс Сабас, 1933. LMD III 26/16/.

Волк ломает санки и съедает барана в 31 варианте. Старушка или старик изображаются в 2 вариантах, а в остальных — лиса. В начале или в конце текстов присоединяется ЭС, в котором лиса добывает рыбу (К 1.1.2.4. / АТ 1) и ЭС о том, как лиса убеждает волка ловить рыбу в проруби (К 1.1.1.21. / АТ 2).

27. Лиса и кувшин

Баба пошла в поле сгребать солому и спрятала кувшин с молоком за деревья. Лиса прибежала, сунула голову в кувшин и вылакала молоко. Лиса уже хотела идти домой, но не могла вытащить голову из кувшина. Она стала ходить вокруг кувшина и сказала:

— Ты поиграл со мной и отпусти.

Кувшин не отпустил. Делай что хочешь — кувшин не отпускает.

— Погоди ты, я тебе покажу! Если не перестанешь по-хорошему, так я тебя утоплю.

Лиса прибежала к реке и начала топить [кувшин]. Кувшин утонул и вместе с собой утопил лису.

К 1.2.1.12. / АТ 68В. Город Шакяй. Зап. Б. Каминскас, 1905. LMD I 302/3/.

Записано 7 вариантов, сюжет которых также состоит из двух отрицательных ЭС. В 10 вариантах эти ЭС соединяются с другими сюжетами о лисе.

28. [Как волка пестрили]

Были дед и бабка. Дед пошел пахать. А у него такие красивые пестрые волы! Такие красивые! Волк пришел и говорит:

— Дед, дед, Бог в помощь!

— Спасибо!

— Где ты взял таких красивых волов?

— Моя баба так красиво пестрит.

— Если бы твоя баба меня так испестрила, так было бы хорошо!

— Можно. Приходи завтра, так испестрит.

Дед пришел домой и говорит:

— Баба, затопи печку, нагрей воды.

Баба нагрела, накипятила воды, и камней наложила — напарила полную бочку. Волк сидит себе, трубку курит и ждет, когда здесь что будет.

— Ну, так лезь в бочку!

Залез. Баба как хлыстнула горячей-прегорячей воды, волк и завыл:

— Ауу-ауу, у меня нет дома!

Ошпаренный волк выскочил из бочки — и в лес.

Дед поехал в лес за дровами и нашел того же волка. Когда вернулся домой, он говорит бабе:

— Знаешь что, баба, я нашел того же волка, которого ты пестрила!

— Неужели? Иди, состриги его шерсть, так я спряду.

Дед пошел, топором шмяк по хвосту — и понес домой, чтобы баба пряла.

— Ты пряди, баба, а я снова поеду в лес за дровами.

Баба прядет, а дед вернулся, лег на кровать и лежит с животом надутым.

Волк пришел к окну и стал ломиться. Баба:

— Дед, дед, кто это с пением ломится в окно?

— За всеми не уследишь! Это люди едут из Эйшишкес и поют.

А волк как ломится, так ломится! Уже баба и говорит:

— Не тот ли это волк, которого [мы] пестрили?

Дед выбежал. А тот волк с коротеньким хвостом вошел и унес [бабу] с собой.

К 1.1.1.19. + 1.2.1.16. / AT 152А* + 163В*. Антоля Шадзюлюте-Абрамаускене, деревня Пуоджяй, приход Асавас (современная Беларусь). Зап. Юозас Айдулис, 1933. LMD III 4бс/13/.

Сумма двух ЭС обнаружена только в публикуемом варианте. Каждый ЭС бывает основой самостоятельных сказок; в первом сюжете (записано 8 вариантов) обычно изображается волк, а во втором (имеется 34 варианта) — медведь. Крик ошпаренного волка позаимствован из докучной сказки «Старый волк ищет еду».

29. [Воробей и мышь]

Сошлись воробей с мышью — оба и живут.

— Давай, оба посеем рожь.

Мышь нанесла, нанесла зерна. Подала три зернышка:

— Лети и посей.

Воробей полетел и посеял у дороги. Рожь росла, росла. Люди уже жнут.

— Воробей, воробей, лети и посмотри — может, и нашу рожь пора жать.

Воробейчик полетел — один колосок выклевал:

— Еще не пора.

Люди уже сжали рожь.

— Воробей, воробей, лети и посмотри — может, и нашу рожь пора жать.

Воробей полетел и другой колосок выклевал:

— Еще рано нашу рожь жать.

Люди уже везут рожь домой. Он полетел и третий колосок выклевал:

— Еще не время нашу рожь жать.

Мышка побежала смотреть — ну, и увидела, что все три колоска выклеваны. Мышка подала на воробья в суд, что рожь выклевал. Присудили ощипать все его перышки, оставить только по одному перышку на кончиках крыльев. И ощипали. И жалко стало. Мышка говорит:

— У пана есть сладкая яблоня, и все ее яблоки сосчитаны. Иди — может быть, найдешь упавшее яблочко, поклюешь.

Полетел — яблоко выклевал, выклевал. Пришел пан: одного яблока нет; и на земле его нет. Он стал сторожить. Сторожил одну ночь — никого. Другую ночь сторожил — и опять никого. На третью ночь увидел — приполз воробей и клюет. Пан его поймал и стал кормить. Для него резал гусят, цыплят и кормил, пока у него перышки выросли. Когда выросли, пан вынес его во двор и подбросил. Воробей еще не летал и больно ушибся. И опять пан его кормил, индеек резал. Воробей сказал:

— Ну, пан, ложись на меня: я тебя понесу.

Воробей поднялся высоко и бросил пана на землю:

— Как ты меня подбросил, уронил и ушиб, так и я тебя.

К 1.2.1.16. / АТ 222В*. Анеле Челнюкене, 65 лет, деревня Клюкай, приход Тверячюс, уезд Швянченис. Зап. Юозас Айдулис, 1934. LTR 474/9/.

Самостоятельный ЭС о ссоре воробья с мышью (тип 1.2.1.16.) записан в 2 вариантах. ЭС о том, как человек кормит раненую птицу (тип 1.1.2.9.), используется в начале волшебной сказки, в которой изображаются испытания юноши (К 3.1.0.13. и др. / АТ 313В). Суд над воробьем и эпизод, в котором описывается, как ощипанный воробей клюет яблоки в саду пана, имеются только в публикуемом варианте. Возможно, что это импровизация талантливой рассказчицы Анеле Челнюкене. В ее большом репертуаре сказок имеются редкие архаичные произведения (см. № 23, 86).

30. Помощники

Жили курочка, котик, поросенок и гусочка. Курочка нашла ячменное зернышко, пошла с зернышком и встретила котика. Курочка спросила:

— Котик, поможешь ли мне ячмень посеять?

— Нет, не помогу.

Курочка встретила поросенка, спросила:

— Поросенок, поможешь ли ты мне ячмень посеять?

— Нет, не помогу.

Курочка встретила гусочку, спросила:

— Гусочка, поможешь ли мне ячмень посеять?

— Нет, не помогу.

Курочка пошла и сама посеяла зернышко. Зернышко проросло, вырос ячмень. Курочка опять встретила котика и попросила:

— Котик, помоги мне ячмень скосить, вымолотить, на мельницу отвезти и испечь.

— Нет, не помогу.

Курочка встретила поросенка, попросила:

— Поросенок, помоги мне ячмень скосить, вымолотить, на мельницу отвезти и испечь.

— Нет, не помогу.

Курочка шла, шла и встретила гусочку:

— Гусочка, помоги мне ячмень скосить, вымолотить, на мельницу отвезти и испечь.

— Нет, не помогу.

Что делать — курочка сама ячмень скосила, смолотила, отвезла на мельницу, муку смолола. Курочка испекла ячменный хлеб. Встретила всех троих — котика, поросенка и гусочку — и спросила:

— Кто из вас поможет мне хлеб съесть?

Тут уже все закричали:

— Поможем! Поможем!

А курочка сказала:

— Нет уж! Не хотели помогать, когда я сеяла, косила, молотила, молола и пекла — без вас обошлась. Обойдусь и теперь.

К 1.2.2.9. / AT 130А. А. Якимаускене, 44 года, деревня Чижюнай, волость Римше, уезд Браслав. Зап. Н. Якимаускайте (1930). LMD III 197/193/.

ЭС типа 1.2.2.9. Герой не улучшает состояния антипода в качестве главных (и единственных) элементов структур обнаружены лишь в 2 вариантах, а в качестве второстепенных элементов — в 42 вариантах типа 1.1.2.13. (см. № 5 «Избушка бычка»).

31. [Собака учится у волка]

Однажды собака пришла к волку и сказала, что хочет научиться лошадей задирать. Волк принял ее. Оба пришли к одной лошади и остановились в кустах. Волк стал надуваться. Надувался, надувался и спрашивает собаку:

— Сильно ли я надулся?

Собака ответила:

— Еще не очень.

Волк опять стал надуваться, еще больше надулся и опять спрашивает собаку:

— Ну, а теперь сильно ли я надулся?

Собака:

— Надулся, но все еще не очень.

Ну, волк стал еще больше надуваться — так надулся даже страшно. И спросил собаку:

— Ну, а теперь очень сильно ли я надулся?

Собака сказала:

— Теперь очень.

Волк:

— Вытаращены ли глаза?

Собака:

— Вытаращены.

Волк:

— Встали ли волосы дыбом?

Собака:

— Дыбом.

Волк:

— Вытянут ли хвост?

Собака:

— Вытянут.

Волк:

— Оскалены ли зубы?

Собака:

— Оскалены.

Тогда волк кинулся на лошадь, схватил за горло, опрокинул и зарезал. Потом позвал и эту собаку к лошади, ее мясо есть. Ели, ели; поели, сколько хотели, пошли в густой кустарник и легли оба. Лежали, лежали весь день, волк всю ночь не поднимается, даже не двигается. Собака встала, потянулась, позевала — уже есть хочет. Зовет волка:

— Давай пойдем и какую-нибудь лошадь зарежем.

Волк сказал:

— Если хочешь, иди к той же, которую зарезали, и поешь. Собака пошла, поела и снова пришла к тому волку и легла.

Опять пролежали день и ночь. Собака смотрит, поднимется ли волк. А волк все лежит и лежит. Собака встала, опять хочет есть. И снова зовет волка:

— Пойдем и какую-нибудь лошадь зарежем.

— Иди к той же самой и поешь.

Собака пошла и нашла, что все ребра обглоданы. Еще погрызла, погрызла, но мало поела. Снова пришла к волку, легла, но уже голодная. Полежала, полежала, но есть все же хочет, не засыпает, снова зовет волка лошадь зарезать. Волк ответил:

— Раньше чем через три дня не пойду. Мы бы всех лошадей у людей перерезали, если бы так подряд резали.

Собака рассердилась, ничего волку не сказала и побежала домой. Она взяла кота, и оба пошли лошадей резать. Пришли к одной хорошей лошади, собака начала надуваться. Надувалась, надувалась и спросила кота:

— Сильно ли я надулась?

— Пока не очень.

Ну, снова еще больше надулась, как могла надулась, спросила кота:

— Ну, а теперь сильно ли?

Кот:

— Уже сильно.

Собака:

— Вытаращены ли глаза?

Кот:

— Вытаращены.

Собака:

— Дыбом ли волосы?

Кот:

— Дыбом.

Собака:

— Вытянут ли хвост?

Кот:

— Вытянут.

Потом собака как кинется на лошадь! А та лошадь хорошо подкована, как даст подковой собаке в лоб! Как брыкнула, так собака и упала, уже неживая. Кот увидел, что его учитель собака не поднимает ни головы, ни хвоста, и побежал домой. И все.

К 1.2.2.18. / AT 47D. Деревня Трумпайчяй, волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас, конец XIX в. LMD I 1060/217/.

Имеется 7 сходных вариантов; 2 из них записаны М, Сланчяускасом. 2 варианта — соединения с другими сюжетами.

32. Про деда и бабу, которые хотели иметь много добра

Были дед и баба. У деда был петух, а у бабы — курица. У деда не было чем кормить своего петуха. Он выгнал его на заработки. Петух терпеливо служил, служил и принес много денег. Петух кричит под дверью:

— Дедушка, дедушка, открой дверь! Дедушка, дедушка, открой дверь!

Дедушка открыл.

— Дедушка, дедушка, открой другую [дверь]!

Он открыл.

— Дедушка, дедушка, подними меня на кроватку!

Поднял.

— Дедушка, дедушка, накрой меня!

Накрыл.

— Сыпь, хвост, деньги, и я сыплю! Сыпь, хвост, деньги, и я сыплю!

Ого! Петух насыпал столько денег, что зазвенели — блестящие, разные! Баба только смотрит, только косится. Как начала баба драться с дедом! Дед бабу за волосы, баба деда за грудь и из избы!

И баба выгнала свою кошку[19] служить.

— Иди, ленивица, служить, чтобы принесла мне денег! Без денег ни ногой в мою избу!

И ушла кошка нога за ногой в люди. Служила, служила, служила, служила и наловила полный мешок мышей. Она пришла домой, мяукает под дверью:

— Бабушка, бабушка, открой дверь!

Бабушка открыла.

— Бабушка, бабушка, открой другую [дверь]!

Открыла.

— Бабушка, бабушка, подними меня на кроватку!

Подняла.

— Сыпь, хвост, мышей, и я сыплю! Сыпь, хвост, мышей, и я сыплю!

И бабина кошечка насыпала полную кровать мышей. Как начала баба свою кошку бить, как начала колотить! А дед:

— Не кошку, а тебя, не кошку, а тебя!

К 1.2.2.18. / AT 219Е*. Юзе Матусявичюте, деревня Склодонис, приход Родуне (современная Беларусь). Зап. Юозас Айдулис, 1933. LMD III 46/6/.

См. № 3. Подражать петушку пытается не только курочка, но и котик.

33. [Лошадь и лев]

Однажды был голодный год. И была зима. У одного хозяина было много лошадей. У него были и молодые лошади; он не имел чем их кормить. Так он велел своему батраку увести одну лошадь в лес. Батрак пошел к лошади, чтобы ее увести, а та не идет. Батрак пришел к хозяину и сказал:

— Лошадь не идет.

Тогда сам хозяин пошел выводить лошадь. Лошадь не пошла и сказала:

— Вели подковать меня стальными подковами, тогда пойду.

Тогда хозяин велел батраку отвести лошадь в кузницу, чтобы ее подковали. Батрак отвел лошадь, ее подковали и отпустили. Лошадь пошла в лес. Она стала разрывать снег и есть траву. Пришла к реке, пробила лед и пила воду.

Лев прослышал, что в лесу есть какая-то незнакомая лошадь, и пошел ее искать. Он нашел лошадь и спросил:

— Кто ты?

Лошадь ответила:

— Я лошадь.

— Что ты ешь?

Лошадь ответила:

— Я разрываю снег и ем.

— А что ты пьешь?

— Я пробиваю лед и пью.

— Иди и пробей [лед]: и ты, и я напьемся.

Лошадь пришла к реке, пробила лед, и оба напились. Потом лошадь сказала льву:

— Теперь ты достань воды: я хочу пить.

Лев кинулся, стал царапать когтями, грызть зубами — ничего не получилось. Тогда лев опять сказал:

— Сделай огонь!

Лошадь отвела льва к камню и стукнула ногой в камень — огонь выскочил. Тогда лошадь сказала:

— Ты сделай огонь!

Лев кинулся царапать когтями, кусать зубами — ничего не сделал. Лев испугался и стал убегать: он боялся, чтобы лошадь его не убила. Лев убежал далеко за кустарник и встретил волка. Волк спрашивает у льва:

— Куда идешь, светлый цесаревич?

— Ай, как я испугался! — сказал лев.

— Чего? — спросил волк.

Лев ответил:

— Лошади.

— Да брось! Я ее задеру!

— Нет, — сказал лев, — она делает огонь и воду; ты ее не задерешь.

— Нет, — сказал, — я ее не боюсь. Пошли поближе.

Подошли ближе — и лев показывает лошадь волку. Лев видит, а волк нет, так лев поднял волка, чтобы и он увидел. Поднимая, лев так сдавил волка, что у того испражнения стали течь по ногам льва. Лев кинул волка на землю и убил.

Если бы лев не бросил волка на землю, тот задрал бы лошадь.

К 3.1.0.15. / АТ 118. Уезд Паневежис. Зап. Йонас Палукайтис, 1916. LMD I 505/3/.

Весьма стабильный сюжет зафиксирован в 36 вариантах. Лев безуспешно пытается повторить действия лошади только в публикуемом варианте. В 2 вариантах механически (изображается тот же зверь) присоединяется сюжет «Лев убеждается, что человек опасен» (К 1.2.1.26. / АТ 157, см. № 17), а в 3 вариантах — «Рак выигрывает состязание со львом» (К 3.1.0.15./АТ 275).

34. Пчела, орел и ворон

Пчела с орлом поспорили: пчела сказала, что далеко увидит, а орел — что далеко услышит. Ворон схватил зернышко, поднялся под небеса за облака и бросил [его] на землю. Потом спросил, кто что видел, что слышал. Орел сказал:

— Я не могу ясно сказать — [упало] то ли в какой пруд или в колодец, потому что плюхнулось.

Пчела сказала:

— Ни в пруд, ни в колодец, а только девушка шла с пастбища и несла ведро молока — туда и упало [зернышко].

К 3.1.0.13 / АТ 238. Сильвестрас Сланчяускас, деревня Рудишкес, волость. Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас, 1887. SlŠLP 26.

Имеется 9 вариантов; 4 из них записал М. Сланчяускас. В одном варианте особым зрением и слухом обладают люди — муж и жена.

Соединения типов

35. После исповеди

Кот опрокинул горшок со сметаной. Хозяйка это увидела, схватила кота за шею, била, била и выгнала из дому. Выгнанный бедняга что будет делать? Идет, идет по полям и встречает лису.

— Котик, куда ты идешь? — спрашивает лиса.

— Куда иду? Я разлил сметану, хозяйка выгнала [меня] из дому. Я вижу, что согрешил, иду на исповедь.

— Твой грех меньше моего. Сколько я гусят, куриц задрала! Раз ты знаешь, куда надо идти на исповедь, и я пойду.

Идут вдвоем — кот и лиса.

По дороге встретили волка.

— Куда вы оба идете? — спрашивает волк.

— Так и так. Идем на исповедь.

— Ваши грехи меньше моих грехов. Сколько я ягнят, поросят унес! Если вы идете, и я пойду.

Все идут и подходят к волчьей яме. Через яму лежит жердь.

— Ну, здесь все будем исповедаться, — говорит кот. — Кто перейдет по жерди через яму, тот без греха, а кто упадет, тот грешник. Я как самый большой грешник пойду первым.

Кот пиц-пиц! — и перешел по жерди через яму. Лиса пошла. Шла, шла до середины. Как только дошла до середины, и упала в яму. Пошел волк. Тот опять шел, шел до середины. Как только дошел до середины, бах! — и тот упал. Кот пошел и пошел восвояси. Волк бился, бился в яме, потом как-то выскочил и ушел.

Лиса осталась одна в яме. Она маленькая, не могла выскочить из ямы. Она билась, билась — не может выскочить, и баста. Потом она стала оглядываться и увидела на краю ямы иву. На той иве были высижены воробьиные дети. Лиса подошла к воробью, сидящему на своих детях, и сказала:

— Я твоих детей съем, если ты не освободишь меня из этой ямы.

Воробей думал, думал: жалко детей.

— Освобожу, только погоди немножко.

Воробей отлетел от ямы, немножко полетал и вернулся со стаей других птиц. Птицы налетели как туча, стали нести всякие щепки. Несли, несли — нанесли полную яму. По этим щепкам лиса вылезла из ямы.

Лиса вылезла на край ямы такая голодная! Всю ночь не имела во рту ни соленой крупицы, исповедь ее попутала. Она подошла к воробью и говорит:

— Ну, если ты мне дашь хозяйский завтрак, я не съем твоих детей, а если не дашь, съем их.

Воробей думал, думал — жалко детей. И сказал:

— Только погоди!

Пастушок нес завтрак в поместье. Воробей его увидел и говорит лисе:

— Ты только не показывайся — будет тебе хозяйский завтрак!

Воробей подлетел к пастушку, сел возле его ног. Пастушок поставил горшки, пошел ловить воробья. Воробей фр! — отлетел подальше и опять опустился на землю. Мальчик, оставив горшки, опять погнался за ним. Воробей полетел дальше, а пастушок — за ним. Он отошел от горшков далеко, далеко! Лиса прибежала, съела еду и пошла сытая.

Лиса опять подошла к воробью и говорит:

— Рассмеши меня — я не стану есть твоих детей, а если не рассмешишь, я их съем.

Воробей подумал, подумал и говорит:

— Пойдем, я тебя рассмешу.

Воробей летит, а лиса идет за ним. Подошли к току. Там отец и двое сыновей молотят. Отец молотит — сопрел, устал, шапку снял, а его голова лысая. Воробей влетел внутрь, а лиса села снаружи напротив дверей. Воробей скок на лысую голову отца. Дети увидели — бах, бах цепами по воробью! Воробью не попало, а отцу по голове так ударили, что он даже на землю упал. Лиса смотрит в дверь — ха, ха, ха — и рассмеялась.

К 1.1.1.22. + 1.1.2.13. / AT 136А* + 56C*. Казимерас Бакшис, деревня Жалакишкес, приход Шилува, уезд Расейняй. Зап. Пранас Шивицкис, 1905. LMD I 144/19/.

Самостоятельный сюжет о том, как кот провоцирует зверей идти на исповедь (переходить по жерди через яму) или лиса приглашает зверей молиться на краю ямы, а звери падают в яму (тип К 1.1.1.22.) записан в 6 вариантах. В 30 вариантах присоединяются сюжеты, в которых изображается поведение зверей, оказавшихся в яме.

36. Дрозд, ворона и лиса

Дрозд свил гнездо на елке, высидел пятерых птенцов. Лиса прибежала и говорит:

— Дроздик, уводи своих детей: я буду рубить елку!

— Не руби, лисичка! Мои дети еще маленькие.

— Выбрось мне одного дрозденка — рубить не стану.

Дрозд выбросил из гнезда одного птенца, лиса схватила и унесла его. Лиса прибежала, снова стала угрожать:

— Дроздик, уводи детей: я должна рубить елку!

— Не руби, лисичка! Мои детки еще не выросли.

— Отдай одного дрозденка — не буду рубить.

Дрозд бросил и второго птенца. Лиса схватила его и унесла. Так дрозд отдал лисе и третьего, и четвертого птенца. Остался лишь один дрозденок. Дрозд сидит и горько плачет, боится, что лиса отнимет и последнего детеныша. Тут ворона прилетела и спрашивает:

— Дроздик, отчего ты горько плачешь?

— Как мне не плакать: лиса скоро перетаскает всех моих деток.

— А почему отдаешь?

— Как не дать? Она угрожает срубить елку.

Ворона и говорит:

— Ты ей скажи: «Руби себе на здоровье!» Посмотрим, чем она будет рубить.

Лиса прибежала снова. Дрозд и говорит ей:

— Руби елку, коли хочешь. Чем же ты будешь рубить? Лиса хлясть, хлясть хвостом по стволу — ничего не получается. Она видит, что дрозд уже ее не боится. Лиса спрашивает:

— Скажи, дрозд, кто тебя научил?

— Воронушка, умная головушка.

Лиса рассердилась на ворону. Она побежала туда, куда вороны прилетали, легла и притворилась мертвой. Ворона увидела лису и стала ее клевать. А лиса тут хвать ворону, поймала и уже хочет съесть. Но ворона стала просить:

— Делай со мной что хочешь, лишь не поступай так, как поступил дедушка с бабушкой.

— А что же он сделал?

— Да он взял бочку без дна, сунул туда бабушку и стал катить бочку.

Лиса тотчас среди мусора нашла бочку без дна, положила в нее ворону и уже хотела катить бочку. А ворона только того и ждала — улетела.

К 1.2.2.13. + 1.1.1.23. / AT 56A + 56А*. Зап. «Небувелис» [псевдоним]. BsLPĮ 2 193.

Зафиксировано 12 вариантов сходного соединения сюжетов. Самостоятельный сюжет о дрозде, который сначала выбрасывает лисе своих птенцов, но по совету вороны перестает бояться ее угроз, записан в 2 вариантах. Самостоятельный сюжет о том, как лиса ловит ворону, записан лишь однажды. Пойманная ворона просит лису не бросать ее с горы; лиса бросает ворону. Лиса отпускает птицу, когда отвечает на вопрос человека, что она несет. Лиса оставляет птицу под бороной — та улетает.

37. [Песня волка]

Были баба и дед. У них была одна курица и один петух, одна свинка и один хряк и два гуся. И была одна кобылка и жеребец, одна девочка и мальчик. Однажды дед, бабка, девочка и мальчик сидят и видят — волк идет. Он пришел под их окно и поет такую песенку:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал волку курицу. Волк съел, съел и опять поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал волку петуха. Волк съел, съел и опять поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал волку свинку. Волк съел, съел и опять поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал волку хряка. Волк был сыт, поэтому уже не съел, а только задушил [хряка] и опять поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал волку утку [sic!]. Волк задушил ее и опять поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал другую утку. Волк задушил ее и опять поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал кобылку. Волк только задушил и не ел ее. И опять поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал жеребца. Волк задушил его и опять поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал девочку. Волк задушил [ее] и опять поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Дед дал и мальчика. Волк задушил его и поет:

Девочка, кобылка,
Мальчик, жеребенок!
Дай, дед, коляды
Хоть на свою беду!

Баба плачет! Дед бабу за волосы и в окно — отдал волку. Волк бросил бабу себе на плечи и несет. Нес, нес, принес в лес к горочке, посадил бабу и говорит:

— Ты, баба, посиди, а я полежу, отдохну.

Баба говорит:

— Так уж полежи, отдохни.

Волк лег и заснул, а баба все потихоньку поет:

Горочка, горочка, выше, выше!
Горочка, горочка, выше, выше!

Уже горочка высокая, высокая. Когда волк проснулся и увидел, что баба уже высоко, как стал плакать, горку когтями царапать и зубами грызть. Грыз, грыз, рассердился и ушел дальше в лес. Когда волк ушел, баба запела:

Горочка, горочка, ниже, ниже!

Горочка опустилась ниже, баба слезла с горки и ушла. Она шла, шла по лесу, видит — где-то далеко огонек блестит. Тогда баба пришла к тому домику, открыла дверь и вошла. Она села к столику и сидит. Сидит, сидит — козы пришли под двери и говорят:

— Бабуля, бабуля, открой двери: несем полные вымечки молочка!

Баба открыла двери, впустила коз, подоила их, процедила молоко и поставила. Козы опять пошли молочко собирать. Козы собрали молочка и снова пришли домой:

— Баба, баба, открой двери!

Баба открыла двери, впустила коз в избушку, подоила, наделала сыров, наложила масла полную кадку. И пошла домой. Она залезла на чердак, проделала дыру над тем местом, где дед ест. Дед пришел из леса, налил борща в глиняную миску и стал есть. А баба шлеп кусок масла сквозь дырку! Дед говорит:

— Кыш к ястребам! Нагадила в борщ!

Дед вылил борщ. Как только он опять поставил миску, баба шлеп кусочек сыра! Дед посмотрел наверх — ничего не видно, опять говорит:

— Кыш к ястребам! Нагадила в борщ!

Дед вылил борщ, налил снова. Как только он поставил миску, баба бросила целый сыр в миску — миска разбилась. Дед испугался, упал. Что делать? Залез на чердак, смотрит — его баба сидит с кадкой. Дед обрадовался, что баба нашлась. Дед спросил, как баба вернулась, та все рассказала, как она убежала от волка и где жила.

И дед вздумал идти туда, к тем козам. Баба не хотела, чтобы дед пошел. Баба говорит:

— Ты очень пукаешь.

Дед говорит:

— Сделай колышек и забей мне в зад.

Баба сделала колышек и забила деду в зад. И дед с бабой пошли к тем козам. Дед залез за печку, а баба села к столику. Пришли козочки:

— Бабуля, бабуля, открой дверцы: мы несем полные вымечки молочка!

Баба открыла дверцы, пустила козочек. Она начала доить. Доили, доила, а дед за печкой как пукнет! Козы испугались и убежали. А баба взяла метлу и стала бить деда. Дед все время кричал, чтобы она не била, а баба била, била, била, пока дед не сказал, что больше не будет так делать.

Дед с бабой сидели, сидели на печке и ждали козочек. Ждали, ждали — не дождались. Так дед с бабой пошли домой и там оба хорошо жили.

К 1.2.3.3. + 1.1.1.1. / АТ 163 + 218В*. Каролина Груздите, деревня Пликяй, уезд Лида (Беларусь). Зап. Бронюс Сабас, 1933. LMD III 26/19/.

Сюжет о пении волка записан в 81 варианте; в 61 из них старик отдает волку своих близких и сам попадает к нему (иногда старик убивает волка палкой), а в 19 текстах присоединяются сюжеты, в которых старик разрезает волку живот и освобождает своих близких или освобождается только он сам / дочка. Старушка спасается от волка, приговаривая, чтобы пень рос / горка стала выше, только в тех вариантах, в которых присоединяется сюжет о стариках в козьем домике (записано 4 варианта такого соединения). Самостоятельный сюжет о стариках в козьем домике зафиксирован 14 раз. Часто старики лезут к козам по бобу, выросшему до неба.

ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ

Отношения с чужими и с родичами

38. О трех сестрах и одном брате

Были три сестры: две умные, а одна глупая. И был [у них] маленький брат. Однажды сестры ушли к хозяину на заработки, а брат остался один. Когда они ушли, пришла лауме-ведьма[20] и украла того брата. Они пришли, ищут брата, но нигде не находят его. Потом одна сестра пошла к ведьме — посмотреть, не она ли взяла брата. Она пришла к ведьме, но не нашла ее дома. Видит: ребенок лежит на кровати, а возле него сидят два кота. Она взяла этого мальчика и побежала. Скоро и ведьма пришла. Она увидела, что мальчика нет, велела котам догонять. Коты гнались, гнались и догнали. Они хотели отнять мальчика, но не осилили [сестру]. Ведьма увидела, что коты не осилили, прибежала на помощь и отняла [мальчика]. Ведьма еще бросила сестру на землю и велела котам ее поцарапать. Коты так и поступили. Она пришла домой и велела идти второй. Та и пошла, но шла другой дорогой. Когда она шла другой дорогой, нашла у дороги печку, а в той печке пироги пекутся. Печка обратилась к ней:

— Вынь, сестрица, из меня эти пироги: сама поешь и меня облегчишь.

— Кто тут будет вынимать? У меня и так нет времени: надо идти к ведьме за братом, — ответила сестра.

[Она] пошла дальше и нашла у дороги яблоню, усыпанную яблоками. И яблоня просила взять эти яблоки, но она не взяла. Она пошла дальше и нашла луг, покрытый шелками. И тот луг просил, чтобы взяла с него шелка, но она ответила так же и не взяла. Она пришла к ведьме и не нашла ее дома. Она взяла ребенка и побежала. Когда прибежала к тому лугу, луг начал кричать, что дитя уносят. Ведьма услышала, прибежала домой и велела котам догонять. Коты догнали, отобрали дитя, а ее разодрали. Две сестры ждали, ждали и не дождались.

Потом глупая сестра стала проситься, чтобы разрешили ей посмотреть, где их сестра. Старшая сестра не очень хотела ее отпускать и сказала:

— Мы здоровые не принесли [брата], а ты глупая принесешь? Когда [тебя] поймают, ничего не захочешь.

Потом, когда глупая сестра стала очень просить, ей разрешили [идти]. Перед уходом глупая сестра взяла два куска сала и пошла той же дорогой, которой шла вторая сестра. По дороге она нашла печку с пирогами. Та печка опять так же сказала. Как только печка попросила, она тут же послушалась — вынула пироги, сама поела, а остальные сложила в кучку. Затем она шла дальше и нашла яблоню с яблоками. Когда яблоня попросила сорвать яблоки, она тут же сорвала. Когда сорвала, сама поела, а остальные сложила на дороге. Она пошла еще дальше и нашла тот луг, покрытый шелками. Как только луг попросил снять шелка, она сама оделась, а остатки продала.

Потом она пришла и нашла этих котов. Она подала одному и другому коту по куску сала. Она взяла своего брата и понесла. Ведьма это увидела, прибежала домой и велела котам догонять, но коты ели сало и не догоняли. Когда коты не стали догонять, сама ведьма погналась. Глупая сестра увидела, что [ведьма ее] догоняет, прибежала к тем яблокам и спряталась под ними. Ведьма ее не заметила и пробежала мимо. Глупая сестра вылезла из-под яблок и побежала домой. Ведьма добежала до их дома и вернулась. Глупая сестра увидела, что ведьма возвращается, прибежала к пирогам и залезла под них. Ведьма опять ее не увидела. И глупая сестра принесла брата домой.

С тех пор [сестры] не стали уходить на заработки вдвоем: одна уходит, а другая остается охранять [брата].

К 1.1.1.1. / АТ 480А*. Маре Неверауцкюте, деревня Амальвишкес, уезд Мариямполе. Зап. Юозас Лазаускас, 1905. LMD I 114/3/.

В сюжете главный ЭС тот, в котором убегающую от ведьмы младшую / глупую сестру с братом прячут благодарные встреченные ею в пути предметы и растения (печка, яблоня). Имеется 21 вариант. Главные ЭС вариантов, отнесенных к типам К 1.1.1.1. и К 1.1.1.4. различаются, а другие ЭС часто совпадают.

Только в публикуемом тексте глупая сестра пользуется укрытием от преследующей ведьмы, которое создала сама из «материала» благодарных печки и яблони.

39. Силач

Однажды жил силач. Он очень хотел бороться, но в той деревне не было крепких мужчин. Ему было скучно одному. Однажды он вздумал идти в мир и искать крепкого мужчину, с которым он мог бы побороться.

Он шел, шел, шел, но нигде никого не встретил. Наконец, он увидел вдали избушку. Он пошел прямо к ней. Когда он вошел в избушку, [то] нашел [в ней] стариков и стал расспрашивать о силачах. Старики сказали, что их сыновья очень сильные. Они придут и принесут сажень дров.

Силач не поверил и думал, что он осилит сыновей. Под вечер он на самом деле увидел, что возвращаются сыновья. Один из них нес две сажени дров, а другой — одну сажень дров, а на дровах нес лося.

Когда они пришли к избушке, сняли дрова и стали жарить лося. Они дали [мяса] и тому силачу.

После ужина все улеглись. Оба сына легли на одну кровать, а силач — у их ног. Оба сына заснули, а у того силача стали ноги дрожать. Он понял, что не выкрутится, и стал думать, как убежать. И он придумал. Когда все заснули, он поднял одну ногу и пукнул, поднял другую ногу и пукнул. Сыновья проснулись. Силач стал просить, чтобы его выпустили наружу. Сыновья приподняли избу и сказали:

— Лезь наружу.

Силач вылез. Он оглянулся, убедился, что его никто не видит, и пустился бежать, сколько ноги несут, куда глаза глядят. Он бежал, бежал без отдыха.

Наконец, он остановился, огляделся и увидел такую дыру. Он быстро залез в эту дыру. Но когда он залез, уже не мог вылезть. Он огляделся и увидел, что залез в мед. Он не мог вылезть и стал ждать, пока кто-нибудь придет. Через некоторое время пришел медведь, сунул в эту дыру свой хвост и стал помахивать. Силач схватил за хвост и не отпускал его. Медведь выскочил и вытащил силача из меда. Испуганный медведь убежал.

В это время братья стали догонять силача. Силач опять побежал. Он бежал, бежал по полям и увидел пашущего поле пахаря. Пахарь был об одной руке и об одной ноге, но он был самый сильный. Силач подбежал к пахарю, рассказал ему о происшествии. Пахарь успокоил его. Через некоторое время они увидели, что прибегают сыновья. Они подбежали и хотели поймать силача, но пахарь одной рукой как кинул [их] в сторону и убил.

Силач поблагодарил пахаря за спасение и веселый вернулся домой. Он обещал больше ни с кем не бороться. Он жил с соседями дружно и весело.

К 1.1.1.3. / AT 650В1. П. Матулис, деревня Малдучяй, волость Дебейкяй, уезд Укмерге. Зал. Б. Раманаускайте (сборник Пятраса Лапене, 1934). LTR469/61/.

Вариант записан учащейся гимназии; в нем доминирует письменный язык. Имеется 4 варианта. В одном варианте пахарь кладет силача в свой карман и борется с сильными братьями; те возвращаются.

Медведь вытаскивает человека, застрявшего в дупле дерева, — фрагмент сказки-небылицы (К 1.1.2.4. / АТ 1900).

40. Сестра девяти братьев

Ну, как-то был дед с бабой. У них было девять сыновей, десятая дочь. Ну, прошло сколько лет — случилась какая-то война или какая-то революция. Ну, их всех забрали; всех взяли, осталась одна девушка. А эта девушка была самая младшая. А родители были старые. Отец умер; ну, пару лет пожила та девушка с матерью, умерла и мать.

Ну, и что остается делать? Она плачет, плачет; раз сходила покушать к соседу, другой раз. Раньше люди бедно жили, ничего не имели. Ну, говорят, нечего есть. У них была лошадь. Запрягла и говорит:

— Поеду искать своих братцев.

И поехала. Она едет днем, едет ночью, едет еще один день. Она доехала до темного леса — всякие звери свистят, рычат. Смотрит — неведомо какой зверь бежит, с несколькими головами, [она] не знает, как и назвать, — девятиглавый.

Ну, она влезла на дуб. Ну, тот девятиглавый прибежал и ест все подряд, повозку ест.

А девушка поет:

Девять братьев охотятся, охотятся,
Десятая сестрица на дубе сидит, на дубе сидит,
Девятиглавый [змей] повозку ест, повозку ест.

Ну что, [он] съел повозку, ест и лошадь. Девушка боится и снова поет:

Девять братьев охотятся, охотятся,
Десятая сестрица на дубе сидит, на дубе сидит,
Девятиглавый [змей] лошадь ест, лошадь ест.

Самый младший братец услышал, говорит:

— Кто там? Послушайте вы — то ли поет, то ли какой-то голос?

Все встали — тихо, ничего.

Ну, тот девятиглавый съел лошадь — стал дуб грызть. Эти братья стоят и слушают. Она начала:

Девять братьев охотятся, охотятся,
Десятая сестрица на дубе сидит, на дубе сидит,
Девятиглавый [змей] дуб грызет, дуб грызет.

Все [братья] услышали, говорят:

— Наверное, наша сестрица, — говорят. — Поедем!

И все — на коней верхом! Прискакали — девятиглавый [змей] уже кончает грызть дуб. Как они подошли, дуб и эта их сестрица упали. Они [подскочили] к девятиглавому [змею] — отрубили все головы. Братья запрягли лучшую лошадь, посадили сестру в повозку, а сами кругом — кто в повозке, кто верхом. Приехали домой и стали все из дома уходить, жениться по всем краям. И сестра осталась дома с младшим братцем. Братец женился, она вышла замуж за молодца. И жили очень хорошо. И все.

К 1.1.1.4. / АТ 312. Стасис Шеймис, 41 года, деревня Книстушкес, Гервяты, Беларусь. Зап. и шифр. Леонардас Саука, 1970. GP 141.

Записано 68 вариантов сюжета. Варьирует начало сказки: сестра едет навестить братьев и в лесу встречает девятиглавого змея / ведьма заворачивает змея в клубок ниток и кладет в повозку сестры / ведьма велит сестре лезть на яблоню и нарвать яблок, а сама обкручивает нить вокруг ствола яблони — появляется девятиглавый змей / сестра бросает клубки ниток в сусек; когда она бросает девятый клубок, появляется змей. В части вариантов звери предлагают змею свою помощь и возвращают дереву прежнюю толщину (см. № 41). В 10 вариантах присоединяются элементы сказки о сестре, которая едет к девяти братьям, а лауме-ведьма надевает ее одежду; братья не сразу узнают подмену (К 2.2.1.1. / AT 451A, см. № 94, 95).

К братьям едет обедневшая сестра — редкое начало сказки.

41. О девяти братьях, десятой сестре и девятиглавом змее

Было девять братьев, десятая сестра. Все братья выехали на войну, а сестра осталась у одной ведьмы. Эта ведьма знала змея о девяти головах в лесу. Поэтому она насильно выгнала сестру будто бы искать ушедших на войну братьев. Она не думала о войне или о чем-то другом, она только послала сестру, чтобы девятиглавый змей ее поймал и проглотил.

Она послала сестру первой, а сама шла следом, ибо хотела знать, что с нею будет, когда [на нее] нападет девятиглавый змей.

Эта девушка влезла на лесную яблоню, а девятиглавый змей стал грызть эту яблоню. Одна голова грызла, вторая. Та устала — стала [грызть] третья, и так далее, все девять голов. Пришел медведь:

— Бог в помощь, девятиглавый! Что ты здесь делаешь?

— Жаркое на яблоне сидит, так я яблоню грызу, чтобы перегрызть и поесть.

— Отдохни, я вместо тебя погрызу.

Тот лег на землю — отдыхает, а медведь бегает вокруг яблони и поет:

Становишься[21] толще, становишься толще, яблонька,
Толще, чем была, в два, в три раза!

А кукушка:

Ку-ку, девять братьев, ку-ку,
Езжайте быстро, ку-ку,
Ваша сестрица, ку-ку,
В лесу зеленом, ку-ку,
На яблоньке, ку-ку,
Девятиглавый грызет, ку-ку,
Уже прогрыз, ку-ку,
Уже до коры, ку-ку,
Уже до шелков, ку-ку.

А эта ведьма прогоняет [кукушку]:

— Ай, шиви, шиви[22], каналья, что на беду поешь?

Тем временем медведь бегает вокруг яблони, кукушка кукует. Эта ведьма прогоняет кукушку, а девятиглавый лежит на земле, положил все девять голов и слышит, что земля дрожит:

— Что тут стучит, что тут гремит на земле короля?

Тем временем кукушка сидит на ветке и так поет:

Пускай стучит, пускай гремит —
Может быть, едут сестрины братья.

Девятиглавый поднял одну голову, смотрит, что эта яблоня, которую он грыз, [стала] в три раза толще, чем была прежде. Он прогнал медведя, опять грызет.

Прибежала лиса, говорит:

— Бог в помощь, девятиглавый! Что ты здесь делаешь? Тот опять по-своему ответил, что жаркое на яблоне сидит:

если перегрызу, так поем.

Лиса тоже говорит ему:

— Приляг ты, девятиглавый, я вместо тебя погрызу.

Но тот ответил:

— Может быть, и ты хочешь мне сделать так, как медведь сделал?

— Нет, я этого не сделаю!

Тот опять лег. Лиса бежит и опять поет:

Становишься толще, становишься толще, яблонька,
В два, в три раза, чем прежде была!

Кукушка снова стала петь:

Ку-ку, девять братьев, ку-ку,
Езжайте быстро, ку-ку,
Ваша сестрица, ку-ку,
В лесу зеленом, ку-ку,
На яблоньке, ку-ку,
Девятиглавый грызет, ку-ку,
Уже прогрыз, ку-ку,
Уже до сердцевины, ку-ку,
Уже до шелков, ку-ку.

Эта ведьма опять гонит кукушку:

— А шиви, шиви, ты каналья, какую беду ты кукуешь?

А тот [девятиглавый] слушает и опять говорит:

— Что тут стучит, что тут гремит на земле короля?

Уже [братья] совсем близко. Тогда кукушка опять запела:

Пускай стучит, пускай гремит:
Может быть, едут братья сестры?

Тут появились у яблони все девять братьев — воины с мечами, в латах.

Тут же срубили тому девятиглавому змею все девять голов. Они сняли с яблони свою сестру, а эту ведьму привязали к дереву и сожгли. Все.

К 1.1.1.4. / АТ 312. Город Сенапиле [Мариямполе]. Зап. Антанас Руцявичюс. LMD I 323/5/.

См. № 40.

42. [Брат хочет жениться на сестре]

Было двенадцать братьев и одна сестра. У всех было по отдельной комнате.

Старший брат решил жениться. Он ездил повсюду, по всему свету, но не нашел девицы такой красивой, как их сестра. А сестра была очень красивая: солнце было во лбу, а луна — на затылке. Тот брат говорит:

— Мы поженимся.

А эта сестра говорит:

— Как мы можем жениться, ведь мы брат и сестра? — Говорит: — Ты поезжай, ищи себе девицу и женись.

Брат ездил по всему свету, но не нашел такой, как его сестра. Приехал домой и говорит сестре:

— Я не нашел такой, как ты, — мы должны жениться. — И тут же [он] подал на окликанье[23].

[Он] уже приготовил все для свадьбы, и уже поедут на венчание. Что ей делать? Она пошла в клеть, одевается и с плачем говорит:

Расступись, земля!
Расступитесь, полы дубовые!
Разлучи, Боженька,
Меня, молодую, с братцем!

Брат пришел ее звать, она должна идти, чтобы поехать. Она пришла к повозке, говорит:

— Я забыла кольцо в клети.

Она пошла, чтобы взять кольцо, заперла дверь, кольцо надевает и опять так говорит:

Расступись, земля!
Расступитесь, полы дубовые!
Разлучи, Боженька,
Меня, молодую, с братцем!

Вдруг расступились полы, и она провалилась. А те братья ждали, ждали — не пришла. Они пришли к клети — дверь заперта. Открыли дверь — клеть пустая, нет сестры. И уже не до свадьбы.

А она нашла тропинку; той тропинкой шла, шла, дошла до избушки. Она вошла в избушку и нашла другую девушку такой же красоты, как она сама. [Эта девушка] говорит:

— Ведьма принесла меня себе вместо дочки. Но ты зачем сюда пришла? Ведьма прилетит и тебя разорвет. Она скоро вернется.

Та девица обмазала ее хлебной закваской и накрыла дежой. Ведьма прилетела и говорит:

— Кто тут человечиной воняет?

А та девушка говорит:

— Кто тут будет вонять? Может быть, у тебя за щекой есть какая-то нога человека?

Ведьма говорит:

— Посмотри, детка, может быть, найдешь.

Девица взяла кочергу, поковыряла у нее во рту, вытащила человеческую ногу.

— Теперь, — говорит, — принеси мне обед.

Та подала, она поела.

— Теперь, — говорит, — детка, я уеду на семь месяцев.

Ведьма села в ступу и уехала. А девица взяла щетку и полотенце, и обе побежали от этой ведьмы. Но ведьма почуяла, что они бегут, уже ей не до поездки — надо их догонять! Эти [девушки] увидели, что ведьма [их] догоняет, девица бросила щетку. Из той щетки стал лес такой густой, как та щетка. Ведьма прибежала к тому лесу — не может пролезть! Она побежала домой, принесла топор и прорубила дорогу. Она не хотела оставлять топор, чтобы кто-нибудь [его] не украл. Она отнесла топор домой, прибежала, пробралась по этому лесу. Те видят, что ведьма их догоняет, — девица бросила полотенце. Неоглядное море стало из этого полотенца! Ведьма прилетела в ступе и увидела, что не сможет перейти. Сказала:

— Пей, ступа, воду, и я пью! Пей, ступа, воду, и я пью!

Ведьма пила и лопнула. А девушки пошли в ту клеть. А тут полы — они не могут выйти. Они стали кричать, звать. Брат пришел, разобрал полы, и они вошли в клеть. И она говорит своему брату:

— Ты так долго искал себе девушку, но не нашел. А я только что ушла и нашла тебе девушку.

Потом брат женился на той девице, и они жили хорошо.

К 1.1.1.4. / AT 313Е*. Матулайтис, местечко Гражишкес, уезд Вилкавишкис. Зап. Винцас Басанавичюс (1902). BsLPĮ 4 95.

Записано 49 вариантов. В нескольких вариантах имеется ЭС: братья велят собакам разорвать убегающую сестру, но те ловят зайца / лису и сердце животного приносят братьям как доказательство смерти сестры. Только в двух вариантах дочь ведьмы мажет сестру закваской хлеба ведьмы.

43. [Сестра нашла невесту для брата]

Были такие родители, у них был сын и дочка. Эта дочка была очень красивая, очень красивая! Родители умерли, оставили детей совсем маленькими. Они выросли. Брат видит, что нигде нет такой красивой девушки, как его сестра.

— Знаешь, сестрица, я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Она говорит:

— Ну, этого не будет!

— Но иначе невозможно. Я не нахожу другой, такой красивой. И не найду.

— Хорошо, — сестра сказала, — если так, отпусти меня, я найду тебе такую красивую.

И эта девушка ушла. Ушла. Она шла, шла, пришла в лес. Она пошла через лес и увидела избушку. Вошла в избушку, смотрит — там такая же девушка, как и она сама. Эта девушка так испугалась, сразу сказала:

— Зачем ты сюда пришла? Здесь дом ведьмы. Ведьма прилетит и тебя разорвет, съест. Я не знаю, где тебя спрятать.

Она говорит:

— Прячь, а если нет, так побежим обе вместе.

Девушка говорит:

— Уже не успеем, уже не убежим.

Она взяла большую серебряную иголку и воткнула [ее] в кудель, которую пряла. Воткнула и сказала:

— Теперь ведьма тебя не увидит.

Ну, тут же загудела земля, открылась дверь — влетает эта ведьма, оседлав лопату. Она нюхает и говорит:

— Здесь пахнет человечиной!

— Иди ты, — говорит девушка, — ты наелась человечины, поэтому тебе и пахнет. Здесь никто не пахнет. Здесь нет человека.

Ведьма легла. Как только она заснула, стала храпеть, та девушка, которую ведьма раньше похитила, сказала:

— Теперь побежим!

Она взяла щетку, полотенце и клубок ниток. Ну, и они обе бегут.

Ведьма проснулась — нет ее девушки! Она гонится за ней. Гонится. Уже они услышали, что земля гудит, — она гонится, ведьма. Та девушка, которая была похищена ведьмой, говорит второй девушке:

— Теперь ты бросай клубок.

Эта девушка бросила — стала большая гора из этого клубка. Ведьма прибежала — нашла гору. Она не смогла перелезть и вернулась назад. Пока она взяла лопату, пока прокопала себе дорогу, они уже далеко убежали. И опять ведьма их догоняет. Девушка сказала:

— А теперь бросай щетку!

[Вторая] девушка бросила щетку — из нее стал очень густой лес. Ведьма не могла пройти через этот лес.

Она вернулась домой, взяла топор, прорубила дорогу. И опять гонится за этими девушками. Эта девушка услышала, что она прибегает:

— Теперь бросай полотенце!

Она бросила полотенце. Из этого полотенца образовалась глубокая и широкая река. Ведьма прибежала — не может перейти. Нет ли способа, чтобы эту воду уничтожить? Она легла и стала ее пить. Она пила, пила — напилась и лопнула. Тогда обе девушки счастливо вернулись к брату.

Брат смотрит — две девушки, и обе одинаковы, их и не различишь. Он говорит:

— Вы мне скажите, которая моя сестрица, а которая чужая? Которая из вас могла бы стать моей женою?

Они не признаются. Говорят:

— Угадай!

Он не знает, что делать, чтобы мог узнать. И придумал. Он взял пузырь, палил в него крови и положил на груди под рубашкой. Он говорит:

— Я спрашиваю последний раз — скажите! Если не скажете, я убью себя!

Они еще не говорят. Он взял нож и провел [им] по груди — брызнула кровь.

Девушки подумали, что он проколол себе грудь и умрет. Эта чужая стоит рядом, смотрит, а сестрица воскликнула:

— Братец мой!

Тот ожил, встал… Потом он женился на чужой девушке, и все трое жили счастливо.

К 1.1.1.4. / AT 313Е*. Моника Кветкене, 62 года, деревня Шаукляй, апилинка Калнуяй, район Расейняй. Зап. и звукозапись расшифровала Бронислава Кербелите, 1973. StŽ 121.

См. № 42. Дочь ведьмы / похищенная девушка чаще всего превращает сестру в иголку, которую втыкает в кудель или в стену избы.

44. [Невеста брата]

Была баба и дед, и у них было две дочери и два сына. Одна дочь была некрасивая, а другая красивая. Младший брат вздумал жениться на красивой сестре. Она не идет! Плачет, не идет замуж.

Она постирала шелковые платки и пошла к воде их полоскать. Она полощет и плачет. А было холодно. Замерзли ее руки, замерзли ноги. Мать с отцом натопили печку, поужинали, дверь щеколдой закрыли и легли. Она пришла, в дверь стук-стук-стук! — закрыто! Она стала стучать в окно:

Матушка, сердечко,
Отомкни дверь:
Замерзли мои ножки
И рученьки,
Когда я на камешке стояла,
Шелковые платки полоскала,
За брата замуж собиралась.

— Если назовешь свекровушкой, так я открою.

Где это видано,
Где это слыхано —
Матушку свекровью называть!

Матушка не отворила дверь.

— Не пущу, — сказала.

Она подошла к отцовскому окну:

Батюшка, сердечко,
Отвори дверь:
Замерзли мои ножки
И рученьки,
Когда я на камне стояла,
Шелковые платки полоскала,
За брата замуж собиралась.

— Если назовешь свекром, тогда открою.

Где это видано,
Где это слыхано —
Батюшку свекром называть!

Она подошла к окну брата:

Братец, сердечко,
Отвори дверь:
Замерзли мои ножки
И рученьки,
Когда я на камне стояла,
Шелковые платки полоскала,
За брата замуж собиралась.

— Если назовешь деверем, тогда открою.

Где это видано,
Где это слыхано —
Братца деверем называть!

Она подошла к окну сестры:

Сестрица, сердечко,
Отвори дверь:
Замерзли мои ножки
И рученьки,
Когда я на камне стояла,
Шелковые платки полоскала,
За брата замуж собиралась.

— Если назовешь золовкой, так открою.

Где это видано,
Где это слыхано —
Сестрицу золовкой называть!

Она подошла к окну младшего брата:

Братец, сердечко,
Отвори дверь:
Замерзли мои ножки
И рученьки,
Когда я на камне стояла,
Шелковые платки полоскала,
За брата замуж собиралась.

— Если назовешь милым, так я открою.

А холодно!

— Милый, отвори дверь!

Тот подскочил, дверь открыл, обнял — поцеловал, завел в избу. Она стала возле печки — жар догорает. Она стала греть руки и говорить:

Расступись, земля,
Небо, во весь рост,
Небо, во весь рост,
Чтобы я провалилась
Сквозь землю,
А не за брата замуж пошла!

Она уже по колени в земле.

Расступись, земля,
Небо, во весь рост,
Небо, во весь рост,
Чтобы я провалилась
Сквозь землю,
А не за брата замуж пошла!

Уже она по шею в земле. Брат схватил [ее] за волосы. Он только волосок вырвал, а она ушла в землю. Там она нашла дорожку. Она пошла по дорожке, нашла избушку. Вошла — там две девушки шьют. Шьют юбку.

— Ну, девица, присядь! Но прилетит моя мать ведьма…

Услышали: дун-дун-дун[24], стук-стук-стук! — [ведьма] прилетает.

— Лезь, сестрица, под иголку[25]!

Спрятали.

— Что тут у вас, доченьки, человечиной пахнет?

— Ну, уж, мать, как ты по свету летаешь, за зубами осталась нога или рука, она и пахнет.

— Поищи!

Поискала — нашла кусок [мяса] за зубами. Ведьма съела и вылетела в дверь. Они опять сидят, поют. Но слышат — опять прилетает.

— Лезь, девица, под кровать!

Прилетела:

— Фу-фу-фу! Что здесь человечиной пахнет?

— Ой, мать, где-нибудь ты съела человека — осталась [его] нога за зубами, вот и пахнет тебе. Возьми кочергу — вытащишь и съешь.

Ведьма поковыряла ногтями — нашла ногу за зубами. Она съела, съела и опять улетела. Они шьют, поют, когда остались одни. И не заметили, как влетела ведьма! Не спряталась девушка. Влетела ведьма, растопырила когти:

— Я тебя съем так, как ты стоишь!

— Нет, мама, не ешь: мы тебе изжарим ее, — говорят дочери ведьмы.

Они затопили печку, натопили — печка даже красная! Ведьма принесла хлебную лопату — толкнет девушку и изжарит.

— Иди, девушка, ложись на лопату.

— Госпожа, покажи, как мне ложиться.

Эта ведьма легла ровненько, свернулась, а дочери и девушка шуст[26]! — ее в печку.

— Теперь беги, девушка!

Дочери ведьмы дали ей щетку, точило и полотенце. А ведьма вертелась, вертелась — и вырвалась из горячей печки. Она погналась за девушкой. Гналась, гналась… Девушка обернулась [и увидела], что ведьма уже близко — дорога гудит. Она бросила щетку — стал большой, густой лес. Ведьма сует и голову, и ногу, и когти — не пролезает. Она прилетела к кузнецу:

Кузнец, кузнец,
Скуй топорик:
Буду лес рубить,
Догоню девушку.
Когда догоню,
Живьем проглочу.

Кузнец сковал топор. Ведьма рубила, рубила и вырубила лес. Девушка слышит: лес шумит, дорога гудит. Уже [ведьма] близко. Она бросила точило — стала гора. Ведьма и когтями цепляется, и на животе ползет, и вертится по-всякому — никак не перелезет. Она прибежала к кузнецу:

Кузнец, кузнец,
Сделай лопату:
Буду копать гору,
Догоню девушку.
Когда догоню,
Живьем проглочу!

Кузнец сделал лопату. Ведьма копала, копала, копала и перекопала [гору]. Девушка опять слышит, что дорога дун-дун, дун-дун! Оборачивается — ведьма бежит. Девушка бросила полотенце — стала вода. Ведьма хочет переплыть — далеко, хочет вброд перейти — глубоко. Не везет. Она нагнулась и пьет. Пила, пила. Птичка прилетела и запела:

Ведьма чи-жи[27] лопнет,
Ведьма чи-жи лопнет,
Ведьма чи-жи лопнет!

Ведьма пукшт[28]! — и лопнула. Девушка убежала. Прибежала в поместье и стала служить. Она понравилась панычу поместья и вышла замуж за него, а не за брата.

К 5.1.1.1. + 1.1.1.4. / AT 883D* + 313Е*. Эльжбета Урбелионене, 50 лет, приход Валькининкай, уезд Вильнюс-Тракай. Зап. Юозас Айдулис, 1935. LTt 3 173.

См. № 42. Начало публикуемого текста известно как самостоятельный новеллистический сюжет (4 варианта). Попытка изжарить ведьму в печке в публикуемом сюжете типа К 1.1.1.4. / AT 313Е* — элемент, характерный для сказок типа К 1.1.1.15. / АТ 327, C, F.

45. [Жених-мертвец приносит одежду]

Один парень любил девушку-соседку, а она любила своего первого [парня]. Девушка очень скучала без него.

— Я все отдала бы черту, только бы он показал мне милого! — сказала девушка в бане.

Смотрит — ее любимый пришел. [Он] сказал:

— Раз ты хотела, так я и пришел. Но, — говорит, — теперь ты должна идти со мной.

У девушки даже тело онемело.

— Так, — говорит, — подожди: мне не во что одеться.

— Я тебе принесу, — согласился жених.

Девушка попросила принести один чулок, потом другой, тогда попросила рубашку, платье, бусы, и так без конца, пока петух не запел. Жених тут же пропал, а девушка осталась в живых.

К 1.1.1.4. / АТ 480 В*. Тверячюс, уезд Швянченис. Зап. Альфонсас Белинис. LMD I 474/238/.

Имеется 236 вариантов самостоятельного сюжета и 7 вариантов — соединений с различными сюжетами. Простейшая структура из одного ЭС (вечером девушка идет в баню / ночью батрак топит овин — черт сватается к девушке / приглашает девушку / батрака танцевать) обнаружена в 10 вариантах.

Начальный ЭС публикуемого текста (девушка хочет увидеть умершего парня — он является) характерен для сказки «Умерший жених несет невесту» (К 1.2.1.8. / АТ 365). В тексте прямо не сказано, что парень умер.

46. [Танец с чертом]

Однажды человек затопил баню. Женщины пошли мыться. Все женщины помылись, но одна дочка никак не могла помыться. И она сказала:

— Идите домой, я помоюсь и приду.

Женщины пошли домой, она осталась одна. Черт пришел и говорит:

— Барбора, пойдем танцевать!

— Как я пойду танцевать: и лицо не умыто, и голова не причесана.

Он причесал волосы. Теперь он спросил:

— Куда воду принести?

— В решето.

Он носил, носил — вся вода вытекла. Пока черт носил воду, петух запел — черт убежал с грохотом. Она осталась стоять, вся осыпанная золотом.

На другой день человек снова затопил баню. И опять женщины пошли мыться. Теперь они нарочно оставили другую дочь в бане. Утром пришли, смотрят — кости дочери в мешочек сложены, шкура под дверь бани положена.

К 1.1.1.4. / АТ 480В*. Й. Миткайте, 17 лет, деревня Кентаучяй, волость Жидикай, уезд Мажейкяй. Зап. В. Лаурайтите, 1935. BLLS 354.

См. № 45. Имеется 45 вариантов, структуры которых состоят из семантической пары ЭС.

В публикуемом тексте пропущено, что герой второго ЭС (девушка, желающая получить одежду) сразу перечисляет все нужные ей предметы, и черт успевает их принести до пения петуха.

47. [Черт приносит одежду]

Давным-давно Элянеле-сиротка была при мачехе. Эта мачеха ее так ненавидела, так ненавидела: всегда ее ругала, бранила, толкала, била.

Однажды в субботу вечером Элянеле вывела коней на пастбище и запоздала пойти в баню. Когда она пошла, нашла, что ее мачеха со своими дочерьми уже попарились и собираются, платья одевают. Элянеле разделась, повесила свою одежду. Мачеха схватила одежду и спрятала, а дверь бани заперла и пошла домой.

Элянеле помылась, попарилась и смотрит — нет одежды. Хочет выйти — дверь заперта. Ну, она там моется, уже совсем стемнело — и к ней в баню пришел черт и сказал:

— Эляна, пойдем танцевать.

Элянеле ответила:

— Как же я пойду, ведь я совсем голая. Принеси мне рубашку.

Черт тотчас и принес. Ну, она эту рубашку надела. А черт опять ее приглашает:

— Пошли, Эляна, танцевать.

Элянеле ответила:

— Принеси мне юбку.

Черт принес и юбку. Она надела юбку — и опять черт приглашает танцевать. Элянеле говорит:

— Принеси мне безрукавку.

Черт принес.

— Принеси фартук.

Далее — всю праздничную одежду: шелковую, шерстяную — все по одной [вещи] просила и просила. А черт все приносил и приглашал танцевать. Когда уже всю одежду принес, Элянеле сказала:

— Так я же босая — принеси мне туфельки.

Черт принес — такие блестящие, лакированные. И опять зовет танцевать. Элянеле сказала:

— Построй мне дворец здесь, на этой горке — как [мы] будем танцевать в бане в такой одежде.

Возле бани была красивая горка.

— Чтобы были три таких дома один на другом: один крытый серебром, другой — золотом, а третий дом, верхний, — алмазами.

Как только черт построил такой красивый дворец, петух запел «Какаруко!» Черт, убегая, сказал:

— Ты живи в этом дворце, но никому другому не давай, ибо [он] тут же пропадет.

Элянеле надела шелковую одежду и живет в том дворце.

Утром вышла мачеха, довольная тем, что она оставила Элянеле без одежды в закрытой бане. Смотрит, а на горке такой красивый дворец, крытый золотом, серебром и алмазами, сияет, и все. Она испугалась, подумала, что там живут какие-то господа. Ну, издали, издали ходила крутом и смотрела, не увидит ли какого человека, который там живет. Смотрит — в самом красивом верхнем доме Элянеле сидит под окном. Когда Элянеле ее увидела, вышла наружу. Мачеха ее спросила:

— Как ты получила такой красивый дом? Кто тебе его построил?

Элянеле ей рассказала, как она не нашла одежду, как увидела, что дверь заперта, и не могла выйти, как черт пришел и звал ее танцевать. Далее — как она попросила черта принести одежду. Когда он принес одежду, она попросила дворец, и он его построил.

Мачеха пошла домой и сказала своей дочери Маре, чтобы она пошла в баню и чтобы так же просила одежды у черта, когда тот придет и позовет [ее] танцевать. Потом чтобы попросила [построить] дворец. Ну, так истопили баню, и поздно вечером пошли мыться. Эта мать оставила [там] свою Маре, так же спрятала одежду, дверь подперла и пошла домой.

Маре парилась, парилась, ей уже надоело ждать темноты. Ну, поздно вечером со стуком входит такой рогатый и зовет танцевать:

— Маре, пойдем танцевать.

Маре говорит:

— Принеси мне всю одежду, чтобы я могла красиво нарядиться, тогда я пойду с тобой танцевать.

Черт скоро принес ей одежду, в бане насыпал битого стекла и повел танцевать. И стали танцевать! Танцевал, танцевал, и растолок эту Маре об эти стекла. Не осталось ничего.

И достаточно — столько.

К 1.1.1.4. АТ 480В*. Кристина Сланчяускайте, деревня Трумпайчяй, волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас, (1895). SlŠLP 72.

См. № 45. В большинстве вариантов имеются обрамления семантической пары ЭС: мачеха посылает падчерицу в баню поздно вечером, чтобы она погибла; увидев полученную падчерицей одежду, мачеха посылает свою дочь за подарками.

В публикуемом тексте мачеха прячет одежду падчерицы и своей дочери — индивидуальная деталь.

48. Крестьянин из восточной земли

Один крестьянин жил со своей женой и держал при себе мать. Жена этого крестьянина возненавидела мать. [Она говорила], что ее даром кормят.

— Не можешь ли, — говорила она, — уйти куда-нибудь в мир себе хлеб добывать?

Мужу надоела постоянная ругань жены, которая его все пилила и пилила, чтобы он куда-нибудь вывез мать, чтобы только не держал [ее] дома. А у соседа того крестьянина был очень нечистый овин: там черти свадьбы играли. Так жена этого крестьянина вздумала, чтобы он отвез мать в этот овин и там закрыл: пускай черти ее разорвут. Муж так и поступил, закрыл ее в овине. А закрытая там, она молилась как умела. Черти не осмелились войти в овин потому, что там была баба со своими молитвами. Тогда черт подошел к окошку, позвал человеческим голосом:

— Катре, Катре, подай мне рожки с ноготками!

А та баба спросила:

— А где они?

— За печкой!

— Принеси мне красивой одежды, чтобы нарядиться, тогда я тебе подам!

Черт принес одежды, как надо, и снова просит ее:

— Подай мне рожки с ноготками!

— Принеси мне постель, какая мне нужна!

Черт принес пять подушек, перины, простыни. Черт отдал и снова просит. А она:

— Принеси пуд денег, сыпь в окно!

Черт сделал и это. В это время запел петух. Черт убежал и оставил эту бабу.

А она пришла к себе домой, к детям красиво одетая, нарядная. Она попросила у сына лошадь. Сын посадил свою мать в повозку, приехали к тому овину, нагрузили в повозку перины и подушки и пуд денег. Она сказала своему сыну:

— Раз невестка меня возненавидела, теперь на мой век хватит хлеба.

А у этой невестки была своя мать.

— Если твоя мать, плохо одетая, ничего не поевшая, оказалась такой мудрой и смогла нажить столько добра, так, муженек, — говорит, — отвези туда и мою мать, в тот же овин!

Но она свою мать красиво одела, пирогов напекла, в мешок наложила, еще макитру сметаны дала. Когда ее отвезли туда, в тот овин, она села у окошка и пироги ест, в сметану обмакивает. Тогда явился черт, сунулся к окну, закричал человеческим голосом:

— Катре, Катре, подай мне рожки с ноготками!

— На, выкуси, дурак! Подуй мне в зад! Разве я слуга тебе? А ты мне большой пан? Разве я тебя боюсь?

Черт свистнул через свой ноготь, и налетело множество чертей, как черных воронов. Так как они всегда играли свадьбы в том овине, то черти кинулись в овин к бабе. И они стали свадьбу играть. Один, танцуя, покрутил, другой по-своему покрутил. Эта баба устала и упала, как связка тряпок. Тогда черти, не обращая внимания на ее усталость, рвали и таскали, как могли, пока у нее жизнь не отняли. А когда совсем прикончили, стали руки рвать, ноги крутить и так ее всю разорвали, как бабы осенью, когда гусей ощипывают.

Крестьянин пошел искать мать своей жены, не сидит ли она с таким же добром, с каким была его мать. А когда нашел ее, разодранную чертями, его жена не поверила. Тогда она побежала сама смотреть своими глазами, блеяла, как коза. Дочь собрала все косточки своей матери, сложила в мешок и, оплакав, отнесла на кладбище под памятник.

Это случилось еще во времена поганства[29].

К 1.1.1.4. / АТ 480В*. Матаушас Бакутис, деревня Пакалнупис, волость Расейняй. Зап. Мечисловас Давайнис-Сильвестрайтис, 1884. DSPSO 3. Ранее опубликовано DSPD 18 = BsLPĮ 2 37.

См. № 45. В S вариантах герой первого ЭС — надоевшая невестке свекровь / больная жена бедного человека, а герой второго ЭС — мать невестки / здоровая жена богача.

49. Дети и железный волк

Давным-давно жил один человек, у него было двое детей. Он купил детям игрушку — железного волка. Человек умер, а волк ожил. Он сказал детям:

— Если вы не будете меня слушаться, я вас разорву.

Дети стали бояться волка. Однажды ночью конь прибежал под окно и сказал детям:

— Вставайте, я вас спасу!

Дети встали, оделись, сели на коня и поехали. Волк проснулся, увидел, что детей нет, и бросился догонять. Догонял, догонял и догнал. Он разорвал коня, а детей привел домой. Сказал:

— Если вы будете убегать от меня, я вас съем.

В другой раз прилетела ворона и сказала детям:

— Вставайте, я вас спасу!

Дети не хотели идти, но ворона их выманила. Ворона с детьми летела, летела, уже далеко улетела. Волк проснулся, видит, что опять нет детей, и стал их догонять. Он догонял, догонял и догнал. Ворона улетела, а детей волк погнал к себе домой. Он сказал:

— Теперь уже точно [вас] зарежу.

Дети стали плакать, просить волка, чтобы [он] их не резал. Волк еще не стал резать. На следующую ночь бычок прибежал под окно и говорит:

— Дети, вставайте, я вас спасу!

Дети ответили:

— Конь и ворона не спасли нас, а ты как спасешь?

— Только собирайтесь, я вас спасу!

Дети встали, оделись. Бычок велел взять щетку, клубок и точило. Дети сели на бычка и поехали. Когда проехали несколько сотен верст, бычок велел послушать, не гремит ли земля. Дети слезли, послушали и сказали:

— Гремит.

Бычок велел бросить клубок. Дети бросили клубок — стала высокая гора, через нее перелезть нельзя. Волк прибежал к горе — не может залезть, и стал гору грызть. Он грыз, грыз. Даже его зубы притупились, но перегрыз. А бычок с детьми был уже далеко. Волк опять бежит, мчится, чтобы их догнать. Бычок велел послушать, не гремит ли земля. Дети послушали и сказали:

— Гремит.

Бычок велел бросить щетку. Появился такой густой лес, что между деревьями даже голову нельзя просунуть. Волк прибежал к лесу и ничего не может поделать. Он побежал домой, взял топор. Вернулся, прорубил дорогу. Волк хотел оставить топор, но ворона сидела на дереве и закричала:

— Ты положишь, а я возьму, ты положишь, а я возьму!

Волку стало жалко топора — понес домой. А бычок с детьми уже далеко убежал. Волк опять бежит, несется, даже земля дрожит. Он уже близко к детям. Бычок велел послушать, не дрожит ли земля. Дети послушали, сказали:

— Сильно дрожит земля.

Бычок велел бросить точило. Дети бросили. Впереди появилось широкое море. Когда бычок с детьми шел через море, появлялся мост, который сзади них разбирался. Волк прибежал к морю и видит, что бычок идет по мосту. Волк прыгнул в воду и утонул: он был железный. Бычок перешел через море и велел детям перерубить его. Дети сказали:

— Зачем мы будем тебя рубить: ты нас спас!

Бычок говорит:

— Рубите, если я велю!

Дети перерубили бычка, и появились две собаки. Дети идут и собак ведут. Они шли, шли и подошли к избушке. Вошли — никого нет. Дети поняли, что это дом разбойников. Они залезли на чердак и собак взяли с собой. Вечером разбойники вернулись домой, услышали лай собак. Они полезли на чердак посмотреть, кто там. Дети имели с собой отцовский меч. Как только первый разбойник полез на чердак, они срубили ему голову. Полез второй — и тому голову срубили. Так случилось и с третьим, четвертым; отрубили головы и другим разбойникам.

Когда они убили всех разбойников, этот мальчик со своей сестрой стали там жить; может быть, они и теперь живут. Если хочешь, иди и посмотри, если не веришь.

К 1.1.1.4. / AT 314А*. П. Мажейка, деревня Крякштенай, волость Крокялаукис, уезд Алитус. Зап. И. Мажейкайте (1929). LTt 3 114.

Самостоятельный сюжет о детях, которые пытаются спрятаться от волка-людоеда / от ожившего железного волка и убегают от него, записан в 10 вариантах. В 16 вариантах этот сюжет соединен со сказкой о коварной сестре (К 1.2.1.7. / АТ 315).

50. [Похороны ведьмы]

Когда-то были мать и дочь. Люди говорили, что они ведьмы. Эта дочь влюбилась в одного молодого мужчину из соседей; он умел очень красиво петь. А тот мужчина не хотел ее брать [замуж] потому, что они [с матерью] были оговорены людьми. Когда он не пошел к ней в примаки[30], по этой причине эта дочь и умерла. Ну, когда она умерла, ее отец и мать стали просить и просить, чтобы он пришел петь возле нее. Они сказали:

— Раз она тебе не нравилась, иди хоть петь возле нее.

Он не хотел идти и все. Они предлагали ему рубль за одну ночь — он все равно не хотел идти.

Ну, потом он пошел вечером в ригу за отрубями. Пока он черпал отруби, вошел старичок, одетый в кожух. Он сказал ему:

— Если тебе дают рубль, то почему не идешь?

Он ответил:

— Ведь она ведьма, так зачем мне идти — я боюсь.

Старик сказал:

— Не бойся, иди и все. Пошли, я тебе помогу. Пой всю ночь, но утром даже в ворота [ее] не пускай.

Потом они оба пошли, сели и стали петь. Когда они поют вдвоем, так красиво выходит, когда тот старик поет вторым голосом. Они пели, пели… С вечера еще люди были, а потом все разошлись, домашние легли спать, только они вдвоем остались.

Уже совсем стемнело, нигде никто не шевелится — и она задвигалась: одну руку сбросила, другую, и стала садиться. Когда села, она закричала:

— Панычи, несите огонь!

Тот старик тут же превратил его [парня] в полено и засунул под матицу, а сам выбежал. Эти панычи несут горящие угли и бросают ей в рот, а она только фырчит и фырчит в тот угол, где они оба сидели. В избе стало так жарко, что у него под матицей даже сермяга обгорела. Так продолжалось до пения петухов. Как только петух «Кукарику!» — она с досок бух! — и упала на пол. А эти панычи все разбежались, исчезли. Тот старик вошел, вытащил его из-под матицы и снова превратил в человека. И опять сели петь. Но старик сказал:

— Ты ей ничего не делай, не поднимай на эти доски, сколько бы они [родители] тебя ни просили.

Утром встали отец, мать, вошли в эту избу и нашли, что он все еще поет, а их дочь упала. Покачали головами — как это могло случиться? И стали просить, чтобы он помог поднять [ее] на доски. Но он никак не хотел помогать и не помог. Потом отец и мать сказали:

— Ну, раз она тебе не нравилась, так хоть теперь помоги поднять ее на доски.

Он — нет и нет. Они сами [ее] подняли, положили, как была. Утром собралось больше людей. Уже собираются везти на кладбище — тут родители опять стали его просить, чтобы он помог проводить, отпеть на кладбище. Этот — ни в какую. Они обещали ему денег два, три и пять рублей, а он — нет и нет. Потом проводили в ворота, а он идет в ригу. Когда провожали в ворота, она и промолвила:

— Твое счастье, мое несчастье. Ты не вернулся бы домой — оказался бы в яме вместе со мной.

1.1.1.4. / АТ. Сильвестрас Сланчяускас, деревня Рудишкяй, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас (конец XIX в.). SlŠLP 106.

Имеется 59 вариантов. Варьируется начало: за парнем гонится свинья — парень бьет свинью / отрезает ногу свиньи — умирает девушка. / Парень бросает оброть на голову девушки — та превращается в кобылу. / Парень видит, как девушка снимает голову, причесывается и снова надевает голову — девушка умирает. Парень должен сидеть / петь у гроба девушки. Он избегает контактов / спасается: залезает под печку / ложится на полку под потолком — ведьма не находит его. / Парень залезает на печной столб, а черти его окуривают упавшими с лучин углями / черти складывают костер из лучин, обожженных с обоих концов, и пытаются сжечь парня, но не успевают до пения петухов. Парень хоронит девушку-ведьму. Он оковывает ее гроб двенадцатью обручами. Обручи лопаются, но последний лопается, когда гроб уже в яме.

51. [Сын пана и волк]

В давние времена у пана был сын. Он подумал: «Я пойду — не найду ли я край света». Он шел, шел — уже настал вечер. Он зашел в избушку к старой бабе. Он попросился на ночлег. Она приняла его переночевать. Утром он собрался уходить, а эта баба сказала:

— Еще не уходи: я дам тебе этот мешочек в дорогу. Но ты его не развязывай и не смотри, что там.

Он поблагодарил бабу и ушел. Он пошел дальше, опять наступил вечер. Он зашел в избушку к другой бабе, попросился переночевать. Утром он собрался уходить, но баба сказала:

— Я тебе дам два клубочка, и в один из них воткнута иголка. Если когда-нибудь с тобой случится беда, бросай оба клубочка. Они превратятся в двух гончих собак, а эта иголочка станет палкой в твоей руке.

Он поблагодарил бабу и пошел дальше. По дороге он вздумал посмотреть, что в этом мешочке. Как только он развязал мешочек, из него выскочил золотой конь с алмазным хвостом и побежал. Он уже не мог его загнать в мешочек. Он стал и заплакал. Но где был или не был — волк прибежал и сказал:

— Если ты обещаешь мне сам себя, я тебе поймаю того коня.

Он сказал:

— Хорошо, обещаю, — поймай.

Волк тут же поймал ему коня. Он сел верхом и поехал. Но он ехал, ехал и приехал на мост — его конь упал и подох. Что теперь делать? Уже нет у него коня. Он бросил два клубочка на мосту — клубочки превратились в двух гончих собак и в палку у него в руке. Он с гончими пришел в поместье и там нашел больную пани. А это была сестра того волка. Пани сказала:

— Теперь мы сможем жениться. Если ты пойдешь вот в тот дом о восьми дверях и принесешь мне пирожков, я поправлюсь, и мы поженимся.

Он пошел в тот дом за пирожками. Когда он зашел за восемь дверей, все двери закрылись. А тот волк — к нему.

— Теперь, — говорит, — я уже тебя зарежу, уже ты мой!

— Ну, хорошо, раз твой, так твой. Но ты выпусти меня отсюда и позволь мне перед смертью три раза поиграть на дудках.

— Ну, хорошо, позволю.

Волк его выпустил, а гончие остались закрытые. Теперь он залез на дерево и заиграл один раз. Гончие услышали его игру и стали грызть двери. Он заиграл во второй раз — они стали грызть еще сильнее! Он заиграл третий раз — гончие прогрызли все двери и выбрались наружу. Как только они прибежали, схватили волка и разорвали в клочья. А потом он вернулся к своему отцу, женился и стал пановать.

К 1.1.1.13. / АТ 361*. Й. Камарауцкас, деревня Ожкабаляй, волость Бартнинкай, уезд Вилкавишкис. Зап. Винцас Басанавичюс (1901). BsOPS 245.

Имеется 5 весьма различающихся вариантов. Волк хочет съесть юношу, но тот просит не есть его до свадьбы. / Сын короля не разрешает убить птицу, которая каждый день съедает по лошади / брат-дурак ловит птицу. Птица несет сына короля / дурака к своему отцу и советует просить у него подушечку. / Королевич служит у старушки и получает мешочек. Королевич / парень открывает подушечку / мешочек — выскакивают кони / животные. Волк обещает загнать их обратно, но требует, чтобы королевич / парень никогда не женился. Во всех вариантах собаки / звери королевича / парня разрывают волка.

В публикуемом тексте волк угрожает зарезать юношу, закрытого в доме вместе со своими гончими. Юноша просит выпустить его из дома и разрешить поиграть на дудках. Обычно юноша сам выходит из дома, а собаки не могут выйти. Игрой на дудке юноша зовет собак — те прогрызают двери, прибегают и разрывают волка.

52. Смерть-кума

У бедного человека родился мальчик. А тот человек часто говорил, что в мире нет равенства: одни богатые, другие бедные. Так он решил искать такого кума, для которого все равны, — справедливого человека. Ну, и вышел. Он идет и встречает Бога.

— Куда ты идешь?

— Иду искать кумовьев.

— Так бери меня кумом.

— A кто ты?

— Бог.

— Нет, не возьму. Ты неправильно делаешь: одни богатые, а другие бедные. Я ищу справедливого человека.

Человек идет дальше и встречает смерть.

— Куда ты идешь? — спрашивает смерть.

— Я иду искать кумовьев.

— Бери меня.

— А кто ты?

— Смерть.

— Это хорошо, ты будь моей кумой. Для тебя все равны, ты одинаково берешь и богатых, и бедных.

Ну, смерть и окрестила ребенка. Дитя росло хорошо, у него все шло успешно. Смерть велела ему учиться на доктора. Он выучился. Тогда смерть ему и говорит:

— Когда придешь к больному, ты всегда будешь видеть меня. Если будешь видеть, что я стою у головы, ты не берись лечить, ибо он все равно умрет.

Так доктор и поступал: если видел смерть у ног больного, брался его вылечить, а если видел у головы — не брался.

Наконец, уже и он сам начал думать о смерти — как ее избежать. Так он придумал сделать такую кровать на оси, чтобы она могла вертеться. Ну, он и сделал. Крестник смерти доктор заболел. Он лег на кровать и лежит. Видит, что смерть стоит у его головы, так он повернул кровать. Смерть осталась у его ног. Так он долго обманывал смерть, но все равно она его одолела; умер и доктор.

К 1.1.1.13. / АТ 332. Й. Мисявичюс, деревня Нарюнай, приход Салакас, уезд Зарасай. Зап. Владас Дичюнас, 1938. LTR 1487/150/.

Имеется 38 сходных по структуре и семантике вариантов: человек, который предпочел позвать в кумовья не Бога, а смерть, успешно лечит больных, но ему самому не удается избежать смерти.

53. [Свечи жизни]

Человек жил бедно, ибо не нашел своего таланта. Когда жить стало не на что, он пошел колядовать[31] [побираться]. И он встретил старика. Тот спросил у него:

— Почему ты, молодой, колядуешь?

Человек ответил:

— Не нахожу таланта: всем занимался, но все не везет.

Старик сказал:

— Будь доктором — твой талант лечить. Набери всяких трав и лечи людей, всяких больных. Только когда войдешь к больному, если смерть будет стоять у головы, так ты не берись лечить — он уже умрет, а у которого [смерть] будет стоять у ног, если он будет при смерти, берись — вылечишь.

Человек поблагодарил старика за совет, и они расстались. По дороге домой человек набрал трав, заварил, налил в бутылки и пошел по свету лечить больных Он стал богатым, обзавелся красивой одеждой, его уже начали приглашать к больным и паны, короли.

У одного короля болела дочь. Никакие доктора не могли ее вылечить. Король узнал о том докторе, который всем помогает, прислал четверку лошадей, и его привезли. Он вошел к больной, видит, что смерть стоит у головы, — он не берется лечить. Король обещал заплатить большие деньги. Ему захотелось денег, и он взялся вылечить королевну. Он велел сделать кровать на вертушках, чтобы можно было ее крутить. Сделали, положили больную на эту кровать — и давай крутить. Куда ни крутят, куда только ни поворачивают кровать с больной, смерть все у головы. Крутили, крутили — из-за долгого поворачивания осталась смерть у ног. Доктор повеселел: уже можно вылечить. Он дал лекарства — здоровье больной начало улучшаться с каждым днем, потом [она] и совсем поправилась. Король ему заплатил, запрягли в карету четверку лошадей и повезли домой.

По дороге [он] заблудился, въехал в лес. Настала ночь. Он увидел, что светится огонек. Подъехал, смотрит — большой дом, не видно конца. Он велел кучеру зайти и спросить дорогу. Кучер вошел и видит, что в том доме полно горящих свечей. Некоторые горят ярко, другие — слабо, третьи гаснут, а нет никакого человека, не у кого спросить. [Кучер] вышел, пану доктору сказал, что так и так, не у кого спросить. Доктор вылез из кареты и сам пошел в дом. Он вошел и нашел — полон дом горящих свечей, а человека нет. Он подумал: «Как это может быть? Раз есть свечи — может, где-то есть и жилец».

Он, оглядываясь, прошел по всему дому и встретил старичка. Старичок спросил:

— Куда едешь?

Ответил:

— Еду домой. Я был у короля, вылечил [его] дочку.

Старичок ему ответил:

— Ты не ее вылечил, а поменял свою жизнь с ней. Она должна была умереть, но ты как начал быстро крутить кровать, смерть дала тебе волю, осталась у ног. Теперь ты умрешь вместо нее, а она будет жить вместо тебя.

Старичок показал — свеча королевны гаснет, а [свеча] доктора горит ярко. И пока они разговаривали, начала гаснуть свеча доктора, а [свеча] королевны стала гореть ярче. Старичок сказал доктору:

— Не выполнил моего наказа, хотел нас со смертью обмануть, но обманул сам себя. Поезжай скорее домой, иначе помрешь в дороге.

Он сел в карету, еле успел вернуться домой, и умер доктор. А королевна и теперь еще живет.

К 1.1.1.13. + 3.2.0.10. / АТ 332 + 332А*. Приход Свядасай, уезд Укмерге. Зап. Юозас Тумас-Вайжгантас, (конец XIX в.). LRš 149.

Записано 59 вариантов типа К 1.1.1.13. / АТ 332, а также 20 вариантов соединения двух сюжетов. Самостоятельный сюжет легендарной сказки типа К 3.2.0.10. / AT 332А* зафиксирован в 7 вариантах.

В публикуемом тексте нет вопроса, что означают горящие и гаснущие свечи, а старик поясняет лишь перемены состояния двух свечей.

54. О смерти

Бог дал одному человеку сына, но он [отец] не мог найти куму. На третий день он шел вдоль леса и встретил молодую девушку, которая его спросила:

— Куда ты идешь?

— Иду искать кумовьев для своего сына. Я хочу найти кумовьев правдивых, порядочных людей.

— Бери меня за куму, — сказала девушка, которая была сама смерть. — Когда ты со мной ближе познакомишься, то убедишься, что я правдивая и порядочная.

Человек согласился и пригласил смерть в свой дом.

После крещения смерть молвила человеку:

— Проводи меня на то место, где ты меня встретил.

Когда пришли на то место, девушка вытащила из зарослей косу и сказала:

— Я смерть, а это мое орудие. Теперь убедись, что я правдивая и порядочная и не хочу оставить тебя в нужде. Ты назовись доктором, вари лекарства из разных трав, только не бери былинку. Когда ты пойдешь к больному, то всегда меня увидишь. Если я буду стоять у ног [больного], дай лекарства — и он скоро поправится; а если я буду стоять у головы, ты не давай лекарств и скажи, что этому человеку уже придется умереть.

Смерть это сказала и пошла своей дорогой.

Человек накупил бутылочек, начал варить лекарства из всяких трав, исключая былинку, и действительно стал знаменитым больше, чем ученые доктора, ибо как [он] говорил, так и случалось.

Заболела одна пани; быстро привезли [этого] человека, который, когда вошел и увидел свою куму у головы, сказал:

— Этой пани придется умереть!

Пан испугался и хотел дать ему еще больше денег за спасение пани. Но как он спасет, если его кума стоит у головы, — ведь лекарства помогают только тогда, когда она стоит у ног. Недолго думая, человек велел так устроить кровать, чтобы ее можно было крутить, а еще велел приладить с обеих сторон ножи. Тогда кума увидела, что ей будет плохо: кровать вертится, она должна держаться у головы, но ножи рубят ее по коленям. Она бегала, все держалась у головы, наконец, когда лишилась сил и была вся изрублена, упала у ног больной.

Человек увидел куму у ног, дал больной лекарства, и ей тут же стало лучше. Пан щедро одарил человека и отпустил.

Как только он вышел, встретил свою куму — усталую, изрезанную. Она подняла на него косу и сказала:

— Кум, что ты мне сделал? Теперь ругай сам себя, ибо тебя первого зарежу!

— Ой, кума! Я обзавелся бутылками, банками, а ты теперь меня зарежешь. Сначала осмотри мою аптеку.

И он повел куму. Он показывал бутылки и сказал:

— Сможешь ли, кума, залезть в эту бутылку?

Кума стала пробовать, и ей действительно удалось залезть в одну [бутылку]. Человек быстро закупорил ее и закопал в землю.

Тогда не стало смерти на этом свете, никто не умирал, людей стало так много, что наш человек опять обеднел, ибо никто не болел, и никому не были нужны ни доктора, ни лекарства.

Обедневший человек не выдержал и пошел посмотреть на свою куму. Он нашел ее высохшую, кости только кожей прикрыты. Он расстроился и выпустил ее. Голодная кума тут же кинулась с косой и на этого человека, и на весь мир.

Тогда было моровое поветрие на людей, каждый день сотня умирала. А от того, что смерть была закрыта в бутылке, она до сих пор осталась такой высохшей, и теперь такая.

К 1.1.1.13. / АТ 332 + (331). Йонас Мосейка, деревня Тиркшлионис, приход Смильгяй, уезд Паневежис. Зап. Габриэле Петкевичайте-Бите, 1904. LRš 118.

Имеется 36 вариантов, в конце которых доктор заманивает смерть в бутылку. Объяснение причины морового поветрия см. в № 66.

55. Брат — дитя кукушки

Жили отец и мать. У них были сын и дочь. Мать умерла, а отец женился на ведьме. Эти дети подросли. Ведьма просит их отца, чтобы он зарезал ребенка и дал ей съесть. Отец плачет — не хочет резать. Сестрица очень жалела брата, отговаривала отца, чтобы его не зарезал. Потом отец зарезал барана. Мачеха съела барана и снова требует зарезать мальчика. Отец плакал, плакал — и зарезал его. Мачеха съела, съела того мальчика, кости бросила, бросила. Сестрица собрала, собрала эти кости, сунула их под крышу. Кукушка снесла яички, высидела одного кукушонка. Ну, тот кукушонок подрос и стал петь:

Зеленое — линго[32]!
Отец резал,
Мачеха мясо ела,
Сестра кости собирала,
Кукушка высиживала —
Зеленое — линго!

Сестрица услышала это пение, вышла послушать, потом позвала отца. Говорит:

— Батюшка, иди послушай, как кукушонок красиво поет. Отец вышел, тот кукушонок опять поет:

Зеленое — линго!
Отец резал,
Мачеха мясо ела,
Сестра кости собирала,
Кукушка высиживала —
Зеленое — линго!

Отец пригласил мачеху послушать, как кукушонок кукует. Мачеха вышла, а кукушонок запел:

Зеленое — линго!
Отец резал,
Мачеха мясо ела,
Сестра кости собирала,
Кукушка высиживала —
Зеленое — линго!

Потом он [кукушонок] схватил жернов — как кинет! И убил эту мачеху.

К 1.1.1.14. / АТ 720. Деревня Гружяй, вол. Йонишкелис, уезд Паневежис. Зап. Пятрас Бутенас (1939). LTR 3092/190/.

Записано 32 варианта. Из костей пасынка птица высиживает птичку / мальчика — так заканчиваются 6 текстов. Птичка / мальчик одаривает отца и сестру, а убивает мачеху в 26 вариантах. В части текстов птичка поет о гибели пасынка — купцы дают ей денег, тканей и жернова (см. № 56, 57). В нескольких вариантах сестра перебрасывает птичку через плечо и через голову — появляется мальчик.

56. Сказка снегиря

Жили старичок и старушка. У них был сыночек и доченька. Старушка померла, тогда старичок женился второй раз и взял жену лауме-ведьму. Эта мачеха возненавидела своего пасынка и падчерицу и все старичку говорила, чтобы он зарезал сына, а мясо сварил и отдал ей. Отец отвел сына в лес, принес ему еды на долгое время и оставил его там, а для жены застрелил зайца и принес домой.

Лауме ест мясо зайца, а кости бросает из избы в окно. Черный ворон прилетел и говорит:

Крун-крун[33], это не мясо сына!
Крун-крун, это мясо серого зайчика!

Лауме услышала это и поняла, что муж ее обманул. Она бросила мясо зайчика и стала бранить мужа, почему он не зарезал сына. Старичку некуда деваться. Он снова пошел в лес, зарезал своего сына, принес домой и отдал лауме. Лауме веселая ест, положив мясо на стол, а кости бросает наружу в окно. Черный ворон прилетел, опустился на окно, говорит:

Крун-крун, это уже мясо сына!
Крун-крун, это не мясо серого зайчика!

Лауме съела пасынка, а кости бросила в окно. Сестра вышла во двор, собрала все косточки братца, отнесла за овин и сложила в гнездо снегиря.

Весной снегирь прилетел и высидел из этих косточек очень красивого мальчика.

Мальчик вылез из гнезда, пошел в лес, залез на елку и сидит. Он увидел, что едет торговец шерстяными тканями. Он так запел:

Меня батюшка зарезал, зарезал,
Лауме-ведьма сожрала, сожрала
И косточки бросила, бросила,
Сестрица собрала, собрала,
В белый платок связала, связала,
В гнездо птички положила, положила,
Птичка высидела, высидела.

Купец слушал, слушал пение мальчика и, пожалев его, бросил ему шерстяные, хлопковые ткани и другие вещи. Когда купец уехал, мальчик все забрал и снова залез на елку.

Приехал человек с возом жерновов. Мальчик тут же запел:

Меня батюшка зарезал, зарезал,
Лауме-ведьма сожрала, сожрала
И косточки бросила, бросила,
Сестрица собрала, собрала,
В белый платок связала, связала,
В гнездо птички положила, положила,
Птичка высидела, высидела.

Человек слушал, слушал и, не имея ничего другого, бросил один жернов и уехал восвояси. Мальчик слез с елки, взял все ткани и жернов и пошел в дом своего отца. Была темная ночь.

Мальчик залез на крышу избы и, как только начало светать, тут же запел. Лауме услышала и послала свою падчерицу, сказала: — Иди и столкни с крыши — кто тут такой поет!

Девушка вышла и узнала своего брата, и брат ее узнал. Он бросил ей всякие подарки и снова поет свою песенку. Лауме услышала и очень рассердилась. Она побежала с кочергой, чтобы его убить, но только высунула голову из сеней, мальчик бросил с крыши жернов и убил лауме-ведьму. Тогда мальчик слез, и все жили хорошо и счастливо.

К 1.1.1.14. / АТ 720. Кведарас, деревня Двирежяй, приход Южинтай, уезд Рокишкис. Зап. Й. Сирвидис. BsLPĮ 2 145.

См. № 55. В части вариантов мачеха убивает пасынка крышкой сундука, когда тот послушно нагибается, чтобы взять яблоко. В большинстве текстов мачеха ест мясо и узнает подмену. Иногда она заставляет отца есть мясо своего сына.

57. Юргюкас и Эляните

Были отец и мать. У них было двое детей: мальчика звали Юргюкас, а девочку — Эляните. Мать умерла, а отец женился на лауме-ведьме. Лауме захотела обязательно зарезать Юргюкаса. Она — «Резать», а отец — «Не резать». Наконец, отец зарезал свинью, сварил [ее мясо] и отнес лауме. Лауме начала есть. В это время прилетел ворон и запел:

Крун-крун,
Мясо не Юргюкаса;
Крун-крун,
Свиньи щетинистой.

Лауме выбросила мясо в окно и опять кричит, чтобы [отец] зарезал Юргюкаса. Так отец зарезал овцу, потом — корову и других животных. Наконец, не стало что резать, он зарезал Юргюкаса, сварил и подал лауме-ведьме.

Лауме ела, а ворон прилетел и запел:

Крун-крун,
Это мясо Юргюкаса.
Крун-крун,
Это вкусное мясо!

Так лауме съела мясо Юргюкаса, а кости выбросила в окно. Эляните собрала кости, сложила их в шелковый платок, положила под пестрого дятла, и через три дня дятел высидел: как был Юргюкас, так и снова стал им. Он гулял по лесу и пел:

Меня батюшка зарезал, зарезал,
Лауме-ведьма съела, съела,
Кости в окно выбросила, выбросила;
Эляна-сестра собрала, собрала,
Под пестрого дятла положила, положила,
Пестрый дятел высидел, высидел.

Купцы ехали, услышали, как он поет, говорят:

— Подойди, мы тебя одарим!

И все, сколько их там было, дали [ему] по мешочку денег. Назавтра он опять ходит по лесу и поет:

Меня батюшка зарезал, зарезал,
Лауме-ведьма съела, съела,
Кости в окно выбросила, выбросила;
Эляна-сестра собрала, собрала,
Под пестрого дятла положила, положила,
Пестрый дятел высидел, высидел.

[Другие] купцы ехали, позвали его к себе и дали ему по рулону шелка, льняного холста, шерсти и всяких, всяких вещей. Так он деньги и эти вещи занес на чердак отцовской избы, и никто его не видел. На третий день он снова ходил по лесу и пел.

Тут ехали мастера жерновов. Они услышали его пение, позвали к себе и каждый дал ему по жернову. Он занес на чердак избы и эти жернова, сам залез и стал петь:

Меня батюшка зарезал, зарезал,
Лауме-ведьма съела, съела,
Кости в окно выбросила, выбросила;
Эляна-сестра собрала, собрала,
Под пестрого дятла положила, положила,
Пестрый дятел высидел, высидел.

Потом он сказал:

— Выходи, батюшка, я тебя одарю!

Отец вышел. Он бросил ему мешочек денег и снова запел:

Меня батюшка зарезал, зарезал,
Лауме-ведьма съела, съела,
Кости в окно выбросила, выбросила;
Эляна-сестра собрала, собрала,
Под пестрого дятла положила, положила,
Пестрый дятел высидел, высидел.

И опять сказал:

— Выходи, сестрица, я тебя одарю!

Эляните вышла. Он дал ей по половине рулонов шелка, холста, шерстяной ткани — все пополам поделил. Наконец, он спел свою песенку и сказал:

— Выходи, лауме-ведьма, я тебя одарю.

Она быстро надела шубу, вышла и смотрит вверх. Юргюкас как кинет жернов прямо ей в голову — еще живая! Так он бросил другой [жернов] и совсем ее убил. Какая тогда была радость! И все жили прекрасно.

К 1.1.1.14. / АТ 720. Деревня Грежионелес, волость Аникшчяй. Зап. Людвика Диджюлене-Жмона, 1883. LRš 79. Вариант ранее опубликован: LP 29 = LTt 3 152.

См. № 55, 56.

58. Липникелис

Были отец, мама и сын Липникелис[34]. Его пускали на озеро, и он там ловил рыбу. Мама приносит ему покушать и зовет:

Ближе-поближе, ближе-поближе!
Липникелис, приношу, приношу
Горшок каши — вся на масле,
Вся на масле, вся на молоке.

Липникелис приплыл, покушал, покушал, мама его одела, и он снова уплыл. Услышала лауме, что его мама так зовет, и она уже зовет низким голосом:

Ближе-поближе, ближе-поближе!
Липникелис, приношу, приношу
Горшок каши — вся на масле,
Вся на масле, вся на молоке.

Не приплыл. Когда мама позвала, приплыл. А лауме прислушалась, как мама звала. Она пошла домой, в кузнице сделала язык тоньше и пришла [к озеру]. Теперь зовет уже тонким голосом:

Ближе-поближе, ближе-поближе!
Липникелис, приношу, приношу
Горшок каши — вся на масле,
Вся на масле, вся на молоке.

Липникелис приплыл, лауме — хвать! Она принесла [его] домой, положила в сусек с орехами: когда [мальчик] станет упитанным, тогда и изжарит. Она приходит, режет пальчик железкой: если потечет жир, будет жарить. На третий день она пришла, порезала пальчик железкой — уже жирок вытек из пальчика. Тогда лауме внесла Липникелиса в избу, печку истопила. Она пошла приглашать гостей, а ее дочка уже будет жарить Липникелиса. А печка аж красная! Дочка лауме подготовила Липникелиса и уже кладет на хлебную лопату. А он:

— А я не знаю, как ложиться. Ты мне покажи.

Когда она показала, он пых! — и засунул дочь лауме в печку. Еще отрезал ее косу и повесил на крючок. Лауме пришла с гостями, вытаскивает жаркое из печки; и кушают, трескают. Ее дочки нет, так лауме думает, что она пошла приглашать побольше гостей.

Лауме наелась, пошла к озеру напиться. А Липникелис сидит на дубе. Лауме пьет:

Течешь[35], течешь, водичка,
Течешь, течешь, холодненькая, —
Вкусное мясо, вкусное мясо Липникелиса.

А тот, сидя на дубе, отзывается:

Не течешь, не течешь, водичка,
Не течешь, не течешь, холодненькая, —
Вкусное мясо, вкусное мясо дочки лауме.

И тогда [лауме] поняла, что съела свою дочь. [Лауме] увидела — на крючке висит ее коса.

Так [лауме] стала этот дуб рубить и зубами грызть, чтобы он упал! А Липникелис сидит, дрожит. Летит стая гусей. Он стал петь:

Га-га-га, вы, гусюшки,
Га-га-га, серенькие,
Га-га-га, вы возьмите,
Га-га-га, отнесите
Га-га-га, во двор отца —
Га-га-га, вам будет что пить,
Га-га-га, будет что клевать:
Га-га-га, пшеницу клевать,
Га-га-га, мед пить.

Эти гусюшки не послушались, не отнесли. Другой полк летит — пестрые, красивые! Он опять поет:

Га-га-га, вы, гусюшки,
Га-га-га, пестренькие,
Га-га-га, вы возьмите,
Га-га-га, отнесите
Га-га-га, во двор отца —
Га-га-га, вам будет что пить,
Га-га-га, будет что клевать:
Га-га-га, пшеницу клевать,
Га-га-га, мед пить.

А эта лауме только зубами щелкает — уже догрызла дуб до половины. Тот опять поет:

Га-га-га, вы, гусюшки,
Га-га-га, пестренькие,
Га-га-га, вы возьмите,
Га-га-га, отнесите
Га-га-га, во двор отца —
Га-га-га, вам будет что пить,
Га-га-га, будет что клевать:
Га-га-га, пшеницу клевать,
Га-га-га, мед пить.

И те не взяли. А дуб уже вот-вот упадет. Летит третий полк белых гусей. Тот опять поет:

Га-га-га, вы, гусюшки,
Га-га-га, как лебеди,
Га-га-га, вы возьмите,
Га-га-га, отнесите
Га-га-га, во двор отца…

Эти хвать Липникелиса и отнесли на отцовский двор. А дуб затрещал и упал. Все лауме только щелкают зубами по верхушке — нет Липникелиса.

А эти гусюшки отнесли Липникелиса в двор отца, а во дворе их накормили, напоили за это.

К 1.1.1.15. / АТ 327 F. Каролина Пундене, 95 лет, деревня Бобенай, приход Тверячюс, уезд Швянченис. Зап. Юозас Айдулис, 1935. LTR 2441/650/. Перевод на немецкий язык KLV 33.

Имеется 161 вариант (вместе с вариантами, в которых ведьма несет мальчика в мешке). В части текстов рассказывается о необыкновенном рождении мальчика (отец вытесывает его из бруска / родители кладут колодку у порога и перешагивают через нее / качают в люльке дитя из ольхи / дуют в горшок / в ступу). Варьируют концовки вариантов: мальчик заменяет себя ведьмой (9 вариантов), ведьма узнает, что ела мясо своей дочери (7 вариантов), мальчик освобождается — птицы переносят его домой / он зовет своих животных, а те топчут ведьму (74 варианта).

59. Чюжюкелис и лауме

В старину были дед и баба. У них был сын, которого звали Чюжюкелис[36]. Он очень любил кататься на саночках с горы. Однажды утром Чюжюкелис встал рано, взял саночки и поехал на гору кататься. Чюжюкелис видит — две лауме катаются. Лауме говорят Чюжюкелису:

— Наши горы, а ваши низины.

Чюжюкелис говорит:

— Нет, мои горы, а ваши низины.

Лауме опять спорят:

— Наши горы, а ваши низины.

Чюжюкелис опять:

— Наши горы, а ваши низины.

Лауме и согласились:

— Пускай будут твои горы.

А мальчик ничего не знает, он опять забрался на гору. Он обернулся и посмотрел: в низине лауме друг друга таскают. А он не знает, что лауме о нем думают, и собирается опять спускаться в низину. А лауме раскрыли большой кожаный мешок и стоят в низине. Чюжюкелис поехал — так и въехал в мешок на саночках. Лауме мешок завязали, положили на свои саночки, привезли в клеть и положили на печку.

Одна лауме затопила печку и кипятит воду — будет варить мальчика. А Чюжюкелис имел с собой ножик. Он вынул ножик, мешок разрезал, выбрался из мешка, огляделся в клети — видит, что лежит ребенок лауме. Он засунул его в мешок, зашил, а сам залез на крышу клети, на самую стреху вместе с саночками и сидит. Лауме уже воду кипятят, идут в клеть, чтобы принести Чюжюкелиса. Притащили мешок — и в котел, его сунули в печку и варят. Сварили, вынули пальчик, грызут и поют:

Вот так вкуснота, вот так сладость —
Пальчик Чюжюкелиса!

А Чюжюкелис сидит на стрехе и пением отвечает:

Ни сладости, ни вкусноты —
Пальчик ребенка лауме!

Лауме послушали. Они подумали, что [это] их ребенок поет. Лауме опять вытащили котел, отломили другой пальчик. И лауме видят, что это их ребенок: у него на пальце было кольцо, [по нему] и опознали. Лауме выбежали во двор, смотрят — Чюжюкелис сидит на стрехе. Чюжюкелис скок! — с крыши и бежать, а лауме — догонять! Чюжюкелис добежал до старого толстого дуба. Чюжюкелис скок! — на дуб, залез и сидит. Лауме побежали, принесли топоры и стали рубить дуб. Лауме и рубят, и зубами грызут. Их топоры притупились. Прибегает лиса:

— Что вы здесь делаете, кумушки?

— Вот мы дуб рубим.

— Так, может быть, ваши топоры притупились? Дайте их мне, я поточу.

Лауме подали топоры лисе, а лиса забежала за гору, топоры об камень отбила, отбила, принесла с искромсанными лезвиями и подала лауме. Лауме стали рубить — еще хуже стало. А Чюжюкелис сидит и видит, что лауме [скоро] срубят дуб. Чюжюкелис был из богатого дома, у них было много скота. Тогда он стал петь и звать:

Кос-кос-кос, чалые кони,
Пток-пток-пток, пеструшки,
Со-со-со, белые хорты,
Зову всех скотинок!

Животные услышали голос Чюжюкелиса, рогами выбили дверь хлева, собаки освободились от цепей, все лошади прибежали. Смотрят — Чюжюкелис сидит на дубе, а лауме кончают его рубить. Как начали коровы, телята бодать лауме рогами, кони — брыкать ногами, собаки — кусать и разорвали их мельче муки.

И теперь на снегу блестит жир лауме. А Чюжюкелис остался в живых и теперь живет.

И я там была, пиво мед пила, во рту не имела. На печке сидела, кочергой деньги считала, в лапоть ссыпала, осотом привязала и повезла через навозную кучу. И тогда меня взяли вместе с навозом и забили в пушку. Как выстрелили из пушки, меня перебросили в Бендоришкес! И я здесь живу и вам сказочку рассказываю.

К 1.1.1.15. / АТ 327 С. Марцеле Рагайшене, 70 лет, деревня Бендоришкес, волость Даугелишкис, уезд Швянченис. Зап. Казис Трапикас, 1935. LTR 724/8/. Перевод на немецкий язык KLV 34.

См. № 58. Мальчик съезжает с горы в мешок лауме только в публикуемом варианте. В одном варианте ведьма ловит лису и хочет ее сварить. Лиса вылезает из котла, сует дитя ведьмы в мешок и бросает в котел.

60. Чернушка

Однажды жили старик и старушка. У них не было детей. Они сшили мешочек и туда складывали сажу и другие предметы, и, наконец, появилась девочка. Только она была очень черная; ее назвали Чернушка [Juodelė]. Кто-то сказал старушке, что надо выкопать подвал, в тот подвал налить молока и положить Чернушку — она станет белой. Они так и сделали. В первый день мать пришла посмотреть и сказала:

— Чернушка, Чернушка, высунь пальчик!

Чернушка высунула палец, мать сказала:

— Еще оставайся, ты еще черная.

Мать пришла на другой день, и на третий, и на четвертый, и на пятый — [девочка] все еще черная. Мать пришла на шестой день и сказала:

— Чернушка, Чернушка, высунь пальчик!

Чернушка высунула пальчик. Старушка посмотрела и сказала:

— Еще ты черная, оставайся.

Это услышала лауме-ведьма. Когда мать ушла, лауме-ведьма пришла и сказала низким голосом:

— Чернушка, Чернушка, высунь пальчик!

Чернушка ответила:

— Моя матушка не так говорит.

И она не высунула пальчик. Потом ведьма сказала высоким голосом:

— Чернушка, Чернушка, высунь пальчик!

Чернушка высунула пальчик. Лауме-ведьма схватила ее и унесла домой. Она стала кормить Чернушку, давала ей самые лучшие кушанья и напитки. Чернушка уже стала жирной. Тогда лауме-ведьма пошла звать в гости других лауме-ведьм, а своей дочери велела изжарить Чернушку.

В это время лиса стояла за стеной и все слышала. Ей стало жалко девочку, и она сказала Чернушке:

— Что ты мне дашь, если я тебя спасу?

— Если ты меня спасешь, так я даже не знаю, что тебе дам, — ответила Чернушка.

— Ну, хорошо, спасу. Когда дочка ведьмы велит тебе сесть в тележку, ты скажи: «Садись ты, я тебя покатаю».

Дочка ведьмы натопила печку и сказала Чернушке:

— Садись, я тебя покатаю.

Чернушка ответила:

— Садись ты, я тебя покатаю.

— Ты меня не потянешь, — заспорила дочка ведьмы.

Чернушка:

— Потяну.

Ведьмина дочка села в тележку — тут же лиса вскочила и топором отрубила ей голову. Она изжарила дочку ведьмы и положила на стол, а ее голову положила на подушку и накрыла. А Чернушку спрятала в дупле березы.

Ведьмы пришли, съели мясо и запели:

Поваляемся, покатаемся —
Вот вкусное мясо Чернушки!

Чернушка сидит на березе и отвечает:

Валяйтесь, катайтесь —
Ведьминой дочери мяса наелись!

Ведьмы услышали и страшно рассердились, кинулись к кровати дочку будить. Смотрят — только голова дочери. Лауме-ведьмы прямо взбесились. Они схватили топоры и кинулись рубить березу. Они рубили, рубили — устали, пошли отдохнуть.

Лиса прибежала из леса, взяла топоры и их отбила о камень. Ведьмы снова пришли рубить березу, опять устали, опять отдыхали. Потом снова пришли и рубили, но почувствовали, что топоры совсем тупые, и пошли [их] поточить. Лиса прибежала, сняла Чернушку [с березы] и отнесла ее домой.

Родители очень обрадовались и не забыли угостить лису.

К 1.1.1.15. / AT (327F). Деревня Лушна, приход Вишакио Руда, уезд Мариямполе. Зап. Она Паукштене. TŽ 2 с. 258 = LTt 3 117.

См. № 58. Чтобы черное дитя стало белым, его помещают в колодец (см. № 84) или в прорубь. Только в публикуемом варианте лиса относит девочку домой.

61. Ведьма и Лукошюкас

Был один человек, у него был сын. Но раньше бывало, что ведьмы детей крали. Человек боялся, чтобы не украли [его] сына, сделал лодку и пустил мальчика в море.

Он ему наказал, чтобы приплывал, когда позовут не иначе, а только так:

Приплыви, приплыви,
Лукошюкас[37],
Я тебе дам
Белую рубашку
И красную ленточку!

Бывало, когда нужно подать еду, мать приходила и звала:

Приплыви, приплыви,
Лукошюкас,
Я тебе дам
Белую рубашку
И красную ленточку!

Ребенок приплывал, мать подавала ему еду, и он опять уплывал.

Ведьма услышала, как мать зовет: «Приплыви, приплыви, Лукошюкас…» и сама стала звать. Но она звала низким голосом. Мальчик понял, что это не его мать, и сказал:

— Это не моя мать. У моей матери одна рука.

Ведьма побежала к кузнецу:

— Кузнец, кузнец, отруби мне одну руку.

Кузнец отрубил ведьме руку. Она уже без одной руки прибежала к морю и опять зовет:

Приплыви, приплыви,
Лукошелис,
Я тебе дам
Белую рубашку
И красную ленточку!

Тот ребенок говорит:

— У моей матери одна нога — ты не моя мать.

Ведьма побежала к кузнецу:

— Кузнец, кузнец, отруби мне одну ногу.

Кузнец отрубил ведьме ногу. Ведьма на одной ноге прискакала к морю:

Приплыви, приплыви,
Лукошелис,
Я тебе дам
Белую рубашку
И красную ленточку!

Ребенок сказал:

— Ты не моя мать — у моей матери один глаз.

Ведьма тут же прибежала к кузнецу, сказала:

— Кузнец, кузнец, выколи мне один глаз.

Кузнец тут же выколол ей глаз. Ведьма прискакала к морю и сказала:

Приплыви, приплыви,
Лукошелис,
Я тебе дам
Белую рубашку
И красную ленточку!

Ребенок сказал:

— Моя мать говорит более тонким голосом — ты не моя мать.

Ведьма побежала к кузнецу, сказала:

— Кузнец, кузнец, сделай мой язык тоньше.

Кузнец постучал по ее языку. Она прибежала к морю и опять зовет:

Приплыви, приплыви,
Лукошелис,
Я тебе дам
Белую рубашку
И красную ленточку!

Ребенок не может избавиться от этой ведьмы, он говорит:

— Моя мать без головы — ты не моя мать.

Глупая ведьма хотела взять этого ребенка, тут же побежала к кузнецу:

— Кузнец, кузнец, отруби мне голову.

Кузнец отрубил ведьме голову, и она тут же подохла. Когда родители узнали, что ведьмы уже нет, перенесли ребенка домой, и он счастливо вырос.

К 1.1.1.19. / АТ — . Юозас Шинкевичюс, деревня Ожкабаляй, волость Бартнинкай, уезд Вилкавишкис. Зап. Винцас Басанавичюс, (1902). BsLPĮ 4 93 = LTt 3 119.

Имеется 2 варианта сюжета; второй текст записан в Восточной Литве.

62. [Несмеяна]

Были дед да баба. Они сговорились:

— Дед, давай сварим пива, замочим сыту!

— Давай замочим!

Замочили, проросло, отнесли просушить в сытницу. Сытница была в овине. И заяц привык к сыте. Дед смотрит утром — кто-то ел сыту.

— Так, баба, что такое — заяц привык к сыте.

— Пойдем, изловим. Постереги в овине, когда заяц залезет в окошко, заложи это окошко.

Пошли дед с бабой, мешок принесли. Баба велела деду стать в дверях и широко расставить ноги, а она будет гнать зайца из овина. Как только баба погнала зайца, он заскочил в мешок и понес деда, как тот стоял, расставив ноги. Несет, несет, несет, несет, а дед на зайце. Заяц выскользнул, а дед и остался. У деда закружилась голова, и он не знает, куда идти. Дед нашел дорогу: «Как-нибудь выйду этой дорогой».

Он идет, идет, идет, идет — услышал лай собак: «Может быть, будет какая деревня». Подошел: собачонки маленькие, одна напротив другой: кяу-кяу! — лают. Он этих собачат — в мешок и идет. Идет, идет — услышал пение петухов: «Здесь уже должна быть деревня». Подходит: два маленьких красивых петушка стоят один против другого, так поют, так поют! И их — в мешок. Идет, идет по дороге, слышит — кто-то едет, стучат колеса. Подходит — повозки в одну сторону — стук-стук-стук! в другую — стук-стук-стук! Он взял и положил [их] в мешок. Идет, идет — услышал стук вальков. «Вот, уже теперь деревня будет». Подходит ближе — речка и маленькие вальки сами стучат и стирают. Он положил их в мешок.

Идет, идет — находит край леса, поле. Прошел до конца поля — поместье. Пришел в поместье — там понаехало много людей, панов. У пана есть дочка, которая никогда не смеется. Никто ее не может рассмешить. Так пан пригласил и панов, и мужиков: кто ее рассмешит, тому половина королевства. Дед заночевал у арендатора. И никто его не знает.

— Пан, у меня есть человек, путник; может быть, он сможет рассмешить?

Пан велел пригласить.

— Пошли: пан велел. Может быть, ты рассмешишь его дочь.

Пришел. А она сидит за столом, как железная, и все. Тот дед пришел с мешочком, а она смотрит. Он вытащил собачонок. А они одна против другой так лают, так лают: вяу-вяу-вяу! Петушки поют, дерутся. Все смеются, а она еще не улыбается. Он вынул повозки — они [едут] то в одну сторону, то в другую сторону, то в одну сторону, то в другую сторону. Она немного улыбнулась — скривила губы. А другие [удивляются]:

— Неужели он выиграет?

Он сделал речку, а вальки стук-стук-стук! — стучат. Вода брызжет! А она:

— Ки-ки-ки-ки, — засмеялась, подала голос.

Пану жалко стало выдавать свою дочь за старого.

— Пан, мне не нужна твоя дочь, у меня есть своя жена. Но ты мне дай приют. Дома мое жилище малое, может быть, пан, примешь?

Пану и хорошо. Дед привез бабу, и живут хорошо. А дочь пана вышла замуж за другого, и живут. И хорошо.

К 1.1.1.17. / AT 572*. Анеле Челнюкене, 65 лет, деревня Клюкай, приход Твярячюс, уезд Швянченис. Зап. Юозас Айдулис, 1934. LTt 3 185. Перевод на немецкий язык KLV 74.

Имеется 22 варианта относительно стабильного сюжета. Верхом на зайце в фантастический мир попадает старик или дурак.

63. Девять невесток и сестра

Было девять братьев и девять невесток, а сестра одна. Братья уехали на войну, а сестра осталась с невестками. Они пошли по ягоды.

Они собирали, собирали ягоды, и сестра первой набрала полный кувшин. Невесткам [это пришлось] не по нраву.

— Куда ее девать?

— Надо ее проклясть: поставим ее в дупло и проклянем.

Они так и поступили. Три невестки взялись за руки, ходили вокруг дуба и проклинали:

Дубочек-кукуолечек[38],
С сотней веток, с зелеными листьями,
Обрасти, обрасти нашу золовку!

И [дуб] оброс сестрицу по колена. Опять невестки взялись за руки — ходили и пели:

Дубочек-кукуолечек,
С сотней веток, с зелеными листьями,
Обрасти, обрасти нашу золовку!

[Сестра] пропала до поясницы. Опять невестки взялись за руки, ходили и пели:

Дубочек-кукуолечек,
С сотней веток, с зелеными листьями,
Обрасти, обрасти нашу золовку!

Уже сестрицы не видно. А мимо едут ее братья. Они едут — аж лес стонет. А сестра уже почуяла братьев — и плачет внутри дуба:

Тростники шуршат,
Сосняк гудит —
Моих братцев как нет, так нет,
Моих родных как нет, так нет.

Братья поняли:

— Это голос нашей сестрицы.

И они ответили:

Не плачь, сестрица,
Наша молодая,
Мы везем тебе сито просевать,
Золотое кольцо надевать.

Сестрица ответила:

Я этим ситом просевать не буду,
Золотого кольца не надену.

Братья приехали домой. Приехали и спросили:

— Где наша сестра?

— Ее нет.

— Где же она?

— Нет ее — мы прокляли.

— Идите и приведите ее, ибо и вас не будет!

А они ее очень жалели. Невесткам делать нечего. Они пошли и стали просить [у дуба], чтобы отдал [девушку]. Опять втроем ходили и пели:

Дубочек-кукуолечек,
С сотней веток, с зелеными листьями,
Ты отдай, ты отдай нашу золовку!

И открыл — уже видна голова сестрицы. Опять втроем взялись за руки — ходили вокруг дуба и пели:

Дубочек-кукуолечек,
С сотней веток, с зелеными листьями,
Ты отдай, ты отдай нашу золовку!

Уже открыл до поясницы. И опять втроем взялись за руки, ходили крутом и пели:

Дубочек-кукуолечек,
С сотней веток, с зелеными листьями,
Ты отдай, ты отдай нашу золовку!

[Дуб] отдал. Они привели сестрицу домой. А братья ее приняли, встретили. Дали ей золотое кольцо, сито…

К 1.1.1.17. / АТ. Маре Алюкене, 40 лет, деревня Пликяй, приход Родуне, уезд Лида (Беларусь). Зап. Юозас Айдулис, 1934. LTt 3 166.

Имеется 7 вариантов сюжета; все они записаны в Дзукии (в юго-восточной Литве и в литовской деревне на территории Беларуси).

64. [Кузнец в аду]

Был один кузнец. Он везде побывал, но в одном месте — в аду — не бывал. Но он хотел попасть и туда. Однажды он шел по лесу и потерял дорогу в глубине леса. Несчастный человек вздохнул и подумал: «Если бы меня кто-нибудь вывел из этого леса, я был бы счастлив». И видит — рядом с ним идет какой-то паныч.

— Хорошо, я могу тебя вывести, но ты должен мне подписаться кровью, порезав свой палец.

— Хорошо, лишь бы я мог выйти.

Подписался. Пришло время — черт пришел к тому человеку и говорит:

— Ну, теперь пойдем ко мне на родину.

— Хорошо, пойдем.

Кузнец взял с собой молот, кусачки, святую воду и идет. Когда пришли в ад, он тут же стал освящать ад. Все черти разбежались, только он остался. Он видит, что один черт высунул нос и смотрит. Он тут же хвать кусачками за нос и молотом — бух! бух! А тот черт начал освобождаться, освободился и удрал. С тех пор поля полны чертей.

К 1.1.1.18. / АТ (330А). Игнотас Григулис, деревня Клявай, приход Сейнай (современная Польша). Зап. Миколас Сидарис. LMD I 481/30/.

Записано 6 вариантов, близких к концовке сказки о кузнеце, который заставляет черта / смерть прилипнуть к его наковальне / дереву (см. № 65). В нескольких вариантах кузнец дает черту расписку, желая получить денег.

65. Кузнец и черт

Несколько тысяч лет тому назад жил кузнец. У него была маленькая избушка и кузница. Он долго и усердно работал, но пришла старость — уже не мог заработать себе на хлеб и решил идти в мир побираться. Кузнец шел и встретил паныча. Паныч спросил:

— Почему ты такой грустный?

— Как мне не быть грустным — денег нет, нечего кушать.

— Ну, хорошо, я одолжу тебе денег, — говорит паныч. — Но через три года ты обязан [их] вернуть. Кроме того, напишешь вексель своей кровью.

Паныч дал триста рублей. Кузнец вернулся домой и живет. Работает, сколько может. Однажды смотрит — приезжает верхом святой Петр. Он просит подковать коня — его конь потерял одну подкову. Когда кузнец подковал коня, святой Петр спросил, сколько платить. Кузнец говорит:

— Я хочу, чтобы тот, кто сунет руку в мешочек, где мои гвозди, без моего разрешения ее не вынул.

— Хорошо, — говорит святой Петр.

— В моей избе стоит стул, — опять говорит кузнец, — кто на него сядет, чтобы без моего разрешения не встал.

— Ну, хорошо.

— В моем саду растет яблоня. Кто на нее влезет, чтобы без моего повеления не слез.

Прошли три года — пришел тот же паныч и требует:

— Кузнец, кузнец, верни деньги!

Кузнец говорит:

— Немножко подожди, я кончаю колесо оковывать. — И просит: — Будь ласков, подай мне гвоздей из этого мешочка.

Паныч сунул руку в мешочек, а вытащить не может. Тогда кузнец схватил раскаленные щипцы, молот и как начал его бить, щипать! Паныч просит, только чтобы его отпустил живым. И денег не будет требовать, будет ждать столько, сколько кузнец захочет. Кузнец его отпустил. Паныч вскочил и убежал.

Прошло некоторое время — пришел брат черта.

— Эй ты! Верни деньги! Ты мучил моего брата, но меня не будешь мучить!

— Прошу, паныч, садись на этот стул. Я закончу коня подковывать.

Паныч сел и встать не может. Кузнец этого еще больше бил, еще больше щипал. Паныч стал просить отпустить [его]. Кузнец отпустил, а паныч так побежал, будто [у него] глаза выгорели.

Прошло время, смотрит — приезжает пан на шести лошадях. Он остановился у кузницы и зовет кузнеца:

— Кузнец, эй кузнец, иди сюда!

Кузнец выходит грустный.

— Теперь я тебя увезу, ты больше не будешь мучить моих братьев.

Старый кузнец совсем испугался.

— Милый пан, позволь мне хоть умыться: с таким паном так и ехать некрасиво.

Пан разрешил умыться.

— Панок, мне так яблоки запахли, — говорит кузнец.

Пан говорит:

— Ну, хорошо, я схожу и потрясу, ты, придурок!

Он влез на яблоню, потряс ее, а слезть не может. Кузнец быстро принес раскаленное железо, как начал [его] жечь, щипать — пан только просит, и все:

— Отпусти, кузнец, прости меня!

Кузнец его хорошо обжег, осмолил и отпустил. Пан быстро вскочил в карету и уехал. Кузнец дальше жил себе спокойно.

Однажды в праздничный день кузнец встретился с соседями и попросил их, чтобы они, когда он умрет, в его гроб положили молоток и гвозди.

Смерти не пришлось долго ждать, она скоро пришла. Когда кузнец умер, соседи постарались выполнить его волю — положили в гроб молоток и гвозди. Умерший кузнец идет на небо, просит Бога, чтобы его впустил. Бог говорит:

— Когда ты подковывал коня святого Петра, не все гвозди использовал, обманул.

Кузнец идет в пекло. Черти увидели кузнеца и тут же заперли дверь: это были те панычи, которых он так измучил. Кузнец загрустил: его не пускают ни на небо, ни в пекло. Он долго стоял у дверей пекла.

Один черт захотел посмотреть на кузнеца и высунул голову. Кузнец вынул гвоздь, стук, стук! — и приковал. Черт как подскочил, как подскочил — и дверь выломал. Кузнец вошел в пекло. Все черти испугались и разбежались по свету. Тогда Бог взял кузнеца на небо, а чертей опять загнал в пекло.

К 1.1.1.21. / AT 330А. Деревня Лушнос, приход Вишакио Руда, уезд Мариямполе. Зап. Она Паукштене. LTt 3 219. Ранее опубликовано TŽ 2 с. 360.

Имеется 163 варианта. Кузнец принимает на ночлег нищего / отдает хлеб старику / подковывает коней Бога и святых и за это получает возможность сделать так, чтобы кто-либо прилип к его наковальне / дереву. Иногда кузнец отказывается просить у Бога неба. Поэтому после смерти его не пускают на небо. Он бросает туда свою шапку / фартук, заходит на небо за своим предметом и остается там (ср. № 67).

66. Смерть

Однажды человек шел по полю и встретил старичка. Старичок был очень бледный и казался голодным. У человека был хлеб, и он угостил [старичка]. Тогда старичок сказал:

— Выбери для себя то, что хочешь, а я все дам.

Человек выбрал:

— Если я кого посажу, чтобы [он] не мог встать, пока [я] не велю.

Старичок сказал:

— Будет то, чего хочешь.

Человек вернулся домой. Однажды пришли смерть и черт. Смерть [говорит]:

— Теперь приготовься к смерти, ибо сегодня умрешь.

Черт тоже:

— Ты большой грешник, потому мы оба поедем к судье, может быть, [ты] достанешься мне.

Человек испугался. Но он вспомнил обещание старичка. Поэтому он сказал смерти:

— Я столяр, поэтому перед смертью не хочу оставить другим свои инструменты. Вы подождите какой часок. Вот полная [плодов] яблоня, так ты, смертушка, можешь залезть и есть, пока я приду. А ты, черт, чего здесь будешь стоять — садись вот на этот камень.

Чертенок сел. Человек ушел и не возвращается. Чертенок проголодался. Он хочет встать с камня — и не может. Смерть тоже на яблоне ест яблоки. Пришла зима, холодно, яблок не стало. Вороны напали [на смерть] и стали [ее] клевать, а она не может слезть с яблони. Пробыла там несколько десятков лет. Чертенок, пока сидел, почернел как уголь, а смерть высохла, как губка, да и вороны за зиму [ее] обклевали, так что остались только сухие кости.

Через сколько-то лет человек совсем состарился и вспомнил о своих гостях, которых посадил. Много лет люди не умирали, и стало их великое множество. Человек пошел к черту со смертью и сказал:

— Ну, теперь пришел — слезай с яблони!

Смерть как пошла, черт тоже! Смерть — к Богу. Бог:

— Иди и зарежь того человека.

Смерть его не узнала, поэтому она как начала резать людей [всех подряд] — они падали, как листья. А черт даже не показывался. Говорят, что тогда был настоящий мор — это смерть искала виновного.

К 1.1.1.21. / AT 330А. Волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Пранас Нарвидас (1903). ŠLSP 111.

См. № 65. Освобожденная смерть заставляет умирать многих людей и в других вариантах. Объяснение причины морового поветрия см. в № 54.

67. [Кузнец и черти]

Когда-то был кузнец Йокубас. У него не было работы и нечего [было] есть. Он подумал: продам душу черту. Тут же и продал. Как только продал, вскоре пришли Бог со святым Петром и [попросили], чтобы [он] оковал их повозку. Йокубас забыл договориться о плате за работу. Бог ушел, а кузнец стал догонять его.

— Боже, Боже! Мы не договорились о [плате] за работу!

Бог остановился и спросил:

— Чего ты хочешь?

— Я хочу, чтобы без моей воли никто не мог идти.

Бог сказал:

— Ну, хорошо, не пойдут.

Кузнец вернулся и оковал повозку.

Уже Йокубасу время умирать. Прибежал чертенок и кричит:

— Йокубас, Йокубас, время тебе умирать…

Йокубас сказал:

— Паныч, скоро, скоро. Ты иди в мой сад и нарви себе яблок.

Без его воли [чертенек] не может выйти из сада. [Кузнец] подбежал и избил, отколотил чертенка до смерти.

Потом другой чертенок пришел:

— Йокубас, Йокубас! Тебе пора умирать.

— Ой, паныч! Прошу сесть, я тут побегу, скоро прибегу.

Чертенок послушался и сел, стал ждать. Йокубас принес нагайку, избил, избил так, что он его издали боялся.

Так он избил всех чертей. Наконец, пришел Люцифер, хромой приковылял:

— Йокубас, Йокубас! Тебе пора умирать: мне нужна твоя душа.

— Если надо, так помру. Прошу садиться, я побегу оденусь.

Люцифер сел и стал ждать. Йокубас взял большой молот, избил [Люцифера] до смерти. Теперь все черти боятся и видеть его.

Йокубас состарился, уже надо умирать. Когда он умер, то пошел на небо. Бог [его] не принял:

— Ты продал душу черту — иди себе в пекло.

Йокубас пошел в пекло. Куда там! Черти стали издали кричать, не пустили. Что ему делать? Он вернулся к небесным вратам. Подошел к святому Петру и сунул голову в небо возле Петра. А его шапка была красивая. Святой Петр хотел [ее] забрать, снял и запустил в небо. Йокубас кинулся в небо за своей шапкой, и до сих пор он там.

1.1.1.21. / AT 330А. Зап. Юлия Жимантене-Жемайте. LRš 91.

См. № 65. Во многих вариантах сюжета имя кузнеца — Йокубас. В большинстве вариантов сам кузнец бросает в небо свою шапку.

68. Несчастье купается

Когда-то, еще в древности, жили два брата. У них было много земли. Один из них жил очень богато, а второй — очень бедно. Тот богач устраивал балы и пировал по два дня. А почему бы ему не пировать: животные водятся, деньги за зерно мерит мерами. А его бедный брат, хотя и очень старался, никак не мог разжиться. Но он никого не винил, говорил: «Такова Божья воля».

Однажды весной Бог ему дал малое дитя. Он и думает: «Что теперь делать? Некрещеное [дитя] нельзя держать, а кумовьев нечем накормить». Он подумал про себя: «Как Бог даст, так и будет. Пойду просить в кумовья. Кого встречу первым, того и попрошу».

Он вышел и первого встретил старого нищего. Нищий согласился [стать кумом]. А кумой [он] пригласил какую-то старушку. Они отвезли [младенца], окрестили, вечером закусили — и все было хорошо. Но старик сказал уходя:

— Я дам тебе такой совет. Изо всех сил старайся перенести свою избушку на другое место. Когда перенесешь на другое место, приготовь ступицу. Один конец забей, а для другого конца имей хорошую затычку. Когда первый раз искупаешь маленького в новой избе, это корытце оставьте и все уходите. А когда увидишь, что кто-то там купается, схвати его и сунь в ступицу.

Тот [бедняк] так и поступил. Он перенес избушку, первый раз искупал младенца и оставил корытце. У него уже была готовая ступица. Он смотрел через замочную скважину — вот вылезло из-за печки какое-то ничтожество. Он быстро подскочил и схватил его за воротник, засунул в ступицу и заколотил. А потом отнес ступицу и засунул под мостом за бревна, накрыл, чтобы никто не нашел.

С того дня этому человеку все удавалось — животные водились, посевы давали урожай. Так он прожил пару лет, и у него всего было вдоволь. Теперь и он устроил бал, пригласил и своего брата. Во время бала брат все расспрашивал: «Как ты разжился?» А тот и так, и сяк, а потом сказал. Теперь его брат и думает: «Погоди, раз теперь я знаю — я тебе снова выпущу!»

Так брат никому ничего не сказал и пошел домой, ибо ему не терпелось выпустить это существо. Он оделся в плохую одежду и пошел под мост искать. Но разве так быстро найдешь то, что не сам положил? Он не знает даже, в которой стороне. Но раз начал работу, надо ее кончить. А еще в это время воды прибыло. Он шарил с обеда до вечера и сам чуть не утонул, но в конце концов нашел. От радости не заметил, как очутился на берегу. Теперь он вынул затычки, вытряс и сказал:

— Теперь беги, я выпустил.

Но тот не бежал, а прыгнул ему самому на шею и сказал:

— Неси в свой дом, а его я боюсь. Я очень проголодался, скоро подох бы, потому поспеши.

Пан прибежал домой, страдая от боли: [это существо] ободрало ему почти всю голову. Когда он вбежал в избу, оно быстро спрыгнуло с шеи и залезло за печку — и найди его, если хочешь.

Утром брат вошел в хлев, смотрит — самые лучшие лошадь и корова мертвые, под заборами курицы мертвые. Человек так прожил полгода и совсем обеднел. В конце концов он и сам умер.

К 1.1.1.22. / AT 735A. Деревня Пашалтуонис, волость Шимкайчяй, уезд Расейняй. Зап. ученик второго класса П. Гринюс (1931). LFCh 175.

ЭС, в котором человек бросает в воду / закрывает в ступице свое несчастье, в 13 вариантах является главным элементом сюжета (тип К 1.1.1.22.), В 2 вариантах несчастье купается в воде, в которой впервые искупали младенца / в которой вся семья искупалась перед Рождеством.

69. Несчастье

Когда-то, еще при крепостном праве, жили два брата-крестьянина. Один из них был богатый, а второй жил очень бедно, ни в чем не добивался успеха. Много лет он так мыкал горе и никак не мог разжиться. Ему надоело жить в нужде. Он перевез все, что имел, в другую деревню, нашел пустой дом.

При крепостном праве хозяева часто покидали свои дома и убегали тайно, чтобы пан не узнал, куда они ушли. Так этот хозяин уехал служить другому пану и там уже живет. Но он осмотрелся, что у него нет топора: забыл в избе на скамье. Он отправился за этим топором. Пришел к своей избе, смотрит, что в ней светло. Входит в избу, смотрит — за печкой сидит старая баба и обувается. Хозяин спрашивает:

— Куда ты теперь пойдешь и кто ты такая, что ночью обуваешься?

Говорит:

— Я твое несчастье. Раз ты теперь переселился в другой дом, так я опять к тебе пойду.

Человек рассердился на эту бабу, схватил топор и ударил прямо по голове. И он бил топором до тех пор, пока не разбил [бабу] на кусочки. Потом сунул эти кусочки в мешок и отнес, засунул под пень у дороги. Он пришел к жене:

— Ну, — говорит, — вернемся назад в свой дом.

А жена спрашивает:

— Почему так?

Говорит:

— Когда я вернулся, нашел бабу, которая обувалась. Я спросил: «Кто ты такая и куда пойдешь, что обуваешься?» Сказала: «Я твое несчастье — пойду к тебе, куда ты переселился». Так я ее топором разрубил, сунул в мешок и засунул под пень. Теперь ее уже нет, так мы можем вернуться.

И в ту же ночь они вернулись, и никто не знал, что он убегал. Он начал жить, и все у него так спорилось, что скоро он разжился. Брат и спрашивает его:

— Как ты так скоро разжился?

— Я, — говорит, — поймал свое несчастье, разрубил топором и засунул вот под тот пень у дороги.

Брат позавидовал его хорошей жизни. Он пошел к тому пню, думая, может, он сможет опять ее вернуть к своему брату. Он вытащил мешок, развязал — баба скок из мешка! Теперь он ведет эту бабу к своему брату. Привел к его дому, говорит этой бабе:

— Иди сюда, в тот дом.

— Нет, — говорит баба, — здесь очень страшный хозяин. Я здесь жила столько лет, но однажды он меня поймал, всю изрубил топором, засунул под этот пень. Так спасибо тебе. Если бы ты [меня] не вытащил, я бы ржавела во веки веков. Пойду в тот дом, — и показала на его дом.

Он уже совсем испугался: хотел сделать плохо брату, а сам себе сделал. Он отправился домой, и та баба пошла вместе с ним. И больше она ему не показывалась. С тех пор дела [у него] шли с каждым днем все хуже, и он так обнищал, что уже ничего не имел. А его брат стал очень богатым.

К 1.1.1.22. / АТ 735В* + 735А. Калинаускас, деревня Ожкабаляй, волость Бартининкай, уезд Вилкавишкис. Зап. Винцас Басанавичюс (1902). BsLPĮ 4 124.

Рассказ о том, как человек хочет убежать от своего несчастья, но видит, что оно собирается следовать за ним, зафиксирован в качестве самостоятельного сюжета мифологического сказания (24 варианта). Он используется в начале нескольких вариантов сказки, в которой человек избавляется от несчастья (провоцирует несчастье влезть в кость / табакерку / гроб — тип К 1.1.1.21.) или ловит и обезвреживает его.

70. Козлик и черти

У короля не было детей. Он пошел на охоту, ему захотелось пить. Он нагнулся, а черт хвать за бороду:

— Не отпущу! Если отдашь того, кого дома не оставил, тогда отпущу.

Что делать? Пообещал. Приходит домой, находит — дочь родилась! Когда ей исполнится двадцать лет, черт ее возьмет. Дочь уже выросла. Король уехал и все увез с собой, чтобы его глаза не видели этого края. А дочку оставил. Она просыпается — совсем одна, пусто! Находит в хлеву только одного козлика. И она плачет.

— Тихо, я тебя увезу. Скорей собирайся! Бочку — в санки, а сама залезай в бочку.

Везет, везет, везет — бежит полк чертей:

— Козел, козел, что везешь?

— Пивка везу.

— Козел, козел, мы тебя зарежем!

— Не режьте, я вам песенку спою.

— Хорошо, хорошо.

Ай, Касюте, Касюте
В каморке сидела,
Шелковую косу заплетала,
Своих гостей поджидала.

— О! Хорошо, хорошо! — [черти] побежали веселые.

Козлик едет дальше, встречает другой полк чертей.

— Козел, козел, что везешь?

— Пивка везу.

— Козел, козел, мы тебя зарежем!

— Не режьте, я вам песенку спою.

— Хорошо, хорошо.

Ай, Касюте, Касюте
В каморке сидела,
Шелковую косу заплетала,
Своих гостей поджидала.

Черти убежали веселые. Козлик встретил и третий полк, опять так же пел. Черти убежали. Козлик подъезжает к морю, поет:

Выходи, пан король,
Перекинь шелковую ленту, —
Твои гости приезжают!

Три раза поет. Слуги услышали:

— Кто там за морем кричит?

Перекинули шелковую ленту через море, смотрят — козлик приезжает и бочку привозит. Ах, тогда козлика очень полюбили, вином напоили.

А черти прибежали во дворец — ничего нет. Они поняли:

— Может быть, козлик ее увез?

Они стали догонять. Прибежали к морю и так же поют:

Выходи, пан король,
Перекинь шелковую ленту, —
Твои гости приезжают!

Король выходит, черти опять просят переправить их через море. Перекинули шелковую ленту, как потянули ее — и всех утопили в море! И теперь больше нет чертей.

К 1.1.1.22. / АТ 314В*. М. Пундене, 55 лет, деревня Калвишке, приход Тверячюс, уезд Швянченис. Зап. Юозас Айдулис, 1934. LTR 724/132/. Перевод на немецкий язык KLV 35.

Записано 28 вариантов, в главном ЭС которых волков / чертей топят в воде и спасают девушку (тип 1.1.1.22.). В главном ЭС 17 вариантов козлик увозит девушку — бросает позади себя предметы, которые превращаются в препятствия для догоняющих чертей (тип 1.1.1.4.). В начале вариантов обоих типов отец попадает в опасность: волк хочет съесть отца / волк хватает отца, когда тот срывает розу / черт хватает нагнувшегося к воде отца / отец тонет и просит юношу-черта спасти его. Отец обещает волку свою дочь / того, кто первый его встретит дома / отец обещает черту того, кого он дома не оставил. В одном варианте козлик увозит девушку, которая не хочет выходить замуж за черта.

71. Козлик

Король женился и взял очень богатую жену. Пару лет они жили очень счастливо. Однажды в воскресенье король захотел искупаться.

— Моя дорогая, пусти меня искупаться.

Жена говорит:

— Не ходи: святой день. Завтра искупаешься.

А он хочет сегодня. Король говорит:

— Я ненадолго, скоро вернусь.

И ушел. Пришел к большому озеру и купается. Купается, купается — его тянут дальше и глубже. Он хочет выйти, но не может. Он и за воду хватается, и траву хватает — хочет приплыть к берегу. А ему так тяжело, что и дышать не может. Он уже видит, что пропадет. Видит, что у края воды стоит молодой парень, хорошо одетый. Король говорит:

— Спаси меня, парень!

— Ха-ха-ха, а что мне дашь?

— Дам тебе то, чего ты захочешь, только спаси.

— Ну, так отдай мне ту, которой дома не оставил.

Король остановился и думает: «Чего же я дома не оставил?»

Он уже и думать не может, потому что вода не дает.

— Долго не думай, а то утонешь.

Король подумал: «Раз я ничего не оставил, так ничего и не будет». Ну, и отдает:

— Бери себе то, чего [я дома] не оставил.

— Ну, подпишись теперь.

— А чем же я тебе подпишусь? Пошли домой, так я и подпишусь.

— Ну, нет, не пойду домой. Здесь можешь подписаться. Порежь палец, кровью и подпишешься.

Король так и поступил. Он порезал палец и подписался. Приходит домой, смотрит, что дочка родилась. Он очень испугался, грустный гуляет, вздыхает. Жена спрашивает его:

— Отчего ты такой грустный, мой дорогой?

— А так себе — голова болит.

Он не говорил до тех пор, пока жена не выздоровела. Тогда говорит:

— Вот, моя дорогая, что я наделал! Только ты не пугайся. Я продал маленькую дочку.

Жена очень испугалась, но [они] друг друга успокаивают. Прошло двенадцать дней — приезжает паныч:

— Ну, теперь отдай то, что продал!

— Так, — говорит, — что ты будешь делать, она еще маленькая. Пускай она подрастет до двенадцати лет, тогда и возьмешь.

Черт и согласился. Спокойно уехал. «Ну, что делать?» — думает король. Он постепенно все увозит за море. Уже девочке двенадцатый год. Все вывез, не осталось нигде ничего. Уже и сами собираются, а девочку оставляют. Дочь спрашивает:

— Родители, куда едете? А как я одна останусь?

Отец ей говорит:

— Не бойся, дочка. С тобой остаются козлик и курочка. Оставим тебе еды всякой. А я скоро приеду и тебя заберу.

Родители уехали. Дочь села под окном и плачет, потому что много дней прошло, а никого нет. Она пошла в хлев к козлику, обняла его и плачет. Козлик ей говорит:

— Не плачь, но быстро отвяжи меня.

У нее нечем отвязать.

— Поищи на мусорной куче какую-нибудь железку, может быть, найдешь.

Когда девушка прибежала к мусорной куче, нашла железку. Она быстро обрезала веревку.

— Найди теперь старые санки, сена и соломы. Наложи соломы полные санки, накорми меня хорошо и сама покушай. Меня крепко привяжи к санкам, а сама залезай в солому. Спрячь и ноги, чтобы не высовывались.

Тогда [она] запрягла козлика. Он так бежал, что и борода тряслась, и шерсть шевелилась. Встретилась повозка, полная чертей. Они спрашивают козла:

— Козел, козел, что ты везешь?

— Панычи, рожь.

— Козел, я тебя зарежу.

— Нет, паныч, не режь меня: я тебе спою.

— Пой, козел.

Сидит, сидит королевна
В конце стола, в середине окна,
Лицо росой умывает,
Голову причесывает,
Вас, гостей, ожидает.

— О, спасибо, козлик! Езжай на здоровье!

А королевна дрожит. Козлик опять бородой трясет и несется, что даже земля дрожит. Он встречает чертей еще страшнее.

— Козел, козел, куда ты едешь?

— Паныч, на базар.

— Козел, козел, что ты везешь?

— Паныч, рожь.

— Козел, я тебя зарежу.

— Не режь, паныч, я тебе спою:

Сидит, сидит королевна
В конце стола, в середине окна,
Лицо росой умывает,
Голову причесывает,
Вас, гостей, ожидает.

Они тоже уехали. Он опять летит что есть мочи. Страшно большая гора. Заехал на эту гору. Видит: приезжает третья повозка чертей самых старших. Они спрашивают:

— Козел, козел, куда едешь?

— Паныч, на базар.

— А что везешь?

— Паныч, рожь.

— Козел, козел, я тебя зарежу.

— Не режь, паныч. Я вам спою.

— Пой!

Сидит, сидит королевна
В конце стола, в середине окна,
Лицо росой умывает,
Голову причесывает,
Вас, гостей, ожидает.

— Спасибо, козлик! Езжай на здоровье!

И черти умчались дальше.

Козел опять побежал что есть мочи. Он весь вспотел, стал мокрый, что с него даже пена падала. Он подъехал к морю.

А черти приехали во двор короля, все перевернули, все комнаты, полы, но королевны не нашли. Черти поняли, что козел их обманул. Они погнались за ним. А козлик уже на краю моря. Он стоит и поет:

Ой, король, королевич,
Переправь меня через Дунай,
Если не меня,
То седую бороду,
Если не бороду,
Так королевну.

Козлик видит, что много людей собралось у королевского двора на другой стороне моря. И король услышал голос:

— Послушайте, кто это необыкновенным голосом кричит?

А козлик все кричит, не переставая:

Ой, король, королевич,
Переправь меня через Дунай,
Если не меня,
То седую бороду,
Если не бороду,
Так твою королевну.

И король услышал эти слова. Он закричал не своим[39] голосом:

— Эй, козлик везет мою дочь! Быстро режьте весь скот, сколько есть! — Как будто упал с коня.

Кто как мог — и гости, и слуги зарезали всех животных до единого. Кишки вынули и их выделали. Как кинули их через море — появился мост. Тогда король быстро первым полетел на паре лошадей, посадил козлика в карету и спешит обратно. А черти уже вот-вот догонят. Король спешит, как может, а черти за ним. А уже на другой стороне моря солдаты ждут короля с одной и с другой стороны моста с саблями. Король быстро на берег. Тут же с одной стороны и с другой стали рубить саблями и перерубили мост. И мост, и черти утонули в море.

Тогда король всех, сколько у него было знакомых, пригласил на бал. Козлика одел в самую дорогую одежду. Для него сделали красивое корыто из золота. И пока он жил, куда ехал король, туда брал и козлика. А когда он умер, его похоронили с почестями, поставили золотой памятник.

И я там была, мед-пиво пила, во рту не было, а по бороде текло.

У дверей стояла
И вся дрожала,
Чтобы кто-нибудь не увидел
И меня палкой не выгнал.

К 1.1.1.22. / АТ 314В*. Она Блажене, приход Мелагенай, уезд Швянченис. Зап. Владас Жиленас, 1933. LFCh 402.

Ср. № 70. Рассказчица (или собиратель) использует немало бытовых подробностей.

72. Козлик-помощник

Был дед, у него была дочка. Дед собирался ехать на свадьбу и пошел к озеру умываться. Волк прибежал:

— Дедуля, я тебя зарежу!

Деду страшно:

— Ты не режь меня, я тебе отдам дочку.

Волк согласился. Дед пришел домой и стал плакать. А у него был козел. Козел спросил:

— Отчего ты, дедуля, плачешь?

— Как мне не плакать: я обещал отдать волку свою дочь.

— Ничего страшного, — говорит, — запряги меня в санки, а свою дочку сунь в мешок, положи на санки, обложи сеном — и поедем.

— Хорошо.

Он так и сделал. Козел едет, едет — встречает полк волков. Волки спрашивают:

— Козел, король-козел, куда ты едешь?

А козел дрожащим голосом говорит:

— На дорожке сено собираю.

— Не видел ли, чем там наша девица занимается?

— На кроватке сидит и ленточки ткет.

Волки довольны. Бегут, спешат! Козел едет, едет — встречает другой полк волков. И те спрашивают:

— Козел, король-козел, куда едешь?

А козел уже дрожит:

— На дорожке сено собираю.

— Не видел ли, чем там наша девица занимается?

— На кроватке сидит и шелковые платки вышивает.

Хорошо. И те побежали. Козел едет, едет — встречает третий полк волков.

— Козел, король-козел, куда едешь?

— На дорожке сено собираю.

— Не видел ли ты, чем наша девица занимается?

— На кроватке сидит, шелковые нити вяжет.

Они убежали. А козел уже подъехал к большой реке:

Мужички, переправьте меня!
Мужички, переправьте меня!

Люди его переправили. А волки прибежали к избе — нет девушки. Они погнались за козлом. Волки гонятся, гонятся до реки, видят — козел с девушкой уже на другом берегу. И они зовут:

Мужички, переправьте нас!
Мужички, переправьте нас!

Мужчины посадили волков в лодку, плыли, плыли — бух в реку! А девушка и осталась живой.

К 1.1.1.22. / АТ 314В*. Котрина Садзиняускайте, 65 лет, приход Кабеляй (родом из деревни Даржеляй, приход Марцинконис). Зап. Юозас Айдулис, 1934. LTt 3 115.

См. № 70.

73. [Уршуле и ведьма]

Была такая Уршуле с ребенком. Однажды она куда-то ушла, а ребенка оставила. Ведьма прибежала и украла этого ребенка. Уршуле увидела, что уже нет ее ребенка, и пошла его искать. Она встретила вишню. Говорит:

— Вишенка, скажи, куда ведьма унесла ребенка?

Говорит:

— Съешь все мои ягоды, тогда я тебе скажу.

На вишне было немного ягод, она взяла и съела. А эта вишня ей ничего не сказала. Она уже видит, что ее обманули[40], идет дальше. Идет, идет, приходит к такой избушке. Вошла внутрь — смотрит, что ее ребенок сидит на печке и играет золотым яблоком, а эта ведьма лежит на скамье возле печки. А эта ведьма была слепая. Она поставила варить горшок крупы, говорит:

— Уршуле, поищи у меня в голове.

Говорит:

— Подожди, скоро поищу.

Она взяла эту крупу и высыпала [ведьме] на голову, а цыпленка посадила. Так этот цыпленок ищет по голове крупу и клюет ее. Ведьма думает, что Уршуле ищет в ее голове. А эта Уршуле с этим ребенком — бежать, ну бежать! И убежала от этой ведьмы.

К 1.1.2.1. / AT 480А*. Она Палюлюте, деревня Ожкабаляй, уезд Вилкавишкис. Зап. Винцас Басанавичюс, 1901. BsV XXV 258.

ЭС, в котором сестра имитирует, что она по-прежнему находится в доме ведьмы, используется в сложных сюжетах о двух / трех сестрах, спасающих похищенного брата (см. № 38).

74. Кони солнца, луны и звезды

Были три брата: двое умных, а третий дурачок. Они посеяли овес. Овес вырос, но кто-то ночью ест и ест его. Умные [братья] ходили сторожить, но не поймали. И дурачок с плачем попросил, чтобы и ему разрешили сторожить. Дурачок пошел, всю ночь проспал, а под утро встал и поймал коня [солнца]. И привел его, пустил в стойло. Он вошел в избу. Умные [братья] спросили у дурачка:

— Что, дурачок, поймал?

— Вы, умные, ничего не поймали, а что я, дурак, поймаю?

— Тебе, дурачок, только сидеть на печке.

Умные [братья] опять пошли караулить. Дурачок плакал, просил:

— Разрешите и мне покараулить!

Потом дурачок пошел караулить. Он ночью спал, а под утро встал и поймал коня луны. Он привел его, пустил в стойло. Дурачок пришел в избу, умные [братья] спрашивают:

— Что, дурачок, сделал?

— Вы, умные, ничего не сделали, а что я, дурачок, сделаю?

— Тебе, дурачок, только сидеть на печке.

Потом [снова] пошли караулить умные братья и никого не поймали. Дурачок плакал, просил, чтобы и ему разрешили [караулить]. Он опять пошел караулить, поймал коня звезды, привел [его] домой и пустил в стойло.

Потом пришли родственники приглашать умных [братьев] на свадьбу. Они начали собираться в поездку. Дурачок стал плакать, просить, чтобы и ему разрешили [поехать] на свадьбу. Умные братья уехали, а дурачка оставили на печке. А дурачок плакал, просил, чтобы ему разрешили постоять хотя бы на месте кочерги, у печки.

— Дети тебя пальцами затыкают!

Потом умные [братья] уехали, а дурачку не разрешили [ехать]. Дурачок пошел к коню солнца. Он стал плакать возле него. Конь сказал:

— Лезь ко мне в ухо!

В ухе он умылся и оделся. Он вылез из уха, сел на коня и приехал на свадьбу. И те, кто был на свадьбе, все пошли за печку, а его посадили за стол, так уважали. Ему дали есть и пить, чего он только пожелал. Он поел, выпил, выехал оттуда и оставил на скамье платок мглы. Когда он сел на коня, все несли платок мглы, но никто не подал ему. Все несли, но никто не вынес, надо еще девице-невесте нести. Она вынесла этот платок. Дурак как махнул платком и девицу невесту взял с собой. Как не знали, откуда он приехал, так не знали, куда поехал. Конь принес [его] домой. И опять коня поставил в стойло, а девицу пустил в свои покои. Он разделся и снова сел на печку. Братья приехали со свадьбы. Дурачок спрашивает:

— Братья, хорошо ли было на свадьбе?

Умные братья рассказали дураку, как было на свадьбе:

— Как не знали, как приехал [парень] и весь двор осветил, так не знаем, куда поехал!

Пришли второй раз приглашать умных [братьев] на свадьбу. Дурачок опять просится:

— Пустите и меня на свадьбу!

Опять [братья] не хотели пустить (так, как раньше). Когда умные [братья] уехали на свадьбу, дурачок пошел к коню луны и стал просить, плакать у коня луны. Потом он умылся у коня луны и опять прибыл на свадьбу. И опять там дали пить и есть. Он выпил, покушал и опять оставил платок мглы. И все несли его ему, но никто не смог вынести. И опять надо нести девице-невесте. Когда невеста вынесла, так он махнул платком и взял ее с собой. Как не знали, откуда [он] приехал, так не знали, в которую сторону уехал. Он пустил коня луны в стойло, а девицу — в покои, а сам опять [залез] на печку.

Умные братья приехали со свадьбы (и т. д.)

[Дурачок спрашивает:

— Братья, хорошо ли было на свадьбе?

Умные братья рассказали дураку, как было на свадьбе:

— Как не знали, как парень приехал и весь двор осветил, так не знаем, куда поехал!]

Когда дурачок вернулся с третьей свадьбы, поделил братьям коней. Он дал по коню обоим умным братьям, одному — коня луны, а другому — коня звезды, а себе оставил коня солнца. Он дал одному брату одну девицу, другому — другую, а себе взял третью, которую получил с конем солнца.

К 1.1.2.3. / AT 530B*. Марце Жиделюте, деревня Даманонис, приход Валькининкай, уезд Вильнюс-Тракай. Зап. Мечисловас Давайнис-Сильвестрайтис, 1896. DSPSO 123.

Записано 15 вариантов. Третий брат дурак плачет на могиле отца — получает коней / умирая, отец оставляет коня дураку / дурак сторожит овес и ловит коней / конь прибегает к дураку, когда умные братья уезжают на свадьбу, а третьего брата не берут с собой. В 4 вариантах чувствуется ироническое отношение к изображаемому событию: вначале умные братья плетут лапти, а дурак лежит на печи; в конце дурак дает братьям по невесте, а братья дают ему много лаптей.

75. Сказка про смерть и человека

Был бедный человек, у него было много детей. И у него родился еще один ребенок. Человек нашел куму, а кума не может найти. Он идет по дороге и плачет.

Встречает старика. Старик спросил:

— Человек, чего ты плачешь?

Человек ответил:

— Как не плакать: куму нашел, а кума — нет.

Старик говорит:

— Не возьмешь ли меня кумом?

Человек говорит:

— Почему бы нет? Могу взять.

Человек спросил:

— А кто ты такой?

Старик ответил:

— Бог.

Человек ответил:

— Не возьму кумом: ты несправедливый — кому бедность так бедность, а кому богатство так богатство.

Человек немного отошел, стал жалеть, что не взял Бога кумом. Пошел домой. Он опять идет, встречает молодого красивого паныча. Паныч говорит:

— Человек, чего плачешь?

Человек ответил:

— Как не плакать: дитя родилось, а я не могу кума найти.

Паныч говорит:

— Не возьмешь ли меня?

Человек ответил:

— Отчего нет? Могу взять.

И спросил:

— А кто ты такой?

Ответил:

— Смерть.

Человек говорит:

— Ты так справедливая: всех одинаково режешь.

Человек привел [смерть] домой, она отвезла, окрестила ребенка и привезла домой. Смерть говорит человеку:

— Какое добро сотворю — я тебя доктором поставлю.

Человек говорит:

— Где уж мне, такому бедному, быть доктором?

Смерть говорит:

— Ну, я тебя поставлю доктором! Набери крошек сена, каких-нибудь травок.

Человек заварил крошек, травок. Смерть говорит человеку:

— Там и там болеет король. Иди. Если слуги спросят, зачем ты пришел, скажи, что хочешь короля увидеть. Когда ты придешь к королю, если меня найдешь у ног, так скажи: «Вылечу». Если меня найдешь у головы, тогда говори: «Не вылечу, и никто не вылечит».

Человек идет, пришел. Слуги короля спрашивают:

— Чего ты пришел?

Человек говорит:

— Я хочу увидеть своего короля.

Слуги пошли, сказали королю. Король говорит:

— Пустите.

Человек вошел, смотрит, что его кум стоит у ног. Король говорит:

— Ну, что скажешь, человек?

Человек говорит:

— Светлейший король, я [тебя] вылечу.

Король говорит:

— Как ты вылечишь?

— Ну, вылечу; выгони докторов.

Король выгнал всех. Человек дал лекарства — король поправился. Король говорит человеку:

— Я дам тебе половину королевства.

Человек говорит:

— Не хочу: не обработаю. Дай мне денег столько, сколько пара лошадей может увезти, и маленькое поместье.

Король дал ему денег столько, сколько пара лошадей увезет, и поместье. Так человек разжился.

К 1.1.2.7. / АТ 332. Поместье Павежупяй, приход Шаукенай, уезд Шяуляй. Зап. Ядвига Юшките (конец XIX в.). LMD I 896/7/.

Сюжет о человеке, пригласившем смерть быть кумой, в 7 вариантах кончается успешным лечением больного. Обычно доктор пытается обмануть смерть, но не всегда это удается (см. № 52, 53, 54).

76. Сиротка и мачехина дочь

Сиротка служила у ведьмы. Она понесла ведьме еду в поместье. Ну, она идет лугами — навстречу выползает змея:

— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу! Сиротка положила свою торбочку и кувшинчик, быстренько нарвала цветочков, свила веночек и надела той змее на шею. Идет дальше — выползает другая змея навстречу:

— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу!

Ну, она опять положила свою торбочку и кувшинчик, быстренько нарвала цветочков, свила веночек и надела той змее на шею. Идет дальше — третья змея навстречу:

— Сестрица, свей мне веночек: я должна идти на свадьбу!

Опять свила веночек, надела на шею. Пришла в поместье, отнесла обед. Она идет обратно из поместья, слышит — все три змеи (а это были лайме [доли]) сошлись и разговаривают:

— Что теперь ей присудить?

Одна говорит:

— Чтобы она была богатой.

Другая:

— Чтобы работящая была.

А третья говорит:

— Нет. Она будет очень красивая. Когда заплачет — перлы посыплются из глаз, а когда засмеется — жемчуг и золото посыплются изо рта.

Ну, она приходит домой — такая красивая, такая красивая! Та ведьма злится. На другой день она посылает девушку на чердак, велит прясть и никому ее не показывает.

На следующий день ведьма посылает свою дочь отнести обед в поместье. Ну, эта дочь ведьмы идет, несет обед в поместье. Опять выползает змея навстречу:

— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу!

Та рассердилась и стукнула [змею] палкой, ногою:

— Чего путаешься под ногами! Как стукну палкой — вот и будет веночек.

Идет дальше — другая змея навстречу:

— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу!

Та опять ударила [змею] ногой:

— Будешь тут путаться под ногами — нельзя пройти!

Прошла немножко — третья змея:

— Сестрица, свей мне веночек: мне надо идти на свадьбу!

— Не черт ли вас пригнал под ноги? Стукну палкой — будет тебе веночек!

Приходит в поместье, приносит обед и идет обратно. Слышит — все три змеи сошлись [ей] долю судить. Одна говорит:

— Чтобы она была бедной.

Другая говорит:

— Чтобы она работать не умела.

А третья:

— Нет, — говорит, — пускай будет у нее на лице кожа жабы, совсем некрасивая. И когда заплачет — пусть лягушки прыгают из глаз, а когда засмеется — ящерицы.

Она приходит домой — эта ведьма пугается, ее мать. Она одевает ее, свою дочь, очень нарядно, но она все равно некрасивая.

Девушка-сиротка прядет на чердаке. Совсем маленькое окошко, а мимо идет дорога. Вечером она открывает это окошко — огонек слабый, где она прядет.

Пан едет мимо, видит ее через то окошко — очень красивая девушка. Когда она плачет, перлы сыплются из глаз, а когда смеется, жемчуг сыплется изо рта. Заходит в избу, спрашивает, кто это на чердаке. А ведьма тут же свою дочь толкает вперед. Ах, какая некрасивая! Пан берет дочку ведьмы, сажает в карету и увозит. Такая узкая речка у дороги — он толкает ее в грязь. Пан возвращается, лезет на чердак. Он берет девушку-сиротку. Она такая красивая, такая красивая! Когда плачет, перлы сыплются, когда смеется — жемчуг. Выводит, сажает ее [в карету] и женится на ней.

И я была на той свадьбе. Ела, пила, по подбородку текло, в рот ни капля не попало. Упилась, залезла в паклю лежать. Опьяневшие гости засунули меня в пушку, как выстрелили — перебросили в Кветкяляй. Я и живу здесь.

К 1.1.2.9. / AT 403А. Катре Дагите, деревня Кветкяляй, район Биржай. Зап. Эляна Каралюте, 1950. LTt 3 156.

Имеется 18 совпадающих по семантике вариантов; 2 из них — соединения с другими сюжетами. В 7 текстах присоединяется сюжет о подмененной и превращенной в лебедя / уточку невесте.

Варьируются добрые дела сиротки: она подает воды старику / доит корову / сплетает веночек змее / образу Девы Марии / свивает гнездышко для замерзших голубей / гладит голубей, севших на варежки ее отца / рвет цветы для юношей. Соответственно варьируются просьбы, обращенные к дочери мачехи / ведьмы. Долю присуждают разные просители / страдающие персонажи.

77. [Три брата]

В старое время отец имел троих сыновей. Двое старших ненавидели младшего сына Йонаса. Когда отец умер, выделили Йонасу его долю. Братья позвали Йонаса в лес. Он взял с собой пищу. В первый день путешествия братья взяли пищу Йонаса и съели, а когда шли дальше, братья не дали Йонасу [своей] пищи. Когда Йонас сильно проголодался, за одну выть братья выкололи ему один глаз. Потом, когда братья сели кушать, Йонас опять попросил еды. Они за пищу выкололи ему второй глаз и оставили его в лесу. Йонас остался один и не видел, куда идти. Он побрел по лесу, нашел мост и заночевал под ним.

Через этот лес шла дорога, перекресток был у этого моста. Ночью туда прибегали три чертенка и разговаривали. Когда Йонас заночевал под мостом, в полночь сбежались панычи и начали разговор. Первый чертенок сказал:

— Что вы оба сделали плохого? А я ввел в грех трех [двух] братьев, которые выкололи глаза самому младшему.

Второй [сказал]:

— А я запрудил реку возле большого города — теперь в нем нет воды.

Третий [сказал]:

— А я в одном королевстве сделал так, что заболела единственная дочь короля.

Все вместе [стали говорить]:

— А как это можно исправить?

Первый [сказал]:

— Если бы тот безглазый брат пошел к роднику в этом лесу и помыл бы глаза, он вернул бы себе зрение.

Второй [сказал]:

— Если бы [жители] того города знали, что в лесу есть плотина, они запрягли бы двенадцать лошадей одинаковой масти, сломали плотину — и река потекла бы.

Третий [сказал]:

— Если бы врачи и простые люди знали, что под кроватью королевны под полом есть жаба величиной с шапку, убили бы ее и окурили больную — [она] бы выздоровела.

После этого разговора [черти] простились и разошлись.

Йонас лежал под мостом и слышал весь их разговор. Он вылез из-под моста, нашел источник и промыл глаза — тут же вернулись глаза и зрение.

[Он] вздумал играть и всю комедию. Когда он пришел в город, там был страшный голод, ибо вода продавалась стаканами. [Он] созвал всю знать того города и пообещал спасти от голода. Договорились о плате в несколько тысяч серебром. [Он] велел собрать двенадцать лошадей одинаковой масти, вместе с многими людьми отправился в тот лес, в котором он нашел запруду. Все узды связали вместе и всех лошадей погнали — эту запруду разрушили, и полилась вода. Они посадили Йонаса в карету, привезли в город и дали [ему] столько денег, сколько он захотел.

Из этого города он, расспрашивая [людей], пошел в то королевство, где болела дочь короля. Прибыв в город, он выдал себя за искусного лекаря. Люди дали знать королю, который велел привести пришельца. Приведенного спросил:

— Обещаешь ли вылечить?

Йонас обещал. Король издал строгий декрет, чтобы это сделать, ибо он не думал, что такой человечек вылечит, так как многим врачам это не удалось.

Йонас занялся лечением. Он велел слугам короля убрать полы, а когда сняли доски, нашли [такую] большущую жабу, что даже испугались. Йонас велел убить ее. Когда [жабу] убили, окурили королевну — она на второй день стала совсем здоровой. Радость была неописуемая, и король щедро одарил Йонаса. Но дочь Йонаса не пугалась, а полюбила. [Король] отдал все королевство, и Йонас стал королем.

Через некоторое время братья прослышали про Йонаса, которого считали давно умершим, и про все его дела. Они тоже захотели стать счастливыми. Поэтому выкололи друг другу глаза и залезли под мост, где раньше был Йонас.

Когда ночью прибежали черти и один из них хотел рассказать о своих делах, другой сказал:

— Может быть, кто-то под мостом опять подслушивает нас и опять будет знать о наших делах!

Они спустились и нашли под мостом братьев. Черти взяли и разодрали их в клочья. Так жадные братья закончили свои дни.

К 1.1.2.12. / АТ 613. Волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Пранас Нарвидас, 1902. BsLPĮ 4 90.

Имеется 55 вариантов, в которых человек / слепой старик подслушивает разговор птиц / чертей и получает важную информацию. Рассказ о том, как братья съели пищу младшего брата и как за еду он отдал глаза, встречается в 69 вариантах самостоятельного сюжета и в 19 вариантах соединений с другими сюжетами, в которых изображаются противоречия между братьями. В одном варианте Правда и Кривда спорят, как лучше жить. Кривда подкупает судью, выигрывает спор и ослепляет Правду.

78. [Счастливое дитя]

Был бедный человек, очень бедный. И купец ездил по деревням, и он заехал к этому человеку на ночлег. Он попросился к этому бедняку и заночевал. И в ту ночь у этой матушки родился сыночек. И пришел ангел и стал говорить. Он сказал: — Если [сын] родится в этот час, он будет разбойником, если родится в этот час, он будет вором, а если родится в этот час, он будет счастливым от Бога: чего он захочет от Бога, то Бог ему и даст.

И [сын] родился в тот час, когда ангел сказал, что он будет счастливым. Тогда купец захотел в тот же час везти окрестить [ребенка]. И купец попросился отвезти этого ребенка окрестить. Пригласили куму, оба с купцом отвезли этого ребенка окрестить. Когда ребенка окрестили и везли домой, купец опоил куму, поймал гоголенка и завернул куме вместо сыночка. А этого ребенка [сунул] в дупло дерева. И привезли для матери дитя — гоголенка, а не сыночка. Мать болью объята. А тот купец забрал дитя из этого дупла и отвез к себе домой.

Тогда он стал очень богатым, не знал, сколько у него богатства. Жена спросила у него:

— Откуда ты привез это дитя?

— Я не могу говорить. Если бы мы не имели этого дитя, не были бы такими богатыми.

Но его жена не переставала спрашивать, откуда это дитя. Тогда купец зажег свечу, когда ребенок спал, жег ему подошвы, чтобы знать, спит ли ребенок. Но Бог дал ребенку терпение, чтобы он слышал, когда пан сказал, что он не их сынок, так он притворился спящим. Когда он не проснулся, купец стал рассказывать своей жене, что он заехал к бедному человеку на ночлег, и в ту ночь родился ребенок у той матушки. И ангел пришел под окно и говорил: «Если родится в этот час, он будет разбойником, если родится в этот час, будет вором, а если в этот — он будет от Бога счастливым».

— Когда я услышал такую речь ангела, я попросился отвезти это дитя окрестить. Тот человек попросил куму, и мы отвезли и окрестили. Когда окрестили сыночка и везли домой, я поймал гоголенка и завернул куме в пеленки — и [она] привезла гоголенка вместо сыночка. А ребенка я положил в дупло дерева. Когда я отвез гоголенка, вернулся и взял ребенка из дупла дерева, и привез домой. Так поэтому теперь мы такие богатые. Этот ребенок чего ни попросил бы, то ему Бог и дал бы.

Ребенок слышал, как купец говорил своей жене, что он может всего просить у Бога. Когда купец заснул со своей женой, ребенок встал, вышел из избы, поднял глаза к небу и сказал:

— Чтобы Бог дал мне красивую одежду, красивого коня и красивую яблоньку.

Господь Бог так и дал ему: красивую одежду, красивого коня и красивую яблоньку — серебряные листочки, золотые яблочки. Ребенок оделся в красивую одежду, сел на коня и стал ездить по деревням и спрашивать людей. Когда он приезжал в деревню, и яблонька за ним шла. Он приезжает в деревню — выходят все люди смотреть на меня[41]. И они говорят:

— Паныч как паныч, конь как конь, но яблонька какая красивая!

А я им говорю:

— Это вам диво, но мне диво, что матушка родила сыночка, а он превратился в гоголенка! Это мне диво.

А они говорили:

— И мы об этом слышали.

И так он ездил по деревням и городам. И везде люди выходили и говорили:

— Паныч как паныч, конь как конь, но яблонька какая красивая!

Так они сказали, что недалеко та деревня, где это случилось.

Когда приехал в эту деревню, вышли все люди и сказали:

— Паныч как паныч, конь как конь, но яблонька какая красивая!

Так они сказали:

— В нашей деревне это случилось.

Тогда я велел позвать мать с гоголенком и велел зарезать гоголенка. А я им сказал, что случилось. Тогда стала большая радость, что я приехал к своим родителям.

И я там был, мед пиво пил, во рту не имел, по бороде текло. Я вез деньги в лапте, мои деньги рассыпались. Ты их собрал, себе пиджак купил — теперь отдай!

К 1.1.2.12. / АТ 652. Уезд Сейнай. Зап. Юршенас (1923). LTR 807/448/. Перевод на немецкий язык KLV 73.

Имеется 38 вариантов самостоятельного сюжета и 8 вариантов соединений с разными сюжетами. Сюжет варьируется: пан строит мост и посылает слугу слушать, что люди пожелают пану. Слуга утаивает пожелание, что сын пана будет счастливым. Сын слышит разговор слуги с женой и превращает их в собак. Сын кормит собак горящими угольями и рассказывает людям, почему он так поступает.

79. Дамартас и пироги

Был один хозяин Дамартас, очень богатый. Бог дал ему сына. Он устроил большой банкет, пригласил родственников. А его сосед был бедный, ничего не имел, только бобы. Богач, попробовав их, рассердился и сказал:

— Иди ты в пекло со своими бобами!

— А где я найду пекло?

— Иди на запад, там и найдешь пекло.

Он пошел на запад, пришел к большому лесу и встретил старого нищего. Тот спросил:

— Куда идешь?

— В пекло!

— Ты лучше туда не ходи.

Он дал ему три камня:

— Принеси домой, положи один [камень] в один сусек, второй — в другой [сусек], третий — в третий.

Тот вернулся домой и так сделал. А наутро он нашел [один] сусек полный серебряных денег, второй — золотых денег, а третий — полный пшеницы. Когда он это нашел, поблагодарил Бога за эту милость, не знал со своей бабой, как радоваться. Он послал свою дочь к соседу Дамартасу, чтобы одолжила у него меру.

— Мой отец собрался деньги мерить.

А этот сосед сказал со смехом:

— Может быть, он где-то достал отрубей и их будет мерить?

Когда дочь несла меру обратно, то за ее обручи насовала денег. Богатый сосед принял меру и хотел узнать, что он мерил: отруби или зерно. Когда он стукнул меру об землю, вытряхнул много золотых монет. Тогда Домартас сам себе сказал:

— Тот убогий, смотри, шел в пекло, кушая бобы, и так много денег нашел! А я пойду и буду кушать пироги, сколько я получу!

Он так подумал и пошел к соседу спрашивать, каким способом тот получил деньги в пекле.

А бедный сосед не сказал, как он получил деньги, но соврал ему. Он сказал, что ему удалось получить деньги в пекле. Тогда [богач] с ним попрощался и решил идти в пекло.

Он вернулся домой и велел жене напечь пирогов. Когда [она] напекла пирогов, Дамартас наелся досыта, наложил пирогов в торбу, в карманы, за пазуху, простился с женой и детьми и, кушая пироги, пошел в пекло. Когда он шел через большой лес, встретил того же старика-лайме, как и тот бедняк встретил. Тот старик, или лайма, спросил у него:

— А куда ты идешь, может быть, в пекло?

Тот ответил:

— А какое твое дело, куда я иду! Видишь, еще старик станет спрашивать!

А когда он пришел в пекло, то оттуда не вернулся домой. Никто ничего не знает, живет ли он в пекле или блуждает по миру.

Такое есть известие о Дамартасе и пирогах.

К 1.1.2.15. / AT 480C*. Кепарутене, деревня Пасербентис, волость и уезд Расейняй. Зап. Мечисловас Давайнис-Сильвестрайтис. DSPSO 9. Ранее напечатано: DSPD 21 = BsLPĮ 2 63. Перевод на русский язык КЛ с. 56.

Имеется 7 вариантов, в которых бедняк не приходит в ад. В других вариантах бедняк выдерживает испытание в аду: он просит не денег, а пены с котлов. Пена превращается в овец, за которые старик дает бедняку камушки и велит положить их в сусеки (см. № 114, 115).

80. Козочка

Когда-то матери могли проклясть своих детей. У одной матери дочь вышла замуж без разрешения. Мать и сказала:

— Если ты вышла замуж против моей воли, так ты не будешь иметь радости от своих потомков.

Ну, потом и родилась козочка у этой дочери. Эта козочка все время была за печкой. Когда мать начинала какую-либо работу, а не хватало времени ее закончить или на ночь оставалась какая-то работа — потом находила, что все сделано, закончено. Ну, и никто не видит и не знает, кто это делает, кто заканчивает.

Однажды мать стала месить хлеб, а пришли звать их на свадьбу. Отец согласился идти. Мать ответила, что у нее нет времени: замесила хлеб, еще придется мять, печь, так только тогда смогу идти на свадьбу. Отец сказал:

— Как ты много раз находила свою начатую работу законченной, так и теперь закончат.

Родители ушли на свадьбу. Батрак рубил сучья и вздумал посмотреть, кто будет мять и печь этот хлеб. Он куда-то или на чердак залез и стал смотреть через верхнее окошко. Он смотрел, смотрел — эта козочка вышла из-за печки, тут же сняла свою шкурку козы — стала такая красивая девица с желтыми волосами. Она перемяла хлеб. Батрак хотел ее увидеть вблизи. Она в эту шкурку оделась — и снова козочка.

Потом батрак побежал к ксендзу и сказал, что так и так видел. Ксендз ему сказал:

— Ты сделай такой крюк и стой за дверью, чтобы она тебя не увидела. Когда она будет топить печку, ты брось ее шкуру и сожги.

Он так и поступил: как только она стала заниматься печкой, принесла дров, затопила, он присмотрелся, у него крюк уже был приготовлен — и потянул [шкурку], пашвикшт[42]! — и бросил ее в печку.

Потом она его благодарила, что он ее спас, радовалась. Если бы никто не догадался так поступить, она была бы козочкой, пока жива. Когда родители вернулись со свадьбы, то поженили обоих.

Столько.

К 1.1.3.1. / АТ (413А*). Анеле Сланчяускайте, деревня Трумпайчяй, волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас (1896–1899). SlŠLP 79.

ЭС, герои которых прячут / сжигают шкуру животного и превращают его в человека, имеются в различных более сложных сюжетах.

81. [Жена-свинка]

Два человека жили, у них не было детей. Они очень скучали, что у них нет детей. Жена выходила к другим женщинам деревни и жаловалась, что нет детей и очень скучно. Одна соседка дала ей свинку и сказала:

— Хотя будешь иметь покой.

А эта свинка была проклятая девушка. Она для нее все делала: и ложки мыла, и избу подметала и так многое делала.

Однажды летом все дети побежали в лес за ягодами, а свинка лежит под порогом сеней и греется. Ее названая мать пришла и говорит:

— Дети всех [людей] побежали за ягодами, а когда ты наберешь мне ягод?

Свинка вскочила с порога, взяла корзиночку и побежала в лес. Когда она прибежала в лес, сняла свой свиной кожух, положила под дерево, чтобы никто не нашел. Когда она разделась, вместо свинки стала очень красивая девочка и начала собирать ягоды. Она набрала ягод полную корзинку, снова надела тот же кожух и понесла ягоды домой. Свинка снова была для своей названой матери такая, как и раньше, а та радовалась. И благодарила, что [она] набрала таких красивых ягод. Прошло время — в лесу появились грибы. Все дети бегут в лес, а хозяйка говорит свинке:

— Когда ты принесешь мне грибов? Все дети собирают грибы.

Свинка опять встала с порога, взяла корзинку и пошла в лес. Когда она прибежала в лес, опять сняла свой кожух и положила под дерево, как и в первый раз. Но один мальчик увидел, как она сняла свиной кожух и стала очень красивой девочкой. Она набрала полную корзинку грибов, надела кожух, нацепила на нос корзинку и побежала домой. Она принесла грибы и поставила на скамейку, а сама, как свинка, снова легла под порог.

Прошли годы, вырос тот мальчик, который видел свинку в лесу, и он приехал к ней свататься. Хозяйка говорит ему:

— Как же ты женишься? Ведь она свинка.

Но тот ответил, что иногда свинка может быть лучше, чем какая девица:

— Мне [она] нравится, я хочу жениться.

Он пошел со свинкой к ксендзу на запись. Прошли три недели, ксендз все три раза объявил о свадьбе. Уже он готовится ехать венчаться, уже и кольца купил для себя и для свинки. Пригласил много родственников, знакомых, наехало очень много гостей. Настало время ехать на венчание. Он посадил свинку рядом с собой и поехал. Все идут в костел парами под руку, а жених идет со свинкой. Ксендз обвенчал их. После венца вернулись домой. Жених ходит всюду со свинкой, как с женой. Свинка велела ему не идти спать ни в избу, ни в светлицу, а идти в ригу. Он пошел в ригу, и свинка пришла в ригу, подождав, пока все люди легли. Она велела своему мужу положить соломы в середине риги и зажечь. А она сняла свой свиной кожух и бросила на горящий сноп соломы. Когда этот кожух сгорел, зола превратилась в одну кучу золота, а другую — серебра. А она сама превратилась в красивую, как розочка, девушку.

Когда все люди встали, они смеялись над женихом, говорили:

— Что он делает со своей свинкой в риге?

[Люди] приходят будить молодых — находят, что он лежит, а вместо свинки — красивая девушка. А посреди риги — две кучи денег. Все очень дивились, что так случилось. Он взял эти деньги и пришел домой с молодой красивой женой.

Молодые жили очень дружно, у них было много денег. Сосед был старый холостяк и ему очень завидовал, что он из свиньи получил жену, да еще такую богатую. Он пошел к бабе, у которой была свинья с поросятами, и сказал, что он женится на ней. Хозяйка говорит:

— Как ты женишься? Ведь она свинья, да еще с поросятами!

Он ответил:

— Как тот женился на свинье, а потом получил такую красивую жену и так много денег, так и я женюсь. Может быть, и со мной так случится.

Он пошел к ксендзу, подал на запись. Прошли три недели, ксендз сказал все три окликанья. Съехались все родственники, знакомые. Жених купил кольца, поехал на венчание. Все идут по паре, а он тащит свою свинью. Свинка не хочет идти, визжит. Когда уже ксендз обвенчал, все поехали домой. Все сели кушать, и он сел со своей свиньей. Свинья визжит, рвется к своим поросятам от стола, не ест. Вечером и он тащит свою свинью в ригу. Он взял сноп соломы, зажег в середине риги и тащит свою свинью. Свинья не подходит даже близко к огню, визжит. Он не отпускает свинью, насильно толкает в огонь, да и только. Все-таки кое-как толкнул в огонь, смотрит, выпучив глаза, когда выскочит красивая девушка и появятся деньги. Как нет, так нет ни жены, ни денег. В огне сгорели и свинья, и рига. Его одолела тоска, что он сжег свинью и ригу и никакой пользы не получил.

К 1.1.3.1. / AT 413А*. Волость Коварскас, уезд Укмерге. Зап. А. Гайлюшис, 1931. LTR 321/5/.

Имеется 2 варианта. Во втором варианте бездетные супруги хотят иметь хоть свинку — у них рождается свинка. Только в публикуемом варианте другой парень пытается подражать первому.

82. Короткая сказка

Однажды в субботний вечер в избе бедного хозяина собралось много парней и за игрой в карты стали говорить о страхах. Они поспорили, кто [из них] принесет из бани камень с печки. А было около одиннадцати часов ночи. Никто не решался. Батрак того хозяина (его имя Йонас), привычный в своей обстановке, не побоялся и пошел [в баню]. Он открыл дверь, взял камень, но [кто-то] хвать его за руку! Раздался голос из печки бани:

— Йонас, обещай взять меня [замуж].

Йонас испугался. А когда голос повторил [сказанное], он понял, что не выкрутится, [и согласился]:

— Обещаю.

Тогда голос из печки сказал:

— Так выполни обещание и готовь свадьбу.

Йонас принес камень и выиграл спор. Он никому не рассказывал о случившемся, но про себя все думал, что [это] злой дух. Когда он пошел спать в сарай на сено, думал, что привидения — это выдумки. Но он услышал голос:

— Йонас, не думай — ты должен меня брать. Без этого не отпущу и везде тебя найду.

Когда прошло немного времени, Йонас уже приготовил все, что нужно для свадьбы. Но он недоумевал, кого же он берет [в жены]. Когда нужно было ехать на венчание, он подъехал к бане и ждал, что будет, ибо она велела так поступить. Все удивлялись. Но вот дверь бани отворилась, и вышла девушка — яркая, как день; в шелках, цветущая, как цветок, и села рядом с Йонасом. Все удивлялись, что неизвестная Йонасу невеста такая красивая.

Когда вернулись домой после венчания, поздравили родителей, то есть хозяев Йонаса. А у хозяев была дочь лет девятнадцати — немая, слепая, парализованная, ее все на руках носили. Тогда жена Йонаса выхватила ее из рук, бросила — и дитя превратилось в полено. Она сказала родителям:

— Что вы тут носите подарок черта! Знайте, что я ваша дочь. Когда я родилась, черт меня украл и растил в бане девятнадцать лет. И я досталась бы ему, если бы не Йонас. А вам вместо меня вручил полено, которое вы носили девятнадцать лет. И поэтому вы были бедны, ибо черт приносил мне все ваше добро.

После свадьбы родители [девушки] отдали Йонасу все хозяйство, и он жил богато.

К 1.1.3.2. / АТ 412В*. Зап. Пранас Нарвидас по памяти (волость Йонишкис, уезд Шяуляй), 1902. ŠLSP 101.

Имеется 47 различных по структуре вариантов. В них используются элементы, характерные для мифологических сказаний. Сюжет 2 вариантов состоит из одного ЭС, в котором парень ловит странную девушку четками / кушаком для штанов (в сказаниях так ловят черта). В начале или в конце большинства текстов говорится, что родители прокляли свою дочь. Подменыш черта не растет / убегает, когда его узнают / превращается в веник / полено — элементы, характерные для сказаний.

83. [Батраки — ангел и черт]

Был один хозяин. Он держал батраков и перед Рождеством задавал им такую тяжелую работу, которую ни один не мог выполнить, и должен был уходить от хозяина, а жалованье оставалось [ему].

Но пришел батраком ангел, а черт — помощником батрака. Они пришли к хозяину и сказали:

— Не нужны ли батраки?

— Нужны. Сколько нужно жалованья?

— Когда мы закончим, так нам обоим дашь что-нибудь.

— Хорошо, — сказал хозяин.

И [они] усердно служили тому хозяину. Уже пришло Рождество — эти батраки не уходят. Что с ними делать? Он сказал:

— Идите и сегодня замостите камнями мой двор.

Черт тут же стал носить камни, а ангел — укладывать. И до обеда у них все было готово. Они пришли к хозяину и сказали:

— Дай нам [другую] работу, [эту] уже кончили.

Хозяин испугался, что придется платить им жалованье.

Пришла Кутья [Сочельник], когда у нас меняются батраки[43].

Уже им надо расставаться. Хозяин спрятался за печку и сказал жене:

— Ты скажи батракам, что меня нет дома.

Батраки пришли, спросили:

— Где хозяин?

Жена сказала:

— Его нет дома.

— Ну, так ты дай нам жалованье.

Хозяйка спросила:

— Ну, а сколько ты хочешь?

Ангел сказал:

— Дашь мне три зерна пшеницы.

Она подала ему зерна, которые ангел положил в карман. И дала им такую булочку хлеба. Они [ее] переломили пополам, положили в карманы и пошли. Но чертенок все скачет вокруг ангела и говорит:

— Ну, а что мне будет жалованья? Ты получил хоть три зернышка, а я ничего!

Ангел сказал:

— Тебе пускай будет тот, кто лежит за печкой.

Черт тут же побежал, схватил хозяина и понес в пекло.

К 1.2.1.5. / AT 650А1. Шинкевичюс, деревня Ожкабаляй, уезд Вилкавишкис. Зал. Винцас Басанавичюс (1902). BsLPĮ 4 25.

Записано 29 вариантов, в которых батрак служит за щелчок / за то, что сможет унести / он возьмет платы одну соломинку из кровати и одно бревно из стены. В конце года батрак дает щелчок в печку — гром убивает хозяина / батрак уносит печку, в которой спрятался хозяин / уносит все добро хозяина. В 13 вариантах хозяин спасается: он видит, как батрак приподнимает клеть, удивляется и упоминает черта / хозяин солит пищу батрака — тот убегает.

84. [Агуонеле]

Жили старик и старушка. У них была дочка Агуонеле[44] — черная-черная, как семена мака. Мать говорит отцу:

— Отнеси в колодец — она отбелится.

Отец отнес [ее] и опустил в колодец. Тогда мать накрошила сала, добавила яичек, отнесла к колодцу и сказала:

Агуона, дочка Агуона,
Высунь ручку — белая ли ты уже?

Агуонеле высунула ручку, поела, поела. А мама сказала:

— Оставайся, [ты] еще черная. Но, — говорит, — если кто придет, будет звать, не высовывай ручку.

А волк слышал это. Он подошел к колодцу и [сказал] грубым голосом:

Агуона, дочка Агуона,
Высунь ручку — белая ли ты уже?

Агуона не высунула ручку. Волк убрел, ему стало стыдно, что Агуона не высунула ручку. Тогда он пошел в кузницу:

— Кузнец, кузнец, подкуй мне язык! Я тебе заплачу.

Кузнец говорит:

— Ну, клади на наковальню!

Кузнец подковал язык молотом. Тогда кузнец говорит:

— Ну, так плати!

Волк поднял одну ногу — копейка, другую ногу поднял — копейка. И заплатил. Тогда волк подошел к колодцу и уже тонким голосом [сказал]:

Агуона, дочка Агуона,
Высунь ручку — белая ли ты уже?

Агуонеле высунула ручку. Волк цап за ручку и унес ее в лес.

У мамы больше нет дочери. Она легла на скамью и умерла. Тогда позвали волка и Агуонеле на похороны.

Агуонеле плачет по матери:

Мамочка, гостюшка,
Как кленовый листочек — лалюкшть!

А волк плачет:

Тещенка, дудочка,
Как половина жернова — крюкшть[45]!

Там гости были, так они выкопали яму под столом и насыпали [в нее] горящих углей. Волка посадили за стол кушать. Тогда гости говорят:

Людской зять, подвинься,
Людской зять, подвинься!

Волк подвигался, подвигался — и упал в яму. Тогда мама поднялась со скамьи и кочергой убила волка. И Агуонеле осталась у нее.

К 1.2.1.6. / АТ 702В*. Стасис Циценас, 80 лет, деревня Руджяй, приход Римше, уезд Зарасай. Зап. Казимера Кайрюкштите, 1949. LTR 2795/129/. Перевод на немецкий язык KLV 36.

См. № 85. В вариантах, относимых к типу К 1.2.1.6. / АТ 702В* весьма часто используются ЭС, характерные для типа К 1.1.1.15. / АТ 327 А, C, F.

85. Девица Уогяле

Были старушка и старик. У них не было детей. Старушка говорит:

— Старичок, ты мне вытесал бы ребеночка из дерева.

Хорошо. Старик поел, пришел в лес. Подошел к дереву — кривое, к другому — тонкое, а третье — как раз подходящее. Срубил дерево, сучья обрубил и тащит. Тащил, тащил и захотел остановиться по нужде. Он увидел березу и на нее повесил шапку. Справил нужду, встал и идет, а шапку забыл. Он притащил [дерево] домой, в избу, покушал. Пошел вытесывать болванчика. [Старик] искал, искал шапку — не находит нигде. Ругает старушку:

— Ты, баба, спрятала мою шапку!

Старушка ответила:

— Иди ты, дурень! Может быть, оставил ее там, где присел. Старик вспомнил, пришел — как раз нашел шапку. Пришел и начал тесать болванчика.

Вытесал с руками, с ногами, с зубами, с глазами — как будто человек. Он принес его и положил в кровать. Его назвали Рекечюкас[46]. Старушка залезла на печку, села и говорит:

— Рекечюкас, Рекечюкас, подай мне котелочек.

Рекетелис лежит, не шевелится.

— Рекечюкас, Рекечюкас, подай мне блюдечко.

Рекечюкас все лежит.

— Рекечюкас, Рекечюкас, подай мне ложечку.

Рекечюкас все лежит.

— Рекечюкас, Рекечюкас, подай мне щепочку.

Рекечюкас скок! — и подал щепочку старушке. Сколько радости невиданной, что у них есть ребеночек! Уже ей хорошо, этой старушке. Старушка сшила сермяжку, старик сковал маленький топорик — завтра Рекетелис пойдет пасти [коров]. И старушка говорит:

— Когда придешь на пастбище, найдешь ягоду. Так возьми — кинь через одно плечо и через другое перебрось, тогда обернись и посмотри.

Хорошо. На следующее утро он выгнал коров. Он пасет у леса и находит ягоду. Берет ее — бросает через одно плечо, через другое перебрасывает. Оборачивается, смотрит — девочка стоит в красном-красном платье, как горящие угли. И пасут оба. Ее звали девица Уогяле[47]. Они пасли возле леса. Рекетелис построил маленькую избушку, там эта девица Уогяле и жила. Он приносил ей кушать. Когда приходил домой, Рекетелис каждый раз говорил девице:

— Ты, девица Уогяле, засов задвинь, закройся! Когда я приду и буду звать тонким голосом, тогда открой. А если кто будет звать толстым голосом, не открывай — там волк.

Рекетелис приходит к избушке и зовет:

Девица Уогяле, открой дверцы:
Приходит Рекечюкас, приносит масло.

Девица открыла, он подал ей масло, она покушала. Оба поцеловались. Он опять пошел пасти. Приходит волк:

— Девица Уогяле! — уже грубым голосом.

Девица не открыла: узнала, что это волк. Рекетелис пришел и опять зовет:

Девица Уогяле, открой дверцы:
Я принес сыра!

Она открыла, он подал сыр. Сыр съела, Рекетелис пошел пасти.

А волк пошел к кузнецу, говорит:

— Кузнец, кузнец, скуй мне язык потоньше, чтобы я говорил тонким голосом.

Кузнец накалил молот докрасна, велел волку положить язык на наковальню. Кузнец стук молотком — волк даже присел. Ну, уже разговаривает тонким голосом. Он приходит к избушке, становится под окошко и зовет тонким голосом:

Девица Уогяле, открой дверцы:
Я принес сыра!

Девица, ничего не подозревая, открыла дверцы, волк хвать! — и проглотил [ее] живьем. Рекетелис пришел и зовет:

Девица Уогяле, открой дверцы:
Я принес хлеба!

Он подходит к одному окну, к другому — а она все не открывает, все нет девицы. Он взял, окно высадил, вошел в избушку, искал везде — и под печкой, и на печке, везде — нет девицы. Он начал плакать, пошел в ореховый куст и повесился на шелковом поясе. Корова прибежала домой к старикам и говорит:

Му-му, Рекетелис
Му-му, повесился
Му-му, в ореховом кусте
Му-му, на шелковом поясе.

Старушка взяла прутик:

— Иди прочь! Чего ты, негодная, сюда прибежала и кричишь!

Прогнала корову. Прибежала овца и тоже [говорит]:

Бе-бе, Рекетелис
Бе-бе, повесился
Бе-бе, в ореховом кусте
Бе-бе, на шелковом поясе.

И овцу прогнала прочь. Прибежала свинья:

Хрю-хрю, Рекетелис
Хрю-хрю, повесился
Хрю-хрю, в ореховом кусте
Хрю-хрю, на шелковом поясе.

Она бегает вокруг избы и все хрюкает. Старушка прогнала и свинью. Прибежала сучка, бегает и лает:

Ау-ау, Рекетелис
Ау-ау, повесился
Ау-ау, в ореховом кусте
Ау-ау, на шелковом поясе.

Старик говорит старушке:

— Пойдем, старушка, смотреть. Что-то тут неладно: все животные домой прибежали.

Пришли к лесу, смотрят — Рекетелис висит в ореховом кусте, повесился на шелковом поясе. Старик со старушкой плачут. Они взяли его и принесли домой, обмыли, одели и положили в середине избы.

Уже и похороны — певчие поют, в риге гроб делают. Сделали гроб, несут в избу.

Несут, и как раз идет тот же волк. Он увидел гроб и так испугался, что выскочила девушка и превратилась в кукушку.

Кукушка прилетела в избу, села у ног Рекечюкаса и кукует:

Ку-ку, Рекетелис,
Ку-ку, здесь твоя девица,
Ку-ку, здесь твоя Уогяле,
Ку-ку, Рекетелис!

Рекетелис уже рукой пошевелил. Кукушка подлетела, села у головы и опять кукует:

Ку-ку, Рекетелис,
Ку-ку, здесь твоя девица,
Ку-ку, здесь твоя Уогяле,
Ку-ку, Рекетелис!

Скок Рекетелис из мертвых! Они обнялись, радуются, поцеловались.

И я там была, пиво-мед пила, во рту не задержалось, по бороде утекло.

К 1.2.1.6. / АТ 702В*. Она Баубинене, 23 года, деревня Бикенай, приход Дукштас, уезд Швянченис. Зал. Юозас Айдулис, 1935. LTR 2441/403/. Перевод на немецкий язык KLV 37.

Имеется 92 варианта. По структурам варианты различны: в 7 текстах рассказывается лишь о том, как волк / ведьма похищает девочку / мальчика, 25 вариантов кончаются освобождением похищенного, а в начале 60 вариантов используются различные ЭС о необыкновенном рождении мальчика и о превращении ягоды в девочку. Часть вариантов кончается смертью мальчика.

86. [Ночлег у лауме]

Были дед с бабой, и у них был один сын Станисловас. И он пошел за лыком.

А когда-то было такое: кто ночует в избушке в лесу, того лауме убивает. Баба не пускает его:

— Не ходи, сын, не ходи!

— Пойду.

Он взял стакан, воды налил и поставил. И говорит маме:

— Следи: пока я буду живой, так стакан останется полным. А если случится какое несчастье, воды станет меньше.

Он повязал на шею платок, взял три головки лука, и пошел за лыком. Надрал лыка, и стало темно. Он пошел домой и нашел избушку. «Зайду и переночую». Зашел — сидит баба. Говорит:

— Тетя, может быть, примешь меня ночевать?

— А, сын, каждый день у меня ночуют. Я и баню истопила, может быть, замерз, так будет теплее.

А в ее бане стоит печка, полная горящих угольев. Он пришел, лег и заснул. И спит. Лауме прибегает ночью и поет:

Спят ли гости,
Поют ли петухи,
Ржут ли кони, просят ли овса?

Головка лука ответила:

Не спят гости,
Не поют петухи,
Не ржут кони, не просят овса.

Так и сгорела эта головка [лука] в раскаленных угольях.

Лауме побежала домой: [он] еще не спит. Побыла минутку — она и опять прибежала, она и опять так поет:

Спят ли гости,
Поют ли петухи,
Ржут ли кони, просят ли овса?

Опять головка лука ответила:

Не спят гости,
Не поют петухи,
Не ржут кони, не просят овса.

И эта [луковица] жак[48]! в раскаленные угли — и сгорела. Лауме опять побежала домой. Побыла, и снова прибежала, и опять поет:

Спят ли гости,
Поют ли петухи,
Ржут ли кони, просят ли овса?

И головка лука снова ответила:

Не спят гости,
Не поют петухи,
Не ржут кони, не просят овса.

И эта жак! — сгорела.

Лауме побыла и опять прибегает, и спрашивает:

Спят ли гости,
Поют ли петухи,
Ржут ли кони, просят ли овса?

Тогда платок ответил:

Не спят гости,
Не поют петухи,
Не ржут кони, не просят овса.

А она ждет, не дождется. А тут уже день скоро. Побыла, прибежала, спела — никто не отвечает. И зарезала этого Станисловаса. Нацедила в бутылочку крови живучей и могучей. В бане было корыто — и положила его [Станисловаса] под корыто.

А мама следит, следит — уже воды половина стакана. «Его уже нет».

— Так, дедуля, уже нет нашего Станисловаса — уже воды половина стакана.

Дед встал утром и пошел его искать. Идет, идет — нашел избушку. Видит — лежит ноша лыка. Вошел, говорит:

— Уважаемая, может быть, человек ночевал у тебя?

— Нет! Всегда ночуют, а сегодня никто не ночевал.

Но кукушка стала куковать:

Ку-ку, ты, дедуля,
Ку-ку, это не женщина,
Ку-ку, лауме-ведьма,
Ку-ку, погубила
Ку-ку, твоего сына
Ку-ку, Станисловаса
Ку-ку, и положила
Ку-ку, в бане
Ку-ку, под корыто.

Она прогоняет кукушку:

— Что тут она кукует? Разве поймешь кукушку!

А дед не верит:

— Пойду — посмотрю в баньке.

Приходит — корыто стоит. Перевернул — это его сын!

— Ах ты, падла, разве кукушка не правду говорила? Излечи, чтобы стал живым!

Она скоро помазала ему той кровью губы, грудь, ямочку на шее — и ожил. Он потягивается:

— Так, тятя, это ты здесь?

— Здесь, сын.

— Я так хорошо спал! Я был усталый, так спал.

— Ты, сынок, уже на весь век был положен под корыто.

Дед со Станисловасом взяли и убили лауме:

— Вот тебе за это, людей не губи!

К 1.2.1.7. / АТ — . Анеле Челнюкене, 65 лет, деревня Клюкай, приход Тверячюс, уезд Швянченис. Зап. Юозас Айдулис, 1934. LFCh 399.

Имеется 12 вариантов самостоятельного сюжета и 3 варианта — фрагменты в составе других сюжетов. Герой публикуемого текста (сын) сознательно хочет переночевать в опасном месте и остаться в живых. Королевич ночует в доме невесты / сын / дети ночуют в доме отца; в доме / с отцом живет ведьма. / Ведьма превращает королеву в лебедя / утку. Птица высиживает детей из своих яиц / из пуль, которыми муж хотел подстрелить лебедя, / из слюны мужа и посылает их к отцу. Сын / брат оставляет дома стакан с водой / вешает полотенце и говорит: когда он погибнет, воды в стакане станет меньше / кровь начнет капать с полотенца / платка. Вместо спящих людей ведьме отвечают: кольцо, платок и головка лука / яблоко, орех и ягода клюквы / орешки / яички-болтуны / сын с большой палец. Варьируется оживление убитого / убитых: ведьма мажет губы и грудь убитого его кровью / мать перебрасывает кровь сына / головки или кости детей через свое плечо / кукушка ударяет крылом по руке убитого.

Ср. № 87, 88.

87. Уточка и ее деточки

Были батюшка и доченька. Они так обеднели, что не имели ни во что одеться, ни что кушать. Ну, и эта доченька вышла к колодцу воды зачерпнуть и нашла очень большую рыбу. Когда нашла эту рыбу, она подумала: «Будет что сварить». Эта рыба стала просить:

— Ты меня отпусти, а если когда-нибудь тебе что понадобится, подумай обо мне. И сразу получишь то, что тебе нужно.

Она и отпустила эту рыбу. Потом однажды она собралась идти в костел и подумала: «Как давеча я эту рыбу поймала, она мне говорила, что будет то, что мне понадобится. А теперь если бы у меня была красивая одежда, я бы не шла такая оборванная». Тут же появилась красивая шелковая одежда. Она оделась и пошла в костел. Когда вернулась из костела, повесила одежду на заборе.

Мимо этого домика ехал королевич и увидел эту одежду. Он говорит:

— Тут такой худой домик, а такая красивая одежда вывешена.

Он велел своему кучеру зайти в дом и посмотреть. Тот зашел, посмотрел, а когда вышел, сказал:

— Здесь одежда красивая, но если бы ты видел, какая в избе барышня, — еще краше.

Королевич сказал:

— Вели ей выйти во двор.

Кучер вошел и сказал:

— Король просил тебя выйти.

Она не слушается. Сам королевич вошел. Когда он вошел, она ему так понравилась — он ее вывел, посадил в свою карету, привез домой и женился.

Потом этому королю нужно было идти на войну. Она осталась дома одна. Ведьмы все ходят мимо ее окон и носят красивые цветы. Она послала своих слуг, чтобы они купили эти цветы. Послала одного — эти ведьмы говорят:

— Пускай сама пани выйдет, так мы ей дадим.

Ну, она вышла со всеми своими слугами. Ведьмы говорят:

— Пускай все слуги возвращаются, а мы с пани пойдем [к нам] домой, дадим ей цветов, поговорим и проводим назад.

Пани и ушла с этими ведьмами. Ведьмы привели ее домой, сняли [с нее] одежду, [а саму] сожгли и высыпали золу в море. А свою дочь нарядили в эту одежду и проводили со всеми цветами.

Как только дочка ведьмы пришла во двор короля, все слуги стали грустными. Когда король вернулся с войны, и он уже не был такой веселый. Он понял, что его госпожа не такая, какая была.

А она, когда эти ведьмы ее сожгли и золу высыпали в море, так из этой золы появилась уточка и снесла четыре яичка. Она высидела двух деток, а два яичка остались болтунами. Уточка одела деток в белые рубашечки и послала их:

— Вы идите к своему батюшке. Летите в королевский сад, а если король захочет вас поймать, так вы не поддавайтесь.

Они полетели, опустились в королевском саду и бегают. Король их увидел и захотел поймать, но они оба не дались. Прилетели к матери и все рассказали. На другой день она подала два яичка и опять велела лететь в тот же сад и уже не противиться тому, чтобы их поймал батюшка-король.

Король поймал этих детей, повел внутрь, угостил, накормил и уложил в той же избе, где была ведьма. А детки положили яички под головы и заснули.

Ведьма ночью идет, чтобы зарезать этих деток. Тут эти яички, лежавшие под их головами, и говорят:

— Идет, идет, зарежет, зарежет!

Ведьма подумала: «Так они еще не спят — станут кричать, и король проснется, почует».

Когда детки ложились спать во вторую ночь, они положили яички на полку. Когда они заснули, ведьма опять идет резать — и опять эти яички говорят:

— Идет, идет, зарежет, зарежет!

Ведьма опять отступила, боялась, чтобы король не почуял.

Когда детки ложились спать на третью ночь, они положили яички на печку. И эта ведьма опять идет резать. Яички засохли, уже слабее говорят:

— Идет, идет, зарежет, зарежет!

Ведьма немного подождала, идет опять — яички еще слабее говорят. В третий раз идет — уже еле слышно, совсем засохли:

— Идет, идет, зарежет, зарежет!

Ведьма идет в четвертый раз — ничего не слышно. Она взяла и зарезала [детей].

Утром король нашел мертвых деток. Ну, одели [их] и проводили в костел. Как только проводили, тут же уточка влетела в окно к этим деточкам, плачет, плачет. Король хотел ее поймать, но уточка через окно вылетела наружу. Через час она опять влетела и снова опустилась на этих деточек, плачет и плачет. Король подкрался и накрыл ее своим плащом. Потом смотрит, что это его жена, которая раньше была. Тут же велел сжечь ведьму, и все.

К 1.2.1.7. / АТ. Волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас. SlŠLP 113.

См. № 86.

88. Летающие орешки

Были дед и баба. И дед бросил бабу. Остались у нее мальчик и девочка. Дед ушел к ведьме.

Однажды дети пошли искать отца. Они пришли к избушке и попросили, чтобы [им] разрешили переночевать. Ведьма не пускает. Дети попросили [разрешить] зажечь костер хотя бы в огороде. Она сказала:

— Идите и ложитесь.

Они очень хотели спать и заснули. Вокруг огня летали два орешка. А ведьма спросила:

— Спят ли оба молодых князя?

Орешки ответили:

— Мы не спим, мы думаем, как убить ведьму.

Она побежала домой. Побыла некоторое время и опять прибежала. Теперь летает только один орешек.

— Спят ли оба молодых князя?

— Мы не спим, мы думаем, как убить ведьму, — и тот орешек упал в огонь.

Когда ведьма спросила в третий раз, никто не ответил. Она пришла и зарезала детей.

А баба ждет не дождется — идет искать детей. Она пришла к тому костру, нашла кости и стала петь:

Лежат, лежат
Князь с княжной,
Лежат, лежат двое моих деток,
В канаву зарытые.

Она погоревала, превратилась в пеструю кукушку и улетела. Прилетела под окно деда и запела:

Ку-ку, вы мои деточки,
Ку-ку, вы мои цветочки,
Ку-ку, разве я не говорила,
Ку-ку, разве вас не просила:
Ку-ку, вы отца не найдете,
Ку-ку, мать вы потеряете,
Ку-ку, вы сами погибнете.

Дед:

— Кто тут поет под окном?

Ведьма гонит кукушку с окна. А дед:

— Пускай поет!

Она поет то же самое у другого окна:

Ку-ку, вы мои деточки,
Ку-ку, вы мои цветочки,
Ку-ку, разве я не говорила,
Ку-ку, разве вас не просила:
Ку-ку, вы отца не найдете,
Ку-ку, мать вы потеряете,
Ку-ку, вы сами погибнете.

Так же [она пела] у третьего и четвертого окна, пела у дверей. Дед пустил кукушку внутрь, перебросил ее через плечо, через другое — превратил [ее] в человека и пошел к костям этих детей. [Он] перебросил кости через плечо, через другое, через голову — и появились дети.

А эту ведьму положили на борону и вывезли на поля.

К 1.2.1.7. / АТ. Мария Лельюоте-Повилайтене, 63 года, деревня Рамошкос, апилинка Юргеленис, район Шальчининкай. Зап. Леонардас Саука в Вильнюсе, 1958. LTt 3 163. Перевод на немецкий язык KLV 49.

См. № 86.

89. [Желания человека]

Господь Бог все оставил человеку, но «хватит» не оставил.

Когда-то жили два брата: один в доме, был при земле, а другой жил в бане и ничего не имел. Однажды пришел старичок-путник в эту баню и попросил ночлега. Тот бедняк сказал:

— Видишь, старик, у меня мало места — негде лечь и нечего дать, чтобы постелить под боком.

Старик сказал:

— Здесь мне будет хорошо, я привык ко всяким невзгодам, мне везде хорошо.

И принял старика на ночлег. Они за ночь много наговорились о всяких людских горестях. Старик спросил у него:

— Как бы ты хотел жить, чего себе желаешь?

— Чего же больше, чтобы только имел свое жилье и землю, как вот мой брат, так ничего больше и не надо.

Старик сказал:

— Если будешь трудиться, стараться — скоро будешь это иметь.

Старик переночевал и ушел. Тот человек работал, старался и быстро заслужил такое жилье, как у его брата.

Через некоторое время снова пришел тот же старик на ночлег. Человек принял [его], и снова они оба поговорили о своих горестях. Человек сказал, что жил в бане, много бед имел и [рассказал], как получил такое жилье. Старик снова спросил у него:

— Так чего теперь ты себе желаешь?

Человек сказал:

— Было бы хорошо, чтобы я мог жить свободно, как вот господа, графы, князья: [они] имеют свои поместья, своих людей, которые днем и ночью им даром, без всякой платы служат, а они над ними имеют большую власть. Вот тогда была бы неплохая жизнь!

Старик сказал:

— Если будешь работать, стараться — и это быстро получишь.

Старик переночевал и ушел восвояси. Тот человек упорно трудился. Старался, бился — и получил себе поместье, своих людей и стал вровень со всеми панами, графами и князьями.

И снова пришел старик к нему на ночлег, и снова они о горестях говорили, рассказывали. Тот пан рассказал, как жил в бане, как тяжело работал и заслужил дом с землею, как надрывался, бился, пока получил поместье. Старик спросил у него:

— Как еще хотел бы жить?

Человек сказал:

— Теперь я хотел бы быть королем, чтобы всех людей и панство имел под своей властью.

Старик сказал:

— Если будешь к этому стремиться, получишь и это.

[Старик] переночевал и ушел. Их король умер. Все паны собрались и признали [этого человека] умным, и поставили его королем всего края.

Старик пришел к королю на ночлег. И снова они за ночь поговорили о горестях прошлой жизни — от бани до королевского житья. Старик спросил у него:

— Ну, чего теперь себе желаешь?

Тот король сказал:

— Я того себе желаю, чтобы не умереть, чтобы весь мир был в моей власти, чтобы никто иной не был больше меня.

Старик сказал:

— Так ты хочешь быть Богом?

Король ответил:

— Да, Богом.

Старик сказал:

— Так будь собакой.

Тогда он, его жена и дети все стали собаками.

К 1.2.1.16. / AT 555. Василяускас, деревня Даргяй, приход Шакина, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас (1904). SlŠLP 146.

Имеется 106 вариантов. Желания стариков исполняют: пойманная золотая рыбка / предназначенная быть срубленной сосна / ель / березка / яблоня / избиваемый пень / принятый на ночлег старик / нищий. / Люди жалуются Богу, что у них ничего нет / девушка хочет выйти замуж хотя бы за солдата. Последнее желание: чтобы люди стали богами / чтобы мужем девушки был Бог. Иногда ставшие панами бедняки говорят старику, что они не разговаривают с нищими. Люди превращаются в собак / снова становятся нищими.

Ср. № 90.

90. Об одном старике, который хотел стать Богом

Был один старик. Он шел по лесу в лаптях, зацепил носком за пень и упал. Он обернулся и стукнул тот пенек палкой. Пенек заговорил:

— Почему ты меня бьешь?

— Третий день как я ничего не ел, оставил детей голодных да еще ты заставил меня упасть.

— Иди сюда, я тебе дам денег.

Дед вернулся домой с деньгами, купил хлеба. Потом жена погнала его обратно к пеньку:

— Проси, чтобы я была пани, а мои дети — панычи.

[Пенек говорит]:

— Иди домой, твоя жена станет пани, а твои дети — панычи.

Уже теперь [они] живут хорошо.

— Иди просить у пенька, чтобы я была королева, ты — король, а мои дети — королевичи.

Уже теперь хорошо живут.

Теперь жена послала деда:

— Иди к пеньку и проси, чтобы я была богиней, а ты — Богом, а мои дети — божками.

Пенек ответил:

— Ты стань собакой, твоя жена — сукой, а твои дети — собачками.

К 1.2.1.16. / AT 555. Пожилой мужчина, деревня Паесис, волость Гарлява. Зап. Карл Бругман, 1880. LBr c. 252–253 = BsLPĮ 1 136.

См. № 89.

91. [Жена-гусыня]

Были баба с дедом. У них не было детей. Он распахал пашню и посеял гречиху. Гуси повадились — клюют и клюют гречиху.

— Баба, что будет? Гуси повадились — клюют и клюют.

— Нужно скосить.

Дед скосил [гречиху], сложил в копну. Он залез на копну, лежит, лежит — прилетела гусыня. Он хвать! — и поймал гусыню. Баба смотрит:

— Ай, что дед несет!

— А вот, баба, [я] принес гусыню.

— Хорошо, дедок!

Баба перебросила гусыню через одно плечо — половина девушки, перебросила через другое плечо — вся девушка. А красота девушки невиданная! Во лбу — солнце, возле ушей — звезды, на затылке — луна! Куда идет, там светит.

А избушка маленькая-маленькая. Она плачет и плачет. А пан-королевич ходил и увидел ее, [она] ему понравилась. Она пошла к реке, с реки снова вернулась. Он увидел. Он посылает слуг:

— Идите и спросите деда, выдаст ли за меня эту девушку.

— Гости, зачем пришли, что скажете?

— Можешь ли ты выдать свою дочь за нашего пана?

— Пускай приходит сам пан, так я выдам. Через слуг не выдам.

Слуги вернулись.

— Что сказал?

— А что же? «Пускай придет сам пан».

Пан пришел и увез ее. Живут, живут, уже и девочка родилась. Она [пани] пошла на берег моря и зовет:

Вы гусюшки, вы лебедушки,
Есть ли здесь отец и мать,
Отец, мать, сестра, братья,
Сестра, братья, дед и бабка?

Ответили:

Мы гусюшки, лебедушки,
Здесь нет твоего отца, матери,
Твоей матери, братьев, сестры,
Братьев, сестры, деда с бабкой.

Летит другая стая гусей. Она опять поет:

Вы гусюшки, вы лебедушки,
Есть ли здесь отец и мать,
Отец, мать, сестра, братья,
Сестра, братья, дед и бабка?

Ей снова отвечают:

Мы гусюшки, лебедушки,
Здесь нет твоего отца, матери,
Твоей матери, братьев, сестры,
Братьев, сестры, деда с бабкой.

Она приходит домой и плачет. Пан спрашивает:

— Чего ты, пани, плачешь?

— Я шила рубашечку для Элянеле, поранила себе пальчик, вот и плачу.

На другой день она снова вышла к морю. Опять летит стая гусей. Она снова поет:

Вы гусюшки, вы лебедушки,
Есть ли здесь отец и мать,
Отец, мать, сестра, братья,
Сестра, братья, дед и бабка?

А они:

Мы гусюшки, лебедушки,
Здесь есть твои отец и мать,
Отец, мать, братья, сестра,
Братья, сестра, дед и бабка.

Все [гуси] бросили ей по перышку. Она [их] надела и полетела вместе [с гусями]. А двое детушек и остались.

К 1.2.3.1. / АТ 400*. Она Селюкене, 80 лет, деревня Эрзветас, приход Тверячюс, уезд Швенченис. Зап. Юозас Айдулис, 1934. LTR 474/44/.

Имеется 11 вариантов самостоятельного сюжета. Птица превращается в девушку: лебедь сама сбрасывает свои перья / старики сжигают перья / старики прячут / парень прячет крылья лебедя / утки / гуся / старушка перебрасывает гуся через свое плечо / парень ловит лебедя и приносит домой. Жена улетает, когда лебеди бросают ей свои перья / королева заходит в море и зовет родителей, чтобы они сшили ей крылья / жена находит спрятанные крылья.

Рассказчики стремятся придумать счастливый конец сказки — муж ловит жену, когда она прилетает к своему сыну / муж находит жену, но должен найти и ее любовь. Иногда в конце присоединяется фрагмент сюжета «Братец и сестра» (К 1.2.1.12. / AT 450).

Ср. № 92.

92. Лебедь — жена короля

Были двое стариков. Они каждое утро шли ляды чистить[49]. К ним привыкла лебедушка: она прилетает, крылышки снимает, превращается в девушку, печку топит, кушать варит, обстирывает. И снова улетает. Они о доме не заботятся: всегда все сделано. Только жалко, что эта девушка снова превращается в лебедушку.

Ну, однажды утром старичок лег под бочкой и заметил, что она одно крыло оставила и пошла за водой. Старичок взял и сжег ее крыло. Ей так тоскливо, так тоскливо: жалко отца с матерью, жалко и любимого молодца.

И случилось так, что там охотился король. Ему очень понравилась [эта] девушка. Он сказал старику:

— Я дам тебе миллион денег, только отдай ее мне!

Что старик будет делать — и отдал. Король привез ее домой, женился, и через некоторое время они прижили сына. Она наняла няню, а сама весь день ходила по саду. Лебеди летят. Первым летит ее отец и поет:

Смотрю, смотрю и увидел:
Моя дочка сидит,
Своего сыночка качает,
Шелковым платком повязана,
Золотую книгу читает.
Брошу, доченька, свое крыло,
Оставь сыночка горе мыкать.

Ее сердечко защемило, слезки падают, катятся. Наконец, она ответила батюшке песней:

Не бросай, батюшка, своего крыла,
Не оставлю сыночка горе мыкать.

Она вошла в дом. Король спрашивает:

— Почему твои глаза в слезах?

Говорит:

— Мальчик плакал, и я плакала.

На следующий день мать летит. И опять так поет. Потом летели брат, сестра. Наконец, летит ее любимый и так же поет:

Смотрю, смотрю и увидел:
Моя девица сидит,
Своего сыночка качает,
Шелковым платком повязана,
Золотое кольцо на руке,
Золотую книгу читает.
Брошу, девица, свое крыло,
Оставь сыночка горе мыкать.

Она не вытерпела и ответила:

Бросай, мой милый, свое крыло,
Оставлю сыночка горе мыкать.

Милый кинул ей свое крыло, она и улетела.

Потом ее милый погиб: может быть, кто-то его застрелил или так время пришло. У нее не стало с кем жить, а король ее не дождался и женился на лауме-ведьме. Так она ночью прилетает к королю, кладет крылышки, сына купает, кормит грудью и, улетая, поет:

Спят госпожи,
Спят господа,
Спят госпожи,
Спят сторожа,
Спят сторожихи,
Спят сторожихи.
Мой сыночек-полуночник
У ног лежит,
Горькие слезы льет.

Когда она усыпляет ребенка, он спит до тех пор, пока мать не прилетит снова. Король удивляется: что такое, что ребенок так спит? Однажды он увидел, что она делает, и услышал, как поет, улетая. Тем временем к нему пришел старичок. Он спросил старика, как можно ее поймать. Старик сказал:

— Посмотри, через которое окно она влетает, налей дегтя — ее ноги и крылья прилипнут. Левой рукой хватай, направо бросай — как была госпожа, так и будет.

Король так и поступил: налил дегтя — ее ноги и крылья прилипли; левой рукой схватил, направо бросил — как была госпожа, снова госпожой стала. Король казнил лауме, и они оба жили опять.

И я там был, мед-вино пил, по бороде текло — во рту не было. На сосновой метле ехал, в лапте деньги вез. Мои деньги рассыпались, а ты собрал, этот пиджак купил. Теперь отдай!

К 1.2.3.1. / АТ 400*. Зап. Людвика Диджюлене-Жмона. LRš 81. Вариант печатался: LP 32 = LTt 3 125, перевод на русский язык КЛ с. 133, перевод на немецкий язык KLV 38.

См. № 91. Вариант из LP 32 перепечатан в научных и популярных сборниках, в школьных хрестоматиях.

93. Про лауме-ведьму

Было девять братьев, а десятая сестра. Все девять братьев уехали на войну. Может быть, они были какие бояре или князья. А сестра осталась дома. Она соскучилась по своим братьям и поехала их навестить. Ее звали Эляной. Элянеле взяла с собой зайчика за кучера и уехала. Когда подъехали к реке, увидели, что в реке лауме купается. Лауме зовет:

Эляна, Элянеле,
Иди ко мне купаться:
В середине реки — колодец вина,
У краев — зеленые шелка!

Ее кучер-зайчик поет:

Ой, Эляна, Элянеле,
Не ходи купаться к лауме:
В середине реки — колодец крови,
У краев — зеленые водоросли.

Как только лауме услышала его пение, [она] тут же вылезла из воды, подбежала и оторвала у зайчика одну ножку. Лауме опять говорит:

Эляна, Элянеле,
Иди ко мне купаться:
В середине реки — колодец вина,
У краев — зеленые шелка!

Зайчик опять поет. Лауме выломала другую ножку, потом третью и четвертую; наконец, голову свернула. Тогда Элянеле должна идти купаться с лауме. Когда [они] искупались, лауме говорит:

— Кто из нас раньше выйдет из воды, тот наденет одежду.

Лауме-ведьма превратила Элянеле в вошь, а сама превратилась в блоху. Известно, блоха более быстрая; тут же скок! — выскочила из воды и надевает одежду Эляны, обувает башмаки. Нога лауме не входит, так она схватила топор и обтесала свою ногу, чтобы стала меньше. Она оделась и пошла к братьям Эляны. Братья посадили ее за стол, дают пить и есть, принимают с любовью, [думая], что это их сестра.

А превращенная в вошь Эляна медленно вылезла из воды, долго мешкала. Она оделась в одежду лауме, пасет своего коня и такую песню поет:

Лауме-ведьма за столом сидит,
А сестра братьев коней пасет.

Выходит старший брат и слушает. Вернувшись, говорит другим:

— Там кто-то так красиво поет.

А лауме не знает, кто и что поет, но говорит:

— Это мой кучер [поет].

Выходит другой брат, и все слушают. Подходят посмотреть, видят — их сестра коней пасет. Взяли ее и привели в светлицу. Она рассказала, как [лауме] насильно заставила ее купаться, как ее кучеру-зайчику ножки выломала, как, наконец, голову свернула. Тогда братья взяли и выбросили лауме из-за стола, а свою сестру посадили.

И устроили лауме такую казнь: взяли самого быстрого коня, намазали [ему] дегтем весь живот, привели лауме. Одни держали коня, а другие приклеили одну руку лауме, другую, потом одну и другую ногу, потом голову. Наконец, пустили коня в широкие поля. Конь как стал бегать по всем полям, разбросал лауме так, что ее не стало — всю на кусочки разодрал, раскидал.

Теперь в память об этом зимой, когда снег на солнце блестит, люди, которые знают со старины этот случай, говорят, что это блестит жир лауме, который конь разбросал по всем полям. Все.

К 2.2.1.1. / АТ 451А. Город Сенапиле [Мариямполе]. Зап. Антанас Руцявичюс. LMD I 323 /4/.

Имеется 67 родственных вариантов. В 5 вариантах используются элементы сюжета «Сестра и девятиглавый змей» (К 1.1.1.4. / АТ 312). Варьируется причина расставания сестры с братьями: мачеха выгоняет пасынков / превращает пасынков в воронов / братья уезжают на войну / сестра выходит замуж.

12 вариантов относятся к типу К 1.2.1.12.: ведьма толкает сестру в воду — она превращается в рыбу.

Ср. № 94, 95.

94. [Сестра едет к братьям]

Были баба и дед. У них было девять сынов. И у них была кобыла. У кобылы было девять жеребят. Выросли и братья, и те девять жеребцов. Братья уехали на войну, а мать оставили на сносях. Братья перед отъездом сказали:

— Мама, если тебе Бог даст сына, ты воткни в стену топор, а если дочку — прялку, чтобы мы, проезжая, видели. Если будет топор, так мы не заедем проведать, а если будет прялка, заедем.

У бабы родилась дочь, и она воткнула прялку в стену. Однако появилась ведьма-баба, вытащила прялку, а воткнула топор. Проезжая мимо, братья увидели, что врублен топор — они хлестнули коней и не заехали [домой].

А дочь бабы росла, росла и выросла большая. И [у них] была кобыла. Девушка захотела увидеть братьев. Она стала просить родителей:

— Поеду к братьям, [хочу] братьев увидеть.

Родители разрешили и запрягли кобылу. Только девушка уехала — ведьма-рагана[50] следом за ней, свинья запряжена в корыто и ползет, как ползун!

Девушка стала просить кобылу:

Заржи, заржи, кобылка,
Далеко ли твои девять сынов,
А мои девять братьев?

А эта ведьма-рагана следом ползет:

Девица, девица,
Ты умойся, умойся:
Девять братьев
Тебя не узнают!

Девушка не слушается ее и едет дальше. Проехала немного и опять стала петь кобыле:

Заржи, заржи, кобылка,
Далеко ли твои девять сынов,
А мои девять братьев?

А кобыла как заржала — и эти жеребцы откликнулись! А ведьма-рагана едет в корыте и зудит:

Девица, девица,
Ты умойся, умойся:
Девять братьев
Тебя не узнают!

Видишь, девушка не выдержала и вылезла [из повозки], скинула одежду и нагнулась умываться. Когда девушка нагнулась и мыла лицо, ведьма-рагана оделась в ее одежду, [села] в повозку и уехала.

Девушка глянула — в ее тряпки завернулась и едет в корыте к братьям. А ведьма призывает:

Заржи, заржи, кобылка,
Далеко ли твои девять сынов,
А мои девять братьев?

Кобыла заржала. А братья принимают ее с пирогами, со сладостями. Ведомо — одна сестра девяти братьев! На руках несут в покои! Тут и сестра в корыте приползла. А ведьма-рагана [говорит] братьям:

— Дайте ей чего-нибудь, пускай идет коней пасти!

Братья отвели кобылу к своим коням, а ее послали к коням. Она села в кустах и стала плакать. Ведомо, жалко. А кони стоят и не едят. Она поет им:

Коники вы мои серенькие,
Почему не едите зеленую траву,
Почему не пьете из быстрой реченьки?

А кони:

Как нам пить, как нам есть?
Ведьма-рагана в кресле сидит,
А наша сестрица под кустиком сидит.

Младший братик услышал, что его сестра под кустиком пела. Так он пришел и говорит:

— Знаете что, братья, я такой пташки никогда не слышал.

А ведьма-рагана:

— Мои браточки, это обман, не слушайте его!

И второй брат вышел И второй то же самое услышал.

И опять ведьма:

— Мои братики, это обман, не слушайте!

И самый старший [брат] вышел последним, и он услышал то же самое:

Коники вы мои серенькие,
Почему не едите зеленую траву,
Почему не пьете из быстрой реченьки?

А те коники:

Как нам пить, как нам есть?
Ведьма-рагана в кресле сидит,
А наша сестрица под кустиком сидит.

И старший брат понял, что это их сестра. Тогда ведьму-рагану привязали к бороне и коня отпустили. Тот конь с бороной и ведьмой-раганой ну бегать по полям! А когда снег зимой на солнце блестит — это ее рассыпанные кости.

А свою сестру братья приняли радушно, богато нарядили и посадили за самый большой стол, принесли яств и питья, каких она и во сне не видела. А смеха, а шуток!

И я там пиво-мед пила, по бороде текло, во рту не было. По осоту шла, осот оборвался, и сказка впопыхах умчалась. Кто рассказывал, тому меду по губе, а кто слушал, тому дегтем по губе.

К 2.2.1.1. / AT 451A. Иева Савицкене, деревня Магунай, приход Жирмунай (современная Беларусь). Зап. Юозас Айдулис (1934). LMD III 46c/20/.

См. № 93.

95. О девяти братьях

У девяти братьев была только одна сестра. Все они стали солдатами. Старший брат, когда уходил в солдаты, купил ей золотое кольцо. Но сестра тогда была маленькая и о том кольце ничего не знала. Когда она стала большой, она нашла в сундуке это кольцо и спросила свою мать:

— Кто купил это кольцо и положил его сюда?

Мать ей сказала:

— У тебя было девять братьев, и старший [брат] купил тебе это кольцо.

Она просила, чтобы мать разрешила ей навестить своих братьев. Мать это разрешила и запрягла маленькую лошадку в маленькую повозку. И она поехала.

Когда она ехала по дороге, встретила зайчика. Зайчик просит:

— Онуте, сестрица, подвези меня.

Она его взяла и сказала:

— Садись в конец повозки.

Теперь оба ехали, доехали до моря. В том море у берега купались лауме.

Онуте была прекрасно одета и это золотое кольцо имела. Когда лауме увидели, что она едет с этим зайчиком, они ее позвали:

— Иди сюда, Онуте, с нами побрызгаться, искупаться. У нас течет молочная река, а по краям красное вино.

Но тот зайчик ей запретил и сказал:

— Онуте, сестрица, не ходи к ним: река кровью течет, а по краям — слезы.

Эта лауме рассердилась, выскочила из воды и оторвала у зайчика обе задние ноги.

Потом они проехали кусок дороги, другая лауме так же звала ее:

— Онуте, сестрица, иди к нам побрызгаться, искупаться: у нас молочная река течет, а красное вино по краям.

Зайчик ей запретил и говорил так же, как в первый раз. Так опять и эта лауме выскочила из воды, этого зайчика разорвала и выбросила из повозки.

Эта девушка одна долго ехала вдоль этой воды. Еще одна лауме звала ее, и она пошла купаться с ней. Она сняла свою одежду, только золотое кольцо оставила на пальце. Потом лауме сказала:

— Онуте, сестрица, я тебя превращу в вошь, а себя — в блоху. Которая первой выйдет из воды, та оденется в красивую одежду, а которая выйдет потом, та оденется в кожух.

Лауме выскочила первая и оделась в красивую одежду, а Онуте следом выползла и должна была одевать кожух. Но у нее на руке было золотое кольцо, а лауме его не увидела.

Лауме теперь ехала вместе с Онуте, которая всю дорогу горько плакала.

Лауме ее спросила:

— Куда ты едешь?

Она говорит:

— Я еду навестить своих братьев.

Потом они приехали к большому, большому поместью, лауме вошла во дворец и спрашивает:

— Есть ли здесь девять окон, есть ли девять столов, есть ли здесь девять горшков, есть ли здесь девять мисок и девять ложек?

В конце концов она спросила:

— Есть ли здесь девять братьев?

Шинкарка ответила:

— Здесь нет ни девяти окон, ни девяти столов, ни девяти горшков, ни девяти мисок, ни девяти ложек и нет девяти братьев.

Они поехали в другое поместье, и лауме опять вошла внутрь и так же спрашивала, как и в первый раз. А здесь были девять братьев; старший брат стоял под окном и услышал, когда она так звала. Он тут же пошел звать других братьев и сказал:

— Так вправду это наша сестра.

Ее приняли с почетом, посадили за стол и хорошо угостили. Потом старший брат спросил:

— Кто это сидит в твоей повозке?

Лауме:

— Когда я ехала вдоль моря, так одна лауме уселась, и я ее подвезла.

Братья сказали:

— Пускай она идет в поле коней пасти.

И она должна была идти пасти. Когда она пасла коней, конь старшего брата не ел — встал и все, не ест. Она запела такую песню:

Ой, конек вороной,
Почему не ешь зеленой травы,
Почему не пьешь из реки?

Этот конь ответил:

Как мне есть зеленую траву,
Как мне пить из реки?
Эта лауме-ведьма
С братцами вино пьет,
А ты, сестрица братьев,
Должна коней пасти.

Старший брат был снаружи, так он услышал, как [сестра] пела эту песню. Он пошел в поле и сказал:

— Лауме-ведьма, иди сюда и поищи у меня в голове.

Она горько заплакала и подошла [к нему]. Когда она искала в голове, брат увидел на ее руке золотое кольцо и спросил:

— Где ты достала это кольцо?

Она ответила:

— У меня было девять братьев, и когда я была еще маленькой, старший брат купил мне это кольцо. Потом я выросла, соскучилась по братьям и поехала их навестить. Когда я ехала вдоль моря, лауме звали меня купаться, и я пошла. Так одна лауме превратила меня в вошь, а себя — в блоху и сказала: «Которая первой выйдет из воды, та оденется в красивую одежду». Лауме выскочила первой и оделась. Теперь мои братья ее любят, а я должна пасти их коней.

Брат от жалости потерял сознание и, когда пришел в себя, повел ее домой. Она должна была хорошо умыться, он купил для нее новую одежду и ее красиво одел.

Потом старший брат сказал другим братьям, что лауме обманула их сестру. Тогда они сказали:

— Какое наказание мы назначим для лауме?

Они взяли коня, обмазали его дегтем, поставили у дверей и сказали:

— Лауме-ведьма, иди из избы.

Лауме сказала:

— Ой, господин, я не могу выйти: конь стоит за дверью.

Они сказали:

— Ударь коня рукой, так он пойдет прочь.

Она ударила рукой — и прилипла к дегтю. Они сказали:

— Ударь ногой.

Она ударила ногой — и нога прилипла. Они опять сказали:

— Ударь другой рукой.

Она ударила — и другая рука пристала. Опять сказали:

— Ударь другой ногой, так все отстанет.

Она ударила ногой, но и другая нога пристала.

— Бей лбом, так вся отстанешь.

Она так поступила — и лоб прилип. Наконец, она должна была животом толкать, так и живот прилип. Теперь она вся прилипла. Братья взяли хорошую плетку, ударили коня и сказали:

Беги, конек вороной,
Через пустые места,
Через ямы.
Возвращаясь, в море умойся.

К 2.2.1.1. / AT 451А. Деревня Куршяй, уезд Рагайне (бывшая Восточная Пруссия). Зал. Марольдас (1856). BsLPĮ 1 14.

См. № 93.

96. [Чудесный ребенок]

Три сестрицы стирали в пруду. Шел мимо мальчик. Одна говорит:

— Если бы этот мальчик на мне женился, так я одним ломтем хлеба всю семью накормила бы.

А вторая говорит:

— А я одним аршином ткани всю семью одела бы.

А третья говорит:

— А я бы родила такого ребенка, какого не бывало на свете.

Мальчик услышал и женился на той, которая родит ребенка. Ну, ему надо идти в солдаты. Он ушел, а ее оставил. И она родила этого ребенка: солнце было во лбу, луна — на затылке, а весь в звездах тот младенец. Потом, знаешь, она и думает, что делать, как весть послать? Она отправляет слугу, бумаги делает, записывает ему.

Он [слуга] идет до вечера, подходит к избушке и просится на ночлег. Он просится на ночлег, а эту бумагу кладет на стол. И он говорит, куда он идет, к какому королю. А эта ведьма забирает бумагу и пишет, что новорожденный — половина собаки, половина кошки. А тот человек не умеет читать, он берет эту бумагу и идет. Ну, он опять подходит к избушке, заходит на ночлег и снова кладет бумагу на стол и ложится. Ведьма опять пишет, что новорожденный ни кошка, ни собака, ни зверь. Он идет, идет, идет, приходит к королю. Он словами говорит, что новорожденный очень красивый. Король смотрит в бумагу и говорит:

— Какой он ни есть, такой пусть будет, пока я вернусь.

Ну, слуга берет бумагу: «Пускай его кормят, присматривают, пока я вернусь». Теперь он идет, идет, идет — приходит к той же самой избушке и ночует. И ведьма ему пишет, что [король] велел убить [младенца]. Он идет, идет. Так он снова подходит к избушке, в которой ночевал. Он снова кладет бумагу, ложится. И опять ведьма пишет, что [король] велел бросить младенца в хлев, пока он не умрет.

Ну, так слуга приходит домой. Смотрит в бумагу: велено бросать в хлев. Ну, так потом она и не знает, куда девать этого младенца. Она бросает его к гусям:

— Гусюшки, гусюшки, щиплите моего ребеночка!

— Зачем мы будем щипать? Для нас пастушок вырастет.

Она бросает к коровам:

— Коровки, коровки, затопчите моего ребеночка!

— Зачем мы будем топтать? Для нас пастушок вырастет.

На третью ночь она бросила [его] к свиньям:

— Свинушки, свинушки, съешьте моего ребеночка!

— Зачем мы будем есть? Он будет нам пастушком.

Она нигде не находит тех, кто погубил бы ее дитя: все оберегают. Она бросает [его] к овцам. Эти овцы с шерстью, греют. Ребенок лежит — и ничего. Что ей теперь делать? Она делает гробик, кладет для него много одежды, уже как королева кладет много денег, делает стеклянный верх гробика, относит к морю и опускает в воду. Опускает в море. И потом идет нищий, побираясь. Он видит красивый гробик и палочкой достает его. Видит — очень красивое дитя. Он стал растить его. Растил, растил и выкормил того ребенка кое-какими кусочками.

Ну, и дальше, знаешь, возвращается этот король. Король возвращается, варит много пива и ставит две бочки орехов: кто сосчитает эти орехи, тому отдаст поместье.

Тот старик идет туда. Он приводит этого ребенка, прячет его за печку. Никто не может сосчитать орехи. Тот ребенок кричит:

— Я сосчитаю!

— Молчи, ты, запечный!

Опять пан зовет:

— Кто сосчитает эти орехи, тому отдам поместье!

Дитя кричит:

— Я сосчитаю!

Король услышал:

— Иди, считай!

Он выходит, на голове нищенская шапка, оборванный, и говорит:

— Три сестрицы стирали в пруду, два ореха. Мимо шел король, два ореха. Одна сказала: «Если бы этот мальчик женился на мне, я одним ломтем хлеба всю семью накормила бы», два ореха. Вторая сказала, что одним аршинным куском ткани всю семью одела бы, два ореха. А третья говорит, что родит ребенка, какого нет на свете, два ореха. И пан женился на той, которая родит ребенка, два ореха. И пан ушел в войско, два ореха. Родился ребенок: солнце во лбу, луна на затылке, а весь в звездах, два ореха. Отправила слугу к пану, два ореха. Ведьма написала, что [ребенок] — половина собаки, половина кошки, два ореха. Пан написал, чтобы растили, два ореха. А ведьма опять написала, чтобы бросали в хлев, два ореха. Мать бросила [его] в хлев к гусям: «Гусюшки, гусюшки, щиплите моего деточку!», два ореха. Бросила к коровам: «Коровки, коровки, стопчите моего ребеночка!», два ореха. Бросила к свиньям, чтобы те съели, два ореха. Никто его ни ест, ни губит, два ореха. Она сделала гробик, два ореха. Низ деревянный, а верх стеклянный, два ореха. Она положила денег, два ореха. Нищий достал гробик, два ореха. Пан вернулся с войска, два ореха. Пан наварил пива, два ореха. Съехались люди, два ореха. Этого ребенка сунули за печку, два ореха. Нищий не хотел, чтобы он туда пошел, два ореха. Пан сказал: «Кто сосчитает орехи, тому отдам поместье», два ореха. Паны все рассердились, что дитя считает, два ореха…

Он снял шапку — он очень красивый! Пан схватил этого ребенка! И тому ребенку досталось все.

И я там была, пиво пила. Жир капал по подбородку, только в рот ни капли не попало.

К 2.2.1.1. / АТ 707. Агота Курлите, 77 лет, деревня Пагиряй, апилинка Жеймялис, район Пакруоис. Зап. Бронислава Кербелите и Юрате Станевичюте, 1965. LTR 3783/676/. Перевод на немецкий язык KLV 72.

Имеется 140 вариантов, в которых разрушенная семья восстанавливается, когда нищим воспитанному мальчику / жене-нищенке удается «сосчитать» бочку орехов. В части вариантов задание называется словом išlygiuoti (сложить по паре). Рассказывая о своих родителях / о своей жизни, мальчик / нищенка берет пару орехов из одной бочки и перекладывает их в другую бочку.

В части вариантов нет подслушивания разговора сестер и их обещаний. Используются ЭС, характерные для других сюжетов: король женится на красивой девушке / на девушке, которая убежала от отца / от черта, чтобы тот не женился на ней / на девушке, которая сшила рубашку для короля. 9 вариантов начинаются с ЭС, в которых говорится, что ведьма / свекровь украла младенца королевы и вместо него оставила щенка / написала королю письмо, что его жена родила собачку.

ЭС, в которых во исполнение приказа короля мать / слуги бросают младенца к разным животным, чаще имеются в текстах, записанных на севере Литвы, близко к Латвии.

Ср. № 97.

97. Два орешка

Три сестры стирали у реки, и королевич ехал мимо. Тут одна [сестра] сказала:

— Если бы королевич взял меня [в жены], так я куском полотна одела бы все его войско.

Вторая сказала:

— Если бы королевич взял меня, так я ломтем хлеба накормила бы все его войско.

А третья сказала:

— Если бы королевич взял меня, то я ему родила бы такого сына: солнце во лбу, луна на затылке, весь в звездах.

А королевич слышал речи всех троих. Потом он и взял ту третью, младшую.

Они пожили [оба] сколько времени после свадьбы — и король ушел на войну. Примерно через год родился сын такой красивый, такой красивый: солнце во лбу, луна на затылке, весь в звездах, так что от него все избы освещаются. Королева написала грамоту, что родился сын такой красивый, такой красивый: солнце во лбу, луна на затылке, весь в звездах — и велела своему слуге отнести королю. И так наказала, так наказала, чтобы по дороге никуда не заходил на ночлег.

Ну, он шел, шел, и наступила ночь. Он шел и увидел огонек. Подошел ближе — это избушка. Он вошел в избушку и заночевал. А в избушке жили лауме-ведьмы. Когда он спал, они обшарили его карманы и нашли эту грамоту. Они открыли ее, прочли и бросили в печку — сожгли. Они написали другую грамоту, что родился сын: пес во лбу, сучка на затылке, весь в чирьях. Они сунули [грамоту] ему в карман. Ничего не зная, он утром встал и ушел. Потом он отнес [грамоту] королю. Король прочитал ее и узнал, что [сын] такой отвратительный. Он написал домой ответную грамоту, чтобы сына немедленно убили.

Когда слуга вернулся с грамотой короля, королева прочла, испугалась и подумала: «Что могло случиться с королем, что он велел убить своего прекрасного сына?» И королева, и все слуги жалели, что такой красивый младенец, а [его] велено убить. И стали все советоваться, как теперь его убить. Решили. Решили и тут же бросили в стойло к лошадям, чтобы его затоптали жеребцы. Они вышли и стали слушать. И [слуги] будучи за стеной слышали, что лошади разговаривают:

— Давайте мы не будет его топтать, а сложим по волоску, сдуем по вздоху, согреем — вырастет королевич, владетель мира.

Ну, когда жеребцы не затоптали [младенца], так они бросили его в хлев для скота. Опять они подслушивали за стеной и слышали, что животные разговаривают:

— Давайте не будем его бодать, но сложим по волоску, сдуем по вздоху, согреем — вырастет королевич, владетель мира.

Потом бросили [дитя] в овечий хлев, чтобы его затоптали овцы, но услышали, что овцы говорят:

— Давайте мы не будем его топтать, а сложим по шерстке, сдуем по вздоху, согреем — вырастет королевич, владетель мира.

Потом они [слуги] бросили его в хлев к свиньям, чтобы те его съели. Будучи за стеной они слышали, что свиньи говорят:

— Давайте не будем делать ему ничего плохого, но сложим по щетинке, сдуем по вздоху, согреем — вырастет королевич, владетель мира.

Потом его бросили в хлев к гусям, чтобы гусаки защипали — и опять услышали, как гуси разговаривают:

— Давайте не будем его щипать, но сложим по пушку, сдуем по вздоху, согреем — вырастет королевич, владетель мира.

Ну, так потом, когда все животные ему не вредили, сделали для него стеклянный гробик, в тот гробик его положили и пустили по воде в реку.

Он плывет и уже уплыл далеко от дому. Нищенка шла по берегу реки и увидела, что красивый гробик приплыл к берегу и остановился. Она вытащила [его], открыла крышку — нашла красивого младенца. Она вынула его и стала растить.

Пока она его носила, водила, он и вырос как пастушок. Но он был очень мудрый.

Потом король вернулся с войны и устроил большой бал. Туда съехалось множество гостей — вельмож, господ. Пока гости пили и гуляли, король задал им задачу. Он поставил бочку орехов и сказал:

— Кто сосчитает по паре эту бочку орехов, тот станет моим сыном.

Никто из этих панов не решился и не взялся [сосчитать]. А тот ребенок зовет нищенку:

— Давай пойдем, пойдем и мы к королю на этот бал.

Нищенка говорит:

— Кому мы там оба нужны, кто там нас примет! Там только господа, вельможи съехались, а мы кто? Нищие!

Ребенок сказал:

— Найдется место и для нас. Пошли, пошли; примут, будет хорошо.

И пошли. Потом они пришли и пошли на кухню. Когда король стал говорить: «Кто сосчитает по паре эту бочку орехов, тот станет моим сыном», тот ребенок — топ-топ-топ! — выбежал от нищенки на середину комнаты и сказал:

— Я сосчитаю по паре!

Тут все господа и слуги глаза выпучили, стали говорить:

— Мы такие ученые, мудрые — и то никто не берется, а ты — нищий, оборванец, сосчитаешь…

И сам король услышал. Спросил:

— Кто, кто?

Все показали, что вот этот ребенок нищенки.

Король сказал:

— Хорошо, хорошо, пускай считает.

[Ребенок] только договорился, что он не снимет шапку и чтобы ему никто не мешал. Потом он встал возле бочки и стал считать по паре.

— Два ореха! Трое стирали, два ореха. Королевич ехал, два ореха. Одна сказала, два ореха: «Если бы королевич взял меня [замуж], два ореха, я куском полотна, два ореха, все его войско одела бы», два ореха. Вторая сказала, два ореха: «Если бы королевич взял меня, два ореха, так я ломтем хлеба, два ореха, накормила бы все его войска», два ореха. Третья сказала, два ореха: «Если бы королевич взял меня, два ореха, я бы родила ему такого сына, два ореха: солнце во лбу, два ореха, луна на затылке, два ореха, весь в звездах», два ореха. Королевич услышал, два ореха, весь их разговор, два ореха. Он и взял, два ореха, эту третью, два ореха, младшую, два ореха. После свадьбы, два ореха, пожили сколько-то времени, два ореха — король, два ореха, ушел на войну, два ореха. Примерно через год, два ореха, родился сын такой красивый, два ореха, такой красивый, два ореха: солнце во лбу, два ореха, луна на затылке, два ореха, весь в звездах, два ореха. От его света, два ореха, все избы сияли, два ореха. Королева, два ореха, написала грамоту, два ореха, что родился такой сын, два ореха, такой красивый, такой красивый, два ореха: солнце во лбу, два ореха, луна на затылке, два ореха, весь в звездах, два ореха. Она отдала [грамоту] своему слуге, два ореха, чтобы отнес ее королю, два ореха. И так наказала, два ореха, так наказала, два ореха, чтобы никуда по дороге, два ореха, не заходил на ночлег, два ореха. Он шел, шел, два ореха, настала ночь, два ореха. Он увидел огонек, два ореха, подошел к избушке, два ореха, вошел внутрь, два ореха, и заночевал, два ореха. В той избушке, два ореха, жили лауме-ведьмы, два ореха. Пока он спал, два ореха, они осмотрели, два ореха, его карманы, два ореха. Они нашли грамоту, два ореха. Они открыли [грамоту], два ореха, прочитали, два ореха, бросили [ее] в печку, два ореха, сожгли, два ореха. Они написали, два ореха, другую грамоту, два ореха, что родился сын, два ореха: пес на лбу, два ореха, сучка на затылке, два ореха, весь в нарывах, два ореха. Они сунули [грамоту] ему в карман, два ореха, а он ничего не знал, два ореха. Он утром встал, два ореха, ушел, два ореха, отнес королю, два ореха. Король прочитал, два ореха, решил, что такой отвратительный [сын], два ореха. Король написал, два ореха, домой, два ореха, такую грамоту, два ореха, чтобы его, два ореха, сразу убили, два ореха. Когда слуга вернулся, два ореха, с этой грамотой, два ореха, от короля, два ореха, королева прочла, два ореха, испугалась, два ореха, и подумала, два ореха: «Что с королем случилось, два ореха, что он своего сына, два ореха, такого красивого, два ореха, велел убить?», два ореха. И королева, два ореха, и все слуги, два ореха, его жалели, два ореха, что такого красивого младенца, два ореха, велено убить, два ореха. Все советовались, два ореха, как его убить, два ореха. Они договорились. Договорившись, два ореха, бросили в стойло к коням, два ореха, чтобы кони его растоптали, два ореха. Они вышли послушать, два ореха, и слышат, за стеной будучи, два ореха, что кони разговаривают, два ореха: «Мы не будем его топтать, два ореха; давайте сложим по волоску, два ореха, сдуем по вздоху, два ореха, согреем, два ореха — вырастет королевич, два ореха, владетель мира», два ореха. Так как кони его не затоптали, два ореха, тогда бросили, два ореха, в хлев к скоту, два ореха, чтобы [его] быки забодали, два ореха. Опять слушали, два ореха, слышали, как говорят, два ореха: «Мы не будем его бодать, два ореха; давайте сложим по волоску, два ореха, сдуем по вздоху, два ореха, согреем, два ореха, — вырастет королевич, два ореха, владетель мира», два ореха. Его бросили в хлев для овец, два ореха, чтобы овцы затоптали, два ореха. Овцы говорили, два ореха: «Мы не будем его топтать, два ореха; давайте сложим по шерстке, два ореха, сдуем по вздоху, два ореха, согреем, два ореха, — вырастет королевич, два ореха, владетель мира», два ореха. Потом его бросили в хлев к свиньям, два ореха, чтобы они его съели, два ореха. Свиньи сказали, два ореха: «Мы не будем делать [ему] ничего плохого, два ореха; давайте сложим по щетинке, два ореха, сдуем по вздоху, два ореха, согреем, два ореха, — вырастет королевич, два ореха, владетель мира», два ореха. Потом его бросили, два ореха, в хлев к гусям, чтобы они его защипали, два ореха. Гуси сказали, два ореха: «Мы не будем его щипать, два ореха; давайте сложим по пуху, два ореха, сдуем по вздоху, два ореха, согреем, два ореха, — вырастет королевич, два ореха, — владетель мира», два ореха. Когда животные не причинили ему вреда, два ореха, сделали, два ореха, стеклянный гробик, два ореха; его положили, два ореха. И пустили по воде, два ореха, на реке, два ореха. Он плыл, плыл, два ореха, уже далеко уплыл от дома, два ореха. Нищенка шла, два ореха, берегом той реки, два ореха, и увидела стеклянный гробик, два ореха, что приплыл к берегу, два ореха. Она его вытащила, два ореха, открыла крышку, два ореха, нашла красивого ребенка, два ореха. Она его вынула и растила, два ореха, носила, носила, два ореха, а потом водила, два ореха. Он уже вырос как пастушок, два ореха. Он был очень умный, два ореха. Потом король вернулся с войны, два ореха, и устроил большой бал, два ореха. Туда съехалось много гостей, два ореха, вельмож и панов, два ореха. Пока гости пили и гуляли, два ореха, король задал, два ореха, такую задачу, два ореха: он поставил бочку орехов, два ореха, и сказал, два ореха: «Кто сосчитает по паре эту бочку орехов, два ореха, тот станет моим сыном», два ореха. Никто из этих панов не взялся [сосчитать], два ореха. Тот ребенок, два ореха, звал свою нищенку, два ореха, идти к королю, два ореха, на этот бал, два ореха: «Пойдем и пойдем», два ореха. Нищенка, два ореха, сказала, два ореха: «Кому мы там нужны, два ореха, кто нас примет, два ореха: там только паны, вельможи съехались, два ореха. А мы кто? — два ореха. — Мы нищие», два ореха. Ребенок сказал, два ореха: «Хватит места и для нас, два ореха, пойдем, пойдем — примут, два ореха, будет хорошо», два ореха. И они пришли, два ореха, вошли на кухню, два ореха. Король сказал, два ореха: «Кто сосчитает по паре эту бочку орехов, два ореха, тот станет моим сыном», два ореха.

С этими словами он положил последнюю пару [орехов]. Он снял шапку — тут все комнаты дворца засияли: солнце во лбу, луна на затылке, весь в звездах. Тут же король подошел и поцеловал, и все. И король не позволил этой нищенке идти побираться, дал хлеб, пока она была жива.

Столько.

К 2.2.1.1. / АТ 707. Бригита Сланчяускайте, деревня Трумпайчяй, волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас. SlŠLP 101.

См. № 96.

98. Поместье на петушиной ноге

Однажды королевич со слугой шел в костел и догнал девушку — она идет не по дороге, не по тропинке, а по обочине дороги. Королевич послал слугу спросить, почему она идет по обочине дороги. Девушка ответила:

— Если Бог мне даст, так даст и на обочине дороги.

Сам королевич подошел, тоже спрашивает девушку:

— Девушка, почему ты идешь не по дороге, не по тропинке, а по обочине дороги?

Она ответила:

— Если Бог мне даст, так даст и на обочине дороги.

— А что же тебе Бог даст?

— Трех дочерей и сына, — ответила девушка. — У них будет солнце на лбах, луна на затылках, а на руках — звезды.

Королевичу понравилась девушка. И они поженились. Вскоре случилась война, и королевич ушел воевать. Прошло немного времени — у королевы родились три девочки и мальчик. И у всех на лбах было солнце, луна на затылках, а на руках звезды.

Мать короля (она была ведьма) написала сыну, что у его жены родились три сучки и один песик. [Она] просила у сына разрешения их отравить. Но королевич написал: «Подождите, не травите, я скоро вернусь». Это ведьме не понравилось. Сковали золотой корабль, положили трех девочек, превратив их в голубок, и пустили в море. А матери выкололи глаза, вместе с мальчиком посадили в бочку и также пустили в море.

Через несколько лет королевич приехал и спрашивает:

— Где моя жена?

— Твоя жена умерла, а собачек я отравила.

Король потосковал и успокоился.

Но что было дальше? Бочка плавала в море, поднялся ветер, волны [ее] выбросили на остров и разбили. Ребенок стал ходить и нашел старика, увязшего в песке. Старик дал ребенку палочку и сказал:

— Ударь в землю три раза, только не смейся.

Ребенок ударил, и старик вылез из песка. Старик отдал палку и сказал:

— Чего ты попросишь, палка даст.

Ребенок пошел к матери. Мать была слепая и не могла никуда ходить. Ребенок попросил у палки еды, и она дала.

В это время к острову приплыл корабль. Вылез офицер. Ребенок дал ему покушать, и он уехал. Палка превратила ребенка в голубя и велела лететь следом. Офицер приплыл в большой город и вошел в королевский дворец. Голубь сел на трубу и слушает. Офицер говорит:

— Король, я видел на острове слепую женщину и ребенка, у которого на лбу солнце, луна на затылке, а на руках звезды.

Король говорит:

— Поеду смотреть.

Старая ведьма слышала и не хотела, чтобы ее сын поехал. Она сказала:

— Много всего есть за морем! Есть такой камень с двумя дырами. В одной дыре вода исцеляющая, а в другой умертвляющая. Может быть, и это ты хотел бы увидеть?

Король застыдился и не поехал.

Голубь тут же полетел и сказал палке, а палке нашла камень и принесла. Ребенок отломил веточку сирени и сунул в камень. Ветка тут же засохла. Сунул в другую [дыру] — ожила. Он помазал этой водой глаза матери, и она стала зрячей.

Второй раз приплыл к острову корабль и вылез офицер. [Он] нашел камень и попробовал его воду. Он возвращался домой, а ребенок превратился в голубя — летит следом. Когда [офицер] приехал, рассказывает королю:

— Ой, я видел на острове камень с двумя дырами: в одной целебная вода, а в другой — умертвляющая!

Король говорит:

— Поеду посмотреть.

А ведьма говорит:

— Много всего есть за морем! Есть поместье на петушиной ноге.

Голубь прилетел домой, сказал палке — палка нашла поместье и построила.

Прошло немного времени — приплыл корабль, вылез офицер короля и увидел поместье. Голубь опять полетел за ним. Офицер вернулся и говорит:

— Я видел поместье на курьей[51] ноге.

— Теперь уже поеду, — говорит король.

Но ведьма ему говорит:

— Много всего есть за морем! Есть золотой корабль, и там сидят три голубки, а ночью — три девушки.

Прилетев, [мальчик] сказал, что он услышал. Палка сказала:

— Пойдем вместе.

[Они] нашли золотой корабль и трех голубок. В это время солнце село, и голубки превратились в красивых девушек, а голубь — в красивого мальчика.

На следующий день приплыл корабль. Его встречать вышли три девочки и мальчик.

Увидев их, король, упал на колени из-за их красоты. Они сказали, что они — его дети.

Король очень обрадовался.

Но еще не все! Он пошел в поместье на петушиной ноге, там нашел королеву. На радостях [он] устроил бал.

Палка тут же отнесла поместье в землю короля. Ведьма это узнала, привязала к себе камень и утопилась.

Король с женой и теперь живут в поместье на курьей ноге.

К 2.2.1.1. + 3.1.0.13. / АТ 707. Агота Мольчюте, деревня Явиджяй, волость Обяляй, уезд Рокишкис. Зап. П. Лапинскайте, 1936. LTR 2368/457/.

Имеется 39 вариантов, в которых семья восстанавливается, когда король приезжает посмотреть на чудесные предметы и диковинных животных. Чудеса варьируются. Во многих вариантах сын получает от старика палку, а она добывает то, что он попросит. В нескольких вариантах младший брат относит остальным братьям булочки, испеченные на молоке матери, — братья узнают его.

99. [Обманутый король]

Однажды был король, он установил такой порядок: каждый вечер он выходил в город послушать, кто и как разговаривает. Если он слышал, что кто-то хорошо, красиво говорит, того одаривал. Но если где слышал, что кто-то некрасиво говорит, того наказывал и совал в тюрьму. Так в один вечер он вышел в город.

А в избушке у края того города были три сестры швеи. Король подошел к их окну, встал и начал слушать. Скоро старшая сказала:

— Если бы меня взял лакей нашего короля, так за ним я наелась бы всяких пирогов.

Вторая сказала:

— Если бы меня взял повар нашего короля, так за ним я наелась бы не только пирогов, но и всяких кушаний.

А третья, самая младшая, сказала:

— Если бы меня взял сам король, так за ним я наелась бы не только всяких пирогов и всяких напитков напилась, а носила бы всякую прекрасную одежду.

Король это все услышал, пошел домой, а утром послал своих слуг сказать, чтобы [сестры] пришли к нему.

Все три пришли к королю. Король их спросил:

— А что вы вчера вечером говорили?

Все три испугались. Они сказали:

— А что, светлейший король, кажется, что мы вчера вечером не говорили ничего плохого.

Король сказал:

— Но что-то все-таки говорили, говорили.

Потом старшая сказала:

— Светлейший король, я сказала, если бы ваш лакей на мне женился, так за ним я наелась бы всяких пирогов.

Вторая сказала:

— А я говорила, если бы повар светлейшего короля на мне женился, я наелась бы всяких пирогов и всяких кушаний.

Третья сказала:

— А я сказала, если бы светлейший король на мне женился, я не только всяких пирогов и кушаний наелась бы, всяческих напитков напилась и всякую прекрасную одежду носила бы.

Ну, потом король позвал лакея и повара и велел одному жениться на первой, а второму на второй [сестре], а сам женился на младшей. Они женились и стали жить.

Потом королю пришлось уйти на войну на три года. Две старшие сестры говорили:

— Видишь, мы старше ее, а она госпожа над нами. Ну, не удастся ли нам подойти к ней и подшутить над ней?

Потом через год королеве случилось — родился сын. Известно, в такое время кого первым зовут — сестер. А тот королевский дворец был построен на берегу большой реки. Как только [сын] родился, эти две [его] в окно выбросили в реку, а вместо него запеленали собачку. Огородник нашел этого младенца — не так скоро, еле живого — внес внутрь, еле оживил и стал растить. А сестры написали королю, что родилась собачка. Король обратно написал, чтобы рос тот, кто родился, пока я приеду. Ну, потом тот король приехал и увидел, что собачка. Он велел:

— Если собачка, выпускайте наружу, пусть бежит к собакам.

Король опять уехал на войну. Опять на второй год родился сын. Ее сестры и этого так же выбросили в окно. А огородник понял, что это за дела делаются, и он нарочно подкараулил. Этого тут же взял и растил обоих. Теперь сестры запеленали в тряпки котенка и написали королю, что котенок родился. Король опять написал: «Кто родился, тот пускай живет, пока я приеду». Ну, приехал и увидел, что котенок, и сказал:

— Если котенок, выпускайте, пусть бежит к кошкам.

Ничего не зная, что тут делается, сколько времени король побыл дома и снова уехал на войну.

На третий год у королевы родилась дочь. Сестры и ту тут же в окно — огородник и эту взял к себе, растил всех троих. А теперь сестры написали королю, что родилось дерево. Уже теперь король окончил войну, пришел со всем войском домой. Теперь сестры ему показали дерево. Ну, теперь король и рассердился на жену. Он пригласил на совет всех своих сенаторов и господ: что надо делать с королевой? Все решили, посоветовали, что надо на краю города, у дороги отлить стеклянный столб, чтобы он был теплым, отапливаемым, и положить [туда] королеву, дать ей еды. Ну, потом так и поступили. А король написал на столбе золотыми буквами, чтобы любой, кто только пройдет мимо столба, плюнул на тот столб, посмеялся, дразнился.

А тот огородник купил поместье недалеко от столицы короля. Уже дети подросли, а он и умер. Эти дети и называются детьми огородника. Двое братьев выходили из дому на охоту, а их сестра была дома.

Однажды к ней пришла такая монашка. Они с той дочкой обошли все избы, покои, сады. Монашка и сказала ей:

— Везде у вас красиво, везде хорошо, но не хватает трех вещей: говорящей птицы, поющего и играющего дерева и желтой воды. Если бы эти [вещи] были здесь, так и было бы все.

Ну, так она спросила эту монашку:

— А где их можно найти?

Монашки и сказала:

— Надо ехать двенадцать месяцев. Когда проедешь двенадцать месяцев, найдешь старика на дороге. Тот скажет, где их можно найти.

Потом она заплатила монашке, одарила и проводила. Двое братьев вернулись — она стала им говорить, что «у меня была такая и такая монашка, мы обе везде ходили, она мне сказала, что у нас везде хорошо, везде красиво, но еще не хватает трех вещей».

Двое спросили:

— Так ты спросила ли чего?

Она врала, сказала:

— Не спросила.

Эти стали ругать:

— Почему не спросила?

Она уже призналась, что спросила, и сказала чего: говорящей птицы, поющего и играющего дерева и желтой воды. Двое опять спросили:

— Так спросила ли ты, где их можно найти?

Она опять сказала, что не спросила. Двое опять стали ее ругать. Она сказала:

— Спросила.

Двое сказали:

— А ты заплатила ли?

Она опять сказала, что не заплатила. Двое опять стали ее ругать. Она сказала:

— Я заплатила.

— Ну, это хорошо, — сказали они. И спросили: — Ну, так теперь скажи: как, где мы сможем их найти?

Она сказала:

— Надо ехать двенадцать месяцев. Когда проедешь двенадцать месяцев, на дороге будет старик, тот и скажет, где можно найти.

Ну, так потом выехал старший [брат]. Он ехал, ехал, ехал двенадцать месяцев и увидел — да, есть на дороге старик. Подъехал, спешился с лошади и спросил:

— Скажи мне, старичок, где я могу найти говорящую птицу, поющее и играющее дерево и желтую воду?

Старичок подал ему клубочек ниток и сказал:

— Бросай клубочек, а конец нитки останется у тебя. Так ты по нитке и иди, а когда дойдешь до большой горы, лезь на ту гору. Когда полезешь на гору, тебя там будут всячески пугать, но ты не оборачивайся.

Потом он бросил клубочек и по нитке шел, шел и дошел до горы и полез на гору. Когда начал лезть, стали всякие птицы, всякие звери кричать, реветь разными голосами — он вдруг и обернулся. Обернулся — тут же превратился в столб каменного угля и скатился вниз с горы.

Потом брат с сестрицей дома ждали, ждали — не дождались. Второй брат поедет искать брата и эти три вещи. Он выехал. Ехал, ехал двенадцать месяцев, нашел старичка сидящего на дороге. Он подъехал, спешился с лошади и спросил старичка:

— Не видал ли, старичок, такого и такого человека, не был ли у вас?

Старик ответил:

— Был, он пошел сюда, но не вернулся.

— Ну, если так, старик, скажи и мне, как я могу найти его и те три вещи: говорящую птицу, поющее и играющее дерево и желтую воду.

Тот старик и ему подал клубочек и велел бросить и — «пойдешь по нитке и найдешь гору. И как полезешь на гору, там тебя будут пугать всякие звери и птицы, только ты не оборачивайся и не оборачивайся, иди и иди на гору, пока найдешь говорящую птицу, поющее и играющее дерево и желтую воду».

Он бросил этот клубочек и пошел по нитке. И подошел к горе, и полез на гору. Когда он лез, как стали звери и птицы еще больше кричать, реветь. Он не смотрел и не смотрел назад. Потом только гром ударил сзади него — он и обернулся. Потом он превратился в столб каменного угля и покатился вниз.

Ну, теперь сестрица не дождалась их обоих, купила мужскую одежду, села на коня и выехала. Так же и она проехала двенадцать месяцев, и она нашла старичка, сидящего на дороге. Она слезла с коня, подошла и спросила:

— Старичок, не видал ли ты таких и таких двух людей?

Старичок ответил:

— Я видел, они ушли искать говорящую птицу, поющее и играющее дерево и желтую воду.

Она сказала:

— Так и я теперь иду искать своих братьев и эти три вещи.

Старичок и ей дал клубочек, велел бросить и по нитке идти на гору.

— А когда начнешь лезть на гору, кто бы ни пугал тебя, и какие бы громы там ни гремели, не оборачивайся назад.

Она взяла клубочек ниток, бросила и пошла по нитке на гору. Когда она полезла, стали всякие звери, всякие птицы кричать, реветь всякими голосами и громы греметь! Она не оборачивалась, шла и шла. Она залезла на гору, увидела — есть птица с такой длинной шеей. Она подошла и спросила:

— Где здесь мои братья?

Птица не сказала. Она сказала:

— Если ты мне не скажешь, я сейчас возьму и удавлю тебя.

Птица сразу сказала, что «там, под горой, там есть родник, так его воду надо принести и полить на столбы каменного угля, так они и оживут в твоих братьев».

Она подошла к роднику — нечем зачерпнуть. Она набрала в рот, пригоршнями зачерпнула, несла и поливала. Лила, лила — уже стало появляться больше людей, но еще не ее братья. И эти [люди] помогли ей нести и лить. Уже ожил ее старший брат. Опять все несли и поливали, поливали. Уже появилось еще больше людей. Ожил и второй брат.

Потом они все трое пошли к птице спрашивать:

— Где то поющее и играющее дерево и где желтая вода? — спросили.

Птица не сказала.

Сестра сказала:

— Если ты не скажешь, я тут же тебя удавлю.

Птица сразу сказала и показала, что «вот под горой это дерево, но вы только его веточку отломите, в карман суньте и отнесите домой, воткните в своем саду — и тут же вырастет это же дерево. А там дальше желтая вода так светит, как солнце в небесах. Так ты подойди и подставь бутылку — капли закапают, будет полная твоя бутылка. Когда принесешь бутылку домой, откупорь в своем саду — и она будет такой светлой в твоем саду, как и здесь».

Потом они подошли к тому дереву — сестра отломила веточку. Подошли к воде — она поднесла бутылку, капля упала — и полная бутылка. Пришли к птице, посадили в клетку и пришли к старичку. Поблагодарили его, сели на коней и приехали домой. Дома повесили клетку с птицей в окошке, ветку дерева воткнули [в землю] — через три дня [выросло] целое дерево. Воду выпустили из бутылки — та поднялась высоко, на воздухе желтеет, светится.

Потом двое братьев ушли на охоту. В лесу они встретили короля. Эти двое испугались и стали убегать. Король тут же велел своим слугам их догнать и вернуть. И король спросил у них:

— Так почему вы убегали?

Они ответили:

— Светлейший король, мы с вами еще никогда не виделись и мы недостойны встречать вашу светлость.

Король им сказал:

— Если мы не виделись, так теперь видимся. А почему вы недостойны, будучи такими красивыми и деликатными детьми? Я бы хотел, чтобы вы меня пригласили к себе на обед — я бы пришел к вам.

Они ответили:

— Мы не можем, мы должны спросить у своей сестры, когда придем домой.

Ну, король сказал:

— Когда вернетесь домой, так поговорите со своей сестрой, а завтра мы снова встретимся в лесу, и вы мне скажете.

Двое пришли домой, сказали своей сестре, как они с королем встретились, как они от него бежали, как король их вернул, как с ними разговаривал. Но забыли сказать сестре, что он хочет их навестить.

Утром они опять пошли в лес и встретили короля. Он их спросил:

— Поговорили ли вы со своей сестрой, смогу ли я прийти к вам на обед?

Они ответили:

— Мы забыли.

Король сказал:

— Ну, раз сегодня забыли, так завтра не забудьте поговорить.

Ну, уже те двое обещали не забыть, и они разошлись кто куда. Вечером [братья] вернулись домой, опять рассказали своей сестре, что и сегодня они встретили короля, но забыли сказать, что он хочет прийти к ним на обед.

Третий день они вышли на охоту и встретили короля. Тот опять спросил:

— Поговорили ли с сестрой?

Они сказали, что опять забыли. Ну, тот король сказал:

— Вот я вам дам три золотые пули — суньте за пазуху. Вечером перед сном снимете пояса с ваших пиджаков, они выпадут — и вспомните, что ей надо сказать.

Тут же старший [брат] взял две [пули], младший — одну, сунули за пазухи и расстались.

Они вернулись домой, о том, о сем поговорили и забыли. Но когда пошли спать, сняли пояса со своих пиджаков — пули выпали, так они вспомнили. Они вошли к своей сестре и спросили:

— Король хочет прийти к нам на обед — можем ли мы его принять?

Их сестрица сказала:

— Почему нет — раз он хочет к нам прийти, так мы можем его принять.

Потом их птица стала им говорить, что «вы скажите своему повару, чтобы он приготовил для короля к другим блюдам и свежих огурцов, ибо он их очень любит. Но чтобы все семена из огурцов вынул и вместо них положил бусинки, так такие подадите на стол королю».

Эти двое пошли в лес и встретили короля, пригласили к себе. Король пришел к ним, обошел весь сад. Королю очень понравились поющее и играющее дерево и желтая вода, которая весь сад осветила. Они пришли в избу, стали обедать. Вместе с другими блюдами положили свежие огурцы. Король сказал:

— Так вы знаете, что я их люблю.

Он взял один [огурец], разрезал — полон бусинок, разрезал второй — то же самое, разрезал третий и уже спросил:

— Могли ли вырасти такие огурцы, чтобы вместо семян бусы были?

Птица в клетке ответила:

— Светлейший король, если сам уже понимаешь, что вместо огуречных семян бусы не могут вырасти, так и женщина человека не может родить собаку, кошку и дерево.

Король уже понял, что птица про него так говорит. Потом птица сказала:

— Знаете ли вы, светлейший король, у кого теперь находитесь и с кем теперь разговариваете? Они — твои родные дети. А свою жену [ты] отправил на такое страдание и осмеяние всеми и так долго держишь.

Король оттуда послал слуг с телеграммой, чтобы выпустили королеву. Тут же королеву выпустили, одели в королевскую одежду, и [она] приехала к своим детям. И все с королем приехали в его дворец. Король велел этих сестер вывести в поля и конями разорвать.

Ну, так потом король устроил бал И я там пил, ел, гулял, по бороде текло, во рту не имел Потом стали стрелять из пушек и меня положили в пушку. Как стрельнули, так я сюда прилетел.

К 2.2.1.1. + 3.1.0.6. / АТ 707. Юозас Бальчюнас, деревня Трумпайчяй, волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас (конец XIX в.). SlŠLP 99.

Говорящая птица помогает восстановить разрушенную семью в 34 вариантах. Самостоятельный сюжет об испытаниях при поиске диковинок (тип К 3.1.0.6.) записан в одном варианте. Индивидуальный элемент в публикуемом тексте — третья сестра не обещает родить необыкновенных детей, а мечтает стать женой короля, чтобы носить прекрасные одежды.

Чаще всего братья и сестра хотят найти говорящую / правду вещающую птицу и поющее дерево; желтая вода фигурирует только в публикуемом тексте.

100. Воскресшие дети

Были дед, баба и девушка. Девушка была очень красивая. Потом баба умерла, а дед женился на ведьме. У нее были две дочери. Дочери уже выросли. Однажды по дороге ехал очень красивый и богатый паныч, и этим девушкам он очень понравился. Они стали говорить. Одна дочь ведьмы сказала:

— Если бы я вышла замуж за этого паныча, я одной лентой одела бы всех его людей.

А другая сказала:

— А я одним куском хлеба накормила бы всех людей в поместье.

А дочь деда сказала:

— Если бы я вышла замуж, я бы рожала очень красивых детей: во лбу было бы солнце, в ушах и в глазах — звезды, а на затылке — луна.

Паныч услышал их разговор и подумал, что надо ехать свататься к той девушке, у которой будут красивые дети. И он приехал, женился.

У того паныча было большое поместье, много лошадей, быков и коров. Паныч поехал на охоту, а жена родила очень красивого ребенка, какого нигде не было: во лбу солнце, в ушах и глазах звезды, на затылке луна, шелковые волосики, серебряные зубки. Пани написала письмо, что родился ребенок. А ведьма принимала ребенка и увидела, что он такой. Ведьма думала, как поступить с этим ребенком. Ведьма зарезала этого красивого ребенка и закопала в саду, а запеленала кота и положила для пани. Пан вернулся с охоты и спросил, что Бог дал. Ведьма сказала:

— Что тут Бог даст! Уж как дал так дал — ни Богу, ни людям показать, ни самому посмотреть. Ее надо как-то погубить.

Пан сказал:

— Надо подождать, посмотреть, что дальше будет.

Он опять ушел на охоту. И опять родился ребенок, уже девочка. И опять также с солнцем, луной и звездами. Все поместье стало веселым: кони ржали, быки ревели, птицы в саду пели, поместье звенело. И опять ведьма думала, как погубить. Она этого ребенка зарезала и в саду закопала. А для пани запеленала валек и положила. Вернулся пан с охоты и спросил:

— Ну, что Бог дал?

— А уж как дал так дал: нельзя [показать] ни Богу, ни людям, ни самому посмотреть. Уже ты вези ее в лес и погуби: она народит тебе всяких — и собак, и кошек, и вальков. Она хвалилась, что будет рожать красивых детей, так вот какие красивые!

Пан вывез жену в лес и сказал:

— Клади голову на пень: я возьму и отрублю.

— Нет, — сказала, — не положу.

— Клади ноги!

— Нет, не буду класть.

— Ну, так клади руки!

Она положила руки — он отрубил. И бросил ее на пне, а сам пан вернулся домой и женился на дочери ведьмы.

Когда увезли девушку [жену], все поместье стало немым: и кони не ржут, и быки не ревут, и поместье не звенит, и птицы в саду не поют. Пан ушел на охоту и горевал:

— Что такое, что мое поместье стало немым?

И будучи дома пан горюет, что его поместье невеселое. Пан пошел со своей новой женой в сад погулять и увидел очень красивые яблоню и грушу — с серебряными листьями и золотыми яблоками. А яблоня и груша выросли из этих детей: яблонька на могиле девочки, а груша — на могиле мальчика. Паны подошли и стали гладить: пан — грушу, а пани — яблоньку. Яблонька сказала:

— Хорошо тебе, братец, что тебя родной отец гладит, а меня ведьма-рагана гладит.

Паны слушают, что деревья разговаривают. Ведьма сказала:

— Надо спилить деревья.

Взяли и спилили, сделали кровати. Пан лег на кровать из груши, а ведьма — на кровать из яблони. Они опять заговорили. Яблоневая кровать сказала грушевой:

— Хорошо тебе, братец: на тебе лежит родной отец, а на мне — ведьма-рагана.

Ведьма опять сказала:

— Надо сжечь эти кровати!

Они взяли и сожгли, а золу смели и понесли закопать. Овца бежала и полизала пепла. Она привела двух ягнят — овечку и барашка. И они очень красивые: шелковая шерстка. Пан с ведьмой подошли и стали гладить ягнят: пан гладил барашка, а ведьма — овечку. Овечка сказала:

— Хорошо тебе, братец, что тебя гладит родной отец, а меня — ведьма-рагана.

Они слушали, что такое, что они говорят. Ведьма опять сказала:

— Надо этих ягнят зарезать!

Взяли и зарезали и понесли мясо в клеть. Две капли крови упали на стружку. Ворон схватил [стружку] и отнес той дедовой дочери в лес. Сказал:

— Перебрось эту кровь через правое плечо, через левое плечо и через голову — и станут твои деточки, которых ведьма зарезала.

Она сказала:

— Не могу перебросить: мои руки отрублены. Не могу, — сказала, — взять.

Как только она потянулась брать, так ее руки появились. И она взяла кровь и перебросила через одно плечо, через другое, через голову — и появились оба ребенка, мальчик и девочка — такие красивые, каких она родила. Она запеленала детишек и пошла, как нищая, сама не знала куда. Она хотела прийти в то поместье, куда она замуж пошла. Она шла, шла и пришла в то поместье. А то поместье невеселое. Она зашла внутрь. Уже был вечер, и в поместье было полно гостей. Она стала просить ночлега, ее не хотели принимать. Сказали:

— У нас много гостей.

Женщина ответила:

— Я к гостям не пойду, мне будет хорошо за печкой.

Ведьма, на которой пан женился, очень не хотела принимать. Потом ее муж сказал:

— Пускай ночуют.

Она залезла за печку, легла и детишек возле себя уложила. Тот пан, той нищенки муж, ходил и горевал. Он сказал:

— У меня есть бочка орехов, и никто мне не может их сосчитать. Кто сосчитает, тому подарю половину поместья.

Лежащая за печкой нищая отозвалась и сказала:

— Паночек, позволь мне. Может быть, я сосчитаю.

А ведьма:

— Где тебе сосчитать? Не такие паны и всякие панычи считали и не сосчитали, а ты нищая сосчитаешь!

Пан сказал:

— Дайте, пускай считает.

Принесли для нищей бочку орехов, высыпали в середине избы и сказали:

— Считай!

Нищая стала считать по два ореха и петь[52]:

— Были дед и баба, два ореха в коробочку. У них была девочка, два ореха в коробочку. И баба умерла, два ореха в коробочку. Дед женился на ведьме, два ореха в коробочку. (Вся сказка повторяется, только добавляется два ореха в коробочку.)

Когда досчитала до детей, как они появились, когда [мать] перебросила щепку с кровью через плечи, тогда она, нищая, сняла с детей одежды — и осветилось все поместье: солнце, луна, звезды на лбах детей! Быки стали реветь, кони — ржать, птицы в саду — петь, поместье стало звенеть очень весело.

И пан узнал, что вернулась его первая жена, которую [он] увез в лес и на пне отрубил руки. Пан подошел к ней, обнял, поцеловал ее и детей. Все гости стали петь, радоваться, пировать, пить.

И я там была, водку пила — по бороде текло, а во рту не осталось.

А ведьму с дочкой — запрягли лошадей в железную борону и по полям разнесли. Так зимой и блестят [их] кости на снегу.

Конец.

К 2.2.1.1. + 1.1.1.14. / AT 707. Мария Саржантайте, деревня Жижмай, волость Девянишкес, уезд Вильнюс-Тракай. Зап. Мария Саржантайте, (1933). LMD III 31/4/.

Соединения сюжетов имеется 23 варианта, а самостоятельного сюжета об оживленном ребенке (отец перебрасывает ствол яблони через свое плечо) — один вариант. Большинство сходных вариантов записано в Дзукии (юго-восток Литвы).

Публикуемый текст записала сама рассказчица.

101. [Девушка прячется от черта]

Была девица по имени Магдалена. Она была очень красивая и богатая. Но к ней привык какой-то паныч. Они оба веселились несколько вечеров, но он оставался только до пения петухов, не дольше.

Потом она подсмотрела, что у него одна нога, как у человека, а другая — лошадиная. Она испугалась. В другую ночь, когда он собрался идти туда, откуда пришел, девушка привязала к его поле конец нитки от клубка. Утром она начала проверять, куда он пошел. Она пошла по нитке и увидела, что он пошел на кладбище: в одной могиле дырочка, а в нее втянута эта нитка. Она совсем испугалась. Она вернулась домой, а вечером свою дверь завязала четками.

Вечером тот паныч пришел, подошел к двери — уже не может войти. Он стал звать, сказал:

— Магдалена, открой дверь!

— Не открою.

— Если не откроешь, твой отец умрет.

— Пускай умирает, я не открою.

На следующий день отец умер. Вечером паныч снова пришел, а девушка опять завязала дверь. Он подошел к двери:

— Магдалена, открой дверь!

— Не открою.

— Если не откроешь, твоя мать умрет.

Тут же мать умерла.

В другой вечер он опять звал у дверей:

— Магдалена, открой дверь!

— Не открою.

— Если не откроешь, завтра ты умрешь.

— Хоть и умру, но не открою.

Он отошел от дверей и пошел туда, куда ему было нужно. А она сказала:

— Когда я умру, выкопайте под порогом яму и меня мертвую протащите под порогом. А потом везите меня не дорогой, а полями, а похороните на перекрестке дорог.

Когда она умерла, [люди] выкопали яму под порогом, ее протащили, везли полями до перекрестка и на перекрестке дорог ее закопали.

Вечером после похорон опять черт пришел и стал спрашивать:

— Порог, порог, уносили ли через тебя Магдалену?

— Нет.

Спросил дорогу:

— Провожали ли здесь Магдалену?

— Не провожали.

Он уже не знает, куда она исчезла, — пошел своей дорогой.

А на том перекрестке, где девицу похоронили, выросла и расцвела очень красивая роза.

Один пан проезжал через тот перекресток. Увидев, что выросла такая красивая роза, он ее сорвал, привез домой и засунул в комнате за картину.

Вместо того чтобы вянуть, цветок с каждым днем становился красивее. Пан стал думать, что это за цветок. Он купил новый горшок, зажег восковую свечу, поставил ее на стол и накрыл этим горшком. Он сел и стал ждать.

Как только загремело, он снял горшок со свечи. И он увидел: красивая девушка сидит на столе и причесывается. Когда он ее осветил таким светом, она уже не могла превратиться в цветок. А тот пан был неженатый. Когда он увидел, что она такая красивая, тотчас женился на ней и [оба] жили счастливо.

К 5.1.1.1. / АТ 407В + 407. Барбора Палюлюте, деревня Ожкабаляй, волость Бартнинкай, уезд Вилкавишкис. Зап. Винцас Басанавичюс, (1901). BsV XXV 50.

Сюжет, в котором рассказывается лишь о том, как девушка избегает любовника-черта, записан в одном варианте. В 33 вариантах имеется продолжение о превращении в девушку цветка, выросшего на ее могиле. В 4 вариантах девушка снова превращается в цветок, но пан / садовник возвращает ей настоящий облик (К 1.1.3.4. / АТ 407).

Испытания

102. [Задание спрятаться]

В старину был такой знающий король. Ну, он однажды прокричал такую весть: «Кто спрячется от меня, тот получит триста рублей!»

Ну, так нашелся парень; он пришел и сказал:

— Светлейший король, я спрячусь от тебя!

— Хорошо. Хорошо! Но если я тебя найду, ты будешь служить мне всю свою жизнь. Что я захочу, то тебе сделаю. Ну, — сказал король, — можешь теперь прятаться.

Ну, тот парень тут же превратился в клубочек шелков и выкатился из поместья в подворотню.

Дальше он превратился в черную собаку и побежал в лес. Потом он превратился в белку, залез в гнездо вороны. Он и лежал, спрятавшись там. Ну, утром король вышел искать.

Он вышел на крыльцо и стал нюхать — шнирпшт, шнирпшт[53]. И он сказал:

— Тот злодей[54] превратился в клубочек шелков, выкатился из поместья. Потом он превратился в черную собаку и побежал в лес. Потом он превратился в белку, залез в гнездо вороны и лежит, спрятавшись там.

Ну, тот парень уже знает, что [король] его нашел. Он пришел к королю и сказал:

— Нашел.

— Ну, ты, злодей, не спрятался.

— Светлейший король, не спрятался. Можно ли три раза прятаться?

Король сказал, что он может прятаться до трех раз.

Ну, парень пошел домой. Утром он снова пришел к королю.

Король велел ему прятаться. Ну, он на глазах у короля превратился в клубок шелков и выкатился.

Потом, когда никто не видел, он превратился в черную собаку и побежал в лес. В лесу он превратился в белку, залез в гнездо вороны, полежал, потом побежал на луг, стал росой на лугу и притаился. [Он] думал, что [король его] не найдет.

Утром король вышел на крыльцо, шмыг, шмыг — стал нюхать:

— Он превратился в клубок шелков, выкатился из поместья. Тогда он превратился в черную собаку, убежал в лес. В лесу он превратился в белку, залез в гнездо вороны, полежал и побежал на луг. Он превратился в росу и лежит на лугу. Идите, слуги, — сказал король, — приведите его сюда.

Парень знал, что король его нашел, сам пришел к королю. Король сказал:

— Ну, злодей, спрятался ли?

— Нет, — сказал, — светлейший король, не спрятался.

Король засмеялся, захохотал и велел завтра прийти в последний раз. Король сказал:

— Но если я найду, ты будешь мне служить всю жизнь. Как я захочу, так и буду на тебе ездить. Так приходи завтра.

Ну, на завтра он пришел, на глазах у короля превратился в клубок шелков, укатился из поместья и тогда превратился в черную собаку, убежал в лес.

Тогда превратился в белку, залез в гнездо вороны, полежал и тогда прибежал на луг и превратился в росу. Тогда он убежал к святой реке, превратился в щуку и плыл, плыл к мосту Святоречья[55]. И тогда он лег рядом со сваей моста Святоречья и лежит.

Утром король встал, вышел на крыльцо и нюхает, нюхает:

— Он превратился в клубок шелков и укатился из поместья, превратился в черную собаку и убежал в лес, превратился в белку, влез в гнездо вороны, полежал, тогда убежал на луг и превратился в росу, тогда пошел к святой реке, превратился в щуку. Он плыл, плыл, а где остановился, так я не знаю.

Ну, он так нюхал, нюхал три раза и сказал:

— Где он остановился, я не знаю.

Так он и не нашел, где остановился. Ну, тогда этот парень пришел. Король сказал:

— Ну, злодей, спрятался ли?

— Спрятался, — сказал парень.

Ну, так король как кинул ему триста рублей и сказал:

— Это тебе, злодей! Жри весь мой труд!

Ну, тот парень принес домой эти рубли и жил счастливо. Видишь, и король, и парень оба были знающие[56].

К 3.1.0.1. / АТ 329. Томас Дагис, 70 лет, деревня Таральдес, волость Камаяй, уезд Рокишкис. Зап. Она Кайрите, 1940. LTR 2227/203/.

Только в публикуемом варианте парень способен менять облик, а пан все знает, не пользуясь всевидящим предметом. Превращения парня напоминают вариант русской сказки (Сказки Терского берега Белого моря. Издание подготовил Д. М. Балашов. Ленинград, 1970. № 38). В тексте используются русские слова. Возможно, что рассказчик перенял сказку у соседей — русских староверов.

103. [Девушка и медведь]

Жили дед и баба; у них была дочка. Потом эта баба умерла, и дочка осталась сиротой. Отец женился на другой [женщине], и с ней он прижил дочку. Мачеха ненавидела сироту, а свою дочку любила. Она велела деду увести падчерицу в лес, чтобы ее звери растерзали. Дед послушался. Он положил в торбочку муки, хлеба и сказал своей дочери:

— Пойдем жить в лес.

Они и ушли, в лесу нашли избушку и вошли в нее. Отец велел дочке быть в избе, а он пойдет и нарубит дров. Когда он вышел из избы рубить дрова, то взял сухую палку, привязал ее к березе и пошел домой. Ветер шевелит эту палку — она в березу стук, стук, а этой [дочери] кажется, что [отец] дрова рубит.

Вечером дочка видит, что отца уже нет. Она вышла из избушки и зовет:

Кто в бору, кто в лесу,
Кто придет ко мне ночевать?

Тогда медведь отозвался:

Я в бору, я в лесу,
Я приду ночевать.

И медведь притопал:

— Девка, девка, перенеси меня через порог или рученьками, или вилами!

Девка взяла руками и перенесла.

— Девка, девка, поищи у меня в голове или палкой, или руками!

Девка поискала красиво — руками, красиво.

Тогда [медведь сказал]:

— Девка, девка, свари мне кушать!

Девка сварила, и они оба покушали.

Тогда медведь опять [велел]:

— Девка, девка, постели мне постель — ряд каменьев, ряд поленьев!

Девка постелила. А еще раньше к девке прибежала мышка и сказала:

— Дай мне хоть одну маленькую клецку, я буду твоя помощь.

Девка бросила ей клецку. А медведь с печки [велел]:

— Не давай, не давай!

А девка [ответила]:

— Не даю, не даю!

Тогда медведь велел девке взять ключики и бегать под лавками, а медведь с печки будет швырять камни и поленья. Тогда мышка прибежала и сказала:

— Девка, девка, дай мне ключики. Я буду бегать под лавками, а ты спрячься и лежи на месте.

Когда мышка стала бегать, медведь начал бросать с печки камни и поленья! И все спрашивает:

— Ты жива ли? Ты жива ли?

Побросает и снова спрашивает. Медведь разбросал все поленья и камни. И тогда медведь слез, нашел девку живой и не задрал ее — снова ушел в лес.

Девка, будучи в этой избе, увидела — приезжают паны на шести конях, всех вороных, в каретах; и ее забрали.

Сучка там была у отца и стала лаять:

Кяу, кяу, приезжает
Кяу, кяу, дедова дочка
Кяу, кяу, в карете
Кяу, кяу, на шести конях,
Кяу, кяу, всех вороных.

Мачеха тут же выбежала и говорит сучке:

— Иди, ты еще будешь лаять! Она уже давно в брюхе медведя! Еще лает — на шести конях! — И она отбила сучке ногу.

Сучка и убежала. Она снова прибежала и опять о том же [лает]. Тогда мачеха выбежала и отбила вторую ножку. Сучка осталась только на двух ногах. Когда мачеха вошла, она и опять:

Кяу, кяу, приезжает
Кяу, кяу, дедова дочка
Кяу, кяу, в карете
Кяу, кяу, на шести конях,
Кяу, кяу, всех вороных.

Мачеха опять вышла и отбила третью ножку. Когда мачеха увидела, что приезжают, едва не лишилась чувств. Тогда она стала ругать деда:

— Видишь, свою дочь отвел и посадил в хорошее место! Я велела, чтобы отвел зверям на растерзание.

Тогда эти господа сказали:

— Мы нашли ее и привезли.

Эта девушка одарила пирогом мачеху и сучку. И опять уехали.

Тогда баба сказала деду:

— Веди и мою дочь!

Дед положил в мешочек муки, хлеба и отвел [дочь мачехи] в лесную избушку. Он и этой сказал:

— Побудь здесь, а я пойду, дров нарублю.

И для этой привязал сухую палку к березе: кажется, что дрова рубят, когда ветер шевелит палку.

Вечером она вышла из избы:

Кто в бору, кто в лесу,
Кто придет ко мне ночевать?

Медведь ответил:

Я в бору, я в лесу,
Я приду к тебе ночевать!

И медведь пришел:

— Девка, девка, перенеси меня через порог ручками или вилами!

Девка схватила вилы и ввалила медведя.

Тогда медведь [велел]:

— Девка, девка, поищи у меня в голове пальцами или палкой!

Девка взяла палку, поцарапала — медведь аж сморщился!

— Девка, девка, свари похлебку!

Девка сварила. Тогда прибежала мышка и сказала:

— Девка, девка, дай мне хоть одну клецку, я буду для тебя помощь.

Медведь велел:

— Не дай, не дай!

Девка как даст ложкой мышке по лбу — мышка и убежала. Тогда она опять прибежала — девка опять не дала [клецки]. И в третий раз прибежала — и не дала.

Тогда медведь [велел]:

— Девка, девка, подними меня на печку руками или вилами!

Девка подняла вилами.

— Девка, девка, постели мне постель — ряд каменьев, ряд поленьев!

И тогда [медведь] велел взять ключики и бегать. Девка начала бегать под лавками, а медведь — швырять и все спрашивать:

— Живая ли?

Девка отвечала:

— Жива! — и понемногу все слабее, пока ее совсем убил.

Тогда медведь слез с печки, косточки обсосал и сложил в мешочек. Паны ехали и нашли только косточки, положили их в карету в корзинку и везут. Сучка опять лает:

Кяу, кяу, приезжает
Кяу, кяу, дочка бабы
Кяу, кяу, в кареточке,
Кяу, кяу, в корзиночке
Ее косточки.

Мачеха выбежала, сказала:

— Видишь, как дочка деда, так в кареточке. А как моя [дочка], так в корзиночке только косточки! — и она отбила сучке последнюю ногу А сучка все свое лает. Лаяла, лаяла и нагадала — [мачеха] увидела, что приезжают. Приехали. Баба увидела, что только косточки. И с жалости баба била деда, сколько могла. А потом и сама лишилась чувств.

К 3.1.0.2. / AT 480. Мариона Абелявичене, 45 лет, деревня Навикай, волость Салакас, уезд Зарасай. Зап. Бронюс Абелявичюс, 1938. LTR 1550/177/.

Рассказчица выучила сказку от своей матери.

Записано 240 вариантов сюжета. Они группируются в версии, основанные на трех простых структурах. Обрамление, в котором мачеха велит отвезти в лес падчерицу, отсутствует только в 4 вариантах. В 234 вариантах имеются одно или два обрамления (в лес увозят только падчерицу или падчерицу, а затем и дочь мачехи). Простая структура первого типа (испытывается только падчерица) обнаруживается в 16 вариантах, простая структура второго типа (старшая дочь не выдерживает двух испытаний, а младшая дочь такие же испытания выдерживает) — в одном варианте, а простая структура третьего типа (падчерица выдерживает одно, два или даже три испытания, а дочь мачехи тех же испытаний не выдерживает) — в 218 вариантах.

В главном ЭС типа К 3.1.0.2. Герой усложняет задачу испытателя девушка должна уберечься от ударов камнями / палками и остаться в живых. Она делает так, чтобы медведю пришлось бросать камни в мышку (маленькую и быстро движущуюся мишень).

104. Обманутый волк

Был старик, у него были три дочери. Старик пришел в лес дрова рубить. Подошел волк:

— Бог в помощь.

— Спасибо.

— Я тебя зарежу.

— Не режь, — говорит старик. — У меня три дочери, и одну отдам тебе.

Волк привел одну дочь к себе домой, подал ей золотое яблочко и шелковый платок.

— Ты не заходи в каморку, ибо я тебя зарежу, — сказал волк.

Девушка не вытерпела, открыла каморку и увидела там зарезанных людей. Яблочко и платок упали в каморку и испачкались кровью. Она взяла яблочко и платок, плачет. Вернулся волк:

— Была ли ты в каморке?

Она ответила:

— Нет.

— Покажи яблочко и платок.

Волк увидел, что они в крови, повел ее в каморку и зарезал. Волк опять пошел в лес и нашел того же деда:

— Бог в помощь.

— Спасибо.

— Я тебя зарежу.

— Не режь, у меня две дочери, я одну отдам тебе.

Волк привел к себе домой другую дочь старичка и дал ей золотое яблочко, шелковый платок. Он велел ей не заходить в каморку. Она вошла — яблочко и платок упали и испачкались кровью. Волк вернулся из леса и спросил девушку:

— Была ли в каморке?

— Нет.

— Ну, покажи яблочко и платок.

Она показала — [они] в крови; волк ее отвел и зарезал.

Волк пошел в лес к тому же старику в третий раз:

— Бог в помощь.

— Спасибо.

— Я тебя зарежу.

— Не режь, у меня одна дочь, и ее отдам.

Отдал и эту дочь. Волк подарил ей золотое яблочко и шелковый платок, только велел не заходить в каморку. Когда волк ушел в лес, она открыла каморку, увидела своих сестер и стала так сильно плакать, что ее сестры ожили. А яблочко и платок не упали, так как она их положила на кровать.

Когда сестрицы ожили, все три стали весело разговаривать. Они услышали, что волк возвращается, она быстро спрятала сестер. Волк пришел из леса и спросил:

— Была ли ты в каморке?

Она ответила, что не была.

— Покажи яблочко и платок.

Показала — они не в крови. Теперь он ее любит. Девушка видит, что она волку нравится, и спросила его:

— Ты такой сильный и могучий — я приготовлю хлеба, а ты отнеси [его] моему отцу.

Она наложила полный сундук самых вкусных пирогов, а также спрятала одну сестру. Волку сказала:

— Когда пойдешь, не смотри в сундук, ибо я все вижу и все знаю.

Она научила и сестру:

— Когда волк по дороге остановится и начнет рвать сундук, ты скажи: «Не рви, не царапай — я вижу и слышу».

Волк отнес сундук отцу. Тот поблагодарил волка, и волк вернулся домой.

— Вытерпел ли ты и не посмотрел? — спросила хозяйка.

— Я хотел посмотреть, но сундука не открыл. Так тяжело было нести, — ответил волк.

Через несколько дней она снова попросила волка, чтобы он отнес отцу еды. Когда волк пообещал, она опять наложила в сундук всякого добра и другую сестру положила. Волку и сестре она отдала такие же приказы, как и в первый раз. Волк отнес сундук отцу и вернулся домой. Хозяйка у него просила:

— Теперь отпусти меня на крестины.

Он ответил:

— Можешь идти, только вечером вернись.

А она опять послала волка отнести отцу еды. Она пошла в другую комнату, сделала чучело, одела его в свою одежду и повесила в сенях на балке. Также наладила сундук и сама в него села. Волк подумал, что она ушла на крестины, отнес отцу сундук и вернулся домой. А жены как нет, так нет. Волк уже беспокоится. Он выходит в сени, смотрит вверх — видит, что она повесилась на балке. Он тут же взял палку и стал бить [ее], зачем она повесилась. Чучело из песка полетело прямо на волка и убило его.

А тот старичок с тремя дочерьми стал богатым, построил себе двор, жил хорошо. А дочери вышли замуж за богатых людей.

К 3.1.0.3. / АТ 311. Маре Астраускене, 50 лет, деревня Гудяляй, волость Рамигала, уезд Паневежис. Зап. Юозас Бальчиконис (1906). LTt 3 113.

Записано 35 сходных по семантике вариантов. Значительно варьируется начало: три сестры одна за другой идут в лес / они гонятся за зайчиком / клубочком / ловят котенка и попадают к ведьме / медведю / панычу. / Дочери подают панычу цветы / показывают дорогу человеку, и их похищают. / Черт хватает отца за бороду и требует обещать то, чего он не оставил дома. Отец обещает, а дома находит трех новорожденных дочерей. / Отец спасается от волка и отдает ему дочерей. / Дочери хотят выйти замуж за панычей / богатых женихов / женихов с золотыми бородами — все по очереди попадают к разбойнику. В 7 вариантах спасается только младшая сестра.

Девятнадцать вариантов, относимых к АТ 311, на основе семантики принадлежат к типу К 3.2.0.3. Жена разбойника / Синей Бороды не выдерживает испытания: она входит в запретную комнату и не может имитировать, что туда не заходила. Муж хочет убить жену, но она спасается.

В 12 вариантах не изображается испытание, а рассказывается только о похищении девушки и ее освобождении (используются ЭС, характерные для вариантов структурно-семантического типа К 3.1.0.3.).

105. [Служанки ведьмы]

Жили отец и мать, у них были три дочери. Одна из них пекла хлеб. Мать говорит старшей дочери:

— Иди и купи или набери в лесу кленовых листьев.

Ну, она пошла [в лес] и встретила ведьму. Та и говорит:

— Пойдем ко мне: ты у меня будешь служанкой. — И говорит: — Где колбасой заперто, другая колбаса висит, тебе нельзя заходить.

Ну, эта девушка не вытерпела и зашла посмотреть, что там. Тут мячик и упал в кровь. Ведьма пришла и сказала:

— Принеси мне мячик, [я хочу] посмотреть, чистый ли он.

Ну, она принесла этот мячик, ведьма посмотрела — в крови. Ведьма взяла и зарезала девушку и отнесла ее в эту каморку.

Тогда мама сказала второй дочери:

— Иди в лес: принесешь кленовых листьев.

Она собирала, собирала ягоды и задержалась. И опять встретила ведьму. Ведьма говорит:

— Пойдем ко мне: будешь у меня служанкой. И туда, где колбасой заперто, другая колбаса висит, тебе нельзя заходить.

Но эта девушка не вытерпела и зашла посмотреть, что там, в этой каморке. Как только приоткрыла дверь, мячик упал. Ведьма пришла и сказала:

— Принеси мячик!

Она принесла — в крови. Тогда опять [ведьма] зарезала девушку и ее голову отнесла в каморку.

Теперь мама послала третью дочь и сказала:

— Только ты не задерживайся!

Пока она искала кленовые листья, встретила ведьму; и ведьма ее увела. Но эта была разумнее. Ведьма сказала:

— Не заходи туда, где колбасой заперто и колбаса висит!

Ну, когда ведьма ушла, она тогда вошла, головы сестер сложила в сундук, почистила окровавленный мячик и ждала ведьму. Ведьма пришла и сказала:

— Принеси мне мячик.

Принесла — чистый. Теперь девушка сказала:

— Пойдем к нам в гости.

Ну, и она, эта девушка, напекла пирогов, взяла сундук и несет. Ведьма спросила:

— Что ты несешь?

Она подала ведьме пирог и сказала:

— Я не смотрела в твою каморку, ты не смотри в мой сундучок.

Ну, ведьма понесла сундучок и очень устала. Она спросила:

— Что в сундуке?

Девушка дала ей кусок пирога и опять сказала:

— Я не смотрела в твою каморку, и ты не смотри в мой сундучок.

Ну, так разговаривая, пришли в ее дом в гости. Ну, и ведьму заманили, чтобы она легла в телегу, как колода. Ну, ведьма согласилась лечь в телегу.

Теперь сказали, что надо [ее] привязать веревками. И когда привязали, ведьма не могла даже пошевелиться. Теперь сказали:

— Надо врубить топор.

Ну, и ведьму зарубили.

К 3.1.0.3. / АТ 311. Волость Дукштас. Зап. Леополдас Скусявичюс. LMD III 83/13/.

См. № 104. Ведьму ликвидируют так, как в сказке о животных К 1.1.1.19. / АТ 154 человек избавляется от медведя.

106. [Баня для Бога]

Девушка ела бобы и ненароком уронила одну бобинку под стол на землю. Эта бобинка выросла до стола, через стол — до потолка, через потолок — до крыши, через крышу — до неба. Эта девушка лезла, лезла по бобинке и залезла на небо. Когда залезла на небо, она нашла пана Бога — такого старика сидящего. Она и спрашивает его:

— Пан Бог, чего ты от меня хочешь?

Бог ей ответил:

— Я хочу, чтобы ты истопила баню горячо-горячо.

Эта девушка спустилась на землю, истопила баню ни тепло, ни горячо. Потом залезла и спрашивает:

— Как я тебя, пан Бог, спущу на землю?

Пан Бог говорит:

— А возьми меня за одну ногу, за одну руку, бросай — и выбросишь.

Эта девушка осторожно взяла пана Бога и вынесла. Потом она спрашивает:

— Как я с тебя, пан Бог, одежду сниму?

Пан Бог говорит:

— А сорви, сорви — и разденешь.

Эта девушка осторожно раздела [его], сняла одежду. Потом она спрашивает:

— Пан Бог, чем я тебя попарю?

Пан Бог говорит:

— Здесь за баней лежит стертая метла. Внеси ее — ею и попаришь.

Девушка внесла в баню шелковый веник и попарила [Бога]. Опять она спрашивает:

— Пан Бог, чем я тебя умою?

Пан Бог говорит:

— За баней есть жидкий навоз, внеси — и умоешь.

Девушка принесла чистой-чистой проточной водицы и умыла. И снова спрашивает:

— Пан Бог, как я тебя теперь одену?

Пан Бог говорит:

— Обложи тряпьем, обложи — и оденешь.

Она одела красиво, как раньше был. Ну, далее спрашивает:

— Пан Бог, как я тебя теперь на небо подниму?

Пан Бог говорит:

— А возьми за одну ногу, за одну руку, брось — и забросишь.

Девушка осторожно взяла [Бога], опять по этой бобинке и занесла. Опять спрашивает:

— Пан Бог, примешь ли меня на небо?

Пан Бог говорит:

— Не ругайся, не сквернословь, ходи в костел, молись, живи красиво — и приму.

Эта девушка, когда слезла на землю, жила красиво, не ругалась, не сквернословила, молилась, ходила в костел, а когда умерла, пошла на небо.

Другая девушка также ткала и ела, ела бобы. И нарочно бросила один боб на землю. И эта ее бобинка выросла до ткацкого станка, через станок — до потолка, через потолок — до крыши, через крышу — до неба. Она залезла на небо по той бобинке. И нашла сидящего пана Бога. Она спрашивает:

— Чего ты, пан Бог, от меня хочешь?

Ей пан Бог говорит:

— Истопи горячо баню.

Эта девушка слезла на землю и истопила баню горячо-горячо. Потом она спросила, когда залезла:

— Пан Бог, как я тебя теперь вынесу на землю?

Пан Бог говорит:

— А возьми за одну ногу, за одну руку, бросай — и выбросишь.

Эта девушка так и сделала — взяла за одну ногу, за одну руку, бросила — и выбросила. Опять она спрашивает:

— Как теперь я тебя раздену?

Пан Бог сказал:

— Сорви!

Она так и сделала. Далее спросила:

— Как я тебя парить буду?

Пан Бог сказал:

— Старой метлой!

Она этой старой метлой и попарила [Бога]. Спросила:

— Чем я тебя умою?

Пан Бог сказал:

— Жидким навозом.

Она навозом и умыла. Спросила:

— Как одену?

Пан Бог говорит:

— Забросай тряпьем, забросай.

Она и забросала [Бога]. Спросила:

— Как теперь я тебя подниму на небо?

Пан Бог велел брать за одну ногу, за одну руку, бросить — и забросит. Она так взяла и бросила. Потом [она] залезла и спрашивает:

— Примешь ли меня, пан Бог, на небо?

Пан Бог сказал ей, что не примет.

Эта девушка слезла с неба, ругалась, сквернословила, не ходила в костел, не молилась. Когда она умерла, пошла в пекло.

К 3.1.0.5. / АТ 480. Мариона Сунгайлайте, 5 лет, деревня Трумпайчяй, волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас (1895). SlŠLP 81.

Записано 57 вариантов типа 3.1.0.5. Герой ухаживает за антиподом как за своим близким. Версии типа выделены на основе трех простых структур. Без обрамления о притеснениях падчерицы мачехой записано 10 вариантов. Варьируются задания антиподов: в одном варианте медведь просит перенести его через порог (такой дополнительный ЭС характерен для типа К 3.1.0.2., см. 103), старик просит пасти его овечек / черт велит доить коров (см. № 107, 108), а в нескольких вариантах говорится, что падчерица хорошо служит старику / госпоже / медведю, а дочь мачехи служит плохо. В качестве дополнительных элементов сюжета используются семантические пары ЭС: одна девушка улучшает состояние встречных животных и предметов, а другая — не улучшает (типы ЭС 1.1.2.9. и 1.2.2.9., см. № 108), две девушки выбирают различные шкатулки (типы ЭС 3.1.0.8. и 3.2.0.8., см. № 107, 108).

107. Сиротка и мачехина дочь получают подарки

Жила одна сиротка. У нее была злая мачеха, а у этой мачехи была и своя дочь. Сиротка была очень добрая и работящая. Мачеха ее ненавидела, принуждала тяжело работать. Однажды мачеха велела ей прясть, сидя на краю колодца. Как только она села, мачеха ее толкнула в колодец: она хотела, чтобы та утонула. Но когда [девушка] упала в колодец, оказалась на зеленом лугу. Потом она пошла и встретила старика, который ей сказал:

— Возьмешься ли месяц пасти моих овечек?

Девушка согласилась. Она пасла овечек целый месяц. И она очень хорошо пасла: никогда их не била, рано выгоняла в поле, поздно пригоняла назад, и овцы были жирные, красивые. Старик поблагодарил [ее] за такую работу, принес три сундука — красный, синий и белый — и сказал:

— Выбери себе один из этих сундуков.

Девушка выбрала белый сундук. Старик ей говорит:

— Можешь идти домой, только не открывай сундук, пока не вернешься домой.

Девушка поблагодарила и ушла. Старик показал ей дорогу. Когда пришла домой, она открыла сундук. Тут же на этом месте появился прекрасный дворец. Когда мачеха увидела, что она вернулась живой и имеет такой прекрасный дворец, очень удивилась. Потом спрашивает ее:

— Где [ты] получила этот дворец?

Она все рассказала. Мачеха захотела, чтобы и ее дочь получила такой дворец. Она велела ей сесть на краю колодца и прясть. Потом она толкнула и свою дочь в колодец. Мачехина дочь сначала не знала, где оказалась, но потом увидела: все так, как сиротка рассказывала ее матери. Она нашла красивый луг, на этом лужку встретила старика. Тот старик спросил, не возьмется ли она месяц пасти его овец. И она согласилась. Но она пасла плохо: все била, гоняла [овец], поздно выгоняла на пастбище, рано пригоняла домой. Пока она пасла, овцы стали худыми, тощими.

Когда кончился месяц, старик пришел и принес ей три сундука — синий, красный и белый — и разрешил ей выбрать тот, который нравится. Она выбрала красный сундук: думала, что там будет более красивый дворец. Старик ей говорит:

— Лучше выбирай белый сундук.

Но она не послушалась старика и взяла красный сундук. Старик ее проводил до ворот и сказал, чтобы [она] не открывала сундук, пока не придет домой. Она пришла домой. Как только открыла сундук, [из него] выскочило пламя. Она, ее мать и их дом сгорели.

Тот старик был Бог.

К 3.1.0.5. / АТ 480. Зап. Людвика Диджюлене-Жмона. LRš 80.

См. № 106.

108. Служба Элянеле

Была мачеха ведьма, ее падчерица Элянеле и ее родная дочка Маре. Мачеха так ненавидела Элянеле, так ненавидела, все повторяла: «Иди ты служить в пекло!» Элянеле видела, что ведьма так ее ненавидит, решила идти хотя бы в пекло служить. И ушла.

Она идет, идет; по дороге нашла лошадку — на ней столько червей висит, столько висит! Лошадка и просит ее:

— Элянеле, Элянеле, сними ты с меня этих червей!

Она тут же сняла и пошла. Когда шла дальше, встретила такую корову — вымя так набухло! Эта корова подойник на рогах держит и тоже просит:

— Элянеле, Элянеле, подои ты меня!

Она опять — эту корову подоила и пошла. Пошла дальше, нашла — печка топится. Та печка ее зовет:

— Элянеле, Элянеле, поправь ты мой огонь!

Она подошла к печке и поправила огонь.

Потом она пришла в пекло. Когда пришла в пекло, нанялась на год [служить].

Тут же черт велел идти доить коров, подал молоток и сказал:

— Когда ты будешь доить корову, кошки будут у тебя просить молока. Так ты этим молотком бей [их] в лоб!

Когда она пришла доить коров, тут же ее окружили души и просили:

— Элянеле, Элянеле, дай и нам молока.

Элянеле тут же дала им [молока]. Потом, когда она год отслужила, черт вывел ей две пары лошадей и велел выбирать.

Эти души ей велят брать тех, которые похуже, а черт велит брать тех, которые лучше. Но Элянеле послушалась этих душ и взяла тех, которых они советовали.

Потом черт вывез две кареты и опять велел выбирать. Эти души велят ей брать ту, которая похуже. Черт советует брать ту, которая лучше. Но Элянеле взяла ту, которую души советовали.

Ну, потом черт показал два сундука: один красивый, другой некрасивый. Души советуют брать некрасивый, а черт — красивый. Элянеле и взяла тот, некрасивый.

Элянеле все собрала и едет. По дороге она встретила ту лошадку с таким красивым седлом! Она говорит:

— Элянеле, сними себе с меня это седло!

Она сняла и везет. Проехала и опять встретила ту корову — на рогах держит подойник с маслом и говорит:

— Элянеле, забери ты от меня это масло!

Она взяла и положила в карету. Потом проехала и нашла эту печку. Та сказала:

— Элянеле, забери ты эти пироги из меня!

Элянеле вынула все пироги и приехала домой.

Когда приехала — сама красиво одета, карета блестит под золотом, лошади красивые, сундук полон золотых денег. Мачеха увидела, что Элянеле приехала такая богатая, и тут же стала гнать свою дочку:

— Маре, иди и ты в пекло служить!

И эта Маре ушла. Маре идет, идет и по дороге находит ту лошадку, на которой черви висят. Лошадка ее просит:

— Марайте, Марайте, ты сними с меня этих червей!

Она говорит:

— У меня нет времени, мне надо идти в пекло служить.

И ушла. Прошла дальше, нашла ту корову с подойником на рогах. Она просит:

— Марайте, Марайте, подои ты меня!

Опять Маре ответила:

— У меня нет времени, мне надо идти в пекло служить.

Опять пошла и нашла — та печка топится. Печка ее просит:

— Марайте, Марайте, поправь мой огонь!

Она и печке так ответила:

— Нет времени, мне надо идти в пекло служить!

Потом она пришла в пекло. Черт и ей подал подойник, велел идти коров доить и подал молоток, чтобы она этим молотком била тех кошек, которые будут просить молока. Когда она пришла доить коров, души просят:

— Марайте, дай и нам молока!

Она их молотком бьет по головам. Потом, когда она отслужила этот год, черт и ей платит жалованье. Он вывел две пары лошадей: одни были красивые, вторые худые. Души и ей советуют брать худые, хотя она и не дала им молока. Видишь, те худые превращаются в хороших. Но она их не слушается, берет хороших.

Потом черт вывез две кареты. Опять души советуют брать некрасивую, но она берет красивую. Черт поставил два сундука: один красивый, второй некрасивый. Души велят брать некрасивый, но она взяла красивый.

Потом все собрала и едет, радуясь. По дороге встретила лошадку с красивым седлом. Она тут же кинулась снимать [седло]. Та лошадка и лягалась, и кусала — никак не допустила, и все.

Далее по пути она встретила ту корову с полным подойником масла. Она кинулась, [чтобы взять его] — эта корова бодаться, лягаться! И та не далась. Она подъехала к печке, пироги пахнут. Она кинулась их вынимать. Печка только огонь выбрасывает на нее, пламя пышет из печки. Потом она приехала домой. Ее мать выбежала навстречу, когда увидела, что ее дочь вернулась. Она кинулась к сундуку, открыла — тут же пламя выскочило из того сундука. Так Маре со своей матерью там и остались — сгорели.

К 3.1.0.5. / АТ 480. Дарата Сланчяускайте, волость Ионишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас. SlŠLP 114.

См. № 106.

109. Отец и трое его сыновей

Один отец растил троих сыновей. Когда они выросли и стали мужчинами, захотели, чтобы отец после своей смерти оставил имущество одному из них, чтобы тот мог хозяйничать.

А младший сын был не слишком разумным, однако отец любил его больше других: одевал в красивые одежды и давал лучшие кушанья.

Два брата его ненавидели. Отец услышал, как они ссорились. Отец и сказал:

— Почему вы ругаетесь?

— Как нам не ругаться: тот младший хуже нас, но ты его больше любишь, обещаешь ему оставить хозяйство. А он дурак, мало что смыслит в хозяйстве!

— Знаете что, дети? Вы все трое должны идти служить. И кто из вас заработает самый красивый платок, тому я оставлю хозяйство.

Двое старших братьев пошли служить в деревни, в города к богатым людям. А самый младший [брат], куда он пойдет? Он пошел в лес, ходил по лесу и думал, что тут надо делать.

Он встретил старика. Старик спросил:

— Что ты ищешь?

— Отец послал на службу. Не знаю, где найти службу.

— Здесь есть поместье! Иди в то поместье. Там целый год не будешь делать ничего другого, только будешь кормить кошечку утром, в обед и вечером. А когда год кончится, я приду к тебе.

Он там служил целый год. Все кормил кошечку весь год. А сам он может кушать, когда вздумается. Все для него было: и одежда, подумает — и появляется.

Когда год кончился, тот старик пришел к сыну. Он принес ему два платка: один красивый, второй еще красивее. Даже глаза слепнут, смотреть нельзя.

— Когда придешь домой к отцу, своим братьям покажи простой платок. А если они будут смеяться, издеваться, тогда покажи красивый [платок].

Он так и поступил. Когда он пришел домой, его братья уже вернулись со службы. Они хвастались отцу, что заслужили красивые платки. А самый младший показал свой [платок]. Сказали, что его платок простой. А когда он показал второй, даже их глаза просветлели и не могут смотреть из-за красоты. Тогда отец видит, что платок младшего [сына] красивее, чем его братьев, и оставил ему хозяйство. Братья не отступили:

— Отец, так не может быть, чтобы он стал хозяином!

Братья опять стали ругаться друг с другом и продолжали спорить. Отец увидел, что ничего не поделаешь, опять позвал всех троих к себе и приказал:

— Все трое опять идите служить! Кто принесет больше денег, тому я оставлю свое хозяйство.

Так они все трое пошли на службу. Двое разумных [братьев] пошли искать себе счастья в города, в деревни. А младший пошел опять в тот самый лес. Опять когда он ходил, пришел тот же старик, и парень сказал, что ищет службу. Тогда старик повел его в то самое поместье. Опять [он] велел ту же кошечку кормить весь год, а когда год кончится, тогда он обещал прийти, заплатить жалованье. Пока он кормил кошечку, имел что пить и есть. Когда год кончился, старик пришел, чтобы заплатить жалованье. Он принес ему два кошелька денег: один меньше, а другой больше.

— Когда вернешься домой к отцу, сначала покажи братьям маленький кошелек. Когда они станут над тобой смеяться, тогда покажи кошелек, который больше.

Он так и поступил. Он вернулся домой и нашел братьев, вернувшихся со службы. Они хвастались перед отцом своими деньгами: один больше заслужил, другой больше заслужил. А над своим братом [они] стали смеяться, что он меньше заслужил. А когда он вынул большой кошелек с деньгами — весь стол покрыл золотом, так сказал:

— Отец, это тебе!

Он покрыл стол деньгами второй раз и снова сказал:

— Это опять тебе, отец!

А когда покрыл весь стол третий раз, тогда [сказал]:

— Отец, теперь это мне!

Братья видят, что он заработал в два раза больше, чем они вдвоем. Отец опять обещал отдать хозяйство ему, раз он принес больше денег. Братья опять не отступают, снова они ругаются, спорят между собой:

— Не может быть, чтобы он стал хозяином!

Отец в третий раз позвал их к себе и сказал:

— Кто из вас заслужит самую красивую девицу, тому я отдам свое хозяйство.

Так опять двое братьев вышли в город, в деревню, в широкий мир к богатым людям, а младший пошел в тот самый лес. И опять пришел старик и спросил:

— Пришел ли ты на службу?

— Пришел на службу, отец послал — кто заслужит самую красивую девицу.

— Теперь ты будешь тяжело работать целый год за девицу. Полгода будешь рубить дрова, а вторую половину года — вязать метлы; и сложишь один костер дров, а другой костер метел недалеко от дров. Когда год кончится, я к тебе приду.

Когда тот парень так делал, а его год кончился, старик пришел к нему и велел идти в то поместье, где он кормил кошечку. Старик принес кошечку к дровам и велел зажечь их. Когда он зажег дрова, [старик] велел бросить кошечку в огонь, чтобы она сгорела. Когда [он] бросил кошечку, [она] стала гореть в огне. Тогда старик приказал взять метлу и бегать вокруг огня, метлой мести и мести огонь, чтобы он не распространялся, и бегать вокруг как можно скорее:

— Одна метла обгорит — бери другую, а ту брось в огонь; [работай] пока хватит метел.

Он так и сделал. Эти дрова сгорели, [он] сжег все метлы, пока подметал огонь. Из того огня вышла девица такая красивая, что никто на свете красивей не видел. Старик подал ему в руки эту девицу и велел:

— Эта девица будет твоей и то поместье, в котором ты ее кормил два года. А теперь веди к отцу, покажешь!

Когда [он] повел [девушку] к отцу, чтобы показать своим братьям, старик сказал:

— Отца возьми с собой, а братьев оставь, пускай хозяйничают, если хотят. Ты с отцом и с девицей вернешься в поместье! Тогда сможешь жить до конца твоего века, и твои родичи здесь будут жить, ибо ты спас ее!

Старик благословил его и девицу, а сам скрылся с глаз.

Старик скрылся с глаз, их оставил. А парень с девицей пришел к отцу, нашел своих братьев, пришедших со службы со своими девицами. Братья показывали отцу девиц и радовались, что они красивые. А тот пришел и привел девицу во сто крат краше, чем [девицы] братьев. Теперь отец обязательно хочет отдать ему хозяйство. Братья опять недовольны. Младший брат сказал им:

— Если вы хотите взять хозяйство отца, так оставайтесь хозяевами.

Он взял отца в свое поместье, и братьев с женами пригласил на свадьбу. Он со своим отцом остался жить в том поместье. Его жена радовалась, что он спас ее от проклятья. А он радовался со своей женой, что [они] счастливы.

Хватит. Аминь, бупт!

К 3.1.0.5. + 1.1.3.3. / AT 409А*. Антанас Игнатавичюс, деревня Кебишкес, волость и уезд Расейняй. Зап. Юозас Микшас, рукопись переписал Мечисловас Давайнис-Сильвестрайтис, 1883. DSPSO 83.

Обрамление — условие получения наследства отца — вызвало изменения ЭС об испытании (третий брат должен кормить кошечку) и о превращении животного в человека (девушка появляется вместо сожженной кошечки): третий сын заранее договаривается об определенной награде за службу. Самостоятельный сюжет, ядром которого является только ЭС об испытании типа К 3.1.0.5., записан в 6 вариантах. Сюжета, в главном ЭС которого животное превращается в человека (тип К 1.1.3.3.), имеется 19 вариантов, а соединения обоих сюжетов — 20 вариантов.

Третий брат служит змее / жабе / мыши / кошке / голове овцы / золотой голове / черепу кобылы, а в конце третьего года службы их сжигает (они превращаются в девушек).

110. [Сожженная жаба]

Был пан, у него было трое сыновей: два были умные, а одного все называли дураком. Но отец дал тянуть жребии, которому из них жить дома. Удача выпала дураку — эти двое не хотели, чтобы [дом] достался ему. Тогда отец сказал:

— Идите куда-нибудь служить на год. Кто принесет больше денег, тому достанется дом.

Они все пошли одной дорогой. Пришли на развилку — этим двум дороги есть, а дураку нет дороги. Но он увидел сидящего старика, подошел к нему. Старик спросил:

— Куда идешь?

Сказал:

— Иду искать работу.

— Так иди на эту гору, поковыряй землю, найдешь дыру. Лезь в эту дыру — найдешь поместье. В поместье нет никого, только жаба лежит на земле.

Он пошел, поднялся на гору, поковырял землю, нашел дыру. Он залез, нашел поместье. Поместье пустое, в комнатах никого нет, только жаба лежит на земле. Она отозвалась, сказала:

— Йонас, останься у меня служить. У меня не будешь делать больше ничего, только подметешь избы, а через год сможешь брать денег столько, сколько захочешь.

Он там остался. Когда год кончился, [жаба] сказала:

— Йонас, уже твои братья дома едят и пьют. Бери себе денег сколько хочешь и иди к своему отцу.

Он взял много денег. Когда вернулся к отцу, он нашел, что другие [братья] уже вернулись, пьют и едят. Его тоже пригласили. После угощения отец спросил:

— Ну, дети, сколько каждый из вас принес денег?

Они все показали. У дурака — больше всех, ему опять выходит владеть домом. Отец:

— Ну, еще раз идите в мир. Кто из вас приведет самую красивую девушку, тот останется жить дома.

Те ушли своими дорогами, а дурак — опять на гору к этой жабе. Как только пришел, она сказала:

— Йонас, бери много денег, иди в лес и сколько найдешь дров, все купи. Все сложи в кучу и зажги. А если я тебе противна, возьми платочком, отнеси и брось в огонь. Потом я буду превращаться во всякие [твари], выскакивать из огня, а ты меня [бросай] назад в огонь, пока я не стану девицей. Тогда я скажу, что уже хватит.

Он так и поступил: купил дрова, сложил, зажег, взял жабу платочком, отнес, бросил в огонь. Так она стала превращаться во всякие [твари], скакать из огня, а он ее — назад в огонь. Наконец, она превратилась в девицу. И сказала:

— Уже хватит, уже не бросай, уже хватит.

И она стала такой девицей, что другой такой во всем мире не было. И заклятое поместье поднялось наверх. Теперь [она] сказала:

— Пойдем к твоему отцу. Если тебе там больше понравится, будем [жить] там, а если нет, вернемся сюда, в свое поместье.

Они пришли к отцу, погостили хорошо. Отец уже хотел отдать ему свое состояние, но они не требовали этого, поженились и пошли жить в свое поместье, где и я был на той свадьбе.

Я пил, ел, во рту ничего не имел, по бороде текло. Они напились и стали стрелять из пушек. Так и меня схватили вместе с паклей, сунули в пушку. Как пальнули, так сюда бросили, где и теперь сижу.

К 3.1.0.5. + 1.1.3.3. / AT 409А*. Адомас Бертешка, деревня Ожкабаляй, волость Бартнинкай, уезд Вилкавишкис. Зап. Винцас Басанавичюс (1900). BsV XXIII 6.

См. № 109.

111. О четырех братьях, превратившихся в волков

У отца были четыре сына. Но отец умер, мать осталась одна с детьми. Она бедствовала, страдала с ними — еле могла их прокормить.

Однажды у нее уже не было ничего, чтобы дать детям. Она пошла к соседу занимать хлеб. В это время сам сосед уже не имел хлеба: старый был съеден, а нового еще не успели испечь.

— Раз нет хлеба — я дам гороху, отнесешь детям: хоть поиграют какой часок, — сказала соседка и насыпала женщине в подол половину меры гороха.

Женщина понесла этот горох домой. Она шагнула через порог, поскользнулась и рассыпала весь горох по кухне.

— Чтобы вы выбежали волками куда-нибудь! — в сердцах сказала мать. — Я должна так страдать из-за вас!

Как только она произнесла эти слова, ее сыновья тотчас превратились в волков, выскочили в окна и убежали в лес. Мать опечалилась, когда увидела, как ее сыновья убежали волками.

Она оплакала своих сыновей и вышла замуж второй раз. У нее родилась дочь от второго мужа. Эта дочь подросла, уже и девушка. Однажды она ткала и спросила у матери:

— Почему, матушка, у других есть и братики, и сестрицы, а у меня никого нет, я одна?

— И ты была не одна — у тебя были четыре братика, но они превратились в волков, убежали в лес и до сих пор не слышно даже их голосов, — говорит мать.

Дочь давай просить, чтобы мать разрешила ей идти искать своих братьев. Мать сначала и слышать об этом не хотела:

— Четыре сына пропали, и ты хочешь пропасть, меня одну оставить.

Но дочь с плачем просится, и только. В конце концов мать разрешила. Дочь выткала каждому братцу по рубашке и по полотенцу и ушла их искать.

Она идет, идет и подходит к избушке. Она входит и находит старушку.

— Прими меня на ночлег, — просит девушка.

— Я не могу тебя принять: сегодня солнце прибежит ко мне в избушку ночевать, — говорит старушка.

Но она все равно просит:

— Я, — говорит, — хоть за печку залезу. Куда я теперь ночью денусь!

Ну, старушка разрешила ей лечь за печкой. Ночью все поле стало светлым, и солнце вошло в избушку. Даже глаза слепнут — так светло стало в этой избушке. Солнце тут же увидело эту девушку, спрашивает старушку:

— Что это за гость лежит за печкой?

— Одна девушка вчера настойчиво напросилась ночевать, лежать за печкой, — говорит старушка.

Девушка вышла из-за печки, поклонилась солнышку и спросила:

— Светлое солнышко, ты все освещаешь и видишь, осветило ли моих братцев, бегающих волками?

— Нет, я не видело твоих братцев, — говорит солнце.

Утром, убегая, солнце велело старушке сварить курицу и дать девушке ее съесть, а все косточки сложить в мешочек.

Девушка поблагодарила старушку за ночлег и пошла дальше. Она идет, идет, вечером приходит к другой избушке. Она входит в избушку, тоже находит старушку:

— Прими меня на ночлег, — просит девушка.

— Я не могу тебя принять: у меня будет гость — прибежит луна ночевать, — говорит старушка.

Но девушка просит, не сдается:

— Пусти меня хоть за печкой переночевать.

Ну, старушка разрешила ночевать за печкой. Та и легла. Ночью стало светло на поле, и луна вошла в избушку — всю избушку осветила. Луна тут же увидела девушку и спросила старушку:

— Что за гость у тебя за печкой ночует?

— Одна девушка вечером настойчиво напросилась ночевать и лежит теперь за печкой, — говорит старушка.

Девушка вышла из-за печки, поклонилась луне и спрашивает:

— Светлая луна, ты много мест освещаешь — не осветила ли моих братцев?

— Нет, твоих братцев не осветила, — сказала луна.

Уходя утром, луна велела старушке сварить целую курицу и дать девушке съесть, а все косточки сложить в мешочек.

Ну, старушка сварила ей курицу — девушка съела, сложила косточки в мешочек, поблагодарила старушку за ночлег, идет дальше.

Она шла, шла, вечером пришла к избушке. Входит внутрь, опять находит старушку:

— Прими меня на ночлег, — она просит старушку.

— Я не могу тебя принять: ночью прибежит ко мне звезда ночевать, — говорит старушка.

Она просит и только:

— Пусти хоть за печкой переночевать.

— Ну, если хочешь, ночуй за печкой, — говорит старушка.

Ну, девушка и легла за печкой. Ночью стало светло в поле, и звезда вошла в избушку — все углы осветила. Звезда тут же увидела девушку за печкой, спрашивает старушку:

— Что это за гость у тебя ночует?

— Одна девушка настойчиво напросилась ночевать, я и пустила [ее] в запечье, — говорит старушка.

Девушка вышла из-за печки, поклонилась звездочке, спросила:

— Светлая звездочка, ты везде ходишь, края мира видишь, не видела ли где моих братцев, бегающих волками?

— Я видела, — говорит звездочка, — твои братцы живут в заклятом дворце. Утром эта старушка сварит тебе курицу — ты ее съешь, все косточки сложи в мешочек и иди дальше. Ты подойдешь к очень высокой костяной горе. Ты должна влезть на эту гору. Когда будешь лезть, бери по косточке из мешочка и клади под ноги. Так ты влезешь на эту гору, на горе найдешь дворец — в том дворце будут и твои братцы.

Ну, утром старушка сварила ей курицу, она ее съела, а косточки сложила в мешочек. Она поблагодарила старушку за ночлег и пошла дальше. Идет, идет и приходит к большой костяной горе. Она вынимает из мешочка по косточке, кладет себе под ноги и лезет на эту гору. Так она лезет все выше и выше, скоро совсем залезет, но не хватило одной косточки: может быть, когда несла, где-то ее потеряла, — и никак не может залезть на эту гору. Она подумала и откусила свой мизинец, положила себе под ногу и залезла на гору. Идет дальше — находит большой дворец. Входит в тот дворец — не находит ни живой души. Видит, что в одной светлице стоят четыре кровати. Девушка поняла, что здесь ее братцы должны ночевать. Она взяла и положила каждому под подушку по рубашке и по полотенцу, а сама залезла под кровать и ждет, что будет.

Вечером прибежали в эту светлицу четыре волка, сбросили волчьи шкуры и стали такими же, как другие люди. Они собираются спать и видят, что у каждого под подушкой лежит по рубашке и по полотенцу.

— Кто тут есть, кто тут есть? — удивляются братья. — Кто положил эти рубашки и полотенца: до сих пор никто в это место не приходил, как тот мог прийти?

Сестра вылезла из-под кровати и говорит:

— Я ваша сестра и пришла вас искать.

— Зачем ты пришла, зачем ты пришла! — кричат братья. — Мы уже кончали свои мучения, скоро сами вернулись бы, а теперь будем опять страдать долгие годы.

Сестра от жалости заплакала, спрашивает братьев, не могла ли она как-нибудь сократить это время.

— Ты могла бы, — говорят братья, — если бы три года пробыла в лесу и ничего бы не говорила, ничего бы не ела.

Ну, сестра согласилась пробыть три года в лесу. Братья тут же отвели ее в лес, посадили на дерево, и она сидит на том дереве.

Она долго так сидела. Однажды как-то соскользнул с ее ноги башмачок. В это время король со своими стрелками охотился в том лесу. Собаки искали зверей и нашли этот башмачок, стали нюхать и учуяли, что это от человека. Собаки стали лаять. Пришли стрелки, видят башмачок, а человека нет. Смотрят вверх — девушка сидит на дереве. Они спрашивают, кто она такая, но она ничего не отвечает. Дали знать королю, что на дереве сидит девушка, но она ничего не говорит. Король идет смотреть, спрашивает:

— Кто ты?

Она ничего не отвечает. Король велел стрельцам снять ее с дерева. Когда сняли с дерева — король по-всякому выясняет, кто она, — она молчит, ничего не говорит. Наконец, король разозлился и велел стрельцам сложить большой костер. Девушку завели на костер — она все равно молчит, ничего не говорит. Король велел поджечь костер снизу. Подожгли. Костер начал гореть — она все равно молчит. Огонь скоро и ее достанет — вдруг из леса выскочили четыре юноши на быстрых конях. Они кинулись к костру, унесли эту девушку прочь от костра, и так спасли ее от смерти.

Потом король спросил этих юношей, кто они такие и кто эта девушка. Они рассказали королю, как все было. Потом они все вернулись домой к своей матери и жили в любви.

К 3.1.0.6. / АТ 451. Пранцишкус Юцюс, деревня Матайчяй, волость Андреявас, уезд Кретинга. Зап. Пранас Уосялис. LMD I 558/14/.

Сюжета о сестре, спасающей братьев, превратившихся в воронов / волков / голубей, записано 122 варианта и 11 вариантов — соединения с разными сюжетами. Братья теряют человеческий облик из-за неосторожности матери, произнесшей проклятие, или их проклинает мачеха. В одном варианте мать хочет, чтобы сыновья не дрались, и бросает в окно кольцо, полученное от ведьмы, — сыновья улетают воронами. / Братья убегают в лес, когда узнают, что родители собираются их убить, если родится девочка. Сестра приходит к братьям и срывает лилии в их саду — братья превращаются в воронов. Желая спасти братьев, сестра не разговаривает девять лет (в 91 варианте). В 28 вариантах типа К 1.1.3.2. сестра одевает братьев в рубашки, сшитые ею из холста, сотканного матерью / связанные ею из крапивы / из цветков лилии — братья превращаются в людей. В большинстве вариантов сестра выходит замуж и ради спасения братьев жертвует собой и своей семьей. В 14 вариантах рассказывается только о том, как братья узнают пришедшую к ним сестру (тип К 5.1.2.2.).

112. О морозе и бабах

Когда-то были два брата. Один женился [и жил] у матери, ей давал хлеб, а второй пошел в зятья и нашел тещу, и ей должен был давать хлеб. Как и теперь, в наше время, дети, которые взяли хозяйства у родителей, их ненавидят и не хотят как следует содержать и хлеб давать, а другие не хотят друг другу уступать, уже стреляются — видимо, так было и в старину. Тот сын, который вышел в зятья, ненавидел свою мать-тещу. Однажды зимой он взял и вывез [ее] почти голую далеко в поля и оставил. И сказал: «Пускай замерзнет, мне не придется хлеб давать», — а сам поехал домой.

К ней пришел человек:

— А что, — спросил, — мать, холодно?

А эта баба сказала:

— Пускай морозит: теперь его время и его дни.

Человек ушел и скоро вернулся назад, принес этой бабе теплую и красивую одежду. Баба тепло оделась и не замерзла. А тот человек — это был мороз.

Зять поехал посмотреть тещу, не замерзла ли уже. Когда приехал, нашел ее прекрасно одетую.

[Он] рассказал обо всем брату. Брат взял свою мать, отвез в поля, в то же место и посадил. Пришел тот же человек, спросил бабу:

— Ну, что, мать, холодно?

Баба сказала:

— Холодно, я замерзаю. Чтобы он подох, тот мороз, чтобы он повесился!

Мороз разозлился на бабу, что [она] его проклинает, и начал еще сильнее морозить. И баба замерзла.

Сын приехал, чтобы везти мать назад в красивых одеждах, посмотрел — а она уже остыла.

К 3.1.0.7. / АТ 480. П. Иванаускас, деревня Ожкабаляй, волость Бартнинкай, уезд Вилкавишкис. Зап. Винцас Басанавичюс (1902). BsLPĮ 4 144.

Записано 25 одинаковых по семантике и структурам вариантов. В 10 вариантах зимой в лес увозят падчерицу, а в 15 вариантах — свекровь / больную старушку. В лес за подарками едет дочь мачехи / мать невестки / богатая женщина.

113. О сапожнике

Сапожник шел с колодками и встретил черта. Черт говорит: — Не пошел бы ты ко мне шить сапоги? Я тебе дорого заплачу.

Сапожник согласился, пошел в пекло и шьет. По ночам все черти убегают из пекла, а сапожнику велят присматривать за огнем в пекле. Души просят не топить. Он слушается, не топит. Он там шил полгода и все время не топил, когда души просили. Он пробыл там полгода и идет домой. Души говорят:

— Если тебе дадут много денег, ты их не бери, а проси три половника пены и все три отдельно. Если черти тебе не дадут, ты скажи: «Пускай будет Богу на славу».

Он там полгода был и шил, уже собирается возвращаться домой. Черти ему предлагают большие деньги, но сапожник говорит:

— Я не хочу денег. Дайте мне три половника пены и все три отдельно, а не вместе.

Черту это не понравилось. Он покрутил бородой и рогами и сказал:

— Ты был бы богаче, чем твои люди. Я бы не хотел дать [тебе] то, что ты просишь.

Тот ответил:

— Пускай будет Богу на славу, что ты мне не даешь то, что я прошу.

Черт рассердился и дал ему три половника пены. Один [половник] залил в карман, другой — в полу, а третий — в торбу.

Сапожник идет по дороге и думает: «Вот как — полгода работал и ничего не имею». И он стал сожалеть, что не брал денег. С этой грусти положил торбу у дороги и заснул. Проснулся, поднял голову, смотрит — вокруг него три стада овец едят [траву] на лугу. Приходят святой Пятрас и Бог, просят, чтобы он продал одно стадо овец.

— Я их не знаю, боюсь, чтобы мне беды не было.

— Ты, — говорят, — не бойся, беды тебе не будет.

Он отдал одно стадо. Бог говорит:

— Чего ты хочешь за это стадо, проси — все получишь.

Пятрас говорит:

— Старик, ты проси царства небесного.

Сапожник говорит:

— Мне ничего не нужно. Дай мне трубку, чтобы сама дымилась, когда я захочу.

Бог дал ему такую трубку. Потом Бог просит продать второе стадо. Сапожник продает и второе стадо. Бог говорит:

— Чего ты хочешь за второе [стадо]?

Святой Пятрас говорит:

— Проси неба.

Сапожник опять:

— Дай мне такую торбу, из которой я мог бы есть и пить, когда только захочу. И чтобы ее не нужно было ни носить, ни возить, чтобы она за мной следом шла, куда я пойду.

Бог дал ему такую торбу. Наконец, Бог просит и последнее стадо. Сначала сапожник не хотел отдавать, но после долгих просьб согласился продать и это стадо. Бог опять спрашивает:

— Чего ты хочешь за это стадо?

Святой Пятрас толкает [его]:

— Проси царства небесного.

А сапожник опять:

— Дай мне такую торбочку, что если я кого встречу, хотя бы и самого мудрого, и скажу: «Лезь в торбочку», чтобы [он] тут же полез.

Бог дал ему такую торбочку и угнал все три стада овец. Те овцы были души.

Сапожник вернулся домой, нашел свой дом, где жил, нашел бедными свою мать и отца, всплакнул и сказал:

— Теперь чего только ни пожелаете, все получите из моей торбы — и пить, и есть.

Так он кормил себя и других много времени, около двадцати лет. Уже пришла его смерть. Он оставил эту торбу своим родным и умер. Его душа идет в пекло. Черти не принимают, говорят:

— Иди куда хочешь.

Идет на небо — там святой Пятрас встал в дверях, не пускает:

— Я тебе говорил: «Проси царства небесного».

Так этого сапожника гоняли три раза: не принимают ни на небо, ни в пекло. Он приходит к двери третий раз, святой Пятрас опять не пускает. Он вынул торбочку и говорит:

— Лезь в мою торбочку!

Святой Пятрас скок! — и залез. Потом сапожник открыл дверь и вошел на небо.

К 3.1.0.8. / АТ 475. Деревня Эришкес, приход Рамигала, уезд Паневежис. Зап. Юозас Бальчиконис (1906). LMD I 805/10/.

Записано 11 вариантов самостоятельного сюжета, в главном ЭС которого герой выбирает плату за работу в аду — он берет не деньги, а пену с котлов; пена превращается в стадо овец. За овец герой получает разные волшебные предметы; он их применяет в 18 вариантах. В 58 вариантах герой угощает чертей блинами / бобовым / овсяным / ячменным пирогом и за это просит пены с котлов / смолы (см. № 114, 115).

114. О бобовом пироге

Были два брата. Один был богатым и жил в хорошем доме, а другой имел только огород и жил в лачуге. Он [бедняк] посадил в своем огороде меру бобов, а намолотил десять пудов. Осенью богач устроил пир и брата пригласил в гости. Богач послал [работников] на мельницу, так он [бедняк] попросил, чтобы они отвезли [туда] и мешочек его бобов. Люди богача отвезли [бобы], смололи. В день пира бедняк рассуждал со своей женой:

— А что мы понесем?

Муж ответил:

— Ну что же — замеси хоть бобовый пирог.

Она замесила, положила в печь три буханки — и как поднялось тесто, огромные буханки! И такая красота эти пироги! И оба отнесли по одному пирогу. Так как [они] бедные, и стоят у дверей, никто им ничего не говорит. Другие, чужие гости, стали просить:

— Дай же ты попробовать своего пирога.

Он стал резать пирог. Кто только ни ел, все радовались и его благодарили; в доме не было других разговоров. Богач рассердился: у него едят и пьют, но его не благодарят так, как того [бедняка] за бобовый пирог. Богач сказал:

— Иди ты в пекло с этим своим пирогом!

Он со своей женой и пошел домой. Они положили в мешочек пирог и несут в пекло.

Идут, идут, подошли к двум дорогам — стоит старик. Он его спрашивает:

— Куда ты, человек, идешь?

— В пекло. Так, — говорит, — теперь вижу две дороги и не знаю, по которой идти.

Тот старик ему сказал:

— Иди этой дорогой, которая налево. И, — говорит, — подойдешь к куче камней — там оглянись. Выбежит мышь. Куда она побежит, ты за ней иди и придешь в пекло. Но, — говорит, — когда придешь в ад, и тебя спросят, какой платы хочешь, ты скажи: «Смолы». А когда понесешь эту смолу, опять сюда приходи. Если меня не найдешь, оглянись — я у тебя куплю.

Он так и поступил. В пекле он начал резать этот пирог — не нарадуются все, даже тот привязанный Люцифер — он поднес хорошую краюху и отдал ему. Люцифер сказал другим:

— Заплатите ему тем, чего он попросит.

— Так, — говорит, — мне не надо ничего, я бедный, только смолы.

Те спрашивают его:

— Что ты будешь делать из смолы?

А он ответил:

— Я буду делать точила для кос.

Они ему наложили полный мешочек [смолы]. Он приходит на ту росстань, опять находит — стоит тот старик и говорит:

— Продашь ли мне?

— Если просишь, продам.

Стоят три лошади сивые и повозки. Говорит старик:

— Я тебе отдаю то, что найдешь, когда приедешь [домой] и разгрузишь повозки. И смотри не спутай лошадей: которая была первый, пускай и будет первой, а которая [была] средней, пускай будет средней.

Он приехал к своей лачуге, открыл одну повозку — она полна золотых денег. Открыл вторую повозку — та полна серебряных денег, и третью — та полна медных. Он перенес все эти деньги, насыпал полную лачугу до потолка. Лошадей поставил так, как было велено, развернул и отпустил.

У него был мальчик лет двенадцати. Утром, когда рассвело, послал его к богачу одалживать меру. Богач спросил у него:

— А что мерить будет?

Мальчик ответил:

— Деньги.

Богач со смехом подал меру и сказал другим родственникам:

— Я послал [его] в пекло с пирогом, так смотри — он забрался в какое-то поместье и украл деньги.

Мальчик вернул меру, а они нарочно насовали за обручи меры мелких денег.

Тогда богач смотрит на эту меру, поворачивает и родственникам показывает — находят прилипшие деньги. Богач не знает уже, где находится, не милы [ему] и родственники. Ему хочется побежать и посмотреть. Прибежал, смотрит — [деньгами] засыпана вся лачуга. Он спрашивает:

— Где ты это достал?

— Ведь, — говорит, — как ты меня послал, так я и понес этот пирог в пекло — там мне и заплатили.

Богач думает: «Ему заплатили столько денег за бобовый пирог, а я напеку пшеничных, так сколько мне заплатят?!» Богач напек полный мешок пшеничных пирогов и повез в повозке.

Он вошел в пекло и говорит:

— Я привез пшеничных пирогов.

Привязанный Люцифер закричал:

— Видишь, — говорит, — какой он хитрый: вчера столько душ унес, а сегодня опять пришел с лучшим пирогом! — Велел: — Схватите и бросьте его в котел! Разожгите самый большой огонь и залейте его смолой.

К 3.1.0.8. / AT 480C*. Баркаускас, деревня Линкишкяй, волость Субачюс, уезд Паневежис. Зап. Юргис Элисонас. LMD I 661/30/.

См. № 113. В большинстве вариантов богач в аду просит денег / хочет взять много пены с котлов и погибает.

115. [Ячменный пирог]

Однажды были две сестры. Одна вышла замуж за бедного, а другая — в той же деревне за богатого. Богатая сестра устроила бал и пригласила бедную. Бедная сестра испекла ячменный пирог — только такую [муку] она и имела. Она пошла на бал к богатой сестре с этим пирогом. Богатая сестра посмотрела, что у нее ячменный пирог, и говорит:

— Поезжай в пекло со своим пирогом!

Тогда та со своим мужем и поехала в пекло, раз уже велит. Они ехали и встретили паныча, и спросили:

— Далеко ли пекло?

Говорит:

— Недалеко.

Тогда они дали ему того пирога. Он говорит:

— Ах, какой вкусный!

Дальше встретили двух чертей, опять спросили, далеко ли пекло. Они ответили, что уже недалеко. Опять они дали им пирога, эти тоже похвалили. Потом доехали до пекла, вошли и встретили одного черта, дали пирога, затем и другому, третьему. Наконец, встретили Люцифера — и ему дали пирога, он тоже похвалил и спросил, что нужно заплатить за пирог. Они подумали: «Не спасем ли мы души?» Они попросили пены с котла. Чертям хоть и жалко было, но дали два мешка.

Потом, когда они ехали обратно, им пришлось ночевать. Они легли на лугу одного пана. Проснулись — [вокруг] множество овец! Они перепугались, чтобы пан не захватил, скоро запрягли лошадь и едут. Они встретили старика. Старик им говорит:

— Продайте мне тех овец. Откуда вы получили их так много?

Они сказали, что там и там; подумали, что могут спасти души, и попросили пены с котла. Тогда старик сказал:

— Это и есть души, продайте их мне.

Он дал им две денежки и сказал:

— Когда приедете домой, суньте в щель одну [денежку] в одну сторону сусека, а другую — в другую.

Тот старик — это был Бог. Потом они приехали домой, и сделали так, как старик им велел. Утром смотрят, что сусеки полны денег. Тогда они пошли к богачу и попросили одолжить меру. Богач сказал:

— Что будешь делать с мерой?

Они говорят:

— Будем деньги мерить.

Тогда богач спросил:

— Откуда получили?

Они сказали:

— В пекле; раз [вы] вчера велели ехать в пекло с пирогом, мы поехали и получили [деньги] за пирог.

Тогда богач сказал своей жене, чтобы испекла пшеничный пирог:

— Они за ячменный пирог получили так много денег, а мы за пшеничный получим еще больше.

Бедняк принес меру и сказал, что намерил пять мер денег. Он еще и богачу заплатил за то, что одолжил меру. Тогда богач со своей женой выехали и повезли много пирогов. Они встретили паныча, дали ему пирога. Он попробовал:

— Фу, какой невкусный! — и бросил.

Богач спросил, далеко ли пекло, а тот сказал, что уже недалеко. Потом они встретили двух чертей и спросили, далеко ли пекло. Они сказали, что недалеко. Тогда богач дал чертям своего пирога. Они попробовали и сказали:

— Фу, какой невкусный! — и тоже бросили на землю.

Когда богачи вошли в пекло, они встретили черта и дали ему пирога. Тот опять плюнул и бросил на землю. Они дали пирога и другому черту — другой плюнул и бросил на землю, и третий и так далее. Наконец, они встретили Люцифера, и ему дали пирога, он тоже сказал:

— Фу, какой невкусный!

Тогда богачи попросили заплатить [им]. Черти насыпали им два мешка денег и сказали:

— Когда приедете домой, внесите в ту избу, где спите, чтобы никто не украл, а утром сыпьте куда захотите.

Они так и поступили: когда приехали домой, внесли огромные мешки денег в избу.

Утром встали и смотрят, что изба полна разных червей и лягушек, и змей, и других червяков. Они съели у них все зерно в амбаре и посевы в поле. И они стали бедными, а бедные стали богатыми.

Так не смейся, богач, над бедным, ибо бедный станет богатым, а богач — бедным. Черти заплатили богачам за хорошие пироги разными червями, которые съели все посевы, а беднякам Бог заплатил за овец только две денежки, а за ночь наросло пять мер, и [они] стали богатыми. Конец.

К 3.1.0.8. / AT 480C*. Эляна Орвидене, деревня Бейнорайчяй, уезд Шяуляй. Зап. Раполас Ремейка, 1913. LMD I 300/14/.

См. № 113. В большинстве вариантов черти не пробуют пирог богача. Плата богача превращается в червяков только в публикуемом тексте.

116. [Как парень женился на лауме]

[У родителей] был единственный сын, и он постоянно ходил спать в клуню. Лауме привыкла приходить к нему. Он все ходит в клуню спать. Пришла зима, а он не перестает. Тогда мать с отцом стали его ругать, что он замерзнет. Сын все рассказал родителям. Тогда отец пошел к ученому человеку спросить совета. Ученый человек послал его к ксендзу. Ксендз говорит:

— Возьми громничную[57] свечу, зажги и накрой горшком. Как только лауме придет, ты быстро открой свечу.

Парень так и поступил. Тогда лауме испугалась и закричала:

— О, враг, когда ты меня съел! Теперь мы должны жениться.

Утром ксендз окрестил эту лауме и сделал ее католичкой. Они поженились, но лауме ни с кем не говорит, кроме мужа. Через год Бог дал им ребенка. Однажды свекровь вынесла этого ребенка во двор и посадила рядом с коровой. Лауме увидела это и заговорила:

— Матушка, хватай этого ребенка, ибо корова стопчет его!

Назавтра она пошла со свекровью жать рожь. Тут вороны так напали на нее, что она даже расплакалась. Тогда свекровь говорит:

— Чего они к тебе так пристают? Рубани серпом — и улетят.

— Матушка, я не могу рубануть. Мой отец женится, так он через этих птиц приглашает на свадьбу, а заодно — отдать мне приданое.

— Ну, так поезжайте оба, раз знаешь, где отец.

На следующий день оба поехали к ее отцу. Еще по дороге лауме говорит своему мужу:

— Когда отец будет давать тебе кушать, так ты не бери от него, я дам тебе. Как даст тебе воды умыться, так ты не умывайся.

Приехали у отцу. Отец предлагает покушать, но он не ест. Тогда он велел [зятю] умыться. Он и позабыл, что нельзя умываться, и смочил один глаз. Тогда одним глазом он видит покои, а другим — заросли, болота и грязи. Но жена быстро его вылечила. Тогда лауме говорит:

— Теперь отец даст тебе золотых и серебряных денег, но ты не бери, а бери только угли. Потом он даст тебе самых красивых лошадей, их тоже не бери, а возьми две осины, которые лежат у дверей хлева.

Он так и поступил. Тогда отец сказал:

— Вот, деточки, сделали ошибку: потом все люди будут смеяться.

Они нагрузили угля, бросили в повозку обе осины и поехали домой. Едут, едут — и все в повозках осины и угли. Деревня была уже близко, смотрят — золото там, где были угли, а осины превратились в пару прекрасных лошадей. Когда приехали домой, лауме стала со всеми разговаривать, и оба жили счастливо.

Однажды он пошел в костел и увидел свояка, который записывает на бычью шкуру все, что только делается в костеле. У него не хватило шкуры. Тогда он ухватил эту шкуру зубами и стал растягивать. Но шкура вырвалась и, отскочив, стукнула его по морде. Муж лауме не мог удержаться от смеха. Свояк это увидел и его записал. Тогда он подошел к свояку и говорит:

— Зачем ты меня записал?

— Разве ты видел? — спросил черт.

— Разумеется, — говорит, — видел!

— А которым глазом?

— Вот этим!

Тогда черт кольнул ему в глаз палочкой. И с тех пор он ничего не видел этим глазом.

К 3.1.0.8. / АТ 424*. Эляна Яскелявичене, приход Марцинконис. Зап. Ю. Яскелявичюс. LMD III 129/101/.

В начале весьма различных сюжетов говорится о женитьбе парня на мифическом существе (лауме / дочери черта). К типу К 3.1.0.8. (зять берет не деньги, а угли; он не берет прекрасного коня, а берет худую лошадь и т. п.) относится 51 вариант. Варианты этого типа соединяются с другими сюжетами о выдержанном или невыдержанном испытании у родителей жены.

В конце двух вариантов сказки муж теряет глаз. Такая концовка используется в различных сюжетах сказок и в сказаниях, в которых человек попадает в мир чертей. В публикуемом тексте рассказ о потере глаза не согласован с более ранним эпизодом: в нем сказано, что жена «вылечила» мужа, получившего возможность видеть жилище чертей.

117. Гирулис-Бирулис

Был такой король. Он построил себе дворец. Когда дворец был построен, король поехал искать такого мастера, который покрыл бы крышу семенами мака. В пути он захотел пить и, увидев речку, нагнулся, чтобы напиться. Как только он нагнулся, кто-то вдруг схватил его за бороду. Тот, кто схватил за бороду, спрашивает:

— Кого ищешь?

Король говорит:

— Ищу мастера, чтобы покрыл крышу.

Тогда тот, [кто держит за бороду], говорит:

— Обещай мне того, кого дома не оставил. Я покрою крышу.

Король подумал, что всех дома оставил, и пообещал. Король спрашивает:

— Скажи свое имя.

Он говорит:

— Не скажу. Если ты узнаешь мое имя, я тебе крышу даром покрою.

У того короля был волк, обученный говорить. Король отправил волка к жене мастера: может быть, он узнает его имя. Король не сказал, что послал волка к жене, чтобы узнать имя. Он накормил, накормил волка, чтобы он в пути не захотел поесть. Волк прибежал к жене мастера и увидел, что она качает ребенка и поет:

Люля-люля, сына Гирулиса-Бирулиса,
Гирулис-Бирулис принесет сына короля…

Волк бежит и повторяет:

— Гирулис-Бирулис …

Он так повторял и встретил стадо овец. Он стал ловить овец и забыл имя. Король снова накормил волка, чтобы тот не захотел есть. По дороге домой волк задрал корову и забыл имя. И в третий раз король послал волка. На этот раз поля были чистые, волк никого не встретил. Он прибежал к королю и сказал имя мастера. А тот уже кончал крыть крышу. Король вышел и сказал:

— Гирулис-Бирулис, слезай кушать!

Как только он так сказал, тот упал с крыши и разбился. Крыша королю была покрыта даром, сын остался в живых.

К 3.1.0.9. / АТ 500. К. Мальцеве, 82 года, уезд Рокишкис. Зап. В. Диржис, 1937. LTR 1095/139/.

Записано 7 сходных вариантов. Человек хочет, чтобы черт вывел его из леса / чтобы построил костел / покрыл крышу маковыми зернами, и обещает ему сына / свою душу. Человек должен назвать имя черта / угадать, сколько черту лет. Человек зимой кукует кукушкой — черт удивляется и проговаривается о своем возрасте.

118. [Королева прядет шелк из соломы]

Жил король, и у того короля были три прачки. Они стирали у реки возле моста. Сын короля шел мимо, а они все трое так говорили. Первая сказала:

— Если бы тот королевич на мне женился, я спряла бы в шелк сноп соломы.

Вторая сказала:

— Если бы меня взял [в жены], я родила бы сына: солнце во лбу, луна на затылке.

Третья сказала:

— Если бы меня взял [в жены], я одним починком[58] все войско одела бы.

Когда сын короля вернулся домой, он попросил, чтобы отец разрешил ему жениться на той, которая будет прясть сноп соломы в шелк. Отец ему разрешил. Он позвал эту девушку и спросил:

— Обещаешь ли так сделать?

Она обещала, и он женился на ней. Он купил веретено, принес сноп соломы и велел прясть шелк. Она села к веретену и плачет. Как она будет прясть, если не умеет. Когда она плакала, человечек пришел к окну, а она впустила его внутрь через окно. Смотрит, что человек с пядень[59], и борода с пядень. Он ей сказал:

— Если угадаешь мое имя, будешь уметь прясть.

Она весь вечер отгадывала, но не угадала. [Он] спрял ее сноп соломы и сказал:

— Завтра вернусь.

Король встал, идет смотреть — находит в починке шелк. А она плачет и плачет.

Вечер наступил — ей приносят другой сноп. Опять приходит человек с пядень. Она открыла окно. Он спрашивает:

— Угадала ли уже имя?

Она не угадала и в этот вечер. Утром король приходит смотреть, находит шелк в починке, а она плачет и плачет. Он устроил большой бал и объявил: кто рассмешит его жену, тот получит большие подарки. Понаехало множество панов, и никто не может ее рассмешить. Был старый лесник. Когда он шел по лесу, увидел — огонь горит. Он пошел к огню. Когда он приближался к огню, услышал речь. Он увидел: человек с пядень, борода с пядень прыгает через огонь и он говорит:

— Мое имя Винцокас Рунцокас! А кто будет знать мое имя, будет прясть шелк!

Тот лесник пошел на бал, и он начал говорить, как нашел человека — человек с пядень, борода с пядень. Его имя Винцокас Рунцокас. Кто будет знать это имя, тот будет прясть шелк. Королева стала громко смеяться. Тогда король богато одарил лесника.

Наступил вечер — опять принесли сноп соломы, чтобы она пряла. Приходит тот человечек — человек с пядень, борода с пядень. А она отгадывала [имя] весь вечер. А он сказал:

— Уже я пойду. Хватит. Не угадала, больше не буду прясть шелк.

Она сказала:

— Подожди! Не твое ли имя Винцокас Рунцокас?

— Да, — он сказал и выпрыгнул в окно.

А с тех пор она стала прясть шелк. И теперь есть тот шелк.

К 3.1.0.9. / АТ 500. Йонас Катконас, 48 лет, деревня Густоняй, волость Йонишкелис, уезд Биржай. Зап. Йонас Катконас, 1926. LTR 3109/82/.

Сходный сюжет записан в 8 вариантах. Только публикуемый текст начинается с хвастовства девушек, и жених выбирает пряху, а не девушку, которая обещает родить необыкновенного сына. В других вариантах отец или мачеха утверждает, что дочь / падчерица сено прядет в золото, а солому — в серебро / прядет шелк из соломы, а маленький человечек / паныч за помощь требует обещать ему первенца.

119. Сказка об одном сапожнике

Однажды жила пани, и у нее была дочь. Но эта дочь[60] была негодная. Как только наступал вечер, эта пани куда-то пропадала так, что никто не мог узнать, куда она исчезает. А она всегда уходила в середину земли. Однажды она с сапожником побилась об заклад: если сапожник узнает, куда она исчезает, он сможет срубить пани голову, а если не узнает, пани сможет срубить голову сапожника.

Когда наступил вечер, сапожник тайком все шел за пани. Когда она подошла к одному колодцу, земля открылась и проглотила пани с сапожником. Пани не знала, что сапожник находится рядом с ней. Под землей пани ходила по очень красивому саду, усаженному лилиями. А по саду бегала очень красивая птичка с черными перьями. Сапожник поймал эту птичку, вырвал у нее из крыла одно перо и положил в карман штанов. Пани погуляла по саду, села в коляску и поехала через горящий дом. А сапожник тоже сел на подножку коляски и переехал через горящий дом. И пока сапожник ехал через огонь, он схватил одну песчинку и опять положил в карман штанов. Когда пани переправилась через огонь и села у одного дерева отдохнуть, на том дереве сидела пестрая птичка. Сапожник поймал птичку и вырвал перо из ее левого крыла.

Пока пани сидела под деревом, пришел медведь, взял ее, положил на загривок и понес в свою берлогу. Сапожник побежал следом в берлогу. В медвежьей берлоге пани очень торопилась и выронила из кармана свой носовой платок, а сапожник тайком схватил его и положил в карман к этим двум перьям. Пани узнала, что уже скоро второй [нас], вышла из берлоги и пошла домой. А когда пришла на то место, где земля открылась и ее проглотила, земля снова расступилась, выпустила пани с сапожником.

Пани пришла к сапожнику и спросила, где она была всю ночь. Сапожник ответил, что она ходила по красивым садам под землей. Тогда пани сказала, что это неправда. Недолго ожидая, сапожник вынул из кармана перышко черной птицы. Он сказал:

— Когда пани ходила по саду, так по этому саду бегала черная птичка. И я тогда вырвал перо из ее правого крыла.

Пани увидела перо и испугалась. Сапожник снова вынул из кармана перо пестрой птички и сказал:

— Когда пани ходила по второму саду, там также бегала пестрая птичка, а я выдернул у нее перо из левого крыла.

Пани увидела перо этой птички, побледнела и сказала, что это неправда. Тогда сапожник разозлился и спросил у пани, имеет ли она свой носовой платок. Пани посмотрела и не нашла своего платка. Она сказала, что правда. Сапожник повеселел и хотел срубить пани голову. Но пани отдала сапожнику половину своего богатства, чтобы он не рубил ей голову. И таким способом пани спаслась от смерти.

К 3.1.0.9. / АТ 306. Варнас, 50 лет, деревня Ланкелишкес, уезд Вилкавишкис. Зап. Д. Паутенис (1902). LMD I 99/6/.

Записано 40 вариантов сюжета; 9 из них — соединения с различными сюжетами. Варьируются действия, увиденные в ином мире / в аду. В начале большинства текстов герой получает волшебные предметы, которые помогают быстро перемещаться и делаться невидимым.

В публикуемом тексте непонятно, как пани не заметила сапожника. В одном варианте (он относится к типу К 1.1.3.1.) герой не сообщает о результатах слежки, а принесенным из ада стаканом высасывает плохую кровь королевен.

120. [Танцы в аду]

Жили король и королева, у них была одна дочь. Но как только наступал вечер, становилось темно, эта дочь связывала в узел три смены платьев и уходила. А приходила только в одной смене платьев. И никто не знал, куда она ходила.

Однажды отец сказал:

— Кто укараулит мою дочь, куда она ходит, и покажет мне волос из ее подмышки, того женю на ней.

А там недалеко жил бедный человечек. У него было такое седло: если [он] на него садится, то улетает туда, куда думает. И у него была такая шляпа: когда [он] ее надевает, никто его не видит.

Когда однажды вечером эта девица сложила платья в узел и ушла, он сел на это седло, надел эту шляпу и летит следом. Они дошли до алмазного леса, его прошли; пришли к золотому лесу, его прошли; дошли до серебряного леса.

Когда прошли через все эти леса, пришли к такому двору. Там еще за несколько верст музыка встретила эту девушку. Когда она пришла, там на столы поставили всяких кушаний. Они пьют, едят, а потом пошли танцевать. Эта девица потанцевала и одну смену платьев бросила, взяла другую из узла, оделась и опять танцует. И так танцевала до тех пор, пока не надела последнюю смену платья. Когда надела последнюю смену, немного потанцевала; опять сели кушать, принесли всяких яств на алмазных тарелках, ели алмазными вилками. Тот человек украл со стола одну алмазную тарелку и вилку. Потом эта девица пошла домой. Эта музыка опять ее проводила. И тот человек снова за ней следом. Когда они дошли до серебряного леса, он отломил веточку с дерева. Так зазвенело на весь лес! Он слышит, что птички того леса говорят:

— Что такое, что здесь ветки ломают? Эта девица столько раз здесь проходила, и ничего не было слышно. Сейчас здесь кто-то есть.

Когда дошли до золотого леса, он снова отломил ветку с золотого дерева. Опять лесные птички говорят:

— Кто здесь появился? Эта девушка столько раз здесь проходила, и ничего не было слышно.

Потом пришли к алмазному лесу, и опять [он] сломал ветку, опять зазвенело на весь лес. Птички снова удивились, говорят:

— Что это такое? Сколько времени эта девушка ходила и ничего не трогала, только теперь…

Потом эта королевна пришла домой и легла. И тот человек вошел за ней следом. Девица спрашивает:

— Кто тут?

Он ответил:

— Я.

Она увидела его, испугалась. Этот человек говорит:

— Вот где ты была!

А девица говорит:

— Где я была, никто не знает.

А он говорит:

— А я знаю.

— Ну, так, — говорит, — если ты знаешь, какой знак имеешь?

Он показал алмазную тарелку и вилку, эти веточки — девушка совсем загрустила, только просит, чтобы [он] не сказал отцу. А тот человек говорит:

— Если дашь мне волос из твоей подмышки, так не скажу.

Она позволила их выстричь. Тот человек выстриг и вышел.

Утром он пришел к [ее] отцу, говорит:

— Я выследил твою дочь.

Позвали и дочь. Отец говорит:

— Где она была?

Тот человек все рассказал, а эта девица говорит, что это неправда. Потом тот человек вынул алмазную тарелку и вилку, но отец не верит. Потом достал и показал эти веточки, но отец говорит:

— Не поверю до тех пор, пока не покажешь волосы из ее подмышки.

Тот человек вынул волосы и положил. Отец посмотрел — как раз. Ну, уже надо женить того человека на дочери, раз обещал. Но тот человек был уже немолод, бедный, он простил королевну. Король должен был дать ему избу, сколько-то денег. И он жилу короля, а эта королевна вышла замуж за другого.

К 3.1.0.9. / АТ 306. Деревня Плинес, приход Даукшяй, уезд Мариямполе. Зап. Жемайтукас. 1905. LMD I 494/9/.

См. № 119. В тексте не сказано, как бедный человек получил седло и шляпу.

121. [Йонас и дочь пана]

Однажды у пана была дочь, которая изнашивала за одну ночь двенадцать пар башмаков. Пан хотел узнать, куда его дочь ходит каждую ночь. Он сказал своему слуге:

— Если ты не узнаешь, куда моя дочь ходит, так я отрублю тебе голову.

Тот слуга однажды вышел пахать и увидел, что два человека дерутся. Слуга был по имени Йонас. Он подошел к ним и спросил:

— Почему вы деретесь?

Люди ответили:

— Умирая, отец оставил три предмета: сапоги, которые [обуешь] и за одну минуту убежишь туда, куда хочешь; плащ — если оденешь, никто [тебя] не видит; и стекляшку — если дойдешь к воде, станешь на нее и перейдешь поверх воды.

Тогда Йонас сказал:

— Вы отнесите далеко доску, поставьте и вернитесь ко мне. Я выстрелю. Кто первый принесет доску, тому будут два предмета.

Они так и поступили: отнесли доску, поставили и пришли к нему. Он выстрелил, они побежали друг за другом, чтобы принести доску, а он надел плащ, обул сапоги, взял стекляшку и пошел домой. Те люди прибежали — ничего не нашли.

Пан велел Йонасу в течение трех ночей узнать, [куда его дочь ходит каждую ночь.] Йонас пошел в сарай для сена, где он спал. В том сарае была нора. Он лег в кровать одетый в плащ, в сапогах и имел с собой стекляшку. Скоро пришла девица и сказала:

— Йонас, Йонас, полетит твоя голова, как капуста!

Йонас побежал за ней в нору. Он бежал, бежал — прибежал к серебряному саду. Там он сорвал одно яблоко — весь сад зазвенел. Девица вернулась назад. Он прибежал первым и лег в кровать. Девица износила уже меньше башмаков.

Во вторую ночь девица пробегала мимо кровати Йонаса и сказала:

— Йонас, полетит твоя голова, как капуста!

Он опять побежал за девицей. Когда прибежал к серебряному саду, он сорвал яблоко, потом прибежал к золотому саду — опять сорвал яблоко. Тогда девица снова вернулась, а он опять прибежал первым и лег в кровать.

В третью ночь девица сказала пробегая:

— Йонас, полетит твоя голова, как капуста!

Он опять побежал за ней. Он бежал, бежал, опять прибежал к садам — и к серебряному, и к золотому — но не стал срывать ни одного яблока. Потом он прибежал к морю. Эта девица побежала по воде, а он встал на стекляшку и тоже перебежал по воде. Потом они прибежали в поместье. Девица вошла в покои, а он вместе с ней; девица его не видела. [В покоях] черт спросил девицу:

— Почему ты не была две ночи?

Она ответила, что ей помешали. Черт вынул платье звезд — это будет [надевать] перед венчанием, платье солнца — [наденет] во время венчания, и платье луны — на весь век.

Черт оставил всю одежду на сундуке и вместе с девицей пошел в другой покой.

Тогда Йонас взял одежду и сунул под полу плаща. Потом черт сказал [девице]:

— Иди домой: кончается двенадцатый час.

Она вышла и побежала. Йонас прибежал первый и лег в кровать, как будто он ничего не видел. Утром, когда все сели завтракать, пан спросил:

— Узнал ли ты, куда ходит моя дочь?

Тогда Йонас принес свой сундучок, вынул платье звезд и сказал:

— Да, пан! Черт сказал, что это [платье девица будет носить] до венчания, [платье] солнца — во время венчания, и [платье] луны — весь век.

Тогда девица застыдилась, побежала и повесилась.

Пан заплатил Йонасу, сколько положено. Йонас умел играть музыку. Скоро пан приехал просить Йонаса играть на свадьбе. Йонас оделся и поехал на свадьбу.

Его угостили и велели играть. Он сел на скамью и заиграл. Когда он играл, увидел, что панычи танцуют и все подходят к стене, проводят [пальцами] по стене и мажут глаза.

Он также помазал глаза и увидел, что сидит в лесу на пне и та девица, которую он выследил, повешена на иве. А черти танцуют, радуются. Он плюнул и ушел. Он пришел к пану и там жил. Он жил и дожил [до смерти].

Конец.

К 3.1.0.9. / АТ 306. Йонас Урниежюс, деревня Бейнорайчяй, уезд Шяуляй. Зап. Р. Ремейка, 1903. LMD I 300/5/.

См. № 119. В конце текста присоединен сюжет популярного мифологического сказания.

122. [Солдат выследил двенадцать дочерей короля]

У одного короля было двенадцать дочерей. Каждое утро он находил дырявые башмаки — изношенные на танцах. Он знал, что они где-то танцуют ночью, только никто не знал, где они танцуют.

Король объявил: если найдется такой мужчина, который выследит, где королевны танцуют, он отдаст тому свою дочь. А если [мужчина] не выследит, [король] отрубит ему голову. Приходило много желающих стать зятем короля, но они не выследили, где королевны танцуют, и им отрубили головы.

Один старый, отслуживший двадцать пять лет солдат вздумал стать зятем короля. Он шел к королю и встретил старичка. Тот старичок был Бог. Старичок спросил, куда он идет. Солдат сказал. Старичок дал ему совет: когда он придет к королю и его положат в комнате королевен, когда они будут умываться, пусть он как-нибудь пристроится и умоется той же водой. Тогда он не будет хотеть спать и когда он пойдет за королевнами, они не будут видеть его. А когда пойдет за королевнами, пускай больше следит за младшей.

Солдат пришел к королю, сказал, зачем пришел. Так король принял его и положил в том покое, где спят королевны. Солдат лег и как будто спал, но он лежал притворно. Королевны стали собираться на ночной бал, умываться, одеваться. Когда они были заняты, и солдат умылся той же водой. Королевны пошли на бал — и солдат за ними следом. Они вышли в сад поместья, как будто двери открылись, и они по лестнице побежали вниз. Последней пошла младшая [королевна], а солдат — за младшей. У нее платье с длинным хвостом, так он шел и все наступал ей на хвост. А она все думает, что ее платье зацепилось.

Королевны пришли под землю, подошли к морю. По морю приплыли двенадцать королевичей, каждый из них взял по королевне, и поплыли по морю. Солдат сел в ту лодку, в которой сидела младшая королевна. Когда переплыли море, там нашли прекрасные сады с красивыми цветущими деревьями.

Когда [королевны] вдоволь потанцевали и стали собираться домой, солдат наломал веток деревьев с цветами. Королевны сели в лодки, и солдат вместе с ними. Когда, переплыв море, они остались поговорить с королевичами, солдат раньше их прибежал домой. Он прибежал и лег в отведенную для него кровать и как будто спал. Королевны пришли, подошли к спящему солдату, посмотрели и сказали:

— Завтра и этому срубят голову. Как [мы его] оставили лежащим, так и нашли.

Утром король пришел к дочерям, посмотрел на башмаки и нашел, что [они] изношены на танцах. Тогда он спросил солдата, и тот сказал, где королевны были ночью и танцевали. И он еще показал сучья этих деревьев, которые принес ночью.

Король разрешил ему выбрать одну его дочь в жены. Солдат выбрал младшую.

К 3.1.0.9. / AT 306. Антанина Булкиене, 40 лет, деревня Наукенай, приход Салакас, уезд Зарасай. Зап. Эльжбета Рукштелите, 1939. LTR 2144/42/.

См. № 119. В других вариантах сюжета не обнаружено умывание той же водой, которой умылись посещающие иной мир девушки, чтобы стать невидимыми.

123. [Любовница черта]

Давным-давно жил король. У него была дочь. Она любила одного черта. Все очень удивлялись, что днем и ночью двенадцать сапожников должны были шить для нее башмаки. В каждую ночь она снашивала по двенадцать пар башмаков, но никто не знал, как. Ну, королю надоело велеть шить эти башмаки, он захотел все равно узнать. Так он объявил: кто узнает, почему его дочь снашивает так много башмаков, тот сможет стать его зятем.

Множество королевичей приходило каждый вечер к этой королевне смотреть, как она будет стаптывать башмаки. Но королевна каждого так спаивала, что он засыпал и ничего не видел.

Однажды человек шел по дороге и встретил очень старого старичка.

— Куда идешь, сынок? — спросил его тот старичок.

— Я иду к той королевне, хочу узнать, как за одну ночь она может стаптывать так много башмаков.

— Я тебе скажу, сынок, — сказал старичок, — что ты должен делать, когда придешь.

Он дал тому человеку шляпу: когда ее наденешь, можешь превратиться в того, в кого захочешь. Потом он дал такой плащ: когда его надеваешь, делаешься невидимым никому. И дал третий [предмет] — такой ковер: когда на него встанешь, окажешься там, где хочешь. И тот старичок велел ничего не пить у королевны, говорить, что болен.

Человек поблагодарил старичка и пошел к королевне. Королевна тут же посадила его за стол, угощала, предлагала пить всякие напитки, но он ничего не пил, говорил, что болен. Ну, если болен, положили в кровать, а он притворился спящим. Настало двенадцать часов. Как набежало чертей полная изба! Тут же черти вывели королевну во двор, посадили в такую огромную карету и уехали. А тот человек тут же надел плащ, встал на ковер и летит за каретой. Карета ехала, ехала и остановилась у огромного дворца. Королевну ввели в большую светлицу, где полы были из бритв. Так каждую ночь черти с ней танцевали на этом полу. Потанцевав с каким чертом, она уже должна бросить одну пару башмаков.

Когда человек на ковре летел за каретой, тот же старичок ему бросил еще четвертый [предмет] — торбу для хлеба: если что возьмешь, клади в нее. Пока королевна с чертями угощалась за столом, он сунул торбу под плащ и сел рядом с ними за стол. А черти его не видят. Он видит, что кавалер королевны наливает всем вино в золотые кубки. А когда черт отвернулся, тот мужчина хвать один кубок и сунул в торбу. Надо налить вина королевне, а кубка нет. Как начали все черти искать, ворошить всю ночь! Все равно они не нашли кубка, и королевна не стоптала так много башмаков.

Тот мужчина тут же побежал к королю. Он обещал королю все рассказать только через два дня. Вторую ночь он снова прилетел в тот дворец. Когда они пировали, он захотел сорвать и сунуть в торбу одно яблоко из их прекрасного сада. Но когда он срывал [яблоко], сильно загремело, и все черти услышали. Они давай искать. «Все равно мы должны найти!» — кричали все черти. Мужчина понял, что уже будет плохо, если его схватят, так он превратился в иголку, залез в щель дерева, и черти его не нашли.

В третью ночь он увидел, что королевна в огромной карете едет на венчание. Теперь он подумал, как тут поступить. Он одно колесо снял, вытащил затычку[61] и сунул в торбу. Черти с королевной как полетят в грязь! Потом они не нашли этого колеса да и только. Когда молодой отошел подальше искать колесо, тот мужчина поймал его и затолкал в свою торбу.

Потом [мужчина] с торбой пошел к королю и велел позвать девять докторов: когда королевна узнает, [что он все видел], она лишится чувств. Когда доктора пришли, он сначала вынул из торбы кубок и сказал:

— Этот я украл со стола в первую ночь. А это яблоко сорвал во вторую ночь.

Королевна почернела со стыда. Потом он вынул колесо, которое еле поместилось в избе, а в конце — этого чертенка. Чертенок был такой засохший, как рожок. Доктора тут же оживили упавшую в обморок королевну, а мужчина стал ее мужем.

К 3.1.0.9. / АТ 306. Пране Стулгайтене, 40 лет, деревня Манкунай, волость Гиркальнис, уезд Расейняй. Зап. Владас Стулгайтис, 1939. LTR 410/94/.

См. № 119.

124. [Девушки] идут к ведьме за огнем

Говорят, что была мачеха, и у нее были своя девочка, дочка, и падчерица. Мачеха послала падчерицу огня попросить. А там ведьма сидела. Она пошла. Эта ведьма ее спросила:

— Как ты вошла в ворота?

— Щеколду отодвинула и во двор пошла, в ворота вошла.

— Что ты видела на дворе?

— Кувшинчики висят на заборе, висят, висят.

— Так как ты в сени вошла?

— Палочкой дверь открыла и в сени вошла.

— Как ты в избу вошла? Что ты в избе увидела, когда вошла?

— Одна госпожа на лавке, а волосы под лавкой, другая госпожа на кровати, а волосы под кроватью.

Эта ведьма встала, эту девушку одела так, что едва на себе могла унести [наряды]. И денег дала, и отпустила живую домой.

Теперь мачеха посылает свою дочь: она увидела, что падчерица вернулась так разодетая и денег принесла. Пошлет свою дочь. Она послала свою дочь. Пришла ее дочь, приходит в избу, ведьма спрашивает ее:

— Как ты пришла? Как ты в ворота вошла?

Она говорит:

— Человеческую руку прочь бросила и во двор вошла.

— Что ты видела, когда во двор вошла?

— На заборе человеческие головы, человеческие головы…

Ведьма уже [сердится]. Но еще спрашивает:

— Как ты в сени вошла?

— Дверь пальцем человека открыла и в сени вошла.

— Девица, что ты увидела, когда в избу вошла?

— Одна ведьма на лавке, а космы под лавкой, другая ведьма на кровати, а космы под кроватью.

Одна ведьма подскочила, другая — разорвали ее в клочья: палец положили в сени вместо палочки, руку отрезали — положили вместо щеколды, голову отрезали — на кол забора повесили. Мать ждала, ждала, ждала, ждала — идет искать. Мать увидела, что случилось, и померла.

К 3.1.0.10. / АТ 334. Она Стефанавичене, 74 года, деревня Бражуоле, район Тракай. Зап. Алдона Йонайтите, 1967. LTR 4927/1/.

Записаны только 4 варианта типа К 3.1.0.10. В одном варианте за огнем идет только одна девушка; она использует предметы иного мира по назначению и выдерживает испытание. В двух вариантах первая девушка не выдерживает испытания и погибает, а вторая выдерживает испытание (положительный ЭС сохранился фрагментарно) и получает огонь.

Публикуемый текст единственный, в котором мачеха посылает падчерицу за огнем, чтобы ее погубить, а свою дочь — чтобы она получила подарки. В тексте не сказано, что в усадьбе ведьмы первая девушка видела предметы, сделанные из частей тела человека. Она называет предметы по их назначению и выдерживает испытание.

125. Сумеречницы

Ткачиха, пряха и швея работали вечером, у них погасла лучина. Надо идти к соседу за огнем. Велят ткачихе принести огня.

— Я не пойду: мне челнок светит.

Велят идти пряхе. И та не идет, говорит:

— Мне куделек светит.

Велят идти швее. И та не идет:

— Мне иголочка светит.

Но без огня в доме нельзя обойтись, младшая сестра должна идти за огнем. Она пошла. Идет, идет и встречает белого пана, едущего в белой карете, белые лошади и следом бежит белая собачка.

— Девица, девица, куда идешь? — спрашивает пан.

— Иду к соседу за огнем, — ответила она.

— Не ходи, — сказал пан, — оттуда не вернешься, — и уехал.

Девушка его не послушалась и пошла своей дорогой. Идет, идет, встречает — едет черный пан. Он едет в черной карете, черные лошади, следом бежит черная собачка.

— Куда идешь, девица? — спросил пан.

Девушка сказала.

— Не ходи, девица: оттуда не вернешься, — повторил пан и уехал.

Девушка не хотела его слушать и пошла дальше. Она опять встретила едущего пана. Пан едет в красной карете, следом бежит красная собачка.

— Девица, девица, куда идешь?

— Иду за огнем, — ответила она.

— Не ходи: оттуда не вернешься, — сказал пан и уехал.

Девушка шла, шла и пришла к избушке. Смотрит — ворота крутятся на ноге человека. Зашла во двор, смотрит — на заборах человеческие головы, дверь закрыта рукой человека; у дверей поставлена человеческая рука. Вошла в сени — там стоят бочки, полные крови. Вошла в избу — возле ямы стоит человеческая нога и человеческая голова, надетая на кол. Возле ямы сидит лауме-ведьма и греется. Как только увидела вошедшую девушку, она встала и спросила:

— Девица, девица, зачем пришла?

— За огнем, — ответила она.

— Ну, что видела, когда шла? — спросила лауме-ведьма.

— Встретила — белый пан ехал в белой карете, на белых лошадях, и белая собачка бежала, — ответила девица.

— Это мой день, — ответила лауме. — А еще что видела?

— Видела: ехал черный пан в черной карете, на черных лошадях, и черная собачка бежала.

— Это моя ночь. А еще что видела?

— Видела: ехал красный пан в красной карете, на красных лошадях, и красная собачка следом бежала.

— Это мой огонь, — ответила лауме и спросила, что еще видела.

— Ворота крутятся на ноге человека, — сказала девушка.

— Это мой столбик. А еще что?

— На заборе висят человеческие головы.

— Это мои горшки.

— У дверей руки человека.

— Это мои грабли и крутелка.

— В сенях бочки, полные крови.

— Это мой рассол.

— У ямы я видела человеческую голову — посажена на кол, и ногу человека.

— Это моя метла и кочерга. А еще что видела? — дальше спрашивает лауме-ведьма.

— Ничего, — ответила девушка.

— Ничего? — повторила лауме-ведьма, кинулась на нее и разорвала.

К 3.2.0.10. / АТ 334. Деревня Атесникай, приход Симнас. Зап. [Игнас] Ионинас, 1904. LMD I 293/2/.

Записано 36 вариантов, в которых девушка идет к тете / крестной матери / к ведьме / лауме-ведьме за огнем и погибает: она не называет предметы мира антипода по их назначению и так показывает, что их не узнает. Иногда рассказчики импровизируют, как девушка в последнее мгновение спаслась.

126. Ведьмин огонь

Однажды в одном предместье жили четыре девицы: пряха, ткачиха, швея и кухарка. А там был такой приказ, что во всем городе нельзя было ни огонь хранить, ни светильник зажигать. Только за городом жила одна баба, так у нее можно было огонь достать. В городе люди вечером окна завешивали, свет зажигали и работали.

Взял и погас светильник у этих девушек. Они все сидят, работают, ни одна из них не хочет идти за огнем, а свет нужен.

— Иди, — говорят, — пряха, и принеси огонь: свет нужен.

— Мне куделек светит.

— Иди, ткачиха, принеси огонь: свет нужен.

— Мне навой[62] светит, — ответила.

— Иди, швея, принеси огонь: свет нужен.

— Мне иголочка светит.

— Иди, кухарка, принеси огонь: свет нужен.

Этой уже ничто не светит — должна идти. И она пошла.

Она идет, идет, видит — белый человек едет на белом коне, и белая собака следом бежит. Она идет дальше и видит — черный человек едет на черном коне, и черная собака за ним бежит. Она идет дальше и видит — красный человек едет на красном коне, и красная собака за ним бежит. Она идет еще дальше, видит — люди стоят вверх ногами. Она подошла к двери, видит — человеческая голова; где должна быть ручка, там язык человека. Она входит на кухню, смотрит — человеческие кишки валяются; возле горшка вместо половника висит рука человека. Огонь горит, и на огне горшок кипит. Она приоткрыла горшок, смотрит — человеческие кости то всплывают, то снова тонут — видимо, студень варят! Она входит в избу к этой бабе-ведьме, смотрит — баба-ведьма разрезает маленького ребенка и ест. Она подходит и просит огня, а ведьма говорит:

— Скажи, что видела — тогда дам огня!

Она стала рассказывать сначала:

— Хозяйка, — говорит девушка, — я иду и смотрю — белый человек едет на белом коне, и белая собака следом бежит.

— Так это мой день, — говорит ведьма. — А что еще видела?

— Иду дальше, вижу — черный человек едет на черном коне, и черная собака за ним бежит.

— Так это моя ночь. А что дальше видела?

— Иду, смотрю — красный человек едет на красном коне, и красная собака за ним бежит.

— Это моя заря. А что дальше видела?

— Потом у твоего дома люди в ряд поставлены вверх ногами.

— Там мой забор. А что дальше видела?

— Смотрю — возле твоей двери голова человека.

— Это мое имя. А что дальше видела?

— Иду, смотрю — человеческая рука висит.

— Там мой половник. А что дальше видела?

— Смотрю — горшок кипит, открываю — человеческие кости всплывают и снова тонут.

— Так это мой студень. А что дальше видела?

— Вхожу в твою избу, смотрю — ты разрезаешь ребенка и ешь.

— А я и тебя съем! — крикнула ведьма и кинулась к девушке-кухарке, зарезала ее и съела.

К 3.2.0.10. / АТ 334. П. Латвюке, деревня Лепалотай, уезд Науместис, губерния Сувалкай. Зап. К. Стиклас, конец XIX в. BsLP 2 c.150 № 90 = LTt 3 116; перевод на немецкий язык KLV 27.

См. № 125.

127. Девушка и старик

Все люди умерли, осталась только одна девушка. Ей стало грустно. Она залезла на печку и зовет:

Кто в лесу, кто в бору,
Идите ко мне спать!

Пришел большой, большой старик. Девушка села на скамейку и спрашивает:

— Старичок, старичок, почему у тебя такие большие ноги?

— Потому что мой один шаг — сто миль.

— Старичок, старичок, почему у тебя такие большие руки?

— Потому что я обхватываю сто человек.

— Старичок, старичок, почему у тебя такие большие глаза?

— Потому что я вижу за сто миль.

— Старичок, старичок, почему у тебя такие большие уши?

— Потому что я слышу за сто миль.

— Старичок, старичок, почему у тебя такой большой нос?

— Потому что на одну понюшку [мне нужны] две пачки табака.

— Старичок, старичок, почему у тебя такой большой рот? Как только девушка произнесла эти слова, старичок хвать ее и проглотил.

К 3.2.0.10. / АТ (333). Местечко Ужпаляй, уезд Укмерге. Зап. Балис Сейбутис, 1923. LTR 882/96/.

Имеется единственный вариант. К тому же типу можно отнести сказку Шарля Перро «Красная шапочка» и ее устные пересказы. Поскольку в тексте Шарля Перро волк наряжается бабушкой девочки, исследователи этой сказки не обращают внимания на то, что волк не объясняет, почему глаза, уши, зубы бабушки выглядят не так, как раньше. И старик в публикуемом тексте литовской сказки, и волк сообщают назначение больших частей тела. Спрашивая об этом, обе девушки выдают свое незнание.

128. [Отец спасает сына]

Жил очень бедный человек. У него была жена. Его жена была большая лентяйка. Однажды он пошел в поле жать рожь, а его жена еще спала. Он жал, жал, ждал, ждал свою жену и не дождался. Тогда он пошел домой. Когда он вернулся, жена только что встала и еще месила хлеб. Он очень рассердился. А в это время мальчик бегал вокруг матери. Рассерженный отец сказал сыну:

— Казюкас, стукни мать по заду!

Ну, и Казюкас как ударит!

— Чтобы ты провалился в молодые дни! — произнесла мать проклятие.

И когда Казюкас шел на венчание, приготовился к свадьбе, он и пропал. Отец с матерью сильно загрустили. Они долго его искали, но нигде не нашли.

Однажды нищая ходила по миру и нашла далеко в лесу избушку. Она устала, немножко присела. В это время парень приехал верхом на белом коне. Он въехал в избушку, подал коню горящих углей, а сам сел за стол и сказал:

— Из-за веления отца, из-за проклятия матери я пропал в молодые дни.

Он это все говорит и говорит. Нищая очень испугалась и ушла. Где только она ходила, всем рассказывала о том, что она видела и слышала. Однажды она зашла в ту деревню, где жили его родители, и начала рассказывать.

Тогда мать и сказала:

— Надо идти спасать.

Тогда ушли нищая, мать и отец. Они шли, шли и пришли в ту же избушку, там на загнедке[63] нашли горящие угли. И они залезли на печку. Они услышали: приезжает юноша верхом на белом коне. Он въехал внутрь, подал коню горящих углей, а сам сел за стол и сказал:

— Из-за веления отца, из-за проклятия матери я пропал в молодые дни.

Тогда все спрыгнули с печи и сказали:

— Все равно мы будем тебя спасать.

Юноша сказал:

— Вам будет очень трудно меня спасти. Следите за мной.

Он и уехал, а все шли за ним. Они шли, шли и пришли к такой норе. Они полезли в эту нору и долезли до конца. Там был большой двор. В том дворе было двенадцать коней.

Сын и говорит:

— Если угадаешь, который [из них] твой, так спасешь меня.

А один конь был очень худой. Баба увидела очень красивого коня и хотела указать на него, но дед указал на худого коня:

— Этот мой!

Тогда пан того двора сказал:

— Может быть, этот? — и указал на самого красивого коня.

— Ведь этот! — кричала с радостью баба.

— Нет, этот! — говорит дед. — Этот мой! Разве я не узнаю своего коня?!

— Раз угадал, так я задам еще одну загадку.

Он показал двенадцать гусей, один гусь был очень худой. Дед и сказал:

— Этот мой! — и указал на того худого [гуся].

— Хорошо, так разгадай еще одну загадку, — и показал двенадцать золотых колечек. Все они были украшены дорогими камнями, лишь одно было простое, венчальное.

— Ну, которое твое?

Дед смотрит, что у него на пальце нет его кольца, и узнал свое кольцо.

— Это мое! — говорит дед, указывая на простое кольцо.

— Ну, хорошо, хорошо.

В это время пропал этот двор и тот пан. Тогда они вернулись домой и жили очень счастливо.

К 3.1.0.11. / АТ 445*. Она Жвирблиене, 87 лет, деревня Виляуджяй, волость Пабайскас, уезд Укмерге. Зап. Пранас Йодикайтис, 1938. LTR 2616/43/.

Записано 46 вариантов. В большинстве из их жена спасает мужа — узнает его в облике птицы / барана. Только жене удается выдержать первое испытание — перейти через огонь, а отцу и матери это не удается (см. № 129). В главном ЭС структур 16 вариантов жена выдерживает другое испытание: она не смеется / не плачет / молчит (тип К 3.1.0.6.). В 14 вариантах весьма стабильны ЭС о последствиях неосторожно произнесенного проклятия (тип К 1.2.1.11.), а способы спасения проклятого сына разнообразны.

129. Камас и его проклятый сын

Камас был очень богат и долго жил с женой в мире в своей деревне Ринкунай, за Неманом, где теперь Гарлява[64]. Так говорят наши старые люди жемайты.

Однажды случилось [происшествие] с этим Камасом, когда он сидел у печки. Он видел, как его жена месила хлеб, а он имел семилетнего сына Камукаса. Так тот мальчик прибежал к матери, а она месила хлеб обеими руками. Отец велел ребенку ударить мать по рукам. Тот ударил один раз и второй раз. Отец велел ударить и в третий раз. А мать очень рассердилась и [в сердцах] сказала:

— Ах, чтобы ты убежал в пекло вслед за чертом!

Тот мальчик рос до двадцати пяти лет, как скотинка в хлеве, ничему не обученный, ничего не знал, что такое хорошая вещь и что плохая. И еще захотел жениться.

Когда он поехал на венчание со всем свадебным полком и возвращался домой, тому Камукасу, или молодому, пришлось по дороге вылезть из коляски по нужде. Все поезжане должны были остановиться и его ждать. Но Камукас прошел двадцать шагов от своей коляски, и у него перед глазами из зарослей выскочил заяц. Камукас погнался за зайцем, а тот побежал в лес. И тот погнался за ним. И он уже не вернулся из леса, а свадебный полк без жениха возвратился домой. Хотя [его] везде искали и спрашивали, но уже никто нигде его больше не видел.

Когда прошел целый год, нищий старик попросился на ночлег. В избе из-за большого семейства для него не было места, хозяйка велела ему идти в овин.

Старик обрадовался, что нашел теплый овин, но как только стал засыпать, дверь открылась и высокий человек, одетый в черный плащ, прошел за печку. В одной руке он держал горящую смоляную свечку. Он жалобно стонал, не переставая, и жаловался словами:

— Из-за веления отца и проклятия матери меня в пекле мучают!

И так он жаловался целый час, а потом выбежал из-за печки в дверь. Нищий наутро [обо всем] рассказал хозяину. А хозяин понял, что это его сын приходит с того света. На следующий вечер он, ничего никому не сказав, сам пошел караулить. И ему показался [сын] так же, как тому старику. Он сразу спросил:

— Мой милый сын, как я могу тебя спасти?

А сын ответил со стоном:

— Ах, отец, тебе это труднее, чем матери и моей жене, ибо надо отправиться в пекло, пройти через девять горящих печей и меня оттуда вывести. И тогда я смогу быть свободным в своем доме.

Отец решил спасти своего сына. Но когда он пришел в пекло и посмотрел на первую печку — она жарко пылала и воняла серой. Он сначала попробовал сунуть в печку свой нос, но тот сразу обгорел в огне. Ему пришлось бежать из пекла. И он пошел домой с обгоревшим носом и обо все рассказал своей жене, а она до тех пор ничего не знала. Когда она это услышала, то сама пошла в овин сторожить, будет ли сын стонать за печкой, как отец слышал. Когда настало двенадцать часов, дверь овина открылась, [сын] прошел за печку, стал стонать:

— Из-за веления отца и проклятия матери меня в пекле мучают!

Когда мать это услышала, с плачем спросила:

— Сын мой милый, не могу ли я тебя спасти?

А сын сказал:

— Как отец не смог, так и ты вряд ли сможешь. Однако можешь попробовать, ибо меня мучают за девятью печами. Если меня выведешь через огонь девяти печей, тогда я стану совсем свободным.

Мать решила вывести [его]. Когда пришла в пекло и у первой печки увидела большое пламя, она сняла одежду и полезла в печку. Она не влезла до половины, а ее волосы и уши опалились и обгорели. Она почувствовала нестерпимый жар и, сгорая, выскочила назад и кинулась вон из пекла. Она вернулась домой без ушей и без волос, обгоревшая, стонущая.

Ну, теперь должна идти присягнувшая ему, то есть жена. Когда она пошла в овин и услышала стоны, сразу спросила:

— Не могу ли я тебя спасти из этой страшной неволи, мой милый муж?

Тот сказал:

— Ах, ты бы смело могла вывести меня через девять печей. Но я тебя научу, как ты должна себя вести. Прежде всего, когда дойдешь до первой печи, ты сними с головы свою наметку[65] и держи ее в руке. А когда полезешь в печь и почувствуешь сильный жар, ты обмахивай наметкой лицо, так тебе ничто не повредит. Чем сильнее будет жар, тем сильнее маши во все стороны. А когда перейдешь все огненные печи, черти станут тебя превращать в разных зверей, будут мне показывать и спрашивать: «Которая твоя жена?» А я скажу, что ее нет. А когда тебя превратят в голубя, и ты будешь не одна, а в большой стае, подойди ко мне поближе и все маши крыльями. Когда черти спросят: «Есть ли здесь твоя жена?», я скажу: «Есть!» Ну, тогда тебя снова превратят в человека.

Он так научил свою жену и сам пошел в пекло, где был. А когда жена пошла в пекло, она поступила так, как он ее научил.

Когда ее превратили из голубя в женщину, какой она была прежде, и подали ему в руки, черти сказали Камукасу и его жене:

— Что вы в пекле видели и слышали, об этом никому не рассказывайте. И в кого мы вас превращали, или в зверей, или в птиц, в тех сами не превращайтесь. Теперь можете идти домой.

Когда они вернулись домой, отец и мать плакали от радости, увидев живого сына. А он жил в любви и согласии с женой пятьсот лет. И много детей вырастили до своей старости. Муж умер первым, а жена — позже. И так все кончилось.

К 3.1.0.11. / АТ 445*. Йонас Бакутис, деревня Галяусяй, волость и уезд Расейняй. Зал. Винцентас Бакутис, 1889. DSPSO 71.

См. № 128. Только в публикуемом тексте проклятый матерью сын должен узнать свою жену (обычно жена узнает мужа, редко — отец узнает сына, см. № 128).

130. [Узнавание невесты]

У отца были два умных сына, а один дурак. Все не любили и обижали его.

— Если вы меня ненавидите, дайте мне коня, седло и плетку — и я поеду.

Он приехал к реке и смотрит, как течет река. Смотрит: из леса пришли двенадцать прекрасных девиц, разделись, купаются, веселятся. Он взял одежду одной девицы и спрятался. Все девушки оделись, а самая младшая не находит своей рубашки, просит, кричит. Дурак вылез, говорит:

— Мне нетрудно отдать твою одежду, но я хотел бы, чтобы ты вышла за меня замуж.

Девица согласилась. Она топнула ногой — земля раскрылась и поглотила обоих. Отец этих девиц спросил:

— Зачем ты пришел?

— Я не мог жить без твоей дочери, вот и пришел. Не разрешишь ли ты мне на ней жениться?

Говорит:

— Разрешить-то я разрешил бы так: если бы ты узнал ее среди двенадцати других сестер.

Девица говорит:

— Смотри: если муравей побежит по груди, так это буду я.

Как она сказала, так и было. Даже отец удивился:

— Какой зубатый[66] зять! Но я дам [тебе] более тяжелую работу.

Когда дождались следующего дня, [отец] и говорит ему:

— Ты построй костел из морской пены, покрой маковыми семенами и в каждое семечко вколоти по три гвоздя. А если не сделаешь, твоя голова покатится с плеч.

Он вышел и плачет. Пчелка гудит под окном, гудит и гудит, летит не к клеверу, а к человеку. Тот и говорит:

— Вот беда: уже и так конец, а тут еще пчелка пристала.

Пчелка говорит:

— Меня не бойся: я та девица, тебе построю такой костел. Пчелы как налетели: одни костел строят, другие алтари делают, третьи свечки ставят. Одни мак сеют, другие согревают, тут уже мак цветет, распускается, вянет. Уже половина крыши покрыта. Все делается в мгновение ока. Опять все исполнено, как велено. Пан удивляется, но снова задает [работу]:

— За час сшей себе и мне сапоги.

Опять ему пчелы помогли — уже стоят сапоги, блестят, как золотые. И все так быстро сделали, что даже половина соломы[67]не сгорела. Но [пан] все еще не отдает дочери. Тогда парень взял эту дочку и убежал. Слуги гнались, гнались. Что делать? Парень превратился в пахаря, а девица — в землю. Он запряг лошадь и пахал. Потом опять бежали, опять за ними гнались. Теперь они обернулись: парень дорогой, девица — лугом, а лошадь — мостом. Третий раз гнались — и опять лошадь превратилась в костел, парень — в ксендза, девица — в служку.

Потом девица с парнем жили очень весело и счастливо, а [ее] отец умер от злости.

К 3.1.0.11. + 3.1.0.12. / AT 313А. Местечко Тверячюс, уезд Швянченис. Зап. Альфонсас Белинис. LMD I 474/628/.

Записано 132 варианта, в которых юноша должен выполнить два, три или даже четыре задания пана / ведьмы (они относятся к сюжетным типам АТ 313А, В, С). ЭС об испытаниях юноши относятся к 6 типам. В вариантах они меняются местами, но все одинаково важны и являются главными ЭС в структурах текстов. В начале многих текстов используются ЭС, в которых отец вынужден обещать пану / черту того, кого он дома не оставил. Иногда отец проклинает сына, а отдельные варианты начинаются с ЭС, в котором юноша ворует крылья лебедя / утки и заручается обещанием девушки помочь ему. Сюжетом, в котором вскормленный орел дает юноше коробку, а тот смотрит внутрь коробки раньше времени, начинаются 46 вариантов. Этот сюжет предваряется еще одним сюжетом о войне птиц и мышей. Бегство юноши вместе со своей помощницей отсутствует в 29 вариантах.

131. [Сын, обещанный панычу]

В старину жил женатый человек. Он поехал путешествовать. Когда он ехал лесом, встретил паныча. Паныч встал на дороге и сказал:

— Обещаешь ли мне того, кого дома не оставил?

Человек подумал, что всех оставил, и пообещал.

Когда он вернулся из путешествия, нашел родившегося сына. Он понял, что плохо [поступил], и загрустил. Домашние спрашивали:

— Что с тобой?

Он не говорил никому, пока сын не вырос. Когда сыну пошел двадцатый год, он стал говорить, что пообещал его неизвестному пану. Сын услышал эти слова и подумал: «Чего я дождусь, нужно идти искать своего пана». Он взял палку и ушел. По дороге он зашел на ночлег в избушку. Его спросили:

— Куда идешь?

Он сказал, что отец обещал его одному пану, — иду искать. Баба из той избушки сказала ему, что, когда дойдешь, будет трудно от него освободиться. Она дала ему совет:

— Когда пойдешь по дороге, подойдешь к пруду. В нем будут купаться три девицы. Так ты укради у одной из них одежду, а когда [она] станет просить, чтобы отдал, ты проси, чтобы она помогла освободиться от пана, ибо там будут его дочери.

Он шел по дороге и нашел этих купающихся девиц. Он украл одежду одной из них и спрятался. [Девицы] искупались и вышли одеваться, видят — нет одной одежды. [Она] говорит:

— Будь ласков тот, кто взял, отдай: награжу тем, что тебе нужно.

Он отдал одежду и сказал, что ему нужно. Девица ответила:

— Мой отец давно тебя ожидает и говорил, что [ты] должен прийти. Ну, так теперь я тебе помогу вырваться из его рук, но только ты не оставь меня, оба будем вместе.

Девица возвратилась домой первая, а он через несколько часов пришел в поместье и показался пану. Пан сказал, что «я давно [тебя] жду», и задал ему работу: за ночь вырубить десятину леса, вспахать землю, посеять пшеницу, вырастить ее, сделать вино[68] из этой пшеницы.

Он испугался, подумал: «Как я выполню?» Он подошел и спросил свою девицу, что делать. Она ответила:

— Молчи, я сделаю.

Утром девица подала ему бутылку вина, велела отдать пану и сказать, что «я сделал, что ты велел». Пан взял [вино], попробовал и сказал:

— Ты способный, раз это сделал. Теперь ложись, отдыхай, а завтра утром объездишь моего коня.

Он опять горюет: что за конь будет? Он спросил девицу, как надо объездить коня. Девица ответила:

— Будет трудно объездить: он сам будет конем. Когда пойдешь его объезжать, возьми камень, держи в кармане. Он [конь] весь будет гореть огнем — тебе будет страшно. Иди смело, садись — с тобой ничего не случится. И когда сядешь [верхом], держись крепко. Он будет метаться, так ты бей [его] камнем по голове. Тогда его объездишь, как пожелаешь.

Он вышел утром — стоит конь у крыльца, весь в огне. Он тут же запрыгнул [на него], взял за узду. Конь брыкается, не идет с места.

Он вынул камень из кармана, поколотил [его] по голове. Как только [конь] не слушается — он опять [бьет его] камнем. И [конь] успокоился, начал бежать тише. Он объездил коня и привязал к крыльцу. На следующее утро пан говорит:

— Ну, раз ты такой умелый, станешь моим зятем. Выбери из трех моих дочерей ту, которую хочешь.

Он тут же прибежал, похвастался своей девице. Она ему ответила:

— Не очень радуйся, как бы не попал впросак, ибо мы все будем одинаковы, ты меня не узнаешь. Так ты смотри внимательно: я пошевелю пальцами. Так ты бросайся ко мне и говори, что эта будет мне.

Утром пан зовет его в комнату. Он вошел и видит, что посажены три девицы: все как одна, одинакова одежда и вид. Он смотрит, смотрит — не узнает. Увидел — [одна] пошевелила пальцем. Он тут же бросился к ней и сказал:

— Эта будет мне.

Ну, отец думает: «Что это такое?»

Выпустил с приданым:

— Езжайте домой.

А потом догадался, что [у парня с девушкой] был сговор и что дочь могла во всем помогать ему. Отец рассердился и велел их догнать. Погнались, догоняют, уже недалеко. Они услышали, что догоняют, — девица его превратила в колодец, а сама [превратилась] в журавля. Они догоняли, догоняли — не смогли догнать. Слуги вернулись и сказали, что никого не догнали, только видели колодец у дороги. А пан сказал:

— Это были они — догоняйте!

Опять гонятся, гонятся. Они услышали погоню, она превратилась в капусту, а его [превратила] в забор. Слуги прибежали — смотрят, что ничего нет, только капуста и забор. [Они] вернулись и сказали, что никого не догнали, только у дороги была капуста в огороде. А пан говорит:

— Это они там были — надо было взять! Нет пользы от вас, — сказал пан, — я сам догоню.

Он погнался — даже ветер гудит! Они услышали, что громко гудит, — дочь догадалась, что [это] отец гонится, теперь будет плохо. У дороги был пруд. [Она] превратила его в гуся, а сама [превратилась] в гусыню и сказала:

— Когда он будет тебя ловить в пруду, так ты изловчись, ударь его крылом по голове — и убьешь.

Так и случилось — [парень] убил его. Потом девица с ним стали людьми, и [она] сказала:

— Ты теперь иди жить к своему отцу, а я пойду страдать семь лет в лесу. Когда я отстрадаю, мы поженимся.

Он вернулся на родину, жил, ждал, когда пройдут семь лет. Прошло это время, ждет — не может дождаться ее прихода из леса. Подумал, что, может быть, [она] не придет. Он стал готовить свадьбу с другой. Приготовили свадьбу, съехались сваты, молодые сидят за столом. Влетели два голубя, опустились на стол, самка заворковала и говорила самцу:

— Знаешь ли, что ты был обещан одному пану?

Самец сказал:

— Мне снилось.

— Помнишь ли, как за одну ночь вырубил десятину леса, посеял пшеницу, сделал вино для пана?

— Мне снилось.

— Помнишь ли, как объезжал коня?

— Мне снилось.

Обо всех делах спросила — он все время говорил, что ему снилось. Наконец, самка сказала самцу:

— Ты собирался на мне жениться.

Вся свадьба слушает, смотрит, что говорят о женитьбе. Жених понял, что говорили про всю его жизнь. Потом вошла девица из леса. Он ее узнал, так удалил ту, на которой собрался жениться, а повенчался с первой [девицей]. И [они] жили красиво.

К 3.1.0.12. + 3.1.0. 2. + 3.1.0.11. / AT 313С. Приход Свядасай, уезд Укмерге. Зап. Юозас Тумас-Вайжгантас. LRš 161.

См. № 130.

132. Сказка о солдате

Один солдат шел со службы домой через густой лес и нашел спорящих. Они попросили, чтобы он был милостив и стал для них судьей. Он нашел льва, гончую собаку, ястреба и муравья. Волк задрал корову, лев убил волка возле той коровы. Они не могут поделить корову — кому что есть. Солдат [дал] льву половину коровы, гончей собаке — вторую половину, а голову отрезал для муравья:

— Ты привык лазить по пням — сможешь лазить и в мозгах.

А ястребу [достались] легкие, печень и кишки:

— Ты привык терзать куриц, мягкие вещи!

Солдат так поделил, и все остались довольны. Они радовались его решению: каждый получил свою долю. За эту услугу лев дал солдату свой волос:

— Если попадешь в беду, нажми на мой волос, подумай — превратишься в льва.

Гончая собака дала свой волос и сказала:

— Нажми на мой волос, подумай — и [ты] превратишься в гончую.

Ястреб дал свое перо:

— Если тебе понадобится, нажми на перо, подумай — и превратишься в ястреба!

А муравей отломил и дал свою ножку:

— Когда у тебя будет моя ножка, подумай — и превратишься в муравья!

Солдат шел через лес и нашел большой гнилой и дырявый пень, выдолбленный дятлами, исхоженный муравьями. Солдат подумал:

— Чтобы я превратился в муравья и полез бы в этот пень!

Так и случилось — он превратился в муравья и залез в пень. Он пролез как можно глубже. А под этим пнем нашел норы под землю. Он лез, может быть, два или три дня. Он хотел добраться до конца этих нор. И он спустился в подземное поместье. И он нашел девушку; она искала вшей в голове змея. Муравей залез ей на ногу, поднялся по ноге до поясницы. Девушка почувствовала, что по ногам ползает муравей. Она задумалась: «Что это может быть? Ведь здесь никогда не было никакой живой души, и сейчас нет. Это есть на поверхности земли, а не у нас! Откуда взялся этот муравей? Здесь, должно быть, какое-то волшебство!»

Муравей стал тихо говорить девушке:

— Спроси, пожалуйста, у змея, как можно спасти от проклятья это поместье.

Девушка спросила, пока искала в голове [у змея]. Тот ответил:

— Недалеко есть озеро одного князя. В том озере [живет] змей о девяти головах. Если срубить девять голов, из девятой головы выбежит заяц. Если поймать зайца и разорвать его пополам, вылетит голубь. А если поймать голубя и разорвать пополам, из его внутренностей выпадет пылающий камень. Если разбить этот камень, то поместье поднимется на поверхность земли. И ты в том мире будешь свободна от проклятья. А если кто победит того змея, тогда и мне будет смерть. Меня никто не тронет, но я буду обязан умереть. Однако ты будешь спасена и твое поместье тоже!

Муравей слышал все, о чем говорила девушка со змеем. Он сказал ей в ухо:

— Я постараюсь спасти тебя. Я человек, превратившийся в муравья.

Девушка ничего не могла сказать муравью, ибо змей услышал бы. Она только вздохнула.

Муравей опять полез назад из этого поместья под землей. Он лез и попал в тот же пень, в который влезал. Когда муравей выбрался из пня, он подумал и снова превратился в человека.

Он пришел во дворец князя, вошел, попросился на службу. Князь спросил:

— Какую хочешь службу у меня? Ты уже старый, тяжелой работы не осилишь.

Он попросился пасти стадо, пастухом. Когда [он] стал пастухом, ему дали помощника, чтобы помогал пасти стадо. Князь приказал своему пастуху:

— Где будешь пасти, где нет, только не паси с левой стороны от дворца, где большое озеро: там живет змей с девятью головами. Кто только подойдет к озеру — мои животные или люди — никто не остается в живых, всех проглатывает! А в других местах можешь пасти, где хочешь.

Так [князь] ему сказал, дал ему место, дал торбу, трубы и послал пасти.

Когда пастух выгнал [скот] из дому, он погнал к тому озеру, где живет змей. Тут на его стадо опустилась темная мгла. Подул сильный ветер. И с шумом из озера вышел змей с девятью головами. А что этот пастух теперь будет делать? Он имел волос льва, нажал, подумал и превратился в льва. Они со змеем стали бороться. Борются, борются целый час, уже [пастух] свернул одну голову змея. А змей говорит со стоном:

— Ох, если бы я достал бутылку вина! Я бы выпил и тебя живым проглотил бы! Ведь ты часто пьешь вино, потому ты сильнее меня. Я не могу тебя одолеть!

А пастух ответил змею:

— И я, если бы получил бутылку вина, скорее победил бы тебя.

А его помощник отозвался сзади:

— Дядя, дядя! У меня есть бутылочка вина в моей торбе!

Когда подал ему бутылочку вина, он тут же выпил ее большими глотками. Тогда снова стал бороться со змеем. Подкрепившись вином, он свернул вторую голову змея, наконец, и третью. Тогда утомленный змей с шумом, с бурей побежал прочь от него назад в озеро.

Когда скот пригнали домой, князь спросил у помощника пастуха:

— Хорошо ли пасли? Туда ли погнали?

— Светлейший господин, беда с нашим пастухом! Сегодня он боролся и боролся со змеем. И свернул ему три головы. Змей обессиленный вырвался от него и кинулся в озеро.

Князь услышал это и ничего не сказал своему пастуху, думал, что будет дальше. Что он сделает, когда наступит второй день?

На следующий день, как только выгнали скот князя из хлева, пастух погнал [его] прямо к тому озеру. Сгустилась страшная темнота, [все] покрылось мглой. Он услышал, что приходит змей с бурей. Пастух подумал и превратился в льва. Тогда начал бороться со змеем. Так они боролись целый час. Он сломал одну голову змея. Тогда змей сказал пастуху со стоном:

— Не диво тебе быть сильным и смелым: ты часто пьешь вино. Если бы я теперь достал бутылку вина, скорее поборол бы тебя.

— И я, если бы получил бутылку вина, скорее поборол бы тебя.

Помощник пастуха стоял сзади и отозвался:

— Дядя, бутылочка вина есть у меня в моей торбе!

Когда он выпил вина, то свернул обе головы змея. Тогда змей, измученный пастухом, кинулся в воду с большим шумом.

Пастух превратился в человека и погнал [скот] домой. Князь спросил помощника пастуха:

— Где сегодня пасли [скот] и что пастух делал? Почему погнали туда, куда я не велел?

— Пастух боролся со змеем, превратившись в льва, силу большую имел. Когда выпил вина, [свернул три головы змея! Обессиленный змей вырвался от него и бросился в воду.]

Когда настал третий день, пан велел положить помощнику в торбу две бутылки [вина], чтобы тот выпил и стал еще лучше бороться со змеем.

Как только выгнали животных, их опять погнали прямо к тому озеру. И опять спустилась темная мгла. Послышались гудение и вой бури. Со страшным громом змей бросился бороться. Пастух подумал про льва — и превратился в льва, и стал бороться в третий раз. Однако прежде он выпил бутылку вина, чтобы стать сильнее. Тот да начал еще упорнее сражаться со змеем. Они боролись целый час. [Пастух] сбил одну голову змея. Змей со вздохом опять ответил:

— Ох, если бы я достал бутылку вина, быстро победил бы тебя.

А помощник пастуха стоял сзади и отозвался:

— Дядя, у меня есть бутылка!

Он вынул [ее] из торбы и подал пастуху — тот сразу выпил. Он вернул себе силу и свернул голову змея, а через час — и последнюю, девятую. Когда сворачивал девятую [голову], из нее выскочил заяц. Пастух подумал, чтобы превратиться в гончую собаку. Тогда он превратился в гончую, гнался целый день и ночь, поймал зайца. Он разорвал зайца пополам. Из этого зайца вылетел голубь. У пастуха было перо ястреба, он подумал — и превратился в ястреба. Он летал целый день, пока поймал голубя. И разорвал его пополам. Из внутренностей голубя выпал пылающий камень. Он стал разбивать камень и раздробил его в мелкие крошки. На том месте под его ногами поднялось из-под земли поместье — нарядное, очень большое. Поместье поднялось с этой девицей и оказалось перед его глазами. Двери поместья отворились. Вышла та девица, на ногу которой лез пастух, превратившись в муравья. Девица упала перед ним на колени, благодарила, что он спас ее и ее поместье. Она стала его приятельницей. Он, как старый солдат, не хотел брать ее в жены. Сын князя женился на ней. А ему каждое утро и каждый вечер [она] мыла ноги и руки, его сильно любила и хорошо ухаживала за ним в старости.

Я там был, на свадьбе того сына. Я там пил, ел. По бороде текло, а мои глаза ничего не видели, уши не слышали! Аминь, мупт[69]!

К 3.1.0.13. / АТ 302. Тамошюс Йоцюс, деревня Павидауя, волость Гиркальнис, уезд Расейняй. Зап. Юргис Микшас, 1883. LRš 82.

Записано 17 вариантов самостоятельного сюжета. Спрятанную смерть змея добывает силач / обыкновенный человек, получивший возможность превращаться в различных животных / получивший обещание животных / королей зверей или птиц помочь в беде. ЭС о добывании смерти змея / черта / великана / о поисках любви убежавшей от мужа жены используется в 133 вариантах различных сюжетов. Только в публикуемом тексте герой становится сильнее от выпитого вина.

133. [Забытая королем шпага]

Когда-то был бедный студент. Он изучил все науки, но никак не мог придумать, чем заработать на хлеб.

Однажды он вышел в лес на прогулку и услышал, что недалеко от него кто-то воюет — громко ругаются. Через заросли он подошел поближе и увидел: лев, сокол и муравей стоят вокруг березы и спорят. Один сказал:

— Моя береза.

Другой:

— Моя береза.

Третий:

— Моя береза.

Пока они спорили, сокол увидел, что он стоит и слушает. Тут же его позвали подойти ближе. Когда он подошел [к ним], все трое стали просить, чтобы он поделил им эту березу. Он тут же и поделил: льву — пень и корни, муравью — ствол, соколу — верхушка и ветви. Всем понравилось, как он поделил, они все были довольны. Ну, так каждый из них дал от себя подарок. Лев сказал:

— Если ты захочешь, сможешь превратиться в льва.

Сокол сказал:

— Когда захочешь, так сможешь превратиться в сокола.

Муравей сказал:

— И когда захочешь, сможешь превратиться в муравья.

И так они сделали друг другу добро, поблагодарили, попрощались и расстались.

Тот студент немножко от них удалился и подумал: «Надо попробовать, смогу ли я превратиться в льва». Тут же превратился — и лев. Потом пробовал [превратиться] в сокола — может. И в муравья может. Ну, так теперь, раз он уже так может, он подумал и поступил в войско.

И скоро король ушел на войну. Полгода шли по воде и по земле, а завтра уже надо встретиться со своими врагами и биться. Король вспомнил, что нет его шпаги — положил дома на стол и забыл. Ну, так он теперь [стал] спрашивать по всему войску — генералов, офицеров и простых солдат — не найдется ли тот, кто доставит ему его шпагу за эту ночь. Никого не нашел, никто не взялся. Король обещал [за эту услугу] отдать свою дочь и полкоролевства. А этот [студент] тогда еще отставал, еще не был офицером, только юнкером. Как только он узнал, сказал королю, что доставит [шпагу].

Он вышел из полка человеком — тут же превратился в сокола — и ну лететь, ну лететь! Подлетел к таким лесам, где были одни соколы и орлы, они ловили пролетающих птиц. Так он превратился в льва — и ну бежать через этот лес! Он выбежал через лес в поля — и снова превратился в сокола. Скоро он оказался у двора короля. Он перелетел через сторожей и опустился у дворца. Дверь дворца закрыта, полночь, королевна еще не легла, свет горит. Он превратился в муравья и через замочные скважины пролез сквозь все двери и вошел к королевне. Тогда превратился в человека. Королевна посмотрела и стала спрашивать:

— Зачем сюда вошел?

Он сказал, зачем пришел. Королевна удивилась:

— Как ты смог так быстро прийти, и как ты ко мне вошел?

Он ей сказал, что может превращаться в льва, в сокола и муравья. Потом она попросила:

— Покажи мне, как ты превращаешься.

Он тут же превратился в льва — она взяла и выстригла пучок волос со спины. Потом он превратился в сокола — королевна отрезала одно перышко из его перьев. Он превратился в муравья — королевна отрезала один рожок. Она все завернула в бумагу и положила в золотую шкатулку. Ему на палец надела свое золотое кольцо, подала шпагу и отпустила. Потом он превратился в сокола — ну лететь, ну лететь! Через эти леса — снова превратился в льва, перебежал, потом снова в сокола — и вернулся еще задолго до рассвета. Он уже превратился в человека. Один офицер пришел ему навстречу и попросил:

— Отдай мне шпагу!

Он не отдал.

— Дай!

Он — нет. Офицер тут же — чвинкт[70]! — ему голову отрубил, тело сунул под коряги, а сам отнес королю шпагу и сказал, что он принес. Ну, для короля [все равно], кто принес, лишь бы принес.

Утром стали сражаться. Бились, бились — и они победили своих врагов. Пока они сражались, пока возвращались домой, прошло больше двух лет. Тот [студент] под корягами уже совсем прогнил.

Когда король вернулся домой, стал готовить свадьбу. Но королевна посмотрела на своего будущего мужа — все не такой, не такой, как тогда видела. Она все тянет с венчанием, ждет, не увидит ли такого, как тогда видела. Она осмотрела всех офицеров и юнкеров — нигде не видно такого. Не видно. Ну, и уже готовят свадьбу. Съехались гости, играют музыканты.

Когда-то Господь Бог ходил со своими учениками. Они подошли к этим корягам. Тут Господь Бог сказал святому Пятрасу:

— Убери эти сучья в сторону.

Святой Пятрас убрал. Господь Бог сказал:

— Тащи сюда этот труп.

Святой Пяртас потрогал — ничто, отваливаются члены. Потом Господь Бог сказал:

— Надень голову.

Святой Пятрас надел. Тут Господь Бог подул — и живой. Он встал и потянулся, сказал:

— Вот спал, так спал!

Господь Бог сказал:

— Ты не спал, а был зарублен. Уже королевна, которая была тебе обещана, с этим разбойником свадьбу готовит — ты поспеши.

Потом Господь Бог дал ему такую музыку и велел пристроиться к музыкантам. И [Бог] пошел восвояси. Этот [студент] превратился в сокола — ну лететь! Летел, летел и прилетел к этому лесу, где [лететь] не может. Он превратился в льва, перебежал, опять [стал] соколом. Прилетел к поместью короля, опустился, превратился в муравья, и никто не увидел, как [он] вошел во дворец мимо всех сторожей. Там он превратился в человека и пошел на кухню.

Он показал поварам, что у него есть музыка, заиграл — так красиво получилось, так красиво! Повара сказали музыкантам, что у них есть такой и такой музыкант. Музыканты стали просить, чтобы он пошел к ним. Он пришел, и как стал играть, как стал играть — его музыка их музыку заглушила. Все гости стали смотреть, и королевна подошла посмотреть. Она увидела, что по лицу как раз такой, как тот, который унес шпагу. Она заметила, что на его пальце надето ее кольцо. Эта девица уже никак не идет на венчание с этим [офицером], и все. Она сказала своему отцу, что «не он тебе тогда шпагу принес, а тот музыкант, который теперь играет; а на его пальце мое кольцо надето». Король позвал обоих в одну комнату и спросил:

— Так который из вас тогда принес мне шпагу?

Офицер сказал:

— Я!

Девица спросила:

— А как ты тогда вошел ко мне?

Этот — микт, микт[71] — и не знает, что сказать.

— Тот умел превращаться в льва, в сокола и в муравья. Ну, теперь ты превратись!

Он так вертелся, сяк вертелся по полу — никак ни в кого не смог превратиться. Потом королевна сказала музыканту:

— Ну, теперь ты превратись.

Он тут же превратился в льва — выстрижен клочок волос на его спине. Девица вынула из бумаги, приложила — и прирос. Он превратился в сокола — у этого перышка нет, которое тогда королевна состригла. Она приложила — и оно приросло. Он превратился в муравья — без одного рожка. Королевна и рожок приложила — и тот прирос.

Король рассердился на офицера и велел растащить его лошадьми. А королевну с этим обвенчали. Что за любовь, что за шум, веселье было! Ели, пили, веселились. Стали стрелять из пушек. И я там был, и я там ел, и я там пил, по бороде текло, в рот не попало.

Столько!

К 3.1.0.13. / АТ 665. Матаушас Тадеушас Сланчяускас, деревня Трумпайчяй, волость Йонишкис, уезд Шяуляй. Зап. Матас Сланчяускас (1894). SlŠLP 92.

Записано 27 вариантов. Способность превращаться в зверей и птиц герой часто получает от старика, которому он разрешил бесплатно перейти по мосту.

Только в публикуемом варианте герой делит между спорящими животными не добычу, а березу.

134. Коровка сиротки

Жила мачеха, у нее была своя дочь и падчерица. Она [мачеха] очень любит и одевает свою дочь, а ненавидит и по-всякому притесняет, давит падчерицу, чтобы ей было хуже. Однажды она велела:

— Ты гони корову на пастбище! Паси ее целый день!

Мачеха наложила пакли в мешок и говорит:

— Спряди, сотки, отбели, скрути и принеси мне трубку полотна.

Девушка идет, ведет корову, несет мешок на плечах и плачет. Разве это можно сделать?! Она ушла в поле, села на пенек, положила этот мешок с паклей и плачет. Корова подошла, посмотрела:

— Не плачь, — говорит, — клади мне на рога: я тебе быстро спряду.

Она положила этот мешок корове на рога.

— Вот, — говорит, — меня вечером позови!

Корова убежала по полям, по лесам. Она убежала там за леса, за горы и зовет:

Му-му!
Богиньки-невестки[72], му-му!
Вы спрядите, му-му,
И сотките, му-му,
Отбелите, му-му,
И скрутите …

А эти богиньки как собрались, так каждая по волокну этой пакли и спряла. Тут навили навой. Одни ткут, другие челноки подают. Соткали, выкрутили из стана. Быстро — в горячую воду, отбелили, выполоскали, скрутили в трубку, и снова — корове на рога! А корова идет, бежит опять домой — ей так далеко! А девушка стоит, стоит весь день, смотрит, смотрит в ту сторону, куда корова убежала. Уже и боится, и плачет… Потом говорит: «Надо позвать!»

Тпрусь, коровка,
Тпрусь, пеструшка,
Уже пора
Домой вести!
Тпрусь, тпрусь, тпрусь!

А корова только «Му!» Прибежала с мешком на рогах, бросила на пень:

— Вот, теперь неси! Отдай своей мачехе.

Девочка приносит домой, а мачеха встречает:

— Ну, спряла?

Она ведь не думала, что спрядет, это невозможное дело!

— Спряла. Посмотри, какое полотно.

Мачеха вынимает из мешка:

— Хорошо!

«Ну, хорошо, — думает, — в другой день наложу еще больше пакли в мешок».

— Ты снова мне спряди, сотки и принеси!

И опять девушка ведет корову, тащит тот мешок. Она села на пень, плачет, думает: «Может быть, корова уже не поможет?»

А корова подошла:

— Ты чего плачешь? Опять клади мне на рога — я спряду. А ты жди меня и вечером позови.

Корова с мешком пакли на рогах бежит по полям, по лесам, убежала за горы, там за какие-то пустоши и зовет:

Му-му!
Богиньки-невестки, му-му!
Вы спрядите, му-му,
И сотките, му-му,
Отбелите, му-му,
И скрутите!

Эти богиньки как собрались — мигом все сделали: спряли, соткали, отбелили и скрутили. И опять — корове на рога.

А девушка опять смотрит, смотрит в ту сторону, вечером зовет:

Тпрусь, коровка,
Тпрусь, пеструшка,
Уже пора
Домой вести!
Тпрусь, тпрусь, тпрусь!

Корова только трак-трак-трак! — через лес; прибегает с огромной трубкой полотна на рогах! Бросила на пень, девушка взяла. Она корову ведет и мешок несет с рулоном огромным. Уже ей весело! Пришла домой, положила на скамью. Мачеха спрашивает:

— Ну, спряла ли кудель?

— Спряла, соткала. Уже все готово.

Мачеха посмотрела: «Ну, как она соткала? Как она спряла? На третий день надо послать свою дочь — пусть посмотрит, как она прядет».

Отправила свою дочь. Наложила в мешочек и пирогов, и яичек, и масла:

— Ты ешь, доченька.

Когда падчерица пасет корову, так ей ничего не дает! Они увели корову, сели обе, положили этот мешок с паклей. Мачехина дочь ест пироги, яички и масло, и сыр. Наелась, наелась, сидела, сидела… И напала на нее дремота. Падчерица говорит:

— Ложись, сестрица: я у тебя в голове поищу.

Та легла на колени этой сиротки и заснула. Тогда корова велела:

— Опять клади мне на рога!

И она опять отнесла куда-то через леса, через поля, в такую пустошь. И опять зовет:

Му-му!
Богиньки-невестки, му-му!
Вы спрядите, му-му,
И сотките, му-му,
Отбелите!

Эти богиньки выскочили, как муравьи — тут прядут, тут ткут, тут отбеливают! Сразу все сделали. В рулон скрутили, его — в мешок, и опять корове на рога.

А эта, мачехина дочь, проснулась, оглядывается. Нет ни той коровы, ни той пакли. Уже она сидит со своей сестрой, а та отошла от нее и зовет:

Тпрусь, коровка,
Тпрусь, пеструшка,
Уже пора
Домой вести!
Тпрусь, тпрусь, тпрусь!

Корова только трак-трак-трак! — по сучьям, прибежала через лес, эту трубку полотна бросила. Мачехина дочь видит, что корова принесла.

Ну, понесла домой. Мачеха посмотрела — опять красивое полотно. Третья трубка полотна. Она пошлет свою дочь: может быть, и ей напрядут тонких холстов, красивых? Наложила для дочери красивого льна, чесанного, положила еды. А эту падчерицу оставила дома.

— Уже ты веди корову! — дочери.

Дочь привела корову и села. Она сидит и смотрит на корову. Корова говорит:

— Клади мне на рога — спряду лен.

Положила мешок льна, а сама сидит, ест разные вкусные яства, ничего не думает о прядении. А вечером и она зовет:

Тпрусь, коровка,
Тпрусь, пеструшка,
Уже пора
Домой вести!
Тпрусь, тпрусь, тпрусь!

А корова только трак-трак-трак! — прибегает только с одним волокном на роге! Весь лен разнесла по лесу, растаскала и прибежала без льна. Ой, та мачехина дочь плачет! Пригоняет корову:

— Ну, спряла ли, доченька?

— Как тут спрядешь, если корова весь лен растаскала по лесу. Прибежала только с одним волокном на роге.

Ой, как рассердилась мачеха на эту корову!

— Ну, все равно уже зарежем! Завтра зарежем! За такую работу — как она сделала!

Эта девушка услышала, побежала в хлев, обняла корову и так плачет, так плачет:

— Коровка, моя матушка, обещают завтра тебя зарезать.

— Так не плачь, — говорит, — что поделаешь? Меня зарежет, так зарежет, но ты разделывай мои кишки. Когда будешь разделывать кишки, найдешь такой шарик. Ты закопай его в землю под окном.

Ну, и хорошо. Уже девушка грустная, плачет по коровке, жалко ее.

А эта мачеха-ведьма вошла, велела своему мужу:

— Зарежь корову.

Зарезали корову, содрали шкуру. Этой девушке велела:

— Ну, ты иди теперь, разделывай кишки!

Девушка пошла с плачем. Кишки разделывает и плачет: жалко коровку. А как раз она нашла такой шарик — такой красивый, как будто золотой. Она принесла и закопала под окном. Прошло сколько времени — видит, что растет яблонька. Растет, растет, растет — такая красивая яблонька! [Она] быстро выросла высокая, расцвела, потом появились золотые яблоки. И такие вкусные! Такие красивые! Рядом с яблонькой появился колодец, полный вина, лучшего вина. А на той яблоньке петушок сидит. Как только эта сиротка подходит, петушок поет:

Кукареку, выше, колодец,
Кукареку, ниже, яблонька!

Тогда яблонька опускает ветки, эта девушка срывает яблоки. В колодце вино поднимается выше — она зачерпывает вина. Она приносит, дает и своей мачехе, и ее дочери и яблок, и вина. Мачеха радуется:

— О, это хорошо будет! Я ее [падчерицу] все равно изведу!

Это продолжалось долго: сиротка срывает яблоки и зачерпывает вино. Но как только мачеха посылает свою дочь, петушок поет:

Кукареку, выше, яблонька,
Кукареку, ниже, колодец!

Ну, она ничего не может поделать: не достать яблок, не достать и вина. Мачеха сердится на эту девушку, если бы смогла, так зарезала бы ее.

Прошло сколько времени — узнал королевич, что есть такая волшебная яблонька и такая девушка, что ей удается и яблок нарвать, и вина зачерпнуть. Ну, он и приезжает.

А мачеха об этом узнала: «Ну, что теперь делать?» Так завидует! Она эту падчерицу-сиротку накрыла корытом, а свою дочку нарядила, умыла, накрасила. Она выходит, встречает, здоровается, угощает. Потом мачеха-ведьма велит дочери:

— Веди паныча — погуляйте под яблоней, посмотрите, какие на ней яблоки.

Эта приводит, а петушок:

Кукареку, ниже, колодец,
Кукареку, выше, яблонька!
Кукареку, это не сиротка,
Кукареку, дочка ведьмы.
Кукареку, а сиротка
Кукареку, в бане под корытом!

Королевич думает: «Что тут такое?» А она [дочка мачехи] все говорит, чтобы он не слышал [песню петушка]. Она подошла, чтобы сорвать яблок, доставала, доставала — не достала ни вина, ни яблок. А мачеха сердится. Если бы могла, застрелила бы того петушка, но не достает. И один день, и другой — все так же. Как только она подходит к колодцу, петушок тут же поет:

Кукареку, ниже, колодец,
Кукареку, выше, яблонька!
Кукареку, это не сиротка,
Кукареку, дочка ведьмы.
Кукареку, а сиротка
Кукареку, в бане под корытом!

Королевич слушал, слушал и велел своему вознице:

— Сходи в баню и посмотри, кто там. Почему петух так поет?

Тот приходит, переворачивает корыто — та девушка лежит скрученная под корытом. Вся грязная, немытая. Тот сказал:

— Знаешь, есть девушка под корытом, но вся грязная, в саже.

— Ну, это ничего. Приведите ее сюда.

Пошли, привели. Ей велел:

— Умойся.

Она умылась.

— Теперь оденься.

Оделась — и прекрасная девушка! Очень красивая, приятная. А петушок:

Кукареку, ниже, яблонька,
Кукареку, выше, колодец!

Она нарвала яблок, дает королевичу, угощает. Тут вина зачерпнула.

А мачеха сердится! Он пригласил всяких палачей, которые наказывают плохих людей, и велел ее разодрать на куски и пустить [их] по ветру. Пускай ветер разнесет ее во все стороны.

К 3.1.0.12. + 3.1.0.13. / АТ 511. Эмилия Гончярене, 71 год, местечко Чебишкис, район Ширвинтос (родом из района Швянченис). Зап. и звукозапись расшифровала Бронислава Кербелите, 1959. LTR 3427/9/. Перевод на немецкий язык KLV 52.

Записано 100 вариантов самостоятельного сюжета, в котором падчерица выполняет два задания (вместо пакли принести рубашку; сорвать яблоко с яблони и зачерпнуть вина из колодца). Имеется 33 варианта соединений с другими сюжетами, в которых изображается падчерица / устраненная жена. Выполнение одного задания (прясть паклю) изображается в 38 вариантах самостоятельного сюжета и в 43 вариантах соединений с другими сюжетами. В большинстве текстов сказки сама корова превращает паклю в льняное полотно / в рубашку. В нескольких вариантах сиротка обращается к мифическому существу — искусной пряхе лауме (laumė).

Название мифического существа deivė вместо названия laumė не обнаружено в других текстах, записанных в обоих регионах, в которых жила рассказчица.

Формирование сложных сюжетов

МУЖ — УЖ

135. Уж-Беляк

Были дед да баба, у них были три девушки и мальчик. Баба с дедом и говорят:

— Мы поедем в гости. Вы, дети, будьте дома, заложите двери и не ходите никуда.

Они сели и поехали. Девушки видят, что солнце светит, тепло, красиво. Они говорят:

— Вот сколько красивых цветов на лугу! Пойдем и нарвем!

И они пошли рвать цветы. Они рвали цветы у реки. Видят, что вода теплая. Старшая девушка сказала:

— Я пойду и умоюсь.

Она вошла в воду, стала купаться раздетая. Говорит:

— И вы разденьтесь, вода очень теплая.

Все разделись, рубашки положили на пригорке, а сами пошли купаться. Умывались, умывались.

Когда умылись, каждая вышла из воды. Вылезла — а на рубашке самой младшей девушки [лежит] уж. А она была самая красивая!

— Смотрите, что на моей рубашке! — говорит.

— Возьми и брось!

Она хотела взять — никак нельзя бросить ужа. Он говорит:

— Если будешь моей, выйдешь за меня замуж — отдам рубашку, а если не выйдешь замуж — не отдам.

Она плачет, горюет, не хочет сказать: «Выйду замуж». Она говорит:

— Отдай мне рубашку.

— Нет, — говорит, — не отдам. Если выйдешь за меня замуж, тогда отдам рубашечку!

Она плакала, плакала. Что делать? Старшая сестра говорит:

— Скажи, что пойдешь замуж, так он и отдаст рубашку! Чего ты плачешь?

[Она] могла бы идти без рубашки, но боится, чтобы мама не побила. Потом подошла и сказала:

— Пойду замуж. Отдай рубашку.

Он отдал рубашку, она надела, пришла домой — сидит в комнате и плачет. Эти веселые, а она все плачет. И ночь пришла, переночевали. На следующий день приехали отец с матерью. Смотрят, почему она такая грустная. Спрашивают старшую:

— Может быть, ты [ее] била?

— Нет, — говорит, — как будто не била.

Старшая сестра говорит:

— Мы ходили цветы собирать. И мы полезли в реку купаться. На ее рубашке был уж и сказал: «Если пойдешь за меня замуж — отдам рубашку, а если не пойдешь — не отдам». Пока не сказала: «Пойду замуж», — не отдал рубашку. Так она сказала; «Пойду замуж», — он отдал рубашку. Она теперь очень боится и плачет.

Мать говорит:

— Вот какая глупая! Кто же тебя отдаст за ужа! Не плачь, не бойся!

Прошло сколько лет, и уж собрался ехать за невестой. Он запряг коня в карету и едет.

Едет, едет, подъехал к мосту. Проехал по мосту. Уже и двор близко. У двора стоит береза, на ней сидит ворона. Ворона говорит:

— Уж-Беляк, что будет? Будет ли мне лента, будет ли мне платок? Когда будешь везти мимо, я скажу, невесту ли [ты] везешь, а если ничего не будет — я не скажу.

Он говорит:

— Будет.

— Это хорошо.

Он приезжает на двор, вылезает, стучит в дверь, говорит:

Отец, отец,
Отдай мне девушку,
Мне девушку венчанную,
Веночек завернутый!
Дед, дед,
Наряди мне невесту!

Дед с бабой шепчутся:

— Что делать? Кого же мы нарядим для него? Наряжай курицу!

Поймали белую курицу, нарядили, вынесли, посадили в карету. Он и везет. Привез в конец двора. На березе сидит ворона. Эта ворона и говорит ему:

Уж-Беляк, гва-гва-гва,
Не невеста, гва-гва-гва,
Курица невесты, гва-гва гва,
Не будет мне ленты, гва-гва-гва,
Не будет платка!

Хорошо. Он выбросил курицу и думает: «Что здесь будет?» И снова возвращается, и опять стучит в дверь. Говорит:

Отец, отец,
Отдай мне девушку,
Мне девушку венчанную,
Веночек завернутый!
Дед, дед,
Наряди мне невесту!

Нарядили ему овцу. Он везет овцу. Подъезжает к концу двора, и опять ворона сидит на березе и говорит:

Уж-Беляк, гва-гва-гва,
Не невесту везешь, гва-гва-гва,
Овцу невесты, гва-гва гва,
Не будет мне ленты, гва-гва-гва,
Не будет платка!

Он выбросил овцу и опять вернулся. Вернулся и снова стучит в дверь, говорит:

Отец, отец,
Отдай мне девушку,
Мне девушку венчанную,
Веночек завернутый!
Дед, дед,
Наряди мне невесту!

Ему нарядили ступу. Говорят: «Ступа ничего не скажет, так [он] ее увезет». Положили в карету — он и повез. Привез к березе. Ворона сидит на березе и опять говорит:

Уж-Беляк, гва-гва-гва,
Не невесту везешь, гва-гва-гва,
Ступу невесты, гва-гва гва,
Не будет мне ленты, гва-гва-гва,
Не будет платка!

Он выбросил ступу и снова возвращается назад. Вернулся и говорит:

Отец, отец,
Отдай мне девушку,
Мне девушку венчанную,
Веночек завернутый!
Дед, дед,
Наряди мне невесту!

Девушка плачет. И родители плачут. И что тут делать?

— Ну, — говорят, — нарядим еще пестик.

Нарядили пестик, посадили ему — он везет пестик. Подъезжает к березе. Ворона опять говорит:

Уж-Беляк, гва-гва-гва,
Не невесту везешь, гва-гва-гва,
Пестик невесты, гва-гва гва,
Не будет мне ленты, гва-гва-гва,
Не будет платка!

Он выбросил тот пестик. Рассерженный уж возвращается назад и сердито говорит:

Отец, отец,
Отдай мне девушку,
Мне девушку венчанную,
Веночек завернутый!
Дед, дед,
Наряди мне невесту!

Начали наряжать девушку. Она так плачет, родители плачут! Нарядили, вывели, посадили в карету. Уж везет ее по двору, подъехал к березе. Тогда воронка говорит:

Уж-Беляк, гва-гва-гва,
Невесту везешь, гва-гва-гва,
Мне ленточку, гва-гва-гва,
Мне платок, гва-гва-гва!

Уж выбросил ленточку, выбросил платок. И они поехали к ужу домой. Он дал ей железные башмаки, дал кудель со щепками, с железками, со стружками.

— Когда сносишь эти башмаки и спрядешь кудель, тогда поедем к твоим родителям в гости.

Она пряла, пряла… И эти башмаки носила. И один год, и другой, и третий, а башмаки все еще крепкие и кудель еще не спрядена. И четвертый год. Что делать? Она сидит и плачет. К ней приходит соседка:

— Чего ты так плачешь?

Говорит:

— Как не плакать! Сказал: пока не сношу башмаки и не спряду кудель, не поеду к своим родителям в гости.

— А, — говорит, — какая глупая. Затопи печку, брось эти башмаки, пускай они прогорят. Вытряси кудель. Паклю спряди, а эти щепки и все в печку брось. И тогда, когда башмаки прогорят, побей их, — говорит, — и они сносятся.

Она так и поступила. Бросила башмаки с дровами, пожгла, ту кудель вытрясла, паклю спряла, а щепки сожгла. Прошло уже шесть лет. И дольше пробыла. У них уже были два мальчика и девочка. Ну, она ужу говорит:

— Сносила башмаки, спряла кудель, поедем к моим родителям в гости.

— Бери детей, одевай, уже поедем.

Жена одела детей, наготовила, запрягли лошадь в карету и едут. Едут, едут, подъезжают к мосту через реку. [Уж] говорит:

— Знаешь что, ты с детьми поезжай к родителям, а я — в реку. А когда будешь возвращаться от родителей — гости [у них] сколько хочешь — тогда меня позовешь, и поедем домой. Я не поеду к твоим родителям.

Она говорит:

— А как я тебя позову?

Говорит:

— Позовешь, скажешь:

Уж-Беляк,
Выплыви, выплыви.
Если живой —
Молочная пена,
Если неживой —
Кровавая пена!

Она поехала, ее приняли, все. Назавтра брат повел коней пасти и взял ее мальчика. Говорит:

— Пошли, будем вместе пасти.

Он пошел. А дядя его расспрашивает:

— Скажи, как мама вызовет отца?

Говорит:

— Я не знаю, как мама будет звать. Не знаю, не слышал.

А дядя его и пугал, и все. Говорит:

— Я твои пальчики буду резать, я тебя брошу в воду, обложу сучьями и сожгу.

Тот говорит:

— Я не знаю.

И не сказал. [Брат] привел коней домой. Назавтра [он] ведет другого мальчика коней пасти. И того пугал, всячески пугал. Сначала говорил: «Дам конфет, всего». Тот не слушается. Тогда дядя сказал:

— Если не будешь слушаться, возьму и повешу вверх ножками.

Он все равно говорит:

— Я не знаю, как мама отца вызовет. Не знаю, не слышал.

На третий день взял девочку и расспрашивал:

— Скажи, деточка, как мама вызовет отца. Я все твои ноготки на пальцах отрежу, если не скажешь. И набью иголок в пальчики под ногтями…

Он [ее] уколол, и она испугалась. Говорит:

— Я скажу. Мама так будет звать отца. Она скажет:

Выплыви, выплыви,
Уж-Беляк.
Если живой —
Молочная пена,
Если неживой —
Кровавая пена!

Хорошо. Он привел коней домой. А девочка сказала своему братцу:

— Я сказала дяде, как мама будет звать отца.

Дядя встал рано утром, взял косу, пошел к реке, сказал:

Уж-Беляк,
Выплыви, выплыви.
Если живой —
Молочная пена,
Если неживой —
Кровавая пена!

И он выплыл. Так махнул косой под этой пеной и отсек [ужу] голову.

Она уже собирается ехать домой. Запрягла кобылу, берет детей, а отец сокрушается, куда она денет детей. Вышел брат и говорит:

— Не уезжай, сестрица, вернись, куда ты денешься, где ты будешь? Будь у нас, не уезжай!

Она говорит:

Не вернусь, братец, не приду!
Превращу сыночка в дубочек,
А другого [сыночка] — в ясень,
А эту мною рожденную девку —
В горькую осину!
Пускай едят ее сердечко
Три червяка,
Пусть чешет ей косы
Буйный ветер,
Пусть моет ее личико
Частый дождь!
А я сама, молода, —
Пестрая кукушка.

Отец вышел ее звать, говорит:

Вернись, деточка,
Вернись, помощница, —
Куда ты денешься,
Где ты будешь?!

А она говорит:

Не вернусь, батюшка, не приду!
Превращу сыночка в дубочек,
А другого [сыночка] — в ясень,
А эту мною рожденную девку —
В горькую осину!
Пускай едят ее сердечко
Три червяка,
Пусть чешет ей косы
Буйный ветер,
Пусть моет ее личико
Частый дождь!
А я сама, молода, —
Пестрая кукушка.

Потом и мать вышла ее звать. Говорит: