загрузка...
Перескочить к меню

Прогулки по допетровской Москве (fb2)

файл не оценён - Прогулки по допетровской Москве 4240K, 264с. (скачать fb2) - Мария Борисовна Беседина

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Мария Борисовна Беседина Прогулки по допетровской Москве


Предисловие

Москва… Древняя столица самого крупного государства мира, один из наиболее многонаселенных городов планеты и самый большой город Европы. Наверное, на свете нет ни одного хоть сколько-нибудь образованного человека, который не слышал бы это гордое и красивое название — Москва.

При слове «Москва» в воображении сразу возникают Кремль, собор Василия Блаженного, Большой театр, Останкинская телебашня и другие традиционные символы города. Такой представляют Москву даже те люди, которые ни разу не посетили ее. Если же спросить у москвича или гостя столицы, что больше всего связано в его представлении с обликом города, ответы будут самыми разными — помимо туристических достопримечательностей, каждый отметит тот аспект в облике города, с которым ему наиболее тесно приходилось сталкиваться. Для кого-то Москва — это музеи, театры и выставки, бесчисленные уличные скульптуры, созданные в прошлые века и уже ставшие привычными, а также установленные недавно, еще не успевшие органично вписаться в окружающую застройку. Для кого-то — поэтичные старинные особняки переулков Арбата, Сретенки или Мясницкой и сохранившиеся дворцы российской знати. Для кого-то — суперсовременная застройка, не уступающая новым районам Токио и далеко превосходящая по смелости архитектурных замыслов и нью-йоркский Манхеттен, и парижский Дефанс; ухоженные автострады и знаменитое московское метро — от роскошных станций подземных линий до московской новинки — метро наземного. Для кого-то — парки, сады и скверы, уголки живой природы среди грохочущего мегаполиса; реки и каналы… А для кого-то, к сожалению, Москва — это дорогие магазины, моллы, рестораны и клубы. Каждый видит то, что ему ближе, поэтому столь разнообразны московские впечатления — и ничего обидного для древнего города в этом нет. Такая она и есть, столица России — бесконечно разнообразная, многоликая, сочетающая в себе новое и старое, исконно русское и привнесенное извне, обладающая удивительной способностью делать частью себя все, что может послужить для украшения и славы города, удобства его жителей и гостей.

Москва живет в напряженном ритме, и новое в ней постепенно вытесняет старое, привычное, в свою очередь сменяясь через некоторое время чем-то более современным. Следует отдать должное тем, кто в этом круговороте ухитряется сохранить для будущих поколений то, что имеет подлинную историческую ценность — в Москве немало мест, посетив которые, можно окунуться в тщательно сбереженную историческую атмосферу. Многие из этих уголков города включены в маршруты туристических экскурсий. И большая часть московских исторических памятников, доставшихся нам в наследство от прошлых веков, — здания, которые в свое время воспринимались современниками как новинки, возникшие вследствие многочисленных реконструкций.

Невольно может создаться впечатление, что, за исключением Кремля, самые старые из сохранившихся на территории столицы постройки не древнее XVIII в. Действительно, архитектурные памятники постпетровской России встречаются в историческом центре города буквально на каждом шагу, да и на бывших окраинах города, давно уже оказавшихся далеко от его границ, их не так мало. Для огромного числа туристов, да и коренных жителей города выражение «старая Москва» означает особняки в стиле классицизма — с колоннами, барельефами на стенах, скульптурами у ворот. В самом деле, уже с начала петровских нововведений облик Первопрестольной начал неуклонно меняться, все дальше отходя от традиций средневековой русской архитектуры — сначала медленно, а затем все быстрее и неумолимее.

Даже при беглом знакомстве с историей города мы сталкиваемся с перечислением бесконечных утрат. Несмотря на то что столица России — город древний, составляющие ее здания век за веком, год за годом сменяли друг друга, подобно узорам калейдоскопа. Продолжается этот процесс и сейчас. А ведь первое летописное упоминание о Москве относится, как известно, к 1147 году! И, что тоже не является секретом, люди жили на берегах текущих по территории нынешней Москвы рек задолго до этой даты. Так что же, выходит, что от архитектурного наследия без малого тысячелетия существования города нам осталась лишь память о двух, в лучшем случае — трех последних столетиях? Или все же можно воочию увидеть ее, таинственную московскую старину? Таинственную — потому что, как ни грустно в этом признаваться, наше с вами поколение знает о русской старине слишком мало. А ведь овеществленные свидетельства прошедших веков есть, и, что самое удивительное и радостное, их не так мало, как может показаться на первый взгляд. На столичных улицах, среди привычных для нашего взора зданий, под пестрой мишурой витрин и реклам, несокрушимо стоит древняя, еще допетровская Москва — и ждет, когда можно будет приоткрыть свою сокровищницу перед теми, кто трепетно относится к истории родной страны. Давайте же откликнемся на ее зов.

Разрушительная поступь истории

Прежде чем начать наше знакомство с этим глубинным слоем нынешней Москвы, следует вспомнить, при каких обстоятельствах сформировался нынешний облик города. А они были весьма драматичны!

От других городов Москву отличает удивительное обстоятельство, придающее ей индивидуальность и необычность: здания, принадлежащие к разным историческим эпохам и архитектурным стилям, не сгруппированы между собой, а прихотливо перемешаны. Рядом с древней церквушкой может стоять дворянский особнячок с колоннами, напротив — возвышаться помпезный «сталинский» дом, по соседству — ютиться панельная многоэтажка во вкусе 1970-х гг., и тут же рядом можно будет увидеть стеклянный офисный небоскреб или суперсовременный жилой комплекс… Тем не менее, в истории архитектурной застройки Москвы можно выделить несколько этапов, когда облик города планомерно менялся. Строения предыдущего периода сносились, на их месте вырастали новые, более современные. Разумеется, что-то все же сохранялось — так и появились на московских улицах здания, надолго пережившие свою эпоху, «пришельцы» из далекого прошлого.

И все же в основном современный облик Москвы сформировался под влиянием нескольких последовательных реконструкций.

Первое кардинальное изменение облика город претерпел с началом петровских реформ. Принято считать, что царь-преобразователь относился к древней столице достаточно пренебрежительно, уделяя основное внимание строительству Санкт-Петербурга — первому городу России, строившемуся по заранее разработанному архитектурному плану в подражание западно-европейским образцам. На самом же деле Петр I, придававший, как известно, огромное значение нововведениям, не упустил из виду обновление облика и Первопрестольной — несмотря на то, что в 1712 г. столицей России стал Санкт-Петербург. В начале XVIII в. Петр Алексеевич подписал несколько указов, в которых москвичам предписывалось заменить деревянную застройку в Кремле, Китай-городе и Белом городе на каменные здания. Новые сооружения Петр I повелел размещать вдоль улицы как можно ближе друг к другу, ровными рядами. Улицы в пределах Белого города по царскому указу замостили булыжником. На протяжении всего XVIII в. новые здания в Москве строились в соответствии с последними архитектурными веяниями, и прежняя застройка в традиционном стиле города неуклонно менялась.

После наполеоновского пожара восстановление города проходило под руководством специально созданной «Комиссии для строения Москвы», работавшей под управлением известного архитектора О. И. Бове. Городу предстояло буквально быть построенным заново, и для придания облику древней столицы архитектурного единства комиссия разработала каталог фасадов зданий и архитектурных деталей. Домовладельцам высочайшим указом предписывалось руководствоваться этим каталогом, причем особо рекомендовалось окрашивать стены домов в определенный цвет (желтый), хотя как раз это новшество и не было обязательным. Многие домовладельцы предпочитали цвет, который в ту эпоху именовали «диким» (темно-серый цвет в подражание необработанному, «дикому» камню), различные оттенки синего и характерный для московской архитектуры нежно-зеленый цвет… Колонны, наличники окон, декоративные детали окрашивались белым. Так сформировалась та самая Москва эпохи классицизма, которую мы теперь и представляем себе, говоря о московской старине.

Многие здания, построенные в соответствии с каталогом Комиссии, достояли бы до наших дней, но большинство из них пали жертвами изменяющейся архитектурной моды, побуждавшей домовладельцев перестраивать свои жилища, а то и вовсе сносить их, чтобы возвести более современные по дизайну строения. Первые ее приметы подметил уже в первой половине XIX в. М. Н. Загоскин, который сравнил «старые» и «новые» вкусы: «Собственный дом, в котором живет моя сестрица, может назваться типом или, по крайней мере, образцом большей части деревянных домов тех московских зажиточных дворян, которые не принялись еще отделывать дома свои во вкусе средних веков, то есть пристраивать к ним готические балконы в виде огромных фонарей и колоссальных перечниц, а живут точно так же, как жили лет двадцать пять тому назад. Деревянный дом моей родственницы построен на двенадцати саженях, оштукатурен и снаружи и внутри, с большим мезонином, на фронтоне которого как жар горит вытиснутый на латуни герб… Весь дом окрашен в бледно-палевый цвет, исключая различных орнаментов, которые покрыты белой краскою. Перед домом обширный двор с двумя воротами, из которых одни всегда заперты; на воротах неизбежные алебастровые львы. Позади дома сад на трех десятинах, с порядочным прудом и красивой беседкою» (сборник литературных очерков «Москва и москвичи»). Несмотря на то что в XIX в. реконструкция, а тем более строительство были делом куда более трудоемким и неспешным, чем в наши дни, к середине столетия на московских улицах появились и «новинки», подобные тем, которые описывает все тот же Загоскин: «..дом на Остоженке, с какими-то стеклянными фонарями да вычурными балкончиками…». Наиболее разительные изменения в облике города стали происходить после отмены крепостного права, вызвавшей бурный рост российского капитализма. В среде купцов и промышленников возникла устойчивая тенденция — строить дома «почуднее», сообразуясь не с общепринятым стандартом, а с прихотями собственного «ндрава». В конце XIX — начале XX в. на помощь любителям архитектурного эпатажа пришел стиль «модерн»…

Такой в первой четверти XX столетия встретила Москва государственный переворот. Новая власть уделила внимание облику древней столицы не сразу. Но уже в 1935 г. был утвержден «Генеральный план реконструкции Москвы», в просторечии обычно называемый «сталинским». Таких кардинальных изменений, да еще проводившихся столь быстро и комплексно, Москва еще не знала!

Преобразователи новой волны мало заботились о том, чтобы сохранить здания, имевшие историческую или художественную ценность. Перед реконструкторами стояла совершенно иная задача — сделать город, которому в 1918 г. был возвращен статус столицы, своего рода «витриной» державы победившего пролетариата. Широкие заасфальтированные улицы, многоэтажные, многоквартирные дома, помпезные общественные здания, метрополитен, развитая сеть общественного транспорта — эта Москва, так хорошо знакомая нам по фильмам 1930-1950-х гг., дошла до наших дней почти неприкосновенной. Была ли эта новая, «социалистическая» Москва лучше того города, который стал для большевиков ареной уникального градостроительного эксперимента?

И да, и нет. Действительно, в XX в. древняя столица вступила, будучи не слишком приспособленной к требованиям нового времени. Улочки, многие из которых были по старинке вымощены булыжником, снабженные дощатыми тротуарами, на окраинах — и вовсе немощеные «трассы»… Слабо развитый общественный транспорт, архаичная инфраструктура… Немалое количество зданий, построенных без учета таких достижений строительной науки, как центральное отопление, канализация, даже водопровод! Все это, конечно, омрачало жизнь москвичей. Однако решение проблем, которые создавали, как отмечалось в тексте Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 10 июля 1935 г., «узкие и кривые улицы, изрезанность кварталов множеством переулков и тупиков, неравномерная застройка центра и периферии, загроможденность центра складами и мелкими предприятиями, низкая этажность и ветхость домов при крайней их скученности, беспорядочное размещение промышленных предприятий, железнодорожного транспорта и других отраслей хозяйства и быта», — проводилось поистине варварски. Древние исторические и архитектурные памятники, оказавшиеся «не в том месте» на распланированных волевым решением новых магистралях или на участках, предназначенных для возведения многоэтажных зданий в стиле «сталинского ампира», безжалостно уничтожались. Помимо чисто утилитарного подхода к бесценному культурному наследию, роковую роль сыграла идеология. Именно стремлению к уничтожению религиозной компоненты в жизни общества обязаны мы богоборческой кампании 1930-х гг., в ходе которой здания храмов различных конфессий уничтожались или, что еще ужаснее, сознательно осквернялись. В ту эпоху мы с вами лишились многих древних памятников зодчества, и эти потери уже не восполнить. Вот лишь несколько примеров из мартиролога московской старины.

В здании храма святителя Николая на Подкопае, заложенном в 1494 г., устроили штамповочный цех полиэтиленового завода. Для этой цели были выломаны внутренние перегородки, разрушен уникальный по своему инженерному решению сферический купол (дополнивший облик храма в 1858 г.).

Женский Страстной монастырь, основанный в 1654 г. по велению царя Алексея Михайловича возле Тверских ворог Белого города в память о прибытии через них в Москву чудотворного образа (иконы) Богоматери Страстной. «Сердцем» будущего монастыря стал пятиглавый собор, стоявший на этом месте с 1646 г. С 1922 г. на территории монастыря устроили общежитие, а с 1928 г. в древних стенах угнездился Центральный антирелигиозный музей Союза безбожников СССР, экспозицию которого иначе как кощунственной не назовешь. По свидетельству современника, в витринах соседствовали иконы, предметы богослужения — и такие «научные курьезы», как «труп фальшивомонетчика, найденный в лестничной клетке московского дома» (МЛ. Богоявленский).

На Поварской улице стоял храм Рождества Христова, бывший когда-то религиозным центром местной стрелецкой слободы. Он был построен в 1640-х гг. А в 1931 г. разрушен, дабы освободить место для клуба… общества политкаторжан (разумеется, не жертв начинавшихся репрессий, а тех членов партии большевиков, которые до революции отбывали наказание за свою деятельность). Как видим, идеологический мотив, стремление изменить в народном сознании систему ценностей просматривается четко…

Однако подавляющая часть безвозвратно погибла в XVIII–XIX вв. Ведь кроме моды и политической конъюнктуры у зданий, стоявших на московских улицах, был еще один враг, не раз опустошавший Первопрестольную, — огонь.

Допетровская архитектура была преимущественно деревянной. Дело в том, что обширные леса, раскинувшиеся вокруг города, в изобилии предоставляли строителям этот удобный в обработке, хорошо держащий тепло материал. А вот ближайшие к Москве каменоломни, в которых велась добыча природного строительного камня, находились неподалеку от современного Подольска. Его доставка представляла собой известную трудность, хотя частично и проходила по воде — поблизости от каменоломен протекала река Пахра. Поэтому, хотя интенсивные разработки этого белого, с легким розоватым или палевым оттенком известняка велись с XII в., для строительства в Москве его применяли нечасто.

Другой долговечный строительный материал — кирпич — был известен на Руси с X в. С технологией его производства наших предков познакомили византийские строители, которые прибыли на Русь вместе с византийскими священниками после Крещения Руси (988 г.). Название плоского квадратного кирпича, который по их примеру начали производить русские гончары — «плинфа» — произошло от греческого «plinthos» («кирпич»). Однако в Московском княжестве изготовление кирпича не практиковалось. Когда в XV в. приглашенный Иваном III итальянский зодчий Аристотель Фиораванти потребовал предоставить ему для реконструкции Успенского собора в Кремле кирпич, работы в соборе пришлось задержать до тех пор, пока не заработал специально созданный в подмосковном селе Калитникове (на землях, принадлежавших Спасо-Андроникову монастырю, район современной Таганки) кирпичный завод — первый в Москве! Его обустройство представляло собой известную трудность, ведь за время монголо-татарского ига (XIII–XV вв.) ремесла на Руси пришли в упадок, и найти квалифицированных кирпичников было непросто. Однако москвичи блестяще справились с этой задачей, и вскоре в распоряжение строителей поступил новый материал. К этому времени древнее название его забылось, и на смену пришло понятное нам слово «кирпич», заимствованное из татарского языка. Тем не менее этот строительный материал вплоть до XIX в. оставался дорогим — сказывалась трудоемкость, примитивной технологии его производства. Впрочем, качество старинного кирпича было высоким «егда его ломать, тогда в воде размачивают», — восхвалялась прочность кирпича с «государевых заводов» в летописях.

И все же камень и кирпич до XVIII в. по-прежнему применялись в московской архитектуре редко. Да и позже московские строители частенько отдавали дань традиции. «Деревянные дома» как примета городского быта многократно упоминаются в «Москве и москвичах» Загоскина, причем автор отмечает, «…в Москве до двенадцатого года (1812. — М. Б.) много было огромных деревянных домов, которые ни в чем не уступали каменным палатам. Теперь осталось в этом роде два образчика: дом графа Шереметева в Останкине и дом графа Разумовского на Гороховом поле. Когда подумаешь, как живали в старину наши московские бояре!.. Хоть, например, этот дом графа Разумовского на Гороховом поле… Кому придет нынче в голову построить в средине города не дом, а дворец, не из кирпича, а из корабельного мачтового леса, что, конечно, стоит вдвое дороже».

Неудивительно, что В. И. Даль в своем «Толковом словаре живого великорусского языка» приводит пословицу: «Москва от копеечной свечки сгорела, покинутой перед образом». Имеет ли это присловье под собой реальный исторический фундамент или было сложено для «красного словца»? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно хорошенько представить себе ту самую деревянную Москву. Какой была она?

Если знатные люди позволяли себе возводить из имевшегося в изобилии под рукой материала настоящие хоромы, то рядовые жители города строили обыкновенные избы, ничем не отличимые от деревенских. Вперемешку заполняя пределы городской территории, все это неровными рядами выстраивалось в хаотичном, на современный взгляд, порядке.

Из кирпича или камня выполнялись в основном храмы, и лишь в исключительных случаях — гражданские здания или жилища мирян. Если в последнем случае материал постройки должен был свидетельствовать о богатстве и высоком общественном положении владельца, то общественные здания выполнялись из долговечного материала для вящей сохранности от пожаров — то и дело вспыхивая в почти полностью деревянном городе, они неоднократно опустошали его. Нередки были и локальные пожары, в которых выгорали отдельные слободы или даже улицы. Следует отметить, что и каменные здания часто рушились от огня.

Проблема пожаров на протяжении долгих столетий была одной из основных для москвичей. До начала XVIII в., когда в городе стали преобладать каменные здания, а к концу столетия впервые в истории Москвы была организована и грамотно оснащена технически так называемая «пожарная экспедиция» — прообраз современных пожарных частей — столкновение с огненной стихией было и для простых, и для знатных москвичей, увы, повседневной реальностью. «„Начинался обычный московский пожар, дело страшное, разорительное, но привычное“. И уже загудел над столицей неведомо откуда взявшийся ветер, и полетели искры, и пошло, пошло…» — читаем мы в повести М. Г. Успенского «Устав соколиной охоты», действие которой происходит во времена царствования Алексея Михайловича Романова. Всего с XII по XVI в. в летописях отмечено свыше 30 больших московских пожаров! В 1331 г. один из них уничтожил даже Кремль. Пожар 1337 г. сгубил 18 храмов и «множество дворов», 1343 г. — 28 храмов, 1354 г. — 13 храмов и — снова — Кремль. В пожаре 1365 г. сгорели Кремль, посад, район Заречье. В 1390 г. сильнее всего пострадал посад, зато «красный петух» уничтожил там несколько тысяч дворов!

Пожар 1445 г. начался ночью и вызвал сильную панику, перешедшую в народные волнения. В этом пожаре сгорела даже великокняжеская казна. В 1453 г. выгорел Кремль, в 1457 г. огонь слизнул треть города, в 1470 г. сгорели Кремль и Заречье. В 1472 г. — снова ночной пожар. В 1475 г. горели Кремль, Занеглименье, Арбат. В 1480 и 1485 гг. выгорал один Кремль. В 1488 г. огонь истребил 5 тысяч дворов, в основном на Болоте. Пожар 1493 г. средневековый хронист прокомментировал кратко: сгорела «вся Москва». Думается, что этих подробностей достаточно, чтобы представить себе и масштабы разрушений, причиненных пожарами 1501, 1547 (снова опалившего Кремль), 1560, 1564, 1591 (хотя этот, пожалуй, был пострашнее остальных — снова сгорел «весь город»), 1626 (среди прочего — снова Кремль), 1629…

Все эти трагедии имели обыкновение происходить в теплое время года — поздней весной, ранней осенью, а в основном, конечно, летом, особенно, если было оно засушливым. Как правило, причиной пожара служил не умышленный поджог, а небрежность в обращении С открытым огнем. Для того чтобы занялось хорошо просушенное дерево стен, проконопаченных мхом, достаточно было выпавшего из печи уголька, забытой свечи, опрокинутой лампадка Как раз из-за разлившегося из теплившейся перед образом лампады конопляного масла возник, например, пожар 1365 г, получивший в летописях даже собственное имя — Всехсвятский. Дело в том, что роковая лампада находилась в храме Всех Святых на Чертолье. А июльский пожар 1443 г. начался от непогашенной свечи в храме во имя святителя Николая, что на Песках.

Подобные случаи происходили и позже: так, в 1737 г. была установлена не только причина пожара — пресловутая свечка, но и конкретный виновник. Ответственность за пожар лежала на дряхлой служанке из дома бояр Милославских, которая, молясь в своей каморке, уронила горевшую перед образом свечу. Поговорка о «копеечной свече», таким образом, имеет под собой неоспоримое историческое обоснование. Правда, народная молва каждый раз приписывала ее возникновение наиболее позднему из зафиксированных случаев.

Никакой мистической связи между православным обычаем возжигать перед образами огонь и пожарами, разумеется, нет. Просто в условиях средневекового быта единственной доступной профилактикой пожаров были крайне строгие правила в обращении с огнем. «Открытого огня на улицах и в лавках не держали: и так Первопрестольная горит каждый год да через год… баловников с огнем крепко бьют, иных — насмерть», — приводит эти: нормы М. Г. Успенский («Устав соколиной: охоты»). Однако на церковные свечи и лампады запрет не распространялся — это и превращало «копеечную свечу» в источник постоянной опасности.

Некоторые из пожаров, память о которых хранят московские исторические хроники, связаны с нападениями врагов — так, в 1117 г. город был почти полностью уничтожен во время «пришествия» рязанского князя Глеба; в 1238 г. Москву чуть ли не дотла сожгли воины Бату-хана (чье имя, более известно нам в русской транскрипции — Батый); в 1293 г. Москву жгли татаро-монголы, подошедшие к стенам города то главе со своим вождем Дюденем, а в 1382 г. Москву разорил хан Тохтамыш. «Урожайным» на несчастья оказался для Москвы XV в.: посад был сожжен в 1439 г., трудолюбиво отстроен и уже через 12 лет, в 1451 г., снова предан огню — но в оба раза пострадали только окраины, центр устоял перед войсками хана Махмета и татарского царевича Мазовши. Зато в 1571 г. в результате набега крымчан под водительством хана Девлет-Гирея Москва была выжжена полностью, за исключением одного лишь Кремля.

Еще одно опустошение Москвы вследствие вражеского нападения произошло в 1611 г., когда польские интервенты, приведенные на Русь Лжедмитрием II, практически сожгли столицу, кроме Кремля и Китай-города. Началось все с того, что после смерти царя Василия Ивановича Шуйского, взошедшего на трон после изгнания Лжедмитрия I, власть в стране была захвачена так называемой Семибоярщиной — в нее входили князья Воротынский, Голицын, Лыков, Мстиславский, Трубецкой, а кроме них, бояре Романов и Шереметев. Эти самозваные правители не пользовались доверием ни у дворянства, ни у народа и практически не контролировали большую часть страны. Желая укрепить свое влияние, Семибоярщина заключила в августе 1610 г. договор с польским гетманом Жолкевским, в котором признала право на русский престол за королевичем Владиславом, а через месяц, в сентябре, мятежные бояре впустили в столицу польское войско. Интервенты расположились в центральной части Москвы — в Белом городе, Китай-городе и, разумеется, в Кремле. Сразу же после этого в городе начались грабежи и убийства мирного населения, в большинстве случаев сопровождавшиеся поджогами. Впрочем, благодаря внимательности и мужеству неустанно боровшихся с пожарами москвичей, катастрофы не произошло. В марте 1611 г. до измученной Москвы долетела весть, что на выручку к столице идет войско под командованием князя Дмитрия Михайловича Пожарского, к которому примкнуло народное ополчение, организованное земским старостой из Нижнего Новгорода Кузьмой Миничем Мининым. Воодушевленные москвичи, не дожидаясь прихода своих спасителей, подняли восстание. Но оно было жестоко подавлено, и, кроме значительных человеческих жертв, Москва поплатилась разрушенным Китай-городом. Тем временем войско освободителей подошло к Москве. В городе на улице Сретенке, у Петровских, Тверских, Яузских ворот Белого города, на Воронцовом поле, в Замоскворечье — завязались ожесточенные бои. Под натиском ополченцев интервенты отступили в пределы Белого города и заняли оборону. Лишь в апреле была взята штурмом часть Белого города, а полностью он был освобожден только в июле. Можно представить себе, какими разрушениями все это сопровождалось!

И, разумеется, нельзя не упомянуть оказавший громадное влияние на нынешний облик города пожар 1812 г., о причинах которого у историков до сих пор нет единого мнения (хотя, конечно, он произошел гораздо позже того периода, о котором пойдет речь в этой книге). В романе М. Н. Загоскина «Рославлев», поддерживающем патриотическую версию — что город был подожжен самими жителями, стремившимися изгнать оккупантов, — приводится яркая картина бедствия. «…Вся Неглинная, Моховая и несколько поперечных улиц представились их (французов. — М. Б.) взорам в виде одного необозримого пожара. Направо пылающий железный ряд, как огненная стена, тянулся по берегу Неглинной; а с левой стороны пламя от догорающих домов расстилалось во всю ширину узкой набережной… Узкой переулок… походил на отверстие раскаленной печи; он изгибался позади домов, выстроенных на набережной, и, казалось, не имел никакого выхода… В полминуты нестерпимый жар обхватил каждого; все платья Задымились. Сильный ветер раздувал пламя, пожирающее с ужасным визгом дома, посреди которых они шли: то крутил его в воздухе, то сгибал раскаленным сводом над их головами. Вокруг с оглушающим треском ломались кровли, падали железные листы и полуобгоревшие доски; на каждом шагу пылающие бревна и кучи кирпичей преграждали им дорогу: они шли по огненной земле, под огненным небом, среди огненных стен».

Этот пожар начался в тот же день, в который наполеоновские войска вступили в Москву. Одновременно возникло сразу несколько точек возгорания: горели Гостиный двор, занялись казенные склады в Замоскворечье, запылал Каретный ряд. Огонь бушевал шесть дней, уничтожив почти две трети городской застройки. Надо признать, что, были причастны французы к этой катастрофе или нет, они на первых порах пытались как-то бороться с огнем, но успеха не достигли. Почти не пострадал от пожара Кремль, в котором поселились Наполеон Бонопарт и его приближенные: там пожаротушение, разумеется, проводилось наиболее активно и старательно. И все же, убоявшись обступающих его временную резиденцию со всех сторон огненного шквала, Наполеон оставил свое убежище и переселился в Петровский дворец. Да, следует признать, что были ли французы на самом деле виноваты в возникновении пожара или нет, но их усилия, пусть и невольно, помогли отстоять Кремль от огненной стихии. Впрочем, не стоит воспринимать наполеоновскую солдатню как спасителей культурного наследия России: в данном случае они заботились только о себе. А вот когда речь заходит о подлинном отношении французских интервентов к культурно-историческим ценностям других народов, уместно припомнить, что практически все помещения (кроме, может быть, личных покоев императора), в которых французы побывали в Кремле, были разграблены и носили на себе явные следы вандализма. Это было неопровержимо установлено правительственной комиссией после освобождения Москвы. В кремлевских соборах французские солдаты, с полным пренебрежением к религиозным ценностям другого народа, устроили казармы и даже конюшни, причем в качестве попон для лошадей употребляли одеяния священнослужителей (!). Не следует забывать и о том, что, отступая, французы заминировали Кремль и успели частично взорвать его — после окончания Отечественной войны 1812 г. древнюю крепость пришлось реставрировать, буквально воссоздавая заново отдельные башни.

Но Москва, как сказочный феникс, возрождалась снова и снова. Словно живой организм, город заращивал раны от войн и пожаров, растворял в себе новостройки, придавая новшествам тот «особый отпечаток», который подметал А. С. Грибоедов. Следовательно, мы с вами вполне можем позволить себе интересную экскурсию — пройдя по столичным улицам, обнаружить вкрапленные в пласты более поздних эпох дошедшие до наших дней фрагменты древней, допетровской Москвы.

Пьедестал столицы — природный и рукотворный

Казалось бы, какая, в сущности, разница, в каких природных условиях возник город? А между тем они во многом определяют характер его архитектуры и даже — его историю.

Итак, на чем стоит Москва?

В последнее время стало модно рассуждать о геопатогенных зонах — местах, в которых можно подметить неблагоприятное воздействие тех или иных факторов на самочувствие и даже здоровье людей. В связи с этой модой порой можно услышать, что Москва стоит на «черном», «проклятом» месте, эманации которого оказывают влияние чуть ли не на психику ее обитателей. Но так ли это? Следы первых человеческих поселений на территории современной Москвы относятся к началу II тысячелетия н. э. И, однажды поселившись в этих местах, люди уже не покидали их. Неужели наши далекие предки были настолько непредусмотрительны, что выбрали для жизни столь нехорошее место?

Любители попугать ближних своих сенсациями уверяют — да. Поскольку геопатогенные зоны образуются в районах геологических разломов, в ход пущена версия о том, что Москва как раз и стоит на гигантской трещине. Периодически возникающие в городе провалы грунта служат подтверждением этой версии… Но если всерьез говорить о «земле московской» в прямом смысле этого слова, предстает совершенно иная картина.

Москва стоит на Среднерусской возвышенности, расположенной почти в самом центре одного из наиболее устойчивых фрагментов земной коры — Восточно-Европейской платформы. Этот гигантский каменный щит простирается от Норвегии до Урала, от берегов Баренцева моря до Черного, доходя на юге до Каспия. Значительная часть Восточно-Европейской платформы занята территорией России, что дает повод называть ее в ряде трудов по геологии — Русской. На базальтовом основании лежат пласты твердых пород (гранитов и т. д.). Их перекрывают мощнейшие (в некоторых местах до 2 км!) слои осадочных пород. Ведь когда-то Русская платформа — одна из крупнейших равнин мира — была дном неглубокого, теплого моря, плескавшегося здесь в докембрийском периоде (4,6 млрд. — 543 млн. лет назад). На «память» об этой неизмеримой древности Русской платформе и остались так называемые осадочные породы — очень прочные, спрессованные под сильным давлением. На глубине 150–200 м от поверхности почвы на кристаллическом основании пролегают известняки — породы, образованные из остатков фауны каменноугольного периода палеозойской эры (280–600 млн. лет назад).

Белокаменная Москва, ввозившая известняковые блоки для строительства своих храмов и палат, покоится на выстроенном самой природой пьедестале из прекрасного, прочного камня — чаще белоснежного, но иногда окрашенного окислами железа в пастельные тона. Удивительный камень — известняк! Он состоит из остатков морских организмов — в толще камня можно невооруженным глазом отследить игольчатые панцири морских ежей, ветви кораллов, раковины моллюсков — древних обитателей тех мест, на которых по прошествии миллионов лет раскинула свои улицы столица. Порой в толще известняка ученые обнаруживают даже такие нежные на первый взгляд фрагменты древних организмов, как крылья стрекоз — обызвествленные, они сохранились до наших дней в этом удивительном природном «музее».

Природа «задумала» известняковые толщи монолитными. Однако с течением времени в них неизбежно появляются пустоты — трещины и каверны, по которым, как по каналам, углубляя и расширяя пустоты, текут так называемые карстовые воды — просачивающиеся в толщу горных пород воды рек, озер, атмосферные осадки. Это естественный и неизбежный процесс. Именно наличием карстовых пустот объясняются порой происходящие на московских улицах проседания грунта. Впрочем, опасения, что город, выстроенный на известняковых пластах, однажды может рухнуть в карстовую бездну, подкрепляются лишь эмоциями. Позволив себе некоторую игру слов, можно сказать, что они попросту беспочвенны! Объем карстовых трещин в сравнении с основными толщами известняка крайне мал, и обрушение может произойти лишь в том случае, если эксплуатация уже имеющихся на улице, под которой пролегает такая трещина, зданий, а особенно возведение новых происходит с нарушением строительных норм (особенно грешат этим любители точечной застройки и те, кто при возведении новостройки не позаботился произвести геологические изыскания на территории строительной площадки). К тому же большая часть проседаний грунта на территории Москвы вызвана не наличием карстовых пустот, а близостью к поверхности подвалов зданий или городских коммуникаций.

Лучше зададимся другим, более насущным вопросом: почему же, обладая огромным запасом известняка, москвичи возили камень для строительства издалека? Да потому, что на территории Москвы пласты известняка перекрыты слоем глин, толщина которого во многих местах доходит до 80 м. Не обладая прочностью известняка, эти глины, тем не менее, тоже достаточно тверды и мало поддаются деформации. Даже при помощи современном строительной техники пройти глиняные пласты не так просто. Что же говорить о строителях прошлого! Они были вынуждены довольствоваться добычей белого камня лишь в тех местах, где его месторождения выходили на поверхность естественным путем.

Московские глины, в состав которых входят прочный кремний и ценный алюминий, достались столице «на память» от модного нынче юрского периода мезозойской эры — они образовались примерно 181 млн. лет назад. Толщина юрских глин достигает 80 м! Другой период мезозоя, так называемый меловой (135 млн. лет назад), «подарил» земле Московской плотно спрессованные отложения песка. Впоследствии эти слом, разумеется, размывала вода, но на водоразделах многочисленных московских рек они сохранились. Учеными установлено, что первоначальная мощность песчаного слоя была не менее 75 м. Московские пески стоят того, чтобы говорить о них, — им принадлежит определенная роль в истории города. Например, кварцевым пескам Воробьевых гор суждено было даже стать решающим аргументом в разгадывании некой археологической тайны.

К этой тайне мы с вами скоро вернемся. А пока закончим разговор о ступенях, из которых природа сложила московский пьедестал. Ведь каждая из них — овеществленный рассказ о прошлом этих мест.

Овеянные экзотикой далеких эпох пласты надежно скрыты чехлом из пород, которые принесли с собой ледники. Их величественные волны, медленно, но неотвратимо двигавшиеся по поверхности планеты, сглаживали рельеф, придавая земле Московской характерную плавность очертаний, которой отличаются здешние холмы и возвышенности. Вместе с тем ледники приносили с собой и горные породы, скрывавшие под собой нижние слои московского пьедестала. Толщина слоя ледниковых отложений достигает порой 40–60 м! Стоит особо отметить отложения так называемого Днепровского оледенения, «посетившего» место рождения будущей столицы около 300 тыс. лет назад — коричневато-бурый суглинок, включающий в себя значительное количество валунов. Их перекрывают отложения оледенения, которое ученые так и называют — Московским. Ледниковые отложения Московского периода, изобилуя неизбежными для этого геологического процесса валунами и валунными песками, примечательны тем, что именно с ними связаны расположенные на территории Москвы и области месторождения кирпичных глин.

Существует устойчивое выражение: «Москва стоит на семи холмах». Подчас оно порождает заблуждение, будто бы территория исторического центра Москвы в самом деле занимает семь возвышенностей и находящиеся между ними низины. Однако эта поговорка не отражает действительности. Более того, она родилась не в результате наблюдений, а из легенды, возникшей в историческом масштабе достаточно поздно — в XVI в. В это время, ознаменовавшееся возвышением Московского государства, возникло стремление провести аналогию между Москвой — «Третьим Римом» («Вторым Римом» называли византийский Константинополь, прибавляя «А Четвертому не бывать») и Римом Древним. Как известно, Древний Рим действительно располагался на семи возвышенностях. Но в Москве столь ярко выраженного рельефа местности не нашлось, и «семь холмов» были определены искусственно, с натяжкой. Среди «семи холмов московских» в полной мере достойны этого названия Кремлевский (Боровицкий) холм и Воробьевы горы. Остальные «холмы» скорее можно определить как складки местности. Это Сретенский холм — в междуречье рек Неглинной и Яузы, Тверской (в районе современной площади Пушкина) — в междуречье Неглинной и реки Пресни, «Три Горы», лежащие недалеко от места впадения в Москву-реку все той же Пресни, возвышающийся, хоть и невысоко, над рекой Яузой Таганский холм (в старину известный как Швивая горка), и лежащий выше по течению Яузы Лефортовский холм.

Если же осмотреть «московские холмы» непредвзятым взглядом геолога, становится очевидным, что равнинный рельеф нарушают ступенчатые террасы пойм многочисленных московских рек (которые и образовывают перепады местности, давшие основания называть некоторые участки речных водоразделов «холмами»), а с юго-запада над территорией столицы доминирует крупный элемент доледникового рельефа — Теплостанская возвышенность. Ее максимальная высота (в районе санатория «Узкое») — 253 м над уровнем моря (более 130 м над уровнем Москвы-реки). Простираясь от Битцевского парка к излучине Москвы-реки, которую эта водная артерия делает в районе Лужников, Теплостанская возвышенность круто обрывается к реке — это место и называют Воробьевыми горами.

А поверх всего этого геологического разнообразия покоится слой, к созданию которого причастна уже не только и не столько природа. Как известно, на местах человеческих поселений неизбежно образуется культурный слой — комплекс органических, бытовых и строительных остатков. Именно его наличие объясняет эффект, который можно наблюдать при осмотре старинных зданий — они как бы «врастают» в землю. Накапливаясь постепенно и на первый взгляд незаметно, культурный слой может быть значительным: так, археологами подсчитано, что за последние 700 лет культурный слой на территории исторического центра Москвы достиг мощности от 4 до 6 м. Однако в некоторых случаях, например при искусственном перемещении грунта, которое производится при засыпке оврагов, ликвидации болот, устройстве набережных рек, культурный слой как бы аккумулируется, и его толщина достигает 20 метров и более, — что мы и видим на примере московских археологических раскопок. Ведь культурный слой — это не просто смесь остатков, для ученого он — настоящая открытая книга, по которой можно читать о жизни прошлых эпох. Именно благодаря археологическим расколкам мы с вами получили возможность ужать о повседневной жизни древних москвичей — те мелкие, но важные ее подробности, о которых не написано в летописях и хрониках.

Археологическая сокровищница Москвы

Сегодня многовековая толща культурного слоя московской земли открыла ученым — археологам и историкам — многие тайны. Однако не следует думать, что прошлое города изучено досконально — нераскрытых загадок осталось еще очень много. Ведь археология — наука относительно молодая. На протяжении многих столетий люди вели поиски, не имевшие под собой никакой научной основы, бессистемно. Это относится не только к московской и даже российской археологии — так начиналась европейская археология в целом. Раскопки, если мероприятия подобного уровня вообще можно было так называть, затевались с кладоискательской целью. Из найденных предметов отбиралось лишь то, что имело несомненную коммерческую ценность — изделия из драгоценных металлов, монеты, оружие, иногда — скульптуры и малая пластика. «Бесполезные», на взгляд профанов, обломки керамики, фрагменты деревянных или железных изделий, обрывки тканей варварски выбрасывались — нам никогда не удастся подсчитать, сколько бесценных свидетельств культуры прошедших эпох при этом было утрачено. Такое положение сохранялось до конца XVIII в., когда европейская аристократия увлеклась невиданной прежде забавой — коллекционированием древностей. Сильный толчок к возникновению этой моды дало обнаружение в Италии городов Помпеи и Геркуланума, погибших в результате извержения вулкана Везувий в 79 г. н. э. Раскопки Помпеи начались в 1748 г.

С этого времени археологические поиски стали проводиться более планомерно. Их организаторами стали не полуобразованные кладоискатели, а люди образованные, имевшие представление об исторической науке. Проведение раскопок предварялось архивными изысканиями, а найденные предметы оценивались не только с точки зрения содержания в них благородных металлов — учитывалась историческая значимость находок.

Зарю российской археологии ознаменовали раскопки древнегреческих городов на Черноморском побережье. Но это не значит, что центральная часть страны была обойдена вниманием. Не станем подробно обсуждать всю историю развития отечественной археологии, остановимся только на одном, по-, жалуй, самом ярком представителе плеяды адептов зарождавшейся науки — князе Михаиле Михайловиче Щербатове (1773–1790) — экономисте, публицисте и, что гораздо важнее, историке. Многообразие интересов князя Щербатова еще раз подчеркивает многогранность археологии как науки, а главный его труд, ставший делом всей жизни Михаила Михайловича — «История Российская от древнейших времен», основанная на результатах археологических раскопок и архивных исследований. Этот труд, аккумулирующий плоды многолетних исследований (проведенных как самим Щербатовым, так и другими учеными), описывал русскую историю вплоть до начала XVII в. и не получил продолжения из-за смерти автора, работавшего над ним буквально до последнего дня жизни. В «Истории» князя Щербатова приводится немало фактов из истории и быта Московского княжества.

Безусловно, нельзя не упомянуть Ивана Егоровича Забелина (1820–1908) — видного историка и археолога. С 1883 по 1908 г. Забелин являлся фактическим руководителем московского Исторического музея (интересная подробность — с середины 1880-х гг. этот энтузиаст даже жил на территории музея), а с 1907 г. был избран почетным членом Российской академии наук. Свою научную деятельность И. Е. Забелин посвятил изучению истории древнерусских государств, искусства, ремесла и повседневного быта средневековой Руси и, конечно же, Москве и тайнам ее истории. Труд И. Е. Забелина «История города Москвы», впервые увидевший свет в 1902 г., и сегодня считается одним из наиболее полных популярных изданий, посвященных прошлому нашей столицы. Московской истории посвящены и другие работы Забелина — «Древности Москвы и их исследования» (1867), «Домашний быт русского народа в XVI–XVII вв.» (1869), «История русской жизни с древнейших времен» (1879), «Материалы для археологии и статистики г. Москвы» (1891).

И, конечно, рассказ об исследователях истории Москвы был бы неполным без имени Александра Андреевича Спицына (1858–1931), которого без преувеличения можно назвать одним из основоположников славяно-русской археологии. Видный знаток и систематизатор восточно-славянских первобытных и средневековых древностей, с 1892 г. Александр Андреевич активно участвовал в работе Археологической комиссии, а в 1919 г. был избран действительным членом Академии истории материальной культуры.

Да, уже во второй половине XIX в. русская археология была вполне сформировавшейся отраслью науки, сделавшей немало важных исторических открытий, приподнявших завесу тайны над прошлым земли Русской — и Москвы. Однако молодая наука еще не получила безоговорочного приоритета — наравне с серьезными исследователями «работали» по старинке и самодеятельные «археологи» и «коллекционеры», люди, которых можно скорее назвать кладоискателями и собирателями курьезов, порой фальсифицированных хитрыми торговцами — «старинщиками». И все же такие собиратели-дилетанты тоже оказали немалую услугу русской исторической науке. Очень показательна история, которую приводит в своей книге «Меткое московское слово» москвовед и этнограф Е. П. Иванов — по его словам, этот «курьезный случай» поведал «рыночный торговец стариной». «Купил Потап Степаныч Кузнецов… топорик. Ребятишки его в земле сыскали и орешки тюкали. Привез его на Нижегородскую ярмарку, а туда антиквар Иванов из Москвы наехал. Увидел топорик, продай да продай! Потап ему за семьдесят пять рублей и удружил. Привез Иванов его в Москву, и пошел о топорике слух, что редкость великая. Из Исторического музея князь Щербатов пришел в магазин и говорит „Продайте, это Андрея Боголюбского бердыш“. А Иванов туда-сюда, продал, говорит, иностранцам… Щербатов шасть к великому князю Сергею Александровичу и с прошением — оставить топорик в России. Вызвали Иванова: хочешь, говорят, в Москве проживать, так отдай. Подумал, подумал Иванов и отдал, а ему Исторический пятьсот рублей уплатил. Пришел Потап Степаныч после к Щербатову, а он ему топорик этот, что мальчишки орехи тюкали, на стеклышке казать вынес… Кабы знал Потап-то! Сам небось за трешку купил…»

И все же до пристального изучения археологических свидетельств прошлого Москвы было еще далеко. К тому же на период революций и гражданской войны изыскания были прерваны… Как ни странно, определенную пользу в археологических исследованиях принесли работы, связанные с тем самым «сталинским» планом реконструкции города (1935) и прокладкой метрополитена (начатой в 1931 г.). Найденные при земляных работах свидетельства ушедших веков тщательно исследовались. Эти находки и сегодня можно увидеть в Московском Историческом музее. Порой удавалось сделать даже настоящие открытия. Например, историки долго спорили о точном местонахождении Опричного двора — находившейся вне стен Кремля резиденции Ивана Грозного. Построенный в 1567 г., он был настоящей крепостью, окруженной высокой стеной, надежно защищавшей два великолепных здания, которые можно смело называть дворцами. Дворцы Опричного двора соединялись крытым переходом. Причина возникновения Опричного двора была достаточно драматична — она связана с историей жестокой борьбы, которую Иван Грозный вел с боярской оппозицией. Иван IV, опасаясь козней враждебных ему представителей боярских родов и памятуя о трагической судьбе своей матери Елены Глинской, которую отравили придворные интриганы, покинул Кремль. Сначала царь с верными приближенными и семейством удалился в Александровскую слободу (ныне город Александров Владимирской области) — это произошло в 1564 г. Следующий год ознаменовался введением на Руси печально знаменитой опричнины. Но необходимость посещать столицу осталась. В то время кремлевские великокняжеские палаты еще не были восстановлены после пожара 1547 г., когда их каменные стены выкрошились от огня, буквально рассыпавшись в прах. Поэтому царь, посещая Москву, останавливался на специально возведенном Опричном дворе — поближе к Кремлю. Опричный двор оставался царской резиденцией несколько лет — до тех пор, пока на территории Кремля не был построен деревянный дворец.

Переменчивая судьба Опричного двора, казалось, впитала тревожность, которой была отмечена история его основания. В 1571 г., во время набега крымского хана Девлет-Гирея, Опричный двор сгорел дотла, но уже к 1575 г. был отстроен заново. Впоследствии Опричный двор неоднократно подвергался переделкам и перестройкам, так что вскоре от первоначального архитектурного замысла почти ничего не осталось. А в XVIII в. дворцы Опричного двора были снесены и его территория застроена. Он исчез, растворился в изменчивом море московской застройки, и впоследствии историки не могли точно установить, где именно стоял Опричный двор. Архивные исследования позволили установить лишь приблизительное его местонахождение… Например, было известно, что царь избрал местом своего жительства двор своего тестя, князя Михаила Васильевича Черкасского, отца второй супруги Ивана — Марии.

Казалось, история Москвы обогатилась еще одной загадкой, над решением которой предстоит биться поколениям исследователей. Но вот в 1934 г. во время сооружения метрополитена на участке, ограниченном улицами Воздвиженка, Моховая, Большая Никитская и современным Романовым переулком — фактически на месте корпусов МГУ, — обнаружили слой белоснежного песка. Песок явно был завезен издалека. Историки обратились за помощью к геологам и выяснили, что песок этот был привезен с Воробьевых гор. Так подтвердились встречавшиеся в старинных хозяйственных документах указания на то, что при постройке Опричного двора Иван Грозный повелел выровнять и приподнять над уровнем грунта отведенную для него территорию, используя воробьевский песок.

Точные границы утраченного Опричного двора были установлены. Ученых поразило, насколько, оказывается, он был на самом деле обширен. А следом последовало и еще одно важное открытие: в комплексе построек старого здания МГУ (XVIII в.) обнаружились вписанные в застройку белокаменные сводчатые помещения — чудом уцелевшие остатки царской резиденции.

Однако не следует думать, что столь кардинальная реконструкция исторических районов Москвы, которую предписывал «сталинский» план, стала для историков и археологов праздником. Да, многое было обнаружено, но эти находки совершались случайно, а их результаты становились достоянием науки лишь благодаря энтузиазму ученых, выхватывавших древности буквально из-под лезвий лопат. Реконструкторы безжалостно крушили все, что «мешало» их замыслам. Слишком многое было искалечено, утрачено безвозвратно — и по сравнению с этими, подчас невосполнимыми потерями польза от находок очень мала. Так погиб, например, находившийся на территории Кремля Чудов монастырь, основанный в 1365 г. святителем Алексием, митрополитом Московским. Бережно сохранявшиеся древние стены в последующее время подверглись некоторой переделке — так, в XIX в. архитектор М. Ф. Казаков оформил въезд в монастырь в виде пышного портала в стиле «русской готики», но все же архитектурный комплекс Чудова монастыря дошел до начала XX в. во всей прелести архитектурного замысла древних строителей. Во дворе монастыря возвышался построенный в 1501 г. храм Чуда Михаила Архангела — в его архитектуре удивительным образом сочетались древнерусские архитектурные традиции и новейшие для своего времени веяния, следы влияния на русскую архитектуру итальянских мастеров.

В 1929 г. собор был разобран, а через несколько лет настала очередь самого монастыря… Варварское разрушение было настолько поспешным, что обреченные здания даже не удосужились обмерить и описать. Сегодня нам на память остались лишь немногочисленные низкокачественные фотографии — в основном, запечатлевшие Чудов монастырь с внешней стороны его стен, и разглядеть на них какие-то подробности, мелкие архитектурные детали не представляется возможным. К тому же цветной съемки тогда не существовало…

Московская археология в те дни словно вернулась к отправной точке — невольных «изыскателей» интересовала лишь коммерческая ценность найденных во время земляных работ предметов. Планомерные раскопки под руководством ученых начались в Москве лишь в 1946 г. Изыскания в важнейших исторических районах города стали проводиться под эгидой таких авторитетных в научном мире учреждений, как Институт археологии АН СССР, музеи Московского Кремля, Исторический музей и ряда других. Результаты не замедлили последовать — уже в 1956 г. при раскопках в Александровском саду археологи нашли цокольную часть Кутафьей башни Московского Кремля, датируемую XV в., остатки подъемного моста и гидротехнических сооружений на месте русла реки Неглинной. В 1959 г. на территории Кремля были обнаружены древнейшие горизонты культурного слоя. Они поведали ученым о начале XI в. — времени, на полвека отстоящем раньше времени, которое, основываясь на первом упоминании в летописи, традиционно принято считать датой основания Москвы. Были найдены жилые и хозяйственные постройки XI–XV в. и даже царские палаты, датируемые XVII в.! Помимо этих архитектурных сооружений, в ходе исследований было обнаружено немалое количество холодного оружия и доспехов, ремесленных орудий, утвари — настоящее сокровище, пусть и не все составляющие этого клада оказались выполненными из золота. Их историческая ценность неизмерима.

Исследователей того времени волновал (как волнует и поныне) не только роскошный быт знати — картина повседневной жизни города неотделима от быта его рядовых обитателей, тех, чьими руками создавались и обслуживались царские и боярские терема. Важным шагом в изучении прошлого Москвы стало открытие в 1946 г. в устье р. Яузы целого района — Гончарной слободы, влияние сосредоточенных в которой ремесленных производств на экономику средневековой Москвы трудно переоценить. Были найдены жилища слободчан и мастерские с прекрасно сохранившимися оборудованием, образцами производившихся в Гончарной слободе товаров и даже полуфабрикатами — это прояснило многие вопросы, связанные с технологиями русских средневековых производств.

Немаловажные результаты дали раскопки в Зарядье — они проводились в 1949–1951 и 1953–1960 гг. В их ходе были найдены ремесленные мастерские — кожевенные (XI, XIII, XVI вв.), кузнечные и ювелирные (XIV в.), раскопаны остатки городских резиденции феодалов, датируемые XVI и XVII вв., и жилище горожанина-приказного (чиновника). Кроме этого, глазам исследователей предстали старинные мостовые, остатки пристани на Москве-реке, колодцы и водоотводные трубы.

Разумеется, эти раскопки на территории Москвы не были последними. Древний город представляет собой огромное поле для исследований. Так, много важных находок было сделано в районе Коломенское — с 1974 г. эта местность, благодаря своей научной значимости, была объявлена архитектурным заповедником, и археологические работы с успехом ведутся в Коломенском до сих пор. Но в основном, конечно, при проведении раскопок сказывается специфика плотно застроенного мегаполиса — археологи приступают к делу при реставрации или перестройке участков древних кварталов. Сложилась традиция: не проводить строительные и ремонтные работы в центре города, прежде чем место их проведения не подвергнется тщательному изучению специалистами. Например, в 1996 г. во время реконструкции Гостиного двора был обнаружен замурованный в фундамент строения серебряный клад. Много интересных и важных находок было сделано в 2000-е гг. — во время модернизации Манежной площади и при сносе здания гостиницы «Москва». Предстоят такие археологические раскопки и в будущем — ведь Москва, как живой организм, обновляется непрерывно!

И все же в этом изменчивом калейдоскопе можно увидеть зримые, вещественные свидетельства прошлого — и не только те из них, которые мирно ждут вашего внимания за стеклами музейных витрин.

Живые свидетели древности

Как вы уже знаете, люди впервые пришли в те места, где впоследствии вознеслась Москва, в начале II тысячелетия н. э. Впрочем, не исключено, что в недалеком будущем археологи обнаружат и более ранние свидетельства обитания человека на этой земле. Ведь, к примеру, в подмосковном селе Льялово, стоящем на реке Клязьме, и на территории села Щукино, только в 1940-х. гг. вошедшей в состав Москвы, найдены неолитические поселения III тысячелетия до н. э.! Это были поселки охотников и рыболовов, изготовлявших орудия из камня и кости.

Ровный, нежаркий климат, обилие богатых рыбой рек и озер, рельеф местности, словно самой природой предназначенный для земледелия, пойменные луга, способные прокормить бесчисленные стада, и густые леса, будто созданные для охоты и бортничества (собирания меда диких пчел), — все это словно ждало поселенцев. И они появились. Первые москвичи принадлежали к так называемой фатьяновской культуре (бронзовый век). Эта археологическая культура, возникшая в конце III тысячелетия н. э. и развивавшаяся на протяжении всего II тысячелетия, получила свое название по деревне Фатьяново близ Ярославля. Именно там в 1875 г. был впервые обнаружен курган-могильник, и найденные в нем предметы познакомили ученых с этой исчезнувшей культурой. Фатьяновская культура получила широкое распространение в Среднем Поволжье и в бассейнах рек Клязьмы, Москвы и Суры.

Фатьяновские поселения были найдены как на территории современной Московской области, так и в современной Москве (район Давыдково). С наступлением раннего железного века (VIII–VII вв. до н. э. — VI–VII вв. н. э.) фатьяновскую культуру сменила более развитая дьяковская культура.

Испокон веков жители лежащих близ Москвы сел Коломенского и Дьякова рассказывали окрашенные мистикой легенды о заповедном месте, которое они именовали «Чертовым городищем», показывали странные предметы, найденные в нем. Окруженное хорошо сохранившимся валом и рвом, Чертово городище действительно производило впечатление покинутого города неведомого племени! И вот в 1864 г. таинственные руины привлекли внимание археологов. Сразу же стало ясно, что странные образования на местности — не игра природы, и уж конечно же не следы пребывания на московской земле неких мистических сил. Археологи обнаружили в городище, которое получило название Дьяковского, остатки укрепленного поселка, существовавшего в этих местах с конца I тысячелетия до VII в. н. э.! Его обитатели — представители древних угро-финских народов, смешавшихся и ассимилировавшихся со славянскими племенами, — как и представители фатьяновской культуры, занимались рыболовством и охотой. Но, кроме того, обрабатывали поля — сначала мотыгами, а затем перешли и к примитивным плугам. Разводили жители Дьяковского городища и домашний скот. Но главное — им была известна обработка металлов — бронзы и железа. Обо всем этом поведали многочисленные археологические находки — костяные и железные наконечники стрел, ножи, серпы, изготовленные из железа. В изобилии представлены среди находок диски-грузики для веретен — неоспоримое свидетельство того, что дьяковцам было ведомо искусство прядения нитей, а следовательно, и ткачества Кроме того, в Дьяковском городище обнаружены великолепные образцы первобытного искусства — глиняные женские фигурки (изображения богини — покровительницы плодородия), искусно вырезанная из кости фигурка лошади, скульптурное изображение головы кабана… Предметы повседневного быта, которыми пользовались обитатели городища, тоже несли на себе отпечаток таланта первобытных художников. Пусть дьяковцы не знали гончарного круга и их глиняная утварь лепилась от руки — она украшалась обильными орнаментами. Нашлись в городище и украшения — шейные обручи-гривны, выполненные из бронзы, медные подвески и бубенцы, пряжки, одна из которых даже была украшена затейливым узором в технике выемчатой эмали. Начавшиеся еще в XIX в., исследования Дьяковского городища ведутся и по сей день, открывая археологам и историкам все новые грани жизни древнего поселения. Коллекции, в которых представлены находки, можно увидеть в Историческом музее Москвы, а также в Московском областном музее, Музее истории и реконструкции Москвы и, разумеется, в экспозиции Музея-заповедника «Коломенское».

Но все же первые настоящие москвичи, те, кто основал свои поселения на территории исторического центра города, были не представителями фатьяновской культуры и даже не дьяковцами, хотя следы их присутствия отмечены уже в коломенских раскопках. В верхних, наиболее «молодых» пластах культурного слоя дьяковского городища обнаружены предметы, характерные для культуры славянского племени вятичей.

Это восточнославянское племя некогда жило в верхнем течении Оки, а также расселилось по рекам Угре, Москве и другим окским притокам. Существует версия, что жили вятичи и в верховьях Дона… Согласно древнему преданию, отраженному и в «Повести временных лет», составленной в начале XII в., свое название племя получило от своего полулегендарного родоначальника — вождя по имени Вятко. Среди фрагментов летописей, византийских хроник, записей, свидетельствующих о наблюдениях за погодой, текстов договоров Руси с Византией и фольклорных материалов в «Повести временных лет», составителем которой многие историки называют Нестора (древнерусского писателя и летописца второй половины XI — начала XII в., создавшего свою прославленную «Повесть» уже после пострижения в монахи Киево-Печерского монастыря), можно встретить и такую запись: «А Вятко седе с родом своим по Оце, от него же прозвашася вятичи». В IX–XI вв., события которых описаны в «Повести временных лет», вятичи вступали в отношения с другими народами не только как сообщество патриархальных родов и племен, но и как единая политическая сила. Заключая время от времени союзы с соседними племенами, вятичи тем не менее стремились к самостоятельности. Как и их предшественники на земле Московской, представители фатьяновской культуры, вятичи, жили по законам патриархально-родового строя. Постепенно увеличивая границы своих земель, к началу XI в. вятичи, двигаясь с юга, заселили район бассейна реки Москвы.

То место, на котором впоследствии вознеслась столица, находилось на границе вятичских земель: с северо-запада территория нынешнего Подмосковья была заселена другим племенным союзом — кривичами.

В те времена эти места покрывал густой, почти непроходимый лес — часть того уникального природного образования, которые историки именуют Великим Лесом. Некогда он почти сплошным ковром укрывал всю Западную и значительную часть Восточной Европы. Получить представление о том, как выглядела эта вековая чаща, можно, посмотрев на картины В. М. Васнецова — например, на полотно «Иван-царевич на Сером волке». Мощные стволы хвойных и лиственных пород деревьев, земля укрыта густым подлеском… Великий Лес был обильно населен множеством видов животных. Так, на его территории еще в X в. можно было встретить черного ибиса, которого в летописях и сказаниях именовали «вороном лесным» — сегодня эта агрессивная птица, напоминающая небольшого журавля, встречается лишь в Испании и Северной Африке. Водились в Великом Лесу и зубры, и кабаны, и лоси, и туры — ныне вымершая разновидность крупных копытных, и, как ни странно, дикие лошади, служившие для наших предков объектом охотничьего промысла. Было в Великом Лесу и неисчислимое множество пушных зверей — лисы, белки, барсуки, хорьки, ласки, куницы, зайцы. Разумеется, населяли его и крупные хищники — рыси, волки и конечно же медведи. К концу X столетия Великий Лес, в результате деятельности человека, активно осваивавшего новые жизненные пространства, начал исчезать, распадаясь на отдельные лесные массивы. Вырубка лесов, древесина которых служила материалом для строительства и ремесленных изделий, топливом, — а также интенсивное развитие земледелия, требовавшего расчистки полей, продолжавшейся и после X в., привели к тому, что в наши дни от некогда великолепных, непроходимых чащ в Европе остались лишь небольшие лесистые островки. Разумеется, природа стремилась залечивать раны, которые наносил ей человек, и на смену исчезавшему Великому Лесу приходили новые рощи, которые, впрочем, сразу же становились жертвами хозяйственной деятельности человека.

И одна из уникальных особенностей Москвы — сохранившиеся и по сей день на ее территории зеленые массивы, которые представляют собой не что иное, как уцелевшие фрагменты Великого Леса. Вступая под зеленые своды Лосиного острова или Битцевского парка, вспомните о том, что эти леса росли здесь задолго до того, как на высоком берегу Москвы-реки возник город, более того — задолго до появления в этих местах человека. Московские лесопарки — не просто зримые приметы далекого прошлого этой земли, они — его живые свидетели! Пушистые обитатели этих чащ и птицы, щебечущие в их ветвях, умей они говорить, с полным правом могли бы назвать себя настоящими, коренными москвичами — ведь их предки обитали тут с незапамятных времен.

Говоря о животном мире Москвы, нельзя не упомянуть и еще одно существо, родословная которого уходит совсем уж в невообразимую древность. В водах московских рек и прудов можно встретить удивительное создание, живущее здесь уже 185 млн. лет! Это триопс (щитень) — небольшое (6–7 см в длину) ракообразное, напоминающее креветку, вышедшее из мастерской природы в триасовом периоде мезозойской эры. Единственное изменение, которое за огромный срок претерпел триопс, рожденный для жизни в слабосоленой воде мелких мезозойских морей, — приспособился и полюбил кристально чистую пресную воду. Пристрастие триопса к незамутненной воде — хорошее доказательство того, как бережно сохраняют москвичи свои заповедные пруды. По, склонившись над водами одного из них — например, Измайловского — и увидев в воде резвящуюся стайку триопсов, стоит задуматься и о том, что перед нами — живое ископаемое, самый древний из сохранившихся обитателей Москвы.

К сожалению, следует признать, что далеко не все реки и водоемы столицы сохранили свою первозданную чистоту. Некоторые из них в результате хозяйственной деятельности человека вообще исчезли с лица Земли, оставив нам лишь измененный течением воды рельеф местности да свои имена, запечатленные в названиях улиц. И все же на территории столицы и сегодня протекает немалое количество рек. Самые значительные из mix — это, разумеется, Москва-река, а кроме нее — Яуза, Сетунь, Сходня, Городня. Помимо них, есть и другие, менее крупные — впадающие в Москву-реку Химка, Нищенка, Пономарка, река Сетунь с притоками Раменка и Очаковка, Котловка, Городня, Чертановка. Наиболее крупный приток Москвы-реки — Яуза — в свою очередь, имеет разветвленную сеть собственных притоков: Чермянка, Лихоборка, речка Ичка и ее приток Лось, Серебрянка. Здесь перечислены наиболее крупные реки, но, помимо них, на территории города протекает еще огромное количество более мелких речек и ручьев — как самостоятельных, так и притоков перечисленных рек. Конечно, все они по-своему достаточно интересны, имеют собственную, пусть и несложную, историю, а их названия, иногда сложившиеся в глубокой древности, представляют собой немалый интерес для филологов и историков (что стоят, например, одни только наименования «Андреевские заразы», «Ясный овраг» или «Звероножка»). К сожалению, все эти водные артерии, за исключением, пожалуй, Москвы-реки и Яузы, в основном пролегают по окраинным районам столицы. А реки, речушки и ручьи, некогда поившие ее исторический центр, почти все осушены или упрятаны под землю — печальное, но неизбежное требование градостроителей. Так исчезли с глаз людских реки Вавилон, Подон, Сара, Таракановка, ручей Черторый, Чура…

Едва ли не самая знаменитая из этих рек, заключенная «в трубу» первой, — река Неглинная. Она перестала видеть солнечный свет уже к 1823 г. Река Неглинная, или, как ее в просторечии именуют москвичи, Неглинка, и сегодня течет под ногами прохожих, отделенная от них слоем земли и асфальта и, разумеется, надежными сводами современного бетонного коллектора и старинной кирпичной кладкой. А на поверхности — лишь улица, которой досталось имя исчезнувшей реки. Свой след на карте оставили и остальные исчезнувшие под землей или и вовсе засыпанные сестры Неглинки — Даниловка, Золотой Рожок, Елоховец, Пресня, Сивка, Студенец, Филька…

Рождение города

Но вернемся в те времена, когда все это водное великолепие, еще не замутненное потребительским отношением человека, ярко сверкало под лучами солнца. В ту давнюю пору реки были не только естественными источниками водоснабжения, не только «поставщиками» рыбы — они были надежными, самой природой проложенными дорогами, по которым жители древних поселков могли добираться до своих соседей, а порой и пускаться в далекие путешествия. Разветвленная сеть водных дорог, покрывавшая территорию будущей столицы, делала эти места очень выгодными для племен, желавших осуществлять торговые и дипломатические отношения с другими народами. И в XI–XIII вв. вятичи, осваивая новые земли, выстроили здесь ряд укрепленных поселков — их следы найдены в Деревлеве, Зюзине, Конькове, Матвеевском, Тушине, Филях, Царицыне, Черемушках, Чертанове, возле станции Яуза… Жители этих деревень — те самые люди, которые составили первоначальное ядро населения Москвы.

Разумеется, рождение такого великого города не обошлось без исторических загадок и окрашенных народной фантазией и даже мистикой легенд. Например, с середины XIV в на московской карте появилось название «Кучково поле» — так именовалась местность в северной части нынешнего исторического центра города, между современными Лубянской площадью и Сретенскими воротами Белого города. (Впрочем, некоторые современные исследователи склоняются к мысли, что Кучково поле простиралось между Сретенскими воротами и нынешними Чистыми прудами.) С этим местом связано имя полулегендарного боярина Кучки — действительно существовавшего исторического лица, который в середине XII в. владел значительной частью московских земель. Смесь исторической правды и позднейшего вымысла, которым окружено имя Кучки, хорошо передает М. Н. Загоскин, рассказывая об истории основания Москвы; «Не говоря уже о Новгороде и Киеве., есть много городов в России гораздо старее Москвы. Однако ж имя ее встречается в летописях первой половины XII столетия… В 1147 г. Суздальский князь Юрий Владимирович угощал в ней князя Святослава Ольговича Северского. Около того же времени в южной России она была известна под настоящим именем своим и под названием Кучкова. В XIII веке ее причисляли к залесским городам. Есть версия неких летописцев, не очень уважаемая в ученом мире, но в которую я, как истинный москвич, готов от всей души поверить, об основании Москвы еще в 882 году знаменитым Олегом, который, проезжая из Новгорода в Киев, построил городок на речке Неглинной, в том самом месте, где она впадает в Москву-реку. Впоследствии этот городок вместе со своим округом перешел во владение суздальского боярина Степана Ивановича Кучки. Дом этого боярина стоял на берегу Поганого пруда, в начале XVIII столетия неизвестно почему переименованного в Чистый. Вся окружность этого пруда, составляющая нынешнюю Сретенскую часть, называлась Кучковым полем. Насильственная смерть боярина Кучки, убитого князем Суздальским Юрием Владимировичем, женитьба сына его Андрея Боголюбе кого на дочери умерщвленного боярина, и потом, спустя много лет, ужасная месть, совершенная сыном Кучки над этим же самым Андреем Боголюбским, необычайная казнь убийц великокняжеских, которых посадили живыми в деревянные короба и бросили в озеро Плещеево, где, по народному преданию, они и теперь еще плавают, — все это так занимательно и так походит на какой-то романтический вымысел, что, может быть, строгий критик не решится никак назвать эти происшествия историческими фактами. Впрочем, как бы то ни было, но то верно, что о Москве упоминается в летописях XII столетия… Есть еще предание, о котором я не смел бы и заикнуться, говоря с ученым профессором истории. В этой легенде рассказывают о каком-то отшельнике Букале, который в незапамятные годы жил на нынешней кремлевской горе, покрытой тогда непроходимым бором, отчего этот холм и назывался в старину Боровицким. Теперь остались только в Кремле три памятника, напоминающие нам о существовании этого дремучего леса: собор Спаса на Бору, церковь Рождества Иоанна Предтечи на Бору и Боровицкие ворота» («Москва и москвичи»).

История об «отшельнике Букале» не имеет исторического подтверждения. Вся полезная информация, которую мы с вами можем вынести из нее — само имя отшельника, явно угро-финское. Это еще одно доказательство того, что некогда московские земли населяли угро-финские племена (представители той самой фатьяновской культуры). Ведь некоторые исследователи само название города, происхождение которого так и не получило однозначного объяснения, выводят от угро-финского слова, означающего «медведица» — бурые «хозяева лесов» обожествлялись и угро-финнами, и впоследствии славянами.

Не находит подтверждения проверенными историческими фактами и рассказ об основании Москвы князем Олегом. А вот человек, давший свое имя урочищу Кучково поле, вполне заслуживает того, чтобы уделить ему немного внимания.

Дом, а точнее, укрепленный замок или форт, принадлежавший Степану Кучке, действительно возвышался на том месте, которое впоследствии было названо Кучковым полем. Правда, остается невыясненным, кем на самом деле был первым упомянутый в летописях владетель земель на берегах Москвы-реки — явился ли Кучка со своей дружиной (некоторые источники именуют его «тысяцким», то есть командиром тысячи воинов) в эти места издалека или же был одним из вождей вятичей, сплотившим вокруг себя воинов и народ. Как бы то ни было, Кучке принадлежало не только укрепление на берегу речушки Рачки — притока Яузы, которая, как мы помним, в свою очередь несет свои воды в Москву-реку. Следует особо отметить, что, пересказывая легенду, Загоскин воспроизводит и приводимую в ней неточность — в XII в. в течении Рачки еще не существовало пруда — искусственно созданного водоема. Кроме форта, Кучке принадлежали и раскинувшиеся по обоим берегам Москвы-реки «красные села». Все это великолепие действительно упоминалось современниками как «Кучков-городок» или «Кучково». Породившие легенду летописные указания повествуют о том, что великий князь Юрий Владимирович, впоследствии получивший прозвище Долгорукого, направлялся со своей дружиной во Владимир, где княжил его сын Андрей Боголюбский (получивший свое прозвище не за какое-то необыкновенное благочестие, а по селу Боголюбову, где располагался его замок). Проезжая через земли Кучки, князь якобы вступил в конфликт с их владельцем — Кучка не только не пожелал оказать знатному гостю соответствующие почести, но и оскорбил его. Возмущенный Долгорукий приказал своим воинам схватить надменного Кучку и предать его казни, однако пощадил детей своего обидчика — двух сыновей и красавицу дочь. Он взял их с собой во Владимир, где юные Кучковичи получили придворные должности, а их прекрасная сестра Улита сумела вызвать любовь князя Андрея и стала его женой. Однако дети убитого боярина не забыли горе, причиненное их роду, и организовали заговор; в результате которого Андреи Боголюбский был зверски убит в собственном дворце. Князь же Юрий построил на отвоеванных у Кучки землях деревянную крепость…

Трудно сказать, какие дипломатические интриги маскирует эта история, скомпилированная в середине XV в., несомненно, для того, чтобы не вносить в летописи сведения о каких-то действительно имевших место событиях политической жизни Древней Руси. Но то, что история гибели Кучки пронизана вымыслом, несомненно. Ведь ни в одной из древнейших исторических хроник нет никакого упоминания о Степане Кучке как о самостоятельной политической фигуре. Кучковичи же, согласно сведениям, которые можно прочитать в Ипатьевской летописи, действительно существовали и на самом деле были участниками заговора, имевшего целью убийство князя Боголюбского. Истинные причины этого заговора являются предметом спора историков и сегодня. Вряд ли гибель сына Юрия Долгорукого — строителя одного из величайших памятников древнерусского зодчества, храма Покрова на Перли — была связана лишь с личной местью. Известно, что Андрей Боголюбский, стремившийся укрепить княжескую власть, совершенно не считался с интересами подчиненных ему мелких феодалов. Несомненно также, что от стремился возвысить Владимирское княжество. Следовательно, тайна гибели Андрея Боголюбского может найти объяснение и в заговоре бояр, и в происках соседних князей. Отсутствие точного ответа окутало это давнее событие множеством легенд. Существует, к примеру, версия, согласно которой Андрей Боголюбский похитил у своего отца Юрия Долгорукова чудотворную икону Владимирской Богоматери. Святыня долгое время приносила Андрею неслыханную удачу, но в конце концов Божья кара за кощунство настигла его…

Не имея возможности сказать ничего достоверного о полулегендарных временах владычества таинственного Кучки, мы, тем не менее, с уверенностью можем судить о тех событиях, благодаря которым Москва стала полноправной сестрой в семье русских городов.

Честь этого события, безусловно, принадлежит уже упоминавшемуся князю Юрию Владимировичу Долгорукому — шестому сыну Владимира Всеволодовича Мономаха, князю Суздальскому и великому князю Киевскому. Этот удивительный человек, судьба которого словно повторяет судьбу младшего сына из русской сказки, пользовался среди своих современников громадным авторитетом за свою образованность, храбрость, воинские и дипломатические таланты. После смерти Владимира Мономаха Юрий Долгорукий стал самостоятельным князем Ростово-Суздальского княжества. Уже тогда Юрий Долгорукий был охвачен жаждой перемен: вступив на великокняжеский престал, он первым делом перенес столицу своих владений из Ростова Великого в более выгодный в торговом и военном отношении Суздаль. Укрепляя свои владения, князь-преобразователь строил на их границах многочисленные крепости — одна из них, называвшаяся Кснятин, впоследствии превратилась в город Тверь, а другая, Дубна, ныне прославлена на весь мир как одно из средоточий российской науки. Князя Юрия недаром прозвали Долгоруким — орбита его интересов простиралась очень широко. Неизвестно, при каких обстоятельствах князю пришла мысль заложить на высоком холме у слияния рек Москвы и Неглинной деревянную крепость, но, согласно Ипатьевской летописи, «В лето 6655 иде Порги воевать Новгорочской волости, и пришедъ взя Новый Торгъ и Мьсту всю взя, а ко Святославу присла Юрьи, повеле ему Смоленьскую волость воевати; и шедъ Святославъ и взя люди Голядь, верх Поротве, и так ополонишася дружина Святославля. И прислав Гюрги и рече: „Приди ко мне, брате, в Москов“. Святослав же еха к нему с детятем своим Олгом, в мале дружине, пойма с собою Владимира Святославича; Олег же еха напередъ к Поргеви, и да ему пардус. И приеха по нем отецъ его Святославъ, и тако любезно целовастася, въ день пяток, на Похвалу святей Богородицы, и тако быша весели. Наутрии же день повеле Порги устроити обедъ силенъ, и створи честь велику им, и да Святославу дары многы, с любовию, и сынови его Олгови и Володимиру Святославичю, и муже Святославле учреди, и тако отпусти и; и обещася Порги сына пустити ему, яко же и створи…». Как известно, Ипатьевская летопись была создана в начале XV в., и многие сведения, относящиеся к более ранним историческим периодам, вошли в нее не со слов очевидцев, а были переписаны из более ранних хроник. Несмотря на такую «новизну», нам с вами достаточно затруднительно читать приведенный текст. Попробуем расшифровать его. В первую очередь, несомненно, следует обратить внимание на скандинавскую форму имени князя — его именуют «Порги», что еще раз подчеркивает варяжские корни русской знати. Затевая военную операцию, князь Юрий призывает на помощь своего союзника — черниговского князя Святослава Ольговича (Олеговича). Для черниговского князя поход оказался очень удачным — неподалеку от своего города Лобынска, стоявшего в устье реки Протвы, Святослав и его дружина победили врагов и взяли в плен многих из них. Обрадованный радостной вестью, Юрий назвал союзника братом и пригласил отметить торжественное событие богатым пиром.

Княжеский призыв «Приди ко мне, брате, в Москов» в пересчете на современный календарь датируется 1147 г. (напомню, что современное летосчисление принято вести от Рождества Христова, а во времена Юрия Долгорукого за начало отсчета принималось сотворение мира). Более того, при желании можно даже установить точное число этой «встречи на высшем уровне». Следует только вспомнить, что в старину не было принято указывать календарные даты — определяя время того или иного события, упоминали религиозные праздники, совпадавшие с ним по времени. Несложно установить, что «пяток» (пятница) пятой недели Великого поста приходился в 1147 г. на 4 апреля (М. Н. Тихомиров, «Древняя Москва. XII–XV вв.»).

Почему же — приходится часто слышать этот вопрос — датой основания Москвы считается именно это упоминание в Ипатьевской летописи? Ведь люди жили на берегах Москвы-реки и раньше… Дело в том, что это первое зафиксированное свидетельство того, что в этих местах появился город. Именно город, с княжеским замком и домами ремесленников, а не деревня и даже не обнесенное земляной насыпью село. Именно поэтому мы и считаем 1147 г. датой основания Москвы.

Незадолго до этого Юрий Долгорукий стал законным властителем московских земель — пресловутый Кучка, скорее всего, уступил ему свои земли в результате дипломатического договора, влившись со своей дружиной в княжеское войско (и став там, судя по имеющимся данным, «тысяцким» — недаром сыновья боярина Степана получили придворные должности у Андрея Юрьевича Боголюбского). В пользу этого предположения говорит и то обстоятельство, что Юрий Долгорукий не поселился в форте возле реки Рачки (где, очевидно, по-прежнему жил да поживал Кучка, в гибели которого так несправедливо обвинила князя впоследствии молва). Нет, Юрий Долгорукий возвел свой собственный кремль — со свойственной князю прозорливостью выстроив его на наиболее выгодном в оборонном отношении месте, на высоком холме, поднимавшемся над широкой Москвой-рекой. К моменту начала этого строительства на холме уже имелось небольшое вятичское поселение, защищенное по периметру валом с частоколом и узким рвом. Существовал и торгово-ремесленный посад («предградье»).

К тому дню, когда Святослав Ольгович получил любезное приглашение прибыть на дружеский пир, дружина Юрия Долгорукого уже контролировала окрестные земли — недаром князь ехал «в Москов» так беспечно, отпустив сына с «малой дружиной» и тем самым разделив свой отряд. Судя по всему, Святослав Ольгович не боялся нападения других феодалов — неоспоримое свидетельство того, что во владениях Юрия Долгорукого имелись хорошо охраняемые дороги. Можно предположить, что Святослава больше заботила сохранность ценного подарка, который он собирался преподнести Юрию, — «пардуса» (барса).

И вот теперь настало время подробно поговорить о месте, куда Святослав Ольгович вез заморского зверя и где черниговского князя ожидали пир, ответные дары и почести.

На Боровицком холме

Нам с вами, привыкшим к облику современного Кремля, придется приложить воображение, чтобы представить себе Боровицкий холм таким, каким он был в XII в. Достаточно сказать, что изменились не только расположенные на холме строения — сам Боровицкий холм стал значительно ниже, чем во времена Юрия Долгорукого. Это объясняется тем, что за долгую историю существования Московского Кремля его территория неоднократно подвергалась перепланировкам и благоустройству, а архитектурные замыслы строителей иногда оказывались слишком размашистыми для узенькой площадки на вершине крутого склона. И тогда территорию Кремля начинали выравнивать, уменьшая тем самым высоту Боровицкого холма. Самые значительные изменения своего облика Боровицкий холм претерпел в конце XVIII в, когда Екатерина II задумала выстроить на месте Кремля гигантский дворец — его проектирование было поручено в 1770 г. архитектору В. И. Баженову. Естественно, что противиться воле императрицы никто не решился, и к тому моменту, когда Екатерина II осознала бессмысленность и трудновыполнимость своей затеи, земляные работы на вершине Боровицкого холма шли полным ходом. Снесенные в ходе этой странной «реконструкции» кремлевские башни были впоследствии восстановлены… Но Екатерина И была не единственной, кто брался за перепланировку Кремля. И сегодня на его территории можно видеть роскошные сады — память о фруктовых садах царя Алексея Михайловича Романова. Для разбивки тоже проводилось выравнивание местности. Можно предположить, что при возведении любой сколько-нибудь значительной постройки, прокладке коммуникаций исконные очертания вершины Боровицкого холма сглаживались все больше и больше.

Самый первый Кремль, Кремль Юрия Долгорукого, сменивший изначальный поселок, был относительно невелик и располагался на естественной площадке на вершине Боровицкого холма. Впрочем, в те времена подобные сооружения именовались другим словом — «детинец».(слово «кремль» получило распространение лишь в XIV в.). Детинец представлял собой не одно здание, как европейские замки феодальной эпохи, а целый архитектурный комплекс, в центре которого размещалась резиденция князя, рядом с которой располагался собор, а вокруг этого доминирующего центра — жилища приближенных бояр, помещения для воинов и слуг, склады. Разумеется, Юрий Долгорукий укрепил московский детинец — он был обнесен высоким и прочным тыном (непроницаемым забором из мощных бревен, вертикально вкопанных в землю).

Тын из вековых бревен был временным — уже в 1156 г. Юрий Долгорукий приказал сменить его деревянными стенами с дозорными башенками, выстроенными согласно последним веяниям фортификации того времени.

Военная наука той поры предписывала окружать детинец заполненным ведой рвом. Тут-то и сказался военный гений Юрия Долгорукого: выбранное им для постройки резиденции место было не только расположено на высоком холме, склоны которого в случае осады делали бы продвижение вражеских воинов затруднительным — у своего подножия Боровицкий холм был с двух сторон окружен естественными водоемами, что сводило труд по выкапыванию защитного рва и последующий уход за ним (очистка и т. д.) к минимуму! Ведь с одной стороны под Боровицким холмом плескалась широкая Москва-река, а с другой — текла река Неглинная. Она тоже была достаточно широка и полноводна: по всему ее течению располагались водяные мельницы и бани, а кроме того, шесть прудов, в которых разводили рыбу. Чтобы окружить треугольный в плане холм водой, потребовалось устроить ров лишь с одной стороны, соответствующей современной Красной площади.

Все постройки первого Московского Кремля были деревянными, и от них ничего не сохранилось. Это естественно: древесина вообще не самый долговечный материал, а к тому же архитектурные сооружения Кремля не раз становились объектом перепланировок и перестроек, гибли в пожарах. Исчезали здания, но Кремль жил, непрестанно обновляясь, становясь все красивее и больше. Уже при первой реконструкции, предпринятой Юрием Долгоруким, территория детинца увеличилась в 5–6 раз. Вырос и посад: расширяясь в восточном направлении, он охватил территорию нынешнего исторического района Зарядье, а его северная граница, приблизившись к склону Боровицкого холма, заканчивалась примерно на том месте, где сегодня мы с вами можем увидеть здание кремлевского Арсенала. Все это кипело жизнью. Застраивалась теремами бояр территория детинца, неустанно работали посадские ремесленники. К городу спешили сотни крестьянских телег с продовольствием и возвращались обратно, наполненные приобретенными в Москве товарами. Среди этих покупок были не только изделия городских ремесленников. — по Москве-реке к московской пристани (располагавшейся примерно там, где в советское время была выстроена гостиница «Россия») часто прибывали купцы, снабжавшие Москву товарами из других княжеств, и даже «торговые гости» из Византии и Скандинавии. Прибывали купцы и посуху — в Москве скрещивались дороги, соединявшие Великий Новгород и Рязань, Смоленск и Владимир. В этом был один из секретов богатства и славы новорожденного города: расположенная на перекрестке оживленных торговых путей, Москва стала местом, где встречались караваны с разных концов тогдашней ойкумены.

Но не только праздничная атмосфера изобилия царила в Москве. На стенах детинца можно было увидеть несших караул суровых воинов. Ведь Москва стояла на самом краю земель Владимиро-Суздальского княжества и, в сущности, была пограничной крепостью, прикрывавшей проход на его территорию. Зимой 1237/38 гг. к стенам детинца подступили войска хана Батыя. Жители посада спрятались за деревянными стенами детинца. Не только княжеская дружина — все, кто мог держать в руках оружие, приготовились встретить врага. Москвичи знали, что их ждет: беспощадный Батый, как смертоносный ураган, пронесся над Рязанским княжеством, испепелив его дотла. Огромное количество людей погибло или было угнано «в полон», на месте прекрасных храмов Рязани дымились пепелища… В погибшей Рязани не осталось ни единой живой души. Расправившись с Рязанским княжеством, владыка Золотой Орды обратил свой взор на Владимир. Но отважный рязанский воевода Евпатий Коловрат, спешивший из Чернигова на помощь родному городу, во главе 1700 воинов бросился вслед татарским отрядам, двигавшимся значительно медленнее обычного из-за обилия добычи. Горевшие желанием отомстить за погибших близких, воины Коловрата знали, что вдут на верную смерть. И все же ни один из них не отказался последовать за своим командиром. Их героические усилия замедлили движение войск Батыя, и к тому моменту, когда татаро-монголы подошли к Москве, ее жители уже знали о случившемся и были готовы защищаться. Скаты Боровицкого холма, по обычаю того времени, были политы водой, чтобы ледяные склоны мешали подъему вражеских воинов.

И все же Москва не устояла. После тяжелой осады город был захвачен, разграблен и сожжен. «Люди избиша от старьца до сущего младенца, а град и церкви… огневи предаша, и монастыри вси и села пожгоша, и множество именья всемше, отыдоша», — свидетельствовал летописец. Казалось, что новой крепости уже не суждено оправиться — как не встала из пепла пожарищ Рязань (вернувшиеся на ее пепелище люди не захотели строиться на месте, омраченном бесчисленными трагедиями, и поселились неподалеку, основав так называемую Новую Рязань — ту Рязань, которую мы знаем сегодня). Однако первое серьезное испытание, приготовленное для нее судьбой, Москва выдержала с честью. Жители окрестных деревень, обитатели посада, которые по тем или иным причинам не остались в детинце во время осады, беглецы из ордынского плена — все они один за другим приходили к Боровицкому холму, и скоро в московских лесах уже застучали топоры, знаменуя возрождение города.

К середине XIII в. Москва не только восстановила свое былое могущество, но и стала центром самостоятельного Московского княжества, «…в 1328 году Москва была уже столицей всей России, потому что Иван Данилович Калита перенес в нее из Владимира свой великокняжеский престол», — рассказывал о событиях того времени М. Н. Загоскин («Москва и москвичи»).

А к 1339 г. князь Московский и Владимирский Иван Данилович Калита возвел на Боровицком холме рубленные из дуба стены и башни. Этому событию предшествовали два пожара — в 1331 и 1337 гг., уничтоживших обветшавшие укрепления.

Кроме этого, Ивану Даниловичу принадлежит и немалая роль в усилении Московского княжества, территорию которого князь неуклонно увеличивал, присоединяя к сфере своего влияния все новые и новые земли. За эту свою политику, а также за то, что в своих начинаниях Иван Данилович искусно использовал поддержку Золотой Орды. С показным смирением он девять раз ездил на поклон, каждый раз отвозя в Орду богатые дары, и в конце концов добился того, что ему был выдан «ярлык на великое княжение» — документ, в котором ханы Золотой Орды, контролировавшие политическую жизнь на Руси, объявляли Калиту «старшим» среди остальных русских князей. Более того, Иван Данилович сумел оставить за собой право на сбор предназначенной для отправки в Орду дани — до этого сбором занимались исключительно ордынские чиновники-баскаки. Разумеется, хан не собирался баловать московского князя излишним доверием, и сбор дани проходил под контролем назначенных Ордой наблюдателей, но все же благотворный результат этого договора был для Москвы очевиден. Во-первых, и Московское княжество, и вся Русь в целом были наконец избавлены от «наездов» (это слово в то время обозначало краткую военную экспедицию, направленную исключительно на захват добычи) ордынских отрядов, и в хрониках того времени можно было прочесть: «Бысть тишина великая по всей Русской земле на сорок лет, и пересташа татарове воевати землю русскую». Во-вторых, став великим князем, Иван Данилович мог рассчитывать на повиновение остальных крупных феодалов. И, наконец, не следует думать, что князь был настолько наивен, что не оставлял в своей казне хотя бы незначительную часть собранной дани. Вскоре Ивана Московского называли самым богатым князем Руси.

За хитрость, удачливость в дипломатических переговорах, за политику присоединения к своему княжеству соседних земель и — с долей юмора — за несомненное пристрастие к накоплению мирских благ князь Иван Данилович и получил в народе прозвище «Калита», то есть снабженный застежкой кожаный кошель для ценностей, обычный аксессуар костюма зажиточного человека того времени.

Впрочем, не следует воспринимать Калиту исключительно как хитреца и стяжателя. Это был мудрый и дальновидный политик, который, в отличие от многих правителей своего времени, не стремился захватить престол развитого государства, а кропотливо и планомерно создавал свое собственное, наращивая военную мощь Московского княжества и приумножая его богатства. Первым из русских князей Иван Калита повел планомерную борьбу с «лихими людьми», разбойничавшими на дорогах, нападая на купеческие караваны. Это сделало московский рынок еще более желанным для внешней торговли. Благодаря политике Ивана Калиты, в Москву из Владимира был переведен престол митрополита. Стремясь обеспечить поддержку Церкви — мощного союзника на политической арене, Иван Данилович построил в Москве новые храмы. Это строительство знаменовало новый этап развития города — впервые в деревянной дотоле Москве появились каменные здания.

«Первую в Москве каменную соборную церковь, во имя Успения Божией матери, заложил святой Петр — митрополит при великом князе Иоанне Даниловиче», — читаем мы у М. Н. Загоскина («Москва и москвичи»). Разумеется, имеется в виду не апостол Петр, а один из «Угодников Московских», причисленный Православной церковью к лику святых. Кроме упомянутого собора (построенного в 1327 г.), в Кремле появились и другие каменные храмы: церковь Иоанна Лествичника (1329), храм Спаса Преображенного (так называемая церковь Спаса на Бору, 1330 г.), построенный в 1333 г. собор во имя Архангела Михаила. Для их постройки в Москву были привезены из Пскова искусные мастера-каменщики. Прекрасные фрески, покрывшие внутренние стены новых храмов, знаменовали новую эпоху в истории города. Кроме ремесленников, изготовлявших предметы повседневного обихода, в Москве появились ювелиры, мастера художественного литья, талантливые оружейники. Именно в этот период взлета московской славы в одной из летописей появились слова: «Бяша град Москва видети велик и чуден град, и много множество людей в нем кипящее богатством и славою».

Ни один из возведенных в правление Калиты храмов, к сожалению, до наших дней не сохранился. Особенно трагична в своей несправедливости была судьба Спаса на Бору — простоявшая более пятисот столетий, пережившая даже разрушительную оккупацию Кремля наполеоновскими войсками, эта церковь в начале XX в. была старейшим каменным сооружением Москвы и ждала только тщательного изучения историками. Ведь «биография» Спаса на Бору уходила корнями в глубокую древность… «Она первоначально была срублена из брусьев и существовала сто сорок лет», — рассказывает историю церкви Спаса на Бору М. Н. Загоскин («Москва и москвичи»). Кто знает, какие увлекательные научные открытия ждали бы их, какие загадки прошлого открыли бы древние стены! Но… в 1933 г. храм Спаса Преображенного просто-напросто разобрали, не утруждая себя подробными исследованиями. Строителям «светлого будущего» понадобилось место для постройки технических помещений Большого Кремлевского дворца, и оглядываться на памятники прошлого они не пожелали.

Но людям, жившим в далеком XIV в., было невдомек, что их потомки когда-нибудь поднимут руку на любовно выстроенные храмы. Они строили их на века, рассчитывая, что и много столетий спустя прекрасные кремлевские храмы будут радовать сердца москвичей. Внук Ивана Даниловича Калиты, умершего в 1340 г., чей прах покоится в Архангельском соборе Московского Кремля, князь Московский и Владимирский Дмитрий Иванович, в 1367 г. приступил к очередному обновлению кремлевских стен. Передышка, которую выторговал для Руси Иван Калита, заканчивалась. Международная обстановка накалялась — Русь продолжала изнывать под ордынским игом, и было ясно, что вскоре ей предстоит претерпеть новую волну нашествия, готовившегося ханом Мамаем. А с запада на земли людей, которых уже начинали называть «московитами», надвигалась военная мощь великого князя Литовского Ольгерда. А в жарком и засушливом 1365 г. в городе вспыхнул пожар. «Охватил всех огонь и пламенем испепелил… и весь город погорел без остатка», — фиксировали летописцы. И тогда Дмитрий, помня просчеты своих предшественников, построил каменный Кремль.

Татаро-монгольское иго означало для Руси не только людские потери, не только унизительную обязанность выплачивать победителям дань. Бурно развивавшиеся до того на Руси ремесла стали приходить в упадок. Кто-то из мастеров погиб, кто-то был ушан в рабство… В 1409 г. Москву осадило войско золотоордынского хана Едигея (русская транскрипция; на самом деле хана звали Идику). Идику был искусным военачальником и пользовался среди ордынских воинов и нойонов (знати) непререкаемым авторитетом… В 1390-х гг. он стал самостоятельным правителем области, лежащей между Волгой и рекой Яик (современный Урал), а впоследствии стал основателем собственного государства — Ногайской орды. В 1408 г. Идику предпринял набег на Русь, и уже через год подошел к Москве. Идику не удалось взять город, но последствия его нападения были впечатляющими. По свидетельствам таких историков, как И. Е. Забелин и М. Н. Тихомиров, после набега Едигея в Москве окончательно пришло в упадок каменное зодчество. Даже в Кремле преобладали деревянные постройки, например, из дерева были выстроены царские хоромы. И Дмитрию пришлось немало потрудиться, собирая со всех концов Руси мастеров, еще помнящих полузабытое искусство.

Новый Кремль был не просто выстроен из более качественного материала — белого подмосковного камня, он был еще и невиданно велик. Если первые линии укреплений окружали лишь верхушку Боровицкого холма, а во время последующих перестроек медленно спускались все ниже по его южному склону и к моменту пожара 1365 г. уже приблизились к середине ската холма, то линия построенных по приказу Дмитрия Ивановича стен почти полностью совпадала с линией современных кремлевских укреплений. Было лишь одно различие: белокаменная твердыня не включала в себя тот уголок территории современного Кремля, который в наше время вписан между Средней Арсенальной, Угловой Арсенальной и Троицкой башнями. «Дмитрий прочно помнит заветы своих дедов. Он посмотрел на Кремль. У отца Кремль был весь деревянный, местами лес даже крошился. Спасибо пожару — спалил все стены, как короб берестяной. Тогда и надумали больше деревянных стен не ставить. Высокие стены возвела Кое-где в два, а то и в три рада, стена над стеной, как сосновая шишка. Ров углубили, дно все вычистили. В иных городах кремли круглые поставлены либо многоугольные, а Московский сложили о четырех углах. Но вышел не ларцем четырехгранным, а как бы стременем, а лучше сказать — топором. И лезвие топора обращено к западу, а на татар — обушок. Высоко поднимались стены Кремля, выше стен стояли каменные башни, далеко было видно вокруг с их сторожевой высоты», — такие строки посвящены в романе русского писателя С. П. Бородина «Дмитрий Донской» построенной князем крепости. Стены из белого камня возводились с применением технологии так называемой «забутовки»: в их сердцевине оставалось свободное пространство, которое потом плотно заполнялось смесью щебня и земли и замуровывалось сверху. Такая «прослойка» делалась не для экономии материала: строителям было известно, что подобная структура делает стены прочнее и позволяет эффективнее противостоять артиллерийскому огню.

К моменту постройки новых башен и стен в Москве уже появились мастерские, в которых отливались собственные, а не привозные пушки. Возникло и производство «огненного зелья» (пороха).

Новый Кремль, с возведением которого Москва получила сохранившееся в веках прозвище «Белокаменная», был построен своевременно: уже в 1368 г. под московские стены подступило войско Ольгерда. Литовский князь не сомневался в скорой и легкой победе, но Москва устояла! Устояла она и во время следующей «пробы на твердость», которую предпринял Ольгерд в 1370 г. С одной опасностью было покончено.

Но оставалась актуальной угроза татарского нашествия. И вот, едва отпраздновав победу, князь Дмитрий начал искать себе союзников среди русских князей, воздействуя на кого уговорами, а на кого и силой, собирая коалицию, способную дать отпор Золотой Орде. Первая «проба сил» состоялась в 1378 г. на реке Воже, где дружина князя Дмитрия разбила татарское войско. И вот в августе 1380 г. князь Московский Дмитрий Иванович во главе армии, объединявшей московскую дружину и союзные силы, выступил в поход в сторону Дона, чтобы встретить идущие на Русь под предводительством Мамая ордынские войска. «Кони ржут на Москве, звенит слава по всей земле русской. Бубны бьют на Коломне, а трубы трубят в Серпухове, чудно стоят стяги у Дону Великого» — так описывал сбор русских войск на решающую битву рязанский старец Софоний, современник этих событий («Задонщина»). Всем вам хорошо известно, как закончилась битва у реки Непрядвы (притока Дона). Для Руси это было началом освобождения от татаро-монгольского ига, для Золотой Орды — началом упадка, а князь Московский и Владимирский Дмитрий Иванович получил прозвище Донской, под которым и вошел в историю. В память о сражении на Куликовом поле в Москве был воздвигнут храм во имя Всех Святых, что на Кулишках — это здание и сегодня можно увидеть на Ильинской площади, однако стены, которыми вы будете любоваться, уже не те, что складывали строители по приказу князя Дмитрия. Храм был полностью перестроен в XVI–XVII вв.

Не следует, однако, думать, что победа на берегах Непрядвы навсегда избавила Москву от опасности вражеского нападения. Всего через два года после великой битвы Дмитрий Донской отправился с дипломатическим визитом в Кострому, поручив управление городом «ближним боярам». И в это время к Москве подошло многочисленное войско под командованием хана Тохтамыша. Посадские жители привычно собирали имущество и перебирались под защиту кремлевских стен, готовясь оборонять свой город. А бояре убоялись угрозы и, считая оборону делом безнадежным, стали один за другим покидать город, заботясь лишь о спасении собственных жизней и имущества. К чести москвичей, надо отметить, что, оставшись без боярского «руководства», они не впали в панику, а продолжали организованно готовиться к осаде Более того — увидев, что боярам нет до них никакого дела, простые горожане, по примеру жителей Великого Новгорода, ударили в соборный колокол и созвали в Кремле вече — народное собрание, на котором постановили никого за пределы города не выпускать, а у тех, кто все же совершит попытку уклониться от общей судьбы и будет пойман, отбирать имущество. Горожане были настроены настолько решительно, что когда сам митрополит Московский Киприан обратился к ним с просьбой выпустить его за пределы города, у него, согласно принятому решению, отобрали буквально все, оставив только одежду, надетую на Киприане. В то же время москвичи послали гонца к литовскому князю Остею, призвав его принять руководство над обороной города.

Князь все не возвращался, а Москва, тем не менее, героически оборонялась. Убедившись, что силой город не взять, Тохтамыш пошел на хитрость. Он передал москвичам, что согласен снять осаду, удовлетворившись сравнительно небольшим выкупом. Но когда открылись городские ворота, и из них вышла депутация москвичей во главе с Остеем, воины Тохтамыша неожиданно взялись за оружие и перебили всех, а затем, пользуясь замешательством, ворвались в открытые ворота. Жители были почти поголовно истреблены (после окончания трагедии было погребено 24 000 человек), а город сожжен. В этом пожаре Русь понесла еще одну потерю, истинные масштабы которой стало возможным оценить лишь спустя столетия: в каменных храмах, куда, по обычаю, защитники города на случай пожара спрятали ценности, находилось значительное не только по тем временам количество книг — по свидетельствам современников, рукописные тома заполняли свои временные хранилища «до самого верьху». Но воины Тохтамыша не пощадили их.

Разорив Москву, войска Тохтамыша начали грабить соседние города. Казалось, все, что было завоевано на Куликовом поле, повержено в прах. Но тут Тохтамыш получил известие, что с севера, во главе большого войска, спешит на выручку своим подданным князь Дмитрий Донской. Этого было достаточно: Тохтамыш, не принимая бой, увел свое войско с Руси.

И снова Москва оправилась от нанесенных потерь. Более того — стала еще сильнее, богаче и краше.

Прекрасная корона столицы

В 1525 г. итальянец Паоло Иовий задался целью собрать побольше сведении о таинственной и далекой стране — России. В те времена европейцы очень мало знали о жизни в нашей стране, и большинство тех сведений, которые сообщали своим соотечественникам вернувшиеся из поездки в «Московию» купцы и наемные солдаты, были, возможно, интересными, но настолько фантастичными, что трезвому уму исследователя сразу становилось ясно: это выдумки, призванные развлечь слушателей. И тут Паоло улыбнулась удача: в Рим ко двору Папы Климента VII прибыло русское посольство! Много часов провел Иовий, разговаривая с молодым дворянином Дмитрием Герасимовым, и на основании этих бесед написал свою книгу. «Это — самый славный из городов Московии как по своему положению, которое считается срединным в стране, так и вследствие замечательно удобного расположения рек, обилия жилищ и громкой известности своей весьма укрепленной крепости, — делал выводы из рассказа Герасимова Паоло Иовий. — Городские здания тянутся длинной полосой по берегу реки Москвы на пространстве пяти миль. Дома в общем деревянные… По вместимости они просторны, но не огромны по своей постройке и не чересчур низки. Каждый из них обыкновенно делится на три комнаты… Почти все дома имеют при себе отдельные сады как для пользования овощами, так и для удовольствия, отчего редкий город представляется столь огромным… В каждом квартале есть отдельная церковь, а на видном месте находится храм в честь Богородицы Девы, славный своим строением и величиною; его воздвиг шестьдесят лет тому назад Аристотель Болонский, удивительный художник и знаменитый мастер. У самой главной части города впадает в реку Москву речка Неглинная, которая приводит в движение зерновые мельницы. При впадении эта речка образует полуостров, на краю которого воздвигнута., удивительно красивая крепость с башнями и бойницами… Почти три части города омываются двумя реками, остальная же часть окружена широким рвом, обильно наполненным водою, проведенною из тех же самых рек».

Таково описание Москвы в тот период, когда все русские княжества объединились под властью великих князей Московских. Русь еще не знала такого расцвета. После взятия турками Константинополя в 1453 г. Москва стала признанным центром Православия — именно в тот период московские государи провозгласили ее наследницей Древнего Рима и Византии, «Третьим Римом». Именно тогда на их гербе появился византийский двуглавый орел — символ преемственности православных традиций. В 1480 г. было сброшено ордынское иго. Крепли международные связи. Московское государство того периода наконец встало наравне с наиболее значительными державами.

Еще в конце XV в. стало ясно, что белокаменные стены, построенные Дмитрием Донским, пережившие столько штурмов и пожаров, безнадежно обветшали. И вот великий князь Московский и всея Руси Иван III принял решение обновить кремлевские укрепления, а заодно и важнейшие строения внутри Кремля. «Собор Успенский, церковь Благовещения, Грановитая Палата, Теремный дворец, Кремль с своими стрельницами, множество каменных церквей и домов, рассыпанных по городу, — все это, только что вышедшее из-под рук искусных зодчих, носило на себе печать свежести и новизны, как бы возникло в один день волею всемогущею. Действительно, все это было сотворено в короткое время гением Иоанна III. Кто оставил бы Москву за тридцать лет назад бедною, ничтожною, похожею на большое село, огороженное детинцем, не узнал бы ее, увидав теперь», — писал о результатах этой реконструкции И. И. Лажечников в романе «Басурман».

С этой целью на Русь были приглашены известные архитекторы своего времени. Приехал в загадочную Московию Алоизо ди Каркано, получивший на Руси прозвище «Алевиз Фрязин». В 1485 г. к нему присоединились знаменитый зодчий и скульптор Пьетро-Антонио Соларио и Марко Руффо (тоже получивший прозвище «Фрязин»), годом раньше нашедший случай показать свое знание секретов архитектуры при возведении новой палаты для казны великого князя. Одинаковые прозвища, полученные двумя разными людьми, не должны удивлять — следует помнить, что в те времена на Руси не существовало фамилий в современном понимании. Родовые имена носили лишь представители знати, но и знатные, и простые люди обычно получали прозвища, отражавшие их личные качества. Слово «фрязин» означало «итальянец».

Явился по княжескому приглашению на Русь и архитектор, которого стали здесь называть Алевизом Новым, построивший в Кремле Архангельский собор и несколько храмов. (Иногда Алевиз Новый также упоминается в исторических документах как Фрязин, что порой порождает путаницу. Видимо, она возникала уже в те далекие времена, и зодчий получил собственное прозвище, пусть и не такое звучное.)

Под руководством этих мастеров на месте старых белокаменных стен уже к 1495 г. вознеслась грозная цитадель, построенная в итальянском вкусе. Нам сегодня трудно представить себе это — настолько символичным стал облик Кремля не только для Москвы, но и для всей России. Для каждого, кто видит знакомые очертания кремлевских башен и стен, в этой картине есть нечто исконно русское. Однако не следует забывать, что, во-первых, первоначальный облик Кремля изменен позднейшими перестройками, а во-вторых, даже на родине мастеров — в Италии — сохранилось в первозданном виде не так уж много крепостей того времени, так что найти образец для сравнения достаточно затруднительно. И все же Кремль, производящий впечатление выстроенной с декоративными целями нарядной и изящной игрушки, — грозная, практически неприступная крепость, выполненная по всем правилам фортификационного искусства. Красивые конусообразные навершия башен, которые во многом «повинны» в том праздничном впечатлении, которое производит цитадель, были надстроены лишь в конце XVII в. Именно эти навершия придали облику Кремля тот неповторимый национальный оттенок, который как бы сгладил западноевропейский стиль его башен и стен. Зеленая поливная черепица крыш красиво контрастирует с красным кирпичом, из которого выстроен Кремль, и белокаменными деталями отделки башен и окантовки зубцов стен.

На четырех самых значительных башнях Кремля — Спасской, Троицкой, Никольской и Боровицкой — после надстройки над ними наверший были установлены двуглавые орлы из позолоченной меди, а на остальных — позолоченные флюгера в виде флажков. (В 1935 г. орлы были заменены звездами из нержавеющей стали, покрытой листами позолоченной меди, с расположенной в центре эмблемой серпа и молота, в 1937 г. смененные привычными нам звездами из рубинового стекла. Тогда же была установлена пятая звезда над Водовзводной башней.)

Но не будем забегать вперед Давайте представим себе только что построенный Кремль Ивана III — тот Кремль, который стоит и поныне и которому суждено возносить свои башни над Москвой, пока существует наша земля.

Площадь окруженной стеной территории составляет 28 гектаров, а общая длина стен — 2235 м. А стены эти таковы, что о них стоит поговорить особо.

В зависимости от рельефа местности, по которой проходят кремлевские стены, их высота колеблется от 5 до 19 м, а толщина достигает 3,5–6,5 м. Зубцы кремлевских стен — архитекторы называют их «мерлоны» — знакомы даже маленьким детям. Нам, смотрящим на вершины стен с земли, эти мерлоны кажутся очень симпатичными и совершенно бесполезными, устроенными лишь с декоративными целями. Но это вовсе не так. Перед нами — важный элемент оборонительной системы кремлевской цитадели. Мерлоны имеют высоту от 2 до 2,5 м при толщине 65–70 см. Изящные прорези в мерлонах предназначены для стрельбы. Во время ведения обстрела стрельцам предписывалось закрывать пространства между мерлонами специальными деревянными щитами — «заборолами», а самим, укрывшись за надежными массивами зубцов, вести огонь через щелевидные прорези бойниц. При этом сами стрелки находились на так называемой «боевой площадке» — выступе, проходящем с внутренней стороны стен. В целях безопасности его противоположную стенам сторону ограждает низкий парапет, сложенный из кирпича. Белокаменная окантовка зубцов, которая тоже подчас воспринимается как декоративный элемент, на самом деле не что иное, как видимая часть сложной водоотводной системы, предназначенной для того, чтобы удалять со стен атмосферные осадки. Эта влага не пропадала даром: она собиралась в специальные колодцы, пополняя запасы воды на случай осады. Сейчас на кремлевских стенах 1045 мерлонов.

Но чудеса фортификационной архитектуры на этом не заканчиваются. С внутренней стороны стен, ниже боевой площадки, можно увидеть большие ниши в форме арок В них, по замыслу строителей, размещались «подошвенные бои» — отверстия, позволявшие вести обстрел местности на уровне земли, у самого основания стен. Эти отверстия были замурованы лишь в XIX в.

Высокие крепостные стены с помощью переходов соединяются с башнями, далеко выступающими за линию стен. Это предусмотрено для того, чтобы в случае необходимости вести обстрел нападающих не только на окружающей крепость местность, no и простреливать пространство вдоль стен. С той же целью башни по замыслу архитекторов были снабжены чудом инженерной мысли XV столетия — навесными бойницами, так называемыми «машикулями». В настоящее время машикули можно увидеть на поверхности стен Угловой Арсенальной башни Кремля, а на других башнях они заложены изнутри кирпичом.

Почему некоторые кремлевские башни имеют круглую форму? Обратите внимание: это те из них, которые построены на стыках стен. Круглая форма позволяла вести с башен круговой обстрел. Кроме того, именно в этих башнях — Водовзводной, Беклемишевской и все той же Угловой Арсенальной — находились потайные колодцы — те самые, в которые поступала отводившаяся со стен вода. Кроме того, эти колодцы подпитывались водами подземных ключей. В настоящее время такой колодец сохранился только в Угловой Арсенальной башне, которая вообще сохранила свой изначальный облик лучше своих красавиц-сестер.

Наиболее высокие и массивные башни: Спасская, Никольская, Троицкая, Боровицкая, Константино-Еленинская, Тайинцкая — выстроены в тех местах, где к Кремлю подходили дороги. В таких башнях предусматривались проездные ворота, снабженные тяжелыми дверями — сделанными из металла или дубовых пластин, окованных железом. А между проездными и угловыми башнями достаточно равномерно распределены по периметру стен башни «глухие», выполнявшие исключительно оборонительные функции, — Благовещенская, Первая и Вторая Безымянные, Петровская, Набатная, Сенатская, Средняя Арсенальная, Комендантская, Оружейная. Вы, конечно, обратили внимание на то, что названия некоторых из них как-то не очень соотносятся с допетровской эпохой. И вы правы. Немного погодя мы с вами познакомимся поближе с историей каждой из кремлевских башен и узнаем, при каких обстоятельствах им пришлось изменить свои первоначальные имена. А пока поговорим о том, что все эти башни роднит — об их внутреннем устройстве.

Вы помните, что конических наверший на кремлевских башнях изначально не было. Наверху башни помещалась боевая площадка, окруженная зубчатым парапетом. Внутри башни поделены на несколько этажей каждая. Кроме того, в них имеются выходы на стены — фактически каждую башню можно пройти насквозь. Это задумано для того, чтобы в случае штурма защитники крепости могли незаметно для врагов перемещаться по стенам в те места, где требовалось их присутствие.

Сразу же после возведения башен их верхушки были прикрыты деревянными крышами конической формы, защищавшими верхние площадки от непогоды. А на площадках разместились поворотные круги — вращающиеся основания для пушек. Были прикрыты деревянными навесами и боевые площадки стен — эти своеобразные крыши, превращавшие стены в крытые галереи, не только оберегали защитников Кремля от непогоды, но и могли послужить дополнительной защитой в случае обстрела.

Но оборонительная мощь Кремля на этом не заканчивалась. Все проездные башни были снабжены отводными стрельницами и выстроенными перед въездами бастионами. Нападавшим, пожелай они войти в ворота, пришлось бы прорываться под перекрестным огнем через узкие проходы. Следует напомнить, что над каждыми воротами в специальных углублениях на стенах башен размещались надвратные иконы.

А в 1516 г. был обновлен и модернизирован ров, соединявший реку Неглинную с Москвой-рекой (проходивший под стенами со стороны Красной площади). Он был расчищен, углублен и обнесен зубчатыми каменными стенами Для пополнения рва водой предусматривались запруды на реке Неглинной — одна из них была возле Боровицких ворот, а другая — близ Троицкого моста (который ведет в Троицкую башню Кремля). С этого момента Кремль превратился в настоящий остров, готовый в любой момент закрыть все щели в своей обороне и «приветствовать» наступающего неприятеля залпами беспощадного огня.

И все же, глядя на Кремль, не думаешь о его оборонительной мощи — он слишком красив. Фортификационные функции детища Ивана III остались в далеком прошлом, и сегодня, глядя на краснокирпичное чудо, возносящее острия своих башен над Москвой-рекой, хочется назвать его короной столицы.

Н. М. Загоскин, русский писатель и знаток московской старины, писал о Кремле так:

«Как прекрасен, как великолепен наш Кремль в тихую летнюю ночь, когда вечерняя заря тухнет на западе и ночная красавица, полная луна, выплывая из облаков, обливает своим кротким светом и небеса, и всю землю! Если вы хотите провести несколько минут истинно блаженных, если хотите испытать этот неизъяснимо-сладостный покой души, который выше всех земных наслаждений, ступайте в лунную летнюю ночь полюбоваться нашим Кремлем, сядьте на одну из скамеек тротуара, который идет по самой закраине холма, забудьте на несколько времени и шумный свет с его безумием, и все ваши житейские заботы и дела и дайте хоть раз вздохнуть свободно бедной душе вашей, измученной и усталой от всех земных тревог… Поздно вечером вы никого не встретите в Кремле; часу в одиннадцатом ночи в нем раздаются одни только редкие оклики и мерные шаги часовых. Внизу, под вашими ногами, гремят проезжающие кареты, кричат извозчики, раздаются громкие речи гуляющих по набережной; с противоположного берега долетают до вас веселые песни фабричных, и глухой, невнятный говор всего Замоскворечья как будто шепчет вам на ухо о радостях, забавах и суете земной жизни. Но все это от вас далеко, — вы выше всего этого. Вот набежали тучки, светлый месяц прикрылся облаком, внизу густая тень легла на все Замоскворечье, потухли сверкающие волны реки и все дома подернулись туманом. Но здесь, на кремлевском холме, облитые светом главы соборов блестят по-прежнему и позлащенный крест Ивана Великого горит яркой звездою в вышине. Поглядите вокруг себя: как стройно и величаво подымаются перед вами эти древние соборы, в которых почивают нетленные тела святых угодников московских. О, как эта торжественная тишина, это безмолвие, это чувство близкой святыни, эти изукрашенные терема царей русских и в двух шагах их скромные гробницы, — как это отрывает вас от земли, тушит ваши страсти, умиляет сердце и наполняет его каким-то неизъяснимым спокойствием и миром! Внизу все еще движенье и суета: люди или хлопочут о делах своих, или помогают друг другу убивать время; а здесь все тихо, все спокойно и все так же живет, — но только другою жизнью. Эти высокие стены, древние башни и царские терема не безмолвны, — они говорят вам о былом, они воскрешают в душе вашей память о веках давно прошедших. Здесь все напоминает вам и бедствия и славу ваших предков, их страдания, их частные смуты и всегдашнюю веру в провидение, которое, так быстро и так дивно возвеличив Россию, хранит ее как избранное орудие для свершения неисповедимых судеб своих. Здесь вы окружены древнею русской святынею, вы беседуете с нею о небесной вашей родине. Как прилипший прах, душа ваша отрясает с себя все земные помыслы. Мысль о бесконечном дает ей крылья, и она возносится туда, где не станут уже делить людей на поколения и народы, где не будет уже ни веков, ни времени, ни плача, ни страданий. — Испытайте это сами, придите в Кремль попозже вечером, и если вы еще не вовсе отвыкли беседовать с самим собою, если можете несколько минут прожить без людей, то вы, верно, скажете мне спасибо за этот совет. Впрочем, во всяком случае, вы не станете досадовать, если послушаетесь меня и побываете в Кремле, потому что он при лунном свете так прекрасен, что вы должны непременно это сделать, — хотя из любви к прекрасному».

Семья кремлевских башен

Традиционно знакомство с кремлевскими башнями начинается с Боровицкой — ведь она стоит у подножия холма напротив того самого места, где когда-то зарождался Кремль. Давайте и мы с вами последуем этому разумному правилу и начнем наше детальное знакомство с Кремлем с Боровицкой башни.

Боровицкая башня

Здесь уместно будет сказать, что многие башни Кремля выстроены там, где когда-то стояли их предшественницы — башни предыдущих московских кремлей. Склонные к мистике люди иной раз усматривают в этом обстоятельстве нечто загадочное, но на самом деле все объясняется просто: башни ставились в наиболее выгодных для обороны местах. Вот и Боровицкая башня, возведенная в 1490 г. по проекту Пьетро-Антонио Солари, стоит там, где испокон веков располагался выход из Кремля — это древнейшие ворота московской цитадели.

Свое название башня, как и весь Боровицкий холм, получила в память о том густом хвойном лесе, который в дни основания Москвы покрывал его склоны. В 1658 г. Боровицкую башню специальным указом благочестивого царя Алексея Михайловича Романова переименовали в Предтеченскую (в честь располагавшегося поблизости от нее на территории Кремля каменного храма во имя Иоанна Предтечи), однако новое название так и не прижилось.

Давайте внимательно посмотрим на Боровицкую башню. Немецкий путешественник XIX в. Александр Гумбольдт, посетивший Россию в 1829 г., высоко оценивший красоту этого сооружения, был еще больше поражен экзотичностью архитектуры Боровицкой башни. По словам Гумбольдта, башня напомнила ему пирамиды индийских храмов с их ритмично уменьшающимися ступенями-ярусами. А москвовед начала XX в. В. А. Никольский сравнивал Боровицкую башню со знаменитой казанской башней, носящей имя царицы Сююмбеки. Действительно, архитектурное решение Боровицкой башни более чем оригинально, и подобные строения можно увидеть нечасто, особенно в Европе. Нижний ярус башни представляет собой четырехгранное строение — «четверик». На него, постепенно уменьшаясь с высотой, поставлены один на другой еще три четверика. А сверху башня увенчана восемью колонками, поддерживающими стреловидный шатер навершия (общая высота, без учета укрепленной на башне звезды, — 50,7 м). Этот прекрасный шатер и поддерживающий его открытый восьмигранник были надстроены в конце XVII в. Однако то, что сегодня предстает нашим глазам, несет на себе следы переделок и реставраций. В XVIII в. к навершию башни «для красоты» были добавлены модные тогда псевдоготические украшения, выполненные из белого камня, а в 1812 г. навершие Боровицкой башни пострадало от взрывной волны, докатившейся от ее соседки — Водовзводной. Вскоре она была отреставрирована, но готические детали восстанавливать не стали, и сегодня мы можем видеть только те из них, которые уцелели при катастрофе — так, кое-где сохранились обрамления окон.

Помимо необычной планировки, в архитектуре Боровицкой башни есть и другая интересная деталь. Ее отводная стрельница устроена не впереди, как у остальных кремлевских башен, а помещена сбоку. Именно в стрельнице, а не в башне, и находятся Боровицкие ворота. В древности они служили для хозяйственных целей — через Боровицкие ворота в Кремль ввозились различные грузы. Недаром с другой стороны крепостной стены возле Боровицких ворот располагались хозяйственные постройки, Конюшенный и Житный (продуктовый склад) дворы. Несмотря на свое приземленное назначение, Боровицкие ворота защищались не хуже остальных. И сегодня со стороны Александровского сада можно увидеть расположенные по бокам от въезда отверстия, формой напоминающие замочные скважины. Но такое сравнение обманчиво, не стоит представлять себе вставляющиеся в крепостные стены исполинские ключи. «Замочные скважины» на самом деле не что иное, как отверстия для цепей подъемного моста, который перебрасывался от Боровицкой башни на другой берег Неглинной. А под проездной аркой ворот в кладке стен хорошо заметны вертикальные пазы — здесь крепилась опускающаяся железная решетка — «герс».

Водовзводная башня

Угловая Водовзводная башня, о которой только что шла речь, стоит над Москвой-рекой. Она удивительно грациозна и соразмерна — особую праздничность ей придает рельефная горизонтальная кладка примерно до середины высоты круглого основания. Благодаря ей башня производит впечатление доставленного в узкую вазу букета цветов. Водовзводная башня высока — 57,7 м. Сразу после постройки она носила название Свибловой — на территории Кремля рядом с ней располагался двор бояр Свибловых. А свое теперешнее название Водовзводная башня получила, когда в 1633 г. в ней установили «водовзводную машину», по свинцовым трубам качавшую воду для поливки кремлевских садов. Поступала эта вода и в царские покои. До наших дней это чудо технической мысли почти четырехсотлетней давности не сохранилось — водовзводная машина функционировала немногим больше ста лет. Впрочем, если вдуматься, это немало.

Судьба Водовзводной (Свибловой) башни непроста и драматична. В 1805 г. ее сочли обветшавшей и в целях реставрации разобрали и собрали снова. А в 1812 г. наполеоновская солдатня взорвала ее, покидая Кремль. В 1817 г. (по некоторым источникам, в 1819 г.) Свиблову башню восстановили по проекту О. И. Бове. С тех пор башня неоднократно реставрировалась, и се первоначальный облик исказился до неузнаваемости. Так что, к сожалению, несмотря на несомненную красоту Свибловой башни, ее облик достаточно сильно отличается от того, который был задуман итальянскими зодчими. Впрочем, так ли это важно? От ее стен исходит аромат древности, и, дав волю фантазии, можно легко представить себе Свиблову башню такой, какой она была когда-то — грозной, щетинящейся дулами пушек из-под деревянного навеса.

Благовещенская башня

Соседка Водовзводной башни по кремлевской стене, тоже смотрящаяся на свое отражение в водах Москвы-реки, — Благовещенская башня. На самом деле Благовещенская башня не столь мала — 30,7 м, но рядом со своей высокой соседкой кажется почти низенькой. Построенная в 1488 г., она, как и остальные ее сестры-башни, в конце XVII в. была дополнена каменным шатром. Его усеченный верх венчает сооружение, которое на первый взгляд кажется дозорной вышкой — и это удачное решение придает Благовещенской башне очень воинственный и в то же время древний вид. Однако вышка эта декоративная, а история башни хранит множество совершенно не воинственных подробностей.

В старину в Благовещенской башне имелись ворота — их следы в кирпичной кладке и сегодня видны со стороны Кремля, а вот с набережной никакого напоминания об этих воротах не увидишь. А назывались эти ворота… Портомойными. Они предназначались для прачек из дворцовой обслуги, выходивших стирать на берег Москвы-реки. Предметом их забот были не только «портки», как может показаться на первый взгляд, — портами в те времена называлась одежда вообще.

Это — забавная сторона «биографии» башни, а ют и грустная нотка: при Иване IV Грозном в Благовещенской башне содержались узники.

Свое название Благовещенская башня получила от помещавшейся в ней иконы Благовещения. К тому же в начале XVIII в. на территории Кремля рядом с башней был возведен храм того же имени. После его постройки в «дозорной вышке» устроили звонницу, на вершине башни установили крест, а узкие бойницы растесали, превратив их в окна — Благовещенская башня из оборонительного сооружения превратилась в придел одноименного храма.

Однако в наши дни мы видим Благовещенскую башню совсем иной. Дело в том, что в 1933 г., как бы ни удивляла вас эта дата, башню отреставрировали. Правда, проделано это было в стиле того времени: храм Благовещения безжалостно разобрали. Зато в том месте, где его стена примыкала к стене башни, открылся первоначальный фасад, не искаженный переделками. Это дало реставраторам возможность восстановить подлинный облик Благовещенской башни.

Тайницкая башня

За Благовещенской башней следует Тайницкая. При постройке краснокирпичного Кремля она была сооружена на приречной стороне самой первой. Этот приоритет легко объясним: приречная, южная, кремлевская стена чаще других становилась объектом штурма, и белокаменные стены были здесь более ветхими. Поэтому южная линия стен была перестроена раньше остальных. А Тайницкая башня была не простым оборонительным сооружением — она имела очень важное значение и свое название получила недаром.

Внутри башни прятался потайной колодец. Но, помимо этого, был у Тайницкой башни еще один секрет: в ее отводной стрельнице, соединенной с башней арочным переходом, начинался подземный ход, выводивший к самой кромке воды — предосторожность на случай бегства. Высотой 38,4 м, далеко выступающая за линию стен, Тайницкая башня имеет внушительный вид. Вот только назвать ее памятником седой старины, к сожалению, невозможно. Тайницкая башня — новодел, правда, освященный временем, но все же… Вы помните, что в конце XVIII в. на Боровицком холме по проекту В. И. Баженова предполагалось построить исполинский дворец. Приступая к расчистке места для строительства, рабочие успели снести часть южной стены — и вместе с ней Тайницкую башню. А после остановки этого циклопического проекта, в 1773 г., погубленная башня была воссоздана по старым рисункам. Достоверно известно, что форма башни в точности воспроизводит прежнюю Тайницкую башню, но существует ли соответствие в более мелких архитектурных деталях — неизвестно.

В старину Тайницкая башня была проездной — с набережной прекрасно видна высокая закругленная, арочная ниша, имитирующая заложенные ворота. В XVII в. над воротами Тайницкой башни помещались часы. Эти ворота — Тайницкие, или, как еще говорили в старину, Тайнинские (от слова «тайна») — во время осад использовались для того, чтобы через них незаметно для противника можно было выйти к Москве-реке за водой.

А пристроенную к изначальной Тайницкой башне отводную стрельннцу и вовсе решили не восстанавливать. Она вернулась на старое место лишь в 1862 г. и строилась не с целью воспроизвести подлинный вид уничтоженной стрельницы — архитектор просто создал проект «в национальном вкусе».

Да, судьба Тайницкой башне выпала непростая. В 1930 г. злосчастную стрельннцу снова разобрали — теперь уже навсегда, а секретный колодец засыпали. Заложили и имевшиеся в Тайницкой башне проездные ворота — на фасаде можно разглядеть рельефные следы.

Первая и вторая безымянные башни

Следом за Тайницкой башней стоят, одна за другой, две Безымянные башни. Их облик напоминает архитектуру Тайницкой башни: над мощным квадратным основанием возвышаются усеченные четырехгранные конусы, на вершинах которых устроены дополнительные ярусы с открытыми проемами, увенчанные острыми четырехскатными крышами. Правда, Безымянные башни несколько ниже Тайницкой (Первая Безымянная — 34,15 м, а Вторая Безымянная — 30,2 м), и их архитектура более массивна. При взгляде на Безымянные башни на ум сразу же приходит сравнение со сторожевыми постами: каждая из них, благодаря своему основательному и какому-то особенно воинственному, строгому виду, производит впечатление самостоятельной маленькой крепости. Они и были выстроены исключительно с оборонительными целями — никаких других функций, в отличие от своих соседок, о которых мы с вами уже успели узнать, Безымянные башни не несли. У них даже не было характерных имен: как вы уже успели заметить, свои названия кремлевские башни получали по находившимся вблизи важным объектам — боярским дворам или храмам, а Безымянные башни стоят на отшибе. Но нас с вами ведь интересуют сохранившиеся архитектурные памятники допетровской эпохи. И вот, если рассматривать Безымянные башни в этом аспекте, на свет всплывает интересная и по-своему поучительная история.

Судя по пропорциям Первой Безымянной башни, историки архитектуры определяют, что она была построена несколько позже Второй Безымянной. Однако на самом деле Первая Безымянная куда более «молода». Сразу после постройки в ней была устроена «пороховая камора» — склад взрывчатых веществ (пороха и компонентов для его изготовления — селитры и др.). Во времена правления Ивана Грозного произошел несчастный случай — хранившийся в башне порох взорвался, и от Первой Безымянной башни практически ничего не осталось. Но вскоре она была восстановлена. В конце XVII в. над ней надстроили четырехскатный каменный шатер со «сторожевой вышкой».

В следующий раз башня исчезла с лица земли в 1770 г. — ее разобрали, освобождая место под постройку баженовского дворца. Но, как вы знаете, после того как Екатерина II отказалась от своего замысла, она распорядилась восстановить те участки кремлевской цитадели, которые успели разрушить. Кала восстановлена и Первая Безымянная башня — в 1783 г. ее возвели снова, однако не на старом месте — теперь она встала ближе к Тайницкой башне. А в 1812 г. Первую Безымянную башню, точно так же как и Водовзводную — Свиблову, взорвали французы. И точно так же, как и Водовзводная, Первая Безымянная башня была восстановлена О. И. Бове. Так что, несмотря на свой былинный облик, Первая Безымянная башня относительно молода.

А вот облик Второй Безымянной башни без искажений дошел до наших дней с XVII в., когда над ее верхней площадкой, по примеру остальных кремлевских башен, был добавлен шатровый верх И у ее соседок — Тайницкой, Первой Безымянной башен, и у Второй Безымянной башни он тоже завершается напоминающим древнюю дозорную вышку навершием — ее скомпонованное из украшенных рельефным орнаментом краснокирпичных колонок основание в плане четырехугольное, а вот остроконечное навершие — восьмигранное.

Единственное серьезное изменение, которое претерпел облик Второй Безымянной башни, — заложенные когда-то существовавшие в ней проездные ворота.

Петровская башня

При виде невозмутимо возвышающихся над историческим центром города башен Кремля создается ощущение их нерушимой прочности. Тем сильнее волнуют подробности «биографий» этих твердынь, из которых мы узнаем, какими бурными и подчас «опасными» были их судьбы. Вот и Петровской башне, следующей за Второй Безымянной, немало довелось испытать на своем долгом веку. Точное время ее постройки неизвестно. Историки склоняются к мысли, что она была возведена одновременно с другими башнями, входящими в оборонительный комплекс линии стен со стороны реки Москвы, однако есть и версия, что она была построена чуть позже. Своим обликом Петровская башня, получившая название по храму во имя св. Петра митрополита, примыкавшему к ней с внутренней стороны стен, сильно отличается от своих стоящих по соседству сестер — уже знакомых нам Тайницкой, Первой и Второй Безымянных. Невысокая — всего 27,15 м, — но очень изящная, узкая и словно устремленная в высоту, Петровская башня словно нарочно спроектирована для того, чтобы разнообразить несколько однотипный облик башен южной стороны периметра кремлевских стен. Над вторым ярусом основного строения башни, завершающимся небольшим четвериком, которому стройные колонки и карнизы придают вид сказочного терема, надстроен пирамидальный шатер, над которым на кирпичных столбиках возносится остроконечная крыша удивительно лаконичных очертаний. Но, разумеется, Петровская башня — не декоративное украшение, у нее славное боевое прошлое.

Во время польской интервенции (1612) защитники Петровской башни, которую в те времена порой называли Угрешской (поскольку давший ей имя храм принадлежал к подворью Угрешского монастыря), героически оборонялись, но тем не менее башня была сильно изуродована пушечными выстрелами нападавших. Можно сказать, что в тот раз Петровская башня была практически разрушена. Затем ее восстановили, а в 1771 г. сломали опять, уже в мирное время, — как вы догадываетесь, это было связано с попыткой постройки на Боровицком холме гигантского дворца. Сломали и снова восстановили, а в 1812 г. Петровскую башню развалили до основания французские минеры. О. И. Бове, наряду с Водовзводной и Первой Безымянной башнями, воссоздал и Петровскую, и с тех пор ее облик не претерпел существенных изменений.

Несмотря на столь переменчивую судьбу, облик Петровской башни может много рассказать нам о том, как выглядел краснокирпичный Кремль сразу после того, как его отстроили в XV в. На основании башни — двухъярусном четверике — можно разглядеть следы машикулей.

Беклемишевская башня

Мы с вами пропутешествовали вдоль всей южной, выходящей на Москву-реку стены Кремля и приблизились к высокой башне, которую в 1487 г. Марко Руффо возвел в юго-восточном углу кремлевских стен. Как уже известно, по замыслу архитекторов такие башни строились круглыми. Вот и Беклемишевская башня в плане круглая, хотя, внимательно присмотревшись, можно заметить, что поверхность ее нижней части состоит как бы из вертикальных граней. В настоящее время Беклемишевскую башню обычно называют Москворецкой — по названию расположенного по соседству Москворецкого моста. А в старину башня получила имя по примыкавшей к ней кремлевской резиденции бояр Беклемишевых. Это был знатный род, активно принимавший участие в придворных интригах. Во времена великого князя Василия III, сына Ивана III, боярин Беклемишев оказался участником заговора крупных феодалов-бояр против великокняжеской власти и был казнен. После этого его палаты стали служить местом заключения попавших в опалу бояр. Впоследствии аристократической темницей, своего рода русским Тауэром, стали и помещения Беклемишевской башни.

Даже до того как над ней надстроили высокий граненый верх, напоминающий скорее устремленный к небесам изящный шпиль, Беклемишевская башня была стройна и по-своему очень красива. А после переделки XVII в. стала поистине прекрасной. Сейчас высота Беклемишевской башни — 46,2 м.

В 1949 г. Беклемишевская башня стала объектом работы реставраторов. Среди прочего был сделан важный шаг к возвращению башне ее первоначального облика — уменьшен размер бойниц. На первый взгляд это звучит странно, но, углубившись в историю Беклемишевской башни, мы легко понимаем причину такого поступка реставраторов. Дело в том, что в 1707 г. по приказу Петра I, опасавшегося вторжения на территорию России шведских войск, Беклемишевскую башню несколько модернизировали. Ее бойницы были растесаны — то есть увеличены для того, чтобы дать возможность установить в башне пушки и перемещать их стволы, наводя на цель, — башне предстояло стать важным пунктом обороны переправы через Москву-реку. К счастью, эти приготовления не понадобились. А вот верхний ярус навершия-шпиля в 1949 г. восстанавливать не пришлось. Сбитый артиллерийским снарядом в 1917 г., когда большевики обстреливали Кремль, который защищала группа юнкеров, был отреставрирован уже в первые годы советской власти.

Константино-Еленинская башня

А теперь нам с вами предстоит познакомиться с теми кремлевскими башнями, которые расположены со стороны Васильевского спуска к Москве-реке и Красной площади — некогда они, как вы помните, гляделись в крепостной ров. И первая же из них после Беклемишевской, Константино-Еленинская, уводит нас в далекую древность. Ведь выстроена Константино-Еленинская башня на том самом месте, где во времена Дмитрия Донского находилась белокаменная Тимофеевская башня прежнего Кремля. А как раз под сводами ворот Тимофеевской башни проследовал князь Дмитрий во главе своей дружины, отправляясь на Куликово поле.

А предстающая перед нами сегодня Константино-Еленинская башня была выстроена Пьетро-Антонио Соларио в 1490 г. Она была названа по храму во имя Константина и Елены, стоявшему на территории Кремля неподалеку от нее. Равноапостольные Константин и Елена, чьи имена связаны с обретением Честного Креста Господня, были очень популярны на Руси, как и праздник Воздвижения Креста.

В XV в. эта башня, архитектура которой напоминает о башнях южной стены, была проездной и имела отводную стрельницу, бастион и подъемный мост. В XVII в. ворота были заложены — сегодня, стоя на Васильевском спуске, можно осмотреть воротную арку. Ее маленькая высота не должна удивлять — со временем уровень грунта на Красной площади значительно поднялся. В настоящее время высота башни 36,8 м.

Над заложенным проемом ворот — углубление для надвратной иконы. Хорошо сохранились и следы от заложенных пазов, через которые проходил механизм подъема моста, перекинутого через ров.

После уничтожения проездных ворот потеряла свое стратегическое значение отводная стрельница Константино-Еленинской башни, и в ней устроили пыточную для допроса важных государственных преступников. В самой башне разместился Разбойный приказ. Это обстоятельство породило целый ряд связанных с Константино-Еленинской башней жутковатых преданий: тут были и плачущие на стенах стрельницы тени казненных, и раздающиеся в сумерках таинственные голоса, стенавшие и молившие о помощи и прощении. Одна из таких «страшилок», повествующая о появляющемся на стене пыточной кровавом пятне, дожила даже до наших дней, правда, после того как в конце XVIII в. отводная стрельница была снесена, легенда стала связываться с самой Константино-Еленинской башней. Но когда видишь эту башню, словно шагнувшую в современность из русской сказки, такие россказни кажутся очень обидными. Шатровый верх, надстроенный над башней в 1680 г., делает ее облик еще более сказочным.

Набатная башня

Следующая башня, с которой нам с вами предстоит познакомиться, — Набатная. Она стоит на Васильевском спуске как раз напротив соборного храма Покрова Божией Матери, что на Рву, более известного под именем «храма Василия Блаженного». Эта 38-метровая башня, красный кирпич стен которой красиво оттеняется белокаменными украшениями верхнего четверика и надстроенной над шатром дозорной вышки, получила свое название от висевшего на ней колокола, предназначенного для того, чтобы доносить до москвичей весть об опасности — набата. Сейчас этого «обитателя» Набатной башни в ней нет, но древний колокол не пропал — с 1821 г. он экспонируется в Оружейной палате Московского Кремля, а до этого (с 1803 г.) хранился в кремлевском Арсенале. В Арсенал московский набатный колокол попал искалеченным: по повелению Екатерины II в 1771 г. у колокола был вырван язык. Такова была кара за то, что московский набат звонил, созывая толпу, во время так называемого Чумного бунта.

Не пожалейте времени и осмотрите московский набатный колокол. Литая надпись на нем повествует об истории его появления на свет: «1714 года июля 6 день вылил сей набатной колокол из старого ж набатного колокола который розбися Кремля города к Спасским воротам. Весу в нем 150 пуд. Лил сей колокол мастер Иван Моторин».

Царская башня

Следуя вдоль стены дальше, мы видим самую миниатюрную и самую «юную» башню Кремля. Как вы, наверное, уже догадались, речь идет о Царской башне, которую так и хочется назвать попросту «башенкой». В сущности, она не что иное, как поставленная на каменных столбах крыша, своего рода беседка, устроенная прямо на стене. Царская башня была построена гораздо позже остальных — в 1680 г, и первое впечатление не обманчиво — ее действительно пристроили непосредственно поверх стены, удалив несколько зубцов. Этот очаровательный открытый теремок, состоящий из напоминающих по форме кувшинчики столбиков, пространство между которыми разделено на два яруса перекрытием, и восьмискатной заостренной крыши, пропорции которой подчеркивают возвышающиеся с четырех сторон установленные на вершинах столбиков пирамидки, если рассматривать его снизу, с площади, кажется совсем крохотным. И действительно, по сравнению с другими кремлевскими башнями Царская очень мала. Однако, если не сравнивать ее с высокими сестрами-башнями, сама по себе имеет вполне достойную для архитектурного сооружения высоту, от ходовой площадки стены до верхушки крыши высота Царской башни — 14,45 м. Но, конечно, при осмотре основное впечатление производит лишь та часть Царской башни, которая возвышается над уровнем мерлонов — ее высота, разумеется, меньше общей, она составляет 11,4 м.

Однако Царская башня вовсе не была задумана как затейливое украшение стены. Ее назначение вполне утилитарно и функционально. Начать с того, что идея постройки подобного сооружения на стене появилась задолго до XVII в. Во времена Ивана Грозного примерно на этом же месте на стене была устроена деревянная беседка, с комфортом сидя в которой царь любовался традиционными масленичными кулачными боями, которые горожане проводили на льду Москвы-реки, проводившимися на Красной площади «поединками чести» между представителями знати и, о чем грустно вспоминать, осуществлявшимися тут же казнями. Именно благодаря роли этой своей предшественницы Царская башня и получила такое название. Но сама она была построена не как беседка: в ней висел один из важнейших московских сигнальных колоколов, так называемый Спасский набат (названный так по близстоящей Спасской башне).

Спасская башня

А вот и она, гордость и слава Кремля, символ Москвы, а подчас — и всей России! Спасская башня — главные ворота Кремля. Она была построена в 1491 г. по проекту Пьетро-Антонио Соларио и первоначально носила имя Фроловской стрельницы — по стоявшему возле нее храму во имя Фрола и Лавра (эти святые очень почитались на Руси и были покровителями коневодства). Об этом напоминают надписи, сделанные на пластинах белого камня, укрепленных над проездными воротами башни. Интересно, что со стороны Красной площади надпись выполнена на латыни, а вот с внутренней стороны ворот — на русском языке: «В лето 6999 (1491) июля Божиею милостию сделана бысть сия стрельница повелением Иоанна Васильевича Государя и Самодержца всея Руси и Великого князя Володимерского и Московского и Новгородского и Псковского и Тверского и Югорского и Вятского и Пермского и Болгарского и иных в лето 30 государств его, а делал Петр Антоний Солярио от града Медиолана» (Медиолан — старинная русская транскрипция названия итальянского города Милана).

В 1658 г. над воротами башни со стороны Красной площади был помещен образ Спасителя. В связи с этим был издан специальный царский указ о переименовании Фроловской башни в Спасскую. Но и до этого Фроловские ворота Кремля считались главными в крепости, «святыми». Через них совершались въезды царей, высшей аристократии, иностранных послов. Через эти ворота проходили крестные ходы. До конца XIX в. сохранялся обычай снимать шапку, проходя через Спасские ворота — как при входе в храм. К тому времени причина возникновения этой традиции забылась — Кремль больше не был постоянной резиденцией царей, и, если государи не прибывали с визитом в Москву, проход на территорию Кремля был свободен (извозчики даже порой специально проезжали через Кремль, срезая путь). Поэтому объяснения древнего обычая подчас подбирались искусственно. Пример таких попыток объяснить древнюю традицию, а также интересные сведения об истории Спасских ворот мы находим уже в книге М. Н. Загоскина «Москва и москвичи», описывающей быт и нравы горожан в период с 1814 по 1840-е гг. Вот эпизод, в котором главный герой отвечает на вопрос приехавшего в Москву любопытного француза Дюверние:

«— Почему все входят в эти ворота с непокрытой головою?

— Быть может, оттого, что тут чудотворный образ, — отвечал я, — или, если верить народному преданию, это делается потому, что князь Пожарский, освободив Москву, вошел Спасскими воротами в Кремль».

А вот герой встречает историка Соликамского, который позволяет нам узнать более точные и глубокие подробности:

«— А знаешь ли ты, любезный друг, — спросил меня Соликамский, — почему, проезжая этими воротами, мы сняли шляпы?

— Да если верить преданию, — отвечал я, — так это в память того, что в тысяча шестьсот двенадцатом году князь Пожарский, победив поляков, вошел с православным русским войском этими воротами в освобожденный Кремль.

Соликамский улыбнулся.

— Ох вы, романисты! — сказал он. — Так, по-вашему, до тысяча шестьсот двенадцатого года, проходя этими воротами, русский человек и шапки не ломал. Нет, любезный. Лет за сто еще до Пожарского все православные проходили сквозь эти ворота с непокрытыми головами, и, вероятно, потому, что, по их понятию, эти ворота были святыми.

— Да почему же они считали их святыми? — прервал я.

— А вот почему., в Спасских воротах благоверные цари русские, святители московские и бояре торжественно встречали следующие святые иконы: Владимирскую Божию Матерь из Владимира, Всемилостивого Спаса и Спаса Вседержителя из Великого Новгорода, Благовещенье Пресвятой Богородицы из Устюга, Спаса Нерукотворенного из Хлынова и Святого Николая Великорецкого из Вятки; а сверх того в старину из двенадцати ежегодных крестных ходов девять проходили Спасскими воротами. Теперь понимаешь ли, почему все москвичи и до сих пор снимают шляпы, проезжая и проходя этими воротами?»

Квадратная в плане башня в момент окончания строительства имела примерно половину современной высоты (сейчас — 67,3 м.). В ней насчитывалось 5 боевых ярусов. Кроме того, башня изначально была снабжена отводной стрельницей и двумя каменными бастионами. От отводной стрельницы через ров был перекинут подъемный мост на цепях (в XVII в. его заменили стационарным каменным).

Верхняя площадка Фроловской башни, как и у остальных, была снабжена деревянной крышей-надстройкой. Под этим укрытием на Фроловской башне находился часовой колокол. Ведь и сегодня для нас с вами Фроловская (Спасская) башня неотделима от размещающихся на ней часов. Известно, что часы на этой башне находились чуть ли не со дня ее постройки. Разумеется, они ничем не напоминали знаменитые кремлевские куранты и были достаточно примитивны. Первое письменное упоминание об этих часах датировано лишь XVI в. Точных сведений о самом первом часовом механизме не сохранилось. Зато известно, что, когда в 1625 г. русский архитектор Важен Огурцов возводил на Фроловской башне многоярусный верх, увенчанный высоким каменным шатром, в работе принимал участие «аглицкой земли часовой мастер», чье имя в русской транскрипции звучало как Христофор Галловей. Именно тогда на башне были установлены новые часы, изготовленные в соответствии с новейшими требованиями той эпохи. Традиционно, говоря об этих часах, принято связывать их появление на башне почему-то исключительно с англичанином Галловеем. А между тем он был, говоря современным языком, лишь руководителем проекта. На самом деле часы изготовили и установили русские умельцы. История сохранила лишь имя мастера — Ждан. Известно также, что вместе с ним над созданием часов работали его сын и внук. Тринадцать колоколов, посредством которых часы издавали переливчатый звон, отлил литейщик Кирилл Самойлов.

Эти часы заслуживают того, чтобы описать их подробно. На башне помещалось позолоченное изображение солнца, раскинувшего по сторонам длинные лучи. Один из лучей, опущенный от солнечного диска вертикально вниз, заменял часовую стрелку. Дело в том, что часы, в XVII а украшавшие собой Спасскую башню, сильно отличались от привычных нам. На современных часах по циферблату движутся стрелки, а на этих — вращался сам богато изукрашенный циферблат, подводя нужную цифру под неподвижную стрелку-указатель. Собственно, и цифр в современном понимании мы бы с вами на тех часах тоже не нашли бы… В то время на Руси было принято обозначать цифры буквами древнерусской азбуки, а для того, чтобы не перепутать их с алфавитом, над буквами-цифрами помещалась горизонтальная черта с изломанными концами — «титло». Центральную часть «указного круга» (то есть циферблата) занимала карта звездного неба.

Выше часов находился восьмигранный двухъярусный отсек, в котором размещались отбивавшие время колокола.

Мастера, «приставленные смотреть» за часами на Спасской башне, очень гордились своей почетной обязанностью, и судебные документы той эпохи зафиксировали целуй ряд дел, которые возникали из-за ссор смотрителей часов на Спасской башне с другими кремлевскими часовщиками, обихаживавшими часу Тайницкой и Троицкой башен. Возмущенные чрезмерным зазнайством коллег, часовщики, не удостоившиеся чести присматривать за часами над главным въездом в Кремль, порой затевали с обидчиками потасовки, а иногда просто обращались в суд, жалуясь на «бесчестье» (оскорбление).

Несколько выходя из рамок нашей с вами темы, добавлю — чтобы завершить разговор о часах и ответить на возможные вопросы, — что к концу XVII в. эти часы сильно пострадали от эксплуатации, и Петр I приобрел новые, изготовленные в Голландии. В это же время их смотритель получил утвержденное звание «часового мастера Спасских часов». Часы, облик которых уже так хорошо знаком всем в наши дни, установлены на башне в 1851–1852 гг. московскими часовщиками братьями Бутеноп. Мелодия, которую сейчас играют куранты, набрана на игральный вал (снабженный устройствами, которые заставляют колокола звонить в определенном порядке, создавая мелодию) в 1918 г.

Надстройка Фроловской (Спасской) башни, добавленная к творению Соларио, и сегодня поражает нас своей гармоничностью и красотой. Однако ее облик несколько отличается от того, который придали ему мастера XVII столетия. Некоторые изменения были внесены почти сразу после возведения надстройки — башня сгорела, но через год ее восстановили.

Нижний четверик башни завершал аркатурный пояс — полоса из небольших арок, украшенных белокаменным узорочьем, дополненным пирамидками с золочеными флюгерами, башенками. Среди этого великолепия размещались искусно вырезанные из белого камня изваяния сказочных зверей. А в нишах аркатурного пояса установили белокаменные статуи, название которых на языке того времени звучит для нашего с вами слуха несколько забавно: «болваны». По замыслу камнерезов «болваны» были обнажены, однако строгая мораль тех времен не одобряла подобной вольности, и царь Михаил Федорович издал специальный указ, в котором повелел прикрыть их наготу. С «болванов» были сняты мерки, по которым для них изготовили одеяния — кафтаны-однорядки из пестрого сукна английского производства. Во время пожара 1654 г. «болваны» не выдержали повышения температуры и раскрошились (свойство известняка, из которого они были сделаны). Восстанавливать их не стали.

Интересно, что массивные внутренние стены нижнего четверика прячут в себе лестницы и обходные галереи.

Во время Отечественной войны 1812 г. Спасская башня сильно пострадала — ремонтные работы затянулись до второй половины XIX в. Но все испытания, выпавшие на долю Спасской башни, делали ее только красивее. Это и неудивительно — столько любви и старания вложено в то, чтобы над Москвой вознеслась эта гордая красавица.

Сенатская башня

А вот соседствующая со Спасской Сенатская башня кажется на ее фоне преувеличенно скромной, почти Золушкой. К тому же в наше время она наполовину скрыта расположенным перед ней Мавзолеем. Но если отрешиться от сравнения и поглядеть на Сенатскую башню непредвзято, мы увидим, что она по-своему очень хороша, а главное — после того как над Сенатской башней в 1680 г. надстроили каменный шатер, она дошла до наших дней практически не изменившейся. По виду Сенатская башня напоминает Набатную, с которой мы с вами уже успели познакомиться, а также — Комендантскую и Оружейную башни, знакомство с которыми нам с вами еще предстоит. Как бы то ни было, подробно описывать ее достаточно типичную для малых кремлевских башен архитектуру, думается, излишне. Зато следует упомянуть, что это одна из старейших башен Кремля. Она предназначалась для обороны линии стен со стороны Красной площади. В те времена башня не имела конкретного названия и получила его только после постройки возле нее здания Сената (1788, архитектор М. Ф. Казаков). Высота Сенатской башни — 34,3 м.

Никольская башня

За Сенатской башней, на северной стороне Красной площади, высится башня Никольская. Пьетро-Антонио Солари построил ее одновременно со Спасской, в 1491 г. Над проездными воротами ее отводной стрельницы была укреплена икона Николая Чудотворца. По этой иконе, а также по расположенному неподалеку монастырю Николы Старого башня и получила свое название. Отводная стрельница сохранилась (она напоминает примыкающий к башне со стороны площади высокий портал), а вот подъемный мост, переброшенный некогда от нее через ров, как и управлявший им механизм, вмонтированный в воротах, были разобраны в XVIII в.

Каковы важнейшие события в «биографии» Никольской башни? В 1612 г., с боем прорываясь в Кремль, ополчение Минина и Пожарского вошло в стены крепости через соседние Спасские и Никольские ворота. На протяжении XVII в. ворота в Никольской башне служили проездом, ведущим к расположенным на территории Кремля монастырским и боярским подворьям. Интересная подробность: на башне помещались часы, однако их смотрители не испытывали ревности к смотрителям часов Спасской башни, как другие кремлевские часовщики. Последнее упоминание о часах на Никольской башне относится к 1614 г.

Сегодняшний облик Никольской башни почти не напоминает о том, каким он был в ту пору. А ведь башня сохраняла свою изначальную архитектуру до самого конца XVIII в., когда в 1780 г. над ней надстроили шатровый верх. Однако он был совершенно не таким, какой мы привыкли видеть сегодня — на высоком, круглом в плане ярусе (своего рода башне, построенной на башне) высился шатер приземистых очертаний.

После отступления французов из Москвы в 1812 г. оказалось, что Никольская башня пострадала от взрыва. Москвичей удивил и взволновал характер повреждений: башня обрушилась ровно до того места, где на ней был укреплен образ Николая Чудотворца. Современники потрясенно вспоминали о необычном обстоятельстве: стекло, которое прикрывало поверхность иконы от непогоды, даже не треснуло! В этом обстоятельстве набожные москвичи усмотрели чудо. В 1816 г. башня была отреставрирована по проекту архитектора О. И. Бове, который кардинально изменил ее облик Теперь верхние ярусы Никольской башни оказались выполнены в модном в ту пору готическом вкусе. Стрельчатые рельефы и остроконечные декоративные башенки по углам нижнего четверика и на крыше отводной стрельницы придали ей нарядный, но несколько выбивающийся из общего стиля кремлевских башен вид. Сильно изменились и пропорции: при общей высоте башни 67,1 м на ее металлический шатер приходится 15 м.

В процессе восстановления исчезли бойницы башни, и вообще от ее первоначального «итальянского» облика практически ничего не осталось. В начале XX в. В. А. Никольский с сожалением отмечал, что, по его мнению, Никольская башня «приобрела облик немецкой кирхи». Во время обстрела Кремля в 1917 г.

Никольская башня была сильно повреждена, но в 1913 г. была восстановлена — в том виде, который придал ей О. И. Бове.

Угловая арсенальная башня

Построенная прямо напротив Исторического музея Угловая Арсенальная башня тоже построена по проекту Пьетро-Антонио Солари (1492). Сначала из башни имелся выход в сторону реки Истинной, но впоследствии он был заложен.

Среди угловых башен Кремля эта — самая массивная и мощная. Толщина ее стен достает 4 м. Угловая Арсенальная башня за прошедшие столетия глубоко ушла в землю — и дело тут не только в нарастании толщины культурного слоя, но и в ее тяжести. Современная высота Угловой Арсенальной башни — 60,2 м со стороны Александровского сада.

Ее нижний ярус, делящийся на 18 вертикальных граней, расширяется книзу, что придает ей устойчивость — не только зрительную, но и реальную. Ближе к верху этого гигантского кирпичного «стакана» можно увидеть те самые знаменитые машикули. Как вы уже знаете, сохранился в Угловой Арсенальной башне и потайной колодец. Раньше на его дне бил родниковый ключ, обладавший удивительным свойством: уровень воды в колодце саморегулировался. Оставалось неизвестным, куда девался из колодца избыток воды. В 1894 г, наоборот, вода в колодце стала неудержимо прибывать, затопляя подвалы башни и ее нижние этажи. По свидетельству В. А. Никольского, воду из Угловой Арсенальной башни «не могли откачать целые сутки». Затем наводнение прекратилось так же внезапно и без видимых причин, как и началось.

Но не только своим колодцем знаменита Угловая Арсенальная башня. В первой половине XVIII в. некий пономарь Конон Осипов — один из первых самодеятельных археологов, чьи интересы лежали скорее в области кладоискательства — неустанно рыская по Кремлю в поисках якобы спрятанной там «библиотеки Ивана Грозного», обнаружил под ней начало подземного хода.

Осипов уверял, что проник по нему очень далеко, однако его рассказы об увиденном там были сдобрены настолько фантастичными подробностями, что принимать их на веру целиком было невозможно. Не следует, однако, считать Конона Осипова лжецом — его скорее можно назвать романтиком. Ведь нет никаких сомнений в том, что само существование загадочной библиотеки — не более чем легенда, хотя и очень популярная даже в наши дни. Действительно, Иван Грозный, человек по меркам своего времени очень просвещенный, собрал библиотеку, размеры которой впечатлили бы даже нынешних книголюбов. А в те времена книги имели не только интеллектуальную ценность. Достаточно вспомнить, что массового производства книг в те времена не было и каждая из них изготавливалась по специальному заказу. Первопечатник Иван Федоров только знакомил Русь с книгопечатанием, и преобладали книги рукописные. Впрочем, по новой технологии книги часто изготовлялись всего в 1–2 экземплярах и тоже были уникальны.

Страницы книг украшали искусно выписанные миниатюры (даже в печатных изданиях выполнявшиеся вручную), для исполнения которых использовались редкие и дорогие материалы, например красная краска кошениль, имеющая свойство не выцветать от времени, а, наоборот, становиться ярче. Эта краска и в наше время стоит немало, а тогда единственным центром ее производства из природного сырья (пигмент содержится в тельцах одного из видов насекомых, причем исключительно самок) была Северная Африка. Кошениль ценилась даже не на вес золота, а гораздо дороже.

Твердые доски книжных переплетов богато отделывались благородными металлами и драгоценными камнями. Самые редкие по содержанию и оформлению тома было принято хранить прикованными цепочками к стене. Книги упоминались в завещаниях и «росписях» (перечнях) приданого невест и военных контрибуций наравне с недвижимостью, землями, драгоценны-, ми украшениями. Крупные книжные собрания, особенно находящиеся во владении частных лиц, были редкостью. Неудивительно, что такая дорогостоящая книжная коллекция, как библиотека Ивана Грозного, была разграблена во время польской интервенции. Те книги и рукописи, которые по каким-то причинам ускользнули от внимания мародеров, спас патриарх Филарет, поместивший их в патриаршую библиотеку. (В советское время эта библиотека была национализирована и сейчас находится в собрании Московского Исторического музея.) Никакого секрета из судьбы библиотеки Ивана IV никогда не делалось, и Конон Осипов при желании мог вполне официально узнать о том, где ее искать.

Преувеличенная фантазия Осипова подорвала доверие к его рассказам, в которых, однако, было и рациональное зерно: в 1894 г. по следам авантюриста пошли настоящие исследователи и действительно обнаружили начало подземного хода, правда, продвинуться по нему не удалось — своды обрушились, а расчищать его показалось опасным из-за возможности дальнейшего обрушения.

Свое современное название башня получила после постройки в Кремле примыкающего к ней здания Арсенала (долго тянувшееся строительство было завершено в 1736 г). А до этого башня носила неблагозвучное на современный слух имя Собакиной — вблизи от нее находился двор бояр Собакиных.

В конце XVII в. над башней был надстроен массивный, но изящный верх. А в 1707 г. Угловая Арсенальная башня — тогда еще Собакина — как и Беклемишевская, претерпела изменения своего внешнего облика в связи с модернизацией во время приготовлений к возможному шведскому штурму. Ее бойницы тоже были растесаны для установки в башне более современных и многочисленных артиллерийских орудий.

Облик Угловой Арсенальной башни дошел до нашего времени с тех пор практически без изменений, несмотря на то, что она пострадала в 1812 г. во время взрыва Арсенала и Никольской башни. Взрывной волной с нее сорвало навершие — шатрик с вышкой, по всей башне зазмеились трещины. Башня была восстановлена по проекту 011 Бове, причем на этот раз архитектор постарался максимально бережно сохранить древний облик постройки.

Средняя арсенальная башня

Средняя Арсенальная башня, которая следует за Угловой Арсенальной с северо-западной стороны кремлевских стен, некогда выходивших на реку Неглинную, а теперь возносящих свои верхушки над Александровским садом, построена в 1495 г. Она представляет собой значительный исторический интерес как вы уже знаете, именно здесь заканчивалась территория белокаменного Кремля Дмитрия Донского, и Средняя Арсенальная башня стоит на том месте, где некогда размещалась угловая башня исчезнувшей цитадели. Высота башни 38,9 м. Свой облик она сохраняет неизменным с конца XVII в., обращает на себя внимание интересная особенность архитектурного решения башни: по всей длине ее стен расположены углубления с закругленным верхом. Это — не следы каких-то заложенных проемов, как можно было бы подумать, углубления выложены в момент постройки башни. Такой необычный дизайн дал повод назвать ее Граненой — это имя Средняя Арсенальная башня носила до постройки Арсенала.

У подножия башни размещается странное сооружение, похожее одновременно на природное образование и на развалины. Это не остатки какого-то древнего строения, а искусственно построенные «руины», мода на которые существовала в садово-парковой архитектуре эпохи классицизма. И когда на месте запертой под землю Неглинной в 1822 г. по проекту все того же архитектора О. И. Бове был разбит Александровский сад (в то время говорили «сады» и делили пространство под кремлевской стеной на три условные части), под Средней Арсенальной башней, для увеселения гуляющих, соорудили грот «Руины», как официально называется это строение. Для нас с вами, старающихся представить себе облик древней, допетровской Москвы, гораздо интереснее тот факт, что в процессе устройства Александровского сада были уничтожены обветшавшие к тому времени бастионы, усиливающие линию обороны со стороны реки Неглинной.

Троицкая башня, Троицкий мост и башня Кутафья

А теперь перенесем наше внимание на Троицкую башню Кремля — точнее, на тот архитектурный ансамбль, главной частью которого она является.

Начнем с самой башни. За свою историю она сменила несколько названий — Богоявленская, Знаменская, Ризоположенская, Куретная. Это последнее название, звучащее для современного слуха несколько странно, обычно вызывает больше всего вопросов. С него и начнем. Что значит — «Куретная»? А В. А. Никольский и М. Н. Загоскин употребляют другую, еще более не вяжущуюся с высокой и красивой башней версию этого слова — Курятная… Дело в том, что башня с внутренней стороны примыкала к заднему, хозяйственному двору царских хором, а на этом дворе располагались птичники. Не следует пренебрежительно улыбаться: блюда из курицы были на Руси очень почитаемы, а жареная курица служила непременным атрибутом первой трапезы жениха и невесты после венчания (отголосок языческих традиций, когда птица вообще воспринималась как символ продолжения рода, а куры считались приносящими удачу, так как пение петуха, по поверьям, отгоняло злых духов). Кроме того, в царских птичниках содержались не только банальные куры, гуси и утки, но и экзотические цесарки и даже павлины. Богоявленской, Ризоположенской и Знаменской башня называлась по расположенным вблизи от нее в Кремле храмам.

А свое окончательное, знакомое нам сегодня название башня получила в 1658 г. по стоявшему в Кремле подворью Троицкого монастыря. «Это подворье достопамятно тем, что в нем совершилось избрание на царство Михаила Феодоровича Романова. Прямо из него пошел келарь Авраамий Палицын, со всем духовенством и государственными сановниками, на Лобное место, чтобы объявить народу об избрании царя», — такую волнующую историю приводит М. Н. Загоскин в своей книге «Москва и москвичи».

Огромная — 76,35 м, массивная, дополненная отводной стрельницей со стороны Неглинной, она была выстроена последней — в 1495 г. Троицкая башня соединена мостом со сторожевой башней Кутафьей. В старину Троицкая башня была накрыта четырехскатной деревянной крышей.

Через устроенные в Троицкой башне ворота традиционно въезжали направлявшиеся ко двору патриарха. Когда цари возвращались из походов, торжественные процессии духовенства выходили через Троицкие ворота, чтобы, обогнув Кремль, встречать государей у Спасских ворот. Лежал через Троицкие ворота и путь к хоромам, в которых помещались царицы и царевны. Было у этих ворот и еще одно, мрачное назначение: через них из Кремля выезжали траурные процессии.

В те времена на башне были часы — во всяком случае, они упоминаются в документах 1585 г. А в 1685 г. Троицкую башню надстроили — над ней появился тот красивый многоярусный верх с белокаменным декором, который мы видим и сегодня. Высоко над башней поднялся кирпичный шатер. А год спустя в устроенной под его сенью звоннице заговорили колокола часов: Троицкая башня снова обзавелась часами, но не прежними, а новыми. Правда, сегодня мы их увидеть не можем: часы сгорели во время пожара 1812 г. и восстановлены не были.

Была сделана высокая надстройка и на отводной стрельнице, но, к сожалению, в XVIII в. ее разобрали.

Внутри Троицкая башня поделена на 6 этажей. А в 1851 г. были исследованы ее глубокие двухэтажные подвалы. В допетровскую эпоху описать их было невозможно, а вот осматривать кое-кому доводилось. Правда, такое знакомство вряд ли было приятным: предназначенные первоначально для военных целей, в XVI–XVII вв. они использовались как темницы.

Каменный мост, снабженный мерлонами, который соединяет высокую Троицкую башню с ее приземистой сестрой Кутафьей, был построен в 1516 г. на месте другого — по некоторым версиям, первого каменного моста, сооруженного в Москве. В те времена он являлся частью сложного гидротехнического комплекса: с его северной стороны была оборудована система плотин, с помощью которых регулировался уровень воды в Неглинной. Как уже упоминалось, служили эти плотины и для снабжения водой рва со стороны Красной площади. Сейчас мы можем видеть этот мост почти таким же, каким он был сразу после постройки — за исключением плотин, разумеется.

А чтобы въехать на Троицкий мост и попасть в проездные ворота Троицкой башни, путнику требовалось сначала проехать через еще одни ворота + в разное время они назывались то Борисоглебскими, то Владимирскими, а то, по понятной причине, Патриаршими. Что же это за ворота? Они располагались в предмостной сторожевой башне Кутафье.

Происхождение ее названия до сих пор вызывает споры среди историков и филологов. В некоторых говорах этим словом называли квашню (приземистую и широкую бадью для приготовления теста); Было, у него и переносное значение — «кутафья» означало приземистую толстуху (или просто чрезмерно закутанную женщину). Как видите, оба эти варианта намекают на некоторую неуклюжесть невысокой башни. Еще один вариант происхождения названия от слова «кут» — «угол» — кажется куда менее вероятным. Ведь башня Кутафья вовсе не стоит в каком-то углу, наоборот, она вынесена далеко вперед за линию стен. Она — овеществленное напоминание о тех временах, когда у всех проездных башен Кремля имелись бастионы. Действительно, Кутафья была возведена в начале XVI в. для обороны Троицкого моста. В то время ее окружал собственный ров, через который можно было попасть в башню по подъемным мостам, располагавшимся с двух сторон, у двух боковых ворот, которые вели внутрь Кутафьи. Следы заложенных пазов, через которые пропускались рычаги подъемного механизма, и сейчас хорошо различимы на одном из боковых фасадов-.

Во время ремонта 1686 г. башня обрела более удобный сквозной проезд на Троицкий мост через лицевой фасад, а боковые ворота были заложены — оборонительного значения, во имя которого требовалось затруднять проезд по прямой, башня больше не имела. В 1901 г. боковые проезды в башне снова были открыты, на в 1930 г. их снова заложили. В наши дни Кутафья открыта со всех сторон; как беседка — боковые ворога в ней были восстановлены в 1976 г.

Изначально Кутафья башня имела 2 боевых яруса (перекрытие между ними было разобрано в 1760 г.), на на верхней площадке размещались машикули, дававшие возможность простреливать пространство у самого подножия башни.

В 1685 г. над Кутафьей был надстроен ажурный декоративный верх, напоминающий красную корону с белокаменными украшениями, и бывшая «толстая коротышка» стала куда более рослой и изящной. В настоящее время ее высота — 13,5 м. Это немного, — конечно, по сравнению с остальными башнями Кремля, а на фоне своей старшей сестры — Троицкой башни — Кутафья, и сегодня выглядит малюткой, но об этом забываешь, стоя в пространстве, окруженном ее стенами, — такой древней мощью веет от них.

Комендантская и Оружейная башни

Но вернемся к Кремлевской стене и пройдем по ней дальше, возвращаясь к тому месту, откуда мы начали осмотр. Нам осталось познакомиться всего с двумя башнями, сходными по своей архитектуре. Вот стоит перед нами следующая за Троицкой — Комендантская башня. Свое теперешнее название, звучащее так официально, она получила только в XIX в., когда расположенный рядом с ней Потешный дворец стал апартаментами для коменданта Москвы. А до этого башню, построенную в 1495 г., величали Колымажной, так как к ней примыкал кремлевский Колымажный двор — говоря современным языком, депо, в котором хранились и ремонтировались царские экипажи: зимние и летние возки и другой конный транспорт, предназначенный для членов августейшей фамилии.

Нижний, ярус башни — квадратный в плане, и надстройка над ней, сделанная в конце XVII в., тоже четырехгранная. Высота башни — 41,25 м.

А за ней — Оружейная башня. Ее название тоже позднее: она получила его после постройки в Кремле Оружейной палаты. А до этого башню называли Конюшенной, так как рядом с ней, на месте теперешней Оружейной палаты, до того находился царский Конюшенный двор. Высота этой башни — 32,65 м.

Итак, мы описали вокруг кремлевских стен полный круг и вернулись к тому месту, с которого начали осмотр, — к Боровицкой башне. Что ж, теперь настало время войти внутрь Кремля и посмотреть, какие архитектурно-исторические памятники допетровской эпохи мы сможем обнаружить там.

Город в городе

Английский дипломат конца XVI в. Джайлс Флетчер находился год в качестве посла при дворе царя Феодора Ивановича — сына Ивана Грозного (правда, фактическим правителем в то время уже был Борис Годунов). Свои впечатления о Москве того времени Флетчер описал в книге «О государстве Русском», вышедшей в 1591 г. в Лондоне. Давайте же послушаем его.

«Москва… кажется, получила свое название от реки, протекающей через город по одной стороне… Вид этого города имеет очертание кругловатое, с тремя большими стенами, окружающими одна другую, между коими проведены улицы. Самая внутренняя стена и заключающиеся в ней строения (лежащие здесь столь же безопасно, как сердце в теле), будучи омываемы Москвой-рекой, которая протекает близ самой стены, называются в своей целости царским замком».

Флетчер верно передает общий план города, не забывая упомянуть о стенах, ограждавших посады: Китай-городе и Белом городе. (Следующую линию оборонительных сооружений, стену Земляного города, выстроенную в 1591–1592 гг., он, естественно, видеть не мог.) А вот в отношении Кремля допускает ошибку, впрочем, вполне естественную для иностранца. Если замки европейских владык представляли собой комплексы компактно стоящих зданий, то Кремль был городом в городе, со своими площадями и улицами.

Территория Кремля делилась на две части: Верх и Подол (подножие Боровицкого холма), на которых стихийно возникла его планировка. На крутом обрыве Верха, обращенном к Москве-реке, располагался небольшой район, носивший имя «Заруб», или «Взруб»: из-за крутизны местности здания на нем стояли частично на вбитых в землю сваях, а частично — на рубленном из бревен основании, подсыпанном сверху землей, укреплявшем склон и увеличивавшем пригодную для строительства площадь (собственно «заруб»).

Основной кремлевской «магистралью» была Большая улица, шедшая от Боровицких ворот к Фроловским. От Никольских ворот шла улица Никольская. Она встречалась с Большой на Соборной площади — одной из древнейших площадей Москвы (сформировалась в начале XIV в.). По Подолу пролегала Проезжая улица, тянувшаяся вдоль стены. Вдоль этих основных градообразующих линий теснились многочисленные строения, между которыми пролегал запуганный лабиринт площадей, улочек и переулков «Целый город, заключавшийся в ограде Кремля, походил на муравейник домов и церквей, по которому дитя проложило в разные стороны, как попало, несколько дорожек На этих-то дорожках крыша одного дома почти сходилась с крышею другого, так что смельчак мог бы… сделать по ним изрядное путешествие. От этой тесноты пламя так часто пожирало целую Москву», — характеризовал эту застройку И. И. Лажечников в уже цитировавшемся романе «Басурман», одна из сюжетных линий которого — описание прибытия в Москву итальянского архитектора Аристотеля Фиораванти.

Кроме великокняжеского двора (царских хором) в Кремле размещались палаты ближайших родственников государей, городские резиденции наиболее знатных бояр (в которых те жили, приезжая в столицу из своих родовых поместий — вотчин), резиденция митрополита, общественные здания — соборы и церкви, а впоследствии и здания приказов — административных зданий. Система приказов — органов государственного управления в Русском государстве — сформировалась к началу XVI в. и просуществовала до начала XVIII в. Своего расцвета она достигла к XVII в., когда действовало от 40 до 80 приказов: Разрядный, ведавший военными делами страны, Приказ Большого прихода, занимавшийся таможенными сборами, Приказ Новой четверти, взимавший прибыль с кабаков (эта отрасль коммерции в те времена была монополией государства), Разбойный приказ, занимавшийся борьбой с преступностью, Пушкарский приказ, ведавший производством и применением артиллерийских орудий, Рейтарский приказ, формировавший полки из иностранных наемных солдат, Посольский и многие, многие другие. «По всей закраине Кремлевского холма, начиная от дворца, почти до самой Константино-Еленовской башни, тянулось сплошное строение, в котором помещались все приказы», — рассказывал о тех временах М. Н. Загоскин («Москва и москвичи»). Приказов было так много, что для них в Кремле не хватало места, и для некоторых из них, например Земского, были выстроены помещения за его пределами.

Разумеется, сегодня было бы наивным искать на территории Кремля эти древние административные здания. А ведь они были очень обширны и занимали значительную площадь! Не стоит огорчаться: здания приказов были выстроены с учетом лишь утилитарных функций, никакого эстетического удовольствия мы бы от их созерцания не получили. Не испытывали к ним пиетета и современники: уже в период петровских реформ, когда стремительно исчезала сама система приказов, заменявшихся более прогрессивными административными образованиями — коллегиями, ветхие, грязные помещения приказов начали перестраивать или вовсе сносить.

Говоря «двор Свибловых», «двор Собакиных», «двор Милославских», «царский двор», не следует представлять их себе маленькими, подобными дворам современных городских построек. Понятие «двор» обозначало не «площадку перед домом», как в наши дни, а обширный комплекс построек — кроме жилых хором, двор включал в себя многочисленные подсобные помещения, конюшни, птичники, кладовые для «рухляди» (имущества), амбары, в которых хранились запасы продовольствия, жилые помещения для прислуги, бани и мыльни (помещения для омовения, в которых не предусматривалась парная). Практически на каждом «дворе» кроме жилых и хозяйственных помещений были и домовые церкви. Кроме того, каждый из этих кремлевских «дворов» был обнесен собственной защитной стеной и представлял собой скорее маленькую крепость. Во время боярских усобиц обитателям таких «дворов» доводилось порой выдерживать продолжительные осады. Такие обособленные «дворы» сохранялись в Кремле до второй половины XV в.

Все это постоянно обновлялось, достраивалось и перестраивалось в соответствии с житейскими потребностями. До нововведений Ивана III кремлевская застройка была, как вы помните, преимущественно деревянной и поэтому сильно страдала от огня. Так что до наших дней сохранились лишь сравнительно немногие здания, выполненные из камня.

Сейчас мы с вами познакомимся с ними. Но, мысленно проходя по кремлевским улицам, отметим, что их планировка кардинально отличается от древнего, исторически сложившегося плана застройки Кремля. Многие древние здания были заменены застройкой XVIII–XIX вв. М. Н. Загоскин в «Москве и москвичах» приводит такой факт: дворец царя Бориса Годунова и подворье Троицкого монастыря «были проданы на сломку с аукциона». А в 1930-е гг. значительная часть архитектурных памятников Кремля била уничтожена, и если бы некий пришелец из прошлого смог увидеть его теперь, Кремль показался бы ему пустым. Конечно, немало и сохранилось, но следует учесть, что многие из оставленных и приспособленных под новые функции древних зданий — те самые «новостройки» двухсотлетней давности, а никак не памятники допетровской Москвы.

Но не будем унывать. Кремль и сегодня способен подарить нам с вами чудесную возможность — прикоснуться руками к прошлому своей столицы.

Соборная площадь Кремля

Соборная площадь, которую в старину называли еще Большой, сформировалась как пространство, вокруг которого строились первые каменные великокняжеские терема. Здесь можно увидеть самые древние из сохранившихся в Кремле, а значит, и во всей Москве, здания. Официальное название «Соборная» она получила в XV в., когда вокруг нее появились каменные кремлевские соборы. В. А. Никольский по праву называл кремлевскую Соборную площадь «религиозным центром Москвы и „всея Руси“ допетровской эпохи».

Но Соборная площадь славна не только своими храмами. Она была ареной многих исторических событий. Именно здесь перед выходом в поход проводился смотр войск. Здесь стояла звонница, на которой висел колокол, называвшийся «городный часовой». До установки на кремлевских башнях часов на нем отзванивали время. Было у «городного часового» и еще одно назначение: в него били, подавая сигнал к началу в городе праздничного звона по случаю каких-либо радостных событий — например, военных побед. Кстати, на этой же звоннице в 1478 г. был помещен вечевой колокол, вывезенный из Великого Новгорода Иваном Грозным.

Во время коронаций по Соборной площади Кремля проходили церемониальные шествия. По ней же следовали похоронные процессии, доставлявшие тела усопших государей в царскую усыпальницу — кремлевский Архангельский собор. По Соборной площади к месту последнего приюта — Успенский собор — провозили умерших патриархов и митрополитов.

На Соборную площадь выходило Красное крыльцо Грановитой палаты, с которого глашатаи зачитывали народу тексты царских указов. На Красном крыльце проходили торжественные встречи иностранных послов. Соборная площадь постоянно была людным и оживленным местом.

В XVIII в. ее замостили плитами песчаника. К XIX в. от этой мостовой почти ничего не осталось, и городские власти распорядились положить поверх образовавшегося культурного слоя новые песчаниковые плиты. А в начале XX в. содержавшийся между двумя мостовыми слой, казавшийся когда-то просто грязью, был исследован и подарил ученым много интересных находок. Во время советской реконструкции 1930-х гг. Соборную площадь залили асфальтом, но, к счастью, в 1955 г. на ней снова уложили песчаниковые плиты. К счастью, потому что эта мостовая — важная подробность исторического облика площади.

Успенский собор

Мы с вами узнали историю Соборной площади и переходим к знакомству с ее архитектурным ансамблем. А начнем мы с Успенского собора. Он выстроен на месте, где и до того находился храм — деревянный, сгоревший в пожаре 1470 г. В 1472 г. было решено поставить на старом месте каменный храм. Для этого были приглашены известные московские зодчие того времени, Кривцов и Мышкин. Но, как вы помните, искусство строительства каменных зданий в ту пору переживало упадок Сначала возведение собора шло успешно, но, когда стены были выведены до самого верха и над ними соорудили свод, он внезапно рухнул.

Тогда в Москву были вызваны мастера из Пскова, которым поручили установить причину несчастья. В стоящем на богатых природным камнем землях Пскове с каменным зодчеством дело обстояло куда лучше, чем в Москве, — приглашенные специалисты сразу поняли, в чем дело. Оказалось, что московские мастера не сумели правильно приготовить известковый раствор, использовавшийся тогда вместо цемента. Псковичи пояснили Ивану III, что известка слишком жидкая и потому «не клеевита». Великий князь, обрадованный такой осведомленностью в строительном деле, предложил псковским мастерам самим закончить постройку, но те решительно отказались от предложенной чести — может быть, на самом деле они были не слишком уверены в своих силах, а возможно, не доверяли милостям московского князя.

Как бы то ни было, Иван III пригласил заграничных мастеров. И вот в 1475 г. к делу приступил итальянец Аристотель Фиораванти. Надо признать, что он отнесся к порученному делу более чем ответственно. По требованию Фиораванти возле Андроникова монастыря был построен специально предназначенный для снабжения строительства кирпичный завод. А сам мастер совершил поездку по России, изучая тонкости русского архитектурного стиля. (Правда, в этом путешествии была у Фиораванти и другая цель, к великокняжескому поручению отношения не имевшая: попутно он искал и скупал белых кречетов — ловчих птиц, необычайно высоко ценившихся в Западиной Европе, для того, чтобы преподнести их правителю Милана.) В своей экспедиции Фиораванти побывал во Владимире, славном своим собственным Успенским собором, Пскове, Великом Новгороде, где внимательно осмотрел Софийский собор, добрался даже до Соловецких островов и ознакомился с архитектурой знаменитого монастыря. Все это дало Фиораванти возможность придать своему творению национальный колорит — сегодня, гладя на Успенский собор, мы с трудом можем угадать его «иностранное происхождение».

Строительство собора было начато в 1475 г. и длилось пять лет Знакомство с Успенским собором Владимира не прошло даром — в архитектуре московского шедевра ясно просматриваются характерные черты владимиро-суздальского зодчества. Стены, собора выложены из белокаменных блоков. С наружных сторон они поделены на вертикальные секции, завершающиеся закомарами — традиционными для Руси закругленными фронтонами. Вот каково происхождение их забавного на современный слух названия. На Руси свод назывался «комара», а слово «закомара» обозначало внешнюю выпуклую поверхность такой кровли.

С южной, северной и западной сторон стены Успенского собора на половине высоты рассечены типичным для владимиро-суздальских храмов декоративным пояском из маленьких арок, в каждой седьмой из которых прорезано окошко. С восточной стороны собор имеет пять одноэтажных абсид — полукруглых пристроек, предназначенных для размещавшихся внутри алтарей. С западной стороны собора Фиораванти разместил паперть, оформленную в виде лоджии в итальянском вкусе. Входы в собор сделаны в виде ступенчатых белокаменных порталов, как бы уходящих своими уступами в глубь стен.

Стремясь к наибольшей лаконичности своего творения, Фиораванти отказался от наружной росписи храма. Но это противоречило русской культурной традиции, и уже в 1514 г. порталы южного и северного входов были окружены богатой росписью.

Завершают собор пять позолоченных куполов.

Успенский собор Московского Кремля, исполненный в согласии с лучшими образцами русского зодчества, сам, в свою очередь, стал эталоном, которому подражали многие последующие поколения русских строителей. В XII–XIV вв. внутренние пространства храмов на Руси было принято делать тесными, скудно освещенными, и творение Фиораванти не могло не поражать современников открывавшимся всякому, кто входил под своды собора, светлым и просторным залом. «Была же та церковь весьма удивительна величеством и высотою, и светлостью, и звонностью, и пространством; таковой же прежде не бывало на Руси, кроме Владимирской церкви», — отмечал летописец («Никоновская летопись»). Появились и подражатели, воспроизводившие лоджию-паперть.

В 1514 г. были украшены росписями не только наружные стены Успенского собора — живописное многоцветье покрыло внутренние стены, свод и поддерживающие его четыре мощных колонны. С тех пор эта живопись неоднократно обновлялась. Так, в 1642–1643 гг. для работ в Успенском соборе были приглашены 100 живописцев — не только московских, но и прибывших из Владимира, Суздаля и славного своими художественными традициями Великого Устюга. Среди них были знаменитые мастера своего времени — Бажен Савин, Сидор Поспеев, Иван и Борис Паисеины. Мастера работали сразу в двух техниках настенной росписи: фрески, когда краски накладываются на не успевшую просохнуть свежую штукатурку, и темперы — росписи, выполненной на сухой стене. Краски для этих творений, как было принято в то время, изготавливались из различных минералов, в том числе полудрагоценных камней, которые растирались в порошок, разводились водой, а в качестве связующего компонента добавлялся яичный желток. При этом минеральные компоненты красок подбирались таким образом, что входившие в их состав химические вещества не вступали в реакцию с основным компонентом побелки — известью. Именно благодаря этому фрески сохраняют свежесть красок на протяжении столетий.

A. M. Васнецов. На рассвете у Воскресенского моста. 1900 г.
И. Я. Билибин. Суд во времена Русской правды. 1910-е гг.
А. М. Васнецов. Московский Кремль при Иване Калите. 1921 г.
В. И. Суриков. Посещение царевной женского монастыря. 1912 г.
A. M. Васнецов. Гонцы. Ранним утром в Кремле. Начало XVII века. 1913 г.
А. П. Рябушкин. Семнадцатый век. Женщины в церкви. 1899 г.
A. M. Васнецов. Московский Кремль в XVII столетии. 1903 г.
И. Я. Билибин. Андрей-стрелец и стрельчиха. Начало XX в.
A. M. Васнецов. Старая Москва. 1900 г.
Алексей Михайлович. Миниатюра из титулярника 1672 года.
К. Е. Маковский. Боярыня у окна. 1885 г.
С. В. Иванов. Семья. 1900 г.
A. M. Васнецов. Книжные лавки на Спасском мосту. 1902 г.
К. Б. Вениг. Иван Грозный и его мамка. 1886 г.
К. Б. Вениг. Последние минуты Дмитрия Самозванца. 1879 г.
A. M. Васнецов. Площадь Ивана Великого в Кремле. XVII век. 1903 г.
В. Г. Шварц. Сцена из жизни русских царей. 1865 г.
A. M. Васнецов. Московский Кремль при Иване III. 1921 г.
A. M. Васнецов. Московский Кремль при Дмитрии Донском. 1912 г.
К. В. Лебедев. Царь Иван Грозный просит игумена Корнилия постричь его в монахи. 1890-е гг.
A. M. Васнецов. Лубяной торг на Трубе. XV век. 1910-е гг.
A. M. Васнецов. Деревянный мост через Москву-реку. 1910-е гг.
А. П. Рябушкин. Московская девушка XVII века. 1903 г.
К. В. Лебедев. Пляска. 1900 г.
A. M. Васнецов. Расцвет Кремля. Всехсвятский мост и Кремль в конце XVII века. 1910-е гг.
A. M. Васнецов. Оборона Москвы от нашествия хана Тохтамыша. 1910-е гг.
К. В. Лебедев. К боярину с наветом. 1904 г.
A. M. Васнецов. На Крестце в Китай-городе. 1902 г.
А. П. Рябушкин. Свадебный поезд в Москве XVII века. 1901 г.
A. M. Васнецов. Спасские (Водяные) ворота Китай-города. XVII век. 1907 г.
А. П. Рябушкин. Семья купца XVII века. 1897 г.
К. Е. Маковский. Святочное гадание. 1900-е гг.
A. M. Васнецов. Двор удельного князя. 1896 г.
А. П. Рябушкин. Едут! Народ московский во время въезда иностранного посольства в Москву в конце XVII века. 1901 г.
A. M. Васнецов. У Мясницких ворот Белого города. 1926 г.
А. П. Рябушкин. Московская улица XVII века в праздничный день. 1895 г.
М. П. Клодт. Терем царевен (Мария Милославская). 1878 г.
A. M. Васнецов. Москва. Конец XVII века. 1900-е гг.
A. M. Васнецов. Медведчики. 1904 г.
С. В. Иванов. Приезд иностранцев. XVII век. 1901 г.
К. Е. Маковский. Поцелуйный обряд. 1895 г.
А. П. Рябушкин. Сидение царя Михаила Федоровича с боярами в его государевой комнате. 1893 г.

На протяжении XIX в. стенопись Успенского собора обновлялась трижды, и все три раза художники позапрошлого столетия использовали для работы распространенные в то время масляные краски. Их глухой чехол совершенно скрыл творения древних живописцев. Однако в начале XX в. первичные росписи были частично расчищены: они вновь явились на свет на южной стене, на двух колоннах и еще в нескольких местах.

Успенский собор можно без преувеличения назвать главным храмом древней Руси. В его стенах проходили торжественные церемонии, именно здесь оглашались наиболее важные государственные постановления. Именно в Успенском соборе князь Иван Васильевич III совершил деяние исторической важности: разорвал ханскую грамоту, в которой ему предписывалось проявлять покорность по отношению к Золотой орде, выражая тем нежелание русского народа покоряться воле иноземных завоевателей. В соборе венчались на царство московские великие князья, а впоследствии цари: ведь именно в Успенском соборе прошла коронация первого владыки, получившего царский титул, — Ивана IV Грозного.

Сегодня, глядя на прекрасный Успенский собор, трудно представить себе, как пострадал он в 1812 г. Французы устроили в нем конюшню, для отопления которой разводили костры из вырванных из иконостаса древних икон, а напоследок ограбили, вывезя огромное количество предметов богослужения. Их интересовало только содержание в этих священных предметах драгоценного металла: из собора было похищено 288 кг золотых и более 5 тонн серебряных изделий, Грустный факт, однако он свидетельствует о богатстве и роскоши чтимого храма. Разумеется, торжественная роскошь убранства после изгнания наполеоновских полчищ была восстановлена.

Ознакомившись с историей Успенского собора и его внешним видом, войдем внутрь. Мы видим грандиозный пятиярусный иконостас, высота которого равна примерно 16 м. В первые мгновения он кажется вычеканенным из чистейшего золота, но на самом деле перед нами — позолоченное серебро, накладками из которого иконостас был дополнен уже в XIX в. Именно в иконостасе Успенского собора находился тот самый образ Богоматери, который Андрей Боголюбский увез с собой, отбывая на княжение во Владимир. Именно после этого икона, написанная в XI в. византийскими мастерами и первоначально находившаяся в Киеве, получила название «Владимирской». В 1395 г. сын Дмитрия Донского, князь Василий, вернул чудотворный образ в Москву, и он был гордостью Успенского собора, пока не переместился в собрание Третьяковской галереи (естественно, это произошло уже при советской власти).

Зато остались на своих местах знаменитые иконы св. Горгия и св. Троицы. История образа святого Георгия, находящегося в Успенском соборе, достаточно драматична. В XIX а это изумительное произведение новгородских мастеров XII в. было сплошь зарисовано совершенно скрывшим древнюю живопись новым изображением, выполненным масляной краской. Здесь необходимо сделать пояснение: масляная краска, которой закрашивались творения древних живописцев, уже упоминалась. Дело в том, что в прошлом обновление храмовых росписей и икон производилось не с целью реставрации, а для «поновления» святынь. Закрашивая глухим слоем масляной краски древние шедевры, художники XIX в. руководствовались не эстетическими соображениями, а исключительно благочестивыми устремлениями. Художественная ценность святынь при этом в расчет не принималась, ведь они воспринимались не как произведения искусства, а как религиозные атрибуты. Подобная участь не была приметой времени К счастью, искусствоведы XX в. исправили эту ошибку и спасли немало шедевров древности.

Так, в 1935 г. реставраторы удалили с образа св. Георгия слой масляной краски.

В иконостас Успенского собора была включена и икона «Троица». Она датирована примерно XIII–XIV вв. и принадлежит кисти неизвестного художника дорублевского периода. «Троица» тоже была закрашена маслом, и реставраторы провели ее расчистку, открыв фрагмент первоначального изображения: голову ангела, окруженную белым нимбом, за которым виден золотой фон.

В Похвальном приделе Успенского собора сохранились росписи работы Дионисия (XVI в.).

А у южного входа в собор можно увидеть уникальное сооружение, неизменно вызывающее восхищение у туристов — как искусно выполненной резьбой по дереву, так и своим назначением и историческим прошлым. Это так называемое Царское место — пирамидальный шатер на узорчатых столбиках, под которым во время церковных служб восседал на троне Иван Грозный. Резьба Царского места изображает эпизоды предания о получении Владимиром Мономахом византийских царских регалий и несколько стилизованные иллюстрации к истории похода воинов Мономаха во Фракию (древнее государство на берегах Дуная). Царское место Ивана Грозного было создано в 1551 г.

Другое Царское место, расположенное у северной колонны, первоначально предназначалось для цариц и находилось в церкви Рождества. У южной колонны находится Патриаршее место.

А в юго-западном углу собора стоит ажурный шатер, отлитый из бронзы в 1625 г. Он был сделан мастером-литейщиком Димитрием Сверчковым (интересно, что в документах того времени Сверчков именуется «котельным мастером»). Под этим шатром стоит рака (саркофаг) с прахом патриарха Гермогена, зверски убитого польскими интервентами в 1612 г.

Вы помните, что Успенский собор был усыпальницей московских митрополитов и патриархов. Их раки стоят вдоль стен собора, а в алтарной части придела св. апостолов Петра и Павла помещается прах первого предстоятеля Успенского собора — митрополита Петра. Над этой гробницей в XIX в. был устроен ажурный металлический навес, так называемая «сень».

Прекрасны украшающие собор металлическое литье и резьба по дереву и кости, чеканка по золоту и серебру, роскошны оклады икон. Великолепны двери южного входа, покрытые медными листами. На меди, по черному лаку, золотом изображены библейские сюжеты.

Церковь Ризоположения

С западной стороны к Успенскому собору примыкает церковь Ризоположения (храм во имя Положения Ризы Богородицы) — праздничная и нарядная, по сравнению с громадой собора она кажется удивительно хрупкой.

Вот какова история ее возникновения. В 1451 г. по повелению митрополита Ионы на этом месте по случаю избавления Москвы от нашествия татар, предводительствуемых царевичем Мазовшей, уже разоривших окрестные земли, была возведена церковь. Город приготовился к длительной осаде, но Мазовша накануне штурма перессорился со своими военачальниками и неожиданно отступил. Столь радостное избавление произошло в ночь на праздник Положения риз, и поэтому храм, возведенный в Кремле, посвятили этому празднику. В 1473 г. эта церковь сгорела вместе с находившимся поблизости двором митрополита. В 1486 г. на пепелище возвели новый храм того же имени. В литературе XIX в. церковь Ризоположения иногда называется «Печерской»: дело в том, что в тот период к ней была пристроена небольшая кирпичная часовня во имя Божией Матери Печерской (разобранная в 1950 г.).

Как выглядит церковь Ризоположения? Кирпичная, беленая, на высоком цоколе-подклете, внутри которого в старину размещались кладовые. С северной и западной стороны церковь по замыслу строителей была окружена открытыми гульбищами (террасами). После XVII в. они были переоборудованы в крытые паперти. Вообще, на протяжении веков церковь Ризоположения неоднократно подвергалась переделкам. Например, первоначально ее стены завершались закомарами, а затем это традиционное завершение стен заменили четырехскатным, шлемовидная глава в XVIII в. сменилась новой, причудливой, напоминающей по форме вазу, а арочные окна, имевшие форму щелей, впоследствии были растесаны в прямоугольные проемы. Сейчас мы видим верх стен и главу церкви Ризоположения в их первозданном виде: древний облик был возвращен им во время реставрации 1950 г., а окна обрели прежнюю форму еще раньше, в 1922 г.

До постройки собора Двенадцати Апостолов церковь Ризоположения, примыкавшая тогда к комплексу патриаршего двора, была домовой церковью московских митрополитов и патриархов. Через ее сени высшие иерархи, направляясь на богослужения, проходили к Успенскому собору. После возведения собора Двенадцати Апостолов церковь Ризоположения была причислена к разряду «верхних» (предназначенных для посещения высшей аристократии), или, как еще говорили, «сенных» храмов государева двора.

В архитектуре церкви Ризоположения соединились традиции московской и псковской архитектуры. Обращает на себя внимание орнаментальный пояс из терракотовых плиток. К южному входу в церковь Ризоположения можно подняться по высокой каменной лестнице, построенной значительно позже самой церкви. Интересны порталы северного и западного входов, имеющие тот же самый вид, который они приобрели в XVII в. Но это не значит, что они избежали переделок: первоначальный вид вернулся к этим порталам после реставрации 1932 г.

Таким образом, благодаря усилиям реставраторов мы можем сегодня видеть древний облик храма.

Если говорить об интерьере церкви Ризоположения, то в первую очередь следует отметить многокрасочную роспись стен, колонн и сводов, выполненную в 1644 г. царскими изографами (придворными живописцами) Сидором Осиповым и Иваном Борисовым, близкие по стилю к росписям Успенского собора. Обращает на себя внимание иконостас, выполненный в 1627 г. мастером Николаем Истоминым «с братиею». Интересно и паникадило церкви: серебряное, позолоченное (работы мастера Сверчкова, 1624 г.). Интересны и прекрасные образцы старинной малой пластики — четыре деревянных подсвечника, расписанных по восковой основе приблизительно в 1643–1645 гг.

Грановитая палата и Святые сени

Если обходить Соборную площадь Кремля по кругу, то следующим зданием за Успенским собором будет Грановитая палата. Это массивное здание, одной стороной примыкающее к Большому Кремлевскому дворцу, построенному в 1839–1849 гг. на месте древних царских хором. От них осталась только незначительная часть, и часть эта — Грановитая палата. В те времена, когда она входила в архитектурный комплекс дворца, ее иногда называли в документах Большой.

Мы с вами как следует познакомились с оборонительными сооружениями Кремля и начали знакомство с его храмами. А сейчас перед нами — образец гражданской архитектуры. Грановитая палата была пристроена в 1487–1491 гг. к великокняжескому дворцу как зал для торжественных церемоний. Ее спроектировали Марко Руффо и Пьетро-Антонио Соларио. По замыслу архитекторов, строение увенчивала высокая четырехскатная крыша, зрительно увеличивавшая его высоту, а стены были облицованы гладко отшлифованными белокаменными плитами, чтобы достичь композиционного единства с белокаменными стенами Успенского собора. Окна были выполнены в виде сдвоенных арок В то время облик здания гораздо больше напоминал итальянский стиль эпохи Возрождения.

До наших дней это изумительное по красоте здание, с которым связано много значительных исторических событий, дошло, однако, с некоторыми изменениями. Изменилась конструкция крыши, форма проемов окон — теперь они прямоугольные, а в 1684 г. восточный фасад постройки, выходящий на Соборную площадь, был облицован граненым камнем — тоже в итальянском вкусе. С тех пор палата и получила название Грановитой. Но эти переделки, связанные с ремонтом, потребовавшимся после произошедшего в 1682 г. пожара, лишь придали Грановитой палате еще большую законченность, сделали ее облик более соответствующим русским архитектурным традициям. Тогда же крышу Грановитой палаты покрыли позолотой и расписали по этому фону разноцветными орнаментами. В ту пору Грановитая палата, и сегодня очень красивая, была поистине великолепна! К сожалению, уже в 1696 г. эта замечательная кровля сгорела.

Здание Грановитой палаты — почти квадратное в плане — имеет два этажа. На первом этаже (подклете) размещались хозяйственные помещения, а на втором, площадью 495 м2, — собственно зал приемов. Этот зал, занимающий весь второй этаж, днем освещался 18 окнами, расположенными по трем его стенам, а вечерами — паникадилами (средневековое название люстр). Эти паникадила не сохранились, и в XIX в. в Грановитую палату поместили 4 круглые люстры из массивной бронзы, копирующие новгородскую разновидность паникадил — так называемые «хоросы». Копии древних новгородских хоросов украшают Грановитую палату потому, что восстановить вид утраченных московских паникадил у реставраторов XIX в. не было возможности. Хоросы свешиваются на цепях с 9-метровых сводов, крестом сходящихся к центральному столбу. И этот столб, и стены Грановитой палаты, ее зал в XVIII в. попытались привести в соответствие с эстетикой того времени. Прекрасные фрески замазали побелкой, а затем затянули поскучневшие стены вишневым бархатом. После наполеоновского пожара было решено не восстанавливать этот официозный декор, и приглашенные из села Палех художники-иконописцы, братья Белоусовы, расписали Грановитую палату по сохранившейся «описи» Симона Ушакова, который в 1668 г. реставрировал обветшавшую стенопись. Воспроизводя библейские сюжеты, Ушаков в то же время составлял подробный реестр изображенного — для отчета. И вот этот отчет помог замыслу мастера возродиться вновь.

Для чего же служила вся эта роскошь? Какие именно торжественные церемонии проводились в Грановитой палате?

Именно здесь собиралась на заседания Боярская дума. Здесь представители феодальной аристократии одобряли или не одобряли внесенные царем предложения по управлению государством и ведению войн (официальная формула того времени гласила: «Царь приказал, а бояре приговорили»). Здесь сталкивались интересы придворных партий и разыгрывались отвратительные и смешные сцены «местничества». Дело в том, что места в Грановитой палате члены Боярской думы занимали согласно строгому ранжиру: чем знатнее был боярин, тем ближе к царю разрешалось ему сидеть. И вот иногда, претендуя на привилегии более знатных родов, тот или иной боярин затевал спор с соседом, стремясь занять его место (в прямом смысле, на скамье). Эти ссоры сопровождались бранью, а иногда и драками, и многие цари боролись с нарушавшей порядок заседаний традицией местничества, но безуспешно. Ведь это был едва ли не последний отголосок времен феодальной раздробленности Руси, и к ссорам в Думе бояре относились крайне серьезно, дело доходило порой до пожизненной вражды.

Но, конечно же, не этими трагикомическими происшествиями славна Грановитая палата. Кроме Боярской думы, с середины XVI по середину XVIII в. здесь заседали Земские соборы, на которых в решении судьбы страны участвовали представители различных сословий государства — первый росток русского парламентаризма. В Грановитой палате праздновались военные победы: так, именно здесь в 1552 г. Иван Грозный торжественно отмечал взятие Казани. В 1653 г. собравшийся в Грановитой палате Земский собор — представители духовенства, дворянства и «торговых людей» — принял историческое решение о воссоединении Украины с Россией.

Кроме этого, в Грановитой палате торжественно представлялись государям иностранные послы.

Интересная историческая подробность: по обычаям тех времен женщинам запрещалось присутствовать на подобных официальных мероприятиях. Но для того, чтобы жены и дочери великих князей (а позже — царей) были в курсе происходящего, в Грановитой палате выгородили небольшое помещение, которое называлось «тайник». Находясь в этой комнатке, августейшие дамы, невидимые снаружи, могли слушать, что говорилось за стеной, а при желании и наблюдать за происходящим через высоко расположенное окошко, забранное частой решеткой.

Символическое значение Грановитой палаты было для русской монархии так велико, что в XIX в. при строительстве великокняжеских хором для постройки дворца на нее не посягнули.

Собственно, свою функцию парадной приемной Грановитая палата исправно выполняла до начала XX в. — пока существовало в России самодержавие.

Уцелел и переход, некогда соединявший Грановитую палату с царским дворцом — теперь он «стыкует» ее с Владимирским залом Большого Кремлевского дворца.

Это так называемые Святые сени. Они представляют собой зал прямоугольной формы, стены которого украшают росписи на библейские сюжеты. Та стенопись, которую мы видим в Святых сенях сегодня, создана уже в XIX в.

Поражает роскошь и нарядность Святых сеней — они кажутся перенесенными сюда из русской сказки. Причудливые выступы сводов отделаны рельефными резными жгутами, украшенными позолотой. Раззолочены и шесть белокаменных резных порталов, обрамляющих двери, тоже украшенные резьбой. Интересно, что пройти можно только через одну из них, остальные двери — ложные, установленные в Святых сенях уже в XIX в. как элементы интерьера.

На протяжении столетий из Святых сеней был еще один, ныне не существующий выход — на Соборную площадь. Это было знаменитое Красное крыльцо. Собственно, оно являлось парадным выходом Святых сеней. Именно с него объявлялись царские указы. Жителям постсоветской России трудно даже представить себе, какое большое значение имело еще сравнительно недавно в историческом масштабе Красное крыльцо!

С ним связаны многие важные моменты русской истории — как трагические, так и радостные. Именно с Красного крыльца сбросили на стрелецкие копья расположившегося в царских палатах Григория Отрепьева — Лжедмитрия I. Это было начало борьбы россиян с иноземной оккупацией… Но, тем не менее, гораздо приятнее припомнить другое…

«…В Стародавней Руси в царствование царя Алексея Михайловича открывались на Святую Пасху — в третий или четвертый день праздника — двери Передних сеней государевых — не для одних бояр и сановников, но и для простого люда московского: торгашей, посадских, мастеров всякого цеха, дворовых людей и крестьян. Все были празднично одеты — кто как мог. Сколько было возможно пропустить народу — столько и пускали в Передние сени, остальные получали приказ от стольника — ждать у Красного крыльца. Царь на своем престоле принимал людей, и к руке жаловал, и каждому из своих рук яйцо давал красное, монастырской росписью разукрашенное. На пасхальной седмице царь раздавал до 37 000 яиц. Хранили люди царский подарок всю жизнь свою и передавали детям своим… Затем выходил царь на Красное крыльцо и объявлял народу громогласно: „Христос воскресе!“ И откликалась толпа, и давала ему ответ: „Воистину воскресе“» — так рассказывается о древней московской традиции в сборнике «Христос воскресе: пасхальные рассказы», изданном под эгидой Православного братства во имя Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня.

«Кто из приезжающих в Москву, а особенно в первый раз, не спешит побывать в Кремле, поклониться московским угодникам, взглянуть на царские терема, Красное крыльцо и Грановитую палату!» — писал М. Н. Загоскин в «Москве и москвичах». К сожалению, этот красивый и овеянный дуновением Истории памятник старины был уничтожен в 1935 г.

Благовещенский собор

В юго-западной части Соборной площади возвышается Благовещенский собор. По традиции он возведен на том месте, где стоял предыдущий собор того же имени. А первый каменный храм во имя праздника Благовещения был возведен в Московском Кремле еще при сыне Дмитрия Донского, великом князе Василии. Строился он долго: с 1397 по 1416 г. Здесь следует отметить, что строительство на Руси, будь оно деревянным или каменным, обычно велось поражающе быстрыми для того времени темпами и редко занимало больше одного-двух лет. Это с удивлением отмечали иностранные путешественники, привыкшие к тому, что в западно-европейских городах крупные сооружения возводились на протяжении десятилетий, а иногда и столетий (как, например, Кёльнский собор). В процессе строительства, в 1405 г., этот исчезнувший собор украсился росписями работы знаменитых мастеров своего времени, имена которых и сегодня являются звездами первой величины в истории русской культуры: это были Андрей Рублев и Феофан Грек. Им помогал мастер Прохор с Городца.

К 1482 г. древний Благовещенский собор заметно обветшал, и в правление Ивана III его разобрали, оставив только подклет. Этот подклет, внутри разделенный на множество тесных сводчатых комнаток, был задуман как хранилище для великокняжеской казны. На уцелевшем подклете к 1489 г. выстроили новый храм, тоже из кирпича, имевший по замыслу мастеров три главы. Строили его псковские мастера, взявшие за образец тот же Успенский собор города Владимира, что и Фиораванти при постройке Успенского собора в Московском Кремле. С трех сторон возведенный псковскими зодчими храм окружала открытая паперть-гульбище.

Именно Благовещенский собор стал первым образцом так называемого «московского стиля», в котором соединились веяния различных русских архитектурных школ и западные образцы.

В те времена Благовещенский собор был домовой церковью великих князей, к палатам которых он тесно примыкал.

Во время пожара 1547 г. этот новый собор сгорел и был восстановлен при Иване Грозном (1564), причем к нему добавились две дополнительные главы. Паперть снабдили сводчатой крышей, на которой выстроили четыре маленькие часовенки. Все девять куполов покрыли позолоченными медными листами — по особому распоряжению царя, и Благовещенский собор получил название «Златоверхий».

С паперти в собор ведут три входа: южный, северный и западный. Северный и западный дошли до нашего времени без изменений — их белокаменные порталы, оборудованные в XVI в., украшены резьбой, позолотой и росписью минеральными красками в подражание росписям Архангельского собора, с которым нам вскоре предстоит познакомиться. А установленные в порталах медные двери, отделанные позолотой, выполнены в стиле дверей Успенского собора.

А вот белокаменный южный портал к началу XX в. был сильно изменен переделками. Его первоначальный облик был восстановлен во время реставрации 1950 г. Вообще, следует признать, что, несмотря на значительные изменения, которые претерпел Кремль за годы советской власти, в те времена было немало сделано и для воссоздания древнего облика тех архитектурных сооружений, которые уцелели в нем.

Во время восстановления Благовещенского собора в XVI в. и привнесения изменений в его внешний облик к юго-восточной стороне было пристроено крыльцо, получившее впоследствии название Грозненского — через него Иван IV имел обыкновение выходить на Соборную площадь, покидая Златоверхий (Благовещенский) собор. В 1950 г. возле Грозненского крыльца была обнаружена скрытая до того под позднейшими пристройками резная колонна из белого камня — удивительный по изяществу исполнения памятник старины. Время ее создания, судя по типу резьбы и характеру дополняющих рельеф росписей, относится к 1560-м гг. — периоду переделки паперти.

С Благовещенским собором связан любопытный исторический эпизод. В 1404 г. на великокняжеском дворе в том месте, где на него выходила стена Благовещенского собора, были помещены первые в Москве часы — техническое чудо того времени. Это важное событие не преминули отметить в летописи: «…сий же часник наречется часомерье; на всякий же час ударяет молотом в колокол, размеряя и расчитая часы нощные и дневныя, не бо человек ударяше, но человековидно самозвонно и самодвижно, страннолепно некако сотворено есть человеческою хитростью, преизмечтано и преухищрено…»

Войдем внутрь. Прежде всего обратим внимание на интересную подробность интерьера собора, дающую представление о той сказочной роскоши, которая отличала средневековую русскую архитектуру. Как ни странно, это — пол собора. Он замощен полированной красновато-коричневой яшмой, напоминающей своим рисунком агат.

В толще северной стены спрятана узенькая каменная лестница, ведущая на хоры собора. Во время богослужений там обычно находились женщины, принадлежавшие к царской семье. Для того чтобы августейшим дамам было удобнее посещать храм, хоры соединили с великокняжескими хоромами проходной площадкой. Впоследствии она была разрушена, но в XIX а ее восстановили.

Древен и прекрасен Благовещенский собор, архитектура которого словно возвращает нас в прошлое Руси. Но, кроме того, Златоверхий собор может удивить и порадовать нас еще и своими фресками. Если в старину Благовещенский собор служил великокняжеской сокровищницей, то в наши дни он представляет собой сокровищницу древнерусской живописи.

Впервые настенная живопись появилась в Благовещенском соборе в 1508 г. Об этом сообщает нам надпись, помещающаяся на южной стене собора: «В лето 7016 (1508) повеле Князь Великий Василий Иванович всея Руси подписывати церковь Благовещения святые Богородицы у себя на дворе; а мастер Феодосий Денисьев сын с братиею». Эта надпись — цитата из текста летописи.

Удивительно не только мастерство исполнения фресок Благовещенского собора, впечатляет и их тематика. На стенах запечатлены портреты византийских императоров. Тут и святые равноапостольные император Константин и его мать императрица Елена, и император Михаил, чьи деяния позволили ему встать в один ряд с крупнейшими историческими фигурами своего времени. Далее — галерея портретов русских князей: Владимира Красное Солнышко, его сыновей Бориса и Глеба, которые после своей трагической кончины были причислены к лику святых и очень почитались на Руси, тут и княгиня Ольга — женщина-властитель, женщина-дипломат; женщина-военачальник, олицетворение того, каким почетом пользовалась женщина в средневековой Руси в отличие от Западной Европы, и Дмитрий Донской. Историки пришли к выводу, что замысел создателей этой галереи предполагал продемонстрировать преемственность власти русских государей от византийских владык.

Другие находящиеся на стенах собора фрески иллюстрируют эпизоды из Откровения Иоанна Богослова. Как уже упоминалось, все эти росписи были выполнены Феофаном Греком, Андреем Рублевым и Прохором с Городца. Их же кисти принадлежат и образа второго и третьего ярусов иконостаса Благовещенского собора. Искусствоведы рассматривают его как прекрасный образец последнего периода творчества Феофана Грека, создавшего для этого иконостаса иконы Богоматери, Спаса на престоле, образа Архангела Гавриила и апостола Павла.

Шесть икон в третьем ряду иконостаса созданы Андреем Рублевым: Преображение, Вход Господень в Иерусалим, Сретение, Рождество Христово, Крещение и Благовещение. Это так называемые «праздничные» иконы, посвященные не святым, а наиболее почитаемым в Православии праздникам.

Сохраняются в иконостасе и другие иконы, выполненные различными мастерами XIV–XVII в. Некоторые из них считались утраченными, но в процессе реставрации были обнаружены под скрывавшими их пластами масляной краски, которой делались позднейшие «поправки».

Впечатляет и сам иконостас, выполненный из бронзы в технике чеканки и покрытый густой позолотой, поражают воображение его Царские врата из чеканного серебра. Но вся эта поистине византийская роскошь, к сожалению, лишь передает общее впечатление о красоте и богатстве, которыми всегда отличались интерьеры Благовещенского собора — оклад иконостаса был выполнен в XIX в. Он лишь напоминает нам о тех временах, когда «мастер Феодосий Денисьев подписывал золотом» интерьер Благовещенского собора (запись 1508 г.).

Зато живопись на вертикальных колоннообразных выступах стен — пилястрах — несомненно относится к Средним векам. Тут помещены изображения московских князей, правда, не имеющие портретного сходства, с чисто символическим значением. Здесь же — портреты Аристотеля, Платона и даже Вергилия и Гомера, которого хорошо знали в средневековой Руси под именем Омира.

Мы выходим из Благовещенского собора. Нас ждет знакомство со следующим кремлевским собором — Архангельским. Направляясь к нему, проходим мимо того места, на котором стояло, но не сохранилось до наших дней здание великокняжеского Казенного двора, построенное Марко Руффо в 1485 г. Именно в подвалах Казенного двора, согласно ряду источников, среди других сокровищ Иван Грозный надежно хранил свою драгоценную библиотеку, и именно здесь спасал ее остатки патриарх Филарет.

Архангельский собор

Поместившийся напротив Благовещенского, Архангельский собор как бы замыкает архитектурный ансамбль Боровицкого холма. Его южный фасад выходит в сторону Москвы-реки, а северный и западный — на Соборную площадь.

Некогда на его месте стоял Архангельский собор, выстроенный еще по повелению Ивана Калиты в 1333 г. Тот, древний, храм был заложен на Боровицком, холме в знак благодарности Богу за прекращение поразившего в 1333 г. Москву голода. После постройки в нем разместилась царская усыпальница. Но этот собор был относительно невелик, и в начале XVI в. его было решено разобрать, чтобы выстроить новый, более просторный храм.

Строительство был поручено итальянцу Алевизу Новому. Его творение поражало современников куда сильней, чем созданное Фиораванти. Если Фиораванти, проектируя Успенский собор, соединил в его архитектуре черты национального русского стиля и итальянских традиций, то при взгляде на Архангельский собор, возведенный Алевизом, искушенные в православном зодчестве современники поражались экзотичному для Руси архитектурному решению. Дадим слово В. А. Никольскому, проанализировавшему причины такого эффекта: «Схема храма обычна. — куб, увенчанный пятью главами, но архитектурная обработка полна таких деталей, о которых и не мечтал Фиораванте. Алевиз строил собор, как палаццо; стоит прикрыть от глаз его кокошники-закомары и главы, как предстанет итальянский дворец с типичными порталами входов, пилястрами, арочною обработкой нижнего этажа, далеко выступающим карнизом. Этим карнизом итальянец как бы отрезал от тела храма его закомары, обращая в чисто декоративный мотив одну из существенных форм византийского храмового типа: закомара стала кокошником, утратила значение видимого снаружи знака внутреннего свода здания».

Закомары Архангельского собора украшены белокаменной резьбой, напоминающей своим рисунком диковинные морские раковины. Это — еще одна примета итальянского зодчества эпохи Возрождения.

В конце XVI — начале XVII а к восточной стене Архангельского собора были пристроены два небольших одноглавых храма: во имя св. Иоанна Предтечи и св. Уара. Впоследствии они были обращены в приделы собора.

Завершая осмотр Архангельского собора снаружи, стоит обратить внимание и на примыкающее к нему с юго-западной стороны небольшое каменное строение, так называемую «палатку». Палатка была возведена в 1862 г., но нам с вами она интересна тем, что прежде на этом месте стояла «судная изба Архангельских вотчин». Дело в том, что великие князья (а позже цари) жертвовали Архангельскому собору деньги и ценности — так называемые «вклады». Но, кроме этого, собору дарились и земли, и целые деревни крестьян Всего Архангельский собор (в качестве юридического лица) владел 18 000 крепостных. На память от «судной избы», в которой судили и наказывали крестьян, не уплативших подать, современным исследователям остались прекрасно сохранившиеся подвалы.

А теперь осмотрим Архангельский собор изнутри. Внутри собора размещаются шесть мощных колонн-столбов, поддерживающих свод. Вскоре после постройки интерьер собора украсили росписи, выполненные мастерами школы Дионисия — знаменитого живописца конца XV в., работавшего в основном для кремлевских храмов. Но в 1652 г. штукатурка, на которую они были нанесены, обветшала, и росписи счистили вместе с ней. К счастью, в 1955 г. во время реставрационных работ при расчистке стен были найдены фрагменты фресок XV в.

Те росписи, которые сменили их, выполнялись целой группой мастеров-живописцев со всех концов страны, приглашенных для «государева дела», как записано об этом в документах той эпохи. Известный художник своего времени, Симон Ушаков, отбирал лучших, и они съезжались в Москву из Владимира, Вологды, Костромы, Великого Новгорода, Великого Устюга, Ярославля… Все они принадлежали к различным художественным школам, каждая из которых имела свои богатые традиции. Однако для того, чтобы росписи Архангельского собора выполнялись в едином стиле, работу приезжих мастеров координировали придворные иконописцы Степан Рязанец, Федор Зубов, Федор Козлов, Иван Филатьев, Яков Казанец. И это сотрудничество принесло прекрасные плоды. Стенопись Архангельского собора не просто выдержана в единой манере, не просто сохраняет единую колористику, она необыкновенно красива, даже на сегодняшний вкус, несмотря на то, что выполнена в характерной для русской изобразительной традиции XVII а несколько условной манере. Художники не стремились сделать изображения реалистичными, они следовали установленным образцам — канонам. Однако, создавая на стенах собора многокрасочные композиции, вложили в работу столько любви и мастерства, что созданные ими изображения, кажется, вот-вот оживут и задвигаются.

Мы видим традиционные для церковной живописи сюжеты, иллюстрирующие библейские сцены, а рядом — исторические и батальные сцены, повествующие о реальных событиях. Есть и изображения, рассказывающие о быте того времени, и растительные орнаменты.

Особый интерес представляют условные портреты св. благоверного князя Александра Невского, его сына Даниила Александровича, Ивана Калиты и Дмитрия Донского. Несмотря на незначительное портретное сходство, они имеют важное историческое значение, наглядно показывая, кто из политиков прошлого пользовался у современников наибольшим авторитетом — князья, способствовавшие прекращению феодальных усобиц, оберегавшие Русь от захватчиков.

В свое время эти прекрасные фрески постигла та же участь, что и фрески работы Дионисия: их неоднократно (один раз в XVIII и два раза — в XIX в.) «записывали», то есть зарисовывали, нанося новые изображения поверх старых, используя при этом масляные краски. В 1953 г. к работам в Архангельском соборе приступили реставраторы, и к 1955 г. поздняя стенопись была смыта. (Именно тогда и был обнаружен, уже в конце реставрационных работ, фрагмент Дионисиевых фресок.)

И сегодня интерьер Архангельского собора предстает перед нами — пусть и не в первозданной своей красоте, но максимально близким к исторической достоверности. Вот сияют под его сводами девять серебряных паникадил XVII в. Вот среди образов XV–XVII вв. — икона «Архангел Михаил» работы самого Андрея Рублева…

Грозной древностью веет от гробниц государей: всего в Архангельском соборе имеется 54 захоронения, а над 46 из них установлены надгробия из белого камня. Под некоторыми памятниками находятся по два и даже три погребения. У южной стены похоронены Дмитрий Донской и Иван III. За иконостасом — Иван IV. А перед алтарем можно увидеть раку (саркофаг), в котором покоится тело маленького царевича Дмитрия Ивановича, сына Ивана Грозного и Марии Нагой, погибшего в 1591 г. в Угличе при так и не выясненных до конца обстоятельствах.

Обилие версий о гибели наследника престола дало Польше возможность использовать легенду о чудесном спасении царевича Дмитрия, что стало причиной двух иностранных вторжений на Русь — под предводительством Лжедмитрия I (Григория Отрепьева) и Лжедмитрия II (получившего прозвище Тушинский вор). В 1606 г. после изгнания Лжедмитрия I, царь Василий Шуйский повелел перенести в московский Архангельский собор останки маленького Дмитрия, до того находившиеся в Угличе. Их предъявляли народу, для того чтобы убедить людей в том, что выдумки о тождественности «Гришки-самозванца» и сына покойного Ивана IV — несостоятельны. Однако это обстоятельство, увы, не помешало некоторым впоследствии признать уцелевшим сыном Ивана Грозного Тушинского вора Позолоченная сень из белого камня, украшенного резьбой, была сооружена над местом упокоения маленького царевича вскоре после перенесения его праха в Москву.

До революции в Москве бытовала традиция поклонения находившимся в Архангельском соборе царским могилам. Это не было привилегией официальных лиц: в Пасхальную ночь любой желающий мог помолиться за усопших владык, приобщаясь к исторической славе своего народа. «…Царевы гробы пошли смотреть, и даже Ивана Грозного! Гробы огромные, накрыты красным сукном, и крест золотой на каждом. Много народу смотрит, и все молчат», — описывал И. Шмелев, имея в виду форму надгробий, выполненных в виде саркофагов (или гробов). В 1903 г. царские гробницы были отделаны бронзовым покрытием.

Как хорошо, что Архангельский собор уцелел в многочисленных пожарах, пережил революции и войны. Его красоте не повредило даже варварское разорение, произведенное французами в 1812 г., устроившими в нем винный склад и переоборудовавшими алтарное помещение под кухню.

Между Успенским и Архангельским соборами стоит так называемая Филаретова звонница. Ее название связано с именем патриарха Филарета, в миру — Федора Никитича Романова. Избрание в 1613 г. на царство его 16-летнего сына Михаила Федоровича положило начало династии Романовых, а сам Федор Никитич достаточно долгое время фактически правил государством вместо юного царя.

Однако с Соборной площади Филаретова звонница почти не видна — далеко выступая вперед, почти на самой середине площади, возносит свою золоченую главу примыкающая к звоннице и закрывающая ее колокольня Ивана Великого. Некогда она была самым высоким зданием в Москве. Расположенная вдобавок на холме, с XVII а до постройки в 1883 г. храма Христа Спасителя колокольня Ивана Великого была первым, что видел на горизонте подъезжавший к Москве путник, с какой бы стороны он ни двигался. Давайте же познакомимся поближе с историей создания этого архитектурного комплекса.

Во времена правления Ивана Калиты примерно на том же месте, на котором стоит сейчас Иван Великий, был возведен небольшой каменный храм во имя св. Иоанна Лествичника. К названию храма добавлялось: «иже под колоколы» — он имел звонницу. В 1503 г. этот храм был разобран, а в 1508 г. приступили к строительству на его месте нового. За дело взялся итальянский архитектор Бон Фрязин — личность загадочная. Дело в том, что об этом иностранном мастере неизвестно практически ничего. Единственное упоминание, которого он удостоился в летописях, — рассказ о строительстве храма на Соборной площади, причем он содержит в основном описание внешнего вида постройки. Совершенно непонятно, каково было настоящее имя Бона Фрязина, какой итальянский город звал он своей родиной, при каких обстоятельствах и когда прибыл на Русь и покинул ли вообще пределы нашей страны или так и остался доживать свой век здесь. Это тем более странно, что все прибывавшие из-за рубежа сколько-нибудь значимые лица обычно более или менее торжественно встречались, одаривались подарками, а заодно и держались под контролем в целях государственной безопасности. Таинственный Бон соединил в своем творении храм, колокольню и сторожевую башню — ведь новый храм Иоанна Лествичника стоял на одной из самых высоких точек Боровицкого холма. Творение Бона Фрязина имело три этажа-яруса.

В 1532 г. зодчий Петрок Малый начал с северной стороны от этого храма-башни возведение звонницы, и к 1543 г. выстроил прямоугольное сооружение, в архитектуре которого ясно читалось увлечение зодчего новгородской и псковской архитектурой. На третьем этаже этой звонницы разместился храм Вознесения, для удобства входа в который в 1552 г. была построена высокая каменная лестница. На звоннице помещался один из главных колоколов Москвы, который называли «Благовестник» (от слова «благовест», звон по случаю Православного праздника или радостного события).

Среди московских колоколен удивительная колокольня Ивана Великого, скрывающая в себе храм, имела особое значение. Вот какой рассказ современника приводит писатель конца XIX а В. Никифоров-Волгин: «Московская Пасха, сынок, могучая! Кто раз повидал ее, тот до гроба помнить будет. Грохнет это в полночь первый удар колокола с Ивана Великого, так словно небо со звездами упадет на землю! А в колоколе-то, сынок, шесть тысяч пудов, и для раскачивания языка требовалось двенадцать человек! Первый удар подгоняли к бою часов на Спасской башне-…Пробьют — и сразу же взвивается к небу ракета… а за ней пальба из старых орудий на Тайницкой башне — сто один выстрел!» («Светлая заутреня»).

В 1600 г. в правление Бориса Годунова, храм Иоанна Лествичника подвергся значительной переделке, после чего приобрел тот облик, который мы видим теперь, а заодно и народное прозвище «Годунов столп». Более того, само основание этого необычайного сооружения стали приписывать Борису Годунову. Видимо, это и дало основание П. П. Шедичу в конце XIX в. писать в своем труде «Всеобщая история искусств» об истории создания Ивана Великого, несколько упрощая факты: «Москва, откуда бы к ней ни подъезжали, дает о себе знать золотой звездочкой колокольни „Иван Великий“. Она видна далеко со всех сторон и представляет собой высоту от поверхности земли 381/2 сажени, а от уровня Москвы-реки — 57 сажен. Говорят, что фундамент ее идет на 20 сажен под землей; по крайней мере, архитектор Баженов, разрывая место для закладки нового дворца, констатировал этот факт. На месте колокольни была построенная Калитою церковка Святого Иоанна, писателя „Лествицы“. Просуществовала она до самого конца XVI века и только при Борисе перестроена в новую. Когда ужасный голод в 1600 году постиг Россию, голод, во время которого, по уверению летописи, ели человечину, а в Москву со всех сторон стекался рабочий люд, который не мог прокормиться дома, царь Борис, чтобы занять всю эту массу, решил выстроить колокольню. Под блестящим куполом огромными медными буквами значится: „Изволением Св. Троицы, повелением Великого Государя, Царя и Великого князя Бориса Феодоровича Годунова, всея России Самодержца и сына его, благоверного великого государя царевича, князя Феодора Борисовича всея России, храм совершен и позлащен во второе лето государства их“». Впрочем, вы уже знаете, что серьезные научные исследования памятников старины на земле Московской ведутся относительно недавно, и большая часть их, в том числе архивные разыскания, сделана в XX в. Так что Шедич мог просто не знать об участии в создании этого стройного белоснежного чуда Бона Фрязина (хотя работавший в начале XX в. В. А. Никольский уже упоминал о загадочном иноземце). Святой, которому посвящен храм, — преподобный Иоанн получил прозвище «Лествичник» благодаря написанному им философскому труду. Слово «Лествица» переводится на современный русский язык как «лестница». Дело в том, что преподобный Иоанн в своем трактате описывал путь духовного самосовершенствования человека как лестницу из 30 ступеней, каждая из которых знаменует определенный этап нравственного развития личности. Именно поэтому посвященный ему храм был выполнен в виде башенки, снабженной узкой и крутой внутренней лестницей (символизировавшей трудности монашеской аскетической практики).

Остается добавить, что в настоящее время высота колокольни — 81 м от уровня земли.

В 1624 г. возле северной стены, примыкавшей к «Годунову столпу» звонницы, возвели так называемую Филаретову пристройку — изящное сооружение, увенчанное черепичным шатром и декорированное белокаменными пирамидками. Именно поэтому звонница и получила имя «Филаретовой».

А вот определить корни названия «Иван Великий», как ни странно, не столь просто. Первое объяснение, которое закономерно приходит на ум: здание называется так по тому самому храму во имя св. Иоанна Лествичника. Но многие исследователи склоняются к мысли, что народное сознание связало с величественным сооружением имена великих князей, боровшихся за объединение Руси и ее независимость: Ивана Калиты, Ивана III и Ивана IV.

В 1812 г. Филаретова пристройка была взорвана отступавшими французами. Пострадала и сама звонница. Во время реставрации, проводившейся вскоре после Отечественной войны 1812 г., разрушения на звоннице были исправлены, а Филаретову пристройку восстановили, придав ее архитектуре черты во вкусе XIX в. Кстати, были заново перелиты и треснувшие при взрыве колокола. Сегодня на Филаретовой звоннице 21 колокол.

Зато Иван Великий в тот страшный год не пострадал. Сегодня он возвышается перед нами практически таким же, каким видели его наши предки во времена Годунова.

С восточной стороны «Ивана Великого колокольни», перед зданием Казенного приказа и тесно примыкавших к нему помещений Судного приказа, находилось не слишком большое пространство, которое называлось Ивановской площадью. Подьячие (младшие чиновники) Судного и Казенного приказов, желая объявить о принятых по тому или иному делу решениях, выходили на крыльцо и громко сообщали толпившимся на маленькой площади людям об исходе разбирательства. Порой зачитывались здесь и царские указы. Эхо, отдаваясь от высоких стен, заставляло пространство под колокольней само гудеть, как настоящий колокол! Так родилось и по сей день не забытое выражение «кричать во всю Ивановскую».

На месте старых государевых хором

Мы с вами, если можно так выразиться, обошли Соборную площадь Кремля по периметру. Но дело в том, что Кремль никогда не обладал геометрически правильной, скучной планировкой улиц и площадей — как живой организм, он рос стихийно, обновляясь и изменяясь. Даже в наши дни частично сохранилась та путаница строений, которая отличала его в пору Средневековья. И в этой путанице можно отыскать жемчужины русского зодчества, архитектурные памятники, дошедшие до нас из глубины веков. Давайте рассмотрим архитектурный ансамбль Кремля именно с этой точки зрения. Какие еще памятники допетровской эпохи, кроме знаменитых соборов, мы сможем найти? На первый взгляд, задача неблагодарная: ведь те гражданские строения, облик которых в нашем сегодняшнем представлении неразрывно связан с историческим ядром Первопрестольной, построены значительно позже. Так, Кремлевский Дворец съездов — «типичный представитель», как сказали бы искусствоведы, советской поры, преувеличенно функционального стиля середины XX в. (построен в 1959–1961 гг.), Большой Кремлевский дворец — памятник первой половины XIX в. (1839–1849), привычное нам здание Оружейной палаты датируется 1844–1851 гг. Кремлевский Арсенал был возведен пораньше: даты его строительства — 1701–1736 гг. Казалось бы, для древних хором просто нет места! Однако их фрагменты, умело вписанные архитекторами XVIII–XIX вв., сохранились до наших дней. И это тем приятнее, что уцелели наиболее интересные в архитектурном отношении здания. А уж об их исторической ценности нечего и говорить.

Впрочем, то, что было утрачено, было не менее красиво. Дворец московских великих князей, находившийся примерно там, где ныне расположен Большой Кремлевский дворец, судя по воспоминаниям современников, был поистине прекрасен! Вот как реконструирует его облик А. Н. Толстой в романе «Петр I»: «…пестрый государев дворец, раскинувшийся на четверть Кремлевской площади. Палаты каменные и деревянные, высокие терема, приземистые избы, сени, башни и башенки, расписанные красным, зеленым, синим, обшитые тесом и бревенчатые, — соединены множеством переходов и лестниц. Сотни шатровых, луковичных крыш, чудных верхушек — ребрастых, пузатых, колючих, как петушьи гребешки, — блестели золотом и серебром».

«В этом дворце было много великолепных покоев, дворцовая палата, Золотая, Средняя подписная, Царицына Золотая палата, брусяная Столовая изба, в которой происходили царские свадебные церемонии, Столовая набережная, Сенники царские, Комнатный сад, в котором водились вишни и сливы, Постельная палата, Ответная, или Посольская, палата, Панихидная палата, Крестовая палата…» — описывал эти хоромы М. Н. Загоскин («Москва и москвичи»). Прошли века, русские цари обзавелись новой резиденцией, выстроенной с учетом новых представлений о комфорте и роскоши, но, как ни странно, некоторые из древних покоев сохранились!

Так что же, наконец, это за фрагменты исчезнувшего великокняжеского дворца? С некоторыми из них вы уже знакомы: это Грановитая палата и Святые сени, соединяющие ее с Большим Кремлевским дворцом, как некогда соединяли с дворцом старым. Но они — далеко не единственные сохранившиеся элементы некогда обширного и прекрасного дворцового комплекса. Давайте же познакомимся и с остальными, милостиво сбереженными Историей, фрагментами дворца.

А для того, чтобы лучше представить себе, какое место в исчезнувшем дворцовом комплексе занимали эти сохранившиеся строения, для начала попробуем более детально вообразить этот утраченный дворец.

Его не следует воспринимать как единое здание: дворец состоял из множества строившихся по отдельности теремов и палат, по мере возникновения соединявшихся системой переходов — открытых террас-гульбищ, крытых галерей и сеней. Он занимал пространство от Грановитой палаты примерно до половины территории, занятой современным Большим Кремлевским дворцом, а дальше, до самой Боровицкой башни, размещался великокняжеский двор, обнесенный стеной. Этот комплекс, как вы уже знаете, сформировался на месте более древних строений великокняжеской резиденции. При постройке тех или иных частей нового дворца архитекторы руководствовались уже сформировавшимися традициями, возводя палаты на тех местах, где до этого стояли здания с тем же самым функциональным назначением. Так, Набережная палата, названная так из-за того, что стояла ближе остальных элементов дворцового комплекса к Москве-реке (из ее окон открывался вид на Замоскворечье), как в древнем, так и в более «новом», предшествовавшем Большому Кремлевскому дворцу комплексе предназначалась для дворцовых приемов. Набережная палата дворцового комплекса второй половины XV в. служила той же цели.

Древняя Набережная палата увенчивалась высоким теремом с позолоченной крышей и имела отдельный вход, снабженный навесом-рундуком, который поддерживали резные деревянные колонны. Крыша этого рундука служила опорой для застекленного выступа-эркера, который не только оживлял внешний вид строения, но и увеличивал освещенность его внутреннего помещения — это было тем более важно, что окна, согласно традиции, в Набережной палате были невелики. С этого крыльца можно было попасть в так называемые Набережные сени — своего рода приемную, через которую торжественно шествовали приглашенные на прием бояре.

Стены деревянной Набережной палаты украшала стенопись работы самого Феофана Грека.

Новая Набережная палата была, в отличие от своей предшественницы, каменной. Ее выстроил в 1487 г. Марко Руффа, сразу же после этого приступивший к созданию Грановитой палаты. К этой новой Набережной палате тоже были пристроены сени, в свою очередь сохранившие название Набережных.

Между Набережной палатой и Большой, или Грановитой, примерно в то же время была выстроена так называемая Средняя палата, которую, за обилие примененного в отделке ее интерьера сусального золота, зачастую именовали в официальных документах Золотой.

Сусальное золото вообще очень часто применялось в русской архитектуре. И сегодня этот тип золотого покрытия можно увидеть на куполах храмов, даже современной постройка Часто задают вопрос: что это такое — сусальное золото? Особый вид краски? Нет, это не краска, а тончайшие пластины металла, изготовленные особым способом, технология которого дошла до наших дней из глубины веков. В процессе выработки сусального золота слиток благородного металла делится на несколько частей, каждая из которых расплющивается ударами молоточка, обернутого мягким материалом, в тонкий лист. Затем получившийся лист снова делится на части, операция повторяется — и так до 500 и более раз! Сусальное золото тоньше папиросной бумаги, при неосторожном обращении оно прилипает к пальцам. Вообще, способность налипать на какой-то предмет — одна из особенностей этой золотой пленки толщиной всего в несколько молекул. Тем не менее, при золочении куполов, каменных или деревянных поверхностей древнерусские мастера использовали для большей прочности покрытия костяной клей.

С Западной стороны к Средней палате было пристроено помещение для парадных пиров — Столовая палата, иначе — Столовая изба, которую среди прочих помещений дворца упоминает М. Н. Загоскин. «Избой» Столовую набережную величали из-за того, что, в отличие от других возводившихся в тот период элементов архитектурного комплекса дворца, она была выполнена не из камня, а из дерева — это подчеркивает Загоскин, называя ее «брусяной». Набережную палату он при этом именует «Столовой набережной», что может породить некоторую путаницу, однако ошибки здесь нет: дело в том, что парадные приемы в Набережной палате порой совмещались с угощением («потчеваньем»).

Кроме того, одновременно со Столовой избой (и рядом с ней) к Средней палате была пристроена еще одна, служившая кабинетом и приемной для Софьи Палеолог — супруги Ивана III. «София рассказывала ему о чудных палатах и храмах Италии, о блеске тамошних дворов и этими рассказами указала ему средства осуществить идеи наружного величия, которые смутно еще носились в голове и сердце властителя» — читаем мы в уже упоминавшемся романе И. И. Лажечникова. Кабинет любящей жены и политического союзника великого князя, Софьи Палеолог, так и назывался: палата Софьи Фоминичны (на Руси византийскую царевну, получившую воспитание в Италии, именовали с соблюдением принятых норм вежливости, по отчеству). Рядом с этой палатой стоял храм во имя Иоанна Предтечи, и от нее же начиналась внутренняя стена — ограда великокняжеского двора, доходившая до Боровицких ворот Кремля.

Внутри замкнутого пространства, ограниченного стенами великокняжеских хором и внутренней оградой, словно сказочный исполин, жил дворец — составлявшие его строения умножались в количестве, перестраивались и переделывались, некоторые из них разрушались, и на их месте немедленно возносились новые, все более просторные и нарядные. «Мастера особенно любили щеголять друг перед другом в развиве столбиков, в узорочной резьбе на подзорах и над красными окнами. Резьба эта на дереве была так искусна, что едва ли причудливая кружевница могла лучше сделать из ниток», — реконструировал вид этих хором И. И. Лажечников.

В 1492 г. Иван III задумал придать всему этому многообразию единый стиль и повелел разобрать старый дворец, дабы выстроить на его месте новые, каменные хоромы. Некоторая подготовка к этому титаническому труду уже была проведена: с некоторых пор многие новые постройки, как уже упоминавшаяся Набережная палата и сохранившаяся до наших дней Грановитая, выполнялись в камне. Однако поле для деятельности строителей все еще оставалось более чем широким. «Зодчие, литейщики, живописцы, резчики, серебряники отправлялись гурьбою в Москву», — рассказывая о роскошной отделке строившегося дворца, упоминает И. И. Лажечников.

Работы начались в 1499 г. и закончились уже после смерти Ивана III, в 1508 г. по этой ли причине или по какой-то другой, по замысел не был воплощен в точности — многие каменные здания были дополнены деревянными надстройками и пристройками. От дворца Ивана III до наших дней сохранилось двухэтажное каменное строение, служащее основанием Теремного дворца. До постройки Теремного дворца (XVII в.) это здание было надстроено деревянными хоромами, которые назывались Постельными — там были спальни и другие личные помещения великого князя и его супруги. Под ними, на втором этаже каменной постройки, был устроен домовый храм во имя Рождества Богородицы, рядом с которым находился небольшой зал, в котором великая княгиня принимала гостей. Этот зал называли Западной палатой — из-за его географического ориентирования, а иногда — несколько непривычно для современного слуха — палатой Задней, так как им заканчивались жилые помещения Постельных хором.

В Постельных хоромах имелся отдельный вход — Постельное крыльцо, которое соединялось с Красным крыльцом Святых сеней. Кроме того, с Постельного крыльца был дополнительный спуск на великокняжеский двор. Если бы мы с вами смогли перенестись на 500 лет назад и сойти по его ступеням, перед нами предстал бы еще один утраченный памятник древнерусского зодчества — уже упоминавшийся храм во имя Спаса, что на Бору. Когда в XIV в. Иван Калита обновил его, заменив деревянное строение каменным, он построил при храме и монастырь, тоже называвшийся Спасским. Во время пожара 1488 г. монастырские здания сильно пострадали. Восстанавливая находившийся под покровительством великих князей монастырь, Иван III выстроил для него новый комплекс зданий, но не в Кремле, а на левом берегу Москвы-реки, неподалеку от приписанной к великокняжескому дворцу Таганской слободы. Этот, ставший самостоятельным и получивший название Новоспасского, монастырь можно увидеть и сегодня.

А храм Спаса на Бору остался в Кремле. Он сильно пострадал при пожаре 1547 г. и во время восстановления был реконструирован. Однако храм сохранил свой древний облик и мог бы радовать нас по сей день, если бы это здание, одно из старейших в Кремле, не было, как вы помните, уничтожено в 1933 г.

Но вернемся лучше в те времена, когда о подобном кощунстве еще не помышляли… Как вы могли узнать из этой книги, созданный стараниями Ивана III дворец был практически полностью уничтожен пожаром 1547 г. Это был год венчания Ивана Васильевича Грозного на царство — впервые за историю Руси ей управлял не великий князь, а самодержавный государь. И этот же год был отмечен страшным социальным взрывом. До того, как семнадцатилетний Иван Васильевич взял бразды правления в свои руки, государством заправляли бояре, заботившиеся не столько о благе страны, сколько о личной выгоде. Не забывали они и о сведении старых счетов, порожденных соперничеством знатных семейств. Как известно, Василий III, умирая, провозгласил своего сына наследником «великокняжеского стола», когда будущему Грозному было всего 3 года. Обязанности регента при малыше стала исполнять его мать Елена Глинская, тоже оставившая свой след в истории Москвы. Это была мудрая и решительная правительница, однако мораль того времени не допускала, чтобы женщина самостоятельно управляла государством. Елене Глинской взялись «помогать» ее братья, каждый из которых втайне мечтал сам захватить власть. Нашлись и другие претенденты на престол — братья покойного Василия, удельные князья Андрей из Старицы и Юрий из Дмитрова. Однако князья Глинские не желали мириться с конкурентами и расправились с ними. А вскоре, в 1538 г., скоропостижно скончалась Елена Глинская. Ходили упорные слухи, что великую княгиню отравили. Более того, возникла даже легенда, что яд ее заставили принять силой, и маленький Иван якобы оказался свидетелем расправы над матерью.

Подлинные причины смерти княгини Елены окончательно не установлены до сих пор, как не известны и настоящие виновники преступления (если считать, что оно все же имело место). Однако сразу после ее кончины Минских оттеснили от власти представители боярского рода Шуйских, первым делом расправившиеся с советниками покойной Елены. Но Шуйские тоже не смогли закрепиться на престоле — вскоре их сменили князья Бельские. Начался настоящий калейдоскоп узурпаторов: Бельских сменили Воронцовы, затем на политической арене снова появились Шуйские, а в 1654 г. снова вынырнул род Елинских… Каждый из этих захватов власти сопровождался расправой с противниками, более или менее кровавой. Вместе со своими господами страдал и «подлый люд» (простолюдины) — разорение боярских «дворов» и загородных усадеб было неотделимо от грабежа и зверских расправ с наиболее доверенными слугами опальных бояр. Для феодальных усобиц требовались деньги, и, стремясь удержаться у власти, очередной узурпатор первым делом в прямом смысле выколачивал из населения все новые и новые налоги.

В такой сложной и тяжелой для страны ситуации и состоялась коронация Ивана IV. Он первым из московских великих князей венчался на царство в январе 1547 г. — как вы уже знаете, это знаменательное событие состоялось в Успенском соборе Московского Кремля. А в феврале царь всея Руси Иван IV снова стал участником торжественной церемонии — то была его собственная свадьба с дочерью московского боярина Анастасией Захарьиной. По меркам того времени это был чрезвычайно значимый шаг. Дело в том, что на Руси человек с момента женитьбы считался совершеннолетним, в каком возрасте он ни вступил бы в брак Отныне Иван IV получал право самостоятельно управлять государством.

21 июня сразу в нескольких местах города вспыхнули пожары, и вскоре Москва запылала, как огромный костер. Горел Кремль. Деревянные строения царского дворца превратились в пепел, более того — обгорели и рассыпались многие каменные элементы архитектурного комплекса. Оставшись без крова, царь был вынужден переехать в сельцо Воробьево. Там, на другом берегу реки Москвы, над крутыми откосами Воробьевых гор, стоял загородный дворец, выстроенный Василием III — отец Ивана IV проводил там летние месяцы.

Восстание продолжалось. Горожане растерзали одного из князей Глинских Юрия, а дворы остальных представителей этого рода разграбили. Не прекращались пожары. Начались волнения в других русских городах… Через несколько дней толпы горожан повалили в Воробьево. Они несли петиции с требованиями прекратить боярское своеволие, а заодно — и дать народу налоговые послабления. Иван IV выехал навстречу восставшим и сумел убедить их вернуться в Москву. Через несколько дней восстание было подавлено: вместе с ненавистными царю узурпаторами-боярами были казнены и те из горожан, которых сочли зачинщиками и наиболее активными участниками бунта. Так началось правление Ивана Васильевича, прозванного Грозным — борясь с феодальной раздробленностью и боярским своеволием, он залил кровью всю Россию…

Царь Иван и царица Анастасия с немногими верными им боярами жили в Воробьеве до тех пор, пока в Кремле на пепелище великокняжеских палат не был построен новый дворец. Уцелевшие от огня строения (в том числе Грановитая палата и каменное двухэтажное основание Постельных палат) были отремонтированы и включены в новый дворцовый комплекс, воссоздававшийся, однако, по прежнему плану. А в 1560 г. Иван Грозный повелел выстроить в Кремле еще один дворец. Его поставили на «Зарубе», располагавшемся, как вы помните, под обрывом «Верха» (верхней площадки Боровицкого холма). Этот новый дворец стал резиденцией царских сыновей — Ивана и Федора (сына царицы Анастасии, впоследствии — царя Федора Иоанновича). С северной стороны от дворца царевичей был построен храм Сретения, а за ней разместились ворота во внутреннее пространство великокняжеского двора, объединявшего оба дворца. Стена этого дворца перегораживала Боровицкую улицу Кремля (идущую вверх по горе от ворот Боровицкой башни). Устроенные в стене внутренние ворота назывались Колымажными. Дело в том, что этикет того времени требовал, чтобы низшие по званию люди, приезжая к более знатным, оставляли свои экипажи у ворот (или спешивались с коней) и добирались до крыльца пешком. И вот посещавшие царя бояре оставляли свои «колымаги» (кареты) у ворог и пускались в пешее путешествие по обширному пространству двора. У Колымажных ворот всегда можно было увидеть несколько ждущих своих владельцев экипажей.

На башне Колымажных ворот был укреплен государственный герб, и это давало повод называть их также Гербовыми воротами.

Восстановленный при Иване Грозном дворец не переставали украшать и отделывать. При Федоре Иоанновиче интерьеры Грановитой и Средней палат были заново расписаны и отделаны сусальным золотом. Тогда же выстроили еще одну палату, ставшую парадным залом для жены царя Федора, Ирины — сестры Бориса Годунова. Ее убранство было таким же роскошным, как в Золотой, и ее назвали Малой Золотой палатой.

Борис Годунов, ставший царем после того, как умер Федор Иоаннович и прервалась династия московских великих князей и царей, ведших свой род от Ивана Калиты, тоже внес свою лепту в обустройство дворцового комплекса. В 1601 г. дворец царевичей был снесен, а через два года вместо него на Зарубе уже громоздилось длинное двухэтажное здание — Запасной дворец Бориса Годунова.

Сейчас он уже не существует, как не существует и искусственно созданная площадка Заруба. Но Запасному дворцу суждено было стать местом действия важных в истории страны событий. В 1605 г. в его стенах поселился Лжедмитрий 1, торжественно въехавший в Кремль после того, как переметнувшиеся на его сторону бояре зверски убили Федора Годунова и его мать. Как известно, личность «вора Гришки», как его называли в средневековых документах, до сих пор окутана покровом тайны: его происхождение и жизнь до 1603 г., ставшего началом политической карьеры авантюриста, остаются предметом споров историков. Помните вы, конечно, и о том, что претензии Самозванца на русский престол основывались на утверждении, что он якобы был сыном Ивана IV от его седьмой жены, Марии Нагой. Ему якобы удалось избежать смерти от рук подосланных Годуновым в город Углич убийц. (Интересно, что последователь Григория Отрепьева, Лжедмитрий II, приписывая себе впоследствии эту легенду, развил ее, придумав версию, что по счастливой случайности избегал смерти дважды: в Угличе, а затем и в Москве, когда во время изгнания поляков в 1606 г. под видом Лжедмитрия быт якобы убит его приближенный.) Так вот, современники усомнились в происхождении «царевича» исключительно на основе личных наблюдений. Было известно, что до семилетнего возраста маленький Дмитрий жил вместе с матерью, получая то же воспитание, что и все дети знатных родов. Однако взрослый «Дмитрий» начисто отказывался соблюдать многие нормы поведения, принятые в те времена! Более того, он даже не знал об их существовании и искренне удивлялся, когда ему сообщали о тех или иных традициях русского быта. Например, все, кто мог позволить себе не работать от зари до зари — знатные и просто богатые люди, — непременно ложились после обеда спать. Лжедмитрий, явно получивший западно-европейское воспитание, не испытывал такой потребности. Русские люди, от последнего бедняка-крестьянина до царя, по субботам непременно посещали баню: считалось, что посещать воскресную церковную службу подобает непременно отмывшись от «грязи телесной». Лжедмитрий вообще не признавал частых омовений — как и любой европеец тех лет. При виде своего «царевича», облаченного в непривычные европейские одеяния, ощущая исходивший от него запах немытого тела, москвичи с ужасом называли его облик бесовским — безобразие и дурной запах по суеверным представлениям Средневековья считались признаками одержимости. Надменный Лжедмитрий и не думал разубеждать своих новых подданных, завоевывать их симпатии. Он вообще не желал ограничивать себя, и в стенах Запасного дворца начали происходить многодневные оргии. Однако небольшие уютные помещения не годились для размаха этих «увеселений», и вскоре по приказу Лжедмитрия к каменному Запасному дворцу сделали деревянную пристройку. Теперь Лжедмитрий только спал в «отцовском» дворце, а большую часть времени проводил со своими собутыльниками в этой «хоромине» (здании). Там, прямо посреди пиршественных столов стравливали насмерть собак с царской псарни — знаменитых русских борзых и дорого ценившихся «псов меделянских» (порода, использовавшаяся в средневековой России в качестве сторожевой, в наши дни известная как «мастино неаполитано». Название «меделянских» собаки получили потому, что их доставляли на Русь купцы из Милана — в тогдашней транскрипции «Меделяна»). В кровавой потехе гибли гепарды, применявшиеся на Руси и в некоторых странах Западной Европы в качестве охотничьих животных, медведи и волки из царского зверинца. Туда же наемники Лжедмитрия стаскивали пойманных на улице красивых горожанок, которых силой заставляли принимать участие в оргиях.

Этот разгул продолжался почти год. А в мае 1606 г. одним солнечным утром по всей Москве зазвонили церковные колокола. Это было сигналом к восстанию против захватчиков. Горожане врывались в дома, занятые поляками, и убивали не успевших проснуться интервентов. Отряд боярской молодежи, возглавляемый Василием Шуйским, ворвался в Запасной дворец. Лжедмитрий I попытался бежать, но выход ему преградили восставшие. Тогда, в порыве отчаяния, он выпрыгнул в окно второго этажа, упал и сломал ногу. Его выволокли на площадь и, желая придать происходящему законную форму, устроили нечто вроде суда — зачитали обвинения, а затем сбросили с Красного крыльца на выставленные копья.

«Бесовскую хоромину» снесли, а на крыше Запасного дворца устроили сад, называвшийся Верхним набережным. Его орошала вода, поступавшая по трубам от Водовзводной башни.

Во время попытки императрицы Елизаветы возвести на Боровицком холме гигантский дворец была снесена Набережная палата, а также некоторые другие здания, в том числе храмы. Восстанавливать после прекращения строительства их не стали. А за 1767–1770 гг. были разобраны Запасной дворец и стоявший возле Боровицкой башни Житный двор. Тогда же прекратило свое существование здание древнего Денежного (монетного) двора, тоже входившего в комплекс кремлевских дворцовых построек. Храм Сретения простоял несколько дольше — он был разобран в 1801 г. Тогда же были уничтожены внутренняя стена и Колымажные ворота.

Дольше всего сохранялись каменные подклеты старого дворца и находившаяся под ними система погребов и подвалов. В 1753 г. на этих подклетах, как на фундаменте, был выстроен новый дворец во вкусе XVIII в. (архитектор В. В. Растрелли). В 1849 г. его сменило здание привычного нам Большого Кремлевского дворца.

Личные апартаменты самодержцев. Теремной дворец, Верхоспасская площадка, Золотая решетка, Золотая Царицына палата

А вот Теремной дворец сохранился во всем своем великолепии. Этот прекрасный архитектурный памятник XVII в. не отмечен именами заграничных архитекторов. Но это не делает его менее прекрасным. Его, в полном соответствии с архитектурными традициями русского деревянного зодчества, возвели знаменитый Важен Огурцов, Антип Константинов, Трефилий Шарутин и Ларион Ушаков (1636). Да, Теремной дворец выполнен в камне, но его облик дает нам возможность судить о том, как выглядели деревянные хоромы допетровской поры. Осматривая его, обратите внимание на обильный декор и резьбу, на причудливые обрамления окон — эти украшения выполнены с соблюдением канонов русского деревянного зодчества, несмотря на то, что изготовлены из камня. Очень важный элемент дизайна стен дворца — пестрые изразцы, традиционный для древнерусского каменного зодчества способ декорирования построек.

В архитектурном комплексе Теремного дворца сохранилась построенная в XVI в. Малая Золотая палата, как уже упоминалось, для Ирины Годуновой, она служила своего рода приемным залом в апартаментах русских цариц. При виде мощной арки, придающей своду прочность, сразу ощущаешь древность этого сооружения. Стены и своды палаты покрыты росписью, обильно дополненной сусальным золотом. Но, к сожалению, эта стенопись не относится к XVI в., она создана в XVIII–XIX вв. и скрывает под собой первоначальный декор стен.

С наружной стороны восточной стены Золотой Царицыной палаты есть три небольших окна. Они выходят в проезд между Грановитой палатой и храмом Ризоположения. Если вам доведется осматривать их, обратите внимание окна расположены на стене асимметрично. Такое расположение окон очень характерно для гражданской (нецерковной) архитектуры XVI–XVII вв.

Заслуживает внимания вход в Теремной дворец — крыльцо, которое в те времена, когда дворец служил жилым помещением, называлось Золотым. В те времена его прикрывала крыша, выполненная в форме пирамидального шатра, богато расписанного разноцветными красками по фону из сусального золота. Золото и роспись украшали и само крыльцо. До наших дней сохранилась лестница Теремного дворца, выполненная из украшенного резьбой белого камня. На ней помещаются символические стражи — скульптурные изображения львов, придерживающих лапами геральдические щиты.

Темно-красный цвет стен в сочетании с белокаменными украшениями придает Теремному дворцу очень «московский» и в то же время нарядный, праздничный вид. Всего в нем три этажа. Только что перечисленные зодчие выстроили два нижних из них, а третий, наиболее эффектный по дизайну, был возведен в 1637 г.

Как вы уже знаете, Теремной дворец был надстроен на двухэтажном каменном основании вместо находившихся там до этого Постельных хором. Теремной дворец строился как дополнение к уже существовавшему дворцу. Проектируя свое детище, Важен Огурцов и его «соавторы» нашли нестандартное для своего времени решение — они сделали Теремной дворец достаточно миниатюрным, возведя эту надстройку на некотором расстоянии от внешней стены старого дворца. Мы с вами, разумеется, не видим в такой подробности ничего необычного, подобная мера теперь, спустя почти 400 лет, кажется естественной и разумной. Но попробуйте представить себе психологию людей того времени: стремясь вписать в пространство, защищенное стенами цитадели, как можно больше «полезной площади», строители привыкли использовать буквально каждый квадратный сантиметр. Именно поэтому здания в допетровском Кремле едва не налезали друг на друга, а ширина оставленных кое-где проходов между ними была сведена к минимуму. Но для чего же зодчие пренебрегли этим требованием времени?

Теремной дворец был опоясан гульбищем — террасой (разобранной в XIX в.). Это для ее создания строители дворца пожертвовали утилитарной пользой. Терраса давала возможность обитателям дворца совершать прогулки на свежем воздухе, не покидая его стен. Ведь с момента своей постройки Теремной дворец служил жилыми покоями членов царской семьи, а таким знатным персонам не подобало покидать свою резиденцию без большой свиты, что, конечно, делало непринужденные прогулки несколько затруднительными. Верхний ярус дворца, так называемый «Верхний Теремок», представляющий собой отдельный домик, надстроенный на плоской крыше, тоже окружен своим собственным гульбищем. Его красно-белая клетчатая крыша и задорная башенка придают ему вид «пряничного домика».

В игрушечном на вид Верхнем Теремке всего одно помещение, использовавшееся как своего рода «игровой зал» для царских детей. Собственно, с этой целью и был выстроен Верхний Теремок заботами царя Михаила Федоровича Романова, бывшего, как видим, заботливым и любящим отцом. На стене монаршей игровой до сих пор сохраняется вырезанная в камне надпись, повествующая об истории создания Верхнего Теремка.

Пестро расписанный растительными орнаментами сводчатый потолок Теремка, в промежутках между окнами фестонами выходящий на верхнюю часть его стен, пересекают четырехугольные балки-распорки, призванные придать конструкции дополнительную прочность. Однако они так удачно дополняют линию сводов, так ярко раскрашены и сверкают позолотой, что их функциональное назначение забывается — балки кажутся просто оригинальной деталью дизайна. Мебели в Теремке нет — она не сохранилась, а новодел смотрелся бы здесь неуместно.

Остается добавить, что у Теремка было когда-то и другое название: «Каменный Чердак». А башенка? Ее называли «смотрильной», и она выполняла функции обзорной площадки.

А непосредственно под жилые покои была отведена расположенная на втором этаже Теремного дворца анфилада зал. Давайте же пройдем ее от начала до конца.

Как и в Святые сени, пройти в начало анфилады Теремного дворца можно из Владимирского зала Большого Кремлевского дворца. Более того, этот переход тоже представляет собой сохранившийся фрагмент старинного дворцового комплекса. Есть во Владимирском зале деревянная лестница, которая выводит на так называемую Верхоспасскую площадку. В древности она выглядела и называлась иначе — Передний каменный двор. В закрытое помещение этот «двор» превратился лишь в XIX в. От лестницы Верхоспасскую площадку отделяет вписанная в округлую арку удивительной красоты Золотая решетка — двустворчатая, с декоративным навершием. Ее ажурные кованые завитки густо позолочены, что и дало повод назвать решетку Золотой. Впрочем, никто никогда не обманывался относительно того, что эта решетка, выполненная в XVII в. во вкусе того времени (узор — переплетение арабесок и фигурок сказочных зверей), всего лишь позолоченная. Но вот какой металл послужил основой для этой великолепной отделки?

С Золотой решеткой связана любопытная легенда, еще одна из тех присущих московскому фольклору легенд, которые знают практически все и которые, тем не менее, не имеют под собой никакого основания. Легенда эта гласит, что решена выкована из монет, изъятых из обращения после так называемого Медного бунта.

Медным бунтом принято называть восстание, произошедшее в 1662 г., в царствование Алексея Михайловича Романова. Начавшись в Москве, восстание быстро распространилось по ряду других русских городов. После войн с Польшей и Швецией финансовое состояние страны несколько пошатнулось, и вот в 1654 г. «царь приказал, а бояре приговорили» чеканить вместо серебряных монет — медные с тем же номиналом. Напомню, что в то время обеспечения валюты драгоценными металлами не существовало — металл, из которого была изготовлена монета, и был выражением се стоимости. К подобному символическому выражению стоимости монет население было просто не готово, и медные деньги, которые выплачивались вместо серебряных, воспринимались как надувательство, подделка. К тому же некоторые бояре, сообразив, что введение новых денежных знаков открывает широкое поле для махинаций, принялись потихоньку чеканить монеты из меди, справедливо полагая, что в начавшейся неразберихе никто не станет внимательно разглядывать изображения на них. Ведь раньше, для того чтобы определить, подлинную монету предлагают к оплате или нет, на Руси проверяли не столько чеканку, сколько качество металла, из которого она была выполнена, — золота или серебра. Медная монета с «серебряным» номиналом казалась странной независимо от того, была ли она изготовлена государевым монетным двором или отчеканена на подворье боярина Хитрово или Милославского.

В результате Русь наводнило невероятное количество ничем не обеспеченных медных денег, и начавшаяся инфляция быстро достигла гигантских масштабов. Для тогдашней системы цен, при которой стоимость коровы или коня измерялась в нескольких рублях, стоимость овцы или свиньи — в гривенниках, а предметов повседневного обихода — в копейках, это было катастрофой. Народное отчаяние просто не могло не вылиться в единственно знакомую тогда форму протеста — бунт. Интересно, что началу Медного бунта предшествовал выпуск прокламаций — как говорили в те времена, «воровских листов», которые сначала ходили по рукам, а в ночь перед восстанием (с 24 на 25 июля) оказались расклеенными на стенах домов.

Дворы Милославского и Хитрово, которые народ считал основными виновниками инфляции, толпа взяла штурмом. Досталось также дьяку Башмакову, которого народная молва обвиняла в том, что он в качестве государственного чиновника прикрывает деятельность фальшивомонетчиков. Не ушел от расправы и «торговый гость» (купец) Шорин — ему вменялось в вину распространение фальшивых монет. Кроме собственно горожан, в бунте приняли участие жители посадов и крестьяне из расположенных вблизи от Москвы деревень, холопы (крепостная прислуга) проживавших в Москве бояр и даже иностранные наемные солдаты, не меньше коренного населения раздраженные тем, что жалованье им выплачивали медяками.

Пока часть восставших расправлялась с ненавистными фальшивомонетчиками, по направлению к находившейся в Коломенском царской пригородной резиденции шла толпа тех, кто стремился искоренить истинную причину инфляции — добиться от царя отмены выпуска медных монет вместо серебряных. На авторитет царской власти при этом, впрочем, верноподданные не покушались — они несли с собой челобитную, в которой покорнейше умоляли отменить медные деньги, а заодно — выдать на расправу ускользнувших от народного гнева бояр-фальшивомонетчиков. Однако, хотя Алексея Михайловича принято в книгах по истории называть «Тишайшим», в жесткости и решительности ему отказать было нельзя — восстание было подавлено, а уцелевшие зачинщики разысканы и казнены. Впрочем, урок из народного возмущения царь все же извлек — в 1663 г. медное «серебро» отменили. Так вот, с тех пор бытует устойчивая версия, что изъятая из обращения медь и пошла на изготовление Золотой решетки.

Романтическая, но неверная история! Золотая решетка на самом деле выкована не из мягкой меди, а из прочного железа.

Но вот мы с вами оставляем позади Золотую решетку, проходим Верхоспаоскую площадку — и попадаем во внутреннюю анфиладу помещений Теремного дворца, или, как принято называть эти покои, Терема. Их интерьер, словно сошедший с иллюстраций к сказкам Пушкина или Ершова, дошел до наших дней почти без изменений.

Следует особо уточнить, что нам предстоит знакомство с апартаментами, которые предназначались для государей, так сказать, их личным «уголком» во дворце. Помещения, предназначенные для цариц, царевичей и царевен, практически не сохранились, за исключением одного, с которым мы с вами познакомимся чуть позже — не будем забегать вперед. Лучше пройдем по анфиладе царских покоев.

Сначала минуем Проходные сени. В этом помещении с преувеличенно низкими сводами, создающими ощущение уютного закутка, привлекают внимание традиционные для старинной московской архитектуры изразцовые печи, напоминающие башни диковинных замков. Имитация настолько точна, что на верху печей даже имеются декоративные зубцы, имитирующие бойницы. Персонажи книги «Москва и москвичи» М. Н. Загоскина упоминают такие печи именно как примету старинного уклада, сравнивая с самостоятельными архитектурными сооружениями: «Знаете ли… что мне напоминает этот… домишко с воротами, изразцовыми стенами и столбиками? Не правда ли… что он очень походит на эти… кафельные печи, которые казались так красивы нашим почтенным предкам?» Не следует, однако, думать, что подобные сооружения были для жителей средневековой Москвы чем-то обиходным, не заслуживающим интереса. Постройка такой печи, а главное — достойная отделка «муравлеными» (покрытыми глазурью) многоцветными изразцами и керамическими рельефами, обходилась в целое состояние. Подобная печь была гордостью хозяина дома и предметом зависти гостей. «…Две кафельные печи с лежанками, разубранные цветами и грифами, — вещь драгоценная в тогдашнее время», — отмечает И. И. Лажечников в романе «Басурман».

Другая характерная деталь интерьера, которую можно отметить в Проходных сенях, — украшенные резьбой деревянные подоконники. Такие подоконники, а также резные наличники и порталы дверей, можно увидеть во всех помещениях Теремов; Историческую экзотику этих интерьеров подчеркивают и вставленные в окна разноцветные стекла, своего рода наборные витражи. Вы можете возразить мне: Москва никогда не славилась на Руси как центр стеклоделия — пальма первенства принадлежала Киеву А после татаро-монгольского ига это ремесло на московской земле заглохло окончательно, до такой степени, что Иван Грозный, желая украсить свой обиход стеклянной утварью, повелел доставить мастеров-«стеклянников» издалека. Но даже в XVII в. застекленные окна оставались неслыханной роскошью! Что-то тут не так, скажете вы, и будете правы. На самом деле при постройке Теремного дворца в окна были вправлены пластины слюды. Правда, они тоже были разноцветными — этот слоистый прозрачный минерал хорошо поддается окрашиванию. Но, разумеется, слюда в значительной степени уступает стеклу и по своим оптическим свойствам, и по долговечности, и вот в XIX а слюдяные окошки были заменены на стеклянные. Сочетание цветов в их рисунке, впрочем, повторяет окраску слюдяных пластин.

Роспись на стенах комнат Теремов тоже достаточно точно воспроизводит ту, которая появилась здесь по замыслу создателей дворца. К сожалению, только воспроизводит. Стенопись Теремов, выполненная Симоном Ушаковым, практически не сохранилась (обнаружено лишь несколько незначительных фрагментов), а те росписи, которыми мы любуемся сегодня, выполнены в XIX в. Т. Киселевым. Эскизы для художника подготовил академик Ф. Г. Солнцев, максимально приблизив их к изначальным образцам. Для этого академику пришлось проделать немалую работу по реконструкции, восстанавливая облик осыпавшейся живописи, но дело того стоило! Перед нами предстает практически неизмененный интерьер XVII в.

Соответствует стенописи и мебель: стулья, скамьи, поставцы (своеобразные витрины для посуды) и шкафы. По большей части, правда, мебель в Теремах тоже была восстановлена позднее, однако и она полностью воспроизводит дизайн XVII в. (Впрочем, сохранились и подлинные предметы меблировки, и с одним из них нам предстоит вскоре встретиться, но не будем забегать вперед.) В те времена, когда Терема служили домом для своих царственных обитателей, полки поставцов и шкафов буквально ломились от серебряной, а то и золотой посуды. «По двум стенам держались ставцы из дуба, на вырезе из злата, в которых за стеклами стояла серебряная посуда, назначенная, казалось, для употребления исполинов», — писал И. И. Лажечников («Басурман»). Сейчас многие из этих предметов можно увидеть в экспозиции Оружейной палаты Московского Кремля.

Но вернемся к комнате, в которой мы с вами сейчас находимся, — к Проходным сеням. Они служили приемной — на лавках вдоль стен рассаживались бояре, терпеливо ожидая, пока царь соизволит выйти к ним. С XVII в. Проходные сени были переименованы в Переднюю комнату.

Из Передней комнаты мы попадаем в Гостиную комнату. Это — второе и последнее помещение Теремов, куда допускались посторонние. Здесь проходили «сидения царя со бояры».

Иногда, демонстрируя подчеркнутое расположение, царь принимал здесь иностранных послов.

За Гостиной комнатой расположен царский кабинет — Престольная комната. В XVII в. она по праву считалась наиболее красивой комнатой Теремного дворца. Посторонним вход в царский кабинет был строжайше запрещен, и лишь в знак особой милости и доверия «ближним» боярам по утрам дозволялось войти в него на несколько минут, дабы приветствовать царя и получить от него указания.

В Престольной комнате до сих пор стоит «рабочее кресло» русских государей — оно было выполнено в XVII в. Обтягивающий его бархат выглядит на удивление хорошо сохранившимся, но не стоит обольщаться: кресло было обтянуто им уже в XIX в.

А вот и еще одна достопримечательность Престольной комнаты. Ее среднее окно имеет собственное имя — Челобитное. С внешней стороны стен Теремного дворца Челобитное окно хорошо различимо — его обрамляет наличник из резного белого камня. Дело в том, что из Челобитного окна вывешивался специальный ящик с прорезью, в который любой из подданных государя имел право положить письмо с просьбой или жалобой. Предполагалось, что царь лично рассматривает все эти письма, вынося по каждому резолюцию (хотя, разумеется, большую часть этой работы выполняли «ближние» бояре). У этого прекрасного в своей демократичности обычая был, однако, существенный недостаток: письма из ящика извлекались только после того, как он оказывался набитым ими доверху. Затем следовало неспешное рассмотрение дел и вынесение резолюций… Эта неторопливость послужила причиной того, что ящик для челобитных в народе прозвали «долгим». Так вошла в русский язык поговорка: «откладывать какое-либо дело в долгий ящик».

Из Престольной комнаты есть боковой выход в небольшое помещение, из которого поднимается узенькая винтовая лестница из белого камня. Ома ведет в Верхний Теремок, а через него — в «смотрильную» башенку. Но мы с вами проследуем по анфиладе дальше, прямо.

Следующая комната носит название Опочивальни. Это — единственная из спальных комнат членов царской семьи, сохранившаяся до наших дней. В опочивальне проводили ночи повелители Земли Русской. «В низкой, жарко натопленной палате лампады озаряли низкий свод и темную роспись на нем: райских птиц, завитки трав… У заиндевелого окна… в круглых стеклышках играл лунный свет» — такой увидел ее А. Н. Толстой («Петр I»). Спальни царицы, царевича и царевен находились в другой, снесенной части дворца.

В опочивальне тоже есть боковая дверца. За ней — небольшая комнатка, которую называют Молельня. Подобные комнаты имелись во всех домах знати и даже в более скромных жилищах купцов и обеспеченных горожан. Здесь, в уединении, не отвлекаясь на домашние заботы и посторонние впечатления, русские цари совершали утренние и вечерние молитвы. Разумеется, царская Молельня по богатству убранства и ценности помещенных в ней образов не шла ни в какое сравнение с такими же комнатами менее знатных персон. И сегодня мы не можем без волнения видеть распятия и образа XVI–XVII вв. — прекрасные творения русских резчиков и иконописцев. Впечатление, которое они производят, тем больше, чаю здесь эти изумительные по мастерству исполнения предметы находятся гораздо ближе к зрителю, чем в огромных соборах или тем более в музеях. Можно насладиться каждой деталью их исполнения. Но, конечно, гораздо большее впечатление производит осознание того, что перед нами — те самые священные изображения, которым поверяли свои мечты и надежды русские цари.

Благочестивые самодержцы. Верхоспасский собор, церковь Распятия, церковь Воскресения Словущего, церковь Св. Екатерины

Как вы знаете, непременной принадлежностью жилищ русской знати были так называемые домовые храмы. Религиозная традиция требовала неукоснительного выполнения всех положенных Богослужений. При этом вознесение молитв в специально отведенной комнате, подобной той, которую мы с вами только что осмотрели, было ритуалом очень личным, требовавшим уединения. Но, кроме этого, главе дома предписывалось непременно молиться вместе с домочадцами — это должно было объединять семью, сглаживать ссоры, способствовать доверительности отношений. Иногда в таком молении принимали участие гости и особенно близкие к хозяевам слуги. Но главное — это должна была быть полноценная церковная служба с последующей проповедью, которую полагалось проводить священнику. Вот почему строились домовые храмы — как правило, маленькие, рассчитанные на незначительное количество прихожан.

И, разумеется, славившиеся своим благочестием русские самодержцы тоже имели в своем дворце домовые храмы. «На дворе великокняжеском правитель народа не начинал и не оканчивал дня без молитвы в доме божием. Даже больные и женщины не увольнялись от этого долга; окна из упокоев их устроены были так, что они могли из них слушать церковную службу и молиться на местные иконы храмов. (Таким образом, почти и у каждого богатого человека была церковь на своем дворе.)», — читаем мы в романе И. И. Лажечникова «Басурман».

Знакомясь с историей Благовещенского собора, вы узнали, что он служил своеобразным царским «домовым храмом» — более чем достойная постройка для ежедневных «малых служб»! Однако он был не единственным, выполнявшим эту функцию. Во дворце существовали и более уединенные места для Богослужений, которые члены царской фамилии посещали лишь с незначительной свитой, и в самом деле молясь, что называется, в семейном кругу.

Давайте же познакомимся с этими домашними храмами, в которые предки большинства из нас не смели и мечтать заглянул? хотя бы одним глазком! А вот мы с вами имеем такую возможность. И, используя ее, начнем с одного из самых древних из сохранившихся зданий на территории Москвы — так называемой церкви Лазаря. Так называемой, потому что храм этот «с секретом»: словно пасхальное яйцо, он заключает в себе небольшой архитектурный сюрприз. Церковь Лазаря датируется XIV в.! Позолоченный купол этого небольшого белокаменного храма хорошо виден с Боровицкой улицы Кремля.

Когда-то на месте этой церкви стояла другая, деревянная. Она примыкала к великокняжескому дворцу и тоже служила для его обитателей домовым храмом. В 1393 г. рядом с ней возвели белокаменный храм во имя Рождества Богородицы, и храм Лазаря превратился в ее придел. Сразу после постройки храм Рождества Богородицы был расписан Феофаном Греком и другим, менее знаменитым художником — Симеоном Черным. В 1514 г. итальянские зодчие перестроили храм Рождества Богородицы, дополнив его кирпичным вторым ярусом, в котором тоже устроили храм. После этой переделки верхний храм посвятили Рождеству Богородицы, а в нижний была переведена церковь Лазаря. Таким образом, в здании находится не один, а сразу два храма.

Нижний храм — собственно, церковь Лазаря, сложенный из крупных, гладко вытесанных белокаменных блоков, свидетельствует о тесной связи московских зодчих XIV в. с мастерами из Владимиро-суздальского княжества. Так, два из четырех столбов, поддерживающих его своды, очень напоминают столбы собора XII в. в Боголюбове. В юго-восточном столбе сделана ниша, в которой размещалось «княжеское место», а в западной стене — ниша, в которой во время Богослужений стояла княгиня.

У церкви Лазаря необычная судьба. С трудом верится, но в XVIII в. она совершенно затерялась среди лабиринта застройки, и о ней попросту забыли! Представьте себе, как удивились строители Большого кремлевского дворца, которые уже в середине XIX в. вдруг обнаружили отсутствовавшее на плане помещение? Маленькое белокаменное чудо было в прекрасном состоянии, его даже не пришлось ремонтировать. Внутри помещение имело такой вид, будто люди только что оставили его — впечатление портили лишь вековые пласты пыли.

Храм Лазаря подреставрировали, и он снова занял подобающее ему место в комплексе дворцовых построек. Правда, свеже-обнаруженный фасад был закрыт пристроенными к дворцу галереями. Но храм Лазаря не переставал удивлять исследователей: уже в 1924 г. был обнаружен его западный портал, богато украшенный вытесанными из камня небольшими колонками и шаровидными «бусинами», словно перенесенный с какого-нибудь владимиро-суздальского храма XIII в. Как ни странно, открыватели XIX в. его попросту не заметили!

Стоя на Соборной площади, вы, конечно же, обратили внимание на множество сияющих позолотой небольших куполов, высоко вознесенных над крышами на высоких башенках-барабанчиках. Стены барабанчиков выложены удивительной красоты изразцами, ярко сверкающими поливной глазурью. Настоящий сказочный городок! На первый взгляд кажется, что этих куполов невероятно много, но на самом деле их всего И. Они размещены на медной крыше (для XVII в. такая кровля была невероятной роскошью), общей сразу для нескольких храмов. Медная крыша, которую мы видим сегодня, — та же самая, которая была смонтирована в XVII в. Отдельного рассказа заслуживают изразцы. В 1681–1682 гг. их изготовил и укрепил на стенах мастер Осип Старцев. Он использовал в качестве эскизов рисунки знаменитого монаха-резчика того времени, старца Ипполита.

Познакомимся с ними, так сказать, изнутри. Вот Верхоспасский собор. Ход в него ведет с уже знакомой нам Верхоспасской площадки. Этот собор был построен одновременно с Теремным дворцом и с самого начала предназначался для роли домового храма. Строили Верхоспасский собор те же зодчие, во главе с Баженом Огурцовым, которые возводили и Терема.

Верхоспасский собор имеет еще одно название, обиходное — современники называли его «Спас за Золотой решеткой». Это напоминание о том, что попасть в него можно было, пройдя из помещений старого дворца на отделенную Золотой решеткой новую его часть.

Для менталитета того времени было не только естественно, но и необходимо, чтобы правителей страны окружала бьющая в глаза роскошь. И первое, что бросается в глаза в Верхоспасском соборе — иконостас, Царские врата которого (средняя двустворчатая открывающаяся часть) выполнены из массивного чеканного серебра (XVIII в.). Размещенные в нем образа почта сплошь покрыты чеканными серебряными пластинами — ризами, рисунок которых повторяет очертания скрытых под ними изображений. Лишь лица и руки изображенных святых не спрятаны под серебряным покровом. А размещенные в деревянном иконостасе, сплошь покрытом тонкой резьбой, образа еще более древние, они датируются XVII в. К тому же времени относится и сам иконостас.

Сохранились на стенах Верхоспасского собора и росписи, но, к сожалению, не полностью. Все же освобожденные реставраторами от нанесенных позже слоев краски фрагменты достаточно велики, чтобы можно было представить себе, как выглядел интерьер Верхоспасского собора в XVII в. Помогают этой работе воображения и выложенные изразцами печи — об этой характерной примете старорусского интерьерного дизайна мы с вами уже говорили.

С Верхоспасской площадки можно попасть еще в один домовый храм Теремного дворца: он расположен прямо над собором Спаса за Золотой решеткой, и в него ведет отдельная лестница. Это — церковь Распятия, построенная в 1681 г. Осматривая ее, мы открываем для себя почти утраченную во тьме веков страницу древнерусского изобразительного искусства. Иконы, размещенные в этом храме, принципиально отличаются по технике исполнения от привычных нам. Это великолепно сохранившиеся образцы так называемой «живописи по тафтам» (тафта — тонкая шелковая ткань). «Живопись по тафтам» представляет собой скорее аппликацию, в которой все детали изображения выполнены из тщательно подобранных по оттенкам цветных шелковых тканей. Лишь лики изображенных святых, кисти их рук и ступни ног выписаны красками. История сохранила имена мастеров, создавших эти замечательные, своеобразные шедевры: Иван Безмин, Василий Познанский и Богдан Салтанов.

Еще один памятник древнерусского искусства, который предстает нашим глазам в церкви Распятия, — покрытая резьбой внутренняя деревянная дверь. Если бы мы с вами прошли через нее, то оказались бы на хорах (внутреннем балконе) расположенной по соседству, под одной крышей с Верхоспасским собором, церкви Воскресения Словущего. Но мы, закончив осмотр церкви Распятия, пройдем туда через главный вход.

Для этого нам следует вновь спуститься на Верхоспасскую площадку. С ее северной стороны есть помещение, которое называют Чугунным коридором. Из него мы попадаем во внутреннее помещение храма Воскресения Словущего. Его деревянные иконостас и хоры, покрытые резьбой, дополненной росписью и позолотой, датируются XVIII в. А вот необычная деталь: перед иконостасом висит паникадило, в которое вправлены… часы. Подобное дизайнерское решение — часы в светильнике — кажется достаточно смелым и сегодня. Судите сами, какое впечатление должно было произвести это необычайное изделие на царя Алексея Михайловича, которому его преподнес в дар шведский король Карл XI!

Под церковью Воскресения Словущего находится еще один маленький домовый храм — во имя святой великомученицы Екатерины. Туда можно спуститься прямо из церкви Воскресения Словущего по узенькой каменной лестнице. Задолго до постройки Теремного дворца здесь уже был храм — крохотное деревянное здание. В 1627 г. иноземный зодчий Джон Талер выстроил на ее месте храм св. Екатерины, который впоследствии оказался как бы вмонтирован в объем Теремного дворца. Домовый храм св. Екатерины был соединен системой деревянных переходов с покоями цариц и царевен: он предназначался для посещений женской половины царской семьи. Совсем утратил храм свой изначальный вид в XIX в., оказавшись совершенно «замурованным» позднейшими постройками. Но в XX в. во время реставрации стоящей неподалеку от Теремного дворца церкви Ризоположения были обнаружены и расчищены от наслоений апсиды (выступы внешней стены, соответствующие размещенным внутри храма алтарям) храма св. Екатерины.

Нам с вами предстоит двигаться дальше, и поэтому будет уместно упомянуть, что с западной и южной сторон маленького храма св. Екатерины сохранилась обходная галерея, соединяющая его с Золотой Царицыной палатой и церковью Ризоположения.

Потешный дворец. Древняя Оружейная палата

Еще один памятник архитектуры гражданского назначения расположен в стороне от бывших великокняжеских палат. Это естественно — ведь изначально он не предназначался для проживания членов царствующего дома. Этот дом построил для себя в 1652 г. боярин И. Д. Милославский — тесть Алексея Михайловича Романова. После смерти боярина дворец отошел государевой казне, а в 1679 г. его переделали под придворный театр. Театральные представления в те времена назывались «потехами», и дворец получил название Потешного.

Принято считать, что Потешный дворец — это первый московский театр. На самом деле «потехи» были известны на Руси несколько раньше: так, в правление Алексея Михайловича подобные представления несколько раз давались в одном из помещений подклета Теремного дворца. Однако несомненно, что Потешный дворец — первое здание, специально оборудованное для театральных «действ». «Можно полагать с достоверностью, что театральные представления не были известны русским до второй половины XVII столетия. В 1659 г. российский посол Лихачев видел во Флоренции в первый раз театральное представление; ему более всего понравилась скорая перемена декораций и деревянные лошади, которые двигались, как живые. Вероятно, возвратясь в Россию, он подал мысль царю Алексею Михайловичу завести нечто похожее на театр в доме боярина Матвеева; потом, в 1676 году, под надзором того же боярина были представления в Кремлевском дворце, Преображенском селе и Потешном дворце», — рассказывает о зарождении русского театрального искусства М. Н. Загоскин, который в цитируемом здесь отрывке из книги «Москва и москвичи» упоминает различные места, где делались попытки организовать первые театральные представления до переоборудования Потешного дворца.

Эти представления напоминали западно-европейские средневековые мистерии: представляли собой инсценировки библейских сюжетов и длились по много часов. Иногда даже «потеха» оказывалась настолько продолжительной, что зрителям приходилось приходить в театр по 2–3 дня подряд, терпеливо досматривая бесконечный «сериал», действие которого разворачивалось в реальном времени. Такие представления посещали царь и его приближенные, а также приглашенные иностранные послы. «Показали первую комедию — „Артаксерксово действо“. Десять часов отсидел Алексей Михайлович, глядя на сцену, ну да ему не привыкать было — на приемах сидеть не меньше приходилось, а на пирах и говорить нечего… На самом хорошем месте сидел, конечно, государь-царь. Бояр в хоромину набилось видимо-невидимо, почитай, вся Бархатная книга собралась. Женщин не было — не положено. Только на галерее, за деревянной решеткой, сидели царица Наталья Кирилловна и ее мамки-няньки» — так воспроизводит атмосферу этих представлений М. Успенский («Устав соколиной охоты»).

Наиболее резким отличием русского театра от западно-европейского было отсутствие «фарсов» — вкрапленных в действие комических эпизодов с бытовыми сюжетами, не связанными с общей темой представления. Дело в том, что популярное с древности на Руси искусство скоморохов — бродячих артистов, которые в основном и ставили комические представления, — в XVI–XVII вв. было объявлено вне закона. Церковь объявила участие в подобных выступлениях и их просмотр греховным, а светские власти приравнивали занятие скоморошеством к «воровству» (этим словом в ту эпоху обозначали всякое уголовное преступление вообще). Причину такой смены отношения к безобидной забаве — моральную и социальную — приводит в уже упоминавшейся повести М. Успенский: «Когда-то, во время оно, повелел государь всю скоморошину на Русской земле разогнать. Гудки, жалейки, сопелки, домры, бубны, хари и машкары мерзостные были преданы огню, а скоморохов поставили в батоги… Потому что за каждой ватагой человека не пошлешь проверять, что они там представляют. А они известно что представляют — как холоп боярскую жену огулял, как пьяный поп обедню служит».

Это не означает, что сюжеты «действ» были только нравоучительными. Рассказывая о русском театре XVII в., М. Н. Загоскин упоминает и постановки юмористического характера: «…большая часть наших русских духовных представлений, или мистерий, написана прозою, а некоторые — весьма плохими… стихами с рифмами; в том числе комедии: „Притча о блудном сыне“, в которой секут этого расточителя нещадно плетьми…» («Москва и москвичи»).

Стоит обратить внимание на такую подробность. Перечисленных М. Успенским народных музыкальных инструментов, действительно использовавшихся во время представлений скоморохов, — гудков (струнный смычковый инструмент, напоминающий двухструнную скрипку), домр (струнный щипковый инструмент), жалеек и сопелок (духовые инструменты), в оркестре Потешного дворца не было. Театральные представления сопровождались музыкой, исполнявшейся на специально для этого приобретенных западно-европейских инструментах. «…В этом доме давались первые зрелища в Москве и, вероятно, во всей России; бывали иногда маскерады, в которых немцы играли на органах и фиалах, и происходили разные другие потехи» — в этом отрывке из «Москвы и москвича!» М. Н. Загоскин упоминает типичные для западно-европейской развлекательной музыки той эпохи струнные инструменты: органиструм (полумеханический струнный инструмент) и виолу (предшественницу скрипки).

А теперь познакомимся с самим зданием. Боярин Милославский возвел свое роскошное жилище на месте сгоревших во время пожара 1626 г. небольших дворов, принадлежавших менее знатным боярским родам, — у самой стены кремлевской цитадели, между Комендантской и Троицкой башнями. В 1671 г. к Потешному дворцу со стороны внутренней территории Кремля были сделаны деревянные пристройки — небольшие здания, в которых жили дочери Алексея Михайловича, царевны Софья, Екатерина, Феодосия и Наталья — любимая сестра Петра I. «Царевна Софья вернулась от обедни… Села на отцовский стул, вывезенный из-за моря… Стулец этот недавно по ее приказу принесли из Грановитой палаты. Вдова, царица Наталья, узнав, кричала: „Царевна-де и трон скоро велит в светлицу к себе приволочь“…

„Мартовское солнце жарко било разноцветными лучами сквозь частые стекла двух окошечек. В светлице — чистенько, простенько, пахнет сухими травами. Белые стены — как в келье. Изразцовая с лежанками печь жарко натоплена. Вся утварь, лавки, стол покрыты холстами. Медленно вертится расписанный розами цифирный круг на стоячих часах. Задернут пеленою книжный шкафчик — великий пост — не до книг, не до забав.

Софья поставила ноги в суконных башмаках на скамеечку…“ — следом за А. Н. Толстым входим мы в светлицу старшей дочери Алексея Романова, будущей соправительницы юных царей Петра и Ивана (роман „Петр I“).

В том же 1671 г. Потешный дворец соединили крытыми („теплыми“) переходами с находившимся напротив входившим в дворцовый комплекс зданием, в котором тогда находилась Оружейная палата. Сегодня нам привычно здание Оружейной палаты, выстроенное в 1851 г. Здесь нужно сделать небольшое отступление. Здание Оружейной палаты, которое многие из вас наверняка посещали с экскурсиями, находится на Боровицкой улице Кремля, на месте Троицкого подворья и части той территории, на которой некогда помещались государевы Житный и Конюшенный дворы. Однако Оружейная палата, как учреждение, сформировалась гораздо раньше — еще в XIV в., а наиболее древние „экспонаты“ начали поступать в XII в. Изначально она была не музеем, а хранилищем драгоценностей, принадлежащих великокняжеской семье, — украшений, посуды, драгоценного оружия, регалий, воинских доспехов, даже икон. Эти предметы по мере необходимости извлекались из хранилища для различных торжественных церемоний — венчаний на царство, царских свадеб, торжественных процессий, парадных пиров, встреч иностранных послов, — а по их окончании водворялись обратно. Интересная подробность: в казне хранились одеяния и оружие не только для царя и членов его семьи, но и для придворных, которые получали их на время торжественных церемоний для создания атмосферы роскоши.

Сокровищница оружейной палаты неуклонно пополнялась, в нее помещались предметы, специально изготавливавшиеся для парадных церемоний придворными мастерами, военные трофеи, а также дары, которые преподносили русским царям иноземные государи, европейские купеческие гильдии, желавшие получить торговые льготы, иностранные послы — при аккредитации. Так, в 1620 г. английский посланник Джон Меррик принес в дар царю Михаилу Федоровичу серебряного льва: „…стоит на задних ногах, правая нога на поддоне, хвост между ног лежит по земле, правую лапу поднял вверх, левую прижал к себе“ — так зафиксировали в описи дотошные дьяки. Кроме того, в царскую сокровищницу порой помещались предметы, ранее принадлежавшие знатным боярским родам. Их тоже преподносили в подарок или отписывали по завещаниям в знак верноподданничества. Сначала царская сокровищница хранилась в Благовещенском соборе Кремля, но постепенно она разрослась настолько, что для нее потребовалось отдельное хранилище. В 1485 г. по повелению Ивана III было выстроено каменное здание с мощными стенами — Казенный двор. Он стоял на Соборной площади, между Благовещенским и Архангельским соборами. В 1511 г. Василий III утвердил должность оружейничего — хранителя сокровищницы. В обязанности этого чиновника вменялось не только присматривать за сокровищницей, но и надзирать за изготовлением парадного и охотничьего оружия для великих князей. (При Оружейной палате имелись приписанные к ней мастерские, в которых изготовлялось холодное и огнестрельное оружие.) В XVI в. Оружейная палата тесно взаимодействовала с Конюшенным приказом, который кроме царской конюшни ведал парадным конским убранством. Вот как описывал участников торжественной процессии Б. Таннер, прибывший в Москву в 1678 г. в составе польского посольства: „Подъехав к городу ближе, глядим — новый, невиданный дотоле отряд воинов! Цвет длинных красных одеяний был на всех одинаков; сидели они верхом на белых конях, а к плечам у них были прилажены крылья, поднимавшиеся над головой и красиво расписанные; в руках — длинные пики, к концу коих было приделано золотое изображение крылатого дракона, красиво развевавшееся по ветру…

Мы проехали уже три четверти мили, когда встретили царских спальников в богатом наряде, мчавшихся на роскошно убранных иноходцах…

На всадниках ловко сидели красные полукафтанья, а другие, вроде длинного плаща, мастерски вышитые, подбитые соболем, были накинуты на шею, они называют их ферязями. На каждой ферязи на груди по обе стороны виднелись розы из крупных жемчужин, серебра и золота. Они носили эти ферязи, отвернув их у правого локтя и забросив за спину. Блиставшие на солнце каменьями, золотом и серебром шапки придавали еще больше красы этой веренице и без того нарядных спальников. Сбруя тоже была великолепна: справа и слева от удил до передней седельной луки, в виде полукруга, висели серебряные, а иные так и золотые, испещренные разными узорами цепи, толщиною в три пальца, их бряцание заставляло коней привскакивать.“ Конские ноги украшались подковами, тоже производившими звук от привешенных к ним серебряных цепочек, и дорогими наколенками. Словом, весь отрад их (думается, было их до двухсот) так и горел, как жар, своим светлым убранством» (имеются в веду так называемые «гремячие цепи», непременный атрибут русских парадных выездов. Звенья этих цепей, выполнявшихся из благородных металлов, были полые, и внутри них помещались металлические шарики, издававшие при движении коня звон).

К концу XVI в. была создана Мастерская Царской и Царицыной палат, в которой искусные золотошвеи изготавливали одежду и постельные принадлежности для членов царской семьи. Созданные мастерицами шедевры тоже помещались в Оружейную палату. Не следует удивляться тому, что в сферу интересов хранителей сокровищницы попали покрывала и одеяла: те из них, которые помещались в сокровищницу, имели не функционально-бытовое, а парадное назначение. Их стелили напоказ, как элемент парадного убранства опочивален. «Для будущей царицы заготовлено одеяло — оксамит золотой, по нем полосы на горностаях, грива — по атласу червчатому низано жемчугом, в гриве двадцать два изумруда и в том числе два камня зеленых граненых. Спать под таким одеялом не можно — задавит тяжестью; взор же радует самый прихотливый», — описывал подобное изделие М. А. Осоргин в рассказе «Выбор невесты». Для того чтобы вам легче было представить себе это поистине царское одеяло, поясню: «оксамит золотный» — шелковый бархат с вышивкой золотой нитью, а «грива» — бахрома.

Пополняли Оружейную палату и изделия придворных ювелиров, с XVII в. отданных в ведомство специально созданных Серебряного приказа и Приказа золотого дела.

Во время пожара 1547 г. Казенный двор изрядно пострадал: «И загореся… Казенный двор с царскою казною… казна великого князя погоре, и оружничая палата вся погоре с воинским оружием и постельная палата с казною…». Тем не менее уже в 1572 г., когда, опасаясь подступавших к Москве войск хана Девлет-Гирея, царскую сокровищницу решено было вывезти в Великий Новгород, для ее транспортировки потребовались два обоза, каждый из которых насчитывал 450 саней!

После утраты здания Казенного двора Оружейная палата не имела собственного помещения. Ее помещали то в одних, то в других покоях царского дворца.

На тот момент, когда в пристроенных к бывшему дому Милославских хоромах разместились царевны, Оружейная палата располагалась как раз напротив, и вот над Дворцовой улицей Кремля протянулись крытые галереи, соединяя покои царевен с остальным дворцом. Эти переходы были разобраны в 1801 г. вообще, в XIX в. облик Потешного дворца претерпел значительные изменения. Он снова стал использоваться в качестве жилого здания — здесь поместился комендант Москвы. Именно из-за этого расположенная поблизости Колымажная башня Кремля стала Комендантской. Комендантской стали называть и Дворцовую улицу.

Разумеется, никаких следов театра внутри Потешного дворца не осталось — вместо оборудованной устройством для смены декораций сцены, зрительного зала и подсобных помещений в нем были распланированы типичные для XIX в. жилые комнаты. Но переделки на этом не закончились: изменился и внешний облик дворца. Со стороны кремлевской стены к зданию добавили балкон на кубышкообразных колоннах, а со стороны улицы — роскошный портал из белого камня, украшенного резьбой. Он удивительно гармонирует с обрамляющими окна резными декоративными наличниками. Этот портал — не новодел: его перенесли сюда с разобранного крыльца дворцового фасада и, таким образом, сохранили для нас с вами. Вообще, все переделки внешнего облика здания носили скорее декоративный характер, и, если не обращать внимания на некоторые изменения во вкусе XIX в. и особенно на пристроенные к бывшему жилищу Милославских жилые корпуса, перед нами предстает роскошный по меркам своего времени дворец второй половины XVII в. — не только очень красивый, но и интересный памятник русской гражданской архитектуры.

По виду дворца можно сделать некоторые выводы о том, как жили некогда его обитатели. Вот, например, верхний ярус Потешного дворца. В нем когда-то размещалась домовая церковь бояр Милославских. До сих пор сохранилась башенка на четырех столбиках — она использовалась как колокольня, а заодно — и как дозорная вышка. В помещении под башенкой размещалась трапезная, в которой обедал причт этого маленького храма.

Патриаршие палаты и собор Двенадцати апостолов

Кроме главных соборов и фрагментов царского дворца на территории Кремля до наших дней сохранились и другие древние сооружения. Вернемся на Соборную площадь. С левой стороны Успенского собора мы видим какое-то массивное здание, от облика которого так и веет былинной стариной. Это Патриарший двор. Он был построен в 1656 г. при патриархе Никоне. Но история Патриаршего двора уходит в куда более давнее время.

Раньше на месте Патриаршего двора находился дом митрополита. Первый митрополичий двор был построен в Кремле еще в XIV в. и находился тогда возле Боровицких ворот. Его возникновение связано с важным историческим событием. Традиционно митрополиты на Руси жили во Владимире. И вот митрополит Петр принял решение переехать в Москву, отдавая должное ее растущей роли центра русских земель. Именно тогда и был заложен первый камень Успенского собора, призванного стать духовным центром стремительно объединяющейся страны.

Чуть позже наскоро выстроенный митрополичий двор был перенесен от Боровицких ворот к северо-западной стороне Успенского собора. Он быстро обрастал новыми постройками, а в 1450 г. по приказу митрополита Ионы на нем была заложена «палата каменная» и при ней — храм во имя Положения Риз. Но уже в 1473 г. этот новый двор вместе со всеми хозяйственными постройками сгорел. Вскоре его восстановил митрополит Геронтий.

Этот митрополичий двор не уступал в роскоши царскому дворцу. В его кладовых хранились несметные сокровища. Неудивительно, что с наступлением Смутного времени он был разграблен и разорен. Его поочередно грабили наемники Лжедмитрия 1 и Лжедмитрия II. Пожар 1626 г. довершил дело, и здание превратилось в груду развалин. Но через несколько лет патриарший двор снова начал возрождаться из руин, и, наконец, Никон возвел то самое четырехэтажное здание, которое мы видим сегодня. Вето архитектуре традиции московского зодчества сочетаются с декоративной обработкой в стиле владимиро-суздальских мастеров. Впрочем, внешний облик здания достаточно строг — по его подчеркнуто аскетическому облику трудно вообразить, какая роскошь скрыта внутри.

Кроме личных покоев патриарха и келий, предназначавшихся для живших при нем монахов, комплекс Патриарших палат включает в себя домовые храмы — во имя Двенадцати апостолов и апостола Филиппа, а также знаменитую Мироварную палату. Дворец патриарха, построенный по приказу Никона, гораздо больше своих предшественников — он занимает не только территорию старого митрополичьего двора, но и часть территории Запасного дворца Годунова. Его возводили зодчие Давыд Охлебинин и Антип Константинов, которые числились «кремлевскими мастерами», то есть придворными строителями.

Что же скрывается за скромной оболочкой стен? Вот Мироварная палата. Изначально ее именовали Крестовой. Прежде всего поражает архитектурное решение, которое применили зодчие при постройке этого помещения. Не меньше удивляет и искусство мастеров. Ведь этот гигантский зал площадью 280 м2 перекрыт одним сводом! Архидиакон Павел Алеппский, посетивший в XVII в. Москву в свите антиохийского патриарха Макария, с восхищением отмечал: «…зал поражает своей необыкновенной величиной, длиной и шириной; особенно удивителен обширный свод без подпор посередине».

В Крестовой палате патриархи принимали царей. Сюда же на поклон к представителям духовной власти являлись иностранные послы. Кроме того, в Крестовой палате проводились церковные соборы, а время от времени патриарх задавал здесь парадные обеды. В 1763 г. в палате была установлена специальная печь, и название палаты изменилось. Теперь ее стали называть Мироварной — дело в том, что печь предназначалась для варки миро. Эта смесь благовоний, ароматических масел, вина и воды изготовлялась при личном участии патриарха. Весь процесс сопровождался Богослужением. Ведь миро — неотъемлемая часть многих церковных обрядов, в том числе — помазания при венчании на царство государей. Миро варилось лишь в определенные дни года.

Свод Мироварной палаты производит огромное впечатление и Сегодня. Поражает и ее величина, тем более, что мебели в палате практически нет. Своды расписаны растительными узорами, которые благодаря размерам помещения кажутся мелкими. Этот узор кажется очень древним, но на самом деле он выполнен реставраторами в 1955–1957 гг. в подражание росписям XVII в. Под вновь сделанной росписью спрятана плохо сохранившаяся первоначальная.

Примыкающий к Патриаршим палатам собор Двенадцати апостолов — как раз одна из тех построек комплекса, которая заходит на территорию исчезнувшего Запасного дворца. Основная же площадь храма приходится на то место, где на сгоревшем митрополичьем дворе находился храм во имя Соловецких чудотворцев. Сразу после постройки собор был посвящен апостолу Филиппу. Он был очень хорош. Ярко вызолоченные медные купола и кровля ярко блестели на солнце. Эта красота была сильно попорчена пожаром 1680 г., после которого собор перестроили и дали ему современное название.

Когда-то под храмом располагались две проездные арки, через которые можно было проехать с Соборной площади во внутренний двор Патриарших палат. Но уже к середине XIX в. они были заложены! Зато сохранилась открытая галерея с северной стороны собора, соединяющая его с жилыми покоями патриархов.

В соборе Двенадцати апостолов патриархи отправляли повседневную (то есть в дни, на которые не приходились большие праздники) службу.

Что может заинтересовать нас внутри собора, рассказать о прошедших веках? Останавливает внимание очень красивый изразцовый пол. Он выглядит точно таким же, каким был в XVII в., когда его только что уложили, перестраивая собор после пожара. К сожалению, он не совсем подлинный: пол восстановили в 1950-х гг. во время реставрации комплекса Патриарших палат, но сделали это, с максимальной точностью следуя старинным описаниям и исследованиям историков. Очень красивый резной деревянный иконостас — изумительный образец так называемого русского барокко, созданный во второй половине XVII в. — появился в соборе Двенадцати апостолов лишь в начале XX в. Его перенесли сюда из исчезнувшего кремлевского Воскресенского монастыря. А вот настенная живопись ничего не сможет рассказать нам о допетровской Москве — она относится к XIX в.

Прощаясь с Кремлем

Да, нашим глазам в Кремле предстало много памятников архитектуры, которые помогли нам приоткрыть уголок завесы времени, скрывающей жизнь допетровской Москвы. Но сколько их было утрачено за прошедшее время! Конечно, самые большие потери Кремль понес в 1930-е гг. Если встать у Троицких ворот, справа от нас будет стеклянная громада Дворца съездов, а слева и впереди — широкое пустое пространство. А ведь сравнительно недавно в историческом масштабе все оно было застроено, да и на месте Дворца съездов находилось немало памятников старины! Все они были варварски уничтожены. Достаточно вспомнить хотя бы о трагической судьбе Чудова монастыря.

В первой половине XIV в. Иван Калита выстроил к востоку от стоявших тогда на Соборной площади храмов Михаила Архангела и Иоанна Лествичника помещение для послов из орды — Ханский двор. Рядом с ним располагались дворы бояр. А вплотную к ним на Зарубе стоял двор сына великого князя, Андрея Ивановича. В 1358 г. на месте Ханского двора был построен Чудов монастырь. История этой замены такова. Супруга ордынского хана, Тайдулла, тяжело заболела. Любящий муж приглашал к ней лекарей со всех концов света, но никто не мог помочь. И вот московский митрополит Алексий, узнав о случившемся несчастье, отправился в Орду и сумел излечить страдающую ханшу. Это было воспринято окружающими как чудо! Благодарная Тайдулла распорядилась подарить русской Православной церкви, представителем которой был Алексий, территорию находившегося в Москве ордынского посольства, а он, в свою очередь, решил построить на этом месте монастырь. Он долгие века стоял в Кремле — овеществленная память о том, что человеческая доброта не знает национальных и религиозных различий, — пока не попался под горячую руку строителям «нового мира». Самое печальное заключается в том, что больше сказать о Чудовом монастыре практически нечего. Его истребили (иначе не скажешь) так поспешно, что ученые даже не успели обмерить и описать его. На память о Чудовом монастыре нам осталось несколько низкокачественных фотографий конца XIX — начала XX в., по которым можно лишь приблизительно реконструировать его внешний вид…

Впрочем, было бы несправедливым обвинять во всех грехах «красную власть», хотя в последние годы это стало чуть ли не хорошим тоном. Действительно, в 1930-е гг. была погублена значительная часть исторического наследия. Но, говоря о Кремле, следует признать, что многие интересные с исторической точки зрения сооружения исчезли с лица земли гораздо раньше, и без всякого вмешательства марксистов. Вот пример того, как возникали и исчезали в Кремле здания, сменяя друг друга. Уже упоминавшийся двор Андрея Ивановича унаследовал его сын Владимир, один из героев Куликовской битвы, получивший за свои подвиги прозвище «Храбрый». А уже в XV в. им владел сын Владимира Храброго Ярослав, перестроивший и украсивший дедовские палаты. По его имени этот двор получил название «Ярославова двора». Но уже сын Ярослава попал в опалу и двор «был взят в казну», по выражению того времени. Иван III разрушил Ярославов двор и в 1491 г. выстроил для себя на его месте деревянный дворец. Однако уже через два года дворец сгорел, и восстанавливать его не стали.

Бесследно исчез стоявший в самом начале Дворцовой (Комендантской) улицы дом, построенный в 1473 г. князем Верейским. В 1486 г., умирая, князь завещал свой дом Ивану III. Вскоре в нем поселился Пьетро-Антонио Солари. А рядом с бывшими палатами Верейского находился дом, служивший пристанищем самому Фиораванти. Эти здания «не дожили» и до XIX в. А он, в свою очередь, принес новые утраты: вся застройка правой стороны Дворцовой улицы была уничтожена. А ведь там были такие ценные для всякого, кто интересуется историей, объекты, как первая в Москве аптека, ювелирные мастерские, в которых работали мастера Оружейной палаты, и даже Наугольная водовзводная палата — своего рода водоразборная станция, распределявшая воду, поступавшую из Водовзводной башни.

Перечислять то, что не дошло до наших дней, молото долго. Но нам предстоит двигаться дальше, знакомясь с допетровской Москвой. Настало время попрощаться с Кремлем, и пусть это прощание будет не грустным, а радостным. Давайте посмотрим, какие интересные памятники старины сможет предложить нам Кремль на прощание.

Начиная от Спасской башни все подножие Боровицкого холма, обращенное к реке — бывший Подол, — покрыто садами. А ведь это не случайно. Как ни удивительно, густо застроенный Кремль всегда был очень богат зеленью. Каждый уголок, свободный от застройки, заботливые руки спешили засадить деревьями и цистами. Соды были даже на крышах зданий: в начале XVII в., едва освободив Кремль от захватчиков, на крыше Запасного дверца разбили сад, который получил название Верхнего набережного. В 1633 г. туда подвели трубы, подававшие для поливки году из Водовзводной башни. А через два года по соседству появился Нижний набережный сад. При Федоре Иоанновиче эти сады назывались Красными («красивыми») — так хороши они были. В каждом из них было устроено по пять «закутных цветников» (оранжерей), в которых выращивались вывезенные из Южной Европы и субтропические плодовые деревья. Кроме того, в Верхнем саду имелся «водомет» (фонтан) и несколько бассейнов, в которых плавали рыбки. Но, пожалуй, больше всех русских государей заботился о кремлевских садах Алексей Михайлович, вообще, судя по всему, очень любивший живую природу. Недаром он стал автором книги о соколиной охоте, из текста которой ясно видно, что царь любил и знал не только ловчих птиц, но и многочисленных обитателей подмосковных лесов. С любовью Алексея Михайловича к животным связана даже одна забавная легенда. Зная о пристрастии царя к диковинным животным, — гласит она, — некие восточные купцы преподнесли ему китайских золотых рыбок. Видя, как царь обрадовался подарку, они решили набить ему цену и сказали, что рыбки эти — волшебные и совершенно не нуждаются в обычном корме. Царь якобы поверил им и не стал кормить рыбок. Конечно, очень скоро все золотые рыбки погибли… Алексей Михайлович и вправду был ценителем золотых рыбок и держал их в бассейнах своих оранжерей. Но, вопреки легенде, рыбок неплохо кормили, и они даже давали приплод. Впрочем, может быть, царь просто усвоил урок?

Золотые рыбки Алексея Михайловича уплыли от нас по реке времени. Прошлое предлагает нам лишь неодушевленных свидетелей допетровской эпохи. С кем же мы забыли повидаться в Кремле? Думаю, вы уже догадались об этом. Дадим слово М. Н. Загоскину: «Я думаю, нет такого отдаленного уголка в России, где не знали бы, хотя бы по рассказам, что в Москве есть колокол, которым можно, как шапкою, накрыть порядочную избу, и толстая пушка, которая так велика, что в ней солдаты в карты играют и что из нее никогда не стреляли: затем, дескать, что если из нее выпалить, так Иван Великий покачнется и стена кремлевская треснет» («Москва и москвичи»). Как ни странно, убеждение в том, что из Царь-пушки никогда не стреляли, свойственно не только малограмотным крестьянам XIX в., но и многим нашим с вами современникам. Неужели оно верно?

Рассуждая о неспособности Царь-пушки к стрельбе, многие добавляют, что она, якобы, была предназначена для морального устрашения врагов. На самом же деле Царь-пушке доводилось стрелять, но… только на испытаниях. Литейщик Андрей Чохов, создавший ее в 1586 г., разумеется, опробовал свое изделие, прежде чем вручить заказчику — великому государю Федору Иоанновичу. Кстати, среди рельефных изображений на пушке есть портрет этого царя.

Правда, стреляла Царь-пушка не ядрами. Те гигантские шары, которые сложены в пирамиду возле нее, — декоративные, они отлиты в XIX в. А изначально Царь-пушка предназначалась для стрельбы картечью — дробленым камнем и обрезками железного прута. Ведь Царь-пушка — это ее, если можно так выразиться, прозвище, а настоящее имя — Дробовик российский. Сейчас она мирно стоит на декоративном лафете, отлитом в 1835 г., у стен Патриарших палат, а до XIX в. она стояла возле въезда в Спасскую башню на специальном поворотном круге. Царь-пушке не довелось палить по врагам, но причина этому — не ее неспособность к стрельбе, а… отсутствие врагов.

Благодаря своей величине получил прозвище и Царь-колокол. Он и поныне остается самым большим из всех, когда-либо существовавших в мире. Весит он 200 т, имеет высоту 6,14 м и диаметр 6,6 м. Он был отлит в 1733–1735 гг. литейщиками Иваном Моториным и его сыном Михаилом. Работы велись прямо в Кремле. Колокол был уже готов, и около 200 человек работали над его внешней отделкой, когда разразился пожар 1737 г., так называемый Троицкий. Леса, окружавшие колокол, и стоявшие по соседству с котлованом, в котором он находился, сараи и склады охватил огонь. Спеша потушить пожар, люди не обращали внимания, что вода, которую они лили в пламя, попадала и на колокол. Бронза не выдержала, и колокол покрылся множеством трещин, а потом от него откололся кусок весом в 11,5 т.

Испорченный колокол забросили, и он остался на дне котлована. Лишь через 100 лет, в 1836 г., А. Монферран — создатель собора во имя св. Исаакия Далматского в Санкт-Петербурге — сумел поднять его и установил на каменный постамент, на котором мы и сегодня можем видеть Царь-колокол у подножия колокольни Ивана Великого. Так что если Царь-пушке все же удалось пострелять, то Царь-колоколу так и не пришлось позвонить…

В зарешеченные отверстия пьедестала можно увидеть лежащий на земле язык колокола. Но это — не язык от Царь-колокола. В Средневековье к колоколам относились, как к одушевленным существам. После изготовления над ними служили молебны — как бы крестили их Колоколам давали имена, пусть и не церковные. А иногда колокола наказывали. Доставалось тем из них, которые своим звоном «посмели» подавать сигналы к бунтам. Людей за подобное карали вырыванием языка и ссылкой в монастырь. Вот и «бунташные» колокола отправляли в ссылку, а порой и вырывали им языки. Под пьедесталом Царь-колокола хранится именно такой язык. Кроме «ссыльных», как называли такие наказанные колокола, на Руси знали еще колокола «пленные» — захваченные у противника. Имелись колокола «золоченые» — богато украшенные, и «лыковые» — без отделки. Царь-колоколу, без сомнения, предстояло стать «золоченым». Но судьба его сложилась так, что сусальное золото на его поверхность нанести не успели. Зато никуда не делся покрывающий его поверхность тонкий рельефный орнамент, в который искусно вплетены пять изображений святых и портрет царя Алексея Михайловича.

Ежедневное чудо

Настала пора распрощаться с Кремлем и осмотреть другие памятники допетровской эпохи, которые можно найти в Москве. И, едва покинув древнюю цитадель, мы тут же оказываемся, что называется, лицом к лицу с одним из них. Мы видим его, через какие ворота бы ни покинули Кремль. Более того, любой из нас, находясь внутри Садового кольца, каждую минуту сталкивается с этим удивительным памятником старины, имя которому — планировка города.

Она сложилась еще в древности и, формируясь по мере роста Москвы, росла вместе с ней. Прошли века, изменились стоящие вдоль улиц здания… Но улицы остались теми же самыми, которые пролегали по городу 300,400, 500 лет назад. Их расположение не случайно. По азбуке московских улиц можно прочитать всю историю столицы.

Как же росла Москва? Мы с вами детально познакомились с историей цитадели на Боровицком холме. А как развивался город вокруг нее?

Одновременно с возникновением крепости рядом с ней возник посад, в котором жили ремесленники и торговцы. Рядом с ними селились огородники и рыболовы. Этот люд обслуживал потребности обитателей крепости, а кое-кто переселился туда не с меркантильной целью, а из соображений безопасности — в случае нападения врага жители посада, прихватив имущество и скот, прятались в стенах детинца. Посад рос, и в нем выделялись отдельные районы — слободы, в каждой из которых жили люди той или иной профессии. Их деятельность была очень важна для роста и благосостояния всего поселения, поэтому жителей слобод облагали минимальным налогом или вовсе освобождали от него. Собственно, от этого и произошло название этих районов: «ослободить» означало «освободить».

Разросшийся торгово-ремесленный посад защищала ограждавшая его по периметру построенная самими жителями земляная насыпь. А в 1534 г. княгиня Елена Глинская приказала обвести посад стеной, у внешнего подножия которой проходил ров. Это дало повод называть посад «городом» — «огороженным местом». Эта линия укреплений стала называться Китай-городом.

Интересно, что происхождение этого названия до сих пор не получило однозначного объяснения. Наиболее принятое в научном мире — то, что наскоро выстроенная в 1534 г. стена состояла из элементов, каждый из которых носил название «кита». Китой на Руси называли плетенный из прутьев прямоугольный контейнер. При необходимости киты плотно набивались землей и превращались в прекрасный материал для быстрой постройки защитных укреплений. Некоторые ученые склоняются к мысли, что название Китай-города родственно монгольскому слову «китай» — расположенный посередине. Эта версия выглядит более шаткой, ведь Китай-город расположен в центре сегодняшней Москвы, а в момент возведения его оборонительных стен вокруг него массовой застройки еще не было. Есть и совсем анекдотичные версии, вроде такой, например, что в то время в Москве проживало значительное количество китайцев (китайские купцы действительно достаточно часто приезжали на Русь, но вряд ли их караваны были настолько многолюдны, что приезжих из Поднебесной было на территории Китай-города больше, чем коренных жителей).

Уже в 1535 г. Елена Глинская распорядилась снести стену из корзинок и возвести более капитальную стену, ту самую, остатки которой сохранились до наших дней. Сейчас нашим глазам предстают только два ее небольших фрагмента, но, если бы не реконструкция города в 1930-е гг., мы могли бы увидеть гораздо больший участок Китайгородской стены. Впрочем, по воспоминаниям современников, к началу XX в. она была в из рук вон плохом состоянии, покрылась трещинами и осыпалась, на ней даже росли деревья. В 1934 г. она, за исключением уже упомянутых двух участков, была разобрана.

Где проходила Китайгородская стена?

Начинаясь от Угловой арсенальной башни Кремля, она шла вдоль Охотного ряда к Воскресенской площади (ныне площадь Революции), далее — к Театральной площади, Лубянской, Новой и Старой площадям, далее по Китайскому проезду (где сохранился один из ее фрагментов), а затем по Москворецкой набережной. Возле Беклемишевской башни Китайгородская стена снова соединялась с кремлевской.

Чтобы яснее представить себе Москву того времени, снова обратимся к запискам Павла Алеппского: «На реке Москве несколько мостов, большая часть которых утверждена на деревянных сваях. Мост близ Кремля, насупротив ворот второй городской стены (имеется в виду Китай-город) возбуждает большое удивление: он ровный, сделан из больших деревянных брусьев, пригнанных один к одному и связанных толстыми веревками из липовой коры, концы коих прикреплены к башням и к противоположному берегу реки. Когда вода прибывает, мост поднимается, потому что он держится не на столбах, а состоит из досок, лежащих на воде; а когда вода убывает, спускается и мост. Когда подъезжает судно с припасами… к мостам, утвержденным [на сваях], то поднимают его мачту и проводят судно под одним из пролетов; когда же подходят к упомянутому мосту, то одну из связанных частей его освобождают от веревок и отводят ее с пути судна, а когда оно пройдет к стороне Кремля, снова приводят эту часть [моста] на ее место».

А город все рос. В конце XVI в. царь Федор Иоаннович поручил зодчему Федору Коню обнести стеной слободы, которые успели образоваться за пределами Китай-города и, кое-как огороженные успевшим осыпаться земляным валом, возведенным в царствование Василия I, были совершенно беззащитны. Так появилась стена, построенная в 1586–1593 гг., и огороженная ей территория тоже получила название «города». Это был Белый город. Его оборонительная стена была сложена из подмосковного белого камня, но, может быть, на название этой части Москвы повлияло то, что земли в пределах новой стены, которые назывались Загородье, или Большой Посад, С точки зрения современников были «белыми». Дело в том, что их население не считалось горожанами и поэтому не платило налоги в городскую казну. Павел Алеппский в своих воспоминаниях описывал стену Белого города так: «Третья стена города, известная под именем Белой стены, ибо она выстроена из больших белых камней… Она… изумительной постройки, ибо от земли до половины (высоты) она сделана откосом, а с половины до верху имеет выступ, и (потому) на нее не действуют пушки. Ее бойницы, в коих находится множество пушек, наклонены книзу, по остроумной выдумке строителей… В Белой стене более пятнадцати ворот… Каждые ворота не прямые… а устроены с изгибами и поворотами, затворяются в этом длинном проходе четырьмя дверями и непременно имеют решетчатую железную дверь, которую спускают сверху башни и поднимают посредством ворота… ее нельзя сломать, а поднять можно только сверху».

Стена Белого города имела толщину от 4,5 до 6 м (в разных местах) и достигала высоты 10 м. По ее верху шли двурогие зубцы. Кроме того, была оснащена 27 башнями — 10 из них имели проездные ворота. Высота башен была от 13 до 20 м, считая пирамидальные («шатровые») навершия. Кроме того, стена Белого города по всей своей протяженности была снабжена «хорошими медными орудиями», как отметил Павел Алеппский.

В 1591–1592 гг. к системе московских оборонительных стен добавилось еще одно укрепление — Земляной город, который еще называли в официальных документах Деревянным. Москвичи же прозвали его Скородомом за то, что он был построен всего за один год. Несмотря на эту поспешность, Земляной город получился очень внушительным. Это был вал с крутыми откосами, по гребню которого тянулась стена из дубовых бревен. Общая высота сооружения достигала 5 м. По внешней стороне вала был вырыт заполненный водой ров. На выездах из Скородома стояли 34 башни с восьмигранными шатровыми навершиями, а кроме этих проездных, по периметру стены были распределены еще 100 «глухих» башен. Подошедшего неприятеля ожидала бы неприятная встреча с дулами пищалей и пушек — для этого по верху стены были предусмотрены амбразуры. Причина поспешности, с которой был возведен Скородом, в том, что Борис Годунов, напуганный набегом Девлет-Гирея, решил обезопасить город от подобных нападений.

Земляной город охватывал значительную часть территории современного Замоскворечья.

Сегодня, глядя на карту Москвы, мы видим, что планировка ее исторического центра сохранилась неизменной. Торговые пути, которые когда-то начинались от ворот Кремля, превратились в радиальные улицы. На тех местах, где в городских стенах были ворота, образовались площади. Линию стен Белого города сменила в 1796–1820 гг. полоса Бульварного кольца.

Интересная подробность: стена не пропала бесследно. Белый камень, из которого она была сложена, пошел на постройку Воспитательного дома (ныне — один из корпусов Академии им. Дзержинского на Москворецкой набережной) и цокольного этажа резиденции московского генерал-губернатора (ныне — здание Правительства Москвы).

Оставил свой след на сегодняшнем плане города и Скородом. В XIX в. его земляная насыпь превратилась в знаменитое Садовое кольцо.

Лабиринты небольших улочек, соединяющих радиальные магистрали, — память о располагавшихся на этих местах слободах.

У Москвы было еще одно кольцо укреплений — монастыри. Стоя на некотором расстоянии от города, они в случае приближения неприятеля превращались в неприступные крепости. Монастырская братия бралась за оружие и мужественно обороняла подступы к столице. Конечно, монастыри были славны не только этим. Они были центрами распространения грамотности и образованности. При монастырях действовали мастерские, в которых искусные художники-монахи писали иконы и переписывали от руки книги, украшая их искусными миниатюрами. В монастырях процветало изготовление малой пластики, были среди монахов и умельцы — зодчие, резчики. При монастырях часто были школы, в которых детей учили грамоте и ремеслам. В трапезных монастырей кормились сотни паломников, при монастырях организовывались странноприимные дома, где любой путник мог найти себе приют. Имелись и богадельни, в которых жили сироты, калеки и не имеющие родственников старики. Монахи и монахини всегда были готовы оказать медицинскую помощь любому, кто попросил бы о ней.

Помимо этого, монастыри, в качестве юридических лиц, обладали немалым имуществом и прежде всего землями. На этих землях жили тысячи приписанных к монастырям крепостных, стояли поселки ремесленников.

Сегодня образовавшиеся вокруг монастырей, давно уже оказавшихся в черте Москвы, улицы и переулки бывших монастырских слобод продолжают существовать.

Стали частью столицы и многие подмосковные села — Воробьево, Преображенское, Измайлово, Коломенское и другие. А ведь все они стоят на московской земле не одну сотню лет! Вот они — зримые свидетели минувшего. Мы продолжаем ходить по той самой, древней, допетровской Москве, подчас не отдавая обе в этом отчета!

Красная площадь

Начнем знакомство с топографией старой Москвы традиционно — с Красной площади. В представлении многих людей она настолько тесно связана с событиями и традициями советского периода, что порой возникает ошибочное представление, будто бы центральная и старейшая площадь Москвы всегда была такой — просторной и нарядной, предназначенной для парадов и концертов. На самом деле происхождение Красной площади более чем прозаично, Красной («красивой») она называлась не всегда, да и ее предназначение на долгие столетия было вовсе не праздничным.

Она возникла во времена правления Ивана III, и ее появление непосредственно связано с проводившейся тогда реконструкцией Кремля. Обдумывая план новых укреплений, царь обратил внимание на следующее обстоятельство. С других сторон доступ к Кремлю преграждали естественные водные преграды — Москва-река и Неглинная. А с восточной стороны таких препятствий не было. Прямо от стен Кремля начиналась городская застройка, дававшая возможность нападающим незаметно подобраться к подножию цитадели. И тогда Иван III распорядился снести все здания на расстоянии 109 саженей от крепостной стены. Цифра определилась просто: такова тогда была средняя дальнобойность пушек.

В наши дни Красная площадь вымощена брусчаткой. Может показаться, что это покрытие — тоже память о московской старине, так экзотично оно выглядит по сравнению с современным асфальтом. Однако изначально Красная площадь не имела мостовой. В сухую погоду кипевшая на ней толпа поднимала тучи пыли, в дождь — месила грязь. Все, чем могла похвастаться в допетровскую эпоху Красная площадь — деревянными «мостами» (настилами), один из которых был уложен от ворот Спасской башни до Ильинских ворот Китай-города, а другой шел от Никольской башни до начала современной Никольской улицы. Каменная мостовая одела площадь лишь в 1804 г., а знаменитая брусчатка появилась в начале 1930-х гг.

Простреливаемое пространство не разрешалось застраивать, но для того, чтобы освободившееся место не пропадало зря, было сделано исключение для торговцев. Им было позволено строить на получившемся пустыре навесы, шалаши и прилавки. И вот на новой площади закипел торг. Ее так и называли тогда — «Торг». В XVI в. на площади, ближе к реке Москве, построили храм во имя Святой Троицы, и она получила официальное название «Троицкой». А после того, как весь Китай-город был в 1571 г. испепелен пожаром, площадь так и стали называть: «Пожар» (тогда это слово означало не само возгорание, а оставшееся после него пепелище). Но, как ни менялись названия площади, рынок на ней продолжал бурлить. Масштабы этого торжища настолько поразили знаменитого путешественника середины XVII в. Олеария, что он посвятил им в своей книге «Подробное описание путешествия голштинского посольства в Московию и Персию в 1633, 1636 и 1639 годах, составленное секретарем посольства Адамом Олеарием» взволнованное описание: «Перед Кремлем находится самый большой и лучший во всем городе рынок, полный по целым дням торговцев, мужчин и женщин, рабов и праздношатающегося народу; недалеко от площади торговки имеют свои лавочки с полотняным товаром; некоторые из торговок стоя торгуют мелкими вещами…

На рынках и соседних с ними улицах устроены известные места и лавки для всякого рода товаров и промышленных изделий, так 410 в одном месте можно найти только одинаковые товары. Такой порядок очень удобен…

Далее направо, когда пойдешь… в Кремль, есть особая площадка, на которой русские во время хорошей погоды сидят под открытым небом, греются и стригутся. Рынок этот называется у них Вшивый: до такой степени устлан толстым слоем волос, что ходишь по нему точно по подушке». Как известно, Олеарий во время своих посещений Москвы не задерживался в ней надолго. Если бы почтенный путешественник имел время повнимательней присмотреться к торжищу на Пожаре, то за поразившей его экзотикой московского быта он разглядел бы кое-какие более важные подробности.

Что же не посчитал нужным рассказать в своих записках Адам Олеарий? Систематизация торговли была доведена до такой дробности, что на Пожаре имелись специальные ряды: Завязочный, где торговали шнурками и лентами, Мыльный, Белильный (декоративная косметика), Голенищный, Подошвенный, Шапочный женский и Шапочный мужской. Перекрестки этих рядов тоже специализировались на отдельных видах товаров: были перекрестки Жемчужный, Нитяной и т. д. Торговля велась с таким размахом, что почти за век до посещения Москвы Олеарием другой иностранец, Сигизмунд Герберштейн, обнаружил на площади построенный вопреки всем указам гостиный двор, отдельные элементы которого были выполнены из камня (1520). Впрочем, это строение было не слишком велико, и в нем поместились далеко не все ряды. Например, торговцев Золяного ряда туда просто не пустили коллеги по профессии, и они продолжали торговать своим сыпучим товаром, расфасованным в лукошки, снаружи (зола применялась как удобрение).

Но, конечно же, на Пожаре можно было увидеть не только торговые помещения. В 1555–1560 гг. в ознаменование победы над Казанским ханством по повелению Ивана IV был выстроен собор во имя Покрова Божией Матери. Праздник, которому посвящен этот храм, выбран не случайно. Вот какова история этого праздника. В древности греческий город Влахерну осадило войско сарацин. В осажденном городе был юродивый (человек, взявший на себя высокий подвиг — Христа ради отказаться от высшего блага на земле — разума) по имени Андрей. Однажды, молясь в храме, Андрей увидел Богородицу. Она держала в руках омофор (покрывало), простирая его над городом. Вскоре осада была снята. Праздник Покрова был особо чтим на Руси, и ему посвящались многие храмы. По замыслу Ивана IV, возведение Покровского собора было благодарностью Небу за ниспосланную военную победу.

Собор представляет собой девять самостоятельных маленьких храмов, каждый со своим неповторимым обликом, выстроенных на общем подклете — восемь крайних приделов окружают центральный, точно лепестки цветка. Некоторые историки считают, что сначала собор был побеленным, но его причудливые купола и тогда были расписаны яркими узорами. Вокруг этого своеобразного комплекса идет галерея, с которой спускаются лестницы с площадками. Строили собор зодчие Иван Яковлев по прозвищу «Постник» и его товарищ, имени которого история не сохранила, донеся до нас только прозвище — «Барма», то есть «Заика». Собор Покрова — явление уникальное в мировой архитектуре, он и поныне не имеет аналогов. Представьте же себе, как он поражал воображение современников!

Расположенную с юго-восточной стороны шатровую колокольню к храму пристроили в 1670-х гг. Следует признать, что она очень удачно сочетается с творением Бармы и Постника, органично вписываясь в ансамбль собора.

Зато мы уже никогда не увидим стоявшую возле собора так называемую Тиунскую избу. Термином «тиун» на Руси определяли лиц, управлявших хозяйством крупных феодалов. Причем, что интересно, как правило, это были холопы, то есть почти рабы. Но такой «холоп» обладал практически всеми правами свободного человека — настолько уважаемым был этот род занятий. Тиуны, располагавшиеся в стоявшей на Красной площади избе, собирали со священников пошлины в казну митрополита, а позднее — и патриарха, — своего рода внутренняя налоговая служба московской Православной церкви.

Но вернемся все же к собору, точнее — к его архитектурному решению. В. А. Никольский отзывался о Покровском соборе таю «Первый вопрос, который невольно задает себе зритель перед этим собором: откуда взялась, как создалась концепция этой необычайной постройки? Здесь интересны и важны, разумеется, не технические или исторические подробности, не то, что в окрестностях Москвы, в сельских храмах Дьякова и Коломенского можно увидеть очевидных предков собора, даже не то, что собор воплощает в камне исконный, излюбленный тип древних деревянных шатровых храмов, еще уцелевших на Севере. В поздний час сумерек, в последние мгновения кончающегося дня, когда упрощаются все очертания, можно угадать, откуда родилась, чем могла быть навеяна идея подобной постройки: Василий Блаженный вырисовывается гигантскою группой деревьев. Вокруг высокой старой ели сгрудились естественною пирамидальною группой другие деревья поменьше… И это сходство — не случайность. Во всех древнерусских постройках соборного тина, где здание является группою связанных и объединенных отдельных построек (например, Коломенский дворец, деревянные храмы Севера), чувствуется подчас некая схема русского лесного пейзажа, органически роднящая памятники зодчества с окружающей их природой».

Разумеется, то, что В. А. Никольский называет храм «Василием Блаженным», вас не удивляет: ведь вы помните связанное с этим зданием предание. Во время строительства собора в недостроенном здании часто проводил ночи знаменитый московский юродивый Василий, прозванный за свою кротость и набожность Блаженным (в те времена это слово не имело сегодняшнего уничижительного переносного значения и обозначало человека, как мы сказали бы теперь, просветленного). Василий Блаженный — реально существовавшее историческое лицо. Он был известен своими меткими пророчествами — однажды он предсказал большой пожар в Москве, а в другой раз — в Великом Новгороде, полным бескорыстием (все, что ему подавали горожане, он тут же раздавал встречным) и абсолютным бесстрашием. Известны случаи, когда он прилюдно упрекал Ивана Грозного за излишнюю жестокость. Нам с вами они известны, прежде всего, из художественной литературы — по эпизодам из трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов» и романа А. К. Толстого «Князь Серебряный». Но подобные случаи имели место в действительности, они зафиксированы в рукописях того времени. После завершения строительства Василий Блаженный продолжал ночевать на паперти храма. В 1557 г. в один из дней Успенского поста его нашли там бездыханным. Ему было 88 лет. Весть о кончине Блаженного мигом облетела Город, и вскоре толпа москвичей во главе с духовенством торжественно захоронила старца возле облюбованного им собора. Впоследствии Василий был канонизирован Православной церковью под именем Василия Московского. Ему посвящен один из приделов собора.

Широко известна и другая легенда: по ней английская королева Елизавета I Тюдор, узнав о прекрасном соборе, попросила Ивана Грозного прислать ей построивших его зодчих, дабы они создали ей в Лондоне точно такой же. Но Иван Грозный, не желая, чтобы какой-то еще государь обладал подобным чудом, приказал ослепить Постника и Барму (по другой версии — отравить). На самом деле отношения России и Англии тогда были достаточно прохладными: английские купцы не пропускали русские товары на внешний рынок. Их корабли блокировали единственный тогда имевшийся у России порт — город Холмогоры (напомню, что Архангельск был основан лишь в 1584 г.), вынуждая русских купцов продавать товары на вывоз только англичанам, которые, вовсю используя ситуацию, приобретали их за бесценок. В связи с этим Иван Грозный отправил Елизавете несколько протестных нот, на которые она неизменно отвечала, что ничего не может сделать с купцами — они очень уважаемые в королевстве люди. В 1570 г. Иван IV написал королеве суровую отповедь: «У тебя мимо тебя люди владеют и не токмо люди, но мужики торговые, и о наших государских головах и о частях и землях прибытка не смотрят, а ищут своих торговых прибытков. А ты пребываешь в своем девическом чину как есть пошлая девица» (слово «пошлая» в те времена значило «обыкновенная». Для русского человека той поры старые девы были предметом сожаления и насмешек — о них говорили, что на том свете им суждено вечно пасти стада козлов, и царь просто-напросто попрекнул королеву ее малопочтенным семейным статусом). Учитывая такие отношения между правителями государств, легенда кажется достаточно сомнительной. В. В. Никольский, исследовав ее происхождение, утверждал, что эта версия впервые появилась в записках посещавших Россию в XVIII в. иностранцев и механически скопирована с распространенного в западно-европейском фольклоре «бродячего» сюжета.

Говоря о незамужних девушках, хочется вспомнить старинный московский обычай: в праздник Покрова Божией Матери (1 октября по старому стилю) девицы со всего города и предместий, надев самые лучшие наряды, пешком направлялись на Богослужение в Покровский собор. По окончании службы они в течение нескольких часов чинно прогуливались по площади. Считалось, что девушка, выполнившая это своеобразное паломничество, до следующего праздника Покрова непременно выйдет замуж. Этот праздник вообще считался благоприятным для венчаний (по народной пословице, «Покров девкам голову кроет»).

В XVII в. площадь ежегодно становилась ареной для «библейского действа», посвященного еще одному важному Православному празднику. В Вербное воскресенье Пасхальной недели при огромном скоплении горожан из Спасских ворот Кремля выходила торжественная процессия, которая двигалась по направлению к Лобному месту, огибала его, а затем возвращалась обратно. Процессия символизировала въезд Христа в Иерусалим. Возглавлял ее патриарх, ехавший на осле, которого вел под уздцы сам царь.

Но вернемся к собору Василия Блаженного. Официально храм называли «во имя Покрова Божией Матери, что на Рву». Имелся в виду ров, выкопанный под кремлевской стеной. Это не была, как можно подумать, обыкновенная канава — ров представлял собой сложное сооружение. Широкий и глубокий, он был выложен белым камнем и наполнен поступавшей из реки Неглинной водой. С этой целью ров был соединен с Неглинной тоннелем, прокопанным в 1516 г. С внешней стороны оба берега рва были обнесены невысокими кирпичными стенами, имевшими зубцы «для огненного боя», такие же, как на кремлевских стенах. К воротам Спасской, Никольской и Константино-Еленинской башен через ров были наведены деревянные мосты, которые в конце XVII в. заменили каменными.

Мост, наведенный через кремлевский ров от Спасской башни, официально назывался Фроловским, или Спасским. Но было у него и прозвище, данное москвичами: Поповский крестец (перекресток). Прозвище это появилось после постройки каменного моста: он стихийно превратился в место сбора «безместных» (не приписанных ни к какому храму) священников. На их услуги, как ни странно, был большой спрос вы помните, что в Москве имелось значительное количество домовых храмов. Но держать при них священников могли лишь считанные единицы домовладельцев — такое позволяли себе лишь наиболее знатные и богатые люди. Поэтому, когда возникала необходимость отслужить в домовом храме обедню, приглашать священника шли поутру на Поповский крестец. Они собирались именно там, так как рядом находилась уже упоминавшаяся Тиунская изба, куда после получения платы «безместные попы» вносили отчисления в «церковную казну.

Между безработными священнослужителями, собиравшимися на мосту, царила суровая конкуренция: дело почти никогда не обходилось без ругани, а иногда „безместные попы“ дрались между собой, отстаивая право обслужить выгодного нанимателя. Оказывалось давление и на „клиентов“: отправляясь на Поповский крестец, „безместный“ священник запасался куском хлеба и, при виде потенциального нанимателя, демонстративно подносил его ко рту, делая вид, что собирается этот хлеб съесть. При этом служитель Божий угрожающе выкрикивал: „Сейчас закушу!“ Смысл такого представления крылся в том, что по канонам Православия священник не имеет права служить обедню, если он успел что-либо съесть. По средневековым представлениям, вина за то, что „безместный поп“, вкусив хлеба, на целый день лишался возможности вести службу, ложилась на того, кто своим упрямством подтолкнул его к подобному поступку. Опасаясь обвинения в кощунстве и непочтительности к священнослужителям, многие поддавались на своеобразный шантаж.

Не следует думать, что церковные или светские власти относились к циничному поведению тех, кто по роду своей деятельности обязан был исполнять роль духовных наставников и подавать пример благонравного поведения, хладнокровно. Сборище на Поповском крестце неоднократно пытались разогнать, и патриархи даже выпускали по этому поводу специальные послания. Но покончить с отвратительной традицией удалось лишь к концу XVII в.

В конце XVI в. московские „шиши“ (уголовные преступники) выкопали в стене рва, обращенной в сторону площади, довольно длинный тоннель, заканчивавшийся обширной пещерой. В ней находился притон, в котором „шиши“ сбывали награбленное и тут же пропивали выручку. О существовании притона было хорошо известно властям, но тогдашние стражи порядка не рисковали соваться в бандитскую пещеру. Притон под Красной площадью благополучно просуществовал до конца XVIII в., когда с ним покончил отчаянный московский полицмейстер И. П. Архаров.

На площади вдоль рва стояли маленькие церковки — в разное время их число доходило до 15. В названии этих храмов к имени святого прибавлялось непременное „на костях и на крови“. Дело в том, что в этих церквушках отпевали, а потом и хоронили тут же, возле их стен, людей, казненных на Пожаре. Такая казнь называлась „торговой“ и считалась особенно позорной (желая оказать преступнику уважение, его предавали смерти в стенах цитадели). Именно такую унизительную казнь подразумевала в конце XVII в. боярыня Федосья Морозова, когда ответила царю Алексею Михайловичу на его просьбу покинуть ряды последователей раскола: „Вы можете… вывести моего маленького сына на Пожар, но я останусь тверда“. „Торговые“ казни были очень жестокими и часто сопровождались изощренные ми пытками. Для таких казней с площади заранее убирали ларьки и строили эшафоты и виселицы.

Помимо этих печальных храмов, на Торгу было еще 13 небольших церковок. Церковки у рва и на площади были разобраны в 1680 г., и находившиеся в них предметы Богослужений были перенесены в приделы собора Василия Блаженного.

Существует распространенное заблуждение, что казни на Пожаре проводились на Лобном месте. Десятки художников, поэтов и писателей живописали гибель на этом пресловутом Лобном месте мятежного Стеньки Разина.

„Над Москвой колокола гудут,
К месту Лобному Стеньку ведут.
Перед Стенькой, на ветру полоща.
Бьется кожаный передник палача“, —

так увидел казнь Разина Е. Евтушенко в поэме „Братская ГЭС“.

Тем не менее, это — просто легенда, хотя и числящая за собой уже почти две сотни лет. Вот какой разговор приводит М. Н. Загоскин в „Москве и москвичах“:

„— Позвольте еще один вопрос: что значит это каменное круглое возвышение, похожее на огромную кафедру?

— Это Лобное место, на котором в старину…

— Рубили головы? — прервал с живостию француз. — Так точно!.. Вот здесь вводили на него преступников… вот там, вероятно, лежала роковая плаха… да, да, непременно там!.. Посмотрите!“ Замечаете ли вы на этих камнях следы кровавых пятен?.. О, я не забуду этого в моих записках! Какая странная вещь наше воображение, — продолжал Дюверние, не давая мне вымолвить ни слова, — один взгляд на исторический памятник — и минувшие века восстают из своего праха; времена варварства, пыток и казней, все оживает перед вами. Поверите ли, мне кажется, я вижу на этом отвратительном эшафоте целые груды отрубленных голов, обезображенные трупы…

— Да успокойтесь, — сказал я, — на этом Лобном месте никого не казнили; с него объявляли только царские указы и совершали молебствия».

На самом деле на Лобном месте была совершена одна казнь. Всего одна. Для того чтобы неопровержимо установить это, понадобилась многолетняя работа историков и архивистов, но теперь документально доказано: единственный человек, которого в допетровскую эпоху лишили жизни на Лобном месте, — суздальский протопоп Никита Константинович Добрынин по прозвищу Пустосвят.

Свою кличку этот видный приверженец раскола, имевший немало сторонников и с увлечением полемизировавший с патриархом Никоном, получил, естественно, от своих политических противников. Никита Пустосвят принимал активное участие в стрелецком бунте 1682 г. После этого ему, конечно, не следовало вертеться на глазах у власть имущих. Однако меньше чем через два месяца после бунта Никита во главе своих сторонников ворвался в Грановитую палату и в присутствии малолетних царей Петра и Ивана и фактической правительницы государства, царевны Софьи Алексеевны, под угрозой расправы принудил находившихся там духовных лиц вступить с ним в дискуссию о реформах Никона, причем свои доводы сопровождал рукоприкладством.

Как известно, за стрелецким бунтом 1682 г. стояла именно царевна Софья. Это не было секретом и для современников, однако произносить тяжелое обвинение вслух пока боялись, так как это означало бы открытую конфронтацию двух придворных партий. Царевна просто испугалась, что Никита в пылу спора не сдержится и выболтает вслух все, что было ему известно о том, как Софья подстрекала стрельцов к повлекшим много жертв беспорядкам. Софья Алексеевна с присущей ей ловкостью обыграла ситуацию: притворившись возмущенной кощунственным поведением самозваного проповедника, она приказала дворцовой страже немедленно схватить и казнить его на Лобном месте. Казнь, правда, совершилась лишь на следующий день. Может быть, царевна избрала такое место казни потому, что была Своевольна и не желала подчиняться общепринятым традициям, а может быть, прекрасно сознавала, что делает, и хотела, чтобы народ долго помнил о смерти протопопа.

Необычность решения Софьи — в том, что на Лобном месте, как правильно подчеркнул М. Н. Загоскин, время от времени служились молебны. Казнь поэтому выглядела кощунством.

Все остальные — виновные и невинные — казненные на Пожаре, в том числе и Стенька Разин, встретили свою смерть на обыкновенном эшафоте.

Впрочем, нравы в старину были достаточно грубыми… В 1606 г. на Лобном месте в течение нескольких дней демонстрировался горожанам труп убитого Лжедмитрия I. Для пущего поношения тело было раздето донага, на лицо ему напялили скоморошью «личину» — маску из высушенной овечьей морды, а в руку вложили дудку. Это посмертное издевательство в итоге сыграло на руку Лжедмитрию II — он настаивал на своем «вторичном чудесном спасении», упирая на то, что вместо него, родного сына Ивана IV, на Лобном месте лежал один из его приближенных. Ведь лица покойника никто из москвичей не видел!

Само название Лобного места произошло не от слова «лоб», в котором некоторые усматривают намек на отсеченные головы, а от слова «взлобье» — возвышенность. Изначально рельеф Красной площади сохранял природные черты и был достаточно неровным. Ближе к тому месту, где стоит Покровский собор, имелась небольшая возвышенность, круто обрывавшаяся в сторону реки — то самое «взлобье». В 1534 г. на нем была выстроена круглая каменная трибуна диаметром 13 м. Облик Лобного места, которое демонстрировал своему приятелю-иностранцу М. Н. Загоскин, уже сильно отличался от средневекового: в 1786 г. оно было перестроено по проекту М. Ф. Казакова и приобрело современный вид — облицовка из белого камня и каменный парапет.

А в допетровскую пору Лобное место было снабжено другим архитектурным оформлением. В первой половине XVII в. возле него находился «раскат» — каменный помост, на котором размещались пушки. В пространстве под «раскатом» помещались лавки и кабак, причем в обязанности кабатчика — арендатора этих помещений, входило начищать орудийные стволы мелом. Этот кабак так и назывался — «Под пушками».

На въездном мосту Спасской башни традиционно располагались продавцы гребней, лубков (печатных картинок с подписями), а с начала XVII в. — и «фряжских листов», как тогда назывались гравюры. У Никольских ворот Кремля стояли хлипкие деревянные строеньица Пирожного ряда. Кроме того, рядом с Никольской башней располагался еще один «раскат» с пушками.

На том месте, где сейчас возвышается Исторический музей (здание в древнерусском стиле построено в 1881 г.), в правление Ивана Грозного находился царский «львиный двор» — зверинец. Кроме львов, там содержались и другие экзотические животные, в том числе слон, присланный Грозному в дар персидским шахом. На самом деле шах прислал русскому царю не одного слона, а пару. Существует легенда о том, что, когда диковинных животных продемонстрировали Ивану IV, он якобы осведомился, способны ли слоны преклонять колени. Когда ему ответили, что слоны могут это сделать, царь будто бы потребовал, чтобы эти гиганты выразили ему таким образом свое почтение. Легенда гласит, что одного из слонов погонщикам не удалось заставить проделать этот трюк, и тогда Грозный распорядился зарубить непочтительное животное топором. Другая версия этого события — слоны были невероятно измотаны длинным пешим переходом. К тому же наступала осень, и одно из животных неосторожные провожатые попросту застудили. Таким образом, несчастный слон погиб от банального воспаления легких.

В пользу этой, пусть и не такой драматической, версии говорят те факты, которые историки собрали о житье-бытье первого московского слона. Для него сделали отдельную бревенчатую пристройку к помещению львиного двора, которую с наступлением холодов жарко протапливали. С первыми же заморозками слона покрывали толстой войлочной попоной, а его ноги обували в специально скатанные для такого случая гигантские валенки. Кроме того, слона потчевали вином, разведенным горячей водой. Видимо, урок из несчастья, случившегося с простуженным слоном, был усвоен.

Слон удивлял москвичей недолго: через несколько лет произошла вспышка чумы, и население единодушно объявило источником заразы заморского зверя и его темнокожего погонщика. Иван Грозный, чтобы прекратить панику, распорядился удалить экзотическое животное и его не менее экзотичного по тем временам провожатого в одно из царских сел под Тверью.

Уже в XVI в. был удален с площади и львиный двор. На его месте возник небольшой рынок, который назывался Охотными рядами. Там продавали дичь, добытую охотниками в подмосковных лесах. Затем рынок был ненадолго переведен на территорию, которую мы теперь называем Манежной площадью, и наконец — на то место, которое и в наши дни сохранило древнее название Охотного ряда. На освободившемся из-под рында участке на краю Красной площади построили здание Земского приказа. Это учреждение ведало взиманием с горожан налогов и поддержанием порядка на улицах. В тесно застроенном Кремле не нашлось места, чтобы выстроить здание для новообразованного приказа, кроме того, в Земский приказ то и дело доставляли простолюдинов — нарушителей административного порядка и уголовных преступников. Разбойный приказ, размещавшийся в Константино-Еленинской башне, не расследовал преступления, совершенные в черте Москвы. Кроме убийц, грабителей, воров и драчунов в Земский приказ попадали те, кто отказывался платить пошлины и налоги. Туда же тащили тех, кто, проходя по улице, указывал пальцем на кресты и купола; храмов, сквернословил, в процессе драки или ссоры хватал: оппонента за бороду или за нательный крест (и то и другое считалось тяжким оскорблением личности). Ответственности подлежали люди, в летнюю сушь разводившие открытый огонь илы просто уличенные в ношении кремня и трута. С XV в. содержание кабаков стало привилегией казны, и в связи с этим Земский приказ порой призывал к ответу людей, повинных в очень специфическом преступлении. Чтобы лучше представить себе ситуацию, обратимся к роману А. Н. Толстого «Петр I»: «Пей, гуляй, только плати. Казна строга. Денег нет — снимай шубу. А весь человек пропился, — …настрочит тебе премудрый подьячий кабальную запись. Пришел ты вольный в царев кабак, уйдешь голым холопом.

— Ныне пить легче стало, — говаривает целовальник, — …ныне друг за тобой придет, сродственник, жена прибежит, уведет, покуда душу не пропил. Ныне мы таких отпускаем… А при., государе Алексее Михайловиче, бывало, придет такой-то друг уводить пьяного, чтобы он последний грош не пропил… Стой… Убыток казне… И этот грош казне нужен…» (правда, Толстой пишет, что таких «преступников» отводили в Разбойный приказ, видимо, чтобы не отвлекать читателя рассказом о структуре судопроизводства в допетровской Москве).

Еще одной особенностью уголовного права при Алексее Михайловиче был строжайший запрет на курение табака. С этим растением Русь познакомилась еще во времена правления Ивана Грозного — табак, считавшийся тогда лекарственным средством, в небольших количествах завозили английские купцы. Однако более-менее широким употреблением табака допетровская Русь была обязана восточным купцам. Вместе с «зельем» они завезли на Русь и устройство для его курения — кальян. В то время как в Западной Европе табак преимущественно нюхали, а курительные трубки лишь входили в употребление, в Москве появилось несколько заведений, в которых посетители могли покурить примитивные, самодельные кальяны. Люди, не привычные к курению, отравлялись никотином. Поэтому табак уже в те далекие времена наши предки воспринимали как своего рода наркотик. «Водили его в подполье к одному греку — курить табак из коровьих рогов, налитых водой: накуривались до морока — чудилась чертовщина, сладкая жуть», — рассказывается в романе А. Н. Толстого «Петр I» о столичных приключениях одного из персонажей. Но запрещен был табак по другой причине. Постепенно употребление табака ширилось, и многие начали курить его сами, не утруждаясь посещением «подполья». При расследовании причин многочисленных московских пожаров народная молва все чаще обвиняла курильщиков из-за их «баловства с огнем». Протестовали против курения и духовные власти, считавшие эту забаву дьявольской, противоестественной: «носу питания не положено», утверждали они. В Соборном Уложении 1649 г. за курение предусматривались следующие наказания: «А которые стрельцы и гулящие всякие люди с табаком будут при дворе дважды и трижды, и тех людей пытать и не однова бить кнутом… по торгам. А за многие приводы у таких людей порога ноздри и носы рвати. Кто русские люди или иноземцы… табаком учнут торговать, и тем… чинить наказания без пощады, под смертною казнею, и дворы и животину имая продавать, и деньги имать в государеву казну». Обычно за уголовные преступления законы допетровской Руси предусматривали разную меру наказаний для мужчин и женщин. За употребление и продажу табака женщины должны были отвечать наравне с сильным полом! Именно тогда родилась поговорка: «дело — табак», то есть обстоит крайне плохо. Употребление табака было разрешено — более того, даже одобрено — лишь при Петре I.

Разумеется, находись Земский приказ поблизости от царской резиденции, это нарушало бы чинную кремлевскую жизнь и осложняло бы деятельность стражи на воротах — Кремль в ту пору отнюдь не был «проходным двором». За зданием Земского приказа проходила стена Китай-города.

В 1568 г. на выезде с площади в этой стене были построены ворота, получившие название Неглиненских. В документах более позднего времени Неглиненские ворота иногда называют Триумфальными: через них, возвращаясь из походов, торжественно въезжали на площадь цари.

Едва ли не с момента постройки Юрием Долгоруким первого московского Кремля через реку Неглинную в том месте, где от города начиналась дорога на Тверь, существовал мост. В XV в, он был перемещен на то место, которое соответствует современному Историческому проезду — напротив Неглиненских ворот Китай-города. Сначала он был деревянным, а с 1603 г. — из белело камня. Вместо перил по его сторонам были установлены бойницы но образцу зубцов кремлевской стены Этот мост был достаточно широк — в XVII в, на нем размещались лавки (новшество, которое русские купцы «подсмотрели» в западно-европейских городах), в которых торговали фруктами, и еще оставалось место для проезда. Рядом с мостом на Неглинке стояла водяная мельница.

К 1680 г. Неглиненские ворота сильно обветшали, и их перестроили. В ходе реконструкции над двухпролетной аркой ворота были надстроены двухэтажными палатами, над которыми вознеслись две небольшие башни, увенчанные восьмигранными шатрами. Во время въезда на площадь иностранных послов, направлявшихся в Кремль для аккредитации, в этих палатах находились представители царствующего дома, если у них возникало желание тайком посмотреть на иноземцев до того, как они появятся в Грановитой палате. Неподалеку, на дороге, которая вела в Тверь, стоял Воскресенский монастырь. Поэтому над въездом ворот укрепили икону Воскресения Христа, после чего ворота официально переименовали в Воскресенские.

До 1731 г. палаты, выстроенные над Воскресенскими воротами, принадлежали Монетному двору. В помещениях над воротами находилось нечто вроде лаборатории, в которой проверялось содержание драгоценных металлов в предназначенных для чеканки монет слитках. Кроме того, в них примерно в то же время находилась Главная московская аптека — если та, что находилась в Кремле, обслуживала лишь царское семейство и придворную знать, то услугами аптеки над воскресенскими воротами могли пользоваться все горожане. Кроме лекарств, там продавали сахар — он ценился необычайно высоко, и лишь очень богатые люди могли позволить купить себе несколько граммов лакомства. Еще в аптеке можно была приобрести спиртосодержащие настойки на целебных травах. Они изготовлялись здесь же, и для этого в аптеке имелся «алямбрик» — перегонный аппарат, идею которого подарили русским средневековым ученым их арабские коллеги.

В 1648 г. (по некоторым источникам — в 1669) архимандрит Пахомий доставил в Москву «список» — точную копию чудотворного образа Иверской Божией Матери. За несколько лет до этого, по желанию царя Алексея Михайловича, Пахомий специально поехал за ним в Афонский монастырь (Греция). «Список» был не просто воспроизведением иконы как предмета живописного искусства. «Как сотворили весьма великое молебное пение с вечера и до света, то освятили воду со святыми мощами, которою обливали чудотворную икону Пресвятая Богородицы, старую Иверскую, и в великую лохань ту святую воду собрали, и снова обливали новую доску, что сделали всю от кипарисного дерева и ничем размерами не отличную. Потом служили Божественную литургию и ту святую воду… дали иконописцу (для разведения красок и пр.) преподобному иноку Ямвлиху Романову, чтобы ему написать икону» — такое письмо написал царю архимандрит, рассказывая о процессе создания «списка». «Список» должен был перенять чудотворные свойства оригинала.

Иверскую Богоматерь торжественно встретили царь, его семья, высшее духовенство, бояре и множество простых горожан, желавших поклониться новой святыне. Икону разместили под навесом, специально выстроенным возле Воскресенских ворот, и в просторечии их все чаще стали называть Иверскими. Иверской часовни, знаменитой своей драматической судьбой, в допетровскую эпоху не существовало: она была построена лишь в 1790-х гг.

В пору строительства «светлого завтра» и часовня, и сами Воскресенские ворота пострадали одни из первых. Иверскую часовню снесли в 1923 г., а ворота — в 1931, мотивируя это тем, что они мешают проезду транспорта. Но в 1995 г. Воскресенские ворота и часовня были восстановлены, и теперь их облик ничем не отличается от того, который был в XVII в. — конечно, за исключением того, что возле них стоит не навес, а Иверская часовня, одна из московских Православных святынь.

Изучая все эти исчезнувшие достопримечательности, мы с вами «выглянули» за пределы Красной площади. Что поделаешь, планировка пространства, когда-то примыкавшего в этом месте к стене Китай-города, изменилась настолько, что для того, чтобы лучше представить себе, где что находилось, лучше ориентира, чем оставшаяся неизменной Красная площадь, не найти. Но давайте все же вернемся к знакомству с тем, что находится или находилось непосредственно на ней. Вот, наискосок от нынешнего Исторического музея, возвышается Казанский собор. Для сегодняшних москвичей он прежде всего — один из символов возрождения разрушенных в советское время памятников старины. Ведь в 1928 г. этот изумительно красивый храм был варварски разрушен. К счастью, в 1990–1993 гг. его удалось восстановить по уцелевшим чертежам и фотографиям. Но с точки зрения историка Казанский собор интересен не только этим.

В конце XV в. на том месте, где сейчас стоит Казанский собор, стояли три длинных приземистых здания. В них размещался склад трофейного оружия. Впоследствии, когда этот склад был переведен на территорию Кремля, он получил название Арсенала. Во время пожара 1626 г. эти строения сгорели. В том же году на деньги князя Д. М. Пожарского на пепелище началось строительство храма во имя Богородицы Казанской. И еще одна любопытная историческая подробность: среди причта собора одно время числился знаменитый протопоп Аввакум. Нам он, прежде всего, памятен как один из виднейших фигур русского Раскола, но для современников Аввакум был еще и автором политических памфлетов, в которых осуждалась роскошная жизнь иных священнослужителей.

А рядом с храмом кипела бурная жизнь Торга… Прямо у подножия стен Казанского собора располагались ремонтные мастерские, в которых чинили посуду. Здесь же стояла каменная харчевня, цены в которой были достаточно высоки. Рядом, вдоль Китайгородской стены, между выездами на улицы Никольскую и Ильинку, в 1595 г. по повелению царя Федора Иоанновича были построены каменные торговые ряды — своего рода пассаж, предшественник и прообраз современного ГУМа.

«На другой день, как солнце встало, пошли… мы с матушкой на Красную площадь, на торг. Куда там — не протолкаться. Народ так и лезет стеной, боярские дети, стрельцы, персюки, татары — в пестрых халатах, поляки — в голубых, в белых кафтанах, иные с крыльями, а наши — в зеленой, в коричневой — все в темной одеже.

По бревнам громыхают телеги. Или проскачет боярин в медной греческой шапке с гребешком, — впереди него стремянные расчищают плетьми дорогу, — опять давка.

У кремлевской стены стоят писцы, кричат: „Вот, напишу за копейку!“ Попы стоят, дожидаются натощак — кого хоронить или венчать, и показывают калач, кричат: „Смотри, закушу!“ Кричат сбитенщики, калачники. Дудят на дудках слепцы. Между ног ползают безногие, безносые, за полы хватают. А в палатках понавешано товару — так и горит. Из-за прилавков купчишки высовываются, кричат: „К нам, к нам, боярин у нас покупал!“ Пойдешь к прилавку — вцепится в тебя купец, в глаза прыгает, а захочешь уйти ни с чем, начинает ругать и бьет тебя куском полотна, чтобы купил. Подале, на Ильинке, на улице, сидят на лавках люди, на головах у них надеты глиняные горшки, и цыгане стригут им волосы, — Ильинка полна волос, как кошма», — так описывает торжище на Пожаре А. Н. Толстой в «Повести смутного времени».

Китайгородские закоулки

Да, Красная площадь по праву может считаться настоящей энциклопедией жизни допетровской Москвы! Однако знакомство с Китай-городом не может ограничиться только ей одной. Экскурсия по растворившемуся в новой Москве Большому посаду обещает быть тем более интересной, что планировка этой части города, пожалуй, пострадала от времени больше всего. В самом деле, когда мы смотрим на карту современной Москвы, территория Китай-города предстает перед нами в первую очередь как цепь просторных площадей — Манежной, Революции (бывшей Воскресенской), Театральной, Старой и Новой Лубянки. Лишь недавно был выделен из структуры грубо прорубленного в советское время через древнюю застройку проспекта Маркса Охотный ряд. И даже древние китайгородские улицы — Никольская, Ильинка, Варварка — прямые и широкие, оставляющие впечатление столичного размаха. Но ведь в ту эпоху, которая нас с вами интересует, облик Китай-города был совсем не таков!

Территория, защищенная Китайгородской стеной, была относительно невелика, а желающих укрыться на более-менее безопасной территории находилось много. Поэтому Китай-город на протяжении столетий застраивался едва ли не так же тесно, как Кремль. Никаких обширных пустых пространств, за исключением Красной площади, не было и в помине! Но ведь Красная площадь была создана искусственно, а остальная застройка на территории Китай-города сформировалась стихийно, под влиянием естественных градообразующих факторов.

И все же на современной московской карте можно найти следы прежней планировки. Мы с вами уже частично знакомы с ней — вы помните, что в допетровскую эпоху на месте Александровского сада находилось урочище реки Неглинной. Познакомились вы и с участком Китайгородской территории вблизи от Иверских ворот. А теперь, прежде чем двигаться дальше, давайте закончим знакомство с историей той части Китай-города, которая разделяет эти два места.

Вот, например, Манежная площадь. Естественно, в допетровское время ее не существовало, как не было и самого Манежа, выстроенного лишь в 1817 г. А когда-то на месте этой крытой площадки для верховой езды находился Моховой рынок. Его название говорит само за себя: там продавали мох. Не следует удивляться такой странной на современный взгляд специализации: мхом герметизировались щели срубов, а вы помните, что столица в ту пору была преимущественно деревянной. Мох требовался и для постройки новых зданий, и для ремонта уже имеющихся, и являлся весьма ходовым товаром. Как уже упоминалось, в связи с постройкой Земского приказа сюда был переведен рынок, носивший название Охотного ряда (в некоторых документах — рядов). Это случилось во второй половине XVI в. Чтобы освободить место для Охотного ряда, рынок мха был выведен за пределы Китайгородской стены на пролегавшую под ней по территорий Белого города Моховую улицу. На улице, получившей свое название еще раньше — лишнее доказательство того, какое большое значение имел в жизни горожан древний рынок стройматериалов, — выделили так называемую Моховую площадку. Рынок, на котором продавалась дичь, существовал на территории современной Манежной площади до середины XVIII в.

Находящаяся по соседству площадь Революции получила свое название лишь в 1918 г. А до этого она носила название Воскресенской — по уже упоминавшемуся монастырю. Площадь, разумеется, далеко не такая обширная, имелась здесь и в допетровские времена. Она была лишена всякой парадности: на ней размещался один из многочисленных московских рынков. На протекавшей рядом реке Неглинной были устроены две мельницы. Одна из них уже упоминалась в этой книге — она находилась возле моста, переброшенного через реку возле Иверских ворот в царствование Бориса Годунова. А другая мельница была возведена во время правления Василия III, в начале XV в. Она стояла практически на том же самом месте, где сегодня располагается вход на станцию метро «Площадь Революции». Эта мельница была снабжена плотиной, благодаря которой на краю Воскресенской площади разлился небольшой пруд.

Никольская — улица знаний

А теперь настала пора познакомиться с главнейшими артериями Китай-города. Вот улица Никольская. Когда мы сегодня прогуливаемся по ней, любуясь витринами дорогих магазинов, трудно представить себе, что возраст этой улицы насчитывает семь столетий! Некогда здесь пролегала дорога, которая, начинаясь от Никольских ворот Кремля, уходила к Владимиру, Суздалю, Ростову Великому. В XIV в. возле этой «трассы» выстроили монастырь Николы Старого (Никольский греческий монастырь), память о котором до сих пор хранит улица. В народе монастырь получил прозвище Никола Большая Глава — за массивный купол главного храма. Именно близость Николы Старого побудила строителей ближайшей кремлевской башни укрепить над въездными воротами образ Николая Угодника — таким образом, и одна из красивейших башен Кремля, Никольская, тоже напоминает об этом исчезнувшем монастыре. А находился он на месте нынешнего дома под № 11.

В названии Никольского монастыря есть и слово «греческий» — с этим обстоятельством связана небезынтересная история. Дело в том, что еще в середине XVI в. одно из зданий монастыря было предоставлено для проживания монахам, прибывшим на Русь с горы Афон. С тех пор это стало традицией: гости из Греции всегда находили приют в Никольском монастыре. А когда в Москву доставили образ Иверской Богоматери, первые несколько дней, до торжественного водворения возле Воскресенских ворот, икона тоже «гостила» в Никольском монастыре. В память об этом событии, как символ духовной связи русского Православия с греческой Церковью, монастырь был навечно пожалован греческой монашеской общине. Уголок почитаемой на Руси «Афон-горы» находился на московской улице до тех пор, пока монастырь не был закрыт большевиками.

В старой Москве Никольская улица была своего рода центром просвещения. Здесь располагались учебные заведения, и эта традиция уходит корнями в далекий XVII а Именно тогда, в 1665 г, в здании, стоявшем на том участке, который ныне занимают дома № 7 и 9 по Никольской улице, открылась своего рода школа для подготовки подьячих. В те времена номерами домов Никольская улица, естественно, похвалиться не могла — москвичи, рассказывая друг другу о небывалом новшестве, говорили: «В Заиконоспасском монастыре, что на Никольском крестце, за Иконным рядом» (имелся в виду один из торговых рядов на Красной площади). Заиконоспасский монастырь, в обиходном названии которого смешались указание на тот самый Иконный ряд и официальное наименование — монастырь Всемилостивейшего Спаса, — был основан в 1600 г. Борисом Годуновым. Конечно, в ту далекую пору Никольская улица не была столь ровной — дома вдоль нее располагались куда более произвольно, по ломаной линии. Вот и Заиконоспасский монастырь, возникни он вдруг чудом из небытия, оказался бы не на том же самом месте, где на Никольской к тротуару подступают здания под № 7 и 9 в наши дни. Если наложить старый план города на современный, монастырь оказался бы во дворе этих строений. И сегодня там можно увидеть памятник допетровской эпохи — Спасский собор, центральный храм Заиконоспасского монастыря. Построенный в 1660–1661 гг., он, однако, был коренным образом перестроен в конце первого десятилетия XVIII в., и древние стены получили отделку во вкусе более позднего времени. Но все же собор сохранился. Уцелел и расположенный по соседству Учительский корпус — сердце старинной школы.

Среди преподавателей школы был известный просветитель Симеон Полоцкий. А через непродолжительное время (с 1687 г.) в помещении монастыря начала свое существование Эллино-греческая академия, первое учебное заведение в России, дававшее своим студентам образование, не уступавшее по уровню тому, что можно было получить в западно-европейских университетских городах. (Эллино-греческая академия, переименованная в Славяно-греко-латинскую, просуществовала на Никольской до 1814 г, когда ее преобразовали в Духовную академию и перевели в Сергиев Посад.) Основал академию ученик Симеона Полоцкого, богослов и поэт Сильвестр Медведев.

Кроме уже упоминавшейся школы, базисом для формирования Эллино-греческой академии послужило и еще одно существовавшее на Никольской улице учебное заведение, ученики и преподаватели которого пришли в новую академию. То была школа, которую два брата по прозвищу Лихуды основали в 1680 г. в располагавшемся по другую сторону улицы Богоявленском мужском монастыре. И сегодня под № 2–6 по соединяющему Никольскую с соседней Ильинкой Богоявленскому проезду возвышается центральный Богоявленский собор этого монастыря, заложенного еще в конце XIII в. великим князем Московским Даниилом Александровичем. В те времена монастырь стоял возле проезжей дороги, которая вела вдоль границы посада к Москворецкому мосту. Улица, которую мы и сегодня знаем как Богоявленскую, сформировалась позже — первое летописное упоминание о ней датировано 1468 г.

Кроме этого собора, созданного во время реконструкции монастыря в XVII в. и, по московским меркам, достаточно долго строившегося (с 1624 по 1696 г.), из архитектурного комплекса Богоявленского монастыря сохранились возведенные тогда же палаты настоятеля и «братский корпус». В нем размещались монашеские кельи. Естественно (хотя это и не радует любителей старины), что в послереволюционное время эти здания были изнутри переделаны под гражданские учреждения.

Торговали на Никольской книгами… А началась эта традиция еще в 1553 г., когда Иван IV дал московскому дьяку Ивану Федорову денег на постройку «друкарни» (то есть типографии, от немецкого слова «druker», означавшего «давить» — намек на технологию книгопечатания). Следует отмстить, что, вопреки распространенному представлению, Иван Федоров не был первым, кто познакомил москвичей с печатным словом. Еще в XV а некто Варфоломей Готан из Любека добился аудиенции у Ивана III и получил разрешение на устройство в Москве типографии. Иван III прекрасно понимал, какое важное значение имеет книгопечатание, и вскоре Готан уже подыскивал помещение для своего предприятия. Но профессиональные переписчики книг, не хуже великого князя понимавшие, какой популярностью станут пользоваться печатные книги, какими будут масштабы ид производства, не пожелали терпеть конкурента. По городу пустили слух, что «немчин» промышляет колдовством и собирается кощунственно осквернять в своей «друкарне» тексты Священного писания, безбожно «тиская» их. Плохо представлявшие себе, как именно собирается «тискать» Библию Готан, горожане разъярились, уничтожили привезенное им оборудование, а самого незадачливого просветителя утопили в реке Москве.

Тем не менее идея введения книгопечатания продолжала привлекать московских правителей. В 1555–1557 гг. в Москве работала небольшая «друкарня», организованная по повелению Ивана Грозного. В документах того времени упоминается некто Маруша Нефедьев, руководивший этой мастерской. Известно также, что к этому начинанию привлекались иностранные специалисты: так, по просьбе Ивана IV датский король прислал к русскому царю печатника Ганса Миссонгейма. Однако деятельность Миссонгейма и Нефедова не оставила сколько-нибудь заметных следов в истории русского книгопечатания.

Иван Федоров (Иван Федорович Москвитин), когда обратился к царю с предложением устроить типографию, уже пользовался в Москве некоторой известностью как «на все руки мастер»: он был первоклассным переплетчиком, прекрасным столяром, резчиком по дереву и даже умел отливать пушки. К царю он пришел не с пустыми руками, а принес образцы металлических букв, которые сам отлил из свинца, и пробный оттиск. Иван Грозный распорядился приступить к постройке на Никольской улице Печатного двора и даже выделил своему талантливому тезке денег на изготовление оборудования. Но, как оказалось, постройка требовала больше средств, чем было запланировано. А времена настали беспокойные: началась война с Астраханским ханством, за ней последовала другая, с Ливонией. Финансирование строительства Печатного двора становилось все более скудным, и дело шло медленно. Но вот в 1563 г. на Никольской появилось небольшое бревенчатое здание с крохотными слюдяными окошками. Иван Федоров сам любовно украсил его наличники затейливой резьбой. За годы строительства первопечатник сумел найти себе единомышленника — Петра Тимофеевича Мстиславца (то есть выходца из города Мстиславля, в нынешней Белоруссии). Вдвоем они собрали печатный станок, изготовили значительное количество свинцовых литер (металлических букв) и предъявили царю несколько пробных листов.

Работа умельцев была одобрена, и в том же 1563 г. по царскому распоряжению Иван Федоров приступил к изданию первой книги — «Деяния апостолов». С точки зрения современников, тираж выглядел великолепно: напечатанные на хорошей бумаге книги были украшены киноварными миниатюрами. Вызывали восхищение одинаковые буквы и ровные, как по линеечке, строки. На радостях никто не придал особого значения тому, что промежутки между словами были разной величины, а кое-где несколько слов и вовсе сливались в одно.

После такого блистательного начала последовал, говоря современным языком, госзаказ. В 1565 г. Федоров печатает богослужебную книгу «Часовник». Иван Грозный, заботясь о просвещении страны, указал Федорову и Мстиславцу «спущать книги на всю русскую землю верные, по легкой цене».

Книги Ивана Федорова пользовались возрастающим спросом. Привлекала и «легкая цена», и то, что они были лишены главного недостатка рукописных книг — неточностей, возникавших при переписке. Однако нововведение пришлось по душе далеко не всем. Как вы знаете, изготовление рукописных книг было очень прибыльным бизнесом, и терпеть конкурента переписчики не желали. С самого начала деятельности типографии Федорова по городу начали циркулировать уже проверенные слухи о колдовстве. Некоторое время враги первопечатника, памятуя о покровительстве, которое оказывал Ивану Федорову царь, ограничивались этой клеветой. Но в 1568 г., воспользовавшись тем, что царь покинул Москву, натравили на «чернокнижников» толпу погромщиков. Как известно, Иван Федоров и Петр Мстиславец не только сумели спастись, но и унесли важнейшие детали типографского оборудования. Впоследствии этот инструментарий был успешно применен Иваном Федоровым при обустройстве типографий в Литве и Западной Украине.

Вернувшийся в Москву Иван IV был немедленно извещен о случившемся и пришел в ярость. Особо усердные погромщики были сурово наказаны, и в том же 1568 г. типография, уже без Федорова, заработала снова. Однако во время пожара 1571 г. типография на Никольской сгорела дотла, и восстанавливать ее уже не стали. В 1577 г. была организована небольшая типография в Александровской слободе, и печатные книги в столицу стали ввозить оттуда.

Древний Печатный двор, стоявший на месте нынешнего владения № 15 по Никольской улице, не исчез бесследно. Во дворе дома, который сейчас поит на этом месте — построенного в 1814 г. нарядного готического здания Синодальной типографии — стоит датируемая 1679 г. Правильная палата. В этом помещении, говоря современным языком, производили корректорскую правку приготовленных к печати текстов. Здесь в должности «справщика» (редактора) работал некоторое время и Сильвестр Медведев.

К сожалению, вид здания Правильной палаты позволяет составить лишь приблизительное представление о гражданской архитектуре допетровского периода: дело в том, что в 1874 г. оно подверглось реставрации, в ходе которой основное внимание уделялось не сохранению исторического своеобразия памятника, а прочности строения. Тем не менее Правильная палата продолжает оставаться интересным памятником московской старины. Кстати, для того чтобы ознакомиться с ее внешним видом, не нужно заходить во двор Синодальной типографии — палату можно неплохо рассмотреть с Театральной площади.

Такова история наиболее «интеллектуальной» улицы средневековой Москвы Приятно сознавать, что древние стены ее бесценных исторических памятников уцелели до наших дней. Сейчас мы с вами познакомились с теми из них, которые относятся к истории русского просвещения. А ведь на Никольской, несмотря на то что в ее застройке преобладают здания XIX–XX вв., есть И другие «свидетели» допетровской эпохи. Например, воздвигнутая в 1647 г. церковь Успения, стоящая в глубине застройки чуть дальше поворота в Богояаленский проезд (если считать от начала Никольской улицы). Она — память о тех временах, когда вдоль Никольской стояли усадьбы знати, охотно селившейся в этом престижном районе Китай-города с XVI в. Этот храм, сумей он заговорить, рассказал бы о том, как в 1612 г. по Никольской бежали изгнанные из Кремля польские интервенты… Преследуемые русским войском, они спешили пробежать отрезок от Никольских ворот Кремля до Никольских ворот Китай-города: в 1534–1535 гг. его стена пересекла восточный конец улицы (там, где в наши дни находится открытый проход на Лубянскую площадь).

Церковь Успения, и сейчас открытая для богослужений, строилась в два этапа.

Еще в XVI в. здесь, напротив Печатного двора, располагался небольшой монастырь Святых Жен-Мироносиц. Известный боярин Михаил Михайлович Салтыков, немало сделавший для украшения Никольской улицы, на свои средства в 1634 г. построил деревянный придел к этому храму — ту самую церковь Успения Пресвятой Богородицы. К 1647 г. церковь обрела окончательный вид, когда на месте деревянного храма Жен-Мироносиц попечением М. М. Салтыкова был воздвигнут каменный и рядом с ним уже самостоятельная церковь Успения Божьей Матери, также построенная из камня. Церковь Жен-Мироносиц была приходской для Печатного двора, и в ней происходило освящение рукописей, прежде чем их отдавали на печатный станок. При разделении владения между братьями Салтыковыми возникла вторая домовая церковь в честь Спаса Нерукотворного Образа.

Вообще же, в те времена знатнейшие и богатейшие люди жили на Никольской улице. Дома князей Юрия Хворостинина и Федора Волхонского стояли напротив Заиконоспасского монастыря, а князей Буйносово-Ростовских — подле Никольского греческого монастыря. Бояре Салтыковы, Шереметьевы, князья Воротынские, Хованские, Трубецкие — все они жили здесь и вносили свой вклад в процветание улицы. Небывалое дело — на Никольской уже в то время было что-то вроде тротуара: бревенчатый настил с дощатым покрытием. Стоит вспомнить, что таких улиц было всего две-три на весь город — и мы увидим, как же на самом деле богата и многолюдна была Никольская.

Говоря о церквях на Никольской улице, мы должны были бы начать с одного из самых любимых горожанами храмов — Казанского собора, расположенного в самом начале Никольской у Красной площади. Ну что ж, взглянем на него сейчас попристальнее: после восстановления он сияет, как дивная жемчужина архитектуры, доставшаяся нам в наследство о глубокой древности. Первое упоминание о нем относится к 1625 году, когда на средства князя Дмитрия Михайловича Пожарского, как мы помним, была возведена деревянная церковь, но во всей своей красе собор засиял в 1636 году — именно тогда был построен и освящен каменный храм. Царь Михаил Федорович выделил кирпич на строительство собора от строившегося дворца в Кремле, и 15 октября 1636 г. церковь была освящена патриархом Иосифом. Свое название собор, выстроенный в честь победы над поляками в 1612 г., получил от знаменитой и почитаемой Казанской Иконы Божьей Матери, с которой связано немало легенд. Согласно истории, в 1579 г. после опустошительного пожара в Казани девятилетней девочке, Матроне Онучиной, во сне явилась Богородица и велела откопать ее икону на пепелище. В указанном месте действительно обнаружилась нетронутая огнем икона. В память об этом чуде был построен Богородицкий девичий монастырь. Икона и после своего спасения не раз являла чудеса исцеления верующих, и, по легенде, свиток иконы, переданный войскам князя Пожарского по приказу патриарха Ермогена, помог защитникам Москвы в 1612 г. освободить Китай-город, а спустя два дня и Кремль от польских захватчиков.

Икона-заступница после победы поселилась в церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы, на Лубянке, а после строительства Казанского собора была перенесена туда. Неудивительно, что этот почитаемый образ привлек к храму искреннюю любовь верующих. Кстати, до сих пор существует предание, что икона находится не в самом храме, а на кресте колокольни.

Так как икона Казанской Божьей Матери считалась заступницей новой царской династии, то собор пользовался богатым покровительством царской семьи и знати, не скупившихся на пожертвования, занимал видное место среди церквей Москвы, и его настоятель всегда пользовался большим авторитетом в среде московского духовенства.

Велика роль Никольской как улицы просвещения, прекрасны ее церкви, но, говоря об этой ближайшей к Кремлю улице, нельзя не вспомнить и о торговой ее роли. О привечавшихся на Никольской улице греках мы уже говорили. Но и другим иностранцам здесь всегда были рады. На Никольской располагался Испанский двор, а справа от Печатного двора, в доме «немчина» Белоборода, — немецкий Посольский двор. Конечно же, иностранных гостей привлекала не только и не столько красота улицы, но и лавки. После пожара в 1596 г. вместо сгоревших деревянных рядов отстроили новые каменные, и торговля расцвела с новой силой. На Никольской и в переулках располагались Седельный, Котельный, Железный, Коробейный и Серебряный ряды. Напротив Никольского греческого монастыря торговали тульскими самоварами и принадлежностями к ним. В переулках, ведущих к Ильинской улице, процветала мануфактурная торговля.

Однако основную славу Никольская улицы составляли церковные книги и иконы — нередко за это ее называли «священной улицей». Самый большой в Китай-городе, а значит, и во всей Москве Иконный ряд располагался здесь, протянувшись от Богоявленского переулка до Печатного двора. Тут торговали и готовыми иконами, и писали на заказ. Очень интересно, что иконы в Москве никогда не продавали за деньги — это считалось святотатством, — а только «выменивали», торговаться же о цене было не принято и даже кощунственно. Любая цена считалась «божеской». «Обмен» этот продолжался до 1681 г., когда власти издали указ, запретивший Иконный ряд — открытая и публичная торговля иконами стала казаться слишком неприличной. С тех пор иконы можно было приобрести только на Печатном дворе, где для этих целей построили несколько лавок.

Заканчивая разговор о Никольской улице, нельзя не упомянуть, что в старину здесь, у Воскресенских ворот, между Никольской улицей и стеной Китай-города располагался Земский двор — место, знакомое каждому москвичу и гостю столицы. Современные учреждения могут только позавидовать разносторонности Земского приказа. В здании, на месте которого сейчас стоит Исторический музей, прежде располагалось городское судилище, канцелярии, служащие его занимались сбором налогов, поддержанием порядка и спокойствия в городе, борьбой с пожарами и даже мощением дорог.

На этом мы попрощаемся с Никольской улицей, одной из самых красивых и оживленных в нашей столице, и познакомимся с другими, не менее интересными местами Китай-города.

Ильинка

Ильинка, центральная улица Китай-города, идет параллельно Никольской и соединяется с ней переулками. Это сердце Китай-города воплощало в себе все лучшее, что тогда было в столице, — прекрасные церкви, богатые лавки, дворы бояр и подворья иностранцев. Изначально дорога, тогда еще называвшаяся Дмитровской, шла от Фроловских (Спасских) ворот Кремля до современного Большого Черкасского переулка, по линии которого располагался оборонительный ров. Название «Дмитровская» произошло от церкви Димитрия Солунского, расположенной на углу улицы и Рыбного переулка. В конце XV в. Красная площадь окончательно утверждалась на ее теперешнем месте и начало улицы было разрушено, зато потом в связи с постройкой Китайгородской стены ее продлили до церкви Николы Большой Крест, ранее находившейся «вне города». Тогда Ильинка-Дмитровская уже носила свое современное название, произошедшее от Ильинского монастыря, основанного в 1518 г. Вполне закономерно, что соответствующие ворота Китай-города получили имя Ильинских.

Начинаясь под стенами Кремля, в районе, называемом Торговище, Ильинка не могла не стать одной из главных торговых улиц Москвы. С начала Ильинки на Красную площадь выходили Верхние и Средние торговые ряды, насчитывающие порядка 4 тысяч лавок. Торговали всем, в том числе серебром и даже деньгами — «менялы» разворачивали свою деятельность еще до основания банков. А где торговля, там и торговцы, которым нужно где-то торговать, где-то жить и где-то хранить свои товары.

И вот уже в духовной грамоте Ивана III мы можем найти первое упоминание о гостиных дворах — в этом документе предписано ставить их на Ильинском крестце. По указу Ивана Грозного после пожара 1574 г. на Ильинке построили Гостиный двор и переселили в Китай-город торговцев из всей Москвы. Старый Гостиный двор сгорел в 1626 г., и на его месте выстроили новый, а цари Михаил Федорович в 1641 и Алексей Михайлович в 1664 г. годах возвели рядом с первым Гостиным двором еще два каменных. Нам легко представить, сколь оживленной была торговля там — ведь эти гостиные дворы насчитывали более 200 рядов. А после 1698 г., когда царским указом все неорганизованные торговцы были убраны с Красной площади, большая часть этого торгового люда осела на Ильинке именно в Гостином дворе.

В 1638–1641 гг. Гостиный двор перестроили — он перестал вмещать всех торговцев, но затем объемы снова возросли, и в 1661–1665 гг. здание снова пришлось перестраивать — его расширили в сторону улицы Варварки. Строительство проходило частично на средства и под надзором купца Аверкия Кириллова, который, видимо, был лично заинтересован в успешном строительстве. Новый, просторный Гостиный двор был, как считали иностранцы, «наилучшим зданием во всей Москве». С другой стороны, эти иностранцы были торговцами, и совсем неудивительно, что больше всего в Москве им нравилось именно торговое здание.

Двор окружала высокая стена, ворота в которой были украшены восьмиугольной башней с маленькими шатриками по бокам. И само здание, и ворота были побелены и декорированы изразцами, Двор расписан желтой, красной, зеленой и голубой красками, а башню на воротах венчал медный позолоченный орел весом в 20 пудов.

С утра до вечера здесь толпился народ, покупались и продавались товары со всех концов света — по записям иностранца конца XVII в.: «…двор так заполнен санями, всякими товарами и народом, что нельзя пройти, но нужно беспрестанно пролезать. Тогда там найдешь астраханских осетров и стерлядей, лежащих для продажи многими сотнями друг на друге». Купцы тут не только торговали, но и жили сами, и хранили товары. Также в Гостином дворе располагалась первая в России аптека — в 1673 г. «указал Великий Государь продавать из нее спирты, водки и всякие лекарства всяких чинов людям по указной книге». Указной книгой назывался первый ценник лекарств — аптека работала на коммерческой основе. На нее же было возложено снабжение войск лекарствами.

Гостиный двор принес в Москву много новых традиций. Например, выражение «остатки сладки» пошло в народ именно с Гостиного двора. Дескать, однажды торговец Ножевой линии Гостиного двора шел вечером домой, и его остановил продавец изюма со словами: «Купите, сударь, остатки недорого». Продавец был так назойлив, что этот наш усталый торговец согласился посмотреть на «остаток» — а того остатка оказалось 7 фунтов (3,5 кг)! И торговца озарило, что это может стать замечательным ходом в деле привлечения покупателей. Он стал торговать под вывеской «Остатки товара, продаем дешево», имевшей феноменальный успех.

Впоследствии появилось официальное правило — распродавать оптовые остатки на Фомин понедельник — сразу после Пасхи. Торговать «остатками» бросилась вся столица, даже иностранные купцы.

Китайгородские купцы весьма любили пошутить над покупателями. Например, они могли «краснитъ» или «зеленить» покупателя. Выглядело это так: покупатель приходит в лавку и просит синее сукно, а ему достают красную ткань и начинают долго и пространно рассказывать, какого она замечательного синего цвета. Когда озлобленный покупатель уходит в другую лавку, там история повторяется (ведь первый торговец успел послать мальчишку до других продавцов). В конце концов напуганный бедняга убегает, решив, что с ним что-то случилось.

Стоит ли удивляться, что позднее неподалеку от Гостиного двора, на месте упраздненной в конце XVIII в. церкви Святого Димитрия Солунского, построили московскую биржу?

Кстати, об Ильинском крестце, рядом с которым расположился Гостиный двор, стоит рассказать отдельно. Крестцами назывались места, где находились особые часовни, к которым народ приходил для крестного целования в важных случаях. В Китай-городе было четыре крестца, и один из них находился как раз на Ильинке, простираясь от Ильинского моста до Фроловских (Спасских) ворот. Здесь объявляли царские и патриаршие указы, сюда привозили трупы бродяг и безродных тюремных узников, чтобы собрать с народа деньги на погребение. Среди торгового люда, не обрадованного подобной рекламой, деньги находились быстро. Перед Семиком на крестец привозили подкидышей из убогих домов, и бездетные супруги могли взять их на воспитание. Ильинский крестец был славен также тем, что подле него разместилась своеобразная церковная биржа труда — сюда съезжались безместные попы и дьяконы в поисках нанимателей из приходов. Священнослужители громко бранились и даже дрались друг с другом из-за мест, чем нередко вызывали справедливое негодование как простых людей, так и высшего духовенства.

Ну вот — мы поговорили о торговле, теперь самое время вспомнить, что Ильинка оставила нам и культурное наследие. Самая знаменитая и одна из первых Ильинских церквей — церковь Святого Ильи Обыденного на Остроженке. Историю ее основания связывают с двумя легендами. По одной, ее возвел один из древних князей, попавший в чистом поле в грозу и молившийся о спасении. Дескать, он дал обет, что выстроит храм Илье Пророку за один день, если гроза его минует. По другой легенде, церковь также возвели по обету, но уже во время сильной засухи, когда гибли посевы, и народ молился о дожде. Неизвестно, насколько эти легенды правдивы, но название храма — Обыденный — свидетельствует о том, что он действительно был построен по обету за один день, то есть «об един день». Очевидно, что изначально он был деревянным.

Исторически же считается, что церковь была построена не то в 1518, не то в 1519 г. в качестве соборной церкви Ильинского монастыря и возвел ее некий Клим Мужила. Вскоре после постройки храм был передан Новгородскому архиерейскому дому.

Ильинская церковь упоминается в летописях не раз в связи с историческими событиями: в 1606 г. набат, звучавший со стен церкви, призывал к восстанию против Лжедмитрия, в 1612 г. рядом с Ильинским храмом находился штаб Дмитрия Пожарского — именно отсюда выступали войска для борьбы с поляками в Кремле и Китай-городе. Тогда же у церкви. Святого Ильи Пророка совершалось молебствие «о побеждении на враги».

Во время засух из Ильинского храма шли с крестным ходом и молитвами о дожде. В нем любил помолиться и царь Алексей Михайлович, а в Ильин день церковь всегда посещали государи и патриархи. Так, в книге выходов царя Алексея Михайловича за 1665 год аккуратно записано, что «июня в 4 день ходил великий государь в ход, за кресты, к святому пророку Илии Обыденному, что за Пречистенскими воротами, молил о дожде». Во время царствования царя Михаила Федоровича в 1625 г. первоначальная церковь сгорела и была построена новая, с юга к храму пристроили каменный придел. А в 1676 г. церковь реконструировали: были разобраны придел и завершение старого храма и над ними возведена новая церковь.

Главный престол храма посвящен пророку Илие, южный придел — святым апостолам Петру и Павлу, северный — святым Симеону и Анне. Хромовая икона пророка Илии была написана в XVI в. В Ильинском храме хранятся драгоценнейшие иконы, памятники русской культуры и истории. Это и Казанская икона Божьей Матери письма Симона Ушакова, и «Нерукотворный спас», перенесенные еще из деревянной церкви. Справа от входа в церковь находится образ Спасителя, написанный митрополитом Серафимом (Чичаговым).

Здесь же, в храме Святого Ильи Пророка, у левого клироса находится очень чтимый и любимый чудотворный образ богоматери «Нечаянная радость», попутешествовавший немало по московским церквям, пока не прижился в Ильинском храме. Обе иконы — «Спас Нерукотворный» и «Нечаянная радость» — очень интересны с точки зрения мировой культуры и истории.

«Спас Нерукотворный», иначе называемый Миндалион, — лик Христа на плате, или Керамидион — лик на черепице — древний образ Христа, весьма распространенный еще в храмах Византии. Миндалион и Керамидион обычно изображались под куполом напротив друг друга. Существует несколько легенд происхождения этого образа, но все эти предания сходятся в одном — икону создал сам Христос, когда отер лицо куском ткани, на котором и проступил его лик Потому образ и зовется «нерукотворным». Керамидион же появился, когда лик Христа проступил на черепице, покрывающей нишу с иконой «Спас Нерукотворный». На Руси «Нерукотворные Спасы» появились уже в IX в. Этот образ очень важен для христианской традиции — существование Спаса считается доказательством жизни Христа в человеческом воплощении и важнейшим аргументом в пользу иконопочитания.

Икона «Нечаянная радость» обычно изображает коленопреклоненного юношу, молящегося в комнате перед иконой Божьей Матери. По легенде, один грешник всегда молился перед иконой Богоматери с младенцем Христом перед тем, как пойти совершать нечестивые дела. И однажды он увидел, как на руках младенца открылись кровавые раны. Грешник в ужасе вопросил: «Что это?», и ему явился образ Марии, рассказавший, что такие грешники, как он, каждый раз своими грехами заною распинают ее сына. Грешник взмолился о прощении, и оно было ему даровано, когда он уже не чаял такой радости. Человек этот раскаялся и оставил грешную жизнь, до конца дней молясь Божьей Матери за неожиданное спасение. Неудивительно, что этот образ всегда был так почитаем — он дарил надежду на спасение даже отчаявшимся.

От почитаемого на Руси Ильи перейдем к еще более любимому святому — Николаю Чудотворцу, и вспомним знаменитую церковь Китай-города — храм Николы Красный Звон, расположенный в бывшем Юшковом переулке. Свое звучное название церковь получила в честь красивого, «красного», звона колоколов, которые на праздники были слышны и в Кремле. Современники писали, что все колокола на Никольской церкви были подобраны «в один тон, и звук от них был приятный» — недаром в старину бытовала поговорка: «Хлеба-соли покушать, красного звону матушки Москвы послушать». Храм называли также «у хорошего звона», и вся его история связана с колоколами.

В народе ходила легенда, что колокола храма были покрашены красной краской — созвучно его названию. Конечно, это маловероятно — колокола в старину, бывало, золотили, но никогда не красили. В Никольской церкви колокола не красные, но история их очень интересна. Например, среди колоколов находился один пленный.

Дело в том, что в стародавние времена священные колокола часто брали в плен в качестве трофеев, ссылали на окраины — в одиночестве или вместе с пленными людьми — или даже казнили. Расколотые по указу, а затем связанные лыком колокола так и называли — «лыковые». Во время войны государя Алексея Михайловича с Польшей было захвачено немало колоколов, которые вместе с пленными поляками и литовцами были сосланы в Сибирь. И хотя после окончания войны и заключения Андрусовских договоров пленные люди, как и трофейные колокола, потянулись на родину, многие из них уже прочно осели на новых местах, да там и остались. Именно такой колокол и находился в Никольской церкви — отлитый в 1575 г., с изображением трех лилий и старинной надписью, он чудом не попал в ссылку, а остался в столице в одной из Китайгородских церквей. Видимо, уж слишком красиво пел!

Сейчас он хранится в музее в селе Коломенское.

Вообще же с колоколами в Москве было связано немало увлекательных историй. В Кремле подле Спасских ворот висел первый набатный колокол — его называли также царским, всполошным, или сторожевым. Соответственно, звон в него при нашествии врагов, пожаре или мятеже назывался набат, или всполох. Первый набатный колокол — Новгородский, по легенде, был привезен в Москву из Великого Новгорода, и в 1673 г. перелит в Московский набатный. В 1681 г. этот колокол по указу царя Федора Алексеевича сослали в Корельский Николаевский монастырь за то, что он ночным звоном испугал царя.

Кстати, второй набатный колокол, который висел в башне Спасских ворот после сосланного, тоже постигла печальная участь. — по приказу Екатерины II у него был вырван язык за призыв народа к бунту в 1771 г. Видимо, несчастливая это должность — набатный колокол.

Уже в XIV в. Москва стала центром литейного дела, но тогда колокола были еще небольшими и весом своим не превышали нескольких пудов. Однако во второй половине XV в. В Москву приехал инженер Аристотель Фиораванти, устроивший Пушечный двор, на котором лились не только пушки, но и колокола. Довольно быстро русские мастера превзошли своих учителей, и начало XVI в. недаром считается вехой в истории отечественного колокольного дела. В это время сформировался особый тип русских колоколов: система креплений, особая форма и состав колокольной меди. Изготовление в 1530 г. колокола по приказу новгородского архиепископа Макария весом 250 пудов даже вошло в летописи как событие большой важности — «такого николи же не бывало». На колоколах уже тогда делали надписи на разных языках, нередко — шифры, понятные только с помощью специального ключа. Тогда же, в XVI в., появился специальный чин освящения колоколов.

При Иване Грозном колокольное дело в Москве процветало — колокола отливались и для столицы, и для других городов Среди известных мастеров тех времен мы знаем мастеров Немчинова (отливший колокол «Благовестник» весом в 1000 пудов), Игнатия, Богдана. Всего в колокольнях Москвы насчитывалось более 5000 колоколов.

С начала XVII в. литье колоколов приостановилось, но затем при патриархе Филарете (Романове) возобновилось с новой силой. Тогда уже иностранцы приезжали для того, чтобы поучиться колокольному делу и просто подивиться на огромные сладкозвучные колокола Москвы. В 1622 г. мастер Андрей Чохов отлил знаменитый колокол «Реут» весом 2000 пудов. Реутом в старину называли самый большой колокол колокольни. По одной версии, его перелили из колокола того же названия, по другой — из благовестника Василия III, который примерно в то же время пропал из летописей. Учитывая, что каждый государь стремился иметь свой благовест — колокол, при жизни царя звонивший за его здравие, а после смерти — в поминовение, этот вариант очень вероятен — стремление затмить своим благовестом предыдущий не редкость среди государей.

Литейщик Пушечного двора Федор Моторин, отливший два колокола для Кремля — похожих, как братья-близнецы, хотя и отлитые в разное время «Даниловский» и «Новый», — основал первый частный завод в 1686 г. На этом заводе позднее отливали и Царь-колокол. Сам колокол отлит мастером Маториным, от которого завод перешел к Слизову, от него — к Калинину, а от него — к Богданову.

Отливка колокола всегда сопровождалась традициями и ритуалами. Перед отливкой в мастерскую обязательно приносили иконы, перед которыми зажигали свечи и молились. Литейщики обязательно распускали какой-нибудь нелепый слух при литье каждого колокола. Этот вековой обычай обязательно соблюдался, несмотря на борьбу с ним властей. Чем более нелепым был распущенный слух, тем более счастливая и долгая жизнь ждала колокол. Так, до наших времен сохранился слух о том, как на одной свадьбе венцы слетели с голов жениха и невесты и улетели в окно церкви, а на самом деле жених и невеста были братом и сестрой, но не знали об этом, и таким образом господь не дал совершиться греховной свадьбе. Слух этот был так упорен, что к церкви еще долго съезжались свадебные экипажи.

После отливки колокол оставляли в земле на несколько дней, пока он совершенно не остынет, потом осторожно откапывали, отбивали кожух и обрабатывали точилами. Когда колокол был готов, призывался священник для «чина освящения кампана» — прочтения специальной молитвы, призванной придать колоколу силы и благодати.

Но вернемся к Никольской церкви Красный Звон. Безусловно, это один из древнейших московских храмов. Существует мнение, что церковь основал митрополит Филипп в 1566 г. в память о своем пребывании в Соловецкой обители, так как изначально к ней был приделан придел во имя Святого Зосимы Соловецкого. А когда Филипп попал в опалу, Иван Грозный велел переосвятить храм и переименовать в честь Святого Николая Чудотворца. Придел в честь Соловецких святых Зосимы и Савватия вновь появился в церкви после ремонта и перестройки XVII в. — митрополит Филипп тогда уже был причислен к лику святых, и его мощи торжественно привезли в Москву.

По другой версии церковь была построена еще в 1651 г. на деньги Китайгородского купца Григория Твердикова. Церковь была каменной, в 1691 г. она была обновлена и вновь освящена последним патриархом досинодального периода Адрианом. Главный престол Никольской церкви был освящен во имя Рождества Богородицы, и здесь располагалась драгоценная святыня — икона Одигитрии письма Симона Ушакова.

В Никольском же переулке, неподалеку от церкви, на месте нынешнего дома № 6 находилась усадьба тех самых Юшковых, по фамилии которых переулок называли Юшковым. Владельцы этой усадьбы еще с XVII в. были известны в Москве своим богатством и роскошными праздниками.

Еще один Никольский храм до наших дней, увы, не сохранился. Одной из красивейших церквей Москвы, шедевром русской архитектуры была церковь Николая Чудотворца, что у Большого Креста в Китай-городе. Бело-голубой пятиглавый храм, украшенный декоративной резьбой в стиле входившего тогда в моду барокко, построили на средства купцов Филатовых в 1680 г. Свое название он получил по приделу Святого Николая и по большому кресту, установленному там Филатовыми. Крест располагался у правого клироса и представлял собой копию креста, установленного патриархом Никоном в Крест ном Онежском монастыре Архангельской губернии на острове Кие. Он содержал 156 частиц мощей святых (их имена были написаны на кресте над каждой частицей), а в самой середине креста — частицу мощей самого Святого Николая Чудотворца. После разрушения храма в 1933 г. удалось спасти иконостас, ныне хранимый в трапезной Троице-Сергиевой лавры, и часть клироса, нашедшую свое пристанище в Донском монастыре.

Кроме церквей на Ильинской улице находились и монастырские подворья (нередко сдававшие свою территорию в качестве складов для лавок) — в XVII в. тут были и Алексеевское, и Иосифовское, и Новгородское, и Воскресенское подворья. А между церковью Дмитрия Солунского (как мы помним, именно она подарила улице ее первое название) и современным Никольским переулком располагался Посольский двор, в связи с чем переулок даже носил название Посольской улицы.

Об этом знаменитейшем месте мы обязательно должны поговорить отдельно. Впервые Посольский двор на Ильинке упоминается в летописях в 1601 г. — в записях о встрече цесарского посланника М. Шеля. Вообще же, сначала иностранные представители в Москве были, главным образом, по торговым делам — еще в XVI в. в Москве проживал консул английских купцов, которому в 1556 г. царь Иван IV пожаловал право беспошлинной торговли в Московском государстве. После английского в Москве появился и датский агент Давид Николаевич Рутц, упоминаемый в 1627–1628 гг. как «приказчик датских купцов». В 1631 г. в Москве появился шведский агент. А вот Польша своих торговых агентов в Москву не отправляла, а отправляла только посланников.

Постоянные иностранные резиденты и послы появились в Москве только со второй половины XVII в.: с 1666 г. — шведский, с 1672 г. — датский, с 1673 г. — польский и с 1678 г. — голландский, причем только голландский — постоянно, остальные же пребывали в Москве с перерывами (датский 1672–1678, 1697–1705 гг. шведский 1666–1669 гг. и польский 1673–1677, 1687–1694 гг.).

Несмотря на отсутствие постоянных послов, гостей иностранных в Москве было предостаточно — гонцов и посланников как европейских, так и азиатских государств. С конца XV в. и, особенно, в XVI–XVII вв. в столице побывали послы цесаря римского, королей: польского, датского, венгерского, чешского, французского, английского и шведского, султана турецкого, ханов крымского и ногайского и посланцы других азиатских стран. Обычно в Москве одновременно находилось по несколько человек посланцев — так, например, в 1675 г. при дворе государя Алексея Михайловича было восемь послов.

В XVII в. отношения Московского государства с иностранными державами окрепли и послы в Москву зачастили. Чаще всего визиты наносили польско-литовские, крымские и ногайские гонцы.

Изначально для размещения послов в столице не было никаких специальных мест, и они останавливались в частных домах, однако для часто посещавших Москву послов были и специальные дворы: Крымский, Ногайский, Астраханский и Литовский. Принимали же послов в палатах Кремлевского дворца. Со временем появилось специальное правительственное учреждение — Казенный двор, в котором до половины XVI в. размещалась канцелярия Боярской думы по иностранным сношениям. Во главе Казенного двора стоял казначей. Изначально Двор находился в Кремле, между Архангельским и Благовещенским соборами, но с 1565 г. учреждение было перенесено и стало называться Посольской палатой, или Посольским приказом. С начала XVII в. в летописях упоминается уже Посольский приказ на Ильинке, который видел много послов и гонцов иностранных держав, и подробные описания которого сохранились до нашего времени.

В альбоме цесарского посла Мейерберга сохранился даже рисунок, сделанный в 1661–1662 гг. Дом, по описаниям современников, был трехэтажный, на первом и втором этажах — по девять комнат и по трое сеней, на третьем, последнем этаже — три комнаты и двое сеней. Внутри палаты были отделаны очень богато: стены и лавки обиты красным сукном, заставлены столами и скамейками. Приемная посла для приема важных посетителей, устроенная в одной из палат, просто поражала воображение. Эта комната была убрана наиболее роскошно, с дорогим креслом на возвышении и тяжелым балдахином, несомненно придающим послу особую торжественность и представительность. В комнатах же для главного посла даже ковры были затканы золотом — несомненно, наша столица почиталась у иностранцев очень богатой и щедрой. Бернгард Таннер, бывший в Москве в 1678 г. вместе с польским посольством, оставил нам такое описание Посольского приказа: «…это прекрасное здание построено Алексеем Михайловичем из кирпича (что здесь по деревянным городам редко), в три жилья, по четырем углам украшено четырьмя башенками, или, как их называют, куполами, возвышающимися над столькими же ступенями. Оно заключает внутри четырехугольный двор, средину коего занимает большой колодезь. Главная краса здания — высокая и изящная башня служит великолепным в него входом и своими тремя балконами… приятными для прогулки, придает немалое украшение этому городу».

Прогулявшись по Никольской улице и вспомнив ее древнюю историю, теперь давайте заглянем в переулки между ней и Ильинкой и поищем следы допетровских времен. Между Никольскими и Ильинскими воротами Китай-города расположена церковь Иоанна Богослова, что под Вязом. Нам ничего не известно о ее основании, но достоверно установлено, что она существовала уже в 1493 г. — именно тогда упоминание о ней появляется в летописи. Такое причудливое название закрепилось за церковью из-за огромного вяза, что рос перед ее алтарем до 1777 г.

Ветошный переулок, что проходит ближе всего к Кремлю, назван так уже в XVIII в. по лавкам, торгующим ветошью, а до этого переулок назывался Певчим. Дело в том, что в XVII в. здесь располагалась патриаршая Певчая слободка, где жили, как нетрудно догадаться, певчие. Два переулка, Большой и Малый Певческие, составляющие слободу, отходили от Певчего к Богоявленскому переулку и состояли из маленьких тесных двухэтажных домиков. А еще до слободы, в XVI а, на этом месте располагались митрополичьи огороды — певчим слободка отошла распоряжением патриарха Иоакима.

Богоявленский переулок назван по Богоявленскому мужскому монастырю, находящемуся здесь с 1296 г. Наряду с Даниловским монастырем эта обитель — древнейшая в Москве. К сожалению, до наших времен сохранился только Богоявленский собор, остальные постройки были разобраны в разное время. Как считается, монастырь был выстроен первым удельным московским князем Даниилом Александровичем. Деревянный храм в 1342 г. по приказу Ивана Калиты был снесен, и возведен каменный собор — первый каменный храм Китай-города. В 1624 г, спустя 300 лет после строительства, собор перестроили, а спустя еще 70 лет — в 1693–1696 гг. над храмом был возведен новый, огромный собор — то здание, что сохранилось до наших времен. Одновременно была возведена нижняя церковь с престолом во имя иконы Казанской Божьей Матера Впоследствии в ней был утроен некрополь, в котором хоронили Шереметевых, Долгоруких, Репниных, Ромодановских, Голицыных, Юсуповых, Меншиковых. Окончилось масштабное строительство в 1696 г. освящением верхней церкви Богоявления. Монастырь рос не только вверх — еще в 1672 г. ему княгиней К. И. Репниной было пожертвовано владение ее дяди князя Ю. П. Буйносова-Ростовского, выходившее на Никольскую улицу, и с тех пор обитель была разделена на два двора: передний и задний. Передний выходил на Никольскую улицу, а на задний, строгий, допускались только мужчины и выходил он в Богоявленский переулок.

Ворота обоих дворов были оформлены церквями: на Никольской улице расположилась выстроенная в XVII в. церковь Рождества Иоанна Предтечи, а вторая была освящена во имя Спаса Нерукотворного в 1739 г.

Подворья монастыря располагались тут же, по соседству в Богоявленском переулке, доход с торговли в них шел в монастырь.

В Благовещенский переулок выходит Старопанский. Эта современное название, оно появилось только в 1922 г. по древнему названию этой местности — Старые паны, или просто Паны, известному еще с 1508 г. Считается, что это название могло произойти от некогда сеявшихся здесь поляков. Переулок же назывался Космодемианским — остатки церкви Святых Бессребреников Косьмы и Демиана до сих пор стоят здесь. Известно, что когда-то тут стояли две церкви по соседству друг с другом: Космодемианская и Иоаннозлатоустовская, но вторая со временем стала приделом первой. По крайней мере, в летописи при описании пожара 24 июля 1564 г. упоминается уже одна церковь. Деревянное строение сильно пострадало в огне, но его перестроили — храм был довольно богат. Как только его не называли современники: «за Степановым двором Годунова», «за двором боярина Михаила Борисовича Шеина», «за двором стольника Семена Ивановича Шеина» или «в Панех». Дело в том, что второй конец Старопанского переулка занимал Шейнов двор, принадлежавший в 1620-1630-х гг. известному полководцу и государственному деятелю М. Б. Шеину, которого в 1634 г. обвинили в неудачной войне с Польшей и казнили. Усадьба после этого перешла государству.

Но вернемся к церкви. По преданию, именно в ней Иван Грозный венчался со своей шестой супругой Василисой Мелентьевой. Этот брак закончился для нее несчастливо: Василиса была пострижена в монахини после того, как царь заметил ее «зряшу яро» на своего оружничего. Оружничего, к слову, просто-напросто казнили. Легенда о венчании в Космодемианской церкви вызывает большие сомнения, так как, с одной стороны, странно было бы царю венчаться в деревянной церкви в каком-то далеком от Кремля переулке, а с другой — церковь к тому времени уже очень плохо относилась к бракам государя, и церковное бракосочетание вызывает большие сомнения.

Старопанский переулок выходит в Большой Черкасский, соединяющий Никольскую и Ильинку. Названием своим этот переулок обязан князьям Черкасским, которые владели тут несколькими дворами. В Москве они появились вместе с Марией Темрюковной, «из черкас пятигорских девицей», ставшей второй женой царя Ивана Грозного. Родственники царицы приняли православие и многие из них сменили имена на русские. Впрочем, любви царя им это не добавило: брат Марии Мамстрюк был казнен Иваном Грозным, как считается, за излишнюю жестокость, хотя и командовал он опричным войском. Однако у нее осталось еще два брата: Домелук и Султанкул (Михаил), и уже в следующем веке князья Черкасские стали крупными вотчинниками и были боярами и окольничими.

Мы побывали на Ильинке, обошли ее сверху донизу, заглянули в переулки… Теперь, когда мы вспомнили все древности, бывшие тут некогда, как легко заметить проглядывающий тут и там резной наличник, как легко вообразить, услышав колокольный звон, что история все еще жива в этих местах, так сильно теперь отличающихся от допетровской Москвы. Еще одна улица позади, но сколько интересного еще ждет нас?

Варварка

Третьей крупной и одной из древнейших улиц Китай-города является Варварка. Она идет по берегу, по самой кромке холма над Москвой-рекой от Спасских ворот, и раньше была началом дороги в Владимирском, Рязанском и Казанском направлениях. Изначально по церкви Всех Святых на Кулишках она звалась Всехсвятской — под этим именем ее упоминают летописцы, описывая возвращение князя Дмитрия Донского с Куликовой битвы в 1380 г. Но уже с 1434 г. она фигурирует в летописях как Варварская, или Варьская. Сейчас это название связывают с церковью Святой Варвары, однако церковь была построена в 1514 г. зодчим Алевизом Фрязиным, а улица известна как Варьская уже в XV в., то есть за сто лет до основания церкви. Существует версия, что название улицы произошло от слова «варя», то есть «место, где варят» соль или напиток. Такие вари были в Москве, это описано в исторических документах.

По другой версии, одноименная деревянная церковь могла стоять на улице задолго до нового строения Алевиза Фрязина, и от нее и произошло название улицы.

Улицу не раз переименовывали — то в Знаменскую по Знаменскому монастырю, то в Большую Покровку — по церкви Покрова Божьей Матери на Псковской горе, но все эти названия не прижились, и улица так и осталась Варваркой до наших дней.

Церковь Святой великомученицы Варвары, как мы уже говорили, была построена в 1514 г. при князе Василии III. Возводили ее на средства купцов-сурожан Василия Бобра, Федора Вепря и Юшки Урвихвостова — как считается, родных братьев. Кстати, именно по имени московского гостя Юшки назван нынешний Никольский, а прежний Юшков переулок, в котором стоит церковь Никола Красный Звон.

Чудотворный образ Святой Варвары, хранившийся в церкви, особо почитался торговцами — ведь Варвара, наравне с Параскевой Пятницей, считалась на Руси покровительницей торговли. Эта церковь была настолько популярна в Москве, что по ней в XVI веке была названа не только улица, но и угловая башня Китай-города — Варваринская.

Рядом с церковью располагалось подворье, подаренное Иваном Грозным англичанам в 1556 г. Так возник Английский двор, в котором останавливались английские купцы и послы и их семьи, а также располагались склады товаров. Однако уже в 1649 г. англичане были изгнаны из страны — формально из-за казни Карла: «…Великому Государю ведомо учинилось, что Англичане всею землею учинили большое злое дело, Государя своего Карлуса Короля убили до смерти», а фактически — в ответ на неоднократные жалобы русских купцов на конкуренцию со стороны англичан.

Дальше по улице, рядом с колокольней Знаменского монастыря, выделяясь своей лаконичностью и простотой, находится церковь Блаженного Максима Исповедника. Изначально во второй половине XIV в. купцами из Сурожа была возведена деревянная церковь Князей-страстотерпцев Бориса и Глеба. Но по-настоящему она стала известна только после того, как при ней в 1434 г. похоронили московского юродивого Максима Блаженного. Купцы-сурожане продолжали заботиться о храме и вскоре построили новое каменное здание, освятив главный престол во имя Преподобного Максима Исповедника. В 1698 г. церковь вновь была перестроена костромским купцом М. Шаровниковым и московским купцом М. Верховитиновым, и главный престол освятили именем Максима Блаженного, Христа ради юродивого. Мощи Блаженного Максима хранились в храме до самого его закрытия в 30-е гг. XX столетия — на особо устроенном возвышении под балдахином в серебряном ковчеге.

Если идти дальше по Варварке, то мы минуем территорию Знаменского монастыря, главное здание которого — Знаменский собор — возвышается за игуменскими кельями, построенными в 1676–1680 гг. Сам собор был возведен в 1679–1684 гг. костромскими зодчими Федором Григорьевым и Григорием Анисимовым. История монастыря и собора тесно связаны с семьей бояр Романовых. Двор Никиты Романовича и Захарьина-Юрьева, деда царя Михаила Федоровича Романова, после избрания Михаила Романова на царство стал называться «Старый Государев двор, что на Варварском крестце», и при нем была домовая церковь иконы Божьей Матери «Знамение», очень почитаемой в их роду. Именно на этом дворе и был основан Знаменский монастырь, которому в 1631 г. царем Михаилом Федоровичем была пожалована вся усадьба. Как считается, монастырь заложен в честь рождения наследника, будущего царя Алексея Михайловича.

Верхний храм Знаменского собора остался посвящен иконе Богоматери «Знамение», придел был освящен во имя Михаила Малеина — небесного покровителя царя Михаила Федоровича. Нижний храм Преподобного Сергия Радонежского имел предел Святителя Николая Чудотворца. Много реликвий в монастырь было пожертвовано патриархом Филаретом (Романовым) и инокиней Марфой — в миру Ксенией Романовой, супругой Филарета до их совместного пострижения. На престольный праздник в храм всегда прибывали царь и патриарх, выносились иконы, святая вода — народ видел, как царь любит свою родовую церковь. В 1674 г. после пожара мастером Мелетием Алексеевым были построены сводчатые «казенные кельи», где хранились денежные средства монастыря.

До нашего времени от монастырских построек сохранились только собор и братский корпус.

Если пойти по Варварке дальше в сторону Китайгородской стены, то мы вскоре встретим еще один замечательный храм, уцелевший (правда, не в своем первозданном виде) до нынешних времен. Это церковь Георгия Победоносца, «что на Псковской горе». Название местности появилось после завоевания Пскова, когда здесь поселилось несколько сотен семей псковичей. Пятиглавая церковь возникла в 1657 г. после сноса старой и на ее фундаменте во владении боярыни Марии Кошкиной-Голтяевой, тещи великого князя Василия II. Равный престол храма был посвящен Покрову Пресвятой Богородицы, а приделы — великомученику Георгию и святителю Петру, митрополиту Московскому. Также храм называли «что у старых тюрем» или «что подле Варварского крестца у тюрем» — между ним и Китайгородской стеной располагался Тюремный двор. А часть улицы, в которой находился храм, также звали Покровской — по главному престолу храма.

А на противоположной стороне Варварки, на углу с Никитниковым переулком, подле Варварских ворот раньше была церковь Иоанна Предтечи. Построил ее Филарет Никитич Романов в 1626 г. в память посвящения его в патриархи 24 июня 1619 г. У церкви имелся придел во имя Боголюбской Божьей Матери, чья чудотворная икона висела на Варварских воротах.

От Варварки вверх к Ильинке шли переулки, в которых и торговали, и держали склады. Всего переулков четыре: Хрустальный, Рыбный — по названиям товаров, которыми в них торговали, Никольский и Ипатьевский. Хрустальный переулок проходит между Средними торговыми рядами и зданием старого Гостиного двора. Средние торговые ряды тянулись по восточной границе Красной площади, сверху переходя в Верхние на Никольской улице, а снизу, соответственно, в Нижние — в Зарядье. Следующий переулок — Рыбный — проходит между зданиями старого и нового Гостиного дворов. О старом Гостином дворе мы говорили уже, когда беседовали об Ильинке: «Недалеко от крепости есть большой, обнесенный стенами дом, называемый двором господ купцов, в котором купцы живут и хранят свои товары». На месте нового Гостиного двора, архитектор которого, к сожалению, неизвестен, в допетровскую эпоху был «общественный Рыбный двор», состоящий из одноэтажных лавок, поставленных в два ряда параллельно переулку. Из-за рыбных лавок переулок и получил свое название.

Ипатьевский переулок сейчас перегорожен, из исторических зданий остались лишь те, что расположены на пересечении переулка с улицами Ильинкой и Варваркой. В здании № 12 в XVII в. находились палаты Симона Ушакова — знаменитого русского иконописца, картографа и рисовальщика, посвятившего свою жизнь развитию русского иконописного искусства.

В 22 года он поступил на государеву службу в Серебряную палату, где «знамения» предметы царской утвари, то есть разрисовывал их образами святых, например, или орнаментами. Спустя 15 лет службы Симон был переведен в иконописцы Оружейной палаты. Иконопись на Руси тогда переживала нелегкие времена. С одной стороны, она подвергалась влиянию со стороны иностранных художников, которых во множестве пригласил царь Иван Грозный после московского пожара 1547 г. А с другой — эти влияния встречали сильное отторжение Со стороны православного духовенства, считающего католические мотивы в изображении святых ересью. Нередки случаи изымания таких пиков из храмов и публичного выкалывания им глаз.

К счастью, начальником Оружейной палаты в то время был боярин Богдан Матвеевич Хитрово, сторонник «фряжских» тенденций в искусстве, привечавший в своем ведомстве иностранных рисовальщиков и иконописцев. Фряжской называлась иностранная традиция изображать святых на иконах с большим реализмом. Традиционная иконопись в то время переживала кризис, и сам царь Алексей Михайлович положительно относился к тому, чтобы придать древним сюжетам большую живость. Именно Симон Ушаков руководил живописцами и сам отбирал их. Он был художником и ремесленником, чертежником и рисовальщиком, живописцем и иконописцем Около 1667 к Ушаков опубликовал трактат о живописи под названием; «Слово к люботщателям иконного писания», в котором, в том числе, объяснял необходимость нового подхода. Благодаря ему русская иконопись возродилась в новом, обновленном обличи и — переоценить вклад этого человека в русское искусство трудно. Мы можем только пожалеть, что не сохранились его палаты — место, видевшее расцвет иконописи в Москве и всей России.

Иконы Ушакова украшают церковь Троицы Живоначальной «что в Никитниках». Современный Никитников переулок назван по фамилии богатого ярославского купца Григория Никитникова. Изначально здесь стояла церковь великомученика Никиты «на Глинищах», но в 1626 г. она сгорела при пожаре, хотя икону великомученика удалось спасти. Вскоре после этого Никитников выстроил новую церковь во имя Живоначальной Троицы, при которой соорудил придел Никиты-великомученика. В этом приделе располагалась семейная усыпальница Никитниковых.

Церковь очень красива, это поистине жемчужина архитектуры, которой впоследствии подражали и в Москве, и в других городах. Пятиглавая, поставленная на высокий подклет, декоративно оформленная и нарядно покрашенная, она была видна издалека и считается одной из прекраснейших церквей в Москве. Кроме придела Никиты, при церкви были еще приделы Святого Николая — северный, Апостола Иоанна Богослова и Грузинской иконы Божьей Матери, по которому часто называют и саму церковь. Икона была привезена из Грузии в 1629 г. — по легенде, ее выменял церкви Степан Никитников, брат строителя церкви, для Красногорского монастыря, а во время «морового поветрия» (чумы) в 1654 г. эту чудотворную икону привезли в Москву и поставили в Троицкой церкви. Тогда же были закончены росписи внутреннего убранства храма.

Впоследствии в церкви остался свиток иконы. Церковь вообще богата иконами — для нее в 1659 г. Яков Казанец, Симон Ушаков и Гаврила Кондратьев написали икону «Благовещение с акафистом», также Симоном Ушаковым были написаны иконы «Великий архиерей», «Богоматерь Владимирская» или «Насаждение древа Государства Российского».

Заканчивая разговор о Варварке, вспомним, что в старину здесь, близ Варварских ворот, находился Аптекарский двор — особый склад лекарственных трав, собранных для лекарственных надобностей.

Зарядье

За Варваркой вниз к Москве-реке начинается район Зарядья, распространявшийся между Москворецкой улицей, соединяющей собор Василия Блаженного и Москворецкий мост, и Китайгородской стеной. Стена Китай-города, отделявшая Зарядье от реки, была построена в 1534–1538 гг.

В древности этот район назывался Подолом, или Поречьем — название Зарядье закрепилось за ним только в XVI в. после того, как на Красной площади построили торговые ряды. Заселение же его началось еще в XI–XII вв. — в то время в Поречье селились в основном ремесленники, и только в XV–XVI вв., с развитием торговли, здесь появились палаты бояр и подворья иностранцев.

Само Зарядье по своей планировке сильно отличалось от остальной части Китай-города — казалось бы, оно все состоит из мелких построек, налепленных вдоль кривых и извилистых переулков. С Варварки вниз шли Зарядьевский переулок, вдоль которого располагались торговые помещения — так называемые Нижние ряды, Малый Знаменский (переименованный впоследствии в Максимовский), Псковский, на углу которого находились постройки Знаменского монастыря, образовавшие целый квартал и давшие имя обоим Знаменским переулкам, и Кривой переулок, идущий к набережной Москвы-реки. Пересекали их — параллельно Варварке — Мытный, Большой Знаменский (потом Елецкий) и Ершов, названный по фамилии одного из домовладельцев. Обычно в Зарядье строили двух-, редко трехэтажные дома, с маленькими окнами и тесными комнатами, вход в которые был с пристроенных со стороны улицы галерей-«галдареек». Чем только не торговали тут: пряностями, воском и церковными свечами, мылом, веревками, рогожами, бумагой; на углу Москворецкой улицы у Москворецкого моста стояли лавки, продающие живую рыбу. Вдоль набережной торговали хлебом. А еще в Зарядье продавали готовое платье, и особенно бойко торговля шла перед Святой неделей, перед Рождеством и поздней осенью, когда требовалась теплая одежда. Не брезговали продавать и «заштукованные» вещи. «Штуковать» тогда означало так тщательно зашивать прорехи, что даже при пристальном разглядывании невозможно было определить, что ткань повреждена. Мастера-портные, что занимались этим, так и звались — штуковальщики.

Главной улицей Зарядья была возникшая в середине XV в. Великая, или Большая улица, которая шла вдоль берега Москвы-реки от Константино-Еленинских ворот Кремля до пристани. Уже тогда она была замощена деревянной мостовой и имела целую систему дренажных сооружений, состоявшую из разных видов деревянных труб и каналов, отводивших воду от улицы как в реку, так и в овраг, находящийся в ложбине берега в противоположной от реки стороне. Одно это свидетельствует как о высоком хозяйственном развитии Москвы — много лучшем, чем у современных ей европейских столиц, так и о важном значении Великой улицы в жизни города.

После постройки Китайгородской стены улица заканчивалась в углу, образованном стенами, где находилась церковь Зачатия Анны. Поэтому позднее ее переименовали сначала в Зачатскую (в середине XVII в.), а затем в Мокринский переулок по церкви Николы Мокрого. Этот святой испокон веков считался покровителем странников и путешественников, в том числе и передвигающихся по воде (сам Николай иногда изображался с мокрыми волосами, так как сильно было поверье, что сам святой может встать у штурвала и спасти тонущий корабль), поэтому церковь символизировала окончание речного пути в Москву. Церковь построила супруга окольничего Евдокия Авраамовна Чурикова в память о кончине своей дочери Ненилы. Престол Святого Николая, расположенный в подклети, освятили в 1695 г., а верхний престол Покрова Богородицы — в 1697 г. Собственно, название церкви и звучит как Покрова Пресвятой Богородицы, а Николы Мокрого — ее простонародное имя.

Название «Мокрый» — это не следствие того, что церковь стояла на Подоле, то есть мокром заливном лугу. В названии некоторых русских церквей это отсылка к христианской легенде «чудо о некоем детище» — дескать, однажды на Днепру невнимательные, хотя и благочестивые родители уронили в воду младенца. Они так пылко молились о спасении дитяти, что живой и невредимый, но совершенно мокрый младенец явился в Софийском соборе рядом с иконой святого Николая. По этому происшествию версия иконы стала называться Никола Мокрый. А напротив места, где ребенок утонул, в Киеве построили церковь Николы Набережного.

Также церковь нередко называли Никола Водопоец, так как Подол иногда еще называли Водопольем.

Вспомним еще одну древнюю церковь, к счастью, сохранившуюся до наших дней. Это храм Зачатия Анны, «что в Углу», находящийся теперь за бывшей гостиницей «Россия» на набережной. Впервые церковь была упомянута в летописях в 1493 г., а до этого не упоминалась, что позволяет думать, что и выстроена она была примерно в то же время. Упоминание это относится к очередному московскому пожару, начавшемуся от свечи в церкви святого Николая на Песках — именно записи о пожарах чаще всего помогают нам узнать правду о городской застройке тех времен. Итак, летописец писал: «Из города торг загорелся и оттоле посад выгорел по Москву-реку до Зачатия на Востром конце и по Васильевский луг, и по Все Святые на Кулишках… а летописец и старые люди сказывают: как Москва стала, таков пожар на Москве не бывал». После постройки Китайгородской стены в 1538 г. церковь оказалась заперта в углу при повороте стены Китай-города от Москвы-реки к Варварским воротам, в Кривом переулке. От этого она прозвалась «в Китай-городе, в углу», или «что у городовой стены в углу», а еще ее называли «за Соляным рядом», в «зарядье» или «на Варварском крестце», который простирался до нее.

Во время пожара 1547 г. каменная уже церковь не сгорела, а была незначительно повреждена и отремонтирована и заново украшена самим царем Иваном Васильевичем. Тогда в нее была помещена икона Одигитрии Божьей Матери, принадлежащая до сих пор подьячему Третьяку Теплому. Дом подьячего сгорел, но икона чудом уцелела. Вообще же за свою долгую жизнь церковь перестраивалась не раз — в 1611 г. она снова погорела, и снова была восстановлена царем Михаилом Федоровичем. Со временем был возведен придел Святого великомученика Мины, а при царе Алексее Михайловиче — придел Святой великомученицы Екатерины в честь рождения его дочери Екатерины в 1658 г.

Эта редкая, сохранившаяся до нашего времени белокаменная церковь — одна из древнейших в Москве, она дает нам возможность воочию увидеть историю, прикоснуться к ней, почувствовать то, что чувствовали наши далекие предки, молясь в этом храме, пережившем так много исторических событий. Среди его колоколов до сих пор находится колокол «Амстердаликий», пожертвованный князем Дмитрием Пожарским для поминовения своих родителей.

На левой стороне Москворецкой улицы в старину находилось знаменитое учреждение — Мытный двор, своего рода Московская таможня. Казна в те времена собирала налоги и с того, что покупалось, и с того, что продавалось, и только царь Александр Михайлович в своей Уставной грамоте, изданной 30 апреля 1654 г., повелел: «Проезжих пошлин и мытов не имать». Само название «Мытный» и происходит от слова «мыт», то есть пошлина, и «мытник», то есть сборщик податей. Через Москворецкие ворота, рядом с которыми и стоял Мытный двор, товары въезжали в Китай-город, здесь их осматривали и принимали решение о разрешении либо об отказе в ввозе. При Мытном дворе имелась так называемая Животинная площадка, где собирали налоги со скота, птицы, саней, телег и пр. В лавках Мытного двора торговали мясом.

Белый и Земляной города

В XV в. территория за Китай-городом была слабо заселена. Здесь были неудобные для жилья места. Большая территория на северо-западе принадлежала Новинскому монастырю, остальное было занято полями и лугами. За город переселились подальше от разраставшихся посадов ремесленники, имевшие дело с огнем, — гончары и кузнецы. Там же появилось несколько небольших монастырей. Во второй половине XVI в. были отстроены и расширили свою территорию московские посадские слободы, построены новые укрепления: сооружены стены и башни Белого города, шедшие по линии современного Бульварного кольца. В 1586 г. царь Федор Иванович повелел «на Москве сделать град каменный, дать ему имя царев Белый каменный город». Руководил строительством выдающийся зодчий Федор Савельевич по прозвищу Конь. Нижние части этой крепости сооружали из белого камня, а верх — из кирпича, по внешней стороне шел ров. Белый город, или Большой посад, был привилегированным местом для поселения — его жители были освобождены от налогов, в отличие от жителей Китай-города, считавшихся уже жителями столицы. Посад, разраставшийся за стенами Белого города, после нападения на столицу хана Казы-Гирея в 1591 г. был укреплен земляным валом с деревянными стенами и 50 башнями — Скородомом, или Деревянным городом (впоследствии — Земляной город), шедшим по линии современного Садового кольца. Атака захватчиков была отражена, но необходимость укрепления столицы стала очевидной. Кроме того, строительство стен призвано было успокоить народ и снизить социальную напряженность — неурожай, дороговизна и тревога чувствующих себя в небезопасности людей могли привести к бунту. Строительство Деревянного города было закончено в 1593 г., деревянные стены постепенно заменялись каменными. Москва приобрела ту радиально-кольцевую планировку, которая сохранилась в ней и теперь: сходящиеся к Кремлю улицы, пересекаемые кольцами укреплений.

Политические события начала XVII в. и пребывание в Москве польских войск нанесли городу огромный ущерб. Московский посад за пределами Китай-города был сожжен, в самом Китай-городе и Кремле многие постройки были повреждены и разграблены.

21 февраля 1613 г. на престол был избран первый царь династии Романовых — Михаил Федорович. В течение 10–12 лет после его избрания Москва не только была восстановлена, но и разрослась, выйдя за черту Земляного города. Вдоль дорог, протянувшихся из Москвы в разных направлениях и впоследствии ставших улицами, появились слободы: Дорогомиловская ямская, Кудринская, Новинская, Тверская ямская, Сущевская, Напрудная, Переяславская ямская, Алексеевская, Греческая, Рогожская ямская, Кожевническая, Семеновская, Воронцовская и Коломенская ямская. Запад продолжал заполняться усадьбами бояр и дворян; здесь же были расположены большинство дворцовых обслуживающих слобод, а ближе к валу и вдоль больших улиц находились стрелецкие, которых насчитывалось во время правления Федора Алексеевича уже более 30 и в которых жили до 20 тыс. военных людей с семьями. На востоке преобладали ремесленные слободы. Население Москвы с 80 тыс. человек (в годы «смутного времени») выросло до 200 тыс. человек. Значительную часть населения составляли приходское духовенство и монахи.

Пройдемся же по улицам Москвы на территории древних Белого и Земляного городов, вспомним их историю и поищем то, что сохранилось. Начнем мы с запада, с района Хамовники.

Пречистенская набережная идет по левому берегу реки Москвы от Большого Каменного моста мимо храма Христа Спасителя до Крымского моста. В древности эта местность называлась Остожьем (от слова «стог») и была практически не застроена — здесь находились выпасы и луга для заготовки сена. В XII–XIII вв. по берегу шла большая дорога из Киева и Смоленска в Ростов Великий, Суздаль и Владимир. На ней, у современного Хилкова переулка, лежало небольшое село Киевец, населенное, как явствует из названия, киевлянами. В XVII в. от села к реке раскинулся Остоженный конюшенный двор, а на месте современного Соймоновского проезда находился Лесной ряд, где торговали сплавленным по реке лесом и, соответственно, дровами. В течение XVII в. Остожье приобретало все более городской вид, появились современные переулки.

Улица Остоженка начинается от площади Пречистенских ворот, а заканчивается у Крымских ворот. Эта древняя улица тянулась параллельно берегу Москвы-реки к Лужникам, а там по броду выходила на старый смоленский путь. Ближе к центру улицы стоял с XIV в. по 1547 г. Алексеевский женский монастырь, который после пожара находился где-то еще, а в 1571 г. переселился сюда. На его месте в 1584 г. был выстроен новый женский монастырь — Зачатьевский, поставленный царем Федором Ивановичем и его женой царицей Ириной в надежде, что Бог даст им наследника. Свое название он получил от церкви Зачатия Анны, не сохранившейся до нашего времени. В 1612 г. недалеко от Зачатьевского монастыря польские войска гетмана Хоткевича пытались прорваться в Кремль, но здесь находился стан князя Пожарского и захватчики были отброшены. До наших времен от монастыря сохранились только надвратная церковь Спаса, построенная в конце XVII в., и фрагменты стен.

Пречистенская улица появилась в начале XVI в. как дорога от Боровицкой башни Кремля через реку Неглинную и ручей Черторый через Чертольские ворота Земляного города по Девичьему полю к Новодевичьему монастырю. Тогда улица называлась иначе: Черторье, Чертолье, Чертольская, Большая Чертольская — по наименованию здешней местности (Чертолье) и ручья, но была переименована царем Алексеем Михайловичем в 1658 г., так как Новодевичий монастырь славился чудотворной иконой Смоленской Пречистой девы.

Новодевичий монастырь, изначально называвшийся Богородице-Смоленским, был построен в 1524 г. Василием III по обету — в честь возвращения Руси Смоленска в 1514 г. Со своего основания монастырь был частью оборонительного пояса Москвы. Во все времена обитель эта становилась прибежищем женщин из царской семьи и знатнейших боярских родов. В 1598 г. именно здесь был «призван на царство» Борис Годунов. В 1689 г. в монастырь была заточена царевна Софья, что и ознаменовало начало петровской эпохи. В монастыре же высокородных жительниц и хоронили.

Со времен опричнины Ивана Грозного на Пречистенке строились в основном палаты знатных людей, и к концу XVII в. они вытеснили многие дворы слобожан.

Итак, мы подошли к самой, пожалуй, известной улице Москвы — средоточию старины. Это Арбат.

Название известно с 1493 г. — как это часто бывает, из записей о пожаре, — именно здесь от оставленной в церкви Николы на Песках свечки начался пожар, в котором сгорело пол-Москвы.

Существует несколько версий происхождения слова «Арбат». Возможно, это переделка слова «горбат», то есть холмистая местность, или татарское слово «арба». Считают также, что это может быть арабское слово, означающее «пригород», а к нам оно попало от купцов из Сурожа, торговавших с восточными странами. Как бы то ни было, слово прижилось, и им называли не только улицу, а всю местность.

В XV–XVI вв. по Арбату проходила очень оживленная Смоленская дорога, ставшая еще более значимой после возвращения Смоленска Москве в 1522 г. Для защиты от наших восточных соседей уже в XVI в. на Арбате было поселено два стрелецких полка, а в XVII в. появился и третий. Тогда же на улице жили плотники, серебряных дел мастера и работники Денежного двора.

Поднимемся вверх по Арбату и перейдем на Поварскую улицу. Еще в XII–XIV вв. эта улица называлась Волоцкой дорогой и, продолжая Знаменку, начинала очень важную для столицы дорогу к Великому Новгороду и Волоколамску. Название Поварская пошло с XVII в., когда на улице селились повара из штата Сытного дворца (по данным 1573 г., их было почти 500 человек повара, хлебники, скатертники). Отсюда и пошли названия улиц и переулков между нынешним Новым Арбатом и Большой Никитской; Поварская улица, Хлебный, Скатертный, Столовый, Ножовый переулки. В XV–XVI вв. дорога на Новгород «переехала» на Большую Никитскую, но цари и бояре продолжали ездить в Новгород и обратно по Поварской — улица была своего рода «правительственной трассой». При Иване Грозном и опричнине Поварская заселялась дворянами, палаты которых располагались вперемешку с дворами поваров.

Древнейшее здание на улице — храм Симеона Столпника, или церковь Введения во Храм Пресвятой Богородицы на Дехтярном огороде, что у Арбатских ворот, иначе именуемая Введенской — по своему главному престолу. Каменный храм был построен в 1676 г., а деревянная церковь упоминается еще в 1625 г. По преданию храм велел построить Борис Годунов, который венчался в праздник святого Симеона и, вероятно, хотел увековечить такой важный для себя день, заложив церковь.

Интересно, что на колокольне этого храма было два колокола работы знаменитого мастера Федора Дмитриевича Моторина.

Теперь же взглянем на соседнюю улицу — Большую Никитскую. Как мы помним, дорога на Новгород с Поварской улицы переместилась в XV–XVI вв. сюда. Образовавшаяся в начале дороги улица стала именоваться Волоцкой, или Новгородской.

Улица эта была застроена в конце XVI в. — тогда она начиналась у Мерзляковского переулка, где между ними и Никитскими воротами в стене Белого города была площадь со рвом перед крепостной стеной. По рву протекал ручей Черторый, берущий начало у Патриарших прудов. В 1627 г. на этой площади был построен Федоровский Смоленский Богородицкий мужской монастырь.

Обитель была поставлена по распоряжению патриарха Филарета, церковь Феодора Студита стала соборной. На самом деле главный престол храма был посвящен иконе Смоленской Божьей Матери, а церковь Федора — придел, но именно по нему и назвали монастырь.

В XVII в. в монастыре устроили первую больницу для бедных, и он стал называться также больничным.

С Большой Никитской легко попасть на Спиридоновку — улицу, получившую свое название по местному храму Святого Спиридона. Сейчас на месте церкви жилой дом. Нам остается только сожалеть об этом, ведь церковь была единственным храмом Спиридона в Москве, и был там чтимый чудотворный Образ св. Спиридона с частицами мощей. Главный престол слободской церкви освятили во имя Рождества Пресвятой Богородицы, а приделы — во имя св. Николая Чудотворца и св. Спиридона.

Улица появилась в середине XVI в. при Иване Грозном, а до этого здесь было так называемое Козье болото — пустынная заболоченная местность. В XVII в. вокруг церкви Спиридона разрослась Патриаршая слобода.

По Спиридоньевскому переулку перейдем на Малую Бронную. Название ее произошло от Бронной слободы, некогда располагавшейся в этих местах, — в слободе жили бронники, мастера — делающие металлическое оружие и броню. В XVII в. бронники превратились в кузнецов, оружейников и прочих мастеров, частично расселились, а название так и осталось за улицей. Любопытно, что Малой улица зовется потому, что прилегает к Большой Бронной. Казалось бы, что тут необычного — маленькая улица ответвляется от большой. Но все дело в том, что Большая Бронная заметно короче Малой.

Отгадка проста: еще сто лет назад Большая Бронная была вдвое длиннее Малой, но история распорядилась таким курьезным образом.

И вот теперь, вдоволь нагулявшись, мы встречаемся с главной улицей столицы — Тверской. Богатая, праздничная, полная людей и магазинов — такой Тверская была с самого своего основания и до наших времен.

Дорога из Кремля в Тверское княжество впервые упоминается с XIV в. — с тех пор Тверская первая во всем. Например, именно на ней устроил пир только что принявший престол Иван Грозный. По ней через века после правления Ивана Васильевича пустят первый дилижанс. На ней испокон веков селилась знать и строились самые богатые лавки. С XVII в. на ней также стояли дворы Стрелецкой слободы с церковью Благовещения. В это время улица была местом парадных въездов в Москву иностранных посольств. Разве не такая же она сейчас?

Другой важной дорогой в древней Москве была дорога на Дмитров. До XVI в. она проходила по тракту Малой Дмитровки, но после закрытия Дмитровских ворот в стене Белого города дорога (как и улица) свернула к Тверским воротам. В XVI в. рядом с дорогой стоял поселок воротников, сторожей при воротах Кремля и Китай-города, а на другой стороне улицы — дворы большой Дмитровской слободы, находившейся на современной Большой Дмитровской улице, по которой тогда продолжалась Дмитровская дорога к центру города. Торговая дорога обогащала жителей Малой Дмитровской слободы, и число ее дворов за XVII в. выросло в пять раз.

Здесь расположена церковь Рождества в Путинках, построенная с 1639 по 1652 гг. на месте деревянной церкви. И сама церковь, и придел Неопалимой купины богато декорированы специально формованным кирпичом.

Улица Петровка, с которой мы познакомимся следом за Дмитровкой, упоминается в летописях с XVII в. Имя ее произошло от Высоко-Петровского монастыря, появившегося еще в конце XIV в., а точнее, в 1377 г. Монастырь располагался на «высоком» берегу Неглинки, отсюда и его название. До нашего времени сохранились древний храм Святителя Петра Митрополита, построенный в 1514 г., и собор Боголюбской иконы Божьей Матери, возведенный в 1684 г, а также более поздние, но не менее исторически ценные церкви и сооружения.

Оставим древние стены монастыря и продолжим наше путешествие по улицам Москвы — на этот раз отправимся на север и запад.

Современный Цветной бульвар в допетровскую эпоху не существовал. Там, где он сейчас проходит, текла река Неглинная, на берегу которой, как мы помним, стоял монастырь. Так что начнем наше путешествие по Мещанскому району с Большой Лубянки. Название района произошло от Мещанской слободы, населенной в древние времена поляками и литовцами. «Горожане» по-польски — «месчане», то есть мещане.

Раньше тут шла дорога в северные земли Руси, во Владимиро-Суздальское княжество, Ярославль. По этой дороге шли паломники в Троице-Сергиев монастырь, к преподобному Сергию, за что и называли ее зачастую Святой дорогой.

Название «Лубянка» известно из летописей с 1480 г. и произошло от Новгородского района Лубяниц. Новгородцы в то время по разрешению Ивана III селились в Москве, именно там, где сейчас расположена Лубянская площадь. Улица, идущая от этой площади, до XIX в. называлась Сретенкой, так как на ней находился Сретенский монастырь.

Сам монастырь был построен в 1397 г. князем Василием! на Кучковом поле. Тогда случилось чудо, спасшее Москву от Тамерлана: 26 августа 1395 г. крестный ход, который возглавлял святитель Киприан, встретил чудотворную икону Владимирской Божьей Матери, и Тамерлан свернул с пути, не тронув Москву. На месте сретения (встречи) иконы и был основан монастырь.

Увы, того древнего монастыря уже нет, он неоднократно перестраивался, до нашего времени сохранился только собор монастыря, возведенный в 1679 г. по приказу царя Федора Алексеевича.

Мясницкая улица известна с XV в. Название у нее говорящее, так что мы без труда можем догадаться — на Мясницкой стояли дворы и лавки мясников. Изначально здесь была Мясницкая слобода, а городская улица сформировалась после строительства церкви Успения Пресвятой Богородицы, что на Бору, которую называли еще Гребневской — в ней находилась Гребневская икона Божьей Матери.

И в конце нашего путешествия заглянем в древний район Заяузье — сейчас здесь проходит улица Таганская. Слово «Таганка» предположительно татарского происхождения, и «таган» означает железный треножник, который использовали в качестве подставки под котлы. Соответственно ремесленники, делающие таганы, образовали Таганскую слободу. В XVI в. здесь же Борис Годунов устроил Рогожскую ямскую слободу, где жили ямщики, обслуживающие дороги на Казань, Владимир и Нижний Новгород.

Через этот район шли две дороги: Владимирская и Коломенская. На Владимирской стоял Спасо-Андроников монастырь. Основан он был в XIV в. по приказу митрополита Алексия по обету, данному им после спасения во время бури при возвращении из Константинополя в Москву. Соборный храм Спаса Нерукотворного был расписан самим Андреем Рублевым вместе с Симеоном Черным.

Южнее располагался Симонов монастырь, также выстроенный в XIV в., а неподалеку — Спасский монастырь. Вокруг монастырей селились ремесленники, обеспечивающие и монастыри, и Москву. Отсюда и название слобод и улиц — Котельническая, Гончарная, Каменщики. Наиболее богатой была Гончарная слобода, разросшаяся вокруг церкви Николы Мученика.

Часть Семеновской слободы ремесленников выселилась в XVII в. за Таганские ворота, образовав в начале Коломенской дороги Семеновскую (нынешнюю Таганскую) улицу.

Теперь, когда мы прошлись по улицам древней Москвы, нам осталось познакомиться с еще одним интереснейшим районом Москвы.

Замоскворечье

Замоскворечье — один из древнейших районов Москвы, его история начинается в XIII в., когда по дороге, впоследствии названной Ордынской, возили дань к Золотую Орду. Тогда вдоль этой дороги начали селиться люди — и русские, и выходцы из Орды. Местность тогда была дикой, кремлевская гора была покрыта бором, о чем сейчас напоминает лишь название древней церкви Иоанна Предтечи «что под Бором», здесь, к югу от Москвы, были заливные луга и озера, о существовании которых говорят Озерковская набережная и Озерковский переулок. Низину часто затопляло во время паводков, отчего местность долго называлась Болотом, да и поныне существуют Болотная набережная и Болотная площадь. Вообще Замоскворечье как никакой другой район Москвы богато историческими названиями, доносящими до нас память о прежних временах. Например, слово «Раушская» (Раушская набережная) произошло от «ровушки» (так называли рвы, которые выполняли дренажную функцию в болотистой местности за Москвой-рекой), а Балчуг — это татарское «балчык» («грязь, глина»). Улицы Полянка (от полей) и Лужниковская (от лугов, теперь эта улица носит название Бахрушина) тоже остались с тех времен.

Заречье, как называли тогда эту местность, возникало вдоль берега Москвы-реки и дорог, идущих на юг и юго-восток. Кроме Ордынки, эти дороги в дальнейшем стали улицами Пятницкой, Новокузнецкой, Татарской и Якиманкой. Все эти дороги сходились у брода, ставшего потом Большим Каменным мостом.

Первое упоминание о Заречье в документах относится к летописи 1365 г. Заречьем тогда называлась тонкая полоса земли на противоположной от Кремля стороне реки — эту территорию заселили раньше всего. Развитие и заселение Заречья тесно связаны с развитием в то время Кремля, Китай-города и Большого Посада. После возведения Китай-города «живой» мост через реку передвинулся к Москворецким воротам. Торговля в городе распространялась, вслед за ней перемещались и переправа через Москву-реку, и, соответственно, торг в Заречье. Бывшие основные улицы становились внутренними, появлялись новые, строились дома. От этого внутренняя структура Заречья, несмотря на равнинный характер местности, становилась все более запутанной.

Территория между Москвой-рекой и Водоотводным каналом была более стабильной — ей некуда было двигаться в силу островного положения — и делилась на три крупных района, полностью застроенных к концу XIV в. В древности эта местность имела очень важную роль обороны столицы в случае вторжения со стороны юга и юго-востока.

Именно отсюда начался пожар 1493 г., перекинувшийся через реку и причинивший огромный ущерб Кремлю. После этого случая государь велел снести все строения напротив Кремля на отмели, очистить территорию и заложить тут Государев сад. С тех пор местность эта называлась Садовники (вплоть до 1701 г.) и состояла из трех слободок Верхние, Средние и Нижние Садовника Между слободами в районе Балчуга образовалась площадь, где были построены общественные бани, а при Иване Грозном, по преданию, появился первый в Москве кабак Улиц и переулков в слободках сначала не было, их роль исполняли «ровушки» — дренажные канавы, прорытые к реке и помогавшие бороться с затоплением во время паводков.

Южнее старицы Москвы-реки (Водоотводного канала) в то время уже основалась Кадашевская слобода, выросшая из села Кадашева в XIII–XIV вв. Впервые ее упоминание мы находим в духовной грамоте Ивана III в 1504 г. По одной версии, название села и, соответственно, слободы произошло от слова «кадь», «кадка», то есть бочка — имеется в виду, что жители села были бочарами. К слову, достоверно известно, что в селе этом жили ткачи, а вот жили ли здесь бочары — неизвестно. По другой версии название происходит от слова «кадаш» — это древнетюркское слово означает «член общины», «товарищ», Ткани изо льна и конопли, вытканные в слободе, пользовались спросом как в Кремле, так и в других городах Руси и даже других странах. В конце XVII в. на средства местных ткачей была возведена церковь Воскресения в Кадашах (сейчас — в Кадашевском переулке) — один из красивейших храмов Замоскворечья.

Впервые этот храм, известный тогда как «Воскресения что на Грязех», упоминается уже в 1493 г. в грамоте боярина Ивана Юрьевича Патрикеева. В 1657 г. его перестроили, храм стал каменным, а в 1695 г. на его месте возвели новую церковь Воскресения Христова — «что в Кадашах». В том же году к храму пристроили высокую колокольню. Возвели церковь на средства богатых купцов Кондрата Марковича Добрынина и сына его Лонгина. Предполагается, что архитектором был С Турчанинов, сподвижник патриарха Никона, завершивший после его смерти начатый им Воскресенский собор в Ново-Иерусалимском монастыре. Внешнее и внутренней убранство храма было очень богатым и содержало много архитектурных новшеств.

Рядом с Кадашевской слободой была слобода овчинников с церковью Михаила Архангела. Храм известен с середины XVI в, в 1612 г. был перестроен на каменный и освящен во имя Покрова Богородицы. В 1665 г. был немного расширен, и тогда же возвели придел Михаила Архангела, по которому храм известен и сейчас. К счастью, он сохранился, и мы всегда можем полюбоваться на него в Овчинниковой переулке.

Чуть дальше располагались слободки, выросшие вокруг дорог на Серпухов и Тулу — толмачей (переводчиков), ордынцев (перевозчиков дани татарам), Казачья слобода и слободки кожевенников, а также Татарская слобода — поселение казанских и нагайских торговцев, потомственных овцеводов и знатоков лошадей, которыми они торговали, а пригнанный для продажи скот пасли на ближних лугах у озерков. Постепенно слободы разрослись и сомкнулись, утратив свою обособленность.

Чем сильнее становилась Москва, тем меньше была угроза нападения на нее — с древности Заречье было самым слабым местом в обороне Москвы, и неудивительно, что даже постройку кремлевской стены начали в 1485 г. с Тайнинской башни, обращенной к Заречью. А чем меньше была угроза, тем быстрее развивались и активнее заселялись эти места. Именно с Заречьем одна из легенд связывает окончательное освобождение страны от татаро-монгольского ига. В местности, позднее названной «Болвановка», или «Болвановье», великий князь Иван III встретил послов золотоордынского хана Ахмата и отказался платить ему дань.

На границе XV–XVI вв. появилась Пятницкая улица, соединявшая «живой» (сейчас Большой Москворецкий) мост с церковью Параскевы Пятницы. Пятницкий храм располагался в центре Ленивого Торжка, или Ленивки — небольшого торга, где товары продавали прямо с возов. Отсюда Пятницкую нередко называли Большой Ленивской Мостовой. Подобные торжки известны с глубокой древности и возникали, как правило, у границы заселенной территории, «на всполье», при дороге, где был простор для скопления множества телег. Так случилось и в Заречье: Ленивый Торжок образовался на свободной территории. Недаром храм Параскевы называли еще «Проща», то есть околица, место прощания. От Торжка шла дорога на Коломну и Рязань, ставшая со временем Новокузнецкой улицей. Название Ленивка продержалось в Москве до самого XVIII в., часто используясь в качестве синонима Пятницкой улицы. А еще Пятницкую иногда называли Хорошей улицей. Ленивый Торжок в Заречье имел свою специфику и неповторимый колорит, отличающий его от других Торжков. Произошло это из-за большого количества ордынцев и близости Татарской слободы. Даже в наше время на бывшем Пятницком рынке традиционно торговали кониной.

Вспомним, что Параскева Пятница покровительствовала не только путешественникам, но и торговцам, и особо почиталась на Руси. Нередко храмы ее ставили у больших дорог. В церкви хранилась чудотворная икона святой и умело вырезанный деревянный иконостас — оттого храм был очень любим. К сожалению, в 1934 г. его снесли.

В течение XVII столетия Пятницкая становится одной из важнейших магистралей Замоскворечья, продолжаясь до Серпуховских ворот и главенствуя на восточной половине района, тогда как на западной основной улицей была Якиманка. Вдоль обеих улиц строили большое количество каменных зданий, принадлежащих, как правило, богатым купцам. Ордынка стала пограничной трассой между двумя половинами Заречья, что вполне закономерно — ведь еще в XV в. она разделяла Кадашевскую слободу и «Ордынцев» (Татарскую слободку, толмачей и людей, выполнявших поручения в Орде) между собой.

Параллельно Большой Ордынке отходила (и отходит сейчас) Малая Ордынка, оставшаяся от какой-то древней дороги и начинающаяся с нынешнего Климентовского переулка, где в XV а начинались «всполья». Это название добавлялось к церквям, построенным тут — так, появились церковь Георгия на Всполье (деревянная церковь известна с 1631 г.), разрушенная церковь Покрова в Ордынцах (на Всполье), церковь Екатерины на Всполье (известна с 1612 г).

Параллельно Новокузнецкой к мосту в районе Балчуга шла Татарская улица, выходящая к берегу старицы там, где сейчас проходит Большой Овчинниковский переулок, и оттуда поворачивала к «живому» мосту.

В XVI в. в Заречье стала возникать оборонительная система. Сначала в 1535 г. там поселился отряд «пищальников», выведенных из Пскова, затем — в 1550 г. — Иван 1]розный основал там систему стрелецких слободок с основным укреплением в острожке в Климентовским городке. Такой активный наплыв военных привел и к наплыву мирного населения, которое чувствовало себя в куда большей безопасности, а район еще долго назывался Стрелецкой слободой. Вдоль южной границы Заречья также располагались укрепления.

Вообще, своей оборонительной стены у Заречья не было, и защита его (и, соответственно, Кремля) была основана на так называемых «обозах», или «гуляй-городах» — мобильных крепостях с нарядами пушкарей, деревянными щитами и прислугой. Именно благодаря успешной обороне такими «обозами» Крымского брода (сейчас Крымского моста) в 1591 г. Москва защитилась от орды Казы-Гирея.

В 1591–1592 гг. возводят Скородом — Земляной вал, и это полностью определяет вовлечение Заречья в городскую среду и его дальнейшее развитие. До этого момента оно представляло собой хаотичные поселения-слободы с пустыми пространствами на месте болот и озер и с дорогами, отходящими от бродов в разных направлениях. Слободы жили в основном обособленно, со своим начальством, церквями и праздниками, теперь же Заречье становится городом, с городским характером застройки. Улицы меняют свои направления, так как ведут теперь к воротам в Земляном городе — Калужским, Серпуховским, Фроловским (на месте современной Павелецкой площади), а также воротам, где город покидали древние дороги Ордынка и Кузнецкая улица. Неосвоенные и пустые территории исчезли. В начале XVII в. в Нижних Садовниках, застроенных плотнее, чем другие слободы, появилась Садовническая улица, проходящая параллельно реке.

До XVII в. Заречье, за исключением храмов Иоанна Предтечи «что под Бором» и Георгия в Ендове, было полностью деревянным. От застройки остальной Москвы дворы тут отличались наличием больших садов и огородов. Именно с этой стороны Лжедмитрий напал на Москву — миновав Серпуховские ворота, он прошел все Заречье до самого Кремля. В 1612 г. на территории этого района велись активные боевые действия, здесь находился центр сопротивления полякам, и неудивительно, что территория сильно пострадала от захватчиков. Сгорели деревянные стены Земляного вала, пострадало множество строений, Заречье было полностью опустошено. 24 августа 1612 г. в ожесточенном сражении, развернувшемся на месте современного Климентовского переулка, войска Минина и Пожарского нанесли сокрушительное поражение польскому отряду гетмана Ходкевича, который прорывался к осажденным в Кремле полякам, что предрешило изгнание поляков из Москвы.

После этого началось восстановление Заречья: починили земляные насыпи, углубили ров по периметру укреплений, устроили бастионы. Развернулось активное каменное строительство, были построены новые и перестроены старые палаты и церкви. Из кирпича построили Серпуховские и Фроловские (Лужнецкие, Зацепские) ворота, Козьмодемьянский (Гилдянский) и Всехсвятский мосты, установили «живой» — наплавной (сейчас Большой Москворецкий) мост на месте старого брода.

Население заречья в XVII в. делилось на три больших группы, и это оказывало сильное влияние на планировку района. В первую очередь это были жители слобод — ремесленники, обеспечивавшие продукцией царский двор. Садовническая, Овчинная, Кузнечная, Монетчиковая, Кожевенная и Коломенская ямская слобода, жители которой занимались ямским извозом в Коломну, полукругом охватывали район. Второй группой поселенцев были купцы, которые с развитием торговли в Москве все чаще переселялись в Заречье, оставляя свои лавки и управляющих в Китай-городе. Ну, и третьей, последней частью населения были стрельцы, выполнявшие не только военные, но и полицейские функции, несущие караулы, занимающиеся тушением пожаров и просто торговлей.

А теперь, когда мы узнали об истории Замоскворечья, самое время взглянуть и на памятники, что оставили нам прошедшие: времена. Мы уже говорили о храмах Михаила Архангела и Иоанна Предтечи «что под Бором», о церкви Параскевы Пятницы в центре Ленивого Торжка. Но ведь были и другие замечательные храмы, и теперь самое время с ними познакомиться.

Церковь Горгия Победоносца в Ендове известна нам в 1612 г, когда она была возведена архиепископом Арсением Елассонским. Именно рядом с этим храмом стоял первый царев кабак, устроенный Иваном Грозным для опричников. Собственно, ему храм и обязан своим названием — «ендовой», или «яндовой», назывался большой медный сосуд для пива или меда. По другой версии, это слою расшифровывается как «ложбина» и говорит о низинном положении храма. В 1653 г. храм был полностью перестроен, и главный престол освятили в честь Рождества Богородицы. Однако в память о старом храме южный придел посвятили Георгию Победоносцу.

Храм Михаила и Федора Черниговских Чудотворцев, упоминаемый в летописях с 1625 г, по сути, являлся приделом церкви Иоанна Предтечи. Деревянный храм был перестроен в 1675 г. на каменный. Согласно легенде, его возвели на месте сретения святых мощей Черниговских чудотворцев, позднее перенесенных в Архангельский собор в Кремле. Михаил Черниговский и его приближенный боярин Федор были преданы пыткам и убиты в 1246 г. в ставке Батыя за то, что отказались пройти языческий обряд. После смерти их тела были брошены собакам, но, по преданию, чудесно сохранились и были выкрадены соратниками для захоронения. Оба были причислены к лику святых как мученики за веру.

Удивительно, что церковь Иоанна Предтечи, к которой был приписан храм, сейчас сама приписана к нему. Как порой причудливо поворачивается история!

И напоследок взглянем на еще одну известную церковь — храм Николая Чудотворца в Пыжах, расположенный на улице Большая Ордынка. Название церкви произошло от Богдана Пыжова, командовавшего стрелецким полком стольника Философова в середине XVII в. и давшего свое имя местности (Пыжовскому переулку). Стрельцы возвели этот храм на свои средства в честь своего заступника, Николая Угодника, не то в 1672 г., не то в 1657 г. Деревянный же храм был известен гораздо раньше.

Главный престол храма освящен во имя Благовещения, приделы же устроены в честь Антония и Феодосия Печерских и в честь святителя Николая, имя которого и закрепилось за храмом. Сама церковь построена «кораблем» — трапезная и колокольня расположены вдоль одной оси, с пятиглавым верхом, кресты украшены коронками, как это часто бывало в стрелецких храмах. Звон колоколов Николы в Пыжах славился на всю Москву и считался одним из самых благозвучных.

На этом мы расстаемся с Замоскворечьем, этим интереснейшим историческим районом, сохранившим в своей планировке, в названиях своих улиц и церквей всю историю становления нашей столицы с древнейших времен до современности. Ни один другой район не дает нам подойти к допетровской Москве так близко — ведь почти любой переулок тут самим своим названием расскажет о своем прошлом.


Оглавление

  • Предисловие
  • Разрушительная поступь истории
  • Пьедестал столицы — природный и рукотворный
  • Археологическая сокровищница Москвы
  • Живые свидетели древности
  • Рождение города
  • На Боровицком холме
  • Прекрасная корона столицы
  • Семья кремлевских башен
  •   Боровицкая башня
  •   Водовзводная башня
  •   Благовещенская башня
  •   Тайницкая башня
  •   Первая и вторая безымянные башни
  •   Петровская башня
  •   Беклемишевская башня
  •   Константино-Еленинская башня
  •   Набатная башня
  •   Царская башня
  •   Спасская башня
  •   Сенатская башня
  •   Никольская башня
  •   Угловая арсенальная башня
  •   Средняя арсенальная башня
  •   Троицкая башня, Троицкий мост и башня Кутафья
  •   Комендантская и Оружейная башни
  • Город в городе
  • Соборная площадь Кремля
  •   Успенский собор
  •   Церковь Ризоположения
  •   Грановитая палата и Святые сени
  •   Благовещенский собор
  •   Архангельский собор
  • На месте старых государевых хором
  • Личные апартаменты самодержцев. Теремной дворец, Верхоспасская площадка, Золотая решетка, Золотая Царицына палата
  • Благочестивые самодержцы. Верхоспасский собор, церковь Распятия, церковь Воскресения Словущего, церковь Св. Екатерины
  • Потешный дворец. Древняя Оружейная палата
  • Патриаршие палаты и собор Двенадцати апостолов
  • Прощаясь с Кремлем
  • Ежедневное чудо
  • Красная площадь
  • Китайгородские закоулки
  • Никольская — улица знаний
  • Ильинка
  • Варварка
  • Зарядье
  • Белый и Земляной города
  • Замоскворечье

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...