загрузка...
Перескочить к меню

Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России (fb2)

- Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России 3981K, 61с. (скачать fb2) - Алексей Николаевич Соколов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



А.Н. Соколов РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ ФЛОТАМ ИНОНОСЦЫ СССР И РОССИИ

Не худшее наследие царизма — эсминцы-новики на маневрах. На переднем плане — «Артем», за ним — «Володарский». Видны «Калинин» (справа) и «Карл Маркс» (слева). 1928 г.
Эсминец проекта 7У «Сообразительный». 1944 г.

Всем моим друзьям-соратникам и однодельцам, живым и уже ушедшим из жизни: С.А. Бевзу, С.С. Бережномуу В.А. Дубровскому, А.М. Коногову, Н.Г. Масловатому и уже не друзьям по ряду причин, но людям, долгое время бывшими рядом и продолжающим беззаветно любить флот В. Гурову, В.Н. Данилову, Е.И. Иванову, С.Р. Мягкову посвящаю эту книгу.

Автор
* * *

Прежде чем приступить к освещению содеянных в Советском Союзе миноносцев, следует хоть как-то попытаться классифицировать их типы и обосновать их дальнейшее развитие. Сам класс корабля впервые появился в Англии и получил название destroyer — истребитель. Имеющий сначала очень небольшое водоизмещение и предназначенный для обороны собственных баз, корабль начал быстро расти по водоизмещению, на него возлагались все новые и новые функции, вплоть до действий в составе эскадр в открытом море. К началу Первой мировой войны, а особенно в ее ходе сформировались два типа: первый — собственно миноносец, так как основным его оружием были самодвижущиеся мины-торпеды, для действий в зоне закрытых морей вблизи собственного побережья; второй — более крупный — эскадренный миноносец, предназначенный не только для охранения собственных эскадр, но и для набегов в составе больших групп на неприятельские эскадры во время боевого соприкосновения, что и было наиболее эффективно продемонстрировано в 1916 г. во время Ютландского сражения.

В период между двумя мировыми войнами данный класс кораблей бурно совершенствовался, еще больше делясь на подклассы. Увеличился калибр артиллерийских орудий, появились сдвоенные, строенные, четырех- и пятитрубные торпедные аппараты, увеличился калибр торпед, увеличилась и дальность их действия. В дополнение к миноносцам и эскадренным миноносцам появился подкласс лидеров, по идее, обязанных выводить в атаку эскадренные миноносцы и прикрывать их отход. Но он быстро угас, так как эскадренные миноносцы по водоизмещению и вооружению быстро догнали лидеры, а французские контрминоносцы (можно сказать — еще один подкласс) даже и перегнали. Апофеозом французских контрминоносцев стали «Могадор» и «Вольта», корабли водоизмещением почти 4000 т и вооруженные восемью 138-мм орудиями в четырех башнях и большим количеством торпедных аппаратов. По сути дела, это были уже крейсера со значительно расширенными функциями — эдакие минные крейсера с великолепной мореходностью и большим радиусом действия.

Разразившаяся Вторая мировая война отшлифовала данный класс корабля, расставив все по местам.

Эскадренные миноносцы постепенно превратились в «рабочих лошадок» флота, став по сути универсальными кораблями. Поскольку о лихих набегах на неприятельские эскадры никто уже и не мечтал, то видоизменялся и сам тип корабля. Здесь законодателями стали американцы. Сократилось количество торпедных аппаратов (остался один пятирубный), увеличилось количество артиллерийских орудий — как правило, три сдвоенных 127-мм универсальных башенных установки. На всех кораблях были установлены противолодочные бомбометы, в том числе и реактивные. Постепенно принимали на вооружение и противолодочные торпеды.

Немцев повлекло еще дальше. На свои эскадренные миноносцы они приспособили (тип 1936А и 1936А Mod) 150-мм орудия, в том числе и спаренные в башне в носу корабля.

Вторая мировая война выявила насущную необходимость появления еще одного типа — эскортного миноносца для охранения большого количества конвоев, идущих с небольшой скоростью, охранять которые можно и не такими скоростными кораблями, как эскадренные миноносцы. Это были корабли водоизмещением около 1500 т с сильным зенитным и противолодочным оружием и большим радиусом действия. Довольно многочисленный класс, но который следует отнести все-таки к сторожевым кораблям.

Так что, для определения типа советского эскадренного миноносца примеров было хоть отбавляй, а Вторая мировая война показала необходимость каждого типа корабля и его вооружения.

Мы же, как всегда, пошли своим путем. На пр. 1, 7, 7У и 38 останавливаться не стоит. О них написано достаточно много и славы они нашему флоту дали мало, поскольку за основу были взяты давно устаревшие итальянские проекты. Мало чем отличался и пр. 30. О пр. 30бис сам Николай Герасимович Кузнецов позднее признался, что «это была его самая большая ошибка», несмотря на то, что корабль был построен большой серией уже после войны, абсолютно без учета военного опыта.

Вся беда была в том, что Сталин абсолютно не желал строить трехбашенные эсминцы большого водоизмещения. И вообще многим было не понятно, для какой войны проектировались все корабли. Все это, видимо, делалось на дальнюю перспективу. Делалось бессистемно, без учета военных требований, из того, что было. Порой закладывалось и то, чего еще и не было (вооружение, оборудование). Военные моряки не участвовали в стратегическом планировании и жили обособленно, замыкаясь только на Сталина.

С другой стороны и Сталина можно было понять. До эскадр еще было ох как далеко, а для внутренних морей сгодились бы эсминцы и небольшого водоизмещения. Главное было готовить кадры. Вот только во Второй мировой войне этот флот особо не показал себя, а с 1943 г. Сталин вообще запретил большим кораблям выходить в море.

На долгие годы был выбран эдакий усредненный тип корабля: компактный, двухбашенный, с небольшой дальностью действия. Никаких малых эсминцев, никаких больших. Есть подозрение, что и в угоду промышленности. Строить серию кораблей значительно легче.

Был и еще один великолепный пример для подражания. Дело в том, что так называемая «миссия Исакова» в США в 1938 г. занималась не только возможностями проектирования линейных кораблей и поставки в СССР необходимого для флота оборудования, не производимого в стране, но и был заказан фирме «Джибби энд кокс» (а не «Гиббс», как у нас пишут в ряде изданий) проект эскадренного миноносца, который и был быстро реализован.

Так называемый «проект 1939 года». При водоизмещении 1800 т корабль был великолепно вооружен. На нем было шесть 127-мм орудий (в трех двухорудийных башнях), восемь 37-мм орудий, восемнадцать 12,7-мм крупнокалиберных пулемета и два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата. Эдакая классика. Решались вопросы о строительстве линкоров и миноносцев как в США, так и с их помощью на наших верфях.

А в конце 1939 г. в связи с нападением СССР на Финляндию, наша страна была с позором исключена из Лиги Наций. Со стороны США в том числе было наложено на СССР «моральное эмбарго». Все сотрудничество в военно-морской сфере было прекращено. Но ведь разработанные проекты остались.

Тайное сотрудничество вяло продолжалось, но это был уже совсем другой уровень.

И так продолжалось до нападения Германии на СССР.

Единственным положительным результатом, достигнутым в этот период, была закупка механической установки фирмы «Вестингауз» для доработанного проекта эсминца пр.30, получившего индекс 30А. Да и то, изготовление и доставка закупленных механизмов затянулась, а начавшаяся война поставила на всей работе крест. При эвакуации из Николаева часть оборудования была утрачена, реализовать пр. 30А не удалось и пришлось вновь корректировать проект, заодно повысив прочность корпуса и усилив зенитное вооружение.

Единственным кораблем, соответствующим мировому уровню на то время, построенным в довоенный период, стал лидер пр.20 «Ташкент», построенный в Италии фирмой «Орландо» для Советского Союза. Это было апогеем сотрудничества с фашистской Италией в области военно-морской тематики, которое началось в начале 30-х гг. с так называемой «миссии Бжезинского». Тогда была приобретена масса чертежей практически всех типов кораблей, заказана масса оборудования и вооружения и были куплены два сторожевых корабля для Дальнего Востока в 1935 г., названные впоследствии «Киров» и «Дзержинский».

При большом водоизмещении «Ташкент» был явно недовооружен, поэтому следующие три корабля, намечавшиеся к постройке уже в Советском Союзе должны были быть несколько видоизменены. На так называемых лидерах «И» добавлялась еще одна башня главного калибра, вместо трех трехтрубных торпедных аппаратов должны были быть установлены два пятитрубных, разрабатываемых в то время. Изменилось и зенитное вооружение. Два корабля должны были быть заложены на ССЗ №190 в Ленинграде и один на ССЗ №198 в Николаеве. Им были присвоены заводские номера. Головной корабль уже получил название «Баку». Но закладку осуществить не удалось, хотя работы велись ударными темпами. Работы остановили на стадии завершения планирования из-за больших трудностей в переработке итальянских чертежей и различия в технологии постройки. Кроме того, что было явно главным, необходимо было налаживать производство у себя недостающего оборудования и механизмов.

«Ташкент», первоначально предназначавшийся для Балтики, из-за войны в Испании и невозможности прохода через Гибралтар, был переведен итальянским экипажем на Черное море в Одессу. После пробных выходов в море в мае 1939 г. был принят нашим экипажем. Вооружение устанавливалось в Николаеве. Вначале оно было нештатным из-за неготовности 130-мм башен. Первоначально установили одноорудийные 130-мм артиллерийские установки (АУ), как на эсминцах пр.7 и 7У и 45-мм зенитные орудия. Штатные башни Б2-ЛМ установили в 1941 г. буквально накануне войны, тогда же установили вместо 45-мм пушек 21К зенитные автоматы 37-мм 70-К.

«Ташкент» был единственным кораблем, который во время войны до момента своей гибели отрабатывал по полной программе, показав свои хорошие мореходные качества. При довольно-таки большом водоизмещении великолепно маневрировал, успешно ведя бои с самолетами. Кроме того, перевозил людей и грузы, конвоировал транспорты, успешно стрелял по берегу. Прозванный «Голубым крейсером» был просто красавцем.

После отказа от строительства лидеров «И» решено было идти по более простому и отработанному пути, использовав некоторые конструктивные особенности «Ташкента». За основу был взят пр.38 с некоторыми улучшениями и с возможностью уложиться в уже существующий корпус. Проработка показала невозможность этого с теми требованиями, которые закладывались в данный проект. В связи с этим было

разработано новое техническое задание, по которому в конструкторском бюро ССЗ №198 был разработан новый пр. 48. Он был дальнейшим развитием пр. 38 с увеличением водоизмещения до 2350 т.

Артиллерийские орудия в башнях и главные турбины были унифицированы с новыми эсминцами пр. 30.

Стандартное водоизмещение корабля 2350 т, полное — 3045 т. Главные размерения: 125,1x11,7x4,2 м. Мощность паротурбинной установки 90 000 л.с. Скорость 44 уз. Дальность плавания 4100 миль. Вооружение: 3x2 — 130-мм АУ; 2 — 76-мм АУ; 8 — 12,7-мм пулеметов. Торпедное вооружение: 2x3 — 533-мм ТА. Число мин — 76. Число глубинных бомб: больших — 10; малых — 20, два бомбосбрасывателя. Экипаж 269 человек.

Головной лидер «Киев» был заложен в сентябре 1939 г. на ССЗ №198 в Николаеве, за ним в декабре 1939 г. заложили «Ереван». На ССЗ №190 в Ленинграде в этом же году заложили «Сталинабад». В дальнейшем предполагалась закладка еще семи кораблей: на ССЗ №198— «Петрозаводск», «Очаков», «Перекоп»; на ССЗ №190 «Ашхабад» и «Алма-Ата»; на ССЗ №402 в Молотовске — «Архангельск» и «Мурманск». Однако, в конце 1940 г. в связи с изменением взглядов на оперативно-тактическое применение типов и классов кораблей вся программа постройки пр. 48 вначале была приостановлена, а затем, за исключением первых двух, была и вовсе свернута. Дело в том, что эскадренные миноносцы последних проектов по своим тактико-техническим данным вплотную подошли к лидерам и мало чем от них отличались. В Советском Союзе таким эскадренным миноносцем стал пр.35, о котором будет сказано ниже.

Достраивать решили только «Киев» и «Ереван». «Киев» был спущен на воду в декабре 1940 г., а «Ереван» — в июне 1941 г. В связи с начавшейся войной в августе 1941 г. корпуса лидеров вывели из Николаева и до конца войны они простояли в Поти.

В 1944- 1945 г. разрабатывался пр.48К — доработка недостроенных кораблей с учетом опыта войны. Предполагалось заменить все зенитное вооружение на более современное, существенно усилив его. Необходимо было установить и два трехтрубных торпедных аппарата, так как наша промышленность так и не смогла освоить пятитрубные торпедные аппараты, которые предполагалось устанавливать на все вновь разрабатываемые проекты. Но в конце 1945 г. достройка лидеров была отложена, корпуса законсервированы. К тому времени появившийся пр. 40 эскадренного миноносца предопределил их судьбу. Их корпуса в дальнейшем использовались как мишени. «Киев» занесло аж на Каспий, где он и закончил свое существование.

Несмотря на то, что тип лидера практически растворился, слившись с эскадренными миноносцами последних проектов, в нашей стране продолжалось развитие концепции крейсерско-миноносных сил, по которой ставились все новые и новые задачи для выработки заданий на новые лидеры. В 1939 г. комиссия вице-адмирала С.П. Ставицкого предложила вариант бронированного корабля с 36-узловым ходом и артиллерией из 8-10 130-мм орудий. Проект получил индекс 47 и проектировался в нескольких вариантах.

Один из них был представлен на рассмотрение комиссии в 1940 г. Разработчик — инженер В.Я.Шур. Здесь за основу был уже взят теоретический чертеж корпуса одного из вариантов легкого крейсера, разрабатываемого в одной из «шарашек» (ОКБ НКВД) при ССЗ №196.

Размеры лидера: длина — 150; ширина — 13,6 м. Бронирование: борт — 50 мм; палуба —25 мм; боевая рубка —100 мм; барбеты 37-мм автоматов—14 мм. Главная энергетическая установка 75 000 л.с. Скорость 38 уз. Вооружение: 4x2 — 130-мм Б-2-У; 4x2 — 37-мм 66К; 2x5 — 533-мм ТА и самолет-разведчик.

В том же 1940 г. по требованию Главного морского штаба ВМФ калибр главного вооружения был доведен до 152 мм, что уже было полным абсурдом.

В заданное водоизмещение менее 4500 т уложиться было совершенно невозможно. Решено было полностью отказаться от проектирования лидеров, а для решения поставленных задач строить легкие крейсера.

Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Жаль только попусту затраченных сил.

Кстати на пр. 47, предложенным В.Я. Шуром, устанавливалась главная энергетическая установка, заимствованная с разрабатываемого эскадренного миноносца пр.35 по требованиям к эсминцам нового поколения, сформулированными вышеупомянутой комиссией С.П. Ставицкого.

Комиссия предлагала несколько типов эсминцев водоизмещением от 2000 до 4000 т. Главный морской штаб ВМФ выбрал эсминец стандартным водоизмещением до 2900 т, который считал оптимальным. Разработка эсминца велась на конкурсной основе КБ ССЗ №190 и ЦКБ-32.

Лучшим из двух вариантов был признан эскизный проект ЦКБ-32, главный конструктор Я.А. Копержинский. В ноябре 1940 г. проект был одобрен.

Корабль имел стандартное водоизмещение 2650 т, полное — 3350 т. Размеры: длина — 125 м, ширина — 12,5 м, осадка —4,2 м. Мощность механизмов — 84 250 л.с. Дальность плавания — 9000 миль 16-узловым ходом. Вооружение: 3x2 — 130-мм орудия, 4 — 37-мм автомата, 12 — 12,7-мм пулеметов, 3x3 — 533-мм ТА. Экипаж 200 человек.

Предполагалось начать массовую постройку кораблей пр.35. Однако работы по этому проекту были прерваны в связи с началом войны. Корабль действительно приближался по тактико-техническим элементам к лидеру пр. 48 и мог стать универсальным кораблем. Но — не судьба. Строился бы пр.35 при другой ситуации? Весьма сомнительно. Ведь сразу после окончания войны пошел большой серией двухбашенный пр. 30бис. Единственный тип в классе эскадренных миноносцев у нас.

1940 г. оказался самым «урожайным» для разработки всех классов кораблей, в том числе и миноносцев. Причем наряду с созданием лидеров, эскадренных миноносцев и сторожевых кораблей с торпедным вооружением, была предпринята попытка перейти к разработке «настоящего» миноносца, т.е. корабля малого водоизмещения с ограниченным радиусом действия, но с мощным вооружением. Главной энергетической установкой должны были стать дизели, что несколько повышало дальность действия. На каждый из двух гребных валов работали по восемь авиационных двигателей МН-1 мощностью по 1000 л.с., сгруппированных по четыре, т.е. всего 16 дизелей. Планировалось, что корабль сможет развивать максимальный ход 38 уз. Поскольку дизели были значительно экономичнее, то получился совсем уж значительный радиус действия. Со скоростью 18 уз он мог пройти аж 6000 миль.

Водоизмещение корабля: нормальное — 384 т, полное — 510 т. Размеры: длина — 70 м, ширина — 7,3 м, осадка — 1,9 м. Вооружение: 2 — 130-мм орудия с длиной ствола 55 калибров и углом возвышения в 45°, 2 -37-мм зенитных автомата 70-К, 2 — 12,7-мм пулемета, 2x3 — 533-мм ТА, могли брать на борт 40 мин и 28 глубинных бомб.

Сразу же возникает вопрос — зачем, в отклонение от ТТЗ, была на данном проекте заложена такая дальность плавания, практически как у лидеров. Ведь по своим мореходным качествам и обитаемости экипажа он вряд ли мог сопровождать эскадру в дальних походах на открытых театрах. Ответ только один — получался эскортный корабль, но из-за отказа от универсальной 100-мм артиллерии в пользу 130-мм создателей данного проекта мало волновали вопросы противовоздушной обороны.

В любом случае проект миноносца с дизельной установкой дальнейшего развития не получил.

Война с Германией началась не тогда и совсем не так, как планировал наш «великий вождь». Все, кто предупреждал Сталина о скором нападении Германии на Советский Союз, объявлялись провокаторами и безжалостно расстреливались или, в лучшем случае, посылались к «такой-то матери». Превратив страну в один большой военный лагерь, где почти вся промышленность работала на военные нужды, превратив страну в один сплошной ГУЛАГ, ликвидировав даже зачатки возможной оппозиции и введя в стране единомыслие (если все думают одинаково, значит не думает никто) Сталин готовился к большому освободительному походу, абсолютно не думая ни о какой обороне. Даже на всех совещаниях и военных играх об обороне было запрещено даже упоминать. Помогая Гитлеру захватить всю Европу, снабжая сверх меры его сырьем и продовольствием, Сталин планировал к 1942 году полностью перевооружить свою армию современным оружием и уж тогда, когда Гитлер повернется к нему спиной, завязнув в войне с Англией, ударить по нему, пройдя всю Европу «с цветами на броне», как освободитель.

Почуяв неладное, Гитлер ударил первым. Несмотря на то, что СССР имел семикратное превосходство в танках и пятикратное в самолетах, армия, замордованная террором, буквально растворилась. В первые месяцы была потеряна почти вся техника. Из восьмимиллионной армии отступало меньше миллиона (980 тысяч). В плен сдалось около четырех миллионов, три миллиона разбежалось по лесам. Из выгребной ямы, в которой оказался Сталин со своими великими планами, его спасли проклятые капиталисты, против которых он и намечал свой крестовый поход. Необходимо отдать должное Ленд-лизу.

На случай войны Наркоматом ВМФ был составлен мобилизационный план, который ежегодно корректировался. По этому плану предполагалось в первый месяц войны отмобилизовать и вооружить транспортные и промысловые суда в интересах военного флота. Форсировать достройку больших кораблей и увеличить выпуск эсминцев, подводных лодок, малых боевых кораблей и катеров.

Реальная обстановка сложилась иначе. Все планы рухнули из-за того, что значительная часть территории страны оказалась в зоне оккупации противника. В ней оказалось 40% населения и огромные промышленные мощности. Валовая продукция всей страны уменьшилась более чем в два раза. Выпуск проката черных металлов сократился в 3 раза, а цветных даже в 430 раз. Алюминий исчез практически полностью.

Велась спешная эвакуация заводов и недостроенных кораблей из Николаева, Ленинграда и Киева. Часть кораблей в Николаеве и Киеве была оставлена противнику, так как в августе 1941 г. они были сданы немцам. Ленинград оказался в блокаде.

Здесь уже было не до строительства новых кораблей. С трудом справлялись с ремонтом поврежденных.

Другим фактором, определившим невозможность выполнения предвоенных планов, стало переключение многих судостроительных предприятий и заводов-смежников на выпуск боеприпасов, вооружения и техники для сухопутной армии, так как справедливо считалось, что именно там и решается все.

Постепенно придя в себя от шока, перебазировав частично судостроительную промышленность, открыв новые производства, приступили к достройке кораблей небольшого водоизмещения, вплоть до эсминцев. На Дальнем Востоке достроили даже два крейсера. Но всем было ясно, что восполнять боевые потери, которые были огромны, при существующих мощностях просто невозможно. И тут сказали свое слово союзники. По ленд-лизу в 1943-1945 годах было получено 28 фрегатов, 95 тральщиков, 138 больших и малых охотников, 202 торпедных катера и множество вспомогательных судов.

Отечественную судостроительную промышленность выручили поставки американских и английских судовых двигателей. За время войны в СССР поступило 3650 дизелей и 6746 бензиновых судовых моторов. Поставлялись зенитные пушки и пулеметы, минно-тральное вооружение, противолодочное, было отправлено более тысячи комплектов радиолокационных станций, гидроакустическая аппаратура, тысячи корабельных, береговых и самолетных радиостанций, телефонных коммутаторов. Значительно увеличился и автопарк ВМФ. Все оборудование требовало высококачественного горючего и смазки, что и поставлялось в требуемом количестве. И это только для флота.

Неожиданно выявился отрицательный фактор. Массовое появление импортной техники потребовало повышения культуры обслуживания механизмов и устройств. А с этим у нас всегда было туго, что приводило к задержке ввода в строй вновь строящихся кораблей. Отвлекаясь от темы, хочется сказать, что с культурой у нас туго и сейчас, хотя техники своей, что называется навалом. Культура не растет потому, что по сей день в нее никто не вкладывает ни копейки, а в последнее время она даже падает. Поглядите сколько у нас бомжей и беспризорников, и это при катастрофическом понижении рождаемости.

Ну, это к слову.

Огромное значение ленд-лиза еще и в том, что он дал мощный толчок к развитию нашей техники. Было на что посмотреть. Оборудование поставлялось современное и было на порядок выше по качеству, чем наше. Многое у нас не производилось вообще.

Многие отечественные корабли и суда постройки военных лет в большей степени оснащались ленд-лизовской техникой. Более одной трети боевых катеров были снабжены главными двигателями американского производства. Авиация ВМФ имела в своем составе 25% самолетов, полученных от союзников. ВМФ с 1944 г. достаточно широко стал применять радиолокационные станции и эффективную гидролокационную технику.

Несмотря на сложившееся тяжелое положение и острую нехватку кадров военно-морская наука продолжала свою интенсивную деятельность. Помимо решения проблем, необходимых для нужд непосредственно военных действий, продолжалось и проектирование военных кораблей, в том числе и миноносцев.

Первой родилась идея создания миноносца массовой постройки, небольшого и дешевого, что, как считалось, прежде всего, необходимо, и что было на самом деле большой глупостью. Во-первых, все варианты предложенного проекта представляли уменьшенную копию только что развернутого строительством сторожевого корабля пр. 29, с тем же составом вооружения и, стало быть, ухудшенными тактико-техническими данными и явно не тянули на миноносец с его задачами. И, во-вторых, в условиях военного времени, конечно же, не удалось бы развернуть его строительство, так как с трудом достраивали и то, что уже было заложено. Корабль имел в различных вариантах водоизмещение: стандартное — 640-800 т, полное — 710-900 т. Размеры: 74x9x2,35 м. Мощность двигателя 11 000-14 000 л.с. Скорость — 25 уз. Вооружение состояло из одноствольных 100-мм артиллерийских установок Б-34 или двухствольных Б-54; 3-4 — 37-мм автоматов до четырех сдвоенных 12,7-мм пулеметов; 1x3 — 533-мм ТА; двух бомбометов БМБ-1.

После долгих обсуждений проект тихо похоронили. Поскольку считалось, что для стесненных районов Балтийского и Тихоокеанского театров требуется малый миноносец, то этот тип миноносца пр.37 был включен в план проектирования 1942 г. Даже два типа, один пр.37, другой пр.37Д (дизельный). Главное условие — для унификации проектировать в корпусе уже строящихся эскадренных тральщиков пр. 59. Разработано было, как принято, несколько вариантов, различающихся в основном расположением главной артиллерии. Пр.37Д был однотрубным, второе орудие располагалось в центре корпуса.

Вооружение пр.37 состояло из трех 130-мм орудий Б-13, четырех спаренных 37-мм автоматов и четырех спаренных 12,7-мм пулеметов, одного трехтрубного 450-мм торпедного аппарата. Для борьбы с подводными лодками предусматривались два бомбомета, бомбосбрасыватели, 22 больших и 26 малых глубинных бомб. Главная энергетическая установка была взята с пр. 29, строящегося сторожевого корабля, которая должна была обеспечивать скорость 31 уз. и дальность плавания 3000 миль ходом 12-14 узлов. Матросы и старшины размешались в кубриках на подвесных койках, которые днем убирались.

Эсминец проекта 56К «Бравый». 1977 год.
Эсминец проекта 56А «Скрытный» на консервации. Советская Гавань, 1988 год.
Эсминец проекта 56А «Сознательный». Северная бухта, Севастополь. 1985 год.
Эсминец проекта 56У «Неуловимый». Севастополь, 1984 год.

До 1945 г. данный проект дообсуждали и довидоизменяли до того, что он, в конечном счете, превратился в сторожевой корабль. Дальнейшего продолжения это тактико-техническое задание не получило.

К 1944 г. уже был виден мировой опыт развития и эксплуатации эскадренных миноносцев. Всем уже отчетливо видны слабости пр. 30. Руководство промышленности предложило улучшенный вариант, разработанный ЦКБ-17, так называемый пр. 36.

Водоизмещение: стандартное — 2105 т, нормальное — 2355 т, полное — 2425 т. Размеры: длина — 114 м, ширина — 11,65 м, осадка — 3,53 м, высота борта — 6,55 м. Вооружение: 2x2 130-мм универсальных палубно-башенных установки; 4x2 — 40-мм стабилизированных автомата; 2x4- 23-мм автомата; 2x4- 533-мм ТА; 50 больших глубинных бомб. Мощность главных механизмов 43 000 л.с. Скорость максимального хода 34 уз. Дальность плавания 4000 миль 14-уз ходом и 3000 миль 18-уз ходом.

Две фотографии ВПК проекта 57А «Гремящий». СФ, конец 70-х гг.

Управление кораблестроения ВМФ отклонило этот проект, мотивируя это слишком большим водоизмещением при практически прежнем вооружении, а скорее всего из-за того, что не хотелось останавливать идущие в серийной постройке эсминцы пр. 30, дабы не перестраивать производство.

А главное было в том, что руководство ВМФ, вдоволь насмотревшись на американские эсминцы типа «Гиринг», которые несли шесть 127-мм универсальных орудий и десять торпедных труб, настаивало на проектировании более крупного и лучше вооруженного корабля в развитие предвоенного пр.35 с учетом новых технических возможностей.

Задание на новый эсминец пр. 40 было разработано научно-техническим комитетом в начале 1942 г. и утверждено Н. Г. Кузнецовым 26 августа 1942 г. Разрешалось увеличить водоизмещение до 2700 т. Главным требованием было наличие трех башен со спаренными 130-мм артиллерийскими установками и наличие полубака, по типу английских эсминцев, показавших отличные мореходные качества в северных широтах. Максимальная скорость должна была быть 40 уз.

Предэскизная проработка проекта в ЦКБ-17 показала невозможность уложить все требования в заданное водоизмещение. После согласования всех возникших вопросов уточненное тактико-техническое задание было подписано 10 марта 1944 г. Оно допускало увеличение водоизмещения до 3000 т и уменьшение скорости до 36 уз. Задание еще несколько раз уточнялось, но в ЦКБ-17 под руководством В.А. Никитина работы над проектом уже шли полным ходом, так как Н.Г. Кузнецов считал необходимым начинать строительство головного эсминца уже в 1946 г. поскольку он более всего подходил для Севера и Тихого океана.

В конечном виде проект выглядел так. Водоизмещение: стандартное — 3200 т, нормальное — 3547 т, полное — 3620 т. Размеры: длина — 126 м, ширина — 13 м, высота борта —7,2 м, осадка — 3,6 м. Вооружение: 3x2 — 130-мм орудия в установках СМ-2; 6x2 — 45-мм автомата в стабилизированных установках; 2x5 — 533-мм ТА, четыре бомбомета БМБ-1 и два кормовых бомбосбрасывателя. Мощность главных механизмов 74 000 л.с. Максимальная скорость полного хода 36 уз. Дальность плавания 5700 миль экономичным ходом 14 уз. Радиолокационные станции: «Гюйс», «Риф», «Свой-чужой» (два комплекта), «Марс», «Юпитер» (два комплекта), станция разведки и станция помех.

Но, как известно, сразу после окончания войны были достроены эсминцы пр. 30бис, было развернуто массовое строительство эсминцев пр. 30бис, а об океанских эсминцах пр. 40 никто даже не заикнулся.

Военные годы заканчивались тоже полным абсурдом. Как известно, в начале января 1945 г. по приказу Наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова создается ряд комиссий с задачей подготовить предложения для выработки типов кораблей, необходимых для Советского ВМФ. В приказе особо отмечалось, что, прежде всего, необходимо использовать опыт заканчивающейся войны.

Одну из таких комиссий по миноносцам и торпедным катерам возглавил начальник кафедры торпедной стрельбы Военно-морской академии контр-адмирал Ю.А. Добротворский. И эта комиссия выдала труд под названием «Соображения по выбору миноносца и торпедных катеров». В своих соображениях комиссия предложила «чистый» миноносец, и, что удивительно «по опыту последней войны», его главной задачей являлось «нанесение мощного торпедного удара на стесненных театрах».

По мнению комиссии, новые миноносцы при нормальном водоизмещении 1320 т (полное — 1400 т) должны были нести три 100-мм орудия, два спаренных 37-мм автомата, четыре спаренных 12,7-мм пулемета, два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата. Предполагалось еще четыре торпедных трубы разместить в носу корабля — как на немецких торпедных катерах. На корме размещались 24 глубинных бомбы.

Максимальная скорость предполагалась 34 уз. Запас 15 уз. ходом составлял 2000 миль.

Получался пр.37 с ослабленной артиллерией или сторожевой корабль пр. 29 с усиленным торпедным вооружением. Как такое могло прийти в голову? Адмирал все-таки.

Война показала, что такое — наши эскадренные миноносцы. Лидеры мало чем отличались от эсминцев, так что в оценочную комиссию, которая была сразу собрана после войны, они вошли в одну группу. Чем же они отличались? За исключением одного «Ташкента», практически ничем. На Балтике весь флот был загнан в Неву, а на Черном море с 1943 года он отстаивался в порах Поти и Батуми, несмотря на полное превосходство на этом театре военных действий. На Севере самыми крупными кораблями были эсминцы, о качестве которых будет сказано далее. В составе наших флотов воевали лидеры пр. 1 и 38 и эсминцы пр. 7 и 7У. Именно их и оценивала комиссия.

К началу войны в составе ВМФ было 54 эсминца, в постройке 47. В годы войны достроено 17 единиц, получено по ленд-лизу 9. Потеряно 34, не достроено 30. В конце войны в наличии 48 единиц.

Война заставила коренным образом изменить планы кораблестроения, исключив все крупные корабли. Только на Дальнем Востоке достроили два крейсера. Сосредоточив все силы на строительстве эсминцев и подводных лодок, абсолютно не изменили темпы строительства тральщиков и сторожевых кораблей, потребность в которых была особенно большой и к которым в довоенных планах уделялось очень мало внимания.

К промахам в строительстве эсминцев следует отнести:

— недостаточная прочность корпусов;

— низкая мореходность (отличные скоростные качества нельзя было реализовать в «свежую» погоду);

— отсутствие достаточных запасов по нагрузке сдерживало установку новых боевых и технических средств.

Что же за этим скрывалось? По первому пункту. Во время шторма корпуса эсминцев деформировались, на крутой волне корабли переламывались и тонули. Всю войну только тем и занимались, что подкрепляли корпуса. По второму пункту. Из-за низкого полубака и вообще низкого корпуса корабли постоянно заливало набегающими волнами, приводя их в небоеспособное состояние. По третьему пункту. Не было никакого запаса по водоизмещению на последующие модернизации. На Северном флоте для лучшей остойчивости пришлось на ряде кораблей уложить твердый балласт, довооружить по возможности зенитной артиллерией и установить ряд дополнительного оборудования. Получив дополнительно около 400 т водоизмещения, эсминцы стали малопригодны для выполнения своих задач. Артиллерийское и торпедное вооружение обычно относят к сильным сторонам нашего флота. Но это справедливо лишь отчасти. Не было осуществлено перевооружение кораблей зенитными автоматами 70-К. Флот вступил в войну с устаревшими, малоэффективными 45-мм орудиями. Отсюда и огромные потери.

За всю войну эсминцы провели только две торпедные атаки на Черном море, да и те неудачно. Для них просто не было достойного противника. Просьба руководства флота снять хотя бы один торпедный аппарат и за счет этого увеличить количество зенитных орудий встретила резкий отказ от руководства страны.

Отставание в торпедном оружии наметилось к концу войны, когда немцы стали применять самонаводящиеся торпеды, неконтактные взрыватели.

Главным недостатком советских эсминцев являлось то, что они были слепыми и глухими. До войны они не имели радиолокационного вооружения. Во второй половине войны удалось оснастить радиолокационными станциями иностранного и отечественного производства только часть кораблей.

К сожалению, отечественные гидроакустические приборы обладали сравнительно невысокими качествами, особенно гидролокаторы активного действия.

Опыт кораблестроения в годы войны позволяет сделать общий вывод: флот должен строиться и поддерживаться на современном уровне в мирное время. Никакие экстренные мобилизационные планы, принимаемые и реализуемые в сжатые сроки, серьезно изменить обстановку не могут.

«Помни войну!» — этот девиз адмирала Степана Осиповича Макарова остается актуальным и сегодня.

За время войны на репутации нашего флота легли два несмываемых пятна. Первое — это «Таллинский переход», когда командующий Балтийским флотом осенью 1941 г. при эвакуации Таллина загнал караван с огромным количеством людей, оборудования, вооружения и боеприпасов на минные поля, бросил их на растерзание немецкой авиации, уведя боевые корабли в Кронштадт.

Второе — это когда в 1942 г. командующий Черноморским флотом отказался эвакуировать героических защитников Севастополя, отдав их в руки немцев, так как они остались практически без боеприпасов и продовольствия. И еще большей мерзостью было то, что подводными лодками был вывезен командный состав обороняющихся.

А ведь Трибуц и Октябрьский ходят у нас в героях. Вся грудь в орденах. В их честь названы корабли. А ведь на их совести десятки тысяч опытных бойцов, которые ох как пригодились бы для последующих боев, для передачи боевого опыта массе новобранцев, которых миллионами укладывали на полях сражений.

Чем же занялось руководство страны по окончании Второй Мировой войны. Спешно восстанавливая народное хозяйство, кстати, отказавшись от западной помощи, своими силами, с сильно поредевшим населением, в первую очередь оборонную промышленность, разворачивая новые производства современной техники, готовилось к следующей войне. На этот раз с Соединенными Штатами Америки.

Не мог Сталин примириться с тем, что при дележе добычи ему досталась только часть Европы, не самая лучшая. Нападать он собирался через Аляску, поэтому интенсивно развивалась инфраструктура Дальнего Востока. По тундре прокладывались железные дороги, строился туннель на Сахалин. Разворачивалось строительство дальних бомбардировщиков, проектировались болотные танки. Была составлена огромная кораблестроительная программа. В разоренной стране это было безумием. Поняли это и соратники Сталина, помогая отправить «отца народов» в «мир иной».

А программа кораблестроения впечатляла. В образованную по приказу Н.Г. Кузнецова комиссию для определения типов и количества необходимых кораблей вошли ведущие специалисты Военно-морской академии.

По десятилетнему плану на 1946-1955 годы к 1 января 1956 г. Советский Военно-Морской Флот должен был иметь около 400 эсминцев, в том числе: 132 больших с тремя спаренными 130-мм башенными артиллерийскими установками и 226 так называемых средних с двумя башнями главного калибра.

Всем было понятно, что наша скудная судостроительная промышленность не переварит и малой части такого огромного количества предполагаемых к строительству кораблей. Программа была просто нереальной. Как говорил наш «великий пролетарский» поэт: «Я планов наших люблю громадье…». Вот только кто и когда их выполнял?

Поэтому программу здорово скорректировали. В ней осталось всего лишь 188 эсминцев. Поскольку Сталин был категорически против трехбашенных кораблей, то предусматривалась постройка только «обычных» эсминцев. А что из программы в первую очередь выкинули? Правильно! Большие эсминцы. Заодно и авианосцы, все равно их не умели строить и для нашей промышленности они были долго «тихим ужасом».

Так что средний эсминец продолжал свое победное шествие, причем не самый лучший пр. 30бис, слегка модернизированный, разработанный еще до войны.

Прошедшая война заставила серьезно задуматься наших кораблестроителей. Серьезное отставание от иностранных флотов пришлось преодолевать в области радиотехнических средств обнаружения и целеуказания, систем опознавания, а также средств радиоэлектронной борьбы.

Отечественные торпеды, предназначенные только для поражения надводных целей, качественно уступали также иностранным образцам. Срочно нужно было разрабатывать самонаводящиеся торпеды и торпеды с неконтактными взрывателями.

Поскольку противолодочное оружие было представлено только глубинными бомбами, то необходимо было внедрять на вооружение реактивные бомбометы и противолодочные торпеды.

Необходимо было переходить на универсальную артиллерию главного калибра, срочно разрабатывать скорострельные зенитные автоматы, желательно многоствольные.

Вначале предполагалось достроить часть кораблей по откорректированным довоенным проектам, затем приступить к строительству ограниченной серии кораблей по переработанным довоенным проектам с использованием освоенного промышленностью оборудования, а после этого, как можно скорее начинать серийную постройку кораблей по новым проектам, с новым вооружением и оборудованием.

В первые годы гнали просто валом заложенные еще до войны эсминцы пр. 30К, затем — мало чем отличавшиеся от них корабли пр. 30бис.

За короткий срок в пять лет на флоты было сдано 70 кораблей. Эсминцы этого проекта еще до окончания разработки уже были морально устаревшими, уровень их техники соответствовал концу 30-х годов.

Их основные недостатки — неуниверсальность артиллерии 130-мм калибра, слабость зенитного вооружения, отсутствие радиолокационных систем управления 37-мм автоматами, несовершенство противолодочных средств.

Н.Г. Кузнецов считал строительство столь крупной серии эсминцев пр. 30бис одной из самых больших ошибок в послевоенном кораблестроении.

Сразу же встал вопрос об их модернизации. Первые проработки перевооружения этих кораблей появились уже в 1954 году. ЦКБ-53 по заданию Управления кораблестроения ВМФ разработало эскизный проект замены существующего зенитного вооружения двумя счетверенными 45-мм автоматическими артиллерийскими установками ЗИФ-68 с радиолокационной системой «Фут-Б» и четырьмя счетверенными 25-мм установками 4М-12П с автономным наведением. Вся новая зенитная артиллерия распологалась побортно на крыльях нижнего мостика и у кормового котельного кожуха.

ЦКБ-53 предложило технический проект разрабатывать по откорректированному заданию, обеспечив линейное расположение 45-мм зенитных установок, а также заменить РАС «Риф» и «Гюйс-Ш-4» на новую станцию «Фут-Н».

Откорректированный проект был рассмотрен в 1955 году Центральным управлением ВМФ и не рекомендован для дальнейшего проектирования. Как основная причина было указано на половинчатость модернизации, т.к. она не касалась замены артиллерии главного калибра на универсальную, появившуюся к тому времени и устанавливаемую на пр. 41 и 56.

Правда, сразу же возникает вопрос — а встали бы универсальные орудия на данный проект? Ведь предельно допустимая перегрузка пр. 30бис не должна была превышать 270 тонн. В противном случае из-за снижения запаса плавучести непотопляемость корабля при затоплении двух любых смежных отсеков уже не обеспечивалась.

И еще одно обстоятельство повлияло на принятые решения. Достигнутые к этому времени успехи в создании ракетной техники породили уверенность в бесперспективности ствольной артиллерии.

Принципиально верное решение в направлении модернизации этих кораблей обернулось только потерей времени. Эсминцы пр. 30бис так и прослужили все не такое уж малое время в первозданном виде.

Следует отметить, что не был реализован ни один из разработанных в этот период проектов модернизации зенитного вооружения крейсеров и эсминцев отечественного флота (пр.26, 26бис, 68бис, 79) путем замены 37-мм артустановок В-11 на 45-мм ЗИФ-68.

Еще до окончания работ по замене зенитной артиллерии на пр. 30бис была предпринята вторая попытка перевооружить эти корабли, но только уже на ракетную технику.

В декабре 1954 года Н.Г. Кузнецовым было утверждено задание на перевооружение эсминцев пр.30 «изделиями КСЩ» — первыми отечественными противокорабельными ракетами. Требовалось установить две пусковые установки с системой приборов управления стрельбой, 12-14 ракет КСЩ, счетверенные 45-мм автоматы ЗИФ-68.

Уже первые расчеты показали, что перегрузка приближалась к 500 тоннам, что было запредельным. В этой ситуации в качестве альтернативы были рассмотрены варианты вооружения эсминцев ракетами П-15, требующих для старта малогабаритных и значительно более легких стартовых установок.

25 августа 1955 года вышло постановление Правительства СССР «О создании корабля пр.60, вооруженного самонаводящимися самолетами-снарядами ближнего действия П-15 в корпусе корабля пр. 30бис».

Было разработано несколько вариантов, различавшихся количеством ракет, системой их хранения и подачей. Остальное вооружение было одинаковым и включало два счетверенных 45-мм автомата ЗИФ-68 с одной станцией управления стрельбой “Фут-Б”, РЛС «Риф-Щ», «Залп-Щ» и «Парус-Н», навигационную РЛС «Нептун» и станцию поиска «Мачта-П». Торпедное вооружение и РБУ-2500 также имелось на всех вариантах. Разработка велась ЦКБ-53.

После рассмотрения предварительных проработок руководством ВМФ было принято решение об увеличении калибра зенитной артиллерии. Рекомендовалось установить 57-мм автоматы ЗИФ-57. Разработка пр.60 передавалась ЦКБ-57.

Через три месяца ЦКБ-53 выдало две проработки в соответствии с заданием, а третью — инициативную. По результатам рассмотрения руководством ВМС с привлечением управлений и институтов был рекомендован к дальнейшей разработке третий — инициативный вариант. Ракеты в нем размещались не в ангарах, а непосредственно на строенных пусковых установках, полностью заправленные топливом и готовые к старту. Полный залп мог быть произведен за две минуты, что значительно повышало вероятность поражения цели.

Пусковые установки размещались на месте торпедных аппаратов и кормовой башни главного калибра, причем к двум из них подвешивались по две торпедных трубы для противолодочных торпед.

К сожалению, год спустя (в 1957 г.) главком ВМФ отказался от продолжения работ по этому проекту «ввиду неперспективности комплекса П-15». Видимо, дальность действия ракет П-15 (40 км), разрабатываемых в основном для катеров, была признана для эсминцев недостаточной.

Так была угроблена еще одна — самая реальная — возможность значительно осовременить довольно большое количество эсминцев пр. 30бис.

О преждевременном отказе от установки комплекса П-15 остается только сожалеть. Комплекс, получив развитие, поставлялся даже на экспорт, а его усовершенствованная модификация П-15М со складывающимися крыльями, запускавшаяся из контейнерной пусковой установки, в 70-е годы ставилась на крупных кораблях пр. 56М и 61 в ходе их модернизации.

Корабли пр. 30бис и предыдущих проектов должны были заменяться более совершенными эсминцами пр.41. Предполагалось строительство ПО единиц. Из восьми вариантов выбрали, естественно, двухбашенный.

Корабль должен был стать этапным. Вооружение на нем было практически все новое. А главное, это был единственный у нас проект, в котором изначально был задан запас по водоизмещению на предмет возможной в будущем модернизации. Размеры позволяли установить и третью башню главного калибра, что прекрасно и продемонстрировало ЦКБ-53 в своей предварительной проработке.

Правительство утвердило техническое задание в июне 1947 г. Работа была поручена ЦКБ-53. Главным конструктором был назначен В. А. Никитин. Сложность работы заключалась в том, что большинство оружия было в стадии разработок.

Технический проект был утвержден только в сентябре 1949 г., после чего ССЗ №190 приступил к строительству головного эсминца, названного «Неустрашимый». Закладка состоялась 5 июля 1950 г.

С декабря 1950 г. на ССЗ №190 и 402 было начато строительство установочной серии из четырех эскадренных миноносцев пр.41. Корабль получился высокобортным, с минимальным количеством надстроек. Впервые все переходы осуществлялись внутри корабля.

Тактико-технические данные были следующие. Водоизмещение полное — 3830 т, стандартное — 3010 т. Размеры: длина — 134 м, ширина — 13,6 м, осадка — 4 м. Мощность котлотурбинной установки 2x32 100 л.с. Скорость 33,55 уз. Дальность плавания 5210 миль при скорости 14 уз и 1000 миль полным ходом. Автономность 20 суток. Экипаж 305 человек.

На корабле была установлена энергетическая установка нового типа. Вырабатывался пар повышенных параметров. Главная энергетическая установка размещалась эшелонно в двух отсеках, разделенных промежуточными отсеками, что существенно повышало живучесть корабля.

Новым было все артиллерийское вооружение корабля. Но главный калибр был не совсем башенный. 130-мм артиллерийские установки СМ-2-1 были палу6-но-башенные, т.е. открытые сзади. Так было сделано для облегчения установки. Уж больно они получались у нас тяжелые.

Разработка этих установок началась еще в 1943 г., государственные испытания они проходили в 1950— 1951 гг. Две такие установки были установлены на пр.41 «Неустрашимый», где и были проведены корабельные испытания в начале 1955 г. Система была принята на вооружение в 1957 г.

Система наведения осуществлялась автоматически или полуавтоматически по данным станций «Фут-Н» и «Якорь-М», связанным ПУС «Сфера-56».

Впервые радиолокационное управление стрельбой предусматривалось не только для 130-мм орудий, но и для 45-мм автоматов СМ-16. При постройке была установлена РАС «Фут-Б», которая впоследствии была заменена, как и спаренные автоматы СМ-16 были заменены на счетверенные СМ-20-ЗИФ, что значительно усилило ПВО корабля.

Торпедное и противолодочное вооружение было практически тем же, что и на эсминцах пр. 30бис, только гидроакустическая станция была установлена новая — типа «Пегас». В дальнейшем были установлены два РБУ-2500.

Официально установки СМ-16 вообще не принимались. Государственные испытания СМ-20-ЗИФ проводились на эсминце пр.41 «Неустрашимый» в 1955 г., на вооружение приняты в 1957 г. Всего на корабле было установлено четыре автомата.

На эсминце были также установлены два счетверенных 25-мм автомата БЛ-120 (Берия Лаврентий), которые в 1953 г. были переименованы в 4М-120. Разрабатывались они для тяжелых крейсеров пр. 82, но затем два из них были в 1954 г. установлены на эсминце «Неустрашимый», где и были проведены государственные испытания. Через несколько лет эти установки с корабля сняли, так как они в серийное производство не пошли.

Доводка корабля проходила трудно. Испытания начались в январе 1952 г., во время которых выявился недобор мощности энергетической установки, отсюда снижение запланированной скорости, уменьшение дальности плавания. Выявились недостатки в компоновке винторулевого комплекса — возникала на некоторых режимах кавитация винтов.

После всяческих доработок, что, в прочем, естественно для всех проектов, корабль пр.41 «Неустрашимый» был сдан флоту в январе 1955 г.

К этому времени руководство Минсудпрома сильно охладело к этому проекту. Появились претензии к его слишком большому водоизмещению, что стало считаться неприемлемым при крупносерийном строительстве. Можно подумать, что стоимость постройки корабля определяется в основном количеством расходуемого металла на его корпус, а не его начинкой.

Было предложено снизить водоизмещение на 30%. Решением Политбюро (читай — Сталина) в апреле 1951 г. решено было ограничиться строительством только одного корабля и перейти на уменьшенный вариант с сохранением того же вооружения. При этом согласились на уменьшение дальности плавания на 30% и автономности до десяти суток.

В любом случае было решено считать пр.41 «Неустрашимый» опытным кораблем, разработать эсминец меньшего водоизмещения. Тем самым упускалась уникальная возможность сделать корабль-платформу, пригодный для дальнейшего перевооружения под новую технику (ракетную), обеспечив долгую жизнь такому прекрасному кораблю. Остальные четыре корабля были сняты со строительства, имеющиеся конструкции разобраны.

А ведь это был великолепный корабль с большими модернизационными возможностями. Дело в том, что американцы, строя свои корабли, сразу же закладывают в конструкцию дополнительно 15% свободных площадей для возможной последующей модернизации. У нас же об этом никто даже никогда и не думал. Для уменьшения водоизмещения габариты кораблей ужимали до такой степени, что при постройке не всегда даже влезало то, что задумывалось, так как вся аппаратура, как правило, в процессе разработки увеличивалась как по размерам, так и по номенклатуре. А при модернизации, о которой в это время еще не думали, возникали неразрешимые проблемы.

В первый раз получили что-то более или менее приемлемое. Но это угробили на корню.

В серию пошел уменьшенный эскадренный миноносец пр. 5 6. В принципе очень неплохой корабль. Отличный мореход. За счет более высокого загиба носа очень хорошо всходил на волну. Было очень красивое зрелище, когда волна огибала корпус ровно по профилю палубы. Поскольку практически все оружие было отработано на пр.41, то проектирование было начато со стадии технического, минуя эскизное проектирование. Работы вело также ЦКБ-53. Главный конструктор А.Л. Фишер. Технический проект был утвержден в апреле 1952 г. Намечалась также большая серия данного проекта.

Головной в серии корабль «Спокойный» был заложен на ССЗ №190 в Ленинграде в марте 1953 г., спущен на воду в конце ноября того же года, а сдан флоту 30 июня 1956 г. Большая задержка произошла практически по той же причине, что и на пр.41. Недобор скорости из-за кавитационного взаимодействия между винтами. Все это требовало значительной доработки всей движительной системы и кормовых выступающих частей. На то он и головной, чтобы слегка помучиться.

Водоизмещение корабля: стандартное — 2662 т, полное — 3230 т. Размеры: длина — 126 м, ширина — 12,76 м, осадка — 4 м. Мощность котлотурбинной энергетической установки — 2x36000 л.с. Скорость хода — 38 уз. Дальность плавания — 3850 миль 15 узловым ходом или 685 миль полным ходом. Автономность — 10 суток. Вооружение: две сдвоенные 130-мм установки СМ-2, стабилизированные, палубно-башенные, универсальные, полуавтоматические; четыре счетверенных зенитных 45-мм автомата СМ-20-ЗИФ; 2x5 — 533-мм ТА; шесть бомбометов БМБ-2; два кормовых бомбосбрасывателя. Ну, прямо-таки «классика», образцово-показательный, средний, по нашей классификации, эскадренный миноносец. Жаль только, что опоздал он со своим появлением минимум лет на десять, так как наступила уже совсем другая эра, эра ракетно-ядерного оружия.

С 31-го образца пр. 56 планировалось вооружать более совершенной автоматической универсальной 130-мм башенной, в полном смысле, установкой СМ-62, так как серия планировалась в 46 единиц, но флоту было сдано всего 27 кораблей, так как наступали совсем другие времена и требовались совсем уже другие корабли.

Один из эсминцев пр. 56 «Светлый» был дооборудован вертолетной площадкой для испытания появившегося на флоте противолодочного вертолета Ка-15.

Остальные подверглись более значительному переоборудованию под новое оружие.

Количество построенных в послевоенные годы эскадренных миноносцев с артиллерийским вооружением и разбивка их ввода в строй по годам приведены в таблице.

Прежде чем приступить к ракетным кораблям, следует остановиться еще на двух проектах, которые разрабатывались в тот период.

Параллельно практически с пр.41 разрабатывался бронированный эсминец пр.47, в том же корпусе и с тем же составом вооружения. Это была уже вторая попытка защитить броней легкий корабль от огня 130-мм артиллерии. Первый раз это пытались сделать еще до войны. Кстати, тогда разрабатываемый проект имел тот же номер. Все попытки закончились тем, что корабль постепенно вырос до размеров легкого крейсера, на чем все и закончилось. Дело в том, что чудес не бывает. Есть один, главный закон в кораблестроении. Это соотношение: вооружение — броня — двигатель — скорость — запас хода. И обмануть этот закон пока еще никому не удалось. И этому есть «железный пример» еще со времен первой мировой войны. Линкор «Куин Элизабет», водоизмещением 35 000 т, имел длину 197 м, броню 330 мм, мощность главных механизмов 75 000 л.с. и скорость 23,5 уз. Нес восемь 380-мм орудий главного калибра. Создавая линейный крейсер «Рипалс», увеличив скорость на котором всего на 5 уз. (28,5 уз.), пришлось увеличить габариты (длина 243 м) из-за того, что для достижения заданной скорости потребовались главные механизмы мощностью 128000 л. с. (почти в два раза больше, чем на линкоре), при этом бронирование снизилось до 229 мм, пришлось уменьшить количество орудий главного калибра до шести (все те же 380-мм). Водоизмещение возросло до 37000 т.

Что-то за счет чего-то. Другого не дано. Увеличивать броню, уменьшать калибр орудий или их количество, или наоборот. Хочешь увеличить скорость, ухудшаются другие параметры. Хочешь увеличить дальность плавания, нужны объемы для запасов горючего и жизнеобеспечения экипажа и т. д.

Так и с эсминцем пр.47. Почему обеспечивать защиту от огня эсминцев, которые и несут калибр 130-мм (127-мм, в основном, у предполагаемых противников). В составе эскадр находятся не только они.

А как быть хотя бы с легкими крейсерами, которые несут 152-мм артиллерию?

Поэтому из этой затеи толком ничего не вышло, так как резко ухудшались все остальные параметры из-за большого веса брони, а раздувать габариты и увеличивать мощность двигательной установки было нецелесообразно. Это уже проходили.

Кстати, на первых вариантах проработки пр. 47 очень легко размещалась и третья башня главного калибра, которую наше руководство напрочь не желало видеть. Эсминец должен быть средним и точка.

Дабы не прекращать эволюционного процесса ЦКБ-53 в инициативном порядке продолжало совершенствовать класс эскадренных миноносцев. Вслед за эсминцем пр. 56 разрабатывался эсминец пр. 5 7, более крупный корабль с тремя башнями главного калибра: спаренные универсальные 130-мм автоматические артиллерийские установки СМ-62.

К этому времени заканчивалась разработка более мощной 57-мм счетверенной зенитной автоматической установки ЗИФ-75, испытания которой закончились в декабре 1958 г., по результатам которых, с учетом замечаний, была доработана и принята на вооружение в конце 1960 г.

Станок артиллерийской установки был взят от 45-мм счетверенной СМ-20-ЗИФ. Механизмы наведения и спуска были унифицированы, так что при небольших переделках можно было устанавливать качающуюся часть ЗИФ-75 на станок СМ-20-ЗИФ. Характерное внешнее отличие ЗИФ-75 от СМ-20-ЗИФ — отсутствие пламегасителей на стволах орудий. На корабле было размещено три установки.

Помимо этого, эсминец пр. 5 7 должен был иметь на вооружении два сдвоенных 25-мм зенитных автомата 2М-3, два торпедных 533-мм пятитрубных аппарата, бомбометы и бомбосбрасыватели. Экипаж около 300 человек.

Водоизмещение стандартное порядка 3500 т. Размеры: 139 x 14,8 x 4,4 м. Мощность котлотурбинной установки — 2x36000 л.с. Скорость 36 уз. Дальность плавания 3000 миль при скорости 18 уз.

Корабль имел значительные габариты, что впоследствии и пригодилось.

Наступала эра ракет и ядерного оружия. Встал вопрос, что делать с только что построенными артиллерийскими эсминцами, которые уже явно не вписывались в новую военно-морскую доктрину.

Все большее значение имели подводные лодки. Для более успешной борьбы с ними в 1958 г. ЦКБ-53 разработало пр. 56ПЛО — вариант доработки эсминцев пр. 56 для использования их для противолодочной борьбы. Всего до 1965 г. было переоборудовано 12 кораблей.

Был снят кормовой торпедный аппарат и на его месте установлен мощная гидроакустическая аппаратура. Оставшийся торпедный аппарат был оборудован для стрельбы противолодочными торпедами. Были установлены два РБУ-2500.

Поскольку водоизмещение корабля несколько повысилось, то скорость незначительно снизилась — до 34 уз., что пока было приемлемо.

Переоборудованы по проекту 56ПЛО: «Смышленый», «Скрытный», «Блестящий», «Бывалый», «Бесследный», «Бурливый», «Благородный», «Пламенный», «Напористый», «Вызывающий», «Вдохновенный», «Возмущенный».

Эсминец проекта 56М «Прозорливый»
БПК проекта 57бис «Дерзкий». СФ, 1963 год
БПК проекта 57бис «Жгучий». СФ, середина 1960-х гг.
БПК проекта 57бис «Гневный. ТОФ, 1964 год.
Эскадренный миноносец проекта 41 «Неустрашимый». Снимок сделан в 1959 году.
БПК проекта 61 «Комсомолец Украины». Средиземное море, 1988 год.
БПК проекта 61 «Образцовый» уходит в Балтийское море. 1974 год.
Эсминец проекта 956 «Безбоязненный». ТОФ, 1990-е гг.
Эсминец проекта 956 «Настойчивый». БФ. 1992 год.

С появлением ракетного оружия образовалась сугубо наша классификация эсминцев, это эсминец УРО (с управляемым ракетным оружием) и эсминец ЗУРО (с зенитным управляемым оружием). На каком-то коротком этапе это как-то еще можно оправдать, пока еще были живы чисто артиллерийские корабли, но ведь обратной дороги не было и все последующие эсминцы должны были быть только с ракетным оружием, причем с тем и другим.

По мере насыщения эсминцев ракетным оружием их габариты постоянно увеличивались, что вылилось у нас в появление еще одного подкласса эскадренных миноносцев — больших противолодочных кораблей, что, в общем, то не совсем верно, так как все они продолжали нести довольно мощное зенитное ракетное оружие. Самые крупные из этих кораблей стали называться ракетными крейсерами.

Наши западные «заклятые друзья» выбрали более простую классификацию и более понятную. Все корабли до 2000 т водоизмещением — корветы. В последнее время водоизмещение варьируется в сторону незначительного увеличения, корабли среднего водоизмещения остались эсминцами, все, что больше по водоизмещению (за 6000 тонн) — фрегаты. Есть и отклонения, но незначительные.

Появление первого ракетного эскадренного миноносца обусловлено разрабатываемой специально для вооружения кораблей небольшого водоизмещения крылатой ракеты (в то время: самолет-снаряд) КСЩ (корабельный снаряд щука). За основу была взята разработка авиационных ракет «Щука». Работы велись в филиале ОКБ Микояна — ГСНИИ-642 под руководством главного конструктора М.В. Орлова.

Ракета оснащалась радиокомандной системой наведения. Кроме того, в ней имелась радиолокационная головка самонаведения. И хотя дальность КСЩ по проекту должна была быть до 100 км, фактически она определялась радиолокационной станцией корабля и не превышала 30-40 км (догоризонтная видимость). Старт ракеты осуществлялся с помощью порохового ускорителя, в качестве маршевого двигателя использовался авиационный АМ-5А, которые выработали ресурс на Як-25.

Для ракеты КСЩ была разработана ЦКБ-34 специальная пусковая установка СМ-59. Она

была ангарного типа с направляющими ферменной конструкции. Установка стабилизированная, с броневой защитой. Запасные ракеты хранились в ангарах-погребах. Время перезарядки 8—10 минут.

Решением Минсудпрома и руководством ВМФ от 25 июля 1955 г. ЦКБ-53 было поручено разработать проект корабля, вооруженного ракетами КСЩ с двумя пусковыми установками в корпусе эсминца пр. 56. Количество самолетов-снарядов определилось в 19 единиц.

Результаты проработок показали невозможность размещения двух пусковых установок при заданном водоизмещении без резкого ухудшения мореходных качеств и снижения скорости, что было явно неприемлемо.

Поэтому и было принято решение срочно начать доработку эсминца пр. 5 7 под ракетный с двумя пусковыми установками, больший по водоизмещению и более соответствующий заданию, ну а пока строить в корпусах пр. 56 ракетные эсминцы с одной пусковой установкой и боекомплектом из семи самолетов-снарядов КСЩ.

Первым кораблем, получившим ракеты КСЩ, стал эсминец пр. 56 «Бедовый», заложенный в декабре 1953 г., и с лета 1955 г. достраивающийся по пр. 56Э на ССЗ №455 в городе Николаеве. (Главным конструктором был О.Ф. Якоб).

В его кормовой части вместо 130-мм и 45-мм артиллерийских установок, торпедного аппарата и бомбометов разместили поворотную установку СМ-59 с погребом на семь ракет, хранящимся в сухом виде. Заправка ракет топливом и другие предстартовые работы проводились в посту предстартовой подготовки, после чего ракета досылалась на пусковую установку.

Помимо размещения на корабле системы управления стрельбой, имелись новые радиолокационные средства обнаружения и целеуказания.

Первый пуск КСЩ с корабля состоялся 2 февраля 1957 г. в районе Феодосии у мыса Чауда. Пуск был неудачным. Ракета упала в море в полутора милях от корабля. Через две недели пуск прошел удачно — ракета попала в корпус неподвижно стоящего недостроенного лидера пр.48 «Ереван» (что значит — не судьба!). Следующие три пуска опять были неудачными, но затем ракета попала в движущийся катер-мишень и разбила его пополам. И хотя ракеты КСЩ имели невысокую надежность, все же были приняты на вооружение. ГСНИИ-642 было поручено в кратчайшие сроки провести работы по доработке ракеты КСЩ для обеспечения их надежности. Но вскоре все работы были переданы в ЦКБ-18 Челомею, который вел работы по глубокой модернизации КСЩ.

Работы по ракете КМ-7 были прекращены в 1958 г. в связи с их бесперспективностью, так как начинались работы по боле совершенной ракете П-5, что, в принципе, было верным решением.

После проведения испытаний ракеты КСЩ эсминец пр. 56Э был дооборудован по пр. 56ЭМ, в отличие от своих последующих собратьев на нем была сохранена 45-мм зенитная артиллерия.

Носовая артиллерийская 130-мм установка на «Бедовый» вообще не устанавливалась, на ее место после государственных испытаний КСЩ при доработке по пр. 56ЭМ была установлена вторая 45-мм установка, два РБУ-2500 и в середине корпуса побортно два 533-мм торпедных аппарата для противолодочных торпед.

«Бедовый» вступил в строй 30 июня 1958 г.

В дальнейшем корабельное оружие подробно освещаться не будет, так как уже имеется довольно много литературы на эту тему и повторяться не стоит. Просто было бы необходимо дать начальную информацию по этому вопросу.

Отдать дань, так сказать, начинающемуся прогрессу, нарождающемуся с таким трудом.

Для скорейшего насыщения флота ракетным оружием решено было продолжить серию ракетных кораблей в корпусе эсминца пр. 56.

По результатам испытания пр. 56Э ЦКБ-53 под руководством того же О.Ф. Якоба, минуя стадию технического проектирования, разработало документацию пр. 56М.

Весь состав вооружения оставался таким же, как и на пр. 56ЭМ, за исключением замены 45-мм автоматов на более мощные 57-мм автоматы ЗИФ-75.

Головной «Прозорливый» был заложен 1 сентября 1956 г. и сдан флоту 30 декабря 1958 г. За ним были дооборудованы по этому же проекту «Неуловимый» и «Неудержимый», оба заложенные как чисто артиллерийские корабли.

Их тактико-технические данные были следующие. Водоизмещение: стандартное — 2767 т, полное — 3315 т. Размеры: длина — 126 м, ширина — 12,7 м, осадка — 4,5 м. Мощность энергетической установки, котлотурбинной — 2x36 000 л.с. Скорость — 39 уз. Дальность плавания 3900 миль при скорости в 14 уз. Автономность 10 суток. Экипаж 270 человек.

Следом подошел и пр. 57бис. Технический проект был завершен в ЦКБ-53 в самом конце 1956 г. Первым был заложен 16 ноября 1957 г. на ССЗ №445 в Николаеве «Гневный». Всего в серии планировалось девять кораблей. Корабли строились в Ленинграде, Николаеве и Комсомольске на Амуре. «Гневный» вошел в строй 10 января 1960 г.

За ним последовали: «Гремящий», «Жгучий», «Зоркий», «Дерзкий», «Упорный», «Бойкий» и «Гордый». Девятый — «Храбрый» был спущен на воду в 1961 г., но в 1963 г. снят со строительства.

Водоизмещение корабля пр. 57бис было: стандартное — 3500 т, полное — 4192 т. Размеры: длина — 138,9 м, ширина — 14,84 м, осадка — 4,42 м. Мощность энергетической установки, котлотурбинной — 2x36 000 л.с. Скорость 36 уз. Дальность плавания 3080 миль при скорости в 18 уз.

Вооружение: 16 ракет КСЩ, две пусковые установки, 4x4 — 57-мм автомата ЗИФ-75, 2x3 — 533-мм торпедных аппарата, два РБУ-2500. Экипаж 284 человека.

На корме была смонтирована вертолетная площадка для вертолета Ка-15, который базировался на берегу и придавался кораблю при его работе в море.

Помимо ранее отмечаемой ненадежности ракет КСЩ, несовершенства их управления, отмечалась еще низкая скорострельность ракетного комплекса. Мало было ракет в залпе. Система ПВО, состоящая только из 57-мм автоматов, уже не соответствовала современным требованиям. Нужно было искать новые решения. ЦКБ-53, по предложению ВМФ, разрабатывало вариант перевооружения кораблей на ракетный комплекс П-35, разработанный Челомеем специально для надводных кораблей. Работы велись в 1960 г., но продолжения не получили. Корабли несли на вооружении ракеты КСЩ еще целое десятилетие.

Вскользь еще следует упомянуть о кораблях пр. 58. Ведь они закладывались как ракетные эсминцы и носили имена «Грозный», «Стерегущий», «Доблестный» и «Сообразительный» и не их вина, что в общем-то очень небольшие по водоизмещению корабли были переквалифицированы в ракетные крейсера. А раз крейсера, то это уже не наша тема. Просто нужно сказать, что на них, первых, и были размещены более современные ракеты П-35.

Следующим направлением модернизации эсминцев пр. 56 явилось оснащение части из них зенитным ракетным комплексом (ЗРК) ближнего действия М-1, единственному разработанному к тому времени до степени принятия на вооружение.

Для проведения государственных испытаний в ЦКБ-53 под руководством Главного конструктора А.И. Топтышка был разработан пр. 56К. На ССЗ №445 в Николаеве в 1960 г. был сдан дооборудованный эсминец «Бравый», на котором испытывался и отрабатывался комплекс М-1. Весь комплекс М-1 был размещен в кормовой части корабля за счет снятия кормовой 130-мм артиллерийской установки, 45-мм установки и кормового торпедного аппарата. Радиолокационная станция наведения для комплекса М-1 — «Ятаган».

По результатам испытания эсминца «Бравый» была в 1964 г. в ЦКБ-53 под руководством главного конструктора Н.П.Соболева разработана документация для эсминцев пр. 56А. Все работы были выполнены в 1966-1971 гг. Это были: «Скромный», «Сведущий», «Сознательный», «Несокрушимый», «Находчивый», «Настойчивый», «Возбужденный». Еще один был модернизирован по несколько измененному пр. 56АЭ и передан Польше. Это был «Справедливый».

Все семь эсминцев, модернизированных по пр. 56А получали, как и на пр. 56К, ЗРК М-1 «Волна». Помимо этого два бортовых зенитных 45-мм автомата заменялись на четыре двухствольных 30-мм автомата АК-230 со станциями управления стрельбой РАС «Рысь» с каждого борта, устанавливались два РБУ-2500. Торпедный аппарат приспосабливался для стрельбы противолодочными торпедами.

В 1958 г. ЦКБ-53 закончило проектирование полновесного ракетного эсминца пр. 61. Главным конструктором был Б.И. Купенский. В выданном ЦКБ-53 задании он еще назывался эсминцем с ЗУР, строились они уже как большие противолодочные корабли (БПК). В последние годы службы они «заслужили» того, что их причислили к сторожевым кораблям, что было неуважением к этим прекрасным кораблям и большим флотским трудягам. Всего в серии было 20 кораблей пр. 61. Один из них — «Отважный» — погиб в районе Севастополя 30 августа 1974 г. от взрыва и последующего пожара.

Тактико-технические данные пр. 61 были следующие. Водоизмещение: стандартное — 3500 т, полное — 4460 т. Размеры: длина — 144 м, ширина — 15,8 м, осадка — 4,6 м. Мощность газотурбинной установки 2x18 000 л.с. Скорость 34 узла. Дальность плавания 18-узловым ходом — 3500 миль. Автономность 10 суток. Экипаж 266 человек.

Вооружение: 2 ЗРК М-1 «Волна», 2x2 — 76-мм артиллерийских установки АК-726, 1x5 — 533-мм торпедный аппарат, два РБУ-6000, два РБУ-1000, имелась площадка для вертолета, который придавался кораблю только для операций на море и базировался на берегу.

Пр.61 постоянно подвергался модернизации. В первоначальном виде остались: «Образцовый», «Одаренный», «Славный», «Стерегущий», «Красный Кавказ», «Решительный», «Сметливый», «Красный Крым», «Способный», «Скорый» и «Отважный».

Следует сказать, что все 20 кораблей были введены в строй с 1964 г. по 1973 г.

Последний — «Сдержанный» был построен по пр. 61М. По аналогии с ним были модернизированы четыре корабля в 1971-1981 гг.: «Огневой», «Стройный», «Смышленый» и «Смелый». В 1988 г. «Смелый» был передан Польше.

На кораблях установили новую гидроакустическую станцию (ГАК «Платина»), установили четыре пусковые установки (в корму) для противокорабельных ракет П-15М. Вместо РБУ-1000 были размещены четыре 30-мм автомата АК-630М с РАС наведения «Вымпел».

Корабли на 500 т прибавили в весе, что несколько ухудшило их мореходные качества, но незначительно.

В 1975 г. эсминец «Проворный» был модернизирован в Севастополе по пр. 61Э, разработанному в Северном ПКБ (бывшее ЦКБ-53), главный конструктор Б.И. Купенский. Корабль был переделан кардинально. С него сняли оба ЗРК М-1 и установили для испытаний новый ЗРК «Ураган» и РАС наведения «Орех». Предполагалось вначале установить две пусковые установки в носу и корме, но затем ограничились одной — кормовой. На этом корабле система «Ураган» и прошла полный цикл испытаний.

По заключенному с Индией соглашению Северное ПКБ разработало пр. 61МЭ. Работа была закончена в 1974 г. Корабль нес четыре пусковые установки (в носу) для ракет П-20 и одну 76-мм артиллерийскую установку АК-726 в носу, два ЗРК М-1 «Волна», ангар для вертолета, расположенный в корме, складного, полупогруженного типа и большую вертолетную площадку. На первых трех кораблях устанавливались четыре автомата АК-230 и РАС наведения «Рысь», на двух последующих четыре 30-мм автомата АК-630 и РАС наведения «Вымпел».

Полное водоизмещение 4900 т. Корабли были построены в Николаеве в 1979-1987 гг.

Уже в последние годы был несколько доработан эсминец «Сметливый». С него сняли кормовую 76-мм артиллерийскую установку и установили новую, ужасающих размеров гидроакустическую станцию МНК-300.

Для более угрожающего вида на нем установили две счетверенные пусковые установки для противокорабельных ракет «Уран», как говорят, снятых с опытового катера пр. 206.6.

В 1987 г. эсминец «Способный» был поставлен в Севморзавод в Севастополе для проведения ремонта и модернизации по пр. 01090. На нем должен был располагаться для испытаний новый неакустический комплекс для обнаружения подводных лодок, но развал СССР приостановил эти работы.

В Северном ПКБ велись работы по дальнейшему развитию пр. 61 в рамках выданного в 1964 г. тактико-технического задания. Но дальнейшего развития пр. 61бис и пр. 61А не получили.

Про пр. 61 написано много и хорошо. Хочется только добавить, что после доработки комплекса М-1 «Волна» у корабля появились дополнительно значительные ударные возможности. Комплекс получил возможность стрелять и по надводным целям, а не только по воздушным, правда, только в зоне радиолокационной видимости корабля.

Поскольку к ракетам КСЩ у моряков давно были большие претензии, то стоял вопрос о дальнейшем их использовании. Северное ПКБ под руководством В. Г. Королевича разработало документацию по переоборудованию ракетных эсминцев пр. 57бис в противолодочные корабли по пр. 57А. Работа была закончена в 1966 г. Переоборудование всех восьми кораблей было осуществлено в 1968—1973 гг.

Водоизмещение корабля (стандартное) увеличилось до 3700 т. Скорость соответственно снизилась до 32 уз.

Практически все прежнее вооружение было снято. Оставшиеся две 57-мм артиллерийские установки ЗИФ-75 были поставлены в нос, что является ошибкой. Установки ЗИФ-75 уже не соответствовали современным требованиям, в том числе и по противоатомной защите, так как были абсолютно открытыми. Необходимо было подумать о размещении 76-мм установок АК-726, хотя бы одной.

На корме установили ЗРК М-1 «Волна» с боекомплектом 32 ракеты, в центре были установлены четыре двухствольных 30-мм автомата АК-230 и РАС наведения к ним «Рысь» и два пятитрубных аппарата побортно для противолодочных торпед. В носу стояла одна РБУ-6000, еще две стояли побортно в центре корпуса. Была установлена новая гидроакустическая станция «Титан-2» с антенной в носовом обтекателе, что впоследствии стало нормой для всех остальных проектов.

В 1972-1977 гг. перевооружению подверглись и эсминцы пр. 56Э. «Бедовый» — по пр. 56У и два эсминца пр. 56М— «Неуловимый» и «Прозорливый» —тоже по пр. 56У.

Комплекс КСЩ заменили на четыре пусковые установки для ракет П-15М (в корму побортно), добавили две 76-мм артиллерийские установки АК-726 в корму со станцией РАС «Турель», обновили радиолокационные средства.

Все остальное вооружение оставили, что выглядит еще более несуразным. Как правило, не устанавливают близкие по калибру орудия, а тут на «Бедовом» 76-мм и 45-мм (тем более открытые), а на двух других еще хуже — 76-мм и 57-мм.

После постройки пр. 61 это направление (ветвь), пр. 56- пр. 57 — пр. 61, прекратило свое существование, а жаль. Проект 61 был великолепный ходок, получивший название «поющий фрегат», имел достаточное водоизмещение, позволявшее вести дальнейшее развитие его конструктивных возможностей.

Следом идут по тогдашней доктрине, в основном направленной на борьбу с подводными лодками, узкоспециализированные большие противолодочные корабли пр. 1134А и пр. 1134Б. И нежелательно пропускать их. И если взять за основу старую классификацию миноносцев: малые — средние — большие, то оба эти корабля нужно причислить к большим эскадренным миноносцам с узко заданными задачами. А если учесть, как в будущем разрослись по размерам эсминцы, то тем более.

А когда зенитные ракеты стали способными стрелять и по надводным целям, то корабли этих проектов вообще стали универсальными.

Корабль пр. 1134А разрабатывался в Северном ПКБ под руководством главного конструктора В.Ф. Аниниева. Поскольку в соответствии с кораблестроительными программами, которые разрабатываются на десятилетний период, под них разрабатываются и новые виды вооружения, то на пр. 1134А предполагалось устанавливать успевающие к этому сроку и образцы нового оружия.

Все десять кораблей строились на Северной верфи в Ленинграде и были введены в строй с 1969 г. по

1977 г. Головным был «Кронштадт», который вступил в строй 29 декабря 1969 года. За ним последовали: «Адмирал Исаков», «Адмирал Нахимов», «Адмирал Макаров», «Маршал Ворошилов» (с 1991 г. «Хабаровск»), «Адмирал Октябрьский», «Адмирал Исаченков», «Маршал Тимошенко», «Василий Чапаев», «Адмирал Юмашев».

Тактико-технические данные пр. 1134А были следующие. Водоизмещение: стандартное — 5600 т, полное — 7600 т. Размеры: длина — 159 м, ширина — 16,8 м, осадка — 5,8 м. Котлотурбинная установка представляла собой сдвоенный агрегат (2x45 000 л.с). Скорость 32 уз. Дальность плавания 18-узловым ходом 5000 миль. Автономность 30 суток. Экипаж 330 человек.

Вооружение: два ЗРК «Шторм» с системой наведения «Гром», 2x2 — 57-мм автомата АК-725 с РАС «Барс», четыре 30-мм автомата АК-630 с РАС «Вымпел», 2x5 -533-мм торпедных аппарата, два РБУ-6000, два РБУ-1000, вертолет Ка-25, базирующийся в корабельном ангаре.

Проект 1134А очень понравился всему руководству и для скорейшего насыщения флота было предложено развернуть его строительство в Николаеве. Оттуда поступило встречное предложение: поскольку котлотурбинные установки строились в Ленинграде, а в Николаеве было освоено изготовление газотурбинных установок, доработать проект под газотурбинные установки. Предложение было принято и, как оказалось, совершенно напрасно. В результате переработки получился совершенно новый корабль, но для сглаживания ситуации ему присвоили номер: проект 1134Б.

Поскольку корабль получился значительно больше, то и строился он медленнее. Всего в серии было 7 единиц. Все корабли пр. 1134Б строились в Николаеве на заводе имени 61 коммунара. Были введены в строй с 1971 г. по 1979 г. Головным стал «Николаев», преданный флоту 31 декабря 1971 г. Далее последовали: «Очаков», «Керчь», «Азов», «Петропавловск», «Ташкент», «Таллин» (с 1990 г. «Владивосток»).

Поскольку по этому проекту написано столь много, то даже как-то неловко повторяться. И еще, я думаю, будет много написано и отдельно издано.

Водоизмещение корабля выросло: стандартное — до 6700 т, полное —до 8500 т. Размеры: длина — 173,4 м, ширина — 18,5 м, осадка — 5,7 м. Мощность газотурбинной установки составляла 2 x 20000 л.с. + вспомогательная в 6000 л.с. Скорость 32 уз. Дальность плавания 18-узловым ходом 7100 миль. Автономность 30 суток. Экипаж 420 человек.

В дополнение к вооружению пр. 1134А на пр. 1134Б был добавлен комплекс ЗРК самообороны «Оса». Две установки побортно. Кроме того артиллерийские установки АК-725 были заменены на 76-мм АК-726 с заменой РАС наведения «Барс» на «Турель». Замена калибров орудий считается верным шагом.

Справедливости ради нужно сказать, что РАС «Вымпел» для 30-мм автоматов АК-630 запаздывала с разработкой и первые корабли пр. 1134А и пр. 1134Б ходили без станций наведения, стреляя только через «колонку». Государственные испытания «Вымпела» закончились в 1973 г. и система стала поступать только с 1974 г.

В процессе строительства «Азов» был переоборудован по пр. 1134Б для проведения отработки и испытания опытного ЗРК нового поколения С-300Ф «Форт». Был снят бортовой ЗРК «Шторм» и РАС «Гром» и заменены пятитрубные торпедные аппараты на новые двухтрубные. Корабль был сдан флоту в декабре 1975 г.

На «Очакове» была установлена для проведения испытаний неимоверных размеров РАС «Подберезовик».

«Керчь» стоит уже несколько лет на Севморзаводе в Севастополе на глубокой модернизации, но дело, кажется, застопорилось.

Остальных кораблей, после снятия с вооружения ЗРК М-11 «Шторм», проектов 1134А и 1134Б уже нет.

Развития проекты не получили, а такие были красивые корабли. Проект 1134А считался вообще самым красивым кораблем нашего флота.

Далее опять образовался, как потом оказалось, на более, чем на два десятилетия, классический триумвират миноносцев: малый — средний — большой, естественно в нашей интерпретации и со всякими нюансами.

Первым из бумажного моря выплыл пр. 1135. Шифр «Буревестник». Прекрасно понимая, что строить много больших противолодочных кораблей не позволяет экополитика, да и не было у нас никогда большого количества стапельных мест, решено было строить меньшие по водоизмещению корабли.

Вчитайтесь внимательно в ТТЗ на эти корабли. «Должны самостоятельно бороться с подводными лодками в ближней зоне (т.е. 150 км от берега, не далее), а также участвовать в противолодочных операциях в удаленных районах». То есть два взаимоисключающих требования. Или маленький и близко, или большой (иначе нельзя) и далеко.

Поэтому, когда это ТТЗ в 1964 г. было выдано ЦКБ-53 и приступило к разработке (главный конструктор Н.П.Соболев), то получился корабль водоизмещением 2100 т. Всем хорош, только вот для походов в дальнюю зону он слегка не годился. Пришлось увеличивать водоизмещение, а заодно и добавить немного вооружения. При рассмотрении технического проекта добавили еще и буксируемую ГАС «Вега».

А после того, как противолодочный комплекс «Метель» научили стрелять по надводным целям, то из противолодочного корабля он стал универсальным, т.е. полновесным эскадренным миноносцем, не такого уж малого водоизмещения, а то что потом его перевели в сторожевые корабли, то это, как говорится, от жиру.

Всего за период 1970-1981 гг. построено 32 корабля. Головной «Бдительный».

Последние 11 единиц построены по проекту 1135М с заменой 76-мм артиллерийских орудий АК-726 на 100-мм одноствольные орудия АК-100 с РАС управления МР-114 «Лев». Головной проекта 1135М «Резвый» был введен в строй в декабре 1975 г.

Тактико-технические данные проекта 1135М следующие. Водоизмещение: стандартное — 2810 т, полное —3200 т. Размеры: мина —123 м, ширина —14,2 м, осадка —4,5 м. Мощность энергетической газотурбинной установки — 2x17 000 л. с. + 6 000 л.с. Скорость 32 уз. Дальность плавания 14-узловым ходом 3000 миль. Автономность 30 суток. Экипаж 190 человек.

Вооружение: ПАРК «Метель» — одна счетверенная установка; 2x2 — 76-мм артиллерийские установки АК-726; два ЗРК самообороны «Оса», 2x4— 533-мм торпедных аппарата, два РБУ-6000.

Корабли пр. 1135 оказались настолько хороши, что продолжают свою службу спустя тридцать лет. Проект явился базовым для последующего развития этого типа.

За пр. 1135, прямо в его корпусе последовал пр. 11351 «Нерей», классический тип развития миноносца и только по острой необходимости переданный пограничникам, так как возникла проблема в охране двухсотмильной экономической зоны.

Технический проект Северным ПКБ был разработан в 1979 г., главный конструктор Н.П. Соболев, затем А.К. Шныров.

Всего было построено с 1983 г. по 1990 г. семь кораблей проекта 11351.

Головной корабль «Менжинский». Затем последовали: «Дзержинский», «Имени 27 съезда КПСС» (с 1991 г. «Орел»), «Имени 70-летия ВЧК-КГБ (при

закладке «Орел», с 1991 г. «Псков»), «Имени 70-летия погранвойск», «Кедров», «Боровский».

Далее должны были быть «Лацис» и «Берзинь», но после развала СССР «Лацис» успел побывать «Кировым», но потом достался Украине и был назван «Гетман Сагайдачный». «Берзинь» так и не был достроен.

Вообще-то, классные названия. Такого на флоте еще не было. Недостает еще только «Берии» для полной красоты.

Тактико-технические данные этих кораблей следующие. Водоизмещение: стандартное — 3100 т, полное — 3510 т. Размеры: длина — 123 м, ширина — 14,2 м, осадка — 4,7 м. Мощность энергетической газотурбинной установки — 2x28 000 л.с. Скорость 32 уз. Дальность плавания 14-узловым ходом 3000 миль. Экипаж 180 человек.

Вооружение: одна артиллерийская 100-мм установка; 2х30-мм автомата АК-630, ЗРК «Оса-М», 2x4- 533-мм торпедных аппарата; два РБУ-6000, вертолет Ка-27.

Корабли пр. 11351 оказались отменными служаками, до сих пор охраняющими наши природные богатства на Тихом океане.

Поскольку пр. 1135 был оптимальным для своего класса, то таил в себе большие экспортные возможности и в различных вариантах по составу вооружения постоянно предлагался на всевозможных специализированных выставках, что, в конечном итоге, и увенчалось успехом.

Был получен заказ от Индии и по их ТТЗ в Северном ПКБ под руководством В.А. Перевалова он был исполнен. Разработка велась в том же корпусе по пр. 11356. Вооружение корабля практически все новое, от старого пр. 1135 осталось только одна РБУ-6000. Три корабля строились на Балтийском заводе, который и выиграл тендер на постройку.

Три корабля были переданы Индии в 2005-2006 гг. Индия заказала еще несколько кораблей, которые, видимо, будут строить на «Янтаре» в Калининграде.

Водоизмещение корабля пр. 11356 составило 3620 т. Скорость 30 узлов. Дальность плавания 4500 миль. Размеры: 124,8x15,2x4,2 м. Экипаж- 220 человек. Вооружение: одна артиллерийская 100-мм универсальная автоматическая установка А-190 с РАС управления 5П-10 «Пума»; две зенитных ракетно-артиллерийских комплекса «Кортик»; одна пусковая установка зенитного ракетного комплекса «Ураган»; восемь пусковых установок вертикального старта для ударных и противолодочных ракет системы «Клаб-М»; РБУ-6000; вертолет; 2x2— 533-мм торпедных аппарата.

В период безвременья, после развала Советского Союза, эта работа дала возможность выжить Северному ПКБ, сохранить свои кадры.

В нашей стране вообще все происходит волнами. Начавшийся во второй половине 70-х гг. нефтяной бум, когда стоимость нефти достигла, почти как сейчас, 80 долларов за баррель, позволил стране здорово разбогатеть, несмотря на то, что тогда протянув трубу на Запад продавали всего 17% от добычи.

Хватало всем: и, в первую очередь, военно-промышленному комплексу, и братьям по классу во всех странах, и своей номенклатуре, и работающим и пенсионерам. Сейчас, правда, при той же ситуации, последним двум категориям мало что достается.

В те годы и был дан мощный толчок для развития нашего Военно-Морского Флота, который спустя десятилетие достиг паритета с США.

Обрушение стоимости нефти до 8 долларов за баррель (видимо, сознательное) развалило Советский Союз, который и рухнул под огромной массой произведенного оружия. Выращенные кадры уникальных специалистов оказались без дела и были брошены на произвол судьбы. Очень многие люди оказались просто без Родины, многие разделенными.

В самом начале нового тысячелетия нашей стране, уже России, опять здорово повезло. Стоимость нефти поднялась до почти прежнего, 80-ти долларового уровня. Сумев к тому же увеличить добычу, страна вновь разбогатела. Вновь появилось море денег.

По добыче нефти Россия в 2006 году вышла на первое место в мире, перегнав Саудовскую Аравию.

Лежащая на боку «оборонка» вновь начала свой подъем. Постепенно начал оживать и Военно-Морской Флот.

Начали с малотоннажных кораблей, в основном для охраны границы (которых, правда, до сих пор недостаточно), затем, начиная с 2001 г., приступили к закладке корветов пр. 20380 на Северной верфи в Санкт-Петербурге.

В 2006 г. настала очередь и более крупного корабля. Здесь следует заметить, что у нас, в России, свой, немного отличный от всех путь. Вспомните западную классификацию: корвет — эсминец — фрегат. Фрегат — самый большой из этого класса. У нас же во вторую категорию попал фрегат, заложенный на Северной верфи 1 февраля 2006 г. проект 22350. И название лихое: «Адмирал флота Советского Союза Горшков». До этого это имя носил наш авианесущий крейсер (почти авианосец).

Если судить по изображению на закладной доске и опубликованным тактико-техническим данным, то это «младший брат» проекта 1135, в тех же габаритах и том же корпусе, естественно, с внесением современных элементов.

Водоизмещение корабля 4500 т. Размеры: 130 x 16 м. Дальность действия 4000 миль.

Вооружение: 8 ПУ ЗМ55 «Оникс»; 1 — 130-мм орудие А-192; 2x4 ПУ «Медведка»; ЗРК «Ураган» с вертикальным стартом; 2 30-мм автомата АК-630; 2x2 — 533-мм торпедных аппарата.

Линия проекта 1135 продолжается с большим успехом. Дай-то бог побольше хороших кораблей и, главное, нужных. Без этого России никак нельзя.

Теперь немного о том, что получается, когда люди начинают заниматься не своим делом. Конечно, приятно, как говорится, «положить на свой кусок хлеба твой кусок масла», но ведь существует давняя договоренность между разработчиками о дележе «пирога» военно-промышленного комплекса. ЦМКБ «Алмаз» разрабатывает малотоннажные корабли, Зеленодольское КБ — чуть крупнее, Западное ПКБ — это в основном тральщики, Северное ПКБ занимается кораблями среднего тоннажа (правда проект 1144 — исключение, но он вырос до непомерных размеров из 9000-тонного корабля), Невское ПКБ — это епархия океанских монстров всех мастей,

Были совершены две попытки вторгнуться в первую линию, прослеженную ранее, линию, начатую проектом 1135, т.е. законный хлеб Северного ПКБ.

Но первое вторжение можно хоть как-то оправдать. В серии успешно шел малый противолодочный корабль проекта 1124 «Альбатрос» и в 1972 г. Зеленодольскому ПКБ в его развитие было выдано ТТЗ на пр. 1154 «Поморник», что логично. И водоизмещение должно было остаться таким же — 800 т, и скорость 35 уз. После каждого этапа проектирования постоянно увеличивался круг задач, возлагаемых на корабль. Видоизменялось вооружение, постоянно увеличиваясь. Постоянно росло, соответственно, и водоизмещение: 1975 г. — 1500 т, 1976 г. — 1800 т, 1979 г. — 2000 т, затем — 2500 т. При этом постоянно снижалась скорость. Корабль переставал быть противолодочным. Со скоростью 27-28 узл. он уже не смог преследовать современные подводные лодки. И вот тут бы работы следовало бы передать в Северное ПКБ.

Правда, существует и другая версия, что было выдано сразу два ТТЗ на корабль водоизмещением 800 т и корабль водоизмещением 1800 т. Что является еще большей глупостью. В любом случае заказчик не знал, что хотел.

В любом случае, в 1981 г. было выдано новое ТТЗ на пр. 11540 «Ястреб».

Корабли строились на заводе «Янтарь» в Калининграде. Головной корабль «Неустрашимый» передан флоту для испытаний в 1990 г. Введен в состав флота только в 1993 г.. Дело в том, что коллектив Зеленодольского ПКБ не имел опыта проектирования таких больших кораблей, а перенесение в увеличенном масштабе пр. 1124 (что явно угадывается во внешнем виде) на более крупный корабль себя явно не оправдало. Было очень много проблем, которые пришлось решать на месте, в отрыве от основного коллектива. В любом случае флоту этот корабль не понравился и постепенно начавшаяся серия была свернута. А планы были наполеоновские. С третьего корабля он должен был быть с усиленным радиолокационным вооружением, а с седьмого корабля — строиться в исполнении для пограничной службы. Дополнительно намечалось строительство и на Дальнем Востоке.

Тем не менее, второй, «Неприступный», так и стоит у достроечной стенки уже десять лет, а третий, «Туман», разобрали на стапеле.

Тактико-технические данные проекта 11540 следующие. Водоизмещение: стандартное — 3600 т, полное — 4250 т. Размеры: длина — 129,6 м, ширина — 15,6 м, осадка — 4,6 м. Энергетическая газотурбинная установка — 2x28 500 л.с. Скорость 32 уз. Дальность плавания 18-узловым ходом — 3000 миль. Экипаж 200 человек.

Вооружение: 4x4 ПКР «Уран»; 2 ракетно-артиллерийских комплекса «Кортик»; 4 пусковых установки ЗРК «Кинжал»; одна 100-мм артиллерийская установка АК-100; 6 пусковых установок для противолодочного комплекса «Водопад»; РБУ-6000; вертолет Ка-27.

Хочется сказать, что до последнего времени так и не был установлен противокорабельный комплекс «Уран» и корабль проекта 11540 используется как сторожевой корабль. Продолжается его реклама на всех выставках, но уже в несколько обновленном виде, как СКР «Корсар». Вот такое дело.

Вторая попытка еще более поучительная. В 1995 г. был объявлен конкурс на фрегат небольшого водоизмещения. На большой размах еще не было сил. Конкурсная комиссия выбрала проект, предоставленный ЦКМБ «Алмаз». Основой выбора было то, что «алмазовцам» удалось разместить больше вооружения, чем остальным, и они приступили к разработке пр. 1244 «Гром». Главным конструктором был Л.В. Ельский, В.Г. Гаврилов.

Головной «Новик» был заложен 27 июля 1997 г. на заводе «Янтарь» в Калининграде, за ним должны были последовать «Рюрик» и «Пересвет».

Поскольку большинство вооружения предполагалось новое, то при проектировании не учли главного, что разработки вооружения дают габариты и количество рубочного оборудования одно, на деле получаются совершенно другими, причем в большую степень, все постоянно дорабатывается и перерабатывается, многое не получается вообще. Похоже, так получилось с системой «Полимент-Редут». Короче — многое не влезало. Да тут еще дефолт, который все угробил в 1998 г. Строительство корабля, начатое под барабанный бой, салют и звон стаканов с криками «Ура» и воплями о корабле XXI века, тихо угасло.

А тактико-технические данные предполагались весьма приличные. Водоизмещение: стандартное — 2500 т, полное — 2900 т. Размеры: длина — 121 м, ширина — 14,1 м. Двигательная установка газотурбинная, две маршевых турбины в 12 000 л.с. и две форсажные в 37 000 л.с. Суммарная мощность 49 000 л.с. Скорость 31 уз. Дальность плавания 12-узловым ходом 4700 миль, при скорости 20 уз. — 2500 миль. Автономность 30 суток. Экипаж 165 человек.

Вооружение: 6x3 ПУ ПКР «Оникс»; 8x8 ПУ ЗУР «Полимент»; 1x8 ЗУР «Игла»; одна 100-мм артиллерийская установка А-190; одна двухствольная 30-мм установка «Рой» (АК-630-2); 2x4 ПУ «Медведка»; вертолет Ка-27.

Есть в проекте один существенный недостаток. Дело в том, что для ПКР «Оникс» не нашлось другого места, кроме как по бокам вертолетного ангара в одном блоке надстройки над палубой, а не в корпусе. А ведь в ангаре хранится довольно большой запас топлива для вертолета. Все это вместе представляет собой плохо защищенную, постоянно возимую на себе бомбу огромной мощности. Все это конкурсная комиссия не могла не заметить, она ведь состояла не из мальчиков из музыкальной школы. Складывается впечатление о какой-то заинтересованности в пользу ЦМКБ «Алмаз».

В любом случае, сведений о том, что «Новик» был спущен на воду, нет. Получается, что он уже почти десять лет стоит на стапеле в ожидании своей участи.

В 2004 г. принято решение о переделке корабля в учебный с возможностью испытаний на нем новых образцов вооружения. Корабль получил новое название — «Бородино». Постановлением определена переработка проекта со сроком окончания работ 2008 г. Учтя прежний опыт, складывается впечатление, что он не будет достроен никогда. Но работа кипит и ЦМКБ «Алмаз» на всех выставках предлагает все новые и новые проекты на базе пр. 1244. Рыночная экономика обязывает, а вдруг кто-то клюнет.

Сам Калининградский завод «Янтарь» уникален в своем роде. У него один недострой, второй, третий, а он набирает новые и новые работы. Заложили новый десантный корабль, отобрали у Балтийского завода строительство фрегатов пр. 11356 для Индии, строят в кооперации с Германией патрульные суда пр. 645 7, а ведь каждый кусок железа, доставляемый в этот анклав, образовавшийся после распада СССР, становится золотым, ведь нужно везти через Белоруссию и Литву, а с Литвой постоянно проблемы. Сейчас придумали возить из Санкт-Петербурга (Усть-Луги) морем, на пароме, через половину Балтийского моря. Как говорится, тоже «не ближний свет». Или теплится надежда, что снова не достроят, а денежки «тю-тю». Наладили на заводе отверточную сборку автомобилей из привозных деталей и узлов, вот и зарабатываем тихо и мирно. И расширяться есть куда, площади позволяют.

Вторая наметившаяся линия начинается с пр.956 «Ангар» эскадренного миноносца, работы над которым начались в 1971 г. в Северном ПКБ. Правда, ТТЗ было выдано на ракетно-артиллерийский корабль поддержки десанта, предназначенного для поражения малоразмерных береговых целей. Главным конструктором проекта был назначен В.Ф. Аникиев, затем с 1975 г. И.И. Рубис.

Постепенно, как у нас принято, обрастая все новыми и новыми задачами во время систематических обсуждений вариантов проекта на разных этапах проектирования, дополнительно обрастая все новыми видами оружия и увеличиваясь в водоизмещении, корабль постепенно превращался в многоцелевой, т.е. в полноценный эскадренный миноносец средней величины. На этапе проектирования выбирался также и тип двигательной установки.

В конечном счете остановились на котлотурбинной.

Первоначально в серии должно было быть двадцать единиц. Затем было решено увеличить серию и дополнительно начать строительство в Николаеве на заводе Имени 61 коммунара, где были спущены на воду два корпуса, но затем строительство проекта 956 в Николаеве остановили из-за загруженности другими заказами, в том числе и экспортными. Корпуса так и простояли у стенки на другом берегу Ингула до развала Советского Союза, используясь как склады.

Всего же на Северной верфи в Ленинграде было построено 18 кораблей данного проекта для нашей страны. Головным был сдан флоту «Современный» 25 декабря 1980 г.

Корабль имел водоизмещение: стандартное — 6500 т, полное — 7240 т. Размеры: длина — 156,5 м, ширина — 17,2 м, осадка — 6 м. Мощность котлотурбинной энергетической установки — 2x50 000 л.с. Скорость 32 уз. Дальность плавания 18-узловым ходом 5000 миль. Автономность 30 суток. Экипаж 350 человек.

Вооружение: 2x4 ПКР «Москит»; 2x1 ЗУР «Ураган»; 2x2 — 130-мм артиллерийские установки АК-130; 4— 30-мм автомата АК-630; 2x2 — 533-мм торпедных аппарата, 2 РБУ-1000, вертолет Ка-27 в сдвигающемся ангаре.

Два недостроенных корпуса долго ждали своей очереди, так как в связи с развалом страны денег на их достройку не было. Пока ими не заинтересовались китайцы. Два корабля были достроены по пр.956Э и переданы Китаю уже в начале нового века. После недолгой эксплуатации китайцы поняли избыточность артиллерийских стволов главного калибра и заказали следующие два корабля для своего Военно-Морского Флота уже с одной артиллерийской башней, но зато с увеличенным ангаром для более тяжелого вертолета и расширенной вертолетной площадкой. Корабли строятся по проекту 956ЭМ.

У нас знали об избыточности стволов на пр.956, так как изначально предполагалось устанавливать одноствольные башни А-217, но по ряду причин этого не произошло и поэтому «тихо помалкивали». Но, тем не менее флоту корабль понравился и был даже чем-то красив.

Несмотря на всякие переломы в жизни страны, работы по усовершенствованию проекта продолжались, правда, только на бумаге.

Вначале появился проект 956М. На нем ПКР «Москит» заменили на ПКР «Оникс» в четырех пусковых установках, в каждой из которой было по три ракеты. 30-мм автоматы АК-630 заменили на два ракетно-артиллерийских зенитных комплекса «Кортик».

Далее появился проект 956У. Более глубокая модернизация проекта.

Здесь наконец-то убрали кормовую башню главного калибра и ее место установили пусковые установки вертикального старта ПКР «Оникс». Вместо двух «Кортиков» на пр. 956М установили четыре.

Но в связи с развалом Советского Союза о строительстве данных проектов и не помышляли.

Но работы по разработке новых проектов в Северном ПКБ продолжали вести, несмотря на огромные трудности. Все понимали, что остановка работ — это смерть для КБ.

В начале 90-х г. появился пр. 11000 — классический вариант эсминца, так что эта линия была продолжена.

Корабль получился более внушительных размеров. Водоизмещение: стандартное — 9150 т, полное — 10800 т. Длина корабля составила уже 169 м.

Вооружение: одноствольная 130-мм артиллерийская универсальная установка А-192; две пусковые установки в носу побортно для ЗРК «Ураган»; два комплекса «Кортик»; восемь строенных пусковых установок вертикального старта для ПКР «Оникс»; вертолет.

Эскадренный миноносец проекта 956V

Затем, к середине девяностых, появился еще один вариант пр. 11000 с более новым составом вооружения. Водоизмещение корабля изменилось незначительно: стандартное — 9220 т, полное — 10900 т. Длина корабля осталась прежней.

Артиллерийское вооружение осталось прежним, как и ПКР «Оникс». А вот зенитное вооружение поменялось. На корабле был установлен комплекс ЗРК «Полимент-Редут» и «Кортик» заменен на «Палаш». Обе системы в дальнейшем не были доработаны до стадии принятия на вооружение, так что этот вариант корабля не состоялся.

Судя по постоянно ведущимся работам по этому проекту, он заказчику нравится и будем надеяться, что и эта линия развития не прервется. Кто-то и доживет до хороших времен, когда корабли будут не только рисовать, но и строить. России без флота никак нельзя! Третья наметившаяся линия начинается с пр. 1155 «Фрегат». Это самые большие корабли такого плана, так называемые большие противолодочные корабли. До тех пор, пока «Метель» не заменили на «Раструб», который мог стрелять и по надводным целям, ТТЗ было выдано в 1972 г. и первоначально проект разрабатывался в развитие проекта 1135, но затем, когда на него нужно было поставить вертолет, то корабль, что называется, пополз в размерах в сторону увеличения. Так уж у нас принято. Вот если бы при выдаче технического задания оговаривалось, что работы должны вестись в честно оговоренном водоизмещении, тогда бы и не было таких постоянных коллизий. Главным конструктором проекта был Н.П. Соболев. До того момента, когда в 1975 г. было уточнено задание. Тогда же Главным конструктором стал Е. И. Третников, затем В.П. Мишин. Затем техническое задание было еще раз скорректировано в 1976 г, с требованием вместо одного вертолета установить два. В таком виде и велись дальнейшие работы.

По пр. 1155 было построено 12 кораблей. Они строились на заводе «Янтарь» в Калиниграде, где было сдано восемь единиц, и на Северной верфи в Ленинграде, где построили четыре единицы. Головной проекта 1155 «Удалой» был сдан ВМФ 31 декабря 1980 г., последний «Адмирал Пантелеев» — в 1991 г.

Водоизмещение корабля: стандартное — 7000 т, полное — 7600 т. Размеры: длина — 163 м, ширина —19 м, осадка — 5,2 м. Энергетическая установка газотурбинная — 2x22 000 л.с. + 9 000 л.с. Скорость 30 уз. Дальность плавания 14-узловым ходом 5700 миль. Автономность 30 суток. Экипаж 290 человек.

Вооружение: 2 ЗРК ближнего действия «Кинжал»; 2x1 — 100-мм артиллерийские установки АК-100; 4 — 30-мм артиллерийские установки АК-630; 2x4 пусковые установки для противолодочного комплекса «Раструб»; 2x4 — 533-мм торпедных аппарата; два РБУ-6000 и два вертолета Ка-27.

Недостаток пр. 1155 был известен еще на стадии проектирования — это слабая система противовоздушной обороны. Поэтому в зоне боевых действий он должен был оперировать совместно с эсминцем пр.956. Как планировалось, один ведет поиск подводных лодок, другой его охраняет. На практике же они практически никогда не ходили вместе. Да и зачем — ведь боевых действий в обозримом временном пространстве для этих кораблей не предвидится. Поэтому каждый из этих кораблей занимался самостоятельно своей боевой подготовкой. Любимым занятием было совершать всякие дружественные визиты в заморские страны, демонстрировать наш Военно-морской флаг. Да и сами корабли прекрасно смотрелись.

Поскольку такая стратегия использования кораблей этих проектов считалась не очень удобной, то на замену готовился объединенный проект корабля, а пока, чтобы не прерывать серию, был разработан переходной вариант, пр. 11551, главным конструктором которого стал В.П. Мишин. По пр. 11551 был построен, к сожалению, всего один корабль, использовав последний, тринадцатый корпус пр. 1155. Им стал «Адмирал Чабаненко», сданный флоту уже в середине девяностых годов.

Вместо противолодочного комплекса «Раструб» корабль взял от пр.956 противолодочный комплекс «Москит» и 130-мм артиллерийскую установку АК-130 вместо двух 100-мм АК-100. 30-мм автоматы АК-630 были заменены на два ракетно-артиллерийских комплекса ПВО «Кортик». Был введен новый противолодочный комплекс «Водопад» — 2x2 пусковые установки. РБУ-6000 заменялись на «Удав-1».

Обновлялось радиолокационное и гидролокационное вооружение. Корабль проекта 11551 получался на новом техническом уровне, но главного не произошло, система противовоздушной обороны усиливалась незначительно.

Данный тип корабля требовалось довооружать зенитным ракетным комплексом дальнего действия. Корабль был значительных размеров, мог оперировать в дальней зоне, и ему требовалась хорошая защита.

В связи с объективностью оценки пр. 1155 следует сказать, что «Удалой» несколько лет ходил вообще без РАС «Кинжал», которая была принята на вооружение только в 1986 г.

Вообще, по две станции получили только несколько кораблей, остальные ходили только с одной, кормовой станцией. Но и она могла обеспечивать стрельбу по воздушным целям обоих батарей.

К середине 80-х гг. подошел, так называемый «объединенный», вариант корабля — пр. 1156. Его проработка была начата в конце семидесятых, почти параллельно с пр.956 и 1155, можно сказать, как альтернатива и как задел на будущее, что, в конечном счете, и могло оправдать себя.

В связи с тем, что на корабль устанавливались зенитные ракеты дальнего действия, пришлось увеличить габариты. В варианте для этого корабля ЗРК «Форт» имеет название «Фал». Обе батареи ЗРК «Кинжал» объединены в одну батарею. Имелось на вооружении одно артиллерийское 130-мм орудие АК-130; 2x2 — 30-мм батареи АК-630; 2x2— 533-мм торпедных аппарата; 2x2 ПУ для ПКР «Москит», два вертолета, и как в описании — «несколько урезанным гидроакустическим комплексом».

Стандартное водоизмещение — 9000 т. Размеры: длина — 174 м, ширина — 20 м, осадка — 5,8 м.

Наконец-то получилось что-то оптимальное. Но, как говорится, не судьба. Причина все та же. Распался Союз и стало не до этого.

Такой корабль прямо-таки создан для сопровождения наших неатомных авианосцев пр. 1143, которые, «сиротки», так и сгинули без славы.

Но работы в развитие пр. 1155 продолжались и «худо-бедно» с интервалом раз в два года, скорее всего к главной выставке по кораблестроению в Париже (Евронаваль) выдавался на «гора» очередной вариант данного проекта.

Так, в 2004 г. на выставке в Париже был представлен пр. 21956 в двух вариантах: с ПКР «Москит» и с комбинированным комплексом «Клаб»,  несущим как противокорабельные ракеты, так и ракеты для ударов по берегу.

Водоизмещение корабля стандартное — 9000 т, что несколько сомнительно, так как размеры остались от проекта 1155: длина — 163 м, ширина — 19 м, осадка — 4,8 м. Суммарная мощность газовых турбин —54420 кВт + 4x1250 кВт дизель-генератора. Скорость 29,5 уз. (что уже несколько маловато для погони за атомными подводными лодками). Дальность плавания экономичным ходом 5800 миль. Экипаж 339 человек.

Вооружение: 2x8 ПУ «Клаб»; 2x4 ПУ «Кинжал»; 2 «Кортика»; 1- 130-мм А-192, 2x4- 533-мм торпедных аппарата для противолодочных торпед.

Работы в развитие этого класса кораблей продолжаются и дальше, поскольку и в нашей стране, ориентировочно, предполагается закладка эскадренного миноносца и даже был проведен предварительный конкурс, в котором участвовало несколько конструкторских бюро. Картинка одного из них была опубликована в одном из журналов (скорее всего, в «ARMS» или «FLIT»),

Подробно описывать проект не имеет смысла. И так все ясно. Проходят годы, меняется вооружение. Были бы деньги на постройку, а вооружить чем — найдется — выбор пока большой.

Можно только с уверенностью сказать, что эта линия развития продолжается. Талантлив наш народ!

Глядя на номера проектов, особенно последний (21956), все время мучает один вопрос: что за умная голова придумывает эти номера, есть ли хоть какая-то система в этом. Во всяком случае, в здравом уме в этом разобраться совершенно невозможно. Вот пример одной цепочки: авианосец — 1143, атомный крейсер — 1144, эсминец — 956, большой противолодочный корабль — 1155. Потом уже появились рядом и пятизначные номера. Или: вертолетоносец — 1123, рядом малый противолодочный корабль — 1124, и так далее.

Но это — к слову, и к данной теме отношения не имеет.

Россия огромная страна, имеющая выход на три моря и два океана и обязанная иметь большой военный флот, как для охраны своих границ и экономической двухсотмильной зоны, и как политический фактор в мирное время.

Вызывает беспокойство только два фактора. Первый — это кто будет создавать вооружение для флота? Не секрет, что в настоящее время мы живем на том заделе, который был создан в восьмидесятые годы. В годы наивысшего подъема научно-технической мысли. И сейчас в конструкторских бюро работают те же люди, ведущие специалисты, здорово постаревшие, которым давно уже за пятьдесят, а многим за семьдесят

лет. А за ними нет следующего поколения, нет среднего звена, которому они должны бы были передать свой огромный опыт. И работают старики не из-за большого патриотизма, хотя и есть огромная любовь к своему делу, а из-за того, что боятся уходить на пенсию. Ведь пенсия такая, всего три-четыре тысячи рублей, на которую не проживешь, просто невозможно. Вот никто и не идет в инженеры.

И второй фактор. А кто служить будет на кораблях, которые удастся построить, если позволит благоприятная экономическая ситуация? Мы ведь страна с постоянно убывающим населением. Скоро некому будет работать, и некому будет служить. И не поможет принятая правительством новая демографическая политика. Никакие скудные финансовые подачки. Не будет молодежь рожать детей, глядя на своих стариков, и видя, что ожидает их будущих детей в старости — нищета и забвение.

Кроме того, постоянно усложняющаяся техника требует профессионального, грамотного и культурного обслуживающего персонала. А вот с культурой у нас в последнее время туго. От культуры идет и все остальное, и в нее нужно вкладывать огромные деньги и воспитывать людей с детского сада. А вот этого, как раз у нас в стране и не происходит. Происходит даже обратный процесс и огромное расслоение общества на богатых и бедных.

И хочется, чтобы власть поняла, не дай Бог, конечно, случись что, не будут люди умирать за огромную собственность всяких там «олигархов», которые вместе с зажравшейся номенклатурой просто ограбили собственный народ.

Эсминец проекта 30бис «Озаренный». Справа стоит эсминец проекта 56ЭМ «Бедовый». Севастополь, Северная бухта. 1977 г.
ВПК проекта 1155 «Вице-адмирал Кулаков». 1988 г.

Перечень литературы

1. «История отечественного судостроения». СПб: «Судостроение», 1996.

2. П.И. Качур, А.Б. Морин Лидеры эскадренных миноносцев ВМФ СССР. СПб: издательство «Остров», 2003.

3. Литинский Д.Ю. Суперэсминцы советского флота. СПб., 1998.

4. Журнал «Тайфун».

* * *
Схемы предоставлены автором и заимствованы из источников издательств Талея Принт”, “Остров” и “Военная Книга”




Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации

загрузка...