загрузка...
Перескочить к меню

Шёпот пепла (fb2)

- Шёпот пепла 21 Кб (скачать fb2) - Гарет Ханрахан

Настройки текста:



ШЁПОТ ПЕПЛА


Гарет Ханрахан


(The Sound of Ashes by Gareth Hanrahan)


перевод - Дмитрий Рюмин


Я не давно писал никакой беллетристики (полагаю, что РПГ-сценарии нельзя назвать беллетристикой), так что не знаю, почему я внезапно написал это. Это - моя первая попытка написать фанфик о BattleTech, и я пытаюсь решить, продолжу ли я это или нет. Ваши мнения? Сжечь?

- Гар


Я никогда не переводил фанфики (полагая, что достаточно и “настоящих” книг). Но этот мне почему-то запомнился настолько, что я к нему вернулся - и, всё-таки, перевёл. Так что? Зря?

- МС


Они ненавидели друг друга со страстью, редкой даже для воинов клана. Заключенные в тесную коробку антикварного планетолёта, сосланные в чёрную пустоту космоса за пределами Периферии, без связи с домом, без надежды на благородный бой, без всего, что делает жизнь заслуживающей внимания, они пропитались ядом ненависти каждого к каждому за долгие восемнадцать месяцев. Звёздный коммандер Люциус смотрел на своих подчинённых, как на врагов перед схваткой.

Слева от него мехвоин Маркус делал вид, что читает устав, но его глаза - волчьи глаза, подумал Люциус - цепко следили за остальными. Впрочем, Маркус был слишком труслив, чтобы называться волком. На его шее красовался гипсовый воротник, результат драки с Грумманом.

Этот последний был человек огромного роста; кровный Дом, породивший его, давал клану, в основном, Элементалов. Крутой норов Груммана стал уже притчей во языцех, но он никогда не повышал голоса или проявлял иные признаки гнева. Он казался спокойным, безмятежным, почти сонным до тех пор, пока его огромные руки не наносили удар. Одного удара, как правило, хватало. Он уже искалечил техника во время рейда, но Люциус оставил этот инцидент безнаказанным. Звёздный коммандер не строил иллюзий по поводу своего авторитета. Грумман мог быть хреновым пилотом меха, но выходить против него в рукопашную схватку Люциус не отважился.

Рядом с Грумманом находилось кресло с табличкой “МВ Пети”. Этот боец звезды Люциуса нашёл свою гибель на варварском мире, столь далёком, что даже исследователи Звёздной Лига, с маниакальной страстью облазившие пол-Галактики, не удосужились нанести его на карты. Жители этой планеты, потомки беженцев от войн за Наследие, звали свой мир просто - Дом. Они жили в дикости, расколотые на исступлённо грызущиеся между собою племена. Место Петти занимал вольнорождённый бондсмен, бывший прежде одним из князьков этих варваров. Его звали Дайни. Люциус знал, что вольнягам не место в военной касте, но этот вольняга умел пилотировать мех и - иногда - подчинялся его приказам, так что, Люциус принял его в отряд.

Пятым и последним бойцом в звезде была Кийа. Когда-то - блестящий ристар, восходящая звезда клана, она перешла дорогу тому, с кем следовало дружить, и в итоге оказалась среди них - на Периферии, в этой нелепой “дальней разведке”. Единственная из пятерых, она всегда следила за собой и неустанно занималась на тренажёрах, чтобы держать форму. Она была лучшим воином в отряде, и знала это. Люциус ненавидел её больше всего, и чувство это было взаимно.

Пятеро воинов. Пятеро - ещё не звезда, думал Люциус. В настоящей звезде воины должны работать вместе, сражаться вместе, стоять друг за друга, поддерживать друг друга. Я же не рискну повернуться спиной ни к одному из них.

Взвыла сирена, так, что у людей заложило уши. Прыжковое предупреждение. Как обычно, Грумман встал и вмазал по динамику сапогом - треск ломаемой пластмассы, несколько искр, запах горелой изоляции… Сирена заткнулась. Потом - как всегда - техники отремонтируют устройство, а Грумман снова его сломает. Он делал это в каждый гиперпрыжок, ища выход своей ярости. Ломал динамик или же, если был в плохом настроении, он ломал челюсти и руки техникам, и тогда сигнальное устройство оставалось без починки несколько декад.

ПРЫЖОК.

Вселенная распахнула свои объятия перед Люциусом. Он мог видеть разноцветные звезды Внутренней Сферы, радужное мерцание, распадающееся на отдельные цвета спектра. Золотом горели солнца Федеративного Содружества, алым - Синдиката Дракона; и были синий, лиловый, зелёный… Миры кланов сияли ослепительной белизной. Вдруг той же белизной полыхнула одна звезда Содружества, потом вторая, третья… И сразу же загорелись недобрым багряным пламенем. Пламя метнулось к звёздам кланов, объяв добрую четверть их, и продолжало гореть, пока не остался лишь пепел. Я галлюцинирую, думал Люциус, это - видение, порождённое воздействием поля гиперпрыжка. Не надо обращать на него внимание, и всё пройдёт. Пламя, меж тем, устремилось вверх по Дороге Исхода, опалив саму Страну Мечты.

Звездолёт провалился сквозь изменённое пространство - обратно, в мир, который люди привыкли считать “нормальным”. Видение рассеялось. Украдкой, Люциус огляделся по сторонам, чтобы удостовериться, что никто видел его минутной слабости. Наконец-то, они вернулись назад, в принадлежащее клану пространство. Долгая дорога близилась к концу.

- Поздравляю, сураты. Мы снова во Внутренней Сфере. Но это ещё не значит, что вы избавлены от меня. До базы лететь ещё две недели, а до тех пор, я всё ещё ваш командир. Так что, ведите себя прилично.

В этот момент дверь кают-компании, где они находились, распахнулась, ударив в плечо вставшего из-за стола первым Груммана. Стоящий в коридоре побледнел, как полотно, когда встретился взглядом с огромным воином. Он быстро затараторил - пока грумманов кулак не вошёл в соприкосновение с его мордою, на коей ясно обозначилась борьба двух желаний: немедленно пуститься наутёк и сообщить известие, которое принёс.

- Звёздный коммандер, капитан говорит… сообщает, что нет никаких сигналов… военных или гражданского вещания… и там драконский звездолёт в прыжковой точке, и…

- Выйди, и доложи по форме, вольняга, - процедил сквозь зубы Люциус.

- Афф! Звёздный коммандер, мы не можем установить контакт с военной базы в Новом Эдо. Мы также не обнаружили ни одного клановского звездолёта в системе… но засекли прыжковый корабль типа “Меркант” Синдиката Дракона, находящийся в зенитной прыжковой точке неподалёку от нас. Также мы обнаружили планетолёт типа “Юнион”, поднимающийся из системы; он должен подойти к прыжковой точке через тридцать шесть часов. И… мы вообще не ловим никаких передач клана с планеты.

- Никаких передач клана… вообще. Невозможно…

- Это мог быть набег Новых Котов, - сказал Маркус, - или даже варварами. Коммуникационный центр мог пострадать при нападении.

- Возможно… Мы захватим этот “Меркант” и допросим их. Всем воинам готовиться к бою. И дайте мне связь с этим драком.


*


Захват драконского звездолёта прошёл легко. Команда практически не оказала сопротивления. Люциус вывел свой “тимбервульф” из ангара межпланетного корабля и, используя навесной ранцевый двигатель, перепрыгнул на корпус “Мерканта”. Затем он приблизился к командному модулю, навёл на него протонные излучатели и потребовал сдаться. Маркус, имевший некоторый навык ведения допроса, занялся пленным капитаном. Стандартная комбинация “третьей степени” - наркотики плюс болевое воздействие - быстро развязала сфероиду язык. Поначалу капитан Ясамура ещё пытался сопротивляться, но Маркус быстро его сломал… и едва не сломался сам, услышав то, что рассказал пленник.


*


У Люциуса перехватило дыхание. Во рту пересохло; сердце бешено колотилось, по спине бежал холодок. Заплетающимся языком Ясамура выталкивал из себя всё новые и новые слова, смысл которых Люциус пытался разобрать изо всех сил. Он не мог отделаться от чувства нереальности происходящего; обрывки фраз никак не желали складываться в цельную картину - уж слишком невероятна, невозможна она была. “Вторжение на Ковентри… уайтингское соглашение… новая Звёздная Лига… генеральное наступление… лёгкие победы… боевые звездолёты… на пути из Внутренней Сферы к кланам… также напали на метрополию Ягуаров… разрушен до основания… Великий Отказ…”

Это было невозможно. Этого не могло быть. Это было противно здравому смыслу. Это была очередная галлюцинация сверхсветового прыжка. Это галлюцинация, и сейчас он придёт в себя.

Палуба рванулась ему навстречу. Палуба. Он рухнул на палубу. Он растянулся на палубе. Как недостойно. Я, командир, валяюсь на палубе, как пьяный. Затем пришла новая мысль - ясное осознание происходящего. Мой клан уничтожен. Они убили мой клан. Они убили мой клан. Они убили мой клан. Откуда-то издалека слышались голоса - его пытались привести в чувство, тормошили, спрашивали, в порядке ли он, звали фельдшера. Они убили мой клан. Они убили мой клан. В вену впилась игла шприца. Они убили мой клан.

Тьма поглотила его.

Озарённый неземным светом Великий Отец протянул ему руку, помогая встать.

- Гене… рал… что… - Люциус едва держался на ногах, но великий генерал Александр Керенский поддержал его под руку. Он заговорил, и голос его был подобен грому выстрелов автоматической пушки.

- Я поднял факел чести из пепла Звёздной Лиги, и укрыл его за Защищающей Завесой своего Плаща. - Глаза Керенского зажглись ярким огнём, и сам он обратился в огненный столп. - Моя кровь вернет этот огонь к материнскому очагу Терры.

Огненный столп растворился в клубах дым; дым сгустился, явив образ Николая Керенского, священного Основателя кланов. Взгляд его был обращён в неведомые Люциусу бездны пространства и времени; голос же подобен шипению протонных разрядов, вырывающихся из боевого излучателя.

- Я разделил этот огонь среди кланов, и ярчайшую долю его получил Ягуар. Пока Ягуар живёт, пламя это неугасимо, и честь не умрёт никогда. - Николай стал ягуаром, и припал к земле, готовый к прыжку, внимательно глядя на Люциуса. - Ты - последний Ягуар. В сердце твоём горит этот огонь. Ты - хан. - Николай-Ягуар прыгнул на Люциуса, и слился с ним.


*


На лоб легла чья-то прохладная ладонь. Кто-то говорил. Кийа.

- Записи, найденные на звездолёте, и другие пленники подтверждают слова капитана. Клан был истреблён.

- НоваКоты предали нас… как и другие Кланы. Нас убивали, а они не делали ничего! - выкрикнул Маркус.

- Мы не можем здесь оставаться, - сказал Грумман. - Ягуар мёртв. Медведи-Призраки примут нас…

Он не договорил. Нога Люциуса взметнулась вверх, ударила Груммана в челюсть. Огромный воин пошатнулся, но устоял на ногах и рванулся к нему, сжимая кулаки. уклонившись от удара, Люциус сделал сопернику подсечку, а затем прыгнул на него сверху. Его зубы сомкнулись на горле Груммана, разодрав кожу; хлынула кровь. Вцепившись в соперника мёртвой хваткой, звёздный коммандер глядел ему в глаза, отмечая, как изменяется их выражение. Ненависть. Ярость. Опасение. Страх. Преклонение… Подняв голову, Люциус слизнул кровь побеждённого врага со своих губ. Другие смотрели на него, как на безумца.

- Мы последние из нашего клана. Честь Ягуаров возложена на нас. Наше бремя велико, но мы вынесем. Судьба Ягуара быть величайшим из кланов, и мы будем таковым. Сам Николай Керенский обещал мне это.

- Вы безумны. Совершенно безумны, - тихо проговорил Маркус. Его никто не услышал. На лице вольнорождённого, Дайни, возникло странное выражение, подобное тому, что можно увидеть у воинов клана, цитирующих Предание. Во взгляде Кийи мешались восхищение и страх. Поднявшийся с пола Грумман поклонился Люциусу в ноги.

Они были его клан. Последние из Ягуаров. Они были его Заявкой в величайшем из Испытаний, испытании Отказа против свершившегося Уничтожения. Он говорил, и его голос был подобен рычанию Ягуара и лязгу бронированных лап боевого механизма, шагающего по корпуса поверженных врагов.

- Я - хан Люциус из Клана Дымчатого Ягуара. Мы - Клан Дымчатого Ягуара, и мы никогда не будем побеждены. Никогда.

Они убили мой Клан. Теперь я стану убивать их.



Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации