Литературные сказки и легенды Америки (fb2)

- Литературные сказки и легенды Америки (пер. Наталья Викторовна Шерешевская, ...) 4.72 Мб, 488с. (скачать fb2) - Эптон Синклер - Джек Шефер - Джоэль Чендлер Харрис - Роберт Макклоски - Майкл Горам

Настройки текста:



Литературные сказки и легенды Америки

Джоэль Харрис СКАЗКИ ДЯДЮШКИ РИМУСА Перевод М. Гершензона

Братец Лис и Братец Кролик

Как-то вечером мама долго искала своего сынишку. Джоэля не было ни в доме, ни во дворе. Она услышала голоса в старой хижине дядюшки Римуса, заглянула в окно и увидела, что мальчик сидит рядом со стариком.

Мальчик прислонил голову к плечу дядюшки Римуса, во все глаза глядя в морщинистое ласковое лицо.

И вот что услышала мама.


— Гонялся, гонялся Братец Лис за Братцем Кроликом, и так и этак ловчился, чтобы его поймать. А Кролик и так и этак ловчился, чтобы Лис его не поймал.

— Ну его совсем, — сказал Лис.

И только вылетели эти слова у него изо рта, глядь, вот он скачет по дороге — гладкий, толстый и жирный Кролик!

— Эй, там, погоди, Братец Кролик! — сказал Лис.

— Некогда мне, Братец Лис.

— Мне с тобой поболтать охота, Братец Кролик.

— Ладно, Братец Лис. Только ты оттуда кричи, где стоишь, не подходи ко мне близко: блох у меня сегодня, блох! — так сказал Кролик.

— Я видал вчера Братца Медведя, — сказал Лис. — Он такую мне трепку задал за то, что мы с тобой все не ладим. «Вы, говорит, соседи, должны жить дружно». Я обещал ему, что потолкую с тобой.

Тут Кролик поскреб лапой за ухом — вроде как от радости, — встал и говорит:

— Отлично, Братец Лис. Приходи ко мне завтра, пообедаем вместе. Ничего такого нет у нас дома, да женушка с ребятками пошарят, уж найдут, чем тебя угостить.

— Я с удовольствием, — сказал Лис.

— Ну, я буду ждать, — сказал Кролик.

Домой пришел Братец Кролик грустный-грустный.

— Что с тобой, муженек? — спрашивает Матушка Крольчиха.

— Завтра в гости обещался прийти Братец Лис, — говорит Кролик. — Нужно держать ухо востро, чтобы он не застал нас врасплох.

На другой день Братец Кролик и Матушка Крольчиха встали ранехонько, до света, и пошли в огород; набрали капусты, моркови и спаржи, состряпали знатный обед.

Вдруг один из крольчат, который играл во дворе, кричит:

— Ой, мама! Ма! Братец Лис идет!

Тогда Кролик живо детишек за уши и усадил их, а сам с Матушкой Крольчихой — у дверей: ждут Братца Лиса.

Ждут они, ждут — не идет Лис.

Вот немного погодя выглянул Братец Кролик за дверь потихоньку. Смотрит — из-за угла торчит самый кончик хвоста Лиса. Тогда закрыл Кролик дверь, сел, лапки положил за уши и запел:

Если миску уронить —
Разобьется миска.
Если близко лисий хвост —
Значит, близко Лиска.

Вот пообедали Братец Кролик, и Матушка Крольчиха, и все ребятки, и никто им не мешал. А потом приходит Братец Еж и говорит:

— Братец Лис просит прощенья: он захворал, никак не мог прийти. Он просит, чтобы Братец Кролик завтра пришел к нему на обед.

Солнышко поднялось совсем высоко; тогда Кролик вскочил и побежал к дому Лиса.

Прибегает, слышит — стонет кто-то. В дверь заглянул и видит: сидит Лис в кресле, весь закутанный в байковое одеяло, а вид у него слабый-слабый.

Глянул Кролик по сторонам — нигде не видно обеда. Миска стоит на столе, а рядом острый ножик.

— Никак, на обед у тебя курочка, Братец Лис? — говорит Кролик.

— Да, Братец Кролик, а какая молодая да свеженькая! — говорит Лис.

Тут Кролик разгладил усы и сказал:

— Ты, никак, сготовил без укропа, Братец Лис? Что-то мне в горло не лезет курятина без укропа.

Выскочил Кролик из дверей и стрельнул в кусты, присел и ждет Лиса.

Долго ждать не пришлось, потому что Лис сразу скинул байковое одеяло — и за ним вдогонку. А Кролик кричит ему:

— Эй, Братец Лис! Вот я тут положил на пенек укроп. Бери скорей, пока не увял!

Так он крикнул и поскакал дальше. И Лис его не поймал.

Смоляное Чучелко

— Что же, Лис никогда-никогда не поймал Кролика? А, дядюшка Римус? — спросил Джоэль на другой вечер.

— Было и так, дружок, — чуть-чуть не поймал. Помнишь, как Братец Кролик надул его с укропом?

Вот вскоре после этого пошел Братец Лис гулять, набрал смолы и слепил из нее человечка — Смоляное Чучелко.

Взял он Чучелко и посадил у большой дороги, а сам спрятался под куст. Только спрятался — глядь — идет по дороге вприскочку Кролик: скок-поскок, скок-поскок.

Старый Лис лежал тихо. А Кролик, как увидел Чучелко, удивился, даже на задние лапки встал. Чучелко сидит и сидит, а Братец Лис — он лежит тихо.

— Доброго утра! — говорит Кролик. — Славная погодка нынче.

Чучелко молчит, а Лис лежит тихо.

— Что ж это ты молчишь? — говорит Кролик.

Старый Лис только глазом мигнул, а Чучелко — оно ничего не сказало.

— Да ты оглох, что ли? — говорит Кролик. — Если оглох, я могу погромче кричать.

Чучелко молчит, а Старый Лис лежит тихо.

— Ты грубиян, я тебя проучу за это! Да, да, проучу! — говорит Кролик.

Лис чуть не подавился со смеху, а Чучелко — оно ничего не сказало.

— Когда тебя спрашивают, надо отвечать, — говорит Кролик. — Сейчас же сними шляпу и поздоровайся, а нет — я с тобой разделаюсь по-свойски!

Чучелко молчит, а Братец Лис — он лежит тихо.

Вот Кролик отскочил назад, размахнулся и как стукнет Чучелко по голове кулаком! Кулак прилип, никак не оторвешь его: смола держит крепко.

А Чучелко все молчит, а Старый Лис лежит тихо.

— Отпусти сейчас же, а то ударю! — говорит Кролик. Ударил Кролик другой рукой, и эта прилипла.

А Чучелко — ни гуту, а Братец Лис — он лежит тихо.

— Отпусти, не то я тебе все кости переломаю! — так сказал Братец Кролик.

Но Чучелко — оно ничего не сказало. Не пускает, и только. Тогда Кролик ударил его ногами, и ноги прилипли. А Братец Лис лежит тихо.

Кролик кричит:

— Если не пустишь, я буду бодаться!

Боднул Чучелко — и голова прилипла. Тогда Лис выскочил из-под куста.

— Как поживаешь, Братец Кролик? — говорит Лис. — Да что ж ты не здороваешься со мною?

Повалился Лис на землю и ну смеяться. Уж он хохотал, хохотал, даже в боку закололо.

— Ну сегодня-то мы пообедаем вместе, Братец Кролик! Нынче я и укроп припас, так что ты у меня не отвертишься, — сказал Лис.


…Тут дядюшка Римус замолчал и стал вынимать из золы картошку.

— Старый Лис съел Братца Кролика? — спросил мальчик дядюшку Римуса.

— А кто их знает, — ответил старик. — Сказка-то кончена. Кто говорит — Братец Медведь пришел, его выручил, а кто говорит — нет. Слышишь, мама зовет тебя. Беги, дружок.

Храбрый Братец Опоссум

— Как-то ночью, — сказал дядюшка Римус, посадив мальчика к себе на колени и задумчиво поглаживая его по волосам, — как-то ночью Братец Опоссум зашел к Братцу Еноту; опростали они большую миску тушеной моркови, выкурили по сигаре, а потом отправились погулять, посмотреть, как поживают соседи. Братец Енот — все трусцой да трусцой, Братец Опоссум — вприскочку да вприпрыжку. Опоссум до отвала наелся фиников, а Енот наглотался вволю лягушек и головастиков.

Гуляли они, гуляли. Вдруг слышат — где-то в лесу сама с собой толкует собака.

— Вдруг она кинется на нас, Братец Опоссум. Что мы будем делать? — спросил Енот.

Опоссум только усмехнулся:

— Ну уж я не дам тебя в обиду, Братец Енот. А ты что будешь делать?

— Кто? Я? — сказал Енот. — Пусть попробует сунется только — все ребра пересчитаю!

А собака увидала их и не стала тратить времени зря. Она и здороваться не стала. Прямо кинулась на них — и все тут.

Братец Опоссум в ту же минуту осклабился, рот до ушей, и кувырнулся на спину, будто мертвый.

А Енот — тот мастер был драться. Подмял под себя собаку и ну трепать. Правду сказать, от собаки не много осталось, а то, что осталось, вырвалось — и наутек, в самую чащу, будто кто пальнул из ружья.

Вот Братец Енот привел свой костюм в порядок, встряхнулся, а Братец Опоссум все лежит как мертвый. Потом осторожно привстал, огляделся да как бросится бежать, только пятки засверкали.

В другой раз, как повстречались Опоссум и Енот, говорит Опоссум:

— Здравствуй, Братец Енот! Как поживаешь?

Но Енот — руки в карманы, здороваться не хочет.

— Ты что ж это нос воротишь, Братец Енот? — спрашивает Опоссум.

— Я с трусами и разговаривать не хочу, — отвечает Енот. — Ступай своей дорогой!

Опоссум разобиделся — страх.

— Кто ж это трус, нельзя ли узнать?

— Да ты, конечно, — говорит Енот. — Очень нужны мне такие приятели, что кидаются на спину и строят из себя мертвых, чуть дело дойдет до драки!

Опоссум, как услышал эти слова, ну смеяться, ну хохотать.

— Неужто ты думаешь, Братец Енот, что я со страху? Не думаешь ли ты, что я испугался несчастного пса? И чего мне было бояться? Я ведь отлично знал, что, если я не слажу с этой собакой, ты-то задашь ей жару. Да я просто лежал и смотрел, как ты треплешь ее, и ждал, когда придет мой черед позабавиться.

Но Енот только нос наморщил:

— Рассказывай сказки, Братец Опоссум. Как дотронулась до тебя собака, ты сразу кувырнулся и прикинулся мертвым.

— Так ведь я говорю тебе, Братец Енот, что это совсем не от страху. Я одной только вещи и боюсь на свете — это щекотки. А когда эта собака ткнулась носом мне в ребра, я рассмеялся, и так разобрал меня смех, что вот не шелохнуть ни рукой, ни ногой! Конечно, ее счастье, что я боюсь щекотки, а то еще минута — и я разорвал бы ее в клочья. Драки я не боюсь никакой, Братец Енот, но щекотка — это дело другое. С кем угодно согласен я драться, только — чур — без щекотки.

— Вот с того самого дня, — продолжал дядюшка Римус, глядя, как завивается в кольца дымок из трубки, — и до сих пор так боится щекотки Братец Опоссум: тронь его только между ребер — кидается на спину и хохочет до упаду, так что не может шевельнуть ни рукой, ни ногой.

Как Братец Кролик перехитрил Братца Лиса

— Дядюшка Римус, — спросил Джоэль вечером, когда старик как будто ничем не был занят, — скажи, когда Лис поймал Кролика Чучелком, он не убил его и не съел?

— Разве ж я не рассказывал тебе об этом, дружок? Ну да, я ведь сонный был, и в голове у меня все спуталось, и мама как раз позвала тебя. О чем же мы тогда толковали? Помню, помню. Ты, никак, и глазки уже трешь? Нет, плакать по Братцу Кролику погоди. Даром, что ли, он был такой шустрый? Ты послушай, что дальше будет.


Приклеился, значит, Братец Кролик к Чучелку, а Старый Лис ну кататься по земле, ну хохотать. А потом говорит:

— Сдается мне, Братец Кролик, на этот раз я тебя поймал. Может, я и ошибаюсь, но кажется мне, что поймал. Ты все тут скакал и потешался надо мной, но теперь конец твоим шуткам. И кто просил тебя лезть не в свое дело? И зачем сдалось тебе это Чучелко? И кто это прилепил тебя к нему? Никто, никто в целом свете! Никто не просил тебя, а просто ты сам взял и влепился в Чучелко! И сам ты во всем виноват, Братец Кролик! Так и надо тебе, так и будешь сидеть, пока я наберу хворосту и не зажгу его, потому что я, конечно, зажарю тебя сегодня, Братец Кролик.

Так сказал Старый Лис.

А Кролик отвечает так смирно, послушно:

— Делай со мной, что хочешь, Братец Лис, только, пожалуйста, не вздумай бросить меня в этот терновый куст. Жарь меня, как хочешь, Братец Лис, только не бросай меня в этот терновый куст.

— Пожалуй, слишком много возни с костром, — говорит Лис. — Пожалуй, я лучше повешу тебя, Братец Кролик.

— Вешай, как хочешь высоко, Братец Лис, — говорит Кролик, — только бы ты не вздумал бросить меня в этот терновый куст.

— Веревки-то у меня нет, — говорит Лис, — так что, пожалуй, я утоплю тебя.

— Топи меня так глубоко, как хочешь, Братец Лис, — говорит Кролик, — только не бросай меня в этот терновый куст.

Но Братец Лис хотел расправиться с Кроликом покрепче.

— Ну, — говорит, — раз ты боишься, как раз и брошу тебя в терновый куст.

— Где тебе! — говорит Братец Кролик. — С Чучелком-то я слишком тяжел, не добросишь.

Схватил Лис Кролика за уши да как тряхнет! Отклеилось, упало Чучелко.

— А вот и доброшу, — говорит Лис.

Как размахнется, как бросит Кролика в середку тернового куста, даже треск пошел. Встал Лис на задние лапы, смотрит, что будет с Кроликом. Вдруг слышит — кличет его кто-то. Глядь — там, на пригорке, Братец Кролик на бревнышке, нога на ногу, сидит-поживает, смолу из шерсти вычесывает щепкой.

Понял тут Лис, что опять остался в дураках. А Братцу Кролику позлить его охота, он и кричит:

— Терновый куст — мой дом родной, Братец Лис! Терновый куст — мой дом родной!

Вскочил и пропал, как сверчок в золе.

Сказка про лошадь Братца Кролика

Раз после ужина мальчик прибежал к старому негру, чтобы послушать еще про Братца Кролика и его приятелей. Дядюшка Римус был очень весел в этот день. Только Джоэль сунул голову в дверь, он услышал песенку:

Где ты, Братец Кролик?
Сидишь на крылечке,
Куришь сигару,
Пускаешь колечки?

И мальчик тотчас вспомнил, как гнался за Кроликом Старый Лис.

— Дядюшка Римус, — спросил Джоэль, — а Кролик совсем удрал, когда отлепился от Чучелка?

— Что ты, дружок! Зачем ему было совсем удирать? Такой человек, как Братец Кролик, да вдруг удирать! Конечно, он посидел дома, пока не выскреб из шерсти смолу; день, другой посидел и опять за свое: скачет то здесь, то там, как ни в чем не бывало.

Все соседи посмеивались над Кроликом;

— Ну-ка, ну-ка, Братец Кролик, расскажи, что случилось у тебя со Смоляным Чучелком?

Уж так-то ему это надоело. Вот зашел он раз навестить свою соседку, Матушку Мидоус с дочками, а девочки ну потешаться над ним, ну хохотать. Братец Кролик сидел спокойно, будто оглох.


— А кто это — Матушка Мидоус? — спросил мальчик.

— Не перебивай, дружок. Ну просто так говорится в сказке: Матушка Мидоус с дочками, а больше я ничего не знаю.


Слушал, слушал Кролик, как они потешались над ним, потом положил ногу на ногу, подмигнул девочкам и говорит:

— Милые вы мои, да ведь Братец Лис у моего папаши тридцать лет был верховой лошадью; может, и больше, но тридцать — это наверное.

Так он сказал, и встал, и откланялся, и пошел прочь медленным, важным шагом.

На другой день заглянул к Матушке Мидоус Братец Лис.

Только стал он вспоминать про Чучелко, Матушка Мидоус и скажи, что говорит тут Кролик.

— Вот как! — сказал Старый Лис. — Ну ладно. Я заставлю Братца Кролика разжевать и выплюнуть эти слова тут же, на этом самом месте.

С тем и ушел. Выбрался на большую дорогу, отряхнул росу с хвоста и пустился прямехонько к дому Кролика. Но Кролик ждал его, и дверь была на запоре. Старый Лис постучался. Никто не отзывается. Опять постучался. Опять никто. Тогда он постучался покрепче: блям! блям!

Тут Кролик откликнулся слабеньким голосом:

— Это ты, Братец Лис? Будь добр, сбегай за доктором. Поел я утром фасоли, уж так мне от нее стало худо! Пожалуйста, Братец Лис, беги быстрей!

— А я за тобой, Братец Кролик, — говорит Лис. — Нынче у Матушки Мидоус праздник будет, я обещая им тебя привести.

— Куда мне! — говорит Кролик. — Я и встать не могу.

— Ну, далеко ли тут идти? — говорит Братец Лис.

— Да я слаб, не дойду.

— Ну, я понесу тебя.

— Как, Братец Лис?

— Ну, на руках, Братец Кролик.

— А если я свалюсь?

— Не свалишься.

— Ну ладно, так и быть, только ты на спине меня повези, Братец Лис.

— Хорошо, Братец Кролик.

— А седла-то нет у меня, Братец Лис.

— Ну, я достану седло, Братец Кролик.

— Как же я буду сидеть в седле без уздечки?

— Ну, я достану уздечку.

— Только тебе еще нужны наглазники, Братец Лис, а то, чего доброго, испугаешься по дороге — я и вылечу из седла.

— Ладно, и наглазники будут, Братец Кролик.

— Ну, тогда хорошо, Братец Лис.

Старый Лис сказал, что довезет Кролика почти до самого дома Матушки Мидоус, а там ему придется слезть и дойти пешком. Кролик согласился, и Лис побежал за седлом и уздечкой.

Конечно, Кролик знал, что Лису верить нельзя, вот он и решил перехитрить его. Только успел Кролик шерсть причесать и усы закрутить, глядь — воротился Лис с седлом и уздечкой, смирный с виду, как пони в цирке. Подбежал к дверям, остановился, лапой землю скребет, грызет уздечку, совсем как лошадь.

Старому Лису в наглазниках не видно, что делается сзади, но вдруг он чувствует — Кролик поднял ногу. — Что ты там делаешь, Братец Кролик?

— Стремя подтягиваю, Братец Лис. Немного погодя Кролик поднял другую ногу.

— Что ты теперь делаешь, Братец Кролик?

— Штаны поправляю, Братец Лис.

А все это время Кролик привязывал шпоры. Как только подъехали они близко к дому Матушки Мидоус, где Кролику надо было слезть, стал Лис останавливаться. Тут Кролик как всадит ему шпоры в бока — и пошел, и пошел!..

Подъехали они к дому. Матушка Мидоус со всеми дочками сидела у порога. Братец Кролик проскакал мимо, прямо к коновязи, и привязал Лиса. А потом входит в дом, пожимает ручки девочкам, сидит, раскуривает свою сигару.

Затянется, пустит колечко дыма, а сам говорит:

— Разве я не рассказывал вам, что Братец Лис еще моего папашу катал? Он потерял немножко резвость, но я натаскаю его снова за месяц-другой.

Тут Братец Кролик усмехнулся, а девочки — хохотать, а Матушка Мидоус знай похваливает лошадку Братца Лиса.


— И это все, дядюшка Римус? — спросил мальчик.

— Все не все, да хватит. А то будет слишком много холста на пару штанов, — ответил поговоркою старый негр.

Как Братец Кролик опять перехитрил Братца Лиса

На другой день мальчик пришел к дядюшке Римусу послушать, чем кончилась история с лошадью Братца Кролика. Но дядюшка Римус был не в духе.

— Плохим мальчикам я не рассказываю никаких сказок, — сказал он.

— Но ведь я не плохой, дядюшка Римус!

— А кто кур гонял сегодня утром? И кто стрелял из рогатки? А кто в обед науськал собаку на моего поросенка? И ко мне на крышу кто бросал камни?

— Я не нарочно, дядюшка Римус, и я больше не буду. Пожалуйста, дядюшка Римус, а я коржиков тебе принесу.

— Коржики — они, конечно, лучше на вкус, чем на слух…

Но, прежде чем старик кончил, Джоэль стрелой умчался прочь, а через минуту вернулся назад с полными карманами коржиков.

— Право, твоя мама подумает, что у крыс по соседству вот как животы раздуло! — усмехнулся дядюшка Римус. — Эти вот я сейчас съем, — продолжал он, раскладывая коржики на две одинаковые кучки, — а вот эти оставлю на воскресенье… Так до чего ж мы дошли? Я и забыл, что у нас делали Братец Лис и Братец Кролик.

— Кролик прискакал на Лисе верхом к Матушке Мидоус и привязал Лиса к коновязи.

— Ага! — сказал дядюшка Римус. — Так вот, привязал он свою лошадь к коновязи, а сам пошел в дом, закурил сигару. Они болтали с Матушкой Мидоус и с девочками и пели, и девочки играли на пианино. Потом Братцу Кролику пришло время уходить. Попрощался он и пошел к коновязи такой важной походкой, вроде как барин. Сел на Лиса и поехал прочь.

Старый Лис ничего не сказал. Он только стиснул зубы и поскакал вперед.

Но Братец Кролик знал, что Лис так и кипит от злости. Ох и струсил же он!

А Лис бежал, бежал, пока не выбрался на лужайку, подальше от дома Матушки Мидоус. Тут он как с цепи сорвался. Уж он бесился: и фыркал, и бранился, и визжал, и прыгал, и кружился… Так и этак старался сбросить Братца Кролика со спины. Но Кролик держался крепко. Выгнет спину Лис, а Кролик его шпорами. Старый Лис и вверх, и вбок, щелк да щелк зубами — чуть свой собственный хвост не отгрыз, Потом вдруг на землю — и ну кататься. Тут Кролик и вылетел из седла. Но, прежде чем Лис вскочил на ноги, Кролик в кусты — и наутек. А Лис за ним, да так шибко — еле-еле успел Кролик нырнуть в дупло.

Дыра была маленькая, Лису никак не пролезть.

Вот лег он, отдышался, стал думать, как же быть теперь с Кроликом.

А пока так лежал Старый Лис, пролетал мимо Братец Сарыч.

Увидал, Лис лежит, как дохлый, — дай, думает, закушу дохлятинкой.

Сел на ветку, похлопал крыльями. Наклонил голову набок и говорит, будто сам себе:

— Помер Братец Лис. А мне так жалко!

— Нет, я жив, — говорит Лис. — Я загнал сюда Братца Кролика. Уж на этот раз он не уйдет, хоть до нового года буду ждать тут.

Потолковали они еще. Сарыч согласился постеречь Кролика, пока Братец Лис сбегает за топором.

Лис убежал, а Сарыч стал, стоит у дупла. Вот, как стало тихо, Кролик подошел к дыре и кричит:

— Братец Лис! А Братец Лис!

Но Лис был уже далеко, и никто не ответил. Тогда Кролик закричал:

— Ах, ты не хочешь отвечать, Братец Лис? И не надо! Все равно я знаю, что ты тут сидишь. А мне и дела нет. Я просто хотел сказать тебе: вот если бы тут был Братец Сарыч!

Тогда Сарыч ответил лисьим голосом:

— А зачем тебе нужен Братец Сарыч?

— Да так, просто тут серая белка в дупле, а жирная, — сколько живу, такой не видал. Был бы тут Братец Сарыч, уж он бы полакомился белочкой.

Сарыч опять лисьим голосом:

— А как бы поймал ее Братец Сарыч?

— А тут, на другой стороне дерева, маленькая дырочка, — говорит Кролик. — Был бы тут Братец Сарыч, стал бы он возле той дырочки, а я бы выгнал оттуда белку.

— Ну гони, гони, — сказал Сарыч, — а я постараюсь, чтоб она не ушла от Братца Сарыча.

Тогда Кролик поднял шум, будто гонит кого-то, и Сарыч побежал в ту сторону ловить белку. А Братец Кролик шмыг из дупла — и во все лопатки домой.


Тут дядюшка Римус взял коржик, откинул назад голову, положил коржик в рот. Потом закрыл глаза и принялся жевать, бормоча под нос песенку.

Как Братец Сарыч перехитрил Братца Лиса

— Если я не ошибаюсь, — начал дядюшка Римус, — Сарыч все стерег дупло, куда спрятался Кролик и откуда он давно уже выскочил. На этом мы кончили, Джоэль?


Братец Сарыч совсем приуныл. Но он обещал Лису, что постережет Кролика.

«Дай-ка, — думает, — подожду Братца Лиса, обману его как-нибудь».

Глядь-поглядь — скачет из лесу Лис с топором на плече.

— Ну, что слышно, Братец Сарыч? Все там Братец Кролик?

— Там, конечно, — отвечает Сарыч. — Притаился — видно, вздремнул.

— Ну, уж я разбужу его, — говорит Лис.

Скинул он тут свой пиджак, поплевал на руки, взял топор. Размахнулся, как ударит по дереву — поу! Всякий раз, как стучит топор, — поу!

Сарыч скок да скок, а сам приговаривает:

— Он там, Братец Лис! Он там, он там!

Брызнет в сторону щепка, подскочит Сарыч, голову набок, кричит:

— Он там, Братец Лис! Я слышу, он там!

Брызнет в сторону щепка, подскочит Сарыч, голову набок, кричит:

— Он там, Братец Лис! Я слышу, он там!

А Лис знай рубит и рубит. Уж совсем мало осталось рубить, опустил Лис топор, чтобы перевести дух, вдруг видит — сидит у него за спиной Сарыч, усмехается.

Смекнул Лис, что тут дело не чисто. А Сарыч знай твердит:

— Он там, Братец Лис! Он там, мне видать его хвостик!

Тут Лис заглянул в дупло и кричит:

— Погляди, Братец Сарыч, что там торчит? Не нога ли это Братца Кролика?

Сарыч сунул голову в дупло. А Лис его — хвать за шею. Уж Сарыч и крыльями хлопал, и бился — все без толку. Лису ловко было держать его, он прижал его к земле, не пускает.

Тут Сарыч взмолился:

— Отпусти меня, Братец Лис! Отпусти, Братец Кролик — он тут, совсем близко! Еще два разочка ударь топором, и он твой!

— А не лжешь ли ты, Братец Сарыч?

— Да нет же, он тут, он тут! Отпусти меня к моей женушке, Братец Лис! Он тут, Братец Лис, он тут!

— Почему-то клочок его шерсти тут, на кусте ежевики, — говорит Братец Лис, — а пришел он с другой стороны!

Тогда Сарыч рассказал все, как было.

— Я такого пройдохи, сколько живу, не видывал, Братец Лис, — сказал Сарыч.

А Лис говорит:

— Все равно ты ответишь мне за него. Братец Сарыч. Я ушел, Братец Кролик был в дупле, а ты остался стеречь его. Прихожу — ты там, а Братца Кролика нет. Придется мне зажарить тебя вместо Кролика, Братец Сарыч.

— Ну, если ты бросишь меня в огонь, я улечу, Братец Лис, — говорит Сарыч.

— А я сперва расшибу тебя оземь, Братец Сарыч.

Так сказал Лис, ухватил Сарыча за хвост, размахнулся… А перья вырвались из хвоста, и Сарыч полетел кверху.

Летит и кричит:

— Спасибо, что дал мне разгон, Братец Лис! Спасибо, что дал мне разгон!

И улетел.

А Лис только зубами защелкал с досады.


— А что сталось с Кроликом, дядюшка Римус?

— Да ты не заботься о Братце Кролике, дружок. Я все тебе про него расскажу.

Как Братец Кролик выдоил Матушку Корову

— Помнишь, как Братец Кролик обманул старого Сарыча и удрал из дупла?

Вот пустился он домой веселехонек, ни дать ни взять — сойка в воробьином гнезде. Скачет, скачет и вдруг так притомился — ноги, и те не слушаются. Беда как захотелось ему испить чего-нибудь. Уж он был почти дома, глядь — Матушка Корова пасется в поле. Он и решил попытать тут счастья.

Кролик отлично знал, что Корова нипочем не даст ему молока: не раз уж она гнала его прочь, даже тогда, когда расхворалась Матушка Крольчиха. Вот Братец Кролик поплясал, поплясал у забора и крикнул:

— Как живешь, Матушка Корова?

— Ничего, Братец Кролик.

— Как здоровье, Матушка Корова?

— Да так: ни худо ни хорошо, Братец Кролик. А ты как живешь?

— Ничего, спасибо. Немножко косточки ломит, как проснешься, — говорит Кролик.

— Как жена, детки? — спрашивает Матушка Корова.

— Да ни худо ни хорошо. А как Братец Бык поживает?

— Так себе, — говорит Матушка Корова.

— Ишь ты, какие финики на этом дереве, Матушка Корова, — говорит Кролик. — Вот бы их отведать!

— Ну, да тебе не достать их, Братец Кролик.

— А ты, будь добра, бодни дерево, стряхни мне штучки две-три, — говорит Кролик.

Ну, Матушка Корова не хотела отказывать Братцу Кролику. Она подошла к финиковому дереву и боднула его рогами — блям!

Но финики были еще зелены, как трава, ни один не упал.

Тогда Корова еще разок боднула дерево — блим! Ни один финик не упал!

Тогда Корова попятилась немножко, подбежала к дереву — блип! Хоть бы один упал!

Корова отошла немного подальше. Отошла, закинула хвост за спину да как разлетится — керблям! — о дерево.

Так разгневалась да так боднула, что один рог глубоко пробил дерево и в нем застрял.

Корова — ни вперед ни назад. А Братцу Кролику того и нужно было.

— Выручай меня, Братец Кролик, — сказала Матушка Корова.

— Мне ведь не добраться до твоих рогов, — сказал Кролик. — Лучше я сбегаю за Братцем Быком.

И с этими словами пустился домой. Немного спустя воротился с женой и со всеми детками, и, сколько их было, каждый тащил по ведру. У большеньких были большие ведра, у меньшеньких — ведра поменьше.

Вот окружили они Матушку Корову — ну доить ее. Выдоили дочиста. И большенькие доили, и меньшенькие доили. А как выдоили, Братец Кролик и говорит:

— Всего доброго, Матушка Корова! Тебе сегодня в поле ночевать. Нельзя же тебе ночевать недоеной! Вот я и подумал: нужно выдоить тебя, чтобы ты не мычала всю ночь.

Так и сказал Братец Кролик. А Матушка Корова все стояла и дергала головой, чтобы вырваться, но рог крепко-накрепко засел в стволе.

Солнышко село, и ночь пришла, а Матушка Корова все стоит. Вот уж стало светать, подался рог.

Вырвалась Матушка Корова, пощипала травки.

«Ну постой, — подумала Корова. — Ты, наверное, прискачешь сюда поглядеть на меня. Уж я с тобой расплачусь!»

Стало солнце всходить; подошла она к дереву и вставила рог обратно в дыру.

Да, видно, когда паслась, ухватила Матушка Корова лишний пучок травы, потому что, только вставила она рог в дыру, глядь — а Братец Кролик сидит на заборе и смотрит на нее.

— С добрым утром, — сказал Кролик. — Как себя чувствуешь, Матушка Корова?

Он спрыгнул с забора и поскакал к ней поближе: липпити-клиппити, липпити-клиппити.

— Плохо, Братец Кролик, совсем некуда, — сказала Матушка Корова. — Всю ночь промаялась. Никак не вытащу рог. Вот ухватил бы ты меня за хвост, я бы вырвалась как-нибудь, Братец Кролик.

Тут Братец Кролик подошел немножко поближе, но не очень-то близко.

— Дальше нельзя мне, — сказал он. — Ты ведь знаешь, я слабоват. Могу надорваться. Ну-ка, Матушка Корова, ты тяни, а я понатужусь!

Тут Корова вырвала рог да как припустит за Кроликом! Понеслись они по дороге; Кролик — ушки назад, а Корова — к земле рога, хвост крючком. Кролик вперед ускакал, да вдруг с разлету — в терновый куст.

Подбежала Корова к кусту, а из-под куста голова торчит — глаза большие, как пуговки.

— Здравствуй, Матушка Корова! Далеко ли бежишь? — спросил Братец Кролик.

— Здравствуй, Братец Большие Глаза! — сказала Матушка Корова. — Не пробегал тут Братец Кролик?

— Вот только-только пробежал, — сказал Кролик. — Да усталый такой, запыхавшийся.

Тут Корова — во всю прыть по дороге, будто псы за ней по пятам.

А Кролик — тот лежал под терновым кустом и катался со смеху, пока у него не закололо в обоих боках.

От Лиса ушел, и от Сарыча ушел, и от Коровы ушел — как же тут было не смеяться?

В гостях у Матушки Мидоус

Джоэль опять приготовился слушать, а дядюшка Римус взял кочергу и сдвинул головешки, чтобы веселей полыхал огонь. А потом начал:


— Ты знаешь, конечно, что Кролик был не в ладах с Коровой с тех пор, как выдоил у нее молоко.

Вот один раз, когда она гналась за ним, да так быстро, что перебежала через собственную тень, Братец Кролик надумал свернуть с дороги и навестить своих добрых друзей — Матушку Мидоус с девочками.

Скок да скок, скок да скок, и вдруг Братец Кролик видит — под кустом лежит Братец Черепаха.

Остановился Кролик и постучался в крышу дома Черепахи. Ну конечно, в крышу, потому что Братец Черепаха всегда таскает с собой свой дом. В дождь и в вёдро, в зной и в стужу, когда б ты ни встретил его и где б ни нашел — всюду с ним его славный домик.

Так вот, Кролик постучался в крышу и спросил, дома ли хозяин. А Братец Черепаха ответил, что дома.

— Как ты поживаешь, Братец Черепаха?

— Как ты поживаешь, Братец Кролик?

Потом Кролик спросил:

— Куда ты ползешь, Братец Черепаха?

А тот отвечает:

— Просто так, гуляю, Братец Кролик.

Тут Кролик сказал, что собрался в гости к Матушке Мидоус, и спросил, не хочет ли Братец Черепаха отправиться вместе с ним.

— Отчего же, можно, — ответил Братец Черепаха, и они пошли вдвоем.

Поболтали дорогой всласть, и вот уж они пришли. Матушка Мидоус с девочками встречают их на пороге и просят входить, и они вошли.

Братец Черепаха такой плоский, что ему неловко было на полу, и на стуле тоже ему было слишком низко. Вот, пока все искали, на что бы его посадить, Братец Кролик взял его и положил на полку, где стояло ведерко. Братец Черепаха разлегся там так важно, будто индюка проглотил.

Ясное дело, зашел у них разговор о Старом Лисе, и Кролик принялся рассказывать, как он оседлал Лиса и какой замечательный из него получился верховой конь. И все хохотали до упаду — Матушка Мидоус с девочками и Братец Черепаха. А Кролик сидел в кресле, покуривая свою сигару. Откашлялся он и говорит:

— Я б и сегодня приехал на нем, только я задал ему третьего дня такую скачку, что он охромел на одну ногу. Боюсь, придется его теперь и вовсе сбыть с рук.

Тогда сказал Братец Черепаха:

— Ну что ж, если ты вздумаешь продавать его, Братец Кролик, продай его кому-нибудь подальше, потому что он уж очень надоел нам в наших краях. Только вчера я встретил Братца Лиса на дороге, и представьте, что он сказал мне! «Эй, — крикнул он, — вот и ты, Грязнуха-Ползуха!»

— Ужас какой! — воскликнула Матушка Мидоус. — Слышите, девочки? Старый Лис обозвал Братца Черепаху «Грязнухой-Ползухой»!

И все прямо ахнули, как это Лис посмел обидеть такого милого человека — Братца Черепаху! А пока они ахали и возмущались, Лис стоял у задней двери и подслушивал.

Много неприятного услышал Братец Лис, и вот вдруг он всунул голову в дверь да как крикнет:

— Добрый вечер, друзья! Как поживаете? — и как прыгнет к Братцу Кролику!

Матушка Мидоус с девочками — те подняли крик и визг, а Братец Черепаха подполз к краю полочки и свалился оттуда — да как плюхнется Лису на макушку! Он вроде как бы оглушил Лиса.

А когда опомнился Лис, все, что он увидел, — это котелок с овощами, перевернутый кверху дном в очаге, и сломанный стул. Братец Кролик исчез, и Братец Черепаха исчез, и Матушки Мидоус с девочками тоже как не бывало. Кролик забрался в трубу — вот почему котелок перевернут был в очаге кверху дном.

Братец Черепаха заполз под кровать и притаился за сундуком, а Матушка Мидоус с девочками выскочили во двор.

Лис осмотрелся по сторонам и пощупал свою макушку, куда угодил ему Братец Черепаха. А Кролика и след простыл. На беду, дым и зола доняли Кролика, и вдруг он как чихнет: апчичхоу!

— Ага! — сказал Лис. — Вот ты где! Ладно, — сказал он, — я выкурю тебя оттуда. Теперь ты мой.

Но Кролик ни словечка в ответ.

— Что же, ты не выйдешь добром? — спросил Лис.

А Кролик — ни слова.

Тогда Лис пошел за дровами. Приходит и слышит — Кролик смеется.

— Что ты там смеешься, Братец Кролик? — спросил Лис.

— Сказал бы, да нельзя, — отвечал Кролик.

— Уж лучше говори, — сказал Лис.

— Да так, кто-то спрятал тут ящик с деньгами, — говорит Кролик.

— Так я тебе и поверю! — говорит Лис.

— Да ты погляди, — сказал Кролик.

И только Лис сунул морду в очаг, Кролик все глаза ему засыпал нюхательным табаком; он всегда носил при себе табакерку. И Лис давай кувыркаться — кувырком, кувырком за порог. А Кролик вылез из трубы и попрощался с хозяйками.

— Как ты спровадил его, Братец Кролик? — спросила Матушка Мидоус.

— Кто, я? — сказал Братец Кролик. — Да я просто сказал ему что, если он тотчас же не уберется домой и не перестанет докучать честным людям, я схвачу его за шиворот и все бока ему обломаю!

А Братец Лис кувыркался и кувыркался, пока не добрался до своего дома.


— А что сталось с Черепахой? — спросил Джоэль.

— Что сталось, что сталось! — воскликнул старик. — Вечно дети хотят все узнать сразу! У тебя глаза уже слипаются. Беги спать, дружок!

Неудача Братца Волка

— Наверное, у мамы твоей гости, — сказал дядюшка Римус, когда Джоэль вбежал к нему с большущим куском слоеного пирога. — А если не гости, так, уж верно, она потеряла ключ от буфета, а ты нашел его,

— Просто, дядюшка Римус, мне мама дала пирога, а я подумал: притащу его тебе.

Старик улыбнулся:

— Спасибо, спасибо, сынок. Этот пирог как раз мне поможет собраться с силами, чтоб рассказать дальше про Братца Кролика и про его друзей.

Тут старик замолчал и принялся за пирог. Он справился с ним очень быстро. Потом стряхнул крошки с бороды и начал:


— Так обозлился Старый Лис на Братца Кролика — просто не знал, что и делать, совсем нос повесил. Вот идет он как-то по дороге и встречает Братца Волка. Ну поздоровались, конечно, — как поживаешь, здоровы ли детки.

Волк и говорит:

— А ведь я придумал, как изловить Братца Кролика.

— Как? — спрашивает Лис.

Волк говорит, что нужно заманить его в дом к Братцу Лису.

— Ну, это дело нелегкое. Как же его заманить ко мне? — спрашивает Лис.

— Обмануть, конечно.

— Кто ж это сможет его обмануть? — спрашивает Лис.

— Я сам и обману, — говорит Волк.

— Как же ты сделаешь это, Братец?

— А вот как, — говорит Волк. — Ты беги домой и ложись в постель, притворись, будто помер. Лежи и помалкивай, пока Братец Кролик не подойдет и не тронет тебя. Вот провалиться, если он не достанется нам на обед!

Лису понравилась эта выдумка. Отправился он домой, а Волк — тот прямой дорогой пустился к дому Кролика.

Приходит, а дома как будто никого нет. Но Волк постучался в дверь: блям! блям!

Никто не откликнулся.

Он опять постучался: блим! блим!

— Кто там? — спросил Кролик.

— Друзья, — отвечает Волк.

— Друзья друзьям рознь, — говорит Кролик. — Ты скажи, как тебя звать.

— Я с худыми вестями, — говорит Волк.

— Вот и всегда так, — говорит Братец Кролик. — Худые вести не ждут на месте.

А сам к двери, в щелку глядит.

— Братец Лис помер нынче утром, — говорит Волк.

— Что же ты не в трауре? — спрашивает Кролик.

— Я как раз иду за этим, — отвечает Волк. — Думаю, дай забегу расскажу Братцу Кролику, какая беда приключилась. Вот сейчас только я от Братца Лиса. Протянул ножки, бедняга.

С этим Волк и ушел.

Кролик сел, поскреб в затылке, а там и решил, что сходит к Братцу Лису, узнает, что слышно.

Сказано — сделано: вскочил и пошел.

Как пришел он к дому Лиса — так все уныло кругом! Подошел поближе — никто не шелохнется.

Заглянул в дом, а Лис лежит на кровати врастяжку, большой и страшный.

Тут Кролик и говорит потихоньку, будто сам с собой разговаривает:

— Бросили все бедняжку Братца Лиса. Я все-таки верю, что выздоровеет Братец Лис, хотя и боюсь, что он помер. И никто не придет проведать Братца Лиса! Братец Волк и тот его бросил. У меня, правда, дел по горло, но я присмотрю за ним. Так, с виду, он помер. А как подумаешь, так, пожалуй, и не помер он вовсе. Потому что, это всякий знает, если придешь к покойничку, чуть он увидит тебя, сейчас же покойничек подымет кверху лапы и крикнет: «Ого-го!»

Но Старый Лис лежал тихо. Тогда Кролик сказал чуть погромче:

— Странное дело! Братец Лис ну совсем мертвый, а ведет себя, как покойнички не ведут. Покойник, если придут взглянуть на него, тотчас подымет кверху лапы и крикнет: «Ого-го!»

Тут, конечно, Лис поднял лапы и крикнул: «Ого-го!» А Братец Кролик — тягу во все лопатки.

Как повстречались Братец Лис и Братец Черепаха

Дядюшка Римус точил свой сапожный нож и рассказывал:


— Как-то шел Братец Лис. Вдруг видит — на самой середине дороги лежит Братец Черепаха. Братец Черепаха тотчас подумал, что надо держать ухо востро, а один глазок — открытым. Но Старый Лис прикинулся ласковым — ну болтать: дескать, он страшно рад встрече, целых сто лет не видал он Братца Черепаху.

— Здравствуй, Братец Черепаха! Что это тебя не видать давно?

— Все брожу где придется, Братец Лис. Все брожу.

— Что-то вид у тебя нездоровый, Братец Черепаха, — говорит Лис.

— Все ползаю да хвораю, — отвечал Черепаха.

— А что с тобой, дружок? Никак, и глазок у тебя красный!

— Ох, где тебе понять, Братец Лис! Попробовал бы ты все ползать да ползать, хворать да хворать.

— Да у тебя оба глаза красные! Ты совсем разболелся, Братец Черепаха!

— Уж куда хуже, Братец Лис.

— Какая же беда приключилась с тобой, Братец Черепаха?

— Да так. Пошел прогуляться вчера, встретился мне один человек и бросил меня в огонь.

— Как же ты выбрался из огня, Братец Черепаха?

— Все сидел и терпел, Братец Лис. Сидел и терпел, а дым разъел мне глаза, и огонь опалил мне спину.

— Никак, хвост у тебя и вовсе сгорел? — сказал Лис.

— Нет, хвост-то вот он, — сказал Братец Черепаха и высунул хвост из-под панциря.

А Лис только того и ждал: схватил Черепаху за хвост и кричит:

— Вот он, вот он, Братец Черепаха! А помнишь, как ты стукнул меня по макушке у Матушки Мидоус? Или забыл? Вы были там вместе с Братцем Кроликом? Ну, теперь ты пропал!

Просил, просил Братец Черепаха отпустить его. Сколько ни упрашивал, все ни к чему.

— Ну, теперь я тебя утоплю, — сказал Братец Лис. А Братец Черепаха взмолился:

— Только не топи меня, Братец Лис! Уж лучше брось меня и огонь — я все-таки немножко привык к огню.

Но Старый Лис и слушать ничего не хотел. Он потащил Братца Черепаху к ручью и сунул его в воду.

А Черепаха кричит:

— Брось этот корешок и хватай меня за хвост! Брось этот корешок и хватай меня за хвост!

Лис в ответ:

— Какой корешок? Я твой хвост держу, а не корешок. Но Братец Черепаха поднял крик:

— Скорей хватай меня, а то я утону! Я тону, тону! Брось этот корешок и хватай меня за хвост!

Ну, тут Лис выпустил его хвост, и Братец Черепаха пошел ко дну — керблонкети-блинк!


Никакими буквами нельзя изобразить, какие звуки вылетели тут из горла у дядюшки Римуса. Это были такие чудные звуки, что мальчик переспросил:

— Как-как пошел он ко дну?

— Керблонкети-блинк!

— И утонул, дядюшка Римус?

— Кто? Старый Братец Черепаха? Да разве ты тонешь, когда мама кладет тебя в кроватку?

— Ну, нет, — задумчиво ответил Джоэль.

— Вот и Братец Черепаха не утонул. Потому что в воде он был дома, дружок. Керблонкети-блинк!

Как Братец Волк попал в беду

Дядюшка Римус приколачивал подметки к своим башмакам, а мальчик никак не хотел оставить в покое его молотки, ножи и шилья, так что старик даже нахмурился, будто сердится. Но скоро они опять помирились, и мальчик забрался на стул, глядя, как дядюшка Римус вгоняет в подметку шпильку за шпилькой.

— Тот, кто всем докучает и сует нос, куда не нужно, всегда попадает впросак. Вот, к примеру, взять Братца Волка. Что бы ему сидеть смирно, никому не докучать? Так нет же, завел он дружбу со Старым Лисом, и привязались они к Кролику. Прямо дохнуть ему не давали, и кончилось дело плохо. В такую переделку попал Братец Волк, беда!

— Неужто, дядюшка Римус? А я думал, что Волк оставил в покое Кролика после того случая — помнишь, как он выдумал, будто Старый Лис издох?

— Ты лучше не перебивай меня, потому что скоро мама позовет тебя спать, а ты закапризничаешь и отведаешь того самого ремня, что я сделал когда-то твоему папе.

Джоэль рассмеялся. А дядюшка Римус, видя, что мальчик словно воды в рот набрал, продолжал:


— Братец Кролик ни днем, ни ночью не знал покоя. Чуть отлучится из дому, глядь — пришел Братец Волк, унес кого-нибудь из крольчат. Построил себе Кролик соломенный домик — его развалили. Построил он себе дом из сосновых вершинок — и тот простоял недолго. Построил дом из коры — и с тем беда. Всякий раз, как разграбят дом, одного крольчонка как не бывало. До того дошел Кролик — совсем разозлился и ну браниться.

Пошел позвал каменщиков — сложили они ему дом из досок, на каменной кладке. Тут стало ему поспокойнее.

Теперь он уж мог отлучиться, провести денек у соседей; вернется, сидит у огня и курит трубку, газету читает, как полагается семейному человеку.

Он вырыл лазейку в подвал, чтобы прятались туда крольчата, если случится шум по соседству.

И хороший запор приладил к двери. Братец Волк только зубами щелкал, поживиться ему было нечем. Крольчата — те были уж очень пугливы. А Кролик так расхрабрился — слышит, как скачет мимо Волк, а у него уж мурашки по спине не бегут.

Вот как-то собрался Братец Кролик проведать Братца Енота, да вдруг слышит страшный шум и топот на дороге. Он и ухо насторожить не успел, как в дверь вбежал Братец Волк. Крольчата мигом в подвал.

А Волк весь в грязи был, совсем запыхался.

— Спаси, спаси меня, Братец Кролик, — сказал Волк. — Сжалься, спаси, Братец Кролик! Собаки за мной по пятам, чуть не разорвали. Слышишь, как они бегут? Спрячь меня куда-нибудь, Братец Кролик, чтобы они не нашли меня!

— Ну что же, — сказал Кролик. — Вон стоит большой ящик, прыгай в него, Братец Волк, и будь как дома.

Прыгнул Волк в ящик, захлопнулась крышка, звякнул крючок о петлю — попался Братец Волк! А Кролик свои очки надевает на нос, придвигает к огню качалку; табакерку открыл, взял добрую понюшку табачку. Долго сидел так Братец Кролик, морщил лоб и все думал, думал.

Тут Волк подал голос из ящика:

— Что, собаки ушли, Братец Кролик?

— Никак, одна все принюхивается тут за углом.

Взял Кролик чайник, налил в него воды и поставил на огонь.

— Что ты делаешь там, Братец Кролик?

— Хочу угостить тебя чаем, Братец Волк.

А сам берет бурав и ну сверлить дырки в крышке ящика.

— Что ты там делаешь, Братец Кролик?

— Сверлю дырочки, чтоб тебе не было душно, Братец Волк.

Сходил Кролик, принес дровец, бросил их в огонь.

— Что ты делаешь там, Братец Кролик?

— Огонь развожу пожарче, чтобы ты не замерз, Братец Волк. Пошел Кролик в подвал, привел всех своих деток.

— Что ты делаешь там, Братец Кролик?

— Да вот рассказываю деткам, какой ты хороший сосед, Братец Волк.

Крольчата и рты зажали лапками, чтобы не смеяться. А Братец Кролик взял чайник и давай лить горячую воду на крышку ящика.

— Что там за шум, Братец Кролик?

— Это ветер свистит в трубе, Братец Волк.

А вода стала внутрь протекать.

— Кто это щиплет меня, Братец Кролик?

— Это блохи кусают тебя, Братец Волк.

— Ох и кусают же они, Братец Кролик!

— Повернись на другой бок, Братец Волк.

— Что-то жжет меня, Братец Кролик!

— Это все блохи, блохи, Братец Волк.

— Совсем заели, Братец Кролик, — сказал Волк.

А вода в дырочки — жур-жур, а вода в дырочки — жур-жур, а с кипятком шутки плохи.

Как взвоет Волк, как подскочит! И крючок отлетел вместе с петлей, и Кролик кубарем с ящика.

Выскочил Волк и ну улепетывать во все лопатки.

С тех пор живет Братец Кролик спокойно, никто ему не докучает.

А Волк, если встретит его, вспомнит, как блохи кусали в ящике, хвост подожмет — и в сторонку.

Братец Лис и лягушки

Когда Джоэль прибежал к старой хижине на другой день и крикнул издали: «Добрый вечер, дядюшка Римус!» — старик ответил ему только:

— Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

Мальчик очень удивился:

— Что ты сказал, дядюшка Римус?

— Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер! Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

— Что это значит?

— Это черепаший разговор, дружок… Пожил бы ты с мое, мальчик, да повидал бы, сколько я повидал на моем веку, ты бы всякую тварь понимал. Вот тут одна старая крыса живет; как все лягут спать, она, бывает, приходит, сидит там в уголку, и мы с ней толкуем. Уж конечно, что она говорит, этого в букваре не найдешь. Я сейчас вспомнил как раз, что сказал Братец Черепаха Старому Лису, когда Лис отпустил его хвост.

— А что он сказал, дядюшка Римус?

— Вот это и сказал: ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер! Нырнул на дно пруда и оттуда — пузырями: ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

Братец Лис — тот ничего не сказал, а Сестрица Лягушка, что на берегу сидела, услыхала Братца Черепаху и кричит в ответ:

— Джаг-ер-ром-ком-дом! Джаг-ер-ром-ком-дом!

Тут все лягушки, сколько их было на берегу, подняли крик:

— Тут не гру-бо-ко! Тут не гру-бо-ко!

А Сестрица Лягушка громче всех:

— Вра-ки-э-то-вра-ки! Вра-ки-э-то-вра-ки!

Опять пузыри пошли от Братца Черепахи:

— Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

Лягушки кричат:

— Пры-гай, пры-гай в пруд! Пры-гай в пруд!

А Сестрица Лягушка громче всех:

— Там-дру-га-я-ри-са! Там-дру-га-я-ри-са!

Глянул Братец Лис в воду — и правда, там, в воде, другой Лис. Потянулся Лис, чтобы пожать ему руку, и кувырком в пруд. Все лягушки кричат:

— Ку-выр-ком! Ку-выр-ком! Ку-выр-ком!

А Братец Черепаха — пузырями:

— Ай-дум-ер-кер-ком-мер-кер!

— Что ж, Лис утонул, а, дядюшка Римус?

— Утонуть-то не утонул, мой мальчик, — ответил старик, — кое-как он выкарабкался из пруда. А еще бы минутка — утащил бы его на дно Братец Черепаха, и был бы Старому Лису конец.

Как Братец Лис охотился, а добыча досталась Братцу Кролику

Старый Лис услыхал, как Кролик проучил Братца Волка, и подумал:

«Как бы мне не попасть в беду. Оставлю-ка лучше его в покое».

Они встречались частенько, и много-много раз Братец Лис мог схватить Кролика. Но всякий раз, как выпадет такой удобный случай, ему на ум приходит Волк, и он оставлял Братца Кролика в покое.

Мало-помалу стали они дружить. Случалось, Лис заходил даже к Кролику в гости; они сидели вместе и раскуривали трубки, будто между ними никогда и не бывало никакой вражды.

Вот как-то пришел Братец Лис и спросил, не пойдет ли Кролик с ним на охоту. А Кролика что-то лень одолела, он и сказал Братцу Лису, что у него есть в запасе рыбка, он как-нибудь обойдется.

Братец Лис сказал, что ему очень жаль, но он все-таки пойдет попытает счастья один. И ушел. Он охотился весь день. Удача ему была на диво: дичи набил полную сумку.

А Кролик, как подошло дело к вечеру, потянулся, размял косточки и сказал себе, что Братцу Лису уже время возвращаться домой.

Он влез на пенек, посмотрел, не видать ли кого. Глядь-поглядь — бредет Братец Лис, распевает во всю глотку песни.

Спрыгнул Кролик с пенька, улегся посреди дороги, прикинулся мертвым. Идет мимо Лис, видит — лежит Кролик. Перевернул его, посмотрел и говорит:

— Какой-то мертвый Кролик валяется. Похоже, что он давно издох. Дохлый, а жирный. Такого жирного и не видал никогда.

Братец Кролик — ни гугу! Старый Лис облизнулся, но пошел прочь — кинул Кролика на дороге.

Чуть скрылся Старый Лис с глаз, Кролик вскочил, побежал лесочком, лег впереди на дороге.

Идет Братец Лис, видит — еще один кролик лежит, дохлый, твердый, как деревяшка. Посмотрел Лис на Кролика и вроде как задумался. Потом отстегнул свою охотничью сумку и говорит:

— Ишь ты, второй! Положу-ка я сумку, сбегаю за тем кроликом. Принесу домой двух. Позавидуют мне все, что я за охотник.

Бросил под куст свою добычу и побежал по дороге за первым кроликом.

Только он скрылся из виду, Братец Кролик вскочил, схватил его сумку — и домой.

На другой день, когда встретил Лиса, кричит ему:

— Чего добыл ты вчера, Братец Лис?

А Братец Лис полизал, полизал свой бок языком и отвечает:

— Чуточку ума раздобыл, Братец Кролик!

Тут Кролик рассмеялся и говорит:

— Знал бы я, что ты за этим ходил, я бы тебе своего дал немножко.

Почему у Братца Опоссума голый хвост

— Однажды Братец Опоссум так проголодался — ну, кажется, все бы отдал за горсть фиников. Он был отчаянный лентяй, Братец Опоссум; но вот в животе у него так заворчало и заныло, что он встал и пошел поискать чего-нибудь съедобного. И кто бы ты думал встретился ему на дороге? Ну конечно, Братец Кролик!

Они были закадычными друзьями, потому что Братец Опоссум никогда не досаждал Кролику, как другие звери.

Сели они рядышком у дороги, стали болтать о том о сем. Братец Опоссум и скажи Кролику, что он прямо подыхает с голоду.

А Кролик подскочил и хлопнул рукой об руку и сказал, что он как раз знает, где можно раздобыть отличных фиников.

— Ну где же? — спросил Опоссум.

А Кролик сказал, что их тьма-тьмущая в саду у Братца Медведя.

— А разве у Медведя был финиковый сад, дядюшка Римус? — спросил мальчик.

— Ну конечно, сынок. Потому что Братец Медведь кормится пчелиным медом. Он и посадил у себя финиковые деревья; к ним прилетали пчелки, а Медведь смотрел, куда они полетят из сада, бежал за ними и находил медовые дупла. Ну, да это не важно. Уж раз я говорю, что у него был сад, значит, был; а у Братца Опоссума так и потекли слюнки, чуть он услышал про финики.

Кролик и кончить не успел, а уже он встал и бегом к саду Братца Медведя. Он вскарабкался на самое высокое финиковое дерево, какое было в саду.

Но Братцу Кролику хотелось позабавиться. Он живехонько припустил к дому Медведя и поднял крик, что кто-то безобразничает в финиках. А Братец Медведь со всех ног в свой сад.

Опоссуму все чудилось, что идет Братец Медведь, но он все говорил себе:

— Еще один финик, и удеру. Еще один финик, и удеру. Вдруг он услышал, что Медведь и вправду идет.

— Еще один финик, и я удеру, — сказал Опоссум, и в ту же минуту Медведь подбежал к дереву да как тряхнет его.

Братец Опоссум свалился с дерева, как самый спелый финик, но у самой земли он собрал ноги вместе и ударился бежать к забору, как хорошая скаковая лошадь.

А следом за ним — Братец Медведь. Медведь нагонял его с каждым шагом, так что только Опоссум успел подбежать к забору — Медведь хвать его за хвост.

Братец Опоссум прошмыгнул сквозь жерди, как дернет хвостом — и протащил свой хвост между зубов Медведя.

Братец Медведь так крепко держал и Братец Опоссум тащил так сильно, что вся шерсть осталась в пасти у Медведя, и он бы, конечно, задохнулся, если бы Кролик не притащил ему воды.

— Вот с этого самого дня у Опоссума голый хвост, — сказал дядюшка Римус, старательно выколачивая пепел из своей трубки. — У Братца Опоссума и всех его деток.

Братец Кролик — рыболов

— Братец Кролик и Братец Лис — они были очень похожи на моих знакомых ребят, — сказал дядюшка Римус, подмигивая мальчугану, который пришел послушать еще одну сказочку. — Вечно они гонялись друг за другом, и всех беспокоили, и всем докучали. Только Кролику жилось поспокойней, потому что Старый Лис побаивался затевать с ним ссоры.

Вот однажды принялись Братец Кролик, и Братец Лис, и Братец Енот, и Братец Медведь расчищать новую делянку под гороховые грядки.

А солнышко стало припекать, и Кролик устал. Но он не бросал работы, потому что боялся прослыть лентяем. Он корчевал пеньки и сгребал хворост, а потом вдруг закричал, что загнал себе в руку колючку; улизнул и пустился искать прохладное местечко — отдохнуть в холодке.

Вот набрел на колодец, а в колодце висела бадейка.

— Никак, тут прохладно, — сказал Братец Кролик. — А верно ведь, тут прохладно. Заберусь-ка сюда и вздремну.

Сказал так — прыг в ведро, И только прыгнул, ведро поехало вниз да вниз.

— А Кролик не испугался, дядюшка Римус?

— Ох, дружок, еще как! Уж, наверное, никто в целом свете не натерпелся такого страха. Откуда он едет, это он знал. А вот куда-то приедет!

Бадейка давно уже на воду села, а Кролик все не ворохнется, думает; что-то будет?

Лежит, будто мертвый, трясется от страха.

А Братец Лис одним глазком следил за Кроликом; как он улизнул с новой делянки, Старый Лис потихоньку за ним. Он смекнул, что Кролик удрал неспроста, и припустил за ним — ползком да ползком.

Увидел Лис, как Кролик подошел к колодцу, и остановился. Увидел, как прыгнул в бадейку. А там глядь — исчез Братец Кролик! Уж, наверное, в целом свете ни один Лис не видал такого дива.

Сидел, сидел он в кустах и так и этак прикидывал — никак не возьмет в толк, что бы это значило. Он и говорит сам себе:

— Вот подохнуть мне на этом самом месте, если Братец Кролик не прячет там свои денежки! Или он там золотую жилу нашел. Я не я буду, если этого не разнюхаю!

Подполз Лис поближе, прислушался — ничего не слышно.

Поближе подполз — опять не слышно.

Подобрался он помаленьку совсем к колодцу, глянул вниз — и не видно, и не слышно.

А Кролик тем временем лежал в бадейке ни жив ни мертв. Он и ухом повести боялся — вдруг бадейка кувырнется, уронит его в воду?

Вдруг слышит, кричит Лис:

— Эй там, Братец Кролик! Ты к кому же это в гости собрался?

— Я? Да я просто рыбку ловлю, Братец Лис! Я просто надумал нам всем на обед изготовить ухи, вот и сижу ловлю рыбку. Окунечки тут хороши, Братец Лис, — отвечал Кролик.

— А много их там, Братец Кролик?

— Пропасть, Братец Лис, прямо пропасть! Ну скажи, вся вода как живая! Ты бы спустился, помог мне таскать их, Братец Лис.

— Как же спуститься мне, Братец Кролик?

— Прыгни в бадейку, Братец Лис. Она тебя спустит сюда, как по лесенке.

Братец Кролик так весело говорил, да так сладко, что Старый Лис, долго не мешкая, прыг в ведро! И поехал вниз, а Кролика потащило наверх, потому что Лис был тяжелее.

Как повстречались они на полдороге, Братец Кролик пропел:

Не вздумай только утопиться,
Внизу — студеная водица!

Выскочил Кролик из бадейки и поскакал и сказал хозяевам колодца, что Старый Лис забрался в колодец и мутит там воду. Потом поскакал обратно к колодцу и крикнул вниз Братцу Лису:

Подымут кверху — не зевай,
Прыг из ведра — и удирай!

А хозяин колодца взял свое большое, длинное ружье и со всех ног к колодцу. Глянул вниз — ничего не видно. Прислушался — ничего не слышно. Взялся за канат, тащит; тащит, вдруг — прыг! — только хвостом вильнул Братец Лис — и был таков.


— А дальше что были, дядюшка Римус? — спросил мальчик, потому что старый негр задумался.

— Дальше, дружок? Может, полчаса прошло, а может, и того меньше, а Кролик с Лисом уж работали на новой делянке как ни в чем не бывало. Только Братец Кролик нет-нет да и прыснет со смеху, а Братец Лис — тот все бранился, что земля чересчур тверда.

Как Братец Кролик управился с маслом

— Было когда-то время, — говорил дядюшка Римус, взбалтывая остатки кофе в кружке, чтобы собрать весь сахар, — было когда-то время — все звери жили дружно, как добрые соседи.

Вот однажды решили Братец Кролик, и Братец Лис, и Братец Опоссум все добро свое держать вместе в одном чулане. Только у чулана прохудилась крыша, стала протекать. Братец Кролик, и Братец Лис, и Братец Опоссум собрались починять ее. Дела тут было много, они прихватили с собой обед. Все харчи сложили в кучу, а масло, что принес Лис, опустили в колодец, чтобы не размякло. И принялись за работу.

Сколько-то времени прошло — в животе у Кролика заурчало, заныло. На уме у него — маслице Братца Лиса. Как вспомнит о нем, так и потекут слюнки.

«Отщипну-ка я от него чуточку, — подумал Кролик. — Как бы мне только улизнуть отсюда?»

Работают все, работают. А Братец Кролик вдруг поднял голову, уши навострил и кричит:

— Тут я! Тут я! Чего вам надо?

Спрыгнул с крыши и ускакал.

Поскакал прочь Кролик, оглянулся, не бежит ли кто за ним, и во весь дух к колодцу. Достал маслице, полизал и скорее на работу.

— Где ты был, Братец Кролик? — спрашивает Лис.

— Ребятишки позвали меня, — отвечает Братец Кролик. — Беда приключилась: старуха моя заболела.

Работают они, работают. А масло по вкусу пришлось Кролику — еще хочется. Поднял голову, уши навострил, крикнул:

— Слышу! Слышу! Сейчас иду!

На этот раз провозился он с маслицем подольше прежнего. Воротился, а Лис спрашивает его, где это он пропадал.

— К старухе своей бегал. Совсем помирает, бедняжка!

Опять слышит Кролик, будто зовут его. Опять ускакал. Так чисто вылизал ведерко Кролик, что самого себя увидел в донышке.

Вычистил досуха и со всех ног назад.

— Ну как Матушка Крольчиха? — спрашивает Братец Лис.

— Боюсь, что скончалась уже, — отвечает Кролик.

И Братец Лис и Братец Опоссум ну плакать с ним вместе.

Вот подошло время обедать. Достают они свои харчи. А Кролик сидит грустный. Старый Лис и Братец Опоссум и так и этак стараются, чтобы его ободрить и утешить.

— Ты, Братец Опоссум, сбегай к колодцу за маслом, — говорит Братец Лис, — а я здесь похлопочу, на стол накрою.

Братец Опоссум поскакал за маслом, глядь — уж он скачет обратно, уши трясутся, язык наружу. Старый Лис кричит:

— Что случилось, Братец Опоссум?

— Бегите лучше сами, — говорит Опоссум. — Там масла — ни крошки!

— Куда же оно делось? — говорит Лис.

— Похоже, что высохло, — говорит Опоссум.

Тут Кролик говорит тихим голосом, грустным голосом:

— У кого-нибудь во рту растаяло, вот что!

Побежали они с Опоссумом к колодцу — и правда, масла ни крошки. Стали спорить, как могло приключиться такое чудо. А Братец Кролик вдруг говорит, что кто-то наследил тут кругом. Если все лягут спать, он изловит вора, который масло украл.

Вот легли они. Лис и Опоссум — те сразу уснули, а Кролик не спал. Как пришло время вставать, он намазал Братцу Опоссуму морду масляной лапкой, а сам поскакал, с обедом управился чуть не дочиста, воротился и будит Братца Лиса.

— Гляди, — говорит, — у Братца Опоссума рот-то весь в масле! Растолкали они Братца Опоссума, говорят ему: ты, дескать, своровал масло. Опоссум ну отнекиваться. А Братец Лис — ему бы впору судьей быть — говорит:

— Ты! Как же не ты? Кто первый бегал за маслом? Кто первым сказал о пропаже? У кого рот весь в масле?

Видит Опоссум, прижали его к стенке. Он и говорит, что знает, как найти вора: нужно разжечь большой костер, все будут прыгать через этот костер, а кто упадет в огонь — тот, стало быть, жулик и есть.

Кролик и Лис согласились, натаскали хворосту широкую кучу, высокую кучу, а потом подожгли. Разгорелся костер хорошенько. Вышел вперед Братец Кролик. Попятился немножко, примерился да как прыгнет — ну прямо как птица перелетел через огонь. Потом вышел вперед Братец Лис. Отошел чуть подальше, поплевал на руки, разбежался — и прыг! Низехонько пролетел, даже кончик хвоста подпалил.

— Ты видал когда-нибудь лисицу, сынок? — спросил дядюшка Римус.

Джоэль подумал, что, пожалуй, видал, но не признался в этом.

— Так вот, — продолжал старик, — в следующий раз, как увидишь лису, посмотри хорошенько, и ты найдешь у нее на самом кончике хвоста белую метку. Эта метка — памятка от того костра.

— А как Братец Опоссум? — спросил мальчик.

А Старый Опоссум — он разбежался и прыгнул — керблям! — прямо в огонь. Тут и конец был старому Опоссуму.

— А ведь он и не крал масла, дядюшка Римус! — сказал мальчик, который очень недоволен был таким несправедливым концом.

— Это ты прав, дружок! Так часто бывает на свете: один натворит бед, а другой за них отвечает. Помнишь, как ты науськал собаку на поросенка? Не тебе ведь досталось, а собаке!

Как Братец Черепаха победил Братца Кролика

— Кажется, мы вчера толковали о том, что в старые времена, когда звери жили, как добрые соседи, никто не мог тягаться в хитрости с Братцем Кроликом? — сказал дядюшка Римус.

— Да, — ответил Джоэль. — Ты про это и говорил.

— Ну вот, я и запамятовал совсем, что один раз Братец Кролик дал маху, а Братец Черепаха сбил с него спесь.

— Как это было, дядюшка Римус?

— А вот как, сынок.


Скакал один раз Кролик по дороге — скок-поскок! скок-поскок! — и повстречался ему старый Братец Черепаха. То-то они обрадовались! Вот Кролик тут и скажи, что он очень благодарен Братцу Черепахе с того самого дня, как тот прыгнул Лису на макушку.

— Да, — сказал Братец Черепаха, — счастье, что удалось тебе схорониться в очаге. Не то Братец Лис живо догнал бы тебя и поймал.

— Ну, дудки, раньше я б его поймал! Просто мне не хотелось оставить Матушку Мидоус и девочек, — сказал Кролик.

Толковали они, толковали, и зашел у них спор, кто из них быстрей. Братец Кролик говорит, что обгонит Братца Черепаху, а Братец Черепаха — тот об заклад готов биться, что обгонит Кролика. Спорят они так и этак, а потом Братец Черепаха и говорит:

— Ладно. У меня дома за очагом спрятана бумажка в пятьдесят долларов — ставлю их на кон в том, что обгоню тебя.

И Кролик сказал, что у него тоже есть пятьдесят долларов, он готов спорить, что обгонит Братца Черепаху. Пока Черепаха доползет, он и ячмень посеет, и ячмень успеет созреть.

Вот побились они об заклад и выложили денежки, а старого Братца Сарыча выбрали судьей. Отметили они пять миль, в конце каждой мили поставили столб.

Братец Кролик должен был бежать по большой дороге, а Братец Черепаха сказал, что поскачет лесочком. Все объясняли ему, что дорогой легче бежать, но старый Братец Черепаха себе на уме.

Позвали смотреть на забаву Матушку Мидоус с дочками и всех соседей, и все обещали прийти.

Кролик упражнялся каждый день; он прыгал совсем как кузнечик. А старый Братец Черепаха — тот все лежал в болоте. У него была жена и четверо деток, и все они были похожи на него точь-в-точь. Отличить их друг от дружки — подзорное стекло возьмешь — и то ошибешься.

Вот пришел назначенный день, и в этот день старый Братец Черепаха, и его старуха, и четверо деток — все встали до зари и отправились на место.

Старуха осталась у первого столба, детки у других столбов, а сам старый Братец Черепаха — у последнего.

Ну, стал собираться народ. Судья Сарыч пришел, и Матушка Мидоус с девочками, и Братец Кролик прискакал, весь разодетый: на шее ленты, на ушах — ленты. Весь народ пошел на дальний конец дорожки, чтобы смотреть, кто прибежит первым. Вот настало время, судья Сарыч вытаскивает свои часы и кричит:

— Джентльмены! Вы готовы?

Братец Кролик отвечает: «Да!», и старая Сестрица Черепаха кричит: «Да!» из своего лесочка. Кролик как припустит! А старая Черепаха потихоньку, потихоньку — и домой.

Судья Сарыч вскочил и полетел вперед, смотреть, чтобы все шло по правилам. Когда Кролик добежал до первого столба, один сынок Черепахи выполз из лесочка. Кролик кричит:

— Где ты, Братец Черепаха?

— Ползу, ползу, — отвечает сынок.

— Ага! А я впереди! — сказал Братец Кролик и поскакал быстрей прежнего.

Добежал до другого столба — второй сынок выползает из лесочка.

— Где ты, Братец Черепаха? — кричит Кролик.

— Тащусь, тащусь помаленьку!

Как стрельнет Братец Кролик — мигом примчал к следующему столбу. А тут еще сынок. Потом еще столб и еще сынок. Только миля осталась. Кролик уж думал, что победил. Тут старый Братец Черепаха поглядел на дорогу и видит — летит судья Сарыч. Выполз Братец Черепаха из лесочка, перелез через канавку, пробрался сквозь толпу и спрятался за последним столбом.

Подбегает к столбу Кролик. Ему не видать было Братца Черепаху, он и кричит судье:

— Деньги мои, судья Сарыч! Деньги мои!

Тут Матушка Мидоус с дочками и хохотать. Уж они хохотали до упаду, а старый Братец Черепаха вылез из-за столба и говорит:

— Дайте только дух перевести, уважаемые леди и джентльмены. А денежки-то выиграл я!

И правда. Привязал Братец Черепаха кошелек себе на шею и отправился домой, к своей старухе и деткам.


— Так ведь это просто обман был, дядюшка Римус!

— Ну конечно, дружок, просто хитрая шутка. Сперва стали звери шутить друг над дружкой, а от них научились люди, так оно идет и идет. Ты гляди в оба, сыночек, чтобы никто над тобой не подшутил так, пока ты молод. Потом уж будет трудней, когда волосы у тебя станут седые, как у старого негра.

Братец Кролик и Братец Воробушек

Дядюшка Римус сидел насупившись. Раз-другой он даже вздохнул тяжело и закряхтел. Джоэль понял, что чем-то огорчил дядюшку Римуса.

Он никак не мог вспомнить, что он сделал плохого, но все-таки ему было не по себе. Вдруг дядюшка Римус взглянул на него так грустно, уныло и спросил:

— Чего это ты наболтал сегодня маме про своего братишку?

— Что такое? — спросил мальчик, покраснев.

— Я слыхал, что твоя мама собирается наказать его после твоей болтовни.

— Ну, дядюшка Римус, я ведь только сказал ей, что он дергал чеснок у тебя на полоске и бросил в меня камень.

— Послушай, что я тебе скажу, дружок, — пробормотал старик, откладывая в сторону хомут, который он плел. — Послушай, что я скажу: скверное это дело — ябедничать. Вот я уж восьмой десяток на свете живу, а ни разу не видел, чтобы сплетник кончил добром. Помнишь, что сталось с пичужкой, которая сплетничала про Братца Кролика?

Мальчик не помнил, но ему очень хотелось услышать про это. Ему хотелось узнать, какая же это пичужка была ябедой, сплетницей и пустомелей.


— Это был такой вот попрыгунчик-воробушек, — сказал старик. — Воробьи всегда вмешиваются в чужие дела. И сейчас у них такая же привычка. Тут клюнет, там чирикнет и все сплетничает.

Как-то раз, после того как Братец Черепаха перехитрил Братца Кролика, сидел Кролик в лесу и раздумывал, как бы ему отыграться. Очень скверно было у него на душе, злился он очень, Братец Кролик. И бранился и ругался — прямо беда, лучше и не говорить об этом в сказке. Думал он, думал, потом вдруг вскочил да как крикнет:

— Ладно, черт побери, оседлаю опять Братца Лиса! Покажу Матушке Мидоус с дочками, что я хозяин Старому Лису, — как хочу, так и верчу им!

Братец Воробушек с дерева услыхал Кролика и запел: — А я скажу Братцу Лису! А я скажу Братцу Лису! Чик-чи-рик, расскажу, чик-чирик, расскажу!

Братец Кролик смутился немножко и не знал, как быть.

А потом смекнул: кто первым придет, тому и поверит Братец Лис. Поскакал домой — скок-поскок, скок-поскок! — глядь, а вот и Лис, легок на помине.

— Что это значит, Братец Лис? — начал Кролик. — Говорят, ты хочешь сжить меня со свету, деток передушить и дом разрушить?

Лис прямо взбесился от злости:

— Откуда ты взял это? Кто сказал тебе это, Братец Кролик?

Кролик сперва упирался для виду, а потом признался, что Братец Воробей ему это сказал.

— Ну, я, конечно, в сердцах все на свете изругал, как услышал такую шутку, — сказал Братец Кролик. — И тебе досталось тоже, Братец Лис.

— А ты в другой раз не верь пустому слову, — отвечал Лис. — Ну, будь здоров, я пойду, Братец Кролик!

Побежал Братец Лис прочь, глядь — Воробушек спорхнул с куста на дорогу

— Братец Лис, — кричит, — а Братец Лис!

А Лис знай трусит полегоньку, будто не слышит. Воробушек за ним вдогонку:

— Братец Лис! Да постой, Братец Лис! Я что знаю… Послушай!

А Лис все бежит да бежит, будто и слышать не слышит и видеть не видит Братца Воробушка, Потом растянулся у края дороги, будто собрался вздремнуть. Воробушек все кличет его да кличет, а Старый Лис ни звука в ответ. Подскочил к нему Воробушек совсем близко:

— Братец Лис, что я скажу тебе! Повернул голову Лис, говорит:

— Сядь на хвост мне, Братец Воробушек. На одно ухо я глуховат, а другое не слышит. Сядь на хвост.

Сел Воробушек ему на хвост.

— Все не слышу, Братец Воробушек! На одно ухо я глуховат, а другое не слышит. Сядь-ка на спину.

Сел Воробушек ему на спину.

— Прыгни мне на голову, Братец Воробушек. Я на оба уха глух. Прыгнул на голову Воробушек.

— Прыгни мне на зубок, Братец. На одно ухо я глуховат, другое не слышит.

Прыгнул Воробушек Лису на зубок, а Лис…

Тут дядюшка Римус умолк, широко раскрыл рот и закрыл его снова, так что сразу стало понятно, чем кончилось дело.

— Братец Лис проглотил его, дядюшка Римус? — спросил все-таки мальчик.

— На другое утро, — сказал дядюшка Римус, — шел по дороге Братец Медведь и набрел на перышки. И слух прошел по лесу, что Матушка Сова опять кого-то съела на завтрак.

Корова Братца Кролика

— Однажды возвращался Братец Волк с рыбной ловли, — начал дядюшка Римус, задумчиво глядя на огонь в очаге. — Связку рыбы перекинул через плечо и трусил по дороге. Вдруг Матушка Перепелка вспорхнула из кустов и захлопала крыльями у него под носом. Братец Волк подумал, что Матушка Перепелка хочет увести его подальше от своего гнезда. Кинул он свою рыбу наземь — и в кусты, туда, откуда вылетела Перепелка.

А как раз в эту пору случился тут Братец Кролик. Вот она — рыбка, а вот он — Кролик. Уж конечно, не такой человек Братец Кролик, чтобы пройти мимо рыбы, закрывши глазки.

Воротился Волк к тому месту, где оставил связку, а рыбки-то и нет. Сел Волк, поскреб в затылке, подумал-подумал, и пришло ему на ум, что Братец Кролик бродит тут, по соседству.

Пустился Волк со всех ног к дому Братца Кролика.


— А ведь ты говорил, дядюшка Римус, что Волк боялся Кролика с тех пор, как Кролик ошпарил его кипятком? — перебил Джоэль старого негра.

Дядюшка Римус даже лоб наморщил от досады.

— Ай-яй-яй! — заворчал он, покачивая головой. — Всегда эти мальчишки спорят и спорят. Они думают, что все знают лучше нас, стариков.

— Так ведь ты сам говорил, дядюшка Римус!

Но старик не смотрел на мальчика. Он будто и не слышал его. Дядюшка Римус наклонился и стал шарить рукой под стулом, среди обрезков кожи. А сам все продолжал ворчать под нос:

— Прямо беда теперь с детьми. Ты думаешь, что они маленькие, а они вон какие! — Тут он вытащил из-под стула красивый кнутик, сплетенный из ремешков, с красной кисточкой на конце. — Я вот сделал кнутик для одного мальчика, а он уж вон какой вырос, лучше меня все знает!.. Куда ему теперь кнутик!.. Придется отдать этот кнутик кому-нибудь другому.

Тут у Джоэля на глазах блеснули слезы, а губы дрогнули. Дядюшка Римус сразу растаял.

— Ладно, ладно, сынок, — сказал он, ласково похлопывая мальчика по руке. — Не обижайся на старого дядюшку Римуса. О чем это мы толковали? Как у Братца Волка рыба пропала и Волк пустился со всех ног к дому Братца Кролика.


Прибегает, а Кролик и слыхом не слыхал ни про какую рыбу. Волк кричит:

— Не отпирайся, Братец Кролик!

А Кролик и знать ничего не знает. Волк на своем стоит.

— Никто, — говорит, — как ты, Братец Кролик, стащил мою рыбу!

Тут Братец Кролик обиделся.

— Если так, — говорит, — если ты уверен, что это я взял рыбу, бери, убивай любую мою корову!

Братец Волк поймал Братца Кролика на слове, пошел на выгон и зарезал самую лучшую его корову. Братцу Кролику ох как горько было расставаться со своей коровой! Но он придумал одну штуку и шепнул своим деткам:

— Не горюйте, ребятки, мясо-то будет наше!

Он прискакал сломя голову и крикнул Волку, что охотники рыщут вокруг.

— Беги прячься, Братец Волк, — сказал Кролик, — а я побуду пока здесь, постерегу корову.

Только услыхал Волк про охотников — сразу в кусты. А Братец Кролик живехонько ободрал корову и просолил шкуру, а тушу всю раскроил и повесил в своей коптильне. Потом взял коровий хвост и воткнул его концом в землю. Покончил с коровой, кличет Волка:

— Скорей сюда, Братец Волк! Скорей сюда! Твоя корова удирает в землю. Скорей сюда!

Волк прибегает, глядь — Кролик сидит, ухватился за коровий хвост, чтобы хвост не ушел в землю.

Подоспел к нему Волк на помощь, как потянули они вдвоем за хвост — вырвали хвост из земли.

Братец Кролик поглядел на него и говорит:

— Ох, досада какая! Хвост оборвался, а корова ушла!

Но Братец Волк не хотел отступаться от своего добра. Он взял лом, и мотыгу, и лопату и копал, чтоб отрыть эту корову. А старый Кролик сидел у себя на завалинке, покуривал сигару. Каждый раз, как ударит Волк мотыгой, Братец Кролик шепнет своим деткам:

— Роет, роет, роет, а мяса-то нету! Роет, роет, роет, а мяса-то нету!

Потому что мясо давно лежало в коптильне. И долго-долго Братец Кролик и все его детки лакомились жареной говядиной всякий раз, как побегут у них слюнки.

— А теперь, сынок, возьми этот кнутик, — прибавил старик, — и скачи домой. Можешь сказать своей маме, чтобы она постегала тебя им в следующий раз, когда ты заберешься в банку с сахаром.

Сказка про маленьких крольчат

У Братца Кролика были хорошие детки. Они слушались маму и папу с утра и до самой ночи. Старый Кролик скажет им: «Лежи!» — они лежат. Матушка Крольчиха скажет им: «Беги!» — они бегут.

Они никогда не сорили в доме, а под носом у них было всегда сухо.

Тут Джоэль невольно поднял руку и вытер кончик носа рукавом.

— Это были очень хорошие детки, — продолжал старик. — А были бы они непослушными, им бы давно конец пришел — в тот самый день, когда Старый Лис забрался в дом к Братцу Кролику.

— А как это было, дядюшка Римус?

— Никого тогда не было дома, одни только маленькие крольчата. Старый Кролик работал в огороде, а Матушка Крольчиха отлучилась за чем-то по соседству. Маленькие крольчата как раз разыгрались в палочку-выручалочку, как вдруг в дом вошел Братец Лис. Крольчата были такие жирные — у него и слюнки потекли. Но он побоялся тронуть маленьких кроликов без всякой причины.

А крольчата перетрусили насмерть. Они сбились в кучу, сидят, во все глаза глядят на Братца Лиса. А Лис все сидит и думает, к чему бы придраться, чтобы их скушать. Вдруг увидел — стоит в углу большая палка сахарного тростника. Прочистил он горло и говорит так нахально:

— Эй, вы, долгоухие! Отломите мне от этой палки кусок, да побольше.

Крольчата мигом схватили тростник и ну трудиться над ним и потеть. Но толку было мало. Они не могли отломить ни кусочка. А Братец Лис и не взглянет будто. Знай покрикивает:

— Ну, поживей, поживей там! Долго я буду ждать?

А крольчата возились, возились, пыхтели, пыхтели над палкой, пыхтели — никак не могли ее разломать.

Вдруг услыхали они — маленькая птичка поет над крышей дома. А пела эта птичка такую песню:

Дружно зубками грызите,
Дружно зубками точите,
Проточите, пропилите,
И согните, разломите!

Крольчата обрадовались и ну грызть палку. Старый Братец Лис на ноги не успел вскочить — уж они притащили ему большущий кусок сладенького тростника.

Вот сидит Братец Лис, все раздумывает, к чему бы придраться, чтобы можно ему было съесть маленьких кроликов. Вдруг вскочил, снял со стены сито да как крикнет:

— Эй, вы, долгоухие! Сбегайте на ручей, притащите в сите воды!

Крольчата во весь дух — к ручью. Зачерпнут ситом воду, а вода убегает; зачерпнут, а вода убегает.

Сели крольчата, заплакали. А на дереве сидела птичка. Она и запела. Вот какую песенку она пела:

В сито листьев наложите,
Глиной дырки залепите,
Да скорее, поспешите
И тащите воду в сите!

Тут вскочили крольчата, промазали сито глиной, чтобы держало воду, притащили воды Братцу Лису. А Старый Лис озлился, ткнул ногой в большое бревно и сказал:

— Эй, вы, долгоухие! Живо бросьте в огонь это бревно!

Запрыгали крольчата вокруг бревна, пыхтели, пыхтели — никак не подымут. Тут на заборе запела птичка. И вот она спела какую песню:

Поплюйте на лапки
и разом толкните.
Толкайте, пихайте,
сперва покачните,
А после катите, катите, катите!

Только успели они подкатить бревно к огню, глядь — прискакал их папка, и птичка улетела прочь.

Братец Лис увидал, что дело не вышло.

— Надо мне, Братец Кролик, идти, — сказал он. — Я на минуточку забежал, проведать, все ли у вас здоровы.

— Да ты не спеши, Братец Лис, — отвечает Кролик. — Оставайся, закусим вместе. Братец Волк давно не заходит ко мне, а вечера нынче долгие. Вот как соскучился!

Но Братец Лис застегнул потуже воротник и побрел домой.


— И ты лучше беги домой, сынок, потому что твоя мама давно уж выглядывает в окошко — дожидается своего сынка.

Братец Кролик и Братец Медведь

— Вздумалось однажды Братцу Лису посадить горох, — начал дядюшка Римус. — Поплевал Старый Лис на руки, взялся за лопату — и готово дело!

А Братец Кролик все сидел и смотрел, как он работает. Один глаз прикрыл и спел своим деткам:

Ай люлю! Ай люлю!
Я горошек люблю.
Протопчу дорожку
К этому горошку.

Ну и, конечно, как стал горох поспевать, придет Лис на свои грядки, а кто-то уже лакомился тут сладеньким.

«Не иначе, как Братец Кролик», — думал Лис.

Но Кролик так ловко путал свои следы, что Старый Лис никак не мог изловить его.

Вот как-то обошел Лис свои грядки кругом и нашел в заборе лазейку. Тут и поставил он ловушку. Пригнул ветку орешника, что рос у забора, привязал к верхушке веревку, на другом конце веревки сделал затяжную петлю и приладил петлю защелкой против самой лазейки.

На другое утро шмыгнул Кролик в свою лазейку, подхватила его петля под мышки, соскочила защелка, орешник распрямился, как рванет его кверху!

Висит Братец Кролик между небом и землей и думает: «Ну, как упаду? Ну, как не упаду?»

Упасть страшно и не упасть тоже страшно.

Стал он придумывать, чего бы это соврать Лису. Вдруг слышит — кто-то бредет по дороге. Это Братец Медведь возвращается из лесу — он ходил искать медовые дупла.

Кролик окликнул его:

— Как поживаешь, Братец Медведь?

Медведь поглядел вокруг — никого нет. Поглядел еще, видит — Братец Кролик болтается на ветке.

— Здравствуй, Братец Кролик! Ты-то как поживаешь?

— Да так, ничего, спасибо, Братец Медведь, — говорит Кролик.

— Чего это ты делаешь там наверху? — спрашивает Медведь.

— Денежки зарабатываю, Братец Медведь.

— Как же ты их зарабатываешь, Братец Кролик?

— Да вот нанялся к Братцу Лису пугалом. Ворон отгоняю от гороховых грядок. А ты б не хотел подработать, Братец Медведь?

— Как не хотеть, Братец Кролик! Семья-то у меня большая, никак не прокормишь.

— А пугало из тебя будет знатное, Братец Медведь! — сказал Кролик.

Он объяснил Медведю, как пригнуть ветку орешника. Вот, не прошло и минутки, Братец Медведь повис над гороховой грядкой вместо Братца Кролика.

А Кролик — со всех ног к дому Старого Лиса. Прибежал и кричит:

— Братец Лис! Скорей, Братец Лис, я покажу тебе, кто у тебя горох таскает!

Старый Лис схватил палку, пустились они вместе к гороховым грядкам. Прибегают, а Братец Медведь все висит.

— Ага! Попался наконец! — сказал Братец Лис.

И, прежде чем Медведь успел рот раскрыть, Братец Кролик поднял крик:

— По зубам его, Братец Лис! По зубам!

Старый Лис размахнулся своей палкой — и блип! блип! блип! Только Медведь раскроет рот, чтобы объяснить, как дело было, Братец Лис — блип! блип! блип!

А Кролик тем временем улизнул и схоронился в болотце, так что только одни глаза были наружу, потому что он знал, что Братец Медведь побежит искать его.

Глядь-поглядь — бежит Медведь по дороге. Добежал до болотца и говорит:

— Как поживаешь, Сестрица Лягушка? Не видала, не пробегал тут Братец Кролик?

— Вот только что пробежал, — отвечает Братец Кролик.

И старый Братец Медведь пустился вперед по дороге, а Братец Кролик выбрался из болотца, и обсушился на солнышке, и пошел домой к своим деткам как ни в чем не бывало.


— А Медведь не поймал Кролика потом, потом?.. — сонным голосом спросил мальчик.

— Спать, скорей спать! — воскликнул дядюшка Римус. — У тебя совсем уже слипаются глазки.

Братец Медведь и Сестрица Лягушка

— Ну ты расскажи мне, дядюшка Римус, — пристал Джоэль, — поймал Медведь потом Братца Кролика?

Все лицо старика прорезали веселые морщинки смеха.

— Глупости ты говоришь, сынок. Не такой человек Братец Кролик. Вот Медведь — тот опять попал в беду.

— Как же это было, дядюшка Римус?


— Братец Медведь бежал, бежал по дороге, видит — нет Братца Кролика.

— Ну постой же, Сестрица Лягушка, — сказал Братец Медведь. — Я тебе покажу, как людей обманывать! Хоть через год, а попомню тебе это!

Но не прошло и года, и месяца, не прошло и недели, возвращался Медведь из лесу, где искал медовых дупел, глядь — на бережку, у болотца, сидит старая Сестрица Лягушка. Бросил Братец Медведь свой топор, подошел к ней потихоньку, протянул лапу да как схватит Сестрицу Лягушку! Вот так. Прижал ее получше и говорит:

— Как поживаешь, Сестрица Лягушка? Как твои детки? У нас с тобой сегодня будет долгий разговор, — не знаю уж, когда увидят они тебя снова.

А Лягушка не знала что и сказать. Она не знала, в чем дело, и ничего не сказала. Сидит и молчит. А Медведь опять свое:

— Неужто забыла, как ты обманула меня насчет Братца Кролика? Потешилась надо мной, Сестрица Лягушка? Теперь я над тобой потешусь.

Тут Лягушка испугалась и говорит:

— Чего я тебе сделала, Братец Медведь? Когда это я обманывала тебя?

Братец Медведь рассмеялся. Ему хотелось потешиться над Лягушкой.

— Нет, конечно нет, Сестрица Лягушка! Ведь не ты же это выставила из воды голову и сказала мне, что Братец Кролик только что пробежал. Ну конечно, не ты. Ты в это время вовсе сидела дома со своими детками. Уж и не знаю, где он, твой дом, зато я знаю, где ты сейчас, Сестрица Лягушка, и еще я знаю, что больше никогда не придется тебе дурачить добрых соседей вот тут, у этой дороги.

Конечно, Лягушка не знала толком, что хочет с ней сделать Братец Медведь. Но она поняла, что как-то ей надо спасать свою жизнь, да спасать поскорей, потому что Братец Медведь уж защелкал зубами.

Вот Лягушка и крикнула:

— Братец Медведь, отпусти меня на этот раз! Я никогда больше не буду! Отпусти меня, Братец Медведь, я за это покажу тебе самое жирное медовое дупло во всем лесу!

А Братец Медведь все щелкает зубами, пена все течет у него изо рта.

Сестрица Лягушка снова кричит:

— Отпусти меня, Братец Медведь! Я никогда-никогда больше не буду! Только раз, только раз отпусти!

Но Старый Медведь сказал, что ей все равно конец пришел, и стал уже думать, как расправиться с Сестрицей Лягушкой. Он знал, что ее не утопишь, а сжечь — у него огня не было.

Думал он, думал…

Вдруг Лягушка перестала кричать и плакать и говорит:

— Если ты хочешь убить меня, Братец Медведь, снеси меня к тому большому камню — на краю пруда, — чтобы я хоть в последний раз могла поглядеть на моих деток. А потом ты возьмешь свой топор и пришибешь меня на этом самом камне.

Этот совет понравился Братцу Медведю, и он согласился: взял Сестрицу Лягушку за задние ноги и вскинул топор на плечо; пошел положил Лягушку на камень. Она прикинулась, будто смотрит на своих деток, а Медведь постоял, постоял и взялся за топор. Поплевал на руки, размахнулся — как стукнет по камню: блям!

Но, пока он подымал топор и опускал его, старая Сестрица Лягушка прыгнула в пруд — керблинк, керблинк! Отплыла подальше и запела.

Вот какую она пела песню:
Ингл-го-дженг, ура, ура!
Ингл-го-дженг, ура!
Вот я и дома. Ура, ура!
Ингл-го-дженг, ура!

— Это очень смешная песенка, — сказал мальчик.

— Смешная, конечно, — ответил старик, — потому что мы не понимаем по-лягушечьи. А если б мы понимали, может, она вовсе и не была бы смешная.

Как Братец Кролик лишился хвоста

— Однажды… — начал дядюшка Римус, усаживаясь поудобней, — однажды шел Братец Кролик по дороге, помахивая своим длинным пушистым хвостом…

Тут старик замолчал и глянул искоса на мальчика. Но тот привык уже к тому, что в сказках дядюшки Римуса всегда случались самые необыкновенные вещи, и нисколько не удивился этим словам. Тогда старик начал снова, погромче:

— Однажды шел Братец Кролик по дороге важный-преважный и помахивал своим длинным пушистым хвостом.

— Что ты, дядюшка Римус? — воскликнул мальчик, широко раскрыв глаза. — Где же это видано, чтобы у кроликов были длинные пушистые хвосты?

Старик выпрямился и строго посмотрел на мальчика.

— Если ты хочешь слушать, так слушай, а не перебивай, — серьезно сказал он. — А если не хочешь, я пойду по своим делам, у меня вон сколько работы сегодня!

— Нет, я слушаю, дядюшка Римус!

— Смотри же! Вот, значит, однажды шел Братец Кролик по дороге, помахивая своим длинным пушистым хвостом. И встретился ему на дороге… ну конечно, Братец Лис, да с какой большущей связкой рыбы!

Кролик окликнул его и спросил, где это он раздобыл такую отличную связку. А Лис отвечал, что наловил.

Братец Кролик спросил где, а Лис сказал, что поймал рыбу в речке. И Кролик спросил как, потому что он страх как любил пескариков. Ну, сел Братец Лис на бревнышко и говорит:

— Это совсем нехитрое дело, Братец Кролик. Как зайдет солнышко, ступай на речку, опусти в воду хвост и сиди до зари, вот и вытащишь целую кучу рыбы.

Вот вечером отправился Кролик на рыбную ловлю. Погодка была холодная, прихватил он с собой бутылочку вина. Как пришел на реку, выбрал местечко получше, уселся на корточки, хвост — в воду.

Сидит-посиживает, попивает винцо, чтобы не замерзнуть, глядь и день настает. Потянул хвост Братец Кролик — что-то хрустнуло; потянул в другой раз — где же хвост? Глядит Кролик, а на речке — лед, а во льду — пучок, не то шерсть, не то травка, не то хвост, не то кочка.


Тут старик замолчал.

— Он оторвался у него, хвост, а, дядюшка Римус?

— Оторвался, сынок. И с той поры сам Братец Кролик куцый, и детки у него куцые, и внуки куцые.

— И все потому, что у Братца Кролика хвост примерз ко льду?

— Так я слыхал, сынок. Наверно, они все хотели быть похожими на своего папку.

Как Братец Черепаха всех удивил

— Скажи, дядюшка Римус, — спросил раз мальчик, забравшись на колени к старому негру, правда. Братец Кролик был хитрее всех-всех? Хитрее Братца Волка, и Братца Опоссума, и Старого Лиса?

— Только не хитрее Братца Черепахи, — подмигнул старик, выворачивая карманы — сперва один, потом другой, чтобы набрать табачных крошек для своей трубки. — Потому что самым хитрым из всех был Братец Черепаха!

Старик набил свою трубку и закурил.


— Вот послушай, сынок, — сказал он. — Послушай, как хитер был маленький Братец Черепаха. Вздумалось как-то Матушке Мидоус с девочками варить леденцы. И столько соседей собралось на их приглашение, что патоку пришлось налить в большой котел, а огонь развести во дворе.

Медведь помогал Матушке Мидоус таскать дрова, Лис смотрел за огнем, Волк собак отгонял, Кролик тарелки смазывал маслом, чтобы леденцы к ним не пристали.

А Братец Черепаха тот вскарабкался на кресло и обещал присматривать, чтобы патока не убежала через край.

Сидели они все вместе и друг дружку не обижали, потому что так заведено было у Матушки Мидоус: кто придет, оставляй все раздоры за дверью.

Вот сидят они, болтают, а патока уже пенится понемножку и клокочет. И каждый стал тут хвалиться собой.

Кролик говорит — дескать, он всех быстрей, а Черепаха знай покачивается в кресле да посматривает на патоку.

Лис говорит — он всех хитрее, а Черепаха знай покачивается в кресле.

Волк говорит — он самый свирепый, а Черепаха знай покачивается и покачивается в кресле.

Медведь говорит, что он всех сильнее, а Братец Черепаха все покачивается да покачивается. Потом прищурил глазок и говорит:

— Похоже на то, что я, старая скорлупа, уж и не в счет? Ну нет! Даром, что ли, доказал я Братцу Кролику, что есть бегуны получше его? Вот захочу, докажу Братцу Медведю, что со мной не сладить.

Все ну смеяться и хохотать, потому что с виду Медведь уж очень силен. Вот Матушка Мидоус встает и спрашивает, как хотят они меряться силами.

— Дайте мне крепкую веревку, — сказал Братец Черепаха, — я уйду под воду, а Братец Медведь пусть попробует вытащить меня оттуда.

Все опять — хохотать, а Медведь встает и говорит:

— Веревки-то у нас нет.

— Да, — говорит Братец Черепаха, — и силенки тоже.

А сам покачивается и покачивается в кресле да посматривает, как кипит и клокочет патока.

В конце концов Матушка Мидоус сказала, что, так и быть, одолжит им свою бельевую веревку и, пока леденцы будут стынуть в тарелках, они могут пойти к пруду и поразвлечься.

Братец Черепаха и всего-то был с ладонь, так что очень смешно было слушать, как он хвалится, что перетянет Братца Медведя.

И все отправились к пруду.

Братец Черепаха выбрал местечко по вкусу, взял один конец веревки, а другой протянул Медведю.

— Итак, леди и джентльмены, сказал он, — вы все с Братцем Медведем идите вон в тот лесок, а я остаюсь здесь. Как я крикну, пусть Братец Медведь тянет. Вы все беритесь за тот конец, а с этим я в одиночку управлюсь.

Ну, все ушли, и Братец Черепаха остался у пруда один. Тут он нырнул на дно и привязал веревку крепко-накрепко к большущей коряге. Потом поднялся и крикнул:

— Тащи!

Обмотал Братец Медведь веревку вокруг руки, подмигнул девочкам да как дернет! Только Братец Черепаха не поддался. Взял Медведь веревку двумя руками да как рванет! А тот опять не поддается. Тогда обернулся Медведь и перекинул веревку через плечо и собрался было пойти прочь вместе с Братцем Черепахой, да не тут-то было: Братец Черепаха — ни с места!

Братец Волк не утерпел и стал помогать Братцу Медведю. Но толку в этом было мало. Все они взялись за веревку и ну надсаживаться. А Братец Черепаха кричит:

— Эй, вы, там! Почему так плохо тянете?

Увидел Братец Черепаха, что они бросили тащить, нырнул и отвязал веревку. А пока они подошли к пруду, он уж сидит на бережку как ни в чем не бывало.

— Последний раз, как ты дернул, чуть не одолел меня, — говорит Братец Черепаха. — Ты очень силен, Братец Медведь, но я все-таки посильнее!

Тут Медведь поворачивается к Матушке Мидоус и говорит:

— Что-то у меня слюнки текут! Наверно, леденцы уже остыли.

И все принялись за леденцы, а старый Братец Медведь набил ими полный рот и громко захрупал, чтобы никому не слышно было, как смеется над ним Братец Черепаха.


Старик замолчал.

— Как только веревка не порвалась… — задумчиво сказал мальчик.

— Веревка! — воскликнул дядюшка Римус. — Милый мой, да ты знаешь, какие тогда были веревки? У Матушки Мидоус такая веревка была — хоть быка на ней вешай!

И мальчик охотно поверил дядюшке Римусу. Уже было совсем темно на дворе, когда Джоэль обнял старого негра и сказал ему: «Спокойной ночи».

— Как много сказок ты знаешь, дядюшка Римус! — вздохнул мальчик, которому очень не хотелось расставаться со стариком. — А что ты мне завтра расскажешь?

Дядюшка Римус лукаво улыбнулся:

— Вот уж не знаю, сынок. Может быть, я расскажу тебе, как Братец Кролик напугал своих соседей. Или про то, как Братец Лис поймал Матушку Лошадь. Или про то, как Медвежонок нянчил маленьких крокодилов. Много есть сказок на свете. А теперь беги, дружок, пусть тебе снятся хорошие-хорошие сны.

Майкл Горам ЧУДО-ГЕРОИ Былины и небылицы про пионеров и покорителей Дикого Запада Пересказ Н. Шерешевской

ПОЛЬ БАНЬЯН

Одни говорят, Поль Баньян жил давно-давно, а вот некоторые уверяют, что он и поныне жив. Что ж, по-своему правы и те и другие. Да вы и сами с этим согласитесь, когда услышите, что о нем рассказывают. Начнем же с самого начала, издалека.

Родился Поль лет полтораста назад. Правда, назвать точно день его рождения никто не может. Метрик тогда не писали. Но одно совершенно достоверно: на другой же день после своего рождения Поль потребовал пышек, да порумяней.

В то время родители его по-английски еще не говорили. Они знали, кажется, французский, не то русский, а может, и шведский, точно не скажем. Но только не английский. Так что сами судите, какой способный был Поль, если еще совсем малюткой сразу заговорил на иностранном языке.

Потом Поль попросил игрушку. Лежа в воловьей повозке, служившей ему колыбелью, он заявил, что хочет топор. Однако отец с матерью топора ему не дали. Вполне возможно, они полагали, что он еще слишком мал для таких забав. Поль ждал, ждал, наконец ему это надоело, он выскочил из колыбели и принялся сам искать, пока не нашел остро наточенный топор.

Когда у него пошли зубы, он чесал топорищем десны. С тех пор он с топором так и не расставался. И с возрастом все ловчее работал им.

А рос он быстро, и чем дальше, тем быстрей.

Бессмысленно спорить, какого роста был Поль. Одни говорят, он был выше самого высокого дерева. Другие утверждают, что, когда Поль хотел проехаться по железной дороге, с вагона приходилось снимать крышу, иначе он не умещался. Так или иначе, сами видите, он был не малышка.

Когда Поль в первый раз пошел один в лес, мать собрала ему в дорогу завтрак. Завернула несколько булок, полдюжины луковиц да четверть говяжьей туши в придачу. Но Поль загляделся на резвящихся лосей и, позабыв обо всем на свете, сел нечаянно на сверток с едой. Ну, само собой, говядина сплющилась. А когда настал час обеда, Поль вложил плоскую говядину с луком в булки. Так Поль Баньян волей-неволей изобрел бифштекс с луком.

Еще в отроческие годы — ему было тогда лет тринадцать-четырнадцать — Поль полюбил охоту. Ну и шустрый он был на охоте! Вот послушайте историю, какую рассказывают в лесах Севера о том, как быстро он бегал. Однажды Поль заметил милях в пяти от себя оленя. Он прицелился и выстрелил. А стрелок он был меткий, так что знал наверное, что не промахнулся, и припустил скорей за добычей. Однако не пробежал он и полпути, как чувствует, зачесалось у него вдруг пониже спины. Что ж вы думаете это было? Оказывается, он обогнал свой выстрел, и крупная дробь из его ружья попала не в лося, а в него самого.

С тех пор он после выстрела всегда ждал, прежде чем бежать за убитой добычей.

В лагерь лесорубов Поль пришел, когда был еще совсем мальчишкой. Правда, тогда уже он вымахал ростом выше самого высокого из лесорубов и не хуже их справлялся с работой. А уж в рог трубил, сзывая лесорубов на обед, и вовсе громче всех. До того громко он однажды протрубил, с такой силой подул в большой рог, что сдул человека с луны. И пришлось бедняге дожидаться следующей ночи, когда снова взойдет луна, чтобы вернуться домой.

Голосище у Поля был что твой гром. И он старался говорить только шепотом. Но даже от его шепота посуда на кухне плясала.

В лагере лесорубов Поль свел дружбу с семью лесорубами. Они всегда звали его с собой, когда шли в лес валить деревья. Хотя Поль был еще совсем мальчик, топором он работал не хуже любого из Славной Семерки. Раз-два, раз-два — и сосна толщиною в три фута уже лежала на земле. Стоило Полю крикнуть «Берегись!», когда сосна начинала падать, как по крайней мере еще два или три дерева валились на землю, опрокинутые его громоподобным голосом.

Одна беда была у Поля и его друзей — с топорищами. Поль и Славная Семерка так быстро и бойко работали топорами, что топорища у них разлетались в щепки. Даже если были сделаны из крепкого дуба. И вот Поль вместе с друзьями придумали сплести топорища из гибкой сыромятной кожи, как косу. Теперь Поль и его друзья-лесорубы одним ударом подсекали сразу несколько деревьев. На этом они экономили немало времени, а время для них была штука важная, потому как много работы ждало их впереди.

В те далекие времена почти весь Север страны — от штата Мэн до Калифорнии — был покрыт лесом. Горожанам лес нужен был, чтобы ставить дома. Судостроителям — для высоких мачт быстроходного парусного флота. Фермерам — на амбары и изгороди. А вскоре появились и железные дороги, так что лес понадобился на шпалы. Самые крепкие бревна шли на крепления для угольных шахт.

Но больше всего леса изводилось на зубочистки, ибо любимой едой американцев был бифштекс из жесткого мяса длиннорогой техаски.

Кроме знаменитой Семерки, у Поля было еще три закадычных друга среди богатырей в лагере лесорубов. Одного прозвали Джонни Чернильная Душа. Он был счетоводом. Чтобы вести учет работы, он сделал ручку из ствола большого дерева. Джонни был мастером складывать и вычитать. И даже умножать. Это он придумал таблицу умножения!

Вторым, по счету, другом Поля был Пышка-Худышка. Он был поваром у лесорубов, и лучше всего ему удавались румяные пышки.

При первой же встрече Поль Баньян и Пышка-Худышка вступили в горячий спор. Поль утверждал, что для того нужна хорошая стряпня, чтобы лесорубам веселей работалось. А Пышка-Худышка стоял на своем: мол, нет, для того надо веселей работать, чтобы съесть все, что он настряпает. К согласию они так и не пришли. Зато договорились работать рука об руку.

Когда Пышка-Худышка только-только пришел в лагерь лесорубов, у него начались всякие нелады. Во-первых, с печами. Чтобы напечь пышек для Поля и его Семерки, а также еще для трехсот богатырей-лесорубов и для Малыша Голубого Быка (о нем вы еще услышите), нужны были печи небывалой величины.

Худышка пек пышки, как было принято, на сковородах. Но лагерь лесорубов все рос и рос, и уже не хватало места для новых сковородок. Тогда Худышка попробовал печь пышки, ставя их на бочок. Конечно, место при этом экономилось, но вот беда — лесорубам не нравились пышки, сплюснутые с боков. Пышкам полагается быть круглыми. А потому потребовалась сковорода гигантской величины.

Пышка-Худышка нарисовал, какой должна быть эта сковорода, а Джонни Чернильная Душа помог вычертить ее в полную величину. Когда чертеж был готов, Худышка попросил третьего друга Поля Баньяна, которого звали Олле Большой, — он был кузнецом, — выковать такую сковороду. Чугуна на нее ушло уйма, пришлось доставать руду из трех шахт сразу. Олле Большой прекрасно справился с заказом. Он не только сковороду сделал, но проделал дырочки во всех пышках, какие пеклись в лагере лесорубов. Теперь вы догадываетесь, кто изобрел пончики?

Одно было неудобно: сковорода оказалась так велика, что Пышка-Худышка никак не мог сам без посторонней помощи смазать ее маслом. Он попробовал было приспособить длинное дерево с густой метелкой из веток на конце, но получалось слишком медленно. Тогда он нанял команду из семнадцати мальчишек. Они привязали к подошвам ломти сала и катались по сковороде, как на коньках, натирая ее до блеска. Правда, лесорубам приходилось теперь есть пышки с оглядкой. Прежде чем отправить их в рот, они подносили каждую к свету, чтобы убедиться, не прилип ли к тесту один из юных конькобежцев.

Худышка ставил на стол пышки прямо из печи. Но стол, за которым сидели лесорубы, был длиною в четверть мили, не меньше, и поэтому нелегко было донести пышки горячими. Вот он и придумал: роздал мальчишкам ролики и велел им быстро проезжать по середине стола и бросать каждому лесорубу по горячей пышке. Все бы ничего, да ролики застревали в сладкой кленовой патоке. К тому же мальчишкам ничего не стоило угодить прямо на чью-нибудь вилку или, что еще страшней, под нож лесоруба, который как раз в это время тянулся, например, за маслом. Пышка-Худышка надумал было пускать по столу поезд, но лесорубы запротестовали: видите ли, дым им ел глаза.

В конце концов, Пышка-Худышка решил поучиться у горняков. Он сделал подвесную дорогу с думпкарами — опрокидывающимися вагонетками. В вагонетки он закладывал пышки и давал им ход, вагонетки пролетали со свистом над столом и опрокидывались по очереди над каждой тарелкой.

Что и говорить, Поль Баньян был великим лесорубом, и все-таки ему никогда не удалось бы очистить от леса весь Север страны, с востока на запад — штаты Мичиган, Орегон и прочие, не будь у него верного помощника Голубого Быка по кличке Малыш.

Не советуем вам брать на веру разные толки о том, откуда появился Малыш. Поль никому не рассказывал, как было дело, так что он один только и знает всю правду. Так или иначе, когда после Зимы Голубого Снега пришла весна, Поль и привел в лагерь Малыша. Кто говорит, он родился голубым, а кто утверждает, что он посинел, проведя ночь на дворе, когда шел голубой снег. Однако те и другие сходятся в одном — Малыш и Поль просто созданы были друг для друга.

Ну и большим вырос этот Малыш! В те времена лесорубы привыкли все мерить на длину топорища. Так вот, Ханс Хансен говорил, что он сам измерял у Малыша расстояние между рогами. Оказалось семнадцать топорищ с гаком!

У Поля вошло в привычку до завтрака валить двадцать — тридцать деревьев. И пока он завтракал, Малыш тащил волоком эти деревья на лесопилку.

Хороших прямых дорог тогда на Севере еще не было, только кривые, и поэтому Голубому Быку было удобно таскать деревья с кривыми стволами. Но Полю не по душе была такая расточительность: ведь лучшими стволами даже в те времена считались прямые. А как их было протащить по кривым дорогам? Поль долго думал и, наконец, придумал, да так просто, что сам рассмеялся. И почему ему раньше в голову не пришло? Он впряг Малыша в дорогу, и Малыш выпрямил ее. Вот откуда в Америке взялись прямые дороги.

Но это не все. Поль считал, что можно еще кое-что изобрести. Он думал-думал и, наконец, спустя три дня и пять ночей, изобрел. Послушайте, что же он с другими лесорубами сделал.

Привязал Малыша к квадратной миле земли, покрытой лесом, и Малыш прямым ходом приволок ее на лесопилку. Так что лесорубам оставалось лишь хватать деревья за корни, отряхивать с них землю, обрубать топорами ветки и отправлять готовые стволы туда, где жужжали пилы. Очистив таким образом от леса одну квадратную милю, они возвращали землю на место и брались за следующую милю.

Но однажды в субботу вечером они забыли вернуть квадратную милю на место. За ночь ее прихватил мороз, и, когда настало утро понедельника, ее невозможно было просто так взять и отправить на свое место. Вот каким образом в тех местах выросла знаменитая Квадратная Гора. С той поры люди не перестают дивиться на нее, и на Квадратное Озеро тоже. Оно возникло на том месте, откуда эту квадратную милю вырыли.

Одно время Поля и Пышку-Худышку сильно беспокоила яичная проблема. Выучившись грамоте, Худышка в одной книге прочитал, что всем, кто трудится, надо есть яйца. Он прикинул, что на прием каждому лесорубу надо по чертовой дюжине яиц — по тринадцать штук, стало быть. Что ж, построили курятник и посадили в него несколько петухов и много-много несушек.

Несушки неслись без устали, а вот петушки, по мнению Поля, бездельничали. «Ну какая лесорубам польза от петушков?» — ломал себе голову Поль. Теперь у него вошло в привычку по вечерам проводить свой досуг в курятнике. Лежа на боку и подперев голову рукой, Поль наблюдал и размышлял. Его просто из себя выводило, почему это он должен работать, а петушки нет?

Так тянулось всю весну. И вдруг стали пропадать наседки-не-сушки. Семерка лесорубов уже успела привыкнуть, что к завтраку у них всегда свежие яички. Пришлось им даже переучивать гончую Поля, чтобы сделать из нее ночного сторожа. Немало времени они потратили на дрессировку. Сам Поль им тоже помогал. Сторожевой пес из гончей получился что надо, однако ему так и не удалось поймать вора. Куры продолжали пропадать.

Поль был очень обеспокоен. Настал день, когда петухов стало даже больше, чем кур. Поль пришел просто в отчаяние. Даже работать не мог и прилег дома отдохнуть и подумать. От печи шел приятный жар, и глаза у Поля стали смыкаться. Он и не заметил, как заснул.

Когда Семерка лесорубов вернулась домой, они так и ахнули: на полу копошились маленькие желтые цыплята, а из бороды Поля выглядывали встревоженные наседки! Все было ясно: пока Поль изучал в курятнике петушиную проблему, несушки устроились у него в бороде, чтобы высиживать цыплят.

Счетовод Джонни Чернильная Душа всех их пересчитал и остался очень доволен: все несушки до одной оказались на месте.

Однажды Поль и его Семерка лесорубов совершили небольшое путешествие в Канаду. Одна вещь особенно поразила его у канадских лесорубов. Каждый раз, как к ним в лагерь являлся английский король, они должны были произносить по-английски: «Ваше величество!» А надо вам сказать, что канадские лесорубы были в основном из французов. И у себя во Франции, еще до того как им приехать в Канаду, они славно потрудились, чтобы вообще прикрыть всю «королевскую лавочку», и для этого устроили Великую французскую революцию. К тому же, говоря только по-французски, они никак не могли выучиться произносить чисто по-английски «Ваше величество!». И это их очень сердило. Они взбунтовались и попросили Поля помочь им. Ну, хотя бы советом.

Поль вспомнил, как их славный генерал Джордж Вашингтон взял да и вышвырнул английского короля из своего лагеря, то есть вон с американской земли. А было это, как вы знаете, давным-давно, еще в 1776 году, во время войны за независимость. Америка была еще тогда колонией Англии и сражалась с войсками английского короля за свою свободу. Только после победы она стала независимым государством — Соединенными Штатами Америки. Вот Поль и подумал: а почему бы и канадским лесорубам не вышвырнуть английского короля из их страны? И решил один прекрасный день, когда Поль как раз этим занимался, он потерял равновесие и полетел кувырком в Ниагарский водопад. Это был первый холодный душ Поля Баньяна. Он ему так понравился, что не захотелось вылезать. Но простуду Поль все-таки схватил, и какую простуду! Сильную, как сам Поль Баньян, другому она была бы не по плечу.

Поль понимал, что во всей Канаде не найдется достаточно горчицы, чтобы поставить ему хороший горчичник. И потому он вернулся в Мичиган к своим лесорубам. Повар взял три полных повозки сухой горчицы, смешал ее с водой, и, поставив Полю злой горчичник, отправил его в постель. После этого Поль не скоро встал на ноги, однако он всегда с удовольствием вспоминал про холодный душ под Ниагарским водопадом.

В тот год выдалась особенно морозная зима. Стояла такая стужа, что Пышка-Худышка не успевал снять кофе с раскаленной печи, как он тут же превращался в лед. Несушки вместо яиц неслись снежками. А потом стало еще холодней, так что дым в трубе замерз и забил дымоход. Пришлось Худышке попросить лесорубов выколачивать лед по кусочкам, чтобы прочистить трубу и растопить печь.

Естественно, что обед у Худышки получался все хуже и хуже. Семерка лесорубов да и остальные пожаловались Полю, и ему, хочешь не хочешь, пришлось вмешаться. Он сказал Худышке, что другие о нем думают. Слово за слово, оба так распалились, несмотря на лютый холод за окном, что от их крика задрожали стены дома. Но, честно говоря, что мог Худышка поделать?

В тот день, когда на стол были поданы пышки, подгорелые снизу и замерзшие сверху, терпение у лесорубов лопнуло. Если бы на другой день не потеплело, остановилась бы вся работа. Но мороз чуть помягчал, и Пышка-Худышка устроил лесорубам пир. Все смеялись и шутили, отправляя в рот поджаристые пышки и еще семь видов разных пирогов. Крепкий кофе дымился. Вдруг все перестали есть и в изумлении смолкли, услышав злобную перебранку Поля с Худышкой. Поль кричал:

«Что за еда для лесорубов!»

А Худышка в ответ:

«А где это видано печь пышки на ледяных кирпичах?! Мне и так паяльной лампой пришлось оттаивать огонь в нашей печи!»

И дальше больше. Наконец кто-то смекнул, что случилось. Оказывается, слова, которые Поль и Худышка кричали друг другу в самый холодный день, замерзли в воздухе и только сейчас стали постепенно оттаивать и все их услышали.

А теперь про Олле Большого, который был, как вы знаете, в лагере Поля кузнецом, хотя ростом он казался и поменьше Поля. Его обязанностью было следить, хорошо ли подкован Малыш Голубой Бык. Олле был силачом и одну подкову Малыша спокойно мог унести у себя на плече. А вот чтобы сделать для Малыша новую упряжку, когда старая износилась, не хватило кожи даже в трех штатах. И тогда Олле пригнал из Техаса стадо длиннорогих коров и сделал новую упряжь из техасской кожи. Она была крепкая, как железо, когда высыхала, зато если ее намочить, она растягивалась, как тянучка.

Упряжь пришлась Малышу впору, и он не расставался с ней вплоть до знаменитой Зимы Теплого Снега. В день, когда разразилась снежная буря, Малышу Голубому Быку выпало тащить тридцать семь бревен четырех футов в поперечнике каждое. Пошел теплый мокрый снег, и постепенно упряжь стала растягиваться. Малыш продолжал идти вперед, а бревна оставались на месте. И когда Малыш достиг лесопилки, бревна остались позади в трех с четвертью милях.

Вот тут-то Олле Большой и понял, что за упряжь он сделал. Он распряг Малыша и привязал упряжь к бревнам. А когда подморозило и поднялось солнце, кожаная упряжь начала постепенно подсыхать. Подсыхала и съеживалась, делаясь все короче. С сыромятной кожей всегда так бывает. Съеживалась, съеживалась и вытащила за собой из леса все тридцать семь бревен. С треском, шумом и грохотом бревна покатились прямо к лесопилке, что, собственно, и надо было.

Хлопот у Поля в лагере было по горло. Вскоре после истории с упряжью ему пришлось разрешать комариную проблему. К тому времени комары, питаясь кровью лесорубов, выросли больше некуда, так что им ничего не стоило пробуравить своим хоботком бревенчатую стену лесной хижины и впиться в любого, не потрудившись даже ради вежливости постучаться сначала в дверь, чтобы получить приглашение войти.

Вот какой план придумал тогда Поль. Он прослышал, что на Аляске живут самые злые пчелы, и подумал, а почему бы им не съесть комаров? Он предложил поскорее отправить кого-нибудь за ними на Аляску. Пчел доставили в лагерь лесорубов, однако Поль зря понадеялся на них. Вместо того чтобы пожрать комаров, они в них без памяти влюбились и все переженились. Вскоре по лесу тучей летали полосатые чудовища — помесь комаров с пчелами, у которых жала были теперь уже с обоих концов. А значит, они жужжали и пищали и жалили вдвое больней.

В один прекрасный день, когда Пышка-Худышка мыл на дворе свой большой котел, он увидел, что на лагерь надвигается целая армия этих разбойников. Что было делать? Он нахлобучил на себя котел и спрятался под него. Пчелокомары спикировали прямо на котел, и одна за другой принялись сверлить своими хоботками в чугунных стенках котла дырки.

Но Пышка-Худышка не растерялся: как только хоботок проходил через чугунную стенку, он его — раз! — и загибал с помощью тяжеленной кувалды. И комаропчела оказывалась в плену. Конечно, Худышке пришлось попотеть, прежде чем загнуть все хоботки. Не успел он кончить, как пчелокомары преспокойно взвились в воздух вместе с котлом.

Увидев такое чудо, Поль тоже кое-что придумал. Сбегал на кухню за вторым котлом и предложил Худышке повторить ловкий трюк. Не успела последняя комаропчела пробуравить чугунную стенку котла, а Худышка загнуть последний хоботок, как вся стая вместе с котлом взмыла вверх и тоже исчезла. Теперь Поль был спокоен — все пчелокомары погибнут голодной смертью, так как чугун им вовсе не полезен.

Но рано он радовался: разрешив пчелокомариную проблему, он создал другую. Что же теперь будут есть лесорубы, если Пышка-Худышка лишился чугунных котлов, в которых варил для них гороховый суп?

Три дня и шесть ночей думал Поль над этой проблемой. За эти дни лесорубы так ослабели от голода, что у них не было сил даже поднять топор. Пышки да пышки — разве это еда для лесорубов? Подавай им гороховый суп, и все тут!

Тогда Поля осенила новая идея. Он нагрузил большущую баржу длиною в триста футов сухим горохом. Потом сам вошел в озеро, толкая баржу перед собой. На середине озера вода доходила ему уже до колен. Он вытащил из кармана старую железную подкову Малыша, да не одну, а несколько, побросал их все на баржу, и баржа пошла ко дну. Не прошло и сколько-то времени, как озеро превратилось в прекрасный гороховый суп.

Да, но он был холодный. Тогда Поль развел на берегу вокруг озера костры, и суп в два счета согрелся. Теперь вы видите, откуда взялось название озера — Гороховый Суп?

Однако после истории с гороховым супом у Поля начались неприятности с лесными пожарами. Собственно, пожары — вечная беда лесорубов. В тот день, когда Поль зажег вокруг Горохового Супа костры, огонь перекинулся на деревья, и пришлось Полю тушить пожар, а дело это нешуточное. Но Поль все сразу сообразил: снял с себя башмаки и, зачерпывая ими гороховый суп, живенько потушил огонь.

В другой раз тушить пожар ему помог Малыш Голубой Бык. Поль попросил Малыша выпить до дна целую реку. А потом пощекотал его под ложечкой, и Голубой Бык прыснул со смеху, так что вода забила из него фонтаном и залила огонь.

Однажды Пышка-Худышка поделился с Полем своими сомнениями насчет того, что лесорубы получают маловато витаминов. Вот если бы у них было побольше овощей! На что Поль тут же предложил:

— Засади всю землю, какую мы очистили от леса, овощами, и проблема будет решена!

Фермером Худышка оказался не хуже, чем поваром. Ему удалось вырастить такие огромные тыквы, что лесорубы потихоньку все их растаскали себе под инструмент, вместо рабочих ящиков. И редиска у него росла такая большая и красная, ну словно огонь. Даже страх брал, как бы кухня от нее не заполыхала. А пшеница подымалась так быстро и высоко, что Семерка лесорубов не успевала ее жать.

Теперь у Худышки еды было хоть отбавляй. Пришлось даже пригласить в лагерь еще лесорубов, чтобы было кому с едой расправляться. Новые лесорубы тут же принялись валить лес, и у Худышки стало еще больше земли, на которой он мог выращивать овощи. Вскоре уже весь Канзас был очищен от леса, и Худышка засеял эту землю. Но чем больше Худышка сажал, тем больше людей приходилось нанимать, чтобы было кого кормить.

В конце концов, Поль и другие лесорубы извели весь лес на огромном пространстве, которое ныне называется Великой Равниной — Грейт Валли. К тому же Полю уже наскучило помогать Худышке, как найти равновесие между людьми и овощами. И он попросил счетовода Джонни Чернильная Душа взять на себя эту проблему, а сам решил отдохнуть.

И все-таки больше всего на свете Поль любил работать. Когда с лесом было покончено, он занялся бурением нефтяных скважин в Оклахоме. Да, да, именно Поль Баньян открыл первые нефтяные источники в этом штате! Вот как это случилось.

Фермерам Оклахомы нужна была вода. А Полю ничего не стоило вырыть глубокую яму для колодца. Если же в дело он пускал бур и ударял по нему молотом, то яма получалась еще глубже и воды в ней было еще больше. И вот однажды по совершенной случайности он так глубоко всадил бур, что вместо воды забила нефть. С тех пор в штате Оклахома и стали добывать нефть.

Однако настал день, когда Поль запустил в землю бур глубже, чем на милю, а наверх не забило ничего — ни вода, ни нефть. Поль вознегодовал. Ему тошно было подумать, что зря пропадет такая скважина. Он голову себе сломал, придумывая, как же ее использовать, и наконец придумал. Он вынул ее из земли, распилил на куски и продал фермерам на ямки для столбов, на которых держится изгородь. Что ж, сделка вышла неплохая!

Кое-кто утверждает, что Поль Баньян умер как раз вскоре после этого. Какие доказательства? Они сами лично были на похоронах, а потому и людей на похоронах было видимо-невидимо. Но достоверно известно, что все получилось иначе. Об этом рассказал сам Игл Иглсон, который был на месте, когда похороны Поля Баньяна как раз и не состоялись. И вот почему.

В тот день Поль взял себе выходной, чтобы пойти в штат Аризона и вырыть там Гранд Каньон. По такому случаю он даже надел новые башмаки. Закончив работу, он остался ею не очень доволен. Склоны каньона получились совершенно вертикальные и казались до противности гладкими и голыми. Поль сказал сам себе:

— Обыкновенную канаву выроет всякий!

И решил на другой день вернуться и посмотреть, что еще тут можно сделать. Собравшись домой, Поль уже переступил было через край каньона, но одного он при этом не учел. Каучуковая подошва у его новых башмаков оказалась толще, чем он привык носить, и он споткнулся. Споткнулся и полетел вниз, в глубокий каньон.

Как правило, Поль прочно стоял на ногах, и если падал, то приземлялся опять-таки на ноги. Но тут случилось все иначе. Достигнув дна, он подпрыгнул. А все из-за каучуковой подошвы: она слишком хорошо пружинит. И каждый раз, касаясь дна, он подскакивал все выше и выше.

«Нечего терять время зря! — подумал Поль. — Нельзя же просто прыгать, надо придумать какое-нибудь толковое занятие».

Он вынул из кармана цветные мелки — Поль всегда носил при себе мелки, чтобы отмечать поваленные бревна и вести им учет, когда счетовода Джонни Чернильная Душа не случалось рядом. И так, на скаку, Поль разрисовал все стены Гранд Каньона. Получилось чудо как красиво!

А в это время на его нефтяной участок в Оклахоме наведался Игл Иглсон и очень удивился и обеспокоился, что Поля так долго нет дома. К счастью, он догадался пойти в штат Аризона и там-то и застал скачущего Поля. Он громко окликнул его. Но Поль подпрыгивал так быстро, что крик Иглсона не успевал достигнуть его ушей. Поль взлетал все выше и выше, под самое небо.

Когда Игл Иглсон в последний раз видел Поля, тот летел по направлению к Марсу.

С тех самых пор астрономы тщетно пытаются разрешить одну задачу: куда деваются на Марсе зеленые пятна, которые они привыкли наблюдать в свои телескопы?

Однако любой лесоруб, которому посчастливилось работать рука об руку с Полем, мог бы с легкостью все объяснить им. Это Поль Баньян приступил к вырубке леса на Марсе.

ДЭВИ КРОКЕТ

Лучший способ познакомиться с Дэви Крокетом — это выслушать его рассказ о себе самом.

— Я кто? Я горлопан! — говаривал Дэви.

Этим он хотел сказать, что может переспорить и перекричать любого живущего на фронтире[1], а крикунов и хвастунов там хватало, уж поверьте мне.

— Мой отец может побить любого в Кентукки, — заверял Дэви, — А я во всем обгоню родного отца. Могу бегать быстрее него. Нырять глубже и держаться под водой дольше. А из воды выйду сухим. Ну, кто еще может так на всей Миссисипи? Могу пароход унести на плече. А хотите, обниму льва? Я вынослив, как вол, быстр, как лиса, увертлив, как угорь, могу кричать, как индеец, драться, как дьявол, а надо, так проглочу конгрессмена, если сперва смазать ему голову маслом и прижать уши.

Дэви еще скромничал, когда говорил все это. На самом же деле для него вообще не было ничего невозможного, вы скоро это и сами увидите.

Во времена Дэви, то есть что-то около 1825 года, всем, кто проживал на фронтире — в Кентукки, Теннесси или других штатах — и кому не хотелось сидеть голодными, приходилось охотиться. Охотником Дэви был метким, не было случая, чтобы он дал промах, а потому медвежатины и оленины у него всегда было вдоволь. Не брезговал он и енотом. Вот только свинцовых пуль и пороха ему не хватало, и Дэви научился брать енота без ружья.

Однажды Дэви загнал енота на дерево. Бедняжка глядел оттуда таким несчастным, что Дэви не выдержал и рассмеялся. Енот сидел на ветке и дрожал, а Дэви стоял внизу и улыбался. В конце концов енот был сражен его улыбкой и упал на землю. Так Дэви получил енота без единого выстрела.

После этого случая Дэви уж никогда не оставался без мяса. Если ночь выдавалась лунная, ему только надо было загнать енота на дерево и улыбаться. Он так понаторел в этом, что даже пантера не выдерживала его улыбки и сама слезала с дерева.

Как-то Дэви повстречал в лесу еще одного охотника. Тот как раз прицелился в светлое пятнышко на фоне темных ветвей дерева.

— Стой! — крикнул Дэви, — Не трать зря порох! Сейчас я ему улыбнусь, и енот будет твой.

Дэви прислонился к стволу дерева, чтобы улыбка не повергла наземь его самого, и начал улыбаться. Но сколько он ни улыбался, результата не было никакого.

Второй охотник за живот держался: подумать только, сам великий Дэви Крокет зря похвастался!

Устав, Дэви воскликнул:

— Сроду не встречал такого стойкого и мужественного зверя!

И полез на дерево, чтобы понять, в чем тут секрет. Что ж оказалось? Взобравшись на дерево, он обнаружил, что улыбался сухому сучку, как две капли воды похожему на енота. Однако это его не утешило. Он считал, что ничто не должно устоять перед его улыбкой, даже сухое дерево.

К тому времени, когда слава Дэви Крокета облетела все леса, с ним произошла одна занятная история. В тот день любимый пес Дэви, по кличке Трещотка, загнал на дерево очередного енота, и Дэви уж было приготовился пустить в ход свою неотразимую улыбку, как вдруг енот поднимает правую лапу — мол, разреши слово сказать, Дэви. И спрашивает вежливо:

— Вас зовут Дэви Крокет?

— Попал в самую точку, — отвечает Дэви. — Я Дэви Крокет собственной персоной.

— В таком случае не беспокойтесь, — говорит енот. — Я и так слезу с дерева.

И енот тут же спустился с дерева.

Дэви стоял и с интересом разглядывал смешного зверька, который добровольно посчитал себя убитым. Он был польщен.

— В жизни не слышал лучшей похвалы! — просиял Дэви, гладя енота по спинке, — Пусть меня застрелят на месте, если я трону хоть волос на твоей голове!

— Благодарю вас, — прошептал енот, — С вашего позволения, я теперь пойду. Не подумайте, что я не поверил вашему слову, что вы! Просто — а вдруг вы передумаете?

В то утро, о котором пойдет речь, Дэви Крокет отлично позавтракал горячей колбасой из медвежатины с крокодилятиной. От этой колбасы Дэви почувствовал внутри у себя такой же жар, какой холод стоял в этот день снаружи, и потому решил сделать передышку и на охоту не ходить, а наведаться в гости к своему соседу по имени Дубовая Веточка. Дубовая Веточка жил всего в пятнадцати милях на север от Дэви.

Пока Дэви шел, становилось все холодней и холодней. Наконец, он так замерз, что решил разжечь костер. Да вот беда: он забыл дома кремень и огниво, чтобы высечь огонь. Тогда он хватил кулаком по скале, и посыпались искры. Но в такой холод искры на лету замерзали. И Дэви поступил, как все звери в таких случаях: залез в пустое дупло, чтобы согреться. Но это ему только показалось, что дупло пустое. На самом же деле Дэви ждала там такая горячая встреча с дикой кошкой, что после нее он в два счета долетел до дома Дубовой Веточки и явился туда еще совсем тепленький.

К слову сказать, у Дубовой Веточки была сестра — чудо, а не девушка. Однажды она отправилась в лес, чтобы отнести брату обед, и вдруг заметила, что по пятам за ней идет медведь. Медведь был в нерешительности, с чего ему начать: с обеда или с девушки. Она помогла ему сделать выбор, бросив ему обед. И пока медведь возился с обедом, она обошла медведя со спины и села на него верхом. Потом похлопала его по шее: «Н-но, пошел!»

Медведь очень удивился, потом испугался и побежал. Но девушка крепко держала его за загривок, и медведь, рванувшись, вылез из своей шкуры. Повезло сестренке! Нежданно-негаданно получила медвежью шкуру на шубку. Дэви Крокет клялся, что все это истинная правда, потому что сам видел у сестры своего соседа Дубовой Веточки новую медвежью шубу, когда пришел, наконец, в то утро к ним в гости.

А теперь про другого медведя, которого привела домой из леса дочка Дэви Крокета — Пайнет. Медведь этот до того привязался к ней, что всюду ходил за ней по пятам и стал совсем ручным. Таким ручным, что навсегда поселился в их доме. Больше всего он любил тихо сидеть в уголке или греться у пылающего очага.

Дэви научил медведя курить трубку. Они вместе коротали вечера, сидя у огня и попыхивая трубочкой. Только лишь разговаривать не могли. Дэви так и не сумел выучить медведя ни единому слову. Но зато масло сбивать он его научил быстро.

В те времена сбивать масло была работа нелегкая. Сподручнее было тому, у кого руки толще. А сами понимаете, какие лапищи были у медведя, так что тут нечему и удивляться. Сердце радовалось, глядя на медведя, как он работает. Вы представляете себе маслобойку? Большая бочка, внутри которой ходит такая ручка, ее называют било, или мутовка. Жена Дэви Крокета заливала в эту бочку сливки, и медведь начинал работать билом — вверх-вниз, вверх-вниз, пока из сливок не сбивалось масло и не всплывало наверх. Медведь очень гордился этой своей работой. А Дэви гордился медведем, он утверждал, что никто во всем Теннесси не умеет сбивать масло лучше его медведя. Он мог сбить масло даже из бизоньего молока!

Словом, медведь этот много чему научился у людей, чего только не набрался у них, даже заразился корью. И умер. Жалко, конечно…

Дэви очень любил вводить всякие новшества. Однажды он придумал, как победить на выборах. Выборы что простуда, считал Дэви. У каждого бывает простуда, и каждый принимает участие в выборах.

В тот год от их штата в конгресс выдвигался какой-то прожженный мошенник. Но Дэви решил, что избранником народным должен быть не кто иной, как он, Дэви Крокет. Оставалось только победить на выборах.

Первым делом Дэви оседлал своего любимого крокодила и надел на него уздечку из кожи черной пантеры. И каждый раз, как кандидат от мошенников начинал произносить речь, Дэви давал шпоры крокодилу, пуская его в самую гущу избирателей.

Само собой, от предвыборной речи крокодилу делалось скучно, он клевал носом и начинал зевать. А когда он, зевая, разевал пасть, мошенник видел, сколько там зубов. Их было больше, много больше, чем голосов, которые он мог получить на выборах, это уж точно! Теперь понятно, почему он поспешил покинуть этот штат?

Так Дэви попал в конгресс.

Но больше всего на свете Дэви любил, когда гремит гром.

— Громкий, раскатистый, рокочущий, грохочущий удар грома — что может быть лучше? — говаривал Дэви, — Сердце и душа радуются, когда грохочет гром! Конечно, если это не сердце и душа труса. Хочется кричать и плакать от восторга или обнять всю вселенную!

Однажды сильная гроза застала Дэви в лесу. Завороженный великолепными ударами грома, Дэви так и застыл на месте, словно пригвожденный, и даже разинул рот от восторга. А как раз в это время мимо пролетала шаровая молния, и он ее нечаянно проглотил. Молния была такая горячая, что прожгла все его карманы и вызвала внутренний жар. После этого Дэви целый месяц мог есть сырую пищу: она сама доваривалась у него в животе от этого жара.

А потом настал такой лютый холод, что как-то утром замерз рассвет, и солнце так и не смогло взойти. Дэви вышел, чтобы посмотреть, что случилось. Стараясь согреться, он сделал небольшую пробежку, так миль в двадцать пять, и очутился на вершине горы. Там он наконец понял, в чем дело. Оказывается, замерз двигатель у машины, которая выпускает солнце в небо. И солнце застряло в колесе между двумя глыбами льда. Оно оттуда и сверкало, и сияло — словом, старалось вовсю, только чтобы вырваться на свободу. Но чем больше старалось, тем больше потело, а капельки пота замерзали и не пускали солнце на волю.

Тогда Дэви сбегал скорей домой, вернее, съехал. Бежать ему не пришлось, гора ведь обледенела, так что он сел и поехал. Дома он схватил кусок застывшего медвежьего жира и вернулся на вершину горы. Он засунул медвежий жир между колесами машины, где застряло солнце, солнце подогрело жир, жир закапал, куда надо, и смазал колеса. Дэви осталось только хлопнуть раз-другой по машине, прикрикнув:

— А ну пошла! За работу!

И ровно через пятнадцать секунд машина зафырчала, заскрипела и заработала. Солнце оттаяло и отправилось светить. А Дэви поспешил домой готовить себе завтрак. Он проявил такое проворство, что первым возвестил день, осветив всю округу солнечным лучиком, который нечаянно заглянул к нему в карман, когда Дэви растапливал медвежий жир.

У Дэви было любимое ружье. Все называли его «Смерть Дьяволу». Стрелял Дэви без промаха. Но вот однажды ему очень не повезло на охоте: никто не попался ему по дороге. Однако возвращаться домой с пустыми руками Дэви не захотел и решил провести ночь тут же в горах и попытать счастья на другое утро, авось кого-нибудь да подстрелит. Смерть Дьяволу он прислонил к дереву, а свой охотничий рог с порохом повесил на ветку.

Утром он вскинул Смерть Дьяволу на плечо и хотел снять с ветки свой охотничий рог, но ветка оказалась пуста. Дэви кинулся туда, сюда — нет рога, и все тут. Весь день искал, уже и ночь настала. Над горой показался молодой месяц. И вот так штука — на самом кончике молодого месяца висел его охотничий рог! Должно быть, ночью, пока Дэви спал, молодой месяц, проплывая над его головой, нечаянно подцепил охотничий рог и снял с ветки. Дэви обрадовался — и скорее хвать свой рог. На этот раз ему повезло: он подстрелил трех медведей, двух рысей и одного кролика. Однако с того случая он больше никогда не вешал охотничий рог на сук дерева.

Дэви был очень доволен своим ружьем. На всех состязаниях по стрельбе он всегда выходил победителем. До того самого дня, пока не повстречался с Майком Финком. Но и тогда он уступил ему исключительно по благородству.

Майк Финк был гребцом на реке. Но когда работы у него не было — а это случалось всякий раз, когда ему того хотелось, — Майку приходилось подстреливать свой завтрак и обед в лесу.

Как-то Дэви Крокету случилось переночевать в хижине Майка, и наутро Майк ему доказал, что хвастун он почище самого Дэви.

— Моя жена первая красавица во всем Кентукки! — заявил Майк, — Красивей жены ни у кого нет. И мой конь бегает быстрее всех! И ружье у меня самое меткое, ни у кого такого не сыщешь!

Вот тут Дэви и взорвался:

— Про твою жену, Майк, ничего плохого я сказать не могу. Она красотка что надо. Что касается миссис Крокет, с ней я не сравниваю, она живет в штате Теннесси, а не в Кентукки. Коня своего у меня нет…

Дэви не хотелось так прямо говорить, что насчет ружья — это Майк зря наврал, и все-таки он невольно поднял голос, когда позволил себе выразить свои сомнения. А потом предложил:

— Видишь вон там на верхней перекладине забора сидит кот ярдах[2] в двухстах отсюда? Клянусь, придется ему с сегодняшнего дня отращивать новые усы!

И Дэви одним выстрелом сбрил у кота усы с правой стороны. Да так чисто, словно в руках у него была безопасная бритва, а не ружье. Кот с удивлением стал озираться по сторонам: ему показалось, что кто-то легонько пощекотал его по мордочке. И когда он отвернулся, Дэви вторым выстрелом сбрил ему усы и с левой стороны.

— Так что не хвастай про свое ружье, Майк, — заключил он.

Но Майк ничуть не смутился.

— Видишь свинью и поросят во-он на том выгоне? — спросил Майк у Дэви.

С этими словами он вскинул ружье и кончика хвоста у свиньи как не бывало. А следом за ней Майк пересчитал хвостики и у всех поросят.

— А теперь посмотрим, как ты пристрелишь их обратно! — самодовольно заявил он.

— Это сделать невозможно, сам знаешь, — сказал Дэви, — Однако у одного поросенка хвостик остался чуть подлинней, чем у других. Если бы я подравнивал им хвостики, я бы никогда не позволил себе такой небрежности.

Тут Дэви прицелился… Пли! — и выровнял у поросенка хвостик.

Это распалило Майка окончательно. Он повернулся к дому и прицелился в свою красотку жену, которая как раз собралась идти к источнику за водой. Пуля Майка сняла полгребня у нее с головы, не задев ни волоска. После чего он приказал ей стоять на месте, чтобы Дэви попробовал сбить оставшуюся половину гребня.

Жена Майка уже привыкла к таким шуткам.

Но Дэви отказался.

— Нет, Майк, — сказал он. — У меня будет дрожать рука, если мне придется целиться в женщину с расстояния ближе чем сто миль. Я сдаюсь!

То был единственный случай, когда Дэви Крокет кому-нибудь в чем-нибудь уступил или просчитался. Правда, однажды он просчитался с крокодилом: того почему-то не оказалось под рукой, когда соперник Дэви начал свою предвыборную речь. А раз не было крокодила, который бы зевал и показывал противнику зубы, Дэви проиграл на выборах и не попал в конгресс.

Но все равно самым великим хвастуном и горлопаном во всем Кентукки оставался всегда Дэви Крокет.

МАЙК ФИНК

К тому времени, когда Майк Финк победил Дэви Крокета в состязании по стрельбе, он был уже давно знаменит. Его называли Королем Гребцов, а почему, вы скоро узнаете. Сначала мы вам расскажем про его детство.

Майк родился в маленькой деревушке Питтсбург, что стояла на восточной границе Дикого Запада, на фронтире то есть. Валить деревья он научился раньше, чем у него прорезался второй зуб, не говоря уже о стрельбе из лука. Еще двух слов он не мог сказать, а в белку на лету попадал точнехонько.

Молоко на губах у него не обсохло, а он уже завел ружье и назвал его «Всех Застрелю». Однажды взрослые мужчины надумали устроить состязание по стрельбе, и маленький Майк решил к ним присоединиться. Все стали над Майком подтрунивать: иди-ка, мол, лучше домой к маме. Но Майк упирался, спорил и не хотел уходить.

— Стоит мне вскинуть ружье на плечо, — хвастал он, — и я вас всех обставлю!

Но мужчины в ответ громко гоготали. А состязание это было не какое-нибудь пустяковое. Один фермер пообещал победителям корову. Первый приз — шкура и жир, они ценились выше всего. Второй, третий, четвертый и пятый — мясо. А шестому — свинцовые пули из мишени. Он мог их потом расплавить и отлить новые.

За право стрелять по мишени каждый платил четверть доллара за выстрел.

Майк выложил один доллар с четвертью, стало быть, заплатил за пять выстрелов.

— Корова будет моя! — хвастал он. — И шкура, и жир, и мясо.

Все только усмехались. Настало время расставлять мишени. Они были вырезаны из белой бумаги и наклеены на черные доски, обожженные специально для этого на огне. Дырочка в самом центре белой бумаги, проходящая и сквозь доску, была яблоком мишени. Только очень хороший стрелок мог попасть в белое поле с шестидесяти ярдов, а уж в само яблоко — настоящий чемпион. Чемпионами на этом состязании были все. В яблочко попали многие. И не было ни одного, кто промазал бы по белому полю вокруг яблочка.

Майк стрелял последним, потому что последним платил деньги. Он вскинул на плечо Всех Застрелю, прицелился и выстрелил.

— Мазила! Даже в белое не попал! — заревели все.

— Зря глотки дерете! — огрызнулся Майк. — Я попал в самое яблочко.

И правда, проверили и увидели, что Майк попал в самое яблочко. И не просто в яблочко, а в самую его сердцевину, и корову присудили ему, точнее, шкуру и жир, потому что сочли его выстрел самым метким.

— Случайно подвезло! — ворчали некоторые.

Тогда Майк еще раз поднял Всех Застрелю и снова попал в самое сердце яблочка. На этот раз он получил четверть говяжьей туши.

— С кем поспорить на другую четверть говядины? — бросил вызов Майк, засыпая порох и забивая пулю в дуло Всех Застрелю.

— Прозакладываю мой охотничий рог с порохом, что тебе это не удастся, малыш! — крикнул кто-то.

Что ж, следующим выстрелом Майк заработал еще четверть говядины. К концу состязания Майк выиграл всю корову и охотничий рог с порохом и запасом пуль.

Ведя корову домой, он довольно улыбался.

— Скажите спасибо, что выручил вас! — заявил он остальным, — По крайней мере вам не придется тащить на себе четверть туши. Я всегда стреляю до пяти. Тогда добыча сама идет за мной… И запомните: в другой раз зовите меня мистер Финк.

Вскоре после этого Майка исключили из всех состязаний, потому что никто не мог его победить. Фермеры, жертвовавшие коров в награду победителю, заявили, что пусть Майк Финк забирает шкуру и жир без единого выстрела, тогда хоть мясо останется в награду прочим стрелкам.

Но Майку стало скучно без состязаний в его родном Питтсбурге. И пришлось ему искать чего-нибудь новенького.

Майк давно приметил, что самыми могучими и сильными были гребцы на баржах и плоскодонках, что ходили вверх и вниз по Огайо и Миссисипи между Питтсбургом и Новым Орлеаном. У каждого гребца было что порассказать об опасной жизни на воде и о сражениях с индейцами и с пиратами. Чего-чего, а уж приключений на реке хватало. А только этого и надо было Майку, чтобы не зачахнуть совсем от скуки.

Вот отправился он однажды к хозяину, то есть к капитану плоскодонной баржи — или габары, как ее еще называли, — стоявшей на якоре у причала.

— Хочу наняться к вам на габару! — сказал Майк.

— Я беру только мужчин, — сказал хозяин, — Мужчин, которые умеют стрелять, драться, грести и работать багром. Толкать баржу багром вверх по реке, по такой, как наша Миссисипи, может только полуконь, полукрокодил. А ты еще жеребенок!

Майк ничего на это не возразил. Он только взял со стола капитана оловянную кружку, зачерпнул ею воды в реке и поставил на макушку спящему гребцу, который сидел на палубе, прислонившись к бочке. Потом вскинул Всех Застрелю, прицелился и выстрелил. Оловянная кружка не шелохнулась, но из двух дырочек от пуль Майка на голову спящего полились струйки холодной речной воды и разбудили его.

Он в ярости вскочил.

— Шесть месяцев я не знался с водой! — заорал он. — Ох, и проучу я того, кто окунул меня!

— Еще посмотрим, кто кого проучит! — заорал в ответ Майк. — Со мной никто тягаться не может. Ку-ку! Я кого хочешь перегоню, переборю, одолею в открытой схватке и в состязании по стрельбе. Я первый герой в наших краях. Ку-ку! А ну-ка попробуй, сразу узнаешь, какой я крепкий орешек! Если ударю, как деревом пришибет. Пройдусь разок топором по деревьям — и вот вам в лесу новая солнечная полянка. Меня хлебом не корми, дай мне подраться. Вот уже целых два дня мне не с кем было померяться силой, и мышцы мои одеревенели, как старый сундук. Ку-ка-ре-ку-у! — и Майк замахал руками, ну точно петух на насесте. — Ку-ка-ре-ку-у!

— А ну на берег, там места больше! — не вытерпел старый гребец.

Их встреча состоялась посреди широкой и грязной улицы. Майк сбросил с себя замшевую куртку, а гребец — красную рубаху. Потом каждый схватил друг друга за шею и стал гнуть и крутить.

— Будем драться по-благородному или свободно? — спросил Майк, имея в виду силовые приемы и грубость.

— Ясно, свободно! А то как же иначе! — отозвался гребец.

— Вот это похвально! — обрадовался Майк. — Так я люблю! Значит, будет веселье, — и он откусил у гребца кончик уха.

Потом наступил ему на ногу, сделал выпад правой в живот, вцепился обеими руками в волосы и приложил лицо врага к своему колену.

Гребец в долгу не остался: он работал ногтями, молотил кулаками. Они с Майком держали друг друга мертвой хваткой, швыряли друг друга с одной стороны улицы на другую. И наконец Майк улучил свою минутку. Одной лапищей он обвил шею противника, а другой ухватил за штаны и поднял в воздух. Донес его до реки и бросил в воду.

— Драться ты умеешь, как настоящий мужчина, — похвалил Майка хозяин, — А вот с работой как, справишься?

Майк показал, как он умеет работать веслом и багром, и отправился в свое первое плавание до Нового Орлеана.

Так он стал гребцом на габаре и носил теперь красную рубашку, коричневые брюки, прозванные «ореховыми бриджами», голубую куртку и кожаную шапку с козырьком.

Из всех молодцов, живших на фронтире, гребцы были самыми сильными. А Майк вскоре доказал, что он самый сильный среди гребцов. Он выучил много песен, в которых пелось о реке, и оглушал всех своим зычным голосом. Его хозяину очень повезло: не пришлось тратиться на сирену, чтобы предупреждать другие суда, что габара идет. У Майка это получалось далее лучше, чем у любой сирены.

По ночам, когда габара пришвартовывалась к берегу, Майк любил потанцевать на твердой земле, а часто и днем он принимался плясать на гладкой палубе, пока габара легко шла сама вниз по реке. У него был зоркий глаз на индейцев и речных пиратов, когда судно приближалось к берегу. Майк научился управляться и с парусами.

А на обратном пути из Нового Орлеана, вверх по реке, он постиг еще много наук. Вот когда начиналась настоящая работа — работа для богатырей, работа для полуконя, полукрокодила. Долгих четыре месяца Майк и другие гребцы сражались с могучим течением реки, чтобы доставить габару назад в Питтсбург. Случалось им и садиться на весла. Но чаще они работали длинными баграми, толкая тяжелую габару против течения. А иногда и «кустарничали», то есть хватались за кусты и ветви деревьев, росших вдоль берега, когда габара проплывала близко, и подтягивали ее. Бывало, что приходилось вылезать на берег и тянуть судно на канатах.

Майк в любой работе был среди лучших — и на веслах, и у каната, и с багром. А вечером он любил размяться в дружеской схватке со своими ребятами или же с кем-нибудь из новых приятелей, с кем свел знакомство на берегу. И вот он уже стал первым гребцом, а потом и рулевым. Он мог провести судно через любые заверти и быстрины, обойти подводные гребни и песчаные отмели. И наконец, стал сам хозяином и капитаном плоскодонной баржи-габары и воткнул в шляпу красное перо.

Но одного красного пера Майку показалось мало. Теперь, когда он встречался на реке с какой-нибудь баржей, он вызывал на бой ее хозяина. Конечно, он всегда выходил победителем и в награду забирал себе капитанское красное перышко и втыкал в свою шляпу. Вскоре с этими перьями он вообще стал походить на вождя индейцев. Тогда-то он и получил прозвище Король Гребцов.

Однажды случилось так, что во время очередного рейса вниз по реке у Майка на полдороге кончились все припасы. Баржа его была загружена нюхательным табаком, и команде не оставалось ничего иного, как жевать нюхательный табак. Но вот на берегу Майк заметил стадо жирненьких овец, и тут же ему пришло в голову, что баранина внесет приятное разнообразие в их меню.

Украсть несколько овец было легче легкого. Но Майк терпеть не мог легких дел.

— Что в них интересного? — говорил он.

Поэтому он отдал приказ причалить к берегу, вскрыл бочку с нюхательным табаком и направился прямиком к овцам. Он дал бедным животным понюхать табаку, ткнул этим табаком им прямо в нос, и когда овечки начали чихать, кашлять и с перепугу носиться кругами, Майк послал своего человека за фермером — хозяином этих овец.

Фермер очень удивился, когда увидел, как его овцы чихают, кашляют и трут потемневшие от табака морды о траву.

— Я вынужден огорчить вас, — сказал ему сочувственно Майк, — пять ваших овец заболели. Я наблюдал такую же картину вверх по реке. Очень опасная болезнь, она называется «ящур». А главное, очень заразная. Лучше вам пристрелить их, чтобы спасти все стадо.

Фермер испугался насмерть. Он готов был на все, только бы спасти стадо, однако его одолевали сомнения.

— Нет, ни за что не попасть мне прямиком в больных. А ну как заместо этого я попаду в здоровых? Нет, такое дело не одолеть никому! Разве что одному Майку Финку.

Тут Майк Финк скромно и вставил:

— Майк Финк перед вами, это я!

Уговорились так: фермер дает Майку одну здоровую овцу за то, что он пристрелит пять больных. Потом их бросят в реку.

Все вышло, как уговорились, и, пожелав фермеру и его стаду всего наилучшего, Майк поплыл дальше.

Ну, само собой, когда габара пошла вниз по реке и поравнялась с овцами, Майк их выловил, и в этот вечер его ребята попировали на славу.

Майк вечно искал, чем бы развлечься. Однажды они проплывали мимо другой баржи. Ее капитан лежал на палубе и крепко спал. Майк не преминул дотянуться до него веслом и пощекотать за ухом. Так началась очередная схватка, на какую Майк и напрашивался.

Однако таких шуток становилось слишком много, и в конце концов пришлось Майку столкнуться с законом. В Луисвилле, штат Кентукки, была назначена награда за его поимку. Что и говорить, в тюрьму Майку вовсе не хотелось, но в Луисвилле у него был знакомый полицейский, хороший его приятель, и Майку показалось обидным, если тот не получит награды. Поэтому Майк уговорился с ним, что добровольно позволит отвести себя в суд.

Конечно, сначала он взял слово с полицейского, что тот не посадит его в тюрьму. И еще одно. Нигде Майк не чувствовал себя как дома, только на своем суденышке. Пришлось ему заручиться согласием своего друга, что в суд он поедет только на своей габаре.

День был назначен. Полицейский арестовал Майка, и Майк сел на свою баржу и поехал в суд. А устроил он это вот как: подставил под габару открытую платформу, пристегнул к ней упряжку волов, и волы потащили ее вверх в гору. Когда Майк прибыл в суд, судья тут же завел на него дело, и полицейский получил обещанную награду. А потом он заявил, что свидетелей против Майка он представить не может. И судье пришлось Майка отпустить. Однако в зале суда находилось слишком много зрителей, которые не сумели оценить юмор Майка. И они стали требовать у судьи, чтобы тот все равно отправил его в тюрьму.

Тогда Майк крикнул своей команде:

— За багры, ребята! Отчаливай!

И они выпрыгнули один за другим в окно. А потом поднялись на борт габары, отвязали волов и, упираясь в землю баграми, скатились на колесах вниз прямо в реку. Оттуда Майк помахал Луисвиллю платочком.

С тех пор на всем фронтире никто не мог взять верх над Майком Финком. Но вот в одно воскресное утро он потерпел поражение, и от кого — от простого быка. Габара Майка пришвартовалась к берегу, и он направился вверх по притоку в поисках места, где бы выкупаться. Не успел он сбросить одежду и окунуться, как вдруг, откуда ни возьмись, перед ним вырос здоровенный бык.

На этот раз Майку почему-то не хотелось лезть в драку. И когда бык двинулся на него, Майк отскочил в сторону. Бык попробовал было сунуться за ним в воду, но тут же вернулся на берег злее прежнего. Майк подхватил свою красную рубаху и стал натягивать на себя. Однако напрасно. Пробегая мимо, бык — раз! — и подцепил рубаху рогами. И приготовился к новому нападению. Но тут уж Майк понял, что надо куда-нибудь поскорей спрятаться, чтобы бык его не достал. Он ухватился за бычий хвост и повис на нем.

Так он и болтался туда-сюда, словно выстиранное белье на веревке в ветреную погоду. Бык носился с ним по всему выгону, пока Майк окончательно не выдохся. Заметив свисающий над головой толстый сук дерева, Майк на ходу вцепился в него и был спасен. По крайней мере так он считал поначалу. Но когда он полез выше, он угодил прямо в осиное гнездо. Уфф, хоть и высоко, а пришлось прыгать. И надо же, Майк шлепнулся точно быку на спину!

Бык взвился словно юго-западный циклон и прямым ходом понесся на изгородь. Добежав до нее, он остановился как вкопанный. А Майк, само собой, остановиться не мог и перелетел через. Приземлился он не где-нибудь, а именно в церковном саду, да еще в воскресенье, когда люди выходили после службы из церкви.

Потом Майк клялся и божился, что, не случись это в воскресенье утром, он непременно вернулся бы и задал жару быку. А тогда он почувствовал себя очень неловко, очутившись возле церкви одетый совсем не по-воскресному. И правда, на нем, как вы помните, была одна красная рубаха, и все. Поэтому он задал стрекача к реке, где стояла его габара, пока прихожане не успели разглядеть его хорошенько.

Со всеми этими историями о драках и о работе на реке вы еще подумаете, что Майк забросил свое любимое ружье Всех Застрелю? Ничего подобного. Майк никогда с ним не расставался, даже на борту своего судна. А для практики он простреливал дырочки в оловянных кружках, которые ставил на голову своим гребцам.

И хорошо, что практиковался, потому что однажды он случайно столкнулся с шайкой пиратов, засевших в местечке, называемом Пещера-в-Скалах. Майку было известно, что берега Миссисипи кишмя кишат пиратами, но на реке его застала такая страшная буря, что его габаре волей-неволей пришлось пристать к берегу. Пираты всегда выставляли своих дозорных, чтобы знать заранее, какая баржа с каким грузом идет вниз по реке, и поэтому появление Майка не было для них неожиданностью. Но не таков был Майк, чтобы отступить в трудную минуту. С помощью Всех Застрелю он избавил эти места от пиратов.

А все-таки с тех пор в Пещеру-в-Скалах никто не смел заходить, пока среди лодочников не появился молодой Эб Линкольн, водивший по реке баржу с ценным грузом. Да, да, тот самый Авраам Линкольн, который стал потом президентом да еще отпустил из рабства на волю всех негров.

Долго на Миссисипи и Огайо гремела слава Майка Финка — полуконя, полукрокодила, но времена меняются. Дома на берегу теперь теснились так близко один к другому, что между ними оставалось свободного пространства не больше шести-семи миль. И сама река не казалась уже границей. Цивилизация наступала, и он чувствовал себя от этого неуютно и одиноко.

А потом случилось нечто такое, перед чем устоять уже было и вовсе нельзя. На реке появились баржи, которые шли вверх и вниз по реке с помощью пара — паровой машины. И нужда в полукрокодилах и полуконях отпала. При виде парохода Майк приходил в страшную ярость. А как пароход свистел! Точно хотел сказать: «Прочь с дороги, лодочники!»

Но Майк не сдавался. Однажды на Миссисипи повстречались пароход, шедший вверх по реке, и габара Майка, плывшая вниз. Кому-то одному следовало уступить дорогу, иначе столкновения было не избежать.

Рулевой спрашивает Майка, что делать.

— Я сам поведу баржу! — кричит Майк и становится к штурвалу. — Эй вы там, на пароходе, перед вами первый хвастун и крикун с великой Миссисипи! — орет Майк. — Герой — хвост трубой! Ку-ку-у! Дикий скакун, крокодил косоглазый. Половинка наполовинку! И еще немножко от красной кусаки черепахи. А остальное из сухих сучков и колючек. Эй вы там, разводите пары, не бегите, попробуйте на зубок, какой я крепкий орешек! Ну же, не пытайте мое терпение! У меня чешутся руки. Ку-ка-ре-ку-у!

Рулевой видит, что громадина пароход уже вырос над самой их баржей, и снова спрашивает Майка, что же делать.

— Потопить его! — кричит Майк, бросая свирепые взгляды на пароход.

Наконец, лоцман на пароходе замечает Майка и дает сигнал за сигналом, чтобы предупредить об опасности. А Майк ему отвечает своим громоподобным голосом, чтобы тот убирался, пока цел.

Потом раздается страшный удар и треск ломающегося дерева. Половина людей из команды Майка оказывается в воде, а его габара тут же идет ко дну, потому что груз на ней был слишком тяжел. Когда габара затонула, Майк крикнул своим ребятам, чтоб плыли на берег. Выйдя из воды, он отряхнулся, а потом опустился на землю и с негодованием поглядел на реку. Да, он проиграл. Ему даже не доставило радости наблюдать, с каким трудом поднимался вверх по реке пароход с огромной дырой на боку.

Отсидевшись, Майк встал и сказал:

— Я ухожу с реки! Я всегда говорил, что уйду, если проиграю сражение. Я ухожу дальше на Запад, теперь там граница. Там меньше людей и еще не изобрели всяких паров, дыма и лязгающих машин, которые не дают человеку жить спокойно. Пора уходить!

И, вскинув Всех Застрелю на плечо, Майк ушел на Миссури, где собрались главные скупщики пушнины, ушел прямо к ним. Там Майк и Всех Застрелю тоже быстро прославились, точно как было на Миссисипи и в Питтсбурге в те времена, когда они еще стояли на фронтире. И до сих пор никому не удалось его перегнать, перекричать, пересилить, перепрыгнуть, перехитрить и пере… — если бы только так можно было сказать — перестрелять. Никому из живущих на том и на этом берегу великой реки с ее притоками от Питтсбурга до Нового Орлеана и снова до Сент-Луи и дальше на Запад. Ку-ку!

ПЕКОС БИЛЛ

Каждый и всякий в краю скотоводов скажет вам, кто такой Пекос Билл. Он был самый дикий на Диком Западе. И не кто-нибудь, а именно он изобрел лассо. Он вырос среди койотов и знать не знал, пока ему не стукнуло десять лет, что он не степной волк, а человек.

А случилось все так. У отца его было большое ранчо[3] на Ред-Ривер, то есть на Красной Речке, в восточном Техасе. Жилось ему там прекрасно, пока по соседству в двух днях езды от него не появилось еще одно ранчо. И отцу Пекоса Билла показалось, что жить стало тесновато. А потому он посадил на повозку двадцать семь своих детишек, включая Билла, который только совсем недавно родился, и двинул дальше на Запад.

Дороги в то время были плохие, все в колдобинах и ухабах, и повозку трясло и качало. На одном повороте, как раз у реки Пекос, ее так подбросило, что малютка Билл скатился на землю.

Но прошло целых две недели и одиннадцать дней, когда родители снова пересчитали своих детей. На этот раз их оказалось всего двадцать шесть. Однако сами согласитесь, ехать назад, чтобы искать Билла, было уже поздновато.

К счастью, с Биллом обошлось все благополучно. Он пристал к стае койотов и выучился их языку. А в ответ научил койотов выть. В те далекие времена в Техасе была такая жизнь, что выть умел каждый, так что Биллу ничего не стоило постичь эту науку еще до того, как он упал с повозки.

Билл так и не отставал от койотов, пока ему не исполнилось десять лет. И вот в один прекрасный день, рыская по кустам, он повстречался с ковбоем. Ковбой увидел совсем голого мальчишку и очень удивился.

— А где же твоя ковбойская шляпа? — спросил он Билла. — Ковбой без шляпы не человек!

— А я не человек, — сказал Билл. — Я койот. Видишь, у меня блохи?

— У каждого ковбоя блохи, — ответил ковбой, — Никакой ты не койот, ты человек! Хочешь, докажу? Если бы ты был койотом, у тебя рос бы хвост. А где у тебя хвост?

И Билл понял, что никакой он не койот. И он очень сконфузился, что разгуливает по прерии без ковбойской шляпы. Он ушел от койотов и прибился к ковбоям. Ему достали роскошную ковбойскую шляпу. Потом из трех техасских шкур сшили настоящие ковбойские штаны. Не хватало только коня. Большого коня. Мы забыли вам сказать, что Билл рос очень быстро и, когда садился на обыкновенного коня, каких было полно на каждом ранчо, ноги его волочились по земле.

Ничего, Билл и тут нашелся. Не зря он провел детство среди койотов. Он отправился в горы, чтобы поймать там медведя-гризли, самого большого, какие водились в тех местах. Он решил гонять его до тех пор, пока гризли не выдохнется, и тогда он приведет его на ранчо, как ручного.

Все так и вышло. Билл вскочил на гризли верхом, обхватил ногами его бока, зажав словно в ножницы, обнял крепко за шею и дал шпоры. Медведь так и взвился. Он скакал, и брыкался, и подбрасывал Билла, выгибал спину, вставал на дыбы, пытаясь его свалить, сбросить, растоптать, добить, вымотать. Вверх, вниз, туда и обратно, вприскочку, в галоп, кружился на месте, петляя, и, наконец, сдался.

Пекос Билл сроду не получал такого удовольствия. Вот тогда-то, въезжая на ранчо верхом на укрощенном гризли, он и поделился с ковбоями своим великим открытием: как объезжать дичков, будь то медведи или дикие мустанги.

Ковбои, конечно, оценили его открытие. Но Пекосу Биллу пришлось еще долго повозиться, прежде чем удалось превратить всех дичков в объезженных лошадей.

В конце концов Билл просто выдохся и предоставил диким мустангам самим учить друг друга. Но тогда ему стало вдруг скучно, он почувствовал себя таким брошенным и никому не нужным. Правда, ненадолго. Лошади — это еще не все в жизни ковбоя. В Техасе было полным-полно и другой скотины. И Билл, подумав, решил, что она тоже заслуживает его внимания. Конечно, он был не дурак и прекрасно понимал, что характер и привычки длиннорогих техасских коров изменить нельзя. Они были слишком неспособны к ученью. А вот над внешним видом их он поработал.

Билл придумал тавро — клеймо. Каждую корову Билл метил своим клеймом. В этом деле он оказался просто художник. Какие изящные и дивные картинки он рисовал на боку у каждой длиннорогой техаски!

Когда Билл жил на ранчо и приходило время клеймить скот или охотиться на медведя или на кагуара, для него пригоняли не меньше трех фургонов со съестными припасами. Три повара днем и ночью трудились на него, иначе он бы умер с голоду.

В те времена в Техасе было много скверных людей и отчаянных головорезов. За ними Билл тоже охотился. Стрелок он был меткий. Бил без промаха, так что пришлось ему сделать свое личное кладбище для тех бандитов, по которым он не промахнулся.

Примерно тогда он и придумал свое знаменитое лассо. У всех ковбоев был особый кнут, которым они напоминали лошадям, что не следует забывать те уроки, каким их учили. Однажды Билл ехал верхом на своем медведе, и по дороге им попалась гремучая змея. Она свилась такой замысловатой петлей, что Билл глаз от нее не мог отвести. Тут ему и стукнуло в голову: а нельзя ли будет повторить такую же петлю для дела?

Вскоре после того Билл ставил тавро одному слишком буйному бычку, который никак не хотел вести себя смирно. Еще немного, и не Билл, а бык готов был пропечатать на его боку тавро своими длинными рогами.

— Послушай, — сказал тогда Билл своей приятельнице гремучей змее, — помоги мне поставить на место эту непослушную скотину.

Гремучая змея охотно согласилась. Она свернулась кольцом и ухватила себя зубами в середине спины. Получилась большая мертвая петля. Билл сразу смекнул, что, если он возьмет змею за хвост и набросит петлю на быка, он наконец заставит упрямую скотину стоять смирно. Так он и сделал, и все получилось очень удачно. Только одно огорчило Билла: гремучая змея сама себя погубила, потому что зубы-то у нее были ядовитые.

«А почему бы не заменить змею веревкой?» — подумал Билл.

Вот так он изобрел лассо.

С тех пор все ковбои пользуются лассо. Причем Билл так на-бил себе руку на этом деле, что уже мог одним броском заарканить целое стадо длиннорогих техасок.

И все это время, что он работал в Техасе, Билл ездил верхом на великане-гризли. Он нежно любил его, что верно, то верно, и все-таки он, как и все ковбои, мечтал о коне. Однажды он услыхал о стоящем жеребце, которого видели в штате Нью-Мексико, То был гигантский белый жеребец, как раз ему по росту. Билл тут же решил его разыскать.

Уж будьте уверены, он нашел этого жеребца, и поймал его, и взнуздал, и сел на него верхом. Билл уверял, что конь уже объезжен. Для Билла он был объезжен. Однако если кто другой пытался сесть на него верхом, он тут же оказывался внизу и пахал носом землю. Этот жеребец был такой драчун и брыкун, что ковбои прозвали его «Покровитель Вдов». Вернее бы его назвать — «Делатель Вдов», потому что он губил мужей, делая их жен вдовами, да только так не говорят.

Даже лучший друг Билла — Джек из Техаса — не мог ездить на Покровителе Вдов. В первый же раз, как он попробовал сесть на него верхом, он в два счета оказался выброшенным из седла и приземлился не где-нибудь, а на вершине горы Пайк. Это был первый случай, когда человек попал на вершину горы Пайк. Но как спуститься вниз, Джек из Техаса не знал, и чуть не умер там с голоду, пока Пекосу Биллу не рассказали, что случилось. Он тут же бросил лассо, заарканил Джека и стащил его с горы. Так Джек был спасен и по гроб жизни остался благодарен за это Пекосу Биллу.

К тому времени Пекос Билл стал уже таким знаменитым ковбоем, что всегда был первым и главным на самых больших ранчо в краю скотоводов. Как-то ночью он ехал по бескрайней прерии, как вдруг натолкнулся на большой кораль, где объезжали лошадей. Вокруг собралось много ковбоев.

— Кто у вас главный? — спросил Пекос Билл.

Огромный детина — Билл сроду таких не видывал, в нем было почти два метра с четвертью, — глянул на Билла и сказал:

— Был я. А теперь будешь ты.

Вскоре Пекос Билл свел дружбу не только с ковбоями. Например, с первым стрелком Пли Смитом. На состязании стрелков Пли предлагал сопернику разрядить свой кольт в воздух. И пока пуля его летела, Пли успевал прицелиться, выстрелить и расколоть летящую пулю ровно надвое.

А еще с музыкантом. Губошлеп был великий музыкант. Как он играл на губной гармошке! Когда он подносил гармошку к губам и начинал играть, все койоты в округе громко выли. Пекосу Биллу так нравилось исполнение Губошлепа, что он пригласил еще и певца, чтобы тот пел под аккомпанемент гармошки. Так родились первые ковбойские песни.

Друг Пекоса Билла — Пузан Пикенс был знаменит тем, что, если он становился к вам боком, вы его просто не видели — такой он был худой. Его бы должны были прозвать Невидимка Пикенс, а уж никак не Пузан.

Повара в лагере Пекоса Билла звали Гарри Поджарка. Лучше его никто на свете не пек блинов. На своей большой сковороде он выпекал сразу семнадцать блинов. Мало того, он мог и перевернуть все семнадцать сразу. Он брал сковороду — раз! — встряхивал ее, и все блины подлетали в воздух и разом переворачивались. Вот это был мастер! Правда, иногда он так высоко подбрасывал блины, что, вместо того чтобы шлепнуться на сковороду, они так и оставались в воздухе. Некоторые до сих пор там летают.

Однажды все ковбои собрались посмотреть, как Пекос Билл будет седлать Брыкуна, второго своего жеребца. Брыкун мог брыкаться шесть дней подряд, а Покровитель Вдов еще и воскресенье. Из ковбоев один Пекос Билл умел ездить верхом и на том и на другом. А на чем, спрашивается, он не ездил? На всем, на что можно было сесть верхом! И никто его ни разу не сбросил. Так утверждал сам Пекос Билл. И вот ковбои собрались, чтобы побиться об заклад: нет, не на всем он может ездить верхом, кое-кто его все-таки сбросит. И этот кое-кто — страшный ураган торнадо.

Пекос Билл принял пари и вышел на равнину пооглядеться, не виден ли где черный смерч или грозовая туча. Наконец налетел настоящий ураган. Он крутил и вертел, скакал и резвился, словно необъезженный дикий мустанг.

— Вот на таком скакуне не грех и прокатиться верхом! — заявил Пекос Билл.

Не теряя времени, Билл раскрутил свое лассо, накинул на шею урагану и попридержал его за уши, пока седлал и садился верхом.

— На Пороховую Речку! — закричал Билл. — А ну в галоп! — И он дал шпоры урагану.

Со стоном и воем ураган пролетел через штаты Нью-Мексико, Аризона, Калифорния и обратно. Что только не выделывал он по дороге, но все напрасно, Билл сидел крепко в седле. Наконец Ураган сдался и вылился весь дождем.

Билл, конечно, понимал, что такой ливень даром не пройдет, он снесет все на своем пути. Поэтому он забежал вперед тучи, которая как раз высматривала на земле местечко; куда бы вылиться, и врезался каблуками в землю — он хотел каблуками прорыть для воды глубокие канавы и врезался с такой силой, что раскрошил шпорами твердые валуны. Вот откуда взялась река Рио-Гранде.

Вернувшись на ранчо, Билл нашел своих ребят сидящими на ограде кораля. А с ними вместе еще каких-то людей, каких прежде Пекос Билл в глаза не видел. И одеты они были как-то непривычно и по-чудному. Они чуть смахивали на ковбоев, но Билл не мог не ухмыльнуться, увидя, как они расфуфырились.

Джек из Техаса объяснил Биллу, что они с Востока и называют себя «янки». И сказал, легонько подтолкнув Билла плечом:

— Только посмотри, как они ездят верхом!

Билл глянул, и ухмылка его расплылась во весь рот. Шире и шире… И вот он уже громко смеялся, глядя на расфранченных янки. Как они ездят верхом! Вот умора! Билл держался за живот и смеялся, и хохотал — просто не мог остановиться.

Это и прикончило Пекоса Билла. Говорят, бедняга лопнул от смеха, но мы этому никогда не поверим.

ДЖОННИ ЯБЛОЧНОЕ ЗЕРНЫШКО

В ту раннюю пору, когда только начиналось освоение Дикого Запада, лесорубам, охотникам и прочим людям приходилось туго. Жизнь была грубая, и шутки людей бывали грубоваты. Они хвастались силой и хитростью. А вот Джонни Яблочное Зернышко, про которого мы собираемся вам рассказать, был совсем другим человеком.

Он вообще не был силачом и гигантом или, как говорили про Майка Финка, полукрокодилом, полуконем. Нет, это был тихий, скромный человек, который, однако, совершил великие дела.

Он никого не убивал — ни зверей, ни индейцев, как, к сожалению, делали многие. Совсем напротив, он дружил и с теми и с другими. И все-таки непохож он был на других людей не этим. А страстной любовью к яблокам! Он считал, что все новые земли на Западе надо покрыть яблоневыми садами, чтобы, когда новые поселенцы хлынут на эти земли, они сразу могли бы отведать яблок.

Когда Джонни только начал разводить яблоневые сады, никто не придал этому никакого значения. Никто и не догадывался, какое великое дело он затеял.

Во время сбора фруктов, когда фермеры выжимали яблочный сок и готовили сидр, Джонни был тут как тут. Само собой, яблочных зернышек тогда повсюду валялось множество. И Джонни собирал их все в большой кожаный мешок.

Взвалив мешок на плечо, Джонни шагал через лес на Запад. А когда встречал славную, ровную полянку, сажал яблочные зернышки в землю.

Вскоре все росчисти в лесу и полянки на расстоянии двух дней пути от дома Джонни покрылись молодыми яблоньками. Джонни аккуратно посещал свои яблоневые плантации, нянчился с новыми всходами, пересаживал их, поливал, окучивал — словом, делал все, что надо.

Вскоре Джонни приходилось топать через заросли уже целую неделю, прежде чем он добирался до последнего своего сада. А потом ему пришлось шагать целых две недели, пока он не обнаружил в штате Огайо открытую равнину, которую никто еще не успел ничем засадить.

Так год за годом Джонни спешил с мешком яблочных зернышек за спиной из Пенсильвании в Огайо, а оттуда дальше в Индиану.

— Только б хватило у меня силенок, — говорил Джонни, — и тогда прекрасные душистые сады покроют всю страну!

Случалось, путешествия Джонни сильно затягивались, ему приходилось уходить все дальше и дальше, а мешок за плечами был маловат, чтобы вместить все семена, какие ему требовались.

И однажды, когда ему предстояло насадить особенно большую плантацию, Джонни взял две индейских лодки — каноэ, связал их крепко-накрепко, потом наполнил доверху яблочными зернышками и спустил на воду в реку Огайо. Он погнал свой драгоценный груз через штат Индиана в поисках подходящей земли для яблоневого сада в краю великих лесов.

Еще в самое первое свое яблочное путешествие Джонни сделал несколько важных открытий. Вообще-то он терпеть не мог таскать с собой лишние вещи. К примеру, он считал лишним брать с собой и шляпу и котелок для супа. И решил обойтись без шляпы, а вместо нее, когда надо, прикрывать голову котелком. Потом сделал открытие, что и котелок — излишняя роскошь. К чему котелок, когда он может совсем не готовить, а собирать дикие ягоды и плоды, орехи и прочие дары леса?

Он сроду не убил ни одного зверя, так что котелок, чтобы варить мясо, ему был не нужен.

Котелок-то не нужен, а вот шляпа была все-таки нужна. И особенно козырек, чтобы прикрывать глаза.

И тогда Джонни сделал новое открытие. Он смастерил себе из картона чашку. Но чашку — совсем как спортивную шапочку для бейсбола. Только козырек у нее получился слишком большой и сильно выдавался вперед.

Эти чашки, или шапочки, не стоили Джонни ни гроша, потому что люди дарили ему старые картонные коробки бесплатно, и он в любую минуту мог сделать себе новую, если старая износилась.

И остальная одежда не стоила Джонни ни гроша. Он подбирал мешок из-под сахара и проделывал в нем дырки для головы и для рук. Эти сахарные мешки служили ему и рубашкой, и штанами одновременно. К тому же Джонни всегда ходил босиком, даже в самую ветреную погоду.

Конечно, вы скажете, что было слишком опасно ходить босиком по лесу, в котором водились ядовитые змеи. В те времена, когда первые фермеры — пионеры расчищали для своих посадок от леса новые земли, они чего только не придумывали от змей! Даже привязывали к пяткам пучки соломы. Но Джонни Яблочное Зернышко это не нравилось. Он не обращал никакого внимания на змей, а змеи — на него.

Ну конечно, простыней Джонни тоже не признавал. Если ему случалось переночевать в чьей-нибудь хижине, он ложился прямо на пол. А когда спал в лесу, свертывался клубочком, словно кролик или лиса. И никогда не простужался.

Однажды выдалась особенно холодная ночь, и Джонни решил устроить себе постель в пустом дупле. Он залез в него поглубже и уж было совсем заснул, как вдруг понял, что забрался без приглашения в зимнюю медвежью берлогу. Стараясь не потревожить медведицу с медвежонком, Джонни вылез поскорее наружу.

Не подумайте, что Джонни испугался. Просто с животными он обращался так же деликатно, как с людьми: И особенно с детьми. Детей он очень любил.

Единственное, что Джонни всегда таскал с собой, — кроме мешка с яблочными зернышками, разумеется, — это большой куль с детскими подарками. Он заходил в каждую хижину и, запустив руку поглубже в свой куль, выуживал оттуда разноцветные коленкоровые ленты для девочек и стеклянные шарики для мальчиков.

Джонни не любил, когда на фронтире возникали ссоры между индейцами и пионерами, отнимавшими у индейцев хорошую землю. Джонни не понимал, зачем отнимать у других землю. Он считал, что лучше всюду, где можно, сажать яблоневые сады. Поэтому он никогда не ссорился с индейцами. И они часто приглашали Джонни к себе в гости.

Прошли годы. Вдоль яблоневых садов Джонни протянулись поля фермеров. Девственных лесов больше не осталось. А Джонни все продолжал идти на Запад. Тут и там он говорил всем, как прекрасны яблоневые сады, произносил пламенные речи, и фермеры, когда у них случались деньги, покупали у него яблони. А Джонни нужны были деньги не для чего-нибудь, а для животных. Каждую осень он собирал отбившихся от стада, от стаи, от табуна лошадей, коров и собак, а потом платил фермерам, чтобы они давали этим тварям приют в суровые зимние месяцы.

Если вам придется когда-нибудь путешествовать по штатам Огайо или Индиана, вам, может быть, посчастливится увидеть яблоневые сады, посаженные самим Джонни Яблочное Зернышко.

ФИБОЛД, СЫН ФИБОЛДА

Это Фиболд Фиболдсон первым завел ферму в штате Небраска.

Поначалу он вовсе и не собирался осесть там. Несчастный случай заставил его. Фиболд приехал в Америку из родной Швеции, чтобы обзавестись фермой в Калифорнии. В его крытом фургоне, державшем курс на Запад, кроме него, были еще три его племянника: Бергстром Стромберг, Хьялмар Хьялмарсон и Илдед Джонсон. И еще дедушка Илдеда Джонсона.

А лето в тот год было на редкость жаркое. Такой жары еще никто не помнил. На Великой Равнине — Грейт Валли — пересохли все ручьи, водоемы и реки. Фиболд со своими племянниками и дедушка Илдеда Джонсона просто умирали от жажды, когда вдруг случайно набрели на то, что когда-то звалось рекой, а сейчас от нее осталось лишь одно воспоминание. Тонюсенькая, еле живая струйка посреди широкого ложа топкой грязи.

Дедушка Илдеда Джонсона до того обрадовался, увидев наконец воду, что скорей соскочил с фургона, обогнал волов, тащивших фургон, и нырнул вниз головой в реку. Вернее, в то, что от нее осталось.

Увы, голова его прочно застряла в топкой грязи, а ноги так и остались торчать в воздухе.

Фиболд поспешил вытащить его, но дедушка повредил себе шею, и потому продолжать путешествие они уже не могли. Пришлось Фиболду с племянниками задержаться на месте, пока дедушка Илдеда Джонсона совсем не поправится.

В память столь неприятного случая эту речку так и назвали — Унылая Речка.

Первым делом Фиболд огляделся по сторонам и убедился, что край этот для фермерства начисто непригоден. Со всех сторон поднимались холмы и горы. Но раз уж им пришлось застрять здесь надолго, Фиболд все-таки решил приспособить эту землю под ферму. Правда, единственное, что он мог сделать, — это перевернуть горы вверх ногами. Так он и сделал. И получилось ровное плоское плато.

Поезжайте в Небраску, и сами увидите, какая гладкая и ровная там земля.

Оставалось только вспахать эту землю, чем Фиболд и занялся. Вначале у него никак не получались прямые борозды. Дойдет Фиболд со своим плугом до конца борозды, посмотрит назад, а борозда-то кривая, туда-сюда извивается, словно горное ущелье. Ну, Фиболд ее — раз! — подцепит за кончик и выпрямит. А иначе никак у него не получались прямые борозды.

Пока Фиболд пахал и сеял, его племянники строили дом. По мнению Фиболда, раз уж они застряли в Небраске и должны сидеть здесь, пока дедушка Илдеда не поправится, зачем же им сидеть без крыши над головой? А когда построили дом, решили: зачем же так спешить отсюда, раз дом уже построен?

Э-эх, знал бы Фиболд, что такое Небраска, он бы, наверное, еще подумал, оставаться ли там.

В первый год, что они поселились в Небраске, выпал такой глубокий снег, что добраться до ближайшего города — а находился он милях в ста от них — нечего было и думать. И пришлось бы им сидеть без всяких припасов, если бы Фиболд тут же не изобрел плуг-снеговик. Да такой огромный, что можно было впрячь в него хоть стадо бизонов. Чудо, а не плуг! Он расчистил все снежные заносы и захватил даже немножко земли. Так что весной на этом самом месте обнаружилась глубокая и широкая канава.

Теперь по ней протекает река Платт.

Когда пришло лето, опять настала жара. Но Фиболд уже предвидел это. Правда, он не мог предвидеть небрасский ветер. В один прекрасный день он как начал дуть! И дул, и дул… С такой силой, что выдул всю землю из-под дома. И само собой, дом провалился в эту дыру. Только крыша осталась видна.

Но Фиболд, не теряя времени, тут же поставил на него новый дом, а тот, что был внизу, назвал первым в мире подвалом.

На этот раз Фиболд решил не просто засеять землю разными семенами, но и приукрасить местный пейзаж. Поэтому он всюду насадил рощи хлопковых деревьев. А потом решил и всю землю засадить этими деревьями. Он рассуждал логично: коли маленькие кустики дают хороший урожай хлопка, то большие деревья дадут в сто раз больше.

Все шло прекрасно, пока не подоспело время снимать урожай. Вот тут и оказалось, что сборщикам хлопка взбираться на высокие деревья не так-то просто. Но Фиболд поспешил им на помощь. Он хватал хлопковые деревья за макушки и наклонял их до самой земли. Однако его затея удалась только на первый год, а на следующий сезон хлопковых деревьев у него вовсе не осталось.

Почему? Да потому, что он забыл их распрямить! И они продолжали расти, упершись в землю макушкой. Росли, и росли и вросли все в землю. Вы и до сих пор не увидите в Небраске ни одной хлопковой плантации.

После неудачного опыта с хлопковыми деревьями пришлось Фиболду завести обыкновенную ферму. Он сделался лучшим фермером во всей Небраске. Урожай он снимал такой, что не жалко было поделиться пшеницей и кукурузой с местными кузнечиками.

Но однажды невесть откуда налетела саранча. Полчища саранчи, этих ненасытных родственников невинных полевых кузнечиков. Их было так много, что они темной тучей закрыли солнце, и настала ночь среди бела дня. Они принялись пожирать все подряд. Челюсти у них лязгали и стучали громче каменной лавины, летящей с горы.

Но не такой человек был Фиболд Фиболдсон, чтобы сидеть сложа руки и смотреть, как гибнет его урожай. Он подумал немного и отправился на восток за индюшками, потому что любимым лакомством индюшек были кузнечики, а раз кузнечики, значит, и их ближайшие родственники — саранча. И Фиболд очень надеялся, что индюшки быстро с нею расправятся.

Но не тут-то было. Не индюшки — саранчу, а саранча пожрала индюшек — всех, целиком, с перьями и с косточками. Даже на ужин Фиболду и его племянникам ничего не оставила.

Так пропал весь урожай, весь до зернышка. Мало того, Фиболд боялся, что и на другой год случится то же самое. А ему этого вовсе не хотелось. Однако, поскольку сажать ему в этот год было нечего, он решил податься в рыбаки — поохотиться на акул. У него был свой способ ловить их: он приучил акул приплывать к берегу на свист, так оказалось удобнее.

Когда он высвистал столько, акул, чтобы ему с племянниками и с дедушкой Илдеда Джонсона продержаться неделю, он вдруг кое-что вспомнил. Очень важное.

Он вспомнил, что рыбаки приманивают акул… кем вы думаете? Кузнечиками! Так, может, акулы и спасут его от нашествия саранчи на другой год? Вот только как все это устроить? Ведь саранча сидит на земле, а акулы предпочитают воду. Эх, если бы пересадить акул из воды на землю, тогда бы они в два счета расправились с саранчой!

Да, но тогда, чтобы настичь саранчу, акулам нужны были бы крылья. Были б у акул крылья, и саранче от них никогда б не уйти!

Как раз когда Фиболд обдумывал эту проблему, над ним пролетала стая диких гусей. И он тут же решил поженить гусей с акулами. У него была большущая сеть. Он закинул ее в воздух и поймал сразу сотню гусей. Потом еще и еще раз забрасывал сеть и отправил всех гусей на берег Унылой Речки, где приготовил для них огороженное со всех сторон поле. Оставалось лишь высвистать к берегу столько же акул, сколько было гусей, что он и сделал.

К следующему летнему сезону, когда начала слетаться саранча, его гусиная ферма была уже полна летающих рыб. Фиболд выпустил их на волю и натравил на саранчу. До чего же приятно было ему наблюдать, как вся стая летающих рыб так и накинулась на этих прожорливых попрыгунчиков.

Стая летающих рыб совершила круг-другой над его полем и съела всю саранчу, какая попалась ей по дороге. Но потом, вместо того чтобы приземлиться и спокойно попировать, она вдруг выстроилась острым углом, как обычно выстраиваются при осеннем отлете дикие гуси, взмыла ввысь и скрылась за горизонтом.

Так Фиболд Фиболдсон их больше никогда и не видел. Только много позднее один моряк рассказал Бергстрому Стромбергу, что как раз в ту пору на Тихом океане впервые появились летающие рыбы.

Представляете, каково было Фиболду Фиболдсону видеть, как скрывается в облаках стая его летающих рыб? Однако спасти урожай еще было не поздно. И Фиболд взял себе два дня передышки и отправился в Канаду. Там он отловил три стаи волков и живыми доставил их в Небраску.

Он полагал, что из всех зверей самые бесстрашные волки. Только они решатся напасть на саранчу. Он дал им побегать по фермерским землям возле Унылой Речки, и те свое дело сделали. За несколько лет саранча в Небраске совсем вывелась.

Да, но зато теперь волки остались без еды и стали терять в весе. Они худели и худели, становились все меньше и меньше, пока не превратились в степных собак — койотов. А еще спрашивают, откуда в прериях взялись койоты? Теперь ясно, откуда?

Но вот в один удачный урожайный год койоты снова стали поправляться и сделались скоро почти такими же пузатыми, как саранча. Оказалось, они повадились воровать у Фиболда зерно прямо на корню, да еще перерыли всю его землю, выкапывая себе ямки, в которых устраивали уютные норы. Это было сущее бедствие! Коровы и лошади проваливались в эти ямы и ранили себе ноги. Словом, Фиболд снова оказался на краю разорения, вспомнились грустные времена, когда на его посевы налетела саранча.

Пока Фиболд решал, что же ему предпринять, в те места забрел как-то торговец, который сообщил Фиболду про одно нововведение-изгороди из колючей проволоки.

А надо вам сказать, Фиболд всегда шагал в ногу со временем. Он закупил сотни миль этой колючей проволоки для пробы. Но потом обнаружил, что во всей Небраске не хватит деревьев, чтобы понаделать для колючей изгороди так много столбов. А даже если б и хватило, он представил себе, сколько времени на это потребуется!

Как раз тогда же начался сезон дождей. Дождь лил, лил и залил все норы койотов. А потом вдруг ударил мороз, и вода в этих норах замерзла. Вот Фиболд обрадовался-то! Он тут же смекнул, что наконец ему подвернулся счастливый случай. Он покликал своих племянников, они быстренько выкопали из койотовых нор замерзшую воду и получили столько ровных, гладких столбов, сколько было нужно.

Молодые люди покрыли эти столбы лаком, чтобы они не растаяли, и с первой оттепелью, когда полегче стало копать, вбили их в землю. Столбов хватило на всю проволоку, даже осталось немножко. Вот теперь ферма была оборудована вполне современно.

Но Фиболд не мог оценить до конца, какое прекрасное дело он сделал. Только летом он понял это, когда койоты, обнаружив, что он лишил их дома, покинули Небраску и перебрались в Канзас.

Койотов оказалось так много, что они совершенно затоптали границу между штатами Канзас и Небраска. И Фиболд чувствовал себя очень неловко, он понимал, как важна эта граница, и считал, что она испорчена в какой-то мере по его вине. Поэтому он решил исправить дело.

Только вот как? К счастью, на ферме у Фиболда стояло несколько ульев с пчелами. Он так хорошо за ними ухаживал, что они были толстенькие-толстенькие. И он сумел отобрать из них шестнадцать, а то и все семнадцать и запрячь в плуг. Потом он отнес их вместе с плугом в самую южную точку Небраски и там шепнул пчелам на ушко, что в штате Юта лучший нектар, о каком только могут мечтать пчелы. И пчелы полетели прямехонько на Запад и поволокли за собою плуг. Так они проложили новую прямую границу между штатами Небраска и Канзас.

С тех пор люди и говорят, когда хотят указать путнику самую короткую и прямую дорогу: «Следуйте пчелиной тропой!»

Какое-то время жизнь на ферме Фиболда протекала тихо, спокойно, не считая, конечно, одного-двух ураганов, которые разрушили его амбары с зерном и унесли его дом. Потом уж Фиболд понял, что надо этих буянов заарканивать и вязать покрепче, чтобы всю свою силу они растратили, борясь с веревками. Тогда уж у них не хватит пороху разрушать дома и творить прочие безобразия. Что ж, это помогло, только один ураган не выдохся после такого обращения. У него еще хватило сил ночью снова вернуться и скрутить самого Фиболда. Но это был какой-то бешеный ураган.

А однажды случилась засуха. Неделя за неделей проходили без дождя, и еще неделя за неделей тянулись без дождя. Кукуруза сморщилась и высохла, не успев подняться. Ее нельзя было даже скосить.

И бедные коровы так отощали, что Фиболд боялся, как бы их ветер не унес. Пришлось привязывать им к хвостам груз, чтобы они не улетели.

Было так сухо и жарко, что даже дом Фиболда ссохся и сжался, и он был вынужден прорубить новую дверь, не то никак бы не выбрался из него.

Оставался единственный выход — провести ирригационную систему. Унылая Речка уже давно пересохла, воды там совсем не осталось. Но Фиболд знал, где есть вода. Он вывел из стойла своего любимого быка и отправился с ним к полноводной реке Платт. Подхватил реку за узкий конец и вместе с быком приволок ее к дому. Одному ему ни за что бы не управиться с таким делом. Потом исчертил всю землю на ферме канавками и пустил в них воду Платта. В тот год урожай он снял богаче всех от самых болот Нью-Джерси до долин Сакраменто в Калифорнии.

Той же осенью он вернул Платт на место, потому что один заезжий торговец продал ему кое-что получше. Фиболд купил у него с дюжину ветряных мельниц, чтобы добывать воду из-под земли. Представляете, мельница вертится, насос работает и выкачивает воду!

К мельницам он приставил дедушку Илдеда Джонсона. А происходило все это в год Сильного Ветра. И однажды порыв ветра сдул дедушку с ног и выдул из него последнее дыхание. Фиболд и его племянники очень горевали, что дедушка испустил дух, и устроили ему пышные похороны. Но когда они принесли его на кладбище, налетел новый порыв ураганного ветра, только уже с другой стороны, и снова вдул в дедушку жизнь. Дедушка сразу поднялся и стал искать свои очки.

Вот какой ветер дул в тот год!

Вскоре после этого случая интересного гостя принимал у себя Фиболд Фиболдсон. Как-то утром он выглянул в окно, чтобы окинуть мрачным взглядом горы песка, нанесенные ураганом, и вдруг на горизонте увидел легкие очертания парусов. Он мог поклясться, что это были именно паруса. «Наверное, мне грезится, это мираж», — подумал он и пошел завтракать.

Проглотив последний блин, Фиболд снова глянул в окно и опять увидел вдали паруса. Но теперь они были ближе. Полчаса он стоял и смотрел, как плывут по прерии паруса, наполненные ветром, ну точно как в его родной Швеции, когда возвращаются домой шхуны рыбаков.

И вот паруса уже полощутся у самых Фиболдовых амбаров, а из-под них выныривает человек, бросает возле свинарника тяжелый якорь, травит паруса и кричит:

— Привет, дружище!

Только тут Фиболд разглядел, какую посудину прибило к его берегу. То был обыкновенный фургон, но, вместо лошадей или волов, оснащенный парусами.

— Смит Гонимый Ветром мое имя, — представился незваный гость. — Ну и наглотался я пыли в вашей Небраске! Не знаю, влезет ли в меня еще и завтрак. Но готов попробовать!

Фиболд пригласил незнакомца в дом. Покончив с первыми двумя дюжинами блинов, Смит Гонимый Ветром был уже способен отвечать на вопросы Фиболда Фиболдсона.

— Что ты делаешь с этим своим фургоном-на-парусах? — поинтересовался Фиболд.

— Делаю? — удивился Смит Гонимый Ветром. — Ничего не делаю. Просто переезжаю с места на место. Одно мне лишь портит путешествие — ваша колючая проволока. Да иногда случается морская болезнь, если местность неровная, слишком холмистая.

Смит показал Фиболду гарпун, с каким он охотится на бизонов, не слезая с фургона. И еще большую прочную сеть — ловить кроликов.

В этих увлекательных беседах быстро пролетел день. Они и не заметили, как село солнце и пора было идти спать, а они все еще сидели за завтраком. Фиболд, видно, решил за один день выведать все, чем мог похвастать Гонимый Ветром. И сам старался не отстать от него и кой-чем прихвастнуть.

Младший из племянников, Хьялмар Хьялмарсон, предложил гостю свою постель, а сам пошел спать на сеновал.

— Не стесняйтесь, устраивайтесь поудобнее, — сказал Фиболд и задул свечу.

Не успела свеча погаснуть, он уж и сам нырнул в постель и натянул до ушей одеяло. Не спал лишь дедушка Илдеда Джонсона и тихо разговаривал сам с собой.

Дня через два после того, как Смит Гонимый Ветром отчалил от амбаров Фиболда Фиболдсона, держа курс на Альбукерке, у Фиболда вышла небольшая стычка с соседями.

Надо вам сказать, все чертовски устали от сильного ветра. Ничего подобного никогда не случалось до того, как Фиболд поставил свои ветряные мельницы, и соседи решили, что именно они вызвали этот ветер. Они потребовали, чтобы Фиболд остановил мельницы, и преследовали его по пятам, в самом прямом смысле слова. Но Фиболд каждый раз ускользал от них.

Однажды, добежав до Унылой Речки, Фиболд решил перепрыгнуть ее одним махом. Он не сомневался, что соседям понадобятся для этого по крайней мере три-четыре прыжка, а значит, он опять оставит их позади. Однако на этот раз Фиболд просчитался. Ветер дул против него. И он чуточку не допрыгнул до другого берега. Плюх! — плюхнулся он на песчаное дно высохшей речки.

И тут же увяз в песке. Соседи так и оставили его там бултыхаться одного. Пусть пропадает. Да только не знали они, что годом раньше в этом самом месте пытался перейти вброд Унылую Речку крытый фургон. Провалившись в зыбучие пески, Фиболд упал точнехонько на него. А у всякого фургона, сами знаете, сзади верх откидной. Поэтому Фиболду ничего не стоило откинуть парусиновый верх и влезть внутрь.

Фиболду просто повезло: этот фургон оказался прекрасным тайником, которым он и потом пользовался не один раз, спасаясь от дедушки Илдеда Джонсона, который вечно жаловался, что ему надоело готовить или что ему не дает покою Арабелла.

Так звали любимицу Фиболда, гремучую змею.

Ну и большущая она была, эта Арабелла! И такая нежная и преданная. Бывало, подползет к Фиболду и тычется в ногу, подставляя голову, чтобы он ее погладил. Каждое утро в один и тот же час она будила его, заползая к нему в кровать и хлопая своими погремушками. Фиболд находил, что она и в других отношениях очень полезна: у нее была привычка, когда к Фиболду приезжали гости из восточных штатов, выползать им навстречу. Сами понимаете, после этого гости долго у него не засиживались.

За все время, что Арабелла жила у Фиболда, она никого ни разу не покусала. Но это не значило, что она была вовсе безобидная. У нее была привычка точить зубы о точильный камень. Как-то Фиболд наточил свой нож тут же следом за ней. А в тот день к обеду у них были бобы. Фиболд, как обычно, ел с ножа, и ему попала в рот капелька змеиного яда. Он неважно себя почувствовал и пошел прогуляться по берегу Унылой Речки. В тех местах было видимо-невидимо москитов. Они облепили Фиболда со всех сторон и, как он ни отбивался, попили из него кровь.

Зато, вернувшись домой, Фиболд уже чувствовал себя немножко лучше. А что тут удивляться? Москиты высосали у него весь змеиный яд. Бергстром Стромберг сам рассказывал, как на другое утро весь берег реки был усеян мертвыми москитами. Москиты плохо переносят змеиный яд.

Из домашних животных у Фиболда был еще один любимец — морской конь. Он завел его в год Великого Наводнения. Весь сезон в Южной Америке лили такие дожди, что Мексиканский залив вышел из берегов и погнал вспять полноводную Миссисипи, а та, в свою очередь, — Миссури и реку Платт. Вместе с водами Мексиканского залива туда занесло много океанской рыбы, а также тюленей.

Фиболд поймал одного и оседлал, а потом гонял на нем верхом по реке и набрасывал лассо на акул, тоже попавших в Платт из Мексиканского залива. Дедушка Илдеда Джонсона ничего не имел против, когда Фиболд приносил ему на обед морских акул, но он видеть не мог его мокрого коня, пусть даже то был морской конь — тюлень. Акул дедушка готовил под соусом карри. Это была любимая подливка Фиболда из куркумового корня, чеснока и разных пряностей.

Но больше всех из своих питомцев Фиболд любил кошку с деревянной лапой. В самом начале, когда Фиболд только подобрал эту кошку, он очень боялся, что она не сумеет ловить мышей. Сами посудите, ее деревяшка так стучала по полу, что любая мышь, если только она не была глухая от рождения, могла с легкостью удрать от нее. Но оказалось, кошка по сообразительности ни в чем не уступала своему хозяину. Она придумала, как ей ловить мышей.

Обычно кошки гонятся за мышью, и — цап ее! Но кошка Фиболда так не могла. Значит, надо было придумать что-то другое. Она приметила, что мыши проникают в дом через дыру в стене возле больших дедушкиных часов. Оставалось только притаиться у этой дыры и держать деревянную лапу наготове. Стоило мышке просунуть в дыру голову, и — клац! — все готово. Так что со своей деревянной лапой любимая кошка Фиболда Фиболдсона ловила мышей не хуже, чем иная на всех четырех.

Фиболд очень гордился своей кошкой. И дедушкиными часами тоже. Но из-за этих часов вышла очень большая неприятность. За все годы, что Фиболд прожил в Небраске, он ни разу не передвигал с места эти часы. Как он их поставил, так они и стояли, а маятник так и качался — тики-таки, тики-так. И тень от маятника, само собой, качалась вслед за ним — тики-таки, тики-так. И в конце концов тень от маятника протерла в стене дыру. Стена упала, а за ней упал и сам дом.

Тут Фиболд решил: хватит с него Небраски. И переехал в Калифорнию, куда с самого начала собирался. Судя по слухам, так он оттуда и не уезжал.

БУДЕТ БУРЯ

Еще мальчишкой в те далекие дни, когда не успели даже изобрести пароход, Алфред Буллтоп любил лазить по скалам своего родного штата Мэн, взбираться на самые высокие вершины и смотреть в открытое море. Он хотел непременно первым увидеть на горизонте белые паруса судов, возвращающихся домой из далекой Индии, Китая или из Бостона. А когда он видел черную тучу, он кричал:

— Будет буря!

Потому его так и прозвали: «Будет Буря».

Малыш Будет Буря быстро догадался, что чем выше он поднимется, тем дальше увидит. И еще кое-что он смекнул: если вырасти выше скал, не придется карабкаться по острым камням, чтобы любоваться далеким морем. И он решил вырасти большим-большим.

Когда ему исполнилось десять лет, рост его был шесть футов, а это значит чуть меньше двух метров, или, как принято мерить у моряков, одна морская сажень.

Будет Буря вырос таким большим, что пора ему было приискать себе какую-нибудь работу. Ну, а какую? О какой работе может мечтать человек, который больше всего на свете любит глядеть в открытое море и предвещать бурю? Конечно же, поступить юнгой на корабль.

Так Алфред и сделал, нанявшись к капитану «Красотки Сьюзи» кают-юнгой. Он должен был следить за порядком в капитанской каюте и бегать по его поручениям во время длинного плавания от родного штата Мэн до острова Мадагаскар и обратно.

Будет Буря точно выполнял все, что от него требовалось, и даже кое-что сверх того. Например, заглядывал за горизонт. Тому, кто стоял у штурвала, совершенно не виден был горизонт, за которым обычно прятались коварные айсберги и пираты. Вот Алфред и решил еще немножко подрасти, чтобы видеть все, что делается даже за горизонтом. И он своего добился.

К концу первого плавания Будет Буря научился многому, так что мог уже считаться заправским моряком. Тогда он пошел к капитану большого судна, которое называлось «Морская Звезда», и предложил свои услуги.

Капитан внимательно оглядел Алфреда и сказал:

— Что ж, ты парень рослый и выглядишь заправским моряком. Как твое имя?

— Алфред Буллтоп. Будет Буря.

Так капитан и записал в судовом журнале: «Будет Буря. А. Б.»

Капитан не ошибся, приняв в команду Алфреда. Будет Буря и в самом деле оказался моряком что надо. Высший класс! С тех пор и повелось называть опытных моряков классом АБ. Слышали, наверное?

«Морская Звезда» держала курс на Корк в Ирландии и шла с грузом леса. Для Алфреда эта посудина оказалась чуть маловата, потому что он все продолжал расти. Но с делом своим он справлялся отлично, и она тоже, пока не случилось нечто непредвиденное. Посреди Северного моря «Морская Звезда» вдруг стала — и ни с места. Можно было подумать, что со дна океана вдруг поднялись гигантские рифы и держат ее, не пускают идти дальше. Но в тех широтах не было рифов, и ветер полнил паруса до отказа, а все-таки «Морская Звезда» не двигалась. Что за чудеса?

Никто не боялся, что судно потонет. Оно было из прочного дерева и течи не давало. Да и груз везло подходящий — мачтовый лес. Но капитан и вся команда были в тревоге, потому что кончились галеты и черная патока, а им так хотелось есть.

Тогда Будет Буря решил разузнать, в чем дело. Не страшась китов и акул, обступивших судно со всех сторон, он прыгнул прямо с борта в море и скрылся в волнах. Полчаса под водой шла какая-то возня и борьба, наверх всплывали воздушные пузыри, море бурлило и пенилось.

И вдруг морская пучина разверзлась, и оттуда весь мокрый вынырнул Будет Буря. Он так спешил, что не успел воспользоваться трапом, а прямо взлетел на палубу. И в тот же миг «Морскую Звезду» легко понесло на волнах.

Капитан и вся команда умирали от любопытства: что же задержало их на этом месте? Отдышавшись, Будет Буря рассказал им. Оказалось, к килю корабля присосался огромный осьминог. Четырьмя ногами он держался за корабль, а остальными четырьмя — за морское дно, словно четырехзубый якорь.

— Как же ты отцепил его? — удивился капитан.

— Очень просто, — отвечал Будет Буря. — Первым делом — раз! — я подставил ему фонарь под глаз. Потом — раз! — под другой. Осьминог освободил две ноги, чтобы защищаться, тут я — раз! — и связал их двойным морским.

Он имел в виду двойной морской узел, каким намертво вяжут шкоты.

— Оставшиеся две ноги я связал ему выбленочным узлом — раз и раз! Две ноги, которыми он пришвартовался ко дну, я связал рифовым узлом. Итого шесть ног, считаете? Потом я оторвал от песка его седьмую ногу, скрутил ее, как лиссель-фал, и набросил на восьмую мертвой петлей. Все очень просто, только на последний узел у меня ушло много времени, потому что осьминогу вся эта кутерьма с узлами порядком надоела и он оказывал мне сопротивление. Я и задержался слегка. Зато теперь, будьте уверены, он не станет тревожить нас, во всяком случае, некоторое время, разве что кому-нибудь взбредет на ум одолжить ему свой острый марлинь, чтобы разрезать мои узлы. Сам я уж точно ему не дам!

Никто в этом и не сомневался. Будет Буря никогда не расставался со своим двухфутовым марлинем и всегда держал его за поясом. Без него он никак не мог обойтись, он сам говорил: что-что, а лучшей зубочистки не найдешь!

Больше ничего примечательного в это плавание не произошло, разве что Будет Буря еще немного подрос. Он решил так вырасти, чтобы ловить китов прямо с борта корабля. И когда «Морская Звезда» вернулась в родной порт, Будет Буря списался с корабля и нанялся на китобойное судно «Дэви Джонс». Наконец-то ему предстояла настоящая работа!

Но его ждало разочарование. Когда впередсмотрящий крикнул: «Бьет фонтан!», что означало «Впереди виден кит!» — тут же вся команда бросилась по своим шлюпкам и в погоню за китом. А Будет Буря не уместился в маленькой шлюпке и потому пропустил всю потеху.

Но не для того он рос большим, чтобы проиграть на этом. Когда кит был пойман, он подвел судно вплотную к нему, перегнулся через высокий борт «Дэви Джонса», схватил кита за хвост и одним махом поднял на палубу.

После этого Будет Буря и сделал интересное предложение капитану:

— Разрешите в другой раз, как мы увидим кита, загарпунить его прямо с палубы. И мне так веселей, и команде не придется возиться со шлюпками.

Капитан охотно согласился.

— Бьет фонтан! — снова закричал впередсмотрящий.

Будет Буря изготовился к броску. «Дэви Джонс» был примерно в четверти мили от кита, и тогда он размахнулся и послал гарпун в море. Ну и тряхануло бедное суденышко, когда гарпун вошел в кита!

Все решили, что дело сделано. Но не тут-то было. Кит стал быстро уплывать, и вот почему: оказывается, Будет Буря перестарался и бросил гарпун со слишком большой силой. Вот гарпун и прошил кита насквозь и продолжал тянуть за собой линь, словно иголка нитку.

После этой неудачи Будет Буря уже много осторожней забрасывал гарпун и никогда больше не давал такой промашки. А шлюпку он тоже приспособил — ему наливали в нее похлебку из акульего мяса, приправленную китовым жиром.

В очередное плавание Будет Буря выходил каждый раз на новом судне, потому что ему прежнее было уже тесновато. Но вот настал день, когда он не нашел достаточно большого судна, и пришлось ему остаться на берегу. Это был для него страшный удар. Будет Буря долго горевал и, чтобы утешиться, завел себе ферму.

Но разве это утешение? Ни бурь, ни штормов. Он мог с легкостью тянуть плуг один вместо упряжки из восьми волов. Ну и что? Разве это сравнится с работой на море, когда он один тянул судно против ураганного ветра?

Однажды Будет Буря услышал, что строится новое судно, больше всех, какие были раньше, и называться оно будет «Боевой Конь».

Вскоре судно это было готово. Белее морской пены, оно стояло на рейде недалеко от Бостона, ожидая, когда его оснастят и вооружат парусами. Шить паруса для него пригласили лучших мастеров. А полотнища для них потребовались такие длинные, что протянулись бы от Новой Англии до пустыни Сахары.

Когда «Боевой Конь» оделся парусами, Будет Буря первым взошел на его борт, после капитана, разумеется. И отправился осматривать судно. Начал он с носа — это было ранним утром в понедельник — и закончил свой беглый осмотр после полудня в среду на корме. По дороге он насчитал семнадцать мачт, таких высоких, что кончика их он так и не разглядел, но их можно было складывать — так уж они были устроены, а иначе они мешали бы луне, когда судно проплывало под ней.

На тех местах, где обычно полагается висеть спасательным шлюпкам, были принайтованы парусные шхуны нормальной величины. Это было очень удобно с двух точек зрения, как объяснил капитан. Во-первых, они могли нести спасательную службу, а во-вторых — перевозить груз с «Боевого Коня» на берег и обратно, ибо «Боевой Конь» был так велик, что не. помещался ни в одном порту мира и останавливался на рейде в открытом море.

Но самым удивительным оказалась конюшня.

Да, да, конюшня с лошадьми. И находилась она на полуюте. Будет Буря сроду такого не видывал. Однако, проделав путешествие по кораблю, он догадался, зачем они. Без лошадей матросы бы просто не справились, когда надо было быстро обойти-объехать длинную палубу.

Будет Буря остался очень доволен осмотром «Боевого Коня». Наконец-то нашлось судно как раз по нем.

Настало время выходить в первое плавание. Выбрали якорь величиной с Черную Гору, и 719 матросов взлетели на реи, чтобы поднять паруса.

Спустя неделю, как судно находилось в плавании, Будет Буря стал тревожиться о судьбе команды. К столу являлись лишь 193 матроса, а остальные не успевали за обеденный перерыв спуститься с рей, и Будет Буря боялся, как бы они не умерли там с голоду.

Но капитан успокоил его. Он сказал, что на каждой мачте есть свой камбуз, где готовят обед, ужин и завтрак. Мало того, там есть не только столы, но и койки. Вот это судно! Было чем гордиться, и Будет Буря гордился. Он даже соглашался иногда постоять у штурвала, а когда его вахта кончалась, его сменяло двадцать семь матросов класса АБ.

Словом, Будет Буря был всем доволен, кроме одного: «Боевой Конь» оказался слишком остойчив и ни один самый бешеный ураган не в силах был вызвать милую его сердцу качку, ни бортовую, ни килевую, вот досада!

Но однажды налетел трижды бешеный ураган, он дул в хвост и в гриву и загнал «Боевого Коня» ни больше, ни меньше как прямиком в Северное море, как раз между Англией и Норвегией. Но и там не желал оставить его в покое. Единственный путь вернуться в Атлантику был через Английский канал, или, как его чаще называют, Ла-Манш.

Капитан поставил к штурвалу своего лучшего матроса на судне, и все-таки тревога не отпускала его. Сумеет ли Будет Буря провести огромный белый корабль через узкий пролив между Францией и Англией? Удастся ли им проскользнуть?

Будет Буря заверил капитана, что проскользнут, если все 719 матросов команды примутся намыливать бока «Боевому Коню». Капитан отдал приказ, и матросы взялись за дело. И мыло помогло! «Боевой Конь» с легкостью проскользнул через узкий Ла-Манш, лишь слегка задев отвесные скалы у Дувра. Потому-то берега южной Англии у Дувра остались белыми и поныне.

Когда «Боевой Конь» вышел в открытый океан, тут уж ураган воистину показал свой норов. Он вдруг подул в обратную сторону и погнал «Боевого Коня» через весь Атлантический океан и дальше через Саргассово море, где сроду не гуляли никакие ветры.

Будет Буря очень осторожно провел судно мимо Флориды и Кубы, а ураган все не отставал, он преследовал их буквально по пятам. «Боевой Конь» уже пересек Мексиканский залив, и за горизонтом Будет Буря различил зеленые джунгли Панамы.

Он был озадачен: где же ему теперь развернуть судно, чтобы уйти от назойливого преследователя? И вдруг далеко-далеко за панамскими джунглями он увидел новую полосу воды. Он вмиг принял решение — другого выхода все равно не оставалось: прибавил парусов и на полной скорости полетел вперед. «Боевой Конь» пересек джунгли и вышел в Тихий океан.

Оглянувшись, Будет Буря заметил, что глубокая борозда, которую прочертил киль «Боевого Коня», уже наполнилась водой и по ней плывут корабли, целая цепочка кораблей.

Так «Боевой Конь» проложил Панамский канал.

Вот каков он был, прославленный Будет Буря, ростом в четыре морских сажени. Он водил самое большое на свете судно и проделал самый большой судоходный канал.

Самый соленый из всех моряков на семи морях Земли.

Каждый матрос класса АБ знает и помнит Алфреда Буллтопа Будет Буря и гордится им.

ДЖОН ГЕНРИ

Джон Генри еще под стол пешком ходил, а уже молоток крепко в руках держал. Он вечно болтался под ногами у взрослых, которые работали молотком и гвоздями, и стоило ему найти гвоздь, хоть ржавый, хоть целый, он тут же вколачивал его в стену своей хижины. Можно даже сказать, Джон рос с молотком в руках.

Отец и мать Джона были рабами, как и все прочие негры в Америке. Но когда в 1865 году кончилась гражданская война и президент Эб Линкольн подписал освобождение негров из рабства, Джон Генри оставил плантацию и занялся металлоломом. Он бил и резал старое железо, оставшееся после гражданской войны, чтобы его снова могли пустить в дело. Его железо шло на новые молотки, молоты и стальные буры, а также на рельсы для железной дороги.

Поначалу Джон Генри работал молотом весом в двадцать фунтов[4]. Возмужав, он уже закидывал через левое плечо молот в тридцать фунтов. Потом стал гнуть и ломать старое железо молотом в сорок фунтов. И, наконец, кромсал его молотом-великаном в семьдесят фунтов.

Пройдя всю эту науку, Джон Генри решил заняться делом поинтереснее. Ему захотелось теперь пустить в ход один из новых молотов, сделанных из старого железа, которое он гнул и ломал. Он мечтал заколачивать этим молотом костыли в шпалы, чтобы надежнее держались рельсы, сделанные из железа, которое он крошил.

И Джон Генри пошел работать на железную дорогу. Вскоре он один мог выполнять работу целой бригады железнодорожных рабочих. Пока бригада вбивала костыли в левый рельс, он успевал покончить с правым рельсом. У него было два помощника, чтобы подавать костыли, и еще два, чтобы бегать за едой.

Однажды Джон Генри сказал своему главному, который руководил всей работой, чтобы тот дал передышку бригаде. Мол, он сам справится с обоими рельсами. Джон взял в каждую руку по молоту весом в десять фунтов и пошел между рельсами по шпалам. Слева направо, справа налево взлетали через плечо его молоты, описывая сверкающую дугу. Удар — и костыль вогнан в шпалы. Еще удар, еще один костыль вошел в шпалу.

Весь день бригада глядела, как Джон Генри работает, и любовалась, и радовалась. Вот это мужчина, говорили они один другому. Настоящий мужчина!

Что и говорить, Джон Генри был лучшим железнодорожным рабочим на всем Юге, а если по справедливости, то и во всей стране. Размахивать молотом было его любимым занятием еще с детства. Размахивая, он пел. Молот со свистом разрезал воздух, и в такт ему звенели слова песни. А-аа! — отзывалась шляпка костыля, когда Джон ударял по ней молотом. А-ах! — крякал Джон, опуская с размаху молот.

Нету такого молота — а-а!
В наших горах — а-ах!
Нету такого молота — а-а!
В наших горах — а-ах!
Нету такого молота — а-а!
Поющего, как мой — о-ой!

Все, кто работал вместе с Джоном, очень гордились им, а потому печаль легла им на сердце, когда они услыхали его новую песню. Начиналась она так:

Бери мой молот — оо!

А кончалась:

Ну, я пошел — оо!

Ему стало известно, что в других местах найдется более трудная и важная работа для его молота.

К тому времени всю страну исчертили железные дороги. Когда их строили, всюду, где можно, старались сократить путь. Так, вместо того чтобы строить дорогу через гору или вокруг горы, ее теперь проводили напрямик сквозь гору по тоннелю. Обычно, чтобы пробить в твердой скале тоннель, устраивали взрыв. Но сначала молотобойцы молотами с помощью стальных буров прорубали в скале шурф — дыру, а потом уже в эту дыру закладывали взрывчатку или динамит.

Самый длинный тоннель прокладывали тогда на железной дороге между Чесапиком и Огайо.

— Вот где стоит поработать! — решил Джон Генри. — Я свободен, и сил у меня хоть отбавляй, — радовался он, когда пробирался горами в Западную Виргинию, где строился этот знаменитый тоннель Биг-Бенд между Чесапикским заливом и штатом Огайо, или, как тогда говорили, — Ч. и О. — Такая работка как раз по мне.

Он шел и пел, и его густой бас наполнял бездонные каньоны, отражаясь от их стен громким эхом:

Мой молот поет, поет.
И белая сталь поет, поет.
Пробью я дыру, да, ребята,
Большую дыру, дыру.
Пробью я дыру,
Большую дыру, дыру.

Джон Генри не сомневался, что пробьет своим молотом с помощью стального бура в неприступной скале большую дыру.

Когда Джон Генри дошел до Биг-Бенда, главный строитель лишь глянул на великана-негра и на его мускулы и протянул ему молот восьми фунтов.

— Не годится мне восьмифунтовый молот, — сказал Джон Генри. — Если ты хочешь, чтобы я пробурил дыру, дай мне молот побольше и позволь выбрать для него рукоятку, какую я люблю, — сказал Джон.

Тогда главный подал Джону Генри десятифунтовый молот и целую груду рукояток на выбор. Джон Генри выбрал из них самую тонкую и подстрогал ее еще потоньше. Ему нужна была рукоятка крепкая, но гибкая, чтобы гнулась, но не ломалась, когда он будет ударять молотом по стальному буру.

Но достаточно ли она гибка, решил проверить Джон и, насадив молот на рукоятку, поднял его и так держал в вытянутой руке, пока тяжелый молот на гибкой рукоятке не склонился до земли. Вот тогда Джон Генри остался доволен.

— И чтобы шейкер был у меня высший класс! — сказал еще Джон Генри.

Шейкером называли рабочего, который раскачивал и поворачивал в дыре стальной бур. Острый конец бура должен был все время пританцовывать, откалывая кусочек за кусочком твердую породу, а не стоять на месте, иначе его совсем заклинило бы.

Главный окинул всех глазом и выбрал среди белых рабочих великана ростом почти с Джона Генри.

— А ну-ка, Малютка Билл, — сказал ему главный, — ступай с буром в обнимку за Джоном Генри в тоннель. Тебе выпала честь быть его шейкером!

Что ж, Малютка Билл готов был поработать шейкером у такого славного молотобойца. Он рассказал Джону Генри, как собирались вручную пробить этот великий тоннель. В те времена никто еще не знал, что такое буровая машина.

Сразу две бригады принялись за дело с противоположных концов горы. Впереди шли молотобойцы, вонзая в твердую породу острие стального бура. Они пробивали дыру, в которую потом закладывали динамит и взрывали скалу. Получался узкий тоннель — «главный». Потом бурили пол «главного» тоннеля и динамитом расширяли его до нужных размеров, чтобы через тоннель мог пройти поезд.

Железнодорожная компания «Ч. и О.» очень спешила со строительством великого тоннеля Биг-Бенд, потому-то и начали пробивать гору сразу с двух концов. Обе бригады должны были встретиться в середине горы.

Малютка Билл сказал Джону Генри, что прокладка тоннеля — работа тяжелая. От керосиновых баков, освещающих путь, такой чад, что нечем дышать. А пыль! И от взрывов и от крошащейся породы под острием бура.

Но Джон Генри только посмеивался на все это, продолжая ползком пробираться вперед по «главному» и вгрызаясь все глубже в скалу.

Шутки ради Джон Генри придумал даже новые слова для своей песни:

Мой бедный помощник,
   мне жаль его.
Мой бедный помощник,
   мне жаль его.
Мой бедный помощник,
   мне жаль его.
Каждый день, каждый день
   уносит одного.

Они прошли уже почти весь «главный» тоннель. Малютка Билл обеими руками держал бур, сверлящий скалу под ударами Джона Генри. И под ритм ударов Джон Генри продолжал петь:

Скалы и горы нависли над нами,
Скалы и горы нависли над нами,
Каждый день, каждый день
Здесь один погребен.

А с другой стороны горы к стене посредине тоннеля приникли бурильщики из встречной бригады и затаив дыхание слушали, как рокочет, разносится густой бас Джона Генри.

Мой друг-молот
   поет, как алмаз.
Мой друг-молот
   рассыпается серебром.
Мой друг-молот
   блестит словно золото.

Джон Генри был счастлив как никогда.

— У кого самый точный удар по головке бура? У Джона Генри! — гордился и хвастал Малютка Билл. — Кто глубже всех сверлит дыры в скале? Джон Генри! Кто быстрей всех работает молотом? Джон Генри, Джон Генри!

Каждый из тысячи, кто пробивал великий Биг-Бенд, слышал про Джона Генри. Он был знаком почти всем.

Когда бурильщики выползали из узкого «главного» наружу, спасаясь от очередного взрыва, они, все как один, говорили, что Джон Генри бьет своим молотом до того сильно и быстро, что Малютка Билл не всегда успевает трясти и повертывать стальной бур, и тот, перегреваясь, начинает плавиться.

Малютке Биллу дали совет: запасти дюжину бочек льда, чтобы охлаждать бур. Да что там бочки со льдом, ему приходилось запасать и молоты, чтобы менять их по нескольку раз на день, так как в руках Джона Генри они слишком быстро перегревались и тоже делались мягкими, словно воск.

Когда любопытные зрители подходили к тоннелю, они просто пугались. Им казалось, что вся гора сотрясается до основания и буйный ветер в четком ритме врывается в глубь тоннеля. А что, если это надвигается землетрясение? Однако бурильщики объясняли, что всего-навсего это разносятся удары молота в руках Джона Генри по головке стального бура.

Все, кто работал на великом Биг-Бенде, гордились Джоном Генри. Он делал своим молотом все, что может сделать молотом человек.

И главный строитель тоже гордился им. Он тут же позвал к себе Джона Генри, когда на Биг-Бенд заявился однажды инженер и предложил пустить в ход новую машину — паровой бур. Она работала на пару и могла заменить трех молотобойцев и трех бурильщиков сразу.

Услышав о таком чуде, Джон Генри рассмеялся. Громкие раскаты смеха сотрясли воздух, и теперь настала очередь пугаться тем, кто работал в тоннеле. Они решили, что началось землетрясение, и выскочили из тоннеля наружу, чтобы посмотреть, что случилось. А узнав, что говорит инженер про новую буровую машину, посмеялись вместе с Джоном Генри.

Почему? Да потому, что кто-кто, а они хорошо знали, что Джон Генри может справиться с работой не трех, а четырех бурильщиков, вот как!

Тогда инженер рассердился и вызвал Джона Генри на состязание. Выбрали самую крепкую скалу, которую отовсюду было хорошо видно. Малютка Билл принес лучшие стальные буры, некоторые длиною даже больше двадцати футов. Собралось много народу. Пришла и жена Джона Генри — Полли Энн — в нарядном голубом платье.

Джон Генри потребовал двадцатифунтовый молот. Он привязал к его рукоятке бант и запел:

Человек — только человек.
Но если мне не одолеть
Твой паровой бур,
Пусть я умру с молотом
   в руке.

Главный поставил Джона Генри по правую сторону горы, а инженера с его паровым буром — по левую. Потом вскинул ружье и выстрелил: Состязание началось.

Двадцатифунтовый молот описывал дугу вверх, за плечо, потом, со свистом разрезая воздух, снова вниз — бум! — по головке стального бура. И снова вверх, сверкая, словно комета, через плечо, за спину и снова вниз. Вверх — вниз, вверх — в низ. Джон Генри работал и пел:

Мой молот звенит, звенит,
А сталь поет, поет.
Я выбью в скале дыру, дыру.
Эгей, ребята, в скале дыру,
Я выбью в скале дыру.

Но паровой бур от него не отставал. Рат-а-тат-тат!.. — гремела машина. Пш-ш-ш-ш… — шипел пар, скрывая от глаз и скалу и машину. Никто поначалу даже не мог разобрать из-за пара, кипит работа или стоит, крошится скала или нет. Однако Малютка Билл знал свое дело и, когда нужно, менял короткий бур на более длинный, потому что дыра в скале все углублялась под могучими ударами Джона Генри. А потом все увидели, что инженер тоже меняет наконечники бура, выбирая все длинней и длинней. Его машина уже продолбила в скале дыру глубиною в двенадцать дюймов. Ну, а Джон Генри? Нет, пока он продолбил скалу лишь на десять дюймов. Лишь на десять!

Но он не унывал, дружище Джон Генри. Он бил молотом и пел.

Бил и пел. Он бил молотом все утро без передышки и пел, обрывая песню лишь для того, чтобы кликнуть свою жену Полли Энн. И она тут же выплескивала ведро холодной воды Джону Генри на спину, чтобы ему стало прохладней и веселее работать.

В полдень Джон Генри увидел, что паровой бур просверлил скалу глубиною на десять футов. А сколько сделал сам Джон Генри? Ах, всего девять!

Ну и что ж тут такого? Джон не волновался, он сел спокойно обедать и съел все, что принесла ему Полли Энн. Но он ни слова не говорил и больше не пел. Он задумался.

После обеда состязание продолжалось. Джон Генри стал подгонять свой молот. И шейкер стал работать быстрей. Джон Генри попросил своих друзей-молотобойцев петь его любимую песню — песнь молота.

— Только пойте быстрей! — попросил он, — Как можно быстрей!

И они запели, а Джону Генри оставалось только подхватывать — а-ах!

…такого молота — а-а!
В наших горах — а-ах!
Нету такого молота — а-а!
Поющего, как мой — о-ой!

Медленно, но верно Джон Генри стал постепенно нагонять паровой бур. Когда же спустился вечер и близился конец состязания, Малютка Билл взял самый длинный свой бур. Обе дыры в скале были тогда глубиною по девятнадцати футов. Джон Генри сильно устал. Даже пот перестал лить с него градом, он весь высох, а дыхание из его груди вырывалось со свистом, словно пар из бурильной машины.

Но что там говорить, машина тоже устала. Она стучала, и гремела, и дрожала, и шаталась. Без хлопков и ударов она уже не работала.

Когда Джон Генри из последних сил занес над головой свой молот, молотобойцы, стоявшие с ним рядом, услышали его осипший глухой голос:

Я выбью в скале дыру, дыру.
Эгей, ребята, в скале дыру,
Я выбью в скале дыру.

И он выбил дыру. Главный дал выстрел из своего ружья, чтобы сказать всем, что состязание окончено. И тогда все увидели, что Джон Генри пробуравил дыру в скале глубиной ровно в двадцать футов. А паровой бур всего в девятнадцать с половиной.

Победил Джон Генри!

Но не успел главный объявить победителя, как усталое тело Джона Генри приникло к земле.

— Человек — только человек, — прошептал он и умер.

Джон Генри. Вот это был Человек!

БОЛЬШОЙ ДЖОН ОСВОБОДИТЕЛЬ

Задолго до того, как негр Джон Генри одолел в состязании паровой бур, по свету гуляла слава еще про одного негра Джона.

Он был рабом на плантациях Юга. Другие негры, тоже рабы, прозвали его Большой Джон Освободитель.

Отчаянный он был малый. Но не это главное. Куда бы Большой Джон ни пришел, что бы ни сделал, с ним неразлучен был смех. Ох и любил он шутить, и сочинять песенки, и рассказывать всякие небылицы. Веселье никогда не оставляло его, потому как чуял он — свобода грядет.

Постойте, вы еще подумаете, что Большой Джон был силачом и гигантом вроде Джона Генри, со стальными мускулами и могучей спиной? Ничего подобного! Если бы вы его увидели, то, наверное, даже сказали бы, что он коротышка. Нет, не за рост, а за ловкие свои проделки получил он прозвище Большой Джон Освободитель.

И все-таки назвать Джона замухрышкой тоже нельзя было. А почему, вы сами увидите. К примеру, вот вам случай, когда у его хозяина стала пропадать с поля кукуруза. К кому за помощью первым делом обратился белый хозяин? К Большому Джону!

Он велел Большому Джону поймать вора, и, когда спустилась ночь, Большой Джон вышел на охоту. Он спрятался на кукурузном поле и стал ждать.

Ждал он долго, но только около полуночи ему будто почудилось что-то. Словно легкий хруст, как хрустит кукурузный початок, когда его обламывают со стебля.

Большой Джон на цыпочках прокрался сквозь густые ряды кукурузы к тому месту, откуда доносился хруст. И там он увидел… нет, вовсе не вора, а большущего медведя, бредущего вперевалочку на задних лапах, держа в охапке десятка три кукурузных початков.

Медведь не любил, когда ему мешали собирать кукурузу, поэтому он кинулся на Большого Джона, и они устроили жаркую потасовку.

Поначалу их шансы как будто были равны. То медведь брал верх над Джоном, то Джон над ним. Джон был верткий, подвижный, но постепенно все-таки начал уставать. Ему надоело бороться, и он вскарабкался медведю на спину и ухватил косолапого за уши.

Хитрец Джон решил дать себе передышку, чтобы потом продолжать борьбу с новыми силами. Но медведь решил иначе. Он стал носиться по кукурузному полю хуже ураганного вихря. Пришлось Большому Джону вцепиться ему в загривок, лишь бы не упасть и не свернуть себе шею. Он быстро выдохся при такой скачке и растянулся у медведя на спине, так, чтобы медведь не мог его ни укусить, ни ударить, ни прижать к груди.

Медведь гонял всю ночь, и бедный Джон готов был уже сдаться, когда на поле вышел его белый хозяин, чтобы посмотреть, что за причина разыгравшейся суматохи.

Хозяин предложил Большому Джону, что он подержит медведя, пока Джон сбегает и позовет кого-нибудь на помощь.

Большому Джону такое предложение очень понравилось. Он поменялся местами с хозяином, а потом, отбежав в сторону, уселся на мягкую травку и прислонился спиной к дереву.

— Эй, чего ты расселся? — крикнул ему хозяин. — Беги!

Но бедный Джон еще не отдышался после ночной тряски. Он посмотрел на хозяина, и вдруг на него напал смех.

— Я спущу… на тебя… медведя, если ты… не побежишь… звать на помощь! — кричал хозяин в перерывах между медвежьими скачками.

— Хотел бы я посмотреть, как у вас это получится! — крикнул Большой Джон, держась за бока.

Но, по правде говоря, эта скачка верхом на медведе была детской забавой! А случались у Большого Джона схватки и с самим дьяволом. Как-то решил он обойти весь белый свет в поисках новых песен о воле. И забрел ненароком в ад. Там он неплохо устроился. Женился на дьявольской дочке, и его выбрали президентом ада.

Старику дьяволу это почему-то не понравилось. А уж когда Большой Джон слегка пригасил его адское пламя, чтобы удобнее было жарить на нем поросенка, он и вовсе из себя вышел. Нет, каково — влезать без приглашения в дьявольские дела! И дьявол решил посчитаться с Большим Джоном.

Но его дочка не дремала, она раскрыла Большому Джону планы своего отца. И вот они взяли, из дьяволовой конюшни двух скакунов и умчались от погони быстрее ветра.

Что и говорить, хитрая лиса был этот Большой Джон.

— В воде не утонет, в огне не сгорит, — говорили про него люди.

А когда дел особых не было, он шутки ради откалывал разные номера. Однажды он решил прикинуться прорицателем. Вечером спрятался в большом доме и подслушал, о чем шла речь у белого хозяина.

— Завтра пора начинать уборку кукурузы, — сказал хозяин.

С этим известием Большой Джон отправился по соседям и всем хвастал, что умеет предсказывать будущее. К примеру, может даже сказать, что им завтра предстоит делать. А не верят, сами убедятся. И сообщил всем:

— Вот увидите, завтра нас заставят собирать кукурузу.

Никто ему не хотел верить. А наутро и в самом деле от белого хозяина пришел приказ собирать кукурузу.

Что ж тут удивляться, что после этого кое-кто поверил, будто Большой Джон и впрямь провидец. Но другие пожимали плечами и говорили:

— Не так уж трудно было догадаться, что нас заставят снимать кукурузу: началась ведь пора уборки.

И тогда Джон понял, что ему надо чем-то подкрепить свою репутацию провидца. День за днем он прятался в большом доме и дожидался полезных сведений.

На другой раз белый хозяин расхвастался почище самого Джона, когда тот бывал в ударе. Ему, видите ли, мало было просто разбогатеть, а захотелось еще и похвалиться этим, чтоб все узнали, какой он богач. И он надумал ни больше, ни меньше как отпустить на волю самого лучшего, самого дорогого своего негра. Пусть все видят, что денег у него куры не клюют.

Джон так и подскочил от радости при этаком известии и тут же бросился вон из большого дома.

Поступил он, надо сказать, очень неосторожно. А что, если бы его увидели?

Вернувшись к себе, он сразу собрал всех друзей и соседей и объявил им:

— Слушайте все! У меня есть для вас удивительнейшее сообщение: я предсказываю, что на ближайшее рождество белый хозяин отпустит на волю Блу Джона.

Все так и покатились со смеху. Нет, вы послушайте, что несет этот провидец! Что-нибудь нелепее вы слыхали? Да наш хозяин скорее даст отсечь себе правую руку, чем отпустит на волю раба!

— Вот погодите до рождества, тогда увидите, — стоял на своем Большой Джон.

И все случилось точно, как он предсказал. Белый хозяин решил удивить своих гостей, собравшихся у него на рождество, и объявил им, что отпускает на свободу самого дорогого из своих негров — Блу Джона.

Сами понимаете, после этого Большой Джон совсем загордился. Ему очень нравилось быть прорицателем. Он так вошел во вкус, что однажды отважился выступить в этой роли перед самим хозяином. А случилось все вот как.

Большой Джон проходил позади хозяйского дома, когда вдруг из окна выплеснули ведро и на земле осталось лежать что-то блестящее. Большой Джон глянул, а это оказался бриллиантовый перстень белой миссис, жены хозяина. Но только он протянул руку, чтобы схватить кольцо, как его — хоп! — проглотил индюк.

Однако Большой Джон решил держать судьбу за хвост. Когда кольца хватились, он тут же поспешил к хозяину и заявил, что может сказать, где искать перстень госпожи.

— Если ты его найдешь, — пообещал хозяин, — я тебе подарю самую жирную свинью!

Но стоило Большому Джону заикнуться, что перстень-де надо искать в животе у индюка, как хозяин решил: что-то тут нечисто. И отказался резать индюка. Ему просто жалко стало.

— Нет, не могу, — заявил он. — А вдруг кольцо не там? Я тогда с ума сойду!

— Известное дело, сойдете, — согласился Большой Джон.

И все-таки индюка зарезали, и на глазах у всех собравшихся вытащили из него бриллиантовый перстень.

Теперь самому хозяину захотелось похвастать перед всеми, что среди его рабов есть провидец. Он даже побился об заклад с одним богатым плантатором, что Большой Джон умеет делать предсказания. Они долго спорили и все выше поднимали ставки, пока хозяин наконец не предложил:

— Ставлю мою плантацию против вашей, что Большой Джон провидец.

Ударили по рукам.

А проверить решили так. Опрокинули огромный чугунный котел и что-то спрятали под него. Большой Джон должен был угадать, что именно. Когда Большой Джон пришел, хозяин сказал ему:

— Ну как, угадаешь? Ох, если не угадаешь, я с ума сойду!

— Известное дело, сойдете, — согласился Большой Джон.

Но на душе у него кошки скребли, он совсем в себе не был уверен.

Он обошел опрокинутый котел вокруг раз, и два, и три. Почесал у себя в затылке, нахмурил брови, даже взмок от волнения.

Нет, ничего не мог он придумать!

— Ну, попалась, хитрая лиса, — пробормотал он, имея, конечно, в виду себя.

Все так и ахнули. Под котлом-то сидела всамделишная лиса!

Стало быть, старый хозяин выиграл пари и сделался вдвое богаче. У него теперь было две плантации и вдвое больше рабов. Вот как! И он сказал Большому Джону, что такое событие надо отметить. Он возьмет старую миссис, свою жену, в путешествие, чтобы показать ей Филадельфию и Нью-Йорк. Они там пробудут неделю, другую, а может статься, и месяц.

А в награду он оставляет Большого Джона вместо себя управляющим на плантации, пока они с женой не вернутся.

Большой Джон проводил белого хозяина с госпожой на станцию и пожелал им счастливого пути. Он, конечно, и знать не знал, что хозяин собирался на следующей станции сойти и вернуться потихоньку назад, чтобы посмотреть, как там Большой Джон будет управляться с делами. Большой Джон поспешил прямо домой и созвал всех негров.

— Устроим сегодня праздник! — предложил он.

Он даже разослал приглашения на соседние плантации. Только для рабов, разумеется.

А сам нарядился в парадный костюм белого хозяина и приготовился к приему гостей.

Все пришли, никто не отказался. Пригласили скрипачей и гитаристов, чтобы гости танцевали под музыку. Выбирал танцы Большой Джон, он был хозяином бала.

В самый разгар вечера Большой Джон вдруг увидел в дверях белых мужчину и женщину. Они были в потрепанной одежде и казались усталыми и голодными. Большой Джон проявил великодушие и отправил их на кухню подкрепиться остатками от праздничного стола — словом, вел себя ну точно как его белый хозяин.

Спустя какое-то время белые гости снова появились в зале. Они успели почиститься и переодеться, и Большой Джон сразу узнал их — это оказались его хозяин и госпожа.

Хозяин как напустится на бедного Джона!

— Тебя убить мало! — кричал он.

— Известное дело, мало, — согласился Большой Джон. — Только выполните, пожалуйста, мою последнюю просьбу. Я бы хотел перед смертью попрощаться с моим лучшим другом.

Белый хозяин не стал противиться, но велел поспешить.

И пока Большой Джон разговаривал со своим другом, он уже успел приготовить веревку, чтобы повесить Большого Джона на суку сикоморы.

— Достань скорей спички, — сказал Большой Джон своему другу, — и лезь вон на ту сикомору. Я буду стоять под деревом и молиться. А как упомяну в своих молитвах молнию, ты — бжик! — зажигай тут же спичку.

И Большой Джон пошел к сикоморе и опустился там на колени, чтобы прочитать свою последнюю молитву.

— О господи милостивый, — сказал он, — если ты собираешься до рассвета спасти меня и поразить насмерть нашего белого хозяина, подай знак, господи, пошли на нас молнию!

И тут же приятель Большого Джона, сидевший в ветвях сикоморы, чиркнул спичкой.

— Хватит молиться, — испугался белый хозяин.

Но Большой Джон его не послушался и продолжал свою молитву.

— О господи милостивый, — сказал он, — если ты собираешься до рассвета спасти меня и поразить насмерть жену нашего белого хозяина, подай знак, господи, пошли на нас молнию!

Бжик! — чиркнула в ветвях сикоморы вторая спичка.

На этот раз белый хозяин смолчал, испугавшись, видно, не на шутку, а Большой Джон продолжал молиться.

— О господи справедливый, если ты собираешься до рассвета освободить всех негров и поразить насмерть всех наших белых хозяев, подай знак, господи, чиркни молнией!

Но приятель Большого Джона, сидевший на сикоморе, не успел в третий раз чиркнуть спичкой. Белый хозяин опередил его и быстрее молнии отпустил на волю всех своих рабов, а сам поскорей унес ноги, чтобы его здесь больше не видели.

Вот как Большой Джон принес неграм свободу. Оттого его и прозвали Большой Джон Освободитель.

СЭМ ПЭТЧ

Когда позволяла погода, мальчишки, работавшие на большой хлопкопрядильной фабрике в городе Потакет штата Род-Айленд, после работы бежали скорей купаться. Было это лет полтораста назад. Трудно с точностью утверждать, продолжают они и теперь этим заниматься или уже бросили. Надо бы съездить в Потакет, проверить.

Во всяком случае, в прежние годы мальчишки именно так поступали.

А как быстрей всего очутиться в воде? Ну, конечно же, прыгнув с моста в воду. Мост был довольно высокий, а река довольно глубокая, если не сказать больше. Лучшего места для прыжка в воду, да особенно после тяжелого рабочего дня, не придумать.

Одного из этих мальчишек звали Сэм, а полностью Сэм Пэтч. Больше ничем он не был знаменит. Разве вот еще чем: он не просто прыгал с моста в воду, а как-то по-особенному, это все замечали. Он влезал на верхнюю перекладину моста и уж оттуда кидался вниз. Ногами вперед, вытянувшись в струнку, носки вместе, руки по швам.

Позднее он, правда, изменил свой стиль.

Когда Сэм готовился к прыжку, вокруг него собирались мальчишки и даже взрослые. Когда же он решил прыгать с фабричной крыши, а это было много выше моста, зрителей стало еще больше. Самая верхняя точка у конька крыши была футах в пятидесяти от воды и даже чуть побольше, представляете?

Но Сэму ничего не стоило прыгнуть с такой высоты. Зато толпа на мосту гудела и шумела от волнения. Да что там на мосту — вдоль всего берега располагались любопытные зрители.

А потом Сэм перешел на другую фабрику, она была много выше первой. Крыша у нее была плоская, хоть бегай по ней в догонялки. На такой крыше очень удобно было разбежаться и лететь в воду ногами вперед, спину прямо, руки по швам.

Но едва коснувшись воды, Сэм подгибал под себя коленки и — раз! — перекувыркивался и уходил под воду, а потом взлетал вверх тормашками.

Постепенно к Сэму пришла слава. В ее лучах грелись даже те, кто был просто знаком с ним. Например, газеты поместили на своих страницах фамилию его школьной учительницы, которая рассказала им, как Сэм начинал.

Частенько случалось, что он перескакивал через класс, сообщила она. Только не в том смысле, что он перескакивал из первого класса сразу в третий. Нет, частенько он просто не заглядывал в школу, так сказать, проскакивал мимо. И всегда перескакивал через трудные слова, когда читал домашнее задание. А на уроке арифметики спешил перескочить к ответу.

Видите, как рано стали проявляться у Сэма таланты к прыжкам.

Да, так после той фабрики Сэм перешел на третью, которая была еще выше. Она находилась в Нью-Джерси и стояла у самого Пассейского водопада. Прыгать в него было одно удовольствие!

У подножия водопада через глубокую расселину инженеры в это время как раз наводили мост. Сначала на высоком берегу реки они собрали каркас моста, а потом обмотали его канатами, чтобы перебросить на другой берег.

В день открытия моста готовился большой праздник.

Сэм Пэтч пообещал, что тоже примет участие в празднике и по такому торжественному случаю прыгнет через водопад. Он так расхвастался, что насторожил полицию. Она очень боялась, что он может разбиться или, чего доброго, убиться насмерть. Но главное, зрителей больше будет волновать его прыжок, чем открытие моста, а это уже никуда не годится.

Однако остановить Сэма было невозможно. Он спрятался в густой роще, раскинувшейся на берегу повыше водопада. Когда мост начали перебрасывать через реку, какая-то деталь оторвалась от него и полетела в воду. Но только один Сэм это заметил, потому что он стоял выше всех, над самым водопадом.

Беда была неминуема. И Сэм выскочил из своего укрытия, закричал, замахал руками и бросился с высоты семидесяти футов в реку. Под водой он перекувырнулся и выскочил на поверхность. Потом подплыл к стальной загогулине или еще там чему, что упало в воду, и вернул необходимую деталь инженерам.

Толпа ликовала. Даже полиция была довольна. Теперь можно было спокойно наводить мост.

Это был торжественный момент в судьбе Сэма Пэтча. В этот день он принял решение сделать прыжки целью своей жизни.

Прямо на глазах у удивленной публики — и на глазах у полиции, которая смотрела и молчала, — Сэм вышел на середину нового моста и прыгнул.

Потом Сэм прыгнул с макушки самой высокой мачты самого большого корабля в Нью-Йоркском порту. Куда бы Сэм ни пришел, он всюду собирал толпу. И чем больше прыгал, тем сильнее привязывался к этому занятию. Со временем он кое-что добавил к своим выступлениям. Теперь, перед тем как разбежаться и прыгать в воду, он произносил небольшую речь.

— Все выше и выше! — говорил он, — В жизни нет ничего невозможного. Сэм Пэтч не подведет!

Но и это было еще не все. Он добавил к своим выступлениям еще медведя. Сэм завел медведя и тоже обучил его прыжкам. Медведь всегда прыгал до него, но только после того, как Сэм произнесет свою речь.

Так они и прыгали в разных точках Соединенных Штатов, где только встречались глубокие реки и водопады, — сначала медведь, потом Сэм. И, постепенно совершенствуясь, Сэм достиг высшей точки на американской земле, о какой он слыхал. Вы уже и сами, наверное, догадались, речь идет о Ниагарском водопаде.

Он торжественно объявил, что собирается со своим медведем прыгать с вершины Ниагарского водопада. По этому случаю наверху выбрали широкую площадку — для разбега перед прыжком. С этой площадки на высоте ста семидесяти футов в водоворот падала отвесная водяная стена. Сэм Пэтч внимательно осмотрел площадку, потом завязал узлом нашейный платок и произнес свою речь.

— Все выше, выше и выше! — закричал он, стараясь перекрыть шум водопада. — В жизни нет ничего невозможного! Сэм Пэтч не подведет!

Тысячи зрителей собрались по берегам реки ниже Ниагарского водопада. Они не слышали речи Сэма Пэтча, но они видели его жесты. Они увидели, как он снял с шеи платок и обвязал его вокруг талии. Все знали, что это сигнал — сейчас он будет прыгать.

Но сначала Сэм пожал лапу медведю, что-то шепнул ему на ухо и слегка подтолкнул вниз с площадки. Медведь прыгнул отлично. И тут же вынырнул, целый и невредимый.

Тогда Сэм поцеловал край американского флага, еще раз произнес:

— В жизни нет ничего невозможного!

Быстро подошел к краю площадки и полетел вниз.

В тот миг, когда он рассек водяную струю, наступила полная тишина. Выплывет или не выплывет? В порядке Сэм или…

И вот гром рукоплесканий перекрыл грохот Ниагарского водопада — это Сэм вынырнул из воды. И новый взрыв аплодисментов, когда Сэм небрежно помахал гребцам на спасательных лодках, круживших под водопадом и готовых поспешить, если что, Сэму на помощь.

Сэм покачался на волнах, как подобает великому пловцу, — а разве он не был великим пловцом? — и поплыл к берегу.

Итак, Сэм Пэтч опять не подвел!

Да, но зато после прыжка в Ниагарский водопад Сэму трудно было придумать что-нибудь посложней. И все-таки одна идея забрезжила у него в голове. Можно было построить специальный помост выше любого водопада, и тогда он, Сэм, так сказать, переплюнет любой водопад.

И вот такой помост возвели — над водопадом Джёниси в штате Нью-Йорк. Выше помоста никто еще не строил, но Сэм со своим медведем с легкостью туда взобрался.

Когда Сэм оказался наверху, зрители, собравшиеся внизу, увидели, что на нем новый модный костюм. Правда, вокруг шеи у него был повязан знакомый платок. А у медведя на голове — красный бант.

Сразу было видно: предстоял ПРЫЖОК.

Сэм балансировал на самом краю помоста. Казалось, он тысячу раз мог свалиться вниз, и зрители каждый раз громко ахали — а-ах! Наконец Сэм подал сигнал и слегка подтолкнул медведя. Прыжок! И вот уже медведь показался на поверхности бурлящей реки. Он выплыл на берег, встряхнулся и сел отдохнуть. Вот это выучка!

И тогда Сэм сдернул с шеи платок и обвязал вокруг талии. Толпа замерла в напряжении. Сэм Пэтч приготовился побить мировой рекорд по прыжкам в воду.

Раз! — и он полетел вниз стрелой. Великолепный прыжок! Все сошлись в этом мнении, пока Сэм еще не успел выплыть.

Но Сэм и не выплыл.

Люди ждали, что вот-вот покажутся из воды его ноги, но напрасно. Поверхность реки оставалась ровной и гладкой. Может быть, Сэм придумал какой-нибудь новый трюк? Или проплыл под водой и вылез где-нибудь ниже по течению, где его никто не ждал? А может, спрятался за корягой?

Предположений было тысячи. Но прошло уже много времени, а Сэма так и не нашли. И все решили, что он утонул.

На этот раз Сэм Пэтч перепрыгнул свои возможности, говорили все.

Но люди ошиблись. Один дряхлый старец, который уехал в Австралию вскоре после того, как Сэм Пэтч совершил свой последний и самый высокий прыжок, рассказал потом, что же случилось на самом деле.

Когда Сэм прыгнул, он не рассчитал и слишком глубоко ушел под воду, так что ему легче было выплыть по другую сторону Земли, чем возвращаться на свой берег. Вынырнул он как раз у берегов Австралии.

Там он научил кенгуру прыгать. Говорят, они не разучились это делать и поныне.

Эптон Синклер ГНОМОБИЛЬ Гнеобычные гновости о гномах Перевод И. Токмаковой


Глава первая, в которой Элизабет встречает Бобо

Девочка бродила по лесу. Пожалуй, в этом лесу Калифорнии росли самые высокие в мире деревья. Во всяком случае, девочка никогда ничего подобного не видела. Она все шла и шла как зачарованная, с трудом веря своим глазам.

Правда, в машине был уже разговор об огромных красных деревьях, о гигантских кондори, но тогда девочка не обратила никакого внимания на эти слова. Машина катилась по шоссе, то и дело сворачивая на крутых поворотах, спускаясь и поднимаясь по горным уклонам. Навстречу машине выплывало яркое весеннее солнце. Но вдруг солнце исчезло, наступили сумерки, послышался торжественный шелест. И вот они уже в лесу, сотворенном из самых больших и удивительных созданий на свете.

Машина остановилась, все вышли из нее, и, по счастливой случайности, девочка осталась одна, наедине с лесом.

Если бы рядом шла мама, было бы совсем неинтересно, потому что она все время говорила бы: «Элизабет, не запачкай туфли» или: «Смотри под ноги, тут могут быть гремучие змеи».

У самого шоссе росло немыслимо большое дерево. В нем было нарочно выпилено дупло, а в дупле расположилось маленькое кафе, где можно посидеть за столиком, выпить пива или газированной воды. Кафе называлось «Верь — не верь», так, во всяком случае, значилось на вывеске. Кроме напитков, там продавались открытки с видом на это кафе, и мамина приятельница, мисс Джелиф, надумала послать своим друзьям такую открытку. Мама помогала ей выбрать самую красивую, шофер заправлял машину, поэтому-то Элизабет и осталась одна и могла теперь без помехи любоваться деревьями и бродить среди огромных стволов.

Деревья-гиганты словно выходили ей навстречу одно за другим, и каждое новое дерево было еще прекраснее предыдущего; они точно околдовывали и манили ее в глубь леса. Некоторые были до того велики, что пятидесяти девочкам пришлось бы взяться за руки, чтобы окружить комель. Кора у деревьев была серовато-коричневая, с глубокими желобками. На вид она была мягкой, казалось, что ее можно сжать пальцами, как губку, но на самом деле она была твердой как железо.

При ходьбе нога глубоко уходила в мягкий ковер — это был ковер из пыли, которая тысячелетиями оседала с этих древних деревьев. Между могучими стволами росли зеленые хрупкие кустики; на их веточках играли отблески солнца, слабые, тусклые, которые едва доходили сюда; само солнце при этом казалось очень далеким и каким-то неживым. Повсюду царили сумерки и раздавался шорох, и было как-то праздничноторжественно и немного грустно.

Эта удивительная красота захватила Элизабет; она медленно продвигалась, мягко ступая, зачарованная и отрешенная от всего остального. Деревья были не похожи одно на другое. Те, что росли дальше, казались больше тех, возле которых она останавливалась. Элизабет выросла в городе и видела деревья только в парках. И вдруг она очутилась в новом для нее неожиданном мире, и все тут было как-то не по правилам.

Может быть, поэтому то, что с ней произошло дальше, не очень поразило ее. Если тут, в лесу, ей встретились самые большие в мире создания, почему бы здесь не оказаться и самым маленьким? Все, что угодно, могло случиться там, где ты столкнулся лицом к лицу с миллионами лет истории и где силы природы раскованы и не сдерживаются ничем.

Элизабет набрела на дерево с большим выжженным дуплом, черным по краям. Дупло было таких размеров, что мамин лимузин вполне мог в него въехать и даже не поцарапался бы ничуть. Она стала вглядываться, но внутри было совершенно темно, и ей сделалось страшно. Так ничего и не увидев, она на цыпочках попыталась обойти дерево кругом. С другой стороны ствола был холм. На холме цвели красивые цветы — азалии, росли папоротник и щавель. А из листьев выглядывало чье-то малюсенькое личико. Оно было величиной с твой кулак (если только у тебя кулаки не очень большие) и могло бы оказаться мордочкой белки, или совы, или, наконец, медвежонка. Но ничего подобного: это было во всех отношениях человеческое лицо, только крошечное. С яркими румяными щечками, с крохотными голубыми глазками, с волосами пшеничного цвета. Над всем этим высился коричневый остроконечный колпачок. Это было явно испуганное личико. Элизабет замерла. Оба глядели друг на друга не отрываясь.

Наконец маленький человек заговорил тонким, высоким голоском.

— Я тебя не боюсь, — сказал он.

И Элизабет поспешила уверить его:

— А тебе и нечего меня бояться.

Человечек долго с серьезным видом изучал девочку и наконец сказал:

— Ты как будто бы хороший человек.

— Мама мной почти всегда довольна, — ответила девочка.

Маленький человечек пригляделся к ней еще попристальнее и задал вопрос:

— Ты никому не делаешь больно?

— Нарочно — никогда, — ответила Элизабет.

— И ты не спиливаешь деревья?

— Нет! Честное слово, я в жизни не спилила ни одного дерева.

— А будешь спиливать, когда вырастешь?

— Да нет же, правда нет. И вообще это не женское дело.

Казалось, человечек остался доволен.

— У тебя красивое платье, — сказал он тут же. — Где достают такие вещи?

— Это платье из магазина на Пятой авеню. В Нью-Йорке, — добавила она.

Человечек покачал головой:

— Я всю жизнь прожил в этом лесу. Я многого не знаю.

— Я уверена, — сказала Элизабет вежливо, — что ты знаешь массу интересного.

— Я бы с удовольствием побеседовал с тобой… — ответил человечек. И добавил с волнением: — Если бы только я был уверен, что мне можно с тобой разговаривать.

— А почему — нельзя?

— Ты первый большой человек, с которым я разговариваю. Мне этого никогда не позволяли.

— Кто же тебе запрещает?

— Глого.

— Кто такой Глого?

— Мой дедушка.

— А почему он не разрешает тебе разговаривать с людьми?

— Он говорит, что все они враги.

— Да нет, что ты!

— Они убивают деревья! Они сводят леса, а это означает смерть.

Элизабет задумалась.

— Кто знает, может, ты прав, — сказала она. — Только, честное слово, я за всю жизнь не повредила ни одного, даже самого маленького деревца, а большому-то что я могу сделать?

— Но ведь ты вырастешь, не так ли? Ты же пока еще не взрослый человек. Сколько тебе лет?

— Двенадцать.

— Неужели тебе только двенадцать? Ты такая большая!

— Наоборот, говорят, что я слишком маленькая для своего возраста. А сколько тебе лет?

— На прошлой неделе исполнилось сто.

— Но ты совсем не кажешься старым!

— Глого больше тысячи лет.

— О, как это чудесно! Он, наверно, такой же древний, как эти деревья.

— Эти деревья выросли еще до того, как родился дедушка моего дедушки. Никто не знает, сколько им лет.

Элизабет снова поглядела на деревья. Так, значит, они и правда ужасно старые! Ее взгляд устремился к небу, скользя по коре гигантской колонны, которая становилась все краснее и краснее по мере того, как удалялась от земли и тянулась вверх, вверх, достигая чуть ли не крыши вселенной. Ветви деревьев, распластываясь и сплетаясь друг с другом, образовали нечто вроде купола. И был этот купол так высоко, что снизу трудно было понять, из какого материала он построен. Там, наверху, мерцали солнечные лучи, вспыхивая то красным, то зеленым, золотые, волшебные, зачарованные. Ее взгляд соскользнул вниз по стволу, к огромному основанию дерева. На том месте, где в него ударила молния, виднелся шрам — сильное утолщение коры, которое укрепило дерево, чтобы оно не погибло от увечья. За деревом был пень, из него поднимались молодые побеги. А дальше лежало упавшее дерево, которое было похоже на колонну, рухнувшую тысячу лет назад.

— Какой удивительный лес! — сказала Элизабет. — Я так рада, что приехала сюда. Скажи мне, пожалуйста, кто ты такой?

— Дедушка говорит, что мы — гномы.

— Я читала про гномов, только я не знала, что они есть на самом деле.

— Я есть на самом деле, — сказал гном.

— Должно быть, гномы очень добрый и воспитанный народ. А много вас тут?

— По-моему, нас тут только двое — Глого и я.

— О боже мой! А куда же девались остальные?

— Я не знаю. Они исчезали один за другим неизвестно куда. Глого говорит, это оттого, что люди вырубили леса.

— Какой ужас! Я никогда не думала об этом.

— Глого очень встревожен. Его многое тревожит, только он не говорит мне, что именно. Я так за него беспокоюсь! Я даже решил, что надо посоветоваться с большим человеком. Ты не могла бы дать мне совет?

— Конечно, только не забудь, что я еще маленькая, — предупредила Элизабет. — Я еще не во всем разбираюсь. Но то, что я сама понимаю, я тебе обязательно объясню.

— Ты можешь себе представить человека, который все время сидит мрачный, молчит и ничего не ест?

— Могу. Так было с моей тетей Женевьевой. К ней приводили столько докторов! Говорили, что это специалисты.

— И что же они определили?

— Они сказали — неврастения. А мама сказала: «Это у нее «мировая скорбь».

— Я даже и не выговорю такое слово, — сказал гном.

— Взрослые всегда так. Выдумывают такие длинные слова, которые только пугают.

— И что же они прописали твоей тете?

— О, всякие разные рецепты, и грязевые ванны, и массаж. Они грели ее электричеством и давали таблетки. Только ничего не помогало. А потом они велели ей переменить обстановку. А мама сказала, что она им просто надоела.

— Ну и помогла ей перемена обстановки?

— Не знаю. Она сейчас в Европе. Посылает открытки.

— Интересно, помогла бы Глого перемена обстановки? Мы тут во всех окрестных лесах уже перебывали.

— Я думаю, за тысячу лет успеешь обойти все леса. Может быть, ему надо питаться как-нибудь по-другому? Кстати, что вы едите?

— Мы едим семена папоротника.

— А что пьете?

— Росу.

— Ой как интересно! Это, наверно, вкусно, только, должно быть, долго собирать семена и росу, а?

— У гномов много свободного времени.

— Возможно, Глого на самом деле перейти на другую пищу? А может быть, ему надо повидать свет?

— А как это сделать? — спросил гном с беспокойством.

Самозваный доктор задумался.

— Вот послушай, что я скажу тебе о моем дяде Родни. Мы едем в гости к нему и к его отцу, моему дедушке. Они живут в большом городе, он называется Сиэтл. Может, ты не знаешь, что такое город? Это такое место, где живет множество людей. Родни старше меня, но ненамного. Он учился в колледже и знает больше, чем я. И он добрый. И никогда не спилил ни одного дерева. Может, Глого захочет с ним познакомиться?

— Не знаю, — сказал гном. — Это будет нелегко устроить.

— Родни — я зову его так, без «дяди», чтобы он не казался сам себе чересчур старым. Он очень забавный. Он рассказывает столько забавных историй, что Глого было бы с ним весело. И к тому же у него есть деньги, а у меня нет.

— Что такое деньги?

— Гм-м, трудно объяснить. Ну, за это можно получать разные там вещи и вообще за все платить. Так принято у нас, у людей. Нужны деньги для того, чтобы показать Глого свет.

Гном задумался:

— А Родни приехал бы сюда познакомиться с Глого?

— Конечно. Он наверняка не знаком ни с одним гномом. Ему будет очень интересно.

— Знаешь что, лучше пока ничего не говорить Глого. А то он еще рассердится, может даже удрать в лес и там спрятаться так, что его не разыщешь. Постарайся привезти сюда Родни, и мы устроим, чтобы Глого встретился с ним случайно.

— Отлично! — воскликнула девочка.

— Как ты думаешь: когда он сможет приехать?

— Завтра мы рассчитываем добраться до Сиэтла. Я поговорю с Родни, и мы приедем через три дня. Если ровно через три дня нас здесь не будет, значит, его нет в городе, или он болен, или что-нибудь с ним случилось. Только ты не беспокойся.

— Ты точно вернешься?

— Конечно. Это все очень интересно. И поучительно. Это даже мама признала бы, если бы она только поверила мне. Но ей пока лучше не говорить. Она считает, что у меня слишком развито воображение. Она скажет, что я тебя выдумала, и только рассердится на меня.

Элизабет вдруг замолчала. Возможно, она подумала, что нехорошо маленькой девочке столько знать о своей маме.

И в этот самый миг лесную тишину нарушил гудок автомобиля.

— Наша машина гудит, — сказала Элизабет.

— Это такой домик, который быстро проносится мимо леса? А почему он едет?

— У него мотор. Родни тебе объяснит лучше меня. У него есть своя машина, на ней мы и приедем. Теперь мне надо идти, а то мама подумает, что я потерялась. Она меня зовет.

Издали были слышны голоса. Элизабет прижала пальцы к губам и подала ответный сигнал.

Человечек заткнул уши.

— Ой, какой жуткий звук!

— Я тебе подам такой же сигнал, когда приеду. А как тебя зовут?

— Бобо.

— Бобо и Глого. Какие хорошие имена. А меня зовут Элизабет.

— Очень длинное имя, — сказал Бобо и попытался его повторить. — Я выучу его к твоему возвращению. Но ты наверное приедешь?

— Приеду! — крикнула Элизабет. Она уже бежала к своим. — До свидания, Бобо!

Маленькое круглое личико скрылось за кустами, а Элизабет поспешила туда, где ее ждали две обеспокоенные дамы.

— Ох! — ужаснулась мама. — Ты испортила туфли. — И добавила: — Ты что, не знаешь, что тут водятся гремучие змеи?

Мисс Джелиф сказала:

— Ты могла бы выпить стакан содовой внутри дерева.

— А я хочу научиться пить росу прямо из цветка.

Мама вздохнула и, садясь в машину, сказала:

— У этого ребенка слишком развито воображение.

Глава вторая, в которой Родни знакомится с Бобо

Старик Синсебау слыл королем леса на всем северо-западе Соединенных Штатов. Он жил в огромном деревянном дворце, построенном в стиле предков. Во дворце были окна-фонари, и выступы, и башенки, чтобы все могли себе уяснить, какую роскошь можно выстроить из лесоматериалов хозяина. В этом дворце он поставил на ноги своих многочисленных детей и отправил их в жизнь. Ему было уже семьдесят лет; все его дочери были замужем, двое из его сыновей успешно продолжали дело, третий был директором фамильного банка, а четвертый заведовал пароходством. Они все были достойны имени Синсебау, все, кроме последнего, младшего сына, которого звали Родни и который не испытывал никакого интереса к лесоматериалам. Родни принадлежал к новому поколению и не позволял себе хоть что-нибудь принимать всерьез. Он всегда и над всеми подсмеивался, не исключая и свою родню. Тот, кто становился объектом его насмешек, слегка терял ощущение своей значительности. Людям такое чаще всего не нравится. Старик Синсебау, который характером был крепче прочих, временами только мрачно улыбался. Не было ничего такого, за что он мог бы придраться к своему младшему сыну. Родни не пил спиртного, имя его не попадало в газеты. Он просто любил читать книги и пробовал писать стихи. Старик думал, что он может позволить себе иметь одного сына, не похожего на остальных, и если Родни так уж хочется стать поэтом, то он сумеет купить парочку газет или журналов, чтобы ему было где печататься.

Родни получал от отца деньги, продолжал бездельничать, читать книги и отпускать шуточки по поводу лесоматериалов. Когда он катал в машине кого-нибудь из своих друзей, он, например, говорил, махнув рукой в сторону холма, на котором не осталось ни единого деревца:

— Наша северо-восточная башенка сделана из леса, который был тут.

Или он говорил:

— А вот это яхта моего братца Арчи.

И его спутник с изумлением пытался отыскать глазами яхту на вершине лысого холма. А если в узкой долине показывался еще не спиленный лес, он говорил:

— Это мои деньги на будущий год.

Вот с этим-то странным дядюшкой и встретилась Элизабет вечером. Она постучала ладошкой в дверь, вежливо спросила, можно ли войти, уселась в слишком для нее большое кресло и спросила:

— Родни, ты когда-нибудь видел деревья кондори? Я их увидела сегодня впервые. Но только я не насмотрелась, потому что мама и мисс Джелиф спешили. Можно, я тебя о чем-то попрошу?

— О чем?

— Я хочу вернуться к большим деревьям. И я тебе открою секрет. По крайней мере, часть секрета. Я что-то увидела в лесу. Что именно — я пока не скажу, потому что ты все равно не поверишь. Ты поверь только, что это что-то совсем необычное, и удивительное, и что ты будешь рад, если поедешь со мной.

— Другими словами, — сказал Родни, улыбаясь, — моя маленькая племянница хочет устроить пикник.

— Но только для нас двоих, ладно? Если кто-нибудь еще поедет, он все испортит.

— А когда бы ты хотела поехать?

— Завтра, если ты успеешь собраться. Мама позволит, только обещай ей не гнать машину.

Родни набрал номер телефона и велел дворецкому приготовить термос с холодным лимонадом для Элизабет, а другой — для него, с горячим кофе, и коробку с бутербродами, и фрукты на двоих, и его машину — к восьми утра — к крыльцу.

Элизабет исполнилась благодарности и напустила на себя еще больше таинственности.

На следующее утро они отправились в дальнее путешествие, которое не заняло много времени, потому что в эти часы на шоссе не было автоинспекторов. У Родни была своя особенная машина, и он умел водить ее особенно хорошо. И еще он был уверен, что дороги, так же как и все остальное в Америке, построены специально для семейства Синсебау.

На следующий день к обеду Элизабет и Родни прибыли как раз к тому месту, где в прошлый раз остановился мамин автомобиль. Они поставили машину, и Элизабет приняла на себя командование. Она взяла плед, Родни — корзинку с едой, и они двинулись от дерева к дереву. Элизабет вспоминала, каким путем она шла в прошлый раз. Они разыскали холмик с папоротником и там остановились. Элизабет, у которой душа замирала, тихонько позвала:

— Бобо… — И потом чуть погромче: — Эй, Бобо! Тут же послышался пронзительный голосок, который пытался выговорить по слогам:

— Э-ли-за-бет.

Родни страшно поразился, и оба стали высматривать, откуда доносились эти звуки. Тоненький голосок залился счастливым смехом. Бобо развеселило, что эти два огромных существа его не видят. Перед ними был старый пень, из которого проросла дюжина молодых деревьев. Устремив свой взгляд на их ветви, Элизабет обнаружила маленькое круглое личико с розовыми щечками и маленьким коричневым островерхим колпачком на макушке.

— Здравствуй, Бобо! — сказала Элизабет и добавила: — Это Родни. Родни, позволь мне представить тебе моего друга Бобо.

— Да, да, — сказал Родни. — Да, да, — добавил он, совсем растерявшись.

— Я о тебе пока не говорила с Родни, Бобо, — объяснила девочка. Я думала, как бы он тебя не испугался. Видишь, он на самом деле хороший, как я и обещала.

Бобо перебрался через молодые побеги, окаймлявшие старый пень, и оглядел своего нового посетителя. Он увидел молодого человека, светловолосого и загорелого, с чуть-чуть вздернутым носом и с лукавым выражением лица, от чего вокруг глаз у него собирались морщинки.

— Поверьте, — сказал молодой человек, — все это страшно интересно. Я так рад с вами познакомиться!

— Я знала, что ты обрадуешься, Родни. Понимаешь, Бобо — гном, и он прожил в этом лесу сто лет.

— Гном? Я о них, конечно, читал, но сейчас мне впервые выпало счастье познакомиться лично. Позвольте спросить, мистер Бобо, принято ли у вас обмениваться рукопожатиями при личном знакомстве?

— Я никогда ни с кем не знакомился раньше, — ответил Бобо.

— Я не знаю, как возник этот обычай, — продолжал Родни-философ. Должно быть, это было многие тысячи лет тому назад. Вероятно, мужчины протягивали друг другу правую руку, чтобы показать, что у них нет с собой оружия и что они явились с мирными намерениями. Разрешите мне показать вам, как это делается?

Родни осторожно взял маленькую ручку своей рукой, чуть поднял ее и опустил. Странное ощущение рождалось от прикосновения к такой малюсенькой руке.

— Бобо ни с кем из людей до меня не разговаривал, — продолжала объяснять Элизабет. — Он живет в лесу только со своим дедушкой. Они не знают, куда девался весь их народ. Гномы просто исчезли, и Глого — это его дедушка — думает, это оттого, что люди вырубают леса.

— Вот и еще один довод против лесозаготовок, — заметил Родни.

— Что это такое? — спросил Бобо.

— Это когда спиливают деревья.

— О, какое отвратительное занятие!

— Правильно. У меня уже давно сложилось такое же мнение. Но я нахожусь в очень щекотливом положении, потому что торговля лесом наше семейное дело. Мой отец — лесопромышленник, и кое-кто из моих братьев тоже.

— Какой ужас! — Казалось, что гном собирается от них удрать.

— Но от Родни ничего не зависит, — сказала Элизабет умоляющим тоном.

— Бобо, уверяю тебя — вы позволите говорить вам «ты»? — я младший в семье, и меня никто не слушается. Мои родственники спиливают деревья, а если бы не они, то другие делали бы то же самое. Они пилили бы и пилили, пока на свете не осталось бы ни единого дерева.

Ужас отразился на личике гнома.

— Значит, мы с Глого обречены! — воскликнул он.

— Нет, нет, — добавил Родни поспешно. — Это я преувеличил. Я имею в виду те деревья, до которых они могут добраться. Слава богу, эти кондори для них недосягаемы: они — государственная собственность, и их никто никогда не спилит. У тебя и у твоего дедушки всегда будет пристанище, и люди смогут навещать вас, если, конечно, вы им это позволите.

— Гномы вовсе не хотят, чтобы их навещали, Родни, — объяснила Элизабет. — Бобо заговорил со мной только потому, что он очень тревожится за Глого.

— А что с Глого?

— Кажется, это случай мировой скорби, — сказала Элизабет тоном опытного врача.

— Какие же симптомы?

— Ох, он потерял аппетит и совсем не хочет есть папоротниковых семян, он все время сидит неподвижно, и глядит печально, и почти не разговаривает.

— Но ведь Глого не с кем разговаривать, кроме Бобо, а ему он, наверно, все давным-давно успел сказать. Сколько Глого лет?

— Больше тысячи…

— Так, может, он просто стареет и устал от жизни? Давай поговорим с Глого.

— Это не так-то легко, — сказал Бобо. — Он боится людей и никогда никому из них не показывался.

— А ты не смог бы объяснить ему, что мы не похожи на других? Мы очень любим деревья и леса и никогда не тронули бы ни одного дерева.

— Я боюсь, он рассердится на меня за то, что я его не послушался. Как бы он не спрятался в лесу насовсем!

— Вот задача-то!

— Я об этом думал все три дня, — продолжал гном. — И я, кажется, придумал. Вы только не пугайтесь.

И тут он сделал нечто странное и удивительное. Он низко наклонил голову, подтянул коленки, сделался чем-то вроде маленького мячика и скатился с пня. У дерева кондори ствол сильно расширяется книзу, и гном скатывался с одного толстого куска коры на другой, пока не выкатился на мшистую землю. Так он и лежал, а Родни и Элизабет глядели на него с беспокойством.

— Ой, ты ушибся! — закричала Элизабет, подбегая к нему.

— Немного, — ответил Бобо, переводя дух. — Довольно-таки, но не очень. — Он сел на траву и объяснил: — Я бы не смог сказать Глого неправду. А теперь я могу сообщить ему, что я свалился с дерева и ушибся, а вы меня подобрали и помогли мне. И Глого не будет за это на меня сердиться, а с вами он будет просто обязан говорить вежливо.

— Какая простая и разумная мысль! — сказал Родни.

— А теперь, будьте добры, понесите меня…

— О, позволь мне! — воскликнула Элизабет.

Родни взял плед и корзинку с едой, а Элизабет подняла маленького человечка на руки осторожно, как грудного ребенка.

— Какой ты легонький, Бобо, и как тебя приятно нести! Ты бы мог стать таким хорошим ручным зверьком!

— Я кусаюсь и царапаюсь, когда мне что-нибудь не нравится, ответил Бобо.

Но в этот раз ему нравилось, и он уютно устроился на руках у Элизабет и вправду как ручной зверек.

Глава третья, в которой происходит знакомство с Глого

Элизабет с Бобо и Родни с корзинкой шли, углубляясь в лес. Бобо указывал им дорогу. Заросли папоротника становились все гуще и гуще, а тишина все тише, пока Бобо не сказал:

— Пришли. — Он шепнул: — Не спускайте меня на землю; помните, что я ушибся. — Он крикнул своим тоненьким пронзительным голоском: Глого! Глого!

Им ответило молчание. Двое больших людей не почувствовали ни единого признака того, что Глого где-то близко. Но, видимо, Бобо знал, что он тут, потому что начал объяснять:

— Глого, я свалился с дерева и ушибся, а эти большие люди пришли мне на помощь. Это очень хорошие и добрые люди; они любят деревья и ухаживают за ними. Поэтому прости, пожалуйста, что я позволил им меня понести.

В ответ снова только молчание, которое на этот раз, видимо, чем-то обеспокоило Бобо.

— Глого, они совсем не похожи на других, они никогда в жизни не спилили ни одного дерева, и они обошлись со мной так ласково! Прости им, что они люди, Глого!

Снова возникла пауза и длилась до тех пор, пока из купы азалий не донесся голос, чуть более густой, чем у Бобо, и строгий, хотя и не громкий.

— Скажи большим людям, чтобы они поставили тебя на землю и ушли.

— Но, Глого, это невежливо.

— Большие люди сами не бывают вежливы. Они наши враги.

— Но, Глого, эти люди очень мудрые. Родни студент, и он так много знает! (Снова пауза.) Глого, ответь, пожалуйста.

— Мне дела нет до всех его знаний.

— Поверь, Глого, у него есть много ценных сведений. Он может тебе подтвердить, что этот лес — государственный заповедник, парк, и что его никогда не вырубят.

— Его самого вырубят, и его государство, и все его парки.

Снова молчание. Бобо испуганным голосом принялся умолять, боясь, что его новые друзья могут обидеться и уйти.

— Ну, поверь же, Глого, большие люди умеют понимать многое, они знают, как им быть. Родни возьмет нас с собой и поможет нам отыскать гномов в других лесах. Они правда хотят нам помочь.

— Гномы жили счастливо и не нуждались в помощи больших людей. Все, что они могут для нас сделать, — это уйти отсюда подальше, и чем скорей, тем лучше.

Бобо поглядел вверх на Элизабет, и она увидела слезы у него в глазах. Родни тоже их увидел и шагнул вперед.

— Дай я скажу. — И, обращаясь к кусту азалий, произнес: — Я знаю, что мы, большие люди, вели себя глупо и жестоко. Но есть и другие люди, и я принадлежу к ним. Мы пытаемся вести себя иначе, но нам очень трудно. Может, мы ничего и не сумеем добиться, я не могу обещать наверное. Но я делаю слабые попытки. Я купил кусок леса и отдал его государству для заповедника. Я могу свозить вас туда и показать вам бронзовую плиту, где все это написано. Так что тебе не мешает быть мне чуть-чуть благодарным, Глого. Несмотря на то, что я родился человеком.

Сердитый голос отозвался из азалий:

— До свидания, я ничем не могу быть тебе полезен.

— Ты ошибаешься. Я студент, и я пытаюсь познать язык деревьев. Ты мог бы помочь мне изучить этот язык.

— А откуда ты знаешь, что я могу говорить с деревьями?

— Я знаю, что такой мудрый гном, как ты, не смог бы прожить в лесу тысячу лет, не научившись разговаривать со всем живым. Я знаю, что деревья — живые. Они как люди.

— Вовсе они не как люди, потому что они добрые! Ты видел хоть одно дерево, которое взялось бы за острый топор? Дерево строит, а не разрушает. Оно трудится без отдыха, днем и ночью. Его труд величествен. Оно добывает соки из земли и перерабатывает их в кору, древесину, ветви и листья.

— Ты прав, Глого, и ни один великий ученый не знает, как оно это делает. Откуда дереву известно, где расположена кора, а где листья? Как оно узнает, где оно поранено, и догадывается посылать соки именно туда?

— Дерево все знает, что ему нужно для жизни, и для его будущего, и для жизни его драгоценных семян.

— Как дерево разговаривает с тобой, Глого? Словами?

— У дерева нет языка, оно не умеет пользоваться словами. Если ты любишь его и живешь с ним всю жизнь, ты начинаешь понимать его без слов и ненавидишь безумцев, которые его убивают.

— Послушай, Глого, ты старый и мудрый. Я по сравнению с тобой только ребенок. Я прожил всего двадцать три года, — что можно успеть узнать за это время? Я тебя умоляю: открой мне лесные секреты, а я расскажу о них людям, и, может, они избавятся от своего безумия.

Строгий голос сказал:

— Ты просишь меня нарушить правила, которые были святы миллионы лет. Этого не хочу не только я. Мне это запрещают миллионы поколений живших на земле гномов.

— Но, Глого, если правило не срабатывает в течение тысячелетий, не пора ли его пересмотреть? Ведь это правило оставило на земле только вас с Бобо, а что же будет с ним, когда он останется один?

— Не говори об этом! — выкрикнул голос из азалий, и показалось, что он сердится.

— Но ведь это так, Глого. Что же случится со всем вашим народом, если твой внук не женится?

Из кустов донесся стон.

— Ты думал об этом, Глого?

— Я уже много лет ни о чем другом не думаю, — донесся в ответ еле слышный шепот.

— И поэтому тебе так плохо?

— Мне хуже всех живущих на земле.

— Но, Глого, — вмешался Бобо, — тебе не надо обо мне тревожиться. Мне совсем не нужна жена.

— Глупенький, — произнес голос. — Всему будущему гномов нужна твоя жена.

Воцарилось долгое молчание. Наконец Родни сказал:

— Хотел бы я вам сообщить, где живут другие гномы. Но вам же известно, что гномы прячутся от людей. Все, что я могу сказать, — я буду вашим другом, и сделаю все, что в моих силах, чтобы разыскать те леса, где есть еще гномы. Я сделаю это, даже если вы не согласитесь обучить меня лесной мудрости.

И в первый раз показалось, что спрятанный в азалиях голос начинает сдаваться.

— Это звучит искренне. Но отвечают ли люди за то, что они говорят?

— Постой, — продолжал доказывать Родни, — если бы мы хотели причинить вам зло, мы могли бы уже это сделать. Ведь Бобо в наших руках. А ты, Глого, прожил на свете уже тысячу лет. Многим ли ты рискуешь, если доверишься нам?

— Да, правильно.

И в тот же миг кусты раздвинулись, и показалась маленькая фигурка, тех же размеров, что и Бобо, в таких же коротких штанишках и островерхой коричневой шапочке. Но лицо этого маленького существа было менее круглым, его покрывали морщинки и украшала седая борода, доходящая почти до пояса.

— Я здесь, — сказал Глого. — Я попытаюсь с вами подружиться.

— Благодарю, сэр, — сказал Родни, торжественно кланяясь.

И старый гном отвесил ему не менее торжественный поклон.

— Меня зовут Родни, а это моя маленькая племянница Элизабет.

Старый гном снова поклонился.

— А теперь, — продолжал Родни, — нам надо поудобнее устроиться и все обсудить.

Он расстелил плед, и Элизабет опустила на него Бобо.

— Ты сильно расшибся? — строго спросил старый гном, и Бобо сказал ему, что все уже прошло, и в доказательство подпрыгнул.

Элизабет и Родни разместились на пледе, и Глого тоже в ответ на их приглашение примостился на уголке, который был ближе всего к кустам. Временами он беспокойно оглядывался: чувствовалось, что при малейшем признаке опасности он готов прыгнуть в кусты и скрыться из виду.

— Позволь мне для начала сообщить, что я студент того заведения, которое называется университетом. Есть ли такие заведения у гномов?

— Мы, гномы, учимся изо дня в день, пока живем. Мы учимся не только у старших гномов, но и у самой природы, нас учат деревья, цветы и травы. Мы изучаем их характеры.

— А разве у них есть характеры?

— Конечно, как и у каждого живого существа.

— И они могут сообщать вам свои мысли?

— Разумеется. Все живое обменивается мыслями, даже если и не сознает этого.

— Какой же характер у этого папоротника, например? — Родни дотронулся до листа, который рос с ним рядом.

— Он по характеру похож на женщину, — сказал Глого. — Он мягкий, скромный, застенчивый. Но еще и сильный при этом. Он никогда не приходит в отчаяние. Вот ты бездумно помял один лист и сделал ему больно. Он молча перенесет свои мучения, а когда ты уйдешь, он будет мужественно продолжать свое дело — создавать красоту. Девочка лучше поймет папоротник, который украшает кружевом весь лес. Он не перестанет трудиться, пока не сделает весь лес красивым и уютным.

— Как хорошо ты говоришь, — заметила Элизабет. — Мне кажется, я сумела бы понять и папоротник, и цветы…

— Наверное, надо быть очень старым и мудрым, чтобы понимать деревья, — заметил Родни.

— У дерева кондори очень сильный характер. Чтобы стать таким, какое оно есть, ему пришлось употребить колоссальные усилия. Миллионы килограммов материала были тщательно отобраны, добыты им из земли, растворены в воде и доставлены на невероятную высоту. Из них дерево строило свой ствол и ветви. И вот оно перед нами: дерево-крепость, умеющее отразить слепые силы огня и ветра. Оно — как песнь самой матери-природы, которая звучит уже миллионы лет, и вот появился один голос, который хочет все испортить.

— Я знаю, что ты имеешь в виду, — сказал Родни. — Один умный старый человек сказал, что красные деревья кондори защищены от всего на свете, кроме дураков.

— Я рад услышать о таком человеке, — сказал Глого. — Мне поэтому легче с тобой говорить.

— Он еще сказал, что государство могло бы защитить их от дураков, и это в какой-то мере уже сделано.

— Боюсь, что слишком поздно для моего народа, — вздохнул Глого и опять впал в ту мрачность, которая предвещала очередной приступ мировой скорби.

— Ну, это мы еще посмотрим, — сказал Родни с ноткой бодрости, желая вывести гнома из мрачного настроения. — Но позвольте мне сказать, что в этот час мы, большие люди, обычно завтракаем. А вы?

— У гномов нет специальных часов для еды. Мы съедаем по зернышку тут и там, когда найдем его.

— А не согласитесь ли вы попробовать что-нибудь из еды, которую мы привезли с собой?

Элизабет стала распаковывать корзинку. Она расстелила бумажную скатерть и положила на нее четыре бумажные салфетки. Потом достала коробку с бутербродами, завернутыми в промасленную бумагу, потом фаршированные яйца, баночку маслин, пакетик с орешками, сельдерей и помидоры, несколько спелых бананов, бутылку молока и два термоса. Такое количество еды на один завтрак наверняка превосходило все, что оба гнома видели за все долгие годы своей жизни. Быстрые и ясные глазки Бобо перебегали с предмета на предмет.

— Сначала надо промочить горло, — сказал Родни, но тут же возникла первая трудность: чашки, которые они привезли с собой, были гномам не по размеру.

— Сейчас достану! — закричал Бобо, которому до смерти хотелось попробовать эту странную человеческую еду.

Забыв о своих ушибах, он помчался в лес и тут же вернулся с двумя сверкающими венчиками лилий. Он выдернул оттуда пестик и тычинки и вытер их внутри, очистив от золотой пыльцы. Потом Элизабет наполнила обе самодельные чашки лимонадом из термоса, наблюдая за лицами гномов, пока они пробовали питье.

— Холодный, как горные снега! — воскликнул Бобо.

Даже мировая скорбь не удержала Глого от радостного удивления.

— У этого напитка тоже есть характер, — заметил он.

— Возможно, — улыбнулся Родни. — Ты же сам меня учил, что у всех и вся есть свой характер. Вот тебе еще один, — добавил он, наливая гномам кофе. — Только берегись, потому что это озорной характер: он может укусить тебя за язык.

Естественно, что дворецкий короля лесоматериалов позаботился о том, чтобы в термос налили по-настоящему хороший кофе и чтобы в нем было достаточное количество сливок и сахара. Бобо громко выражал свой восторг, а Родни объяснил ему, что этому напитку солнце отдает капельку своего характера, а люди его преспокойно отправляют в свои желудки. Он объяснил гномам, что лимоны прибыли из Южной Каролины, а сахар — из Луизианы, кофе — из Бразилии, а масло — из Дании. Гномам все это было не так просто уразуметь, потому что маленькие лесные человечки даже и не догадывались о том, как велика земля, а когда они наконец все поняли про океаны, они не смогли себе представить, как это по ним ходят корабли.

Начинать разговор о кораблях было явной ошибкой. Пришлось объяснять, что на постройку кораблей идет древесина. А такая тема, согласитесь, мало может способствовать излечению от мировой скорби.

Элизабет дала гномам по крошечному кусочку бутерброда, а Родни рассказал им, как выращивают и мелют пшеницу и как масло и сыр получаются из коровьего молока.

Глого выслушивал объяснения со спокойным достоинством, а Бобо был полон любопытства, и веселился, и отщипывал по кусочку то сыр, то хлеб, то масло — все по очереди. Банан пришлось разрезать на маленькие ломтики, чтобы Бобо мог от них откусывать, а потом Родни пришлось рассказать ему о банановых рощах, где растут банановые пальмы, так не похожие на кондори. Эти пальмы тоже очень почтенного возраста и растут на земле уже миллионы лет; они поставляют пищу разным народам, некоторые из этих народов совсем маленького роста, например пигмеи, но все-таки они много выше гномов. Поэтому Бобо вряд ли стоило бы жениться на пигмейке. Ко всему прочему она говорила бы на португальском языке, или на языке индейцев, или еще на каком-нибудь непонятном наречии.

— Кстати, — спросил Родни у Глого, — я все хотел спросить у тебя: откуда вы знаете английский язык?

— Английский? — спросил старый гном. — А что это такое?

— Так называется язык, на котором вы говорите.

— Какая чепуха! — прокомментировал Глого. — Я хотел спросить тебя: где это ты выучил гномский? Вот и понимай как хочешь!

Глава четвертая, в которой гномобиль отправляется в путь

— А теперь, — сказал Родни, — настало время отправиться в путь на поиски.

Они все подробно обсудили и решили, что нет смысла искать в этом лесу и в ближайших тоже: Глого и Бобо обшарили их вдоль и поперек. Надо было добраться до других долин, где растут красные деревья кондори.

Бобо сказал своему дедушке:

— У Родни есть такой домик, ну, знаешь, один из тех, что мы видим на шоссе. Они так быстро пробегают мимо. Родни нам покажет, как он работает.

— Что заставляет его работать? — спросил старый гном.

— Можешь считать, что это солнце трудится для нас. Мы научились покорять солнце и молнию и помещать их в разные механизмы.

— Стыдно поднимать руку на солнце, — сказал Глого.

— Ну, мы не совсем его покорили, — поспешил разъяснить Родни. Просто солнечное тепло превращается в другие виды тепла. Как деревья, которые преобразуют соки земли в древесину, кору и листья, понимаешь?

— Как этот домик называется? — спросил Глого.

— Автомобиль. Это значит предмет, который сам передвигается. Когда в нем будут передвигаться гномы, я думаю, он будет называться гномобиль.

— О, чудесно! — воскликнула Элизабет, хлопая в ладоши. — Так приятно путешествовать в гномобиле!

— Можно ли надеяться, что мы ему понравимся? — осторожно спросил дедушка.

— Я не сомневаюсь. Он будет очень рад, что его теперь станут называть гномобиль. А раз он гномобиль, значит, специально создан для того, чтобы возить гномов. — И неожиданно добавил: — Следовало бы посвятить стихи гномобилю. Подождите, пожалуйста.

Элизабет была хорошо знакома с этой особенностью своего дядюшки. В самый неожиданный момент он объявлял, что сейчас будут стихи. Он просил всех посидеть тихонько минутку-другую, после чего обычно декламировал. Возможно, что среди гномов тоже бывают поэты, потому что Бобо и Глого сидели тихо, как мышки. И Родни начал читать:

Я гновый гномобиль.
Гнесусь, а — гсзади пыль.
Я гнравлюсь всем вокруг,
И я гнадежный друг.
Ты гменя не обижай,
Правил ты гне гнарушай.
А гне то я гнакажу,
Гнрав железгный покажу.

Элизабет стихотворение показалось очаровательным, но много позже, когда она увидела его написанным на бумаге, она сказала, что никогда не научится писать такие трудные слова.

Теперь новая задача, которую предстояло разрешить, заключалась в следующем: как добраться до гномобиля, чтобы никто не заметил гномов. Родни объяснил Глого и Бобо, что большие люди чрезвычайно любопытны. Если они увидят такое, с чем они раньше не встречались, они обязательно будут толпиться и глазеть. Хуже того: если известие о гномах просочится в газеты, не останется ни минуты покоя. Толпы людей устремятся в лес, и у Бобо и Глого не будет передышки от так называемых общественных обязанностей.

— Когда пойдем к машине, — сказал Родни, — я вас обоих заверну в плед и понесу на руках. Потом я расстелю его на сиденье, и, если большой человек подойдет к гномобилю, сразу же прячьтесь под плед.

— Прятаться мы привыкли, — сказал старый гном. — Очень часто от этого зависит наша жизнь.

Они собрали посуду в корзинку, которая стала значительно легче. Родни сложил плед в виде конверта. Гномы в нем как раз уместились. Оттуда виднелись только их макушки. У конверта был клапан, который они могли тут же натянуть на голову в случае опасности. Итак, Родни принес к гномобилю новых пассажиров, отпер дверцу и положил их на сиденье. Рядом стояли другие машины и ходили какие-то люди, но никто не обратил внимания на то, что делает Родни. Правда, сразу же возникла новая беда. Глого оглядел машину изнутри, и взгляд его упал на рамку у окна. Он тут же сник, закрыл лицо руками и испустил тихий стон.

— Что случилось? — закричал Бобо.

— Это убитое дерево!

Да, вставала неразрешимая проблема. К чему приведут их попытки вылечить престарелого гнома от мировой скорби, если каждый раз, как он увидит дощечку или планочку, он будет горько оплакивать убитое дерево? Родни попытался объяснить ему, что гномобиль ни в чем не виноват, что бедная машина сама не убивала деревьев. Во всем виноваты жадные лесопромышленники. Все зло заключается в них. Глого сидел, обхватив голову руками, и ни на что не обращал внимания. Элизабет притихла на переднем сиденье рядом с Родни, не зная, как и чем помочь.

Родни завел мотор, вывел машину на дорогу, и она помчалась по шоссе. Для Бобо все это было событием. Он без конца издавал восхищенные возгласы, и даже разбитое сердце Глого немного успокоилось. Что это был за дух, который все ворчал и мурлыкал внизу под ними, и как он заставлял гномобиль двигаться? Гномобиль был очень послушен и вез пассажиров как раз туда, куда ему приказывали, и к тому же на огромной скорости. В самом деле это был удивительный дух!

А снаружи-то что творилось! Лес пролетал мимо, и Бобо с Глого бегали от правого окна к левому. Что случилось с деревьями? Они быстро убегали! Гномы никогда раньше не видели, чтобы деревья так себя вели. Глого держался за ту самую деревянную рамку, на время забыв об убитых деревьях, в изумлении от того, как поступали живые.

Вскоре гномобиль поравнялся с долиной красных деревьев кондори, которую гномы раньше не видели. Машина остановилась. Родни опять завернул своих подопечных в плед и понес их в сторону леса. Когда они дошли до безлюдного места, Родни спустил их на землю, и гномы, как ищейки, бросились разыскивать своих соплеменников. Оказалось, что Глого и Бобо могут мгновенно выяснить, есть ли в лесу подобные им существа. У гномов очень острое обоняние, и они умеют уловить следы дыхания, которое оставляют другие гномы на папоротнике, когда собирают семена. Обычно гномы просматривают очень много зарослей в поисках пищи, потому что семена ведь очень мелкие, их приходится собирать в огромных количествах. Родни сказал, что он раньше читал про тибетских овец, которые должны питаться на бегу, потому что кусты съедобной травы растут далеко друг от друга, и Бобо заметил, что с гномами происходит почти то же самое.

Гномов в лесу не обнаружилось, все вернулись в гномобиль, и «дух солнца» повлек их к новой лесистой долине.

Снова повторились поиски. И так они ездили от леса к лесу и искали весь остаток дня. Они посетили столько лесов, сколько не могло и присниться старейшему из гномов. Они любовались прекрасными пейзажами, видели белок и зайцев, в одном лесу они встретили лисицу, а в другом оленя. Но гномов нигде не было и следа. Было интересно наблюдать, как белки спускались с деревьев по веткам, усаживались на пни и обменивались приветствиями с Глого. Все лесные существа обращались с гномами очень вежливо. Глого объяснил, что звери приходят к гномам, если поранятся, потому что гномы знают, как собирать целебные травы, и умеют готовить из них припарки. Глого понимал беличий язык. Белки его заверили в том, что поблизости нет ни единого гнома.

Когда сумерки стали добавлять свои собственные тени к вечной тени ветвей, путники оказались как раз в том лесу, который Родни купил на свои деньги и подарил государству. Этот лес носил имя Родни Синсебау. Возле шоссе на самой опушке леса была установлена та самая бронзовая плита. Но л тут гномов не было. Путники еще раз расстелили плед и, доедая остатки провизии, вели печальную беседу.

— Ясно уже, — сказал Родни, — что среди береговых кондори, как эти деревья иногда еще называются, больше не осталось гномов. Но, возможно, мы обнаружим их в горах, где растут настоящие секвойи. Ты знаешь, Глого, есть ведь деревья еще в два раза больше, чем те, среди которых ты живешь?

Нет, Глого этого не знал. На него произвело огромное впечатление то, что человек мог сообщить ему подобные сведения.

— А где эти деревья? — спросил он.

И Родни сказал, что они растут в Калифорнии, в центре штата, на высоких Сьеррах.

— Если хочешь, мы можем завтра туда съездить.

Глого сказал, что он ничего другого на свете так не желал бы. Он будет невыразимо благодарен своему новому другу и духу этого удивительного гномобиля.

— Но тут есть трудности своего рода, — заметил молодой человек. Тебе придется ехать по тем местам, где живет много людей, а они там спилили все деревья и построили фермы, где они выращивают овощи для еды. Я боюсь, что это тебя огорчит. И еще: тебе придется увидеть много вещей, изготовленных из мертвых деревьев. Люди настроили себе массу больших деревянных коробок и живут в них. Тебе придется побывать в этих коробках, потому что нам с Элизабет надо где-то ночевать: мы ведь не привыкли спать в лесу под открытым небом. Ты должен все хорошенько взвесить, прежде чем мы отправимся в дорогу.

Бобо был еще слишком молод, чтобы отнестись к этим словам серьезно; он горел желанием поскорее увидеть все, о чем говорил Родни. Что может быть хуже того, как они жили до этого, — без надежды, без будущего. В конце концов Глого ведь знает, что люди убивают деревья, он ведь мог это представить себе в своем воображении, и оттого, что он увидит своими глазами, хуже все равно не будет. Им необходимо отыскать гномов. И если существуют леса больше их леса и деревья выше их деревьев, то вполне возможно, что в этих лесах обитают целые племена гномов.

Итак, старый гном наклонил голову и сказал, что он все стойко перенесет, какое бы страдание ни причинили ему человеческие обычаи. Он только очень хотел бы избежать встреч с людьми и разговоров с ними.

Родни сказал, что он добудет пару плетеных корзин, в которых будет полно дырок для воздуха, и если положить туда диванные подушки, то корзины станут отличными спальнями для гномов. Их можно будет носить в этих корзинах куда угодно, они смогут оттуда смотреть только на то, что сами захотят увидеть. Родни сказал, что магазины еще открыты и если поторопиться, можно успеть купить такие корзинки. Они поспешили к гномобилю, и тот на большой скорости вывез их из леса и домчал до городка.

Это было, как Родни и предсказывал, тяжкое испытание для Глого. В угасающем свете дня он впервые увидел холмы, с которых были спилены все до одного дерева. Они выглядели такими голыми, такими несчастными, что Глого горько вздохнул и, не в силах выдержать более, лег на сиденье и погрузился в меланхолию. Но Бобо, столетний юноша, был очень возбужден от того необычного, что ему довелось увидеть. Эти поразительные большие люди притащили даже звезды с неба и поместили их в свои дома и вдоль дорог!

Когда гномобиль покатился по улицам города, Бобо увидел больше ярких звезд, чем видел до того в небесах, и даже Глого приподнялся на сиденье и стал расспрашивать о характерах этих звезд.

Они остановили гномобиль у тротуара и, спрятав Глого и Бобо под пледом, заперли дверцы машины, чтобы никто не мог напугать гномов. Потом Элизабет и Родни пошли в скобяной магазин и приобрели две красивые корзины с крепкими ручками. В галантерейном магазине они купили две мягкие подушки и носовые платки, которые могли послужить простынями, алюминиевые наперстки вместо чашек и красивую мягкую папиросную бумагу, которую можно было нарезать в виде платочков и салфеток. Элизабет купила даже несколько кукольных платьев, которые, как она сказала, были сшиты словно по мерке и как раз подходили в качестве ночных рубашек.

В аптеке они попросили наполнить их термосы холодными и горячими напитками. Они отнесли все эти сокровища в гномобиль, и, пока Элизабет объясняла все маленьким человечкам, Родни поспешил назад в аптеку, закрылся там в телефонной будке, бросил несколько монеток для междугородного разговора и позвонил маме Элизабет.

— Петуния, — сказал он, — я звоню тебе, чтобы сообщить, что мы чудесно провели время и познакомились с очень образованным пожилым джентльменом. Это один из виднейших ученых штата, профессор Глого, заведующий кафедрой арборальной психологии в Редвудском университете. Он путешествует со своим внуком. Они изучают историю больших деревьев, так что это очень поучительно для нас с Элизабет. Я предложил им поехать посмотреть секвойи, и я надеюсь, что ты отпустишь Элизабет со мной. Я обещаю очень хорошо за ней присматривать.

Так случилось, что мама получила образование в школе для благородных девиц, где ее больше учили тому, как изящно войти в гостиную, чем разным наукам. Она никогда не слыхала о Редвудском университете и не имела понятия о том, что бы это могло значить арборальная психология. Однако не было никакой необходимости признаваться в этом вслух. Поэтому она только сказала:

— Ах, Родни, ты такой лихач!

— Я обещаю тебе: я буду вести машину очень-очень осторожно, Петуния. Мы переночуем в хорошем отеле со стальными перекрытиями, так что он не развалится от землетрясения. И к тому же я послежу за тем, чтобы Элизабет выпивала стакан теплого молока за каждой едой.

— Сколько вы пробудете там, Родни?

— Я не знаю, это зависит от профессора. Я думаю, что нам стоило бы изучить историю самых высоких деревьев в мире. Ты только подумай, Петуния: это самые старые создания на земле. Элизабет очень интересуется всем, что рассказывает профессор.

— Это просто удивительно, как ребенка потрясли эти деревья. Я думаю, она изматывает старого джентльмена своими вопросами. Смотри, чтоб она не промочила ноги, Родни.

— Я буду смотреть.

— А как же пижама и зубная щетка?

— Мы купим все, что нужно, здесь, в городе, откуда я звоню. Я тебе через денек-другой позвоню и расскажу, как у нас дела.

Мама наконец согласилась. Элизабет еще раз сходила в магазин и купила все, что было нужно ей самой и о чем она решительно позабыла, погруженная в заботы о своих двух любимцах. Родни тоже себя обеспечил всем необходимым, и гномобиль взял курс на юг.

Эта удивительная машина могла ездить одинаково хорошо и днем и ночью. Она выстреливала впереди себя солнечный луч, и шоссе перед ней превращалось в яркую ленту сплошного света. Было очень приятно ехать среди гор, сворачивая то в одну, то в другую сторону, и смотреть, как свет играет на деревьях. Бобо не уставал восторгаться гномобилем и попросил Элизабет подержать его на руках на переднем сиденье, чтобы не пропустить удивительное для него зрелище. А Глого, старый разумный гном, заявил, что с него хватит пейзажей на сегодняшний день, и улегся в свою корзинку, в уютную, мягкую постель. Скорее всего, его терзали мысли о безнравственности людей и о горестях маленьких гномов, а может быть, он изучал язык мотора, чтобы наутро с ним поговорить. Во всяком случае, он улегся и замолчал, так что никто не смог узнать, какое действие оказала на его мировую скорбь перемена обстановки в первый день путешествия.

К девяти часам они доехали до следующего города, Родни заявил, что девочкам и гномам в это время пора ложиться спать. Он остановил машину у отеля. Он сказал, что этот отель может выстоять при землетрясении, которого вечно так опасается мама Элизабет.

Гномов поместили в корзинки, туда же положили наперстки и ночные сорочки. Когда коридорный слуга вышел из отеля им навстречу, Родни не разрешил ему нести корзины, только велел отвезти машину в гараж.

Родни вошел в вестибюль отеля. Выглядел он довольно странно: с двумя плетеными корзинами вместо дорожных чемоданов и сопровождаемый девочкой, увешанной бумажными свертками. Он попросил у портье, сидевшего за конторкой, две комнаты с ванной. Портье поглядел на корзинки и сказал:

— Я сожалею, сэр, но мы не разрешаем держать собак в номерах.

— У меня нет собак, — сказал Родни.

— Простите, а что в корзинах?

Возникла трудность, которую гость не предвидел, но ему надо было быстро соображать.

— В корзинках абиссинские королевские гуси, — заявил он.

Элизабет широко открыла глаза и глотнула воздух. Поймав удивленный взгляд портье, Родни быстро добавил, что это очень воспитанные существа, приученные жить в культурных домах, и что они не причинят никакого ущерба отелю.

Элизабет разволновалась: а вдруг этот человек захочет заглянуть в корзины и обнаружит там Глого и Бобо? Какой ужас, если выяснится, что Родни его надул! Может, он позовет полицию или потащит их в тюрьму!

Но портье попросил Родни подождать и вызвал управляющего, чтобы обсудить с ним возникшее затруднение. Он намекнул на то, что хотел бы посмотреть гусей, но Родни сказал, что гуси «конфиденциальны». Дело кончилось тем, что Родни дал расписку, в которой говорилось, что, поскольку ему разрешено взять в номер двух абиссинских королевских гусей, он обязуется возместить конторе ущерб, если таковой будет причинен коврам, мебели и т. п. Управляющему доводилось слышать имя Синсебау, и он удовлетворился этим документом. Родни и Элизабет вошли в лифт, и их проводили в комнаты. Родни все внимательно оглядел, велел коридорному подождать, сел к письменному столу и написал заявление в дирекцию отеля, обращая их внимание на большое пятно на ковре в северо-восточном углу комнаты, а также на пятно на покрывале по правую руку, обращенное в сторону ног. Он вручил бумагу коридорному, потом достал кошелек и сказал, протягивая монету:

— Возьми дощечку.

Мальчик удивился, но быстро сообразил, что ему положили в руку. Он сказал:

— Благодарю вас, сэр, — и поспешил удалиться.

Родни запер двери, плотно прикрыл фрамуги, после чего Элизабет открыла корзинки, и оттуда выскочили гномы, совсем уже не сонные, а полные любопытства.

— Что такое дощечка? — Бобо немедленно призвал Родни к ответу.

— Это английское слово, обозначает шиллинг, — сказал Родни.

— Родни, ну что ты над ним подшучиваешь? — воскликнула Элизабет. Чепуха, не слушай, Бобо! Это просто древесина, кусочек обработанного дерева. Родни всегда так шутит, потому что ведь его доход — от древесины. Он и притворяется, что спутал. Не сердись, на него, Бобо.

Было чересчур много древесины в этих комнатах: и кровати, и шкафы, и столы, и стулья — все деревянное.

Глого предупреждали в самом начале путешествия. Но это плохо помогало. Он страдал, видя столько убитых деревьев. Его одолевали печальные мысли.

Бобо был весь в движении, он все кругом осматривал с интересом. Он пошел вслед за Элизабет в ванную комнату. Элизабет открыла краны и приподняла его, чтобы он видел, как вода набирается в ванную. Он развеселился, стал брыкаться, взвизгивать, звать дедушку, чтобы тот поглядел на горный водопад, который течет в человеческой деревянной коробке.

Оказалось, что гномы очень ловки и гибки: они могли, положив руки на стулья, вскакивать на сиденье; они могли взбираться на постель по ножке кровати. Оба быстро вскарабкались на одну из них, уселись посредине и принялись задавать вопросы.

— Зачем ты сказал, что мы гуси? — спросил Бобо.

— Я надеюсь, ты не против, — ответил Родни. — С известной точки зрения, все мы гуси.

— Гуси — величавая птица, — сказал Глого, — спокойная и с достоинством, пока ее не раздразнишь.

— А что это ты им еще наговорил? — настаивал Бобо.

— Я сказал: абиссинские гуси.

— А что это — абиссинские?

— Это страна с противоположной стороны земного шара. Сейчас она называется Эфиопия. Это ее старое название — Абиссиния. Эта страна быстро цивилизуется.

— Это значит, что они спилят все деревья? — спросил Глого.

— Боюсь, что так.

При этом Глого слез с кровати, пошел и сел в корзинку, оплакивая абиссинские деревья.

Элизабет натолкнулась на новую трудность:

— Родни, ты уверен, что там водятся гуси?

— Господи, я не подумал об этом!

Элизабет расстроилась, а Родни, всегда расположенный шутить, сказал с наигранным ужасом:

— Что же нам делать?

— Как ты думаешь, может быть, об этом сказано в энциклопедии?

— Возможно. Но библиотека уже закрыта.

Они совсем загрустили, но блестящая идея посетила Родни:

— Я пошлю телеграмму в Африку.

— Ой, но это будет стоить дорого!

— Ну, может быть, дюжину связок кровельной дранки.

— Родни, перестань!

Снова пришлось объяснить гномам, что дранкой торгуют лесопромышленники и что Родни опять шутит насчет своих денег.

— Но, — сказал Родни, — если бы не лесопромышленники, у Глого не появилась бы мировая скорбь и мы бы не оказались в этом отеле, насочиняв с три короба. Нет, я должен узнать, есть ли там гуси!

Он подошел к телефону, позвонил на телеграф и попросил направить к нему рассыльного. Потом он сел к столу и стал писать. Элизабет пришлось рассказать Бобо про телеграф. У телеграфа очень живой характер, и поэтому он может облететь вокруг Земли за несколько секунд. Люди проложили ему дорогу даже по дну океана. За деньги, которые заплатит Родни, он доставит наш запрос в ту далекую страну и принесет ответ.

— Он это сделает, пока ты спишь, — прибавил Родни. И объяснил, что в Абиссинии, то есть в Эфиопии, сейчас утро, а ответ прибудет к тому времени, когда утро наступит в Калифорнии.

Он прочел телеграмму: «Консулу США в Аддис-Абебе. Есть ли у вас там гуси? Родни Синсебау».

Рассыльный постучал в дверь. Элизабет спрятала гномов в ванной, прежде чем открыть ему.

Рассыльный никогда не слышал про Аддис-Абебу. Он позвонил на телеграф и подождал, пока найдут по справочнику. Наконец он получил с Родни деньги за телеграмму, включая двадцать слов оплаченного ответа.

— Вдруг они сообщат нам о гусях что-нибудь исключительно важное? сказал Родни. — Оставь себе сдачу, — добавил он. — Это будет всего как одна связка по два сантиметра на четыре — четырнадцать.

Мальчик поглядел на него ошеломленно и быстренько ретировался, а Элизабет пришлось объяснять гномам, как режется и измеряется лесоматериал.

Гномы пошли в ванную и переоделись в кукольные платьица, которые, кстати, были им очень к лицу. Они уютно устроились в корзинках, поставленных близко к открытому окну, потому что им был необходим свежий воздух. Элизабет налила лимонаду в стакан и поставила рядом с корзинами, чтобы гномы могли черпать из него наперстками. Гномы пьют часто и понемножку, потому что у них маленькие желудки. Они сказали, что лимонад очень похож на росу.

Потом все уснули или, по крайней мере, притихли. Возможно, Глого лежал и баюкал свои тысячелетние печали, во всяком случае, об этом никто ничего не слыхал. Легкий ветерок шевелил занавески, а внизу, на улице, электрическая реклама всю ночь мигала то желтым, то красным, то синим цветом. Бобо снилась его невеста; Элизабет видела во сне, что она держит речь в гусином парламенте, а гуси дарят ей за это дюжину связок кровельной дранки.

Когда незаметно и тихо пришла заря, гномы открыли глаза, попили «росы» из наперстков и лежали, переговариваясь шепотом, пока большие люди не прекратили свой ужасный храп.

Родни тут же позвонил на телеграф. Там уже ждала телеграмма, доставленная добрым духом — электричеством. Родни прочел ее: «У нас есть все виды гусей, что и в Калифорнии. А ты что за гусь? Джонс, консул».

— Этого надо было ожидать, — сказал Родни. — Гуси есть повсюду на земле.

Глава пятая, в которой гуси начинают свое путешествие

Родни позвонил и распорядился, чтобы гномобиль подали к центральному входу в отель. «Королевские гуси» были надежно упакованы в корзины. Родни спустился с ними в холл и там дожидался, пока администрация не удостоверится, что мебель и ковры не пострадали. Элизабет стояла рядом, немного смущенная, потому что, когда она раньше приезжала или уезжала из отеля, ее вещи, сложенные в красивые чемоданы, вносили и выносили носильщики, а теперь она стояла, обхватив руками разные бумажные пакеты.

Она надеялась, что на нее никто не обращает внимания, но такого не может быть в Калифорнии, где люди интересуются всем новым и необычным.

Вертлявый молодой человек сидел в холле. Как только он разглядел корзины, он тотчас же подскочил к Родни.

— Мистер Синсебау? — спросил он.

— Хм, да, — сказал Родни, мгновенно распознав опасность, которой он подвергается.

— Насколько я понимаю, у вас пара гусей в корзинах?

— Хм, да, — снова сказал Родни.

— Я репортер из «Вжик-Ньюс», нашей местной газеты. Не могли бы вы мне показать ваших гусей?

— Сожалею, но гуси строго секретны.

— Почему же, осмелюсь вас спросить?

— Они очень редкие и ценные.

— Но ведь им не повредило бы, если бы я на них взглянул?

— Боюсь, что повредило бы. Попытайтесь понять: они из Абиссинии, а не из Голливуда. Они не любят рекламы.

— Что же, на них никто никогда не смотрит?

— Никто, кроме меня и моей племянницы.

— Вы сами за ними ухаживаете?

— Совершенно верно.

— Вы говорите, что это абиссинские королевские гуси. А чем они отличаются от американских?

— Тем, что они абиссинские. Америка и Абиссиния не одно и то же.

— Несомненно. Но в чем их особенность?

— Ну, можно было бы сказать, что они королевские. У нас в стране ведь нет короля, не правда ли?

— В самом деле. Означает ли это, что они особенно умны?

— Конечно. Они сами вылезают из корзин и сами туда забираются и сообщают нам, когда они голодны.

— Как сообщают, мистер Синсебау?

— Они издают звуки. Это все равно что они говорят. Да они и говорят. На гномском языке.

Элизабет захихикала, а репортер посмотрел на нее с упреком, решив, что она смеется над ним. Она сделала серьезное лицо и сказала:

— Это единственная пара таких гусей в США. Во всяком случае, они этого опасаются.

— Подумать только! — сказал репортер. — И они сообщили вам это на гномском языке! Я понимаю, что вы надо мной смеетесь. Лучше бы вы разрешили гусиным величествам поговорить со мной. Они бы все рассказали сами, и мне бы не пришлось тратить столько лишних слов.

Родни мрачно заметил:

— Им очень нравятся калифорнийские пейзажи. Им кажется, что у вас здесь великолепный климат. Запишите это и не тратьте лишних слов.

— Нравится ли им больше в Калифорнии, чем в Абиссинии?

Репортер стал быстро записывать.

— О да! Им непонятно, как это можно хотеть вернуться обратно. Они восхищены нашими дорогами. У них на родине дозволенная скорость не превышает шестидесяти пяти километров.

— Ну вот, кое-что проясняется. Могу ли я спросить, как выглядят королевские гуси?

— Расскажи, Элизабет, — попросил Родни.

И девочке пришлось быстро соображать:

— Я бы сказала, что они несколько меньших размеров, чем наши.

— Какого цвета?

— Снежно-белые. Но у них золотые короны на макушках и розовые щеки. И они носят маленькие коричневые шапочки.

— Замечательно! Поверх корон или напротив?

— Как это — напротив? — не поняла Элизабет.

— Это их национальная одежда, — выручил ее Родни.

— И они были так одеты, когда вы их встретили? Я надеюсь, вы сообщите мне, откуда вы их…

— Нет, нет, это невозможно.

Тут вернулся управляющий после предпринятой им ревизии и сказал, что номера в порядке. Так что Родни мог заплатить по счету и спастись от репортера.

Молодой человек из газеты «Вжик-Ньюс» поспешил следом за ними через холл к автомобилю, умоляя хотя бы намекнуть, почему сын американского магната и его племянница не хотят показать ему гусей.

— Вы были в Абиссинии, мистер Синсебау?

— Был я там, Элизабет? — спросил Родни, отпирая дверцу машины.

— Нет, — решительно ответила девочка.

— Вы сын мистера Синсебау, лесопромышленника с северо-запада?

— Как ты считаешь, Элизабет?

— Да, он один из его сыновей.

— А ваш отец интересуется гусями?

— Мой отец о них ничего не знает. — Это Родни ответил сам.

— Это ваше собственное хобби? Или это деловое предприятие?

— Нет, это делается только в интересах науки. Садись, Элизабет.

— О, вы производите научные эксперименты с гусями? А нельзя ли узнать…

— Я искренне сожалею, но я не могу дольше задерживаться.

— Вы в самом деле не можете мне разрешить только взглянуть, мистер Синсебау?

— Нет, извините.

Родни захлопнул дверцу гномобиля, сел за руль, включил мотор и, в последний раз светски-вежливо улыбнувшись репортеру, выехал на улицу и газанул прочь.

Элизабет дотянулась до корзинок, сняла покрышки, и оттуда выскочил юный гном, весь закипая вопросами:

— Что значит «Вжик-Ньюс»? Что такое газета?

Элизабет беспокоилась, что мама прочтет в газете обо всей этой истории, а Родни заметил, что, когда какая-нибудь подобная чепуха появляется в печати, у человека тут же обнаруживается добрый приятель, который присылает ему газетную вырезку.

Машина неслась по асфальту. На дорожных знаках было написано: «Береговое шоссе, С.Ш.101». Сначала по дороге попадались лесистые холмы, потом затененные деревьями реки, с водой, отливавшей зеленым. Потом стало теплеть, леса исчезли, и начали попадаться фруктовые сады в горных долинах. Гномы раньше никогда не слышали о таких деревьях, которые были приручены человеком и служили ему. Глого глядел на это безрадостно, считая, что такие деревья хорошо не кончат. Его нисколько не удивило, что подобные деревья подвержены болезням, отчего их часто приходится опрыскивать вонючими химикатами.

Они приехали в ту часть страны, которую Джек Лондон прославил под именем Лунной Долины. Родни, который был ходячей энциклопедией, объяснил, что Джек Лондон — это знаменитый американский писатель, он очень любил путешествия и всяких диких зверей. Он был бы счастлив познакомиться с гномами и страстно поддержал бы их против лесопромышленников. Но увы, Джека Лондона уже нет на свете, а прекрасная долина разделена на участки и вместе со всей своей романтикой продается на квадратные метры.

Родни и Элизабет спрятали гномов в корзины и вышли, чтобы купить поесть. Родни хотел достать в магазине папоротниковых семян, но они не значились в ассортименте, и он купил канареечных семян и тмину. Но выяснилось, что все это гномам не пришлось по душе. Они прекрасно усваивали человеческую пищу, и у них даже стали обнаруживаться свои пристрастия. Они не притрагивались к мясу ни в каком виде, потому что мысль об убитых животных удручала их не меньше, чем мысль о спиленных деревьях. Но им нравились спелые маслины.

— И размером они как надо, — говорил Бобо.

Гномам очень хотелось поесть молодых цветочных побегов, и Родни сообразил купить пучок сельдерея, который доставил Бобо и Глого массу удовольствия. Он понравился им и вкусом и размером. Гномы сражались с пучком сельдерея до тех пор, пока им не удавалось оторвать стебелек, и тогда они его грызли часами.

Путешественники нашли перелесок чуть в стороне от шоссе, расстелили плед и расположились поесть вдали от докучливых взглядов. И там профессор Глого, «заведующий кафедрой арборальной психологии в Редвудском университете», прочел им интереснейшую лекцию о деревьях в этом лесу. Он поговорил с ними и нашел их далеко не прекрасными. Он стал рассказывать шепотом, объяснив, что ему не хотелось бы задевать их самолюбия. Это все равно ничему бы не помогло. Он сказал, что это самодовольные и ограниченные деревья, удовлетворенные тем крошечным мирком, за пределы которого им даже неинтересно заглядывать. Они никогда не испытывали возвышенных чувств. Эти деревья довольствовались жизнью в какие-нибудь полсотни лет, а перспектива рухнуть от ветра или пойти на дрова совсем их не волновала. Они дошли до того, что их не раздражали ни топоры, ни пилы. В этом лесу деревья никогда не слышали о гномах, и многие неприрученные лесные существа были им неведомы.

— У них нет души, и им не свойственны характеры, — сказал профессор арборальной психологии.

Элизабет казалось, что это довольно симпатичные деревца. Но она сочла, что нет смысла высказываться по этому поводу, и хранила вежливое молчание, пока взрослые обсуждали научные проблемы. Глого объяснял, почему это такое бедствие для всего живого, даже для больших людей, когда уничтожают леса. Лес задуман природой для того, чтобы удерживать почву и влагу и чтобы растения могли произрастать. Корни деревьев переплетаются, образуя плотный ковер, который прочно и надежно удерживает влагу в почве. А когда срубают дерево, корень его мертвеет и почва размывается, горные склоны обнажаются, и в конце концов уже ничто не в состоянии расти на таком голом месте.

Родни знал это из университетских лекций, и, когда гномы говорили то, что совпадало с его сведениями, он изумлялся и замечал: «Как странно, что вы это тоже знаете».

Глого в свою очередь поражался:

— Но ведь мы много-много лет наблюдали природу, — отвечал он. Думаешь, мы не смогли разглядеть, как вода утаскивает все полезное? Это можно понять, поглядев на любой ручеек, стекающий с любого горного склона, и наблюдая, как вода тащит крошечные комочки земли. Если приподнять древесный корень, то земля тут же станет размываться и вода сделается черной. Поток несет землю до тех пор, пока на его пути не встретится другой корень и не задержит землю. Это происходит всюду, все время, по всему свету; то, что снесено с холма, никогда не возвращается назад, потому что нет такой силы, которая возвращала бы.

— Все это верно и соответствует самым глубоким человеческим знаниям, — сказал Родни. — Но беда заключается в том, что в Соединенных Штатах каждый — сам хозяин своего клочка земли и ему позволено делать там все, что взбредет на ум, нисколько не заботясь о тех, кто живет рядом, или будет жить после него.

Этого Глого не знал и расспрашивал Родни о том, как большие люди обращаются с землей. Чем дальше он слушал, тем более ужасным казалось ему то, что отдельным лицам разрешается владеть землей, куда они могут не допустить других людей.

— Никогда ни один гном не додумывался до такого, — сказал Глого. Лес принадлежал всем нам сообща, и тот, кто вздумал бы калечить его, показался бы остальным просто ненормальным. Что толку во всех ваших знаниях, если вы в этой стране не ведаете, как вам уберечь данные вам природой средства к существованию и обеспечить ими всех?

Родни и сам не всегда был доволен тем, как устроена жизнь в его стране, но ему как-то не хотелось, чтобы гном так резко говорил о людях. Родни пытался как-то оправдать людей. Они ведь так привыкли. У них есть свои представления о жизни, и они не смогли бы их изменить, если бы даже захотели, потому что не знают, как это сделать. Скорее, они просто разозлятся на того, кто захочет менять их привычный уклад. Чем больше Родни старался оправдать людей, тем больше Глого раздражался.

Элизабет подумала, что такой разговор вряд ли служит способом лечить мировую скорбь. Ей захотелось прекратить их споры. Но единственное, что ей пришло в голову, — это предложить Глого маринованную луковицу.

Гномобиль снова двинулся в путь. Они въехали в так называемый район залива, где города сменяли города, улицы и дома были обсажены ручными деревьями, а лесов больше не встречалось. Казалось, что даже сама память о лесах исчезла, и сердце старого гнома вновь исполнилось горечи. Они должны были проехать по длинному мосту. Проезд был платный, и гномам пришлось спрятаться. Иначе возникла бы неразрешимая проблема: сколько потребуется гномов, чтобы составить одного пассажира. Когда миновали мост, гномы выскочили из своих корзинок, громко выражая свое восхищение могуществом больших людей и отвагой гномобиля, который решился проехать по такому высоченному мосту над глубокой рекой.

Они пересекли один большой город, потом проехали по улицам другого, нескончаемо большого. Все более и более странные и необычные картины представали перед глазами пораженных гномов: огромные кварталы домов то из дерева, то из камня, где привычную гномам лесную тишину заменяли гудки, звонки и выкрики торговцев. Убежденный в том, что человеческий прогресс не что иное, как безумие, старый гном улегся в корзинку и смежил свои утомленные глаза.

А Бобо гонял с одной стороны машины на другую и все восклицал от удивления, как и положено ребенку ста лет от роду. Люди замечали его и, глядя вслед промчавшемуся гномобилю, гадали, что это промелькнуло в окне: обезьянка, кукла или, может быть, карлик из цирка?

Город кончился, и гномобиль запетлял между холмов, голых, как коленка. Всех разморило от жары, а Глого кричал, что жара всех мучает потому, что нет деревьев на этих холмах, похожих на распростертое тело, и что эти холмы могут служить укором всем убийцам и врагам леса.

— Тут, по-моему, никогда и не росли деревья, — заметил Родни. По-моему, тут совсем нет воды.

Но Глого поинтересовался, не могут ли люди сами доставлять воду на эти холмы и почему вся человеческая премудрость годится только на то, чтобы разрушать природу, вместо того чтобы ее охранять.

Гномобиль катился по долине Сан-Джоакен со скоростью не менее ста километров в час. Вся долина была покрыта садами и виноградниками или распаханными полями, которые не оставляли гномам ни малейшей надежды. Становилось жарко. Воцарялась та самая печная жара, которая необходима для того, чтобы созревал чернослив. Глого не привык к жаре. Он издавал жалобные стоны, вспоминая тень и прохладу красных лесов.

Элизабет осенила идея. Машина остановилась. Девочка вышла и тут же вернулась с четырьмя маленькими горками, состоящими из прохлады и завернутыми в бумажные салфетки. Старейшему из американцев было предложено познакомиться с великолепным изобретением человека сладкими конусами из мороженого.

— Удивительно! — восхитился Глого, приподнявшись на своей подушке и начиная слизывать мороженое крошечным язычком. — Из чего оно сделано? И откуда в мае в жаркую погоду добыли снег?

Этот «снег» немножко напоминал Глого сладкое молочко тли, но почему он такого приятного розового цвета? И из чего сделана чашечка? И почему что-то стекает по бокам?

— Потому что ты медленно ешь, — сказала Элизабет, а Глого возразил, что не так легко есть мороженое, если ты гном и к тому же не привык, что тебя морозят изнутри.

Бобо подхватывал языком капельки, пока они не успели стечь с вафельного стаканчика, и очень веселился. Каждое новое изобретение человека нравилось ему все больше и больше.

Неутомимый гномобиль достиг города Фресно, и они остановились, чтобы запастись провизией на ужин. Родни купил вечернюю газету, предположив, что там могут появиться сведения о гномах, обитающих в лесах Калифорнии. Но об этом там ничего не было сказано, зато взгляд его обнаружил на первой полосе нечто заставившее его поспешить назад к гномобилю. При этом он странно хихикал. У Родни едва хватило терпения вывести машину за город, чтобы на свободе прочесть своим пассажирам следующее:

ПОТОМОК ЛЕСОПРОМЫШЛЕННИКА ВЕЗЕТ ГУСЕЙ.

ЕДИНСТВЕННАЯ ПАРА АБИССИНСКИХ КОРОЛЕВСКИХ

ГУСЕЙ В АМЕРИКЕ ПУТЕШЕСТВУЕТ В АВТОМОБИЛЕ.

Вертлявый репортер усмотрел шанс всей своей жизни в этом интервью. Он вернулся в редакцию и выдал веселую фантазию на тему «Миллионер и его таинственные гуси в автомобильном турне ради здоровья и науки». Ему не пришлось так уж сильно преувеличивать. К тому, что гуси королевские, он добавил только, что они еще и священные птицы, и вывел их генеалогию непосредственно от той гусиной стаи, которая, по преданию, своим гоготом спасла Древний Рим от врагов. Он приписал Родни сообщение о том, что гуси могут не только попросить еду, если голодны, но и вообще легко вести любую беседу. Еще он написал, будто Родни сказал ему, что абиссинские гуси не только носят коричневые колпачки, но прямо в инкубаторах вылупляются из яйца с колпачками на голове. Словом, все, что можно состряпать при помощи живой репортерской фантазии, нашло свое воплощение в опубликованном интервью. Видимо, это имело большой успех, так как информацию веселого репортера приобрело одно крупное агентство печати, а это означало, что заметка уже появилась во многих газетах и в данный момент веселит сердца миллионов читателей. Родни пришлось объяснить Глого магическое устройство газет, которое позволяло истории, рассказанной утром в Северной Калифорнии, оказаться в газетах к обеду в Центральной Калифорнии, а к завтрашнему обеду — в газетах другого полушария.

После некоторого размышления «потомок лесопромышленника» остановил машину в следующем городе и обратился к помощи духа, называемого «междугородный телефон».

Он стал кидать монетку за монеткой в автомат, услышал длинные низкие гудки, потом сказал:

— Петуния, ты видела вечерние газеты?

— Нет, Родни. Что случилось?

— Там есть про нас с Элизабет.

— О господи! Я надеюсь, ничего страшного?

— Нет. Смешная история. Видишь ли, профессор собрал интересные образцы для своих коллекций. Он возит их в корзинах и не хочет никакой рекламы относительно своей работы, и, когда к нам прицепился репортер, я сказал, что в корзинах гуси.

— Гуси?!

— Я сказал первое, что взбрело на ум, а репортер разрезвился в газете. Ничего особенного, только я подумал, что отец не поймет, в чем дело, так что ты объясни ему. Ладно, Петуния?

— Хорошо. Как Элизабет?

— Она рядом.

Элизабет взяла трубку:

— Мамочка, нам очень весело. И мы проезжаем по красивым местам, и я все узнаю про деревья, про лесохозяйство и консервацию лесов. Ты себе представить не можешь!

На другом конце провода ответили:

— Деточка, мама по тебе так соскучилась! — Потом еще: — Ладно, доченька, продолжай свое путешествие и повеселись хорошенько. Только не ешь чего не следует и не попади в грозу. Ты же знаешь, как я боюсь грозы.

Элизабет хотела сказать: «Но, мама, тебя же с нами не будет». Однако она была мудрой двенадцатилетней девочкой и поэтому обещала:

— Хорошо, мамочка, мы будем очень осторожны. До свидания!

Глава шестая, в которой исследуются высокие горы

Гномобиль мчался на юг по так называемому внутреннему маршруту. Здесь не было никаких лесов, так что пришлось до самых сумерек ехать не останавливаясь. Когда стало смеркаться, они свернули на боковую дорогу и нашли местечко, где можно было расположиться и поужинать без помех. Один только раз по дороге проехала чья-то машина, но гномы еще издали увидели свет ее фар. Они спрятались под пледом и там в темноте грызли сельдерейные листья, пока опасность не миновала.

После ужина гномобиль опять тронулся в путь. Когда настало время спать, он остановился в городе, как и в прошлую ночь. Родни вошел в вестибюль отеля, крепко держа в руках обе корзинки. Следом шла Элизабет. Она несла все их пожитки, упакованные в довольно приличный чемодан, который они купили по дороге. Родни заказал номера, какие им были нужны, написал свою фамилию на регистрационной карточке. Портье повертел карточку, прочел фамилию и весь расплылся в своей самой великолепной улыбке, которую он обычно берег для ведущих государственных деятелей и киноактеров.

— Мистер Родни Синсебау? Я счастлив с вами познакомиться. Это королевские гуси?

— Да, — ответил Родни с неохотой.

— Это необычайно интересно. Я как раз сейчас читал о них в газете.

У славы есть свои недостатки, но есть и преимущества. В газете говорилось, что гуси хорошо воспитаны и никогда не употребляют во зло гостеприимство американских отелей. Так что на этот раз портье не посылал за управляющим, а Родни не подписывал никаких обязательств. Совсем наоборот:

— Мы будем рады предоставить в ваше распоряжение наш лучший номер для молодоженов, мистер Синсебау. И не возьмем за него дополнительной платы. Мы счастливы, что вы удостоили нас чести остановиться в нашем отеле.

Их проводили наверх, в две комнаты с высокими потолками и резными кроватями, на спинках которых были изображены лебеди.

— Сожалею, что это не гуси, — сказал оказавшийся тут же портье.

Он присоединил к коридорному еще и свою особу в качестве почетного эскорта. И тот и другой стояли, не в силах скрыть любопытства, пока Родни не заверил их, что он с племянницей вполне способен сам распаковать корзины, и не сунул коридорному пару «дощечек», чтобы наконец избавиться от зрителей.

Едва Родни и Элизабет успели закрыть фрамуги, задвинуть жалюзи и выпустить гномов из их убежища, как зазвонил телефон, и Родни сказал:

— Нет, нет, я очень сожалею, но объясните, пожалуйста, молодому человеку, что я был целый день за рулем и очень устал: я не могу давать никаких интервью сегодня.

Но этим не кончилось. Телефон снова зазвонил, на этот раз говорил молодой человек сам:

— Позвольте мне объяснить, мистер Синсебау. У нас особое распоряжение из Нью-Йорка — разыскать вас и разузнать, чем все кончится. История с гусями имела потрясающий успех — вся страна хочет услышать о гусях. Я прошу вас показать мне их, мистер Синсебау, или, по крайней мере, рассказать о них поподробнее. Я погиб, если детали этой истории проплывут мимо меня. Или вы мне их сообщите, или мне просто придется все придумывать самому.

— Придумывайте все, что хотите, — сказал Родни с величественным безрассудством богача.

Он попросил отключить в номере телефон и повесил на дверь табличку: «Прошу не беспокоить».

Гномы легли спать возле электрического вентилятора, который должен был заменить им свежий лесной ветерок. А Элизабет в своей комнате у другого вентилятора видела во сне, как гуси улетели к себе в Абиссинию, а следом за ними летели, как живые, экземпляры дополнительных выпусков газет.

Настало утро. Жаркая заря Центральной Калифорнии предвещала не менее жаркий день. Ясно, что в такую жару урожай винограда страшно повысится и спутает все цены на изюм. Родни приоткрыл дверь в коридор и увидел, что заботливая администрация положила утреннюю газету перед дверью каждого номера. Он взял газету и обнаружил там рассказ под крупным заголовком через всю полосу:

КОРОЛЕВСКИЕ ГУСИ В ГОРОДЕ.

ПОТОМОК ЛЕСОПРОМЫШЛЕННИКА РАЗРЕШИЛ

ВЗГЛЯНУТЬ НА СВОЕ СОКРОВИЩЕ

Молодой репортер поймал Родни на слове и написал, что хотел, и столько, сколько хотел. Ему вздумалось рассказать, что он был принят в парном номере для новобрачных и видел королевских гусей в ванне: оказалось, что они даже спят в ванне, спрятав головы под мышки. Рассказ делался особенно красноречивым, когда описывались золотые кисточки на их головах и розовые перышки на щеках. Сообщалось также и то, как очаровательно они машут хвостиками: один раз — значит «ты мне нравишься», два раза — «ты мне не нравишься», а три — обозначает «катись к чертям». Очаровательный и обаятельный потомок магната все еще отказывается сообщить, где он достал эти драгоценные существа. Он собирает гусиные яйца; каждое утро под его кроватью оказывается одно яйцо. Его племянница хранит их в чемодане. Когда яиц будет тринадцать — а это императорское мистическое число в Абиссинии, — гусыня сядет высиживать гусят. А пока гуси знакомятся с Калифорнией и выражают восторг на гномском языке по поводу местного чернослива и изюма. Родни будто бы объяснил, что гусыня произносит слова только под воздействием яркого солнечного света. Так накануне она весь день весело болтала в машине.

Телефон зазвонил. На проводе был репортер, который спрашивал, хорошо ли он все сочинил. Родни сказал, что это лучший образец научного освещения фактов из всего, что он встречал в американской прессе. Репортер поинтересовался, куда они сейчас направляются с гусями, и Родни посоветовал ему это тоже сочинить самому. Потом репортер осведомился, нельзя ли получить фотографию Родни.

— Воспользуйтесь фотографией принца Уэльского, — посоветовал Родни и повесил трубку.

Они заказали завтрак: кофе, поджаренный хлеб и повидло для Родни, апельсиновый сок и пшеничные хлопья для Элизабет. Мама одобрила бы такой завтрак.

Пока гномы разламывали хлеб и макали кусочки хлеба в повидло, снова зазвонил телефон. Это был другой репортер — из другого агентства печати, который сказал, что ему звонили из главной редакции в СанФранциско и просили сообщить подробности.

Родни ответил, что он их с собой не захватил, повесил трубку и попросил администрацию снова отключить телефон. Тогда раздался робкий стук в дверь, и принесли записку от этого второго репортера с просьбой рассказать, что едят королевские гуси. Внизу, где оставалась чистая бумага, Родни написал: «Хлеб с повидлом на завтрак, а на обед и на ужин — сельдерей и мороженое».

Потом Родни и Элизабет сложили вещи и отважились спуститься в вестибюль. Там их ждала огромная толпа народу, включая трех очень активных юношей с тремя огромными черными ящиками. Они неистовствовали и умоляли позволить разочек «щелкнуть» гусей. Родни попросил Элизабет сходить заплатить по счету, а сам крепко держал корзины, боясь, как бы эти не в меру активные юноши не выхватили их из рук. Им очень хотелось, чтобы Родни и Элизабет стали в позу перед объективом, как кинозвезды или прибывшие из Европы известные дипломаты. Родни не собирался позировать, поэтому они просто щелкнули его, когда он пересекал вестибюль. И еще раз на улице, когда они с Элизабет садились в гномобиль. Там собралась такая толпа, можно было подумать, что в город приехал цирк.

Как только гномобиль тронулся, Бобо сделал попытку выбраться из укрытия и расспросить о фотоаппаратах и фотографах. Но его попросили пока подождать. Родни вел машину по главной улице, и Элизабет заметила: «По-моему, ты едешь не туда». Но Родни казалось, что за ними гонятся, и он поэтому повел гномобиль на большой скорости, сворачивая то направо, то налево. Он смотрел в зеркальце, а Элизабет — через заднее стекло. Несомненно, машина с двумя пассажирами следовала именно за ними. Каждый раз, как гномобиль сворачивал за угол, эта машина сворачивала туда же.

Родни все время пересекал главную улицу, потому что там были светофоры. Наконец ему удалось проскочить как раз перед тем, как движение перекрыли, улицу застопорили другие машины, и репортеры застряли. Родни сделал несколько резких поворотов, пока не убедился, что машина, груженная репортерами, потеряла их из виду. Тогда гномов выпустили, и Родни стал им рассказывать о чудесах газетной фотографии, а также о дорожных сигналах.

Гномобиль стал подниматься по предгорьям, окаймлявшим горный национальный парк. Снова появились деревья, настоящие деревья, которые заслуживали внимания старого гнома. Глого встал у окна. В его взгляде опять появился интерес к окружающему. Шоссе прокладывало гладкий путь вверх, вверх, в горы. Глого указывал то на одно, то на другое дерево. Это были герои давно прошедших времен, выстоявшие в течение веков. Он умел мгновенно прочитывать историю их длившейся столетиями борьбы со стихиями и объяснял, что они чувствуют теперь. Такие деревья всегда бывают напряжены и угрюмы. Они ни на минуту не прекращают добывать материал и строить укрепления против будущих бурь. В горах нет ни покоя, ни безопасности. Чуть ниже из гор били ключи чистой, прозрачной воды. Так и должно быть, если не вырубать леса, а оставить все так, как задумано самой природой.

Как много мог рассказать гном о том, что происходит в этих горных ущельях, о красивых лугах, окаймленных лесами! Он понимал, что переживают деревья и о чем беседуют травы с цветами на своем языке. Глого действительно был профессором арборальной психологии.

Гномобиль покатился по первой долине с секвойями. Это были древние чудовища со времен прапрадедушки Глого, около девяти метров в поперечнике, и не там, где ствол раздавался вширь у самой земли, а над этим местом, в комле. Ростом они были ниже красных кондори, но плотнее, коренастее, каждое из них настоящее дерево-гора. Во времена птеродактилей и динозавров такие деревья покрывали весь северо-запад американского материка, а теперь их оставалось всего несколько сотен в государственных парках. Их сок ядовит для насекомых и разных других вредителей. Они не боятся бурь, потому что у них ломкие ветви, и если ветки сдувает ураганом, то на стволе вырастают новые. Единственное, чего они боятся, — это огня. По стволам прочитывалась вся история их борьбы с этим страшным врагом леса. У них кора твердая, как металл, ее не легко сжечь. Но было видно, что когда-то горел у их ног подлесок, и огонь проел дыры в стволе, и сок при этом закипал, и сердцевина гибла. Но могучий ствол все стоял, выжженный внутри, и посылал сок по уцелевшей коре к ветвям, питая их там, наверху, у самых небес. Можно было увидеть дерево-калеку, у которого оставалась одна только кора не больше тридцати сантиметров толщиной, но она достигала вершины и питала одну-единственную ветвь — как бы последний вздох этого дерева.

Шоссе было построено с таким расчетом, чтобы сохранить деревья: оно протискивалось между ними, иногда сбривая некоторые их корни, и из окошка машины можно было рукой потрогать кору. В одном месте дорога шла прямо сквозь выгоревшее дерево, и это было незабываемо для всякого путешественника, который, вернувшись, всем об этом рассказывал. Гномобиль легко прошел сквозь такое дупло. Через него могли пройти и сотни гномов. Но их не могло оказаться в таком лесу, им негде было бы поселиться: гномам нужен кустарник, мелколесье, чтобы было где прятаться от людей, а в этом лесу, чтобы сократить возможность пожара, лес был очищен от подлеска. К тому же молодые побеги секвойи не умеют вырастать из пней и поваленных стволов, как кондори. Каждое деревце должно начинать свою жизнь от семечка, а семечку было не прорасти, потому что уж очень древней была эта земля: густые сплетения корней, мох, опавшая хвоя — все это создало такой плотный ковер, сотканный от начала времен, что слабый росточек, проклюнувшийся из семечка, был не в силах пробиться к свету и погибал.

Прекрасное путешествие, пейзажи один красивее другого, но, увы, никаких гномов! Они проезжали долину за долиной, и по главному шоссе, и по менее наезженным дорогам. Машина останавливалась, Родни относил корзинки в лес, выпускал из них своих крошечных друзей, и они занимались розысками, но все безрезультатно. Родни расспросил одного лесника о тех долинах, где бывает мало туристов. Они провели целый день в поисках, и Глого расстраивался все больше и больше.

Когда в сумерках они сидели в укромном местечке и ужинали, Глого сказал, что не стоит больше искать, потому что, видимо, гномы не живут там, где секвойи. Он утратил всякий интерес к лимонаду и сельдерею, хлебу и сыру, спелым маслинам и маринованному луку и погрузился в бездну мировой скорби, откуда было нелегко его спасти.

— Право же, смешно отчаиваться, Глого, — уговаривал его Родни. Америка — огромная страна, где большие пространства покрыты лесом. Хотя бы эти горы. Они тянутся на сотни миль и покрыты лесами по обоим склонам. Гномы могут обнаружиться в любом из них.

Но это не утешило старейшего из гномов. Все его предки жили среди больших деревьев, а если в другом лесу и найдутся гномы, то, возможно, они окажутся совсем другими, может, они говорят-то на непонятном языке.

— А мы с Бобо научим их, — сказала Элизабет. — Вот будет интересно, да?

Бобо быстренько согласился. Он женился бы на девушке-гномке, даже если бы она говорила на языке сеуаш. Кто-то из его предков однажды слышал, что на таком языке говорит какое-то племя индейцев.

— Если даже мы их найдем, — продолжал Глого, — они все равно уже во власти больших людей, которые покорили всю землю, изменив ее до неузнаваемости. Что бы стали гномы делать в ваших городах? Разве что помогать газетам рассказывать басни!

— Я уверен, что дело для них очень быстро нашлось бы, — бодро отозвался потомок лесопромышленника. — Я бы попросил отца сделать для них заповедник. Вы бы назначили один приемный день в неделю или чтонибудь в этом роде, а в остальное время вас бы не беспокоили.

— Мы не хотим зависеть ни от чьей благотворительности, — холодно заметил Г лого. — Гномы всегда были свободны. А теперь, видишь, мы вынуждены пользоваться вашей добротой и заставлять ваш гномобиль возить нас.

— Боже мой! — воскликнул Родни. — Да не думай ты об этом. Это одно из самых больших удовольствий из тех, что я в жизни испытал.

— Это прекрасное времяпрепровождение! — вставила Элизабет. — Родни все равно только слонялся бы вокруг дома, читал бы книжки и не знал бы, куда себя девать.

— Верно, Глого. Мне было так скучно, что я чуть было тоже не впал в мировую скорбь. — Родни вдруг подумал, что можно попробовать излечить Глого от его печалей, рассказывая ему о своих.

И Родни стал рисовать Глого безрадостную картину жизни потомка лесопромышленника, приговоренного судьбой унаследовать отцовское дело и преследуемого мыслью об этом и днем и ночью.

— Понимаешь ли, друг мой, мне совершенно нечего делать дома. На то, чтобы что-то делать, есть прислуга. И если я что-нибудь вздумаю сделать, то я попросту буду путаться у прислуги под ногами, что, несомненно, вызовет ее недовольство.

— Какое странное положение! — воскликнул старый гном, начиная проявлять интерес.

— Так было с самого раннего детства. Всегда находился кто-то, кто должен был делать домашние дела, а мне это запрещалось.

— Гному трудно в этом разобраться, — заметил тысячелетний Глого. Каждый гном был у нас обязан крепко стоять на ногах и все делать для себя самостоятельно.

— Теперь ты видишь, — продолжал Родни, — если вы с Бобо позволите мне возить вас в гномобиле, я могу считать, что я помогаю науке, и мне это гораздо приятнее, чем играть в гольф или писать стихи, которые все равно никто никогда не прочтет.

— Ты очень добрый, — сказал Глого. — Ни один человек, большой или маленький, не мог бы сделать больше для другого, чем ты для меня в своих попытках заставить меня быть счастливым.

Так, без особых надежд, но не желая обидеть Родни, Глого согласился продолжать путешествие. Он постарается победить свою мрачность, чтобы оказаться приятным компаньоном. Глого и Родни обменялись почти японскими вежливостями, а потом принялись изучать карту, планируя посетить Йосемит, чтобы разузнать, какие гномы живут в тамошних лесах.

Глава седьмая, в которой гуси посещают косметический кабинет

Гномобиль возвратился на шоссе. В ближайшем городе Родни купил свежую газету. На первой полосе было описано их утреннее приключение в отеле и опубликован странный рацион королевских гусей, а также были помещены фотографии: Родни, отвернувшись от объектива; Элизабет, скорчившая гримасу, и портрет принца Уэльского. Был к тому же помещен отчет об утренней гонке и поставлена скорость, с которой Родни вел машину (мама придет в ужас, когда прочтет!), и даже номер машины. Родни сказал:

— Они скоро объявят награду за наши головы.

— Что мы будем делать? — спросила Элизабет, оживленная быстрой ездой и польщенная видом своей фотографии в газете.

Родни ответил, что они будут теперь путешествовать инкогнито. Он объяснил, что когда путешествуют члены королевской семьи и хотят при этом избежать выполнения общественных обязанностей, то они называют себя вымышленными именами. И если так можно было поступать членам королевской семьи, то почему бы этим не воспользоваться и членам семьи лесопромышленника? Родни объявил, что отныне он Иеремия Титертон Дженкинс из Каламазу, штат Мичиган. Элизабет удивилась: откуда это Родни взял такое смешное имя? Родни объяснил, что вымышленное имя должно быть смешным, а то оно еще окажется настоящим именем какогонибудь человека, который подделывает чеки или собирается ограбить банк. Элизабет засмеялась от восторга.

— А кем я буду? А девочки могут ограбить банк?

Родни сказал, что вообще-то грабительницы встречаются на свете, но лучше пусть Элизабет назовется его дочкой или гувернанткой, как она захочет. Наконец, они решили, что ее будут звать Люсита Луиза Дженкинс и что это милое, мелодичное имя, которое вряд ли принадлежит какойнибудь грабительнице. Бобо решил, что он тоже должен путешествовать инкогнито, — одна из виденных ими гигантских секвой была названа «генерал Шерман», — Бобо решил, что он тоже будет называться генерал Шерман, пока не придумает что-нибудь получше. Но они никак не могли уговорить Глого выбрать себе имя какого-либо выдающегося деятеля, например генерала. Ему очень не понравилось, что Бобо взял себе человеческое имя. Глого определенно не хотелось, чтобы его внук проявлял интерес к делам больших людей.

Когда пришло время спать, Родни подвел гномобиль к отелю, но не к парадному входу, а завел его прямо в гараж. Видно, в гараже еще не прочли газету, потому что их встретили там спокойно и не приставали с расспросами. Родни взял корзинки, Элизабет — чемодан. Усталые, они едва доплелись до входа в отель; Родни подошел к портье, взял карточку и написал: мистер Иеремия Титертон Дженкинс — Каламазу, Мичиган; Люсита Луиза Дженкинс, оттуда же, и, как обычно, спросил две комнаты с ванной. Портье поглядел на корзинки и сказал:

— Мы не разрешаем держать в номерах животных, сэр.

— У меня нет никаких животных. В корзинах находятся антропологические образцы.

— Понятно, — сказал портье, но вид у него был такой, что он не очень-то ясно понял, в чем дело. Однако он попросил коридорного проводить их в номера 317 и 319. Родни хранил серьезное и достойное выражение лица и на этот раз не раздавал «дощечек».

Путешественники заперлись и устроились на ночлег. Никто им не звонил и не стучал в дверь.

Утром все было тихо и спокойно, и в холле их не подстерегали ни репортеры, ни фотографы.

— Доброе утро, мистер Дженкинс. Хорошо ли вы отдохнули? — спросил портье.

Родни сказал, что да. Он уплатил по счету и преодолел усилия коридорного взять у него из рук корзины или привести машину из гаража. Они вышли на улицу не сопровождаемые никем, и Родни вздохнул с облегчением.

— Я буду мистером Дженкинсом весь остаток своей жизни, — заявил он.

У Родни возник план, как устроить гномов поудобнее в машине. Заднее сиденье было слишком низко для них: им ничего не было видно в окошко; если машина подскакивала на кочке, то гномы сразу же выстреливались в потолок, а если резко тормозила, то они скатывались на пол.

Родни решил положить на заднее сиденье еще одно и по бокам ввинтить кольца, чтобы можно было к ним привязать веревку, за которую гномы могли бы держаться.

Родни остановил машину перед «Добрыми услугами», рабочий вышел им навстречу, и Родни сказал, что требовалось сделать, разумеется не объясняя для чего. Тот ответил, что у него найдется сиденье, только с другой обивкой, но Родни перебил его: «Неважно, мы наденем чехол». Рабочий сходил за кольцами и стал было их вкручивать, а Родни переставил корзины на переднее сиденье. Возможно, он брался за корзины слишком бережно или еще почему-либо, но он перехватил взгляд рабочего и уловил какой-то блеск в его глазах. Этот блеск давал понять члену королевской фамилии, путешествующему инкогнито, что он опознан.

Рабочий пошел в мастерскую якобы взять какой-то инструмент и, конечно, сообщил остальным о своем открытии. И вот у машины уже стояла секретарша и несколько других сотрудников «Добрых услуг», и все глазели на потомка лесопромышленника и его племянницу и на машину, где на переднем сиденье в корзинках помещались королевские гуси и где заднее сиденье поднимали, чтобы гуси могли любоваться пейзажами. Можно ли представить себе более дурацкую ситуацию?

Естественно, что один прохожий останавливался, любопытствуя, потом другой и третий. Магическое слово поползло по улице: «Это гуси! Королевские гуси!». И люди стали стекаться отовсюду: из магазинов, с противоположной стороны улицы, и вскоре образовалась толпа, точно это был пожар или уличное представление. Родни и Элизабет попались. Им некуда было скрыться с корзинками, а если бы они и попытались, толпа ринулась бы за ними. Им оставалось только внимательно следить за работой и словно не замечать, что на машину глазеют со всех сторон. И вот — настоящее бедствие: юркий молодой человек расталкивал толпу локтями.

— Доброе утро, мистер Синсебау. Я репортер «Вечернего «Пшикрипорт», нашей местной газеты. Мы очень, очень счастливы видеть вас в нашем городе!

— Как вы можете себе представить, я был бы очень, очень счастлив выбраться из вашего города, — отозвался Родни угрюмо.

— У вас в машине переделки? Это, несомненно, для удобства гусей? Молодой человек был так возбужден, точно он только что нашел золото в Калифорнии. — Можно ли узнать, что вы переделываете в машине? Это чтобы гусям было видно в окошко? Разве у них недостаточно длинные шеи?

— У гусей шеи не такие длинные, как у тех, кто пытается их увидеть.

— Прошу вас, мистер Синсебау, извините, что я вам надоедаю. Репортерам нельзя без этого обойтись. Во-первых, нам дают задания, а во-вторых, нам ведь тоже надо жить.

— Как однажды сказал один знаменитый человек: «Сэр, я не вижу необходимости», — мрачно прокомментировал Родни.

Но репортера ничем нельзя было остановить:

— Вы натягиваете веревки? Это чтобы гуси не ушиблись? Они уже ушибались?

— Они были в порядке, когда я видел их в последний раз.

— Они в корзинках? Можно, я посмотрю, чтобы я мог написать в газете, что я их видел?

— Вы же все равно напишете, что видели их, так что не все ли равно?

— Мне кажется, вы не любите репортеров, мистер Синсебау? Я обратил внимание на то, что один вопрос пока не нашел освещения в газетах: это имена королевских гусей. Ведь у них есть имена?

— О да!

— Как же их зовут?

— Гуся зовут Иеремия Титертон Дженкинс, а гусыню — Люсита Луиза Дженкинс.

Элизабет хихикнула и прикусила губу. Репортер строчил как сумасшедший. Он повторил имена и спросил:

— Это, конечно, не абиссинские имена?

— О нет, это имена в переводе.

— Как же зовут гусей на их языке?

— Гуся зовут генерал Шерман.

— Вы шутите?! А гусыню?

Обсуждение было прервано, потому что сквозь толпу к ним пробирался человек с фотоаппаратом.

— Расступитесь, — обратился он к толпе. — Я хочу сфотографировать.

— О нет, пожалуйста, не расступайтесь! — взмолился Родни.

Фотограф прокладывал себе дорогу в толпе, криками и мольбами расчищая себе место и держа свой аппарат наготове.

Родни в отчаянии ухватился за толстого мужчину, который стоял рядом с ним, и поставил его впереди себя.

— Станьте на мое место, — попросил Родни.

— Мне он не нужен! — завопил фотограф. — Мне нужны вы!

— А мне нужен он, — отрезал Родни и шепнул толстяку: — Загородите меня, я дам вам пять долларов.

Толстяк переживал тяжелые времена, поэтому он остался стоять как вкопанный. Элизабет испугалась было всей этой толпы и шума, но увидела, что Родни трясется от смеха, и сама рассмеялась.

Дополнительное сиденье было укреплено, и Родни решил, что пока этого достаточно. Орудуя толстяком, как щитом, он попросил рабочего оставить в машине кольца и веревки, заплатил ему по уговору, дал толстяку пять долларов и велел Элизабет прыгнуть в машину. Он вручил ей корзины, дал сигнал и выехал из толпы. Мотор гномобиля заработал, и он пополз по улице с хвостом из полдюжины машин. Ушло довольно много времени и усилий, чтобы растрясти этот хвост и добраться до спокойного места, где можно было выпустить гномов на волю.

— В чем дело? Что случилось?

У Бобо была целая куча вопросов. Какой ужас — просидеть все это время в темноте! Элизабет рассказала ему о толстяке и сердитом фотографе. Бобо начинал осознавать всю общественную значимость своих друзей. Возможно, он и сам был не прочь вылезти из корзинки и сфотографироваться, и чтобы эта фотография появилась наряду с их фотографиями во всех газетах мира.

Другое дело Глого. Тысячелетний гном хранил молчание, похожее на протест. Весь этот шум и гам, который ему пришлось услышать, укрепил его во мнении, что человеческий мир сошел с ума. Но он понял также, что большие люди могущественны и управляют судьбой гномов. Пока что как средство от мировой скорби это путешествие терпело крах.

Родни начинал об этом догадываться.

— Мне думается, что история с абиссинскими гусями изжила себя. Нам надо от них избавиться, — сказал он.

— Но как? — спросила Элизабет.

— Мы могли бы зарезать их и съесть.

— Родни!

— Ну, подарить их кому-нибудь или продать с благотворительной целью.

— Но у нас их нет, Родни!

— Надо их достать. Люди все равно не оставят нас в покое.

— Поехали в Абиссинию, — пискнул Бобо.

Но Родни сказал, что им надо просто достать абиссинских гусей в Калифорнии. И пусть репортеры перестанут гоняться за гномами и устраивают гусиные гонки.

Родни остановился у ближайшего магазина и купил две корзины с крышками. Потом он купил коробочку школьной акварели, коричневый лоскут и иголки с нитками.

— Ну, теперь мы готовы к гусиным гонкам.

Он попросил Элизабет быстро сшить две коричневые шапочки, такие же, как у гномов, только с завязочками, чтобы они не спадали с гусиных голов. Трудно было достать гусей в долине Сан-Джоакен, потому что там не было ни рек, ни озер и воду качали насосами. Родни свернул на дорогу, которая вела к морю. Это была красивая дорога, и вскоре показались леса. На склонах горы были фермы, и — о радость! — на одной из них за домом сверкнул пруд, а на воде — о удача! — снежно-белые гуси!

Родни остановил гномобиль подальше от дома, чтобы не рисковать, что его опознают. Прихватив новые корзины, он вошел в дом и, вступив в переговоры с фермером, выяснил, что молодую веселую парочку гусей можно купить за четыре доллара. Родни тут же передал фермеру деньги, а тот, не мешкая, насыпал зерен, приглашая гусей на пир. Фермер нацелился на гуся, а Родни на гусыню, и они разом, как по команде, накинулись на птиц. Элизабет и Бобо много дали бы за то, чтобы поглядеть на это сражение своими глазами!

Нельзя было представить наперед, какой силой обладают крыло, лапа и шея молодого калифорнийского гуся! Трудно вообразить, какое понадобилось количество рывков и толчков, чтобы наконец запихать гусей в корзинки и закрыть крышки. Битва еще не завершилась победой, а лицо Родни уже было красным, его хорошо сшитый костюм испачкался, а на руке образовалась царапина, нанесенная то ли клювом, то ли когтем — он сам не знал чем.

Но вот он торжественно принес свою добычу в гномобиль. Тот был теперь полностью нагружен: и чемоданы, и гуси, и гномы! Как только они нашли укромное местечко, Родни велел Элизабет размочить акварель, два маленьких кювета с оранжевой и розовой краской. Каждый школьник знает, что приходится слегка поработать над ними, прежде чем они начнут красить. Элизабет трудилась, а Бобо задавал вопросы по поводу красок, из какого цветка сделана каждая краска и можно ли их есть. Наконец краски размокли, и Родни, усевшись верхом на одну из корзин, приподнял крышку, чтобы гусь мог просунуть только голову и шею.

Молодой здоровый гусь ведет себя спокойно, пока он находится в темноте, но он совершенно меняет свое поведение, когда у него появляется надежда освободиться. Родни пришлось крепко схватить гуся за шею.

— Гусик, — сказала Элизабет, — ты не понимаешь разве, что это косметический кабинет! Поговори с ним, Бобо, и объясни!

Но Бобо, к сожалению, не знал, что значит косметический кабинет, и не имел понятия, как это звучит по-гусиному. Он был немного знаком с языком диких гусей, но эти существа с птичьего двора были ему чужими.

Элизабет взяла кисточку и старательно и любовно, как это сделал бы прирожденный художник, нанесла розовый мазок на обе щеки каждого гуся.

— Все леди мажутся, — сказал Родни. — Почему бы некоторым гусям не заняться тем же?

Элизабет добавила еще по золотому ободку на гусиных макушках, как бы кайму к шапочкам. Шапочки пришлись гусям впору. Элизабет не хотела их снимать, но Родни велел пока снять, потому что гуси могли стащить их с головы и съесть или сделать еще что-нибудь в этом роде. Шапки надо было сохранить для особо торжественных случаев.

Головы и шеи гусей запихали обратно в корзины, и Родни сказал:

— Хорошо бы написать стихи от имени наших гусей.

— Конечно! — воскликнули Элизабет и Бобо одновременно.

Они притихли и со священным трепетом глядели на Родни, пока он думал. Наконец Родни прочел:

Мы абиссинские гуси,
Мы в королевском вкусе,
У каждого есть по короне,
Неважно, что мы не на троне.
Мы роскошно одеты.
Нас воспевают поэты.
Нам стоит вильнуть хвостиком
Репортеры примчатся в гости к нам.

Потом они позавтракали, и Родни достал авторучку и почтовые принадлежности. Он составил несколько телеграмм, которые тут же зачитал гномам, гусям и девочке:

«Управляющему отелем «Империал», Сан-Франциско. Забронируйте номер для пресс-конференции с абиссинскими королевскими гусями в пять часов сегодня. Родни Синсебау». Это была телеграмма номер один. Следующая направлялась в крупные города, во все газеты и агентства печати. «Абиссинские королевские гуси приглашают вас на прием в их номер в отель «Империал» сегодня в пять часов». И еще одну — секретарю общества «Зеленый крест», которое занимается охраной лесов.

— Глого будет доволен, — сказал Родни. — Он простит какую хочешь чепуху, если это поможет спасти места обитания гномов.

Глого поднялся в своей корзинке во весь рост и вежливо поблагодарил. Родни зачитал телеграмму:

«Я дарю королевских гусей обществу «Зеленый крест» для продажи на открытом аукционе тчк средства от продажи поступят в пользу развития вашего дела тчк пошлите представителя на пресс-конференцию отель «Империал» сегодня пять часов».

И еще одна телеграмма была адресована аукционеру в Сан-Франциско, сведения о котором Родни вычитал в газете. Он также приглашался на пресс-конференцию. Родни был уверен, что он приедет, потому что аукционеры любят рекламу.

— Слава в делах человеческих обозначает деньги, а деньги нужны большинству людей в Америке, — объяснил он.

От этих слов Глого слег в корзинку с сильным приступом мировой скорби.

Глава восьмая, в которой гусей продают

Все снова погрузились в гномобиль, и он на большой скорости помчался к берегу моря. В городе, который первым встретился на пути, Родни наконец отправил свои телеграммы. Телеграф, у которого очень живой характер, мгновенно доставит их в большие города, и все приглашенные лица явятся в срок. В следующем городе Родни купил газеты дневного выпуска. Там было описано их утреннее приключение: как они записались в отеле под фамилией Дженкинс, и как они переоборудовали автомобиль для удобства гусей, и как эксцентричный потомок лесопромышленника нанял толстяка, чтобы загородиться им от фотообъектива. После того как Родни все это прочел, он еще больше уверился в том, что на «пресс-конференцию» прибудет много народу.

Родни рассчитал время так, чтобы попасть к отелю «Империал» за несколько минут до начала. Он принес извинения гномам за то, что они будут лишены интересного зрелища, и попросил прощения у Элизабет, что ей придется без него посидеть в машине и постеречь корзинки с гномами. Он постарается быстренько отделаться и вернуться назад как можно скорее. И тогда они будут свободны от преследующей их толпы и городского шума и смогут вернуться в леса.

Он завел машину в гараж и договорился, что она постоит там час-другой. Коридорные отеля выбежали ему навстречу. Теперь-то он позволил им нести корзинки — пусть несут, а он будет следовать за ними с достойным видом. Он хотел оплатить забронированный номер, но администрация отеля была рада предоставить его Родни бесплатно, давая понять, что в любом подобном случае он может на них рассчитывать.

Родни поднимался по лестнице, сопровождаемый двумя коридорными с корзинками. В большой комнате было человек двадцать: репортеры, фотографы, секретарь «Зеленого креста», аукционер — все в ожидании потомка лесопромышленника, который был для них в данный момент центром Вселенной.

Родни был воплощенный дух вежливости. Никакой ветрености, никакой игры в прятки при помощи толстяков. Он начал свою большую речь, которую репортеры судорожно заносили в свои блокноты.

— Джентльмены! Некоторое время я был занят научным экспериментом, который считал очень важным. Для меня было очень существенно обеспечить себе возможность спокойно работать, но, к сожалению, сведения об эксперименте просочились в печать. Это произошло потому, что администрация одного отеля настаивала, чтобы ей сообщили, что находится в моих корзинах. Когда я вынужден был дать ответ, администрация отеля сочла возможным передать сведения журналистам. С тех пор меня преследуют толпы, и я лишен возможности работать. Естественно, что моей семье такая реклама неприятна. Вы знаете, что сегодня произошло с моей племянницей и со мной. Я должен каким-то образом положить конец происходящему.

Репортеры потупили взоры. Эти творцы рекламы знали, что большинство людей только притворяется, что не любит рекламы. Но есть и такие, настолько богатые, что не любят ее на самом деле. И это всегда производит на них большое впечатление.

— Некоторое время, — продолжал Родни, — я интересовался работой «Зеленого креста» — общества, которое занимается охраной лесов и земли. Я понимаю, что эти гуси, вероятно, стоят немалых денег, судя по проявляемому публикой интересу. Я решил презентовать их «Зеленому кресту», чтобы это общество могло воспользоваться для своей дальнейшей работы деньгами, которые поступят от продажи гусей на аукционе. Я пригласил сюда секретаря общества, и я надеюсь, что он примет мой подарок.

Секретарь представился собравшимся, и журналисты, никогда не слыхавшие о «Зеленом кресте», задавали ему вопросы и записывали ответы. Он сказал, что дар мистера Синсебау — большая поддержка для общества и что он его принимает с горячей благодарностью. Потом наступила очередь аукционера. Родни сказал, что он пригласил этого джентльмена из-за его профессиональной осведомленности, и выразил надежду, что он позаботится о продаже гусей. Аукционер тоже сказал, что он в высшей степени интересуется работой «Зеленого креста» и не возьмет платы за свои услуги.

— Я надеюсь, что газетные объявления не обойдутся нам дорого, сказал он, и репортеры заулыбались. Родни продолжал речь:

— Теперь осталось посмотреть гусей и сфотографировать их. Вы, журналисты, возможно, поражались тому, что я окружил тайной этих гусей. Но они полудикие, очень легко путаются и не приучены к чужим. Контакты с посторонними выбивают их из колеи и мешают их приручению. Конечно, теперь я прекращаю работу с ними, они собственность «Зеленого креста», и это общество отныне несет за них ответственность. Смотрите на них, фотографируйте, но не ждите от меня, что я продемонстрирую то, чему их обучил. Может быть, кто-нибудь из вас сумеет убедить их выступать на публике. Мне это ни разу не удавалось, и я никогда не претендовал на это. Все. Я выпущу их из корзин в соседней комнате. Они всегда в первый момент сопротивляются. Я постараюсь успокоить птиц, но я не гарантирую их хорошее поведение.

Родни говорил это так внушительно, что можно было подумать, что в номере отеля «Империал» он собирается выпустить из клетки королевских бенгальских тигров. Он попросил коридорных вынести корзины в смежную комнату. И, после того как они удалились, приоткрыл корзинку, пристроил шапочки и выпустил гусей наружу.

Родни не представлял себе, будут ли гуси стаскивать шапочки с головы, или кинутся на него, или заберутся под кровать, или еще что. У него в кармане завалялось несколько зернышек; он рассыпал их на полу, надеясь, что гуси не окажутся уж слишком «гусями», и его надежды оправдались, потому что птицы тут же занялись зернами в том углу, где они были рассыпаны.

Родни быстро подбежал к двери, открыл ее и сказал:

— Прошу вас, джентльмены!

Все ввалились в комнату и увидели действительно пару гусей, и действительно щеки у них были розовые, и действительно на головах у них были золотые колечки, и действительно над ними возвышались островерхие шапочки. Вот они были тут, те самые гуси; вид у них был испуганный и довольно дикий.

Это было не особенно интересное зрелище. Но какое уж было; во всяком случае, весь мир ждал вестей о нем, и фотографы тут же занялись делом, и вот они уже щелкали фотоаппаратами: Родни рядом с гусями и с секретарем «Зеленого креста». Первые фотографии королевских гусей, сделанные в Америке!

Конечно, репортеры приготовились задавать вопросы, но Родни их предупредил:

— Джентльмены, я рассказал вам все. Я не клоун, и я не собираюсь заставлять этих перепуганных птиц разыгрывать спектакль здесь в отеле. Все, что я мог сделать для вас, я сделал. Следующее представление — на аукционе.

— Когда он состоится?

— Это зависит от новых владельцев гусей. Я бы предложил подождать дня три-четыре, чтобы все заинтересованные лица могли быть оповещены. Не так ли? — обратился он к аукционеру.

И тот сказал:

— Да.

— Еще один вопрос, мистер Синсебау. Я так понимаю, что у вас есть гусиные яйца.

— Да, у нас тринадцать яиц.

— Что вы намереваетесь с ними делать?

Бедный Родни! Его мозг лихорадочно работал, но недостаточно быстро для данного опасного мгновения.

— Мы поместим их в инкубатор.

Он осознал свою ошибку в тот момент, когда репортер задал следующий вопрос:

— Так у вас будут королевские гусята?

— Да, я полагаю, что так.

— За какой срок они выводятся?

— Около трех недель.

— Где вы тогда будете?

— Этого я не знаю.

— Вы будете возить инкубатор с собой?

— О нет, нет, нет! — закричал Родни в панике. — Я договорился с солидной гусиной фермой, там позаботятся о яйцах.

— Вы известите нас о дальнейшем?

— Да, конечно. Мы созовем конференцию. Тем временем эти джентльмены, — он указал на секретаря и аукционера, — подготовят все к продаже.

С этими словами Родни поклонился и, пятясь, вышел из комнаты. Он ретировался через запасный выход, отошел от отеля, убедился, что за ним не следят, и ринулся в гараж, где его терпеливо дожидалась Элизабет.

— Выпусти меня! Выпусти меня! — верещал Бобо.

А Глого приказывал:

— Сиди спокойно, малыш!

Бобр был чрезвычайно взбудоражен «пресс-конференцией». Он едва дождался, пока гномобиль выбрался из гаража и Элизабет смогла открыть крышку корзины.

— Репортеры пришли?.. Что делали гуси?.. А краска не облезла?

— Я думаю, теперь нас на три недели оставят в покое, — сказал Родни. — Никого не интересуют яйца, пока из них не вылупятся гусята.

Но несмотря на это, по некоторому размышлению, Родни предложил и дальше путешествовать инкогнито, только надо выбрать новые имена. Элизабет очень обрадовалась — это было похоже на игру. Родни сказал, что он теперь будет мистер Тимофеюс Т. Петигрю из города Ошкот, штат Висконсин. Элизабет долго думала и решила наконец, что она будет называться Памела Петигрю.

Бобо, которому как-то объяснили, что слово «секвойя» индейского происхождения, решил, что его имя будет Индеец. Глого не интересовали все эти глупости, но Элизабет и Бобо решили, что они назовут его генерал Грант, потому что так называется одно дерево в Государственном парке. Они стали придумывать себе профессии. Родни решил, что они будут коллекционерами разных видов папоротника. Они могли и правда собрать небольшую коллекцию. Зеленые листья будут высовываться из корзин, и тогда не получится почти никакого обмана. Элизабет тут же вошла в роль. Она захотела узнать, сколько видов папоротника есть на свете, и попросила Глого рассказать ей о своих беседах с этими древними растениями.

Путешественники выбрались из шумного города и миновали длинный мост над заливом. Вскоре гномобиль оказался опять на внутреннем шоссе. Было жарко даже после того, как солнце село. Они ехали дотемна и, поставив машину, направились к отелю. Из их корзин торчали листья папоротника. Родни и Элизабет зарегистрировались как Тимофеюс Т. Петигрю из Ошкота, штат Висконсин, и Памела Петигрю, оттуда же. Они сообщили портье, что они ботаники и в корзинах у них сплошной папоротник. Поскольку папоротник был виден всем, их сразу провели в комнаты. Они заперлись, включили вентиляторы и легли спать. Репортеры и фотографы не преследовали их даже во сне.

Наутро вышли газеты с отчетами о пресс-конференции с речью Родни, полной достоинства и исполненной значения, с его портретом и с портретом королевских гусей. Один смышленый театральный деятель предложил свой театр под аукцион. Было объявлено, что в следующую пятницу состоится аукцион и королевские гуси станут собственностью того, кто предложит за них высшую цену, а выручка пойдет на нужды «Зеленого креста».

— А теперь в Йосемит! — сказал Родни.

Они опять поднялись в горы. Шоссе поворачивало то туда, то сюда и проходило по местам, где природа щедрой рукой сама насадила деревья. Они видели прославленные на весь мир пейзажи: глубокие горные ущелья и водопады, горные вершины, перспективой уходящие вдаль озера, реки, леса, большие и маленькие. Они несколько раз останавливались, весь день искали гномов, переночевали в горном кемпинге и опять ехали и искали еще и еще. Путешественники встречали медведей и оленей, очень много туристов, но они не видели гномов — их не было и следа. Глого огорчался все больше и больше, и, как он ни старался, он был очень тяжелым компаньоном.

Странное положение: Глого оплакивал будущее своего внука, и внук, добрый и любящий, тоже пытался его оплакивать в угоду дедушке, но не мог — Бобо, такой верный некогда племени гномов, все больше попадал под обаяние людей. Он пытался скрыть это от деда. Но ему нравились спелые маслины и мороженое, ему нравилось смотреть в окошко на едущие мимо машины, даже с риском, что его обнаружат. Ему было интересно, что пишут в газетах.

Когда в воскресенье утром он познакомился с результатами аукциона и узнал, что единственную в Америке пару королевских гусей купили за 2240 долларов, его много больше заинтересовал разговор о деньгах и о том, что можно приобрести на эту сумму, чем поиски невесты.

Вечером, когда все сидели на краю поляны за ужином, Глого сказал:

— Тут бесполезно искать. В Йосемите нет гномов.

— Но есть и другие заповедники и парки, — возразил ему Родни.

И опять возник один из тех споров, когда каждый старался быть более предупредительным, чем его собеседник. Глого говорил, что надо вернуться назад в красные леса и перестать злоупотреблять добротой друзей. А Родни возражал ему, утверждая, что это самое интересное приключение в его жизни. И что же станется с королевскими гусиными яйцами? Он до тех пор шутил с тысячелетним гномом, пока не заставил его рассмеяться. Наконец было решено покинуть Йосемит, отправиться на восток и посетить Зайон и парки Брайс-Каньона.

Друзья вернулись в отель, Родни набрал «междугородный», Элизабет рассказала маме, как она довольна поездкой, что она ни разу не промочила ноги, грозы бывали совсем малюсенькие, а землетрясений не встречалось вовсе.

На следующее утро путешественники покинули эту «раскаленную печку» — Калифорнию. Но в штате Невада было полно своих «печек». Тамошние горы представляют собой просто тоскливые, голые скалы, причудливой формы и странной окраски. Они были то розовые, то серые, то розоватосерые, то коричневые, то бурые.

Вдоль шоссе тянулась полоса бесплодной земли, на которой ничего не росло, кроме шалфея и диких бобов, и те уже побурели и высохли. Гномы никогда не видели такой страны. Даже никогда и не слыхали о ней. Глого старался не глядеть в окно, не в силах быть свидетелем тех страданий, которые испытывали здешние, измученные жаждой растения. Ему не надо было выходить из машины и говорить с ними: он и так обо всем догадывался по их грустному виду, а для автомобилей воды по дороге было сколько угодно, и масла, и бензина.

И у людей было все, что им необходимо: бутерброды, пирожки, содовая вода, мороженое. Глого, наверное, очень бы скорбел, но последнее из названных человеческих открытий очаровывало его в этом пекле штата Невада и смягчало его страдания.

Шоссе дальше не было асфальтировано, а только засыпано гравием. Это означало, что дальше они катились в клубах пыли. Но пыль клубилась сзади: хорошо дрессированный гномобиль отшвыривал ее в морды другим своим собратьям. В этой части страны движение было невелико, и большинство пыли доставалось шалфею и диким бобам.

На дороге попадались выбоины, и гномам приходилось держаться за веревку. Бобо нравилось, что его подбрасывает, и Родни назвал его «молодым гномом на свободной трапеции».

Бобо и Элизабет изобретали разные игры, чтобы побороть скуку этих дальних дорог. Они заключали пари по поводу номеров идущих мимо машин. Им нечего было выигрывать, но они тем не менее очень держались за свои выигрыши. Родни покупал дорожные карты на заправочных станциях, и Бобо неутомимо их изучал вместе с ним. Он не умел читать, но заставлял Элизабет учить его. Он уже мог разбираться в линиях, обозначающих дороги, и просил Элизабет прочитывать ему названия городов и обозначения расстояний между ними. Он учился распознавать марки автомобилей и сорта бензина. Короче, он становился молодым современным американцем даже в мельчайших оттенках поведения, в своих представлениях и в языке. Если бы они и встретили гномов, он теперь бы презирал их как «отсталый элемент».

Путешественники считали, что они больше не услышат о королевских гусях. Но ничего подобного!

В газетах появилось сообщение о том, что гусей купил какой-то эстрадный актер, который торопился заработать на них, показывая их публике за деньги. Он нарядил смуглую девушку «абиссинской пастушкой», и она выводит гусей на сцену запряженными в разноцветные ленты и при этом сама танцует и поет смешные куплеты. Все это имеет огромный успех у публики.

Элизабет удивилась, как этому артисту удалось выдрессировать гусей в такой короткий срок. Родни высказал предположение, что, может быть, у него за сценой где-то спрятан провод и он руководит бедными птицами, ударяя их током.

Во всяком случае, было отрадно, что зеваки глазели теперь не на гномобиль и его пассажиров.

Глава девятая, в которой гномобиль направляется на Восток

Друзья приехали в Юту, соседний штат, где было множество гор и где силы природы производили какие-то странные опыты: переворачивали горы вверх ногами, или ставили их набок, разрубали их на строительный камень, а потом ссыпали все это в кучу самым невообразимым образом, или раскалывали горы пополам, или прорубали в них арки. Вы могли там встретить такие подобия построек, которые обязательно приняли бы за Китайскую стену, и такие, которые показались бы вам древнеиндийскими храмами, и те, что непременно напомнили бы вам египетского сфинкса, а потом вам бы показалось, что целый квартал нью-йоркских небоскребов вот-вот рухнет и превратится в руины. Вы бы увидели стадо слонов, тесно прижавшихся друг к другу, потом целый автомобильный эскорт, переходящий затем в горизонт, и вскоре — висячие сады царя Навуходоносора. Вы попали бы в такие места, где вам показалось бы, что туда в свое время явился великан с острым мечом, и снес все горные вершины, и сделал их не острыми, а плоскими и гладкими, и вам показалось бы, что там зелено и уютно и хорошо бы устроить пикник, только уж очень далеко добираться. А проехав немного дальше, вы решили бы, что туда приходил другой великан, с красками, такими, какие были у Элизабет и стоили десять центов. Он обмакнул свою кисточку в яркорозовую краску и положил мазки на горные щеки, а вершины выкрасил светло-желтым — в точности как королевских гусей. Потом он нанес на горные склоны красные и зеленые пятна — для оживления пейзажа, а некоторые самые высокие вершины выкрасил белилами, и они сверкали белизной. Может, это был снег, а может, белый мрамор, неизвестно. А еще подальше великаны попробовали, как будет выглядеть иная комбинация красок, и наложили белые и зеленые мазки на низкие холмы, а красные и серые — на стоящие за ними высокие горы, а иногда это были коричневые холмы, и сзади — зеленые горы. Время от времени огромные утесы выскакивали навстречу гномобилю, стараясь преградить ему дорогу, и дороге приходилось то срезать кусок горы, то проскакивать прямо через нее.

Глого и Бобо очень волновались, потому что не привыкли врезаться головой прямо в гору со скоростью восемьдесят километров в час. Но дорога всегда кидалась вперед первой и все устраивала сама. Это повторялось неизменно, случалось ли то днем или ночью — все равно.

Гномобиль добрался до Брайс-Каньона, а потом до Зайон-Парка. Путешественники погрузились в тамошние леса и добросовестно все обыскали — как всегда, напрасно.

И опять Глого впал в тоску, а Родни попытался применить свое обычное лекарство от мировой скорби:

— Но ты не видел еще Колорадо, Глого!

И он пропел такой гимн колорадским горам и лесам, точно он был самой колорадской торговой палатой или рекламным агентом железнодорожной линии Денвер — Рио-Гранде. Родни и правда остановил гномобиль у какого-то железнодорожного вокзала, зашел туда и купил в киоске брошюрку, откуда он почерпнул, что «Колорадо» значит «красный» и что одна ступенька местного капитолия находится как раз на высоте полутора километров от уровня моря. Бобо, как истинный турист, был заворожен этими сведениями, а Глого, поняв это, сдержал свою скорбь и сказал только:

— Да, да. Хорошо. Продолжай.

Друзья ехали все на восток и вдруг неожиданно добрались до Колорадо. В национальном парке Скалистых гор они снова произвели разведку. Родни сказал, что среди этих скал полно окаменевшей коры и листьев тех деревьев, которые росли и цвели сорок миллионов лет назад. Может быть, они обнаружат там также и кости древних гномов. Но это предположение нисколько не ободрило Глого. Он ответил, что вовсе не ищет окаменевших гномов, ему нужна только одна живая маленькая ледигном, чтобы женить на ней своего внука.

Ну, что можно было сделать? Они проехали через все горные районы Запада, но удача ни разу им не улыбнулась. Если они вернутся назад, это будет означать полное поражение перед черными силами мировой скорби. Глого забрался в корзинку, улегся на подушку, и даже мороженое не могло его соблазнить.

Родни и Элизабет сговорились друг с другом заранее и на расширенном заседании с гномами принялись расхваливать чудеса штатов Миннесота и Висконсин: никаких гор, красивые озера, девственные леса на севере этих штатов, где могли обнаружиться огромные племена гномов. Дорога была длинной, ехать предстояло по жаре, но Родни обещал покрыть весь путь за пару дней, а Глого может пока полежать в корзине и побеседовать с мотором.

Глого сказал:

— Я слушал его долго. Мне кажется, что он не вполне счастлив. Это может оказаться началом мировой скорби.

— Боже мой, я не знал, что она заразительна!

Но в ближайшем городе Родни пригласил механика, и выяснилось, что человек, который заправлял машину маслом, не завернул гайку трансмиссии и масло чуть все не вытекло. Родни сказал, что Глого будет теперь не генерал Гранд, а Лорд-Первый-Начальник-Определитель-Беды, и еще он сказал, что гном на заднем сиденье машины скоро станет принадлежностью стандартного оборудования автомобилей в Америке.

Друзья отправились дальше.

«Миннесота или крах» было их девизом.

— Звезда гномперии гномператор Глого направляется на Восток, шутил Родни.

Он все дурачился, задавал Глого то шутливые, то, серьезные вопросы, заставляя его все время говорить, чтобы отвлечь его от грустных размышлений. Ночами в отеле Родни записывал то, что слышал от Глого. Он собирался написать книгу о гномах.

Родни позвонил маме и сказал, что они собираются на Восток. Конечно, мама пришла в ужас. Зачем было везти Элизабет на Запад, чтобы теперь ехать прямо в противоположную сторону! На это Родни ответил: «Для того и повез на Запад, чтобы появилась возможность поехать на Восток. Иначе как же можно попасть на Восток, если перед этим не поедешь на Запад!» Элизабет сказала, что она первый раз в жизни учится с удовольствием, но мама относилась с сомнением ко всякому учению с удовольствием. Мама сама проводила время неплохо, и поэтому она сказала Элизабет: «Хорошо, поезжай» — и не велела говорить «законно», потому что это ужасно и потому что так говорят гангстеры в кино. Но Элизабет сказала, что они ни разу не пошли в кино на гангстерский фильм, потому что им было гораздо интереснее беседовать с профессором Глого. Мама решила, что культура ее дочери в самом деле повышается.

Наутро путешественники двинулись дальше в путь, окрыленные надеждой на успех в Миннесоте. Родни воспользовался случаем и прочитал стихи, посвященные Бобо. Родни часто писал стихи, но редко их печатал. Он говорил, что они слишком понятные, а теперь никто не держит за поэзию стихи, если их каждый может понять. Элизабет никак не могла в этом разобраться, и он пояснил: поэтам так хотелось быть непохожими на тот мир, в котором они живут, что они сделались непохожими даже на самих себя и совсем перестали понимать самих себя и друг друга. Во всяком случае, вот стихи о Бобо:

Я знаю лес. Он как дивный храм.
Там солнце, и птичий хорал по утрам,
И купол синий, как чаша вверх дном.
Живет в том лесу одинокий гном.
Стала жизнь его печальной с тех пор,
Как в лесу объявился жестокий топор.
Валит наземь лес в дикой злобе темной,
Одинокий гном стал теперь бездомный.
Жизнь еще длинна — лет, наверно, с тыщу,
И нужна б жена, только где он сыщет!
Больше гномов нет. Нет у гнома дома.
Помоги, поэт, молодому гному!
Громкий голос твой пусть людей разбудит.
Там, где мхи и тишь, поищите, люди,
Гному одному
Верную жену!

Элизабет захлопала в ладоши и сказала, что не бывает стихов лучше этих. Родни объяснил, что эти стихи, кроме того, имеют практический смысл. Он растолковал Глого, что обыкновенный человек не разгадает их секрета по этим стихам, а только подумает, что это чепуха, и все, а настоящие любители леса поймут и, возможно, будут тоже искать гномов. А может, кто-нибудь уже нашел гномов и прячет их, как Элизабет и Родни.

Глого сказал, что стихи можно напечатать, хотя лично он не ждет от них ничего хорошего, потому что не верит, что среди людей обнаружится много любителей леса. Иначе зачем бы они срубали деревья и превращали их в деревянные коробки для жилья? В крайнем случае, если им так уж полюбились эти коробки, почему бы тут же не посадить новое дерево на место срубленного?

Потом Родни и Глого имели продолжительную беседу на тему о так называемой консервации. Родни сказал, что есть на свете такие страны, которые заботятся о своих лесах. Там не разрешается спиливать дерево, пока оно не достигнет определенных размеров, и требуется сразу же посадить новое на его место. Лесная промышленность не должна основываться просто на слепой жадности, иначе она и сама себя изживет и попутно разрушит очень многое на свете. Родни высказал надежду, что в Америке тоже произойдут изменения, но Глого считал, что слишком поздно, что на горах и холмах плодородную почву уже размыло и ее нельзя туда вернуть, как нельзя вернуть к жизни исчезнувших гномов. Глого забрался в корзинку. На этот раз у него был особенно острый приступ мировой скорби.

Они выбрались из горной цепи. На лугах пасся скот, а дорога спускалась постепенно, так что от этого спуска уши не ломило и не закладывало. Они выехали к реке с песчаным руслом, и дорога пошла вдоль берега. Глого пригляделся к цвету воды в реке.

— Посмотрите! — воскликнул он. — Река желтая-желтая!

Ему казалось ужасным, что реке разрешается иметь такой цвет и никто даже не обращает на ее цвет никакого внимания! Это значит, что весь мир идет к гибели. Ведь эта грязь, или муть, или называй как хочешь — это ведь тот материал, из которого возникает жизнь, и вот этот ценный материал уносится рекой в океан, где он больше никогда и никому не понадобится.

Дальше дорога пролегла через распаханные поля, на которых зеленели молодые побеги пшеницы. Родни объяснял, как выращивают пшеницу и что из нее делают. Глого сказал, что землю можно пахать только тогда, когда она лежит плоско, а склоны никто не имеет права засевать, потому что на них должны расти деревья, чтобы удержать почву. Родни удивился, как это Глого сумел разработать свою теорию «консервации» совершенно самостоятельно, но старый гном сказал, что все гномы про это давно знают и что только американцы, ослепленные жадностью к деньгам, могут не принимать это в расчет.

Им попадались навстречу различные дорожные знаки, и Родни объяснил, что это шоссе имени Линкольна, и рассказал о Линкольне, о том, как он боролся за освобождение негров-рабов. Это все равно что ходить в школу, когда слушаешь того, кто прочел так много книг. Ни Глого, ни Бобо ничего не слышали о людях с черной кожей. Они увидели одного из окошка и уставились на него, а он уставился на них, думая, что его заколдовали ведьмы.

Разное встречалось им на пути, и гномы хотели, чтобы им все было объяснено. Целый караван легковых машин перегоняли в Калифорнию на продажу. Некоторые машины были погружены на большие платформы, иногда сразу по три штуки. Старая телега тащилась по дороге. На нее был навален бедняцкий скарб, и дети, и куры, а иногда и коза в наскоро сколоченном из досок и поставленном на телегу передвижном загончике. Молодая леди загорала на ходу, свесив ноги из окошка машины. Старый фермер ехал в город по своим делам. Он неподвижно сидел за рулем, а старая фермерша, сидя на заднем сиденье, чтоб не терять времени даром, стригла ему волосы. Все эти забавные сценки служили им темой для веселых бесед. Но встречалось и такое, о чем трудно было говорить с гномами. Например, они видели седых стариков, едва тащившихся вдоль дороги с тяжелой поклажей. Родни было стыдно признаваться гномам, что в жизни людей не все хорошо устроено, что есть миллионы безработных, не ждущих ничего и бредущих в никуда.

На дорогах стали попадаться юноши и девушки, которые голосовали, поднимая большой палец. И Родни придумал объяснение, что это такой обычай приветствовать путников и желать им всего хорошего. Бобо очень нравился этот обычай, и он сам бы так приветствовал встречных, если бы ему не было велено сидеть тихо. Ехали по штату Небраска. Распаханных и засеянных полей попадалось все больше и больше. Озимые всходы быстро росли и зеленели.

— Это пшеничный пояс, — сказал Родни.

Стали встречаться фермы: маленький дом, большой амбар, силосная яма и несколько деревьев.

Когда друзья, запасшись провизией, сели ужинать под деревом у обочины и успели уже почти насытиться, Элизабет заметила огромную черную тучу, которая заволокла весь горизонт. Но это не была грозовая туча, не было молнии и не громыхало; она не меняла формы и быстро опускалась к земле.

Родни вскоре спросил на заправочной, что это такое, и заправщик сказал:

— Да одна из них, этих пылюг. Сюда идет.

Элизабет слышала раньше о пыльных бурях. Это ужасное бедствие, которое в последнее время стало преследовать Америку. Пыль заполняет воздушное пространство, делается темно как ночью, машины останавливаются на шоссе, а люди теряют дорогу в пыльном буране. Дома наполняются пылью. Некоторые люди даже умирают от «пыльной пневмонии», которую вызывает забившая легкие пыль.

— Ну вот! — воскликнул Глого. — Что еще надо большим людям, чтобы понять, какое это зло — разрушать леса!

Родни сказал, что на этот раз леса ни при чем. Дело в том, что луга, где росла великолепная трава, не сберегли для пастбищ, а распахали под пшеницу, хотя в стране ее и так выращивается больше, чем люди могут съесть или, точнее, чем люди могут купить.

— Вот опять, — сказал Глого, — деньги, деньги, все эти деньги, которые окончательно сведут с ума американцев. — Он совсем потерял надежду, улегся в корзину, и ему было все равно, умрет он от мировой скорби или от болезни, которая называется еще длиннее — «пыльная пневмония».

Родни сказал, что он не собирается умирать и не желает, чтобы его застигла «пылюга». Гномобиль мог мчаться быстрее всякого ветра, кроме ураганного, конечно. Родни хорошо заправил гномобиль, и они промчались по штату Небраска со скоростью два километра в минуту. Ведь гномобиль может мчаться как ветер, если он, конечно, не ураганный. Черная туча оставалась на горизонте, но не приближалась, и в воздухе больше не пахло пылью.

Постепенно наступил вечер, все вокруг стало таинственным, ничего не было видно, кроме дороги впереди, на которую гномобиль выстреливал свой свет. Родни поставил ветровое стекло наклонно, и в гномобиле задул бриз — их собственный, который они сами для себя устроили. Гномы устали и забрались в корзинки. Элизабет тоже устала, взяла подушку и уснула на заднем сиденье. Но Родни продолжал сидеть за рулем и думал о чем-то своем. Он хорошо водил машину и не уставал. Поэтому он выиграл состязание с «пылюгой».

Когда Элизабет открыла глаза, машина была уже в гараже. Родни сказал, что он справлялся по телефону — пыльная туча была далеко и не могла их настигнуть.



Глава десятая, в которой появляются гусята

На следующий день путешественники достигли штата Айова и немного оживились, даже Глого, хотя он, возможно, только прикидывался ради хороших манер. Это была «хлебница» Америки, как сказал Родни, а также «блюдо с хлебом и салом». На многих фермах паслись огромные черные свиньи. Родни сказал, что каждый житель штата Айова должен вырастить пятьдесят тысяч свиней, только тогда ему разрешат переехать в Калифорнию. Бобо хотел знать, куда деваются выращенные свиньи, и Родни сказал, что другие люди их съедают. Бобо спросил, а что фермеры получают за них, и Родни сказал:

— Налоги.

Все, что относилось к деньгам, Глого считал только глупостью всех больших людей, взятых вместе.

Они повернули к северу, сделалось прохладно, и гномам стало легче дышать.

Бобо бегал от окошка к окошку, любуясь новыми видами. Ему никогда не надоедало смотреть в окошко. С каждым днем мир казался ему больше и больше, а люди — все удивительнее. Бедный старый Глого как-то совсем выпадал из игры. Он залезал в корзинку и молча мучился, а Элизабет и Бобо все время болтали и шутили. Они придумали считать коров: кто больше насчитает — Элизабет слева или Бобо справа. Когда по пути попадалось большое стадо, гномобиль сбавлял скорость, потому что они не хотели пропустить ни одной коровы.

Почти во все время путешествия было солнечно, даже чуть больше, чем нужно. Но вдруг небо затянуло тучами, начался дождь. Гномобиль по мокрому асфальту двигался медленнее, чем обычно, дождь стекал по стеклам, доставляя Бобо бесконечное удовольствие. Великолепно — быть рядом с дождем и не мокнуть. Это была нерешенная проблема для гномов в лесу: уж коли мокро, то и ты промокнешь и будешь мокрым, пока не высохнешь. Даже Глого должен был признать, что приятнее самому быть сухим во время дождя.

А маленькая волшебная пластиночка, которая называется «дворник» и все время вытирает стекло перед глазами у Родни! А как «дворник» узнает, что начался дождь? Он чувствует сырость или Родни сообщает ему? Дождь стекал по стеклу сплошной непрозрачной стеной, но «дворник» не приходил в отчаяние, только работал все быстрее и быстрее, сбрасывая воду то с левой, то с правой стороны ветрового стекла. А дождь все лил и лил, и вот уже дорога покрылась водой, и Родни пришлось вести гномобиль еще медленнее. Поля, тянувшиеся вдоль шоссе, покрылись озерами желтой неподвижной воды.

Впереди стояло много машин, запрудив дорогу, возле машин двигались какие-то фигурки. Оказалось, что река смыла мост, а вода все прибывает и прибывает. Людей с ферм пришлось вывозить в лодках. Родни вынужден был развернуться и выбраться назад, на асфальт. Глого все накручивал и накручивал себя против людей и чуть не плакал оттого, что люди развели пыльные бури, жару и наводнения и спасаются только электрическими вентиляторами, мороженым и ветром, которые сами себе добывают, опуская ветровое стекло.

Они вернулись на несколько миль назад и поехали другой дорогой. Там мост над беснующейся водой был еще цел, но ему угрожал красный развороченный амбар, часть которого навалилась на перила, а другая наплывала на него по воде. Родни было стыдно перед старым гномом за такие картины. Он должен был признать, что люди часто плохо справляются со своими делами. Он был счастлив, когда они наконец выбрались из долины и достигли северного района этого штата, который не был окончательно загублен жадностью лесопромышленников. Там росли настоящие леса. После дождя воцарилась божественная прохлада, и каждый даже крошечный листочек папоротника сверкал и ронял бриллианты, и мягкий пар вставал из зеленой бархатной лесной земли.

Тут опять можно было ожидать встречи с гномами. Все вышли из машины и возобновили поиски. Деревья здесь не были велики, как в Калифорнии, но, в общем, это были хорошие ребята. Здесь жили лесные сумерки и великолепно пахло, и ветер пел над головами, и рос зеленый папоротник и цветы — словом, тут было все, что так дорого сердцу гнома. Бобо и Глого рыскали как ищейки и обнюхивали все, но не находили следов своих соплеменников.

Дальше друзья направились к Голубиной Реке и ближайшие дни прочесывали тамошние девственные, не тронутые человеком леса, но все впустую.

— Пожалуй, я ошибся, — взвалил Родни всю вину на себя. — Я упустил из виду, что зима тут слишком сурова.

И Родни попросил дать ему возможность исправиться, предложив посетить Арканзас. Ему очень хотелось, чтобы попытка вылечить мировую скорбь не провалилась бы окончательно.

Глого дошел до такого состояния, что перестал спорить. «Ладно, как хотят его большие друзья, так пусть и поступают, ему в любом месте плохо.

А Бобо, как раз наоборот, считал, что любая часть Америки интересна, особенно неизведанная.

Они взяли курс на юг и вскоре достигли реки Миссисипи. Это название никак не давалось гномам, к тому же Глого угнетала ее мутная вода. Она потеряла свою прозрачность от земли, уносимой рекой туда, где земля уже больше не сможет служить ни людям, ни гномам. По берегам реки были расположены города.

И вот однажды утром в городе Миссури случилось нечто, что опрокинуло все их планы.

Выполняя данное маме Элизабет обещание, Родни вел машину очень осторожно. Но не в его силах было остановить пьяного, который рванулся на красный свет и врезался в гномобиль со всего маху. У гномобиля погнулась задняя ось и помялось крыло. Гномы были в корзинках; они ударились о края, перепугались, но не ушиблись. Гномобиль тоже получил не очень серьезные повреждения.

— Его надо показать врачу, и он тут же оправится, — сказал Родни.

Настоящая опасность возникла в следующую минуту, когда постовой полицейский, протиснувшись сквозь толпу, велел «дыхнуть» тому, кто наскочил на Родни, а потом стал грозить ему тюрьмой за вождение автомобиля в пьяном виде. Он вынужден был записать номер гномобиля и спросить у Родни его адрес и фамилию. Вдруг он что-то вспомнил и уставился на молодого человека.

— Синсебау? Синсебау? Где-то я слышал эту фамилию.

— Это не очень распространенная фамилия, — сказал Родни с виноватым чувством фальсификатора чеков или грабителя банков.

— Но мне кажется, что я что-то читал в газетах о Родни Синсебау. А, знаю, королевские гуси! Это не у вас были королевские гуси?

Родни признал это, потому что не был знаком с законами штата Миссури и понятия не имел, сколько полагается тюрьмы тому, кто надует полицейского.

— Да, — сказал постовой. — Я рад познакомиться с вами, сэр. Это было интересно. Но жаль гусей.

— То, что они пошли на сцену?

— Нет, то, что они погибли.

— Неужели?

— Вы не читали в газетах?

— Нет, я пропустил сообщение.

— В театре случился пожар, и они сгорели.

— О боже! Какой ужас! А я столько времени потратил на их обучение!

— Но вроде у вас есть гусиные яйца?

— Да.

— Все разыскивают вас и хотят знать, что стало с яйцами.

— Да ну! — воскликнул Родни, чувствуя себя фальсификатором чеков и банковским грабителем, которому вот-вот наденут наручники.

— Где же яйца, мистер Синсебау?

— В надежном месте.

— Уже пора вылупляться гусятам?

— Да, как будто бы.

— И у вас будут королевские гусята?

— Я надеюсь.

— Эти птицы, должно быть, стоят хорошую денежку. Берегите их.

Собравшаяся толпа прислушивалась к беседе, начиная понимать, что случилось нечто более важное, чем столкновение двух автомобилей. Средний американец читает о мировых событиях в газетах, но он может провести всю жизнь, не встретив ни одной живой знаменитости, но если уж встретит, им овладевает непреодолимое желание познакомиться. Каждый человек в толпе сознавал, что, если он пожмет руку Родни, ему будет что рассказать тем, кого он встретит в течение многих последующих недель. «Да, я знаком с ним, и он мне сказал…»

Бедный потомок лесопромышленника, робкий, очень разборчивый во вкусах, стоял пойманный, потому что гномобиль был искалечен и его надо было оттащить с дороги. Пришлось стоять и стеречь его. Наконец приехал тягач и отвез гномобиль в «больницу». После этого Родни и его племянница вынуждены были снять номер в отеле и переждать там, пока «хирург» не произведет операцию.

Конечно, Родни записал вымышленные имена: «Тимофеюс Т. Петигрю» и «Памела Петигрю», но на этот раз у него не было большой надежды, что «инкогнито» сработает. Он знал, что полицейский все расскажет в участке, а репортеры всегда держат связь с полицией. Репортеру будет легко выспросить, куда отвезли гномобиль. Если он к тому же узнает, что у его пассажиров были две большие корзины, он легко отыщет отель, где Родни и Элизабет попытались найти убежище. Родни уже знал, что отели всегда на стороне репортеров. Поэтому он нисколько не удивился, когда зазвонил телефон и вежливый голос спросил:

— Это мистер Синсебау?

— Вы ошибаетесь, — сказал Родни.

— Тогда это мистер Петигрю?

— Да, это мистер Петигрю.

— Так, мистер Петибау, простите, мистер Синсегрю, я репортер «Вечернего Фью-уик», нашей местной газеты. Я хотел бы спросить у вас насчет королевских гусят.

— Я сожалею, — сказал Родни, — но мне слишком жарко.

— Слишком жарко, мистер Петибау?

— Да, фьюжасно жарко.

— Ах да, я понимаю, ха-ха-ха! Но право же, мистер Синсегусь, вы не можете себе представить, как весь мир беспокоится о королевских гусятах! Все газеты в стране разыскивают вас. Скажите мне, пожалуйста, вылупились гусята?

— Гусятам тоже фьюжасно жарко.

— Они у вас в этих корзинках, мистер Синсегрю?

— У меня папоротник в корзинках.

— Но, пожалуйста, мистер Петибау, скажите: у вас там гусята сидят на папоротнике?

— Я сожалею, но мне некогда с вами разговаривать. Сочините сами.

— Но, право же, мистер Синсебау…

— Вы сделаете это лучше, чем я, у вас практика.

— Вы это серьезно?

— Какая вам разница?

Родни повесил трубку, а Элизабет с Бобо от хохота фьюкали, пытаясь себе представить, что репортер сочинит о них. Бобо очень нравились названия газет: сначала «Пшик-ньюс», потом «Вжик-рипорт», потом «Фьюуик».

Было обеденное время. Родни сказал, что история появится в газетах через несколько часов, а потом надо будет срочно выбираться из города. Он направился навестить гномобиль в «больницу», чтобы узнать, как прошла «хирургическая» операция, и вернулся мрачный. Повреждения оказались более опасными, чем он ожидал, пришлось послать в соседний город за новой задней осью. Гномобиль будет в порядке только к вечеру.

— Если у нас случится столкновение с фотографами, я уже присмотрел толстяка в вестибюле, — заметил Родни.

Он принес с собой немного еды — не могли же они идти с гномами в ресторан! Все пообедали. Не успели они кончить обед, как зазвонил телефон, корреспондент агентства печати хотел узнать имена тринадцати абиссинских гусят. Родни сказал:

— Хорошо. У вас есть ручка? — И начал диктовать: — Альфа, Бета, Гамма, Дельта, Эпсилон, Зета, Эта, Тета — я забыл следующую букву, но вы возьмите в библиотеке греческую грамматику, — Каппа, Лямбда, Ми, Ню, Омикрон… Это буквы греческого алфавита, его первые буквы и составляют наше слово «алфавит».

— Но получилось уже четырнадцать, мистер Синсебау.

— Ну, тогда, значит, нет никакого Омикрона. Репортер хотел узнать, прорезались ли у гуся зубки, но Родни заявил, что один репортер уже работает над этой проблемой, а если ее будут разрабатывать двое, они могут не прийти к взаимному соглашению.

Родни бросил трубку, попросил на станции отключить телефон и повесил на дверь табличку: «Прошу не беспокоить».

Через пару часов Родни спустился за газетами. Там он нашел одну из тех фантастических историй, которые развлекали всю страну. Репортер рассказывал об эксцентричном молодом миллионере, который вмонтировал инкубатор в заднее сиденье своего дорогого автомобиля и высидел тринадцать королевских гусят во время путешествия по Соединенным Штатам. Гусята сидят в корзинках, выстланных папоротником, сорванным высоко в горах. У этих крошечных существ такие же розовые щечки и золотые короны, какие были у их покойных, горько оплакиваемых родителей. Они уже умеют махать хвостиками и отвечать на вопросы. Вскоре знаменитый хирург прооперирует им языки так, чтобы они могли научиться разговаривать. Потомок магната оценивает их по две тысячи долларов за пару. Он говорит, что передаст их «Зеленому кресту», когда они пройдут курс обучения.

После того как Элизабет и Бобо вдоволь посмеялись, надо было переходить к решению серьезной проблемы: как удрать от репортеров. У них был номер машины штата Вашингтон. Здесь их опознает любой, и у них не будет ни минуты покоя ни в одном отеле. Элизабет предложила поехать в деревню, купить тринадцать гусят, раскрасить их и снова устроить аукцион.

Глого сказал, что он не может причинять столько беспокойства своим друзьям и вводить их в новые расходы. Он просился обратно в красные леса. Но Родни сказал, что глупости, что он никогда в жизни так не веселился, а газеты он просто разыгрывает. Бобо и Элизабет шумно с ним согласились, тысячелетний старик удалился в свою корзинку.


Глава одиннадцатая, где гнегодяи гнастигают гномов

Был самый разгар обсуждения планов относительно поездки к горам Озарк, когда в дверь постучали. Бобо прыгнул в свою корзинку. Элизабет накрыла обе корзинки, а Родни подошел к двери, но не отпер ее.

— Кто там? — спросил он.

— Мне нужно видеть мистера Петигрю, — сказал мужской голос.

— Разве вы не заметили на двери табличку «Прошу не беспокоить»?

— Но у меня срочное дело, мистер Петигрю.

— Что вам надо?

— Позвольте, пожалуйста, с вами поговорить.

— О чем вы собираетесь со мной говорить?

— Я хочу купить абиссинских королевских гусят.

— Они не продаются.

— Я заплачу вам хорошую цену, мистер Петигрю.

— Я в этом не заинтересован.

— Я тут же выпишу вам чек или вручу вам всю сумму наличными.

— У меня нет гусят для продажи.

— Я прибавлю цену, мистер Петигрю.

— Я вам уже сказал, что ваши предложения меня не интересуют.

— С вами говорит хозяин крупнейшего в стране цирка; нехорошо прогонять меня, даже не выслушав.

— Я уже объяснил вам: я в этом не заинтересован. Уходите, пожалуйста, и перестаньте стучать в мою дверь.

Воцарилась тишина. Через некоторое время Родни на цыпочках вышел в соседнюю комнату, осторожно приоткрыл дверь и заглянул в коридор, чтобы убедиться, что в коридоре никто не подслушивает. Возобновилось обсуждение того, как им отделаться от репортеров и прочих преследователей. Родни сказал, что ему надо пойти достать денег, без которых в мире людей трудно избежать неприятностей. Он попросил Элизабет постеречь гномов и ни в коем случае не открывать ни одной двери и поспешил вниз.

Элизабет и Бобо никогда не скучали, когда оставались вдвоем. Бобо задавал столько вопросов, что Элизабет сама узнавала массу полезного, пока находила нужный ответ. Теперь ему хотелось узнать все насчет циркачей: какие люди этим занимаются, и что они показывают, и где; зарабатывают ли они этим деньги и много ли? Элизабет было нелегко отвечать на такие вопросы.

Родни вернулся с деньгами. Они все вместе поужинали и немножко поиграли. Потом Родни пошел посмотреть, как продвигается ремонт гномобиля. Уходя, он снова предупредил Элизабет, чтобы она никому не открывала и не оставляла гномов одних.

Прошло несколько минут после его ухода. Элизабет и Бобо играли в карты, когда зазвонил телефон. Элизабет подняла трубку и вдруг издала крик ужаса и побледнела. В трубке незнакомый мужской голос произнес:

— Твоего дядю Родни только что сбила машина. Быстро спускайся.

— Где? Где? — закричала Элизабет.

— На главной улице. На углу. Двумя кварталами восточнее отеля. Беги быстрее!

Элизабет выронила трубку. Она чуть не потеряла сознание от горя.

— О Бобо, Глого! Родни сбила машина! Может быть, он уже умер!

— Можно, мы с тобой? — крикнул Бобо.

Но Элизабет сказала:

— Нет, нет, вам нельзя выходить на улицу. Подождите здесь, я вернусь.

Даже не надев шляпу, она ринулась вон из комнаты, хлопнув дверью.

У нее не было сил дождаться лифта. Она промчалась вниз по лестнице и через холл выскочила на улицу.

— Где главная улица? — спросила она первого попавшегося прохожего.

Элизабет неслась по улице, всхлипывая, задыхаясь от слез, вне себя от ужаса. Она пробежала два квартала, потом остановилась и огляделась. Она думала, что увидит толпу, но толпы не было видно и не было заметно никаких следов происшествия ни на одном из четырех углов. Она поглядела направо, налево и, ничего не понимая, бросилась к газетному киоску.

— Где мой дядя? — закричала она, обращаясь к киоскеру. — Его сбило машиной!

— Где? — спросил тот.

— Здесь на углу — так мне сказали.

— Тут никого не сбивали. Я уже давно здесь.

— Но мне сказали, что на главной улице, на углу, двумя кварталами восточнее отеля «Путешественник».

— Место как раз это. Только тут никого не сбивали. Кто тебе сказал?

— Кто-то позвонил. Это где-то тут, о боже мой! — Вдруг Элизабет закричала: — Родни! Родни! — и побежала изо всех сил.

Ее дядя шагал по улице и выглядел вполне здоровым. Он обернулся на ее крик:

— О Родни, Родни, тебе больно?

— Больно?! — Он был озадачен.

— Мне сказали, что тебя сбила машина!

— Меня? Кто тебе сказал? — В голосе Родни послышались тревожные нотки.

— Кто-то позвонил.

— Кто?

— Я не знаю, какой-то мужчина.

— И ты оставила гномов одних?!

— Что же мне было делать, Родни? Они велели мне бежать к тебе.

— Идем! — закричал Родни, и он помчался со всех ног, даже не дожидаясь Элизабет.

Элизабет бежала следом, но Родни намного ее обогнал и оказался уже в номере, когда она туда добежала.

По его лицу она сразу же поняла, что случилось что-то ужасное, и у нее замерло сердце.

— Их нет! — сказал Родни.

— О! — Элизабет стала звать гномов: — Бобо! Глого!

— Бесполезно, — сказал Родни. — Я уже обыскал весь номер. Их здесь нет.

— Родни, куда же они девались?

— Их украли. Разве ты не понимаешь, что все было подстроено, чтобы выманить тебя из комнаты.

Элизабет закрыла лицо руками и зарыдала. Родни притворил дверь, а Элизабет бросилась на постель. Она задыхалась от слез. Сердце ее разрывалось от отчаяния.

— Бобо! Глого!

Она все звала их и звала, не веря, что ее маленьких друзей нет в комнате. Но Родни сказал, что их точно нет. Корзинки на месте, а гномов украли.

Девочка села на кровати. Слезы текли у нее из глаз.

— Родни, мы должны их найти! Давай сообщим в полицию!

— Нет, этого делать нельзя.

— Почему?

— Неужели ты сама не понимаешь? Разве мы можем сказать в полиции, что у нас было два гнома в машине?

— А почему бы нет?

— Они подумают, что это дурацкий розыгрыш. Никто в наше время не верит в гномов.

— Ты думаешь… думаешь, мы их совсем потеряли?

— Нет, не думаю. Я считаю, что мы сможем их найти, но без полиции. У того, кто их стащил, наверняка есть машина, и она сейчас подъезжает к другому городу.

— Но, Родни, они умрут! Как это ужасно! Как жестоко!

— Нет, милая, о них позаботятся, ты не беспокойся.

— Откуда ты знаешь?

— Они слишком дорого стоят.

— Зачем они этим людям?

— Показывать за деньги. Гусята стоили тысячу долларов, гномов оценят в миллион. Поэтому-то они и станут их беречь.

— Но, Родни, как они будут жить без нас?

Элизабет снова заплакала, но Родни сказал, что слезы не помогут, а лучше сохранять хладнокровие и придумать, как выручить их маленьких друзей.

— Ясно, что произошло. Этот тип из цирка хотел купить гусят. Когда у него ничего не получилось, он решил их украсть сам или нанял когонибудь с этой целью. Несомненно, вор принес с собой чемодан или ящик. И у него была отмычка. И конечно, когда он увидел гномов, он понял сразу, что они стоят еще дороже гусят.

— О Родни, как, наверно, им, бедняжечкам, страшно!

— Не думаю. Глого очень спокойный и усталый. Он ни на что не обращает внимания. А Бобо уже немножко научился ориентироваться. Этот вор скоро даст гномам понять, что он не причинит им зла.

Элизабет опять принялась плакать и корить себя за глупость. Но Родни сказал, что это была хитрая ловушка и даже более опытный человек обязательно бы в нее попался.

Элизабет казалось, что они поступают неправильно по отношению к своим маленьким друзьям: чего они добиваются тем, что сидят в гостинице сложа руки? Но Родни сказал, что, если они будут бить тревогу, преступники, вероятно, услышат об этом и постараются скорее увезти гномов, может быть, даже за границу. А если они некоторое время будут вести себя осмотрительно, то воры могут решить, что маленькие существа не особенно им и нужны. И подумают, что дело может обойтись без скандала.

Родни говорил со своей маленькой племянницей и советовался с ней, точно она была совсем взрослым человеком. Он поступал так, чтобы немного ее успокоить и отвлечь. В действительности ему тоже было очень грустно и пусто без Бобо и Глого. И номер в гостинице казался уже не таким, и гномобиль будет не таким без маленьких человечков. Но он ради Элизабет все время болтал и даже шутил. Он утверждал, что давно знал о ворах-негодяях, но вот гнегодяев, которые угоняют гномов, встречает впервые.

Чтобы отыскать гномов, вероятно, было бы разумно нанять частного детектива, то есть сыщика. Скорее всего цирковой предприниматель стащил гномов. Надо бы узнать, где он останавливался в городе. Необходимо было выяснить его фамилию и спросить, назвал ли он себя в их отеле и не подкупил ли он прислугу. На все эти вопросы сумел бы найти ответ частный детектив. Вряд ли этот человек будет долго прятать гномов. Ведь они ему нужны исключительно как средство заработать деньги, а заработать он может только показывая их. Таким образом, сообщение о представлениях рано или поздно попадет в газеты. Если он объявит их гномами, то это произведет сенсацию, и все газеты только об этом и будут кричать. Возможно, он выдаст их за карликов. Но никто на свете не видал еще таких маленьких карликов. Так что без газетной шумихи он все равно не обойдется.

Элизабет согласилась с Родни, что все это логично, и Родни позвонил в контору частного сыска города Сан-Луи и попросил начальника, чтобы он прислал ему двух детективов. Ему обещали, что пара сыщиков прибудет к нему через пару часов.

— Тем временем нам надо избавиться от гусят. Вестибюль полон людей, которые ищут случая с нами увидеться, а мы ищем случая с ними не увидеться.

Он поднял трубку и позвонил редактору газеты «Фью-уик» и сказал, что он был бы рад видеть репортера у себя в номере. Когда тот явился, Родни снова произнес одну из своих полных достоинства маленьких речей. Он сказал, что не любит толпы и шума. И гусята, эти хрупкие существа, тоже не любят: они не привыкли к рекламе и легко пугаются. Поэтому Родни отвез их на ферму к друзьям, где они будут расти на свежем воздухе и где они получат столь необходимый гусятам рацион. Когда они подрастут, Родни пройдет с ними курс наук и передаст их «Зеленому кресту». Вот и вся история, и Родни просит прессу признать право гусей на свою собственную, частную жизнь.

Конечно, репортера интересовало, где находится эта ферма, но Родни сказал, что сообщить адрес печати значило бы разрушить первоначальный план.

Обо всем остальном он предоставил репортеру догадываться самому. Он хотел только подчеркнуть, что гусят в данный момент в его комнате нет. Родни еще раньше вынул из корзин подушки, но папоротник пока оставался в корзинах, и Родни продемонстрировал его репортеру. Он даже предложил ему обыскать комнаты и самому убедиться воочию, что гусята отсутствуют. В заключение Родни выразил надежду на то, что пресса о нем забудет. Репортер ушел.

Два джентльмена, крепко скроенных и серьезного вида, вскоре предстали перед Родни. Они протянули ему удостоверения сотрудников частного сыска на имя Смита и Гагинса. Оба вытаращили глаза, когда узнали, что абиссинские королевские гуси и гусята, не сходившие с первой полосы каждого газетного выпуска, только выдумка, чтобы скрыть за ней двух карликов, которые путешествовали в машине Родни Синсебау. Им было сообщено, что речь идет о двух живых существах, которые выглядят совсем как люди и даже говорят на английском языке, но рост их не превышает тридцати сантиметров, несмотря на то, что оба они вполне взрослые.

Услышав все это, оба детектива никак не могли понять, то ли им предстоит серьезная работа, то ли это еще одна шутка молодого богача, у которого денег больше, чем мозгов.

Родни сказал:

— Я не могу открыть вам, где мы нашли Бобо и Глого. Но они существуют, они у нас украдены, и я хочу их разыскать. Сверх того, что я заплачу конторе, я обещаю вам по сто долларов каждому, если вы действительно поможете мне найти их.

Это звучало по-деловому. Родни сообщил им то, что, по его мнению, могло пока что послужить ключом к разгадке. Детективы похвалили его за то, что он мудро не поднимал шума, и обещали тут же начать работать и все время держать его в курсе.

Посещение местной газеты обогатило детективов сведениями, что в город приехал известный зрелищный предприниматель, мистер Моррис Какстон. Он был владельцем значительного числа небольших кинотеатров и других зрелищных заведений в Чикаго. О нем была помещена статья в газете с портретом, так что это облегчало задачу. Случилось так, что он останавливался в том же отеле «Путешественник».

Придя в отель, один из детективов представился цирковым артистом и сказал, что он разыскивает мистера Какстона. При этом он выяснил, что мистер Какстон выбыл часа два назад. С ним вместе в отеле проживал некто мистер Чарльз Виллоуби, но он тоже выехал. Детектив попросил описать ему их наружность, а другой наведался в гараж и выяснил, что мистер Какстон уехал в машине один. Но сыщик рассудил, что известный и богатый человек вряд ли станет рисковать своей репутацией и не будет сам воровать гусят. Он расспросил торговцев дешевыми автомобилями и узнал, что человек, похожий по описанию на Виллоуби, купил маленькую машину, назвавшись Альфредом Постом, и уехал сегодня вечером.

Детективы вернулись доложить обо всем Родни и Элизабет. Они сказали, что, несомненно, Виллоуби украл карликов по наущению Какстона, который надеялся нажиться, демонстрируя за деньги, как он полагал, абиссинских королевских гусят. Теперь вопрос заключался в том, что Родни хочет, чтобы они предприняли. Родни быстро ответил, что он хочет одного: чтобы гномы, то есть карлики, были ему возвращены.

Смит и Гагинс заметили его оговорку, переглянулись, но ничего не сказали, а только спросили, желает ли Родни упрятать воров в тюрьму. Нет, он только хочет вернуть обратно своих маленьких друзей. Детективы заметили, что это облегчает задачу, потому что воры будут меньше сопротивляться. Смит пошел побеседовать с горничной. Он изложил ей историю бедной Элизабет. Он сказал, что девочка выросла вместе с двумя маленькими карликами, которых она очень любит, а теперь их украли, и ребенок в страшном горе. Если горничная поможет им, он обещал никому ничего не рассказывать и передать ей от имени девочки десять долларов. Горничная призналась Смиту, что мистер Виллоуби сказал ей, что он будто бы секретный агент полиции, а Родни — переодетый опасный фальшивомонетчик и в корзинках у него фальшивые деньги. В доказательство он дал ей пять долларов нефальшивых денег, а она дала ему ключ от номера Родни Синсебау.

Все разъяснилось.

— Едем в Чикаго, — сказал Родни, и детективы согласились с тем, что это верный ход… Родни сказал Элизабет:

— Мы гнастигнем гнегодяев, угнавших гномов!

Глава двенадцатая, где гнегодяи гнастигнуты

К утру гномобиль был в порядке, и поисковая экспедиция двинулась в путь. Взяли с собой обе корзинки. Они были такие пустые! И как пусто было в гномобиле! Элизабет не с кем было считать коров. Некому было задавать бесконечные вопросы по поводу всего нового и необычного, попадавшегося на их пути.

Где будет «один из владельцев крупнейшего цирка» держать двух пленных гномов? Кому он поручит за ними ухаживать? Неужели он будет их бить и запугивать или он будет добр к ним и попытается завоевать их расположение? И где он будет их показывать? Все это надо было выяснить. Родни купил журнал «Варьете», орган торговцев развлечениями, и они с Элизабет как следует повеселились, пытаясь расшифровать, что значили странные объявления, написанные странным языком, с помощью которого эти люди ухитрялись сообщать сведения друг другу. Место для объявлений на страницах этого журнала стоило дорого, поэтому все давалось в сокращении. Кинофильмы обозначались словом «фикс». Поэтому если появлялось объявление, которое гласило, что «Фикс не пике, а микс пикс», его надо было читать так: «В маленьких городах больше не посещают ковбойские фильмы, но интересуются фильмами о бродягах».

Элизабет занялась изучением этого нового жаргона, потому что надеялась, что известия о гномах могут попасть в этот журнал. Если бы она не владела этим жаргоном, она бы просто ничего не смогла понять!

Они приехали в Чикаго вечером. В номере отеля они снова посовещались со Смитом и Гагинсом, выслушали, какие идеи осеняют этих достойных джентльменов, и поделились собственными соображениями.

Всем было ясно одно: владелец цирка, который только что совершил гнегодяйскую кражу гномов, будет ждать преследования и будет осторожен со всеми, с кем ему в ближайшее время придется иметь дело. Так что открытые действия будут более чем безрезультатны. Было решено просить чикагское отделение конторы частного сыска подослать сотрудницу, чтобы та познакомилась с секретаршей Какстона. Было условлено также, что Смит сведет знакомство с некоторыми актерами и прочими сотрудниками Какстона, а Гагинс разузнает, какие есть ярмарки и другие скопления публики, где было бы выгодно показывать карликов.

Родни и Элизабет зарегистрировались инкогнито, но шутки уже кончились, и имена они себе выбрали вполне солидные и сказали, что они из Нью-Йорка.

Родни был уверен, что похитители гномов наблюдали за ними еще с Миссури и хорошо запомнили их в лицо. Поэтому они с Элизабет старались никому не попадаться на глаза и занимались изучением зрелищного дела по газетам и журналам, обзванивая различные предприятия по телефону.

Вечером Смит пришел с полным отчетом о какстоновском предприятии. У Какстона, помимо прочего, была труппа монстров, то есть уродцев, куда входили очень толстые леди, бородатая леди, два карлика и пятиногий ягненок. Эту труппу он обычно привозил туда, где ожидалось большое скопление публики.

— Я убежден, что ваши Бобо и Глого появятся в ближайшее время в составе этой труппы, — сказал Смит.

Женщина-детектив шла следом за какстоновской секретаршей и завела с ней знакомство в кафе, во время завтрака. Поскольку секретарша не знала, что ее хозяин совершил преступление, у нее не было причины скрытничать. Детективы мало-помалу ввинчивались в дела циркового предпринимателя, как червяки в яблоко. Они дознались, что у мистера Какстона есть в запасе новый аттракцион, о котором он никому не говорит, даже своей секретарше. Выяснилось, что этот аттракцион готовит к показу Чарли Виллоуби, помощник Какстона, и что первый показ состоится в его загородном доме.

Гагинс, который тоже разузнал об аттракционе, старался под видом циркового дельца заключить на него контракт якобы для показа на ярмарке в Кентукки.

Смит выдумал, что он учился с Чарли Виллоуби в школе; говоря о нем, называл его «старый добрый Чарли» и предложил секретарше Какстона проехаться с ним к «старику» за город в воскресенье.

Они добрались до его фермы, но им сказали, что мистер Виллоуби был здесь и уехал, а куда — неизвестно. Смита это очень разочаровало, а секретарша сказала, что она в ближайшие дни узнает, куда он девался. Наверняка он телеграфирует, или позвонит, или, в крайнем случае, пришлет письмо.

Родни и Элизабет, получая каждый день эти отчеты, решили, что детективы не зря едят свой хлеб. Но через два дня они решили, что зря, и что все их труды стоят не дороже трехцентовой утренней газеты, потому что, просматривая эту газету за кофе, Родни неожиданно воскликнул:

— Это же Бобо!

Элизабет затаила дыхание и не дышала, пока Родни читал коротенькую заметочку о том, что в Джонстауне, штат Пенсильвания, на ярмарке, открывшейся накануне, был продемонстрирован карлик, который объявил себя самым маленьким человеческим существом на свете. Рост его был меньше тридцати сантиметров, но он был пропорционально сложен и мог вести разумную беседу с кем угодно. Он является приемным сыном известной карлицы Флосси Френч, которая держала его в тайне, потому что не хотела, чтобы он выступал публично до своего совершеннолетия. Толпы народа, которые привлекло это зрелище, чуть не снесли сцену.

— Это в самом деле Бобо? — засомневалась Элизабет.

— А кто же еще!

— А где Глого?

— Они, вероятно, решили, что для них безопаснее показывать гномов по одному. Они даже объявили, что у Бобо есть мать, чтобы все выглядело более естественно. И выдали его за мальчика, надеясь, вероятно, что так им легче будет придать всему видимость законности.

— О Родни, но они не получат на него законного права?

— Я надеюсь, что нет. Правда, я не знаю, что они собираются делать. Наверно, они на что-то все-таки рассчитывают. Им ведь ясно, что мы рано или поздно найдем гномов.

Родни позвонил детективам и рассказал им о сообщении в газете. Он просил их поехать с ними в Джонстаун. Родни могли понадобиться свидетели или телохранители — как знать?

Оба детектива очень хотели увидеть карликов своими глазами. Родни сказал, что он все равно выплатит им обещанную сотню долларов, несмотря на то, что сам первый наткнулся на объявление в газете. Это немало ободрило детективов.

Глава тринадцатая, в которой Бобо набивает зрительный зал

Две машины отправились в путь и через два дня прибыли в переполненный людьми город в горах Пенсильвании. Город расположился в узкой долине, там, где сливаются две реки, а горы изрыты угольными шахтами и покрыты черной копотью от металлургических заводов. Ярмарка была устроена на большом лугу, на значительном расстоянии от самого города.

Когда они добрались туда, там уже нетрудно было найти Бобо. Вход на территорию ярмарки стоил пятьдесят центов, и десять центов дополнительно, чтобы посмотреть на самого маленького человека в истории человечества.

На ярмарке специальная улица, которая называлась Средняя, была отведена под зрелищные балаганы. На парусиновом шатре был изображен «самый маленький человек», а рядом с ним — для сравнения — мальчик с пальчик и другие известные маленькие существа.

Балаган имел широкий вход, возле которого стояли билетеры, и несколько запасных выходов.

Чтобы попасть внутрь, надо было встать в очередь, которая растянулась чуть ли не на всю улицу. Зрителей не просто впускали — их набивали в балаган, чтобы поместилось побольше народу.

Зазывалы кричали:

— Не отчаивайтесь, леди и джентльмены! Очередь движется быстро, мы то и дело впускаем зрителей! Не уходите, посмотрите изумительное зрелище! Во всю историю человечества никому не доводилось такое видеть!

Кассиры сами шли вдоль очереди и продавали билеты. Так что целые толпы без задержки впихивались в зрительный зал.

Родни и Элизабет со своими телохранителями пристроились к очереди и купили билеты. Попав в балаган, они увидели очень высокие подмостки, а на них большой стол, покрытый бархатной скатертью. Перед сценой была протянута веревка, чтобы сдерживать толпу. В зале не было никаких стульев. Люди ожидали стоя.

Внезапно занавес в глубине сцены раздвинулся, и вышел мужчина, обряженный в пурпурно-золотую ливрею. В руках у него был поднос, а на подносе стоял самый маленький представитель человечества. В зале возник шепот изумленного недоверия. Потом разразились бешеные аплодисменты и послышались восторженные возгласы. Маленький человек ступил с подноса на стол и, улыбаясь, раскланялся.

Это был несомненно Бобо. Бобо, одетый в коричневую курточку и короткие штанишки. Бобо, вполне довольный жизнью. Бобо, который чувствовал себя на сцене свободно, как настоящий артист.

— Леди и джентльмены! — начал он говорить своим пронзительным голоском. — Я счастлив, что я здесь, перед вами, и вижу ваши доброжелательные и дружественные лица. — Мощный микрофон, имеющий дополнительный усилитель звука, наполнил зал его многократно усиленным голосом. — Вы, наверно, удивлены, что видите такого маленького человека, но, уверяю вас, что я умею мыслить и чувствовать, как если бы я был большим человеком. Конечно, быть таким маленьким нелегко. Я никогда не мог играть на улице, как другие дети. Но это неважно. Я рад, что могу встретиться с вами и рассказать вам о себе…

И так далее. Он не так уж много говорил, но много раскланивался, улыбался и даже спел короткие куплеты — все для того, чтобы уверить толпу в том, что он настоящий. Когда он кончил говорить, раздались аплодисменты, и ливрейный лакей, который все время стоял сзади, приблизил к нему поднос. Бобо ступил на него и уехал за кулисы. Тогда зазывалы закричали:

— Сюда, на выход! Леди и джентльмены, пожалуйста, поторопитесь. Другие тоже хотят посмотреть. Посоветуйте всем вашим друзьям прийти и посмотреть на это чудо природы — самого маленького человека в истории человечества.

Родни, Элизабет и их телохранители вышли из балагана вместе со всеми, нашли укромное местечко и решили посовещаться.

— Видимо, Бобо не запугали, а уговорили, — сказал Родни. — Мне кажется, ему нравится все это.

— Я уверена, что он не захочет расстаться с нами! — воскликнула Элизабет.

— А почему? Что мы можем ему предложить, кроме как отвезти его обратно в красные леса? Но знаешь, мне последнее время казалось, что ему этого не так уж хочется. Если мы просто возьмем гномов к себе, репортеры и зеваки не дадут нам житья, — ты видела, что они творят. Мы не должны мешать Бобо самому решить, как устроить свою жизнь.

Они разработали такой план: они еще раз купят билеты и войдут в балаган. Многие именно так и поступали. Они постараются встать поближе к сцене. Когда выступление Бобо будет подходить к концу, Элизабет поднырнет под веревку и подбежит к Бобо со словами приветствия.

— Они не придерутся к девочке, — сказал Родни. — А если что, так мы будем рядом.

— А что мне сказать ему, Родни?

— Что хочешь. Просто заговори с ним. Спроси, как он поживает и не надо ли ему помочь. Скажи, что ему не следует бояться, а если с ним плохо обращаются, то пусть он знает, что мы здесь и готовы его защитить.

Какая трудная роль для девочки, получившей изысканное воспитание, приученной вести себя скромно и не привлекать к себе внимания! Что, если бедная мама прочтет об этом в газетах? Но Элизабет решила думать лучше о Бобо, потому что он, а не мама был в это время в опасности. Она стала сбоку, возле самой веревки, и попросила Гагинса заслонить ее, чтобы Бобо пока что ни о чем не догадался. В тот момент, когда Бобо уже заканчивал свое выступление, она скользнула под веревку и взобралась на подмостки.

— Бобо! — позвала она.

— Элизабет! — восхищенно отозвался Бобо.

И она схватила его на руки. Это было воспринято, как великолепное «приложение» к программе. Зрители сначала не поняли, то ли этот номер нарочно подстроен, то ли девочка действительно знакома с карликом. Пурпурно-золотой лакей стоял возле стола, совершенно сбитый с толку. Тут двое мужчин выскочили из-за занавеса, одновременно с ними Родни и оба детектива тоже сделали шаг к сцене и проскользнули под веревками, не сводя глаз с Элизабет и Бобо.

А эти двое болтали друг с другом, счастливые оттого, что встретились.

— О Бобо, как мы за тебя боялись!

— Я тоже поначалу испугался. Но скоро я успокоился. Эти люди не сделали мне ничего дурного.

— Они тебя не обижали?

— Нет, нет! Это просто балаганщики. Они хотят заработать побольше денег, только и всего.

— И ты… ты доволен?

— Я ждал от вас известий. Вы получили мое письмо?

— Какое письмо?

— Я написал Родни на его домашний адрес, в Сиэтл. Я думал, вы вернулись домой.

— Нет, мы искали вас. О, Бобо, как мы соскучились!

— Ну теперь все хорошо. Мы встретились. А где Родни?

— Да вот он!

Родни ничего не оставалось, как влезть на сцену. Было сразу заметно, что произошло с Бобо. Бобо понял, в чем его сила. Сейчас он самая популярная цирковая знаменитость. Его хозяевам надо, чтобы он все время пребывал в хорошем настроении духа, а то придется объявить: «Сегодня представлений больше не будет. Благодарим за внимание».

У мужчин не так, как у девочек. Они не обнимаются и не целуются при встрече. У них свои способы выражать радость. Родни протянул Бобо руку, потом одним пальцем похлопал его по плечу и сказал:

— Привет! Как дела, артист? А Бобо ответил:

— Сам видишь. Касса делает сбор тысячу долларов ежедневно. Пятьдесят процентов мои.

— Ты шутишь! — воскликнул Родни, потрясенный.

— Я не шучу. Я их заставил. Они хотели меня обдурить. Я получаю свою долю, а если нет — укладываюсь в корзинку, как Глого.

— А где Глого?

— Он в гостинице. Ты ведь его знаешь. Ему не нравится цирк. Я так рад, что вы с Элизабет здесь, потому что только вы можете помочь ему. Глого очень плохо, вчера у него было обморочное состояние.

— Бедный старый Глого, — вздохнула Элизабет.

— Мы сделали для него все возможное, но ничего не помогает. Он говорит, что слишком долго жил… Один из балаганщиков решился перебить их:

— Я не могу освободить помещение, никто не выходит.

И тут Бобо, совсем не прежний Бобо, а очень деловой и энергичный, сказал:

— Вы правы. Мы пройдем за кулисы. Мои друзья идут со мной.

За сценой было небольшое помещение, где стояли несколько летних парусиновых стульев и стол для Бобо, который служил ему артистической уборной. На нем стояли игрушечный стул и корзинка с мягкой подушкой. Все было устроено удобно и уютно. Самый маленький человек из живущих на земле попросил своих друзей располагаться и чувствовать себя как дома.

Мистер Смит и мистер Гагинс, с одной стороны, и мистер Чарльз Виллоуби — с другой, были представлены друг другу.

— Старик! — воскликнул Родни, обращаясь к Виллоуби. — Ты помнишь, как вы со Смитом вместе ходили в школу?

— Ну да? — сказал Чарли, изумленно глядя на детектива. — Простите, я что-то вас не помню. Когда это было?

— А теперь он дружит с секретаршей Какстона, — напирал Родни, исполненный озорства.

— Надо же!

— Они искали тебя в воскресенье, ездили даже к тебе за город, так соскучились! Где ты был?

— Жалко, что они меня не застали, — сказал Виллоуби, заметно пугаясь.

— А это мистер Гагинс. Он хочет заключить с Какстоном контракт на выступление Бобо в Кентукки.

— Да, да, — пробормотал Виллоуби. — Это очень любопытно.

— Ты видишь, наши интересы совпадают!

— Вроде так, — сказал Виллоуби, на этот раз перепугавшись насмерть.

Вошел служитель и сказал, что пора начинать следующее представление. Лакей подал поднос для Бобо. Родни вмешался:

— Хочешь, Элизабет отнесет тебя на сцену, Бобо?

— Чудесно, — сказал Бобо. — Ты согласна, Элизабет?

— С удовольствием!

Таким образом, самый маленький человек из живущих на земле на этот раз был представлен толпе зрителей маленькой девочкой, а трое взрослых мужчин следили из-за кулис, чтобы никто даже попытки не сделал украсть это драгоценное крошечное существо. Пока Элизабет и Бобо были на сцене, где шло представление, Родни отозвал «старого доброго Чарли» в сторонку и устроил ему «мужской разговор начистоту». Родни, правда, начал разговор так:

— Нас интересует прежде всего благополучие Бобо. И если вся эта цирковая чепуха ему нравится, то пусть.

Это очень ободрило проходимца Виллоуби. Он не знал, какое гнегодяям полагается гнаказание по закону за угон гномов, но опасался, что очень суровое.

Он поторопился заверить Родни в том, что было сделано все возможное, чтобы Бобо был доволен и счастлив, и если мистер Синсебау и его племянница помогут им в этом, то они с мистером Какстоном будут очень признательны. Мистер Синсебау не должен и мысли допускать, что с маленькими человечками кто-нибудь обращался грубо или жестоко, потому что, сказал «старый добрый Чарли», это невозможно в цирковом бизнесе. Люди, или звери, или кто там еще — они не могут хорошо работать, если не чувствуют себя счастливыми.

— Я должен быть уверен, что никто не ущемляет Бобо в его законных правах, — сказал Родни.

Но Чарли снова поторопился его успокоить.

— Уж об этом-то нет нужды волноваться, мистер Синсебау. Я не знаю, где он этому научился, но должен сказать, что маленький бизнесмен сам продиктовал нам жесткие условия. Хозяин рвал на себе волосы, но ничего не смог с ним поделать, Бобо сказал: «Никаких спектаклей и никаких вам денег, если вы не будете вести со мной честную игру. А то скажу все публике со сцены и попрошу вызвать полицию!» Мы ничего не могли с ним поделать.

— Прекрасно, прекрасно! — сказал Родни. — Я рад, что он оказался таким просвещенным. Где его контракт?

— Да какой там контракт! Он ничего не хотел подписывать. Сказал, что будет выступать каждый день, пока с ним хорошо обращаются и отдают ему половину выручки. Где он успел набраться сведений о зрелищном деле, не представляю себе!

— Он задавал мне вопросы обо всем на свете, и я кое-что ему рассказывал, — сказал Родни. — Только я не думал, что он так все усвоит.

— Усвоил, усвоил, уж вы мне поверьте! Он скоро сам станет себе хозяином и сумеет заработать большие деньги, и добьется в жизни чего пожелает.

Бобо опять ненадолго появился за кулисами и извинился перед Родни за то, что у него так мало времени для разговоров.

— Я должен выступать, — сказал он. — У нас перерыв с шести до семи — тогда мы смогли бы как следует поболтать. Может быть, вы пока навестите Глого и попытаетесь немного его подбодрить?

Родни намекнул ему, что можно удрать от Какстона, но Бобо только засмеялся:

— Видишь ли, Родни, я зарабатываю много денег. Людям интересно на меня смотреть. Почему бы не заставить их платить за это? Мне только надо научиться читать получше и сообразить, как распоряжаться своими деньгами. Я ждал тебя: мне надо о многом спросить твоего совета. Я буду жить в мире людей. Я теперь уже не дикое лесное существо. Кончилась игра в прятки в кустах и деревьях!

Глава четырнадцатая, в которой произносится слово «прощай»

Родни и Элизабет направились в гостиницу, где сестра Чарли, мисс Виллоуби, ухаживала за Глого. Не так уж много надо было тысячелетнему гному. Он просто лежал в своей корзинке, а мисс Виллоуби сидела рядом и читала журналы о кинофильмах и кинозвездах. Бедный Глого! Болезнь победила его окончательно: он больше не сопротивлялся, предоставляя печали полную свободу действий.

Он вздрогнул, когда Элизабет позвала его, открыл глаза и попытался сесть. О конечно, Глого был рад видеть ее и Родни; он был уверен, что они придут, только опасался, как бы это не произошло слишком поздно. Глого снова прилег: слабость одолевала его.

— Глого, — сказала Элизабет с упреком в голосе, — я боюсь, что ты плохо питаешься.

— У меня особенно-то нет аппетита, — сказал старый гном.

— Но ты должен постараться хорошо есть, чтобы поправиться, Глого!

— Зачем мне поправляться? Что мне делать? Зарабатывать деньги?

— Мы разыщем других гномов, — отважился заметить Родни.

Глого слабо улыбнулся:

— Вы оба очень добрые. Но вы же знаете, что на это нет никаких надежд. Гномы исчезли навсегда.

— Но нельзя, чтобы ты просто лежал и никак не лечился! воскликнула девочка.

— Вы старались меня обмануть. Я и сам хотел себя обмануть, но теперь мне надо взглянуть правде в глаза. Я слишком долго жил. — Он повторил последние слова, голос его постепенно замирал. — Слишком долго. Слишком долго…

— Может быть, ты хочешь, чтобы мы отвезли тебя обратно в твой лес, Глого?

— Нет, — возразил он. — Я теперь ничего не хочу.

Воцарилось долгое молчание, но Элизабет решила возобновить беседу:

— Мы виделись с Бобо.

— Бобо нашел то, что ему нравится, — прошептал дедушка.

— Но, Глого, — попытался успокоить его Родни, — Бобо ничего другого не оставалось делать.

— Я знаю. Я не обвиняю его ни в чем. Мне тяжело. Но скоро уже я не буду видеть ничего. Вы были ко мне очень добры. Я вас обоих благодарю. Всем сердцем. Но больше вы ничего не сможете для меня сделать. Я устал говорить. Попрощаемся.

Это была не просто просьба. В последнем слове звучала требовательная нотка. Им осталось только покориться. Слезы бежали у Элизабет по щекам. Она предчувствовала, что ей больше никогда не придется говорить со старыми гномом.

— Прощай, Глого, — проговорила она, дотрагиваясь до высохшей, слабой руки тысячелетнего гнома.

— Прощай, Элизабет. Прощай, Родни, — отозвался слабый голосок.

Они на цыпочках вышли из комнаты, возвращаясь обратно в мир людей, которые прожили на свете не слишком долго или так, по крайней мере, сами про себя думали.

От шести до семи в балагане был перерыв. Бобо не собирался доработаться до полусмерти — так он объяснил Элизабет и Родни. Он потребовал, чтобы ему и его друзьям принесли ужин. Его приказаний слушались, потому что теперь он был богачом. Он держался уверенно, скопировав свою манеру поведения с потомка миллионера. Последнего и забавляло и поражало то, как много этот малыш сумел усвоить из его рассказов о мире людей.

Представление возобновилось после перерыва. Родни и Элизабет задержались за кулисами, дружелюбно болтая со «старым добрым Чарли». Они пришли к молчаливому соглашению считать «гнегодяйский угон гномов» досадным недоразумением.

Чарли намекнул, что ему очень хотелось бы знать, где и при каких обстоятельствах Родни и его племянница встретились с Бобо и Глого. Но Родни сказал, что Бобо сам о себе сообщит то, что найдет нужным.

Во время этого непринужденного разговора пришло известие от мисс Виллоуби, что старый гном Глого тихо угас в своей постели.

Родни и Элизабет были к этому готовы. Они поняли, что тысячелетний гном отослал их от себя, чтобы спокойно умереть.

Элизабет сидела молча, со слезами на глазах, пока Родни и Виллоуби обсуждали, как им хоронить старого гнома. Во-первых, они решили ничего не сообщать Бобо до десяти вечера, то есть до конца представления. Виллоуби быстро смекнул, что широкое оповещение о похоронах привлекло бы к ярмарке лишних двести — триста тысяч посетителей. Но Родни, так сказать, топнул ногой. Он не позволит устроить приманку для публики из праха бедного старого Глого, который при жизни ненавидел зрелищный бизнес и все связанные с ним махинации дельцов.

«Старый добрый Чарли» наконец с этим согласился. Они договорились похоронить Глого без лишнего шума. Чарли беспокоился, как быть с разрешением на похороны, но Родни сказал, что законы Соединенных Штатов не признают гномов и поэтому самое разумное отвезти Глого в лес и похоронить прямо в его корзинке под большим красивым деревом. Ведь Глого так любил деревья!

Бобо, которому в десять часов вечера сообщили эту грустную весть, согласился с ними. Родни и Элизабет были настоящими друзьями его дедушки, сказал он, и они, несомненно, поступят так, как дедушка сам бы того пожелал.

И вот, когда наступила полночь, корзинку тихо вынесли из отеля, и похоронная процессия — три автомобиля — направилась за город. Одну машину вел Родни, другую — Гагинс, а третью — Чарли Виллоуби. Они остановились в живописном месте, Б горах. Деревья скрывали луну, и свет ее казался призрачным. Было тихо и торжественно. Воздух был напоен лесными ароматами, которые при жизни так любил старый гном.

Никто не знал, как принято служить панихиду по гному, и Бобо тоже не мог ничего посоветовать. Поэтому Родни ограничился тем, что произнес маленькую речь. Он сказал, что Глого всю свою жизнь был связан с лесом и вот теперь лес навсегда примет его в свое лоно.

Похороны завершились. Лопата была положена назад, в машину. Уже собирались завести моторы, как вдруг Элизабет заволновалась:

— Где же Бобо?

Бобо исчез.

Включили все фары. Элизабет зажгла карманный фонарик и двинулась по лесу, шаря лучом в темноте и громко окликая Бобо. Но Бобо нигде не было видно. Элизабет начала было впадать в панику, как вдруг из-за купы низеньких кустиков ее позвал знакомый голосок:

— Элизабет, тише!

Она замерла на месте и зашептала в ответ.

— Что произошло, Бобо?

— Отойди в сторонку и незаметно углубись в лес. Мне надо тебе чтото сказать.

Элизабет послушалась и, пройдя несколько шагов, увидела Бобо. Он подошел к ней совсем близко и прошептал:

— Здесь есть гномы.

— О Бобо! Не может быть!

— Я чувствую запах. Всюду. Тут их полно!

— Но где же они? — чуть не закричала Элизабет, приходя в невероятное возбуждение. Известно, что с девочками это часто случается и не приносит им никакого вреда.

— Они не покажутся, пока вы, большие люди, находитесь здесь, в лесу.

— Что же надо сделать?

— Вы все возвращайтесь в город, а меня оставьте здесь одного. Мне надо оглядеться и поискать гномов.

— Ты не боишься ночи?

— Ночь — это время гномов, мне нечего бояться. Вы сможете вернуться сюда рано утром?

— Конечно, раз ты об этом просишь, Бобо.

— Скажи остальным, что я хочу побыть один на дедушкиной могиле. Расскажи Родни о моем открытии, но только без свидетелей. Остальные даже и догадываться ни о чем не должны. Иначе они нападут на гномов и постараются их всех изловить для своего балагана.

— Уж это конечно, — согласилась с ним Элизабет.

До чего же смышлен Бобо, как быстро он научился разбираться в людях!

— И пусть утром с вами никто не приезжает, — прибавил Бобо. Только ты и Родни. Если явятся другие, я вообще не покажусь.

— Ладно, — сказала Элизабет. — Будь осторожен, Бобо. Я надеюсь, что это хорошие гномы.

— Гномы не бывают плохими, — заметил Бобо. — А люди бывают. Иногда.

Элизабет поспешила вернуться туда, где ее спутники продолжали поиски. Она созвала всех и сказала:

— Я только что говорила с Бобо. Он хочет провести ночь на могиле Глого.

— Это что еще за фокусы?! — взвыл совершенно ошеломленный Чарли.

— Не знаю, — ответила Элизабет. — Я передаю вам то, что мне сказал Бобо. Он взял с меня обещание, что мы вернемся за ним утром, только он не велел никому приезжать, кроме меня и Родни, а то он вообще больше не покажется.

Хорошенькие новости для «доброго старого Чарли»! Он пришел в раж, но что тут можно было поделать?

— Я уверяю вас, мистер Виллоуби, — сказал ему Родни, — все это для меня совершеннейшая неожиданность. Это какая-то причуда самого Бобо. Вы же его знаете: он любит делать, что ему вздумается.

— Но ведь у нас зрелищное предприятие. Люди будут штурмовать наши ворота.

— Ну, если Бобо будет некоторое время в отсутствии, это, право же, не причинит вам ущерба. Вы можете объявить, что его угнали гнегодяи. Подумайте, какой это будет потрясающей сенсацией. Ведь могли же его украсть? Вы ведь знаете, такие происшествия уже случались.

Камешек был в его огород, и «старый добрый Чарли» понял это.

— Что вы задумали? — спросил он у Родни.

— Я вас еще раз заверяю в том, что я не имею ни малейшего представления о намерениях Бобо. Я думаю, что и моя племянница ничего не знает. Да, Элизабет?

— Понятия не имею, — сказала Элизабет серьезно. — Он мне просто шепнул, что нам надо уехать и чтобы утром вернулись мы с Родни, и больше никто, а то он вовсе не выйдет.

— Значит, так тому и быть, — заключил Родни. — Бобо волен поступать, как он захочет. И мы, несомненно, его в этом поддержим.

— А что же мне остается делать, мистер Синсебау? — спросил Чарли.

— Я думаю, вам остается подождать до завтра. Уверяю вас, нет никакой возможности обнаружить Бобо в лесу. Гномы привыкли прятаться в течение тысяч, а может, и миллионов лет. Он поступит так, как сам захочет. Вам придется с этим примириться.

Добавить было нечего. Правда, все сказанное пришлось повторить несколько раз, пока Чарли наконец уразумел, что в лесу ему торчать бесполезно. Он и его приятели сели в свою машину, потом Смит и Гагинс сели в свою. Родни и Элизабет направились к гномобилю.

Чарли подозревал своих спутников в коварстве и все время оглядывался, опасаясь, как бы они не отыскали Бобо и не увезли его тайком. Как только дядя и племянница остались одни, Элизабет сообщила потрясающую новость о том, что Бобо напал на след других гномов. Родни даже не сразу понял, о чем она говорит. А когда до него дошло, он страшно обрадовался. Ведь найти гномов и было целью их путешествия!

Глава пятнадцатая, в которой Бобо встречает Принцессину

Элизабет была так возбуждена, что почти не спала ночь. Поэтому, когда портье позвонил в номер около пяти часов утра, она выскочила из постели как пружинка. Если бы не торжественное обещание, которое она дала маме, она даже не почистила бы зубы.

Элизабет и Родни не стали тратить времени на завтрак, а сразу же ринулись в гараж. Задолго до того, как солнце выбралось из-за гор Пенсильвании и осветило долины, их машина уже мчалась к лесу, расположенному неподалеку от Джонстауна. Родни и Элизабет углубились в чащу, стараясь отыскать то место, где вчера остался Бобо. Они позвали его, и он не замедлил откликнуться. Он прятался в зелени дикого лавра, который на удивление разрастается в этих покрытых лесами горах.

— Я встретил тут других гномов, — объявил он вместо приветствия.

— О Бобо, правда ли это?

— Их тут тысячи!

— Чудесно, Бобо! — обрадовалась Элизабет. — И они все хорошие?

— Лучшие на свете. И у них удивительнейшая цивилизация!

— Да что ты! Это не дикие гномы?

— Они живут почти в таком же прекрасном городе, как Джонстаун.

Надо заметить, что Родни и Элизабет считали Джонстаун насквозь прокопченным, грязным городишком, неудобно расползшимся по горам, но они промолчали, не желая обижать Бобо.

— Поразительно, Бобо, поразительно! — восклицала Элизабет. — И ты видел этот город?

— Они мне его весь показали.

— Бобо, а можно, и мы посмотрим?

— Мне очень жаль, Элизабет, но, понимаешь, эти гномы никогда не показываются большим людям. Таков их древнейший закон. Боюсь, что мне никогда не удастся убедить их доверить людям свои тайны. Они даже не хотели меня отпускать, опасаясь предательства.

— Какой ужас, Бобо, я бы умерла, если бы ты не вернулся!

— Но мне удалось в конце концов убедить мистера Морго — это их крупнейший капиталист и владелец сталеплавильного завода.

— Господи помилуй! — закричал Родни. — Откуда же у них сталь?

— Они живут в этих горах, где полно железной руды и каменного угля. Почему бы им не выплавлять сталь?

— Да, но это ведь сложный процесс, — изумился Родни. — Во всяком случае, то, что ты говоришь, чрезвычайно интересно, и мне хотелось бы услышать подробнее!

— Садитесь, и я вам все расскажу.

В этот ранний час трава не успела высохнуть от росы, но заботливый Родни захватил с собой плед и еще корзинку Бобо, в которую был упакован термос. Элизабет и Родни разместились на пледе, а Бобо сказал, что он лучше посидит в лавровых кустах — на случай, если «старый добрый Чарли» вдруг захочет помешать беседе.

И вот их маленький друг развернул перед ними поразительную картину своих ночных приключений.

Он пошел вслед за обнаруженным в лесу запахом и дошел до расселины в горах, которая служила входом здешним гномам. Бобо подвигался вперед по внутреннему ходу, который приводил к целой системе пещер. В этих пещерах и был расположен город Гномтаун с его угольными шахтами, фабриками и большим металлургическим заводом. Конечно, появление Бобо вызвало переполох. Сразу же был приглашен шеф полиции, который отвел его под эскортом к лорд-мэру, а тот, в свою очередь, известил о пришельце мистера Морго, главного банкира и капиталиста. Бобо провел большую часть ночи в беседе с этим джентльменом и еще с одним, у которого была длинная белая борода и который был главой гномической церкви, епископом пенсильванской епархии.

— Они вежливо с тобой обошлись? — спросила Элизабет с тревогой.

— О конечно, — успокоил ее Бобо. — Они были изумлены и обрадованы, когда узнали, что я родом из Калифорнии.

— Они знают о Калифорнии? — удивился Родни.

— Кто не знает Калифорнии! Я так понял, что их предки происходят из калифорнийских красных лесов. Они переселились оттуда много миллионов лет назад. У них сохранились летописи и картины с изображением гигантских красных кондори.

— О Бобо, как интересно! — перебила его Элизабет. — Ужасно, что мы ничего этого никогда не увидим!

— Не думаю, чтобы вам так уж там понравилось. Понимаешь, своды у пещер местами такие низкие, что только гномам впору в них поместиться. А ты просто испортила бы платье или вовсе застряла бы где-нибудь, и тебя пришлось бы откапывать. И к тому же у них в данное время довольно уныло. Сейчас кризис, безработных много и куча разных других неприятностей.

— Правда? В Гномтауне так же, как и в Соединенных Штатах, не решена проблема промышленного цикла? — изумился Родни.

— Уверяю вас, что они совершенно современны абсолютно во всем, заметил Бобо мрачно — Но у них, кроме того, есть некоторые открытия, до которых даже люди пока что не додумались. Им, например, не приходится бегать по лесу и искать семена папоротника. Они производят то, что они называют синтетической пищей. Вам знакомо это слово?

— Как же, — сказал Родни. — Наши ученые без конца об этом говорят.

— Ну вот. А они вырабатывают продукты питания из угольной смолы. И, честное слово, получается очень вкусно! И заметьте, все население пребывает в отличном здоровье.

— Кроме тех, кто лишился работы, надо полагать? — задал вопрос Родни.

— Ну, естественно, — ответил Бобо. — Но этих они не принимают в расчет.

Все немного помолчали. Потом Элизабет спросила, есть ли в Гномтауне женщины-гномы. Бобо сказал — конечно. Это оказалось для него самым поразительным открытием.

— Видишь, Элизабет, — сказал он, — я ведь никогда не знал ни одного гнома, кроме Глого. Моя мать умерла, когда я был ребенком, а все остальные гномы исчезли раньше, чем я дорос до того, чтобы осознать их исчезновение. Когда Глого, и ты, и Родни говорили мне о невесте, для меня в этом слове почти что не было смысла…

— Так, значит, ты ее встретил?

— Я встретил прелестнейшее существо. Она очень похожа на тебя, Элизабет. Ей только семьдесят лет, у нее золотистые волосы и голубые глаза. Одета она в голубое платье из лучлона. Во всяком случае, так у них называется волокно, которое они делают тоже из угольной смолы.

— Кто она, Бобо?

— Она единственная дочь мистера Морго. Она живет в прелестном дворце и разъезжает в очаровательном спортивном автомобильчике.

— И она ласково к тебе отнеслась?

— Видишь ли, Элизабет, может быть, не стоило бы говорить.

— Отчего же, — перебил его Родни, — мы старые друзья, и нам хочется знать все, что касается твоего благополучия.

— Дело-то вот в чем. Поскольку я прибыл из Калифорнии и видел почти все Соединенные Штаты, а к тому же выступал в цирке и обо мне писали в газетах, — я показался им героем, романтической фигурой. Поэтому, наверно, и Принцессина Морго…

— Ее так зовут, Бобо?

— Правда, очень подходящее имя для дочери крупнейшего магната? Короче говоря, случилось так, что мистер Морго просил меня поскорее вернуться и жениться на его дочери.

— Так скоропалительно?

— Я сказал ему то же самое. Но он, помимо всего еще, вероятно, боится, как бы я не предал гномов большим людям, которые их всех переловили бы и разослали бы по циркам. С другой стороны, они не могли не отпустить меня, потому что боялись, как бы вы не предприняли капитальные розыски. Потом, когда мне все-таки решили поверить, мистер Морго отозвал меня в сторону и сказал, что он сделает меня своим сыном и оставит мне в наследство все свои богатства. А кроме того, он научит меня выплавлять сталь, и, может быть, мы вместе разрешим это… как это называется, Родни?

— Проблема промышленного цикла.

— И ты принял его предложение? — спросила Элизабет.

— Конечно, как же я еще мог поступить?

— Мы-то искали тебе лесную невесту, чтобы ты всегда жил на свежем воздухе. Ты же вырос в лесу!

— Что же делать, — сказал Бобо, — так сложились обстоятельства, надо к ним приспосабливаться.

— Мы когда-нибудь увидим твою Принцессину, Бобо?

— Это будет нелегко устроить, — ответил Бобо невесело. — Видите ли, мистер Морго и его дочь — гномы с большим общественным весом Поэтому, как это случается и среди людей в Америке, они должны опасаться похищения. Но, когда они получше меня узнают, не исключено, что они станут больше доверять и моим друзьям.

— А где мы встретимся? — спросил Родни.

— Я уже думал об этом. Если бы вы согласились приехать в Джонстаун через год…

— О конечно, Бобо! — воскликнули Родни и Элизабет одновременно.

— Тогда на этом самом месте в этот же час ровно через год. Я постараюсь убедить жену и тестя прийти вместе со мной.

— Идет, — сказал Родни. — Договорились. — Немного помолчав, он добавил: — Ты, наверно, спешишь вернуться к своей невесте?

— Я очень тронут, что ты об этом подумал, — сказал Бобо. — Дело в том, что они безумно боятся, как бы я не передумал и не нарушил свое обещание.

— Прощай, старина, — сказал Родни.

Мужчины держали себя в руках и не обнаруживали своих чувств. У Элизабет закапали слезы, но она тут же объяснила всем, что это от радости за Бобо. Она наклонилась к земле, и гном выбежал из своего лаврового укрытия и обнял ее. Ему, конечно, не удалось обвить ее шею руками. Но он справился с этим как мог, и поцеловал девочку в лоб, и пожал по очереди несколько ее пальцев. Так они простились в горах Пенсильвании, недалеко от реки Конемо. Последнее, что увидели Элизабет и Родни, был маленький шелковый платочек, который трепетал на фоне яркой зелени лаврового куста.

Родни повел машину назад, в город, где он расплатился со Смитом и Гагинсом и сообщил «старому доброму Чарли» душераздирающую новость о том, что самый маленький из человеческих существ на земле больше никогда не вернется на подмостки. Конечно, Виллоуби решил, что Элизабет и Родни попросту украли его сокровище. Но он ничего не мог с этим поделать, ему даже нечем было им пригрозить.

Родни позвонил маме и сказал, что они возвращаются домой. Они покинули Джонстаун, взяв курс на север, чтобы было не так жарко в дороге. Они опять поехали через штат Миннесота. Когда Элизабет замечала коров с той стороны, где обычно сидел Бобо, у нее начинало щемить сердце. Корзинка Бобо и все его вещи лежали на заднем сиденье. Элизабет решила все это сохранить на память о путешествии в гномобиле, который назывался теперь уже не гномобиль, а просто автомобиль.

Такая перемена произошла решительно во всем: утратили свое очарование горы, леса и озера, и заправочные станции, и завтраки на свежем воздухе, и попутчики, которые просили их подвезти. Словом, все-все дорожные прелести потеряли свой смысл, раз на заднем сиденье больше не было маленьких созданий, и никто не бегал от окошка к окошку, и никто не задавал бесчисленных вопросов.

Ничто не изменилось в их настроении, когда они достигли своего родного штата Вашингтон. В этом краю шел дождь и нескончаемые леса тянулись вдоль цепи озер. Потом шоссе пролегло по такому месту, где горы вставали хребет за хребтом, заросшие такими густыми лесами, что издали казалось, будто горы кто-то покрыл зеленым бархатом.

Родни и Элизабет вышли из машины полюбоваться видом.

Элизабет воскликнула:

— О как бы здесь понравилось Глого!.. — Потом ее слова зазвучали торжественно, как клятва: — Когда я вырасту, я буду помогать тем, кто спасает леса, и постараюсь, чтобы в них опять поселились милые маленькие гномы.

Роберт Макклоски Приключения Гомера Прайса Перевод Ю. Хазанова


ГОВОРИТ ГЕРОЙ КНИГИ...

Привет!

Меня зовут Гомер Прайс.

Я живу в небольшом городке Сентерберге, штат Огайо.

И почему-то всегда у нас происходят разные удивительные вещи...

А я почему-то всегда бываю в них замешан.

Вот, например, один раз мы, то есть мой ручной скунс по кличке Аромат и я, помогли изловить грабителей...

А в другой раз я чинил пончиковый автомат дядюшки Одиссея, потом включил...

И такое началось!

Сумасшедшая машина ни за что не хотела остановиться!..

А еще как-то человек по имени Супер-Дупер...

Да что я, всю книжку рассказать собрался?!

Загляните-ка в нее и сами все узнаете.

Итак, до встречи на страницах книги.

ГОМЕР

Глава 1. «ЗУДЕСНЫЙ ЧАПАХ»

В двух милях от городка Сентерберга, штат Огайо, на развилке дорог № 56 и 56-а, живет мальчишка по имени Гомер. Отец Гомера — владелец небольшого кемпинга для автотуристов, помощницей у него мать Гомера. Целыми днями жарит она цыплят, отваривает сосиски и прибирает туристские домики, пока отец заправляет машины бензином или моет их.

Гомер тоже редко остается без дела: он протирает ветровые стекла, а иногда подметает комнаты или помогает матери накормить проезжающих.

Когда Гомер не в школе, не помогает по хозяйству и не играет во что-нибудь с друзьями, тогда он занимается своим любимым делом: собирает радиоприемник. В одном из углов комнаты у него целая мастерская, и немало вечеров корпит он там над своими схемами.

Перед сном он обычно спускается в кухню выпить стакан молока с печеньем, потому что ничто так не возбуждает аппетита как сборка радиоприемников. И всегда в это время у ног Гомера появляется кот по имени Тебби и тоже тянется к молоку.

Однажды вечером, как всегда, Гомер скатился по перилам лестницы на кухню, открыл дверцу холодильника, взял бутылку и налил молока — в блюдце для Тебби и в стакан для себя. Потом поставил бутылку обратно и окинул взглядом внутренность холодильника: нет ли там чего интересного и на других полках? В это время послышались легкие шаги, что-то мягкое задело Гомера по ногам, и он наклонился, чтобы погладить Тебби... Но это оказался не Тебби!..

Молоко лакал совсем не кот, а самый настоящий скунс!

Гомер чуть-чуть перепугался от неожиданности, но не сделал ни одного резкого движения, потому что вспомнил про то, что читал в книжках. Ведь скунсы, или, как их еще называют, вонючки, когда разозлятся, издают такой запах, что не обрадуешься! От этого запаха не то что человек, любой зверь сбежит!.. Но если скунса не трогать, он ведет себя вполне дружелюбно.

Пока неожиданный пришелец с аппетитом допивал чужое молоко, Гомеру пришла в голову интересная мысль — приручить его. Потому что в тех же книжках Гомер читал, что скунса очень легко приручить. Если, конечно, с ним хорошо обращаться.

Гомер даже имя уже придумал для своего нового питомца — «Аромат».

Приняв это решение, он налил еще молока скунсу, а заодно и себе.

Аромат вылакал и второе блюдце, облизал мордочку и спокойно двинулся к выходу.

Гомер осторожно пошел следом и обнаружил, что живет Аромат у них под домом, прямо под окном его комнаты.

Несколько дней Гомер обдумывал, как же все-таки приручить Аромата. Он совсем не был уверен, что мама очень обрадуется, когда узнает, что у них в доме завелся скунс. Поэтому в конце концов он решил, что раз уж Аромат давно живет у них под домом и никто об этом не знает, пусть оно так и продолжается.

Каждый вечер, когда никто не видел, он относил Аромату блюдечко с молоком, и не прошло и нескольких недель, как скунс привязался к Гомеру словно щенок. И тогда Гомеру захотелось, чтобы Аромат совсем переселился к нему. Разве плохо, если зверек будет рядом, когда он возится со своим приемником?..

Гомер взял старую корзинку, привязал к ее ручке веревку и получился лифт. Потом он опустил корзинку из окна и начал постепенно приучать Аромата по свистку забираться в корзину.

И наступила минута, когда Гомер потянул за веревку, корзина поднялась вверх, а с нею и Аромат, который таким образом очутился в комнате у Гомера. Находясь в гостях. Аромат большую часть времени спал в маленьком чемодане из-под инструмента. Гомер же усиленно трудился у стола над своим радиоприемником.

В один из вечеров Гомер сказал:

— Ну вот. Еще один проводок припаять — и все. Приемник готов. Поставлю новые лампы — и можно пробовать...

Аромат приоткрыл один глаз, но больше ничем не проявил своего интереса, даже когда приемник действительно заработал — и совсем неплохо — и когда голос диктора произнес:

«...Еще сообщаем, что Н. В. Блотт из Сентерберга стал обладателем главного приза — две тысячи долларов — в конкурсе на лучшую рекламу «Крем для бритья фирмы Дреггз».

— Ой, я знаю этого Блотта! — сказал Гомер. — Он живет недалеко от дядюшки Одиссея.

Аромат оставался безучастным даже в тот момент, когда диктор объявил, что на следующей неделе будет транслироваться специальная программа прямо из Сентерберга — вручение победителю двух тысяч долларов и двенадцати бутылок с кремом для бритья за лучшую рекламу этого самого крема. Награду вручит лично мистер Дреггз...

— Слышишь, Аромат? — сказал Гомер. — Передача из нашего Сентерберга. Надо обязательно поехать и посмотреть!..

День радиопередачи наступил, и Гомер отправился в город на велосипеде. Он был на центральной площади чуть ли не раньше всех и сумел выбрать удобное место неподалеку от звукооператора, откуда уж непременно будет все видно и слышно.

Сначала мистер Дреггз произнес речь о том, что мистер Н.В.Блотт своей прекрасной рекламой сделал значительный вклад в будущее американского бритья. Затем он зачитал эту рекламу:

Друзья, от крема для бритья В восторге все — ты, он и я!

Его наносишь тонким слоем — И чувствуешь себя героем!

И потом мистер Дреггз вручил победителю чемоданчик, как две капли воды похожий на тот, что был дома у Гомера, только в этом лежали две тысячи долларов и двенадцать бутылок крема для бритья — того самого, от которого «чувствуешь себя героем».

Н. В. Блотт проговорил несколько ответных слов перед микрофоном, и передача закончилась. И тут вперед вышли четверо мужчин. Они сказали:

— Руки вверх!

А один из них добавил:

— Если позволите... — и выхватил из рук Н. В. Блотта чемоданчик с деньгами и кремом.

Все были поражены. Мистер Дреггз был поражен, Н. В. Блотт был поражен, диктор был поражен, звукооператор тоже. И все были страшно напуганы. А грабители скрылись раньше, чем кто-нибудь что-либо сообразил...

Они вскочили в машину, помчались по дороге № 56-а и уже исчезли из глаз, когда местный шериф воскликнул:

— Подождите, сейчас я объявлю тревогу, и мы отправимся в погоню! Я не допущу, чтобы в нашем городе безнаказанно действовали вадиороры... то есть я хотел сказать — радиоворы!..

Шериф сообщил в полицию, и вскоре несколько вооруженных человек мчались на его машине по дороге № 56-а.  

Гомер еще был в городе, когда преследователи вернулись, и слышал, как шериф сказал:

— Их и след простыл! Мы обыскали обе дороги. Нигде ничего!..

В тот же вечер за ужином Гомер рассказал родителям о том, что произошло сегодня в городе. Потом он помог матери убрать посуду и отправился к себе в комнату, куда через некоторое время поднял в лифте-корзинке своего Аромата.

Наступил час последних известий. Гомер включил радио и услыхал, что «недавнее ограбление поставило полицию в тупик. След грабителей потерян. Мистер Н. В. Блотт предлагает половину выигранных денег и шесть бутылок с кремом тому, кто поможет вернуть утерянную награду».

— Аромат, слышишь? — сказал Гомер. — Если мы поймаем этих грабителей, у нас будет столько денег, что можно сделать хоть сто радиоприемников, а может, даже и телевизор.

Но все-таки он решил, вместо того чтобы понапрасну мечтать о поимке воров, просто пойти и лечь спать: ведь завтра суббота, он собирался чуть свет отправиться на рыбалку.

Он проснулся на рассвете, натянул штаны, поел наскоро овсяной каши, разыскал удочку и вышел на улицу. Здесь он тихонько свистнул, хотя это было излишним:

Аромат уже поджидал его в корзинке возле своей норы. Гомер привязал корзинку к багажнику велосипеда, и они двинулись по дороге № 56-а.

Не доезжая моста через ручей, Гомер свернул в лес. Тут он спешился, оставил велосипед и пошел вдоль берега ручья, а за ним, подняв хвост трубой, брел Аромат.

Все утро просидел Гомер над ручьем с удочкой в руках, но, увы, напрасно: рыба в этот день просто не желала клевать. Он перепробовал все лучшие, известные только самым заядлым рыбакам места — и все равно ничего!..

В обратный путь они с Ароматом отправились не извилистым берегом, а прямиком через лес, по старой, давно не езженной дороге. Не прошли они и полмили, как услышали какие-то голоса, и Гомер мог бы с уверенностью сказать, что запахло жареной грудинкой. Это показалось ему странным, потому что никто раньше не заезжал сюда и не делал остановки на этом холме. И Гомер решил разузнать, что там за люди.

Когда они с Ароматом подкрались и выглянули из-за большого валуна, то увидали четырех мужчин.

«Грабители!» — сразу мелькнуло в голове у Гомера. И действительно это были они.

На земле рядом с ними лежал раскрытый чемодан и в нем две тысячи долларов и двенадцать бутылок с кремом для бритья. Грабители только что проснулись и собирались побриться и закусить — над костром жарилась грудинка, а щеки у них были в мыльной пене.

Гомер так разволновался, увидев совсем рядом с собой настоящих грабителей, что совершенно позабыл об Аромате. А тем временем Аромат смело вылез из-за укрытия и двинулся прямо к раскрытому чемодану с деньгами!.. Ведь этот предмет был так похож на тот, в комнате у Гомера.

Аромат забрался в чемодан, свернулся клубочком на денежных пачках и моментально уснул. Грабители же, ровно ничего не заметили, потому что были заняты бритьем, и давалось им это отнюдь не легко: у них было всего лишь одно зеркало, а бриться они желали все одновременно.

— Скорей бы попробовать этот знаменитый крем, который наносишь тонким слоем — и чувствуешь себя героем, — сказал один из них.

Второй грабитель (он стоял скособочившись, потому что так удобнее было бриться, а еще оттого, что у него разыгрался радикулит после ночи в лесу) с трудом выпрямился, повернулся... и тут заметил Аромата.

— Эй, глядите! — сказал он. — Улегся на наших деньгах, как на своих. Какой наглец!

Все обернулись, увидели Аромата и очень удивились.

— Это, друзья мои, не наглец, — сказал третий грабитель, — это млекопитающее семейства куниц, отряда хищных, то есть «мефитис мефитис», в просторечии скунс, а попросту вонючка.

Гомер, который все это слышал, сразу догадался, что третий грабитель человек с образованием; должно быть, даже окончил колледж по курсу зоологии.

— А мне наплевать, — сказал менее образованный грабитель, — мефитис это или вонючка... Пусть он не валяется на наших деньгах! Не то я приготовлю из него жаркое!

И, схватив пистолет, он прицелился в Аромата.

— Я бы не делал этого на твоем месте, — сказал грабитель с высшим образованием.

— Выстрелы могут привлечь полицию, и потом, млекопитающих семейства куниц не принято убивать таким способом.

После этих слов грабители попробовали, насадив кусок грудинки на палку, выманить Аромата из чемоданчика. Но Аромат только фыркнул несколько раз, зевнул и продолжал спать.

Тогда четвертый грабитель поднял камень и сказал:

— Думаю, это его немного испугает...

Камень просвистел в воздухе и с треском влетел в чемодан. Тррах!.. Он не попал в Аромата, но зато добрая половина бутылок с кремом фирмы Дреггз разлетелась на кусочки и воздух наполнился его резким запахом... Но этот запах был ничто в сравнении с другим запахом — с тем, который испустил разозленный Аромат и от которого хотелось закрыть глаза и не дышать.

Грабители с криком разбежались кто куда, ничего почти не замечая вокруг, а Гомер, спрятавшись за стволом дуба, подозвал Аромата, и они помчались через лес к тому месту, где оставили велосипед, и весь обратный путь проделали с рекордной скоростью.

Дома была только мать. Отец уехал в дальний город за покупками и собирался вернуться лишь поздно вечером. Гомер уже хотел было рассказать матери обо всем, что сегодня видел, как вдруг она сказала:

— Что это? Кажется, запах скунса? Ты не чувствуешь? Надо сказать отцу, когда он вернется. От этих животных нужно сразу же избавляться, иначе никто не захочет останавливаться в нашем кемпинге. Кому приятно нюхать этот запах?

И тогда Гомер очень испугался за Аромата и решил ничего вообще не говорить. Ведь грабителей и так поймают. Для чего же полиция существует? Во всех книжках всегда так...

Остаток дня Гомер помогал матери отваривать сосиски для приезжих, а также выполнял обязанности заправщика на бензоколонке. В перерывах между делами он еще успевал почитать журнал для юных радиотехников и заглянуть в новый каталог марок.

Около восьми вечера, когда уже стемнело, в ворота кемпинга въехала машина, и из нее вышли четверо путешественников.

— Хотим заночевать у вас, — сказали они. — Нам нужна большая комната.

— Пожалуйста, — ответил Гомер. — Пойдемте за мной. И он проводил их к туристскому домику.

— Думаю, вам здесь будет хорошо, — сказал он, — Пожалуйста, четыре доллара задатка.

— Вот тебе пять, парень, — сказал один из путешественников. — Сдачи не надо.

Гомер поблагодарил, сунул деньги в карман и выбежал из комнаты, потому что со стороны бензоколонки слышались настойчивые сигналы — кто-то очень спешил заправиться...

Гомер уже собрался положить пятидолларовую бумажку в кассовый ящик, как вдруг ему почудился знакомый запах. Запах был смешанный... Пахло наполовину кремом — тем, который «наносишь тонким слоем», наполовину Ароматом... Откуда идет этот запах? Гомер понюхал свой рукав, пальцы, понюхал деньги. Конечно! Пахли зеленые доллары в его руке!..

Все стало ясно: эти четверо — грабители! Как он сразу не догадался?!

Теперь уже Гомер знал, что делать: он позвонит в город шерифу и все расскажет.

Гомеру было хорошо известно, где застать шерифа в это время — конечно, в сентербергской парикмахерской: там он каждый субботний вечер играет в шашки и толкует с друзьями о политике.

Но Гомер не хотел тревожить мать; поэтому подождал, пока она вышла из дома отнести кому-то из постояльцев второе одеяло, и только тогда схватил телефонную трубку.

— Алло, — сказал Гомер, когда шерифа наконец подозвали к телефону. Эти грабители остановились на ночь в нашем кемпинге... Все четыре, да... Слышите?

Приезжайте и заберите их!

— Разрази меня гром! — сказал шериф. — А деньги и эти... кутылки с бремом... то есть я хотел сказать — бутылки с кремом, тоже там?

— Да, да, — ответил Гомер. — Все с ними.

— И оружие, наверно? Много? — спросил шериф.

— Ой, точно не знаю, — сказал Гомер, — Не кладите трубку — я сбегаю посмотрю...

Он выскользнул из дверей, подкрался к домику, который отвели четырем грабителям, и осторожно заглянул в окошко. Грабители собирались ко сну, они раздевались, и повсюду были разбросаны их брюки и рубашки, а также пистолеты и даже один автомат. Оружие валялось на столе, на стульях, на тумбочке, под кроватью. Целый оружейный склад!

Гомер помчался обратно к телефону и сказал в трубку:

— Там, наверно, штук десять, если не двадцать!

— Хм, двадцать, говоришь? — переспросил шериф. — Очень хорошо... Слушай, сынок, я начал тут стричься, понимаешь? Я уж достригусь, а ты последи за ними... Пускай они заснут, а через часок я пожалую со своими ребятами, и мы их захватим тепленькими... Прямо в постельке... Там и наденем наручники. Без лишнего шума.

Понял?

— Хорошо, шериф. До встречи, — ответил Гомер.

Потом, когда пришла мать, Гомер сказал ей, что пойдет к себе в комнату — у него там важное дело, а сам снова подкрался к окошку, за которым были грабители, и снова заглянул в него. Он увидел, что воры уже легли в свои постели, но пребывали в очень плохом настроении и все время переругивались. По доносившимся к нему словам Гомер понял причину их недовольства: они никак не могли поделить между собой деньги и оставшиеся шесть бутылок с кремом, а главное, боялись уснуть — вдруг кто-нибудь из них уедет среди ночи с заветным чемоданчиком.

В конце концов они решили улечься вчетвером на одну кровать — так вернее: уж если кто-то вздумает сбежать, то обязательно проснутся остальные...

Улечься всем вместе было делом нелегким, но кое-как им это наконец удалось, и они даже накрылись одним одеялом, положив его поперек. А чемодан с деньгами и кремом лежал у них в ногах посреди постели.

Они потушили свет, и долгое время было совсем тихо, но вот один из грабителей сказал:

— Вы знаете, а не очень-то удобно тут спать.

— Но все-таки лучше, чем в лесу, — сказал второй, — где комары и всякая мошкара.

— И некоторые другие животные, — добавил третий, — которые к тому же пахнут не слишком приятно.

— Да, нужно честно признать, что наше теперешнее состояние можно определить словами: и в тесноте, и в обиде.

Это сказал, конечно, грабитель с высшим образованием.

— Точно сказано, — произнес первый. — По-моему, нам давно пора срываться в Мексику. Чего ждать, не понимаю? Все равно спать нельзя в таких условиях...

Давайте рванем к границе.

— Не люблю ездить в машине по ночам, — сказал второй. — Это действует мне на нервы.

— И мне тоже, — сказал третий. — Кругом темень, тени... Кажется, что везде прячутся полицейские...

И грабители надолго заспорили о том, ехать им все-таки в сторону мексиканской границы сейчас или дожидаться рассвета. Пока они спорили, Гомер упорно думал. Он понимал, что необходимо что-то предпринять, и побыстрей, иначе грабителей может след простыть, прежде чем шериф дострижет волосы и прибудет сюда... И Гомер, кажется, кое-что придумал.

Стараясь не производить шума, он покинул свой наблюдательный пост и помчался к дому; но не к дверям, а к той стене, под которой находилась норка Аромата. Гомер тихонько посвистел, и Аромат, как всегда, вылез и забрался в свою корзинку.

Гомер осторожно вернулся с корзинкой в руках на свой наблюдательный пост, поставил корзинку у окна и прислушался. Грабители лежали в темноте и продолжали спорить насчет того, уезжать им сейчас из кемпинга или не уезжать. И никак не могли прийти к соглашению. Аромат тоже лежал в темноте в своей корзине, и хотя он давно уже успокоился, но запах еще не совсем прошел.

Четверо на одной постели были так увлечены спором, что не заметили и не услышали, как Гомер протянул руку через низкое окошко и водрузил корзину с Ароматом на табуретку возле окна... Конечно, Аромат сейчас же вылез из корзины и перелез в чемоданчик, стоявший на постели в ногах у грабителей.

— Перестань щекотаться! — проворчал самый долговязый из грабителей, чьи ноги далеко вылезли из-под одеяла. Не мог же он знать, что это пушистый хвост Аромата прошелся по его ногам.

— Никто тебя не щекочет! — сказал ему сосед по кровати. — Эй, слушайте!

По-моему, опять пахнет этим проклятым животным...

— Да, теперь и я начинаю чувствовать, — сказал третий. А четвертый потянулся к выключателю и проговорил:

— Ну вот, вопрос решен! Сейчас оденемся — и вперед, в Мексику. Не оставаться же здесь, чтобы всю ночь нюхать эту вонь!

Он зажег свет, и в тот же момент Гомер закричал:

— Будет еще хуже, если вы пошевелитесь! Он сейчас так запахнет — не обрадуетесь!

Лучше не двигайтесь!

Грабители, даже не поглядев как следует, накрылись с головой одеялом и замерли. 

— Через пять минут придет шериф! — смело сказал Гомер.

Но прошло пять минут и еще пять, а шерифа все не было. Грабители беспокойно зашевелились, а это не понравилось Аромату, и он начал перебирать лапами и волноваться.

Гомер тоже забеспокоился: что скажет его мать, если Аромат возьмет да испортит один из лучших туристских домиков?! И он быстро сообразил, что нужно сделать.

Он влез в окно и начал складывать в корзину все оружие грабителей. А затем подобрал всю их одежду и выбросил за окошко. После этого он выбрал самый большой пистолет, направил его на грабителей и сказал:

— Ну, можете вылезать из-под одеяла!.. Только руки вверх! Грабители откинули одеяло и стали осторожно вылезать из кровати — так, чтобы не потревожить Аромата. И сразу же поднимали руки вверх.

— Мы не хотели этого делать, мальчик... Совсем не хотели, — пробормотал один. — Честное слово!

— Мы вернем все деньги, — сказал второй.

— Во всем виновато общество, в котором мы живем, — сказал образованный грабитель, — Оно и должно отвечать.

— Извините, — сказал Гомер, — но я должен отвести вас к шерифу. — Он указал пистолетом на чемодан с призовыми деньгами и с кремом и приказал одному из грабителей захватить его с собой. — Ну, вперед! — скомандовал он.

— Как? Прямо в пижамах?! — вскричал один.

— И босиком? — ужаснулся другой.

— Но это неприлично! — завопил самый образованный. — Что скажут люди?!

— Аромат волнуется, не кричите, — напомнил Гомер.

Грабители прекратили споры и покорно поплелись, в пижамах и босые, по усыпанной гравием дорожке к выходу из кемпинга. Они шли молча, но не могли сдержать стонов и криков, потому что какие же грабители умеют ходить босиком?! Нет, они бы теперь никуда не убежали, даже если за ними и не следовали бы Гомер с пистолетом и Аромат с хвостом трубой.

Так они и шли: сначала первый грабитель с поднятыми руками, за ним второй грабитель с поднятыми руками, за ним третий грабитель с поднятыми руками, и только у четвертого была поднята одна правая рука, а левая опущена — в ней он нес чемодан с деньгами и кремом. Аромат, конечно, ковылял рядом со своим любимым чемоданчиком, а сзади всех шагал Гомер, и у него были заняты обе руки: в правой он держал пистолет, а в левой корзину с оружием... Целый оружейный склад! 

Они вышли на дорогу № 56-а и вскоре ступили на главную улицу Сентерберга... Вот и парикмахерская, где в кресле все еще сидит и никак не дострижется шериф, а вокруг его друзья — беседуют и играют в шашки.

Когда шериф увидел, кто подходит к парикмахерской, он прервал на полуслове свои рассуждения о политике и закричал:

— Разрази меня гром, если это не ваши норы... то есть я хотел сказать наши воры! Конечно, это они!

И шериф вскочил с кресла, хотя одна половина головы у него была острижена, а другая нет, и в одну минуту надел наручники на грабителей. И так же, с недостриженной головой, он препроводил их в тюрьму...  

Ну вот, почти все и рассказано. А на следующий день в газетах можно было увидеть такие заголовки: «Мальчик и его ручной скунс выследили грабителей по запаху!», «Похитители крема обезврежены!». В последних известиях по радио тоже много говорили об этом.

Родители Гомера сказали ему, что теперь он может держать своего скунса, потому что их дело из-за него не пострадает, а наоборот — люди со всех сторон будут нарочно приезжать на развилку дорог № 56 и 56-а, чтобы взглянуть на Аромата, а заодно уж и заправиться бензином, и поесть сосисок или даже целый обед.

Вскоре после этого, когда Гомер отправился в Сентерберг подстричься, он встретил там шерифа, и тот сказал ему:

— Вот люди говорят, что, мол, от скунса плохой запах... А я утверждаю и всегда буду утверждать: это зудесный чапах... то есть я хотел сказать чудесный запах!

Глава 2. СУПЕР-ДУПЕР

Как-то в субботу Гомер Прайс и его друг Фредди слушали по радио футбольный матч.

А еще с ними был младший брат Фредди — Льюис.

Когда игра кончилась, Гомер сказал:

— Что-то я здорово проголодался. Пошли на кухню, поедим чего-нибудь.

Они спустились вниз, и Гомер налил три стакана молока, а его мать поставила на стол печенье.

— Не очень-то наедайтесь, — сказала она. — Скоро обед.

— Не будем, мэм, — заверил Фредди и спросил у Гомера, где сегодняшняя газета.

— Кажется, на холодильнике, — ответил Гомер. — Сейчас посмотрю.

— Ура! — сказал Фредди, получив газету и заглянув сразу на последнюю страницу. — Сейчас поглядим, что случилось дальше с Супером-Дупером...

И ребята стали смотреть картинки и читать подписи под ними, чтобы узнать, как же Супер-Дупер выберется на этот раз из большого железного ящика с динамитом, куда его запрятал Негодяй; а потом этот же Негодяй умудрился выбросить ящик с дирижабля прямо в открытый океан.

На первой картинке Супер-Дупер говорит: «Ха-ха! Негодяй думает избавиться от меня, но он просчитался! Ха-ха!» Потом, на следующей картинке, динамит взрывается и разносит ящик вдребезги. Но Супер-Дупер остается невредимым, потому что он Супер-Дупер и ничего ему не страшно!

— Глядите, глядите, какие у него мускулы, — сказал Фредди. — Вот это да! Нам бы такие!..

И они перешли к новой картинке. Здесь Супер-Дупер выскакивает из океанской пучины и со свистом — вззз! — врезается в воздух, потом хватает дирижабль за хвост и переламывает пополам. Тррах!.. Ну, и на последней картинке Негодяй пытается удрать на самолете и — тра-та-та-та-та! поливает Супера-Дупера из пулемета, но все пули отскакивают от супер-дуперовской груди. Вот он какой! Знай наших!.. А внизу написано: «Продолжение в понедельник».

— Ух! — сказал Фредди. — Вот дает! Все может.

— Да, — сказал Гомер. — Но ведь это только в газете. И всегда одно и то же.

Всегда он во всех попадает и всех побеждает, а Негодяй всегда бомбит его и стреляет из пушки или из автомата или пускает в него электрический луч... А в конце он всегда спасает девушку и ловит Негодяя...

— Ну и что? — сказал Фредди. — Все равно это правда, раз в кино показывают...

Думаешь, он понарошку подымает автомобили или в космосе летает?

— А, — сказал Гомер, — это ерунда. Я читал, что в кино все можно сделать, если захочешь. Только для этого нужны веревки и особые зеркала. Понимаешь? И снимай сколько влезет.

Тут маленький Льюис попросил снова почитать ему, что написано под картинками, и Фредди с удовольствием выполнил его просьбу.

Вскоре зазвонил телефон — это Фредди и маленького Льюиса мама позвала домой. Они с трудом оторвались от печенья и от картинок и ушли.

В следующий раз, когда Фредди пришел к Гомеру, он притащил с собой целый ворох газет с Супером-Дупером.

— Посмотри, Гомер, — сказал Фредди, — ты такого и не виден.

— Ой! — воскликнул Гомер. — Сколько их у тебя!

— Почитай сначала вот это, — сказал Фредди. — Здесь самое интересное!

Гомер послушался друга и начал читать, а Фредди все время заглядывал ему через плечо.

В начале рассказа Супер-Дупер выглядел как обыкновенный человек, но стоило перевернуть страницу, и сразу появлялся Негодяй, а Супер-Дупер стыдливо скрывался за дерево и через секунду выходил оттуда уже в красных трусах, в синей кепке и со всеми своими мускулами.

— Почему он всегда одевается в одно и то же? — спросил Гомер.

— Потому что он не стиляга какой-нибудь, — ответил Фредди, и Гомер стал читать дальше.

После переодевания Супер-Дупер немедленно принимался крушить и ломать, а также спасать. Он поднимал автомобили и разбивал их о скалы, а один раз перенес целый поезд через реку, потому что Негодяй взорвал мост.

Ну, а затем Супер-Дупер спасает красивую девушку и ловит Негодяя, который оказывается знаменитым преступником.

— Ох, Фредди, — сказал Гомер, — ведь тут опять все то же.

— Совсем нет, — ответил Фредди. — Там Супер-Дупер уничтожил дирижабль, а здесь океанский лайнер. И еще он там... Но Гомер перебил его:

— Зато он всегда спасает красивую девушку и ловит Негодяя.

— Ну и что ж, — сказал Фредди, — так и должно быть.

— Ладно, хватит. — сказал Гомер. — Пошли покидаем подковы.

— О'кей, — согласился Фредди.

И они отправились играть. Фредди выиграл два кона из трех и потом сказал, что ему пора домой, и ушел.

После ужина, когда Гомер сидел за уроками, зазвонил телефон. Гомер поднял трубку.

— Алло, это ты? — услышал Гомер. — А это я. Слушай! Видел в сегодняшней газете объявление? Нет? В субботу будет картина про Супера-Дупера! В городском кинотеатре!..

И, прежде чем Гомер ответил, Фредди заорал в трубку:

— Знаешь что?! Туда приедет сам Супер-Дупер! «Куда-куда»! В кинотеатр!

И еще Фредди добавил, что в город пришла для его отца какая-то посылка, она на вокзале, так что все равно туда ехать надо, и отец дает ему в субботу лошадь и повозку и разрешает заодно пойти в кино, а он, Гомер, хочет с ним поехать?..

Тут Фредди перевел дух, и Гомер сказал:

— Ясное дело, хочу!

— Ладно, я заеду за тобой. Спокойной ночи. В субботу Фредди и его брат Льюис заехали за Гомером на повозке, в которую была впряжена престарелая лошадь по имени Люси. Гомер еще только сел завтракать.

— Едем пораньше, — сказал Фредди, — а то Люси будет тащиться не меньше часа.

— Я в одну секунду, — с набитым ртом сказал Гомер. Вскоре он вскочил в повозку, Фредди сказал: «Н-но, Люси!» — и они тронулись.

В городе ребята прежде всего заехали на вокзал и получили посылку, которую с трудом смогли поднять.

— Ух ты! — сказал Гомер. — Ну и тяжесть.

— Спорим, — сказал Фредди, — что Супер-Дупер подымет ее одним мизинчиком.

— Может, и подымет, — согласился Гомер: он сейчас думал о другом, Заедем к дядюшке Одиссею? У него такие пончики вкусные. Возьмем с собой в кино и на обратную дорогу.

И Фредди, и маленький Льюис согласились, что это здорово придумано. Они завернули к дядюшке Одиссею, набили карманы пончиками и пошли через городскую площадь к кинотеатру.

Там у входа стоял уже супер-дуперовский супер-автомобиль — длинный и красный, лакированный и, никелированный, с буквами «Суп-Дуп» на боку. Ребята долго восхищались автомобилем, а потом взяли билеты и прошли в кинотеатр.

И они увидели посреди фойе самого Супера-Дупера, в сапогах и в красных трусах и в свитере с эмблемой «С.-Д.» на груди.

Супер-Дупер поздоровался за руку с Фредди и с Ромером и даже с маленьким Льюисом и сразу дал Фредди автограф, когда тот попросил.

— Мистер Супер, — сказал Фредди, — если не трудно, полезайте, пожалуйста, перед кино немножко или сломайте несколько подков...

— Боюсь, ребята, сегодня у меня на это нет времени, — ответил с улыбкой Супер-Дупер.

И ребятам ничего не оставалось, как пройти на места, вытащить из карманов пончики и ждать начала сеанса. Вскоре потух свет, и картина началась. Называлась она «Супер-Дупер и электролуч». Потому что у Негодяя была такая машина, которая своим лучом взрывала что угодно: хочешь небоскреб, а хочешь — самолет. Негодяй направил луч и на Супера-Дупера, но не тут-то было!..

В этом месте кинокартины маленький Льюис так разволновался, что подавился пончиком, и Гомеру пришлось вести его в буфет и поить водой, потому что Фредди ни за что не хотел пропустить хотя бы один кадр. К тому времени, когда Гомер вернулся в зал, Супер-Дупер уже благополучно разнес весь негодяйский штаб, а негодяйскую лучевую машину поднял и разбил о скалу. А потом он, конечно, поймал самого Негодяя и спас красивую девушку. Но, перед тем как в зале зажегся свет.

Негодяй сумел все-таки улизнуть. И тогда на экране появились слова: «Следующий выпуск в ближайшую субботу».

— Что ж, он не мог его как следует поймать? — спросил маленький Льюис, когда они уже ехали домой.

— А кого бы он тогда ловил в следующую субботу? — сказал Гомер.

У входа ребята опять полюбовались супер-дуперовским автомобилем и вскоре уже ехали домой в своей повозке.

Почти стемнело, когда старая Люси дотащила их наконец до крутого поворота, откуда до заправочной станции и кемпинга было рукой подать. В это время сзади послышался сигнал, Фредди сильно дернул вожжи вправо, и мимо них со свистом промчался длинный и красный, лакированный и никелированный автомобиль с буквами «Суп-Дуп» на боку.

— Ух! — сказал Фредди. — Это сам Супер-Дупер поехал!

— Интересно, знает он, что там сейчас поворот? — задумчиво сказал Гомер.

И не успел он договорить, как впереди за поворотом они услышали резкий скрип тормозов и громкий треск.

— Пошла, Люси!.. — закричал Фредди. — Посмотрим, что там случилось.

Хорошо еще, не было встречных машин, — сказал Гомер.

— А что, если... — дрожащим голосом произнес Фредди, — что, если это...

электрический луч, а?.. Стой, Люси, стоять!

— Чепуха, — сказал Гомер своим самым смелым тоном. — Я пойду посмотрю...

Маленький Льюис начал было хныкать, и они его с трудом успокоили. А потом все трое вылезли из повозки и поползли вдоль канавы. Они ползли, ползли, даже больно животам стало, и вдруг увидели машину Супера-Дупера. Она стояла в канаве, почти на боку.

— Ух! — прошептал Фредди. — Сейчас Супер-Дупер как поднимет ее одной левой!

Глядите!

Вспыхнул свет, и маленький Льюис почти закричал:

— Ой, электрический луч!

— Это фары, — сказал Гомер. — Тише, подползем ближе... Они снова поползли на животах... И вот уже они видят Супера-Дупера. Он сидит рядом с машиной, обхватив голову руками.

— Может, он стукнулся? — сказал Гомер.

— Глупости! Он не может стукнуться, — прошептал Фредди. — Ведь он Супер-Дупер.

— Тогда что же он не поднимает свою машину?

— Тише! — прошептал Фредди. — Наверно, просто не хочет. Он ведь не любит хвалиться...

Они лежали в кустах и ждали и вовсю глядели на Супера-Дупера.

Вот он вздохнул еще раз, еще... потом поднялся и обошел вокруг машины.

— Ну, теперь смотрите! — громким шепотом сказал Фредди. — Ну? Что? А?..

Но Супер-Дупер опять не поднял свой автомобиль и не поставил его на дорогу.

Вместо этого он долго и уныло осматривал вмятину на крыле, а потом... Потом произошло невероятное!

Этот колоссальный-альный, гигантский-антский Супер-Дупер, тот самый, кто бросал вызов атомным силам и переламывал линкоры, как зубочистки, об чью грудь разбивались, пушечные ядра, кто был крепче всякой стали, этот самый Супер-Дупер вздрогнул и сказал: «Ой!» Да, ошибки быть не могло, потому что он повторил снова и еще громче: «Ой!!» Подумать только! Могучий Супер-Дупер зацепился за колючую проволоку на ограде!

— Нечего так вздыхать, — пробурчал Фредди, — не маленький!

— Что там? — спросил Льюис. — Негодяй все-таки попал в него своим лучом, да?

— Пошли, Фредди, — сказал Гомер, — надо помочь ему отцепиться.

Ребята освободили Супера-Дупера от колючей проволоки, и он опять вздохнул и сказал: — Вот спасибо вам. Не знаете, есть тут поблизости гараж? Наверно, придется ремонтную машину вызывать.

— У моего отца гараж, — сказал Гомер. — Там, на перекрестке.

— А у нас есть лошадь, — сказал Фредди. — Она поможет вытащить вашу машину из канавы.

— Ну что ж, это здорово, — обрадовался Супер-Дупер. Они впрягли старую Люси в машину, и она стала тянуть, а все подталкивали сзади и с боков. Рраз!.. Еще рраз... И вот автомобиль уже на дороге.

Маленький Льюис сел вместе с Супером-Дупером в машину, а Гомер и Фредди — верхом на лошадь, и старая Люси потащила их всех на заправочную станцию, хозяином которой был отец Гомера.

— Что с вами случилось, мистер Дупер? — спросил маленький Льюис. Негодяй достал вас своим лучом, да?

— Нет, не достал, — ответил Супер-Дупер и засмеялся. — Просто как раз на повороте я вдруг увидел перед машиной маленького скунса. Не хотел его давить, резко свернул — и вот... попал в канаву.

Они уже приехали на заправочную станцию. Пока занимались супер-дуперовским автомобилем, самого Супера-Дупера как следует смазали йодом — там, где его поцарапала проволока. И при этом он морщился, и ежился, и даже вскрикивал, как всякий обыкновенный человек, когда его мажут йодом. Потом он съел бутерброд, еще раз поблагодарил ребят за помощь и уехал. Но перед отъездом подарил им большую пачку книжек про Супера-Дупера. А Гомер и Фредди снова уселись на лошадь и поехали за брошенной на дороге повозкой.

— Теперь у нас полный выпуск Супера-Дупера, — сказал Гомер.

— Ага, — ответил Фредди и замолчал. Потом он сказал:

— Слушай, Гомер, будь другом — не говори ребятам ничего про Супера-Дупера и про канаву... и про колючую проволоку, и про йод... Ладно? Особенно Арти Бушу. Если он не узнает, тогда я, может, выменяю у него ракетку за все эти книжки. Она только немного треснута...

— Ладно, — сказал Гомер. — Тем более что его брат тоже недавно обманул меня:

всучил испорченный велосипедный звонок в обмен на почти новую трубу!

Глава 3. ПОНЧИКОВЫЙ АВТОМАТ

Это случилось уже в ноябре, в одну из пятниц, под вечер... Гомер услышал, как его мать разговаривала по телефону с тетей Агнессой, женой дядюшки Одиссея — того самого, у которого небольшое кафе в центре города Сентерберга.

— Значит, я приеду через полчаса, — сказала мать Гомера в телефонную трубку. — И мы вместе пойдем на собрание...

Дело в том, что в этот день в Женском клубе должно было состояться обсуждение плана его дальнейшей деятельности, а также занятия кружков шитья и вязания...

Когда мама положила трубку, Гомер спросил:

— Можно поехать с тобой? Я посижу у дядюшки Одиссея, пока вы с тетей Агнессой будете обсуждать ваши планы.

Разрешение было получено, и после того как Гомер пригладил свои вихры, а мама проверила, не забыты ли учебники по шитью и вязанию, а также иголки и спицы нужных размеров, после всего этого они сели в машину и отправились в город.

Кафе дядюшки Одиссея стояло на городской площади, как раз напротив здания суда.

Сам дядюшка Одиссей был человеком с передовыми научными взглядами и пуще всего на свете любил технические новинки. Поэтому его кафе ломилось от автоматических приборов. Был тут автомат для поджаривания гренков, автомат для варки кофе, автомат для мойки посуды, автомат для изготовления пончиков — словом, все здесь было по последнему слову техники.

И каждое нововведение дядюшки Одиссея тетя Агнесса встречала всплеском рук и тяжкими вздохами. Иногда она так сердилась на него за все это, что не разговаривала с ним по нескольку дней. Потому что тетя Агнесса считала, что лучше бы дядюшка Одиссей поменьше торчал в парикмахерской и болтал там со своими дружками, и тогда не потребовалось бы тратить столько денег на все эти автоматы и полуавтоматы, будь они неладны, которые только помогают бездельникам еще больше бездельничать...

Вскоре уже их машина въехала в Сентерберг, и мать Гомера остановила ее возле кафе дядюшки Одиссея, откуда сразу появилась тетя Агнесса и воскликнула:

— Боже мой! Как мальчик подрос! Это она говорила каждый раз, когда видела Гомера. После этого тетя Агнесса села в машину и уехала с матерью Гомера на собрание. Гомер же вошел в кафе и крикнул:

— Привет, дядюшка Одиссей!

— А, племянник! Как раз вовремя, — сказал дядюшка Одиссей. — А я вот, понимаешь, вожусь битый час с этим пончиковым автоматом... Смазываю, разбираю, чищу...

Шикарная штука, скажу тебе! Без нее человечество как без рук!

— Ага, — согласился Гомер.

Он взял тряпку и начал протирать металлическую обшивку, а дядюшка Одиссей продолжал копаться во внутренностях Машины.

— Ох! — сказал он наконец. — Послушай, Гомер, у тебя, я знаю, хорошая техническая сметка... Видишь вот эти две штуки? Куда их надо прикручивать, ума не приложу. Вроде они лишние, что ли? Посмотри, пожалуйста... А я сбегаю на минуточку в парикмахерскую: очень нужно с шерифом перекинуться парой слов... Ты уж без меня наладь машину. И если кто придет, налей кофе. Ведь ты все тут знаешь. Народу сейчас будет мало, а до того, как закончится вторая серия в кинотеатре, я уже вернусь. Идет?

И уже от самых дверей дядюшка Одиссей добавил:

— Да, Гомер, когда наладишь, тебе не очень трудно будет замесить тесто для пончиков? А потом залей тесто в машину. Вон туда, ты знаешь... После нажмешь эту кнопку — и пошел... Чтобы к концу сеанса у нас был небольшой запас пончиков.

Ладно?

— Хорошо, — сказал Гомер. — Я все сделаю, не беспокойтесь. Минут через пять после ухода дядюшки Одиссея в кафе вошел незнакомый человек и сказал:

— Привет, парень.

Гомер в это время как раз определил уже место для последней детали, которая оказалась совсем нелишней, и начал прикручивать ее. Он повернул голову к посетителю и ответил:

— Добрый вечер, сэр. Что вы хотите?

— Я бы выпил чашечку кофе и съел несколько пончиков, — сказал вновь пришедший.

— К сожалению, мистер, пончики будут не раньше чем через полчаса. Надо еще замесить тесто и пустить машину. Могу пока предложить сладких булочек. Они тоже вкусные, честное слово.

— Ладно, парень, спешить мне некуда, — сказал посетитель. — Налей-ка чашку кофе, а пончиков я могу и подождать. Свежие пончики стоят того, чтобы их дожидаться.

Что, верно я говорю?

— Ага, — сказал Гомер и налил кофе из кофейного сверхавтомата.

— А неплохое тут местечко, — продолжал посетитель.

— Да, ничего, — согласился Гомер. — Автоматы что надо! Последнее слово техники.

— Наверно, неплохо идут дела у хозяина? — спросил незнакомец. — Я тоже деловой человек. Разъезжаю и рекламирую. Рекламирую и разъезжаю. Меня называют мистер Сандвич... А вообще-то я Габби.

— Очень приятно, мистер Габби, — сказал Гомер и тоже назвал свое имя. Рад с вами познакомиться. Это, наверно, страшно интересно — повсюду ездить и рекламировать свои сандвичи.

— Совсем нет, — сказал мистер Габби. — Я не рекламирую и не делаю никаких сандвичей. Наоборот — из меня делают... Вешают спереди какую-нибудь рекламу, сзади еще одну... А посередке — я. Понятно? Как сандвич.

— Ага, — сказал Гомер. Он уже к этому времени разыскал муку и дрожжи. Но все равно интересно. Ведь сколько вы ходите, ездите...

— Порядочно, — сказал мистер Габби. — И на своих двоих, и на поезде. Правда, больше на товарном. Понятно?

— Да, — ответил Гомер. — Только это очень опасно, верно?

— А что сейчас не опасно? На чем ни поедешь, все равно только и жди аварии.

Возьми, к примеру, самолет... Понятно?

В это время у дверей кафе остановился шикарный сверкающий черный автомобиль, огромный, как железнодорожная платформа, и из него выскочил шофер. Он открыл заднюю дверца и оттуда вышла женщина. Они с шофером зашли в кафе, кенщина улыбнулась Гомеру и сказала:

— Мы бы хотели слегка перекусить. У вас ведь найдется кофе и пончики? Это просто прелесть! На что Гомер ответил:

— С удовольствием, мэм, но, к сожалению, я только-только собирался замесить тесто, а потом еще надо включить вот эту машину... Так что кофе, пожалуйста, хоть сейчас, а пончики...

— Какой милый и умный мальчик! — воскликнула женщина. — Просто прелесть! Он даже знает, как делать пончики.

— Ну, я не очень-то знаю, — сказал смущенно Гомер. — Я их раньше никогда не делал. Но у дядюшки Одиссея записан рецепт...

— Ах, милый мой мальчик! — закричала женщина. — Умоляю, разреши помочь тебе. Уже тысячу лет я не делала пончиков. Я ведь знаю такой изумительный рецепт. Просто прелесть! Пальчики оближешь! Позволь мне замесить тесто по собственному рецепту!

— Но, мэм, — сказал Гомер, — я не знаю...

— Вы все заговорите по-другому, как только попробуете мои пончики. Только дай же мне какой-нибудь передник!

И она сняла свое шикарное меховое пальто, сняла часы, браслеты, сдернула кольца и закатала рукава платья.

— Чарлз, — сказала она шоферу, — передайте-ка мне дрожки... Вот так. А вы, молодой человек, разыщите-ка мускатный орех.

С этой минуты и Чарлзу и Гомеру некогда было скучать: они беспрерывно приносили, подавали, разбивали яйца, а женщина смешивала, взбивала, посыпала... И только мистер Сандвич, он же мистер Габби, спокойно сидел на своем стуле, попивал кофе и с интересом взирал на все происходящее.

— Ну вот! — сказала женщина, когда все, что нужно, было наконец смешано, взбито и посыпано. — Тесто готово. Теперь вы скоро попробуете мои пончики!

— Ой, что-то очень много теста получилось! — сказал Гомер. — Тут, наверно, раз в десять больше, чем у дядюшки Одиссея, когда он сам делает.

Гомер влез на стул и с помощью шофера стал заправлять пончиковый автомат — переливать в него тесто из огромной миски. Потом он спрыгнул на пол и нажал на боку у автомата кнопку со словом «Пуск». И машина заработала. В ее нутре начали штамповаться колечки из теста и одно за другим падать на противень с горячим маслом. Там они подрумянивались с одной стороны, потом автоматически переворачивались на другую, и готовая продукция выталкивалась в желоб и аккуратно скатывалась по нему в пончикоприемник.

— Какая милая машина, — сказала женщина, когда первый пончик выскочил из желоба и ударился о дно ящика. — Просто прелесть!

Она достала первый пончик и угостила Гомера, приговаривая:

— Ну, молодой человек, для вас самый первый... Разве он не вкусный? Разве он не прелесть?

— Да, мэм, очень вкусно, — отвечал Гомер. После чего женщина угостила шофера и мистера Габби и каждого по нескольку раз спрашивала:

— Разве не вкусно, а? Скажите! По-моему, просто прелесть!

И все соглашались с ней, потому что и правда пончики были на славу.

— Старинный семейный рецепт, — с гордостью сказала женщина.

Гомер налил взрослым по чашке кофе, себе — молока, и все присели у прилавка и с удовольствием съели еще по нескольку пончиков.

Но вскоре женщина поднялась и сказала:

— Я очень, очень рада, что вам понравились мои пончики, но теперь мы должны ехать... Забирай свой передник, мальчик, и уложи мне в пакет две дюжины пончиков. Я возьму их в дорогу. Чарлз, не забудьте уплатить за них.

Она опустила закатанные рукава платья, надела все свои кольца и браслеты, а шофер накинул на нее шикарное меховое пальто.

— Спокойной ночи, молодой человек — сказала на прощанье женщина. — Я давно не получала такого удовольствия. Было так приятно. Просто прелесть!

И она вышла из кафе и хлопнула дверцей своего шикарного автомобиля.

— Неплохие пончики, — сказал Габби, когда машина тронулась. — Что правда, то правда.

— Еще бы, — сказал Гомер. — Угощайтесь.

Они стояли и смотрели, как пончиковый автомат продолжал равномерно выбрасывать пончики. Десять... двадцать... тридцать: пятьдесят...

— Пожалуй, довольно, — сказал Гомер. — Если не хватит тем, кто придет после конца сеанса, сделаем еще. А пока надо выключить.

И он нажал кнопку со словом «Стоп». Раздался щелчок, но больше ничего не произошло. Машина не остановилась. В ее нутре продолжали штамповаться колечки из теста и падать одно за другим на противень с горячим маслом. Там они продолжали подрумяниваться с одной стороны, автоматически переворачиваться на другую, и готовая продукция продолжала выталкиваться в желоб и аккуратно скатываться по нему в пончикоприемник.

— Интересно, — сказал Гомер, — что такое? Я ведь нажал правильно.

Он снова надавил на кнопку «Стоп», и снова ничего не произошло: автомат продолжал свое дело — автоматически выбрасывал пончики.

— Может, я не туда прикрутил что-нибудь? — сказал Гомер, — И получилось наоборот?

— Попробуй нажать на «Пуск», — предложил Габби. — Наверно, тогда она остановится.

Гомер последовал его совету, но и это не помогло: автомат по-прежнему автоматически выталкивал пончики и делал это с завидной равномерностью часового механизма.

— Ничего, продадим и эти, — сказал Гомер. — Но все-таки лучше я позвоню дядюшке Одиссею.

Гомер попросил парикмахерскую и, пока ждал ответа, насчитал еще ровно тридцать семь пончиков, скатившихся по желобу в ящик.

Наконец на другом конце провода подняли трубку, и Гомер услышал голос:

— Алло! Марикпахерская... то есть я хотел сказать — парикмахерская...

— Здравствуйте, шериф, — сказал Гомер, — Это Гомер Прайс. Я хочу поговорить с дядюшкой Одиссеем. Можно?

— А он как раз играет в карты. Сейчас его ход. Ему что-нибудь передать?

— Ага, — сказал Гомер. — Я нажал в автомате кнопку «Стоп», а он продолжает делать колечки из теста, и они падают одно за другим на противень с горячим маслом, и продолжают подрумяниваться с одной стороны, и после переворачиваться на другую, а потом их выталкивает в желоб, и они скатываются по нему в ящик. И никак ее не остановишь!

— О'кей, — сказал шериф. — Не тради клубку... то есть не клади трубку, я сейчас ему все скажу...

Гомер посмотрел через плечо и сосчитал еще ровно двадцать два новых пончика, скатившихся по желобу, пока не услышал снова голос шерифа, который говорил:

— Алло, ты слушаешь? Он сказал, что сейчас придет. Только закончит этот кон.

— Хорошо, — сказал Гомер. — Спасибо, шериф. До свидания. Уже весь подоконник был заставлен пончиками, и теперь Гомер и Габби носились по кафе и раскладывали новую продукцию по тарелкам и подносам, а когда и там не хватило места, начали загружать прилавок.

— Да, что-то очень много, — сказал Гомер. — Никогда такого не было.

— Еще бы, — ответил Габби. — Я насчитал семьсот семьдесят семь пончиков и бросил. А это было уже минут пять назад.

Снаружи, перед витриной кафе, начали собираться люди, и кто-то сказал, что пончиков тут, наверно, в пять раз больше, чем населения в городе Сентерберге, и что интересно, как собирается этот хитрец Одиссей все их продать и кому.

Правда, время от времени кто-нибудь входил в кафе и покупал два-три пончика, чтобы съесть их тут же, и штук десять — двадцать, чтобы взять домой, но пока он это делал, машина выдавала еще раз в тридцать больше.

К тому моменту, когда дядюшка Одиссей и шериф, с трудом протолкавшись через толпу, вошли наконец в кафе, это было уже не кафе, а склад пончиков! Пончиковое царство! Они лежали повсюду: на подоконнике, на тарелках и подносах, на полках, на прилавке... И не в один ряд, а в десять, пятнадцать, двадцать рядов и этажей!

А новые пончики все продолжали скатываться по желобу в ящик с завидной равномерностью часового механизма.

— Ой, дядюшка Одиссей! — закричал Гомер. — Ой, шериф! У нас тут не все в порядке!

— Я это вижу, чтоб меня поколотили! — сказал дядюшка Одиссей.

— Это может на самом деле случиться, — сказал шериф, — когда твоя Агнесса вернется домой... Впрочем, очень неплохие пончики, а? Только вот что ты с ними будешь делать?

Дядюшка Одиссей застонал.

— О боже! — проговорил он. — Что скажет Агнесса? Мы ведь их ни в жизнь не продадим!..

И тут мистер Габби, который с прихода дядюшки Одиссея не сказал еще ни слова, перестал укладывать пончики и произнес:

— Знаете, что вам нужно? Вам нужна хорошая реклама. Человек, умеющий делать рекламу. Поняли меня? У вас есть пончики, а значит, вам необходим рынок сбыта.

Так? Чтобы спрос сравнялся с предложением. В этом все дело.

— Правильно! — закричал Гомер, хотя половины не понял. — Мистер Габби прав.

Нужен этот... рынок сбыта. Знаете, кто такой мистер Габби? Он мистер Сандвич, рекламный человек! Он может ходить по всему городу и созывать покупателей.

Только надо повесить на него два плаката — спереди и сзади... Чтобы все видели.

— Считайте, что вы уже на работе, мистер Габби, — сказал дядюшка Одиссей.

И тут же они быстро написали на картоне два объявления о продаже пончиков и засунули между ними мистера Габби, после чего тот сразу сделался мистером Сандвичем. А еще одно объявление было вывешено в витрине кафе. Огромные буквы гласили:

РАСПРОДАЖА ПОНЧИКОВ!

А тем временем нутро автомата продолжало выделывать колечки из теста, и они падали одно за другим на противень с горячим маслом; там они подрумянивались с одной стороны, потом переворачивались на другую, и готовые хрустящие пончики с завидной равномерностью часового механизма продолжали скатываться по желобу в ящик пончикоприемника.

— Вся моя надежда на этого мистера Сандвича, — сказал дядюшка Одиссей, горестно покачивая головой. — Иначе бедная Агнесса упадет в обморок... или не знаю что будет.

Шериф отправился на улицу поддерживать порядок — такая там собралась уже толпа, и все толкались, чтобы лучше увидеть, как новые и новые пончики выскакивают из автомата и как их укладывают штабелями на столах и стульях, на прилавке и подоконнике.

Шум стоял страшный, потому что каждый из собравшихся высказывал свое предположение насчет количества пончиков и все называли разные цифры. А иногда кто-нибудь покупал один-два пончика.

Но вот вернулся мистер Габби и сказал:

— Плохо дело, хозяин. От моего хождения по городу и возле кинотеатра толку мало.

Сеанс уже давно кончился, а на улицах пусто. Все жители, наверно, собрались здесь, около кафе, и глазеют на ваши пончики.

— Боже! — воскликнул дядюшка Одиссей. — Помогите мне избавиться от этого кошмара, пока не вернулась Агнесса! А шериф, который только что вошел с улицы, сказал:

— Пожалуй, придется конять налонну... то есть я хотел сказать — нанять колонну... Колонну грузовиков, чтобы вывезти все отсюда.

И тут шум и толкотня на улице еще усилились, послышался автомобильный сигнал, и Гомер первым увидел, как сквозь толпу к дверям пробивается уже знакомая ему богатая леди и ее шофер Чарлз.

— О боже мой! — сказала леди, не обращая никакого внимания на горы пончиков. — У меня пропал бриллиантовый браслет, и я точно помню, что оставила его здесь, вот на прилавке.

И она указала на место, над которым возвышалось двадцать четыре этажа пончиков.

— Да, мэм, — сказал Гомер. — Я тоже помню, что вы его положили здесь, когда помогали мне замешивать тесто.

И они стали сдвигать все пончики, чтобы поскорее найти этот драгоценный браслет.

Но его нигде не было!

А пончики продолжали скатываться по желобу с равномерностью часового механизма.

Браслета же никакого не было, хоть они обыскали все вокруг.  

Шериф уже смотрел с подозрением на бедного Габби, но Гомер сказал:

— Не смотрите на него так, шериф. Он ничего не брал. Мистер Габби — мой друг.

И потом богатая леди сказала:

— Знаете что? Я предлагаю вознаграждение тому, кто найдет браслет. Сто долларов.

Его надо найти! Обязательно нужно!

— Не волнуйтесь, леди, — сказал шериф. — Я байду ваш нраслет... То есть я хотел сказать — найду ваш браслет.

— Господи! — простонал дядюшка Одиссей. — Мало мне этих пончиков, так вдобавок ко всему еще браслет бриллиантовый потерялся.

Мистер Габби попытался утешить его. Он сказал:

— Да вы не волнуйтесь, часа через два кончится тесто, и машина сама остановится.

Он вовремя увернулся, потому что разъяренный дядюшка Одиссей мог бы, наверное, убить его.

А потом, пока богатая леди воздевала руки к небу и говорила, что браслет должен найтись, обязательно должен; пока дядюшка Одиссей, стеная, представлял, что же будет, когда узнает Агнесса; пока шериф продолжал с подозрением взирать на мистера Габби, — словом, пока каждый занимался своим делом, Гомер тоже занялся своим: присел на стул и начал соображать.

И прежде чем еще двадцать пончиков скатились по желобу, он закричал не своим голосом:

— Слушайте! Я знаю, где браслет! Знаю!.. Он ведь лежал прямо тут на прилавке, ну... и его замесили в тесто. А потом... потом машина запихнула его прямо в пончик!

— Что? — сказала богатая леди сквозь слезы. — Наверное ты прав, мальчик... Да, может быть...

— О, будь я неладен, Гомер прав! — произнес шериф. А дядюшка Одиссей простонал:

— Что же делать? Выходит, нужно разломить все пончики, чтобы найти браслет?!

Сколько же это будет кусков?! Сколько крошек?! И что скажет Агнесса?..

— Нет, — сказал Гомер. — Мы ничего не будем разламывать. У меня есть вот какой план...

И они вместе с Габби взяли еще картон, взяли тушь и написали новые объявления.

Целых три. Одно они вывесили в витрине кафе, а из двух других с мистером Габби посередине получился новый сандвич, и этот сандвич вышел на улицу и стал ходить среди толпы.

Вот какие это были объявления:

СВЕЖИЕ ПОНЧИКИ!

Пара — 5 центов

Первый и последний раз в сезоне!

100 долларов награды тому,

кто найдет браслет внутри пончика.

Примечание: браслет необходимо вернуть.

И тогда... Тогда их начали покупать. Да что там покупать! Их брали нарасхват, эти пончики! И каждый старался купить как можно больше!..

Но это еще не все. Каждый покупатель просил также чашечку кофе, чтобы размочить пончик. А кто не покупал кофе, брали молоко или содовую воду.

Гомер, и дядюшка Одиссей, и шериф, и шофер Чарлз, и даже сама богатая леди прямо с ног сбились, продавая все это. А очередь ничуть не убывала.

Когда почти все пончики были проданы и осталось всего каких-нибудь двести — триста штук, раздался вдруг страшный крик:

— У меня! Вот он!..

Это кричал мальчишка-негр по имени Руперт Блек. Он купил всего один пончик, и вот пожалуйста вам! В руках у Руперта сверкал бриллиантовый браслет!  

Ну что ж, Руперт ушел домой со ста долларами, остальные жители Сентерберга — с раздутыми от пончиков карманами и животами; богатая леди уехала со своим шофером и драгоценным браслетом, а Гомер дождался матери и тети Агнессы и тоже стал собираться в путь.

Уже стоя у дверей, он услышал, как мистер Габби сказал:

— Удивительный случай! Сколько лет работаю в торговле, а такого еще не встречал!

— Да, да, конечно, — с подозрением озираясь, проговорила тетя Агнесса, а дядюшка Одиссей быстро-быстро забормотал:

— Понимаешь, колечки из теста падают одно за другим на противень с горячим маслом, потом подрумяниваются с одной стороны, переворачиваются на другую...

Понимаешь? И готовые пончики выскакивают из желоба и прямо в ящик. Как часы.

Тик-так, тик-так... Тик — пончик, так — еще один... Понимаешь? Один за другим, один за другим...

Глава 4. ВОЛШЕБНЫЙ КЛУБОК

Той же осенью, во второй половине дня, Гомер снова был у своего дядюшки Одиссея.

Насвистывая себе под нос, Гомер плавно двигался по тротуару перед входом в кафе и сгребал в кучу опавшие сухие листья. При этом он никак не мог решить, что ему попросить у дядюшки Одиссея за свою работу — несколько монеток на кино или несколько пончиков на ужин.

Уже довольно внушительная, но аккуратная куча листьев возвышалась на обочине тротуара, и Гомеру оставалось только взять спички и поджечь ее, когда из-за угла выскочила машина шерифа и остановилась возле Гомера.

— Здрасьте, шериф! — закричал Гомер. — У вас есть спички?

— Конечно, — сказал шериф, вылезая из машины. — Ух какую шикарную лучу кистьев ты собрал... то есть я хотел сказать — кучу листьев. Мне очень нравится, когда они горят, и запах такой приятный... Всегда напоминает что-то...

Он чиркнул спичкой о кожаное сиденье своего автомобиля, бросил ее на кучу, и листья сразу начали дымиться.

— Да, — сказал Гомер, тоже впадая в лирическое настроение. — А мне горящие листья напоминают про футбол. Наверно, оттого, что мы всегда их сжигаем на нашем футбольном поле.

— А мне про ярмарку, — сказал шериф. — Кстати, она открывается через полторы недели. Я собираюсь опять выставить цыплят. Помнишь, прошлой осенью они взяли приз, мои белые леггорны... Ну ладно, я тороплюсь!

Шериф стряхнул пепел с рукава своего выходного костюма и снова сел в машину. Но проехал он всего до конца квартала, там опять вылез, поправил галстук и твердыми шагами взошел по ступенькам дома, где жила мисс Тервиллигер.

Любой в Сентерберге скажет вам, что мисс Тервиллигер — одна из наиболее уважаемых и известных жительниц этого городка. Она дает уроки вязания на дому, и нет, пожалуй, ни одной женщины в Сентерберге, которая за последние годы не овладела бы этим полезным ремеслом по методу самой мисс Тервиллигер. Все в городе уже давно привыкли к тому, что по воскресеньям, в праздники, а также на разных собраниях и митингах мисс Тервиллигер бывала всегда в одном и том же сине-желто-малиновом платье, которое она сама связала много лет назад, когда еще впервые вывесила объявление об уроках вязания. И если мисс Тервиллигер в этом платье из-за каких-нибудь причин отсутствовала в эти дни, то все в городе чувствовали себя неуютно, словно им чего-то не хватало.

Вы можете, чего доброго, подумать, что такое старое платье было уже очень поношенным и выглядело немодным? У кого-нибудь другого возможно, только не у мисс Тервиллигер! Сразу после церкви или после собрания в Женском клубе она переодевалась в простое бумажное платье, а свое знаменитое вешала на плечики и в шкаф — до следующего торжественного случая. А что касается моды, то н здесь мисс Тервиллигер всегда была на высоте. Если носили короткие платья, она распускала добрый кусок, но пряжу, конечно, сохраняла. А когда, через год или два, вновь побеждали длинные — мисс Тервиллигер тут же надвязывала до нужной длины.

Из всего сказанного выше уже можно было прийти к заключению, что мисс Тервиллигер являлась женщиной незаурядной; но если добавить ко всему этому, что слава о ее жареных цыплятах шагнула далеко за пределы Сентерберга, то сделается ясным как день, что такого человека должны были не только уважать, но и обожать.

И больше всех к этому были причастны шериф и дядя Гомера, но не Одиссей, разумеется, а другой — по имени Телемах.

Насколько помнил Гомер, шериф наносил визит мисс Тервиллигер по средам, а дядюшка Телемах по воскресеньям, и каждый из них получал право отведать в этот день прославленного жареного цыпленка «по-тервиллигеровски». 

Ни для кого в городе не было секретом, что оба они — и шериф, и дядюшка Телемах — мечтают жениться на мисс Тервиллигер. И оба ей нравились. Но выбора она до сих пор никак не могла сделать...

Гомер вспомнил, что сегодня среда и, значит, у него есть еще одно дело. Поэтому он принялся ворошить горящую кучу листьев, чтоб она горела побыстрей, и когда огонь наконец потух, Гомер собрал остатки золы и помчался потом к дому дядюшки Телемаха.

Дядюшка Телемах жил совсем один в маленьком доме у железной дороги. Мать Гомера любила часто повторять, что это стыд и срам, что дядя Телик должен влачить одинокое существование, в то время как он мог бы составить счастье для многих женщин, в том числе и для той, фамилия которой тоже начинается на «Т». А тетя Агнесса обычно отвечала:

— Так-то оно так, но я просто не представляю, как она будет мириться с некоторыми его привычками!

Под «некоторыми привычками» тетя Агнесса имела в виду любимое занятие дядюшки Телемаха, его хобби. А хобби это заключалось в том, что дядюшка Телемах уже многие годы собирал веревки. И насобирал их немалое количество. По средам, во второй половине дня, он посвящал свой досуг тому, что связывал все собранные за последнюю неделю веревки и затем накручивал их на свой клубок — огромный веревочный шар, который находился в гараже. И вот тут-то дядюшке Телемаху и нужна бывала помощь Гомера. Потому что последнее время у него все чаще стали приступы ревматизма. А веревочный клубок был уже таким огромным, что намотать на него новые экземпляры было делом совсем не простым: приходилось немало прыгать и нагибаться. 

Дядюшка Телемах встретил племянника еще у дверей и сразу закричал:

— Здравствуй, дорогой! Сегодня у нас уйма работы.

— Что ж, хорошо, дядя Телик, — ответил Гомер. — Я вот тоже принес тебе немного веревок из дома.

И они отправились в гараж, и дядюшка Телемах, в который уже раз, с гордостью произнес:

— Ты видишь сейчас самый большой клубок веревок в мире! — И он добавил: — Еще полдюйма — и будет шесть футов в поперечнике.

— Не знаю, дядя Телик, — сказал Гомер. — Мне Фредди говорил... Он пришел из тюрьмы, помогал там шерифу накручивать его веревки. Ну и вот... Шериф сказал, что в его клубке тоже около шести футов.

— Ха! — ответил дядюшка Телемах. — У меня есть точные сведения, что шериф совсем не натягивает веревку, когда мотает на клубок. А я играю честно, моя веревка натянута, как струна. — И он похлопал свой шар по серому боку. — Если этот клубочек распустить, он получится вдвое длиннее, чем у твоего шерифа. Не веришь?

— Наверно, вы правы, — сказал Гомер.

И он сразу приступил к делу: начал накручивать веревки на клубок, а дядюшка Телемах перед этим связывал их двойными узлами.

— Натягивай, натягивай как следует, — говорил дядюшка Телемах. — Пусть никто не говорит, что мы жульничаем... Мы мотаем честно. Нам с тобой не к лицу эти шерифские штучки...

Они уже почти закончили свою работу, как вдруг в гараж постучали. И когда дядюшка Телемах открыл дверь, то появились сначала судья Шенк, а за ним и сам шериф.

— Добрый день, Телемах, — сказал судья.

— Здорово, Телли, — сказал шериф, высовываясь из-за плеча судьи, чтобы получше разглядеть веревочный клубок.

— Здравствуйте, — ответил дядюшка Телемах и, хмуро посмотрев на шерифа, добавил:

— Вот уж не ожидал, что ТЫ пожалуешь ко МНЕ именно в СРЕДУ вечером. Ведь...

— Понимаешь, Телемах, — перебил судья, — я как раз заехал в магазин за женой и вдруг встречаю шерифа. Ну, и разговорились мы насчет нынешней ярмарки. Ты, наверно, знаешь, что в этом году нам придется значительно сократить расходы. Мы не сможем уже позволить себе устраивать, например, рысистые испытания, как в прошлые времена. И вот что мы с шерифом, который является, подобно мне, членом ярмарочного комитета и, подобно тебе, одним из выдающихся коллекционеров веревок, вот что мы с шерифом предлагаем... Мы предлагаем, чтобы вы оба приняли участие в состязании на ипподроме — в состязании, которое соберет не меньше публики, а развлечет ее даже больше, чем рысистые испытания или скачки...

— Попросту говоря, — вмешался шериф, — я вызываю тебя, Телли, на состязание по клубкам. Мы размотаем наши клубки прямо на беговой дорожке, и пускай все увидят, что мой куда больше твоего!

Дядюшка Телемах молчал, а судья продолжал:

— Такова ситуация, таково настоятельное требование дня, и ты, я глубоко уверен, не откажешься при данных обстоятельствах от этого вызова. Ты прежде всего патриот нашего города, Телемах. А кроме того, победителю будет вручен приз.

— Клянусь Зевсом, я принимаю вызов! — гордо выпрямившись, вскричал дядюшка Телемах. — И мы посмотрим, шериф, кто победит! Ведь некоторые клубки, хоть и большие, да веревки в них натянуты не больно туго. Не так, как в этом!

Дядюшка Телемах с такой силой хлопнул по серому боку своего клубка, что потерял равновесие и чуть не свалился.

— Прекрасно, джентльмены, — сказал судья. — Итак...

— Минуточку, — прервал его дядюшка Телемах. — Я принимаю вызов, это верно, но при одном условии.

Гомер затаил дыхание, потому что знал своего дядюшку как отчаянного спорщика и сейчас предвкушал удовольствие от того, что тот скажет.

— Если я выиграю, — продолжал дядюшка Телемах, — то шериф должен обещать, что прекратит свои визиты к мисс Тервиллигер и будет проводить среды где угодно, только не у нее за столом. Это облегчит ей возможность выйти за меня замуж.

— Идет, — ответил шериф. — Но в таком случае и я ставлю дополнительное условие.

Если победа моя, то и ты должен будешь проводить все воскресенья в любом месте, кроме дома мисс Тервиллигер. И тогда, несомненно, она выйдет замуж за меня!

— По рукам! — воскликнул дядюшка Телемах. — Гомер, разбей!

И они пожали друг другу руки впервые за многие годы (и то, конечно, лишь для того, чтобы закрепить пари).

— Прекрасно, джентльмены, — сказал судья. — Я сам буду судьей в этом матче, и мы сегодня же создадим судейскую коллегию и выработаем основные правила... Желаю всяческих благ, Телемах.

— Пока, Телли, — сказал шериф. — Жалко, у меня больше нет времени, а то бы посидел еще.

Дядюшка Телемах с треском захлопнул дверь за гостями и вернулся к своему клубку.

— Посмотрим, чья возьмет, — сказал он и завязал следующий узел с такой силой, что порвал веревку.

— Вот здорово, дядя Телик! — воскликнул Гомер. — Шикарный будет матч! Я уверен, вы возьмете первый приз.

— Дело не в призе, а в принципе, — сказал дядюшка Телемах. — И нужно, чтобы для мисс Тервиллигер легче было сделать выбор. Да... — вздохнул дядюшка Телемах, и взгляд его сделался мечтательным, — если б ты только знал, как эта женщина жарит цыплят!..

После этих слов он принялся снова завязывать узлы, напомнив Гомеру, чтобы тот потуже натягивал веревку на клубок.

Через день в вечернем выпуске «Сентербергского сигнала» Гомер прочитал большую статью о местной ярмарке, а также специальное объявление о матче на звание чемпиона мира по собиранию веревок. Тут же были опубликованы правила и условия состязания. Вот некоторые из них:

а) Каждому из соревнующихся предоставляется право иметь ассистента во время маневрирования с его клубком веревок.

б) Клубок веревок должен разматываться на беговой дорожке городского ипподрома в направлении, противоположном ходу часовой стрелки.

в) Место старта — напротив судейской будки, возле главного входа.

г) Клубок веревок, обернувшийся наибольшее число раз по беговой дорожке, считается занявшим первое место, а его владельцу присваивается звание чемпиона мира по собиранию веревок.

д) Клубки веревок будут разматываться в течение всей ярмарочной недели. Начало в два часа дня.

Гомер прочитал все пункты и обратил внимание на то, что ни в одном из них не упоминается о дополнительном джентльменском соглашении между шерифом и дядюшкой Телемахом. Впрочем, все равно весь Сентерберг уже говорил о том, что выигрыш матча почти наверняка означал выигрыш руки и сердца мисс Тервиллигер. И откуда только люди так быстро узнают все подробности?

Гомер подумал, что надо навестить дядюшку Телемаха и выяснить, согласен ли он со всеми условиями матча. И еще Гомеру хотелось бы знать, как отнесется такая умная женщина, как мисс Тервиллигер, которая вдобавок умеет так здорово жарить цыплят, — как она отнесется к этому дополнительному соглашению.

Дядюшку Телемаха Гомер застал у стола, перед листом бумаги, погруженного в одно из четырех действий арифметики. Он умножал диаметр своего веревочного клубка на число «пи», которое равно 3,14159, и результат этого умножения показывал, какой длины окружность клубка, если ее растянуть по прямой, то есть по беговой дорожке ипподрома. Потом дядюшка Телемах помножил еще что-то на что-то и в конце концов спросил у Гомера, сколько футов в миле.

— Пять тысяч двести восемьдесят, — ответил Гомер. Дядюшка Телемах тем временем помножил еще кое-что на кое-что, затем повернулся к Гомеру и сказал:

— Я вычислил, что веревок в этом клубке хватит на то, чтобы несколько сот раз пройти по кругу ипподрома. Клянусь! По моим расчетам здесь двадцать пять миль веревки! Посмотрим, как шериф со мной справится!..

— Ой, дядя Телик! — закричал Гомер, — Смотрите, кто сюда идет! Опять судья и шериф... Ой, а с ними... посмотрите... мисс Тервиллигер!

Дядюшка Телемах распахнул дверь, прежде чем в нее постучали, и первым, отдуваясь, вошел судья, а за ним остальные гости.

— Привет тебе, Телемах, — сказал судья. — Мы прибыли поставить тебя в известность, что еще один претендент вступает в борьбу за титул чемпиона мира по собиранию веревок.

При этих словах мисс Тервиллигер покраснела и смутилась, а дядюшка Телемах отшатнулся на другой конец комнаты, поднял брови чуть не до самой лысины и поглядел на шерифа. И в глазах его можно было прочитать вопрос: «Неужели она узнала о нашем тайном соглашении?!»

На что шериф пожал плечами и дернул правым усом, что также означало полное недоумение.

Во всяком случае, если мисс Тервиллигер что-то и знала или слышала, то вида не показывала. Наоборот, она весело улыбнулась и сказала, обращаясь к шерифу и к дядюшке Телемаху:

— Разве не замечательно, что у нас оказалось так много общего?.. Да, я тоже последние пятнадцать лет собирала веревки. Вернее, не веревки, а пряжу... Все, что оставалось после моих занятий с учениками. И у меня получился неплохой клубок всех цветов и оттенков.

— Превосходно! — сказал судья, потирая руки. — Просто превосходно, мисс Тервиллигер.

— Но послушай, судья... — с тревогой произнес дядюшка Телемах, а шериф продолжил:

— Послушай, судья, разве не тришком слудно... то есть я хотел сказать не слишком трудно для женщины участвовать в таких соревнованиях?

И он незаметно ткнул судью в бок и яростно подмигнул ему. Но судья не понял или не захотел понять намека.

— Превосходно, — продолжал он, — ибо свидетельствует о том, что простая американская женщина начинает занимать достойное место в сфере деловой и общественной жизни своей нации... И шериф, и Телемах, и я глубоко ценим ваш общественный темперамент, дорогая мисс Тервиллигер, и я уверен, что ваше непосредственное участие принесет нынешней ярмарке непревзойденный успех.

— Ну, это вы, право, слишком, — с улыбкой сказала мисс Тервиллигер. Пойдемте, судья, мне пора возвращаться домой. Всего хорошего, шериф. До свиданья, Телемах.

С вами мы увидимся в воскресенье, как всегда.

После их ухода шериф и дядюшка Телемах долго еще спорили. Каждый обвинял другого в том, что по его вине мисс Тервиллигер узнала об их тайном соглашении. Но в конце концов они успокоились и пришли к выводу, что сама мисс Тервиллигер ни о чем не догадывается, а просто судья своими речами склонил ее тоже принять участие в состязании.

— Дядя Телик, — спросил Гомер, — а разве может быть на свете еще один такой же огромный клубок, как у вас или у шерифа?

— Ах, сынок, — со вздохом сказал шериф, — ты не знаешь этой женщины! Она очень умна, поверь мне, очень умна. А дядюшка Телемах уныло добавил:

— И мы можем опять оказаться в прежнем положении. Ведь что будет, если выиграет она? Снова нам придется ожидать ее решения. И, возможно, целую вечность...

В течение нескольких дней, оставшихся до открытия ярмарки, весь город, да что там город — весь округ только и говорил что о необычном состязании. Люди не только говорили об этом, но старались и помочь. У каждого из претендентов были болельщики, которые сейчас лихорадочно собирали веревки или нитки для своих любимцев. Кроме того, болельщицы мисс Тервиллигер сообщили, что она позволила себе потратить часть пряжи на то, чтобы связать совсем новое платье!

Когда мать Гомера услышала об этом, она тут же позвонила тете Агнессе и сказала:

— Нужно что-то сделать и для Телика. Ты же знаешь, он не может отличить пиджака от куртки!

И на следующий день они потащили его в магазин и выбрали ему очень милый клетчатый костюмчик, который так шел к его лицу и лысине.

Ну, а как только это стало известно шерифу, он сказал:

— Что ж, если они хотят устроить мыставку вод... то есть я хотел сказать — выставку мод, то за мной дело не станет!

И он отправил заявку в лучшее ателье Чикаго и заказал там самый модный двубортный костюм.

И вот наступил последний день перед торжественным открытием ярмарки, и Гомер с шерифом направились к дому мисс Тервиллигер, чтобы присутствовать при том, как ее клубок будут грузить на машину и отправлять к месту состязаний.

Клубок был так велик, что не пролезал в дверь, и пришлось вызывать городского плотника, чтобы он разобрал стену, — только тогда клубок скатили по доскам со второго этажа прямо в кузов грузовика.  

И пока грузчики с криками «Раз, два — взяли!» делали свое дело, шериф говорил:

— Н-да, это самый здоровенный клубок из всех, какие я видел. И какой аккуратный!

Сразу чувствуется ренская жука... то есть я хотел сказать — женская рука!

Тут подошел дядюшка Телемах и сказал:

— Да, чудесный клубочек! Отливает всеми цветами радуги. Очень красиво... Только ручаюсь, что нитки совсем не натянуты. Конечно, он такой мягкий, что его проткнешь кулаком.

— Зато какой здоровенный! — печально сказал шериф. — И пряжа так хорошо растягивается.

Минула беспокойная ночь, засияло новое утро — и ярмарка открылась. К двум часам дня трибуны ипподрома были переполнены. Народ толпился у изгороди, в проходах и даже на самом кругу.

Ровно в два часа участники состязаний вместе со своими ассистентами начали раскручивать клубки. Это захватывающее зрелище не помешало публике (особенно женской ее части) одобрительно оценить новое розовое платье мисс Тервиллигер и новые костюмы двух других претендентов.

После первых трех кругов и соревнующиеся, и их помощники страшно вымотались, им было жарко и хотелось пить. Поэтому, чтобы не прерывать состязание, судья принял такое решение: разматывать клубки станут по-очереди служащие ярмарки, а сам он вместе с главными участниками сядет в машину шерифа и будет следовать за клубками.

К концу первого дня соревнования клубок мисс Тервиллигер равнялся в поперечнике 5 футам 9 дюймам; клубок шерифа — 5 футам 3/4 дюйма, и клубок дядюшки Телемаха — 5 футам 8 дюймам. И шериф, и дядюшка Телемах были заметно обеспокоены.

После второго дня борьбы счет был такой:

Шериф и мисс Тервиллигер — 5 футов.

Дядюшка Телемах — 4 фута 11 15/16 дюйма.

Шериф и дядюшка Телемах несколько повеселели. Время шло, напряжение в борьбе нарастало, и за день до закрытия ярмарки турнирная таблица выглядела следующим образом:

Дядюшка Телемах — 16 1/2 дюйма.

Шериф — 16 1/2 дюйма.

Мисс Тервиллигер — 12 5/8 дюйма.

А клубок каждого из участников чемпионата сделал вокруг ипподрома ровно девяносто девять кругов.

Дядюшка Телемах и шериф сейчас были уже совершенно уверены в победе каждый, разумеется, в своей — и в том, что недалека та минута, когда один из них будет объявлен чемпионом мира по собиранию веревок (и счастливым претендентом на руку и сердце мисс Тервиллигер).

И вот он наконец, заключительный день соревнований, день закрытия ярмарки. С самого утра толпы людей из города и со всей округи осаждали ипподром, где снова, как и вначале, сами претенденты будут разматывать свои клубки.

Шериф и дядюшка Телемах вышли на поле в новых, тщательно выутюженных костюмах.

Но мисс Тервиллигер, к удивлению многих, не надела своего нового розового платья. Все женщины сразу заметили, что на ней было ее видавшее виды сине-желто-малиновое платье — то самое, что она связала много лет назад и берегла все эти годы. Только сейчас оно было внизу отделано розовой каймой.

...Два часа пополудни. Пробил гонг, и мисс Тервиллигер первая начала разматывать свой клубок, а вернее, то, что осталось от него, потому что весь он уместился в изящной корзинке, которая была у нее в правой руке. В левой же она держала не менее изящный зонтик, раскрыв его над головой для защиты от довольно горячего осеннего солнца.

Почти все знали о том печальном факте, что клубок мисс Тервиллигер на 1/г дюйма меньше, чем у шерифа или у дядюшки Телемаха. И тем более все не могли не восхищаться силой духа и выдержкой мисс Тервиллигер, потому что было ясно, что она не может уже претендовать даже на второе место.

Дядюшка Телемах и шериф, совершенно уверенные в победе (каждый, естественно, в своей), начали раскручивать клубки медленно и с достоинством и время от времени бросали друг на друга зоркие ястребиные взгляды, следя, чтобы противник не слишком приближался к забору и тем самым не уменьшал диаметра круга, а также чтобы все узлы на его веревках были целы. Мужчины не прошли еще и четверти круга, когда мисс Тервиллигер достигла уже половинной отметки и вот-вот должна была остановиться.

Гомер с жалостью следил за худощавой фигурой с корзинкой в правой руке и зонтиком в левой, в потускневшем, видавшем виды платье сине-желто-малинового цвета с розовой каймой внизу.

Дядюшка Телемах и шериф тоже миновали половинную отметку, но у них еще был порох в пороховницах — иначе говоря, в их клубках еще оставалось немало веревок, и они их натягивали как только могли...

Мисс Тервиллигер продолжала идти, и нитка за ней продолжала разматываться, словно она держала в руках не простую корзинку с жалкими остатками ниток, а волшебную — с неиссякаемым запасом пряжи.

Три четверти круга... «Ну, все!» — вздохнул Гомер. Нет, мисс Тервиллигер по-прежнему шла размеренным шагом в своем платье сине-желто-малинового цвета с розовой каймой внизу, и в правой руке у нее была корзинка, а в левой, как вы уже помните, зонтик.

Последние футы дистанции. Шериф и дядюшка Телемах ускорили шаг и обогнали мисс Тервиллигер... И вот они остановились рядом, не дойдя полдюжины футов до судейской будки, напротив главного входа. Остановились на одной линии.

Ипподром замер...

— Я выиграл!!! — закричал вдруг во все горло дядюшка Телемах, и все зрители, как один, вздрогнули. — Смотрите! Судья! У шерифа конец веревки приклеен к грецкому ореху, а у меня нет! Значит, мой клубок длиннее!.. Я выиграл! Слышите?!

Послышались ликующие крики:

— Ура, Телемах! Да здравствует Телик! Пламенный привет чемпиону мира по собиранию веревок! Ура!.. Мо-ло-дец!..

Когда шум постепенно затих, все услыхали негромкий тонкий голос:

— А ведь выиграла я!

И тут каждый из присутствующих увидел, что мисс Тервиллигер стоит прямо возле судейской будки напротив главного входа; стоит в своем новом розовом платье с сине-желто-малиновой отделкой вокруг шеи... И в правой руке у нее корзинка, а в левой, как вы уже прекрасно помните, зонтик!..

Судья выскочил из будки, подбежал к мисс Тервиллигер, выхватил из ее рук желтый конец нитки, поднял высоко в воздух и провозгласил:

— Я объявляю победителя в этом матче первым чемпионом мира по собиранию веревок!..

И долго не умолкали приветственные возгласы в честь мисс Тервиллигер.  

Дядюшка Телемах (серебряная медаль) и шериф (бронзовая медаль), как им ни было обидно, нашли в себе силы сразу подойти и поздравить мисс Тервиллигер с победой.

Они были огорчены не столько поражением, сколько тем, что вновь остается все та же неопределенность в их взаимоотношениях с мисс Тервиллигер и друг с другом...

Надо сказать, что не было, наверно, на всем ипподроме ни одной женщины, которая с удовлетворением бы не заметила, с какой ловкостью и находчивостью мисс Тервиллигер выхватила знамя победы из рук противников. И женщины не удивились этому. Потому что, во-первых, они всегда знали, как умна мисс Тервиллигер, а во-вторых... во-вторых, чего не придумает женщина, если не хочет лишиться ни одного из своих поклонников!

Конечно, и некоторые из мужчин — наиболее наблюдательные, такие, как, скажем, Гомер — поняли, что придумала мисс Тервиллигер для того, чтобы добиться победы.

Но они почти ни словом не обмолвились об этом, а если их языки и развязались, то лишь после того, как мисс Тервиллигер согласилась выйти замуж за дядюшку Телемаха. Это случилось через неделю после закрытия ярмарки. Свадьбу закатили на славу, и самым почетным гостем был шериф.

Дядюшка Телемах и его жена давно уже уехали посмотреть на Ниагарский водопад, а гости все еще пили пунш в их доме и ели свадебный пирог и пончики, не говоря уже про знаменитых жареных цыплят.

— ...Да, — сказал шериф Гомеру на пятый день празднования. — Свавная была сладьба... то есть я хотел сказать — славная свадьба. Ничего не скажешь.

Он обсосал грудную косточку очередного цыпленка, взял двумя пальцами дужку — некоторые называют ее «бери да помни», — повертел в руках и вздохнул. Но он недолго оставался печальным, через минуту взор его прояснился, и шериф сказал:

— А ты знаешь, они пригласили меня обедать у них каждый четверг.

И еще через минуту он добавил:

— Я думаю, это будет очень порошая хара... то есть я хотел сказать хорошая пара. Они вместе пойдут по жизни, собирая веревки.

— Да уж, — сказал Гомер, — теперь их никто на свете не обгонит.

— Ты прав, парень. Никому не намотать столько веревок, сколько у них у двоих...

А я, пожалуй, начну теперь собирать бумажные мешки или эти... как их... каночные брышки... то есть хотел сказать — баночные крышки!

Глава 5. СЕНТЕРБЕРГСКИЙ МЫШЕЛОВ

После закрытия ярмарки жизнь в городе Сентерберге вошла в обычную колею. Гомер и его друзья снова сосредоточили главные силы на арифметике и баскетболе, а взрослые занялись своими делами и старались их вести так, чтобы во всем была тишь да благодать. До выборов в городское управление оставался месяц с лишним, и сторонники демократической и республиканской партий еще не начали спорить о том, как лучше управлять городом. Члены Женского клуба тоже пока ни с чем не боролись, дядюшка Одиссей не приобретал новых автоматов для своего кафе...

Словом, ничего нового не происходило и не о чем было людям посудачить, поразмыслить, посплетничать... Не о чем, кроме погоды, кинофильмов и последних фасонов дамских шляп, а этого хотя и не так уж мало, но все же недостаточно.

Дядюшка Одиссей, шериф и все остальные, кто любил собираться в парикмахерской, давно уже ломали голову, о чем бы еще потолковать и как бы убить время до выборов.

Правда, иногда, особенно по утрам, их беседа становилась довольно оживленной.

Так случилось и в тот описываемый нами день, когда шериф, весь сияющий, вошел в парикмахерскую и заявил:

— А я надел сегодня берстяное шелье... то есть я хотел сказать шерстяное белье. С утра было страшно холодно.

— Да ну? — удивился дядюшка Одиссей. — Разве? Надо сказать Агнессе, чтобы достала и мое.

— Что касается меня, — сказал парикмахер, — я не надену теплого белья ни за какие деньги! От него все тело зудит...

И они заспорили на целый час, если не больше. Потом их разговор, естественно, перескочил на шерстяные носки, ботинки, галоши, а отсюда и рукой подать до грязи, которая на дорогах, в коровниках, в курятниках... Потом наступило длительное молчание. Городские часы показывали всего половину одиннадцатого, а беседа уже иссякла. Говорить было абсолютно не о чем. Оставалось лишь глазеть через витрину парикмахерской на улицу.

— Вон доктор Пелли пошел, — проговорил парикмахер. — Кто-то заболел, наверно...

Интересно, кто?

— Может, обмор