загрузка...
Перескочить к меню

Донецк. Историко-экономический очерк (fb2)

файл хорошего качества - Книга сделанная для КулЛиб Донецк. Историко-экономический очерк 1177K, 314с. (скачать fb2) - Коллектив авторов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



ГОРОД СМОТРИТ В БУДУЩЕЕ

Множество городов, больших и малых, на необъятной территории нашей великой Родины. У одних история уходит своими корнями в глубокую древность, у других она началась не так давно.

Своеобразна и неповторима история города Донецка, его прошлое и настоящее. Всего один век существует он. Люди, добывающие уголь и варящие сталь, принесли ему славу крупного индустриального центра. Не случайно изображение щита на гербе города разделено на две равные половины, окрашенные в черный и стальной цвета, символизирующие уголь и сталь. А изображение рабочей руки, сжимающей молот, и пятиконечная звездочка в правом углу щита понятны каждому человеку.

Но уголь и сталь — это еще далеко не все, чем знаменит Донецк.

Как свидетельствуют архивные документы, в 1869 году в районе села Александровки, в верховьях реки Кальмиуса, было начато строительство металлургического завода «Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производства». Вместе с ним строится и рабочий поселок Юзовка, положивший начало городу Донецку.

С того времени минуло 100 лет.

Вместо грязной и убогой старой Юзовки широко раскинулся на просторах привольной донецкой степи современный, благоустроенный социалистический город, крупнейший экономический, административный и культурно-научный центр республики, столица шахтерского края.

История Донецка делится по времени на две почти равные половины крайне неравноценные по своему значению, по насыщенности событиями и содержанию. Годы, прошедшие до Великой Октябрьской социалистической революции, — это, собственно, предыстория города. Это полувековой период жалкого и бесправного существования заштатного рабочего поселка, где трудовой люд нещадно эксплуатировался русскими и иноземными капиталистами. Это полвека нищеты, убогости, непосильного каторжного труда, отсутствия элементарнейших человеческих условий жизни для подавляющего большинства населения. И вместе с тем это период становления и мужания донецкого рабочего класса, его политической закалки и самоотверженной революционной борьбы за свои права, за свободу, за социалистическое преобразование общества.

Подлинная история Донецка — история его могучего подъема — началась с того дня, когда выстрел «Авроры» возвестил миру о начале новой эры в жизни всего человечества. За годы Советской власти, особенно за период, последовавший после победоносного окончания Великой Отечественной войны, и в частности за последнее десятилетие, советские люди под руководством великой партии Ленина неузнаваемо преобразили город. Он вырос, окреп, похорошел, расцвел, вышел в первую шеренгу крупнейших городов нашей страны.

Ныне в Донецке 177 промышленных предприятий. Они выпускают за год продукции на 1 миллиард 650 миллионов рублей. Шахты и шахтоуправления дают в год народному хозяйству 20 миллионов тонн угля, ордена Ленина металлургический завод имени Ленина и металлопрокатные заводы производят сотни тысяч тонн металла, 100 строительных организаций выполняют строительно-монтажные работы на сумму до 200 миллионов рублей. Каждый рабочий день в нашем городе осваивается выпуск двух новых видов продукции. 390 видов изделий, которые выпускаются на предприятиях Донецка, отвечают лучшим отечественным и мировым стандартам!

В городе 211 школ, в которых около 159 тысяч учащихся, 372 детских сада и яслей, 55 больниц, 69 клубов и дворцов культуры, три профессиональных театра, филармония, 19 кинотеатров, 519 библиотек, в которых имеется более 10 миллионов книг, 118 стационарных киноустановок. К услугам горожан 1253 магазина, 884 предприятия общественного питания, свыше 677 мастерских и ателье бытового обслуживания.

В Донецке 6 вузов. В них обучается 36 тысяч студентов, а в 18 техникумах — 30 тысяч учащихся. Донецк стал городом науки. Здесь 27 научно-исследовательских и проектных институтов. В 1965 году решением партии и правительства в городе создан Донецкий центр Академии наук УССР.

Разительные перемены произошли и во внешнем облике города. Еще каких-нибудь 8—10 лет назад Донецк был обычным городом с четырех-пятиэтажными домами в районах новой застройки. Сейчас в его архитектурные ансамбли вписываются высотные дома, которых с каждым днем становится все больше и больше. Да и само оформление их стало иным: современная архитектура и красивая облицовка, широкие, светлые, утопающие в зелени проспекты, новые, по-современному спланированные парки и скверы, красочно оформленные витрины магазинов.

Ежегодно в городе высаживаются сотни тысяч цветов. В недалеком будущем на каждого жителя города будет приходиться по кусту роз. На бульварах и площадях степного города появились березы и ели.

Благодаря вниманию и заботе ЦК КПСС и Советского правительства, ЦК КП Украины и правительства республики, областного комитета партии и исполкома областного Совета депутатов трудящихся, благодаря усилиям и самоотверженному труду жителей города, наш Донецк буквально на глазах меняет свой внешний облик, приобретает вид отлично благоустроенного и воистину красивого города.

Предлагаемый читателям историко-экономический очерк о городе Донецке, в написании которого приняла участие большая группа донецких ученых-историков, обстоятельно и достоверно отражает исторические этапы развития города на протяжении всех лет его существования.

Нет нужды пересказывать эпизоды истории нашего города. Обо всем этом читатель узнает из сборника. Но нельзя еще раз не подчеркнуть проходящую через весь сборник мысль о том, что всем достигнутым нашим городом и его жителями, они прежде всего обязаны нашей родной Коммунистической партии, Советской власти. Ведь среди важнейших решений Коммунистической партии и Советского правительства, направленных на дальнейшее развитие нашей экономики, культуры, повышение жизненного уровня трудящихся, нет такого, которое не касалось бы Донбасса, а следовательно, и его центра — Донецка.

Каков же сегодняшний день нашего города, каким он станет в недалеком будущем?

В решении исторических задач, поставленных перед советским народом новой Программой КПСС и XXIII съездом партии, дончанам отводится одна из важнейших ролей. Их труд должен влиться весомой долей в создание материально-технической базы коммунизма. Дончане всегда помнят об этом, и все труженики города самоотверженно трудятся, чтобы успешно выполнить решения XXIII съезда КПСС и XXIII съезда КП Украины, порадовать Родину новыми свершениями.

В 1969 году трудящиеся успешно выполняют свои обязательства, перевыполнили задание истекших месяцев нынешнего года по добыче угля, производству стали, чугуна, проката, кокса и химической продукции. Всего за это полугодие реализовано продукции сверх плана на 26,7 миллиона рублей.

Успех этот — результат большой организаторской работы коммунистов, самоотверженного труда сотен и тысяч передовиков соревнования, таких как Герой Социалистического Труда И. И. Стрельченко с шахты № 5-бис треста «Петровскуголь», Герой Социалистического Труда Н. И. Гринда с шахты «Октябрьская» треста «Куйбышев-уголь», бригадир рабочих очистного забоя В. И. Пихтерев с шахты имени Абакумова треста «Рутченковуголь», токарь-карусельщик завода имени 15-летия ЛКСМУ В. И. Иванников, сталевар ордена Ленина металлургического завода имени В. И. Ленина И. П. Папаценко и многих других.

…Рано утром 12 апреля этого года на улицах города появились колонны людей. Они шли как на праздник, с портретами Ильича, оркестрами, флагами, транспарантами. Только в центральном районе города — Калининском — на коммунистический субботник вышло около 70 тысяч человек. Так трудящиеся Донецка отметили 50-летие первого коммунистического субботника. Два дня тысячи людей трудились на благоустройстве улиц, скверов, парков, территорий предприятий. Небывало высокой производительностью труда ознаменовали славный юбилей многие шахтеры, строители, металлурги, машиностроители, рабочие других отраслей промышленности. В городе благоустроили и привели в порядок много проспектов, площадей, дворов, спортивных сооружений, мест отдыха трудящихся, подготовили для газонов почву общей площадью 233 гектара, посадили более 10 тысяч деревьев, 14 тысяч кустарников, 3700 кустов роз.

Более 160 тысяч рабочих бесплатно трудились на заводах и фабриках, в шахтах и на транспорте. 470 тысяч рублей: заработанных денег перечислены в фонд пятилетки, а всего продукции произведено на 2 миллиона 733 тысячи рублей. Шахтеры города только за воскресенье 13 апреля добыли 54 тысячи тонн угля.

Развернув социалистическое соревнование по досрочному выполнению заданий пятилетнего плана, трудящиеся нашего города решили достойно встретить славную дату — 100-летие со дня рождения В. И. Ленина. Успешное претворение в жизнь хозяйственной реформы, дальнейшее повышение эффективности промышленного производства, внедрение новой техники и технологии, научной организации труда, дальнейшее развитие и улучшение жилищного и социально-культурного строительства, благоустройства, коммунального и бытового обслуживания населения — вот главные направления деятельности трудящихся Донецка.

Уже сейчас в нашем городе по новой системе планирования и экономического стимулирования работают 108 предприятий, в том числе и такие крупнейшие, как Донецкий ордена Ленина металлургический завод имени В. И. Ленина и Донецкий машиностроительный завод имени 15-летия ЛКСМУ, все угольные предприятия города. Реформа неразрывно связана с научно организованной ритмичной и высокопроизводительной работой всех бригад, участков, цехов, всех без исключения предприятий. Усиливая экономические рычаги подъема народного хозяйства, она мобилизует творческую активность трудящихся.

На всех предприятиях Донецка широко развернулось соревнование за то, чтобы все — от отдельного рабочего до каждого участка и цеха — работали четко, слаженно, высокопроизводительно. Родилось движение за донецкий ритм в работе, который является основой дальнейшего повышения производительности труда. Готовя достойный трудовой подарок вечно живому Ильичу, родной Коммунистической партии, трудящиеся нашего города обязались добиться к концу пятилетки рентабельности производства в основных отраслях промышленности, не иметь в городе ни одного отстающего предприятия, досрочно выполнить пятилетний план. Дончане оперативно обобщают и внедряют передовой опыт, организовывают действенную взаимопомощь коллективов в работе, проводят школы новаторов производства, устанавливают шефство передовых предприятий над отстающими, активно осуществляют проверенный в труде девиз: «Не числом, а уменьем». Ценная инициатива коллективов трудящихся Донецка — поднять знамя борьбы за высокую производительность труда, за четкий ритм в работе, а также обязательство дончан к 100-летию Донецка не иметь в городе ни одного отстающего предприятия подхвачены коллективами трудящихся области.

Став на ленинскую вахту, трудящиеся Донецка взяли повышенные обязательства и успешно выполняют их, показывая образцы трудового героизма. Горняки трестов «Куйбышевуголь», «Петровскуголь», «Рутченковуголь» и «Пролетарскуголь» обязались к концу пятилетки добыть сверх плана 1 миллион 95 тысяч тонн угля, на 1 процент повысить производительность труда на шахтах города, за счет снижения себестоимости и улучшения качества угля создать 1 миллион 240 тысяч рублей сверхплановых накоплений, за счет увеличения длины лавы и повышения производительности машин увеличить нагрузку на лаву, повысить уровень механической навалки угля, за счет внедрения передового опыта и совершенствования производства повысить производительность угольных, в том числе узкозахватных комбайнов, осуществить узкозахватную выемку в 83 лавах, завершить комплексную механизацию очистных работ с механизированными гидравлическими крепями в 15 лавах, повысить среднемесячные темпы проведения и уровень механизации основных горизонтальных горных выработок, освоить к 100-летию города Донецка проектную мощность шахты имени газеты «Социалистический Донбасс», к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина — шахты «Октябрьская».

Металлурги Донецкого ордена Ленина металлургического завода имени В. И. Ленина взяли обязательства к концу пятилетки дополнительно к плану произвести 5000 тонн чугуна, 8500 тонн стали, 12 000 тонн проката и в 1970 году освоить заготовочный стан.

Трудящиеся Донецкого металлопрокатного завода обязались выполнить пятилетний план к 6 ноября 1970 года и произвести большое количество сверхплановой продукции. Обязуются выполнить пятилетний план к 7 ноября 1970 года, добиться экономии средств, дать дополнительную прибыль и перевыполнять план повышения производительности труда коллективы Рутченковского имени С. М. Кирова и. Донецкого коксохимзаводов.

К 1 ноября 1970 года выполнить пятилетку и дополнительно к плану реализовать большое количество продукции обязались трудящиеся Донецкого имени 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции завода химреактивов. Они также обязались обобщить и внедрить в производство опыт передовых методов труда новаторов производства, добиться производства новых видов химической продукции на уровне лучших мировых стандартов, получить сверхплановую прибыль, добиться экономии сырья, материалов, топлива, электроэнергии, повышения производительности труда.

На машиностроительном заводе имени 15-летия ЛКСМУ, до конца пятилетки будет закончено строительство цеха тяжелых редукторов и металлоконструкций. 100-летие со дня рождения В. И. Ленина трудящиеся завода ознаменуют выпуском сверхплановой продукции с начала пятилетки не менее чем на 1,5 миллиона рублей и повышением производительности труда на 1 процент против установленного плана, освоением новых видов продукции.

Обязательства выполнить пятилетку досрочно и вырабатывать сверхплановую продукцию взяли коллективы Рутченковского рудоремонтного, Донецкого химического, Мандрыкинского машиностроительного, Донецкого рудоремонтного заводов, комбината «Донецкшахтострой», Донецкого завода электрохолодильников, Донецкого энергозавода «Донбасскабель» и многих других предприятий легкой, пищевой и местной промышленности.

В юбилейном для города, 1969 году начнется монтаж, а в декабре 1970 года закончится строительство камвольно-прядильной фабрики, будут построены химико-технологический техникум Донецкого завода химреактивов и автобусные парки № 2 и 6, сдано в эксплуатацию здание технической библиотеки института ДонУГИ.

К концу пятилетки в городе будет построено 6 школ, 23 детских дошкольных учреждения, 2 дворца культуры и 2 клуба, 4 кинотеатра.

Развитие Донецка в ближайшем будущем и на более далекую перспективу (до 2000 года) определено генеральным: планом Гипрограда УССР. В соответствии с этим планом город условно разделяется на 6 планированных районов по принципу трудового и культурного тяготения населения с учетом транспортных магистралей и естественных границ между районами. Предусмотрено четкое зонирование жилых, промышленных, коммунальных территорий, выделение мест массового отдыха, установка санитарных зон, дифференциация транспортных магистралей и организация удобных связей между районами.

Главной мыслью генерального плана является создание системы культурного, торгового и бытового обслуживания населения. Удаленные от вредных промышленных зон и расположенные в лучших природных условиях жилые массивы будут иметь свои общественно-торговые центры, парки культуры и отдыха со спортивными сооружениями, водными бассейнами и стадионами.

Проектные институты Донецка, Киева и других городов разрабатывают генеральный план совместного развития Донецка и Макеевки. Главное, что заложено в проектном задании, — это создать максимум удобств для жизни людей. В ближайшие годы в Донецке будут возводиться дома преимущественно повышенной этажности с улучшенной планировкой квартир. Много внимания уделяется благоустройству и озеленению.

Уже сейчас Донецк называют городом зелени и цветов. В будущем зеленые насаждения займут половину всей территории города. Втрое увеличится парк культуры и отдыха, имени Щербакова. Уже заложенный парк имени 40-летия комсомола войдет составной частью в юбилейный парк: площадью в 740 гектаров и сольется с Путиловским лесопарком. Входит в строй Ботанический сад.

Сейчас общий жилой фонд в Донецке достигает 6,5 миллиона квадратных метров, что составляет около семи квадратных метров жилой площади на 1 жителя города. В ближайшие 25 лет жилой фонд города увеличится вдвое, в основном за счет многоэтажных благоустроенных домов с полным инженерным оборудованием. Поскольку в центральных районах города — Калининском, Киевском и Куйбышевском — уже в настоящее время отсутствуют свободные площади для строительства, а количество населения в них в будущем увеличится до 450 тысяч человек, планом предусматривается полностью заменить здесь одноэтажный жилой фонд многоэтажным, с большей частью зданий повышенной этажности (12, 14, 16 этажей).

Коренным образом изменяют свой облик отдельные участки города. В ближайшие годы будут подвергнуты серьезной реконструкции и застроены многие новые районы.

Городской центр сохранится вдоль улиц Артема — от металлургического завода до Шахтерской площади. Здесь значительно увеличится число административных, торговых, общественных, культурно-бытовых зданий. В центре будут возведены крупные гостиницы, спортивные и зрелищные сооружения, публичные аудитории, концертные залы.

Неузнаваемой станет Шахтерская площадь. Здесь уже построены многоэтажные здания, современное здание автовокзала, сооружен подземный переход для городского транспорта, создана первая в городе транспортная развилка для движения во всех направлениях. Современными жилыми зданиями и корпусами инженерно-лабораторных сооружений будет застроена восточная часть площади. Террикон шахты имени Горького, которая прекратила выемку угля, вывозится за пределы города. В результате этого освободится участок для строительства, оздоровится прилегающее к площади пространство.

За счет строительства в основном девятиэтажных домов намечено построить около 50 тысяч квадратных метров жилой площади в районе Верхней Семеновки. Впервые в Донецке на этом массиве проектируется возведение высотных жилых домов с монолитным железобетонным каркасом. В этом же районе с выходом на бульвар Шевченко предполагается строительство новой гостиницы «Турист».

На Советской площади полным ходом идет строительство четырнадцатиэтажного здания ДонпромстройНИИпроекта, в районе площади Ленина — Дома связи. Многоэтажными домами, в нижних этажах которых расположены многочисленные торговые предприятия, застраивается проспект Ильича. После окончания строительства жилых домов с южной стороны этой магистрали от площади Ленина до моста через Кальмиус начнется строительство нового лево-бережного жилого массива восточнее Кальмиусского водохранилища. В новых кварталах предусмотрено соорудить немало привлекательных ансамблей с красивыми домами, созданными по индивидуальным проектам. Здесь уже строится три интересных комплекса: УкрНИИпластмасс, проектно-конструкторского технологического института и Дворца спорта на 500 мест с искусственным ледяным полем.

В районе донецких Черемушек продолжается строительство кинотеатра на 800 мест, высажен парк строителей. Вдоль бульваров Шевченко и Шахтостроителей строится торговый комплекс — крытый рынок, универмаг, комбинат бытового обслуживания.

Неузнаваемо преобразуется проспект Металлургов. Начиная от площади у нового здания цирка и вверх к центральной клинике поднимается новый жилой массив из пяти-девяти-двенадцатиэтажных зданий, жилая площадь которого достигнет 25 тысяч квадратных метров. В дальнейшем проспект станет крупнейшей транспортной магистралью, выйдет для связи с Ждановским, Петровским шоссе. Здесь будет построен высотный одиннадцатиэтажный гараж таксомоторного парка на 1200 машин.

В районе, где проспект Металлургов сольется со Ждановским шоссе, начнется застройка нового жилого района с общественно-торговым центром, площадью и с подземными переходами. Отсутствие горных выработок дает возможность вести здесь строительство зданий повышенной этажности. А прямая связь с центральными районами, близость зоны отдыха на балке Широкой, живописный ландшафт создают для этого района исключительно выгодные условия.

Намечено строительство еще двух новых жилых районов: на свободной территории вдоль Петровского шоссе, рядом со строящимся сейчас хлопчатобумажным комбинатом, на котором будет трудиться свыше 15 тысяч человек, и в Пролетарском районе, между поселками шахт «Мушкетовской-Залеревальной», «Глубокой» и «Восточной». Все эти новые жилые районы проектируются с учетом последних градостроительных требований по планировке и организации обслуживания населения.

В ближайшее десятилетие будет подвергнут перестройке участок главной артерии города — улицы Артема — от привокзальной площади до Ветковского пруда. Новые многоэтажные дома изменят облик этого района. Профиль улицы— две раздельные полосы движения транспорта, на пересечении ее с железной дорогой предусмотрено строительство путепровода. У пруда разместится ресторан, будет благоустроена прилегающая зона отдыха.

Заканчивается реконструкция стадиона «Локомотив», который может принять почти 50 тысяч зрителей. Основные подходы к стадиону и его главный вход перенесены на восточную часть, в сторону улицы Челюскинцев. Рядом заканчивается отделка новой гостиницы «Шахтер» на 850 мест. Среди зелени парка имени 40-летия комсомола вырастет уникальное здание Дворца молодежи — лучшего подарка молодости столицы Донбасса, закладывается новое здание областного краеведческого музея. Этот участок центра города станет совершенно неузнаваемым. Лишь далекие цепи терриконов на востоке будут напоминать о прошлом ландшафте донецких степей.

Широкая сеть спортивных сооружений входит в строй на наших глазах. Строятся плавательные бассейны управления «Донбассканалстрой» и общества «Динамо» на берегах Кальмиуса, рядом с проспектом Дзержинского, шахтостроители строят бассейн в сквере, примыкающем к Красногвардейскому шоссе, горноспасатели — рядом с планетарием. Плавательный бассейн с 50-метровыми дорожками строится для горняков шахты «Октябрьская».

Намечается дальнейший рост высших учебных заведений. Донецкий политехнический институт в ближайшие годы будет строить несколько учебных корпусов. Один из них — корпус автомобильных специальностей на площади Дзержинского — находится в стадии отделки. В студгородке, по проспекту Богдана Хмельницкого, строится корпус химико-технологического факультета. В стадии проектирова-ния корпуса горного, металлургического, электротехнического факультетов. Поднялись краны на строительной площадке против сквера имени Горького, где воздвигается двенадцатиэтажный корпус общежития аспирантов ДПИ.

На проспекте Ильича поднимается новый корпус санитарно-гигиенического факультета Донецкого медицинского института имени Горького. Строит свой главный корпус — десятиэтажный блок из стекла и бетона со спортзалом и плавательным бассейном — Донецкий университет. В 250 метрах от него строится новый студенческий городок на 5 тысяч студентов. Комплекс из 4 двенадцатиэтажных корпусов студенческих общежитий с бытовыми, культурными и спортивными сооружениями разместится на площади у Второго пруда. Широкий мост через железную дорогу и пруд свяжет студенческий городок университета с зоной отдыха на противоположном берегу. Севернее территория вокруг Третьего пруда станет частью парка культуры и отдыха имени Щербакова. В эту широкую зону, естественно, вольется участок академического городка.

Берега водохранилища на Кальмиусе будут иметь не только пляжи. В ближайшее время здесь появятся зеленые зоны, спортивные городки, лодочные станции, павильоны и рестораны, детские уголки сказок и клуб интересных встреч, будет воздвигнут монумент освободителям Донбасса. Недалеко от кафе «Кальмиус» скоро появится девятиэтажный Дом быта. Проект комплекса Дворца пионеров еще не разработан, но и ему уже отведено место в этом районе.

Угледобывающая промышленность является ведущей отраслью промышленности города. В будущем значительное развитие получат и другие отрасли промышленности. В течение ближайших 20 лет около 30 шахт будут закрыты и войдут в строй новые предприятия легкой, пищевой, металлообрабатывающей, электронной промышленности.

Уже в нынешнем году должна вступить в строй первая очередь камвольно-прядильной фабрики в Кировском районе. Там же будет строиться хлопчатобумажный комбинат, крупнейшая в республике фабрика детских игрушек, шоколадная фабрика.

В то же время из жилых районов и зон отдыха намечено перевести ряд предприятий независимо от их производственного состояния. К ним, в частности, относится авторемзавод, кроватная фабрика, завод штампов и пресс-форм, кислородный завод и другие. В число «выносимых элементов» городского ландшафта попадает и большое количество терриконов, которые занимают большие ценные для застройки территории, загрязняют воздух. Судьба некоторых терриконов решается уже сейчас. В ближайшее время подлежат вывозу терриконы шахт имени Горького, № 5–6 имени Калинина, № 7 и 8 «Ветка».

Большое значение для будущего города имеет рациональное решение транспортных вопросов. Мощными артериями города станут межгородские скоростные троллейбусные магистрали без пересечения на одном уровне.

Сейчас на первом плане строительство транспортной магистрали и эстакады от горсада по проспекту Павших коммунаров, строительство моста по проспекту Богдана Хмельницкого, комплекса путепроводов и транспортных разверток по Красноармейскому шоссе. Новый аэровокзал и восточный железнодорожный вокзал, киноконцертный зал и дом творческих организаций, дом радиоэлектроники и большой комплекс городской больницы на 1500 коек, универмаг «Детский мир» и научно-техническая библиотека, легкоатлетический манеж и трасса автогонок, новый холодильник и автопарк, новый газопровод и строительство ТЭЦ, дом мебели и новый крытый рынок — все это становится действительностью и скоро придет на службу трудящимся.

Будущий Донецк — это ядро, столица большой агломерации городов, население которой достигнет 3 миллионов человек. Его здания, учреждения и массовые сооружения, стадионы и бассейны, торговые предприятия и места отдыха будут служить всем людям будущего города — Большого Донецка.

Сто лет для города — возраст небольшой. Но на счету Донецка уже немало славных дел. Дончане и впредь будут стремиться к тому, чтобы их вклад в коммунистическое строительство был еще весомее, а родной их город год от года становился все краше и краше.


Дранко Н. С., секретарь Донецкого горкома КП Украины

ГЛАВА ПЕРВАЯ НА ЗЕМЛЕ ПРИКАЛЬМИУССКОЙ

На территории нынешнего Донецка люди обитали еще в далекие времена. Наиболее древняя находка останков первобытного человека в долине реки Кальмиуса относится к концу новокаменного — началу медно-бронзового века, примерно свыше пяти тысяч лет тому назад. Самыми значительными археологическими находками, позволившими сделать такие выводы, являются древние захоронения, вскрытые в 1959 году в Донецке на территории Центральной горноспасательной станции (Киевский район города) и на улице Радищева (Пролетарский район).

Специалисты установили, что первое погребение относится ко второй половине третьего тысячелетия до нашей эры — к эпохе древнеямной культуры бронзового века. Еще более древним оказалось погребение, вскрытое в том же году на улице Радищева. Возле скелета лежал большой кремневый нож, тщательно отшлифованный клиновидный топор и четыре тонко выделанных наконечника метательных дротиков. Археологическая находка свидетельствовала о том, что поселенцы на территории нынешней городской черты Донецка встречались еще в начале бронзового века.

Древние люди, жившие в долине реки Кальмиуса[1], наряду с охотой и рыбной ловлей занимались скотоводством, игравшим, видимо, заметную роль в их жизни, были знакомы и с земледелием. Они одевались в шкуры, в холод укрывались в жилищах, напоминавших землянки.

Умеренный климат степи, смягчаемый близостью Черного и Азовского морей, сочный густой травостой от ранней весны до глубокой осени, достаточное количество воды, а также богатые охотничьи и рыбные угодья привлекали в долину реки Кальмиуса скотоводческие племена, находившие здесь все необходимое для существования.

В VII–VIII веке до нашей эры, когда совершался переход от бронзовой культуры к железной, от варварства к цивилизации, в долине реки Кальмиуса, там, где сейчас расположен город Донецк, жили земледельческие племена киммерийцев, которых затем вытеснили скифы — прародители славянских племен. Но уже в III веке на смену скифам пришли родственные им сарматы, населявшие до этого пространства между Волгой и Доном.

Сарматы на Кальмиусе, также как и по всему Приазовью, широко пользовались железом, которое они выплавляли из местных руд. Из него они делали плуги, серпы, ножи, молотки, наконечники копий и стрел.

Поселения сарматов подверглись разорению готов — германских племен, вторгшихся в Приазовье и северное Причерноморье с берегов Вислы.

В 371 году до нашей эры кочевники монгольского происхождения — гунны напали на владения готского племенного союза в северном Причерноморье и стерли с лица земли все островки оседлости и земледелия, которые существовали на Кальмиусе.

Не раз проникали на эти земли азиатские кочевники и в последующие века. Однако здесь уже прочно осели племенные союзы славян, которые вели с кочевниками упорную борьбу[2].

Прикальмиусские земли были ареной жестоких кровопролитных сражений. Опустошительные набеги печенегов в конце X — начале XI веков привели к тому, что население из прикальмиусской зоны, также как и всего Приазовья, ушло за Донец, в леса. «Ведение нормального земледельческого хозяйства южнее… было невозможно из-за печенежской опасности»[3].

В конце XI — начале XII века азиатские кочевники — половцы стали угрожать южнорусским укрепленным линиям, совершать разбойничьи походы в земли русские.

В XIII веке началось монголо-татарское нашествие на Русь. И вновь через прикальмиусские степи прошли лавины диких кочевников, сея смерть и разорение.

Как считает известный советский историк К. В. Кудряшов, битва русских с татарами, битва на реке Калке, в мае 1223 года произошла в 80 километрах от города Донецка на реке Кальчик — притоке Кальмиуса. К такому выводу ученый пришел на основе изучения сохранившихся летописных документов и древних картографических материалов.

Согласно летописному рассказу, русские князья, оказывая помощь половцам в борьбе против татар, стянули свои военные силы по Днепровскому пути к Хортице у брода Протолчи. Разбив сторожевой татарский отряд, русские выступили в степь и через восемь дней дошли до реки Калки, где находились главные татарские силы. Здесь и разыгралась знаменитая битва, явившаяся грозным предвестником монголо-татарского нашествия и послужившая предупреждением русским феодальным князьям, ослаблявшим своими междоусобицами обороноспособность русской земли.

В «Книге Большому Чертежу» направление Кальмиусской сакмы (тропы) в районе Миуса и Кальмиуса определяется так: «А от верх речки Миюса и верх речки Елькуваты к верху речкам к Калам; а те речки по левой стороне тоя дороги пали в море, а от речек от Кал к речке Караташу» [4].

Проследив последовательно указанное направление Кальмиусской сакмы по карте, К. В. Кудряшов установил, что заключенные между Миусом и Караташем реки Калы, или Калки, — это нынешние Кальчик и Калец, притоки Кальмиуса.

На Кальчике и Кальце находится скопление гранитных скал, вытянувшихся двумя кряжами, именуемое сейчас Каменными могилами. Оно и соответствует тому летописному «месту каменисту», где стоял лагерем и оборонялся от татар киевский князь Мстислав.

В последующие три столетия, вплоть до XVI века прикальмиусские земли оставались ничейными. Там не было оседлого населения. Появлялись то крымские татары, то кочевники-ногайцы и калмыки. Эти земли были составной частью Дикого поля, занимавшего значительную территорию — все междуречье Днепра и Дона от Северского Донца и до Азовского побережья.

Переселение крестьян из России и Украины в прикальмиусские степи и Приазовье началось в конце XV столетия. Одних сюда привлекали охотничьи угодья и возможность заниматься скотоводством, другие бежали от помещиков, спасались от судебных преследований. Приходили сюда люди и на временные промыслы — рыболовство, пчеловодство, пригоняли на пастбища крупный рогатый скот, овец.

Дикое поле пересекали многие пешеходные тропы и дороги, среди которых первые русские картографы выделили наиболее значительные и включили их в «Книгу Большому Чертежу» — специальное описание к географической карте, составленное около 1627 года.

К числу основных дорог отнесен и Кальмиусский шлях, который шел долиной реки Оскол, пересекал Северский Донец, выходил к верховьям Кальмиуса и далее продолжался по Кальмиусу и вдоль берега Азовского моря до Перекопа. Кальмиусский шлях имел выход и на юго-запад — в верховьях Молочной он вливался в Муравский шлях, который в свою очередь шел от Крымского Перекопа по водоразделу Днепровского и Донского бассейнов до Тулы.

Таким образом, верховья Кальмиуса оказались в зоне важнейшего сухопутного пути из Москвы в Крым, что в последующем оказало свое влияние на развитие Прикальмиусских селений, из которых формировался Донецк.

Первые поселения в Диком поле русское правительство использовало для укрепления своей власти, организовав там погранично-сторожевую службу. В 1579 году специально формируются подвижные отряды для патрулирования по степным шляхам от Миуса до Кальмиуса и Самары.

Опасаясь внезапных нападений крымских татар, правительство утвердило строгий регламент несения службы Дозорными, который гласил: «А стояти сторожем на сторожах, с коней не сседая, переменяясь, и ездити по урочищам, переменяясь же на право и на лево по два человека по наказам, каковые им наказы дадут воеводы. А станов им не делати, а огни класти не в одном месте, коли кашу сварити, и тогды огня в одном месте не класти дважды, а в коем месте кто полудневал, и в том месте не ночевати, а в лесах им не ставится… а которые сторожи не дождавшись себе обмену, с сторожи сойдут… и тем сторожем быти казненным смертью»[5].

Появление постоянного населения в верховьях Кальмиуса и в зоне, тяготеющей к ним, связано с возникновением в конце XVI — начале XVII столетия Запорожской Сечи и освоением запорожскими казаками Кальмиусского водного пути из Днепра в Азовское море.

Запорожская Сечь состояла из семи паланок — своеобразных военно-административных единиц — округов. Самой большой по территории и наименьшей по количеству оседлого населения в XVIII веке была Кальмиусская, занимавшая земли от верховий Волчьей до Приазовского побережья, где в устье Кальмиуса находилась крепость запорожцев Домаха. 60 укрепленных хуторов-зимовников располагалось вдоль Кальмиуса, по рекам Грузской, Торцу и Волчьей. Такая система сторожевых поселений обеспечивала бесперебойность действия водных путей и степных шляхов, была средством связи с соседней паланкой на реке Самаре и через нее с Сечью, городками пограничных донских казаков и с южнорусскими крепостями Тор (Славянск), Бахмут (Арте-мовск), Цареборисов (располагался у впадения Оскола в Северский Донец), составлявшими южную русскую оборонительную линию.

Отражая набеги татар, Кальмиусская паланка приобретала все большее значение в системе Войска Запорожского.

Население хуторов-зимовников было малочисленным, но оно постепенно увеличивалось за счет детей сечевиков, отдельных переселенцев-промысловиков, а также за счет населения Правобережной Украины, которое, спасаясь от жестокого гнета польских панов и местных феодалов, стало все чаще уходить в южные малоосвоенные районы Дикого поля. Поток переселенцев возрос в период освободительной войны украинского народа против польской шляхты в 1648–1654 годах и особенно после нее.

Решающие победы русской армии над Турцией, одержанные во второй половине XVIII столетия, освободили от ханского владычества Крым, южноукраинские земли, Приазовье. Россия получила ранее закрытый для нее выход в южные моря.

Одной из важнейших задач становится хозяйственное освоение земель, присоединенных к России. Из центральных районов России и Украины правительство организует переселение целых уездов. Однако земли Прикальмиусья пока продолжают оставаться ничейными. Здесь еще не было помещиков, а земли, числившиеся «государственным имуществом», никем не управлялись. Только беглые крестьяне, тайно уходившие, из центральных губерний, селились у запорожских зимовников по Кальмиусу или у байрачных лесов близ отрогов Донецкого кряжа.

В апреле 1778 года царствовавшая Екатерина II, учитывая заинтересованность России в освоении земель на побережье Азовского моря и в бассейне Северского Донца, принимает ряд законодательных актов, продолживших начатую ранее колонизационную политику. С этой целью сюда были переселены крымские христиане-греки, армяне, валахи, румыны. Земли в междуречье Кальмиуса и Волчьей были розданы офицерам в виде ранговых дач — крупных земельных участков.

На месте разросшихся за счет беглых крестьян запорожских зимовников, в верховьях Кальмиуса и ниже по его течению, возникают села Авдотьино и Александровна, слобода Григорьевка, деревня Семеновка[6]. Несколько позже создаются помещичьи экономии Карпова, Смолянинова, Нестерова. Крупнейшей землевладелицей стала также княгиня Ливен, на землях которой был построен впоследствии Юзовский металлургический завод и заложены шахты.

Наряду с земледелием, главным образом зернового направления, местные крестьяне продолжают расширять «копание земляного уголья», которое гужевым транспортом сбывается ими в Таганий Рог (Таганрог), Мариуполь, Екатеринослав, Николаев, а также в земли харьковские и курские. Пользовались им в кузницах, различных мастерских, при отоплении. Уголь из кальмиусской зоны находил широкий сбыт, так как стоил он дешевле привозимого из Англии. При этом повсеместно отмечалось высокое качество кальмиусского угля.

Жители сел, расположенных по нижнему течению Кальмиуса, занимались сельским хозяйством и вели весьма оживленную торговлю не только с соседними верховыми селениями Авдотьино, Григорьевкой, Семеновкой, Александровкой, но и с Авдеевкой, Ясиноватой, Скотоватой, Никитовкой, Бахмутом, куда они возили на продажу сельскохозяйственные продукты, главным образом мясо, и где приобретали каменный уголь, строительный лес, металлоизделия, соль.

Так между селениями в долине Кальмиуса возникла торговля. Оживились прибрежные степные шляхи на юг, в Приазовье, к городам Мариуполю, Азову, Таганрогу. Там торговали углем и товарами, доставлявшимися из Средиземноморья.

Геологические исследования, начатые в первой четверти XVIII века Григорием Капустиным, проводились главным образом в бассейне Северского Донца и на Дону. Отмечается также тот факт, что во время возвращения из первого Азовского похода еще в 1696 году, когда Петр I стоял лагерем в этом районе Кальмиуса, сопровождавшие войска казаки принесли и показали государю каменный уголь, который в костре давал очень жаркое пламя. И Петр I будто бы в ответ сказал: «Сей минерал, если не нам, то нашим потомкам зело полезен будет».

В конце 80-х годов XVIII столетия адмиралтейство, будучи заинтересованным в получении топлива для паровых судов, которыми начал оснащаться русский военно-морской флот, направило в Лисичанск под командой инженер-капитана Н. Ф. Аврамова группу матросов для разработки известных там еще со времен Петра I угольных месторождений.

Одновременно с руководством эксплуатационными работами на Лисичанском руднике Н. Ф. Аврамов в 1792–1794 годах по своей инициативе проводит ряд краткосрочных геологических экскурсий по Северскому Донцу, Миусу и Кальмиусу, в ходе которых он пришел к выводу о том, что здесь есть смысл искать уголь.

В связи с начавшимся с 1795 года строительством Луганского литейного завода геологические исследования были продолжены. Руководитель работ И. В. Ильин от окрестностей завода перенес поиски на Донецкий кряж и его предгорья, где им было обнаружено девять точек выходов угля по Донцу, Миусу и вблизи верховий Кальмиуса. Были выявлены также месторождения железных руд и различных строительных материалов.

И все же геологоразведочные работы не получили в последующие годы своего развития, потому что на Луганском заводе не удалось наладить выплавку чугуна. Только в 1820 году по распоряжению департамента горных и соляных дел возобновились поиски полезных ископаемых в слабо изученных районах Донецкого края. Малочисленные поисковые партии, ограниченные в средствах, подчас без простейшего инструмента, работали очень медленно, исследуя небольшие территории.

Летом 1826 года возобновилась разведка у села Зайцево (Никитовка), где местные жители уже с начала столетия сами разрабатывали угольные пласты, залегающие близко к поверхности.

В 1827–1828 годах экспедиция под руководством горного инженера А. И. Оливьери обнаружила в районе Старобешево и севернее несколько угольных пластов. Исследования эти носили тогда маршрутный характер и поэтому не дали цельного представления о геологии обследованной территории.

Полученные материалы, а также последовавшие затем публикации, вызвали интерес к продолжению поисковых работ на Кальмиусе, которые здесь начала в 1832 году экспедиция горного инженера А. Б. Иваницкого.

В своей работе «Геогностическое описание Мариупольского округа», опубликованной в горном журнале, А. Б. Иваницкий дает развернутую геологическую характеристику территории бассейнов рек Кальмиуса и Миуса. Статья иллюстрировалась картой, составленной автором.

Успешной работе поисковых групп, возглавлявшихся А. Б. Иваницким, способствовало наличие в прикальмиусской зоне большого количества мелких шахт — «дудок»[7] близ сел, слобод и деревень Александровки, Алексеевки, Екатериновки, Любимовки, Григорьевки. На этих шахтах, заложенных местными жителями, с помощью простейших инструментов добывался уголь, залегающий неглубоко.

В связи с оживлением работ на Луганском заводе возникла необходимость в качественных флюсовых материалах. Специальная экспедиция по указанию А. Б. Иваницкого несколько месяцев работала в Бахмутском уезде и Мариупольском округе и успешно справилась с поставленной — задачей, отыскав нужные флюсовые месторождения на Кальмиусе. Там же были обнаружены железорудные скопления. Поэтому в 1835 году под руководством горного инженера П. О. Кульшина на Кальмиусе в районе сел Стылы и Каракуба велся поиск и разведка железных руд.

Рост азово-черноморского торгового флота и строительство портов для его обслуживания выдвигали требование создать надежную топливную базу, которой могли бы стать крупные рудники в зоне разведанных угольных месторождений в Донецком крае.

Новороссийский и бессарабский генерал-губернатор И. С. Воронцов взял на службу опытного горного инженера А. В. Гурьева и поставил перед ним задачу — организовать добычу каменного угля для нужд Одессы и Черноморского флота.

А. В. Гурьев на основе материалов прежних геологических разведок остановил свой выбор на верховьях Кальмиуса. В 1841 году он провел здесь детальные исследования, дал оценку месторождению и доказал возможность его промышленной эксплуатации.

Наряду с высоким качеством угля А. В. Гурьев учитывал и ряд других факторов. Так, село Александровка (от нынешнего телецентра до улицы Ленина), находившееся в непосредственной близости от проектируемого рудника, а также ряд других селений, имевшихся в этой зоне, могли обеспечить создаваемое предприятие рабочей силой. Здесь проходили грунтовые дороги в сторону Днепра и Азовского моря, необходимые для транспортировки добытого топлива, а также Кальмиусский водный путь, освоенный и бесперебойно действовавший в период расцвета Запорожской Сечи. Река Кальмиус решала проблему водоснабжения рудника, на котором предполагалось использовать паровые подъемные машины. У помещика Шидловского, которому принадлежала слобода Александровка и все окрестные земли, граф Воронцов арендовал в 1841 году сроком на 30 лет все подземные богатства на площади в 15 тысяч десятин и отдельно участки для поверхностного комплекса рудника.

Первой была заложена центральная шахта Александровского рудника — Гурьевская, а затем две других — Михайловская и Елизаветинская. Гурьевская шахта введена в эксплуатацию в 1842 году. Она имела паровую подъемную машину — первую на Донецком кряже, а также механические мастерские, в которых изготавливался инструмент и оборудование, необходимое для ведения горных работ. Вначале на шахте работало 76 человек. Они добывали в сутки по 18 пудов топлива на человека. Затем, когда ввели в эксплуатацию две другие шахты, количество работающих значительно увеличилось. Отмечалась высокая теплотворная способность александровского угля, его хорошее качество и пригодность для коксования. Уголь получил высокую оценку как топливо для паровых судов, плавающих на Черном море.

Успешно сбывая уголь, Александровский рудник в течение нескольких лет продолжал развивать горные работы и стал самым крупным на юге России. Добыча составляла здесь полтора миллиона пудов угля в год. Но это не удовлетворяло его хозяев. Рудник мог давать до пяти миллионов пудов угля в год, а при некоторой реконструкции его угледобычу можно было увеличить еще значительнее.

Население в прикальмиусской зоне в связи с разработкой угольных месторождений продолжает растили, по данным переписи 1859 года, составляло в селе Александровке 1091 человек, деревне Алексеевке — 320, селе Авдотьино — 280 человек, деревне Любимовке (Окоп) — 106, деревне Николаевке —147, деревне Екатериновке — 81, слободе Григорьевке (Рутченково) —154 человека [8].

Эти сведения неполные. Значительная часть населения, главным образом из числа беглых крестьян, от переписи укрылась и не вошла в приведенные статистические данные.

Доходы хозяев Александровского рудника вызвали у многих местных помещиков стремление заняться добычей угля, умножить свои богатства за счет развития горных промыслов. Но серьезным тормозом было отсутствие транспортных средств.

А. В. Гурьев в 1856 году в докладной записке штабу корпуса горных инженеров указывал, что нельзя ожидать значительного подъема каменноугольной промышленности на юге России без постройки железных дорог. Он также отмечал, что «Уголь… особенно годен на все металлургические работы, в проплавку руд, на выделку железа и рельсов и на отопку пароходов и железных дорог» [9].

Селения по водоразделу Бахмутка — Дурная балка (ныне Куйбышевский и Ленинский районы города Донецка) начали возникать во второй четверти XIX столетия, когда на земле помещиков Смолянинова, Нестерова, Лариной на небольшой глубине был обнаружен каменный уголь. Наряду со многими появившимися здесь крестьянскими угольными разработками, примитивными по устройству, на которых добыча составляла не более 500 пудов угля в месяц, помещики строят крупные рудники[10], рассчитанные на интенсивную промышленную угледобычу. Землевладелец Рутченко заложил две угольные шахты (Ленинский район города). Начал угледобычу в своем имении и помещик Карпов (Петровский район Донецка). Шахты, принадлежавшие им, в отличие от крестьянских разрабатывали мощные пласты угля более глубокого залегания, имели значительный подземный комплекс горных выработок, конные или паровые подъемные устройства, транспортно-складское хозяйство.

Руководителями работ на шахтах были горные инженеры, так как в отличие от примитивной угледобычи эксплуатация месторождений на глубине 100–150 метров требовала проходки горизонтальных и вертикальных выработок большой протяженности, постоянного надзора за их состоянием, устройства насосных станций для откачки грунтовых вод на поверхность.

В эти же годы и примерно таким же образом появляются шахты близ Александровского рудника на левом берегу реки Кальмиуса, на землях области Войска Донского. В конце 60-х годов XIX века здесь создается значительный углепромышленный комплекс (ныне Червоногвардейский район города Макеевки).

На рудниках, принадлежащих помещикам, возникали рабочие поселения — колонии. В центре их находились несколько приземистых строений — казарм, оборудованных двухъярусными нарами. Между казармами размещались балаганы, разделенные на небольшие отсеки площадью 6–8 квадратных метров каждый. Но и такого жилья всем не хватало. Шахтеры жили с семьями в землянках и мазанках, густо лепившихся у балаганов и казарм.

В каждом поселке хозяин рудника или предприниматель-торговец открывали магазин-лавку, трактир. Иногда строилась общая баня. Колодцы питьевой воды выкапывались близ бараков и балаганов. Отхожие места и свалки мусора располагались тут же.

Типы жилищ, система застройки при отсутствии каких-либо элементов благоустройства оставались неизменными в кальмиусской зоне и после образования поселка Юзовки вплоть до Великого Октября.

ГЛАВА ВТОРАЯ СТАРАЯ ЮЗОВКА

В селах, расположенных на территории нынешнего города Донецка, старый уклад жизни сохранился до реформы 1861 г да. Крестьяне, оставаясь в зависимости от помещиков, вели свое хозяйство примитивными методами.

На отдельных рудниках и шахтах шла промышленная разработка каменного угля. Однако узость местного рынка, отсутствие железных дорог и ограниченность возможностей перевозки на дальние расстояния сдерживали рост добычи минерального топлива.

Коренные изменения наступили только в пореформенный период, когда на юге страны начал складываться новый промышленный район, основу которого составлял Донецкий угольный бассейн.

Увеличилась добыча каменного угля, развернулось железнодорожное строительство. Через западную часть Донбасса была проложена Курско-Харьковско-Азовская железная дорога, а восточную пересекла Козлово-Воронежско-Ростовская линия.

Вслед за горной развивается и металлургическая промышленность. Возле села Александровки возводится крупный завод (ныне ДМЗ)

История его возникновения такова. Еще до отмены крепостного права царское правительство, используя минеральное топливо, пыталось наладить на Юге выплавку чугуна из местных железных руд. Были построены казенные доменные заводы в Луганске (1800 год), Керчи (1850 год), у села Корсунь Бахмутского уезда (Петровский, 1861 год). Опытные плавки не увенчались успехом. Не удалось организовать доменное производство и на последнем казенном заводе, заложенном уже после крестьянской реформы в Лисичанске (1866 год.)

Царские власти, оказавшись не в состоянии своими силами создать на Юге горнозаводское производство, стали привлекать и поощрять частный капитал.

В 1866 году правительство выдало князю Кочубею концессию на постройку завода по изготовлению железных рельсов из местных материалов. Кочубей не смог собрать в России необходимые средства и организовать акционерное общество. За солидное вознаграждение — 24 тысячи фунтов-стерлингов — он уступил свои права англичанину Джону Юзу.

Юз, бывший управляющий завода Миллвола возле Лондона, заключил с комитетом министров «Договор на образование Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производств и общества железнодорожной ветки от Харьковско-Азовской линии». Этот договор был утвержден русским императором 18 апреля 1869 года.

Правительство безвозмездно уступало Обществу казенные земли с каменноугольными залежами поблизости Харьковско-Азовской железной дороги. В виде субсидии в течение 10 лет предусматривалась выплата премии за изготовленные рельсы на общую сумму в 1,5 миллиона рублей. Предоставлялось право беспошлинного привоза из-за границы оборудования для завода и копей. Кроме того, выдавалась чрезвычайно выгодная ссуда в 500 тысяч рублей на постройку рельсового пути, который должен был соединить завод с общей сетью железных дорог.

Как заметил современник горный инженер И. Фелькнер в своей книге «Каменный уголь и железо в России», «…более щедрых гарантий… придумать трудно… после столь щедрых льгот, дарованных Юзу, едва ли кто-нибудь решится на Юге России затратить свой капитал на железное дело, ибо будет находиться в невыгодном положении, сравнительно с великобританским счастливцем».

Акционерное «Новороссийское общество», с официальным местопребыванием в Англии, обязалось начать выплавку чугуна в январе 1870 года, а прокат рельсов — в апреле 1871 года. Все дела Общества вел директор-распорядитель Джон Юз.

Как указывалось в договоре, завод предполагали построить около сел Александровки, Стылы или Новотроицкого. Остановились на Александровне. Это место указал в 1867 году, еще до появления здесь Юза, крупный горный инженер А. Ф. Мевиус. Экономически обосновывая свой выбор в работе «Будущность горнозаводского промысла на юге России», он писал: «Село Александровка… Завод может быть поставлен не далее 1 версты от угольной копи и, независимо от 3 пластов местных руд, может быть дешево снабжаем рудами с юга и с севера… Село очень значительно и удобно для первоначального размещения рабочих. Кроме того, на первое время вместо закладки своей собственной копи завод может снабжаться углем от арендатора князя Ливена — купца Иванова по цене умеренной».

Летом 1869 года Джон Юз обосновался на хуторе помещицы Смоляниновой, построил кузницу и стал изготовлять инструмент для строительства. Новороссийское общество взяло в свое управление шахты № 1 и 2 князя Ливена, находившиеся на заводской территории. Рудник углубляли, старые штреки расширяли, прокладывали новые, готовились к укладке шахтных рельсовых путей. Вблизи шахт вырыли землянки, в которых разместились наемные рабочие.

В Англии заказали оборудование для завода и шахт, рельсы для железной дороги, которая должны была соединить завод с Курско-Харьковско-Азовской линией (Константиновская железная дорога).

Прошел установленный договором срок начала выплавки чугуна (январь 1870 года), а доменная печь все еще не строилась. В апреле 1870 года правительство предоставило Юзу отсрочку на год, а затем еще на три месяца.

Только в августе 1870 года развернулись строительные работы. К этому времени уже доставили заказанные машины и принадлежности. Из Англии прибыли доменный мастер и квалифицированные рабочие, всего 70 человек, которым Юз платил большое жалованье. Из местного населения нанимали только чернорабочих, каменщиков и плотников.

Завод строился на правом берегу реки Кальмиуса в 7 километрах к югу от села Александровки.

Как сообщал представитель Русского технического общества Л. П. Семечкин, рабочие-строители «были помещены в отвратительных домах и землянках, не защищавших их от суровости климата»[11].

В апреле 1871 года завершили сооружение доменной печи и 21 числа ее задули. На следующий день Юз поспешил отправить в Петербург министру финансов телеграмму: «Имею великое счастье доложить, что плавка руды в первой доменной печи начиналась благополучно вчера, двадцать первого числа, машины и все снаряды действуют превосходно». Однако уже через несколько дней в печи стала образовываться настыль. О положении дел можно судить по выводам комиссии, направленной министерством финансов. Были отмечены серьезные ошибки, допущенные при строительстве завода, низкий уровень его технического оснащения и хищнические методы ведения горных разработок.

Новороссийское общество стало добиваться новой отсрочки пуска завода. В июне 1871 года правительство предоставило англичанам еще 9 месяцев для завершения работ. После этого печь выдули и приступили к ее ремонту. 24 января 1872 года ее снова задули и на следующий день произвели первый выпуск чугуна.

Таким образом, только спустя 2 года после установленного срока (18 января 1870 года) завод смог дать первый чугун. Впервые в России здесь налажено коксовое производство— начали работать 8 коксовальных печей. Строительство продолжалось. 1 января 1873 года вступили в строй пудлинговые печи для передела чугуна в железо, а в сентябре того же года получили первый прокат. Завод стал работать по законченному металлургическому циклу — выплавка чугуна, производство железа, прокат рельсов. Еще в 1872 году открылось движение по Константиновской железной дороге (Константинова — Ясиноватая — Юзовка — Еленовка), тогда же проложили соединительную железнодорожную ветку от завода до станции Юзово (ныне станция Донецк). Металлургический завод был соединен железнодорожной линией с Харьковско-Азовской магистралью и рудными месторождениями у станции Еленовка.

Новороссийское общество в 1871 году арендовало для своих предприятий обширное имение князя Ливена (свыше 15 тысяч десятин) в селе Александровке. Тогда же оно заарендовало и 700 десятин в имении Смоляниновой, а в 1873 году 433 десятины в имении Лариной (по фамилиям землевладельцев были названы отдельные районы возникшего населенного пункта). Здесь же, на правом берегу реки Кальмиуса, англичане приобрели в собственность участок земли в 750 десятин. Эти земли, богатые чистыми спекающимися углями, дававшими замечательный кокс, были куплены за бесценок или взяты в аренду на чрезвычайно выгодных условиях.

Уголь добывали на месте, а руда, хотя и бедная по содержанию железа, доставлялась из месторождений, расположенных всего в 25–40 верстах к югу от завода близ селений Стылы, Каракуба, Александрински и других.

В 1874 году, когда развернулось основное товарное производство — прокат рельсов, на предприятиях Новороссийского общества уже было занято 1806 рабочих. В 1876 году задута вторая доменная печь, и выплавка чугуна превысила 1 миллион пудов в год. По производству металла завод занял первое место в России. Он являлся крупнейшим предприятием на Украине. В. И. Ленин, отметив важнейшие центры фабрично-заводской промышленности в Европейской России, показал, что в 1879 году производство завода, составившее 2 миллиона рублей, вдвое превышало суммарную продукцию всех 33 фабрик и заводов губернского города Екатеринослава[12].

Однако при больших масштабах производства, англичане применяли отсталую технику и широко использовали ручной труд. М. А. Павлов, впоследствии известный ученый-металлург, в 1884 году осматривавший завод, в своей книге «Воспоминания металлурга» позже писал: «В Англии, на родине коксового доменного производства, в то время было много устарелых заводов, отставших лет на 50 от металлургической техники, — вот такой-то завод англичане устроили у нас». Прежде всего отсталым являлось доменное производство; газоуловители, появившиеся еще в 30-х годах XIX века, не применялись, и колошниковые газы не использовались, а выпускались в атмосферу. На заводе построили пудлинговые печи, изобретенные еще в конце XVIII века почти одновременно с прядильными машинами. В то время, когда во всех экономически передовых странах Запада и в самой России развивалась выплавка стали в бессемеровских конверторах и мартеновских печах, на заводе Юза до 1879 года производили только пудлинговое железо и прокатывали из него рельсы, которые служили вдвое меньше, чем стальные.

Шли годы, производство расширялось. В 1879 году построили сталеплавильные мартеновские печи. Вместо железных налажен прокат стальных рельсов. В 1880 году пустили завод огнеупорного кирпича, а ведь еще недавно для первой домны не только кирпич, но и огнеупорную глину везли из далекой Англии. В 1882 году Константиновская железная дорога была продолжена от станции Еленовка на юг до Мариуполя. Предприятия Новороссийского общества получили прямой выход к Азовскому морю.

Росли добыча угля, выжиг кокса и выплавка металла. В 1885 году производство чугуна составило уже 2 миллиона пудов, на заводе было занято 2400, а на шахтах 1200 рабочих. Вокруг завода появились различные мелкие торгово-промышленные заведения — кожевенное, мукомольное и другие.

Во второй половине 80-х годов металлургия Юга России бурно развивалась. Этому способствовала постройка Екатерининской железной дороги, соединившей криворожскую руду с донецким углем. Сооружались новые заводы. Новороссийское общество утратило прежде никем не оспариваемое монопольное положение, англичане вынуждены были совершенствовать производство и поднимать технический уровень своих предприятий. Доменные печи работали уже не на местной, а на богатой железом криворожской руде. С 1885 до 1890 года выплавка чугуна увеличилась в 2,7 раза и превысила 5 миллионов пудов. Численность рабочих достигла на заводе Новороссийского общества 6326 и на шахтах 1773 человека (на всех 63 фабриках и заводах Екатеринослава рабочих насчитывалось вдвое меньше). Великий русский ученый Д. И. Менделеев, совершивший в 1888 году поездку в Донецкий бассейн для изучения природных богатств и состояния угольной промышленности края, после посещения предприятий Новороссийского общества отметил: «Недавняя пустыня ожила, результат очевиден, успех полный, возможность доказана делом».

В 1889 году начал действовать машиностроительный и чугунолитейный завод Боссе и Геннефельда (ныне завод имени 15-летия ЛКСМУ). Это был один из четырех, существовавших в России до Октябрьской революции, заводов, изготовлявших горношахтное оборудование. В 1890 году на нем было занято 50 рабочих.

В период промышленного подъема 90-х годов происходил дальнейший рост производства. На Юге уже было 17 металлургических предприятий, но самым крупным по-прежнему оставался завод Новороссийского общества. В 1900 году он выплавил 16,6 миллиона пудов чугуна. Еще в 1892 году проложили телефонную линию, соединившую завод со станцией Юзово.

На Нижегородской промышленной и художественной выставке 1896 года Новороссийскому обществу был отведен отдельный павильон, украшением которого являлась уникальная пальма, изготовленная из куска рельса русскими умельцами-кузнецами А. И. Мерцаловым и Ф. Ф. Шкариным.

Развитие металлургического производства вызвало к жизни ряд мелких предприятий пищевой промышленности. Был пущен также мыловаренный завод, открылась типография с 20 рабочими. Расширился завод Боссе и Геннефельда, в 1900 году на нем работало 210 человек.

В 1869 году с началом строительства завода и шахт Новороссийского общества возник поселок, который слился с шахтерским селением Александровского рудника. В поселке, получившем название Юзовка, в 1870 году проживало 164, а два года спустя — 858 человек. В 1884 году — 5494 жителя, а по переписи 1897 года население ее уже составляло 28 076 человек — больше, чем в любом уездном городе губернии, за исключением Мариуполя.

Большая часть жителей поселка — пришлые из Левобережной Украины и Центральной России. В. И. Ленин приводил Юзовку в качестве примера «…создания новых центров современной фабрикой, которая сразу оттягивает деревенское население тысячами в индустриальные поселки»[13]. Со всех сторон сюда на заработки потянулись разорившиеся крестьяне и ремесленники. Как заявляли на заседании Екатеринославского губернского земского собрания, «люди эти не пользуются даже железной дорогой; они так бедны, что не в силах заплатить… за проезд в 3 классе… Они идут или пешком или на подводах, запряженных тощими лошаденками».

На степных просторах в верховьях реки Кальмиуса линиями огненных языков, вырывавшихся из доменных и коксовальных печей, вырисовывались очертания Юзовки. С самого начала в ней обозначились две части: северная — Новый свет и южная — заводская.

В северной части (в районе нынешнего Центрального универмага), получившей свое название от кабачка «Новый свет», находился базар с лавками (открыт в 1874 году), гостиница, почтовая контора, управление полицейского надзирателя, учрежденное в 1872 году по специальному ходатайству Юза и содержавшееся за счет Новороссийского общества.

В Южной, заводской части, располагались заводские здания, депо, шахты, телеграфная станция, больница с аптекой, школа. Здесь жили служащие завода и шахт, мастера и рабочие. В 1872 году в поселке насчитывалось 126 жилых помещений — домов и балаганов, в 1879 году их число возросло до 300, кроме того, было много землянок.

Юзовка развивалась. В северной части строились дома, в которых жили ремесленники и торговцы. Лучшие здания разместились по четырем сторонам большой квадратной площади, посреди которой протянулся торговый ряд, а дальше шел базар. Здесь же, на площади, в конце 80-х годов появилось деревянное здание цирка. Над всеми этими постройками возвышалась большая каменная церковь, открытая в 1888 году.

Особенно быстро разрасталась южная часть, расположенная по склону степной возвышенности. Наверху протянулась линия благоустроенных домов для 65 семей служащих англичан. Ниже шли дома попроще. Их ряд заканчивался каменным двухэтажным зданием конторы. В стороне стояли дом Юза и больница. А вокруг беспорядочно рассыпались многочисленные мастерские, кузницы, склады, жилища рабочих. Недалеко от завода находились балаганы; по берегу реки Кальмиус, на окраинах лепились «каюты».

Балаганы, в которых проживали служащие из местных людей и рабочие, представляли собой длинные, приземистые здания, сложенные из камня «с несколькими жилыми отделениями, большими и малыми… до тесноты наполненными жильцами». Основная масса рабочих ютилась в «каютах» — невзрачных землянках с крышей из земли и мусора, с земляным полом и стенами, забранными деревянными досками или выложенными камнями. «Проникнуть в „каюту“, — писали очевидцы, — можно только спустившись в землю по нескольким ступенькам земляной лестницы; „каюты“ темны и тесны, воздух в них сырой, затхлый и удушливый… Между тем в „каютах“ нередко живут семейные рабочие с грудными детьми».

Старый рабочий завода П. П. Елисеев, прибывший в Юзовку еще в 1882 году, оставил свои воспоминания о жизни в балаганах. На общих нарах размещались 50–65 человек, стены каменные без штукатурки, крыша камышовая, пол земляной. Семейным рабочим, независимо от количества детей, отводилась одна комната, общая кухня на 6 семей. Сырость и неблагоустроенность вызывали многочисленные заболевания и большую смертность среди рабочих и в особенности их детей.

П. П. Завдовеев, проработавший с 1883 года свыше 50 лет на шахте, писал: «В землянках и балаганах с голыми нарами жили горняки. Что то за жизнь была? Страхом несет, когда вспоминаешь о ней».

Только с конца 80-х годов заводоуправление стало строить дома для рабочих — 4-квартирные, с платой по 3 рубля в месяц, и 2-квартирные — по 4 рубля. Однако их было мало, и в 1892 году основная масса рабочих проживала в 160 балаганах и 700 «каютах». В последующие годы в связи с бурным ростом численности населения и требованиями рабочих Новороссийское общество вынуждено было расширить строительство заводских домов. Сотни «кают» были снесены.

Однако жилищные условия оставались чрезвычайно тяжелыми. Специальная комиссия во главе с высокопоставленным чиновником А. Штофом, исследовавшая в 1900 году положение горнорабочих на Юге России, в своем дневнике отмечала, что из 13,5 тысячи рабочих Новороссийского общества только около 6 тысячам человек были предоставлены квартиры и казармы. В казарме, состоявшей из одной комнаты, писали обследователи «живут 24 человека и кухарка; здесь же варят и едят обед, нары сплошные, выносные, часть рабочих спит на дворе и на чердаке помещения»[14]. Сохранились и «каюты». В этих землянках находилось 60 квартир, в каждой из которых проживало до 15 человек. Большинство же рабочих не пользовались и этими заводскими «благами», им приходилось снимать помещения в частных домах, в которых квартирная плата была вдвое выше.

С западной стороны к Юзовке примыкал базар с жилыми домами и лавками, устроенный на земле помещицы Лариной. Недалеко отсюда, но уже на земле другой помещицы — Смоляниновой — при заводской шахте находился горняцкий поселок, который разрастался и со временем слился с Юзовкой.

Водопровода и канализации в поселке не было (воду брали из колодцев, но только 3 были с хорошей водой). Тощая растительность виднелась возле домов мастеров. Единственный сколько-нибудь значительный сад находился при доме Юза, а крутом — выжженная земля. Улицы узкие, одна из главных — Большой проспект — имела всего 8,5 метра ширины. Проезжая часть покрывалась металлургическими шлаками и разными заводскими отходами, от постоянного подсыпания одна поднялась на два с лишним метра. По обе стороны дороги были прорыты глубокие канавы для стока воды. Обстановка создавала гнетущее впечатление. Об этом писала не только губернская пресса, но и газеты Одессы, Харькова и Петербурга В. В. Вересаев, приезжавший к своему брату в 1890 году на Вознесенский рудник (ныне Петровский район Донецка), в своих очерках «Подземное царство» отмечал: «Скучные тут места! Безобразные здания шахт, ряды рабочих землянок, удушливый запах каменноугольного дыма… Черная земля, черные дороги… На всем руднике — ни одного деревца, ни одного кустика»…

Новороссийское общество не желало расходовать средства на благоустройство. И это в то время, когда английские капиталисты получали здесь баснословные, невиданные в Западной Европе барыши. Джон Юз после своей смерти оставил сыновьям состояние, которое оценивалось около 1 миллиона рублей золотом.

Даже печатный орган объединения горнопромышленников Юга России «Южнорусский горный листок» должен был заявить: «Мы не можем не пожалеть, что, несмотря на хорошие средства, администрация завода весьма немного сделала в пользу тех рабочих, трудом и редкими способностями которых завод держится и растет». Даже когда в 1891 году в прилегавшей к поселку балке была возведена большая плотина и устроен глубокий пруд (ныне Первый пруд), имелась в виду не забота о нуждах населения, а водоснабжение завода.

Тяжелые жилищные условия, скученность построек, грязь и отбросы на улицах, базарах, плохая вода создавали антисанитарное состояние в поселке. Люди жили под постоянной угрозой эпидемии. Эпидемия холеры, вспыхнувшая в 1892 году в Бахмутском уезде, сильнее всего поразила Юзовку — 708 больных (из 908 во всем уезде). 313 из них умерли. Эпидемия продолжалась и в 1893 году. В 1896 году свирепствовали брюшной тиф и дизентерия.

Заводская больница, построенная в 1871 году, имела всего 12 коек. К 1892 году их число возросло до 40 и только после эпидемии холеры увеличилось до 100. В больнице обслуживали бесплатно, но попасть на прием было очень трудно, так как было всего 5 врачей. Часто рабочие при заболевании лишались права пользоваться заводской больницей: хозяева их рассчитывали и оставляли на произвол судьбы — сообщал в своем отчете за 1896 год земский врач.

В 1877 году в Юзовке открыли одноклассную народную школу. В ней занималось 54 ученика. Обучение платное — 50 копеек в месяц. «Обстановка далеко не соответствовала своему назначению, но и ей приходилось радоваться», — указывалось в летописи местной Преображенской церкви. Для детей англичан имелась отдельная школа на 35 учеников. Учитель-англичанин получал жалованье в два с половиной раза большее, чем русский учитель. Через 10 лет при значительном росте численности населения количество учеников русской школы увеличилось всего до 100. Занятия проводились в двух старых обветшалых домиках. В 1888 году открыли одноклассную церковную школу, а в 1896 году — вторую церковную, так называемую братскую. Новороссийское общество для заводской школы построило новое каменное здание (ныне находится городское профессионально-техническое училище № 18). Три школы, 15 учителей и 800 учащихся в 1900 году. Для крупного поселка с населением свыше 30 тысяч человек этого было явно недостаточно. А. С. Серафимович, посетивший горнопромышленные предприятия Юга, в рассказе «На заводе» (1899 год) с болью в сердце писал: «Юзовка» — это целый город… с огромными рядами каменных лавок, с кипучей торговой деятельностью, и жители его умирают без медицинской помощи, дети вырастают, не зная грамоты и школы".

В течение двух десятилетий Новороссийское общество вело свои дела на арендованной земле. В 1889 году Юз приобрел имение князя Ливена. Англичане стали собственниками 18 тысяч десятин — самыми крупными землевладельцами во всем Бахмутском уезде.

Новые владельцы повысили плату за сдаваемые в аренду под постройку земельные участки, ввели тяжелое обложение на базаре — без квитанции не продавалась ни одна луковица, ни одна картофелина. В то же время запрещалась продажа каменного угля с соседних рудников, потому что он был дешевле юзовского. Прибыли капиталистов увеличивались, а рабочие по-прежнему бедствовали.

Для иностранцев и местных богачей, имеющих возможность платить высокие членские взносы, создали комфортабельный клуб. Для трудящихся же предназначались многочисленные кабаки, раскинувшиеся по всему поселку.

Но даже в таких условиях жизни рабочий люд тянулся к культуре. При заводе был организован любительский оркестр. "В летнее время по субботам этот оркестр играет на открытой эстраде к удовольствию всего заводского населения, — сообщал Е. М. Гаршин в своем отчете о поездке на Юзовский завод в 1892 году. — Проработавшие до шести часов вечера среди жара и копоти молодые люди находят еще досуг для музыкальных занятий". Ставились любительские спектакли. На площади поселка Новый свет в здании цирка помимо обычных представлений проходили спектакли прибывшей на гастроли украинской труппы.

В начале 90-х годов на левом берегу пруда началась закладка парка (ныне горсад).

Юзовка являлась важным центром фабрично-заводской промышленности. Здесь находились отделение банка, нотариальная контора, поддерживалась международная телеграфная связь. В то же время не было никаких органов местного самоуправления. В отчете Бахмутской уездной земской управы за 1896 год говорилось: "Юзовка есть ни город, ни посад, ни местечко… поселок не имеет никаких общественных учреждений и всецело подчинен своему владельцу… имеется полицейский надзиратель и 20 городовых, содержание которых отнесено за счет завода, а потому вся их служебная деятельность направлена к охране интересов завода, а не жителей". Бахмутская земская управа возбудила ходатайство перед правительством о преобразовании поселков с населением более 5000 человек в города. С требованиями о преобразовании Юзовки в город выступили "Екатеринославские ведомости" (13 июля 1896 года) и другие газеты.

Англичане использовали все свое влияние и сохранили прежнее положение.

Тяжелым и опасным был труд на рудниках и металлургическом заводе. В спертой и удушливой атмосфере шахты забойщик, лежа на боку, отбивал куски угля, которые затем отгребались и накладывались в санки. Саночник волочил уголь к вагончикам, их отвозили лошадьми до шахтного подъема. А. И. Куприн, в 1895–1896 годах живший и работавший в Донбассе, в своем очерке "Юзовский завод" (1896 год) писал: "Трое рабочих, нагие до пояса и черные как негры, отрывали слой угля аршина в полтора вышиною. Они уже проделали довольно длинный ход и теперь сидели в нем скорчившись и с трудом отбивали куски угля". 10–15 лет непосильного труда превращали молодого и здорового рабочего в хилого, страдающего болезнями старика.

На металлургическом заводе у раскаленных до 1500–2000 градусов печей работы выполнялись вручную. Земские обследователи так описывали условия труда: "Рабочие, почти соприкасающиеся с раскаленным металлом, выносят несравненно сильнейший жар и горят в этом пекле день и ночь". Работали на шахте и на заводе в две смены по 12 часов каждая.

В погоне за прибылью капиталисты ни во что ставили жизнь трудового человека. Несчастные случаи с увечьями и гибелью рабочих были обычным явлением. Пострадавшему и его семье ничего не платили. Лишь иногда они получали небольшую подачку. Старый горняк вспоминал, что в 1888 году после того как в шахте на него упала кровля и он пролежал 2 месяца в больнице, ему не уплатили ни одной копейки. Его товарищ ставил крепление в шахте и во время работы отрубил себе палец. Два с половиной месяца он обивал пороги конторы, и все напрасно. Только при поддержке товарищей ему удалось получить у владельца 50 рублей, но с него взяли подписку, что он больше ничего требовать не будет. Такую же сумму получила на заводе вдова с тремя малолетними детьми после гибели мужа на работе.

Номинальная заработная плата рабочих в Донбассе была выше, чем в других промышленных районах страны. Это объяснялось бурным ростом добычи угля, выплавки металла и в связи с этим значительным спросом на рабочие руки. Однако сравнительно высокие заработки получали лишь квалифицированные рабочие, в основном иностранцы. Так, в 1891 году мастера получали до 5 (в 1897 году даже 10) рублей в день, тогда как заработок чернорабочего составлял всего 40 копеек. В это время на заседании Русского технического общества указывалось о положении в Донбассе: "На заводах мы исключительно видим мастеров иностранцев. Факт печальный, что копи Юза 20 лет существуют, но из русских там нет настоящего типа штейгера".

Реальная заработная плата была намного ниже номинальной. Ее урезывали многочисленные штрафы. 28 пунктов заводских правил допускали любой произвол. Штрафовали за опоздание на 5 минут — 5 копеек, на 10–10 копеек, на 15–15 копеек, свыше 15 минут — дневной заработок. За явку без рабочего номера дневная работа не оплачивалась и еще вычитался трехдневный заработок и так далее.

Еще больше усилился произвол, когда стали штрафовать без всяких "правил". В 1900 году комиссия Штофа сообщала: "Табеля взысканий не имеется, но штрафы взимаются, причем по значительно высшим нормам, чем допускается законом"[15]. Ко всему этому прибавлялись всевозможные удержания. Так, на постройку церкви рабочие выплатили 30 тысяч рублей.

Когда же заводу сокращали заказы, как это было в период длительной депрессии 1882–1886 годов, часть чернорабочих увольняли, другим уменьшали расценки, предоставляли работу всего 15–20 дней в месяц. Положение становилось особенно тяжелым.

В жилых помещениях, принадлежавших Новороссийскому обществу, царил казарменный режим. Без разрешения управления рабочий не имел права принять у себя посторонних, знакомых и родных ни днем, ни ночью "на время, более чем для обыкновенного свидания нужное". За нарушение — штраф в размере дневной заработной платы — гласил один из пунктов заводских правил.

Рабочие Юзовки одними из первых в Донбассе поднялись на борьбу против бесчеловечной эксплуатации. В феврале 1874 года шахтеры, получавшие заработную плату почти вдвое меньшую, чем заводские рабочие, потребовали прибавки. Чтобы утихомирить горняков, Юз пообещал выполнить их требования. Оттянув время, администрация в начале апреля объявила, что никакого увеличения заработной платы не будет.

15 апреля 1874 года часть шахтеров забастовала и направилась к заводу, чтобы привлечь на свою сторону рабочих. Юз напоил водкой высокооплачиваемых рабочих-вальцовщиков и натравил их на шахтеров. Под предводительством английских мастеров они напали на стачечников и стали избивать и преследовать их. Но вот вальцовщики остановились, "одни — как бы устыдившись своего дела, другие по причине своего полного охмеления. Тогда англичане сели на лошадей и продолжали дальнейшее преследование… поймав рабочего, они били его какими-то шарами", — сообщал корреспондент из Юзовки в народническом органе "Вперед", выходившем в Лондоне. Стачка была подавлена. На следующий день шахтеры, за исключением бежавших 60 человек, вернулись на работу. По указанию Юза четверо рабочих, "зачинщиков бунта", — Ф. Самаров, ф. Маркеянов, Г. Макаров и С. Гуляев — были высланы на место прежнего жительства.

Задержка заработной платы явилась причиной второй стачки. 26 апреля 1875 года рабочие завода и шахтеры явились в контору и потребовали выплаты им денег. Особое возмущение вызывало то, что иностранцы деньги получили, а местным предложили "вооружиться терпением". На следующий день рабочие снова пришли со своими требованиями. Управляющий отказался их выполнить. Тогда 28 апреля рабочие забастовали. Но и эта стачка носила на себе отпечаток незрелости. Рабочие обрушились на прилегавшие к заводу кабаки и лавки, в которых их нещадно обирали, но заводского имущества не тронули. Местные полицейские силы не могли справиться с волнениями. Только 29 апреля, когда прибыл из уездного города Бахмута исправник с солдатами, стачка была подавлена. Все же 1 мая этого же года Юз вынужден был выдать рабочим зарплату.

В июне 1875 года несвоевременная выплата рабочим денег вызвала новые волнения на заводе. "Недовольство рабочих заводоуправлением составляет здесь явление постоянное и притом, по-видимому, возрастающее", — писала в связи с этой стачкой столичная газета "Биржевые ведомости".

Эти первые стихийные выступления рабочих хотя и закончились поражением, все же способствовали сплочению сил трудящихся и обогащали их опытом борьбы.

5 мая 1887 года выступили шахтеры Рутченковских угольных копей Горного и промышленного общества, принадлежавшего французским капиталистам. Прекратились работы на шахте № 19, а затем и на шахтах № 11 и 18[16]. Забастовали 1500 горняков. Они требовали повышения заработной платы и увольнения некоторых лиц административного персонала, которые обсчитывали рабочих и издевательски относились к ним. Управляющий рудником пообещал выполнить требования рабочих. Однако на следующий день он отказался от своих обещаний.

Возмущенные шахтеры собрались 6 мая в 11 часов вечера и из Рутченково направились в Юзовку, чтобы привлечь на свою сторону заводских рабочих. 1200 человек шли с зажженными шахтерскими лампочками, с кайлами в руках.

Юзу и полиции и на этот раз удалось противопоставить шахтерам некоторую часть высокооплачиваемых заводских рабочих, при поддержке которых 50 вооруженных англичан верхом на лошадях напали на подошедших стачечников и рассеяли их. "Весь день 7 мая и ночь с 7 на 8 мая, — доносил жандармский офицер, — были проведены… в трепетном ожидании нового нападения со стороны рабочих угольных копей"[17].

8 мая в Юзовку прибыл екатеринославский вице-губернатор с двумя батальонами пехоты. 146 человек арестовали, из них 55 предали суду, остальных этапным порядком выслали на прежнее место жительства.

Разобщенность шахтеров и заводских рабочих помогла властям подавить стачку. 10 мая рабочие возвратились на работу. Однако массовый и более организованный, чем ранее, характер выступления шахтеров вынудил предпринимателей пойти на некоторые уступки. Горное и промышленное общество ввело с 1 ноября 1887 года ежемесячную выдачу зарплаты, немного были повышены расценки.

Прошло пять лет, и Юзовка стала ареной еще более значительных выступлений рабочих. Как писал в своих воспоминаниях старый юзовский рабочий П. П. Елисеев:

2 августа 1892 года "на почве непосильной эксплуатации… недостатка продуктов первой необходимости и свирепствовавшей холерной эпидемии, вспыхнул бунт, длившийся три дня". На помощь полицейским прибыли казаки. Их встретили градом камней. Рабочих не остановили залпы боевыми патронами. Разгорелась упорная борьба. Отсталая часть шахтеров начала громить базарные лавки и кабаки на Новом свете. В поселке запылали пожары.

3 августа по тревожным гудкам, раздававшимся с металлургического завода, в Юзовку потянулись шахтеры из 11 окрестных рудников. Рабочие освободили 150 своих товарищей, арестованных накануне. В этом выступлении участвовало 15 тысяч человек. Во главе стояли самые опытные рабочие. Были выставлены конные дозоры, согласованы условные знаки для вызова горняков из соседних шахт. Однако конкретные требования еще не выдвигались.

В Юзовку прибыли 2 батальона пехоты и три сотни казаков. Началась расправа. 500 человек было арестовано, 190 подверглись порке. 4 рабочих приговорили к смертной казни, замененной затем пожизненной каторгой, 62 — к каторжным работам и тюремному заключению на разные сроки.

Эта дикая расправа вызвала гневный протест великого русского писателя Л. Н. Толстого: "Убьют, повесят, засекут женщин, стариков невинных, как у нас в России недавно на Юзовском заводе"[18], — писал он.

Совместные выступления металлургов и шахтеров, вовлечение в борьбу значительного числа рабочих придали стачке упорный характер. Возросло классовое самосознание трудящихся, однако их борьба все еще оставалась стихийной.

С середины 90-х годов XIX века освободительное движение в России вступило в пролетарский этап своего развития. В стране развертывалось "массовое рабочее движение, связанное и идейно и организационно с социал-демократией" [19].

В Юзовке рабочие металлургического завода в начале января 1898 года выдвинули требование о сокращении продолжительности дневной смены на 1 час. Когда же администрация 15 января специальным объявлением подтвердила, что сохраняется прежнее время работы (с 6 часов утра до 7 часов вечера), рабочие явочным порядком стали заканчивать смену в 6 часов. Они действовали организованно, не поддаваясь ни уговорам, ни угрозам. Не помогло и вмешательство местных властей. Дирекция завода вынуждена была признать с 1 февраля 1898 года 10,5-часовой рабочий день. В упорной борьбе сплачивались силы многотысячного отряда юзовских рабочих.

Рабочее движение, развернувшееся в Донбассе в последние годы XIX века, привлекло внимание социал-демократов Екатеринослава, Киева, Ростова-на-Дону, Харькова. В это время в Юзовку приезжал ученик и соратник В. И. Ле-нина И. В. Бабушкин, а также члены особой "Летучей группы", состоявшей из социал-демократов Екатеринослава и Ростова. Летом 1898 года они отпечатали на гектографе листовки в форме писем от имени Донского комитета РСДРП и распространили их в Донбассе.

Участник первых рабочих кружков Юзовки К. Кадигробов в воспоминаниях указывал, что революционные прокламации трудящиеся читали "с жадностью", передавая друг другу до тех пор, пока от масла и грязи их нельзя было читать и разбирать слов.

Распространение революционных листовок ускорило новое выступление рабочих Юзовки.

11 октября 1898 года на предприятиях Новороссийского общества началась стачка. Первыми прекратили работу горняки Центрально-заводской шахты. К ним присоединились металлурги. Главным требованием являлось повышение заработной платы. В Юзовку прибыл с двумя батальонами пехоты и сотней казаков екатеринославский губернатор. Руководители стачки были арестованы, несколько сот рабочих полиция отправила этапом на прежнее место жительства.

Однако борьба продолжалась. Только за 1898 и 1899 годы было проведено 5 забастовок.

Стачечная борьба и революционная пропаганда создали благоприятные условия для возникновения и развития в Юзовке социал-демократической организации. В 1898 году создается марксистский кружок в доменном цехе металлургического завода. Его ядром стала группа передовых рабочих, сформировавшаяся еще в 1896–1897 годах. В нее входили М. Кошеленко (Кошелев), А. Чернов, П. Карагодин, К. Крижановский и другие. Эта группа имела связь с социал-демократами Киева, откуда в адрес М. Кошеленко присылалась революционная литература.

Члены социал-демократического кружка проводили революционную работу в доменном, а затем и в других цехах завода. Они сообща изучали нелегальную литературу, которую получали от Екатеринославского и Донского комитетов РСДРП. Приобретая политические знания, члены кружка вели агитацию среди рабочих, вносили в их ряды социалистическое сознание.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ ЗАРЕ НАВСТРЕЧУ

Новое столетие ознаменовалось для царской России необычайным социальным потрясением — экономическим кризисом 1900–1903 годов, который охватил и промышленные предприятия Юзовки. "Горнозаводской листок" сообщал, что в феврале 1901 года на металлургическом заводе Новороссийского общества из шести доменных печей работало только две.

Несмотря на то что завод находился на привилегированном положении (постоянно получал казенные заказы), он лишь накануне первой мировой войны стал производить металла больше, чем в 1900 году. В прокатном цехе около 80 процентов всего производства составляли рельсы, рельсовые подкладки и накладки, костыли, заказы на изготовление которых Новороссийское общество получало от казны. Однако к производству рельсов управление завода, преследовавшее одну цель — прибыль, относилось недобросовестно. Железнодорожная инспекция, например, в 1912 году забраковала 14 процентов всей изготовленной продукции, тогда как на других заводах Донбасса брак не превышал 2 процента.

Новороссийское общество наряду с полным циклом металлургического производства имело рудники по добыче каменного угля и железной руды, крупные заводы огнеупорного и строительного кирпича, свыше 20,7 тысячи десятин земли, которую обрабатывало наемной рабочей силой, а часть сдавало в аренду крестьянам и домовладельцам.

На плодородных землях было создано несколько экономий. При одной из них находился конный завод, выращивавший тяжеловозных (арденской породы) и ездовых лошадей. Тяжеловозы использовались для работы в шахтах.

К 1900 году в Юзовке и ее окрестностях 30 углепромышленников имели своя шахты. На некоторых из них добывали до 20 миллионов пудов угля в год. Каменноугольные шахты Новороссийского общества, а также рудники Рутченково, Прохоровки, Карповки, Пастуховки, Мушкетово тоже пережили экономический кризис и депрессию. Однако после этого добыча минерального топлива на рудниках увеличивалась быстрее, чем производство металла на заводе. В 1902 году из Мариупольского и Мушкетовского горных округов, шахты которых в основном находились в Юзовке, было отправлено 152, в 1907 году — 227, в 1912 году — 316,5 миллиона пудов каменного угля.

В начале XX века Юзовка — крупный железнодорожный узел, имеющий выход к магистралям, ведущим в центр страны, на правобережье Украины, на Кавказ и в Поволжье. От пяти станций: Юзово, Мандрыкино, Рудничная (Рутченково), Мушкетово, Доля к заводам и рудникам пролегли железнодорожные ветки. Металлургический завод, например, был соединен с двумя станциями — Мушкетово и Юзово. Общая протяженность подъездных и внутризаводских дорог составляла почти 90 верст.

Одновременно с появлением крупных промышленных предприятий в поселке развивалось мелкое частное производство: металлообрабатывающие мастерские, кожевенные и мыловаренные заводы, типографии и так далее.

В поселок направлялись торговцы, ростовщики, предприимчивые кустари. На центральных улицах и вблизи они понастроили трактиры, пивные, бакалейные лавки, различные мастерские. В 1904 году в поселке насчитывалось 176 сапожных, портняжных, столярных и торговых заведений[20].

По воскресным дням в Юзовке собирались большие базары на Сенной площади и на Ларинке. Здесь же два раза в год (весной и осенью) проводились крупные ярмарки, на которые съезжалось много крестьян из окрестных деревень. Торговали скотом, зерном, промышленными и ремесленными товарами, галантереей, сельскохозяйственным инвентарем. Юзовка славилась не только розничной торговлей, но и крупной оптовой.

В 1910 году здесь было 7 типографий и литографий. Постепенно расширялась телефонная сеть, соединившая Юзовку с другими городами и рабочими поселками. К 1910 году она обслуживала уже 220 абонентов вместо 26 в 1904 году.

В Юзовке в это время находились отделения государственного, Азово-Донского и Международного банков, несколько гостиниц и постоялых дворов, почтово-телеграфная контора международного сообщения.

На заводах и рудниках в 1905 году было занято свыше 18 тысяч человек.

На шахтах и заводах Юзовки преобладал ручной труд. Техника безопасности отсутствовала. Поэтому часто в лавах происходили взрывы гремучего газа. Только от одного взрыва в 19.08 году на Рыковском руднике погибло 283 шахтера из 388, находившихся в это время под землей. Комиссия по расследованию катастрофы констатировала, что инженеры, несмотря на то что содержание газа в глухих забоях часто превышало норму, не только не удаляли из них шахтеров, а наоборот, принуждали продолжать работу.

По уровню развития промышленности и торговли, по количеству населения Юзовка по существу была городом;, в котором в 1910 году было 48,4 тысячи жителей (из них 30,7 тысяч мужчин), в 1914 году — 60 тысяч[21]. Однако Юзовка оставалась рабочим поселком (местечком), не имевшим своего городского управления и своего бюджета.

Владельцы Новороссийского общества, фактические хозяева Юзовки, чинили всяческие препятствия переводу ее в разряд городов. В своем "обосновании" на имя Екатеринославского губернатора они писали:

"Не имея никакого самостоятельного значения, поселок Юзовка не имеет и не может иметь самостоятельной жизнеспособности и является фабричным поселком, существующим пока функционирует завод и шахты Новороссийском го общества. Необходимо иметь в виду, что в районе Юзовки, за исключением шахт общества, не имеется горнопромышленных предприятий, которые в силу точно вычисленных запасов угля могли бы продолжить свою работу более 25 лет и лишь Новороссийское общество может считать обеспеченным свое существование на данном месте в течение 50 лет, а затем вызванный к существованию и существующий за счет предприятий поселок неминуемо обречен на запустение".

По описанию современников, Юзовка выглядела жалко и убого. В центре ее, в низине, дымил завод, рядом курилась пыльным терриконом шахта. Поселок был постоянно окутан дымом, гарью, ядовитыми газами из заводских труб, от вечно пылающих доменных и коксовых печей.

К северу от завода протянулась замощенная булыжником главная улица — Первая линия. Эта линия и непосредственно примыкающие к ней еще несколько линий и проспектов составляли так называемую деловую часть поселка — Новый свет, застроенную одно- и двухэтажными зданиями. Здесь находились церковь, полицейский участок, казачьи казармы, конторы, банки, гостиницы "Великобритания", "Дон", "Гранд-отель", магазины и различные кустарные предприятия, частные гимназии, синематографы "Колизей" и "Сатурн", особняки купцов, лабазников и прочих зажиточных людей. Церковную ограду облепляли лавчонки, трактиры, казенные винные лавки. Через пыльную площадь тянулся "обжорный ряд", где продавали всякую снедь.

Левая сторона Первой линии кончалась каменным двухэтажным зданием коммерческого училища (ныне здесь 2-й корпус политехнического института), позади которого простиралась площадь Сенного рынка. Правая сторона тянулась дальше, заканчиваясь одноэтажными каменными зданиями земской больницы (ныне площадь имени В. И. Ленина). Отсюда до деревни Семеновки и до поселка Ветки простиралась степь.

Около Первого пруда находился городской сад с чахлыми акациями и запыленными кустами сирени, с деревянными постройками летнего театра и ресторана.

На юго-западе от завода, на холме, в "английской колонии", за кирпичными заборами в добротных каменных коттеджах и домах жили иностранцы и русские деловые люди.

Здесь были мостовая и тротуары, проведено электричество, даже посажены деревья и цветы, построена "Аудитория" — заводской клуб с большим зрительным залом. Поодаль, над рекой Кальмиусом, разместились дом и парк управляющего заводом. Аллеи акаций сбегали вниз, к пруду. Это был маленький оазис среди моря грязи, пыли. Такой же благоустроенный уголок имелся еще и на Рутченковке вокруг конторы рудника и домов администрации.

В остальной, резко отличавшейся от Нового света и "английской колонии" части Юзовки заводской, прилегавшей непосредственно к заводу и шахтам, среди отвалов шлака и мусора раскинулись стихийно возникавшие рабочие поселки с характерными названиями "Нахаловка", "Шанхай", "Собачевка". Они хаотически застраивались балаганами, хибарками из песчаника и самана, землянками. Ряды этих строений образовывали кривые улочки, по которым в распутицу невозможно было пробраться. Здесь в страшной нищете прозябал рабочий люд. Вблизи жилищ выгребные ямы и мусорные кучи, рои мух и нестерпимое зловоние.

Большинство рабочих, как правило, спали на общих нарах вповалку, в две смены, на грязной постели или просто на тряпье. Такой "порядок", появившийся со времени строительства завода, сохранился до Октябрьской революции. Но капиталисты и таким примитивным жильем не обеспечивали всех рабочих. В 1916 году из 13 тысяч металлургов завода и горняков Центрально-заводской шахты Новороссийского общества три четверти проживало на частных квартирах.

Не лучше было с жильем и у рабочих других предприятий. Горняки Рыковского рудника ютились в землянках частников, сооруженных на 14—16-й линиях (вдоль реки Кальмиуса). Жили артелями по 12–15 человек в одной комнатушке с кухней. В некоторых жилищах на одного человека приходилось менее одного кубического метра воздуха.

Юзовские власти не беспокоились о благоустройстве пролетарского поселка. Базар и улицы были завалены хламом, дороги разбиты. Упряжки лошадей и волов — единственный транспорт. В 1904 году на поселке было 89, в 910 году — 150 извозчиков. В сухую погоду на улицах поднимались тучи пыли, а стоило пройти дождю, как они превращались в трясину, грязь непролазную. На весь поселок в 1913 году было 113 электрических и 2000 керосиновых фонарей.

Трудовое население испытывало острую нужду в питьевой воде. В 1910 году на весь центральный поселок было всего 27 колодцев с ручными насосами. Располагались они вдоль рек Кальмиуса и Бахмутки. Вода рабочим доставлялась водовозами за плату.

Отсутствие водопровода и канализации, вечно грязные дворы и улицы, полнейшая антисанитария в жилищах рабочих — все это способствовало возникновению эпидемических заболеваний. Годами не покидала Юзовку холера. Да одна ли холера? Тиф, оспа, дифтерит, скарлатина приходили на смену друг другу; бывали и чумные поветрия. Люди гибли в расцвете сил от туберкулеза и других болезней, от несчастных случаев на заводах и шахтах. Особенно большая смертность была среди детей.

Трудящиеся не всегда могли получить медицинскую помощь. До 1908 года в поселке была лишь одна заводская больница на 120 мест. В разгар эпидемии тифа и холеры екатеринославское губернское земство организовало временную больницу на 10 коек, а также ассигновало средства, на строительство помещения для земской больницы, которая открылась в 1911 году.

К 1918 году в Юзовке работало четыре больницы на 275 коек (включая несколько десятков мест холерного барака). С 1904 по 1910 годы количество врачей увеличилось с 8 до 10, а к 1918 году достигло 18 (в том числе 5 частнопрактикующих). В поселке было еще 23 фельдшера, 5 медсестер. Большой популярностью среди трудящихся пользовался врач-хирург заводской больницы Ф. В. Берви, сын известного русского экономиста и социолога В. В. Берви-Флеровского.

Как уже говорилось выше, владельцы заводов и шахт при заболевании рабочих увольняли их. В начале XX века это стало настолько массовым явлением, что даже екатеринославское губернское собрание выступило против таких действий горнопромышленников.

Не лучше обстояло дело и в области народного образования. В 1904 году на весь центральный поселок имелось 4 начальные школы, в которых училось 800 детей. Только в результате настойчивых требований общественности хозяева завода построили школьное здание с 8 классами для 300 учащихся, часть из которых была из рабочих семей. Местные власти в 1912 году построили на 9-й линии новое трехэтажное школьное здание для так называемой Братской школы, куда принимались дети низших сословий. Позже на рудниках поселка начали функционировать несколько отделений этой школы с небольшим количеством учащихся.

В 1913 году в Юзовке вместе с прилегающими рудниками насчитывалось 11 школ, в которых 56 учителей обучали немногим более двух тысяч детей. Для детей имущих классов были открыты три частные гимназии (мужская и две женских) и коммерческое училище.

В поселке было 4 библиотеки и 1 библиотека-читальня.

В Юзовке имелось каменное здание театра на 2-й линии, деревянное здание летнего театра (в городском саду), деревянное здание цирка (в начале первой линии у стены завода). На каменноугольных рудниках, прилегающих к поселку, были еще четыре клубные сцены. Постоянной театральной труппы в поселке не было, изредка сюда заезжали на гастроли артисты из крупных городов.

О своем тяжелом и изнурительном труде, о мрачной и беспросветной жизни рабочие пели песни и частушки. В них они изливали то, что годами накапливалось на душе. Большой популярностью пользовались "Песня саночника", "Песня коногона", "Песня забойщиков" и другие.

В начале XX века выступления пролетариев поселка становятся более организованными. Несмотря на безработицу во время экономического кризиса в 1900–1903 годах, на предприятиях Юзовки состоялось 9 стачек. Наиболее массовые забастовки произошли на Прохоровском руднике (1900 год) и в двух цехах металлургического завода (1903 год). Выступление рабочих Прохоровского рудника было зверски подавлено царскими прислужниками. 300 шахтеров пропущено сквозь строй и столько же отправлено этапом в Таганрогскую тюрьму. Остальных горняков принудили приступить к работе. Стачка же в механическом к мелкосортном цехах завода, продолжавшаяся шесть дней, закончилась победой рабочих. Администрация обязалась не снижать расценки.

С обострением классовой борьбы в период экономического кризиса социал-демократический кружок завода активизировал свою деятельность. В 1902 году в него вступил рабочий доменного цеха И. П. Лагутенко, впоследствии активный революционер-большевик Юзовки. Члены кружка проводили массовки, распространяли прокламации.

Возникают в Юзовке и новые марксистские кружки: в 1900–1901 годах — поселковый, куда входили интеллигенты и ремесленники, в 1902 году — на рудниках Ветке, Карповском, Лидиевском, Пастуховском, Рыковском, Чулковском. Они получали революционную литературу и Ленинскую газету "Искра"[22].

"Искру" в Донбасс доставлял талантливый пропагандист марксизма Артем (Ф. А. Сергеев), который служил помощником машиниста на Екатерининской железной дороге. Он укреплял связи между марксистскими организациями Донецкого бассейна.

Революционную работу среди горняков Рыковского рудника проводили ветеран рабочего движения организатор и руководитель знаменитой Морозовской стачки 1885 года П. И. Моисеенко и студент-практикант Екатеринославского горного училища П. Прошин, который привозил революционную литературу из Екатеринослава.

Социал-демократические кружки Юзовки много внимания уделяли политическому воспитанию трудящихся. Кружки вошли в состав "Социал-демократического союза горнозаводских рабочих" Юга России, организованного в январе 1902 года. Во главе его находился комитет, а исполнительным органом был "Летучий отряд", возглавляемый революционером-искровцем А. В. Шестаковым. Издаваемые Союзом листовки широко распространялись на предприятиях Юзовки. Так, весной 1903 года было разбросано свыше 3 тысяч листовок. Газета "Искра" тогда писала, что в связи с массовым распространением прокламаций в Юзовке рабочие очень возбуждены и полиция очень встревожена"[23]. Кроме того, в поселке распространялись листовки "Ко всем рабочим металлургического завода Юзовки" и "Ко всем рабочим Юзовского завода", изданные местными социал-демократами.

После II съезда РСДРП среди социал-демократов поселка как и всей страны, развернулась борьба между революционерами-большевиками и оппортунистами-меньшевиками. Заводскую партийную организацию возглавлял С. 3. Голубенко (Спартак) — рабочий-металлист, последовательный искровец. Большевики проводили собрания и массовки.

Весной 1904 года полиция произвела аресты. Был схвачен и С. 3. Голубенко. Чтобы оказать помощь юзовским товарищам, из Екатеринослава приехал Г. И. Петровский, который восстановил заводскую организацию. К концу года она насчитывала до 70 человек. В июле 1904 года в доменном цехе состоялась однодневная стачка против русско-японской войны.

Под руководством большевиков пролетариат Юзовки принял активное участие в революции 1905–1907 годов. Металлурги завода первыми в Донбассе откликнулись на Кровавое воскресенье. Накануне забастовки большевики распространили листовки. Одновременно они развернули: устную агитацию среди металлургов и горняков. Ее активно проводили И. Ф. Обищенко, А. И Степаненко, Ф. В. Заверткин и другие. 16 января рабочие выработали ряд требований и предъявили их администрации завода. Ответ дирекции не удовлетворил металлургов, и они на следующий день объявили забастовку, которая продолжалась три дня.

В дальнейшем большевики укрепляют связи с рабочими завода и рудников и готовят новую забастовку. 22 февраля 1905 года металлурги снова забастовали. Их поддержали горняки, рабочие типографий, ремесленных заведений. Стачка охватила до 18 тысяч человек. Для руководства ею металлурги избрали депутатское собрание (стачечный комитет). Его председателем стал И. Ф. Обищенко, а помощниками А. И. Степаненко, Ф. В. Заверткин, Г. Л. Мащенко. Активное участие в работе собрания принимал Ф. П. Прусаков, революционер-профессионал, прибывший в Юзовку в первой половине января 1905 года. "Будучи хорошо грамотным и развитым человеком, — доносила царская охрана, — он пользовался большим влиянием среди рабочих завода…"

Большевики стремились придать стачке организованный и политический характер. Во время забастовки они неоднократно на заводском дворе проводили митинги, на которых присутствовало до 5—б тысяч рабочих. На митингах выступали члены стачечного комитета. Под их руководством рабочие удалили из завода полицию, выставили пикеты у проходных ворот, чтобы не допустить штрейкбрехеров.

Руководители стачки вручили администрации Новороссийского общества требования рабочих о введении 8-часового рабочего дня, увеличении расценок на 20 процентов, повышении жалованья горнорабочим не менее рубля в день и так далее. 26 февраля последовал ответ администрации, который не удовлетворил металлургов и горняков. Они не приступили к работе. 1 марта к забастовке присоединилось около двух с половиной тысяч шахтеров Рутченковки.

Хотя стачка в Юзовке превратилась во всеобщую, но дружного натиска, единого действия почти 20-тысячного отряда рабочих не получилось. Рабочие предприятий действовали разрозненно. В этом повиннп прежде всего социал-демократическая организация поселка, большинство которой составляли меньшевики. Она не возглавила всеобщей стачки пролетариата Юзовки, не создала единого стачечного комитета. Этим воспользовались горнопромышленники. С помощью полиции и войск они решили задушить забастовку.

На подавление стачки вечером 27 февраля в поселок прибыли вице-губернатор, прокурор окружного суда и начальник жандармского управления. Администрация завода потребовала закрыть предприятия Новороссийского общества, если рабочие не прекратят бастовать. Губернское начальство, опасаясь последствий таких мер, просило министерство внутренних дел повлиять через английское посольство на директора Новороссийского общества. Одновременно военно-полицейские власти сосредоточили в поселке 11 рот пехоты, три эскадрона драгун и сотню казаков.

2 марта вице-губернатор и директор завода потребовали, чтобы металлурги и горняки приступили к работе на следующий день и соблюдали строгий порядок. На улицах Юзовки круглосуточно патрулировали разъезды драгун и казаков.

Собравшись на митинг, рабочие приняли решение "не поддаваться угрозам и продолжать борьбу". Не сломив волю стачечников, администрация Новороссийского общества начала их рассчитывать. К 10 марта все рабочие были выброшены на улицу. За три дня до этого полиция арестовала до 100 человек, в том числе членов стачечного комитета, а часть революционно настроенных рабочих этапом отправила на прежнее место жительства.

В середине марта начался новый прием рабочих. Каждого "бунтовщика" оформляли на предприятие как впервые поступающего. Пропустив через свой фильтр весь состав металлургов и горняков, Новороссийское общество отказало в приеме на работу двум тысячам человек.

Февральско-мартовская забастовка имела большое значение для политического воспитания и закалки трудящихся в борьбе с самодержавием. Вице-губернатор доносил в Петербург, что из всех поездок по подавлению забастовок "самым напряженным состоянием сопровождалась поездка в Юзовку, где пришлось провести 8 суток… В Юзовке первое время было трудно, так как тамошний исправник играл двойную роль: приходя в соприкосновение с рабочими, готов был изобразить попа Гапона, а в то же время на самом деле желал защитить не их интересы, а Юзов"

Весной 1905 года состоялся III съезд РСДРП. Большевики Юзовки, группировавшиеся вокруг партийной организации металлургического завода, на нелегальном собрании заслушали отчет о работе съезда и одобрили его решения.

Правильно оценить политическую обстановку в стране большевикам поселка помогла революционная литература, в частности газета "Пролетарий", получаемая ими от ленинского заграничного центра. 21 августа 1905 года Н. К. Крупская писала Екатеринославскому комитету РСДРП: "Пусть кто-нибудь поскорее съездит в Юзовку… Там есть литература".

Революционную литературу распространяли на предприятиях поселка. 10 октября 1905 года, например, у проходных ворот металлургического завода полиции удалось задержать рабочего С. Л. Гусева, в кармане у которого обнаружили Программу РСДРП, принятую II съездом партии, газеты "Пролетарий" № 1, 3, 8, воззвание "Революционные дни в Черноморском флоте" и брошюру "Наши требования"[24].

С помощью нелегальных изданий большевики воспитывали рабочих в революционном духе, стремились подготовить их к вооруженному восстанию. Однако большевики Юзовки не смогли взять в свои руки руководство поселковой социал-демократической организацией. Засилье оппортунистов-меньшевиков наложило отпечаток на дальнейший ход классовой борьбы в Юзовке.

Меньшевикам, выступившим против решений III съезда РСДРП и одобрившим линию Женевской конференции, удалось ослабить подготовку юзоеских рабочих к решающей схватке с самодержавием.

По примеру многих городов России в Юзовке был создан Совет рабочих депутатов. Первое заседание Совета состоялось 11 декабря 1905 года. На нем, как сообщил печатный орган Совета "Известия Совета рабочих депутатов Юзовского района", присутствовало 50 депутатов с решающим голосом и 30 с совещательным. Обсуждался вопрос о том, как относиться к всероссийской политической забастовке и каким образом избежать голода, грозящего горнозаводским рабочим вследствие приостановки работы рудников и заводов, и тем предотвратить возможность стихийных выступлений, погромов…

Второе заседание состоялось 14 декабря. В нем принимали участие уже 146 представителей. Совет обсудил предварительные итоги сбора средств в фонд помощи безработным. Заседания Совета проходили в здании, расположенном в глубине двора по нынешней улице Кобозева, 2.

Оппортунистическая тактика меньшевиков привела к тому, что Совет рабочих депутатов Юзовки не превратился в орган подготовки вооруженного восстания.

Вопреки действиям меньшевистского Совета, рабочие Юзоеки готовились к вооруженной борьбе с царизмом. По инициативе большевиков на станциях Юзово и Мушкетово были созданы боевые дружины, которые обезоружили жандармов и городовых. 13 декабря боевая дружина станции Мушкетово участвовала в разоружении расквартированной в Ясиноватой роты солдат 280-го пехотного Балаклавского полка.

После подавления декабрьского восстания началось наступление реакции. Но рабочие не прекращали борьбы. Летом 1906 года на предприятиях Юзовки состоялись стачки, которые переросли в схватку с войсками. Бастовали горняки Вознесенского, Карповского, Лидиевского, Рутченковского и Чулковского рудников. Они требовали установления 8-часового рабочего дня и увеличения заработной платы на 20 процентов.

11 июня более тысячи рабочих Карповского рудника с красными флагами и революционными песнями направились в Рутченково. Казаки, выехавшие навстречу, не смогли остановить их. Состоялся многолюдный митинг горняков двух рудников, а после него демонстрация.

15 июля забастовали шахтеры Рутченковского, Лидиевского, Вознесенского рудников. Чтобы быстрее задушить стачку, царские власти арестовали вожаков рабочих. При отправке их на станцию Рутченково горняки напали на конвой, пытаясь освободить своих руководителей. Но в это время на помощь охранникам подоспели два взвода драгун. Произошла схватка, в результате которой было свыше 100 тяжелораненых.

Царское правительство, напуганное размахом революционной борьбы, 27 июля 1906 года образовало временное генерал-губернаторство, в состав которого вошли Бахмутский, Мариупольский и Славяносербский уезды Екатеринославской губернии и Таганрогский округ Области Войска Донского. Местом пребывания генерал-губернатора стала Юзовка. Это повлияло на забастовочное движение. Осенью 1906 года оно затихает. Но не надолго. Уже весной 1907 года борьба снова усиливается. 1 Мая состоялись митинги и демонстрации на рудниках Ветке, Карповском, Лидиевском, Рутченковском, Рыковском и около Центрально-заводской шахты Новороссийского общества. Против рабочих были брошены войска — три роты пехоты, эскадрон драгун, сотня казаков и взвод артиллерии. Чтобы разогнать митинг металлургов и горняков около Центрально-заводской шахты, военно-полицейские власти направили полуроту пехоты и взвод казаков. Рабочие под руководством большевика И. П. Лагутенко встретили войска градом камней. После трех залпов войскам удалось разогнать митинг. Выл убит один рабочий и два тяжело ранены.

В ответ на кровавую расправу в ночь на 2 мая рабочие металлургического завода и Центрально-заводской шахты объявили забастовку. Против забастовщиков выступили местные войска и эскадрон казаков из Макеевки. Прибыл к заводу и карательный поезд из Ясиноватой. Стачка была подавлена.

После третьеиюньского переворота 1907 года страна оказалась в тисках столыпинской реакции. Усилились аресты и репрессии. В ночь на 22 июля царская охранка арестовала делегацию партийной конференции Юзово-Петровского района. Однако оставшиеся на воле социал-демократы восстановили организацию. В 1908 году они оборудовали на Семеновке типографию у рабочего металлургического завода Е. И. Дымченко и издали 20 тысяч экземпляров листовок.

Прокламация призывала горняков и металлургов объявить 1 Мая забастовку. "Этим мы им (врагам народа) докажем, что наша борьба не окончена, она, может быть, еще только начинается"[25]. Прокламация была распространена в Юзовке и разослана в Горловку, Константиновку, Макеевку, Мариуполь.

По призыву большевиков в День международной солидарности трудящихся в 1908 году бастовали горняки Карповского, Пастуховского, Рыковского, Рутченковского, Трудовского рудников, рабочие завода Боссе. Стачки сопровождались митингами и демонстрациями. На руднике Ветке многолюдный митинг состоялся в лесу. На административном здании Пастуховского рудника развевалось красное знамя с надписью "1 Мая".

Решения Пятой конференции РСДРП, состоявшейся в декабре 1908 года, помогли юзовским большевикам развернуть борьбу против меньшевиков. В январе 1909 года состоялось собрание Юзово-Петровского комитета РСДРП, обсудившее вопросы об укреплении подпольной партийной организации и о расширении легальной работы. Комитет обратился к рабочим с призывом вступать в ряды РСДРП. Позже Юзово-Петровский комитет напечатал и распространил еще несколько листовок — "Что же делать?", "Ко всем рабочим", "Товарищи, вот имена негодяев" и другие.

Под руководством большевиков рабочие Юзовки отметили праздник 1 Мая 1909 года. На высокой трубе возле доменных печей металлургического завода реял красный флаг с надписью "1-й Май 1909 года".

В период реакции 1907–1910 годов в Юзовке действовал один из крупных социал-демократических комитетов Донбасса. Он имел типографию, выпускал листовки. В его работе активное участие принимали революционер-профессионал А. Б. Батов, передовые рабочие Е. И. Дымченко, А. И. Славин и другие, Юзово-Петровский комитет имел связь с ЦК РСДРП, а также с парторганизациями Екатеринослава, Харькова, Луганска, Мариуполя, Попасной, Таганрога.

После Шестой (Пражской) Всероссийской конференции большевики Юзовки порвали с меньшевиками и начали вести работу самостоятельно. На помощь оппортунистам прибыл из Екатеринослава меньшевик-ликвидатор. Он пытался примирить их с большевиками и получить мандат и деньги для поездки на августовскую троцкистско-ликвидаторскую конференцию. 2 августа 1912 года на собрании юзовских социал-демократов против выдачи мандата и денег выступила С. Я. Дальняя. Собрание отказалось от участия в работе оппортунистического сборища. Ликвидаторы Юзовки и приехавший ходатай екатеринославских меньшевиков потерпели поражение. Порвав с оппортунистами, большевики создали свой Юзово-Макеевский комитет РСДРП, который возглавил В. Б. Ермощенко. В состав нового комитета вошли А. Б. Батов, Я. В. Залмаев, Ф. Г. Рябцев, Р Я. Терехов.

Юзово-Макеевский комитет развернул агитационно-пропагандистскую работу на заводах и рудниках, используя Для этого легальное общество приказчиков и его библиотеку. где рабочие получали политическую литературу, газету "Звезда". Временами в районе Юзовки распространялось около 900 экземпляров этой газеты. Комитет выпускал листовки, сыгравшие важную роль в организации рабочих на борьбу против самодержавия.

12 апреля 1912 года металлисты и горняки Новороссийского общества, собравшись на митинг, выразили протест против царской расправы на Ленских золотых приисках, потребовали свободы собраний, стачек и отмены смертной казни. 16 апреля машиностроители завода Боссе объявили однодневную забастовку. На другой день они начали сбор средств для вдов и сирот расстрелянных рабочих. Собранные деньги направили семьям погибших через редакцию газетые "Правда", первый номер которой вышел 22 апреля 1912 года.

Пролетариат поселка, горячо приветствуя большевистскую газету, созданную по инициативе петербургских рабочих, старался оказать ей всемерную материальную и моральную поддержку. Трудящиеся Юзовки получали 600 экземпляров Ленинской "Правды"[26].

С помощью рабочих металлургического завода "Правда" поступала в села Александровку и Семеновку. Весной 1914 года Юзово-Макеевский комитет РСДРП на собранные рабочими деньги просил депутата IV Государственной думы Г. И. Петровского выслать до 1000 экземляров газеты с вкладышем "Шахтерский листок".

Идея издания "Шахтерского листка" была высказана В. И. Лениным Г. И. Петровскому. Ее активно поддержали горняки Вознесенского рудника, всего Донбасса. К середине марта 1914 года рабочие Юзово-Макеевского района прислали в фонд листка более ста рублей. Отчислив деньги в фонд листка, группа рабочих Юзовки писала: "Желаем, чтобы "Шахтерский листок" превратился в газету, защищающую ту политическую линию, на которой стоит наша "Правда", пусть путеводным маяком осветит подземелье шахт" [27].

Рабочие Юзовки не только читали и распространяли "Правду", но нередко и сами выступали на ее страницах. Особенно часто писал в газету В. Б. Ермощенко, корреспонденции которого помещались за подписью "Молодой шахтер".

"Правда" сыграла исключительную роль в политическом воспитании трудящихся, в развертывании революционного движения.

В 1913 году бастовали горняки Вознесенского и Рыковского рудников. Самой массовой и организованной была стачка 3500 шахтеров Рыковского рудника, которая началась 15 декабря. Она была подготовлена и проведена местной большевистской группой, входившей в состав Юзово-Макеевского комитета РСДРП. Во время стачки горняки добивались установления 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы, отмены штрафов и так далее. После удовлетворения некоторых из 27 пунктов требований горняки 20 декабря приступили к работе.

Весной 1914 года трудящиеся Юзовки организовали сбор средств в помощь бастующим рабочим Петербурга и Харькова. Направляя собранные деньги в фонд бастующих металлистов Обуховского завода Петербурга, они писали: "Привет Вам, товарищи, из далекого уголка России. Пусть невидимые нити пролетарского единства свяжут нас. Пусть мы будем одно целое, одна семья" [28].

В это время в Юзовке начались массовые репрессии. Были схвачены руководители партийной организации В. Б. Ермощенко, Я. В. Залмаев и другие. Аресты, а потом и массовые мобилизации рабочих, которые проводились в связи с разразившейся первой мировой войной, сильно ослабили деятельность Юзово-Макеевского комитета, пагубно отразились на состоянии производства. Уже в первый месяц войны на каменноугольных рудниках поселка недоставало до 6 тысяч квалифицированных рабочих. Это привело к сокращению угледобычи на 40–50 процентов. Закрылась одна доменная и пять мартеновских печей на металлургическом заводе. Позже число рабочих было пополнено военнопленными, женщинами и детьми. Так, на 1 сентября 1916 года в Юзовском горном округе насчитывалось свыше 29 тысяч рабочих, в том числе 7 тысяч военнопленных и более 3 тысяч женщин и детей.

Имея дешевую рабочую силу, капиталисты стали быстро обогащаться на военных поставках и расширять производство. За 1914–1915 годы владельцы Новороссийского общества на постройку и реконструкцию цехов металлургического завода израсходовали более 2 миллионов рублей.

Получая огромные прибыли на казенных заказах, Новороссийское общество перед первой мировой войной начало строительство нового мартеновского цеха, произвело замену старых доменных печей, электрифицировало котельно-мостовой цех. В 1916 году завод располагал 5 доменными и 21 мартеновской печами с годовой производительностью 18 миллионов пудов чугуна и 16,5 миллиона пудов железа и стали.

Во время первой мировой войны в Юзовке были построены новые предприятия. В 1916 году общество Путиловских заводов в Петрограде срочно перевезло сюда оборудование и вблизи железнодорожной станции Юзово на базе механических мастерских создало свое предприятие. Возникает еще два коксовых завода: Рутченковский на 142 печи и Мушкетовский на 408 печей. В феврале 1917 года начинает выпускать продукцию первый в России азотный завод, построенный на Смолянке.

В Юзовке создается ткацкая фабрика по производству бумажных и шерстяных тканей, узорчатых одеял и так далее. Она также изготовляла спецодежду для шахтеров. Женщины работали как в мастерских, так и на дому. Всего на фабрике было занято около 300 человек.

Если война принесла горнопромышленникам огромные барыши, то рабочим — обнищание и беспрерывные голодовки. С 1914 по 1916 год номинальная заработная плата увеличилась на 60–65 процентов. За это же время цены на продукты питания и товары первой необходимости поднялись до 200–500 процентов.

Рост цен, продовольственный кризис и поражения на фронте революционизировали рабочие массы. Весной 1915 года социал-демократы начали восстанавливать партийные организации. Во второй половине этого года большевики создают Макеевский районный комитет во главе с А. Б. Батовым. Образование единого партийного центра, охватившего большой район от Юзовки до Горловки и Щербиновки, знаменовало собой важный период в организационном и политическом укреплении партийных организаций. В комитет вошла большевистская группа Юзовки, оформившаяся в первой, половине 1916 года. Ее возглавил П. А. Алферов, высланный в Юзовку царским правительством за революционную работу в Петрограде. Деятельность большевиков активизировала работу партийных кружков, которые были на шахтах Юзовки. Особенно отличалась своей активностью большевистская группа Вознесенского рудника.

В поселке действовали и меньшевики. Они в основном оказывали влияние на членов больничных касс и кооперативов, всячески распространяя оборонческие настроения. Разоблачая предательскую политику оппортунистов, большевики Вознесенского рудника напечатали листовку с Циммервальдским манифестом и воззванием "К работницам всех; стран", которую распространили среди шахтеров своего, а также Лидиевского, Рутченковского и Трудовского рудников. На Вознесенском руднике находилась типография, установленная Макеевским большевистским комитетом. Летом 1916 года в ней печатали нелегальную газету "Правда труда" (в целях конспирации большевики выпускали ее как. орган Донецкого комитета РСДРП) В газете были помещены работа В. И. Ленина "Несколько тезисов", подробные информации о Диммервальдской и Кинтальской конференциях, статьи из газеты "Социал-демократ". Эти материалы широко освещали отношение большевистской партии к войне.

Для усиления революционной агитации среди трудящихся и упрочения связи с ними большевики использовали профсоюзы и страховые кассы. Они выступали против меньшевиков, которые стали пособниками буржуазии в создании "рабочих групп" при военно-промышленных комитетах.

Под влиянием революционной пропаганды и в связи с резким ухудшением материального положения рабочих начали вспыхивать стачки. Немногим более чем за полтора года (с весны 1915 по январь 1917 года) на заводах и рудниках Юзовки произошло около двух десятков забастовок. Дважды бастовали горняки Вознесенского, Лидиевского, Рыковского, Пулковского рудников, четырежды — Рутченковского. Главные требования рабочих — повышение заработной платы, отмена штрафов, улучшение условий труда и быта и другие. Часть забастовок закончилась победой рабочих. Например, горняки Рутченково-Чулковских копей акционерного общества, Брикетного завода и Рутченковских рудников, принадлежавших "Русскому провидансу", добились во время февральской стачки 1916 года повышения платы на 5—10 копеек за каждый добытый вагончик угля. Кроме того, шахтеры Рутченково в результате дружной шестидневной забастовки в мае того же года принудили администрацию рудника еще на 10–15 процентов увеличить заработную плату.

Во время стачечного движения горнопромышленники, действуя заодно с полицией, стремились создать единый фронт против рабочих. Царские сатрапы запрещали собрания, запугивали военнообязанных отправкой на фронт, арестовывали активистов. Локаут стал самым распространенным приемом капиталистов при подавлении забастовок. Он давал им возможность освободиться от революционно настроенных рабочих. Несмотря на эти репрессии, рабочие не прекращали революционной борьбы. Горняки Рутченковского рудника, например, первыми в поселке объявили стачку в 1917 году, которая произошла перед Февральской буржуазно-демократической революцией в России.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ЗА ВЛАСТЬ СОВЕТОВ

27 февраля 1917 года в России победила буржуазно-демократическая революция. Царское самодержавие было свергнуто.

Весть о победе Февральской резолюции в Петрограде с радостью была встречена в Юзовке, как и всюду в Донецком бассейне. 3 марта многотысячный общезаводской митинг, созванный в рельсопрокатном цехе металлургического завода по инициативе большевиков, горячо приветствовал свержение самодержавия. На этом же митинге избрали организационный комитет по выборам в Совет, приняли решение разоружить полицию. Повсюду начались выборы в Юзовский Совет рабочих и солдатских депутатов.

К этому времени Юзовка была весьма крупным поселком. К началу 1917 года население его составляло около 60 тысяч человек. Кроме металлургического завода и шахт в Юзовке имелись машиностроительный завод Боссе, металлообрабатывающий завод Путилова, азотный завод, коксовые батареи, кожевенные заводы, обувная фабрика.

Во время выборов в Советы рабочих и солдатских депутатов в Юзовке, как и во многих других городах страны, большинство мест получили меньшевики, эсеры и прочие представители мелкобуржуазных партий и групп.

Случилось это в силу ряда причин. Большевиков, которые после революции вышли из подполья, было немного. К тому же на первых порах они входили в одну социал-демократическую организацию вместе с меньшевиками, а тех в ней было в несколько раз больше.

Выборами в Совет руководил так называемый временный комитет, состоявший из меньшевиков и эсеров. Члены этого комитета не включили в списки избирателей рабочих некоторых близлежащих больших шахт. По утвержденной комитетом избирательной системе, скопированной у исполкома Петроградского Совета, крупные предприятия избирали в Совет на 1000 человек одного депутата, мелкие также одного депутата на 100, 50 и даже 25 рабочих и служащих. Вот и получилось, что такие крупные предприятия, как Рыковская шахта, прокатный, котельный, железнодорожный цехи металлургического завода избрали в Совет по одному большевику, доменщики послали в Совет сочувствующего большевикам своего начальника цеха замечательного металлурга М. К. Курако, активного участника революции 1905 года, а служащие больницы, ремесленники, мелкие кустарные мастерские, различные артели, торговые служащие — меньшевиков, эсеров и их сторонников. К этому следует добавить, что в распоряжении последних находились помещения для собраний, типографии, большие денежные средства. Они издавали три газеты, финансируемые местными коммерсантами, дельцами, капиталистами.

Все это привело к тому, что из 400 депутатов Совета большинство составляли представители соглашательских партий. Первое заседание Совета проходило в Аудитории (ныне заводской клуб имени Ленина по улице Ленина) 5 марта 1917 года. Среди других с яркой революционной речью перед депутатами выступил М. К. Курако. В исполнительный комитет Совета избрали 50 человек, в основном представителей эсеров, меньшевиков, бундовцев, украинских националистов и других мелкобуржуазных и буржуазных элементов. Юзовский Совет разместился в доме до Первой линии, 44 (дом этот не сохранился, сейчас на этом месте находится новое здание).

Приезд В. И. Ленина в Россию, его знаменитые Апрельские тезисы, а затем и решения VII Всероссийской Апрельской партийной конференции легли в основу работы юзовских большевиков. Ленинские указания и партийные решения помогли им ориентироваться в обстановке и верно понять тактику большевистской партии, взявшей курс на перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую.

26 мая 1917 года на собрании большевистской группы Юзовской организации РСДРП обсуждались решения VII Всероссийской конференции (докладывал Я. Залмаев) и было принято постановление, в котором указывалось: "Учитывая невозможность совместной работы в объединенной организации с партийными товарищами, которые идут по стопам революционного оборончества, а не интернационала, мы считаем невозможной дальнейшую работу в объединении…"[29].

Связь с меньшевиками порвало около 50 человек, в том числе Я. Залмаев, Г. Зимин, П. Зимин, М. Толмачев, И. Деревянко, Н. Гаргаев, М. Волосевич, А. Славин, М. Петров и другие.

Так возникла самостоятельная партийная организация — Юзовский комитет РСДРП(б). В комитет оргбюро избрали П. Алферова (председатель), Ф. Зайцева (секретарь), Д. Бирюкова, Д. Корниенко, А. Шишкина, С. Певцову, С. Окунь и других — всего 9 человек. Юзовский комитет РСДРП(б) испытывал большие трудности. "Не было финансовых средств, не было даже помещения для комитета партии, — вспоминает один из руководителей юзовских большевиков Ф. И. Зайцев. — С трудом под условной вывеской союза портных сняли помещение по Первой линии" (теперь дом № 13 по улице Артема).

При комитете юзовских большевиков была создана агитационно-пропагандистская коллегия, руководившая всей массово-политической, а позднее и издательской работой. Комитет обратился с призывом к рабочим Юзовки помочь большевикам создать свою типографию. Начался сбор средств, и вскоре небольшая типография начала работу.

Большевики Юзовки активно боролись с промышленниками и меньшевистско-эсеровским руководством Советов за улучшение положения рабочего класса, за обеспечение прав, завоеванных революцией. По рекомендации большевиков рабочие доменного цеха в конце мая писали в исполком Юзовского Совета: "…Нас все время просили воздержаться, не делать выступлений, и мы покорно подчинялись; нам неоднократно говорили о харьковской конференции, о какой-то комиссии (речь идет о назначенной Временным правительством комиссии для урегулирования конфликтов между рабочими и промышленниками), а результата до сего времени нет, а нам приходится сталкиваться с действительностью, то есть чуть не быть голодными и нагими, так как наш заработок далеко не соответствует настоящей дороговизне…". Рабочие настоятельно просили исполнительный комитет Юзовского Совета поддержать их в борьбе за 8-часовой рабочий день и повышение заработной платы. Однако меньшевистско-эсеровское руководство Совета не спешило помочь металлургам и шахтерам. Оно уговаривало рабочих подождать, идя практически на сговор с промышленниками.

Летом 1917 года поселок Юзовка был преобразован в город, Это было накануне выборов в городские Думы — органы местного самоуправления Временного правительства.

В июне 1917 года Я. Залмаев предложил объединить все силы большевиков Макеево-Юзово-Петровского района, как это было сделано в двенадцатом году. На партконференцию приехало 17 делегатов с решающим голосом и 5 с совещательным. Был избран райком партии, председателем утвердили Я. Залмаева. Конференция наметила меры по дальнейшему развертыванию революционной работы.

Большевики Юзовки беспощадно разоблачали соглашательскую тактику меньшевиков и эсеров. На своем собрании 10 июля 1917 года, обсуждая напряженную обстановку, сложившуюся на металлургическом заводе, большевики отмечали рост недовольства со стороны рабочих политикой исполкома Совета, указывали, что он "бессилен по отношению к дирекции завода". Вместе с тем всюду, где Советы работали в контакте с выбравшими их рабочими, было совсем иначе. Так, например, П. Алферов доложил собранию, что Совет Рыковского рудника совместно с рабочими заставил администрацию удовлетворить их требования и даже добился выплаты 20-процентной надбавки за 1916 год.

Собрание большевиков Юзовки подвергло резкой критике деятельность исполкома Совета. В принятой резолюции указывалось: "Мы, общее собрание социал-демократов-большевиков, будучи в корне несогласными с линией, занятой Советом рабочих и солдатских депутатов, то есть, линией соглашательства с буржуазией, считаем, что Советы рабочих и других депутатов должны быть переизбраны на общих демократических началах…"[30]. Собрание обязало членов партии разъяснить в цехах работающим с ними рабочим существо и причины конфликтов с администрацией и разоблачить соглашательскую тактику эсеро-меньшевистских советов, требуя их переизбрания.

Большевики проводили среди масс очень большую работу: распространяли листовки, газеты, партийную литературу, проводили митинги в цехах завода, на шахтах, предприятиях, организовывали общегородские митинги и так далее.

Борьба большевиков с меньшевиками и другими соглашателями особенно обострилась после событий 25 июня 1917 года. Меньшевистско-эсеровское руководство Юзовского Совета решило в этот день провести демонстрацию в поддержку Временного правительства и наступления на фронте.

Большевики также решили принять участие в этой демонстрации, но под своими лозунгами. Дважды, 19 и 24 июня, Юзовский комитет большевиков обсуждал вопрос о предстоящей демонстрации. Было принято решение войти отдельной колонной. Распорядителем ее утвердили П. Алферова. Распространителями листовок и газет назначили С. Окунь, Д. Бирюкова, А. Славина, С. Певцову, В. Коваля, А. Коваля и других. С речами на митинге поручили выступить Я. Залмаеву, П. Алферову, А. Лернеру. К демонстрации были подготовлены лозунги и транспаранты "Долой войну!", "Вся власть Советам!", "Долой десять министров-капиталистов!"

К колонне рабочих металлургического завода присоединились шахтеры Юзовской, Рыковской, Смоляниновской шахт. Демонстранты прошли по Первой линии до нынешнего почтамта, свернули к плотине между Первым и Вторым прудами и вышли на лужайку, где сейчас парк культуры и отдыха имени Щербакова. Там состоялся митинг. Первыми выступили меньшевики. Они призывали расправиться с большевиками, "вонзившими нож в спину русской революции". Когда Я. Залмаев, П. Алферов направились к трибуне, из толпы меньшевиков и эсеров раздался свист и крики: "Изменники революции! Немецкие шпионы! Позор!.."

Все же руководителю юзовских большевиков — секретарю Макеево-Юзово-Петровского комитета Я. Залмаеву — удалось добраться до трибуны и изложить линию своей партии, а также выразить протест против заранее подготовленной провокации. Конная милиция во главе с эсером Клюевым напала на демонстрантов-большевиков, порвала их знамена и транспаранты, стащила Залмаева с трибуны и арестовала его вместе с другими большевиками и передовыми беспартийными рабочими. Многих участников митинга жестоко избили нагайками.

Другая группа милиционеров во главе со своим начальником меньшевиком Легким совершила налет на помещение Юзовского комитета большевиков (в доме № 13 на Первой линии, сейчас улица Артема, дом № 9). Они уничтожили партийные документы и партийную литературу, выбили стекла, вырвали оконные рамы. Гостей — делегатов Берестово-Богодуховского района, приехавших в Юзовку для участия в демонстрации, арестовали.

Весь революционный Донбасс был глубоко возмущен бандитским нападением на мирную демонстрацию рабочих Юзовки. Юзовский комитет большевиков опубликовал специальную листовку-воззвание "Против погромщиков", в которой указывалось: "У нас нет слов, чтобы передать свое негодование против этого кричащего насилия. Товарищи! Мы призываем всех вас объединиться под красным знаменем революционной социал-демократии, против контрреволюции, черносотенцев, за передачу всей полноты власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Не слушайте клеветников, читайте партийную литературу и вы увидите, кто ваши враги и кто — друзья"[31].

По призыву Юзовского комитета большевиков почти во всех цехах металлургического завода, на многих шахтах, на обувной фабрике и других предприятиях прошли митинги, на которых рабочие высказывали свое негодование по поводу действий соглашателей.

На рабочих собраниях большевики добивались принятия резолюций об удалении с занимаемых постов всех тех, кто являлся организатором провокации и был причастен к нападению на рабочую демонстрацию. В специальную комиссию по расследованию событий 25 июня парторганизация выделила М. Толмачева. По требованию масс руководители эсеро-меньшевистского Юзовского Совета вынуждены были освободить всех арестованных.

Волна репрессий, распространившаяся по стране после расстрела июльской демонстрации в Петрограде, захватила и Донбасс. Эсеро-меньшевистское большинство Юзовского Совета на экстренном заседании, созванном 8 июля, обвинило большевиков в измене родине, потребовало объявить их вне закона и предлагало вывести большевиков из Совета. В поддержку этих мер выступили кадеты, анархисты и все остальные группы от монархистов до союза предпринимателей. Депутатам-большевикам не давали выступать. Обстановка настолько обострилась, что на городском партийном собрании 5 июля 1917 года было решено перевести Макеево-Юзово-Петровский комитет большевиков из Юзовки в более безопасное место.

Тогда же было принято решение издать и распространить листовки, в которых разоблачалась ложь "желтой" прессы, а также опровергались клеветнические измышления сторонников реакции. На близлежащие шахты направлялись большевики для выступлений на рабочих митингах. Так, на Прохоровский рудник были посланы П. Алферов и И. Рыжков, а на Красногороский — М. Толмачев и С. Певцова.

Обстановка, сложившаяся после июльских событий, требовала выработки новой тактики партии, новых лозунгов революционной мобилизации масс. Эту ответственную задачу выполнил VI съезд РСДРП(б).

На VI съезде большевиков Донбасс был представлен 13 делегатами. От Юзовки был Я. Залмаев. Донецкие большевики докладывали съезду о том большом влиянии, какое они завоевали в массах. "По всему Донбассу наши лозунги о войне и организованном захвате земель очень популярны в массе. После событий 3–5 июля организации наши крепнут… Преобладающее влияние имеют большевики, и массы к ним прислушиваются…" [32].

Исходя из указаний В. И. Ленина, VI съезд партии определил курс на вооруженное восстание с целью свержения диктатуры империалистической буржуазии. Лозунг "Вся власть Советам!" был временно снят.

Решения VI съезда партии широко обсуждались большевистскими организациями Донбасса. Партийная организация Юзовки на собраниях 11 и 12 августа заслушала и обсудила доклад Я. В. Залмаева о VI съезде и постановила одобрить его решения, усилить работу среди масс, готовить их к вооруженному восстанию.

Собрание большевиков Макеево-Юзово-Петровского района с участием беспартийных рабочих, обсудив решения VI съезда, горячо приветствовало вождя партии В. И. Ленина и заявило решительный протест против клеветы на партию со стороны буржуазии, меньшевиков и эсеров. В принятой резолюции говорилось: "Мы… обращаемся ко всем товарищам рабочим, солдатам и крестьянам с призывом к быстрейшей организации наших пролетарских полков и к полному отмежеванию от мелкобуржуазных руководителей, которые в единении с контрреволюционной буржуазией предали революцию".

По решению общегородского собрания большевиков Юзовки 21 августа возле шахты Центрально-заводской состоялся пятитысячный митинг рабочих завода и шахт города. На нем собравшиеся потребовали немедленной организации контроля над производством, а в отношении Временного правительства в резолюции записали: "Коалиционную власть, заключающуюся в соглашательстве с буржуазией, которая сначала скрыто, а теперь открыто объявила войну революции, мы признаем безусловно гибельной для страны"[33].

Тем временем буржуазия усиленно готовилась к удушению революции и установлению в стране открытой диктатуры во главе с Корниловым. На Дону энергичную деятельность развернул генерал Каледин.

На партийных собраниях большевиков Юзовки 29 и 30 августа обсуждались вопросы организации Красной гвардии. Представителю большевиков в исполкоме Совета был дан наказ немедленно создать ревком, сформировать и вооружить отряды Красной гвардии. В состав ревкома от большевиков вошел Д. Корниенко, а в агитационную комиссию— Я. Залмаев, П. Алферов и Ф. Зайцев.

Большевистский комитет Юаовки разослал по заводам и шахтам города своих представителей, которые принялись за формирование отрядов Красной гвардии. Образованный при ревкоме штаб заготовил и разослал инструкции, в которых предлагалось "широко открыть запись в Красную гвардию за двумя партийными или комитетскими поручительствами".

В постановлении партийного собрания 16 сентября указывалось, что Красная гвардия бдительно следит за всей политической жизнью и по первому же требованию ревкома отряды являются на место сбора, вооружаются и выполняют задание ревкома. Особое внимание уделялось умению владеть оружием, боевой подготовке красногвардейцев.

Влияние юзовских большевиков на массы усиливалось с каждым днем. О росте их авторитета свидетельствуют резолюции, принимавшиеся на партийных собраниях.

Вместе с тем положение в районе Юзовки, как и в большей части Донбасса, осложнялось тем, что большевикам приходилось вести борьбу не только с меньшевиками, эсерами, бундовцами, но и с буржуазно-националистической Центральной радой, которая в полном контакте с Временным правительством активно содействовала продвижению белогвардейских казачьих войск атамана Каледина.

Юзовские рабочие на митингах требовали от исполкома Совета остановить Каледина, не допускать его войска в пределы Донбасса. Совет бездействовал. В знак протеста против этого 3 октября забастовали рабочие металлургического завода. Волна массовых забастовок поднялась всюду в Донбассе. В Юзовке ускорилось формирование отрядов Красной гвардии, во главе которых стояли большевики Н. Гаргаев, И. Деревянко, Н. Суглицкий, А. Коваль, Е. Архипов и другие.

Большевики принимали все меры к тому, чтобы вооруружить Красную гвардию. Пики, сабли и даже ручные бомбы изготовляли нелегально, кустарным способом. Рабочие завода и рудников Юзовки собирали деньги для закупки оружия. Однако этого оружия было мало, поэтому большевики Юзовки обращались за помощью в Екатеринослав, Харьков, Москву и Петроград. К октябрьским дням в юзовских красногвардейских отрядах насчитывалось несколько сот вооруженных бойцов. В этот период особенно активизировался союзник рабочего класса — беднейшее крестьянство. Юзовский комитет РСДРП на своих заседаниях неоднократно рассматривал крестьянский вопрос, посылал агитаторов в села. В начале октября большевики создали свои организации в Селидово, Авдеевке, Семеновке и других селах.

Рабочие, недовольные деятельностью Советов, требовали перевыборов. Сентябрьские выборы в Юзовский Совет значительно укрепили позиции большевиков. Они уже составляли примерно одну треть Совета. Членами президиума Совета стали руководители юзовских большевиков Я. Залмаев и Ф. Зайцев, а членами исполкома — активные большевики П. Алферов, М. Волосевич, М. Толмачев, И. Лагутенко.

Депутаты Совета — большевики — возглавили борьбу за улучшение экономического положения трудящихся, за политические права рабочего класса.

С целью подавления возможных выступлений Временное правительство по просьбе промышленников сняло с Румынского фронта и послало в Донбасс кавалерийскую дивизию. Под защитой правительственных войск капиталисты обнаглели. Состоявшийся в конце сентября 1917 года в Харькове съезд металлургического союза и конференции горнопромышленников Донбасса приняли ультимативные требования к рабочим и их революционным организациям. Они потребовали, чтобы Советы и профсоюзные организации не вмешивались в дела заводов и шахт, прекратили контроль над производством, грозя в противном случае объявить локаут.

В свою очередь рабочие металлургического завода выдвинули контртребования об увеличении заработной платы. Директор завода ответил на это решительным отказом, нагло заявив, что по вопросу прибавки заработной платы им надлежит обращаться в Лондон, так как там находится главное правление Новороссийского общества.

По постановлению Юзовского комитета РСДРП во всех цехах металлургического завода 16 октября состоялись массовые митинги рабочих. На ультиматум промышленников и действия администрации завода трудящиеся единодушно решили — никаких уступок капиталу! Рабочие котельно-мостового цеха в своей резолюции писали: "Хозяев завода и их доверенных, предъявивших рабочим ультиматум, считаем подлежащими законному суду как разрушителей страны и изменников революции…". Рабочие доменного и коксового цехов заявили еще решительнее: "Всякого рода посягательствам, откуда бы они ни исходили, на заявленные пролетариатом права дадим мощный отпор и не отступим ни на иоту, если даже при этом потребуются жертвы"[34].

Для проведения революционной работы большевики Юзовки создали ряд комиссий: агитационную, пропагандистскую, культурно-просветительную и ряд других. В каждую из них были направлены большевики.

Большую политическую работу в Юзовке вели представители ЦК РСДРП(б). В октябре в городе побывали Г. Петровский, Б. Магидов, Ф. Артем (Сергеев). В своем выступлении на партийном собрании юзовской организации большевиков 23 октября 1917 года Г. И. Петровский говорил: "Если взять в свои руки заводы и разорвать с английским империализмом (имеется в виду с англичанами — владельцами предприятий. Ред.), то технический надзор неминуемо пойдет за пролетариатом, ибо ему выхода не будет, а те, которые не пойдут, их заставит революционная власть пойти…" [35].

25 октября 1917 года залп "Авроры" возвестил миру о начале новой эпохи в истории человечества. II Всероссийский съезд Советов провозгласил переход всей государственной власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и образовал рабоче-крестьянское правительство во главе с Владимиром Ильичем Лениным.

Среди делегатов II съезда Советов было 36 донецких большевиков — представителей наиболее крупных промышленных районов. Пролетарскую Юзовку представлял Я. Залмаев.

Трудящиеся Юзовки с огромным воодушевлением встретили весть о Великой Октябрьской социалистической революции. А соглашатели и националисты открыто перешли в лагерь белогвардейской контрреволюции.

В Юзовке развернулась острая политическая борьба. Уже 27 октября (8 ноября) большевики внесли в Совет проект резолюции о поддержке Октябрьской революции, но реакционное большинство Совета отклонило ее.

На следующий день большевики Юзовки, заслушав на своем собрании доклад Б. М. Магидова, решили применять самые решительные меры к промышленникам вплоть до их ареста, установить революционный порядок на рудниках и заводе, приложить все усилия, чтобы в Совет были избраны люди с большевистскими взглядами, организовать вооружение рабочих, отобрав оружие у капиталистов.

31 октября на заседании Юзовского Совета большевики второй раз поставили вопрос о власти. Они предложили резолюцию, в которой приветствовали II съезд Советов и новое правительство — Совет Народных Комиссаров. Разгорелись острые споры. Эсеро-меньшевистское большинство и на этот раз провалило резолюцию большевиков. Меньшевики и эсеры предлагали прекратить доставку угля из Юзовки в Петроград и для железных дорог, чтобы изолировать столицу. В своей ненависти к пролетарской революции они договорились до того, что якобы захват власти большевиками — провокация и предательство интересов рабочего класса, утверждали, что большевики продержатся не боле двух недель. Особенно старалась газета юзовских эсеров "Клич народа". Она распространяла злостные измышления бульварных буржуазных газет о "зверствах" большевиков, требовала "ликвидации большевистской авантюры" и так далее.

В связи с обстановкой, которая создалась в Юзовском Совете, большевики приняли решение вынести свою резолюцию о поддержке Октябрьской революции и Совета Народных Комиссаров на обсуждение рабочих собраний шахт, предприятий и цехов металлургического завода. Это было единственно правильное решение. Большевистские агитаторы разъясняли рабочим значение Великой Октябрьской социалистической революции и декретов II съезда Советов. Особенно большим успехом пользовались выступления Я. В. Залмаева — делегата II Всероссийского съезда Советов. Рабочие котельно-мостового цеха металлургического завода после доклада Я. В. Залмаева решительно осудили поведение эсеров и меньшевиков. В принятом ими решении говорилось: "Такая резолюция меньшевиков — есть великое преступление против пролетариата… Не раз петроградский пролетариат, не щадя жизни, проливал кровь на баррикадах, усыпая улицы трупами. Честь и слава непоколебимым борцам-петроградцам, павшим борцам — вечная память"[36].

Мастеровые рабочие электрического цеха заявляли, что они объединятся вокруг Петроградского Совета и будут защищать его всеми имеющимися у них силами.

Объединенное собрание горнорабочих, мастеровых и служащих Новосмоляниновского рудника приняло резолюцию: "Приветствуем петроградский пролетариат за то, что он сбросил контрреволюционное правительство и создал истинно народную власть в лице Советов рабочих и крестьянских депутатов" [37]. С ними были солидарны шахтеры Семеновской шахты № 1, Рутченковских копей, рабочие завода Боссе, горняки Афонских и Новогригорьевских копей.

Общегородской митинг рабочих Юзовки, проходивший в народной Аудитории, принял резолюцию, в которой, как сообщали "Известия" Юзовского Совета рабочих и солдатских депутатов от 10 ноября 1917 года, говорилось: "…правительство Керенского развалилось от толчка рабочей, солдатской, крестьянской революции. Мы одобряем ту решительную тактику, которой следует II Всероссийский съезд Советов… Мы не желаем насилий, но заявляем, что всякий, кто идет против наших требований земли, мира… нам не друг, но враг, с которым мы будем бороться всеми имеющимися средствами. Мы будем грудью поддерживать правительство, созданное II съездом Советов…"

Трудовая Юзовка пошла за большевиками. Рабочие требовали переизбрания Совета.

17 ноября 1917 года президиум и исполком Юзовского Совета рабочих и солдатских депутатов были переизбраны. Его председателем стал Я. Залмаев, товарищем председателя П. Алферов, секретарем Ф. Зайцев. Юзовский Совет назначил комиссаров во все учреждения, взял под контроль банки, почту, телеграф, железнодорожную станцию. Штаб Красной гвардии занял на Первой линии дом неподалеку от нынешнего почтамта. Начальником штаба стал Н. М. Гаргаев. Отряды Красной гвардии, руководимые большевиками Н. М. Гаргаевым, И. П. Деревянко, П. А. Евдокимовым, разоружили эсеровскую милицию. Советская власть в Юзовке, как и во всем Донбассе, победила.

Против только что утвердившейся пролетарской власти: выступили Центральная рада и белогвардейские отряды Каледина. Они выставили кордоны вдоль Кальмиуса, не пропуская никого на Донскую сторону, заняли дом англичанина Бальфура, котельно-мостовой цех металлургического завода, Рутченково. Отряд есаула Чернецова захватил Алексеевские рудники. Рыская по шахтерским поселкам, он громил местные Советы и ревкомы, расстреливал большевиков и им сочувствующих.

Одновременно шахтовладельцы и промышленники решили задавить революцию голодом и холодом. Они закрывали предприятия, объявляли локаут, оставляя трудящихся без работы, без средств к существованию. К концу 1917 года капиталисты закрыли 20 рудников, почти все заводы. Добыча угля упала на 50 процентов. Даже добытый уголь не вывозился. Без хлеба остались десятки тысяч шахтеров, металлургов. 2 декабря на собрании большевиков Юзовки Я. Залмаев сделал внеочередное сообщение о том, что в город по требованию горнопромышленников прибыло несколько эшелонов казаков, якобы для охраны шахт и заводов от расхищения, но в действительности с целью разгромить революционные рабочие организации. Большевики Юзовки обязали ревком принять решительные меры по удалению казаков, приступить к формированию и вооружению новых отрядов Красной гвардии. В Петроград был направлен представитель Юзозки большевик Т. Матусевич, который обратился в Совет Народных Комиссаров с просьбой снабдить рабочих Юзовки оружием для борьбы с калединцами.

По указанию секретариата ЦК РСДРП(б) и Совнаркома Народный комиссариат по военным делам направил в адрес Юзовского Совета три вагона с оружием.

5 декабря Юзовский Совет принял резолюцию, в которой в самой решительной форме отвергалась власть. Центральной рады. Единственной властью признавался Всеукраинский съезд рабочих и крестьянских депутатов, а до его созыва — ВЦИК и Совет Народных Комиссаров.

Эскадрон красногвардейцев под командованием Н. Гаргаева разоружил анархистов Шурки Семченко, засевших в усадьбе управляющего заводом Свицына и терроризировавших население города.

19 декабря отряд Красной гвардии металлургического завода под командованием мартеновца А. Коваля выбил казаков из дома Бальфура и котельно-мостового цеха.

Для борьбы с отрядами Каледина и Центральной радой в Юзовке был организован единый штаб Красной гвардии Юзово-Макеевского района, который объединил отряды рудников, сформировал Первый Юзово-Макеевско-Кальмиусский полк и Рутченковский шахтерский батальон. По распоряжению ревкомов в Юзовку послали свои боевые подразделения шахтеры Берестово-Богодуховского, Ясиновского и других рудников. Всего в Юзовке собралось более трех тысяч красногвардейцев, занявших оборону по реке Кальмиусу. Калединцы, начавшие 22 декабря наступление, встретили организованное сопротивление красногвардейцев. Несколько суток отряды рабочих героически сражались с юнкерами и офицерами. На подмогу революционным бойцам спешили рабочие Москвы и Петрограда под командованием чрезвычайного комиссара по борьбе с контрреволюцией на юге В. А. Антонова-Овсеенко, а также шахтерские батальоны Первого донецкого пролетарского полка, сформированного в Никитовке, где находилось Военное бюро ревкомов и Красной гвардии Донбасса. Узнав об этом, юзовские отряды перешли в наступление. Они заняли линию железной дороги на участке Ясиноватая — Щегловка — Мушкетово — Караванная — Ларино и удерживали ее до подхода революционных частей Сиверса.

Исход борьбы Красной гвардии Донбасса с Калединым решили подошедшие на помощь донбассовцам красногвардейские отряды русских рабочих. Совместными силами они Ескоре повели наступление и в боях под Лихой, Миллерово и Ростовом полностью разгромили войска Каледина.

К весне 1918 года Советская власть была установлена в Донбассе повсеместно. Начались первые народнохозяйственные преобразования.

Однако буржуазия и помещики с помощью иностранных капиталистов развязали гражданскую войну. Мирная, созидательная работа трудящихся Донбасса была прервана наступлением кайзеровских войск.

* * *

С победой Великой Октябрьской социалистической революции по всей стране развернулась гигантская работа, направленная на упрочение Советской власти и построение основ социалистической экономики. В нее активно включились и трудящиеся Юзовки. Уже в январе 1918 года по постановлению Президиума ВСНХ началась национализация предприятий Новороссийского общества. На Вознесенском, Рутченковском, Чулковском рудниках были созданы рабочие управления. К 1 марта две трети шахт Юзовки находились в руках народа. Хозяйственной жизнью города руководил областной совет народного хозяйства Донецко-Криворожской республики. Он провел учет запасов сырья и материалов, организовал финансирование предприятий через национализированные банки. Для нужд восстановления предприятий у городской буржуазии было изъято несколько миллионов рублей, введен налог на крупных капиталистов. Городская жизнь стала входить в нормальное русло. Открылись библиотеки и клубы для трудящихся, стали работать школы.

Упрочение Советской власти требовало решительных мер по созданию и укреплению органов защиты пролетарского государства и борьбы с контрреволюцией. По примеру Москвы и Петрограда в Юзовке, как и в других городах Донбасса, создавались отряды народной милиции. Для борьбы с контрреволюцией был образован ревтрибунал. С февраля 1918 года в городе стал функционировать советский суд.

К этому времени Юзовка являлась крупным пролетарским центром с населением 67 ООО человек, из которых 43 ООО составляли рабочие и их семьи.

Юзовская партийная организация, входившая в Макеево-Юзово-Петровскую организацию, насчитывавшую в марте — апреле 1918 года около 3000 коммунистов, была одной из наиболее крупных в Донбассе. Городской комитет партии поддержал решения IV областного съезда Советов Донецко-Криворожского бассейна о всемерном развитии социалистического строительства и призвал всех трудящихся города сплотиться вокруг Коммунистической партии, превратить Донецкий бассейн в оплот Советской власти на Украине.

В день окончания работы VII съезда партии, 8 марта 1918 года, состоялось городское партийное собрание, на котором юзовские коммунисты одобрили решение съезда по вопросу о мире, осудили предательскую позицию троцкистов и бухаринцев.

Коммунисты Юзовки вели непримиримую борьбу с меньшевиками и эсерами. Поскольку эсеро-меньшевистские элементы стремились оказать воздействие на Совет, пытаясь превратить его в свое послушное орудие, городской партийный комитет неоднократно обсуждал вопрос о работе фракции коммунистов в Совете и принимал меры по усилению ее деятельности. Острая стычка юзовских большевиков с соглашателями произошла в марте 1918 года.

20 марта 1918 года, пользуясь ухудшением военно-политического положения на Украине, местная контрреволюция, подстрекаемая меньшевиками, эсерами и националистическими элементами, подняла в Юзовке мятеж. Мятежники захватили центральную телефонную станцию, распространяли провокационные слухи с целью вызвать недовольство Советской властью, сеяли панику. Юзовский комитет РКП(б) мобилизовал рабочих в революционный отряд, который совместно с отрядом милиции обезвредил мятежников. В городе был наведен революционный порядок, приняты меры к укреплению городского Совета и очистке его от соглашателей. Юзовский и два других пролетарских района — Макеевский и Кальмиусский — объединили в один, 3 апреля в Юзовке состоялся I съезд Советов этих районов, на котором был избран межрайонный исполком Советов. В его состав вошло 7 человек, из них 6 коммунистов. Вновь избранный Совет стал активным проводником политики рабоче-крестьянского государства.

С начала 1918 года в Юзовке, как и по всей стране, началось формирование отрядов Красной Армии. К марту 1918 года, когда возникла угроза оккупации Донбасса австро-германскими войсками, эта работа приобрела первостепенную важность.

Большую помощь в создании вооруженных сил республики юзовские партийные органы оказали Чрезвычайному Штабу обороны Донбасса, созданному по решению СНК Донецко-Криворожской республики 4 марта 1918 года для борьбы с надвигающимся врагом.

Коммунисты, побывав по специальному заданию на предприятиях города — заводах, шахтах, — разъяснили рабочим обстановку в стране, провели запись добровольцев в боевые отряды. По всей Юзовке были расклеены воззвания Совнаркома Донецко-Криворожской республики. В одном из них говорилось: "Встаньте же, революционные силы рабоче-крестьянской социалистической республики, встаньте на защиту свободы, на защиту права распоряжаться землею, заводами и фабриками, аппаратом бирж и банков, богатством фабрик, заводов, рудников и обмытых потом полей…

Организуйте, товарищи, отряды Красной гвардии и партизанские отряды!

Организуйте снабжение и продовольствие этих отрядов, отнимайте у врагов всякую крупицу зерна, всякую вещь, которая им может оказаться полезной!

Двигайте боевые самоотверженные эшелоны на фронт, становитесь под ружье!"[38].

Рабочие Юзовки активно вступали в боевые полки. Цементирующей частью их были коммунисты города, которые шли туда по решению Юзовского комитета РКП(б).

Главное командование Красной Армии направило в Донбасс, в том числе и в Юзовку, инструкторов для обучения военному делу, послало вооружение. За короткий срок было создано несколько отрядов из рабочих шахт и завода. В боевую готовность был приведен 1-й Пролетарский Донецкого бассейна полк Красной гвардии, сформированный из шахтеров еще в период борьбы с контрреволюционными отрядами Каледина. Юзовский комитет помог коммунистам Берестово-Богодуховского подрайона скомплектовать три отряда по 200 человек каждый. Все эти отряды были направлены на фронт. Они сражались с австро-германскими захватчиками под Конотопом и проявили себя как высоко дисциплинированные, беззаветно преданные молодому социалистическому государству.

Советское правительство принимало меры к тому, чтобы не допустить врага к богатствам Донецкого бассейна. Еще в 20-х числах марта 3 918 года в штабе Верховного Главнокомандования советскими войсками Украины был разработан план обороны Донбасса, в котором важное место отводилось укреплению Юзовки. Оборону Юзовского района поручили возглавить коммунистам Ш. Грузману и Д. Пономареву.

Началось строительство фортификационных сооружений, опорных пунктов, блокгаузов. Укреплялись мосты. В оборонных работах активное участие принимало население. В самом городе формировалась армия, командующим которой был назначен А. И. Геккер. Создавались отряды из шахтеров Юзово-Макеевских горных районов. Для мобилизации средств на нужды фронта Юзовский комитет РКП(б) и межрайонный исполком ввели чрезвычайный налог на имущество крупных капиталистов и торговопромышленников, конфисковали у них золото, деньги. Одновременно принимались меры к эвакуации ценного имущества. 21 марта 1918 года была учреждена областная эвакуационная комиссия во главе с Ф. А. Артемом, которая разработала план спасения богатств Донбасса от врага.

18 апреля Центроштаб Красной Армии Донбасса отдал по телеграфу приказ всем Советам, ревкомам, частям Красной Армии эвакуировать заводы, запасы угля, металла, оружия, хлеба, ценностей банков, почты, указав при этом, что задержка будет расцениваться "как величайшее преступление перед революцией". Было решено также конфисковать и вывезти частные типографии и бумагу.

Совместными силами юзовская партийная организация и эвакуационная комиссия сумели отправить в тыл оборудование крупных заводов и шахт, ценности. Вывозили запасы продовольствия, военное снаряжение. Уезжали также тысячи шахтеров и их семьи. Десятки эшелонов протянулись через Дебальцево — Зверево на Царицын, на Таганрог — Ростов и через Луганск и Миллерово на Воронеж.

В то время в Юзовку переехали Центроштаб Красной Армии Донбасса и полевой штаб обороны Донбасса. Юзовский комитет рассматривал на своих заседаниях самые насущные вопросы работы этих военных органов. Совместно принимались решения по усилению обороноспособности Юзовского укрепрайона, добывалось оружие для защитников Донбасса. Юзовский Совет вместе с Центроштабом Донбасса налаживал снабжение продуктами населения города, организовывал добычу угля и производства военной продукции на заводах и шахтах.

В средине апреля боевые действия переместились непосредственно в районы Донбасса. Тысячи рабочих Юзовки по призыву коммунистов вступали в боевые отряды, которые влились в регулярные части. Советские вооруженные силы, сдерживая натиск противника, вели тяжелые бои, защищая каждую пядь земли. Но преимущество в численности и вооружении было явно на стороне наступающих австро-германских войск. 22 апреля они заняли Юзовку.

С приходом оккупантов в городе, как и по всей Украине, были восстановлены дореволюционные порядки. Предприятия возвращались капиталистам, земля — помещикам. Захватчики установили режим виселиц и расстрелов. Трудящихся лишили всех прав и свободы, завоеванных Советской властью. Категорически запрещались митинги, собрания, сходки, рабочие организации. Казни без суда и следствия стали обычным явлением. В первую очередь преследовались коммунисты. На заводах и фабриках вводился 12-часовой рабочий день, вновь создавались каторжные условия труда. Многие предприятия закрывались, рабочих увольняли, оставляя без средств к существованию, выбрасывали из квартир.

Подавляющее большинство коммунистов Юзовки ушло в отряды Красной Армии. В городе остались только небольшие группы большевиков. Они создали подпольную организацию. В нее вошли Г. Зимин, Е. Северьянов, И. Боярский, М. Огнев. (М. Петров), С. Епифанов. Председателем Юзовского подпольного комитета большевиков стал Д. Корниенко. Подпольный комитет поставил задачу создать партийные ячейки на предприятиях города, чтобы как можно шире развернуть агитацию среди трудящихся, поднимать их на борьбу против захватчиков. Летом появились партийные ячейки в котельно-мостовом, листопрокатном, электрическом, доменном, мартеновском цехах Юзовского металлургического завода, на шахте Центрально-заводской, а также в заводской больнице.

В июне 1918 года в Юзовку приехали М. Г. Титов (Толмачев) и П. А. Егоров (Евдокимов). Они имели задание организовать работу подпольщиков, а также провести конференцию, которая избрала бы делегатов на готовящийся съезд

Коммунистической партии большевиков Украины. Такую конференцию в Юзовке удалось собрать. Делегатами на съезд были избраны Г. Зимин и Е. Северьянов, которым с большим трудом удалось добраться до Москвы и принять участие в работе съезда.

После I съезда КП Украины Юзовская подпольная организация усилила свою деятельность. В город снова тайно приехали посланцы ЦК КП(б)У М. Г. Титов (Толмачев) и П. А. Егоров (Евдокимов). Через них Юзовский комитет наладил связь с подпольным обкомом партии Донецко-Криворожского бассейна. Теперь в Юзовскую подпольную организацию вошли Г. Зимин, А. Болдырев, А. Коваль, И. Лагутенко, В. Герасько, С. Окунь, С. Ходос. Они организовали подпольный ревком, который стал вести подготовку масс к активной борьбе с оккупантами.

Партийная подпольная организация Юзовки имела значительное влияние в массах и организовала выступления юзовских рабочих против оккупационных властей. Еще весной, 29 мая 1918 года, на заводах и рудниках Юзовки появилось объявление, призывающее к общей забастовке. Рабочие дружно откликнулись на этот призыв. На следующий день все работы в городе приостановились. Оккупационные власти организовали охрану рудников и заводов и объявили, что каждый, кто ведет агитацию в пользу забастовки, будет расстрелян. Но несмотря на угрозы, забастовка с перерывами продолжалась все лето. В июле активно стали выступать трудящиеся металлургического завода. Металлурги требовали установления восьмичасового рабочего дня, повышения заработной платы, заключения коллективного договора. Администрация не хотела выполнять этих требований и многим объявила расчет, надеясь набрать рабочих на других предприятиях. Тогда профсоюз обратился к профсоюзу металлистов Мариуполя с просьбой помочь им в этой борьбе. Металлургов Юзовки поддержали не только трудящиеся Мариуполя, но и Макеевского и Юрьевского заводов.

Борясь с забастовщиками, заводоуправление Новороссийского общества опубликовало извещение о том, что гетман Украины восстановил действие введенного еще в декабре 1905 года закона о наказании за участие в забастовках на предприятиях, по которому участники забастовок наказывались заключением в тюрьму. Администрация и власти "свирепствовали. Стачечников арестовывали, пороли, пытались заставить работать насильно. Но это ни к чему не приводило. Забастовка закончилась в сентябре 1918 года частичной победой трудящихся: повышением тарифных ставок до норм коллективного договора и введением восьмичасового рабочего дня.

Осенью 1918 года борьба украинского народа против немецко-австрийских захватчиков получила еще больший размах. Активное участие в ней приняли трудящиеся Юзовки.

В первую годовщину Октябрьской революции члены общезаводского подрайкома КП(б)У водрузили на одной из труб завода красное знамя с надписями: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", "Да здравствует Всемирный Октябрь!".

В ноябре началась революция в Германии. ВЦИК аннулировал Брестский договор, и советские войска пришли на помощь восставшему народу Украины. Австро-германские оккупанты вынуждены были покинуть донецкие города и села. Ушли они и из Юзовки, оставив вартовские отряды гетмана Скоропадского.

Вскоре южные районы Донбасса, в том числе и Юзовку, захватили белоказачьи отряды атамана Краснова, а затем и части деникинской армии. В городе начался разгул реакции, массовые расстрелы трудящихся. Рабочие организации были запрещены. Шел грабеж населения под видом сбора белья и теплой одежды для белой армии.

Трудовая Юзовка вновь поднялась на борьбу. К ней примкнули рабочие Макеевки, Горловки, Енакиево и других городов. 20 ноября по призыву Юзовского комитета была объявлена политическая забастовка. В тот день около восьми тысяч рабочих обсудили призыв большевиков на городском митинге. На второй день собрался многолюдный митинг на Юзовском заводе, но его разогнали казачьи полки. 23 ноября казаки и охранка (варта) разгромили правление клуба металлистов и углекопов, избили рабочих, находящихся там, расстреляли на месте руководителей забастовки. Обрушились репрессии и на коммунистов. Коммунист Поддубный (В. Герасько) был расстрелян, члены Юзовского парткома А. Коваль, И. Лагутенко, А. Болдырев, Е. Емельянов покинули город и перешли к партизанам, действовавшим на Вознесенском руднике. А подпольный юзовский ревком, во главе которого стоял Ф. Зайцев, продолжал работу. Коммунисты Богачев и С. Кобзенко распространяли большевистскую литературу. Но отважных бойцов партии выследили и заключили в тюрьмы, где они и погибли от рук палачей. С. Кобзенко зверски пытали и уже мертвого повесили около земской больницы.

На помощь юзовским рабочим пришли отряды Красной Армии. В средине марта — начале апреля революционные части дважды занимали Юзовку: один раз на 4 дня, второй раз — более чем на месяц — с 3 апреля по 9 мая 1919 года. За это время в городе стала издаваться "Донецкая правда". Ревком провел выборы в Совет.

Забила ключом жизнь и в партийной организации. Была проведена городская партконференция, на предприятиях создавались партячейки, шла перерегистрация коммунистов, велась широкая агитационная и просветительная работа среди населения. Партийные организации проводили митинги и собрания трудящихся, разъясняли внутреннюю политику Советского государства.

На металлургическом заводе, шахте № 30 (Рутченково), шахте "Евдокимовка" (ныне № 17 треста "Пролетарек-уголь") и других предприятиях появились первые комсомольские ячейки.

Коммунисты Юзовки стремились провести в жизнь решения III съезда КП(б) Украины (март 1919 года) по вопросам партийного и хозяйственного строительства. После освобождения Юзовки торгово-промышленные предприятия города были объявлены собственностью государства, начались работы по восстановлению металлургического завода и рудников. Прошло две-три недели, и шахты начали выдавать уголь.

Но гражданская война продолжалась. Пролетарскому Донбассу угрожали многочисленные враги и главный враг с юга — добровольческая армия Деникина.

По призыву Реввоенсовета Красной Армии Украины в Донбассе проходило формирование рабочих отрядов, которые вливались в боевые соединения Красной Армии. 4 апреля 1919 года ЦК КП(б) Украины объявил всех членов партии мобилизованными на борьбу с Деникиным. В связи с этим Донецкий губком КП(б)У[39] разослал всем партийным; организациям письмо с предложением немедленно провести мобилизацию членов партии. Большая часть коммунистов, из партийной организации Юзовки пошла в армию. Вновь созданные боевые отряды, наскоро обучившись военному делу, шли в бой, беззаветно сражаясь против врагов. Так, отряд юзовских рабочих, насчитывавший в своем составе тысячу человек, вступив в бой с деникинцами под Славянском в мае 1919 года, заставил их отступить и захватил богатые трофеи.

Несмотря на мужество и отвагу, которую проявляли части Красной Армии, отряды рабочих и крестьян, удержать Донбасс не удалось. Махновцы, выступавшие ранее вместе с Красной Армией, открыли фронт белым между Юзовкой и Рутченково, и деникинские части 9 мая 1919 года ворвались в город. Вслед за ними вступили и отряды Шкуро.

Днем и ночью в Юзовке шли повальные обыски. Наказание плетью считалось обычным делом. В гостинице "Великобритания" расположился штаб генерала Май-Маевского, куда с доносами бегали юзовские шпики и провокаторы.

На захваченной территории деникинцы установили режим военной диктатуры. 20 июля 1919 года газета "Большевик" писала: "Расправа с рабочими ужасная. Расстреливают советских работников…достаточно малейшего подозрения, чтобы подвергнуться жестоким наказаниям". В одной из политсводок по Южному фронту сообщалось: "На дороге Юзовка — Мушкетово найдено более 50 трупов рабочих Юзовки. Белые вешали на деревьях заподозренных в большевизме рабочих". Жизнь в городе замерла. Предприятия почти прекратили работу из-за массового ухода рабочих.

Коммунистическая партия организовала подпольную работу и повстанческое движение в тылу деникинцев. Специально для этого ЦК КП(б)У создал Зафронтовое бюро во главе с С. В. Косиором. В начале июля 1919 года по его поручению на работу в Донбасс приехали 83 ответственных работника, в том числе в Юзовку 7 человек. Они помогли создать подпольные райкомы. В одной из информационных сводок Центральному Комитету КП(б)У говорилось: "В Юзовке хорошая подпольная организация…"[40].

Юзовские подпольщики проводили большую политическую работу среди населения: издавали и распространяли газеты, листовки, воззвания. Пламенные слова большевистской агитации находили горячий отклик у трудящихся и поднимали их на решительную борьбу против помещичье-буржуазной диктатуры. Под влиянием большевистской пропаганды многие деникинские солдаты переходили на сторону Красной Армии. Создавались партизанские отряды рабочих, которые выступали против белогвардейцев. Деникинским властям удалось выследить и разгромить некоторые подпольные организации, но справиться со всеми они не могли, ибо большевики черпали силу в поддержке трудящихся.

Под влиянием большевистских организаций рабочие Юзовки принимали активное участие в стачечной борьбе, которая особенно усилилась осенью 1913 года. Забастовки проходили на действующих шахтах города. Деникинские власти для усмирения бастующих высылали специальные карательные отряды жандармерии. Но и это не могло сдержать рост забастовок.

Подпольная работа коммунистов, широкое развитие забастовочного движения ославили деникинский тыл. Это помогло наступающей Первой Конной Армии под командованием С. М. Буденного в конце 1919 года освободить Донбасс. Бои за Юзовку начались 31 декабря 1919 года. Части 12-й стрелковой дивизии Первой Конной армии, наступавшие в направлении железнодорожных станций Ясиноватая— Криничная — Юзово — Доля — Харцызск — Ларино, взяли богатейшие трофеи. На станции Юзово эскадрон кавалерийского полка этой дивизии захватил 2 легких орудия, 2 мортиры, 1 полуторадюймовое орудие и 3 железнодорожных состава. При взятии города части Красной Армии захватили 152 орудия, 2 бронепоезда, около 2 миллионов пудов угля, 10 эшелонов с военным снаряжением. В плен взяли большое количество деникинских солдат. 3 января 1920 года было сообщено об освобождении города Юзовки от деникинцев[41].

Разгром деникинских банд выдвинул важнейшую задачу — восстановление и укрепление Советской власти.

Восстановление Советской власти в Юзовке проходило в острой борьбе. Сразу же после освобождения города группа, состоявшая из партийных работников, откомандированных в Юзовский район, и коммунистов, вышедших из тюрьмы, взяла на себя инициативу создания власти. Но меньшевики, которыми был наводнен Юзовский район и которые стремились к установлению своей власти, оказали сопротивление. Опираясь на рабочих, коммунисты сорвали планы меньшевиков и 6 января 1920 года объявили о создании Юзовского ревкома. В его состав вошли И. Г. Жуковский (председатель), П. М. Ипатов, И. П. Лагутенко и другие. Разместился ревком в доме № 7 по Первой линии и сразу же приступил к решению неотложных вопросов местной жизни. Юзревком организовал в 7 волостях, входивших в Юзовский район, волостные ревкомы: Красногоровский, Старомихайловский, Григорьевский, Ясиноватский, Галициновский, Скотоватский, Авдеевский. В подчинение Юаревкома входил также и Макеевский волревком с центром в городе Дмитриевске (город Макеевка), которому подчинялись Зуевская, Макеевская, Ханженковская, Нижнекрынская, Калиновская, Степано-Крынская, Марьевская, Зеленопольская волости. Для постановки общих задач и информации о работе на местах 10 февраля 1920 года в Юзовке был созван съезд волревкомов, на котором присутствовало 38 человек.

Юзовский ревком функционировал до 15 апреля 1920 года. За это время отделы Юзревкома взяли на учет материальные ценности, организовали погрузку угля и вывоз его в другие города страны.

Много внимания уделялось решению вопросов, связанных со снабжением населения. В результате господства деникинцев Юзовский район был на грани голода: продукты не подвозились, рабочие на протяжении многих месяцев не получали заработную плату, обносились.

Юзревком принял меры против взвинчивания цен на продукты первой необходимости, учел наличие скота, все запасы зерна, монополизировал выпечку хлеба, установил классовый паек. Для снабжения молоком больниц и лазаретов были организованы молочные фермы. Совнархоз, учрежденный как отдел Юзревкома, взял под контроль все предприятия города, провел выборы рабочих правлений на рудниках и заводах; финотдел ревкома опечатал сейфы, перевел ценности всех частных банков в народный банк, аннулировал денежные знаки котрреволюционеров; коммунальный отдел принял меры по учету квартир, снабжению, их углем, налаживанию работы электростанций, решал и другие вопросы жизни города; отдел здравоохранения организовал больницы и аптеки, обеспечил больницы продовольствием, повел настоящую войну против эпидемических заболеваний; отдел народного образования начал организацию работы школ, отменил плату за обучение, подобрал учителей, обеспечил разработку учебных программ и пособий. Предметом особой заботы отдела народного образования было создание приютов для детей, потерявших родителей, и первого детского сада для дошкольников. Работники отдела подыскали помещения для этих учреждений, оборудовали их, организовали специальные курсы для подготовки воспитателей.

Были открыты школы и для взрослых, готовилось открытие народного университета. В начале 1920 года в городе работали 2 клуба, несколько библиотек и кинематографов.

Ревком вел деятельную подготовку к выборам в Советы, которые состоялись в первых числах апреля 1920 года. Трудящиеся города избрали в Советы преданных Советской власти людей, коммунистов, в лице которых они видели организаторов и строителей нового пролетарского государства. Рабочие завода Боссе единогласно постановили: всем заводом подавать свои голоса только за Коммунистическую партию — как единственную защитницу рабочего класса.

В течение января 1920 года в городе восстанавливались партийные ячейки. В феврале были проведены перерегистрация коммунистов и партийная неделя. Состав партийных организаций значительно пополнился. Если 14 января 1920 года в городе на учете было 95 коммунистов, то 17 февраля, когда состоялась районная партийная конференция, ее делегаты представляли уже 414 членов партии[42]. Конференция избрала райком КП(б)У из 7 человек.

Начали работу комсомольская и профсоюзная организации. 7 апреля 1920 года состоялась первая комсомольская конференция Юзовского района, в которой приняли участие 30 делегатов. В состав первого райкома комсомола вошли Холин, Школьников, Шевчук, Медвинская, Морозов и другие. К лету 1920 года в Юзовском районе работало 36 рудничных профсоюзных комитетов, объединивших около 40 тысяч горнорабочих.

Советским, партийным, профсоюзным и хозяйственным органам предстояло разрешить сложные задачи хозяйственного строительства. За период деникинщины экономика пришла в полный упадок, доведена до катастрофического состояния: уничтожены подъездные пути к рудникам, из строя выведены все машины и механизмы. В Юзовке стояли все заводы, в том числе и металлургический. Из 49 крупных шахт 11 были затоплены, остальные не работали. До минимума сократились и ряды рабочих, многие из которых ушли в Красную Армию, а значительная часть переселилась в деревню.

Со всей остротой встала задача возродить экономику города. В условиях топливного голода борьба за донецкий уголь имела жизненно важное значение для молодого Советского государства. На угольном фронте, как и на военном и продовольственном, решалась судьба революции. 31 декабря 1919 года администрация Новороссийского общества бежала вместе с деникинцами. На общем собрании рабочих и служащих было избрано временное управление заводом и рудниками Новороссийского общества. В состав его вошли инженеры В. К. Запорожец, В. Н. Галицкий и рабочий Белокур.

30 января председателем рабочего правления всех предприятий, принадлежавших Новороссийскому обществу, ВСНХ РСФСР назначил бывшего разметчика котельно-мостового цеха коммуниста-революционера М. Г. Титова[43].

По настоянию шахтеров были национализированы многие рудники и на них избраны рабочие управления. В конце февраля 1920 года для эффективного руководства восстановлением шахт Центральное правление каменноугольной промышленности (ЦПКП) создало в Юзовке окружное правление ЦККП, в задачу которого входило возродить шахты города и района.

Вступило в силу утвержденное 3 февраля 1920 года постановление ВЦИК о всеобщей трудовой повинности. В Донбассе стал функционировать губернский комитет по проведению трудовой повинности (губкомтруд). В уездах, в том числе и в Юзовке, были созданы комиссии, которые направляли всех трудоспособных на рудники. Рабочим всех категорий устанавливалось обязательное количество рабочих выходов и нормы выработки.

С 20 февраля по распоряжению Украинского совета трудовой армии угольная промышленность была военизирована, а снабжение шахтеров приравнено к снабжению действующих частей Красной Армии. Советское правительство направило во многие города Донбасса, в том числе и Юзовку, эшелоны с продовольствием и мануфактурой, со строительными материалами.

Боевым оружием политического просвещения и мобилизации масс на борьбу с разрухой стала большевистская печать. В Юзовке издавалась газета "Известия", позже переименованная в "Диктатуру труда". Небезынтересно отметить, что на ее страницах постоянно выступал способный пролетарский поэт Спиридон (это псевдоним члена КПСС с 1918 года С. Н. Погребного). Стихотворения его были посвящены борьбе с Антантой, с белогвардейцами. Одним из первых рабочих авторов Украины С. Н. Погребной обратился к теме восстановления и социалистического строительства[44].

12 марта в город прибыл агитпоезд ВЦИК "Октябрьская революция", возглавляемый М. И. Калининым. В тот же день был проведен многолюдный митинг. Выступая на нем, М. И. Калинин поставил очередные задачи перед трудящимися города. Затем он знакомился с условиями труда и быта горняков, расспрашивал об их нуждах.

В Юзовке, как и во всем Донбассе, царил большой политический и трудовой подъем. По призыву партийной организации сотни и тысячи горожан принимали участие в субботниках и воскресниках. 2 мая 1920 года, в день Всероссийского субботника, тысячи трудящихся города добывали уголь, грузили его в вагоны, ремонтировали железнодорожные пути, наводили порядок на территориях предприятий. По решению Донецкого губкома партии в июле 1920 года на всех промышленных предприятиях города прошли субботники и воскресники в честь II Конгресса Коминтерна. На Юзовском металлургическом заводе в них участвовало около 2500 рабочих, на шахтах Юзовки — около 1200, на Пастуховском руднике работало 139 человек, на Лидиевском — 161. В течение 1920 года только на руднике в Мушкетово работало на субботниках и воскресниках 6969 человек. Они добыли 60 152 пуда угля.

Коммунистические субботники и воскресники имели огромное значение не только для быстрейшего восстановления промышленности, но и для воспитания у рабочего класса коммунистической сознательности, нового отношения к труду. "Коммунистические субботники, — писал В, И. Ленин в своей работе "Великий почин" в июне 1919 года, — необыкновенно ценны, как фактическое начало коммунизма, а это громадная редкость, ибо мы находимся на такой ступени, когда "делаются лишь первые шаги к переходу от капитализма к коммунизму…"[45].

К концу 1920 года трудящиеся Юзовки достигли первых успехов в возрождении промышленности. В октябре на металлургическом заводе восстановили коксовые печи, готовили к задувке домну, начали работать заводские шахты и некоторые рудники города. В это время возникла швейная мастерская, впоследствии ставшая швейной фабрикой имени Володарского. По инициативе коммунистов объединились около пятидесяти портных, чтобы выполнить первый заказ Советской власти — пошить пальто и костюмы для детей сирот, а затем спецодежду для горняков.

Но решать в полную меру вопросы хозяйственного строительства трудящиеся города не могли, гражданская война еще продолжалась. В первой половине 1920 года донецкие города и села страдали от налетов банд Каменюки, Маруси, Яшки Золотого Зуба, которые врывались в рабочие поселки, расстреливали и вешали коммунистов, грабили жителей. Юзовские большевики не расставались с оружием. Они сформировали части особого назначения — ЧОН, которые вели борьбу с бандитами.

Продолжалась борьба с белополяками. В июне пролетарская Юзовка отправила на польский фронт коммунистические отряды, сформированные из коммунистов и комсомольцев. Юзовский комитет комсомола провел "неделю красного добровольчества молодежи". За это время добровольцами в Красную Армию записалось 350 юношей и девушек. Их торжественно проводили на фронт. Рабочие города для польского фронта изготавливали оружие, ремонтировали бронесоставы.

Летом 1920 года из Крыма сделала вылазку тридцатитысячная армия Врангеля. Прорвавшись в июне в район Мелитополя, белогвардейцы непосредственно угрожали Донбассу. В сентябре они на короткое время захватили Мариуполь, ряд населенных пунктов Приазовья. Передовые части врангельцев дошли до станции Доля. Бои развернулись в 25 верстах от Юзовки.

По указанию В. И. Ленина ЦК РКП(б) выделил врангелевский фронт в самостоятельный и создал реввоенсовет Южного фронта. Юзовский партийный комитет во главе с секретарем А. П. Завенягиным организовал оборону города. На металлургическом заводе и в железнодорожном депо оборудовали бронепоезда. По пути возможного продвижения противника жители города рыли окопы, строили блиндажи. В Юзовке провели мобилизацию коммунистов, комсомольцев, членов профсоюзов. Желающих идти на врангелевский фронт оказалось больше, чем требовалось по разверстке. Юзовская партийная организация отправила на фронт 300 коммунистов, Юзовский горносоюз — 148 членов профсоюза. Дружно на борьбу с Врангелем шли комсомольцы. Врангелевские войска были остановлены частями Краской Армии, а затем и полностью разгромлены.

В годы иностранной военной интервенции и гражданской войны трудовая Юзовка внесла свою лепту в дело разгрома внешних и внутренних врагов Советской власти. С окончанием гражданской войны трудящиеся города, закрепив первые успехи в борьбе с хозяйственной разрухой, все силы сосредоточили на восстановлении народного хозяйства.

ГЛАВА ПЯТАЯ КУРС — ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

Наступил 1921 год. Советская страна начинала новый, мирный период своего исторического развития, хотя напряженная классовая борьба еще продолжалась, принимая самые острые формы.

В Донбассе свирепствовали кулацкие банды. По Юзов-скому уезду прошли, зверствуя и издеваясь над населением, отряды Махно. Недалеко от Юзовки появилась банда, именовавшая себя "Сынами обиженных отцов".

Бандиты терроризировали население, убивали коммунистов, комсомольцев. Холодным февральским утром 1921 года были зверски зарублены ехавшие на губернский съезд металлистов делегаты Юзовского металлургического завода большевики Ф. 3. Чикирисов и Г. П. Каменев.

Тела погибших привезли в Юзовку бойцы отряда по борьбе с бандитизмом и с воинскими почестями похоронили в центральном городском сквере, который назвали именем Павших коммунаров. На могиле возложили чугунную плиту со словами:

"Погибли вы, но ваше знамя

И ваша кровь на полотне

Горят над миром всем, как пламя,

Вещая всем о новом дне.

Чикирисов Федот Захарович,

Каменев Григорий П.,

убитые бандитами при поездке по делам Юзовского завода на съезд металлистов в гор. Бахмут в селе Песчаниках в феврале 1921 г.".

Здесь же были погребены замученные бандитами рабочие, ездившие на заготовку продуктов для завода. Об этом рассказывает надпись на могильной плите:

"В борьбе за счастье всего человечества гибнут тысячи пролетариев, но не погибнет ни одна тысячная доля их великого и светлого идеала, за который они борются.

Коваль Андрей Андреевич

Рышкевич Людмила Лазаревна,

задушенные бандитами в селе Платоновне 21 февраля 1921 г.".

Ликвидация бандитизма стала неотложным жизненным делом. Партийные ячейки вооружились. Коммунисты перешли на казарменное положение. Из них были сформированы части особого назначения (ЧОН). В Юзовке организовали коммунистический отряд из 200 человек, который провел и уезде ряд трудных операций. В этой борьбе Юзовская партийная организация потеряла несколько десятков коммунистов[46].

В марте погибли в бою с бандой Фомы Кожи в селе Новобешево 19 бойцов. Их похоронили в сквере Павших коммунаров. Рядом покоится прах коммуниста И. П. Лагутенко, погибшего от рук бандитов 22 сентября 1921 года, и члена Коммунистической партии с 1903 года А. Н. Славина, зверски убитого 1 мая 1922 года. Все это свидетельства ожесточенной классовой борьбы тех лет.

Годы гражданской войны тяжело отразились на экономике города. Шахты были затоплены. Мертвыми стояли домны и мартены металлургического завода, жизнь едва теплилась лишь в некоторых его цехах — подковном, кузнечном, кровельном. Электростанция работала с большими перебоями.

Людей мучил голод. Хлебный паек становился все меньше: 600 граммов рабочему, 400 — жене, 300 — детям. Временами его не выдавали в Юзовке по несколько дней. Спасаясь от голодной смерти, люди уходили в деревню.

Но передовые рабочие выстояли в то трудное время. Они трудились с огромным напряжением физических и духовных сил. Главная тяжесть организаторской работы по борьбе с разрухой и голодом легла на плечи коммунистов.

Юзовская уездная партийная конференция в июне 1921 года в своем постановлении по докладу укома указывала, что партийные ячейки несут ответственность за восстановление промышленности, за выполнение плана добычи угля. "Обязанность комячейки, — говорилось в решении, — поддерживать энтузиазм рабочих, увлекать их своим личным примером" [47].

Партийная организация Юзовки объединяла летом 1921 года 401 члена и кандидата партии. Самой крупной производственной организацией была партийная ячейка металлургического завода, в рядах которой насчитывалось 89 коммунистов. На Новосмоляниновском руднике партийная организация объединяла 67 человек, на Александровском — 53, на Рыковском — 37, на руднике "Ветка" — 24 коммуниста.

В производственных партийных организациях большинство составляли рабочие. Коммунисты трудились самоотверженно, вдохновляя личным примером беспартийные массы. В самое трудное и голодное время на металлургическом заводе и на некоторых шахтах были созданы ударные группы, упорно боровшиеся за восстановление цехов завода и шахт, за повышение производительности груда. Ударная группа на Новосмоляниновском руднике под руководством рабочего — секретаря партийной ячейки И. Филиппова за 4 дня закончила установку канатов, на что обычно затрачивалось 18 суток.

Весной и летом 1921 года Юзовская партийная организация призвала рабочих увеличить добычу угля путем проведения воскресников. В апреле состоялось более 500 воскресников. 70 тысяч рабочих добыли свыше миллиона пудов угля. За успехи на трудовом фронте Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет в мае 1921 года наградил юзовских шахтеров Красным Знаменем.

VI партийная конференция Юзовского уезда в ноябре 1921 года отметила, что парторганизация напрягла все свои силы для спасения шахт и заводов. В резолюции указывалось: "Считать линию, проводимую укомом, правильной… борьбу за сохранение рудников во время продкризиса стойкой и отвечающей заданиям центра" [48].

Восстанавливая промышленность, донецкие рабочие чувствовали постоянную помощь ЦК партии и лично В. И. Ленина.

По указанию В. И. Ленина были приняты меры по улучшению продовольственного снабжения рабочих Донбасса, прежде всего шахтеров. 2 февраля 1921 года В. И. Ленин подписал постановление Совета труда и обороны, которое обязывало Наркомат путей сообщения "выделить 25 паровозов для перевозки продгрузов Донбассу… обеспечить топливом подвозку продгрузов Донбассу и обеспечить минеральным топливом крупорушки, работающие в Донбассе", предоставить право пользования "правительственной ж. д. телефонной сетью для передачи продсводок".

В телеграмме от 10 октября 1921 года, подписанной В. И. Лениным и направленной во все губернские центры страны, отмечалось, что в южном районе создано устойчивое продовольственное положение, и предлагалось "развить широкую агитацию за возвращение на рудники покинувших Донбасс подземных рабочих".

На предприятиях было отменено уравнительное распределение продуктов и введено снабжение в зависимости от выполнения производственной программы. Внедрялась новая тарифная система зарплаты, учитывающая производительность труда и квалификацию.

В ноябрьские дни 1921 года в цехах заводов и на шахтах появился плакат — "Обращение", в котором от имени рабочих горячо одобрялась политика Коммунистической партии и выражалась благодарность трудящихся.

"Чем же мы должны на это ответить? — говорилось в "Обращении". — Наша священная обязанность — напрячь все силы и помочь государству. Помогая ему, мы этим помогаем себе, ибо государство — это мы, а мы — это государство. Поэтому от нас требуется добросовестное отношение к делу… Все зависит от нас самих: если будет интенсивная и плодотворная работа и будет выполняться производственная программа, то, безусловно, мы будем по возможности обеспечены продуктами.

Итак, в добрый час к дружной работе, за победу над врагом нашего государства — разрухой"[49].

Сочетание в труде рабочих революционного энтузиазма и личной материальной заинтересованности становилось необходимым условием восстановления и развития промышленности, важнейшим принципом организации социалистического производства. Этот принцип постепенно внедрялся на предприятиях Юзовки.

В декабре 1921 года в Юзовке было проведено совещание городского и уездного партийно-хозяйственного актива с обсуждением первых итогов работы по-новому.

В докладе председателя уездного профбюро Ф. И. Зайцева отмечалось, что всюду, где введена новая система оплаты труда, производительность выросла. Лидиевская шахта вместо 5–7 тонн давала теперь в сутки до 22 тонн угля.

Но Советская страна испытывала в то время большие экономические и финансовые трудности, переживала тяжелый продовольственный кризис и последовательно обеспечить принцип материальной заинтересованности в труде всех категорий рабочих не имела возможности.

Не хватало средств на восстановление шахт и заводов, поэтому многие рабочие, демобилизованные красноармейцы не сразу находили себе работу. Зарплата выплачивалась нерегулярно. Лишь на наиболее крупных шахтах было введено ударное снабжение, на остальных же промышленных предприятиях нередкими были перебои в снабжении продуктами.

Передовые рабочие стойко переносили трудности. Но некоторая часть рабочих проявляла недовольство. Многие покидали свои заводы и шахты и в поисках лучших условий жизни уезжали из Донбасса. Часть рабочих отрывалась от своих коллективов и становилась мелкими кустарями.

В учреждениях и на предприятиях Юзовки работало в то время несколько десятков бывших меньшевиков, эсеров, националистов, анархистов, монархистов. Ненавидя Советскую власть и радуясь ее трудностям, они клеветали на советский строй и Коммунистическую партию, сеяли панические слухи, подбивали на забастовки. Иногда им удавалось сбить с толку отсталых рабочих, которые под влиянием агитации бросали работу. Но врагам так и не удалось придать "волынкам" (кратковременным забастовкам) политический, антисоветский характер.

В информационном бюллетене о состоянии Юзовского уезда в июле 1922 года отмечалось, что настроение рабочих в связи с задержкой зарплаты и перебоями в снабжении продуктами тяжелое, но к Советской власти они относятся доброжелательно, с полным доверием, и авторитет Коммунистической партии среди рабочих высок.

На партийные организации города в этих условиях ложились сложные и трудные задачи. Решительно разоблачая врагов, противостоя отсталым настроениям, они воспитывали у рабочих стойкость и упорство в преодолении трудностей, организовывали их на восстановление заводов и шахт.

В укреплении партийных организаций и повышении их боеспособности большую роль сыграла проведенная в 1921 году чистка партии, которая проводилась при активном участии беспартийных рабочих. Из рядов партии были исключены случайные и чуждые элементы, укрепились связи партийных ячеек с массами.

Коммунисты закалились в борьбе против оппортунизма, га ленинскую линию Коммунистической партии. В дискуссии о профсоюзах 1921 года в отношении к антипартийной группе "рабочей оппозиции" в 1922 году коммунисты Юзовки твердо стояли на ленинской платформе, решительно и непримиримо выступая против отступлений от ленинизма.

Партийные организации в своей повседневной политической деятельности широко использовали в то время такие формы массовой работы, как митинги, собрания, "живые газеты", лекции, диспуты. На металлургическом заводе в 1921 году было проведено около 30 собраний и митингов, где разъяснялись решения X съезда партии, вопросы внешней политики Советского государства, а также задачи восстановления завода.

Большую роль в политическом воспитании трудящихся и привлечении их к активному хозяйственному строительству играли рабочие конференции. В первый послевоенный год они проводились на всех заводах и шахтах Юзовки. Успешно прошла широкая беспартийная конференция рабочих металлургического завода, обсудившая состояние цехов и перспективы дальнейшего восстановления завода.

Особое значение приобрела в то время деятельность профсоюзов, ставших самой массовой организацией рабочего класса. В 1921 году, как и повсюду в Донбассе, в Юзовке была проведена "Неделя профдвижения", направленная на укрепление профсоюзных организаций и широкое развертывание их работы. В руководящие органы профсоюзов на заводах и шахтах избирались, как правило, коммунисты. В профсоюзах горняков и металлургов работали члены партии со стажем подпольной работы П. Н. Алферов, Ф. И. Зайцев, М. Т. Волосевич, М. А. Войко.

"Крупнейшие союзы горняков и металлистов целиком в руках коммунистов… Профсоюзы становятся опорой партии и школой коммунизма", — говорилось в отчете Юзовского уездного комитета партии V партийной конференции в 1921 году.

Одной из наиболее важных задач партийных и профсоюзных организаций города было воспитание у рабочих хозяйского отношения к производству и новой, социалистической дисциплины труда.

В условиях разрухи и голода это было трудным делом, но без него невозможно было ни восстановить заводы и шахты, ни наладить производство.

Особенно велика была в этом роль профсоюзов. Через профсоюзы рабочие вовлекались в общественную деятельность, принимали активное участие в рационализаторской работе. На шахтах и заводах Юзовки возникли так называемые производственные ячейки — группы рабочих, выделенных коллективом цеха или забоя и занимающихся вопросами производства. Такие ячейки вели учет выполнения плана цехом или сменой, боролись против нарушения трудовой дисциплины, обсуждали на своих заседаниях и выносили на общие собрания вопросы рационализации труда. С развитием промышленности и ростом активности трудящихся ячейки были реорганизованы в производственные совещания, сыгравшие большую роль в борьбе за подъем производительности труда.

Трудящихся Юзовки особенно волновала в те годы судьба металлургического завода, самого крупного предприятия города. Уже много лет стояли потухшими его доменные и мартеновские печи. Некоторые цехи, правда, работали, но далеко не на полную мощность. Советское государство не имело ни средств, ни сил для быстрого восстановления завода. Вносились предложения о закрытии завода или сдаче его в концессию. Но коммунисты Юзовки хорошо понимали то огромное значение, которое играл металлургический завод в укреплении экономики молодого Советского государства. Поэтому они мобилизовали все силы рабочего коллектива на возрождение завода.

6 июля 1921 года после трудной подготовительной работы вступила в строй первая доменная печь. За год она дала более миллиона тонн чугуна. В течение этого же года вступило в строй свыше 70 коксовых печей, были пущены рельсопрокатные станы, большие ремонтные работы развернулись в мартеновском цехе.

Осенью 1921 года Юзовский металлургический завод наряду с Макеевским и Петровским (Енакиевским) заводами, а также относящимися к ним шахтами вошел в трест "Югосталь", работе которого большое внимание уделил В. И. Ленин.

На IX Всероссийском съезде Советов в декабре 1921 года В. И. Ленин указывал, что хотя положение с металлургией очень тяжелое и она дает лишь шесть процентов довоенной продукции, но все-таки подъем металлургической промышленности начался. "У нас создаются такие центры, как Югосталь, — говорил В. И. Ленин. — Как ни тяжело наше положение, мы здесь видим успех громадный"[50].

В начале 1922 года директором Юзовского металлургического завода был назначен И. Г. Макаров. Член партии большевиков с 1905 года, бывший рабочий, а после Октября — директор Сормовского завода, Макаров вскоре завоевал в Юзовке высокий авторитет и уважение людей своей неукротимой энергией, глубоким знанием дела, требовательным и в то же время чутким отношением к рабочим.

Главным инженером на заводе работал бывший рабочий доменного цеха М. В. Луговцов, высококвалифицированный специалист, прошедший школу знаменитого доменщика Курако.

Под руководством этих опытных работников успешно решались сложные задачи восстановления завода. После тщательной подготовки 14 мая 1922 года была задута вторая доменная печь. В августе она уже дала 358 тонн чугуна. Вступил в строй действующих кровельный стан. Широким фронтом развернулись ремонт и подготовка к пуску бездействующих цехов и заводских шахт.

В начале ноября 1922 года пленум Юзовского партийного комитета обсудил доклад И. Г. Макарова "Юзовский комбинат и его перспективы". Было намечено подготовить к пуску еще одну домну, две мартеновских печи и рельсопрокатный стан. Пленум отметил большие трудности в развитии завода и заводских шахт — недостаток средств, электроэнергии, оборудования, квалифицированных рабочих, опытных и преданных специалистов. Были определены пути решения сложных задач дальнейшего развития Юзовского комбината.

Характерной чертой жизни производственных коллективов города того времени был рост общественной активности рабочих. Они все более чувствовали себя хозяевами заводов и шахт. На собраниях и конференциях по-деловому обсуждались вопросы развития производства, вносились ценные рационализаторские предложения. Рабочие живо отзывались на различные события внутренней и международной жизни и в своих резолюциях выражали глубокую преданность социалистическому государству.

Возросшая политическая активность трудящихся очень наглядно проявилась летом 1922 года во время суда в Москве над правыми эсерами, проводившими против Советской власти враждебную контрреволюционную деятельность. На всех заводах и шахтах Юзовки были проведены собрания, митинги и конференции, на которых трудящиеся выразили свое непримиримое отношение к врагам революции и социалистического государства. Митинги проходили с необычайным воодушевлением, на них выступало много беспартийных, также требовавших применения к эсерам самых суровых мер наказания. В отчете Донецкого губкома партии ЦК КП(б)У указывалось, что рабочие, узнав о причинах созыва городского митинга, пришли на него абсолютно все, даже те, кто жил за 10–15 километров. После митинга была проведена 15-тысячная демонстрация, выразившая глубокую преданность рабочих Коммунистической партии.

Политическая зрелость трудящихся наглядно проявилась в избирательной кампании первых послевоенных лет. Выборы в Юзовке проводились в условиях острой классовой борьбы, когда враждебные элементы старались протащить в Советы своих ставленников. На выборном собрании избирателей металлургического завода, после того как были выдвинуты кандидаты, рекомендованные коммунистической организацией, группа меньшевиков пыталась вызвать недоверие к коммунистам и сорвать выборы. Многотысячное собрание ответило на враждебную вылазку меньшевиков таким бурным протестом, что они были вынуждены удалиться. Выборы прошли организованно, с большим подъемом. Металлурги единодушно проголосовали за список кандидатов в депутаты горсовета, выдвинутый партийной организацией.

Итоги избирательной кампании в Юзовке показали растущее влияние Коммунистической партии и укрепление ее связей с массами.

7 ноября 1922 года трудящиеся Юзовки торжественно отметили 5-летие Великой Октябрьской социалистической революции.

Накануне в цехах и клубах прошли торжественные заседания. Партийные работники читали доклады о 5-летии Октября, собравшиеся чествовали участников Октябрьской революции. Перед горняками с докладом о возрождении угольного Донбасса выступил член ЦК КП(б)У председатель Центрального правления каменноугольной промышленности В. Я. Чубарь.

7 ноября день был холодный, пасмурный. Солнцу так и не удалось пробиться сквозь хмурые тучи. Но Юзовка никогда еще не была такой празднично яркой и ликующей, как в тот день. По призывным сигналам заводских гудков рабочие и служащие собирались у своих предприятий и учреждений, а затем колоннами, расцвеченными алыми знаменами и плакатами, направлялись на общегородской митинг. У братских могил борцов за Советскую власть в сквере Павших коммунаров проходили в строгом молчании, склонив знамена.

Многотысячная демонстрация в Юзовке убедительно показала, как дорого трудящимся дело Октябрьской революции и как гордятся они своим единственным в мире социалистическим государством.

Шестой год Советской власти был годом напряженного труда по возрождению шахт и заводов Донбасса.

Постепенно восстанавливался и разворачивал производство Юзовский металлургический завод.

В марте 1923 года вступили в строй две печи из четырех в новомартеновском цехе, мелкосортный и рельсопрокатный станы. В телеграмме, направленной в адрес

В. И. Ленина, Донецкий губком профсоюза металлистов сообщал: "В подарок партии металлисты Донбасса преподносят пуск рельсопрокатного стана в Юзовке, бездействующего четыре года. Суточная производительность в начале пуска 20 тысяч пудов рельсов".

Большие восстановительные работы развернулись в доменном цехе. Самоотверженно, проявляя много упорства и инициативы, трудились здесь доменщики, монтажники, котельщики, подготавливая к пуску домну № 4. В мае она была задута.

В июле были пущены все восемь печей старомартеновского цеха.

В 1922—23 хозяйственном году на Юзовском металлургическом заводе работало уже свыше шести тысяч рабочих: завод дал стране почти 70 тысяч тонн чугуна, около 44 тысяч тонн стали, 32 с половиной тысячи тонн проката.

Юзовский комбинат включал в себя наряду с заводом угольные предприятия, в том числе крупную Новосмоляниновскую шахту, обеспечивавшую завод углем для коксования. В 1923 году здесь были проведены крупные ремонтные работы, и добыча угля возросла. В 90 печах Новосмоляниновской коксобензольной установки выжигался для завода кокс.

Чтобы улучшить снабжение города питьевой водой, построили водопровод из села Пески. На Песковских прудах начали сооружать плотину, которая должна была вдвое увеличить запасы воды. На заводе развернулось строительство бань, душевых, раздевалок.

Все увереннее шла рабочая Юзовка по пути своего экономического возрождения. Раны войны затягивались.

Но в январские дни 1924 года в каждую советскую семью пришло огромное горе: умер В. И. Ленин. На траурных митингах, проведенных на всех заводах и шахтах, говорили с глубокой скорбью о ничем не восполнимой утрате. В день похорон, 27 января, тревожно загудели над Юзовкой гудки завода и шахт, склонились траурные знамена. На пять минут повсюду остановилась работа. Люди стояли в скорбном молчании, прощаясь с вождем.

В те дни Центральный Комитет объявил ленинский призыв в партию. "Рабочие от станка, стойкие сторонники пролетарской революции, входите в РКП! — говорилось в постановлении ЦК. — Пролетарии! Шлите в ряды партии лучших, передовых, честных и смелых бойцов!"[51].

Рабочие горячо откликнулись на ленинский призыв. За несколько месяцев партийные ячейки заводов и шахт Юзовки выросли более чем в два раза. В партию пришли передовые, закаленные в боях и труде люди.

9 марта на торжественном заседании Юзовского городского Совета с участием представителей профсоюзов обсуждался вопрос об увековечении памяти В. И. Ленина. Председатель исполкома горсовета Н. И. Чикадинов, бывший токарь по металлу, коммунист с апреля 1917 года, рассказал в своем докладе, что в горсовет непрерывным потоком идут от коллективов трудящихся, от рабочих и крестьян предложения и просьбы об увековечении памяти Ленина. В связи с этим исполком внес на обсуждение пленума городского Совета предложение о переименовании Юзовки в город Сталин. В обосновании этого предложения указывалось два аргумента: во-первых, Юзовка — город стали; во-вторых, сталь — символ непоколебимой стойкости борцов пролетарской революции. Ленин любил выражение — революция — локомотив истории; сам же он был машинистом стального локомотива истории.

Один из депутатов горсовета предложил назвать Юзовку именем Ленина, но представитель окружного исполкома Советов разъяснил, что это великое имя уже дано колыбели революции — Петрограду.

На этом торжественном заседании единодушно была принята резолюция:

"Заслушав доклад по вопросу об увековечении памяти товарища Ленина, Юзовский Совет постановляет: город Юзовку переименовать в город Сталин, а округ — в Сталинский"[52].

Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет удовлетворил ходатайство горсовета, и с апреля 1924 года город стал называться Сталино.

5 октября 1925 года на основе решения II сессии ВУЦИКа 9-го созыва Сталинский городской Совет, находившийся до этого на правах отдела Сталинского окрисполкома, выделился в самостоятельную единицу с самостоятельным госбюджетом и своим местным хозяйством. Теперь он объединял Александровский и Сталинский сельские советы, Ветковский, Новосмоляниновский, Рыковский рудсоветы, всю территорию Донецкого комбината и два поселка — Екатериновку (Масловку) и Любимовку (Ветка). Поскольку населенные пункты находились далеко от центра города, в октябре 1926 года был создан и райгорсовет.

Без Ленина страна продолжала неуклонно идти по ленинскому пути. Завершая восстановление народного хозяйства, Коммунистическая партия взяла курс на полную победу социализма в СССР. В осуществлении этого огромная роль отводилась Донецкому бассейну. На всех предприятиях города трудящиеся активно боролись за рост производительности труда и добивались в этом значительных успехов. Среднемесячная производительность забойщика составляла в 1922–1923 годах — 46,5 тонны, в 1923–1924 годах — 49,8 в 1924–1925 годах — 56,4 тонны угля. В 1925–1926 годах она была уже выше довоенного уровня. Росла производительность труда и остальных групп горняков, хотя к концу восстановительного периода она оставалась несколько ниже уровня 1913 года.

В стране возрастал спрос на металл, и это определило ускорение темпов восстановления и развития Сталинского металлургического завода.

Рабочими завода под руководством партийной организации была проведена большая работа по подготовке к пуску доменной печи № 6, бездействовавшей более 10 лет. По своей конструкции и мощности она являлась одной из лучших доменных печей в СССР, и ввод ее в действие имел большое значение для увеличения выпуска чугуна. 14 июня 1924 года домна вступила в строй. Мощность доменного цеха выросла в связи с этим в два раза, и производство чугуна приблизилось к довоенному уровню. Производительность труда одного рабочего выросла в полтора раза.

Наряду с пуском третьей доменной печи были проведены работы по улучшению оборудования всего доменного цеха. В мартеновском цехе, являвшемся по своему оборудованию лучшим на Юге, установили семидесятитонный кран, что способствовало резкому увеличению выплавки стали. Переоборудовался прокатный цех. Установка новых котлов улучшила снабжение завода электроэнергией и дала значительную экономию топлива. Ввод в действие двух турбин в 500 и 11000 киловатт-часов позволил электрифицировать рудники комбината. К началу 1925 года завод по своему техническому состоянию стал лучше, чем был до революции.

Большую роль в улучшении работы металлургов сыграли производственные совещания. В 17 цехах завода в их постоянный состав входило 470 человек, преимущественно квалифицированные рабочие. Регулярно работало общезаводское производственное совещание, объединявшее до 230 человек. Реальные результаты работы совещаний поднимали их авторитет в глазах трудящихся, вызывали большой интерес к производству, повышали общественную активность рабочих, воспитывали их в духе социалистического отношения к труду.

Улучшение технического состояния завода и активное участие коллектива в рационализаторской деятельности привели к значительному росту производительности труда и удешевлению продукции. В течение года себестоимость заводской продукции снизилась на 30 процентов, производительность труда за первое полугодие 1924–1925 года выросла на 37 процентов.

Весной 1925 года вступила в строй четвертая домна. Производительность доменного цеха в мае составила 110, а мартеновского — 120 процентов к уровню 1913 года. Это была большая победа.

В 1925 году началась реконструкция предприятия. В капитальное строительство вкладывалось более 18 миллионов рублей.

К этому времени на заводе работала свыше 12 тысяч рабочих. Заводская партийная организация была крупнейшей в Донбассе, пользовалась в коллективе большим влиянием и авторитетом. Она насчитывала в своих рядах более 1800 членов и кандидатов партии, что составляло к общему числу рабочих почти 15 процентов. Только в мае 1925 года была принято в партию свыше 100 передовых кадровых рабочих.

Деятельное участие в жизни завода и города принимала комсомольская организация. Из маленькой ячейки, насчитывавшей в начале 1921 года всего 11 комсомольцев, она выросла теперь в массовую организацию — боевой авангард рабочей молодежи.

Под руководством партийных организаций восстанавливались, расширяли производство и другие заводы города.

Капитальные ремонтные работы были проведены на Смоляниновском коксобензольном заводе. В 1925 году здесь действовало уже около 200 коксовых печей.

Проведя капитальное переоборудование предприятия, внедрив в производство предложения рационализаторов, добился роста производительности труда и коллектив Донецкого азотного завода. Здесь начали вырабатывать ряд продуктов, которые в дореволюционной России ввозились из-за границы.

Вместе с возрождением заводов и шахт в годы восстановительного периода поднялся жизненный уровень рабочих. Переход на восьмичасовой, а у шахтеров на семи- и шестичасовой рабочий день, осуществление системы мер по охране труда привели к коренному улучшению условий работы. Повысились заработки. Средняя ежемесячная зарплата шахтера составляла в 1923–1924 году 36 рублей, а в 1925–1926 году уже 50 рублей.

В 1925 году покончили с задолженностью по зарплате, которая в течение ряда лет была хроническим явлением в Донбассе и тяжело отражалась на положении трудящихся.

Но в те трудные послевоенные годы оказалось невозможным обеспечить работой всех желающих. В городе была создана биржа труда. Она регистрировала безработных, по возможности устраивала их на заводы и шахты, организовывала общественные работы, выдавала пособия.

В городе постепенно налаживалась торговля. Большая часть магазинов принадлежала Центральному рабочему кооперативу (Церабкоопу), который объединял в 1925 году около 17 тысяч пайщиков — больше половины трудящихся юрода. Кооперация снабжала население продовольственным л промышленными товарами. Цены на предметы широкого потребления в 1924–1925 годах были снижены на 20–25 процентов. Удельный вес частного капитала в розничной торговле уменьшился примерно до одной трети общего товарооборота, а в хлеботорговле до одной четверти.

Центральный рабочий кооператив приступил к строительству хлебозавода.

Постепенно улучшились в городе жилищные условия. Рабочих основных специальностей металлургического завода, живших далеко от места работы, переселили ближе к своим цехам. Капитально отремонтировали три тысячи квартир в старых домах. Строились новые 4-квартирные дома и общежития на Ларинке для металлургов, для рабочих азотного и коксобензольного заводов, для шахтеров рудника "Ветка" и Новосмоляниновской шахты. В 1925 году на постройку 25 домов было отпущено 200 тысяч рублей.

Однако это позволило улучшить жилищные условия только частично. С развитием производства на всех предприятиях увеличилось количество рабочих. Менее чем за три года городское население выросло в полтора раза: по переписи 1923 года было 29 тысяч жителей, а к концу 1925 года уже свыше 43 тысяч. Жилой фонд увеличивался значительно медленнее. Примерно половина семей испытывала квартирную нужду, и еще многие годы жилищная проблема оставалась острой.

Как свидетельствуют итоги городской переписи 1923 года, во всем городе лишь 7 квартир имели центральное отопление и 34 — водопровод, только треть домов освещалась электричеством.

Большое внимание уделяли городские партийные и советские органы вопросам здравоохранения. В городе функционировали две больницы на 325 коек, поликлиника, тубдиспансер, трудилось 50 врачей. Открылась водолечебница и при ней электрокабинет. Многие рабочие получали путевки в санатории и дома отдыха.

Впервые за многие годы появилась возможность провести некоторые работы по благоустройству города, на что только в 1925 году было израсходовано 75 тысяч рублей. Часть дорог замостили булыжником, на Первой линии и некоторых других улицах сделали тротуары, построили новый мост через реку Кальмиус. Были приведены в порядок городской сад и сквер Павших коммунаров. Вдоль улиц высадили несколько тысяч деревьев.

Однако чтобы в корне изменить лицо старого города еще не хватало ни сил, ни средств. Вдоль улиц, которые назывались линиями, тянулись, как правило, одноэтажные домики или деревянные бараки. Лишь отдельные улицы имели мостовые и тротуары. В жаркие летние дни над городом поднимались и кружились в воздухе тучи пыли. Толстым слоем она покрывала стены домов, листья деревьев, траву. В дождливые осенние дни на улицах стояла непролазная грязь. Между входившими в черту города рабочими поселками не было никаких дорог, кроме пешеходных тропинок. Многие рабочие ходили на работу за несколько километров.

В ноябре 1925 года горсовет вынес решение о постройке в городе в 1926 году трамвайной линии, которая должна была пройти по Первой и Пятой линиям к руднику "Ветка" и через Путиловку до железнодорожной станции.

Много нового принесли годы восстановительного периода и в культурную жизнь города.

Одной из важнейших и неотложных задач культурного строительства являлась ликвидация такого тяжелого наследия прошлого, как неграмотность взрослого населения. К началу 1923 года неграмотным оставалось 43 процента населения Юзовки, в том числе 36 процентов мужчин и половина женщин. Среди шахтеров неграмотность была еще выше: не умели читать и писать 43 процента мужчин и 66,5 процента женщин[53].

В городе широкую деятельность развернуло добровольное общество "Долой неграмотность", которое объединяло свыше 200 активистов культурного фронта.

На всех заводах и шахтах были созданы ликбезы и школы малограмотных. На металлургическом заводе в 1925 году работало 15 групп ликбеза и 5 общеобразовательных школ взрослых. Одновременно принимались необходимые меры для расширения сети образовательных школ. Если в 1924-25 учебном году в городе работало 8 школ, то в следующем году уже 14. На народное образование в 1924–1925 годах было израсходовано более 142 тысяч рублей—16 процентов годового бюджета города.

Но охватить обучением всех детей школьного возраста все еще не представлялось возможным. Не хватало средств, помещений, учителей. В 1924-25 учебном году в городе детей школьного возраста насчитывалось около 8 тысяч, а обучалось из них лишь 56,3 процента. Вне школы оставались главным образом переростки, которым пришлось потом учиться в школах неграмотных и малограмотных. Из детей в возрасте 8–9 лет посещали школу 95 процентов.

В те годы зародилось и стало быстро расти пионерское движение. В начале 1923 года в городе было всего 25 пионеров, в сентябре — 725, к началу 1924 года —1700, а в апреле — уже 2600. Среди пионеров города три четверти составляли дети рабочих.

Тяжелым последствием войны и голода являлась беспризорность среди детей. При горсовете была создана и проводила активную работу комиссия помощи детям. Она направляла беспризорных в детские учреждения, устраивала на работу, передавала на патронат, отправляла к родственникам, выдавала сиротам пособия.

Развернуло деятельность добровольное общество "Друг детей", в 25 ячейках которого объединялось около 3 тысяч человек. Для детей-сирот в городе были созданы детский дом и дом рабочих подростков, где они жили, учились и приобщались к труду.

Комсомольские организации заводов и шахт проводили большую работу по устройству подростков на работу, заботились о приобретении ими специальности, об охране труда молодых рабочих. Уже несколько лет в городе работала школа фабрично-заводского ученичества, готовившая для металлургического завода токарей, слесарей, кузнецов и других квалифицированных рабочих. В 1925 году в ней обучалось около 500 подростков. Сотни будущих рабочих проводили индивидуальное и групповое ученичество непосредственно на производстве.

Гордостью города являлся Донтехникум. 6 января 1920 года Центральное правление каменноугольной промышленности и Всероссийский союз горнорабочих вынесли постановление — учредить в Юзовке горный техникум.

Уже 15 января трудящиеся города начали ремонт полуразрушенных строений бывших коммерческого училища, братской школы, питательного пункта земства и казачьих казарм. В мае 1921 года работы были закончены. Главную улицу — Первую линию — против здания бывшего коммерческого училища запрудили люди в шинелях и гимнастерках, в брезентовых куртках, рабочих блузах. На митинге выступил председатель ЦК Всероссийского союза горнорабочих Ф. А. Артем. Напутствуя первых курсантов, он призвал их упорно овладевать горным искусством, драться на бастионах науки, как они дрались на баррикадах.

В Донтехникум посылались самые нужные люди, испытанные в огне гражданской войны и в борьбе с разрухой. Многие из них имели многолетний опыт работы в забое, у домен, мартенов, станков. 62 процента учащихся были коммунистами и комсомольцами, все — членами профсоюза. Первый год работал лишь подготовительный курс — рабфак, но уже в 1922 году были созданы горный и горномеханический факультеты типа высшего учебного заведения. Преподавали вначале учителя школ и инженеры, но затем прибыли профессора А. В. Гречанинов и А. Н. Данник из Харькова, Н. Н. Рождественский из Новочеркасска, А. М. Первушин и А. И. Тулпаров из Казани и другие.

Силами студентов был создан механический завод, где они трудились один день в неделю.

Сильные и влиятельные партийная и комсомольская организации проводили большую политическую работу не только в своем учебном заведении, но и среди трудящихся города. В статье "Юзовский техникум имени Артема" республиканская газета "Коммунист" 21 марта 1923 года отмечала, что по интенсивности работы, воспитанию и подготовке специалистов городской техникум является несомненно лучшей технической школой в республике.

В сентябре 1924 года в техникуме состоялся первый выпуск. Государственная комиссия (в составе профессора Н. Н. Рождественского, управляющего Петровским рудником Е. Т. Абакумова и других) присвоила звание горного инженера тридцати выпускникам.

В культурной жизни тех лет немалую роль играли рабочие клубы и красные уголки. Они имелись при всех заводах и шахтах и являлись очагами политико-просветительной работы. Большой популярностью среди трудящихся города пользовался клуб имени Ленина (по улице Ленина при металлургическом заводе) и межсоюзный клуб имени Энгельса. Здесь работали юношеские секции и коллективы художественной самодеятельности "Синяя блуза", проводились тематические и литературные вечера, проходили спортивные соревнования. При клубах были открыты библиотеки и читальни.

Большим событием в культурной жизни города явился приезд сюда в 1923 году на гастроли Киевского украинского драматического театра имени И. Франко, показавшего свои лучшие спектакли — "Гайдамаки" по Тарасу Шевченко, "Лесную песню" Леси Украинки, "Суету" Карпенко-Карого, гоголевский "Ревизор".

Большую роль в возрождении города, в улучшении условий труда и быта трудящихся играл городской совет рабочих депутатов. Его влияние на жизнь города росло с каждым годом.

В 1925 году в городской Совет было избрано 446 депутатов (354 члена горсовета и 92 кандидата) — 370 мужчин и 76 женщин. В их число входило 270 коммунистов и 19 комсомольцев. Среди депутатов было 357 рабочих, 73 служащих, 6 красноармейцев, 2 домохозяйки[54].

В городском Совете работали секции: промышленная, жилищная, благоустройства, социального обеспечения, профобразования, просвещения, политико-просветительная и другие, которые обсуждали и решали самые неотложные вопросы жизни города.

К управлению общественными делами привлекались широкие массы трудящихся.

Первое послевоенное пятилетие было трудным и ответственным периодом в истории города. Возрождались заводы и шахты. Росли и закалялись в борьбе с трудностями рабочие коллективы. Крепла связь партийных организаций с массами. Накапливался первый опыт социалистического строительства.

* * *

XIV съезд ВКП(б), состоявшийся в декабре 1925 года, провозгласил курс на социалистическую индустриализацию советской страны.

В общем плане хозяйственно-экономического развития Советской Украины видное место занимал Донецкий бассейн и его крупнейший промышленный центр — город Сталино. На 1 января 1926 года в городе насчитывалось 44 215 человек. 70 процентов из них составляли украинцы и русские. Здесь жили также греки, белорусы, поляки, немцы, армяне и представители других национальностей[55]. К концу года население города увеличилось за счет присоединения к нему Рыковского, Нестеровского, Ветковского, Никополь-Мариупольского, Бутовского, Гладковского, Путиловского рабочих поселков, а также Сталинского сельсовета с поселком при станции Сталино и населенных пунктов Екатериновки и Любимовки, Григорьевского сельсовета. По данным всесоюзной переписи, на 17 декабря население города с примыкающими к нему окрестностями, вошедшими в черту Сталинского городского Совета составило 174 тысячи человек.

Пять рудников города объединяли 19 шахт. За декабрь 1926 года всеми рудниками в городе было добыто 155,4 тысячи тонн угля. Здесь работали Сталинский металлургический, Сталинский (бывший Боссе) машиностроительный, азотный (ныне химреактивов) и кирпично-черепичный заводы, Ларинские известковые карьеры и карьеры песка, глины, строительного камня (треста "Югосталь"), мельница имени Карла Маркса (бывшая Филиппова), большая швейная мастерская.

В городе, как и во всей стране, шла гигантская работа по претворению в жизнь решений XIV съезда ВКП(б). Но вести ее приходилось в сложной международной обстановке. Империалистические государства оказывали яростное сопротивление осуществлению намеченных партией планов, совершали антисоветские провокации в различных странах, развернули подрывную деятельность внутри Советского Союза. В 1927 году английское правительство порвало дипломатические отношения с СССР.

Рабочий класс и крестьянство Советского Союза решительно осудили агрессивную политику английского империализма.

Мысли и чувства трудящихся города Сталино выразили рабочие и служащие Сталинского металлургического завода в резолюции, принятой на митинге по докладу председателя Реввоенсовета и Наркомвоенмора К. Е. Ворошилова о международном и внутреннем положении СССР. Приветствуя внешнюю и внутреннюю политику Советского правительства, они одобрили все его мероприятия по обеспечению мира. "Собрание, — говорилось в резолюции, — с величайшим возмущением отмечает бандитское поведение твердолобых поджигателей, которые с бешеной ненавистью к нашему государству занимаются не только хулиганско-полицейскими налетами, но и пытаются заварить новую войну, ибо разрыв дипломатических отношений — это открытый вызов на войну"[56]. Рабочие выразили готовность сохранить выдержку и спокойствие, и при первом же сигнале железной стеной стать в ряды бойцов на защиту Советской страны.

С 10 по 17 июля 1927 года в момент наибольшего обострения военной опасности в стране успешно прошла "неделя обороны". В ней активное участие приняли и трудящиеся города. Из своей заработной платы они отчислили тысячи рублей на постройку авиационной эскадрильи "Наш ответ Чемберлену". В Сталинском округе впервые в СССР была создана рабочая дивизия. Тысячи трудящихся без отрыва от производства изучали военное дело.

В борьбе против агрессивной политики империалистических государств Советский Союз не был одинок. На его стороне выступали трудящиеся капиталистических стран. Для непосредственного знакомства с Советской Россией иностранные рабочие вопреки желаниям буржуазных правительств направляли в Советский Союз свои делегации. Одной из первых и самых крупных рабочих делегаций, посетивших город в сентябре 1925 года, была делегация горняков Англии. Сопровождал ее председатель СНХ УССР и управляющий трестом "Донуголь" М. Л. Рухимович. Знакомясь с жизнью и бытом рабочего класса Донбасса, члены делегации спускались в шахты, посещали заводы, новостройки, клубы, больницы. Выступая среди горняков Рутченково, руководитель английской делегации заверил шахтеров, что рабочий класс Англии приложит все силы к тому, чтобы между их страной и Советским Союзом были установлены нормальные дипломатические и экономические отношения. В том же году город посетили чехословацкая рабочая делегация и делегация из Дании.

Наибольшее количество представителей иностранных рабочих побывало в Советском Союзе во время празднования десятой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Много делегаций, в том числе германская, австрийская, бельгийская, эстонская, франко-итальянская и другие, посетили город Сталино. В составе американской делегации сюда приезжал известный писатель Теодор Драйзер. С балкона Дворца труда на улице Артема он выступил перед жителями города.

Трудящиеся Сталино радушно встречали посланцев рабочего класса капиталистических стран. Делегациям была предоставлена широкая возможность знакомиться с различными сторонами жизни и деятельности советского народа. Иностранные рабочие встречались и беседовали с широким кругом представителей советской общественности, руководителями государственных предприятий и учреждений. "Никто не указывал мне, — говорил один из членов американской делегации, побывавшей в городе, — куда пойти и с кем завести разговор… Все книги, указывающие производительность труда, жалованье, выплачиваемое рабочим, продолжительность рабочего дня и так далее были нам любезно предоставлены для просмотра. Все эти сведения были впоследствии проверены в правлениях трестов и мы убедились, что нигде не были введены в заблуждение"[57].

Понравились членам американской делегации и горняцкие столовые, и красные уголки, и библиотеки, и само оформление предприятий и учреждений, ярко отражающее преданность трудового человека Коммунистической партии, Советскому правительству и вождю мирового пролетариата В. И. Ленину. На родину американские рабочие уехали с глубокой верой в то, что Советский Союз прочно стоит на ленинских позициях мирного сосуществования государств с различными системами. В прощальном письме рабочим Сталино, направленном осенью 1927 года, председатель американской делегации писал: "Когда я спрашиваю русских рабочих, что они больше всего желают, они все неизменно-отвечают одно и то же — мира. Они все говорят, что больше всего стремятся к тесной дружбе и братству со всеми рабочими мира, они хотят быть вполне уверенными в том, что-другие страны не нападут на них"[58].

Представители рабочего класса зарубежных стран восхищались героическим трудом рабоче-крестьянских масс. Они с удовлетворением отмечали большие достижения советского народа в области развития экономики, науки и культуры своей страны, свидетельствующие о торжестве бессмертных идей марксизма-ленинизма, идей Великой Октябрьской социалистической революции. Такие успехи были не под силу государству с капиталистической системой хозяйства. "Если принять во внимание, — заявила побывавшая в Сталино и многих городах Украины эстонская рабочая делегация, — что промышленность западной Европы развивалась многие десятки лет, пока достигла уровня настоящего времени, а промышленность и хозяйство УССР достигли таких крупных результатов всего лишь за 5 лет мирного строительства, то нужно признать, что такой головокружительный темп развития возможен только на почве социалистической революции, после захвата власти пролетариатом, организующим производство на новых социалистических началах" [59].

Индустриализация Советской страны проходила в обстановке острой классовой борьбы. Капиталистические элементы стремились сорвать социалистическую индустриализацию. Происки классового врага нашли свое отражение и внутри партии. Летом 1926 года все ранее разбитые оппозиционные группы объединились в троцкистско-зиновьевский блок, основой которого было утверждение о невозможности победы социализма в одной отдельно взятой стране.

Предпринимая открытые вылазки на партийных и рабочих собраниях Москвы и Ленинграда, оппозиционеры стремились проникнуть и в такой рабочий центр, как Сталино. Сюда для организации фракционной борьбы троцкисты посылали из Московского и Харьковского центров и из Ростова своих агентов. Из отщепенцев партии, неопытной и неискушенной в революционной борьбе и политике молодежи они сколотили на Смолянке на шахте № 8 "Чулковка" небольшие троцкистские группки. На металлургическом заводе и на некоторых шахтах оппозиционеры распространяли троцкистскую литературу, расклеивали антисоветские листовки, выступали с лживыми обвинениями в адрес Коммунистической партии по вопросам внутрипартийной демократии и ее хозяйственной политики. Троцкисты предлагали открыть широкую дискуссию по вопросам оппозиции в рабочих и крестьянских массах. Они извращали марксистско-ленинскую теорию и своими антипартийными установками вносили дезорганизацию в практику социалистического строительства.

Как и во всей стране, троцкистско-зиновьевская оппозиция успеха в городе не имела. Коммунисты Сталино полностью одобрили решения XV съезда ВКП(б) (2—19 декабря 1927 года) об исключении участников троцкистско-зиновьевского блока из партии. Такая мера сыграла исключительно важную роль в дальнейшем сплочении партийных рядов и неуклонном проведении в жизнь ленинской линии в строительстве социализма.

Целиком и полностью одобрили решения XV съезда ВКП(б) и все трудящиеся города. На многочисленных митингах и собраниях, в телеграммах и письмах, направленных в адрес ЦК ВКП(б), ЦК КП(б)У, редакций газет и журналов, рабочие клялись, что они никогда не сойдут с ленинского пути и будут честно трудиться на благо своей любимой Родины. Твердо и уверенно звучали слова приветствия многих делегаций трудящихся города XV Сталинской окружной конференции КП(б)У, решительно осудившей в декабре 1928 года бухаринско-рыковскую и троцкистско-зиновьевскую оппозицию. Выступавшие горняки, металлисты, машиностроители, химики с чувством горечи и гнева говорили об оппозиции. Рабочие Сталинского металлургического завода вручили президиуму конференции как символ крепости и единства Коммунистической партии кусок чугуна своего родного производства. "Пусть этот крепкий кусок чугуна, — говорилось в приветствии, — будет залогом для Коммунистической партии, чтобы она была такой же крепкой"[60].

В ходе борьбы партии с троцкистско-зиновьевским блоком рабочий класс, трудовое крестьянство массами вступали в партию. Только в октябрьский набор 1927 года в Сталинскую партийную организацию было принято более 2 тысяч человек, из них 96,5 процента рабочих и крестьян. Это был ответ рабочего класса и трудового крестьянства на лживое утверждение оппозиции об отрыве партии от масс.

Задачи социалистической индустриализации страны могли быть решены лишь при наличии громадных средств, предназначенных для капитальных работ. Их необходимо было изыскать внутри страны. Весной 1926 года ЦК и ЦКК ВКП(б) обратились до всем партийным организациям, ко всем трудящимся с призывом о проведении режима экономии. Центральный Комитет указывал, что наряду с мерами, которые предпринимаются партией и правительством для увеличения социалистического накопления, важнейшее значение приобретает установление самого строгого режима экономии за расходованием государственных средств на всех участках хозяйственного и культурного строительства.

Лозунг о режиме экономии нашел широкую поддержку среди рабочих и служащих города. На шахтах, заводах и учреждениях началась энергичная борьба за сокращение штатов, уменьшение накладных расходов, удешевление строительства, за укрепление трудовой дисциплины и повышение производительности труда.

Для успешного проведения работ по режиму экономии в городе Сталино в апреле 1926 года из представителей партийного профсоюзного и хозяйственного актива была создана окружная комиссия. Непосредственно на заводах, шахтах, в учреждениях этими вопросами занимались производственные комиссии и совещания, шахтные и фабрично-заводские комитеты.

В феврале 1927 года на Сталинском металлургическом заводе возникла (впервые на Украине) Временная контрольная комиссия (ВКК). На общезаводском собрании цеховых производственных комиссий в ее состав избрали четырех рабочих и одного инженера. Вскоре ВКК была организована и на Рутченковском руднике.

К участию в производственных комиссиях и совещаниях партийные организации города привлекли тысячи рабочих и служащих. Они в короткий срок проверили все производственные планы и финансовые сметы хозяйственных, торговых, кооперативных и иных организаций и учреждений, вскрыли много фактов нерентабельного использования имеющейся техники, неправильного расходования государственных средств, повели непримиримую борьбу с нарушением трудовой дисциплины. Все это вскоре дало свои положительные результаты. По данным Рутченковского рудника, его предприятия в 1926–1927 годах только за счет изменения системы вентиляции, водоотлива, уточнения норм расходования леса, смазочных материалов и использования в печах низкосортного топлива добились экономии в сумме 78 тысяч рублей. По "Донуглю" экономия за это же время составила около 500 тысяч рублей.

Решительную борьбу трудящихся масс за экономное расходование государственных средств возглавили партийные ячейки Сталинского металлургического комбината. Здесь ежегодно рабочие экономили десятки тысяч рублей. Только за май — июнь 1926 года по комбинату была достигнута экономия в сумме 188 тысяч рублей[61]. Много средств сэкономили рабочие машиностроительного завода, шахт № 5–6, "Мария", "Заводская", "Бутовская" и других. Большое значение для мобилизации средств на социалистическую индустриализацию имел выпуск государственных займов и привлечение сбережений трудящихся путем расширения сберегательного дела.

Проведение режима экономии, рационализация производства, успешное распространение государственного займа позволили увеличивать из года в год капитальные вложения в развитие экономики СССР. Часть общесоюзных капиталовложений приходилась на развитие тяжелой промышленности Сталино. На эти средства в городе началось строительство таких крупных шахт, как № 6 "Красная Звезда" и № 16–17 Буденновского рудника, № 29 и 17—17-бис Рутченковского рудоуправления. Одновременно реконструировались старые горные предприятия. В 1929 году непосредственно в городе и вокруг него в радиусе 20–25 километров были расположены мощные каменноугольные предприятия, производительность которых составляла около трети всей добычи угля в Донбассе.

На развитие металлургической промышленности государство также отпускало сотни миллионов рублей. Так, не считая расходов на приобретение импортного оборудования, на строительство и реконструкцию Сталинского металлургического комбината было отпущено в 1926–1927 годах 27,5 миллиона рублей. Здесь восстанавливались и реконструировались доменные и мартеновские печи, была осуществлена механизация доменного цеха, велась постройка коксовой и угольной сортировки, строились бессемер и две новые газовоздуходувные машины с газоочистителями.

В 1927—28 хозяйственном году на заводе выплавлено чугуна 303 тысячи тонн, стали — 239 тысяч тонн, произведено проката 205 тысяч тонн. Выпуск валовой продукции превзошел довоенный уровень. Завод перевыполнил программу по всем показателям и дал более десяти процентов продукции всей "Югостали".

Крупные строительные и ремонтные работы были осуществлены в химической промышленности. К лету 1928 года закончилась постройка Рутченковского коксохимического завода. По размерам, современному оборудованию и выпуску продукции завод был единственным в Советском Союзе. Здесь процесс производства, начиная с подачи угля на углесмесительную фабрику и до погрузки кокса в вагоны, был полностью механизирован. Вместо 760 человек, работавших на старых коксовых батареях, ритмичную работу обеспечивали 200 рабочих. Новые батареи, выдавали продукции в два раза больше старых. Лучшим стало качество кокса, а его себестоимость уменьшилась.


На территории нынешнего Донецка. 1869 г.


Юзовский металлургический завод в 1872 году


Член Политбюро ЦК КПСС Первый секретарь ЦК КП Украины товарищ П. Е. Шелест на шахте "Октябрьская"


Переход к социалистической индустриализации со всей, остротой выдвинул вопрос о необходимости ликвидации дефицита в электроснабжении промышленности Донбасса., В соответствии с Ленинским планом ГОЭЛРО осенью 1926 года была введена в строй первая очередь Штеровской тепловой электростанции мощностью в 20 тысяч киловатт. В Сталино строились и реконструировались многие шахтные и заводские электростанции. В 1928 году на Рутченковской электростанции были установлены две турбины мощностью в 12 тысяч киловатт и одиннадцать новых котлов. На Щегловке мощность электростанции увеличилась на 750 киловатт. Здесь и на Буденновке (Пролетарский район) ввели в строй 8 котлов. В городе и его окрестностях проводились большие работы по строительству линий передач высокого напряжения и ряда подстанций, необходимых для подготовки своих промышленных предприятий к приему тока отдаленных электростанций.

В корне преобразовался Сталинский машиностроительный завод, где выпускались новые виды машин и механизмов.

В 1927 году промышленность города была восстановлена полностью, а валовая продукция превзошла довоенный уровень. В 1928–1929 хозяйственном году все предприятия города выпустили продукции на 189 миллионов рублей.

Решая задачи индустриализации, трудящиеся города под руководством партийных организаций одновременно оказывали большую помощь крестьянству в коллективизации сельского хозяйства. Претворяя в жизнь решения XV съезда ВКП(б) и X съезда КП(б)У они усилили шефство над селом. На шахтах и заводах возникли добровольные шефские ячейки, которые направляли в подшефные села рабочие бригады для проведения агитационно-пропагандистской и культурно-просветительной работы. Ни одно хозяйственно-политическое мероприятие в деревне не проводилось без рабочих — шефов. Они активно участвовали в посевных и уборочных кампаниях, хлебозаготовках, ремонте сельскохозяйственного инвентаря.

Шефская помощь рабочих имела огромное морально-политическое значение, содействовала кооперированию крестьянства. В 1927 году всеми видами кооперации в Сталинском округе было охвачено 36,9 процента крестьянских хозяйств, а в 1929 году— 62,8 процента.

Укреплялась экономика страны, улучшалось материальное благосостояние, повышался культурный уровень трудящихся. На эти цели Советское государство ежегодно отпускало большие денежные средства. Только на строительство жилья, трамвайной линии и водопровода в городе с ноября 1925 года по октябрь 1927 года было израсходовано один миллион 323 тысячи рублей.

Постепенно преображался облик города. В голой степи на запад от металлургического завода началось строительство нового жилого массива — поселка Стандарт. В районе нынешнего театра оперы и балета сооружались здания Далекого поселка, а восточней кинотеатра имени Т. Г. Шевченко — здания Социалистического городка.

В каменные дома с отдельными благоустроенными квартирами переселялись из юзовских балаганов тысячи рабочих. Много жилых зданий выросло вокруг шахт, расположенных в черте города. Начиналось строительство кооперативных индивидуальных домов. По решению Сталинского окрисполкома в 1928 году было начато строительство Дома Советов. На его сооружение государство выделило один миллион рублей.

В 1927 году началось асфальтирование Первой линии от Первой советской больницы до металлургического завода. Одновременно ремонтировались старые и строились новые тротуары. В 1928 году в городе был пущен трамвай. Трамвайная линия протяженностью 8 километров связала металлургический завод с железнодорожным вокзалом.

Она проходила через центр города, рабочие поселки шахты "Ветка". Активное участие в этом строительстве приняли преподаватели и студенты Донецкого горного института. Они же произвели геодезические съемки, составили топографический план города и по предложению профессора А. М. Первушина спроектировали городской водопровод.

Работы по сооружению водопровода и улучшению снабжения горожан питьевой водой были начаты еще летом 1925 года. Однако строительство подвигалось очень медленно. И только когда А. М. Первушин сделал доклад в городском санитарном совете, в горисполкоме, а также в Харькове в водопроводно-санитарном отделе СНХ УССР, на строительство водопровода в городе Сталино утвердили смету в 960 тысяч рублей. Водопровод был введен в действие в апреле 1928 года.

В 1927 году многие площади и улицы были переименованы. Это проходило в торжественной обстановке. На заседание пленума горсовета посвященного X годовщине Великой Октябрьской социалистической революции собрались в помещении клуба имени В. И. Ленина лучшие представители рабочего класса Сталино. В президиум пленума были избраны представители делегаций компартий Франции, Германии, Англии. Под гром аплодисментов было зачитано постановление о переименовании Первой линии в улицу Артема, Пожарной площади — в площадь Дзержинского, проспектов Михайловского — в Комсомольский, Александровского — в Пролетарский, Николаевского — в Горноинститутский, Малого проспекта — в проспект Павших коммунаров, Среднего— в проспект Труда, Большого — в проспект Лагутенко, Зозулевского переулка — в Красногвардейский, Магазинной улицы — в Кооперативную. Решено было также Александровну называть Первым Октябрьским районом, Ларинку — Вторым Октябрьским районом, Первую Масловку— Третьим Октябрьским районом.

Значительные преобразования происходили и в области культурного строительства. В 1926 году в городе работало 10 начальных и 7 семилетних трудовых школ, в которых обучалось около 5 тысяч человек.

В 1927 году появилась широковещательная радиосеть, впервые в репродукторах и наушниках прозвучали слова: "Говорит Сталино — Донбасс!"

Крупным событием в культурной жизни города явилось преобразование Донецкого техникума имени Артема в Донецкий горный институт (1926 год). Первый учебный год по программе высшего учебного заведения на двух факультетах— горном и горномеханическом — начался в январе 1927 года. В этом же году в институте был открыт углехимический факультет. При институте имелся рабочий факультет и вечерний металлургический техникум.

В институте и на рабочем факультете обучалось 418 студентов. Это были главным образом рабочие с большим производственным стажем или дети рабочих и крестьян, недавно окончившие профессионально-технические или другие школы.

Партийная ячейка, объединявшая коммунистов института, техникума и рабфака, насчитывала в своих рядах около 200 человек, в комсомольской организации на учете состояло 207 человек.

Коллектив Донецкого горного института много внимания уделял подготовке и переподготовке командных и рабочих кадров производства. При институте были открыты Высшие инженерные курсы, трехгодичные временные маркшейдерские курсы, двухгодичные курсы ответственников, пятимесячные курсы по подготовке управляющих рудников, курсы горных инженеров для переквалификации штейгеров, горных техников и десятников. В стенах института проходили переподготовку инженерно-технические кадры Подмосковного бассейна, Сибири и других угольных районов Советского Союза.

В 1928 году на базе вечернего металлургического техникума (работал с 1924 года) возник Донецкий металлургический институт. Первыми его студентами стали рабочие Сталинского металлургического завода и других промышленных предприятий, расположенных поблизости. В Сталино работал институт физиологии труда.

На предприятиях и в учреждениях имелись клубы и красные уголки. В них проводились громкие читки газет, беседы, лекции, вечера вопросов и ответов. При клубе имени Энгельса работала библиотека с книжным фондом в 11 тысяч экземпляров и читальным залом. В музыкальном, драматическом, библиотечном, стенкоровском, шахматношашечном, физкультурном, военно-стрелковом, санитарном кружках, а также в школе кройки и шитья и профшколе участвовало 440 человек. В сентябре 1926 года президиум Сталинского окрисполкома принял решение о создании на базе библиотеки клуба имени Энгельса общегородской библиотеки. Годом позже в городе возникла ячейка "Забой" — организация пролетарских писателей Донбасса. 29 июля 1927 года в здании городского цирка состоялся литературный вечер, на котором выступил приехавший в Сталино В. В. Маяковский.

В 1928 году на гастролях в городе побывал театр имени Заньковецкой. В конце того же года в Сталино был создан первый в Донбассе стационарный украинский драматический театр "Дондерждрама", во главе которого стал режиссер Л. Н. Клещеев.

Достижения, с которыми пришли к началу 1929 года трудящиеся города, свидетельствовали о том, что советский народ добился решительной победы на одном из важнейших участков индустриализации страны и тем самым подготовил все необходимые условия для успешного претворения в жизнь грандиозных планов первой пятилетки.

ГЛАВА ШЕСТАЯ ГЕРОИКА ПЕРВЫХ ПЯТИЛЕТОК

"Город плачущих домн, где слезинки — металл расплавленный. Трубы, трубы кругом, как после пожара в тайге, обнаженные стволы деревьев. Багрово-красным, неподвижным кажется за дымовыми дугами солнце. Паутины проволоки потянулись от одних стволов к другим. Скована земля стальными нитями железных дорог.

Подъезжая к городу, вы видите прежде всего огромный завод, расположенный в котловане, от которого расходятся прямые серые улицы, или "линии", как их здесь называют. В стороне от главной улицы разбросаны одноэтажные домики новейшей стройки, над ними высятся мачты и антенны радиопередаточной станции" [62].

Такое впечатление производил город Сталино к началу первой пятилетки.

В народнохозяйственном плане страны промышленный потенциал города был очень высоким. По Украине его доля составляла: угля — 18,5; чугуна — 12,6; стали — 9; кокса — 20 процентов[63]. Хотя эти показатели были внушительными, социалистическая индустриализация страны требовала дальнейшего роста уровня городской промышленности и улучшения всей ее работы, повышения производительности труда, подготовки квалифицированных кадров.

II Всеукраинская конференция КП(б)У, состоявшаяся 9—14 апреля 1929 года, принимая первый пятилетний план развития народного хозяйства УССР, обратилась ко всем коммунистам и комсомольцам, ко всем трудящимся Советской Украины с призывом сплотиться в борьбе за победу социализма и широко развернуть социалистическое соревнование за выполнение первого пятилетнего плана. 23–29 апреля 1929 года состоялась XVI конференция ВКП(б), утвердившая первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР.

Важная роль отводилась в пятилетнем плане Донбассу, и в частности городу Сталино.

За пятилетие в Донбассе предстояло построить 15–17 крупных шахт, реконструировать 40 старых шахт и довести механизацию добычи до 80 процентов. В городе должны были войти в строй шахта № 5-бис "Трудовская", № 11-бис "Смолянка", № 2–7 "Лидиевка".

Трудящиеся Сталино с большим подъемом встретили первый пятилетний план развития народного хозяйства нашей страны. Внимание партийных, хозяйственных и профсоюзных организаций было сосредоточено на преодолении недостатков хозяйственного руководства, на вовлечение в управление производством широких масс.

Основной формой участия рабочих в улучшении организации производства были производственные совещания. По инициативе газеты "Правда" на предприятиях страны развернулась кампания смотра производственных совещаний. В городе Сталино он проходил под знаком борьбы за выполнение первого пятилетнего плана.

Партийные, профсоюзные и комсомольские организации города привлекли к участию в смотре широкие массы трудящихся.

На производственных совещаниях активно обсуждались вопросы повышения производительности труда, организации социалистического соревнования, снижения себестоимости продукции, ликвидации прогулов. В борьбе за улучшение работы на производстве примерам для всех служили коммунисты.

В ходе смотра на Смоляниновском руднике от рабочих поступило 2 тысячи рационализаторских предложений. Коммунисты рудника проводили беседы, выпускали бюллетень, роздали рабочим 5000 памяток-вопросников. На собраниях, посвященных смотру, горняки принимали самое активное участие.

Важное значение имели статья В. И. Ленина "Как организовать соревнование?" и обращение XVI конференции ВКП(б).

В ответ на этот призыв коллективы промышленных предприятий Сталинского, Луганского, Артемовского и Шахтинского округов заключили в июле 1929 года социалистический договор. Возникали новые формы соревнования. Наиболее жизненной формой борьбы за выполнение заданий первого пятилетнего плана стали ударные бригады.

На Сталинском металлургическом заводе первые ударные бригады возникли в феврале 1929 года.

Инициатором изучения и распространения передовых методов труда в Донбассе выступила парторганизация шахты № 9 "Капитальная", созвавшая первый в округе слет ударников.

На совещании ударников города Переходящее трудовое красное знамя вручили коллективу шахты "Ветка-Наклонная", где уже работало 30 ударных бригад, которые обеспечили выполнение производственной программы 1928–1929 хозяйственного года с превышением плана на 41,7 процента. По примеру города Сталино в конце 1929 года слеты ударников состоялись во всех округах Донбасса. Всесоюзный съезд ударников, проходивший в Москве в декабре 1929 года, отметил замечательные успехи коллективов шахт "Ветка-Наклонная" и № 29 Петровского рудоуправления.

Ударники шахт № 29 и № 9 "Капитальная" за хорошую организацию труда и развитие ударничества были премированы производственными командировками в Москву и Ленинград.

21 января 1930 года было опубликовано обращение ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ ко всем трудящимся Советского Союза. Объявлялся ленинский призыв в ударные бригады. Не менее 500 тысяч новых ленинских ударников, говорилось в нем, — лучшая память о Ленине, лучшее выполнение его заветов. Трудящиеся города в ответ на это обращение выступили с ценными начинаниями. Начали создаваться сквозные ударные бригады, охватившие в отличие от обычных не одно, а несколько взаимосвязанных звеньев производственного процесса. Возник "общественный буксир", когда передовые бригады выделяли лучших рабочих и специалистов в помощь отставшим товарищам. Начало коллективным формам соревнования положило движение за встречные промфинпланы.

Массовое движение рабочих за встречный план, возникшее по инициативе ленинградцев в 1930 году, нашло широкий отклик на предприятиях города Сталино. Рабочие научились разбираться в вопросах производства, планирования, научились находить и использовать внутренние резервы производства.

В марте 1930 года в городе насчитывалось более 2 тысяч ударных бригад. За звание ленинских ударных бригад боролись смены и целые коллективы предприятий. В Сталино первыми этого звания были удостоены коллективы шахт № 29, "Наклонная", "Горняк".

Рабочий коллектив Сталинского металлургического завода в июне 1930 года накануне XVI съеда ВКП(б) на внеочередной производственной конференции объявил завод ударным и взял обязательства выполнить пятилетку в четыре года.

Трудовой и политический подъем рабочего класса сопровождался массовым вступлением ударников социалистического соревнования в партию. В ленинские дни 1930 года только партийная организация Петровского района города приняла в свои ряды 800 рабочих.

Партийные организации города, руководствуясь постановлением ЦК партии от 17 января 1929 года "О задачах угольной промышленности" и решениями XVI конференции ВКП(б), прилагали много усилий, чтобы обеспечить выполнение пятилетнего плана.

10 февраля 1930 года состоялся пленум Сталинского окружкома партии, который вскрыл серьезные недостатки в работе угольной промышленности. Выполняя решения пленума, промышленные предприятия города начали перестраивать свою работу. На шахтах № 1 "Щегловка", имени "Правды" подавляющее большинство рабочих включились в социалистическое соревнование. На ближайшие участки были направлены коммунисты и передовики производства. Более 800 рабочих на шахте "Новочайкино" стали ударниками.

Социалистическое соревнование на промышленных предприятиях города принимало все более широкие масштабы. Борясь за ускорение темпов социалистической индустриализации, рабочий класс развертывал соревнование под лозунгом "Пятилетку — в четыре года".

В эти годы родилась новая замечательная инициатива — движение хозрасчетных бригад. При разработке встречного плана рабочие одного из передовых коллективов литейного цеха завода имени Ленина в Ленинграде включили в свой план качественные показатели, составили новую бригадную смету расходования вспомогательных материалов. Рабочие, ограничив себя твердыми лимитами, подсчитали, что если бережно расходовать материалы, можно добиться значительной их экономии и снизить себестоимость продукции. Это был первый шаг к бригадному хозрасчету.

Инициатива ленинградских литейщиков положила начало переходу бригад, участков, цехов города Сталино на хозрасчет. На шахтах города в короткий срок было организовано свыше 200 хозрасчетных коллективов с охватом 5 тысяч человек.

Активное участие во внедрении хозрасчета принимали партийные организации шахт имени Горького, № 12–18 имени "Правды", № 5, № 8 "Чулковка" и другие. В распространении и утверждении этой новой формы соревнования впереди, как всегда, шли коммунисты. Замечательного успеха добилась хозрасчетная бригада коммуниста Савицкого на шахте № 12–18. Свое производственное задание сна выполнила на 161 процент, имея только 65 процентов нужного по плану числа рабочих. Они изменили организацию труда в забое, более рационально расставили свои силы, установили строгий контроль за выполнением каждого пункта договора каждые рабочим. Все члены коллектива соревновались между собой, активно участвовали в общественной жизни. Партийная организация шахты распространила опыт работы бригады Савицкого.

Переход ка хозрасчет сотен бригад был ярким свидетельством нового, коммунистического отношения к труду.

Однако, несмотря на огромный энтузиазм масс и большой рост угледобычи, страна все еще переживала угольный голод.

Партийные и хозяйственные организации города развернули большую работу среди молодежи. По инициативе комсомольцев Сталино был организован вседонецкий угольный поход. Создавались новые ударные молодежные бригады.

Во второй половине 1930 года ЦК ВКП(б) направил в Донбасс правительственную комиссию для оказания практической помощи в осуществлении механизации угледобычи, в выполнении решений XVI съезда партии.

Понимая важность поставленных задач, Сталинский городской партийный комитет 19 сентября 1930 года для руководства работой по ликвидации угольного прорыва создал при горкоме штаб в составе 9 человек.

Постановление горкома обязывало также создать штабы при каждом шахтоуправлении, мобилизовав для ликвидации угольного прорыва всех коммунистов и комсомольцев, работавших ранее в угольной промышленности.

В октябре 1930 года ЦК ВКП(б) принял постановление о механизации угольной промышленности Донбасса. В этом постановлении указывалось, что основная причина прорыва состояла в плохо организованном техническом руководстве, недостаточном использовании механизмов. Так, например, даже на одной из передовых шахт города — шахте № 9 "Капитальная" — из-за несвоевременной переноски конвейера механизированная лава простаивала по б—7 часов в сутки.

По-боевому взялись за повышение угледобычи горняки шахты № 12–18. Здесь на сменных собраниях обсуждался каждый случай прогула. Ветераны труда шефствовали над молодыми рабочими. Участок соревновался с участком, итоги социалистического соревнования подводились ежедневно. Большую помощь в ликвидации прорыва на шахте оказала выездная редакция газеты "Правда". На шахте начала выходить многотиражная газета, в которой остро критиковались недостатки. Выпускались боевые листки, проводились рабочие собрания. 5 сентября 1931 года районная конференция горняков признала это предприятие лучшим среди других, а по просьбе коллектива оно стало называться шахтой № 12–18 имени газеты "Правда".

К Донбассу было приковано внимание всей страны.

Чтобы выполнить задание пятилетнего плана по углю ка 1931 год, необходимо было начать строительство 14 больших и 57 средних шахт. ЦК ставил перед Донбассом задачу ежесуточно давать стране 140 000 тонн угля. А это, в свою очередь, вызывало необходимость довести ежесуточную добычу угля на шахтах города до 24 500 тонн. Горняки шахты "Смолянка" обязались ежесуточно давать 560 тонн угля и организовали новые ударные бригады. Коллектив шахты № 5–6 обязался ежесуточно давать 770 тонн угля.

Не отставали от горняков и металлурги. На Сталинском металлургическом заводе рабочие организовали бригаду, которая по заявкам шахт срочно ремонтировала шахтные машины и механизмы. В ноябре-декабре 1931 года здесь был проведен массовый рейд, направленный на лучшее использование резервов производства. В этом рейде приняли участие 10 тысяч рабочих, инженеров, техников и служащих завода. К началу рейда доменный цех выполнял программу на 70–75 процентов, а в середине декабря он уже перевыполнил задание. На заводе работали 771 ударная и 302 хозрасчетные бригады. Внесенные рационализаторские предложения в результате проведения рейда составили экономию 1,5 миллиона рублей.

В 1931 году на заводе были построены две домны, одна из которых — № 6 — не уступала по мощности и механизации лучшим печам в Советском Союзе. Работая на пяти печах, металлурги получили в последнем году пятилетки 531 000 тонн чугуна. В том же году было закончено строительство двух мартеновских печей, и на шести печах выплавили 286 000 тонн стали. Старый мартеновский цех, где вместо десяти работало пять печей — остальные были снесены при строительстве новых мартенов, — выплавил 96 000 тонн стали. Прокатчики дали 434 400 тонн продукции.

Борясь за выполнение пятилетнего плана в четыре года, коммунисты города настойчиво укрепляли связи с массами, совершенствовали организационно-партийную и массово-политическую работу, повышали уровень партийного руководства, укрепляли участковые партийные организации. На Сталинском металлургическом заводе партийная прослойка только за один год увеличилась на 5 процентов и в 1932 году составляла 17 процентов.

В первом полугодии 1932 года в Сталинской парторганизации было принято в ряды партии 2434 человека, во втором — 4024. Большинство вступающих в партию были рабочие угольной и металлургической промышленности.

После участия в пуске Днепрогэса в 1932 году в город Сталино приезжал М. И. Калинин. В течение нескольких дней он пробыл на новой шахте № 2–7 "Лидиевка", знакомился с работой, жизнью и бытом горняков.

За годы первой в городе произошли заметные изменения. В центре его было закончено строительство Дома Советов, почтамта, областной конторы Госбанка. Вступил в строй многоэтажный учебный корпус Донецкого горного института на улице Артема, центральная поликлиника, Дворец культуры имени Ленина, началось строительство ресторана "Москва" и центрального гастронома, гостиницы "Донбасс". В 1932 году на углу улицы Артема и проспекта Труда было построено новое здание кинотеатра "Комсомолец", который своей внутренней планировкой и внешним видом резко отличался от старых кинотеатров города — тесных, неуютных, лишенных удобств для зрителей. В этот же период были построены жилые кварталы по улице Кобозева и Пушкинской. Застраивался студенческий городок: Донецкий горный институт, занявший первое место в социалистическом соревновании высших технических учебных заведений Советского Союза, получил премию в размере трех миллионов рублей на постройку студенческого общежитий и успешно осуществлял их строительство.

23 января 1931 года было принято постановление правительства, в котором отмечалось, что Сталино относится к числу городов, подлежащих перепланировке и упорядочению. Сталинский городской Совет обратился с просьбой дополнительно рассмотреть предложение по благоустройству Сталино и включить его в группу городов, подлежащих коренной реконструкции. Предложение было удовлетворено.

За пятилетие в промышленность города, а также на реконструкцию и расширение предприятий, на улучшение материально-бытовых условий было израсходовано 284 миллиона рублей, из них 60 миллионов рублей на улучшение бытовых условий трудящихся.

Масштабы социалистического строительства, реконструкция старых и строительство новых предприятий потребовали значительно расширить подготовку специалистов с высшим и средним образованием, решить проблему создания своих производственно-технических кадров.

В 1930 году на базе углехимического факультета Донецкого горного института был создан Сталинский углехимический институт: в Донецком горном институте появились еще два факультета — шахтостроительный и обогатительный.

28 ноября 1930 года в Сталино открылось еще одно высшее учебное заведение — медицинский институт, которому предоставили здание по улице Артема. Клиниками института стали несколько городских больниц. Тогда же закончилось строительство корпусов центральной поликлиники, а за рекой Кальмиусом развернулось строительство больницы имени Ворошилова (ныне больница имени Калинина), куда прокладывалась трамвайная линия. В 1931–1932 году началось строительство нового учебного морфологического корпуса.

В 1930 году в технические институты было принято 1375 студентов, а в 1931 новый прием составил 1645 студентов.

Серьезное внимание уделялось подготовке квалифицированных рабочих. ЦК партии в своем постановлении от 15 января 1931 года "О Донбассе" признал решающей задачей подбор и подготовку кадров, улучшение организации труда в промышленности. И уже в первом квартале 1931 года на работу в Донбасс было направлено 14 тысяч 250 человек, из них 1600 рабочих только в Буденновское шахтоуправление города Сталино.

Для подготовки квалифицированных рабочих в городе открываются школы горнопромышленного ученичества.

Большую работу в обучении молодых специалистов, в привитии им трудовых навыков проводили комсомольские организации. Городской комитет комсомола решил организовать техническое обучение 75 процентов комсомольцев, работающих в угольной промышленности. Он взял шефства над техническими станциями, где молодые рабочие обучались горняцким специальностям. Только на технических станциях Ветки и Щегловки обучалось 10 тысяч комсомольцев. За вторую половину 1931 года на шахтах города было подготовлено в технических кружках и на курсах еще 14 000 человек.

По инициативе горкома комсомола из Харькова в Сталино в начале 1932 года был переведен заочный горный институт, в котором обучалось 400 заочников.

В 1932 году в городе открылась областная научно-медицинская библиотека, ежегодно пополнявшаяся новыми изданиями и пользовавшаяся большой популярностью среди медицинских работников.

В годы первой пятилетки в городе работали 4 вуза, 7 техникумов, 7рабфаков, которые готовили кадры по различным специальностям народного хозяйства с общим количеством учащихся 8 тысяч человек.

Значительно возросла сеть общеобразовательных школ и детских учреждений. Число учащихся в школах с 36 тысяч возросло за годы пятилетки до 73 тысяч. Сократилось количество неграмотных.

Если в 1930 году в городе было 3 детских сада, то в 1932 году их число достигло 30.

Развитие промышленности, рост квалифицированных рабочих кадров требовали дальнейшего развития культуры в городе. Открываются новые дворцы культуры и клубы. Работают 92 киноустановки. В начале 30-х годов в городе создается Филармония (Донфил).

Наряду с ячейками журнала "Забой" в городе возникают группы комсомольской писательской организации "Молодняк". В работе этих групп принимают участие Н. Рудь, В. Лагода (Лагодзинский) и другие. В Сталино работает и татарская секция "Молодняка", возглавляемая ныне известным татарским поэтом Сундюкле.

В связи с ростом промышленных предприятий увеличилось количество рабочих на них. Это, в свою очередь, вызвало развитие жилищного строительства, на которое за годы пятилетки было израсходовано 32 миллиона 400 тысяч рублей.

Одновременно решалась проблема снабжения населения чистой водой. С 1931 года для водоснабжения города начали использовать воду из Кипучей криницы. Было проложено 55,3 километра водопровода, который не уступал лучшим европейским водным сооружениям. Это позволило вдвое увеличить расход воды на каждого человека.

За годы первой пятилетки в городе значительно выросла торговая сеть. В 1931 году здесь насчитывалось уже 868 торговых точек. Многие товары доставлялись шахтерам и металлургам на дом.

Расширилась сеть общественного питания. В городе работало 211 столовых. Услугами столовых и ресторанов пользовалось 50 тысяч человек, или 58 процентов горняков и 25 процентов металлургов.

Профсоюзные организации стали уделять большое внимание оздоровлению трудящихся. Только в предпоследнем году пятилетки в домах отдыха и санаториях побывало свыше 140 тысяч трудящихся города.

Весной и осенью 1932 года за Первым прудом, на открытом участке степи, полого спускавшейся от Смолянки в долину реки Бахмутки в Скоморощинной балке, на бывшем месте подпольных сходок юзовских рабочих силами общественности был заложен Центральный парк культуры и отдыха. Территория его занимала 120 гектаров.

В июле 1932 года была создана Донецкая область. Сталино становится областным центром. В городе образовывается 5 районов: Центрально-городской, Буденновский, Сталино-заводской, Петровский, Куйбышевский. Превращение Сталино в центр социалистического Донбасса еще более активизировало политическую, хозяйственную и научно-культурную жизнь в городе. Здесь создаются органы управления угольной промышленностью и строительством. В институтах, техникумах, училищах расширяется подготовка инженерных кадров. В городе проходят республиканские слеты и совещания передовиков и новаторов промышленности

Расширяется жилищное строительство, улучшается коммунальное хозяйство. Благоустраиваются сады, парки, скверы. Растет протяженность шоссейных дорог, увеличивается трамвайный парк.

За годы пятилетки длина трамвайной трассы по городу достигла 60 километров, то есть увеличилась почти вдвое. Вагонный парк вырос до 69 вагонов. В 1932 году прокладываются трамвайные линии к заводу имени 15-летия ЛКСМУ, в район Рутченково и на Смолянку.

В годы первой пятилетки партийные, советские, профсоюзные организации города проводили разностороннюю работу, направленную на быстрейшее выполнение первого пятилетнего плана. Возросшие темпы социалистического строительства требовали повышения ответственности каждого работника за порученное ему дело. На ответственные участки направлялись коммунисты.

Партийная прослойка в ведущих отраслях промышленности угольной и металлургической, составляла от 11 до 19 процентов. К концу пятилетки городская партийная организации состояла из 25 тысяч членов и кандидатов партии.


Автоматизированная система управления на машзаводе имени 15-летия ЛКСМУ


Президент Академии наук СССР В. М. Келдыш и президент Академии наук УССР Б. Е. Патон в гостях у донецких ученых


Памятник Д. С. Пушкину


Комсомольцы и молодежь города явились застрельщиками многих патриотических начинаний, способствующих быстрейшему выполнению заданий пятилетки. Лучшие рабочие, ударники вступали в ряды Ленинского комсомола. К июню 1932 года комсомольская организация города выросла до 32 тысяч членов.

Итоги борьбы за выполнение пятилетнего плана, развитие индустриального центра, его культурную жизнь к концу пятилетки освещали 32 газеты общим тиражом 42 тысячи экземпляров. В том числе областные газеты "Диктатура труда" и "Молодой рабочий". С января 1933 года газета "Диктатура труда" стала называться "Социалистический Донбасс", а молодежная газета "Молодой рабочий" в 30-х годах была переименована в "Комсомолец Донбасса".

Развитие города Сталино и его становление решались при самом деятельном участии трудящихся многих областей и республик нашей страны, при постоянном внимании ЦК ВКП(б) и ЦК КП(б)У. 1932 год ознаменовался новым мощным подъемом социалистического соревнования среди трудящихся города в связи с 25-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции.

Героические усилия советского народа принесли ему замечательную победу: первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР был выполнен досрочно — за четыре года и три месяца. И в том, что развернутое наступление социализма увенчалось полным успехом и Советский Союз превратился из отсталой аграрной страны в передовую индустриальную державу, немалую роль сыграл Донбасс и его промышленный центр — город Сталино.

* * *

В 1932 году вместе со всей страной город Сталино вступил во вторую пятилетку. Новый пятилетний план открывал широкие перспективы развития города, на территории которого в это время находилось 46 шахт, металлургический, коксохимические, машиностроительные заводы, ряд предприятий Донэнерго, предприятия легкой и пищевой промышленности.

По всей стране бурно росли новые города и промышленные центры, строились новые заводы, фабрики, прокладывались железные дороги. Все это вызывало необходимость значительного увеличения добычи топлива. Однако хотя техническая оснащенность угольной промышленности за годы первой пятилетки, значительно возросла, темпы ее роста все еще отставали от темпов развития народного хозяйства страны. Поэтому вопросы увеличения добычи угля стояли в центре внимания партии и правительства. ЦК ВКП(б) и СНК СССР после тщательных проверок состояния дел в Донбассе приняли ряд постановлений: в апреле и мае 1933 года "О работе угольной промышленности Донбасса", "Об укреплении хозяйственных и технических кадров угольной промышленности Донбасса", "Об организации управления шахтой, рудником и трестом в Донбассе", "О заработной плате рабочих и инженерно-технических сил угольной промышленности Донбасса". Эти решения охватывали все стороны производственной деятельности предприятий Всесоюзной кочегарки и имели непосредственное отношение к общественным и хозяйственным организациям юрода Сталино. Они нацелили на глубокое изучение социалистической экономики, способствовали совершенствованию системы и методов хозяйственного руководства, воодушевляли трудящихся Донбасса на новые свершения во имя победы социализма в нашей стране.

С помощью присланных ЦК КП(б)У и Донецким обкомом больших групп партийных, хозяйственных и комсомольских работников городская партийная организация мобилизовала трудящихся на борьбу за выполнение директив партии и правительства. Из аппаратов треста "Сталинуголь" и рудоуправлений на шахты перевели 170 инженеров и техников, из них 98 стали работать непосредственно на подземных участках, где решалась судьба государственных планов. Упорядочивалась оплата труда: внедрялись типовые нормы и прогрессивно-премиальная система, предусматривавшая поощрение рабочих ведущих профессий, успешно осваивавших новую технику.

На шахтах № 10 "Чекист", 3—18, 4—21, 1–2 "Смолянка" и других основным звеном партийной работы стали участки. На каждом из них создали партийные, профсоюзные и комсомольские организации, которые возглавили наиболее авторитетные коммунисты. Здесь систематически проводились семинары секретарей ячеек, на которых наряду с изучением общих теоретических и политических проблем обсуждались практические вопросы жизни предприятия. Обогатились формы массово-политической и организационной деятельности, которая становилась конкретной и боевой.

По примеру шахтных перестроили свою работу партийные и хозяйственные организации всех отраслей промышленности города. Особенно больших успехов добились трудящиеся металлургического завода. Они приняли активное участие во всесоюзном конкурсе домен и мартенов страны в 1933 и в последующие годы. Действенное соревнование, товарищеская взаимопомощь помогли им завоевать первое место и Переходящее красное знамя газеты "Правда". Доменщики довели коэффициент полезного объема печи до 1,30 вместо планового 1,35, мартеновцы освоили производство осевой, вагонной, паровозной, авиационной, поршневой и тракторной стали всех марок. Жюри конкурса признало чугун Сталинского металлургического завода лучшим на Юге страны. О трудовых достижениях коллектива рассказал с трибуны XVII съезда ВКП(б) директор завода И. Г. Макаров.

Замечательным достижением металлургов явилась механизация рудного двора по проекту работников завода. За 1934–1937 годы здесь были полностью механизированы выгрузка вагонов и загрузка печей, ликвидирована ручная уборка чугуна с литейных дворов, увеличена подача воды для охлаждения фурм и амбразур, паровые воздуходувки заменили турбинными. Затраты на реконструкцию исчислялись суммой, превышающей 27 миллионов рублей. Важно и то, что все эти работы коллектив выполнил "на ходу" — ни один цех (включая доменный, в котором полностью механизировали первую домну, капитально отремонтировали вторую и шестую, построили четвертую) не прекращал выпуска продукции. Мощность доменного цеха в переводе на передельный чугун составила 750 тысяч тонн в год и возросла в сравнении с 1932 годом на 133,9 процента. После реконструкции завод стал передовым предприятием страны по производительности и механизации труда.

Улучшая руководство промышленностью, партийные организации города мобилизовали трудящихся на претворение в жизнь лозунга партии — дополнить пафос нового строительства пафосом освоения новых предприятий и новой техники. Предстояло преодолеть большие трудности, так как требовалось определенное время, чтобы повысить квалификацию рабочих и дать им возможность приобрести знания и навыки для максимального использования новой техники.

Формы подготовки квалифицированных рабочих кадров вырастали из условий производства, их выдвигала сама жизнь. Широко практиковалась сдача общественного технического экзамена. В 1933 году только на шахтах треста "Сталинуголь" его сдали 6775 рабочих. В декабре 1934 года Наркомтяжпром издал приказ о сдаче государственного технического экзамена (ГТЭ).

Сдача ГТЭ началась 1 февраля 1935 года. На 26 мая по городу сдали гостехэкзамен свыше 13,5 тысячи человек. Отличников техучебы после сдачи экзаменов переводили в высшие разряды или выдвигали на высшую должность. Так, на шахтах города в высшие разряды перевели 322 отличника, многих из них выдвинули на должности бригадиров и десятников.

В середине 30-х годов в городе, как и во всем Донбассе, сложилась стройная система подготовки кадров: курсы техминимума I и II ступени, курсы мастеров социалистического труда, курсы массовых профессий целевого назначения. На них в 1936 году обучалось более 25 тысяч рабочих.

Росту квалификации рабочих способствовала также массовая техническая пропаганда. Центрами ее стали технические станции, созданные почти на всех предприятиях города. Этому вопросу уделяли большое внимание и культурно-просветительные учреждения — дворцы культуры, клубы, библиотеки. Проводились технические конференции, вечера обмена опытом техпропаганды. доклады, лекции, викторины.

Исключительно большое значение в организации технической пропаганды имела помощь опытной базы Наркомтяжпрома СССР, оказанная шахтным организациям города. В Донбассе она работала с 17 октября 1932 года по 30 сентября 1933 года.

О масштабах и формах технической пропаганды можно судить по деятельности опорных станций треста "Сталинуголь". Только в 1934 году они организовали более 700 лекций, докладов, викторин, производственных экскурсий, конференций и слетов, радиопередач и киносеансов, около трех тысяч групповых и индивидуальных консультаций.

Широко практиковалось проведение вседонецких конкурсов на лучшую постановку технической пропаганды. Во время одного из них первую премию получила шахта № 8 "Ветка", где повышали свой производственный уровень около шести тысяч механизаторов и новичков. Техстанция получила от своих питомцев многочисленные отзывы. Машинист врубовой машины Гавриков писал: "Благодаря техническому кружку я получил теоретическую подготовку, изучил врубовку "эйкгофф" и научился сам ремонтировать машину". Забойщик Есаулов, став мастером своего дела, руководил кружком по изучению техники зарубки угля и проводил производственный инструктаж молодых рабочих. Таких мастеров техстанция воспитала десятки. Большую помощь ей оказывала группа студентов Донецкого горного института под руководством доцента Б. Л. Розенберга.

По инициативе партийных организаций издавались популярные брошюры о передовых методах работы и опыте организации технической пропаганды. Одна из них — "Первая в Донбассе", выпущенная Всеукраинским комитетом союза горняков, рассказала, как на шахте № 3—18 треста " Сталинуголь" добились технической грамотности всех рабочих, в результате чего шахта из отстающих вышла в число передовых. В 1938 году Профиздат выпустил брошюры, в которых рассказывалось о передовом опыте мастера Д. А. Пысева и горнового И. Гридина с Донецкого металлургического завода.

Широкое техническое обучение и массовая техническая пропаганда помогали трудящимся города быстрее освоить и лучше использовать технику, расширить свой культурно-технический кругозор, повысить квалификацию, совершенствовать трудовые навыки и приемы. Все это в конечном счете приводило к росту производительности труда.

Повышение культурно-технического уровня рабочих способствовало возникновению новой, более высокой формы социалистического соревнования — стахановского движения. Борис Горбатов в романе "Донбасс" так описывает возникновение этого замечательного движения: "Все, что происходило в те дни в шахтерском Донбассе, поэт сравнил бы и с буйным разливом Волги, и с ледоходом в Арктике… и даже с геологическим переворотом, вздымающим из неведомых пучин новые вершины и новые земли, — но все эти поэтические сравнения все-таки не объяснили бы, что было в сентябре 1935 года в Донбассе, когда в движение пришли не льды, не воды, не горы, а люди… с грохотом рушились старые порядки и старые нормы, — только гул шел по Донбассу…"[64].

Среди первых стахановцев есть имена и тружеников Сталино. Машинист врубовой машины Туманов шахты № 3—18 12 сентября за 4 часа 35 минут подрубил 150 метров угольного пласта. Раньше за рабочую смену производительность его врубовки не превышала 47 метров. В тот же день четыре горняка бригады Ходорченко с шахты № 10 "Чекист" добыли за смену 120 вагонов угля. До этого бригада в 8 человек добывала не более 100 вагонов угля. Машинист врубовой машины Зубарев шахты № 4—21 16 сентября за 5 часов 36 минут выполнил план на 310 процентов. Стахановец Щербаков шахты № 6 "Трудовская" с двумя товарищами, вместо 12 человек, за 4,5 часа нарубили 127 вагонов угля, выполнив план на 418 процентов[65]. В начале ноября на шахтах города по-стахановски работало уже 5 тысяч горняков, объединенных в 180 угольных бригад.

Быстрому распространению движения новаторов содействовала большая организаторская и разъяснительная работа парторганизаций. Сталинская городская, районные и первичные партийные организации провели единый партийный день, посвященный передовым методам труда. Вопросы новой организации производства обсуждались на рабочих собраниях, совещаниях парторгов, руководителей предприятий, цехов и участков. Центральная и местная пресса освещали метод А. Стаханова и его последователей. Обком КП(б)У проводил областные радиопереклички. Возникли новые формы передачи опыта новаторов. Наиболее эффективными из них явились стахановские школы и курсы мастеров социалистического труда.

Уже первые шаги стахановского движения привели к сокращению штатов и повышению производительности труда. За первый месяц применения метода новаторов по Петровскому, Сталинскому и Буденновскому рудоуправлениям число рабочих в бригадах сократилось на 356 человек, а угледобыча повысилась на 27 процентов[66].

Главное в методе работы новаторов состояло в более четком распределении обязанностей, сокращении времени на вспомогательные операции, в лучшей организации рабочего места, совмещении отдельных операций и профессий и более совершенном овладении техникой.

Стахановское движение охватывало все большее число трудящихся. В конце 1937 года на шахтах города в стахановском движении участвовало около 80 процентов рабочих из 44,5 тысячи человек общего числа трудящихся. 4670 шахтеров завоевали звание мастеров социалистического труда. На металлургическом заводе соревновалось 10 453 человека, то есть 83,2 процента общего числа рабочих. Из них 7232 являлись стахановцами и ударниками.

Механизация угольной промышленности, повышение технических знаний, социалистическое соревнование обеспечили рост производительности труда. За годы второй пятилетки среднемесячная выработка на одного рабочего на шахтах треста "Сталинуголь" выросла в два раза. С каждым годом повышалась производительность врубовых машин. На протяжении 1933–1937 годов она увеличилась с 1867 до 4024 тонн в месяц.

В угольной промышленности исчезли профессии саночника и коногона, снизился удельный вес забойщиков, работавших вручную. Быстро росло и число забойщиков, пользовавшихся отбойными молотками, машинистов врубовых машин, электровозов, лебедок. На металлургическом заводе место чернорабочих, каталей и чугунщиков — рабочих тяжелого физического труда — заняли весовщики вагон-весов, машинисты грейферных и портальных кранов и других машин и механизмов.

Партийная организация Сталино воспитала много передовиков и новаторов производства, прославивших город. Заслуженным всеобщим уважением пользовался директор металлургического завода И. Г. Макаров, выдвиженец первых лет Советской власти, ставший затем заместителем Наркома тяжелой промышленности. Горняк Я. М. Сабашков стал инструктором стахановских методов труда. По его предложению ремонт совмещали с добычей угля, благодаря чему процесс переноски конвейера сократился с 6 до 1,5–2 часов. Высокой производительностью славились металлурги Б. К. Конюков, Т. И. Василенцев, горняки Кривенко, Шилов, Беликов, Пивоваров и многие-многие другие.

Многие новаторы и передовики производства города стали коммунистами. В апреле 1937 года партийная организация Сталино насчитывала в своих рядах почти 10 тысяч, а комсомольская — около 20 тысяч человек.

Росту политической активности трудящихся содействовала большая работа партийных организаций по пропаганде марксистско-ленинского учения. Сеть политкружков и школ выросла с 394 в 1933 году до 605 в 1937 году, а количество занимавшихся в них — соответственно с 7,5 до 8,5 тысячи человек. Городская партийная организация в 1933 году во вседонецком конкурсе по партучебе завоевала десять премий Донецкого обкома партии и одержала победу в соревновании с партийной организацией города Мариуполя. По итогам партучебы в 1934 году парторганизация города заняла первое место в области и завоевала знамя Донецкого обкома КП(б)У.

Годы второй пятилетки ознаменовались ростом трудовой и политической активности горожан. Особенно ярко это проявлялось во время принятия новой Конституции СССР и выборов в Верховный Совет СССР. Только за октябрь — ноябрь 1937 года на предвыборных собраниях и митингах участвовало свыше 490 тысяч человек. В голосовании участвовало более 99 процентов избирателей. По избирательным округам города в Верховный Совет СССР избрали депутатами секретаря Донецкого обкома партии Э. К. Прамнека, председателя облисполкома П. И. Шпилевого и управляющего трестом "Сталинуголь" М. И. Смирнова.

Жители города часто принимали делегации из различных районов страны. Одними из самых дорогих гостей были летчики — Герои Советского Союза. 31 августа 1934 года торжественный пленум городского Совета, посвященный этой встрече, удовлетворил просьбу трудящихся и присвоил имя Челюскинцев шахте № 1 "Проходка", а проспект "Садовый" переименовал в "Челюскинский".

Самоотверженный труд горожан под руководством партийных организаций обеспечил улучшение работы предприятий. Шахтеры в 1937 году дали стране почти восемь миллионов 750 тысяч тонн угля против двух миллионов 400 тысяч тонн в 1933 году. Вошли в строй действующих несколько новых шахт, среди них № 17—17-бис, № 6 "Красная Звезда", № 11 "Смолянка", № 5-бис "Трудовская" мощностью более 500 тонн угля в сутки каждая. Металлурги производили 803 тысячи тонн чугуна и 526 тысяч тонн стали, против 550 тысяч тонн чугуна и 440 тысяч тонн стали в 1933 году. Завод Боосе, переименованный в 1935 году в завод имени 15-летия ЛКСМУ, специализировался на выпуске лебедок и сортировочного оборудования для угольной промышленности. Это был единственный завод в Советском Союзе, изготовлявший лебедки, которые до этого завозились из-за границы. В 1934 году коллектив завода освоил серийный выпуск подъемных машин. Завод "Стальмост" (ныне Донецкий завод металлоконструкций) выполнял ответственнейшие заказы Кузнецкстроя, Магнитогорскстроя и Наркомпути. Выросли новые крупные заводы: авторемонтный, по обработке вторичных цветных металлов, механический "Донэнерго".

Все предприятия ведущих отраслей промышленности подверглись коренной реконструкции. Развивались также и предприятия легкой и пищевой промышленности: швейная, обувная, текстильная, макаронная и другие фабрики. Только в 1936 году 45 предприятий легкой и пищевой промышленности города выпустили продукции на 75 миллионов рублей.

Важнейшим итогом выполнения второй пятилетки явилось коренное улучшение материального благосостояния трудящихся. Значительно повысилась зарплата рабочих и служащих.

В городе была создана прочная собственная продовольственная база: 24 предприятия и пригородных хозяйства, многие из которых представляли собой крупные комбинированные совхозы, и свыше 90 тысяч рабочих индивидуальных огородов позволили почти полностью обеспечить население овощами и молоком. Кроме того, на площади трех тысяч гектаров были посажены фруктовые деревья и ягодники.

Успешно решались задачи коммунального строительства и благоустройства города. Совет труда и обороны объявил строительство города Сталино ударным. Городской Совет только за один год получил на новое жилищное, культурно-социальное строительство и благоустройство около 20 миллионов рублей государственных ассигнований. Часто проводились субботники и воскресники по благоустройству. На один из таких субботников, который состоялся 24 апреля 1934 года, вместо намечавшихся 8 тысяч человек собралось более 31 тысячи рабочих, работниц, служащих и домохозяек. Горком комсомола выпустил своеобразный трудовой комсомольский заем в 250 тысяч трудодней. Столько должны были отработать комсомольцы по благоустройству родного города. 3 ноября 1933 года ударники — сталевары новомартеновского цеха металлургического завода — через городскую газету "Сталинский рабочий" обратились с открытым письмом к трудящимся города с призывом начать социалистическое соревнование по культурно-бытовому обслуживанию с тружениками городов Свердловска, Новосибирска, Магнитогорска и Сталинска (ныне Новокузнецк). Горком партии и городской Совет одобрили и поддержали инициативу сталеваров.

Высокие темпы роста промышленности привели к дальнейшему развитию города, увеличению его населения. Преображалась улица Артема — центральная магистраль. Ее украсили новые административные, культурно-бытовые и жилые здания. Жилой фонд города вырос с 705 тысяч в 1933 году до одного миллиона 70 тысяч квадратных метров в 1936 году.

Для улучшения обеспечения города водой на реке Волчьей в середине 30-х годов соорудили Карловское водохранилище. Потребление воды на душу населения в 1936 году возросло до 42 литров в день. В 1933 году началось строительство канализации и было построено 12 километров уличной канализационной сети, которая обслуживала 88 домов. К 1936 году длина канализационной сети уже превысила 33 километра. Площадь замощенных улиц увеличилась за 1932–1936 годы с 24,5 до 353 тысяч квадратных метров. Развивалось энергохозяйство. Потребление электроэнергии составляло 80,7 киловатт-часов на душу населения. Протяженность электросети за те же годы выросла с 35 до 113,5 километра.

В годы второй пятилетки новые трамвайные линии соединили центр города со станцией Рутченково, со Смолянкой. В 1933 году по постановлению Донецкого облисполкома организовали воздушное сообщение города со Старобельском. Это обеспечило более четкую связь руководства областного центра с наиболее отдаленными районами. Десять железнодорожных станций: Сталино, Мандрыкино, Рутченково, Мушкетово и другие связывали город с промышленными районами области, а также с Москвой, Киевом, Харьковом и Ленинградом.

В 1934 году в Сталино появился первый в Донбассе городской газопровод. Коксовый газ, ранее выбрасывавшийся в атмосферу и отравлявший ее, начали использовать для отопления зданий. В канун 17-й годовщины Великого Октября первый факел газа зажегся над зданием горкома партии. В 1937 году в городе уже было более 500 газифицированных квартир.

Труженики города решили доказать, что в засушливом донецком крае можно вырастить зеленые насаждения. Они опирались на опыт, накопленный в этом отношении В. В. Докучаевым и другими донецкими лесоводами. Городские партийные и советские органы, общественные организации горячо поддержали стремление населения озеленить свой город. На эти цели за годы первых двух пятилеток было израсходовано 31 миллион рублей. Большую роль сыграла областная конференция по озеленению, состоявшаяся в ноябре 1936 года в городе Сталино. На этой конференции докладчик привел слова И. В. Мичурина, который, одобряя ценное начинание донбассовцев, призывал их: "Не верьте тем, кто охаивает земли Донбасса, сажайте яблони, груши, вишни, черешни, виноград, сажайте всюду, где нужны лесозащитные полосы"[67]. Город украсили новые парки и скверы, защитные зоны и фруктовые сады. Благоустраивался и рос Центральный парк культуры и отдыха.

В связи с отменой карточной системы на продуктовые и промышленные товары расширялась городская торговая сеть, рос товарооборот. В магазины поступало все больше товаров, увеличивался их ассортимент, улучшалось их качество. Количество трудящихся, пользовавшихся услугами столовых и ресторанов, выросло в 1935 году до 220 тысяч человек.

Значительные изменения произошли в организации народного здравоохранения. За годы второй пятилетки расходы на него составили более 45 миллионов рублей. В городе расширилась сеть лечебных заведений, выросло число медицинских работников. Теперь здесь было 25 больниц почти на 2500 коек, девять поликлиник, две детские поликлиники, 42 амбулатории, 42 детские консультации и молочные кухни, 49 медпунктов на предприятиях, в том числе 31 подземный в шахтах. Работало более 400 врачей и 11 профессоров… Большую работу проводила малярийная станция. Только в 1935 году под ее руководством было осушено 260 гектаров заболоченных мест и 60 гектаров подвергли нефтеванию.

Из года в год росло количество дошкольных учреждений. В 1935 году в городе уже насчитывалось 43 детских сада и 45 детских яслей. В том же году более 33,5 тысячи ребят отдыхали в пионерских лагерях, детских санаториях и домах отдыха, в живописных уголках Великоанадольского леса, у Северского Донца и на побережье Азовского моря.

Десятки тысяч трудящихся города получили возможность отдыхать и лечиться в здравницах Славянска, Святогорска, Приазовья и других районов страны. На средства, выделенные наркомом Серго Орджоникидзе из фонда достигнутой экономии, металлурги построили в Мариуполе, на берегу Азовского моря, дом отдыха "Металлург". Два дома отдыха для металлургов и горняков построили на Петровке и в Щегловском лесу.

Большие изменения произошли в организации народного образования. В 1934 году было введено обязательное семилетнее обучение детей до 15 лет. За 1934–1937 годы в городе построили 33 новые школы. Количество учащихся за пятилетие увеличилось с 55 до 76 тысяч. В вечерних школах рабочей молодежи училось более 2700 рабочих. Расходы на народное образование в 1937 году составили 22 миллиона рублей, против 11 миллионов рублей в 1934 году.

Уделялось внимание не только строительству школ, но и повышению качества учебной и воспитательной работы в них. Городской отдел народного образования создал институт участковых инспекторов-методистов, которые оказывали теоретическую и методическую помощь учителям. Во всех крупных школах функционировали кружки по изучению языка и литературы. Работали постоянно действующие специальные учительские семинары историков, языковедов и директоров школ. Часть учителей повышала свои знания и квалификацию на вечерних и заочных отделениях педагогического института и техникума.

Производственные партийные организации установили шефство над школами. Часто обсуждали вопросы о школьном строительстве и воспитании детей. Практиковались отчеты родителей о воспитании своих детей: коммунистов — на партийных собраниях, а беспартийных — на профсоюзных. Органы народного образования и школы организовали "педагогические чтения" — лекции для родителей. Шефы оказывали большую помощь школам в оборудовании необходимой мебелью, в ремонте зданий, обеспечении топливом.

В ноябре 1936 года дети трудящихся Сталино получили прекрасный подарок — Дворец пионеров. Он располагал двумя десятками комнат, двумя залами — на 130 и 250 человек, просторными вестибюлями. Бригада донецких художников (Б. И. Вакс, В. А. Головатый, И. Л. Мищенко, Е. Е. Грейлих, А. В. Коморный) под руководством профессора Киевского художественного института Л. Ю. Крамаренко выполнила в нем фресковые росписи на темы русских народных сказок. Квалифицированный штат работников проводил во Дворце пионеров большую кружковую и полит-массовую работу.

Большую помощь общественным организациям города в проведении культурно-воспитательной и массово-политической работы и особенно в ликвидации неграмотности и малограмотности взрослого населения оказывали учителя. В 1935–1937 годах 260 учителей и более тысячи культармейцев и жен инженерно-технических работников помогли ликвидировать неграмотность свыше 13 тысячам и малограмотность более 18 тысячам трудящихся.

Дальнейшее развитие получили высшие и средние специальные учебные заведения города. В марте 1934 года углехимический институт объединили с металлургическим. В апреле 1935 года горный и металлургический институты были объединены в Донецкий индустриальный институт. В него влились также студенты Краматорского вечернего машиностроительного института, часть студентов Киевского горного и Криворожского горнорудного институтов. Теперь на четырех факультетах обучалось более трех тысяч студентов по 13 специальностям. Институт имел филиалы в Горловке, Штеровке, Красном Луче.

Крупным учебным заведением становился медицинский. институт, которому было присвоено имя М. Горького. С 1930 по 1937 год на его развитие было израсходовано свыше 21 миллиона рублей. В середине 30-х годов студенты медики получили новое многоэтажное благоустроенное общежитие, продолжалось строительство нового учебного корпуса. Кафедры и лаборатории систематически пополнялись современным медицинским оборудованием. За годы второй пятилетки медицинский институт выпустил 430 молодых специалистов.

В шести техникумах: горном, металлургическом, медицинском, общепита, нархозучета и музыкальном обучалось более 1700 студентов.

Вузы и техникумы не только готовили кадры специалистов, но и принимали активное участие в социалистическом строительстве. Например, ученые Донецкого индустриального института разработали и практически осуществили в шахтах стационарное освещение, что привело к значительной экономии электроэнергии и увеличению производительности труда; спроектировали и изготовили промышленный образец телескопической погрузочной машины; активно участвовали в организации центральной Сталинской технической станции по электровозной откатке.

На шахте № 30, в Рутченково, они провели большую работу по изменению системы разработок и составили проект конвейерного привода. Готовили рабочие чертежи по строительству новых шахт. Разработали проблему устойчивости кирпичной кладки доменных печей. Большое народнохозяйственное значение имела выполненная ассистентом С. Н. Вольфсоном под руководством профессора И. Е. Коробчанского работа по переводу автомашины АМО-4 на газообразное топливо[68].

Одной из важнейших научно-исследовательских работ, выполненных учеными Донецкого индустриального института, являлась подземная газификация углей бесшахтным методом. После лабораторных испытаний в 1934 году группа студентов (П. В. Скафа, В. А. Матвеев, Д. И. Филиппов) под руководством профессора И. Е. Коробчанского и при активной помощи профессора В. С. Крымова внедрила результаты исследования на лисичанской шахте "Подземгаз" и горловской шахте № 4 "Подземгаз". После защиты дипломов студенты работали на шахте № 4 "Подземгаз".

Ученые А. И. Тулпарев, И. Е. Коробчанский и А. М. Первушин выступили инициаторами бытовой газификации города. Под их руководством студенты А. А. Лознов, И. Е. Кузнецов, Ю. И. Боксерман разработали и успешно защитили дипломы — "Газификация города Донецка". Дипломные проекты сразу же реализовали: построили установки сероочистки возле Сталинского коксохимзавода, проложили первые километры городской газовой сети, установили газовые плиты в квартирах. По опыту газификации Сталино позже выполнялся весь комплекс работ газификации городов Макеевки, Мариуполя и Луганска.

Годы второй пятилетки отмечены резким повышением уровня культурного обслуживания трудящихся города. Ассигнования на развитие культуры за 1934–1937 годы составили свыше 70 миллионов рублей. Были реконструированы здания театра и кинотеатра "Красный" (на бывшей Второй линии). В 1936 году началось строительство здания для театра оперы и балета, в 1937 году — строительство самого крупного в городе кинотеатра имени Т. Г. Шевченко.

В пяти районах города имелись прекрасные дворцы культуры и 46 клубов. Особое восхищение и гордость горожан вызывал построенный на Смолгоре Дворец культуры имени В. И. Ленина металлургического завода. Ежегодно проводились районные и городские олимпиады художественной самодеятельности. В клубах и дворцах часто практиковались конкурсы и смотры лучших исполнителей — танцоров, чтецов, музыкантов.

В 1933 году по решению правительства УССР на постоянную работу в город Сталино в полном составе был переведен один из крупнейших театров Украины Харьковский Краснозаводской театр, переименованный тогда же в Сталинский государственный украинский драматический театр. Художественным руководителем театра стал выдающийся деятель украинской советской сцены ныне народный артист СССР В. С. Василько. Любимцами зрителей были ведущие актеры — народные артисты УССР Л. М. Гаккебуш и В. Н. Добровольский. Здесь начали свой творческий путь молодые актеры и режиссеры Н. Смирнов, В. Загаевский, Д. Лазуренко и другие. Театр сразу установил тесный контакт с коллективами крупнейших заводов и шахт Сталино. Бригады ведущих артистов выступали с шефскими концертами в нарядных шахт, цехах заводов.

Коллектив театра стал частым и желанным гостем на сценах рабочих клубов и дворцов культуры. Только в 1936 году театр показал в них 324 спектакля.

Большая группа артистов и режиссеров руководила художественной самодеятельностью в клубах и школах. При театре создали студию, организовали кукольный театр, который за несколько лет работы стал известен каждому школьнику, а также два филиала — театр чтеца и театр миниатюр.

Свой первый сезон драматический театр открыл постановкой пьесы И. Микитенко "Бастилия божьей матери". Репертуар обогащался лучшими произведениями советских драматургов, русской, украинской и западноевропейской драматургии.

В Сталино на гастроли приезжали коллективы МХАТа, театра имени Моссовета, Ленинградского театра оперы и балета и другие.

В 1935 году был открыт музыкальный техникум. При радиокомитете работал симфонический оркестр, которым сначала руководил заслуженный деятель искусств А. Климов, а потом известный советский дирижер Н. Г. Рахлин. Позже оркестр передали филармонии.

Росла сеть библиотек. Они имелись на каждом промышленном предприятии, во многих учреждениях, во всех учебных заведениях и располагали большими фондами художественной, общеполитической, научно-популярной, технической и другой литературы. В 1936 году в городе действовали 142 библиотеки.

Работники библиотек организовывали книжные передвижки, тысячи книгонош обслуживали трудящихся в общежитиях, проводили читки художественной литературы. Часто проводились читательские конференции и диспуты, устраивались выставки.

В ноябре 1933 года в Сталино проходил первый съезд писателей и литкружковцев Донбасса. Тогда же в город была переведена из Артемовска редакция журнала "Літературний Донбас" (редактор Г. Баглюк). В 1934 году организовано Донецкое отделение Союза писателей Украины, объединившее всех писателей Донбасса. В Сталино жили и работали писатели К. Герасименко, Ю. Черкасский, П. Северов, М. Рудь и другие. Здесь вышли книги стихов П. Беспощадного, Н. Упеника, К. Черкасского.

В городе побывал народный художник СССР В. И. Касиян, создавший серию гравюр "Донбасс", работали художники В. П. Московченко (ныне заслуженный деятель искусств УССР), Я. М. Никодимов, Г. К. Тодоров (автор серии картин "Старый Донбасс"), скульпторы Н. А. Баранов, П. П. Гевеке, В. М. Костин. В 1935 году создается оргкомитет Союза художников Украины и областная производственно-творческая организация "Облхудожник".

Все более действенным орудием воспитания и организации трудящихся становилась печать. Тысячи рабочих корреспондентов города участвовали в проведении массовых кампаний, в пропаганде достижений и в борьбе с недостатками.

Широкое распространение приобрело радио. В середине второй пятилетки 23 радиоузла радиофицировали более 15 тысяч квартир трудящихся. Во всех районах города имелись редакции местного радиовещания. Передавались местные последние известия, лекции на медицинские и технические темы, концерты художественной самодеятельности, викторины, разучивались популярные песни. Местное радиовещание пользовалось большой популярностью.

Городские общественные организации большое внимание уделяли развитию физкультуры и спорта, расширению массово-оборонной работы среди населения. Многочисленные спортивные общества, организации "Осоавиахима", Красного креста с помощью руководителей предприятий и общественности построили два стадиона и 49 футбольных, волейбольных, гандбольных площадок и теннисных кортов. Кроме того, 195 спортивных площадок имели школы. Особенна активно проводилась спортивная и массово-оборонная работа на шахтах № 17—17-бис, № 1 "Челюскинцев", на коксохимзаводе имени С. М. Кирова, в вузах, техникумах и школах.

В конце 1937 года в 270 первичных организациях "Осоавиахима" обучались военному делу свыше 20 тысяч юношей и девушек. Только за год они подготовили более 2600 ворошиловских стрелков первой и второй ступеней и 22 инструктора первой категории. Тогда же сдали нормы ПВХО первой и второй ступени свыше 30 тысяч человек, а 236 стали инструкторами ПВХО. Аэроклуб города только в 1937 году подготовил 204 пилота, 82 авиатехника, 219 парашютистов и 45 инструкторов-летчиков. Более половины призывников Красной Армии обладали оборонными значками ВС (ворошиловский стрелок), ГСО (готов к санитарной обороне), ГТО (готов к труду и обороне) и ПВХО (противовоздушная и химическая оборона).

В годы второй пятилетки трудящиеся Сталино под руководством партийных организаций внесли достойный вклад в выполнение ленинского плана построения социализма в СССР. Город стал крупным промышленным и культурным центром.

* * *

За годы первой и второй пятилеток в Сталино получили дальнейшее развитие такие важнейшие отрасли промышленности, как каменноугольная, металлургическая, машиностроительная, коксохимическая.

В 1937 году на его территории имелось три угольных треста: "Сталинуголь", "Буденновуголь" и "Куйбышевуголь". Общая среднесуточная добыча этих трестов составляла 25 999 тонн: "Сталинуголь" — 13186 тонн (в том числе 94,6 процента механизированной добычи), "Буденновуголь" — 6936 тонн (в том числа механизированной — 75,7 процента, "Куйбышевуголь" — 5877 тонн (в том числе механизированной— 89 процентов).

Придавая большое значение добыче коксующихся углей, которыми богаты шахты города, Народный комиссариат тяжелой промышленности в сентябре 1937 года отпустил угольным трестам только в виде дополнительных средств на производство работ по приведению шахт в порядок более одного миллиона рублей. На шахты города были направлены также врубовые машины, электровозы, моторы, привода, различные материалы и оборудование на десятки миллионов рублей.

В первые три года третьей пятилетки (1938–1940) продолжалось дальнейшее бурное развитие угольной промышленности города. Неуклонно шел процесс технической реконструкции и механизации действующих шахт, строились новые. Горняки добились крупных успехов в развитии комплексной механизации всех звеньев производственных процессов. Большое внимание уделялось цикличной организации работ в лавах.

После вседонецкого слета передовиков угольной промышленности, состоявшегося в октябре 1937 года, широко развернулось социалистическое соревнование. В апреле 1938 года из 45 036 рабочих трех трестов соревнованием было охвачено почти 70 процентов.

Многие горняки выполняли по 1,5–2 и более норм. Значительно выросло число мастеров угля: если на 1 января 1937 года их было 1839, то в апреле 1938 года число их уже достигло 4670 человек.

Партия и правительство высоко оценили успехи горняков. В 1938 году 16 лучших рабочих и командиров производства города были награждены значком "Отличник социалистического соревнования". Среди них начальник передового участка шахты имени Челюскинцев Шевелев, врубмашинист Морозов, бригадир Фильчаков и другие.

Указом Президиума Верховного Совета СССР в феврале 1939 года коллектив трудящихся шахты № 5 треста "Сталинуголь" был награжден орденом Ленина, коллектив трудящихся шахты № 19 треста "Сталинуголь" медалью "За трудовое отличие". Орденом Ленина награждены начальник участка шахты имени Челюскинцев В. П. Корниенко, организатор цикличного труда на участке управляющий трестом "Сталинуголь" Н. Б. Карпов, орденом Трудового Красного Знамени — заведующий шахтой № 17—17-бис Науменко. Ордена и медали Советского Союза получили и другие мастера угля.

Горняки города ответили на эту награду широким развитием социалистического соревнования и повышением угледобычи.

Большое значение для развития угольной промышленности имели решения XVIII съезда ВКП(б), в которых отмечалась необходимость "завершить комплексную механизацию добычи угля во всех угольных районах страны и организовать добычу угля на основе внедрения во всех угольных районах страны графика цикличной работы — основы стахановской производительности труда шахтеров"[69].

Выполняя решения съезда, ряд коллективов шахт (№ 5 "Трудовская", № 29, 13–18, 11–21, 4—21, "Пролетар", имени Феликса Кона) и отдельных участков в 1939 году перевыполнили свои производственные задания.

В 1939 году вступили в строй и новые шахты: "Новомушкетовская" и № 13 "Никополь-Мариупольская" с проектной мощностью по тысяче тонн в сутки каждая. Закончилась реконструкция на крупнейшей шахте № 2–7 "Лидиевка" и других. Всего в трех трестах к 1940 году имелась 41 шахта со 187 угледобывающими участками.

Механизация труда, улучшение организации работ в шахтах и патриотическая инициатива широких масс в развертывании социалистического соревнования обеспечили значительное повышение производительности труда. В 1940 году она на шахтах города превысила уровень 1913 года более чем в 3 раза.

Среди горняков ширилось движение за внедрение скоростного метода очистки забоя, предложенного навалоотбойщиком шахты имени Феликса Кона Н. Кравцовым.

В годы третьей пятилетки партия и правительство создали все условия для обеспечения шахт постоянными рабочими кадрами и преодоления сезонных колебаний добычи угля.

31 марта 1940 года было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР "О работе угольной промышленности Донбасса", которое оказало большую помощь угольщикам в ликвидации отставания этой важной отрасли народного хозяйства. Постановление обсуждалось на каждой шахте, устранялись отмеченные недостатки. Была ликвидирована пестрота в нормах выработки и в оплате труда шахтеров. Значительно увеличилась численность рабочих на шахтах. Пополнился отряд руководящего инженерно-технического персонала.

Добыча угля в городе за годы третьей пятилетки значительно возросла. Если в 1937 году она составляла около 8,7 миллиона тонн, то в 1940 году — более 10 миллионов тонн, По добыче угля Сталино занимало одно из первых мест в Донбассе.

Намного увеличил выпуск продукции к началу третьей пятилетки Сталинский металлургический завод. Выплавка чугуна в 1937 году достигла 803 тысячи тонн, производство стали — 526 тысяч тонн.

Продолжалось коренное переустройство предприятия. Реконструировали мартеновский цех. Закончили строительство мощной мартеновской печи, построили рудный двор с бункерной эстакадой, механизировали прокатные станы. Широко развернулось социалистическое соревнование за лучшее использование мощности доменных и мартеновских печей, за выпуск сверхплановой продукции и повышение ее качества, сокращение расходов сырья и материалов, снижение себестоимости.

Сталинозаводской райпартком проводил большую работу по вовлечению в социалистическое соревнование рабочих ведущих профессий. Работали курсы мастеров социалистического труда. В апреле 1938 года соревновалось около 83 процентов рабочих завода.

Трудящиеся СМЗ соревновались с рабочими Запорожского металлургического завода.

В 1940 году мастер мартеновского цеха Сталинского металлургического завода Л. К. Бубнов и сталевар Мариупольского завода имени Ильича Г. Шкарабура первыми начали борьбу за то, чтобы плавки были не только скоростными, но и тяжеловесными и выпускались точно по заказам. Почин этих сталеваров был подхвачен металлургами всей страны. Придавая огромное значение развитию металлургии страны, Советское правительство неоднократно принимало решения, обеспечивавшие выполнение установленных планов выплавки чугуна, стали и производства проката. Это мобилизовывало коллектив завода на улучшение использования оборудования на основе внедрения новой техники и развития движения передовиков производства.

Значительное развитие получили смежные предприятия черной металлургии — Рутченковский, Смоляниновский, Сталинский и Мушкетовский коксохимические заводы. Выжиг кокса только на Рутченковском заводе в 1937 году составлял 890,5 тысячи тонн. Выпуск валовой продукции за 1939 год по сравнению с 1938 годом увеличился здесь на 13,1 процента, производительность труда за это время выросла на 10,4 процента, снизилась себестоимость продукции. Партийная организация завода умело сочетала партийнополитическую деятельность с решением хозяйственных задач. Большая работа проводилась по развертыванию социалистического соревнования и внедрению передовых методов труда. Если на 1 января 1938 года в социалистическом соревновании участвовало 1730 человек, то на 1 января 1940 года количество соревнующихся выросло до 2519.

На коксохимических заводах строились динасовые печи со скоростным периодом коксования и с полным улавливанием химических продуктов.

На Сталинском азотном заводе за 1938–1939 годы осуществили коренную реконструкцию, освоили новые виды продукции. Производственные задания ежегодно перевыполнялись. Рабочие добились резкого снижения простоев оборудования и полной ликвидации аварий в цехах и на агрегатах.

Город Сталино превратился в один из основных центров машиностроения Донбасса. На заводе имени 15-летия комсомола Украины в 1938 году насчитывалось 2700 трудящихся. Только в 1939 году количество выпускаемой заводом продукции увеличилось по сравнению с предыдущим годом на 20 процентов, а производительность труда выросла на 41,9 процента. На заводе развернулось движение за совмещение профессий. К 1940 году здесь уже насчитывалось 43 многостаночника.

Разнообразную продукцию выпускали заводы металлоконструкций, литейно-механический, авторемонтный, паровозоремонтный, "Стальмост" и другие.

Большое развитие получили предприятия легкой и пищевой промышленности. Среди них фабрики: швейная имени Володарского, обувная, конфетная, мебельный комбинат, механизированные хлебозаводы, мясокомбинат, молокозавод и другие. Сталинская макаронная фабрика в этот период была самой крупной на Украине. Предприятия местной промышленности за 1938–1939 годы выполнили план по валовой продукции на 154,7 процента.

Накануне Великой Отечественной войны в городе насчитывалось 233 промышленных предприятия (без предприятий местной промышленности). Бурное развитие многоотраслевой промышленности, происходившее в городе, способствовало дальнейшему его росту, быстрому увеличению населения. Если в 1937лоду в городе насчитывалось 246 тысяч жителей, то в 1939 году — уже 466 тысяч, а в 1940—507 тысяч человек. По числу населения Сталино в это время выходит на пятое место в республике и на двенадцатое в СССР. В июне 1938 года после разделения Донецкой области на Сталинскую и Ворошиловградскую город становится центром Сталинском области. Расширились его границы. В 1937 году в городскую черту были включены большие группы селений: Буденновская, Петровская, Трудовская, Рутченковская, Мушкетовская. В черте города оказались также Ветка, станция Сталино, Алексеевка, Лидиевка, Мандрыкино и другие. Теперь в городе имелось восемь административных районов: Кировский, Петровский, Буденновский, Сталинозаводской, Ветковский, Куйбышевский, Калининский и Железнодорожный.

Темпы роста городской территории были настолько высоки, что некоторые селения, являвшиеся в начале первой пятилетки северными окраинами города, в годы третьей пятилетки оказались в его центре. Так, например, случилось с поселком Далеким. Одно за другим вырастали вокруг него здания гостиницы "Донбасс", кинотеатра имени Шевченко, театра оперы и балета, областной библиотеки имени Крупской. Все четче проступали контуры центральной части города. Ее стержнем и украшением была улица Артема, протянувшаяся от металлургического завода к студенческому городку. По обеим ее сторонам и прилегающим к ней улицам и переулкам в основном воздвигались в те годы красивые многоэтажные жилые дома с коммунально-бытовыми удобствами, здания административных и культурно-бытовых учреждений, в том числе и одно из крупнейших в городе зданий — дом госучреждений. Формировалась Театральная. площадь. В сквере имени Дзержинского в 1937 году был сооружен памятник Ф. Э. Дзержинскому — бронзовый бюст на постаменте из серого донецкого гранита. Благоустраивались социалистический и студенческий городки, привокзальная площадь. На окраинах города появлялись сотни новых, добротных домов индивидуальной застройки.

Расширялось и улучшалось городское коммунальное хозяйство. За 1937–1939 годы уличная водопроводная сеть в городе увеличилась на 16,5 км, электросеть — на 17 км, канализационная — на 10,5 км. За эти годы замостили и заасфальтировали около 200 тысяч квадратных метров улиц. К началу 1940 года в коммунальном хозяйстве города имелось почти 150 км электролиний, 118 км водопроводной сети, около 50 км канализационной[70]. Из общей площади всех улиц города к этому времени уже было замощено 24,6 процента. В 1939 году в центральной части города вступила в строй первая очередь очистных сооружений. В 1940 году они строились на Ларинке, Александровне и в прилегающих к ним районам. Потребление воды на душу населения в 1940 году увеличилось до 70,6 литра в сутки, а электроэнергии — до 151,5 киловатт-часа[71]. Успешно осуществлялась бытовая газификация. По сравнению с 1937 годом число газифицированных квартир в начале 1939 года увеличилось втрое и составляло 1500, а к средине 1940 года уже было газифицировано около трех тысяч квартир трудящихся. В январе 1940 года в районе Семеновки вступил в строй новый крупный банно-прачечный комбинат[72].

Вопросы жилищного и коммунального строительства, благоустройства города постоянно находились в центре внимания городских партийных, советских и хозяйственных организаций. Их рассматривали на городских и районных партийных конференциях, заседаниях бюро и пленумах горкома и райкома партии, на сессиях областного, городского и районных Советов депутатов трудящихся, на собраниях партийно-хозяйственного актива.

Советское государство ежегодно ассигновало на жилищное строительство в Сталино значительные суммы. Достаточно сказать, что только из бюджета горсовета на коммунальное строительство и благоустройство города за 1936–1940 годы израсходовали свыше 51 миллиона рублей. Вносили свою лепту также и промышленные предприятия, расположенные в его черте. В частности, в 1939 году они построили 18 тысяч квадратных метров жилья. В 1940 году заводы и шахты выделили на жилищное строительство 30 с половиной миллионов рублей.

С каждым годом город все более благоустраивался, хорошел. В центре и на окраинах ежегодно высаживались десятки тысяч декоративных деревьев и кустарников. В 1933 году на озеленение города и рабочих поселков вложили: свыше 4 миллионов рублей. Новые скверы и парки появились в Буденновском, Петровском, Кировском, Куйбышевском районах города. На дальнейшее благоустройство Центрального парка культуры и отдыха в годы третьей пятилетки израсходовали около 2 миллионов рублей. В июле 1938 года на центральной аллее этого парка были похоронены герои-стратонавты: П. М. Батенко, Д. Е. Столбун, Я. Г. Украинский, С. К. Кучумов. Вылетев из Москвы на субстратостате, они ставили целью достичь большой высоты и установить влияние высотного давления на организм человека. Задание выполнили, но трагически погибли.

В 1938–1939 годах была продолжена новая трамвайная линия к станции Мушкетово протяженностью 8,6 километра. В первой половине 1940 года был поставлен вопрос о необходимости продлить трамвайную линию от Мушкетово до Буденновки, продолжить вторую трамвайную колею протяженностью три с половиной километра к Путиловке, построить трамвайную линию к шлаколечебнице. Увеличивалось число маршрутов, пополнялся трамвайный парк. В 1939 году в районе соцгородка построили новое здание трампарка, а рядом с ним благоустроенный многоэтажный жилой дом трамвайщиков. К 1940 году трамвайное сообщение связывало центральную часть города с Калиновкой, Сталинозаводским, Кировским, Куйбышевским, Буденновским районами, а протяженность трамвайной линии уже составляла 86,4 километра. По ней курсировали 126 вагонов тринадцати маршрутов. Только в этом году трамваем перевезли 84 миллиона пассажиров. Осенью того же года начались работы, целью которых было связать Сталино и Макеевку трамвайным сообщением. Они велись одновременно с двух сторон из района Щегловки и Калиновки. Строительство новой линии стоимостью в 6 миллионов рублей планировали завершить к маю 1941 года.

В конце 1939 гора в Донецке вошла в строй первая трасса троллейбусной линии. Она проходила по центральной магистрали — улице Артема — от металлургического завода до студгородка.

Новыми машинами пополнялись городские автобусный и таксомоторный парки. Если в 1938 году в городе имелось всего лишь пять легковых такси, то в 1940 году их стало уже 18. Увеличилось количество автобусов и их маршрутов.

В предвоенные годы начали уделять внимание также и строительству дорог, связывающих областной центр с промышленными и сельскохозяйственными районами области. К началу 1939 года от Сталино проложили профилированную дорогу к Мариуполю и мощеную к Артемовску.

Город стал крупным железнодорожным узлом. Улучшалось железнодорожное сообщение между Сталино и другими городами страны.

Основную роль в работе железнодорожного транспорта по приему и отправлению грузов играли станции Сталино, Рутченково, Мушкетово и другие. Железнодорожными воротами города являлся крупнейший Ясиноватский узел. Железнодорожная станция Сталино в 1940 году ежедневно принимала и отправляла 70 товарных и 16 пассажирских поездов[73]. Город имел воздушное сообщение с Москвой, Киевом, Харьковом и Ленинградом.

Неуклонно повышался материальный уровень трудящихся города. Как и во всей стране, в Сталино исчезла безработица. Росли заработная плата и покупательная способность населения, расширялась торговля. Только с мая 1938 года по март 1940 года в городе открыли около трехсот новых продовольственных, промтоварных, овощных магазинов и ларьков. В том числе Центральный универмаг (на улице Артема, рядом с разрушенным в годы Великой Отечественной войны зданием пассажа) открыт в 1939 году, на строительство израсходовано свыше 3 миллионов рублей, гастроном № 4 (в здании гостиницы "Донбасс"), образцовые магазины промторга, пищеторга, плодоовощторга в районе соцгородка, на Калиновке и в других районах города. Улучшилось техническое оснащение и оформление торговой сети. Товарооборот в магазинах города в 1939 году увеличился против 1937 года на 155 миллионов рублей и составил свыше 916 миллионов рублей (в довоенных ценах). Возрастал спрос не только на предметы первой необходимости, но и на товары длительного пользования. С каждым годом трудящиеся города приобретали все больше велосипедов, мотоциклов, патефонов, фотоаппаратов и тому подобных товаров.

Увеличилось количество предприятий общественного питания. Вошли в строй десятки новых столовых и кафе, ресторан "Москва" и "Донбасс". Для улучшения работы системы общественного питания многое сделал городской трест "Доннарпит". В 1939 году возле Семеновки на месте снесенных бараков построили новый колхозный рынок. Строительство его первой очереди стоило более 1 миллиона рублей.

В годы третьей пятилетки в Сталино большое внимание уделялось вопросам народного здравоохранения. Только в 1938 году на развитие здравоохранения в городе израсходовано 35 с половиной миллионов рублей. Была построена новая поликлиника на Путиловке. В 1939–1940 годах ассигнования на строительство новых медицинских учреждений продолжали возрастать. В 1940 году в городе уже работала 31 больница (без психиатрических). Имевшиеся к этому времени в Сталино центральная, городская, студенческая, детская поликлиники, больница (ныне имени Калинина), водолечебница, рентгеновская, малярийная и эпидемическая станции, скорая помощь и многочисленные шахтные и заводские больницы располагали новейшим медицинским оборудованием, на приобретение которого ежегодно отпускались большие средства. В городе строились новые лечебные заведения, расширялись старые. Городская поликлиника, в которой работало 50 врачей, в 1939 году принимала уже по две тысячи человек в день. В Ветковской и Смоляниновской больницах открыли травматологические отделения. В 1940 году в городе работало 727 врачей. Среднего медицинского персонала к этому времени было свыше 2,2 тысячи человек.

К началу 1939 года город располагал 133 детскими садами и яслями. К концу года построили еще 6 дошкольных учреждений.

Общественные организации и администрация промышленных предприятий и учреждений города многое делали для организации отдыха трудящихся и их детей. Только угольные тресты Сталино в 1938–1939 годах послали в дома отдыха и санатории свыше 23 тысяч человек.

Город становился большим учебным и научно-исследовательским центром. Самым крупным высшим учебным заведением продолжал оставаться Донецкий индустриальный институт. К концу 1939—40 учебного года он стал выпускать специалистов еще двух специальностей: геологоразведчиков и маркшейдеров. За 1936–1940 годы число преподавателей ДИИ, работавших на 39 кафедрах, увеличилось в полтора раза и составляло более 250 человек. Повышалась квалификация научных сотрудников. Если в 1936—37 учебном году здесь было 13 кандидатов технических наук и один доктор химических наук, то в 1940-41 учебном году ученую степень кандидата наук уже имели 51 человек, а степень доктора — два человека. Укрепилась материальная и учебно-лабораторная база. Институт располагал несколькими учебными корпусами, десятками прекрасно оснащенных лабораторий и кабинетов, благоустроенными студенческими общежитиями и жилыми домами для сотрудников. С момента открытия и по 1940 год институт подготовил около 4,2 тысячи инженеров, многие из которых стали руководителями крупных промышленных предприятий страны. В 1940 году ДИИ выпустил около 400 горных инженеров, что составляло одну треть инженеров, подготовленных за этот год в СССР. В феврале 1941 года Президиум Верховного Совета СССР, отмечая заслуги ДИИ в деле подготовки инженерных кадров и в развитии науки и техники, наградил институт орденом Трудового Красного Знамени. Орденами и медалями была награждена также группа научных сотрудников института.

Продолжал расширяться и медицинский институт. В годы третьей пятилетки на его развитие государство ассигновало около 60 миллионов рублей. В конце 1939 года вступил в строй его новый учебный — морфологический корпус. Кафедры и лаборатории института пополнялись новейшим медицинским оборудованием. Институт располагал высококвалифицированными кадрами. В конце 1939 года здесь работало девять докторов медицинских наук. В это время в институте обучалось свыше 1700 студентов. С 1930 по 1941 год здесь было подготовлено свыше 1,1 тысячи врачей.

В сентябре 1937 года широко распахнул двери перед юношами и девушками новый вуз Сталино — педагогический с четырехлетним и учительский с двухлетним сроком обучения. Через три месяца педагогическому институту было передано вечернее отделение Артемовского учительского института, а несколько позже открыто заочное отделение. В 1939-40 учебном году здесь уже обучалось 1378 человек: 508 в педагогическом, 111 в учительском, 590 на заочном и 169 на вечернем отделениях. Первый выпуск преподавателей состоялся в начале Великой Отечественной войны. Многие выпускники ушли на фронт защищать Родину, остальные были направлены в тыловые города страны для работы в школах. Всего в трех вузах города обучалось 4750 студентов.

Кроме этих трех вузов в Сталино перед войной имелись институт хозяйственников, филиал Промакадемии, институт усовершенствования врачей, научно-исследовательский институт гигиены труда и профзаболеваний, "Донугле-проект" и девять техникумов.

В центре внимания городских организаций в эти годы были также вопросы народного образования, культуры и искусства. Осваивая огромные суммы, выдаваемые государством, строители вводили в строй новые школы, библиотеки, клубы, дворцы культуры, театры и кинотеатры. В 1937 году в городе было построено 12 новых школ. В следующем году начали строительство школ на Семеновке на 880 мест, а также на шахтах № 19, № 7 "Трудовская", № 6 "Капитальная", имени Феликса Кона — на 400 мест каждая. На 1 января 1941 года в Донецке уже насчитывалось 113 общеобразовательных школ, в которых 1618 учителей обучали свыше 70 тысяч школьников. Только в Петровском районе было около двадцати дневных и вечерних школ.

В начале 1940 года труженики Сталино могли проводить свой досуг в 62 клубах и 7 дворцах культуры. Здесь работало 465 кружков художественной самодеятельности — драматических, хоровых, танцевальных и тому подобных, в которых занималось свыше восьми тысяч человек. В 1939 году вступил в строй самый крупный в городе кинотеатр имени Т. Г. Шевченко, на строительство которого израсходовали около полутора миллиона рублей. Построенный по проекту архитектора Теплицкого, он в то время был одним из лучших в республике. Кинотеатр располагал двумя залами на 1200 мест, просторным фойе, читальным залом, комнатой для игр, вместительным гардеробом. В шахтных и заводских клубах, дворцах культуры и кинотеатрах города в середине 1937 года имелось 123 киноустановки, из них 52 звуковых. К началу 1940 года число звуковых киноустановок увеличилось до 82. Особой популярностью у зрителя пользовались демонстрировавшиеся в те годы фильмы: "Ленин в Октябре", "Мы из Кронштадта", "Чапаев", "Александр Невский", "Щорс", "Трилогия о Максиме", "Великий гражданин", "Профессор Мамлок" и другие. К 1941 году закончилось, продолжавшееся пять лет, строительство здания театра оперы и балета. Построенный по проекту донецкого архитектора Л. Котовского театр имел прекрасно оборудованный и оформленный скульптурными портретами композиторов и писателей зрительный зал на 1200 мест, механизированную сцену, просторные вестибюли и фойе. На его строительство израсходовали пять миллионов рублей. В мае 1941 года спектаклем "Иван Сусанин" театр начал свою работу. Ядро творческого коллектива вновь созданного театра составили актеры Донецкого театра оперы и балета, функционировавшего в Луганске с 1931 года. Часть солистов пригласили из театров Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова.

Кроме театра оперы и балета в городе работал также Украинский музыкально-драматический театр, во главе которого с 1938 года становится Д. Е. Лазуренко. За 1937–1938 годы этот театр показал 430 спектаклей, на которых побывало 235 тысяч зрителей, в том числе свыше тридцати спектаклей были даны в шахтных клубах и дворцах культуры Петровского, Куйбышевского, Буденновского районов города. Репертуар театра был довольно обширным. В него входили спектакли: "Кремлевские куранты" Николая Погодина (1940), "В степях Украины" Александра Корнейчука; "Бронепоезд 14–69" Всеволода Иванова (1941 г.), "Макбет" Вильяма Шекспира, "Лымеривна" Панаса Мирного, "Волки и овцы" Александра Островского и другие. В Сталино в предвоенные годы функционировали также областная филармония, шахтерский ансамбль песни и танца, созданный в 1938 году для обслуживания горняков различных угольных бассейнов страны; симфонический оркестр; областной дом народного творчества. В город на гастроли часто приезжали коллективы ведущих театров Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова.

В Сталино постоянно увеличивалось число библиотек и книжный фонд. К 1940 году в городе уже насчитывалось 342 библиотеки с книжным фондом свыше 2,1 миллиона томов. Самой крупной в городе была библиотека имени Н. К. Крупской. К началу 1941 года она располагала значительными фондами художественной, общественно-политической, научно-популярной и технической литературы. Большой интерес представляли ее комплекты местных газет за все годы издания. Перед войной началось строительство нового четырехэтажного здания областной библиотеки Стоимостью почти в три миллиона рублей. Но война помешала его завершить.

Накануне Великой Отечественной войны в Сталино издавалось четыре областных газеты: "Социалистический Донбасс", "Колгоспник Донеччини", "Комсомолец Донбасса", "Пионер Донбасса", вечерняя городская газета "Сталинский рабочий", 30 многотиражных и свыше 1200 стенных газет. Многотиражки издавались на металлургическом, машиностроительном, коксохимическом заводах, на шахтах № 6 "Красная звезда", № 8 "Чулковка", № 9 "Капитальная", № 17—17-бис, № 30, № 2–7 "Лидиевка" и многих других.

Активизируется деятельность творческой интеллигенции города. В 1937 и 1940 годах здесь издаются книги И. А. Гонимова "Старая Юзовка", "На берегу Кальмиуса", в 1938 году "Степан Кольчугин" В. С. Гроссмана, посвященные различным периодам истории города Сталино. В предвоенные годы в Сталино начинали свой творческий путь, ставшие впоследствии известными писателями, Леонид Зорин, Юрий Левитанский, Леонид Лиходеев, Илья Зверев, Лев Галкин, Леонид Жариков, Юрий Черкасский, Павел Шадур.

В городе постепенно осуществлялось дальнейшее развитие телефонной связи, увеличивалось число радиоузлов и радиоточек. В годы третьей пятилетки была сдана в эксплуатацию автоматическая телефонная станция, реконструировалась телефонная линия Донецк — Харьков. Увеличивали дополнительные каналы на линиях, связывающих Донецк с Мариуполем, Краматорском и другими промышленными и сельскохозяйственными районами области. Строилась новая линия телефонной связи Донецк — Киев через Днепропетровск. Вступила в строй новая мощная областная радиостанция, еще более чем в 20 тысячах квартир трудящихся заговорило радио.

В Сталино по-прежнему много делалось для развития физкультуры и спорта, расширения массово-оборонной работы среди населения. Большую роль в этом играли многочисленные спортивные общества, организации Осоавиахима, Красного Креста, военные отделы райкомов и горкома партии. Достаточно сказать, что к началу 1940 года здесь имелось свыше пятисот первичных осоавиахимовских организаций, сотни физкультурных коллективов, в работе которых принимало участие почти 70 тысяч человек. К их услугам имелось около ста футбольных, волейбольных, гандбольных площадок и теннисных кортов. Большое внимание уделяли спортивной и оборонно-массовой работе на шахте № 17–17 имени Папанинцев, коксохимзаводе имени Кирова и других промышленных предприятиях, в вузах, техникумах, школах. За 1938–1939 годы свыше пятидесяти тысяч юношей и девушек города сдали нормы на значки ПВХО первой и второй ступени. Здесь подготовили сотни пулеметчиков, гранатометчиков, снайперов, кавалеристов, мотоциклистов, парашютистов, летчиков, санинструкторов. В 1938–1939 годах Сталино по развитию физкультуры и спорта занимало первое место в СССР. В это время 60–70 процентов призывников — жителей города — имели по четыре оборонных значка ВС, ГСО, ГТО, ПВХО. Красная Армия получала хорошо подготовленное пополнение.

Самоотверженным трудом шахтеры, металлурги, машиностроители, коксохимики, строители Сталино за годы предвоенных пятилеток превратили свой город в один из крупнейших промышленных и культурных центров страны. В период борьбы за завершение социалистического строительства и постепенный переход от социализма к коммунизму он должен был стать еще более благоустроенным и красивым. Этого хотели и добивались его жители. Но их мирный созидательный труд, как и всего советского народа, прервало вероломное нападение фашистской Германии.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ ИДЕТ ВОЙНА НАРОДНАЯ

Раннее утро 22 июня 1941 года принесло зловещую весть советскому народу. Фашистская Германия вероломно без объявления войны внезапно вторглась в нашу страну, стремясь уничтожить советский общественный и государственный строй и поработить народы Советского Союза. Особое место в своих завоевательских планах немецко-фашистские захватчики отводили Донбассу, уготовляя ему роль "восточного Рура" для "тысячелетней империи германской нации". Были у гитлеровцев в отношении Донбасса и ближайшие замыслы. Они рассчитывали превратить его в "прифронтовой арсенал": обеспечить донецким углем свою военную промышленность и фронтовые перевозки, организовать на донецких предприятиях производство чугуна и стали, выпуск и ремонт паровозов, танков, артиллерийских орудий и другой техники. После войны гитлеровский фельдмаршал Манштейн писал в книге "Утраченные победы": "Донбасс играл существенную роль в оперативных замыслах Гитлера. Он считал, что от владения этой территорией… будет зависеть исход войны… Гитлер утверждал, что без запасов угля этого района мы не сможем выдержать войны в экономическом отношении"[74].

Фашисты самонадеянно полагали, что им удастся заставить работать на себя советских людей. Но их бредовым замыслам не суждено было сбыться.

Коммунистическая партия, правительство подняли весь советский народ на гигантскую, невиданную еще в истории по масштабам и напряжению Великую Отечественную войну против немецких поработителей.

23 июня 1941 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление, определившее задачи партийных и советских органов в условиях войны. Основным программным документом явилась директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня партийным и советским организациям прифронтовых областей[75]. В директиве говорилось, что Родина оказалась в величайшей опасности, необходимо немедленно перестроить всю работу на военный лад. Партия и правительство призывали советских людей отстаивать каждую пядь нашей земли, драться до последней капли крови за родные города и села.

Партийная организация города Сталино, насчитывавшая в своих рядах 13 984 человека, в соответствии с этим постановлением перестроила всю свою работу под лозунгом "Все для фронта, все для победы. Этот боевой призыв Коммунистической партии с самого начала Великой Отечественной войны стал законом трудовой и ратной жизни трудящихся Сталино. Сотни, тысячи жителей города вступали в ряды Красной Армии. Только в первые недели войны на призывные пункты явилось более 20 тысяч добровольцев, в том числе 4870 коммунистов. Кроме того, в июле — сентябре по решению обкома КП(б)У горком партии провел мобилизацию 400 коммунистов и направил их в ряды Красной Армии политическими бойцами.

Для осуществления своих захватнических планов на территории СССР фашисты намеревались широко использовать шпионаж и диверсии, поручая эту гнусную и грязную, работу лютым врагам украинского народа — буржуазным националистам, предателям и изменникам Родины. В соответствии с постановлением СНК СССР от 24 июня 1941 года о создании в прифронтовых областях истребительных батальонов для борьбы с вражескими диверсантами-парашютистами в городе Сталино было организовано два истребительных батальона, в состав которых вошло 1000 коммунистов.

Следуя примеру парторганизаций Москвы и Ленинграда, 10 июля 1941 года обком КП(б)У принял решение о создании народного ополчения. За короткое время в него вступило около 50 тысяч рабочих, служащих и учащихся города Сталино[76]. На шахте № 8 треста "Буденновуголь" в ополченцы первым вступил горняк товарищ Морозов.

"Не впервые донецкий рабочий берется за оружие, — сказал он. — В годы гражданской войны наш горняцкий отряд грудью заслонил донецкую землю. Мы сражались с немецкими оккупантами, вдесятеро превосходившими нас по численности и вооружению. Но это не помешало нам пустить под откос три немецких эшелона, рвать связь, производить налеты, вредить, чем можно, врагу, вторгнувшемуся на нашу землю"[77].

По указанию ЦК партии горком КП(б)У организовал военное обучение личного состава народного ополчения (4 дня в неделю). Командование воинских соединений выделило для этого специалистов, оружие и приборы.

По заданию ЦК ВЛКСМ горком комсомола создал 6 специальных отрядов по уничтожению танков противника. Эти формирования в значительной части влились в состав 383-й стрелковой дивизии, которая по решению Государственного Комитета Обороны в августе 1941 года в спешном порядке формировалась в городе Сталино, главным образом из шахтеров — жителей областного центра. Командиром дивизии был назначен Герой Советского Союза (в прошлом шахтер Черемховского бассейна) полковник К. И. Провалов, молодой, энергичный, только что окончивший военную Академию имени М. В. Фрунзе и имеющий за плечами боевой опыт у озера Хасан; комиссаром дивизии — старший батальонный комиссар М. С. Корпяк, начальником штаба — подполковник П. И. Скачков.

Большую помощь командованию дивизии в укомплектовании ее личным составом, вооружением и всеми видами транспорта оказывали областной и городской комитеты партии. По решению обкома партии для дивизии в городе срочно было налажено производство мин и гранат. Обком и горком партии и лично секретари Л. Г. Мельников и Т. А. Сомов ежедневно следили за состоянием частей, их снабжением и ходом боевой подготовки. В сентябре 1941 года формирование и обучение частей дивизии в основном закончилось. В частях были созданы ротные первичные партийные организации. Партийная прослойка была высокой. Многие красноармейцы, командный состав прошли школу гражданской войны и службу в рядах Красной Армии.

С первых дней существования Шахтерской дивизии начала выходить газета "Большевистский натиск".

30 сентября 1941 года по распоряжению фронтового командования дивизия, совершив марш-бросок в район Селидово — Красноармейск, влилась в состав 18-й армии Южного фронта и заняла на дальних подступах к Сталино оборонительный рубеж — Гришино — Солнцево — Трудовой.

На предприятиях города каждый работал за двоих, за троих. В кузнечном, механическом, литейном и других цехах металлургического завода изготовлялись корпуса для авиабомб, снарядов, мин, противотанковые ежи. Рабочие завода на митинге заявили: "Мы, металлурги, дадим нашей горячо любимой Родине столько металла, чтобы хватило залить глотки фашистам"[78]. Они собрали деньги на постройку эскадрильи самолетов "Металлург Донбасса".

Глубокое понимание своей ответственности за судьбу Родины проявила советская интеллигенция. Это ярко выражено, например, в патриотическом заявлении коллектива профессоров и преподавателей медицинского института имени Горького: "Мы не можем считать себя в безопасности, пока не будет разгромлен фашизм — злейший враг культуры… Медицинские работники вступают в многомиллионную шеренгу народных ополченцев" [79].

Предприятия Донецка оказывали большую помощь строителям оборонительных рубежей. Металлургический и машиностроительный заводы поставляли железобетонные конструкции для дотов, бронеколпаки; для пулеметных гнезд, ломы, кайла, лопаты. В строительстве двух противотанковых рвов и различных военно-инженерных объектов, протянувшихся от реки Самары до Азовского моря, приняло участие более 150 тысяч человек, в основном из Сталино.

В октябре 1941 года в связи с приближением вражеских войск к городу по указанию ГКО началась эвакуация промышленных предприятий и учреждений. Рабочие, служащие и инженерно-технические работники комбината "Сталинуголь" эвакуировались в Карагандинскую область. Завод имени 15-летия ЛКСМУ был вывезен в город Карпинск Свердловской области. К месту нового расположения донецких предприятий выехали квалифицированные рабочие и инженерно-технические работники, среди них Т. Н. Белевец, И. П. Красозов, которые за проявленную инициативу и изобретения впоследствии были удостоены высокого звания — Героя Социалистического Труда. Там они в рекордно короткий срок организовали производство военной техники. Эвакуированные рабочие города Сталино пополнили ряды карагандинских шахтеров, уральских металлургов и машиностроителей. В величественном подвиге тружеников советского тыла большая заслуга принадлежит и коллективам трудящихся, прибывшим из Сталино.

Те, кто оставался на донецкой земле, готовились к суровой подпольной и партизанской борьбе с оккупантами. Их девизом был пламенный призыв ЦК КП(б)У и СНК УССР"… где бы ни появился враг — он должен найти себе могилу!" Партийная организация города заблаговременно провела большую работу по созданию партийного подполья и антифашистских патриотических групп для борьбы в тылу врага. В этом деле значительную помощь городским организациям оказали секретарь ЦК КП(б)У Д. С. Коротченко, секретарь ЦК ЛКСМУ Н. А. Кузнецов, секретари обкома партии П. М. Любавин, Л. Г. Мельников, П. Р. Волков. При их участии в Сталино создавалось партийное и комсомольское подполье. На даче инженерно-технических работников в Рутченково были организованы школа и курсы специального назначения для подготовки партизанских кадров. Здесь прошли обучение 950 инструкторов-подпольщиков и партизанских руководителей[80]. В городе в октябре 1941 года создали 5 подпольных райкомов партии и 11 партячеек, в состав которых входило 59 коммунистов[81].

По заданию ЦК КП(б)У Центральным Комитетом и Сталинским обкомом ЛКСМУ в июле 1941 года в Сталино был сформирован из партактива и комсомольцев-горняков партизанский отряд в составе 275 человек во главе с командиром И. Ф. Боровиком и комиссаром В. Г. Волковым. 1 августа 1941 года по прибытии в Киев его командование было на приеме у секретаря ЦК КП(б)У Д. С. Коротченко, который поставил перед отрядом боевые задачи. 6 августа отряд пересек линию фронта и двинулся на Запад в Малинские леса Житомирской области. 13 августа партизаны в селе Белый Берег уничтожили 4 офицера, 10 солдат и радиостанцию. В последующих боях они разгромили штаб немецкого полка и захватили важные документы. В конце августа недалеко от Малина на народных мстителей напала карательная экспедиция в составе более 250 фашистов. Отряд организовал круговую оборону и отбил налет противника. В октябре 1941 года, очутившись в глубоком вражеском тылу и неся большие потери в боях с карателями, партизаны решили выйти из Малинских лесов Житомирской области в Брянские леса. Отходя, отряд все время вел боевые действия — громил гарнизоны гитлеровцев, устраивал засады на дорогах, взрывал мосты, уничтожал машины врага, разгонял органы оккупационных властей в селах и поселках. Партизаны вели агитационную работу среди населения, поднимали его на борьбу с фашистами. В декабре 1941 года, пройдя 700 километров по территории Житомирской, Киевской, Черниговской, Гомельской и Сумской областей, отряд прибыл в Брянские леса Трубчевского района, где влился в партизанские соединения Российской Федерации и Белоруссии. Это был по существу первый крупный рейд партизан, который сыграл важную роль в дальнейшем развитии партизанского движения[82].

В конце сентября тяжелая обстановка сложилась на юге страны. Возникла опасность захвата Донбасса противником. Ставка Верховного Главнокомандования приказала Южному фронту перейти к жесткой обороне. Защита города Сталино была возложена на 18-ю армию, и в частности на входившие в нее 383-ю стрелковую и 38-ю кавалерийскую дивизии и другие соединения и части. 383-й стрелковой дивизии пришлось обороняться на широком участке фронта — около 50 километров.

Утром 15 октября противник силами 5 дивизий перешел в наступление на всем участке обороны 383-й стрелковой дивизии. Шахтеры достойно встретили фашистских вояк. В этом первом бою 694-й стрелковый полк в районе села Елизаветовки полностью уничтожил кавалерийский полк "Королевские мушкетеры". На поле боя осталось более 400 вражеских солдат.

"С утра 16 октября бой разгорелся с новой силой. Бойцы 696-го стрелкового полка перешли в контратаку, уничтожив более 300 фашистов и подбив несколько бронемашин, танкеток и мотоциклов"[83]. Бои нередко доходили до рукопашных схваток. Особую храбрость при этом проявили комиссар 696-го стрелкового полка батальонный комиссар М. И. Романов и старший лейтенант М. В. Подавильников, водившие бойцов в контратаку. Гитлеровцы, не считаясь с огромными потерями, рвались к сердцу Донбасса — Сталино. В ночь на 18 октября части Шахтерской дивизии по приказу командарма отошли на новый рубеж. Особенно жестокий бой развернулся у села Марьинки, где оборонялся батальон 696-го стрелкового полка. Бойцы отстаивали каждый дом, каждый клочок земли, но силы были неравные. К вечеру 19 октября советские воины начали отходить на Старомихайловку. Фашисты пытались преследовать отступающих, но залп дивизиона реактивных минометов "катюш" точно накрыл гитлеровцев. Наступление на этом участке прекратилось.

В 20 числах октября бои шли непосредственно на подступах к Сталино. 383-я стрелковая и 38-я кавалерийская дивизии стойко и мужественно отражали наступление фашистов 21–22 октября. Бойцы и командиры одной только 383-й стрелковой дивизии за период с 15 по 22 октября уничтожили более 5 тысяч солдат и офицеров противника, около 30 танков, 2 артиллерийские и 4 минометные батареи, 15 станковых пулеметов. За проявленную стойкость и мужество в борьбе с фашистами Военный Совет Южного фронта объявил благодарность всему личному составу 383-й стрелковой дивизии. Наиболее отличившиеся командиры и бойцы были награждены орденами и медалями[84].

В борьбе с захватчиками 383-я стрелковая дивизия воспитала в своих рядах 36 Героев Советского Союза, среди них жители Сталино: Н. А. Александров, Д. И. Большаков, К. Д. Гаркуша, И. П. Жердев, В. К. Коновалов, В. С. Кузьмин, И. М. Ляшенко, В. П. Мишенин, И. И. Мейлус, Г. Ф. Малидовский, П. С. Малышев, Н. В. Попова, И. Ф. Ткаченко, К. С. Токарев.

Напряженное положение создалось в городе Сталино после 22 октября. Бои развернулись в самом городе. Под ударами частей К. И. Провалова немцы потеряли еще 1500 человек. Сообщения о боях в Сталино поступали 23 и 25 октября. Газета "Красная Звезда" 25 октября 1941 года писала: "Ни в одном пункте немцам не удалось продвинуться. Все их атаки отбиты". Лишь 26 октября 1941 года, как говорится в сводке Совинформбюро, после многодневных боев, в ходе которых немецко-фашистские войска потеряли до 50 тысяч убитыми и ранеными, свыше 250 танков, более 170 орудий, около 1200 автомашин с военными грузами, гитлеровцам удалось захватить город Сталино.

С 26 октября 1941 года по 8 сентября 1943 года (почти 700 дней) находился город Сталино во власти фашистских войск. Он был включен в так называемую военную зону, подчиненную непосредственно командованию гитлеровской армии. Оккупационная политика в этой зоне определялась приказом начальника штаба Верховного Главнокомандования вооруженных сил Германии Кейтеля от 23 июля 1941 года, в котором говорилось: "…наличных вооруженных сил для поддержания безопасности будет достаточно лишь в том случае, если всякое сопротивление будет караться не путем судебного преследования виновных, а путем создания такой системы террора со стороны вооруженных сил, которая будет достаточна для того, чтобы искоренить у населения всякое намерение сопротивляться. Командиры должны изыскать средства для выполнения этого приказа путем применения драконовских мер". И драконовские меры применялись вовсю. Достаточно сказать, что в городе помимо карательных органов двух немецких армий было создано 4 комендатуры, 2 карательных отряда, несколько особых команд и групп жандармерии, находившихся под руководством гестапо, чтобы понять, как тяжело приходилось жителям города Сталино. Захватчики ввели изуверскую систему коллективной ответственности за "преступления против армии". За убийство немецкого военнослужащего расстрелу подлежало 100, за убийство полицейского — 10 первых попавшихся местных жителей. С особым остервенением фашисты охотились за коммунистами, комсомольцами и советскими активистами. С целью устрашения населения широко практиковались публичные расстрелы и казни через повешение, телесные наказания. Гитлеровские военнослужащие были освобождены от какой-либо ответственности за преступление.

Попавший в плен немецкий офицер, принимавший участие в уничтожении советских людей в Сталино, показал на допросе: "Следствие по делам арестованных командой СД советских людей было коротким и зависело от того, как долго тот или иной арестованный мог выдержать пытки и истязания во время допроса". Всех без исключения подвергали наказанию с целью, чтобы независимо от того, виновен человек или нет, заставить его "сознаться" в "преступлениях против фашизма", а затем расстрелять[85]. На судебном процессе в Сталино один из преступников рассказал: "Я вывез на легковой машине на шахту № 4—4-бис трех детей в возрасте примерно 6, 9 и 13 лет. Вначале все они молчали, а потом, когда приблизились к стволу шахты, старший громко заплакал (у самого ствола), стал упираться и, рыдая, просить: "Дяденька, не стреляйте в меня". Однако жандарм выстрелил в него из револьвера, и труп, полетел в ствол шахты. Расстрелял вслед за первым и второго мальчика. Третий, самый маленький, особенно громко плакал, кричал и отчаянно сопротивлялся. Повозившись с ним некоторое время, жандарм схватил его в охапку и бросил живым в ствол шахты. Грудных детей, а также детей в возрасте 5–6 лет матери брали на руки и с ними подходили к стволу шахты: немцы расстреливали одновременно и мать и ребенка". В ствол шахты 4—4-бис на Калиновке гитлеровцы сбросили более 75 тысяч мирных советских граждан. Чтобы скрыть следы своих кровавых преступлений, они подорвали шахтный копер и завалили ствол шахты. В лагерях, расположенных на Петровке, на территории Дворца культуры имени В. И. Ленина и центральной поликлиники фашисты замучили около 92 тысяч человек[86].

Одним из средств массового уничтожения населения города было изъятие у него продовольствия под видом "реквизиции излишков". Под этим предлогом фашисты врывались в дома жителей, учиняли повальные обыски и брали все, что попадалось им на глаза. Тысячи посылок "подарков с фронта" были отправлены в Германию гитлеровскими мародерами из города Сталино. О размерах подобных организованных грабежей можно судить даже по материалам печати оккупантов. Так, издававшийся городской управой "Донецкий вестник" 15 ноября 1941 года в статье "Охрана порядка в городе" сообщал, что только 13-е отделение городской полиции в течение одного дня "реквизировало" (читай "награбило") у населения 500 килограммов муки, 900 килограммов жиров, 75 тонн зерна — всего на 200 тысяч рублей. У жителей города было отобрано продуктов питания на несколько миллионов рублей. Рассказывая о положении в оккупированном фашистами Сталино, газета "Красная Звезда" 10 апреля 1942 года поместила корреспонденцию очевидца, в которой говорилось: "Вдоль дорог бредут толпы людей. Они направляются в деревни обменивать вещи на продукты питания, но так как деревня так же разорена постоянным грабежом, обмен с каждым днем становится все труднее. Голодные, опухшие люди вырывают из-под снега сгнившие колосья пшеницы, картошку, бураки, собирают зерна кукурузы. Это является единственным источником существования многих тысяч рабочих и их семей".

Для эксплуатации донецких шахт и заводов гитлеровцы создали горно-металлургическое общество "Восток". К богатствам земли донецкой протянули свои щупальцы монополии Круппа, Сименса и других. Ведущую роль играл концерн Германа Геринга, который открыл отделение в Сталино. На все шахты и заводы назначили немецких управляющих. Население города фактически оказалось в положении рабов немецких захватчиков. Устанавливая свои порядки, оккупанты привлекали к себе на службу в городское управление, в так называемую "вспомогательную полицию" разного рода уголовный и националистический сброд.

Подпольным организациям и советским патриотам в Сталино пришлось начинать свою деятельность в весьма трудных условиях. Тяжелые условия оккупационного режима усугублялись большой подвижностью фронта в районе Донбасса. В конце ноября — начале декабря 1941 года Красная Армия, разгромив противника в районе Ростова, погнала его на запад и заставила окопаться вдоль реки Миуса. На линии фронта от Славянска до Азовского моря оказались сосредоточенными большое количество вражеских войск, полевой жандармерии и контрразведывательных органов оккупантов. Все это вместе взятое в значительной мере нарушило заранее созданную систему подполья: порвались связи, многие подпольные организации провалились, часть их распалась. И тем не менее подпольная работа велась. Ее проводили как уцелевшие от разгрома заранее созданные организации, так и организации, возникшие уже в условиях оккупации. Оставшиеся в живых коммунисты и комсомольцы начали создавать новое подполье. Вскоре в Буденновском, Калининском, Сталинозаводском, Куйбышевском и Кировском районах города действовали 7 подпольных организаций численностью около 500 человек, состоявшие из коммунистов, комсомольцев и беспартийных патриотов.

В Куйбышевском районе действовала подпольно-патриотическая организация под руководством коммунистов, бывших учителей истории П. Ф. Батулы. С. Я. Цуркановой. Она была создана по заданию обкома КП(б)У в декабре 1941 года. В нее входило около 100 человек[87]. Подпольщики по радиоприемнику принимали сводки Совинформбюро, писали листовки о положении на фронте и в советском тылу, распространяли их среди жителей города и окрестных населенных пунктов. Организация вела активную диверсионную работу на железнодорожном транспорте. Подпольщики всячески срывали вражеские перевозки: выводили из строя паровозы, сталкивали поезда, задерживали составы на перегонах. Вот что писал об этом П. Ф. Батула: "…немцы после того, как сузили железнодорожную линию, сразу же сосредоточили большое количество немецких паровозов на станции Сталино. Предназначались паровозы… для вывоза из шахт, заводов необходимых материалов, железа, угля, кокса, цветных металлов, рельсов и т. д. Мы стали препятствовать этим операциям. Понятно: главное, за что надо было бороться — это паровозный парк. Дежурный по станции Сталино коммунист Качан убеждал коменданта, что вода плохая и нужно часто промывать паровозы. Делалось это следующим образом: паровоз тушили по нескольку раз, а затем на морозе в холодном состоянии промывали горячей водой. Трубы паровоза сразу давали течь, и паровоз требовал капитального ремонта… Другой способ: бросали в котел каустическую соду (полкилограмма). Результат получался тот же… Третий способ был основан на том, что немцы сильно ограничивали машинистов в отпуске им смазочных материалов. В этом случае умышленно допускали загорание букс, и, как следствие, плавились подшипники… Перевозки приостанавливались… Больные паровозы увозили на ремонт в глубокий тыл, так как капитальных мастерских близко не было. Комендант бегал, ругался, приписывал саботаж, но получал один ответ от Качана и машинистов: "Плохая вассер"[88]. Всеми этими способами было выведено из строя 20 паровозов. Кроме того, машинист Козаков и Т. А. Бабенко пустили под откос вражеские эшелоны с солдатами и автомашинами. В результате было разбито десятки вагонов и на трое суток приостановлено движение на дороге.

Подпольная организация Калининского района, насчитывавшая вначале 28 человек, возникла осенью 1941 года. Во главе ее стоял выходец из местных немцев участник партизанского движения в Донбассе против немецких оккупантов в 1918 году А. А. Вербоноль. К лету 1942 года в организации насчитывалось около 40 человек. Подпольщики А. А. Вербоноля установили тесную связь с рутченковской группой А. Д. Власова, группой П. Ф. Батулы, с макеевскими, славянскими и другими подпольщиками. Группа А. А. Вербоноля имела 3 радиоприемника. С их помощью принимались сводки Совинформбюро, которые размножались и распространялись в Сталино, Славянске, Макеевке и других районах. Подпольщики освобождали пленных советских воинов, устраивали диверсии на металлургическом заводе и на складах. Так, например, в разное время была вызволено из плена 174 воина, в том числе 150 офицеров Красной Армии[89].

Многое сделали по освобождению из плена советских воинов члены организации А. Леденева, Г. Гринько, С. Королькова, М. Семенова, И. Чистякова и других. Для этого они чаще всего подкупали охрану. Нужны были средства для подкупа охраны, требовались сотни паспортов и других документов, одежда, продукты. И это надо было раздобыть в сграбленном и обреченном на голод городе. Подпольщица М. Лебедько, работавшая паспортисткой в полиции, добыла более 200 бланков паспортов, около 500 временных удостоверений и пропусков. Предварительно она по заданию А. А. Вербоноля подготавливала нужное количество документов, вписывая в них сведения из сданных в полицию паспортов умерших, убитых. Столь же сложно было достать продукты. Подпольщики похищали у немцев керосин и бензин, обменивали их в деревнях на продукты. Таким путем было добыто 1680 килограммов хлеба, 246 килограммов мяса и другое продовольствие.

Организация развернула активную боевую деятельность. Под непосредственным руководством А. А. Вербоноля подпольщики похитили с немецких складов, из учреждений и общежитий 2 легких пулемета, 52 винтовки, 36 пистолетов, 23 гранаты, 48 килограммов взрывчатки, 217 штук детонаторов, несколько тысяч патронов. В мае 1942 года они вывели из строя мощный электромотор в ремонтно-механических мастерских металлургического завода, сорвав выполнение срочного заказа на изготовление замков к зенитным орудиям и дефицитных деталей к мотоциклам. В июне взорвали большой склад медикаментов. Диверсионная деятельность организации принимала все более широкий размах. В Калининском районе действовали еще две подпольно-патриотические группы: в составе 5 человек под руководством Г. П. Соловьева, А. П. Дейнеко и в составе 7 человек во главе с В. Ромашевым.

В Кировском районе на Рутченковском коксохимзаводе действовала подпольно-диверсионная группа из 15 человек под руководством начальника электроцеха А. Д. Власова[90].

Энергичную деятельность развернули подпольщики-патриоты Буденновского района. В ноябре 1941 года они создали партийно-комсомольскую организацию под руководством преподавателя истории школы № 68 С. Г. Матекина и коммуниста С. В. Скоблова. Практическая деятельность организации началась с распространения листовок. 22 ноября подпольщики распространили "Воззвание к донецким рабочим", призывавшее к борьбе с захватчиками. Организация быстро росла. В нее вступили учащиеся старших классов школы № 68 В. Гончаров, Б. Ванцай, Н. Саламатников, Н. Градов, В. Романчук, И.Г. Кекух, В. Лихварь, учительница В. А. Татарчук, студенты-коммунисты И. Д. Льговская, И. Григорук, слесарь И. Клименко и другие. В 1942 году организация насчитывала до 48 человек[91].

15 января 1942 года гитлеровцы схватили и расстреляли 5 комсомолок — К. Баранчикову, К. Кастрыкину, 3. Полончук, А. Васильеву, М. Носкову, которые по заданию подпольной организации устраивали побеги советских военнопленных. Сообщая о казнях, фашистская газета "Донецкий вестник" перечислила фамилии расстрелянных. Подпольщики скупили газету, вырезали сообщение о казни, обвели траурной рамкой список казненных и приписали к нему стихотворение-некролог. Стиховторение призывало усилить борьбу с врагом, помогать побегам советских военнопленных. Заканчивалось оно словами:

Спите, товарищи, спите,
Над Вашей могилой пройдут
Штыки, ощетинясь, с приказом "Вперед!"[92]

На следующее утро эта листовка была распространена в Буденновке, на станции Мушкетово, в Авдотьино и в центре города.

В феврале 1942 года С. В. Скоблов изготовил типографский станок с резиновым шрифтом. Это дало возможность увеличить число выпускаемых листовок.

Организация развернула и боевую деятельность. Вот лишь некоторые факты. В декабре 1941 года В. Гончаренко, Н. Градов и другие похитили из немецкой автомашины 6 винтовок, 3 ящика патронов. В том же месяце А. Романчук, B. Татарчук, Л. Каравацкая и другие заманили на вечеринку нескольких ехавших на фронт немецких офицеров и изъяли из их машины радиоприемник, радиопередатчик, аккумуляторы, винтовки и разные документы. Среди документов оказались очень важные сведения, которые были переправлены командованию Красной Армии. В январе 1942 года Кириллов и Клименко вывели из строя более 20 автомашин, подготовленных к отправке на фронт. На станции Караванная они привели в негодность 18 мотоциклов.

C. Скоблов, Б. Орлов и другие подпольщики около станции Доля напали на вражеский обоз, убили 10 гитлеровцев и забрали трофеи: 2 ящика гранат, 10 автоматов, 11 пистолетов. Смелые действия подпольщиков вдохновляли на борьбу все население города.

В августе 1942 года организацию постиг тяжелый удар: арестовали С. Г. Матекина. Два месяца фашисты истязали боевого руководителя буденновских подпольщиков. Патриот не только стойко переносил муки, но и ухитрялся предупреждать товарищей об опасности. Ему удавалось обмениваться записками с женой. В одной из них он писал: "Завтра я передам тебе маршрут и адреса, по которым надо организовать поездку за хлебом. Привет всем. Будьте здоровы. Целую детей. САВВА"[93]. Речь здесь шла об адресах подпольщиков, которым угрожала опасность. Сохранились и другие письма С. Г. Матекина из фашистского застенка. Они раскрывают замечательный образ советского патриота. С. Г. Матекин передал письмо-завещание своим детям. В нем говорилось: "Мои маленькие дети, Вова и Люция! Я всегда стремился дать вам образование, сделать из вас людей, полезных для страны, людей полноценных. Непреодолимым моим желанием было видеть тебя, Вовочка, ученым, а тебя, Люция, инженером. Но кем бы вы ни были, я твердо убежден, что мои дети оправдают надежды своего отца, который для блага Родины, для счастья своего народа, для счастья своих детей не пожалел жизни. Будьте счастливы. Ваш отец"[94]. Это было последнее письмо патриота.

Не добившись никаких показаний, гитлеровцы 7 октября 1942 года сбросили его в ствол шахты № 4—4-бис. После гибели С. Г. Матекина во главе организации встали С. Скоблов и Б. Орлов, однако в мае 1943 года гитлеровцам удалось раскрыть часть организации. Арестовали ее основное ядро во главе со С. Скобловым. 18 подпольщиков фашисты казнили. Оставшиеся на свободе продолжали борьбу. Во главе организации встал брат Скоблова Николай.

После разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом подпольщики Сталино вновь установили прерванные летом 1942 года непосредственные связи со Сталинским обкомом партии, находившимся на освобожденной территории Луганской области, со штабами партизанского движения Юго-Западного и Южного фронтов. Для оказания непосредственной помощи подпольщикам и партизанам штаб партизанского движения Южного фронта направил в оккупированные районы Макеевка — Сталино и прилегающие населенные пункты организаторские группы.

Одна из таких групп во главе с В. А. Авдеевым была окружена, но перебив 85 фашистов и потеряв при этом лишь одного бойца, вырвалась из кольца врагов. Вскоре В. А. Авдеев и его товарищи создали подпольно-диверсионные группы в Сталино, Макеевке, Мушкетово, на Путиловском и Алексеевской заводах, на шахтах № 12–18, № 6 "Капитальная", № 9 "Капитальная", № 6 "Красная Звезда", № 8 "Чулковка". В подпольную работу были вовлечены 172 человека, в том числе 20 коммунистов и 44 комсомольца-

Группа "Победа" во главе с П. И. Колодиным создала несколько подпольных групп на шахтах города. Она объединила патриотов из числа учителей, врачей, инженерно-технических работников. Члены групп В. А. Авдеева и П. И. Колодина вели активную подрывную работу. Так, 6 июля 1943 года они произвели обвал на шахте № 9 "Капитальная", а на шахте № 12–18 — завал лавы. Дважды — в июне и июле 1943 года устраивались завалы на шахте № 8 "Чулковка".

Немецкая фирма "Отто" пыталась в течение 1942–1943 годов восстановить Рутченковский коксохимический завод, но натолкнулась на активное противодействие подпольной группы, возглавляемой мастером А. Д. Власовым. Члены группы давали представителям фирмы ложную информацию о состоянии агрегатов, в результате чего к ремонту первой очереди были отнесены вторые коксовые батареи с устарелой армировкой и кладкой камер. Ремонт их требовал затраты больших средств, времени и специального оборудования, в то же время третья коксовая батарея, находившаяся в хорошем состоянии, под предлогом модернизации демонтировалась, отдельные блоки ее выводились из строя. Подпольщики затягивали ремонт электромоторов, портили оборудование. В результате этих действий они трижды срывали сроки пуска завода[95]. Его так и не восстановили до прихода Красной Армии.

Наиболее массовым и общедоступным средством борьбы с оккупантами был саботаж мероприятий экономических органов оккупационных властей. В нем принимали участие десятки тысяч горожан. Несмотря на большие усилия, оккупантам не удалось поставить промышленные предприятия себе на службу. За период почти двухлетней оккупации города немецкое горнопромышленное общество "ОСТ" сумело наладить добычу 7 тысяч восьмисот тонн угля в сутки, то есть менее 6 процентов довоенного уровня[96].

После разгрома фашистов на Курской дуге перед войсками Юго-Западного и Южного фронтов встала задача освободить Донбасс. 18 августа 1943 года Красная Армия приступила к выполнению этой задачи. Бои за Сталино носили упорный и кровопролитный характер. На ближних и дальних подступах к городу фашистское командование создало глубоко эшелонированный рубеж обороны. С тяжелыми боями подвигались к областному центру соединения 2-й гвардейской и 5-й ударной армий Южного фронта. Их поддерживали 8-я воздушная армия и 7-й штурмовой авиационный корпус[97]. Соединения 5-й ударной армии, нанеся удар в обход Сталино, обрушились на гитлеровские войска с севера. Сокрушив оборону противника на ближних подступах к городу, советские части ворвались на его улицы. Для ускорения освобождения центральной части города мотоотряд под командованием капитана Ратникова 87-й гвардейской стрелковой дивизии, обойдя прикрытие 302-й гитлеровской дивизии, вечером 7 сентября ворвался в город с востока и с боем продвинулся в центр к Театральной площади. Командир отделения автоматчиков гвардии сержант Н. Герасименко и гвардии рядовой А. Жуйков водрузили над зданием театра оперы и балета государственный флаг СССР. К утру 8 сентября город Сталино был очищен от немецко-фашистских захватчиков. В боях за его освобождение Красная Армия потеряла члена Военного Совета Южного фронта генерал-лейтенанта К. А. Гурова, гвардии полковника Ф. И. Гринкевича и других. В память о погибших в сквере на Театральной площади установлены памятники. Именами героев-военачальников названы улицы.

При освобождении Сталино большую помощь советским войскам оказали подпольные организации и партизаны. Подпольные группы В. А. Авдеева участвовали в освобождении станций Мушкетово и Караванная, шахты № 12–18. В Куйбышевском районе группа партизан, действовавшая под руководством подпольной организации, на станции Донецк задержала несколько вражеских составов. Машинист Бондаренко и Бабенко в ночь на 8 сентября перерезали тормозные рукава у пяти подготовленных к эвакуации эшелонов. Более 400 груженных военным имуществом вагонов стали трофеями подошедших частей Красной Армии [98]. В Кировском районе на Лидиевских рудниках под руководством А. С. Бизюкова активно действовала созданная П. И. Колодиным партизанская группа учителей, которая вела разведку и передавала разведывательные данные Красной Армии. За август было передано 25 радиограмм с ценными разведданными[99]. Кроме непосредственной помощи частям Красной Армии группа способствовала освобождению советских военнопленных из лагерей на Лидиевских рудниках.

О том, как выглядел город в первый день освобождения, как встречали жители Сталино своих освободителей, Борис Горбатов писал:

"…Тротуары усыпаны обуглившимся камнем, битым стеклом, обрывками проводов. Пять дней фашистские поджигатели бегали по городу и жгли, жгли зло и исступленно. Лучшая улица города — его краса и гордость — Первая линия — превращена в руины, разрушены почти все культурные учреждения, многие из них были использованы для тюрем, лагерей, застенков.

…Еще ползет над городом горький дым от пожарищ, черное пламя лижет бетон и железо заводских корпусов, еще корчится в огне растерзанная улица Артема, еще горе не выплакано и даже не высказано, а уже ликует освобожденный город. Все, кто выжил в нем, все, кого не успели замучить, — все сейчас на улице. Они еще ничего не рассказывают, они не могут сейчас рассказывать, они только плачут от счастья, целуют бойцов в их пыльные щеки, их солдатские руки, их оружие и повторяют: "Как мы вас ждали!" [100].

Взору советских бойцов представилась страшная картина выжженной земли. В городе в это время проживало всего лишь 175 тысяч человек из более чем полумиллиона человек довоенного времени. Фашисты разрушили крупнейшие предприятия, учреждения культуры, жилища. При отступлении они взорвали и разрушили шахты, металлургический завод, завод металлоконструкций, четыре коксохимических, азотный, машиностроительный, ремонтный и другие заводы, сожгли трамвайный парк и почти весь подвижной трамвайный и троллейбусный состав, уничтожили 35 километров трамвайного пути и контактной сети. Гитлеровцы разрушили 3761 дом, 113 школ, здания индустриального, медицинского и педагогического институтов, 62 детских сада, 390 магазинов, зимний и летний театры, Дворец культуры имени В. И. Ленина, клуб имени Дзержинского, почти все лучшие здания города[101]. Большой ущерб причинили оккупанты медицинским учреждениям. Сожгли и разграбили библиотеки. Ущерб, причиненный городу, исчислялся суммой почти в 4 миллиарда рублей.

Предстояло поднять город из руин и пепла. Чтобы осуществить задачи по восстановлению хозяйства города, нужно было провести огромную организаторскую работу, поднять и вдохновить людей. С 20 сентября по 13 октября 1943 года в городе создали горком партии и Буденновский, Кировский, Петровский. Сталинозаводской и Калининский райкомы партии. Одновременно восстанавливались исполкомы Советов депутатов трудящихся города и районов. 10 сентября в Сталино открылось центральное почтовое отделение. 11–13 сентября население города получило воду, электроэнергию, услышало радиопередачи из Москвы. К 15 сентября закончилось восстановление железнодорожных путей, ведущих к станции Сталино, 3 октября прибыл из Москвы первый пассажирский поезд.

С первых дней освобождения началось восстановление школьных зданий. К концу сентября отремонтировали 64 школы, а 1 октября в них начались занятия. Еще через месяц в городе работало 97 школ. К концу октября в Сталино действовали 21 хлебозавод, 38 столовых, 118 магазинов, два детских дома, 13 детских садов, 27 больниц и поликлиник, свыше 90 других медицинских учреждений, более 80 мастерских бытового обслуживания.

На второй день после освобождения города несколько шахт стали давать уголь.

По призыву партийной организации шахты № 12 "Наклонная" 250 шахтеров со своими семьями вышли на восстановительные работы. 24 декабря 1943 года шахта вступила в строй и начала давать по 300 тонн угля в сутки. На шахте № 1–2 "Смолянка" треста "Куйбышевуголь" немцы взорвали стволы, наглухо закупорив все пути к углю. Коммунисты-крепильщики вызвались открыть доступ к лавам. Стоя по пояс в холодной воде, шахтеры вытаскивали затопленные механизмы на поверхность. Вскоре шахта вступила в строй действующих. К 1 Мая 1944 года коллектив шахты "Новомушкетовская" освоил довоенный уровень добычи угля. Намного помог сократить сроки восстановительных работ проведенный партийными организациями месячник сбора рационализаторских предложений. В нем приняли участие тысячи рабочих, инженеров, техников. 30 марта 1944 года было досрочно закончено восстановление доменной и мартеновской печей, прокатного стана на металлургическом заводе, за что коллектив предприятия был первым внесен в Книгу трудовой славы Советской Украины. 'Ко второй годовщине освобождения города Сталинский металлургический завод работал с полным металлургическим циклом.

Огромную помощь в возрождении города оказала вся страна. Из Москвы и Ленинграда, Сибири и Урала, Поволжья, Средней Азии, Грузии поступали в Сталино эшелоны со станками, инструментами, строительными материалами, одеждой, обувью, продовольствием, разнообразными предметами широкого потребления.

Трудящиеся не просто восстанавливали промышленность города, а реконструировали ее на более современной основе. Строили новые шахты, заводы, жилые дома, школы и больницы, дворцы культуры и клубы, возрождали городское коммунальное хозяйство.

В декабре 1943 года в город из эвакуации возвратился областной украинский драматический театр имени Артема.

В 1944 году возрождается Донецкая организация Союза писателей Украины, во главе которой становятся писатели П.Д.Байдебура и А. В. Клоччя.

В годы Великой Отечественной воны трудящиеся города Сталино продемонстрировали высокий патриотизм и неукротимую волю к победе над врагами социалистической Родины. Они с честью преодолели все трудности и испытания военного времени и вышли победителями в мужественной борьбе с немецко-фашистскими оккупантами.

И очень точно выразил это в своих стихах замечательный донецкий поэт Павел Беспощадный:

Донбасс никто не ставил на колени
И никому поставить не дано!

После Великой Отечественной войны городу Сталино, благодаря самоотверженному труду его жителей, было суждено пережить свое второе рождение.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ ВОЗРОЖДЕННЫЙ ИЗ ПРАХА

После победоносного окончания Великой Отечественной войны советский народ под руководством Коммунистической партии направил все свои силы на быстрейшее залечивание ран, нанесенных немецко-фашистскими оккупантами, на восстановление и дальнейшее развитие народного хозяйства, на завершение строительства социализма и постепенный переход к коммунизму.

В марте 1946 года Верховный Совет СССР принял "Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946–1950 годы", который наметил новые перспективы дальнейшего роста производительных сил нашей Родины, ее экономической мощи, подъема материального благосостояния и культуры советского народа. В августе того же года Верховный Совет УССР утвердил этот закон.

Основная хозяйственно-политическая задача четвертой— первой послевоенной — пятилетки состояла в том, чтобы восстановить пострадавшие во время войны районы страны, достичь довоенного уровня промышленного и сельскохозяйственного производства, а затем превзойти его-Важнейшим условием выполнения пятилетнего плана являлось быстрейшее возрождение первой угольно-металлургической базы страны — Донецкого бассейна.

Трудящимся города Сталино предстояло завершить восстановление более двадцати крупных шахт, металлургического, машиностроительного имени 15-летия ЛКСМУ, Рутченковского машиностроительного, Сталинского и Смоляниновского коксохимических и азотного заводов, "Южсельмаша", многочисленных предприятий легкой и пищевой промышленности, железнодорожного транспорта, городского коммунального хозяйства, культурно-просветительных учреждений, вузов, техникумов, школ, больниц и детских учреждений. Возрождение шахт было связано с решением ряда сложных технических проблем. Надо было произвести откачку воды, восстановить подземные горные выработки. Особенно сложной была проблема крепления горных выработок. В связи с нехваткой крепежного леса широкое применение нашло металлическое и железобетонное крепление, что вызвало необходимость постройки в городе завода по производству железобетонных стоек.

Чтобы успешно справиться с выполнением пятилетнего плана, надо было мобилизовать все материальные ресурсы, духовные силы советских людей. В марте 1946 года ЦК партии вынес решение об агитационно-пропагандистской работе, где определялись обязанности партийных организаций в разъяснении трудящимся задач новой пятилетки, организации социалистического соревнования.

На рабочих собраниях намечались конкретные планы, брались повышенные обязательства. В апреле 1946 года на собрании актива городской парторганизации обсуждался пятилетний план и задачи по его осуществлению.

Мобилизуя трудящихся на выполнение плана четвертой пятилетки, партийные организации города уделяли большое внимание развертыванию массового социалистического соревнования. Каждый день напряженного, творческого труда приносил победы, рождал инициативу, почин.

Новую страницу стахановского движения среди горняков Донбасса открыли молодой забойщик шахты № 10-бис треста "Куйбышев уголь" комсомолец Н. Лукичев и крепильщик коммунист А. Денисенко. Они изменили технологию производства, применив цикличную организацию труда и упорядочив график работы бригады. Квалифицированные рабочие освобождались от всех вспомогательных процессов.

27 марта 1946 года Н. Лукичев и А. Денисенко за смену выполнили более 20 норм, а 31 марта справились со сменным заданием на 2229 процентов. За 28 рабочих дней было пройдено 152 погонных метра откаточного штрека с двумя разминовками.

Новый метод скоростной проходки был одобрен решением бюро горкома КП(б)У, о нем рассказали газеты, его поддержали на всех шахтах города. На собраниях инженерно-технических работников, производственных совещаниях проходчиков намечались конкретные мероприятия по организации работы в каждой лаве. В апреле 1946 года на скоростной метод проходки перешли в 41 выработке шахт города.

Советское правительство высоко оценило труд донецких шахтеров Н. Лукичева и А. Денисенко, наградив их орденами Ленина.

В годы четвертой пятилетки широкое распространение на шахтах города, как и во всем Донбассе, получил цикличный график. Инициаторами этого начинания стали горняки шахты "Никанор" из Луганской области. Развивая почин никаноровцев, горняки шахты № 2–7 "Лидиевка" предложили во всех лавах организовать работу по цикличному графику, чтобы полностью использовать производственную мощность предприятия. Начальник шахты № 2–7 "Лидиевка" А. А. Фокин, главный инженер М. Т. Тарасенко, инженерно-технические работники, рабочие со всей серьезностью подошли к решению этой проблемы. Март 1947 года — первый месяц работы по-новому — принес первые положительные результаты. Месячное задание оказалось выполненным более чем на 150 процентов. Производительность врубовых машин, скорость прохождения горных выработок превысили довоенные. Инициатива горняков была подхвачена и распространена во многих отраслях промышленности Донбасса.

В послевоенные годы широкое применение получили в угольной промышленности города комбайн "Донбасс", новые врубовые машины и другая техника. По воле партии угольные шахты были превращены в подземные заводы, оснащенные самым современным оборудованием. Это позволило добиться больших успехов. Уже в первые месяцы работы угольных комбайнов "Донбасс", сконструированных в Донецком филиале Гипроуглемаша, они превзошли по выработке врубовые машины. Непрерывно росла производительность горнопроходческих машин, электровозов, транспортеров и других механизмов.

Комплексная механизация участков и шахт потребовала более высокой производственной культуры, четкой организации всего процесса работы, полной загрузки всех механизмов. Вот почему быстро распространился не только на шахтах города, а и во всей угольной промышленности страны замечательный почин коммуниста А. Бочарникова, начальника участка шахты № 29 треста "Рутченковуголь", впервые применившего сквозной график работы участка.

В то время как цикличные графики предусматривали организацию производственного процесса, главным образом в лаве, сквозной график создавал четкое взаимодействие всех процессов работы на участке, обеспечивал бесперебойную работу угольного комбайна. Для этого в графике предусматривались не только организация труда в лаве и забое, но и равномерная подача порожняка, ремонт горных выработок, планово-предупредительный ремонт всего оборудования, доставка необходимых материалов.

Борьба за досрочное выполнение планов четвертой пятилетки рождала все новые и новые предложения со стороны рабочих и инженерно-технических работников. Городская партийная организация поддерживала и распространяла ценные начинания, способствовавшие лучшей организации производства, среди коллективов заводов и шахт.

В развернувшемся социалистическом соревновании за досрочное выполнение пятилетки большую роль играла помощь передовых рабочих отстающим. Примером такой замечательной инициативы явился почин навалоотбойщика шахты № 11–12 треста "Будеиновуголь" В. Я. Дребнева, обратившегося через газету "Социалистический Донбасс" к передовикам производства с призывом оказать помощь отстающим рабочим. Бюро горкома партии обязало райкомы КП(б)У, первичные партийные и профсоюзные организации, а также хозяйственных руководителей организовать на каждой шахте и заводе шефство передовых рабочих над отстающими, с тем чтобы каждый ударник, передовик производства помог невыполняющим нормы выработки повысить производительность труда[102].

Большую роль в обеспечении нормальной и бесперебойной работы механизмов играли созданные на всех шахтах города бригады комсомольского контроля. Они своевременно ставили в известность партийные и хозяйственные организации о всевозможных неполадках, в случае аварий помогали установить виновников, бичевали лодырей и прогульщиков, выпускали "молнии", "боевые листки", "колючки". Сталинский горком партии одобрил инициативу комсомольцев Кировского района, взявших шефство над шахтными механизмами. Были пересмотрены и укреплены лучшими коммунистами и комсомольцами бригады механизаторов. Среди посланцев партии был и молодой врубмашинист шахты № 1 имени Челюскинцев А. Лях. В феврале 1947 года он демобилизовался из рядов Советской Армии и пришел работать на шахту. В свое время А. Лях отважно сражался в партизанском отряде против оккупантов, воевал на фронте, его грудь украсили ордена Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I степени, медаль партизана Отечественной войны I степени. Теперь, в совершенстве изучив врубовую машину, он стал передовым механизатором, вдвое перекрыл свои сменные задания.

Чтобы еще лучше мобилизовать резервы, привести их в действие, повысить ответственность каждого рабочего за порученное дело, партия и правительство считали необходимым усилить массово-политическую работу, повысить заботу о трудящихся.

Огромное значение для партийных, профсоюзных, комсомольских и хозяйственных организаций города в деле мобилизации трудящихся на активное участие в развернувшемся социалистическом соревновании имело постановление Совета Министров СССР "О преимуществах и льготах для подземных рабочих, горных мастеров, руководящих и инженерно-технических работников угольной промышленности и строительства угольных шахт". Большим трудовым подъемом были встречены также Указы Президиума Верховного Совета СССР от 10 сентября 1947 года об установлении ежегодного праздника "День шахтера", о введении персональных званий для руководящих и инженерно-технических работников угольной промышленности и строительства шахт, о награждении горняков и шахтостроителей орденами и медалями за выслугу лет и безупречную работу, об учреждении медали "За восстановление угольных шахт Донбасса".

Эти решения — свидетельства высокой оценки Коммунистической партией и Советским правительством труда горняков — вдохновили трудящихся Донбасса на новые трудовые свершения, вызвали новую волну предоктябрьского, социалистического соревнования.

В ноябре 1947 года ленинградцы обратились ко всем рабочим промышленности СССР с призывом: пятилетку — в четыре года. Это патриотическое начинание нашло широчайшую поддержку у трудящихся города Сталино.

На предприятиях и стройках, в учебных заведениях и организациях прошли многолюдные митинги и собрания, посвященные обсуждению обращения. Один из лучших сталеваров металлургического завода Я. Кашин сказал: "От нашей работы в значительной мере зависит успех других отраслей промышленности. Сталь — это машины, оборудование, могущество нашей Родины. Полное их использование даст возможность по примеру ленинградцев выполнить пятилетку в четыре года. Я уверен, что металлурги выполнят свою обязанность перед Родиной. Лично я обязуюсь до конца года дать сверх плана 800 тонн стали"[103].

Больших успехов добились горняки в механизации трудоемких процессов. Так, например, механизация процессов выемки угля в 1947 году достигла 87–95 процентов, в то время как до войны она составляла 64–75 процентов. Значительно повысилась производительность врубовых машин. Эти показатели являются ярким свидетельством того, что промышленность города успешно возрождалась, приумножала свою довоенную мощь и славу.

Включившись во всесоюзное социалистическое соревнование за досрочное выполнение пятилетки в 4 года, многие шахтеры показывали образцы героического труда. В тресте "Сталинуголь" на шахте № 10 "Чекист" коммунист И. И. Дедюра, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, выполнил годовую норму на 210 процентов. В тресте "Рутченковуголь" машинист врубовой машины шахты № 2–7 "Лидиевка" И. П. Цыгура, кавалер ордена Ленина, выполнил 3 годовых нормы. В тресте "Куйбышевуголь" врубмашинист депутат Верховного Совета СССР В. М. Ференчук добился средней производительности врубовки 6230 тонн. В тресте "Буденновуголь" коммунист И. И. Овчинников выполнил за 1947 год две годовых нормы. И так работали тысячи горняков.

В результате упорного труда рабочих, инженерно-технических работников и служащих промышленность города в 1947 году добилась крупных успехов. Шахты города добывали одну пятую часть угля области. К этому времени было восстановлено и сдано в эксплуатацию 26 крупных шахт, в том числе шахты № 9 "Капитальная", "Ливенка-Заперевальная" треста "Буденновуголь", № 29 треста "Рутченковуголь" и другие; заново построено 6 средних (№ 8 "Чулковка" треста "Буденновуголь", "Владимир" треста "Куйбышевуголь" и другие, и 10 мелких шахт. За период после освобождения города от оккупантов угольные предприятия дали стране 12 360 тысяч тонн угля, в том числе свыше 54 процентов коксующихся. Среднесуточная добыча угля возросла с 9 тысяч тонн в 1945 году до 17 730 тонн в 1947 году.

На металлургическом заводе были восстановлены и пущены в действие две доменные и пять мартеновских печей, четыре прокатных стана. Только в 1947 году здесь выплавили 280,3 тысячи тонн чугуна, 283,8 тысячи тонн стали, дали 156,5 тысячи тонн проката. За первых три послевоенных года выплавка чугуна возросла в 2,5 раза, стали — в 3,3 раза и проката — в 2 раза. Коксохимические заводы увеличили выжиг кокса в 2,2 раза, а выпуск химических продуктов — в 2,3 раза. На полную довоенную мощность работала восстановленная Чумаковская обогатительная фабрика. Были восстановлены машиностроительные заводы, азотный завод, 63 предприятия легкой, местной и кооперативной промышленности, 9 железнодорожных станций, 2 паровозных депо. За пять лет капиталовложения в промышленность и

Транспорт составили 1 миллиард 680 миллионов рублей. В городское хозяйство было вложено 210 миллионов рублей.

В восстановлении жилого фонда активное участие принимали труженики таких строительный организаций, как тресты "Гражданстрой", "Сталинжилстрой", "Сталиншахтострой", "Сталиншахтовосстановление", "Сталинметаллургстрой", "Южводстрой". Трудящиеся города получили 548 тысяч квадратных метров жилья.

Было восстановлено 42 километра трамвайных путей, 53 трамвайных вагона.

В городе действовало 118 школ, в которых обучалось 62 тысячи детей, работали 297 лечебных и детских учреждений, 8 техникумов: металлургический, общественного питания, подготовки культпросветработников, горный, Рутченковский горный, горнообогатительный, техникум гражданского строительства, техникум физической культуры и спорта и 4 института (Донецкий индустриальный, Сталинский медицинский, педагогический и учительский).

В возрождении города активное участие принимали жители. С их помощью были восстановлены первая очередь Дома Советов, дом госучреждений, здание комбината "Сталинуголь", корпуса Донецкого индустриального института, Государственный банк, Центральный универмаг, промышленный банк и много других зданий. Смонтирован и пущен в эксплуатацию центральный телеграф. На реке Кальмиусе завершалось строительство плотины, через которую проспект имени Дзержинского протянулся дальше в поселок Калиновку. Созданное Кальмиусское озеро не только имело большое значение для бесперебойного снабжения водой промышленности, но и стало любимым местом отдыха трудящихся. К осени 1947 года была завершена закладка нового сквера имени А. М. Горького.

Под руководством партийных организаций в восстановлении города принимали активное участие органы местных Советов депутатов трудящихся, избранные на последних выборах в 1939 году. Городской Совет депутатов трудящихся объединял 6 районных и 3 поселковых Совета.

В 1939 году в горсовет было избрано 565 депутатов. После войны из них осталось 396 человек, а в ноябре 1947 года — всего 193 человека, или около 32 процентов, из общего количества депутатов.

Хорошо работала в Кировском районе депутатская группа на шахте № 19, которой руководила депутат горсовета Д. И. Васильева. Она создала с квартальным комитетом 3 бригады из 27 человек и оказала большую помощь шахте в погрузке угля, привлекла 370 домохозяек для помощи в благоустройстве шахтного поселка. Депутат горсовета Е. П. Удовенко организовала работу по восстановлению школ № 2 и 24. Всего силами общественности за 1947 год выполнено работ на сумму 14 миллионов рублей[104].

21 декабря 1947 года состоялись выборы в местные Советы депутатов трудящихся. Было избрано 560 депутатов, из них 278 членов и кандидатов в члены партии, 41 комсомолец. По социальному составу: рабочих 344, крестьян 9, служащих 207 человек.

В Буденновский, Калининский, Кировский, Куйбышевский, Петровский, Сталинозаводской районные и в поселковые Советы депутатов трудящихся станции Сталино, Авдотьинский и Ларинский было избрано 808 депутатов. Этому большому отряду избранников народа пришлось на местах решать насущнейшие проблемы восстановления народного хозяйства и улучшения бытовых условий трудящихся.

28 февраля 1948 года ЦК ВКП(б) принял постановление "О состоянии партийно-политической работы на угольных шахтах Донбасса". Городской, районные комитеты партии и партийные организации промышленных предприятий, выполняя его, послали в 1948 году на подземные работы в шахты 290 коммунистов, что дало возможность создать дополнительно 70 партгрупп, в том числе 50 на подземных участках[105].

Своим самоотверженным трудом коммунисты способствовали улучшению работы предприятий и вели за собой широкие массы горняков.

Городская парторганизация уделяла большое внимание созданию постоянных кадров рабочих и инженерно-технических работников в промышленности, на транспорте и стройках, ликвидации текучести и закреплению за производством рабочих и инженерно-технических работников. Расширялась сеть школ ФЗО и курсов по повышению квалификации рабочих, улучшалась их работа, усиливалась политико-воспитательная работа. Первый послевоенный набор в школы и училища состоял в основном из посланцев комсомола.

Горком и райкомы партии подобрали квалифицированных директоров школ и училищ трудовых резервов, их заместителей по культурно-воспитательной работе, опытных воспитателей, старших и производственных мастеров.

В городе установилась традиция: каждое первое воскресенье месяца отмечать как День учащихся трудовых резервов. В эти дни проводились тематические вечера, встречи с передовиками производства, концерты художественной самодеятельности, спортивные соревнования. Местная печать и радио широко освещали жизнь будущих специалистов.

Однако пополнение кадров промышленности только за счет трудовых резервов не могло удовлетворить все возраставшие потребности в рабочей силе. В Донбасс, в том числе и в город Сталино, прибывали тысячи новых, преимущественно молодых людей. Приход на заводы и шахты молодежи со средним и неполным средним образованием позволил создать такие кадры, которые в кратчайший срок успешно осваивали технику и добивались высокой производительности труда.

XVI съезд КП(б)У, состоявшийся в январе 1949 года, поставил перед коммунистами, всеми трудящимися республики большие задачи, направленные на досрочное выполнение пятилетки.

Решения съезда воодушевили горняков на новые трудовые свершения. Угольщики города начали внедрять на шахтах почасовой график работы. По инициативе горняков шахты № 29 треста "Рутченковуголь" развернулось движение за обеспечение выполнения и перевыполнения производственных норм всеми рабочими.

В Пролетарском районе на шахте "Первомайская" забойщик П. Сердюк и другие новаторы разработали новый скоростной метод выемки угля и переноски транспортеров на маломощных пластах. Машинист угольного комбайна член горкома партии П. Е. Амелин на участке № 2 шахты № 29 треста "Рутченковуголь" вместе с бригадой, применяя новый метод организации работы на маломощных пластах, добывал комбайном "Донбасс" более 8 тысяч тонн угля в месяц[106].

В возрождении Донецкого бассейна, в решении тех сложнейших технических проблем, с какими было связано восстановление угольной, металлургической, машиностроительной и других отраслей промышленности, большая заслуга принадлежит советским ученым. Коллективы научно-исследовательских институтов (ДонУГИ, Сталингипрошахт и других), высших учебных заведений, и в частности Донецкого индустриального института, передавали производству результаты своих научных исследований, выполняли работы по заданиям предприятий, организовывали на заводах, фабриках и шахтах консультации и экспертизы, помогали внедрению и освоению новой техники, новых открытий и изобретений.

В сентябре 1949 года в городе Сталино состоялась выездная сессия Отделения технических наук Академии наук. Украинской ССР. В ее работе приняли участие видные ученые страны, передовые рабочие, техники и инженеры донецких предприятий. На сессии были заслушаны доклады о деятельности институтов Отделения технических наук АН УССР, о внедрении передовой техники в промышленность Донбасса и выполнении послевоенной пятилетки в четыре года, а также доклады, посвященные актуальным проблемам механизации угледобычи, вопросам интенсификации доменного производства, улучшения технологии выплавки стали, электрообработки металлов и другим процессам металлургического производства. Ученые вместе с передовиками производства обсудили и приняли рекомендации по вопросам развития строительной механики, по экспериментальным методам исследования прочности конструкций и другим проблемам механики и машиностроения, по развитию энерготехники и гидротехники.

Тесная связь ученых с ведущими промышленными предприятиями города способствовала быстрейшему возрождению промышленности, значительному увеличению производства. В 1949 году промышленность города по выпуску валовой продукции превзошла довоенный уровень на 8,4 процента [107].

Одним из важнейших итогов 1949 года явилось развитие и внедрение новой техники, более широкая механизация трудоемких процессов в угольной и металлургической промышленности. Металлурги города выполнили план по всему металлургическому циклу и дали прибыль государству в 97 миллионов рублей.

Коксохимические заводы выполнили план выжига кокса на 102,7 процента и выдали сверх плана 42 830 тонн кокса. Все машиностроительные предприятия досрочно завершили выполнение годового плана. Улучшили работу железнодорожники, погрузив сверх плана 20 тысяч вагонов народнохозяйственных грузов. Местная, легкая и кооперативная промышленность выполнила годовой план на 107 процентов. Значительно повысилось качество выпускаемых товаров, снизилась их себестоимость. Досрочно выполнили план предприятия городского коммунального хозяйства, пищевой промышленности[108].

В связи с укрупнением участков шахт и трестов партийные и комсомольские организации пересмотрели расстановку коммунистов и комсомольцев на шахтах, укрепили партийные и комсомольские группы на шахтах, переведенных на работу по графику цикличности. В конце 1950 года на партучете в городской партийной организации состояло 13 903 члена и 1732 кандидата в члены ВКП(б), объединенных в 630 первичных парторганизациях. 53 процента коммунистов работало в промышленности (в угольной — 4005 человек, в металлургической и химической — 1483 и строительной — 1332 человека). Из общего количества коммунистов, работавших в угольной промышленности, 55 процентов находилось на подземной работе. В городской комсомольской организации на учете состояло 32152 члена ВЛКСМ, из них на шахтах работало свыше 7 тысяч человек[109].

В конце декабря 1950 года XII городская партийная конференция подвела итоги работы за все послевоенные годы: трудящиеся города успешно завершили первую послевоенную пятилетку, внесли свой весомый вклад в общенародную борьбу по выполнению народнохозяйственных планов.

За эти годы большие изменения произошли не только в промышленности. Заметно изменился облик города. Только за один 1950 год на его улицах уложено 200 тысяч квадратных метров тротуаров и дорог. Полностью завершилось восстановление всего подвижного состава трамвая и троллейбуса, пролегли новые трамвайные маршруты до станции Рутченково и на Путиловку. Значительно расширилось и превысило довоенные мощности газовое и водоснабжающее хозяйство города.

Началось восстановление учебных корпусов медицинского института. В августе 1950 года введен в эксплуатацию центральный стадион "Шахтер". В этом же году завершено строительство студенческого общежития педагогического института по улице Челюскинцев, возобновлено строительство областной библиотеки имени Н. К. Крупской. К концу пятилетки в городе работало 4 высших учебных заведения, 10 техникумов и 139 школ, в которых обучалось 11 230 студентов и 75 076 учащихся. За годы первой послевоенной пятилетки вузы города выпустили 9530 высоко квалифицированых специалистов для народного хозяйства, лечебных учреждений и школ[110].

В Сталино функционировали Сталинский государственный русский театр оперы и балета, Сталинский областной украинский музыкально-драматический театр имени Артема, областная филармония, Украинский ансамбль песни и танца, созданный в 1945 году, Шахтерский ансамбль песни и танца, музыкальное училище, работало 59 клубов, 3 дворца культуры, 276 красных уголков. В районах города имелось в 1947 году 33 стационарные киноустановки и 28 кинопередвижек. Жители областного центра пользовались услугами 241 библиотеки с книжным фондом около 600 тысяч томов.

В апреле 1946 года в Сталино было создано областное книжно-газетное издательство.

Донецкой организацией Союза писателей Украины к 1947 году выпущено 3 альманаха "Литературный Донбасс", который стал издаваться с 1946 года. Вышли в свет коллективный сборник "Стихи о Донбассе", историческая повесть о Юзовке старейшего писателя Ильи Гонимова "На берегах Кальмиуса", повесть Ларисы Черкашиной о Буденновской подпольной комсомольской организации "В нашем городе", рассказы о шахтерах "Родные горизонты" Павла Байдебуры, сборник стихов Владимира Труханова "В пути" и другие.

В Сталино жил (на улице Байдукова, 32) писатель Борис Горбатов, который здесь написал роман "Донбасс". Активно работало литературное объединение молодых писателей города Сталино, которое выдвинуло ряд новых имен в литературе: Владимир Попов за книгу "Сталь и шлак" и Иван Рябокляч за книгу "Золототысячник" в 1949 году были удостоены Государственной премии. Плодотворно работали писатели Петр Чебалин, Алексей Ионов, Павел Шадур и другие. Донецкие писатели часто проводили на предприятиях и в учреждениях литературные вечера.

В городе в 1948 году было создано товарищество художников, ежегодно проводившее выставки, посвященные Дню шахтера и освобождению Донбасса. Осенью 1948 года в помещении Дома госучреждений была открыта областная филармония, где с апреля 1949 года начал выступать симфонический оркестр. В первые послевоенные годы в Сталино побывали на гастролях театральные коллективы Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова и других городов. Выступали перед трудящимися города симфонический оркестр СССР под управлением народного артиста Натана Рахлина, джаз-оркестр РСФСР под руководством Леонида Утесова и другие.

Послевоенные годы Сталино — это годы самоотверженного труда его жителей, поднявших из руин свой город, добившихся значительных успехов в подъеме промышленного производства, культуры, коммунального хозяйства.

Крупнейший индустриальный и культурный центр Донбасса город Сталино был не только полностью возрожден, но и далеко превзошел довоенный уровень развития.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ РАЗМАХА ШАГИ САЖЕНЬИ

Пятидесятые годы явились для города Сталино годами бурного развития промышленности, городского хозяйства, улучшения состояния здравоохранения, роста культуры, повышения уровня бытового обслуживания. С каждым годом город становился все краше, благоустроеннее; возникали новые улицы, кварталы, целые районы; множилось количество парков, скверов, зеленых насаждений.

Город был не только областным центром. Организационно-хозяйственное влияние его стало гораздо шире: здесь находились Министерство угольной промышленности УССР, Министерство строительства предприятий угольной промышленности УССР, Главное управление Министерства по строительству предприятий металлургической и химической промышленности УССР, "Главдонбасстрой", "Донбасс-водтрест", Союзнеруд Министерства металлургической промышленности УССР, "Донбассэнергострой" и "Донбассеть-строй" Министерства электростанций СССР, Управление Донецкой железной дороги Министерства путей сообщения СССР. Почти 70 управлений строительных организаций, находящихся в городе, вели промышленное и гражданское строительство на территории республики и за ее пределами.

По количеству населения город Сталино занимал 12-е место в стране — на 1 января 1951 года здесь проживало 509,5 тысячи человек, а к концу 1958 года — уже 699 тысяч.

Городская партийная организация была одной из наиболее крупных в Союзе. На 1 января 1951 года в ней состояло 15 635 человек, а к концу 1958 года — 25 536 человек.

Верный помощник партии — комсомол объединял в своих рядах в 1958 году 67 381 человека. В промышленности работало 30 143 комсомольца, в том числе в угольной — 14 467, из них свыше 7 тысяч трудились на подземных работах.

Промышленность города представляли разнообразные предприятия — угольные, металлургические, машиностроительные, химические, бытового обслуживания, на которых в 1958 году насчитывалось до 300 тысяч трудящихся.

Промышленные предприятия города в основной своей массе успешно справлялись с государственными заданиями, из года в год наращивали объем выпускаемой продукции. Если в начале пятидесятых годов ежегодный прирост ее был на уровне 11–13 процентов, то за два последних года (1957–1958) валовая продукция промышленности города выросла в среднем на 13 процентов, в том числе добыча угля — на 25 процентов, выплавка чугуна — на 53 процента, проката — на 82,4 процента к уровню 1956 года.

Ведущей отраслью экономики города, как и прежде, являлась мощная угольная промышленность. В четырех трестах (из девяти, входящих в комбинат "Сталинуголь") добывалось более сорока процентов угля от общего количества, добываемого по комбинату.

Направление работы в первые годы пятой пятилетки определялось постановлением Совета Министров СССР от 12 июля 1950 года "О повышении производительности труда, улучшении организации производства и укреплении технического руководств л на шахтах Донбасса" и постановлением ЦК КП(б)У от 8 августа 1950 по этому же вопросу.

Эти постановления указывали не только на большие недочеты в организации цикличной работы, но и на низкий уровень хозяйственного и технического руководства на шахтах Донбасса.

Устранение этих недостатков явилось главным объектом усилий Сталинской городской партийной организации. Городской комитет партии систематически рассматривал вопросы о работе отдельных шахт, принципиальной критикой и деловыми советами помогая им избавиться от недостатков.

В сентябре 1951 года горком партии принял важное решение о социалистическом соревновании в промышленности и сельском хозяйстве. В этом решении указывалось, что соцсоревнование является мощным средством мобилизации трудящихся. Однако при организации его во многих случаях не учитывали, что предприятия обогатились новой техникой, повысилась квалификация рабочих и специалистов, их культурный уровень, и по-прежнему делали упор на выполнение количественных, а не качественных показателей, порой относились к соцсоревнованию формально.

Важнейшим объектом социалистического соревнования в эти годы являлась цикличная организация производства. На основе большого опыта цикличной работы, накопленного в годы четвертой пятилетки, угольная промышленность города, как и всего Донбасса, с 1953 года начала планомерный переход от отдельных циклующихся лав к шахтам сплошной цикличности. Работа по цикличному графику, утвердившаяся в пятой пятилетке, в последующие годы завоевывала с каждым годом все больше сторонников. Так, например, в апреле 1957 года на график цикличности было переведено 35 процентов всех действующих очистных забоев. На участках, выполняющих норматив цикличности, добыча угля возросла примерно вдвое, а производительность труда — почти в 1,5 раза. Выросла и скорость подвигания линии забоя: в январе 1956 года в забоях, выполнивших норматив цикличности, она составила 47,5 погонного метра, там же, где работали по старинке, она не превышала 20,9 погонного метра в месяц.

Техническое перевооружение и совершенствование организации производства на шахтах города, особенно энергично проводившееся в пятидесятые годы, обусловили большой прирост добычи угля, который заметно обогнал рост количества рабочих. Если в 1950 году в городе добыли 8,6 миллиона тонн каменного угля, то в 1958 году — 16,6 миллиона тонн. Численность же рабочих по эксплуатации увеличилась менее, чем на треть.

Одной из главных причин, обеспечивших этот рост, явилось внедрение новой техники, поступавшей на шахты в пятидесятые годы. Наряду с освоением знаменитого комбайна "Донбасс-1" в начале пятидесятых годов осваивался целый ряд комбайнов для тонких, пологопадающих и наклонных пластов: УКТ-1, УКМГ-1, "Горняк". Для разработки маломощных крутопадающих пластов был сконструирован и в 1951 году внедрен в производство комбайн ККП-1.

Включившись в соревнование за лучшее использование техники, развернувшееся в Донбассе по почину знатного комбайнера горловской шахты имени Румянцева коммуниста В. Сугоняко, горняки шахты № 9 "Капитальная" треста "Буденновуголь" обратились через газету "Социалистический Донбасс" с предложением развернуть соцсоревнование за быстрейшее освоение комбайнов для тонких пластов. По графику бригада из 7 человек должна была подрубывать врубовой машиной половину лавы и давать 65 тонн угля. С комбайном УКМГ-1 они стали добывать 100–115 тонн угля за смену. Применение комбайна позволило сократить штат рабочих в лаве на 15 человек и резко повысить культуру производства.

Однако достижения новаторов, как бы они ни были показательны и замечательны по своей природе и результатам, все же обеспечивали успех лишь отдельным лицам, отдельным бригадам. Задача партийных организаций состояла в том, чтобы добиться успешной работы и высоких производственных показателей целых шахтерских коллективов.

Горняки первого участка шахты № 5-бис "Трудовская" треста "Сталинуголь" разработали коллективный план повышения производительности труда, увеличения добычи угля и экономии средств. Таким образом получал дальнейшее развитие почин луганского комбайнера Т. Михайлова, незадолго перед тем выступившего с предложением работать по личному специально разработанному стахановскому плану, максимально используя технику. Только за три дня работы по новым условиям экономия по одному крепежному лесу превысила 800 рублей, на участке высвободилось 19 человек. Среднемесячная производительность комбайновых лав на шахте составила в первом квартале 1952 года 124 процента по сравнению с четвертым кварталом 1951 года.

В начале 1955 года лучшие коллективы Донбасса выступили с призывом развернуть соревнование за досрочное выполнение пятой пятилетки. Горняки шахты имени Абакумова разработали коллективный план использования производственных резервов, что позволило им перекрыть проектную мощность на 25 процентов и добыть в первом квартале 1955 года свыше 10 тысяч тонн угля сверх плана.

Новый этап в жизни нашей страны, в дальнейшем развитии народного хозяйства открыли исторические решения XX съезда КПСС, который взял твердый курс на технический прогресс, на внедрение новых, более прогрессивных методов работы, поставил перед шахтерами ответственную задачу преодолеть отставание добычи угля от растущих потребностей народного хозяйства в топливе и обеспечить накопление необходимых государственных запасов топлива.

В годы пятой пятилетки возникли новые приемы и методы труда. Так, в 1955 году борьба за внедрение новой техники, за технический прогресс привела к появлению такой важной формы соревнования, как совмещение операций во времени, максимальное уплотнение рабочего дня. Работая по такому принципу, бригада проходчиков шахты № 5–6 имени Калинина треста "Куйбышевуголь", руководимая коммунистом И. Пилипенко, четко организовав труд и умело используя горную технику, прошла в марте 1955 года 202,2 погонного метра вертикального ствола, в то время как средние темпы проходки стволов по комбинату "Сталин-шахтострой" равнялись 30 метрам в месяц.

Применение прогрессивных методов организации труда привело к дальнейшему росту производственных показателей. В марте 1957 года на шахте-новостройке "Бутовка-Глубокая" бригада проходчиков Н. Тихонова прошла 241,1 метра ствола, превысив мировой рекорд, принадлежавший до того времени проходчикам южноафриканского рудника "Монарх".

Интересной была идея планирования работ на следующие сутки, потребовавшая тщательного продумывания всех деталей производственного процесса, устранения "узких мест". Добычная бригада М. Тарасова (шахта № 10-бис треста "Куйбышевуголь") организовала свой труд по сменному графику, который предусматривал полную загрузку рабочего дня каждого горняка, высокопроизводительную работу механизмов, высококачественную подготовку лав к следующей смене.

В первый день работы по-новому бригада в полтора раза перевыполнила задание. Парторганизация обобщила опыт и распространила его среди других бригад шахты. Преимущества бригадного графика сказались явственно: план шести месяцев 1956 года шахта выполнила на 105,2 процента, среднесуточная добыча выросла по сравнению с этим же периодом прошлого года на 17,3, процента, себестоимость угля снизилась на 1 рубль 44 копейки по сравнению с плановой.

Почин куйбышевцев был подхвачен коллективами других шахт.

Важным событием в жизни угольного Донбасса явилось постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О неотложных мерах по развитию угольной промышленности Украинской ССР", принятое в октябре 1956 года. С 1 января 1957 года на шахтах вводились четыре смены и сокращенный рабочий день, в корне менялась система планирования и заработной платы. Вместо 120 подземных профессий осталось 20, заработки рабочих на очистных работах возрастали на 18–19 рублей в смену.

Шахта имени Челюскинцев и № 2–7 "Лидиевка" первыми в Донбассе были переведены на новую систему работы при сокращенном рабочем дне. Горком КП Украины внимательно следил за их работой, информировал партийный актив об успехах и трудностях, о том опыте, который накапливался на этих шахтах. При горкоме партии была создана экономическая школа для руководящих работников угольной промышленности города.

Для усиления партийной прослойки и повышения роли коммунистов только за 1956–1957 годы горком партии направил на подземные работы более 300 коммунистов и до 600 комсомольцев.

Результаты перестройки не замедлили сказаться. В 1956 году план угледобычи по городу не был выполнен. В 1957 году шахты уже работали лучше, а в 1958 году задание было перевыполнено. Заметные сдвиги произошли при этом в освоении проектных мощностей шахт.

1958 год в Донбассе принес очередную патриотическую волну социалистического соревнования, связанную с именем бригадира краснодонской шахты № 2 "Северная" коммуниста Н. Мамая, выступившего с предложением каждую смену выдавать сверх нормы одну тонну угля. Включившись по призыву ЦК КП Украины в соревнование по методу Мамая, бригада коммуниста А. Кольчика Чистяковской шахты имени Лутугина энергично поддержала новый почин. Лутугинцы обязались экономить 1 рубль на каждой тонне угля и добиться, чтобы каждый член бригады добывал сверх сменного задания 2,5 тонны угля.

Сталинский городской комитет партии правильно оценил инициативу новаторов. В конце 1958 года на бюро горкома партии был заслушан вопрос "О состоянии соревнования по методу Н. Мамая и А. Кольчика на шахтах треста "Рутченковуголь". Выяснилось, что шахты треста стали работать лучше, среднесуточная добыча за 9 месяцев 1958 года выросла на 216 тонн, ускорилось подвигание лав, снизилась себестоимость угля. К 7 ноября шахтеры города Сталино добыли сверх плана 120 тысяч тонн угля, в том числе шахта "Октябрьская" — 31 эшелон, № 5–6 имени Калинина и шахтоуправления № 10-бис — по 15 тысяч тонн сверх задания.

Ярким свидетельством дальнейшего развития творческой активности трудящихся, их идейного роста явилось социалистическое соревнование за право называться коллективом коммунистического труда. Начатое по почину молодых рабочих депо Москва-Сортировочная, оно широко распространилось по всей стране.

20 ноября 1958 года Донецкий обком партии одобрил инициативу бригады К. Северинова (шахта № 5–6 имени Димитрова треста "Красноармейскуголь") — зачинателя этого движения в Донбассе. 18 декабря того же года в Донецке состоялся первый областной слет участников соревнования за коммунистический труд, в которое включилось 800 коллективов. Областная газета "Социалистический Донбасс" рассказала о том, что бригадир добычной бригады шахты № 17—17-бис треста "Рутченковуголь" от имени всей бригады принял обязательство жить и работать по-коммунистически: выполнять норму на 150 процентов, себестоимость тонны угля снизить на 1 рубль 50 копеек, снизить зольность на 0,2 процента.

Правительство высоко оценило самоотверженный труд донецких шахтеров, наградив в 1957 году большое количество работников угольной промышленности орденами и медалями. 16 знатным горнякам города присвоено звание Героев Социалистического Труда, в том числе врубмашинисту шахтоуправления № 10-бис треста "Куйбышевуголь" Д. И. Голощапову, шахтостроителю шахты № 5–6 того же треста И. В. Пилипенко, комбайнеру шахты № 2–7 "Ли-диевка" треста "Рутченковуголь" В. А. Мясищеву, начальнику шахты № 5-бис "Трудовская" треста "Сталинуголь" К. С. Млодецкому и другим.

Сталинский металлургический завод в это время — крупное современное промышленное предприятие, продукция которого стала широко известна и за рубежом. В 14 стран, в том числе в Индию, Аргентину, Финляндию, Уругвай, Италию, Египет и другие страны, отправлял завод листовой и сортовой прокат, трубные заготовки.

Участвуя во всесоюзном соревновании за лучшее качество продукции, коллектив завода неоднократно выходил победителем. В первом и втором кварталах 1951 года, например, доменный цех завоевал звание лучшего в стране, его коллективу вручили Переходящее красное знамя Совета Министров СССР. В 1952 году, борясь за достижение довоенных показателей, коллектив завода добился досрочного выполнения плана всеми основными цехами. Народное хозяйство страны получило 871 тысячу тонн чугуна, сотни тысяч тонн стали и проката, причем вся эта продукция была более высокого качества и более сложного профиля, чем ранее.

Производство основных видов продукции нарастало из года в год. В 1958 году выплавка чугуна, увеличилась по сравнению с 1950 годом на 94 процента и, составив 1,2 миллиона тонн, достигла величины, проектируемой на 1960 год.

На заводе постоянно уделялось огромное внимание техническому прогрессу. Так, совершенно исключительное значение имела уникальная, первая в мире промышленная установка для непрерывной разливки стали, которую начали строить на заводе в 1958 году. Здесь же впервые в мире было освоено чрезвычайно эффективное испарительное охлаждение мартеновских печей. Применение автоматизированной системы загрузки и управления кауперами, установление автоматических регуляторов температуры дутья и много других серьезных усовершенствований позволили добиться более устойчивого хода доменных печей, большей экономии топлива, увеличения производства чугуна.

Энергично совершенствовался и мартеновский цех. Многие технические новшества способствовали снижению простоев, сокращению длительности плавок, увеличению срока службы печей и так далее.

Однако конечные результаты определялись не только материально-техническими факторами, они в большой мере зависели от отношения трудящихся к производству. Участвуя в социалистическом соревновании, передовики завода систематически выходили победителями. Так, в соревновании в честь выборов в Верховный Совет УССР, почетное звание лучшего горнового области в феврале 1951 года было присвоено горновому печи № 1 комсомольцу И. Д. Бардаху, лучшего сталевара области — коммунисту И. Ф. Петрову, лучшего доменного цеха области — коллективу доменного цеха Сталинского металлургического завода.

За отличное качество продукции на заводе соревновались 252 бригады (свыше 2 тысяч человек). В ходе соревнования было внесено более шестисот рационализаторских предложений, экономичность которых оценивалась более чем в 2 миллиона рублей.

Сталевар коммунист Л. Бубнов в мае 1953 года вызвал сталеплавильщиков Златоуста на соревнование за высокую стойкость мартеновских печей. Ему было о чем рассказать на областном совещании передовиков производства по обмену опытом. В ходе майской рабочей кампании его бригада дополнительно к плану выплавила десятки тысяч тонн стали. За самоотверженный труд, явившийся примером для многих последователей, он был награжден орденом Ленина, а в 1957 году ему было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда.

За победу в соревновании в IV квартале 1953 года почетное звание лучшею мастера прокатных цехов страны присвоено мастеру стана "250" сортопрокатного цеха комсомольцу А. Д. Дякину. По итогам соревнования в I квартале 1954 года ему и старшему вальцовщику И. Харагирло было присвоено звание лучшего прокатчика страны. Во втором квартале лучшими прокатчиками страны были признаны мастер Н. А. Бут и старший вальцовщик стана "250" B. Г. Пискунов. В третьем квартале это звание завоевал C. Ивченко.

В 1953 году (и в дальнейшем это проводилось периодически) в школах передовиков производства был изучен и обобщен опыт работы 14 лучших бригад. В распространении его большую роль сыграли заводская многотиражка "Металлург" и стенная печать. Придавая огромное значение патриотическому труду новаторов, бюро обкома КП Украины заслушало в апреле 1954 года доклады лучших сталеваров завода тт. Бубнова, Бычкова, Петрова, начальника мартеновского цеха С. Голеша, заместителя секретаря парторганизации цеха Ф. Ткаченко об их работе. И это не случайно: 84 процента всех сталеваров перевыполнили план, за счет выпуска скоростных плавок дали за год свыше 3000 тонн сверхплановой стали, почти половину плавок в I квартале выпустили скоростными методами.

Вступив в соревнование по методу инженера Ковалева с московской фабрики "Пролетарская победа" (этот метод положил начало глубокому изучению и научному обобщению наиболее целесообразных приемов работы по отдельным операциям и передаче передового опыта всем рабочим), прокатчики освоили достижения мастера Сокиро и методы мастера Бирюкова. В результате применения прогрессивных приемов в комплексе производительность става 400 по горячей прокатке значительно поднялась.

Во второй половине 1954 года началось соревнование за досрочное выполнение пятой пятилетки, начавшееся по инициативе московских рабочих. Участвуя в нем, коллектив завода снизил коэффициент использования полезного объема печи с 1,06 в 1950 году до 0,86 в 1954 году. Съем стали возрос за это же время с 5,1 тонны до 5,74 тонны с 1 квадратного метра пода печи. Увеличилось количество проката по цеху блюминга и по сортовым станам.

Трудящиеся завода сразу отозвались на одно из самых крупных движений 50-х годов, начатое бригадами Н. Мамая и А. Кольчика. В результате соревнования по почину этих знатных шахтеров задание семи месяцев 1958 года было выполнено на 102,3 процента, сэкономлено около 300 тысяч рублей.

Второй бригадой в области, включившейся в движение за коммунистический труд по почину К. А. Северинова, стала бригада сталевара А. Савенко. В конце ноября 1958 года она приняла на себя обязательства: сварить сверх плана 1100 тонн стали (в 1959 году), сократить продолжительность плавки в среднем на 23 минуты, довести кампанию печи до 470 плавок при плане 450, варить сталь только высокого качества, не допуская брака, снизить себестоимость стали. Она вызвала бригаду Северинова на соревнование. Почин передовика был подхвачен на других печах.

За высокие производственные и технико-экономические показатели, достигнутые в процессе производства, многие рабочие, инженеры и техники были награждены орденами и медалями, а прокатчику К. А. Петрухину присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Крупнейшим из машиностроительных заводов города был завод имени 15-летия комсомола Украины. Он по-прежнему продолжал выпуск шахтных подъемных машин, разнообразных механизмов и оборудования для горной промышленности, неустанно совершенствуя их. Продукция его была настолько современна и высококачественна, что охотно приобреталась иностранными фирмами.

В 1957 году на заводе было изготовлено 20 вариантов новых машин и механизмов, причем 3Д из них выполнены силами заводского конструкторского бюро. Впервые завод изготовил крупные многоканатные подъемные машины МК 3,5X4 и запустил в производство многоканатные машины МК 2,1X4 (для шахт большой глубины и производительности). Эти машины заменили прежние с большим диаметром (6–8 метров) и дали до 1 миллиона рублей экономии в год. Завод выпустил опытную партию более совершенных скреперных лебедок СБЛ-4, предназначенных для механизации прохождения горных выработок широким ходом, которые вдвое сокращали потребность в ручном труде. Для механизации труда посадчиков была выпущена опытная партия посадочных лебедок, обеспечивавших до 200 тысяч рублей экономии в год каждая.

В 1958 году удельный вес новой продукции в общем объеме валовой продукции завода составил 15,2 процента против 7,4 процента в предыдущем. Заводом выпущен 31 тип новых машин, в том числе по проектам конструкторов завода — 27 типов. Большое значение на заводе придавалось движению рационализаторов и изобретателей, в немалой мере способствовавшему повышению производственных показателей. В 1958 году было подано 1325 предложений, из которых 522 (принятых и внедренных) несли условную экономию в 3,5 миллиона рублей.

Коллектив завода под руководством партийной организации принимал участие в социалистическом соревновании, из года в год перевыполнял государственный план, откликаясь на все патриотические начинания новаторов. Так, уже в 1958 году по методу Мамая и Кольчика на заводе работало 1036 человек.

Следуя примеру бригады К. Северинова, бригада слесарей-сборщиков механического цеха № 3 в количестве 26 человек, возглавляемая коммунистом И. Г. Рассадкиным, показывала выдающиеся образцы производственной деятельности. Она заслужила высокую честь называться бригадой коммунистического труда. По ее примеру четыре бригады механического цеха № 1 также стали работать по-коммунистически.

В 1957 году 2 тысячи рабочих завода за 10 месяцев выполнили свои годовые нормы, а 120 передовиков работали уже в счет 1960 года. Так же успешно работали они и в следующем году.

В областном соревновании завод регулярно занимал высокие места. В первом квартале 1958 года он завоевал первое место среди машиностроительных заводов Сталинского совнархоза. В 3-м квартале механический цех № 4 завоевал 2-е место среди машиностроительных цехов совнархоза.

Рутченковский машиностроительный завод занимался изготовлением различного технического оборудования для угольных шахт Донбасса и выполнял капитальный ремонт тяжелой горной техники. Сталинский энергозавод выпускал электрооборудование для шахт, завод "Донэнерго" освоил производство телескопических автомобильных вышек для монтажа и ремонта линий электропередач.

Кроме этих предприятий, имевших самостоятельную и определенную номенклатуру изделий, в городе насчитывалось несколько десятков заводов, специализировавшихся наряду с выпуском установленной им продукции на ремонте троллейбусов, трамваев, автомобилей и моторов к ним, горной техники и оборудования. Деятельность части из них была посвящена сфере быта. Изготавливая детские велосипеды, оцинкованную и алюминиевую посуду, металлические кровати, хозяйственный инвентарь и много другой продукции, объем которой нарастал из года в год, они вносили значительный вклад в улучшение обеспеченности городского населения необходимыми видами товаров.

Систематический рост объема металлургического производства вызвал необходимость расширения коксохимических заводов — Сталинского, Смоляниновского, Рутченковского и возрастание собственно химии как самостоятельной отрасли тяжелой индустрии. В 1955 году была проведена реконструкция Смоляниновского завода, которая привела к сокращению потребностей в рабочей силе, росту производительности труда. Вместо 290 тысяч тонн сухого кокса в год, батарея стала выдавать 360 тысяч тонн.

С 1956 года пущен газопровод Рутчекково — центр, который устранил перебои в обеспечении металлургического завода газом. В течение 1957 года были построены и расширены химустановки на Рутченковском и других коксохим заводах. Построен сульфатный цех на Сталинском заводе.

Майский Пленум ЦК КПСС 1958 года, посвященный развитию химической промышленности, явился важным отправным пунктом для дальнейшего развития химии города.

Партийные и профсоюзные организации сумели организовать и поднять творческую инициативу трудящихся, поддержать движение рационализаторов и изобретателей. В 1957 году от принятых и внедренных предложений получена годовая экономия в 15,3 миллиона рублей.

В том же году на Рутченковском коксохимзаводе начались изыскания дешевого связывающего вещества на базе коксохимического сырья для изготовления изделий из древесных отходов, а в конце 1958 года вступил в строй цех для производства очень нужных многим отраслям хозяйства изделий из каменного литья. К 40-й годовщине Октября коксохимики дали сверх плана 15 тысяч тонн кокса.

От состояния и степени развития местной, легкой, кооперативной промышленности в значительной мере зависит обеспеченность населения товарами широкого потребления. Благодаря заботам партийных и советских органов города за первые три года пятой пятилетки выпуск продукции местного подчинения вырос на 23 процента, причем, благодаря расширению материально-технической базы, началось освоение и выпуск новой продукции.

В 1953 году встал вопрос о расширении производства промышленных товаров широкого потребления и улучшения их качества. В 1954 году предприятия города не только увеличили производство на 20 процентов к 1953 году, но и приступили к освоению более сложной продукции: холодильников, эмалированной посуды, радиодинамиков, галантерейной фурнитуры и тому подобного. По решению правительства в 1954 году в Калининском районе развернулось строительство обувной фабрики. В 1950 году было выработано товаров широкого потребления на 221 миллион рублей, в 1957–1958 годах — на 387,3 миллиона рублей. За 1957–1958 годы в строй вошли 18 новых цехов, освоено 40 новых видов продукции, в том числе прорезиненная ткань, искусственный каракуль, изделия из пластикатов. Для нужд застройщиков было налажено производство кирпича, шлакоблоков, шифера, черепицы, красок, замазки.

В системе местной промышленности были построены такие предприятия, которые смогли удовлетворять нужды не только города, но и области и даже республики: завод металлического проката, химический, трубный и другие. На территории города имелась весьма развитая пищевая промышленность. Среди предприятий были и такие крупные, как горпищекомбинат, кондитерская и макаронная фабрики, Рутченковский пивной завод и сеть хлебозаводов (7 хлебозаводов и комбинатов, выпекавших ежесуточно 810 тонн хлебобулочных изделий).

Началось строительство нового молочного комбината и реконструкция действующего, строительство нового мясокомбината. На восточной окраине города заложен второй пивной завод большой мощности.

Сталино являлся высокоиндустриальным городом. Вместе с тем он располагал и такой несвойственной для него отраслью, как сельское хозяйство. На территории города разместились 6 совхозов, 2 колхоза, 11 крупных подсобных хозяйств промышленных предприятий и организаций с общей площадью 18 тысяч гектаров: 13 тысяч пахотной, под овощами — 1500 гектаров, из них не менее 1 тысячи гектаров орошаемых, 1 тысяча гектаров сада, свыше 5 тысяч гектаров — индивидуальные огороды рабочих и служащих. Из года в год росло поголовье крупного рогатого скота, причём удой молока регулярно превышал плановые показатели, а в колхозах удои молока были выше среднеобластного уровня. Средний урожай озимых, кукурузы по городу также превышал плановые задания.

Промышленные предприятия города оказывали хозяйствам регулярную шефскую помощь в строительстве, механизации, электрификации, орошении земель, проведении водопроводов, в восстановлении тепличного хозяйства. Ведь даже в 1954 году полезная площадь теплиц составляла лишь 60 процентов довоенного уровня.

Однако, несмотря на постоянное повышение сельскохозяйственного производства, рост его качественных показателей, собственное сельское хозяйство обеспечивало лишь 22–24 процента потребностей города в овощах.

Большие изменения произошли в годы пятой и шестой пятилеток в области образования. Около 10 тысяч юношей и девушек получали высшее образование в трех вузах города (индустриальном, медицинском, педагогическом), столько же обучалось в 12 техникумах, межобластная четырехгодичная партийная школа готовила кадры для партийных и советских органов республики.

Если в 1951—52 учебном году в городе было 115 общеобразовательных и 26 школ рабочей молодежи (более 80 тысяч учащихся), то в 1957—58 учебном году в городе имелось 135 общеобразовательных, 45 школ рабочей молодежи и 3 интерната, охватывавших 98 тысяч учащихся. В 1958 году развернулось строительство еще пяти общеобразовательных школ в разных районах города на 3520 мест, определено место строительства 5 интернатов, 7 общежитий при имеющихся школах, которые предусматривалось превратить затем в интернаты.

Бурное развитие народного хозяйства вызвало необходимость в большом количестве людей со средним образованием. Так, если в 1951—52 учебном году в 8—10 классах обучалось 9179 человек, то в 1954—55 — уже свыше 25 тысяч человек, причем более 6 тысяч из них обучалось производственным профессиям на базе промышленных предприятий.

В 1951—52 учебном году в школах города работало 2756 учителей, в том числе с высшим образованием 56,6 процента, а в 1955—56 учебном году — уже 3865, в том числе с высшим образованием 65,5 процента учителей.

Поднятие уровня учебного процесса вызвало рост количества выпускников, отлично заканчивающих среднюю школу. В 1953 году, например, насчитывалось 138 медалистов, а в 1955 году — 281. Постоянный рост расходов на образование обеспечил введение в строй за пятилетку 53 новых школы-интерната причем один из них был признан лучшим в республике.

В 1955—56 учебном году состоялся переход на новые программы в связи с политехнизацией обучения. При помощи промышленных предприятий в школах оборудовали 130 мастерских.

Для школьников города в 1951 году был восстановлен Дворец пионеров, в 67 кружках которого занималось до 1200 человек. В декабре 1958 года в Пролетарском районе города открылся Дом пионеров с перспективой охватить около 500 школьников. Организовано 3 юношеские спортивные школы, работал детский кинотеатр, 7 детских библиотек. В 4 детдомах воспитывалось 180 сирот.

Ученики собирали металлолом, садили декоративные и фруктовые деревья, кустарники. В некоторых школах (№ 61, 54, 78 и других) имелись хорошие пришкольные учебно-опытные участки, уход за которыми обеспечивался школьниками. Из них 7 человек заслужили почетное право быть участниками Всесоюзной сельскохозяйственной выставки.

В 1951–1958 годах бурно росла сеть медицинских учреждений: были восстановлены и значительно расширены шлаколечебница, больница имени Калинина, ставшая одной из крупнейших на Украине, открыты больницы почти на всех крупных шахтах, на Чумаковской ЦОФ. Вступила в строй студенческая поликлиника, построены травматологическая и психиатрическая больницы, туберкулезный санаторий и много других объектов. К концу пятидесятых годов в городе насчитывалось 68 больниц, 57 амбулаторий, 160 здравпунктов, 50 женских и детских санаториев. Правда, родильных, гинекологических, инфекционных и детских больниц все еще не хватало. Явно недостаточна была сеть детских яслей.

В лечебных учреждениях и детяслях работал большой отряд специалистов — около 2 тысяч врачей и до 4 тысяч среднего медицинского персонала.

Рост сети медицинских учреждений, постоянное повышение качественного уровня медицинского обслуживания привели к значительному улучшению состояния здравоохранения в городе. Внедрение новых методов лечения способствовало сокращению заболеваемости малярией и скарлатиной, сокращению инфекционных заболеваний, снижению смертности детей.

Пятидесятые годы явились также годами повышения внимания к развитию культуры и спорта в городе. За эти годы был восстановлен популярный среди жителей города кинотеатр "Комсомолец", капитально отремонтирован театр оперы и балета, утвержден проект строительства драматического театра, началось строительство панорамного кинотеатра в парке культуры и отдыха имени Щербакова, восстановлен стадион "Шахтер". В одно из апрельских воскресений 1957 года сотни юношей и девушек совершили закладку Зеленого театра, строительство которого было объявлено молодежной стройкой. К 40-й годовщине Октября стройка была окончена.

В городе работали театр оперы и балета, украинский музыкально-драматический театр имени Артема, областная филармония, Шахтерский и Украинский ансамбли песни и танца, около полутора десятков кинотеатров, 4 дворца культуры, парк культуры и отдыха имени Щербакова. Кроме того, в городе было еще 36 парков и скверов. Население обслуживали 81 киноустановка, 343 библиотеки, 298 красных уголков. В 62 клубах имелось 378 кружков художественной самодеятельности. На шахтах и заводах города постоянно действовало 36 лекториев, в которых только в 1951–1952 годах было прочитано около 4 тысяч лекций. В республиканском смотре художественной самодеятельности, посвященном 300-летию воссоединения Украины с Россией, честь города защищали 110 человек. Многие коллективы: клуба шахты имени Челюскинцев, № 6 "Красная Звезда", Дворца культуры завода химреактивов, капелла Донецкой железной дороги и другие — показали высокую культуру исполнения. Коллектив художественной самодеятельности завода имени 15-летия ЛКСМУ сумел подготовить оперу "Наталка Полтавка".

Большое значение в поднятии культуры, а также уровня обслуживания населения имело завершение и введение в строй ко Дню шахтера в 1956 году телевизионного центра и АТС на 10 000 номеров.

В городе к концу 1958 года работало 326 коллективов физкультуры, в спортивных мероприятиях участвовало около 150 тысяч физкультурников (почти вдвое больше, чем в 1951 году). В спартакиадах области спортсмены города, как правило, занимали высокие места. Более 100 из них защищали честь области на спартакиаде республики, 10 мастеров спорта принимали участие в финале спартакиады народов СССР в Москве в 1956 году. Замечательная донецкая гимнастка сталинчанка Полина Астахова стала абсолютной чемпионкой VI спартакиады профсоюзов в августе 1956 года, а через несколько недель — чемпионкой XVI Олимпийских игр в Мельбурне.

В 1951 году команда "Шахтер" завоевала бронзовые медали в футбольном чемпионате Союза.

Непрерывно росла спортивная база города: только за 1955–1956 годы было построено 5 спортивных залов, 19 баскетбольных, 5 футбольных полей, началось строительство стадиона "Локомотив", водной базы ДСО "Спартак". В 1952 году был введен крупнейший по тому времени Дворец спорта "Шахтер".

В июле 1957 года в Киеве состоялись республиканские соревнования радиолюбителей-коротковолновиков, первые в нашей стране крупные радиосоревнования типа "Охота на лис". К соревнованиям были допущены по три представителя от каждой области. Все три члена Сталинского областного радиоклуба ДОСААФ вышли победителями.

В пятидесятые годы расширилось жилищное строительство, широко развернулось благоустройство города, как никогда прежде, росло коммунальное хозяйство.

Масштабы строительства нарастали из года в год. В 1951–1952 годах введено в строй 144 тысячи квадратных метров жилой площади, а в 1958 году — 200 тысяч квадратных метров. Выросли новые поселки на шахтах "Ветка-Глубокая", "Игнатьевская", "Мушкетовская-Вертикальная", имени Абакумова, квартал № 15–16 металлургического завода и другие. В 1950 году приступили к строительству библиотеки имени Н. К. Крупской и через пять лет одно из крупнейших зданий в городе стало очагом знаний и культуры. Застраивалась главная улица города — имени Артема. На месте беспорядочного скопления дряхлых домишек с тесными дворами и деревянными сарайчиками на всем протяжении между Театральной площадью и железнодорожным вокзалом стали вырастать целые жилые и производственные комплексы. Так, появились комплексы Сталинского научно-исследовательского угольного института (ныне Дон-УГИ), Центральной научно-исследовательской лаборатории по горноспасательному делу — единственного в мире специализированного учреждения подобного профиля, созданного в 1956 году. Ученые-горноспасатели изыскали ряд эффективных средств борьбы с подземными пожарами, сконструировали десятки различных устройств, приборов, обеспечивающих безопасность труда горняков. Выросли корпуса института горной механики и технической кибернетики имени М. М. Федорова, занимающегося сложными проблемами, связанными с созданием высокопроизводительных машин для угольных и рудных шахт Украины. Целый квартал занимают здания травматологической больницы и научно-исследовательского института травматологии и ортопедии. Построены здания универмагов на Ветке, в Ленинском и Куйбышевском районах. В 1955 году началось строительство красивейшей в городе площади имени Ленина, успешно строилась крупнейшая в Донбассе гостиница "Украина" на 600 с лишним мест, развернулось строительство целых жилых массивов, таких как донецкие Черемушки и другие.

Одновременно пришлось преодолевать и такие извечно "узкие места" городского хозяйства, как водо- и газообеспечение населения, канализация. Водопроводная сеть к 1951 году имела протяженность лишь 104,8 километра, канализационная — 52 километра, газоносная — 36 километров (газифицированных квартир имелось лишь 2250). В последующее время газообеспеченность резко нарастала: В 1951 году газифицировано 466 квартир, в 1955–1956 годах —1889. С окончанием же строительства газопровода Ставрополь— Амвросиевка — Сталино возможность газификации города во много раз увеличится.

Много затруднений вызвала организация обеспечения населения водой. Объяснялось это тем, что в городе не было единой системы водоснабжения, как впрочем, и канализации. Только пятой частью магистральных водопроводов ведал трест "Водоканал". В 1952 году город получал 47 тысяч кубических метров воды, через два года — 73 тысячи кубических метров, в 1958 году—100–105 тысяч кубических метров в сутки. А минимальная потребность составляла по нормам 190–200 тысяч кубических метров. Потребление воды в сутки на душу населения в отдельных районах города было крайне неравномерно: в Калининском районе на 1 человека приходилось 150 литров, в Буденновском — 70, в. Петровском — 50.

Решающее значение в улучшении водоснабжения населения города Сталино имело строительство канала Северский Донец — Донбасс длиной 125 километров с комплексом гидротехнических сооружений, водохранилищ, насосных и перекачивающих станций, фильтровочно-очистительных сооружений, водоводов большого диаметра, начатое в соответствии со специальным решением правительства в 1954 году и законченное в 1958 году. С окончанием строительства новой фильтровочной станции уже в мае 1959 года город дополнительно получил до 100 тысяч кубических метров воды в сутки. В 1957–1958 годах построено более 150 километров водопроводных линий, установлено дополнительно более 100 водоразборных колонок.

Не меньше забот принес и такой важный вид городского благоустройства, как канализация. За четыре года пятой пятилетки ее сеть выросла на 32,5 километра. Однако, несмотря на заметный прирост канализационной сети, город по-прежнему засорялся сбросовыми водами завода химреактивов, Сталинского и Смоляниновского коксохимзаводов, металлургического завода.

В связи с отставанием системы водоснабжения и канализации от уровня развития города, исполком горсовета депутатов трудящихся обратился в Совет Министров Союза ССР с просьбой о выделении средств для устранения этого разрыва. В июне 1953 года Совмин СССР выделил специальные средства на строительство в городе 299 километров магистральных водопроводов и 153 километра канализационных коллекторов. Поскольку в городе не было единой системы саночистки, Совет Министров УССР во исполнение постановления правительства от 8 октября 1956 года постановил создать с 1 января 1957 года в городе Сталино трест по водоснабжению и канализации — "Сталинводоканал".

Для улучшения санитарного состояния города, в 1955 году была введена поквартирная очистка мусора — наконец-то во дворах избавились от мусорных ящиков и ям.

С 1957 года началась канализация Куйбышевского, Буденновского и Кировского районов города. К 1959 году здесь было построено 82,3 километра канализационных коллекторов. Важное место в оздоровлении быта и благоустройстве города имело окончание первой очереди крупнейшего комплекса очистных сооружений с полями фильтрации и орошения мощностью 45 тысяч кубических метров в сутки.

Сдвиги были настолько разительными, что по итогам социалистического соревнования в благоустройстве городов республики Сталино завоевало в 1956 году первое место на Украине и получило Переходящее знамя Совета Министров-УССР.

Как отмечала XV сессия городского Совета депутатов трудящихся, в декабре 1954 года электроснабжение в городе оставляло желать лучшего: освещено было только 63,5 километра улиц, что составляло 5,7 процента к общей протяженности улиц города. Выполняя наказ избирателей, за один 1955 год построили и ввели в действие 33 трансформаторных киоска и около 30 километров осветительных линий.

Городской комитет партии и его первый секретарь А. А. Титаренко уделяли в пятидесятых годах самое пристальное внимание развитию городского транспорта. Одной из первых была построена очень важная автодорога, соединившая центр города с железнодорожным вокзалом. Она стала той осью, в соответствии с которой происходило развитие города. Была улучшена дорога Сталино — Макеевка, превратившаяся в одну из самых оживленных грузовых и пассажирских магистралей.

Только в 1951–1952 годах было построено 36 километров дорог, 48 километров тротуаров (в том числе дорогу на аэродром), закончен ремонт проезжей части улицы Артема, на месте городской железнодорожной станции "Товарный двор" и прилегающих к ней пустырей заложен бульвар имени Пушкина, построены троллейбусные линии на вокзал и Калиновку.

Состояние городского транспорта постоянно улучшалось. В 1953–1954 годах было построено около 80 километров асфальто-бетонных дорог, закончен мост через реку Кальмиус по Макеевскому шоссе. Наряду со строительством главной улицы — имени Артема, продолжалась застройка бульваров имени Пушкина, имени Шевченко, улицы Университетской, проспектов — Гринкевича, Щорса, Панфилова. Особенно красив бульвар имени Пушкина. Шириной до 100 метров, усаженный кустарником, декоративными деревьями разных сортов, представляющий собой на всем протяжении настоящий цветник, он стал украшением города, любимым местом отдыха горожан. В связи с восстановлением парка культуры и отдыха имени Щербакова, важное значение приобрел новый металлический мост через Первый городской пруд, построенный в эти годы и соединивший с парком центр города.

Строительство асфальто-бетонной дороги от горсада до главконторы металлургического завода и открытие на ней троллейбусной линии преобразили облик центральной магистрали и районного центра Сталинозаводского района. То же произошло и с центрами Куйбышевского и Буденновского районов, которые в пятидесятых годах изменились до неузнаваемости.

В 1954 году впервые был выполнен план строительства дорог, мостовых, тротуаров, хотя замощенными оказались лишь 10,7 процента от общей длины улиц, превышавшей 1100 километров.

Достижения в развитии городского транспорта были настолько значительны, что по итогам работы 1951 года трамвайно-троллейбусное управление города Сталино вышло победителем в республиканском соревновании предприятий коммунального хозяйства, трижды завоевывая первое место.

За период с 1951 по 1958 год основные показатели состояния и работы городского транспорта еще более изменились. Если в 1951 году на магистралях города работало 97 трамвайных вагонов, 23 троллейбуса, то в 1958 году число пассажирских трамвайных вагонов достигло 183, а троллейбусов— 70. Протяженность трамвайного пути увеличилась с 65,7 километра до 89,1 километра, троллейбусного — с 13,5 километров до 42 километров. Количество пассажиров, перевезенных трамваями увеличилось с 41 до 80,2 миллиона человек, а троллейбусом с 14 до 57,4 миллиона человек.

Только трамваи и троллейбусы перевозили в 1958 году "свыше 375 тысяч человек в сутки. Кроме них к услугам населения было 58 автобусов на 12 маршрутах и таксомоторный парк на 200 машин, которые регулярными рейсами соединяли центр города с окраинами.

Правда, несмотря на несомненный рост технической оснащенности городского транспорта, он все еще не поспевал за бурно развивающимся городом. Трамваев приходилось на I километр чуть больше половины, а троллейбусов — даже 40 процентов установленной нормы.

Для повышения качества обслуживания населения в городе развивалась широкая сеть мастерских бытового обслуживания. К концу 1958 года она состояла из 490 мастерских, способных удовлетворить разнообразные потребности жителей города. Многие из мастерских открывались в новых, специально построенных, хорошо оборудованных помещениях и являлись вполне современными предприятиями с высоким уровнем обслуживания. Среди них можно назвать парикмахерскую в гостинице "Донбасс", ателье трикотажных изделий в железнодорожном районе, образцовое фотоателье на улице Артема, напротив Дома техники. В первом квартале 1954 года состоялся пуск фабрики чистки и крашения одежды на Смолянке, которая по своей мощности могла обеспечить все 7 районов города. Несколько раньше вошел в строй банно-прачечный комбинат (в районе рынка), пополнив собой уже имеющуюся группу таких предприятий из 41 бани и 4 прачечных.

Большим недостатком в работе этих предприятий являлись раздробленность и недостаточная специализация. Пошив одежды, например, производился в 23 разных ведомствах, ремонт обуви — в 20. Артели инвалидов, как правило, одновременно вели пошив одежды, ремонт обуви, часов, имели парикмахерские, фотографии и прочее.

Торговля и общественное питание, заметно развившиеся в эти же годы, служили важным средством улучшения быта, повышения материального благосостояния советских людей. К 1951 году в городе имелось 720 магазинов и около 400 предприятий общественного питания. В том же году было открыто еще 59 новых магазинов, 18 предприятий общественного питания, 77 палаток и ларьков. В последующие годы развертывание сети торговых предприятий и общественного питания продолжалось, достигнув в 1958 году 2830 единиц. Причем если прежде многие магазины ютились в неприспособленных помещениях, а большинство столовых не имело даже холодильников, то к 1959 году почти все они были переведены в специально построенные помещения, оснащенные современным оборудованием. Ежедневно город стал продавать товаров и продуктов питания на 1,1 миллиона рублей, в то время как в 1956 году дневной товарооборот равнялся всего 843 тысячам рублей.

Для такого промышленного и многонаселенного города, каким являлся Сталино, с каждым годом становилась все более важной проблема озеленения. Силами специальных организаций, трудящихся и учащихся школ в 1951–1952 годах было высажено 242 тысячи деревьев и 217 тысяч кустарников, в 1953–1954 годах — 834 тысячи деревьев и 467 тысяч кустарников.

В соответствии с директивами правительства Украины по охране и развитию зеленых зон городов Украинской ССР, городской отдел коммунального хозяйства разработал 10-летний план (на 1951–1960 годы) развития зеленых зон города Сталино, предусматривавший посадку зеленых насаждений на площади 9784,2 гектара, что позволяло иметь к 1955 году по 23, а в 1960 — по 36 квадратных метров зеленых насаждений на 1 человека.

До 1954 года восстановление оранжерейно-парникового хозяйства велось довольно медленно и примитивно. В 1954 году построено 6 теплиц площадью 1100 квадратных метров для развития цветочного хозяйства и в основном закончен зимний городской сад. Крупнейшим событием, перевернувшим привычные представления, была организация в 1954 году выставки цветов, замечательного по своей красоте зрелища. Выставка не просто понравилась, она покорила всех посетивших ее и положила начало этой красивой и впечатляющей ежегодной традиции.

В 1955 году был реорганизован и укреплен материально-техническими средствами трест зеленого строительства "Зеленстрой", закончено строительство оранжереи. Изменения в этом отношении были так обнадеживающи, что областная газета "Социалистический Донбасс" сочла возможным выступить 22 ноября 1955 года с призывом превратить город Сталино в город цветов.

Организация постоянного лесхоза с грандиозной задачей создания 15 тысяч гектаров зеленых массивов, восстановление и развитие оранжерейно-парникового хозяйства, имея целью доведение его площади до 10 тысяч квадратных метров, являлись надежным залогом и вместе с тем решительным шагом по осуществлению этого призыва.

В 1957–1958 годах на улицах города, в парках, скверах, вдоль дорог было посажено 651 тысяча деревьев и более 1 миллиона кустарников. На улицах города стало обыкновением высаживать множество цветов. Некоторые из улиц — имени Артема, бульвар имени Пушкина, имени Шевченко, площадь Ленина превратились в настоящие цветники.

Работники зеленого хозяйства города, участвуя в конкурсе, проводимом Всесоюзной сельскохозяйственной выставкой, получили диплом второй степени за выращивание цветов.

Работы по украшению города, созданию лучших условий для труда и отдыха горожан, развертывались с каждым годом все больше. Особенно много было сделано в этом отношении в 1957–1958 годах. Вошел в строй первый в городе большой Зеленый театр, закончили очистку Первого и Второго городских прудов, приступили к очистке реки Кальмиуса и водохранилищ на ней, а также к созданию большого водоема в Богодуховской балке на восточной окраине города, второго водохранилища в пойме реки Кальмиуса. Было разбито 19 новых скверов, началась посадка многолетних деревьев на главных улицах и площадях города.

Город Сталино являлся местом памятных событий, навсегда запечатленных для истории. В октябре 1954 года на стене дома № 13 по улице Артема была установлена мемориальная доска, сообщавшая о том, что в этом доме с 15 июля до Великой Октябрьской социалистической революции помещался комитет большевиков. 8 сентября 1955 года на бульваре имени Шевченко, напротив библиотеки имени Н. К. Крупской, открыт памятник Т. Г. Шевченко: на высоком постаменте бронзовая во весь рост фигура великого Кобзаря. Верхняя часть постамента окаймлена широким бронзовым барельефом. Памятник создан по проекту скульпторов М. К. Вронского, А. П. Олейника, архитектора В. А. Шарапенко. В ноябре 1955 года установлен памятник-надгробие на могиле В. В. Флеровского в сквере, носящем его имя. 6 июля 1958 года в Смоляниновском парке культуры и отдыха состоялось открытие памятника на могиле активного участника гражданской войны председателя Юзовской рабоче-крестьянской инспекции члена КПСС с 1917 года Ф. Ф. Иглина, зверски замученного бандой Зеленого в 1921 году. В 1957 году у братской могилы, в которой похоронены 17 бойцов и командиров Пролетарского комсомольско-молодежного партизанского отряда, установлен памятник "Вечная слава", а в Парке культуры и отдыха шахты № 9 "Капитальная" в Буденновском районе города открыт памятник "Непокоренные", посвященный героям городского подполья Степану Скоблову, Савве Матекину, Борису Орлову. Первого мая 1965 года состоялось открытие памятника генерал-лейтенанту К. А. Гурову, погибшему в боях за освобождение Сталино от немецко-фашистских захватчиков. Рядом с Дворцом спорта "Шахтер" в апреле 1953 года на могиле отважных героев-стратонавтов установлен памятник, увековечивающий их заслуги в деле отечественного воздухоплавания. Всю лицевую сторону постамента занимает мемориальная доска с бронзовыми портретами-барельефами П. М. Батенко, Д. Е. Столбуна, Я. Г. Украинского, С. К. Кучумова. В центре помещен бронзовый венок с надписью: "СЛАВА ГЕРОЯМ-СТРАТОНАВТАМ, 19.VII. 1938 г.".

Памятник сооружен по проекту скульпторов Е. Белостоцкого, Ю. Фридмана, П. Пивоварова, архитектора Н. Иванченко.

В результате неустанного труда советских людей неузнаваемо изменился облик Сталино. Город стал краше и величественнее. Теперь стало насущной проблемой осуществление более широкого благоустройства центров районов и окончание в ближайшие два-три года озеленения основных магистралей многолетними деревьями, а также создания зеленого кольца вокруг города.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ ДОНЕЦК 60-х ГОДОВ

В годы семилетки и за первые три года новой пятилетки дальнейшее развитие получили экономика и культура города.

Согласно всесоюзной переписи 1959 года население Сталино составляло 699 тысяч человек[111]. В городе проживали граждане почти 30 национальностей и народностей. Наибольший удельный вес 50,6 процента составляли русские, 40,7 процента — украинцы. Среди других национальностей — 3,1 процента евреев, 2 процента белоруссов, 1,2 процента греков, 0,7 процента татар, 0,3 процента болгар, 0,3 процента молдаван, представители других национальностей и народностей—1,3 процента [112].

На первое января 1969 года он насчитывал 892 тысячи жителей и по численности населения занимал третье место на Украине и одиннадцатое в стране.

В ноябре 1961 года город Сталино переименован в Донецк.

В настоящее время площадь Донецка составляет 358 тысяч квадратных километров — крупнее его по территории только Москва. С востока на запад он протянулся на 55 километров, с севера на юг — на 28.

Город разделен на семь районов: Калининский, Киевский (образован в 1967 году), Кировский, Куйбышевский, Ленинский, Петровский, Пролетарский.

В 1968 году предприятия города производили около одной шестой части объема промышленного производства Донецкой области: на них работало свыше 20 процентов общей численности рабочих и служащих[113].

На 1 января 1969 года в Донецке было 177 промышленных предприятий: 32 шахты и шахтоуправления, 8 предприятий металлургической и коксохимической, 3 химической, 9 легкой, 20 пищевой промышленности и 100 строительных организаций[114]. Кроме этого в городе находилось свыше двух тысяч предприятий и учреждений, занятых непроизводственной деятельностью.

На шахтах города добываются высококачественные коксующиеся угли. Добычей угля занято четыре угольных треста: "Куйбышевуголь", "Петровскуголь", "Пролетарскуголь" и "Рутченковуголь".

За годы семилетки закончено строительство и сдано в эксплуатацию шахту "Восточная" мощностью 600 тысяч тонн в год, шахту "Игнатьевская" мощностью 1200 тысяч тонн и "Ново-Центральная" мощностью 750 тысяч тонн угля в год; в годы новой пятилетки — имени газеты "Социалистический Донбасс". Строятся шахты "Петровская-Глубокая" и рудник "Октябрьский". Проведена реконструкция действующих шахт: № 9 "Капитальная", № 4—21, № 1 имени Челюскинцев, № 10-бис, № 17—17-бис и других.

К 50-летию Советской власти была реконструирована шахта "Октябрьская". Ее годовая мощность 1,8 миллиона тонн в год. На шахте осуществлена комплексная механизация добычи угля, внедрены во всех забоях гидрофицированные крепи и высокопроизводительные комбайны 4К-52. Внедрен проходческий комбайн ПК-9Р для прохождения наклонных выработок.

Одно из крупнейших угольных предприятий не только в городе, но и в Донбассе — шахта имени Абакумова. Здесь за короткий срок произошло полное переоснащение угольных забоев. Если в 1958 году уровень механизированной навалки на шахте составлял 50,0 процента, то в 1968 году он был доведен до 94,5 процента.

Горняки шахты имени Абакумова треста "Рутченковуголь" в начале ноября 1967 года по уровню добычи угля вышли на рубеж последнего года пятилетки. Среднесуточная добыча угля на шахте достигла 4 тысяч 932 тонн — на 559 тонн больше, чем в 1966 году. Народному хозяйству страны было отгружено 162 тысячи 700 тонн сверхпланового угля.

Суточная добыча угля на предприятиях города достигла в 1968 году 65 тысяч тонн. В угольной промышленности Донецка было занято 116 тысяч 438 человек. Ныне шахтеры Донецка используют свыше 200 различных комбайнов, из них 73 узкозахватных и 12 в комплексе с механизированными крепями, а также много другой новейшей угледобывающей техники; полностью механизированы зарубка и отбойка угля. Механизация навалки составляет 80,4 процента, в то время как в начале 60-х годов она не превышала 40 процентов. На шахтах города внедряются и успешно осваиваются высокопроизводительные добычные механизмы и комплексы. На всемирной выставке в Монреале "ЭКСПО-67" в разделе "Угольная промышленность" был представлен Донецк. На шестиметровом поворотном круге была смонтирована панорама современной крупной донецкой шахты. Здесь экспонировались модели лучших очистных и проходческих комплексов, работающих в шахте. Это комплексы для очистных работ на пологом падении: КМ-37 и ОМКТМ, лицензии на которые были закуплены Англией и Японией, а также комбайн "Темп" для пластов крутого падения, не имеющий себе подобных в мире, спроектированный в Донгипроуглемаше и построенный на Горловском машиностроительном заводе имени С. М. Кирова. Многих посетителей привлекал раздел "Донецкий угольный бассейн и город Донецк". Перед посетителями была открыта движущаяся панорама Донецка — единственного города в мире, в котором угольные шахты органически слились с его архитектурой и планировкой, где рядом с терриконами стадионы, театры, пляжи, цветы.

Донецкий металлургический завод является одним из крупнейших заводов нашей страны. Годовая производительность завода 1498 тысяч тонн чугуна. Сверхплановая прибыль за 1968 год составила 325 тысяч рублей.

За годы семилетки на реконструкцию предприятия и внедрение новой техники было затрачено почти 30 миллионов рублей.

На заводе выплавляют 117 марок стали и прокатывают 250 профилей и размеров. Он поставляет свою продукцию в Англию, Францию, Швецию, Норвегию, Голландию, Иран и другие страны. Некоторые виды продукции завода превосходят лучшие мировые образцы. Так, за тонну листового проката с маркой ДМЗ на международном рынке зарубежные предприниматели платят в два с половиной раза дороже, чем за продукцию лучших зарубежных фирм.

В 1960 году вступила в строй самая крупная в мире установка непрерывной разливки стали. На Всемирной Брюссельской выставке ее макет удостоен высшей награды — "Гран-при".

Коллектив ДМЗ одним из первых среди металлургов Юга страны успешно освоил выплавку чугуна на природном газе. За внедрение природного газа в доменное производство директору И. М. Ектову и начальнику доменного цеха Г. А. Паневу в 1960 году присуждена Ленинская премия.

Металлопрокатный завод изготовляет разносортный прокат для машиностроительных заводов и производит чугунные трубы

К металлургической промышленности относятся также коксохимзаводы: Донецкий, Рутченковский имени С. М. Кирова и завод коксооборудования.

В машиностроительной промышленности проведена большая работа по наращиванию новых производственніх мощностей и выпуску новых машин и оборудования. Крупнейший машиностроительный завод имени 15-летия ЛКСМУ. был реконструирован и расширен. Общий объем капиталовложений на эти работы составил 9,6 миллиона рублей. Донецкие машиностроители выпускают мощные роторные экскаваторы производительностью три тысячи кубометров грунта в час, многоканатные шахтные подъемные машины, буровые установки для проходки шахтных стволов. Продукция завода экспонировалась на многих международных выставках. В частности на Всемирной Брюссельской выставке комплекс подъемного оборудования отмечен Медалью с Гран-при".

Крупным предприятием города является Рутченковский машиностроительный завод, который специализируется на выпуске различного горного оборудования и на капитальном ремонте угледобывающих машин.

В годы семилетки в различных районах города появились новые машиностроительные предприятия. В поселке Мандрыкино был построен завод по производству оборудования для пищевой промышленности. В Ленинском районе выросло большое современное предприятие — завод холодильников. Проектная мощность его — 75 тысяч холодильников "Донбасс" в год. В Киевском районе расположены опытно-экспериментальный завод горноспасательной аппаратуры и оборудования и завод "Донбасскабель". На месте реконструированного завода хлебопекарного оборудования возникло новое предприятие — завод штампов и прессформ. Небольшие мастерские по изготовлению кроватей после реконструкции и расширения превратились в завод по производству детских велосипедов.

Коллективы машиностроительных предприятий города в 1968 году увеличили объем производства почти в 2,5 раза против 1958 года[115].

С 1959 года в крупную отрасль выросла химическая промышленность, которая представлена заводами химических реактивов, пластических масс, резинотехнических изделий, химическим, автогенным и предприятиями бытовой химии. Объем производства химической промышленности за 1959–1968 годы увеличился в 2,4 раза [116].

Прирост продукции, производимой химической промышленностью, только за два года пятилетки составил 22,9 процента. Значительно улучшилось качество выпускаемой продукции. Если в 1965 году ведущий в стране завод химических реактивов имел в своем активе 17 наименований продукции на уровне лучших мировых образцов, то в 1967 году — 214 наименований[117].

Крупной отраслью промышленности города стала строительная индустрия. На местном сырье работают кирпичные заводы, заводы железобетонных изделий и строительных деталей, шлакоблоков и асфальтобетона, гипсовой сухой штукатурки, минеральной ваты. В последние годы создано два крупных домостроительных комбината, производящих панели для строительства жилых домов.

В городе имеются крупные специализированные строительно-монтажные управления, располагающие опытными кадрами, техническими средствами, производственной базой. Так, трест "Донбассэнергострой" ведет строительство крупных тепловых электростанций: Старобешевской, Луганской, Мироновской, Славянской, Углегорской, Змиевской, уникальных энергосистем, в том числе Волгоград — Донбасс, для передачи электроэнергии порядка 800 тысяч вольт постоянного тока.

Ордена Ленина трест "Донецкшахтопроходка" за последние 15 лет построил 85 километров шахтных стволов — почти треть пройденных в Советском Союзе[118]. Шахтопроходчикам Донецка принадлежат многие мировые рекорды скоростной проходки стволов. За достижение высоких темпов проходки вертикальных стволов, коренное усовершенствование техники и организации этой работы трест в марте 1965 года награжден орденом Ленина.

Управление "Донбассканалстрой", построившее канал Северский Донец — Донбасс, было награждено 7 февраля 1963 года орденом Трудового Красного Знамени. Ныне оно строит крупные водохранилища и водоводы на Луганщине т в Приазовье, а также сооружает канал Днепр — Донбасс, рассчитанный на переброску больших объемов днепровской воды к промышленным комплексам центрального и северного районов Донбасса.

Для совершенствования структуры управления, дальнейшей специализации строительного производства в 1967 году в Донецке созданы крупные строительные объединения — комбинаты "Донецктяжстрой", "Донецкшахтострой", "Донецкжилстрой". О мощности этих организаций свидетельствует хотя бы такой факт: в 1967 году объем подрядных работ только у комбината "Донецктяжстрой" составлял 140 миллионов рублей. В строй введено 26 объектов черной металлургии, пять — цветной металлургии, 12 новых производств на химических предприятиях, 50 тысяч квадратных метров жилплощади, ряд объектов коммунально-бытового назначения.

В городе ускоренными темпами развивалась легкая, пищевая и местная промышленность. Кроме действовавших к началу семилетки фабрик — швейной имени Володарского, обувной, кондитерской, маргаринового и пивного заводов, мясо- и хлебокомбинатов вошли в строй такие крупные-предприятия, как трикотажная и текстильно-галантерейная фабрики, пивоваренный и молочный заводы, бисквитная фабрика, мясокомбинат, маслозавод, рыбокомбинат, мельничный комбинат, завод по переработке овощей и другие. Одновременно большие работы были проведены по расширению производственных площадей действующих предприятий путем строительства 37 новых цехов. Все это увеличило в 1965 году выпуск товаров народного потребления в 1,5 раза против 1958 года. В 1968 году их было произведено на сумму 381 миллион 596,7 тысячи рублей. На 28 миллионов рублей больше, чем в 1967 году.

Ввод в строй действующих новых предприятий, реконструкция существующих, механизация и автоматизация производства, совершенствование технологии и внедрение передовых методов труда способствовало увеличению выпуска валовой продукции в городе. Если в 1958 году промышленные предприятия Донецка выпустили валовой продукции на сумму 649,4 миллиона рублей (в новом масштабе цен), то в 1967 году — на сумму 1 миллиард 640 миллионов рублей.

Вместе с ростом экономики Донецка наблюдался значительный рост численности трудящихся, занятых в сфере материального производства.

Пополнение рядов рабочего класса города проходило в основном за счет молодых квалифицированных рабочих, прошедших подготовку в системе производственно-технического образования. С 1959 по 1968 годы в этой системе было подготовлено более 38,7 тысячи человек. Кроме того, в 1968 году на предприятиях и стройках города функционировали 1836 школ передового опыта, экономических семинаров и курсов, школ коммунистического труда, где повышали свою квалификацию 75 тысяч рабочих и инженерно-технических работников.

Большой опыт повышения культурно-технического уровня трудящихся накопили на Донецком металлургическом заводе имени В. И. Ленина. Чтобы полнее овладеть техникой, взять от нее все возможное, на заводе был разработан и осуществлен семилетний план обучения кадров. Предприятие стало университетом технического прогресса с 14 факультетами, 90 группами, в которых за годы семилетки прошли обучение 12 тысяч человек. За эти годы 163 металлурга стали инженерами, 633 — техниками, 1626 человек окончили среднюю школу.

Накануне и после внеочередного XXI съезда КПСС движение за коммунистический труд поднялось на новую более высокую ступень. Трудящиеся Донецка горячо поддержали пионеров этой формы соревнования. Движение за коммунистический труд способствовало не только успешному выполнению хозяйственных задач, но и явилось важным средством воспитания людей.

Это движение дополнилось еще одним ценным начинанием — соревнованием за звание предприятия коммунистического труда.

Если раньше движение за коммунистический труд не охватывало тех рабочих, которые по роду своей производственной деятельности не были объединены в бригады, то теперь по инициативе токаря-расточника Донецкого машиностроительного завода имени 15-летия ЛКСМУ И. А. Гапченко началось соревнование за звание ударника коммунистического труда. Этот почин был одобрен 21 февраля 1959 года ЦК ЛКСМ Украины, ЦК ВЛКСМ и получил распространение по всей стране.

К концу семилетки в городе звания коллективов коммунистического труда добились 24 предприятия, в том числе шахта № 5-бис "Трудовская", фабрика имени Володарского, дистанция связи управления Донецкой железной дороги, доменный цех Донецкого металлургического завода. Звание ударника коммунистического труда было присвоено 38 708 трудящимся.

Решения XXI съезда КПСС вдохновили советских людей на новые трудовые подвиги, вызвали огромный подъем творческой инициативы масс. Застрельщиками соревнования за досрочное выполнение семилетки выступили работники тяжелой индустрии.

Бригады доменщика М. Ф. Марченко и сталевара Г. Ф. Петрова (Донецкий металлургический завод) призвали трудящихся завода и города включиться в это соревнование. Каждый член бригады обязался ежемесячно давать сверх плана по 5 тонн чугуна и стали.

Партийные организации Донецка в своей организаторской и массово-политической работе уделяли большое внимание вовлечению широких масс трудящихся в борьбу за досрочное выполнение заданий семилетки. В авангарде соревнования шли ударники и коллективы коммунистического труда.

Решение январского (1961 год) Пленума ЦК КПСС о созыве очередного, XXII съезда партии вызвало новый всенародный политический и трудовой подъем. Запевалами соревнования за достойную встречу XXII съезда КПСС в Донецкой области выступили трудящиеся шахты имени Абакумова треста "Рутченковуголь", которые разработали коллективный план использования внутренних резервов и обязались досрочно освоить проектную мощность своего предприятия. Инициатива горняков встретила горячую поддержку во всех отраслях промышленности.

Трудовыми успехами ответили труженики Донецка на решения XXII съезда КПСС, принявшего новую программу партии и определившего основные направления коммунистического строительства в СССР.

В 1961 году план выпуска валовой продукции предприятиями Донецка выполнен на 100,3 процента. Особенно больших успехов добились горняки треста "Куйбышевуголь". Они досрочно выполнили годовой план добычи угля, выдав на-гора сверх плана 67 тысяч тонн топлива, значительно перевыполнили план повышения производительности труда.

На III областной конференции коллективов и ударников коммунистического труда, состоявшейся 15 августа 1962 года, отмечалось, что в этом движении участвовало более 60 процентов трудящихся.

Большое значение в повышении производительности труда в угольной промышленности Донецка имело увеличение количества угледобывающих машин и механизмов, освоение новой техники и высокая эффективность ее использования.

Серьезные сдвиги произошли в комплексной механизации и автоматизации подземного производства.

Комплексная механизация не только облегчила работу механизаторов, но и позволила перейти на более высокую ступень организации труда — к сквозным суточным бригадам, которые выполняют все процессы производственного цикла.

Значительных производственных успехов в 1963 году добилась комплексная суточная бригада рабочих очистного забоя шахты № 5-бис "Трудовская" треста "Петровскуголь", возглавляемая И. И. Стрельченко.

Центральный Комитет КП Украины в феврале 1964 года принял постановление о распространении передового опыта работы. В этом постановлении отмечалось, что за 1963 год бригада И. И. Стрельченко добыла комбайном IК-52М 218,8 тысячи тонн угля, в том числе сверх плана 22,5 тысячи тонн. Среднемесячная производительность комбайна составила 18,2 тысячи тонн, что в три раза превышало этот показатель по Донбассу. От снижения себестоимости топлива сэкономлено 40 200 рублей[119]. И. И. Стрельченко дал путевку в жизнь комплексам IК-52М.

Эти достижения стали примером для всех шахтеров республики в борьбе за досрочное выполнение плана добычи угля и улучшение технико-экономических показателей работы шахт за счет лучшего использования имеющейся горной техники и внедрения передовых методов организации труда.

Партийный комитет шахты № 5-бис "Трудовская" распространил опыт бригады И. И. Стрельченко в других лавах предприятия. И. И. Стрельченко и его товарищи обучили свыше 400 горняков приемам обслуживания нового комбайна. Забой, где работает бригада новатора, стал настоящей школой передового опыта республики и братских социалистических стран. Только в 1964 году шахту посетило 22 делегации.

В 1965 году на шахте № 5-бис "Трудовская" побывали горняки шахты "Веселая" Польской Народной Республики, шахты имени Ю. Фучика и "Дукла" из Чехословакии, которые ознакомились с опытом работы и дали высокую оценку организации труда в бригаде.

За высокие производственные показатели и распространение передового опыта работы шахта № 5-бис "Трудовская" была удостоена диплома I степени на ВДНХ в 1966 году и представлена участником ВДНХ на 1967 год.

Значительному повышению технико-экономических показателей угольной промышленности Донецка способствовала организация скоростной проходки горных выработок по примеру передовой проходческой бригады, возглавляемой И. Д. Зинченко (шахта имени Абакумова треста "Рутченковуголь"). Эта бригада за 1963 год прошла 3417 метров горных выработок. Среднемесячные темпы проходки составили 284 метра. А в октябре того же года комбайном ПК-ЗМ бригада прошла 1113 метров транспортного штрека. Таких результатов в республике еще никто не достигал.

Центральный Комитет КП Украины в марте 1964 года одобрил положительный опыт работы и инициативу коллектива проходческой бригады И. Д. Зинченко. В январе 1966 года бригада Зинченко установила новый рекорд, пройдя комбайном ПК-ЗМ 1826 погонных метров транспортного штрека.

Исключительно важное значение имел патриотический почин машиниста комбайна бригады И. И. Стрельченко, кавалера знака "Шахтерская слава" трех степеней И. П. Шпигоцкого, который в сентябре 1964 года помог механизаторам соседней шахты № 10 "Чекист" освоить угольный комбайн IК-52М. В октябре 1964 года бюро Донецкого горкома КП Украины одобрило ценную инициативу И. Шпигоцкого и обязало партийные, профсоюзные, комсомольские организации и хозяйственных руководителей распространить ее в угольной промышленности.

Коммунист-новатор Шпигоцкий оказал большую помощь во внедрении новой техники горнякам шахты "Краснолиманская" треста "Красноармейскуголь", бригаде Н. И. Гринды шахты "Октябрьская" треста "Куйбышевуголь" и чехословацким горнякам шахты "Дукла".

Изучив опыт работы шахты № 5-бис "Трудовская", бригада Н. И. Гринды (шахта "Октябрьская" треста "Куйбышевуголь") в канун 47-й годовщины Великого Октября добилась выдающегося успеха, установив мировой рекорд. За 31 рабочий день она добыла из одной лавы с помощью комбайна 1К-52М 122 тысячи 340 тонн угля.

Бригада Н. И. Гринды добилась того, что производительность нового комбайна в 12 раз превысила среднюю. Производительность труда на участке в пять раз превысила среднюю на шахтах Донбасса, а скорость подвигания лавы была в пять с половиной раз больше[120].

Встав на трудовую вахту в честь XXIII съезда КПСС, трудящиеся Донецка к 1 ноября 1965 года завершили выполнение семилетнего плана по общему объему промышленного производства.

Прославленный отряд шахтеров Донецка за годы семилетки дал сверх плана более 1 миллиона 200 тысяч тонн угля. Начиная с 1959 года, прирост добычи угля достигнут в основном за счет роста производительности труда.

За годы семилетки добыча угля возросла на 3 миллиона тонн или на 17,5 процента. В 1965 году добыча угля была доведена до 19,6 миллиона тонн.

Вместе с горняками самоотверженно трудились и металлурги Донецка. Они перевыполнили семилетний план по всему металлургическому циклу. Производство чугуна возросло на 17,1, стали — на 36,5, а проката — на 58 процентов. Металлурги дали сверх плана 135,5 тысячи тонн чугуна. Производительность труда за семилетие на заводе повысилась на 43,1 процента. Коэффициент использования полезного объема каждой доменной печи составлял в 1965 году 0,728 против 0,847 в 1958 году. Объем стали с квадратного метра площади пода мартеновской печи возрос в среднем с 6,3 до 8,34 тонны. Производительность сортовых станов в горячий час увеличилась на 9,4 тонны, а листового — на 16 тонн.

Объем промышленного производства за годы семилетки увеличился на 60,2 процента.

12 декабря 1965 года группа знатных людей Донецка — обратилась через газеты "Социалистический Донбасс" и "Радянська Донеччина" ко всем трудящимся области с призывом подготовить донецкий трудовой подарок XXIII съезду КПСС. Этот патриотический призыв нашел горячий отклик в сердцах тружеников города.

Новыми победами в строительстве коммунизма встретили трудящиеся Донецка XXIII съезд КПСС. Коллективы предприятий города досрочно выполнили свои социалистические обязательства в честь съезда партии. Их трудовой подарок составил 420 тысяч тонн сверхпланового угля, 3,9 тысячи тонн чугуна, 10,5 тысячи тонн стали, 8,3 тысячи тонн проката, 5 тысяч тонн кокса, 4 тысячи квадратных метров жилой площади. Они дали сверх плана на 1 миллион 700 тысяч рублей машиностроительной продукции, на 600 тысяч химической, на 7,3 миллиона рублей легкой и пищевой продукции, а всего сверхплановой продукции было выдано на сумму свыше 15 миллионов рублей.

В приветствии и трудовом рапорте XXIII съезду КПСС трудящиеся Донецка писали: "Наш Донецкий трудовой подарок является выражением нашей любви и преданности Ленинской партий, торжества дела коммунизма" [121].

Накануне открытия съезда члены суточной комплексной бригады Н. Гринды (шахта "Октябрьская"), встав на ударную вахту, за сутки из одной лавы добыли 5100 тонн угля, превысив плановое задание более чем в четыре раза.

28 марта 1966 года с шахты "Октябрьская" треста "Куй-бышевуголь" в торжественной обстановке был отправлен 23-й с начала года эшелон сверхпланового угля, добытый бригадой знатного донецкого шахтера делегата XXIII съезда Н. И. Гринды. На головном вагоне была такая надпись: "Подарок XXIII съезду КПСС от горняков шахты "Октябрьская". Станция назначения поезда — Москва". Этот подарок Н. И. Гринда вручил москвичам в день открытия съезда. Дни его работы шахтеры города отметили ударной трудовой вахтой и выдали 24 тысячи тонн угля сверх плана.

XXIII съезд КПСС рассмотрел важнейшие вопросы жизни партии и страны, подвел итоги пройденного пути, выработал план на будущее, утвердил Директивы по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1966–1970 годы, поставил перед партией и народом ответственные задачи, определившие новый этап коммунистического строительства.

XXIII съезд призвал всех коммунистов, рабочих, колхозников, советскую интеллигенцию ознаменовать великие даты — 50-летие Советской власти и 100-летие со дня рождения В. И. Ленина — широким развертыванием социалистического соревнования, движения за коммунистический труд, новыми достижениями в коммунистическом строительстве.

1966 год — особый год. Предприятия города переходили, на основе решения сентябрьского (1965 год) Пленума ЦК КПСС, на новую систему планирования и экономического стимулирования. Эта задача предопределила организаторскую и массово-политическую работу партийных организаций среди трудящихся. Более 48 тысяч коммунистов города, объединенных в 903 первичные организации, возглавили борьбу трудящихся за успешное выполнение задач новой пятилетки.

Важным мероприятием явился теоретический семинар, проведенный Донецким обкомом партии вместе с Высшей партийной школой при ЦК КП Украины, Институтом экономики АН УССР. На семинаре, состоявшемся в октябре 1966 года, были обстоятельно обсуждены рекомендации, направленные на улучшение подготовки предприятий к переходу на новую систему планирования и экономического стимулирования, на успешное выполнение решений XXIII съезда КПСС и XXIII съезда КП Украины.

Коллектив Донецкого ордена Ленина металлургического завода имени В. И. Ленина один из первых получил право перейти с 1966 года на новую систему планирования и экономического стимулирования. Бюро горкома партии изучало и распространяло опыт перешедших на работу по-новому предприятий, которые умело сочетали моральные и материальные стимулы, ширили социалистическое соревнование за дальнейшее развитие инициативы и творчества масс.

Донецкий горком партии одобрил почин участка № 10 шахты имени Абакумова, руководимого А. А. Суворовым, который с 1 марта 1966 года перешел на полный хозяйственных расчет.

По его примеру на хозяйственный расчет перешли: участок № 3 шахты "Октябрьская", участок № 2 и 3 шахты,№ 5-бис "Трудовская", участок № 3 шахтоуправления № 8 и другие. В апреле 1966 года на хозяйственном расчете работало 74 угольных участка.

В Директивах XXIII съезда КПСС перед работниками угольной промышленности была поставлена задача в новом пятилетии значительно увеличить добычу угля без увеличения числа рабочих. Вот почему партийные организации промышленных предприятий города по достоинству оценили инициативу бригады П. Ткача (шахта "Новоцентральная" треста "Куйбышевуголь"), Развернув соревнование за досрочное выполнение пятилетки, горняки решили работать по принципу: увеличивать добычу угля не числом, а умением. В мае 1966 года бригада по инициативе коммунистов решила без увеличения численности рабочих добыть к 50-летию Советской власти 23 тысячи тонн сверхпланового угля и путем снижения его себестоимости сэкономить 32 тысячи рублей.

Члены бригады разработали научный план организации труда и применения новых технических методов работы, завели личные счета пятилетки.

Уже в июне 1967 года на-гора было выдано 17 тысяч 386 тонн сверхпланового угля и сэкономлено более 45 тысяч рублей.

В борьбе за досрочное выполнение заданий пятилетки и высокое качество продукции неоценимое значение имела инициатива рабочего Донецкого машиностроительного завода имени 15-летия ЛКСМУ коммуниста А. П. Мандрыки. По его инициативе впервые в Донбассе началось соревнование за звание мастера отличного качества продукции. В марте 1966 года свыше 500 рабочих завода были удостоены этого звания. Это соревнование способствовало тому, что на предприятии до 70 процентов деталей и узлов сдавалось заказчику с первого предъявления. Свыше 100 рабочих получили право иметь личное клеймо.

За выдающиеся заслуги в выполнении семилетнего плана по развитию угольной промышленности и достижение высоких технико-экономических показателей в работе, успехи в освоении новой горной техники Президиум Верховного Совета СССР в июле 1966 года присвоил звание Героя Социалистического Труда Н. И. Гринде, И. Д. Зинченко, И. И. Стрельченко. Большая группа передовых шахтеров: была награждена орденами и медалями.

За успешное выполнение семилетнего плана по увеличению выпуска металла и достижение высоких технико-экономических показателей в работе Донецкий металлургический завод в феврале 1966 года был награжден орденом Ленина и свыше 200 человек — орденами и медалями СССР.

1966 год — первый год новой пятилетки трудящиеся Донецка закончили досрочно, 23 декабря.

Постановление ЦК КПСС "О подготовке к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции" вызвало новый политический и трудовой подъем. Помня слова В. И. Ленина о том, что лучший способ отпраздновать годовщину Октябрьской революции — это сосредоточить внимание на нерешенных задачах, труженики Донецка, как и весь, советский народ, взяли в начале января 1967 года социалистические обязательства по достойной встрече славного юбилея — 50-летил Великого Октября.

Стремясь внести как можно больший вклад в общую борьбу советских людей за досрочное выполнение пятилетки, коллективы промышленных предприятий и строек города развернули соревнование за донецкий юбилейный процент — решили превзойти запланированный уровень выпуска продукции не менее чем на один процент, на столько же снизить себестоимость продукции и на один процент против планового повысить производительность труда. Одновременно они решили досрочно, к 24 декабря 1967 года — в канун 50-летия установления Советской власти на Украине, — выполнить годовой план выпуска промышленной продукции.

Это патриотическое начинание нашло горячий отклик и поддержку во всех отраслях народного хозяйства Донецкой области и вылилось в широкое движение за достижение сверхпланового донецкого процента во всех сферах производства.

Высокую оценку этому соревнованию дал ЦК КПСС. Об обязательствах трудящихся Донецкой области рассказала 5 февраля 1967 года газета "Правда".

Партийные организации Донецка возглавили творческую инициативу масс, направили свои усилия на то, чтобы каждый трудящийся внес достойный вклад в донецкий юбилейный процент.

В ходе соревнования родилось много новых патриотических начинаний. Бригада А. Засевского (шахта имени Абакумова) бросила клич: "Больше угля с меньшими затратами!". Забота передовиков о достижении общего успеха нашла свое проявление в обучении отстающих новаторским приемам труда. По примеру сталевара Донецкого ордена Ленина металлургического завода имени В. И. Ленина Д. Козлова и крепильщика шахты № 17—17-бис И. Василенко тысячи рабочих составили и успешно осуществили личные планы соревнования за увеличение своего взноса в юбилейный процент.

Инициаторами соревнования выступили не только отдельные рабочие, но и целые коллективы предприятий. Коллектив шахты имени газеты "Социалистический Донбасс" показал пример досрочного освоения проектной мощности предприятия, а горняки шахты имени Засядько — выполнения плана всеми участками. Трудящиеся Рутченковского завода горного оборудования, Донецкого завода химических реактивов, шахт "Глубокая" и "Восточная" треста "Пролетарскуголь" обратились ко всем жителям города с призывом принять активное участие в благоустройстве рабочих поселков.

В 1967 году в движении за коммунистический труд участвовало 8531 коллектив, в которых работало более 214 тысяч трудящихся. Свыше 102 тысяч человек соревновались за звание ударника коммунистического труда. 2296 производственных коллективов завоевали право называться коллективами коммунистического труда.

В 1968 году присвоено звание предприятия коммунистического труда шахте имени Абакумова.

Свыше 48 тысяч рабочих города получили почетное звание ударника коммунистического труда.

С каждым годом все большее число рабочих и инженерно-технических работников становится активными участниками движения рационализаторов и изобретателей.

57 тысяч 400 рационализаторов и изобретателей города за первые три года пятилетки внесли 68 тысяч 352 предложения, из них внедрено в производство 50 тысяч 809 с общим экономическим эффектом 46,9 миллиона рублей.

1870 бригад, смен, участков, цехов и предприятий города боролись за почетное право носить имя 50-летия Советской власти. Многие коллективы досрочно выполнили свои предоктябрьские социалистические обязательства и по примеру трудящихся Донецкого ордена Ленина металлургического завода имени В. И. Ленина, открыв новые резервы производства, взяли на себя дополнительные обязательства.

В счет донецкого юбилейного процента в городе произведено сверх плана продукции на 31 миллион рублей при обязательстве 15 миллионов рублей. Страна получила дополнительно 510 тысяч тонн угля, 13 тысяч тонн стали, 9,5 тысячи тонн чугуна, 36 тысяч тонн проката. Машиностроители произвели сверх плана продукции на 494 тысячи рублей, химики и коксохимики — на 3 миллиона 389 тысяч рублей работники легкой и пищевой промышленности — на 11 миллионов рублей.

За 9 месяцев 1967 года сдано в эксплуатацию 166 тысяч 140 квадратных метров жилья, закончено строительство 58 объектов социально-культурного и бытового назначения (кинотеатров, ателье), 12 детских садов, яслей. Проделаны значительные работы по благоустройству города.

Дончане встретили полувековой юбилей Великого Октября гордые тем, что они выполнили взятые социалистичеческие обязательства.

Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили успехи предприятий, добившихся лучших результатов в юбилейном соревновании. Пять передовых коллективов города: Донецкий ордена Ленина металлургический завод имени В. И. Ленина, шахта имени Абакумова треста "Рутченковуголь", Донецкий комбинат хлебопродуктов № 1, Донецкое областное производственно-техническое управление связи, Донецкая контора "Электроснабсбыта" были награждены Памятными знаменами ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ВЦСПС[122].

Три коллектива Донецка: тресты "Донецкшахтострой" и "Донбассантехмонтаж", Донецкое производственное управление автомобильного транспорта награждены Памятными знаменами ЦК КП Украины, Президиума Верховного Совета УССР, Совета Министров УССР и Украинского Республиканского Совета профсоюзов[123].

Одиннадцати предприятиям и организациям присуждены Памятные знамена Донецкого обкома КП Украины, областного Совета депутатов трудящихся и облсозпрофа, Донецкого горкома партии и городского Совета депутатов трудящихся.

За большие трудовые успехи в развитии социалистической экономики, коммунистическом воспитании трудящихся и достойный вклад, внесенный в выполнение девятимесячного плана и юбилейных обязательств, город Донецк награжден Памятным знаменем обкома КП Украины, областного Совета депутатов трудящихся и областного Совета профсоюзов.

Присуждение памятных знамен передовым коллективам и Донецку — важное событие в жизни города.

Еще в июне 1967 года коллектив Донецкого ордена Ленина металлургического завода имени В. И. Ленина явился инициатором всесоюзного соревнования за быстрейшую выплавку 100-миллионной тонны стали в стране. 24 декабря 1967 года сталевары Донецкого ордена Ленина металлургического завода имени В. И. Ленина Д. И. Козлов, В. М. Волков, Енакиевского — А. А. Исайко и Краматорского металлургического завода И. П. Остроушко участвовали в выплавке 100-миллионной тонны стали в нашей стране.

Успешно завершив 1967 год, промышленные предприятия города произвели продукции на сумму 1 миллиард 28 миллионов 73 тысячи рублей.

Стремясь достойно отметить 100-летие со дня рождения основателя Коммунистической партии и Советского государства В. И. Ленина, трудящиеся Донецка по призыву коллективов, носящих имя великого вождя, стали на ленинскую юбилейную трудовую вахту и обязались выполнить задания пятилетнего плана досрочно — к 7 ноября 1970 года.

Широко развернув социалистическое соревнование за достойную встречу ленинского юбилея, многие промышленные предприятия добились значительных производственных успехов. Так, коллектив шахты коммунистического труда имени Абакумова треста "Рутченковуголь" за три года пятилетки добыл сверх плана свыше 420 тысяч тонн коксующегося угля и сэкономил более 650 тысяч рублей за счет снижения его себестоимости[124].

Каждые сутки шахта дает более 6 тысяч тонн топлива. Проектная мощность предприятия намного перекрыта.

На этой шахте впервые в Донецке на подготовительных работах был применен проходческий комбайн ПК-ЗМ. За организацию скоростного прохождения выработок этим комбайном и достижение высоких показателей бригадир проходческой бригады И. Д. Зинченко был удостоен Ленинской премии. Позже ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В 1968 году среднемесячная производительность угольных комбайнов на шахте превысила 16 тысяч тонн, уровень механизированной навалки угля достиг 94,5 процента. Все эти достижения явились результатом настойчивой, творческой деятельности партийной организации, повышения авангардной роли коммунистов на производстве, высокой трудовой и политической активности горняков.

Центральный комитет КП Украины в октябре 1968 года рассмотрел вопрос о работе партийного комитета шахты имени Абакумова и в своем постановлении отметил положительную работу парткома шахты по мобилизации трудящихся на увеличение добычи угля, повышение производительности труда, улучшение всех технико-экономических показателей, за досрочное выполнение заданий пятилетки и достойную встречу 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Опыт работы горняков шахты имени Абакумова был широко распространен среди трудящихся многих предприятий.

В декабре 1968 года на машиностроительном заводе имени 15-летия ЛКСМУ государственная комиссия приняла в промышленное производство первую очередь автоматизированной системы управления производством и экономическими процессами — АСУ "Донецк".

АСУ — одна из первых в стране автоматизированных систем управления, созданных на предприятиях с индивидуальным и мелкосерийным производством.

Темпы роста производства настоятельно требуют применения научно обоснованных методов управления. Так, завод имени 15-летия ЛКСМУ ежегодно выполняет до 900 заказов на горное оборудование. Только один роторный экскаватор мощного землеройного комплекса, весящий 650 тонн, состоит из 7 тысяч деталей. Легко себе представить, сколько надо готовить различных документов в процессе выпуска этой машины. Достаточно сказать, что систематически приходится оформлять десятки тысяч нарядов, лимиток, свыше 400 тысяч только сменных заданий.

Теперь на заводе имени 15-летия ЛКСМУ проблему планирования, учета и глубокого анализа производственно-хозяйственной деятельности решает АСУ "Донецк". Она позволит на 8 процентов увеличить производство машин для угольной промышленности и на треть миллиона рублей снизить себестоимость продукции.

Трудящиеся Донецка успешно выполнили социалистические обязательства на 1968 год. Они реализовали сверхплановой продукции на 49,8 миллиона рублей, дополнительно к плану добыли свыше 600 тысяч тонн угля, перевыполнили обязательства по производству чугуна, стали, проката, а также изделий легкой и пищевой промышленности.

В канун нового, 1969 года горняки Украины одержали еще одну трудовую победу: они добыли в третьем году пятилетки 200 миллионов тонн угля. Добыть 200-миллионную тонну угля выпала честь бригаде А. М. Пшеничного шахты "Октябрьская", бригаде В. Н. Пихтерева шахты имени Абакумова, бригаде Героя Социалистического Труда И. И. Стрельченко шахты № 5-бис "Трудовская".

7 января 1969 года передовые коллективы шахты имени Абакумова, металлургического завода имени В. И. Ленина, машиностроительного завода имени 15-летия ЛКСМУ, домостроительного комбината № 1 и швейной фабрики имени Володарского призвали трудящихся города Донецка ознаменовать годом ленинской вахты 100-летие со дня рождения В. И. Ленина, развернуть социалистическое соревнование за дальнейшее значительное повышение производительности труда, четкую и ритмичную работу всех отраслей промышленности, транспорта и строительства.

"За донецкий ритм!" — этот призыв встретил горячую поддержку на всех предприятиях и стройках города.

Так заполняется еще одна страница истории. города — к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Верность ленинским заветам была и остается одной из главных предпосылок все новых и новых успехов трудящихся Донецка.

Они оказывают братскую помощь колхозному крестьянству в дальнейшем развитии сельского хозяйства, ускорении технического прогресса и осуществлении коммунистических преобразований на селе.

Партийные организации и производственные коллективы Калининского района еще в 1958 году явились инициаторами в оказании шефской помощи селу. За 10 лет (1958–1967) в подшефном Великоновоселковском районе предприятия и организации Калининского района города Донецка построили 280 животноводческих помещений, 138 производственнохозяйственных объектов.

Шефы помогли электрифицировать и радиофицировать все села Великоновоселковского района, построили 72 социально-бытовых объекта, 1810 жилых домов, проложили десятки километров водопровода, тротуаров. Оказана помощь в орошении 9,5 тысячи гектаров посевных площадей.

Большое внимание уделяли шефы проведению в селах массово-политической и культурно-воспитательной работы. Здесь систематически выступали квалифицированные лекторы, коллективы художественной самодеятельности; в районном центре на общественных началах открыта народная консерватория.

Все это способствовало дальнейшему укреплению союза рабочего класса с колхозным крестьянством.

Душой всех патриотических начинаний на предприятиях, стройках, научных учреждениях Донецка являются коммунисты. Городская партийная организация на 1 января 1969 года насчитывала в своих рядах 57 тысяч 531 коммуниста. Активное участие в партийной работе принимают женщины — члены КПСС. 304 из них — секретари парторганизаций, 362 — партгрупорги. С 1959 по 1968 год городская партийная организация увеличилась более чем в два раза.

Рост и организационное укрепление городской партийной организации позволили более полно и правильно расставить партийные кадры, расширить партийное влияние на важнейшие участки производства и общественной жизни.

XXIII съезд КПСС поставил перед партийными организациями задачу серьезно улучшить марксистско-ленинское образование коммунистов. В 1968—69 учебном году всеми видами учебы охвачено свыше 60 тысяч человек. Около двух тысяч партийных активистов училось в вечернем университете марксизма-ленинизма, около одной тысячи — на семинарах партийно-хозяйственного актива при горкоме партии.

В сети политического просвещения горкома КП Украины в 1968—69 учебном году функционировали 410 начальных политшкол, 850 школ основ марксизма-ленинизма, 888 теоретических семинаров, в работе которых принимало участие почти 45 тысяч человек.

Улучшилась работа партийных организаций по совершенствованию содержания, форм и методов политической учебы. Три тысячи пропагандистов города несут слово партии в массы.

Вырос и уровень агитационно-массовой работы партийных организаций среди трудящихся. В этом большая заслуга проводников идей партии — 20-тысячного отряда агитаторов, среди которых свыше 11 тысяч коммунистов. Каждый третий агитатор — с высшим образованием. Работа агитаторов специализирована: проводятся беседы по вопросам международного положения, внутренней и внешней политики КПСС и Советского правительства, экономики, научного атеизма.

Оживлению политической работы в массах способствовал созданный в 1967 году институт политинформаторов, объединявший 2084 человека. В летнее время в городе работало 312 агитплощадок, а в зимнее — 153 постоянно действующих агитпункта.

Партийные организации города проводят большую работу по воспитанию трудящихся и населения в духе марксизма-ленинизма, на славных революционных, боевых и трудовых традициях советского народа.

В канун полувекового юбилея Великого Октября в городе на площади Ленина был установлен памятник Владимиру Ильичу. В день открытия этого монумента труженики города дали священную клятву приложить все силы, энергию и знания, чтобы довести до конца бессмертное дело Ильича, внести достойный вклад в осуществление программы коммунистического строительства в нашей стране.

Донецк — город славных боевых и трудовых традиций.

В юбилейном, пятидесятом году Советской власти группе старых коммунистов, активным участникам Великой Октябрьской социалистической революции и строительства социализма, присвоено высокое звание почетных граждан города Донецка. Среди них Н. А. Колесниченко, член КПСС с 1907 года, участник трех революций, делегат XXIII съезда партии; К. Д. Родяхин, член КПСС с 1916 года; И. П. Деревянко и Т. И. Рыльский-Рыловников — члены КПСС с 1917 года; М. Н. Агарков, член КПСС с 1926 года, потомственный шахтер; К. А. Петрухин (1900–1967), член КПСС с 1939 года, металлург, Герой Социалистического Труда.

В сентябре 1968 года во время празднования 25-й годовщины освобождения Донецка от немецко-фашистских оккупантов звание почетных граждан города Донецка было присвоено генералу А. С. Владичанскому, бывшему командиру 50-й гвардеской стрелковой дивизии, и генералу В. С. Антонову, бывшему командиру 301-й стрелковой дивизии, принимавшим участие в освобождении города.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1967 года большая группа дончан, активных участников Великой Октябрьской социалистической революции, отличившихся в борьбе за установление Советской власти в 1917–1922 годах, награждена орденами и медалями СССР, в том числе орденом Ленина — 7 человек, Красного Знамени—15, Трудового Красного Знамени — 7, Красной Звезды — 44, медалями —127 человек.

А всего за семилетку правительственными наградами отмечена трудовая доблесть 2112 трудящихся города. 46 из них удостоены звания Героя Социалистического Труда, 107 награждены орденом Ленина. Почетные звания заслуженных шахтеров, металлургов, строителей получили 210 человек.

Имена многих прославленных новаторов Донецка — Героев Социалистического Труда шахтеров Н. Н. Тихонова, В. А. Мясищева, В. В. Логвиновой, Н. М. Карева, В. И. Бедрова, металлурга В. М. Волкова, строителей Д. С. Базарова и И. И. Шевченко и многих других — неразрывно связаны с успехами семилетки и новой пятилетки. Это правофланговые. Равнение на них держат тысячи тружеников.

Верным помощником городской партийной организации является 100-тысячный отряд комсомольцев Донецка. Почти половина из них работают в промышленности, строительстве, на транспорте, в сфере обслуживания. На промышленных предприятиях, транспорте, строительстве создано полторы тысячи комсомольско-молодежных коллективов.

О силе и авторитете городской комсомолии ярко свидетельствует тот факт, что только за 1966–1968 годы в ряды ВЛКСМ вступило около 42 тысяч юношей и девушек.

Школой коммунизма назвал в свое время В. И. Ленин советские профсоюзы. Профсоюзные организации предприятий, строек и учреждений принимают активное участие в решении задач, стоящих перед трудящимися города. Особенно значительна их роль в организации социалистического соревнования и в движении за коммунистическое отношение к труду.

В 1968 году в Донецке действовали 28 райкомов профсоюзов и почти 2 тысячи первичных профсоюзных организаций, объединявших около 450 тысяч членов профсоюзов.

Важнейшей формой участия рабочих в управлении социалистическим производством является народный контроль, который в наши дни действительно стал массовым. На промышленных предприятиях, стройках, организациях и учреждениях Донецка в 1967 году работало 7 районных комитетов народного контроля, более 1620 групп и 2041 пост народного контроля, объединявших свыше 25 тысяч человек.

В экономическом и культурном развитии Донецка большую роль играет городской Совет депутатов трудящихся. С целью улучшения его работы состав депутатов на каждых выборах значительно обновляется. Так, на выборах в местные Советы депутатов трудящихся в марте 1969 года состав городского Совета обновился на 67,3 процента. Депутатами избраны лучшие из лучших. Из 500 депутатов — 6 Героев Социалистического Труда, 3 лауреата Ленинской и Государственной премий, 137 награждены орденами и медалями СССР. Кроме этого 1574 депутата было избрано в состав 7 районных Советов. При городском Совете депутатов трудящихся работают 17 постоянных комиссий, в их деятельности принимают участие 483 депутата.

Растет и благоустраивается Донецк. В годы семилетки и первые три года пятилетки необыкновенно широкий размах приобрело жилищное строительство. Если в 1958 году жилой фонд города составлял свыше 3,3 миллиона квадратных метров, то в 1965 году — более 7 миллионов квадратных метров, то есть увеличился более чем в 2 раза. За 1958–1968 годы жилая площадь в расчете на душу населения возросла с 5,3 до 7,85 квадратного метра.

В начале 60-х годов в центральной части нашего города начали застраиваться улицы Университетская, Щорса, Розы Люксембург, проспект Мира, бульвар Шевченко, набережная Кальмиусского водохранилища. В Калининском районе в 1964 году было закончено строительство донецких Черемушек. Там построено 197 тысяч квадратных метров жилья, 4 общеобразовательных школы, школа-интернат, 39 хорошо оборудованных продовольственных и промтоварных магазинов, 13 столовых и кафе, 21 предприятие бытового обслуживания, 16 детских дошкольных учреждений. В этом микрорайоне размещены крупнейший научно-исследовательский институт (Гипронисэлектрошахт), областная детская больница и многие другие объекты.

Красивые многоэтажные жилые дома были построены за 1965–1968 годы по проспекту Ильича, на поселке шахт "Мушкетовская-Заперевальная", № 1 и 2. За годы семилетки в жилищное строительство города Донецка было вложено 222,3 миллиона рублей. Общая площадь введенных в действие жилых домов составила один миллион 808 тысяч квадратных метров.

К 50-летию Советской власти строители города ввели в эксплуатацию свыше 160 тысяч квадратных метров жилой площади — более пяти тысяч благоустроенных квартир. За 10 лет с 1959 по 1968 годы почти половина семей, проживающих в городе, переехали в новые квартиры.

В настоящее время жилой фонд Донецка составляет 7 миллионов квадратных метров, из них 43 процента квартир обеспечены водоснабжением, канализацией, центральным отоплением, ванными и газифицированы.

С завершением строительства в 1959 году канала Северский Донец — Донбасс коренным образом улучшилось водоснабжение. В городе было построено около 300 километров водопроводов и водоразводящих сетей. Ныне среднесуточная подача воды составляет 394 тысячи кубических метров. На душу населения потребляется в сутки более 250 литров.

Характерным для жилищного строительства за последнее десятилетие было то, что государством и кооперативными организациями строились многоэтажные и в основном пятиэтажные дома. Одновременно в городе сооружались семи-, девяти- и двенадцатиэтажные дома с лифтами и мусоропроводами.

К особенностям жилищного строительства за этот период следует отнести и то, что при сохранении старых строительных материалов (кирпич) и методов строительства широко использовались новые — бетон, стекло и крупнопанельные сооружения. Здания облицовывались светлой керамической, плиткой, фасады художественно оформлялись. Во вновь застроенных жилых массивах (поселок Шахтостроитель, Ветка, район железнодорожного вокзала, Смолянка и другие) бросаются в глаза легкость конструкций, прямые формы, большое количество балконов.

В течение последних 10 лет много строилось учреждений культуры и спортивных комплексов. В 1959 году были построены и сданы в эксплуатацию панорамный кинотеатр "Кристалл" на 900 мест и детская хореографическая школа. В 1960 году — картинная галерея, Дом политического просвещения Донецкого обкома и горкома КП Украины, водная станция, установлен орган в областной филармонии. В 1961 году было закончено строительство Украинского драматического театра имени Артема на 880 мест и планетария, в 1962 году — музыкального училища. В 1965 году был сдан в эксплуатацию спортивный комплекс общества "Спартак", реконструирован стадион "Локомотив", продолжалось строительство парка имени 40-летия ВЛКСМ.

В 1967 году был восстановлен и значительно расширен Дворец культуры имени В. И. Ленина. Его залы, холлы и помещения отделаны в современном стиле. Большой концертный зал Дворца вмещает 1200 зрителей, малый зал — 450 зрителей и кинозал — 700 зрителей. Сданы в эксплуатацию кинотеатр "Мир" в Петровском районе, кинотеатр в поселке Застанционный, "Красная шапочка" в сквере имени М. Горького.

Большие работы проведены в городе по реконструкции улиц, площадей. В 1964 году за счет сноса старых зданий городской больницы была значительно расширена центральная площадь города — площадь В. И. Ленина. От проспекта Богдана Хмельницкого до площади была снята трамвайная линия и перенесена на улицу Челюскинцев. К пятидесятилетию Советской власти в связи с сооружением на площади памятника В. И. Ленину она была вновь реконструирована. Теперь площадь приобрела современный вид, ее окружают красивые здания Министерства угольной промышленности УССР, обкома партии и облисполкома, филармонии, драматического театра имени Артема, жилого 0-этажного дома. В центре площади возвышается величественная фигура В. И. Ленина и красивейшее сооружение фонтана.

Реконструирован Киевский проспект. Он значительно расширен за счет того, что была убрана трамвайная линия. С 1965 года по проспекту начали курсировать троллейбусы. Троллейбусная линия длиной в 4,5 километра была протянута до аэропорта.

В 1966 году построены железобетонные мосты через речки Грузскую и Кальмиус по проспекту Павших коммунаров.

На пустыре в 1962 году началось, а в 1967 году закончилось строительство одной из крупнейших площадей города— Советской площади. По ее окружности построено здание горкома КП Украины и горисполкома, ресторан "Троянда", высотное здание Стройбанка, высотное здание пристройки к корпусу Донецкого политехнического института, универмаг "Белый Лебедь". Это один из лучших современных универмагов на Украине. Он рассчитан на 360 рабочих мест, имеет демонстрационный зал, хорошие подсобные помещения и другие службы.

К 50-летию Советской власти на площади сооружен величественный памятник видному деятелю революционного движения в Донбассе Артему (Ф. А. Сергееву).

В 1967 году был построен путепровод возле Северного автовокзала, расширена площадь и на ней установлена скульптура шахтера.

В 1968 году от аэропорта до шахты "Октябрьская" была протянута более чем десятикилометровая троллея. Теперь поселок и шахта "Октябрьская" имеют прямое троллейбусное сообщение с центральной частью города. Благоустроены и озеленены площадь главного входа в парк имени А. С. Щербакова, набережная реки Кальмиуса, территория в районе стадиона "Шахтер", въезды в Донецк со стороны Ясиноватой, Макеевки, Красноармейска, Жданова.

Закончены работы, связанные с заполнением водой второго Кальмиусского водохранилища до бульвара Мира. Берега укреплены бетонными плитами, пляжи засыпаны специально завезенным песком, открыты лодочные станции, высажено много деревьев. Созданы водохранилища и зона отдыха в районе Авдотьино. В южной части города заканчивается сооружение Донецкого моря. Зеркальная площадь воды составляет около 200 гектаров. Вокруг водохранилища высажены деревья, цветы, установлены киоски, игровые площадки, кафе.

В 1968 году в Донецке имелось 2358 улиц. Они носят имена ветеранов Великой Октябрьской социалистической революции, героев гражданской и Великой Отечественной войн, известных политических и общественных деятелей, военачальников, космонавтов. Среди них десятки, названия которых связаны с историей международного рабочего и коммунистического движения.

По городу Донецку в коммунальное строительство автодорог было вложено за 7 лет 57 миллионов рублей. За эти годы было асфальтировано 457,9 километра дорог и 528,6 тысячи квадратных метров тротуаров. Только в 1967 и в 1968 годах было построено около 80 километров дорог с асфальтовым покрытием и 200 тысяч квадратных метров тротуаров, сооружено 250 километров электролиний уличного освещения.

Большие работы ведутся по озеленению города. В озеленении все шире применяются газоны, что благоприятно сказывается на городском ландшафте и повышает эстетические качества озеленения. Значительно увеличилась за годы семилетки площадь зеленых насаждений как в центре города, так и вокруг него. За семилетие в городе высажено 1 миллион 895 тысяч штук деревьев, 5 миллионов 320 тысяч штук кустарников.

За 1966–1968 годы на улицах, площадях и в парках города высажено еще 732 тысячи деревьев и 1 миллион 958,7 тысячи кустарников. Цветоводы города обязались к 100-летию Донецка вырастить по кусту роз на каждого жителя.

Ежедневно в городе выходят на линию 324 трамвайных вагона и 190 троллейбусных машин, 932 пассажирских автобуса. За семилетие в городе построено 9,4 километра трамвайных и 25,8 километра троллейбусных линий. Расширение городского электротранспорта позволило связать далекие окраины с центральной частью города. 9,4 километра трамвайных линий сооружено от центральной части города до поселка шахты № 12–18 имени газеты "Правда" через густонаселенные поселки Калининского и Пролетарского районов. 1,4 километра троллейбусных линий от города до шахты "Ново-Центральная", 8,1 километра по бульвару имени Шевченко от улицы Университетской до поселка Шахтостроителей, на 2,8 километра продлен маршрут по улице Университетской от бульвара Шевченко до проспекта Панфилова, 9 километров от проспекта Ильича (бывшего Макшоссе) до Красногвардейского района города Макеевки.

За последнее десятилетие в городе построено пять гостиниц на 1083 места, из них высотная гостиница "Украина" на 623 места, "Дружба" на 250 мест, "Мотель" на 100 мест, гостиница в аэропорту на 72 места и на Северном автовокзале. На 1969 год в городе имеется 8 гостиниц на 1720 мест.

Город обогатился произведениями монументальной скульптуры. Кроме памятников В. И. Ленину и Артему были сооружены за годы семилетки и первые три года пятилетки обелиск "Борцам за Советскую власть" в сквере Павших коммунаров, памятник-скульптура "Воин с лавровым венком" на Мушкетовском кладбище, памятник-монумент "Борцам за Советскую власть" в Петровском районе, архитектурно-монументальный памятник "Жертвам фашизма" на территории Дворца культуры имени В, И. Ленина, памятник М. И. Калинину на территории шахтоуправления имени М. И. Калинина. В 1943 году установлен, а в 1967 году реконструирован памятник-монумент гвардии полковнику Ф. А. Гринкевичу.

Кроме того, в честь 50-летия Советской власти на предприятиях и в школах города открыто 85 музеев и музейных комнат, установлено 154 мемориальных доски.

Большое внимание партийные и советские органы города уделяют развитию торговли и общественного питания. Дальнейшее развитие получили такие прогрессивные формы обслуживания, как продажа товаров по образцам и в кредит, доставка товаров на дом, организация выставок-продажи товаров с участием представителей предприятий, изготовляющих товар.

Торговая сеть пополнилась замечательными магазинами, кафе, ресторанами. За годы семилетки в городе открыто 543 новых магазина на 3015 рабочих мест. Подлинными дворцами торговли стали Центральный крытый рынок, универмаг "Белый Лебедь". В 1967 году открыт салон обуви "Злата Прага", один из лучших на Украине магазин по продаже спортивных товаров "Олимпия", промтоварный магазин "Дончанка", целый торговый ряд по продаже овощей "Світанок", винный бар.

Всего за 1967 год введено в строй 39 различных магазинов на 413 рабочих мест.

Характерной чертой строительства в 1968 году было то, что оно велось главным образом в отдаленных от центра города районах. На Привокзальной площади построены гастроном "Экспресс", промтоварный магазин "Сувенир", красивейшее' кафе прохладительных напитков "Воды и соки", промтоварный магазин "Чарівниця". Реконструирован гастроном № 1 по улице Артема. К нему сделана пристройка, где открыты отделы по продаже мясных, молочных продуктов, рыбы, кондитерский отдел и кафе. Открыты магазины "Политическая книга", "Цветы", "Юный техник", "Дары природы" и "Катовице" по проспекту Ильича.

В 1968 году для жителей города построено еще 31 магазин на 306 рабочих мест. В этом же году было открыто 36 ресторанов, кафе, столовых, закусочных. Среди них в Киевском районе ресторан "Киев", кафе "Мрія", в Пролетарском районе — кафе "Горка", на железнодорожном вокзале — кафе "Дорожное".

В 1968 году торговлю в городе вели 1253 магазина, 884 предприятия общественного питания, из них 318 столовых и ресторанов, 556 кафе, закусочных, буфетов.

В городе осуществлены значительные мероприятия по улучшению бытового обслуживания населения. В 1968 году насчитывалось 18 специализированных предприятий, в состав которых входило 617 мастерских, ателье и приемных пунктов бытового обслуживания. В них было занято более 8 тысяч человек. Для лучшего обслуживания населения города создана фирма "Маяк", которая оказывает более 40 различных видов услуг, в том числе по гражданским обрядам, вручению подарков и многим другим. Жители города ныне получают свыше 100 видов бытовых услуг: ремонт квартир, мебели, устройство и ремонт сантехнического оборудования, перевозка грузов и покупок, пошив модельной и утепленной обуви, трикотажных и шерстяных изделий по индивидуальным заказам и другие. На Украине по объему бытовых услуг на душу населения Донецк уступает только Киеву.

Началось строительство городского Дома быта на берегу Кальмиуса. Это будет красивое девятиэтажное здание, в котором разместятся 15 крупных ателье, мастерские с общим числом трудящихся 350–400 человек. Будут построены две фабрики — срочной химчистки одежды и стирки белья.

Значительно выросло материальное благосостояние населения Донецка. Одним из важнейших показателей его роста является увеличение вкладов населения в сберегательных кассах. Если в 1960 году число вкладов в сберегательных кассах города составляло 223,5 тысячи на сумму 49,4 миллиона рублей, то в 1968 году стало почти 322 тысячи вкладов на сумму около 141,2 миллиона рублей. Средний размер вкладов в 1960 году равнялся 224 рублям, в 1968 — 438 рублям. В 1968 году в городе в индивидуальном пользовании находилось 7855 легковых автомашин, 16 245 мотоциклов и мотороллеров, свыше 130 тысяч телевизоров.

Расходы на выплату пенсий в 1968 году составили 62,8 миллиона рублей, против 29,6 миллиона рублей в 1958 году.

На пятидневную рабочую неделю с двумя выходными днями переведено около 2300 предприятий, организаций и учреждений.

В 1959–1968 годы продолжалось дальнейшее улучшение и развитие медицинской помощи населению города. За это время вступили в строй 29 больниц на 4930 коек, 15 поликлиник, санэпидстанций и других медицинских учреждений.

На 1 января 1968 года в Донецке имелось 59 больничных учреждений на 13 225 больничных коек. Численность всех врачей составляла 4585 человек, а среднего медицинского персонала — 12 690 человек. Среди большой армии медицинских работников города восемь имеют почетное звание заслуженных врачей УССР: Я. Д. Дмитрук, А. Ф. Неделько, С. М. Свидлер, А. И. Саломаха, В. И. Стукас, О. К. Якимова, Е. А. Бабенко, Е. П. Гапонов.

В городе имеется 380 детских дошкольных учреждений, которыми охвачено почти 43 390 детей. В летний период 1968 года оздоровлено в пионерских лагерях, на туристских базах и дачных местах 102 тысячи детей школьного и дошкольного возраста.

В 1968—69 учебном году в 211 общеобразовательных школах (включая школы рабочей молодежи) было около 160 тысяч учащихся. Их воспитанием и обучением занималось более семи тысяч учителей. 23 лучшим и наиболее опытным воспитателям присвоено почетное звание заслуженных учителей школ УССР, в том числе: А. Ф. Божор, А. В. Шершневу, Л. В. Тимошенко, И. М. Калиниченко, И. Я. Петрову, И. В. Онищенко, К. 3. Кириленко, Т. Е. Ермоленко и другим.

Росту экономики, производственным успехам предприятий, созданию в Донецке крупных промышленных и жилых комплексов Содействовали научно-исследовательские и проектно-конструкторские институты, имеющиеся в городе.

К началу семилетки уже сложились основные черты специализации научно-исследовательских учреждений Донецка. В 1959 году в городе работало 15 научно-исследовательских, проектных институтов и филиалов: Донецкий угольный институт (ДонУГИ), Донецкий государственный проектно-конструкторский и экспериментальный институт комплексной механизации шахт (Донгипроуглемаш), Донецкий государственный институт проектирования шахт (Донгипрошахт), институт горной механики и технической кибернетики имени М. М. Федорова, государственный институт по проектированию и исследованию взрывобезопасного электрооборудования (Гипронисэлектрошахт), Всесоюзный научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела (ВНИМИ), Всесоюзный государственный проектный институт подземной газификации углей (Гипроподземгаз), Донецкий научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт по автоматизации горных машин (ДонНИПИавтоматгормаш), государственный институт прикладной химии, институт труда и профзаболеваний, научно-исследовательский институт травматологии, ортопедии и протезирования, центральная научно-исследовательская лаборатория по горноспасательному делу (ЦНИЛ), Донецкий филиал государственного института проектирования городов (Гипроград), Украинский филиал научно-исследовательского маркшейдерского института, Донецкий филиал Украинского института металлов, Украинский филиал научно-исследовательского института пластических масс.

За годы семилетки в городе были открыты новые научно-исследовательские и проектные институты: научно-исследовательский институт черной металлургии (ДонНИИчермет), пластических масс, химических реактивов, проектно-конструкторский технологический институт Министерства тяжелого машиностроения, Донецкпроект, научно-исследовательский горнорудный институт (НИГРИ), Украинской государственный проектный и научно-исследовательский институт сельского хозяйства.

В 1964 году государственный институт прикладной химии был преобразован в государственный институт по проектированию предприятий химических реактивов и особо чистых веществ.

Важным событием в жизни города в 1965 году явилось создание в Донецке научного центра Академии наук УССР в составе физико-технического института АН УССР, Донецкого отделения экономико-промышленных исследований института экономики АН УССР; Донецкого вычислительного центра АН УССР и Ботанического сада АН УССР, а также открытие Донецкого государственного университета на базе филиала Харьковского государственного университета имени А. М. Горького. В 1967 году было создано Донецкое отделение физико-органической химии института физической химии АН УССР.

В настоящее время важные научные и народнохозяйственные проблемы разрабатываются в 27 научно-исследовательских и проектно-конструкторских институтах, имеющихся в городе. В них трудится свыше 2823 научных сотрудника, в том числе 4 академика, 13 членов-корреспондентов АН УССР, более 20 докторов и свыше 320 кандидатов наук.

Деятельность этих институтов способствовала и способствует развитию на научной основе промышленного и жилищного строительства, техники, технологии, организации труда, увеличению выпуска продукции и повышению технико-экономических показателей.

Крупнейшими научно-исследовательскими учреждениями продолжают оставаться Донецкий научно-исследовательский угольный институт и Донецкий проектно-конструкторский институт комплексной механизации шахт, институт горной механики и технической кибернетики имени М. М. Федорова.

В 1964 году за создание и внедрение комбайна УКР для механизации выемки угля на пластах крутого падения группе работников Донгипроуглемаша была присуждена Ленинская премия. Среди них: директор института А. И. Башков, конструкторы-проектировщики С. М. Арутюнян, К. И. Дьяченко, Г. А. Литвинов, В. И. Распопов, А. Д. Сукач (1905–1965 гг.).

Донгипроуглемашем за 1966–1967 годы переданы в серийное производство 19 типов машин, механизмов и приборов. Наиболее крупные из них: узкозахватный комбайн МК-64, агрегат АШ для комплексной механизации выемки угля на пластах крутого падения, струговая установка УСТ-2, механизированная крепь МК-96, аппарат АУК-10ТМ и другие.

От применения машин, сконструированных в Донгипро-углемаше, только в 1966 году получена экономия 8 миллионов 231,3 тысячи рублей, или на 1 рубль затрат экономический эффект составил 1 рубль 93 копейки. Экономический эффект в 1967 году оказался еще выше — 13 миллионов 975,4 тысячи рублей, или на 1 рубль затрат 4 рубля 70 копеек.

Донгипроуглемаш — постоянный участник выставки достижений народного хозяйства СССР и выставки передового опыта в народном хозяйстве УССР. За участие в ВДНХ СССР в 1966 году институт удостоен диплома I степени, 12 сотрудников награждены медалями. Участие в международной выставке "Интергормаш-67" отмечено дипломом. Машины, созданные коллективом института, находятся на уровне лучших зарубежных изобретений. За 1966–1967 годы сотрудники института получили 61 авторское свидетельство.

В научно-исследовательских институтах города выполнено большое количество исследований и научных работ, которые способствовали дальнейшему развитию промышленности Донбасса и других индустриальных районов страны. Разработаны проекты механизированных угольных шахт и обогатительных фабрик, специализированных цехов заводов.

Гипронисзлектрошахтом впервые в стране разработан и внедряется трансформатор на изоляции из стеклопластиков мощностью 200–250 киловатт-ампер, разрабатываются и внедряются высококачественные малогабаритные электродвигатели для вентиляторов местного проветривания ВАОМ, взрывобезопасные электродвигатели мощностью до 1000 киловатт.

Донецк — университетский город, крупный культурный и научный центр страны. В городе 5 высших учебных заведений: государственный университет, ордена Трудового Красного Знамени политехнический институт, медицинский институт имени А. М. Горького, институт советской торговли, музыкально-педагогический институт, а также Высшее военно-политическое училище инженерных войск и войск связи, филиал Харьковского института инженеров железнодорожного транспорта.

В 1968/69 учебном году в Донецке имелось 18 техникумов: Рутченковский горный, Донецкий горный, индустриальный, индустриальный вечерний, кооперативный, легкой промышленности, общественного питания, политехнический, промышленной автоматики, советской торговли, строительный, строительный заочный, физического воспитания, заочный химико-технологический и учебно-Консультационный пункт Одесского финансово-кредитного техникума, музучилище, культпросветучилище, педучилище.

Кроме этого в городе находятся 22 профессионально-технических училища, 161 массовая общеобразовательная школа, 43 школы рабочей молодежи, 3 заочные и 4 специальные школы, 7 музыкальных школ.

В высших, средних специальных учебных заведениях, профессионально-технических училищах, в музыкальных и общеобразовательных школах в 1968/69 учебном году обучалось около 240 тысяч человек, то есть почти каждый третий житель города. Только за 1959–1968 годы для народного хозяйства было подготовлено 77,1 тысячи специалистов с высшим и средним специальным образованием. В вузах города (без филиалов) учится более 35,8 тысячи студентов.

На 1 января 1969 года в университете и институтах Донецка (учебных, академических и отраслевых) вели учебную, воспитательную и научно-исследовательскую работу Свыше 2300 преподавателей, в том числе 4 академика, 13 членов-корреспондентов, 75 докторов наук, 855 кандидатов наук и 54 заслуженных деятелей науки. Среди них действительные члены Академии наук УССР: А. А. Галкин — директор физико-технического института, специалист по экспериментальной физике; Л. М. Литвиненко — специалист в области органической химии; В. И. Архаров — специалист в области твердого тела; Я. Б. Лопатинский — математик. Члены-корреспонденты АН УССР: А. Н. Алымов — руководитель отделения экономико-промышленных исследований института экономики АН УССР; И. И. Данилюк — математик, руководитель Донецкого вычислительного центра АН УССР; К. А. Борисенко — заведующий лабораторией института горной механики и технической кибернетики имени М. М. Федорова и другие.

Большое значение для повышения научного уровня подготовки специалистов высшей квалификации для всех отраслей народного хозяйства имеет открытие в Донецке государственного университета. В университете ведется подготовка кадров по 27 специальностям. В 1968/69 учебном году на 8 факультетах и почти 50 кафедрах работало свыше 400 высококвалифицированных специалистов, в том числе 15 академиков и член-корреспондентов АН УССР. Среди них кроме указанных ученых члены-корреспонденты АН УССР химики — С. Н. Баранов, Р. В. Кучер; физики — И. И. Гихман, И. Л. Повх и другие.

Наличие в университете физического, математического, химического, биологического, экономического, исторического, филологического и общенаучного факультетов с соответствующими кафедрами, руководимыми крупными учеными, обеспечивает подготовку высококвалифицированных специалистов. В 1968/69 учебном году в Донецком госуниверситете обучалось свыше 8 тысяч студентов.

За 1959–1968 годы материальная и учебно-научная база бывшего Донецкого пединститута, на основе которого в 1964 году был создан Донецкий филиал Харьковского гос-университета имени А М. Горького, а в 1965 году — Донецкий госуниверситет, увеличилась почти в четыре раза. Университет имеет теперь 5 учебных корпусов. Многие кабинеты, лаборатории пополнились новым, более совершенным оборудованием, приборами, аппаратами, макетами, наглядными пособиями.

Крупнейший и старейший вуз города — Донецкий ордена Трудового Красного Знамени индустриальный институт — 25 апреля 1960 года был реорганизован в политехнический институт. В нем возникли новые электротехнический и механический факультеты. В настоящее время на его факультетах ведется подготовка по 27 специальностям свыше 11,7 тысячи студентов. На 10 факультетах и 57 кафедрах в 1968/69 учебном году работало более 900 человек профессорско-преподавательского состава, в том числе доктора технических наук, профессора: заслуженный деятель науки и техники УССР. Д. Н. Оглоблин (1905–1968 гг.), лауреаты Государственной премии В. Г. Гейер, Я. И. Алыпиц, М. И. Кляшторный (1901–1968 гг.), лауреат Ленинской премии, доцент И. С. Стоев. Филиалы и отделения этого института имеются в городах Макеевке, Горловке, Енакиево, Торезе и Красноармейске. В Донецком политехническом институте подготовлено несколько десятков тысяч инженеров для горной, металлургической, химической, строительной, электротехнической и автомобильной промышленности.

На шахтах, заводах, стройках, в отраслевых научно-исследовательских, проектно-конструкторских и проектных институтах Донбасса воспитанники политехнического института являются основным ядром инженеров и научных сотрудников.

За 1959–1968 годы введены в эксплуатацию лабораторный корпус, пятиэтажное здание спецкафедры и пятиэтажная пристройка к 3-у учебному корпусу, четвертое студенческое общежитие на 1200 мест, закрытый плавательный бассейн. При студенческой поликлинике построено здание больницы на 100 коек.

Врачей и научных медицинских работников готовит Донецкий медицинский институт имени А. М. Горького. В 1968/69 учебном году на четырех факультетах института обучается 5,5 тысячи студентов. Занятия с ними ведут более 500 профессоров, доцентов, ассистентов, научных сотрудников. Среди них доктора медицинских наук, профессора, заслуженные деятели наук: Р. В. Богуславский, К. Т. Овнатанян, Н. А. Торсуев, А. Я. Губергриц; делегат XXIII съезда КПСС ректор института доцент Г. П. Кондратенко. За 1959–1968 годы в медицинском институте защищено 60 докторских и 300 кандидатских диссертаций.

Донецкий медицинский институт самый крупный на Украине и один из крупнейших медицинских вузов страны. За годы новой пятилетки для студентов построено два общежития на 1500 мест, поликлиника для стоматологического факультета, большой спортивный зал и прекрасное двухэтажное здание студенческой столовой.

В 1959 году в Донецк из Харькова был переведен институт советской торговли. К 50-летию Советской власти студенты ДИСТа получили новый учебный корпус общей полезной площадью свыше 8 тысяч квадратных метров.

Почти 10 тысяч студентов обучается в Донецком институте советской торговли, который имеет заочные филиалы в Харькове, Одессе, Запорожье и Симферополе. Он выпускает инженеров, технологов, экономистов, бухгалтеров и товароведов высокой квалификации, специалистов для торговли и системы общественного питания.

В 1968 году в Донецке на базе филиала Харьковского институт искусств, существовавшего с 1965 года, создан музыкально-педагогический институт с пятью факультетами: фортепьянным, дирижерско-хоровым, историко-теоретическим, вокальным и оркестровым.

В 1967 году в Донецке было открыто Высшее военно-политическое училище инженерніх войск и войск связи, а также филиал Харьковского института инженеров железнодорожного транспорта.

Более десяти тысяч инженерно-технических работников, учителей, врачей, новаторов производства, служащих являются членами городской организации общества "Знание".

Значительную работу городское общество "Знание" провело в 1968 году в связи с подготовкой к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина: состоялись теоретические ленинские конференции, тематические ленинские вечера и ленинские чтения, циклы, встречи со старыми большевиками, делегатами партийных съездов, конференций, пленумов ЦК, Героями Советского Союза, Героями Социалистического Труда, новаторами производства.

Широкой пропаганде политических, научных, педагогических, правовых, медицинских знаний, атеистическому воспитанию трудящихся содействуют районные и городские лектории, 63 народных университета и планетарий.

Около 70 тысяч жителей города состоят членами Украинского общества охраны памятников истории и культуры.

В Донецке работает три театра: оперы и балета, музыкально-драматический имени Артема и кукольный, филармония, Шахтерский ансамбль песни и танца, 1020 коллективов художественной самодеятельности, областные художественный и краеведческий музеи, музей истории Донецка, телевизионный центр, 19 дворцов культуры, 45 крупных клубов, 19 кинотеатров, панорамный кинотеатр.

Донецкий областной художественный музей был создан в апреле 1967 года на базе картинной галереи. В его залах насчитывается почти три тысячи произведений живописи, графики, декоративно-прикладного и народного искусства.

Музей имеет свои филиалы в Горловке и Краматорске.

Четверо деятелей культуры Донецка удостоены звания народного артиста УССР: А. А. Здиховский, бывший главный режиссер театра оперы и балета, солисты балета этого же театра Г. С. Кириллина и А. В. Ковалев, а также артист музыкально-драматического театра имени Артема К. П. Протасенко.

Звание заслуженного деятеля искусств УССР присвоено композитору А. Ф. Ушкареву, бывшему художественному руководителю областной филармонии, 3. И. Дунаевскому, бывшему художественному руководителю Шахтерского ансамбля песни и танца и А. С. Пресичу, главному дирижеру театра оперы и балета.

В течение многих лет возглавлял музыкально-драматический театр имени Артема Н. П. Смирнов (1913–1963 гг.), народный артист УССР.

В театрах и в филармонии города работает свыше 20 заслуженных артистов УССР. Творческой удачей коллектива драматического театра имени Артема явилась постановка спектакля по пьесе М. Стельмаха "На Ивана Купала". Театр оперы и балета порадовал трудящихся города хорошими спектаклями: "Семен Котко" С. Прокофьева, "В бурю" Т. Хренникова и "Аэлита" Д. Толстого.

Непрерывно растет посещаемость театров, музеев, кинотеатров. В 1967 году около 1,3 миллиона человек посетило театры, художественные музеи, планетарий и 11,6 миллиона человек — кинотеатры.

В городе имеется несколько крупных самодеятельных творческих коллективов, достигших высокого профессионального исполнительского мастерства. Широкое признание получили хоровая капелла Донецкой железной дороги, удостоенная почетного звания заслуженной капеллы Украины, ансамбль народного танца "Зарево" Дворца культуры Донецкого ордена Ленина металлургического завода имени В. И. Ленина удостоен почетного звания заслуженного ансамбля УССР, народная мужская хоровая капелла шахты имени Абакумова, танцевальный коллектив "Уголек" Дворца культуры имени Куйбышева.

Более 30 тысяч трудящихся города принимают активное участие в работе коллективов художественной самодеятельности.

В юбилейном году в городе создано 25 университетов музыкальной культуры, городской театр народного творчества, самодеятельный оперный театр и народный театр музыкальной комедии, сводные городские самодеятельные коллективы: хоровой (пять тысяч человек), духовой оркестр (тысяча человек) и другие. В фестивале самодеятельного искусства, посвященном 50-летию Советской власти, приняло участие около тысячи творческих коллективов.

В 517 библиотеках города насчитывается более 10 миллионов томов книг. Каждый второй житель Донецка пользуется услугами библиотек. На 1 января 1969 года жители города получали около полутора миллионов годовых комплектов газет и журналов.

В Донецке издаются три областные газеты: "Социалистический Донбасс" (с 1917 г.), "Радянська Донеччина" (с 1944 г.), "Комсомолец Донбасса" (с 1920 г.), а также газета "Железнодорожник Донбасса" разовым тиражом более 400 тысяч экземпляров.

За плодотворную работу по коммунистическому воспитанию трудящихся Донецкой области, мобилизации их на выполнение задач хозяйственного и культурного строительства и в связи с 50-летием со дня выхода первого номера 14 июля 1967 года газета "Социалистический Донбасс" была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

2 января 1969 года главный комитет ВДНХ СССР наградил дипломом I степени газету "Радянська Донеччина" за активную пропаганду новой экономической реформы и опы