Разговорчики в строю №2 [Александр Бобров] (fb2) читать онлайн

- Разговорчики в строю №2 (а.с. Разговорчики в строю -2) 1.98 Мб, 168с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Бобров - Олег Рыков - Александр Михлин - Максим Токарев - Елена Панова

Настройки текста:



Михаил Крюков РАЗГОВОРЧИКИ В СТРОЮ № 2 Сборник армейского юмора

Предисловие составителя

Четыре года назад, 1 апреля 2002 года, в сети Интернет появился новый сайт www.bigler.ru «Армейские истории Кадета Биглера». Это был некоммерческий проект, первоначально рассчитанный на публикацию юмористических историй об армии одного автора, использовавшего псевдоним, или как принято говорить среди сетевого народа, «ник» — Кадет Биглер.

Довольно быстро сайт перерос творческие возможности одного автора, который постепенно превратился в редактора, модератора сайта. Свои истории на армейскую тематику стали присылать посетители сайта, и через пару месяцев он приобрел тот формат, в котором существует и поныне, с ежедневным выпуском из трех-четырех новых историй. За три года в архиве сайта накопилось более 5,5 тысяч историй.

Оказалось, что рамки юмористического сайта для его авторов стали тесными, и на сайте появился новый раздел — «Альманах». В «Альманахе» есть раздел «Третий тост», «Стихи», «Альтернативные сценарии», «Публицистика» и другие.

Кроме выпусков историй на сайте имеется ежедневно обновляемый военно-исторический календарь и форумы разных форматов.

Интернет-общение на сайте незаметно перешло в реальную жизнь, и в нашей стране и за рубежом стали образовываться фракции «биглерианцев». Уже есть Санкт-Петербургская, украинская, американская и израильская фракции сайта, стали традицией ежегодные «маевки» на пейнтбольном поле одного из лучших московских клубов «APG-Передовая», базы легендарной пейнтбольной бронедивизии «Железный Капут».

Два года назад, в 2003 году, в Новосибирске небольшим тиражом вышел первый сборник историй, опубликованных на нашем сайте, «Разговорчики в строю».

Книга, которую вы держите в руках, наш второй сборник. Для него мы постарались отобрать лучшие истории, получившие при голосовании самые высокие баллы.

Авторы у книги очень разные — и бывшие офицеры разных родов войск и видов Вооруженных Сил, и солдат-«срочник», и женщина, прячущая за хищным ником «Mourena» тонкий и грустноватый юмор, и рассказы у них тоже очень разные, ведь каждый воспринимал армию по-своему.

Для этой книги мы постарались отобрать только юмористические, смешные рассказы, хотя в жизни и службе военных бывает, конечно, разное.

Веселый француз Франсуа Рабле, живший в XVI веке, писал:

Читатель, друг, за эту книгу сев,
Пристрастия свои преодолей,
Да не введет она тебя во гнев;
В ней нет ни злобы, ни пустых затей.
Пусть далеко до совершенства ей,
Но посмешит она тебя с успехом.
Раз ты тоскуешь, раз ты чужд утехам,
Я за иной предмет не в силах взяться:
Милей писать не с плачем, а со смехом, —
Ведь человеку свойственно смеяться.
Когда я ночью после работы, сидя за домашним компьютером, отбирал и редактировал истории для этой книги, то, читая даже знакомые тексты, много раз не мог удержаться от смеха, вызывая недовольные взгляды своего кота Тихона Михайловича, которому мешал спать. Я даже немного завидую тем, кто прочтет эти рассказы в первый раз. Ну, а для завсегдатаев эта книга, надеюсь, будет сувениром на память о совместно проведенных часах на сайте www.bigler.ru.

Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить сотрудников новосибирской фирмы «VGroup», ее руководителя Василия Кузнецова и менеджера проекта Наталью Бархатову, благодаря искренней и всесторонней помощи которых стало возможным существование сайта и выход этой книги.

Кадет Биглер.
(Михаил Крюков, подполковник запаса, модератор сайта)

Олег Рыков Живете во Рцы

От автора

Я пишу о моем ушедшем Флоте, ожидая рождения нового: мощного, современного, но хранящего традиции.

Я хочу опять увидеть моряков, рубящих швартовые канаты в стремлении поскорее уйти в море, моряков, улыбающихся встречному шквалу, но чувствующих дрожь в коленях при виде земли, на которую им не терпится сойти. Я был там с ними, чувствовал все это. Я продолжаю это чувствовать, потому и пишу свои рассказы.

Олег Рыков
38 бригада КТОФ, капитан 3 ранга запаса

СЛУЧИЛОСЬ

Могло ли это не случиться? Могло, но случилось.

Мог ли он пройти мимо? Конечно же, не мог!

Совесть коммуниста? Нет — просто молодость…

Советская молодость. О ней — смешной, незатейливой, но честной.

Валера был молодым коммунистом, а мы молодыми офицерами.

Он был мичманом, а мы аполитичными юношами, желающими получить деньги. И пропить…

А Валера оправдывал флотскую поговорку о мичманах, как о золотом песке в подшипнике боевой подготовки. У него фамилия была благородная — почти золотая. И должность денежная — корабельный финансист.

Инвестор?!!

Ноу, аутвестор. Подрыватель финансовой дисциплины. Не по призванию, а по безалаберности. И по молодости… советской.

Он был нам должен денег. Много. Сейчас хватило бы на новенькое японское авто. Он нес морские деньги. Они назывались «бонами», сейчас зовутся «бонусами». Много морских денег нес… за весь шестимесячный поход… всему экипажу, но вдруг пропал. Пропал и сопровождающий его старшина с пистолетом.

Слышали — намедни инкассатор перестрелял сослуживцев и скрылся с деньгами? Теперь его ищут.

А Валеру не искали — его ждали. Кто ж в наше время мог подумать, что он с этими бонусами рванет в Гонконг? Единственный вариант того времени — Одесса. Но надежный!

Валеру ждали сутки, а он не появился. Появился старшина с пистолетом и рассказал то, что рассказывать было не надо. И так все догадывались.

Проходя мимо рыбного порта, «банкиры» увидели ошвартованное судно — плавбазу «Советская Россия», только что вернувшуюся из ох… длительного плавания. Просто ох! Население этого плавгорода было на 90 % Евами. Остальные 10 % были Адамами, сдавшимися Змию. Много Ев и Евушек стояли на юте этого мастодонта и наядами пели проходящим финансистам: «Скорее лев откажется от мяса, чем девушка от ласки моряка».

Валера вздрогнул, старшина вошел в резонанс. Валера побежал вверх по трапу, охраняющий кинулся за ним. За Валерой? За опечатанным портфелем? За резонансом, забыв о резонерстве! Такой вот соглашатель… Соглаед.

Что ж там у них, на судне, мусульманский рай был? Да, рай! Но без девственниц.



Оба были сразу схвачены и утащены. Через сутки старшина, как малоопытный, сумел вырваться и доползти до своих, но без портфеля. С пистолетом… с кривым стволом.

За Валерой тут же снарядили экспедицию из нашего старпома. «Экспедиция» работал двое суток и Валеру нашел, а «бонус» не получил. Портфелек оказался утерянным в череде десятков кают, которые поменял мичман. Он еще и пил, гад, поэтому ничего не помнил. Лежал в каюте, стонал и готовился к суду Линча. Прокуратура казалась ему детским садом.

Но красота спасает мир. Она и Валеру спасла… от прокуратуры.

Три грации стояли на причале и просили вахтенного вызвать командира нашего корабля. Чертили так скромно ножками сорок третьего размера по асфальту, выводя дугу вокруг кожаного портфеля.

— Гражданин капитан, мы вам денежки принесли. Там все! И еще тыщу сверху девчонки собрали. Вы нам только Валерчика еще на пару суток отдайте…

Отдали… на десять суток… на гауптвахту. Там и вылечили.

СВЯТОЙ ЗАПАСА

Он появился внезапно. Еще вчера, когда корабль возвратился из похода, его не было. А сегодня он уже стоял с нами в строю на подъеме Флага, одетый по-щегольски в ни с чем не сравнимые шинель и фуражку «Калининградского кроя», белоснежное кашне, со взглядом честнейшего Херувима и славнейшего Серафима. Ангел, но явно — не из плавсостава…

— Так, буйные хари! — обратился к нам Сан Владимыч, оставив офицеров своей службы на юте для представления вновь «явившегося». — Лиитинант… прикомандирован к нашей банде. Прошу жаловать — любить не обязательно! Р-разойдись! Замам прибыть в мою каюту.

В каюте Сан Владимыч нас огорошил: «Осторожнее с этим летехой. „Косарь“ он. Пинали из части в часть с самой Камчатки и вот допинали до нас! Он там год отказывался получать деньги, прося замполита перевести его получку в фонд защиты мира. Письма писал вплоть до министра Обороны! Так ему эти деньги вставили плашмя и бросили к нам на бригаду для перевоспитания. Пусть командир с замом его воспитывают! Серьезных поручений психу не давать; держаться миролюбиво, но на расстоянии. Может, он настоящий псих?!»

Но прошло всею три дня, и святая вера человеческая преодолела, как преодолевает она страх перед неизвестным, предубеждение и недоверие, сказав: «Нормальный парень. Взгляд странноват… да все мы странноватые».

Внушительных размеров «новоявленный» офицер показывал пример во всем: его белоснежная рубашка (кремовые он не носил), выглаженные брюки и тужурка, комсомольский значок на груди выглядели мечтой Отдела устройства службы и политотдела на фоне наших засаленных кителей и пузырящихся клешей. Его готовность получить любое распоряжение и поручение впечатляла, так как в первые дни их выполнение не проверялось. Когда проверили — ахнули!

Лейтенанту приказали отвезти провинившегося матроса на гауптвахту. Он сказал «Есть!» и отвел матроса в ближайший кабак, где оба успешно и надрались, проснувшись на нарах в месте назначения. Приказ был выполнен!

Получив десять суток «кичи», наш герой умудрился перепоить караул в первый вечер и делал это все последующие девять дней, проводя ночи не на «вертолете», а в теплой постели своей подружки. Узнавший об этом комендант, вызвал старпома корабля. Старпом предложил добавить лейтенанту еще десять, но комендант «уговорил» его забрать лейтенанта домой или «Товарищ капитан 2 ранга сам сядет на неделю».

На корабле за него взялся командир — наш великий воспитатель, ибо замполит сразу понял, взглянув в голубые глаза лейтенанта, что тот — скрытая, но явная угроза для его перевода в политуправление. В ответ на задушевные беседы в командирской каюте проказник начал создавать «Комитет защиты прав личного состава», пропадая весь рабочий день в низах и квася с матросами. Кто финансировал? А фонд защиты мира и финансировал, отказавшись от его годовых пожертвований! Пьянка шла — Сорос отдыхает: дежурные по кораблю теперь спускались в низы только с пистолетом в руках.

Командир терпел неделю, потом вызвал «председателя комитета» и предложил джентльменское соглашение: «Я тебя впредь в упор не вижу, гад! Сиди в каюте и не высовывайся, а то за борт выкину!». Лейтенант приказ «понял»…

Он прочно сел в каюте, выходя из нее только в ночное время. Мы не видели его месяц и были счастливы! Но через месяц о нем вспомнил начальник политотдела, прибывший лично проверить результаты перевоспитания заблудшего и заодно узнать, не желает ли лейтенант написать рапорт о своем увольнении в запас. Ха, надо ему это было?! Надо, но не сейчас, так как ждал «косарь» момента, когда о нем узнает весь Флот и скажет голосом КомФлота: «Па-а-ашел он на… запад!».

— Тук-тук… бум-бум… бам-бам-бам, — затряслась дверь каюты от ударов кулаков «настоящего коммуниста», вопящего: «Та-арищ литина-ант! Открыть дверь!»

Замок щелкнул, дверь открылась и кулак начпо… застыл в воздухе — на него голубыми всепрощающими глазами смотрели два Христа: один с иконы в углу каюты, другой лично… во плоти! Сама каюта была переоборудована в алтарь, служил за которым лейтенант — Сын… Отца… нашего Главного… Он по-прежнему был одет в наглаженную форму офицера Флота, но имел вьющиеся волосы до плеч, изрядную бороденку и крест на груди поверх галстука. Комсомольский значок покоился на своем обычном месте. И главное! Глаза, пронзительные всепрощающие глаза!



— Вы что? — промямлил главный коммунист. — Вы зачем?

В ответ донеслось: «Слова, которые говорю Я вам — суть дух и жизнь! Уже не я живу, но живет во мне Бог наш».

— А почему носки красные? — начал сходить с ума начпо.

— Смирись в своей гордыне! — ответил «Святой». — Ибо сам ты одет в неуставные ботинки!

И хлопнул дверью перед носом капраза. Начпо сдуло, но его визг обогнал тело.

Следующим очередь на «исповедь» занял комбриг, выслушавший лекцию о мире во Святом Духе и радости зрящих красоту лица Господня. Узря, комбриг был отправлен в госпиталь лечить «рану сердечную». Вылечившись, ушел в капитаны-наставники. Так его проняло!

А «Святого» после этого уволили в недельный срок. Тогда, в середине 80-х! Чудны деяния твои, Господи!

ДЕД МОРОЗ И АКУЛА

Мы, флотские — тоже люди и, хотя многое человеческое (кидалово, каталово, попалово и разведение кроликов) нам чуждо, солидарны с остальным человечеством в отношении к празднованию Нового года. Даже если застает он нас в районе Экватора…

История эта — из разряда тех, что на американском флоте рассказывается, начинаясь со слов «This is no shit!». На нашем Флоте такие истории обычно начинаются с фразы «Не служил бы я на Флоте, если б не было смешно!».

Ступим на борт большого корабля, который назовем, скажем, «Заморье» и встретим с его экипажем Новый год при весьма нештатных для этого праздника условиях: температура воздуха +35, воды тоже; вместо снегирей порхают летучие рыбы; а елка «выращена» боцманом из швабры и украшена «снегом» — распушенным пропиленовым швартовым концом. По флотской традиции в столовой личного состава дружно всем экипажем лепятся пельмени-мутанты. Каждый размером с кулак. Лепят все: и командир, и замполит, и чистюли штурмана, и не очень чистюли механики, выдавая пятнистые пельмени, в которые уже нет нужды добавлять масло.

Чем занят старпом? Старпом строит и инструктирует Деда Мороза и Снегурочку.

— Снегур, почему харя не нарумянена? Вахтенный, вызовите кока! Вот теперь тебя весь экипаж любить будет! — раздается голос старпома, мажущего «Снегурочкины» щеки свежей свеклой. — Теперь иди, но скажи механикам, чтобы брови подкрасили мазутом!

— Так, Мороз! Мороз!! Мля!!! Поздравления докладывать четко, а то, смотри, каплея тебе задержу!

Дед Мороз люто ненавидевший старпома, за что и был выбран последним на эту роль, ходил в старлеях уже четыре года. Угроза была реальной!

Наконец звучит малый сбор, и свободный от вахты экипаж строится на юте, выслушивая поздравления командира и Деда Мороза, получая от последнего подарки — почетные грамоты, украшенные профилем тоже «дедушки», но… не Мороза. Далее — перетягивание каната под хихиканье залапанной Снегурочки, пожирание пельменей и… обратно на вахту? Нет! Впереди главный подарок от командира — долгожданное купание за бортом!

Напомню, корабль в южных широтах, «земля» под килем на глубине полутора километров, акул — как голубей на улицах Москвы. Потому и соответствующие приготовления: по бортам два матроса с автоматами, вокруг корабля курсирует рабочий катер с бандой, вооруженной стрелковым оружием и противодиверсионными гранатами. Осмотрелись — акул нет.

— Добро, — говорит старпом, инструктируя купальщиков. — Бойцы, купается только тот, кто ныряет головой с борта. Это флотская традиция! Кто не умеет плавать — выйти из строя.

Но в строю остаются все: и хлопкороб из Узбекистана, и тракторист из Хатанги, и шахтер из Караганды. Они знают, что их не бросят, что их спасут. Тяга к воде выше страха. Она снится и манит, эта голубая бездна.

Вот уже отдан трап; и первый ныряльщик встал на леера, чтобы высота была побольше — метров пять от ватерлинии. Кто он, этот смельчак? Дед Мороз в плавках! Нагнулся вперед, чтобы нырять, но вовремя схватился за поручни рукой, услышав крик вахтенного с автоматом: «Акула!».

Осмотрелись, дали подзатыльник матросу, которому «померещилось» и…

— Добро купаться! — крикнул старпом.

Дед Мороз встал на леера и прыгнул. Его красивые прыжки всегда изумляли экипаж, но не в этот раз…

В момент отрыва его застал повторный крик «Акула!», и это было страшной правдой!

Мороз забыл, что надо группироваться перед эффектным распрямлением и входом в воду. Какой вход? Он мечтал о выходе, но… его не было! И начал он бороться за живучесть, «раскрыв все тормозные щитки» — пальцы рук и ног и даже рот, но такое помогает только в мультфильмах. В воду он упал в стиле «колдыба» очень популярного в Севастополе прыжка, когда ныряльщик перед входом в воду прижимает голову к согнутым коленям, охватив их руками. В Севастополе это любимое средство уничтожения причесок купающихся наивных москвичек; Мороз выбрал этот стиль, чтобы ему не откусили руки и ноги. Упал-то он, бедняга, прямо перед носом небольшой трехметровой акулы!



Печальное зрелище… Трусами оказались оба: и Мороз и акула! Вторая, войдя в вираж, понеслась жаловаться маме, первый плыл по пояс. Хотел бежать по воде, но скорость была недостаточной. Когда он пузом вылетел на нижнюю площадку опущенного трапа, то плыл по нему вверх, размахивая руками, еще несколько метров.

Больше никто не купался.

Возвратившись в базу, «Дед Мороз» каплея получил, но вскоре завершил свою службу в плавсоставе, навсегда сойдя на берег. Интересно, читает он внукам перед сном «Не ходите дети в Африку гулять»?

БРАТЬЯ ЛЭФТ

С детства, подрастая в авиационных гарнизонах и на слух определяя тип пролетающего борта, мечтал создать свой самолет и завидовал славе Можайского и братьев Райт.

Мечту детства сменили реалии флотских будней, но латентная тяга к самолетам сохранилась…

Наш «Чарли» (так его называли американцы), наш славный корабль пасся уже месяц у берегов Канады и США, наблюдая за активностью их флотов. Активность вскоре сдохла и уступила место скуке. Скуку развеивали канадские либо американские корабли, лазающие как привязанные на кормовых курсовых углах «Чарли». Американцы вели себя сдержанно холодно, ребята из Королевских ВМС были повеселей. Служба у них такая райская. Думаю, что, когда душа моряка попадает в рай, у ворот (для проверки) его встречает американский флотский, организует его распорядок дня немецкий кригсмаринер, кормит французский кок и развлекает матрос Ее Величества ВМС Канады. Службу канадцы несли в основном прибрежную; корабли их в большинстве были отслужившими свой срок британскими фрегатами и деревянными тральщиками. Нашим любимцем был малыш-тралец по имени «Фанди». Даже имя игрушечное! На «Фанди» служили счастливые люди: утром убегали от берега и жен на 20 миль, ложились в дрейф, выносили на ют огромную стереосистему «Сони», разворачивали шикарные спиннинги и начинали рыбалку под веселый рок-н-ролл. Рыбалка прерывалась лишь на 2 минуты, когда с борта «Чарли» доносился Гимн Советского Союза, говорящий о начале дня в стране Советов, и канадцы вставали по стойке смирно для отдания чести нашему флагу. Наши же матросы дико смотрели на «Фанди», перекатывая «шары» руками в карманах и доводя старпома до истерики. Когда же с «Фанди» однажды зазвучало «Боже, храни Королеву», старпому хватило всего пять секунд для построения воинов на правом шкафуте. Воины не просто стояли по стойке смирно, но и приветливо улыбались. Думаю, что канадцы приняли рев и мат старпома за отдание воинских команд.

Однажды на «Фанди» случился особый день — кленовая страна праздновала День Авиации. По этому случаю канадцы устроили конкурс, суть которого — каждому члену экипажа сделать своими руками модель самолета и запустить ее с кормы. Дальность полета определяла победителя. Соревнования проходили весело, но мало результативно: бумажные самолетики, сдуваемые ветром, падали под корму тральщика. Глядя на веселых канадцев, мы кидали косяка на замполита и вспоминали его маму.

Вечером, гоняя чаи в каюте, я и друг Викентьич решили строить самолет. Не просто планер, а с двигателем, и не для того, чтобы улететь подальше от замполита, а во исполнение мечты детства.

Планер лежал на мне, как на сыне летчика, двигатель создавал и доводил Викентьич, как корабельный механик.

Через два дня на корабле пропали все расчески и офицерские линейки из «пороховой» пластмассы. По вечерам на полуюте раздавались шипение и мини взрывы. Викентьич, вытирая закопченное лицо черными руками, осматривал развороченный корпус двигателя (тюбика от зубной пасты) и шел выпрашивать очередной тюбик у штурмана Кости. Еще через два дня двигатель был доведен, набит последними расческами, найденными на корабле, и прикреплен под брюхо склеенного мной планера длиной около метра с блестящими объемными крыльями, обклеенными штурманской калькой с ацетоновым покрытием. Обмыв свое создание, назначили день и время пуска, когда старпом будет на обходе в низах, а командир давить на массу в своей каюте.

За эти четыре дня корабль спустился значительно южнее и оказался в зоне ответственности американского 3 флота. Соответственно, на корме «Чарли» висел фрегат US Navy типа «Оливер X. Перри» — «Линд МакКормик».

Ближе к заходу солнца на надстройку за фальш-трубой выбрались братья Лэфт (левые). Так нас назвал штурман Костя по ассоциации с братьями Райт. Он же обеспечивал скрытность испытаний, находясь на ходовом.

Викентьич положил на кап наклонную доску, с которой должен был стартовать наш суперджет, установил изделие и поджег фитиль в сопле двигателя.

Раздалось шипение десяти удавов, повалил густой белый дым, «МакКормик» заерзал у нас в кильватере и увеличил ход. Действия русских были ему непонятны…

Суперджет не взлетал! Викентьич быстро определил причину (лишком шершавая доска — схватил самолет в руку и стал ждать достижения максимальной тяги двигателя.

— Валера, бросай!!! — крикнул я, жалея жену друга.

Брошенный им самолет, пролетел короткое расстояние в направлении американца и упал в воду. Мы отвернулись и потеряли к нему интерес.

Но, когда услышали крики со шкафута «Во-о-о! Мля, хорошо пошел!», обернулись и опупели — наш джет, отчаянно дымя, мчался по воде прямо на фрегат бледнолицых. «МакКормик» начал циркуляцию, уклоняясь от советской торпеды, отдавая какие-то команды по внешней трансляции, звеня корабельными колоколами громкого боя…



Я и Валера присели и заползли за фальш-трубу. Наш же джет оказался слабоват — не дотянул до американца метров 20.

Спасло нас то, что фрегат рассмотрел все еще плавающий самолет в бинокль и не стал заявлять протест, щелкнув два раза по тангенте на 16 канале, давая знать, что шутку понял.

Сейчас Викентьич — седой капраз, но вспоминает тот пуск со слезами на глазах (от смеха).

КАРТ-БЛАНШ

Карт-бланш для политиков, юристов и моряков — понятие разное. Даже для моряков это разное понятие. Для штурманов «бланковка», чистый лист морской карты — конец всех ограничений, чистая вода, дающая немного свободного времени: можно незаметно вздремнуть, уткнувшись головой в автопрокладчик, можно сыграть милую шутку с молодым вахтенным офицером, но тут нужна серьезность во взгляде! Самая серьезная из серьезнейших серьезностей серьезности! Не улыбаясь, поменять карту вахтенному офицеру с бланковой на почти бланковую. Пусть там, в центре листа, будет маленький такой остров. Еще, сильно нажимая на правый палец своей ноги, серьезно поговорить с лейтенантом о бдительности несения вахты, не предупреждая его о виртуальности надвигающейся земли. Отпустить правый палец, расслабиться и, выждав, насладиться паникой молодого, орущего о неотвратимой посадке корабля на мель. Значит, карт-бланш для штурманов — рекреационное антистрессовое средство.

Для всех остальных «бланковка» — расходный материал:

— для замполитов — средство наглядной агитации;

— для прочих (офицеров и мичманов) — оберточная бумага, в которую заворачивается кета, кижуч или чавыча перед отправкой на… опа, не поймаете… в Украину или на родину;

— для старых садистов (командиров боевых частей) карт-бланш — самогонный аппарат.

Вы мне не верите? Не верите…

Устройство этого аппарата — не знакомая до боли кастрюля со змеевиком. В нем применен принцип холодного самогоноварения. И брагу не надо разводить, так как разводят лейтенанта.

Я был лейтенантом. Из меня тоже гнали спирт. Самому понравилось.

Меня вызвал мой начальник, старый боевой конь… из сказки Ершова, и предложил ускоренно «свальсировать в темпе румбы» в Гидрографию Флота для получения карт на поход. В основном — бланковых.

Взявшего низкий старт меня схватил за шиворот и спросил участливо:

— Ты туда без шила пойдешь, глупый?

— А что, Сан Владимыч, так не дадут?

— Не дадут. Там женщины работают, у которых мужья флотские. А они все пьющие! Вот, возьми бутылку, но обратно без нее… хм… карт не возвращайся!

Я надел соответствующие весне шинель и шапку, засунул в рукав бутылку и, делая высокие выПАды ногами, попылил в горку, держа пеленг чуть правее ресторана «Океан» на улице Ленинская. Пеленг лежал точно на здание Владивостокского цирка, веселящего толпу через улицу от Управления гидрографической службы Тихоокеанского флота.

Открыв резные дореволюционные двери, помнящие растрелли… расстрелянных офицеров штаба царского флота, был очарован испоганенной красотой когда-то чудного фойе с обязательной широкой мраморной лестницей. Она не была прямолинейно марксистской, а витой, напоминающей кудрявую бороду адмирала Макарова.

Оглядываясь, поднялся на второй этаж, где, постучавшись в тюремное окошко выдачи готовых карт, услышал:

— Ваши карты еще не отредактированы. Лейтенантик, приходите с бутылкой завтра. Если не женаты, приходите с шампанским.

Вставив бутылку в правый рукав, я весело запрыгал по лестнице. Обратный путь лежал под горку!

Вот и фойе, и за резной дверью путь на свободу, который оказался перегорожен шикарным каким-то несоветским контрадмиралом! Он выглядел как контра: хлыщеват, узколиц, длиннопалец, хрустящеманжетен, «третий шар в центральную лузу», «Вестовой, пару вдов в каюту! Клико, пейзанин!». И, самое страшное, перченые ироничные глаза Колчака! Начальник Гидрографии Флота! Житие мое!

Правая рука пошла вверх, но честь отдать не успела, так как потянулась за бутылкой, летящей под ноги Колчака и угрожающей разбиться вдребезги о половую плитку. Описав дугу, она мягко упала под одной ей известным углом самосохранения и покатилась под ноги адмирала.

Остановив ее блестящим полуботинком, Колчак очень естественно улыбнулся и спросил:

— Пьешь? Или за картами приходил?

— Пью… за картами, тащ контрамирал.

Моя детская паника умилила старого волчару. Хмыкнув, он ступил на «бороду Макарова», открывая мне фарватер.

Я опять вставил бутылку, но уже в левый рукав и через пятнадцать минут пытался отдышаться в своей каюте. Бутылка зло сопела в рундуке. Сопение выдало…

В дверь постучались. На пороге стоял улыбающийся механик:

— «Шило» есть?

— Нет, дядя Миша.

— Не ***** («обманывать» — разговорный русский). Доставай!

— Меня начальник через клюз протащит! Смилуйтесь!

От неравноправного диалога нас отвлек повторный стук в дверь. Механик юркнул на шконку и задернул штору. На пороге стоял помощник Гога. Неравноправный диалог на разговорном русском повторился.

— Гога, этот шкет не понимает, что Саня, его начальник — наш друг, и что Саня дал добро это «шило» съесть, — сказал механик, откинув полог. — Наливай!

— Можно, я у Сан Владимыча узнаю?

— Узнай, он сейчас у комбрига на совещании. Наливай же!

Через полчаса довольные «садисты» ушли, унося с собой полстакана, «необходимых для протирки рефмашины». Но я-то знал, что у моего шефа суточная норма — полстакана чистого без закуски враз. И не более, но и не менее.

Зазвонил телефон:

— Кто говорит?

— Облом! Быстро в мою каюту!

— Где карты?

— Не готовы. Завтра.

— А где «шило»? — дохнул шеф знакомым перегаром.

— Ваши друзья схарчили.

— Что-о-о? К 18.00 бутылку на стол! Сход на берег — через «шило»!

Поняв, что со мной сыграли одну из флотских шуток, начал действовать. Сход на берег был нужен как воздух!

— Дима, пол-литра шила срочно! Отдам через неделю! — кинулся к корабельному стоматологу, зная, что тот только что получил 10 литров чистого медицинского на поход.

— Бутылка моего спирта — это бутылка хорошего коньяка! — заупрямился док.

Через полчаса мы уже разливали бутылку грузинского «чая». В 18.00 «шило» сопело на столе моего шефа.

— Люблю военных! — крякнул он. — Добро на сход! Впредь будь бдительнее!

ЖИВЕТЕ ВО РЦЫ

— Рубка дежурного — каюте старпома, рассыльного ко мне.

— Есть!

— Дзынь!

— Рубка дежурного — ют, тащ, к Керимбабекову земляки приехали. Прошу добро спустить Бабека на стенку.

— Только в сопровождении дежурного по низам. Вызывай сам!

— Дзыынь — дзынь!

— Дежурный, я долго буду ждать рассыльного?!

— Уже летит, тащ третьего ранга.

— Дзынь!

— Таварищт старыши лэтнант, матрос Керимбабеков. Там зэмэлы ка мнэ пршлы. Пращю дабро на схот!

— Бабек, я же сказал, Ъ, только в присутствии дежурного по низам! Дзыынь — дзынь!

— Тащ, второй статьи Кузин. Прибыл с почты. Посылки раздавать будем?

— Сколько?

— Двадцать…

— Дежурным по боевым частям и службам наверх!

— Тащ, рассыльного вызывали?

— Ты где, ступидо, был?

— Бабека искал — к нему земели приехали.

— Так вот же он стоит!!! Пулей к старпому!

— Тащ, мэнэ зэмэлы ждют. Прщю добро схот.

— Где твои гюйс и берет, чувырло?! Марш вниз — через минуту у меня!

— Дежурному по низам прибыть в рубку дежурного!

— Дзыынь — дзынь.

— Каюта 12, мичман Побегайло слуша-а-а-ик-ет.

— Павло, где эта сволочь?!

— Хто?

— Вовка — мой дежурный по низам, Ъ!

— Га? Якой?

— Поцикайло, Ъ!

— Тю, не знаю!

— Открывай дверь, гад! Открой, киевский шлепок, постреляю на хрен!

— Ну, шо ты, выпить хочешь?

— Ой, мама мины. Когда ж он успел заложить за шкентель?

— Брааатан, захди! Павлуха, налей ему, Ъ.

— Рынду набью, урод! Урод! Сиди — не высовывайся — смена через три часа. Появишься — трупом сделаю!

— Рубка дежурного — каюте старпома. Почему на борту моего корабля, мля, подаются неуставные команды!?

— Какие, тащ?

— Где дежурный по низам?! Почему вызываете его по трансляции?!

— На камбузе. Проверяет качество пищи!

— Хрен там, здесь я!

— Хохол, я ж тебе сказал в каюте сидеть! Урод! Веди Бабека на стенку. И не возвращайся! Оба! На хрен оба скройтесь в тумане!

— Рубка — старпому. Кто там бубнит? Бубнило порвать?

— Да нет, тащ третьего ранга. Это механик мимо проходил.

— Вахтенный журнал мне на проверку! Срочно!

— Вы что, дежурный, большую приборку на корабле отменили собственным приказом, Ъ!?

— Есть! Будет исполнено!

— Уроды, уберите посылки из рубки! Рассыльный, попробуй дотянуться до «Лиственницы». Держись, Ъ! Больно?

— Тащ, счассс…

— Дзыыыынь! Начать малую приборку!

— Гад! Га-а-ад! БОЛЬШУЮ! На! Больно? Потерпи, сынок, я тебя через час совсем урою! Сволочи, посылки за борт! Сволочи!

— Тащ лэтнант, матрос Керимбабеков. Мэнэ зэмэлы ждют.

— А-А-А где Поцикайло?!

— Сказал мэнэ у каюта ждат.

— Дежурному по БЧ-5 наверх! Ваня, тащи раздвижной упор к каюте 12. Ломай ее, Ваня!

— Тащ, так это… Сломали… а она это…

— Что?

— Пустая! В иллюминатор ушли…

— Дежурный — старпому! Срочно ко мне!

— Почему в вахтенном журнале нет записей о прибытии на борт и сходе капитана 1 ранга Волобуева, фуева?! Сдать дежурство! Сегодня заступаете по новой!

— Тарщ, дети…

— Еще наделаете, если этих жена отсудит.

— Заступающей вахте построиться на юте!

— Поцикайло, а ты куда, кабан?!

— Тю, на сход!

— Убью, «вассер» не успеешь крикнуть! Сволочь! Сволочь!

— Пап, а почему тебя два дня не было?

— Папа, а мы на почту за посылкой от бабушки сходим?

— А мама сказала, чтобы ты нам пищу приготовил вместо того, чтобы «шило» глотать! Пап, это такой фокус?

— Пап, а пап, распишись в моем дневнике за полгода — училка ругается.

— Скажи… своей… бабушке: Посылки за борт! Училку — в расход! Маму вашу — к узбекам! Поци-ик-ик-кайло, убью!

— Дяденька доктор, он у нас, вообще-то, папка хороший. Вы его сильно не связывайте, а то у него «шило» внутри. Он его проглотил. Больнааа…

— Воды!

— На, пей, старлей.

— Не этой! В море отпустите, сволочи!

— Аврал! По местам стоять! С якоря и швартовых сниматься!

— Вахтенный офицер — каюте старпома. Почему, Ъ…

— Папочка, у мамы все хорошо. Дядя Сирежа мелицанер ее возит на работу и дамой. Бабушка приехала, и сама наканец получила посылку. Она тебя любит — когда видит твою фатографию на сирванте — чмокает губами, но очень смишно: «Чмо-чмо-чмо!». Папуль, возвращайся скорее!

ЗОРКИЙ СОКОЛ

Вы когда-нибудь видели птицу, бьющуюся в окно? Она бьется яро, но глупо. Птица видит цель — небо, но не видит препятствия, причины, вызывающей ее недоумение и бессильный гнев.

Гавайская сова, которую ветром унесло далеко от берега Гонолулу, была такой же: обязанная выглядеть философски, она выглядела запуганным «фридом файтером».[1] Сова сидела в теплом уютном углу на ходовом мостике, куда ее принес спасший от гибели в штормовом море сигнальщик, и с ужасом глядела на стоящих перед ней больших и лысых коммунистов.

— Съедят! — подумала птица.

— Жалко птицу! — подумал осовевший от качки командир и приказал принести воду и сырого мяса.

— Накормят и убьют! — решила сова и еще раз попробовала разбить толстое стекло.

— Что ж ты такая мелкая? Не кормят американцы? — спросил этот толстый коммунист, пытаясь привлечь внимание птицы к куску мяса.

— Так просто меня не съешь! — крикнула сова на пернатом языке с гавайским акцентом и нагадила.

— Ладно, — сказал толстый, — сиди, сохни. Высохнешь — полетишь домой. Штурман, рассчитай курс — подскочим поближе к Оаху. Сильный ветер — боюсь, не долетит.

— Пора. Сейчас или никогда! — решилась сова и, увидев берег, стала биться в стекло, едва не ломая крылья.

— Выпустите ее! — приказал командир. Откинулись барашки, рама пошла вверх, давая свободу.

— Фак ю![2] — победоносно крикнула птица, взлетая вверх.

— Жалко птицу! — повторил командир, увидев ее падение в воду.

Поведение этой совы мне напоминает молодого политработника, недоумевающего в бессильном гневе от невозможности преодолеть невидимое препятствие, отделяющее его от осовевших слушателей.

Его, молодого выпускника Киевской школы полиморсоса, взяли в море на стажировку. Он помогал нашему заму клекотать на комсомольских собраниях, а в короткие перерывы — учиться пить кровь у командира. Стоял он птицей на ходовом, справа от командирского кресла, и соколиным взглядом пялился в океан — пытался вспомнить заданный ему в этой школе штурманский уклон. Но это был не уклон, а дифферент, переходящий в девиацию с моральным склонением.

Молодой политработник верил в свою звезду. Он был лучшим и самым зорким. Однажды, клюющий носом в своем кресле командир подскочил от крика, едва не разбив головой репитер гирокомпаса.

— Перископ! — бился в стекло лейтенант.

— Где? — ошалел Прокопыч.

— Справа на траверзе!

— Сигнальщик, перископ видишь?

— Нет, товарищ командир. Да то гребень волны просто был!

— Усилить наблюдение!

— Есть.

Когда командир в течение суток четвертый раз услышал знакомый крик «Перископ!», он застонал и заорал:

— Доложить госпринадлежность подводной лодки!

— Товарищ командир, явно — американская! — не смущаясь, ответил лейтенант.

— Как узнал?

— Ну, он такой… черный, с наконечником, напоминающим… вантуз для туалета!

— Понял! Так ты сантехник или политрабочий? — прохрипел Прокопыч. — Шел бы ты, зоркий сокол, на правый пелорус[3] через левый борт! И не забудь по дороге в ленинскую комнату заглянуть!

А через несколько суток лейтенант праздновал свой день рождения. В назначенное время после ужина раздался стук в его каюту. Немного выждав, политработник открыл дверь и увидел две традиционные бутылки «Токайского», стоящие у комингса. Принесший их замполит уже скрылся в темном коридоре. Шаги затихли — свет загорелся. Довольный вниманием лейтенант присел на койку и стал думать, кого пригласить «на нарды с кофе». Список был короткий: замполит и особист. Выбрал замполита после особиста и пригласил обоих по телефону. Через две минуты опять раздался стук в дверь. Открыв ее и желая увидеть еще одну бутылку, он увидел стоящий туалетный вантуз. На его ручке черной краской через трафарет было написано: «Собственность ВМС США. Хранить вечно».

Как долго потом наш командир искал украденный из его персонального гальюна вантуз, вспоминая сов и перископы в марксистско-ленинскую их душу!

ЛЕТАЮЩАЯ КУРИЦА

Читая, вы можете подумать, что эта история опять про «шило» и пьянство. Нет, она про птицу. «Шило» тоже есть, ибо флотский найдет его в любом стоге сена, но оно здесь лишь повод и средство превращения реальности в фантастику. Летает ли курица? Некоторые летают…

А вот летает ли жареная курица?

Вообще-то общеизвестно, что курица — не птица, а любимое блюдо моряков. В море они могут отказаться от всего ради сочной ножки или хрустящего крылышка. Как продукт скоропортящийся, курятина на корабле истребляется в первую очередь и очень охотно. Поэтому полакомиться цыпленком-табака на четвертом месяце похода очень проблематично: все оставшиеся в морозильнике тушки учтены и контролируются старпомом, из-за плеча которого их пересчитывает командир, за спиной которого облизывается комбриг, оказавшийся в том походе у нас на борту. Комбриг — неистовый курощуп, требующий, как минимум, одну сочную курятину в сутки. Останься он без нее — съест поочередно весь экипаж. Но курятина нужна и для именинников, празднующих свой день рождения в море. Это святая традиция…. Итак, подсчитаем баланс: впереди 60 дней похода. Это 60 тушек комбригу плюс где-то 50 чикенов[4] новорожденным офицерам и матросам. Заглянем в холодильник:

— 70 штук! — сосчитав, бодро рапортует помощник командира.

— Чего?! Я насчитал 75! — кричит старпом.

— А по моим данным их должно быть 90! — бьет кулаком по столу командир.

Как ни странно, счет каждого из них, исходя из индивидуальных потребностей, верен. Но честно ли учтены потребности остального экипажа? Конечно же! Да хоть 300 курей найдется — было бы «шило». А оно было? Было-было. Только у помощника Толи его не было — его кран был надежно перекрыт по всей цепочке спиртотранзита «Командир — старпом — замполит — командиры боевых частей». Но ведь были еще начальники служб! Вот на них страдающий Толя ставку и сделал: его блуждающий взгляд сфокусировался на большом доке, начальнике медицинской службы корабля двухметровом питерце Генке. Генка тоже страдал. Жил бы он в Монголии со своим запасом шила — ел бы по барану в день, что было его нормой. На корабле же он получал двойную порцию, но и этого было мало, поэтому малый док, наш стоматолог, иногда недосчитывался куска домашнего сала, неосторожно охлаждаемого в холодильнике лазарета — рядом с баночками вырезанных в ходе операций и заспиртованных аппендиксов. Но маленький док оставался бессловесным, так как «волшебный белый друг» — 10-литровая канистра чистого медицинского — хранился в каюте его начальника. За ней Толик и пришел…

— Геныч, — ломал нетвердой рукой свой подбородок помощник, — наливай!

— Толян, уйди — я в печали! — отнекивался Генка.

— Ген, давай я твою печаль утолю, а ты мою! А?

— Это как? Опять колбасой? Она у тебя в плесени.

— Курицей, — испугавшись своей смелости, прошептал абстинент.

— Толик, ты на «Варяге» не служил?

— А что?

— Смелый ты. Если не шутишь, то давай! — сказал начмед и набулькал полный стакан чистяка. Помощник потянулся к нему, но получил по руке.

— Сначала курица! — рявкнул большой док.

Палец Толяна накрутил заветный номер:

— Юсупов, шлангом в мой загашник. Возьмешь курицу, зажаришь, завернешь в газету и тихонько по шкафуту[5] чтобы никто не видел, к каюте дока. Иллюминатор будет открыт. Незаметно бросишь в него и обратно на камбуз! Все понял?!

— Так тошна, тащ. Сдэлаэм.

Дальше сидели молча: Толик уставился на стакан, а Генка — на иллюминатор. Оба сглатывали от волнения.

— Помоха, полчаса уже прошло! — ерзал голодный док.

— Рано…

— Толян, гад, час сидим! — взвился начмед.

Палец помощника потянулся к диску телефона:

— Юсупов, где курица?!

— Тащ, гдэ-гдэ… пажарыл и доку отнес. В люминатыр бросыл.

Лицо Толи побледнело: он выскочил из каюты Гены и бросился к соседней.

— Димон, сволочь, открывай! — начал бить ногами дверь, за которой жил маленький док Но оттуда донесся лишь хруст костей. Через пять минут она открылась. В каюте стоял довольный стоматолог, подбородок и руки которого лоснились от жира:

— Помоха, ты не поверишь — чудо случилось! — хрюкал от удовольствия докторенок. — Сижу, смотрю на звезды и мечтаю о жареной курице, как что-то в газете влетает в иллюминатор. Развернул — она, родная. Толь, ты в волшебство веришь?

Помощник лишь грустно повернулся и побрел в свою каюту. К начмеду возвращаться смысла уже не было.

До конца похода каждый именинник исправно получал свою курятину. Последнему вручили крупную тушку с аномально длинной шеей. В тот день фауна Калифорнии лишилась одного белоснежного пеликана…

УБИЙСТВО ЧЕКИСТА

Посвящается жертвам отравления

Они только что убили особиста и теперь не знали, что делать.

— Пошел я топиться! — подумал Фролыч и повернулся к двери каюты, не в силах больше смотреть на лежащего чекиста с закатившимися глазами. — Не ботаник ты, Василич, не ботаник! — вздохнул он, взглянув на белое сморщенное полотно, когда-то бывшее румяным анфасом и волевым профилем его друга.

— Думаешь, ошиблись? — ойкнул Василич.

— А ты их цвет помнишь? Точно желтые или красноватые? — тужился Фролыч.

В тот день, за сутки до выхода «Азии» в первый поход, они пошли на окраину Балтийска, чтобы отметить на природе предстоящий переход через три океана. Посидев, как полагается советским офицерам, в кустах с двумя белыми подругами по фамилии Литр, друзья, почувствовав, что солнце совсем опустилось, даже больше, чем они сами, ломанулись тропой хунвейбина через лесопосадку домой, на еще пахнущий заводской краской ССВ-493. В этой гуще Василич и заметил куст, изрядно беременный ягодой.

— Облепиха! — обрадовался Василич, но тут же засомневался. — Это ж не Приморье! Здесь она растет? Похожа, однако… Давай нарвем!

Быстро нарезав веток ножом и набив ими целлофановый пакет, друзья вскоре были на борту корабля в своей каюте. Ягоду отделили от веток, засыпали ею трехлитровую банку и, естественно, залили спиртом. Именно так и никак иначе готовится варенье на Флоте!

Достали напиток из рундука нескоро, только услышав контрольную команду: «Широта ноль градусов…. Товсь…. Ноль! Есть пересечение Экватора! Команде построиться на юте для празднования Дня Нептуна!» Изможденные после лазания через чистилище под знойным африканским солнцем, отмывшись от мазута, Фролыч и Василич наконец закрыли дверь каюты, наслаждаясь прохладой от кондиционера и предвкушая, ибо не вкушать в такой день — преступление. В банке оказалась жидкость ярко-желтого цвета, подобная современному апельсиновому соку, что и вызвало их первое подозрение — советский орандж джюс тех времен был более надежного, унитарного для всех соков светло-коричневого цвета. Понюхали и застыли — не пахло ничем, совсем, даже «шилом». Разлили по полстакана и, зажмурившись, отпили по глотку…

— Амброзия! — крякнул Фролыч и всадил остаток в место для приема пищи.

Чудо-настойка была легка, в меру сладка и пилась, как чай! Потянувшись к банке для повтора, он услышал страшное, почти приговор.

— Фролыч, что-то мне кажется, что это была волчья ягода! — убил его Василич. Оттенка сатиры или юмора в его голосе не было. Были только кости с черепом на голубом фоне его глаз.

— Да нет, фигня! Мы же пока живы! — неудачно попытался успокоить его Фролыч. — Вообще-то, странный какой-то вкус… А давай кого-нибудь, кто в ботанике разбирается, позовем попробовать.

Выглянули в коридор. Там, естественно, оказался особист.

— Витьк, а Витьк? Выпить хочешь? — неуверенно спросили его.

Витька захотел. Очень! Поэтому предложенные полстакана хряпнул разом, после чего и ответил на их вопрос: «Однозначно — облепиха! У сливы другой вкус! Наливай еще!»

Обрадованные, друзья налили чекисту полный стакан. Тот сел поудобнее на койку и благостно влил жидкость в святая святых, то есть — в себя.

Стало так хорошо и тепло на душе, что, проигнорировав присутствие контролирующего органа, налили по стакану и себе. Чокнулись, включили подъемные механизмы рук и ЗАСТЫЛИ: Витек, пустив слюну, закатил глаза и медленно сполз по переборке! Дальше была тишина — жуткая, зверская тишина.

— Кажется, это была волчья ягода… Отморячились! — прошептал Фролыч, подумав, что пора топиться.

— Кто? — не понял друг.

— Он — точно, а мы — наверняка. Не ботаник ты, Василич, не ботаник…

— Думаешь, ошиблись? — ойкнул Василич.

— А ты их цвет помнишь? Точно желтые или красноватые? — тужился Фролыч.

— Хрен его знает, вроде желтый. Может, обойдется? — всхлипнул друг.

— Нет, это редкий песец, стопроцентный. Смотри, как побелел!

Несчастные еще минуту стояли как вкопанные, пока не поняли, что перед тем, как топиться, надо сбегать за доктором. Они уже были в двери, когда вдруг услышали «Хр-р-р-р-р-р-р» — протяжный богатырский храп из угла каюты.

— Ты знаешь, — сказал мне Фролыч при встрече, — с тех пор я люблю храпящих особистов. Храпит — значит, жив!

Михаил Крюков О людях и самолетах

От автора

Родился в 1957 году, в Москве.

Я не Лев Толстой, поэтому детство, отрочество и юность описывать не буду и, хотя я и не Максим Горький, сразу перейду к разделу «В людях».

«В людях» я работал в оборонке, на предприятии, выпускавшем (да и сейчас выпускающем) радиолокационные станции.

Чтобы понять, как эти станции ведут себя в войсках, решил написать рапорт и на пару лет надеть лейтенантские погоны. Судьба, однако, рассудила по-своему, и погоны я снял только через 23 года, дослужившись до подполковника.

В армии получил еще два высших образования и вступил в КПСС. Несгибаемый (но без фанатизма) марксист-ленинец, верный последователь, продолжатель и все такое.

Большую часть службы занимался преподавательской работой.

Сейчас в свободное от модерирования сайта www.bigler.ru время продолжаю преподавать.

Кадет Биглер
(Михаил Крюков, подполковник запаса, модератор сайта)

РОДНАЯ РЕЧЬ

После окончания училища старший лейтенант Спицин попал в Южную группу войск, в Венгрию. Поскольку вероятный противник был, что называется, под носом, службу тащить приходилось по-настоящему, да и вообще, Спицин был парнем добросовестным, втайне мечтал дослужиться до майора и в общагу приходил только ночевать.

Контакты с местным населением не поощрялись, да и особой необходимости в них не было. По-мадьярски Спицин, как и положено нормальному советскому офицеру, не знал ни слова, а стимула изучать язык у него не было, так как единственное чувство, которое вызывали у него местные женщины, была оторопь. Ну, и еще Дракула почему-то вспоминался, хотя Влад Цепеш, как известно, был мужчиной и проживал в соседней Румынии. Так что, в течение года или полутора лет старший техник Спицин перемещался исключительно по маршруту аэродром — столовая — общежитие, честно заработанные форинты укрепляли надежду на покупку в Союзе автомобиля… как вдруг все изменилось.

Началось с того, что разбился один из полковых Су-7Б. Точнее, не разбился, а столкнулся с землей, а еще точнее — с болотом. Летчик сумел катапультироваться, а самолет ухнул в недра местной Гримпенской трясины. «Сушку» решили не доставать, но кое-какая аппаратура с самолета в жадные, загребущие лапы разведки вероятного противника все-таки попасть была не должна.

Для археологических раскопок отрядили целую команду, старшим которой по честному офицерскому жребию выпало быть, естественно, Спицину.

Через 15 минут после начала работ стало ясно, что приехали зря. Достать самолет из болота не удалось бы и взводу Дуремаров, не говоря о дохляках из ЦРУ. Да и не стали бы они нырять в вонючую, взбаламученную грязь за аппаратурой с Су-7Б…

Стоило только вычерпать из ямы часть жижи, как она с довольным чавканьем возвращалась обратно. Со стороны это выглядело так, как будто ненормальные русские решили перемешать болото.

Осознав убыточность идеи, работы решили прекратить. Кое-как отмывшись в том же болоте, голодные и злые солдаты погрузились в «Урал».

Дорога в гарнизон проходило через мадьярское село, в котором играли свадьбу. Машину остановили и жестами объяснили, что за здоровье жениха и невесты следует выпить и закусить. Спицин заколебался. С одной стороны, молодой организм требовал своего, и при виде накрытых столов начал подавать недвусмысленные сигналы, но, с другой стороны, возможны провокации и куда девать пистолет?! «Если пьянку невозможно предотвратить, надо ее возглавить», — лицемерно подумал старлей и скомандовал: «Из машины!».

Измученные трезвым образом жизни и армейской пайкой, воины мгновенно утратили боеготовность. Сладенькие венгерские вина в течение получаса снесли башни у всех солдат. Спицин держался дольше. Впоследствии он смутно припоминал, что хозяин дома повел его осмотреть винный погреб. У каждой бочки, покрытой плесенью и пятнами селитры, он останавливался и предлагал попробовать «маленький стаканчик». До конца погреба не дошли.

Под утро хозяин вместе с гостями собрали русских гонведов, аккуратно уложили в кузов «Урала». Мадьяр сел за руль. У ворот КПП деликатно посигналил: «Забирайте своих»…

Через две недели Спицина вызвали к начальнику штаба.

— Планируются большие учения с перебазированием. Передовая команда убывает на новый аэродром через неделю, но надо съездить, посмотреть как там, и вообще… Поедешь вот сюда, — начальник штаба ткнул карандашом в карту, — досюда вроде электричка местная ходит, а там — на автобусе, ну, или на попутке… Опыт общения с местным населением у тебя есть, — ухмыльнулся НШ, — езжай, алкоголик!

Спицин достал блокнот, наклонился над картой и содрогнулся. Простые, привычные русскому уху названия венгерских городов Секешфехервар, Ходмезевашархей и Терексентмиклош, взявшись за ручки, пустились перед его помутневшим взором в пляс.

Название конечного пункта Спицину удалось перенести в блокнот с карты только с четвертого раза, о том, чтобы его запомнить, не было и речи…

Кое-как добравшись на местном поезде до промежуточной точки, старлей впал в мрачную задумчивость. Какой ему нужен автобус он, понятно, не знал, а если бы знал, не смог бы спросить, а если бы смог спросить — не понял бы ответа. Оставалось одно — голосовать.

Спицин вышел на пустынную утреннюю дорогу. О том, что с водителем придется тоже как-то объясняться, он старался не думать.

Внезапно он услышал до боли знакомый, можно сказать, родной звук. Из-за поворота вывернулся «Урал» характерно-зеленого цвета. Подобно Робинзону Крузо, увидевшему на горизонте парус, Спицин заметался на обочине. Спасение пришло в лице пехотного подполковника.

— На аэродром? Садись!

Спицин привычно полез в кузов.

— Ты куда?! — удивился пехотинец, — у нас так не делается!

В кузов был отправлен водитель «Урала», солдат, подполковник сел за руль, а Спицин, не привычный к таким церемониям, устроился на правом сидении.

На КПП к «Уралу» подлетел наглаженный сержант:

— Товарищ подполковник, помощник дежурного по КПП сержант Кириллов!

— Проводишь старшего лейтенанта да авиационного КП. Знаешь, где это?

— Так точно!

Сержант без команды подхватил спицинский чемодан.

На чисто выметенной аллее, обсаженной аккуратно подстриженными кустами, встречные солдаты при виде старшего лейтенанта переходили на строевой шаг и четко по уставу приветствовали его; непривычный к такому строгому соблюдению правил воинской вежливости Спицин пугливо козырял в ответ. Когда у солдатской столовой ему отдал честь прапорщик, Спицин так растерялся, что не ответил на приветствие.

У забора из рваной колючки сержант остановился.

— Дальше мне, товарищ старший лейтенант, нельзя. А КП ваш — вон, его отсюда видно…

Раздвигая лопухи на основательно заросшей дорожке, Спицин подошел к КП. Полуметровой толщины стальная дверь, перекрывающая главную потерну, была задраена. Спицин поискал звонок и нажал кнопку. Ничего не произошло. «Звонок не работает или нет никого» — подумал он. Приложив ухо к холодной стали, Спицин опять нажал кнопку звонка. Ничего. Внезапно замок оглушительно лязгнул. Спицин отскочил. «Бублик» на двери закрутился, заскрипели петли. На пороге показался авиационный майор с перекошенной ото сна физиономией. На мятой рубашке с расстегнутым воротом болтался галстук, резинка которого была заправлена под погон.



Полуослепший от яркого дневного света, майор жмурился и крутил головой, как сова. Наконец, с явным напряжением он зафиксировал цель и перешел на режим сопровождения. Некоторое время он тупо рассматривал Спицина, наконец, прокашлялся, сплюнул и хрипло спросил:

— Ну какого хера ты трезвонишь? Я слышал и в первый раз… Кто такой? Чего надо?

— Слава богу, — подумал Спицин, — наконец-то свои…

ОНИ ЗДЕСЬ

Если вы параноик, то это вовсе не значит, что ОНИ за вами не гонятся.

(из программы «Здоровье»)
В пятницу вечером старший лейтенант Спицин отправился в гости к майору Филипчуку смотреть видик. Вообще-то, к Филипчуку Спицин ходить не любил: уж очень тот активно сватал за него свою дочку Леночку. То есть, сначала Спицин был в общем-то и не против, пригласил Леночку в кино и, когда в зале погас свет, по старой курсантской привычке полез ей под юбку. Леночка с готовностью засопела, устраиваясь поудобнее, но тут Спицин ощутил некую странность: ноги барышни были настолько волосаты в неположенных местах, что ему стало неприятно. «Ишь, медведица!» — подумал он. Сразу убирать руку было неловко, поэтому Спицин для приличия обозначил ласку, а потом сделал вид, что его увлек кинофильм. С тех пор к Филипчуку он ни разу не заходил. На местном пляже он как-то увидел Леночку с матерью и удивился, как это Филипчук, находясь в здравом уме и относительно трезвой памяти, решился жениться на такой страшенной и волосатой бабе. «Впрочем, — подумал он про себя, — после училища, на голодный-то, ну, желудок, на ком только не женились!»

Не собирался он идти к Филипчуку и в этот раз, однако, когда узнал, что большая и малая медведицы убыли в Союз поступать в институт, решил все-таки пойти.

По-холостяцки накрыли стол газетой, порубили закуску, и майор спросил:

— Чего смотреть будем? Выбирай!

Спицин покопался в кассетах и извлек коробку, на которой красовалась вроде бы Екатерина II. Надписи были на немецком.

— Давай эту, — сказал слабо знающий языки Спицин, надеясь таким образом совместить приятное с полезным и восполнить пробел в школьном курсе истории.

Фильм, однако, оказался немецкой порнухой. Как только окончились титры, екатерининские вельможи, офицеры, а также люди простого звания начали трудолюбиво и однообразно трахать государыню-императрицу, кстати и некстати подвернувшихся женщин, а также, заодно, друг друга, сопровождая совокупление утробными стонами. Странные звуки должны были, по мысли режиссера, изображать сексуальный экстаз. Если закрыть глаза, то казалось, что на экране кого-то рвало. Сначала Спицин смотрел с интересом, потом ему стало скучно и он начал развлекаться тем, что пытался представить, куда должен был залезть оператор с камерой, чтобы получить такой причудливый ракурс.

Фильмы с бегающими по потолку каратистами, неграми-полицейскими и совсем уж ублюдочными молодежными комедиями быстро надоели.

Неожиданно интересным оказался фильм «Alien», несмотря на затертую копию и гундосого переводчика. Лейтенант Рипли была вполне ничего себе, но ни в какое сравнение не шла с мастерски сделанными многоногими, зубастыми, сочащимися отвратительной зеленой слизью пришельцами. Когда во втором часу ночи Спицин на автопилоте возвращался в родную общагу, из-за каждого угла ему приветственно помахивал щупальцами мерзкий монстр. «Вот так белочка-то и начинается. С понедельника — ни-ни!» — собрав остаток здравого смысла, подумал он.

В 5.30 утра объявили тревогу. Так бывало нередко: стоило только какому-нибудь АВАКСу где-нибудь в Турции взлететь по своим мутным НАТО-вским делишкам, как вся группа советских войск тренированным движением вставала на уши, готовясь отразить возможную агрессию империалистического хищника.

Весенние туманы в Венгрии настолько плотные, что кажется, будто нырнул в кефир. Дежурная машина ушла в гарнизон, а наполовину проснувшийся Спицин остался в автопарке ждать солдата-водителя, чтобы гнать аппаратную на позицию. Время шло, а солдатюра не появлялся. Мысленно обругав нахально шлангующего тревогу воина, Спицин забрался в кабину ГАЗ-66, завелся и потихоньку поехал. Туман глушил все звуки, на расстоянии 2–3 метров было совершенно ничего не видно, и он ехал в абсолютной тишине, ориентируясь больше по памяти, чем по разметке на бетонке. В свете фар мачты антенн, фонарные столбы, ящики с ЗИПами приобретали причудливые формы, отбрасывали длинные, кривляющиеся тени. Спицин вспомнил вчерашний фильм про пришельцев и ему стало не по себе.

Внезапно он почувствовал, что передок его «Шишиги» поднимается. «Куда это я заехал?» — удивился он, — «откуда на аэродроме подъем-то?» и нажал на тормоз. Аппаратная стояла, ощутимо задрав кабину. Спицин заглушил мотор, поставил машину на ручник и выпрыгнул из кабины. Под каблуками загудела сталь. Нагнувшись, он увидел, что стоит на пандусе, склепанном из толстых листов металла. Металл выглядел обгорелым и местами был закопчен. «Бл-и-и-н! А вдруг, и правда пришельцы?» — подумал он. «В таком туманище никто ничего и не заметит! Украдут, суки! Или сожрут. А может, кровь выпьют. Или им доноры спермы нужны?» — причудливо преломилась в похмельном сознании старлея матушка-Екатерина.

Чувствуя себя полным идиотом, он все-таки вытащил из кармана технички ПМ и дослал патрон в патронник. «Первому рукояткой в хлюпальник, или чего у них там, а потом — бежать!», — прикидывал он, мелкими шагами продвигаясь по пандусу, — «тачку бросить придется, завестись не успею…»



Сделав еще пару шагов, Спицин опустил пистолет и истерически хихикнул. Он стоял на самом верху газоотбойного щита.

ДРОП — ЗОНА

196… год. Хрущев еще Генеральный секретарь, a U-2 уже сбит.

Над Уралом летит Ту-16. Обычный, плановый учебный полет. Машина на автопилоте, небо бескомпромиссно синее, облака далеко внизу белые, солнце сияет, как на цветной фотографии, по кабине скачут солнечные зайчики, турбины сонно гудят, в маске шипит дыхательная смесь. Пилоты отдыхают. Все идет штатно, но… вдруг в кабине появляется какой-то непонятный дымок. Расслабухе сразу приходит конец. Экипаж пытается определить, что и где горит, но дым возникает как бы из ниоткуда и рассеиваться никак не желает. Ощущение мощной, надежной и несколько дубовой машины под задом мгновенно исчезает. Напряжение нарастает, экипаж, обливаясь потом от любого непривычного звука, ждет отказа любой из множества систем самолета.

Командир докладывает про дым на Землю. С КДП, расположенного на удалении 300 километров, руководителю полетов тоже не видно, что горит, поэтому он мудро советует экипажу действовать по обстановке и не уходить со связи.

Полет продолжается. Что и где горит по-прежнему непонятно, но на поведении самолета это вроде бы не сказывается, все работает нормально, тогда командир корабля на всякий случай снижает машину и передает по СПУ: «Экипажу приготовиться к покиданию!».[6]

А надо сказать, что на Ту-16 кормовой стрелок-радист, в просторечии «корма», сидит отдельно от всего экипажа и общаться с ним можно только по СПУ. В 60-е годы кормовыми стрелками летали солдаты-«срочники».

И вот «корма», сидящая в своей будке, и ошалевшая от безделья, вдруг слышит: «Экипажу приготовиться к покиданию!». Что происходит с самолетом, солдат, естественно, не знает, а разговоры с пилотами не поощряются.

То ли ему послышалось что-то не то, то ли нервы не выдержали, но стрелок взял… и покинул самолет! Выпрыгнул, то есть.

Хлопнул, раскрываясь, купол, тряхнуло. После тесной, шумной кабины самолета тишина, солнце и чистейший воздух опьяняли.



Внизу он увидел большое озеро, а на его берегу — деревню. Можно сказать, повезло парню. Все-таки Урал — не Московская область, населенные пункты попадаются не так уж и часто. На радостях солдат довольно поздно заметил, что его несет прямиком в озеро. Купаться вместе с парашютом в ледяной воде ему никак не хотелось, поэтому он начал изо всех сил тянуть за стропы и сел-таки на берегу, но — противоположном от деревни. «Не беда, обойду!» — оптимистично подумал стрелок и упругим спортивным шагом пошел вдоль берега. Вскоре, однако, обнаружилось, что озеро плавно переходит в болото, которого с воздуха было не видно. Форсировать болото воин не рискнул, поэтому пришлось обходить и его. Одним словом, к деревне он вышел на третий день.

В деревне его ждали. Увидев купол парашюта, местные жители решили не бегать по лесу, а подождать гостя на месте. Войдя в деревню, солдат поразился ее удивительной пустоте — на единственной улице не было ни души, хотя дома имели явно жилой вид. Дальнейшие этнографические изыскания были пресечены в зародыше вульгарным ударом черенка лопаты по голове.

Очнувшись в погребе, из которого хозяева предусмотрительно вынесли все съестное, солдат удивился. Такого отношения мирного населения к родным ВВС он не ожидал. Потирая затылок, он подобрался к крышке погреба и постучал:

— Мужики, вы чего, охренели совсем?

— Молчи, сучонок, — гулко ответили сверху, — участковый приедет — разберется, кто тут охренел!

— Ну, хоть пожрать дайте!

— Это можно… но смотри, не балуй!

На третий день до деревни все-таки добрался участковый, и узника выпустили.

Оказалось, самолет благополучно добрался до родного аэродрома. То, что загорелось, тихо сгорело, а дым вытянуло. После посадки экипаж ожидал небольшой сюрприз в виде пустой кабины стрелка-радиста. Погрустили-погрустили и заявили в милицию.

— Ты же сам говорил — бдительность, бдительность — оправдывались перед участковым мужики. — А мы-то подумали — шпиён, на парашюте вон летит, вроде этого — Пауэрса, что ли… По-русски, правда, матушку поминает складно, но мы опять же подумали, вдруг — белогвардеец?!

ЕВРЕЙСКИЙ ПОГРОМ

На вертолетный полк обрушилось стихийное бедствие в виде учебного сбора студентов одного из московских ВУЗов. Специфика бедствия состояла в том, что студенты обучались по специальности «Прикладная математика и кибернетика» и по национальности были… ну, в общем, понятно. Правда, было их немного, всего 12 человек…

Начальником сбора назначили майора Тарасенко, по национальности украинца. Впрочем, товарищи, нет. Хохла! Чистейшего, классического, самого наихохлейшего из хохлов. Понимаю, что звучит неполиткорректно, но — из песни слов не выбросить!

И вот, «Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень».

Первое построение. Студенты еще в гражданке. Тарасенко берет строевой расчет:

— Альтман!

— Я!

— Бронштейн!

— Я!

— Векслер!

— Я!

— Певзнер!

— Я!

— Цветков! — Тут Тарасенко с надеждой поднимает взгляд.

— Я! — отвечает двухметровый Цветков и вежливо приподнимает над головой кипу…

— Блин! Разойдись на хрен!

Ну, и что мне с ними делать? — возмущенно спросил Тарасенко у майора с военной кафедры.

— Да как обычно! Для начала — строевая, уставы, огневая: начальное упражнение из АКМ, первое из ПМ…

— Да на что им АКМ?! — взвился Тарасенко, — все равно потом на «Узи» переучиваться придется! Зря мы здесь горбатимся! Все равно ведь уедут все!

— Постой, постой, — вмешался я, — ты что это, антисемитизм здесь разводишь, а?! Ты коммунист или нет? Может, ты еще еврейский погром здесь устроишь?

— И устрою! — окрысился Тарасенко и вышел, грохнув дверью канцелярии.

Через пару дней он заявился в казарму перед отбоем. Студенты построились. Запинаясь от неловкости, московский майор объяснил цель прибытия начальника сбора.

— Всякая власть — от бога, — задумчиво сказал кажется Певзнер, — пусть смотрит, товарищ майор.

Тарасенко с ухватками профессионального вертухая полез по тумбочкам.

В первой, кроме разрешенных туалетных принадлежностей и конвертов, он обнаружил книги. Названия книг разбирались с явным трудом, некоторые были написаны на языке вероятного противника. Тарасенко надолго задумался над увесистым кирпичом «Искусства программирования», затем перешел к соседней тумбочке. Там было примерно то же самое, только вместо «Искусства» красовался справочник по непонятному «Prolog'y». Пролог чего описывается в книге, начальник сбора выяснять явно побоялся. В четвертой тумбочке лежала православная Библия…

— Ну чего ты к ним привязался, — спросил я у Тарасенко, — нормальные парни, грамотные, спокойные. Может, тебе чего сделать надо или починить? Они могут…

— И тренажер могут? — задумался Тарасенко, — мне командир за него задницу разодрал уже по самые плечи. Там вроде компьютер какой-то… Не понимаю я в них ни пса… А второй месяц уж не работает.

На следующий день студенты отправились знакомиться с тренажером.

Когда в ангаре вспыхнул свет, кто-то из студентов, кажется, неугомонный Певзнер, не сдержал удивления:

— Ни хрена себе, убоище, товарищ майор! Античная техника! Ладно, парни, взялись!

Несколько дней я был занят своими делами и на тренажер не заходил. Наконец, любопытство взяло верх.

В ярко освещенном ангаре мощно гудели вентиляторы, завывали сервоприводы, приборные щитки в кабинах Ми-24 весело светились. На полу были расстелены трактовые схемы. Два студента, направив в зенит задние мосты, затянутые в х/б образца 1943 года, ползли вдоль схемы. Периодически они теряли нужный провод и переругивались, используя родные для всей общности советских людей слова.



— Здорово, умы! Как дела?

— Нормально, — не разгибаясь ответил кажется Альтман, — уже взлетает… правда, пока хвостом вперед. Но это — ерунда. Поправим. Мы его тут поапгрейдили немного, — усмехнулся он, — летать будет, как «Команч».

— А где Тарасенко? — спросил я, — где этот местечковый антисемит?

— Жарко, — невпопад ответил кажется Векслер и опять нагнулся над схемой.

— Так где он? — не понял я.

— Ну, я же сказал — жарко! — пояснил Векслер, — за пивом нам поехал. Два ящика он нам уже должен — за то, что включилось и взлетело, а третий он обещал, если все остальное заработает. Ну, я ему сказал, пусть сразу три берет, чего два раза ездить?

ВОЕННО-ПРИКЛАДНАЯ ДЕМОГРАФИЯ

(Правдивая история)


Начальник штаба второй эскадрильи майор Гаркуша сидел в канцелярии и рисовал чертей.

— Уже третья, — тоскливо думал он, старательно выводя на бумаге завитушку чертячьего хвоста, — что же это такое, а? В первой эскадре — нет такого, в третьей — тоже. А у нас, как полгода пройдет — «здрасьте-пожалуйста». Пузо на нос — и в декрет. Что ж делать-то? Кому сказать — засмеют. Вот, извольте видеть: «Прошу предоставить мне декретный отпуск». НШ треснул кулаком по столу и обнаружил, что рисовал чертей как раз на окаянном рапорте. Обругав нечистого, Гаркуша принялся стирать ластиком неположенные картинки.

Начальника штаба можно было понять. Уход эскадрильской секретарши для начальника штаба — это катастрофа, мор, глад и семь казней египетских. Несколько лет штаб находился под опекой Киры Петровны. Пожилая Кира Петровна была женой летчика, всю жизнь промоталась с ним по гарнизонам, эскадрильское хозяйство знала, пожалуй, не хуже комэска, во всяком случае, ничего объяснять ей было не нужно, и Гаркуша с облегчением свалил на нее всю бумажную карусель, оставив за собой общее руководство работой штаба. Обнаглевшие технари в конце месяца иногда даже просили Киру Петровну помочь с заполнением карточек учета неисправностей. И с этой работой она справлялась без видимого напряжения. Штабные подоконники были заставлены ухоженными цветами, на оклеенных обоями стенах красовался набор портретов Вероники Кастро, Муслима Магомаева и Софии Ротару, а на солдатской тумбочке всегда пыхтел электрический самовар.

Но счастье не бывает вечным. Как-то в одночасье Кира Петровна стала бабушкой, и с работой пришлось расстаться. Расстроенный прощанием Гаркуша упустил из-под контроля кадровый вопрос, за что немедленно был наказан новой секретаршей в виде странного существа лет 20 от роду, с обесцвеченными волосами, тягучей речью и полным отсутствием зачатков интеллекта. Существо не отвечало на телефонные звонки, потому что уши у него были заняты плеером, постоянно теряло бумаги, печатало на эскадрильской «Ятрани» с чудовищными ошибками и имело скверную привычку забывать сладкие булки в ящике стола. Пронюхавшие об этом мыши сбежались со всего гарнизона, по ночам устраивали в канцелярии отвязные оргии, гадили в принтер и под конец перегрызли кабель тревожной сигнализации.

Когда существо заявило, что оно «типа залетело» и увольняется, Гаркуша с облегчением подписал рапорт и неделю с омерзением выгребал из канцелярии флакончики с засохшим лаком, растрепанные журнальчики с кроссвордами и отклеивал от компьютерной клавиатуры липкие картинки, которые существо добывало из упаковок жвачки. Он еще не знал, что его ждет.

Вторая секретарша была унылой теткой, повернутой на религии. Гаркуша нашел ее в поселке соседней птицефабрики. Она непрерывно постилась, при каждом матерном слове, оплошкой произнесенным кем-то из офицеров, осеняла себя крестным знамением и бормотала «Спаси Христос!». Даже в самую сильную жару она не снимала туго повязанный белый платок, отчего смахивала на чеченку-снайпершу.

Как и у предыдущей секретарши, руки у нее росли из задницы, и бардак в штабе стал принимать какие-то угрожающие, запредельные масштабы. К всеобщему изумлению, «христова невеста» тоже не сумела соблюсти девичью честь и тихо отчалила из канцелярии в неизвестном направлении.

— На птицефабрике родилась и мозги куриные! — подвел итог ее деятельности комэск. Он не отличался религиозностью.

К поискам очередной секретарши НШ подошел со всей ответственностью. Неделю он мотался по окрестным поселкам и, наконец, привел в штаб очередное приобретение. Сказать, что новая секретарша была несимпатичной, означало сделать ей комплимент, равнозначный предложению руки и сердца. Она была чудовищно, невероятно страшной и напоминала молодую Бабу-Ягу. В штабе ее тут же прозвали Квазимодкой. Правда, Квазимодка сносно печатала на машинке и со второго-третьего раза, бывало, могла уяснить поставленную задачу.



Гаркуша потирал руки:

— Ну, уж на эту ни у кого не встанет!

— А если встанет? — хмыкнул осторожный комэск.

— Найду этого осеменителя и заставлю жениться!

Глядя на новое приобретение, уныло тыкавшее пальцем в компьютер, Гаркуша надеялся, что штаб в полной безопасности. Но…

— Да что же это делается, граждане?! — взвыл НШ, перечитав рапорт. — Найду гада! Он у меня еще пожалеет, как в секретарш концом тыкать! Комсомольская свадьба им у меня обеспечена!

Вызванная на допрос Квазимодка особенно не отпиралась и на прямой вопрос: «Кто отец ребенка?» спокойно назвала фамилию. От неожиданности Гаркуша рухнул на офисный стул и покатился к выходу из канцелярии. Квазимодка следила за ним рыбьим взглядом, в котором парадоксально тлела искра материнства.

План НШ рухнул, вздымая тучи едкой пыли. Заставить жениться на Квазимодке техника самолета старшего прапорщика Полухина не было никакой возможности, потому что он уже был женат и имел двоих детей…

ПАН ВОЛОДЫЕВСКИЙ ИЗ БУРАТИНОВКИ

Капитан Яков Яковлевич Любомирский прибыл в нашу часть из гарнизона «Бутурлиновка», который в народе иначе как «Буратиновкой» и не называли.

Маленький, подтянутый капитан с черными усиками очень напоминал пана Володыевского из известного польского фильма, да и поляки в родне у него, кажется, были.

Яков Яковлевич был женат и многодетен, однако приехал к новому месту службы один. Обещанная ему квартира оказалась занятой и, ожидая, пока старый хозяин уедет в Германию, Любомирский завис в «чудильнике» — общежитии для холостяков.

Отсутствие жены сказалось на Любомирском довольно быстро. Через неделю холостой жизни любой разговор в его присутствии мистическим образом сворачивал на обсуждение полового акта, причем эротические фантазии капитана простирались значительно шире границ, положенных советскому человеку, коммунисту и офицеру. Целомудренные выпускники военных училищ, присутствующие при разговоре, неудержимо краснели, более искушенные двухгодичники-пиджаки хихикали.

Вскоре по техническим причинам Якову Яковлевичу пришлось отказаться от просмотра передачи «Аэробика». К исходу второй недели, глядя на абсолютно бесполую дикторшу программы «Время», он задумчиво, как бы про себя, спросил: «Интересно, а в рот она берет?».

Стало ясно, что капитана Любомирского надо спасать. Предложение посетить одну из гарнизонных маркитанток он отверг: «Нельзя мне, мужики, жена все равно дознается, гарнизон ведь, он как деревня: я еще подумать не успею, кого бы мне это…, а уже слух пошел! Из-за этого из Буратиновки и уехали…»

В «чудильнике» был буфет. Заправляла им Надюша — женщина неопределенного возраста и страховидной внешности, к тому же хромая. Днем она торговала страшненькими бутербродами, рыбными консервами и вареными яйцами, а ночью снабжала жаждущих водкой из-под полы. Жила она в комнате рядом с буфетом.

И вот, эта самая Надюша начала делать недвусмысленные авансы Якову Яковлевичу. Мы обрадовались: «Давай, Яков, действуй, и женщине хорошо, и тебе облегчение, да и нас она, может, такой отравой больше кормить не будет…»

— Да вы что! — замахал руками Яков, — она же страшная, как… как… как вся моя воинская служба!

Заканчивалась третья неделя холостой жизни Якова Яковлевича. По случаю пятницы в «чудильнике» накрыли поляну. Выпили по первой, потом по второй. Разговор вяло крутился вокруг служебных проблем, потом сказалось присутствие Любомирского, и заговорили о сексе. Кто-то достал набор порнографических карт. Яков Яковлевич стасовал колоду, изменился в лице и вышел.

Вскоре обнаружилось, что закончилась закуска. Внимательный анализ ситуации показал, что ее еще и нечем запить. Скинулись по десятке, и я привычной тропой отправился к Надюше.

На первом этаже в коридоре лампы не горели и я, спустившись с лестницы, увидел у дверей буфета расплывчатую тень. Тень царапалась в дверь и что-то бормотала. Я прислушался.

— Надюша, открой, это я, Яша, я к тебе…

— Что ты, Яша, уже поздно, я спать легла, неудобно…

— Надюша, я тебя хочу, то есть, это… люблю, открой, а?

— Да ты что, соседей перебудишь, уходи, — кокетничала Надюша.



Изнывающий от страсти Яков топтался у двери, и вдруг его озарило. Он опять постучал в дверь, нагнулся к замочной скважине и прогундосил:

— Пусти, а то закричу!!!

РИКИ-ТИКИ-ПАВЕЛ

— Вот что, Паша, — сказал зам комэска по ИАС, разливая по последней, — поживи-ка ты у меня. Кошака покормишь, цветы польешь, ну, и вообще, посмотришь, чтобы братья-туркмены квартиру не раскулачили. Согласен? Ну, и отлично.

На следующий день самолет унес счастливых отпускников в Россию, а старший техник Павел Антохов отправился стеречь командирскую квартиру.

Зам комэска в Марах служил долго, поэтому успел обрасти бытом. Антохов, не торопясь, со вкусом принял душ, врубил форсаж на кондиционере и перетащил постель с сиротского диванчика на супружеское ложе своего прямого начальника.

— Хорошо быть майором, — подумал Антохов, сладко потягиваясь. — Баба у него, правда… не того… страшноватая, ну, это дело такое… Зато, вон, быт налажен и вообще…

Из кухни заявился кот, прыгнул на кровать, устроился у Антохова в ногах и замурлыкал.

— Да, баба определенно требует замены, люстру вот надо бы сменить, обои кое-где вытерлись, — хозяйственно подумал Антохов, — а так… ничего… Мысли его путались.

Внезапно кот дико зашипел и, как белка-летяга, метнулся с дивана на шкаф.

— Ты что, охренел, что ли, животное дикое?

Антохов приподнялся на локте и вдруг краем глаза уловил какое-то движение на полу. Приглядевшись, Антохов чуть не взвыл от ужаса. Змея! Здоровенная! Он вихрем слетел с кровати и стремительно оделся.

Змея исчезла. Куда эта тварь девалась? Антохов огляделся. Уютная квартира мгновенно изменилась. В темных углах копошились клубки змей, змеи угадывались также под диваном, за телевизором и на подоконнике среди цветов.



Обмирая от ужаса, Антохов подобрался к выключателю и включил свет. Тени исчезли, количество змеиных мест сократилось, но куда девалась та, первая, было все равно непонятно. Делать было нечего. Вооружившись трубкой от пылесоса, Антохов принялся обследовать квартиру. Кот, заняв господствующую высоту на шкафу, внимательно наблюдал за поисками. Его глаза полыхали зеленым.

Антохов обшарил всю квартиру. От напряжения у него пересохло в горле, ноги мелко дрожали. Змеи нигде не было. «Показалось, что ли?» — подумал змееборец. Почти машинально он отодвинул ковер, висевший на стене. Змея лежала, аккуратно вытянувшись вдоль плинтуса.

Антохов сорвал с ноги технарский ботинок и нанес мощный удар, вложив в него весь ужас, накопившийся за испорченный вечер.

Глядя на убитую змею, Антохов выкурил полпачки сигарет, затем кое-как обмотал ее газетой, гадливо взял за хвост и понес к соседу.

Сосед-прапорщик, прослуживший в Марах 15 лет, пил на кухне водку.

— Здоровая гюрза попалась, молодец! — поощрил он Антохова, — отдай местным, они тебе ремень сделают из змеиной кожи… Хотя нет, сегодня пятница, до понедельника протухнет. Выбрось! Да, вот еще что, Паша, ты, это… в квартире хорошо посмотрел?

— А чего?

— Да ничего. Просто они, змеи то есть, весной е… гм… ну, брачный сезон у них сейчас… так они обычно того… парами, значит, ползают…

Через четверть часа Антохов мчался в сторону офицерского общежития, сжимая в руках корзинку с котом. Он точно знал, что в общаге, кроме молодых офицеров, не могло выжить ни одно живое существо. Там было совершенно безопасно.

ГЕНОССЕ БОГОЯВЛЕНСКИЙ

Мы сидели за столом в номере маленькой гарнизонной гостиницы. Стол был когда-то полированным, но центнеры порезанной на нем колбасы, киловаттные кипятильники и сотни открытых об углы пивных бутылок превратили столешницу в подобие странной географической карты. На ней были свои материки, острова и белые пятна. Вместо скатерти мы накрыли мебельного уродца старыми штурманскими картами. Это придавало пьянке военную значимость, казалось, что мы двигаем по столу не стаканы с местной водкой, колбасу и помидоры, а полки, дивизии и даже корпуса.

Употребление организовал майор Геннадий Богоявленский по случаю приезда нашего шефа — полковника Мешонкина, которого народ, ясное дело, за глаза звал Мошонкиным. По легенде товарищ полковник Мошонкин должен был проверить, как мы проводим войсковые испытания новой авиационной техники, а фактически приехал бесконтрольно попить водки и убедиться в том, что Генка-Геноссе жив, здоров и относительно трезв.

Майор Геннадий Богоявленский был личностью поистине уникальной. Размах и масштабы произведенных им за время службы безобразий были сравнимы с бесчинствами, которые творили древние греки при осаде Трои.

Счет его боевых побед открывал строгий выговор «за организацию употребления среди старших офицеров». Это был знак свыше, определивший генкину судьбу.

Как ни странно, специалистом Геноссе был хорошим и окончил Академию без золотой медали только потому, что необдуманно склонил к близости дочку начальника курса. Когда страшная, как юная Гингема, девица осознала, что на ней не собираются жениться, она устроила отцу скандал. Максимум, что смог сделать несостоявшийся тесть, это заныкать Генкину медаль.

Когда капитан Богоявленский омайорился, то есть стал, по его выражению, офицером, которого «нельзя послать на хрен сразу», он пил от радости три дня, причем третий день был ознаменован попыткой напоить комендантский патруль на Киевском вокзале.

Охреневшие от такой борзости «бараны» от употребления не отказались, но, в свою очередь, предложили продолжить банкет на Красноказарменной. На следующий день шефу пришлось ехать объясняться в комендатуру, звонить в штаб округа, словом, всячески унижаться перед «красными», чтобы «вытащить Фокса с кича».

Оказавшись на свободе, Гена бил трясущимися руками себя в грудь, хрипел, что «больше никогда не повторится», шмыгал сломанным в какой-то давней курсантской драке носом и всячески изображал осознание и раскаяние.

А еще Гена Богоявленский был бабником. Женщина ему нужна была всегда. Когда не удавалось познакомиться с кем-нибудь на танцах «Для тех, кому за 30», Гена обращался за помощью к дежурным по этажу, буфетчицам или зачморенным доработчицам с авиационного завода. Каждый вечер Гена выпивал бутылку водки и уходил на блуд. Утром, часа в 4, влезал в окно, шумно чистил зубы, мылся и ложился спать. Вечером все начиналось сначала.

Так было и в тот раз. Обнаружив, что водка закончилась, Гена пожелал нам «приятного вечера», заявил, что его ждут, и ловко выпрыгнул в окно. Вечером дверью он обыкновенно не пользовался, вероятно, чтобы не терять сноровки.

Под утро Геноссе, испытывая приятную тяжесть в чреслах, влез в окно и в темноте, наугад стал пробираться к своей койке. Он рассчитывал часа 3–4 поспать, потом похмелиться, потом сбегать на аэродром, а потом… Потом плановая система хозяйствования в очередной раз дала сбой, потому что койка оказалась занятой.

— Неужели она, подлая, и сюда забралась? — похолодел Гена и щелкнул зажигалкой.

В его постели мирно спал Мошонкин. Шеф решил сэкономить и переночевать в нашем номере, используя пустующую койку.

У медиков есть термин — «состояние полиневрической обезьяны». Это когда человек пьян настолько, что реагирует только на простейшие раздражители: свет, тепло, холод… Насчет полиневричности Мешонкина ничего определенного сказать не могу, но на обезьяну он был определенно похож. На старую, облезлую, безобразную обезьяну, которая нагло дрыхла на генкиной койке, обнимая подушку длинными лапами. Левая лапа, густо поросшая черным, спутанным мехом, свесилась почти до пола, на ней светился диск «Командирских» часов…



— Эк набубенился, — лицемерно вздохнул Гена, — а еще полковник — Как бы энурез его не прохватил, пропал тогда матрац!

Аккуратно перекатив спящего шефа на бок, Гена выдернул из-под него матрац, оставив ему простыню, постелил на пол и улегся.

В соответствии с неотвратимым, как судьба, законом похмелья, первым проснулся тот, кто вчера выпил больше всех, то есть — Мошонкин.

Издавая тоскливые, нечленораздельные стоны, он сполз с койки и начал греметь бутылками в рассуждении похмелиться. Остальные тоже проснулись и внимательно следили за движениями сутулой полковничьей фигуры, чтобы во время упасть на хвост. Проверив всю посуду, дядя Петя жалобно вздохнул и обернулся в надежде, что мы разделим его горе.

Гена, который в это время чистил зубы, взглянул на шефа и подавился зубной щеткой: живот полковника Мешонкина был, как панцирь черепахи, разрисован квадратами и кружками сетки продавленной армейской койки.

Шеф запеленговал Генку по придушенному бульканью и тут в его затуманенном сознании ожил офицер-воспитатель.

Скандальная фигура в мятых сатиновых трусах внезапно преобразилась, расправила плечи, скрипнув невидимой портупеей, и гулким басом вопросила:

— Геннадий Викторович, почему вы отсутствовали в течение ночи в расположении гостиницы?!

СМЕЩЕНИЕ ЧЕЛЮСКИНА

— Не люблю воробьев — мрачно сказал майор Челюскин.

Собственно говоря, фамилия у этого летчика была какая-то другая, но все звали его Челюскиным из-за мощной нижней челюсти. Был он голубоглазым блондином, этакая белокурая бестия, правда, сильно приплюснутая — в те годы рослые летчики в истребитель просто не умещались. Характер Челюскин имел замкнутый, был неразговорчив и от этого все, что он говорил, звучало как-то мрачно. «Твоей челюсти на „Мосфильме“ цены бы не было, — любил повторять комэск, — все бы эсэсовцы твои были, — а ты тут талант в бетонку втаптываешь!». Челюскин живописно играл скулой и отмалчивался, так как комэск был все-таки подполковником.

Мы с Челюскиным коротали ночь в дежурке — он заступил дежурным помощником военного коменданта, а я — начальником патруля. Вообще-то, мне полагалось обходить дозором наш немаленький гарнизон, но разыгралась такая метель, что выйти из теплого помещения было решительно невозможно. Бойцов отправили спать в комнату задержанных, а мы с Челюскиным решили оставаться в дежурке до окончания метели или наряда — как повезет. Челюскин вязал рыболовную сетку. Гарнизонные воробьи тоже спасались от непогоды и устроили на чердаке дежурки скандал — возились, чирикали и, кажется, даже дрались.

— Не люблю воробьев — повторил Челюскин.

— А мне бабушка рассказывала, будто есть такое предание, что когда Христа распинали, воробьи палачам помогали, гвозди подтаскивали, ну, он за это их и проклял: все птицы лапами ходят, а они — прыгают.

— Эти могли, — подтвердил Челюскин, — мне вот один такой в двигатель попал, когда я еще на МиГ-21 летал. На взлете. Это сейчас на 29-х — одно удовольствие летать: два движка, управление удобное, ну, как с «Москвича» на «Ауди» пересесть… А 21-й — это ведь труба, в ней движок да баки, по бокам плоскости, а летчик на ней верхом сидит. Нас так и звали — трубачи. Я, помню, как-то с «дальниками» встретился, так они все смеялись: «Черт знает на чем вы летаете, верхом на окурках каких-то…»

Ну вот, запустился я, взлетел, тысячу даже еще не набрал, вдруг — удар какой-то и движок встал. Ну, думаю, секунды 3 у меня есть. Попробовал аварийно запуститься — была там такая возможность — не запускается! Ну, я и выпрыгнул.

— А какие ощущения при катапультировании? — полюбопытствовал я.

— Ну, какие — какие… как будто совковой лопатой с маху по заднице наподдали, вот какие! Да… Катапульта сработала, все штатно, парашют раскрылся, землю видно хорошо. Сел, погасил купол, «Комара» включил, ощупал себя — вроде все нормально, не поломался, губы не порвал, язык не прокусил… Уже хорошо, значит летать буду. А тут и вертолет ПСС-овский[7] садится, тогда с этим четко было. Ну, доктор ко мне. Тоже ощупал, посмотрел, видит, нормально все, достает фляжку и наливает мне спирту полстакана.

— На, — говорит, — стресс сними…

— А у меня, видно, и вправду что-то в башке сместилось, потому что я ему решительно так отвечаю:

— Я, товарищ майор, один пить не буду!

Он на меня посмотрел внимательно и говорит:

— Ну, тогда — конечно, давай и я с тобой…

Выпили, водичкой запили — не пьянею! Давай, — говорю, — еще по полстакана.

— Давай, — говорит, — в лечебных целях.



Ну, еще по полстакана вмазали.

Как в вертолет садились — помню, как рапорт в штабе писал — тоже помню, а потом во мне как выключатель повернули — вырубился внезапно! Никогда со мной такого не было! А на следующее утро в санчасти проснулся — все болит. То есть, буквально все! Я и не знал, что у человека столько мышц, и все — болят! Растяжение…

— А потом что было?

— Потом? Да ничего… Комиссия приехала, движок моего «мигаря» разобрали, нашли там перья воробьиные, ну, все и прояснилось. А медики потом еще долго ржали:

— Ты, — говорят, — когда в следующий раз катапультироваться соберешься, нам заранее скажи, мы к тебе всей санчастью прилетим на халявку спирта попить, даже и не сомневайся!

ШАР. ПРОСТО ШАР

Треск и шипение в эфире.

— «Коршун» — «Валторна»!

— «Коршун», ответил…

— Азимут 227, удаление 120, цель одиночная, смотри!

— Понял, смотрю…

— «Дренаж» — «Коршун»!

— Ответил «Дренаж»…

— «Валторна» передает азимут 227, удаление 120, цель одиночная!

— Выполняю…

— «Коршун» — «Дренаж». Нет там ни хрена…

— Как это нет?!

— А так, нет и все!

— Ладно…

Треск и шипение в эфире, наконец:

— «Валторна» — «Коршун». Цель не наблюдаем! Слышь, Коль, а чего там?

— «Коршун», бля, когда научитесь в эфире работать, как полож…

Треск и шипение в эфире.

— Коль, то есть «Валторна», хорош звонить, чего летит-то? Перелетчик?

— «Коршун», цель боевая, бо-е-ва-я — как понял?! ПВО-шники только что передали.

— О-па!

Тут надо пояснить. Это сейчас у нас скрестили ежа и ужа — ВВС и ПВО, а в советское время истребительная авиация ВВС и истребительная авиация ПВО жили по-разному. У ПВО-шников было боевое дежурство, на полосе всегда стояла пара-другая вооруженных истребителей, готовых в любой момент… любого противника… А истребительная авиация ВВС во внутренних округах жила спокойной, размеренной жизнью. Шел «нормальный процесс боевой учебы» — это наш комдив так говорил.

Ракеты на самолеты вешали только перед учебными стрельбами, то есть — два раза в год. В остальное время летали так. Во избежание.

И вдруг — нате вам. Боевая цель. Такой подлянки от братского ПВО никто, конечно, не ждал, просто не было раньше такого. Все, что летело не там, где надо, и не туда, куда надо, ПВО-шники принуждали к посадке, а тем, кто не мог или не хотел самостоятельно сесть, вежливо помогали. А вот раз что-то не сработало.

Ну что ж, надо — так надо. На стоянке вокруг МиГ-29 заметались одичавшие от безделья оружейники, подогнали ТЗ, АПА,[8] благо, что тот день был летный.

Между тем на КП полка обстановка раскалялась, так как вожделенную цель никак не удавалось засечь.

— «Дренаж», где цель?!

— Не наблюдаю!

— Как это «не наблюдаю»?! Да ты же фашист, у тебя руки по локоть в крови! Вот только приди на КП! Показывай давай!

— Да не вижу я его! Спроси хоть, что за цель-то? Он «опознаванием» не отвечает!

— Ну, «облученные», ети их!

— «Валторна», что за цель?

— Шар воздушный, разведчик, ПВО-шники не смогли перехватить на Су-15, поднимайте 29-й!

— Не, ну в натуре, а сразу сказать было нельзя?! «Дренаж», вырубай защиты!

— Понял, понял, уже вырубил. Вот он!

— Держи!!!

В те годы наши заклятые друзья из НАТО частенько присылали такие подарки. К воздушному шару крепился контейнер с разведстанцией, шар запускали откуда-то из Скандинавии. Империалисты умели подгадать так, что шар ветром могло протащить через всю европейскую часть СССР. Информация с разведстанции уходила на спутник. Обнаружить такой шар было очень сложно, потому что его несло ветром, а наши РЛС все нескоростные цели считали метеообразованиями и на индикатор не выводили. Если же отключить защиту — экран забивали метки от облаков, птиц (весной и осенью) и прочей ерунды.

Подготовка по тревоге закончилась, вздымая тучи брызг, по полосе с заполошным ревом турбин на форсаже промчался истребитель, чиркнул по бетону бледно-оранжевым факелом и ушел в низкие облака.

На КП облегченно вздохнули, но, как вскоре выяснилось, самое интересное было впереди. МиГ-29 тоже шар перехватить не мог! Раз за разом истребитель наводили на цель, опытный летчик убирал скорость до предела, рискуя свалить машину в штопор, но серый шар на фоне серого неба не видел. Не видел, и все тут!

К тому времени на КП полка уже объявился местный контрик по кличке «Ласковый Толя», видно получил сигнал по своим каналам. Чекист ни во что не вмешивался, по обыкновению вежливо улыбаясь, но в зале управления как-то враз потянуло казематной сыростью.

В это время по трассе плелся «грузовик» Ан-12. С отчаяния решили навести на шар его.

Командир транспортника, старый опытный майор, с истребителями спорить не стал — себе дороже обойдется — развернул свой сундук, сбросил скорость до минимума и почти сразу его штурман увидел цель. Под длинной серой сморщенной оболочкой, напоминавшей изделие № 2, болтался серебристый ящик.

— «Коршун», борт 118, цель наблюдаю, наблюдаю, как слышите?

— Сто восемнадцатый, что наблюдаешь?

— Да так, болтается какой-то гондон серый, госпринадлежность определить не могу. Сбить нечем. Прикажете таранить?

— 118-й, брось шутки шутить, Гастелло, бля! Не уходи от него, сейчас вертушка к тебе подойдет! — завопил оперативный.

Оранжевый ПСС-овский Ми-8 имея на борту лучшего стрелка полка, начфиза, присоединился к азартной охоте на вражину.

Начфиз быстро снял иллюминаторы по обоим бортам, закрепил в струбцинах автоматы и, отогнав борттехника, встал в двери пилотской кабины.

Сначала охотники увидели над собой серую тушу Ан-12 с включенными посадочными фарами, а потом и шар. Начфиз припал к АКМ. Загрохотали очереди. Кабина вертолета наполнилась пороховой кислятиной, под ногами катались стреляные гильзы, однако шар продолжал лететь. Начфиз помянул нехорошим словом матушку шара, международный империализм, а также агрессивный блок НАТО и сменил магазин.

Вскоре стало ясно, что ижевская сталь берет верх над буржуйской резиной. Шар, сначала медленно, а потом все быстрее, заскользил к земле.



— Завалили! Завалили! — обрадовано заорал пилот. — Иду домой.

— Куда домой?! — немедленно отреагировала бдительная Земля. — А подбирать кто будет?!

— А-а-а, его маму!!!

Вертолет сделал крутой вираж и прошел над точкой падения шара. Шара на земле не было.

— Куда он девался-то? — удивился пилот, — мы же его где-то здесь сбили, вон над тем трактором синим почти…

Шара не было. Сделали еще один круг. Пусто.

Скандал на КП принимал нешуточный оборот. Туда уже успел приехать генерал с синими петлицами и вовсю строил личный состав. Выяснилось, что Родине этот шар совершенно необходим, и найти его нужно любой ценой.

Генерал принял на себя руководство операцией и развил бурную деятельность. Из ворот ближайшего мотострелецкого гарнизона потянулись «Уралы» с солдатами для прочесывания местности, над подмосковными полями и перелесками с характерным свистящим стуком лопастей змейкой помчались «крокодилы» Ми-24.

— Слушай, — дернул пилота за куртку начфиз, — а где трактор-то? Может, шар крестьяне спионерили, пока ты тут петли закладывал? Ищем трактор!

Спустя 10 минут заметили синий трактор «Беларусь», стоящий у околицы. Разгоряченный азартом погони пилот наплевал на меры безопасности и притёр вертолет рядом. Ближайшие заборы дружно завалились, копенка сена, накрытая брезентом, резво вспорхнула в воздух и отбыла в неизвестном направлении. Телефонные провода на столбах угрожающе завыли.

Начфиз с борттехником схватили автоматы и бросились к ближайшему сараю.

От могучего удара ногой дверь слетела с петель. На полу сарая лежала уже отрезанная оболочка шара, а на верстаке стоял серебристый контейнер. Деревенский умелец в засаленном ватнике уже подбирался к нему с ножовкой…

CITIUS, ALTIUS, FORTIUS

Командира 181 отдельного батальона связи подполковника Карнаухова весной и осенью одолевали приступы командно-штабного идиотизма. В армии это болезнь довольно распространенная, поражает она, в основном, старших офицеров. Лечится изоляцией больного от личного состава и переводом на легкую, приятную работу, вроде заполнения карточек учета неисправностей авиатехники за прошедшие 5 лет. Правда, при виде подчиненных, у пациента может наступить обострение, так сказать, рецидив тяги к руководству войсками. При этом речь у больного несвязная, мысли путаные, а взгляд из-под козырька фуражки способен сбить с ног прапорщика средней упитанности. Нелегко быть командиром.

Наш комбат возник в результате длительной и сложной селекционной работы по выведению идеального командира Вооруженных Сил, так как тупость барана сочетал с упрямством осла, хитростью обезьяны и злопамятностью слона-подранка.

В периоды обострений, когда шкодливый дух командира требовал от подчиненных свершения подвигов во славу Уставов, солнце над гарнизоном меркло и заволакивалось свинцовыми административными тучами. К счастью для подчиненных, «Ноль восьмой» (0,8 г/см3 — плотность дуба) быстро уставал и погружался в анабиоз на очередной период обучения, вверяя управление войсками своим замам.

Как известно, от физкультуры нет никакой пользы, кроме вреда. На плановом занятии по физо комбату в футбольном азарте заехали в физиономию грязным мячом. Мяч отскочил от подполковника с красивым звоном, но на руководящем челе остались следы шнуровки, и комбат сообразил, что занятия проходят как-то не так.

На следующий день, в пятницу, на подведении итогов недели, наше зоологическое чудо залезло на трибуну, поворочалось там, устраиваясь поудобнее, откупорило бутылочку «Боржоми» и сказало речь. Оказалось, что раньше в нашем батальоне физподготовка проводилась неправильно, а теперь, наоборот, будет проводиться правильно, что поднимет боеготовность вверенной ему части практически на уровень стратосферы. Откладывать такой важный элемент боевой подготовки никак нельзя, это, товарищи, будет не по-партийному. Поэтому, всем бежать кросс! Три километра. Прямо сейчас. От дома офицеров. В повседневной форме. Можно без фуражек.

И мы побежали. За нашими спинами блестящий серебрянкой Ленин с мольбой протягивал к нам руку, справа уже который год пытался взлететь с пьедестала списанный МиГ-21, который неведомый летчик при посадке со всей дури приложил об бетонку, а мы бежали. По главной аллее гарнизона, с топотом и сопением, распространяя запах одеколона «Саша», лука и вчерашних напитков. Офицерские жены, выгуливающие свои наряды, собак или детей, не обращали на это дикое зрелище совершенно никакого внимания. Привыкли.

Первыми бежали солдаты, а за ними — слабогрудые офицеры и прапорщики.

Возглавлял гонку начальник узла наведения. Длинный и тощий майор Садовский был, как всегда, «после вчерашнего», поэтому кросс давался ему с особым трудом. Его мотало на бегу с такой силой, что казалось, он «качает маятник». Я с тревогой поглядывал на лицо шефа, которое постепенно заливало нехорошей зеленью. Остальные кроссмены, астматически дыша, растянулись в линию. Последним бежал мастер спорта по самбо и дзюдо двухгодичник Юра, который выполнял функцию заградотряда. 120-килограммовый «чайник» двигался без видимых усилий, мощно работая поршнями и отфыркиваясь, как паровоз «ФД».

Наконец, гонка завернула за угол и постылый комбат с секундомером в руке пропал из виду.

— Бля, я так за бутылкой не бегаю! — прохрипел ротный, сгибаясь пополам и упираясь руками в трясущиеся колени.

— Не добежим ведь, сдохнем, товарищ майор! — проскулил, как шакал Табаки, прапор с узла АСУ. Остальные молчали, судорожно насыщая кровь кислородом.

Внезапно из-за поворота, бренча запчастями, вывернулась знакомая «мыльница», ротный УАЗ-452.

— Наша! — завопил кто-то, — стой!!!

Заплетающимися ногами народ ломанулся к машине, привычно занимая насиженные места. Шеф на удивление бодро запрыгнул в кабину.

— Куда едем, товарищ майор? — спокойно поинтересовался водитель. Он служил в авиации уже второй год и видел еще не такое.

— Вы-а-а-и! — приказал ротный, и мы поехали.

В переполненной машине тишину нарушало хриплое, как у больных овец, дыхание, в маленьком салоне повеяло павильоном «Животноводство».

Проехали второй поворот, миновали штаб дивизии, потянулись склады.

— Здесь, пожалуй, надо выйти, — сказал я, — а то, неровен час, олимпиец хренов застукает.

Шеф кивнул, машина остановилась, марафонцы полезли в кусты, чтобы не отсвечивать на проезжей части.

— Так, — задумчиво произнес ротный, закуривая. — Кто помнит мировой рекорд по бегу на 3 километра? Не перекрыть бы…

Никто не помнил.

— Ладно, еще пару затяжек — и побежим, — решил Садовский, — и это… мужики, побольше пены!

Лже-спортсмены, изображая физкультурное изнурение, вывернулись из-за поворота и тяжело потопали к финишу.

— А где же ваши солдаты? — ядовито поинтересовался комбат, поглядывая на секундомер.

Ох, беда, мысленно схватился я за голову, — солдат опередили — да кто нам поверит?! А, кстати, куда они вообще делись?

Внезапно в глубине гарнизона, примерно там, откуда мы прибежали, раскатилась автоматная очередь. За ней другая.



— А вон, товарищ подполковник, — невозмутимо ответил наш ротный, — наверное, это по ним и стреляют.

Карнаухов побледнел.

Теперь уже кросс возглавлял сам комбат. На удивление быстро семеня ножками, он бесстрашно катился на звуки выстрелов. Не желая пропустить редкое зрелище, мы открыли у себя второе дыхание и побежали за ним, тактично отстав метров на 100 и втайне надеясь, что любимый начальник подвернется под шальную пулю.

Вскоре ораву военно-воздушных марафонцев вынесло к складу артвооружений. На полянке перед складом «в мертвых позах скачки» лежали наши бойцы, живые, но насмерть перепуганные. Над ними возвышался нерусский часовой с АКМ наперевес, а с другой стороны мчался УАЗик комдива. Он тоже услышал выстрелы.

Стремительное расследование, проведенное по дымящимся следам, показало, что наши бойцы тоже решили срезать трассу, но в спортивном азарте они потеряли направление и ломились по кустам, очертя голову, чем до смерти напугали часового, рядового Исмаилбекова. Тщательно проинструктированный воин сорвал с плеча автомат и дал очередь на полмагазина поверх голов. К счастью, ни в кого не попал. А, между прочим, со страху вполне мог. Солдаты, естественно, тут же приняли упор лежа. Чтобы закрепить победу, часовой дал вторую очередь.

Воздушный бой быстротечен, поэтому комдив, летчик-снайпер, гвардии полковник Безруков, не стал церемониться.

Придерживая пухлыми ручками остатки развороченной задницы, командир 181 отдельного батальона связи подполковник Карнаухов бежал с поля брани.

Волшебным образом приступ его болезни кончился.

ДВЕРЬ И ЮРА

У старшего прапорщика Савченко родился сын. Из роддома позвонили на узел связи дивизии, а веселые девчонки-телефонистки тут же разнесли эту новость по всему гарнизону. Вообще-то, у локаторщиков, «облученных», почти всегда рождаются сыновья, но Савченко, зная об этом, все равно очень боялся рождения девочки.

Первым о новорожденном узнал ротный. Личный состав Узла наведения немедленно был построен перед домиком дежурной смены, шеф приказал Савченко выйти из строя, и объявил о пополнении в славных рядах прапорщиков. После троекратного «ура» одуревший от счастья отец был освобожден от исполнения обязанностей службы до понедельника. Объявив место и время неизбежного в таких случаях мероприятия, Савченко на ротной «мыльнице» помчался готовить поляну.

После окончания рабочего дня офицеры, не переодеваясь, дружно передислоцировались «на пеньки» за 3-е КПП. Как водится, после ухода комбата «легкое употребление по поводу» быстро перетекло в грязную пьянку. Боеготовность Узла была подорвана решительно и бесповоротно. Сначала пили водку, потом спирт, ну, а особо закаленные товарищи приступили к принесенному из гаражей самогону, когда солнце уже цеплялось за антенны передающего центра.

Из всей компании относительно трезвыми оставались только двое: я — потому что утром должен был заступать на дежурство — и двухгодичник Юра, потому что его вообще невозможно было напоить. Юра был мастером спорта по самбо и дзюдо, весил больше центнера и, по его словам, «отдых» у него начинался только после «литры». Юру вообще никто и никогда не видел пьяным. Действительно, ну кому придет в голову потратить литр водки, чтобы развлекаться эстетически сомнительным зрелищем пьяного самбиста-двухгодичника? И опасно, к тому же… Юра относился к типу избыточно здоровых людей, на которых водка действует как-то неправильно. Он не пьянел в обычном смысле слова, но после определенной дозы в его истощенном анаболическими стероидами организме щелкало какое-то бракованное реле, и Юра просто дурел. Что может быть хуже здоровенного мужика, который прочно стоит на ногах, в глазах у него не двоится, кулак напоминает малую кузнечную кувалду, но хмельные тараканы в голове танцуют греческий танец сиртаки? То-то и оно.

А вот ротный наш пьянел. И очень быстро. Это был другой тип пьющего человека: водка настолько прочно вошла в метаболизм его организма, что, казалось, попадала в мозг, минуя пищевод, желудок и прочие соединительные патрубки. Происходила такая своеобразная алкогольная возгонка: трезвый-трезвый-трезвый — в говно!!!

Весь личный состав Узла знал, что если при употреблении в закрытом помещении, например, в общаге или канцелярии, шеф пытается пописать в платяной шкаф, его пора эвакуировать. На природе шкафа, естественно, не оказалось, «проверить капканы» в ближайших кустах периодически ходили все, поэтому за шефом не уследили. Когда пьянка в очередной раз стала замирать, выяснилось, что дух майора Садовского уже давно пребывает на значительном расстоянии от гарнизона, а тело в отсутствии управления самостоятельно отгоризонтировалось и пускает пузыри.

Кое-как подняв длинного и нескладного шефа, мы с Юрой повлекли его в жилую зону. Шеф вел себя очень странно. Иногда на него накатывали приступы ясности мысли, тогда он ворочал головой, пытаясь опознать местные предметы, и даже вяло шевелил ногами, а иногда начисто выпадал из реальности, обвисая у нас на руках. Лично я бы его давно бросил, как раненого комиссара, но могучий и совестливый Юра волок тело вождя без особых усилий.

Пьяными мы с Юрой, повторяю, не были, но и трезвыми нас назвать было бы все-таки неправильно, поэтому нужный дом мы нашли не сразу. Ни я, ни Юра в гостях у Садовского не были, поэтому его местожительство представляли себе в самом общем виде, полагаясь на объяснения пьяных коллег и ангела-хранителя, который защищает любого пьяного.

Надо сказать, что персональному ангелу майора Садовского крепко не повезло — бедняга трудился, не покладая крыльев, вытаскивая своего подопечного из самых разнузданных переплетов. Другой бы на его месте давно бросил непутевого подопечного, пьяницу, матерщинника и стихийного безбожника, но, видно, ангелы-хранители офицеров тоже знакомы с воинской дисциплиной. По крайней мере, шефу до этого момента везло, но…

Дома офицерского состава вообще похожи друг на друга, как патроны из одного магазина, а тут еще сумерки и два нетрезвых дурака, несущих одного совсем пьяного. Не выдюжил ангел, плюнул виртуально и отлетел.

— Виталий Владимирович, где ваш подъезд? — спросил я.

— Ы-а-и-с-с-с… — дал указание ротный и опять отключился.

— Вроде эта квартира, чего там мужики говорили? — поинтересовался Юра, придерживая майорское тело. Шеф, наподобие резиновой куклы, гнулся в самых неожиданных местах и пытался стечь по стене.

— Позвоним, — предложил я и нажал кнопку. Дверь не открылась.

— Никого нет дома! — догадался Юра. — Ищи у него ключи.

Я полез по карманам. Шеф глупо хихикнул и выволок из кармана громадную связку ключей. Часть из них была от аппаратных РЛС. К замкам ни один ключ, вроде, не подходил.



— Ну? — торопил меня Юра. — Чего копаешься?

— Не походят… Чего делать-то?

— Л-ломай! — неожиданно пробудился шеф.

— Держи его! — сказал Юра. Я прижал плечом благоухающего перегаром ротного к стенке. Юра потрогал дверное полотно, зачем-то подергал за дверную ручку и неожиданно нанес мощный удар корпусом. Дверь аккуратно вынесло из стены вместе с коробкой.

— Заноси! — скомандовал Юра, аккуратно приставляя оскверненную дверь к стенке.

— Квартиру хоть узнаете? — спросил я, сбрасывая шефа на ближайший диван.

— Да-а-а-х-р-р! — ответил шеф.

— Ну и ладно.

Когда мы с Юрой вернулись на пеньки, народ пошел уже по третьему кругу.

— Оттащили? — поинтересовался старый капитан, неизменный собутыльник шефа.

— Вроде… — нерешительно ответил Юра.

— Как это «вроде»?!

— В квартире не уверены…

— Вы что, своего ротного в чужую квартиру занесли? Охренели?! Представляете, что будет, когда его там найдут?! Пошли проверим!

К жилой зоне мы подходили с замиранием сердца. Так… дом — тот. Подъезд — тоже тот, слава богу… А вот квартира?! Мы тихонько поднялись по лестнице. Коробка по-прежнему стояла рядом с дверным проемом. Оглядев дело рук своих, Юра подумал и неожиданно нажал кнопку звонка. В квартире неприятно громко зазвенело. Из кухни показалась заплаканная жена ротного, секретчица из нашего штаба. Ошпарив нас взглядом, она молча повернулась и ушла. Сразу же из комнаты выскочил шеф. Он уже заметно протрезвел, на левой щеке отчетливо проступили длинные, вспухшие царапины, очевидно, от ногтей.

— Как вы, шеф? — заботливо поинтересовался Юра.

— Но-о-мально, — пробубнил ротный. Язык у него ворочался еще плохо, как у человека, которому только что вырвали зуб. Он стоял, покачиваясь и разглядывая мутные глубины своего «я». Внезапно в глазах у него мелькнули какие-то искры сознания, шеф еще раз осмотрел нас, и, неожиданно посерьезнев, спросил:

— По-е-е-ему в форме?! У нас что, «тревога»? Я сей-а-ас!

РОСКОШЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ

По утрам шеф бывал не в духе. Ближе к обеду он, обыкновенно, добивался внутренней гармонии и уже не смотрел на подчиненных, как Вий, а в конце рабочего дня у него даже удавалось подписать какие-нибудь служебные бумаги. Но по понедельникам скверное настроение полковника Захарова принимало особо извращенные, клинические формы. Поскольку шеф из принципиальных соображений никогда не повышал голос и не употреблял привычных для русского человека выражений, то говорить ему приходилось как бы сквозь зубы, в буквальном смысле «фильтруя базар». По оперативным данным, такие удивительные скачки настроения шефу обеспечивала его боевая подруга. За выходные она умудрялась доводить нашего, в общем-то, незлобливого начальника до состояния тихого бешенства, и он являлся на службу, полный смертоносного административного яда. Поскольку у хорошего хозяина ничего не должно пропадать попусту, полковник Захаров по понедельникам проводил постановку задачи на неделю. От утренней сексуальной оргии, так же как от неизбежной зимней эпидемии гриппа, спасения не было.

В то утро обсуждали итоги прошедшей сессии и задачи на очередной семестр. Как всегда, итоги были неутешительными, собственно, никто этому и не удивлялся. Уникальность взглядов шефа на учебный процесс заключалась в том, что преобладание в ведомостях «пятерок» означало низкую требовательность преподавателей, «четверок» — их равнодушие к результатам экзаменов, а обилие «троек» и «двоек» — низкое качество проведения занятий. Какими должны быть результаты сессии, не знал никто. Совещание нужно было просто пересидеть, желательно, не высовываясь из амбразуры. Шеф нудно долдонил про «вопиющее снижение среднего балла на 8 процентов», в кабинете, пропахшем застарелым табачным дымом и пылью, томились преподаватели, исподтишка поглядывая на часы, а за окном, на воле, с наслаждением дрались вороны.

Внезапно загрохотал телефон. Шеф недовольно снял трубку и тут же отодвинул ее от уха — мы отчетливо услышали всхлипы и рыдания.

— Что-что? Когда? Да, позавчера был на занятиях, нет, не звонил, не появлялся… Хорошо, понял, примем меры.

Начальник аккуратно положил трубку, искурил в две затяжки сигарету, и, ни к кому конкретно не обращаясь, произнес:

— Так, товарищи офицеры, пропал Гаврилыч, только что звонила его жена. Он уже двое суток не ночевал дома.

Теперь самое время рассказать, кто такой Гаврилыч.

Гаврилыч работал в нашей конторе полковником. Он давно разменял второй полтинник и который год уже готовился с тихим, счастливым вздохом уставшего человека отойти на дембель. От совершения этого мужественного поступка Гаврилыча удерживала полковничья зарплата и многолетняя привычка к пьянке «под разговор». Культуре употребления он уделял огромное внимание, считая мрачное, торопливое употребление первобытной дикостью.

— Единственная известная мне роскошь, — вещал эрудированный Гаврилыч, — это роскошь человеческого общения!

Пить с ним было сплошной мукой, потому что неистребимую болтливость Гаврилыч сочетал с чудовищно скверной дикцией. Когда-то он, решив сэкономить деньжат, отдал себя в руки военных стоматологов. Видимо, Гаврилыч тогда еще не был полковником, потому что военно-медицинские халтурщики, не боясь справедливого возмездия, поставили ему протез с зубами размера на два больше штатных. В силу этого ротовая полость Гаврилыча приобрела сходство с ковшом грейферного экскаватора. Периодически Гаврилыч терял контроль над своим жевательным аппаратом, и неожиданно посередине фразы со стальным лязгом захлопывал рот.

Гаврилыч читал угрюмую дисциплину под названием «Инженерно-авиационное обеспечение боевой подготовки частей и подразделений ВВС». Особыми методическими изысками аудиторию он не баловал: перед началом лекции вывешивал в аудитории гигантский плакат и в течение двух часов аккуратно зачитывал его содержание. За всю лекцию Гаврилыч умудрялся ни разу не изменить интонацию, иногда казалось, что он даже не дышит. Кассеты с записью лекций Гаврилыча о мерах безопасности при работе на авиационной технике или, скажем, о классификации профилактических работ, смело можно было продавать в магазинах эзотерических товаров, выдавая за бурятское горловое пение. Спаренной лекции Гаврилыча не мог выдержать никто.

Для того чтобы понять, как выглядел Гаврилыч, проведем мысленный эксперимент. Представим себе композитора Шаинского. Теперь нальем ему два стакана и наденем папаху. Сумели представить? Вот и замечательно, это и есть Гаврилыч. Кстати, перед окончанием рабочего дня он, в отличие от большинства офицеров, не переодевался в «гражданку», считая, что дешевле носить спецодежду.

Стали вспоминать, кто видел Гаврилыча в пятницу последним. Выяснилось, что после окончания трудовой недели он собирался посетить любимое пивное заведение на Таганке.

— Нужно немедленно туда поехать! — оживился непьющий шеф, — может, его кто-нибудь из официанток там видел!

— Не выйдет — обломал шефа секретарь партбюро, — там одни автоматы. А из официанток там только уборщица, и та внятно только одну фразу произносит: «Мужчина, дозвольте пену схлебнуть!»

— Да? А вы откуда знаете? — с брезгливым удивлением обернулся к нему шеф.

— Ну… — замялся партайгеноссе… рассказывали…

Самое интересное, что сказал он чистую правду: две недели назад мы всем педагогическим коллективом посещали это заведение, но парторг был уже настолько погружен в себя, что о своих подвигах узнал от нас назавтра.

— Лучше давайте попробуем в больницы позвонить, в морги… — попытался он перевести стрелку.

— Жена его уже все обзвонила — хмуро ответил шеф, — а вот куратору из КГБ позвонить придется, все-таки полковник пропал, двое суток — не шутки, попрошу потише!

После разговора с ГБ-шником настроение начальника кафедры достигло уровня абсолютного нуля. Казалось, от его замороженной физиономии, как от бака с жидким кислородом, отваливаются льдинки.

— Поступим так… — начал шеф, как вдруг опять зазвонил телефон.

— Слушаю, полковник Захаров…. Это вы?!! Вы где? Как не знаете? Да? Так… Квартира пустая… Ясно…. Да, да…. Постойте, а номер, номер на аппарате есть? С которого вы звоните! Да? Ну так наденьте очки! Жду!

Мы затаили дыхание.

— Хорошо, записал. Ничего не предпринимайте, ждите!

Шеф положил трубку, обвел нас диким взглядом и доложил:

— Это Гаврилыч. Говорит, проснулся в какой-то чужой квартире, как попал туда, не помнит, входная дверь заперта, хозяев нет, и формы его тоже нет! Придется опять в Комитет звонить… — вздохнул он.

Через полчаса на КГБ-шной «мыльнице» в компании троих сотрудников «конторы» мы ехали по адресу, вычисленному по телефонному номеру. Сотрудники были профессионально хмурыми, в одинаковых костюмах и чрезвычайно туго завязанных галстуках. Галстуки, впрочем, были разные.

Искомая квартира оказалась в новостройках, где-то в Текстильщиках. Поднялись наверх, один из ГБ-шников позвонил. За дверью завозились.

— Николай Гаврилович, это вы? — позвал шеф.

— Я, я-а-а-а! — завыло за дверью, — выпустите меня!

— Это он! — авторитетно подтвердил шеф. — А как же мы дверь откроем?

— Это как раз не проблема, товарищ полковник, — вежливо ответил один из чекистов и встряхнул «дипломатом» — откроем и закроем, дело нехитрое, но надо кого-то из ментов из отделения свидетелем взять, чтобы потом претензий не было.

Двое чекистов остались на лестнице, а мы с третьим поехали в отделение милиции.

Выслушав КГБ-шника дежурный по отделению милиции сказал:

— Без проблем, надо, так надо. Сейчас участкового вызовем, он с вами поедет, какой адрес?

Тот назвал адрес.

— Опаньки! Стаканчик красненького с вас, товарищи офицеры! — почему-то обрадовался дежурный и крикнул вглубь помещения:

— Малыченко! Приведи из обезьянника этого лже-Нерона!

Лязгнула дверь камеры, и здоровенный сержант вывел к нам тяжело похмельного мужичонку в расстегнутой полковничьей форме.

— Вот, вчера в пивнухе патруль забрал, — объяснил дежурный, наш постоянный клиент, только проспался. Из-за формы в «трезвяк» не отправили, сначала разобраться решили.

— Ну-ка, объясни, где ты форму взял, а?

— Ну, дык, эта… — засуетился мужичок, прикрывая ладонью выхлоп — в пятницу познакомились с одним, пивка попили, потом водочки, это уже у меня значить, он откинулся быстро, а я хотел корешкам ради смеха в форме показаться… а вы меня… того… забрали, значить, а он там остался…



— Что ж ты его одного в пустой квартире-то запер?

— Как одного?! Там еще бутылка на кухне была…

«МОСКВИЧ» И ГАВРИЛЫЧ

Гаврилыч купил машину. Машину он хотел давно, да только денег не было. На «Жигули», не говоря уже об иномарке, у него и сейчас бы не хватило, но помогла сестра жены. Она работала на АЗЛК и предложила Гаврилычу купить машину по заводской цене. Грех было отказаться.

Водительские права, как и у любого офицера, у Гаврилыча, конечно, были, лейтенантские еще, а вот устойчивых навыков пилотирования — не было, не приходилось ему водить машину много лет, да еще в таком бешеном городе, как Москва. Поэтому он попросил коллег помочь ему правильно выбрать машину — дело-то ответственное — и отогнать ее к дому, а там он уже сам потихонечку! С ними увязался и я, используя любой повод, чтобы сбежать со службы.

На заводской стоянке, увидев десятки новеньких разноцветных автомобилей, Гаврилыч мгновенно ощутил себя арабским шейхом, выбирающим очередной «Роллс-Ройс» и начал страшно ломаться. Он бессистемно бродил между рядами машин, постукивая по капотам и багажникам, как будто выбирал арбуз. Тогда мы решили упорядочить поиск.

— Гаврилыч, — сказали мы, — определись сначала с цветом, а потом уж мы выберем лучшую из тех, что есть.

Гаврилыч подумал и начал определяться. Ярко-оранжевые, нарядные «Москвичи» были с негодованием отвергнуты как «слишком кричащие», белые оказались маркими, а серые — тусклыми.

— Гаврилыч, — вновь сказали мы, — конечно, ты достоин черного, блестящего «Москвича», но их, к сожалению, так не красят.

После долгих и мучительных колебаний, ясное дело, остановились на зеленой машине, правда, это был какой-то хамский, ярко-зеленый цвет, а «Москвича» благородного, столь любимого военными цвета «хаки» на заводе тоже не оказалось.

Стали смотреть зеленые машины. Выглядели они как-то странно. У одной не было фар, у другой — аккумулятора, третья была поцарапана, у четвертой не закрывались дверцы. Стабильностью технологического процесса на заводе даже и не пахло. Каждая машина таила свои, уникальные и загадочные дефекты. Наконец, после долгих, изнурительных поисков одну более-менее приличную машину нашли, но у нее не закрывался «бардачок». Дефект тут же поправил продавец: он подогрел крышку зажигалкой и ловко подогнул. Машина была куплена.

Следующие две недели Гаврилыч барражировал во дворах, боясь далеко отъезжать от дома, и учился выполнять «упражнение № 1» — заезжать в гараж, не касаясь зеркалами стенок.

К исходу третьей недели он перестал путать педали и принял безответственное решение — приехать на службу своим ходом. Как ни странно, добрался он без приключений и, гордый, в конце рабочего дня пригласил нас осмотреть своего зеленого коня. Поскольку приехал Гаврилыч отнюдь не на «Порше» и презентации не намечалось, особого интереса народ не проявил, но, все-таки положенные ритуальные телодвижения вокруг машины были выполнены, и офицеры с чувством выполненного долга потянулись обратно.

И тут Гаврилыч предложил подвезти желающих до метро. Я и еще два слабоумных согласились.

Для того чтобы выехать на дорогу, нужно было сделать левый поворот через полосу встречного движения. Гаврилыч без происшествий вышел на исходный рубеж и стал ждать, когда тактическая обстановка позволит ему выполнить сложный и ответственный маневр. Водитель вертел головой, как пилот фанерного По-2, опасающийся атаки «Мессеров», но удачный момент все не представлялся. Если дорога была свободна слева, то по правой стороне обязательно кто-нибудь ехал; как только освобождалась правая сторона, возникал затор на левой. Наконец, Гаврилыч устал работать дальномером, приняв командирское решение, он нажал на газ и «Москвич» стал входить в вираж. Сразу же выяснилось, что решение было неверным, потому что слева от автобусной остановки отваливал «Икарус», а навстречу ему ехал грузовик. «Икарус», опасаясь, тарана, замигал фарами и трусливо прижался к обочине; водитель грузовика тоже решил не связываться и остановился. Наш «Москвич», распугав все остальные машины, победно окончил эволюцию и двинулся в сторону проспекта Вернадского. Мы вытерли предсмертный пот и уже ощутили себя в недрах прохладного и безопасного метро, как вдруг оказалось, что Гаврилыч забыл перестроиться, и свободу мы могли обрести только на следующей станции.



Вообще, Гаврилыч был очень странным водителем: за руль он держался, как за горло классового врага, скорости переключал очень резко и жестко, отчего наш автомобиль двигался судорожными прыжками, напоминая эпилептического кенгуру.

Мы уже были под самым светофором, когда на нем зажегся желтый сигнал. Дисциплинированный Гаврилыч с похвальной реакцией вогнал педаль тормоза до самого полика, и тут мы ощутили, что сзади на нас наползает громадная тень. Я оглянулся. Упираясь в асфальт всеми копытами, с визгом и шипением к нам подползал седельный тягач «Volvo», на трейлере которого раскачивалось что-то вроде экскаватора или автокрана.

Гаврилыч расклинился между рулем и педалями и перестал реагировать на окружающий мир. Хлопнула дверца кабины тягача.

— Ну, Гаврилыч, — сказал кто-то с заднего сидения, — ты хоть голову прикрой…

К нашему «Москвичу» подскочил водитель тягача, ощутимо искря злобой. Он нагнулся к Гаврилычу, набрал полную грудь воздуха и… вдруг увидел, что машина забита военными, а за рулем — полковник.

С гигантским усилием он проглотил ком матерщины, застрявшей в горле, сделал судорожный вдох, и каким-то шипящим, посаженным, но истекающим ядом голосом, произнес:

— Товарищ полковник, не могли бы вы мне указать причину столь резкого и неожиданного торможения?!!

Александр Михлин Летучий Голландец ремонтного батальона

От автора

Родился, учился. Потом еще учился.

После первого курса Родина сказала: «Пора отдохнуть. Бери академотпуск. Ты нужен Вооруженным Силам».

Умудрился быть одним из последних студентов, отслуживших в Советской Армии по полной программе.

Вскоре после армии неудержимо потянуло на Запад. Сверился с картой и убедился, что родной Калининград и так расположен на крайнем западе России. Пришлось перебираться в Калифорнию.

Для местного населения мои воспоминания о Советской Армии оказались слишком экзотичны. Слава богу, нашелся www.bigler.ru. Оказалось, не я один такой…

О РОЗОВОМ СЛОНЕ ИЛИ ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ РЕМОНТНОГО БАТАЛЬОНА

Вы, наверное, знаете легенду о Летучем Голландце. Очень популярная легенда в Советском ВМФ была. Дескать, есть специальная такая посудина для залетчиков, мотается по морям-океанам, на дембель никого не отпускает. Увидишь такой кошмар — сам на дембель не уйдешь, останешься на сверхсрочную.

Ну, на сухопутье же тоже хочется чего-нибудь такого, элегантно-призрачного. Не знаю, может, в стройбате старослужащие, понизив голос, рассказывали о волшебной лопате, в пехоте — о щедром поваре или еще тому подобную чертовщину. В ремонтном батальоне 1-ой танковой дивизии была легенда о Розовом Слоне Т-72. В отличие от всего вышеперечисленного, эта легенда имела под собой твердую почву.

Эта история имела место быть холодным январем 1988 года. Несколько недель назад из Добелевской[9] учебки в первую роту прибыла группа из восьми молодых механиков по ремонту бронетанковой техники. Волею судьбы, на ремонт танков попал единственный молодой специалист, остальные сумели рассосаться: кто-то в кочегарку, кто-то в писари, кто-то в водители. Младший сержант Саша в учебке научился ходить в караулы, подметать плац и лихо произносить «Здравия желаю, товарищ сержант!» Танками в учебке совсем не занимались, поэтому все, что молодой специалист знал о танках, сводилось к смутному «оно большое и тяжелое» и вызывало смешанное чувство уважения и страха перед могучей машиной. Сашины учителя-наставники, старший сержант Федя, и сержант Макар, искренне удивлялись сашиной отдаленности от любой техники и боролись с этим, метко швыряя в молодого механика гаечные ключи. Иногда, для разнообразия, ключи применялись на ближней дистанции путем ударения по неловким пальцам.

Однако невысокая скорость обучения молодого механика взывала к другому подходу. И Федя и Макар понимали, что пока они не сделают из этого недоразумения Механика, на дембель их никто не отпустит. Поэтому на молодого бойца посыпались сарказм и подколки. Этот поток внезапно прекратился после того, как…

Я не знаю, может, кто-то где-то когда-то красит танки. Может, кисточкой, акварельными красками. Может быть. Не видел. В рембате этим не развлекались. Танки даже и не мыли. Задача ремонтника была, чтобы танк ездил, а как он выглядит — ну, извините…

Поздним вечером Федя лениво осмотрел танк и сказал Макару:

— Слушай, танк мы скоро закончим, если Шурик ничего не сломает. А как такой танк выпускать? Ты посмотри, грязный, обшарпанный… Стыдно.

— Не сломаю, Федя, — из-под танка раздался голос молодого механика, который не выныривал на поверхность последние часа три.

— Молчи, чудо студенческое… Завтра будем красить танк. Тебе задание — помыть.

— Как?!

— Ну, как-как… Не маленький, небось. Земляничным мылом.

Саша появился на поверхности и внимательно посмотрел на Федю. У того на лице не было ни малейшего признака улыбки. «Земляничным мылом?! Он с ума сошел… И хозяйственным сойдет… А где я столько хозяйственного мыла найду?!! Да и вообще, как я на танке на мойку попаду?!!» Последнюю мысль Саша высказал вслух. Макар вопросительно посмотрел на Федю:

— Да, Федь, погорячился ты. Ночью на танке… Его и из бокса не выпустят. Пусть он танк просто спиртом протрет и загрунтует.

— Спиртом??? А где я….

— Молчи, карась. Пойдешь к дежурному по части, прапорщику Селиванову, попросишь два ведра спирта. Пошли в казарму, Федя, холодно. А ты смотри, чтоб к утру…

Молодой механик остался один. Час ушел на отковыривание особо здоровых комьев засохшей грязи. Потом он сходил в дежурку, поговорил с прапорщиком и очень быстро вернулся в бокс, потирая ушибленную грудь. Грунтовать… Чем? Как? Так, в казарме недавно полы красили, банка краски осталась… Такая мерзкая, коричневато-красная… Картины художники чем-то подобным грунтуют, вроде… А танк? А хрен его знает. Маловато такой банки будет… Ага, там же в казарме три банки белой краски есть. Остались после того, как прапорщик Грищенко унитазы пытался покрасить… Смешаю, авось хватит. Завтра все равно закрасим нормальной защитной краской. А красить? Ну не кисточкой же… Водитель летучки, Олег, спросонья не мог понять, чего от него хочет Саша. Подогнать летучку к танку? Подсоединить воздушный баллон? Помочь что-то там покрасить? Ладно, пошли…

Усталые бойцы закончили грунтовать танк и вернулись в казарму за несколько часов до подъема.

Утром после развода первая рота пошла строиться в боксе. Последним вошел командир роты. Строя, как такового, не было. Плотная толпа бойцов облепила танк, который стоял справа и был почти готов к выпуску. Отчетливо пахло свежей краской. Старший сержант Федя бился в конвульсиях у самой двери боксов. Сержант Макар с диким матом бежал за кем-то, швыряя в этого кого-то всем, что попадало под руку — от гаечных ключей до собственных сапог. Старший лейтенант разгреб толпу, пробрался к танку и обомлел. Грозный Т-72 стоял, блистая нежно-розовым окрасом. Краски не хватило на пушку, поэтому цвет ее напоминал о том, что это — боевая машина, а не детская игрушка. До построения какая-то сволочь успела остатками белой краски нарисовать на башне вместо номеров беленькие цветочки.



Вся рота отдирала не успевшую, к счастью, намертво засохнуть краску наждачной бумагой. Потом особо отличившиеся — Федя, Макар и стахановец Саша — в противогазах терли танк растворителем. Ремонтники спешили закончить до появления зампотеха батальона. Поэтому, когда танк отправился домой в танковый полк, местами были видны розовые пятна — как семейные трусы из разодранных штанов. После этого старые сержанты прониклись уважением к начинающему механику и посодействовали в распространении легенды о Розовом Слоне рембата. Отголоски этой легенды среди танкистов дивизии Саша встречал еще целый год после того, как сам стал Старшим Механиком.

ПИНОЧЕТ РЕМОНТНОГО БАТАЛЬОНА

Четвертая рота в нашем рембате официально занималась ремонтом радиостанций. Интересная была рота… Два солдата, семь или восемь прапорщиков и командир роты, капитан. Никто не видел этих солдат работающими, они вечно куда-то спешили с озабоченными лицами, прижимая к груди паяльники (по-моему, они даже спали с паяльниками). Похоже, их основной целью было избегать нарядов, прятаться от начальства и вообще, сливаться с окружающей средой. Прапорщики исправно тащили наряды, заведовали никому неизвестными складами, трансформаторными будками и каптерками, в меру выпивали и ничем особым не прославились. Но речь не о них, а о командире четвертой роты, капитане Пиночете, прозванным так за свое пристрастие к темным очкам. Знаете, есть такая порода людей типа старухи Шапокляк: все, что им надо от жизни — это сделать гадость своему ближнему. А есть другая порода, которая все время нарывается на неприятности в результате козней вышеупомянутых шапокляков. Капитан Пиночет сочетал в себе оба этих свойства. Не было в ремонтном батальоне человека, подобного капитану Пиночету, способного тщательно, с любовью, создать крупные проблемы на свою задницу.



Довелось мне однажды пойти в наряд помдежем. Дежурным по части заступил он, капитан Пиночет. Сразу после развода я понял, что беды не избежать, и начал молиться, чтобы беда была по возможности локального масштаба. Я лично прошел по всем постам (дежурные по ротам, КПП, парк) и напомнил о повышенной бдительности. (Самый распространенный ответ был: «А не пошел бы ты со своими советами…») Вечером капитан Пиночет отправился проверять территорию батальона. Проверял он очень тщательно, часа два вместо обычного для нормального офицера получаса. Вернулся капитан с обхода очень довольный, потирая руки и насвистывая, и сразу начал что-то писать в журнале дежурства. Нормальный офицер просто предупредил бы провинившегося командира или одного из сержантов этого подразделения. Я понял, что чей-то залет состоялся, и стал гадать, кому из офицеров не повезло на этот раз.

Ночь прошла на удивление спокойно. Утром капитан Пиночет вышел на крыльцо встречать командира батальона подполковника Карандашова. Капитан браво отрапортовал:

— За время моего дежурства происшествий не случилось, за исключением…. Вечером мною обнаружено нарушение в парке: не опечатаны боксы с 41-го по 46-й!

Подполковник нахмурился и зашел в дежурку. Мы зашли за ним. Карандашов уселся на стул дежурного и стал внимательно читать его журнал. Наконец, комбат резко повернулся к капитану:

— А что, товарищ капитан, чьи это боксы?

Пиночет наморщил лоб и вдруг побледнел.

— Четвертой роты, товарищ подполковник… — упавшим голосом доложил он.

— Так… А кто у нас командует четвертой ротой?

— Я, товарищ подполковник… — совсем осипшим голосом доложил капитан.

— Так почему вы, трах-тарарах, не опечатали вчера боксы?!

— В наряд заступал…

— А ваши прапорщики?!

— Печать у меня была…

Подполковник побагровел и повернулся ко мне:

— Сержант, выйди, покури.

Я вышел на крыльцо и закурил, размышляя, как все это скажется на мне. Из дежурки донесся львиный рык комбата, слышный не только на крыльце, но и за пределами батальона:

— Товарищ капитан, вы идиот! Вы хоть понимаете, что вы сейчас сделали?! Да сколько вам лет?! Кто вас в капитаны пропустил?!

Из дежурки донеслось неразборчивое бормотание капитана.

— Вот в Чили Пиночет, так Пиночет, до генерала дослужился, диктатором стал! За что только вас солдаты так прозвали? Не Пиночет, а даун какой-то!

Неразборчивое бормотание капитана.

— Товарищ капитан, я вас снимаю с наряда! Сегодня заступите опять! Нет, не весь наряд, а только дежурного по части! Вы хоть понимаете за что?

— За не опечатанные боксы… — услышал я голос капитана.

— Нет, это невозможно! — закричал комбат, и я услышал, как в дежурке хлопнула дверь.

Встрепанный подполковник выскочил на крыльцо, закурил, и мотнув головой в сторону дежурки, обратился ко мне:

— Не, ну ты видел?! Ведь он так ни хрена и не понял!

ИСТОРИЯ ОДНОГО ДЕМБЕЛЬСКОГО АККОРДА

Я думаю, нет, я просто уверен, что одна из причин завоевания Руси татаро-монголами в 13-м веке ускользнула от ока многочисленных исследователей. Наверняка, многие проблемы Древней Руси могут быть логично объяснены, если принять за данное, что среди русских дружинников были приняты дембельские аккорды. Сделал Добрыня какой-нибудь перед дембелем крепостную стену, предварительно медов старинных укушавшись, и ушел в княжеский запас; через месяц стена рассыпалась по бревнышку, пришли татары и монголы и взяли беззащитную крепость голыми руками. Или подковал Алеша Попович триста лошадей, да уехал в свою деревеньку Старые Гадюки на дембель, весь в аксельбантах поверх кольчуги и с дембельской берестой за пазухой. Через два дня дружинникам выступать, а подковы отваливаются от копыт лошадиных, так как означенный Алеша вместо гвоздиков для ускорения процесса подковы на пластилин посадил.

Весной 1989 года наследникам Добрыни и Алеши в ремонтном батальоне довелось неоднократно поддержать славу предков. В начале мая зампотех батальона, майор Тросик, вознамерился обнести ремонтный парк бетонной стеной. Старый деревянный забор, усеянный осколками бутылочного стекла поверху, наверняка был возведен древними пруссами для защиты от тевтонских рыцарей. Поэтому местами он расшатался, и несознательные ремонтники ходили в самоход без малейшего труда. Согласно ведомости утруски и усушки ГСМ нашего зампотыла, бойцы умудрялись выкатывать бензин сквозь эти дырки цистернами. По замыслу зампотеха, рембатовская стена должна была не хуже берлинской защитить завоевания социализма в ремонтом батальоне. Стратегический просчет майора Тросика заключался в том, что для ускорения и удешевления процесса решено было доверить возведение стены группе дембелей из первой роты.

В пятницу прапорщик Грищенко привел четверых заматерелых дембелей к выделенному участку:

— Вот, хлопцы, ваши 300 метров. Здесь лежат железные столбы, там — бетонные плиты. Здесь — песок, там — цемент. Копаете ямы под столбы, столбы бетонируете, к ним на крюки подвешиваются плиты, крюки завариваются. Срок — вам решать, как сделаете, так уволитесь. Молодых с КМБ[10] не трогать. Вопросы? Разойдись!

Поставив задачу, товарищ прапорщик удалился навстречу полувыходной субботе. Бойцы решили приступать немедленно, ибо дембель — это, товарищи, дембель, каждая минута на счету. Работа началась с совещания. Основной вопрос: отпустят ли их действительно после окончания стройки. Леша сказал:

— Если бы проект исходил от прапорщика, то ну его нафиг. А тут — от зампотеха… Майор все-таки…

Олег напомнил:

— Саша тоже от зампотеха аккорд получил: водомаслогрейку отремонтировать. Двое суток корячился, сделал лучше, чем Дворец Съездов, а его ротный обратно на танк поставил. Саша к зампотеху, а зампотех притворился, что не понимает, о чем речь…

Решили, что не может же зампотех каждый раз солдат накалывать, должен же хоть когда-то слово держать. А забор строить — всяко легче, чем под БМП[11] валяться. Да и время до дембеля быстрее пролетит.

В пятницу вечером солдаты успели разметить места под ямы и начать копать. В субботу они вскочили при первом хриплом крике дневального и ломанулись в парк. Половину ям пришлось переделывать, так как вечером из-за наступившей темноты намеченная линия забора вылезла на шоссе. Ямы были выкопаны, и тут бойцы столкнулись с проблемой: выделенного им цемента для бетонирования столбов не хватало. А прапорщика до понедельника не будет. Военный совет постановил: прапорщика не ждать, цемент равномерно распределить между всеми столбами. Ямы углубили, основание столба засыпали камешками и песком. Все это утрамбовывалось лично сержантом Лешей. Затем наносился раствор, очень аккуратно, дабы не пролить ни капли драгоценного цементного материала. Нет, раствор замешивался согласно нормам. Вот только заливался он не глубже 2–3 миллиметров… Зато выглядело это действительно железобетонно.

В воскресенье на бойцов упала еще одна проблема. Дежурным по парку заступил опальный капитан Пиночет. Дежурными по парку всегда заступали прапорщики; единственным исключением был этот капитан, назначаемый на сей пост лично комбатом в виде наказания. Пиночет старался следовать букве закона. Воскресенье — выходной. Хотите делать забор — делайте, но кран-стрела из боксов не выйдет. Точка. Пришлось плиты таскать и устанавливать вручную.

Но всем страданиям приходит конец. В понедельник утром забор гордо возвышался над парком. Дембеля-заборщики докрашивали разведенными в воде остатками цемента особо нагло выглядывающие из-под столбов участки песка. Прапорщик Грищенко не верил глазам. А говорят, на дембелей рассчитывать нельзя… Какие молодцы! Прапорщик любовно осмотрел все триста метров забора. Похвалив бойцов, он сел на перевернутое ведро, закурил и прислонился спиной к забору. Леша в отчаянии закричал:

— Товарищ прапо…

Но было поздно. Трехсотметровый забор удивленно сказал «Ууупссс…», передернул железобетонными плечами, и в полном соответствии с принципом домино с грохотом откинулся на спину.



Изумленный прапорщик лежал на горизонтальном заборе, судорожно сжимая зубами сигарету. На грохот прибежал зампотех. Он с тоской оглядел поле боя, помог подняться прапорщику и спросил:

— Никого не придавило?

Прапорщик мрачно ответил:

— Придавило. Мы на развалинах табличку установим: «Тут похоронены надежды на дембель»…

Ребята уволились только через полтора месяца. Плиты пришлось по одной вручную красть по ночам из соседней части, так как половина старых плит побилась в хлам. Наверное, их тоже лепил какой-то дембель на свой аккорд.

КАРАУЛЬНЫЕ ХИТРОСТИ

Ноябрь 1987 года. Рембатовская учебка в Добеле, тогда все еще Латвийской ССР. Мы уже младшие сержанты, но из-за начинающейся борьбы за независимость Латвии в войска нас не отправляют. Довольно тревожно, спим в одежде, готовность если не номер 1, то номер 2 (не помню эти степени тревоги). Целый батальон новоиспеченных младших командиров… Чем занять? В караул, через день на ремень! А в караулах проверки почти каждую смену. Вы хоть знаете, что такое, 4 раза в день поспать по 20 минут? Мы полтора месяца ходили, как сомнамбулы, с одной мыслью: спать!

…На своем посту номер 2 младший сержант Саша уже давно оборудовал уютное местечко: пожарный щит. Ляжешь туда, кошмой пожарной накроешься, не дует — красота! Только можно ведь уснуть и проворонить разводящего или проверку. А с этим у нас сурово — в дисбат, может, и не отправят, но во второй роте одному лычки перед строем сорвали. Поэтому надо создать систему раннего оповещения. Саша был гуманитарий, поэтому вместо сложных инженерных конструкций он решил использовать психологию. Лучше, если проверяющий сам о своем приходе объявит. За боксом нашлась пустая консервная банка. В полтретьего ночи Саша поставил ее на асфальтовую дорожку, идущую между боксов, упал за свой пожарный щит и закемарил.

Начальник караула, капитан Петров, вместе с разводящим старшим сержантом Егоровым на цыпочках проникли на территорию второго поста. Часового не было видно.

— Щит проверим, — прошептал капитан старшему сержанту. — Только тихо, не спугни.

— Спит ведь, гад такой, — подумал Егоров с ненавистью, — а мне за него капитан абзац устроит.



В это время капитан свернул на боковую дорожку, ведущую к пожарному щиту. Прямо посередине дорожки аккуратно стояла консервная банка. Забывшись, капитан разбежался и ударом профессионального футболиста впечатал банку в железные двери бокса. Грохот… и крик часового из-за пожарного щита:

— Стой, кто идет!!!!

— Начальник караула… С разводящим… Разводящий, твою бабушку! Егоров! Егоров!

…Старший сержант Егоров даже не ржал, он булькал, хрюкал и попискивал, привалившись к стенке бокса, не в силах выполнить очередную команду часового и осветить лицо. Капитан Петров всплеснул руками и присоединился к нему. Часовой Саша терпеливо ждал с автоматом наизготовку.

ЛЕГКО НА СЕРДЦЕ ОТ ПЕСНИ ВЕСЕЛОЙ

В то далекое время, когда в СССР еще не было MTV, любил советский народ развлечь себя песней. И Советская Армия пела громче всех. И даже были Краснознаменные хоры, оркестры и ансамбли. Впрочем, сейчас речь не о них, а о суровой серой повседневной строевой песне, которая лилась из миллионов служивых глоток, невзирая на наличие слуха и голоса. А уж хочешь петь, не хочешь — твои, солдат, проблемы. Пой! А то после вечерней поверки не скоро спать попадешь…

Не был исключением и наш ремонтный батальон. Каждый вечер (если не повезло тебе загреметь на полигоны) — вечерняя поверка. Затем — прогулка. Не с девушкой прогулка, а строем, поротно. И с песней! Традиционно, дембеля компромиссно ходили строем перед сном, но рот не открывали. Обычно дежурному по части этого было достаточно, так как неплохо пели те, кто призывом помладше. В нашей первой роте были аж два запевалы (хорошо пели, черти!). Ну и слабосильный хор подмяукивал в ногу. Главное ведь не результат, а участие…

Но в тот вечер совпали две неприятности. Первая (поменьше) — оба запевалы отсутствовали по причине наряда (как и еще полроты, преимущественно младшего призыва, естественно). Вторая неприятность заключалась в том, что дежурным по части заступил капитан Пиночет. Пиночет никаких компромиссов не признавал, и никакие отмазки не пропускал. И вот, после 55-ти минутной поверки (стандартная поверка занимала 15–20 минут) первая рота пошла. Молча. Как белогвардейские цепи в психическую атаку. Пиночет решил обидеться и рявкнул:

— Первая рота, стой! Почему без песни?!

Голос из строя:

— Запевалы в наряде, товарищ капитан.

— А меня не колышет! Крутом! На исходную, марш!

Пришли. Пошли опять. Пиночет скомандовал:

— Песню!

Неуверенный шатающийся дискант проблеял первые две строки о трех танкистах. Рота угрюмо молчала, и дискант поперхнулся.

— Первая рота, стой! Кругом! На исходную, марш!

История повторилась, только на этот раз первая рота угрюмо не спела «Моя столица, моя Москва». Пиночет налился бурой краской.

— Издеваетесь?

— Никак нет, товарищ капитан, запевал нет, слов не знаем!

— Издеваетесь… Так, весь батальон будет стоять и ждать, пока оборзевшие деды первой роты не споют нам песню. Первая рота, кругом! На исходную, марш!

Остальные рембатовцы начали ворчать. В основном, про чудаков в капитанских погонах, но были и сознательные голоса, требовавшие от первой роты не валять дурака, спеть этому долбо… гм, дежурному по части, и уже пойдем, наконец, в казарму, так как время позднее.

— Разговорчики! Первая рота, марш! Первая рота, стой! Ну?

Сержант Дима сказал:

— Ладно, мужики, хорош, давайте споем уже и пойдем отсюда.

Сержант Лёша резонно возразил:

— А кто петь будет? Ты хоть одну песню знаешь? Нет? И я — нет. Да и западло… Затравит он нас сегодня. В общем, спокойной ночи, малыши.

Сержант Саша оживился:

— Есть идея. Споем. И не западло. Я запою, вы подхватите. «Спокойной ночи, малыши» в детстве все смотрели? Первая рота, шагом марш! Песню запевай!

И первая рота пошла. Хрипловатый, но громкий голос начал, еще несколько голосов подхватили.




Пиночет заулыбался: победил! В это время из строя второй роты раздался первый неуверенный смешок, быстро переросший в дружный смех. В третьей роте начали аплодировать, что капитан отнес на счет своего умения убеждать. Кто-то из эваковзвода начал подпевать, вторая рота подхватила и вот в ночи над батальоном, ширясь и крепчая, полилась бодрая, с лихим подсвистом, бессмертная песня:

Спят усталые игрушки,
Книжки спят.
Одеяла и подушки
Ждут ребят…

О ДРУЖБЕ НАРОДОВ В РЕМБАТЕ

Прошу не рассматривать этот рассказ как разжигание, стравливание и т. п. Сам являюсь представителем нац. меньшинства, так что не корысти ради…

1988 год. Начало Карабахского противостояния. По Вооруженным Силам сверху вниз покатились директивы об усилении партполитработы, разъяснения национальной политики ЦК КПСС и т. п.

В наш ремонтный батальон прибыл целый полковник, замполит 1-й танковой дивизии. На политзанятия согнали весь рембат, включая поваров, почтальона и прочих блатных служивых. Меня, к моей радости, зампотех достал из замороженного танка и отправил в теплый клуб. Замполит батальона майор Кукушкин лично прошел по всем каптеркам и прочим нычкам. Из бани он пригнал заматеревшего дембеля-банщика, ефрейтора Курочкина. Как оказалось, это была не просто ошибка, но грубый политический просчет.

Как обычно, майор Кукушкин вылез на трибуну, толкнул речугу о происках империалистов и предоставил слово полковнику из штаба дивизии. Полковник повторил тезисы о происках империализма и заговорил о несокрушимой дружбе народов. Надо сказать, что в нашем рембате на 120 человек (включая офицеров и прапорщиков) служили представители 32-х различных национальностей. Поэтому полковник ярко и коротко описал многовековую дружбу латышского и туркменского народов и перешел к опросу присутствующих бойцов:

— Вот вы, товарищ ефрейтор, поднимитесь сюда, — и палец полковника уперся в Курочкина.

Майор Кукушкин побледнел и беспомощно посмотрел на командира первой роты, где официально числился Курочкин. Ротный, старший лейтенант Ковалев, вздохнул, вынул блокнот и приготовился писать объяснительную.

На трибуну тем временем поднялся сияющий, как олимпийский рубль, Курочкин. Полковник по-отечески задушевно спросил его:

— Вот вы, товарищ ефрейтор, знаете, представители скольких национальностей служат в вашем славном рембате?

Курочкин задумался, улыбка исчезла с его лица. Парень он был неплохой, но в своей бане за последние полгода одичал совершенно. Газеты он использовал только в туалете, не для чтения. Телевизора в бане не было. Про Славу КПСС он подзабыл… Наконец, Курочкин опять заулыбался:

— Три нации служат!



Майор Кукушкин закрыл глаза рукой и отвернулся. До пенсии ему оставался год, который майор хотел бы прожить мирно, без изматывающих бесед с дивизионным начальством. Старший лейтенант Ковалев начал писать свою объяснительную. Полковник насторожился и попросил уточнить. Курочкин бойко начал:

— Русский… нерусский (оживление в зале), — тут Курочкин замолчал, пошарил глазами по залу, взгляд его остановился на старшине роты, прапорщике Грищенко, — и один хохол есть!

Максим Токарев Тень погранца

От автора

Привет, читатель. Меня зовут Макс.

Единственное, что точно поддается моментальной идентификации — это пол. На этом простом основании, да на нормальной сексуальной ориентации и построилась, как шеренга на плацу, жизнь — родился (национальность не знаю), учился (всему и, как теперь выясняется, ничему и совершенно точно — не тому), женился (попадая, понятно, и промахиваясь, но: дарю вывод — с каждым разом все то же самое, только достает быстрее), поскользнулся (ну, оступился — решил, что пролетарий по духу и аграрий по происхождению может быть блестящим военно-морским офицером по жизни), упал (отжался и очнулся — так получилось — одновременно), и вот только здесь чего-то понял.

А может быть, только показалось. Детство на Украине, юность в Белоруссии, училище в Калининграде, морские части погранвойск на Балтике…

Капитан-лейтенант запаса, надо же… Наверное, да — все это мне показалось. Если вы со мной согласны, считайте мои попытки нечто из показавшегося изложить на бумаге простым ненаучным фэнтези. Это — для вас.

Спасибо, что вы есть.

БАЛЛАДА О ПОТЕРЯННОМ УПРАВЛЕНИИ

Исповедь престарелого старлея из судоломательно-судовредительного города Южно-Даугавпилс.


Тральщик был старый, как череп ихтиозавра на дне Марианской впадины. Господи, да и пройти-то — всего ничего, даже без выхода в нейтральные воды, одними внутренними… Ничего же не надо. Соляры тонн двадцать, ящик тушенки и связь со штабом флота — и все, Боженьки мой. Но это ж флот. Посадили на переход дивизионного связиста — мол, спецыалист, опыт службы, что ж вы так жметесь по углам? Спецыалист… Конечно, мало кто еще сможет стакан чистого «шила» засосать и потом наизусть весь Устав гарнизонной и караульной службы на одном дыхании, вместо закуски. А потом — с копыт, минимум на сутки. Профессионал — попробуйте повторить.

Работает один передатчик, один приемник, одна УКВ-станция. Перед выходом — отработки по связи с этим самым штабом флота. Пять баллов. Что вы удивляетесь, это ж все по связи. Вот сел, допустим, аккумулятор в вашем мобильничке. Вставьте свою SIM-карту в телефон лучшего друга и:

— Алллио! Здравствуй, душенька! Ой, как я тебя хорошо слышу! Па-азвани мне, а?

Вот так и отработали. Естественно, штаб работал с подставой — совершенно другим тральцом, дежурным по соединению, ему сам Верховный Главнокомандующий ВВП велел быть «при звезде и шпаге». За три литра «шила» всего отработали. «Корабль к переходу готов». Естественно. Вы б посмотрели на этот корабль. Ох…

Пошли. Чух-чух. Тральщик. Пока на УКВ-слышимости, все нормально. Мы рождены, чтоб сказку сделать… пылью… и машинным маслом… И КВ-радиосеть первое время держалась, как цирковая лошадь — с натянутой вымученной улыбочкой. Но вот растаял в далеком тумане УКВ-оплот, и лошадь, поржав для приличия, откинула копыта — дивизионный связист, неведомо как дочитывающий поэму про лай караульной собаки в третий раз, шатаясь, схватился за штырек на антенном коммутаторе и нечаянно разорвал фидерный тракт передатчика — и никто ж не заметил… Флот зовет — молчок. Это ж флот — здесь же «Курск» совсем недавно так же: был да был на связи, а потом — о-па, и нету. Правильно, народ нервничает — Боже, это ж морской тральщик, да такие свободно в Средиземку ходили, в Красное море, на боевое траление когда-то… Но все же — море есть море… Отработку на «отлично»… Хм. Эфир:

— Так, все бросай, зови этого чудака… (образно)

— Есть! Э-э-э-й-й-й, чудА-а-а-А-ак!!! Чудак!! (образно)

— Отвечает?

— Никак нет.

— Хм. Вот ведь чудак… зови, зови непрерывно…

Нет покоя службе связи флота — все зовут чудака. Тщетно. На КП флота зреет грозовая туча. Уже разосланы телефонные клизмы по всей цепочке командиров и начальников, оборвавшейся на командире дивизиона этого несносного тральца, дальше — только командир и командир боевой части связи самого тральца, но до них не добраться. Уже подготовлены клизмы телеграфные, в приказах, в поощрениях и взысканиях служебных карточек, в личных делах, в военкоматах по месту предполагаемого проживания по факту досрочного увольнения и даже в карманах плаща командира бригады тральщиков, срочно вызванного к НШ флотилии: «Вот этими вот руками удушу, сволочи»… А тралец, тем не менее, молчит.

Вот хрен же знает, что там с ними.



Все береговые посты зовут тральщик. Если судить по предварительной прокладке перехода, он должен быть вот здесь. Определяется ближайший МРТВ (морской радиотехнический взвод), находящийся в вечной ссылке на глухом берегу, и:

— Так, золотой, вооружай свою службу наблюдения, и высматривайте, во что угодно — нет ли признаков этого…. Этого… ууууууух, тттллля!! (зубовный скрежет) И звать, звать постоянно!!!!

Тралец молчит.

Утро. Тралец, мать его за ногу, молчит. Начальник связи флотилии, плотоядно тыкая пальцами в списки подчиненного гарема связистов, составляет меню на сегодня:

— Так, вот этого, этого, еще этого, он там должен был аварийные радиосредства проверить, этого, вот этого, и, да, вот этого еще, этого и этого. Сколько? Маловато. Пиши — еще этого, этого и этого вот. И этого. Через два часа здесь, у меня. Все. Будет разговор. Будет, мать-перемать, коллективное приобщение к таинствам Камасутры. Казззлы!! Я из-за вшивого тральца ночь не сплю!! Я вам покажу, тля, «пять баллов»!!

А тралец молчит — и это уже не очень смешно.

— Ну что ж такое-то, а? Флот, вроде, возрождать надо…. А тут… одно за другим… Блин!!

На МРТВ:

— Э-э-э, тащ, я, кажется, чего-то слышу…

— А?!!!

— Да, точно, зовет. Только тихо очень…

— Да?! Точно?! Ну, фух! Ну, наконец-то! Запрашивай место действия… И в телефон: «Паййй-малиииии!!!!»

— Ох ты, Господи, наконец-то… Что там?

— Работает аварийной радиостанцией… Дает место, курс, скорость и расчетное время прибытия в протопункт Южно…

— Что? Прибытия?

— Так точно. Все, как положено — практически в соответствии с предварительной…

— Фсё. Всех сюда. Чудак нашелся. Сбор данных с последующим разбором…

А тралец спокойно заходит в порт, получив разрешение, становится к стенке, и первым, ступившим на твердую землю, прямо перед остолбеневшим начальником связи военно-морской базы… если, конечно, к грациозному кувырку через леера и касанию бетона пирса непосредственно башкой подходит слово «ступившим», да, оказывается именно наш с вам старый знакомый — дивизионный связист, практически растворенный изнутри чистейшим, как роса, эликсиром вечного щастья «Мэйд ин Рашиа».

БАЛТИЙСКИЕ ДУБЫ

Собственно, в эту категорию попадает почти 100 % личного состава ДКБФ,[12] но не буду бросаться под танк.

И речь не о форменных признаках старшего офицерства ДКБФ на козырьках фуражек, хотя очень часто уставное расстояние между ними настолько завышено, что данные изделия гораздо больше напоминают рога.

Речь о деревьях.

Самый Главный Балтийский Дуб находится в Калининградском ВВМУ. Причем по странной прихоти кого-то из первых поселенцев, принявших здания, сооружение и центральный плац с одиноко торчащим деревом непосредственно от курсантов танковой школы Вермахта, этот Дуб называется Баобаб.

Славен Баобаб в первую очередь традиционной организацией его охраны и обороны с пулеметными гнездами в ночь с последней пятницы на последнюю субботу июня каждого года. Потому что каждый выпуск стремится его спилить. Пока это никому не удалось, но степень серьезности угрозы вы поймете, когда узнаете, что двери комнат общежития пятого курса в эту ночь обычно выбивают в коридор. Ничего особенного, если не знать, что все эти двери обычно открываются вовнутрь, в комнаты. То есть к утру в центральном проходе общаги можно наблюдать и опалубки с косяками, и застрявшие в дверях постанывающие тела героев-камикадзе, возле которых лучше не прикуривать.

А еще Баобаб знаменит тем, что об него однажды треснулся, зазевавшись, знаменосец роты Почетного караула (РПК) этого долбанного ДКБФ-а, и треснулся непосредственно знаменем в вытянутых вперед ластах. Вы себе на секундочку представьте, как же должна быть затрахана эта почетная коробка вместе с линейными, чтобы, отключившись от реальности на «боевом курсе», неуправляемо врубиться в одинокое дерево посреди межкорпусного плаца. Причем это произошло так, что серпасто-молоткастый наконечник древка застрял в пышной кроне, и когда знаменосец пришел в себя и понял, что святыня не желает продолжать путь в его ненадежных объятиях, он сильно дернул. Очень сильно. Этот парень в дальнем походе один перетянул канат у целого взвода «фрунзаков».[13]

Баобаб стоит там лет 120, и он уже все повидал. Поэтому, не сопротивляясь особо, он отдал вместе с древком и здоровенный сук в ногу толщиной с великолепной зеленой гривой, который, бухнувшись в продолжающий свой путь четкий строй Почетного караула, положил на сияющий асфальт три шеренги тянувших носочек нэйвал кадетов сверкающими карабинами врастопырку, да так удачно, что живо напомнил профессионалам картушку компаса. Но РПК есть РПК — шкентель[14] коробки, не сбавляя оборотов и не меняя выражения лиц, протопал по корешам, старательно следя за равнением штыков.



Говорят, этот сук утащил в закрома сухонький капраз-пенсионер, начальник музея.

Но если Калинингсберг, по статусу своему, сохранил единственный экземпляр заслуженной прусской флоры, то дорога на Пиллау и сам Пиллау явно отдан был на растерзание растительности без всякой жалости.

Первый бассейн военной гавани чистенького Пиллау, привечавший в свое время все бронированное безобразие Кригсмарине от «Дойчланда» до «Тирпитца», даже когда город сменил название на Балтийск, и в дополнение к Булыжникам приобрел изобилие Бабья и Бескозырок, продолжал утопать в тени высоченных дубов. Нет, правда, дух захватывает — метров по 60–70 деревья, если визуально.

Очень красиво.

А в корне первого бассейна, что прямо в средоточии этого ботсада, обычно тусовался главный калибр бригады разведки — два ССВ[15] польской постройки, красивые белые пароходы с веселыми и умными командами.

И, понятное дело, эти команды должны были прибыть поутру на борт раньше бригадного начальства, которое, не торопясь, замыкало шествие военных в летней тройке (головные уборы в белых чехлах) по центральной усадьбе ГВМБ[16] ДКБФ, вдоль строя уходящих за облака деревьев.

Утром, надо вам сказать, птицы, в нашем конкретном случае — вороны, обычно тихонько сидят на ветках. Если все в порядке. Успеется еще организм проветрить. И привести в нормальное состояние.

Последние мичмана на подъем флага почти бегут, но уже ясно, что успевают, и уже ясно, что штаб бригады, и главное — главное — начПО[17] с комсомольскими подпевалами, еще на полпути до сходен.

И как только последнее плавсоставское тело взлетает на борт, под покровом джунглей раздается резкий, пронзительный, разбойничий свист, который, резонируя с колышущейся листвой, бьет по ушам и мозгам огромного стада ворон, сорванного с веток в беспорядочную круговерть под кронами.

А еще он бьет по желудочно-кишечным трактам пернатых, и начПО со свитой внизу начинают перемещаться хитрым зигзагом, что, как известно из тактики ВМФ и истории войн, все равно не спасает от обильно летящего с неба дерьма. Наука говорит о том, что в данном случае надо встать и стоять, пока не отосрется последняя сорока-ворона. Представьте себе покорно застывшего под фекальным дождем верного ленинца, деятельного и мстительного. Не бывает. Поэтому, когда живописно обкаканный политический капраз появляется на сходнях тихо рыдающих борт о борт ССВ, смотреть на него впрямую без улыбки может только комбриг, приходящий обычно за час до подъема флага. Смотрит комбриг без улыбки и трет свою щеку.

Сосредоточенно так.

Можно сказать, воюет с собственной мимикой.

КОНТРАБАНДА В ЗВУКАХ И ДИАЛОГАХ

— Делать ничего не надо. Вот уведомление. Получаешь доверенность. Заказываешь машину. Едешь на товарную станцию. Получаешь контейнер по доверенности. Привозишь сюда.

— Яволь.

— Ну, там… если проблемы какие, звони.

— Якши.

— Ехать лучше утром.

— Оуи.

— Как будет «Да» на иврите?

— Кен.

— А по-японски?

— Хай.

— А по-гречески?

— Нэ.

— Шо, нэ? Нэ розумию?

— «Да» по-гречески будет «нэ».

— Отличный язык. Надо изучить. Завтра получаешь груз.

— Ох… Угу. Оффффф ко'з…

Наступает ночь, потом утром идет дождь, потом по мокрой дороге едет машина. В ней человек в матросских погонах просто едет, а человек в погонах старшего лейтенанта едет получать контейнер. Работает двигатель. ЗиЛ-131. Ж-ж-ж-ж. Это он так едет. Приехали. Бам! Это дверца закрылась.

— Хрен.

— Простите, не понял.

— Хрен тебе, а не контейнер. Во-первых, надо сначала платить, а потом забирать. Мне ваши военные гарантийные письма до лампады. Но главное, надо декларацию.

— Какую декларацию?

— Таможенную. Грузовую.

— Вас как зовут?

— М-м… Михаил.

— А по отчеству?

— Ефимович.

— Дядя Миша, там нам радиостанции пришли, Р-625, с антеннами.

— Ну и…? Вот документы — груз под таможенным контролем, отправлен с Украины. Всё, кончился эсэсэсэр. Теперь это все растамаживать надо.

— Рас… что?

— Так. Вот идешь отсюда — во-о-он туда, в вагончик. Там таможенные инспектора. Они тебе все расскажут.

Шаги. Чавк-чавк. Чавк. Чпок. Хррр — тьфу. Чирк-пых-пых-пых. Слова: «Вот же ж вашу мамашу, а?» Дверь открывается — скрип, закрывается — бух.

— Здравствуйте.

— Подождите в коридоре.

— Я по вопросу…

— Я вам сказала — подождите в коридоре, я занята.

— Знаете, у меня нет времени — машина ждет.

— Молодой человек, у всех нет времени, у всех машина ждет.

— Не все границу этой страны охраняют. Не говоря об исключительной экономической зоне. Старший лейтенант Топтунов, помощник флагманского связиста бригады пограничных кораблей. С кем имею честь?

— Так… вкратце ваш вопрос, только быстро.

— Вот документы на груз. Мне сказали, что проблем нет — приехал, получил. Там радиостанции морские, тяжелые и уродливые, но крайне нужные для управления кораблями охраны границы.

— Отправитель — Украина?

— Я не знаю. Да мне все равно.

— Вот тому государству, которое вы собираетесь охранять, молодой человек, не все равно. По законодательству вы, ваша организация, должны заплатить в доход государства таможенные платежи — налог на добавленную стоимость, пошлины и сбор за таможенное оформление, плюс — код какой? — естественно, получить сертификат соответствия, после этого составить таможенную декларацию, и вот только потом получить груз.

— Вы смеетесь? Нет, я скажу то, что думаю, вы издеваетесь?

— Нет, юноша, я ничего против вас лично не имею. Это все государство. Исполнительная власть.

— Я — тоже исполнительная власть. Вы хотите сказать, что одна исполнительная власть должна заплатить другой исполнительной власти, чтобы эта, вторая исполнительная власть, разрешила первой поставить на боевое дежурство средства связи в интересах какой-то там общей исполнительной власти? Мадам, я нормальный. У меня есть воинское звание, гражданство, чистая медицинская книжка, водительские права, наконец. Их дебилам не дают.

— Не знаю. Я сказала вам, что делать. Не задерживайте очередь.

— Назовите координаты высшей инстанции.

— Вот, пожалуйста. Адрес. Телефон.



Ж-ж-ж-ж. Это опять едет Зил-131. Бум. Топ, топ. Зеленый флаг на ветру, почти такой же, как морской пограничный, но не такой. Уродское зеленое знамя с жиденьким крестиком. У них, оказывается, тоже есть свой флаг. Слова: «И еще герб, гимн, скипетр, держава и шапка Моно… бля-а-а-а!»

— Здравствуйте. У меня вопрос. Действительно ли есть таможенные проблемы в отношении вот этого груза?

— Это не ко мне. Это в отдел таможенных платежей.

— А где этот отдел?

— Там.

— Где «там»?

— Сегодня у них неприемный день.

— Хорошо, где именно я могу прочитать регламент работы отдела, номер кабинета какой?

— 218.

— Второй этаж, да?

— Пропуск на вход надо выписать.

— Выпишите.

— Это в бюро пропусков — во дворе налево и потом направо.

Тук-тук-тук. Слова: «Твою мать!» Тук-тук-тук. Тишина. Бах-бах-бах. Грюк-грюк-трах!

— Вы чего дверь ломаете?!! Я щас охрану вызову!

— Выпишете мне пропуск. В отдел таможенных платежей.

— У них сегодня неприемный день.

— У меня управление охраной границы сорвется, а виноваты будете вы.

— Какой границы?

— Ну, если перед вами стоит человек в форме офицера погранвойск, существует ли более идиотский вопрос, чем, «Какой границы?!!» Кромки! Территориальных! Вод! Российской! Федерации!

— Не надо кричать, все понятно. Отдел таможенных платежей, старший инспектор Синицын.

Топ, топ. Чирк, пых. Ухххххххх. Ххх. Иххх. Кхе. Кху. Слова: «Ну что за жизнь, а?»

— Здравствуйте. Могу ли я говорить с господином Синицыным?

— Его нет. Он будет вечером.

— Товарищи, мне, в принципе, глубоко наплевать на господина Синицына. Мне в вашем бюро пропусков выписали пропуск именно к нему. Три минуты назад. Мне, товарищи, нужно задать вопрос знающему человеку, компетентному, уверенному, способному грамотно проконсультировать меня, представителя Федеральной Пограничной Службы. И довольно быстро.

— Ох… ну… слушаю вас.

— Неделю назад мы получили указание из Москвы получить шесть радиостанций Р-625, которые отправлены нам железной дорогой из Севастополя, с завода-изготовителя. Радиостанции эти совсем новые, свежие, как говорится, ни разу не надёванные, а то, на чем сейчас держится тактическая связь морской границы, давно дышит на ладан и харкает канифолью. Мне эти станции нужны как воздух. Как хлеб. Хотя бы эти шесть.

— Дайте посмотреть документы. Ну вот, вот опять я не сделаю вовремя отчеты… так, страна происхождения… где сертификат завода-изготовителя?

— Здесь все, что пришло с контейнером.

— Сертификата нет. Страна происхождения не установлена.

— Да как не установлена? Вот, отправитель — завод имени Калмыкова, Севастополь!

— Ну и что? Его коммерческое предложение? Прайс-листы?

— Да вы что?! Какие прайс-листы?!! Это военно-морская техника, за пределами наших кораблей и узлов связи на хрен никому не нужная!

— Так… молодой человек… не забывайтесь. Вы в госучреждении!

— Это ничего не меняет. На каком основании и сколько я должен платить?

— Это вам декларанты расскажут. Далее. Где сертификат качества?

— Ну я же сказал, больше ничего не поступало.

— Ну, тогда — на экспертизу. Акт отбора образцов — и на исследования.

— Какие, на… извините, исследования?!! Я вам завтра вагон поломанных станций привезу, точно таких же, какие сертификаты, о чем вы?! Ничего этого не было!

— Раньше не было, а теперь будет. Короче, вот это вам нужно сделать, а суммы таможенных платежей… подождите, есть еще процедура освобождения по разрешениям министерств и ведомств. Дайте номер ОКПО вашей организации.

— Я просто вынужден — вынужден — задать следующий вопрос: «Что такое номер ОКПО?»

— Это код. Классификатор предприятий и организаций. Есть у вас такой код?

— Не знаю. Не уверен.

— Узнавайте — приезжайте снова. Вот регламент. Забирайте документы.

— Уффф. Один только вопрос: кто будет оплачивать простой контейнера?

— Вы. Ваша организация.

— Прелестно. А если мы не будем платить? И груз получать не будем?

— Его конфискуют. В доход государства.

— А дальше?

— А дальше — реализуют.

— Кому?

— Кто купит.

— А никто не купит. Оно ж никому на хрен такое не нужно.

— Или передадут на баланс того ведомства, которое использует такую технику в деятельности.

— Вот это классно! Да наше ведомство и использует!

— Значит, вам и передадут. Но сначала конфискуют.

— У кого?

— У… вас.

— Вас как зовут?

— Сергей Семенович.

— Спасибо, Сергей Семенович, огромное. Просто безразмерное, правда. Благодаря вам я понял, что дергаться нет смысла. Все равно нам передадут. Спасибо.

Ж-ж-ж-ж. ЗиЛ-131 едет обратно. Матрос (грррн, грррн, кжжжжж, гррррррн) борется с педалью сцепления и рукояткой коробки, офицер (хрррр-пшшшш) спит, уронив голову на грудь. По крыше так и не полученного контейнера, кап-кап, стучит дождь. Трррццццц — потекла в щель струйка воды. Как будто звучит в ночной мгле тихая погребальная песнь по надеждам на лучшее, по надеждам хотя бы на что-то другое…

Перо скребет (скрип-скрип) бумагу:

«…прошу уволить меня в запас вооруженных сил РФ… из-за того, что РФ как государство частично не существует, а частично занято запутыванием самого себя до состояния „бороды“ на катушке спиннинга.

Целую, Лёлик, старший лейтенант, эсквайр».
Хрмм-чах-чах, бумага летит в корзину.

— Ты чего это, увольняться удумал?

— Яволь.

— Работа есть?

— Якши.

— А жалеть не будешь?

— Нэ… ваще-то, конечно, обидно. За державу. Ну, ничего. Я в таможню пойду. Там! Меня! НАУЧАТ!

ХРОНИКА ОДНОГО ПАРАДА С ПРЕДЫСТОРИЕЙ

Конец 1995 года.

— …а когда, кстати, этот долбаный юбилей, а? Вот вы — вы!! — да, вон там старший лейтенант, — когда русскому флоту 300 лет?

— Э-э… в последнее воскресенье июля 1996 года, товарищ адмирал! — услышал я собственный голос.

— А вот и ни хрена!!! Осенью! В октябре! Именно осенью 1696 года Петр Алексеич, мля, так задрючил Думу, что она, наконец, изобрела неизлечимый бардак! — орал адмирал, и было ясно, что дай ему волю, он бы и Петра вразумил бы своевременно, и бояр — единомоментно….

— Но, — продолжал адмирал, — концом по столу не пере… да, в общем, товарищи, общественное мнение потребует официоза именно в день ВМФ. А народ ошибаться не может! Поэтому будем готовиться именно к этой дате!

Странно вот что: на 300 лет русскому флоту офицерам плавсостава одного в три звезды краснознаменного флота выдали по 200 тысяч неденоминированных рублей — в счет мартовской зарплаты. При невыданной февральской. Велико терпение чад твоих, Господи…

Есть на флоте обычай — в день ВМФ устраивать парад. В идеале это так: большие пароходы, расцвеченные и сверкающие, выстраиваются колонной на якорях на рейде, мимо них проезжает адмирал на катере, они орут друг другу воинские приветствия, а потом вдоль этого железного парада шаровых монстров пролетают корабли поменьше и стреляют всякой глупой, но эффектной шелухой — обычно РБУ и РСЗО.[18] Потом медленно ползущие по рейду десантные лоханки открывают пасти, и в воду на танках, БТРах и просто так сыплется десант, устраивающий по мере достижения берега показательный мордобой. Так было всегда, даже сохранились наскальные изображения вусмерть перепуганных таким действом динозавров.

А еще обычно в четкую последовательность несущейся по фарватеру шелупони обычно вставляют зеленый трассер — пограничный кораблик, чтоб не забывал, откуда у него валолинии[19] растут и вообще, в целях единства всех искусно матерящихся водоплавающих… А все пограничные корабли, как вы знаете, имеют статус противолодочных — это обуславливает наличие на борту всяких смертельных для подводных лодок стрелялок. И, учитывая все это, станет ясно, что для командира пограничного корабля пострелять из РБУ — все равно, что для чекиста из маузера Дзержинского.

И вот — день Д. Народу — прорва. Первым, почти у башни поста рейдовой службы встал сторожевик, следом за ним — эсминец, нацепивший для плезиру на пусковые «Штилей» бутафорские ракеты, изгибаемые порывами ветра… дальше — какой-то «Альбатрос», на котором зачем-то затеяли проверку личного состава и рейд оглашали зычные, тонкие, высокие и певучие «Йя-а-а-а!»…

Принимал парад заместитель Главкома ВМФ. Проигнорировав сторожевик, адмирал оценил взором натянутый над здоровенным полубаком 8000-тонного «Сарыча» солнечный тент, которому полагалось быть белым и слепить глаза с воображением в одном флаконе, но в реальности тент был, мягко говоря, мышиного цвета, и адмирал, надменно выслушав нестройное «гав-гав-гав…» команды дестроера, медленно, но верно опускаясь по раскоряченные дубы на козырьке фуражки в дерьмовое настроение, перевел ничего доброго не обещающий взгляд на следующего мателота — скромненький на фоне размеров эсминца МПК,[20] четыре десятка человек команды которого жрали адмиральский катер поедом…

— Здравствуйте, товарищи, — вялым, будничным тоном проговорил адмирал в микрофон и… еле устоял на ногах, ударенный вместе с катером изумительно мощной отдачей сорока глоток с «Альбатроса». Грузинское восьмиголосье отдыхало — ответный спич экипажа, размазавший четыре простеньких слова «Здрам желам, тащ адмрл!» на пять октав, звонко щелкнул своей децибельностью по белым чехлам матросов оцепления на другом берегу пролива, и они с перепугу принялись теснить толпу…

А поправивший съехавшую фуражку адмирал, приходя в меридиан праздника, громко заорал в микрофон: «Отлично, командир!!!» и в толпе на берегу волнами пошел гвалт: «У-у-у-у!!! Прогиб защита-а-а-а-н!!!».

А потом понеслось… заглушая женский визг, стрелял из РБУ-6000 бегущий по фарватеру «Альбатрос», и бомбы уносились в обозначенный квадрат бассейна внутренней гавани, прорастая там белыми всплесками, потом с идущего неспешно БДК неожиданно ударил залп РСЗО — красиво, эффектно и глупо… А потом по фарватеру пробежала несуразная конструкция на воздушной подушке, несущая в когтях плавающий БТР-80 и, остановившись, булькнула этот одинокий БТР на воду…. Потом оказалось, что по плану парада это должен был быть плавающий танк, который на воде несколько резвее БТРа… во всяком случае, он успел бы сбежать… а так… народ гудит, конферансье объявляет, флаги полощутся, а на фарватер выскакивает на редане пограничная «Молния»… В такие минуты всегда забавно наблюдать за зрителями — головы крутятся, как антенны ПВО-шных локаторов в секторном поиске: в угол — на нос — на предмет…

И в тот самый момент, когда БТР, расслабившись, почти скрывается за ПРСом, «Молния» начинает отстрел РБУ, которые у нее наводятся корпусом. И первая же бомба ложится прямо перед волноотражающим щитком незадачливой амфибии, вторая, третья и четвертая берут ее в классическую артиллерийскую вилку… и видно, как пятнистый неуклюжий жук на воде мечтает о статусе водомерки, ибо место падения следующих шести бомб залпа определяется исключительно Провидением, так как они уже в воздухе…

Одна цветастая гагара в толпе, из тех, которым еще недоступно наслаждение, но гром ударов уже не пугает, а интригует, поворачивается к другой и говорит:

— Круто, да? А сейчас, наверно, будет салют… или фейерверк…

Она, конечно, ошибается. Салют и фейерверк сейчас взору не доступен — он целиком внутри БТРа, ГКП «Молнии» и рубке ПРСа. Мат, сопли, слюни и острая необходимость в освежителе воздуха.

А для толпы — совершенно неожиданно, возникнув из-за башни ПРСа, оттуда, куда, вереща, сбежал БТР, куда падали бомбы, куда уходили отстрелявшиеся участники парада, вжимая народ в асфальт, оргазм и спазм дыхательных путей, является миру четверка Су-24 и с ревом расходится в небе бубновым значком, набирая высоту. Морской парад кончился, начинается воздушный — и вовремя, потому как никто уже не обращает внимания ни на БТР, ни на «Молнию», и только адмиралы под трибуной, бряцая орденами как рыцари доспехами, рвут на части ответственного руководителя стрельбы…

И все это — за 200 тысяч старых рублей в счет мартовской зарплаты. При неполученной февральской. Велика вера сынов твоих, Флот. Несокрушима их наивность. Гвозди бы делать, а лучше — дюбеля.

Шучу. Как обычно, чтоб не успело взгрустнуться…. Се ля ви.

ТЕНЬ ПОГРАНЦА

28 мая 199… года, гражданский пирс. Парадная тройка, кортики и плеск знамени части на ветру. Белые, сиреневые, розовые, зеленые — такие летние и милые сердцу облака женских нарядов, детские вихры, и глаза, глаза, глаза, блеск и ожидание театрального действа, верхнее предвосторженное дыхание, сладкий озноб в солнечном сплетении и приглушенный шум людского моря, сводимый ровным уверенным ветром и плеском волн в совершенно неповторимую прелюдию Праздника…

Начальник штаба крутит в руке непривычно маленькую радиостанцию японской фирмы «Алинко», одолженную у рыбаков для уверенного руководства силами и средствами парада.

— Вот это нажимать?

— Да, вот здесь корабли, здесь катера, вот здесь — подрывники, это — общий циркуляр…

— Точно сработает?

— Убежден…

— Ты когда-нибудь военным будешь, «люкс»[21] хренов? Ну, смотри, лейтенант… Ты меня знаешь…

— Есть смотреть, Сергей Андреевич!

— В строй, в строй…

Эх, была — не была… Поехали!

Четырнадцать плавсредств бригады выгнали в залив, четырнадцать стройно напряженных, подкрашенных и принаряженных ходовых кораблей и катеров. Остальные, трепеща флагами расцвечивания, зыркают радужными переливами стекол ходовых на узкий межостровной пролив, откуда должны появиться главные действующие лица грандиозного спектакля — празднования Дня Пограничника. Единственного дня в году, когда все бригады Морских частей Погранвойск КГБ СССР, гнездящиеся по периметру таких разных берегов огромной страны, проводят свои собственные, отдельно взятые Морские Парады, по уровню зрелищности и изобретательности решительно отпускающие покурить «дни вэмээф» в больших приморских городах.

Говорят, этот порядок ввел Матросов. Вы не знаете, кто такой Матросов? Нет, не тот, который лег на амбразуру… О-о, началось… ух ты, я потом расскажу, кто такой Матросов. А пока по узкому фарватеру летят три «Грифа». Представляете себе стандартный, набивший оскомину натужным романтизмом канал в Венеции? Так вот, судоходный фарватер между островами в этом месте шире только в полтора раза.

По нему летят три катера — не один за другим, а строем пеленга: каждый чуть сзади и левее. Кажется, что второй и третий катера сидят по мачты в белых зефирах бурунов. Сейчас «Грифаки» пройдут (Пройдут? Пролетят, пронесутся, просвистят и прогрохочут тепловозными дизелями на 30 узлах.) мимо пирса, и зеленая волна, взметнув дебаркадер и накрыв его белой шапкой пены, рухнет в толпу — восторженный визг и топот, цоканье каблучков. Эти трое командиров, что ведут катера, при этом слегка поседеют и промокнут насквозь прохладным потом летчика-испытателя, этих троих очень долго выбирали. А сами катера перед парадом прошли докование и по винтику отрегулировали рулевой привод и управление машинами: сорокатонный полуглиссер должен слушаться руля, как болид «Формулы-1», иначе костей не соберешь, ни своих, ни гражданских…

Мы — всегда показываем задержание. Это сравнительно просто в открытом море, где есть место для право-лево на борт и плюс-минус три корпуса от точки прицеливания. Сейчас, здесь, на фарватере для этого есть несколько десятков метров воды. Вот и все отличие. Скорость та же, и корабль, производящий предупредительную стрельбу, тот же — 50-метровый «Светляк» в 400 тонн весом. Он… будет стрелять. Баковое орудие, 76-мм, снаряд спокойно пробивает навылет стандартную хрущевскую пятиэтажку. От точки выстрела до толпы на берегу — 100 метров. От точки прицеливания до той же толпы — около 40. Ну, нормальные мы люди?

Конечно, нормальные — выстрел холостой.

А для того, чтобы сымитировать взрыв снаряда, на острове напротив, метрах в 70, за реденьким частоколом старых деревянных свай, где когда-то был пирс, прячась под маскировочной сетью, сидит подрывник с машинкой и такой же «Алинкой», примотанной к голове. Нет, не арабский террорист — этих он ест на завтрак. Старший офицер отделения охраны границы, капитан 3 ранга Коновалов В. К. Витька у нас универсальный солдат — он может командовать любым кораблем бригады, стрелять из любого оружия, у него черный, красный, желтый и зеленый пояса, у него диплом военного переводчика с финского и японского, он высаживался на браконьеров с вертолета, просто прыгая с десяти метров на скрученные потоком воздуха рыбачьи спины, он, в конце концов, за «вистовую» ночь после получки однажды оставил без денег кают-компании трех кораблей. Он пьет и курит, не пьянеет и уходит хорошим стайерским шагом от половины собак местного отделения погранконтроля. Морской Карацупа, Гениальный Сыщик и оперативник от Бога. Рядом жмется в ряску страхующий боец из роты обеспечения.



— Внимание, — шипит голос НШ на всех ходовых участвующих в параде кораблей и катеров, в ушах оцепления и в голове Витьки-подрывника, — напоминаю, залп по команде: «Плюс»!

— Есть, есть, есть, есть — разносит эфир.

Ну, вот. Ну, сейчас… Второй Универсальный Солдат, флагманский «мускул», начальник физподготовки бригады, изображающий нарушителя границы на надувном «Зодиаке» с подвесным мотором, подлетает к точке «Т»: заложенному в неприметно плавающем топляке заряду, удерживаемому на месте сложной системой якорей-кошек на толстых лесках и проводами к подрывной машинке, или как там она правильно называется…

— Плюууус!!! — взрывается в эфире мегатонный приказ НШ.

Выстрела нет. Нет выстрела — нет взрыва, это ж коню понятно.

Коню понятно, а вот НШ — совсем нет. Он с резкого разворота впивается взглядом в меня, и мне плохо, и я начинаю понимать, что такое благородная ярость и почему от нее не спрячешься. Но я точно знаю, что связь работает, я уверен, я абсолютно уверен в том, что и корабль, и Витька ПОЛУЧИЛИ ПРИКАЗ!

— ПЛЮЮУУУСС!!! — вспышка сверхновой не способна на больший эффект.

И тишина.

Как там правильно начинать плакать? Рыдать? «Хлюп?»

Но шоу — оно, как известно, маст гоу он, в любых условиях обстановки.

Поэтому тут как будто доброе наследие Герберта Уэллса сработало над нашей, отдельно взятой пограничной сценой. Время, мягко и цепко схваченное дисковыми тормозами острейшего желания НШ: «Ну же!!! Ну же, кто-нибудь!!!!» послушно останавливается, корабли застывают в своей бешеной гонке, даже облака подвисают на месте и заинтересованно оборачивают взор на наше действо, а из-за частокола старых деревянных свай, что на островке напротив, взмывает в воздух невиданное диво в развевающихся лохмотьях маскировочной сети. С упорством и решимостью камикадзе диво, отталкиваясь от чего попало потрясающим числом конечностей, перелетает частокол свай, наклоняет нос и в крутом пике рушится прямо на пролетающий мимо задравший морду «Зодиак» с недоумевающим начфизом. Музыкальная фраза душераздирающего, как и положено в таких случаях, воя отвесно пикирующего физического объекта отчетливо делится на «врешь, не возьмешь», «твою» и «мать».

Бух! — раздается в мертвой тишине Вселенной, когда летающее диво, «Зодиак», начфиз и подвесной мотор сливаются в единое целое.

БУММ!! — звучит тут же выстрел бакового орудия ПСКРа.

БААХ!!! — лопается подводный взрывпакет и в условленном месте, но теперь уже точно под брюхом «Зодиака» вырастает белый столб воды.

Хррр, — проворачиваются шестеренки застывшего времени, и оно запускается по-новой, в свой привычный безостановочный бег и тут, как и следовало ожидать, в весенний воздух с ревом взлетает масса предметов туалета.

Толпа в экстазе.

НШ в глубоком ступоре.

Крылатое диво с начфизом Корнеичем, путаясь и громко матерясь, бьются насмерть в путах масксети под перевернутым «Зодиаком». С подлетевшего «Грифака» в воду прыгают бойцы в спасательных жилетах.

Цель достигнута.

Потому что все подумали, что так было задумано.

Вот она — сила спонтанного экспромта!

На корабле, оказывается, вышла из строя система подачи боезапаса — обычная болезнь артиллерийской установки АК-176. Флагманский артиллерист, находившийся на борту, лично произвел выстрел после ручной перезарядки (что строжайше запрещено!), но на это ушли драгоценные секунды. И пока они шли, Витька «Конь», наш Печальный Рыцарь Границы, неведомо как подбросив себя в воздух, пролетел, семеня всеми членами организма по пикам торчащих из воды свай, и точно шлепнувшись на «Зодиак», жестко заломал начфиза и крутанул лодку на обратный курс. Ну, а потом, естественно, Бум-Бах, все сработало и «Зодиак», вздыбившись, накрыл их сверху…

— Ты тоже виноват, — бубнил НШ весь следующий год, — не хер было буржуйской технике доверяться…

Ладно. Лейтенант виноват просто потому, что он — лейтенант.

А Витьке я восторженно выкатил фанфурик. В качестве авторского гонорара за постановку и исполнение сальто-мортале воспарив. Он, как истинно скромный герой нашего времени, потребовал еще — для начфиза. За здоровенный синяк на левой скуле, поразительно совпадающий по форме с изделием известной японской фирмы «Алинко».

БЛАГОДАТЬ ТИКОВЫМ ГИКОМ

Хэмингуэй сказал, что яхты — это жизнь. Гы-гы. Спецы утверждают, что лучше говорить не yacht, a sailboat. Ну да ладно. Служил на одном 205-м Высоцкой бригады мичман, старшина ЭМК,[22] по кличке Кибальчиш. Это был невысокий, но слегка возвышенный и утонченный организм, с какой-то неестественной удалью предающийся изобретательному разврату. Он дрючил всех замеченных теток так, что полгарнизона мечтала оторвать ему яйца, треть — втихаря дарила погоны царского поручика — с намеком на Ржевского, а остальные 16,7 %, в основном «прихожанки» со слабыми чувственными тормозами, готовили Мальчишу роскошные поляны. Единственным спасением городка от этого трахуна-перехватчика была граница, на которой Мальчиш делался молчаливым и сосредоточенным.

И вот однажды летом этот 205-й, тусуясь на дозорной позиции 3–4 районов Финнзала, загнал на кучу отмелей западнее Мощного здоровенный кэч (двухмачтовая яхта, у которой бизань-мачта сдвинута к носу, оставляя чистую корму для удобства управления и отдыха) под названием то ли «Мария», то ли «Магдалена», что-то такое, библейское. И эта стройная девушка, понукаемая совершенно глупым, не знающим района и, скорее всего, в хлам укутанным шкипером, добросовестно взгромоздилась на камушки в трех милях от западного берега Мощного, и сказала, что, мол, не виноватая я. Сказала на 16-м канале красивым контральто, негромко, немножко скрадывая гласные, что сразу выдает женщину с чувственными губами. Почуявший ситуацию головкой, Мальчиш как раз торчал за «Орионом» ГКП, все слышал и немедленно пришел в полную БГ: сердце колотилось в грудную клетку, ребра, пересыпаясь в паузах, тарахтели кастаньетами, копыта в дырявых тропичках нервно царапали палубу. Настроение передалось и другим — неторопливо собиравший осмотровую группу зам вдруг запах «Жилетом», а штурман пристально разглядывал яхту в БМТ:[23]

— Трое женщин. Мужиков не видно вообще.

— Не может быть. Дрыхнут, наверно, пьяные…

После этого обмена репликами командир вызвал яхту и сказал, чтобы не пугались и приготовили все документы, помещения и «все, что нужно показать», а заодно и объяснить командиру ОГ свое давешнее идиотское поведение на фарватере и позже. На это последовало заявление о каких-то проблемах с такелажем и просьба прислать знающего человека, перед которым можно было бы оправдаться.

Нужно ли говорить, что Кибальчиш, в последний раз бравшийся за парусину в школе мичманов (ублажал некую леди прямо в учебном яле-шестерке, и тут не вовремя пошел дождь), резко оказался чуть ли не яхтенным капитаном, близким приятелем Феди Конюхова и ба-а-альшим специалистом по фокам, гротам, триселям, стакселям (штормовым, товарищ командир, и генуэзским) и, естественно, спинакерам с кливерами.

— Ты там присматривай за ним, — сказал кэп заму. — Не хватало мне еще харррр… тфу, блин, порева без предварительного сговора при исполнении, ну ты понял.

Библейская красавица косо торчала на камнях почему-то с зарифленными парусами, и под прибытие «Чирка»,[24] видимо, дабы продемонстрировать проблемы с такелажем, решили поотвязывать зарифленные шкаторины от гиков, для чего перебросили их на задравшийся борт. Умысла, видимо, не было никакого, но и первокласснику понятно, что при толчке в борт или даже просто накате волны, незакрепленный гик под воздействием своего веса (никак не меньше 70 кг) будет переброшен на левый…

Кибальчиш на паруса не смотрел. Он смотрел на блондинку у румпеля, которая, классически рукой заслонившись от вечернего света, с любопытством глядела на подъезжающий «Чирок», на котором, естественно, никто не додумался погасить инерцию, и который, как положено по законам той же механики, довольно сильно тюкнулся в борт…



Когда Кибальчиша выловили из воды, то сначала испугались. Первой пришла в себя блондинка, немедленно начавшая делать незадачливому воину, которого зам уже мысленно перекрестил, дыхание рот в рот. Это помогло, или что-то другое (может, название), но когда Мальчиш открыл глаза, они посмотрели на мир и ситуацию совершенно необычным, светлым взором. Воистину, это было знамение.

Что там было с яхтой, история умалчивает. Известно, что через несколько лет эта же яхта, преследуемая в тумане новеньким, только что с завода 10410,[25] вывела его прямиком на гранитную баночку, сама оставаясь целой и невредимой.

А Кибальчиш, выйдя из госпиталя, сделал два дела — покрестился в Свято-Никольском и поступил на заочку во ВВМИУ им. Ленина, г. Пушкин. Более от него никто не слышал слова худого, ни единого мата, а единственное, что осталось от былых повадок — благородная аббатская улыбка Арамиса. И — ни-ни. Поразительно. Библию — назубок. Посты — свято. Отпуск — на несколько частей, чтоб размазать на все православные праздники. А когда начиналась обычная рутинная подготовка к немногочисленным военным праздникам, Мальчиш на полном серьезе предлагал бригадному заму вынос хоругвей вместе со знаменем.

Честное слово, тот, дояхтенный, бабский период жизни Мальчиша я не застал. При мне он был уже офицером, КБЧ-5 ПСКР[26]3-го ранга и вроде бы был уже рукоположен в какой-то сан. Служить с ним было нормально, пока кто-нибудь, из соображений стёба, не начинал задавать Мальчишу дурацкие вопросы типа «есть христиане, а есть католики — не понимаю». Тогда Мальчиш, наплевав на суточный план, распорядок дня, расписание вахт, корабельный устав и уголовный кодекс, усаживал затейника в каюте и долго, проникновенно разжевывал, что, во-первых, католики тоже христиане, а во-вторых, православная вера правильнее, потому что только в православном храме Иерусалима на Пасху сходит огонь. Ну и всякое такое, пока собеседник не сбегал или не проникался до самого естества.

А всего лишь, если вдуматься — эффектная блондинка с гиком наперевес в кокпите довольно большой по нашим меркам яхты нездешней схемы парусного вооружения. С каким-то библейским именем на косом транце…

ЧАРОДЕЙ

В Калининградском Высшем Военно-Морском училище общага пятого курса расположена рядом с КПП, а четырехэтажный жилой корпус остального факультета связи — через такой же корпус радиоразведки, метров сто примерно.

Новогодняя ночь 199.. года, из общаги пятого курса в роту первого курса своего факультета, расположенную на третьем этаже жилого корпуса, валит старшина этой карасёвской роты — главный корабельный, косая сажень, кулак в 16 кг оптом, папа — капитан 1 ранга в Москве, и забронированное распределение туда же. А, еще 1,4 литра внутри. Минимум.

Мир вращается против часовой стрелки и хода витязя. Снег в лицо. По одинокой цепочке следов можно писать тактическое руководство по противоторпедному зигзагу.

И тут из-за угла корпуса и прямо на контркурс судьбинушка выносит начальника факультета, капитана 1 ранга. Незатопленная верхушка бодрствующего мозга старшины оценивает ситуацию автоматом: визуальное наблюдение военнослужащего — еще не повод к нему принюхиваться.

И старшина, два эталонных флотских метра вдоль, и столько же поперек, в строгом соответствии с Уставом переходит на строевой шаг, и за установленное количество шагов до начфака, курс выравнивается строго на ближайший фонарь, а руки и голова занимает четкое уставное положение «отдание чести в движении». И отмотанный на четыре года назад военно-морской опыт подводит только в одном — незачем было при одиночном передвижении вне строя орать «Здравия желаю, товарищ капитан первого ранга!». Но прозвучало! Прозвучало! Бух-бух-бух — вдохнуть бы дикое напряжение, вдохнуть бы, — нельзя! Ах, так? Ну, извини! И мир в глазах перегруженного водярой и усердием организма поплыл с правым креном и дифферентом на корму, качнулся, вздрогнул — и потерял поперечную остойчивость…

А начфак в момент расхождения левыми бортами обыденно махнул лапой и зафиксировал подбородок. Он, конечно, оценил подвиг. И услышал он, как четкая очередь строевых ударов за спиной вдруг окончилась глухим падением затянутого в шинель тела плашмя с поднятием тучи снежной пыли. Из дверей корпуса высунулся любопытный ПДФ (помдеж по факультету).

Haчfuck остановился, обернулся, и в свете фонаря, который уверенно играл роль маяка для нашего павшего героя, было видно, как уголки суровых губ старого моряка дрогнули.

— Раз, два, три, четыре, пять, шесть… — посчитал начфак отпечатки строевых лап до темного пятна заносимой снегом шинели. — Силен!

И, обернувшись к настороженному ПДФу:

— Вызовите дежурного с первого курса, пусть заберут павшего.

И пошел домой, и высокая тулья его фуражки мелко вибрировала, выдавая с головой проглоченный хохот высокого военачальника.

А через минуту из дверей корпуса выскочили два дневальных со здоровенным… мусорным ящиком с ручками, из которого торчало синее одеяло. Подобрав старшину — «Пп-пп-п-пшшли вввыыы нахххррр…» — они бухнули его в ящик и потащили в корпус.



Была новогодняя ночь 199… года. За окном шел снег. На выходе из общаги пятого курса опять стукнула дверь. Очередные 1,4 литра выходили, шатаясь, на оперативный простор…

ШАГОМ МАРШ

В пограничном округе обязательно бывает начальник связи. Это, как правило, полковник. Как правило, достаточно умный и весьма представительный, не теряющий, однако, связи с почвой реальности.

Однажды новый начальник связи приехал к нам в бригаду. Ну, там, приборки, обязанности, схемы и документы, документы, документы… Голова кругом.

Полковник оказался маленьким, круглым и лопоухим.

— У-у-у, — сказал флагман, наблюдая выкатившийся из «Уазика» мячик в зеленой фуражке и шестью большими звездочками, — кранты. Это ж корсиканец в Лувре…

Флагман почти угадал. Прокатившись по штабу, «мячик» озорно запрыгал по ступенькам вниз, в подвал, где находились посты бригадного узла связи.

Там, в постоянно дневной, исправно попискивающей и пахнущей паленой канифолью реальности, Ампиратор сразу же превратился в маленький, но крепкий танк. Судя по всему, немецкий, потому как ответы на его же вопросы, а также редкие жалостливые реплики персонала рикошетили от него со свистом, бились о толстые стены и, теряя энергию, растворялись в хоть и однообразном, но уверенном тарахтении вечного двигателя — замкнутом на себя начальственном монологе:

— Всё это хорошо, но я не вижу следов исполнения руководящих документов!

Превратив приемный центр и телефонно-телеграфный узел в некое подобие Помпеи, наш орел ускакал на корабли….

— Это, — говорит он, тыкая пальцем в пиллерс (ну, вертикальная распорка между палубами) посреди радиорубки, — убрать никак нельзя?

— Можно, — отвечаю, — по согласованию с главным конструктором проекта в Питере, Моруправлением в Москве и Управлением связи и АСУВ ФПС там же.

— Но ведь мешает…

— Да привыкли уже, товарищ полковник.

— А-а-а… А вот скажи, вот радист у тебя в море на вахте один сидит?

— Один.

— А вдруг он заснет?

— Не заснет, его все время вахтенный офицер дергает.

— А если этот офицер заснет?

Молчу. Что тут скажешь?

— Не заснет. На нем уголовная ответственность за соблюдение требований МППСС, — бормочу первое, пришедшее в голову…

— А это что?

— Международные правила… («Опа», — говорит подлая моя натура, — закончи фразу, как положено — … предупреждения столкновений судов, и еще два часа ему рассказывай про эти правила. Хер там. Кто не рискует… тот не подъелдыкивает начальство)… — передвижения судов строем, товарищ полковник, — выдаю я плоскую училищную шутку и вижу, как глаза полковника взрываются блэйзом искреннего интереса:

— А что, они строями ходят?



— Так точно, — говорю, — в колонну по одному, кильватер называется…

— Ух ты, — восхищенно кивает головой маленький, круглый, энергичный полкан, — а строем кто управляет?

— Э-э-э… командир конвоя! Читали про северные конвои в СССР в войну? — выкручиваюсь я.

— Конечно, читал! — по-мальчишески светится полковник, но тут вахтенный у трапа отщелкивает три звонка, вызывая дежурного — кто-то из штаба бригады.

— Гм, ну ладно, — полковник, встряхнувшись, приходит в себя и почти командным тоном:

— Вы тут командуйте, а я пошел наверх…

— Есть, — говорю, — только на секунду выскочу в каюту…

На борту старший — зам, бывший штурман, ушедший в рыцари языка и стенгазеты за погонами 3 ранга.

— Алексеич, — говорю, — я щас своему полкану (он у вас на борту жить будет) рассказал, что МППСС — это про суда строем. «Кругом-шагом-марш…» Так что просьба от младшего офицера старшему — поддержать иллюзию большим количеством непонятных терминов…

— Иди, — ржет, — будет тебе отдание почестей приставлением ноги к ватервейсу…

Уж не знаю, что он там полковнику вечером рассказывал, но тот больше в бригаде на корабли не ходил. Проникся собственным невежеством, наверно…

СОЗНАВАЙТЕСЬ, ШТИРЛИЦ

Старший помощник дежурного по училищу (СПДУ), капитан 2 ранга, артиллерист:

— Товарищи курсанты! Сю-ю-ю-да-а-а!!! Как фамилии?

— Курсант Зисман! Курсант Тодес! Курсант Яворский!

— Тэ-э-к, пишем… доложите командиру роты.

Начальник факультета связи тихонько так говорит потом этому рогатому СПДУ:

— Слышь, мужик, ты иногда смотри, по чьим учебникам первый курс физику изучает…

И лично мой опыт — самое начало первого курса, в роте так много народу, а командир молод, тока каплея получил… короче, есть в роте курсант Слесарев и курсант Токарев.

Сампо в разгаре, внутренний плац пуст, как поверхность Луны, я выхожу из чепка-кафешки в самом что ни на есть благодушном настроении. И, как обычно, по протоколу «Тока расслабишься — сразу натянут», ловлю боковым зрением начальника курса, «капитана-лейтенанта, долбоёба и мутанта». Дикий крик:

— Сле-са-рееееев!!!

Господи, зачем же так орать — это первая мысль. А вторая — еп-т, наносекунды летят, а истинно виновный не назван…

— Слеее-саааа-рееееев!!!

Уже обернулись все, кто только мог, не только в училище, но и на прилегающих улицах….

А я поворачиваюсь спиной и себе иду так, расслабленно. Моя фамилия — не Слесарев, товарищ капитан-лейтенант. Опаньки, руки в карманы нырк, щас бы закурить еще или засвистеть как минимум… и за угол — шмыг: низкий старт и по дуге большого круга с учетом локсодромических поправок — в учебный корпус через плац и клуб. «Гады» по асфальту бух-бух. Шеренга догнанного взвода первого факультета, для скрытности. Где-то далеко теряется в дымке глохнущее за двумя углами «Слее-са-а-а-а-а-а…».



Бегу к старшине класса:

— Вова! Пошли меня! Ну, плац мести или там приборку в роте делать, или, блин, нести что-то круглое, катить квадратное и все это вальсом, но только прямо сейчас и чтоб меня на поверке не было!

— Иди, — изумленно соглашается Вован, — курилку убери, хрен кого заставишь.

И я, как бабушка Яга, на метле, улетел мести в гордом одиночестве факультетскую курилку…

— Дежурный!!! — «Томогавком» влетает в учебный класс кэп буквально через пару минут после меня. — Слесарева отловить, и ко мне в канцелярию!!!

Канцелярия:

— Слесарев, бл… Да ну на хрен, это не Слесарев… Слесарев где?!!!

— Товарищ командир, это — Слесарев. Другого Слесарева на курсе нет.

— Да? Ну ладно. В чепке был?!!! (а он был, но днем и когда можно)

— Так точно…

— Пять нарядов на службуууу!!!

Утром после зарядки кэп долго смотрел на меня, и говорит:

— Фамилия как?

— Курсант Токарев!

— Хм… Свободны…

Я и говорю, те, кто сознавались в сотрудничестве с Кот-Д-Ивуарской разведкой и подписывали протоколы допросов, получали 10 без права переписки; те, кто ничего не подписывали — 25, но многие дожили до амнистии… И смех, и грех, страна такая.

Александр Бобров Дело было на сборах

От автора

Родился 8 ноября 1975 года.

В возрасте пяти лет был направлен родителями в музыкальную школу, о чем теперь не жалею. Видимо, именно в тот период долгие часы, проведенные за разучиванием гамм, доказали превосходство техники над искусством, и окончательный выбор пал на технический ВУЗ, а не на Консерваторию.

По окончании средней школы поступил в МГТУ им. Баумана, где немедленно понял, что и в искусстве была своя прелесть — гаммы неэквивалентно заменились курсовыми проектами. Но и тут музыкальное образование показало себя во всей красе — друзья до сих пор припоминают импровизированный получасовой концерт на «вечере посвящения в студенты», в результате которого надолго прилипла кличка «Шарапов», после исполнения «Мурки» на рояле.

В армии не служил, но зато был на сборах от военной кафедры в Высшем Училище ПВО под Питером.

О том, что увидел и услышал на сборах и пою.

ХУДЕЮЩИЙ

Дело было на сборах от военной кафедры МГТУ им. Баумана летом 97 года. Занесло нас аж под Питер, в Высшее Училище ПВО.

«Ответственным за все» оказался майор данного училища по фамилии Катунов — личность одиозная, бестолковая, вечно орущая и психованная. Полученная от нас в первый же день знакомства кличка «Челюсть» оказалась снайперским выстрелом — так его стало звать все училище.

Краткое описание: майор, возраст 55 лет, рост 160 см, вес — килограмм 50. Зубы нижней челюсти у него приходились точно на усы, нависавшие над верхней губой, что при вышеуказанных ТТХ создавало ощущение бульдога, но сильно болевшего в детстве.

Обычно он не оказывал высокой чести личного присутствия на утренней поверке, но в данный день, видимо, жена разбудила его раньше обычного и он пришел развеять скуку.

Много чего не заладилось в это странное утро. Носки командира второго отделения, носившего кличку «ГигаОм», намертво привязанные к спинке кровати, вяло покачивались в казарменном сквозняке, из моей тумбочки рассыпались сухари, на одном из которых в данный момент и хрустел каблуком майор, пытаясь вникнуть в причину странного звука. Больше всего майора смущала пилотка зам. комроты, звездочку на которой мы ночью перевернули вверх ногами. Зам теперь выглядел как странный сон обкурившегося сатаниста, но майор пока не понимал, видимо, что же не так.

Поверку проводил прапорщик с чудесной фамилией Подковыркин, но сегодня, ввиду наличия начальства, он стоял у майора за спиной вне зоны видимости и бесшумно, но откровенно, ржал, глядя на попытки привести наше стадо в божеский вид.

В конце концов, майор сосредоточил усилия на парне из второго взвода по фамилии Ждан. За спиной последнего легко прятались от начальственного гнева два других ханурика, так как Ждан, при росте 180 см вес имел килограмм 115, причем сосредоточенный большей массой в районе талии. Для полноты картины: он единственный из 54 человек был одет в маскировочную «афганку» (остальные были в форме образца «поздних 40-х»), ну, не нашлось обычной формы такого размера.

— Курсант Ждан, твою мать! Ну, курсант Ждан, твою мать!!! Ну, кто тебе сказал, что сапоги чистят только по щиколотку???

— …???

— Курсант Жбан, о господи, извините, товарищ курсант, твою мать!!! Выйти из строя!!!

Топ-топ, хрум.

— Ну, кто же поворачивается кругом через правое плечо, курсант Ждан, твою мать???

— Курсант Ждан, кто носит ремень на, извините за грубое слово, яйцах??? У вас же там кулак пролезет!!! (Где? — немой вопрос зала.)

— Дайте мне ваш ремень!

Берет ремень Ждана и надевает на себя — зрелище феерическое. Майор похож на Солнце, на расстоянии ста пятидесяти миллионов километров от которого проходит орбита Земли.

— Да какой кулак — вот один, два, прапорщик, дайте ваши руки, три, четыре…

Засовывает свои кулаки и кулаки прапорщика между ремнем и животом. У прапорщика глаза, как у обожравшегося лука кролика-альбиноса — красные и слезящиеся от сдерживаемого смеха.

— Вот как нужно носить ремень, смотрите.

Майор снимает ремень Ждана и затягивает по своей фигуре (в весе махового пера мухи-дрозофилы). Отдает Ждану и с невыразимой гордостью произносит:

— Носите!!! Будете потом детям говорить, что вам ремень лично товарищ майор Катунов затягивал!

Ждан тупо вертит в руках вернувшееся к нему обручальное кольцо, в крайнем случае — повязку на лоб или ошейник.

— И втяните живот, когда стоите в строю, вы меня слышите, курсант Ждан?

Ждан медленно выходит из ступора:

— Н-никак нет!

— Что-о-о?! Не слышите?! Вы еще и глухой, твою мать?

— Э-э-э, никак нет, товарищ майор, я не глухой и вас не слышу, э-э-э, в смысле, я не могу втянуть живот!

— Почему? Вы отказываетесь выполнять приказ старшего по званию?!

— Никак нет, товарищ майор, я просто не могу выполнить этот приказ!

— Так я вам сейчас помогу, курсант Ждан, я вам так помогу — вы потом живот от позвоночника не отлепите, твою мать!

Майор хлопает Ждана ладонью по животу — эффект холодца, бьющегося в лихорадке.

Тогда майор двумя руками пытается вдавить живот Ждана вовнутрь — руки проваливаются как в «черную дыру», причем сверху и снизу рук немедленно откуда-то возникают «черные горы» жданового пуза.



Майор несколько минут в исступлении месит квашню, но сдается и отступает, утирая выступивший пот. Вдруг его пробивает озарение:

— Курсант Ждан, надеть ремень!

Ждан, не ожидавший подвоха, мгновенно прикладывает ремень к спине, но замирает, обнаружив что нынешнего размера не хватает даже чтобы обхватить бедро!

Пат!

Со стороны все это действо напоминает схватку борца сумо с предприимчивым муравьем, причем первый и рад бы проиграть, но просто не знает как!

Майор, чувствуя, что авторитет командира несет непоправимый ущерб, принимает соломоново решение переложить ответственность по команде:

— Товарищ прапорщик, устранить недостатки! — доносится команда.

В мозгу проносятся жуткие картины хирургического устранения жданового жира, страшных диет, в лучшем случае — целые дни занятий физкультурой. Все замирают, потому что никто не может даже предположить, чем все это закончится как для Ждана, так для прапорщика и наших нервов.

— Курсант Ждан, встаньте во вторую шеренгу, чтобы мы вас больше не видели, — усталым, от долго сдерживаемого смеха, голосом командует прапорщик.

— Служу Отечеству, — неожиданно доносится в ответ.

Когда строй затих, Ждан, почему-то с вопросительной интонацией, ответил:

— Есть???

— Нет, пить, твою мать! — взорвался майор и покинул казарму, чтобы больше никогда не приходить в нее во время поверок.

ПРИСЯГА

Выстроили нас на плацу за полчаса до начала. Стоим, ждем.

Перед нами столы, красной тряпкой накрытые, офицеры ходят, нервно переговариваясь, солнышко светит — благодать.

Впустили «зрителей на трибуны» — родственники и друзья некоторых счастливчиков приехали.

И вот оно — Солнце — прибыл начальник училища, генерал-майор по фамилии, не помню какой.

— Смии-и-и-рна! К принятию присяги приступить!

Капитан незаметно скрещивает пальцы, глубоко вздыхает и…:

— Курсант Бобров, для принятия воинской присяги, ко мне!



Мать! Я в списке первым оказался! На тренировках был общий пофамильный список, так там я вторым был, а теперь эти гады по институтским группам разделили.

Даже вспотеть времени не осталось. В голове только одна мысль — только бы не «забуратинить» (в смысле, иноходью не промаршировать).

Левая нога — вперед, левая рука — назад, правая судорожно автомат придерживает. Фу-у-у-у, дотопал, хорошо стол передо мной прямо стоял — поворачивать не пришлось.

— Товарищ капитан, курсант Бобров по вашему приказу прибыл!

Хорошо вякнул — «петуха» не пустил, у капитана морда на лице разгладилась — все по плану.

— Воинскую присягу принять!

— Есть!

Хвать папочку со словами. Кругом! А-а-а, ухмыляющиеся рожи «сослуживцев», хрен я вам через правое плечо крутом развернусь.

Черт — ветер бумажку, к папочке не прикрепленную, треплет, что делать? (Чернышевский недорезанный).

А пошло оно все на хрен — отпускаю приклад автомата (его, поди, ветер трепать подустанет), теперь держим папочку и листочек двумя руками. Не изящно, зато действенно — учитесь, морды, пока я жив.

Поехали:

— Я… … …!

Да! Немного клятву пионера напоминает! Только уже нет слов «Жить, учиться и работать, как завещал великий Ленин» — и то, слава богу.

Хорошо прочитал-то как, Левитану показать не стыдно, вон, Лоншаков уже носом шмыгает — никак, заплакать хочет (или простыл)?

Все, карапузики, что, ухмылки глумливые пропали? А! Теперь ваша очередь — я уже отстрелялся. Кругом.

М-м-м-м-м-ать! Господи боже, а что это с рожей у капитана произошло? Да это ж не капитан! Что за мужик? Черт, это ж генерала принесло! И как прокрался со своей трибуны неслышно, Чингачгук хренов! А я сам-то — Левитан, Левитан — щ-щ-щас тебе будет от Советского Информбюро. И как инфаркт меня только не прошиб — молодой еще, сердце крепкое.

— Товарищ курсант, поздравляю с принятием воинской присяги!

А-а-а-а, гад, сейчас ты за мой испуг получишь — получи, фашист, гранату:

— СЛУЖУ ОТЕЧЕСТВУ!!!!!!!

Аж присел! Вот так-то, скажи спасибо, что не спел!

Он еще и руку тянет! А подальше встать не мог? Я-то по стойке «смирно» стою, как перетягиваться будем? Как мы нежно кончики пальцев друг другу пожимаем — ну вылитые «педерасты в штабе». А! Догадался — подошел на полшага! Рука у тебя, говоришь, крепкая — ну мы тоже не пальцем деланные.

Понравилось рукопожатие? То-то — не все размазня среди студентов. Улыбается! Мне нельзя — морда сапогом!

Что говоришь? Офицеры хорошие получатся? Ну, ты не спеши! Сейчас Ждан в короткой программе себя покажет или Филя в произвольной.

Отпустил душу на покаяние — и то хорошо, а то рукопожатие затянулось, аж ладонь вспотела. А ведь пять минут назад прохладно на улице было! Все, отвалил от стола генерал. Капитан шепотом:

— Распишись здесь. Нормально, даже отлично! Это я по группам разбить предложил, а то Благушин всегда вместо «Служу Отечеству» — «спасибо» говорит. Вот бы генерала протрясло.

Ах, ты ж гад. Сымпровизировал на моих нервах. Ну да ладно — вроде штаны сухие.

Дальше начался балет. Народ то ли расслабился, то ли наоборот — напрягся. «Буратины» — через одного, повороты кругом — через правое плечо. Петров, подойдя к столу, опять, как на тренировках, по-гусарски щелкнул каблуками — капитан аж посинел — так пыжился, чтобы не заржать.

Ба-а-а-а! В какой кокетливой позе расписывается Андрюха. А, блин, прочувствовал неудобства высокого роста. Ну, хоть прямо с плаца на панель.

Зато марш финальный на загляденье вышел — промаршировали — три каблука на плацу оставили. Ни хрена не «сапоги старые» — это маршировали так мощно!

ПОШЕЛ!

— П-а-а-а-ашел, пошел, пошел, пошел, пришел! Та-а-ак, фамилия?

— Курсант Бобров, товарищ капитан!

— Хреновенько, курсант Бобров — семнадцать секунд и пять десятых! За водкой, поди, быстрее бегаешь?

— Так в сапогах же, товарищ капитан, а они слетают!

— Привязывать надо было!

— Куда?

— Коту под муда — к ноге, бестолочь!

— Веревками, что ли?

— Нет, блин, поясным ремнем! И откуда ты такой взялся?

— Из «Бауманки», товарищ капитан!

— Ладно, хрен с тобой — на тебе флажок, будешь давать отмашку остальным бегунам.

— П-а-а-ашел, пошел, пошел, пошел. Бобров, это что за паровой танк к нам приближается?

— Курсант Лоншаков.



— Мда… мощно бежит — хрен остановишь! Только очень медленно. Как прибежит, скажи, что я ему двойку заранее поставил.

— Товарищ капитан, а может, тогда курсанту Ждану сразу сказать, чтобы не мотался зря?

— Нехороший ты человек, Бобров, я еще в жизни не видел, как бегемоты бегают, дай полюбоваться хоть разок!

— Так он весь асфальт на плацу раздолбит.

— Как раздолбит, так и задолбит, собственным пузом укатывать будет! Так, Бобров, я из-за твоей болтовни забыл секундомер остановить! Курсант Лоншаков, вам придется еще раз бежать, так как время, по вине вашего друга, я не засек!

— Това-а-а-а-арищ капитан!

— Без разговорчиков!

— Товарищ капитан, вы же обещали Лоншакову двойку заранее поставить — чего его зря гонять?

— Ну, ты посмотри, Лоншаков, как твой друг тебя отмазывает, а ведь с таким брюхом, как у тебя, не вредно лишний раз пробежаться. Ладно, поставлю тебе 20 секунд, отдыхай!

— Следующий п-а-а-а-ашел, пошел, пошел, пошел. Это что за реактивный гипертрофированный комар к нам приближается?

— Курсант Лях, товарищ капитан!

— Хорошо бежит!

— Спортсмен-волейболист!

— То-то я гляжу — он так забавно подпрыгивает! О! Смотри, сейчас сапог окончательно потеряет! Ух, мать, чуть не зашиб! Курсант Лях, этот бросок сапога в мою сторону я буду рассматривать как покушение!

— Не хотел я, он сам слетел!

— Сам слетел? Прямо мне в живот? Он у тебя самонаводящийся?

— Он у него самоснимающийся, товарищ капитан.

— А знаешь, Лях, что я твое время по прилетевшему сапогу засек? Хочешь, поставлю тебе двенадцать и три десятых секунды? Прямо отсюда на чемпионат мира по бегу поедешь — без сапог, скажут, из десяти секунд точно выбежит!

— Не хочу, товарищ капитан.

— А придется! Что теперь с тобой делать? Ладно, ставлю четырнадцать секунд — должен же хоть кто-то пятерку получить сегодня!

— И вот на арену выходит бегемот-тяжеловес, курсант Ждан! На старт, внимание…

— Па-а-а-а-ашел, пошел, пошел… действительно пошел! Эй, на барже, мы не спортивной ходьбой занимаемся!!! Не, ну надо — совсем встал!

— Сапог поправляет!

— Он бы, баран, еще портянки перемотал! Если из тридцати секунд не выбежит — утром вместо трех — шесть километров побежит!

— Умрет на дистанции.

— Похороним! Ты лично могилу копать будешь, Бобров!

— Смилуйтесь, товарищ капитан!

— А я тебе наряд подарю!

— Не на-а-адо!

— Как отвечаешь?

— Есть наряд, товарищ капитан.

— Вот то-то, ладно — на первый раз прощаю.

— Благодарю за службу, ой, виноват, товарищ капитан!

— Ну, вояки мне, мать вашу, попались! Та-а-ак, дополз, ходок, сейчас тебе дедушка Ленин новогодний подарочек сделает в виде дополнительного круга вокруг училища завтра утром!

— Есть, товарищ капитан!

— О! Удивил! Я думал, ты, как твои друзья, начнешь канючить: «Не на-а-а-до, не на-а-а-до»!

— Да он хотел сказать, что ему есть хочется!

— Ой, уморил, Бобров! Так, Ждану — минус два, время тридцать четыре секунды ровно. Следующий па-а-а-ашел, пошел, пошел, пошел!

— Хорошо плывет группа в полосатых купальниках!

— Чё сказал? А кто это?

— Лановой в фильме «Полосатый рейс»!

— Ты тупишь или издеваешься, гад?

— Никак нет, товарищ капитан!

— Ой-ё, Бобров, ты не бобер, ты — пневматический дятел! Хватит трещать — я из-за тебя время Ждана забыл сбросить на секундомере, что теперь — вот этот клоун сто метров за пятьдесят и три десятых секунды пробежал, получается? Не, ну я тебе точно наряд влеплю!

— Товарищ капитан, а если из этого времени отнять время Ждана, то получим чистый результат последнего!

— О! Студенты, блин, значит, пишем пятнадцать и три!

— Семнадцать и три, товарищ капитан!

— Совсем ты придурок, курсант Лоншаков, считать не умеешь!

— Оба вы…

— ЧТО???

— Ошибаетесь, товарищ капитан!

— А-а-а-а!

— Шестнадцать и три!

— А если по Лопиталю?

— Что пролопотал, Лоншаков?

— Товарищ капитан, это из теории пределов, когда берется предел от дро…

— Все! Вы меня довели до предела! Еще слово — и наряд получит вся рота!

— Следующий па-а-а-ашел, пошел, пошел… а-а-а-а!!! Опять время не сбросил! Трепло! Марш все на старт, все бегут заново, задолбали!

МОНОЛОГ

Ну что вы жалуетесь: «Прапорщика никогда не найдешь — прапорщика никогда не найдешь!», радуйтесь, идиоты! Если прапорщик вам нужен — это полбеды, вот если вы прапорщику понадобитесь — это беда, и большая, и вся ваша личная!

Вот вы живете счастливо, можно сказать, а ведь не знаете, что вместо меня вашим прапорщиком должен быть Пиленко, но у него мама на родине заболела, и назначили меня! Вот бы вы при нем поплакали — у него фантазия была, как у меня лень — безграничная и неудержимая! Ведь прапорщик Пиленко — это вам не капитан Русаков и даже не майор Катунов, хотя второй в четыре раза хуже первого, не смотри, что в два раза меньше — прапорщик Пиленко мог задолбать всех студентов на сборах самолично, без помощи вышестоящего начальства.

Знаете, как любил Пиленко контролировать качество уборки кроватей? Понятия не имеете! Вот тебя сегодня капитан заставил перестилать, а твою, раздолбай, кровать пропустил. Почему, спрашивается? Потому что поленился. А Пиленко было не лень. Год назад здесь тоже бауманцы были на сборах, так он одним утром все кровати заставил по два раза перестилать, а некоторых еще и по третьему. Потом, когда сдавали белье, на одной из простыней обнаружили аккуратно вышитые крестиком слова «Пиленко — баран» — так он построил всех и долго уговаривал честно сознаться кто это сделал, обещая, что ничего не будет, но в промежутках между обещаниями сильно ругаясь.

Но ваши, похоже, ничего кроме сессии не боятся — кто-то из строя посоветовал провести сравнение почерков, так Пиленко полчаса ни одного печатного слова сказать не мог — я два новых выражения узнал, одно до сих пор не понял. Потом он сидел и спарывал вышивку, но и тут облом вышел — ваши черти нитки ваксой намазали, и крестики на простыне без вышивки видны были еще лучше. Так Пиленко, похоже, съехал немного — вечером простыню за забором училища сжег, ку-клукс-клановец хренов.

А до вас были МГУ-шники. Золото — ребята! Если у них правильность работы мозга обратно пропорциональна правильности работы рук — гениями мы обеспечены на все будущие годы!

Видели мозаику вместо фрамуги в коридоре? Это они в футбол прямо в казарме играть затеялись. Когда Пиленко разбитую фрамугу увидел, даже перекрестился:

— Спасибо, — сказал, — что не само окно разбили, такого стекла мне не найти было бы!

Притащил кусок стекла, стеклорез и выяснил, что каждый второй умеет работать данным инструментом. Ой, как он ошибался! То, во что превратилось новое стекло, можно было собрать только пылесосом!

Пиленко лично из самых крупных осколков вырезал прямоугольнички и складывал мозаику. Причем, дурак, надпиливал мелким напильником стекло по краям и аккуратненько раскалывал, и все у студентов перед глазами!

А через два дня решил дать им переделать полки в каптерке. Припер здоровенный листище фанеры, ножовку, гвозди, гвоздодер и дал время до вечера на работу.

Ну, разломать старые полки им удалось почти без потерь — один прищемленный палец и сломанная стойка полок — не в счет. Но кому пришло в голову, что фанеру можно надпилить по краям и потом сломать, как со стеклом, одному богу известно! Вот они надпиливали, клали фанеру краями на две кровати и прыгали сверху ногами!



Видели полки в каптерке? А-а-а! А я их видел только что законченными и еще некрашеными! Пиленко даже никого не убил — он просто говорить некоторое время не мог. Ну, я ему сказал, что если взять зеленой краски, закрасить слоем потолще и заходить в каптерку в темноте и с закрытыми глазами, то некоторое несовершенство конструкции не будет так бросаться в глаза! Как он рычал! Потом плюнул, попал себе на сапог и убежал! Вечером был нетрезв, и после разговаривал со студентами только односложно и матом.

А вы говорите, Подковыркин — плохой прапорщик. Хотите полки переделать? Не хотите? Да и хрен с ними. После вас опять МГУ-шники должны быть и Пиленко вернется…

СОН

— А-а-а-а-а-а!!!

— Мужики, что это было?

— Ну какая сволочь не спит, и другим не даёт?

— Родил, что ли, кто-то?

— Это я чуть с перепугу не родил, когда мне Ромыч на ухо заорал!

— Это что, Медведь был?

— Нет, Бобёр!

— Идите на хрен, я сам только что проснулся!

— Да я шучу, Медведь орал, только он спит, сука!

— Как спит?! Поднял роту на уши, а сам спит?! Сейчас я его…

— Что ты его, Дрон? Разбудишь Медведя неудачно — он из тебя много маленьких мудачков наделает, не придется потом причиндалами работать!


— А-а-а, мать вашу, уйдите от меня!!!


— Да что с ним?

— Хрен знает, может, живот во сне крутит?

— Если бы у него живот крутило, нас даже противогазы не спасли бы, а я пока что вроде живой!

— Может, его совесть мучает?

— Окстись, Петрушка, откуда у Ромыча совесть? Он её ещё в качалке штангой придавил!

— Не-е, помните, он вчера нашу двухпудовку на ногу поставил, так это его придавленная совесть так орала!

— Первый раз слышу, чтобы совесть находилась в ноге!

— Ты ещё много чего в жизни не слышал, мальчик!

— Кого мальчиком обозвал?

— Извини, девочка!

— Да иди ты!

— Тихо, народ, дайте поспать!

— Ну, челове-е-ек, тут его товарищ во сне умирает, может быть, а он спит!

— То-то я смотрю, как вы его реанимируете длинными языками!

— Мы за него переживаем!


— А-а-а, оставьте меня в покое, у меня ничего нет, чтобы вам дать!!!


— Народ, может ему снится, что его бандиты обувают?

— Хотел бы я посмотреть на бандита, который рискнёт обуть Медведя!

— Да уж, разве что буквально, и ещё после этого собственным носовым платочком ботиночки протереть!

— Слушайте, а ну как он у нас тут еще загнётся во сне с перепугу, у качков знаете, какие сердца нежные и чувствительные!

— Скорее, мы все тут загнемся с постоянного недосыпа!

— Так, я его сейчас разбужу и узнаем, что случилось. Ромы-ы-ыч!!! Йух-ха!

— Что это было?

— Эта сука меня с кровати столкнула, больно — башкой о тумбочку уписался!!!

— Я тащусь над тобой, Петрушка, ты его как будил-то?

— За плечо потряс.

— Ты его еще в щёчку поцеловал бы! Чтобы Медведя разбудить, минимум подушкой по башке треснуть надо!

— О! Денисыч, а положи-ка ты на него гирю.

— Сам положи, он ей же тебя и отчебурашит, как проснется!

— Если проснется!

— Это ты потом не проснёшься!

— Затих! Помер, может? Ну, все, Петрушка, завтра майору скажем, что это ты Медведя во сне придушил, и он тебя заставит рыть могилу зубочисткой.

— Не смешите мои тапочки, чтобы Петрушка смог придушить Медведя, ему надо весь следующий семестр жрать анаболики и сутками качаться!

— Ага — на рее!

— На ху…


— А-а-а-а!!! Я больше не могу, забирайте все, но уйдите!!! Уйдите, я вас прошу!!!


— Не, ну надо, как надрывается!

— Будто девственность кому пытается отдать, а они не берут, но и не уходят!

— Во фантазия, надо бы тебе, Дрон, поменьше перловки в обед жрать!

— Это жареная селёдка дурные мысли навевает!

— Это какие такие дурные мысли по отношению к Медведю тебе селедка навеяла???

— Да иди ты, Бобер, со своими намёками!


— Всё, я вас оставляю, делайте что хотите, но я больше не могу!!!


— Какая сволочь дала Ромычу почитать на ночь женский любовный роман?

— И ты, Бобёр, жареной селёдки переел?

— Нет, блин, мне жюльен и «Божоле» на обед сегодня давали!

— Что-то водки захотелось!

— С жареной селёдкой?

— Буэ-э-э!

— Сволочи, убью обоих, если еще о еде говорить будете!


— Нет, не прыгайте на меня, не трогайте мои ноги!!!


— Вот как подсознательные стремления к мазохизму выводятся на поверхность в состоянии сумрачного сознания!

— Всё бы тебе ржать, Бобёр, что с этим «ласковым и нежным зверем» делать будем? Спать-то хочется!

— Короче, Денис, столкни его с кровати, один хрен с такого сна он ничего не поймёт!

— Щас попробую. Опанькх-х-х-хки! Йух-ха!

— Ты, блин, чемпион по прыжкам в ширину, я не понял — тебе понравилось с кровати падать, что ли? Попроси, я тебя сапогом еблдыкну, эффект будет тот же, а казённая мебель не пострадает!

— Да казённая мебель и так не пострадает — что ей сделается от Петрушкиной ватной головы?

— Я ссу на вас глядючи, клоуны!

— Идея: ссы на Ромыча, и тебе полегчает, и его разбудишь!

— А что — сейчас я его водой оболью! Днева-а-альный!!! Тащи станок…

— Како-ой?!

— Строгальный, мать твою, принеси воды стакан!

— Сам дошлёпаешь, у нищих слуг нет!


— Ой, ух, мама-а-а, да не смотрите на меня, не надо!!!.. Уйя-я-я-я, Денисыч, ты с какого хрена меня облил???


— Да ты возымел уже всех своими воплями!

— Блин, спасибо, что разбудили, мужики, чуть не умер со страху!

— Трусы проверь, может, что новое там найдёшь?

— Лишь бы старое не потерял!

— Да, блин, запросто, такого страху натерпелся!

— Да что снилось-то, поведай, не томи душу!

— Что, Бобёр, давно кошмары ночные не мучали? Ты только попроси майора, он тебе устроит марш-бросок с полной выкладкой!

— Так майор и вас, мои молодые наивные друзья, ко мне в компанию прибавит? Хотите, устроим массовый цирк?

— Вот уж хренушки, рассказывай, Медведь! Слушатели уже полчаса как в нетерпении ножонками сучат!

— Да, э-э-э, что рассказывать-то? Ну, мне, эта-а, пауки всякие и тараканы снились!



— ???

— Арахнофоб ты наш ночной, мать твою за ногу, мы уж думали там тебя насилуют, а он тараканьи бега во сне устраивает!

ЭЛЕКТРИК

На столбе сидела толстая спокойная ворона и худой взволнованный Серега полутора метрами ниже!

Ворона, в отличие от Сереги, была умной птицей, ей и в голову не приходило заниматься электропроводкой, не понимая в этом ничего, впрочем, ей много чего не приходило в голову. Прапорщик, в свою очередь, был еще более умной птицей, чем ворона, потому тоже не собирался лично этим заниматься, когда есть солдаты, хотя и ему много чего не приходило в голову!

Серега в очередной раз просто оказался не вовремя под рукой, и сейчас сидел на столбе, держа в одной руке провод, идущий от свежепостроенного сарая и другой рукой готовясь схватится за провод, тянущийся от соседнего столба, чтобы соединить их между собой!

Изо всех сил он постарался вспомнить все, что знал об электричестве и не вспомнил, только ему почему-то вдруг показалось, что если выключатель в сарае будет повернут в положение «Выкл.» то током ударить не должно… наверное… по крайней мере, очень хотелось в это верить!



— Товарищ прапорщик, — жалобно проблеял Серега. — А свет в сарае выключен?

— Какой, на хрен, свет в сарае, когда ты его еще не провел ни хрена? — бодро отозвался прапорщик.

Похоже, он тоже ничего не понимает в электричестве, — подумал Серега и очень захотел потерять сознание.

Это ему не удалось. По ноге протек пот, вызывая сомнения в своем происхождении.

Протянул руку, закрыл глаза и изо всех сил сжал в кулаке провод, чтобы убило как можно быстрее…

— Кар-р! — одобрительно сказала ворона, прапорщик высказался в таком же духе.

Этот звук вернул Сереге ощущение действительности — очень хотелось жить и выпить, воздух пах настолько одуряюще-приятно, что хотелось его обнять и укусить, несмотря на близость выгребной ямы.

Даже прапорщик вдруг показался довольно милым человеком и даже чем-то симпатичным, когда не стоит снизу, задрав вверх морду.

— Чего расселся-то, блин? Я чё, тут с тобой до ночи вкалывать должен? — сказал «милый человек». — Теперь цепляй фазу, на хрен!

Что-то щелкнуло в голове у Сереги при слове «фаза», в ушах противно зазвенело — жизнь кончалась второй раз подряд всего за одну минуту.

Ноги стали ватными, руки затряслись, желудок мерзко заурчал, ворона, нагадив на гимнастерку, тяжело взлетела со столба.

— А ну вас к черту, товарищ прапорщик, с гауптвахты хоть живыми возвращаются, — обессилено сказал Серега и начал слезать.

БАНЯ

— На повестке сегодняшнего дня — поездка в баню! Поэтому, слушай мою команду: сейчас все идут получать новое белье у прапорщика и через пятнадцать минут построение перед казармой! Приступить к выполнению!

Я не стал дожидаться реакции своих друзей и немедленно рванул к каптерке.

— Товарищ прапорщик, а почему вы мне выдали два носовых платка?

— Юморист! Это портянки!

— Да? На руку наматывать?

— Пару дней поносишь — растянутся.

— Руки?

— Хренуки! Держи майку!

— Товарищ прапорщик, а что означает «13б», нарисованные на майке?

— Тринадцать — значит счастливая, а «б» — это ты! Еще та «б», к тому же к фамилии твоей подходит! Не задавай идиотских вопросов, пошел вон! Следующий!

— Р-р-р-равняйсь!!! Смир-р-р-р-рна! Сейчас строем выдвигаемся к проходной училища, где грузимся в машины для следования в баню. В дороге рожи глумливые из кузова не высовывать, средние пальцы следующим позади машинам не показывать и всякий мусор в них не кидать! Если увижу — убью прямо в бане! Налево! Шагом марш!

Там, где пехота не пройдет,
Где бронепоезд не промчится,
Угрюмый танк не проползет —
Туда наш взвод ходил мочиться!
— Команды петь не было! Молча идем!

Машин дожидались почти час, в конце концов, появились два ЗиЛ-131.

— По машинам!!! Курсант, э-э-э, ваша фамилия?

— Лоншаков!

— Помогите товарищу забраться в кузов! Видите, он самостоятельно не может!

— Вашу ручку, мисс!

— Да пошел ты!

— Ну, тогда сам лезь!

— Без разговорчиков! Молча грузимся и рассаживаемся!

— Ну, поехали!

— Гагарин хренов!

— Кто сказал? Слушай мою команду: песню запевай!

Эх, путь-дорожка фронтовая,
Не страшна нам бабёшка любая!
— Курсант Шоханов, наряд вне очереди!

— Есть наряд, товарищ капитан!

— Если вы такие умные — дальше едем молча, кто скажет хоть слово, получит наряд вместе с Шохановым! Лоншаков, втяни копыто вовнутрь кузова — сапог потеряешь, брюхо тоже втяни — выпадешь!

— Так, вылезаем строиться! Слушай мою команду: даю вам на мытье сорок пять минут, после этого построение здесь же! Опоздавшие получают наряд! Разойдись!

Часть народу почему-то потянулось за сигаретами, остальные, по выработавшейся стадной привычке, скучковались вокруг них, я же побежал мыться — покурить можно и после!


Влетел в раздевалку, мгновенно разделся и рванул в помывочную.

Парную нам, конечно, никто открывать не стал, но наличие обыкновенной горячей воды, от которой мы за две недели сборов уже совершенно отвыкли, показалось неземным блаженством.

Я уже намыливался второй раз, когда в дверь помывочной робко постучали из раздевалки.

— Занято! — гнусавым кокетливым голосом крикнул я и продолжил мытье.

Вымыв голову и последний раз ополоснувшись, я заметил, что прошло уже пятнадцать из сорока пяти отведенных минут, а мылся я пока что в гордом одиночестве.

Неслышно подкрался к двери в раздевалку и услышал голоса:

— Народ, а чего мы здесь толпимся-то?

— Да там бабы какие-то непонятные моются!

— С чего ты взял?

— Да вот Лонш постучался, а оттуда женским голосом «Занято!» ответили!



Ситуация приобретала неожиданный оборот! Надо было пользоваться случаем. Я распахнул дверь и замер, увидев всю роту с принадлежностями для мытья, но в казенных трусах бывшего черного цвета!

— Ну что зависли, сволочи? Осталось всего полчаса, а вы все грязные и необслуженные — дамы ждут! Снимаем трусы и заходим по одному, дожидаемся своей очереди! Следующий!

И шагнул вперед!

Вся толпа синхронно отступила на шаг назад.

— Ближе, Бандерлоги, ближе!

Еще один шаг назад!

— Лоншаков, теперь твоя очередь!

Лоншаков роняет мыльницу на ногу, наклоняется подобрать, я даю ему пинка, от которого он влетает в помывочную и закрываю за ним дверь!

Он начинает ломиться обратно, забыв, что изнутри дверь нужно тянуть.

Через несколько секунд наступает тишина! Я оборачиваюсь и гордым взглядом окидываю остолбеневшее воинство. На меня смотрят, как на предателя, только что сдавшего товарища фашистским палачам!

Не говоря ни слова, иду к шкафчику со своими вещами.

Тут открывается дверь помывочной и на пороге появляется призрак Лоншакова с трясущимися губами и сжатыми кулаками:

— Где эта сука? Сейчас я его убью! Там никого нет — он все время один мылся!!!

Я рванул в проход между шкафами и занял круговую оборону!

Меня попытались побить, но не тут-то было! Расстояние между шкафами позволяло успешно действовать одному, а напиравшие «бандерлоги» только мешали друг другу. К тому же у меня в руках была мокрая мочалка, по боевым свойствам не уступавшая милицейской дубинке!

В течение двух минут я успешно держался, лупя мочалкой по голым торсам и отпихиваясь ногами, но победа линчевателей была близка!

И тут в дверях раздевалки возник архангел Гавриил, за неимением трубы пользующийся луженой глоткой, излучавшей могучие децибелы мата — капитан Русаков:

— Какого … бардак в бане? Это что за игры, вашу мать?

— Товарищ капитан! Они говорят, что сегодня постный день, и я своим мытьем оскорбил законы Шариата! — все еще в горячке боя погнал я.

Капитан наморщил ум и скомандовал:

— Все немедленно мыться марш!

Я подумал, что и мне следовало бы принять душ, чтобы смыть боевой пот, но войти в помывочную вторично уже не решился.

Оделся и вышел покурить на крыльцо.

— Каждый раз удивляюсь я, глядя на студентов, — сказал капитан. — Всегда что-то новое выкидывают, но чтобы отказываться мыться в бане — такого со мной еще не было!

В этот раз я благоразумно промолчал.

Елена Панова Мемуар офицерской жены

От автора

Родилась в Москве в 1967 г., там же и прожила всю жизнь с небольшим перерывом.

В 1991 г. окончила Институт международных отношений, по специальности — экономист-международник.

После института зачем-то вышла замуж за едва знакомого военного и уехала с ним в Забайкальские степи. О чем, кстати, не жалею.

После Забайкалья — Приднестровье.

Потом Москва, академия, Хабаровск, МЧС, опять Москва.

В общем, так и воюем до сих пор.

Огорченная хамским отношением к армии со стороны всех, кому не лень, начала писать рассказы, где (из принципа!) о военных — ни слова плохого.

МЕМУАР ОФИЦЕРСКОЙ ЖЕНЫ

Уже на третьем месяце жизни на станции Мирная я поняла, как местная популяция офицерских жен вычисляет вновь прибывших. Новенькие всегда ходят с дамскими сумочками. С риди-, прости, Господи, — кюлями. В которых лежат кошельки с бесполезными деньгами и бесполезные ключи от казенных квартир. И на каблуках, которыми они очень смешно ковыляют по разбитым дорогам там, где нет тротуаров (а их нет нигде), и царапают сухую пыльную землю там, где дорог тоже нет. А если дождь, новенькие ходят с беспомощными зонтиками и стоически сглатывают льющуюся по лицу воду пополам со слезами и соплями. Каждая новенькая, желая сделать приятное аборигенше, продающей молоко, делает комплимент его дешевизне, после чего на следующий же день цены на молочные продукты взлетают вдвое. Резиновые сапоги, плащ-палатки и «вы чо, охренели?» появляются позже.

В тот момент, когда мы, ошалевшие и заржавевшие от нескольких суток в поезде, скрипя суставами, выползли на аэродромные плиты, заменявшие перрон в пункте назначения, на станции Мирная не было НИ-ЧЕ-ГО. По нашу сторону поезда простиралась безжизненная степь, и единственным признаком цивилизации в ней был огрызок грунтовой дороги и ярко-синий щит «Счастливого пути», под которым дорога заканчивалась. А между тем Лехе следовало кому-то доложить о своем прибытии. Доложить о прибытии — это первое, что должен сделать офицер на новом месте службы. Потом уже можно пописать, умыться, побриться и т. д. Кстати, это хорошее правило — оно помогает не растеряться в незнакомой обстановке.

Поскольку в пустой степи наше прибытие, кажется, никого не интересовало, Леха снял фуражку и полез под вагон, надеясь на другой стороне найти кого-нибудь, кому можно доложиться.

Оставленная при багаже, некоторое время я рассеянно прислушивалась к нетрезвой болтовне проводников, потом поезд чихнул, свистнул и уехал, увезя их с собой, и я испугалась так, как никогда до этого. Потому что по другую сторону колеи ТОЖЕ ничего не было. Вообще ничего. Только огромная, выжженная солнцем и выдубленная ветром степь, стеклянное небо и полоумные кузнечики. Я сидела посередине всего этого со своим телевизором и ревела от мысли, что Леха, проползя под вагоном, влез в него с другой стороны и уехал дальше в Китай, выбросив меня, как ненужный чемодан. Я тогда не знала, что меня-то Леха еще может выбросить, но телевизор — никогда.

Потом уже, спустя два-три месяца, я обнаружила, что там была и станционная будка, и штаб дивизии в каком-то полукилометре от нее, и еще какие-то постройки, и даже люди. Оказалось, что с перрона из аэродромных плит их было прекрасно видно. Не знаю, где оно все пряталось в тот самый первый день. Чудеса маскировки.

Но настоящий офицер даже в арктических льдах найдет, Кому Доложить, и уже через полчаса появился и Леха, и грузовик с двумя военными, и нам сказали: «Добро пожаловать», и пожали руки, и сказали, что очень рады и давно ждали.

— Моя жена, — сказал Леха и показал меня приехавшему за нами капитану. Капитан посмотрел на меня, как папуас на Миклухо-Маклая, и задал удивительный вопрос:

— Так вы что, тоже приехали?

— Ну да. Разве непохоже? — удивился Леха.

— Впервые вижу, — пробормотал капитан и поволок в кузов наши вещи.

Я, кстати, тоже видела его впервые, и меня это ничуть не удивляло.

Солдат за рулем тоже вел себя странно. Леха с капитаном телепались в кузове, а две главные драгоценности — меня и телевизор — определили в кабину, и я всю дорогу старалась произвести на бойчишку хорошее впечатление. Он молчал, иногда угукал и исподтишка косился на меня, как на спущенного с поводка носорога. И лишь много времени спустя до меня дошло, почему у встречавшего нас капитана был такой вид, словно он борется с желанием потрогать меня рукой и сказать: «Ух ты!» Дело в том, что Настоящие Офицерские Жены НИКОГДА не едут в Дальний Гарнизон вместе с мужьями. В лучшем случае — через пару месяцев, после того, как он обживется-осмотрится-устроится. Но чаще все же никогда.

Потом было офицерское общежитие, где мы были единственными постояльцами, если не считать тараканов. Впрочем, тараканы были не постояльцами, а скорее законными хозяевами. Они сидели на стенах, сложив лапки, ревностно следили за нашими действиями, и казалось, что они обмениваются критическими замечаниями.

А потом началась какая-то фантасмагория, и я до сих пор не уверена, что все это мне не приснилось в дорожной усталости. Пришли два мужика в штатском, пьяные и веселые, попытались ввалиться в нашу комнату, но застряли в двери и оттуда начали орать, что они тоже офицеры, тоже ротные и тоже саперы, что один из них вот-вот уезжает отсюда ко всем чертям, a Леха приехал на его место, и что вот сейчас они празднуют у него дома этих самых чертей, и надо немедленно отпраздновать и Лехин приезд, потому что если бы Леха не приехал, то хрен бы он отсюда вырвался, и короче, ребята, собирайтесь, пошли к нам, потому что там уже сидит толпа человек в двадцать, которая ждет только вас, и выпивки у них залейся, но если у вас есть, то тоже возьмите. У нас было. Мы взяли и пошли. Шатаясь от усталости и поддерживая друг друга на поворотах.

Толпа из двадцати человек встречала Леху овациями, а меня — тем же тихим и недоверчивым изумлением, которое я поняла впоследствии. В тот вечер я подумала просто, что они залюбовались. Но мне это было уже по фигу. Масса незнакомых людей, в центре внимания которых мы вдруг оказались, орала, наливала, чокалась, хлопала по плечам и лезла обниматься. Я не запомнила ни имен, ни лиц, ни званий. Запомнила только, что через неделю, сдав дела, хозяин этой квартиры уедет к чертям, и она станет нашей, в доказательство чего нам тут же передали запасной комплект ключей. Местонахождение квартиры я тоже не запомнила, но от ключей не отказалась.

В тот же вечер я имела удовольствие прокатиться на мотоцикле с коляской по пересеченной местности. Водитель, наш будущий сосед-старлей, был пьян, сидел, как мне казалось, спиной к рулю и все время размахивал руками, показывая нам местные достопримечательности. Достопримечательностей мы не разглядели, потому что ночь была безлунна, а у мотоцикла не горели фары.

Кроме нас с Лехой на мотоцикле стояли и висели еще человека четыре, которым вообще не надо было никуда ехать — им просто захотелось нас проводить.

Всю ночь я ехала в поезде, который свистел, визжал и плевался коньячным паром.

Вскоре мы переехали из общежития в тот самый ДОС. Если кто не знает, ДОС — это Дом Офицерского Состава. И от обычных домов от отличается так же, как и Офицерский Состав от обычных людей, даже если выглядит простой пятиэтажкой. Вот хотя бы номер. Знаете, какой у нашего ДОСа был номер? Нет, названия улицы не было. Там вообще не было ни одной улицы. А ДОС был № 988. Еще там были ДОСы № 745, 621, а номера четырех других я уже не помню. Конечно, выговаривать такие сложные номера на морозе было сложно, поэтому все дома имели клички. Наш, например, назывался Горбатым. Он стоял на пригорочке, и три первых подъезда были на этаж выше четвертого и пятого. Еще там был Копченый, получивший свое прозвище из-за пожара в начале семидесятых, был Зеленый и был еще один, который все называли уважительно по имени-отчеству — Дом, Где Живет Комдив. Этот был элитным — там электричество отключали только два раза в сутки.

Вскоре после нашего новоселья Леха впервые проявил себя как добытчик. Он принес домой две бутылки портвейна в целлофановом пакете. Т. е. в пакете не две бутылки, а только их содержимое. Потому что у Лехи не было пустой тары для обмена. Тара была на вес золота. Впрочем, перелить портвейн из бутылки в пакет — дело нехитрое. Гораздо сложнее его потом из этого пакета наливать в посуду для непосредственного употребления. Особенно когда этой посуды нет. Дело в том, что мы с Лехой, как я уже говорила, ехали в Забайкалье налегке, в полной уверенности, что весь жизненно необходимый хозяйственный минимум сможем приобрести на месте. Хренушки!!! Я тогда просто не знала, что такое НАСТОЯЩИЙ минимум. Это когда в магазине — три полки мышеловок, полка фотоальбомов в роскошных кожаных переплетах и хрустальные вазы, которые не продаются, потому что дефицит. А в квартире… Однако про квартиру потом. В общем, на тот момент, когда удача улыбнулась нам портвейном, у нас из посуды имелся только полуторалитровый эмалированный ковш (тарелку мы купили уже позже). Из него мы и пили по очереди. Один пил, а другой в это время держал пакет и зажимал пальцами маленькую дырочку, которую мы прорезали в нижнем углу, чтобы проще было наливать. Потом менялись местами.

Таки собственно о квартире… В общем, ничего примечательного. Четвертый этаж, кухня, раздельный санузел и длинная, узкая комната-кишка. Кухня была большая, а в комнату вела двустворчатая стеклянная дверь, поэтому, когда я рассмотрела квартиру при дневном свете и с трезвых глаз, она мне сразу понравилась. В кухне помимо четырехконфорочной электрической плиты, с которой я так и не нашла общего языка, имелась школьная парта, сколоченный прежними хозяевами рабочий стол, похожий на гигантский посылочный ящик, занавешенный шторкой (шторку, правда, они сняли и увезли), и огромный глубокий противень из нержавейки. Противень был до краев забит окурками — бывший хозяин квартиры праздновал свою «отвальную» больше недели, и выносить мусор ему было некогда. Всю остальную мебель мы добывали собственными силами. Из шести казарменных табуреток, нескольких необрезных досок и борцовского мата Леха соорудил двуспальную кровать. Из подобранной у помойки шкафной дверцы и четырех украденных у аборигенов поленьев — журнальный столик. В качестве письменного стола была притащена не какая-то там школьная парта на железных ногах, а настоящая — из батальонного учебного класса. Когда мне было скучно, я изучала автографы, вырезанные на ее суровой деревянной поверхности, и пыталась представить, чем сейчас занимаются их авторы. Особенно те, которые «ДМБ-63»…

Спустя два месяца мои родители все-таки прислали нам контейнер. Им кто-то из знакомых сказал, что военная семья без контейнера — и не семья вовсе, а так, недоразумение. Как балерина на лесоповале. Таким образом, наше хозяйство пополнилось двумя школьными книжными шкафами и холодильником. Оно вообще много чем пополнилось — даже веником, потому что в контейнере оставалось свободное место, но шкафы и холодильник были наиболее крупными предметами. Холодильник, правда, переезда не вынес, и где-то на полпути испустил свой фреоновый дух. До следующего лета мы его использовали в качестве шкафа, а потом обменяли на китайскую кожаную куртку у соседей. Соседи, — капитан Толян и старлей Юрка, — как раз собирались открывать в Мирной бар, и сломанный холодильник им был нужен до зарезу. Пустые пивные банки им тоже были нужны, и их мы отдали просто так, без обмена. Что-то нам подсказывало, что до следующего Нового года мы на станции уже не дотянем, и украшать этими банками елку нам больше не придется.

Еще через какое-то время Леха обзавелся велосипедом. Это, конечно, было не так круто, как мотоцикл с коляской (мотоциклов на станции было всего штук пять, и их владельцы были заносчивы и пренебрежительны), но для начинающего ротного — все равно что папин автомобиль для 17-летнего оболтуса.

Ближе к зиме в ходе дефицитно-распределительной кампании в батальоне Леха вытянул счастливый лотерейный билет — немецкий бюстгальтер и три куриных яйца. Яйца с презрением отверг в пользу коллектива, потому что я уже работала в военторге, а талон на немецкий бюстгальтер обменял на талон на стиральную машину. Узнав об этом, я его забранила совсем как старуха старика за золотую рыбку. «Лифчик ты и сама себе связать можешь, — отрубил Леха. — А стиральную машину я сам не сделаю». С тех пор я с Лехиной логикой больше не состязаюсь. Машину, правда, Леха немного помял по дороге из магазина — он ехал на ней с ледяной горки и не успел увернуться от ухаба. К слову: в те времена отечественная бытовая техника была не в пример надежнее нынешней импортной. В нашу трепетную «Занусси», например, Лехин бушлат даже не умещается, а вот то конверсионное недоразумение с вертикальным взле… загрузкой даже после аварии на ледяной горке играючи не только стирало бушлаты, но даже мыло посуду (тоже Лехино ноу-хау). А швейная машина «Чайка», привезенная мне моими родителями, имела движок от истребителя и могла шить брезент, войлок и тонкую фанеру. И не ломалась, даже когда я молотком выбивала иглу из гнезда. Вообще-то мои родители приезжали к нам не столько ради того, чтобы привезти швейную машину, сколько ради того, чтобы прокатиться. Они тоже приехали поездом, причем в СВ, успев по дороге даже покутить в Чите у папиного одноклассника. За те три дня, что они у нас гостили, мой папа успел открыть мне глаза на ту сторону жизни, о которой я даже не подозревала. Как-то в моем сознании очень быстро закрепилось, что продукты бывают только в пайках, по талонам или по военторговскому блату. Папа же, блуждая по гарнизону в поисках «чего-нибудь и закуски» забрел в местный военный супермаркет и увидел в витрине Мясо, которого в Москве в тот период уже не было. Сезон прошел.

— Что это? — спросил папа.

— Баранина. Разве не видите? — ответила Машка Скрытникова, с которой мы еще не успели подружиться, и которая, конечно, не знала, что за мужик стоит перед ней.

— И что, продается? — удивился папа.

— А на хрена она тут, по-вашему, лежит? — Машка тоже удивилась, потому что ей никогда раньше таких вопросов не задавали.

— И что, можно купить? — не отставал папа.

— Деньги есть — покупайте.

— А сколько можно?

— Сколько нужно, столько и можно.

— Что, вот прямо так можно купить?

— Нет, бля, через жопу правой ногой, — рассердилась Машка. — Мущщина, не морочьте мне голову, я замужем.

Потрясенный неосязаемой связью между бараньей тушей и Машкиным мужем, папа тут же купил баранины на все деньги, заныканные на пиво, и в тот же вечер безжалостно развенчал мой миф о том, что в мирненских магазинах пища вообще не продается. Этот миф я придумала, чтобы достойно прикрыть от окружающих свою неприязнь к электрической плите и к кухонному труду как таковому.

Еще родители сделали перестановку мебели. Они были большими любителями этого дела.

Не успели мы после их отъезда вернуть наши нехитрые мебеля в прежнюю диспозицию, к нам нагрянул Лехин отец. Он тоже сделал перестановку, поставив один книжный шкаф вверх ногами, а другой — горизонтально, плюс к этому соорудил угловую полочку под телевизор. Он сказал, что смотреть телевизор, лежа на нарах и переключая программы большим пальцем ноги вредно для зрения. Полочка была слаба здоровьем, то и дело норовила телевизор уронить, и ей пришлось приделать костыль — лыжную палку. Чтобы вторая лыжная палка не пропадала без дела, Лехин отец отодвинул вертикальный шкаф на метр от стены, положил на него палку одним концом, а другим — на стоящий неподалеку холодильник, и заявил: «А занавесочку сама повесишь»… Оказалось, это такая кладовка для разных вещей…

Однако хватит ностальгировать. Что любопытно — эта ободранная, несуразная, не своя квартира с нищенской казенной обстановкой до сих пор кажется мне лучшим домом из всех, в которых я когда-либо жила. Хотя бы потому, что это единственное в моей жизни жилье, из окна которого был виден горизонт.

А вообще я вам так скажу: в гарнизоне жить можно. Жить можно везде, где живут люди. Даже если кажется, что это вообще не жизнь.

Главное — не забывать мудрые слова Карлсона, который живет на крыше: «Если человеку мешает жить только ореховая скорлупа, попавшая в ботинок, он может считать себя счастливым».

ПОКАПЮРНО

— … слаживай покапюрно, — сказала она и ушла, оставив меня в часовом замешательстве…

После ее ухода я внимательно изучила свое рабочее помещение — оштукатуренный мешок с вентиляционной дыркой под потолком вместо окон (впоследствии выяснилось, что дырка вела в конторский туалет, и с его посетителями я могла переговариваться, не повышая голоса), старинный сейф, разобранное ружье и хромой электрический обогреватель. Ничего такого, что можно было бы сладить, тем более покапюрно.

Через час тяжелых размышлений в дверном окошке появилась круглая физиономия начальника, майора Черняева, с соломенными бровями.

— Ну что, осваиваешься? — деловито спросил майор и быстро обшарил глазами мою каморку. — Нормально…

На свое счастье я вовремя вспомнила слова мудрого институтского профессора: «Не бойтесь задавать вопросы, даже самые идиотские. Лучше выставить себя дураком перед одним человеком, чем потом опозориться перед многими». И я решилась.

— Владимир Михалыч… Мне Екатерина Матвеевна сказала слаживать…

— И слаживай! — согласился Черняев. — Пока никого нет. Чего время-то зря терять?!

— …покапюрно…

— Конечно! Как же еще?! По сто купюр в пачку, и резиночками их…

Смысл незнакомого выражения смутно забрезжил где-то вдалеке…

Когда майор ушел, я двумя пальцами взяла двадцатипятирублевую бумажку и аккуратно положила ее на другую такую же. Сверху добавила третью. Все оказалось не так уж сложно, и процесс покапюрного слаживания пошел.

В тот же день у меня впервые в жизни появилась персональная машина с водителем. Бортовой ГАЗ-66. Только его как раз тогда поставили на ремонт, и нам с водителем пришлось перекантовываться в чужом фургоне с надписью «Хлеб», и за это мы в тот же день едва не были биты. В соседний поселок, где находилась одна из военторговских лавок, наша хлебовозка ввалилась с большой помпой — с пылью и грохотом, разухабисто лязгая капотом. Следом за машиной в клубах пыли бежали люди. Я не знала еще, что это — стихийная радостная встреча, или запланированное ограбление, и на всякий случай испугалась. Возле магазина люди окружили наш фургон плотной толпой. В их лицах стояло молчаливое мрачное ожидание. Водитель с садистской медлительностью открыл дверь, спрыгнул на землю и застыл, вальяжно прислонившись к машине. С минуту стояла тишина, в которой раздалось лишь несколько негромких удивленных голосов: «Вить, ты, что ль? А где Петька?»

— Ну чё, хлеба? — сказал, наконец, мой водитель, когда толпа помрачнела еще больше и придвинулась ближе. — А нету! Я инкассатора привез.

Он сказал это таким тоном, каким ответил бы, наверное, водитель королевского лимузина на просьбу «дернуть» заглохший «Запорожец».

Я потом познакомилась со многими из этих людей, с некоторыми даже подружилась. И не один человек мне потом признался, что в тот день в воздухе витало отчетливое желание опрокинуть фургон и накостылять по шее и водителю, и инкассатору. Я и сама его почувствовала, хотя и не знала еще, что к тому времени хлебозавод на станции стоял уже три недели. Не было муки.

Первым внеконторским военторговцем, с которым я познакомилась, стал Миха Бронников — долговязый сухощавый мужик лет пятидесяти. Лицо у него было похоже на вяленую воблу, а улыбка с единственным зубом была шире лица. Когда однозубая вобла впервые возникла в окошке кассы, моим первым желанием было заорать, запихать ему за шиворот всю имеющуюся в кассе наличность и умереть от разрыва сердца. После его второго визита я написала заявление об увольнении, но к счастью, отдать его по назначению не успела. Миха вкалывал в военторге на трех работах — сторожем на базе, слесарем в гараже и тестоводом на хлебозаводе, получал деньги по нескольким ведомостям и в кассе появлялся едва ли не раз в неделю, поэтому к нему я быстро привыкла. И даже прониклась симпатией — он единственный всегда приходил за зарплатой трезвым.

— Правильный мужик, — сказал про него мой водитель Витя Рогулькин. — Порядочный. Его за это и из тюрьмы досрочно выпустили.

На моей памяти этот случай так и остался единственным, когда Витя признал существование на станции еще одного «правильного мужика» помимо себя самого.

— А он сидел?! — испугалась я. — За что?!

— А жену из двустволки шмальнул. Не до конца, правда. Дали семь, отсидел пять, — и Витя вздохнул с плохо скрытой завистью.

Зависть его мне стала понятна позже, когда я узнала, что сам Витя отсидел каких-то жалких два года за какую-то пошлость типа драки с поножовщиной или кражи со взломом и бесславно попал под амнистию.

Еще позже я узнала, что пока однозубый Бронников сидел в тюрьме, беспробудное пьянство довершило начатое им дело, и жена его замерзла под чужим забором за год до его освобождения. А еще позже выяснилось, что Михе никаких не пятьдесят, а вовсе даже тридцать семь, и воспитывает он четырнадцатилетнюю дочь, и его дочь — единственный ребенок на станции, которого каждое лето отец отправляет на Черное море. О себе самом он практически не заботился.

— Зубы? А чё зубы? Этот вывалится — буду кашку по стене размазывать и слизывать.

О том, что Миха потихоньку копит деньги, чтобы поступить дочь в институт, знала только я.

— Как думаешь, хватит? — спрашивал он и называл сумму.

Я не думала — я знала, что не хватит, но у меня не хватало духу ему об этом сказать.

Там было еще много славных людей. Они не смотрели с хитрецой и не изрекали сермяжных мудростей, как это положено Настоящим Селянам в книжках. Они просто не врали. Поэтому я точно знала, кому не нравлюсь, кому нравлюсь, кому нравлюсь, но не совсем.

Каюсь — я передразнивала их странный говор, которого поначалу вообще не понимала. Они не обижались и беззлобно платили мне той же монетой.

— Ну каанешнаа, — язвила Машка Скрытникова из продмага, — мы ж ни с Маасквы… Давай еще по одной.

Станция «М.» оставила неизгладимый след в моем лексиконе — одну-единственную фразу, от которой я до сих пор не могу избавиться. И не хочу, кстати.

— Ты кого, моя, болташь?… Всяко-разно…

«Кого» заменяло там «что», «чего», а иногда и «куда». Слово «моя» являлось сокращением от «моя красавица», «моя хорошая», «моя подруга» и т. д. Сама же фраза могла быть обращена в равной степени как к мужчине, так и к женщине.

— Андрюха! Ты, моя, сёни вечером кого делашь?

Но в первые дни своей работы в военторге я этого еще не знала. Я только слаживала деньги покапюрно и тихо шизела от неожиданного оборота жизни.

— Вот… а как заканчивается срок зарплаты, неполученные суммы в ведомости округляешь, пишешь их в приход и сдаешь ведомость назад в бухгалтерию, — объясняла мне главбухша Екатерина Матвеевна.

Неполученные суммы по нескольким ведомостям я успела округлить до запятой, как учили в школе — в сторону увеличения или уменьшения. Потом Екатерина Матвеевна спохватилась.

— Ты чё это?! Это ж деньги!!! Это ж учет! Кто сказал округлять? Я сказала? Вот балда! Да не до запятой, а так — берешь ручку и вот так в кружочек обводишь. Ну, поняла?

— Поняла, — призналась я.

ЮРКА, ТОЛИК И БЛИНЫ

Я познакомилась с ними спустя почти год после событий в N-ской войсковой части — сначала с Толяном, потом с Юркой. И предшествовала нашему знакомству целая череда печальных обстоятельств.

Для начала от Юрки уехала жена. Впрочем, жены уезжали от многих офицеров. Используемые для этого предлоги разнообразием не отличались: уход за престарелыми родителями, проблемы с собственным здоровьем, необходимость дать образование ребенку. Для надежности Юркина жена использовала сразу все три типовых предлога, хотя ее родителям не исполнилось и пятидесяти, а ребенок не умел еще толком даже агукать.

В Юркином подъезде сразу же запахло грозой. Соседи, опасающиеся новых пожаров и наводнений, начали всерьез подумывать о том, чтобы установить возле Юркиной квартиры круглосуточное дежурство. Развитие событий непроизвольно ускорил сам Юрка. Прежде всего, в целях борьбы с регулярными отключениями электричества, он приволок откуда-то и установил у себя в туалете самый настоящий дизельный генератор. Генератор занимал своим телом почти все имеющееся пространство, и посещение туалета стало для Юрки серьезной проблемой. Что касается же, например, жильцов снизу, то не только посещение туалета, но и вообще вся жизнь в их квартире стала практически невозможной. При всех своих очевидных прочих достоинствах генератор производил очень много шума, а от сопутствующей шуму вибрации в смежной квартире соседнего подъезда стала трескаться и отваливаться кафельная плитка со стен. Обозленные жильцы с третьего по пятый этаж под предводительством бескомпромиссной Ольги Петровны Маковкиной написали кляузу гарнизонному прокурору — единственному человеку, кто, по их мнению, мог хоть как-то повлиять на беспокойного Хорошевского. Гарнизонный прокурор, Володька Чичеватов, разгильдяй, бабник и пьяница, напуганный подписью Ольги Петровны, провел тщательнейшее расследование. В результате в гарнизоне было выявлено четырнадцать фактов пропажи дизельных генераторов, причем в двух случаях следы вели прямиком в штаб дивизии, к высшему дивизионному начальству. Дивизионного начальства Володька боялся больше, чем Ольгу Петровну, поэтому расследование немедленно прекратил и оставил Юрку в покое.

Роковым для Хорошевского стал тот день, когда у него на лестнице лопнул целлофановый пакет с двумя килограммами красного перца. И хотя он провел потом полдня, размазывая рыжевато-бурую массу по ступенькам мокрой тряпкой, жизнь в подъезде была надолго парализована. Вышедшие на прогулку собаки жалобно скулили и отказывались возвращаться домой. Жильцы старались без крайней необходимости не высовываться из своих квартир, а если жизнь все же заставляла их выйти на улицу, старались как можно дольше не возвращаться и передвигаться по лестнице только быстрыми марш-бросками, закрывая лицо мокрой тряпкой. При малейшем колебании воздуха на лестничной площадке невидимые частички перца взмывали изо всех щелей. Поэтому Ольга Петровна страдала от невозможности устроить очередной скандал — при каждой попытке что-либо сказать Юрке, она принималась чихать и ронять совершенно несолидные слезы из покрасневших глаз.

Поскольку никто не мог выдвинуть сколько-нибудь разумных предположений, откуда у Юрки красный перец в таком количестве, а главное — зачем, в его действиях немедленно заподозрили сознательную и тщательно спланированную диверсию.

Хорошевский не стал дожидаться, пока перечный туман окончательно развеется, и соседи получат долгожданную возможность высказать ему свои претензии. Он быстренько собрал свои нехитрые пожитки, запер дверь на два замка и перебрался жить к Толяну.

Толяном назывался долговязый и сутуловатый капитан дивизионной финслужбы. У него было длинное угрюмое лицо и неуставная челка, не то выгоревшая, не то травленая перекисью водорода, которая то и дело падала ему на лицо, достигая кончика носа. Выражением лица и вообще всем своим обликом Толян напоминал разочаровавшегося в жизни отощавшего попугая. Внешность, однако, была обманчива. В его мрачновато-печальной голове, не утихая, бушевали вулканические мысли, и словно гигантские пузыри на поверхности кипящей лавы, вызревали, раздувались и лопались один за другим планы невероятного и молниеносного обогащения. В повседневной же жизни Толян был добродушен, безотказен и абсолютно безалаберен. В общем, он был очень славным парнем, и, в конце концов, моим соседом.

С Толяном я познакомилась еще в конце зимы, вскоре после того, как он с женой и четырехлетним сыном въехал в долго пустовавшую трехкомнатную квартиру справа от моей. Первая наша встреча была довольно драматична. Во время очередного отключения электричества, то есть между 20.00 и 21.00 (по лампочкам в офицерских жилых домах можно было сверять часы), я возвращалась с работы. Кромешная тьма в подъезде меня не смущала — я знала наизусть каждую выбоину на ступеньках и могла найти и отпереть свою квартиру с завязанными глазами. На площадке между первым и вторым этажом я поздоровалась и перекинулась парой слов о погоде с одиноким сигаретным огоньком, который ответил мне голосом майора из двадцать третьей квартиры, на втором — споткнулась и опрокинула какое-то пустое ведро, почему-то оказавшееся в неположенном месте под дверью двадцать шестой, и оно запрыгало вниз по лестнице. А на третьем на меня с грохотом обрушился тяжело дышащий, фосфоресцирующий монстр о шести ногах. Во всяком случае, топал он шестью ногами, но может быть, их было больше. Я завизжала и отскочила к стенке, а монстр с пыхтением пробежал по моим туфлям всеми своими конечностями, со скрежетом пробуксовал на повороте и ринулся вниз по лестнице, уже откуда-то снизу отчаянно крикнув мне:

— Извините!!!

Вот так мы встретились впервые, и эта встреча наложила отпечаток на все наше последующее знакомство. Только спустя несколько недель шестиногое чудище в моем сознании разделилось на Толяна и его немецкую догиню Грету мраморного окраса.

Соседей, как и родителей, не выбирают, и постепенно нам пришлось сдружиться, насколько могут сдружиться две офицерские семьи, волею судьбы заброшенные в отдаленный гарнизон и случайно поселившиеся на одной лестничной клетке. То есть здоровались при встречах, стреляли друг у друга разные хозяйственные мелочи и иногда, когда хотелось выпить, но было не с кем, составляли друг другу компанию.

Однако семьями мы дружили недолго. Толикова жена, с которой мы так и не смогли как следует найти общий язык, продержалась в Забайкалье только до апрельских снегопадов, а потом за два дня собрала чемодан и вместе с сыном отбыла на запад. Толян, ничуть не огорчившийся, стал дружить с нами без нее. Иногда он заходил к нам один, иногда с Гретой, а в один прекрасный день привел с собой приятеля. Приятель был ростом по плечо Толяну, у него были неопределенного цвета кудрявые волосы и ярко-голубые наивные глаза. Лицо его показалось мне знакомым.

— Вот, познакомьтесь, — отрекомендовал Толик, — это Юра из саперного батальона. Он будет у меня жить — вдвоем-то веселее. Так что прошу любить и жаловать.

Юра выдвинулся из-за плеча моего соседа и, сияя дружелюбной улыбкой, протянул мне руку:

— А мы с вами, кажется, уже встречались!

При этом было совершенно очевидно, что он забыл, где и при каких обстоятельствах состоялась наша встреча. Я вспомнила, но сочла за благо не напоминать, чтобы не омрачать знакомство.

Так случилось, что вскоре после первого появления Хорошевского в нашем доме моему мужу пришлось уехать на полтора месяца в командировку. Прознав, что я осталась одна, мои соседи принялись дружить со мной с удвоенной силой. Поначалу меня это раздражало, потом я смирилась и постепенно, тихой сапой, долговязый невозмутимый Толян и маленький подвижный Юрка стали привычной деталью моей квартиры. Теперь, по прошествии нескольких лет, я понимаю, что дело было не в моей личной привлекательности. Просто, будучи сотрудником военторга, я всегда располагала кое-каким запасом дефицитных продуктов, и, кроме того, у меня было такое бесспорное достоинство, как цветной телевизор.

Все наши дни начинались по одному и тому же сценарию. В половине седьмого раздавался стук в стену — это Толян ботинком давал знать, что мне пора подниматься и ставить на плиту чайник Без четверти семь со страшным грохотом из его квартиры вырывалась скулящая от нетерпения Грета и увлекала своего хозяина во двор. Иногда я видела их из окна — Грета носилась кругами, а Толян, больше обычного похожий на сутулого тощего попугая, сидел, нахохлившись, на железной ограде детской площадки. В семь пятнадцать, довольные тем, что доставили мне радость своим посещением, мои друзья уже звонили в дверь.

До восьми часов я поила их чаем и кормила бутербродами, в восемь Толян вскакивал и с криком «Опаздываю!», дожевывая на ходу, убегал на службу. Служил он в Безречной, и ему еще предстояло добираться туда десять километров на попутках. Юрке добираться до своего штаба было легче, поэтому он еще какое-то время покачивался на табуретке, досматривая последний сон. При этом ни мне, ни им даже не приходило в голову, что такая традиция может нанести серьезный урон моей репутации (о своей собственной мои друзья давно уже не заботились).

Прапорщица Балабанова из квартиры слева уверяла знакомых, что неоднократно видела Толяна, выходящего утром из моей квартиры. Сплетница Нюрка Крышалович из квартиры сверху с пеной у рта доказывала, что это был не Толян, а ротный из саперного батальона, и что она лично видела, как он поутру курил на моем балконе. К моему полному удовлетворению они поссорились, хотя обе были правы.

Через неделю нашего идиллического соседства Толик с Юркой вызвались в знак признательности получить и доставить мне на дом продуктовый паек моего мужа. Глупо было отказываться от подобной любезности, и я неосмотрительно согласилась. Они притащили мне не только мой, но и два своих пайка. Гора продуктов заняла весь стол и две табуретки.

— Ой, ребята, да что вы, это-то зачем? — расчувствовалась я.

— Да ладно тебе, — снисходительно утешил меня Толян, — нам-то ни к чему, мы все равно все это только перепортим. А ты, может, сваришь чего….

— А мы уж как-нибудь бульонными кубиками, — поддакнул Юрка.

И опять я не учуяла подвоха. Они явно били на сострадание и не ошиблись. В припадке материнской жалости я в тот же день сварила им борщ, чего давно уже не делала даже для собственного мужа. И тем самым подписала себе приговор.

С этого дня они взяли себе за правило все добытые продукты тащить ко мне. Сначала с благодарностью съедали то, что я им готовила, потом, уверившись в моей безотказности, начали намекать, что неплохо бы мне к вечеру сбацать… Разброс их кулинарных пристрастий оказался широчайшим, и я сбивалась с ног, чтобы не ударить в грязь лицом. Как говорится, «назвался груздем…»

Мое терпение лопнуло в тот вечер, когда, уничтожив полторы сотни пельменей, на которые я затратила несколько часов своей жизни, Толян умиротворенно расползся локтями по столу и мечтательно вздохнул:

— Эх, блинков бы завтра… По случаю выходного.

И искоса бросил на меня быстрый взгляд, проверяя реакцию.

— Во! Точно! — воодушевился Юрка. — А мне как раз селедки обещали…

Это было уже слишком. Во-первых, суббота была у меня рабочим днем, а во-вторых, я рассчитывала заняться генеральной уборкой квартиры.

— Толик, — проникновенно отозвалась я на его наглые притязания, — может, тебе еще и за пивком в Безречную сбегать? Ты скажи — я мигом.

Добрый наивный Юрка не заметил чудовищной иронии, которую я попыталась вложить в свои слова, и инициативу охотно поддержал.

— А и правда, Лен… Я слыхал, в военторг китайское пиво завезли. Вот если бы ты подсуетилась…

Если бы Юрка не был Юркой, он, не сходя с места, превратился бы в кучку пепла под моим взглядом. Толян тем временем, поняв, что ляпнул лишнее, пошел на попятную:

— Ну, я хотел сказать… То есть, если тебе некогда, мы и сами можем. У меня еще какие-то продукты остались. Ты нам только напиши, как их делать…

Он явно вновь пытался вызвать сострадание, но на этот раз безуспешно. Не без злорадства я отыскала чистый лист бумаги, подробно изложила на нем рецепт и очередность действий и вручила Толяну. Они с Юркой по очереди прочитали мою инструкцию, не пропуская ни слова, заглянули даже зачем-то на обратную сторону листа и хором заявили:

— И только-то?!!!!

После этого они одолжили мою сковородку, выпросили еще кусок колбасы, чтобы веселее было работать, и отправились к себе.

Не было их очень долго, и я даже начала беспокоиться.

Несколько раз я выходила на лестничную клетку понюхать, не пахнет ли паленым. Паленым не пахло, впрочем, как и блинами.

Воровато оглянувшись по сторонам, я даже, вопреки своим правилам, прижалась ухом к их замочной скважине, пытаясь уловить отголоски хоть какой-нибудь деятельности. Но в квартире Толяна стояла мертвая тишина. Зато в этот момент раздался страшный звон в моей. Подозревая самое худшее — крушение полки в шкафу, где у меня хранились добытые с невероятным трудом две бутылки шампанского, я кинулась в свою кухню и обомлела. Шампанское было цело, а звон происходил от разбитого вдребезги оконного стекла. Часть осколков оставалась в раме, остальные ровным слоем покрывали пол. В том, что окно было разбито кем-то сознательно, сомнений не оставалось: там же, на полулежало орудие злодеяния — увесистый обломок кирпича. Конечно, высунувшись в окно, я никого во дворе не обнаружила. Как-никак дело шло к полуночи, да и вряд ли неизвестный вредитель стал бы дожидаться, пока я выгляну с ним познакомиться. Мысленно я составила список подозреваемых, в который вошел малолетний, но перспективный бандит — сын военторговской сторожихи, мой водитель Витя Рогулькин, с которым как раз накануне мы крупно поругались по принципиальному вопросу, и грузчик Андрей Семенович, которому я в тот день отказалась выдать зарплату, так как он был пьян настолько, что не мог воспроизвести в ведомости свою подпись.

Продолжая кипеть от негодования, я кое-как смела осколки в кучу, еле-еле успев до очередного отключения света. А спустя еще четверть часа в мою дверь постучали.

На пороге стояли Толян и Юрка. Их волосы были слегка присыпаны мукой, лица выражали невиданную покорность судьбе. У Хорошевского была обожжена щека, у его приятеля — палец. Юрка держал в руке свечу, Толян держал подмышкой блин.

— Ну как? — спросила я, чтобы вызывать у них хоть какие-то человеческие эмоции. — Получилось?

— Вот, — отрешенным голосом сказал Толян и, не дрогнув лицом, протянул мне свой продукт.

Блин был огромный, твердый как фанера, квадратный и почему-то синий. Я не рискнула взять его в руки.

— Мы, наверное, что-то не так делали? — Хорошевский с доверчивой надеждой заглянул мне в глаза. — Они какие-то твердые получились…

— Очень твердые, — подтвердил Толян и в доказательство попытался сложить блин пополам. Блин скрипел и лишь слегка гнулся.

— Они? — удивилась я, разглядывая диковинное кулинарное творение. — А у вас их что, много?

— Было пять штук, не считая пригоревшего, — пояснил Юрка, — но четыре штуки мы съели.

— Подгоревший тоже съели, — добавил Толян, — они, пока теплые, были ничего.

— А этим хотели тебя угостить, но вот… видишь… — вконец расстроился Юрка.

— Может, если его в горячей воде подержать, то можно разгрызть? — предположил Толян и поверх моей головы выразительно посмотрел в сторону кухни.

— Ну ладно, заходите, — вздохнула я. — Разберемся.

Мои друзья моментально оживились и резво протопали прямиком в кухню, по пути больно задев меня своим блином.

— Ребята, а почему он у вас квадратный?

— Меня больше интересует, почему он синий, — ответил Толян, разглядывая блин, словно там мог быть написан ответ.

— Квадратный — потому что на противне жарили, — охотно пояснил Юрка.

— На противне?! В духовке, что ли?

— Нет, на плите. Все конфорки включили, поставили… Думали — чем четыре маленьких, лучше один большой. Возни меньше.

— А потом, у нас на сковородке плохо получалось. Она у тебя, наверное, неисправная.

— Сковородок неисправных не бывает, — авторитетно заявила я. — Неисправными бывают только руки. Вот тащите ее сюда, я вам докажу.

Мои соседи переглянулись, и Толян смущенно кашлянул.

— Видишь ли… У нас, когда они не получались… В общем, мы рассердились…

— И что? — я представила себе, как флегматичный Толян в ярости топчет мою сковородку ногами, и не удержалась от улыбки.

— И это… Выбросили ее в форточку.

— Правда, промахнулись, — уточнил Юрка, — она вылетела в окно. Окно разбилось.

— Ты уж прости нас, а? — жалобно попросил Толян.

— Ой, Толик, да не бери ты в голову. Завтра найдете.

— Да мы ее уже сегодня нашли, — вздохнул Юрка, — она на дереве застряла. Там как раз развилка такая… Мы пытались кирпичом сбить…

— Только промахнулись, — перебил Толян и тут же осекся, увидев осколки в моей оконной раме.

Я сделала вид, что последней фразы не расслышала.

Загадочный блин мы изучали почти до утра. Результаты исследований оказались таковы: он слегка обугливался на свечке, не размокал в воде, будучи согнутым, тут же распрямлялся и принимал первоначальную форму. Кроме того, на нем можно было писать карандашом. В завершение наших экспериментов, желая проверить его на прочность, Толян встал и с размаху ударил блином по столу. Блин треснул, пластиковое покрытие моего кухонного стола — тоже. Юрка издал свистяще-шипящий звук и затряс в воздухе рукой, на которую пришлась часть удара. Пока Хорошевский пытался вырвать у Толика его кулинарное орудие, чтобы дать сдачи, блин окончательно сломался пополам. Чтобы их примирить, мне пришлось вытащить свою драгоценную заначку.

Блеклый мирненский рассвет застал нас троих на моей кухне. Мы сидели вокруг стола: я, невыспавшаяся и злая, Юрка в заношенном «домашнем» х/б, Толян в тельняшке и тренировочных штанах. Они были заляпаны мукой и маслом, у Юрки на щеке багровел недавний ожог (я так и не спросила, как он ухитрился обжечь лицо при попытке испечь блины на противне), у Толяна на большом пальце левой руки красовался огромный набалдашник из грязного бинта. Половинки их блина мы прислонили к стенке, чтобы они не занимали место на столе. Под ногами у нас хрустели осколки моего кухонного окна. При этом мы пили шампанское, закусывая его консервированными ананасами.

Когда я достала вторую бутылку (обстоятельства прямо-таки вынуждали меня это сделать), Толян блаженно, с хрустом, потянулся и вытянул ноги до середины кухни:

— Эх, а хорошо-то как! Я вот думаю, Юр, может мы сегодня на обед голубцов сварганим? Ленка, рецепт дашь?

Послесловие
С восходом солнца загадочный блин был завернут в газетку и отнесен на экспертизу поварихам офицерской столовой. Те безошибочно определили, что при приготовлении теста в него вместо муки было всыпано большое количество крахмала и еще какого-то неизвестного в кулинарии вещества. Может быть, даже ядовитого.

ОТКУДА ВЗЯЛСЯ ВЕРТОЛЕТ?

Первое мое плотное знакомство с грузовым автомобилем закончилось со счетом 1:0 в пользу автомобиля. Если кто не знает, у ГАЗ-66 очень высокая кабина. Выше, чем у ГАЗ-кажется-53 (который работал у нас хлебным фургоном), но ниже, чем у КамАЗа. В нее нельзя шагнуть прямо с земли, как в ГАЗ-кажется-53, но и забраться по лесенке, как в КамАЗ, тоже невозможно. Потому что лесенки нет. Поэтому сначала приходится одной ногой вставать на пуанты на ступицу (или как там у них это называется?) колеса, а потом уже, подтянувшись на руках, каким-то образом пристраивать в кабину вторую ногу. Лучше всего для этой цели ее закрутить штопором. Но тогда я этого еще не умела, поэтому добрых десять минут лежала животом на сиденье и в тщетных поисках хоть какой-нибудь опоры болтала ногами в воздухе под одобрительные замечания сидящих на крыльце грузчика Андрюхи и Мишани Шестакова. Конечно, тогда я еще не знала, что это Андрюха и Мишаня. Это были всего лишь два отвратительных помятых субъекта с лицами маньяков-рецидивистов, и я ненавидела их всей душой.

Спас положение Витя. Он нажал на газ, и грозный взрев мотора буквально вбросил меня в кабину.

— Чё, испугалась? Я ж пошутил! — и Рогулькин улыбнулся мне дружелюбно и снисходительно.

С тех пор прошло несколько месяцев. Я научилась вскарабкиваться в кабину не хуже обезьяны и успела испытать на себе все извивы нелегкого Витиного характера. Дни, когда мы не ссорились с Рогулькиным, можно пересчитать по пальцам.

Одной из причин наших постоянных столкновений были Витины тормоза, точнее, их отсутствие. Рогулькин, считавший любой ремонт своего автомобиля недостойным себя делом, обходился ручным тормозом, и я считала, что ему, как профессионалу, виднее…. Но когда сломался и ручник, я забеспокоилась.

— Да чё ты?! — успокаивал меня Витя. — Ты дверку-то открой и держи ее вот так… Рукой.

— Это зачем? — пыталась я иронизировать. — Вместо парашюта, что ли?

— Балда! Чтоб выпрыгнуть быстрее, если что…

В соответствии с Витиными напутствиями большую часть десятикилометрового пути от банка до конторы мы проделывали с открытыми нараспашку дверями, готовые в любой момент выпрыгнуть из кабины, если вдруг вдобавок к тормозам откажет еще и руль.

Кроме меня, похоже, исправность нашей машины заботила лишь одинокого ГАИшника, который с регулярностью через два дня на третий останавливал нас на повороте к Безречной, дружески здоровался с Витей и штрафовал (почему-то меня!) на «что Бог послал». На мои робкие попытки напомнить, что инструкция запрещает водителю инкассаторской машины останавливаться по чьей-либо просьбе, и на намеки, что неплохо бы поделить штрафные расходы хотя бы пополам, Витя с непостижимой логикой отвечал:

— Да это ж одноклассник мой! — таким тоном, каким обычно говорят: «Да больной он у нас, что с него взять?!»

Параллельно с тормозными разногласиями у нас с Рогулькиным тянулся нескончаемый конфликт на почве Витиной пагубной тяги к алкоголю. Этот конфликт то затихал, когда нам приходилось объединяться ради какого-нибудь общего дела (вроде подпольного приобретения с военторговского склада мешка сахара на двоих), то вновь обострялся, когда Витя держался за руль не для того, чтобы рулить, а для того, чтобы не упасть под сиденье. И хотя наш потрепанный грузовик был, кажется, оборудован автопилотом, — независимо от воли своего водителя машина таки доезжала туда, куда было нужно, — меня общество пьяного Рогулькина категорически не устраивало. И вот неделю назад наш затяжной конфликт достиг своего пика и выплеснулся за критическую отметку. А именно — собрав волю в кулак, я пожаловалась Черняеву и потребовала у него трезвого водителя.

— Да где ж я тебе такого найду? — удивился Черняев и, не желая утруждать себя выполнением заведомо невыполнимой задачи, просто-напросто устроил грандиозную выволочку Вите. Трезвее, конечно, Рогулькин от этого не стал, но меня из своей жизни вычеркнул. Вот уже неделю в ответ на все мои попытки завязать нейтральную беседу он молчал и лишь мрачно сопел, как невыспавшийся еж.

После очередного рабочего дня, проведенного в полном молчании, мы с Витей ехали в комендатуру. Там, под охраной вооруженного дежурного, находился мой личный сейф, куда по указанию Черняева я обязана была помещать на ночь дневную выручку. От конторы военторга комендатуру отделяли какие-то двести метров, но пешком я не ходила, ссылаясь на ответственность своего груза, а на самом деле — просто назло Рогулькину. Обычно после сдачи денег под охрану Витя подвозил меня домой, и к чести его надо заметить, этой традиции не изменил, несмотря на наш конфликт.

На крыльце, как обычно, курили несколько офицеров. Как обычно, метров за пятьдесят я приготовилась приветственно им помахать. Как обычно, при приближении нашего кривобокого грузовика они заулыбались и тоже замахали руками. И на этом привычный ход ежевечерних событий нарушился.

Дерево возле комендатуры росло всего одно. И вся беда состояла лишь в том, что его угораздило вырасти именно возле той колдобины на дороге, где замерзла лужа, каким-то чудом уцелевшая с осени. И где колеса Витиной машины, изящно вильнув, понесли нас в сторону, выдрав руль из нетрезвых Витиных рук В течение нескольких секунд, отделявших нас от дерева, внутри меня произошел очень серьезный и обстоятельный разговор.

— Имей в виду, — строго сказал один внутренний голос, похожий на мой, — у тебя под задницей месячная зарплата штаба дивизии. Будешь ее собирать по всей степи.

— Дура! — сказал другой голос, тоже похожий. — Не деньги, а мозги твои щас будут собирать по всей степи. И не ты, а другие люди.

— Рогулькин — сволочь, — решительно заключил третий голос, и это, кажется, я сказала вслух.

На этом разговор оборвался, потому что меня швырнуло вверх, потом вниз, корявый кленовый ствол со скрежетом ворвался в объятия нашей плоскомордой кабины, и меня швырнуло в последний раз — теперь уже вперед, головой в железную раму лобового стекла.

Первым, что я увидела прямо перед собой, открыв правый глаз, было внезапно опустевшее крыльцо комендатуры. От трех или четырех человек остался лишь столб табачного дыма и несколько тлеющих окурков. Левый глаз почему-то посмотрел в сторону и увидел прямо перед стеклом кабины ствол так некстати выросшего здесь дерева. Помню, меня страшно удивило, что по нему не ползают букашки. Я даже обиделась. Еще левее я обнаружила Витю, которого от удара сбросило с сиденья на педали.

— Ну ты как? — глаза у Рогулькина были совершенно круглые и донельзя перепуганные.

— Да ничего… вроде бы… Шишка только, наверное, будет. А ты как?

Но тут Витя вспомнил, что он со мной не разговаривает, засопел и полез из кабины осматривать повреждения.

Повреждения оказались незначительными. На видавшей виды морде нашего ГАЗа лишняя вмятина была практически незаметна, а проблему покореженного бампера Витя решил просто, привязав к нему веревку, обмотав другой ее конец вокруг клена и дав задний ход. Правда, немного перестарался, и бампер угловато выгнулся вперед, отчего наша машина, и без того не самых благородных линий, стала похожа на гигантского угрюмого пекинеса с неправильным прикусом.

В дежурке комендатуры на первый взгляд было пусто, но на бряканье моих ключей из-за сейфа робко выглянул дежурный в портупее и заискивающе заулыбался:

— Вы в порядке? Ой, а мы так испугались!..

— А, ерунда! Бывает и не такое, — ответила я, запихивая мешок с деньгами в сейф и исподтишка любуясь собственным героизмом. — До свидания.

И наша машина, решительно выпятив нижнюю челюсть, двинулась дальше.

— Витя, — сказала я, презрев обет взаимного молчания. — Давай только по дороге. Не надо по степи.

Рогулькин презрительно хмыкнул, но кивнул и тяжело бухнул грузовик в колею. Это было нашей ошибкой. Во-первых, ехать по целине было не в пример приятнее, чем по дороге. До нас сотни и тысячи тяжелых автомобилей по степи не ездили, не останавливались, и не рыли колесами мерзлый грунт, чтобы следующим было, куда провалиться. Кроме того, в степи нас было если и проще обнаружить, то куда труднее настичь. В колее же мы были практически беззащитны. И допущенную ошибку я поняла сразу же, когда Витя вдруг дернул рычаг переключения передач и потянул руль на себя. Он всегда тянул руль на себя, когда хотел побыстрее остановиться — видимо, это помогало…

Навстречу по обрыву колеи, развевая по ветру полы шинели, похожий на зловещую серую птицу, пылил Черняев. Он распахнул дверь с моей стороны и с шумным «Уфффф…» впрыгнул в кабину. Я еле успела перебраться на пластмассовую крышку мотора, чтобы не принять начальника себе на колени.

— Живые? — уточнил Черняев на всякий случай. — Слава Богу! Что с головой?

— О железяку немного стукнулась, — я показала, о какую именно, — хорошо еще, что не в стекло…

— Ага, точно! Такое стекло-то хрен найдешь.

Я так и не поняла, чему радовался Черняев — тому, что я стукнулась лишь немного, или тому, что уцелело лобовое стекло.

— Однако много или немного — надо все равно Казбеку показаться. Вдруг сотрясение?

Черняев суетился, отчаянно вертясь на сиденье.

— Витюш, давай-ка сейчас быстренько в санчасть, потом забросите меня, а потом уж ты ее домой завезешь. Возражений нет?

Витя энергично затряс головой, имитируя отсутствие возражений.

Казбеком звали прапорщика из санчасти — толстого, блестящего и хохотливого. Каким изгибом судьбы его занесло в забайкальскую степь из любимого Баку, никто не знал, настоящее его имя знали и могли произнести немногие, но любили все. Всеобщим любимцем он стал после одной крупномасштабной дивизионной вечеринки, когда супруга комдива вполголоса интимно поинтересовалась, можно ли ей принимать водку параллельно с курсом лечения антибиотиками. Казбек подумал секунду и беспечно махнул рукой:

— Пад наблюдэнием врача — можна.

С тех пор-то его и стали звать на все официальные и неофициальные мероприятия — для наблюдения.

В санчасти Черняев долго наблюдал, как Казбек рисует йодом картину на моем рассаженном лбу. За это время можно было бы разрисовать не только голову, но даже бетонный забор вокруг гарнизона, но Казбек не торопился.

— Слышь, это…, — не выдержал начальник военторга, — может, у нее шок? Может, ей нашатырного спирту нюхнуть?

— Нашатыр нэт. Закончился.

— А просто спирту?

— Понюхать? — Казбек удивленно обернулся, и капля йода упала мне на нос.

— Ну да. Мне хотя бы… Я ж перенервничал.

Казбек наконец-то оставил меня в покое, полез в шкаф и тут же вынырнул из него с литровой стеклянной бутылью.

— На, дэржи… Здэсь будешь нюхать или дома?

— Дома, дома. Ты заходи, — и Черняев тут же утратил интерес к моему здоровью.

Нюхать он начал еще по дороге, не переставая радоваться чудесному спасению военторговской машины.

— А ко мне Спиридоновна прибежала. Бегите, — говорит, — скорей, там Рогулькин перевернулся… От машины — мокрое место. Бабы шум подняли… Я перепугался. Да еще из комендатуры позвонили — говорят, машина всмятку…. Во блин, люди!

На кожухе мотора сидеть было неудобно и горячо, неистово саднило ободранный лоб, поэтому начальское оживление начало меня раздражать.

— Угу. А про санитарный вертолет не говорили?

— Какой вертолет? — испугался майор.

— Ну как же… Машина всмятку, море крови, горы трупов. Из Читы вертолет вызвали.

Черняев несколько секунд обалдело посмотрел на меня и рассмеялся:

— Тьфу ты! Ты так не шути. Тут же знаешь, как — краем уха услышат, потом с три короба приврут и по всему свету раззвонят. Потом не отмажешься.

Когда Черняев скрылся в своем подъезде, Рогулькин, который, оказывается, не дышал все это время, отважился сделать выдох, и стекла в кабине мгновенно запотели.

— Все, — торжественно сказал Витя, — завязываю… Сегодня — последний раз. Будешь теперь сама домой ходить.

Дома меня ждали — на верхней ступеньке бок о бок сидели Юрка с Толиком и поочередно пили пиво из трехлитровой банки.

— Ну! — воскликнул Толян, завидев меня. — Я ж говорил — брехня!

— Что — брехня?

Я точно знала, что после нашей встречи с деревом дежурный комендатуры не покидал своего поста, Казбек не выходил из санчасти, а Черняев оставался все время на виду. Домашних телефонов на станции не было. Поэтому для меня до сих пор остается неразгаданным тот путь, которым новость о море крови и горе трупов дошла до моих соседей, проспавших в тот день до вечера по причине выходного.

— А я в Безречку ездил за пивом, мне там и рассказали… Что вы с водителем вообще — в лепешку.

— Ну ни фига себе! В какую лепешку, если нас в тот момент ВООБЩЕ никто не видел?! Все ж разбежались!

— Ты сколько здесь? Полгода? Э, салага!.. Ты еще не знаешь, чего тут народ может наплести. Скажи, Юр?!

Юрка из банки пробулькал что-то утвердительное.

— Я ж говорю — уроды, — подтвердил Толян.

Еще почти час мы просидели на лестнице под дверями наших квартир, пуская банку по кругу, и я несколько раз в деталях описала друзьям недавние события возле комендатуры, дословно передала свою беседу с дежурным и с Черняевым, и даже дала им потрогать коричневую шишку на лбу.

— Все равно уроды, — авторитетно заявил Толян, когда банка опустела. — Если ты ему сразу сказала, что с тобой все в порядке, на хрена он вертолет-то вызывал?


P.S. Дня через три кошмарная история про санитарный вертолет дошла до окружного начальства. Окружное начальство почесало в головах, решило, что в загадочном несанкционированном вылете транспорта на станцию Мирная ничего невероятного нет, и на всякий случай списало в расход количество горючего, необходимое для перелета в оба конца.

ВЫ ТОЛЬКО НЕ ВОЛНУЙТЕСЬ

— Зря они это сделали. — Толян вздохнул и опустился на четвереньки, чтобы прикурить от электрообогревателя. Проделывал он это, наверное, раз в двадцатый, и спираль обогревателя была уже почти сплошь покрыта аккуратными вонючими кучками прикипевшего табака. Спички в Мирной были дефицитом, стоимость десяти коробков доходила подчас до бараньей ноги, поэтому их берегли. А за электричество платить было не принято.

Я тоже считала, что зря. Совершенно зря «они» отправили Юрку обезвреживать устаревшие боеприпасы.

Утром я видела Хорошевского в Безречной — он мельтешил вокруг двух больших грузовиков и всячески мешал бойцам загружать в них какие-то большие ящики. Потом весь день из-за дальних сопок доносились глухие, почти беззвучные разрывы, но я не связала их с Юркой. Как-то не приходило в голову, что на станции еще осталось что-то, способное взорваться.

А пугающую новость мне сообщил Толян всего час назад, когда вдруг в неурочное время в квартире погас свет, и я вышла на площадку посмотреть, что случилось.

На площадке я обнаружила своего соседа, пытающегося со свечой в руке устранить неисправность в распределительном щите.

— На, подержи, — без предисловий он сунул мне свечку и полез на табуретку. — Это я все обесточил. Ванну грею.

Эта процедура у нас обычно выполнялась двумя-тремя большими кипятильниками, которые подвешивались на неструганые штакетины, уложенные поперек ванны. Для местных электрических сетей задача, конечно, почти непосильная.

— Щас поправлю. Давно все собираюсь сде…

В щите что-то хлопнуло, задымилось, в моей прихожей вспыхнул свет, а Толян с грохотом слетел на пол, подвывая и чертыхаясь. Из его левой ладони шел дым.

Тогда-то, сидя на полу и дуя на обожженную руку, он мне и сообщил:

— Лен, Юрка обещал к восьми вернуться, просил ванну нагреть… А его до сих пор нет. Я волнуюсь.

И вот уже второй час мы волновались вместе, сидя в их холостяцкой кухне. Разрывы в степи давно смолкли, ванна успела уже трижды нагреться, остыть и снова нагреться, из ванной комнаты несло подвалом и прорвавшейся теплотрассой, а Юрки все не было.

Меня всегда удивляло, как человек Юркиного склада мог выбрать делом своей жизни ремесло сапера. И не только выбрать, но и дослужиться до капитанских погон, не получив видимых увечий. Сам Юрка любил говорить:

— Сапер ошибается только один раз — когда становится сапером.

Говорил он это обычно после второго-третьего стакана, пригорюнившись и подперев щеку рукой. Когда его жена Валентина дезертировала из Забайкалья к родителям, в Юркин перечень добавилась еще одна ошибка:

— И второй раз — когда женится…

Но, несмотря на такое неуважительное Юркино отношение к его героической профессии, я в глубине души всегда была готова ко всему. С Юркой могло стрястись все, что угодно. В лучшем случае он мог взорвать по ошибке не то, что нужно — железную дорогу, например, а в худшем… Мы с Толяном одновременно, — я видела это по его глазам, — подумали о худшем. Но, как оказалось, каждый о своем. Секунду посмотрев на меня диким взглядом, Толян сорвался с места и бросился в коридор, я заспешила за ним. Конечно, запах гари я чувствовала и раньше, но списывала его на истыканный сигаретами обогреватель или на обожженную ладонь своего соседа. В отличие от меня, Толик умел по запаху различать горящие предметы и безошибочно определил, что недавно собственноручно установленная им электророзетка, в которую мы подключили оба кипятильника, не справилась со своей задачей. Розетка располагалась рядом с вешалкой для одежды, и прозрачный голубоватый огонек уже с застенчивым шепотом поедал рукав единственной Юркиной цивильной куртки. Вешалку Толик тоже построил сам, ориентируясь по книге «Умелец в доме». Когда я впервые увидела эту книгу у него в руках, ее название вызвало у меня смутные ассоциации с агитплакатами, которые обычно вывешиваются в районных поликлиниках — вроде «Осторожно, холера!»

— Воду, быстро!!! — заорал Толян и рванул на себя вешалку вместе со всем, что на ней висело, прихватив заодно и кусок стены.

Даже если бы я знала, что Толян не успел выдернуть штепсель кипятильника из розетки, я все равно, наверное, зачерпывая воду железным ведром, оперлась бы свободной рукой на край ванны. Так изящнее, знаете ли…

Не помню точно всех сказанных мною слов, но когда я, треща и искрясь от испуга и бешенства, выскочила в прихожую, Толян, продолжая топтать сваленные на пол обгоревшие лохмотья, насмешливо заметил:

— А еще, я читал, одна баба, когда ее молния шарахнула, по-иностранному начала говорить…

Вместо ответа я вдохновенно выплеснула ведро воды на его тапочки. Толик взвился под потолок.

— Ты что, сдурела?! Кипятком!..

— Да какой кипяток, она еще не нагрелась толком… У тебя тапки горели!

— Тапки, тапки… А на службу я завтра в чем пойду, ты подумала? Оно ж не высохнет!

— Так что, лучше было бы если б оно сгорело?

— Да хрен с ним, я бы огонь сбил…

— А чего ж орал — «воду, воду»?

— Кто? Я орал?

— А кто? Я, что ли?

— Ты орала, когда тебя током долбануло…

— А про воду — ты!

— Да не п***и!

— Сам не п***и.

Этот вечер мог стать последним вечером нашей дружбы, но тут в дверь постучали. Три четких размеренных удара. Толян выронил из рук свою насквозь промокшую парадную шинель, я — ведро. Юрка так не стучал никогда.

За дверью стоял человек в военном бушлате, таком же, как у Юрки. Но это был не Хорошевский.

Шапка с завязанными под подбородком ушами была покрыта густым слоем инея, что делало человека похожим на печального Деда Мороза. Иней таял и сползал по его щекам. Дед Мороз медленно, с очень ответственным выражением на лице, развязал тесемки, стащил шапку с головы и аккуратно возложил ее на согнутую в локте руку. Нашим поздним гостем оказался капитан Шабров, замполит Юркиного батальона, и что-то в этом его жесте меня испугало. Толян тихонько охнул.

Стоя очень прямо и глядя поверх наших голов, Шабров поднял палец и отчетливо произнес:

— Вы только не волнуйтесь. Юра…

Губы замполита продолжали шевелиться, но я уже не слышала, что он говорил, да и говорил ли вообще — не уверена.

Теперь я точно знаю — когда захочу сжить кого-нибудь со света, я явлюсь к этому человеку поздним вечером с непокрытой головой, подниму кверху палец и скажу:

— Вы только не волнуйтесь.

Я почувствовала себя марионеткой, у которой вдруг оборвались все ниточки. Толян побелел:

— Что с ним?

— Сейчас — точно не знаю, — медленно ответил замполит.

— А где он? — Толик зашарил глазами по прихожей в поисках бушлата, явно собираясь бежать к Юрке, где бы он ни был.

— Там… Хотя точно уже не знаю.

— Ну что хоть произошло?

Замполит пожал плечами. Отчаявшись получить хоть один внятный ответ, Толян поставил вопрос глобально:

— Но он хоть живой?!!

Замполит сосредоточенно нахмурился, вспоминая, но Толикова хитрость не удалась.

— Не знаю, — был ответ. — Вообще после такого мало кто выживает.

— Черт побери, — заметался Толян, — где же его искать? Ладно, я сейчас…

— Не надо, — все так же медленно произнес Шабров, — там уже управились без вас.

— Ну вам что, трудно сказать?! — Толян почти визжал. — Хоть что-то вы знаете?!

— Ничего… Меня просили сказать, чтобы вы не волновались. Я сказал. Ждите.

С этими словами Шабров развернулся, словно исполняя команду «кругом» в замедленном темпе, и, тщательно переставляя ноги, двинулся к лестнице. Только тут до нас дошло, что замполит глубоко, прочно и безнадежно пьян. Впрочем, нашу тревогу это только усугубило.

Закрыв за Шабровым дверь, Толян медленно двинулся в кухню. Я суетилась позади, пытаясь забежать то с одного бока, то с другого, но в узком коридоре это было невозможно.

— Толь, а Толь, что делать-то будем?

Толян пнул ногой груду тряпья, в которую превратились их с Юркой шинели и куртки.

— А что мы можем?… Раньше утра в любом случае — ничего. У тебя хоть адрес-то Валькин есть?

— Да нет… Откуда?

— Черт, говорил я им…

Никогда раньше я не видела Толика таким притихшим и испуганным.

— Как ты думаешь, в батальоне знают? Может, туда сходить?

— Давай сходим, — согласился Толян и добавил без всякого перехода: — Сто грамм хочешь?

— Хочу.

Но идти нам никуда не пришлось. Не знаю, как обстояло дело в батальоне, но в нашем подъезде, оказывается, знали все. Правда, не больше нашего.

Уже через полчаса в Толиковой кухне, привлеченный запахом ста грамм, образовался прапорщик с третьего этажа с банкой самогонки, майор из двадцать первой квартиры с женой и дивизионный начвещ из соседнего подъезда. Все знали, что с Юркой что-то случилось, но что именно — каждый выдвигал свою версию. Практичный начвещ предположил, что Юрка, побабахав для виду несколько снарядов поплоше, поехал в Китай продавать остальные. Жена майора из двадцать первой квартиры вспоминала все известные ей похоронные обряды, приметы и традиции и пыталась продиктовать мне меню для поминок. Прапорщик с третьего этажа подсчитывал, какую компенсацию получит Валентина в связи с потерей кормильца.

— Погодите, — просветлел вдруг Толик. — Шабров же не сказал, что он погиб! То есть он не был уверен. Может, он в госпитале?

— Точно! — воскликнул начвещ. — Пшли…

— Во! — обрадовался прапорщик. — Вперед! Щас я только еще за одной сбегаю.

— А мне не в чем идти, — расстроился Толян, — что не сгорело, то промокло.

— Толик, я дам тебе одеяло, — от чистой души пообещала я.

— Правильно! — поддержал начвещ. — Сегодня обойдешься одеялом, а завтра я тебе три шинели дам. На Хорошевского пока можно одну-две оформить.

— Валяй, тащи одеяло!

С небывалым энтузиазмом вся наша компания засобиралась в госпиталь. Нас не остановило даже то, что время давно перевалило за полночь, и что госпиталь находился в Безречной, в тринадцати километрах от нашей станции. И мы туда пошли бы.

Но не успела я вскочить, чтобы бежать в свою квартиру за одеялом для Толяна, в коридоре послышался какой-то шум, и в дверях кухни возник Хорошевский, черный и блестящий, как злобный мавр. И, судя по глазам, дьявольски голодный.

Жена майора на полуслове оборвала свой рассказ о том, как положено обряжать покойников. Сам майор несколько раз часто поморгал и сказал:

— Не понял… — в его голосе сквозило явное разочарование от того, что кто-то испортил нам такой дивный вечер.

Прапорщик перекрестился и поспешно спрятал банку с самогоном за занавеску.

Юрка обвел нашу компанию недобрым взглядом и мгновенно сориентировался в обстановке:

— Все сожрали?

— Нет, полбутылки еще осталось, — прошептала я.

— Ясно… Ванну хоть приготовили?

Прочитав ответ на наших лицах, Юрка рассердился.

— Ну я же просил! Пьете тут… А человек приходит грязный, как собака, и что ему делать?

— Юр, а Юр. — Толян попытался все объяснить, — мы тут… ты… разминирование… Шабров… «не волнуйтесь»… в госпиталь, короче…

— Какое, на хрен, разминирование?! Вы что, с ума все посходили? Я уголь разгружал!

Юрка долго еще бушевал, рассеивая по квартире облака угольной пыли.

— Как идиот! Целый вагон! Один! С тремя бойцами!

Толян сидел, испуганно вжавшись в стену:

— Юр, но ты же сам сказал…

— Ну говорил, говорил, что я поеду, потому что Малахов болеет. А он вышел сегодня. Он и поехал. А я… Как идиот! Один! Целый вагон! А Шаброва попросил зайти, сказать, что задерживаюсь, и чтобы про ванну не забыли. А вы… Вот как я теперь спать буду? А?

Юрка хлопнул себя по бокам, и в кухне на несколько минут потемнело.

К счастью для нас, сердиться всерьез Хорошевский не умел. Узнав о странном визите Шаброва, он рассмеялся, и по его черному лицу разбежались белые трещинки.

— Ладно, черт с вами. Ленка, я тогда свою постель к тебе в машинку принесу стирать. Наливайте.

Разошлись мы уже под утро.

Вновь я встретилась со своими друзьями за ужином на следующий день. От Юркиного оптимизма не осталось и следа. Намахавшись накануне лопатой, он заработал себе радикулит, насморк и потерял меховую рукавицу. Кроме того, у него явно были какие-то неприятности на службе.

Мы с Толяном наперебой пересказывали Хорошевскому события предшествующего дня, пытаясь вызвать у него хотя бы подобие улыбки, но все было напрасно.

После того, как Толян в шестой раз рассказал о своем поединке с распределительным щитом, постепенно доведя силу удара до двух тысяч вольт, Юрка вздохнул и печально произнес:

— Лучше бы я и в самом деле умер.

Толик поперхнулся.

— Юр, ты чё? Ты чё несешь-то?

Юрка вздохнул еще печальнее.

— Да я уголь вывалил у нашей кочегарки. Дверь входную завалил. А там смена — два бойчишки… Комбат меня… — Юрка сделал красноречивый жест.

Толян заржал.

— Юр, да они тебе спасибо скажут! Там же тепло! А еду будете им в форточку просовывать.

— Ну да, — поддержала я. — А печки будете топить, и за зиму их потихоньку откопаете… Да что за зиму — за месяц управитесь!

— За зиму! — с горьким упреком воскликнул Хорошевский. — Уголь вааще был для штаба дивизии. Ванюшин звонил сегодня. Комбат меня опять… — Юрка повторил свой красноречивый жест и вздохнул так, будто хотел выдохнуть душу:

— Если б за зиму!! Завтра буду обратно загружать.

ПОСЛЕ МЕНЯ

— Видел я ее. Эту… Которая будет вместо тебя. — Витя презрительно сморщился. — Не-е-е, из тех, кого я возил, ты — лучшая.

То же самое он говорил, провожая мою предшественницу.

Я тоже ее видела — ту, которая будет после меня. Как раз накануне я передавала ей по акту свое нехитрое хозяйство — сейф, керосиновую лампу и приклад какого-то древнего оружия, найденный под сейфом. Валенки оставила просто так, без акта. Конечно, здешними климатическими особенностями раньше времени я ее пугать не стала. Начнутся настоящие холода — сама сообразит, для чего стоят валенки под столом.

На Витю она посматривала с растущим недоверием, под конец перешедшим в тихий ужас. Я не пророк, но заранее могу сказать, как у нее сложатся отношения с ним — так же, как и у меня. Сначала она будет обращаться к нему на «вы», и это будет страшно его коробить. Потом он устроит ей образцово-показательную аварию, — въедет в дерево или опрокинет машину в кювет, — не опасно, но страшно до жути. Витя мастер на такие вещи. Потом она откажется ездить с ним, ссылаясь на его хроническую нетрезвость, может быть, даже пожалуется Черняеву, и Витя из-за этого два месяца не будет с ней разговаривать. Потом они помирятся и он, в знак высшего доверия, расскажет ей, как он устраивает эти испытательные аварии. И в заключение, когда она, в свою очередь, будет уезжать, он скажет:

— Не-е, из тех, кого я возил, ты — лучшая.

Таким образом, все инкассаторы, которых возит Витя, будут становиться все лучше и лучше, и где-нибудь перед самой пенсией он, наконец, найдет свой идеал. Если, конечно, раньше не сопьется окончательно. В последнее время его машине все чаще становится тесно в колее.

Мы с Витей сидели на корточках рядом с колесом нашего грузовика, а Юрка с Толиком таскали в кузов мои вещи. Рогулькин, идейный противник любого физического труда, курил, наблюдая за их маневрами, и сочувствовал.

— Слышь… Как же они теперь без тебя?

Витя — человек, хоть и закаленный Забайкальем, но абсолютно гражданский. Поэтому он неисправимо верит, что, уезжая, мы еще нужны тем, кто остался.

— Да привыкнут как-нибудь. Свято место пусто не бывает…

Да, барахла было много. И по неписаным гарнизонным законам его полагалось тащить с собой хоть на край света. И откуда оно взялось? Ведь я приехала сюда, как перекати-поле, с двумя дорожными сумками, твердо зная, что не навсегда и даже ненадолго. А еще говорят — катящийся камень мхом не обрастает. Обрастает, да еще как! Мхом, окурками, птичьими какашками и прочей гадостью, которая попадается на его пути.

Вот и закончилась еще одна глава моей жизни. Не самая лучшая, но зато самая любимая. Честно говоря, я думала, что это будет более торжественно. Ну, если не оркестр с фанфарами, то хотя бы пламенные речи и слезные прощания. Все оказалось намного проще. Накануне вечером Юрка привел ко мне в гости незнакомого парня в погонах старшего лейтенанта и деловито представил:

— Это наш. Новенький. Неделя всего как приехал. Вадик. Я хочу ему твою квартиру подсуетиться, а то поселят еще хрен знает кого…

Новенькому квартира понравилась, и Юрка потребовал с меня обещание передать ключи лично ему, а не сдавать их в квартирную часть. Глупо было обижаться на Хорошевского за такую практичность, хотя я и почувствовала себя неизлечимо больным человеком, к койке которого уже примеривают следующего пациента.

Потом мы с Юркой и Толиком напились, как никогда до этого, и до побеления глаз спорили о каких-то гарнизонных проблемах так, будто они мне еще небезразличны…

А на следующий день мы втроем стояли на перроне, улыбаясь кривыми деревянными улыбками. Витя из кабины вылезать не стал, только помахал на прощание рукой с зажатой между пальцами сигаретой.

До прихода поезда мы топтались, изнывая от молчания и не зная, чем его нарушить.

— Утром будешь в Чите, — сообщил мне Толик так, будто я об этом и не подозревала. — До самолета еще полдня где-то болтаться…

— А там восемь часов — и в Москве, — порадовал меня и Юрка.

— А вам завтра на службу, — отплатила я им добром на добро.

На краю темной степи играли огнями окна жилых пятиэтажек.

Отсюда, со станции они казались уютными, теплыми и добрыми. Казалось, за этими окнами живут замечательные люди. Казалось, в этой степи никогда не бывает пыльных буранов, сорокаградусных морозов и грязи по пояс. Станция Мирная казалась лучшим местом на земле.

— Ребят, я вам напишу, как приеду, ага?

Юрка отмахнулся:

— Ай, даже не обещай. Все равно ведь не напишешь.

— А вот напишу! И только попробуйте не ответить.

Толян, все это время с надеждой высматривавший на горизонте фонари локомотива, обернулся и сказал:

— Лен, никто никогда не пишет…

Он сказал это так серьезно, что я испугалась.

До прихода поезда мы молчали.

— Ну, давай, — сказал Толян, когда поезд, наконец, пришел, остановился, и проводница с лязгом опустила железный порожек.

Наверное, им следовало бы меня обнять. Наверное, мне надо было бы с ними расцеловаться. Но никто из нас ничего такого не сделал. Может, и сообразили бы, если бы поезд стоял на станции хотя бы минут пять. А за отведенную нам минуту мы успели только покидать в тамбур мои вещи, и Юрка тоже сказал:

— Ну, давай.

Вот он — переход из одной жизни в другую. Три шага. Три железных ступеньки. И все.

Юрка оказался прав. Конечно, я им не написала. И они мне тоже. Да и о чем можно написать в параллельный мир?


P.S. Я привыкла к этим людям. Я научилась разговаривать на их языке и пить наравне с ними. Но так и не научилась думать их мыслями и действовать по их логике. Видимо, поэтому они остались для меня чужими. Видимо, поэтому я их так люблю — даже Витю Рогулькина, который принципиально не садился за руль трезвым и однажды чуть не убил меня, перевернув свой грузовик на ровном месте.

В моей памяти он навсегда останется благодаря одной лишь фразе, сказанной, пока случайный КамАЗ ставил нашу машину на колеса:

— Асфальт у нас есть… Тока жидкий.

Юлия Орехова Про Город…

Об авторе

Юля Орехова с малых лет тайно мечтала сбежать из дома, чтобы служить юнгой во флоте.

Не боится стоять под якорями.

Нет города более милого для сердца флотского, чем Севастополь. Этот рассказ о том, каким он был, есть и будет всегда.

ПРО ГОРОД…

Хотите, я расскажу вам про Город?

Про белый город под синим небом, которое рождается из синего моря.

Это город-корабль, город-воин, город-мечта… В нем вместо улиц каменные лестницы, а по кованым решеткам балконов взбираются виноградные плети, украшенные сизыми ягодами. В нем вековые платаны задумчиво роняют свои резные листья, и соленый ветер, кувыркаясь и играя, проносит их под ногами прохожих. В нем любопытые волны норовят заглянуть на позеленевшие камни набережных и поближе познакомиться с неосторожными гостями.

В нем по-соседски уживаются тысячелетия, и воды древнего греческого порта расступаются ныне перед хищной сталью боевых крейсеров.

Этот Город словно пропитан морем, он — его продолжение, его плоть и кровь, и летящие серые силуэты кораблей, перемешанные с праздничной белизной — такая же часть его, как и дома, взбирающиеся по окрестным высотам. Даже в названиях дышит, зовет море… Правда-правда, послушайте сами: Херсонес… Инкерман… Балаклава… Разве это не сбегает уходящая волна по галечному пляжу? Разве это не медный голос склянок плывет над бухтами? Разве это не полотнища флагов бьются о тугой ветер? Не слышите? Нет? Значит, вы не были в Севастополе.

Конечно, двух дней бессовестно мало, чтобы узнать его, но чтобы полюбить — хватит и нескольких часов. Ну скажите, как можно не любить эти горячие улицы, эти отполированные до блеска ступени, эти тихие дворы и шумные бухты? Как можно не плениться после бешеной московской круговерти величавым спокойствием старых равелинов? Как можно остаться равнодушным к кварталам, в которых, кажется, застыло само время?

А люди? Вы встречали где-нибудь еще таких людей? Попробуйте, встаньте с растерянным видом на перекрестке, развернув карту города. Двух минут не пройдет, как вы уже будете знать дорогу, и, унося с собой пожелание доброго пути, растворитесь в этом Городе — городе, равного которому нет на всем белом свете, и над вашей головой в вечном полете раскроет широкие крылья бронзовый орел.

Примечания

1

«Фридом файтер» — «Freedom Fighter» F-5A — американский истребитель.

(обратно)

2

«Фак ю!» — «До свидания, друзья!» (амер. жарг.)

(обратно)

3

Пелорус — открытое крыло ходового мостика.

(обратно)

4

Чикен — chicken (англ.) — цыпленок.

(обратно)

5

Шкафут — часть верхней палубы вдоль борта.

(обратно)

6

СПУ — самолетное переговорное устройство.

(обратно)

7

ПСС — поисково-спасательная служба.

(обратно)

8

ТЗ, АПА — топливозаправщик, подвижная электростанция.

(обратно)

9

Город Добеле теперь — территория Латвии.

(обратно)

10

КМБ — курс молодого бойца, его проходят все начинающие службу солдаты.

(обратно)

11

БМП — боевая машина пехоты.

(обратно)

12

ДКБФ — дважды Краснознаменный Балтийский флот.

(обратно)

13

«Фрунзаки» — курсанты училища им. Фрунзе, С-Пб.

(обратно)

14

Шкентель — короткий стальной или пеньковый судовой трос с петлей (огоном) на конце, здесь — конец строя.

(обратно)

15

ССВ — «Судно связи», разведывательный корабль.

(обратно)

16

ГВМБ — главная военно-морская база.

(обратно)

17

НачПО — начальник политотдела.

(обратно)

18

РБУ — реактивная бомбометная установка, РСЗО — реактивная система залпового огня.

(обратно)

19

Валолиния — такая металлическая труба, на одном конце которой корабельный двигатель, на другом — гребной винт.

(обратно)

20

МПК — малый противолодочный корабль.

(обратно)

21

«Люксы» — кличка штурманов, связистов и другой флотской «белой кости».

(обратно)

22

ЭМК — электромеханическая команда.

(обратно)

23

БМТ — бинокулярная морская труба, грубо говоря, бинокль на ножке.

(обратно)

24

«Чирок» — бортовой моторный катер.

(обратно)

25

10410 — номер проекта пограничного корабля.

(обратно)

26

КБЧ-5 ПСКР — командир боевой части № 5 пограничного сторожевого корабля, что-то вроде главного механика.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие составителя
  • Олег Рыков Живете во Рцы
  •   От автора
  •   СЛУЧИЛОСЬ
  •   СВЯТОЙ ЗАПАСА
  •   ДЕД МОРОЗ И АКУЛА
  •   БРАТЬЯ ЛЭФТ
  •   КАРТ-БЛАНШ
  •   ЖИВЕТЕ ВО РЦЫ
  •   ЗОРКИЙ СОКОЛ
  •   ЛЕТАЮЩАЯ КУРИЦА
  •   УБИЙСТВО ЧЕКИСТА
  • Михаил Крюков О людях и самолетах
  •   От автора
  •   РОДНАЯ РЕЧЬ
  •   ОНИ ЗДЕСЬ
  •   ДРОП — ЗОНА
  •   ЕВРЕЙСКИЙ ПОГРОМ
  •   ВОЕННО-ПРИКЛАДНАЯ ДЕМОГРАФИЯ
  •   ПАН ВОЛОДЫЕВСКИЙ ИЗ БУРАТИНОВКИ
  •   РИКИ-ТИКИ-ПАВЕЛ
  •   ГЕНОССЕ БОГОЯВЛЕНСКИЙ
  •   СМЕЩЕНИЕ ЧЕЛЮСКИНА
  •   ШАР. ПРОСТО ШАР
  •   CITIUS, ALTIUS, FORTIUS
  •   ДВЕРЬ И ЮРА
  •   РОСКОШЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ
  •   «МОСКВИЧ» И ГАВРИЛЫЧ
  • Александр Михлин Летучий Голландец ремонтного батальона
  •   От автора
  •   О РОЗОВОМ СЛОНЕ ИЛИ ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ РЕМОНТНОГО БАТАЛЬОНА
  •   ПИНОЧЕТ РЕМОНТНОГО БАТАЛЬОНА
  •   ИСТОРИЯ ОДНОГО ДЕМБЕЛЬСКОГО АККОРДА
  •   КАРАУЛЬНЫЕ ХИТРОСТИ
  •   ЛЕГКО НА СЕРДЦЕ ОТ ПЕСНИ ВЕСЕЛОЙ
  •   О ДРУЖБЕ НАРОДОВ В РЕМБАТЕ
  • Максим Токарев Тень погранца
  •   От автора
  •   БАЛЛАДА О ПОТЕРЯННОМ УПРАВЛЕНИИ
  •   БАЛТИЙСКИЕ ДУБЫ
  •   КОНТРАБАНДА В ЗВУКАХ И ДИАЛОГАХ
  •   ХРОНИКА ОДНОГО ПАРАДА С ПРЕДЫСТОРИЕЙ
  •   ТЕНЬ ПОГРАНЦА
  •   БЛАГОДАТЬ ТИКОВЫМ ГИКОМ
  •   ЧАРОДЕЙ
  •   ШАГОМ МАРШ
  •   СОЗНАВАЙТЕСЬ, ШТИРЛИЦ
  • Александр Бобров Дело было на сборах
  •   От автора
  •   ХУДЕЮЩИЙ
  •   ПРИСЯГА
  •   ПОШЕЛ!
  •   МОНОЛОГ
  •   СОН
  •   ЭЛЕКТРИК
  •   БАНЯ
  • Елена Панова Мемуар офицерской жены
  •   От автора
  •   МЕМУАР ОФИЦЕРСКОЙ ЖЕНЫ
  •   ПОКАПЮРНО
  •   ЮРКА, ТОЛИК И БЛИНЫ
  •   ОТКУДА ВЗЯЛСЯ ВЕРТОЛЕТ?
  •   ВЫ ТОЛЬКО НЕ ВОЛНУЙТЕСЬ
  •   ПОСЛЕ МЕНЯ
  • Юлия Орехова Про Город…
  •   Об авторе
  •   ПРО ГОРОД…
  • *** Примечания ***