Вселенец или счастливый случай. (fb2)

- Вселенец или счастливый случай. 455 Кб, 128с. (скачать fb2) - Александр Алексеевич Борискин

Настройки текста:



Борискин Александр Алексеевич
Вселенец или счастливый случай.




Борискин Александр Алексеевич.


Вселенец или счастливый случай.


Аннотация.

В жизни каждого человека имеет место счастливый случай. Вот и ГГ благодаря ему сумел прожить свою жизнь в одном мире и в настоящее время проживает дубль-жизнь в другом. И не только проживает, но и умудрился организовать предприятие по переносу сознания людей в их двойников из одного мира в другой.




Пролог.


Сергей Матвеевич выслушал задание шефа - бригадира местной ОПГ с погонялом Лом с чувством безысходности. Сегодня он был выходной и решил провести этот день дома, отдохнуть. С утра болело сердце, погода была отвратительная: оттепель, к концу дня пошел мокрый снег, как это часто бывает в конце декабря в Тихвине. 1992 год подходил к концу.

"Ну, зачем я брал телефон? Ведь не хотел же, так нет, снял трубку! И вот теперь, на ночь глядя, надо ехать в Санкт-Петербург, отвозить купленные за неделю у людей ваучеры. Лом сказал, что сегодня срок очередной поставки, а послать к заказчику некого: одни больны, другие в загуле, третьи с ним должны на стрелке быть: перетереть кое-что с азерами с рынка. Хоть Бучу с автомобилем выделил: все не на перекладных добираться. Сейчас приедет, да и поедем. С Богом!"


Сергею Матвеевичу шел шестьдесят третий год, был он одинок, пенсия маленькая, жить на что-то надо. Вот и поддался на уговоры Лома, с которым до 1990 года работал в школе: тот учителем физкультуры, а он - математики. И стал у него как бы помощником по особым поручениям: кому что передать, отвезти, проконтролировать, посидеть на телефоне... Заработок хоть и не велик, но на хлеб с маслом хватало. Тем более, никакого криминала, как и договорено с Ломом. Тот хорошо знал честность и обязательность Сергея Матвеевича, и поэтому поручал тому такие дела, в которых нужна была аккуратность и исполнительность.


С улицы послышался клаксон автомобиля.

"Буча приехал! На моих золотых пять часов. Надо выходить".

Сергей Матвеевич оделся, проверил в кармане наличие денег и документов, взял в руки обыкновенный черный полиэтиленовый пакет, в котором лежали завернутые в газету две пачки ваучеров, упакованные по тысячи штук каждая, огляделся и, закрыв на ключ дверь, вышел на улицу.


- Привет, Матвеич! Что такой хмурый? Не боись, за четыре часа доедем! Мне Лом сказал, что надо до одиннадцати часов вечера успеть, а то на счетчик нас поставят.

- И тебе, Буча, не хворать!- ответил Сергей Матвеевич, усаживаясь на заднее сидение.- Я здесь поеду, устал что-то сегодня, попробую поспать.

- Я радио включу, тихонько, чтобы тебе не мешать, а то скучно без разговоров ехать!

- Включай!


"Вот еще с ним разговоры разговаривать! Делать мне больше нечего. Да он и двух слов связать не может! Только о бабах да "бабках" и говорит!"


Автомобиль мягко тронулся и поехал по дороге, разбрасывая по сторонам тучи брызг от талого снега.

Сергей Матвеевич закрыл глаза и задумался.

"Сейчас пять часов. Два часа ехать до Чудово. Потом еще два до Питера. Это уже девять часов вечера будет. Там еще полчаса до Обводного, и на месте. Передать посылку - дело одной минуты. Отзвониться Лому, что поручение выполнено. Да и ехать обратно. Буча - парень молодой, что ему стоит за рулем восемь часов провести! Глядишь, часа в два ночи и домой вернемся".


Он расстегнул пальто, снял шапку, положил ее под голову, прислонившись к стеклу дверцы. Пакет с ваучерами лежал рядом. В машине было жарко. Негромко играла музыка, транслируемая "Маяком". Буча напряженно вглядывался в сгущающуюся темноту. "Молодец Лом! Понимает, что лучшее обеспечение безопасности - это тайна. Никому не говорить кто, куда, когда, с кем и зачем поедет. Вот и мне сообщил за час до поездки. Да и Буче тогда же. И ваучеры посоветовал в обыкновенный пакет положить, чтобы внимание не привлекать: я то хотел свой дипломат взять. Ладно, подремлю немного".


До Чудово добрались без происшествий. При выезде из него на трассу Москва - Санкт-Петербург Сергей Матвеевич проснулся. Огляделся по сторонам: движение слабое. Неожиданно справа на трассе появился старый Volvo, без огней и номеров, который на большой скорости стал сворачивать им навстречу на дорогу в Чудово.

Буча ударил по тормозам. Автомобиль закрутило на заснеженной дороге, и Volvo протаранил его со стороны дверцы водителя.

Сергей Матвеевич успел упереться руками в спинку переднего сидения и, хоть ударился, но сильно не пострадал. Буча же был прижат вдавленной вовнутрь передней дверцей и рулем и тихо стонал.

Выбравшись из разбитого автомобиля, Сергей Матвеевич попытался открыть дверцу со стороны водителя, но она была сильно деформирована. Тогда он вытащил Бучу через соседнее сидение наружу и положил его на свое пальто, брошенное на снег. Подошел к Volvo. Водитель - старый цыган, был зажат между рулем и сидением. Голова его была в крови. Он не шевелился.

Сергей Матвеевич вернулся к Буче и проверил его карманы: он знал, что у того при себе был пистолет.

"Не хватало, чтобы его нашла милиция! А пистолета то, нет! Посмотрю в бардачке".

Вытащив оттуда пистолет, он засунул его в пакет под сверток с ваучерами, предварительно обернув его своим носовым платком.


Увидев аварию, стали останавливаться проезжавшие мимо автомобили.

- Мужики! Поезжайте вперед! Через километр впереди пост ГАИ. Сообщите им об аварии. И скажите, что два человека ранены. Пусть вызывают скорую помощь.

Но инспекторы ГАИ сами подъехали через минуту. За ними подкатила скорая помощь из Чудово: видевшие аварию водители, проезжавшие мимо, уже сообщили на пост о случившемся. Бучу увезла скорая помощь в районную больницу, а цыган оказался мертв.


- Достали эти цыгане! Прав не имеют, правил не знают, покупают развалюхи и ездят на них! Тут рядом на окраине Чудово целый район, где они живут,- ругался инспектор.- Вы пассажир второго автомобиля? Придется проехать со мной на пост, пока мой напарник будет здесь разбираться. Я должен составить протокол.

- А оттуда можно позвонить по телефону? Сообщить об аварии?

- Телефон есть! Позвонить можно. Только кто оплатит звонок?

- Я оплачу!

- Садитесь в мою машину и едем!


Сергей Матвеевич провел на посту почти целый час, пока составлялся протокол. Позвонил Лому, сообщил об аварии. Получил указание, во что бы то ни стало уехать в Санкт-Петербург и вовремя доставить посылку.

- На чем ехать? Машина разбита, Буча - в больнице!

- На любом ближайшем проходящем через Чудово автобусе! Обратись к гаишникам, они знают расписание. Я подожду у телефона.


Инспектор сказал, что вот-вот прибудет проходящий автобус из Новгорода, и он поможет на него сесть, если не будет мест. Эта информация была сообщена Лому.

- Матвеич! Садись на этот автобус и доезжай до автовокзала на Обводном! По расписанию он там будет около одиннадцати. Я сообщу заказчикам и попрошу их туда приехать и забрать у тебя посылку. Жди их в автовокзале около газетного киоска.

"Машинку" забрал у Бучи?

- Да, она у меня.

- Молодец! С меня причитается. Деньги есть?

- Есть!

- Матвеич! Я на тебя надеюсь! Мне тебе в помощь послать некого. Сам решай все вопросы, а с меня - презент!


Сергей Матвеевич купил билет на автобус до Питера: с этим проблем не было, тот был полупустой. Прошел в конец автобуса. Рядом через проход сидел какой-то парень с надвинутой на глаза шапкой и спал, положив рядом черную спортивную сумку.

Сергей Матвеевич уселся около окна, положил на сидение около себя пакет с ваучерами и пистолетом. Потом подумал и переложил его себе в карман пиджака.

"Еще ненароком выпадет! Тяжелый!"

Закрыл глаза и прислушался к себе: сердце продолжало болеть.


Автобус ехал без остановок. Проехали Любань, Тосно. Скоро Питер.

Сердце защемило так сильно, что стало нечем дышать. "Перенервничал! Надо попросить у водителя какое-нибудь лекарство от сердца! Как я мог забыть дома нитроглицерин!"

Но подняться и попросить помощь Сергей Матвеевич не успел. Сердце остановилось.

Он сидел, мертвый, привалившись к окну автобуса. Со стороны казалось, что человек спит.


Первая остановка автобуса была в Санкт-Петербурге около метро "Парк Победы". Тут вышли почти все пассажиры. До автовокзала на Обводном поехало всего четверо: двое впереди автобуса и двое сзади. Из них один - мертвец.


* * *

Володя сел на шестичасовой вечерний автобус из Новгорода в Санкт-Петербург с одним огромным желанием: выспаться! Он только несколько часов назад привез две сумки со шмотками, одна большая, другая поменьше, для продажи на местном рынке. Впереди Новый год, все покупают подарки, спрос велик. Его мать после того, как на ее заводе перестали платить зарплату, торговала тряпками, которые привозил сын, покупая их на мелкооптовом рынке в Питере. Доход был невелик, но его хватало на скромную жизнь.


Володя жил с матерью в однокомнатной квартире в панельной хрущевке. Отца он не помнил: тот ушел из семьи, когда ему исполнилось пять лет. Этим летом Володе стукнуло двадцать. Полгода назад его комиссовали по ранению из Вооруженных Сил. Даже дали инвалидность: при разминировании склада боеприпасов, оставшегося с ВОВ, взорвалась граната. Его сильно контузило, он потерял полностью зрение на правом глазу, наполовину - на левом, и лишился трех пальцев и части левой кисти: остались только большой и указательный пальцы. Ему выплачивали небольшую пенсию.

Володя закончил Физико-механический техникум им. С. А. Зверева в Ленинграде (Ленинград переименовали в Санкт-Петербург в сентябре 1991 года) по специальности оптические и оптико-электронные приборы и системы, должен был идти работать на ЛОМО, но оказался в армии, так как ему исполнилось восемнадцать лет. С самого детства он занимался фотографией: сначала в доме пионеров, потом в студии в ДК Профсоюзов. Это то и подвигло его поступить после восьмого класса в техникум в Ленинград. Там жила его тетка - сестра отца. Она не одобряла поступок отца, бросившего семью, хорошо относилась к племяннику и не возражала против его проживания в ее квартире во время учебы. Тем более что она жила в двухкомнатной квартире на Обводном канале недалеко от автовокзала. Володя мечтал серьезно заниматься фотографией, стать фотокорреспондентом, но, получив ранение в армии, понял, что с мечтой придется расстаться, и по совету своего деда решил поступить на бухгалтерское отделение Санкт-Петербургского финансово-экономического института: правая рука была цела, один глаз более - менее видел. Бухгалтеру - не стрелять, а сидеть целые дни за столом и сводить балансы. Чтобы поступить в институт, с осени пошел на подготовительные курсы: боялся, что многое из школьной программы забыл после армии, а экзамены сдавать все равно надо и конкурс в институт приличный. Опять поселился у тетки в Питере, но был прописан у матери в Новгороде: теперь не было больших строгостей и это допускалось при учебе на подготовительных курсах.


Был он высоким, довольно симпатичным парнем, с темными волосами, несколько удлиненным лицом и голубыми глазами. Но после ранения очень сильно стеснялся своих увечий, замкнулся в себе и старался без нужды не общаться со сверстниками, особенно с девушками.


Автобус выехал из Новгорода точно по расписанию, и Володя рассчитывал оказаться в квартире тетки к одиннадцати часам вечера. Глаза сами закрывались. Он прошел в конец автобуса, благо свободных мест было много, занял место с левой стороны от прохода, рядом положил небольшую хозяйственную сумку, в которой были спрятаны сложенные большие сумки для перевозки шмоток, откинул спинку сидения и заснул сном праведника. Проснулся, только когда автобус остановился у метро, и стали выходить пассажиры. В автобусе было полутемно, поэтому он особенно не разглядывал мужчину, который расположился через проход от него и, похоже, тоже крепко спал.


У автовокзала, когда Володя проходил мимо водителя на выход, он обратил его внимание на оставшегося в автобусе пассажира.

- Парень, задержись на секундочку! Если пассажир пьян, помоги вытащить его из автобуса: мне надо ехать в гараж, а это еще почти час времени!- попросил водитель, пожилой мужчина под шестьдесят лет. Они подошли к спящему пассажиру, и водитель потряс того за плечо. Неожиданно мужчина упал на бок, прямо на лежащий около него черный полиэтиленовый пакет.

- Да он холодный! И не дышит!- проговорил водитель.- Парень, очень прошу, сбегай на автовокзал в дежурную комнату милиции, скажи там, что в автобусе покойник, пусть придут и что-нибудь сделают!


В дежурной комнате милиции автовокзала находился только один милиционер. Выслушав сбивчивый рассказ Володи, он приказал предъявить документы, сунул их в ящик своего стола и предложил ему идти вместе с ним к автобусу, заявив, что теперь тот является понятым и должен помогать милиции.


Милиционер осмотрел пассажира, убедился, что тот мертв, и отправил Володю обратно в дежурную комнату милиции за складными носилками. Тот идти отказался, показал изувеченную руку и сказал, что он имеет инвалидность и переносить тяжести не может. Пришлось милиционеру самому сходить за носилками и вместе с водителем перенести труп в дежурку. Там при понятых (Володе и водителе) он обыскал труп, вывернул все карманы, достал документы, портмоне с деньгами и пистолет. Все найденное милиционер выложил на стол. Потом вытряхнул из черного полиэтиленового пакета сверток, развернул его, и перед понятыми оказались две пачки ваучеров, упакованные по тысячи штук каждая.

- Две тысячи ваучеров! Это по сегодняшним ценам около 18 миллионов рублей! Вот для чего ему нужен был пистолет. Для защиты. В наше время и за меньшие деньги убить могут,- заключил милиционер.


Пока он писал протокол, прибыла вызванная им следственная группа. Осмотрела труп, документы, пистолет и ваучеры. Сняла показания с Володи и водителя и отпустила их, предупредив о возможном вызове к следователю.

- Похоже, что мужчина умер от внезапной остановки сердца. Никакого криминала пока я не вижу. Вскрытие покажет, прав ли я,- сказал судмедэксперт вслед уходящим понятым.


Водитель сразу направился к автобусу, а к Володе подошли три здоровых мужика.

- Парень, что за шум? Милиции понаехало! Ты не в курсе?

- В автобусе человека мертвого нашли. Говорят - от остановки сердца умер, без всякого криминала.

- А ты что в дежурке делал?

- Да меня понятым привлекли. Я протокол подписал, где сказано, что у мертвеца было в карманах.

- Ну, и что там было?

- Пистолет был и ваучеров две тысячи штук. А вам то зачем это?

- Интересно просто. Ну, бывай.




Глава первая.


Прошло шесть лет. На дворе - декабрь 1998-го года.

Володе Бутову исполнилось двадцать шесть лет, он успешно учился на пятом курсе Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов по специальности "Бухгалтерский учет".

Заглазно его сокурсники называли "Клешня" из-за уродливой левой руки, но это не мешало им относиться к Володе весьма доброжелательно: он был старше их всех, уже успел окончить техникум, побывал в армии, получил ранение, никогда не отказывал в помощи, не высовывался, не "качал права".

Не многие знали, что у него один глаз совершенно ничего не видит, а зрение на втором - тоже ослаблено. Внешне - оба глаза казались здоровыми. Очки он старался не носить, хотя они всегда были у него в кармане. Врачи предупредили Володю, что ему необходимо беречь оставшийся глаз: никто не мог предсказать дальнейшее развитие ослабления зрения, но оно не вызывало сомнений. Надо было максимально стабилизировать его текущее состояние и отсрочить неминуемое. Рекомендации врачей не поражали своей новизной: не утомлять здоровый глаз, поменьше читать, на солнце носить затемненные очки, опасаться новых травм головы, не пить, не курить и т.п.

Володя понимал, что учиться и одновременно беречь глаза - две несовместимые вещи. Поэтому буквально с первых дней учебы сначала на подготовительном отделении, потом на стационаре стал тренировать слуховую память и добился в этом значительных успехов: практически все услышанное помнил наизусть, в том числе и лекции преподавателей. К учебникам обращался только в случае острой необходимости: когда чего-либо не понимал из лекционного материала.

Также его зрительная память значительно улучшилась. Ему достаточно было один раз прочитать текст, и он фотографически отражался в его сознании. И затем он мог многократно к нему обращаться. Дошло до того, что он прекрасно сводил в уме бухгалтерский баланс, оперируя первичными документами, и потом только заполнял формы бухгалтерской отчетности, перенося данные из своей памяти.


Происшествие, которое произошло с ним шесть лет назад на автовокзале, произвело на него неизгладимое впечатление. Он впервые увидел одновременно такое количество ваучеров, а, узнав их стоимость, заинтересовался этой ценной бумагой, начал следить за ее котировками, отслеживать проводимые в 1993 - 1994 годах аукционы по приватизации предприятий. В конце концов, стал специалистом в этом вопросе, прекрасно ориентировался в показателях работы предприятий, даже давал советы по наиболее эффективному вложению ваучеров.


Семейные ваучеры числом пять штук (свой, матери, тетки и деда с бабкой) он посоветовал вложить в акции Газпрома. Его анализ показал, что это лучше всего делать именно по месту жительства матери - в Новгородской области, так как там должно приходиться акций Газпрома на один ваучер значительно больше, чем в Санкт-Петербурге, где он жил с теткой, и в Ленинградской области, где жили его дед с бабкой. К сожалению, их семья не имела свободных средств для покупки дополнительно нескольких ваучеров, чтобы увеличить пакет акций.

"Поскольку ваучеры были обезличенными, их можно было скупать мешками, а то и машинами. По статистике, 61 млн. граждан продали ваучеры спекулянтам - это 40% всех выпущенных бумаг. Возник огромный вторичный рынок: на ваучеры приходилось три четверти оборота Российской товарно-сырьевой биржи. Крупные спекулянты пылесосили население, аккумулировали миллионы ценных бумаг и приходили с ними на чековые аукционы. Принцип организации торгов был такой - кто больше чеков предложит, тот и получит больший пакет акций".

На семейном совете было решено все имеющиеся ваучеры отдать матери и обязать ее вложить их в акции Газпрома на аукционе, проходившем в первой половине 1994 года. И действительно, вложив пять ваучеров, мать стала обладательницей 5500 тысяч акций, т.е. на один ваучер в Новгороде выдавали 1100 акций, тогда как в Санкт-Петербурге - только 70 штук, а в Ленинградской области - 400. Конечно, были регионы, где на один ваучер приходилось около семи тысяч акций, например Пермь, и даже еще больше, но там они не жили, не были прописаны и не могли участвовать в тех акуционах.


Отслеживал Володя и котировки ваучеров, продаваемых на биржах. Если в 1992 году стоимость ваучеров доходила до 10000 тысяч рублей, то в апреле 1993 года упала до 3000 тысяч, а затем опять к концу года достигла 10000 рублей. А перед окончанием ваучерной приватизации, когда на руках населения почти не осталось свободных ваучеров, их стоимость в отдельные дни достигала 40000 рублей. Правда, при этом необходимо учитывать инфляцию, обесценивающую деньги.


Постепенно интерес Володи к ваучерам перерос в интерес вообще ко всем ценным бумагам, их котировкам на бирже, к стоимости иностранной валюты и ее котировкам. Он даже стал вести записи, отражающие изменение во времени их величины, а потом пытался определить, почему в отдельные моменты их стоимость уменьшается или растет.

Все это вылилось в разработку доморощенной методики прогнозирования поведения курса акций некоторых предприятий и иностранной валюты с использованием определенных разделов математики. Вероятностные расчеты показали, что истинность предсказания по его методике доходит до 70 процентов.

К сожалению, больших денежных средств у Володи не было, и применить свою методику для личного обогащения он пока не мог, но надеялся после поступления на работу и появления свободных денег заняться игрой на фондовом рынке.

Однако чем больше он занимался анализом котировок и проверкой своих предсказаний по их изменению, тем больше склонялся к убеждению, что применяемая им методика практически не работает, а работает его интуиция. Дальнейшая проверка этого предположения полностью убедила его в этом. Когда Володя внимательно анализировал котировки тех или иных акций и иностранной валюты, какое-то внутреннее чувство сигнализировало ему, что с ними будет происходить, часто - в прямом противоречии с его методикой. И в семи из десяти случаях это оказывалось правдой.

И это касалось не только анализа котировок, но и предсказания различных неприятностей, касающихся его лично. Например, за последний год он часто получал предложения совместить учебу в институте с работой бухгалтера в различных фирмах, предлагали за это приличные деньги, но интуиция подсказывала ему, что это ни к чему хорошему не приведет. И на самом деле, впоследствии оказывалось, что эти фирмы оказывались "мусорными" или однодневками, предназначенными для отмывания денег бандитами и мошенниками. Его сокурсники, соглашавшиеся на эти предложения, часто попадали в очень неприятные ситуации.

Конечно, без подработки он тоже не оставался. Досконально изучил действующий налоговый кодекс и оказывал услуги владельцам ларьков, ИЧП, частным лицам для декларирования доходов и составления квартальных и годовых балансов. При этом его услуги были значительно дешевле других предложений. Этим он занимался уже два года, получил некоторую известность среди лиц, нуждающихся в таких услугах, и теперь недостатка в деньгах на жизнь не испытывал. Тем более, не было случая, когда по итогам подготовленных им деклараций или балансов возникали какие-нибудь замечания со стороны налоговой инспекции.

Приходилось ему и отказывать в этих услугах некоторым лицам, когда интуиция била тревогу. И, как правило, недаром.


Раньше он не замечал за собой таких способностей - интуитивно предчувствовать развитие некоторых событий во времени. После долгих раздумий он решил, что это - следствие полученной в армии травмы головы.

"Ну, хоть какой-то плюс я имею от моего несчастья. А то только одни минусы!"- часто думал он.


Сознание Володи часто обращалось к этому моменту его жизни: взрыву гранаты. Анализировало события и его действия, предшествующие взрыву. И он все больше убеждал себя в том, что, по крайней мере, травмы головы он мог бы избежать, или хотя бы значительно ослабить ее последствия, если бы правильно повел себя в этот момент. Ранение руки было неизбежно, поскольку она находилась в непосредственной близости от гранаты, а вот для того, чтобы вжаться в землю, пригнуть как можно ниже голову, тем более, что на ней была надета каска, было вполне возможно.

"Кто же знал, что граната взорвется! Как говорят: "Знал бы, где упасть, соломки подстелил",- часто думал он.- Оказаться бы мне хотя бы за мгновение до взрыва снова в то же самое время и в том же самом месте, я бы смог значительно ослабить его последствия для своего здоровья! Но - мечтать не вредно!"


В личной жизни у Володи особых успехов не было: изредка бывая на посиделках со своими сокурсниками, в танцах участия не принимал, вино не пил, вел себя скромно и незаметно. Девушки - сверстницы особого внимания на него не обращали.


Вот уже более двух лет он встречался дважды в неделю с тридцатипятилетней женщиной Ларисой - владелицей трех ларьков, с которой познакомился на почве оказания ей бухгалтерских услуг. У нее была двухкомнатная квартира, двое детей, школьников. Жила без мужа, и ни к чему не обязывающая регулярная связь с молодым сильным мужчиной ее вполне устраивала. Да и Володе было хорошо: регулярно сбрасывал напряжение, что благотворно сказывалось на нервной системе и позволяло не прибегать к услугам дам легкого поведения. Он никому не говорил об этой связи. Почему-то ему было неудобно, что она на десять лет его старше, да и она сама просила его об этом.


В следующем, 1999 году, летом, Володя должен был окончить институт и уже начал поиск постоянного места работы. Его приглашали на работу в налоговую инспекцию, в милицию в отдел борьбы с экономическими преступлениями, в ряд государственных контор, но душа к такой работе у него не лежала. Хотелось самостоятельности, достойной заработной платы, удовлетворения от выполняемой работы.

И вот сегодня, 28 декабря, в понедельник он шел на встречу со своим возможным работодателем, который сам с ним связался и пригласил на беседу. Встреча должна была состояться в кафе "Ровесник" на Большом Сампсониевском проспекте в час дня.


Володя, раздевшись в гардеробе, сразу обратился к метрдотелю, как и советовал позвонивший работодатель, с просьбой показать заказанный господином Ильиным столик. Тот поклонился и провел его к уже накрытому столу, стоящему в углу.

- Григорий Кимович просил подождать его, он немного задерживается,- сказал метрдотель,- Вам что-нибудь налить?

- Спасибо, я выпью минералки,- ответил Володя.


Минут через десять к столу подошел мужчина, лет под сорок, совершенно лысый, но с рыжими усами. Он широко улыбался Володе:

- Добрый день! Извините за опоздание, задержался на переговорах. Григорий Кимович Ильин!- представился он.

- Владимир Петрович Бутов! Ничего страшного, я не тороплюсь.

- Владимир Петрович, не стесняйтесь! Начинайте кушать. Вот, с салатика, хотя бы. Я горячего пока не заказал - не знаю Ваши пристрастия. Вот меню, сами выбирайте! А я, по привычке, соляночку закажу, а на второе котлету пожарскую.

- Я, пожалуй, тоже солянку, а на второе - свиную отбивную.

- Что пить будете?

- Минералку и кофе напоследок.

- Спиртное?

- Извините, не пью.

- Что так? По жизни трезвенник или здоровье не позволяет?

- И то и другое. В армии ранение получил, видите, какая у меня левая рука? И контузило сильно. Зрение ухудшилось. Вот врачи и не рекомендуют спиртное употреблять. Я уже привык, совершенно к нему равнодушен стал. Да и середина дня: еще дел много намечено.

- Понятно... Владимир Петрович! Не удивлены моему приглашению? Ни меня не знаете, ни я с Вами не знаком.

- Есть немного. Но, думаю, вскоре расскажете, почему меня пригласили сюда на беседу. Хотя цель Вы уже назвали - трудоустройство.

- Ну да, ну да. Вам двадцать шесть лет? А выглядите старше. Немного о себе расскажу, а то, вроде, неудобно Вас расспрашивать незнакомому человеку. Я владелец и генеральный директор фирмы "Фотошоп", расположенной в Москве. Фирма занимается продажей фотопринадлежностей, оптических приборов, оказывает услуги в проявке пленок и печати фотографий, ремонтом оптики. Имеет связи с заграничными партнерами из Германии, Франции, Бельгии и Швеции. Владеет несколькими фотоателье. В общем, более трех десятков различных филиалов и пунктов приема без права юридического лица разбросано по Москве. Начали осваивать Подмосковье.

Пришло время открыть филиал фирмы с правом юридического лица в Питере. Занимался этим несколько месяцев и понял бесперспективность этого дела: надо знать местную конъюнктуру, иметь связи в администрации, уделять филиалу много времени, которого совершенно нет. Ведь из Москвы не наездишься! Поэтому решил предложить местному предпринимателю, владельцу аналогичной фирмы "Невское фото" в Питере создать совместное предприятие на равных долях под названием "Невский Фотошоп". С его стороны будет назначен генеральный директор, а с моей стороны - главный бухгалтер. Чтобы, значит, иметь полную и правдивую информацию. Как говорят: "Доверяй, но и проверяй!" Мои партнеры по бизнесу в Питере, которым я поставлял всевозможную продукцию, порекомендовали мне встретиться с Вами, характеризуя как опытного бухгалтера, уже не один год выполняющего для них работу по составлению балансов, подачи налоговых деклараций и т.п. Я навел справки о Вас: в институте, который заканчиваете, среди предпринимателей, с кем работали в последнее время, в правоохранительных органах - ничего порочащего Вас мне не сообщили.

Решил встретиться и поговорить. Все уставные документы новой фирмы будут готовы только к лету, так что время для принятия решения с обеих сторон достаточно. Теперь расскажите о себе.

- Биографию мою Вы, наверное, знаете: родился в 1972 году, в 1990 году окончил техникум по специальности, связанной с оптико-механическими приборами, потом армия, ранение, учеба в финансовом институте. Мать живет в Новгороде. Дед и бабушка - в Зеленогорске под Питером, в собственном доме. Я сам живу в двухкомнатной квартире, доставшийся мне от тетки по завещанию после ее смерти.

Подрабатываю по своей специальности, на жизнь хватает.

Вот, кажется, и все. Вы лучше сами вопросы задавайте!

- Я и не знал, что Вы окончили техникум и получили специальность, связанную с оптическими приборами! Думаю, это неплохо для будущей работы. На какие деньги Вы рассчитываете, если будете работать главным бухгалтером? Другие пожелания?

- Для начала не менее тысячи долларов в месяц зарплата и премия за сдачу годового баланса в таком же размере. А там жизнь покажет. Отпуск - два раза в год по две недели. Полный стандартный социальный пакет... Кажется, все.

- Понятно... Помощники будут нужны?

- Неплохо бы иметь бухгалтера на правах зама: мало ли что может случиться, всегда замена будет. Да и кассу кому-то вести надо, платежки оформлять, остатки снимать, инвентаризацию проводить... Могу в случае необходимости кого-нибудь из своих сокурсников рекомендовать. Я хорошо знаю их сильные и слабые стороны. Конечно, необходимо иметь парочку компьютеров с большой памятью и с программой "1 С".

Если объемы работы будут быстро расти, и мы будем не успевать все обработать во время, тогда будем посмотреть!

- Ясно! Я Ваши пожелания выслушал, теперь мои послушайте. Ежеквартально с балансом необходимо приезжать в Москву и я буду тщательно его рассматривать, а Вы - давать исчерпывающие пояснения. Вы - мои глаза и уши в этом предприятии. Не хочу, чтобы меня мой партнер держал за фраера!

Если будете замечать какой-либо мухлеж или мошенничество, а хуже того - воровство, немедленно ставьте меня в известность. Я найду способы, не вовлекая Вас, все проверить и во всем разобраться. Об этом задании никто не должен знать: так и мне и Вам будет лучше. Через год работы можно будет вернуться к обсуждению размера Вашей зарплаты. Темпы инфляции мы учитывать не будем, поскольку зарплата будет рассчитываться по курсу доллара исходя из Вашего пожелания. Вроде все. Если не возражаете, и Вам подходят мои предложения, будем считать, что предварительная договоренность состоялась. Вот мои координаты, здесь на визитке. Звоните по любому случаю, не стесняйтесь.

Со всем согласны?


"Никакого негатива от предложения поработать главным бухгалтером в фирме "Невский Фотошоп" я не ощущаю. С чего-то и впрямь надо начинать! Пусть будет эта фирма. А там видно будет!"

- Согласен! С какого времени могу рассчитывать приступить к работе главным бухгалтером?

- Самый поздний срок - 1 июля следующего года, а, скорее всего, и раньше. Все зависит от моих переговоров с партнером.


За время беседы все заказанные блюда были съедены, обед оплачен Григорием Кимовичем и будущие соратники разошлись по своим делам.

* * *

Июнь 1999 года выдался для Володи очень напряженным: в мае он был назначен главным бухгалтером фирмы "Невский Фотошоп", надо было готовиться и сдавать государственные экзамены в институте и получать диплом, принимать на баланс фирмы поступающие товары, материалы, оборудование, осваивать новое помещение, подбирать помощников ...


Одно было хорошо: территориально фирма находилась недалеко от его дома - пешком полчаса хода, а на трамвае - минут десять. Генеральным директором "Невского Фотошопа" был назначен Краев Эмиль Иосифович, пятидесятилетний мужчина, работавший до этого заместителем директора фирмы "Невское фото". Отношения между ним и Володей складывалось нормально, поскольку господин Краев был опытным администратором, без причин характер не показывал, не задирал нос, а часто советовался с Володей по тем или иным хозяйственным вопросам.


Помощником себе Володя пригласил свою сокурсницу Веру, которая еще на первом курсе выскочила замуж, родила дочь, сумела окончить вместе со своей группой институт, и теперь очень была довольна своей работой, а самое главное - свободным расписанием, которое установил для нее Володя: она все успевала сделать, и на работе и дома. Иногда выходила поработать и в выходные дни, чтобы подчистить хвосты. Ее муж работал водителем - дальнобойщиком на фуре, постоянно мотаясь с грузом в Финляндию. Дочь ходила в садик. Жили они в однокомнатной квартире на Лиговском проспекте, до работы ей было совсем близко по питерским меркам, поэтому ее все устраивало, и она держалась за свое место.


К концу 1999 года Володя полностью вошел в курс дела на фирме, прекрасно справлялся со своими обязанностями, заимел неподдельный авторитет. Его предложения по введению некоторых моментов в документооборот, использование дыр в налоговом законодательстве значительно повысили прибыльность работы фирмы по конкретным направлениям деятельности по сравнению с аналогичными в "Фотошопе" и "Невском фото". Уже главные бухгалтеры этих фирм приходили к нему перенимать опыт.

С 2000 года, на два года ранее обещанного, Володе вдвое увеличили жалование. У него появились достаточно большие свободные денежные средства, которые он мог использовать для игры на фондовом рынке. К середине года на эти цели он смог выделить пятнадцать тысяч долларов.


К этому времени у него накопились значительные материалы по котировкам акций примерно двух десятков наиболее, по его мнению, интересных компаний, которые были значительно недооценены на фондовом рынке, а также котировки иностранной валюты. Инфляция была еще очень велика в России, совсем немногие, наиболее интересные для Володи акции, еще не имели хождение на биржи. Например, акции Газпрома. Их не было в свободной продаже. Заниматься же скупкой акций различных эмитентов у населения, накапливая достаточно большие их пакеты и продавая их в момент роста цены, было довольно рискованно и связывало капиталы на длительное время. Волатильность рынка иностранной валюты была незначительна, но позволяла практически ежедневно покупать и продавать валюту, играя на небольших изменениях курса. И это наиболее ему подходило. Володя положил свои доллары на валютный счет банка и подписал с ним договор на брокерское обслуживание. А затем начал давать команды банку на продажу и покупку иностранной валюты. Дело пошло успешно и уже к концу года его вложения увеличились в пять раз, достигнув 75 тысяч долларов.


Поскольку теперь имелись средства, Володя начал потихоньку прикупать акции наиболее интересных ему эмитентов опять же через посредничество банка. За следующие два года на спекуляциях валютой и акциями предприятий он заработал около 500 тысяч долларов. Эти его доходы значительно превышали жалование, получаемое в качестве главного бухгалтера. Но пока все в жизни его устраивало, и он не хотел изменений.


Единственное, что его не на шутку беспокоило, это постепенное ослабление зрения оставшегося глаза. Отечественные врачи только разводили руками и не могли предложить никаких новых методик в лечении. В 2003 году он выехал в Германию на консультацию в клинику известного немецкого специалиста доктора Шумана. Прошел там полное обследование обоих глаз. Результаты оказались неутешительные: зрительный нерв одного глаза был полностью разрушен, второго глаза - ущемлен множеством старых гематом, оставшихся после контузии и не рассосавшихся до сих пор.

Володе предложили лечь в клинику и провести трехмесячный курс лечения, но успеха никто не гарантировал: удастся ли медикаментозно удалить гематомы, было неизвестно, так как прошло очень много времени после травмы головы. Операцию же делать было очень опасно: любое неверное движение хирурга и последний видящий глаз будет потерян.

Заплатив 100 тысяч евро за трехмесячное пребывание в клинике, Володя взял отпуск за свой счет в фирме "Невский Фотошоп", оставив вместо себя Веру, и лег в клинику.


У него было много свободного времени, поэтому он начал изучать немецкий язык и продолжал играть на фондовом рынке, доведя свой капитал в 2003 году до миллиона долларов.


К сожалению, лечение практически ничего не дало, и доктор Шуман предложил Володе пройти обследование в Швейцарии в клинике его коллеги доктора Восса. Он сообщил, что тот разработал методику удаления гематом в головном мозге посредством воздействия особыми электромагнитными волнами, совместив генератор этих волн и томограф, позволяющий проводить тонкую настройку места приложения этих волн в мозге. Методика прошла практическую апробацию на пациентах - спортсменах, получивших серьезные травмы головы во время спортивных состязаний, и в шести случаях из десяти дает положительный результат. Правда доктору Шуману было неизвестно, может ли помочь этот аппарат при лечении Володи, так как такой информацией не обладал.


В клинике доктора Восса Володя пробыл два месяца, заплатив 200 тысяч евро. После процедур на аппарате доктора Восса частично удалось рассосать гематомы, сдавливающие глазной нерв, и зрение стабилизировалось: в течение следующих трех лет оно практически не изменилось.


Успехи на фондовом рынке России продолжали сопутствовать Володе. Он значительно увеличил свой капитал за счет удачной продажи акций Газпрома в 2006 году, когда их цена достигла исторического максимума в 367 рублей за акцию, хорошо заработал и в 2004 году в "черный вторник" 11 октября, когда за один день рубль обесценился на 27 процентов. Были и еще удачные спекуляции с акциями и иностранной валютой. Всего на середину 2008 года состояние Володи составляло более двухсот миллионов долларов.


Володя уже прекрасно владел немецким языком и начал изучать английский. Феноменальная память очень способствовала этим занятиям.


Он уже давно не работал главным бухгалтером, посвятив свое время спекуляциям на фондовом рынке, жил в свое удовольствие, купив виллу в Швейцарии недалеко от клиники доктора Восса. Так и не женился. Мать жила с ним вместе в Лозанне, очень надеялась понянчить внуков, но Володя так же, как и раньше не стремился к сближению с женщинами. Его все устраивало в жизни. Он продолжал богатеть.


Следующий неприятный звоночек раздался весной 2008 года в преддверии мирового финансового кризиса. Буквально одномоментно зрение Володи ухудшилось вдвое.

В клинике доктора Восса обследование показало, что произошли новые кровоизлияния в районе зрительного нерва. Начались частые головные боли.

Применять опять свой аппарат для лечения Володи доктор не спешил: он был практически бесполезен и даже опасен при обострении заболевания. Зрение медленно ухудшалось. Так прошло еще полгода, когда Володе стало ясно, что надо что-то срочно предпринимать: он практически переставал видеть.


Очередная встреча его с доктором Воссом, когда Володя просто потребовал продолжения лечения на его аппарате, так как ничто другое не могло спасти остатки его зрения, привела к тому, что он подписал согласие на проведение над ним эксперимента по новой методике на усовершенствованном аппарате. Ранее аппарат еще не использовался на практике. Он также отказался от претензий к врачу в случае неудачи. Это согласие было оформлено юристами с обеих сторон и выводило профессора Восса из под каких-либо преследований уголовного и финансового характера даже в случае смерти пациента в процессе применения нового оборудования.


Прежде, чем подвергнуться воздействию новой аппаратуры и проверить на себе усовершенствованную методику доктора Восса, Володя подробно расспросил его, что же ему предстоит испытать. Доктор Восс очень серьезно подошел к просьбе пациента и рассказал ему подробно процесс лечения, привел рисунки форм импульсов, вырабатываемых новой аппаратурой, периодичность и длительность воздействия. Особенно подчеркивал, что отличие он предыдущих методик - не принципиальное. Это помогло успокоиться, и Володя шел на эксперимент вполне морально подготовленным.

Он написал завещание, согласно которому матери отходила вилла в Швейцарии и сто двадцать миллионов долларов на его счетах в швейцарских банках. Остальные средства в размере ста миллионов долларов он завещал ведущим медицинским центрам Германии и Швейцарии на финансирование исследовательских работ по тематике своего заболевания.

Сходил в церковь, помолился и поставил свечки.

После этого направился в клинику доктора Восса на операцию. Интуиция на этот раз молчала: похоже, что лечение могло закончиться как успешно, так и негативно с одинаковой вероятностью.


25 октября 2008 года Володю поместили в аппарат, больше похожий на саркофаг, опутанный проводами, окруженный какими-то соленоидами, компьютерами, манипуляторами. Жестко зафиксировали тело и голову специальными держателями. Вкололи успокаивающее средство, быстро подействовавшее и отправившее его сознание в царство сна. Включили аппарат, у пульта управления которым занял место лично доктор Восс и процесс пошел.

Он подключил генератор, генерирующий электромагнитные волны особой формы, затем томограф и начал подводить щуп генератора, сообразуясь с картинкой головного мозга на томографе к больному месту. По расчетам, обработка гематом импульсами должна проводиться около трех часов и производиться не менее пяти раз разными последовательностями импульсов.


Убедившись, что процесс лечения пошел и пациент чувствует себя нормально, Восс передал пульт управления аппаратом своему помощнику доктору Веберу, а сам стал работать с приборами, записывающими показания с датчиков, которыми был облеплен специальный шлем, надетый на голову пациента.

Первая трехчасовая обработка импульсами мозга пациента прошла успешно. Володя самостоятельно выбрался из саркофага и отправился отдыхать.

Также без проблем прошла и вторая процедура.


Третья должна была по плану проводиться импульсами несколько другой формы, поэтому требовалась перенастройка аппаратуры и ее тестирование. Поэтому перерыв в лечении составил два дня.

Володе также подробно объяснили, в чем будет отличие от проведенных ранее серий импульсов. В этот раз консультировал его доктор Вебер в своем кабинете:

- Господин Бутов, Вам все ясно?

- Спасибо, доктор Вебер! Послезавтра я со знанием дел буду наблюдать за Вашими манипуляциями.

- Теперь прошу выслушать меня внимательно. Меня попросили Вам передать следующее:

"Володя! Это сообщение любезно согласился ретранслировать тебе доктор Вебер. Передать его физически я не могу, так как я - это ты и нахожусь в параллельном мире. Я полностью доверяю доктору Веберу и хочу, чтобы ты доверял ему так же. Поэтому его устами я сообщаю тебе следующие моменты нашей жизни, которые кроме нас неизвестны никому больше.

Во-первых, поездка семичасовым автобусом Новгород - Санкт-Петербург 28 декабря 1991 года, когда мы помогали перетащить умершего человека из автобуса в дежурную часть милиции на автовокзале на Обводном. В его вещах были обнаружены две пачки ваучеров по тысяче штук в каждой, а в кармане пиджака - пистолет.

Во-вторых, наша связь с ларечницей Ларисой во время учебы в институте.

В-третьих, задание, полученное от Григория Кимовича при приеме меня на работу, о котором знали только мы с ним.

Этого, думаю, достаточно, чтобы убедиться, что именно я передаю это послание тебе.

Теперь о главном!

В ближайшее время тебе будет проведен очередной, третий сеанс лечения, во время которого твое сознание перенесется в тебя самого в параллельный мир, но в момент перед взрывом гранаты, когда мы получили травму глаз и левой руки. Ты должен продумать свои действия, чтобы свести ущерб для себя к минимуму. Думаю, ты сделаешь все правильно! Иначе я бы не оказался сейчас в параллельном мире практически здоровым, и не передавал тебе это послание. Перспективы лечения зрения испытываемая на нас методика не имеет, и ты просто потеряешь время и зрение в ближайшее время. Этот перенос для нас - счастливый случай! Не упусти его!

Во время переноса сознания ты сам погибнешь в этом мире: твой мозг не выдержит нагрузок и полностью будет разрушен.

Перед третьим этапом ты должен сделать следующее:

- положить на счет матери только двадцать миллионов долларов, то есть, изменить завещание.

- предупредить ее, что с тобой все будет хорошо, несмотря на печальные итоги лечения. Года через три, а может быть и раньше у нас возникнет возможность с ней связаться.

- перевести оставшиеся 200 миллионов долларов на счет на предъявителя в банк Лозанн кепитал. Запомнить коды. Я затеял здесь грандиозный бизнес и эти деньги - его малая часть!

У доктора Вебера ничего не спрашивай: он больше ничего не знает и является только ретранслятором моего сообщения. Удачи!


Володя молчал, обдумывая услышанное. Оставался только один день, чтобы выполнить все поручения.

Он изменил завещание, положил деньги на анонимный счет и сообщил все коды для снятия денег со счета, матери. Предупредил ее, что в течение трех лет эти деньги со счета снимать нельзя, поскольку они ему могут пригодиться, так как не собирается умирать, даже если его лечение закончится его смертью. Просил сильно не расстраиваться на его счет, но более подробно рассказать ничего не может.

Мать, конечно, была в шоке от слов Володи, но не возражала, поскольку за последние годы привыкла доверять сыну. Интуиция полностью одобрила его действия.


Перед проведением третьего сеанса лечения, когда Володя ложился в саркофаг, доктор Вебер неожиданно подмигнул ему.

На втором часу проведения третьего периода лечения неожиданно все пошло не так, как планировалось. Внезапно активизировалась мозговая деятельность, которая также резко оборвалась. Доктор Восс даже не успел отреагировать на это, так как все продолжалось буквально несколько секунд. Аварийное отключение аппаратуры сработало с небольшой задержкой. Приборы контроля жизнедеятельности мозга показывали, что мозг перестал функционировать и полностью погиб.

Впоследствии, анализируя данные с приборов контроля, доктор Восс сделал вывод, что именно длительное применение этой серии импульсов привело к трагическому результату. Исследования в этом направлении были прекращены.


* * *

После введения успокаивающего перед третьим этапом лечения Володе неожиданно стал снится сон, в деталях отражающий события последнего перед ранением дня.

Вот он утром проснулся в казарме. Вместе с сослуживцами сделал утреннюю зарядку. Потом завтрак, затем политучеба, прерванная срочным вызовом на разминирование найденного рабочими при строительстве дороги небольшого склада боеприпасов времен ВОВ. Недолгие сборы их отделения саперов, путь на машине к месту находки боеприпасов, обследование, выемка и разоружение мин и гранат. Приказ, полученный Володей на окончательный осмотр и зачистку разминированного места. Обнаружение совершенно ржавого, потерявшего форму куска металла, оказавшегося неразорвавшейся гранатой. Неосторожное движение рукой, сдвинувшее его с места - и в этот момент пришло осознание того, что это происходит на самом деле, в реальности!

"Сейчас произойдет взрыв!"

Володя вжался в землю, наклонил голову вниз, коснувшись передом края каски земли, и попытался отдернуть руку от гранаты. В этот момент прогремел взрыв.





Глава вторая.


Володя очнулся лежащим в кузове куда-то мчащейся грузовой машины. Около него находился лейтенант, возглавлявший команду саперов, и санинструктор, приданный их отделению. Левая рука была перебинтована и тупая дергающая боль в раненой кисти отдавалась в локтевом суставе.

- Очнулся! Как самочувствие? Скоро будем в госпитале,- сказал лейтенант.

Володя смотрел на него и не верил своим глазам: видели оба глаза! Машина остановилась, и Володю на каталке увезли в приемный покой. Там раздели и срочно доставили в операционную.

Через два часа отвезли в реанимацию, где он и пришел в себя.


Володя смотрел на пожилую медсестру, ставящую ему капельницы. Смотрел ОБОИМИ глазами! Он поочередно закрывал глаза, и все равно прекрасно видел.

- Что подмигиваешь?

- Проверяю, видят ли глаза. Взрыв был рядом со мной. Что у меня с рукой?

- Операция прошла успешно! Удалось сохранить кисть с четырьмя пальцами. Мизинец оторвало при взрыве и немного покалечило сухожилия в ладони. Может быть, не все пальцы будут работать. Но врачи сделали все возможное! Отдыхай! Тебе вредно шевелиться и нервничать. Организм молодой, скоро все заживет!- ответила медсестра, переходя к другому больному.


На следующий день Володю перевели в общую палату.

"Это что же получается: во время операции в клинике доктора Восса мое сознание перенеслось в меня самого в момент перед взрывом! И я, ожидая взрыв, сумел своими действиями значительно ослабить его воздействие на мою голову, отделавшись только легким сотрясением головного мозга. Да еще и травма руки теперь намного меньше, чем была раньше! Потерял всего один мизинец, ну и форма кисти практически не изменилась. С пальцами - разберемся. Гимнастика, физиотерапия кисти. Будем надеяться на лучшее. Теперь никто не будет называть меня "Клешней"!- думал Володя, лежа в палате госпиталя.- Интересно, что случилось со мной, оставшимся в клинике доктора Восса? Как там мама?"


Находясь в госпитале, Володя постоянно обдумывал все с ним происшедшее, пытаясь понять, как получилось, что он перенесся из 2008 года назад в 1991-й.

"Хорошо, что у меня хватило сообразительности не начать рассказывать врачам о жизни, которую я уже один раз прожил. Иначе мне не миновать психушки, и домой я отправился бы значительно позже".


Вспоминая свою прошлую жизнь, он понял, что полностью сохранил все знания, полученные в той жизни.

"Я прекрасно помню, как составлять бухгалтерский баланс и заполнять налоговые декларации, все изученные мною в финансовом институте дисциплины, все свои операции на фондовом рынке, котировки акций и иностранной валюты практически по дням прошедших лет. Хорошо бы они и в этой действительности сохранились такими же!

Проверка слуховой и зрительной памяти показывает, что и эти навыки остались при мне. Та же самая феноменальная память. Я даже помню в деталях происшествие со мной на автовокзале в Питере 28 декабря 1992 года! То есть, уже через полтора года. Интересно знать, если я буду ехать в том же самом автобусе, все в точности повторится?

И куда я тогда попал? В свой или параллельный мир, очень похожий на мой? Будет ли в нем все повторяться, как было в том, моем мире, или отличия будут нарастать с годами? К сожалению, пока не знаю, как проверить наличие у меня интуиции. Но пока никаких нехороших предчувствий у меня нет. Доберусь домой, там и подумаю, что теперь мне делать, как использовать знание будущего.

Надо ли теперь мне поступать в финансовый институт? Ведь все знания, полученные там, остались при мне. Или "без бумажки, то бишь диплома бухгалтера, ты букашка, а с бумажкой - человек!" Все это надо тщательно продумать, чтобы не совершать тех ошибок, что я допустил в прошлом.

И еще одно, надо скорее отсюда уматывать и как меньше открывать рот. Вольно - невольно, но я могу выдать себя моим сослуживцам, знающим все мои привычки, словечки, интеллектуальный уровень. Сохранив память о будущем, я сильно отличаюсь от себя теперешнего".


Всего в госпитале Володя провел три недели. Там же состоялась врачебная комиссия, на которой его комиссовали по ранению и даже дали третью группу инвалидности, правда только на один год.


Через день, заехав на пару часов в свою часть попрощаться с друзьями и забрать вещи, он отправился на поезде домой в Новгород. Шел июнь 1991 года.


Вернувшись домой, Володя сразу же сходил в военкомат, где предъявил справку о комиссовании с военной службы по ранению и инвалидности и написал заявление о назначении пособия на время действия справки об инвалидности. Это посоветовали ему сделать знающие люди, на своей шкуре испытавшие "душевность" власти к инвалидам, комиссованным из армии. На пособие можно было рассчитывать не ранее, как через три месяца после подачи заявления, да и величина его была настолько мала, что и называть стыдно.

Мать была рада видеть сына, хоть и не совсем здорового, но живого. В честь его возвращения она хотела собрать его друзей и хороших знакомых, посидеть за столом, послушать его рассказы об армии, однако средств хватило только на то, чтобы пригласить в гости тетку из Ленинграда и деда с бабкой, проживающих в Зеленогорске. Зарплату она не получала уже полгода, все накопления закончились и надо было решать, как жить дальше.


На семейном совете решили, что Володе надо идти учиться в институт, причем в такой, где полученная профессия могла прокормить семью, а самому быть полностью независимым от других людей, надеяться только на свои умения, знания и способности.

- Я, конечно, с удовольствием пойду учиться дальше. Но я закончил техникум, и сдать экзамены в институт мне будет очень сложно, тем более что в армии было не до подготовки к экзаменам. Считаю, что мне надо сначала поступить на подготовительные курсы.

- К чему у тебя больше лежит душа?- поинтересовался дед,- куда хочешь поступать?

- Только не в технический ВУЗ! Сейчас многие заводы закрываются, инженеры оказываются на улице. Пример матери - перед глазами. Я бы предпочел гуманитарный институт, чтобы получить свободную профессию, например, переводчика. Сейчас много говорят об открытии границ, создании совместных предприятий. Эта профессия будет востребована в ближайшие годы. А мой диплом техника и диплом переводчика, совместно, будут хорошей гарантией моего трудоустройства.

- А почему бы тебе не пойти работать в ЛОМО? Ведь тебя туда распределили после техникума?- поинтересовалась тетка.

- Когда я добирался домой из армии, я встречался со своими сокурсниками, которые не попали в армию. Так вот: работы на ЛОМО нет, производство сокращается, инженеров и рабочих увольняют. Там меня никто не ждет!

- А на что ты собираешься жить, учась на подготовительном отделении и в институте? На стипендию? Так ее не хватит даже на трамвайные билеты на месяц! Мы тебе помочь не сможем, сами сидим без работы,- добавила тетка.

- Есть несколько вариантов: мать будет продавать шмотки на рынке в Новгороде, которые я буду привозить из Ленинграда не реже раза в две недели, покупая на мелкооптовом рынке. Это позволит ей свести концы с концами. И еще, меня обещали бесплатно устроить на двухмесячные курсы бухгалтеров в летнее время. Сейчас как грибы растут разные фирмы и конторы и эта профессия очень востребована. После их окончания буду подрабатывать, оказывая бухгалтерские услуги. Диплом техникума позволит мне на них поступить, а по окончании получить диплом бухгалтера. Тем более в Ленинграде - там больше людей, различных контор, значит и больше возможностей найти работу. И хоть маленькое, но пособие по ранению, также пополнит мой бюджет. Тем более что учеба на подготовительном отделении для меня будет бесплатной: я демобилизован по ранению, а значит, имею льготы.

- Внучек, да ты все продумал! Приезжай к нам с дедом почаще: всегда поможем, чем можем, накормим,- умилилась бабка.

- Жить можешь у меня,- сказала тетка,- жил четыре года, пока в техникуме учился, поживешь еще. Хоть чем в квартире поможешь,

- Все-таки, где думаешь учиться?- поинтересовалась мать.

- Думаю, надо поступать в педагогический институт на факультет иностранных языков: немецкое или английское отделения. По окончании получу специальность переводчика. Да там и полегче учиться.

- Вот все и решили!- сказал дед.- Где только деньги взять на первую закупку шмоток на мелкооптовом рынке?

- Перед отъездом из части мои сослуживцы собрали мне немного денег, как помощь по ранению. На первую закупку хватит, а уж потом из оборота буду брать.


Володя, прожив дома еще три дня, уехал в Ленинград и сразу стал искать возможность подработать бухгалтером. Этот рынок услуг был совершенно не заполнен, и он быстро нашел себе работу в хорошо знакомой ему среде ларечников. Одновременно поступил на курсы бухгалтеров, куда был принят бесплатно как демобилизованный из армии по ранению.

Он переговорил с директором курсов насчет сдачи экстерном экзаменов, сказав, что бухгалтерским учетом занимался в армии. Женщина очень удивилась, но согласилась провести испытания его знаний. Предложила Володе сделать квартальный баланс небольшого предприятия, на котором сама подрабатывала бухгалтером. Очень удивилась профессионализму и скорости выполненной работы. Собрала комиссию из преподавателей и выдала ему диплом бухгалтера. Одна важная проблема была решена. Теперь - подготовительные курсы.


Взяв с собой все имеющиеся документы, Володя направился в педагогический институт им. Герцена. Было начало июля и в институте было полно абитуриентов, подающих документы в приемную комиссию. Он отыскал приемную комиссию факультета иностранных языков и решил там уточнить некоторые моменты поступления в институт и на подготовительное отделение.

За столом с надписью "Ответственный секретарь" сидел пожилой мужчина и читал какую-то немецкую газету. У стола никого не было. Володя решил говорить с этим человеком на немецком языке, рассчитывая на более внимательное к себе отношение.

- Добрый день! Могу я с Вами посоветоваться?- обратился он к мужчине по-немецки.

Тот оторвался от газеты, вскинул на него глаза и ответил также по-немецки:

- Конечно! Для того я здесь и нахожусь! Что Вас интересует?

- Я только что вернулся из армии - был комиссован по ранению, и хотел бы уточнить возможность поступления в Ваш институт. Вот мои документы,- Володя подал мужчине папку со своими документами.

Тот открыл ее и бегло просмотрел содержимое.

- Вы окончили техникум в прошлом году. Почему не хотите дальше учиться по своей специальности?

- Думаю, наличие технического и филологического образования позволят мне добиться бОльших успехов в жизни.

- Где Вы научились так хорошо говорить на немецком языке? Да еще совершенно без акцента?

- Моя мать немка. Я с детства изучал немецкий язык. Также я владею и английским языком.

- Этому языку Вас также научила мать?- поинтересовался мужчина по-английски.

- Вы правы. А еще и французскому. Только для него мне требуется дополнительная практика.

- Так что же Вас интересует?

- Мне все советуют поступать на подготовительное отделение, поскольку я окончил техникум и плохо представляю себе материал школьной программы по предметам, сдаваемым на вступительных экзаменах. Тем более, у меня был годичный перерыв на службу в армии. Правда у меня есть льготы: я комиссован по ранению. Поэтому мне достаточно получить не самые высокие оценки: я иду вне конкурса. Надо ли мне терять год на подготовительном отделении или стоит попытаться сразу поступить в институт?

- Я посмотрел, у Вас весьма приличные оценки по общеобразовательным предметам в техникуме. Я бы на Вашем месте записался на месячные подготовительные курсы, начинающие работу с завтрашнего дня, и начал усиленную подготовку к экзаменам. Тем более, что иностранный язык Вам готовить не надо. Думаю, уж тройки то Вы по остальным предметам сумеете получить. Кстати, на какое языковое отделение Вы хотели бы поступить?

- Поскольку я владею немецким и английским языками, меня больше интересуют скандинавские языки: финский и шведский. Но я ими не владею, так что экзамен по ним не выдержу. Придется поступать на отделение немецкого языка, он мне нравится больше, чем английский.

- На скандинавское отделение сдают по выбору немецкий или английский языки. Но туда прием ограничен: группа очень маленькая, всего десять человек. Однако, Вас это не касается: Вы идете вне конкурса.

- Понятно... Спасибо! Где производится запись на подготовительное отделение?

- Сначала Вы должны сдать документы на поступление в институт, стать абитуриентом, и только потом Вас запишут на подготовительное отделение. Запись производится за соседним столом. Мужчина вернул Володе папку с документами и пожелал успехов на экзаменах.


Дома Володя открыл выданную в институте памятку для поступающих и программу занятий на подготовительных курсах. Примерно половина времени посвящалась иностранному языку, треть - русскому.

"Не все так страшно! Буду на экзамене сдавать немецкий. Схожу на первое занятие на курсах, узнаю требования по нему для поступающих, и решу, надо ли мне там появляться дальше. А вот русский и история, тут придется впрягаться! Если я худо - бедно сочинение напишу без ошибок, все-таки у меня хорошая грамотность, а за содержание получу тройку, то общая оценка будет не ниже трех. Сдавать русский устный, где столько различных правил, какие я уже не помню - вот где засада! Ладно, буду надеяться на свою память. Это же касается и истории. Где брать учебники - узнаю на курсах, может быть, у кого-нибудь будут лишние. Не покупать же!"


Во второй половине дня Володя посетил мелкооптовый вещевой рынок в Купчино. Надо было посмотреть ассортимент предлагаемых шмоток, цены на них, а заодно попытаться найти работу у оптовиков, желающих воспользоваться его услугами как бухгалтера. И предложить расплачиваться за эти услуги своими товарами. На рынке были, в основном, польские, украинские и молдавские тряпки. Довольно дешевые. Правда, Володя так и не смог определиться с ассортиментом. Первый раз решил закупить всего понемножку, а там спрос покупателей покажет. Договорился с двумя оптовиками о выполнении для них бухгалтерских работ, за которые они рассчитаются своими товарами. Как раз надо было сделать для них баланс за полугодие.


"На это придется потратить два дня. Не стоит демонстрировать им быстроту составления баланса: скажут, раз так быстро, то и оплата будет минимальной. Сроки сдачи баланса еще не подошли, дней десять у меня есть. Договорюсь и возьму первичные документы с собой, дома все сделаю и верну им все через неделю. Правда, они могут потребовать оставить им что-нибудь в залог... На первый раз оставлю паспорт, а уже потом и так верить будут".

Нагружённый бумагами Володя вернулся домой, где сразу засел за работу. Кроме этой, он подрядился сделать квартальные балансы еще для трех ларечников.


В первый день на подготовительных курсах он понял, что ходить на занятия по немецкому языку не стоит: прочитать и перевести простенький текст, потом пересказать его и побеседовать с экзаменатором на общие темы для него не проблема. Изучить правила русского языка для сдачи устного экзамена вполне можно, если посещать все занятия, внимательно слушать и запоминать пояснения преподавателя, а дома еще и заучить учебник. То же самое с историей. Тем более что он договорился с одной девочкой временно взять у нее учебники русского языка, литературы и истории - у нее были лишние экземпляры. Взамен пообещал дать несколько уроков немецкого языка. Прямо после занятий он побывал у Лены дома, забрал учебники и дал первый урок - они составили текст рассказа о достопримечательностях Ленинграда, который мог быть одной из тем беседы на экзамене. Договорились, что через три дня он снова зайдет к ней после занятий, проверит, как она выучила текст, и они подготовят следующий.


Свободного времени совсем не было: подготовка балансов, учеба, перемещения по городу - все отнимало время. Тем более что в следующую субботу на вечернем поезде он собирался съездить в Новгород и отвезти матери первый заказ. Она ему позвонила и продиктовала, что сейчас наиболее востребовано на вещевом рынке. Предварительный список, составленный им самим в корне отличался от материнского.

"Как хорошо, что я не стал сразу покупать шмотки. В среду съезжу на рынок, сдам балансы торгашам-оптовикам и тогда куплю все по списку матери. Мне надо приобрести две большие матерчатые сумки для перевозки шмоток. Я видел такие на рынке."


В такой суматохе июль пролетел как один день. В августе начались экзамены. В итоге, Володя получил одну пятерку, четверку, остальные - тройки и был принят в институт на скандинавское отделение. Лена тоже успешно сдала экзамены и поступила на отделение немецкого языка. Очень радовалась этому, так как конкурс был пять человек на место. Ей очень помогли занятия с Володей, и она была ему благодарна.


Жизнь потихоньку налаживалась. Каждые две недели Володя ездил в Новгород - отвозил заказы матери, а взамен получал деньги и новые списки. Выручки от продажи вещей хватало на нормальную жизнь матери. Получаемые им деньги за работу бухгалтером шли на обеспечение питанием себя и тетки: он давал ей для этого достаточно денег, также оплачивал коммунальные услуги.

Начались занятия в институте. Володе было легко учиться. Он успевал по всем предметам, но вперед не лез, был хорошистом, чтобы получать стипендию. Усиленно изучал финский и шведский языки и планировал в следующем году поработать гидом: необходима практика в разговором языке. Так прошел год.


После сдачи экзаменов за первый курс Володя уехал в Новгород, где жил несколько дней спокойно отдыхая до июля. Мать была рада его приезду, очень сожалела, что скоро он опять уедет.

Весной через студенческое общество он записался на работу по обслуживанию туристов, указав, что владеет сразу четырьмя иностранными языками. Куратором студентов - гидов от администрации института был тот самый мужчина, с которым Володя беседовал перед поступлением в институт. Им оказался старший преподаватель кафедры английского языка Наумов Илья Маркович. Он сразу узнал Володю при встрече и постоянно способствовал ему в получении работы. За лето, сопровождая экскурсии иностранцев в Петергоф, по Санкт-Петербургу и его окрестностям, Володя неплохо заработал. Этих денег ему хватило, чтобы обновить гардероб и отложить приличную сумму про запас.


Весь год Володя собирал деньги. С учетом галопирующей инфляции сразу же переводил их в валюту, вел подготовку к ваучерной приватизации. Всего к осени 1992 года он имел чуть больше тысячи долларов. Бизнесом на ваучерах было намного выгоднее заниматься, чем торговать шмотками на базаре. К покупке ваучеров он планировал привлечь мать, тетку и бабку. Когда госорганы стали выдавать населению ваучеры, сначала никто их не хотел продавать, но ситуация в стране ухудшалась, заводы закрывались, зарплата задерживалась, сфера услуг не могла вместить всех желающих, места торговцев на базарах были все заняты. Бедность и нищета поселились в домах большинства россиян. И народ стал постепенно продавать ваучеры. Сначала требовал за них 10000 рублей, как было напечатано на приватизационном чеке, но потом цена стала опускаться.


Особенно дешевы ваучеры были в деревнях и поселках.

Скупали ваучеры все, кто мог. Не делал этого только ленивый. Продавцы на базарах, киоскеры союзпечати, частные лица. Скупленные ваучеры продавались крупным спекулянтам по цене в полтора раза превышающей покупную. Крупные спекулянты собирали и продавали большие партии ваучеров на биржах, банкам, предпринимателям, рассчитывающим принять участие в чековой приватизации. Здесь уже цены были не менее, чем в три раза больше первоначальной цены покупки. Чем крупнее продаваемая партия ваучеров, тем больше ее цена.


Такую ситуацию на рынке ваучеров не мог упустить криминал. Часто совершались грабежи скупщиков ваучеров, иногда дело доходило и до смертоубийства. От криминала на рынок поступало не менее 15 процентов всех скупленных ваучеров.


До середины декабря 1992 года на деньги Володи были куплены: бабкой на базаре в Зеленограде 35 ваучеров в среднем по цене 8 долларов, матерью в своей палатке на базаре в Новгороде - 90 штук по 6 долларов, теткой в Питере на базаре 23 ваучера по 10 долларов. Итого 135 ваучеров за 1050 долларов! На бирже этот пакет Володя продал в конце декабря уже за 3300 долларов! Эти деньги Володя планировал пустить в следующем году также на покупку ваучеров.

(Забегая вперед, отмечу, что такие операции проходили несколько раз в течение 1993 года. Итогом этих операций стала кругленькая сумма в 40 тысяч долларов).

Володя честно разделил деньги на четыре части поровну между всеми скупщиками, оставив себе такую же долю, то есть 10000 долларов. Он прекрасно понимал, что ни мать, ни тетка, ни тем более дед с бабкой не истратят эти деньги на себя, а сберегут и отдадут их ему по первому требованию или завещают. Но оценят его поступок, и уважение к нему с их стороны только вырастет.


В конце 1992 года Володя задумал провести операцию "автовокзал".

28 декабря он приобрел билет на автобус Новгород - Санкт-Петербург на рейс в шесть часов вечера. С собой у него была небольшая спортивная сумка, в которой лежал черный полиэтиленовый пакет с двумя книгами, завернутыми в газету. С пакета он тряпкой тщательно стер все следы своих рук и уложил его в свою сумку, надев перчатки. В автобус Володя зашел в начале посадки и сразу прошел в конец автобуса, где занял то же самое место, что и в своей прошлой жизни. Как и тогда, пассажиров было мало: всего двенадцать человек, как он пересчитал перед отправлением. Володя натянул шапку поглубже на глаза и притворился спящим. Автобус выехал со стоянки точно по расписанию.

"Интересно, повторится ли тот случай полностью в деталях или что-то изменится? Пока все идет по старому!"


Остановка в Чудово также прошла по известному сценарию: в автобус вошел новый пассажир, который также прошел в конец автобуса и расположился через проход от Володи около окна. В его руках был черный полиэтиленовый пакет, который он положил на сидение рядом с собой.

Володя всю дорогу и остановку в Чудово "проспал", как было и в прошлый раз. Через приоткрытые глаза он узнал в пассажире того самого мужчину, что ехал в этом автобусе до Питера.

С остановки в Чудово также выехали без задержки. Прошло еще два часа. Последний час пассажир просидел совершенно без движений, привалившись к окну. Глаза у него были закрыты. Автобус въехал в Санкт-Петербург. Минут через двадцать должна быть остановка у метро, там сходило большинство пассажиров. Володя прислушался к себе: интуиция ничего плохого в ближайшем будущем ему не обещала. Он натянул перчатки, открыл сумку и вынул из нее черный пакет. Когда автобус стал притормаживать перед остановкой, встал и быстро подменил пакеты, засунув принадлежащий мужчине в свою сумку. Пока выходили пассажиры, успел пройти за ними вперед, а также закрыть сумку на молнию. И вслед за пассажирами вышел из автобуса. Водитель закрыл дверь, и автобус уехал на автовокзал.


Володя медленно шел по тротуару в сторону метро. Сердце бешено колотилось от избытка адреналина, на душе было неспокойно и как-то мерзко. Вроде бы все понимал, и что это бандит, перевозящий ваучеры заказчику, недаром у него пистолет в кармане, и что бандит мертв, и что ваучеры эти или достанутся водителю автобуса, если он первым заглянет в пакет, или затеряются в дежурке у милиционеров.

"Кстати, что-то пакет очень тяжелый: да ваучеры ли в нем? Надо скорее добраться до дома и там рассмотреть содержимое пакета".


Тетка уже ложилась спать, когда он добрался до квартиры.

- Поешь, я на кухне тебе оставила картошку с жареной рыбой. А я спать лягу: что-то сегодня устала. Завтра расскажешь, как съездил.

- Хорошо, конечно ложись. Да и я скоро лягу, только немного почитаю.


Поужинав, Володя прошел в свою комнату, запер изнутри на крючок дверь и расстегнул сумку. Достал пакет и высыпал его содержимое на газету, расстеленную на столе.


Сверху лежал завернутый в носовой платок пистолет. В газету были завернуты две пачки ваучеров по тысяче штук в каждой.

"Как же так? В пошлый раз пистолет находился в кармане пиджака мертвого мужчины, а теперь - лежит в пакете. Ваучеры - так же упакованы и их количество совпадает с тем, что было ранее. Значит эта реальность - не полное повторение прошлой. Конечно, полного совпадения просто не может быть! Ведь я получил более легкие травмы как головы, так и руки. Учусь не на бухгалтера, а на переводчика, уже начал спекулировать с ваучерами, в конце концов, мне двадцать лет, а мое сознание вмещает знания и умения сорокалетнего человека. То-то мне показалось странным, что при выписке из госпиталя со мной целый час разговаривал военный юрист и объяснял мои права и льготы в связи с полученным ранением! Что-то я не припомню, чтобы так заботились о солдатах в той реальности. То есть, делаю вывод: я оказался в параллельном мире, но очень похожим на тот, в котором жил! Значит, и информация по котировкам акций, иностранной валюты, что намертво вбита в мою голову, может отличаться от реальной для этого мира."


Он взял в руки пистолет: обыкновенный Макаров, очень потертый. Разрядил его. Достал подходящую по размеру коробку и спрятал в ней пистолет и обойму, предварительно завернув их в тот же носовой платок, а потом и в газетный лист. Затем завернул и саму коробку в газету и перевязал сверток бечевкой крест накрест.


"Пусть пока полежит в нижнем ящике моего письменного стола, заложенный всевозможными деталями и оптическими устройствами, сохранившимися у меня со времен учебы в техникуме. Тетка сюда никогда не полезет".


Пересчитал ваучеры: две тысячи штук.

"Как и планировал, тысячу оставлю для вложения в Газпром, когда начнется его приватизация, а другую - продам, когда цены на ваучеры будут максимальными. Это: 25 - 30 долларов за штуку. Сейчас за эти деньги можно купить хорошую трехкомнатную квартиру в центре города. Но вот надо ли? Лет через семь - десять в городе будут строиться дома с шикарными квартирами, с встроенными гаражами, большими лоджиями, отличными видами из окон. Помню, я купил себе двухкомнатную квартиру улучшенной планировки в очень хорошем кирпичном доме в районе метро "Площадь Мужества" в 2000 году всего за двадцать три тысячи долларов! Неужели за пять - семь лет я не скоплю достаточную сумму денег, чтобы обеспечить себя достойным жильем? Впереди 1993 год, когда можно очень хорошо заработать на ваучерах. Этих денег с лихвой хватит для жизни, пока учусь в институте. Да и без дела я сидеть не буду - работа бухгалтера будет очень прилично оплачиваться, да еще и со знанием иностранного языка и знанием зарубежных систем ведения бухгалтерского учета! А работа гидом с иностранцами! Использую я лучше вторую тысячу ваучеров при приватизации наиболее перспективных компаний, занимающихся связью, нефтью, добычей редких металлов. Решено, до начала приватизации серьезных предприятий есть время. Пусть ваучеры полежат, а я еще подумаю, что с ними буду делать. Не горит".




Глава третья.


В первой половине 1994 года была проведена приватизация Газпрома. Володя передал матери 1000 ваучеров, и она их сдала на приватизационный аукцион. Никаких запретов на количество подаваемых ваучеров не было, поэтому комиссии пришлось их принять и выдать матери соответствующий документ. После подведения итогов оказалось, что она является собственником миллиона ста тысяч акций Газпрома. Поскольку ОПГ Новгорода постоянно отслеживали все крупные приобретения и траты граждан и компаний через продажных представителей госорганов: налоговиков, клерков подразделений администрации, ответственных за приватизацию, банковских работников, то информацию о появлении в городе такого крупного собственника акций они пропустить мимо себя не могли. Их аналитики сразу задались вопросами: кто это такой?, где взял средства на приобретение тысячи ваучеров?, кого представляет?, почему не платит крыше, если такой шустрый и сумел заработать такие деньги? Они понимали, что женщина, торгующая на рынке шмотками, покупаемыми на мелкооптовых рынках в Питере, хотя и имеющая собственную палатку на базаре в Новгороде, просто не могла заработать таких денег. А купленные ею у частных лиц несколько десятков ваучеров - это не тысяча, внесенная на аукцион. Претензий к ней от крышевавших ее палатку на рынке бандитов не было: всегда своевременно расплачивалась с ними. Ближайшие родственники тоже были бедны как церковные мыши: сын, инвалид, был студентом какого-то педагогического института, мать и отец - пенсионеры, жили под Санкт-Петербургом только на одну пенсию. Отсюда вывод: она - подставное лицо каких-то серьезных людей. Бригадир ОПГ, крышевавший рынок, получил задание выяснить: кто эти люди.


Он пошел по самому простому пути: заявился к ней в палатку и стал наезжать, обвиняя в сокрытии выручки, потому что из тех доходов, с которых она платила крыше, не станешь владелицей миллиона акций Газпрома. И сразу же поднял налог на ее бизнес в десять раз, потребовав его оплаты уже в следующем месяце. А своих шестерок поставил проследить, к кому она кинется за защитой. Но уже на следующий день в ее палатке на рынке сидел новый хозяин, которому она продала ее со всеми товарами, а сама женщина куда-то уехала: квартира была закрыта.

Новый владелец давно обхаживал хозяйку палатки: очень ему нравилось место, хороший поток покупателей и большой оборот товаров. Та долгое время не соглашалась продать свой бизнес, а тут вдруг в один день продала, сказав, что срочно уезжает в другой город по семейным обстоятельствам. Бригадир только зубами заскрипел от такого облома: и задание не выполнил, и денег дополнительно не срубил. Так дело и заглохло.


Володя заранее предупредил мать о таком возможном развитии событий. Между ними был оговорены и продажа палатки, и срочный отъезд из Новгорода.

Мать поселились в комнате вместе с сыном, живущим у тетки. Перед Володей ребром встал вопрос покупки квартиры в Питере.

Его десять тысяч долларов да материны десять, еще и дед с бабкой обещали отдать свои десять, набиралось тридцать тысяч и это без денег, которые можно выручить от продажи новгородской квартиры. Он взял доверенность у матери на право продажи ее квартиры, съездил в Новгород и заключил договор с агентством недвижимости на ее продажу. Цену установил небольшую: восемь тысяч долларов вместе с мебелью. Только кухонную утварь, посуду и одежду Володя забрал себе. Квартира ушла влет. Теперь у него было 38 тысяч долларов и можно было заняться поиском приличной квартиры в Питере.


Такая вскоре нашлась: на Большом проспекте Петроградской стороны в десяти минутах ходьбы от метро "Петроградская". Квартира располагалась на третьем этаже кирпичного дома, два окна гостиной выходили на балкон, а затем Большой проспект, остальные окна - в зеленый дворик, где среди пяти кирпичных гаражей один принадлежал владельцу квартиры.

Всего в ней было четыре комнаты: две спальных комнаты по 12 и 15 метров2, кабинет 15 метров2 и гостиная 25 метров2. Кухня 10 метров2, ванная 6 метров2, туалет и кладовка 4 метра2. Была и прихожая, составляющая вместе с коридором 14 метров2. Общая площадь ее была 101 метр2. Высота потолков 3 метра. Был в квартире и телефон.

Хозяева просили за нее и гараж всего 36 тысяч долларов - они срочно уезжали на жительство за границу. Немного поторговавшись, Володя сбил цену до 35 тысяч и оформил квартиру в свою собственность.

Мать заняла 15-и метровую спальную, он - меньшую. Спальные комнаты располагались по обеим сторонам кабинета, напротив них была расположена гостиная. Квартира полностью удовлетворила и мать и Володю. У каждого было свое место, и они друг другу не мешали. За неделю они приобрели новую мебель, потратив на нее оставшиеся деньги, и теперь наслаждались покоем в новой квартире: стены и перекрытия практически не пропускали звуки, и в квартире было очень тихо.


Володя осмотрел гараж: кирпичный 18 метров2 с кессоном, приспособленным под смотровую яму, перекрыт ж/б плитами, сверху три слоя рубероида, внутри электричество, небольшой верстак и стеллажи в торце. Пол деревянный.

Машины у него не было, но и продавать гараж он не собирался, хотя уже получил несколько весьма выгодных предложений от новых соседей.


Все эти события произошли летом 1994 года, когда он, окончив третий курс института, как обычно работал гидом.

Мать категорически не хотела сидеть дома. По специальности она была инженером - электриком, всю жизнь проработала в ОГЭ на заводе сменным инженером. Ей исполнилось в этом году сорок пять лет. Здесь в Питере работы по специальности она не нашла и подумывала опять заняться торговлей на вещевом рынке. Деньги от продажи палатки остались в неприкосновенности, но, чтобы начать дело в Санкт-Петербурге, их было недостаточно. Володе очень не нравилось желание матери заниматься торговлей: ведь и здесь могла в любой момент повториться новгородская история с бандитами. Поэтому он сам подключился к поиску работы для нее.


В десяти минутах ходьбы от их квартиры располагался ДК им. Ленсовета, один из самых больших домов культуры, продолжавших свою деятельность в городе в то время. В этом здании часть площадей была арендована различными фирмами, в том числе занимающимися обучением иностранным языкам. Володя уже год преподавал английский язык в одной такой фирме, часто бывал в доме культуры, и у него завязались неформальные отношения с главным инженером этого здания, которому он как-то помог при запуске специальных оптических приборов для освещения сцены зрительного зала, вспомнив свою первую специальность.

Главный инженер - мужчина немного за пятьдесят, отвечал за работоспособность всех технических устройств здания дома культуры. У него в подчинении были и электрики, и механики, сантехники и строители... Всего около тридцати человек. Вот к нему Володя и обратился с просьбой помочь в трудоустройстве матери. И, оказывается, очень вовремя обратился: у того освобождалась в ближайшее время должность инженера-электрика. Инженер увольнялся из-за низкой заработной платы. Володя поинтересовался ее размером. Он в два раза превышал месячный доход, который получала мать при работе в собственной палатке.

При разговоре матери с главным инженером выяснилось, что ее специальность и опыт работы сменным инженером-электриком на заводе полностью подходят для работы в доме культуры. Мать сразу приняли на работу, а уходящий инженер в течение недели передал ей дела.

Соскучившаяся по хорошо знакомой работе, мать развила бурную деятельность, навела порядок в энергохозяйстве здания, приструнила подчиненных ей электриков, провела инвентаризацию склада и повесила на него замки: до нее туда мог зайти и забрать любые материалы кто угодно.

Постепенно ее авторитет рос, а указания неукоснительно выполнялись. Да и энергохозяйство дома культуры за полгода было приведено в порядок, сообразуясь, конечно, с теми ресурсами, которые выделялись ее службе.


Главный инженер Петр Макарович был мужчиной хоть куда. Вдовец. Имел двухкомнатную квартиру на набережной Карповки, недалеко от дома культуры. Сын у него уже был женат, имел семью и жил отдельно. Володина мать Петру Макаровичу сразу понравилась, а когда он увидел ее деловые качества, то "стал бить под нее клинья", пригласил пару раз в театр, сводил в ресторан и, в конце концов, предложил жить вместе:

- Как в песне поется: "Просто встретились два одиночества, развели у дороги костер...",- уговаривал мать Петр Макарович,- может и не потухнет он у нас? Тебе сорок пять, мне пятьдесят два, уже взрослые люди. Дети выросли. В нашей заботе не нуждаются. Впереди старость. Давай поживем вместе, если все сладится - поженимся!

- Где жить будем?

- У меня, конечно. Две комнаты, квартира большая, окна на Карповку выходят, рядом сквер. Живи - не хочу!

- С сыном посоветоваться я должна, если он против не будет - я согласна. Только сразу договоримся, живем полюбовно, никаких приказов, обид, ругани. Сначала нам притереться друг к другу надо. Может, и не подойдем по какой-либо причине. Я уже забыла, как с мужем жить - пятнадцать лет в разводе.

- Что ты, Люба, говоришь! Я сам за то, чтобы никаких скандалов, обид, ругани. Ты мне нравишься. Попытка - не пытка!


В начале 1995 года мать Володи переехала к Петру Макаровичу. Конечно, часто забегала к сыну: квартиру убрать, постирать, да и еще кое-что сделать. Володя понимал, что матери хочется мужского внимания, она еще не старая. Недаром говорят: "В сорок пять баба ягодка опять!". Он не препятствовал ее желанию жить отдельно. Да и ему стало проще решать свои личные проблемы: в двадцать три года для мужчины жить без женщины - тяжело. Жениться пока он не собирался. Володя встречался с одной молодой женщиной Настьей, двадцати шести лет. Она жила вместе с матерью и пятилетней дочкой в однокомнатной квартире. Мужа у нее не было. Познакомились они по службе: вместе работали гидами, показывая туристам достопримечательности Санкт-Петербурга. Только она водила, в основном, группы туристов из Испании и Португалии.

Теперь встречаться им стало проще - квартира у Володи постоянно была свободна.


1995 год Володя потратил на анализ котировок ценных бумаг и иностранной валюты, сравнивал их с теми, что отпечатались в его памяти в прошлой жизни. Отличия были, но не существенные. Кроме того, он провернул около десяти спекуляций с акциями ЛУКОЙЛа и РАО "Норильский никель", полученными им на чековых аукционах на вторую 1000 ваучеров. К концу года Володя располагал суммой около 110 тысяч долларов, лежащих на валютном счете в банке и еще около тридцати тысяч в виде налички хранились у него в тайнике в гараже. Он возвратил деду с бабкой взятые у них 10 тысяч долларов на покупку квартиры, хотя они и не требовали этого. Наконец купил себе автомобиль: "Форд-Сиерра" выпуска 1991 года, и теперь успевал сделать дел в течение дня в два раза больше, чем раньше, рассекая на нем по городу.


На следующий год он оканчивал институт и уже начал просматривать варианты приложения своих сил в бизнесе.

Практически Володя стал полиглотом: немецкий, английский, французский, финский и шведский языки он знал в совершенстве. Очень хорошо ориентировался в бухгалтерском учете и налоговом законодательстве, разбирался в оптических и опто-электронных приборах, имел приличный начальный капитал в валюте.

Несколько раз выезжал за границу: побывал в Германии, Франции и Финляндии. Страны посмотрел и себя показал, поскольку ездил официальным переводчиком делегаций промышленников и представителей администрации Санкт-Петербурга в города - побратимы. Ему уже поступали предложения от ряда банков и фирм о трудоустройстве, но он пока отказывался, мотивируя необходимостью успешно закончить институт.


В связи с тем, что он в этой жизни на несколько лет раньше заканчивал учебу в институте и вращался в других кругах представителей бизнеса, чем ранее, был практически здоров и у него отсутствовал комплекс неполноценности, так мешавший ему ранее, то возникали и более интересные варианты дальнейшей жизни. Перед ним было открыто много путей, предстояло выбрать один.

* * *

Прошло уже четыре года с того момента, когда Лом отправил Бучу и Сергея Матвеевича отвезти партию ваучеров в Питер. Все закончилось плохо: первый пролежал в больнице три месяца после автомобильной аварии, да так и остался инвалидом, второй умер естественной смертью в автобусе на пути в Санкт-Петербург. Пропали ваучеры и пистолет Бучи. Самого Лома поставили на счетчик за невыполнение договора его питерские контрагенты. Пришлось напрягаться, но он сумел рассчитаться по долгам, понесся лично большие потери. Хорошо еще, что встречающие Сергея Матвеевича люди сами видели, как того мертвого выносили из автобуса. Вот только в его пакете не оказалось ни ваучеров, ни пистолета, а вместо них лежали какие-то зачитанные до дыр детективы, но, как и ваучеры, завернутые в газету. Сергей Матвеевич никогда не читал подобную литературу, называл ее мусором и едва ли взял бы ее с собой в поездку.


"Значит, кто-то в автобусе подменил пакет! То, что Сергей Матвеевич сел в автобус в Чудово, подтвердил водитель. Он же заметил, что с ним был и черный полиэтиленовый пакет. Он также сообщил, что тот уселся на место в конце автобуса, недалеко от какого-то парня, который сел в автобус в Новгороде и всю дорогу проспал. Вышел из автобуса у метро вместе с большинством пассажиров. Никаких особых примет у этого парня водитель не заметил, кроме черной спортивной сумки, висящий у него на плече.

Я съездил в Новгород, поговорил с людьми: но ничего определенного так и не сумел узнать. На посту ГАИ в Чудово Сергей Матвеевич также постоянно держал в руках пакет, ни на секунду не расставаясь с ним. Рядом находились три гаишника: едва ли они смогли подменить пакет с его содержимым, ведь не знали, что в нем находится!

Но этот парень из автобуса тем более не знал ни про пакет, ни про лежащие в нем две пачки ваучеров, упакованные в газету! Ведь он оказался в автобусе раньше Сергея Матвеевича и ни сном, ни духом даже не мог предположить, что тот сядет в него в Чудово.

И пропажа пистолета! Конечно, он едва ли лежал в пакете, скорее всего Сергей Матвеевич засунул бы его себе в карман, но при обыске на теле он не был обнаружен. Мистика какая-то! Пистолет - это единственный след, если похититель уже не избавился от него до сих пор. Пистолет был засвечен ранее в бандитском нападении на одного предпринимателя в Киришах: тот получил из него три пули, но остался жив".


Три года назад Лом перебрался в Питер, забрав с собой пятерых наиболее верных соратников по ОПГ. Здесь также организовал свою банду, доведя ее численность до одиннадцати человек. Базировалась банда в Зеленогорске под Питером в двухэтажном деревянном доме с большим участком земли на окраине, приобретенном Ломом.

На доме висела вывеска "Шиномонтаж и ремонт автомобилей", что позволяло объяснить постоянное нахождение большого количества мужчин в этом месте. Правда, обращающимся за услугами владельцам автомобилей вежливо объясняли, что или мастера больны, или заказов много, или еще что-нибудь случилось. И вскоре их перестали тревожить. При покупке дома, Лом приобрел и мастерскую, расположенную в нем, зарегистрированную по всем правилам. Хотя в последнее время не функционирующую, но исправно подающее отчеты в госорганы. Использовалась мастерская для отмывания доходов, полученных преступным путем.


Сначала банда специализировалась на грабеже скупщиков ваучеров, тем более что те почти никогда не заявляли в органы об этом. Реализовывала ваучеры через своего человека, брокера, на бирже. Потом, когда ваучеры прекратили хождение, стала грабить удачливых брокеров по наводке своего засланца, который так и продолжал работать на бирже. Его знал только один Лом, так как боялся потерять такой важный контакт.


За три года банда хорошо поднялась, и Лом уже подумывал постепенно легализоваться, развив именно бизнес по продаже автозапчастей, ремонту автомобилей и реализации подержанных машин. К сожалению, сами бандиты этим делом заниматься не умели, а привлекать посторонних специалистов было опасно: нет-нет, да и проявляется их бандитская сущность в отношениях к людям.


В Зеленогорске банда не занималась своей основной деятельностью: как говорится "Не гадь там, где живешь, и не живи там, где нагадил". И этот принцип себя оправдывал. Зато в Питере они развернулись, да еще и на трассе Санкт-Петербург - Москва, где грабили или угоняли груженые фуры. Потом по окрестным дорогам вокруг Питера перегоняли в Зеленогорск в свою "мастерскую", где те разбирались на запчасти. Украденные товары с фур продавали.


Но бандитствовать на трассе становилось все опаснее: появилась вооруженная охрана, сопровождающаяся фуры, да и сами водители - дальнобойщики вооружались. Поэтому вопрос перехода к легальному бизнесу назрел. Надо было только определиться, куда вложить "нажитые непосильным трудом" капиталы. Тем более что численность банды уменьшилась вдвое: при последнем налете на трассе, водителям фуры удалось зажать бандитскую "девятку" и на мосту столкнуть, прижав ее к перилам, в воду, где и погибло пять бандитов.

Это и послужило последним "звонком", давшим понять Лому, что он ходит по краю и пора завязывать.


Лом озадачил своего агента - брокера присмотреться к людям, вращающимся на бирже и около нее, подобрать кого-нибудь поумнее, помоложе, победнее для привлечения к работе по выгодному вложению бандитских капиталов.

Вот так и оказался Володя в поле зрения Лома, которому указали на него как перспективного умного молодого человека, знающего языки и бухучет и уже засветившегося своими удачными операциями на бирже. К этому моменту Лом разделил деньги, накопленные бандой за последние три года, между всеми ее участниками и расстался с ними, предупредив, что завязывает и того же и им желает. Предложил обязательно податься в другие края, где их никто не знает - так будет безопаснее. Конечно, разделены были не все деньги. Львиная доля от награбленного осела у Лома, но он считал, что расставаться надо так, чтобы обид не было. А то недолго и пулю в спину получить от "кинутых" компаньонов. При разделе каждому бандиту досталось по двести тысяч долларов налом.


Лом позвонил Володе домой, представился бизнесменом из Республики Коми, накопившим деньги на поставках древесины в Скандинавию, и подыскивающим выгодное вложение их в Питере, а также людей, способных организовать новый доходный бизнес. Сказал, что Володю ему рекомендовали на бирже. Предложил встретиться в ресторане, познакомиться и "перетереть" о делах. Это предложение упало на благодатную почву: Володя тоже подыскивал себе будущее направление деятельности, поэтому на встречу согласился.


В ресторане в доме на углу Большого проспекта и ул. Красного Курсанта они уединились в отдельном кабинете, познакомились, сделали заказ и, предварительно, хорошо поели. Когда им принесли кофе, Лом начал разговор:

- Владимир! Не буду скрывать, у меня скопилось около двух миллионов долларов свободных средств. Не век же мне жить в лесах Республики Коми и заниматься лесом! Решил купить квартиру в Питере, и, в течение года, продать бизнес там и переехать сюда. Но приезжать на пустое место - себе дороже! Без дела сидеть - не могу, скучно, да и спиться можно. Вот ищу человека, на которого можно положиться, который предложит доходный бизнес в Питере, организует его и возглавит. А со временем, если дела пойдут успешно - войдет в долю во владение им совместно со мной.

- Вы будете давать указания директору Вашего предприятия, что и как делать или полностью положитесь на него?

- Я буду владельцем и генеральным директором этого предприятия. Вам предлагаю должность исполнительного директора. На Вас будет все оперативное управление предприятием, в том числе производством, бухгалтерией, финансами, службой сбыта. На мне: представительство в административных органах, решение вопросов развития. Влезать во все тонкости дела я не буду.

- Кстати, в Питере Вы человек новый. Любой бизнесмен, как правило, имеет крышу, защищающую его бизнес от нападения со стороны бандитов, конкурентов и других неприятностей. Я в этом деле - профан. Вы возьмете на себя эти обязанности?

- Опыт в этом деле у меня есть, можете не волноваться, никто к нам не сунется, а сунется - отправляйте таких шустриков ко мне, я решу все вопросы.

- Я хочу работать только легально: никаких двойных бухгалтерий, черного нала, зарплат в конвертах. Уже видно, что годы беспредела заканчиваются. Еще два - три года - и все. Чтобы нормально выстраивать отношения с банками, зарубежными партнерами, властью надо иметь хорошую репутацию. Как говорят: "Ты пять лет работаешь на репутацию, а она работает на тебя всю оставшуюся жизнь"!

Если мы хотим иметь бизнес с большим будущим, не однодневку какую-нибудь, надо с самого начала именно так строить свою работу. Что Вы думаете на этот счет?

- Я с Вами полностью согласен! Так, и только так!

- Еще один момент: как говорят, рыба гниет с головы. Если мы, руководители, будем позволять себе нарушение законов на своем предприятии, то долго оно не поработает - обанкротится.

- Что Вы имеете в виду?

- Приведу пример. Имеется завод металлоконструкций. Владельцу завода потребовалось себе на дачу сварить для дома лестницы, ворота в гараж и дом, беседку и т.п. Он вызывает к себе мастера, дает ему чертежи и спрашивает: когда будет готово? Срочно надо!

Тот отвечает, что сейчас идет срочный заказ и отставить его нельзя. Кроме того, эти чертежи не обработаны нормировщиком, не были у технолога и бухгалтера, стоимость заказа неизвестна. А они работают только по предоплате.

Владелец стучит ногами, кричит: "Уволю!", если через три дня не будет готово. А оплата - вообще не твое собачье дело"!

И что происходит дальше? Срочный заказ отодвинут на неделю, рабочие вкалывают по две смены. Приходит конец месяца и выясняется, что завод сработал себе в убыток: заказчик, не получив вовремя заказ, наложил санкции за срыв сроков, владелец не заплатил деньги за свой заказ, рабочим надо платить двойную зарплату за переработку, куда-то списывать потраченных без оплаты материалы и т.д. А мастер - главный виноватый, так как крайний!

Я считаю, что все работники завода от простого рабочего до его владельца имеют право сделать заказ, но обязаны заплатить за него деньги из своего кармана! Для этого они и получают жалование, а руководство - очень большое. И нечего скопидомничать, договариваться применить сниженные расценки, вместо материала первого сорта, который применяется для выполнения их заказа, в расчеты брать третий сорт и т.д.

А если у завода несколько владельцев? Тогда тот, кто стоит ближе к производству и дает такие заказы, жирует на остальных владельцах! Шила в мешке не утаишь: вскоре они наверняка узнают об этом. И тогда - разлад в верхушке, недоверие и другие неприятности. А тут и до банкротства недалеко.

Я ясно описал ситуацию?

- Вполне! И в этом я с Вами полностью согласен! Мне нравится Ваша позиция. Думаю, сработаемся. Есть ли какие-нибудь мысли насчет замышляемого нами бизнеса?

- Мысли-то есть, только мне надо хорошо подумать о другом. Я по природе - индивидуалист. Мне комфортно работать одному, отвечать только за себя, а, значит, и винить в неудачах только себя.

Ваши координаты мне известны. Если надумаю работать с Вами - обязательно свяжусь и уж тогда представлю свои предложения по бизнесу.

- Согласен! Только долго не тяните. Я пробуду в Питере еще неделю. Хватит, чтобы принять решение?

- Хорошо, в течение недели в любом случае позвоню.


После ухода Володи, Лом еще некоторое время посидел, прокручивая в голове разговор, и понял, что именно такой человек ему и нужен. И надо все предпринять, чтобы им работать вместе.

У него уже давно был готов запасной паспорт на имя Ломова Михаила Ильича, уроженца Ханта-Мансийска, проживавшего последние пять лет в Республике Коми в городе Сыктывкаре. Паспорт был чистый и на самом деле принадлежал такому человеку, но которого уже не было в живых.

Все концы были оборваны, долги - отданы, можно начинать жизнь с начала.




Глава четвертая.


Володя при разговоре с господином Ломовым неоднократно прибегал к помощи своей интуиции, которой доверял. Так вот: интуиция не била тревогу. А была, так сказать, нейтральна к предложению этого господина. Именно к предложению, а не к результату сотрудничества с ним. Как только Володя начинал задаваться вопросом: "Каковы будут последствия для него лично в случае принятия предложения господина Ломова?" - наступала некая неопределенность, которую можно характеризовать двояко. Ничего плохого Володе не грозило, но сама личность Ломова вызывала опасения. От него можно было ожидать чего угодно. Но каковы границы этого "чего угодно" можно было выяснить, только поработав вместе.


Вообще-то Володю заинтересовало это предложение: оно давало ему возможность сразу включиться в большое дело и не на последних ролях.

Вспоминая свою прошлую жизнь, он прекрасно понимал, что и там трамплином для него было предложение поработать главным бухгалтером вновь создаваемой фирмы "Невский Фотошоп", но оно пришло на три года позднее, в 1999 году. Кроме того, сейчас у Володи отсутствовал более-менее крупный личный первоначальный капитал для организации собственного бизнеса. Ну что такое сумма в двести тысяч долларов по сравнению с двумя миллионами, предлагаемыми господином Ломовым?

Конечно, это тоже не великая сумма, но с нею уже можно начинать претворять в жизнь идеи, которые достаточно долго крутились в его голове.

Тем более что никто не запрещал ему заниматься и личным предпринимательством, только бы это не мешало развитию совместного бизнеса.


"Сейчас стоит начать заниматься тремя направлениями бизнеса, которые очень востребованы в ближайшем будущем. Это: сотовая связь, Интернет и создание электронных социальных сетей. Во всех этих направлениях уже сделаны первые шаги, появились лидеры, как за рубежом, так и в России.

Чтобы поднять хотя бы одно из этих направлений, требуются технологии, специалисты, большой административный ресурс и серьезные деньги.

Технологии - только на Западе. После развала нашей электронной промышленности делать ставку на комплектующие собственного производства не приходится. Максимум - только сборочное производство отверточного типа. Значит надо ориентироваться на приобретение тех же мобильников только на Западе.

Но, что бы их стали покупать в России - связь должна работать! Значит, уже должны стоять антенны и аппаратура для обеспечения связи. И ее можно приобрести только на Западе. Например, для полного покрытия мобильной связью Санкт-Петербурга надо установить в городе не менее тридцати аппаратно - антенных комплексов. Для этого решить массу административных вопросов, закупить оборудование за рубежом, установить и запустить его, купить программное обеспечение для организации связи, подготовить специалистов по его обслуживанию, открыть сеть пунктов продажи мобильников и приема оплаты, также мастерские по ремонту телефонов, и т.д. И так по каждому направлению! Даже прикидочный расчет показывает, что только внедрение всего комплекса мероприятий по организации сотовой связи в городе потребует затрат не менее ста миллионов долларов! Причем отбить эти затраты удастся не в один год. И стоять на месте нельзя! Сразу надо двигаться в Ленинградскую область, другие города ... Значит, нужны партнеры: крупные банки, зарубежные сотовые операторы. А это приведет к тому, что найдутся более ушлые, умелые, богатые, беспринципные люди, которые перехватят инициативу и задвинут тебя на задний план, не посмотрев на то, что ты первым начал разрабатывать эту тему! Что же делать? Сразу смириться с этим и довольствоваться малым: синицей в руках, а не журавлем в небе. А может быть накопить денег, подгадать под очередной кризис и постараться выкупить уже организованный бизнес? Если в том мире, начав со спекуляций на бирже в 2000 году, я к концу 2003 года имел капитал в миллион долларов, то, начав заниматься спекуляцией сейчас, в 1996 году, и зная все перипетии фондового рынка, к 2003 году смогу накопить значительно большую сумму.

Но сидеть и ждать семь лет, пока я накоплю деньги - глупо! Надо работать в бизнесе, накапливать опыт, заводить связи, да и просто зарабатывать на жизнь. Тем более что спекуляции от меня никуда не денутся: буду ими заниматься постоянно. Решено! Принимаю предложение господина Ломова, предлагаю начать заниматься тем, с чего начал в прошлой жизни: открыть фирму типа "Невский Фотошоп" и с ее помощью обеспечить себе достойную жизнь в это непростое время. Одновременно, используя имеющийся у меня капитал, начинаю спекуляции на фондовой бирже. Причем не прямо, а через надежную брокерскую контору или банк, чтобы не светиться. И уж тогда, когда скоплю необходимые капиталы, обзаведусь связями и опытом - предприму дальнейшие шаги".


Также были еще несколько очень неприятных звоночков: Володя



почувствовал интерес к себе со стороны криминала. Сначала на бирже, когда к нему с различными предложениями стали обращаться весьма неприятные личности, о которых упорно ходили слухи об их принадлежности к "черным" биржевам спекулянтам. Потом наезд на него бандитов, когда после удачной сделки он возвращался на своем форде домой, имея при себе крупную сумму денег. Тогда девятка с бандитами подрезала его в одном из переулков Петроградской стороны. Положение спасло только наличие у него Макарова, который постоянно находился в него в тайнике в автомобиле. Увидев пистолет, бандиты не стали с ним связываться, посчитав, что это выйдет им дороже изъятых денег, и уехали. Теперь он постоянно был на стороже, домой старался возвращаться засветло, по возможности не оставался в одиночестве.


"Похоже, кто-то на бирже дал на меня наводку криминалу. Надо уходить в тень и не светиться крупными сделками. Работать только через брокерскую контору или банк! Пора серьезно озаботиться собственной безопасностью. Если я буду работать у Ломова, он поневоле обеспечит ее мне как своей правой руке по бизнесу,"- раздумывал Володя.


Следующая встреча Володи с Ломом произошла через пять дней: в конце декабря 1995 года. Володя сообщил, что все обдумал и согласен на предложение организовать и возглавить бизнес. Он рассказал Лому, что этот бизнес будет собой представлять и что предстоит им сделать.

- Я подготовил укрупненный бизнес-план и готов его обсудить с Вами,- сказал он, передавая Лому несколько скрепленных листов бумаги с напечатанным текстом и таблицами.- В таблицах отражены сроки, перечень работ и необходимое финансирование, а также ответственные за их выполнение. Те пункты, которые я могу выполнить самостоятельно, я пометил красным цветом. Остальные - на Ваше усмотрение.

- Таким образом, предполагается выполнить пять этапов,- подытожил Лом, просмотрев бумаги,- и с июля 1996 года предприятие "Невский Фотошоп" начнет работу. Не нравится мне только название. Оно должно быть нейтральным, поскольку будет заниматься не только вещами, связанными с фотографией. Гораздо лучше звучит: "Электронные приборы для жизни".

- Думаю, это слишком длинно. На Западе имеется общее обозначение для таких приборов: девайсы. Назовем фирму или просто: "Девайсы" или "Электронные девайсы".

- Это значительно лучше! Я - согласен.

Теперь по срокам и финансированию этапов.

У меня есть на примете очень ушлый юрист, неоднократно помогавший по моим прежним делам. Я поручу ему разработку документов для фирмы, их регистрацию и тому подобные работы. Он их выполнит и быстрее, и качественнее. Кроме того, он вхож в городскую администрацию и знает, к кому там обратиться, чтобы ускорить эти процессы. Вам надо будет только тщательно проверить подготовленные документы и внести замечания. Он же решит вопрос с арендой на первое время помещения под офис фирмы. Позже мы подберем другое, которое и приобретем в собственность. Дайте только ему предложения, где предпочтительнее всего расположить офис.

- Нам на фирму нужен постоянный юрист. Он подойдет для этой роли?

- Нет! Юриста Вы подберете сами. Этот человек может нам помочь только на первом этапе. Подбором персонала мы займемся вместе. Вы - главных специалистов: главного бухгалтера, начальников планового и технического отделов, зама по коммерции и т.д. Я - работников низового звена: техников, маркетологов, продавцов, рекламных агентов, кладовщиков ... Этих людей надо предварительно проверять, чтобы не набрать жуликоватых и вороватых. У меня на них глаз наметанный! Только представьте штатное расписание. Причем сразу много людей нанимать мы не будем: лучше постепенно, с развитием фирмы увеличивать количество персонала.

- Отлично! Предложения по штатному расписанию будут готовы к концу месяца.

- Теперь о наполнении товарами. Тут уж Вам и карты в руки. Поезжайте на Запад, ищите, подбирайте товары, заключайте договоры, организуйте их доставку ... Только Вы со знанием языков можете решить эту самую главную проблему. Вам я выделю на это полтора миллиона долларов. Только представьте мне список того, что Вы наметили для продажи через нашу фирму. Может быть, и я что-то смогу предложить.

- У меня в июне выпускные экзамены в институте, поэтому май и июнь я не смогу все время посвящать работе на фирме, а тем более отлучаться из Питера. Запланирую в марте и апреле заграничные вояжи: в Германию, Францию и Финляндию. Но чтобы закупать товары фирма должна быть уже зарегистрирована, открыты счета в банках, арендованы помещения ...

- Значит, это надо сделать в январе - феврале!

Теперь поговорим о Вас: каковы Ваши пожелания? Вы уже подумали над этим?

- Да! Мое жалование должно быть не менее трех тысяч долларов в месяц до того момента, как фирма начнет фактически работать. А потом дополнительно к окладу я должен получать премию в зависимости от результата ее деятельности. Скорее всего, не от прибыли, так как мы не заинтересованы показывать ее фактические размеры, а, например, от оборота. Не буду возражать, если через год Вы снова рассмотрите вопрос о размере моего жалования.

Отпуск - по две недели два раза в год.

Использование служебного автомобиля и средств связи. Стандартный социальный пакет.

- Что такое социальный пакет?

- Это страхование жизни, медицинская страховка, оплачиваемое санаторно-курортное лечение в случае необходимости.

- Все принимается! Вот Вам три тысячи долларов - жалование за первый месяц работы. Пока неофициальное, так как фирмы еще нет, а Вы уже будете в ней работать. Может, уже начнете по заграницам ездить? Думаю, одной поездки будет мало, чтобы решить все вопросы. Подумайте, если будет надо, скажите, денег на командировку получите сполна.


Они еще раз внимательно разобрали положения бизнес-плана, наметили первоочередные дела и сроки их выполнения. Договорились собираться не реже одного раза в неделю пока в этом ресторане. Будет арендован офис - тогда там. И разошлись по своим делам.


Володя отпраздновал новогодние праздники с сокурсниками в общежитии: там был организован грандиозный карнавал. "Студенческое время заканчивается, больше таких безумств не будет. Напоследок надо оттянуться по полной!"

Его взнос в праздничный стол был весьма существенным: примерно треть от общей суммы. Да и что мелочиться? Все ведь знали, что он уже давно подрабатывает и имеет большие деньги. Для его сокурсниц встреча Нового года - последняя возможность "захомутать" выгодного жениха: ранее он не часто ходил на такие мероприятия и не велся на заигрывания девушек. Поэтому Володя был окружен их вниманием весь праздник. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. В январе началась предпоследняя сессия в институте, и опять навалились дела: сдача экзаменов, оформление виз, поиск помощников для организации бизнеса.


Наконец, в феврале была получена виза в Финляндию, и Володя отправился в первый свой самостоятельный вояж за границу в этом мире. Его в первую очередь интересовала фирма Nokia, со штаб-квартирой в Тампере, производящая мобильные телефоны и коммуникаторы, одни из самых востребованных в мире в то время. А также фирма Polar Electro OY, выпускающая девайсы для профессиональных спортсменов и спортсменов - любителей, больных - сердечников и всех людей, привыкших следить за своим здоровьем. Основная ее продукция - беспроводные кардиомониторы - миниатюрные и легкие, анализирующие состояние человека и информирующие его об этом по запросу. Эта фирма располагалась в городе Кемпеле во вновь построенном здании и пользовалась мировой известностью.


До Хельсинки Володя добрался на фирменном поезде из Санкт-Петербурга. Далее до Тампере - на местной электричке.

Похоже, в штаб-квартире фирмы Nokia гости из России появлялись нечасто. Владение финским, хорошее знание выпускаемой фирмой продукции позволило Володе быстро завоевать доверие и интерес сбытовиков фирмы. А когда они узнали, что фирма, представляемая им, собирается не только продавать, но и осуществлять гарантийный ремонт их продукции, интерес возрос еще больше. Было заключено Соглашение о намерениях, в котором оговаривались номенклатура продукции, комплектующих изделий, их количество, сроки поставки и возможность обучения персонала. Подписание основного договора было намечено на апрель.

Из Тампере в Кемпеле Володя добирался рейсовым автобусом. Там повторилось то же самое, что и в Тампере.

С двумя Соглашениями о намерениях Володя отправился в обратный путь.


По пути домой он посещал магазины, торгующие различными девайсами в Финляндии. Наиболее ему понравившиеся он записывал, фиксировал цену и фирму - производителя. Володя понимал, что дорогие девайсы пока не по карману широкой массе российских покупателей. Но целый ряд недорогих электро- и электронных приборов для отдыха, кухни, дома, сада, автомобилей вполне были бы востребованы и в России.

В поезде он рассортировал полученную информацию по странам - производителям и фирмам, причем достаточно много их оказалось в Германии и Голландии.


При встрече с Ломом он показал тому оба Соглашения и список фирм в Германии и Голландии, которые стоило бы посетить.

Только заказанные товары в Финляндии потянули на шестьсот тысяч долларов.

Получив добро своим действиям, он отправился в эти страны. В основном, там были заказаны различные радио и электронные устройства: приемники, плееры, калькуляторы, тестеры, охранные системы и системы сигнализации, а также электрочайники, утюги, кофеварки и фритюрницы. Много расходных материалов, а также видеокассеты и лазерные диски. На общую сумму около миллиона долларов. Контакты были налажены с такими фирмами как Telefunken, Siemens, Nedap Identification Systems ... Также было заказано и торговое оборудование на сумму более ста тысяч долларов.


Заказанные товары давали возможность новой фирме успешно начать свою деятельность в Санкт-Петербурге.


Весной этого года Лом выкупил у обанкротившегося питерского предприятия, занимавшегося производством и реализацией игрушек для детей, всю принадлежащую ему недвижимость: несколько небольших производственных корпусов и офисное помещение в Выборгском районе, шесть магазинов игрушек, разбросанных по всему Санкт-Петербургу, и приступил к их ремонту и переоборудованию. К лету все было готово для открытия фирмы.


Уже первый месяц функционирования показал, что предлагаемые товары весьма востребованы как населением, так и другими фирмами. Месячный оборот составил около двух миллионов долларов.


Сдав государственные экзамены и получив диплом в институте

Володя практически не вылезал из-за границы, закупая и отправляя товары в Россию. 1996 год фирма "Электронные девайсы" закончила, доведя месячный оборот до десяти миллионов долларов. Прибыль составила более полутора миллионов.


Постепенно все налаживалось. Подбирались сотрудники, отлаживалась логистика, расширилась сеть магазинов в городе и крупных городах области.

Все это не помешало Володе заключить договор с Газпромбанком на брокерское обслуживание. К концу года он значительно увеличил свой капитал спекуляциями на фондовой бирже, доведя его до пятисот тысяч долларов.


Лом не мог нарадоваться ростом доходов и развитием своей фирмы. Он уже увеличил зарплату Володе до пяти тысяч долларов в месяц и в марте 1997 года выплатил ему премию по итогам работы за прошлый год в размере ста тысяч долларов.

Но не все было так гладко. Как и предполагал Володя, начались наезды на фирму со стороны бандитов. Как не пыжился Лом, но без своей банды он не мог им противостоять. Давление нарастало. Он прекрасно понимал технологию этого дела: неоднократно ее применял при разборках с бизнесменами, а теперь сам оказался в таком же положении, как и они. Сначала уговоры, потом угрозы, затем карательные действия против рядовых сотрудников, а затем и против руководства фирмы. Чем дольше сопротивлялся предприниматель, тем большие претензии ему предъявлялись. В итоге все могло окончиться поджогом фирмы, и даже убийством ее владельца. Бандиты не прощали сопротивления: иначе и другие бизнесмены могли отказаться от сотрудничества с ними.

Надо было предпринимать экстренные меры. И Лом решил посоветоваться с Володей, как выходить из этой ситуации.


- Владимир, ситуация ухудшается. Я сколько мог, противостоял давлению на мою фирму со стороны криминала. Продержался год. Но чувствую, что дальше последуют уже жесткие карательные меры с их стороны. Больше сил, чтобы им противостоять, у меня нет. Посоветуй, что можно предпринять в этом случае? Не организовывать же собственную банду и начинать войну с бандитами?

- Я, конечно, имею мало опыта в этом деле, но, общаясь с другими предпринимателями, кое-что узнал и могу рассказать, хотя, наверное, ничего нового из того, что я расскажу, ты не узнаешь.

- Неважно, знаю я или не знаю! Ты говори, а я подумаю, может какое-нибудь рациональное зерно и извлеку.

- Начну с того, что обрисую ситуацию с криминалом в Питере. Насколько мне известно, все предприятия находятся под той или иной крышей: бандитской, милицейской, гебешной или защищаются собственными силами, если их имеют. Другого не дано. Договориться с ними можно, но стоить это будет много: у каждой из перечисленных структур есть осведомители, которые ориентируют своих хозяев в реальном состоянии дел в фирме. Иногда требуемая ими доля доходит до пятидесяти процентов от реально получаемой прибыли. Если будет обнаружено, что фирма работает чрезвычайно прибыльно, она может быть полностью отторгнута от владельца. Правда, очень часто сразу начинает хиреть, и доходы ее падают. Исходя из этого, можно определить, какие средства максимально можно потратить на безопасность фирмы, чтобы не ложиться под крышу. Например, для нас вполне реально тратить до тридцати процентов нашей реальной прибыли, то есть два миллиона долларов в год.

- Это ясно! Давай дальше!

- Я думаю, что с такими деньгами вполне можно организовать свою собственную службу безопасности, которая, со временем, вполне способна даже приносить хоть маленькую, но прибыль.

Или пойти по другому пути: заключить договор с солидной охраной фирмой на защиту от наездов, но это те же яйца только в профиль. То же самое крышевание, только прикрытое фиговым листочком легальности.

- И что ты предлагаешь?

- Я за то, чтобы организовать собственную охранную фирму.

- Кто же в ней будет работать? Да рано или поздно ее руководители попытаются подмять меня, захватить владение ею в собственные руки!

- Рано или поздно - несомненно! Но, если ею будешь руководить лично ты - это еще бабушка надвое сказала!

- Значит, мне встать во главе охраной фирмы? А как же "Электронные девайсы"? Кто будет ее генеральным директором?

- Да ты же и будешь! Или можешь принять на это место человека со стороны, которому доверяешь.

- Что же мне, опять вставать во главе банды, извиняюсь, охранной фирмы?


"Очень интересная оговорка! Точно по Фрейду! То-то частенько слова и дела Ломова внушают мне сомнения в том, что он на Севере занимался бизнесом".


- Надо найти сотрудников, которые способны решать поставленные перед охранной фирмой задачи. Связываться с бандитами - себе дороже. Сейчас опять идет реорганизация в службах, занимающихся государственной безопасностью, и там высвобождаются вполне вменяемые люди, за хорошую зарплату вполне способные стать твоими верными соратниками.

Например, можно встреться и поговори с полковником Бессоновым Ильей Ивановичем. Я как-то имел с ним дело еще в бытность работы гидом. Мне он показался вполне приличным человеком. А сейчас его сокращают из органов, а ему всего пятьдесят лет! И он может организовать из своих товарищей вполне дееспособную службу безопасности твоей фирмы. Нужно-то не более десяти человек. Он живет в моем доме, и недавно я с ним разговаривал "за жизнь".

- Дай мне его телефон или сам поговори с ним и организуй нам встречу!

- Я сегодня вечером зайду к нему и, если он еще не нашел работу, уговорю встретиться с тобой. Или, хотя бы порекомендовать надежного человека для организации службы безопасности.

- Ну, хоть какой-то выход из положения! Я жду твоего звонка! Не тяни, время дорого, мы можем не успеть!

- Но это еще не все!

- А что еще?

- Ты можешь предложить выкупить у тебя долю, например, 49 процентов, какому-нибудь банку, или владельцу крупной фирмы. Если это произойдет, то тебе будет обеспечена надежная защита его службой безопасности!

- И потерять самостоятельность! Да ему ничего не стоит в случае необходимости полностью выкупить у меня долю и стать полноправным владельцем фирмы! Как говорят: "Мне сделают предложение, от которого я не смогу отказаться"!

- Не обольщайся! Такое предложение тебе могут сделать в любое время. И не только бандиты, но и вполне приличные бизнесмены, если им понравится твоя фирма. В России еще долго будет продолжаться беспредел, когда: "Прав не тот, кто прав, а тот, у кого больше прав"! Или имеет высокопоставленных друзей, родственников, власть ...

- Вот здесь я с тобой согласен! И все же, вариант с созданием собственной службы безопасности мне больше греет душу. Жду твоего звонка по итогам переговоров с твоим гебешником!


Лом и Илья Иванович встретились на следующий день. Как понял Володя, переговоры прошли успешно: уже через день были приняты на работу в фирму в качестве охранников семеро бывших сослуживцев Бессонова и он сам на должность начальника охраны. Охранную фирму пока было решено не создавать: дело это долгое, а уже сейчас необходимо было подключить охранников к разборкам с бандитами.


Илья Иванович был принят на работу с окладом в три тысячи долларов. На его службу было выделено двадцать тысяч долларов в месяц, включая и его оклад, которые он должен был разделить между своими подчиненными в соответствии с их обязанностями. По тем временам это были очень приличные деньги. Таким образом, годовой фонд заработной платы службы безопасности составлял 240 тысяч долларов. Дополнительно было выделено еще 150 тысяч на приобретение технических средств, включая оружие (пистолеты "Удар", так как охранники еще не были лицензированы, а охранная фирма зарегистрирована, поэтому иметь огнестрельное оружие им было нельзя), аренду спортивного зала для тренировок, приобретение транспорта. Причем Илья Иванович предпочел приобрести для охранников ГАЗ 452 ("Буханку)", считая, что проходимость автомобиля важнее скорости. В городе чаще приходится преодолевать поребрики и рытвины, лужи и грязь, чем устраивать гонки на улицах.


Первое испытание служба безопасности прошла уже через два дня, когда на фирму прибыла бригада Косого в составе пяти человек и вооруженная битами и арматурой, чтобы, наконец, убедить Лома - владельца фирмы "Электронные девайсы" - принять их крышу.

Они были встречены Ильей Ивановичем:

- Проходите, гости дорогие, присаживайтесь! Расскажите, что Вас привело к нам, почему так много и с такими странными подарками Вы к нам пожаловали?- пригласил он бандитов в комнату для переговоров, где уже находился Лом.

Косой вместе с помощником вошли в переговорную, оставив в коридоре трех "быков".

- Михаил Ильич! Больше я ждать не могу: начальство сердится, грозит принять жесткие меры, если Вы не согласитесь с нашим предложением,- миролюбиво начал разговор Косой.- Вот и ребят своих пришлось прихватить для большей убедительности, чтобы Вы представляли, какие орлы Вашу фирму охранять будут!

- Я думаю, что говорить с Вами будет мой заместитель - начальник службы безопасности фирмы, полковник ГБ в запасе Илья Иванович. Ему есть, что Вам также предложить.

- Господин Косой! Не знаю как Вас по имени - отчеству, придется так называть, хочу предложить Вам мир и дружбу! Что может быть лучше дружбы между взрослыми, побитыми жизнью, людьми?


В коридоре за дверью послышался какой-то шум, но сразу все стихло. Насторожившийся было Косой, успокоился.


- Вот и я так считаю! Предложение наше Михаил Ильич уже давно получил, обдумал, пора с ним соглашаться. Если еще промедлит, то на счетчик поставим. Это - наш последний разговор.

- Господин Косой! Я же Вам дружбу предлагаю, а Вы сразу "на счетчик"! Пугаете нас, ходите сюда постоянно, работать мешаете! Передайте Вашему боссу, Борьке Сивому, привет от меня. Он, думаю, обрадуется! Да, еще и визиточку мою захватите,- Илья Иванович протянул Косому визитку, которую тот машинально взял.- Передайте мою просьбу: пусть позвонит.

- Значит, не договорились! Ребята! Заходите сюда, мы разговор закончили!

- Кого это Вы зовете, а, Косой? Если тех трех быков, что оставил в коридоре, то их надо только на машине теперь домой транспортировать - устали ребята стоять в коридоре, теперь на полу отдыхают. Ну, я Вас больше не задерживаю, прощайте!


Косой с помощником вышли в коридор: трое его бойцов лежали на полу в отключке. Рядом с ними стояло два человека в форме охранников и смотрели с интересом на них. Водитель и помощник напару перетаскали своих братков в автомобиль, на котором приехали, и отбыли восвояси.


Через полчаса раздался телефонный звонок: попросили к телефону Илью Ивановича:

- Иваныч, ты что ли? Это Сивый! Как жизнь? Почему не сказал, что ты в этой фирме за безопасность отвечаешь? Мы бы и не полезли!

- Я, я, Боря! А не сказал потому, что работаю я в ней только неделю. Пока вошел в курс дела, пока установил, кто это на нас наезжает, то да се. А тут и твои братки пожаловали. Ну, будем считать, недоразумение урегулировали?

- Да не вопрос! Если что надо, обращайся! Будь здоров!


Михаил Ильич вопросительно посмотрел на Илью Ивановича. Тот пояснил:

- С Борей Сивым мы в Афгане вместе два года провели. Он в моей роте служил. Безбашенный парень! Никого не боялся!




Глава пятая.


К 1998 году фирма "Электронные девайсы" полностью "встала на ноги". Она имела десять магазинов в Питере и еще восемь в городах Ленинградской области. Также был открыт магазин в Новгороде. Месячный ее оборот теперь составлял тридцать миллионов долларов.


Володя к этому времени разделил свой личный капиталы на три части, которые хранил в разных банках. С этими банками он также имел договоры на брокерское обслуживание. Слишком большие суммы зарабатывал своими спекуляциями на фондовом рынке, чтобы хранить их в одном банке. В совокупности, его капитал составлял двадцать миллионов долларов.


В январе 1998 года начальник службы безопасности Илья Иванович пригласил Володю на конфиденциальный разговор, который состоялся у него дома:

- Володя, поскольку ты меня свел с владельцем фирмы Михаилом Ильичем, и я к тебе хорошо отношусь, то просто обязан довести до тебя некую информацию.

- Что-то секретное?

- Не столько секретное, сколько неприятное.

Я уже почти полтора года работаю в нашей фирме. В первое время, пока входил в курс дела, организовывал службу безопасности, мне было не до других дел. Но вот три месяца назад я задался вопросом: "Кто такой Ломов Михаил Ильич? Где родился, чем занимался, как заработал капиталы, на которые основал свою фирму?"

- Почему Вас это заинтересовало?

- Да были некоторые нестыковки в поведении нашего шефа, и речь своеобразная, и методы решения некоторых проблем - странные, и еще кое-что... Да и мутный он какой-то ... В итоге, вышел я на своих прежних товарищей по работе и поставил перед ними ряд вопросов. Конечно, поощрил их деятельность. Так что ребята были хорошо простимулированы в проведении расследования.

И получил не очень приятную для нас информацию, с которой и хочу с тобой поделиться.

- Слушаю внимательно!

- Человек с именем Ломов Михаил Ильич пропал пять лет назад на охоте, о чем имеется заявление от его бывшей сожительницы в органы милиции. Поиски ни к чему не привели. Фотография пропавшего человека совершенно не похожа на нашего шефа.

Паспорт был сменен им на новый три года назад. Основание: потеря его товарного вида. Якобы случайно оказался в стирке, находясь в заднем кармане брюк, и пришел в негодность. Заявление о его замене было подано вполне официально, вот только при этом работники, занимавшиеся заменой паспорта, почему-то подошли к этому формально, не запросили данные по этому человеку по месту выдачи старого паспорта и т.д. При расследовании из архива был изъят старый испорченный паспорт, проведено его исследование специалистами. Выяснилось, что он подлинный, но фотография его владельца - переклеена! Причем вполне профессионально. Без применения специальных средств исследования заметить это практически невозможно. Правда, именно она больше всего и пострадала во время "стирки". Таким образом, выяснилось, что наш шеф - не тот человек, за которого себя выдает.

- Выяснили, кто он на самом деле?

- Выяснили. Настоящее его имя Ломакин Алексей Петрович. Из города Ханты-Мансийска. После окончания института физической культуры им. Лесгафта работал в школе в городе Тихвин учителем физкультуры. В 1989 году из школы ушел, организовал банду, занимался рэкетом, разбоем, грабил дальнобойщиков.

В 1995 году завязал, распустил банду, разделив между ее членами награбленное. Рекомендовал им покинуть Ленинградскую область и обосноваться в других регионах России. По возможности сменить документы.

- И как это узнали?

- Один из членов банды уехал в Орел, где организовал небольшую собственную банду. В 1997 году банда распалась из-за внутренних разборок. Ее главарь был тяжело ранен. Следствие установило его личность и все предшествующие похождения. К сожалению, он до суда не дожил: при попытке побега из тюремной больницы был убит. Но все его показания сохранились. Все члены тихвинской банды, о которых он рассказал, были объявлены в розыск. Пока органы никого не нашли. Но это - дело времени: раз мои друзья все раскопали про Ломова - Ломакина, то все скоро станет известно. Они меня предупредили, что не могут долго скрывать эту информацию - не позволяет служебная этика. Думаю, у нас имеется всего несколько дней, пока эта информация не попадет в милицию. Что будем делать?

- А что можно сделать?

- Думаю, имеется два варианта. Сделать вид, что ничего не знаем. И можем предупредить Ломова о грозящем аресте.

- Мне оба варианта не нравятся.

- Предлагай третий!

- А если анонимно предупредить о грозящем аресте?

- Значит, все-таки предупредить. А уж анонимно или нет - какое это имеет значение! Только в этом случае я в глазах друзей буду сообщником. И они мне в будущем никогда не только не помогут, но и руки не подадут!

- Но если Ломов скроется и его никто не найдет? Почему подумают именно на Вас? Мало ли что в жизни бывает?

- Это значит, всю жизнь бояться и оглядываться: вдруг поймают? Вдруг он все расскажет? Если поймают - то точно все расскажет. И не таких ломали.

Только что нам его жалеть? Бандитом был? Был! Людей грабил? Грабил! Хорошо, если на его совести жмуриков нет! А если есть? Кстати, а что он тебе сделал такого хорошего, что ты обязательно хочешь ему помочь? Спас он тебя от неминуемой смерти? За что-то ты ему по гроб жизни обязан? Не пойму!

- Да жалко человека. Лично я от него только хорошее видел. Со мной он не подличал, все обещанное выполнил.

Значит, сделать вид, что ничего не знаем? А что будет с фирмой?

- Вот это и есть главный вопрос!

Если Ломова арестуют и осудят, то фирма будет ликвидирована: все конфисковано в пользу государства. Или продана с аукциона, а деньги - в доход государству. И мы останемся не у дел! Снова искать работу? Сейчас это не так просто. У тебя хоть есть накопления приличные. Ты не пропадешь. А вот что мне делать? И моим ребятам, которых я потянул за собой.

Лучше бы я вообще этим Ломовым не интересовался! Жил бы себе спокойно ... Недаром говорят: "Не чеши, если не чешется!"


- Но я - младший партнер Ломова! Он, как и обещал при создании фирмы, когда приглашал меня на работу, продал мне за смешные деньги десятую долю в фирме еще в прошлом году. Этого никто не знает. Документы мы оформили, но не афишировали. Что будет с моей долей?

- А вот это интересно! Если следствие установит, что ты ни в чем не виноват, вполне тебе могут предложить выкупить оставшуюся долю по рыночной цене, определенной оценщиками, или выделить твою долю в виде имущества, принадлежащего фирме.

- А пока идет следствие, фирма будет функционировать? Не опечатают ее власти?

- Нет! Это решает только суд! А вдруг Ломов ни в чем не виноват? Милиция не имеет таких прав.

- Значит, время, чтобы продумать наши дальнейшие шаги у нас есть! Ведь следствие будет тянуться несколько месяцев.

- А может быть и дольше. Ты ведь исполнительный директор фирмы. У тебя есть все доверенности и права на ведение дел на фирме.

Так что надо ждать суд, сделать оценку стоимости фирмы и уж тогда принимать решение.

А тебе бы я посоветовал немедленно уехать в командировку за границу дней на семь - десять. Нечего тебе сейчас здесь делать. Зачем тебе все это наблюдать? Я бы и сам умотал куда-нибудь, да некуда!

- Хоть и правильно все Вы говорите, а на душе у меня кошки скребут. Как будто подлость хочу сделать!

- Эх, не приставляли тебе нож к горлу, не направляли тебе пистолет бандиты в грудь, не оприходовали железной арматуриной по голове, не снимали с тебя пальто на улице в сорокоградусный мороз. Тогда бы по-другому к ним относился! Бандитов нечего жалеть! Тебя они бы не пожалели, попадись ты им не в том месте и не в то время. Как говорил Жеглов в фильме "Место встречи изменить нельзя": "Вор должен сидеть в тюрьме!"

- Все равно на душе гадко! Ладно, завтра же улечу в Германию - дел там полно!


Будучи в Мюнхене на третий день Володя получил сообщение из Питера, что генеральный директор фирмы Ломов Михаил Ильич арестован, и следствие просит его вернуться домой для дачи показаний. Через день он прилетел в Санкт-Петербург, пришел на работу, позвонил по сообщенному ему телефону и получил просьбу завтра явиться к следователю.

Володя встретился с Ильей Ивановичем и попытался выяснить, как себя вести со следователем, так как такого опыта у него не было.

- Могу одно посоветовать: четко и полностью отвечай только на вопросы, ответ на которые тебе совершенно ясен. Если в чем-то неуверен, лично не присутствовал, лично не участвовал, не разговаривал, а только слышал от кого-то что-то, отвечай, что точно тебе ничего не известно: не был, не участвовал, не знаю.

- А если будут спрашивать, что я по тому или иному поводу думаю, что считаю, как представляю и т.п.?

- Отвечай: не знаю, не думаю, не считаю ... Чем меньше будешь говорить конкретики - тем лучше. Помни, что ты имеешь право не отвечать на вопросы, которые могут повредить тебе. То есть не свидетельствовать против себя.

- Если будут задавать вопросы о работе фирмы, финансах, запасах, взаимоотношениях с партнерами?

- Отвечай, что на вопросы, представляющие коммерческую тайну, ты можешь отвечать только в присутствии своего адвоката.

- Понятно! Расскажите, как арестовали Михаила Ильича.

- Арестовали его дома. Как? Приехали сотрудники уголовного розыска, предъявили соответствующие документы и увезли в СИЗО. Со мной уже беседовали. Я держал себя так, как и тебе советовал. Ломова не видел. На свидание с ним можно прийти только с разрешения следователя. Поскольку он владелец и генеральный директор фирмы, а ты - исполнительный директор, то ты можешь испросить такое разрешение, мотивируя производственной необходимостью. Думаю, это надо сделать. Только заранее подготовь вопросы, которые ты собираешься обсудить с Ломовым.


Встреча со следователем Володю ничем не поразила. Вопросы касались, в основном, следующих вещей: когда встретились, о чем разговаривали, знали ли друг друга раньше и т.п. На просьбу о встрече с Ломовым по производственной необходимости следователь обещал подумать. Однако встречу так и не разрешил.

Больше Володю к следователю не вызывали, наверное, поняли, что от него никакого толка для следствия не будет.


В трудах на фирме прошло два месяца. Забот у Володи прибавилось: оказалось, что Лом выполнял довольно много текущей работы, незаметной со стороны.


Володя раз в неделю передавал ему в СИЗО посылки, в ответ получал короткие записки с перечнем необходимого для передачи в следующий раз.

Фирма наняла Лому хорошего адвоката, который иногда информировал Володю о том, как идет следствие.

По словам Ильи Ивановича, Лом сознается только в доказанных следствием эпизодах, подтвержденных свидетельскими показаниями, но ничего не говорит о своих подельниках: ни одного из них пока не поймали. Ему сейчас инкриминируют только три эпизода с грабежом фур, в которых он лично участвовал, и где имеются свидетели, видевшие его лично.

Уже в июне дело передали в суд. Володя присутствовал на одном из заседаний суда. Вид Лома ему не понравился: выглядел тот плохо, казался больным.

Адвокат сообщил Володе, что Лом просил передать, что отказался в его пользу от своей доли в фирме и уже написал соответствующие документы. И это он сделал еще до суда. Только просит, чтобы ежемесячно Володя отправлял ему посылки по месту заключения. Адвокат добавил, что суд может обязать его выплатить всем потерпевшим от действий Лома, которые подали соответствующие иски, определенные суммы в счет погашения нанесенного им материального ущерба и только после этого разрешить оформление доли Лома на Володю. При этом тому придется заплатить соответствующие налоги, исчисленные в соответствие с законом от суммы, в которую будет оценена доля Лома в фирме. В любом случае, все эти выплаты будут значительно меньше стоимости доли, поэтому от такого предложения отказываться не стоит.

В итоге, Лому дали десять лет строгого режима и отправили в лагерь в Республику Коми. А сумма в возмещение нанесенного ущерба составила двадцать пять миллионов рублей. Володя был обязан выплатить эти деньги до конца года. После ее выплаты суд разрешил оформление на него подаренной доли Лома.


Володя отлично знал, что в августе произойдет дефолт. Он специально с середины этого месяца закрыл фирму на переучет, все денежные средства из кассы сдал в банк и тут же купил на них валюту. Так что его потери были минимальны. Оценщики, с которыми "поработал" Володя, оценили долю Лома невысоко, рассчитав ее в рублях как раз на начало августа. Эти расчеты были представлены в суд и зафиксированы в его материалах.

"Черный вторник" случился 17 августа 1998 года. Тогда доллар был равен 6,5 рублям, а к концу года стоил уже 20 рублей 65 копеек. Налоги же и выплаты в возмещение ущерба Володя заплатил в декабре еще "старыми" рублями, то есть по старому курсу. На что потратил около трех миллионов долларов собственных средств. Таким образом, в конце 1998 года он стал единственным владельцем фирмы "Электронные девайсы", реальная стоимость которой составляла около восьмидесяти миллионов долларов.


Володя поручил своему секретарю отправлять посылки Лому в соответствие с его запросами так часто, как разрешено законодательством. Для этих целей передал ему деньги из собственного кармана. Забегая вперед, скажу, что это продолжалось около четырех лет пока не пришло сообщение из колонии, что Лом умер там от туберкулеза.


Володя прикинул: в прошлой жизни в это время он только-только начинал свое движение вверх, практически не имея свободных средств. Сейчас же у него была собственная фирма, стоимостью восемьдесят миллионов долларов, и счет в банке с сорока миллионами, полученными от биржевых спекуляцией на фондовом рынке и с курсами валют. И ему было только двадцать шесть лет!

"Ты, парень, далеко пойдешь, если милиция не остановит!- думал он, подводя некоторый промежуточный итог своей жизни.- Впереди максимум четыре года, когда бизнес будет развиваться в России без серьезных препонов со стороны власти, без наездов и редерских захватов со стороны силовых структур. Мне надо рассчитывать именно на этот срок, а потом ликвидировать его в России и перебираться куда-нибудь на Запад"!


Подруга Володи, Настасья, вышла замуж в октябре 1998 года, и его встречи с ней прекратились. При прощании он подарил ей золотой гарнитур и десять тысяч долларов как подарок на свадьбу. Что ни говори, но он был ей очень благодарен за проведенные вместе дни и при расставании желал только счастья.


У матери было все хорошо. С Петром Макаровичем они жили дружно, не ссорились, и в прошлом году расписались. Около места, где жили родители матери под Зеленогорском, на берегу Залива купили дачу и теперь в свободное время постоянно туда ездили. Володя подарил им свой автомобиль, а себе приобрел японский кроссовер Honda CR-V 1997 года выпуска. И мать и ее супруг получили права и теперь только удивлялись, как они жили до сих пор без автомобиля!


Постоянные ежемесячные поездки за границу, необходимость проводить там довольно много времени, вынудили Володю приобрести двухкомнатные квартиры в центрах Тампере в Финляндии и Мюнхена в Германии, расположенные около остановок метро. Жить в гостиницах ему никогда не нравилось. Квартиры, хоть и небольшие, позволяли создать необходимый уют и не чувствовать себя постоянно гостем в этих городах. Тем более, это было и хорошее вложение капитала, а также позволяло получать мультивизы в эти страны с бОльшими преимуществами, как владельцу недвижимости в них.

Когда его партнеры в Германии, Финляндии и Голландии узнали, что Володя теперь является единоличным владельцем фирмы, постоянно приобретающей у них девайсы и никогда не имеющий никаких нареканий по срокам оплаты за поставленную продукцию, и, кроме того, постоянно наращивает объемы поставок, отношение их к нему стало значительно лучше. Он как бы вошел в круг привилегированных партнеров, имеющих определенные послабления и льготы.


Приобретенные фирмой производственные площади в Питере использовались слабо - только для проведения гарантийного ремонта, и Володя обратился к зарубежным партнерам с просьбой разместить в них какое-нибудь производство девайсов. Причем на паритетных началах, создав совместное предприятие. На предложение откликнулась только фирма Philips из Голландии.

Она предложила организовать сборку электробритв Philishave и плоских телевизоров собственной разработки. Все - из комплектующих, поставляемых из Голландии. Продажу этих изделий должна осуществлять фирма "Электронные девайсы".


Сами по себе предложения были интересными:

- во-первых, поставляемые комплектующие облагались значительно меньшими таможенными пошлинами, чем готовые изделия,

- во-вторых, готовые изделия, собранные в России, должны выходить под брендом Philips, и их себестоимость минимум на 30 процентов должна быть ниже, чем в Голландии,

- в-третьих, отпадала их перевозка в Россию и все сопровождающие ее заморочки,

- в-четвёртых, в Питере появлялись новые рабочие места и в Россию приходили новые технологии.


Однако создание совместного предприятия требовало и значительных затрат: на приобретение оборудования, на обучение персонала, на подготовку и ремонт производственных площадей. Переговоры сняли многие возникшие проблемы.


Совместное предприятие "RossHolland" с уставным капиталом в двадцать миллионов долларов, по десять с каждой стороны, оплатило и получило подержанное, но вполне работоспособное оборудование из Голландии, с большой скидкой обучило сто человек из России, включая рабочих и ИТР, оплатило подготовку и ремонт производственных площадей, переданных ей российской стороной в счет взноса в уставной капитал.

Голландская сторона в кредит с нулевым процентом за его использование поставила комплектующие для производства первой партии электробритв и телевизоров с плоским экраном с расчетом в течение трех месяцев.

Все это позволило уже с первого июля 1999 года запустить производство и через месяц на прилавках магазинов фирмы "Электронные девайсы" появилась эта продукция. К концу года совместное предприятие стало не только безубыточным, но и получило приличную прибыль, что позволило рассчитывать на полное возмещение понесенных затрат уже в первый год ее работы.


Персонал фирмы Володи уже превысил пятьсот человек и продолжал увеличиваться.

Служба безопасности была выделена в самостоятельное охранное предприятие, директором которого был Володя, а всеми делами заправлял Илья Иванович. Оно стало охранять не только фирму и ее филиалы, но и заключать договоры с другими предприятиями. На конец года оно также стало работать прибыльно.


С середины 1999 года у Володи появился новый помощник: окончившая летом этого года Финансово-экономический институт Вера Погодина. Она хорошо была известна ему по прошлой жизни. Сокурсница по институту и работавшая у него заместителем на фирме "Невский Фотошоп". Он принял ее на работу своим референтом, но занималась она не делами фирмы "Электронные девайсы", а его биржевыми спекуляциями на фондовом и валютном рынках.

Как и в той жизни, Володя разрешил ей использовать свободное расписание, что было ей как воздух необходимо по семейным обстоятельствам. Она быстро вошла в курс дела, тем более что принимать решения что купить, что продать, по какой цене ей не приходилось: всю информацию она получала от Володи. Она должна была своевременно передавать распоряжения в брокерские конторы и банки, отслеживать полученный результат, вести учет и составлять ежедневный баланс вложенных средств в валюту и ценные бумаги.


За 1999 год курс доллара увеличился с 21,5 рубля до 28 рублей, причем изменялся практически ежедневно, опускаясь и поднимаясь. Часто на достаточно малые величины. Если раньше Володя не мог отслеживать такие небольшие изменения из-за нехватки времени, то сейчас с появлением Веры стал работать с брокерской конторой почти ежедневно, что положительно сказалось на полученной прибыли. То же самое касалось и ценных бумаг - голубых фишек. Практически все они, за редким исключением, стали котироваться на бирже и также подверглись пристальному вниманию с его стороны. Итогом стало увеличение в 1999 году собственного капитала Володи от спекуляций до ста миллионов долларов.


Вера, наблюдая успешную игру своего босса на бирже, тоже стала играть там по маленькой, в точности повторяя его действия. За четвертый квартал она утроила свой капитал, использованный для этой цели. Будучи честной девушкой и не желавшей хоть в чем-то подвести Володю, она призналась в этом и попросила разрешения продолжать в том же духе, то есть играть на бирже, используя полученную от него информацию.

- Веры, ты понимаешь, что игра на бирже сродни игре в рулетку: сегодня ты выиграла, а завтра проиграла и разорилась? Мне проще: мои капиталы весьма значительны, потерять их тоже можно, но не сразу и не все. Я, как говорят, не складываю все яйца в одну корзину, работаю со множеством ценных бумаг, тем самым страхуюсь от неприятностей. Твои же капиталы значительно меньше моих и вероятность прогореть на биржевой игре у тебя очень велика.

- Я это все понимаю. Играю на свой страх и риск. Но хочу, чтобы Вы знали: я использую в своей игре информацию, полученную от Вас. Вы разрешите мне это?

- Тебе, и только тебе - разрешаю! Но никто больше не должен пользоваться этой информацией. Договорились?

- Да! Спасибо!


Через несколько дней вступал в права Новый, 2000 год, миллениум. В обществе было много разговоров о том, что он принесет россиянам. Магия круглых цифр побуждала различные предсказания и пересуды. Жизнь продолжалась.





Глава шестая.


Володя давно размышлял над очень мучившем его вопросом: куды бечь? Ну, заработает он еще миллион долларов, или сто миллионов, приобретет очередную квартиру, автомобиль или яхту... И что дальше? За отпущенные себе оставшиеся три года жизни в России он собирался довести свой капитал до миллиарда долларов и потом начать заниматься другими делами. Какими? Разговор с доктором Вебером перед переносом в параллельный мир казался уже чем-то нереальным. Особенно его удивляло то, что ничего не происходило в том направлении, которое озвучил доктор Вебер, ретранслируя, якобы, его собственное послание самому себе.


Его всегда интересовал вопрос переноса своего сознания в себя самого, но в другую реальность. Если это уже произошло один раз, причем успешно, то почему не помочь создать аппаратуру, которая позволит делать такие переносы других людей? Вот это дело стоит того, чтобы им серьезно заниматься и тратить деньги!


Тем более, что Володя очень хорошо помнил все предшествующее перед переносом: и свои разговоры с доктором Воссом, объясняющие ему, что они будут делать и для чего, и его рисунки различных форм электромагнитных импульсов, и порядок их подачи с помощью аппаратуры ему в мозг, и длительность серий этих импульсов... Конечно, никакие технические параметры пакетов импульсов он не знал: ни частоту, ни амплитуду, ни несущую частоту, но рассчитывал, что доктор Восс пойдет тем же путем, что и раньше, и он сможет вовремя подключиться к исследованиям и перехватить инициативу в этом направлении.


Кроме того, пока еще в его поле зрения не появился доктор Вебер, помощник профессора Восса из первоначальной (для Володи) реальности. Он решил, что этого момента стоит ожидать в ближайшем будущем и тогда, может быть, что-нибудь прояснится. Володя хорошо представлял все сложности задуманного им дела.

Самое главное: как узнать, произошел ли перенос сознания человека в другую реальность? Ведь оттуда так просто невозможно сообщить об этом экспериментатору. И вот над этим стоило поработать в первую очередь. Иначе все остальное становилось бессмысленным.


И он начал подготовку к претворению в жизнь этого решения.

Первое, что сделал, это познакомился с доктором Воссом из Швейцарии, представившись промышленником из России, которого очень заинтересовали научные работы доктора, позволяющие помогать людям с тяжелыми травмами головного мозга.

Доктор Восс встретил его интерес к медицинским проблемам, которыми занимался, с большим скепсицизмом. Но когда Володя предложил ему спонсорскую помощь в организации лаборатории, оснащении ее современным оборудованием, привлечением крупных специалистов для разработки новых аппаратов и их изготовления, задумался.


"Странный какой-то этот русский! Рассуждает о сути проблемы вполне профессионально. Явно не дилетант. Говорит, что имеет специальное техническое образование, хочет непосредственно участвовать в проводимых мною исследованиях. Предлагает безвозмездно вложить значительные капиталы в создание моей собственной лаборатории ... Что же ему на самом деле нужно? Жизнь приучила меня к тому, что "бесплатный сыр бывает только в мышеловке"! Надо поговорить с ним прямо, без экивоков! Спросить, что он рассчитывает получить в результате сотрудничества со мной. Если его ответы удовлетворят меня, надо все хорошо продумать и принимать окончательное решение, "семь раз отмерив"!

Что я себе лгу! Мне катастрофически не хватает денег на исследования, на разработку и изготовление оборудования, времени, наконец. Приходится заниматься лечением больных, что отнимает много времени от исследований, но необходимо для поддержания научных работ финансами."


- Господин Бутов! Вы изложили мне Ваши предложения о совместной деятельности, о спонсорской помощи с Вашей стороны ... Но я уже пожилой, побитый жизнью человек! Не верю я в такое прекраснодушие. Жизнь приучила меня во всем видеть второе дно, опасаться подвоха.

Я хочу прямо спросить Вас о действительной причине "неожиданно" возникшего у Вас желания оказать мне помощь. Без этого я не могу принять решение о сотрудничестве с Вами!

- Дорогой профессор Восс! Я еще мог бы понять, чтобы такие слова мне говорили где-нибудь в других, отсталых странах! Но в Швейцарии и Вы! На Западе множество примеров такой благотворительности, когда очень богатые люди создают специальные фонды, с помощью которых финансируются исследования в различных областях науки и техники. Это - общепринятая практика!

- Почему же Вы не хотите финансировать эти исследования в России? Мне известны многие ваши прекрасные ученые, способные заняться этой работой. Тем более, в такое сложное для российской науки время?

- К сожалению, наша российская действительность очень далека от того представления о ней, какое имеется на Западе. Всюду коррупция, развивается рэкет, воровство. Да если я создам благотворительный фонд, половину его придется отдать власть предержащим!

Если же Вам известны российские ученые, способные у Вас работать - что мешает их пригласить в Вашу лабораторию? Гранты на их содержание также будут Вам выделены.

- Неужели это возможно?

- Не только возможно, но является и общепринятой практикой! Теперь в отношении именно Вас и проводимых Вами исследований. Во время своей молодости (хотя я и сейчас весьма молод) в период написания диплома мне пришлось участвовать в одном исследовании, которое меня очень заинтересовало. Оно было связано с исследованием мозговой деятельности человека путем воздействия на него электромагнитными импульсами особой формы с различными частотой и амплитудой. И ученые, которые эти исследования проводили, отметили некоторые необычные эффекты, сопровождающие их. К сожалению, та лаборатория больше не существует, и руководители работ уже умерли. После них никаких материалов исследований не сохранилось.

Мне стало известно, что Вы в своих исследованиях идете по тому же пути. Я нисколько не претендую на результаты Ваших исследований по заявленной Вами тематике, но хочу иметь всю информацию об этих результатах и тех необычных побочных эффектах, которые Вы обнаружите.

А чтобы Вы были совершенно спокойны, мы можем создать совместную исследовательскую лабораторию на паритетных началах. Дело это не простое и длительное. Вашим вкладом будут методики и инструменты исследований, моим - финансы. Причем будет специально отмечено в договоре о совместной деятельности, что я не имею никаких прав на результаты Ваших исследований и их опубликование.

Однако, если, анализируя результаты Ваших опытов, я смогу заметить что-то необычное и совершенно не связанное с той целью, которую ставите для себя Вы, я имею право использовать эти результаты и продолжить исследования в этом направлении, не прекращая финансирования Вашей работы в период действия совместного договора между нами. Вот поэтому я и хочу иметь доступ к материалам исследований.

- То есть, мы будем на пару с Вами владеть исследовательской лабораторией, причем в равных долях?

- Именно так! Например, я вношу в уставной капитал лаборатории триста миллионов долларов, выражающихся в стоимости земли, на которой стоит лаборатория, ее зданий и сооружений, оборудования, фонда оплаты труда работников лаборатории, например на пять лет, стоимости электроэнергии и других компонентов. Принятый нами администратор управляет этими ресурсами и финансами, отчитываться за их расходование и т.д. Вы являетесь научным руководителем работ, освобождены от административных дел, занимаетесь только исследованиями. Мы составляем документ, в котором Ваши исследования, методики и инструменты исследований оцениваются в такую же сумму. И уставной капитал нашей лаборатории будет равен 600 миллионам долларов. Если в дальнейшем, по истечении пяти лет, мы не захотим работать вместе, или лаборатория не выйдет на режим самоокупаемости, каждый может забрать свою долю, внесенную в совместную лабораторию в виде первоначальных взносов. Вы можете привлечь любых юристов для подготовки условий договора о совместной деятельности, чтобы быть уверенным в своей защищенности. Их работу я оплачу, так как также хочу, чтобы соглашение полностью удовлетворяло обе стороны, и не давало повода для конфликтов.

- Еще раз: все результаты моих исследований принадлежат только мне, я могу делать с ними все, что хочу? Но одновременно я знакомлю с ними Вас, и если в них Вы найдете что-то, не относящееся к поставленной мною цели исследований, какие-нибудь побочные эффекты, то уже ими владеете только Вы и имеете на них такие же права, как я на свои?

- Да, примерно так. Но пусть юристы еще поработают над формулировками. И так, Ваше решение?

- Я подумаю, посоветуюсь с друзьями и семьей и дам ответ через неделю.

- Прекрасно! Я жду вашего звонка.


Юристы отрабатывали соглашение между Володей и доктором Воссом целый месяц. Почти столько же времени потребовалось на разработку уставного договора исследовательской лаборатории, организованной в форме товарищества. Затем были разработаны приложения к соглашению и уставному договору, в которых скрупулезно перечислялось, что вносят стороны в качестве своих взносов в образуемую лабораторию, а также сроки выполнения этих этапов. В частности, Володя обязался купить землю около Лозанны, где проживал доктор Восс, для создания на этом месте лаборатории, заказать ее проект, построить здания и оснастить их оборудованием по списку, представленному профессором.


Землю он купил на месте, где в прошлой реальности располагалась лаборатория доктора Восса, а в этой - пустырь на окраине Лозанны. Даже лабораторные корпуса он постарался в пространстве расположить максимально близко к тому, как они находились в прошлой реальности. Особенно это касалось главного лабораторного корпуса, где была расположена вся аппаратура для исследований. Открытие лаборатории намечалось на 1 июля 2003 года. Все, что должен был выполнить Володя, требовало времени и затрат. Конечный срок полностью его устраивал, поскольку он планировал к этому времени перебраться на Запад. В целом, взнос с его стороны составлял 315 миллионов долларов. В такую же сумму были оценены и разработки доктора Восса.


Совладельцами лаборатории был нанят администратор, в задачу которого входило выполнение работ по строительству и оснащению лаборатории, а также подбор обслуживающего персонала, занимающегося поддержанием ее в работоспособном состоянии, и управление им. Кадры ученых и ведущих специалистов, их количество определял доктор Восс исходя из срока действия соглашения между ним и Володей и выделенного на эти цели фонда заработной платы, рассчитанного на пятилетний срок, то есть до конца 2008 года. Сам доктор Восс занимал должность научного руководителя лаборатории. Володя удовлетворился постом председателя Совета товарищества, куда кроме него вошел и профессор.


Время летело быстро. Ежегодно Володя значительно увеличивал свои капиталы, доведя их до миллиарда долларов к середине 2003 года. В эту сумму вошла и стоимость его доли в товариществе.

К этому времени он поселился в построенной для себя вилле в Лозанне, в окрестностях которой находилась лаборатория. Полностью ликвидировал все дела в России: продал фирму "Электронные девайсы" голландцам за триста восемьдесят пять миллионов долларов, перевел свои капиталы в Швейцарию.


Матери подарил свою квартиру на Большом проспекте в Санкт- Петербурге, куда она вместе с мужем и переехала в конце 2002 года. Положил на ее счет двадцать миллионов долларов, процентов с которых вполне хватало на безбедное существование.


Он продолжал спекулировать на фондовой бирже через своего представителя - Веру Погодину, которая организовала собственную брокерскую фирму и заключила с ним договор на брокерское обслуживание.


За прошедшие три года Володя много времени посвятил самообразованию. Он понимал, что его технических знаний катастрофически не хватает, особенно в создании генераторов электромагнитных полей и медицине. Он нанял известнейших специалистов по этим направлениям науки и техники, и они консультировали его при возникновении затруднений. Конечно, это не было университетским образованием, но это ему и не было нужно: он хотел стать специалистом высочайшего класса в узком диапазоне технике и медицины, связанном с решением поставленной задачи.


Произошли перемены и в его личной жизни: он женился.


Габриэль Тиффани - двадцатичетырехлетняя дизайнер, была рекомендована Володе архитектором, подготовившим проект его виллы. По его мнению, она вполне подходила для разработки интерьера виллы. Этому способствовало полученное образование на факультете искусств лозанского университета, уже имеющийся опыт самостоятельной работы в этой сфере и отличный художественный вкус.


Габриэль была прелестной молодой девушкой невысокого роста, с черными волосами, большими, в пол лица, карими глазами, стройной фигурой и веселым отходчивым характером. Ее семья была из Италии, но прожившая в Швейцарии уже более двух столетий, когда в самом конце восемнадцатого века ее предки вынуждены были покинуть родину, спасаясь от войск Наполеона Бонапарта, вошедшего в их родной Милан. Они были довольно известными банкирами, но при бегстве из города потеряли большую часть своих богатств, сумев прихватить с собой в изгнание немного золота и долговые расписки клиентов банка, позволившие им постепенно снова подняться, но уже в Швейцарии. Сейчас, в начале двадцать первого века, потомкам банкира принадлежал небольшой банк в Лозанне под названием "Лозаннский кредит" и несколько доходных домов, разбросанных по Швейцарии.


У Габриэль было небольшое личное состояние, доставшееся ей от матери, умершей несколько лет назад. Также она имела долю в семейном банковском капитале, но весьма небольшую - всего десять процентов.


Жила она в собственной трехкомнатной квартире в старинном реконструированном доме в центре Лозанны, ни от кого не зависела и посвящала все свое свободное от работы независимым дизайнером время созданию цветных гравюр с изображениями видов Швейцарии. Все стены ее квартиры были ими увешаны. Каждая гравюра была создана всего в трех экземплярах: один находился у нее дома, второй - в местном музее, куда она его передавала совершенно бесплатно, а третий выставлялся в художественном салоне для продажи. Как художник, она пользовалась определенной известностью, и ее гравюры долго не залеживались в салоне. В музее же для ее гравюр был отведен специальный зал.


Доход от работы дизайнером и продажа гравюр позволяли ей жить, не залезая в унаследованный от матери капитал и не продавая свою долю в семейном банковском бизнесе. Такие предложения ей неоднократно поступали от родственников, считавших, что семейным банковским бизнесом должны заниматься все члены семьи, а если кому из них он не интересен, то "нечего и путаться под ногами"!

Почему так поступала - даже она сама не могла ответить, но интуиция говорила, что для нее это пока наилучшая стратегия поведения.


Когда Володя впервые с ней встретился, первой мыслью у него было: "Разве можно быть такой молодой и такой известной одновременно"!

Габриэль выглядела действительно очень молодо: лет на двадцать, не более. Уже позднее, познакомившись с ней ближе, рассматривая сделанные ею эскизы интерьера своей виллы, понял, что эта известность заработала тяжким трудом. Вариантов интерьера было подготовлено столько, что он постоянно находился в затруднении с их выбором: они все ему нравились. В конце концов, Володя положился на ее вкус, сказав, что доверяет ей полностью и хочет увидеть все, что она сделает только тогда, когда все будет готово, отказавшись от посещения виллы до этих пор. Такое доверие очень удивило Габриэль и заставило взглянуть на него с другой стороны: не каждый мужчина, тем более, очень богатый человек, способен согласиться на предложения, сделанные дизайнером - женщиной, без всяких условий и советов! И она решила все сделать так, как сделала бы для себя, если бы сама собиралась здесь жить.


Отделка виллы, покупка и расстановка мебели продолжались почти девять месяцев. Все это время Габриэль постоянно контролировала ход работ, не допуская ни малейшего отклонения от проекта. Зато, когда Володя в ее сопровождении впервые посетил полностью отделанную виллу, он был в восторге: как сумела Габриэль понять его неосознанные желания и выразить их в представившемся его взору интерьере, он не мог понять. Потом последовали встречи, ухаживание, взаимная симпатия, переросшая в любовь ... А затем в конце 2002 года состоялась свадьба. Сейчас счастливая пара ожидала первенца.

Мать Володи, присутствовавшая на свадьбе, полностью одобрила его выбор:

- Как я рада за тебя! Очень хорошая девушка, самостоятельная, красивая. Видно, что тебя очень любит! Не затягивайте с детьми. Хочу с внуками и внучками успеть понянчиться.

- Это уж как Бог распорядится! А детей мы хотим оба и чем больше, тем лучше!


Открытие лаборатории 1 июля 2003 года прошло буднично: никаких газетчиков, телевидения, гостей. Просто доктор Восс символически включил рубильник, подав электроэнергию в лабораторный корпус. Позднее профессор с женой побывали в гостях на вилле у Бутовых: Габриэль была беременна и на люди не показывалась. Распили бутылку брюта (женщины) и коньяка Хеннеси (мужчины), подняли несколько тостов за успешные исследования и разошлись по домам. Назавтра, в среду, лаборатория начнет свою работу. Володя полностью выполнил свои обещания, что не преминул отметить господин Восс в одном из тостов.

* * *

В связи со значительным увеличением финансирования исследований, у доктора Восса появилась возможность приглашения на работу профессионалов в области техники, а именно электромагнитных полей, и специалистов в исследовании мозга. До конца 2003 года было принято в лабораторию насколько специалистов, в том числе и доктор Вебер, признанный специалист в создании электронно-медицинской аппаратуры для исследования мозговой деятельности человека. Узнав об этом, Володя сразу "сделал стойку": события начали поворачиваться в нужную для него сторону.

Он стал часто контактировать с доктором, обсуждать результаты исследований, вникать в разрабатываемые тем приборы и устройства. Они даже перешли на "ты" и стали называть друг друга по имени. Однако никаких особых отношений между ними не возникало. Так прошло два года.


Осенью 2007 года во время проведения настройки и тестирования нового оборудования, доктор Вебер столкнулся с необъяснимым эффектом: в его голове начинали возникать неизвестные ему мысли и образы. Он немедленно остановил тестирование оборудования, зафиксировав параметры, при которых обнаружил этот необычный эффект, и начал анализировать свои ощущения. Решил пока не посвящать профессора Восса в это необычное явление, так как оно никак не было связано с разрабатываемыми тем новыми методиками лечения гематом, образующихся в мозгу людей в результате травм головы.


Доктор Вебер был бы рад с кем-нибудь поговорить об обнаруженном необычном эффекте, если бы он не касался его лично. Никто из находившихся рядом с ним сотрудников ничего не чувствовал!

"Уж не начинается ли у меня шизофрения? Тем более что в моей голове звучат два голоса: мой, когда я что-то обдумываю, и опять же мой, только какой-то странный, обдумывающий какие-то другие проблемы. Попытаюсь подключиться и задать вопросы, в первую очередь о том, кто стоит за этим вторым голосом".


После нескольких попыток связаться с неизвестным это удалось при некотором изменении параметров настройки аппаратуры, которые также тщательно фиксировались. "Собеседник" также очень испугался, когда в его голове появился еще один "голос", задававший только один вопрос: "Кто ты?"

- А ты кто?- ничего умнее не придумав, спросил незнакомец.

- Я - доктор Вебер. Работаю в клинике профессора Восса. Занимаюсь разработкой электронно-медицинской аппаратуры для исследования мозга человека. Кто ты?

- Я тоже доктор Вебер. Занимаюсь тем же, но аппаратура предназначена для лечения мозга после травм головы. Ты откуда?

- Наша лаборатория находится в Швейцарии. А твоя?

- Тоже в Швейцарии, недалеко от Лозанны. Какое сейчас у тебя число и время?

- Три часа пополудни, 23 ноября 2007 года. А у тебя?

- То же самое! Так значит, я сам с собой разговариваю? Неужели свихнулся на этой чертовой работе! Не иначе - шизофрения ...

- Не спеши делать выводы. Я слышу твой "голос" и мысли уже несколько дней, и они несколько отличаются от моих. У меня такое ощущение, что аппаратура, на которой я работаю, более совершенна, чем твоя. Связаться с тобой я сумел, только подстроив аппаратуру. Какой тип томографа ты используешь?

- TDJ-2045, но сейчас он отключен.

- Такой тип мне не известен. У меня: UVA -1343 и он работает! А твоя аппаратура, генерирующая электромагнитные импульсы, включена? Зафиксируй ее параметры!

- Аппаратура включена, параметры фиксируется автоматически. Что все это значит?

- Это значит, что мы находимся в разных реальностях!

- В разных мирах? Ты - в параллельном мире?

- Как и ты для меня. Послушай, ты где и когда родился, что окончил, где раньше работал?

- Я - Хенрих Вебер, родился в 1960 году в Киле. Там же окончил местный университет. А ты?

- Все то же самое! Я жил на улице Цастроштрассе, дом 43.

- Я - там же! Значит мы с тобой двойники?

- Не знаю, можно ли нас считать двойниками. Мы ведь находимся в разных реальностях. Давай проведем эксперимент, чтобы убедиться в возможности постоянной связи между нами. Сейчас выключим аппаратуру. А через полчаса включим, установив те же самые параметры. Если связь восстановится, то это открывает перед нами огромные перспективы!

- Согласен! Выключаем аппаратуру!


Через полчаса связь между мирами снова установилась. Оба Вебера договорились о времени сеанса связи на завтра. Также о том, что никого пока посвящать в это открытие не будут.


Для Володи настал "звездный час"!

Он ежедневно просматривал результаты работы доктора Вебера, общался с ним и сразу заметил нечто необычное в его поведении. Попытался вызвать того на разговор.

- Хенрих! Тебе ведь известно о договоре между мною и профессором Воссом о том, что я, как совладелец лаборатории, имею право на обладание информацией о всех результатах, полученных ее сотрудниками? А также, если эти результаты не связаны с лечением головного мозга человека при травмах головы, то и эксклюзивном правом собственности на все побочные эффекты, полученные от работы аппаратуры исследования мозга? Кроме того, в твоем контракте имеется запись, что все результаты исследований, независимо от того, кто их получил, принадлежат лаборатории. Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Доктор Вебер сначала покраснел, затем побледнел и кивнул головой, соглашаясь со словами Володи.

- Господин Бутов! Я действительно получил некоторые результаты при работе на аппаратуре, которые не вписываются в цели и задачи, поставленные профессором Воссом в своих исследованиях.


После чего рассказал обо всем.


- Хенрих, мы же с тобой договорились обращаться друг к другу по имени! Я для тебя был и остаюсь Володей. А теперь выслушай меня и прими решение: мы вместе или ты пойдешь своим путем!

- Слушаю!

- Летом 2008 года в клинике доктора Восса, расположенной в параллельном мире, появится новый пациент: Владимир Бутов, которому с 23 ноября того же года начнут проводить лечение зрительного нерва, воздействуя на гематомы вокруг него с помощью усовершенствованной аппаратуры по новой, еще не проверенной методике профессора. Курс лечения содержал проведение пяти сеансов воздействия на гематомы электромагнитными импульсами очень необычной формы, частоты и величины. При проведении третьего сеанса, неожиданно для всех, произошел всплеск активности мозга, а потом выяснилось, что после этого он полностью разрушился. Все это произошло в параллельном мире, а не в нашей реальности. В результате, сознание Владимира Бутова переместилось в него самого, но находящегося в этой реальности, в 1991 год, как раз перед взрывом гранаты, которую случайно сдвинул с места. Он смог в последний момент перед взрывом несколько исправить ситуацию, постарался предпринять максимально возможные меры для предотвращения трагических последствий. В итоге, он потерял только один палец на левой руке - мизинец, и сохранил зрение. Как ты понял - это был я. Потом я заново прожил жизнь, но уже в этой реальности, и достиг того, чего достиг. Я специально создал исследовательскую лабораторию, возглавить которую пригласил доктора Восса, разработал и заключил договор о партнерстве, срок действия которого заканчивается в декабре 2008 года.

Как только мы с ним расстанемся, эта исследовательская лаборатория превратится в инструмент перемещения сознания людей в их двойников, но уже в другой реальности. Я предлагаю тебе совместно со мной заняться этим делом.

- Но мы же не умеем переносить сознание человека в другую реальность! Я смог только установить контакт со своим двойником, и то мысленный.

- Вот для этого мы и должны дождаться момента, когда, чуть меньше года вперед, в той реальности Владимир Бутов окажется в клинике профессора Восса и, благодаря счастливому случаю, произойдет перенос его сознания в его двойника, но уже в эту реальность! И мы должны зафиксировать все параметры этого переноса, все настройки аппаратуры, чтобы суметь воспользоваться этими знаниями в дальнейшем! А в оставшееся до этого момента время необходимо точно удостовериться, что ты установил связь со своим двойником именно из той реальности, откуда появился я. А также, нет ли возможности расширить круг реальностей, с которыми можно контактировать в будущем.

- Очень интересно! Я - с тобой! Что будем делать в ближайшее время?

- Мы начнем с разработки плана.




Глава седьмая.


Володя и Вебер уединились, чтобы им никто не мешал, и начали обсуждать основные разделы генерального плана.

- Честно говоря, меня больше всего мучает отсутствие уверенности в том, что та реальность, назовем ее "Мир 3", в которой нашелся твой двойник, то есть тот человек, с которым ты установил связь, представляет именно реальность, назовем ее "Мир 2", из которой я был переброшен в эту, назовем ее "Мир 1". То есть, что "Мир 2" это и есть "Мир 3"!- начал разговор Володя.

- Почему это может быть не так?

- Потому что у нас отсутствуют какие-либо серьезные доказательства этого! Насколько мне известно, параллельных миров, если они, конечно, существуют, может существовать бесконечное множество. И многие из них почти не отличаются друг от друга. Например, "Мир 2" почти не отличается от "Мир 1". В обоих я прожил несколько десятков лет и сумел выявить лишь очень небольшие отличия. Хотя я и не задавался специально такой задачей.

- Какие?

- Я точно знаю, что максимальная цена акций Газпрома, которая была зафиксирована в 2006 году в "Мир 2", составляла 368 рублей. В "Мир1" она достигла величины в 381 рубль, в то же самое время! Разница составляет 13 рублей или 3,5 процента от цены в "Мир 2".

Минимальное значение соотношения курса евро к доллару было 27.10.2000 года и составило 0,825 в "Мир 2". В "Мир1" в этот же день оно тоже было минимальным и составило 0,88. Совсем недавно, летом 2007 года, в "Мир 2" оно было около 1,3. В "Мир 1" - 1,4. Это я точно знаю, так как заработал на знании этого в обоих мирах большие деньги. Если хорошо подумать, то можно еще что-нибудь вспомнить. Да я и не сомневаюсь, что "Мир 1" и "Мир 2" разные реальности. А в "Мир 3" приведенные мною соотношения вполне могут совпадать с теми, что зафиксированы в "Мир 2" и в то же время не совпадать в другие моменты времени. Или в других отраслях экономики, финансах, политике и технике ... И как это проверить? Придется сравнить огромные массивы различной информации, но все равно до конца нельзя быть уверенными в идентичности этих миров!

- Значит, решения нет?

- Решение есть и единственное: надо убедиться, что именно я в ноябре 2008 года переместился из "Мир 3" в " Мир 1". Тогда однозначно "Мир 2" и "Мир 3" - это одно и тоже!

- Я думаю, ты не прав. Если миров бесконечное множество, то и твоих двойников тоже бесконечное множество. И они могут в одно и то же время переместиться в бесконечное множество других миров! И твой способ не даст однозначный ответ на поставленный тобой вопрос.

- Тогда надо найти способ идентификации каждого мира, так как он единственный и неповторимый! А это можно сделать только с помощью физических методов. Какими физическими характеристиками один мир отличается от другого? Как это установить? Нам такое не под силу. Думаю, не только нам, но и всем ученым Земли. Мы еще до этого не доросли! Поэтому, предлагаю воспользоваться принципом Оккама: "Не следует множить сущее без необходимости", или как он выразился:

"...множественность никогда не следует полагать без необходимости... [но] всё, что может быть объяснено из различия материй по ряду оснований, -- это же может быть объяснено одинаково хорошо или даже лучше с помощью одного основания". То есть, если перед переносом я сделаю что-то в мире, что буду знать только я один, а после переноса смогу узнать, сделал ли я это в том мире, откуда перенесся, то я могу сделать вывод, что перенесся именно из этого мира.

- Что же именно ты можешь сделать?

- Например, открыть анонимный счет в банке на какую-нибудь "хитрую" сумму, например 126743 доллара. И никому об этом не говорить. После переноса попросить твоего двойника получить деньги с этого счета и проверить сумму. Если она будет равна той, что я положил, то буду считать, что перенос состоялся именно из этого мира. Хотя, вероятность этого события и не достигнет ста процентов в связи с множественностью миров, но для меня будет достаточно и такой проверки! Ведь: "Не следует множить сущее без необходимости"! Тем более, это я уже сделал перед переносом по совету твоего двойника. Только там сумма другая.

- Вот мы и определили первый пункт нашего плана. Каков будет второй?

- Вторым пунктом мы наметим поиск других параллельных миров. Ты должен посидеть за аппаратурой и просканировать все возможные сочетания параметров ее работы. Может быть, на каком-нибудь из них нам повезет! И все четко фиксировать.

- Ты представляешь, какая это огромная работа? Только одних параметров одиннадцать, да их сочетания, да диапазоны изменения? Это - работа на годы!

- Ее все равно надо когда-то начинать. Лучше раньше. Кстати, надо воспользоваться компьютером: путь все делает он, ты только подключаешься в случае необходимости. Ведь тебе известно, что должно получиться при обнаружении нового мира?

- Если бы это было так! Мне известно только одно: в моей голове поселился "второй голос".

- Значит, надо перевести это твое состояние в цифровую форму, чтобы поручить поиск компьютеру. Не верю, что этого нельзя сделать! Раз ты услышал "голос", то произошли физические изменения каких-то параметров аппаратуры и твои собственные. Попытайся их выявить.

- Хорошо, каков будет третий пункт плана?

- Как только мы установим, что перенос произошел из реальности "Мир 2" в "Мир 1", сразу все другие дела отставим и начинаем экспериментировать с повторением переноса кого-нибудь еще в наш мир и переносом в другую сторону: из "Мир 1" в " Мир 2". Тут множество вариантов: возможен ли перенос в любую точку прожитой жизни реципиента, или это должна быть какая-то особая точка, например, связанная с сильным душевным волнением? Возможен ли перенос сознания в тело другого человека? При каких условиях? И так далее ... Тут также работы на годы. Мы с тобой одни не справимся. Придется расширять коллектив. И тут сразу возникает четвертый пункт плана.

- Какой?

- Разработка системы обеспечения секретности работ. Надеюсь, ты понимаешь, что и за меньшее убивают не задумываясь? И что делать с твоим двойником из "Мир 3"? Его отсюда нельзя контролировать! Вполне вероятно, что тебе придется переселиться в его тело. Или отправить туда кого-то другого ... А тут такое открытие! С такими перспективами!

- Вот появился и пятый пункт плана: разработка вариантов практического использования нашего открытия.

- Думаю, на первое время планов достаточно. Надо работать!


И работа началась. Один доктор Вебер ничего не успевал сделать. Пока на его ответственности был только второй пункт плана. Пришлось подключаться Володе. Он стал прорабатывать первый, четвертый и пятый пункты плана.

Профессор Восс даже не представлял, чем занимался его помощник доктор Вебер: тот все время проводил у аппаратуры, настраивая и трестируя ее. Все свободное время только этим и занимался.

"Какая работоспособность! Вот бы с такой интенсивностью работали все мои ассистенты и помощники!- думал доктор Восс.- Осталось чуть больше года до окончания договора о сотрудничестве с господином Бутовым! А никакие обнадеживающие результаты еще не получены. Что-то мое сердце в последнее время стало пошаливать. Пожалуй, надо проконсультироваться со специалистами. И интенсифицировать процесс исследований! За этот год мы должны обязательно добиться успеха".

* * *

Дети Володи подрастали: сыну уже исполнилось три года, дочери - полтора. Габриэль была счастлива. Все свое время она уделяла детям. Продолжала заниматься графикой. За прошедшие пять лет она создала целый цикл гравюр "Моя семья", тепло принятый любителями живости и выкупленный картинной женевской галереей за очень приличные деньги.

Володе пришлось построить специальный павильон, соединенный с виллой крытой галереей, где он разместил все гравюры жены. Тут он очень любил отдыхать от повседневных забот, которых становилось все больше и больше по мере приближения "часа Х" - даты переноса его в этот параллельный мир, или, как он говорил: "моего счастливого случая".


Габриэль давно передала мужу доверенность на управление ее долей в семейном банковском деле - банке "Лозаннский кредит". Володя побывал там, познакомился с членами Наблюдательного совета, просмотрел показатели работы банка за последние десять лет, балансы и оценил перспективы его развития.

"Банк имеет очень хорошую историю, репутацию и прекрасных управленцев, но наблюдательный совет в последние десять лет палец о палец не ударил, чтобы привлечь новых серьезных клиентов, внедрить новые технологии в банковское дело, начать заниматься драгоценными металлами, то есть открывать "металлические счета", как это делают другие банки. Скоро грянет мировой кризис, очень многие банки и промышленные предприятия станут банкротами. Первые признаки кризиса уже появились: это раздувшийся "пузырь" роста цен на недвижимость, это безудержное кредитование населения без каких-либо серьезных гарантий возврата кредитов ... О чем они думают? Почивают на лаврах давно прошедших лет? А банк-то хорош! Его вполне можно приспособить для выполнения моего плана по практическому использованию открытия перемещения сознания живых организмов между параллельными мирами. Надо будет встретиться с Председателем Наблюдательного совета и попробовать склонить его к более активным действиям. А для начала перевести в этот банк деньги в размере 500 миллионов долларов, полученные мною за последние два года работы на бирже в России из брокерской конторы Веры Погодиной. Да и предупредить ее о надвигающемся кризисе: пусть готовится. Тем более, что скоро там просто нечего будет делать: кризис доберется и до России и все котировки акций пойдут вниз. А, зная, как там к нему отнесутся: полным игнорированием и громогласными заявлениями, что кризис только на Западе, а в России - тишь, гладь и божья благодать - можно прогнозировать только ухудшение ситуации на фондовом рынке. Увеличится бегство западного капитала из России и надо хорошо подумать, как лучше всего пристроить высвободившиеся деньги. У меня уже приобретено золота на 300 миллионов долларов по цене 2001 года Помнится, в ноябре 2008 года, перед самым моим переносом, цена золота опять стала падать: значит, если появятся деньги, его надо покупать!"


Спустя несколько дней Володя встретился с Председателем Наблюдательного совета банка "Лозаннский кредит" господином Карлом Визбургом.

- Господин Бутов! Очень рад Вас видеть! Как самочувствие всеми любимой нашей Габи? Дети здоровы? Что привело Вас сюда?

- Супруга чувствует себя прекрасно, дети - растут, а дело, которое привело меня к Вам стоит пятьсот миллионов долларов!

- Но кредит такого размера, даже одному из младших владельцев банка, мы предоставить не можем! У нас нет таких возможностей в настоящее время!

- Господин Визбург! Я не прошу кредит, а хочу с Вами посоветоваться насчет вложения моих капиталов на эту сумму.

- Сумма весьма велика! Мы можем предложить Вам положить эти деньги на депозит в нашем банке под ... э-э-э ... очень приличный процент - 2,5 в год! Или Вы хотите купить какое-нибудь предприятие в Европе?

- Нет, я хотел поговорить не об этом. Как Вам может быть известно, в прошедшие 10 - 12 лет я много сил и времени потратил на работу на фондовом рынке, в основном, российском. Но в последнее время спекулировал и на биржах Великобритании, Германии и Швейцарии. Также довольно успешно. Приобрел некоторый положительный опыт. Занимался анализом мировых финансов и прогнозированием тенденций их развития. И решил, что надо обзавестись собственным банком, или, в крайнем случае, стать одним из главных партнеров среди его владельцев.

Вот по этому поводу я и хотел с Вами посоветоваться как с человеком, хорошо знающим конъюнктуру в банковском секторе Швейцарии.

- Спасибо за лестный отзыв о моем профессионализме! Но чтобы решить поставленную Вами задачу, предложенного капитала недостаточно! Например, десятипроцентная доля в нашем банке, которой владеет милая Габи, сейчас оценивается в пятьсот - шестьсот миллионов долларов! Да и продавать даже долю такого размера в нашем банке никто не будет. То же самое относится и к другим банкам Швейцарии. А покупать маленький банк с небольшим капиталом, или организовывать его с нуля - себе дороже: столько придется потратить сил и средств, чтобы поставить его на ноги!

- Это мне известно! Но я владею ноу-хау: свои последние капиталы я заработал, спекулируя золотом. Я готов организовать эту сферу банковской деятельности там, где этим никто пока не занимался. Мне представляется, что в недалеком будущем работа с металлическими счетами будет приносить неплохой доход, тем более в свете тех потрясений, что ожидают мировую экономику в ближайшее время!

- Господин Бутов! Что Вы имеете в виду под потрясениями мировой экономики?

- Конечно мировой финансовый кризис, который затронет весь мир!

- С чего Вы взяли, что он будет?

- Как я уже Вам говорил: прогнозы и чистая аналитика.

- И с ним можно будет бороться, только вводя металлические счета? Да сейчас и трех процентов из числа всех банков мира не наберется, кто этим занимается!

- Всегда все начинается с первого шага. И кто его сделает одним из первых - тот получит максимум преференций!

- Мне неизвестны такие прогнозы! Я имею в виду наступление мирового кризиса. Пока что ни Мировой банк, ни другие такие же почтенные организации ничего подобного не говорят!

- Господин Визбург! Да стоит об этом начать говорить, так только эти разговоры вызовут кризис! Умные люди изучают аналитику и готовятся к предстоящим потрясениям, недалекие - ждут указаний светил мировых финансов и упускают время.

- Что-то я Вас перестал понимать, господин Бутов! То Вы называете меня профессионалом в банковском деле, а то относите к категории недалеких людей!

- Но я этого не говорил! И я не знаю Вашего отношения к моему утверждению, что мы стоим на пороге мирового финансового кризиса.

- Я в него не верю!

- Вот и поговорили! Значит, мне нет места в Вашем банке? И работа с драгоценными металлами Ваш банк не интересует?

- Да, это так. Передайте милой Габи, если она надумает продавать свою долю в нашем банке, пусть обращается только ко мне - я предложу за нее хорошую цену!


После этого разговора Володя ругал себя последними словами:

"И дело не сделал и сумел настроить против себя господина Визбурга! Ну, зачем "полез в бочку"? Позиция банкира была явно выражена с самого начала разговора. Надо было все спустить на тормозах и скромненько остаться при своем мнении. Хотя бы нейтральные отношения сохранились! Придется искать другой хоть и маленький, но банк в Швейцарии. На солидный банк у меня денег явно не хватит. Надо поговорить с Габи. Может быть, даст правильный совет: она знает многих финансистов и прекрасно разбирается, кто есть кто в Швейцарии!"


Разговор с Габи состоялся на следующий день, когда Володя немного успокоился.

- Дорогая, хочу с тобой посоветоваться. Я свалял большого дурака, когда, не посоветовавшись с тобой, напросился на разговор с господином Визбургом и, конечно, все испортил.

- Расскажи, как было дело!

Володя почти дословно передал ей состоявшийся разговор и свои выводы, которые он сделал после него.


- Да, не стоило обострять ситуацию. Но, может быть, это и к лучшему! Все равно тебя бы никогда не подпустили к нашему банку: какой-то неизвестный русский, состояние сделал, спекулируя на бирже, во всем имеет свое мнение, не выражает почтительности к патриархам банка, тыкает их носом в неспособность к анализу ситуации в мировых финансах и пренебрежению торговлей драгоценными металлами! А так ли тебе нужен собственный банк?

- Нужен! Причем чем быстрее, тем лучше! Впереди - мировой финансовый кризис. Цена на драгоценные металлы будет резко возрастать. Открытие металлических счетов в банке - это один из самых надежных способов сохранить сбережения. А банков, оказывающих такие услуги - пока единицы.

- То есть, ты хочешь купить банк в Швейцарии или долю в нем, позволяющую проводить собственную банковскую политику?

- Да, хотелось бы именно швейцарский банк, маленький, но с незапятнанной репутацией. Кроме торговли драгоценными металлами он будет востребован для дела, выгорит или не выгорит которое, будет выяснено в конце следующего года. Пока я не хочу о нем говорить.

- Сколько есть у нас денег, которые можно пустить на приобретение банка?

- Я могу выделить миллиард долларов! Кроме того пятьсот миллионов уже вложены в золото и находятся в "Banque Cantonale de Gen?ve". Это мой резерв на самый крайний случай: если дела пойдут не лучшим образом.

- Мало! Но если приплюсовать и мои деньги, которые я могу получить, продав свою долю в "Лозаннском кредите", это не менее шестисот миллионов долларов, то можно и поискать ... Дай мне время подумать! Старый друг моей матери, Макс Родер, тоже банкир, может быть, что-нибудь посоветует! Но он уже очень старенький - семьдесят пять лет! И живет в Берне. Я позвоню ему сегодня и договорюсь о встрече. Думаю, нам надо съездить к нему вместе!

* * *

Макс Родер ожидал Габриэль и Володю в своем особняке в Берне к одиннадцати часам утра, и был очень заинтригован просьбой о встрече.

- Познакомься, это мой муж Владимир Бутов, русский, бизнесмен. А это - старинный друг нашей семьи Макс Родер.

Сначала были расспросы о детях, рассмотрение их фотографий, разговоры о жизни, воспоминания ... Потом перешли к тому делу, ради которого и приехали. Говорила Габи, Володя слушал молча.


- Макс! Нам нужен совет и помощь. Наши дела сложились так, что необходимо в Швейцарии заиметь собственный банк, пусть небольшой - на крупный у нас не хватит денег - но с безупречной репутацией. Ты ничего не можешь посоветовать?

- Зачем Вам понадобится банк - я не спрашиваю, захотите - расскажете. А что "Лозаннский кредит"? Не подходит?

- Господин Визбург отказал нам в увеличении нашей доли в банке, а значит, в возможности хоть как-то влиять на политику банка.

- Он всех считает несмышленышами! Угодить этому консерватору невозможно! Даже годы его не исправили! Каким капиталом Вы располагаете?

- Полтора миллиарда долларов, включая мою долю в десять процентов в нашем семейном банке.

- Немного, но подумать можно. Несколько месяцев назад ко мне обращался старина Вобле, ты должна его помнить, он иногда заходил к Вам в гости вместе со мной. Так вот, его внук, владелец их семейного банка "Кантональный кредитный банк Женевы" собрался переезжать в Америку и купить там какое-то IT производство, что-то связанное с компьютерами. И очень интересовался возможностью заложить свой банк или продать его. Сколько он за него хотел - я не знаю, также не знаю, чем кончилось дело, но могу позвонить и узнать.

- Звони прямо сейчас. Заодно может быть потребуется уточнить какую-нибудь информацию.


Разговор двух старых друзей затянулся на целый час. И только в конце его Вобле поинтересовался, зачем, все-таки его побеспокоил Родер. Узнав причину, он очень заинтересовался возможным покупателем, а когда ему стало известно, что банк хочет приобрести Габриэль, опять ударился в воспоминания и еще проговорил об этом с Родером минут пятнадцать.

- Дружище, так все же, продается Ваш банк или нет?- поинтересовался Родер.

- Продается только доля в нем, принадлежащая моему внуку. Это семьдесят шесть процентов.

- О какой сумме идет речь?

- Ха, по телефону такие вещи не обсуждаются!

- Вспомни молодость! Как мы с тобой переговаривались при покупке акций на бирже. Там тоже нельзя было называть никаких чисел, однако мы прекрасно обходились!

В конце концов, Вобле озвучил некую дату, когда хотел бы встретиться со своим старым другом, которой была зашифрована стоимость сделки. И обещал позвонить через час, чтобы уточнить время его приезда.


- Они хотят два миллиарда долларов! Если поторговаться, можно снизить цену, но не более чем на десять процентов. Хоть этот банк маленький, зато имеет репутацию очень надежного и передового банка: внук Вобле - специалист по IT - во все сферы его деятельности внедрил современные компьютерные технологии.

- Значит, один миллиард восемьсот миллионов долларов ... Нам надо посоветоваться с мужем.

- Хорошо, оставайтесь здесь, а я пойду, распоряжусь насчет

обеда.


- Володя, что будем делать?

- Принципиальное согласие надо давать, но окончательное - только после ознакомления со всеми документами. Эти деньги мы найдем: ты продашь свою долю в банке "Лозаннский кредит", причем попытаешься получить за нее максимальную цену, а недостающую сумму я возьму из резерва. Кроме того, до середины 2008 года, когда, скорее всего, и придется рассчитываться за долю в банке с внуком Вобле, я сумею заработать еще несколько сот миллионов долларов, спекулируя на бирже. Так что, возможно и не придется залезать в резервы.

- Неужели так долго будут оформляться документы на долю в банке? Так и я смогу получить деньги за свою долю только через полгода!

- Когда я продавал голландцам свой бизнес в Санкт-Петербурге, прошло почти полгода от принятия решения о продаже до момента получения денег! И это после того, как обе стороны полностью познакомились со всеми документами, а мое предприятие прошло аудиторскую проверку. И тогда речь шла о сумме около четырехсот миллионов долларов. А сейчас - сумма в четыре с половиной раза большая. Это не рыбой на базаре торговать!

- Я пойду найду Родера и сообщу, что мы согласны на миллиард восемьсот миллионов долларов. Больше средств мы не имеем. Пусть, когда позвонит Вобле, сообщит наше решение. Если согласие будет достигнуто, то мы готовы в любое время посетить его внука и решить все вопросы. Кстати, владельцами этих семидесяти шести процентов будем мы с тобой на пару, в зависимости от вложенных в ее покупку личных средств. Не возражаешь?

- Конечно, нет.

А еще через неделю Володя уехал в Женеву для проведения окончательных переговоров о покупке банка.


Габриэль встретилась с Карлом Визбургом и предложила выкупить свои десять процентов в уставном капитале "Лозаннского кредита". После переговоров и торговли, продолжавшейся неделю, стороны согласились на сумме в шестьсот пятьдесят миллионов долларов. Документы были оформлены в течение месяца. Тогда же были переведены деньги на счет Габриэль, открытого в покупаемом банке. Володя сразу же пустил эти деньги и свой миллиард на спекуляции акциями в России, пытаясь снять последний раз "сливки" со своих знаний котировок акций. Это время заканчивалось. До середины 2008 года, когда он активно участвовал в биржевых спекуляциях и помнил котировки наиболее ликвидные ценных бумаг, оставалось восемь месяцев. За это время Володя дополнительно заработал около шестисот миллионов долларов.

Деньги на покупку семидесяти шести процентной доли в "Кантональном кредитном банке Женевы" были собраны полностью. Покупка и оформление доли завершилась в июле 2008 года. В результате, Володя получил в свою собственность сорокапятипроцентную долю в уставном капитале банка, а Габриэль - тридцать один процент.

* * *

Суточные бдения доктора Вебера перед аппаратурой в исследовательской лаборатории не дали никакого результата: не было ни одного случая обнаружения нового параллельного мира. Беседы же со своим двойником он продолжал регулярно, рассказывая о своем мире, о людях, его населяющих, о лаборатории и господине Бутове.

В середине августа 2008 года, когда Володя вторично появился в лаборатории профессора Восса в "Мире 2", двойник сообщил об этом доктору Веберу. Немедленно это было доложено Володе. Приближался заключительный этап операции "Счастливый случай".


За неделю до начала лечения доктор Вебер в присутствии Володи связался со своим двойником и попросил его сделать следующее: сразу по окончании второго сеанса лечения на аппаратуре профессора Восса встретиться с господином Бутовым и передать ему некое сообщение (текст сообщения приведен в главе 1). Кроме того, предупредил его, что во время третьего сеанса очень велика вероятность того, что лечение отклонится от нормального хода и мозг пациента погибнет. Если это произойдет, паниковать не надо, а только следить за событиями, не вмешиваясь в них. А самое главное, в точности зафиксировать все параметры работы аппаратуры в этот критический момент. На следующий день после этого трагического случая с ним опять свяжутся и попросят еще кое-что сделать.


Двойник выполнил просьбу о передаче сообщения Володе в точности. Даже подмигнул пациенту перед началом третьего сеанса лечения, пытаясь того хоть как-то подбодрить. Во время третьего сеанса неожиданно мозг пациента стал неадекватно реагировать на воздействие приложенного к нему электромагнитного поля и погиб.


Доктор Вебер, как и обещал двойнику, связался с ним на следующий день после несчастья и поинтересовался, что у них происходит.

- Все в шоке! Ведь ничто не предвещало трагедии! Особенно расстроился профессор Восс. Мать господина Бутова тоже никак не ожидала такого исхода лечения. Она ни в чем пока не обвиняет профессора, но ее адвокаты попросили показать все документы, регулирующие взаимоотношения господина Бутова и лаборатории. Чем все окончится - неизвестно! Пока все исследования остановлены, профессор Восс с сердечным приступом госпитализирован.

- У меня к Вам большая просьба: запишите номер анонимного счета в банке "Лозаннский кредит" и все коды доступа к нему,- доктор Вебер продиктовал цифры.- Сегодня или завтра обязательно посетите этот банк и снимите с этого счета хранящиеся на нем средства. Эти деньги теперь принадлежат Вам как наша благодарность за участие в некоем эксперименте, который мы поставили с Вашим участием, хотя заранее и не сообщали о нем. Завтра я с Вами свяжусь и очень хочу узнать точную сумму средств, снятую с этого счета!

Кроме того, прошу сообщить точные параметры работы аппаратуры на третьем сеансе лечения господина Бутова, и произошли ли с ними какие-то изменения во время сеанса.

- Данные по аппаратуре я могу назвать уже сейчас,- и двойник продиктовал доктору Веберу значения параметров настройки.- Никаких их изменений в процессе проведения третьего сеанса лечения господина Бутова я не зафиксировал!


Во время сеанса связи на следующий день двойник назвал сумму, снятую им с указанного доктором Вебером счета: она в точности соответствовала той, что Володя положил на этот анонимный счет.

- Как самочувствие профессора Восса?- поинтересовался доктор Вебер.

- Неважно. У него сильнейшая аритмия, которую пока не могут снять медикаментозными средствами - только с помощью кардиодефибриллятора. Но, спустя несколько часов она снова возобновляется. Я сегодня его посещал, так он мне сообщил, что к нему приходил натариус с его супругой, и он всю лабораторию, включая землю, строения и оборудование завещал ей. Не знаю, что она собирается с ней делать, если профессор умрет - скорее всего, продаст кому-нибудь.

- Это очень важное сообщение! Я буду связываться с Вами ежедневно, прошу информировать меня о здоровье профессора.

- Хорошо.


Володя был очень рад известию о том, что перенос состоялся именно из того мира, где находился двойник доктора Вебера.

"Можно начинать подготовку к переносу человека из "Мир 1" в "Мир 2" и обратно. А вот сообщение о болезни профессора достаточно неприятное! Надо продумать вариант приобретения его лаборатории, если он умрет. Что же делать? Ведь в том мире остались только средства на счете у матери ... 200 миллионов долларов. Надо все продумать и просчитать".


Глава восьмая.


На очередной встрече с доктором Вебером Володя предложил подумать над тем, каким образом подготовить эксперимент по переносу сознания человека из "Мир 1" в "Мир 2".

- Поскольку новых параллельных миров мы обнаружить не смогли, хотя это совсем не говорит, что они не существуют, а только о том, что Ваш двойник, например, занимался совсем другим делом в это время и в другом месте, надо попытаться использовать то, что у нас в руках. Я имею в виду методику, используемую профессором Воссом и параметры его аппаратуры, при которых произошел перенос моего сознания в "Мир 1".

- Все не так просто! Нужны эксперименты и эксперименты!

- А именно?

- Надо уточнить, нужно проводить предварительно два сеанса воздействия импульсами перед переносом, как это было с Вами, или достаточно только одного, но с зафиксированными настройками третьего. Надо определить, будет ли происходить перенос из "Мир 1" в "Мир 2" при настройках аппаратуры, расположенной в "Мир 2". Надо определить: для успешного переноса должно ли быть у реципиента какое-либо событие, оставившее неизгладимый след в его сознании, или перенос возможен в любую точку его прошлой жизни, и как найти эту точку ... И еще много чего надо узнать, определить, уточнить. Без этого будет слишком большой риск потерять сознание реципиента на пути в другой мир.

- Я считаю, что надо идти по пути наименьшего сопротивления. Например, нам совершенно не обязательно именно сейчас уточнять нужно ли для переноса сознания проводить предварительно два сеанса облучения электромагнитными полями перед третьим - основным. Ответ однозначный - нужно! А потом, накопив опыт, уточним их необходимость.

Далее, зачем нам сейчас терять время и определять, в какую точку жизни реципиента нам переносить его сознание? Когда можно, для начала, подбирать таких людей, у которых такая точка явно выражена, как это было в моем случае.

Что надо проверить, так это возможность переноса сознания на нашей аппаратуре генерирования электромагнитных полей с настройками из "Мир 2". Но для этого требуются эксперименты. Вот над этим и будем размышлять.

- Думаю, надо подобрать такого человека, для которого прожить жизнь заново - счастье, и на эксперимент он согласится пойти даже, если мы предупредим его о невозможности гарантировать стопроцентный успех. Например, человека с травмой позвоночника, обездвиженного и прикованного к постели. У этого человека также будет четко выражена точка жизни для переноса - перед полученной травмой, чтобы он попытался ее избежать. Только предварительно надо точно установить, проживает ли он в "Мире 2", чем занимается, чем болен и т.д. И рассказать все это реципиенту. Также надо его предупредить, что он не должен никому рассказывать об этом эксперименте, кроме нашего человека, который к нему обратится в "Мире 2".

- И желательно, чтобы этого человека мы хорошо знали, а он знал нас! Тогда доверие его к нам значительно возрастет, как и наше к нему. Решено! Ищи такого человека среди своих друзей и знакомых. Я займусь этим же. Потом обсудим кандидатуры и выберем наиболее подходящую. И еще одно. Я подумал, что раз ты можешь мысленно общаться со своим двойником из параллельного мира, то это же самое может сделать и другой человек, если, конечно, у него существует такой двойник. Или для этого надо иметь какие-то особые способности? Ты ничего такого ранее не замечал за собой?

- Нет! Может быть, потому я и не могу связаться ни с кем еще из других параллельных миров, что там отсутствуют мои двойники, имеющие особенности, присущие только мне, или они занимаются вещами, не связанными с подобной аппаратурой формирования электромагнитных импульсов? Вот бы нам найти кого-нибудь из того твоего мира, про которого точно известно, что в этом мире он имеет двойника, и попытаться соединить их посредством нашей аппаратуры! Только такого, на которого мы можем положиться!

- Ты прав. И я знаю такого человека! Это моя мать! Свяжись со своим двойником и расскажи ему о предстоящем эксперименте. Если не будет возражать, я сообщу через тебя информацию, которую он должен донести до моей мамы из параллельного мира, чтобы она поверила в мое существование и согласилась на эксперимент. А я переговорю со своей матерью из этого мира. Если все сложится удачно, то проведем эксперимент в ближайшее время!

* * *

Володя решил посвятить Габи в тайну, которую пока знало только два человека в этом мире.

"Она моя жена, мать моих детей и скрывать что-либо от нее - неправильно! Тем более что банк, долями которого мы совместно владеем, как раз и предназначен, в том числе для обеспечения финансами развития этого открытия. Кроме того, она имеет обширный круг знакомых в Швейцарии и может помочь в поиске первого кандидата во вселенца".


- Милая, у меня есть разговор, который я хотел бы не откладывать на потом. Пошли в мой кабинет, там нам будет удобнее.

Габи была очень заинтриговала приглашением мужа: раньше он никогда так не поступал. Сердце ее тревожно забилось:

- Что ты хочешь рассказать мне, Володя? Надеюсь, ничего плохого не случилось?

- Думаю, что не случилось. Это зависит от точки зрения: с какой стороны посмотреть.


И он подробно рассказал Габи историю своего появления в этом мире, включая и события последних лет.

- Даже не знаю, как мне отнестись к этому рассказу: как к сказке или как к реальности! Так что же ты от меня хочешь?

- Сейчас мы заняты поиском человека, который согласится стать первым вселенцем из этого мира в свое тело в другом мире. Если эксперимент пройдет успешно, то это откроет перед нами широчайшие перспективы переселения сознания людей из нашего мира в другой и обратно. Как я уже говорил, миры чрезвычайно похожи друг на друга, так что вселенец даже не почувствует, что окажется в параллельном мире. Но попытается там прожить вторую полноценную жизнь, например, избавившись от болезни, травмы или чрезвычайно больших неприятностей, так как будет о них предупрежден и сможет изменить свою жизнь. Кроме того, он сохранит все свои знания и умения из прошлой жизни наряду с теми, что получил до момента вселения в свое новое тело от своего двойника. Может быть, у тебя есть на примете человек, нуждающийся в радикальном изменении своей жизни и с удовольствием готовый принять такое изменение в своей судьбе?

- Ты знаешь, первой о ком я подумала, это моя школьная подруга Магда Шрайбер. Она пять лет назад получила травму позвоночника при спуске с горы на лыжах. И полностью прикована к постели, не может пошевелить ни рукой, ни ногой, только разговаривает. Она мне не раз говорила, что хочет уйти из жизни, только не знает, как это сделать. Родители у нее - состоятельные люди, сумевшие обеспечить ей надлежащий уход и лечение, очень ее любят и пойдут на все, чтобы помочь ей изменить свою судьбу. Я могу поговорить с ней, а потом и с ее родителями, предложить вариант вселения ее сознания в тело ее двойника, но находящегося в другом мире. Только нужны гарантии того, что все пройдет для нее благополучно!

- Ну, какие гарантии я могу дать?

Если бы я был точно уверен, что она решится на подселение своего сознания, тогда бы можно ей обещать, что наш человек в другом мире наведет справки о той Магде: как ее самочувствие, чем она занимается, и она именно подселенная личность или нет! Но для этого нужны какие-то определенные тайные знаки, слова, числа, известные только реципиенту, которые могут подтвердить идентичность сознания того человека сознанию вселенца. То есть, нужна специальная подготовка. Если окажется, что положение Магды в другом мире незавидное, или она не сможет изменить ход событий, произошедших с ней и не допустить несчастья, как сумел сделать я, то тогда она может отказаться от вселения. Зачем ей менять шило на мыло? И что нам с этим делать? Наша тайна станет известна широкому кругу людей. А этого на данном этапе допустить нельзя: мало того, что мы окажемся в центре совершенно ненужного нам внимания, так еще и нас могут причислить к шарлатанам, мошенническим путем обирающих несчастных больных людей, да еще убивающих их! Ведь человек, сознание которого подселяется в другой мир - погибает в этом! Его мозг умирает! А совершенно бесплатно такое переселение мы можем сделать считанным единицам людей: только на стадии опробования методики.

- Что же является, на твой взгляд, самым главным при принятии решения о вселении именно данного человека?

- Думаю, три вещи:

Во-первых, уверенность в том, что, оказавшись в точке переноса за мгновение до несчастья он способен переломить ситуацию и предотвратить ожидаемое несчастье или хотя бы значительно уменьшить его последствия! Можно ли это сделать - не знает никто, даже сам вселенец. Но хотя бы физические данные для этого у него должны быть. Возможно, нужны специальные тренировки, скорее всего психологические, позволяющие вселенцу мысленно раз за разом прокручивать в голове трагическую ситуацию. И выстроить порядок своих действий в момент перед несчастьем.

Во-вторых, умение держать в тайне приготовления к вселению. Чтобы даже близкие люди не догадывались об этом.

В-третьих, наличие довольно больших финансовых ресурсов, обеспечивающих весь процесс подготовки к вселению, само вселение и последующее за ним, вполне вероятное, судебное дело с обвинениями в наш адрес об умышленной гибели человека.

- У нас же уже имеется действующая лаборатория! Поэтому средства на подготовку и само вселение будут не так уж велики.

- У нас исследовательская лаборатория. А чтобы иметь право принимать больных, мы должны, по крайней мере, превратить ее в клинику, хоспис или дом престарелых, и держать в нем людей не день - два, а месяцами, чтобы не была подозрительна немедленная их гибель при попадании к нам.

- Значит, вся эта затея - только для очень богатых людей. То есть, обеспечить массовость вселения сознания в человека другого мира невозможно!

- Думаю, на этом этапе - да!

И уж если создавать хоспис для очень богатых людей, то создавать его с чрезвычайно высоким уровнем комфорта. Всего на несколько мест - до десяти. И брать с них очень большие деньги за оказываемые им эксклюзивные услуги: сотни миллионов долларов! И только единицы из них после проведенных исследований и подготовки узнают, что смогут вселиться в самих себя в другом мире, и тогда уже это будет стоить им миллиарды долларов. Организовать это - не простое дело! Но как еще использовать открытие вселения сознания людей в самих себя, но в другом мире - мне не известно!

- Так стоит ли нам заниматься этим? Все же, не лучше ли широко опубликовать полученные результаты и прослыть открывателями параллельных миров?

- Мы не торопимся. Но, чтобы опубликовать результаты исследований, нужны факты, подтверждающие открытый нами феномен. А для этого - хотя бы несколько успешных вселений сознания людей в другой мир. Иначе, как я говорил, нас сочтут шарлатанами и мошенниками.

Есть и другой аспект: если сознание человека переселится в него самого в параллельном мире то он, зная как и что будет развиваться, сможет изменять будущее, как в лучшую, так и в худшую сторону. Изменять целенаправленно! И не только для своего обогащения, но и для захвата власти, мести, сведения счетов и т.п. Вот как с этим быть? Значит: отбор, отбор и еще раз отбор достойных кандидатов для вселения! А кто это может сделать наилучшим образом? Только независимая группа людей, а не какое-нибудь единственное государство, которое "будет играть в одни ворота" - свои! И чем позже в нашем мире станет известно о такой возможности - тем лучше для всех.

- Согласна, тут возникают моральная и нравственная проблемы, и как решить их наилучшим образом - я не знаю.

- Поэтому я и хочу провести два - три вселения и потом, убедившись, что все прошло удачно, принимать решение, что со всем этим делать! А пока - строжайшая секретность!

- Все же я встречусь с Магдой. Поговорю, выясню настроение. Никаких обещаний давать не буду. Главное внимание уделю моменту несчастья, выясню, представляет ли она, что можно было сделать в последний момент для его предотвращения и способна ли она на это. А там видно будет.

* * *

Магда была очень рада увидеть свою школьную подругу, с которой не общалась уже много лет - с момента замужества Габриэль.

Габи смотрела на Магду, и ей было чрезвычайно стыдно.

"Если бы не желание помочь мужу в поиске реципиента, я не встретилась бы с ней еще долгое время. Практически забыла о ней. Все заботы о семье, детях. Раньше, до замужества, я приходила навещать ее несколько раз в год. Внешне все вполне пристойно: причесана, легкий макияж, одета в платье, полулежит на специальном кресле - кровати. Перед лицом на специальной подставке - навороченный компьютер, управляемый голосом. Выглядит Магда плохо: мешки под глазами, лицо бледное, глаза как у старухи: выцветшие, потухшие.

Бедная Магда! Надо ей обязательно помочь!"


- Как я рада тебя видеть! Ко мне уже давно никто не приходил. Подруги обзавелись семьями, детьми, разъехались кто куда ... А я вот доживаю последние месяцы: самочувствие ухудшается день ото дня ... Если бы не родители, поддерживающие меня и заботящиеся, умерла уже несколько лет назад. Все знакомые, с кем я лежала в клинике после несчастья, уже покинули этот свет. Расскажи, как у тебя дела, что нового, чем сейчас занимаешься? Я часто с помощью компьютера посещаю твой зал в картинной галерее Лозанны и разглядываю твои гравюры. Но в последнее время ты ничего не выставляла нового. Почему?

- Магда! Я тоже очень рада тебя видеть! Новостей у меня немного: вся в заботах, дети растут и требуют внимания. В последнее время редко бываю в Лозанне: мы переехали в Женеву. Там наше новое семейное дело - банк. Наряду с ним муж занимается исследованиями в области электромагнитных полей. У него своя исследовательская лаборатория здесь, в Лозанне.


Они еще долго разговаривали, вспоминая общих знакомых, их судьбы, значимые события жизни ... Магда сама затронула интересующую Габи тему:

- Все прошедшие годы после несчастья со мной я постоянно прокручиваю в голове картину этого происшествия. И чем больше я анализирую случившееся, тем чаще склоняюсь к тому, что будь я немного более хладнокровна и удачлива, его можно было избежать или, хотя бы, ограничиться куда меньшими травмами! Всего то и нужно было не лететь сломя голову дальше, в лавину, которую я прекрасно видела, а упасть и переждать ее прохождение! Я ведь попала в самый ее край, и она понесла меня вниз, крутя и ломая тело. Пусть бы из-за падения перед лавиной я сломала руку или ногу. Это разве может сравниться с тем, что произошло со мной на самом деле! Вот вернуть бы все назад, за несколько мгновений до несчастья! Я уже продумала, как надо было действовать. Но ведь прошедшего не вернешь!

- Давай помечтаем! Вдруг бы тебе представилась такая возможность?

- Как такое может быть? В прошлое вернуться нельзя.

- В прошлое в этом мире вернуться нельзя, тут я с тобой согласна. Но мы же мечтаем! А вот если бы была возможность вернуться в прошлое в параллельный мир, в саму себя, за мгновение перед несчастьем? Ты бы согласилась?

- Я бы согласилась, но где гарантия, что в том параллельном мире я существую, и там со мной произойдет то же, что и в этом мире? И я смогу этого избежать? Вдруг там меня нет, или я не люблю кататься на лыжах, или тоже лежу в больнице и умираю от какой-нибудь болезни? Да что угодно может со мной происходить в том параллельном мире!

- А если бы мы могли точно узнать, что ты существуешь в том мире?

- Конечно, мечтать не вредно! Но как это можно узнать?

- У тебя ведь есть какая-то тайна, которую знаешь только ты? Представь, наш человек из того параллельного мира встречается с твоим двойником и спрашивает об этой тайне. Если она подтверждается, то можно считать, что это ты и мир тот самый.

- Как бы хотелось, чтобы это произошло! Но как узнать, произошел ли перенос и был ли он успешным?

- Ты сейчас этого не сможешь узнать. Но вот твои родители это узнать могут, но уже после твоего переноса. Для этого можно сейчас сделать что-то, что будешь знать только ты сама и твои родители. Это будет ваша тайна. И после переноса можно будет с тобой связаться в параллельном мире и узнать эту тайну, которую сообщить твоим родителям. Если все подтвердится - это будет доказательством того, что перенос произошел успешно! А вот как бы отнеслись твои родители к тому, что твое сознание могло бы перенестись в твоего двойника буквально за мгновения до несчастья с тобой, и ты попробовала бы все исправить? Но в этот момент умерла бы в этом мире? Они бы разрешили тебе такой эксперимент? Ведь без их помощи и согласия его провести невозможно!

- Если бы это было на самом деле, возможно, я бы их уговорила. Они же видят, что со мной происходит, и сколько времени осталось мне жить!

- Ладно, помечтали о невозможном. Надеюсь, ты за это на меня не в обиде?

- Конечно, нет! Так хорошо стало на душе, когда я представила себя здоровой и сильной, хоть и в параллельном мире!


Они еще немного поговорили, и Габриэль откланялась, пообещав заходить к Магде, когда будет приезжать в Лозанну.


Вернувшись домой, Габи рассказала Володе подробности посещения Магды.

- Как я понял, она безусловно приняла бы предложение оказаться в параллельном мире в момент, предшествующий случившемуся с ней несчастью?

- Да! Причем, по ее словам, и родителей она бы уговорила не препятствовать этому! Только нужны гарантии того, что это возможно осуществить.

- Понятно. Будем думать, как это можно осуществить.

* * *

Через неделю все было готово для проведения эксперимента со связью между двойниками, роль которых играли матери Володи.


Двойник доктора Вебера встретился с мамой Володи и передал ей некую информацию, которую могли знать только она и ее умерший сын. Он также рассказал, что Володя вселился в себя самого из параллельного мира в момент перед взрывом гранаты и сумел не только остаться в живых, но и полностью сохранить зрение. И теперь хочет попробовать связаться с ней с помощью аппаратуры, благодаря которой попал в параллельный мир. Если этого не получится, то на его месте окажется мать его двойника из того мира. Все-таки, имеется большая вероятность того, что связь именно между ними, как двойниками, будет установлена.


В свою очередь Володя срочно вызвал свою мать из Санкт-Петербурга в Швейцарию и также рассказал ей о намечаемом эксперименте. Не обошлось без некоторых проблем во время этого разговора. Она никак не могла представить себе существование параллельных миров и что Володя - хоть и ее родной сын, но обладает сразу двумя сознаниями: своим собственным и Володи из параллельного мира. Но все закончилось благополучно, и она согласилась на участие в эксперименте.


В обусловленное время обе матери находились около аппаратуры в своих мирах. Попытка Володи связаться со своей матерью оказалась безуспешной: они друг друга "не слышали". В принципе, это было ожидаемо, но не проверить такую возможность было бы непростительной глупостью.

Тогда место возле аппаратуры заняли обе его матери. И контакт состоялся! "Разговор" между матерями Володи продолжался несколько часов. Они рассказали друг другу о своих мирах, обсудили всех родственников, Володю, его жизнь, жену, внука и внучку, знакомых и свою личную жизнь. Оказалось, что все родственники присутствуют в обоих мирах, практически большинство знакомых, известных им до несчастного случая с Володей - те же самые и отношение к ним обоих матерей - полностью совпадает. Личная жизнь каждой стала идти по своему пути, но она их полностью устраивает, не считая, конечно, смерти Володи в первом мире. Но, после того как стало известно о его судьбе в параллельном мире, значительная доля тяжести с души одной из матерей была снята. Только она очень расстраивалась, что воочию не может посмотреть на своих внуков и понянчиться с ними.

Володя был очень доволен успехом эксперимента. Теперь перед ним открывались новые горизонты. Учитывая достаточно большие денежные средства, имеющиеся в первом мире у его матери: двести миллионов долларов, можно было полностью выкупить исследовательскую лабораторию у родственников профессора Восса, который на днях скончался.

Володя дал указание своей матери через адвоката заняться этим вопросом и обязательно приобрести лабораторию. Тогда будет обеспечена постоянная связь между обоими параллельными мирами, и в собственности его семьи окажутся оба конца этой связи.

В итоге, договорились о времени следующих сеансов связи и дальнейших первоочередных действиях.

* * *

В мире Володи ситуация с профессором Воссом была критической: он впал в кому и только соответствующая аппаратура поддерживала его жизнедеятельность. Врачи пророчили не более недели - двух до его смерти: один за другим стали отказывать внутренние органы.

Договор о сотрудничестве между Володей и профессором заканчивался в конце декабря 2008 года, а в начале декабря профессор Восс скончался. К этому времени юристы Володи подготовили соглашение с наследниками профессора Восса, предлагая приобрести все права на исследования профессора за пятьсот тысяч долларов. Такая цена была связана с неудачами в последних экспериментах. Кроме того, выяснилось, что исследованиями Восса практически никто не интересуется и желающих продолжить их, нет.

Спустя положенное законом время сделка завершилась, и все материалы исследований перешли в собственность Володи.

* * *

Поскольку особо выбирать было не из кого для проведения первого эксперимента по переселению сознания в другой мир, решено было остановиться на предложении Габриэль: ее подруга Магда была для этого лучшей кандидатурой.


Володя с Габи навестил Магду сразу после Рождества. Они познакомились, поговорили. Он еще раз убедился, что Магда всеми фибрами души стремится исправить прошлое: произошедшее с ней несчастье. Она полностью уверена, что, оказавшись в ситуации, предшествующей трагедии, способна ее предотвратить. Родители Магды, с которыми также познакомился Володя, готовы были на все, чтобы вернуть дочь к полноценной жизни. Они были весьма состоятельными людьми, не испытывали недостаток средств и готовы были поделиться большей их частью с теми, кто возьмется за это дело. Что и было сказано Володе в приватной беседе.

Отец Магды, очень известный в Швейцарии юрист, имеющий собственную адвокатскую контору, специализирующуюся на разрешении конфликтов в банковском секторе, именно так истолковал интерес Володи к судьбе своей дочери. И Володя решился переговорить с ним, планируя приоткрыть тайну перемещения сознания между мирами. Разговор состоялся спустя несколько дней, за которые он тщательно продумал ход разговора и те пределы откровенности, на которые можно было пойти, не особенно рискуя.


- Господин Шрайбер! Познакомившись с ситуацией, в которой оказалась ваша дочь, я проникся состраданием к ее бедственному положению. Да и жена очень просила меня сделать все возможное, чтобы помочь своей школьной подруге. То, что я могу предложить Вам, при любом исходе нашего разговора, да и в дальнейшем, должно остаться только между нами и ни в коем случае не стать предметом досужих разговоров и интереса соответствующих государственных служб и криминальных структур. Вы согласны обещать мне это?

- Вы говорите загадками! Если сможете помочь дочери - я буду на все согласен! Даже продать душу дьяволу!

- Ну, я не требую от Вас ничего невозможного. Просто мое предложение выходит за рамки обыденности. И мне бы не хотелось в любом случае: примете ли мое предложение или откажетесь от него, известности с какой-либо стороны.

- Обещаю! Я давно знаком с Габи, хорошо знал ее родителей, поэтому никогда ничего не сделаю того, что будет ей во вред! А, значит, и Вам. Слушаю Вас!

- Вы знаете что-нибудь про параллельные миры?

- Это что-то из области фантастики? В последнее время появилось много литературы на эту тему. Дочь постоянно читает книги про попаданцев и параллельные миры, мечтая оказаться там здоровой и счастливой! Но какое это имеет отношение к Вашему предложению?

- Прямое! Я расскажу Вам одну историю, свидетелем которой я был. Короче. Я знаком с человеком, который, будучи на службе в армии получил серьезную травму руки и глаз в результате взрыва гранаты. Причем он был совершенно уверен, что окажись в такой ситуации еще раз перед самым взрывом, смог бы предпринять некоторые меры, позволяющие значительно уменьшить его последствия для своего здоровья. Проходя лечение в клинике специальными электромагнитными импульсами, он неожиданно для себя оказался именно в такой ситуации. Но не перенесся назад в прошлое в своем мире, а его сознание вселилось в своего двойника в параллельном мире как раз за доли секунды до взрыва гранаты. И он сумел значительно смягчать последствия этого взрыва: травма руки ограничилась потерей только одного мизинца, а глаза совершенно не пострадали! Но самое главное, его сознание слилось с сознанием своего двойника, то есть он сохранил все свои знания, полученные в своем мире до переноса, и дополнительно получил знания своего двойника. После этого он как бы заново начал жить своей новой жизнью, совершенно не похожей на прежнюю. Правда, после переноса сознания он погиб в том мире, откуда перенесся.

Так вот, я знаю, как можно повторить этот эксперимент еще раз. Например, с Вашей дочерью.

- То, что Вы мне рассказали - какая-то мистификация! Это невозможно! Да и откуда Вам стало известно, что эксперимент прошел удачно? Для этого необходимо побывать в том, параллельном мире!

- Видите ли, господин Шрайбер, человек, о котором я Вам рассказал - это я и есть!

* * *

Подготовка к эксперименту с перемещением сознания Магды Шрайбер в тело ее двойника в параллельном мире подошла к завершению. За прошедшие три месяца были решены все организационные вопросы: получены согласия всех заинтересованных лиц на проведение эксперимента, проведена психологическая подготовка Магды, подготовлены контрольные вопросы для идентификации Магды в случае успеха эксперимента. Бывшая исследовательская лаборатория профессора Восса получила статус лечебного заведения. В ней было открыто стационарное отделение на семь мест, одно из которых заняла Магда. Сформирован штат врачей, получивших на изучение данные экспериментов профессора Восса и разработанные им методики. Конечно, они не были посвящены в истинные цели создания клиники.


Наконец настал долгожданный момент проведения эксперимента. Супруги Шрайбер присутствовали на всех этапах подготовки и следили за манипуляциями доктора Вебера при сеансах облучения Магды импульсами электромагнитного поля, полностью копирующими те, что были применены ранее к Володе. На третьем сеансе мозг Магды погиб. А еще через день двойник доктора Вебера встретился с Магдой Шрайбер и задал ей несколько заранее обусловленных вопросов, чтобы убедиться в успешности эксперимента. Затем связался с помощью аппаратуры со своим двойником из мира, откуда было проведено вселение сознания Магды. При этом контакте присутствовали родители Магды. Именно на их глазах были ретранслированы ответы на все контрольные вопросы, заготовленные заранее Магдой, которые были известны только им.

По просьбе родителей был организован еще один сеанс связи с Магдой через доктора Вебера и его двойника, во время которого Магда рассказала о своих ощущениях во время эксперимента и дальнейшей жизни в параллельном мире:

- Во время третьего сеанса воздействия импульсами на мой мозг я неожиданно почувствовала себя мчащейся с горы на лыжах наперерез сошедшей снежной лавины. У меня оставались мгновения, чтобы изменить ситуацию. Не доезжая буквально десятка метров до лавины, я сделала попытку разворота (чего не делала в своей реальности) и тут же упала на снег. Покатилась вниз и, не долетев до края лавины буквально нескольких метров, зарылась в глубоком снегу. Когда до меня добрались спасатели и достали из снега, я была без сознания: у меня оказались сломаны обе руки и вывернута нога. Они немедленно транспортировали меня в больницу, где было проведено полное обследование. Позвоночник и голова не были травмированы! Буквально через несколько часов я пришла в себя и смогла самостоятельно, несмотря на ужасную боль в руках и ноге, пошевелить ими! После двух месяцев, проведенных в больнице, я полностью поправилась, а еще через полгода вышла замуж за Виктора Зайцлера, врача, который лечил меня в клинике. Сейчас моей дочери Габриэль, названной в честь моей подруги, которая приходила в клинику во время моего лечения, уже три года.

К сожалению, с Виктором мы расстались год назад: он вступил в организацию "Врачи без границ" и уехал в Африку. Там встретил другую женщину и не вернулся ко мне. Здешние мои родители - простые люди. Мать - учитель в школе, отец - владелец маленькой часовой мастерской. Я также преподаю в школе. Живем хоть и небогато, но вместе и дружно. Я очень благодарна Вам, папа и мама, и тебе, Габи, что смогла изменить свою жизнь. Я так этому рада!


Родители Магды были очень взволнованы полученной информацией о жизни дочери в параллельном мире. Ее отец немедленно обратился к Володе:

- Володя! Мы так рады, что Магда жива, здорова и имеет дочь, а мы внучку! Но очень огорчены тем, как сложилась ее жизнь в параллельном мире. Подумайте, можно ли организовать передачу Магде приличной суммы денег, чтобы она не испытывала никакой нужды! Мы готовы передать Вам здесь пятьсот миллионов долларов при условии, что Магда получит там хотя бы пятьдесят миллионов. Очень Вас просим! Тем более, Вы не взяли с нас совершенно никаких денег за спасение Магды.

- Господин Шрайбер! Не представляю, как это можно сделать! Только попросить мою мать передать Вашей дочери такую сумму из своих личных средств. Но тогда у нее останется только шестьдесят миллионов, поскольку девяносто миллионов долларов пришлось заплатить за покупку лаборатории профессора Восса в том мире. А ведь ей надо не только жить, но и содержать эту клинику! Не знаю, как компенсировать ей эти затраты! Если бы удалось организовать переселение сознания еще кого-нибудь оттуда сюда, то из полученных за это денег, оставшихся там, можно было бы обеспечить компенсацию. К сожалению, богатых претендентов для переселения своего сознания оттуда сюда мы пока не имеем. Давайте, не будем спешить! Если Вы так хотите немедленно помочь дочери, я могу договориться с матерью о передаче Магде миллиона долларов. На первое время этого будет достаточно. А потом ситуация может измениться и тогда сумма Вашей помощи возрастет многократно.

- Согласен! Завтра же Вы получите десять миллионов. Как только ситуация с этим вопросом изменится в лучшую сторону - немедленно сообщите, мы вернемся к моему старому предложению.

- Хорошо.

* * *

Настроение у Володи было отличное: мало того, что эксперимент с переносом сознания реципиента в параллельный мир закончился удачно, так еще появились новые возможности в бизнесе. Он решил, что надо выяснить перспективы и пути развития нового бизнеса: перемещения сознания людей в параллельный мир за очень большие деньги и решение их денежных вопросов в новом мире за счет их родственников или их собственных средств в старом.


"В первую очередь надо продумать технологию этого бизнеса.

Опыт по перемещению сознания из одного параллельного мира в другой и обратно показал, что система вполне работоспособна. Надо только прояснить некоторые детали, в первую очередь обеспечивающие безопасность исполнителей, то есть мою и доктора Вебера и его двойника из параллельного мира, а также моей матери, оставшейся в том же мире. Правда она не посвящена в детали самого действа по перемещению сознания, но является владельцем клиники, а поэтому, в представлении возможных злоумышленников, несомненно объектом для их пристального внимания. Также надо разработать систему отбора потенциальных клиентов для переноса сознания и обеспечить максимальную безопасность и секретность при проведении этих операций. Очень жалко, что все контакты с "вселенцами" возможны только после 2008 года, то есть после начала наших экспериментов. Допустим, мы сумели переселить сознание какого-нибудь миллиардера из нашего мира, находящегося при смерти, в его двойника из параллельного мира, но молодого. Помочь ему материально мы сможем только после 2008 года, когда узнаем об удачном исходе этого вселения. А если за прошедшие годы с ним что-нибудь произойдет и он не доживет до этого времени? В этих экспериментах много неизвестного и непредсказуемого! Надо очень тщательно продумать все возможные варианты развития событий и нашу реакцию на них.

Как много предстоит еще сделать!"