Неоязычество [ Телегин] (doc) читать постранично

-  Неоязычество  131 Кб (скачать doc) (скачать doc+fbd)  (читать)  (читать постранично) - Телегин

Книга в формате doc! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:




С.М. Телегин

Воля к мифу: Проблема неоязычества

Дегенеративная эпоха Кали-юги началась в день смерти Кришны в 3102 г. до н.э. С этого момента наступила эра всеобщего упадка. Дегенеративная эпоха Кали-юги создает сродные ей дегенеративные религиозные системы и культурные формы, которые приводят к деградации своих носителей. Так действует «закон всеобщего вырождения». Примером может служить буддизм. Известно из Традиции, что Будда – одна из аватар Бога Вишну. В облике Будды Вишну явился миру как раз в эпоху Кали-юги и именно для того, чтобы «ввести в заблуждение противников богов», чтобы сделать их слабыми и заставить вернуться к почитанию истинных древних арийских божеств. Будда, как все знают, отвергал кастовую систему, отвергал жертвоприношения и отверг древних богов, а жизнь считал страданием. Это полностью соответствует хаосу и деградации Черной эры.

Теми же чертами деградации отмечены и все остальные так называемые «мировые религии», и прежде всего – христианство. Фридрих Ницше точно отметил, что «христианское понятие о божестве (Бог как Бог больных, Бог как паук, Бог как дух) – это понятие есть одно из самых извращеннейших понятий о божестве, какие только существовали на земле; быть может, оно является даже измерителем той глубины, до которой может опуститься тип божества в его нисходящем развитии. Бог выродившийся в противоречие с жизнью, вместо того чтобы быть ее просветлением и вечным ее утверждением! Бог, объявляющий войну жизни, природе, воле к жизни! Бог как формула всякой клеветы на “посюстороннее”, для всякой лжи о “потустороннем”! Бог, обожествляющий “ничто”, освящающий волю к “ничто”!» («Антихрист» § 18). Для Ницше христианство есть «самая острая форма вражды к реальности, какая только до сих пор существовала» (Там же. § 27). Он не устает подчеркивать дегенеративный характер христианства: «По-моему, это есть высшее из всех мыслимых извращений, оно имело волю к последнему извращению, какое только было возможно. Христианская церковь ничего не оставила нетронутым в своей порче, она обесценила всякую ценность, из всякой истины она сделала ложь, из всего честного – душевную низость. (…) Я называю христианство единым великим проклятием, единой великой внутренней порчей, единым великим инстинктом мести, для которого никакое средство не будет достаточно ядовито, коварно, низко, достаточно мало, - я называю его единым бессмертным, позорным пятном человечества…» (Там же. § 62). Проблема христианства заключается в том, что его предлагают в качестве лекарства от духовной деградации, в то время как оно и есть причина декаданса.

Язычество и христианство невозможно сравнивать, потому что они не одноприродны. На самом деле христианство и язычество как две формы духовной и религиозной жизни относятся к противоположным реальностям. Язычество возникло у арийского племени, проживавшего на севере Европы в эпоху межледниковья. Мировоззрение язычника связано с обрядами и культами охотничьих (и лишь позднее – земледельческих) культур. Христианство (а также иудаизм и ислам) зародились в Малой Азии и связаны с пастушеской культурой и кочевым образом жизни в пустыне. Невозможно навязывать земледельческим народам ценности и религиозную систему кочевников пустыни. Между религией пустыни и народом-земледельцем или охотником (на севере Европы) возникает конфликт противоположных ценностей, уклада и мировоззрения. Принятие христианство привело не только к радикальному изменению цивилизационного вектора и культурного кода европейских народов. Принятие христианства закономерно привело к полной деградации генетического кода европейца.

Чуждая духовность, созданная представителями совершенно иной расы, проникла в Европу из противоположной реальности и исказила культурно-генетический код европейцев. Разумеется, никакая религия не может быть искусственно привита или навязана силой. Ее принятие свидетельствует о мощном проникновении чуждой духовности нового типа из противоположной реальности и о глубинном перевороте, сопутствующем ему. Принятие христианства было равнозначно катастрофическому изменению реальности. Характерно при этом, что христианство воспринимает язычество как демономанию и антихристианство. В то время как язычники не воспринимали христианство как «антиязычество» (антиодинизм, антимитраизм, антиаполлонизм), а просто смеялись над его рабской сущностью. Дело в том, что христианство возникло в эпоху Кали-юги, эру хаоса, борьбы и конфликтности. «Христианство есть в известном смысле жестокость к себе и другим, ненависть к инакомыслящим, воля к преследованию», - замечает Ницше (Там же. § 21). Язычество же – порождение эры Золотого века, Сатья-юги, времени любви и гармонии. Конечно, языческие религии в том виде, в каком они существуют в нашу эпоху всеобщего миропомрачения, тоже несут на себе признаки вырождения. Но язычество – это продукт деградации Золотого века. В то время как христианство –




MyBook - читай и слушай по одной подписке