Верный друг (fb2)

- Верный друг (пер. Е. И. Незлобина) (и.с. История любви-63) 262 Кб, 126с. (скачать fb2) - Марианна Эванс

Настройки текста:



Марианна Эванс Верный друг

Глава 1

Крис Соддерленд двигался быстро и уверенно. Десять лет славы и известности отлично научили его убегать от толпы фанатов. Криса и трех других членов рок-группы «Альянс» можно было принять за скрывающихся преступников. Они бесшумно неслись по узкому и темному служебному проходу, расположенному за сценой, в направлении поджидавших их лимузинов.

Четыре автомобиля стояли в спрятанном от любопытных глаз туннеле позади стадиона Джо Луиса в пригороде Детройта. Их моторы уже были разогреты и тихо урчали. Все было готово к немедленному бегству.

Крис бросил прощальный взгляд в сторону сцены и улыбнулся. До него все еще доносились крики многотысячной толпы фанатов, выражающих свой восторг по поводу только что закончившегося выступления. Подойдя ко второй машине, Крис дружески кивнул шоферу в униформе, который уже открывал заднюю дверцу.

— Добрый вечер, сэр, — сказал шофер, касаясь кончиками пальцев козырька форменной фуражки. — Мисс Мэтьюз ждет вас внутри.

Крис едва нашел в себе силы, чтобы пробормотать в ответ:

— Спасибо. — Он совсем забыл, что девушка должна была ехать в аэропорт вместе с ним.

Сегодня вечером состоялся последний концерт «Альянса» в Детройте, и представление имело грандиозный успех. Бес прошло великолепно. Отличная музыка и невероятно отзывчивая публика — все это обеспечило замечательное шоу. И теперь он планировал отдохнуть по дороге в аэропорт, но, похоже, его планам не суждено сбыться. Он не сможет в одиночестве расслабиться в прохладном салоне лимузина, сбросить с себя эмоциональное и физическое напряжение после концерта.

Крис почувствовал, как в нем растет недовольство тем, что его планы нарушены. Ему совершенно не хотелось ни с кем общаться. Неужели придется вести светскую беседу с этой девушкой, натянув на себя маску Криса Соддерленда, звезды рока?

Он нырнул в салон лимузина. Едва за ним захлопнулась дверца, он почувствовал, как прохлада салона обволакивает его, словно мягкое одеяло. Шум восторженной толпы, разговоры между членами группы, гул и лязг городского транспорта — все это осталось снаружи. Некоторое время Крис ощущал полную безмятежность. Он посмотрел на сидящую рядом с ним спутницу.

— Так, значит, ты и есть Кайла Мэтьюз, — прошептал он с усмешкой.

Ответа не последовало. Новая помощница звукоинженера Кайла Мэтьюз спала. На ней были джинсы, рубашка мужского покроя и кроссовки. В этом наряде ей нельзя было дать больше двадцати. Крис смотрел на ее стройную фигурку, освещенную слабым голубоватым сиянием. Темные волосы девушки были собраны в косу, откинутую за спину. Ее рука покоилась под подбородком. Взгляд Криса скользнул вверх. Красиво очерченный пухлый рот Кайлы был слегка приоткрыт. Крис подумал, что так сладко и безмятежно могут спать только маленькие дети. Мысль об этом успокоила его.

Разглядывая девушку, Крис испытывал ощущение чего-то таинственного и загадочного. Повинуясь неожиданному порыву, он протянул руку и нежно погладил волосы Кайлы.


Автомобиль тронулся с места, и в ту же секунду Кайла проснулась. От внезапно испытанного волнения кровь прилила к ее щекам. Неужели она заснула? Господи, что же он подумает о ней?

— Привет, Кайла. Я — Крис Соддерленд.

Его низкий голос с ярко выраженным британским акцентом тут же вернул Кайлу к действительности, и ей немедленно захотелось провалиться сквозь пол и исчезнуть.

Крис не мог удержаться от несколько язвительной шутки:

— Похоже, возбуждение от нашего концерта было просто ошеломляющим.

Кайла окончательно растерялась.

— Я на ногах с четырех утра, — торопливо проговорила она. — Нужно было столько всего сделать. Честно говоря, мне ужасно неловко.

— Все в порядке, — усмехнулся Крис.

Он посмотрел на часы. Было далеко за полночь.

— Ты не спала почти двадцать часов, — сказал он, — поэтому, думаю, заслужила хороший отдых.

— Но только не сейчас. Я несколько недель ждала этой поездки.

Крис открыл мини-бар, достал стакан и плеснул в него какой-то налиток.

— Угостить тебя?

Кайла испугалась. Только не алкоголь. В чем она в данный момент совершенно не нуждалась, так это в выпивке.

Крис улыбнулся:

— Это просто апельсиновый сок.

Кайла облегченно кивнула. Крис дал ей стакан, она сделала несколько глотков и откинулась на сиденье.

Когда она встретилась взглядом с Крисом, то неожиданно почувствовала, что теряет дар речи. Рядом с ней сидел самый потрясающий мужчина, которого она когда-либо видела в своей жизни. Но разве можно было ожидать чего-то другого, ведь он был настоящей суперзвездой.

Кайла с трудом заставила себя продолжить разговор:

— Если бы пару месяцев назад кто-то сказал мне, что я поеду в турне вместе с «Альянсом», я приняла бы это за глупый розыгрыш. Мне до сих пор не верится, что Джефф Диксон пригласил меня присоединиться к вам.

Крис пристально посмотрел на нее. Живая и искрящаяся дружелюбием, Кайла полностью соответствовала описанию его друга Джеффа.

— Он не ошибся. Ты просто очаровательна. И довольно настойчива. Джефф сказал, что ты смогла уговорить его принять участие в ток-шоу Алисии Каммингс.

— Вы видели это шоу? — живо спросила Кайла.

Крис кивнул и с удовольствием сделал еще один большой глоток сока.

— Джефф рассказал ей всю свою жизнь. Я никогда не слышал, чтобы он так много говорил. Алисия действительно умеет разговорить людей, даже если им этого не хочется.

Кайла почувствовала, что испытывает прилив гордости. Шоу Алисии Каммингс уже год транслировалось по национальному телевидению. Кайле было только двадцать семь лет — не слишком солидный возраст для продюсера, однако в том, что касалось режиссуры программы, составления графика приглашения гостей и наблюдения за трансляцией в прямом эфире, Кайле не было равных.

— А почему ты едешь с нами в качестве помощницы звукоинженера? — спросил Крис, с любопытством разглядывая девушку.

— После шоу Алисия рассказала Джеффу, что у меня есть опыт работы с музыкальной аппаратурой. И еще она намекнули ему, что я ваша фанатка. Джефф поинтересовался, не будет ли мне интересно сопровождать вас в гастрольном турне, и пригласил меня. Алисия дала мне отпуск на два месяца, но с условием, что я появлюсь в ее программе об «Альянсе», когда вернусь.

— Неплохо придумано. Ты выглядишь намного привлекательнее, чем толпа лохматых рок-н-ролльщиков вроде нас.

Кайла залилась румянцем.

— Алисия твердо решила показать меня в своем шоу, хотя знает, как я ненавижу камеры. Слава и известность — это ее бремя, а не мое.

Кайла обратила внимание на то, как странно реагировал Крис на ее слова. Казалось, она задела в нем какую-то сокровенную струну. Однако это состояние прошло так же внезапно, как и возникло.

— Надеюсь, — сказала Кайла, — я не подведу вас с аппаратурой.

— У тебя достаточно опыта. Джефф говорил, что ты помогала своему брату как звукоинженер.

Кайла поняла, что Крис знает о ней намного больше, чем могло показаться вначале. Видимо, ему просто интересно расспрашивать ее.

— Да, — ответила она, нервно проведя пальцем по краю стакана. — Пол тоже клавишник, как и ты. Я ездила вместе с ним, когда он выступал в клубах Детройта. Помогала налаживать аппаратуру и следить за тем, чтобы все работало как надо. Теперь он организовал группу, и они работают в Чикаго, Но мне бы хотелось, чтобы брат остался в Детройте. Я очень по нему скучаю.

Крис понимающе кивнул.

— Я испытываю то же самое в отношении моей семьи. Все мои родственники раскиданы по Англии. Я живу на западе, в Корнуолле, а мои родители — в Брайтоне.

Они сидели и смотрели друг на друга в мерцающем желтом свете улиц, проносящихся за стеклом лимузина. Крохотное пространство придавало их разговору необыкновенно интимную атмосферу.

— Мне нравилось слушать выступления Пола, — сказала Кайла. — Я уверена, однажды его группа станет очень известной.

Крис подавил улыбку. Девушка гордилась своим братом, и это делало ее в глазах Криса еще симпатичнее.

— Помню, как впервые услышала вашу группу, — продолжала Кайла. — Пол дал мне ваш компакт-диск. Мы с ним очень гордились, что первыми оценили вашу музыку.

Крис только многозначительно щелкнул языком в ответ. Кайла воспользовалась образовавшейся паузой и взглянула в окно. Они въезжали в ворота для особо важных персон аэропорта Детройта. Остальные члены группы уже прибыли. Их лимузины выстроились в линейку напротив входа в аэропорт.

«Следующая остановка — Денвер», — подумал Крис. Мерцающие красные огоньки посадочной полосы словно предупреждали его об опасности: «Берегись этой женщины с лицом ангела. Тебя уже предали однажды. Ты получил хороший урок». Крис еще раз взглянул на Кайлу. Его восхитили ее правильный профиль, изящный изгиб шеи и сияющая улыбка, которая, словно солнце, растопила в нем лед осторожности. Однако внешне он оставался невозмутимым, ничем не выказывая тех эмоций, которые Кайла пробуждала в нем каждым своим взглядом.

Крис помог Кайле подняться на борт самолета, и этот дружеский жест не мог не вызвать у нее симпатии.

Ярко освещенный салон самолета был заполнен членами группы «Альянс». Музыкантов и их сопровождающих было около дюжины, и все они шумно обсуждали только что закончившееся шоу, Крис мгновенно был вовлечен в эту дружескую болтовню.

После спокойной и даже интимной обстановки лимузина Кайла почувствовала себя растерянной в суматохе, царившей в самолете. Она инстинктивно пыталась поймать взгляд Криса. Воспоминания о только что пережитых эмоциях, возникших у нее во время поездки в аэропорт, вызывали в Кайле странную тревогу.

«Какая глупость, — говорила она сама себе. — Мэтьюз, у тебя вроде бы достаточно мозгов, чтобы работать на телевидений, но стоило тебе провести всего пятнадцать минут в обществе Криса Соддерленда, как ты, словно школьница, потеряла голову.

С другой стороны, — продолжала свои внутренние рассуждения Кайла, — у него такие потрясающие голубые глаза, они, наверное, могли бы растопить айсберг. Кажется, что он такой же нежный, как и его баллады. Высокий, мускулистый, и даже в джинсах умудряется выглядеть элегантно.

Но он музыкант, знаменитость. Будь осторожна!»

Ее раздумья были прерваны шумной болтовней музыкантов. Кайла прислушалась к их разговору.

— Звук сегодня был потрясающим, — заметил администратор.

— Точно, все шло гладко как по маслу. А свет! Ни одной накладки. По-моему, сегодня мы сделали лучшее шоу в своей жизни!

Не было никаких сомнений в том, что нынешний концерт действительно удался, но Кайла впервые поняла, что нужно обладать настоящим опытом, чтобы различать великолепное, просто хорошее или посредственное исполнение. Неожиданно она почувствовала, что ее уверенность в себе заметно уменьшается, по мере того как страхи и сомнения закрадывались в душу.

Придется многому научиться! И с чего это она взяла, что сможет справиться с таким количеством аппаратуры? После нескольких лет, проведенных с Полом и его группой, Кайла научилась управляться с аппаратурой среднего уровня и даже достигла в этом определенного мастерства. Но то количество техники, которое сопровождало «Альянс», показалось ей непосильной задачей.

Эти мысли бросили Кайлу в дрожь. Она поискала глазами Криса.

Крис пытался не терять девушку из виду. «Бедняжка, — думал он. — Наверное, чувствует себя, как Алиса, упавшая в кроличью нору».

Это сравнение показалось ему довольно забавным. Крис считал, что гастроли — это довольно странная, если не сказать безумная, вещь. Города, сменяющиеся один другим с бешеной скоростью, нечеловеческий график работы — все это подчас действовало довольно угнетающе. Крис вдруг подумал, что ему очень хочется дать понять Кайле, что она не одинока, у нее есть друг.

И это желание усилилось, когда он вновь бросил взгляд на Кайлу. Крис ожидал, что яркий свет в самолете поможет ему увидеть какие-нибудь недостатки во внешнем облике девушки, например, что кожа ее не такая гладкая, что мягкий блеск ее глаз объяснялся только слабым освещением в салоне лимузина, или что-то в этом роде. Он надеялся, что ее воздействие нанего ослабеет, что между ними возникнет некоторое отчуждение. Крис понимал, что так ему будет спокойнее и безопаснее.

Но реальность оказалась еще прекраснее. Крис почувствовал, что его влечет к Кайле сильнее прежнего. Яркий искусственный свет должен был сделать ее лицо бледным, однако на щеках Кайлы играл нежный румянец, а кожа казалась персиковой. По волосам девушки скользили легкие блики, а два завитка возле ушей заставили Криса вздрогнуть. Кайла повернула голову, и эти завитки заплясали на ее шее. Он поймал себя на безумной мысли, что ему до смерти хочется пропустить эти забавные пряди сквозь свои пальцы.

— Где тут эти бродяги, что едут в Денвер?

Крис мысленно поблагодарил Джеффа Диксона за то, что тот невольно прервал его мысли. Джефф ввалился в салон в сопровождении ударника Майка Кингмана и Кэти, невесты Майка.

— Ну и потрясное было сегодня шоу, парни! — с восторгом воскликнул Джефф.

Он прошел в середину салона, щедро раздавая улыбки, дружеские похлопывания и шутки. Когда Джефф увидел Кайлу, его глаза округлились.

— Кайла! Уж бог знает сколько времени, а ты все еще не спишь? — Он дружески обнял ее и поцеловал в щеку. — Тебе уже давно пора в кроватку. Крис сказал мне, что ты утром работала в шоу Алисии. Наверное, ты просто с ног валишься от усталости.

— Тогда он наверняка рассказал тебе, что я уснула у него в лимузине. Думаю, я произвела на него весьма своеобразное первое впечатление.

— Все в порядке, детка, — рассмеялся Джефф. Его голос вдруг стал очень нежным. — Я очень рад, что ты едешь с нами.

— Я тоже, — улыбнулась Кайла.

Через несколько минут пилот обратился к пассажирам по внутренней связи и попросил всех занять свои места. Им предстоял двухчасовой перелет до Колорадо.

Девушка почувствовала, что, по мере того как самолет набирает высоту, в ней растет внутреннее напряжение. Взлет всегда был для нее самым неприятным моментом полета.

— А я ненавижу посадки, — проговорила Трейси Диксон. Жена Джеффа сидела рядом с Кайлой. Она помогла девушке застегнуть ремни безопасности.

— Неужели видно, как я нервничаю? — спросила Кайла.

Трейси отрицательно покачала головой. Копна рыжих волос разметалась по ее плечам.

— Не очень, — сказала она улыбаясь. — Но я чувствую, что это так. Знаешь, раз уж мы взлетели, давай пойдем на кухню и приготовим чего-нибудь перекусить. Ребята наверняка умирают от голода, и если мы их не покормим, то они перестанут быть такими милыми.

Спустя несколько минут Кайла и Трейси уже весело болтали на кухне, раскладывая на хлеб холодные закуски. Когда дело дошло до приготовления чая, в процесс вмешалась Кэти, невеста Майка. Она мягко, но настойчиво отобрала чайник у Кайлы.

— Такое дело нельзя доверять янки, — с улыбкой проговорила Трейси. — Чай — это святое.

Кэти открыла шкаф, в котором хранились коробки, и Кайла не смогла удержаться от смеха. Все полки, словно витрина чайного магазина, были уставлены пачками со всевозможными сортами самого дорогого чая.

— Думаю, этих запасов хватит не на одно турне.

Кэти лишь улыбнулась в ответ.

— Дай Бог, хватило бы на одну неделю. Помни, ведь мы англичане. Утренний чай, ленч, полдник. Мы соблюдаем все традиции.

— Это заметно.

— Я уже говорила Майку, что наши поездки должна спонсировать какая-нибудь чайная компания.

Трейси вышла из кухни, чтобы отнести бутерброды. Кэти повернулась к Кайле и внимательно посмотрела на нее.

— Майк говорил, что ты давняя поклонница «Альянса».

Кайла начала делать новые бутерброды. Кэти явно подчеркнула слово «поклонница», И Кайла поняла, что ей нужно выдержать проверку и суметь вписаться в эту дружную компанию.

— Музыка «Альянса» понравилась мне еще тогда, когда я училась и старших классах, — сказала она. — Мой брат — рок-музыкант, и он дал мне первый диск группы.

Кайла почувствовала, что ей гораздо легче разговаривать с Крисом. С ним ей не приходилось продумывать и взвешивать каждое слово. Что же касалось Кэти и других членов коллектива, то Кайле совсем не хотелось произвести на них впечатление обычной фанатки вроде тех, что преследуют своих кумиров на каждом концерте.

Взглянув на Кэти, Кайла увидела, что девушка ласково улыбается ей. В этой улыбке смешались поддержка, понимание и извинения.

— Тогда неудивительно, что Джефф с таким рвением отнесся к возможности заполучить тебя в команду. Профессионалка, да еще и поклонница — это же просто убийственное сочетание.

Кайла поняла, что принята. Напряжение немедленно покинуло ее. Она закрыла на минуту глаза и в этот момент почувствовала, как сильно устала.

Ее мысли вновь вернулись к Крису. Каждый раз, когда девушка замечала, что Крис смотрит на нее, ее охватывала легкая дрожь.

На этот раз, уже в салоне, его глаза снова смотрели на нее. Он слегка улыбался, словно хотел сказать Кайле, что видит только ее одну. Эта улыбка произвела на нее эффект электрического разряда. Кайла почувствовала, что по ее коже забегали мурашки. В глазах Криса что-то мерцало, и это мерцание предназначалось только ей, Кайле.

Но наваждение исчезло через несколько секунд. Крис вернулся к своей еде и веселой беседе с Джеффом и Кельвином.

На этот раз Кайла убедилась: дрожь, охватившая ее, была вызвана ощущением счастья. Всеобъемлющего, абсолютного счастья.

Глава 2

Караван огромных трейлеров, медленно проехал через главные ворота стадиона Денвера, штат Колорадо. Пять грохочущих монстров, изрыгающих черные клубы выхлопного газа, остановились в северной части стадиона.

В стороне группа рабочих ожидала появления техники. Предстояло разгрузить и определить на место огромное количество оборудования, причем работу, на которую обычно требуется двенадцать часов, предстояло выполнить в два раза быстрее.

Кайла наблюдала за тем, как шоферы покидают свои кабины, открывают двери контейнеров и устанавливают гидравлические лифты для спуска аппаратуры. Рабочие, только что отпускавшие весьма своеобразные комментарии по поводу стадиона, грузовиков и предстоящей работы, теперь трудились как один человек.

С утра обещали дождь, но теперь все говорило о том, что небо благоволит предстоящему концерту «Альянса». Кайла посмотрела в чистую, без единого облачка, голубую высь. Прохладный воздух конца августа приятно освежал кожу.

Кайла направилась к грузовикам с оборудованием. Ей было необходимо проверить, доставлена ли аппаратура Криса из Детройта в целости и сохранности.

На губах появилась улыбка, когда она провела кончиками пальцев по коробке с надписью «Синтезатор II, Альянс, К. Соддерленд».

Внутри находился синтезатор последнего поколения, как она знала, любимый инструмент Криса. Он был запрограммирован на воспроизведение невероятно огромного количества звуков и мог создавать любую музыку.

Рядом Трейси Диксон раздавала группе техников списки аппаратуры.

— Привет, Кайла! — радостно воскликнула она.

Трейси вручила Кайле отпечатанный на машинке список клавишных инструментов.

— Все будет отлично! Поверь, эта работа не такая тяжелая, как может показаться на первый взгляд.

— Надеюсь, что это так, — ответила Кайла, и звук ее голоса потонул в реве моторов. Гидравлический лифт одного из трейлеров начал двигаться, опуская вниз шесть стальных помостов для сцены.

Крики людей смешивались с лязгом стальных конструкций, но весь этот шум только успокаивал Кайлу. Она вдруг почувствовала себя как дома. Встав на колени перед ящиком с аппаратурой Криса, девушка внимательно сверила его содержимое с инвентарным списком. К полудню все уже было распаковано.

В час дня в ворота стадиона въехал грузовик с обедом для рабочих. Громкий свисток возвестил о его прибытии. Работа немедленно прекратилась, и все бросились к грузовику.

— Ну и жизнь, — с улыбкой проворчал один из рабочих. — Мы тут вкалываем как рабы, а Джефф Диксон и его ребята купаются в лучах славы.

Все рассмеялись в ответ. Кайла стояла в очереди за обедом вместе со всеми и тоже не смогла сдержать смех.

— Когда начнется репетиция? — спросила она.

Вопрос прозвучал довольно строго, однако на самом деле Кайле просто не терпелось поскорее увидеть Криса.

— Думаю, где-то в половине третьего, — раздался сзади голос Трейси.

Кайла обернулась и почувствовала, как вспыхнули щеки. Все могут подумать, что она следит за Крисом. Но похоже, Трейси не обратила на ее слова никакого внимания.

Кайла взяла тарелку и приборы. Она скептически осмотрела полупустую сцену и спросила Трейси:

— Как ты думаешь, мы успеем вовремя?

— У нас нет выбора, — прозвучал довольно невнятный ответ.

Кайла положила на свою тарелку сандвич с ветчиной, жареный картофель и взяла чай со льдом. На десерт она даже не взглянула.

Трейси же отнеслась к десерту со всем уважением, язвительно заметив Кайле, что терпеть не может янки за их силу воли. Затем, отвечая на вопрос Кайлы, добавила:

— До последнего момента все будут суетиться, но к началу репетиции все будет готово. Как ты, справляешься?

— Все в порядке. Хотя количество аппаратуры немного пугает меня.

Они направились к небольшому островку зеленой травы перед сценой и сели на землю. Все остальные расположились на сиденьях первых рядов. Где-то наверху несколько рабочих продолжали монтировать осветительные фонари. Только что по обе стороны сцены были натянуты экраны, на которые передавалось изображение с нескольких камер, чтобы любой зритель, где бы он ни сидел, мог хорошо видеть все, что происходит во время шоу.

— Кайла, — позвала Трейси. — Кайла… — Трейси рассмеялась. — Эй, где ты витаешь?

— На сегодняшнем шоу, — ответила Кайла, возвращаясь к действительности. Она обхватила колени руками и сказала: — Я до сих пор не могу поверить, что теперь являюсь частью всего этого.

— Это только начало. Когда придет Крис и покажет тебе, как соединять синтезаторы с аудиосистемами, ты погрузишься во все это еще глубже. Ты будешь этим жить.


Все оборудование было размещено на сцене вовремя, и Кайла подошла к металлическим подставкам, на которых теперь располагались синтезаторы Криса. Она стояла в самом центре квадратной металлической конструкции и думала о том, что работа с братом многому ее научила. Сама, без помощи Криса, подсоединила синтезаторы к усилителям и хотела подсоединить установку для аудиоэффектов, но потом передумала, решив оставить это для Криса. Вместо этого Кайла проверила, как звучат синтезаторы.

Сидя на кожаном стуле в окружении аппаратуры, она проиграла несколько нот и почувствовала, что игра на любимых инструментах Криса Соддерленда возбуждает ее.

— У тебя неплохая техника.

Она не слышала, как к ней подошел Крис.

— Привет! — Ласковая дружелюбная улыбка вышла вполне естественной, но ее сердце глухо забилось.

Крис подошел к аппаратуре. Он встал позади Кайлы и начал проверять переключатели и кнопки своего синтезатора.

— Похоже, аппаратура в полном порядке. Отличная работа, Кайла.

Однако комплимент прозвучал чисто механически. Крис уже был полностью погружен в настройку тонов и проверку звучания. Он начал наигрывать отрывки из песен «Альянса». Пространство между аппаратурой было очень маленьким, и можно было легко дотянуться до любого инструмента с того стула, на котором сидела Кайла. Движения Криса были точными и размеренными. Кайла с молчаливым восхищением наблюдала за его работой. Послеполуденное солнце играло в его волнистых волосах. Кайла обратила внимание, что его слегка обветренная от частого пребывания на улице кожа покрыта красивым загаром. «Его глаза имеют тот же прозрачный голубой цвет, что и небо», — подумала Кайла.

Крис прекратил проверку, облокотился на край синтезатора и внимательно посмотрел на Кайлу.

— Были какие-нибудь проблемы с установкой? — спросил он. — Я чувствую себя виноватым из-за того, что взвалил на тебя столько работы в первый же день, просто бросил в самое пекло.

— Нет, вовсе нет. Все прошло нормально. Если у меня возникали вопросы, я обращалась к Трейси.

— Думаю, твой брат заслуживает похвалы. Он многому научил тебя!

Их глаза встретились, и Кайла улыбнулась. «Нет, это не только в моем воображении», — подумала она с восторгом. Ее переполняли теплота и нежность, и она заметила, что эти же чувства отражаются на лице Криса.

— Мне бы хотелось, чтобы Джефф нашел тебя несколькими годами раньше, — тихо проговорил он.

Кайла поняла, что не знает, как ответить на этот комплимент. Чтобы отвлечься, она дотронулась до черно-белых клавиш электрического пианино. Ее рука непроизвольно заиграла какую-то мелодию.

«Она прекрасна, — подумал Крис, наблюдая за девушкой. — Но у нее может быть кто-то, к кому она неравнодушна, — одернул он сам себя. — Скорее всего так и есть, ведь она восхитительная, интеллигентная девушка, которая по роду своей работы постоянно находится в центре внимания самых интересных людей Америки».

— Он должен быть просто необыкновенным, — произнес Крис после затянувшейся паузы.

— О ком ты? — удивилась Кайла.

— О том парне, который ждет тебя дома, пока ты болтаешься из города в город с толпой англичан. — Он смотрел на Кайлу, и в его глазах загорались огоньки. — Думаю, он не в восторге от всего этого.

— Меня никто не ждет. У меня нет времени встречаться с кем-то.

— Это из-за работы на шоу?

— Да.

Крис удивленно покачал головой:

— Не понимаю. Неужели никому не посчастливилось сделать тебя своей девушкой?

— Никому, я одна, и по-своему счастлива. — Она посмотрела на Криса. — Конечно, это когда-то случится, но не сейчас. Если я не могу отдать себя всю, на все сто процентов, отношениям с другим человеком, то не стоит и начинать, не правда ли?

— Правда, — тихо ответил он.

Ощущение собственной правоты в ответе Кайлы произвело сильное впечатление на Криса. «Как бы мне хотелось встретить тебя несколько лет назад», — подумал он.

Кайла встала, уступая Крису стул, но он не двинулся с места. Они стояли так близко друг к другу, что она ощущала тепло его тела. Как хотелось ей обнять Криса и забыться в его объятиях! Но Кайла подавила в себе этот порыв.

Она прошла мимо Криса, стараясь держаться от него, как можно дальше, насколько это позволяло узкое пространство. Молчание затягивалось. Тогда Кайла улыбнулась и сказала:

— Желаю удачи на репетиции.

Крис испытывал непреодолимое желание прикоснуться к Кайле.

«Отдать себя всю, на все сто процентов, отношениям с другим человеком, или не стоит и начинать» — ее слова жили в его душе еще долго после того, как она ушла. Из уст Кайлы они звучали совершенно искренне. Может быть, она действительно так думает? Она всегда так откровенна и честна с теми, кого любит?

Крис понял, что, несмотря на свое прошлое, он должен получить ответы на эти вопросы.

Глава 3

Этим вечером должно было состояться первое из двух запланированных выступлений в Далласе. Кайла быстро вошла в режим работы и могла со всем основанием признаться самой себе, что у нее неплохо получалось. Благодаря опыту работы с братом она стала настоящим профессионалом в установке аппаратуры для рок-концертов, Перед каждым шоу она настраивала переключатели синтезаторов по списку, составленному аудиоинженерами. Когда программирование заканчивалось, всю остальную работу выполняли компьютеры, находящиеся за сценой.

Кайла все больше времени проводила с Крисом, и ее влечение к нему неуклонно росло. Они сошлись очень легко, и между ними установилась какая-то незримая душевная связь. Очень часто они болтали в то время, как Крис прогонял отдельные куски мелодий на своем Синтезаторе II.

С мыслями о Крисе Кайла включила телевизор и успела посмотреть конец шоу Алисии. Вдруг она почувствовала, что ей просто необходимо срочно поговорить с подругой. Неожиданно зазвонил телефон, и Кайла вздрогнула, когда в трубке раздался знакомый голос.

— Привет, крошка! — радостно приветствовала ее Алисия.

Кайле показалось, что она мысленно переносится в студию. Улыбка заиграла на ее губах, когда она представила себе Алисию, высокую, стройную, с безупречным лицом фотомодели. Где бы она ни находилась, в студии или среди друзей, Алисия всегда была прекрасна.

Алисия Каммингс была первой чернокожей женщиной, пробившейся на телевидение тринадцать лет назад, и теперь она находилась на пике своей карьеры.

— Как ты узнала, что мне сейчас одиноко? — спросила Кайла.

— Я знала, что ты сейчас в Далласе и что шоу там будут показывать в одиннадцать. Ты его видела?

— Только самый конец, — ответила Кайла, Она лежала на кровати и крутила между пальцами телефонный провод. — Знаешь, я почувствовала такую тоску, когда не увидела своего имени в титрах! Мне хочется прямо сейчас упаковать свои вещи и примчаться в Детройт.

— Возвращайся, — сказала Алисия. — Когда я разрешила тебе уехать на два месяца, то не представляла, в какой балаган превратится студия без тебя. — Голос подруги дрожал от смеха. — Как ты? У тебя все получается?

— Все отлично, но остальные члены группы работают вместе уже по нескольку лет, поэтому приходится подлаживаться под них. Мне нужно время, чтобы достичь их уровня.

Кайла начала описывать свои переезды, и постепенно в ее голосе появилось больше энтузиазма.

— У них просто тонны аппаратуры! В шоу «Альянса» задействована куча народу.

— Я рада, что тебе нравится, — сказала Алисия. — Знаешь, мы, наверное, сможем встретиться, когда вы будете на гастролях в Нью-Йорке.

Эта новость наполнила теплом сердце Кайлы.

— Отлично! Давай накануне созвонимся и все уточним.

— Хорошо. И не забудь подарить мне при встрече футболку.

— Футболку?

— Кайла, только не говори, что ты обо всем забыла, — вздохнула Алисия. — Ты должна достать мне футболку или куртку с эмблемой «Альянса». Она нужна мне для шоу, которое мы устроим после твоего возвращения.

Кайла перевернулась на бок и оперлась на локоть.

— Алисия, ты же не собираешься выставить меня перед камерой? Пожалуйста, будь серьезной.

Ответ Алисии прозвучал довольно поспешно:

— Кайла, мы заключили сделку. Ты отправляешься с членами группы, чтобы узнать, как путешествуют легенды рок-н-ролла.

— Ну, я надеялась, что ты обо всем забудешь, — пыталась защититься Кайла.

— И не надейся, малышка. Кроме того, это очень весело. Поверь мне!

«Да уж, весело, — подумала Кайла, — все равно что прямой эфир». Но у нее не было сил спорить, поэтому она смогла пробормотать только:

— Хорошо, хорошо.

Кайла почувствовала, что после разговора с Алисией в ней проснулась тоска по дому.

— Мне пора, у нас назначена встреча. Я буду звонить тебе, хорошо?

— Конечно. Я скучаю по тебе.

Попрощавшись, Кайла медленно положила трубку на рычаг. Затем откинулась назад и принялась рассматривать картину в восточном стиле, висящую на стене перед ней. Комната, в которой она находилась, была такой же, как и множество других комнат в отелях, где ей пришлось останавливаться. Теперь она поняла, почему члены группы так сильно тосковали по дому.

Но все равно Кайла с улыбкой ждала следующего дня и принялась обдумывать предстоящее собрание. Разговор с Алисией выбил ее из колеи, однако Кайла приложила все силы, чтобы вернуться к своему графику. Как она уже поняла, график очень легко может стать настоящим бременем, если его не соблюдать.

Кайла вошла в ванную, сняла халат и открыла воду. Глухое урчание в животе напомнило ей о том, что она с полудня ничего не ела.

Через пятнадцать минут девушка чувствовала себя посвежевшей, и настроение ее заметно улучшилось. Она переоделась в ставшую уже привычной одежду — голубые джинсы и просторную блузку. Затем высушила волосы и закрепила их широкой заколкой возле шеи. Спустя несколько секунд Кайла уже выходила из дверей своего номера.

Она заметила Криса в тот самый момент, когда подошла к столу, накрытому скатертью и уставленному разными закусками.

— Доброе утро. Или мне следует сказать «Добрый день»?

Крис беззаботно улыбнулся ей:

— Я уже перестал следить за временем. Ты хорошо спала?

Разговаривая с Кайлой, Крис наполнял свою тарелку.

Девушка последовала его примеру.

— Как младенец. А теперь просто умираю с голоду.

Продвигаясь вдоль стола, Кайла положила себе на тарелку яйца, тосты и немного колбаски. Затем она оглядела комнату. За большим окном, украшенным бархатными шторами, открывалась панорама на северную часть Далласа. Огромные небоскребы врезались в небо и порой вспыхивали в лучах солнечного света, когда облака проносились мимо.

Солнечные лучи веером рассыпались и на толстом ковре, который покрывал пол. Комната была обставлена традиционной мебелью темного дерева. В ней находились несколько столов и огромных кресел, а также два дивана.

Обратив внимание на то, что Кайла по достоинству оценила обстановку, Крис заметил:

— Джефф никогда ничего не делает наполовину. Никогда.

Кайла почти не слышала его слов. Мальчишеская улыбка Криса поразила ее, словно молния.

Прошла всего неделя, но сопротивление его очарованию уже стоило Кайле больших трудов. Однако ей не хотелось заводить легкий роман, поэтому она еще раз напомнила себе, что их отношения должны быть дружескими, и не более.

Они с Крисом прошли к одному из диванов, сели и принялись за еду. Кайла старалась есть как можно медленнее, настолько, насколько позволял ей ее поистине зверский аппетит.

Она обратила внимание, что Крис был одет в джинсы и рубашку, рукава ее были закатаны до локтей и открывали покрытые загаром мускулистые руки. На пальцах Криса не было кольца. Он говорил Кайле, что, когда работает, его ужасно раздражает любой предмет на руке.

Чтобы отвлечься от мыслей о руках Криса, Кайла сказала:

— Я чуть не опоздала на встречу. Мне только что звонила Алисия. Так здорово было поболтать с ней! Я очень скучаю по Детройту.

Крис некоторое время смотрел на нее.

— Появилась тоска по дому, не так ли?

Кайла отвернулась. Она подумала о том, что, вероятно, выглядела в эту минуту очень по-детски.

— Ну, если только небольшая, но…

— Но это нормально, — прервал ее Крис. — Если бы ты не скучала по дому, то я бы решил, что тебе нужно к врачу.

Вокруг них толпились люди, но Кайле показалось, что Крис едва ли замечает их. Он немного помолчал и добавил:

— Иногда я так скучаю по Корнуоллу, что мне становится больно.

Он посмотрел на Кайлу. Его глаза скользили по ее лицу, и ей показалось, что взгляд ласкает ее, словно нежная ладонь. Она попыталась вновь приняться за еду, но смогла только бесцельно водить вилкой по тарелке.

— Наверное, Корнуолл — это место, которое предназначено для тебя, — сказала она.

— Да? Почему?

— Ты музыкант и часто испытываешь сильное волнение. И мне очень легко представить тебя в тихом и спокойном месте на берегу моря, где ты можешь творить. — Внутренний голос подсказал ей, что на этой фразе следует остановиться.

Крис был ошеломлен. Слова Кайлы были чистой правдой, и, похоже, она это знала. Но как, как она смогла узнать, о нем так много за такой короткий срок? Ведь она практически была совершенно чужой ему, однако складывалось впечатление, что самым непостижимым образом смогла узнать его очень хорошо.

Крис понял, что начинает нервничать. В присутствии Кайлы он все чаще испытывал беспокойство. Часть его жизни была тщательно скрыта от нее за маской вежливой симпатии. И теперь он понял, что ему нужно многое рассказать ей, объяснить и попробовать заставить понять.

Кайла с интересом смотрела на Криса, который, казалось, даже не заметил, что собрание уже началось.

Как только Джефф заговорил, все присутствующие в комнате замолчали. Предстояло обсуждение концерта в Виргинии прошлой ночью. Были обговорены некоторые вопросы и намечен план, как сделать предстоящие шоу в Далласе еще лучше.

Как и ожидалось, собрание переросло во всеобщий гвалт. Крис понял, что не может сосредоточиться. Он посмотрел на Кайлу и принял решение. Им нужно поговорить с глазу на глаз, чтобы никто не прерывал их и чтобы они смогли лучше узнать друг друга. И еще ему хотелось открыть ей свои чувства до того, как он потеряет всякую надежду.

Именно так, подумал он и почувствовал, что уверенность в правильности решения крепнет с каждой минутой. Пара часов, проведенных наедине с Кайлой, помогут ему облегчить душу.

И Крис знал, где и когда он это сделает.

Глава 4

— Пинг-понг! — твердо стояла на своем Кайла.

— Настольный теннис! — спорил с ней Майк Кингман.

— Пинг-понг!

— Настольный теннис! — Последнее слово все-таки осталось за Майком.

Кайла насмешливо посмотрела на него. Зеленый прямоугольный стол только что установили, и ей не терпелось сыграть.

Группа приехала на второй стадион Далласа около трех часов назад, и все оборудование уже было установлено. И теперь, во время перерыва, все собрались в комнате отдыха.

— Ну ладно, умник, — задорно воскликнула Кайла, положив руки на бедра, — выкладывай денежки и начнем первую игру международного чемпионата!

— Все знают, что эта игра называется настольным теннисом, — пробормотал Майк, беря в руки ракетку.

— Нет, пинг-понг, — парировала Кайла, готовясь к первой подаче.

Майку ничего не оставалось, как, покачав головой, сказать:

— Янки.

— Англичашка.

Кайла подала мяч так быстро, что Майк едва успел перехватить его. В эту минуту появился Крис и стал с интересом наблюдать за игрой.

Это отвлекло Кайлу, и она едва не пропустила ответный мяч.

— Я буду играть с проигравшим, — сказал он.

— С проигравшим? — удивилась Кайла, стараясь не упускать из виду мечущийся по столу мяч.

— Да, мне так будет легче играть, — сказал Крис и, поддразнивая Майка, добавил: — Люблю играть в пинг-понг.

— Настольный теннис! — прорычал тот в ответ.

— Ну-ну, какой обидчивый, — рассмеялся Крис, выходя из комнаты.

Спустя несколько минут он и Джефф поднялись на сцену, чтобы начать проверку звука. Кайле нужно было идти, проследить за правильностью соединения проводов.

Она улыбнулась Майку:

— Мы доиграем позже.

— Только попробуй не доиграть, Мэтьюз.

Кайла уже провела соединение всей аппаратуры, поэтому теперь, поднявшись на сцену, ей оставалось только проверить выполненную работу. Она знала, что все будет в порядке и все провода будут на своих местах. Она не допускала ошибок в работе.

Девушка уже собиралась уходить, когда Крис неожиданно обратился к ней:

— Останься. Ты можешь посидеть здесь со мной?

Он подвинулся, освобождая место на небольшой скамеечке. Но, даже разговаривая с ней, Крис не убрал руки с инструмента, продолжая переключать тумблеры и экспериментировать со звуком.

— Меня не нужно просить дважды, — ответила Кайла. — Я это просто обожаю.

Она села рядом с ним. Крис начал программировать синтезатор.

— Здесь совсем иной мир, — сказал он.

Когда группа заиграла, Кайла поняла смысл его слов. В Детройте она была одной из многих. В течение последней недели во время концертов Кайла находилась за кулисами вместе с остальными техническими помощниками. Она подавала уставшим, вспотевшим музыкантам воду и соки, чтобы освежиться. Но теперь, на сцене, девушка оказалась в самом центре событий. Звук окружал ее со всех сторон.

Кайла сидела рядом с Крисом и чувствовала, как музыка звучит внутри ее. Мелодия окатывала ее, словно волна, и ее тело непроизвольно двигалось в ритме музыки.

Репетиция длилась около часа, и все это время Кайла находилась возле Криса, наблюдая за тем, как его пальцы порхали над клавиатурой, вызывая к жизни фантастическую музыку. Она просто наблюдала за ним, но даже это казалось ей непереносимым — столько в нем было внутренней силы! Эмоциональный накал каждой песни, которую он исполнял, словно в зеркале, отражался на его лице. Возможно, Крис не отдавал себе отчета, но именно в этот момент он был самим собой.

В конце репетиции Кайла отлучилась на минуту за кулисы, чтобы принести Крису полотенце и чашку сладкого чая со льдом.

Промокнув взмокший лоб, он с благодарностью поцеловал Кайлу в щеку.

— Это было очень кстати, Кай.

Кай! Так он начал называть ее несколько дней назад, и это ей очень поправилось. Неожиданно она запустила свои пальцы в его волосы и почувствовала, что это так естественно — быть рядом с ним и не сдерживать своей нежности.

— Спасибо, что разрешил мне посидеть рядом с тобой. Это было бесподобно.

— Ты тоже бесподобна, любимая, — ответил он тихим голосом.

Крис наклонился к ее лицу и замер на мгновение, давая им обоим время принять решение. Затем его губы коснулись ее губ и медленно заскользили по ним. Поцелуй длился долю секунды, но был таким нежным, упоительным и возбуждающим! Кайле показалось, что все произошло в ее воображении. Она смотрела в глаза Криса, а тот гладил кончиками пальцев ее щеку. Ей захотелось, чтобы это волшебное мгновение никогда не кончалось.

— Эй, Мэтьюз! — Очарование момента было разрушено, когда Майк вышел из-за своих барабанов. — Пойдем закончим игру.

Кайла оглянулась и с радостью заметила, что Майк не видел их с Крисом.

— Хорошо, Кингман, — ответила она с изрядной долей дерзости в голосе. — Вижу, тебе не терпится проиграть.

— Даже не надейся.

Крис сделал большой глоток чая и направился вслед за игроками.

— Думаю, я смогу быть судьей на этом матче.

Все трое пошли в комнату отдыха, обмениваясь едкими шутками по поводу пинг-понга или настольного тенниса. Кайла изредка поглядывала на Криса, который отвечал ей нежными взглядами.


Вечером в ярко освещенном конференц-зале Кайла наблюдала за тем, как музыканты «Альянса» готовятся дать интервью прессе. Трейси и Кэтлин стояли рядом с другими членами группы.

Когда фотографы закончили делать снимки, за дело взялись журналисты.

— Нравится ли вам турне? — спросил один из репортеров.

— Да, — с энтузиазмом откликнулся Джефф. — Нам очень нравится быть в Далласе.

— Будет ли «Альянс» продолжать работу после гастролей и будет ли выпущен новый альбом?

Джефф ответил и на этот вопрос:

— Это мы решим, когда гастроли закончатся и мы все хорошенько отдохнем.

В разговор вмешался Крис:

— Когда находишься в середине мирового турне и тебя спрашивают, готов ли ты продолжать работу после него, самым естественным ответом является «нет», просто потому, что ты ужасно устал. Гастроли — это очень тяжелое испытание. Они отнимают все силы без остатка.

— Трое из нас сделали неплохую сольную карьеру вне «Альянса», — сказал Джефф. — Думаю, в будущем вы увидите и сольные проекты, и альбомы нашей группы.

Кайла заметила, как странно вспыхнули глаза Криса, в то время когда Джефф говорил о сольных карьерах и грядущем распаде «Альянса».

Но у нее не было времени обдумывать реакцию Криса. Мысли о предстоящем шоу заставили ее посмотреть на часы. Через тридцать минут «Альянс» должен появиться на сцене, поэтому она решила отправиться за кулисы и там подождать начала выступления.

Кайла постаралась незаметно выскользнуть из конференц-зала и увидела, что Трейси последовала ее примеру. По мере приближения к сцене они все отчетливее слышали звуки толпы, приветствовавшей разогревающую группу, чье выступление предшествовало шоу «Альянса».

— Сегодня должно быть великолепное выступление, — сказала Трейси.

— Да, как обычно.

— Так как мы выступаем в течение двух дней, — продолжала Трейси после паузы, — стадион нанял людей, которые выполнят за нас большую часть работы. Вечером упакуют аппаратуру и провода, разберут все конструкции, в общем, мы можем отдохнуть. Поэтому тебе не нужно быть сегодня за кулисами. Мы с Кэти решили занять места рядом со сценой, чтобы для разнообразия насладиться концертом. Присоединяйся к нам.

Предложение Трейси обескуражило Кайлу, и она не знала, что ответить. Может быть, эта идея исходила от Криса или ее предложил кто-то другой? Места в первом ряду предназначались для членов семей, жен и девушек музыкантов. Ей самой даже в голову не приходило, что и она может там сидеть.

— Мне бы очень хотелось, — наконец произнесла она, — но…

Трейси неожиданно остановилась и положила руку на плечо Кайлы.

— Тогда пойдем. Крису очень понравится, если он увидит, как ты сидишь там и поддерживаешь его. Он же просто с ума по тебе сходит.

Кайла смутилась и сначала все отрицала:

— Я не думаю, что это так серьезно.

— А я думаю, — настойчиво сказала Трейси. — Я видела вас сегодня на репетиции. Только слепой мог не заметить то, что происходило между вами.

Тут уж нечего было возразить. Кайла смотрела на Трейси, когда двери конференц-зала распахнулись и из них, шумно переговариваясь, вывалилась целая толпа репортеров.

Вслед за журналистами показались музыканты «Альянса». Группа разогрева на сцене начала исполнять свою заключительную композицию. Через некоторое время объявят пятнадцатиминутный перерыв, за который будет проведена последняя проверка аппаратуры.

Разговор Кайлы и Трейси был прерван подошедшим Крисом, который увел Кайлу с собой.

— Сделай мне одолжение, — сказал он тихим и напряженным голосом.

— Конечно. Какое?

Кайла смотрела на него со спокойным ожиданием, и его уверенность в себе крепла с каждой секундой. Он снова убедился, что собирается поступить правильно.

— Когда шоу будет подходить к концу, не садись в лимузин вместе с Трейси и Кэти. Давай проведем сегодняшний вечер вдвоем.

— Что ты! Вы же наверняка все вместе отправитесь куда-нибудь отметить окончание шоу.

«Так, — подумал Крис, — надо спасать положение». Он не находил нужных слов, и ему оставалось надеяться только на то, что они сами придут ему в голову.

— Нет, Кай. Я не хочу никуда идти.

Он взял ее руки в свои. Крис не мог поднять глаза, думая только о том, какой теплой и мягкой кажется на ощупь ее кожа.

— Я бы так хотел, чтобы мы с тобой поехали в отель и провели там пару часов вместе. — Он поспешил привести дополнительные доводы, чтобы у нее не было возможности отказаться от его предложения: — Во время концерта у меня выбрасывается столько адреналина, что потом я всегда засыпаю с большим трудом. Мне очень хочется побыть с тобой и немного поговорить. — Наконец он посмотрел на нее. — Здесь нет никакого подвоха. Я говорю искренне. Все будет хорошо.

— Не надо ничего обещать мне. Я чувствую то же, что и ты, поэтому я согласна.

Широкая улыбка осветила лицо Криса. Ее доверие показалось ему высшей наградой.

— Спасибо, потому что я не смог бы дождаться завтрашнего утра, чтобы снова увидеть тебя.

Крис взял лицо Кайлы в свои ладони. Она положила руки ему на плечи, и их глаза встретились на какое-то мгновение. Но потом Крис перевел взгляд на сцену, и его внимание мгновенно переключилось. Теперь только предстоящее шоу занимало его.


Внезапно погас свет, и темнота поглотила всю сцену. Внутреннее напряжение охватило Кайлу. Она чувствовала, как накаляется атмосфера вокруг нее. Медленно зажглись огни рампы, выхватывая из темноты музыкальные инструменты и неясные силуэты. Легкий гул прокатился по рядам зрителей.

— Леди и джентльмены, — Кайла едва слышала голос со сцены, — мы приветствуем вас на стадионе Реюньон. Техас раскрывает свои объятия для группы «Альянс»!

Последние слова потонули в реве толпы. Все в нетерпении вскочили со своих мест. Кайла тоже не могла усидеть на месте. Она хлопала и кричала вместе со всеми.

Неожиданно яркий свет залил сцену. Публика ликовала. И с этого мгновения все семьдесят тысяч человек оказались в полной власти «Альянса».

Начало было быстрым и зажигательным, каждый мог проникнуться духом шоу. Музыканты сыграли саундтрек из своего нового альбома, от которого пол вибрировал под ногами. Это была одна из любимейших песен Кайлы.

Когда публика как следует разогрелась, «Альянс» немного уменьшил накал. Теперь настал черед насладиться вокалом Джеффа, который он продемонстрировал, исполнив одну из лирических баллад.

Но Джефф был не единственной звездой этой группы. Крис, Майк и Кельвин творили чудеса с инструментами. Казалось, что звук имеет неземное происхождение.

В середине шоу Кайла почувствовала, что теряет голову вместе с остальными зрителями. Она танцевала, аплодировала и кричала, как и другие фанаты.

Через два часа концерт подошел к концу, и «Альянс» завершил его длинной мелодичной композицией «Все на свете и что-то еще», которую сочинил Крис.

Кайла знала, что эта баллада была истинным детищем Криса. Он сделал аранжировку шестиминутной рок-н-ролльной композиции, отведя время для сольного выхода каждого из музыкантов группы.

Но главная роль отводилась Крису. Кайла смотрела на него, не в силах пошевелиться. Каждой клеточкой своего тела она воспринимала те эмоции, которые переживал он, исполняя эту балладу.

Когда музыка смолкла, к микрофону подошел Джефф. Он дважды пытался начать, но его слова тонули в реве восторженных зрителей. Наконец Джефф простер вперед руки, призывая всех к тишине.

— О, Даллас, ты просто великолепен! Спасибо, что пришли к нам сегодня вечером.

И музыканты заиграли финальную песню. Трейси тронула Кайлу за плечо и вручила ей одну из красных роз, которые держала в руках.

— Подари ее Крису, — прокричала она, перекрывая шум.

Кайла улыбнулась и согласно кивнула. В это время Крис и другие члены группы взялись за руки и вышли на прощальный поклон.

Джефф поцеловал розу, которую ему вручила Трейси. Музыканты подошли к краю сцены, чтобы поблагодарить друзей и родных.

Все происходящее казалось Кайле нереальным. Крис наклонился к ней и взял розу из ее руки. Его лицо было покрыто капельками пота, на губах сияла легкая улыбка.

— Спасибо за чудесную музыку, — сказала Кайла, едва отдавая себе отчет в том, что произносит.

Крис поцеловал ее ладонь и поднес цветок к своему лицу. Его взгляд заставил Кайлу почувствовать, как кровь приливает к ее лицу.

— Еще, еще! — скандировал зал.

Джефф начал заигрывать с публикой, поднеся руку к уху и спрашивая;

— Вы что-то сказали?

— Еще! — раздалось в ответ.

— Что?

— Еще! — Голоса многотысячного стадиона слились в едином порыве.

Через несколько секунд музыканты заняли свои места и начали играть так, словно и не устали.

Крис чувствовал восторг толпы. Розу, которую ему подарила Кайла, он положил на крышку своего синтезатора. Он видел, как Кайла торопливо покинула свое место, следуя за Трейси и Кэти, Когда шоу закончится, она будет ждать его в лимузине. Мысль об этом казалась Крису самой возбуждающей и радостной вестью на свете.


— Наверное, мне не надо уходить, — сказала Кайла Трейси по пути к машинам. — Думаю, я должна помочь упаковать аппаратуру.

— Нам здесь нечего делать до завтрашнего вечера, — ответила Трейси, дружески пожимая Кайле руку. — Наслаждайся отдыхом. Видит Бог, нам он выпадает не так часто.

И до того как Кайла успела что-то сказать, Трейси нырнула в первую машину, оставив Кайлу в одиночестве терзаться мыслями о том, что она должна и чего она на самом деле хочет.

За спиной Кайлы раздавались крики фанатов и звуки музыки. Она открыла дверцу лимузина, который ждал Криса. Уют салона наполнил ее душу спокойствием и тишиной. С глубоким вздохом она откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.


Первый вызов на бис сменился вторым, затем третьим. Крис начал испытывать беспокойство, но продолжал играть и улыбаться, отвечая на приветствия публики, которая, похоже, не собиралась отпускать любимую группу. Но все мысли Криса были с Кайлой.

Спустя некоторое время Крис наконец смог покинуть сцену и направиться к машине.

Кайла улыбнулась, приветствуя его, когда он открыл дверцу.

— Здравствуй, любимый, — тихо сказала она, довольно точно подражая его голосу.

Он ответил быстрым и нежным поцелуем.

Однако в данный момент ему нужно было некоторое время, чтобы вернуться в реальность. Крис прижал к лицу полотенце, которое протянула ему Кайла, и, откинувшись на сиденье, с тяжелым вздохом принялся яростно вытираться.

Девушка прекрасно понимала, что ему сейчас не до разговоров. Они смогут поговорить позднее. Кайла чувствовала, что он благодарен ей за то, что она рядом. Ей же было достаточно просто смотреть на него.

Но молчание продлилось не долго. Крис повернулся к Кайле и тихо сказал:

— Я рад видеть тебя. Извини, не могу поприветствовать тебя так, как хотелось бы, но я чувствую себя как набухшая в воде губка.

Крис смотрел на Кайлу так, словно она была самым большим сокровищем в мире. Их руки соединились.

Оба молчали, но это молчание было красноречивее всяких слов. Когда они приехали в отель, частный лифт поднял их на семнадцатый этаж. Крис открыл дверь и немедленно направился в ванную, чтобы принять душ.

— Чувствуй себя как дома, — сказал он, оставив Кайлу в одиночестве.

— Думаю, я с этим справлюсь, — со смехом ответила она.

Апартаменты Криса по праву могли относиться к высшему классу. Там даже был камин, а перед ним — длинный диван персикового цвета.

«Наверное, Крису здесь уютно, — подумала Кайла, — хотя он тоже временами скучает по дому». На невысоком подиуме располагалась гостиная, за которой был огромный балкон с широкими стеклянными дверями.

За окнами открывался панорамный вид ночного Далласа. Казалось, что под ночным небом кто-то рассыпал миллионы сверкающих бриллиантов. Вид из окна привлек Кайлу, и она вышла на балкон. Прохладный ветерок ласкал и освежал ее кожу. Но его прохлады было недостаточно, чтобы остудить ее душу. Невероятно, как этот человек мог так сильно встревожить ее?

Кайла вздохнула, и ее вздох был больше похож на стон. Она смотрела на крохотный мир, распростертый внизу, на маленьких людей и снующие машины. Она чувствовала, как с каждой секундой возбуждается все больше.

— Чудесный вечер, — раздался тихий голос Криса, который тоже вышел на балкон.

— Да!

Когда его руки обняли ее за талию, Кайла повернулась к Крису лицом.

Безопасность. Она чувствовала себя в его объятиях совершенно уверенно и спокойно. Его сила защищала. Кайла прижалась к груди Криса и закрыла глаза. Она испытывала жгучее желание быть с ним.

— Давай вернемся в комнату, Кай, — прошептал он, целуя ее в висок.

Крис прошел к камину. Перед диваном стоял сервировочный столик, на нем корзина с фруктами, сыр, печенье и бутылка шабли.

Они сели, и Кайла улыбаясь запустила руку в его еще влажные волосы.

Крис налил им по бокалу вина.

— Предлагаю тост, — сказал он, протягивая ей бокал.

Кайла в ожидании смотрела на него.

— За «Эти улицы». Это наша новая композиция, которую мы представим на следующей неделе. Тебе она нравится?

— Это классический «Альянс», — ответила Кайла. — Она прекрасна!

— Думаем, она станет платиновой. Во время гастролей наша популярность возрастает, так что, надеюсь, на это не уйдет много времени.

Они сделали по глотку вина. Крис смотрел в глаза Кайле и спрашивал себя: почему он не может найти нужных слов? Ему столько надо было сказать ей, но внутренний голос предостерегал его от полной откровенности.

Он отставил бокал и откинулся на спинку дивана.

— Мне бы хотелось лучше узнать тебя, Кай, — наконец произнес он. — Мне хочется о многом расспросить тебя, но каждый раз, когда я смотрю на тебя, я не могу выражаться логически. Расскажи мне о своей семье, друзьях, работе.

— С чего начать?

— С чего хочешь, — ответил он, наблюдая за тем, как пламя камина отражается в ее глазах.

Кайла рассмеялась, и вдруг возникшее между ними чувство неловкости куда-то исчезло. Теперь они были просто Крисом и Кай, друзьями, которым хочется поболтать.

— Ну хорошо. Тогда начнем с самого начала. Как ты уже знаешь, у меня есть старший брат, которого я боготворю. Что же еще рассказать? По правде говоря, жизнь у меня довольно скучная. Мои родители живут в северной части Чикаго. Отец работает в брокерской фирме, а мама — юрист. Они у меня замечательные, но мне не всегда так казалось.

— Помню, ты говорила, что у них были сомнения относительно тебя.

— Конечно. Когда я была подростком, то бунтовала, как и все. А ты?

Крис положил кусочек сыра на рисовый крекер.

— Конечно, — сказал он. — Но у меня все было связано с музыкой. Когда мне было одиннадцать, мама и папа отдали меня учиться играть на пианино, и это решило мою судьбу. Стоило мне почувствовать вкус к музыке, как я понял, что для меня нет ничего важнее сочинять и исполнять ее. Это превратилось в настоящую страсть, в наваждение.

— Моих бы это здорово рассердило, — сказала Кайла, прищелкнув языком.

— Я не дал им возможности сердиться. В восемнадцать я уехал в Лондон и стал играть в группе. Я стал самостоятельным.

Воспоминания о юности вызвали улыбку на лице Криса. Он смотрел, как вино играет в бокале, и ему казалось, что он видит в нем отражение лиц своих старых друзей.

— Первая группа, в которой я играл, называлась «Солнце Запада». Мы выступали в клубах по всему Лондону. Однажды в один из клубов зашел Джефф Диксон. Он пришел туда выпить пива и заметил меня. Так я оказался в «Альянсе».

«Это была судьбоносная встреча», — подумала Кайла.

Крис сидел и смотрел на свой бокал как зачарованный.

— Я и мечтать не мог о том, что произошло потом, — наконец сказал он. — Ни я, ни мои родители. Мы много лет спорили по поводу, того, что я решил посвятить себя музыке. Мне казалось, что они иногда слишком меня опекают и что они чересчур консервативны. Но теперь, как и ты, я понимаю, что они были мудры и по-настоящему заботились обо мне.

Крис протянул руку и дотронулся до шеи Кайлы. Прикосновение было нежным и мягким.

— Разреши мне сделать одну вещь.

— Какую?

Он расстегнул заколку, стягивающую ее волосы, и тяжелая волна темных локонов рассыпалась по ее плечам. Крис положил заколку на столик и провел пальцами по волосам Кайлы, словно причесывая их.

Кайла почувствовала, что ей становится немного страшно.

— Крис… — прошептала она, откидываясь назад.

Но Крис поцеловал ее сначала в одну щеку, потом в другую. Затем он покрыл поцелуями промежуток от виска до уголка губ, после чего их губы наконец-то слились.

Она приникла к нему, дрожа от нетерпения. Его прикосновения казались ей сладостной негой. Он ласкал ее своими губами и обжигал горячим дыханием. У Кайлы закружилась голова, и она почувствовала, как сильно бьется ее сердце.

Крис снова нашел своими губами ее губы, но теперь он осторожно касался их до тех пор, пока ее рот не открылся навстречу еще более страстному поцелую.

Его губы не отпускали ее, жадно лаская и возбуждая до тех пор, пока Кайла не почувствовала, что не может больше сопротивляться своему желанию.

Его язык проник внутрь ее рта, лаская его изнутри. Кайла чувствовала, как ее тело тает от его нежных прикосновений. Пальцы Криса проникли под ткань блузки.

Ощущать Криса было приятно. Очень приятно…

Она обхватила ладонями его голову и прижала к себе. Его губы переместились к мочке ее уха, а затем начали свое восхитительное путешествие по шее. Ласки Криса становились все настойчивее по мере того, как его руки перемещались все выше и выше. Наконец его пальцы добрались до ее сосков. Кайле нестерпимо захотелось стянуть с Криса рубашку, чтобы насладиться его великолепной мускулистой грудью, поэтому она почувствовала легкое разочарование, когда он мягким движением запретил ей сделать это.

— Кай, — раздался его слегка охрипший голос, — моя дорогая Кай…

Она положила руку ему на грудь. Теперь она чувствовала, как сильно бьется его сердце.

Крис погладил ее волосы. Кайла молча смотрела на него.

— Я так хочу тебя, что просто умираю от желания, — сказал наконец он. Кайла закрыла глаза, но он нежно коснулся ее век. — Не прячь глаза, Кай. Я так их люблю. В них я вижу открытость и честность. Просто…

— Я сделала что-то не так?

— Нет, любимая, все дело во мне. Мне нужно многое рассказать тебе. Я хочу, чтобы ты знала, кто я, откуда я и… — Он замер, не договорив. — Кай, я не тот человек, с которым можно попасть в высшее общество. Я — музыкант, и всегда поглощен своей работой. Пойми это.

И он улыбнулся Кайле такой широкой и лучезарной улыбкой, что у нее замерло сердце.

— Да, — ответила она, — и это одна из причин, почему ты мне так нравишься.

Он продолжил:

— В определенном смысле я довольно старомодный человек. Поэтому мне кажется, что занятие любовью — это очень серьезный и важный шаг.

— Я думаю точно так же, — заметила Кайла, явно смутившись.

— Я хочу, чтобы ты получше узнала меня перед тем, как мы пойдем на это. Тогда мы будем уверены в том, что наши отношения развиваются правильно. Я вижу, Кай, что ты доверяешь мне, и очень это ценю. Поэтому мне не хочется делать что-то, что может принести тебе боль или заставить сожалеть о случившемся.

«Сожалеть? Почему он говорит об этом?»

— Я не могу любить такую необыкновенную женщину, как ты, в гостиничном номере, словно это обычная гастрольная интрижка.

Крис усадил Кайлу к себе на колени, обняв, словно ребенка.

— Через неделю мы вернемся в Англию, и у нас будут две недели отдыха перед гастролями по Англии и Ирландии. Я хочу провести это время с тобой и приглашаю тебя ко мне домой в Корнуолл.

Корнуолл — это моя жизнь, моя реальность, — добавил он. — Я живу в Англии, и мое сердце там. Гастроли лишь часть меня, а я хочу, чтобы ты узнала меня всего. Знала, что во мне хорошего и плохого.

Крис замолчал, не в силах произнести больше ни слова. Он чувствовал, что единственным местом для объяснений, откровений и воспоминаний может быть только Корнуолл.

Дома ему будет спокойнее. Уйдут теперешние суета и усталость. И только в Корнуолле он сможет наконец понять, что же случилось с ним несколько лет назад.

— Я хочу разделить с тобой эту часть моей жизни, — наконец промолвил Крис.

Кайле казалось, что она не может пошевелиться.

— Тогда я обязательно поеду с тобой.

Едва слова сорвались с ее губ, как Крис прижал ее к себе и подарил ей самый упоительный за этот вечер поцелуй.

Кайла провела по его щеке кончиками своих слегка дрожащих пальцев.

— Это было очень здорово, мистер Соддерленд.

Он прижался щекой к ее руке.

— Что именно? — спросил он.

— Не знаю как, но ты сумел развеять все мои страхи и сомнения.

Не обращая внимания на легкое чувство вины, которое он испытывал, Крис снова поцеловал Кайлу.

— Просто я безумно люблю тебя, поэтому мне удалось это сделать.

— Каким бы невероятным это ни показалось, — сказала Кайла после небольшой паузы, — но я чувствую то же самое. Только куда нас это приведет?

В полной тишине, нарушаемой только биением их сердец, Крис почти неслышно прошептал:

— В Корнуолл.

Глава 5

— Что с усилителями? — крикнул Крис. Выражение его лица не сулило ничего хорошего. Он оборвал мелодию на середине, потому что невероятный скрип заглушал все звуки.

— Это не я, — с улыбкой молвил Джефф, отойдя от микрофона.

— Неужели нельзя нормально настроить систему, пока мы тут все не оглохли? — продолжал возмущаться Крис. — Меня словно иглой пронзило.

Джефф покинул свое место у микрофона и подошел к Крису.

— Может быть, сделаем перерыв, приятель?

— Только не сейчас.

Группа продолжила репетицию. Кайла сидела в первом ряду и смотрела на Криса. Она еще никогда не видела его таким возбужденным. Они практически не разговаривали с ним с прошлого вечера, просто не было на это времени. Сегодня настроение Криса резко изменилось, и Кайла не ожидала увидеть его таким напряженным. Он с самого утра был довольно резок со всеми, кто попадался ему на пути.

Со своего места Кайла могла видеть, как в попытке угодить музыкантам засуетились все техники, находящиеся на сцене. Теперь оставалось надеяться только на то, что Крис сможет справиться с тем, что так его раздражало.


Когда репетиция закончилась, Джефф потащил Криса в комнату, где накануне проходила пресс-конференция.

— Соддерленд, потрудись объяснить, почему ты вел себя как настоящий дурак?

Вопрос Джеффа прозвучал скорее как шутка, чем как попытка обидеть, но Крис понимал, что друг действительно обеспокоен. Крис тяжело вздохнул, но ничего не ответил.

— Дружище, я целый день ломаю над этим голову, — сказал Джефф, усаживаясь на стол.

— Кайла.

— Мне следовало самому догадаться.

Крис понимал, что ему нужно рассказать обо всем. Джефф был с ним тогда, в прошлом, когда его жизнь развалилась на куски. Он с ним и сейчас, готовый выслушать и дать совет.

— Джефф, мне кажется, я влюбился в нее, но она не знает ничего ни о моей жизни, ни о разводе, ни о моем сыне.

Джефф смотрел на него, поджав губы, и весь его вид выражал откровенное сомнение, поэтому Крис торопливо продолжил объяснение:

— Я пытался рассказать ей, но боюсь, что она не захочет быть со мной, когда узнает о моем прошлом.

— Тебе следует доверять ей. Будь с ней откровенен и расскажи обо всем.

— Откровенность и доверие не принесли мне раньше ничего хорошего, — сказал Крис, тяжело вздохнув. Он засунул руки в карманы брюк и начал расхаживать по комнате. — За свое доверие к женщине я получил только тяжелый развод и огромные алименты, которые обязан выплачивать. И никакого счастья, лишь горечь и обиду.

— И Кевина, — прервал его Джефф. — Послушай, неужели ты не видишь, что Кайла совершенно не похожа на Марси? Клянусь, если эта хладнокровная сучка попадется мне на глаза, я не колеблясь сверну ей шею. И сделаю я это не только за то, что она причинила тебе и Кевину, а еще и за все, что она сделала нашей группе.

— Джефф, доверие для меня — штука сложная.

— Тебе выпал шанс наладить свою жизнь с Кайлой. И я сомневаюсь, что она отвернется от тебя, если ты будешь откровенен с ней. Она необыкновенная женщина, я понял это в ту самую минуту, когда увидел ее.

В ответ Крис яростно закивал головой:

— Она самая лучшая, но я не хочу совершить еще одну ошибку. А если мое прошлое оттолкнет се?

— Крис, — голос Джеффа был преисполнен искреннего участия, — она любит тебя, дружище, поверь мне. Послушай, она не такая, как Марси. Ей наплевать на то, что ты звезда. И, уверяю тебя, она не сможет уйти от ребенка, даже ни разу не оглянувшись.

Крис почувствовал, как тоска по дому наваливается на него с новой невероятной силой.

— Она согласилась поехать со мной в Корнуолл на время отпуска. Там нам будет легче говорить о моем прошлом.

— Чем раньше ты это сделаешь, тем лучше. Расскажи ей обо всем сейчас, тогда ты сможешь понять ее отношение к этому еще до отъезда в Англию. Если она бросит тебя там, то это причинит очень сильную боль вам обоим. А я не хочу, чтобы ты еще раз прошел через этот ад.

— Диксон, ты настоящий друг, — сказал Крис, похлопав Джеффа по спине.

— Тогда верь мне, — ответил тот, широко улыбаясь.


Крис стоял на сцене, окруженный своими синтезаторами, когда появилась Кайла. Она пришла вместе с Трейси, и обе заразительно смеялись. Поддавшись их веселью, Крис тоже не смог удержаться от улыбки.

Кайла хотела подойти к Крису, и тот был готов извиниться за то, что вчера практически не обращал на нее внимания. Однако ее отвлек Кельвин:

— Эй, Кайла, ты не поможешь подсоединить пару ламп?

Кельвин и Майк стояли у высокой деревянной лестницы, упиравшейся в металлическое перекрытие над сценой, на котором крепились осветительные лампы. — Ты у нас одна такая маленькая, что сумеешь подлезть туда. Поможешь?

— Конечно.

Она начала карабкаться вверх. Ей это было не впервой, так как она частенько лазила по высоким лестницам, помогая брату налаживать освещение в ночных клубах. Кайла двигалась быстро и не смотрела вниз.

Майк и Кельвин кричали ей снизу, в каком направлении двигать большие длинные лампы.

Неожиданно в голове Криса промелькнула тревожная мысль. Лестница очень непрочная, и Кайла может попасть в беду. Внутренний голос не обманул его.

Стоя на самом верху лестницы, девушка резко наклонилась вбок, чтобы поправить последнюю лампу, и лестницу повело в сторону. Майк и Кельвин безмолвно замерли внизу в тот момент, когда Кайла ухватилась за перекрытие, чтобы удержать начавшую заваливаться лестницу.

Лестница остановилась, и Кайла замерла наверху. Она не могла пошевелиться от охватившего ее ужаса. Выражение ее лица заставило Криса резко сорваться со своего места.

— Кай, — позвал он. — Кай… — Но ответа не последовало.

Крис не раздумывая начал подниматься по шаткой лестнице. Он быстро добрался до верха. Стоя на одну перекладину ниже, он обхватил девушку за талию и попытался спустить вниз.

— Крис, я не могу пошевелиться, — сказала Кайла едва слышным голосом. — Я не смогу спуститься.

— Нет, сможешь. — Крис говорил тихо и спокойно. Таким голосом он разговаривал с Кевином, когда укачивал его дома, в Англии. — Давай потихонечку. Не бойся, я сзади.

Его последние слова прозвучали твердо и уверенно. Кайла казалась ему маленьким, насмерть перепуганным ребенком.

Они спустились на одну перекладину, и вдруг Кайла задрожала. Крис прижался к ней и осторожно помог преодолеть еще несколько ступенек.

— Осталось совсем немного, — ободрял он ее, — мы почти внизу.

Крис обнял девушку и опустил на пол. Он чувствовал, что его сердце готово выпрыгнуть. Прижав Кайлу к груди, он наконец позволил себе вздохнуть.

— Я чувствую себя ужасно глупо, — прошептала Кайла.

Крис осторожно стер капельки пота, выступившие на лбу. Бледность на ее лице уже сменил румянец, но глаза Кайлы все еще были полны страха.

— Эту лестницу нельзя использовать, — гневно сказал Крис. — Она словно создана для несчастья. Ты не ушиблась?

Кайла отрицательно покачала головой и еще теснее прижалась к нему.

— Слава Богу, ты был рядом, — сказала она.

Крис погладил ее по волосам. Его бросило в холодный пот, когда он на секунду представил, что могло случиться.

Странно, но ему вспомнился разговор с Джеффом. Потерять Кайлу было бы для него куда более серьезным ударом, чем все неприятности прошлого. Поэтому, он решил поговорить с ней о своей жизни не откладывая.

Из-за кулис к ним быстро направлялся Джефф. Крис увидел, как вспыхнули глаза его друга, когда тот заметил испуг Кайлы.

— Я только что услышал о том, что здесь произошло, — сказал Джефф. Он дружески похлопал Кайлу по плечу. — С тобой все в порядке?

Кайла кивнула. Ей было неловко от того, что вокруг нее творится такая суета.

— Просто испугалась немного. Спасибо.

Джефф посмотрел на зыбкую лестницу. Мысль о том, что Кайла подверглась смертельной опасности, привела его в ярость.

Майк и Кельвин все еще работали на противоположном конце сцены.

— Эй, ребята, — обратился к ним Джефф, — выкиньте-ка отсюда эту чертову лестницу!

Те кивнули и немедленно унесли ее со сцены. Крис смотрел на происходящее, и его тоже охватила нервная дрожь.


Для всей команды прибытие в Нью-Йорк означало три концерта в «Мэдисон-сквер-гарден». А для Кайлы и Криса это еще четыре дня ожидания двухнедельного отпуска в Англии.

Когда началась репетиция, Трейси и Кэтлин уговорили Кайлу забыть на время про аппаратуру и пойти с ними прогуляться по Нью-Йорку.

Улицы Манхэттена манили к себе. Осеннее солнце сверкало на стенах небоскребов. Тысячи людей быстро перемещались взад-вперед, полчища машин двигались по проезжей части. Все это наполняло атмосферу движением, звуками и жизнью.

«По-видимому, я действительно слишком много времени проводила в студии и на стадионах», — подумала Кайла.

Она была одета в вельветовые брюки, свитер и просторный пиджак, что довольно сильно отличало ее от фешенебельной публики, посещавшей дорогие бутики. Трейси и Кэтлин тоже не были одеты по последней моде. Несмотря на успех «Альянса» и большие деньги, которые они зарабатывали, обе оставались истинными англичанками, которые всегда стоят выше моды.

Однако они не отказали себе в удовольствии прогуляться по Пятой авеню, где располагались самые роскошные и дорогие магазины.

После ленча решили купить какие-нибудь сувениры в подарок своим многочисленным родственникам. Кайла довольно безучастно смотрела на витрины, когда вдруг ее привлекло сверкание ювелирных украшений. Она обратила внимание на зажим для галстука, выполненный в виде золотого скрипичного ключа. Ассоциация с Крисом возникла моментально, и Кайла наклонилась, чтобы получше рассмотреть вещицу. Она блестела в лучах света и показалась ей еще красивее. «Это идеально подойдет ему, — подумала Кайла. — Он обязательно будет ее носить».

Когда они вернулись в «Мэдисон-сквер-гарден», сцена была практически пуста. На ней находились лишь несколько рабочих, проверявших освещение.

Кайла улыбнулась, В больших городах у нее было меньше работы, так как концертные залы предоставляли своих работников. Теперь ей можно будет больше времени проводить с Крисом.

Неожиданно она заметила женщину, которая сидела в первом ряду. Кайла немедленно покинула Трейси и Кэтлин. Когда она спускалась вниз, женщина встала со своего места. Это была Алисия Каммингс.

— Алисия! — Все мысли Кайлы в одно мгновение перенеслись в Детройт. «Это и есть твоя реальность», — подумала она. Однако тут же выбросила это из головы. — Я совсем забыла, что ты тоже будешь в Нью-Йорке, — сказала она, обнимаясь с Алисией. — Ты потрясающе выглядишь!

Алисия была одета в элегантную шерстяную юбку серого цвета и белый кашемировый свитер. Ансамбль дополнялся — дорогой кашемировой шалью, небрежно наброшенной на плечи. Кайла почувствовала себя рядом с ней настоящей Золушкой.

— Кайла, ты просто сияешь! — сказала Алисия.

— Сияю? — удивленно переспросила Кайла.

— Да, — подтвердила Алисия, обнимая Кайлу за талию, — ты выглядишь на миллион долларов, Может быть, расскажешь мне, что с тобой случилось?

Кайла колебалась не более секунды. Ведь Алисия была ее лучшей подругой и она могла быть с ней совершенно откровенной.

— Произошло и происходит многое, — ответила она, не торопясь, однако, вдаваться в подробности. — Мне пока трудно говорить об этом.

К счастью, Алисия почувствовала смущение Кайлы и переменила тему:

— Я очень скучала по тебе.

— Неужели ты прилетела в Нью-Йорк только затем, чтобы сообщить мне это? — смеясь спросила Кайла. — Я польщена.

Алисия направилась вслед за Кайлой в комнату отдыха за сценой. Обе удобно расположились в креслах.

— Не зазнавайся, Мэтьюз, — сказала Алисия со смехом. — Я здесь ради своей карьеры. Сегодня утром я брала интервью, и все прошло отлично. Ты бы гордилась мной. — Она внимательно посмотрела на Кайлу. — Мое шоу без тебя превращается в настоящий кошмар. Ты готова вернуться домой?

Кайла нахмурила брови.

— Нет, — ответила она.

— Ты что, действительно собралась ехать в Англию?

— Да, — ответила Кайла, наливая им обеим воду из стоявшего на столике графина.

— Мне не следовало отпускать тебя в это турне.

— Если ты помнишь, это была твоя идея.

— Помню, — вздохнула Алисия. — Ты уехала слишком надолго. Меня удивил твой голос, когда мы в прошлый раз разговаривали по телефону. — Алисия покачала головой. — Кайла, скажи мне, что происходит?

— Честно говоря, я не могу уверенно говорить об этом.

— Мужчина, — полуутвердительно-полувопросительно произнесла Алисия. — Так вести себя можно только из-за мужчины.

— Не просто мужчина, Алисия. Это Крис Соддерленд.

— Крис Соддерленд? Вот это да!

— Все очень сложно, — призналась Кайла, — но могу сказать, что он… он просто потрясающий!

Подруги провели в комнате отдыха четверть часа, и все это время Кайла облегчала душу в разговоре с Алисией, хотя, скорее, это был монолог, потому что Алисия старалась держать свои соображения при себе.

Постепенно за кулисами начали собираться члены группы, которые готовились к началу репетиции. Кайле ужасно не хотелось расставаться с подругой, но ей пришлось закончить разговор.

— Мне пора работать, а я даже не дала тебе слова сказать, — смущенно пробормотала она. — Мы сможем встретиться позднее? Может быть, пообедаем вместе? Твой совет был бы мне очень полезен.

— А ты сможешь вырваться?

Кайла взглянула на часы, хотя в этом не было необходимости. Она твердо решила, что в любом случае обязательно выкроит время для подруги.

— Конечно. Если мы встретимся пораньше, то у меня хватит времени для работы.

— Отлично. Тогда я заеду за тобой в отель.

Когда Алисия ушла, Кайла села в первом ряду и задумчиво принялась разглядывать сцену. Почему у нее такое чувство, будто она совершает ошибку? После разговора с подругой Кайла была уверена только в одном — все изменилось, и теперь она по-другому относилась к своей работе и жизни в Детройте.

— Привет, любимая!

Крис сопроводил слова приветствия легким поцелуем в щеку. Кайла не заметила, как он подошел, и с улыбкой повернулась к нему, пока он садился рядом с ней.

— Как прошло ток-шоу?

— Ужасно. Из меня всю душу вытрясли, а я это просто ненавижу.

Кайла погладила Криса по лицу и ощутила ладонью небольшую щетину. Он так устал от всех этих переездов, отелей, сумасшедших графиков! Она поцеловала его в уголок рта.

На сцене в это время устанавливали последние лампы и подсоединяли провода. В самом центре стоял Джефф и регулировал высоту микрофона под свой довольно высокий рост.

Пока Крис смотрел на сцену, Кайла не могла оторвать от него глаз.

— Как прогулялась по магазинам? — наконец спросил он.

— Замечательно, но я уже почти забыла об этом, — ответила она и достала из кармана небольшую коробочку.

Крис удивился:

— Что это?

— Ничего особенного. Надеюсь, тебе понравится.

Затаив дыхание, Кайла наблюдала за тем, как Крис открывал подарок. Любопытство сменилось восхищением, когда он увидел заколку, и это наполнило сердце Кайлы искренней радостью.

— Это один из моих самых любимых знаков, — тихо сказал он, рассматривая золотой ключ со всех сторон. — Кай, это так красиво! Спасибо тебе.

— Ты будешь это носить?

Он отдал ей булавку и попросил прикрепить ее к лацкану жилета. Затем обнял ее и провел кончиком языка по ее губам.

— Можешь не сомневаться, обязательно буду, — наконец сказал Крис.

— Я рада, что тебе понравилось.

Их тихая беседа была прервана Джеффом, который крикнул со сцены:

— Эй, Соддерленд, поднимайся сюда, время поджимает!

В этот момент Крису больше всего на свете хотелось поговорить с Кайлой.

— Я рад, что мы хотя бы на время сможем вырваться из этого безумия, — произнес он.

— Я тоже очень хочу скорее в Англию, — сказала Кайла. — Желаю удачи на репетиции. А я иду на обед с Алисией.

— С Алисией? — удивился Крис.

— Она сейчас в городе, готовит ток-шоу, — объяснила Кайла. — Странно, что вы не пересеклись сегодня в студии.

— Насколько я понимаю, мы не увидимся с тобой до концерта.

Кайла заметила грусть в его глазах.

— Не скучай. Я постараюсь вернуться до начала концерта.

Выходя из зала, Кайла задержалась, чтобы послушать, как «Альянс» начнет играть. Музыка продолжала звучать в ее душе, когда она выходила на улицу и ехала в такси.


В ресторане, где обедали Кайла и Алисия, царил легкий гул. Говорила в основном Алисия. Мысли Кайлы явно были где-то далеко. Наконец Алисия дотронулась до руки подруги:

— Эй, Кайла?

Та поспешила извиниться:

— Прости, я снова отвлеклась.

Кайла сняла с коленей льняную салфетку и положила ее на стол, показывая, что закончила обедать, хотя она практически ничего не ела.

— Понимаю, что сейчас я не лучший собеседник.

Алисия тяжело вздохнула.

— У нас был чудесный обед. Мы обсудили нашу работу, друзей и последние сплетни из Детройта. А теперь, — добавила она после паузы, — давай поговорим о твоем путешествии и… о Крисе.

— Мне бы не хотелось, чтобы он был единственной темой нашего разговора, — сказала Кайла. — Наши отношения еще не до конца ясны.

— То есть? — удивилась Алисия.

Кайла пожала плечами:

— Все произошло так быстро, что у меня нет времени задуматься о будущем. И это меня пугает.

— Почему? — спросила Алисия, откидываясь в кресле и потягивая вино.

— Каждый раз, когда мы разговариваем, он пытается рассказать мне о чем-то, что у него глубоко в сердце. Но в самый последний момент замолкает. Это вселяет в меня неуверенность.

Алисия внимательно слушала подругу. Она специально выбрала этот ресторан, чтобы они могли спокойно поговорить.

— Наши отношения развиваются так стремительно, — продолжала Кайла, — что я начинаю немного нервничать. Но уже сейчас, пусть только на эмоциональном уровне, я дала ему очень много.

— И не получила взамен никаких гарантий.

— Да, и это меня пугает. Стоило мне увидеть тебя, как все мои мысли вернулись в Детройт, к моей жизни там. У меня прекрасная работа, много друзей…

В ответ Алисия лишь пожала плечами и приступила к шоколадному десерту.

— Лучше подумать об этом потом, когда все станет ясно. А сейчас наслаждайся тем, что с тобой происходит. Единственное, о чем я прошу тебя, убедись, что Крис — это тот человек, который тебе нужен. Если вы должны быть вместе, ты найдешь способ добиться этого. Не пытайся предугадывать будущее. Живи настоящим.

— Сколько раз ты уже говорила мне нечто подобное?

— Очень много, — с улыбкой ответила Алисия, — но ты же хотела услышать мое мнение.

Неожиданно Кайла почувствовала себя увереннее. Она даже принялась за десерт.

— Знаешь, — сказала она Алисии, — на этот раз я тебя действительно слушаю. И я не хочу терять его, потому что я люблю его так, как никого никогда не любила… и не полюблю.

Глава 6

Кайла осторожно переступала через газеты и журналы, разбросанные по полу в пассажирском салоне. «Альянс» возвращался в Англию.

Полет проходил на редкость спокойно. Было похоже, что после шоу в Нью-Йорке все полностью измождены и мечтают только об одном — сойти на землю в аэропорту Хитроу. Перерыв в работе оказался как нельзя кстати. Тоска по дому, напряжение гастролей и усталость достигли своего апогея.

Невероятный, фантастический успех в Нью-Йорке говорил о том, что альбом, который группа собиралась записать дома, войдет в историю рок-н-ролла.

Кайла сидела в кресле в хвосте самолета, а Крис расположился перед ней на полу. Он сидел, удобно скрестив свои длинные ноги, и, потягивая чай, читал отзывы прессы о выступлениях «Альянса».

Крис был одет в голубые джинсы и рубашку-поло в белую и желтую полоску, рукава рубашки были засучены до локтей. Когда он листал страницы, мускулы играли под его загорелой кожей. Кайла гладила его шелковистые волосы.

Ей очень нравилось наблюдать за ним. Теперь, после того случая с лестницей, Крис был совершенно расслаблен. Казалось, все барьеры между ними рухнули, оставив после себя лишь спокойствие и абсолютное доверие.

Крис протянул ей один музыкальный журнал с рейтингами песен. Композиция «Альянса» стояла на восьмом месте всего после недельного пребывания в мартах. На лице Криса появилась довольная улыбка. Он взглянул на Кайлу.

Она полулежала в кресле, улыбаясь и потягиваясь в сладкой неге, словно кошка. Солнечный свет проникал в круглый иллюминатор над ее головой, отчего ее волосы вспыхивали миллионами огоньков. В розовой блузке, заправленной в брюки серого цвета, она казалась такой родной и близкой! Кайла протянула к нему руки, и Крис поцеловал ее.

— М-м, — промурлыкала Кайла, поглаживая его по волосам, — я хочу есть.

— Ты всегда хочешь есть.

— Это часть моего очарования, — согласно закивала головой Кайла.

Она села, подтянув колени к подбородку. Ее взгляд был устремлен на проплывающие мимо облака, освещенные ярким солнцем. Кайла наслаждалась этим видом несколько минут, а затем отправилась на кухню, чтобы приготовить себе сандвич.

Там уже хозяйничал Джефф, он стоял около стола и ждал, когда закипит чайник. Кайла приветливо улыбнулась ему.

— Наверное, думаешь о Крисе? — улыбнулся ей в ответ Джефф. — У тебя довольно усталый вид.

— Что есть, то есть, — ответила Кайла. Она стояла рядом с ним и выкладывала на тарелку кусочки хлеба. — Вчера вечером у нас состоялся долгий разговор, и Крис рассказал мне все о своем прошлом.

— И?.. — Джефф ждал, что она скажет о своем решении, хотя знал его и без всяких слов.

— Я полюбила его еще больше, — ответила Кайла. — И еще я хочу сказать, что у него замечательные друзья. — Неожиданно комок подступил к горлу и помешал ей говорить. — Джефф, ты чудесный и редкий человек.

В мятых брюках цвета хаки и белой рубашке Джефф совсем не походил на звезду, но он был звездой, причем первой величины.

— Ну, Мэтьюз, ты заслуживаешь, чтобы тебя обняли покрепче, — сказал он с улыбкой. — Я знал, что нам тебя просто Бог послал.


Самолет, на котором летел «Альянс», приземлился в аэропорту Хитроу после полудня. Оттуда пути членов группы и их сопровождающих расходились. После отпуска они снова встретятся в Хитроу, чтобы отправиться на гастроли в Ирландию.

Однако в данный момент все мысли были только о предстоящем отдыхе. Для Кайлы и Криса полет еще не закончился, потому что Крис заказал самолет на Корнуолл.

Через час они приземлились в аэропорту Хедли, откуда лимузин должен был довезти их до дома.

Машина неслась по извилистой дороге, по краям ее громоздились груды серого морского камня. Кайлу очаровал вид, проносившийся за окном. Она знала, что здесь дом Криса, которому принадлежит его сердце.

Это были малозаселенные места, каменистое побережье, серый фон которого то здесь, то там оживляли выброшенные на берег и сверкающие на послеполуденном солнце охапки морских водорослей. Морские волны накатывали на берег, образуя небольшие водовороты.

Крис не мешал ей молча наслаждаться пейзажем. Ему самому нравилось наблюдать, как Кайла открывает для себя мир Корнуолла. Он знал, что она не сможет устоять перед очарованием этих мест, и теперь с удовольствием отмечал про себя, что не ошибся.

Через несколько минут машина повернула еще раз и оказалась на дороге, пересекающей красиво подстриженную лужайку, по краям ее росло несколько вязов и огромная плакучая ива.

В глубине лужайки возвышался двухэтажный дом из серого камня. Он казался оплотом надежности и спокойствия на берегу моря.

Кайла не могла оторвать глаз от дома Криса. Машина остановилась, и она первой вылезла из нее и побежала к террасе, отделяющей дом от моря.

— Мне не терпится посмотреть, какой вид открывается отсюда. Иди скорее! — закричала девушка.

Крис медленно пошел за ней. Он остановился и посмотрел на море, на чаек, кружащихся над головой, на все то, что было для него таким родным. Ему казалось, что он словно здоровается со своим домом.

Ощущение того, что он вернулся туда, где всегда был душой и сердцем, подействовало на него словно целебный бальзам. Крис смотрел, как Кайла перевесилась через перила, чтобы увидеть волны, бьющиеся о гладкие камни и острые скалы. Ему казалось, что она тоже принадлежит этому месту.

Он молча обнял ее сзади, засунув руки в карманы ее куртки, и притянул к себе, целуя в шею.

Кайла повернулась к нему. Крис провел кончиками пальцев по ее губам и сказал:

— Добро пожаловать домой, любимая.

Кайла улыбнулась и еще крепче прижалась к нему. Внизу расстилалось море, казавшееся тихим и удивительно голубым. Легкие волны вспыхивали в лучах заходящего солнца. Внизу, под ногами, вода билась о камни и закипала белыми бурунами. Кайла поняла, что эта беспокойная страсть морской стихии у нее всегда теперь будет ассоциироваться с Крисом.

Сквозь шум волн и порывы ветра она едва услышала, как Крис рассмеялся.

— Что тебя развеселило? — спросила она.

— Ты. Мой дом — это не только море и камни. — Крис повернул ее лицо к себе, поцеловал и добавил: — Пойдем скорее, он ждет нас!

Хотя Кайле очень понравилось снаружи, ей все же не терпелось посмотреть дом Криса.

Первое, что она увидела, был просторный холл, отделанный деревом. На второй этаж вела широкая деревянная лестница.

Крис повесил их куртки на сверкающую стальную вешалку. В это время в холле появилась высокая пожилая женщина.

— Здравствуйте, миссис Морстин, — приветствовал ее Крис и добавил, улыбаясь: — Как обычно, все выглядит прекрасно. — Он посмотрел на Кайлу. — Кай, познакомься с миссис Морстин. Она присматривает за домом, когда я в отъезде.

Кайла улыбнулась и в ответ получила сдержанную улыбку.

— Не надо меня хвалить, — сказала миссис Морстин довольно строго. — Мне это было не трудно. Крис позвонил на прошлой неделе и предупредил о вашем приезде. Я рада познакомиться с вами. Надеюсь, вы полюбите Корнуолл.

— Я тоже надеюсь на это, — добавил Крис.

— Вы, конечно, голодны? — продолжала миссис Морстин. — Я поставила ростбиф в духовку. Он скоро будет готов, и тогда я уйду.

— Хорошо. Когда все будет готово, вы можете идти. Перед обедом я хочу показать Кайле дом.

Домоправительница согласно кивнула и, окинув Кайлу оценивающим взглядом, добавила:

— Думаю, вам больше всего хочется остаться одним.

— Спасибо, миссис Морстин.

Крис поцеловал женщину в щеку, и та одарила его преданной улыбкой.

Затем ом повел Кайлу знакомиться с домом. Сначала показал ей гостиную и рабочий кабинет. Эти комнаты были своего рода рекламой знаменитости, звезды «Альянса» Криса Соддерленда. Их явно оформлял профессиональный дизайнер, но они при всей элегантности не были комнатами Криса, музыканта и автора песен, чей внутренний мир совсем не отвечал общепринятым канонам.

— Теперь комната для занятий музыкой, — объявил Крис.

Он провел Кайлу через весь дом, едва дав ей возможность оглядеться. Затем открыл одну из дверей и пропустил девушку вперед.

Первое, что она увидела при входе в музыкальный салон, был огромный черный рояль, на нем стопкой лежали ноты. На стенах висели полки, забитые аудио- и видеокассетами, компакт-дисками и музыкальной аппаратурой.

— Вот это да! — воскликнула Кайла. — Это же настоящий рай!

Она подошла к стене, на которой висели фотографии, плакаты и платиновые альбомы. В углу располагалась полка, на которой стояли три награды Грэмми.

— Пока еще не совсем, любимая, — усмехнулся Крис.

Он подвел ее к огромному окну, которое занимало всю стену, от потолка до пола, открыл жалюзи, и перед ними раскинулся великолепный морской пейзаж.

— Закаты здесь потрясающие, — сказал Крис. — Когда у меня начинается творческий застой, я просто смотрю за окно, и мне сразу становится лучше.

— Очень красивая комната, — заметила Кайла, глядя в окно.

— Красивая, но, по-моему, слишком прибранная. Сразу видно, что меня здесь давно не было. Обычно она вся усеяна нотами. Это придает мне ощущение, что я творю.

Из мебели в комнате было лишь одно небольшое кресло, за ним дверь, которая, как подумала сначала Кайла, вела в кладовую. Но когда Крис открыл ее, за ней оказалась внушительных размеров звукозаписывающая студия, оснащенная по последнему слову техники.

Они вошли в студию. Внутри стояли синтезатор, ударная установка для Майка и несколько гитар для Джеффа и Кельвина. Кайле показалось, что в студии только что закончился джем-сейшн.

Она не могла удержаться от того, чтобы не сесть за синтезатор. Должно быть, эта комната хранит в себе воспоминания об исполнении всех шедевров «Альянса».

— Мы больше не записываемся в Лондоне, — сказал Крис, с гордостью оглядывая студию. — Почти год был потрачен на то, чтобы оборудовать ее.

Просторная гостиная была наполнена солнечным светом. Ее окна казались рамами, обрамляющими огромные полотна с изображением моря, а стены были заставлены книжными полками и музыкальным центром. На полу лежал ковер коричневого цвета. На нем очень уютно смотрелись розовый диван и кресла, рядом с которыми стоял стеклянный кофейный столик.

Кайла удобно разместилась в кресле перед камином, сложенным из кирпича. Неожиданно она подумала о том, что однажды этот дом может стать и ее.

Заметив ее задумчивость, Крис сказал:

— Вечером мы растопим камин, а теперь пойдем наверх и распакуем вещи.

Поднимаясь по лестнице, Крис обнял Кайлу за талию.

— Я попросил миссис Морстин приготовить для тебя комнату по соседству с моей. Надеюсь, Кай, ты не будешь ею пользоваться, но мне бы хотелось, чтобы у тебя был выбор.

Он сказал это так искренне, что у Кайлы перехватило дыхание.

— Это будет зависеть от того, какой вид открывается из твоего окна, — тихо промолвила она, однако в ее глазах сверкали насмешливые огоньки.

— А ты как думаешь? — рассмеялся Крис.

Он пропустил ее вперед, а сам прислонился к дверному косяку, давая Кайле осмотреться. Убранство комнаты в бледно-зеленых и голубых тонах контрастировало с темно-коричневым гардеробом и спинкой кровати. Струящийся из окна солнечный свет бросал на пол золотистые блики. Кайла подошла к окну. Неожиданно она почувствовала, как что-то коснулось ее щеки. Крис стоял за спиной и ласкал ее шею и щеку бутоном белой розы на длинном стебле.

— Я хотел вернуть тебе подарок. Помнишь Даллас?

Кайла покраснела от удовольствия, и это вызвало у Криса улыбку.

— Как ты думаешь, тебе здесь будет удобно? — спросил он.

Она кивнула, потому что не могла сказать ни слова, боясь расплакаться от счастья. Крис обнял ее:

— Я так долго ждал этого.

Он поднес розу к лицу Кайлы. Цветок ласкал кожу, словно нежнейший бархат, и это ощущение возбудило в ней желание.

— Я так люблю тебя, — прошептал Крис. Его глаза следовали за бутоном, который опускался все ниже, пробравшись уже к вырезу ее блузки.

Кайла закрыла глаза. Крис чувствовал, что готов отдать всего себя ради любви Кайлы. Он хотел, чтобы Кайла принадлежала ему, чтобы она пылала такой же страстью, что и он. Впервые в жизни Крис Соддерленд так стремился обладать женщиной.

— Кай, ты заставляешь меня вновь испытать любовь, наслаждение, огонь… Все.

Румянец покрыл се щеки, а дыхание сделалось глубоким и прерывистым. Крис начал медленно расстегивать пуговицы блузки, Кайла трепетала и едва отдавала себе отчет в том, что происходит. Больше всего ей хотелось, чтобы Крис ласкал ее, любил, заставил испытать блаженство.

Она протянула руки вперед и, проведя ладонями по лицу Криса, нетерпеливым жестом попыталась стащить рубашку с его плеч. Желание охватило ее, пальцы ласкали мускулистую грудь. Наконец-то она сможет насладиться его телом, она так долго ждала этого!

— О, Кайла, что ты делаешь со мной…

Эти слова рассеяли последние остатки ее стыдливости, и она расстегнула его джинсы. Почувствовав, что Крис снимает с нее брюки, она повела бедрами, от чего одежда упала на пол. Теперь девушка стояла перед ним только в шелковом нижнем белье персикового цвета, отделанном кружевами.

Крис поднял Кайлу на руки и понес к кровати. Он положил ее на прохладное покрывало и сам лег рядом.

Их губы слились в поцелуе, а языки начали исполнять медленный возбуждающий танец. Но спустя некоторое время губы Криса спустились ниже, чтобы насладиться нежной грудью Кайлы.

У нее перехватило дыхание, когда Крис стал ласкать ее отвердевший сосок медленными и нежными движениями языка и губ.

Его руки заскользили вдоль ее спины, к талии и бедрам. Кайла почувствовала, что у нее кружится голова. Ее тело было охвачено жаром и отвечало на каждое прикосновение Криса. Ее ноги раскрылись перед ним, давая ему возможность предаться более глубоким ласкам. Его прикосновения были очень легкими. Он нарочито медленно подводил ее к пику наслаждения.

Наконец он вошел в нее, уже не в силах сдерживать желание. Их тела двигались в едином ритме, словно подчиняясь прекрасной и слышной только им одним музыке.

Их страсть достигла апогея в один и тот же момент. Кайла медленно возвращалась на землю. Ее тело было наполнено любовью, сердце гулко стучало в груди. Крис обнял ее и прижал к себе. Волна спокойствия накатила на Кайлу. Она чувствовала себя уютно в объятиях Криса, закрыла глаза и тихо уснула.

Глава 7

Кайла проснулась первой. Рядом лежал Крис. Он все еще спал. Кайла включила лампу, стоящую на тумбочке возле кровати, откинулась назад и, опершись на локоть, принялась смотреть на Криса. На его безмятежном лице играла легкая улыбка.

Густые волосы Криса разметались по подушке. Полные губы слегка приоткрыты. Они разбудили в Кайле упоительные воспоминания, и ей вдруг ужасно захотелось нежно поцеловать своего любимого.

Кайла рассматривала его руки с длинными пальцами музыканта. Мысль о музыке посетила ее, когда она вспомнила, как он ласкал ее этими руками.

Неожиданно ее глаза потемнели и в душе поселилась паника. Если сейчас она потеряет свою любовь, жизнь ее превратится в кошмар.

— Ты смотришь на что-то, что тебе очень нравится?

Крис открыл глаза и рассмеялся, увидев выражение растерянности на лице Кайлы. Он хотел было притянуть ее к себе, но она гневно оттолкнула его.

— Ах, негодяй, — закричала она, бросая в него подушкой, — ты подглядывал!

— Знаешь, Кай, когда ты сердишься, то выглядишь просто потрясающе.

Крис скинул с себя простыню.

— Крис! — вскрикнула Кайла и попыталась соскользнуть с кровати. Он схватил ее, игривое настроение сменилось страстными объятиями. Кайла уже не могла сдерживать себя. Она жадно набросилась на его губы. Ее тело вновь воспламенилось, и она, подчиняясь инстинкту любви, села верхом, давая ему войти в нее.

Было уже девять часов, когда Кайла наконец нашла в себе силы покинуть кровать, чтобы разогреть ужин. Не испытывая ни малейшего стыда, она, обнаженная, обошла вокруг кровати и, подняв рубашку Криса, облачилась в нее.

Кайла быстро спустилась вниз. Мурлыча себе под нос, разогрела ростбиф и немного риса. Подумав, решила дополнить ужин свежими фруктами и бутылкой вина. Водрузив все это на поднос, она направилась обратно в спальню.

Крис помог ей устроить ужин в спальне. Когда он увидел, что рубашка распахнулась, обнажив прекрасную грудь, то не удержался и протянул к ней руку.

— Знаешь, а ведь ты могла бы надеть и свою рубашку, — заметил он.

— Но она не была бы твоей, — парировала Кайла, лукаво улыбаясь ему. Эта рубашка сохранила запах Криса, она была словно часть его самого. Кайле ужасно нравилось ходить в ней.

За ужином они говорили о тех местах, где им предстоит работать в Англии. Кайла пришла в восторг, ведь она еще ни разу не была в Объединенном Королевстве.

Гастроли начинались с двух концертов в Ирландии. Затем группа должна была переехать в Шотландию и дать концерты в Глазго и Эдинбурге. После этого им предстояло выступить в Йорке, Уэльсе и завершить турне двумя представлениями на стадионе Уэмбли в Лондоне. Так как Крис был у себя на родине, его энтузиазм не мог не быть заразительным.

Когда с ужином было покончено, Крис обнял Кайлу и уложил рядом с собой. Они прижались друг к другу, идеально повторяя изгибы тел друг друга.

Устраиваясь поудобнее, Кайла засунула руку под подушку и наткнулась на что-то твердое.

Она подняла подушку и обнаружила маленькую коробочку, обтянутую красным бархатом. Затаив дыхание, девушка открыла ее. Там было великолепное кольцо из белого золота с четырьмя бриллиантами округлой формы.

— Крис? — удивленно воскликнула Кайла, осторожно дотрагиваясь до кольца, которое, судя по его форме, было старинной работы.

— Это обручальное кольцо моей бабушки, — сказал Крис, разглядывая его вместе с Кайлой. — Я очень любил бабушку. Она была для меня самым дорогим человеком. У нее было очень доброе и открытое сердце. Как у тебя.

Крис взял коробочку и достал из нее кольцо. Когда он взял правую руку Кайлы, сердце девушки затрепетало. Крис надел кольцо на средний палец Кайлы и сказал:

— Я так сильно люблю тебя и хочу, чтобы ты знала об этом и хранила это в своем сердце.

— Обещаю, — сказала Кайла, пытаясь опустить глаза.

Но Крис взял ее лицо в свои ладони.

— Надеюсь на это, любимая. — Он замолчал, пытаясь справиться с нахлынувшими на него эмоциями. — Кайла, я дарю тебе это кольцо, потому что в моей душе ты всегда будешь единственной. Я люблю тебя всем сердцем, но я не верю в брак. Больше не верю.

Крис откинулся на подушку, увлекая Кайлу за собой. Он был рад, что она не оказывает ему сопротивления.

— Я думал, что не смогу больше верить в любовь, пока не встретил тебя. Я люблю тебя, Кай. Я никогда так не любил.

Ее сердце разлеталось на тысячу частей, но Крис продолжал говорить тихим и нежным голосом, пытаясь объяснить ей то, что творилось у него в душе.

— Я больше никогда не женюсь, — произнес он напоследок.

Спокойная уверенность его тона застала Кайлу врасплох. Она высвободилась из его рук. Ей нужно было подумать обо всем услышанном.

— Крис, а что ты хочешь от меня? — наконец спросила она.

Он отвечал очень тихим голосом, но от этого Кайле стало еще больнее.

— Я хочу, чтобы ты была со мной, чтобы ты разделила мою любовь и мою судьбу. — Крис смотрел на Кайлу, и ее реакция на эти слова приводила его в отчаяние. Он понял, что не может убедить ее. — Я хочу, чтобы мы были вместе, но не предлагаю тебе выйти за меня замуж. Я не хочу жениться еще раз. Женитьба уже однажды разрушила мою жизнь. — В его голосе звучали горечь и обида за прошлое. Кайла посмотрела на кольцо. Оно было для Криса настоящим сокровищем, и она знала об этом. Бриллианты ослепительно сверкали, но кольцо было не на той руке и не на том пальце. Оно казалось ей странным, непонятным предметом.

— Крис, неужели ты хочешь, чтобы я оставила свою страну, семью, работу, своих друзей безо всяких обязательств с твоей стороны? — В ее голосе звучало отчуждение, а в глазах стояли слезы.

— Кай… — Крис попытался притянуть ее к себе, но Кайла отодвинулась от него.

— Нет, не трогай меня. — Она тяжело вздохнула. — Крис, я не могу оставить все, что составляет сейчас мою жизнь, не могу уехать из своей страны для того, чтобы жить так, как ты мне предлагаешь. — В голосе Кайлы зазвучали гневные нотки, и наконец она решилась произнести то, что так хотела: — Мне нужно больше, чем ты предлагаешь. Я хочу, чтобы мы поженились.

Слезы, которые она так долго сдерживала, вдруг брызнули из ее глаз, крупными каплями стекая по щекам. Крис хотел было осушить их поцелуями, но Кайла остановила его.

Его рука безвольно упала на подушку.

— Мне не нужны официальные бумаги для того, чтобы быть счастливым с тобой. Мой предыдущий брак ясно доказал мне это.

— А я вовсе не та расчетливая и бессердечная сучка, которая бросила тебя и ребенка!

«Как могло все так быстро измениться? Как он мог так поступить?» — думала она, дрожа от гнева. Он полностью покорил ее сердце, доказал свою любовь, но теперь выдвигает условия, которые ей совершенно не нравятся.

— Я знаю, что ты не такая, как Марси, — сказал он сдержанно, — но неужели ты не можешь понять моих чувств?

— Могу, Крис. Но ты должен доверять себе и мне. Доверять настолько, чтобы оставить позади свое прошлое и снова отдать себя другому человеку. — Она посмотрела на кольцо. — Я долго не могла решиться полюбить знаменитость, рок-звезду. Но ты все время повторял, что не причинишь мне боли, убеждал меня в своей любви. Теперь я хочу сказать то же самое тебе. Я очень люблю тебя и не смогу бросить тебя. — Последние слова Кайла произнесла очень медленно. Она пыталась достучаться до него, пока он не разбил сердца их обоих. — Я хочу, чтобы ты доверял мне настолько, чтобы мог жениться на мне.

— Кай, наверное, нам обоим нужно подумать. Давай обсудим это утром. Хорошо?

Его слова прозвучали оптимистично, но тон, которым они были сказаны, не оставлял никакой надежды. Ведь он хотел, чтобы она приняла его доводы, а она не могла отказаться от того, что считала правильным.

Печально и устало Кайла покачала головой.

— Я подумаю, Крис, — сказала она, собирая свою одежду, — но я не изменю своего мнения.

— Куда ты направляешься?

— В соседнюю комнату. Сегодня ночью мне нужно побыть одной. Ведь я должна подумать. — Перед тем как выйти из спальни Криса, Кайла повернулась и сказала: — Я люблю тебя.

От этих слов у Криса комок подступил к горлу. Он не мог вымолвить ни слова.


Первое, что почувствовала Кайла, проснувшись утром, было тепло солнечного луча, упавшего на ее щеку. Тяжело вздохнув, она повернулась в сторону окна.

Ее внимание привлек блеск бриллиантов, который стал еще ярче в солнечном свете. Она поднесла руку ближе, чтобы рассмотреть камни.

Что будет, когда она увидит Криса? Что они скажут друг другу? Что вообще можно сказать после вчерашнего разговора?

Тихий стук в дверь заставил ее буквально подпрыгнуть на кровати.

— Войдите.

— Доброе утро, Кайла, — сказала миссис Морстин и вошла в комнату с подносом. — Как спалось?

На этот вопрос лучше не отвечать, с грустью подумала Кайла. Вчерашнее выяснение отношений и эмоциональное потрясение не помешали ей заснуть, но сон не принес облегчения. Она спала беспокойно и теперь чувствовала себя совершенно разбитой.

Миссис Морстин по-своему истолковала ее молчание. Она понимающе кивнула и сказала:

— На новом месте всегда непривычно. — Затем она поставила поднос с завтраком на колени Кайлы.

— Спасибо за завтрак. Выглядит очень аппетитно, — сказала девушка.

Это были запеченные яйца на кусках обжаренного бекона, тосты, фруктовый сок и чашка с ароматным кофе.

— Меня можно не благодарить, — сказала в ответ миссис Морстин. — Это для вас приготовил Крис.

Миссис Морстин вышла из комнаты, осторожно закрыв за собой дверь.

Кайла взяла чашку с кофе, и тут ее внимание привлек сложенный листок бумаги, лежавший на блюдце.


«Доброе утро, любимая.

Я не самый лучший повар, но яичницу с беконом жарить умею. Желаю приятного аппетита и жду тебя внизу после завтрака. Мне ужасно хочется показать тебе окрестности. Здесь есть много мест, которые ты должна посмотреть.

Не задерживайся.

С любовью, Крис.


P.S. Этой ночью я скучал по тебе».


Кайла прочитала записку и улыбнулась. Она найдет путь к его сердцу, заставит его пробиться сквозь боль и поможет понять, что будущее принадлежит им.

Только так они смогут стать счастливыми.

На Кайле все еще была удобная и просторная рубашка Криса. Кайла встала с кровати, которая показалась ей такой пустой. Ступив на холодный паркетный пол босыми ногами, девушка задрожала. С чашкой кофе в руке она на цыпочках подошла к небольшому окну, расположенному напротив кровати.

За окном светило солнце, делая пейзаж ярким и привлекательным. Ветер колыхал траву на лужайке, похожей на изумрудные волны. Море сверкало совсем рядом, а над ним кружились стаи крикливых прибрежных птиц.

Этот вид из окна подействовал на нее успокаивающе. Он дал ей то отдохновение и ту энергию, которые не смог принести сон.

Кайла покончила с завтраком, приняла душ и надела теплые шерстяные брюки и вязаный свитер. Она расчесала волосы и распустила их по плечам. Эта прическа нравилась Крису больше всего.

Теперь она была готова встретиться с ним. Готова как никогда.

Выйдя за дверь, Кайла услышала звуки пианино, они доносились из музыкальной комнаты. Крис наигрывал нежную, мелодичную балладу, отрывки которой она уже слышала в Нью-Йорке. Но теперь произведение было более законченным, более совершенным. Кайла стояла в дверях и слушала музыку, радуясь, что Крис ее не замечает.

Крис играл, не глядя в ноты. Лицо его было прекрасно. Казалось, музыка лилась из глубины его души, скорее, она была частью этой души.

Когда он закончил, Кайла подошла к пианино и села на скамейку рядом с Крисом. Некоторое время они молча смотрели друг на друга, а затем Кайла сказала:

— Это было здорово!

Крис погладил ее по щеке кончиками пальцев. Он взглянул на ее руку и немного успокоился, заметив, что кольцо все еще на месте.

— Как завтрак? — спросил он.

Кайла рассмеялась и проиграла несколько нот.

— Очень вкусно, спасибо.

Кайла сыграла первые аккорды песни «Сердце и душа». Крис застонал:

— Кай, я никому не разрешаю играть эту вещь на моем инструменте.

В ответ Кайла улыбнулась ему и ответила:

— Я просто не смогла сдержаться. Увидев красивое, блестящее черное пианино, я почувствовала, что очень хочу сыграть именно это.

Крис взял ее ладони, поднес к своему лицу и поцеловал каждую по очереди. От прикосновения его губ по телу Кайлы пробежали мурашки.

— Пойдем на улицу, — сказал он. — Может быть, прогуляемся немного?

Кайла согласно кивнула и последовала за Крисом. Крис шел быстро, и Кайла почувствовала, что не может не восхищаться им, его худощавой, но сильной фигурой, той уверенностью, которая пронизывала каждое его движение, и даже его чисто британским стилем в одежде. В это утро на Крисе были шерстяные брюки коричневого цвета, бежевая водолазка и коричневое кожаное пальто.

Они пришли на волнорез. Кайла смотрела на море с нескрываемым восхищением. Брызги от разбивающихся о камни волн, казалось, висели в воздухе. Внизу, где вода образовывала водовороты, виднелись густые заросли морских водорослей. Камни были покрыты мхом, что делало их скользкими и опасными.

Во время прогулки они почти не разговаривали. Им обоим нужно было много о чем подумать, но это длительное молчание начало угнетать Кайлу. Наконец она не выдержала:

— Знаешь, я тоже скучала по тебе этой ночью.

Ветер отнес ее слова далеко в море, но Крис хорошо их расслышал.

— Прости, — сказал он, — я не хотел, чтобы ты уходила.

Кайла почувствовала, как напрягся Крис, когда произносил это. Она взяла его за руку, и они отправились по волнорезу вперед. Волнорез заканчивался небольшим уступом, под которым, словно зеленые лучи, разбегались в разные стороны длинные пряди морской травы.

Кайла сняла с себя куртку и, несмотря на пронизывающий ветер, расстелила ее на уступе и села. Крис устроился рядом, и Кайла положила свою руку ему на плечо.

Взглянув на нее, Крис понял, что это был не романтический жест. Кайла выглядела очень усталой. Он видел, как в глазах застыла грусть.

Он обнял ее, прижал к себе.

— Ты так скоро продрогнешь, — сказал он серьезно.

Кайла ничего не ответила ему, продолжая смотреть в море. После долгой паузы она сказала:

— У меня такое ощущение, будто меня свалил на землю сильный удар, но я не видела, откуда он был нанесен.

Эти слова разбили его сердце. Возражения, сопротивление — да, может быть, он ждал чего угодно, но только не такой непреклонности. И он почувствовал, что ненавидит себя за то, что причинил ей такую боль.

— Ты можешь считать меня старомодной, — продолжала Кайла, — но после того, как мы любили друг друга прошлой ночью, мне показалось, что я нашла человека, с которым смогу прожить всю свою жизнь. Теперь я понимаю, что ошиблась.

— Кайла, я тоже хочу быть всегда вместе с тобой.

— Я знаю, но я не смогу быть счастливой на твоих условиях. Мне нужно больше, чем ты можешь предложить.

— Кай…

— Выслушай меня. Ты хочешь, чтобы я уехала из своей страны, оставила свой дом, семью, работу. Но для этого мне нужна одна вещь. Брак. Ты можешь это понять?

Конечно же, Крис понимал, чего она от него хочет, но он был в плену своего прошлого. И пока он не освободится из этого плена, у них не могло быть будущего.

Крис пытался найти то решение, которое поможет и ему самому, и Кайле. Но он не мог отделаться от того, что сама мысль о женитьбе повергала его в состояние ужаса.

— Я не знаю, как объяснить тебе, через что меня заставила пройти Марси. Меня и Кевина.

Кайла почувствовала, как в ней закипает гнев.

— Сколько раз повторять тебе, что я не Марси?! — крикнула она. У нее перехватило дыхание. Она не хотела загонять его в угол или заставлять делать то, что он не хотел. Но она понимала, что любовь в ее сердце не исчезнет и что жизнь без Криса превратится для нее в ничто!

Кайла пыталась найти подходящие слова, но они не приходили. Она высвободилась из его объятий и посмотрела ему прямо в глаза. Ведь должен же быть какой-то выход!

— Крис, я не хочу давить на тебя. Тебе необходимо разобраться со своим прошлым. Я не буду больше затевать разговор на эту тему, потому что мое решение останется неизменным.

Крис молча слушал.

— Если ты не женишься на мне, то у меня не остается другого выбора. Я не могу просто так бросить свою жизнь в Америке.

— Значит, ты уйдешь от меня? — тихо спросил Крис.

Он выглядел таким подавленным, что у Кайлы защемило сердце. Она медленно кивнула.

— Крис, ты нужен мне весь, без остатка. Все, что есть в тебе хорошего и плохого. Я хочу, чтобы у нас была семья. Я хочу быть твоей женой. И если это тебя не устраивает, тогда, как только закончится турне, я вернусь в Америку и буду продолжать жить как раньше.

Крис встал перед Кайлой на колени и откинул назад ее волосы. Его взгляд был полон решимости.

— Я не хочу, чтобы это случилось, — сказал он. — Кайла, я этого не хочу.

Она погладила его губы, подбородок и подумала о том, что цвет его глаз такой же ясный, как цвет морских воли.

Как было бы замечательно жить с ним здесь, в Корнуолле! Они могли бы быть так счастливы…

— Я отдаю тебе всю себя, — сказала она. — Я даже никогда не мечтала любить кого-то так сильно, как люблю тебя. — Ее голос предательски задрожал. — Прошу тебя, не заставляй меня сожалеть о том, что я отдала тебе свое сердце.

Эти простые слова, сказанные искренне, скрывали в себе силу, которая ошеломила Криса. Кайла была такой беззащитной, такой открытой. Крис понял, что его убеждения тают. В этот момент ему хотелось только одного — защитить ее. Он подумал о том, что сила его любви могла бы отмести от нее все страхи и сомнения.

Он смотрел на нее, на то, как ветер играет ее волосами, как она дрожит, и в его сердце зрела уверенность в том, что только эта девушка может подарить ему настоящую любовь. В глубине души он понимал, что Кайла права. Они должны пожениться. Однако мысль об этом все еще пугала его.

Кайла снова показала ему, что есть любовь. Мир, полный чувств и возможностей, открылся для него с новой, прекрасной стороны. И произошло это только благодаря ей.

Они еще долго сидели рядом друг с другом. Кайла обхватила колени руками и немного наклонилась вперед, навстречу ветру. Крис задумался.

За всю любовь, которую она отдавала ему, ей требовалось только одно — его имя. Тоненькая полоска золота на пальце. Крис подвинулся ближе к Кайле и накинул ей на плечи свое пальто. Он думал о том, как могла бы сложиться их совместная жизнь. Они готовили бы вместе обеды и ужины. Гуляли по морскому берегу, сидели бы рядышком перед камином и слушали, как потрескивают в нем поленья. И еще они могли бы вместе слушать музыку. Слушать и сочинять…

Эти образы пронеслись в его сознании, и Крис почувствовал, что готов сдаться в любую минуту; Он обнял Кайлу и поцеловал ее в щеку. От холодного ветра щека покрылась румянцем, а его губы почувствовали легкий холодок ее кожи.

— Любимая, ты совсем замерзла. Пойдем домой!

Голос Криса был низким и хрипловатым. Сердце Кайлы бешено забилось.

— Но… — хотела было возразить она.

Крис повернул ее голову к себе и посмотрел прямо в глаза.

— У нас есть время, чтобы принять решение, — сказал он, и что-то в его тоне и взгляде говорило о том, что он не примет возражений. — Давай пока забудем об этом. Хотя бы на несколько часов.

Кайла оглянулась. Дом выглядел очень уютным и теплым. Наверное, миссис Морстин разожгла камин в гостиной. Было бы так здорово заняться сейчас с Крисом любовью и не думать ни о чем, кроме нежного прикосновения его губ и рук.

— Миссис Морстин еще там?

— Нет. Она ушла как раз перед тем, как ты спустилась в музыкальную комнату.

— Это хорошо, — сказала Кайла с грустной улыбкой на губах.

Она подала Крису руку, и они направились к дому. Крис закрыл за ними стеклянную дверь и опустил гардины.

Глядя прямо ему в глаза, Кайла сняла с себя свитер. Затем она медленно расстегнула бюстгальтер. Полоска кружева плавно опустилась на ковер, словно легкое перышко. Дрожа всем телом от возбуждения, Крис подошел к Кайле.

Но она отскочила в сторону. Облизнув языком слегка приоткрытые губы, она расстегнула брюки. Миссис Морстин действительно растопила камин, и теперь поленья потрескивали в нем, озаряя комнату яркими отблесками.

Переступив через упавшие на пол брюки, Кайла расположилась на ковре перед камином. Ей хотелось показать Крису такую любовь, чтобы он не мог больше думать о том, чтобы отпустить ее от себя. Она не чувствовала ни смущения, ни стыда.

Крис быстро сбросил с себя одежду и лег рядом с Кайлой. Он прильнул к ней и принялся ласкать копчиками пальцев ее руки, талию, бедра.

— Кайла Мэтьюз, ты потрясающая женщина, — сказал он охрипшим голосом.

— И эта потрясающая женщина будет любить тебя, Крис Соддерленд, всю свою жизнь.

Крис обнял ее и обхватил губами ее набухший сосок. Он провел по нему языком, от чего Кайла непроизвольно выгнулась назад. Ее ноги заскользили по его бедрам.

Он принялся покрывать поцелуями все ее тело. Руки, ладони, живот, даже пальцы ног…

Кайла застонала в изнеможении. Она больше не могла контролировать себя. Единственное, чего ей хотелось, это поскорее отдаться Крису.

Он же на мгновение отодвинулся от нее, а затем нежно поцеловал ее в губы и начал спускаться все ниже, к мягкой и податливой груди, животу и, наконец, к островку темных волос на ее лоне.

Его язык проник в нее, и тело Кайлы задрожало от блаженства.

— Ты так нужен мне, — прошептала она, едва переводя дыхание.

Крис раздвинул ее ноги и вошел в нее, не в силах сдерживаться сам.

— Кай… я больше не могу ждать…

Его плоть была внутри ее, ощущая, как трепещет ее тело. Кайла сама стремилась скорее достигнуть пика наслаждения.

Оргазм нахлынул на них как огромная волна, сметающая все на своем пути. Спазм сотряс ее тело, и Кайла обхватила Криса ногами. Она знала, что эта любовь не может остаться безответной, и выкрикнула его имя, соединяясь с Крисом и душой и телом.


Примерно через час Крис проснулся. Он осторожно высвободил свою руку, на которой покоилась голова Кайлы, и подсунул вместо нее подушку. Он встал и молча оделся. Кайла спала и не чувствовала, как он накрыл ее пледом, откинул прядь волос с лица и легонько поцеловал в щеку.

Он смотрел на нее и ощущал только счастье и покой. Она была прекрасна, словно песня. Звуки этой песни эхом проносились в его сознании. Боясь, что вдохновение покинет его, Крис поспешил записать эту удивительную мелодию.

Он сел за пианино и сыграл несколько новых аккордов. Затем интуитивно добавил еще и еще. Эта баллада, казалось, звучала в его душе уже много, много раз. Чувства становились музыкой, и она была прекрасна.

Он думал о Кайле, и его мысли превращались в звуки, которые он извлекал, дотрагиваясь до клавиш.

Закрыв глаза, Крис наслаждался мелодией, которая так легко пришла к нему. Он творил без всяких преград и помех, словно играл эту музыку неоднократно. Крис исполнил ее еще раз от начала до конца. Но какие слова подобрать к ней?

Кайла стояла в дверях и смотрела на Криса, не в силах прервать его игру. Через несколько минут он встал и подошел к окну. Кайла приблизилась и крепко обняла его.

— Я думал о тебе, — сказал он, поворачиваясь к ней. Ему хотелось сказать ей очень многое. — Мне еще никогда не было так хорошо, как сегодня с тобой.

Крис погладил ее по волосам. В его взгляде сквозила напряженность, которую Кайла заметила только сейчас.

— Кай, ты очень честная и открытая, но все равно остаешься для меня загадкой. Я не знаю, что думать. — Крис замолчал и обнял Кайлу, чтобы она была ближе к нему. — Я обещал себе, что больше никогда не влюблюсь, — продолжал он смеясь. — Но вот в мою жизнь вошла ты, и вся моя философия любви развеялась как дым.

Кайла прижалась к нему. Она посмотрела ему в глаза и спросила:

— Но смогла ли я завоевать твое доверие? Любишь ли ты меня так сильно, что готов жениться на мне? Решай, как ответить на эти вопросы.

— Кай, мне нужно время. Я знаю, тебе трудно это слышать, но, прошу тебя, пойми. Я должен привыкнуть к этому.

Кайла притянула его лицо к своему, и их губы слились в упоительном поцелуе.

— День за днем, Крис, — тихо сказала она, — шаг за шагом.

Крис почувствовал, что ее улыбка, голос и прикосновение возбуждают его с новой силой.

Глава 8

— Кайла?.. — Никто не отвечал. — Кай?

Крис застонал. Он ненавидел будить ее, потому что однажды уже сделал это и знал, чем это обычно заканчивается.

На Кайле была только бледно-зеленая ночная рубашка. Крис откинул волну волос, закрывавшую лицо Кайлы, и поцеловал ее.

— Кай, уже полдевятого.

Она открыла один глаз, что-то пробормотала и перевернулась на другой бок, прижимаясь к нему. Крис почувствовал, как по его телу разливается приятное тепло. Глаза Кайлы снова были закрыты. Но вдруг она, видимо, осознав его слова, резко поднялась, опираясь на один локоть.

— Полдевятого! Крис, я же просила тебя разбудить меня в восемь. — Кайла потерла глаза и окончательно проснулась. — Я не успею собраться вовремя.

Она начала подниматься, но Крис привлек ее к себе. Им предстоял долгий день.

— Кайла, Кевин прилетит не раньше десяти. У нас с тобой куча времени. Не нервничай.

Кайла беспомощно посмотрела на него, и Крис улыбнулся. Он знал, что она очень беспокоится по поводу того впечатления, которое произведет на его сына.

— Не стоит волноваться насчет Кевина, — попытался он успокоить ее, — но, думаю, тебе лучше убедиться в этом самой.

Кайла села на кровати, обхватив колени руками.

— Ты уверен, что он готов встретиться со мной? Поймет ли он, что происходит между нами?

— Всю неделю я говорю тебе, что уже рассказал Кевину, как ты дорога мне. Ему не терпится встретиться с тобой. — Эту речь он произносил уже сотни раз, но Кайла все равно ужасно нервничала. — Ты собираешься?

Кайла кивнула, но не пошевелилась. Желая растормошить ее, Крис схватил ее на руки и поднял с кровати.

— Я иду в душ. Пойдешь со мной?

Душ вдвоем был самой приятной частью их утреннего ритуала. Стоя под сильными струями воды, они прижимались друг к другу, ожидая, когда мыло само смоется с кожи, стекая вниз миллионами белых пузырьков.

Кайла провела руками по широкой и сильной спине Криса. Но несмотря на это приятное развлечение, она чувствовала, как душа ее потихоньку уходит в пятки.


Кайла медленно шла по вестибюлю аэропорта Хедли. Через некоторое время она присоединилась к Крису, Он смотрел в окно на взлетно-посадочные полосы. Кайла пыталась совладать со своими нервами. Она то принималась ходить взад-вперед, то садилась в кресло. Ее пальцы выбивали нервную дробь по подлокотникам. Сегодня она была особенно красива в льняной приталенной юбке и белой блузке, но это не избавляло ее от страха перед грядущей встречей.

В здании аэропорта было очень мало народу. Только грузчики, несколько клерков и небольшая группа туристов. Крис был рад, что никто не помешает ему спокойно встретить Кевина. Меньше всего ему хотелось сейчас оказаться в толпе журналистов и фанатов, следящих за каждым его движением. Он редко виделся с сыном, и каждое мгновение этих встреч было для него бесценным.

Крис ободряюще улыбнулся Кайле. Когда она снова подошла к нему, он взял ее за руку, пытаясь успокоить. Он не мог дождаться того момента, когда сможет обнять Кевина. После долгой разлуки ему хотелось снова почувствовать себя отцом.

— Крис… — Кайла указала на быстро приближающуюся серебристую точку в небе. Это был самолет из Брайтона, на котором летел Кевин.

Спустя некоторое время лайнер плавно приземлился на поле.

— Вот и Кевин.

Крис увидел его почти сразу, как только пассажиры начали выходить из самолета. Стюардесса, присматривавшая за мальчиком во время полета, не смогла остановить его, когда он бросился к Крису со всех ног. Кевин бежал по полю, и коричневая дорожная сумка била его по ногам.

— Папа! — закричал мальчик, прыгая с разбегу на руки Криса. Он был довольно высокого роста, худощавый, с прямыми волосами, цвет которых был немного светлее цвета волос Криса. На мальчике были свитер с высоким воротом и брюки строгого покроя.

И все же Кевин Соддерленд был всего лишь мальчишкой. Ярким, замечательным мальчишкой от макушки до кончиков потрепанных кроссовок, подумала Кайла, Кевин повернулся к ней и улыбнулся. Его улыбка была точно такой же, как у Криса.

Кайла подошла ближе, и Крис представил ее:

— Кевин, это Кайла.

Мальчик окинул ее быстрым взглядом. Он помолчал пару минут, а потом спросил:

— Можно я буду называть тебя Кай, как папа?

Кайла тут же кивнула:

— Конечно. Мне это даже нравится. — Она едва удержалась от того, чтобы не потрепать его по волосам.

— Папа говорил, что ты из Америки, Мы изучали Америку в школе. Это красивая страна?

— Да, — ответила Кайла. — Особенно там, где я живу.

— А это где? — Почувствовав себя более уверенно, Кевин высвободился из отцовских рук. Все вместе они пошли к выходу.

— Ну… — начала Кайла, надевая солнечные очки. — Кевин, тебе нравятся автомобили?

Чтобы узнать ответ, было достаточно просто посмотреть на выражение его глаз.

— Глупый вопрос. У меня полно моделей машин. Например, «ровер-стерлинг», «бентли» или «астон-мартин».

«Да, — подумала Кайла, — настоящий английский мальчик».

— Я живу в Детройте, где были выпущены самые первые автомобили в мире. Мы называем этот город автомобильной столицей, потому что мы — американцы — поставили мир на колеса.

Кевин остановился и посмотрел на Кайлу с выражением смешанного интереса и зависти.

— Я много знаю о Детройте. Мне бы хотелось когда-нибудь побывать там. Посмотреть, как работают заводы.

Кайла мысленно поздравила себя. Она сумела растопить лед.

— Мы с тобой что-нибудь придумаем.

Кевин еще раз посмотрел на нее и сказал:

— Пап, она мне нравится. — Озвучив свой вердикт, он добавил: — У тебя красивый голос.

— Спасибо, Кевин.

Но, как самый обычный ребенок, Кевин забыл обо всем, когда они вышли к парковке и он увидел новую машину Криса.

— Ух ты, пап! — воскликнул он. — Это же «роллс-ройс»!

— Машины — это его пунктик, — сказал Крис со смехом.

Шикарные машины — это единственное, что позволял Крис как член одной из самых известных рок-групп. Он открыл багажник и убрал туда сумку Кевина, еще раз ободряюще улыбнулся Кайле, перед тем как все уселись в машину.

Всю дорогу Кевин рассказывал Крису последние новости Брайтона. Он говорил о бабушке и дедушке, об их жизни, о том, что происходило в школе.

Однако вскоре мальчик немного успокоился. Крис положил руку на бедро Кайлы. Она взяла его ладонь в свою, и их пальцы сплелись. Кайла положила голову на плечо Криса, и они в тишине продолжили свой путь.


Когда вечером все собрались за ужином, на лице Кевина, казалось, большими буквами было написано: «Этого не может быть!»

— У тебя что, действительно нет книжки для автографов?!

Кайла пожала плечами и снова занялась курицей и сырными гренками, приготовленными миссис Морстин.

— Знаешь, меня это никогда особо не интересовало. А что, думаешь, следовало бы завести?

— Конечно! — не задумываясь воскликнул Кевин. Выражение настойчивости на его лице было очень похоже на то, что она уже видела у Криса, подумала Кайла.

— Ты же встречаешься с кучей звезд. Неужели тебе не хочется получить их автографы? — Он покачал головой. — Зачем же тогда вообще было идти работать на телевидение?

Кайла всеми силами старалась не рассмеяться. Ей очень не хотелось, чтобы Кевин подумал, что она смеется над ним.

— Я вот что тебе скажу. Постараюсь исправить свою ошибку, как только попаду домой. Начну собирать автографы. Но попрошу, чтобы они давали автографы для тебя. Договорились?

Хотя Крис сидел на другом конце стола, Кайла почувствовала, как он буквально прожигает ее взглядом. Похоже, он здорово разозлился, его глаза метали молнии.

— Это будет здорово, — сказал Кевин. — Папа собирает для меня автографы всех знаменитостей, с которыми встречается во время телешоу в Лондоне. А если ты привезешь для меня автографы из Америки, это будет просто супер!

— Кевин, по-моему, ты выражаешься довольно примитивно, — не выдержал Крис. Он говорил тихо и спокойно, и Кайла поняла почему. Причиной его гнева был вовсе не Кевин. Просто этот разговор напомнил ему, что через месяц она уедет.

Желая защитить Кевина, Кайла решила немного охладить пыл Криса.

— Автографы не проблема, Кевин, — сказала она. — Я с удовольствием возьму их для тебя.

— Спасибо, Кай!

Она улыбнулась мальчику, уже сожалея о том, что была так безжалостна. Крис не заслуживал таких уколов с ее стороны, но она не могла сдержаться.

Неожиданно Кайла почувствовала, что потеряла аппетит.


После ужина Крис развел огонь в камине, и они с Кевином удобно устроились на диване.

Мальчик быстро уснул, положив голову на плечо Криса. Долгий день, путешествие, возбуждение от встречи с отцом — все это возымело свое действие. Кайла любовалась тем, как спокойно и мирно они лежали вдвоем, прижавшись друг к другу.

— Надо отнести его в кровать, — сказал Крис через некоторое время. — Там ему будет удобнее.

Он встал, взял Кевина на руки и отправился наверх. Кайла пошла следом.

В спальне Крис снял с сына одежду и переодел его в пижаму. Затем они пожелали друг другу спокойной ночи, Крис укрыл мальчика одеялом и погасил свет.

За окном сверкали молнии и завывал ветер. Начинался шторм.

— Давай последуем его примеру, — сказал Крис. В этом предложении не было ничего интимного. Крис все беспокоился и не смотрел на Кайлу, когда они направлялись в спальню.

Шторм усиливался. Раскаты грома сотрясали воздух, а яркие всполохи молний озаряли спальню синим светом. Кайла прошла к кровати, не зажигая огня, и переоделась в ночную рубашку.

Крис стоял у окна и смотрел, как ветер раскачивает деревья, ветви которых задевали стены дома, как потоки воды стекают по стеклу.

— Кевин еще совсем мальчик, — сказала Кайла. — Ты был прав, я напрасно волновалась. Он такой замечательный.

— Я бы хотел, чтобы это было возможно… — произнес Крис очень тихим и совершенно бесстрастным голосом. Он замолчал и отвернулся. — Надеюсь, с ним не произойдет то же, что и со мной.

Кайла не перебивала его. Она ждала, когда Крис выскажет все, что у него на душе.

— Кай, я завидую ему.

— Почему?

— Он такой наивный. Он доверяет людям, которые добры к нему. Я бы тоже хотел стать таким же. Может быть, тогда я смог бы… — Он замолчал, но пересилил себя и продолжил: — Я смог бы дать тебе то, что ты просишь.

— Не стоит быть таким строгим к себе. За ужином я говорила неприятные для тебя вещи… — Теперь настал черед Кайлы подыскивать нужные слова. — Просто помни, что с Кевином никто не обращался так, как обошлись с тобой.

— Не дай Бог, если кто-то это сделает! — яростно воскликнул Крис.

Кайла чувствовала себя виноватой.

— Я обещала не давить на тебя, но не сдержалась, Прости меня. — Она зажгла ночник и посмотрела в глаза Криса: сегодня они показались ей темнее, чем обычно. — Но я не могу обманывать себя. Я люблю тебя так сильно, что просто не в силах согласиться на меньшее. Разве это не правильно? Может быть, я веду себя слишком эгоистично?

Она не знала, что еще сказать. Ее слова выражали самую суть.

— Нет, Кай, ты не эгоистична. Но я тоже не эгоист, хотя не могу даже и подумать о том, что ты уедешь, что тебя не будет со мной всего через месяц. Эта мысль не дает мне покоя. — Он обреченно покачал головой. — А тут еще Кевин со своей книгой для автографов.

— Ты испугался, — сказала Кайла.

Крис согласно кивнул.

— Я тоже.

Ей хотелось добавить, что разлука поможет ему принять решение, поможет забыть горечь прошлого, но она промолчала. Разлука разбивала ей сердце.

— Я не жду, что наши проблемы решатся сегодня, — прошептала она. — Я еще не уехала. Не будем подгонять события.

— Давай отдохнем, — сказал Крис, целуя ее.

— Хорошая идея!

Ночью они тихо спали, прижавшись друг к другу, и это было просто восхитительно.


К утру шторм утих, и озаренное солнечными лучами небо сверкало как бриллиант. Кайла потянулась и повернулась на бок. День обещал быть замечательным. Она протянула руку и обнаружила, что Крис уже встал. На его подушке Кайла увидела сложенный лист бумаги.


«Кай,

сегодня утром я почти проспал, но вовремя успел переместиться в комнату для гостей. Кевин пришел ко мне в половине восьмого и попросил поиграть на клавишных. Мы в музыкальной комнате. Торопись присоединиться к нам.

К.

P.S. Я тебя люблю».


Кайла быстро оделась и спустилась в музыкальную комнату. Крис и Кевин уже были там. Они шутили и смеялись, когда Кайла вошла, ее приветствовали две одинаковые улыбки.

Крис говорил ей, что не любит, когда музыкальная комната пребывает в идеальном порядке. Теперь же в ней царил полный хаос. Нотные листы были разбросаны повсюду. На них неровным почерком были записаны ноты вперемежку с обрывками слов. На одной из стопок нот стоял стакан с недопитым молоком, который принес Кевин.

На полу лежали кипы музыкальных журналов. Среди них валялся сценарий фильма, к которому Крис собирался писать музыку. Поверх всего этого тянулись провода синтезатора.

Кевин сидел в пижаме, на которой был изображен Супермен, и болтал ногами. Рядом с ним — Крис. Он был небрит, растрепан и одет в незастегнутую рубашку и спортивные штаны, которые знавали лучшие времена.

Кайла тихо рассмеялась. Она почувствовала, что ее сердце буквально тает при виде этой семейной идиллии.

— Доброе утро, мальчики.

— Доброе утро, любимая.

Услышав слова Криса, Кевин многозначительно закатил глаза.

— Привет, Кай!

— Привет, Супермен. Как спалось?

— Нормально. Я даже шторма не слышал. Послушай, чему меня научил папа.

Кевин сыграл первые такты песни «Эти улицы». На его лице застыло выражение строгости и сосредоточенности. Он постарался точно скопировать манеру игры отца.

Крис смотрел на сына с нежностью. Когда он повернулся к Кайле, в его глазах было столько любви, что ей показалось, как она обволакивает и ее, словно нежные объятия.

— Что у нас запланировано на сегодня, мальчики? — спросила Кайла, чтобы стряхнуть с себя наваждение.

— Поход в город, — ответил Крис. — Мы с Кевином будем твоими экскурсоводами.

— А вы не боитесь, что вас начнут узнавать?

— Ты даже не представляешь, что может сделать всего-навсего пара солнечных очков, — сказал Крис, пожимая плечами. — В любом случае я не буду переживать, если мне придется дать парочку автографов.

Кайла с сомнением посмотрела на него.

— Фалмут — городок небольшой, — продолжал Крис, — и его жители привыкли ко мне. Думаю, все обойдется.

— Только не летом, — усмехнулся Кевин. — Сейчас там не только жарко, но и полным-полно всякого сброда.

— Туристов, Кевин, — поправил Крис.

— Вот-вот, пляжных задниц, — добавил мальчик, явно припомнив, как его отец называл туристов.

Глаза Криса изумленно округлились.

— Но сейчас почти осень, — постарался он сгладить впечатление от нелицеприятного выражения сына. — Погода хорошая. Думаю, нам понравится.

— Да, и никаких чертовых загорающих, — язвительно произнес Кевин.

Ясно, мальчик повторяет слова Криса. Кайла не могла удержаться, чтобы не спросить смущенного отца:

— И где это он мог нахвататься таких выражений?

Крис пытался изобразить недоумение, но у него это получилось довольно неважно.

Ярко-синее небо баюкало в своих объятиях сверкающее солнце. В полуоткрытое окно машины врывался солоноватый морской воздух. «Роллс-ройс» Криса мчался мимо сельских домиков и бескрайних полей. Неподалеку от Фалмута дорога делала небольшой поворот и плавно переходила в главную улицу городка. По обе стороны улицы, ведущей в центр, располагались невысокие кирпичные дома с выкрашенными в разные цвета фасадами.

Припарковав машину, Крис быстро поцеловал Кайлу в щеку, затем надел солнечные очки и спросил:

— Готовы?

Кевин выскочил из машины.

— Ага! Пошли! Кай, вылезай!

Кайла взяла Криса за руку. Она хотела извлечь максимальное удовольствие из этого дня, который им предстояло провести всем вместе.

На улице находились многочисленные магазинчики. Их яркие деревянные вывески лениво раскачивались, словно приглашая зайти. Между магазинчиками вклинивались кафе и небольшие рестораны, которые теперь, в конце сезона, по большей части пустовали. Теплый, насыщенный пряностями аромат пекарни приятно щекотал ноздри. Деревья на главной улице были аккуратно подстрижены, а уличные фонари сверкали свежевымытыми стеклами.

Кайлу привлекла книжная лавка. Когда она и Крис решили зайти туда, Кевин вприпрыжку направился к лотку с мороженым, которое он называл «дообеденным десертом».

В слабо освещенном магазине их приветствовал высокий продавец в очках. Книжные полки были уставлены плотными рядами книг. Кайла взяла несколько томов и принялась их перелистывать. Но ее внимание не было приковано к мелькающим перед глазами страницам. Сотни вопросов, ответов на которые она не находила, терзали ее.

Кто сдастся первым? Что будет дальше? Придется ли им расстаться и долго сожалеть об этом? Уедет ли она в Детройт через месяц?

Она взяла новую книгу, даже не взглянув на обложку. Лицо ее стало грустным.

Крис осторожно поглядывал на Кайлу. Он чувствовал ее состояние, но ничего не мог поделать. Нет, мог, подумал он. Предложение замужества снимет все ее тревоги.

Наконец внимание Кайлы привлек томик стихов Джона Дона. Это было красивое издание в кожаном переплете. Оно стоило довольно дорого, но Кайла решила купить книгу как напоминание об Англии и о Фалмуте.

— Легкое чтиво перед сном, Мэтьюз? — с улыбкой обратился к ней Крис.

Кайла продолжала листать книгу, находя в ней строки, которые, казалось, давно стёрлись из ее памяти.

— В колледже я делала доклад о Доне. Мне нравятся его стихи, но, кроме меня, никто больше им не увлекался.

— Боюсь, литература не была моим любимым предметом.

— Тебене очень нравилось в школе? — удивленно спросила Кайла.

Крис на минуту задумался.

— Скажем так, если бы музыка была наукой, я уже получил бы степень доктора.

— Это верно.

Кайла посмотрела на книгу, раздумывая о том, купить ее или нет. Крис взял том из ее рук и решительно направился к кассе. Видя замешательство Кайлы, он объяснил:

— Я хочу купить ее для тебя.

Кроме них, в магазине не было покупателей, и поэтому Крис утратил бдительность и снял темные очки.

— Не могу поверить.

Кайла подняла глаза на продавца и увидела на его лице выражение восхищения, смешанного с благоговением.

— Вы же из этой рок-группы, да? Той, по которой все подростки с ума сходят. Не могу припомнить название…

— «Альянс», — спокойно произнес Крис.

Растерянный, словно школьник, продавец согласно кивнул.

— Я — Крис Соддерленд.

— У вас отличная группа, можете мне поверить. Моя дочь ваша преданная поклонница. У нее есть все ваши диски. — Продавец улыбнулся и протянул руку: — Рад вас видеть.

Крис пожал руку и сказал:

— Мне тоже очень приятно.

Мужчина разглядывал Криса поверх очков. Сам же Крис, похоже, чувствовал себя абсолютно спокойно и уверенно. Кайлу восхитило то, с каким достоинством он себя держит.

— Разрешите попросить у вас автограф, мистер Соддерленд? Моя дочь уйдет из дома, если узнает о том, что я встретил вас и не взял автограф.

— С удовольствием.

Продавец широко улыбнулся Крису:

— Вы действительно не возражаете?..

Ответная улыбка Криса была такой же широкой и теплой.

— Как зовут вашу дочь?


Кевин ждал их на улице. Он торопливо поглощал большую порцию апельсинового мороженого, вокруг его рта образовалось ярко-оранжевое пятно.

— Привет!

— Привет, клоун с оранжевым лицом, — засмеялся Крис, взлохматив волосы сына.

Они продолжили прогулку по главной улице в центре города. Кайла жадно вглядывалась во все, что видела вокруг: в старую церковь, ровные ряды домов, прохожих, здоровающихся друг с другом. Она немного отстала от Криса — ей захотелось купить фотоаппарат, — но потом подумала, что никакой снимок не передаст настроение этого чудесного дня. На нее напала легкая грусть но, когда она взглянула на Криса, настроение резко изменилось. В его взгляде сквозило такое сильное желание, что Кайла почувствовала, как у нее сжимается что-то внизу живота. Кайла поняла, что не может противиться своим чувствам, невзирая ни на что.

— Не знаю, как ты, — сказал Крис, — а я умираю от голода. Тут рядом есть небольшое кафе.

Он привел их в кафе, оформленное в парижском стиле. На подстриженной лужайке были расставлены белые металлические столики, защищенные от солнца яркими зонтами. Можно было пообедать и внутри уютного кирпичного здания, но они решили насладиться прекрасной погодой, особенно после того, как Кевин обнаружил рядом детскую площадку с качелями и горкой.

Они сели за столик. Кайла расстелила на коленях белую льняную салфетку. Официантка в белом переднике вручилаим меню. Ее щеки вспыхнули румянцем, когда она увидела Криса без солнечных очков.

Покраснев, девушка несколько раз моргнула и сказала:

— Через минуту я приму ваш заказ, мистер Соддерленд.

Не обращая ни малейшего внимания на то, что официантка узнала его отца, Кевин не отрываясь смотрел на детскую площадку.

— Пап, я пойду покачаюсь на качелях?

— Что ты будешь есть?

— Гамбургер, — не задумываясь ответил Кевин и встал из-за стола.

Кайла и Крис некоторое время сидели молча, затем Крис взял ее руку в свою. Он смотрел, как ветер играет ее волосами. Кайла закрыла глаза, наслаждаясь прохладным воздухом, наполненным ароматом цветов, росших вдоль дорожки, ведущей к кафе.

— Какой прекрасный день, — умиротворенно произнесла она.

— Почему он кажется тебе прекрасным? — тихо спросил Крис.

— Мы вместе. Погода великолепная. И город. Тебя здесь все знают. — Кайла не открывала глаза, не желая показывать охватившее ее смущение.

Ее настроение не ускользнуло, от Криса.

— Думаю, любимая, ты наконец-то все поняла правильно.

Кайла тяжело вздохнула. Она почувствовала, что он пытается убедить ее в своей правоте.

— Этот день прекрасен именно потому, что мы вместе, — продолжал Крис. — Я надеюсь, ты понимаешь это, потому что…

— Крис, я не хочу говорить об этом сейчас. Пожалуйста.

В ее глазах было столько мольбы, что Крис замолчал.

Официантка вернулась, и от ее первоначального смущения не осталось и следа. По-видимому, она твердо решила воспользоваться возможностью поговорить с самим Крисом Соддерлендом.

— Я уже семь лет поклонница «Альянса», — сказала она. — Вы — классная группа.

Кайла молча наблюдала за тем, как девушка пыталась одновременно говорить и записывать заказ.

— Когда я была в Лондоне на каникулах, то была на вашем концерте. Это было отличное шоу!

— Спасибо, — улыбнулся Крис. — Вот почему нам так нравится возвращаться домой в Англию. Здесь люди помнят твою первую музыку и твои первые шаги куда как лучше, чем в Штатах. Я рад, что мы вам нравимся.

Сияя от восторга, официантка наконец-то соизволила обратить внимание на Кайлу, которая улыбнулась девушке как можно приветливее.

— Вы его жена? — спросила официантка, в глазах которой читалась надежда, что ответ будет отрицательным.

Неожиданно Кайла почувствовала укол ревности. Лукаво улыбнувшись Крису, она сказала:

— Еще нет.

Она могла поклясться, что у Криса отвисла челюсть, когда он услышал такой самоуверенный ответ. В его глазах заплясали веселые огоньки. Официантка немного нахмурилась, так как не могла придумать достойную реплику в ответ на слова Кайлы.

— Его невеста? — наконец нашлась девушка.

— Еще нет, — ответил Крис, невинно улыбаясь Кайле.

Девушка посмотрела на них несколько растерянно. Затем, видимо, поняла, что Крис Соддерленд для нее потерян, и ушла за заказом.

— Беднаядевочка, — заметила Кайла.

Крис закатил глаза.

— Надеюсь, она не слишком болтлива, а то мы можем и не дождаться еды.

Официантка оказалась расторопной, и вскоре она уже накрывала на стол, оказывая особое внимание своему рок-идолу. Кайла, справившись без труда с приступом ревности, теперь довольно спокойно воспринимала повышенный интерес к Крису.

Они приступили к обеду и обсуждению дальнейших планов. Мнения разделились.

— Пап, можно, после еды мы поедем домой? У меня есть один проект, и я хотел бы начать работать над ним.

— Но Кайла совсем не видела наш родной город, — возразил Крис. — Давай еще погуляем.

— Нет! — Кевин повернулся к Кайле, пытаясь склонить ее на свою сторону. — Разве тебе весело? Чего интересного ходить и глазеть по сторонам?

Вот хитрец, подумал Крис, не испытывая, однако, большого неудовольствия по поводу того факта, что Кевин явно признал в Кайле авторитет. Увидев, что сын улыбается Кайле своей самой обаятельной улыбкой, Крис рассмеялся:

— Кевин, упрашивая ее, ты не убедишь меня.

Однако этот аргумент не возымел должного действия.

— У меня дома жутко важное дело, а папа говорит, что хочет гулять. Кай, неужели ты согласишься целый день гулять? Не может быть!

У Кевина было такое выражение лица, что Кайла просто не могла удержаться от смеха.

— Ну… — Втайне от мальчика Кайла бросила на Криса весьма выразительный взгляд. — Если Кевину так хочется, я не буду возражать против возвращения домой. Надеюсь, у нас еще будет возможность выбраться в город.

Крис был вынужден сдаться.

— Хорошо, прогулка будет короткой. Дойдем до машины, и все.

— Я знал, что ты сможешь убедить его, — захихикал Кевин. — Кай, я был в этом уверен!

Взгляд Криса, который он бросил на сына, не сулил ничего хорошего, но Кайла быстро погасила пламя, обняв Криса за талию.

Так, прижавшись друг к другу, они подошли к стоянке. Но близость к Крису не помогала разогнать грустных мыслей. Всю дорогу домой Кайла сидела молча, запоминая каждую деталь этого удивительного дня, который они провели как настоящая семья.

Теперь, если ей придется покинуть Англию и Криса, она оставит здесь очень важную часть себя самой.

Едва они вошли в дом, как Кевин снял ботинки, кинул рядом куртку и бросился вверх по лестнице на второй этаж, чтобы заняться своим таинственным «проектом».

Крис поцеловал Кайлу в щеку и пошел на кухню.

— Я хочу приготовить чай. Ты не откажешься от чашечки?

Кайла кивнула и вошла в гостиную. Она села на диван, распустила волосы и закрыла глаза, пытаясь прогнать из головы тревожные мысли.

Спустя несколько минут в гостиную вошел Крис. Он принес поднос, накрытый к чаю, и поставил его на столик возле дивана. Глаза Кайлы были закрыты.

Крис тоже не притронулся к чаю. Он взял руки Кайлы в свои и сел рядом, сгорая от желания сорвать с нее одежду. Но он решил подождать.

— У тебя самая красивая кожа на свете, — прошептал он ей на ухо. — Особенно когда ты возбуждена.

Дыхание Кайлы участилось, она открыла глаза. Крис расстегнулверхние пуговицы ее блузки и принялся слегка покусывать ее шею.

Кайла обняла его и вдохнула запах его тела. В ту же секунду она почувствовала, как желание охватывает все ее тело.

Однако где-то в глубине души Кайла сопротивлялась этому чувству. Она хотела Криса, и это ощущение уже стало для нее привычным. Но сейчас оно было более горьким, чем просто любовь, и это заставляло Кайлу ощущать еще сильнее безнадежность их отношений.

Крис прижал палец к губам Кайлы. Он хотел говорить сам.

— Кайла, я понимаю твои чувства. В душе у меня происходит та же борьба.

Крис оперся рукой о подлокотник и склонился над Кайлой. Их тела разделяли всего несколько дюймов. Он касался ее одними губами, ни на чем не настаивая, ни о чем не прося. Она чувствовала тепло, исходящее от него, и это ощущение возбуждало ее, возвращало к жизни. Кайла ответила на его поцелуй.

— Я хочу, чтобы ты кое-что послушала, — сказал Крис, поднимаясь с дивана. Он достал магнитофон. — Я записал эту песню сегодня утром, когда Кевин завтракал.

Кайла медленно приподнялась. У нее слегка кружилась голова. Пока Крис вставлял кассету, она попыталась собраться с мыслями и стряхнуть с себя то чувственное возбуждение, которое Крис только что пробудил в ней.

Первые звуки музыки полились по комнате. Это были синтезатор и электрическое пианино, дополненные ритмической накладкой.

— Кай, потанцуй со мной.

Девушка не могла ему отказать. Почему в его присутствии она чувствует себя такой робкой, такой беспомощной и слабой? Крис обнял ее и взял за руку.

— Когда я записывал эту песню, то представлял, как танцую с тобой.

Кайла медленно двигалась, повинуясь ритму. Она боялась поднять голову и посмотреть на Криса! В этих голубых глазах отражались его любовь, его желание и обещание заботиться о ней. Как она могла отказать им?

Кайла положила голову на плечо Криса и постаралась расслабиться. Она позволила волнам музыки наполнить ее гармонией и спокойствием, которых ей так не хватало. Непроизвольно она всем телом прижалась к Крису.

— Как это прекрасно! — наконец сказала она. — Когда же ты успел написать песню?

Кайла почувствовала, что Крис пожал плечами.

— Ты крепко спишь, Кай, — сказал он. — Основную тему я записал через несколько дней после того, как мы приехали в Корнуолл. На вторую или третью ночь я не мог уснуть. Эта песня все время звучала у меня в голове, и я решил записать ее на бумагу. Мне не стоило труда незаметно выскользнуть из кровати, хотя ты меня обнимала. В ту ночь я ее закончил.

Он замолчал и прислушался. Музыка все еще была медленной, но ритм начал понемногу нарастать.

— В этом месте я рассказываю о том, что чувствую, когда ты рядом со мной.

— Очень возбуждающе. — Эти слова сорвались с ее губ помимо воли. Едва они прозвучали, как Кайла опять почувствовала смущение. — Хотя, думаю, этого можно было и не говорить.

Крис был совершенно серьезен.

— Нет. Ты права. Кайла, ты действительно возбуждаешь меня. И мне не нужно ничего, кроме как доставлять тебе радость.

Они прекратили танец, но продолжали обнимать друг друга. Их глаза встретились.

— Теперь и на всю жизнь ты будешь моей единственной. Как ты можешь даже думать об отъезде, когда чувствуешь то же, что и я?

Кайла отшатнулась от него. Ее глаза потемнели от гнева.

— Крис, как ты можешь взваливать все это на меня! Это нечестно!

Песня закончилась, и комната погрузилась в тревожную тишину.

— А почему я должен быть честным? — возмутился Крис. — Ты такая же упрямая, как и я. — Кайла возмущенно посмотрела на него, но он не дал ее гневу помешать его речи. — Сегодня мы провели один из самых чудесных дней в нашей жизни. Ты, я, Кевин… Сегодня мы были семьей. Скажи, как брак может это изменить или сделать лучше?

Беда была в том, что она не знала, что ему ответить.

— Крис, ты привез меня сюда, — сдалась наконец она. — Но я могу спросить тебя то же самое. Разве, если мы не поженимся, нам будет менее больно при разлуке? Если, не дай Бог, мы расстанемся, мы будем страдать меньше?

Глаза Криса сузились.

— Ты же обещала не давить на меня. Не так ли?

— Так.

Он покачал головой.

— А я этого не обещал. И я буду делать все, чтобы не дать тебе уехать от меня.

Кайла окончательно растерялась. Она отвернулась от Криса и направилась к магнитофону, чтобы выключить его. Крис, не оборачиваясь, вышел из комнаты.

— Пойду проверю Кевина, — бросил он на ходу.

Он поднимался по лестнице с настоящей бурей в душе. Постучал в дверь спальни сына.

— Войдите.

Крис вошел и тут же остановился как вкопанный. В комнате царил чудовищный беспорядок.

— Кевин, ты здесь всего два дня!

На полу валялась одежда, чистая и грязная вперемешку. Везде, на полу и на тумбочке около кровати, лежали разбросанные книги. Кевин сидел, за письменным столом спиной к двери. Он повернулся к отцу с виноватым видом.

— Извини, пап. — Но уже через мгновение его глаза радостно засияли. — Смотри! Ты вовремя, я только что это закончил.

Улыбаясь, Крис подошел к столу. Было очевидно, что таинственный проект был для сына очень важен.

— И что же это за тайна?

Когда Кевин с гордой улыбкой протянул свой «проект» Крису, у того упало сердце.

— Я это сам сделал. Думаю, выглядит неплохо. Это книга для автографов, я дам ее Кайле, когда она поедет в Америку. Я сшил страницы и раскрасил обложку.

Кевин с нетерпением ждал, что скажет отец.

— Тебе нравится? — не выдержал мальчик. — Как думаешь, она не выглядит смешно?

Крис почувствовал, как комок подступает к горлу. Он не смог вымолвить ни слова.

Глава 9

Кайла лежала на диване, уютно устроившись в объятиях Криса, и смотрела на его загорелое лицо. Крис положил одну руку поверх ее ног, а другой перелистывал страницы приключенческого романа. Он поглаживал ее кожу кончиками пальцев, и от каждого прикосновения Кайла чувствовала, как ее душа наполняется теплом и спокойствием.

Кевин сидел рядом за кофейным столиком и складывал головоломку, на которой были изображены Том и Джерри в вечной погоне друг за другом. Кайла подумала о том, что настойчивость мальчика заслуживает истинного восхищения. Игра была довольно трудной, и Кевин несколько раз буквально стонал, когда кусочки никак не хотели подходить друг другу.

Крис посмотрел на сына поверх книги:

— Эй, Кев, не надо так нервничать. Не торопись.

— Конечно. Но я не уйду отсюда, пока не сложу ее. Я смогу все собрать и хочу, чтобы вы посмотрели, когда все будет готово! — возбужденно воскликнул мальчик.

— Да успокойся ты! — Крис закрыл книгу и сел. — Тогда мне придется помочь тебе, а то ты не управишься и, до ночи, — произнес он. — Кевин, это дело придется отложить до завтра. Ты сам это прекрасно понимаешь, и, пожалуйста, не надо со мной спорить.

Но Кевин не хотел сдаваться. Он принялся за трудную задачу с новой силой. Его движения стали нервными и торопливыми. На лице, обычно таком открытом и спокойном, появилось гневное выражение.

— Вот дурацкая штука!

Кевин смахнул наполовину собранную головоломку на пол и, едва сдерживая слезы, выбежал из комнаты. Кайла хотела броситься за ним, но Крис удержал ее.

— Оставь его, — тихо сказал он. — Через минуту я сам к нему поднимусь. А сейчас ему нужно разрядиться и успокоиться.

Кайла вздохнула:

— Как бы я хотела остановить время. Мысль о том, что завтра нужно будет уехать из Корнуолла, приводит меня в бешенство. Эти комнаты в отелях, дорожная жизнь, выступления кажутся мне ужасными.

Крис провел рукой по волосам Кайлы.

— Я тебя понимаю. Теперь ты сама видишь, что конец турне всегда самая трудная его часть. Для меня все усугубляется тем, что Кевин очень переживает по поводу моего отъезда.

— Теперь понятно, почему он так нервничает. Он же тебя обожает.

— Возможно, но я уезжаю и забываю о семейной жизни. Ничто не будет отвлекать меня, пока я выступаю. Но потом я вернусь, чтобы снова начать сочинять и записывать музыку. — Он рассмеялся: — Однако пройдет время, и меня опять потянет в путь. Начинаешь скучать по тому азарту, который испытываешь на сцене. — Крис откинулся на диван и закрыл глаза. — Господи, но как я не люблю расставаться с Кевином! Для него турне означает только одно — целых три месяца без отца. Обычно мы гастролируем летом, и я беру его с собой. — Крис встрепенулся и посмотрел на дверь. — Пожалуй, я пойду посмотрю, как он там. Я скоро вернусь.

Когда он ушел, Кайла решила выйти на улицу. Каково же было ее удивление, когда она обнаружила Кевина сидящим на волнорезе и бросающим камушки в набегавшие волны.

— Привет, — сказала она и села рядом, не дождавшись никакой реакции со стороны мальчика.

Кайла глубоко вдыхала прохладный морской воздух, понимая, как ей будет недоставать его, когда через несколько недель она вернется домой. Холод пробрал се до костей, и она обхватила себя руками.

— Тебе не холодно? — заботливо спросила она.

Кении отрицательно покачал головой. Кайла молчала. Она знала, что мальчик заговорит сам, когда захочет.

— Кай, ты возвращаешься в Штаты?

В его голосе и глазах было столько грусти, что у Кайлы сжалось сердце. Ей захотелось обнять его, но она не стала этого делать. Ведь у нее не было тех ответов, которые он хотел услышать от нее.

— Я не уеду домой прямо сейчас.

— Я хотел спросить, уедешь ли ты после окончания гастролей домой или приедешь сюда вместе с папой?

Плечи Кайлы поникли. Она поняла, что пора говорить — правду.

— Кевин, я не знаю. — Она откинула голову назад. Ее взгляд блуждал где-то далеко в море. — Но я хочу, чтобы ты знал: и ты, и твой отец мне очень дороги.

— Он тебя любит, — сказал Кевин.

Кайла улыбаясь посмотрела на мальчика. Она знала, что этот разговор был очень серьезным и даже опасным, но крайне необходимым.

— Да, он любит меня. И я люблю его.

«Все так просто, — казалось, говорили глаза Кевина. — Поженитесь, и ты станешь моей мамой».

«Да, — подумала Кайла, — если бы в жизни все было так просто».

— Я не хочу, чтобы ты и папа бросали меня, — сказал Кевин, болтая ногами.

Кайла обняла мальчика за плечи:

— Пойдем погуляем.

Они шли медленно, и их разговор был так же нетороплив.

— Я люблю гулять у воды, — сказала Кайла. — И буду скучать по морю, когда уеду. Мне кажется, оно такое красивое, даже когда холодно и солнце прячется за тучами.

Кевин взял Кайлу за руку и выжидающе заглянул ей в лицо:

— Знаешь, а папа тоже не хочет расставаться с тобой.

— Если бы не занятия в школе, ты бы поехал вместе с ним. Ты ведь знаешь об этом?

— Да. На гастролях здорово. Мне понравилось ездить с папой. В прошлом году мы были в Австралии, Испании и даже в Японии! — Его глаза загорелись от восторга.

— Это верно. Путешествовать здорово. Но недолго. Это быстро надоедает. Начинаешь страдать от одиночества. Твой папа не меньше твоего не хочет с тобой расставаться. Но музыка — это его работа, и он ее любит.

— Я знаю. У него здорово получается, — с гордостью сказал Кевин. Они приближались к дому. — Я часто слышу его по радио.

— А когда он возвращается домой, то всего себя посвящает только тебе. Это настоящее, счастье, потому что он тебя очень любит.

Глаза Кевина были так похожи на глаза Криса, что Кайле стало больно в них смотреть. «Что я буду делать в Америке без них двоих? Мне ничего не останется, как страдать».

— Кай, но я все равно скучаю без него.

Перед тем как войти в дом, она повернула Кевина к себе и посмотрела ему прямо в глаза.

— Ну… — начала она, осторожно подбирая слова, — когда ты скучаешь по нему, всегда вспоминай, что он тоже скучает по тебе и, так же как и ты, считает дни до вашей встречи.

Кевин улыбнулся и обнял Кайлу. Они появились в тот самый момент, когда Крис спустился сверху. Кевин бросился к отцу:

— Пап, прости, я убежал к морю.

Крис ничего не ответил. Он прижал сына к себе и закрыл глаза, словно хотел навсегда запечатлеть в памяти каждую черточку Кевина.

Но Кевин со всей своей детской непосредственностью просто не заметил этого глубочайшего проявления отцовской любви и тяжести предстоящей разлуки.

— Знаешь что, — сказал мальчик, — давай договоримся. Я разрешу тебе уехать, а ты привезешь мне что-нибудь интересное. Хорошо?

— Это шантаж? — усмехнулся Крис.

Кевин радостно захихикал и согласно закивал головой. Его настроение менялось каждую секунду.

— Ну что, договорились?

Крис строго взглянул на Кайлу.

— Не нужно на меня смотреть, — сказала она голосом, который, казалось, источал мед. — Но если тебя интересует мое мнение, то я считаю, парень этого заслуживает.

— Мне ничего не остается, как сдаться, — обреченно произнес Крис. — Думаю, вы оба меня шантажируете. Как обычно.

Радостный смех Кевина развеселил Кайлу. Тревога, поселившаяся в ее сердце, постепенно уходила. Но этот последний день в Корнуолле показал ей, как быстротечно время.


Перелет из Корнуолла в Лондон прошел спокойно, и вскоре в Хитроу Крис и Кайла уже ждали пересадки на частный самолет, принадлежавший «Альянсу». В аэропорту было немноголюдно, но их все равно несколько раз останавливали поклонники рок-группы.

Крис с удовольствием раздавал автографы и болтал со своими фанатами. Кайла была рядом с ним и ощущала гордость за то, с какой теплотой и радушием Крис общался с ними. Но он не забывал о Кайле и постоянно находил возможность дотронуться до нее или подарить ей нежную улыбку. И она ощущала, что, невзирая на окружение, Крис все время думает о ней.

Они прошли по проходу для особо важных персон, где собирались все участники турне. Крис прижал Кайлу к себе.

Кайла чувствовала, как все в ней протестует против того, что должно произойти. Возвращение к гастрольной жизни было похоже на землетрясение после мира и спокойствия Корнуолла.

Через несколько минут группа поднялась на борт самолета.

Крис был тут же вовлечен в разговор с менеджером. Кайла села в большое удобное кресло, потянулась, зевнула и попыталась уснуть. У нее на коленях лежала недочитанная книга, а под ногами стояла большая дорожная сумка. Члены группы размещали свои вещи и оборудование. Все действовали быстро и деловито, без обычных шуток и громких разговоров, только улыбались друг другу и перебрасывались отдельными фразами.

Кайла нашла глазами Криса, который пробирался к ней мимо толпящихся в салоне людей. Через минуту он плюхнулся на кресло, расположенное напротив.

— Эй, Мэтьюз, у тебя прическа растрепалась.

Она знала, что он шутит, но непроизвольно протянула руку, чтобы проверить, на месте ли ее заколка.

— Ну конечно, — улыбнулась она. — Учти, если с моими волосами что-то не так, то это твоя вина.

— Ничего подобного.

Волосы Кайлы были аккуратно зачесаны назад, однако она помнила, как во время их полета в Лондон Крис периодически расстегивал ее заколку. Каждый раз, когда он затевал эту веселую игру, ей приходилось вновь и вновь приводить волосы в порядок.

Крис откинул пластмассовый столик и высыпал на него слайды.

— Если хочешь, чтобы я перестал, не бросай на меня такие взгляды, за которые большинство порядочных женщин уже давно бы арестовали.

— Ах ты, бедняжка, — улыбнулась Кайла. Она взяла несколько слайдов. — Что это такое?

— Некоторые снимки для рекламы. Думаю, тебе стоит посмотреть.

Кайла взяла слайды и начала рассматривать их в свете иллюминатора. Несколько первых снимков были сделаны во время одного из последних концертов «Альянса», а остальные — портреты всех членов группы.

— Просто замечательно, — пробормотала она.

Фотографии выступлений были очень яркими. На них фигуры музыкантов хорошо смотрелись на черном фоне аудитории. Затем шли снимки группы во время отдыха. Они были немного туманными из-за легкой дымки на заднем плане.

— Позировать было ужасно трудно.

— Вполне возможно, но снимки очень удачные. Вот этот мне нравится больше всего. — Кайла внимательно посмотрела на слайд, но не нашла ни одного изъяна. Крис стоял вполоборота на фоне желтой стены. На нем были белая рубашка и серые льняные брюки, руки сложены на груди. Весь его вид говорил о том, что он не позировал, а чувствовал себя свободно и непринужденно. На лице играла легкая улыбка. Волосы спускались до воротника, а вокруг лица были довольно короткими и аккуратно уложенными.

Фотография была просто идеальной, и Кайла надеялась, что именно ее используют для рекламы.

— Как бы мне получить этот снимок? — спросила она, глядя на Криса, явно озабоченного, смотревшего куда-то в сторону.

— Боюсь, это будет непросто, — ответил он. — Тебе следует знать нужных людей. — Неожиданно кто-то позвал его, и ему пришлось встать со своего места. — Черт побери, — выругался он, отворачиваясь от Кайлы. — Все, начинается сумасшествие. — Он повернулся, провел пальцем по щеке Кайлы и прошептал: — Знаешь, помимо того, что ты фантастическая любовница и потрясающий друг, ты еще и замечательная помощница. Любимая, ты просто клад. И я хочу, чтобы ты это знала.

Он повернулся к тому, кто звал его, но улыбка еще долго не сходила с его лица.


Концерты «Альянса» пронеслись по Англии как настоящий ураган. Мысль о последней остановке в Лондоне не отпускала Кайлу. Она знала, что развязка близка, и больше не могла игнорировать этот факт. Напряжение росло в ней с каждой минутой.

Впервые в жизни Кайла испытывала такую сильную неуверенность. Она так боялась потерять свою любовь…

Беспокойство охватило абсолютно всех. Нервничали все, кто находился на борту самолета вместе с «Альянсом». Они летели из Уэльса в Лондон на заключительное выступление на стадионе Уэмбли.

Билеты на шоу были распроданы еще две недели назад в считанные часы после того, как поступили в продажу.

Мимо прошел Джефф Диксон. Он поминутно останавливался и заговаривал то с одним, то с другим либо обсуждал с Трейси какие-то бесконечные детали предстоящего шоу. Кайлу тоже охватило всеобщее напряжение, и она предалась своему любимому занятию — наблюдению за людьми.

Майк и Кэтлин играли в карты, но делали это не для развлечения, а чтобы как-то успокоиться. Майк слишком медленно и тщательно тасовал колоду, а его невеста нервно поглядывала на него, готовая в любую минуту помешать ему бросить играть.

Кельвин оттачивал свою технику игры на саксофоне.

Ни один человек на борту не чувствовал себя расслабленно и не был настроен на игривый лад. Всем не терпелось приземлиться, чтобы скорее дать одно из лучших выступлений в своей жизни и успешно завершить гастроли.

Крис сидел напротив Кайлы и читал журнал. Он улыбался и казался совершенно спокойным. Кайла смотрела на него с завистью. Его невозмутимость просто восхищала.

— Крис, что так тебя развеселило?

— Посмотри на этот рисунок.

Он передал ей журнал и показал на карикатуру. На рисунке был изображен Крис, сидящий за нагромождением синтезаторов. Его длинные и гибкие руки, словно щупальца осьминога, дотягивались до клавиатуры каждого.

Кайла рассмеялась.

— Отлично, — сказала она, возвращая журнал. — Знаешь, а мне ты тоже напоминаешь осьминога.

— Это может сказать только женщина, которая действительно знает, о чем говорит, — усмехнулся Крис.

— Соддерленд… — Ее нарочито грозный тол свидетельствовал о том, что она поняла интимный намек, содержащийся в словах Криса. Он немедленно демонстративно отвернулся и принялся внимательно разглядывать голубое небо за бортом самолета.

— Мне бы хотелось быть такой же спокойной, как и ты, — сказала Кайла дрогнувшим голосом. — Когда я думаю о той работе, которую мне предстоит выполнять в следующие день-два, то начинаю мечтать о том, чтобы спрятаться куда-нибудь.

Его ответ потонул в шуме моторов и гуле голосов.

— Кай, я нервничаю не меньше твоего, но, думаю, мое умение скрывать это достигло настоящего профессионализма. Поверь, это не самый лучший способ борьбы со стрессами. — Крис свернул журнал в трубочку и принялся постукивать им по краю стола. — Сегодня днем нам нужно записать два ток-шоу на телевидении, затем дать интервью на радио, а вечером нас пригласила на вечеринку студия звукозаписи. Так что денек сегодня будет напряженным.

Настроение Кайлы мгновенно испортилось. Она рассчитывала провести с ним наедине хотя бы немного времени.

— А я весь день буду на стадионе. Нам и пары минут не удастся побыть вместе.

— При таком графике было бы верхом оптимизма надеяться на пару секунд. — Он нежно дотронулся до Кайлы, пытаясь ободрить ее. Он подарил ей нежный поцелуй. — Но мы найдем время. Обязательно, — твердо сказал он.

Ей всей душой хотелось ему верить и надеяться на то, что он будет прав. Однако, когда они приземлились в Хитроу, надежда начала таять. Тысячи фанатов встречали их, размахивая плакатами и воздушными шарами. Радостные крики заглушали даже гул самолетов.


Четыре лимузина и два автобуса выстроились перед выходом из здания аэропорта, который был очищен от фанатов и теперь охранялся полицией. Люди в форме пристально следили за толпой и не давали никому переступать за барьер.

Стоя в дверях и готовясь к выходу из самолета, Джефф о чем-то оживленно спорил с Трейси, и, судя по всему, одерживал победу. Он подозвал к себе Криса, Майка и Кельвина.

Крис, который быстро вник в суть дела, отрицательно покачал головой.

— Черт побери! — воскликнул он. По-видимому, он тоже проиграл вслед за Трейси.

— Что происходит? — спросила Кайла.

— Все идет к тому, что «Альянсу» придется провести незапланированную встречу с поклонниками.

Кайла выглянула в иллюминатор. Около погрузочной камеры уже работали несколько служащих. Они установили микрофоны и громкоговорители.

— Джефф сошел с ума, — проворчал Крис. — Бесполезно говорить ему, что у одного из этих почитателей запросто может оказаться пистолет. Бедная Трейси. — Крис замолчал, увидев, как побледнело лицо Кайлы. Он взял ее за руку и покачал головой, словно извиняясь. — Но ты не нервничай, — сказал он. — Наверное, я немного сгущаю краски. Мы любим наших фанатов. Наш успех зависит от них. Просто я всегда немного волнуюсь, когда вижу, что охраны явно не хватает.

Наконец был спущен трап, и толпа принялась кричать и размахивать руками. Крис прав, содрогнулась Кайла. Всех этих безумцев сдерживает только тонкая проволока. Теперь ее взгляд был прикован к членам группы.

Джефф первым взял микрофон и поприветствовал толпу:

— Здравствуй, Лондон! — Его слова вызвали настоящий взрыв эмоций. — Спасибо, что встречаете нас дома! Так хорошо снова оказаться в Англии! А теперь нам не терпится поскорее оказаться на Уэмбли.

Он передал микрофон Крису.

— Кто-нибудь охраняет бриллианты королевы? — Ответом был дружный рев толпы. — Вообще хоть кто-то остался в городе? Спасибо, что пришли. Как уже сказал Джефф, чертовски здорово снова оказаться дома!

Следующими были Майк и Кельвин, которые тоже говорили теплые слова. Кайла смогла вздохнуть спокойно только тогда, когда все сели в свои лимузины.

Она и остальные члены команды тоже спустились с самолета. Их встретили холодный ветер и громогласные возгласы. Теперь Кайла начала понимать, почему Джефф согласился поприветствовать своих поклонников. От них исходил заряд энергии и радости.

Кайла прошмыгнула в лимузин Криса.

— Это заводит, правда? — Настроение Криса явно переменилось. Теперь он не показывал и тени страха или напряженности. — Знаешь, это странно, — продолжал он, обращаясь к Кайле, но глядя на толпу из окна машины. — Всю свою сознательную жизнь мы работаем ради таких моментов, как этот. И надо сказать, работаем на совесть. — Он улыбнулся и, даже не отдавая себе отчета, прижал Кайлу к себе. — Иногда я думаю, что неплохо иметь в Англии таких фанатов, как эти ребята, что пришли сегодня сюда.


Первое выступление должно было состояться только вечером следующего дня, но уже с одиннадцати часов работа на стадионе кипела вовсю. Устанавливались осветительные приборы, дисплеи, экраны и другое оборудование.

Кайла смогла попасть в отель только к девяти вечера. Несмотря на напряженную работу, во время которой она выбросила из головы все посторонние мысли, адреналин все еще кипел в ее крови. Она разделась и расчесала волосы.

Усталость навалилась на нее, как только она увидела свою широкую кровать. Комната была маленькой и скромно обставленной, но сейчас она показалась ей настоящим раем.

В ее ушах все еще звучал стук молотков и лязг железа. Перед глазами мелькали бесконечные метры проводов и списки оборудования. Но стоило ей лечь, как сон навалился на нее с непреодолимой силой.

Где-то в подсознании мелькнула мысль о Крисе. Она должна вспомнить что-то важное. Кажется, студия звукозаписи… Но все расплывалось, как в тумане.


— Крис Соддерленд, хочу представить вам Чарлза Портерфилда. Это наш новый вице-президент по маркетингу.

Крис протянул руку и улыбнулся. Чарлз ответил на приветствие и повернулся к девушке лет восемнадцати, которая стояла за ним и с обожанием смотрела на Криса.

— Крис, познакомьтесь с моей дочерью. Ее зовут Лорен. Помогая девушке преодолеть смущение, Крис широко улыбнулся ей и протянул руку:

— Я рад познакомиться с вами обоими.

Лорен была очень красивой, яркой девушкой. Крис буквально валился с ног от усталости. Он думал о том, хватит ли у него сил на завтрашнее выступление, и поэтому на вечеринке был словно на автопилоте.

— Вам нравится здесь? — спросил он, надеясь, что его вопрос прозвучит достаточно заинтересованно.

За час пребывания в гостях его познакомили уже с несколькими такими девушками. Не успела Лорен ответить, как Криса окружили люди, мечтавшие с ним познакомиться. Он пожимал руки, улыбался, отвечал на комплименты.

Заметив невдалеке группу журналистов, Крис напрягся. Представители прессы всегда отличались пронырливостью, и Крис с неудовольствием отметил про себя, что на вечеринке присутствовали представители некоторых наиболее одиозных таблоидов.

Мелькнула мысль: главное, чтобы они подольше не знали о существовании Кайлы. Во время гастролей он с отвагой льва защищал тайну их отношений.

Крис забронировал частный самолет до Корнуолла под чужим именем, не встречался с журналистами во время двухнедельного отпуска. Кроме поездки в Фалмут, он ни разу не появился с Кайлой на людях.

Рано или поздно ему придется рассказывать прессе об их отношениях, но пока, слава Богу, никто ни о чем не догадался.

Мысли о Кайле лишили Криса покоя, Теперь ему хотелось только поскорее уехать отсюда, вернуться в отель, немного поспать и встретиться с Кайлой утром.

Крис переглянулся с Кельвином и обменял свой бокал шампанского на чашку кофе. Кельвин ответил ему усмешкой.

— Друг, я на твоей стороне. Даже заправский выпивоха не справится с таким количеством шампанского.

Крис кивнул и спросил шепотом;

— Когда можно уйти отсюда?

— Не так скоро, как хотелось бы, — помрачнел Кельвин.

Что сейчас делает Кайла? Крис посмотрел на часы. Она уже, наверное, в отеле. С начала гастролей они спали в разных комнатах, а в этот раз их поселили и на разных этажах. Кайла попросила два ключа от своей комнаты, один из которых тайком отдала Крису. Он улыбнулся. Им все же удастся провести вместе хотя бы несколько минут.

При мысли об этом Крису еще сильнее захотелось уйти. Он многозначительно посмотрел на Джеффа. Тот все понял и едва заметно кивнул, скосив глаза в сторону двери. Крис еле сдержал свою радость.

Спустя несколько секунд Джефф уже стоял перед микрофоном. Крис, Кельвин и Майк присоединились к нему.

— Боюсь, для нас этот вечер уже превратился в ночь, — сказал Джефф. — Да, я где-то слышал, что у нас вроде бы завтра концерт. — Раздался взрыв смеха. Но Джефф невозмутимо продолжал свою речь: — Мы очень ценим все, что вы сделали для нас. Думаю, я выражу мнение всех, если скажут что быть дома просто замечательно. Еще раз спасибо!


Наконец группа направилась в отель. Все были измотаны и готовы погрузиться в столь желанный сон.

В пути они мало разговаривали, но Крис и Джефф обменялись взглядами.

— Спасибо, что так быстро увел нас оттуда. У меня силы были уже на исходе.

— Без проблем, — кивнул Джефф и с улыбкой посмотрел на Криса. — Передай от меня привет Кайле.

Машина остановилась перед отелем, и все поспешили к лифту, который должен был поднять их на нужный этаж.

Однако Крис остановился на седьмом. Его друзья не сказали ни слова, когда он пожелал им спокойной ночи и вышел.

Он тихо открыл дверь и вошел в номер Кайлы.

— Привет, любимая, — прошептал он, присаживаясь на край кровати.

Она лежала под одеялом, уютно свернувшись. Волосы рассыпались по ее лицу. Осторожным движением Крис убрал их, наслаждаясь ощущением того, как густые пряди скользят под его пальцами.

— Похоже, ты спишь. — Он уже не мог остановиться и продолжал ласкать ее. Ему ни на минуту не хотелось терять ощущения ее тела.

Ни на минуту, он хотел остаться с ней навсегда. Это слово всплыло в его сознании совершенно неожиданно. Потрясенный, он продолжал гладить Кайлу, стараясь не помешать ее сну. В его душе бушевали эмоции, которым он не мог найти названия.

Было очень тихо, ничто не мешало ему наслаждаться прикосновениями к ее щекам, губам, лбу.

Вдруг Кайла пододвинулась ближе к нему. Она не проснулась, просто немного завозилась, устраиваясь поудобнее на подушке.

Как давно он впервые увидел ее спящей на заднем сиденье автомобиля! Она была такая невинная и беззащитная! За три коротких месяца их знакомства она разрушила все его жизненные принципы и убеждения.

— Кай, ты прекрасна. — Его шепот потонул в тишине. Только легкая хрипотца в голосе выдавала то, что он переживал в данную минуту. — Я изо всех сил хочу измениться.

Отчаяние овладело им. Мысли, проносящиеся в его голове со скоростью и силой урагана, отдавались болью в душе. Он говорил — и не получал ответа. Он знал, что для него даже лучше, что Кайла спит и не слышит его.

— Ты дала мне надежду на то, что у нас может быть будущее. Кай, ты нужна мне. Без тебя я буду страдать от одиночества… Но я до сих пор боюсь.

Крис склонился над ней, словно пытаясь защитить ее от чего-то. Его губы слегка коснулись ее чуть приоткрытого рта. Она прижалась к нему, и это вызвало у Криса улыбку. Он встал и направился к двери.

— Я люблю тебя, Кай, — прошептал он, бросая на нее прощальный взгляд.

Глава 10

Кайла шла по застеленной белым покрытием сцене, проверяя оборудование, подготовленное на сцене стадиона Уэмбли. Концерт должен был проходить под открытым небом. Рядом со сценой несколько кресел были убраны, поставлены четыре стула и стол, и к этому месту вел отгороженный веревками проход. Раздача автографов, подумала Кайла, припоминая расписание группы. После проверки звука группа собиралась посвятить некоторое время раздаче автографов.

Кайла дошла до синтезаторов Криса и посмотрела на часы. Скоро начнется репетиция, и ей необходимо срочно проверить все оборудование.

Теперь эта работа стала для нее совершенно привычной. Лишь изредка она испытывала беспокойство, которое, впрочем, быстро проходило. Крис не выходил у нее из головы.

— Эй, как идет последняя проверка? — раздался голос Трейси, которая подошла к синтезаторам и села на место Криса.

— Нормально, — ответила Кайла безучастно. Она села рядом с Трейси и пробежала пальцами по клавишам.

— Так, — сказала Трейси, пристально глядя на Кайлу. — В чем дело?

Кайла посмотрела ей прямо в глаза и с грустью ответила:

— Похоже, мне придется вернуться в Штаты.

Трейси не стала закатывать глаза и изображать отчаяние.

— Почему? — просто спросила она.

— Трейси, я бы хотела остаться. Я люблю его, — вздохнула Кайла.

— Я знаю, что ты его действительно любишь.

— Но я не могу оставаться с ним просто так. Мне нужно, чтобы мы были семьей, чтобы мы поженились. Но Крис считает, что женитьба — это…

— …лист бумаги с красивой золотой печатью. — Трейси закончила за нее фразу и закрыла глаза, вспоминая что-то давно забытое.

Эти слова окатили Кайлу словно ледяной душ.

— Что?

— О, это было несколько лет назад, — начала рассказывать Трейси. — Помню, как-то Крис рассуждал на тему брака и сказал эту фразу. По крайней мере до последнего времени он именно так и думал. Хотя, надеюсь, ты неплохо поработала над тем, чтобы залечить его раны, оставленные Марси.

— Нет, — Кайла отрицательно покачала головой, — ты ошибаешься. Марси все еще здесь. Она рядом с нами, как кошмар, от которого он никак не может избавиться. Крис не может забыть прошлое, и это рвет наши с ним отношения на части.

Трейси положила руку на плечо Кайлы:

— Помню, как ты впервые появилась во время наших гастролей. Все происходящее вызывало у тебя неподдельное восхищение. Теперь ты изменилась и, хочу сказать тебе, идеально подходишь для такой жизни. Вы с Крисом принадлежите этому миру. Я еще никогда не видела его таким спокойным и счастливым. Обычно он очень нервничает во время гастролей. Кай, ты действуешь на него просто магически. — Трейси помолчала немного, а затем добавила: — Надеюсь, ты останешься и продолжишь бороться за него. Не бросай его, как это сделала Марси.

Кайла кивнула, не в силах произнести ни слова.


Проверка звука проходила из рук вон плохо.

Технически все было безупречно, но общая нервозность и возбуждение, казалось, выплескивались через край, заставляя музыку звучать слишком быстро или слишком громко. Казалось, напряжение висит в воздухе как электрический разряд.

Джефф стоял на середине сцены. Неожиданно он поднял вверх руки, прося музыкантов и звукоинженеров остановиться. Через несколько секунд, наступила полная тишина.

— Неужели нельзя играть нормально? Дайте хороший звук, или мы не сможем выступать сегодня вечером. Ребята, странно, что я вынужден говорить вам это.

Микрофон издал высокий, режущий уши звук.

— Усилители! Убавьте мощность. Вы что, хотите, чтобы мы сегодня звучали именно так?

В его голосе сквозил неприкрытый сарказм, и все замерли, ожидая продолжения. Однако вспышка гнева закончилась тем, что Джефф принялся сам устанавливать нужную тональность на микрофоне.

Кайла сидела в первом ряду и наблюдала за тем, как техники горячо обсуждают возникшую проблему. В это время раздался еще один скрежещущий звук.

— Все, останавливаемся, — произнес Джефф тихим и спокойным голосом, однако все видели, что он готов взорваться в любую секунду. — Давайте забудем о том, что мы собирались проверить звук. Здесь вообще ничто не работает. — Он замолчал и добавил после паузы: — Но будет неплохо, если вы все наладите к вечеру.

Его слова прозвучали как-то зловеще. После этого он повернулся и ушел со сцены.

Трейси сидела рядом с Кайлой.

— Он просто зверь, — сказала она, устало уронив голову на грудь.

— Стремится к совершенству, — с улыбкой возразила ей Кайла. — Ведь он напуган до смерти, и у меня не хватит смелости обвинять его в этом. Пусть выпустит пар.

Трейси поднялась со своего места, намереваясь последовать за мужем.

— Но не на ребят, — сказала она. — Я скоро вернусь. Попробую успокоить его, пока он не взорвался окончательно. Скажи Кэти, что нам всем было бы неплохо прогуляться по магазинам. Мне нужна передышка.

— Звучит заманчиво, — улыбнулась Кайла.

Крис все еще сидел на своем месте с наушниками на голове и настраивал синтезатор. Но вот он отключил их и отсоединил провода.

Оказавшись так близко от него, Кайла почувствовала непреодолимое желание убежать и скрыться от той боли, которую он причинял ей. Но девушка пересилила себя и подошла к нему. Крис повернулся и поцеловал ее. Ей хотелось впитать в себя этот мимолетный, поцелуй, но глаза ее не выражали ничего, кроме боли. Крис решил поднять ей настроение.

— Знаешь, Мэтьюз, — сказал он, — наверное, ты будешь спать даже под бомбежкой.

— То есть?

— Вчера, когда я вернулся с вечеринки, зашел к тебе. Но ты спала как сурок.

Кайла старалась не смотреть ему в глаза, непроизвольно желая отдалиться от него.

— И как это было? — спросила она.

— Смотреть на тебя? Просто фантастика!

— Нет, вечеринка.

— А, это… Скучно. Но необходимо, — ответил он, пожимая плечами.

Крис коснулся ее лица и улыбнулся. Кайла была совершенно невозмутима. Крис почувствовал, как в нем нарастает беспокойство, и сделал еще одну попытку.

— Любимая, тебе нужно отдохнуть. Вчерашний день тебя совершенно измотал.

— Если это то, во что ты хочешь верить, то тогда ты прав, — ответила она, глядя ему прямо в глаза.

Крис отшатнулся, задетый ее тоном.

— Ты не могла бы объяснить свою холодность?

— Мне бы хотелось, Крис, но я устала повторять тебе одно и то же. Мы с Трейси и Кэти отправляемся на прогулку. — Ее голос был холоден как лед. Она надела черную куртку с эмблемой «Альянса» на спине. — Мне бы хотелось увидеться с тобой перед выступлением, но, я знаю, ты будешь занят.

Кайла собралась уходить, но Крис схватил ее за руку. Она повернулась к нему, поняв, как потрясли его ее ледяной тон и скрытый гнев. Неужели он думал, что она уйдет от него спокойно, без лишних эмоций?

— Я бы очень хотел увидеться с тобой после шоу, — сказал он. — Ты можешь предоставить мне эту возможность?

Улыбка коснулась губ Кайлы. Она поняла, что сдается.

— Второй лимузин, не так ли? — Странные ощущения охватывали ее, но она поняла, что все должно прийти к своему логическому завершению. Рано или поздно.

Крис кивнул и засунул руки в карманы брюк. Она повернулась, чтобы уйти.

— Кай?..

— Да, — обернулась она.

Его взгляд был исполнен теплоты и нежности.

— Ничего, — сказал Крис, пожимая плечами. — Я просто хотел еще раз взглянуть на тебя.


Со сцены раздавались только гром ударника и звуки синтезатора. Стадион Уэмбли погрузился во мрак, и шоу началось. Публика вскочила со своих мест, выкрикивая приветствия и размахивая фонариками.

Затем луч прожектора начал выхватывать одного за другим членов группы, которые уже вышли на сцену. Темп музыки нарастал, и каждого из «Альянса» поклонники встречали дружным ревом.

На Джеффа свет упал в тот момент, когда началась партия вокала, и зал зачарованно замер, наслаждаясь песней. Разрозненные крики сменились ритмичными хлопками и подпеванием. Все говорило о том, что «Альянс» дома, в Лондоне.

Из-за кулис Кайла следила за Джеффом. Его едва сдерживаемая накануне энергия теперь нашла свой выход. Она выплескивалась на многотысячную толпу.

Когда первая песня закончилась, крики одобрения и аплодисменты слились в один оглушительный звук. Кайла почувствовала, что испытывает гордость. Эти четверо парней успели стать для нее семьей.

— Здравствуй, Лондон! — Джефф стоял за микрофоном и простирал руки вперед, приветствуя публику. — Наконец-то мы дома, — сказал он, отстегивая гитару и передавая ее Кельвину. Затем он придвинул к микрофону стул и сел на него. — Леди и джентльмены, чтобы организовать это шоу, потребовалось много энергии и работы огромного числа людей. И вот сейчас, в конце наших гастролей, я хочу поблагодарить всех, кто содействовал нашему успеху.

Он замолчал, и толпа заполнила паузу радостными криками.

— Следующая песня, — продолжал Джефф, — это баллада, которую мы посвящаем всем, кто помогает нам в нашей работе. Она называется «Герои, про которых не сложены песни».

Он хотел было начать, но тут вмешался Крис:

— Прости, Джефф, но если мы споем эту песню, то эти люди больше не будут героями, про которых не сложены песни.

Джефф молча уставился на клавишника.

— Хорошо, Соддерленд. Мы не будем петь эту песню.

Аудитория живо воспринимала шутливую перебранку. Все смеялись и даже подвывали от восторга.

— Я просто хотел уточнить, Джефф, — не унимался Крис.

Джефф повернулся к публике. В его глазах заплясали озорные огоньки.

— Я увольняю клавишника, — крикнул он. — Кто-нибудь возражает?

Судя по реакции стадиона, этим заинтересовалось несколько тысяч представительниц слабого пола. Неожиданно Кайла почувствовала на себе взгляд Криса. Он был таким выразительным, что ей показалось, будто он до нее дотронулся.

— Если ты меня выгоняешь, — сказал Крис, — то я знаю человека, к которому хотел бы пойти. — Он повернулся к публике, словно ища там кого-то, что вызвало новый взрыв смеха. — Куда же она запропастилась…

— Наверное, побежала за оберточной бумагой, — ответил Джефф, выразительно закатывая глаза.

Когда все немного утихли, выступление пошло своим чередом. В конце шоу Кайла направилась в сторону припаркованных лимузинов.

«Не связывай его, — говорила она себе. — Дай ему свободу, не удерживай его».

Но она не могла поступить так, как Марси, потому что слишком сильно любила Криса. Разлука разбивала ей сердце, но придется положить конец их отношениям. Это был единственно честный поступок.

Когда «Альянс» начал играть заключительную композицию, Кайла села в лимузин. Закрыв дверь, она буквально окунулась в спасительную тишину. Усталость навалилась на нее неподъемной тяжестью.

Ожидание Криса превратилось в настоящую пытку. Что он скажет ей? Поймет ли он, какие душевные муки она испытывает?

Когда Крис открыл дверь, в салон машины ворвался гул голосов. Крис не произнес ни слова. Он сел, закрыл дверцу, и автомобиль в сопровождении полицейского эскорта двинулся по улицам Лондона в сторону отеля.

Кайла смотрела в окно. Они часто молчали в дороге, но на этот раз это была иная тишина. Она не просто молчала, а была где-то далеко от Криса, и ему это определенно не нравилось.

Он едва сдерживался, чтобы не заключить ее в свои объятия, но Кайла всем своим видом показывала, что хочет сохранить дистанцию между ними.

— Как тебе шоу? — спросил он, решившись наконец прервать молчание.

— Великолепно, — ответила она, — но было несколько моментов…

— М-да. Надеюсь, пресса будет снисходительна. Ты имеешь в виду «Героев»?

Кайла кивнула, избегая смотреть ему в глаза. Это было очень трудно. Запах его кожи возбуждал ее как наркотик. Все сжалось у нее внутри, когда он коснулся ее руки.

Кайла сидела прямо и казалась недоступной, но мягкий взгляд ее глаз выдавал все, что она переживала в данную минуту. Любовь, желание и, он боялся признаться себе в этом, страх.

Ее внимание как будто было приковано к мелькавшим за окном городским пейзажам, но он знал, что это не так, Вряд ли Кайла вообще что-то видела.

Но в этот раз, решил Крис, барьеры, которые Кайла выстроила между ними, не смогут ему помешать. Она делала вид, что непреклонна, но ее защита рухнет, как только они останутся наедине. И Крис решил начать прямо сейчас.

Его пальцы заскользили вверх по ее руке. Он принялся вновь ласкать ее лицо, самое прекрасное лицо, которое он когда-либо видел. Мягкость и тепло ее кожи возбуждали его. Он гладил ее, а она сидела неподвижно. Потом она подняла руку и отвела пальцы Криса от своего лица. В этот момент машина остановилась у входа в отель.

— Ты улетаешь в Корнуолл завтра вечером? — спросила Кайла, выходя из машины.

— Я пробуду в Лондоне столько же, сколько и ты, — ответил он не раздумывая.

— Я уеду завтра, после шоу, — прошептала она. Решимость в ее голосе сказала Крису все, что ему требовалось знать. Им уже не о чем было спорить. Хотя…

Он тоже покинул автомобиль и двинулся вслед за своей возлюбленной.

В холле отеля было много людей, и Крис с трудом успел войти в лифт вместе с Кайлой. Он не дал ей нажать кнопку седьмого этажа, и лифт привез их на пятнадцатый, где располагались апартаменты Криса. Кайла молчала и не возражала. В какой-то степени она была даже рада тому, что происходит. Им нужно было попрощаться, причем чем скорее, тем лучше.

Войдя в номер, Крис решил не зажигать верхний свет и ограничился только одной лампой возле дивана. Полумрак был именно то, что требовалось Кайле. Неяркий свет, тени — все это создавало у нее иллюзию защищенности. Она могла свободнее говорить о том, что у нее на душе.

— Мне кажется, Крис, ты не веришь, что я уезжаю, — с горечью сказала девушка, не глядя на него.

— О нет, Кай, я верю. — За этими словами последовала долгая пауза. — Но мне кажется, что ты не понимаешь, что решение об отъезде — это твое решение. — Он намеренно подчеркнул слово «твое».

— Мое решение! Как все просто! И удобно! — воскликнула Кайла, едва не задыхаясь от гнева. — Ты бежишь от прошлого, от брака, от любви. Неплохо придумано, Соддерленд, но это не пройдет со мной.

Она замолчала, переводя дыхание. Ее всю трясло, и казалось, что в ее тело втыкается множество иголок, причиняющих боль.

— Черт тебя побери, Крис, за то, что ты сделал со мной! Заставляешь меня платить за твое прошлое. Не я была той женщиной, на которой ты женился и которая бросила и тебя, и ребенка. Ты запутался. Неужели ты этого не видишь?

Ее голос срывался на крик, и она не заметила, что он приближается к ней все ближе и ближе.

— Иногда я почти ненавижу тебя!

— Один шаг, — тихо произнес он, приближаясь к ней.

Раскрасневшаяся Кайла попыталась отступить назад, подальше от него. Но тут обнаружила, что упирается в стену. Крис подошел вплотную. Сердце Кайлы бешено заколотилось в груди. Ей казалось, что еще минута, и она утонет в его глазах, как в зыбучих песках. Единственное спасение было в том, чтобы смотреть вниз.

— Один шаг, — повторил он, поднимая ее голову за подбородок. — От любви до ненависти один шаг. Не сомневаюсь, что ты уже слышала это выражение.

Крис стоял прямо перед ней, и от него исходило такое мощное желание, что у Кайлы начали подгибаться колени. Его стратегия была безупречной.

Он начал гладить ее по щеке, откинул назад волосы с лица, провел пальцами по губам. Кайле захотелось просто раствориться в стене, которая была у нее за спиной.

— Отпусти меня! — едва слышно проговорила она. Кайла попыталась вырваться, но Крис крепко держал ее.

Он покачал головой.

— Отпусти меня в Америку, верни мне мою жизнь!

Горячие и влажные губы накрыли ее рот, не дав ей договорить. Кайла отвернулась.

— Мы — это ошибка, которая никогда не должна была произойти.

Ее слова охладили Криса. Она знала это и попыталась освободиться из его объятий. Но его рука, словно аркан, схватила ее за запястье и вернула назад.

Кайла почувствовала, что под его взглядом ее гнев слабеет. Она ждала раздражения, злобы, но находила только все сжигающую страсть. Он обнял ее и сказал:

— Ты никуда не уйдешь. Если ты намерена уехать, уезжай. Но сегодня ночью я хочу раствориться в тебе, Кайла.

Его слова возбудили ее. Она больше не пыталась освободиться, хотя он безжалостно игнорировал ее чувства. Бежать было некуда, но почему-то побег уже не казался ей таким спасительным, как раньше.

Его руки заскользили по ее плечам вниз, к набухшим соскам.

— Ни за что я не отпущу тебя с чувством обиды, Кайла. Ты должна запомнить только самое лучшее, — прошептал он.

Ее блузка уже была расстегнута, и теперь его руки гладили се спину, заставляя сгорать от желания.

— Когда ты будешь в Детройте, одна, без меня, — продолжал он, — то не будешь думать обо мне со злобой. Ты будешь помнить только любовь. И я хочу добиться этого сегодня ночью.

Кайла стояла не в силах пошевелиться, словно зачарованная магией Криса. Его губы, казалось, оставляли горячие следы везде, где они касались ее тела.

Он чувствовал, что она проигрывает ту битву, которую пыталась навязать ему. Ей было некуда деться, кроме как упасть в егообъятия, и она сделала это, не в силах больше сопротивляться. Их губы слились в поцелуе. Она больше не могла сдерживаться и с жадностью принялась ласкать его.

— Крис, я чувствую себя такой опустошенной, — шептала она. Слезы текли по ее щекам, но голос звучал ровно. — Почему ты так поступаешь со мной?

Крис не отвечал. Его язык слегка прикоснулся к ее лицу, слизывая с него слезы. Она едва не закричала от разочарования, когда он отстранился от нее, не выпуская, однако, ее руки.

— Кайла, если наши отношения — это ошибка, то откажись от меня. — Его голос звучал глухо. — Скажи мне, что не хочешь любить меня… Если ты сейчас уйдешь от меня… Я скажу, что ты была права и это моя вина…

«Господи, — думала она, — неужели голос может быть таким возбуждающим?»

Ее губы были слегка приоткрыты и еще не забыли поцелуя! Крис наслаждался тем, как она выглядела. Он повел ее к дверям спальни.

— Если бы только ко всему, что ты сказал, можно было добавить одно слово — жена, — сказала она, не выпуская его руки. — Я люблю тебя, Крис, и не хочу бросать тебя.

— Пойдем со мной, Кай…

Когда Кайла вошла в спальню, ее голова закружилась, а дыхание почти замерло. Они вместе сели на кровать. Крис не торопился лечь.

— Ты так нужна мне прямо сейчас, — сказал Крис. — Ты научила меня любить не только телом, но и душой. Я хочу показать тебе, чему я научился.

Кайла медленно закрыла глаза. Лунные блики исполняли на стене свой причудливый хоровод. Ночь вступала в свои права. Кайла чувствовала, что теряет контроль над пространством и временем. Теперь для нее существовал только Крис, их желание и их любовь, которые без остатка сожгли все ее страхи.


Утром Кайла проснулась первой. Сон еще долго не отпускал ее, и она наслаждалась теплом Криса, прижимаясь к нему в полудреме.

Но вот она встала. Крис еще спал. Его дыхание было глубоким и ровным. Кайла подняла с пола рубашку Криса, которая приятно заскользила по ее обнаженному телу. Она подошла к окну, отодвинула занавеску и выглянула наружу.

Лондон, как всегда, был серым и затянутым легкой дымкой. Но из окна спальни открывался вид на Гайд-парк, даже в такой хмурый день радовавший глаз своей зеленью.

Кайла посмотрела на кольцо, которое до сих пор носила на руке. Солнечные лучи не смогли пробиться сквозь тучи поэтому камни не сверкали, а казались холодными и удивительно хрупкими.

У нее перехватило дыхание в тот момент, когда она снимала кольцо, но на этот раз она сдержала слезы.

Кайла осторожно подошла к столу и положила его в ящик, в котором Крис держал документы и другие важные бумаги. Он найдет его позже, когда будет собираться в Корнуолл.

А она в это время уже будет на борту самолета, летящего в Детройт.

Глава 11

Шесть человек с усталыми лицами сидели за большим стеклянным столом для заседаний. Все они склонились над своими бумагами и ноутбуками. Комната тонула в клубах сигаретного дыма, поверхность стола была усеяна пеплом.

Кайла смотрела на лист бумаги, лежащий перед ней, но мысли ее витали где-то далеко. Она никак не могла сосредоточиться и даже стонала, не в силах вникнуть в то, что говорили ее коллеги.

— Кайла… — позвала ее Алисия, которая сидела рядом. — Кайла?

— Я слушаю, — ответила она, откладывая в сторону ручку, которую бессмысленно вертела в руках.

«Скоро пятница, — напомнила она сама себе. — Осталось всего два дня до долгожданного отдыха». В течение первой недели работы на шоу Алисии у Кайлы не было ни минуты свободного времени. Но это совещание было, пожалуй, самым трудным испытанием.

Команда продюсеров начала мозговую атаку на выработку новых идей. Все были заняты поиском сюжетов и гостей для новых шоу. Но сегодня все пребывали в полнейшей растерянности.

Голос Алисии опять безжалостно вторгся в размышления Кайлы.

— Что ты думаешь об идее Тома? — спросила она, глядя прямо на Кайлу, на лице которой была написана растерянность. — Мы только что ее обсуждали.

— О родителях, которые похищают собственных детей, — тут же вклинился в разговор Том, помощник продюсера. — Мы получили множество писем от людей, которые сами прошли через это.

Кайла взглянула на Тома и откинулась на спинку кресла.

— Мы уже собрали материал. И еще, я думаю, нам нужно рассказать о возрождении уличных банд в больших городах. Это происходит по всей стране.

Том выжидающе смотрел на Алисию: ее голос был решающим. Да, замечание Кайлы было очень существенным, но сама она казалась озабоченной и отстраненной. В последнее время ее ближайшая помощница работала без былой страсти и увлеченности.

Кайла опять принялась вертеть в руках ручку.

— Неплохое замечание, Кайла, — сказала Алисия, — но его будет трудно осуществить. Ты же знаешь, как неохотно идут на контакт действующие преступники. Они не любят откровенничать, так как боятся разоблачения.

— Но мы можем использовать экраны, затемнение, изменение голоса, все, что угодно, — прервала ее Кайла. — С каких это пор мы стали избегать трудностей? — Она бросила хмурый взгляд на Тома. — Тем более что эта тема привлечет куда больше зрителей, чем родительский киднеппинг.

Кайла не скрывала своего раздражения. В последнее время это случалось с ней все чаще и чаще. Алисия с горечью подумала о том, как бы ей хотелось вновь увидеть свою подругу счастливой и полной энтузиазма, то есть такой, какой она была всего три месяца назад.

— Хорошо, мне нравятся обе идеи, — сказала она. — Думаю, у нас есть возможность показать два шоу. Давайте включим их в наши планы.

Это решение вызвало торжествующую улыбку Тома и полный негодования взгляд Кайлы, которая шумно принялась собирать свои бумаги.

— Ребята, ребята, — по-матерински пожурила их Алисия. Она знала, что ее сотрудники уже через минуту опять будут друзьями.

Кайла встала из-за стола и взяла свою папку с бумагами. Она тяжело вздохнула. Ей хотелось поскорее уединиться в своем кабинете, обрести мир и покой.

Алисия и не пыталась остановить ее. Когда Кайла вышла, Том спросил, обращаясь к Алисии:

— Что с ней происходит?

— Кайла измотана, — ответила Алисия, покачивая головой. — Ей нужно быть менее строгой к себе.

Том попытался изобразить улыбку на своем лице.

— Ты же знаешь, я считаю ее отличным специалистом. Мне просто хочется, чтобы она была такой, как всегда.

Алисия пожала плечами, пытаясь скрыть собственное беспокойство. «Мне тоже, — подумала она, — мне тоже».

— С ней все будет в порядке. Просто нужно дать ей время, — произнесла она вслух.


Кайла сидела в своем кабинете — под ногами толстый ковер, поглощающий любой шум. Она отодвинула в сторону клавиатуру, даже не взглянув на экран. Откинувшись на спинку большого кожаного кресла, девушка смотрела на кипы бумаг, которыми был завален ее стол. Работа не шла…

Кайла взглянула в огромное окно, через которое лился яркий солнечный свет. Десятью этажами ниже Лафайет-авеню уже была забита машинами, потому что наступило время ленча.

Она осторожно помассировала шею. Кайла знала, что выглядит очень элегантно в отлично сшитом светло-розовом костюме. Ее волосы были уложены в изящную высокую прическу. Наманикюренные пальцы с длинными, покрытыми светлым лаком ногтями выстукивали частую дробь на поверхности стола. Она больше не похожа на туристку, одетую в джинсы и водолазку.

Но во время гастролей она была счастлива. Теперь же у нее все валилось из рук. От этой мысли ей становилось горько и обидно.

Кайла лениво пробежала глазами лежащие перед ней документы. На некоторых из них стояла виза «срочно».

При воспоминании о совещании ее лицо покрылось румянцем. Даже лучшая подруга была теперь против нее. Она достала несколько наиболее неотложных бумаг и положила перед собой. В этот момент в ее кабинет вошла Алисия.

— Привет, Кайла, — сказала она.

В руках у Алисии была большая кипа документов.

— Если все эти бумаги для меня, то я лучше застрелюсь, — усмехнулась Кайла.

— Не бойся, — рассмеялась Алисия. — Это все мое. Я просто зашла поболтать с тобой.

Кайла облокотилась на стол со словами:

— Бедная девочка.

— Плата за равноправие, — сказала Алисия, пожимая плечами.

Они немного помолчали, просто наслаждаясь обществом друг друга.

— Знаешь, малышка, я бы так хотела помочь тебе! Честно, — наконец вымолвила Алисия.

Взгляд Кайлы был неподвижен, лицо непроницаемо.

— Ничто мне не поможет. И никто.

— Даже подруга?

Кайла покачала головой. Ей было стыдно и больно одновременно.

— Алисия, мне кажется, что меня словно засасывает в большую воронку. Я изо всех сил пытаюсь вернуться к своей работе, но ничего у меня не получается. Моя жизнь была такой счастливой! Что со мной случилось?

Отчаяние, звучащее в голосе Кайлы, потрясло Алисию.

— Малышка, ты просто влюбилась, — сказала она. — Ты открыла для себя совершенно новую жизнь, поэтому твоя прошлая жизнь уже не может быть такой удобной, как раньше.

— Ничто мне не кажется таким, как раньше, — призналась Кайла. — У меня все валится из рук.

Алисия поняла, что подруга на грани нервного срыва.

— У тебя есть планы на завтрашний вечер? — спросила она.

— Обычная скучная пятница, — ответила Кайла, покачав головой. — У меня лекция в университете на факультете журналистики.

— Может быть, поужинаем потом? У меня дома? С тех пор как ты вернулась, мы ни секунды не провели вместе. Я очень соскучилась по тебе.

На лице Кайлы появилась грустная улыбка.

— Я бы с удовольствием, — сказала она, — если только ты согласишься терпеть мое общество.

— Мне не привыкать, сестричка, — усмехнулась Алисия, забирая со стола Кайлы свои бумаги.

— Спасибо. Ты действительно заботишься обо мне как сестра, — отвечала Кайла.

Алисия засмеялась и вышла из кабинета, оставив Кайлу в одиночестве.


Пятница была отмечена еще одним неприятным событием. На Детройт опустился густой туман, и аэропорт закрыли. В результате два психолога, которые должны были участвовать в шоу, посвященном маниакальному поведению, не пришли на передачу.

В студии началась паника. Нужно было переписать тексты, изменить расписание программы, переустановить свет и камеры, а также сделать еще массу дополнительной работы.

После того как все было улажено, Кайла заперлась в своем кабинете, чтобы написать речь для предстоящего выступления в университете.

Бешеный ритм, в котором Кайла прожила этот день, сменился усталостью, навалившейся на нее, когда она ехала к дому Алисии. Была половина восьмого, и большинство жителей Детройта уже возвратились в свои дома. Кайла вела машину автоматически, позволяя себе отвлечься и полюбоваться элегантными домиками, выстроившимися вдоль Майд-роуд. Большинство из них прятались от нескромных взглядов за деревьями, металлическими заборчиками или зелеными заборами.

Дом Алисии представлял собой добротную кирпичную постройку бежевого цвета, к которой вела дорожка из гравия, украшенная по обе стороны пустовавшими сейчас клумбами. Около дома лениво протекал небольшой ручеек, на берегу его росла плакучая ива.

Кайла едва тронула кнопку звонка, как дверь распахнулась и на пороге появилась Алисия. Следом за ней на порог выкатился большой клубок и принялся тереться о ноги Кайлы.

Кайла рассмеялась и подняла на руки пушистую персидскую кошку.

— Привет, Сэсси! — воскликнула она, прижавшись щекой к любимице Алисии.

— Она тоже скучала по тебе.

Кайла проследовала в дом и расположилась в большом уютном кресле. Сэсси удобно устроилась у нее на коленях. Алисия села на диван и внимательно посмотрела на подругу.

Кайла выглядела прекрасно. На ней было сине-зеленое платье с квадратным вырезом в морском стиле. Матросский воротник в топкую белую и голубую полоску подчеркивал изящную линию плеч. Весь вид Кайлы говорил о красоте, элегантности и… грусти.

Кайла медленно поглаживала Сэсси. В этой уютной гостиной она чувствовала себя более комфортно, чем в том доме, который снимала сама. Она постаралась расслабиться.

— Как твое выступление? — спросила Алисия.

Кайла рассмеялась:

— Я вся изволновалась. Совсем забыла, как выступать перед аудиторией. Думаю, мне нужно как следует отвлечься в эти выходные. — Последние слона были сказаны весьма серьезно.

— Я уверена, что ты прочитала лекцию превосходно Мне уже давно приходят на ум мысли о том, что тебя пора выпускать перед камерой.

— Нет уж, спасибо, Алисия. Я лучше продолжу свою работу в студии.

— Ну, это же просто мысли… Хочешь чего-нибудь выпить?

— Я хочу выпить, и много.

— О? — Алисия вскинула одну бровь.

На глазах Кайлы выступили слезы, которые она всеми силами пыталась скрыть.

— Сегодня пятница. У меня нет никаких дел до понедельника, так что я намерена просто напиться. Есть возражения?

— Два. Но не возражения, а пожелания. Во-первых, если ты собираешься напиться, останешься у меня ночевать. А во-вторых, обещай, что мы поговорим о тебе. Хорошо?

— Хорошо, — сказала Кайла после небольшой паузы. — Спасибо.

Алисия кивнула в сторону дальнего угла гостиной:

— Как насчет того, чтобы переодеться?

Кайла спустила Сэсси на пол рядом с собой.

— Отлично, — сказала Алисия, — потому что мне уже надоело выглядеть так, словно я только что позировала для обложки журнала «Вог».

Кайла улыбнулась:

— Ты всегда выглядишь на миллион долларов. — Затем она прошла в спальню Алисии и достала из гардероба просторную ночную рубашку. Они и раньше проводили вот такие вечера, когда обе надевали ночнушки. Обычно это происходило, когда предстояло обсудить какие-то серьезные изменения в шоу. Кайла облегченно вздохнула, снимая с себя туфли на каблуках, чулки и платье. К сожалению, для того чтобы добиться успеха, нужно было носить все эти не слишком удобные вещи. Затем она распустила волосы.

Алисия уже разожгла камин в гостиной и опустила шторы. Увидев вошедшую Кайлу, она улыбнулась:

— Вот так-то лучше.

— Я и чувствую себя лучше, — тоже улыбнулась в ответ Кайла, присаживаясь напротив камина.

На полу стояли бутылка вина, два хрустальных бокала и блюдо с овощными закусками.

— Будем считать, что ты все сама приготовила, — пошутила Кайла. Она точно знала, что подруга всегда заказывает закуски в ресторане рядом с домом.

Алисия попыталась обидеться, но в конце концов рассмеялась:

— Ты права, как всегда. А теперь поешь. Уверена, с момента возвращения ты похудела килограммов на пять.

Они выпили вина и отдали должное вкусной еде.

— Так приятно сидеть у огня, — мечтательно произнесла Кайла. Ее мысли в этот момент унеслись куда-то далеко. Языки пламени бросали яркие блики на ее лицо, завораживая и навевая воспоминания. — В Англии лучше всего понимаешь, как хорошо сидеть перед камином. Там нет центрального отопления, а осень бывает очень холодная. Особенно когда ветер дует с моря.

Алисия смотрела на Кайлу прищурившись.

— Тебе понравился Корнуолл? — спросила она беззаботным тоном.

— Я его очень полюбила, — ответила Кайла не задумываясь. — Дом Криса стоит у самого моря. Вокруг так красиво!

— Насколько я понимаю, это начало.

— Что ты имеешь в виду?

— Ничего, просто это было первое упоминание о Крисе с тех пор, как ты вернулась с гастролей.

Кайла промолчала. Она смотрела на огонь и маленькими глоточками потягивала вино. Терпкий напиток согревал и притуплял чувства. Она налила себе второй бокал. Алисия терпеливо ждала, когда подруга заговорит первой.

— Прости меня, — наконец произнесла Кайла. — Я не хотела быть такой скрытной.

— Малышка, я не собиралась сплетничать. Но мы всегда могли положиться друг на друга. И теперь у нас нет причин, чтобы что-то менять в наших отношениях, не так ли?

— Конечно, нет, — с жаром откликнулась Кайла. — Но теперь все так изменилось.

— Тогда давай поговорим об этом.

Но Кайла не находила нужных слов. Она снова замолчала, не зная, как рассказать Алисии обо всем, что было у нее на душе.

— Кевин еще совсем ребенок…

— Кевин?

— Сын Криса.

Алисия была очень удивлена. Кайла вспомнила, что и она отреагировала на новость о Кевине точно так же.

— Я тоже удивилась, — сказала она. — Просто была в шоке. Ему всего шесть лет. И он поручил мне собрать для него автографы у знаменитостей, что приходят на наше шоу.

— Крис был женат?

— Да, — ответила Кайла после некоторой паузы. На ее глазах выступили слезы.

— Так вот почему ты вернулась! — воскликнула Алисия. — Он все еще женат?

— Нет, разведен. И этот развод принес ему много горя. Он был подавлен. — На ресницах Кайлы заблестели слезы, но она безжалостно смахнула их. — Алисия, его бывшая жена, Марси, просто бросила и его, и сына. Без предупреждения и малейшего сожаления. Кроме того, после развода Крис оказался почти на грани разорения.

Голос Кайлы дрожал. Она сделала еще один большой глоток вина. Ей хотелось перестать чувствовать эту боль, которая сжигала ее изнутри.

— Итак, Крис разведен, у него замечательный сын…

— И он очень страдает, Алисия.

— Ничего удивительного.

— О! — воскликнула Кайла с горькой усмешкой на устах. — Здесь я вполне согласна с тобой. Марси была законченной сучкой. И поэтому… из-за того, что она так поступила с ним, Крис больше не хочет жениться. Мне нужен брак, а ему нет.

— И поэтому ты вернулась.

Что-то в голосе Алисии заставило Кайлу усомниться в своей правоте. Да, она вернулась. По-другому и быть не могло. Или все-таки… могло быть другое решение?

— Я хочу стать его женой, а не временной подружкой. Такая жизнь не для меня.

— Звучит так, словно ты выносишь приговор. — Алисия перевернулась на живот, удобно положив голову на согнутые в локтях руки.

— Может быть.

Подруга ничего не сказала. Почти час Кайла рассказывала Алисии о своих отношениях с Крисом, об их любви и о тех событиях, которые происходили во время гастролей. Алисия выслушала все без единого замечания и, когда Кайла закончила, подытожила:

— Итак, когда он отказался дать тебе то, что ты хотела, ты его оставила.

В глазах Кайлы зажглись гневные искры. Тон Алисии не оставлял никаких сомнений в том, что этот поступок не вызвал у нее ни малейшего одобрения.

— Все не совсем так, — попыталась защититься Кайла. — Я всеми силами старалась доказать ему, что заслуживаю доверия. И сделала все, чтобы он убедился в силе моей любви.

Алисия покачала головой.

— Кайла, не сердись на меня за май слова, но ведь ты поступила почти точно так же, как и Марси.

Кайле показалось, что ее ударило током. От возмущения у нее вспыхнули щеки, и она почувствовала, что теряет над собой контроль.

Алисия продолжала:

— Кайла, ты хотела получить от него больше, чем он мог дать тебе в тот момент. Любовь нужно принимать такой, какая она есть. Крис не мог жениться на тебе по принуждению. Ему следовало дать возможность самому принять решение.

Кайла не могла поднять глаз, Как она могла быть так слепа?

— Алисия, я люблю его, — проговорила она сквозь слезы. — У меня просто душа рвется на части, когда я думаю о том, что бросила его, как Марси.

— Ну, это было не совсем так. Ты не была холодна и расчетлива, как она. Ты не требовала от него денег или чего-то еще в этом духе. Но твой отъезд разбил его сердце. И в этом ты похожа на нее. И он страдает от того, что ты его бросила. Разве я не права?

Кайла обреченно кивнула в ответ.

— Моя ли это вина? — проговорила она сдавленным голосом. — Неужели я не должна была просить его жениться на мне? Я всегда верила в то, что когда двое любят друг друга, они женятся, создают семью, живут вместе. Именно этого я хотела от Криса.

Взгляд Кайлы терзал душу Алисии.

— Может быть, тебе следовало остаться с ним и дать ему шанс? Возможно, через некоторое время он и женился бы на тебе.

Кайле нечего было возразить. Она уже ни в чем не была уверена.

— Алисия, с тех пор как я вернулась домой, мне ни разу не удалось нормально поспать, — прошептала она, отпивая еще один глоток вина. — Стоит мне заснуть, как я вижу Криса, вспоминаю каждую минуту, которую мы провели вместе. — Неподдельная грусть зазвучала в ее голосе. — Никогда не думала, что можно так сильно тосковать по кому-то. И вот теперь сама страдаю от этого. Он говорил, что мы с ним — родственные души. И я чувствую, что он прав. Мне кажется, что от меня, откололи половину. Мне чего-то не хватает, я не могу быть счастлива.

— Тогда тебе ни в коем случае нельзя было бросать его.

Стены комнаты были озарены золотистыми бликами, которые пробуждали в Кайле самые светлые воспоминания. Она вспоминала, как они с Крисом танцевали, шутили, разговаривали, как они ездили в Фалмут, гуляли с Кевином, занимались любовью…

— Алисия, я не хотела уезжать от него, — сказала она, — но, мне кажется, только так я могла сохранить верность самой себе. Может быть, я ошибалась, но что я могу поделать с ним сейчас?

— Не пройдет и недели, как вы встретитесь.

Кайла закрыла глаза, вспоминая запах его кожи, нежность его рук, прикасавшихся к ней. Она снова таяла в его объятьях. Она мечтала о его поцелуях, о прикосновении его тела. Она знала, что влюбилась в него с первого взгляда.

— Алисия, я боюсь этой встречи. Не знаю, что мне говорить, как себя вести. Я даже не знаю, что я почувствую, когда увижу его.

Алисия встала и протянула Кайле руку;

— Пойдем спать. Тебе нужно отдохнуть и как следует все обдумать.

Они направились в комнату для гостей. Алисия дружески обняла Кайлу и, глядя в ее залитое слезами лицо, сказала:

— Может быть, вино поможет тебе заснуть. Утром не надо никуда торопиться. Поваляйся в постели, постарайся немного расслабиться.

Едва Кайла присела на краешек кровати, как ей показалось, что она уснет через секунду.

— Спасибо, мамочка, — пробормотала она с улыбкой, положив голову на подушку.

Глава 12

Наступила пятница. Как всегда, расписание Кайлы было крайне напряженным. Множество людей сновало взад-вперед по студии, готовясь к очередному, шоу. Техники устанавливали осветительные лампы и обустраивали подиум, на котором должны были сидеть Кайла и приглашенная группа «Альянс». Рядом располагалась небольшая сцена, на ней уже установили музыкальные инструменты.

Кайла посмотрела на часы. До приезда группы оставалось менее часа. Сначала музыканты направятся в гримерную, затем в конференц-зал, где проведут предварительную встречу с Алисией. Проверив все необходимое оборудование и решив, что все в порядке, Кайла вернулась в свой кабинет, закрыла за собой дверь и обессиленно прислонилась к стене. Ее взгляд остановился на шелковой куртке с эмблемой «Альянса», которая висела на вешалке.

Она провела пальцами по прохладной ткани, почти физически ощущая, как воспоминания возвращаются к ней. Они были настолько яркими, что казалось, все происходило только вчера. Громкий стук в дверь прервал размышления Кайлы.

— Кайла?

— Да, — немедленно откликнулась она, узнав голос Алисии.

— Впусти меня, пожалуйста. Не хочется разговаривать через дверь.

— Извини, — сказала Кайла, открывая.

«Вот это вид», — ужаснулась Кайла. Волосы Алисии были накручены на бигуди, а на плечи накинута пластиковая пелерина, закрывавшая костюм для выступления. Алисия буквально ворвалась, в кабинет Кайлы, размахивая зажатой в руке расческой, словно саблей.

— Новая гримерша довела меня чуть ли не до припадка. Костюм, который, меня заставили надеть, просто кошмарный. И в довершение всего у меня поехали колготки. Скажи, что еще должно произойти, чтобы доконать меня окончательно?

Кайла рассмеялась. Алисия всегда очень нервничала перед записью программы, но такой возбужденной она видела ее впервые после возвращения.

— Ну-ну, нельзя быть такой придирчивой, — смеясь проговорила Кайла.

— Ой, лучше замолчи!

Кайла взяла со стола папку с бумагами. Чтобы отвлечь подругу, она решила ознакомить ее с примерным графиком шоу. Алисия села в кресло и принялась раскручивать бигуди.

— Сначала ты их представляешь, затем непродолжительная беседа. На все про все не более пятнадцати минут, — говорила Кайла. — После этого они исполняют одну-две песни, в зависимости от времени. Потом ты представляешь меня, и я рассказываю о гастролях. Вторую половину передачи мы общаемся с аудиторией.

— Отлично, — одобрила Алисия.

— Титры — по минимуму. Только наши имена под изображением. Тому остается лишь следить за тем, чтобы шоу не вышло из графика.

— Рада, что снова увидишь их? — улыбнулась Алисия.

Кайла пожала плечами с деланно равнодушным видом. Однако когда она одергивала юбку, то заметила, что ее руки стали липкими от пота.

— Да, пожалуй. Немного волнуюсь.

— Ты будешь великолепно смотреться в прямом эфире, — со знанием дела заключила Алисия. — Все, я пошла.

— Увидимся.

Кайла поправила безупречно сидящий пуловер цвета старого золота и принялась застегивать на шее золотую цепочку. Ей предстояло прожить самое долгое утро в ее жизни.


Джефф заглянул в конференц-зал. Крис уже был там, и весь его вид говорил о полном спокойствии.

— М-да, — еле слышно пробормотал Диксон.

На самом деле Крису казалось, что он натянут как струна. Он не мог себе представить, что произойдет, когда он увидит Кайлу. Несколько недель, которые он провел без нее, показались ему вечностью. Заметив Джеффа, Крис попытался улыбнуться ему, но у него вышла только нервная гримаса. Ему хотелось что-то сказать, но он не находил слов.

Обычно после гастролей Крис много времени проводил с друзьями по группе. Однако в этот раз все было по-другому. Он отгородился в Корнуолле от всего мира, посвятив себя только одному Кевину. Ему не хотелось никого видеть, отвечать на звонки, встречаться с продюсерами и музыкальными агентами. Почва уходила у него из-под ног. Музыка, которая всегда была для него самым важным и любимым делом, была заброшена. Он так и не смог начать работу над сольным альбомом.

Крис понимал, в чем причина, и теперь, когда все должно было как-то разрешиться, его била нервная дрожь.

— С тобой все в порядке? — спросил Джефф. — Готов увидеться с ней?

— Да, — еле выдавил из себя Крис. — Все о'кей.


— Господи, — пробормотала она. — Да меня всю трясет!

Кайла составляла план шоу на следующий месяц. Она остановилась и вытянула вперед руки. Кончики пальцев предательски дрожали. Она с силой сжала кулаки. Нельзя допустить, чтобы этот прямой эфир сделал из нее психопатку! И она вновь принялась за работу.

Следующий месяц. Мысль об этом подняла ей настроение, В следующем месяце, с надеждой подумала она, с ней и Крисом все прояснится. Не важно, кончится ли все хорошо или плохо, но она сможет вернуться к обычной жизни.

Стук в дверь заставил ее вздрогнуть.

— Войдите, — сказала она, едва справившись с собой.

Джефф Диксон возник в дверях ее кабинета. Увидев его, Кайла едва не расплакалась от радости.

— Джефф! — закричала она. Господи, как же она соскучилась по нему, по всей группе!

Кайла бросилась в его объятия. Джефф горячо обнял ее и восхищенно воскликнул, оглядывая с ног до головы:

— Мой помощник звукоинженера открывается мне с новой стороны!

Кайла чмокнула его в щеку и улыбнулась:

— Ты настоящий, льстец. Присаживайся.

Когда он сел за стол напротив нее, Кайла не выдержала и спросила:

— Думаю, Крис приехал с вами?

— Правильно думаешь. Он в конференц-зале с Майком и Кельвином. — Джефф минуту помолчал, а потом добавил: — И трясется от страха не меньше твоего.

— Он боится встречи со мной?! — вспыхнула Кайла.

Джефф утвердительно кивнул.

— Послушай, если я могу чем-то помочь…

Кайла остановила его решительным жестом. Черт побери, она уже чувствовала себя в полной растерянности. Так ли было неправильно отказаться просто жить с Крисом? Может быть, ее принципы оказались ложными? Стоили ли они той боли, от которой она мучается с той поры, как рассталась с ним?

«Стоили», — твердо решила для себя Кайла.

— Джефф, пусть все идет как идет, — сказала она вслух.

— Хорошо, — согласился он. — Я видел студию, — проговорил он, меняя тему. — Все выглядит просто великолепно. А ты проверила подключение аппаратуры? — спросил он с усмешкой в голосе.

— В этом костюме и на шпильках? — рассмеялась в ответ Кайла. — Я тебя умоляю! Здесь я только даю указания. Странно звучит, не так ли? Увы, теперь я проверяю только бумаги.

Джефф встал и направился к своей дорожной сумке, которую оставил у входа. Кайла тут же вспомнила, что он только что проделал долгий путь из Англии.

— Как прошел полет? — спросила она.

— Нормально, — ответил он, роясь в сумке. — Без происшествий. — Он бросил на нее многозначительный взгляд.

Затем Джефф вернулся на свое место и протянул ей прямоугольный сверток.

— Помнишь? — спросил он, ожидая, когда она развернет серебристую упаковку.

Ответом был тихий вздох восхищения. Перед Кайлой была фотография в серебряной рамке. Снимок был сделан в Далласе. На нем была изображена Кайла. С одной стороны от нее стояли Крис и Майк, с другой — Джефф и Кельвин. За ними были видны стол для пинг-понга и сложенные один на другой черно-белые ящики с надписью «Альянс».

Кайла молча рассматривала фотографию. Казалось, веселье и беззаботность гастролей остались где-то далеко-далеко. Те счастливые дни представлялись теперь недостижимой мечтой.

— Кайла, мистер Диксон! — раздался голос помощника продюсера, который появился в дверях. — Вас ждет директор.

— Спасибо, — сказала Кайла. Когда помощник вышел, она вздохнула: — Я еще не видела его. — И неожиданно поняла, что рассердилась, и очень сильно. — Он даже не зашел ко мне! Я тут с ума схожу, а ему нет никакого дела!

Возражения не успели слететь с губ Джеффа, как у него за спиной раздался знакомый голос:

— Мне есть дело, Кайла, но, кажется, ты этого не понимаешь.

Этот спокойный голос показался Кайле громом небесным. Она замерла и едва не выронила из рук фотографию. Крис стоял перед ней, не спуская с нее глаз.

— Джефф, оставь нас одних, — сказал он.

Кайла всегда знала, что Крис очень красив, но никогда еще он не выглядел так, как в этот момент. Ни одно чувство, испытанное ею прежде, не могло сравниться с тем, что она переживала теперь.

Джефф молча вышел. Кайла заметила, что Крис что-то держит в руке. Он явно был настроен решительно, но только на что?

У Кайлы закружилась голова. Ей хотелось выскочить из-за стола и прижаться к нему, но она с трудом усидела на месте. Она знала, что Крис, ожидал от нее именно этого.

— Прекрасно выглядишь, любимая. — Его слова прозвучали тепло и искренне.

«В данном случае, — подумала Кайла, — внешность обманчива».

— Присаживайся, — сказала она, указывая ему на кресло у ее стола. «Чем дальше мы будем друг от друга, тем лучше», — решила она. Кайла глубоко вздохнула и, взглянув на руку Криса, спросила: — Что это у тебя там?

— Страховка, — ответил Крис, убирая конверт в карман. — Как поживаешь?

— Ужасно. А ты?

— Тоже.

«Интересный разговор», — подумала Кайла. Она встала.

— Крис, нам придется участвовать в этом шоу, и я не уверена, что у меня все получится.

— А потом? — спросил он, пристально глядя на нее. Ей казалось, она сойдет с ума от нежности его голоса.

— Все зависит от тебя, — ответила она. — И всегда зависело.


Одно кресло на подиуме пустовало, и это выглядело несколько зловеще. Группа исполнила две песни и, воспользовавшись рекламной паузой, заняла свои места. Кресло Кайлы располагалось между креслами Майка и Джеффа. Кельвин и Крис сидели с другой стороны.

Кайла наблюдала за шоу из-за деревянной перегородки, скрывавшей вход в студию. Она уже надела куртку «Альянса», а вторую держала в руках, чтобы вручить ее Алисии.

Сама Алисия стояла в центре студии.

— Итак, вы, — начала она, — четыре старых друга из западной части Лондона, собрались вместе и устроили турне, принесшее вам… пятьдесят миллионов долларов. — Тон, которым были произнесены эти слова, являл собой идеальную смесь восхищения и насмешки. Зал отозвался на эту фразу дружным хохотом. — Вам не нужна помощь в организации знакомства со швейцарскими банкирами?

— Не откажемся, — последовал ответ, который тоже потонул в еще более громком смехе.

— Но учтите и другой момент, — вступил в разговор Джефф. — Мы платим огромные деньги за страховку, плюс плата персоналу, водителям, техникам…

Изобразив на лице испуг, Алисия воскликнула:

— И у вас ничего не остается! Безобразие! — Затем она перевела взгляд на камеру и, улыбаясь телезрителям, сказала: — А теперь мне хотелось бы познакомить вас с представительницей технического персонала «Альянса». «Шоу Каммингс» с гордостью сообщает, что она является членом нашей программы и давней поклонницей группы. Прошу приветствовать моего исполнительного продюсера, участницу гастролей группы «Альянс» Кайлу Мэтьюз!

Взрыв аплодисментов немного ободрил Кайлу, но мурашки все равно побежали у нее по спине, когда она вышла в студию. «Альянс» был легендарной рок-группой, ставшей теперь ее друзьями. Но их дружеские объятия и даже короткое рукопожатие Криса прошли для Кайлы как в тумане, пока она усаживалась и прикрепляла микрофон.

Теперь камера была направлена на Алисию.

— Поздравляем с дебютом на экране, Кайла.

Кайла откинулась на спинку кресла и постаралась расслабиться.

— Спасибо, но мне гораздо лучше, когда я за экраном.

Затем несколько минут Кайла рассказывала о гастролях, о тех городах, в которых они побывали, и о работе вместе с группой. Довольно быстро она забыла о камере и почувствовала себя уверенно.

— Ребята, она справилась?

В ответ раздался одобряющий гул голосов. Но Кайла быстро вмешалась в разговор:

— Мне очень понравилось путешествовать с «Альянсом», но меня потрясло, насколько трудны гастроли. Жизнь в постоянном движении — это настоящий ад, даже если это длится всего несколько месяцев. Вечные переезды отнимают невероятно много сил и энергии.

— И это непросто для членов семей, — добавила Алисия, обращаясь к Джеффу и Крису. — Джефф, вы единственный женатый из группы. Ваша жена Трейси — ваш менеджер, поэтому она всегда с вами. Крис, у вас шестилетний сын. Как он относится к тому, что вы уезжаете на гастроли? Скорее всего ему это не очень нравится.

Крис согласно кивнул. В течение всего шоу он старался не смотреть на Кайлу.

— Это мои первые гастроли без него, — сказал он. — Кевин остался с моими родителями, которых он очень любит, но я до сих пор чувствую себя виноватым. Я очень не люблю расставаться с ним и знаю, что он тоже этого не переносит.

После этого Алисия предоставила возможность задавать вопросы зрителям.

Главной темой для обсуждения немедленно стали личные отношения, как только один из зрителей спросил:

— У меня два вопроса к Кайле. Первый: ладят ли члены группы между собой? И второй: кто из «Альянса» нравится вам больше всего?

Кайла почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица, когда Джефф подался вперед и сказал, изображая всем своим видом сильнейшую застенчивость:

— Вы хотите спросить, не влюблена ли она в кого-то из нас?

Кайла сделал вид, что хочет толкнуть Джеффа локтем, и собрала все свои силы, чтобы дать как можно более приемлемый ответ.

— Во-первых, эти ребята действительно ладят друг с другом. Они дружат уже много лет и знают, как помочь друг другу справиться с гастрольными трудностями. Если кто-то из них хочет побыть один, никто не будет ему надоедать. Они практически никогда не ссорятся.

В этот момент вмешалась Алисия:

— А как насчет лидера?

Кайла уже была готова к этому вопросу.

— Больше всего мне пришлось работать с Крисом Соддерлендом, — сказала она, — потому что я была помощником звукоинженера по синтезаторам. Наверное, его я знаю лучше остальных. Но я люблю их всех. Теперь они мои лучшие друзья.

В этот момент наступила рекламная пауза, и Алисия объявила:

— Увидимся через несколько минут. Продолжение беседы с «Альянсом» после рекламы.

Затем Алисия одобрительно кивнула Кайле.

«Я справилась», — поздравила себя Кайла. Она не смотрела на Криса, но чувствовала его взгляд на себе, словно он касался ее рукой.


Крис легко нащупал этот предмет в кармане брюк и взял его в руку. Он был гладким и прохладным. Он внушал уверенность. Крис потер его большим пальцем на счастье, но когда он посмотрел на Кайлу, то понял, что счастье у них уже есть. Оно царит в их сердцах, словно бутон прекрасного цветка, готового вот-вот распуститься.

Решение было принято, и, как ни странно, он почувствовал, как его душа обретает мир и покой.


Когда передача закончилась, охотники за автографами окружили членов группы плотным кольцом. Кайла направилась в свой кабинет. Там она наконец сможет признаться себе, что этот этап ее жизни подошел к концу.

Слезы были готовы брызнуть из ее глаз, но она подавила в себе это проявление слабости. Крис никак не дал ей понять, что в их отношениях что-то изменилось. У нее не осталось ни единого шанса. Теперь Крис Соддерленд должен стать ее прошлым.

Она села за стол и развернула кресло к окну. Шторы были раздвинуты, и теплые лучи солнца заполняли кабинет. Какая горькая ирония в том, подумала Кайла, что ей так грустно в такой замечательный день.

Она откинулась в кресле и закрыла глаза. Время остановилось.


Что-то мягкое и пушистое коснулось ее щеки, вырывая Кайлу из полудремы. Она попыталась смахнуть разбудивший ее предмет, и в ответ на это движение раздался знакомый смех. Кайла мгновенно проснулась.

— Ты всегда засыпаешь в трудные минуты?

— Я не спала! Просто расслабилась, и все!

Крис стоял около нее на коленях и улыбался. Его улыбка заставила ее сердце сжаться. О, она ни за что не отпустит его! Кайла провела рукой по его лицу и тихо спросила:

— Хочешь апельсинового сока?

— Мы можем выпить его в лимузине по дороге в аэропорт, — ответил он.

— По-моему, это уже было.

Все. Ни за что на свете она больше не расстанется с этим необыкновенным, самым лучшим мужчиной в ее жизни.

— Как ты думаешь, в твоем самолете найдется место еще для одного пассажира? — спросила она, помолчав. Ее сердце гулко колотилось. Она едва понимала, что говорит именно о том, чего ей больше всего хотелось.

Конечно, переезд в Корнуолл более труден, чем простой перелет, но она хотела быть с Крисом. Любой ценой. Крис покачал головой:

— Не раньше чем ты посмотришь на это….

И он надел кольцо своей бабушки на ее левую руку. Наградой ему было ликование от правильности принятого решения. Кайла задрожала, широко раскрытыми глазами она смотрела на него и ждала объяснений.

— Что… Что это? — едва прошептала она, не веря своим глазам.

— Любимая, я называю это обручальным кольцом, — ответил Крис.

Старинные бриллианты засияли в лучах солнца. Кайла повернула кольцо, чтобы получше насладиться их игрой. Кольцо было на том самом пальце, которое оно и должно украшать.

— Крис… ты уверен?

Его голос звучал твердо.

— С той самой минуты, как встал на колени. Я все сделаю как надо.

Он взял ее руку и глубоко вздохнул. Только одна Кайла знала, чего ему стоил этот поступок.

— Кайла, ты будешь моей женой?

Она на мгновение закрыла глаза, выпуская навсегда гнев, горечь и боль. Их место заняло самое прекрасное чувство на свете.

— Крис Соддерленд, я пойду за тобой хоть на край света. Если тебе это нужно, я буду ждать сколько угодно, но я хочу быть с тобой. Без тебя моя жизнь невозможна.

— Кай, мне больше не нужно думать. Когда-нибудь, когда мы станем старыми и седыми, мы пойдем прогуляться вдоль берега моря и я расскажу тебе о том кошмаре, через который прошел во время нашей разлуки. Скажу только, что я понял: нельзя отказываться от счастья из-за ошибок, совершенных много лет назад. Будущее принадлежит нам, Кай. Мы все начнем сначала. Я избавлюсь от прошлого и проведу жизнь с тобой и Кевином… если ты согласишься жить со мной в Англии, если ты будешь там счастлива. Тебе стольким придется пожертвовать!

Кайла расплылась в улыбке.

— Мои друзья и родственники с радостью посетят Англию, а я смогу устроиться на работу в Би-Би-Си. — Она обняла его за шею и прижала к своей груди. — Поверь мне, я буду там счастлива.

— Э-э… Кай? — вдруг произнес Крис, едва сдерживая смех.

— Да?

— Скажи, ты так же ненавидишь пышные свадьбы, как и я? Кайла накрыла его губы своими. Смех Криса сменился громким, полным страсти стоном, когда он понял, каким будет ее ответ.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12