Ребята снова в городе (fb2)

- Ребята снова в городе (пер. Евгений Гужов) 129 Кб, 20с. (скачать fb2) - Дуглас Смит

Настройки текста:



Дуглас Смит Ребята снова в городе

Когда я вступил в нашу таверну, хрипло крикнула гарпия. Парочка их расслабленно сидела в клетушке, головы на столе, крылья слабо шевелятся. Сивилла плюхнула между ними две стопки, и одна гарпия коротко подняла голову, чтобы испустить высокое «скриии!». В баре, потягивая из высоких бокалов кроваво-красный напиток, стояла пожилая пара туристов и два кентавра. Разложенная колода таро лежала на стойке перед пышной тушей моего партнера Дино, и когда Сивилла вернулась, она начала переворачивать карты. Я опустился рядом с ним на табурет. Дино хмурился.

— Проблема? — спросил я.

Допивая бокал, он дернул головой в сторону гарпий.

— Все гадят на ковер. Вонючее отродье Океана.

— Держи их сзади. Ждать они могут и там.

Он покачал головой.

— Им не нравится быть близко к вратам.

Я кивнул в сторону туристской пары:

— Затруднения?

Он пожал громадными плечами.

— Даешь им порцию амброзии — и они в порядке, разве что жалуются на шумных ребят из колледжа.

Он снова взглянул на гарпий.

Я ухмыльнулся. Мы действительно не возражали против гарпий, да и кентавров, фавнов и даже случайных циклопов. Люди вообще не доставляли хлопот. С ними еще и лучшие кредитные риски. Реальная проблема управления нашим заведением — это смешение людей с хорошим кредитом с созданиями, которые предположительно не существуют, не говоря уж о том, что покупают напитки в тихой маленькой таверне.

Держать таверну тихой и маленькой — а не источником программы новостей — требует неких специальных мер. Иллюзионные чары, активируемые у двери, убеждали людей, что все совершенно нормально. Чары длились, пока действовала амброзия. После порции адвокаты настойчиво флиртовали с нимфами, туристы азартно играли в пинбол с сатирами, а профессора ожесточенно дебатировали с гидрами. Крепкая штука, эти последние. Гидры не слишком умны, но попробуйте вставить хотя бы слово против множества голов.

Сивилла перевернула очередную карту таро, белые глаза ее смотрели прямо вперед.

— Придут старые друзья.

— На пароме? — спросил я.

Нет ответа. Разговоры — не ее сильная сторона, однако на вопросы она отвечает. Фактически, я даже рад, что она вернулась к таро. Последнее время она рылась в козлиных потрохах, а это действительно сильно пачкало бар.

Я взглянул на часы: 7:10 вечера. Врата откроются через сорок пять минут. Потом многие из наших нечеловеческих гостей отчалят из таверны и из этого мира. Навсегда.

Дино перехватил мой взгляд.

— Ты нечасто заходил на этой неделе.

Я пожал плечами.

— Занят был. Я что-то прозевал?

— Прошлым вечером врата открылись в 7:50.

Я засмеялся.

— Ну, наконец-то. Три столетия каждую ночь ровно в 7:55. Ни разу ни единого промаха. Почему вдруг внезапное изменение?

— Может, кому-то не захотелось ждать.

Я усмехнулся.

— Думаешь, кто-то из этой партии мог нажать на врата?

Он не улыбнулся.

— Нет, из этих никто.

Кентавры забарабанили по стойке, требуя вина.

— Копыта прочь с мрамора, вы двое! — проревел Дино. — Или отсюда вернетесь на пароме и не попадете во врата!

Он пошел наливать заказ, пока я сидел, размышляя. Никто из тех, кого мы знали, не мог нажать на врата, кроме меня. По крайней мере, никто по эту сторону.

Сивилла перевернула карту.

— Они прибудут не на пароме.

— Тогда как? — спросил я. Нет ответа. Мне вдруг сильно захотелось проверить, что у меня за спиной. Снявшись с табурета, я зашагал к двери с меткой «Только для персонала» и шагнул в рощу.

* * *

Расположенная на островке в гавани Торонто, наша таверна раскинулась и полностью заняла крошечную полоску земли, заблокировав доступ к концу маленького полуострова. Вечнозеленые деревья выстроились по берегу за ними, прерываясь только скрытой бухточкой. Мы сами посадили эту рощу, чтобы все скрыть.

Я прошел по дорожке, усыпанной крупным песком, до каменных ступеней, поистертых за годы концами разных ног: когтями и клешнями, копытами раздвоенными и нет, а иногда даже змеевидными телами вовсе без ног. Я взошел по ступеням до восьмиугольного возвышения шириной в десять метров, установленном на камнях, скрепленных раствором, в восьми футах над травой. Голубое пламя горело в высоких нишах восьми мраморных колонн, что поддерживали купольную крышу. Образы богов и демонов из дюжин древних религий были вырезаны на каждом столпе-колонне. Вырезаны моей собственной рукой. Тщеславие, конечно, однако наши патроны ожидают наличия некоей атмосферы.

Охраны мы не держали. Устройство работало только на выход. В центре платформа менялась с серого камня на черное сияние в шесть шагов шириной. Сияние трепетало, словно поверхность нефтяного озера. В его черных глубинах вспыхивали цвета, которые я никогда не мог назвать верным словом.

Врата.

Я поклонился. Всего лишь обычай, однако я уважаю все, что старше меня. Я так же уважаю последнее из оставшегося чего-нибудь. В этом мы все похожи. Старые и одинокие.

Когда-то эти порталы насквозь пронизывали наш мир. Вечность назад я победил их, запечатав их навеки. Этот единственный портал я связал, усмирив его бушующее сердце до медленного ритма сердцебиения спящего гиганта. За множество протекших лет я кланялся ему миллион раз.

Теперь, впервые за очень долгое время, я коснулся его своим разумом.

Пульс его был медленным, не изменившись, насколько я мог судить, со времени той нашей древней борьбы. Я повернулся, чтобы уйти. Что-то пощекотало мне затылок, словно взмах холодной руки, я остановился и повернулся.

Ничего.

Все еще встревоженный, я спустился на несколько ступеней и пошел к спрятанной бухточке. Паром из Торонто выходил из главного дока, везя туристов и горожан из жары центра города в прохладу островов. Я осмотрел гавань в поисках нашего собственного частного парома. Вот он. Примерно в сотне ярдов воздух над водой мерцает. Сосредоточив взгляд на этом месте, я достал его разумом. Мерцание превратилось в громадную, плоскодонную баржу.

На носу воздета голова змеи, вырезанная из дерева черного, как врата Гадеса, в каждом глазу горят рубины размером с кулак. Дерево и в самом деле было от врат Гадеса, но это другая история. Фигуры толпились впереди, напрягая зрение, чтобы различить берег. Это, должно быть, путешественники, идущие воспользоваться вратами, надеясь, что лучший мир для их рода лежит по другую сторону. Наши постоянные посетители, едущие чтобы просто выпить здесь рюмочку со старыми друзьями, лениво стоят на палубе.

На приподнятой платформе на корме, держа руку на рулевом колесе, стоит паромщик. Стоит так, как стоял больше веков, чем я могу припомнить. Харон.

Его работа изменилась, и все же осталось прежней. Даже после падения Олимпа и Асгарда, после исхода богов, он все еще перевозит путешественников из нашего мира в иной. Теперь это не смерть, но все равно поездка в один конец.

По крайней мере я так считаю.

Баржа скользнула на песчаный берег был малейшего содрогания. Я следил, как Сивилла ведет путешественников к заднему входу. Некоторые шли в одиночку, большинство группами, многие с узелками пожитков. Только то, что можно унести с собой. Таковы наши правила.

Потом я увидел ее: цветастое летнее платье, белая шляпа с опущенными полями, зеркальные солнечные очки. Она держалась сама по себе, или же другие пассажиры сильно старались держаться от нее на расстоянии. На переполненной барже леди наслаждалась шестифутовым кружком пустого пространства. Ее фигура с трудом давала объяснение этой дистанции, по крайней мере для мужской части пассажиров. Потом края ее шляпы зашевелились на ветру. И волосы тоже.

Только ветра не было. Ни дуновения. Я содрогнулся.

Баржа опустела до того, как горгона шевельнулась. Я кивнул ей.

Улыбнувшись в ответ, она сняла шляпу, оставив на глазах очки. Она проплыла вверх до того места, где я прислонился к стволу ивы, волосы образовали извивающуюся раму вокруг лица, за которое можно и умереть. Или от которого.

— Вы хозяин? — спросила она на латыни.

— Один из них, миледи, — ответил я на том же языке.

— Я хочу воспользоваться… удобствами.

— Ванной или другими удобствами?

Она засмеялась. Звук мне понравился.

— Другими, если можно.

Я кивнул.

— Они включатся примерно через тридцать минут. Я отведу вас туда, когда настанет время.

— Благодарю. — Она сверкнула улыбкой, которая поразила меня в горло и скользнула вниз по хребту.

Я спросил, как ее зовут.

— Эвриала, — ответила она.

Я предложил ей руку и мы вошли внутрь.

Я представил ей Дино и заказал две амброзии. Мы перешли в мою кабинку.

Казалось, она меня внимательно разглядывает. При ее темных очках трудно судить.

— Я теперь вас узнала. К…

— Пауло, — прервал я ее. — Теперь я под именем Пауло.

— Значит, Пауло. Пауло и Дино. Падшие боги, как говорится. — Она снова засмеялась. Мне снова понравилось.

Сивилла принесла нам две стопки янтарной жидкости.

— Почти чисто. Приходят старые.

Я вздохнул.

— Прежде ты сказала — старые друзья. Какие?

— Были старыми друзьями. Теперь я не так уверена. — Она повернулась уходить. С оракулами вечно такая проблема, даже с собственными. Когда сообразишь, что, черт побери, они имели в виду, становится уже поздно.

Я снова повернулся к Эвриале.

— Ваши не последовали за нами, когда с Олимпа мы ушли в страны Севера.

— Ошибка. Без вашей защиты за нами начали охоту. Мы бежали в Африку, потом бродяжничали. Вечно бродяжничали. — Она говорила устало. — Я пожила везде, где мог предложить жилье этот мир. Сейчас у меня вилла на юге Франции.

— Чем занимаетесь?

— Я… творю. Да, это самое подходящее слово. Создаю скульптуры. Из камня. — Она отвела взгляд.

Я перехватил вспышку за стеклами и содрогнулся.

— В натуральную величину? Человеческие фигуры? — спросил я.

Кивок. Я снова содрогнулся.

Она засмеялась.

— Поверьте мне, пожалуйста. Я отбираю своих субъектов — убийцы, насильники над женщинами и детьми. Я касаюсь тех, кого закон коснуться не может.

Крики из бара заставили нас повернуть головы. Два сатира заспорили, очевидно, из-за древесной нимфы — дриады. Один выхватил из-за пояса кинжал.

В помещении затихли и зашептались. Сатир с ножом сделал выпад, потом остановился. Он вдруг обрел выражение безмятежного удовольствия.

За стойкой бара Дино стоял в своем полном великолепии. Солнечный свет залил помещение, воздух наполнился пением птиц, любовными шепотами, музыкой, застольными песнями. Сатир зашатался. Луч теплого радостного света брызнул с пальцев Дино. Сияние амброзии свалило создание на пол, хихикающего и смеющегося.

Дино. Дионис. Он может мгновенно сгенерировать у вас в голове целую вечеринку. Правда, последует тяжкое похмелье.

В помещении возобновилась нормальная активность. Я повернулся к смеющейся Эвриале.

— Что привело вас сюда?

Улыбка потускнела.

— Бессмертие и одиночество сочетаются плохо. Стенно, моя сестра, в прошлом году покончила с собой.

— Сочувствую. — Я тронул ее ладонь. Она не отдернула руку.

— Поэтому теперь я снова в пути, иду в мир по другую сторону врат. — Она прямо посмотрела на меня. — А что держит вас здесь, Пауло? Ваше время тоже миновало.

Я огляделся.

— Наши путешественники надеются, что врата ведут в мир, где правят старые боги, в мир, который снова будет им принадлежать. Но это не по мне. Я люблю этот мир. Всегда любил и всегда буду.

Эвриала начала было отвечать, однако следующий звук пришел от Сивиллы. Оракул пронзительно вскрикнула, кинжальный звук сорвал меня на ноги. Гарпии присоединились к ней в долгом пронзительно-зловещем вопле.

— Прибывают! — заревел Дино, швыряя мне мою трость, когда я рванулся к задней двери. Я наполнил трость энергией. Оно потолстела, стала короче, изменила форму, и в рощу я ворвался с молотом Мьёлниром в руке.

Болезненно-желтое свечение, пронизанное прожилками мрака, осветило платформу. Врата открывались. Я бросил взгляд на часы: 7:42. Дино был прав.

Что-то явно не в порядке.

Туман поднялся от черного озерца, свиваясь в дымную колонну. Когда я достиг ступеней, колонна рухнула со вспышкой и грохотом, отбросив меня назад. В ушах зазвенело. Я поднялся — и замигал. На платформе стояла громадная бородатая фигура, с рогатым шлемом на голове и громадным копьем в руке. К другой руке примотан круглый кожаный щит. Рядом стоял воин помоложе, высокий и белокурый, в руке меч цвета крови.

Старший шагнул вперед, и я поднял глаза на того, кто был Одином, Всеобщим Отцом, Зевсом, Осирисом, Брахмой — можете сами продолжить дальше.

Мой папа. Ухмыляясь, он смотрел на меня, своим единственным здоровым глазом, потом заговорил на северном диалекте, который я почти забыл:

— Хей, сынок! Поставишь нам выпивку?

Я поднял свой молот, позади меня заворчал Дино. Папа поднял свободную руку.

— Погоди. Мы здесь, чтобы поговорить, а не воевать.

— Почему мы должны тебе верить? — спросил я.

Он пристально посмотрел на меня.

— Я дал тебе слово.

Я фыркнул, и взгляд его потемнел. Вперед выступил другой воин.

— Тор, Браги — я даю вам свое слово.

Фрей. Один из немногих родственников, по которому я тосковал. Я смотрел на его меч, когда он бросал его в ножны. Клинок Крови. По приказу своего повелителя он может устроить резню. К сожалению, меч не очень-то разборчив, вот почему мы отдали его Фрею. Бог дождя, солнечного света и урожаев, в его природе защищать жизнь. Он единственный, которому доверяли мы все. Я понял, что до сих пор ему доверяю.

— Хорошо. Но Генгнир останется здесь, — сказал я, указывая на папино смертельное копье.

Папа нахмурился в грозовую тучу, однако положил копье.

— Если нет молний, не будет и грома.

Он взглянул на мой молот. Я пожал плечами, переводя Мьёлнир обратно в прогулочную трость.

Они спустились по ступеням, и я каждому пожал предплечье. Дино обнял Фрея, но с папой обменялся лишь вежливым поклоном. У нас обоих имелись причины остаться, когда ушли другие. Дино надо было проложить между собой и папой какое-то пространство и время.

Мы вошли в бар и нашли весь старый народец распростертым на полу. Для меня они такого никогда не делали. Папа попросил всех подняться, пока я объяснял туристской паре, что наши гости — гитаристы из местной банды. Я объявил, что врата закрыты до следующего вечера. Некоторые путешественники вышли, чтобы на пароме Харона вернуться по домом, рассыпанным по всему земному шару. Но большинство остались, чтобы выпить с завсегдатаями, решив дожидаться ночного рейса Харона.

Папа и Фрей поклонились Эвриале. Когда я уводил ее в другое место, казалось, ее охватил благоговейный восторг.

— Извините, — сказал я. — Семейные дела.

Она кивнула и стиснула мою руку. Я вернулся и сел рядом с Дино.

Папа с вожделением взглянул вослед Эвриале.

— Милые сиськи.

— Ты все еще самое сексуальное создание из всех, что я когда-либо встречал, — сказал я.

— Тебе-то хорошо, — сказал он. — Тебе не приходится мотаться.

Сивилла с грохотом поставила на стол четыре порции меда.

— Говорила тебе. Приходят старые друзья. Не на пароме.

— Ага, премного благодарен, — ответил я. — Без тебя бы не справился.

Она взглянула на меня и ушла. Мы чокнулись бокалами и сели пить, пока молчание не выросло до уровня серьезного неудобства.

Наконец, папа заговорил:

— Ты сделал кое-какие изменения.

— Ты разве был здесь? — спросил я.

— Мы разговариваем с путешественниками, которые прибывают через врата.

Увидев мой взгляд, Фрей быстро добавил:

— Никому не причинили вреда. После того, как мы поговорим, они идут своей дорогой.

Один фыркнул.

— В любом случае, вам двоим вечно не нравилось, как мы управляемся. Я так понимаю, после того как мы ушли вы попробовали что-то другое.

— Попробовали, — ответил я.

Папа засмеялся.

— Ты хозяин чертового бара.

— Мы разработали дистанционный подход, — сказал Дино с широкой улыбкой.

Папа наклонился вперед.

— Дистанционный? Все структуры, все религии, что мы установили, столетия работы! Вы позволили им умереть!

— Нет, — возразил я, — мы их убили.

Папа сидел с открытым ртом. Фрей вопросительно поднял бровь.

Я продолжил.

— Возникли новые религии, и мы их поощряем. Неизменные черты нашего пантеона больше не приветствуются. Новые боги установили более высокие стандарты. Наше семейство до них просто не дотягивается.

Папа смотрел сердито, но Фрей улыбнулся. Я продолжил:

— Потом мы немного помогли науке. Трудно верить в Зевса или Одина, когда знаешь, откуда реально берутся молнии. Ты допустил здесь ошибку, основав нашу мощь на явлениях природы. Дискредитируй предпосылку, и дискредитируешь бога.

Папа не вернул мне улыбку.

— И, наконец, мы ввели экономику, последний и важный ключевой ход. Богу трудно конкурировать с жадностью.

Папа с грохотом опустил пустой бокал.

— Но мы существовали! Как насчет всего, что мы построили, насчет всей истории этого мира?

— Здесь было сложнее. Использовав новые религии, мы подавили изучение истории на несколько поколений. Богохульство, понимаешь ли. В конце концов старые боги стали просто мифами.

— Мифами? — заревел папа. В нашу сторону повернулись головы. — Они думают, что я миф?

— Боюсь, что так. Самым трудным оказалось спрятать наши старые дома, когда начала расцветать археология. Олимп, Асгард, Атлантис — все надежно погребены.

— Ублюдок! — зарычал он.

Я пожал плечами.

— Как и большинство твоих детей.

Фрей спрятал ухмылку.

Кулак папы грохнул по столу и в глазах его загорелся старый огонь.

— Мы правили этим миром! Для этих созданий мы были богами!

— Мы играли богов, — тихо сказал Дино.

— Мы творили жизнь… — прорычал папа.

— И отнимали ее, — добавил я.

Он проигнорировал замечание.

— Мы давали защиту, магию, чудо. Мы разрушали все, что угрожало им…

— Или нам.

— Мы подарили этот мир смертным, ты, сопляк!

— А мы подарили им свободу, — сказал я.

— Древние — Сатурн и титаны, Имир и гиганты, демоны… — он схватил меня за рубашку, — …все пали перед нами!

Я оттолкнул его руку.

— Я знаю. Я тоже был при этом, разве не помнишь?

— Мы создали этот мир и мы правили им. — Он осел назад, яростно глядя на нас всех. — Разве это не делает нас богами?

— Надо бы спросить какого-нибудь бога, мне кажется, — сказал я. — Встречал кого-нибудь недавно?

Глаза папы сузились в щелочки.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты столкнулся с кем-то, с кем не смог справиться.

— Почему ты так думаешь? — огрызнулся папа.

Фрей покачал головой.

— Один, он все знает…

— Ты ведь ни разу первым не проходил врата, — сказал я. — Ты посылал меня или Фрея и мы потом отчитывались.

Папа отвернулся.

— Я всегда знал, что могу доверять вам обоим.

Мы замолчали.

— И насколько все плохо? — спросил я наконец.

Казалось, что века остановились в их глазах.

— Плохо, — сказал Фрей. — Ночной мир, меняющиеся ландшафты…

— С тварями, которые заставляют твою здешнюю подружку выглядеть котенком, — добавил папа.

— Наши силы там работают иначе, — сказал Фрей. — Чтобы хотя бы приспособиться, потребовалось время. Мы победили в первых битвах, но многие погибли.

Я почувствовал укол вины.

— Извини. Я не спросил, кто ушел.

— Я понял, что тебе плевать, — сказал папа и увидел, что я вздрогнул.

— В первых сражениях пали Видар и Ходур, — сказал Фрей.

Я глотнул. Мои братья.

— Ты сохранил наши северные имена?

Он кивнул.

— На следующий год погиб Ви. Идуна тоже.

Мой дядя. И бывшая жена Дино. Лицо Дино превратилось в камень.

— К тому времени мы потеряли половину валькирий, — сказал Фрей. — Но мы закрепились. С течением столетий все успокоилось. Мелкие стычки с местными божествами, но ничего серьезного.

Он замолчал.

— Потом, похоже, мы привлекли чье-то внимание.

— Мы не единственные, кто умеет управлять вратами, сынок, — сказал папа.

— В этом другом мире их целые тьмы, связанные с местами, не имеющими смысла для нас. Наверное, высшие измерения. Врата начали отворяться повсюду. — Он немного помолчал. — Потом сквозь них явились они.

— Кто? — спросил Дино.

Он покачал головой.

— Мы зовем их просто «другие». Не знаю, как они называют себя сами. Они не слишком разговорчивы. Их даже нельзя описать. Они никогда не бывают теми же самыми, словно у них есть какое-то измерение, которого у нас нет. И быстрые. Чертовски быстрые.

— Они умеют исчезать перед тобой и появляться сзади, — сказал Фрей. — В один день они подстерегли нас группой.

Он говорил с мрачным лицом.

Папа выругался.

— Мой брат Вили, Хеймкаль Добрый, Хермод — они пали в первую же минуту! — Никогда прежде я не видел страха в его глазах. — Но мы пробились. Когда пал Тир, нас повел Фрей.

Бог сражений умер? Тир Однорукий. Арес. Марс. Кто угодно. Крепкий мужик. Фрей посмотрел на меня.

— Фрейя тоже умерла, Тор.

Его сестра. Когда-то очень давно я любил ее. Тогда она звалась Афродитой. Я тяжело сглотнул. Некоторое время мы сидели молча.

— Ты пропустил несколько имен, — в конце концов сказал Дино.

Фрей кивнул.

— Он еще жив. Фенрир и Хела тоже.

Локи. И его сын-волк и дочь-исчадие ада.

— Типично, что только семейство Локи смогло выжить и уцелеть, — сказал я.

— Он теперь созывает стрелков, Тор, — сказал Фрей. — Он послал нас вперед. По другую сторону врат мы теперь прячемся по норам. Для нас это единственный выход.

Он не смотрел на папу.

Я чувствовал, как жгуче папа переживает свой стыд. Я ждал. Когда он в конце концов заговорил, голос его, однако, был низким и твердым.

— Мы возвращаемся, сынок. Больше нам некуда идти.

— Что потом?

Папа развел руками, пытаясь широко улыбаться.

— Потом бизнес, как обычно. Как в старые добрые дни! — Он хлопнул меня по руке.

— Бизнес бога? Этот мир в нас больше не нуждается, папа. Смертные теперь сами могут позаботиться о себе.

Он фыркнул.

— Твои милые людишки убили этот мир.

— Они ближе к всеобщему миру как никогда раньше, — ответил я.

— Ядерное оружие, — возразил он.

— Их города соперничают с Олимпом.

— Разрушение окружающей среды.

— Они добрались до Луны.

— И не могут прокормить народы.

— Они уничтожили болезни.

— А СПИД?

Я стукнул кулаком по столу.

— Хорошо! Они совершают ошибки. Они совершат их еще больше. Но по крайней мере это их собственные ошибки. Они свободны, Один, и они таковыми останутся!

— Я тебя не понимаю. — Он покачал головой. — Мы возвращаемся, сынок, хочешь ли ты нас принять или нет.

— Попробуйте, — сказал Дино, сощурив глаза в тонкие щелочки.

— Вас двое против нас всех? — спросил папа.

— Похоже, вас не так уж много и осталось, — спокойно ответил я. — И вы можете приходит лишь по одному-двое за раз.

— Мы воспользуемся другими вратами.

Я улыбнулся, и глаза Фрея сузились.

— Я же говорил тебе, Один. Он запечатал их. Вот почему мы не смогли найти никаких других.

Мы сидели в молчании. Наконец, папа вздохнул.

— Думаю, нам теперь пора возвращаться. Мы можем воспользоваться вратами?

Я пожал плечами.

— Если направление туда.

Мы все встали.

— Извини, что так получилось, — сказал Фрей.

— И меня извини.

Оставив Сивиллу на страже, я повел их мимо полных благоговейного страха лиц. Эвриала начала вставать, но я покачал головой.

* * *

Один и Фрей стояли на платформе перед черным озерцом врат, Дино и я остались внизу на траве. Я не хотел предоставлять им ни единого шанса прорваться мимо меня. Если бы они смогли заполучить на свою сторону меня, то победили бы.

— Я их открою, — сказал я.

— Не доверяешь нам? — спросил Один. Фрей только улыбнулся.

Не отвечая, я закрыл глаза, сосредоточившись на озерце. Первое предупреждение пришло ко мне, как сопротивление течения, которое другая воля толкала обратно.

— Пауло! — завопил Дино.

Я посмотрел вверх. Чернильная колонна уже вставала. Кто-то по другую сторону распахивал врата. Из черноты прорубилась синяя рука. Я знал эту руку.

— Позади! — крикнул я.

Обернувшись, Фрей выхватил Клинок Крови и встал перед папой. Из синей руки сверкнуло лазурное копье света и поразило Фрея. Он вскрикнул и упал навзничь, меч выпал из его руки. Этот же удар сшиб папу с платформы на траву у ее подножья.

— Измена! — завопил Один, подымаясь.

Я вскарабкался по ступеням. Фрей лежал замороженный, покрытые льдом члены лицо корчились в агонии. Его одежда, броня и плоть покрылись глубоким оттенком синевы, соответствующим пламени колонны.

— Меч! — прокричал Дино. Растущая черная колонна заслонила весь вид на дальнюю сторону. Клинка Крови нигде не было видно. Я двинулся вперед поискать его как раз тогда, когда из врат выступила она.

Одна ее сторона пульсировала холодным голубым светом, и на ее поверхности формировался и исчезал лед. Другая половина была человеческой плотью, которая, пока я смотрел, старела и сгнивала на глазах. Кожа местами бугрилась, словно под ней, чтобы вырваться, боролись черви. Седые волосы падали с головы, которая продолжала превращаться в череп. Кроваво-красные губы окаймляли черные остроконечные зубы, а глаза были белыми личинками, питающимися на трупе. Тошнотворно, мучительно и неизбежно, как смерть. Ибо это и была Смерть: Хела, дочь Локи. Госпожа Нифльхейма — Подземного мира. Я поднял свой молот. Черное щупальце змеи выползло из врат и превратилось перед нею в щит. Чем это было в Гадесе? Она направила свою синюю руку на меня.

— Погоди, дочка, — проворковал голос, весь из сиропа и змеиного яда. — Предоставь их мне.

Я повернулся. Поставив сапог на Фрея, стояла гибкая фигура в черном капюшоне. В его руке был Клинок Крови.

Дино шагнул к ступеням. Локи повернулся, взлетели его длинные черные волосы. Дино застыл.

Локи улыбнулся мне.

— Ну, ну. Мальчишка с молотом и пьяница еще живы. Я-то надеялся, что ваша любимая семейка сделает работу за меня. — Он нацелил Клинок Крови. — Тем не менее, теперь вопрос спорный.

Прозвучал высокий визг, и Клинок Крови из его руки вылетел в неподвижного Дино.

— Нет! — завопил папа и бросился перед моим братом. Меч прорезал его нагрудную плату, словно ее там и не было. Папа упал, кровь хлынула из его груди. Клинок Крови завершил арку и вернулся к Локи.

Я не помню, как прыгал с платформы, как бежал к месту, где лежал папа, но каким-то образом я там оказался и положил его голову себе на колени, зажимая рану, пытаясь остановить кровотечение.

Визг начался снова. Локи послал Клинок во вторую атаку. Однако, заставил меня поднять голову другой звук — стон от замерзшей формы Фрея у ног Локи.

Клинок Крови со звоном вырвался из руки Локи и погрузился в грудь Хелы.

Она вскрикнула так, как кричат навеки проклятые. Голубой свет перетек в меч, а красное пламя Клинка лизнуло ее кожу, когда холодное прикосновение Смерти схватилось с мечом, выпивающим жизнь.

Фрей выжил. Века, проведенные в роли меченосца Клинка Крови, позволили ему вырвать меч из хватки Локи.

Заревев, Локи лягнул Фрея. Тело Фрея взорвалось голубыми осколками и рассыпалось по камню. Огненные точки изверглись там, где осколки ударились в черную колонну.

Освобожденный из заклятья Дино выстрелил лучом в Локи. И снова из врат вызмеилось эбеново-черное щупальце, превратилось в руку и перехватило разряд. Как такое могло быть?

Я повернулся к папе, надеясь, что Дино на какое-то время может занять Локи.

Папа покачал головой: «Бесполезно, сынок», — прошептал он.

Что-то зарычало. Я поднял глаза на врата — и взглянул в глаза цвета желтого пламени. Громадный волк размером в лошадь и черный, как сами врата, стоял на платформе.

В игру вступил Фенрир, любимчик Локи.

Века назад слепые норны предсказали Рагнарек — Сумерки Богов. На поле битвы Вигрид, говорилось в из рассказе, когда мир обрушится под нами, боги станут уничтожать друг друга. Я всегда верил в эту историю, потому что она в точности соответствовала моей семейке. Фенрир, говорили норны, убьет Одина или меня. Они туманно намекали на жертву, однако гнусное их постоянство с победителем тревожило меня.

Для броска у меня не было времени. Но когда Фенрир поджался для прыжка, битва Хелы с Клинком Крови закончилась. Дева ада и меч взорвались в голубой вспышке, свалив волка, который с удивленным визгом упал на траву. Мой молот полетел от меня, когда он приземлился в тридцати футах, ударив его между пламенеющих глаз. Я ухмыльнулся, однако он не издох. Фенрир тряхнул своей массивной башкой, разок чихнул, а потом повернулся ко мне — и смерть светилась в его глазах.

Крепкий щеночек.

— Тор! — крикнул кто-то шепотом. Папа, задыхаясь, лежал на траве. В руке он держал тонкое кольцо света. Он выпустил его и кольцо осталось висеть в воздухе, паря над ним, словно гало.

Глейпнир.

Мягче воздуха, сильнее гиганта Мороза. Созданный для нас горными духами из звука кошачьих шагов, из дыхания рыб, из чувства медведя, из корней камней и из птичьей слюны. Созданный специально для того, чтобы сломить этого волка.

Фенрир прыгнул. Схватив Глейпнир, я толкнул шелковистое на ощупь кольцо перед собой, как раз тогда, когда волк приземлился мне на грудь. Вонь полей сражений и гниющих трупов ударила меня. Он потянулся к моей шее — и его голова попала в Глейпнир. Движения его замедлились. Тело сжалось, его вес на мне уменьшился. Я моргнул.

Я держал визжащего пса с Глейпниром вокруг шеи. Отшвырнув его, я пригвоздил другой конец нити к земле отцовским копьем. Папа лежал очень тихо, но у меня не было времени.

У ступеней стояли Дино и Локи, стена света от Дино танцевала между ними. Черные щупальца из врат корчились внутри этого света. Каким-то образом Локи ухитрялся манипулировать самой субстанцией врат. Щупальца превратились в гигантскую руку, которая толкнула стену света. Дино пошатнулся, и его световой щит замерцал. Сжавшись в кулак, черная гигантская рука сокрушительно ударила по нему. Он не поднялся. Кулак замахнулся снова.

— Нет! — закричал я, швыряя Мьелнир в Локи. Кулак остановил свое нисхождение и метнулся, чтобы схватить молот. Еще одно черное щупальце кольцом обвилось вокруг меня, подняв в воздух.

Локи подошел, ухмыляясь.

— Я почему-то знал, что дело дойдет до нас двоих. А сейчас начнется моя версия Рагнарека, только без меня. — Кулак снова стал эбеново-черным, нацелившись мне в грудь.

— Добрый вечер, — произнес хрипловатый голос, жарким стилетом разрезав ночь. У входа в рощу стояла Эвриала, руки положив на бедра, с улыбкой на губах. Она снова была в шляпе и в солнечных очках.

— Человек в черном, — сказала она, — у тебя мой бойфренд.

Локи лениво рассмотрел Эвриалу, потом поклонился.

— Благодарю за новость, девушка. Теперь Тор понаблюдает, как я понаслаждаюсь твоими чарами перед тем, как вы оба умрете. — И он, улыбаясь, пошел к ней.

Улыбнувшись в ответ, она поднесла руку к очкам. Я отвернулся. Локи пронзительно вскрикнул.

Этот вопль я всегда буду помнить, это бальзам на мою душу в память о Фрее и папе, и обо всем зле, что Локи когда-либо причинил нам.

Хватка вокруг меня исчезла. Я тяжело упал на землю, но держал глаза закрытыми.

— Окей, — сказала она, — можешь посмотреть.

Очки вернулись на место. Перед нею стояла каменная фигура с воздетыми руками, словно отбивая удар. Я подошел к статуе. Ужас был врезан в каждую линию на лице этой фигуры.

Локи не был с нами в Греции. И это была его первая встреча с горгоной. И последняя. Я обнял ее. Змеиные головы щекотали мой затылок.

Эвриала задохнулась, и я резко повернулся.

Словно испарения вонючего болота, черный туман потек с платформы врат на траву. Из него высовывались черные щупальца, ощупывая все, хватая. Туман быстро дорос до купола крыши, спрятав всю платформу.

Что-то холодное и чужое тронуло мой разум. Что-то полузабытое.

Запечатывающий! Тантол жив!

Я стиснул зубы.

Ты помнишь, Запечатывающий?

Я вспомнил.

Чистейшая ненависть наплывала на меня.

Иди к Тантолу, Запечатывающий.

После стольких лет настало время.

Туман разошелся, открывая ступени.

— Пауло, нет! — Эвриала схватила меня за руку.

Я поцеловал ее, потом вручил ей Дино.

— В этом ты не можешь мне помочь. Оставайся здесь. — Я повернулся к вратам. — Сейчас все кончится.

Я взобрался по ступеням и встал возле чернильного озерца. Черное пламя корчилось над ним, облизывая крышу. Позади меня туман снова сгустился, толкая меня ближе, пока я разыскивал в памяти место, на котором так давно дрался с этой тварью.

Подходи, Запечатывающий! Ощути мой огонь еще раз.

Из пламени в меня вылетел кинжал тьмы. Передо мной возник диск света, слегка смягчив толчок. Я сосредоточился. Диск превратился в белую ауру, окружив меня всего.

В моем сознании образовался эквивалент усмешки.

Ты стал медленнее, Запечатывающий. Стареешь, слабеешь. Теперь ты не сможешь победить меня.

— А ты попробуй, — проворчал я. Туман сгустился сильнее. Я боролся, чтобы поддержать свою ауру. — Как…

Попытка твоих братьев открыть этот путь пробудили меня.

— Это ты помогал Локи, — выдохнул я, когда туман навалился на меня по-настоящему.

Я выбрал его. Дурак верил, что это он управляет мной. При каждом его обращении к моей сути я питался за его счет, пока не восстановился полностью.

Моя аура замерцала и рухнула. На меня обрушилась тьма.

* * *

Я очнулся, находясь в ничто. Ни света, ни звука. Ни запахов. Ни жары, ни холода. Ни верха, ни низа. И я не дышал.

Ты думаешь, не умер ли? Еще нет. Вначале я вкушу твой страх, позволив тебе ощутить это место, куда ты загнал меня, Запечатывающий.

Я попробовал сфокусировать взгляд, чтобы найти хоть какое-то оружие. Пришла только тьма.

Я открою путь для тех, от кого бежали твои родичи. Они высосут все соки твоего мира. И я позволю тебе жить, чтобы ты посмотрел на это.

Только тьма. Много веков назад мои силы Тора связали Тантола, последнего из врат, и разрушили его братьев. Но эти силы стали бесполезными в пустоте, где нечего связывать, некого бить.

Тьма. Крошечная надежда вспыхнула в моей голове.

Я жил во многих ипостасях. В этом мире они когда-то назывались богами.

Тор, Сет, Течотль, Йетль. И другие.

Тьма. Я достиг в себе места, не посещаемого с тех пор, как мы с Дино остались позади. И оно приветствовало меня, блудного сына. Я снова был дома.

Здесь обитает моя истинная натура.

Черт побери, я даже сохранил имя.

Я собрал все свои силы в это место. Они заполнили меня, словно я был вакуумом. Я раздул их пламя — и бросил его вперед.

— Ощути мою силу, демон! — закричал я. — Ощути силу Аполлона!

Как мы сказали — да будет свет.

Ослепительное сияние вырвалось из меня, пожирая тьму. Его вопли взорвались в моем разуме: Нет! Горячо!

Потом я падал, звезды стояли сверху, прохладный воздух наполнил мои легкие. Я свалился на влажную траву. В ночном ветре прошелестел шепот: Запечатывающий!

Потом ничего.

Сильные руки подняли меня на ноги, и я взглянул во встревоженное лицо Дино.

— Ты в порядке? — спросил он, и я солгал кивком.

— Хорошо. Так что же сейчас случилось в Гадесе?

— Пауло! — Эвриала сидела, держа на коленях голову папы. Мы поспешили к ней. Губы папы шевельнулись. Я склонился ближе.

— Извини, — прошептал он. — Не хотел такого. Локи мной воспользовался.

— Не разговаривай.

Он улыбнулся.

— Все эти годы — я тосковал по вам обоим.

Улыбка его истлела и голова на коленях Эвриалы запрокинулась. Дино всхлипывал. Я понял, что делаю то же самое.

Отец богов был мертв.

* * *

На следующий день мы не работали. Ну, что-то вроде. Папу и Фрея мы похоронили на платформе там, где были врата, покрыв могилу мраморной плитой. Я рунами вырезал надпись. Я не стал говорить, кто здесь лежит, и даже Дино это одобрил. Две каменные фигуры стоят у ступеней того, что ныне стало семейной усыпальницей: Локи и Фенрир. Дино освятил это место, помочившись на обоих.

Потом мы стояли у края озерца, и я обнимал Эвриалу, следя, как восходит солнце. Дино сидел верхом на Фенрире. Глядя на город, я вспоминал слова папы о его мире и о моих людишках. Я думал о войнах и преступлениях, о голоде и страданиях, о загрязнении и болезнях. Я нащупал свой посох.

— Знаешь, мы, наверное, уж слишком все пустили на самотек.

Дино ухмыльнулся.

Эвриала сжала мою ладонь.

— Что ж, теперь и мы можем покинуть этот мир. Поэтому, если нужна помощь…

Сзади прозвучал голос.

— Знамения ясны. — Над останками Хелы склонилась Сивилла с ножом в одной руке и с внутренностями козы в другой. Значит, с таро снова покончено. Она подняла глаза.

— Наступают перемены, — прошептала она.

И на сей раз я точно знал, что она имеет в виду.

Конец
(C) Douglas Smith 2000, 2003.
(C) 2004, Гужов Е., перевод