Повесть о партизане Громове (fb2)

- Повесть о партизане Громове 1.61 Мб, 227с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сергей Осипович Омбыш-Кузнецов

Настройки текста:



И. В. ГРОМОВ, командир корпуса алтайских партизан



ОТ АВТОРА

Однажды, разбирая архивные документы о гражданской войне в Сибири, я натолкнулся на приказ Реввоенсовета 5-й Красной Армии № 1117 от 26 декабря 1919 г., изданный по случаю победы над Колчаком и объединения с сибирской партизанской армией Ефима Мефодьевича Мамонтова. В этом документе есть такие строчки: «Навстречу шедшей в Сибирь Красной Армии поднялись тысячи восставших крестьян, соединившихся в полки. Самоотверженная борьба почти безоруженых партизан навеки врежется в память поколений, и имена их будут с гордостью произноситься нашими детьми».

Мне захотелось более подробно изучить партизанское движение в Сибири, которое так высоко оценивалось в приказе Реввоенсовета 5-й Армии.

Я встретился с одним из организаторов партизанского движения, командиром корпуса И. Громовым (Мамоновым), проживающим в Новосибирске, и он рассказал всё, что сохранилось в памяти о тех героических временах.

Встречался и с бывшими партизанами. В частности, много интересного рассказал партизан из отряда Громова А. Полушкин, проживающий ныне в Сузуне. Изучал я и воспоминания многих участников партизанского движения и сохранившиеся документы тех времён. Результатом такого изучения и явилась эта книга.

Если разные источники по-разному обрисовывают один и тот же факт, одно и то же событие, я выбирал вариант, который поддерживало большее количество свидетелей.

Часть первая Перед решающими схватками

1. На третьем Всероссийском съезде Советов

Заседание Третьего Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 12(25) января 1918 года открылось при переполненном зале. Со всех концов молодой республики сюда, в столицу новой России — Петроград — съехались делегаты. Люди все разные, много рабочих, солдат; тут и крестьяне — они выделяются домотканой одеждой.

Стихла овация, вызванная появлением в президиуме Владимира Ильича Ленина, Якова Михайловича Свердлова и других руководителей партии большевиков и Советского правительства, и внимание делегатов сосредоточилось на важном вопросе повестки дня. ВЦИК вынес на утверждение «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Несколькими днями раньше эту Декларацию от имени советской власти фракцией большевиков было предложено обсудить Учредительному собранию. Но контрреволюционное Учредительное собрание отказалось обсуждать Декларацию, и большевики покинули зал заседания. И вот теперь было решено вынести Декларацию на съезд, послушать, что скажет о ней простой народ: рабочие, солдаты и крестьяне.

— …Россия объявляется республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Советам, — неторопливо читает Яков Михайлович Свердлов, бросая в зал быстрые взгляды сквозь стёклышки пенсне. — Советская Российская республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация советских национальных республик…

Зал рукоплещет. Яков Михайлович терпеливо пережидает, когда утихнет овация, поправляет пенсне и продолжает:

— …ставя своей основной задачей уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы, беспощадное подавление сопротивления эксплуататоров, установление социалистической организации общества и победу социализма во всех странах…

Стоит такая тишина, что кажется: в зале никого нет. Голос Якова Михайловича звучит торжественно:

— …Частная собственность на землю отменяется. Вся земля со всеми постройками, инвентарём и прочими принадлежностями сельскохозяйственного производства объявляется достоянием всего трудящегося народа…

Снова гром аплодисментов. И снова мёртвая тишина. Только иногда кое-кто из мужиков крякнет удовлетворённо.

В самой гуще делегатов сидит рослый, крепкий человек с маленькими усиками на чисто выбритом лице. Шея у него вытянулась — он старается не пропустить ни одного слова. Это Игнат Громов — делегат из далёкой Сибири, от трудящихся Каменского уезда. Рядом с ним — старик с седеющей бородой — тоже делегат от города Камня, член уездного Совета, Орлов. По его морщинистой щеке катится непрошенная слеза.

Громов смотрит то на Свердлова, то на сидящего в президиуме Ленина. Ему кажется, что Владимир Ильич взволнован не менее других, что радость делегатов передаётся ему — он часто наклоняется к членам президиума, что-то им говорит, а с лица не сходит довольная улыбка.

Громов начинает осматриваться. У всех делегатов, как и у него, праздничное настроение. Они рады и за себя и за тех, кто находится сейчас далеко отсюда.

«Я — человек! Я получил богатство!.. Всё, о чём с детства мечталось, — сбылось», — думал Игнат Владимирович, громко, пожалуй, громче всех, хлопая в ладоши, когда Свердлов закончил чтение Декларации.

Начали выступать делегаты. Слушая ораторов, Громов снова и снова оценивал важность этого документа. Многие говорили о прежней тяжёлой жизни. К ней теперь не будет возврата. Вспомнил Громов деревню в Воронежской губернии, где он родился, детство своё, нищую семью, вспомнил дедушку Илью — рабочего воскобойного завода. Как-то заболела у дедушки нога, и старуха-соседка посоветовала лечить её мясом чёрной, без единого белого пёрышка, курицы. Бабушка ночи напролёт вязала для помещика Платохина варежки по 3 копейки за пару, чтобы заработать денег на покупку чёрной курицы. Но так и не смог дед дождаться «лекарства» — отдал богу душу.

Вспомнил Громов и отца своего, который каждое лето уходил на заработки к казакам Тихорецкой станицы, чтобы как-нибудь прокормить большеротую семью. Вспомнил, как бил отец поклоны перед иконой Спаса, прося, чтобы тот поубавил ему нахлебников.

А вскоре изба сгорела. Отец послал Игната по деревням побираться, куски хлеба на погорельцев выпрашивать.

И никто Громовых за людей не считал. Доведённый до отчаяния, отец часто говорил:

— Разве мы люди, мы мизгири. Кто захочет, ногтем нас придавит. Помещик Платохин, заводчик Монин, отец Алпедифор — вон кто люди!

И ещё один эпизод припомнился Громову. Шёл как-то Игнат с дружком Андрюшкой домой из деревень, где милостыньку выпрашивали. День был жаркий, знойный. Сморились они, присели у родничка отдохнуть. Подошёл человек в шляпе, с котомкой за плечами. Напился, подсел к ним, спрашивает:

— Откуда, хлопцы, идёте?

— Милостыньку по деревням собирали, — ответил Андрюшка, с нескрываемым любопытством рассматривая неизвестного.

— Милостыньку-у? — удивился человек в шляпе. — Что, или урожай плохой?

— Бог нам не даёт урожая, — ответил Игнат. — Помещик Платохин ставит богу большие свечи с позолотой, так у него и хлеб родится. А у нас денег на свечи нет. Ходили всем семейством на полосу, молились до слёз, а всё равно не помогло. Только хата в это время сгорела.

— Эх вы, темнота! — вздохнул незнакомец. — У помещика чернозём, а у вас, видно, на бугре глина, вот и не родится хлеб. Не молиться, а всех помещиков да заводчиков бить надо, отбирать у них земли. Тогда и жизнь будет рабочему люду.

Долго он разъяснял ребятам, отчего мужикам плохо живётся. С тех пор у Игната с Андрюшкой на всю жизнь против помещиков злость затаилась.

Думы о безрадостном детстве прервали аплодисменты. Игнат глянул на президиум. Вместе со всеми аплодировал и Владимир Ильич. Он, улыбаясь, смотрел на выступающую женщину-делегатку Ивановской губернии. Красивая, гордая стояла она на трибуне. Её слова о новой счастливой жизни, которая настаёт для женщин-матерей и их детей, доходили до сердца каждого делегата, — всем им ненавистна старая, подневольная жизнь, полная горя и нищеты.

И снова вспомнилось Громову прошлое: мунинские заводы — мыловаренный, воскобойный, свечной и салотопенный. Он все их, как по конвейеру прошёл. Особенно адской работа была на воскобойном. Этот завод большая прокопчённая баня, в ней установлены огромные деревянные корыта, в которые Игнат и другие подростки накладывали соты. Затем в громадную печь на раскалённые камни и железо лили черпаками воду. Поднималась невыносимая жара, чад, дым, трудно становилось дышать, глаза резало. Соты растапливались, мёд и воск стекали в особые посудины. Оставшаяся в корытах гарь снова варилась и шла под пресс. И так двенадцать часов ежедневно, без выходных. Отдыхали лишь «двенадесять», т. е. двенадцать годовых праздников.

На салотопенном заводе тоже не лучше было. Здесь в чанах с водою перетапливали тухлое сало-сырец и сало павших животных. Когда Игнат возвращался с работы домой, запах от него был такой, что люди сторонились.

На мунинских заводах Игнат и своё боевое крещение принял. Здесь была создана социал-демократическая ячейка, связанная с партийной группой фабрики Расторацкого.

Приспособили Игната листовки таскать и среди рабочих заводов Мунина распространять.

А как-то вырядили его в барышню и говорят:

— Дрыгаль[1] Захар поедет на станцию с французскими булочками. И ты с ним поедешь. Повезёте подарки солдатам.

Прибыли Игнат с Захаром на станцию… Только затащили короб с булочками на перрон, и поезд подходит. Из эшелона донские казаки высыпали — они на Маньчжурский фронт следовали.

— Эй, господа казаки, налетай! — начал выкрикивать тоненьким голоском Игнат. — Жители нашего города вам подарки прислали.

Набежали казаки к Игнату, он торопливо стал распихивать им французские булочки, а в них — листовки.

Только успел половину раздать, дрыгаль Захар схватил Игната за руку и потащил за собой. А следом — крики, свистки жандармов. Стянул с себя Игнат юбчонку, да и ходу за дядькой Захаром. Подались в болота, в камыши Там дотемна и просидели.

В марте 1906 года пришлось Игнату покинуть родные места. Как-то расшивал он барабан с каустической содой, вошёл в цех управляющий Афанасьев в сопровождении мастера. Посверлил маленькими глазками-буравчиками Игната и заметил:

— А этот всё ещё не арестован? Давно Сибирь по нему слёзы льёт.

Игнат от изумления поднял ломик на плечо, а управляющий подумал, что он ударить его собирается, закричал истошным голосом и бежать. Игнат, не мешкая, сам отправился туда, куда хотел упечь его управляющий, — в Сибирь. Уехал он к родственнику в Алтайскую губернию.

В памяти промелькнула и дальнейшая жизнь. Работа на маслобойном заводе «Сибирской компании датчан»… Побег в Хабаровск от ареста за организацию «антирождественского маскарада»… Изнуряющий труд на строительстве Амуро-Забайкальской дороги… Арест в числе других семи товарищей за организацию забастовки в знак протеста против зверского расстрела ленских рабочих… Первая мировая война, призыв в армию… февральская революция… Избрание членом полкового комитета…

Вскоре Игната Громова в составе маршевой роты пытаются отправить на фронт. Тогда он с группой солдат самовольно покидает полк и уезжает в Камень, где его застаёт Октябрьская революция. Вместе с фронтовиками Громов разгоняет эсеров из земской управы в Камне. Его избирают председателем уездного Совета.

И вот теперь Громов в Петрограде на Третьем Всероссийском съезде Советов.


2. Возвращение в Камень. Выступление контрреволюционеров

Поезд тащится медленно, часто останавливается и подолгу простаивает на станциях и разъездах. В душном и прокуренном вагоне народу столько, что не только сесть, встать негде. Больше едут какие-то господа, военные в штатских костюмах — их выдаёт вышколенная подтянутость и резкая, рубленая речь. Они всю дорогу спорят, строят догадки о будущем России.

— Нет, нет, господа, как ни говорите, а Учредилка никого больше увлечь не может, кроме прекраснодушных интеллигентиков. Фу, мерзость! — ворчит толстый человек в новом сюртуке, с золотой цепью через весь живот, не то купец, не то заводчик. Скорее всего, заводчик.

— Да, да, — поддерживает его длиннолицый и длинноволосый человек в пенсне и помятом клетчатом костюме. — В Омск, говорят, собираются люди дела, а не позёры и болтуны.

— Господа, господа, — с пеной у рта кричал худой, небритый студент. — Народ верит в социалистов-революционеров. Да, да! Они ещё себя покажут. Будущее за ними…

— Брось, не вопи. Никто в этих слюнтяев больше не верит, — морщится военный в офицерском кителе, но без погон. — Говорят, что генерал Болдырев просит Японию двинуть войска, к Уралу. Верно, Япония требует за это в полное распоряжение Сибирскую железную дорогу и телеграф. Генерал Болдырев склонен согласиться. И правильно, лучше ноги потерять, чем туловище вместе столовой.

— А вы знаете, господа, — полушёпотом говорит обрюзгшая дама, то и дело вталкивая в нос табак из золотой табакерки и оглушительно чихая, — слухи ходят, что великий князь Дмитрий Павлович скрывается в Сибири. Он будет нашим спасителем.

— Ерунда. Этому нельзя верить. А вот что князь Кропоткин[2] жив, так это из авторитетнейших источников известно, и что он придёт к власти — это тоже, — замечает заводчик.

Игнат Громов попал в вагон первого класса, как делегат съезда. Он сидел теперь на нижней боковой полке, навалившись на чей-то увесистый чемодан, и внимательно прислушивался к разговорам. Он понял, что в Сибири назревают важные события, что в Омск под знамя монархистов стягиваются со всей России реакционные силы. Вот и эта разношёрстная компания туда же двигается. Неужели придётся браться за оружие и защищать от них советскую власть?..

Игнат Владимирович мысленно переносится в зал заседаний Третьего съезда Советов; да, да. Ленин и Свердлов предупреждали, что контрреволюция так просто не сдаст своих позиций, а попытается ещё не раз захватить власть, и надо быть ко всему готовым.

Игнат Владимирович хмурит нависшие брови, в глазах вспыхивают недобрые искорки, пальцы больших мозолистых рук выбивают неровную дробь на чужом чемодане.

— Гады, сволочи! — шепчет он и вскакивает на ноги. Старик Орлов тянет его за полу шинели, стараясь усадить на место, уговаривает:

— Не надо, Игнат Владимирович, не надо. Ну их к…

Громов отталкивает Орлова и бьёт кулаком по чемодану.

— Нет уж, дудки! — гремит его голос. — Не бывать этому! Не выйдет!..

Пассажиры, едущие в Омск, недоумённо и с опаской смотрят на разгневанного рослого человека в солдатской шинели.

— В чём дело, господа, в чём дело? — испуганно спрашивает заводчик у Громова с Орловым и, словно извиняясь, добавляет: — Наш разговор — интимный, вас не касается.

— Врёте, это нас в первую очередь касается, — зло блеснул глазами Громов. — Запомните: не выйдет! Не дадим Россией торговать, скулы набок своротим.

Заводчик быстренько отходит, остальные пассажиры молчат, отводят глаза в сторону.

Старик Орлов наконец справляется с Громовым, усаживает рядом с собой и шепчет:

— Брось, Игнат Владимирович, не горячись. Всё равно они тебя не поймут…

Громов ещё долго ворчит вполголоса, бросая сердитые взгляды в сторону господ. А поезд, поскрипывая и полязгивая буферами, медленно переваливает через Уральский хребет. Вот она, родная Сибирь!

* * *

Через несколько дней Громов и Орлов добираются до Камня.

Ночь… В городе тишина такая, словно всё здесь вымерло. Но вдруг где-то на северной окраине громыхнул выстрел. Затем ещё и ещё…

Старик Орлов обеспокоенно заметил:

— Слышь, милок, постреливают. Что бы это значило?

У Громова неспокойно на сердце, но вида он не показывает, говорит Орлову:

— Фронтовики винтовок понавезли, вот и балуются. Воров пугают…

— Во-о-ров, — тянет недоверчиво Орлов. — Откуда им взяться? Всегда в Камне спокойно было.

Решили заглянуть в Совет, который помещался на главной торговой улице в двухэтажном каменном доме, принадлежавшем раньше коннозаводчику и купцу, миллионеру Родиону Винокурову.

У ворот их остановил часовой.

— В чём дело? — спросил Громов.

— Беда, Игнат Владимирович, — говорит часовой, узнав Громова. — Каменская контрреволюция поднялась.

Громов с Орловым проходят в дом. В обширном гостином зале они увидели десятки плотно сдвинутых коек. На койках спят члены Совета и барнаульские красногвардейцы, прибывшие в Камень под командой Михаила Яркова, К спинкам кроватей прислонены винтовки.

Громов расталкивает одного, другого… Вскоре все на ногах. Громов неодобрительно посматривает на членов Совета, говорит:

— Рассказывайте, почему на казарменный режим перешли?..

— В городе восстание было. Эсеры во главе с Винокуровым и его зятем Пяткевичем подняли.

Оказывается, толпа эсеров, торговцев и мелких хозяйчиков вышла на улицу с хоругвями, с оружием и двинулась к Совету, проклиная большевиков и стреляя по красногвардейцам, пытавшимся их разогнать.

Громову сразу же вспомнились пассажиры, которые сошли с поезда в Омске, их надежды на восстановление монархии, и он подумал, что событие в Камне — это одно маленькое звено из цепи начавшихся выступлений контрреволюции.

— Дрались? — спрашивает он у членов Совета.

— Дрались. Часть отряда ещё и сейчас обезоруживает восставших.

Игнат Громов рассказывает о Петрограде, о съезде, о выступлениях Ленина и Свердлова.

— Укреплять надо Советы. Привлекать на свою сторону крестьян. Белогвардейскую сволочь бить беспощадно, — заканчивает свой рассказ председатель Совета.

Утром был создан ревтрибунал. Трёх эсеров, из которых один был членом Совета, за попытку организовать восстание осудили и под конвоем отправили в Барнаул. Однако главных организаторов восстания: двух братьев Винокуровых и Пяткевича арестовать не удалось — они бежали.

Узнав о подавлении восстания, барнаульская эсеровская газета «Алтайский луч» разразилась угрозами в адрес Совета: «Каменские самостийники начинают трибуналить. Скоро придёт время, когда мы их привлечём к ответу…»

Каменские большевики ответили на это:

— Так будет со всеми, кто посягнёт на рабоче-крестьянскую власть!


3. Первые мероприятия Совета. Вести из Новониколаевска[3]. Отход к Барнаулу. Бой за город

С января по май 1918 года в Камне было относительно спокойно. Большевики имели подавляющее большинство в Совете, отвоёвывали позиции у эсеров, засевших в разных организациях.

Камень, крупный торговый город, длинной лентой растянулся по левому берегу Оби. Со всей Кулунды сюда, на рынок, шли обозы с хлебом, мясом, маслом. Сильна была кооперация, но она находилась в руках эсеров.

В феврале состоялся съезд кооператоров. Совет решил послать на него своих представителей — председателя Игната Громова и редактора газеты Фёдора Шевцова.

Громов с Шевцовым пришли на съезд, когда он уже начался. Председательствует маслодельный мастер Ивлечев. Громов просит слово и выходит на трибуну. Все смотрят на него с любопытством, а кое-кто с нескрываемым презрением.

— Уважаемый председатель, уважаемые кооператоры, — спокойно начинает Громов. — Вы не пришли на наш съезд рабочих и крестьянских депутатов, хотя мы вас и приглашали. Нас вы не звали, а мы по-простому, по-свойски, взяли да и пришли. Разрешите поприветствовать вас от имени Каменского уездного Совета…

Редкие хлопки, а кто-то в задних рядах принялся свистеть. Громов не обращает внимания на такую встречу и продолжает:

— Советская власть победила всюду. Сейчас стоит важная задача — организовать нормальное снабжение населения товарами, заготовлять хлеб и отправлять в промышленные центры, особенно в Петроград и Москву. Кооператоры должны нам помочь в этом. Мы надеемся…

Шум, свист. Раздаются надрывные голоса:

— Какая вы власть! Вы самостийники!

— Долой!..

— Не признаём. Мы за демократическую власть!

Громов пережидает, когда кооператоры успокоятся, и говорит, что Советы — истинно демократическая власть, власть рабочих и крестьян, что, идя против Советов, нельзя не идти против народа. Но его слова снова тонут в шуме и криках.

— Уважаемые кооператоры! Рабочие Петрограда и Москвы голодают. В неделю они получают четверть фунта хлеба, а всё-таки налаживают советскую власть. Давайте говорить как деловые люди. Вы помогаете заготовлять хлеб для отправки рабочим, крестьянам, даёте керосин, мануфактуру, соль, спички, а мы вам гарантируем свободную торговлю, хороший сбыт, барыши…

Снова шум, глухой ропот, выкрики: «Без вас обойдёмся!» Председатель съезда Ивлечев звонит в колокольчик. Зал стихает. Ивлечев берёт слово и… говорит в пользу советской власти.

— А что ж, председатель Совдепа нам предлагает честную сделку, — гремит его голос. — Почему бы нам не дать товары при гарантии устраивающих нас барышей. Оптовая торговля всегда считалась выгодной. И любой купец никогда не отказывался сбыть товар даже самому первому своему врагу, если получал больше, чем на рынке. Почему же нам отказываться от предложения Совдепа?

Половина кооператоров одобрительно хлопает в ладоши. Раздаются выкрики: «Правильно!», «Поддерживаем!»

Это была небольшая, но победа. Хотя резолюция принята половинчатая — дать товары, если кооперация найдёт это целесообразным, если Совдеп гарантирует прибыль выше рыночной, но и она в какой-то мере помогла Каменскому Совету в заготовке хлеба для питерских рабочих.

Вопрос о хлебе не сходил с повестки дня Совета.

Как-то во время одного из заседаний в комнату вошёл крепко сложенный, со смуглым лицом и маленькими, аккуратно подстриженными усиками, человек. Подал мандат за подписью Ленина. Это был А. Е. Бадаев, большевик, бывший депутат Государственной думы. Бадаев рассказал о положении с хлебом в Петербурге, в Москве, в других промышленных центрах, о царящей разрухе и голоде.

— Алтайская губерния может и должна дать хлеб голодающим рабочим. Совет Народных Комиссаров, Ленин надеются на вас! — закончил он своё выступление.

И Каменский Совет ещё энергичнее развёртывает работу. Создаются продовольственные отряды, накладываются контрибуции на купцов и заводчиков, конфискуются у торгашей керосин, мануфактура, соль, спички, мыло и другие товары. Всё это направляется в деревни для обмена на хлеб.

На первых порах были и недоразумения. Каменский Совет обложил как-то контрибуцией пивзаводчика Ворсина, а Барнаульский Совет прислал телеграмму: «Ворсина обложили в Барнауле. В Камне не имеете права». Каменский Совет ответил: «Не возражаем, если вы будете брать контрибуцию с каменских буржуев и в Барнауле. От этого хуже не будет».

Вскоре по Оби были отправлены первые пароходы и баржи с хлебом для рабочих Петрограда и Москвы.

Но иностранные империалисты и внутренняя контрреволюция не дремали. В Камне стало известно, что во Владивостоке в начале апреля высадились японские войска, захватили Приморье и разогнали Советы. Вскоре высадили войска на севере англо-французы, заняли Архангельск и Мурманск, поддержав там мятеж белогвардейцев.

В Сибирь со всех сторон стекались контрреволюционные элементы, надеясь найти себе опору в лице сибирского кулачества и казаков. В Новониколаевске образовался подпольный эмиссариат из эсеров Сидорова, Михайлова, Линдберга, капитана Гришина-Алмазова и других. Начали поднимать головы эсеры и белогвардейцы на Алтае.

И вдруг в Камень пришла страшная весть: чехословацкий корпус, следовавший во Владивосток, подстрекаемый агентами Антанты, поднял мятеж против советской власти и в ночь на 26 мая захватил Челябинск, Мариинск, Новониколаевск. Власть в этих городах передана эсерам и меньшевикам. В Новониколаевске эмиссариат объявил себя «Западно-Сибирским комиссариатом Сибирского правительства».

Начались аресты и расстрелы большевиков, членов местных Советов и красногвардейцев.

К прямому проводу из Новониколаевска был приглашён председатель Каменского уездного Совета Громов.

Телеграфист, приняв телеграмму по аппарату Морзе, прочитал её Игнату Владимировичу: «Советская власть низложена. Сопротивление бесполезно. Предлагаем сдать полномочия нашему представителю».

Громов нахмурился и сказал телеграфисту:

— Спроси, кто у провода.

Последовал ответ: «Представитель Сибирского временного правительства Гришин-Алмазов».

Громов задумался: «Что делать? Как поступить правильней?»

— Передай: не знаю такого правительства. Есть единственная власть — советская. И спроси, кто их, сволочей, выбирал.

«Мы избранники народа и демократии», — ответили из Новониколаевска.

— Стучи, — приказал Громов. — Врёте, гады! Избранники народа — мы, а вы предатели и самозванцы. Пришлёте представителей — расстреляем. Будем держать власть до последнего.

Громов комкает телеграфную ленту и просит телеграфиста:

— Вызывай дядю Васю[4]. Узнай обстановку в Барнауле.

Из Барнаула сообщили: «Обстановка тревожная. Красногвардейцы отступили от Черепанова, идут бои в Тальменке. Главный штаб приказывает вам оставить город и отходить к Барнаулу. Громову задержаться, будет передано дополнительное распоряжение».

Громов даёт приказ красногвардейцам двигаться на Барнаул, а сам остаётся. Проходит томительных полтора часа.

Телеграфист вышел на улицу, но сразу же вернулся и крикнул:

— Товарищ Громов, сюда беляки идут. Спасайтесь!..

Громов выскочил во двор, перемахнул через забор и побежал по кривым, грязным улицам к пристани в надежде застать ещё пароходы «Лейтенант Шмидт» и «Крестьянин», на которых должны были отправиться в Барнаул красногвардейцы и члены Совета. Когда он, запыхавшись, подбежал к пристани, то увидел: вдалеке, почти у самого поворота реки расстилается по воде чёрный дым. «Опоздал!.. Пароходы ушли. Что же теперь делать?»

Игнат Владимирович вспоминает, что в близлежащую деревню Плотниково послан красногвардейский отряд. Надо двигаться в Плотниково, но как?..

Громов побежал от пристани по узенькому, глухому переулку. Неожиданно увидел возле забора засёдланную лошадь, очевидно оставленную при отходе каким-то красногвардейцем. Не раздумывая, Громов вскочил в седло и галопом помчался за город.

Два часа спустя он влетел на взмыленной лошади в Плотниково. Улицы безлюдны. Громов выхватил из кармана брюк револьвер и выстрелил несколько раз в воздух. Из домов высыпали красногвардейцы, заряжая на бегу винтовки.

Вскоре все были в сборе. Командир отряда, учитель, бывший прапорщик Иван Шаболин, обеспокоенно поглядывая по сторонам, спросил у Громова:

— Что случилось, Игнат Владимирович?

— Белые заняли Камень. Будем отходить к Барнаулу.

— Я так и знал! — громко вздохнул Шаболин. — Кулаки начали себя очень уж нагло вести. Арестовали мы тех, что членов Совета убили, так нас целая толпа обступила, угрожать начала. Едва утихомирили.

Отряд быстро выстроился в походную колонну и двинулся по пыльной дороге на Барнаул. Уже на окраине деревни его догнала группа плотниковских жителей. Коренастый, белобрысый парень, возглавлявший группу, заявил:

— С вами пойдём. Беляки нам не с руки.

Первый привал сделали в селе Батурово. Послав Ивана Шаболина в Шелаболиху задержать пароходы с красногвардейцами, Громов направился в местный Совет. Его встретил председатель, худой, с красными от бессонницы глазами, человек. Громов рассказал ему о захвате Камня белыми и попросил нарядить лошадей до Шелаболихи.

— Не дадут, — мрачно ответил батуровский предедатель. — Село-то кулацкое…

— Надо взять.

— Попробую, — неуверенно пообещал председатель и, оставив Громова, направился к сборне.

Прошло с полчаса, а батуровский председатель не возвращался. Игнат Владимирович не вытерпел и с группой конников двинулся в центр села. На площади шум, крики, ругань. Доносятся голоса:

— Не дадим большевикам лошадей!

— Не да-а-вать!..

Председатель Батуровского Совета стоит на высоком крыльце церквушки и пытается что-то сказать, но его никто не слушает.

Красногвардейцы, подъехав к толпе, спешились. Шум сразу же смолк. Вперёд протиснулся крепкий, небольшого роста мужик с аккуратно расчёсанной курчавой бородой и хитрыми глазками, прячущимися под лохматыми бровями. Окинув Громова с головы до ног быстрым взглядом, спросил:

— А чего, паря, в чём дело?

Игнат Владимирович, сдерживая ярость, проговорил:

— Да вот приказ советской власти не желаете выполнять, так думаем за неподчинение кое-кого арестовать.

Мужик усмехнулся и как ни в чём не бывало заметил:

— Так ты, паря, давно бы так сказал, а нам и невдомёк, что это приказ советской власти. Мы ведь неграмотные…

Не прошло и двадцати минут, как на площади собралось около десятка подвод — больше, чем требовалось.

До Шелаболихи отряд добрался без происшествий…

Шелаболиха — большое кулацко-торговое село. Центральные улицы застроены крестовыми просторными домами с резными карнизами и наличниками. Зато на заречной стороне, где живёт беднота, домишки маленькие, вросшие в землю.

По обе стороны главной улицы, как по линейке, выстроились жители, поглядывая на въезд в село.

— С почётом встречают, — заметил красногвардеец, едущий на первой подводе.

— Как бы от этого почёта не пришлось кровью харкать, — проговорил сердито другой, заряжая винтовку.

Едва подводы втянулись в улицу, стоящие до этого с самым безмятежным видом мужики кинулись к лошадям, хватая их под уздцы. Передняя пара, испугавшись, поднялась на дыбы, отбросив в сторону двух здоровенных парней, и помчалась вдоль улицы.

«Видно, из Батурово сюда сообщили о приходе отряда, кулачьё и решило с нами расправиться», — подумал Громов и, хотя знал, что в отряде ни одного пулемёта нет, скомандовал:

— Пулемёты, к бою!

Красногвардейцы дали залп из винтовок в воздух, и нападавшие разбежались.

Подводы остановились на площади. Появился Изан Шаболин.

— Плохи дела, Игнат Владимирович, — говорит он. — «Крестьянин» уже ушёл на Барнаул, а «Лейтенанта Шмидта» нет… — Шаболин помолчал, тихо добавил: — И не будет. Капитан сволочью оказался, выбросил в условленном месте пароход на берег, а там его уже белогвардейцы ждали. Красногвардейцев постреляли, членов Совета арестовали. Сколько хороших людей погибло…

Иван сдёрнул с головы фуражку. То же делают Громов, красногвардейцы. Печальная тишина устанавливается на площади…

Громов идёт на телеграф и вызывает Барнаул, дядю Васю.

— Передай Главному штабу, чтобы выслали нам навстречу подводы и продукты, — просит Громов.

— Передам, — отвечает дядя Вася, — только быстрее двигайтесь вперёд, иначе вас могут отрезать беляки.

Под вечер отряд прибыл в село Шахи, а ночью сюда барнаульский красногвардеец Молчанов и возчик татарин Хайруллин доставили обоз с продуктами и сообщили, что в Барнауле спокойно.

Утром, лишь только занялась заря, отряд двинулся дальше, выслав вперёд разведку. Не проехал он и двух вёрст от Малых Шах, как разведчики привели большую толпу обросших, одетых в рваную, грязную одежду людей. У многих головы были повязаны платками в виде тюрбанов.

— Нехристей поймали, — доложил старший разведчик.

— Каких?

— Сам чёрт не разберёт. Ничего не говорят. Наверное, пленные турки.

— Что в Барнауле? — спрашивает Громов у ближнего пленного.

Молчание.

— Не понимаешь, что ли?

Турок мотает головой.

— А ну поболтай-ка по-своему, — предлагает Громов красногвардейцу-татарину. — Язык-то у вас, наверное, одинаковый, одному аллаху молитесь.

Татарин, размахивая руками, долго старается что-то растолковать турку, наконец, сердито ворчит:

— У, шайтан! Ничего не понимает.

— А ты его прикладом, сразу поймёт, — замечает один из красногвардейцев.

Хайруллин не заставляет себя ждать и замахивается винтовкой. И вдруг — о, чудо! — турок заговорил:

— Пленные мы, лагерь бешали, — и он махнул в сторону Барнаула. — Там война, думали, стрелять нас будут.

— Война? — удивлённо переспрашивает Громов.

— Война, война, — кивает головой турок.

Сообщение турка озадачило Игната Громова. После долгого молчания он, наконец, спрашивает Ивана Шаболина:

— Что будем делать?

— Положеньице… Куда ни кинь — везде клин. Назад ходу нет, идти — так уж вперёд. Может, турки напутали.

Решили ехать дальше. Версты через две-три встретился крестьянский обоз. Громов останавливает первую подводу.

— Что в Барнауле?.. Кто кого бьёт? — спрашивает он у соскочившего с телеги бородатого мужика в новом армяке из верблюжьей шерсти. Мужик долго разминает затёкшие ноги.

— А вы кто будете?

— Мы-то? — переспрашивает Громов, соображая, что ему ответить. — Мы-то солдаты Временного правительства.

— А не врёшь?

— Не видишь, что ли?

— Свои, значит, — благообразное лицо мужика расплывается в улыбке. Он сплёвывает на дорогу, растирает каблуком и довольный продолжает: — Мать их так, в Барнауле большевиков побили.

— Ну да? — притворно удивляется Громов.

— Вот те крест, — божится мужик. — Наши в городе поднялись и всех побили.

«Эх, кулачья твоя душа! — думает про себя Громов. — Пристрелить бы тебя, да нельзя — себя выдашь. Уйдёт обоз дальше, возчики карателям об отряде расскажут». — И он тоже осеняет себя крестом, говорит:

— Ну, слава богу!.. Туда им и дорога.

Обоз уходит, а отряд ещё долго совещается, решая, куда двигаться. Одни предлагают повернуть назад, другие — небольшими группами разойтись по деревням, третьи — продолжать путь. После долгих споров было решено идти на Барнаул, ударить по вокзалу, захватить эшелон и ехать на Семипалатинск, там ещё должна держаться советская власть.

К Барнаулу красногвардейцы подошли около полуночи. Залегли у одинокого домика с покосившейся крышей, приютившегося около оврага.

Стоит мёртвая тишина, но всем кажется, что она обманчива. Бывшего водника из Барнаульского затона Петрова Иван Шаболин отправил в разведку.

Прошло с полчаса. Тишина ничем не нарушается, лишь изредка доносятся из района вокзала глухие гудки «кукушки». И вдруг раздаётся пулемётная очередь. Но она такая короткая, что кажется, будто ночной сторож спросонья крутанул деревянную трещотку.

И снова тихо. Наконец появляется Петров. Его окружают, нетерпеливо расспрашивают, что делается в городе.

— Плохи дела, — едва переводя дыхание отвечает Петров. — Говорят, наши отступили за Барнаулку[5].

— Что предпримем? — спрашивает Громов у собравшихся возле Петрова красногвардейцев.

— Ударим по вокзалу. Выхода больше нет. Захватим состав и… в Семипалатинск.

Отряд раскинулся в цепь и перебежками двинулся к монастырю, направляясь на вокзал. В городе снова вспыхнула стрельба: стучал пулемёт, доносились редкие винтовочные залпы, одинокие ружейные хлопки.

У монастыря красногвардейцы задержали пожилого рябоватого человека в шинели без погон, с винтовкой и привели к Громову.

— Кто такой? — приступил к допросу Игнат Владимирович.

— А вы кто? — смело ответил вопросом на вопрос солдат.

— Тебе каких надо?

— Мне-то?.. Своих.

— А какие свои?

Молчание.

Подходит Петров, всматривается в лицо солдата и вдруг хлопает его по плечу увесистой ручищей.

— Фёдор, ты?

Тот узнаёт Петрова и облегчённо вздыхает:

— Свои, значит. А я думал, к белякам попал. Здорово, Петров!

— Что, беляки в городе? Наши за Барнаулку отступили? — спрашивает Громов у солдата.

— Наоборот, беляки отступили, наши в городе. Занимают Демидовскую площадь, Пушкинскую, Гоголевскую, Томскую, Павловскую улицы, Соборный и Конюшенный переулки, выбили беляков из реального училища и мужской гимназии. Беляки бежали за Барнаулку. Вы сейчас у них в тылу.

— А вокзал в чьих руках? — поинтересовался Громов.

— Вокзал тоже в наших руках.

Громов улыбнулся:

— А ведь мы хотели по нему ударить. Вот было бы дело… А что здесь произошло?..

И красногвардеец рассказал следующее:

В то время, когда Барнаульская Красная Гвардия дралась против «Первого офицерского отряда», добровольческого «Николаевского сборного отряда» и батальона чехов в Тальменке, не давая им переправиться через речку Чумыш, в самом Барнауле белогвардейская подпольная организация готовила восстание. В ночь с 10 на 11 июня по сигналу соборного колокола белогвардейцы выступили, начав обстрел здания губернского Совета, в котором размещался небольшой отряд красногвардейцев во главе с руководителями Алтайского исполкома Цаплиным и Присягиным.

К красногвардейцам присоединились барнаульские рабочие: железнодорожники, водники, кустари. Они продержались до утра, а утром, переправившись через Обь, в город вошёл отряд большевика Петра Сухова. Этот отряд был создан из добровольцев-рабочих Кольчугина, Щегловска (Кемерова), Гурьевска и Прокопьевска после того, как стало известно о захвате чехословаками и белогвардейцами Новониколаевска и Челябинска. Организаторами его были Комаров — уполномоченный ЦК партии большевиков для работы в Сибири и секретарь Кольчугинского Совета, член штаба Красной Гвардии Пётр Сухов. Его же и выбрали командиром отряда.

Барнаульский Совет послал почти все свои силы в помощь Новониколаевску, оставив в городе небольшой отряд. А когда белые, захватив Камень, двинулись на пароходах к Барнаулу, Совет отозвал со станции Алтайской коммунистическую роту. Вовремя прибыл в Барнаул и отряд Петра Сухова, отошедший из Кузбасса после захвата его белогвардейцами. К суховцам присоединились каменцы под командой Григория Болкунова, приехавшие на пароходе «Крестьянин». Восстание белогвардейцев внутри города было разгромлено. Но на станции Алтайской сосредоточились отряды белогвардейского полковника Буткевича. Он решил во что бы то ни стало прорваться в Барнаул. И вот уже второй день барнаульцы вместе с красногвардейцами Петра Сухова, вместе с семипалатинцами, бийчанами и отошедшими от Тальменки отрядами стойко отбивают яростные атаки белых.

— Значит, мы в тыл белякам угодили? — уточнил Громов.


П. Ф. СУХОВ — командир красногвардейского отряда.


— Так точно! — весело воскликнул красногвардеец, понимая, о чём сейчас думает Громов.

— Как, Иван, ударим с тыла? — спросил Игнат Владимирович у Шаболина.

— Ударим!

Петров был отправлен доложить об этом решении Барнаульскому штабу, а его знакомый красногвардеец взялся провести отряд к Барнаулке, где залегли белые.

Бесшумно двинулись в сторону вражеских позиций. Вскоре проводник остановился и, указывая рукой вперёд, проговорил:

— Там!

Присмотревшись, Громов увидел совсем близко в полумраке силуэты перебегающих солдат.

— Давай! — шепнул он Ивану Шаболину.

— Приготовиться к атаке! — передал команду Шаболин.

Грохнул залп, прокатилось грозное «ура-а-а!» Отряд Громова бросился на противника. Белогвардейцы, не ожидавшие нападения с тыла, растерялись, смешались и в беспорядке стали отступать. Донеслось «ура!» со стороны барнаульцев. Началось общее наступление на белых.

Отряды белых бежали за Обь.

Ещё два дня красногвардейские отряды отражали атаки перегруппировавшегося противника. Однако стало известно, что из Новониколаевска по Оби и железной дороге к Барнаулу двигаются крупные силы белых.

Барнаульский военно-революционный комитет отдал приказ в ночь на 15 июня выступать на Алейск.

Барнаульские красногвардейцы погрузились в три эшелона и под огнём противника покинули город. Они прибыли на станцию Алейскую.

Тут же, у эшелонов, состоялось собрание, на котором было решено объединить кольчугинцев, барнаульцев, семипалатинцев и каменцев в один отряд, командиром назначить Петра Сухова и следовать на Омск. Все были уверены, что Красная Гвардия ещё удерживает Омск; знали, что часть Омской гвардии ведёт бои у Барабинска.

Обоз объединённого отряда растянулся на две-три версты. На телегах — мука, сахар, масло, боеприпасы, трёхлинейные винтовки. Пыль, будто дымовая завеса, сплошной стеной стоит над степью. Красногвардейцы скупо, озабоченно переговариваются о том, что их ожидает в Омске.

Из села Харитоновки Сухов снова послал разведку в тридцать пять конников к Камню. Долго ждали её назад, но она не вернулась. Тогда Сухов вызвал к себе Громова и сказал:

— Ты, Игнат Владимирович, эту местность хорошо знаешь. Возьми с собой двух красногвардейцев и разыщи разведчиков. Встретишь нас на этой же дороге.

— Постараюсь, — ответил Громов. — Только думаю, что назад мне не следует возвращаться. Нехорошо председателю Совета свой уезд покидать. Останусь в Камне или Корнилове, буду подпольную работу налаживать.

— Это ты правильно решил, — заметил Сухов. — Врага надо бить не только в открытом бою. Крестьяне скоро раскусят, что это за новое Сибирское правительство, и помощников у тебя много будет. Оставайся, только разведку мне разыщи… Ну, желаю удачи!

Сухов крепко пожал Громову руку, и они расстались. Не думал в эту минуту Игнат Владимирович, что они прощаются навсегда. Лишь позднее он узнал, что отряд Сухова встретил между Барабинском и Татарской отступающих омичей и повернул назад в горы Алтая, собираясь перебраться в Китай, в Синьцзянскую провинцию, а оттуда на Туркестанский фронт. Немало удачных, славных боёв провёл отряд Петра Сухова на своём пути. Несколько переходов оставалось уже до монгольской границы, но, преданный эсером Жебурыкиным, отряд попал в засаду и был разгромлен, а сам Сухов схвачен кулаками и героически принял смерть от рук палачей. Он был похоронен на берегу быстрой и голубой Катуни близ деревни Тюнгур.

Игнат Громов и двое разведчиков по лесным тропинкам и кустарникам пробирались к Камню. В лесу у деревни Вылково они встретили крепкого ещё старика с чёрной бородой. Громов узнал в нём жителя деревни Прослауха, члена Каменского уездного Совета Петра Самусева.

— Ты что это, Пётр, словно медведь, в лесу скрываешься? — спросил после приветствия Игнат Владимирович Самусева.

— Будешь медведем. Дюже беляки лютуют, вот и приходится прятаться.

— Не прятаться надо, а действовать, — заметил Громов, — подпольную работу налаживать…

Самусев хитро улыбнулся.

— А мы сложа руки, Игнат Владимирович, не сидели. С Кузьмой Линником уже группу образовали.

Лицо Громова подобрело.

— Больше надо вовлекать в группу людей. Готовиться к боям. Как прослышишь, что мой отряд начнёт действовать, не меньше взвода боевых партизан должен прислать.

— Будет сделано, — уверенно заявил Самусев.

Помолчали. Самусев поинтересовался:

— А вы куда сейчас?

— Нашу разведку разыскиваем. Не видел случайно? Тридцать пять конников…

— Видать не видел, а слыхать слыхал, — тихо проговорил Самусев. — Погибла ваша разведка. Остановилась она на отдых у Медвежонка[6], а корниловский кулак Холомок ехал с дровами из лесу, заметил, что красногвардейцы привал устроили, и сообщил об этом белякам, которые в деревне находились. Их ночью и накрыли спящих.

Всех порубали. Холомок получил за это одежду, снятую с убитых…

Отправив двух партизан доложить о гибели разведки, Громов договорился с Самусевым о явке и зашагал в Корнилово.


4. Дома. Побег из дому. Встреча с Коржаевым

Под утро, уставший и голодный, Игнат Громов прибрёл в село Корнилово. Домой решил пока не показываться, а сначала разузнать, как и что в деревне. На самой окраине Корнилово жил его дружок Захар Боярский. Громов решил пробраться к нему. У Захара отец был кулаком, и, хотя жили они врозь, дом сына находился вне всякого подозрения. Громов прокрался во двор и, прижимаясь к стене, двинулся к окну. Яростно залаяла собачонка, стараясь ухватить за шинель. Открылось окно, высунулась лохматая голова Захара, и он сонным голосом спросил:

— Кто там, кого носит?

Громов продвинулся к окну и полушёпотом проговорил:

— Это я, Захар. Игнат…

Тот бледнеет и торопливо шепчет:

— Лезь быстрее в окно. Не дай бог, увидят.

Громов влезает. Боярский торопливо, задёргивает занавеску. Они обнимаются.

— Что в деревне? — спрашивает Игнат Владимирович, усаживаясь за стол.

— В деревне каратели.

— А как наши живут?

— Жену твою, Владимирыч, схоронили. Очень болела, забота о тебе её доконала, — отвечает Захар. — А дети живут у твоего отца. Только тебе домой нельзя. Каратели га домом следят, ждут твоего прихода. Кто-то донёс, что ты в Камне председательствовал в Совете. Мы уж слух пустили, что ты убит, да, видно, не верят.

— Так ты укрой меня до ночи.

— Укрою. В амбаре спрячешься.

— Народ как, мужики?

— Мужикам что, — заметил Захар. — Бают: белые да красные дерутся, нам от того ни прибыли, ни убытка. Мы свидетели.

— Свидетелями сейчас нельзя быть, — говорит Громов. — Как плеть по ним походит — сразу поймут. За свою власть должны держаться, за советскую. Ну, а ты-то как?

Захар смутился.

— Я так же, как и все.

Громов дотемна просидел в амбаре, а стемнело — перебрался поближе к своему дому, к фронтовому другу Петру Лахину, на улицу, прозванную «Чернопятовкой» за то, что на ней жила одна голытьба. Жена Лахина сходила в дом Громовых поразведать. Вернувшись, сообщила:

— Можно идти.

Игнат Владимирович огородами перебрался к себе во двор. Тихо постучал в дверь. Открыла сестра Прасковья. Она припала к его плечу и заплакала:

— А мы тебя погибшим считали, родненький ты наш братка. Сколько слёз по тебе пролили, сколько дум передумали. Все только о твоей смерти и говорят.

— Пусть говорят. А вы эти слухи поддерживайте. Мне это в выгоду.

Проснулся отец. Детишек будить не стали. Сестра торопливо собрала на стол и стала угощать Игната Владимировича. Отец рассказывал:

— Знаешь, Игнаша, пришёл как-то к нам один человек, твоим другом назвался. Да вижу, на нём шапка что-то знакомая — мельника Монохина. Думаю: врёшь, шалюка, сын мой с кулаками никогда не водился. Заставил я Прасковью самовар поставить, а Настеньку Нечаеву послал за самогонкой. Напоил его, а он, шалюка, еле языком ворочает, а всё о тебе справляется: где да что ты. У меня возьми да и вырвись: ну его к чёрту сына такого, пришёл бы, сам его связал да и законным властям передал. Измучил он меня… А он как соскочит с лавки и говорит: «Ох, дедушка, если бы ты так сделал, золотом бы тебя осыпали». Я и понял, что это шпика к нам подослали. Ещё его угостил, Прасковья с Настенькой плясать с ним стали да незаметно ножку ему подставили. Навалились мы все трое на него, а я давай по карманам шарить. Наган у шалюки оказался. Я его им и стукнул в висок. Тут, спасибо, Петя Нечаев пришёл, утащили мы с ним его ночью за огороды и в околке закопали. А через два дня в деревне разыскивали пропавшего офицера из контрразведки…

Громов с жадностью ел, слушая отца. Вдруг ему показалось, что за окном кто-то тихо ходит.

— Вроде кто-то под окном топчется. Не слышите? — обеспокоенно спросил Игнат Владимирович.

— Не чую. Мало ли здесь кто шатается. Я посмотрю, — заметила Прасковья.

Не успел Игнат Владимирович сказать, чтобы она этого не делала, как сестра открыла дверь и в неё с грохотом ввалились три белогвардейца. Здоровенный рыжий детина с унтер-офицерскими погонами заявил:

— Бандит Громов, ты арестован.

«Пропал! — мелькнуло в голове Игната Владимировича. — Что же делать?..»

Громов выхватил из кармана револьвер и бросился на вошедших с криком:

— Застрелю-ю-ю!

Гремят два выстрела. Белогвардейцы не выдерживают и выскакивают из избы. Вслед за ними выбегает и Громов.

Не оглядываясь, он через огород направляется к поскотине, оттуда. — в лес.

В лесу тишина.

Птицы на разные голоса заливаются.

Пахнет грибами и сыростью.

Куда податься?..

В село возврата нет, в Камень — тоже опасно. Жить в лесу отшельником и ждать, когда люди сами придут к тебе?.. Нет, надо действовать и действовать побыстрее! С чего же начать?


И. Т. КОРЖАЕВ — руководитель Каменской подпольной организации, начальник партизанской контрразведки.


Громову пришла мысль связаться с Каменской подпольной организацией, которой руководил грузчик Иван Коржаев. Эта организация, как и некоторые другие, была создана по распоряжению Барнаульского Военно-революционного комитета и губкома РКП (б) сразу же после чешско-белогвардейского переворота.

Встреча состоялась на явочной квартире. Коржаев обрадовался приходу Громова и долго рассказывал ему о бесчинствах белогвардейцев, о действиях подпольной организации.

— Трудно работать, — пожаловался Коржаев. — Опытных работников мало. Из 23 городских членов партии шестнадцать уже расстреляны. Погибли Фёдор Шевцов, Пётр Сарычев, Фёдор Колесников. Ефросинья Алексеевна Кадыкова — наш лучший организатор — в тюрьме, муж её тоже. Думаем побег им устроить.

— Да, работать трудно, — согласился Громов. — А ты поближе к рабочим будь, с барнаульским подпольем свяжись. Легче будет. Я вот тоже собираюсь партизанский отряд создать, твоя помощь потребуется.

— Отряд! Правильно. В Томске с 18 по 22 августа проходила первая Сибирская конференция большевиков. Создан областной партийный комитет. Поставлена задача организовать вооружённую борьбу за Советы, бить врага по тылам, помогать Красной Армии освободить Сибирь, Вот и надо нам выполнять это решение. Мы разъяснением займёмся, собиранием сил, а вы будете делать налёты на беляков. Верно, многие мужики, особенно середнячки, ещё на месте топчутся, не знают, куда повернуть. Но мы им поможем разобраться. Да они и сами скоро поймут, какая им власть ближе.

— Значит, по рукам, — воскликнул Громов. — Будем драться.


5. Мобилизация. Коновал Осип Баев. Первые партизаны. Налёт на Корнилово

В августе 1918 года Сибирское временное правительство объявило мобилизацию молодёжи в армию «для защиты Отечества». В назначенный день восемнадцати-и девятнадцатилетние парни должны были явиться на сборные пункты.

Крестьяне — беднота и середняки — заволновались. «Не дадим сыновей. Хватит, мы за них отвоевали!» — шумели они на сборнях. Но призыву Чернодольского подпольного большевистского комитета тысячи крестьян — отцов и сыновей — селений Чёрный Дол, Андреевки, Максимовки и посёлка Ярового, вооружившись чем попало: топорами, вилами, старенькими дробовиками и берданами, собрались в посёлке Чёрный Дол, а оттуда двинулись на Славгород, захватили тюрьму, освободили политических заключённых, убили городского голову Фрея, Белогвардейский гарнизон был разгромлен, лишь немногие убежали задворками в степь и укрылись на кулацких заимках.

Восставшие организовали «Крестьянско-рабочий штаб», который издал несколько воззваний с призывом подниматься на борьбу с Временным правительством и разослал их по сёлам.

Крестьяне многих деревень одобрили действия чернодольцев, стали формировать отряды и направили своих делегатов в Славгород на съезд для выборов советской власти взамен эсеро-кулацкой управы.

Но контрреволюционное Сибирское временное правительство двинуло в степь дикую дивизию атамана Анненкова. Запылали сёла. Анненковские головорезы расправились с чернодольцами, постреляли на улицах Славгорода собравшихся на съезд делегатов.

Весть о расправе анненковцев над чернодольцами дошла и до Поперечного, где скрывался в это время Громов. Он вызвал к себе жителя этого же села, бывшего армейского ветеринарного фельдшера, а теперь просто коновала Осипа Баева. Через него держала связь с сёлами Каменская подпольная организация.

— Слыхал о чернодольцах? — спросил Игнат Владимирович Баева, когда тот грузно опустился на предложенную табуретку.

— Дошли слухи, — угрюмо ответил Баев.

— Вот тебе партийное задание: бери свой инструмент и иди по деревням коновалить.

— Не понимаю, кому моё ремесло теперь нужно, — пожал плечами Баев.

Громов улыбнулся.

— Эх ты, паря! Да сейчас твоё ремесло как нельзя кстати. Ходи себе с сумкой по домам, спрашивай, не надоли лошадей подконовалить, а сам между делом рассказывай о чернодольцах, о расправе над ними анненковских бандитов, советуй молодёжь в армию не посылать. Понял?..

— Ещё бы! — ухмыльнулся Баев. — Всё понятно, Игнат Владимирович. Будет сделано…

— Да попутно приглядывайся: где, сколько чего у карателей. Кто партизанить захочет, присылай на полевую стоянку, что на стыке панкрушихинскнх и попереченских полей. Связь держи со мной постоянно, может, листовочек сумеем организовать.

— Хорошо. Сынок Киря связным будет, — голос Баева потеплел. — Он у меня смышлёный.

— Ну и добро! — заключил Громов и крепко пожал руку Баеву. — А теперь за дело.

* * *

Игнат Владимирович Громов сидел в землянке, служившей кому-то полевым станом, и, прихлёбывая чай из закопчённой кружки, наставлял в дорогу только что освобождённого каменскими подпольщиками из тюрьмы агронома Александра Кадыкова, по партийной кличке «Городецкий». Вместе со своим отцом Корнелием он уезжал выявлять сочувствующих советской власти и организовывать подпольные группы в сёлах уезда.

Через маленькое тусклое оконце донёсся шум шагов, говор.

Громов с Городецким схватились за наганы. Открылась дверь, и в землянку ввалилась группа корниловских жителей — Егор Корнеев. Василий Кондауров, восемнадцатилетний паренёк Петя Нечаев и другие.

Корнеев поздоровался и сказал:

— Принимай в партизаны, Игнат Владимирович. Баев нас прислал.

Громов обрадовался.

— Доброе дело, — заметил он. — Оружие есть?

— Две берданки и топор. Я свою винтовку прихватил.

— Мало. Но ничего, в бою достанете. А в общем, беляков бить будем.

— Достанем, Игнат Владимирович. Душа горит. Знаете, что они у нас сделали?

И Корнеев рассказал о том, что произошло в Корнилово.


В один из осенних пасмурных дней Осип Баев прибрёл в деревню Корнилово. На главной улице у плетневых заборов стояли небольшими группками мужики, угрюмые, насупившиеся, и о чём-то переговаривались. Подойдя к ближней группке, Баев завёл баском:

— Лечу лошадей, коновалю!.. Лечу лошадей, коновалю!

Мужики недружелюбно покосились на коновала и промолчали. Баев подошёл к ним, снял кепчонку и поклонился:

— Здравствовать желаю, почтенные хозяева!.. Не надоть ли лошадушек в порядок привести?

— Не до этого сейчас. В жизни и то порядка нету, — проговорил чернявый мужичонка, первый в деревне бедняк Фома Карпов.

— А что случилось? — полюбопытствовал Баев.

— Что, что?! — рассердился Карпов. — Не слыхал, мобилизация.

— Слыхал, как же, — спокойно заметил Баев. — Больше знаю. Из Чёрного Дола иду. Там мужики вместо отправки сыновей в армию двинули на Славгород и всех беляков побили да поразогнали. А против чернодольцев атаманцев выслали, анненковцев. Они деревни жгут, народ стреляют да шомполами порют. Вот и посылайте им своих сыновей помогать мужиков вешать.

— Но-но! — всё более раздражаясь, повысил голос Фома Карпов. — Своих посылай!..

Баев примиряюще улыбнулся.

— Моих бог миловал, я своих к Громову отправил, мужиков защищать.

— Это кто такой, Громов-то? — спросил другой мужик, молчавший до этого.

— Командир партизанского отряда. Ваш односельчанин. Правильная-то его фамилия Мамонов.

— Игнат Владимирович?! — удивился мужик. — Как же, знаем. Верный человек, наш, одним словом.

— Вот-вот!.. Надо будет, покажу к нему путь. Ну, бывайте здоровы! — проговорил Баев и зашагал к другой кучке крестьян.

А через час на площади собрался сход. Уже большинство крестьян знало о расправе в Чёрном Доле. Когда же представитель Земской управы зачитал приказ Сибирского временного правительства о мобилизации, они зашумели:

— С кем воевать-то? Кто наступает?..

Земец не растерялся, бойко ответил:

— Москву, бают, брать надо.

Вперёд выдвинулся Фома Карпов и выкрикнул:

— А что её брать. Разве она не наша, не расейская?

— Расейская-то расейская, — почесал в затылке земец, не зная, что ответить, и вдруг выпалил: — Красные её захватили.

Мужики загудели.

— Красные нам худа не сделали!..

— Нам что красные, что белые, лишь бы нас не трогали!

— Помогать вешать чернодольцев мобилизуют! — выкрикнул Афанасий Ивлечев, тот, что в Камне председательствовал на съезде кооператоров.

— Не дадим сыновей!

— Не дади-и-м! — прокатилось по толпе.

Рядом с земцем встал крепкий, приземистый крестьянин, фронтовик Спиридон Фильчаков. Он взмахнул рукой и что было сил крикнул:

— Тихо, мужики!

Мало-помалу установилась тишина. И тогда Фильчаков сказал:

— Я предлагаю принять всем сходом приговор: сыновей в армию Временного правительства не давать, молодёжи на призывной пункт не являться. Нехай воюют, кому на то охота есть. Мы себе не враги. Нам землю пахать надо, а не воевать.

— Верна-а-а! — заревел сход. — Принимаем приговор!..

— Голосую! — перекричал всех Фильчаков.

Над головами взметнулись мозолистые, задубелые руки.

* * *

Поздно вечером в Корнилово прибыл карательный отряд поручика Воронцова. Всю ночь офицерьё пропьянствовало у мельника Монохина, и тот, как выяснилось потом, под тост за здравие нового правительства передал поручику записочку, составленную вместе со своим компаньоном Леоненко, На бумажке корявым почерком были нацарапаны фамилии большевиков и им сочувствующих. Первой значилась фамилия Спиридона Фильчакова.

Утром каратели согнали всех жителей села на площадь. Мужики опустили головы, словно приговорённые, женщины вытирали слёзы платками, ребятишки, всегда шумливые и озорные, сейчас прижались к матерям, испуганно поглядывая на конных белогвардейцев.

Стоит какая-то зловещая тишина. Не свистит ветер в деревьях, облепивших со всех сторон церковь, не переговариваются, как бывало на сходках, мужики. Только где-то на краю деревни воет собака, нагоняя тоску.

Толпа расступилась, образовав проход, и к церкви проехал на лошади поручик Воронцов, худой, сутуловатый, с отёкшим от перепоя и бессонной ночи лицом. Он соскочил с лошади, бросил повод подбежавшему солдату и поднялся на крыльцо. Тут же оказался священник Остроумов, мельник Монохин и его компаньон Леоненко.

Поручик зло осмотрел толпу, пренебрежительно скривил запёкшиеся губы и хрипловато проговорил:

— Временное правительство Сибири объявило мобилизацию новобранцев для защиты матушки-России от бандитов-большевиков. Однако ваше село не выполнило приказ: не выставило ни одного солдата. Это называется саботажем и в военное время карается расстрелом…

— Против кого воевать-то? — выкрикнул из толпы Спиридон Фильчаков. — Большевики мам ничего плохого не сделали.

Лицо у поручика Воронцова налилось кровью, небольшая фигурка его хищно подобралась, словно приготовилась к прыжку.

— Взять! — махнул он в сторону Фильчакова.

Два карателя выхватили из толпы Фильчакова и подвели к Воронцову. Тот сделал шаг вперёд и прохрипел:

— Большевик?

Фильчаков промолчал.

— Большевик, спрашиваю?

— Большевик, ваше благородие, — шепнул Воронцову мельник Монохин. — Фильчаков его фамилия. Первым в записочке стоит…

— Отвечай, кто, помимо тебя, большевики? — взвизгнул Воронцов.

— Не могу знать, — спокойно ответил Фильчаков. — Все такие, как я.

— Врёшь, сволочь! — взмахнул нагайкой Воронцов. — Сто, двести, пятьсот шомполов, пока не скажет.

Каратели схватили Фильчакова и, повалив на ступеньку, задрали рубаху и начали хлестать шомполами.

— Всё равно ничего не добьётесь, — скрипел зубами Фильчаков, вздрагивая при каждом ударе.

— Подбавить красненьких! — приказал Воронцов.

Солдаты разложили костёр… Нагрев докрасна шомпола, стали запускать их под кожу Фильчакову. Запахло горелым мясом.

Бабы плакали, мужики отворачивались, сжимая кулаки, а Фильчаков сначала стонал, хрипел, харкал кровью, а потом затих, да так и скончался в беспамятстве.

— Афанасий Ивлечев!.. Гавриил Федяев! Николай Степанищев, Фома Карпов, Семён Черепанов… — выкрикивал по списку Воронцов.

Девять человек сбилось в кучку, не понимая, чего от них хотят.

— За организацию саботажа — расстрелять! взмахнул рукой Воронцов. — Приготовиться!..

Каратели поставили крестьян к церковной стене, щёлкнули затворами винтовок.

— Ой, люди добрые, за что же убивают?.. Спасите!.. — с мучительной болью в голосе выкрикнула молодая женщина, видно, жена кого-то из приговорённых к смерти. Выкрикнула и забилась в руках подхватившего её крестьянина.

— Мама! Мамка же! — испуганно заплакала маленькая девочка, хватаясь трясущимися ручонками за юбку бьющейся в истерике матери.

Толпа молчаливо колыхнулась вперёд. В тишине прозвучал спокойный голос священника Остроумова.

— Постойте, господин поручик… Они же православные. Допрежь чем предстать им перед судом всевышнего, дозвольте заупокойную прочитать.

— Валяй! — снисходительно разрешил Воронцов.

Поп загнусавил:

— Со святыми упокой души рабов твоих, идеже несть ни печали, ни болезни, ни воздыхания, но жизнь бесконечная…

Не успел поп произнести последние слова молитвы, как поручик Воронцов скомандовал: «Пли!»

Громыхнул залп, и заживо отпетые ни в чём не повинные люди упали на землю.

На площади началась массовая расправа: пороли всех подряд — и мужиков и женщин.

— Предупреждаю, если через три дня новобранцы не явятся на призывной пункт, каждого десятого расстреляю, а деревню сожгу, — пригрозил напоследок Воронцов и направился в дом Монохина продолжать попойку.

Большое село притаилось. На улице — ни души. Только заросший чёрной щетиной человек с кожаной сумкой через плечо, в котором угадывается бродячий коновал, иногда появляется на ней, переходит из одного дома в другой.

* * *

Под вечер к землянке прибрёл паренёк. Он был не по возрасту рослый. Из-под шапчонки выбилась прядь чёрных волос. Глаза смелые, дерзкие. Он спросил у собравшихся около землянки партизан:

— Кто Громов будет?

— Я буду, а тебе зачем? — ответил Громов.

— Вам пакет, — паренёк достал из-за пазухи вчетверо сложенный листок. — Батя прислал.

Баев писал: «В Корнилово каратели учинили расправу. Провёл работу. Многие решили партизанить, а может быть, уже пришли к вам. Нет, так ждите. Иду „коновалить“ в другие деревни. Ждите и оттуда пополнение».

Громов разорвал на мелкие клочки письмо и, обращаясь к пареньку, заметил:

— Спасибо за сообщение. Можешь возвращаться, домой.

Однако паренёк не думал уходить. Он топтался на месте, видно, собираясь что-то сказать.

— Говори, Киря, говори, — подтолкнул его Петя Нечаев (они уже успели пошептаться между, собой, пока Громов читал донесение).

— Товарищ Громов, разреши остаться в отряде. — В глазах Кири — надежда и боязнь, что его не примут. — Что хошь буду делать: белых бить, в разведку ходить.

— Ишь ты! — удивился Громов. — А тебе сколько лет?

— Пятнадцатый…

— Маловато. Ещё забоишься. Да и стрелять, поди, не умеешь?

Киря оглянулся по сторонам, схватил у землянки бердану и побежал через поляну, тянущуюся неширокой полосой между пашней и берёзовыми околками.

Вот он присел по колено, стал прицеливаться. И тут все увидели, что на оголённой раскидистой берёзе сидит с десяток косачей.

Раздался выстрел, и черныш, цепляясь за ветки, свалился на землю.

Киря подбежал к птице, поднял её и уже не торопясь вернулся к землянке.

— Вот. На похлёбку, — проговорил он. — А вы говорите, стрелять не умею. Баевы — все охотники.

Громову паренёк понравился.

— Молодец! Что же, ладно, берём. Будешь моим связным.

Киря обрадовался. В обнимку с Петей Нечаевым он и отошли в сторону, улеглись невдалеке на жухлую траву и принялись о чём-то разговаривать.

Ночью прибыло ещё несколько мужиков, но теперь уже из Ярков: Проня Поставнев, Илья Чеукин, Василий Коновалов и другие. Народ всё стреляный, фронтовики. Позже всех пришёл из Поперечного Данько Кольченко. В руках у него — винтовка. Он тяжело опустился на порожек землянки, закурил и только тогда хрипло проговорил:

— Не мог оставаться в деревне, а в их армию не хочу. Терпение лопнуло. Примите в отряд. Буду бить их не жалея.

— Принимаем. Нам люди нужны, — ответил Громов.

* * *

Прошла неделя. Отряд вырос до 23 человек. «Пора дать знать о себе мужикам, да пусть и белые почувствуют. Двадцать три партизана тоже сила немалая. И оружие есть», — думал Громов.

В одну из тёмных октябрьских ночей он побывал на явочной квартире в Камне, встретился с Иваном Коржае-вым. Рассказав о расправе карателей над крестьянами села Корнилово, об организации отряда, Громов попросил совета:

— Думаю, пора нам действовать, да не знаю, с чего начать?

— А вот и начни, пожалуй, с Корнилова, — посоветовал Коржаев. — Кулачьё всюду выдаёт карателям большевиков и им сочувствующих. По всей строгости советского закона накажи предателей Монохина, Леоненко, попа Остроумова.

Вернувшись в отряд, Игнат Владимирович подозвал к себе Кирю Баева, усадил рядом и, по-отцовски обняв, проговорил:


КИРЯ БАЕВ — партизанский связной и разведчик.


— Ну, вот что, Киря, даю тебе боевое задание: надевай на себя что похуже да постарее, мешок через плечо вешай и иди в Корнилово милостыньку собирать, как я когда-то в детстве.

Да пожалобнее тяни, знаешь, вот так:

«Подайте ради Христа на пропитание.

Нет у меня ни отца и ни матери…» Понял?

— Понял, товарищ Громов! — задорно ответил Киря.

— Побывай обязательно у мельника Монохина, у попа, посмотри, есть ли у них офицеры, чем они занимаются.

— Вот здорово! — восхищённо воскликнул паренёк. — Всё как есть разведаю.

Киря натянул на себя грязную, рваную рубаху, такие же штаны, не по росту большой, залатанный пиджак, Петя Нечаев пристроил ему сбоку мешок, наполненный до половины чёрствыми кусками хлеба. Киря и впрямь стал походить на нищего мальчишку. Он подошёл к Громову, сделал жалостливое лицо и дрожащим голоском протянул:

— Подайте ради Христа. Нет у меня ни отца и ни матери…

Громов улыбнулся:

— Похож, похож.

Киря козырнул, повернулся кругом и побрёл узенькой тропинкой к просёлочной дороге.

* * *

На улице в Корнилово тихо, людей не видно. Чтобы не было подозрений, Киря начал «побираться» с крайней избы.

Наконец Киря добрался и до поповского особняка. Он решительно открыл тесовую калитку, быстро прошмыгнул к крыльцу (как бы не увидели, а то ещё не пустят!). Дверь в дом оказалась незапертой, и Киря вошёл в кухню. У печи возилась попадья, низенькая, толстенькая, с двойным подбородком и маленькими заплывшими глазками.

Киря размашисто перекрестился на иконы в переднем углу и плаксиво протянул:

— Подайте ради Христа. Нету меня ни отца и ни матери.

Попадья торопливо подошла к шкафу, отломила кусок от ржаной булки, видно, испечённой на корм курам, и подала нищему.

Киря снова неистово закрестился, приговаривая: «Спаси Христос! Дай вам бог здоровья, всякого благополучия, и счастья, и богатства, и…», а сам всё соображал, как бы ухитриться заглянуть в другую комнату. Оттуда доносились приглушённые голоса, но кто там? Есть ли офицеры? Сколько их?.. А может, батюшка с кем-нибудь из местных забутыливает?.. И вдруг мелькнула смелая мысль…

В следующее мгновение попадья увидела, как у нищего мальчишки лицо перекосилось от боли, из рук выпал кусок хлеба, как он судорожно схватился за живот и, вскрикнув: «Ой, тошно!», повалился на порог.

Попадья перепугалась: не дай бог, помрёт, ещё отвечать придётся. Она кинулась к мальчишке и, теребя его за ворот пиджака, спросила:

— Что… что с тобой? Что случилось?.. Где болит?

— Ох, ох!.. — стонал Киря. — Живот схватило.

Попадья ещё больше всполошилась, крикнула мужа. Широко распахнулась дверь, и в ней показался раскрасневшийся поп. Киря бросил быстрый взгляд в комнату. За столом сидели пьяные офицеры, какие-то женщины. Леоненко, Монохин. Мельник, обнимая сухощавого поручика, запальчиво говорил:

— Нет, нет, господин поручик, мы вас сегодня не пустим. Н-не пустим. Мы ещё гульнём. Ко мне пожалуйте. У м-меня первач, как слеза…

— Ну и ладно… ну, и гу-гульнём, — заплетающимся языком проговорил поручик.

Киря ясно разобрал их слова, подумал: «Значит, ночью у Монохина будут пить».

— Чего орёшь? — облизывая жирные губы, спросил батюшка у жены, не понимая, что происходит.

— Да вот побирушка… Живот у него схватило. Как бы не помер, — ответила попадья.

Батюшка сытно икнул и заметил:

— Ни черта ему не сделается. Налей касторки — и пусть катится отсюда. — Повернулся и ушёл в комнату, захлопнув дверь.

Попадья налила из литровой бутылки в стакан маслянистой жидкости и подала Кире. Ом, морщась, залпом выпил касторку и выскочил из поповского дома.

* * *

Игнат Владимирович, выслушав сообщение Кири Баева, отобрал для операции небольшую группу партизан: Проню Поставнева, Михаила Титова, Егора Корнеева, Степана Листодорова, Петю Нечаева и Кирю.

Данько Кольченко, не попав в число назначенных, попросил:

— Товарищ Громов, и меня возьмите. Дайте душу отвести, злость согнать.

Громов посмотрел на партизана:

— Ладно, пойдёшь.

Кольченко обрадовался.

— Вот спасибо. Уж я их…

Ночь была по-осеннему тёмная. Лишь изредка ненадолго луна выплывала из туч.

Партизаны незамеченными вошли в деревню. И бесшумно, гуськом, двинулись к дому Монохина.

Большой крестовый, с застеклённой террасой, дом мельника обнесён высоким забором. На кухне горит огонёк, но сквозь щель в ставне никого не видно. Громов решил сначала заглянуть в соседний домик, к портному.

Дверь открыла худенькая женщина с растрёпанными волосами. Узнав Громова, она торопливо зашептала:

— Уходите, Игнат Владимирович, уходите. Моего-то расстреляли. Поймают вас — сгубят.

— Не бойся, — тихо проговорил Громов. — Мы пришли отплатить за убитых. Скажи: есть кто у Монохина?

— Офицеры там. Пьянствуют…

— Ну и добро. Закрывайся.

Игнат Громов, Проня Поставнев и Михаил Титов перемахнули через забор и остановились у крыльца. Киря Баев и Данько Кольченко остались у террасы. Остальные залегли в канаве на улице.

— Давай! — шепнул Громов Михаилу Титову.

Тот подошёл к двери и постучал громко и властно.

— Кого надо? — донёсся из сеней женский голос.

— Откройте. Господину поручику пакет.

Хозяйка долго не открывала, видно, ходила спрашивать — впустить или нет человека с пакетом. Наконец стукнула щеколда.

Титов не торопясь вошёл в дом, а следом за ним вбежал с наганом в руке Громов.

Монохина узнала Игната Владимировича, испуганно вскрикнула:

— Партизаны!..

Однако не растерялась, кинулась в комнату и закрыла дверь на крючок.

Дорога была каждая минута. Выскочив во двор, Громов с Титовым открыли ставни и запустили в окно по гранате. Два взрыва нарушили тишину корниловских улиц.

Через пролом окна Громов с Титовым ворвались в дом. Нашли лампу и зажгли свет. На полу у стола валялись мёртвые офицеры, священник Остроумов, хозяйка дома. На сломанном стуле лежала какая-то женщина. Приглядевшись, Громов узнал в ней жену Леоненко. Сам же Леоненко был жив. Забившись в угол, он вздрагивал всем телом.

— Предатель! — проговорил Титов и направил на Леоненко дуло револьвера.

— Погоди, — остановил его Громов. — Сначала приговор объявим… За выдачу карателям неповинных людей предатель и враг крестьянства Леоненко на основании законов советской власти приговаривается к расстрелу.

Леоненко вскрикнул и повалился на колени.

— Партизану Михаилу Титову привести приговор в исполнение.

Глухо прозвучал выстрел, и предатель ткнулся лбом в пол.

— А где же Монохин? — вдруг вспомнил Громов.

Обыскали весь дом, но было уже поздно: разбив стекло у террасы, Монохин бежал.

Киря Баев, услышав звон разбитого стекла и увидев тёмный силуэт человека в пустоте рамы, вскинул винтовку и хотел по нему стрелять, но Кольченко остановил его:

— Не стреляй. Не видишь, свой!

И Киря опустил винтовку.

Монохин спрыгнул в ограду, перемахнул через забор и скрылся.

Узнав об этом от Кири, Игнат Владимирович напустился на Кольченко:

— Шляпа ты, а не партизан. Огородное пугало!.. Своих от чужих не можешь отличить.

— Обознался, товарищ Громов. Виноват! — оправдывался Кольченко. — Мне показалось, что это Титов. Темно, не разберёшь…

Партизаны, выполнив задание, торопливо уходили из деревни.

Каратели подняли на ноги всех жителей Корнилово и отправили в погоню. За поимку Игната Громова они обещали награду. Одна группа наткнулась на партизан, но вместо того, чтобы сообщить об этом карателям, посоветовала, где можно лучше укрыться. Партизаны перебрались в Поперечное.

Прошло два дня, вдруг ночью прибегает Киря Баев.

— Уходите из Поперечного. Белые вас открыли, — запыхавшись, сообщил он. — Собираются сюда идти, да батя с браткой Авдеем самогонкой их удерживают.

Решили расходиться по двое. Последними покинули убежище Громов и Петя Нечаев.

Ночь была тёмная. Ни луны, ни звёзд, лишь мрачные тучи бродят по небу. Громов с Нечаевым идут по обочине дороги, то и дело оступаясь в выбоины.

Неожиданно впереди замаячили фигурки людей. Раздался окрик:

— Стой, кто идёт?

— Белые! — прошептал Петя.

— Притворяйся пьяным, — также шёпотом сказал ему Громов и заплетающимся языком громко заговорил: — М-мы, племяш, ещё гу-гульнём. В-вот придём домой и гу-гульнём. У меня в подполье ещё пол-литровка первача имеется…

— Стой, кто идёт?

— С-свои, — откликнулся Громов и предложил Нечаеву: — П-племяш, а, п-племяш, давай с-споём… — и, не дожидаясь согласия, затянул:

Ехал из ярмарки
Ухарь-купец,
Ухарь-купец,
Удалой молодец…

— Стой! — уже рядом раздался прежний голос.

— Да это, видно, местные крестьяне, слышишь, пьяные, — замечает другой. — Пошли, ну их.

Фигурки людей стали удаляться и вскоре растаяли в темноте. А Громов с Нечаевым нестройными голосами припевали:

Эх, Сашки-канашки мои,
Разменяйте бумажки мои,
А бумажечки новенькие —
Двадцатипятирублевенькие…

Выбравшись из деревни, они бегом направились в нолевую избушку.

А по деревням ходил коновал Осип Баев и рассказывал о партизанском налёте на Корнилово, прибавляя от себя, что партизан было несчётное количество…


6. Роспуск отряда. Организация подполья

Наступили холода, закружили в степи вьюги, зазмеилась на дорогах позёмка. А потом установилась тихая, морозная погода. Теперь трудно было скрывать следы после налётов на сёла, занятые белыми. Того и гляди, на партизанскую стоянку нагрянут каратели. Надо было что-то предпринимать. Но что?.. что?.. Двинуться в глухую тайгу? Но как без связей организовать жизнь в лесу? Упрятаться по заимкам до весны? Это тоже не выход. Бездействие — хуже любой опасности.

Громов долго раздумывал, как поступить, и, наконец, собрав всех партизан, сообщил о своём решении:

— Зима для партизан — хуже злой мачехи. Выживет нас отсюда, в руки белякам выдаст. Вот я и надумал: надо нам расходиться по сёлам до весны…

— Это как же так, Игнат Владимирович?! — возмутился Егор Корнеев. — Будем, значит, на печи отлёживаться, а беляки — хозяйничать в наших домах?..

— Отлёживаться на печи не придётся, — сурово заметил Громов. — Действовать будем. Первая подпольная конференция большевиков решила готовить общесибирское восстание против белогвардейского правительства. Вот и надо мам связаться с подпольными организациями, а где их нет — создавать, вести разъяснительную работу среди населения, привлекать на свою сторону крестьян, готовить их к восстанию, оружием запасаться… Ясно?

— Ясно-то ясно, — проговорил Василий Коновалов, — да разве всесибирское восстание организуешь! Надо бы помельче, по деревням, самое большее — в волости.

Громов подумал, что, пожалуй, Коновалов прав, но сказал другое:

— На то есть решение подпольной конференции. Мы его должны выполнять. — И, обращаясь к Коновалову, добавил: — Тебя, Василий, назначаю своим заместителем на случай чего. Имеющееся оружие надо спрятать. Но куда?..

— Дозвольте, товарищ Громов, я спрячу, — вызвался Данько Кольченко. — У меня добрый тайник имеется в Поперечном. Будет в полной сохранности.

— Ты уверен в этом? — спросил Громов.

— Ещё бы! — твёрдо заявил Кольченко. — Уж будьте спокойны.

— Ну, что ж, доверяем тебе. Береги оружие, как самого себя.

Ночью оружие переправили в Поперечное и спрятали в разрушенном погребе. Партизаны разошлись по деревням. На старой стоянке остались Громов и Корнеев.

— А тебе, Егор, особое задание, — сказал Громов Корнееву. — Проберись в Омск и во что бы то ни стало свяжись с подпольной партийной организацией. Узнай обстановку, получи директивы. Скажи, что мы готовы выполнить любое задание.

— Слушаюсь, Игнат Владимирович.

На другой же день Корнеев уехал в Омск.

* * *

Громов решил навестить Городецкого в Косо-Булате, а по пути установить связи со своими людьми в других деревнях, организовать подпольные ячейки. Однако появляться в сёлах в обычном виде, под своей фамилией, было рискованно — многие его знали по работе председателем Каменского Совета. После налёта на Корнилово белогвардейцы усиленно разыскивали Игната Владимировича. Нужно было достать подложный паспорт, другую одежду, Игнат Владимирович вспомнил, что в Ярках проживает питерский рабочий, гравер Степан Галактионович, грузный, неповоротливый, к тому же мрачный и неразговорчивый человек. По фамилии его редко кто называл, а чаще по прозвищу — «Топтыгин». Да и Громов фамилии не помнил, хотя встречался с ним не раз. От Василия Коновалова знал, что человек он надёжный, участвовал в Чернодольском восстании. Игнат, Владимирович попросил Коновалова прислать к нему гравера.

В тот же вечер «Топтыгин» ввалился в комнатушку, занимаемую Громовым, и, бросив взгляд исподлобья, пробасил:

— Здравствуй! Чего звал?

Игнат Владимирович усадил его на стул против себя и сказал:

— Вот что, Степан Галактионович: сослужи ты добрую службу. У тебя руки золотые. Паспорт мне надо смастерить, да такой, понимаешь, чтоб авторитетным был — на имя какого-нибудь купца, заводчика или чиновника, словом, почётного человека для белой сволочи. Как, можешь?

Гравер помолчал и прогудел:

— Можно. Завтра принесу.

Он несколько минут дымил едким табаком из самокрутки, затем бросил ещё одно слово: «Сварганим!» и, тяжело поднявшись со стула, вышел.

На другой день он пришёл к Громову и положил на стол паспорт. Игнат Владимирович раскрыл его и прочитал: «Евдоким Семёнович Уваров. 1888 года рождения, заводчик города Борисоглебска, Тамбовской губернии, владелец мыловаренно-парфюмерного завода».

— Подходит. Здорово! — заключил он. — Откуда достал? Не попадусь?..

— Очень просто, — ответил гравер, — взял его у Евдокии Семёновны Уваровой. Она недавно из Борисоглебска приехала. Ну, а сделать из Евдокии Семёновны Евдокима Семёновича для нас плёвое дело.

— Как же она отдала тебе паспорт? — поинтересовался Громов.

— Уговорил. Да он ей и ни к чему, всё равно им ребятишки играли, — проворчал Степан и, словно спохватившись, что наговорил лишнего, заторопился: — Ну, я пошёл. Владейте заводом на здоровье…

Игнат Владимирович перестал бриться — растил бороду, чтобы быть неузнаваемым. Прикидывал в уме, где бы достать добротный костюм и шубу, подобающие богатому человеку. Собирался уж было послать за одеждой в Камень, но в дом, где укрывался Громов, прибежал Киря Баев и сообщил:

— Беляки в Поперечное нагрянули, по домам шарятся. Надо уезжать. Я уж лошадей подыскал. Пойдёмте…

Громов схватил подвернувшийся под руку хозяйский зипун и выскочил из избы вслед за Кирей. Паренёк провёл его огородами на край села в незнакомый дом-пятистенник. Седой старик, одетый по-дорожному, сидел на лавке, а хозяйка, такая же старая, стояла в переднем углу на коленях и кланялась иконам.

Увидев вошедшего Громова, она бросилась к нему:

— Не тебя ли мой старик везёт?

— Меня.

— Уж христом-богом тебя прошу, родненький, не отнимай жизни у старика. Много ли ему и так-то жить осталось?!..

— С чего это ты, бабуся, взяла, что я хочу его жизнь лишить? — удивился Игнат Владимирович.

— Да вот Кирюха всё револьвертом строжился. Запрягай, говорит, а то застрелю, — ответил за старуху сам хозяин.

Громов неодобрительно покачал головой, велел Кире револьвер спрятать подальше. Хотел пожурить его, однако пришла мысль: «А как он должен был поступить я данном случае, какой выход найти, чтобы спасти командира от ареста, а может быть, и от расстрела? Было ли ему время раздумывать над правильностью своих поступков, когда нависла опасность…»

Игнат Владимирович успокоил хозяйку, и они с дедом выехали в село Глубокое. Здесь Громов переночевал у знакомого маслодела Матвея Колпакова, а на следующее утро с его же помощью достал подводу. Возчиком оказался мордвин, высокий, сутуловатый человек с хитро прищуренными глазами.

— Куда доставить? — спросил он Громова.

— В Леньки.

На развилке дорог Игнат Владимирович неожиданно сказал:

— Передумал я. Надо сначала в Камышинку заехать.

Возчик-мордвин выполнил просьбу Громоза, повернул на Камышинку и долго, задумчиво молчал, изредка пощёлкивая бичом. А когда показались вдали низенькие деревянные избушки, обернулся к Игнату Владимировичу, спросил:

— Я так думаю: убегаешь ты от кого-то?

Громов сделал вид, что не расслышал вопроса, но возчик не отставал.

— От беляков, верно, бежишь?

Игнат Владимирович, стараясь скрыть волнение, проговорил:

— С чего ты взял? От кого бежать-то?

Мордвин хитро подмигнул:

— Чарамига[7] ты. То в одну деревню давай, то в другую…

— Это ты, знаешь, брось, — заметил Громов. — По делам иду. Заводчик я…

Мордвин засмеялся:

— Заводчик?! Ну-ну!.. Только одёжка не та. Зипун-то не по тебе шит.

Игнат Владимирович промолчал. Возчик, видя, что этот разговор седоку неприятен, тоже умолк.

В Камышинке он завёз Громова к своим знакомым мордвинам Кудашкиным.

Хозяин дома, крепкий ещё старик, о чём-то расспрашивал возчика на своём языке, потом подошёл к Громову:

— Тебя, мил человек, видно, беляки преследуют. Чем помочь-то?

— Да нет, это он всё выдумал, — кивнул Громов на возчика.

— А ты не бойся, — заметил старик, — не выдадим. Беляки и нам поперёк дороги стали, вон как моих ребят плетями выдрали.

— За что же?

— В их армию добровольно не пошли. Да кто ж пойдёт? Было бы за что воевать.

И тогда Громов рассказал о себе, попросил:

— Лошадей надо. Дальше ехать…

— Лошади у меня есть. Увезу.

Игната Владимировича накормили сытным обедом. Старик Кудашкин запряг лошадей, принёс из чулана новенький дублёный полушубок, подал его Громову.

— Вижу: хороший ты человек. Носи на здоровье, а рваный-то зипун сбрось.

Игнат Владимирович с благодарностью принял полушубок от Кудашкина, а потом всю дорогу думал: «Как всё меняется. Давно ли многим мужикам было всё едино, какая власть. Поборы, порки, расстрелы белогвардейцев научили крестьян. Теперь, кто против белых, тот и мужикам ближе».

* * *

Громов надолго задержался в Бархатном Кучуке. Здесь многие сочувствовали большевикам, открыто выражали недовольство порядками Сибирского временного правительства. И было отчего: в деревне недавно побывал карательный отряд, обобрал крестьян — конфисковал лучших лошадей, фураж, угнал с собой подводы — большинство молодых возчиков так и не вернулось назад, их насильно зачислили «добровольцами» в белогвардейскую армию.

Громов остановился у Макара Крылова, батрака, вошедшего в дом к зажиточным и теперь имеющего уже середняцкое хозяйство. Игнат Владимирович долго нащупывал настроение Крылова, но тот отвечал неохотно, ничем не выдавая своего отношения к происходящим событиям в Сибири.

— Я думаю: худо стало крестьянству при новой власти? — спрашивал Громов.

— Может быть, — неопределённо отвечал Крылов.

— А как сами мужики думают?

— Не знаю.

— Эсеровское земство обещает крестьянам землю, свободу и мирный труд, да только мне кажется, что всё это кулакам достанется, а не нашему брату.

— Как знать…

— Скрытный ты, Макар, человек, — не вытерпел Игнат Владимирович. — Ну, прямо-таки немогузнайка. Помнишь, как в кадровой: «Царю служишь?» — «Не могу знать!» «Вере?» — «Не могу знать!» «Отечеству?» — «Не могу знать!» «Дурак!» — «Так точно!»

Крылов улыбнулся солдатской прибаутке, однако так и не сказал ничего определённого. Но когда по случаю престольного праздника подвыпил с гостем самогонки, разговорился.

— Пропади она, эта новая власть, — ворчал он. — Мужикам житья не стало. Дерут с них три шкуры, а скоро её нарастишь-то? А чуть против сказал или не так шагнул, как их благородиям нравится, — плетьми тебя, шомполами. Деревни палят… Слыхал, что в Чёрном Доле было?

— Слыхал.

Голос Макара стал раздражённо-злым:

— Взял бы дубину да и размозжил головы тем, кто эту власть придумал.

— А мы так и сделали, — заметил Громов. — Отряд организовали и налетели на Корнилово. Офицерьё поприбили, кулаков местных…

— И правильно! — воскликнул Крылов. — Так и надо. А где отряд?.. Пошёл бы я в него.

— Пошёл бы?

— Пошёл.

— Нету отряда, — охладил его пыл Игнат Владимирович. — По домам до весны разошлись…

— Зря, — с сожалением вздохнул Макар.

— Не зря, — раздумчиво возразил Громов. — Надо к большому восстанию людей готовить, оружие собирать. Отдельными налётами делу не поможешь.

Вот и ты бы этим занялся вместо того, чтобы возмущаться без толку. Я ведь тебя давно знаю: наш ты человек, хоть и скрытный… В одной деревне поднялись, в другой — весь бы Алтай вспыхнул, белякам и крышка. Есть, поди, надёжные люди?

— Как не быть, есть!

— Давай соберёмся все вместе да и подумаем, что делать…

* * *

На следующий вечер «поиграть в подкидного дурака» к Крылову пришло четверо односельчан. Они уселись за стол, разложили перед собой карты — и разговор завязался. Сначала рассуждали о житье-бытье, затем вниманием овладел Макар.

— Между собой-то мы много злых слов по поводу новой власти высказали, а толку никакого. Вот товарищ из Камня приехал, сообщает, что крестьяне во всех деревнях собираются эту власть свергнуть. Нам тоже вроде бы грех отставать. Да он и сам вам растолкует…

Громов рассказал о положении в Сибири, о белогвардейских насилиях над крестьянами, о том, что идёт подготовка к восстанию за установление советской власти.

— Не думаю, что вы можете быть в стороне от крестьянских интересов, — заключил Игнат Владимирович. — Мы не выдержали в Сибири, потому что слабы ещё. Но к нам придёт на помощь Красная Армия. Обязательно придёт. А большевики, выбранный подпольный областной комитет сейчас подымают народ на последний решительный бой с врагами, которые хотят мужикам ярмо на шею надеть. Мы вот с Макаром подумали и решили, что надо здесь иметь подпольную ячейку. Вас уже пятеро. А дальше — больше, других к себе привлечёте, оружием запасётесь. Мы с вами связь будем держать. Когда во всех деревнях будут готовы, выступим вместе…

— Что, мужики, каменцам ответим? Согласны? — спросил Крылов.

— А что же… согласны, — заговорили крестьяне.

— Руки давно чешутся.

— Наши деревенские нас поддержут…

Подпольная ячейка была создана. Руководителем её избрали Макара Крылова. Члены ячейки повели работу среди односельчан, готовя восстание против Сибирского временного правительства.

* * *

Шли дни…

Игнат Владимирович послал с надёжным человеком письмо Василию Коновалову, в котором просил прислать к нему Проню Поставнева. А пока ждал его, обзавёлся подходящей одеждой: Крылов раздобыл ему новую бархатную тройку, енотовую шубу, пенсне в золотой оправе, и, вырядившись во всё это, Громов и в самом деле стал походить на заводчика. Однако появляться на улице по решался, чтобы не привлечь внимания любопытных.

В эти дни вынужденного бездействия Громов много думал о Сибири, о родном Алтае, представлял его вольным, свободным, а трудящихся — хозяевами всего, чем этот край богат.

Игнат Владимирович любил Алтай. Всё бы отдал, лишь бы не топтали его землю, не жгли деревней враги трудового крестьянства, чтобы расцвела на этой земле хорошая, настоящая жизнь. Игнат Владимирович даже попробовал написать стихи. Он достал лист бумаги, карандаш и долго, до боли в голове, сочинял строчку за строчкой. В грамоте Громов был не силён, и стихотворение рождалось с трудом. И вот что получилось:

Прекрасный, чудный природой Алтай,
Твои высокие горы — под облака,
Все они покрыты бархатной елью,
Кедром, душистой сосной.
А красавица река Катунь
Немало приветов получила…
Алтай! Ты в своих недрах
Богатые сокровища таишь…

Игнат Владимирович прочитал стихотворение Крылову. Тот похвалил:

— Здорово, Игнат Владимирович.

Громов улыбнулся:

— Брось смеяться, Макар. Сам знаю, что плохо. Вот подожди, разобьём беляков, установим советскую власть — молодых учиться отправим. Тогда среди них и настоящие рабоче-крестьянские поэты появятся, не одну добрую песню об Алтае, о Сибири сложат. Не хуже «Ермака»… Ты знаешь, Макар, — мечтательно добавил Игнат Владимирович, — будет всё хорошо, наладим дела, через год-два и я учиться пойду. Сяду вместе с ребятишками за парту.

— Ну да?! — удивился Крылов. — Поздно.

— Никогда не поздно…


Через несколько дней вместо Прони Поставнева при ехали Петя Нечаев и Егор Корнеев, только что вернувшийся из Омска.

Громов обрадовался, затеребил Егора:

— Ну, как, что там, в Омске? Рассказывай скорее.

Егор тяжело вздохнул.

— Плохи дела, Игнат Владимирович. Приехал ни с чем. Связь с подпольным комитетом не мог установить.

Громов нахмурился.

— Ничего не мог сделать, — оправдывался Корнеев. — В Омске не поймёшь что творится. В Самаре, говорят, было какое-то правительство, Комуч[8] по-ихнему, а в Омске его в насмешку комбинацией из тридцати эсеров называют. Франция с Англией на совещании в Уфе поднажали на Комуч и объединили его с Сибирским правительством. Это новая власть чудно называлась: Директорией. А только из-под новой одёжки те же грязные пятки эсеров и кадетов выглядывали. А теперь и эту власть разогнали. Не понравилась, говорят, союзникам: слабовольна, дескать, она, не может с рабочими и крестьянами справиться. 18 ноября переворот был, Директорию арестовали, а на её место какого-то Верховного правителя посадили, адмирала Колчака. Военный диктатор!.. Вот его программка, на всех углах развешена.

Корнеев достал из кармана пожелтевший листок и подал Громову. Игнат Владимирович развернул его и прочитал:

«Обращение к населению России.

Всероссийское временное правительство распалось.

Совет Министров принял всю полноту власти и передал её мне, адмиралу Александру Колчаку.

Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю, что я не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности.

Главной своей целью ставлю создание боеспособной армии, победу над большевизмом и установление законности и правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие свободы, ныне провозглашённые по всему миру.

Призываю вас, граждане, к единению, к борьбе с большевизмом, к труду и жертвам.

Верховный правитель, адмирал Колчак.

18 ноября 1918 г. Город Омск».

Громов долго сидел в задумчивости, комкая воззвание в руке.

— Да-а. — наконец проговорил он, — этот хитрее и злее всякого хищника. Обещает свободы и избрание желательного образа правления, а сам подписывается единолично: Верховный правитель… — и, обращаясь к Егору Корнееву, спросил: — Ну, и каковы там, в Омске, эти новые порядки?

— Порядки устанавливаются старые; царские. Да ещё и с помощью иностранцев, — ответил Корнеев. — В Омске полно и англичан, и французов, и всяких других. Из бывших жандармов и полицейских создан департамент милиции, контрразведка. Вешают и расстреливают рабочих, большевиков и просто неблагонадёжных. Тюрьмы битком забиты. С правами губернаторов назначены управляющие губерниями. В Барнауле тоже… Колчак принял к оплате царские долги. Земля, фабрики и заводы возвращаются прежним хозяевам…

— А что о Красной Армии слышно?

— Ходят слухи, что она заняла Красноуфимск, Сызрань, Казань. Симбирск и Самару. Где-то около Уфы бьётся. Рабочие тоже всюду бастуют, не верят новому правителю. Наш поезд долго в Барабинске стоял — железнодорожники стачку организовали. В депо митинг был, и я не утерпел — сбегал послушать, что говорят. Из Омска на митинг англичанин приехал, полковник Уорд с госпожой Франк[9].

Уорд балакает по-своему, а она переводит. Англичанин обещал от имени Колчака улучшить положение рабочих, просил помогать правителю. А железнодорожники ему прямо заявили: «Зачем нам довольствоваться половиной, когда мы уничтожим буржуазию и воспользуемся всем.

Зачем нам такой порядок, который позволяет немногим грабить многих?»


А. П. ЕЛЬКИН — подпольный работник, член Барнаульского губкома, с которым отряд Громова держал связь.


После этого зачинщиков стачки арестовали. На железной дороге всюду неспокойно… А в Томске, говорят, были восстания солдат и заключённых в тюрьме. Тоже подавили, около шестисот человек убили. Каратели всюду…

— Н-да, нерадостные вести ты привёз, Егор, — заметил Громов.

— Ещё не всё, Игнат Владимирович. Был я у Коржаева. Он передал, что ваш совет выполнил. В Камне создал подпольную военную группу во главе с начальником уездной милиции капитаном Ипатовым. Связь с Барнаулом установил через начальника военного отдела подпольного комитета Андрея Елькина. И ещё велел сообщить: в Томске 23 ноября состоялась вторая подпольная конференция большевиков. Она учла, что решение, принятое на первой конференции о всесибирском восстании, неправильно, рекомендовало организовывать восстания местного характера при наличии благоприятных условий, поддерживать и стихийные выступления, принимать все меры для разрушения тыла противника. Коржаев сказал, что они приступили к выполнению этого решения.

— Ясно, — проговорил Громов. — Нам тоже надо поторопиться. Мы с Петей поедем в Славгород, Семипалатинск, попробуем установить связи, да и в сёлах проведём работу, а ты, Егор, возвращайся назад. Передай Коновалову, чтобы, как представится возможность, собирал наш отряд и начинал действовать. Пусть бьёт колчаковскую милицию и беляков. Понятно?

— Будем бить.

На другой день Корнеев вернулся в Ярки, а Громов с Нечаевым выехали в Косо-Булат.

* * *

Село Косо-Булат расположено на границе с Прииртышьем. Дальше начинаются казачьи станицы. Многие жители Косо-Булата, особенно переселенцы из центральной России, к советской власти относились сочувственно. Зато казаки, владевшие большими участками плодородных земель, считавшие себя и при царе «вольными», под влиянием кулацкой верхушки были настроены реакционно. Существовала опасность их выступления вместе с белогвардейцами против партизан. Вот почему Александр Кадыков («Городецкий») после долгого странствования с отцом по сёлам решил начать работу среди казачества, открыв в Косо-Булате кузницу. Казаки частенько приводили в кузницу ковать лошадей, да и сам Городецкий мог без опасения посещать станицы, наезжая то за углём, то за гвоздями, то за подковами.

Игнат Владимирович определился на постой к здоровенному, корявому мужику Илье Мухину, отрекомендовавшись ему заводчиком. У него же купил добрую казачью лошадь и на следующий день повёл её в кузницу перековывать.

В кузнице — дощатой избушке с земляным полом и двумя тусклыми оконцами — Громов застал лишь кузнеца. Лет ему было больше шестидесяти, ростом небольшой, приземистый, вымазанный угольной пылью. Раздувая мехом огонь в горне, он что-то ворчал себе под нос.

— Здравствуй, дедушка! — поздоровался Игнат Владимирович.

— Здравствуй, добрый человек!

— Можешь мне лошадь перековать?

— Я-то? — дед гордо вскинул лохматую, в проседи голову. — По всему Прииртышью такого кузнеца не сыщешь. Хочешь, на горячую, хочешь, на холодную…

— Ишь ты! — изумился Громов. — А ты давно здесь?

— Нет. Года, кажись, не прошло.

— А откуда родом?

Кузнец оставил работу и внимательно взглянул на посетителя. Сразу видно, какого поля ягода: богач, одна шуба, почитай, полмиллиона керенками стоит, и голос властный, словно допрос снимает. Что ему надо?.. Собравшись с мыслями, ответил:

— Из Самары я. От красных бежал.

Громов усмехнулся.

— Из Самары, говоришь?.. Врёшь, дед. Я ведь тебя знаю.

— Меня все знают. От мала до велика…

— А Саша где?

Дед вздрогнул, выхватил клещами из огня железный прут и застучал по нему молотком, ворча:

— Ох ты, горюшко! Заговорился и железо перекалил.

— Не хитри, Корнелий, — засмеялся Игнат Владимирович. — Сразу и железо перекалил. Скажи, что струсил?

— А ты кто будешь-то? — снова взглянул на Громова кузнец.

— Мамонова-Громова знаешь?.. Это я. Только сейчас моя фамилия Уваров. Заводчик…

Корнелий бросил молоток и обнял Игната Владимировича.

— Напугал ты меня, чёрта старого. Не будь чоботов на ногах, душа бы в землю ушла.

— А где Городецкий?

— Сашка-то за углём уехал.

Разговорились. Кузнец коротко рассказал о своей работе в станицах среди казаков, затем достал из-под кучи угля наконечник пики и показал его Громову.

— Вот какую штуку мы с Сашей смастерили. Насквозь может пронзить.

Игнат Владимирович оценивающе повертел в руках новое оружие и похвалил:

— А неплохо придумали. Пика партизанам вполне подойдёт, если к ней смелости и злости прибавить. Больше надо такого оружия ковать — людей в отряде много будет.

— И так стараемся, — заметил кузнец.

Приехал с углём Городецкий. Он от души обрадовался Громову. Пока дед не торопясь перековывал лошадь, Городецкий подробно сообщил о работе, которую он проводил.

— Кроме известных вам подпольных групп в Корнилове, Платаве, Овечкине, Ключах, Плотникове, Ярках и Баеве, мы выявили и организовали группы в Решётах, Кочках, Кривинском, Зятькове, Велижанке, Прыганке, Волчно-Бурлинской, Черемшанке, Антроповке, Нижне-Пайвине, Глубоком, Чулымском, Андроновке, Малышевом Логу, Паромоновой, Вылкове, Леньках. Есть ещё много групп в Славгородском уезде. А здесь, в станицах, плохо поддаются агитации казаки. Кулацкая верхушка распространяет слухи, что советская власть их будет расказачивать, а землю отбирать и передавать мужикам-поселенцам. Разъясняю, что враньё это, что, наоборот, казаки получат свою власть в лице Советов рабочих, крестьянских и казачьих депутатов и будут по-настоящему вольные. Но привлёк на свою сторону пока небольшое число из бедноты. Надо бы листовки выпускать, да денег нет. Для приобретения оружия средства тоже не мешали бы.

— Денег не-е-т? — протянул Громов. — А в банке? В банке-то есть.

— Кто их выдаст-то?

— Выдадут, — хитро заметил Громов. — Не нам, так другим выдадут. Приходи вечером, пойдём деньги ковать, если вы в кузнице этого не можете.

Городецкий надел приличное пальто, нацепил клетчатый галстук, заявился под вечер к Громову. Они прихватили с собой Нечаева, вышли втроём на улицу, сообщив хозяину, что приглашены в гости, к купцу Трунилину.

О несметном богатстве Трунилина местные жители рассказывали легенды, да и сам он любил при случае похвастаться: «Мошна у меня не считана, захочу — могу все сибирские товары закупить». Торговлю он действительно вёл широко: центральную лавку держал в Локтях, а в других деревнях — отделения. Большие барыши приносили мельница и литейная мастерская.

Старого купца дома не оказалось. В прихожую вышел его сын — рослый детина, с белым, холёным лицом и маленькой кудрявящейся бородкой.

— Чем могу служить-с? — поинтересовался он, с любопытством рассматривая посетителей.

— Прошу прощения, господин Трунилин, но… — И Громов показал глазами на его жену. — Нам нужно с глазу на глаз переговорить.

Трунилин не подозревал подвоха, видя перед собой человека солидного, и, пожалуй, тоже купеческого звания, предложил:

— Ну, что ж, пройдеме тогда в литейку.

Трунилин привёл посетителей в конторку литейной мастерской, пригласил сесть.

— Ну-с, я вас слушаю.

— Дело вот в чём, господин Трунилин, — сказал Игнат Владимирович. — Нам, партизанам, надо десять тысяч рублей… взаимообразно.

Трунилин побледнел, губы у него задрожали, глаза полезли на лоб. Громов его успокоил.

— Вы не беспокойтесь. Выдадим расписку.

— Партизаны… деньги… расписка, — бормотал купец. — Не понимаю…

— Можете кричать, можете нас выдать, но учтите: организация у нас большая и сильная. Домочадцев ваших и вас, если что… — Игнат Владимирович вытащил револьвер, переложил с ладони на ладонь и сунул его обратно в карман.

— Что вы, что вы, — затрясся всем телом Трунилин. — К-куда прикажете принести?

— Завтра в полдень, в кузницу. Управляющий, — обратился Громов к Пете Нечаеву, — выдайте расписку господину Трунилину.

— А как же деньги? Вдруг не принесёт? — спросил Нечаев, входя в роль управляющего.

— Ничего. Купеческое слово — кремень.

Нечаев выдал расписку, и гости распрощались с купцом. Громов предупредил:

— Да смотри, чтоб без обмана. И ещё… Если кузнеца выдашь — несдобровать. Денег ему ассигнуй, сколько попросит.

— Что вы, что вы, господа партизаны, не выдам, — заверил Трунилин.

К полудню деньги были доставлены в условленное место. Поразмыслив, Трунилин, видимо, решил с партизанами не ссориться — неизвестно, кто верх возьмёт.

Городецкий ещё не раз получал от него деньги на партизанские нужды. На них он выпускал листовки, которые распространял среди казачества.

* * *

В Златополе Игнат Владимирович также хотел создать подпольную группу, но оттуда пришлось поспешно уехать из-за непредвиденного обстоятельства…

В село добрались поздно вечером. Сильный ветер гнал по улице колючий снег, наметал сугробы, в которых и так уже утопали маленькие деревянные домишки.

Петя Нечаев остановил лошадь у чьей-то ограды, спросил:

— Где ночевать будем, Игнат Владимирович?

— Где-то надо, — ответил Громов и, выскочив из кошевы, осмотрелся.

На улице — ни души, в домах не светится ни одного огонька. Но вот совсем рядом заскрипел снег, и появилась женщина, закутанная в шаль, с ведром воды в руке.

— Хозяюшка, — остановил её Громов, — переночевать не пустишь?

Она потопталась на месте в нерешительности и ответила на неправильном украинском языке:

— Та, ей-богу, не знаю. Чиловика дома не мае.

Игнат Владимирович ей в тон:

— Вот и гарно. Веселее будет.

Она махнула рукой.

— Та заизжайте вон у ту хату.

Женщина пошла вперёд, открыла ворота и дождалась, когда кошёвка въехала во двор. Петя быстро отпряг лошадь, поставил её в сарай и, подбросив сена, вошёл в избу вслед за Громовым.

Изба небольшая, из двух комнат, но чистенькая и опрятная. На стене висят два портрета каких-то бородатых мужчин в генеральских мундирах, божница полна икон, на полочках — салфетки, расшитые по-украински красными петухами.

Хозяйка вскипятила самовар, пригласила:

— Це, кажу, садитесь. Змерзли.

Громов с Нечаевым уселись за стол и с наслаждением, после нескольких часов, проведённых на морозе, стали пить чай. Хозяйка молча с любопытством посматривала то на того, то на другого. Такого богатого и необыкновенного человека, как Громов, она у себя в доме видела впервые. А что он необыкновенный, это уж так: вон и костюм на нём бархатный, и на глазах какие-то стёклышки, и бородка по-городскому клинышком подстрижена.

— А це, кажу, — сказала она на коней, — если я вас спытаю, обижаться не будете?

— Нет, зачем же обижаться, — ответил Игнат Владимирович.

— Кажуть, царя убили. То верно?

— Убили. В Екатеринбурге [10].

— Ох ты, господи! — воскликнула хозяйка. — Как же мы без царя жить будемо. Кто же мужиками править станет? Не-ет, без царя не можно…

— Управятся и без него, — улыбнулся Громов, а хозяйке показалась, что эта улыбка страдальческая.

— Управлялись. А теперь не справились — новую класть поставили.

Громов пытался объяснить, почему это так случилось, но хозяйка его не слушала, печально посматривала на него большими, ясными глазами.

Игнат Владимирович чувствовал, что ей хочется ещё что-то спросить, но она никак не может насмелиться. Наконец она переборола робость и сказала:

— А це, кажу, ще раз спытаю, обижаться не будете?

— Спытай.

— А не вы царь будете?

Игнат Владимирович поперхнулся чаем и рассердился:

— Да говорю же тебе, что его расстреляли.

— Нет, вы надо мной насмехаетесь. Не можно его расстрелять, — упрямо твердила хозяйка. — Мабуть, вы царь.

Громов про себя подумал: «Надо уезжать, а то разболтает по селу, что у ней царь живёт, как бы неприятности не нажить», — и сказал Пете:

— Запрягай, поедем.

Нечаев сходил во двор, запряг лошадь и доложил:

— Готово, Евдоким Семеныч.

Громов стал одеваться, а хозяйка уговаривала:

— Кажу, обиделись на меня. Не ездите, змерзните. Буря-то какая…

— Нет, нельзя, — заметил Игнат Владимирович. — Спасибо за чай.

Они быстро распрощались с хозяйкой и уехали.


7. Любовь поневоле. Встреча с Ефимом Мамонтовым

Зима была на исходе — стоял февраль 1919 года. Однако ещё неистовствовали метели, и морозы не сдавали. Побывав во многих деревнях, а также в Семипалатинске, Славгороде и Рубцовке, Громов с Нечаевым приехали в село Обиенное (Селиверстово), где, как им сообщили, действует не то партизанский отряд, не то большая подпольная группа. В Семипалатинске и Славгороде они связались с подпольными организациями, а в Рубцовке установить связь не удалось. Явочная квартира провалилась, а её хозяин «Николай Беспалов» арестован колчаковцами и расстрелян.

В Обиенном жил сослуживец Громова по армии Василий Иванович Тырин. Игнат Владимирович знал, что он эсер, однако решил остановиться именно у него: меньше будет подозрений.

У первого повстречавшегося крестьянина спросил:

— Не подскажете, где Тырин живёт?

Крестьянин показал на новый крестовый дом, выделявшийся резной отделкой среди старых, покосившихся избушек.

— Вон тот домина, с петухами. А самого-то его в лавке сейчас можно найтить… Торгует…

Громов заколебался: уж что-то больно разбогател Тырин, как бы не сказалась его кулацкая натура, а то по старой дружбе и выдаст колчаковской милиции. Однако решил: будь что будет, пока не у кого пристанища искать.

Подъехали к лавочке. Хозяина в ней не оказалось — торговала дочка.

Когда Громов с Нечаевым поднялись по высокому крыльцу и вошли в дом, Тырин сидел за столом и стучал костяшками счётов, видно, прикидывал барыши. Был ом плотный, кряжистый, с кругленьким лицом, на котором выделялись глубокие чёрные глаза и бородка клинышком (раньше бороду он не носил). Рядом с ним — толстая, заплывшая жиром жена. Наваливаясь грудью на стол, она то и дело мусолила во рту карандаш и что-то записывала на листе бумаги. Губы у неё были синие, как у покойника.

— Мир да совет! — поприветствовал Громов.

— Здравствуй! — недовольно поднял голову Тырин и вдруг, узнав Игната Владимировича, воскликнул: — Товарищ Мамонов!..

Громов засмеялся.

— Коротка же у тебя память, Василий Иванович. Давно ли встречались, а уж и не узнал. Помнишь — разговор по поводу поставки мыла. Уваров моя фамилия, Евдоким Семёнович…

Тырин понял.

— Как же, вспомнил, вспомнил. Это в Славгороде-то, — подтвердил он и, словно извиняясь, добавил: — У купца память, как у девки, не долга. Кого обманешь, того сразу же и забываешь.

— Обманываешь? — усмехнулся Игнат Владимирович.

— Бывает…

Тырин отправил жену ставить самовар, чтобы без свидетеля узнать, что такому неожиданному гостю надо.

Громов не замедлил сообщить.

— Нельзя ли у тебя дня три пожить? Знают, что ты эсер, подозрений не будет.

Тырин поморщился, однако ответил дружелюбно:

— Что ж, живи. Сослуживца грех на улицу выгонять.

— Не выдашь?

— Можешь быть спокойным.

— А случайно не знаешь, что тут за подпольная группа работает?

Тырин поколебался, но всё-таки сказал:

— Мамонтова из Кобани. Они где-то в сростках Касмалинского и Барнаульского боров базируются. Можно узнать через Юрова или Шумейко. Только поймать этих мужиков трудно. Бывают дома, но когда — одна тёмная ноченька знает.

— Спасибо, Василий Иванович, за сведения! — от души поблагодарил Громов. — Хоть ты и эсер, а, видно, совесть ещё не потерял.

Тырин неловко улыбнулся.

— От нашей партии толку мало стало, вот я и ударился по торговой линии. И спокойней, и барышей больше…

* * *

Вечером у Тырина собрались гости. Народ всё степенный, зажиточный — местная знать. Среди приглашённых оказалась молодая, лет тридцати, вдова Матрёна Якимовна из кулацкой семьи Курчиных. Она красива: лицо полное, румяное, голубые глаза задумчивые, чёрные волосы собраны в косу и уложены на голове венком. Одета кокетливо, сразу видно — хочет нравиться мужчинам.

Хозяйка, несмотря на свою грузность и неповоротливость, сумела развернуться, и стол ломился от разных закусок. Не было недостатка и в самогонке.

Когда все уселись, Тырин представил Громова.

— Наш дорогой гость, Евдоким Семеныч Уваров. Владелец мыловаренно-парфюмерных заводов. Бежал от красных из Борисоглебска. Всю его семью красные — будь они трижды прокляты! — расстреляли.

Собравшиеся сочувствовали Игнату Владимировичу, громко выражали надежду на скорую гибель большевиков. Матрёна Якимовна, сидящая рядом с Громовым, притворно всхлипнула. Утешая Игната Владимировича, она проговорила:

— Ох, жизнь!.. Так-то вот и идёт шиворот-навыворот. Вы уж очень-то не расстраивайтесь, Евдоким Семеныч, не переживайте. Всё уладится к лучшему. Мужчина вы видный, состоятельный, всяк к вам будет расположение иметь. У вас ещё всё впереди. А за горе ваше красным отплатят…

Тырин предложил выпить за здоровье уважаемого Евдокима Семёновича.

Все потянулись рюмками к Громову. На душе у Игната Владимировича было противно, однако он старался держать себя в соответствии с положением человека, обиженного судьбой. Он поочерёдно дотрагивался слегка своей рюмкой до рюмок тыринских гостей и под мелодичный звон хрусталя скорбно говорил:

— Спасибо!.. Спасибо за сочувствие!

Все выпили. Выпил и Игнат Владимирович. Только Матрёна Якимовна отставила самогонку в сторону, потом, взглянув на Громова, сказала:

— И со мной выпейте, Евдоким Семеныч.

— Вы опоздали. Я уже опорожнил.

Матрёна Якимовна наполнила рюмку Игната Владимировича, игриво проговорила:

— А вы уважьте меня, бедную вдову, свет Евдоким Семёнович. Я только с вами хочу выпить. С вами, и ни с кем больше.

Громов, нехотя подчинился её просьбе.

Вскоре провозгласили тост за здоровье хозяина и хозяйки, затем за здоровье гостей, и за столом поплыл хмельной говор.

— Какая-то сумятица в жизни пошла. Не поймёшь, что к чему…

— А всё потому, что мужичья власть. Свобо-о-да!

— Земство нам ближе, потому оно понятнее.

— Новой власти помогать надо. Бить смутьянов…

— Господь бог терпел и нас призывал к смирению…

Игнат Владимирович не принимал участия в разговоре, делая вид, что увлечён едой, ковыряясь вилкой в рябчике, нашпигованном свиным салом. Молчала и Матрёна Якимовна. После двух выпитых рюмок самогона она разомлела и, положив голову на пухлую ладонь, косила чуть хмельными глазами на Громова. Затем с какой-то дерзкой решимостью она вплотную подвинулась к нему и вполголоса проговорила:

— А вы душка, Евдоким Семёнович. Да-а. Знаете ли какой вы мужчина!.. Я вас обожаю… Позвольте, я вас буду называть по-свойски, как близкого, на ты?

— Называй, — буркнул Игнат Владимирович, отодвигаясь от вдовы.

— А мы с тобой, Евдоша, и в самом деле близки, — снова подвинулась к Громову Матрёна Якимовна и положила маленькую ручку на его руку. — Увидела тебя, узнала о твоём горе и поняла — одна у нас судьба. Одна… Был у меня муж, я его не любила, не-ет, жалела. Ох, как я его жалела!.. Потом ушёл он в четырнадцатом году на войну и пропал без вести. Осталась вдовой. В мои-то годы — эх, Евдоша! Вот и у тебя семья погибла… Давай выпьем, Евдоша, а? Выпьем за потерянное…

Она налила самогонки. Чокнувшись, выпила. Игнат Владимирович пить не стал, вылез из-за стола и уселся на диван. Матрёна Якимовна обиженно поджала влажные губы.

Вяло пожевав пельмень, она тоже вылезла из-за стола, подсела к Игнату Владимировичу и, вздыхая, спросила:

— Скучно, Евдоким Семёнович? Мне тоже скучно. И вечеринка… и гости скучные. Собирался из Семипалатинска приехать мой кум, капитан Трифонов, да почему-то не приехал. И дядюшка что-то задержался. Вот это весельчаки. Всё бы колесом пошло. Им и порассказать есть о чём…

— А кто ваш дядюшка? — поинтересовался Игнат Владимирович.

— Дядюшка-то? — оживилась Матрёна Якимовна. — О-о, дядюшка у меня голова. Контрразведкой руководит в Бутырской. Я вас познакомлю с ним. Обязательно. Он будет рад.

«Попал в компанию! — подумал Громов. — Этак и глазом моргнуть не успеешь, как скрутят. Хотя… может, и обойдётся. В своём-то дому и сор не виден».

— Дядюшка у меня влиятельный, — продолжала Матрёна Якимовна. — Он всё может: и казнить, и миловать Он этим самым… большевикам спуску не даёт. Он их… и за нас, и за вас, и за всех обиженных…

— Да, да… — поддакивал Игнат Владимирович, стараясь скрыть накипающую в сердце злость.

— При старой-то власти мы самыми уважаемыми людьми были, а советская со всеми сравняла. Со всеми… Нет, даже не сравняла — ниже других сделала. А теперь… теперь Курчины снова людьми стали, — Матрёна Якимовна горделиво вздёрнула отяжелевшую от самогона голову. Несколько минут сидела, закрыв глаза, затем через силу разомкнула веки и улыбнулась Игнату Владимировичу.

— А ты хороший. Славный… Душка! — стараясь вложить в слова нежность, проговорила она. — Ты и дядюшке понравишься.

Матрёна Якимовна прижалась к Игнату Владимировичу и, поглаживая его то по плечу, то по руке, влюблённо заглядывая в глаза, шептала:

— Ты приходи ко мне завтра… Придёшь?.. Я всё… Ох, как мы проведём с тобой вечер! Без этих… — она указала взглядом в сторону пьяных гостей. — У меня и настоечка имеется. А может, сегодня… Евдоша?! Не пожалеешь..

Ладно. Приду, — пообещал Игнат Владимирович, чтобы отвязаться от назойливой вдовы.

— Я буду ждать. И думать о тебе всё время буду, как влюблённая девчонка. Уж если мне кто в душу западёт, так я сама сгорю и его гореть заставлю, Евдоша! Уж я такая…

Крепко подвыпившие гости нестройно тянули тоскливую песню:

Вот девушка юная чайкой прелестной
Над озером тихо, спокойно нала,
А в душу вошёл ей чужой безызвестный.
Она ему сердце своё отдала…
* * *

Через три дня, как было и условлено с Тыриным, Громов ушёл от него и поселился у сапожника Коростылева. Сапожник не любил колчаковцев, но для подпольной работы не годился: частенько выпивал и на язык был слаб. Зато сын его Листофор ненавидел «Верховного правителя» и всех, кто служил ему или прислуживал. Через него-то Игнат Владимирович и установил связь с дедушкой Филиппом, руководящим подпольной группой на мельнице, и поручил следить: не появятся ли в деревне Юров или Шумейко из отряда Мамонтова.

Шли дни, недели, а связь с Мамонтовым не налаживалась. За это время Громов побывал всё же в доме у Матрёны Якимовны. Не дождавшись его прихода, она сама заявилась к нему и чуть ли не силой утащила к себе.

Весь вечер вдова угощала Игната Владимировича клюквенной настойкой, была весела, болтлива и до приторности ласкова. Громов почувствовал, что она не на шутку влюблена и что все старанья её направлены к одному: расположить его к себе. Он сделал вид, что поддаётся её чарам, расспрашивал о дядюшке, пытался выведать, не знает ли она, через своего родственника чего-нибудь о делах контрразведки, о подпольных группах и организациях, которыми контрразведка занимается. Матрёна Якимовна рассказывала об этом неохотно, старалась повернуть разговор на личную, интимную тему.

Громов был у вдовы ещё несколько раз, но так ничего интересного и не узнал — и тогда решил больше к ней не ходить. А Матрёна Якимовна надеялась, что заводчик запутается в расставленных ею сетях и рано или поздно на ней женится.

* * *

В один из воскресных дней Листофор Коростылев отправил отца к подпольщику, который, как было условлено, принялся угощать сапожника самогоном. А в это время на квартире Коростылевых собрались остальные члены подпольной организаций. На стол были поставлены пустые бутылки, стаканы, наполненные брагой, скудная закуска — всё это для чужого глаза. Шёл разговор о привлечении в ячейку новых членов из жителей селя Обиенного и об установлении связи с другими деревнями.

Вдруг раздался стук в дверь. Сразу же все умолкли. Игнат Владимирович плотно прикрыл дверь в комнату и, выйдя на кухню, открыл дверь в сени. Вошла Матрёна Якимовна.

— Здравствуй, Евдоша, — улыбаясь, проговорила она. — Я за тобой пришла, собирайся.

— Куда?

— Кум с дядюшкой приехали. Приглашают тебя на чашку чая.

«Вот не вовремя-то». — подумал Игнат Владимирович и стал отказываться.

— Не могу, Матрёна Якимовна. Болезнь на меня напала: голова трещит. В другой раз уж как-нибудь…

— Нет, нет и нет, — капризно поджала пухлые губы Матрёна Якимовна. — Я обижусь. Да и дядюшка будет недоволен, он так хочет с тобой познакомиться.

— Что ты, Матрёнушка… — Игнат Владимирович обнял вдову, — я не хочу, чтобы ты на меня обижалась. Полежу маленько, легче станет — приду.

— Даже и не думай, чтобы я отступилась. Сейчас же пойдём, — Матрёна Якимовна схватила его за руку и потянула в комнату. — Я тебе и собраться помогу.

Громов испугался: увидит подпольщиков, как бы не догадалась, что за люди. Быстро проговорил:

— Нет, нет, Матрёнушка, я сам. Ты иди, иди, а я следом.

— Ну, вот и ладно, — обрадовалась вдова. — Мне ещё к Тыриным надо забежать. А ты не задерживайся…

Она поцеловала в щеку Игната Владимировича и выпорхнула из дома. Громов облегчённо вздохнул.

Войдя в комнату, он сообщил собравшимся:

— В гости к Курчиным приглашают, да компания мне что-то не нравится…

— А ты пойди, — заметил дед Филипп. — Может, выболтают то, чего и нам не грех бы знать.

— Верно, — поддержал его Листофор.

Игнат Владимирович переоделся, сунул в карман револьвер и отправился в гости.

* * *

За двумя столами, сдвинутыми вместе, собралось больше десятка гостей. Игната Владимировича посадили на видное место, рядом с капитаном Трифоновым, длинным, сухопарым, похожим на задиристого гусака. По другую сторону от Громова села сама Матрёна Якимовна, напротив — грузный, тяжеловатый дядюшка Курчин. Лицо у него суровое, нос чуть приплюснутый, глаза далеко упрятались под лохматыми, нависшими бровями. Рядом с ним развалился на стуле отец Василий, заросший рыжеватой бородой, что, однако, не скрывало его молодости. Из знакомых Игната Владимировича был лишь Тырин с женой, остальных он не знал.

Разговоры, смех, хохот, звон стаканов, стук ножей и вилок о тарелки… После первой же рюмки самогона Трифонов начал бесцеремонно называть Игната Владимировича на ты, а после второй сказал:

— Я знаю, что вы с Мотей решили пожениться. Она сама мне об этом по секрету сообщила. Поэтому я буду звать тебя просто, по-родственному, кумом. Разрешаешь?..

— Рано ещё, — заметил Игнат Владимирович. — У Матрёны Якимовны, возможно, муж ещё жив. Да и у меня нет документов, что семья погибла. Никто нас и не обвенчает…

Поп тряхнул бородой и, давясь куском мяса, баском пропел:

— Обвенча-а-ю, обвенча-а-ю, обвенча-а-а-ю!

— Выпьем, куманёк! — воскликнул капитан Трифонов. — Видишь, батюшка соглашается обвенчать.

Дядюшка Курчин подсел к Игнату Владимировичу и тоже сказал:

Курчин спросил у капитана о делах, и тот охотно начал рассказывать:

— Был я недавно на превеселеньком дельце. В одной деревне отказались внести самообложение в пользу нашей армии. Добровольно пожертвовали только трое: мельник, ещё один крепкий мужик да батюшка из церковной кассы долю отчислил. Меня с отрядом и отправили провести сбор. Созвал сход, объявил приказ сдавать одежду, обувь… а они в один голос: «Нет ничего, сами голодранцами ходим». Мы и давай их нагайками потчевать. Веришь ли, сейчас ещё рука болит из-за этих сволочей. И всё равно на своём стоят: нечего сдавать да и только. Приступили мы тогда к повальным обыскам. Вот-то потеха была. Тащат мои орлы к сборне всё подряд. Один солдат даже пуховую перину приволок. «Зачем перину-то, спрашиваю, её ведь на себя не оденешь?» А он, молодчина, стал во фрунт и отчеканил: «Для вас старался, ваше благородие, вдруг с какой девчонкой захочется поваляться». Ну, что скажешь: разве не молодец? Распорол я перину, ветер перо подхватил и понёс… будто во всей деревне кур теребят. А мужики всё-таки не понесли сами вещи. Подожгли мы тогда домишки совдепщиков, сложили конфискованные манатки на подводы и уехали. Далеко потом было видно, как зарево полыхало…

— Да-а, непонятно, откуда у них такое упрямство, — заметил Курчин. — Недавно попался к нам в руки из ихних, из большевиков, член Славгородского Совдепа. Мы его и так, и этак: скажи, кто ещё с тобой супротив новой власти? А он ни в какую. Мы его и шомполами лупцевали, и руки выворачивали — молчит, только губы до крови закусил. А потом придумали… День его не кормили, а затем солёной рыбой вдоволь угостили. Воды же ещё два дня не давали. Он всё в дверь камеры стучал, просил пить. Привели его на допрос, на стол графин с водой поставили. Он, как увидел, затрясся весь, кинулся к графину. А мы: скажи, с кем связь держал — иода будет, и всё будет. Может, и совсем отпустим… Отвернулся, слёзы по щекам текут, а всё-таки, гадючья его порода, не сказал…

Игнат Владимирович внутренне содрогнулся, представив мучения этого мужественного человека, сжал в кармане рукоятку нагана.

— Гады! — невольно сорвалось с его губ.

В шуме, царящем в комнате, никто, к счастью, не услышал возгласа Громова, кроме попа, сидящего напротив Игната Владимировича и не принимавшего участия в разговорах. Отец Василий неодобрительно покачал головой и зажал пальцами свой рот, недвусмысленно давая понять: держи, мол, язык за зубами.

Громов опомнился, сдержал ярость, но долго ещё соображал, почему поп его не выдал, а доброжелательно подал знак, чтобы был осторожнее. Однако так ничего придумать и не мог. Лишь много позже узнал, что батюшка был подставной.

В Обиенном старый поп был ярым приверженцем царской власти. Когда на Алтае установились Советы, он с амвона стал призывать прихожан не подчиняться, называя их «антихристовым правлением» и «исчадием адовым». В сельском Совете решили тогда убрать контрреволюционного попа. Убрать-то убрали, пообещав жителям дать нового, хорошего, а взять его было неоткуда. Прихожане ежедневно осаждали Совет, настойчиво требуя назначить попа — какая без него жизнь: ни ребёнка окрестить, ни обвенчаться. Грехи — и то некому отпустить. Сначала председатель просил подождать, затем стал говорить, что новый поп уже едет к ним.

В деревню прислали молодого учителя. Он пришёл в Совет с назначением. Едва только успел представиться председателю, как в помещение ввалилась целая делегация стариков и старух.

— Долго ли ты нас будешь обещаниями кормить? — напустились они на председателя. — Давай батюшку, не то самого служить в церкви заставим!..

Председатель сначала растерялся, а затем не на шутку струсил, когда старики стали подступать к нему, размахивая костылями. Чтобы как-нибудь отделаться от них, председатель Совета заявил:

— Есть вам поп. Завтра будет обедню служить.

Когда старики ушли, он сказал учителю:

— Ничего не поделаешь: учителя мы найдём, а попа едва ли. Придётся вам надеть рясу и идти на церковную службу. Должность тоже воспитательская…

Учитель надел рясу, со временем отрастил длинные волосы, бороду и превратился в отца Василия.

— Получили циркуляр живым или мёртвым захватить Ефима Мамонтова. Банду он организовал — милицию бьёт, представителей земской власти… — продолжал между тем Курчин, и это отвлекло внимание Громова от раздумий о поведении попа и заставило насторожиться. — Большую награду за него обещают, да никто не может поймать. Петляет по всей округе — то в Вострово, то в Малышевом Логу, то в Волчихе появляется. В Вострово однажды чуть не захватали всю его банду. Однако бандиты убили помощника начальника милиции Кошмарышкина и четырёх милиционеров да пятерых ранили и скрылись. Дома востровских большевиков наш сводный отряд сжёг, захваченных врасплох родственников уничтожил, а мамонтовских бандитов до сих пор разыскать не могут. Хитры, да и крестьяне, видно, поддерживают. Послали агентов пробраться в этот отряд…

Игнат Владимирович с волнением слушал рассказ Курчина о Ефиме Мамонтове — руководителе партизанского отряда.

С гулянки Громов пришёл за полночь, по Листофор ещё не спал. Шёпотом он сообщил:

— Виделись с Юровым. Обещал рассказать Мамонтову, что вы его разыскиваете, и, если он захочет встретиться, придёт га вами в пятницу.

* * *

Матрёна Якимовна после разговора дядюшки и капитана Трифонова с Громовым на вечеринке окончательно пришла к убеждению, что теперь они обязательно поженятся с Евдокимом Семёновичем. «Лучшего мужа, чем Евдоким Семёнович, и не найдёшь!» — размышляла вдова. Но… женитьба — шаг не шуточный. А она так мало знает о нём. При встречах он о себе, о прошлом и планах на будущее почему-то не говорит.

Заводчик из Борисоглебска. Владелец мыловаренно-парфюмерного завода. Бежал от красных. Семью его расстреляли — это, пожалуй, всё, что она знает о Евдокиме Семёновиче, и то из уст Тырина. Правда, он ласков с ней, наверное, она ему нравится. Но надо всё взвесить: велико ли его состояние, не пьяница ли? На вечеринках пьёт мало, да, возможно, притворяется! У кого бы разузнать о нём?.. А то, не дай бог, ошибёшься, потом и жизни не рад будешь…

И вдруг ей пришла мысль сходить к Тыриным. Уж если не Василий Иванович, то его жена, эта противная толстуха, должна всё о Евдоше знать. Она дотошная!..

Матрёна Якимовна надела шубу, повязала голову белой шалью и вышла на улицу.

Пригревало по-весеннему, хотя было только начале марта. На крышах домов появились ледяные сосульки Со звоном падала на завалинки капель.

Матрёна Якимовна шла по деревне и раздумывала, что скоро пасха, что на красную горку[11] можно обвенчаться и свадьбу справить. Она уже представила себе, как стоит в церкви в белой фате рядом с Евдокимом Семёновичем. Отец Василий надевает на них венцы и ведёт вокруг аналоя, а все бабы смотрят на неё с завистью, перешёптываясь: «Вот счастье-то Матрёне выпало. Мужик красивый и, говорят, очень богатый…»

Василия Ивановича дома Не было. Жена его сидела за столом. Перед ней стоял самовар, и она, смешно складывая трубочкой толстые губы, тянула из блюдечка чай. По лицу её катился ручьями пот.

— Садись, Якимовна, со мной чаёвничать, — пригласила хозяйка..

Матрёна Якимовна сняла шубу и подсела к Тыриной, проговорив:

— Не хочу. Аппетита лишилась. Ты лучше, пока муженька твоего нет, расскажи, стоющий ли мужчина Евдоким Семёнович. Уж ты-то, наверно, знаешь.

— Знаю, — ответила Тырина и захлебнулась чаем. Нестоющий. — И, поставив на стол блюдце, пристально посмотрела на Матрёну Якимовну. — Да тебе-то зачем?

Матрёна Якимовна засмущалась.

— Да как тебе сказать. Ну, вроде… руку он у меня просит.

— Эвон оно что! — изумилась Тырина. — А ты-то как?

— Я ещё не решилась.

— И не надо. Плохой он человек. Большевик…

— Да что ты! — испуганно вскрикнула Матрёна Якимовна и, закатив глаза под лоб, схватилась за сердце.

— Правда, — продолжала Тырина. — Когда первый раз пришёл к нам, мой Вася его другой фамилией назвал, только как — теперь уж и не помню. А он давай крутиться: мол, спутал ты. Я заводчик, насчёт поставки мыла приехал. Да меня не проведёшь. Пристала к мужу: скажи и скажи, кто такой. Он мне и выложил: совдепщик, от новой власти скрывается…

Домой Матрёна Якимовна пришла разбитая и усталая. Не раздеваясь, бросилась на кровать и затихла. «Что теперь делать, что? — думала она, всё больше приходя в ярость. — Каким подлецом оказался, а я-то думала, я-то гадала… Большевик, совдепщик!.. А благородным человеком прикидывается. Был бы он здесь, вцепилась бы ему в глотку, лицо в кровь изодрала. Ах, мучитель! Нет, я тебе не прощу, не прощу! Я не такая, чтоб позволить над собой смеяться. Я…» — Матрёна Якимовна даже заплакала от обиды и злости.

Пришла в голову мысль: сходить к сестре, которая была замужем за капитаном Трифоновым и сейчас жила в деревне, рассказать всё. «Пусть кум приедет и арестует его, а потом пытает, мучает, чтобы знал, как надо мной издеваться. И-их, несчастная моя головушка!..»

Матрёна Якимовна вскочила с кровати и кинулась вон из избы. Она бежала по улице, бледная, с горящими глазами и выбившимися из-под шали растрёпанными волосами. Встречные удивлялись: что это с ней случилось?

Рассказав сестре о коварстве Евдокима Семёновича, Матрёна Якимовна немного успокоилась. «Вот и всё, — думала она. — Словно тяжёлая ноша упала с плеч. Приедут, заберут Евдошу. И опять я одна-одинёшенька. Была вдовой, вдовой и осталась…»

И чем больше Матрёна Якимовна думала о своей несчастной судьбе, тем больше начинала понимать, что ей нелегко оторвать от себя Евдокима Семёновича. Слишком долго она вынашивала свою мечту о замужестве, слишком быстро привязалась к нему. Поздняя любовь, что репей, прицепится — не оторвёшь, а оторвёшь, так всё равно следы останутся. И в душе зашевелилось беспокойство: то ли сделала? Зря, однако, рассказала сестре о Евдокиме Семёновиче. Хоть он большевик и совдепщик, но человек хороший и ей ничего плохого не сделал…

Первым желанием Матрёны Якимовны было сейчас же бежать к Евдокиму Семёновичу и сказать, что она его выдала, пусть немедленно уезжает куда-нибудь по дальше. Но после недолгих раздумий женское самолюбие взяло верх над хорошим порывом, и она решила: нет, не пойду. Будь что будет. Всё-таки он виноват передо мной, обманывал…

* * *

Утром Листофор Коростылев сообщил Громову: «Юров велел быть готовым, сегодня ночью он переправит вас в отряд Мамонтова».

«Наконец-то, — обрадовался Игнат Владимирович, — а то уж я засиделся здесь, как бы в неприятную и торию не попасть».

…Ночь была очень тёмная, небо заволокли тучи. Громов торопливо шагал за Юровым, который бесшумно и уверенно двигался вперёд. Сначала шли по прошлогодней стерне, затем тропой среди мелкого кустарника и наконец углубились в сосновый лес.

Касмалинский бор. Угрюмо шумят могучие деревья, надсадно скрипят под напором ветра. Где-то падает, ломаясь, сушник.

Игнат Владимирович думает о предстоящей встрече с Ефимом Мамонтовым, с его партизанами, которых, наверное, не меньше тысячи — так, по крайней мере, говорят местные жители…

Шли больше часа, неожиданно из темноты их окликнул невидимый часовой. Юров негромко сообщил пароль, и через несколько минут Громов оказался в избушке.

Прямо у двери топилась железная печурка, на грубо сколоченном столе светилась лампа. В углу рядком составлены винтовки и охотничьи ружья. На нарах лежат человек восемь партизан.

Из-за стола поднялся высокий, худощавый человек с открытым лицом, на котором выделяются пытливые глаза и маленькие усики, и шагнул навстречу Громову.

— Наконец-то! А то я уж беспокоиться начал. Так вот ты какой!..

Они долго пожимают друг другу руки.

Просыпаются партизаны и, усаживаясь на нарах, по-монгольски скрестив ноги, с любопытством рассматривают гостя.

— Мои товарищи, первые штабисты: Запорожец, Дорошенко, Юрченко… — знакомит Ефим Мефодьевич с партизанами. — А это наш военный комиссар Анисим Копань, — указал он на человека, лицо у которого было перевязано белой тряпкой. — Ранен в глаз. Его, Малышенко да Прилепу чуть не захватила колчаковская милиция в Вострово. Да ладно, мы вовремя подоспели, с тылу ударили…

— Знаю, знаю, — заметил Громов. — От самих беляков это слышал.


Е. М. МАМОНТОВ — командующий партизанской армией.


— Ну, а каковы дела у каменцев? — поинтересовался Ани сим Копань.

— У нас-то? — переспросил Громов. — Отряд создали. На Корнилово налёт сделали, предателей побили. Ещё несколько вылазок совершили. А тут зима началась, стало трудно скрываться. Распустили отряд, но, чтобы зря время не терять, по сёлам ездили, связи устанавливали, группы подпольные организовывали…

— Ну вот, ну вот!.. — загорячился Ефим Мефодьевич, расхаживая взад и вперёд по избушке. — Они успели больше нас сделать. Говорил я вам: надо не выжидать, а беляков бить. — Мамонтов бросил сердитый взгляд в сторону партизан. — Так не послушали. В Ханхарах[12] сидели да агитацией занимались. Бить, бить надо колчаковцев!.. Это самая лучшая агитация…

— Без подготовки нельзя было, Ефим Мефодьевич, — заметил Копань. — Решение наше — вести агитацию за советскую власть, не выступать до весны, а собирать силы и оружие — тоже было правильным. А вот сейчас, когда мужики на нашу сторону встают, можно и выступать.

— Это верно, — поддержал Копаня Игнат Владимирович. — Я вот какое предложение вношу… В Обиенное частенько наезжает из Семипалатинска капитан Трифонов, у него там жена живёт, а из Бутырок — Курчин. Он не то начальник, не то агент контрразведки. Оба — отъявленные сволочи, наших немало погубили. Вот и надо бы их…

— А что, — загорелся Мамонтов, — предложение дельное, а?.. О Курчине я тоже слыхал. Займёмся, комиссар?

— Не возражаю, — ответил Копань. — Пока в отряде двадцать пять человек, только такими небольшими делами и заниматься.

— Надо Юрову поручить, он выследит, когда они в деревне будут, — заметил Громов. — Да вот что я ещё от Курчина узнал, Ефим Мефодьевич: контрразведка к тебе в отряд провокатора направила. Поостерегайся…

— Спасибо за предупреждение, — поблагодарил Мамонтов и поинтересовался: — А ты надолго к нам, Игнат Владимирович?

— Не знаю. Как поживется. — неопределённо ответил Громов.

— Живи.

В субботу Юров сообщил, что Курчин и капитан Трифонов приехали в Обиенное и, очевидно, проведут там воскресный день.

— Выступаем, — решил Мамонтов. — Это воскресенье будет для них последним.

Тщательно обдумали, как провести операцию. Решили переодеться в белогвардейскую форму, разделиться на группы и уничтожить каждого по отдельности на их же квартирах. Мамонтов с группой взял на себя обязанность «поговорить по душам» с Курчиным. Громов — с капитаном Трифоновым. Запорожцу поручили расправиться с лесником, который, как было точно установлено, вёл шпионскую работу и был непосредственно связан, с Курчиным.

В село въехали на трёх подводах. Встречные крестьяне смотрели на приезжих с нескрываемой злобой и старались быстрее убраться с улицы: от таких гостей доброго ждать нечего. Мамонтов улыбался.

— Смотри-ка, удирают! — толкнул он в бок Малышенко, сидяшего вместе с ним в санях. — Видно, не по душе белогвардейские погоны.

В центре села быстро разъехались: Мамонтов направился к дому Курчиных, Громов — к капитану Трифонову, Запорожец — к леснику.

Возчик остановил лошадь у ограды, и Игнат Владимирович с двумя партизанами вошёл в дом. На кухне у печи возилась жена Трифонова. Она приветливо поздоровалась и, пригласив пройти в горницу, продолжала заниматься своим делом. Громов распахнул дверь в комнату. За столом сидели капитан Трифонов и отец Василий. Они о чём-то беседовали.

— Здравствуй, кум! — проговорил Игнат Владимирович. — Наверное, и ждать меня перестал. Думал, совсем сбежал… А я вот и явился.

— Евдоким Семеныч! — растерянно проговорил капитан Трифонов.

— Был Евдокимом Семёновичем, теперь Громовым стал, — улыбнулся Игнат Владимирович. — Ваш праздник кончился, теперь наш начинается.

Капитан Трифонов начал поспешно отстёгивать кобуру револьвера, но рука не слушалась, и пальцы лишь выбивали дробь на коже. Тогда он соскользнул под стол, чтобы там освободить оружие и открыть огонь.

— Что с вами? Не плохо ли? — поднимая капитана с пола, спросил отец Василий, делая вид, что не понимает происходящего.

— Хватит баловаться. Руки вверх! — крикнул Громов и, обращаясь к партизанам, приказал: — Обезоружить!

Трифонов вздёрнул руки над головой, партизаны быстро вытащили у него наган из кобуры.

— Твоё счастье, успел скрыться. Я б тебя… — хрипел капитан, силясь вырваться от партизан. Те заломили ему руки за спину, и он умолк, злобно косясь на Громова. — Ненавижу тебя, презираю…

— Дело хозяйское, — спокойно заметил Игнат Владимирович. — У нас больше оснований тебя ненавидеть. И за грабёж, и за расстрелянных крестьян, и за сожжённые сёла. Теперь пришло время за всё сполна рассчитаться.

Громов подошёл вплотную к Трифонову и, не глядя на него, в упор выстрелил. Капитан мешком вывалился из рук партизан. На кухне вскрикнула его жена и, хлопнув дверью, выскочила на улицу.

— Ну, а со мной что? — беспокойно спросил отец Василий.

— О тебе я всё знаю, — ответил Громов. — Своего человека в любой одежде видно.

— Возьмите меня с собой, — попросил поп. — Я не могу больше притворяться.

— Нет, отец Василий, нельзя. Ты здесь нужен. Разъясняй с амвона мужикам, чью сторону держать, дружбу продолжай вести с белыми, а нам новости сообщай. Связь держи через Листофора Коростылева.

— А может, лучше всё-таки с вами уйти? — колебался батюшка.

— Не бойся. На тебя подозрений не будет. Всем говори, что убежал от расправы. Ну, прыгай в окно. Прощай!..

Игнат Владимирович хватил табуреткой по окну — рама со звоном вывалилась на улицу. Батюшка подобрал полы рясы и выскочил в пролом на завалинку. Многие видели, как он бежал, не оглядываясь, от дома Трифоновых.

Когда Громов с партизанами вышли на улицу, Мамонтов подъезжал к ограде.

— Всё в порядке? — спросил он у Громова.

— Вроде бы.

— У нас тоже. Двигаем.

Со двора лесника донеслось два выстрела.

— Скорее туда! — приказал Мамонтов.

Возчики ударили по лошадям. Но когда подъехали к дому лесника, всё было уже кончено. Партизаны выходили со двора, неся в охапке несколько ружей.

Отряд не торопясь покинул деревню, а весть о налёте быстро разнеслась по избам. Мужики восхищались дерзостью партизан, кое-кому захотелось быть вместе с ними. А отец Василий во время богослужения провозглашал, не упоминая о конкретном факте:

— Бог наш всевышний зрит наши грехи и карает своим перстом вероотступников…

* * *

С наступлением пахоты отряд Мамонтова перебрался в Селиверстовскую степь. Связь с окрестными сёлами, была налажена, о передвижениях карательных отрядов доносилось незамедлительно, и теперь Ефим Мефодьевич мечтал о больших боевых действиях. Он разослал по деревням членов своего штаба для вербовки в отряд мужиков, недовольных колчаковскими порядками. Стало прибывать пополнение. Приходила больше молодёжь, не умевшая обращаться с оружием. Нужно было обучать её, и Мамонтов организовал в отряде занятия военным делом. На поляне устанавливались мишени, и под наблюдением бывших фронтовиков проводилась тренировка в стрельбе. Однако партизаны проводили и мелкие боевые операции.

Однажды прибежал в отряд Егор Константинов, крестьянин села Солоновки. Лицо у него расстроенное — сразу видно, случилось что-то страшное. Отыскав Мамонтова, он торопливо, проглатывая слова, сообщил:

— В Волчихе… расстрелять… тридцать двух и моего брата… питерца Буданова.

— Что, что? — не понял Мамонтов. — Да говори ты спокойнее.

Константинов помолчал, стараясь успокоиться, и сказал более внятно:

— Завтра… должны расстрелять. Выручайте, Ефим Мефодьевич. На вас вся надежда. За зря люди могут сгибнуть…

— Что-нибудь сделаем, — пообещал Мамонтов. — Иди назад, за каталажкой организуй слежку, чтоб тихонько не вывезли куда арестованных.

Егор Константинов ушёл, а Мамонтов собрал на совещание членов своего штаба. Тут же присутствовал Громов и ещё несколько партизан.

— Слыхали, что Егор сообщил? Завтра наших товарищей расстреляют, тех, что в Солоновке арестовали, — сурово произнёс Ефим Мефодьевич. — Мы не можем допустить этого, не имеем права. Кровь расстрелянных будет лежать на нашей совести. Мужики нас после этого будут считать трусами, неспособными к боевым действиям. Так?

— Так! — поддержал его Анисим Копань.

— Сил-то у нас маловато. Справимся ли? — усомнился Иван Малышенко.

— Милиции в Волчихе много.

— Каждый наш человек десяти милиционеров стоит, — заметил Мамонтов и похлопал по плечу здоровенного, могучего партизана. — Вот такой, как Чупахин.

— Это верно, — улыбнулся Громов, любуясь богатырским телосложением партизана.

— Давайте обсудим, как нам действовать, — предложил Ефим Мефодьевич.

— А что обсуждать. Налететь ночью, перебить стражу и освободить наших, — заметил Запорожец.

— Это ясно. Да как? Тут хитрость нужна. Сами говорите, что у нас силёнки маловато.

— А нельзя ли, как в Обиенное, под видом белогвардейцев проехать? — сказал Громов. Этот опыт удался.

— А и верно, — предложение понравилось Мамонтову. — Повезём сдавать арестованного.

* * *

Перед самым рассветом отряд Ефима Мамонтова, численностью в двадцать человек, входил в Волчиху. Впереди, на тряской телеге, везли скрученного верёвкой по рукам «арестованного» — своего партизана.

Волчиха — большое торговое село с пятитысячным населением, раскинулась как раз у сростка Касмалинского и Барнаульского боров. В центре, на площади, возвышается церковь, расположены магазины, волостное управление. Тут же помещение колчаковской милиции, в котором содержатся арестованные.

Отряд не торопясь двигался по площади. От него отделились пять человек во главе с Чупахиным и залегли у церковной ограды — удобном месте для обстрела на случай появления колчаковцев с одного или другого конца улицы.

У здания милиции подвода остановилась. Мамонтов соскочил с лошади, толкнул наганом в бок «арестованного», прикрикнул:

— Вылазь, большевистская сволочь. Приехали!

«Арестованный» через силу поднялся, слез с телеги и нехотя зашагал к крыльцу. Часовой, увидев офицерские погоны на Мамонтове, стукнул каблуками и, приветствуя, выбросил винтовку в сторону на откинутую руку.

Мамонтов с «арестованным» поднялся на крыльцо и застучал кулаком в дверь.


С. Ф. ЧУПАХИН — один из организаторов партизанского движения в с. Волчиха.


— А ну отворяй! Послышались шаги, скрипнул засов. В полуоткрытую дверь высунулась голова колчаковца-милиционера.

— Чего надо?

— Дрыхнете, рас-так вашу… — хлёстко выругался Мамонтов. — Открывай, не видишь: арестованного привёз.

Милиционер испуганно распахнул дверь настеж. Мамонтов втолкнул в коридор «арестованного», вошёл за ним сам, а следом группа переодетых партизан.

Из караульной комнаты выскочило несколько милиционеров и, протирая заспанные глаза, беспокойно поглядывали на прибывших.

— Кто начальник караула? — сердито спросил Мамонтов.

— Я, ваше благородие, — выдвинулся вперёд рослый с залихватскими усами милиционер.

— Устава, сволочь, не знаешь. Пароль ни ты, ни твой часовой не спрашиваете, на посту спите. За нарушение караульной службы арестовываю. — Мамонтов кивнул партизанам: — Взять оружие, спять ремни!

Партизаны поспешно обезоружили милиционеров, вынесли оружие из караулки и втолкнули туда провинившихся.

Громов в это время уже открывал камеру.

— Выходи! — крикнул он арестованным крестьянам.

Однако никто не двинулся с места. Глядя на прапорщика, все думали, что пришёл их последний час — выведут за село и расстреляют.

— Ну, что же вы стоите? — уговаривал Громов. — Свои же мы, партизаны. Ей-богу!

Но никто не верил. И тут Громов увидел среди арестованных знакомого.

— Буданов. Да ты что, друг, меня не ухаешь?

Тот всмотрелся и, узнав, обрадованно воскликнул:

— Свои!.. Игнат Владимирович!.. Выходите, братцы!

И тогда арестованные толпой двинулись к двери.

— Не торопись, по одному, по одному, — ласково приговаривал Громов, пропуская мимо себя арестованных и всматриваясь в осунувшиеся и заросшие лица.

В караульном помещении их встретил Мамонтов и показал на выход. Переодетые партизаны образовали конвой.

У крыльца Мамонтов остановился и спросил часового:

— Ты кто: мобилизованный или доброволец?

— Так точно, доброволец!

— У-у, гад! — зло бросил Мамонтов и выстрелил в часового.

— Садись кто на подводу, а кто верхом, по двое приспосабливайтесь, — крикнул он освобождённым крестьянам.

Освобождённые кинулись к лошадям. Вскоре площадь опустела. Разбуженные выстрелом, сюда бежали колчаковские милиционеры, заряжая на ходу винтовки и стреляя в воздух. Часто захлопали выстрелы у церковной ограды — это Чупахин встречал колчаковцев меткой пулей, и не один из них ткнулся головой в придорожную грязь.

Громов покинул здание милиции последним. Отряда уже не было, и он, вскочив на коня, хотел было скакать вдогонку, как увидел, что от церкви к нему бежит Чупахин.

— Понимаешь… увлёкся, чуть не отстал, — запыхавшись, проговорил он. — Посади с собой.

— Куда тебя, чёрта толстого, — заметил Громов. — Лошадь не выдержит. Берись за хвост.

— Ну, давай!

Так он и выбежал за село, держась за хвост лошади.

* * *

Вербовка, проведённая членами мамонтовского штаба по сёлам, дала свои результаты. Народ всё прибывал и прибывал в отряд. Шли пешком, приезжали на верховых лошадях и ползках, с оружием и без оружия. Шли люди, которые ненавидели кровавую власть Колчака, убеждаясь, что только народная власть Советов, только большевики могут защитить интересы рабочих и крестьян. Шли недавние фронтовики, сполна познавшие царские привилегии в окопах; шла молодёжь, укрывающаяся от колчаковской мобилизации; шли те, чьи отцы и братья были расстреляны за сочувствие большевикам, и те, которым раньше было безразлично, какая власть будет, а теперь прозрели под белогвардейскими плетьми и шомполами. Все они были заинтересованы в победе над Колчаком и воевали потом мужественно и бесстрашно.

Однако в партизанские отряды попадали и такие людишки, которым дороже всего были корыстные цели: поживиться чужим добром во время налётов на сёла, поправить своё хозяйство за счёт награбленного, а то и разбогатеть. Шли в отряды эсеры и эсерствующие интеллигенты и мужички из богатеньких. У этих была мысль — повернуть партизан против большевиков, создать Советы, но без коммунистов. Колчаковская контрразведка засылала в отряды шпиков и провокаторов. Иногда ей это удавалось, так как проверка прибывающих в отряд не всегда была тщательной. Так в отряд Мамонтова проник бывший жандарм; провокатор Гранкин, впоследствии разоблачённый и расстрелянный партизанами.

Гранкин собирал вокруг себя неустойчивых и потихоньку разглагольствовал, разводя всякого рода «теории».

— У нас должна быть своя, особая партия, одухотворённая высокими целями, строящая все наши действия в соответствии с индивидуальными интересами приобщения к частной собственности. Война против богачей — это нажива. Всё, что захвачено в бою, должно принадлежать победителям и делиться на равные паи. Убийство, конфискация имущества, равные паи — вот наш девиз.

На первых порах эта небольшая группа Гранкина решила без ведома командования отряда заняться конфискацией у спекулянтов товаров, доставляемых из Маньчжурии. Гранкин хорошо знал дороги, по которым везли эти товары, кто-то сообщал ему и точное время прохождения обозов через ближайшие сёла. Тогда группа делала засаду в укрытии близ дороги и с криком и свистом налетала на обоз. Перепуганные возчики разбегались, а мародёры навьючивали товары на своих лошадей и увозили домой, в деревни.

Как-то Громов, Петя Нечаев и ещё два партизана возвращались трактовой дорогой в расположение лагеря. Лошади шли мелкой рысью: в этом районе карательных отрядов не было, и партизаны ехали без особой опаски.

Солнце клонилось к закату, окрашивая лужи в багряный цвет. Ветер, прорываясь через Касмалинский бор, раскачивал кустарники, гнул к земле прошлогодние ковыли, Кроме посвиста ветра, нигде ни звука. И вдруг из-за поворота дороги донёсся какой-то непонятный шум, следом одиноко грохнул винтовочный выстрел. Партизаны, не сговариваясь, пришпорили коней, приготовили оружие.

На дорогу выскочило несколько человек в крестьянской одежде, с бичами в руках. Они бежали быстро, полусогнувшись, то и дело оглядываясь. Весь их вид говорил, что люди спасаются от преследования. Увидев скачущих навстречу всадников, они остановились, растерянно озираясь по сторонам. После недолгого замешательства попрыгали через придорожную канаву и кинулись в кустарники.

— Стой, назад! — крикнул Громов.

Беглецы остановились, о чём-то переговорили между собой и нехотя вернулись на дорогу, сбились в кучку, понуро опустив головы, искоса, с тревогой посматривая на приближавшихся всадников.

— Кто такие? — строго спросил Громов, осаживая лошадь.

— Мы-то? — ответил длинный, угловатый человек, в чёрной суконной тужурке и добротных сапогах. Своим видом он напоминал приказчика мелочной лавки. — Мы сидоровские возчики, купцу товары везём. Да вот, понимаешь, оказия какая…

— Везёте-е?.. — протянул Громов. — Где ж вы везёте, когда бежите что есть духу, будто наперегонки об заклад ударились.

— Побежишь, — хмуро заметил длинноногий, — когда эти, ну как их… вроде бандитов напали на нас, весь товар отобрали да ещё и убить грозились.

— Бандиты?! — удивился Громов. — Где?

— Там! — махнул рукой вперёд длинноногий.

— Сколько их?

— Пятеро, кажись.

— А ну, возвращайтесь назад, — приказал Громов. — Сейчас мы с ними поговорим. — И, пришпорив лошадь, галопом помчался по дороге. Следом поскакали партизаны. Возчики в нерешительности постояли, не зная, что делать, а потом тоже побрели за ними.

Дорога сделала поворот — и партизанам открылась следующая картина: на обочине сбилось в кучу несколько подвод. Двое мужиков с винтовками через плечо торопливо скидывали с повозок прямо в пыль куски мануфактуры, трое других увязывали их в узлы. Несколько узлов было уже приторочено к сёдлам. Увидев приближающихся всадников, бандиты соскочили с повозок и кинулись к своим лошадям. Но было уже поздно…

— Стой! Ни с места! — крикнул Громов, выхватывая каган. Партизаны вскинули винтовки.

— Так вот это какие бандиты?! — изумлённо воскликнул Игнат Владимирович, узнав в них партизан из отряда Мамонтова. — Это ты, Гранкин… и ты, Митрий, и ты… Грабежом занимаетесь средь белого дня. Так?

— Несправедливо говоришь, — нахально ответил Гранкин, метнув злобный взгляд на Громова, и пустился в «теорию». — Мы конфискуем награбленную частную собственность у спекулятивных элементов, кои являются врагами мирового крестьянства…

— А кто вас на это уполномочивал?

— Каждый сознательный должен изымать у врага всё, что не принадлежит ему в соответствии с новыми порядками, за которые мы проливаем кровь.

— Болтаешь?! — рассердился Громов.

— Проповедую, — с показным спокойствием ответил Гранкин и отвернулся, тронул лошадь. — Н-но, пшла!..

— Нет, подожди, — схватил за уздцы его лошадь Громов. — Слезай, отвязывай узлы и складывай на место.

— Но-но! — угрожающе проговорил Гранкин. — Не хватайся, а то!..

Громов направил револьвер на Гранкина.

— Слазь, а то пристрелю, как собаку и мародёра!

Гранкин судорожным движением сорвал винтовку с плеча, но Петя Нечаев схватил её за ствол и выдернул у него из рук. Гранкин не удержался в седле и свалился на землю, затем поднялся, нехотя отвязал узел и так же нехотя унёс его к подводе. То же сделали и другие.

— Езжайте в отряд, доложите обо всём Мамонтову, — распорядился Громов, когда все узлы были сложены на телеги.

— Доложим! — неопределённо буркнул Гранкин и, хлестнув лошадь, погнал её галопом вперёд. За ним последовали его сподвижники. Сидоровские возчики долго благодарили партизан.

* * *

Ефим Мамонтов готовил отряд к новому налёту на колчаковцев в Волчихе. Хотя на германском фронте он занимал всего лишь должность телеграфиста сапёрного батальона и вернулся домой в звании унтер-офицера, но в военном деле, как говорили о нём, был «смекалист» и диспозицию разрабатывал со знанием опытного штабника. Он тщательно сопоставлял сообщения разведчиков, советовался с партизанами, умело распределял силы для нанесения удара по врагу. Мамонтов всегда был очень занят, забывал об отдыхе и еде, и поэтому, когда Громов рассказал ему о мародёрстве Гранкина и его друзей (сам Гранкин, как и следовало ожидать, не доложил об этом), отмахнулся:

— Потом разберёмся. Сейчас некогда.

А потом или забыл, или просто решил не поднимать на первых порах шума: окрепнет отряд, дисциплинируется — партизаны сами поймут, что этим заниматься нельзя.

Однако Гранкин увидел в лице Громова опасного врага, который при случае может его разоблачить и — чего доброго! — подвести под расстрел. И он понял: надо от Громова избавиться. Но как?.. Долго ничего подходящего в голову не приходило. Потом решение созрело…

Ночью Гранкин собрал свою группу в леске, недалеко от партизанской стоянки. Когда все уселись вокруг, он приподнялся. Тень от него, словно крылья коршуна, распласталась по посеребрённой луной выжженной полянке.

— Нас может погубить один человек. Берегитесь! — угрожающе проговорил Гранкин.

— Кто? — прошелестел испуганный шепоток.

— Тот, кто отобрал у нас принадлежащее по праву победителей имущество, конфискованное у купца. Игнат Громов… И вы думаете, куда он дел эти товары?.. Вернул хозяину, привёз в отряд? Не-ет, он их отправил к себе в Корнилово, где уже немало хранится награбленного.

— Ну да! — удивился Митька «Бобик», вороватый мужичонка.

— Вот тебе и да! — сердито продолжал Гранкин. — Видите, как он поступает с теми, кто кровь за свободу проливает. Да ещё требует от Мамонтова, чтобы нас расстреляли. Хитрит, чтобы никто не узнал, что купеческие товары присвоил. Мне доподлинно стало известно, что это не большевик никакой, не совдепщик, а провокатор, подосланный колчаковской контрразведкой. Шпион!..

— Похоже, — заметил неуклюжий, громоздкий человек из ссыльных поселенцев, отбывавший когда-то каторгу за убийство. — Не будь он провокатором, чего бы ему за купца заступаться.

— Вот гад! — возмутился Митька «Бобик». — То-то я думаю, отчего же ему в Обиенном заводчиком называться и с кулаками якшаться?

— Я и говорю: провокатор, шпион, — продолжал Гранкин. — Если его не убрать, он не только нас погубит, а и весь отряд…

— Верно. Раз он такой, надо убрать, — поддержал Митька «Бобик». — Рассказать Ефиму Мефодьевичу…

— А что рассказывать, ещё и нас запутает, — рассердился Гранкин. — Разве мы не полноправные партизаны и не можем сами отстоять свои интересы?.. Предлагаю шлёпнуть его, да и дело с концом.

— Правильно! — подхватили его сподвижники.

Гранкин понимал, что надо действовать быстро, пока люди не одумались.

— Вот и поручим это «Бобику», — проговорил он. — Кто за, голосуй!

Все подняли руки, кроме Митьки. Он побледнел, хотя никто этого в темноте не заметил, и дрожащим голосом спросил:

— А если Мамонтов меня за это к ответу притянет?

— Не бойся, — успокоил Гранкин. — Скажешь, что провокатора убил, ещё и хвалить будет. Понял?.. Назад отступать поздно, раз с нами связался. Иначе… Расходись по одному!

Заговорщики, крадучись, двинулись в расположение лагеря.

* * *

Отряд Ефима Мамонтова направлялся на операцию против колчаковской милиции. Конные партизаны двигались впереди, а сзади, на повозке, следовали раненые Анисим Копань и Никифор Прилепа — их надо было показать сельскому фельдшеру. Громов с Нечаевым ехали сбоку.

— Послушай, Игнат Владимирович, — обратился к Громову Анисим Копань, — тут мне сейчас один партизан рассказал по секрету, что против тебя неладное замышляют. Гранкин и Митька «Бобик»… Хотят тебя убрать под предлогом, что ты не большевик, а провокатор. Мы с ними после операции разберёмся, а сейчас ты поостерегайся…

— Спасибо. Поостерегусь.

«Попробуй-ка во время боя уберечься, — думал Игнат Владимирович, — когда стрельба кругом, пули свистят. Разбери, чья тебя стукнет».

В раздумье он попридержал коня, отстал от отряда.

В голову пришла было мысль — не уехать ли к себе в Корнилово, пора собирать свой отряд. Но эту мысль он сразу же притушил: «Трусом сочтут. Надо довести дело до конца».

Громов хотел пришпорить коня и догнать отряд, как увидел, что к нему, нахлёстывая лошадь, скачет с винтовкой в руке Митька «Бобик». Не доезжая метров двадцать, он крикнул:

— Товарищ Громов, почему отстал? — и приподнял винтовку.

«Это неспроста. Что-то он затевает. Не думает ли сейчас со мной счёты свести?.. — мелькнуло в голове у Игната Владимировича. — Надо действовать не дожидаясь!» — И он резко выкрикнул, выхватывая наган:

— Стой, убью! — Громов дважды выстрелил вверх.

Митька «Бобик» осадил коня и от неожиданности замер на месте.

От колонны партизан отделился конник и галопом двинулся в сторону Громоза и Митьки «Бобика». Игнат Владимирович узнал в нём Ефима Мамонтова.

— В чём дело? Почему стрельба? — сердито проговорил он, сдерживая лошадь.

— Мародёры, те, о которых я тебе говорил, решили меня на тот свет отправить, — ответил Громов. — Вот полюбуйся, их представитель.

Мамонтов посмотрел на Митьку потемневшими глазами, судорожно сжал рукоятку плети.

— Митька! Ты?..

— Я… — виновато потупился «Бобик». — Говорят, он не большевик, а провокатор, шпион.

— Провокатор?! Шпион?! — хмуро сдвинул брови Мамонтов, лицо его налилось кровью. — Шпион?.. Я тебе покажу шпиона… — Он подскочил к Митьке и с размаху ударил его плетью. Затем, теряя над собой власть, стал хлестать ещё и ещё…

«Бобик» втянул голову в плечи и, защищая, прикрыл её руками.

— Зачем так, не надо! — крикнул Громов. — Не горячись, Ефим Мефодьевич!..

Окрик Громова подействовал на Мамонтова отрезвляюще. Он оставил Митьку «Бобика», со злостью стегнул коня и умчался к отряду.

Митька «Бобик», прибитый и опозоренный, медленно двинулся вслед.

Операция прошла успешно. Была разгромлена милиция, лесничество — шпионское гнездо контрразведки, захвачено много оружия. У всех вернувшихся в лагерь было приподнятое настроение — шум, смех, оживлённый говор. Только Игнат Владимирович вдруг помрачнел: его потянуло к себе в отряд. Наверное, корниловские партизаны до сих пор отсиживаются в деревнях, а надо действовать, действовать. И может, его уже ждут не дождутся, недобрым словом поминают: распустил, мол, отряд, уехал и возвращаться не думает…

Подсев к Мамонтову, Громов сказал:

— Решил я, Ефим Мефодьевич, возвращаться в Корнилово.

Мамонтов изучающе пристально взглянул на него, спросил:

— Ты это что придумал?! Или на моих партизан всерьёз рассердился?.. Ты, Игнатий, брось.

— Да нет, я не потому, — заметил Игнат Владимирович. — Пора и нашему отряду действовать. Вот и тороплюсь. А по поводу этого случая ты подумай всё же… Повнимательнее присматривайся к людям. А то эсеры, другая сволочь к нам в отряд норовит пролезть. Много от них всякой пакости может быть.

Мамонтов, выстукивая пальцами дробь по столу, задумался.

— Как-то не могу этого понять, — сказал он наконец. — Вера у меня большая в людей. Я ведь никого силой не тащил в отряд, сами пришли. А зачем, как не врага бить.

— Э-э, — перебил его Громов, — не всё это так просто, как тебе кажется. Верить людям надо, но не каждому встречному-поперечному. Смотри, Ефим Мефодьевич, по-дружески тебе говорю: твёрже будь к тем, кто дисциплину подрывает и анархию разводит.

— Твёрдости у меня, Игнатий, хватит, да каждого человека для нашего дела беречь надо.

В избушку вошёл партизан и доложил:

— Ефим Мефодьевич, пополнение прибыло. Семеро востровских…

— Я сейчас, — обращаясь к Громову, проговорил Мамонтов и вышел.

Игнат Владимирович думал о Мамонтове: «Боевой, преданный советской власти, хотя и беспартийный. И в военном деле мастак. И организатор умелый. А вот чересчур доверчив и кое-чего не понимает. Ему бы помощников хороших. Копань — деловой человек. Таких бы ему побольше. Но Мамонтов своё возьмёт. Смелостью, верой в победу возьмёт. И помощников хороших у него со временем много будет…»

Прошло минут двадцать. Скрипнула дверь, и вошёл Мамонтов. На лице его сияла улыбка.

— Тронулись мужики, — возбуждённо заходил он по избушке. — В деревнях говорят, что у нас в отряде партизан уже несчётное множество, тысячи… И идут. Значит, верят в нас. Вот и сейчас пришли: «Принимай в отряд!» У одного, понимаешь, оружия никакого, так он кочергу приволок. Зачем эту-то? — спрашиваю. А он: «Сподручное оружие. Зацепишь вершнего беляка за шиворот и сдёрнешь с седла, а потом по голове да по голове. А не нравится, говорит, тебе это оружие, добуду и винтовку». Чудак молодец!

Он остановился против Громова и, смотря на него, спросил:

— Может, передумаешь, останешься?

— Нет, решил. Я должен быть там, людей на партизанскую войну поднимать надо. Ты здесь, я там — скорее очистим Алтай от всякой контры.

— Я знал, что ты долго у нас не пробудешь, — раздумчиво сказал Мамонтов. — И я бы так же поступил… Ну вот что, Игнатий, давай условимся: связь постоянно будем держать. Если беляки прижмут и моему отряду тяжело будет, ты мне наступлением помогай, если твоему отряду тяжело будет — я помогу.

— Это ты правильно, Ефим Мефодьевич. Согласен!

— Будем биться, пока не очистим весь Алтай от колчаковцев, — торжественно, точно клятву давая, произнёс Мамонтов.

— И пока не установим советскую власть! — таким же тоном дополнил Громов.

— Да, пока всюду не установим советскую власть!

Ефим Мефодьевич вытащил из кармана маленький браунинг и подал его Игнату Владимировичу.

— Возьми, Игнатий, от меня в знак верности и дружбы.

— Спасибо. А тебе вот мой наган.

Они обнялись и трижды, по-русски, поцеловались.

В тот же день Громов и Петя Нечаев покинули отряд Ефима Мамонтова.


Часть вторая. Партизанские бои


1. В своём отряде. Совещание на заимке Кондауровой. Разгром колчаковской милиции в Баево

В деревнях, через которые проезжали Громов с Нечаевым, было неспокойно. Крестьяне открыто возмущались действиями колчаковской милиции, карательных отрядов, ругали земские управы, которые помогали «верховному правителю» грабить, пороть и вешать мужиков. По секрету передавали друг другу весть о несметной партизанской силе, накапливаемой где-то в Кулундинской степи, которая вот-вот сметёт всех беляков. И даже слухи, распускаемые белогвардейскими газетами и местными кулаками о том, что Красная Армия разгромлена, что войска адмирала Колчака после занятия Перми успешно двигаются к Москве и скоро займут её, не устрашали жителей, а лишь больше разжигали ненависть к новой власти. Громов понял, что стоит только бросить клич к восстанию, как крестьяне возьмутся за оружие.

Громов с Нечаевым остановились на заимке Кондау-рова, в стороне от проезжих дорог. Игнат Владимирович вызвал к себе Василия Коновалова. Тот обрадовался возвращению Громова:

— Надолго задержались, Игнат Владимирович. Мы уж думали, не случилось ли чего. Партизаны заждались. В бой рвутся ребята. Злости за это время сколько понакопили… В Баево вон какой погром колчаковцы устроили: немало людей постреляли, а шомполами почти всех выпороли…

— Так, так! — приговаривал Громов, слушая Коновалова. Потом спросил: — А много можем мы людей в отряд собрать?

Коновалов, помолчав, ответил:

— Думаю, что много. В Ярках мы подпольную организацию создали. Есть подпольные организации и в Панкрушихе, и в Баево, и в Усть-Мосихе, и в Зимино, и в других деревнях. Связь мы с ними установили. Если всем вместе подняться — сила большая будет.

— А как с оружием?

— С оружием, Игнат Владимирович, плохо. Нового собрали мало, а то, что у Данька Кольченко спрятали, пропало… Он его попереченскому торговцу Печатных передал. Сволочью Данько оказался. Хотели его стукнуть, да куда-то скрылся.

— Эх! — вздохнул сокрушённо Громов. — Как же мы недосмотрели! Что сбежал Кольченко — чёрт с ним, а вот оружие… Придётся в бою добывать.

— И ещё новость: Степана Топтыгина арестовали…

— Степана?.. Что ты говоришь!

— Да, — и Василий Коновалов рассказал, как это случилось.

…Евдокия Семёновна Уварова, у которой взял паспорт для Громова Степан Топтыгин, поняв, что в Сибири начинается «заваруха» хуже, чем в Борисоглебске, решила вернуться домой, в Тамбовскую губернию. А без паспорта куда же уедешь?.. И тогда она потребовала у Топтыгина:

— Верни мне. Степан, паспорт. Думала, не понадобится, а теперь нужен.

Степан растерялся. Не зная, что ответить, он молчал.

— Чего молчишь? — не унималась Евдокия Семёновна. — Или забыл, что брал?

— Нет его у меня, — невнятно буркнул Топтыгин, — потерял…

— Потерял?! — вспыхнула Евдокия Семёновна. — Ты что, смеёшься надо мной?

Кому-то спровадил, наверное. Верни сейчас же, не то в милицию заявлю.


С. Г. СВЕТЛОВ-ТОПТЫГИН — петроградский рабочий, один из организаторов Чернодольского восстания.


Топтыгин напрягал ум, соображая, как выйти из создавшегося положения, но придумать ничего не мог. И тогда сказал:

— Не ругайся, тётка Евдокия, через три дня верну.

За это время он думал достать бланк и изготовить паспорт на имя Евдокии Семёновны. Однако достать бланк не удалось, и снова произошло тяжёлое объяснение с борисоглебской беженкой.

Степан просил ещё подождать несколько дней. Евдокия Семёновна пообещала ещё подождать, но в милиции всё-таки узнали об этом, Топтыгина арестовали и доставили в Каменскую контрразведку.

Допрос вёл член следственной комиссии Богатин. Откинувшись на плетёную спинку стула, он пускал кольца дыма и близоруко щурил глаза. Сквозь решётку окна дома Фуксмана, занятого под тюрьму, на него падал расплывчато-туманный сноп света, и длинное лицо следователя казалось матово-жёлтым, как у мертвеца.

— Ну-с, уважаемый большевик, — цедил он сквозь зубы, — как ваша фамилия?

Топтыгин стоял прямо, чуть выставив вперёд грудь, заложив руки за спину. Вид его ничем не выдавал волнения. Он молчал.

— Что же вы молчите, уважаемый?

— А что отвечать? Фамилия моя вам известна: Топтыгин.

Богатин нервно передёрнул плечами.

— Я спрашиваю о настоящей фамилии. Подпольная кличка нас не интересует.

Топтыгин усмехнулся.

— Непонятливый же вы, господин следователь. Ясно же говорю: Топтыгин. Топ-ты-гин. Другой клички у меня нет.

Следователь взял со стола длинный хлыст и, играя им, заметил:

— Не запирайся. Нам всё известно.

— Известно, так и нечего к человеку приставать с глупыми вопросами, — рассердился Степан.

Богатин помолчал, затем вытащил из папки анкету и зачитал:

— Степан Галактионович Светлов, по подпольной кличке «Топтыгин», бывший петроградский рабочий, гравер, участник Чернодольского восстания. Не отрицаете?

Топтыгин в упор посмотрел на следователя, твёрдо проговорил:

— Горжусь этим.

— Нас меньше всего интересует, чем вы гордитесь, — пренебрежительно скривил губы Богатин. — Вы лучше, господин большевик, скажите, для кого вы взяли паспорт у жительницы села Ярки Уваровой?

Степан состроил разочарованное лицо.

— И только. А я-то думал, что вы меня в тяжких грехах обвиняете. Вроде покушения на верховного правителя адмирала Колчака. Это я скажу… Паспорт я у ней брал, правда. Бабе моей надо было в Камень съездить. К доктору… У ней, извиняйте, женские… При этой-то власти опасно без паспорта ездить.

Богатин взмахнул хлыстом — он со свистом рассёк воздух.

— Врёте, — со злостью проговорил он. — На жену клевещете.

— Лучшего придумать не мог, — с невинным видом ответил Топтыгин. — Не верите, тогда и разговаривать нам больше не о чем. Мы, господин следователь, всё равно друг друга не поймём.

— Заставим понять. Сами расскажете, какой бандит с этим паспортом скрывается.

В памяти Топтыгина всплыла картина расправы анненковцев над участниками Чернодольского восстания: зловещее зарево пожара над Славгородом, залитая кровью площадь, искажённые смертью лица крестьян, исколотых штыками, и десятки трупов, беспорядочно наваленных у заборов.

— Бандиты те, кто мужиков в Славгороде штыками кололи, — мрачно проговорил Топтыгин. — Не мне, вам они сродни. Я с честными людьми дружбу вожу.

— Молчать! — вскочил на ноги Богатин. — Не то…

— Не стращай, не боюсь! Всех не расстреляете, — перебил его Топтыгин.

— Молчать!.. — Богатин с силой взмахнул рукой, — хлыст оставил на лице Степана багровую полосу.

Топтыгин сжался от боли, минуту стоял покачиваясь, и вдруг коротким ударом сбил Богатина с ног. Падая, следователь крикнул:

— Взя-я-ть!

Стоявшие у дверей два здоровенных солдата схватили Степана и так заломили назад руки, что они хрустнули в суставах. Затем повалили его на пол. Богатин вскочил на ноги и, видя поверженного противника, как очумелый, стал топтать его, бить сапогом по лицу, голове. Топтыгин потерял сознание.

Солдат по приказанию Богатина притащил ведро воды и вылил её на арестованного. Степан медленно приходил в сознание. Когда он приподнялся на локте, всё ещё плохо понимая, что с ним, Богатин спросил:

— Надумал?.. Говори, кому паспорт передал? Сразу же отпустим…

Топтыгин вспомнил, что от него требуют, и, сплёвывая на пол кровь, тихо, но твёрдо проговорил:

— Нет, ничего не скажу.

Лицо Богатина покрылось красными пятнами, веко нервно задёргалось.

— Скажешь! Заставим сказать. А ну, ребята, на дыбки его!

Солдаты снова схватили Топтыгина, скрутили руки за спиной верёвкой и, перебросив её конец через крюк на матице, подтянули его к потолку. Степан повис на вывернутых руках и стал похож на большую птицу, собравшуюся взлететь. Он вскрикнул от боли, закусил до крови нижнюю губу и затих. Лоб его покрылся капельками пота, на висках вздулись синие вены.

— Н-ну, скажешь?

— Н-е-ет!

Топтыгин ещё долго висел на верёвке перед Богатиным, который сидел на стуле, закинув ногу на ногу, и, складывая тонкие губы трубочкой, пускал кольца табачного дыма. Степан смотрел на огонёк папироски, в его глазах он всё разгорался и разгорался, красные круги наплывали один на другой, наконец соединились в оранжево-кровавое пламя — и Топтыгин опять потерял сознание. Его снова отливали водой, снова истязали, но ничего, кроме стонов, от него не услышали. Лишь когда стемнело, его в беспамятстве утащили в холодную и сырую камеру и, как мешок, свалили на пол.

…— Степан Галактионович ничего не сказал, — закончил рассказ Василий Коновалов. — Но звери до того его мучили, что, говорят, он даже немного умом тронулся и сейчас находится в больнице. Обо всём этом нам сообщил начальник милиции Ипатов. Капитан Ипатов дельный человек, наш. Он и Ефросинью Алексеевну Кадыкову от смерти спас, с его помощью бежали из тюрьмы Маздрин, Тищенко, Чернышев и Клевцов[13].

Внимательно выслушав Коновалова, Громов задумался: «Я виноват в аресте Топтыгина, я и в ответе, если с ним что случится. Надо выручать его из беды…» Затем захватила другая мысль: «Подпольные группы во многих сёлах созданы, и Коновалов прав, что их силы надо объединить».

— Вот что, Василий, — сказал, наконец, Громов, — Топтыгина мы освободим, а тебе поручаю побывать в подпольных организациях и пригласить их руководителей на совещание. Совещание будет здесь, на заимке.

* * *

Каменская больница, превращённая белыми в госпиталь, расположена почти на самом берегу Оби. Из окон её видно, как снуют по реке лодки, иногда проходят небольшие колёсные пароходики, накрывая водную гладь шалью чёрного дыма. Их басовитые гудки доносятся до лежащих в госпитале раненых и больных, напоминая, что за окнами продолжается жизнь.

Однажды солнечным утром на берегу против больницы появился подросток лет четырнадцати-пятнадцати. В руках у него было ржавое ведёрко и удочка. Он закидывал леску в воду и скучающе смотрел на самодельный поплавок. Когда рыбёшка клевала, он выкидывал её на песок, неторопливо снимал с крючка, но смотрел не на добычу и не в ведёрко, а поверх — на здание больницы.

Рыбак на одном месте долго не задерживался, переходил на другое и, снова насадив червяка, закидывал леску в воду. Видно, рыба ловилась плохо, и он искал хороший клёв.

Это был Киря Баев, которого командир отряда послал разведать, охраняется ли больница, как проникнуть внутрь её, переговорить с больничной сестрой Труитовой, домашний адрес которой был неизвестен, и выяснить, как можно освободить арестованного Степана Топтыгина. Рыбалкой Киря занялся не случайно: надо было посмотреть на больницу со стороны и выбрать место на берегу, где можно было незаметно причалить лодку.

У входа в больницу стоял белогвардеец с винтовкой. Кире хорошо была видна его фигура. Больше охраны нигде не было. Смена часового была произведена в восемь утра, следующая — через четыре часа. Место для причала лодки тоже выбрано — у берегового обвала, за которым её не будет видно ни с реки, ни со стороны города. Теперь можно сходить и к однофамилице Марии Ивановне Баевой и передать просьбу Громова — организовать побег из тюрьмы Фёдора Колядо, крестьянина села Донского. Каменского уезда, фронтовика, бывшего ефрейтора царской армии, арестованного за большевистские настроения, а потом пойти на приём к доктору. Пропустит ли часовой?..

После полудня Киря подошёл к больнице. Вид у паренька был такой, будто он по меньшей море болел сыпным тифом. Он еле-еле переставлял ноги. Плечи его как-то неестественно вздрагивали, глаза были воспалены (всю ночь не спал), на лице — страдание.

Когда подросток приблизился к больничному крыльцу, его остановил белогвардеец, длинный, усатый, в английской шинели и крагах. Опершись на японскую винтовку, он раскуривал самокрутку.

— Куда прёшь?! Посторонним сюда нельзя, — прикрикнул он, не трогаясь с места.

Киря остановился, просительно уставился на белогвардейца и дрожащим голоском произнёс:

— Я, дяденька, не посторонний. Я заболел…

— Тем более проваливай отсюда! — сердито дёрнул усами солдат. — Здесь не приёмный покой, а военный госпиталь. Ясно, дурья твоя башка?

— Ясно, дяденька, — понимающе кивнул головой Киря и снова упрямо заявил: — А гнать меня не смеешь, слышишь?.. Потому я не посторонний, а свой.

— Это как так свой? — удивлённо вскинул глаза на бойкого мальчишку белогвардеец.

— А вот так! — смело резал Киря. — Сестра моя здесь работает. Трунтову знаешь?.. Не знаешь. Эх ты! Начальника милиции капитана Ипатова знаешь?.. Нет. Эх ты! Нам роднёй доводится. И все доктора к нам ходят, и господа офицеры тоже. Вот!.. Они меня сюда и послали. Сказали: если часовой не будет пускать, скажешь, что мы тебя отрядили. Ой! — Киря схватился за грудь. — Снова схватило…

— Ишь ты! — всё более удивлялся солдат. Парнишка своей смелостью ему явно нравился, и он уже беззлобно, с любопытством спросил: — А что у тебя болит?

— В груди дыхания нет и булькает что-то. Сказывают, не то третий беркулез, не то пророк сердца.

Белогвардеец захохотал.

— Ой, не могу!.. Ой, уморил! — заливался он басовито и заразительно, со всхлипом. — Пророк, говоришь… булькает, ха-ха. Беркулез!..

Киря спокойно выжидал, когда белогвардеец вдоволь нахохочется, думая: «Ага, проняло! Теперь пропустишь, пропустишь!»

Наконец, солдат успокоился. Киря обиженно поджал губы и проговорил:

— Хорошо вам, дяденька, смеяться, когда вы вон как бык здоровый, а мне-то какого? Ещё тошнее стало.

— Тошнее, тошнее, — добродушно заговорил белогвардеец. — Знаю, что любая болезнь не в радость. Я ведь, брат, раньше по медицинской части служил. Санитаром. Всякие болезни видел… — и он перешёл на наставительный тон. — Сам виноват. Чем по больницам бегать, давно бы уж вылечился. Если у тебя порок сердца, а не пророк, как ты говоришь, так и пил бы настойку стародубки. Корешки валерианки тоже хорошо помогают. А если что другое, то опять же всякие травки и корешки от этого есть. А учёные микстуры — это, тьфу, шарлатанство.

Киря в знак согласия кивал гол обой, а когда солдат кончил, сказал:

— А мне и надо знать, что у меня в груди. Капитан Ипатов тоже, как вы, говорили: сходи к доктору, узнай, какая болезнь, а потом травками и корешками вылечишься, а лекарства сейчас не достанешь и не в пользу оно.

— Верно говорит капитан. Видать, человек понимающий.

— Так я пойду, дяденька, узнаю у доктора. А потом, может, вы мне скажете, что пить? — вопросительно уставился на солдата Киря.

— Ну, что ж, иди, раз такое дело, — разрешил белогвардеец. — А посоветовать я могу. Я в этом деле мастак. У меня ещё мать-покойница всю деревню травками лечила и мне по наследству передала…

Киря не торопясь тяжело поднялся на крыльцо и скрылся за дверью. Здесь ему повезло. Он быстро разыскал больничную сестру Трунтову. Она переставляла со стола в шкаф какие-то баночки, склянки.

Киря торопливо рассказал, зачем послал его к ней Игнат Владимирович Громов. Внимательно выслушав, сестра полушёпотом сообщила:

— Степан лежит один, в угловой комнате. Окно выходит к реке. Его можно выкрасть. Завтра ночью дежурит военнопленный чех-фельдшер, человек наш. Мы с ним всё приготовим. В полночь приезжайте. Сигнал — два стука в окно. Так и передай Игнату Владимировичу, а сейчас иди, как бы не задержали.

Киря быстро вышмыгнул из комнаты. Когда спускался с крыльца, знакомый часовой-белогвардеец спросил:

— Ну, как? Что-то быстро ты…

Киря обиженно скривил губы.

— Прогнали. Доктор не захотел смотреть, говорит: и без тебя больных хватает.

— Да-а, — сочувственно покачал головой белогвардеец. — Верно, вчера раненых доставили. А всё-таки зря доктор не посмотрел, парень-то ты хороший. Но ты уж не расстраивайся. Пей стародубку или корешки валерианки употребляй. Поможет.

— Спасибо, дяденька. Попробую, — сказал. Киря и, не оглядываясь, зашагал прочь от больницы.

* * *

На другой день, в полночь, к берегу у Каменской больницы пристала лодка. Из неё выпрыгнули и скрылись за обвалом трое: Егор Корнеев, Илья Чеукин и Киря Баев. Они-то и были посланы командиром отряда для освобождения Степана Топтыгина.

— Ну, давай! — толкнул в бок Кирю Егор Корнеев, и подросток исчез в темноте.

Тишина. Только глухо бьются речные волны о берег, да где-то недалеко вяло тявкает собачонка. От томительного беспокойного ожидания и оттого, что не выносимо хочется курить, Корнееву с Чеукиным кажется, что Киря долго не возвращается, хотя ушёл он не больше десяти минут назад. Уж не случилось ли чего?.. Но вот с обрыва посыпалась земля, и к ним спрыгивает Киря.

— Ну, как? — спрашивают оба разом.

— Кругом никого, а часовой дремлет у крыльца. Прошёл мимо него, он даже головы не поднял.

— Тогда вперёд! — тихо скомандовал Корнеев.

Три едва приметные в темноте фигурки проследовали к больнице. Припадая к стене, они бесшумно проскользнули к угловому окну. Корнеев дважды негромко стукнул в стекло.

Тотчас же открылась створка, и через подоконник свесилась голова фельдшера-чеха.

— Кто бывай? — тихо спросил фельдшер.

— Свои.

— Принимайт, товаришь. Бистрее!

На подоконнике появились носилки. Корнеев и Чеукин подхватили их.

Окно захлопнулось. Партизаны почти бегом двинулись к берегу. Вскоре от него бесшумно отплыла лодка. Перед утром Степан Топтыгин был в отряде Громова.

* * *

Через день в отряд пришёл Фёдор Колядо. И не один, а с группой товарищей.

Каменские подпольщики передали в тюрьму для Колядо записку: «Действуй самостоятельно. Наружную охрану капитан Ипатов уберёт».

Ночью, когда тюремное начальство ушло домой и остался обычный караул, Колядо постучал в дверь камеры.


Ф. Е. КОЛЯДО — командир полка «Красных орлов».


Дежурный приоткрыл глазок и сердито спросил:

— Чего надо?

— Пить.

— И мне. И мне. — запросили арестованные.

Дежурный усмехнулся.

— Жирного что ли налопались?

— Дождёшься от вас жирного. Свиней лучше кормят, чем вы арестованных. От тухлятины душа горит…

Дежурный подал через решётку внутреннего окна кружку с водой. Но Колядо вдруг вспылил:

— Принёс, как взаймы взял. Хочешь кружкой всех напоить. Воды и то жалеете. Пей сам! — выкрикнул он и запустил кружку в окно. Вода расплескалась по стене, по полу, попала и на новый мундир дежурного… Тащи полное ведро, не то двери выломаю!..

Дежурный знал крутой нрав этого рослого, крепкого пария и спорить с ним не стал. Заключённые услышали, как дежурный в нерешительности потоптался у двери, затем его сапоги простучали по коридору и затихли. «Неужели не принесёт?» — подумал Колядо. Но вот снова послышались шаги, щёлкнул замок, и в камеру вошёл дежурный с ведром воды.

— Нате, — буркнул он, — хоть глотку залейте…

Дежурный хотел ещё что-то сказать, но сильным ударом кулака был сбит с ног. Свалившись на пол, он почувствовал, как на его грудь навалилось что-то тяжёлое. В рот ему втолкнули тряпку. Хотел крикнуть и не мог.

Расправившись с дежурным, отобрав у него наган, Фёдор Колядо и его товарищи обезоружили трёх спящих милиционеров, втолкнули их в камеру, заперли за ними дверь и неторопливо вышли из тюрьмы.

Явившись в отряд к Громову, Фёдор весело воскликнул:

— Ну, вот и мы. Давайте работу — руки чешутся!

* * *

В назначенный день на заимку Кондаурова собрались подпольщики из сёл Баево, Ярки, Панкрушихи. Корнилово и Усть-Мосихи. Из Камня приехал Иван Коржаев.

Весна была в полном разгаре. Степь оглашалась звонкими голосами жаворонков, в сколках вокруг заимки тоскливо куковали кукушки. Не прошло и месяца, как сошёл снег, а трава взметнулась буйная и укосная. Глядишь, скоро и сенокос можно начинать. Но не об этом думали крестьяне, собравшиеся здесь, их занимало другое: как бы скорее очистить деревни от колчаковцев.

— Так вот, — говорил Громов, — отряд мы организовали. В нём сейчас 37 человек, преданных советской власти. В районе Вострово действует отряд Ефима Мефодьевича Мамонтова, нагоняя страх на колчаковцев. Хотелось бы знать, чем располагают подпольные организации и как могут нам помочь?

Поднялся Аркадий Данилов, руководитель подпольщиков села Усть-Мосиха. Он был ещё совсем молод, но Громов знал, что это человек умный, волевой, пользующийся доверием и авторитетом у односельчан. Ведь не случайно, когда установилась в Сибири советская власть, они послали его своим представителем в Каменский Совет, хотя Данилов был не крестьянином, а из интеллигенции — учителем. После захвата белыми Камня он бежал из города, долго скитался по степи, а затем вернулся в Усть-Мосиху и организовал подпольную группу.

— Организация наша небольшая. В ней сейчас всего одиннадцать человек, но люди все надёжные, готовы идти в бой, — тихо заговорил Данилов, но затем голос его окреп. — Скоро нас будет больше. Многие не против присоединиться к нам. Но мы не торопимся их принимать. Как говорится, семь раз отмерь, один раз отрежь. Наш устав требует принимать в члены только проверенных людей, имеющих поручательство двух наших подпольщиков. У нас строгий закон: попадёт чужак в члены — и ему, и поручателям смерть.

— Строго, но правильно! — воскликнул Коржаев.

Лицо Данилова посуровело. Он продолжал:

— Кулаки, милиция и другая сволочь у нас лютует. Управляющий маслозаводом немец Карл Орав, учитель Шарпак и торговец Никулин стараются всех в бараний рог согнуть. Баевские волостные правители тоже им помогают. На днях дело дошло до того, что запрягли мужиков в сани и заставили себя по грязи возить. Крестьяне на них крепкую злость затаили, готовы в любое время нас поддержать, только знак подай. Ещё: связь мы с зиминскими подпольщиками держим. Там тоже готовятся выступать.

— Значит, можно надеяться на усть-мосихинцев? — спросил Громов.

— Заверяю в этом.

— А как баевцы?

Поднялся Николай Булыгин, большевик из крестьян села Баево, бывший фронтовик, по чину младший унтер-офицер.

— Баевцы всегда готовы поддержать. Но нас тоже пока немного.

— Панкрушихинцы?

— Готовы! — в несколько голосов ответили представители этого села.

О ярковцах и корниловцах было всё известно, поэтому Громов дал слово Ивану Коржаеву. Коржаев говорил быстро, задорно, даже с какой-то весёлой лёгкостью. Он был человек весёлого нрава.

— Прибавилось нас, прибавилось! — звенел его голос. — Были вначале подпольные организации только в городах: Барнауле, скажем Славгороде, Семипалатинске, у нас в Камне… А теперь?.. Курочка по зёрнышку собирает. Так и мы: зёрнышко по зёрнышку — и теперь уже сила немалая. Почти в любой деревне подпольщики.

И сейчас не только вся партия, а и каждый сам по себе думает, как бы верховного правителя свалить. Из Барнаула вот нам передали резолюцию и инструкции третьей подпольной конференции большевиков. Проходила она в Омске, в середине марта, — голос Коржаева дрогнул. — И хотя провокатором, пробравшимся на конференцию с мандатом от Челябинска, были выданы контрразведке и расстреляны члены избранного Сибирского областного комитета РКП (б) Масленников, Рабинович, Вавилов и другие, но партийная организация жива. Так вот, конференция обратила на деревню, на крестьянское партизанское движение главное внимание. Конференция и методы борьбы выработала. Вот послушайте…

Коржаев вытащил из подкладки пиджака вчетверо сложенный лист бумаги, развернул его и зачитал:

— «Методы революционной борьбы в Сибири определяются необходимостью уничтожения вооружённой силы буржуазной реакции и практикой борьбы, усвоенной и применяемой в данное время массами, и обстановкой борьбы в условиях военной диктатуры:

1) главный метод — организованное вооружённое восстание рабочих, крестьянских и солдатских масс, имеющих целью установить в обширных районах и, если возможно, во всей Сибири советскую власть; 2) всесторонняя поддержка стихийно начинающихся восстаний крестьянских, рабочих и солдатских масс и введение этих восстаний в организационное русло с целью возможно большего расширения базы восстания и восстановление в районах советской власти; 3) партизанская война, вовлёкшая массы в активную борьбу, отвлекающая значительные силы белых на поддержание „порядка“, уничтожающая пути и средства сообщения, запасы снабжения, дезорганизующая тыл противника; 4) саботаж во всех областях хозяйственной жизни страны, парализующий организацию и продвижение боевых сил белых; 5) усиленная агитация среди рабочих, крестьянских и, самое важное, солдатских масс, подталкивающая их к активной борьбе и разлагающая организационную живую силу противника в тылу и на фронте; 6) агитация среди иностранных военных частей, находящихся в Сибири; 7) агитация среди пролетариев Востока и Америки».

Коржаев сделал паузу и выжидательно посмотрел на собравшихся, словно прося их высказать своё мнение. Все заговорили разом, одобряли решение конференции большевиков.

— Надо бить беляков! Правильно. Бить Колчака!

Иван Коржаев старался унять партизан, но на него не обращали внимания. Наконец, все примолкли.

— Ваше желание бить беляков мне понятно, — снова заговорил Коржаев. — Я бы тоже не прочь в отряд. Но мне думается, что общее восстание ещё рано поднимать, потому нас…

Последние слова Коржаева потонули в гуле голосов.

— Чего ещё ждать?!

— Всем подниматься надо!

— Беляки не ждут, над мужиками измываются!

— Довольно терпеть, Росеи подмогать надо!

Коржаев спокойно переждал и, когда снова установилась тишина, заметил:

— И я не против этого. Но, чтобы подняться всем, надо быть уверенным, что мы любые силы врага сумеем отбить. А такой уверенности пока нет. Здесь вот докладывали товарищи: подпольные группы ещё небольшие, да и партизанский отряд тоже. Мне кажется, что надо мелкими группами действовать. Налетели на белых — горшок об горшок и черепки врозь… А мужиков это будет настраивать на отпор колчаковцам и к нам привлекать.

Рядом с Коржаевым выросла фигура Игната Владимировича Громова.

— Правильно говорит Коржаев! — прогудел он баском. — Всем подыматься рано. Против карательных отрядов в открытом бою нам не устоять. У них и пулемёты, и артиллерия. Надо поэтому в первую очередь заняться очисткой деревень от колчаковской милиции. А для этого лучше всего действовать мелкими отрядами и в то же время вести подготовку к всеобщему выступлению.

— Всё готовимся, когда же выступать будем? — опять зашумели усть-мосихинцы.

— Нечего ждать. Выступать — и вся недолга!

Спор разгорелся с большей силой. Спорили долго, однако большинство склонилось к тому, что выступать рано. Сдались и усть-мосихинцы.

Было принято решение: вести степные действия мелкими отрядами, создать местные секретные группы, вооружённые револьверами и гранатами, и начать очистку Каменского уезда от колчаковской милиции, а где возможно — и от карателей; привлекать больше крестьян в подпольные организации и партизанские отряды и готовиться к общему выступлению.

* * *

Местные секретные группы вскоре начали свои действия. То в одной, то в другой деревне, а то и просто в степи находили убитых колчаковских милиционеров, представителей земств, лесничих и кулаков, нёсших шпионскую службу в контрразведке. Управляющий Каменским уездом Чистяков доносил в Барнаул: «Хотя никаких эксцессов массового характера в настоящее время нет, кроме мелких бандитских налётов, однако возможность открытого восстания, бунта не исключается». В ответ управляющий Алтайской губернией Строльман потребовал «увеличить количество милицейских чинов, обеспечить состав элементами, более преданными своему делу и благонадёжными, организовать теперь же осведомительный аппарат, определив ему хорошее вознаграждение».

Готовился к выступлениям и отряд Громова. Однако плохо, очень плохо было с боеприпасами. И тогда было решено организовать сбор патронов по деревням среди подпольщиков и надёжных людей — бывших фронтовиков. Сбор дал свои результаты, но отряд понёс первую большую потерю — погиб любимец командира и всех партизан связной и разведчик Киря Баев.

Проню Поставнева и Кирю Баева Игнат Владимирович Громов послал в село Поперечное за револьверными патронами, хранившимся у одного из подпольщиков. В село они приехали, когда во многих домах уже погасли огни — крестьяне спать ложились рано, керосин купить было трудно, поэтому жгли его экономно. Однако в доме, куда им надо было явиться, ставни почему-то были не закрыты, и ярко светился огонь. Поставнев не доехал до знакомой избушки, привернул лошадь к чужой ограде и сказал Кире:

— Сходи-ка, Кирюха, загляни к Петрухе в окошко, не беляки ли, случаем, у него.

Киря соскочил с телеги и направился к дому подпольщика. Вернулся быстро, зашептал:

— В самом деле беляки. Самогонку пьют за столом.

— Что же теперь делать? — в задумчивости проговорил Поставнев.

— А вы, дядя Прокопий, езжайте назад, я тут останусь, — заметил Киря. — Может, удастся патроны взять, да и поразведаю, сколь в деревне беляков.

Поставнев поколебался, а затем решил:

— Ладно, оставайся.

— Только карабин мой возьмите, а мне наган дайте, — попросил Киря.

— На, и гранату получи, может, пригодится. Не дай бог, на беляков невзначай попадёшь.

Киря сунул в карман наган, за пазуху затолкал гранату и пошёл вдоль улицы, а Поставнев вернулся в отряд на заимку. Ночью Киря всё-таки забрал револьверные патроны у подпольщика, разузнал, сколько беляков находится в селе, а утром вышел из Поперечного. Недалеко от села на лугу паслись лошади, он поймал приглянувшуюся ему, взобрался верхом и поехал на заимку. Позади было уже несколько вёрст, так в голову пришла мысль: «Надо отпустить коня, а то не вернётся назад, заблудится. Теперь уж пешком дойду». Спрыгнув на землю, Киря махнул рукой и, прикрикнув на лошадь: «Но, пошла!», медленно побрёл по степи.

Лёгкий ветер волнами переливает высокие травы, сплошным ковром расстилает их до самого горизонта и там топит не то в призрачном море, не то в большом озере, созданном сизой дымкой марева. И Кире кажется, что он сейчас находится не у себя в Кулундинской степи, а в какой-то сказочной стране и идёт он не к знакомой заимке, где скрывается партизанский отряд, а к синь морю-океану. Влезет он в его чудодейственную воду, искупается и приобретёт такую силу, что никто с ним не сможет справиться. И вырастут у него орлиные крылья, и облетит он всю землю, посмотрит, что на ней делается. Это не то, что пробираться без билета в вагонах, как это было с ним год тому назад, когда убежал с дружком Андрюшкой из дому, чтобы попасть на фронт, где бились русские с немцами.

Забывшись, Киря не заметил, как недалеко от него по просёлочной дороге протарахтела телега, и человек, сидящий в ней, часто оглядывался назад, словно изучая, зачем парнишка бредёт по поляне. Это был известный Кире по-переченский кулак. Он узнал паренька и заторопился в село. Разыскав начальника карательного отряда, доложил:

— Кирьку Баева сейчас видел в степи. Это, ваш благородь, партизанский разведчик. Он-то уж верно знает, где отряд Громова скрывается. Надо бы его того… захватить.

Подпоручику эта затея пришлась по душе. Ещё бы! Узнать где отряд, налететь на него врасплох и расколотить в пух и прах… От самого адмирала Колчака можно благодарность заслужить, а то и повышение в чине.

Через несколько минут двадцать семь карателей выехали из села и двинулись на рысях в погоню за Кирей Баевым.

А Киря, вдоволь намечтавшись, всё так же медленно брёл по степи, собирая на пригорках поспевающую ягоду. И вдруг до него донёсся цокот многих копыт. Он оглянулся. Пригнувшись к гривам лошадей, всадники рассыпались по полю, неслись прямо на него. «Беляки! — тревожно метнулась в голове мысль. — Надо бежать, надо где-то скрыться, найти такое место, откуда бы каратели не могли выковырнуть». Однако кругом были луга, да метрах в стах начинались пашни, покрытые неровными рядками пшеничных кустиков. За пашнями — лесок, весёлый, кудрявый, залитый солнцем, не до него не успеешь добежать, и скрыться в нём невозможно, всё равно разыщут. И тут он увидел пластяную избушку с плоской крышей. Она совсем рядом почти у самой пашенной межи. Вот где можно укрыться!

Киря изо всех сил побежал к избушке. Он не оглядывался назад и без этого по лошадиному топоту чувствовал, что всадники его настигают. Теперь уж, может быть, триста, двести, а то и меньше метров отделяет их от него. Киря не слышал, как офицер скомандовал: «Бей по ногам!», но когда пули тонко запели вокруг него смертную песнь, понял — это конец. Не ходить ему больше в разведку и после с радостью докладывать: «Задание выполнено!», не бывать ему больше в своей деревне. И Пети Нечаева не увидеть, а он, наверное, ждёт его сейчас на заимке. И командир отряда, партизаны ждут с патронами.

Взвизгнула впереди пуля, подняв фонтанчик пыли, ещё и ещё… И вдруг ногу ожгла невыносимая боль, и Киря ткнулся головой в тёплую траву. Ну, вот и всё, не надо открывать глаз, шевелиться, пусть вихрем промчатся над ним лошади и навсегда пришьют его копытами к родной кулундинской земле. Да нет, этак страшно, и вспомнилось, что у него граната, наган и патроны есть. Попробовать отбиться?..

Киря поднялся, но нога подвернулась, и он упал на спину. Прямо над ним в вышине трепещет жаворонок и поёт. Глупый, он ничего не понимает, и выстрелы, которые несут смерть, слышит впервые. Да он и высоко, и не по нему это стреляют. И поёт жаворонок не о смерти, а о жизни, потому что вокруг весна, под ним солнечная степь, а выше — безграничные просторы и синее-синее, без единого облачка, небо.

Но вот песни жаворонка не стало слышно, её заглушил конский топот, который нестерпимой болью давит на ушные перепонки. Пареньку кажется, что под копытами вздрагивает земля, скоро она расколется перед ним и он полетит в пропасть.

Киря через силу поднялся и, сжав губы, чтоб не кричать от боли, захромал к избушке. Да она совсем близко. Вот она. Успел, успел добраться, прежде чем его захватили каратели! Теперь он живым им не дастся. Закрыв дверь на засов, Киря повалился на земляной пол у узкого оконца. Выглянул из-за косяка.

Всадники спешились и двинулись к избушке. Киря тщательно прицелился и выстрелил в оказавшегося совсем близко солдата. Белогвардеец схватился за грудь и пластом свалился на землю. Другие рассыпались в цепочку, залегли, не решаясь двигаться вперёд. Забарабанили беспорядочные выстрелы. Пули, ударяясь в землянку, поднимали пыль. Звякнуло и разлетелось стекло в окне, обдав Кирю острыми брызгами.

— Вперёд! — подал команду офицер, спрятавшийся за бугром. Белогвардейцы, почти сливаясь с травой, поползли. Киря не подавал признаков жизни, и они, осмелев, поднялись в рост, побежали к избушке. Юный партизан открыл огонь. После первых же выстрелов упал длинновязый, с обвислыми запорожскими усами, солдат. Бросив винтовку, он пополз назад, волоча перебитую ногу. Взмахнул руками ещё один и распластался по земле. «Ага, есть! Ещё одним меньше стало», — подумал Киря, разряжая револьвер. Белогвардейцы попадали в траву и стали торопливо отползать. Удалившись на почтительное расстояние, они открыли стрельбу из винтовок. Запели, засвистели пули, но паренёк не отвечал.

— Вперёд! — снова прокричал офицер, но никто не двинулся с места.

— Вперёд, сволочи! — зло выругался он и, размахивая наганом, двинулся к избушке, думая, видно, увлечь своим примером других, однако солдаты продолжали лежать.

Киря разрядил наган по офицеру, но пули прошли мимо. И всё-таки выстрелы заставили офицера вернуться на прежнее место.

Наступило затишье. Белогвардейцы о чём-то спорили. Прошло, может, полчаса, может, больше, и Киря увидел, как от них отделилось несколько человек и перебежками двинулось к пашне. «Решили с другой стороны обойти, — подумал паренёк, — да всё равно не дамся».

Гнетуще тянется время. Кире стало как-то не по себе. Снова вспомнились партизаны, дружок Петя Нечаев. «Эх, если бы они узнали, что беда со мной! — вздохнул он… — Крикнул бы товарищ Громов: „Скорее по коням! Выручим моего связного!..“ И вот все вскакивают на коней и несутся сюда, к чьей-то полевой стоянке. Беляки бежать, а партизаны их саблями… Разве от партизан убежишь?..»

Через несколько минут кто-то осторожно прошёлся по крыше. Посыпалась внутрь избушки земля, пыль неприятно защекотала в носу. Вскоре в потолке образовалась дыра и в ней показались длинные, крючковатые руки, отваливающие пласты, а затем и рябоватое, в морщинках, лицо карателя. Киря вскинул наган и выстрелил. Каратель дёрнулся, и голова его застряла в узкой щели. Если бы глаза безжизненно не остекленели, можно было б подумать, что он хочет подсмотреть, что делает Киря. Кто-то оттянул мертвеца за ноги от дыры, и в ней показалось теперь уже молодое безусое лицо. Грохнул Кирин выстрел, белогвардеец страшно вскрикнул и исчез.

Стало слышно, как с крыши спрыгнули на землю двое или трое и побежали, громко топая сапогами. «Не взяли, не взяли!» — торжествовал Киря. Дальше он увидел, как трое солдат присоединились к остальным, притащив с собой раненого. Они что-то доложили офицеру, тот махнул в сторону избушки рукой, и загрохотали винтовочные выстрелы. Киря прижался к полу.

Стрельба, затишье, продвижением вперёд — проверка, жив ли осаждённый в землянке парнишка, опять стрельба, затишье, проверка — так продолжалось долго. И ни одна белогвардейская пуля не тронула Кири Баева.

Офицеру надоела эта томительная, не дающая результатов осада. Лишь потери большие — 4 убитых и 3 раненых. Надо что-то придумать новое…

Недалеко от залёгших белогвардейцев, на неторной дороге, пролегающей около пашен, показалась телега, нагруженная соломой. На возу сидел крестьянин в заплатанной одежде, с непокрытой головой.

«Вот что надо сделать, — догадался офицер, — обложить соломой избушку и поджечь. Пускай горит партизанский гадёныш!»

— Эй, мужик, езжай сюда! — крикнул он, размахивая наганом.

Крестьянин послушно свернул лошадь с дороги и направился к офицеру. Приблизившись, он остановил коня, спрыгнул с воза, спросил:

— Чего надоть?

Офицер недобро блеснул ровными, белыми зубами:

— Вот чего, мужик: на твою долю выпала честь послужить освободительной армии и Верховному правителю. Езжай к избушке, обложи её соломой и подожги. Партизан в ней укрывается…

Крестьянин побледнел, бородёнка у него затряслась, и он закрестился.

— Свят, свят, свят… Это как же можно. Человека живьём сжечь?.. За такой грех и на том свете потом не примут. Нет уж, ослобоните меня от этого, господин охвицер.

— Не разговаривать! — грозно прикрикнул офицер. — Делай, что велят. Не то и тебя вместе с ним огню предадим. Попадёшь ли на том свете в ад — неизвестно, а тут мы тебе его уготовим. Ну!..

Крестьянин взял лошадь под уздцы и, шепча губами молитву: «Прости, господи, мою душу грешную…», сгорбился, медленно зашагал к избушке. Он беспомощно привалился к возу, несколько минут постоял в раздумье, затем ещё раз перекрестился и стал обкладывать полевой стан соломой. Вспыхнул огонёк, и языки пламени зализали стены, заклубился белесовый дым. Крестьянин отвернулся, из глаз по морщинистой щеке покатились крупные слёзы.

— Эх, жизня! — выдохнул он, вскочил на телегу и ударил по лошади. Подпрыгивая на выбоинах, подвода пронеслась мим.) белогвардейцев и скрылась в низинке. Оставив там лошадь, крестьянин выполз на бугор и стал наблюдать, что будет дальше.

Киря мог бы застрелить мужика, когда он подвозил солому и вскинул было уже наган на подоконник, но раздумал: «А он тут при чём? Его заставили. Убью, беляки сами тогда подожгут, раз решили. Уж лучше я один сгину…» От мысли, что с ним сейчас будет, паренёк содрогнулся, прижался к стене и зажмурился. Дым ел глаза, выжимая слёзы, лез в нос и рот, стало тяжело дышать. Жарко, ах, как жарко! Пот грязными ручейками заструился по лицу. Одежда тлеет и, наверное, скоро вспыхнет пламенем, и тогда… Нет, нет, не надо об этом думать, лучше уж сразу, без мыслей, без ожидания…

Внутрь избушки упала жердевая матка, обдав Кирю горячими искрами. Вот сейчас… Загорится рубаха, волосы, обуглится тело, и Кири Баева, партизанского связного и разведчика, не станет. Паренёк сжался в комочек и прильнул к земляному полу — так легче дышать.

Сколько прошло времени, он не мог бы сказать, но ему показалось, очень много. Почему так долго тянется это страшное ожидание? Уж скорее бы… Но что это, вроде бы стало легче дышать и горького привкуса дыма не чувствуется. Киря открыл глаза. В избушке светло, ветер через разрушенную крышу, словно через вентиляционную трубу, вытягивает остатки дыма, лишь тлеет ещё конец свалившейся матки.

Киря выглянул в окошко и, кажется, вовремя. Белогвардейцы, думая, видно, что паренёк погиб, подходили к избушке — шли открыто, в рост. Баев выстрелил — ближний солдат покачнулся и упал, судорожно загребая землю руками, словно собираясь захватить её с собой. Остальные разбежались. Киря с ожесточением стрелял им вслед. И вдруг… Он обшарил карманы и нашёл всего один патрон — маленький, блестящий, который почему-то стал тяжёлым. Последний патрон! И граната… Больше нечем будет отбиваться от врагов, а до ночи ещё далеко… Что же теперь делать? Сдаться?.. Но Кире вспомнился отец. Он был недавно схвачен карателями, его долго пытали, добиваясь, чтобы сказал, где скрываются партизаны, а затем застрелили. Вспомнился и дядя Степан, которого он помогал Егору Корнееву и Илье Чеукину выкрасть из Каменской больницы. Так же, как отца и дядю Степана, беляки будут мучить, пытать и его. Нет, это страшно, страшнее, чем умереть. Да и как можно сдаться в плен, — эта мысль ему показалась нелепой и постыдной. Ведь партизаны в плен не сдаются, — об этом как-то и товарищ Громов говорил в отряде: «Пулю себе в лоб пусти, но врагу не покорись. Лучше умереть орлом, чем жить зайцем». Да, да, эти слова навсегда врезались в память Кири. А что подумал бы о нём Петя Нечаев, если бы он так сделал…

Белогвардейцы снова пошли на приступ, видно, решив во что бы то ни стало взять партизана. Киря выбрал удобный момент и метнул гранату. Беляки попадали на землю, но граната не разорвалась.

«Вот и всё!.. Отца — убили, теперь и я… Ну, ничего, партизаны, братка Авдей — за отца и за меня отплатят белякам», — подумал Киря, и на глаза навернулись слёзы. Он плотно сжал губы, чтобы не разреветься. Затем резким рывком отхватил от рубахи лоскут и вывел на нём, обмакнув палец в кровь, сочившуюся из раны: «Умираю, но гадам не сдаюсь!» Пристроил лоскут к стене и вышел из избушки. Белогвардейцы лежали в тридцати-сорока метрах и не стреляли.

— Эй, гады, разрешите несколько слов сказать?

— Говори!.. — донеслось из белогвардейской цепи.

Киря набрал воздуха в лёгкие — и голос его по-мальчишески громко прозвенел:

— Все вы негодяи и сволочи, раз идёте против трудящихся. А партизан вам не победить. И я вас не боюсь…

— Хватит ораторствовать. Сдавайся! — прокричали белогвардейцы.

Киря высоко вскинул голову и запел:

Вы жертвою пали в борьбе роковой,
В любви беззаветной к народу…

Ещё эхо не потушило последние слова похоронного марша, как Киря медленно поднял наган и послал в себя пулю, последнюю пулю.

* * *

Выступать пришлось раньше, чем было задумано Громовым. Не закончилась ещё необходимая подготовка, но обстоятельства потребовали немедленного выступления.

Окрепший партизанский отряд Ефима Мамонтова 7 июля совершил налёт на село Вознесенское, перебил колчаковскую милицию и конфисковал товары и деньги у купцов, съехавшихся на летнюю ярмарку. Против партизан Мамонтова были брошены отряды белогвардейцев из ближних сёл. Положение складывалось тяжёлое. И тогда Ефим Мефодьевич послал к Громову гонца.

— Беляки, гром их расшиби, наш отряд со всех сторон обложили, — сообщил гонец. — Ефим Мефодьевич просил помощи. Велел напомнить об обещании выручать при нужде друг друга.

— Обещание помню. Поможем, — заметил Громов. — Так ему и передай.

Игнат Владимирович долго думал, как поддержать отряд Мамонтова. Если двинуться на Вознесенское — далеко, да и партизан не так уж много, чтобы открыто вступать в бой с карателями. А не лучше ли напасть на ближнее село, завязать бой с милицией, и это, пожалуй, вынудит белых оттянуть часть сил от Мамонтова и бросить против него, Громова. Обязательно бросят! Покончить с обоими партизанскими отрядами сразу — заманчиво!.. И Игнат Владимирович решил напасть, на Баево.

Баево — богатое село, старая кулундинская волость, в нём поэтому и сосредоточены большие силы милиции и карателей. Жалоб на их бесчинства от крестьян было немало. Вот и надо сразу двух зайцев убить отплатить за издевательства над жителями и помочь Мамонтову.

Громов взял с собой тридцать партизан и выехал в Баево. Только-только начинался рассвет, как отряд влетел в ещё дремавшее село и окружил штаб белогвардейцев. Помещался он недалеко от земского управления в двухэтажном доме с парадным выходом на площадь. Партизаны заняли позиции против окон, а Громов с Сухановым подошли к двери. Игнат Владимирович постучал, но никто не откликнулся, и тогда он гулко забил каблуком сапога в потрескавшиеся доски. Проскрипели торопливые шаги по лестнице — кто-то сбежал со второго этажа.

— Кого надо? — донеслось из-за двери.

— Штаб здесь? — спросил Громов.

— Тут.

Игнат Владимирович придвинулся к окну рядом с парадным крыльцом и выстрелил в белогвардейца. Белогвардеец испуганно отскочил в сторону, прижался к стене, а затем бросился бежать вверх по лестнице. Через минуту из окон второго этажа открылась беспорядочная пальба.

— Кидай гранаты! — вполголоса приказал Громов Суханову.

Два взрыва потрясли помещение штаба. Со звоном вылетели стёкла из окон, осыпав осколками партизан. Среди колчаковцев начался переполох — одни прыгали в окна, и их брали на мушку, другие, давя друг друга, скатывались со второго этажа и скрывались в подвале. Партизанский пост, оставленный у земской управы, в это время расправлялся с белыми, спешившими на помощь осаждённым.

Вскоре установилась тишина. Громов снова забарабанил кулаком в дверь.

— Открывай!..

После долгой паузы послышалось:

— Кто там?

— А ты кто?

— Я начальник отряда его превосходительства адмирала Колчака.

— А я командир крестьянского партизанского отряда..

Громов перегнулся через перила к окну и увидел скуластого, с перекошенным от страха и злобы лицом, офицера. Выстрелили почти одновременно. Пуля, пущенная карателем, лишь оцарапала руку Громова, офицер же безжизненно рухнул на пол.

К Громову подскочило несколько партизан.

— Лезь в окно, открывай дверь! — предложил Игнат Владимирович молодому чубатому парню из села Ярки.

Парень поёжился, трусливо втянул голову в плечи.

— Как же это… Ведь и убить могут.

— А ты что в отряд пришёл врага бить или в бирюльки играть? — рассердился Громов. — Лезь!..

Партизан в нерешительности затоптался на месте.

— Давай я, товарищ Громов, — проговорил Проня Поставнев и недружелюбно бросил парню: — А ну, отойди!..

— Отставить! — приказал Громов Поставневу. — Пусть сам привыкает. Что это за партизан, который беляков боится. Лезь! — подтолкнул он парня. Тот побледнел, перекрестил лоб и торопливо прыгнул в окно. Не услышав ожидаемых выстрелов, партизан осмелел, откинул засов и распахнул дверь.

— Пожалуйте! — На лице его появилась улыбка.

Партизаны ввалились в штаб. Ни на первом, ни на втором этаже никого из живых колчаковцев не оказалось: они, укрываясь от гранатных осколков, забились в подвал.

Михаил Титов открыл западню и крикнул:

— А ну, белая сволочь, вылазь, не то гранатами захлещем!

В ответ раздались выстрелы. Партизаны тоже забили из винтовок в тёмную глазницу подвала.

— Беречь патроны! — скомандовал Громов. Стрельба со стороны партизан прекратилась.

— Сдавайтесь, не то за вашу жизнь не ручаемся! — прокричал белогвардейцам Игнат Владимирович.

И снова в ответ залп.

— Товарищ Громов, дозволь, я их гранатками попотчеваю, чтоб не огрызались? — обратился к командиру Проня Поставнев.

— Подожди. Постреляют, да и сдадутся.

— Не сдадутся, — Поставнев нахмурил брови. — И что их жалеть. Они нас не жалеют. Вон Кирю нашего… А мы… Как погиб парень, места не могу себе найти. До последней капли крови буду их бить, сволочей. Дозволь? За Кирю, за Осипа — отца его, за всех замученных ими…

Проня Поставнев задел самое больное, и Игнат Владимирович, не глядя на партизан, махнул рукой:

— Давай!

Одна за другой в подвал полетели гранаты.

Земскую кассу, двадцать три винтовки и несколько четырехлинейных берданок захватили в этом бою партизаны. Для отряда, который только начинал расти и крепнуть, это были огромные трофеи. А главное… Как и предполагал Игнат Владимирович белогвардейцы оттянули часть сил из района Вознесенска и бросили их против Громова. Но когда каратели прибыли в Баево, след партизан уже затерялся в степи. Отряд же Ефима Мефодьевича Мамонтова получил возможность вырваться из окружения и уйти в Касмалинский бор.


2. Совешание на заимке Клещевой. Восстание в сёлах. Поход на Камень

Из разных сёл и деревень Кулунды через партизан и подпольщиков поступали в отряд важные вести: чаша терпения переполнилась, и теперь не только бедняки, но и середняки не оставались безучастными к действиям колчаковской милиции и карателей. Крестьяне не только между собой кляли верховного правителя и блюстителей его порядка, но и открыто проявляли неповиновение властям. Каждое мероприятие белогвардейцев вызывало недовольство, а то и дружный отпор. Каратели порками и расстрелами пытались сломить мужиков, но это только разжигало ненависть. В деревнях стали настойчиво поговаривать о вооружённом выступлении.

И Громов понял: пора поднимать против колчаковцев все деревни, пора от мелкоотрядных действий переходить к массовой борьбе.

В июле на заимке Клещевой было назначено второе совещание подпольщиков, на которое прибыли представители пятнадцати сельских большевистских организаций. Из предосторожности вокруг заимки выставили партизанские заслоны. На первых порах не обошлось без недоразумений. Руководитель подпольной организации села Усть-Мосиха Аркадий Данилов, наткнувшись на заслон, принял партизан за милиционеров и кинулся бежать. Дозорные — за ним. И тогда он, чтобы не выдать тайны, вытащил из подкладки резолюцию подпольной организации, разорвал её на клочки и проглотил. В резолюции было записано: Считать, что наступило время, когда всё крестьянство нас поддержит, посему выступить в ближайшее время с оружием в руках против общих врагов мирового пролетариата и крестьянства. Выступить вместе с Зиминской подпольной организацией в удобное для этого время…"

Данилов, узнав, что убегал от своих, долго ругался и икал, чем вызвал целую бурю шуток по своему адресу.

Подпольщиков собралось значительно больше, чем на первое совещание. Из Камня прибыл Иван Коржаев, а немного позже — грузчик Семыкин, прихватив с собой ещё одного человека, которого никто не знал.

Громов поинтересовался:

— Кто такой?

— Свой человек, — ответил Семыкин. — Говорит, что давно хотел прибиться к подпольщикам. У него какие-то счёты с колчаковцами.

— А ты-то его хорошо знаешь?

— Нет. Да вы не беспокойтесь. Видно, что свой. Уж очень просился…

Громов нахмурился.

— Шляпа ты, а не подпольщик… Так-то конспирацию соблюдаешь?

— А как же, соблюдаю, — стал оправдываться Семыкин. — Если б это чужак был, а то… зачем бы ему иначе к подпольщикам проситься. Я за него в ответе.

— Смотри! — предупредил Игнат Владимирович. — И спросим, если что… На таком положении живём, что каждого проверять надо. Попадёт волк в овечье стадо — всех погубит.

Из Новониколаевска прибыл кузнец Яков Овчуков. В лодке с двойным дном он доставил два десятка винтовок, порох, капсюли.

Приезд представителя рабочих был как нельзя кстати: партизаны очень нуждались в оружии перед выступлением, а главное — можно было узнать, что делается за пределами Каменского уезда, за пределами Сибири. Овчукова сразу же обступили партизаны и подпольщики. Маленький, коренастый, с быстрыми молодыми глазами, но с поседевшей головой, он весело и живо сыпал словами:

— Ну и ну? Беляки в своих газетах разблаговестили, что каменских партизан наголову расшлёпали, а вас, смотри-ка, сколько! Мы так и знали: врут колчаковцы.

— Врут, дядя Яша! — весело воскликнул Поставнев. — Как есть врут!

— Вот и всё-то у них так, — подмигнул Овчуков. — Икру мечут, а рыбы не бывает.

— Верно, не бывает, — подтвердил Илья Чеукин. — Разве нас возьмёшь!

— Ну, а как в Россеи-то дела? Что от Ленина слышно? — дёрнул за рукав Овчукова шустрый, сухонький старичок-партизан.

— В России-то? — переспросил Яков Никифорович. — В России дела ладно идут, Ленин Красной Армии приказал Сибирь освободить. Бьёт она Колчака почём зря. Пермь назад вернула, Кунгур, Красноуфимск, Златоуст и Екатеринбург… Глядишь, скоро и сюда подоспеет.

Только вот нам с тыла Красную Армию поддержать надо. Партия сейчас здесь народ на войну поднимает…

— Мы что ж, мы поддержим! — заговорили собравшиеся вокруг Овчукова партизаны.


А. Н. ДАНИЛОВ — руководитель Усть-Мосихинской подпольной организации.


— Готовы хоть сейчас выступить!

— Пора. Довольно терпеть!

— Раз уж без объявления началось собрание, — выкрикнул Громов, — так выступай по одному. Давай хоть ты, Данилов, начни.

— Могу и я начать, — откликнулся Данилов и поднялся с земли. — Нёс я сюда резолюцию усть-мосихинских подпольщиков. Да грех случился: принял партизан за колчаковских милиционеров — пришлось резолюцию проглотить. Дословно не помню, но в ней прямо сказано: ждать больше нечего, пора всем подниматься. Единогласно за такое решение проголосовали.

Один за другим высказываются представители сёл, и у всех единое мнение: выступать. Выступать немедленно и поднимать за собой народ!

— Крестьяне требуют оружие, — заявил Булыгин. — А где его взять?.. Мы уж стали говорить: подождите, скоро привезут из Северного бора.

Громова это сообщение рассердило:

— Нельзя говорить крестьянам неправду. Организацию мы создали, но оружия у нас нет. Не-ет! И об этом надо сказать прямо. В бою пусть винтовки добывают, а по деревням в кузницах пики куют. Показывал мне как-то в Косо-Булате один старичок эту самоделку. Подходящее оружие, особенно для смелых…

Только закончил Игнат Владимирович говорить, как его толкнул в бок Степан Топтыгин, взволнованно зашептал:

— Признал я человека-то, который из Камня с Семыкиным пришёл. Это он меня на допросах пытал. Следователь Богатин…

— Понятно, — так же шёпотом ответил Громов. — Не подавай виду, что признал.

Топтыгин тихонько кивнул головой и укрылся за спиной партизан, а Громов нагнулся к Михаилу Титову и сказал:

— Рядом с Семыкиным сидит шпион, каратель Богатин. Не спускай с него глаз. — И прислушался, что говорит Чупахин — представитель партизанского отряда Ефима Мамонтова.

— Выступать пора, товарищи! Мы это по своему отряду чувствуем. Крестьяне идут к нам целыми группами. Уже сейчас мы свой контроль над многими сёлами установили. Колчаковцы партизан боятся, как огня. Вместе нам легче будет опрокинуть белую контру и восстановить советскую власть.

— Мнение, как я вижу, у всех единое, — сказал в заключение Иван Коржаев. — Наступило время поднимать крестьян на партизанскую войну. Таково решение и Каменской партийной организации. И не только Каменской… Нам удалось установить связь с томскими большевиками. Они тоже предлагают начинать восстание. Для развёртывания борьбы обещали прислать опытных людей. Но оружия мало, очень мало. Поэтому надо наступать в первую очередь на те сёла, где есть милиция. Разгромим её — оружие будет. И тогда — на Камень!.. Взять город очень важно. Хоть на сутки, хоть на час. Крестьяне почувствуют нашу силу, пойдут партизанить. Каменская организация обещает вам выставить в помощь отряд рабочих… — Коржаев минуту помолчал и выкрикнул: — К восстанию, товарищи!

И сразу же над заимкой прокатился пул возгласов:

— Выступать. Выступать немедленно!..

— Выс-ту-упа-ать!..

— На Ярки! — перекрыл всех чей-то звонкий голос.

Партизаны дружно подхватили:

— На Ярки-и!..

Вверх взлетели кепки, фуражки, шапчонки. Над толпой появились флаги.

Агент колчаковской контрразведки Богатин, воспользовавшись возбуждением, охватившим партизан, хотел незамеченным скрыться. Выбравшись из толпы, он отошёл в сторону, скользнул за тальниковый куст. Но перед ним, словно из земли, появился высокий, могучего телосложения партизан. Это был Михаил Титов.

— Постой-ка, ты куда? — спросил он.

Богатин на какой-то миг растерялся, но сразу же овладел собой, хихикнул:

— Хе, хе… понимаешь, в самый ответственный момент живот скрутило. Пришлось до ветра бежать…

— Врёшь, подлая твоя душа! — рявкнул Титов. — Думал нас перехитрить. Не-ет, шалишь, мы любую продажную шкуру насквозь видим. Сколько за наши головы выторговал?

Богатин молчал, испуганно поглядывая на партизана.

— Ну, говори!

Колчаковец что-то попытался сказать, но вместо слов лишь выдавил из себя нечто подобное волчьему завыванию: "Ы-ы-иу", вдруг резко повернулся и бросился бежать, Титов вскинул винтовку и выстрелил. Богатин взмахнул руками, повалился на куст. Партизан подошёл к колчаковскому шпиону и, убедившись, что он мёртв, проговорил:

— У-у, собака! — сплюнул на сторону и спокойно пошёл к заимке.

Партизаны уже были на лошадях. Выстроившись в колонну, они двинулись в Ярки. Впереди плескались в солнечных лучах два алых полотнища. Кто-то запел партизанскую песню:

Довольно! Рабства мы терпеть не будем,
Расплаты час настал для них.
Вперёд, ребята — славны партизаны,
За нашу кровь, за кровь детей своих!..

Подхваченная десятками сильных голосов, песня разбудила степную тишину.

…Когда отряд вошёл в село, на улицу сначала высыпали ребятишки. Они бежали сбоку колонны и выкрикивали: "Партизаны! Партизаны!.." Из домов стали выходить мужики и женщины. Вскоре к сборне сошлись почти все жители Ярков.

Громов, сопровождаемый несколькими партизанами, поднялся на крыльцо, сдёрнул с головы фуражку, взмахнул ею, прося тишины, громко, так, чтобы все слышали, проговорил:

— Прошёл год без советской власти. За это время крестьяне на собственной спине сполна узнали, что это за Верховный правитель Колчак. Плети и шомпола открыли глаза даже тем, кому было безразлично, кто будет править. Теперь всем ясно, что только большевики несут трудовому народу настоящую свободу и мир, освобождение от кабалы и насилия. Так я говорю?..

— Так!

— Правильно-о!..

— А раз правильно, — продолжал Громов, — то отныне именем поднявшихся на войну против Колчака партизан в вашем селе опять устанавливается советская власть…

Снова одобрительный гул голосов. Кто-то из средины толпы выкрикнул:

— А дозволь спросить: надолго это?

Игнат Владимирович улыбнулся. Ему было понятно беспокойство крестьянина — он хотел знать: хватит ли силы удержать власть. И Громов твёрдо ответил:

— На веки вечные!.. Прошу избирать председателя Совета и военного комиссара…

* * *

Аркадий Данилов сидел в избушке, расположенной у дальних пашен в стороне от проезжих дорог, и, поджидая товарищей по подполью, думал: с чего начать выступление, пойдут ли за ним односельчане?

Вспомнилось, как, бежав из Камня, захваченного белыми, он долго скитался по степи, полуголодный, измученный, ночуя на заимках, в полевых станах, а то и просто под стогом сена. Во время этих скитаний своими глазами видел, как глумятся колчаковцы над народом, узнал, как люто ненавидят крестьяне новую власть, и их ненависть закалила в нём веру в победу. Перебравшись в Усть-Мосиху весной девятнадцатого года, Данилов создал здесь подпольную большевистскую организацию. На первом собрании, которое проходило в заброшенной бане на берегу озера, присутствовало всего пять человек: Ильин, Дочкин, два брата Тищенко и он. А теперь подпольщиков стало двадцать пять. Это уже сила…

Первым пришёл из села Пётр Дочкин, старый большевик. Он был явно взволнован. Об этом Данилов догадался сразу: войдя в избушку, Дочкин оставил раскрытой настежь дверь, то и дело снимал и снова надевал свою старенькую кепчонку.

— Что-то случилось? — забеспокоился Данилов.

— Хорошее, Аркадий, хорошее! — поторопился успокоить его Дочкин. — Зиминцы выступили.

— Выступили?! — изумился и в то же время обрадовался Данилов.

— Ну да!.. Приехали к ним позавчера каратели дезертиров ловить. Выпороли всё село: и стариков, и молодых, и даже женщин, но никто не выдал беглецов. Не стерпели зиминцы, поседлали коней да под командой Павла Чаузова влетели в Чистюньку и всю милицию побили. Чистюньские и колчаковские мужики к ним присоединились.

Говорят, и в других деревнях народ за ними поднимается.

На общем собрании восставших создан Главный революционный штаб Алтайского округа. Командующим назначен Кондратий Никифорович Брусенцев, начальником штаба — Фёдор Иванович Архипов…


Г. Ивкин — руководитель Зиминской подпольной организации.


Зиминская подпольная организация была самой крупной, объединяла около двадцати сёл. Руководили ею питерский рабочий большевик Гавриил Ивкин и учитель Фёдор Архипов. Они не только сумели сколотить крепкое партийное ядро, но и установить связи с большевистским подпольем Барнаула, Бийска, Камня и Змеиногорска. Данилов знал также, что уже к маю этого года у них было создано и скрывалось в степи три отряда: первый — из крестьян села Зимино, второй — из рабочих Легостаевской паровой мельницы и третий — из крестьян Боровского подрайона.

Усть-мосихинцы давно уже держали связь с зиминцами и ещё раньше договорились выступать против колчаковцев вместе.

— Ждать и нам больше нечего, — проговорил Данилов. — Так, Петро?


К. Н. БРУСЕНЦЕВ — командир зиминских партизан.


— Так! — ответил Дочкин.

Один за другим начали входить в избушку подпольщики. Когда все были в сборе, Данилов спросил:

— Слыхали о зиминцах?.. Восстали они. И в других деревнях на партизанскую войну народ поднимается. На совещании подпольщиков, с которого я на днях вернулся, решили начать массовое восстание. Медлить больше нельзя. Все ли готовы к выступлению?

— Готовы! — враз ответили подпольщики.

— А раз готовы, надо подумать, с чего начать?

— Чего думать, — баском прогудел Андрей Полушин, — завтра базарный день. Там и начать.

— Подходяще, — поддержал его Ильин, ранее выбранный на одном из подпольных собраний командиром отряда. — Весь народ на базаре соберётся.

* * *

День второго августа выдался тихий, безоблачный. Крестьяне из Усть-Мосихи и окрестных сёл с самого раннего утра потянулись на торговую площадь: кто продать лишнее, кто прикупить кое-что для хозяйства, а иные и просто поглазеть на товары да поприцениваться.

На площади — несмолкаемый шум: говор, смех, ржание лошадей, мычание коров.

Бойко выкрикивают торгующие:

— Семечки ядрёные, на жару калёные! Семечки…

— Овчины дублёные! Овчины… Налетай-покупай!..

— Кому петуха, кому петуха?

— Плис, чесуча! Плис, чесуча!.. Носи — не износишь!

— Лучку, огурчиков. Муромцы, муромцы!..

Пьяный мужик сидит прямо в пыли у телеги и, положив голову на оглоблю, хриплым голосом тянет на всю площадь:

Всё о-отд-а-ал бы за-а ласки-ки взоры,
Лишь ты-ы вла-адела мной од-одна…

И вдруг этот обычный базарный шум перекрыл звонкий голос:

— Товарищи крестьяне!..

Все обернулись на голос. В самой гуще торгующих, на телеге, стоял молодой парень со сбившимися на лоб смоляными волосами и размахивал кепкой. Односельчане узнали в нём учителя Аркадия Данилова. Толкаясь и наступая друг другу на ноги, люди двинулись вперёд, сплошной стеной обступили бричку, на которой стоял учитель. Данилов, рубя рукой воздух, выкрикивал:

— Довольно подчиняться белой погани. Сколько можно терпеть?.. Красная Армия идёт с боями в Сибирь нам на помощь. Зиминцы выступили, и другие деревни за ними поднялись против Колчака. Неужели мы будем подставлять свои спины под плети и нагайки? Не пора ли нам взяться за оружие?..

Крестьяне заволновались, задвигались, зашумели. Призыв Данилова расшевелил их.

— Хватит!..

— Нет сил больше терпеть!

— Долой белых бандитов!..

Данилов переждал, когда крики мало-помалу стихли, и продолжал:

— Всюду устанавливается народная советская власть. Надо и нам выбрать Совет, а для организации самообороны — военного комиссара. Предлагайте своих кандидатов.

И сразу же десятки голосов:

— Дочкина!

— Тищенко!

— Буравлева!

— Ларина!..

Председателем Совета избрали Дочкина, военным комиссаром — Буравлева.

На телегу вскочил командир отряда Ильин, крикнул:

— Объявляется запись добровольцев в отряд!

Вокруг партизана, ведущего запись, образовалась толкучка. Многие уже сбегали домой и возвращались назад с винтовками, берданами, дробовиками, топорами.

Желающих записаться в отряд оказалось много. Однако принимали в отряд не всех, по выбору. Рядом с секретарём стоял Ильинин определял:

— Этот годен. Записывай!

— Здоров, как бугай. Пиши!..

Из толпы протискивается щупленький, болезненного вида мужик.

— А ты, Гаврила, куда? — шумнул на него Ильин. — Не подходящий к службе.

— Куда, куда?! Добровольцем… — ощетинился мужик.

— Сказал, не подходишь и не мешай другим записываться, — рассердился Ильин. — Маломощный, с беляком не сладишь. Будешь в селе самооборону держать.

— Запиши, товарищ Ильин, — взмолился Гаврила. — Я снаружи такой, а нутро у меня крепкое.

Но на него зашикали другие мужики, спешившие записаться в отряд, и он, ругаясь, отступил.

Вперёд пробивается дед в рваном зипуне, с топором в руке.

— А ну, черкни меня.

— Не соответствуешь, папаша, — замечает Ильин. — В резерв!

Дед возмущённо вскидывает остренькую бородёнку.

— Это как так в лезерву? Сына моего записали, а меня в лезерву. Я без сына никуда. Пиши!

Ильин в раздумье чешет в затылке.

— Ну, что, командир? — торопит секретарь.

— А чёрт его дери, записывай.

Отряд был сформирован из пятисот человек, однако оружия оказалось меньше чем у половины. Данилов подзывает только что избранного председателя Совета Дочкина, говорит ему:

— Собери всех кузнецов, Петро, пусть день и ночь пики куют.

Через час в разных концах села, в кузницах, застучали молоты о наковальни. В старой завозне организовали оружейную мастерскую. Под руководством знающего толк в пиротехнике Тищенко здесь ремонтировали поломанное оружие, начиняли бомбы и заряжали патроны. Добровольцы, не имеющие винтовок, толпились тут же и, выхватывая из рук кузнецов ещё горячие пики, спешили на площадь, где раскинулся военный лагерь.

На площади всё бурлило. Ильин с Даниловым разбивали отряд на сотни и отделения, сами повстанцы выбирали командиров. За село выслали дозорных, отправили агитаторов в другие деревни. Группа молодых партизан двинулась на поимку колчаковских милиционеров и приспешников из кулаков. Но они успели бежать из Усть-Мосихи. Привели только одного — торговца Никулина. Устроили над ним суд.

— Как поступим с ним, мужики? — спросил председатель Совета Пётр Дочкин.

Партизаны дружно зашумели:

— Через него нам шкуры шомполами полосовали…

— Верой и правдой Колчаку служил!

— В расход его!..

— Повесить!

Дочкин посоветовался с Даниловым и Буравлезым, объявил:

— Именем советской власти враг народа, продажная шкура, колчаковец Никулин приговаривается к расстрелу.

Тут же на площади приговор приводится в исполнение.

К вечеру прибыли гонцы из соседних сёл Куликово и Макарово. Они привезли решения сходов о присоединении к восстанию, установлении советской власти и организации партизанских отрядов.

* * *

Восстания в Зимино, Усть-Мосихе и других деревнях не на шутку встревожили управляющего Алтайской губернией Строльмана. Он почти через каждый час вызывал к прямому проводу командующего войсками Барнаульского военного района генерал-майора Биснека и сначала просил, а затем стал настойчиво требовать отправки больших отрядов на усмирение бунта. И Биснек дал команду в Камень: "Выслать отряд, усиленный пулемётами, в район Усть-Мосихи, Куликово и Макарово. Окружить бунтовщиков и уничтожить".

О движении карательного отряда вскоре стало известно в Усть-Мосихе, и Данилов срочно собрал совет подпольщиков.

— Что будем делать? — спросил он у товарищей.

— Поднимать народ. Защищаться! — было единым мнением.

Данилов тотчас же выехал в Куликово. В деревне ударили в набат. Под тревожный, частый звон церковного колокола к сборне бежали с винтовками, дробовыми ружьями, топорами и вилами.

Данилов стоял на возвышении и горячо кидал слова в прибывающую с каждой минутой толпу:

— Белые банды собираются поставит нас на колени, уничтожить. Но нас много, мы — это весь народ. За народом сила. Все на защиту святой свободы! Вооружайтесь, кто чем может, становитесь под красное знамя борьбы!..

— Победить или погибнуть! — решили жители села Куликово.

Тут же разбились на сотни, выбрали командиров и двинулись на Усть-Мосиху. Прибыли туда к вечеру, когда на площади шёл митинг. Почти все жители села собрались вместе в этот решающий час.

Данилов поднялся на сооружённую из ящиков трибуну. Установилась мёртвая тишина. Было слышно, как перекликаются в деревне горластые петухи.

Люди с тревогой ждали, что скажет их вожак. А он стоял спокойно, без кепки, в бордовой косоворотке, заправленной в полосатые брюки, словно был не на митинге, когда над восставшими нависла смертельная опасность, а в своей школе и объяснял урок ученикам. Только две суровые складки пролегли на его высоком лбу.

— Настал первый решительный бой с врагом, — раздался его голос. — Каратели уже проследовали через Юдиху и скоро будут здесь. Встретим же беляков на нашей, политой потом, земле и разгромим их. Отступать нельзя — враги опустошат нашу деревню…

Снова установившуюся тишину всколыхнули десятки голосов:

— Все, как один, пойдём!..

— Смерть белякам!..

— Веди нас!..

И вдруг весь этот шум перекрыл чем-то мощный бас:

— Знамя давай. Без знамя нельзя!

— Зна-а-амя! — прокатилось по площади.

Данилов растерянно оглянулся по сторонам. "Знамя?

Где его взять? Даже лоскутка красной материи сейчас не найдёшь в селе. А знамя надо!" Рука скользнула по груди и уцепилась за подол рубахи. Рубаха-то бордовая!.. Аркадий рванул за ворот, разорвал пополам, отделил прямоугольный лоскут, прикрепил его на пику и высоко поднял над головой. Спрыгнул с импровизированной трибуны и пошёл вперёд. За ним лавиной двинулись люди. Сурово зазвучала песня:

Смело, товарищи, в ногу,
Духом окрепнем в борьбе.
В царство свободы дорогу
Грудью проложим себе….

Вышли за село, к кромке Кулундинского бора. У самого леса повстанцы, имеющие винтовки, дробовые ружья и гранаты, раскинулись на несколько вёрст в цепь. А позади, в сосняке, укрылись пикари.

Вскоре показалась передовая походная застава белогвардейцев, а дальше, саженях в двухстах, и весь отряд. Наблюдатели доложили о приближении противника, и Данилов передал по цепи:

— При-го-то-вить-ся!..

Беспокойно, напряжённо задвигались партизаны, самые нетерпеливые поползли вперёд. Из передовой белогвардейской заставы заметили широко раскинувшуюся крестьянскую цепь, повернули коней, смешались с остальным отрядом — и все ударились в паническое бегство.

— Отступают!.. Белые отступают. Наша взяла! — торжествующе зашумели партизаны.

Грохнул беспорядочный залп. Не ожидая команды, усть-мосихинцы, куликовцы и макаровцы бросились за отступающими. По степи скакали верховые, гремели, подпрыгивая на ухабах, телеги, бежали пешие с пиками наперевес.

Сумерки сгустились и скрыли отступающих. Преследующие их партизаны двинулись на Тюменцево, Шелаболиху, Сузун, поднимая на восстание другие деревни и сёла.

В то время, когда алейские партизаны Кондратия Брусенцева вели бои за обладание Алтайской железной дорогой, а усть-мосихинские очищали от милиции и колчаковских отрядов левобережье Оби, баевские подпольщики ещё только готовились к восстанию.

Недалеко от села, в лесу, на маленькой полянке, собралось, девять человек. Под отчаянный галдёж птиц, упрятавшихся в густой берёзовой листве, Николай Булыгин докладывал о плане восстания:

— Пока в Баево карателей нет, захватим село. Кулаков и всех предателей арестуем. Соберём сход и объявим о восстановлении советской власти. Создадим отряд, организуем самооборону и сразу же другие деревни поднимать будем. — И Булыгин стал загибать пальцы на руке. — Прослауху — раз, Нижне-Пайвино — два, Ильинку — три, Верхне-Паево — четыре… — Когда пальцев на обеих руках не хватило, он тряхнул головой, сказал: — И так далее…

Булыгин замолчал. Молчали и подпольщики. Наконец, Иван Елисеев спросил:

— А дальше что?

— Дальше?.. — переспросил Булыгин. — Дальше присоединимся к отряду товарища Громова и вместе двинем на Камень. Так все решили, когда совещались на Клещевой заимке. Понятно?

— Подходяще!

— Раз подходяще, то и у меня всё, — заключил Николай и, обращаясь к Фёдорову, своему первому помощнику, спросил: — Ты, Федот, скажешь чего?

— Скажу. Вот что, ребятушки: нужна нам крепкая дисциплина. Без дисциплины нам беляков не одолеть. Кто трус или наживиться на войне хочет, тот пусть сразу в сторону отворачивает. И чтоб своим мужикам обид не чинить. Так я говорю?

— Так! — поддержали подпольщики.

— Ну, тогда можно и закрывать наше последнее подпольное собрание.

Через несколько минут из лесочка выехали девять вооружённых всадников и на рысях двинулись в Баево.

В село влетели галопом. Крестьяне смотрели на них с недоумением, а кое-кто со страхом. Особенно удивлялись, видя в седле Федотку Фёдорова. Был он всем известный человек: батрак, голодранец, но весёлой души, востёр на язык и первый на селе гармонист. Без него ни одна свадьба, ни одна мало-мальская гулянка не обходилась. По поводу колчаковской власти он допускал в словах вольность, и его зачислили в смутьяны. Около года тому назад Федотка пропал — ходили слухи, что его расстреляли каратели. А тут на тебе — объявился!

Через некоторое время по улице провели со связанными руками кулацкого главаря Медведкова, а немного позже — сына бывшего начальника колчаковской милиции Корякина.

Мужики меж собой заговорили:

— Ну, слава богу, никак белой власти конец пришёл?

— А я, паря, так и смекал, что ей долго не удержаться. Потому она супротив народа.

— Как бы от этого самоуправства беды не нажить. Им что, ударят по коням — и поминай как звали. А нам ответ держать…

— Всё может, всё может. Наскачут каратели — деревню спалят и нам шкуры спустят.

— Куда же теперь прибиваться, мужики, а?

— Куда обух, туда и топорище…

Возбуждение в селе с каждым часом нарастало. Новоиспечённые десятские пошли по домам созывать на сход. Жители толпами повалили к сборне. Когда площадь заполнило более трёхсот баевцев, Николай Булыгин взмахнул рукой, прося внимания, заговорил:

— На всём Алтае полыхает пламя восстания, зажжённое большевиками. Партизаны Ефима Мефодьевича Мамонтова освободили от белых Славгородский район. Колчаковцы боятся туда и носа сунуть. К зиминцам примкнуло 90 сёл. Усть-мосихинские партизаны захватили Тюмен-цево, Шелаболиху, Мереть, Сузун-завод. Вот и мы вышли из подполья и зовём вас выступить против тех, кто хотел установить романовские порядки. Наверное, и сейчас у многих ещё не зажили спины после того, как капитан Брюшинин устроил у нас в Баево поголовную порку…

Над площадью прокатился возмущённый гул голосов. "Нет, не ошиблись, — подумал Николай. — Баевцы нас поддержат. Слишком велика ненависть у них против колчаковцев". И ещё более уверенно продолжал:

— Мы, большевики-подпольщики, решили установить отныне в Баево свою народную власть.

В ответ — десятки одобрительных возгласов.

— Назначайте своего военного комиссара и помощника ему для установления советского порядка и самообороны.

Баевцы молчали, посматривая друг на друга, словно прикидывая в уме, кто будет более подходящим для несения такой ответственной службы. Наконец, бывший председатель сельсовета Семён Тощев сказал:

— Вы восстанавливаете советскую власть, вам и управлять. Тебе, товарищ Булыгин, и тебе, товарищ Фёдоров.

— Булыгина-а!..

— Фёдорова!..

Фёдоров поклонился на три стороны, заметил:

— Спасибо за доверие, граждане. Только мы не можем. Нам надо другие сёла поднимать на войну против Колчака.

— Верна-а!

— Поддерживаем!..

— Выбрать Парамонова!

— Антея Ивановича!..

— Губанова!..

На крыльцо поднялся Парамонов, смущённо заговорил:

— Это как же так, мужики?.. Меня вроде бы и грех выбирать. Как-никак я при колчаковской земской власти волостным старшиной состоял. Земскую власть скидываете, так и меня бы тоже вместе с ней по шапке…

Из толпы закричали, не давая ему говорить:

— Ты мужикам обид не чинил!

— За нас горой стоял!

— Доверяем тебе!

— Парамонова-а-а!..

Андрей Иванович низко поклонился:

— Коли доверяете, так я не отказываюсь. Нижайше вас благодарю.

— Примем, граждане, приговор об отречении от колчаковской власти, — предложил Николай Булыгин. — Вот слушайте: "1919 гола, 11 августа. Мы, нижеподписавшиеся, граждане Алтайской губернии, Каменского уезда, Баевской волости, села Баева, сего числа на народном собрании, по созыву командированных военных лиц относительно соорганизования нашего для защиты советской власти, а равно и завоёванной свободы, постановили: избрать и избрали из среды своей к исполнению обязанностей военного комиссара товарищей граждан с. Баево: Андрея Ивановича Парамонова, помощника к нему Ивана Радионовича Губанова, коим и поручаем установление надлежащего порядка по сказанной самообороне, в том и подписываемся". Я первым ставлю подпись и приглашаю всех подписываться.

Вслед за Булыгиным подписались подпольщики, а затем к столу потянулись остальные баевцы. Некоторые просили:

— Черкни за меня, Николай. Я грамоте не обученный…

Булыгин отвечал:

— Не могу. Знаешь, какой это важности документ. Потом скажешь, что тебя насильно вписали.

Неграмотный, конфузясь, говорил:

— Ды ты что, товарищ Булыгин, нешто я против на рода пойду. Я за свою власть, крестьянскую.

— Ну, и ставь крестик или какой свой знак.

И на пяти листах приговора появились каракули, крестики, другие знаки.

Тотчас же началась запись в партизанский отряд…

* * *

Перед тем, как баевским партизанам двинуться на соединение с отрядом Игната Громова, Булыгин зашёл в сельсовет, отдал последние распоряжения Парамонову, Губанову и Фёдорову.

— Баево должно быть центром всех восставших сёл. Ты, Андрей Иваныч, должен создать здесь оборону. Беляки будут двигаться сюда, собирай людей, рой окопы, но до села врага не допускай — сожгут и с мужиками расправятся. К тебе будут идти от нас приказы, а ты как военный комиссар волости доставляй их другим и требуй исполнения. За порядок отвечаешь головой. Понятно?

— Так точно!

— А ты, Федот Никитич, — обратился Булыгин к Фёдорову, — как комиссар нашего отряда бери с собой двух партизан и езжай с ними по сёлам. Подымай народ на восстание, устанавливай всюду советскую власть.

Фёдоров утвердительно кивнул головой.

— На том пока и прощайте. Ждите вестей, сами обо всём доносите.

Булыгин пожал руки товарищам и вышел из сельсовета. Вскоре эскадрон в пятьдесят конников покинул Баево и направился в сторону города Камня. Женщины провожали партизан до самой околицы.

Военные комиссары продолжали заседать. После двухчасового совещания на свет появился следующий документ:

"ПРОГРАММА

Баевского военного комиссариата для всеобщей народной организации… И августа 1919 года.

Баевский военный комиссариат, принимая во внимание настоящий момент, постановил преподать нижеследующее:

1) В каждом селении избрать народного комиссара и к нему помощника для проведения в жизнь всех поручений Баевского военного комиссариата.

2) На комиссаров возлагается: объединить всех товарищей селения для всестороннего поддержания советской власти, иметь постоянную связь селения с селением через нарочных верховых, где также настаивать на немедленной организации для той же защиты. Комиссары должны всеми силами стараться и сделать созыв всех товарищей для сдачи в комиссариат всего имеющегося у населения разного рода оружия, пороха, патронов, пуль, свинца и олова. Иметь строгое наблюдение за изменниками и по обнаружении доставлять их в Баевский военный комиссариат. Грабежей, насилий и присвоения чужой собственности ни в коем случае не допускать. Уличённых в этом доставлять комиссариату.

3) Немедленно организовать в каждом селении сельскую военную вооружённую охрану, которая должна следить неотступно, чтобы селению не грозила никакая опасность. В случае малейшей опасности немедленно посылать в Баевский военный комиссариат или же в ближайшее селение за помощью.

4) При всех обстоятельствах самосудов не допускать.

5) Немедленно взять всех солдат на учёт до 45-летнего возраста, кои должны в любой момент выступить на защиту революции.

Баевский военный комиссар Парамонов.

Помощник комиссара Губанов".

С этой программой выехали в сёла волости Федот Фёдоров и два партизана. Обсуждали её на сходках бурно. О том, что этот первый документ возымел своё действие, Андрей Иванович почувствовал уже на другой день. В Баево на взмыленной лошади прискакал гонец из села Ситниково, совсем ещё парнишка — без шапки, с красной ленточкой на груди. Вбежав в помещение комиссариата, он крикнул:

— До вас пакет. Ух, что у нас делается! Вся деревня как есть бунтует!

— Бунтует? — хитро сощурился Парамонов, распечатывая пакет. — Врёшь, поди?

— Ей-богу, не вру! Все всполошились, с оружием ходят. Говорят: Колчака к чёртовой бабушке! Да прочитай, там всё как есть написано, — ткнул пальцем в пакет парнишка.

Парамонов вытащил из конверта клочок бумажки, на котором старательно было выведено: "Ситниковская сельская управа доносит о том, что программа от 12 августа 1919 года сего числа получена.

Староста Е. Соло.

Секретарь Гордеев".

— Ничего тут такого, о чём ты говорил, не написано, — заметил Парамонов.

— Ничего?.. Как же так, — разочарованно проговорил парнишка, стараясь заглянуть в донесение. — Эх ты, никак забыли. А говорили — скачи скорее, тут всё написано.

— Постой, постой! — вдруг нахмурил брови Парамонов. — Эт-то что такое? Староста Е. Соло… Это почему староста? Нет больше старост, и земских управ нет. Есть советская власть и военные комиссары.

Парнишка растерялся, захлопал длинными белёсыми ресницами.

— Гони быстрей назад! — грозно прикрикнул Парамонов. — Передай, что я тебе сказал: есть только одна власть — советская…

13 августа прибыл гонец из Плотавы, доставил удостоверение от военного комиссара Пустовалова: "Дано сие Баевскому отряду, — говорилось в нём, — в том, что по приезде этого отряда произошла полная организация всего селения с присоединением к советской власти и выбором Плотавского военного комиссара Ефима Фроловича Пустовалова и его помощника Ивана Фёдоровича Шапкина при полном порядке и спокойствии, что и удостоверяем".

Ещё не успел Парамонов отпустить гонца из Плотавы, как доставили донесение от самого Фёдорова: "Нижне-Паева присоединилась к общей организации Против Временного Правительства. Все подписались к приговору, как и у нас. И всеобщим приговором постановили: отблагодарить и проводили нас до ворот. Верх-Паева занята нашим отрядом в три часа".

Рано утром 14 августа по улице Баево протарахтела телега и остановилась у комиссариата. С неё спрыгнул высокий, крепкий ещё старик, снял с десяток винтовок, связанных вместе волосяной верёвкой, внёс их в помещение и положил на стол перед Парамоновым.

— Леньковские вам согласно программы своё почтение и подарок прислали, — сказал он. — И пакет вот…

Парамонов торопливо разорвал пакет. Военный комиссар Деревянко писал. "Настоящим извещаю, что село Леньки для борьбы с Временным Правительством сорганизовано и в настоящий момент усиленно приступило к организации селений, расположенных в окрестности с. Леньков. О дальнейших результатах будет вам сообщаться дополнительно по возвращении лиц, уехавших организовывать".

Андрей Иванович облегчённо вздохнул, лицо расплылось в довольной улыбке. "Ну, слава богу, — подумал он, — поднимаются деревни. А то боялся, когда выбирали военным комиссаром, что Баево одно-одинешенько останется. Теперь уж не страшно, восстание разрастается, и Баево становится центром выступивших против Колчака сёл".

* * *

Эскадрон Николая Булыгина, пополненный по пути за счёт добровольцев села Прослауха, встретился с отрядом Игната Громова на заимке Захара Трунтова, человека зажиточного, но действовавшего вместе с партизанами под фамилией "Воронов". Сюда же прибыли выделенные из Усть-Мосихинского отряда сто самых лучших, хорошо вооружённых конников. На совещании было решено объединить для совместных действий все три отряда в один, образовать Главный военно-революционный штаб Алтайской губернии. Партизаны единодушно избрали начальником штаба Игната Владимировича Громова, секретарём Николая Булыгина. Громов предложил немедленно двинуться походом на Камень. Сразу же разгорелись страсти. Несколько членов штаба выступили против.

— Ты что, Игнатий, очумел? — кричал Воронов (Трунтов). — Захотел отряд погубить. Кто тебе дал на это право, кто?.. Нет, мы на эти фокусы не согласны. Нет, нет!

— Не пойдём. Выбрали тебя начальником штаба, так думаешь дурить позволим? — поддержали Воронова другие.

Громов сидел спокойный, слушал молча. И от этого Воронов ещё больше горячился:

— Да ты знаешь, какой гарнизон в Камне стоит?.. Нас, как козявку, раздавит и пикнуть не даст. Город нам не взять! А если возьмём — не удержать!

— Знаю, — заметил Громов. — Белых в гарнизоне около пятисот человек, да ещё милиция…

— Вот, вот! — перебил его Воронов. — А ты наступать. Какой у нас отряд-то?!.

— Отряд, правда, небольшой и тот весь с собой брать не буду. Часть в резерве останется. А так как ты паникуешь, то и останешься с резервом на заимке.

Этого Воронов не ожидал. Как же это так, его, Захара, причислили к паникёрам и не хотят с собой брать! И он, заикаясь от волнения, заговорил:

— Не имеешь п-права, товарищ Громов, меня здесь оставлять. Я готов за советскую власть кровь пролить. А что выступал против похода, так это из предосторожности…

Игнат Владимирович улыбнулся.

— Значит, возражений против наступления на Камень нет. Оснований паниковать — тоже. Наших сто партизан стоят всего гарнизона белых. В городе рабочие выступят, поддержат. Удержим ли Камень?.. Пожалуй, что нет. Но взять его хоть на час очень важно. Покажем свою силу, крестьяне это почувствуют и пойдут за нами. А это уже победа.

На сторону Громова встали Николай Булыгин, Василий Коновалов, Кузьма Бантюков, Фёдор Колядо, Степан Топтыгин, исполнявший в отряде должность "паспортиста", и другие. Воронов и поддерживающие его партизаны больше не возражали.

Выступать решили через двое суток в ночь на 7 августа. На заимке закипела работа. Ремонтировалось и чистилось оружие, сбруя, подгонялись сёдла. Из деревней везли пустые гильзы, баббит, свинец — заряжали патроны, кой у кого из фронтовиков оказались гранаты.

Гномов отправил в Камень Проню Поставнеза с письмом к Ивану Коржаеву: "Выступаю на Камень. Огонь открою в 2 часа ночи семнадцатого. Подготовь рабочих. Достань через Ипатова пароль белых на это число. Наш пароль: "Ты Фома, я Ерёма". До встречи! Игнат".

Поставнев вернулся на другой день, привёз от начальника колчаковской милиции капитана Ипатова пароль и записку: "Прошу разрешения присоединиться к партизанскому отряду. Кажется, меня стали подозревать". Коржаев сообщал, что рабочий отряд будет готов. Навстречу вышлет информаторов.

16 августа партизаны отдыхали, готовясь к схватке с врагом. Собравшись кучками, они вели мирные беседы или потихоньку пели песни, ими же сочинённые. Кое-кто ухитрялся спать.

Громов ещё и ещё раз продумывал план наступления. Под вечер собрал командиров боевых групп, рассказал о плане и дал каждому задание:

— Бантюкову приказываю занять тюрьму и освободить политических. Группе Коновалова выбить белых из винокурорского дома, Булыгину поручаю взять почту, отряду Колядо уничтожить охранный отряд врага. Сам с группой буду наступать на пристань, надо захватить пароходы. Связь держать через посыльных.

Задания немедленно были сообщены каждому партизану. И сразу же не стало того благодушного настроения, какое у них было час назад. Люди как-то сами по себе подтянулись, на лицах появилась суровая сосредоточенность. Громов, глядя на них, думал: "Каждый на уме держит: останусь ли завтра живым? Да, поход рискованный и трудный! Но иначе нельзя…" Однако Игнат Владимирович не услышал ни ропота, ни проявления недовольства, и это вселило веру в благополучный исход похода.

С наступлением темноты отряд в 123 конника выехал с заимки и направился по дороге на Камень.

Луна ныряла из облака в облако, пыль клубилась под копытами коней. Изредка брякнет о седло винтовка или клинок. Ни огонька папироски, ни разговоров.

Громов всю дорогу ждал: вот-вот появятся посланные Иваном Коржаевым информаторы, но впереди уже замаячили редкие городские огни, а их всё нет и нет. Не случилось ли чего?..

Игнатом Владимировичем овладело беспокойство.

Так их и не дождались. Потом узнали, что информаторы были задержаны белогвардейским патрулём и арестованы.

Два часа ночи… На востоке вспыхнула звезда и упала, оставив в небе длинный яркий след.

— Вперёд! — скомандовал Громов.

Лошади перешли на галоп. Застучали копыта по утрамбованной улице города:

— Пароль? — окликнул белогвардейский патруль.

Со свистом разрезают воздух сабли, и патрульные падают под копыта лошадей.

Грохают первые выстрелы. Отряд разбивается на боевые группы. Кони уносят их к тюрьме, почте, к винокуровскому дому — штабу белых. Громов с десятком партизан скачет к пристани. Стрельба усиливается, плотнеет. Где, кто и куда стреляет — ничего не поймёшь.

Знакомы улицы, знакомы переулки, знаком каждый покосившийся забор.

Недалеко от пристани навстречу двигалась большая группа людей. Партизаны остановились. Илья Чеукин шепнул:

— Товарищ Громов, слышите: разговаривают не по-русски.

Громов прислушался. "Да, разговаривают на чужом языке. Может, чехи прибыли?" — подумал он и тихо скомандовал:

— Прячься за заплот!

Партизаны укрылись за высокую изгородь. Когда колонна иностранцев поравнялась с партизанами, Громов резко бросил: "А ну, гранатами!" Через заплот полетели гранаты. Взрывы ослепили людей, разбросали их в разные стороны. Крики, стоны… Оставшиеся в живых побежали к пристани, стреляя в воздух из винтовок. Чеукин перепрыгнул через забор и приволок перепуганного насмерть солдата.

— Кто такой? — спросил Громов, наставляя на него наган.

— Пан… пан… легион, — залепетал солдат.

Громов с трудом разобрал, что говорит пленный. Оказывается, случилось то, чего он не мог предвидеть, разрабатывая план наступления. В двенадцать часов ночи, за два часа до подхода партизан к городу, в Камень на двух пароходах прибыл белопольский легион. "Всё пропало, погибнет наш отряд, — мелькнула в голове Игната Владимировича страшная мысль. — Надо, пока ещё не поздно, отступать". Одного из партизан он отправил в боевые группы с приказом об отходе, с остальными вышел наглазную улицу. Навстречу снова поляки.

— Пароль?

— Вера и отечество, растак вашу!.. — кричит Проня Поставнев и, размахнувшись, с силой бросает гранату в самую гущу поляков.

Легионеры бегут, отстреливаясь на ходу. Пули свистят, взбивают пыль вокруг партизан. Все залегли, только Проня Поставнев, стоя, посылает пулю за пулей в убегающих поляков. Но вдруг он качнулся, схватился за грудь и рухнул на дорогу.

— Убили! — вскрикивает Павлушин, партизан из Усть-Мосихи, бросается к Поставневу и начинает его тормошить.

Партизаны торопливо отступают к школе. Недалеко от неё залегают в бывшей каменоломне.

Четыре часа утра. Светает. Лёгкий ветерок наносит запах порохового дыма. С гребня видно всё, что делается на близлежащих улицах. На них суматоха. Куда-то бегут пешие белогвардейцы, скачут верховые, размахивая саблями, проносятся лошади без всадников. Стрельба во всех концах города. Только здесь, у школы, безлюдно. Вдруг на улицу высыпала толпа людей в штатской одежде, но с винтовками. "Наши!" — обрадовался Громов.

Это был Кузьма Бантюков со своей группой и освобождёнными из тюрьмы политическими заключёнными. Оружие они захватили в архиерейском доме.

Из ближнего переулка наперерез им устремляются белогвардейцы. По дальней улице в тыл заходит ещё одна группа. "Окружают, — подумал Громов, — кольцо замыкают". Подал команду:

— Огонь!

Партизаны дали дружный залп. В наступающих по переулку рядах упало несколько человек, остальные смешались, залегли. Залегли и партизаны Кузьмы Бантюкова. Началась перестрелка…

Так прошло может десять, может двадцать минут. Увлечённые боем партизаны группы Игната Громова не заметили, как позади них появилась группа белогвардейцев. Пробравшись между домами, они бросили несколько гранат. Одна разорвалась прямо в цепи партизан. Павлушин вскрикнул и перевалился на спину. Чеукину выбило осколком глаз. Громов бросил ответную гранату. Взрыв — и белогвардейцы упали на землю мёртвыми.

— Игнат Влади…мыч, послушай, — позвал Павлушин.

Громов подполз к нему.

— Отступать… не могу, — прерывисто, тяжело заговорил Павлушин. — Всё равно смерть… Пристрелите… прошу. Только не к белым…

— Да ты что выдумал, Павлушин, — укоризненно заметил Игнат Владимирович. — Ползи к школе, там спрячешься.

Павлушин повернулся на бок и, превозмогая боль, медленно пополз. Когда он был уже у самой школы, из ворот вышел учитель, бережно поднял его на руки и понёс во двор.

Группа Бантюкова опрокинула белых и кинулась мимо школы, уходя за город. Группа Громова прикрывала отступающих. Белые не преследовали. Только кое-где стреляли по отступающим с чердаков домов.

Далеко от города партизаны сделали привал. Попадав в мягкую, прохладную от росы траву, они отдыхали перед дальнейшим отходом на Ярки, мрачно переговаривались.

— Прав я был, Игнат, пустой оказалась затея, — ворчал Захар Воронов. — Смазали салом пятки и ходу…

— Ещё неизвестно, пустая ли, — ответил ему Громов. — Цыплят по осени считают.

— Ну, ну!..

Солнце поднялось над горизонтом, щедро разбросав по земле тёплые лучи. Воздух был напоен ароматом луговых трав. Заложив руки под голову, Громов смотрел на голубое, без единого облачка, небо и думал всё об одном и том же: "Принесёт ли поход на Камень ожидаемые результаты. Поднимутся ли на помощь крестьяне?"

— Гляди-ка, Игнат Владимирович, что это такое? — перебил его мысли один из партизан.


И. П. МАЗДРИН — зам. начальника штаба корпуса.


Громов приподнялся. По степи скакали сотни всадников, по дорогам взбивая тучи пыли, неслись лошади, впряжённые в телеги и ходки.

"Может, белые?" — не без трепета подумал Громов. Но вот парнишка из ярковских батраков радостно воскликнул:

— Наши!.. Наши!.. Мужики на подмогу идут!

Партизаны пососкакивали с мест. Вокруг них вскоре сбились повозки и верховые. Это были корниловские и прослаухинские крестьяне, приведённые Изотовым и стариком Самусевым. Получив донесение о бое партизан в Камне, они, не медля, двинулись на подкрепление.

Соскочив с повозки и размахивая "смит-вессоном", старик Самусев подбежал к Громову и доложил:

— Обещал тебе, Игнатий, взвод организовать в Прослаухе. Помнишь: тогда, когда ты в разведку приходили меня в лесу встретил. Теперь больше в твоё распоряжение привёл.

— Спасибо! — пожал ему руку Игнат Владимирович.

— Ещё народ прибудет, — сообщил Изотов. — Районные комиссары с нарочными по верёвочке передают во все деревни приказ: бить тревогу и, не мешкая, двигаться по тракту в Камень.

Действительно, к вечеру 18 августа прибыло несколько тысяч крестьян, вооружённых дробовиками и пиками. Из Баево прискакал эскадрон местной охраны. Федот Федоров привёл мобилизацию в Жарково, Малышева и других сёлах и привёл более пятисот человек. Большая группа крестьян пришла с Иваном Павловичем Маздриным, большевиком, членом Каменского Совета, недавно бежавшим с помощью капитана Ипатова из тюрьмы. На передней повозке у них был установлен пулемёт. Присмотревшись, партизаны заметили, что вместо ствола торчит через фанерный щит выкрашенная берёзовая чурка. Подняли на смех.

— Вы бы ещё с собой осиновых пушек приволокли.

Однако Маздрин был серьёзен.

— Ничего, — заметил он, — начнём с деревянных пулемётов, потом будут настоящие. А сейчас и такие своё цело сделают. У страха глаза велики…

На рассвете 19 августа партизаны сплошной лавиной двинулись на Камень. У белых поднялась паника. "Мы бились с партизанской разведкой, теперь наступают главные силы", — то и дело доносили колчаковскому штабу. Начальник гарнизона отдал приказ об отступлении. И белые, не приняв боя, торопливо погрузились на пароходы, отплыли вниз по Оби, оставив немало боеприпасов и снаряжения.

Во все стороны скакали гонцы, разосланные штабом с донесением: "Объявить населению вашей волости о взятии города Камня Народной Армией и приостановить движение отрядов и добровольцев в г. Камень впредь до особого распоряжения штаба. При взятии г. Камня Народная Армия потерь не понесла. Камень взят в 4 часа утра 18 августа".

Баевский военный комиссар Андрей Иванович Парамонов, получив такое донесение, облегчённо вздохнул и отправился домой спать. Чего греха таить, как пошли партизаны на Камень, сна лишился — перетрусил, хотя никому вида и не подавал. В голове назойливым оводом вертелось: "А вдруг не справятся с белыми, и пойдут тогда каратели по сёлам всех подряд вешать. Меня в первую голову на сук вздёрнут". А тут ещё баевские жители Естафор Рожков, Мария Бархотова, Василий Чекмарев и другие стали слух распространять, что партизанский отряд разгромлен, что несметные силы колчаковцев двигаются из Камня и Ново-николаевска и уже многие сёла ими заняты. По-доброму надо бы арестовать их за распространение подобных вредных слухов, да как бы не прогадать. Вдруг не врут они?.. Лучше уж не трогать, да и к выполнению приказов Главного штаба надо меньше рвения проявлять. Придут белые, можно сказать, что под страхом смерти заставили военным комиссаром быть. Как исполнял должность волостного старшины, знал дело, так и оставили.

А в Камне в это время жизнь бурлила ключом. Белогвардейцы оставили много оружия, снаряжения, других трофеев. И партизаны, разгружая гарнизонные склады, отправляли обоз за обозом в Ярки.

Громову некогда было передохнуть. Штаб, размещённый в двухэтажном доме в центре города, напоминал биржу труда: около него толпился народ, беспрерывно хлопали двери, впуская и выпуская посетителей. Одни шли с просьбой принять их в отряд, другие сообщить о спрягавшихся милиционерах, третьи приводили неуспевших отступить колчаковцев. Начальник контрразведки тут же вёл допрос.

Вот в штаб пробивается девушка. Часовой, преградив ей путь винтовкой, ругается:

— Куда прёшь, медам. Здесь военный штаб. Штаб! Понятно?..

— Ну чего винтовкой двигаешь, — бойко напирает девушка, — мне штаб и надо. Командира отряда… товарища Громова.

— По каким-нибудь пустякам, наверно? — не сдаётся часовой. — Знаем мы вашего брата: хиханьки да хаханьки. А тут люди занятые.

Громов, услышав перебранку, велел часовому пропустить настойчивую посетительницу.

— Я сестра Петра Клавдиевича Голикова, — говорит она, с любопытством рассматривая Громова. — Нас, пятерых, послала для связи с вами Томская подпольная организация.

— Голиков?! — обрадовался Игнат Владимирович, тотчас вспомнив рослого, весёлого человека, работавшего с ним вместе сразу же после установления советской власти в Каменском Совете. Но Громов ошибся: это был старший брат из семейства Голиковых. — Где же он?

— А их всех ваши партизаны арестовали. Подозрительными показались.

— Освободить, немедленно освободить! — приказал начальнику контрразведки Громов.

Девушка с начальником контрразведки уходят. В штаб вваливаются трое партизан, толкая впереди себя низкорослого, рыжебородого мужика с воровато бегающими беспокойными глазами, с испуганно-заискивающей улыбкой, застывшей в изломах губ. За плечом у него вниз дулом болтается бердана, в руках большой узел.

— Вот, товарищ командир, пымали, — докладывает один из конвойных. — Содрал, сук-кин сын, в одном доме скатёрку и стал в неё вилки с ножами увязывать.

Громов нахмурил лоб, спросил:

— Откуда будешь?

— Мы-то? — тенорком протянул мужик. — Мы-то малышевские партизаны.

— Партизаны?.. А зачем по чужим домам вилки с ножами собираешь? Для чего они тебе?

— Дык как же. Для домашности. Про запас. Оно ведь без ножа и вилки никак не обойтись.

— Мародёрствуешь, грабишь?! Партизан порочишь? — метнул злой взгляд на задержанного Громов. — И кого грабишь? Своих же, рабочих. Ты что, врага пришёл бить или наживаться?

Партизан испуганно сгорбился, словно ожидая удара, пряча глаза, проговорил:

— Дык как сказать…

— Судить будем по всей строгости закона, — сказал Громов и бросил конвойным: — Держать под арестом. Увести!

— Суди-и-ть? — жалобно протянул задержанный. — Было бы за что. Ну, коня там или корову утащил, тогда другое дело, а то вилки…

Задержанного уводят. Громов, волнуясь, говорит Булыгину:

— Пиши, Николай, сейчас же пиши приказ. Предупреди: за мародёрство, грабёж все пойманные с поличным будут предаваться военно-полевому суду и строю наказываться, вплоть до расстрела. Дисциплину надо держать с первых же дней. Заведётся ржавчина, потом её не отчистишь.

В штабе появляются два новых посетителя. Один среднего роста, коренастый, в движениях быстрый, из-под военной фуражки немецкого образца выбились кудри. Другой — высокий, степенный и медлительный.

— Мы военнопленные венгры, — сказал с сильным акцентом первый. — Я Макс Ламберг, а это мой друг Андрей Ковач. Пришли к вам в отряд проситься.


МАКС ЛАМБЕРТ — командир интернациональной роты.


— Не только мы, — поправил его Ковач, — но и другие пленные. До нас дошли вести, что на родине, в Венгрии, революция. Мы — интернационалисты. Поэтому, где бить врага — это всё равно, на нашей или на вашей земле, если они наши и ваши враги. Партийная группа военнопленных решила создать интернациональную роту и воевать вместе с вами за советскую власть. Меня группа выдвинула комиссаром. Макс Ламберг будет нашим командиром. — Андрей Ковач тепло улыбнулся. — Хотя он и работал буфетчиком в Каменском городском саду, но могу смело сказать, в военном деле тоже понимает.

— Хорошо, очень хорошо, товарищи, — обрадовался Игнат Владимирович. — Правильно решили! Ваша помощь нам очень нужна. Спасибо! — он порывисто шагнул к венграм и крепко, по-дружески, пожал им руки. — Давайте организуйтесь, оружие дадим, в отряд примем.

— Я поеду по деревням, — заметил Ковач. — Многие наши там работают. Надо всех собрать.

Договорившись обо всём, они расстались. Настроение у Игната Владимировича с каждым часом поднималось. Ещё бы! Отряд пополнился хорошими новыми людьми, оставленного колчаковцами оружия и боеприпасов взято порядочно. По предварительным подсчётам, собрано не менее 400 винтовок, много пороха, свинца. Жаль только, не захвачен ни один пулемёт!.. Для госпиталей и пошивочных мастерских отправлены сотни кип мануфактуры из купеческих складов. И белые, видно, не думают предпринимать наступление на город.

Однако, когда солнце стало клониться к закату, штаб получил известие, что по Оби на Камень двигаются пароходы с белогвардейскими частями. Игнат Владимирович отправил с нарочным строгое распоряжение баевскому комиссару: "Приказываю вооружённые силы, патроны немедленно выслать на фронт. За ослушание — расстрел. Громов".

Получив приказ, Парамонов схватился за голову. "Ну вот, ну вот, так я и знал, — думал он. — Где уж партизанам с колчаковской армией совладать. У них и люди обученные, и оружия всякого вдоволь. А у наших голые руки, дробовичишки да "ура!". Разве на ура возьмёшь. Ох, влез я со своим комиссарством в петлю. Теперь и не выпутаешься".

Андрей Иванович не хотел было ничего предпринимать, но предупреждение: "За ослушание — расстрел" заставило взяться его за карандаш. Он долго вертел его в руках, тяжело вздыхал и, наконец, принялся сочинять предписание военным и гражданским властям селений Поперечной, Плотавы, Нижне-Пайвино и Ильинки о немедленной высылке всех без исключения людей, способных к военным действиям, в Камень.

Но уже ничем нельзя было помочь отряду Громова. К ночи недалеко от городской пристани бросили якоря четыре парохода, доставившие белогвардейцев из Новониколаевска. Пехота, прибывшая из Барнаула, высадилась ки лометрах в двенадцати южнее Камня. С севера, из села Крутихи, тоже двигались колчаковцы. Белогвардейское командование собиралось окружить город и уничтожить партизан одним ударом.

С пароходов громыхнула артиллерия. Снаряды ложились на улицах, вздымая тучи земли, сваливая заборы, разворачивая крыши домов. На окраинах Камня застрочили десятки пулемётов. Колчаковцы ворвались в город.

Сопротивляться было бесполезно, силы слишком неравны, и Громов отдал приказ об отступлении. Партизаны отступили в направлении на Ярки и Корнилово. Вместе с ними уходили многие каменские рабочие, интернациональная рота из военнопленных венгров, скомплектованная Максом Ламбергом и Андреем Ковачом. На подводах везли раненых, трофеи.

Многие прибывшие из деревень на помощь отряду Громова остались с ним, но многие разошлись по сёлам держать самооборону, заявляя: "Кто же мою хату, семью защитит, если беляки нападут? Нет, мы от своей деревни никуда не пойдём".

Ярки превратились в военный лагерь. На улицах — толпы вооружённых крестьян, вокруг села — дозоры. Бесперебойно работали кузницы — ремонтировалось оружие, ковались пики, заряжались патроны. Просторный кулацкий дом был занят под раненых. Ярковские женщины натащили сюда кроватей, сшили простыни и наволочки из трофейной мануфактуры, многие изъявили желание ухаживать за ранеными партизанами. Так появился первый госпиталь.

А в Камне в это время шла расправа колчаковцев над беззащитными жителями. Мстя за вторжение партизан в город, за потерянных в бою более трёхсот солдат и офицеров, они хватали первых попавшихся жителей, тащили к пристани и там расстреливали. Особенно изощрялись белополяки. Они загнали на баржи многих горожан и, связывая их по восемь-десять человек вместе, сбрасывали живыми в Обь.

На третий день был схвачен и начальник колчаковской милиции капитан Ипатов. Кто-то донёс в штаб, что в захвате Камня он сыграл немаловажную роль. Спешно был созван военно-полевой суд, и капитан Ипатов предстал перед ним.

Председатель суда, скуластый подполковник, побара-банивая по столу крючковатыми пальцами, презрительно говорил:

— Военно-полевой суд не собирается долго рассматривать ваше дело. Без этого работы хватает. Нам единственное непонятно, как вы, образованный и интеллигентный человек, занимающий такой высокий пост у его превосходительства адмирала Колчака, изменили великим целям освобождения России от большевизма и связались с мужичьём и бандитами?

Капитан Ипатов знал, чем может кончиться этот суд, но он напряг все свои силы и держался спокойно и уверенно. Улыбнувшись, он ответил на вопрос подполковника:

— Вам этого не понять, господин председатель. Вас от тех, кого вы называете мужичьём и бандитами, отделяет дистанция огромного размера. Вы же белой кости, а они чёрной. Но за ними будущее. Прочитайте Ленина, а если для вашего ума это непостижимо, познакомьтесь с "Обзором русской революции" в каменской газете "Голос трудового народа". "Обзор" этот написан простой русской женщиной Кадыковой, которую вы держите в тюрьме. И вам станет ясно, почему я стал на их сторону. Народ — сила, которую ни плетью, ни пулей не сломишь.

— Вы большевик, Ипатов? — с любопытством спросил председатель.

— Что вы, нет! Но я бы считал за честь стоять перед судом врага большевиком. — Ипатов помолчал, затем в упор посмотрел в выпуклые, поблекшие глаза подполковника. — Впрочем, вы можете считать меня большевиком, как, очевидно, будут считать и мои друзья — повстанцы.

— Больше вопросов нет? — спросил председатель у членов суда. Те утвердительно кивнули головами. Они о чём-то пошептались, и председатель огласил приговор.

— …Бывший военнослужащий, начальник Каменской милиции, капитан Ипатов за измену Отечеству и Верховному правительству его превосходительства адмирала Колчака, выразившуюся в службе бандитам-большевикам, военно-полевым судом Каменского гарнизона приговаривается к расстрелу.

Ночью, когда луна поднималась в зенит, бросая бронзовые блики на волны реки, капитана Ипатова под усиленным конвоем вывели на берег Оби и расстреляли.


III. Наступление белых. Съезд в Леньках. Создание Облакома

Ободрённые отходом партизан из Камня, белые перешли в наступление. Линия Северного фронта теперь тянулась по обширной территории через Камень — Новониколаевск — Каргат — Чаны к Славгороду. Громовский штаб объединял и усть-мосихинских партизан Аркадия Данилова, которые действовали к востоку от Камня на правом и левом берегах Оби. В районе, контролируемом партизанами Ефима Мамонтова, образовался второй фронт — Южный. Под Барнаулом, в сёлах Рассказиха и Васино, у станции Алейской, у Калманки бились с наседающими белополяками и отрядом полковника Хмелевского зиминские партизаны. Потерпев поражение у села Михайловского, зиминцы отходили в восточную часть Славгородского уезда, в район действия мамонтовского отряда.

Белые наступали. Однако это не испугало крестьян: ободрённые походом партизан на Камень, сёла стихийно поднимались на борьбу с врагом, повсеместно принимали решения об отречении от колчаковской власти и создании Советов. Всюду организовывались партизанские отряды. Громов понимал, что надо собирать их воедино и наносить концентрированные удары по белогвардейцам.

Оставив партизанский заслон в Ярках под командой Василия Коновалова, Громов велел помощнику начальника штаба Голикову переместить штаб в село Мостовое, а сам с адъютантом Соколовым выехал в Гонохово. По сведениям, там скопилось до трёх тысяч восставших крестьян.

У въезда в село Громов и Соколов встретили крепкого, богатырского телосложения, старика. Он стоял на степном кургане, облокотившись на большую дубинку, и полудремал.

— Здравствуй, дед! — проговорил Громов, соскакивая с лошади.

Старик подозрительно осмотрел приезжих, степенно ответил:

— Здравствуй, паря!

— Ты чего здесь стоишь? — полюбопытствовал Игнат Владимирович.

Дед недоброжелательно на него покосился.

— Не видишь: на часах стою.

— На часа-а-х!.. А чего охраняешь?

— Вот чудак человек, ясно чего. Чтоб белые в деревню не зашли. А то ведь нас много там собралось.

— Много?

— Много. Тыща, а то две. А может, и того больше.

Игнат Владимирович рассмеялся:

— А ты почему, дед, военную тайну разглашаешь? Ведь я белый и есть.

Старик испуганно отскочил от Громова, размахнулся дубинкой.

— Не подходи, прибью!

— Не бойся, — поспешил его успокоить Игнат Владимирович. — Я Громов.

— Ты Громов? — удивился дед, опуская дубинку. — А не врёшь?

— Не вру. Ну, охраняй! — Громов вскочил на коня и поскакал в деревню.

На площади в Гонохово полно народу. Горят костры, в больших котлах готовится общественный ужин. Но почти все люди безоружны.

— Кто командир? — спросил Громов, подъезжая к группе крестьян, слушающих небылицы усатого украинца из переселенцев.

Никто не ответил.

— Где командир? — переспросил Громов.

— Та чого прицепився, — отмахнулся усатый. — У той хате Третьякова найдёшь.

Громов повернул к указанному дому. Передав поводья Соколову, поднялся на крыльцо. Третьякова в доме не оказалось. За столом сидел поп и, засучив рукава рясы, печатал на машинке воззвание к восставшим. Увидев Громова, он сердито нахмурил торчавшие щетинистым пучком брови, изрёк:

— Изыди вон, отрок. Здесь секретно. Штаб…

"Н-да, порядочки!" — подумал Игнат Владимирович и вышел из дома. Среди крестьян нашёл Третьякова.

— Ты что же это народ собрал, а оружия нет, охраны тоже, — напустился на него Громов. — Белые уже Плотниково заняли, скоро здесь будут. Всех, как линялых куропаток, передавят.

Третьяков в смущении оправдывался:

— Я их не собирал, они сами собрались. Воевать против Колчака хотят. А оружия, верно, нет. Что же мне теперь делать?..

— Вот что, командир. Пока мы белых не отогнали, распускай людей по домам, а потом уж собирай снова, — посоветовал Громов. — Возьмём в бою оружие — поможем, а пока своих кузнецов заставь пики ковать.

Через полчаса площадь опустела. В это время белые вошли в Мыски, другая группа, следовавшая из Камня, уже приближалась к Яркам. Они шли развёрнутым строем, с винтовками наперевес. Пулемётчики волокли "максимы".

Партизаны залегли у поскотины в наспех вырытых окопах и выжидательно посматривали на приближающегося противника. К партизанам присоединились почти все жители Ярков.

Белогвардейцев было больше, чем повстанцев, но никто не хотел отступать без боя. Крестьяне с беспокойством говорили Василию Коновалову:

— Нельзя деревню оставлять. Сожгут её беляки.

— С вами до последнего стоять будем. Так всем селом решили.

Василий Коновалов понимал беспокойство крестьян и сам не меньше их беспокоился. Заверял:

— Будем биться, мужики! Отступать не собираемся.

Ударили пулемёты белых. Пули взбили пыль вдоль партизанских позиций. В ответ раздалось несколько ружейных выстрелов.

Коновалов яростно выкрикнул:

— Не стрелять! Подпускай, ближе подпускай! Жалей патроны!

Команду подхватили, она поползла из окопа в окоп. Партизаны затаились, вздыхали:

— Эх, нам бы хоть один пулемёт, мы б им показали!

Кто-то упал, сражённый пулей, по низинке в деревню потащили первых раненых. Коновалов выжидал. Вот уж можно рассмотреть перекошенные злобой, напряжённо вытянутые лица наступающих.

— Бей! — крикнул что было сил Коновалов, словно боялся, что партизаны его не услышат.

И сразу же грохнул раскатисто ружейно-винтовочный залп. Партизанские позиции заволокло дымом.

Белые повернули назад, только на левом фланге всё ещё бежали к окопам сотни колчаковцев. Там лежала в обороне интернациональная рота Макса Ламберга.

"Не сдали бы комрады", — тревожно подумал Коновалов и, не выдержав, перебежками двинулся к ним.

Но, когда белые были уже у самых окопов, венгры открыли такой огонь, что зазвенело в ушах. Многие колчаковцы попадали замертво на землю, остальные в смятении побежали назад.

— Молодцы, комрады, молодцы! — кричал Василий Коновалов.

Белые отступили. Однако к ним подошёл ещё отряд — они перегруппировались и опять лапиной двинулись на партизан. Заработало больше десятка пулемётов.

Коновалов воспалёнными глазами смотрел на этот катящийся по степи вал, и ему казалось, что сейчас он захлестнёт партизанские позиции и раздавит.

— Надо отходить, — взял его за локоть Макс Ламберг, — их удержать не можно.

— А-а, что? — не понял Коновалов, глядя на приближающиеся цепи.

— Уходить надо, товарищ, — повторил Ламберг.

— А как же деревня, мужики? — тяжело выдыхнул Коновалов. — Я сказал, что отступать не будем.

— Нельзя, друг. Все гибнуть могут. Вы уводите людей, мы врага держать будем.

Коновалов всё понял. Он пожал руку Максу Ламбергу и побежал вдоль окопов. Вскоре партизаны группами стали уходить в деревню. Там грузились на подводы и уезжали. А сзади гремела, перекатывалась всё возрастающая стрельба. Интернациональная рота сдерживала яростные атаки белогвардейцев. И только когда уже нечем было отбиваться, венгры отошли за Ярки: в деревню по их пятам ворвались колчаковцы.

* * *

После отхода партизан из Камня в Главный штаб вошли новые люди, способные организаторы, большевики Пётр Клавдиевич Голиков, Иван Павлович Маздрин. Немного позднее, когда в Камне было оставаться опасно, прибыл в отряд Иван Коржаев. На него возложили обязанности начальника контрразведки.

Штаб сразу же принялся за организацию сильного отряда. Но сделать это было не так просто, нужна была хорошо разветвлённая сеть военных организаций в деревнях. Военные комиссары уже не справлялись с многочисленными требованиями Главного штаба. Долго думали, что делать. Голиков достал резолюцию Сибирской областной конференции большевиков от 20–21 марта 1919 года и зачитал: "В деревне за боевую единицу считается деревня. В каждой единице избирается ячейка сторонников советской власти, деревенский штаб из трёх товарищей. На собраниях делегатов от деревенских штабов волости и района избираются волостные и районные штабы, непосредственно связанные с общегородским штабом".

— Районные штабы — вот что нам надо, — убеждённо сказал Голиков.

— Согласен, — поддержал его Громов. — Но поскольку общегородского штаба у нас нет, районные должны быть связаны с нами и выполнять наши приказы. С городскими подпольными организациями связь должен держать Главный штаб.


П.К. Голиков — председатель Областного Совета.


Против этого никто не возражал. Было решено создать одиннадцать районных штабов: Ярковский, Нижне-Пайвинский, Кривинский, Решетовский, Долганский, Леньковский, Усть-Мосихинский, Тюменцевский, Кипринский, Овечкинский и Баевский. Каждый штаб должен был объединить от трёх до пяти волостей. Им передавалась вся полнота власти в районах.

А белые наступали. Пали Плотниково и Ярки. Шли бои в других сёлах. Главный штаб всю ночь обсуждал создавшееся положение. Утром гонцы поскакали по пыльным дорогам, развозя приказ:

"Всем районным штабам и волостным военным комиссарам.

Немедленно проведите мобилизацию с 1919 по 1916 гг. включительно. Отберите всё оружие (и дробовое) у населения и вооружите мобилизованных. Назначьте к ним командира. Всех вооружённых винтовками выделите в особый отряд и пришлите в Главный штаб. Остальных мобилизованных вооружите дробовиками и оставьте у себя для местной охраны. Охрану и связь с деревнями наладьте как следует.

Начальник штаба Громов.

За секретаря В. Чернятин".

Деревни забурлили. По набату собирались сходки, объявлялся приказ о мобилизации, в назначенные места стаскивалось оружие. Пытаясь сорвать мобилизацию, кулаки и тайные колчаковские агенты распускали слухи, что белые наступают несметными силами; Омск посылает на повстанцев полк за полком, и партизаны, чтобы самим успеть скрыться, решили бросить на убой новобранцев. В Баево кулаки и спекулянты Естофор Рыжков, Андрей Дергачёв, Пётр Труханов, Мария Бархотова и другие открыто призывали не подчиняться партизанскому штабу.

Но провокационные слухи не пугали крестьян. Они группами шли на сборные пункты, где формировались отряды. Всем селом отправляли мобилизованных к мосту расположения Главного штаба.

Сведения о большой партизанской силе, скопившейся в селе Мостовом, дошли и до белых, занявших Плотниково и Ярки. Разведка то и дело доносила начальнику отряда: "Из Киприно на Мостовое прошёл отряд вооружённых крестьян…", "Верхне-Пайвинские двинулись на Мостовое…". Агент из Баево Василий Чекмарев доносил: "70 мужиков, сорганизованных и вооружённых винтовками, направились в Мостовое…".

Начальник колчаковского отряда нервничал. Расхаживая по скрипучим половицам дома, занятого под штаб, и размахивая нагайкой, он кричал на своих офицеров:

— Оболтусы, лодыри! Почему допустили?.. Разослать по всем дорогам отряды и уничтожить бандитов. Пр-ри-казываю!

Но никто не торопился выполнить приказ. А донесения следовали одно за другим: "Из Корнилово отошли на Мостовое…", "Из Телеутского…", "Из Тюменцево…". Начальник колчаковского отряда не выдержал, грохнул нагайкой по столу:

— Отступать, немедленно… На Камень! Деревню сжечь, чтоб и пепла не осталось…

Эту команду выполнили с изумительной точностью. По деревне забегали белогвардейцы, подтаскивая сено и солому к домам.

Сразу же во многих местах полыхнул огонь, деревянные избы превратились в огромные костры. Под покровом огня и дыма белые покинули Ярки. То же произошло и в Плотниково.

Когда партизаны и беженцы вернулись в сёла, на улицах ещё тлели обгорелые брёвна, ветер развеивал по дворам серый пепел. Шестьдесят семей осталось без крова.

Снова срочно заседал партизанский штаб. Все были хмуры и чувствовали неловкость: не сумели противостоять колчаковцам, и вот… деревни спялили. Особенно переживал Громов. Не глядя на членов штаба, сдерживая волнение, он спросил:

— Что делать будем?.. Надо как-то помогать погорельцам. Мы все в ответе…

— Надо к самим крестьянам обратиться, — предложил Голиков. — С письмом, а то и с воззванием. Помогут… И не только в помощи дело. Это укрепит чувство единства, даст понять, что один за всех, все за одного, что никто в беде не будет оставлен. Смелее против колчаковцев пойдут.

Голикова поддержали все члены штаба.

— Но и нам надо свою долю из штабной кассы выделить, — заметил Маздрин.

Громов вызвал начальника финансового отдела, спросил:

— Много денег можешь дать?

— Денег?.. — переспросил тот. — Какие у нас деньги? Так, по мелочам. Берегу, берегу, а они, как вода, утекают. Надо больше контрибуций на кулаков накладывать.

— Скупость твою знаю, — рассердился Громов, — да ведь погорельцам помогать надо.

— Погорельцам? — сразу же переменил тон финансист. — Для этого не жалко. Тысяч пятьдесят найдётся.

— А семьдесят?

— И семьдесят можно.

— Пиши воззвание! — приказал Громов Булыгину. — И обязательно отметь, что штаб отпускает 70 тысяч.

Воззвание было написано, размножено на машинке и разослано по деревням.

"23 августа на Ярки напали белые, — говорилось в этом документе. — После упорного сопротивления нашим отрядам пришлось оставить на некоторое время это селение, и вот тут проявилась вся злоба и ненависть чёрной сотни к бедному трудовому народу. Она подожгла 60 домов, и всё крестьянское добро, нажитое таким каторжным трудом, сгорело.

Товарищи! Жертвуйте — кто сколько и что может. Жертвуйте хлебом, одеждой, деньгами.

Товарищи! Всё почти население мужское с. Ярки ушло в отряды и бьётся за освобождение родной Сибири от своры насильников, поэтому наша святая обязанность — помочь беззащитным женщинам и детям. Главный штаб ассигновал на погорельцев села Ярки и Плотниково 70 тыс., но этих средств недостаточно, поэтому, товарищи, вы со своей стороны сделайте всё, что возможно. Не оставляйте без помощи своих братьев.

Да здравствует народное восстание!

Да здравствует Совет крестьянских депутатов!"

Воззвание читали на сходках, агитаторы ходили по домам и рассказывали жителям о случившемся. Крестьяне несли в сельсоветы, районные штабы, к военным комиссарам деньги, одежду, обувь, посуду. В Ярки и Плотниково шли обозы с крестьянским добром, и погорельцы уже не чувствовали себя одинокими в несчастье. Страшная дума: "Как же теперь жить?", захватившая было их и ослаблявшая волю к борьбе с врагами, исчезла. Каждый с облегчением и радостью остро ощутил: "Есть своя, народная, советская власть!"

* * *

Ещё 14 августа Главный штаб разослал по сёлам директиву: "Съездом крестьянских депутатов восставших местностей Каменского и Барнаульского уездов вынесено постановление: для успешного хода работ создать на местах волостные и сельские Советы крестьянских депутатов…"

Число сёл и деревень, освободившихся от колчаковской милиции и земских управ, росло, территория, контролируемая партизанскими отрядами Северного и Южного фронтов, была уже немалая. Нужен был центральный орган советской власти, который бы объединял и руководил работой волостных и сельских советов, помогал партизанскому командованию.

И вот 5 сентября в Баевский районный штаб прискакал гонец. Белобрысый паренёк, смахивая пот с лица, протянул пакет Павлу Степановичу Колчеву, только что избранному начальником штаба взамен окончательно перетрусившего Парамонова, заметил:

— Важную бумагу, видать, привёз. Сказали: скачи без передышки. Секретно-экстренная… Аллюр три креста.

— Ну-ну, посмотрим, что это за секретно-экстренная, — улыбнулся Колчев, разорвал пакет и углубился в чтение.

— Да-а, действительно, бумага важная, — наконец проговорил он. — Вишь, какое дело: собирается съезд крестьянских депутатов восставших местностей. А для чего собирают, — не сказано. Тебе случаем на словах не передавали, что решать будут?

— Не-ет.

Колчев задумался, напрягая память: не сообщалось ли что-нибудь раньше о съезде. Наконец, вспомнил, что совсем недавно Федот Федоров показывал ему письмо организационной комиссии по созыву съезда, избранной партизанами и жителями села Ярки. Так вот что будут решать!.. И вслух проговорил:

— Вспомнил. Областной Совет выбирать будут. Понял?

— Значит, Колчака всюду долой? — полюбопытствовал гонец.

— Всюду не всюду, а у нас, видать, конец ему приходит. — И Колчев прикрикнул на дремавшего сторожа: — А ну, собирай скорее сход, будем депутатов на съезд выбирать!..

Инициатором создания Областного Совета, или Облакома, как его называли короче, были Пётр Клавдиевич Голиков и весь громовский штаб.


Партизаны в походе.


Южный и Северный фронты, хотя и держали между собой связь, но действовали разрозненно, и местные власти на той и другой территории организовывались по-разному. В районе действия партизан Громова создавались сельские и волостные Советы, в районе действия партизан Мамонтова земские управы заменялись Военно-революционными комитетами, примем нередко под новой вывеской оставались те же земцы. Крестьянство этого района не имело чёткого классового лозунга борьбы за Советы, и это сказывалось на формировании партизанских отрядов. Голиков видел в этом непорядок, думал, как бы устранить разнобой, и, наконец, как-то на штабном совещании заявил:

— Наш и мамонтовский отряды делают одно дело: громят колчаковцев во имя советской власти, а порядки устанавливают разные. Нужен центральный орган восставших местностей, который уважался бы и военными и гражданскими лицами. Территория, контролируемая повстанцами, тоже не малая. Область! Целая область! Вот и надо создать областной Совет.

— А ведь и правда, пора Облаком иметь, — сказал Маздрин.

— Дельное предложение! — поддержал Голикова Иван Коржаев. — У меня тоже такая думка зарождалась. А то каждое село, каждая волость в свои колокола благовестят, а звона, как у доброго звонаря, не получается.

Молчал только Громов, о чём-то задумавшись.

— А ты что молчишь, Игнат Владимирович? — поинтересовался Голиков. — Или предложение не по душе?

— По душе-то по душе, — ответил Громов, — только я и о другом думал. Пора не только единую власть создавать, но оба фронта в один объединить. Белые пока малыми отрядами пытаются нас разбить. Но рано или поздно поймут, что это пустая затея, большие силы против нас двинут! Поврозь нам с ними будет не справиться.

— Я тоже хотел только что об этим говорить, — заметил Коржаев. — Получено постановление Политического и Организационного бюро ЦК РКП (б) от 19 июля сего года. Тут вот есть такой интересный пункт: "Постановить и довести до сведения партизанских отрядов Сибири, что сибирские партизанские отряды должны немедленно установить между собой постоянную связь и координировать свои действия и переход к централизации командования".

— Облаком и в этом не малую роль может сыграть, — проговорил Голиков.

Штаб вынес решение: "Создать Областной Исполнительный Комитет Советов на повстанческой территории, для чего создать оргкомиссию для созыва съезда Советов и предложить мамонтовской группе и другим ввести своих представителен в Оргкомитет". Съезд Советов должен был собраться в селе Леньки.

На собрании партизан и жителей села Ярки это решение было одобрено, в оргкомиссию избраны Голиков, Маздрин, Воронов и Клевцов. Были разосланы письма районным штабам, партизанским отрядам, штабу Ефима Мамонтова. Это известие многие встретили с воодушевлением. Аркадий Данилов, получив письмо, сказал: "Хорошо, правильно!" и выслал в оргкомиссию от усть-мосихинских партизан двух представителей — Рожко и Тищенко. Молчал только штаб Мамонтова.

И члены оргкомиссии, и члены громовского штаба не понимали, почему не отвечает Мамонтов, почему не шлёт своих представителей. Им ещё не было известно о тех переменах, которые там произошли. В бою погибли большевики Гребнев и Прилепа, тяжело ранили комиссара Анисима Копаня — и политическое руководство оказалось ослабленным. К мамонтовскому штабу примазались новые люди, вроде Павла Усырева. Усырев — эсер, был членом Сибирской областной думы, членом Учредительного собрания, умел поораторствовать. Во время чехословацкого переворота он помогал арестовывать славгородских красногвардейцев, отступивших в село Волчиху, но вскоре "перековался" и во время массового повстанческого движения пришёл в отряд Ефима Мефодьевича Мамонтова и заявил:

— Хочу служить народу. Быть в стороне в такой ответственный момент, когда к власти пришла подлинная демократия, я нахожу преступлением перед революцией.

Его приняли. Вскоре, когда из штаба выбыли большевики, а Мамонтов больше находился в действующем отряде, Усырев оказался "самым большим политиком" и повёл свою, эсеровскую, линию, оказывая влияние на других.

Когда было получено письмо от оргкомиссии по созыву съезда, Усырев стал уговаривать членов штаба:

— На кой бес нам их Облаком. У нас свой отряд, свою я власть создавать будем.

Его поддержали Козырь и Полещук.

— Вроде бы и неудобно в одиночку-то властвовать, одно дело делаем, — попытался возразить Чупахин, тоже ставший членом штаба.

— Одно-то одно, — вскипел Усырев, — да будет эта власть не в руках народа, а кучки диктаторов. Подомнёт под себя Облаком наш штаб, а это в ущерб революции. Эх, Чупахин, Чупахин, сразу видать: липовый из тебя политик!

Что Усырев не туда клонит, смутно понимал один только помощник начальника штаба Чеканов, но и тот решил не вмешиваться в это дело, так как был человеком осторожным — не случайно за ним навсегда закрепилась и кличка "Осторожный".

Другие члены штаба, чтобы не попасть в число "липовых политиков", согласились не посылать своих представителей в оргкомиссию, отмолчаться. Одновременно, по настоянию Усырева, решили провести делегатское собрание и подготовить созыв своего съезда в селе Вознесенском.

Медлить было нельзя, и большевистская группа штаба Громова командировала в Солоновку Голикова.

— Ты им растолкуй да понастойчивей, что нечего зря время терять, пора Областной комитет создавать и отряды наши объединять, — напутствовал его в дорогу Игнат Владимирович. — Напомни Ефиму Мефодьевичу, что давали мы с ним слово друг друга поддерживать.

Мамонтова в штабе не оказалось. Он был в отряде, который вёл бои с мелкими группами белых. Голикова члены штаба встретили холодно, но выслушать его сообщение не отказались.

Пётр Клавдиевич долго и обстоятельно рассказывало действиях партизанских отрядов Северного фронта, о том, что освобождена от колчаковцев большая территория, на которой восстановлены сельские и волостные Советы.

— Настало время теперь создать для руководства освобождённой территорией Областной Совет, объединить все партизанские отряды и их штабы, — заключил он. — Предлагаем вам выделить своих представителей в оргкомиссию.

Мамонтовцы молчали. Наконец, Усырев заявил:

— Предложение для нас неприемлемое. Мы решили свой съезд созывать. Для объединения отрядов также время не настало. Мы и своим отрядом не плохо белых бьём.

Да и не известно ещё, на какой платформе вы хотите объединяться, изучить надо.

— Правильно! — поддержал его Егор Константиной. — Мы сами с усами.

Все доводы Голикова не помогли. Так он и уехал назад ни с чем. Через несколько дней громовский штаб снова послал своего представителя — Василия Коновалова в Солоновку, и опять штаб Мамонтова отклонил предложение. Тогда было решено проводить в с. Леньки съезд самостоятельно.

* * *

Отходили зиминцы в Славгородский уезд двумя путями: одни на Боровское, другие — на Зеркальское.

В селе Боровском партизаны столкнулись с егерями белогвардейского полковника Окунева.

Взвод кавалерии под командой Тибекина неожиданно для белых, ещё не успевших расквартироваться, влетел в Боровское и выбил их из села. Завязалась перестрелка. Но Тибекину было приказано отойти к поскотине, где предполагалось дать бой егерям. Однако егеря зашли в тыл зиминцам, и они под перекрёстным огнём противника отошли к селу Зеркальскому.

Здесь завязался ожесточённый бой. Но силы были слишком неравными; Колчаковцы имели 13 пулемётов и 2 трёхдюймовых орудия. Зиминцы в основном были вооружены пиками и ружьями, имели один трофейный пулемёт да несколько самодельных пушек, о которых говорили: "Поражают только психически". Причём, отходя от Боровского, зиминцы оставили часть пушек во рву у поскотины.

Партизаны держались до ночи, нанося большие потери колчаковцам, а затем по темноте отошли к Касмалинскому бору. Полковник Окунев преследовать не решился. Здесь-то, в селе Урлапово, и состоялось совещание штаба, на котором зиминцы решили объединиться с отрядом Ефима Мефодьевича Мамонтова, слава о котором уже шла по всему Алтаю.

Встреча обоих отрядов произошла в селе Мельниково. После смотра сил был создан объединённый штаб из 33 человек, в него вошло и 25 алейских большевиков. Кандидатуру Усырева алейцы отвели. Главнокомандующим избрали Ефима Мамонтова, начальником штаба — организатора зиминских партизан Фёдора Архипова. Был сформирован Алейский полк — первый полк будущей партизанской армии.

Главный штаб крестьянской Красной Армии Алтайского округа в своём первом приказе заявил: "Главный штаб… первой и последней обязанностью считает победить капитал и чины и дать право и волю трудовому народу".

Узнав о слиянии мамонтовцев с алейцами, большевики громовской группы обрадовались: в штабе у Мамонтова теперь старые испытанные большевики Архипов, Брусенцов, Семенихин, петроградские рабочие, прибывшие в Сибирь в 1918 году, — Ивкин, Конкорин, Кольцов и другие. Теперь легче будет решить вопрос с объединением, легче будет изолировать эсеро-анархистские элементы.

* * *

Агенты донесли начальнику партизанской контрразведки Ивану Коржаеву, что съезд в селе Вознесенском назначен на 9 сентября — на тот же день, когда должен собраться и Леньковский съезд. Вдохновителями и организаторами Вознесенского съезда являются, кроме Усырева, примазавшиеся к штабу Мамонтова эсер Романов и бывший поручик Козырь. Они надеются найти на нём своих единомышленников не случайно и делегаты выбираются в основном из кулаков и эсеров — деятелей бывших земских управ.

Коржаев прибежал в штаб, волнуясь, стал докладывать Громову и Голикову:

— Сволочи… удумали. Съезд собирают в тот же день, что и у нас. Арестовать бы их, да в трибунал. Чтоб не повадно было…

— Подожди, подожди, — остановил его Громов. — Успокойся да толком расскажи, в чём дело.

— Я и говорю толком, — сразу же остыл Коржаев. — Эсеры и разная контра решили в Вознесенском съезд проводить. Надо же что-то предпринимать…

Срочно собрали заседание штаба. Известие Коржаева все встретили с возмущением.

— Эт-то как же, а?.. Это как же? — спрашивал Николай Булыгин. — Мы ихнему штабу предлагаем вместе съезд проводить — отказываются, а теперь свой собирают. Нечистое это дело, нечистое. Что же Ефим Мефодьевич смотрит?


Ф. И. АРХИПОВ — начальник штаба и комиссар отряда Мамонтова.


— Что нечистое — это ясно. Знаем мы этих эсеровских молодчиков. Опять к Учредительному собранию тянут. А Ефим Мефодьевич тут не причём. Он предан советской власти и все его помыслы: скорее разбить колчаковцев и восстановить на Алтае советскую власть. Да и по натуре он человек военный. Дни и ночи в действующем отряде проводит, бьёт колчаковцев в хвост и гриву. А в это время к его штабу эсеры как мухи к мёду прилипли и свою политику стараются вершить. Комиссар его, Копань, — тяжело ранен, политическое руководство и ослаблено. Надо, видно, посылать нам на Вознесенский съезд своих представителей, как Каменский Совет посылал когда-то к кооператорам.

— Правильно! — поддержал Громова Голиков. — И алейцам, Архипову с Ивкиным, надо сообщить о замыслах эсеров. Так и знай: им ничего не известно о съезде в Вознесенском. Да и о нашем, Леньковском, известить надо.

Однако Голиков ошибся: алейцам и Архипову была известно, что в Вознесенском собирается съезд, но неизвестно другое — какие делегаты и с какой целью на него съедутся. О Леньковском съезде, на котором должен быть создан Областной Совет, им никто не сообщил.

В Вознесенское выехали Коржаев и Булыгин. Однако срывать съезд и не надо было. На него собралось всего 34 делегата, в основном от волостных революционных комитетов.

Расчёты эсеров не оправдались — съезд обсудил всего лишь один вопрос — о состоянии финансов.

И всё же эсеровская группировка на Вознесенском съезде была сильной, и когда представители громовского штаба предложили объединить работу обеих съездов, они сказали: нет!

* * *

Седьмого, восьмого и утром девятого сентября в Леньки съезжались делегаты — верхами, в ходках и простых телегах. В самые большие престольные праздники в село не стекалось столько народу.

Работники районного штаба сбились с ног. Дежурный, забыв о сне, проверял документы и записывал приезжих в делегатские списки.

— Откуда?.. — то и дело спрашивал он подходивших к столу мужиков. — Из Панкрушихи. Так, так! От сельсовета, говоришь. Мосихинцы, вас сколько?.. От штаба присланы…

"Квартирмейстер" едва успевал разводить людей по квартирам. Совсем замотался Пеньков, партизан Леньковского отряда самообороны, за расторопность и хозяйскую смётку выдвинутый на самую ответственную должность — "интендантскую". В его обязанность входило организовать снабжение продуктами питания делегатов. Он часто забегал в райштаб и спрашивал:

— Что, всё ещё едут?

— А то как же, едут, — отвечал дежурный.

— Эк, чёрт! — хватался за голову Пеньков. — Велели готовить продукцию на две-три сотни, а уж, наверное, под тыщу подходит. А я дал бабам приказ только сорок пудов хлеба испечь.

Делегаты, толпившиеся в штабе, посмеивались:

— Эх ты, партизанский интендант!.. Да ты должен радоваться, что к вам столько гостей привалило.

— Да и как не привалить. Свою областную власть выбирать будем. Понимать надо!

— Сказывали, даже из-под Николаевска приехали, хотя там и беляков ещё не скинули.

— А что ж, и там их скоро к ногтю придавят.

— Из Томска, Славгорода, Барнаула тоже приехали…

Но Пеньков не слушал мужиков, приставал к дежурному:

— Нет, ты мне в конкрет скажи: сколько всего-то народу будет? На сколько продукцию готовить?..

Дежурный чешет в затылке, не зная, что ответить, затем уверенно говорит:

— Все, кому советская власть дорога, съедутся… Готовь тыщи на полторы.

— Эх, мать честна! — восклицает Пеньков и, на ходу подтягивая сваливающиеся брючишки, кидается из штаба. — Побегу заставлять бабскую команду ещё тесто месить.

В штабе появляются Иван Коржаев и Николай Булыгин.

Дежурный, зная, что они ездили в Вознесенское, спросил с интересом:

— Ну что, ихний съезд отказывается с нашим объединяться?

— На нём эсеры в большинстве, — ответил Коржаев, — а они нам ни к чему. Только воздух портить.

— Правда! — поддержал его Булыгин. — А съезд и так провалился. Попытался их лидер, Усырев, в селе Родино выступить за съезд, а его, как колчаковского шпиона, мужики арестовали. На том, видно, и кончилась их затея.

— Вот и хорошо! — одобрительно крякнул дежурный. — Ну их, этих эсеров к чёртовой бабушке! Только под ногами путаются да тень на плетень наводят.

Когда в 12 часов, дня 9 сентября Пётр Клавдиевич Голиков занял место за столом президиума, просторный зал кредитного товарищества был заполнен делегатами до отказа. Сердце забилось от радости учащённо. Значит, не зря проведена большая работа организационной комиссией, не зря рассылались письма и ездили по сёлам агитаторы, — идея создания Областного комитета оказалась близкой партизанам и всему крестьянству. А ведь были и раздумья, были и сомнения, было даже опасение, что съезд собрать не удастся, особенно после того, как из Солоновского штаба ответили отказом. И только большевистская группа громовского штаба не сомневалась в успехе и делала всё необходимое для созыва съезда.

Голиков взмахнул рукой, словно собирался всех обнять, громко и торжественно произнёс:

— Товарищи делегаты! Приветствую вас в этот счастливый и радостный день. Приветствую бойцов восставшего народа. Приветствую всех, кто вместе с нами беззаветно борется против мира насилия и зла, против самой хищной диктатуры Колчака…

Шум, крики "ура!" нарушили установившуюся была тишину в зале. Кто-то густым басом запел:

Отречёмся от старого мира…

Песню подхватили сотни голосов, все делегаты:

Отряхнём его прах с наших ног…

Затем выступают один за другим ораторы, приветствуя съезд: от громовского штаба, от жителей села Сидоровского, от отряда Громова, от Усть-Мосихинской организации большевиков, от организации интернационалистов-мадьяр, от Томской подпольной организации большевистской партии.

"Да, идея созыва съезда и создания Областного Совета себя оправдала!" — ещё раз облегчённо подумал Голиков и после этого спокойно и уверенно стал докладывать о деятельности Главного штаба Северного фронта. Делегаты единодушно решили: "Принести благодарность Главному штабу за его работу в борьбе за освобождение трудящихся, выразить пожелание в дальнейшем работать также в надежде, что в этой борьбе не один его поддерживает, а все восставшие, как материально, так и военной силой".

* * *

В то время, когда съезд объявлял благодарность Главному штабу Северного фронта, Игнат Владимирович был далеко от Леньков. У селений Барановские и Паромоновское его отряд отражал атаки белых.

Колчаковское командование решило окончательно покончить с партизанами. Через Зеркальскую степь в район сёл Крестьянское и Плотникове двинулся на партизан Ефима Мамонтова отряд егерей в полторы тысячи штыков. Колчаковской контрразведке стало известно, что в Леньках собирается съезд крестьянских депутатов восставших волостей, и большие силы белых были брошены в район Знаменки и Тюменцево с задачей — развить наступление на Леньки.

Оборону у Знаменки держал Славгородский партизанский отряд. Начальник полевого штаба Казаков был в хорошем расположении духа и собирался принять бой. Неожиданно к нему привели захваченного в плен солдата-белогвардейца.

— Ну, чего, отвоевался? — спросил сердито колчаковца Казаков.

Тот испуганно заморгал глазами, глухо проговорил:

— Я ить не по своей воле воевал, заставили…

— Ну-ну, не прикидывайся, — заметил Казаков, — знаем мы вас!

— Вот те крест, мобилизованный я…

Казаков хитро посматривал на полусогнувшуюся фигурку белогвардейца и про себя усмехался. Прикрикнул:

— Раз ты мобилизованный, так и рассказывай всё по порядку: сколько у вас там солдат, оружия. Расскажешь — оправдаешься. Нет — пеняй на себя.

Солдат хлопнул руками по бёдрам, протянул:

— И-и, много наступает. Видимо-невидимо. Может, две роты, может, больше. И оружия хватает. Только пулемётов, чать, двенадцать, а то и с гаком.

"Эх, какая силища прёт! — забеспокоился Казаков. — Двенадцать пулемётов с гаком, да какой он гак, ещё не известно. Где же нашим пикарям с ними справиться".

Отправив пленного в каталажку, Казаков вытащил лист бумаги и торопливо написал: "Экстренно. Всем волостным правлениям от Главного Славгородского Полевого штаба. Донести Главному штабу в селении Ярки в передаточном порядке.

Немедленно прошу поддержки. Противник движется на Знаменку… Спешите на помощь!.."

Гонцы ускакали с депешей. "А вдруг подкрепление опоздает, и тогда… — думал Казаков, — тогда неминуема гибель всего отряда и его, начальника штаба".

Страх всё больше и больше закрадывается в душу. Казаков походил по избе, нервно потирая руки, присел на край табурета и снова вскочил, как ужаленный. "Нет, ждать больше нельзя. Надо бежать куда-нибудь, скрыться на время". Он выглянул в окошко (нет ли кого на улице?), тихонько приоткрыл дверь и выскользнул в неё.

Весть о бегстве начальника штаба быстро разнеслась среди партизан. Они собирались сначала маленькими группками, затем большими, совещались, что делать. Решили в бой с противником не вступать, а разойтись по своим волостям.

Так были оголены знаменские позиции. Колчаковцы беспрепятственно двинулись к селениям Барановскому и Паромоновскому.

Узнав о бегстве начальника Славгородского полевого штаба и уходе с позиций партизан, Громов распорядился предать виновных военно-полевому суду, назначил новый командный состав, поручив ему выправить создавшееся положение.

В это время белые уже заняли Зятькову Речку и Верх-Суетку. Громов двинул на эти сёла крупные отряды партизан, поставив задачу: окружить противника и уничтожить. Отряд Степана Толстых из Хабаров должен был подойти к селению Баранскому и занять его.

Партизаны плотным кольцом обложили небольшой отряд колчаковцев в Верх-Суетке и одним ударом покончили с ним. Окружить противника в Зятьковой Речке не удалось, но смелой атакой белые были выбиты из села и отброшены к Паромоново. Партизаны обошли Паромоново со всех сторон и утром двинулись в атаку. Однако белогвардейцы открыли такой ожесточённый огонь из пулемётов, что партизаны не выдержали, повернули назад, опять оказались на прежних позициях. Атаку повторили — и снова она захлебнулась. Громову доложили, что белые прорвали позиции, и партизаны панически бегут.

— Не может быть! — метнул Игнат Владимирович сердитый взгляд на связного. — Ты, видать, сбежал и с испуга подумал, что все бегут.

— Я бы не побежал, если бы все не побежали, — потупившись, заметил связной. — Вот ей-богу же, товарищ Громов.

Громов вскочил на коня и, нахлёстывая его плёткой, помчался в сторону Паромоново. Вскоре его взору представилась следующая картина: по степи на большом протяжении рассыпались бегущие в одиночку и группами партизаны, кто с оружием, кто без оружия. Размахивая маузером, Громов свернул с дороги и поскакал им навстречу. Привстав в стременах, крикнул что было сил:

— Стой, назад!..

Но никто не остановился, никто не повернул назад. Громов подскочил к рослому, грузному партизану с рябоватым, безусым лицом, по которому грязными струйками стекал пот.

— Стой, куда бежишь?

Партизан остановился. У него не было ни пики, ни винтовки, зато за спиной болтался большой узел, из которого торчали расшитое петухами полотенце и женская цветастая юбка.

— Где оружие? — едва сдерживая себя, спросил Громов.

— Там! — махнул в сторону деревни партизан. — Белые прут, спасу нету…

— А в узле что?

Партизан молчал.

— Мародёрствуешь, мерзавец, вместо того, чтобы врага бить. Своего же мужика грабишь! Оружие бросил, а тряпьё прихватил! — хлестал его словами Громов.

Партизан блеснул глазами, вызывающе проговорил:

— А что?.. Не я, так белые бы всё равно ограбили.

Лицо Громова налилось кровью, на виске забилась синяя жилка. Выхватив маузер, он выстрелил в мародёра.

Ближние партизаны сразу же остановились и повернули назад. Задние всё ещё продолжали бежать. Громов подскочил к долговязому парню в распущенной домотканой рубахе, с алой ленточкой на фуражке. Парень остановился и, трусливо посматривая на Громова, растерянно вертел в руке чехол от пулемёта.

— Чехол тащишь! — крикнул Громов. — А ты не чехол, пулемёт от белых тащи. Весь отряд тебе спасибо скажет.

— Есть, товарищ Громов, пулемёт тащить! — крикнул партизан и повернул назад.

В это время во фланг прорвавшимся белогвардейцам ударила интернациональная рота Макса Ламберга. Мадьяры и немцы с криком врезались в цепи противника — завязалась рукопашная схватка. Белые дрогнули, стали отступать.

— Белые бегут, наших пик не выдерживают. За мной! — крикнул Громов и помчался вперёд.

Только что отступавшие партизаны двинулись за командиром, увлекая за собой других. Положение было восстановлено, позиции заняты.

Разыскав Фёдора Гужева, начальника Славгородского боевого участка, бывшего подпольщика, участника солдатских восстаний в Томске и Кольчугино, и выслушав его доклад. Громов хмуро спросил:

— Почему допустил панику?

Беспокойно поглядывая на Игната Владимировича, Гужев стал оправдываться:

— Пулемёты у них, Игнат Владимирович. Дважды в атаку ходили — не смогли село взять. А потом они на нас двинули… ну, партизаны и не выдержали.

— Ты же боевой командир, опытный, а как же тут не сообразил. Да кто же в лоб на пулемёты идёт, когда своих не имеешь, — заметил Громов. — Тут надо хитростью брать. Ты вот что: как потемнеет, пошли-ка группу партизан в ложную атаку. Пусть они постреливают да время от времени ура кричат. И пусть на здоровье белые в них из пулемётов палят. Патронов-то у них не ахти сколько. А потом основными силами в настоящую атаку пойдём. Понял?

— Понял.

С наступлением темноты от позиции отделилась группа партизан и, раскинувшись в редкую цепь, двинулась к Паромоновой. Вскоре донёсся ружейно-винтовочный залп, крики "ура!" Со стороны белых сразу же ударило несколько пулемётов. Ружейная стрельба повторялась время от времени, зато пулемёты строчили почти без перерыва. Так продолжалось долго, пожалуй, не меньше часа. Наконец, к Громову прибежал связной от ложно атакующих партизан и доложил:

— Товарищ командующий, теперь беляков можно в самом деле лупить. С пулемётами у них что-то не того, только плюются. Пули даже шинелей не пробивают, видно, стволы перекалили.

— Подымай в атаку! — приказал Громов Гужеву.

— Вперёд! — прокатилась команда по позициям.

И сразу же земля загудела от топота многих ног. Вскоре на выгоне у кладбища вспыхнуло раскатистое "ура!", завязалась долго не смолкающая перестрелка в перемежку с разрывами гранат.

Больше двух часов продолжался бой, перешедший в рукопашную схватку. Белые не выдержали, отступили на окраину села. Вспыхнуло несколько подожжённых колчаковцами домов. В отсвете пожарища партизанам было видно, как белогвардейцы стаскивают в кучу убитых, переносят раненых. Стоило бы ударить по ним — и отряд был бы окончательно разгромлен, но партизаны тоже занялись подбором раненых. Вскоре к белогвардейцам подошло подкрепление, помогшее осаждённым вырваться из окружения. Партизаны лишь успели полностью уничтожить вражеский обоз.

* * *

На другой день после отступления белых от Паромоновой партизаны хоронили убитых, эвакуировали в лазарет раненых. К Громову, находящемуся в ставке, вошёл один из работников партизанской контрразведки.

Подступив вплотную к Громову, он быстро заговорил:

— Игнат Владимирович, вам надо бежать. Бежите, пока не поздно…

— Бежать?.. От кого? — удивлённо вскинул на него глаза Игнат Владимирович.

— Да, бежать! — твёрдо проговорил контрразведчик. — На собрании отступающей группы партизан вас решили арестовать и расстрелять.

— За что? — ещё более изумился Громов.

— Вы застрелили за мародёрство партизана, а его дружки шум подняли: "Если не убрать Громова, так он помаленьку всех нас перестреляет!" Их анархисты поддержали, вот и порешили… Бежите, Игнат Владимирович, я то греху недолго случиться…

Громов не двигался с места, молчал.

— Ну, что же вы… — торопил контрразведчик.

— Нет, это мне не подходит, — наконец проговорил Игнат Владимирович. — Убежать — это значит сказать: они правы, а я виноват. Проявить трусость. А раз так — нечего мне доверять отрядом командовать. Я пойду к ним…

Контрразведчик пытался отговорить его, но Громов отмахнулся и вышел на улицу. Навстречу попался Макс Ламберг.

— Слышал? — спросил его Громов.

Макс Ламберг утвердительно кивнул головой.

— Тогда вот что: готовь своих людей. До трибуны меня допустят, а дальше… Если упаду, открывай огонь по толпе. И командиру экскадрона Петрусенке это же передай.

— Ладно.

На сельской площади толпа партизан — шумят, о чём-то спорят. Громов идёт прямо, глядя перед собой, стараясь держаться спокойно. Партизаны расступаются, дают дорогу к столу, за которым сидит известный Громову анархист Карташов. Заломив фуражку на затылок и скривив тонкие губы в улыбке, он презрительно посматривает на приближающегося командира и игриво пускает изо рта кольца табачного дыма. Громов остановился у стола, сказал:

— Разрешите перед смертью несколько слов сказать?

Анархист молчит, продолжает пускать кольца дыма.

— Так как же, можно?

Анархист делает артистический жест рукой.

— Говори, чего уж!

Игнат Владимирович вскакивает на стол, поворачивается кругом и окидывает взглядом собравшихся. Наступает мёртвая тишина.

— Вот вы решили меня расстрелять. Ну, что ж, одним партизаном будет меньше. Колчаковцам это в радость. А за что?.. За то, что я предателя застрелил…

Партизаны зашумели:

— Откуда это видно?

— Он не предатель, а такой же партизан, как все!..

— А я утверждаю, что предатель, — спокойно продолжает Громов. — Убежал с позиций, бросил винтовку… Что бы было, если бы все так поступили? Сейчас не мы бы в Паромоновой были, а колчаковцы пороли и вешали ни в чём не повинных жителей. Этот партизан не только предал нас, а ещё занялся грабежом своих же мужиков, опозорил весь отряд. Кулаки и разная контра про нас слухи распускают, что мы бандиты, крестьян грабим. Мы говорим: врёте, мы крестьян защищаем! А он своим поведением обратное доказывает. После этого никто нас поддерживать не будет, всяк отвернётся. Мы представители революционного народа, потому нам нужна дисциплина. Без дисциплины Колчака не разбить. И должны мы так считать: если ты предал, ограбил или струсил, то ты враг. Вот я ваш командир, а если я струшу или с чужим добром попадусь, — стреляйте меня на месте, другой это сделает — другого стреляйте. Так я говорю?..

Партизаны зашумели. Громов не мог понять, одобряют они его слова или нет, и продолжал:

— Нам надо сейчас свою власть отстоять. Каждый человек нам дорог, а вы что делаете… По сведениям нашей разведки, выбитый отсюда противник в Знаменке получил подкрепление, вновь перешёл в наступление и занял Нижне-Пайвино, где измывается над жителями. Надо к бою готовиться, а вы бузу заводите. Меня расстреляете, другой должен немедля туда отряд вести и уничтожить беляков. — Громов сделал паузу и закончил. — У меня всё. Перед смертью хочу сказать: да здравствует Советская власть… Да здравствует Ленин!

Игнат Владимирович отстегнул маузер и бросил его на землю.

— Я готов. Можете свой приговор приводить в исполнение.

Тишина. Партизаны не шелохнутся.

Громов, глядя в глаза передним, твёрдо спросил:

— Молчите?.. Значит, понимаете, что не правы, и приговор отменяете?

Тишину всколыхнуло многоголосое "ура!".

А через несколько часов партизаны в полном порядке выступили на Нижне-Пайвино и в пятичасовом бою разбили белогвардейский отряд в девятьсот человек, вооружённый трёхдюймовым орудием и 12 пулемётами. Остатки противника бежали в Камень.

* * *

Против белогвардейцев, наступавших на другом направлении — на Тюменцево, двинулся отряд начальника Барнаульского боевого участка Фёдора Колядо.

Партизаны подошли к селу ночью, когда колчаковцы, изрядно похозяйничав в нём, крепко спали. Позиции заняли за огородами. Колядо собрал командиров батальонов и отдал приказ:

— Ну, хлопцы, белые нам попали, как кур во щи. До рассвета приказываю обложить село, а как третьи кочеты заиграют, ударим со всех сторон. Ось ты, Кузьма, — Фёдор толкнул в бок Линника, того самого Линника, который вместе со стариком Самусевым сразу же после чехословацкого переворота создал подпольную группу в Прослаухе и Вылково, — первым атаку начнёшь. А с той стороны Бараков ударит. Затем уж остальные на подмогу пойдут. Да патроны поберегайте, бо их у нас не густо. Больше на трещотки нажимайте. Понятно?

— Понятно! — дружно ответили командиры батальонов.

— Ну, и гарно. Утром в селе встретимся.

Комбаты попрощались, исчезли в темноте.

Кузьма Линник переходил от одной группы партизан к другой и говорил:

— Нам доверили первым атаковать. Фёдор Ефимович, наш товарищ Колядо так и сказал: надеюсь на твоих красных орлов. Не подкачаем, ребята, а?.. Всыпем колчаковцам по первое число.

— Не подведём, уж будьте спокойны! — заверяли партизаны.

Рассвет наступал по-осеннему медленно, и партизаны, поёживаясь от холодного ветра, переговаривались:


К. А. ЛИННИК — командир батальона полка "Красных орлов".


— Кажись, третьи петухи пропели?

— Нет, ещё только вторые.

— Скорее бы, истомились все. Им, белым-то, что: дрыхнут в тепле на мягких перинах, а мы карауль их.

— Не завидую я им.

— А, сказывают, ребятушки, нам первым доверили атаковать.

— А то как же! Когда развиднелось, хорошо стали различаться дома, партизаны приободрились: сейчас!..

Кузьма Линник выскочил вперёд и, размахивая наганом, выкрикнул:

— А ну, орлы, вперёд!

Громыхнул залп, следом ещё один, заработали трещотки. С другой окраины села ответили густой стрельбой. И сразу же на Тюменцево обрушилась целая лавина партизан. Белогвардейцы полураздетыми выскакивали из домов и метались по улицам, не зная, куда бежать — отовсюду неслись крики "ура", партизаны сыпали из огородов, дворов, из всех переулков. По улицам носился Колядо и, лихо работая шашкой, кричал:

— Бей их, хлопцы!.. Зажимай в кольцо, чтоб ни один гад не сховался!..

Белые поднимали руки, сдавались в плен. Только офицеры укрылись на мельнице купца Винокурова, засели в церкви. Партизаны взяли мельницу приступом. Церковь взять не могли — атака захлебнулась.

Колядо подскочил к Лиинику, проговорил:

— Не лезь, Кузьма, на рожон. Всё равно не возьмёшь. Нехай там сидят и кукарекают.

— Это как же не лезь? — удивился Линник: — Там же самая контра засела.

— Людей, людей береги! За зря многие сгинут. Ты тильки займи все ходы и выходы и жди ночи, а ночью мы с ними в жмурки поиграем.

Линник быстро отвёл партизан и занял все подступы к церкви.

С наступлением темноты начались партизанские "атаки" на церковь. До осаждённых белогвардейцев доносился топот бегущих людей, пулемётная трескотня. Колчаковцы дружно открывали огонь, и партизаны "откатывались" назад.

Так продолжалось всю ночь. Перед рассветом белые стреляли изредка — кончались патроны. А когда стало совсем светло, партизаны безбоязненно подошли к церкви и предложили:

— Эй вы, сдавайтесь, не то гранатами закидаем!

Офицеры сдались. Когда штабс-капитана Зырянова привели к Фёдору Колядо, он спросил:

— Как почивали, господин штабс-капитан?.. Плохо? А мои партизаны на славу отоспались.

Зырянов удивлённо вскинул на Колядо глаза:

— А чьи же атаки мы отбивали?

Колядо улыбнулся:

— Никаких атак не было. Два десятка человек стояли за хатами, топотали ногами да трещотки накручивали. А вы сдуру и палили в божий свет.

Штабс-капитан выругался и злобно проговорил:

— Это нечестно, не по военным правилам.

— Где же мне знать ваши правила, — заметил Колядо. — Я ведь в армии всего лишь ефрейтором был.

Партизаны дружно захохотали.

* * *

Пришла сводка с Южного фронта. В ней сообщалось о исходе боя в селе Мельниково: "Благодаря талантливой распорядительности главнокомандующего армией т. Мамонтова, наши войска обходом отряда т. Жарикова с запада на северо-восток в направлении к Горькому озеру и другими отрядами с юго-запада окружили неприятеля с трёх сторон. Был оставлен лишь небольшой проход для неприятеля с северо-востока за озером, где стояла пулемётная команда под руководством т. Тибекина.

По окончании такой быстрой и разумной расстановки войск наши силы повели наступление с юго-западной стороны. Вначале противник сражался с крайним упорством за занимаемую позицию, но под напором наших доблестных войск был вынужден оставить окопы и, продолжая отстреливаться, начал отступать в село. Приблизившись к селу, наши храбрецы, с пиками в руках, молниеносным движением настигли неприятеля и с криками "ура" бросились в рукопашную схватку. Растерявшись окончательно, противник бросился в паническое бегство. Некоторые прятались по огородам села Мельникова, а другие бежали по оставленному заранее перешейку. Распрятавшихся наши пикари разыскивали и брали в плен, голыми руками брали у них винтовки и продолжали погоню за убегающими. Бежавших же по перешейку встречал т. Тибекин со своей командой и, при неторопливом тарахтении пулемёта, любезно отправлял их в вечность.

В настоящее время карательного отряда белых уже не существует. От всех четырёх рот, имевших с нами сражение, осталась лишь малая часть офицеров и добровольцев. Мобилизованные солдаты, оставшиеся в живых, все взяты в плен, раненые их также подобраны и размещены по нашим лазаретам для излечения.

По уничтожении отряда нам достались следующие трофеи: 6 пулемётов с большим запасом лент, 10000 штук винтовочных патронов, 300 штук винтовок, много бомб и пищевого довольствия.

Комиссар Главы, штаба партизанской армии Алтайск. окр.

Архипов".

Так провалился первый поход, организованный колчаковским командованием против алтайских партизан.

* * *

Съезд в Леньках благополучно закончился. Были приняты решения по многим важнейшим вопросам: реквизиции продовольствия у кулаков, образования мастерских, организации занятий в школах, финансам, лесному хозяйству, исповедованию религии, помощи сиротам и т. д.

По текущему моменту была принята краткая, но ясная резолюция: "Являясь представителями всей массы трудящихся восставших местностей Алтайской губернии, съезд крестьянских депутатов Каменского, Барнаульского, Новониколаевского и Славгородского уездов, выявляя волю своих избирателей, выносит:

1. с властью буржуазии и её армией бороться, напрягая все силы и мощь, до полной победы её;

2. восстановить в восставших местностях истинную народную власть, власть трудового народа, — Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, каковой только в состоянии уничтожить государственную разруху да наладить общественную жизнь;

3. на борьбу с буржуазией призвать всё население, способное носить оружие".

Было решено от имени съезда выпустить воззвание к крестьянству Сибири и мобилизованным солдатам с призывом к восстанию. Особым решением был образован Областной Исполнительный Комитет Советов рабочих и крестьянских депутатов, которому съезд вручил всю полноту власти. Председателем его единодушно избрали Петра Клавдиевича Голикова.

* * *

За два дня до открытия съезда в Леньках в Солоновку прибыл начальник штаба Северного фронта Воронов. Он привёз письмо, подписанное Громовым, Маздриным и Голиковым, в котором предлагалось "объединить все отряды армии на платформе борьбы за власть Советов под руководством большевиков".

Начальник Солоновского штаба Фёдор Архипов, прочитав письмо, обрадованно воскликнул:

— Поддерживаю, поддерживаю! Обеими руками голосую за объединение. — И вдруг умолк. После раздумья заметил: — Только вот как Мамонтов на это посмотрит. Вьются, понимаешь, вокруг него эсеры: Романов, Полещук, Козырь. Как бы они его не сбили с правильного пути… А уж я твёрдо знаю: эта святая троица выступит против слияния отрядов.

— А что это за люди? — поинтересовался Воронов.

— Романов — комиссар действующей армии, эсер. Мы хотели Ивкина комиссаром назначить, а Мамонтов этого взял. Козырь — бывший поручик. В душе и сейчас им остаётся. А Полещук… сам чёрт не разберёт, кем он был и кем он является…

— Ну, а вы-то, вы-то? — нетерпеливо перебил его Воронов. — Ведь вас, большевиков, половина в штабе.

— Алейцы против не будут, — уверенно заявил Архипов. — Да вот мы с партийной группой посоветуемся. — И бросил дежурному: — Собирай!

Дежурный вышел. Воронов проговорил:

— И ещё у нас, товарищ Архипов, есть одна великая просьба. Дайте нам пулемёт. Бои большие ведём, а пулемётов ни одного. Удружите!..

— Решим и это. Пулемёты у нас есть.

Вскоре явилось несколько членов штаба — большевиков. Они единодушно поддержали предложение громовского штаба и тут же решили назначить заседание на 9 сентября. День открытия съезда в Леньках должен быть и днём объединения отрядов!

Заседание членов Главного штаба состоялось в полдень 9 сентября. Председательствовал Фёдор Архипов. Он говорил горячо и убеждённо:

— Надо объединяться! Пора… Сильнее будем. Покончим с анархизмом и дисциплину укрепим. Колчака крепче бить будем, скорее во всех районах восстановим советскую власть. Большевики — члены штаба — поддерживают объединение.

Никто из двадцати одного члена штаба, собравшегося на заседание, не выступил против. Все с воодушевлением приняли резолюцию: "…О соединении главных штабов при всестороннем обсуждении постановили: слиться главным штабам, Солоновскому и Глубоковскому, в один Главный штаб крестьянской Красной Армии Алтайского округа. Для создания этого органа каждый из упомянутых штабов должен командировать своих представителей по 10 человек, которые, собравшись в определённое место, выбирают из среды своей представителя и, распределивши всю работу по отделам, приступают к таковой.

По второму вопросу решено: "Оставить все действующие отряды на своих местах"..

Мамонтов и Романов прибыли на заседание, когда резолюция уже была принята. Романов был не совсем трезв. Большой, грузный, он тяжёлой походкой прошёл к столу бросил недоверчивый взгляд на членов штаба, спросил:

— О чём разглагольствуете?

Архипов недовольно поморщился, но ответил спокойно:

— Не разглагольствуем, а большое дело решили: объединиться с отрядом Игнатия Громова. На большевистской платформе…

Романов вскочил, лицо его побагровело.

— Объединиться?! — прохрипел он. — А кто разрешил? С командующим вы советовались? У армии спросили?.. Это самоуправство — слышишь, Ефим Мефодьевич?.. Я, как комиссар действующей армии, не допущу этого. Я протестую!

Романов со свистом втянул в себя воздух и раздражённо выкрикнул:

— Что же ты молчишь, Ефим Мефодьевич? Без тебя решают… В Ново-Егорьевской мы беляков без чужой помощи разбили, и в дальнейшем она нам не потребуется. Своих сил хватит. Зачем нам объединение? Отмени решение штаба, отмени!..

Мамонтов молчал. И тогда Архипов обратился к Главкому:

— Ефим Мефодьевич, Громов просит выделить для его отряда пулемёт. Мы поддерживаем его просьбу.

Романов вспыхнул, стукнул по столу кулаком.

— Не давать!.. Не давай пулемёта, Ефим Мефодьевич. Громовцы хотят чужими руками жар загребать, нашу мощь ослабить…

К Романову подошёл один из членов штаба и, утянув его в сторону, шепнул:

— Плюнь, не порти нервов. Пойдём лучше спиртишку хватим. Мне целую бутылку доставили. И закуска — первый сорт.

Романов соблазнился, вышел вместе с алейцем из штаба.

Архипов заметил, обращаясь к Мамонтову:

— Хотя ваш комиссар и просит сменить фамилию на Богатырёва из-за того, что царь Николай, дескать, Романовым был, от этого он лучше не станет.

Мамонтов нахмурился, но ничего не ответил.

— Так что передать нашему штабу, Ефим Мефодьевич? — спросил Воронов.

Мамонтов поднялся, твёрдо сказал:

— Я согласен объединиться. Задача у нас одна: советскую власть отстоять. Пулемёт отправьте, только под хорошим конвоем.

* * *

Однако объединение отрядов задерживалось. Мамонтов вновь предпринял наступление на противника, занявшего село Ново-Егорьевское, и разгромил белогвардейский отряд в 900 человек. Их остатки бежали на станцию Рубцовка. Партизаны, преследуя врага, подошли к Рубцовке, окружили её и одновременным ударом окончательно уничтожили белых. Заняли и станцию Поспелиха, но вынуждены были отойти назад.

Комиссар действующей армии Романов, видя, что Главком окрылён победой в Рубцовке, продолжал склонять его к отказу от объединения с отрядом Игната Громова.

— Зачем тебе, Ефим Мефодьевич, это объединение? — при удобном случае внушал он Мамонтову. — При твоём военном таланте да при храбрости наших партизан мы и одни врага разобьём. Вон какую победу в Рубцовке одержали. А у них ни одного пулемёта нет…

Мамонтов колебался. Однако он понимал, что объединяться необходимо — этого требовала обстановка. Белогвардейское командование не могло остановиться на полпути. Потерпев поражение во время первого похода, оно организует второй, но теперь уже большими силами.

Видя, что Мамонтова не удаётся склонить к отказу от слияния с отрядом Игната Громова, Романов и его единомышленники-эсеры решили восстановить Главкома против большевиков-алейцев, имевших в штабе решающее влияние.

— Штаб начинает главенствовать, — поговаривал Романов, — твой авторитет хочет подмять. Архипова в Главкомы метят. Присмотрись к штабу, Ефим Мефодьевич…

— Архипов — провокатор, — вторил ему Полещук. — Партизан сговаривает за Алей уйти.

— Измена готовится, — нашёптывал Мамонтову Козырь, — Андрианова и Сентерева арестовали будто бы за пьянку и дебоширство, а на самом деле преданных тебе людей убирают. Этак, Ефим Мефодьевич, и до нас, и до тебя доберутся.

Мамонтов рассердился, приказал освободить Андрианова и Сентерева, и к штабу, к Архипову стал относиться крайне подозрительно.

* * *

Из Солоновки прибыл Захар Боярский, который после чехословацкого переворота прятал в Корнилово Игната Громова. Тогда он говорил, что ему всё равно, какая власть будет. Но прошло время, Боярский убедился, что не всё равно, и однажды сам заявился к Громову, попросил принять в партизаны.

— Это как же так, Захар? — спросил Громов. — Ты же говорил: мне что белые, что красные — одна сатана…

Боярский смущённо улыбнулся:

— Было время — думал так. А теперь дурь из головы повыветрило.

Захара зачислили в отряд — теперь он стал опытным контрразведчиком. Из Солоновки он привёз нерадостные вести.

— Разлад в штабе Мамонтова, товарищ Коржаев, — докладывал он начальнику контрразведки. — Эсерам удалось обострить отношения между Главкомом и алейцами. Мамонтов уже поговаривает об аресте Архипова и разгоне штаба. Как бы не случилось такой оказии…

Коржаев сообщил это партийной группе, заметив от себя, что надо кого-то послать в Солоновку для ликвидации конфликта.

— Правильно, надо послать, — поддержали его члены штаба.

— Езжай ты, Игнат Владимирович, — предложил Голиков. — Мамонтов тебя лучше, чем кого-либо из нас, послушает.

— Что ж, поеду, — согласился Громов.

В этот же день он выехал в Солоновку. В штабе застал Архипова.

— Ну, что тут у вас происходит? — прямо спросил Игнат Владимирович.

Архипов нахмурился.

— Плохие у нас дела. Хоть завязывай глаза да убегай. Романов и прочая сволочь втёрлась в доверие к Мамонтову и натравливают его на штаб. Боюсь, как бы голову с меня не сняли.

— Ну, а вы что?

— Вчера создали при командующем ставку. От группы Мамонтова в неё вошли Чеканов и Романов, от алейцев — Канкорин и Брусенцев. Оба — крепкие большевики. Поручили им во что бы то ни стало добиться личного доверия Ефима Мефодьевича и вытеснить влияние Романова и его эсеро-анархистской братии. — Архипов помолчал и, поколебавшись, добавил: — Подумываем также убрать эсеровскую верхушку.

— Ставку организовали — это хорошо, — заметил Громов. — А убирать сейчас эсеровскую верхушку, мне кажется, несвоевременно. Может раскол получиться. Не дай бог белые в это время в наступление перейдут.

— А что же делать?..

— Объединяться нам надо, тогда и эсеров с анархистами легче будет к рукам прибрать.

— Да мы хоть сейчас готовы! — воскликнул Архипов. — Надо только, чтобы Ефим Мефодьевич дал твёрдое согласие. Он не против объединения, да вот эсеры палки в колёса вставляют. Эх, если бы ему настоящего комиссара, который бы большевистскую политику вёл! Тогда ещё лучше бы дела у Мамонтова пошли. Удивляюсь я ему: унтер-офицер всего, а талантлив, как полководец. Видно, от природы он военным уродился… Поговори с ним, Игнат Владимирович, возможно, поможет?

— Затем и приехал. Только прошу против Романова и других пока ничего не предпринимать.

— Хорошо, потерпим ещё…

Ефим Мефодьевич встретил Громова, как давнего друга, откровенно ему обрадовался.

— Ну, как, что у вас?.. Рассказывай, рассказывай! — затормошил он Игната Владимировича. — Слышал, слышал, как вы белых в Паромоиово расшлёпали.

— Я тоже слышал о твоих победах в Мельниково и Рубцовке. Только вот не понимаю, почему вы Рубцовку оставили и от Поспелихи отошли.

Мамонтов смутился, а затем, усмехнувшись, ответил:

— Загуляли, понимаешь, партизаны с радости, а тут белые напёрли. Ну, ничего, в другой раз возьмём навсегда!

— Это анархия у тебя отряд разъедает, Ефим Мефодьевич. Штаб и Архипов правы, что с ней всячески надо бороться.

— Штаб, Архипов?! — со злобой вырвалось у Мамонтова. — В штабе собрались изменники, а Архипов — провокатор. Я вот с ними разделаюсь!

— С чужих слов говоришь, Ефим Мефодьевич, — спокойно заметил Громов. — С эсеровских. Романова и Козыря это голосишки. В штабе у тебя крепкие большевики. И Архипов тоже.

Мамонтов промолчал.

— Ты вспомни, когда я у тебя в отряде был, анархисты тоже хотели меня убрать, — продолжал Громов. — А я что, провокатор? Изменник?

Мамонтов задумался. "А что, может, прав Игнатий и алейцы правы? Может, не те настоящие друзья, которые стараются уверить в дружбе, а те, кто молчит об этом? Кто такой Романов, Полещук?.. Мало я о них знаю, мало. Может, и впрямь надо получше к ним приглядеться?"

— Когда из Касмалы я от тебя уезжал, дали мы друг другу слово вместе бороться против Колчака до тех пор, пока всюду не установим советскую власть, — нарушил его мысли Громов. — Помнишь?

— А я что, слово нарушил или воюю за советскую власть плохо? За что ты меня, Игнатий, упрекаешь?.. Да я за советскую власть крови, жизни своей не пожалею…

— Погоди, не горячись, Ефим Мефодьевич, — перебил его Громов. — Воюешь ты здорово… И я тебе не в упрёк сказал, а затем, что нельзя врозь воевать. Пора объединиться, пора от слов перейти к делу.

— Я думал об этом… Объединяться действительно время. Я так понимаю: надавали мы с тобой колчаковцам по затылку, теперь они против нас большие силы бросят.

— Вот поэтому-то и предлагаю объединяться. Ну, что, по рукам?

— По рукам! Только вот, как примирить штабников…

Ещё раз посоветовав разобраться во взаимоотношениях с алейцами, Громов распрощался и вышел на улицу. На завалинке у покосившейся избушки сидела группа партизан и, дымя самосадом, вела беседу. Услышав, что речь идёт о Мамонтове, Громов подошёл, прислушался.

Рябой парень в грязной шинели и фуражке с оторванным козырком с упоением рассказывал:

— Ефим-то Мефодьич?! Он у нас геройский мужик. Хочь сейчас в генералы производи. И храбрости отменной. Под Мельниково, как мы с егерями бились, идёт он пешим вдоль позициев, пули кругом его стрекочут, а он хочь бы что. Наш командир кричит ему: "Ложись, товарищ Главком, пуля ненароком свалит!" Он только усмехнулся и спокойненько в ответ: "Пуля ить тоже с умом, она только трусов подстерегает". А как пошли мы в атаку, выскочил он на тачанке вперёд и давай егерей пулемётом сечь. Ух, что тут было!..

Громов дослушал до конца рассказ, спросил:

— Значит, хороший у вас командир?

Парень прихлопнул ладошкой по коленке, воскликнул:

— Лучше не надо! Мы за ним хочь на край света. Пока всех беляков не поколотим…

* * *

22 сентября Громов выехал к себе в отряд, а следом за ним заявился начальник Солоновского штаба Архипов, хмурый, взволнованный.

— Что произошло? — обеспокоенно спросил Игнат Владимирович. — Уж не передрались ли?..

Архипов походил взад и вперёд по скрипучим половицам штабного дома, словно глуша этим волнение, и, наконец, сказал:

— Погорячился я… допустил глупость. И этим всё испортил. Теперь-то уж Мамонтов постарается от меня избавиться…

— Да что случил ось-то? — нетерпеливо перебил его Голиков.

А произошло следующее.

От боевых успехов кое у кого в отряде Мамонтова стали кружиться головы. Дисциплина понизилась, началась пьянка, мародёрство. Сначала это проявилось у рядовых партизан, а потом стало перекидываться на командный состав. Надо было принимать срочные меры. 18 сентября штаб отдал приказ: "Замечено, что некоторые товарищи крестьяне-армейцы и более всего кавалеристы позволяют при занятии с боя сёл и деревень тащить и навьючивать имущество. Они забывают свой долг, свои заповеди, свои обязанности. Они идут по пути белогвардейцев и казаков-мародёров. Они грязнят красное знамя и кладут несмываемое пятно на всю армию. Вспомните, крестьяне-армейцы, разве из дома вас отпускали добывать одеяла, подушки и тряпки, ограблять соседей? Знайте, что сознательные армейцы, командный состав и штаб призывают всех замеченных в мародёрстве опубликовывать в известиях Главного штаба и объявлять в их сёлах на общих собраниях.

Замеченных по второму разу отмечать в списках и при соединении с советскими поисками отдать на правосудие Совету народных комиссаров.

По мере усиленных преступлений расстреливать по суду штаба".

На другой день, 19 сентября, состоялось специальное заседание штаба по борьбе с пьянкой. Председатель ревтрибунала Сизов внёс письменный проект: "Ввести в армии телесные наказания за пьянство. Наказывать начсостав плетьми — 100 ударов, рядовой состав — 50 ударов". Все члены штаба с негодованием отвергли этот проект. Кольцов предложил вести борьбу путём агитации, а Мамонтов и Брусенцев — принимать и репрессивные меры. Большинством эти предложения были приняты.

Сразу же после заседания члены штаба выехали в армию для проведения работы среди партизан. Вернувшись через несколько дней из Новичихи, Гавриил Ивкин сообщил:

— Сизов вместо агитации против пьянок сам напился до потери сознания.

Архипова это сообщение взбесило: "Как? Тот, кто предлагал узаконить порки за пьянку, сам пьянствует и других разлагает!"

— Вызвать сюда Сизова! — выкрикнул он хрипло.

Появился Сизов, худой, длинный, с холёным лицом, с мутными глазами и тонкими запёкшимися от перепоя губами. Нервно подрагивают маленькие усики.

Члены штаба Кольцов, Ивкин, Зиновьев, Разинкин и другие возмущённо, перебивая друг друга, заговорили. Кто-то резко бросил:

— Пороть его самого!..

Архипов метнул злобный взгляд на Сизова и вдруг схватил розгу и стал его хлестать, приговаривая:

— Вот тебе твой закон о порке!.. Вот тебе самогонка!.. Вот тебе девки!.. Вот тебе…

— Фёдор, опомнись, что ты делаешь! Разве ж так можно! — протестовал один лишь Разинкин.

Сизов в крови выбежал из штаба.

— Вот такая оказия случилась, — закончил рассказ Фёдор Архипов. — Мамонтову сразу же это известно будет, и конфликт неизбежен. Мне показываться ему на глаза нельзя.

— Да-а, — вздохнул Голиков. — Ты, товарищ Архипов, совершил непоправимую глупость.

— Понимаю, всё понимаю, — согласился Архипов, — да вот не мог удержаться.

— Надо кому-то ехать дело улаживать, — заметил Маздрин.

— Тебе, Пётр Клавдиевич, как председателю Обла-кома надо ехать, — предложил Громов. — И ещё кого-нибудь с собой прихвати. И прямо, от лица советской власти объяви, что с сего числа армии считаются объединёнными.

В Солоновку поспешно выехали Голиков и два члена Областного Сонета.

* * *

На заседание 29 сентября собралось 30 членов штаба, с фронта прибыли Главком Мамонтов и комиссар Романов. Все были притихшими и настороженными — понимали, что от исхода заседания будет зависеть многое. Эсеровская группировка собиралась дать бой алейцам, алейцы готовились не дать спуску эсерам. Голиков остро сознавал ответственность своего представительства и долго думал, как сделать такой доклад, чтобы не разворошить прежние страсти и споры, которые могли привести к окончательному разрыву алейцев с Мамонтовым. Тогда попытка объединить отряды Северного и Южного фронтов снова оказалась бы бесплодной. И Голиков решил: самое лучшее — рассказать о деятельности Областного Совета. Это убедительно покажет, как было важно создание такого единого руководящего центра.

Пётр Клавдиевич старался держаться свободно и уверенно, но на душе было тревожно. Говорил не торопясь, веско и горячо.

— Областной Совет существует. И даже если бы представители Главного Солоновского штаба не пожелали войти в него, он всё равно существовал бы и работал, как того требуют время и обстоятельства. Иначе и нельзя. Освобождённая от колчаковцев территория огромна — нужно ликвидировать её разрозненность и объединить под одним руководством. Уже сейчас Облаком создал 26 районных штаба, работающих на основе законов советской власти. Партизанское движение стало массовым — и тут Облаком проделал огромную работу по обеспечению успешных боевых действий отрядов. Созданы мастерские, много мастерских. Слесарные — в Баево, Усть-Мосихе, сапожная — в Ярках, кожевенные заводы — в Хабарах, Половинском и Кривинском, пошивочная — в Баево. А в Усть-Мосихе даже колбасную мастерскую открыли и сыроваренный завод. Организован сбор обмундирования и тёплых вещей среди населения. Облаком обещает с уверенностью обмундировать всю армию в месячный срок. Наш санитарный отдел развернулся и оборудовал в Леньках госпиталь на 40 кроватей и 6 лазаретов — в Завьяловке. Глубоком, Баево, Гилевом Логу, Куликах и Панкрушихе. Организована выработка пуль и пороха из солей Кулундинских озёр. Облаком издал ряд судебно-административных законов, которые проводятся в жизнь на местах. Большая помощь оказана семьям партизан в уборке урожая…

— Всё это хорошо, — перебил Голикова Разинкин. — А каким образом возник Облаком?..

— Облаком образован съездом крестьян и представителей армии всех фронтов, кроме вашего. Вам тоже было послано приглашение, но вы почему-то своих представителей не прислали.

— Не было б этом нужды! — выкрикнул Полещук.

— Смотря для кого, — холодно заметил Голиков. — А что касается присоединения вашего штаба к Облакому, то об этом заявил товарищ Архипов.

Романов раздражённо бросил с места:

— Архипов на это не был уполномочен, и наша армия об образовании и существовании Облакома совершенно не знает.

Со стула вскочил член штаба, питерский большевик Конкорин, зло проговорил:

— Врёшь, знает!.. Наш штаб — орган законодательный в своём районе, поэтому имеет право посылать делегатов и давать им полномочия. Такое полномочие было дано Архипову.

Романов промолчал, понимая, что спорить бесполезно — на заседании были преимущественно большевики и ломиться в открытую дверь было явно рискованно. Не лучше ли дать бой по второму вопросу, о руководстве штабом? Архипов себя скомпрометировал, и с ним разделаться просто.

Голиков, видя, что эсеровская группа особой активности не развивает, решается больше "не дипломатничать".

— Областной Совет, — твёрдо говорит он, — учитывая, что дальше действовать разрозненно нельзя, что это будет во вред революции, считает с сего числа обе армии объединёнными и предлагает провести выборы кандидатов в главнокомандующие всеми красными силами. Ваш штаб против объединения не возражает.

— Слышишь, Ефим Мефодьевич? Под тебя подкоп делают! — шепнул Мамонтову Романов и заявил членам штаба: — У нас уже есть главнокомандующий. Товарищ Мамонтов…

Ефим Мефодьевич поднялся, бросил сердитый взгляд на Романова, резко заметил:

— Хватит неразбериху в дела отряда вносить! — И, обращаясь ко всем, добавил: — Я за объединение. Если мы хотим победить беляков, надо объединяться. Против выбора главнокомандующего тоже не возражаю. Только прошу, как можно шире оповестить армию о выборах.

— Правильно. Надо шире оповестить, — лицемерно поддержал его Романов.

После оживлённого обмена мнениями штаб постановил: направить в части представителей агитационного отдела для разъяснительной работы и проведения выборов представителей в Областной Совет и кандидатов на пост Главкома, членов ставки; просить выехать в армию также председателя Облакома Голикова.

Дело об избиении Сизова разбиралось бурно. Романов первым заявил, что Архипов, бывший золотопогонник, является провокатором. Его поддержали Полещук и Филимонов. В защиту Архипова горячо выступил Брусенцев.

— Архипов — честный политический работник, — сказал он. — Архипов — чуть не первый поднял красное знамя за Алеем, поэтому я упрекать его в провокаторстве нет никаких оснований.

И всё-таки Романов с Барановым настойчиво требовали отдать Архипова и Сизова под суд. Тогда выступил Сизов и сказал:

— Я прощаю товарища Архипова. Прошу в интересах революции это дело прекратить.

Собрание постановило дело прекратить, но Архипова от должности начальника штаба отстранить, оставив его в штабе рядовым работником.

По случаю создания центральной власти Западной Сибири всем совершившим преступления была объявлена амнистия с отправкой на фронт для искупления вины.


4. Объединение отрядов. Крах второго похода колчаковцев против партизан. Соединение с Красной Армией

22 сентября 1919 года указом "Верховного правителя" Колчака восемнадцать уездов Западной Сибири были объявлены на военном положении.

Контрразведка Северного фронта была тесно связана с Новониколаевском. В Новониколаевске проживала семья замученного колчаковцами генерала Александра Алексеевича Таубе — начальника штаба Сибирской Красной Армии. Арестованному во время чехословацкого переворота, Колчак предложил ему, бывшему немецкому барону и царскому генералу, "не марать честь мундира и вернуться в армию Возрождения России". Генерал Таубе остался верен советской власти, он гордо заявил: "Мои седины и контуженные ноги не позволяют мне идти на склоне лет в лагерь интервентов и врагов трудящихся России". Генерал Таубе погиб в тюрьме, предпочтя смерть предательству.

Около его дочери Марии группировалось в Новониколаевске революционно настроенное офицерство, имевшее "своих людей" в ставке Колчака. Через них-то, вслед за появлением указа, устрашающего "огнём и мечом" жителей восставших сёл, стало известно Ивану Коржаеву о готовящемся генералом Матковским большом наступлении на партизан.

Регулярная Красная Армия уже вышла к реке Тоболу и держала огромный фронт между Северной и Южной железными дорогами. Со дня на день белогвардейцы ждали нового наступления, теперь уже на "столицу" Колчака — Омск.

На Алтае росла и крепла партизанская армия, занимая позиции вблизи главной сибирской железнодорожной магистрали, угрожая с близкого тыла. При таких обстоятельствах выстоять против Красной Армии было невозможно. Это понимал Колчак. Поэтому он и решил во что бы то ни стало уничтожить партизан.

Осуществляя свой план, белогвардейское командование перебросило из Новониколаевска в Славгород 7-й Тобольский полк и легион поляков под командой подполковника Когутневского, а из Камня двинуло в наступление три польских легиона при 4 орудиях и 28 пулемётах. Из Барнаула двинулись отборные белогвардейские части егерей известного карателя полковника Окунева, а из Семипалатинска — 5-й кадровый Степной полк и анненковские части. Командовал ими капитан Кауров. Все эти колонны должны были сомкнуться и образовать петлю вокруг Солоновки, Вострово, Волчихи и задушить партизан Мамонтова и Громова.

В повстанческих сёлах нарастала тревога. По пыльным дорогам потянулись обозы с беженцами. Уходили целыми сёлами в глубь Кулундинской степи, прятались в лесах и на глухих заимках. Ушла часть жителей из Паромоново, Малышево, Плотавы и других деревень. Покинули село жители Баево вместе с районным штабом, во главе которого стал Федот Федоров.

Агитационный отдел Облакома, партизанские агитаторы старались прекратить панику и призывали к борьбе с колчаковцами. "Тираны, не видя себе выхода, употребляют дьявольское усилие разбить нас, — обращался в эти дни к жителем Облаком. — Все на восстание! Все на защиту себя! Областной исполнительный комитет объявляет всю восставшую местность военным лагерем. Кто не пойдёт с нами — тот враг нам…"

Облаком объявил мобилизацию четырёх призывных годов — с 23 до 26-летнего возраста включительно. Тысячи новых партизан влились в отряды.

* * *

Игнат Владимирович Громов в это время был болен и лежал в лазарете села Глубокого. В Глубоком помещался и Облаком.

Положение осложнялось — белые продолжали наступать, и Голиков, Маздрик. Воронов пришли к Игнату Владимировичу в лазарет посоветоваться, что делать.

— Как здоровье? — спросил у Громова Голиков.

— На поправку идёт, — ответил Громов. — Как у вас дела?

— Плохо. Белые прут. К Жарково подходят. Коржнев доложил — генерал Матковский большое наступление задумал. Надо принимать срочные меры. Вы вот не вовремя расхворались…

Громов приподнялся на локте, глянул в лицо Голикову.

— Что ж, если надо, я готов выписаться из лазарета. Хватит валяться.

— А как же с болезнью? — обеспокоенно спросил Маздрин.

— Ну, ничего, ничего! В другой раз отлежусь. После победы над Колчаком…

— Если так, — обрадованно разом проговорили Голиков и Воронов, — тогда просим выехать в отряд.

— Только вот беда: в седле не могу, — проговорил Игнат Владимирович. — Рессорку бы мне…

К лазарету подогнали тележку-рессорку. Громов через силу поднялся на сидение и выехал по дороге на Жарково.

Свой отряд Громов нашёл залёгшим у брода через реку Кулунду. Василий Коновалов сообщил, что на той стороне белые.

— Что думаешь делать? — спросил Игнат Владимирович.

— Дал приказ с наступлением темноты переправиться бродом и ударить по деревне.

Игнат Владимирович сказал:

— Отменяю твой приказ. Ты думаешь: белые ума не имеют?.. Они ведь понимают, что ты партизан по мосту не поведёшь, и сосредоточили против брода всю артиллерию и пулемёты. А мы и перейдём там, где они нас не ждут: по мосту. Понятно?..

— Правду говоришь, Игнат Владимирович. Только по мосту переходить как-то непривычно.

Привели низенького человека, заросшего рыжей щетиной.

— Важную птицу поймали, — доложил конвойный партизан. — Пакет белым вёз.

Громов разорвал пакет, быстро прочитал, сказал Коновалову:

— Ну вот, видишь, я прав оказался. Это приказ начальника белогвардейского боевого участка. Он предусмотрел вас у брода встретить, а первому батальону поляков ударить из Жарково в тыл. Попробуем их перехитрить. Я вот что надумал, слушай…

По плану Громова партизаны кавалерийского дивизиона Петрусенко незаметно передвинулись к Жарково и заняли позиции вдоль дороги, идущей из Баево и огибающей петлёй болото, заросшее осокой и рогозом.

— Вот здесь мы и должны встретить поляков, загнать их в болото и уничтожить, — заметил Игнат Владимирович. Петрусенко утвердительно кивнул головой.

Партизаны оставили лошадей в сосновом бору и выкопали окопы. Громов перебрался в пулемётное гнездо.

Ночь. Тянет холодный ветер с недалёкой реки. Партизаны в летней ещё одежде продрогли. Все притаилась. Ждут. Прибежал разведчик, доложил:

— Движется разведка белых из пяти человек. Что делать: уничтожить или как?..

— Пропустите её, — приказал Громов. — Себя не обнаруживайте. Пусть убедятся, что в деревне никого нет.

Вскоре пять белогвардейских разведчиков проехали мимо партизанских позиций в Жарково, и через некоторое время двое вернулись назад, к двигающейся колонне бело-поляков, доложить, что в селе никого нет.

Поляки следовали теперь без предосторожности, переговариваясь меж собой, уверенные, что Жарково партизанами не занято.

Неожиданно хлестнул свинцом партизанский залп, забил длинными очередями единственный пулемёт. Громов тоже посылал пулю за пулей из маузера. Потом, забыв о болезни, выскочил из окопа и что было сил крикнул:

— В атаку, вперёд!

Справа вскочил командир эскадрона Зотов, сбросил шапку и, поблёскивая лысиной, рванулся вперёд. Слева поднялся партизан из Баево и, выкрикнув: "Бей, растак их в душу, в печёнки, селезёнки!", в несколько прыжков оказался впереди Громова. Врезались в самую гущу поляков Петров, член первого Каменского Совета, командир дивизиона Петрусенко. Следом хлынула вся масса партизан.

Громов выхватил у поляка сапёрную лопатку и хлестал ею по головам врага, Петров бил направо и налево прикладом, Петрусенко рубил наискось саблей, вооружённые пиками партизаны группами наваливались на белополяков, сшибая их на землю.

Среди врагов поднялась невообразимая паника. Они бежали в сторону от дороги, вязли в болоте, гибли под ударами партизан. Лишь небольшая часть бежала в Баево. Не допусти Громов ошибки, оставь часть партизан на конях — никто бы из белополяков не удрал с поля сражения.

В бою под Жарково было захвачено несколько возов боеприпасов, много винтовок, четыре пулемёта. Это значительно усилило мощь партизан.

* * *

Навстречу второй колонне белополяков двинулся из села Вылково отряд Фёдора Колядо. Высланная вперёд разведка сообщила, что противник из Овечкино выступил на Завьялово. Колядо повернул на Завьялово, но разведка донесла: польский легион изменил направление, занял село Гилевку и остался там на ночлег.

Колядо повёл отряд в Гонохово, решив оттуда ночью ударить по Гилевке. Командир батальона Баранов, выслушав приказ, шутливо заметил:

— Опять, Фёдор Ефимыч, ночью воевать. Ты, как сова, дневного света боишься.

Колядо засмеялся:

— Не то, комбат, не то. Мне ночью петухи спать мешают.

Около пяти часов утра отряд подошёл к Гилевке и раскинулся в цепь. Половина партизан была вооружена пиками, поэтому кое-кто стал проявлять беспокойство.

— Куда нам против поляков с пиками лезть. Они вооружены до зубов. Пулемёты у них, артиллерия…

Колядо подъехал к молодому партизану, больше всех рассуждавшему о невозможности наступления на поляков, потребовал:

— А ну, дай сюда пику!

— Это зачем, Фёдор Ефимович?.. — растерялся партизан.

— Давай, баю! Трусам пика несподручна.

Партизан передал пику Колядо. Тот ему отдал свой наган.

— На, воюй с наганом, а я первым с пикой против гадов пойду, не струхну.

Разговоры о превосходстве поляков прекратились. Цепи вошли в село. Тихо. Нигде ни звука. Колядо и партизаны стали подумывать, что разведка ошиблась — поляков здесь нет. Отряд уже достиг средины села, как противник открыл винтовочный и пулемётный огонь. Завязался бой, длившийся девять часов. Партизаны видели, как их командир появлялся в самых опасных местах, с пикой в руках врезался в самую гущу поляков, и шли за ним стеной. Противник не выдержал, понеся большие потери, отступил к Гилеву Логу. Партизаны преследовали его, пока враг не укрылся в бору.

* * *

Отряд Ефима Мефодьевича Мамонтова налетел в Леньках на третью колонну польских легионеров под командой подполковника Когутневского. Однако силы были неравны: белополяков по численности было втрое больше, чем партизан, к тому же ещё враги имели шесть орудий и двенадцать пулемётов. План неожиданной ночной атаки на легионеров провалился, и Мамонтову, не знавшему до сих пор поражений, пришлось первый раз отступить в Камышинскую волость. За отступающими партизанами потянулись тысячи крестьян, покинувших свои хозяйства из опасения расправы колчаковцев. Те, кто не успел уйти с партизанами, попрятались в лесах и на болотах.

Колонна подполковника Когутневского двинулась на соединение со своим легионом в Жарково, предполагая, что село уже в их руках. Встретив по пути отступающих поляков из Жарково, Когутневский решил, что в тыл ему заходят партизаны, и приказал открыть по ним огонь. Завязался бой между двумя польскими отрядами, в результате которого оказалось много убитых с обеих сторон. Под покровом темноты легионеры разбежались по степи.

Громов со своим отрядом, разбив противника под Жарково и не дав ему соединиться с колодной подполковника Когутневского на линии сёл Шебалино — Бахарево — Жарково — Баево, узнав об отступлении Мамонтова, сразу же двинулся ему на помощь.


Я. П. ЖИГАЛИН — начальник штаба корпуса.


Встреча произошла в селе Утичьем.

Здесь-то фактически и слились вместе оба отряда.

Ещё 3 октября на совещании партийной группы штаба Громова и Облакома было решено свести полки в две дивизии, а дивизии — в корпус. На совещании комсостава в Утичьем это решение было одобрено. Дебатировался лишь вопрос о главнокомандующем армией. Мамонтов предложил сделать Главкомом Громова. Громов выступил и сказал:

— Командовать армией по праву должен товарищ Мамонтов. Это ему под силу, потому в военном деле он голова, любую операцию может разработать. Авторитетом у населения и партизан тоже большим пользуется. — И, обращаясь к Мамонтову, тепло добавил: — Давай, Ефим, верховодь!

— Ну, коль доверяете, я не против, — заметил Мамонтов. — Только сразу говорю: трусам и паникёрам спуску не дам.

Главнокомандующим армией единодушно избрали Мамонтова, командиром корпуса — Громова, начальником штаба корпуса — Жигалина (Бурцева) — бывшего начальника революционного штаба отряда казаков, действовавшего под руководством Сергея Лазо против атамана Семёнова, заместителем начальника штаба — Маздрина. Командиром первой дивизии был назначен подпольщик Захаров, командиром 2-й дивизии — Львов-Иванов. Начальником штаба 2-й дивизии стал Николай Булыгин. Во главе восьми сформированных полков были поставлены испытанные командиры: Киц, Колядо, Тибекин, Каширов, Толстых, Попов, Закружный. Учитывая сложную обстановку на фронте в связи с наступлением белых решено было членов Облакома отправить в действующие части. Пётр Клавдиевич Голиков был назначен командиром 6-го полка.



Н. Т. Попов — командир 8-го Бурлинского полка.


Село Утичье гудит: партизаны неофициально празднуют день рождения своей армии. Из отрядов Громова целые группы людей отправляются разыскивать своих земляков в отряд Мамонтова, а оттуда мужики идут к громовским партизанам. Всюду задушевные разговоры, хохот. Из расположения 6-го Кулундинского полка доносится любимая песня партизан:

Плещут холодные волны.
Бьются о берег Обской,
Носятся белые банды,
Крики их полны тоской.
Там средь широкого поля
Вьётся народный наш флаг,
Бьётся со вражеской силой
Громовский красный отряд…

А рядом, у самой штабной избы, кто-то, залихватски наигрывая на тальянке, режет частушку:

Пилы, вилы, топоры
Колчака с ума свели…

А в это время Мамонтов, Громов, Жигалин, плотно закрыв створки окон, чтобы меньше доносился шум с улицы, думали, как разбить противника, стягивающего вокруг партизан петлю.

Мамонтов, прихлёбывая чай из жестяной кружки, уверенно говорил:

— План белых для нас ясен. Идут они несколькими колоннами из различных пунктов. Чтобы с нами разделаться, им надо соединиться. Мы не должны допустить этого. Надо разгромить врага по частям, сосредоточивая все силы на одном направлении.

В комнату входит хозяйский мальчонка лет пяти-шести, в грязной рубашонке и с перемазанным землёй лицом. Протягивая стреляную револьверную гильзу отцу-партизану, картавит:

— Я патлон нашёл. Нашим плигодится.

Громов улыбается, говорит Мамонтову:

— Ты прав, Ефим. Даже такие нам помогают. При такой поддержке населения можно смело бить врага по частям. Только связь нужна хорошая.

— И действовать надо быстро. При нашем вооружении мы можем выиграть сражение лишь стремительными ударами, — замечает Ефим Мефодьевич. — Я предлагаю дать первый бой в Сидорках. Сама природа там подготовила нам позиции. Рыть окопы нам некогда, противник приближается.

Партизанские части вошли в село Сидоровское. На площадь собрались почти все жители села, беспокойно приставали с расспросами к Мамонтову, к другим командирам:

— Никак в Сидорках биться будете?..

— Тозарищ Мамонтов, сил-то хватит удержать деревню? Белые хвастают, что на этот раз побьют партизан.

— Не отступите, а?.. Не то пожгут деревню.

Мамонтов успокаивал:

— Не отступим, если вы помогать будете. Седлайте коней, нам кавалерия нужна.

Громов, рассказав о мальчонке, принёсшем стреляный патрон, заключил:

— Разве можем мы белых не победить, когда даже бесштанная команда нам помогает. А от вас тем паче большую помощь ждём. Подымайтесь на беляков!

Всё мужское население оседлало лошадей и, вооружившись чем попало, влилось в эскадрон Стоволокова.

Мамонтов был прав: для встречи приближающегося противника лучших позиций, чем в Сидоровском, и не придумать. Село расположено в открытой степи, разрезанной широким логом, а огороды обнесены глубокой канавой, заменившей окопы.

На правом фланге занял позиции 2-й Славгородский полк, созданный из партизан мамонтовского отряда, на левом фланге, в логу, расположились 6-й Кулуйдинский кавалерийский полк, сформированный из отряда Громова, и эскадрон конницы Стоволокоза.

Осмотрев позиции, Мамонтов, Громов и Жигалин собрали командиров. Главком отдал последнее распоряжение:

— Говорю сразу: отступать при любых условиях не будем. Единственный раз отступили из Леньков, и то только потому, что не успели раньше беляков к селу подойти и удобные позиции занять. Больше этого не будет. Мы должны победить — вот и думайте каждый об этом. Противник главный удар направит на правый фланг, слева ему невыгодно наступать — местность неподходящая. А мы продержимся до темноты — и ударим с левого фланга.

Солнце поднялось над горизонтом блеклое и холодное. С севера налетел порывами ветер. Партизаны, продрогнув на ветру, нетерпеливо посматривали в степь, ожидая противника.

Колчаковцы начали наступление двумя колоннами: справа — каменская группа польских легионов под командой полковника Болдок, слева — славгородская группа белополяков под командой подполковника Когутневского.

Мамонтов и Громов с колокольни наблюдали за развёртыванием белогвардейских частей.

— Как на инспекторском учении, разворачиваются, — заметил Громов.

— По всем правилам. Надеюсь, что мы с них спесь собьём, удирать будут уж без всяких правил, — улыбнулся Мамонтов. — Пойдём-ка и мы к своим. Не могу бой сверху наблюдать. На передовой как-то увереннее себя чувствуешь.

Они обнялись и разошлись в разные стороны; Мамонтов отправился к славгородцам, Громов — на левый фланг, к кулундинцам.

Ударила артиллерия. Колчаковцы, словно ждали этого, ускорили движение. Партизаны молчали.

Мамонтов шёл вдоль канавы в рост, не обращая внимания на свистевшие вокруг него пули. Спокойно, словно был не на передовой, а у себя на пашне, переговаривался с партизанами.

— Ну, чего, Полушкин, не стреляешь?

— Ваш приказ выполняю, — отвечает партизан. — Ближе подпускаю.

— Правильно. Патроны беречь надо. Наверняка бить.

— А я уж и так одного всё время на мушке держу. Уж очень саблей своей он размахался.

Подойдя к группе молодых партизан, впервые участвовавших в бою, Мамонтов поинтересовался:

— Страшно?.. Вон с каким воем снаряды летят. Всё, наверное, кланяетесь им? Ничего, не бойтесь, я тоже сна-чала кланялся, теперь привык.

И пошёл дальше.

Стрельба стала гуще, пули ложатся точнее, взбивая фонтанчики пыли вдоль насыпи канавы. Партизаны забеспокоились, стали говорить Мамонтову:

— Ты бы, товарищ Главком, поберёгся. Пуля, она того, не разбирает, кто командующий, а кто рядовой…

— Некогда, от каждой не спрячешься, — отмахнулся Мамонтов и только ускорил шаг, направляясь к штабу.

— Бесстрашный у нас командир, — говорили между собой партизаны.

А Громов в это время сдерживал своих пулемётчиков, которым не терпелось открыть огонь: ведь в отряде впервые появились свои пулемёты. И не один, а целых четыре.

Артиллерия перенесла огонь дальше, боясь поразить своих, и снаряди теперь ложились далеко за околицей деревни. Белые двинулись в атаку. До них было не больше двухсот шагов. Партизаны 2-го Славгородского полка не выдержали, открыли огонь.

— А ну, давай, да покрепче! — крикнул Громов пулемётчикам.

И сразу все четыре пулемёта полоснули по белогвардейской цепи. Ударили три пулемёта славгородцев. Первые цепи наступающих вмиг оказались смыты, волной, остальные откатились назад, залегли и начали лихорадочно окапываться.

В полдень колчаковцы предприняли вторую атаку, но партизаны встретили их таким плотным огнём, что, понеся большие потери, они отошли на прежние позиции. Лишь небольшая группа поляков просочилась в стык 2-го Славгородского и 6-го Кулундинского полков. Член бывшего Каменского Совета Петров с группой партизан бросился им навстречу.

— А ну, братцы, покажем, как дерутся партизаны! — крикнул он и ударом приклада свалил белопольского офицера.

В ход пошли пики, штыки, приклады. Белополяки были почти полностью уничтожены. Немногим удалось убежать.

Погиб в этой схватке и Петров, в упор застреленный шляхтичем из нагана.

Установилось затишье. Лишь изредка постреливали колчаковцы. Мамонтов нашёл в расположении Кулундинского полка Громова, спросил:

— Как дела?

— Потрепали белых славно, — ответил Громов. — Пулемётчики отличились. Поляков, как дров, наложили.

— Теперь жди новой атаки, — заметил Мамонтов. — А у нас патронов мало осталось, трудно будет.


Группа командиров 2-го корпуса: сидят (слева направо): МАЗДРИН — зам. нач. штаба корпуса, ГРОМОВ — командир корпуса, ШЕСТАКОВ — политический работник; стоят: Шевченко — командир 6-го кавалерийского полка, Булыгин — начальник штаба 2-й дивизии, Соколов — адъютант штаба корпуса.


— Да-а, патронов мало, — вздохнул Громов.

Мамонтов присел рядом с Громовым.

— Вот что, Игнатий, я подумал. Две лобовые атаки белых провалились, теперь они попытаются ударить с фланга. Мы их должны перехитрить. Надо собрать беженцев и бросить против врага.

— Так ведь беженцы безоружны?

— В этом-то и суть. Пусть берут палки, вилы, лопаты — кто что может, — и валят всей массой на белых. Впереди эскадрон Стоволокова пойдёт. Беляки ничего не поймут, а нам важно страху им нагнать. Мы в это время главными силами им в лоб ударим.

Громову эта хитрость понравилась.

— Раз согласен, так пойдём беженцев собирать, — заметил Мамонтов. — Разъясним им, что и как.

— Думаешь, согласятся без оружия наступать?

— Уверен!

Мамонтов и Громов направились в глубь оврага, где скопились сотни подвод с беженцами.

Против того, чтобы "нагнать страху на противника", как говорили Мамонтов с Громовым, никто из беженцев не возражал, но просили:

— Дайте оружия. Как же мы так-то, без ничего. Хоть бы пики…

— Нет оружия, и пик нет, — говорили Мамонтов и Громов. — Оружие там, у белых. В бою достанете…

Мамонтов не ошибся: казаки 7-го Тобольского полка под вечер предприняли обходный манёвр с левого фланга. Двинулись ка партизанские позиции и пешие легионеры. В это время из оврага выскочила под предводительством командира эскадрона Стоволокова многотысячная конница из безоружных крестьян-беженцев и со страшным рёвом и шумом понеслась на казаков.

Белая конница смешалась и покатилась назад, нагоняя панику на наступающих поляков. Мамонтов и Громов незамедлительно подняли в атаку свои полки.

Начался разгром обезумевших от страха белых.

* * *

Ещё не закончился бой в Сидоровском, как из главного штаба прискакал гонец с донесением. Начальник штаба корпуса Жигалин сообщал, что на Малышев Лог наступают егеря и голубые уланы полковника Окунева и теснят партизан 5-го Степного полка под командой Кица и отряд Каширова. Начальник штаба просил подкрепления.

Мамонтов на листке бумаги написал командиру 5-го Степного полка приказ держаться, пообещав сразу же после разгрома белых в Сидоровском прийти ему на помощь.

1-й Алейский полк после отхода со станции Алейской отдыхал в сёлах Крестьянском и Зеркальском. Сюда прибыл член Главного штаба Бочаров, который сообщил на совещании командного состава, что партизаны бьются в Малышевом Логу и что село уже дважды переходило из рук в руки. Надо спешить на выручку!

На совещании было решено зайти через Мельниково егерям и голубым уланам полковника Окунева в тыл, нанести неожиданный удар и разгромить их.

Погрузившись на подводы, партизаны спешно двинулись на Мельниково, а затем к Малышеву Логу. Однако, как они ни спешили, добраться до села засветло не удалось. Было около двенадцати часов ночи, когда Алейский полк подошёл к паскотине и рассыпался в цепь. Кавалеристы Кожина, Городова и Давыдова направились на левый фланг, чтобы не допустить обхода белогвардейцев. Пехота своим правым флангом примыкала к кромке бора, где были расположены другие полки.

Белогвардейцы сыпали шрапнелью, но она падала далеко позади партизанской цепи. Полк занял половину деревни. Окуневцы, опасаясь атаки, отошли на другую, окраину. Ночью они сами трижды бросались в атаку, но вынуждены были отходить под пулемётным огнём и ружейными залпами партизан.

Во время последней атаки ранили командира полка Тибекина, и он, передав командование, отправился в тыл. А в это время из леса выскочила конница и двинулась к партизанским окопам. Кто-то передал по цепи;

— Белые зашли в тыл! Спасайтесь!..

И сразу же началась паника. Только левофланговый пулемётчик сёк и сёк очередями колчаковцев, прикрывая отступающих партизан до тех пор, пока в пулемёте не сломался предохранитель.

Командирам удалось восстановить порядок, но было уже поздно. Егеря открыли по алейцам артиллерийский и пулемётный огонь. Местность, была степная, ровная.

Укрыться было негде — и партизаны несли большие потери.

Разгромив 7-й Тобольский полк белых и легионы поляков, Мамонтов с Громовым оставили дивизион кавалерии 6-го Кулундинского полка и конницу из беженцев добивать разметавшихся по степи колчаковцев, за два с половиной часа перебросили второй и шестой полки в Малышев Лог.

Сразу же был выдвинут эскадрон Стоволокова для прикрытия отхода в бор 1-го Алейского полка. Алейцы отошли, а прикрывающий их эскадрон врезался в цепи преследующих егерей и голубых улан, устроил им сечу и погиб почти целиком. Погиб от тяжёлой пулевой раны и комэск Стоволоков.

Партизаны изрядно потрёпанного 5-го Степного полка, отойдя из села, рассыпались по лесу небольшими группами. Мамонтов с Громовым принялись их собирать.

В сосняке столпились конники. Громов подскакал к ним, еле сдерживая себя от ярости, крикнул:

— Почему не на позициях?.. Партизаны кровь проливают, а вы портянки сушите! Где командир?

— Командира полка в рукопашной убили, — сумрачно ответил молодой конник.

— Киц убит?.. — переспросил Громов и укоризненно добавил: — Эх, как же вы такого командира не уберегли!..

Сдёрнул с головы шапку, постоял в молчании, отдавая последнюю честь погибшему товарищу, и вдруг резко бросил:

— А ну, за мной!

Никто не двинулся с места, не бросился к лошадям. Только один из партизан неприязненно спросил:

— А ты кто такой будешь?

— Я — Громов.

Партизан зло хлестнул плетью по голенищу сапога.

— Ну и что. Я тоже сам Городов. Командир эскадрона… Вот побудешь там, в Малышевом, да узнаешь, почём, фунт лиха, тогда и гони нас на гибель.

Громов опешил, но сразу же взял себя в руки. Спокойно заметил:

— Вот что, Городов: сади эскадрон на коней, не то прикажу всех разоружить, а тебя под суд отдам. Вся наша партизанская армия пришла сюда биться: второй Славгородский, шестой Кулундинский, интернациональная рота…

Партизаны радостно зашумели.

— Наши пришли! Армия!..

— Наконец-то!..

И Городов сразу переменился. Окинув властным взглядом партизан, зычно скомандовал:

— По коням!

Партизаны мигом вскочили на коней.

А где-то там, в другом месте, собирались партизаны вокруг Мамонтова. Вскоре порядок в полку был восстановлен. Командование, перегруппировав части, в полдень двинуло армию в наступление. Егеря и голубые уланы яростно защищались, поливая партизан огнём из всех видов оружия.

Четырнадцать часов шёл непрерывный бой. Партизаны бросались в одну атаку за другой. В одной из них погиб командир дивизиона Петрусенко. Наконец белогвардейцы дрогнули, начали в беспорядке отступать, оставляя на поле, заросшем горькой полынью, убитых и раненых. Немногие из егерей и голубых улан добрались до станции Поспелихи.

* * *

В Малышевом Логу хоронили партизан. Некоторых хоронили со священниками. Рыдающие женщины толпились вокруг попа и трёх дьяконов, просили:

— Помяни моего, помяни моего…

И поп с дьяконами гнусаво тянули:.

Упокой, господи,
Помяни рабов божьих…

А рядом партизанский хор заглушал их голоса своим похоронным маршем:

Вы жертвою пали в борьбе с Колчаком,
Геройство вы все показали,
Вы первые грудью пошли на врагов,
Свободу труда защищали…

Громов стоял на холмике свежей земли около братской могилы и говорил:

— Погибли вы за великое дело, за нашу советскую власть. Вечная память вам, дорогие товарищи!.. Мы свято будем нести красное знамя, под которым вы боролись…

Отдавая воинскую почесть погибшим, рвут воздух партизанские залпы.

А Мамонтов уже далеко отсюда: он ведёт свои полки на Волчиху, где, истекая кровью, уже третьи сутки сдерживают натиск полуторатысячного белогвардейского отряда капитана Каурова 4-й Семипалатинский полк и 1-й батальон 2-го Славгородского полка под командой Жарикова.

Измотанные непрерывными боями, с воспалёнными от бессонницы глазами, продрогшие и измученные партизаны 2-го и 4-го полков совершили быстрый переход до Волчихи и заняли позиции, подготовленные и охраняемые жителями села.

До самого вечера партизаны отбивали атаки противника. Потеряв надежду взять село, белогвардейцы в сумерки отошли на исходные позиции. Но и на исходных позициях они не могли сидеть спокойно — партизаны продолжали по ним "вести огонь" из самоделок-трещоток, и колчаковцы, принимая их за настоящие пулемёты, палили ответно в темноту.

Ещё днём Громов связался по прямому проводу с Волчихой.

— Как дела, Ефим Мефодьевич? — спросил он у Мамонтова.

— Белые прут, как бешеные. Видно, решили любой ценой село взять, — ответил Мамонтов. — Вот и сейчас…

Разговор прервался. Что сейчас происходит — так и осталось загадкой. Громов с Жигалиным долго размышляли над этим.

— Видно, белые окружают Волчиху — иного и не придумаешь, — наконец решил Жигалин. — Уже и связь прервали…

— Похоже. Надо немедленно идти на выручку, — забеспокоился Громов. — Как думаешь?

— Надо.

Ночью Громов привёл 5-й Степной полк и три кавалерийских дивизиона 6-го Кулундинского полка к бору в двух верстах от Волчихи. 5-й полк передвинулся в Востро-во, кавалеристы укрылись в бору. Голиков сообщил о прибытии партизан Мамонтову.

С утра капитан Кауров снова двинул свои части на волчихинские позиции, но потерпел неудачу. Тогда он послал до тысячи казаков в обход через Вострово. Недалеко от села, в степи, казаки увидели двигающиеся цепи 5-го Степного полка. Выхватив из ножен клинки, они с гиком и свистом понеслись на партизан. Партизаны не стреляли — командир полка Чеканов не разрешил, патронов было мало, по три-пять на человека, и их надо было беречь.

Казалось, казаки врежутся в цепи и изрубят партизан. Но вот по цепи пронеслась команда: "Пики к бою!" Партизаны присели на правое колено, древки упёрли в землю, а наконечники направили вперёд на уровень груди коня. При выдержке и стойкости защищающихся кавалерии не пробиться через частокол пик. И казаки стали сдерживать лошадей, заметались по степи, не зная, что делать — бросаться на пики или, обойдя стороной партизан, продолжать движение на Волчиху. В это время, выполняя приказ Громова, на врага ринулись дивизионы Голикова. Появление партизанской кавалерии было столь неожиданно, что казаки ударились в беспорядочное бегство. Теперь уже и партизаны 5-го полка стали дружными залпами провожать колчаковцев.

Влетев в расположение основных сил, казаки создали панику и у пехоты.

Мамонтов, воспользовавшись замешательством белых, сразу же перешёл со вторым и четвёртым полками в решительную атаку, прижал противника к реке. Отряд капитала Каурова был разгромлен. Много пулемётов и оружия досталось и в этом бою партизанам.

С разгромом отряда Каурова бесславно закончился и второй поход колчаковцев против партизан.

* * *

Партизанское командование теперь само решило начать наступление против белых, захватить Алтайскую железную дорогу и прервать связь белогвардейских частей, действующих на Алтае, со ставкой Колчака.

Штаб разработал план, по которому 8-й полк Попова, 9-й полк Закружного и 12-й полк Толстых должны активизировать действия на главной железнодорожной магистрали и Славгородской ветке, 1-й, 4-й и 6-й полки — захватить станцию Рубцовка и двинуться на Семипалатинск, 2-й и 5-й полки — овладеть станцией Поспелиха и следовать на Барнаул. 7-й полк "Красных орлов" после занятия Павловского тоже должен двинуться на Барнаул.

18 октября полк Степана Толстых перерезал линию Кулундинской железной дороги между станциями Бурла и Карасук, разобрав рельсы, спилив телеграфные столбы и на большом протяжении порвав провода. Под откос был спущен воинский эшелон — под обломками вагонов погибло около пятисот белополяков. 20 октября особый подрывной батальон под командой Почитайлова взорвал железнодорожное полотно и мосты между Рубцовкой и Весёлым Яром, между Рубцовкой и Поспелихой. Станция Рубцовка оказалась блокирована.


С. С. Толстых — командир 12-го Карасукского полка


Наступление партизан началось рано утром по открытой степи. Белогвардейцы вели огонь с двух бронепоездов, не давая полкам продвигаться вперёд. И Главком, и командир корпуса не знали, что предпринять. Помощь пришла неожиданно. К полевой ставке прискакал на взмыленной лошади устъ-мосихинский партизан и весело отрапортовал:

— Товарищ комкор, наши "заводы Круппа" две пушки сготовили. Комиссар Аркадий Николаевич Данилов спрашивает: куда их поставить?

— Пушки?! — обрадовался Громов. — А ну, давайте их скорее сюда.

Партизан ускакал. Вскоре на двух парах упряжек пушки были доставлены. С ними приехал и Данилов.

— Вот какие отгрохали! — показал он Громову на самодельные пушки, установленные на передках телег. Стволы их были укреплены на деревянных станинах и обтянуты шинным железом. — Одну в Павловском рабочие смастерили, другую — наши, усть-мосихинские.

— Ставь-ка их на позиции, — приказал Громов, — да пальните по бронепоездам.

Партизаны галопом двинулись вперёд, развернули лошадей и поставили пушки на небольшой возвышенности.

— По белогвардейскому бронепоезду, батарея — огонь!

Пушки оглушительно рявкнули.

— Выдержали! Заряжай ещё, ребята! — крикнул Данилов.

Снова оглушительный взрыв, и… одну пушку разорвало, другую далеко отбросило назад. Осколками были убиты два партизана-пушкаря. Однако "артиллерия" успела свою роль выполнить — заслышав выстрелы, бронепоезда на полных парах ушли из Рубцовки.

— А-а, струсили!.. Кишка оказалась тонка!.. Подрывники там их встретят! — шумели им вслед партизаны.

Но подрывники их не встретили. Команды бронепоездов восстановили разобранный путь и удрали — одна в Барнаул, другая — в Семипалатинск.

Полки по приказу Мамонтова стали обходить Рубцовку с севера и востока. Громов с 6-м полком и интернациональной ротой — с запада. Колчаковцы засели в депо и не давали продвинуться вперёд.

Громов через связного приказал командиру эскадрона пробиться к водокачке и вывести её из строя. Зотов послал группу конников. Они перемахнули поле и были уже совсем у цели, как из окон депо белогвардейцы открыли частый огонь — и партизаны упали замертво. Зотов послал ещё одну группу — она также погибла, не достигнув водокачки. Командир эскадрона сбросил на землю шапку, вскочил на коня и помчался к водокачке. Партизаны с тревогой наблюдали за ним. Вот уже осталось триста, двести, сто сажен… и вдруг лошадь под Зотовым споткнулась и распласталась на земле.

— Убили! — зашумели партизаны. — Зотова убили!..

Но Зотов высвободился из-под коня и побежал к водокачке. Из депо снова захлопали выстрелы — командир эскадрона упал на землю и больше не поднялся.

Громову доложили о гибели группы партизан и командира эскадрона Зотова.

— Коня! — потребовал Громов.

Ординарец подвёл засёдланную лошадь, Игнат Владимирович вскочил в седло и не мог сразу попасть ногой в стремя. Со злостью рванул удила и помчался к позициям, занимаемым эскадроном Зотова. Поравнявшись с партизанами, отдал команду:

— Бейте по окнам депо, я поеду на водокачку! Назад буду возвращаться — сигнал подам.

Партизаны попытались его отговорить:

— Не езди, комкор, убьют. Лучше мы ещё раз попытаемся.

— Ничего, проскочу. У меня конь добрый, — проговорил Громов и рванул повод. Конь сразу же вынес его далеко вперёд.

Партизаны сосредоточили огонь по окнам депо. Громов перемахнул открытое место и скрылся у водокачки.

В котельной Игнат Владимирович нашёл человека в замасленной спецовке.

— Ты кто будешь? — спросил он его.

Человек минуту рассматривал Громова и, видимо, решив, что он для него не опасен, ответил:

— Здешний механик.

— А я командир партизанского отряда. Водокачку надо вывести из строя. Поможешь?

Механик едва заметно улыбнулся.

— Мы уже всё предусмотрели. Ни один эшелон беляки не смогут вывести со станции. Воды нет. Подождите минутку… — Механик сходил куда-то и принёс мешок с грузом. — Вот, возьмите: здесь золотники и другие части, без которых машины не будут работать. Мы ещё утром их сняли, как заслышали, что партизаны на Рубцовку идут.

Громов порывисто шагнул к механику и, пожимая ему испачканную мазутом руку, сказал:

— Спасибо, товарищ!

Игнат Владимирович привязал мешок с частями к седлу, под прикрытием партизанского огня благополучно вернулся назад.

В это время мимо партизанских позиций ехал куда-то в ходке комиссар Романов. Рядом сидела женщина. Их "сопровождала рота "спасения революции".


Партизаны после занятия железнодорожной станции.


Громов с адъютантом подскакали к Романову. Комкор раздражённо выругался:

— Для охраны шлюх, комиссар, достаточно и одного человека. Выбирай любого, остальные со мною станцию брать будут.

Романов попытался возражать, но Громов не стал его слушать, скомандовал:

— Рота, за мной! — И вздыбил коня.

Никто не последовал за ним.

— Предупреждаю, — выкрикнул Громов, — за неисполнение приказа предам военно-полевому суду. Адъютант, передай командиру полка Голикову: обезоружить роту спасения.

Романов, ругаясь, оставил с собой четырёх человек, с остальными Громов двинулся в сторону депо. К ним присоединились другие партизаны.

К утру взаимодействием всех полков Рубцовка была очищена от белых.

* * *

Громов, организовав отправку с рубцовских складов захваченных у белых трофеев, возвращался в ставку. Недалеко от неё он встретил Макса Ламберга. Тот был взволнован.

— Товарищ Громов, мне надо несколько вам говорить, — обратился он к Игнату Владимировичу.

— Говори, друг, говори. Я слушаю. — Громов соскочил с седла и подошёл к Ламбергу.

— Я был в штаб. Ой, что там Романов делал. Ругался с Главком, кричит: зачем с Громов объединялся. Громов всех наших партизан побьёт. Надо арестовать Громова, а нет — сами партизаны его будут стрелять.

— Спасибо, Макс, — проговорил Громов. — Я учту это. А ты на всякий случай пошли ко мне для связи двух партизан и с ротой промаршируй несколько раз мимо Ставки. Понял?

— Понял.

Игнат Владимирович, стараясь успокоиться, пошёл пешком к Ставке. В помещении были лишь Мамонтов и Романов. Мамонтов что-то вычерчивал на листе пожелтевшей бумаги, Романов, поддерживая голову руками, полудремал за столом.

Громов хлопнул его по плечу, спросил:

— Ну что, комиссар армии, немного не доспали?

Романов вскинул голову, метнул сердитый взгляд на Громова и раздражённо бросил Мамонтову:

— Ты, Ефим Мефодьевич, расскажи своему комкору, как вести себя надо.

Мамонтов хитро улыбнулся, ответил:

— Ты — комиссар, вот и расскажи, а я послушаю.

— Хорошо, я скажу, — зло бросил Романов и встал из-за стола. — Хотя ты, товарищ Громов, и являешься комкором, но кто тебе дал право бить наших партизан и отбирать отвоёванное у буржуев добро? Партизаны бунтуют, требуют тебя расстрелять. И они правы, правы! Я их поддерживаю…

— О каких партизанах ты речь ведёшь? — перебил его Громов.

— Не знаешь, да? — прохрипел Романов. — Всё знаешь, только притворяешься. Валенком партизана бил, это помнишь?

— Это помню, — спокойно ответил Громов. — А ты что же, хотел, чтоб я награду ему выдал за подобные дела, — и вдруг рассердился: — Ты, комиссар, потворствуешь мародёрам, вместо того, чтобы вести с ними борьбу. Армию разлагаешь…

— А что случилось? — поинтересовался Мамонтов.

— Мы же с тобой договорились, Ефим Мефодьевич, всеми мерами бороться с грабежами, а сегодня утром еду по городу, встречаю группу партизан из 2-го полка, и у всех за спиной мешки с награбленным. Вытряхнул я тряпьё из мешков, у одного, верно, ещё детские валенки оказались. Спрашиваю: для чего их набрал? "Зима ведь скоро, — отвечает, — а у меня, видишь, сапоги развалились". Разозлился я и говорю: снимай сапоги, надевай валенки! Он стал натягивать на ногу, да разве натянешь, если они и двенадцатилетнему мальчишке не годны. Ну, я и не удержался, отхлестал его этим валенком. Между прочим, комиссар, они все на тебя ссылались: товарищ Романов, мол, и тот ничего против не имеет, а ты, комкор, свои порядки устанавливаешь…

— Слышишь, Главком, — обратился Романов к Мамонтову, — ом сам сознаётся в рукоприкладстве, не зря наши партизаны просят зашиты от него.

Мамонтов вспылил:

— Брось, комиссар, дурака валять. Партиза-аны наши, ваши… Что за делёжка. У нас единая армия. И комкор прав: мы не должны давать спуску нарушителям воинской дисциплины. Ты же, комиссар, не туда клонишь, не за те порядки борешься… Идите во 2-й полк, успокойте людей, разъясните, что мародёрство и грабёж присуши не нам, а врагам нашим, колчаковцам.

Романов, заложив руки за спину, остановился перед Мамонтовым и сказал с угрозой:

— Хорош-шо, я пойду. Но я всё расскажу партизанам. Всё… Они меня поддержат…

За окном послышалась дружная песня. Хор на венгерском языке пел "Варшавянку".

Все подошли к окну. По улице стройной колонной двигалась интернациональная рота. Впереди, на рыжем коне с белой лысинкой на лбу, ехал Макс Ламберг, рядом с ним — комиссар Андрей Ковач.

— Понятно? — сказал Громов Романову. — Партизаны за тобой не пойдут…

* * *

В октябре Красная Армия перешла в решительное наступление на Колчака и к концу месяца заняла Тобольск и Петропавловск, двинулась вдоль транссибирской магистрали, направляя свой удар на Омск — резиденцию чёрного адмирала.

Колчак понимал, что ему не удержаться на Иртышском плацдарме, и потребовал у ставки разработать план "планомерного отхода на новый рубеж", который, как он заявил, нужен на всякий случай. В Ставке долго ломали головы над планом и, наконец, решили создать оборонительные линии по реке Оби и её притокам. По мнению авторитетных колчаковских генералов "сам Всевышний создал там необходимые природные атрибуты, чтобы остановить большевистскую армию и нанести ей поражение". Но вот беда: в южной части нового плацдарма, в Алтайской губернии, хозяйничают партизаны красной банды Мамонтова. Доложили об этом адмиралу Колчаку. Он в страшном раздражении вызвал к себе главного начальника тыла генерала Матковского и, стукнув кулаком по столу, отчего разлетелась на мелкие части любимая статуэтка с изображением императорской короны, прохрипел:

— До каких пор этот унтер-офицер будет вставлять палки в колёса?

Матковский покорно склонил голову, спросил:

— Не понимаю, о ком речь, ваше превосходительство?

— О Мамонтове. Этот унтер у меня в печёнках сидит! — И адмирал выкрикнул: — Позор, генерал, позор! Какой-то поганый унтеришка только что разбил армию вашего начальника южного тылового района…

— План второго похода был разработан мной, ваше превосходительство, — осторожно заметил Матковский, — но генерал Бржезовский не сумел его осуществить.

— Знаю, что вами план разработан, — бросил Колчак, всё более раздражаясь. — Но что из этого? Разбиты лучшие части капитана Каурова, полковника Окунева, польские легионы… Генерала Бржезовского от должности отстраняю. Теперь сам, сам осуществляй этот план! Если партизанская банда Мамонтова не будет уничтожена, отдам под суд. Идите!..

Генерал Матковский долго думал, как разбить партизан, но так ничего нового и не мог придумать. Он решил ещё раз попытаться осуществить прежний оперативный план, но теперь уже большими силами.

* * *

Из Новониколаевска Мария Таубе сообщила Коржаеву о готовящемся большом наступлении против армии Мамонтова, а через несколько дней партизанская разведка донесла о прибытии на станцию Поспелиха 43-го Омского и 46-го Томского полков при шести орудиях и сорока семи пулемётах. Из Семипалатинска в Рубцовку были передвинуты отборные части генерала Евтина: казачий полк "голубых улан" и полк "чёрных гусар". Общая численность — 15 тысяч человек, при них 18 орудий и не менее ста пулемётов. Все они двигаются в сторону Солоновки. Разведка доставила и приказ генерала Матковского, в котором он сообщил населению, что "сейчас начинается со всех сторон наступление правительственных войск, ибо дальше терпеть беспорядков нельзя", и что близок "конец позорного большевизма".

Прочитав приказ, Мамонтов заметил:

— Рано пташечка запела, как бы кошечка не съела.

— Однако положение серьёзное, — хмуро проговорил Громов.

Лицо Ефима Мефодьевича стало суровым.

— Да, положение серьёзное! — согласился он. — Надо срочно разработать план разгрома колчаковцев.

Обстановка действительно была сложной, хотя после октябрьских боёв партизанская армия значительно выросла и теперь по численности превосходила наступающего противника. Однако около половины партизан было вооружено лишь пиками. Расположение полков тоже было не в пользу партизанского командования: они были разбросаны по обширной Кулундинской степи от Славгорода до Камня. В непосредственной близости к Солоновке, в Малышевом Логу, находилось лишь четыре полка из сформированных двенадцати: 2-й Славгородский, 3-й Бутырский, 5-й Степной и 6-й Кулундинский. Положение усугубляло ещё и то, что от 1-го полка и полка "Красных орлов" откололась большая часть партизан из алейских крестьян. После октябрьских боёв кое-кто из них побывал на родине, а вернувшись рассказал, что белые жгут на Алее сёла, расстреливают и порют партизанские семьи. Кроме того, прибыли представители отряда Чаузова и попросили оказать помощь окружённым в бору партизанам. Началось брожение.

— Тут и без нас народу хватит, айда своих выручать!

— Верна. Неча ждать. Не то всех пожгут и поубивают.

— Веди, Архипов, на Алей!..

Архипов отказался. Но когда около семисот партизан всё-таки ушли из отряда и двинулись на Алей, Архипов догнал их, принял на себя руководство и начал борьбу за очистку предгорий Алтая от белых. К этому небольшому отряду присоединилось много местных жителей, и он вырос в 6-ю Горно-стрелковую дивизию. Эта дивизия сыграла большую роль в освобождении Алтая, она по существу не давала возможности белым наносить удары по армии Мамонтова с алтайских предгорий.

Теперь, когда белые перешли в наступление, только умелая расстановка сил и быстрота манёвра могли выправить создавшееся положение. Боевые действия мелкими отрядами, крупные октябрьские бои многому научили и Мамонтова, и Громова, дали богатый опыт проведения больших операций. И партизанское командование сумело выработать такой план-диспозицию, который даже испытанный генералитет мог бы признать блестящим. В этой диспозиции проявился весь военный талант Мамонтова, стратегическая смётка Жигалина и организаторские способности Громова и Маздрина. Суть диспозиции заключалась в следующем. Бои с наступающим противником завязать на линии Мельниково — Новичиха, чтобы дать возможность подготовить оборонительные позиции в Солоновке. Для захвата Новичихи три дивизиона кавалерии 6-го Кулундинского полка под командованием Шевченко должны были выступить в 9 часов утра 13 ноября из Малышева Лога, совершить глубокий обход через Титовку, Кожаниху и Моханиху и, соединившись с кавалерией 10-го Змеиногорского полка, в 4 часа утра четырнадцатого ноября ударить по селу и захватить его, уничтожив резервы генерала Матковского, на пути отступления противника, в Куличихе, устроить засаду эскадронам 2-го полка под командой Головкина.

7-й полк "Красных орлов" в то же время выступает на Мельниково из села Павловского, а 3-й, 5-й и 2-й полки в 8 часов вечера 13 ноября — из Малышева Лога. У последнего берёзового околка перед селом полки развёртываются в боевые порядки, причём 3-й полк на левом фланге соединяется с 7-м полком, а 5-й полк наносит удар центром, прикрывая фланг кавалерией Кривокорытова. На случай прорыва белых каждый полк оставляет пехотный батальон в резерве. По прибытии из Долгово 1-й Алтайский полк (сформированный из 1-го Аленского полка после его раскола) также переходит в резерв. Наступление на Мельниково, как и на Новичиху, полки должны начать в 4 часа утра. Руководит наступлением командир корпуса Громов.

* * *

Наступление началось точно по намеченному плану. Мамонтов с Громовым в ночь на 14 ноября вывели 2-й Славгородский, 3-й Бутырский и 5-й Степной полки к Мельниково и расположили у берёзовой дубравы. Полевая ставка расквартировалась на заимке.

Громов волновался.

— Боюсь, что шестой и седьмой полки не успеют вовремя с тыла ударить, — сказал он Мамонтову.

— У меня такое же опасение, — заметил Ефим Мефодьевич, — но ждать мы не можем, пойми это, Игнатий! А если они вовремя ударят, а мы не начнём атаку, что-тогда?

— Ты прав, друг! А вот душа болит…

В четыре часа, когда ещё только-только начал зарождаться новый день, партизанские полки двинулись в атаку. Мамонтов сам повёл в бой 2-й Славгородский полк, Громов со связными вышел на наблюдательный пункт, расположенный на небольшой высотке.

5-й Степной полк коротким ударом бесшумно сбил заставу белых и при поддержке других полков ворвался в село. Было тихо — село спало, казалось, спали и белогвардейцы, надеясь на бдительность заставы.

И вдруг… из переулков, с крыш домов и сараев хлестнули перекрёстным огнём десятки пулемётов, разорвали тишину гулкие винтовочные залпы. Многие партизаны 5-го полка упали мёртвыми, раненые, спасаясь от выстрелов, поползли назад, к околице. Командир полка Чеканов растерялся, не принял нужных мер, и полк стал беспорядочно отступать. По левофланговому полку ударила артиллерия, пулемёты — партизаны не смогли продвинуться вперёд и поддержать Степной полк.

К Громову прискакал на взмыленном коне связной и, стараясь перекричать грохот боя, сообщил:

— Наши отступают. Пятый полк…

Громов вскочил на коня и галопом ринулся к селу. У дубравы встретил первых отступающих партизан, попытался остановить. Из леса хлёстко забил пулемёт белых, загремели винтовочные выстрелы. "Эх, не прочесали дубраву!" — мелькнула мысль у Громова. Конь взвился на дыбы, сделал последний бросок за стог сена и повалился.

— Комкора убили, комкора! — крикнул ближайший партизан. Его слова подхватили другие. Отступающие остановились, залегли, открыли огонь по дубраве.

Вскоре с левого фланга прискакал Мамонтов и, увидев в цепи залёгших партизан Громова, метнулся к нему из седла.

— Игнатий! Жив, друг?! А мне доложили…

— Коня только убили, — мрачно проговорил Громов. — И не обо мне сейчас толк, партизан сколько положили…

— Знаю, — заметил Мамонтов. — В других полках тоже нелегко. Прав ты был, Игнатий, не успели Колядо с Шевченко ударить с тыла… Теперь отступать надо. Примем бой в Солоновке. Отводи полки.

Громов вызвал командира роты мадьяр Макса Ламберта, сказал:

— На тебя вся надежда, Макс. Пока полки отходят, задержи беляков, не Дай им в хвост нам врезаться. Сумеешь?

— Сумею. Никому пройти не дадим. — заверил Ламберг. — Только когда все умрём…

— Спасибо, Макс! — Громов крепко сжал руку Ламберга.

Под прикрытием пулемётов интернациональной роты полки отошли сначала в Малышев Лог, а затем в Солоновку.

43-й полк белых двинулся следом за отступающими партизанскими полками, а 46-й полк, начав обходной манёвр, занял Селиверстово.

* * *

Пока продолжались бои у Мельниково, Солоновка превратилась в сильный укреплённый район. Начальник штаба Жигалин собрал всех жителей, беженцев, оставшихся в селе партизан и приказал рыть окопы. День и ночь шла работа, приняли участие в ней даже женщины. Когда Мамонтов с Громовым привели сюда полки. Солоновка была опоясана линией окопов с разветвлёнными ходами сообщения. Уязвимым местом оставались перешейки между озёрами, и Мамонтов, знавший стойкость и бесстрашие мадьяр, поручил оборонять их Максу Ламбергу.

Велика была опасность, что в тыл со стороны Волчихи могут прорваться части генерала Евтина. Тогда партизанский Главком отдал приказ командирам 10-го Змеиногорского и 11-го Северного полков во что бы то ни стало задержать противника до разгрома белых в Солоновке.

Перед рассветом 14 ноября запорошил лёгкий и редкий снежок. Партизаны, занявшие окопы у Солоновки, вглядывались в предутреннюю муть, старались разглядеть, что делается впереди, но ничего подозрительного не могли обнаружить, хотя каждый знал, что противник где-то близко и с минуты на минуту обрушится на партизан.

И только когда стало совсем светло, не долетев до окопов, рванул снаряд, затем ещё и ещё. Несколько снарядов со свистом пронеслось высоко над головами обороняющихся и разорвались в селе.

Партизаны переговаривались:

— Теперь держись, не то шапку с головы собьёт.

— Нас на испуг не возьмёшь. Не впервой…

— Нам бы свою артиллерию, — мечтательно сказал парень в бараньей шапке и коротеньком полушубке.

— Была у нас своя пушка, — проговорил ему в ответ старый, заросший кудлатой бородой, партизан. — Первейшие в уезде кузнецы её смастерили: Макар Пташкин и кум мой Мушилов. Водопроводную трубу обручами из шинного железа обтянули, на колёса поставили и на позиции под Рубцовку выкатили. Эх, и громыхнула же она, язви её, по белякам, не хуже шестидюймовой! Под её голосок легко было партизанской душе в наступлении. И белые струхнули. Только наш бонбандир перестарался: сыпнул сверх положенного пороху, её, родненькую, и разнесло по кускам…

Снаряд грохнул у самой траншеи, разворотил землю и закидал партизан мёрзлыми комьями. Люди живо юркну ли на дно окопов.

Прибыли разведчики, сообщили, что белые начали наступление: 46-й полк со стороны Селиверстово, а 43-й полк со стороны Малышева Лога. Полки соединились у бора и двигаются через перешейки между озёрами на штурм партизанских позиций.

Вскоре показались белогвардейские цепи. Артиллерия засыпала партизан снарядами. Под её прикрытием белые двинулись в атаку.

— Подпускай ближе!.. Береги патроны! — пронеслась команда от одного партизана к другому.

И лишь когда до противника осталось не больше ста сажен, партизаны открыли такой ураганный огонь, что казалось, от грохота можно оглохнуть. Атака белых захлебнулась. Потеряв многих убитыми и ранеными, они отошли к бору, на исходные позиции.

— Теперь жди новой атаки, — заметил Мамонтов, обращаясь к Громову. — Эх, скорее бы подходили шестой и седьмой полки! Без них нам трудненько достанется.

— Да-а…

А в это время первый, шестой и седьмой партизанские полки после выполнения заданий соединились в Селиверстово. Три дивизиона 6-го Кулундинского полка и эскадрон 2-го Славгородского полка под командой Шевченко, рослого, крепкого украинца с длинными, как у сечевика, усами и с вечной люлькой во рту, за что партизаны звали его "Тарас Бульба", только что вернулись из Новичихи. Совершив обходный рейд, они неожиданно напали на это село и разгромили резервы генерала Матковского, уничтожив около четырёхсот человек и захватив большие трофеи, в том числе 6 исправных пулемётов и 15 двуколок с патронами.

7-й полк "Красных орлов" под командой Колядо после трёхдневного боя в селе Павловском не успел вовремя прибыть в Мельниково, по пути налетел на двигавшихся в Солоновку пулемётную команду и взвод прикрытия 46-го полка и опрокинул их в Горькое озеро, также захватив большие трофеи.

Нужна была передышка — партизаны были измучены, но в Селиверстово их уже ждал посыльный от командования с приказом ударить на рассвете 15 ноября в тыл белым. Нужно было спешить — и пачки ночью двинулись на Солоновку.

А в Солоновке к этому времени сложилась тяжёлая обстановка. Белые, не сумев прямой атакой выбить из обороны партизан, предприняли обходной манёвр и по сути дела окружили село.

Солоновка была очень важным рубежом обороны. Сама природа сделала её таким. Южная и восточная окраины села окаймлены цепью мелких озёр, соединённых перешейками, заросшими лесом, а дальше протянулся густой бор. С запада и северо-запада раскинулась ковыльная степь. На юго-западе большую площадь перерезала широкая лощина. Потерять этот рубеж значило отдать преимущество в руки врага.

Понимало это и белогвардейское командование, и поэтому решило во что бы то ни стало взять Солоновку. Заняв дороги на Вознесенское и Егорьевку, 46-й Томский полк сомкнутым строем, без перебежек, двинулся на партизанские окопы. Это была "психическая" атака (которые в ту пору у белогвардейцев пользовались почётом и считались чуть ли не верхом военного искусства офицеров и пределом героизма солдат).

На этот опасный участок к перешейкам партизанское командование перебросило мадьярскую роту Макса Ламберга, подкреплённую пулемётной командой.

— Огонь открывать не торопись, — предупредил командира роты Громов. — Подпускай вплотную и тогда сыпь из всех стволов, от "психов" только щепки полетят.

— Это понятно, — улыбнулся Ламберг.

Интернациональная рота быстро заняла окопы, приготовилась к встрече белогвардейцев.

Чётко отбивая шаг, держа равнение, как на параде, идут колчаковцы. Винтовки на весу, штык в штык. Вот уже можно различить перекошенные злобой лица…

— Пора! — тихо говорит Максу Ламбергу Андрей Ковач.

— Сейчас, — согласно кивает головой Макс Ламберг и подаёт условный сигнал: "Огонь!"

Наперебой зататакали пулемёты, винтовочные выстрелы слились в один несмолкаемый залп. И же белогвардейская цепь изломалась, смялась.

Колчаковцы залегли. А в это время Мамонтов, как и под Сидоровском, пустил с южной опушки Касмалинского бора в обход тысячную конницу беженцев, вооружённых палками, дубинками, вилами и топорами, подкреплённую небольшим количеством партизан, вооружённых винтовками.

Вид широко раскинувшейся лавины конников, топот мчащихся на галопе лошадей, от которого, казалось, содрогается земля, как и следовало ожидать, нагнал на "психов" такого страха, что они в панике бежали под прикрытие леса.

Ночью в тыл колчаковцам зашли полки Кожина, Шевченко и Колядо, образовался "слоёный пирог": белые окружили партизан, а партизаны, в свою очередь, окружили белогвардейцев.

Ещё было темно, когда первый, шестой и седьмой полки пошли в атаку. Белые повернули пушки и пулемёты в их сторону и засыпали партизанские цепи пулями и снарядами. Многие погибли, раненых едва успевали отправлять на перевязочный пункт в Селиверстово. Партизаны залегли, прячась за буграми и другими естественными укрытиями.

Кинувшиеся на помощь 4-й Семипалатинский и 5-й Степной полки также были встречены плотным огнём белых и вынуждены были вернуться в окопы.

Мороз стал крепчать, а партизаны лежали на мёрзлой земле, покрытой тонкой коркой льда. Из батальонов 1-го Алтайского полка стали поступать донесения: "Под партизанами подтаивает снег, кое-кто обморозился". Однако командир 2-й дивизии Львов-Иванов приказал:

— Подниматься запрещаю. Пусть все лёжа кричат "ура", теплее будет, а беляки запасы патронов порастрясут, думая, что их атакуют.

Команда комдива быстро стала передаваться по цепи. В расположении первого полка рвануло мощное "ура". Только до полка "Красных орлов" эта команда "не дошла". Услышав крики "ура" со стороны соседнего полка, Колядо подумал, что соседи бросились на противника, и поднял своих партизан в атаку. Подавшись вперёд в седле, с саблей в руке, с красной лептой через плечо (ленту ему подарили в знак высокого уважения рабочие села Павловского), командир полка вёл за собой партизан-кавалеристов.

Вдруг с бугра ударили пулемёты белых. Лошадь под Фёдором Колядо взвилась на дыбы и повалилась на бок. Ему подвели другого коня, и он, вскочив в седло, снова рванулся вперёд. Когда белые были совсем уже близко, пулемётная очередь снова прошила коня и самого Колядо. Обе ноги и рука оказались простреленными.

— Убили!.. Командира убили! — увидев, как упал с коня Колядо, крикнул один из партизан.

Партизаны на какое-то время смешались, кое-кто стал поворачивать назад. Но Колядо через силу поднялся и, хромая, побежал вперёд. Обернулся, поднял над головой окровавленную руку, и голос его перекрыл топот мчащихся лошадей:

— В атаку, красные орлы! В атаку, вперёд!..

И, подчиняясь его воле, партизаны устремились на врага. Оглядываясь, они видели, как всё ещё бежит, хромая, их командир. Но вот он как-то неестественно взмахнул руками и повалился на землю. Ближние к нему партизаны остановились, но Колядо поднялся и, задыхаясь, прокричал:

— Впе-е-ред! За Советы!..

Партизаны рванулись вперёд, не видя, что их командир снова упал и больше не поднялся.

Отбив атаку партизан, 43-й Омский полк двинулся лесом на Солоновку. За лесом цепи растянулись вдоль озера. С перешейка ударили кинжальным огнём шесть пулемётов интернациональной роты Макса Ламберта. Колчаковские солдаты отхлынули назад, но офицеры, угрожая расстрелом, заставляли их бросаться вперёд и вперёд. Лёд покрылся множеством трупов, но белогвардейцам так и не удалось продвинуться к Солоновке. Не удался и обход кавалерии с фланга — пришлось отойти в бор.

В ночь на 16 ноября ударил первый в этом году сильный мороз. Белые, рассчитывавшие одержать быструю победу, зимней одеждой не запаслись. Многие из них поморозились, начали роптать.

Бои шестнадцатого днём ещё продолжались, но теперь белые большой активности не проявляли, а с наступлением темноты бесшумно снялись с позиций и ушли на станцию Поспелиха.

Части генерала Евтина также не смогли продвинуться к Солоновке. 10-й Змеиногорский полк под командой Шумского, заняв выгодную позицию у села Лебяжьего, задержал их на целые сутки, а затем отошёл к Волчихе, и как белые ни пытались выбить партизан из села — ничего не вышло. Получив донесение об отступлении 43-го и 46-го полков, генерал Евтин последовал их примеру, отдав приказ об отходе на Семипалатинск.

* * *

После боёв у Солоновки партизанская армия стала ещё крепче и сильнее. В её ряды каждый день вливались всё новые и новые группы крестьян. В партизанские руки перешло много винтовок, пулемётов, брошенных белыми во время бегства, не было недостатка и в патронах. Теперь можно было думать о больших операциях против гарнизонов, расположенных в крупных городах. Тем более, что пришло известие: частями 5-й Красной Армии 14 ноября взята резиденция Колчака — Омск, а сам "Верховный правитель" бежал на Восток. Со дня на день Красная Армия должна прийти и сюда, в район действий партизан. И партизанское командование разработало план наступления на Барнаул, Рубцовку, Камень, Слав-город. Семипалатинск и Павлодар, на Змеиногорск и Усть-Каменогорск.

Мамонтов двинулся на Барнаул, Громов — на Камень, одновременно выслав Златопольский летучий отряд для захвата Славгорода.

Громов повёл 6-й Кулундинский полк и интернациональную роту по тем местам, где он начинал осенью 1918 года боевые действия со сбоим маленьким отрядом, — через Баево и Ярки. В Баево только накануне похоронили на главной площади бесстрашного командира полка "Красных орлов" Фёдора Ефимовича Колядо. На траурном митинге партизаны дали клятву жестоко отомстить белым за смерть командира.

Вскоре колонна подошла к Яркам. Громов смотрел на знакомую степь, укрытую снегом, на перелески, вспоминал о минувшем и думал: много ли осталось в селе тех, кого он знал и кто помогал ему в борьбе против колчаковцев. Ярковцам пришлось немало вытерпеть — каратели жестоко им мстили за вольнодумство и непослушание.

Всё население Ярков вышло встречать партизан. По обе стороны дороги сплошной стеной стояли люди. Стояли с хоругвями, с иконами, один дряхлый дед даже держал в руках портрет какого-то генерала, увешанного орденами и крестами.

Громов с Шевченко ехали впереди колонны. Остановившись в центре села, они соскочили с лошадей. Навстречу им двинулись два самых старых и всеми уважаемых жителя седа. На них новые полушубки, седые бороды аккуратно расчёсаны, на расшитых полотенцах держат булки свежеиспечённого хлеба, на булках чашечки с солью. Пройдя к Громову, старики низко поклонились, один из них проговорил:

— Прими от нас, Игнат Владимирович, хлеб-соль, а также великую благодарность и почтение.

Громов и Шевченко также низко поклонились и трижды, по русскому обычаю, поцеловались со стариками.

Ярковцы кинулись к партизанам. Мужики тискали их в своих объятиях, женщины смеялись и плакали. Кто-то приглашал в гости, кто-то искал родных и знакомых. Из общего шума часто вырывались восклицания: "Наконец-то дождались!", "Спасители, вы наши!"

Партизаны остановились на отдых. В Ярки прискакал на взмыленном коньке Иван Коржаев и, разыскав Громова, весело доложил:

— Летучий Златопольский отряд взял Славгород! Белые собирались удрать, уж в вагоны грузились. А полк Толстых захватил Кулундинскую железную дорогу. Ух, и дали белым жару!..

— Потери у партизан большие? — спросил Громов.

— Потерь никаких! Белые в одну сторону побежали, а я в другую: сюда. Думаю, как вы без меня Камень брать будете?

Громов улыбнулся.

— Без тебя нам Камень не взять, — и хлопнул Коржаева по плечу. — Ну, садись чай пить!

…Из Ярков 6-й Кулундинский полк перебрался в Крутиху для соединения с 8-м Бурлинским полком, откуда Громов решил нанести главный удар по Камню. Со стороны Плотниково должен был подойти к городу батальон Кузьмы Линника из 7-го полка "Красных орлов", носившего теперь имя своего погибшего командира Фёдора Колядо. Этот батальон вместе с интернациональной ротой обязан был отвлекать внимание противника от направления главного удара.

После сорокаградусного мороза снова установилось тепло. В воздухе хотя и кружились искристые снежинки, но степь за городом просматривалась далеко. И белогвардейские наблюдатели, засевшие на окраинных улицах, увидели: по всей степи, насколько хватал глаз, передвигаются люди.

В колчаковский штаб то и дело стали поступать донесения:

— Западный наблюдательный пункт. К городу подошли крупные силы партизан.

— У южной окраины отряды Красной Армии!

— С севера, со стороны Крутихи, двигаются цепи противника.

— По дороге от Плотниковой скачет кавалерия…

В городе начался переполох. По улицам заметались офицеры, каменская буржуазия с чемоданами, узлами. По узким проулкам вскачь неслись лошади, пролётки, простые крестьянские телеги — на них тоже чемоданы, узлы, в беспорядке наваленные вещи. У всех только одна мысль: "Бежать!" Но куда бежать, где можно незаметно проскочить мимо партизан — никто не знал. Белые отряды метнулись в сторону бойни, к Дурному Логу, попытались выйти на корниловскую дорогу, прорваться берегом Оби, пробраться по тонкому льду на остров — и всюду натыкались на партизанские цепи.

Громов отдал приказ Максу Ламбергу предпринять ложную атаку, а затем отойти в беспорядке — не соблазнятся ли белые и не предпримут ли контратаку, выйдя из города. И тогда основные силы ударят им в тыл. Белые сначала пошли на эту хитрость, но когда партизанские пулемётчики не удержались, открыли огонь, они отошли назад.

Колчаковское командование попыталось сконцентрировать свои силы в одном: месте для организации прорыва, но партизаны завязывали перестрелку сразу на многих участках, и колчаковское командование вынуждено было бросать туда свои силы.

После полудня белые предприняли наступление, но, понеся большие потери, отступили. Больше попыток про рваться они не предпринимали. Казалось, они смирились со своей участью.

Под вечер густыми хлопьями повалил снег, подул с Оби сильный ветер. Партизаны отошли в Заковряжино, оставив небольшой заслон. Ночью белые бежали из города, а утром 28 ноября в него вошли партизаны. Вскоре на домах и заборах было расклеено воззвание, подписанное командиром корпуса алтайских партизан — Игнатом Громовым. В воззвании жителям города сообщалось: "Разнузданная, зверская кабала в Камне низвергнута. Белогвардейцы в панике отступили и больше никогда теперь не вернутся. Советская власть победила!.."

* * *

Колчаковская армия катилась в пропасть. В известиях информационного отдела штаба корпуса Громова от 29 ноября 1919 года образно и не без иронии сообща лось об этом так:

"Белые бегут… Белые утекают без оглядки… Полный развал армии… Казаки отказались воевать. Новобранцы разбегаются. Господа офицеры и добровольцы думу думают тяжёлую, горькую, как бы им быть и за кого им слыть: смазывать ли пятки и утекать, куда глаза глядят, или остаться — побеседовать с богом. Они предпочитают первое и добросовестно подмазывают пятки.

Вот официальное донесение командира 10-го полка тов. Шумского от 25 ноября № 97. Сообщает, что опрошенные им новобранцы, прибывшие из Семипалатинска, рассказывают о паническом настроении войск буржуазии. Все эвакуируются в Зайсан. Новобранцы комиссией распускаются на родину, кто пожелает. В городе войск мало. Со ст. Рубцовка казачьи части ушли, говоря, что они больше воевать не желают. Генерал Евтин, командир 2-го корпуса, плакал, уговаривая казаков остаться и не бросать их. Бобровский военно-революционный штаб от 24-го ноября № 1128 доносит, что им опрошены 4 солдата, отпущенные белыми по болезни, которые рассказывают, что гор. Омск сдан без боя. Между Омском и ст. Татарка окружена часть белой армии. Настроение белых на главном фронте паническое. Стоит только показаться разведке красных, как армия бежит. Вся Сибирская железная дорога забита эшелонами с войсками и разным имуществом. Со стороны Омска поезда идут в затылок. Вся белая команда перебирается в г. Иркутск. Томск и Новониколаевск эвакуируются. Щетинкин со своей армией двигается на Ачинск. Офицерство открыто говорит, что дело проиграно, что война кончится к рождеству, что Сибири судьба быть советской. В Барнауле чехи и поляки продают на толкучке награбленное крестьянское имущество.

Командир 2-го Славгородского полка от 28 ноября в 10 ч. вечера сообщил, что новобранцы 43-го и 46-го полков восстали, перебили весь командный состав и весь день 28-го сражались с добровольцами.

На помощь добровольцам пришёл эшелон с войсками. На помощь восставшим новобранцам 28-го ночью выступили наши полки на ст. Поспелиха.

К этому не мешает добавить рассказ прибывшей в село Лебяжье из Омска учительницы. Она рассказывает, что перед падением Омска над городом летал аэроплан красных, который сбросил пару лаптей и 80 рублей денег и письмо. Письмо и деньги адресованы Колчаку.

На деньги советуется купить сала и смазать пятки, чтобы не потрепались лапти.

Колчак, должно быть, послушался этого.

Что ж, с богом!

Гладенькой дорожкой под откос!


Начальник штаба корпуса Жигалин.

Заведующий информационным отделом И. Кантышев".


5-я Красная Армия, преследуя белых, вышла на территорию, контролируемую партизанскими полками Мамонтова.

Через несколько дней после захвата Камня в штаб Громова прибыли представители 26-й краснознамённой I Златоустовской дивизии и сообщили, что к городу подходит регулярная Красная Армия. Штаб корпуса решил для встречи вывести в полном боевом порядке своих партизан на западную окраину города. Две пулемётные команды с двадцатью пятью пулемётными тачанками выстроились в одну шеренгу для почётного караула.

Командир 6-го Кулундинского полка Шевченко и комиссар Бархатов-Костылев с эскадроном конников на рысях двинулись за город. В морозной тишине зазвучала песня:

Там, средь широкого поля,
Вьётся народный наш флаг.
Бьётся со вражеской силой
Громовский красный отряд…

Бесконечной лентой убегает в степь заснеженная дорога. По ней двигаются подводы. Сколько их? — не сосчитать: из-за поворота наползают на пригорок всё новые и новые.

— А ну, хлопцы, галопом! — скомандовал Шевченко и первый, дымя трубкой, пришпорил коня.

Партизаны галопом поскакали за командиром, охватили с обеих сторон двигающиеся сани с красноармейца ми. Десятки мощных голосов всколыхнули воздух и разлили по степи:

— Ура-а-а!..

И в самом городе нарастает нетерпение. Партизаны и собравшиеся вокруг них жители то и дело посматривают вдоль улицы. Наконец, показывается нескончаемый поток саней с красноармейцами.

Громов прикладывает руку к головному убору, отдавая честь, обветренное лицо расплывается в улыбке. Что есть силы он кричит:

— Да здравствует Красная Армия!

Партизанское "ура" сливается с ответным красноармейским и несётся нарастающим гулом по улицам освобождённого Камня.

* * *

В Камень, в штаб корпуса, стали поступать одно радостное известие за другим. 2 декабря партизанами взят г. Павлодар. 3 декабря 10-й Змеиногорский полк вошёл в Семипалатинск. Начальник политчасти 7-го полка "Красных орлов" имени Колядо Аркадий Данилов сообщил: "Наш полк под командой Неборак совместно с восставшими рабочими 10 декабря освободили от колчаковских насильников Барнаул".

Партизанские части всюду соединялись с регулярной Красной Армией. Главком Мамонтов дал в Москву, военному комиссару и в копии Главкому восточно-советского фронта телеграмму: "После долгой оторванности от центральной России мы, наконец, получили возможность и спешим от лица двадцатитысячной повстанческой крестьянской Красной Армии Западной Сибири приветствовать в вашем лице всю славную Красную советскую армию и выражаем глубокую уверенность, что в недалёком будущем совместно с мировым пролетариатом раздавим мировую буржуазию, как раздавили авантюриста Колчака…"

9 декабря 1919 года Громов отдал последний приказ по войскам 2-го корпуса: "…С сего числа все красноармейцы, входящие в состав частей 2-го корпуса, считаются состоящими на действительной военной службе рабоче-крестьянской Красной Армии Российской социалистической федеративной советской республики, со всеми правами и обязанностями, отсюда вытекающими.

…Всему командному составу и тт. красноармейцам Сибирской повстанческой армии приношу большую благодарность за горячее участие в борьбе по освобождению Сибири от ига правительства Колчака. Перенесённые лишения в борьбе, героизм в боях и выдерживание натисков противника, со всех сторон старавшегося раздавить вас, повстанцев, — всё это указывает на сознательность выполнения своего долга перед революцией…"


Март 1956 — декабрь 1957 г.

КРАТКАЯ БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Сергей Осипович Омбыш-Кузнецов родился в селе Ново-Гутово, Барабинского района, Новосибирской области, в 1921 году.

В 1939 году, окончив среднюю школу в гор. Барабинске, поступает в Свердловский горный институт. Из института уходит в армию, в которой служит до 1946 года.

В 1946 году возвращается в Барабинск и работает до 1951 года редактором городской газеты "Коммуна". В 1954 году оканчивает Высшую партийную школу при ЦК КПСС и с тех пор работает главным редактором Новосибирского книжного издательства.

Писать начал в 1942 году. Первые рассказы: "Переводчик", "Старый цыган", "Мать". "Узкая юбка", "Жалобная книга" и другие, ряд стихотворений были опубликованы во фронтовой газете "На боевом посту" и армейской газете.

В 1955 году издаётся его повесть "На охотничьей тропе", и 1956 году — детская повесть "Тимкино призвание" и сказка "Мороз-Морозище". "Повесть о партизане Громове" — четвёртая книжка автора.


Примечания

1

Дрыгаль — ломовой извозчик.

(обратно)

2

Князь Кропоткин — помещик Казанской губернии, популярный в то время в монархических кругах.

(обратно)

3

Новониколаевск — ныне Новосибирск.

(обратно)

4

Дядя Вася — Василий Анучин, комиссар почты и телеграфа Алтайской губернии.

(обратно)

5

Барнаулка — небольшая речушка.

(обратно)

6

Медвежонок — маленькая речушка.

(обратно)

7

Чарамига — вертун по-мордовски.

(обратно)

8

Комуч — Комитет членов Учредительного собрания, созданный в Самаре из эсеров. Комуч претендовал на выполнение правительственных функций во всероссийском масштабе.

(обратно)

9

Полковник Уорд — член английского парламента, принимавший участие в становлении "Верховного правителя" Колчака. Госпожа Франк — издательница белогвардейской газеты "Русская армия".

(обратно)

10

Екатеринбург — ныне Свердловск.

(обратно)

11

Красная горка — первое воскресенье после пасхи. Раньше считалось, то это лучшее время для венчания и свадеб.

(обратно)

12

Ханхары — село в бывшем Змеиногорском уезде, где, скрываясь от колчаковцев, группа Мамонтова под видом переселенцев прожила зиму 1918—19 гг.

(обратно)

13

Все они большевики. Тищенко и Чернышев — члены Каперского Совета. Маздрин — впоследствии руководитель военного отдела Облакома, Клевцов — член Облакома.

(обратно)

Оглавление

  • ОТ АВТОРА
  • Часть первая Перед решающими схватками
  • Часть вторая. Партизанские бои
  • КРАТКАЯ БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА
  • *** Примечания ***




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики