Гаммельнская чума (авторский сборник) [Бертрам Чандлер] (fb2) читать онлайн

- Гаммельнская чума (авторский сборник) (пер. Н. Дружинина, ...) (а.с. Классика мировой фантастики ) 2.77 Мб, 655с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Бертрам Чандлер

Настройки текста:



Бертрам Чандлер Гаммельнская чума

ДРУГАЯ ВСЕЛЕННАЯ

Глава 1

Пронизывающий ледяной ветер гулял по космопорту, вздымая тучи пыли и грязного снега. Стоя у окна своего кабинета на последнем этаже административного здания Порт–Форлона, коммодор Граймс задумчиво обозревал свое маленькое царство.

Там, внизу, одиноко возвышался на своей стартовой платформе “Дальний поиск” — некогда транспорт эпсилон–класса, а теперь вооруженный разведчик Флота Конфедерации Миров Приграничья. Вокруг него, точно муравьи, копошились рабочие. Сейчас, во время затишья, “Дальний поиск” был единственным кораблем, чей вид нарушал унылую пустоту посадочной площадки.

Это ненадолго. Скоро жизнь снова войдет в привычное русло. Снова будут приземляться и взлетать корабли — из Приграничья, из Федерации, корабли людей и нелюдей, корабли с ближних и далеких миров… Привычная суета, привычные заботы.

Граймс подошел к оптике на крутящейся подставке, навел объектив на “Дальний поиск” и подстроил резкость. Похоже, непогода никак не влияет на ход ремонтных работ. Носовую часть корабля то и дело озаряли вспышки электросварки: там устанавливали новый масс–индикатор. Прежний, по личному распоряжению Граймса, был перенесен на “Аутсайдер” капитана Калвера. И где теперь Калвер? Перестроив по собственным чертежам навигационную систему и Движитель Манншенна, он умчался неизвестно куда — и исчез. И сейчас он, наверно, несется в неведомые глубины Вселенной, сквозь темные измерения…

“А я остаюсь здесь”, — мрачно подумал Граймс. Сколько лет прошло с тех пор, как он исследовал на своем “Дальнем поиске” никому тогда не известные планеты Восточного Круга? С тех пор, как он обнаружил антимиры на Западе Галактики? [1]Ему твердят, что незаменим на административной работе — хороший предлог для того, чтобы держать его здесь как на привязи. Правильно, носиться по Галактике — это для молодежи, вроде Калвера или Листауэла. А его дело — просиживать штаны в кабинете и подписывать бумаги…

— Коммодор Граймс!

Пронзительный женский голос прервал размышления коммодора. Голос принадлежал его секретарше.

— Да, мисс Уиллоуби… Что случилось?

— Сообщение от Аэрокосмического Управления. “Звездный странник” только что получил разрешение на посадку.

— “Звездный странник”… Если не ошибаюсь, наша ненаглядная Космическая полиция?

— Вы хотели сказать, Федеральная Исследовательская и Контрольная Служба, — сухо поправила она.

Граймс улыбнулся, обнажив белые ровные зубы, и выражение его грубоватого, изрезанного морщинами лица стало мягче.

— Ладно, пойду вымою шею и надену чистые носки.

— Но у вас всегда все чистое… — растерянно проговорила девушка. — И носки тоже…

— Не обращайте внимания, это просто фигура речи, — успокоил ее Граймс. Пожалуй, она склонна понимать все слишком буквально.

— Расчетное время посадки… В общем, через пятнадцать минут, — сообщила мисс Уиллоуби.

— Ох, уж эти федералы, — проворчал он. — Времени тратят что на взлет, что на посадку, тормозят так, что баки высыхают… И голова не болит, благо топливо — за счет налогоплательщиков.

— Но вы же сами служили в ФИКС, не так ли?

— В прошлой жизни. Я считаю себя гражданином Конфедерации… Приграничником, если угодно. Хоть и говорят, что такие, как я, бродягами не становятся, — он снова улыбнулся. — В конце концов, твой дом там, где твое сердце…

А в самом деле: где его сердце?

“Звездный странник” опускался с шумом и блеском — как и подобает федеральному кораблю. Еще до того, как ослепительно сверкающая звезда появилась на сером небе, из‑за облаков донесся грохот — казалось, подвыпивший барабанщик исполняет на гигантском тамтаме замысловатое остинато [2]. Когда же корабль провалился сквозь ватную пелену, в здании задребезжали стекла и металлические фермы.

Длинный язык раскаленных газов коснулся застывших луж и редких сугробов, и “Звездный странник” на миг исчез в густом облаке пара. Ветер швырнул в окна водяной пылью. Сквозь россыпь мелких брызг Граймс наблюдал, как по космодрому к застывшему на трех опорах блестящему веретену несутся машины обслуживания, похожие на божьих коровок.

— Надеюсь, дома его встречают не хуже, — фыркнул Граймс, вспоминая годы своей службы в… Федеральной Исследовательской и Контрольной Службе.

Туман вокруг “Звездного странника” понемногу рассеивался. Некоторое время ничего не происходило. Начинало смеркаться. Потом машины одна за другой поползли прочь от корабля, и в сумерках на гладком заостренном носу корабля ярко вспыхнул красный огонек.

— Сейчас он взлетит, — сказала мисс Уиллоуби.

— Да, вижу, вижу, — пробормотал Граймс и добавил громче: — Должно быть, к нам пожаловала какая‑то важная персона. Мне следовало подняться на борт. Как только он взлетит, передайте дежурному капитану порта, что мне хотелось бы его видеть. И как можно скорее.

Под дюзами “Странника” вскипело голубое пламя, и через мгновение корабль уже исчез за облаками, словно снаряд, выпущенный из невидимой пушки.

Сквозь оглушительный грохот и рев пробился писк селекторной связи, потом еще какие‑то звуки, но Граймс не мог разобрать ни слова. Секретарша пришла на помощь.

— К вам коммандер Веррилл, сэр! — прокричала она.

“Я должен был вымыть шею, — подумал Граймс. — Но теперь уже поздно”.

Глава 2

“А она почти не изменилась”, — подумал Граймс, глядя, как она входит в его кабинет. Она была в гражданском — темно–синий плащ с высоким воротником и пушистый свитер — настолько белый, что казалось, будто он светится. Альтаирский кристаллический шелк… Такая кофточка способна пробить серьезную брешь в федеральном бюджете.

Да, ФИКС неплохо обеспечивает своих сотрудников. Впрочем… на ней бы и старый мешок смотрелся шикарным платьем — таково свойство по–настоящему красивых женщин. Капельки воды сверкали в ее огненных волосах, как бриллианты.

— Добро пожаловать на борт, коммандер, — проговорил Граймс.

— Рада вас видеть, коммодор.

Ее голос звучал на удивление негромко. Она позволила Граймсу принять у нее плащ, коротко кивнула в ответ на предложение присесть, грациозно опустилась стул и наблюдала, как коммодор бережно вешает ее одежду в шкаф.

— Кофе, коммандер Веррил? Или что‑нибудь покрепче?

— Что‑нибудь покрепче, — на ее ярких губах заиграла улыбка. — Сейчас это не повредит — скорее, пойдет на пользу.

— Это уж точно. Скотч из Новой Каледонии?

— Замечательно. У вас здесь такой ужасный климат, коммодор!

— Выбирать не приходится… Достаточно?

— Еще чуть–чуть… Мне нужно согреться.

“Ей это действительно необходимо, — думал Граймс, пристально изучая ее лицо. — И вряд ли тут дело в погодных условиях…”

— Ваше здоровье, — сказала она.

— Ваше здоровье, — ответил он. — Повторить?

— Да, спасибо.

— Должно быть, у вас важное дело, коммандер, — сказал он, наполняя стаканы льдом. — Учитывая, что вы прибыли “курьером”…

— Очень важное.

Коммандер Веррилл выразительно взглянула на мисс Уиллоуби, которая слишком уж деловито перебирала бумаги на своем столе.

— Гхм… Н–да. Мисс Уиллоуби… Пожалуйста, отнесите начальнику склада грузовой план с “Сокола Приграничья”.

— Но я должна подготовить ведомость починки “Пустельги”.

— Это более срочное дело, мисс Уиллоуби.

— Хорошо, сэр.

Девушка аккуратно сложила бумаги и медленно, с достоинством удалилась.

Коммандер Веррилл проводила ее взглядом и фыркнула.

— Как вы можете работать с такими людьми, коммодор?

— Конечно, на гражданской службе с подобным мириться не станут — тем более в Федерации… Однако, если мне не изменяет память… В бытность мою на службе в Космическом Флоте у старого адмирала Холла была секретаршей некая лейтенант Мэйсон. Стоило ей получить в подарок какую‑нибудь безделушку — и весь штаб начинал гудеть слухами относительно повышений, переводов по службе и всего такого.

— Сейчас многое изменилось.

— Если бы в лучшую сторону… Нет–нет, не волнуйтесь. Мой кабинет регулярно “стерилизуется”.

— “Стерилизуется”?

— Да. Время от времени у кого‑нибудь из федеральных шишек случается приступ любопытства, и он задает себе вопрос: а что это делается у них под боком? Тогда кто‑нибудь… простите, из вашей Службы наносит мне визит и невзначай забывает в моем кабинете пару “жучков”.

— Не будем об этом, Джон.

— Конечно, вы ни о чем подобном даже не слышали?

Она усмехнулась.

— Это часть моей работы. И, может, наиболее важная часть.

— А чем вы сейчас занимаетесь?

— Можно сказать, ничем. Наш посол ведет с вашим президентом переговоры о взаимовыгодном сотрудничестве. Думаю, скоро они до чего‑нибудь договорятся. Ведь у нас добрососедские отношения — с тех пор, как Федерация признала вашу независимость.

— Если речь об аренде кораблей, то при нынешнем положении дел нам выгоднее предоставлять их вместе с командой, — ответил Граймс. — Нет, конечно, пара–другая транспортов найдется. Например, те, что прежде принадлежали Межзвездному Транспортному Комитету. Можете считать, что они ваши.

О том, что эти транспорты — равно как и добрая половина кораблей Флота Миров Приграничья — уже несколько стандартных лет назад были списаны из МТК, он умолчал. Впрочем, коммандер Веррилл наверняка знает об этом не хуже.

— У нас достаточно кораблей, — возразила она. — Достаточно астронавтов, достаточно техников. Но одно дело иметь, а другое дело — использовать. Вы заселили эти задворки Галактики, отгородили забором и повесили большую табличку: “Не входить!” Но слухи все равно доходят, и с этим вы ничего не поделаете. Например, ваше “Летящее облако”, которое побывало в доброй дюжине альтернативных временных потоков. А эта история с наскальными рисунками планеты Кинсолвинга? Я знаю, это было сто пятьдесят лет назад… Тогда и разговоров не было ни о каком суверенитете Приграничья… так что вы не погнушались нашей помощью.

— А также корабль Аутсайдеров.

— Ну, это другое дело. Может быть, его оставили пришельцы из другой Галактики — но вряд ли они знали, что это вашатерритория. Но, в любом случае, мы там уже побывали.

Она протянула свой стакан.

— Но, Соня…

— Не бойтесь, Джон, — она усмехнулась. — Вы же знаете: на самом деле я Ольга Поповски, Прекрасная Шпионка… Все под контролем.

Граймс молча наполнил ее стакан.

— Спасибо. Как вы поняли, последнее время наше правительство начало всерьез интересоваться всевозможными странными вещами, которые происходят в этой части Галактики… и тем, насколько часто они происходят. Руководство ФИКС провело специальное заседание и пришло к выводу, что на весь разведотдел есть только один офицер, у кого сложились… достаточно близкие отношения с Конфедерацией. Не нужно говорить, кто это. Также было решено, что нам имеет смысл обратиться за помощью к вашему правительству. Разумеется, все расходы берет на себя ФИКС. Честно говоря, когда мне поручили это задание, я отказалась. Я действительно знаю Приграничье. Но не могу сказать, что с ним у меня связаны самые светлые воспоминания, — она наклонилась вперед, и ее ладонь легла на колено Граймсу. — Понимаете…

— Что, Соня?

— Джон, все эти Призраки Приграничья, все эти альтернативные Вселенные меня не слишком интересуют… Ведь вы кое‑что обо мне знаете. Например, о том, что в моей жизни было лишь двое мужчин — настоящих мужчин. Билл Модели, который обнаружил тот самый Аутсайдер — он назвал его “карантинной станцией”… и заплатил жизнью за свое открытие. И Дерек Калвер — увы, ему больше нравится Джейн Арлен. Черт возьми, Джон, я устала. Устала играть роль одинокого охотника — или жертвы, как хотите. Я хочу мужчину — настоящего. Я хочу семью. Когда я выйду в отставку, ФИКС отблагодарит меня за верную службу солидной суммой. Потом в Федерации появится еще одна маленькая транспортная компания — совсем маленькая, всего одно судно, — которая позволит владельцу и экипажу жить весьма неплохо. Но это такая пошлость! Джон… Я хочу отправиться в эту Альтернативную Вселенную и найти Дерека.

— А если вы найдете сразу двух Дереков?

Она невесело усмехнулась.

— Значит, у меня их будет двое. Джон, это не просто приключение. Это возможность значительно расширить границы человеческого сознания.

— И обрести тихую гавань, куда вы так стремитесь.

Он поднял свой стакан, словно провозглашая тост.

— Вот именно поэтому, Соня, я сделаю все, что в моей власти. Для вас.

Глава 3

Когда Соня ушла, он встал и принялся мерить шагами кабинет. Потом попытался заняться бумагами — работа, которую обычно выполняла его секретарша… и, пожалуй, выполняла куда более успешно. Однако, когда мисс Уиллоуби вернулась со склада и попыталась отстранить его от этой деятельности, Граймс покачал головой.

— Идите домой, — мягко, но решительно сказал он. — Завтра жду вас в обычное время.

Однако толком ему так и не удалось ничего сделать. В конце концов, затолкав бумаги в стол, коммодор налил себе кофе из древней кофеварки и раскурил свою потертую трубку.

Он думал о Соне Веррилл. О ее прошлом ему было известно куда больше, чем она рассказала сегодня. Он жалел ее… и мучительно завидовал ей.

Она полна надежд. У нее есть цель, к которой она стремится. Даже если ей на этот раз не повезет — не страшно. У нее появится другая цель. Потом следующая, еще, и еще одна… В любом случае, жизнь офицера разведотдела ФИКС проходит в непрерывных путешествиях — на зависть любому астронавту. Улыбнувшись при этой мысли, Граймс пробормотал:

— И однажды она встретит своего принца…

Да, он завидовал ей. Служба связывает ее жизнь множеством весьма жестких ограничений — и при этом она гораздо свободнее, чем он. Граймс сильно подозревал, что ее собственных средств вполне хватало, чтобы осуществить этот проект и без помощи ФИКС.

А ему суждено до конца жизни сидеть здесь, на краю Вселенной… Отставить, коммодор запаса Граймс. Не стоит себя жалеть. Ты уже достиг своей вершины.

И тем не менее…

Чашка опустела, и он снова подошел к кофеварке.

“Тогда, на Лорне, я должен был сделать предложение”.

Впрочем, тогда он был рад, что не сделал этого. Она привыкла к роскоши — его неустроенный быт вызвал бы у нее сначала недовольство, потом раздражение… Его дети выросли, обзавелись семьями. Будучи неисправимыми домоседами, они наверняка не захотят иметь ничего общего с профессиональной искательницей приключений.

Но…

Он тоже примет участие в этой экспедиции — заочно. Он, Джон Граймс, сделает все возможное, чтобы она состоялась. А когда Соня вернется, он сможет из первых уст узнать обо всем, что там произошло. Ей нужен корабль? Отлично. Она получит корабль. Старина “Поиск” совсем застоялся, того и гляди, пустит корни [3]. Ей нужна команда? Прежде, чем будет подписано официальное разрешение на экспедицию, “Дальний поиск” будет полностью укомплектован добровольцами. Само собой, все следует делать быстро и аккуратно — не ровен час, поднимут крик политики. Добровольцы — только из числа приграничников. Настоящих приграничников, тех, кто здесь родился и вырос. Почему? У любого из них больше шансов встретить в альтернативной Вселенной своего двойника — куда больше, чем у чужаков вроде его самого, занесенных в Приграничье случайным ветром и осевших тут. Подобрать офицеров и техников тоже не составит большого труда. А вот капитан… Почти все капитаны — толковые капитаны — приписаны к планетарным базам или служат в крупных компаниях… Или в ФИКС.

Коммодор подошел к окну. Оно занимало почти всю стену, подоконник упирался в колени. К ночи разъяснило. Работы уже прекратились, все прожектора погасли. Сигнальные огни на вышках не могли разогнать темноту, и небо казалось почти черным. Лишь редкие звезды да тусклые белесые пятна далеких туманностей — небо Приграничья не радует глаз россыпью созвездий. Одна звезда была ярче остальных — солнце планеты Далекой, ближайшей соседки Лорна.

Граймс смотрел в черную пустоту. Некоторое время назад там исчез Калвер на своем “Аутсайдере” — может быть, исчез навсегда. Скоро и Соня Веррилл уйдет следом, отправится в неизведанные бездны Темных измерений…

Неужели она на это осмелится?

Он вздрогнул… и внезапно почувствовал себя старым и одиноким. Граймс поспешно отогнал эту мысль. Это слишком напоминало жалость, а в жалости есть что‑то унизительное — особенно когда жалеешь себя.

Он вышел из офиса, спустился в гараж, вывел свой монокар и отправился домой.

Вилла коммодора находилась на окраине Порт–Форлона. Обслуга — люди и роботы — поддерживала в этом большом здании образцовый порядок.

Но даже самые лучшие слуги не могли бы наполнить его тем уютом, тем неповторимым очарованием, которое говорит о присутствии в доме женщины.

Коммодор оставил машину в гараже и, против обыкновения, направился прямо в дом. Обычно первым делом он заходил в оранжерею, чтобы посидеть среди экзотических растений, собранных по всей Галактике. Граймс поспешно пересек холл. В гостиной было темно. Достав из бара бутылку виски, коммодор плеснул себе немного, уселся перед телефоном и набрал номер библиотеки.

Экран засветился, на нем появилось лицо девушки, которая, по мысли ее создателей, должна выглядеть привлекательно. Древнее как мир желание: создать искусственного человека — улучшенную копию настоящего, воплощение своих фантазий… Граймс улыбнулся.

— Чем могу быть полезна, сэр? — мелодичным голоском спросила девушка–робот.

— Мне нужны любые имеющиеся у вас сведения о Призраках Приграничья.

— В текстовой или звуковой форме?

— Зачитайте вслух, пожалуйста.

Граймс поймал себя на мысли, что эта куколка, говорящая с однообразно–вежливыми интонациями, все‑таки создает иллюзию присутствия женщины в доме.

— Подробное или сжатое изложение, сэр?

— Сжатое. Если будет необходимо, я попрошу уточнить.

— Хорошо, сэр. Призраки Приграничья, как следует из их названия, впервые наблюдались в секторе Миров Приграничья Они представляют собой устойчивые зрительные образы определенной тематики, которые не являются галлюцинациями, так как наблюдаются одновременно несколькими людьми и обладают рядом характеристик, несвойственных продукции человеческого сознания. В тематике прослеживаются определенные закономерности. Наиболее распространены случаи, когда группа людей наблюдает более или менее точную копию одного из присутствующих. Известны случаи, когда целые экипажи встречались со своими двойниками. В течение длительного времени Призраки считались проекциями будущего, что породило целый ряд суеверий…

Девушка выдержала выразительную паузу, но вопроса не последовало.

— Однако по мере накопления и анализа информации становится ясно, что образы будущего составляют лишь тридцать процентов от общего числа случаев. Еще в тридцати процентах случаев наблюдаются образы прошлого, двадцать процентов респондентов описывают образы, которые можно отнести к моменту наблюдения, последние двадцать — ситуации, абсолютно невозможные в нашем мире.

В настоящее время этот феномен принято объяснять с позиции теории Фульшама. В 313 году по новому летоисчислению, основываясь на теории параллельных временных потоков, доктор Фульшам выдвинул гипотезу о существовании Альтернативных Вселенных. С помощью этой гипотезы сделана попытка систематизировать и обобщить многочисленные теории о существовании бесконечного ряда параллельных миров. Согласно доктору Фульшаму, ход истории в каждом из этих миров более или менее точно повторяет историю человечества и других цивилизаций в нашем мире. В некоторых точках Вселенной границы между параллельными потоками…

Снова выжидающая пауза, на этот раз довольно долгая.

— Прошу вас, продолжайте. Если какие‑то узко научные термины будут непонятны, я спрошу.

— Благодарю, сэр. Я продолжаю. Согласно доктору Фульшаму, обычно границы между временными потоками непроницаемы, то есть прохождение через них материи или энергии невозможно Однако, вследствие непрерывного расширения Галактики, на ее окраинах потоки плотно прилегают друг к другу, и границы между ними становятся настолько тонкими, что соседние миры могут соприкасаться. Примером может служить случай с Дереком Калвером, старшим офицером транспорта “Госпожа Одиночество”, который можно рассматривать как визуальный контакт с одной из альтернативных Вселенных. Во время обычного рейса Калвер внезапно увидел неизвестное судно, которое следовало параллельным курсом, так близко, что Калвер смог заглянуть в иллюминатор рубки. Там он увидел самого себя, но в форме капитана, а также многих из тех, кто в тот момент находился с ним в рубке “Госпожи Одиночества” Калвер смог разглядеть название корабля — “Аутсайдер”. Некоторое время судно летело борт о борт с “Госпожой”, а затем исчезло так же неожиданно, как и появилось. Несколько месяцев спустя, получив значительное вознаграждение, Калвер и его товарищи купили подержанный транспорт и основали небольшую транспортную компанию. Свое судно они назвали “Аутсайдер”. Данный случай относится к “пророческим” и может быть объяснен тем, что в параллельном временном потоке события развивались с незначительным опережением относительно нашего.

Следующий случай произошел во время экспедиции капитана Ральфа Листауэла. Экспериментальному кораблю “Летящее облаков случайно удалось проникнуть в соседнюю Вселенную. Корабль Листауэла двигался с околосветовой скоростью, и экипаж предпринял попытку преодолеть “световой барьер”, выстрелив ракету, чтобы развить достаточное ускорение. Разумеется, им это не удалось. Однако результаты оказались весьма неожиданными и интересными. На некоторое время “Летящее облако” фактически стало тем, что мы называем “Призраком Приграничья”. Прежде чем вернуться в наш временной поток, экипаж Листауэла имел возможность наблюдать ряд необычных явлений. В частности, в ходе эксперимента был случайно открыт метод изменения заряда атомарных частиц на противоположный. Это открытие позволило установить контакты между нашим миром и мирами из антиматерии.

Без всякого сомнения, феномен Призраков заслуживает самого внимательного изучения. Однако после отделения Миров Приграничья от Федерации расширение сотрудничества исследовательских центров Конфедерации с Федеративной Исследовательской и Контрольной Службой, которое позволило бы развернутое изучение данного явления, представляется затруднительным.

— Ваши сведения устарели, — улыбнулся Граймс.

— Прошу прощения, сэр?

— Ваши сведения устарели. Впрочем, пусть это вас не волнует. Это наша вина. Просто людей иногда подводит память. Ваш банк данных забыли обновить.

— Вы не могли бы указать источник информации, которым вы пользуетесь, сэр?

— Окружающий мир. Простите, это шутка. Когда‑нибудь — надеюсь, очень скоро — я сообщу вам самые последние результаты исследований.

“Если только Соня вернется и расскажет”, — подумал он, и от хорошего настроения не осталось и следа.

Глава 4

Неделька выдалась просто сумасшедшая. Достаточно того, что в Порт–Форлорн прибыл “Мамонт Приграничья”. Бывшие “Битые Близнецы” (официально — “Бета Близнецов”), в недавнем прошлом транспорт Межзвездного Транспортного Комитета, в очередной раз подтвердили свое почетное первое место в черном списке Флота Приграничья. Во–первых, весь груз сырой рыбы, который должен был быть доставлен с Мелиса на Лорн, испортился по дороге.

Далее, Главный Инженер–Механик Манншенновского Движителя получил серьезные травмы во время пьяной драки с офицером по снабжению. Второй, третий и четвертый “имамы” устроили скандал в присутствии администрации порта, наотрез отказавшись взойти на борт какого бы то ни было судна, где будут находиться капитан “Мамонта” и его первый помощник. Все трое объявили, что предпочли бы убирать на очистных сооружениях отходы человеческой жизнедеятельности.

Тем не менее, Граймс нашел время для того, чтобы заняться отбором кандидатов. Прежде всего он попросил мисс Уиллоуби подготовить анкету, в которой, помимо обычных вопросов, входил следующий: “Встречались ли вы с Призраками Приграничья? Если да, укажите примерную дату и опишите это событие”. Соне будут полезнее люди, для которых подобные явления не в диковинку. Затем он был вынужден с прискорбием признать, что для экспедиции необходим фотонный парусник — значит, “Дальнему поиску” снова придется ждать своего часа. Вздохнув напоследок, коммодор занялся изучением расписания. Торговля с антимирами набирала обороты, и для того, чтобы снять какое‑нибудь судно с рейса хотя бы на пару недель, следовало произвести целый ряд рокировок.

Мисс Уиллоуби раздала анкеты экипажу “Мамонта” — единственного судна, которое стояло в порту, если не считать “Дальнего Поиска”… но “Поиску”, похоже, суждено было стать частью местного пейзажа, Офицеры “Мамонта” успели изрядно подмочить свою репутацию. Граймс давно планировал разогнать эту шумную компанию — а именно, перевести их на наименее ответственные маршруты, причем всех на разные суда. Однако, когда мисс Уиллоуби принесла анкеты, коммодор внимательно изучил каждую.

Ничего неожиданного он не обнаружил. Капитан и его помощник до последнего времени служили на судах Межзвездного Транспортного Комитета — обычное начало карьеры для доброй половины офицеров Флота Конфедерации. Они знали о Призраках лишь понаслышке и имели на этот счет соответствующее мнение. В анкете капитана Дженкинса поперек строчек, предназначенных для описания встреч с призраками, красовалась размашистая надпись: “СУЕВЕРНЫЕ ВЫДУМКИ!” Но второй, третий и четвертый “имамы”, а также офицер псионической связи были приграничниками в третьем поколении, и каждый из них неоднократно наблюдал “суеверную выдумку” собственными глазами.

Похоже, проблема с техническом персоналом была разрешена. “Имамы” давно и безуспешно ждали продвижения по службе. Однако на положительные отзывы от капитана Дженкинса им рассчитывать не приходилось. Возможно, мнение капитана было несколько предвзятым, но Граймс не припоминал, чтобы видел их фамилии в списках представленных к повышению. Хотя — кто знает… В случае чего, их будет чем припугнуть. Когда выбор невелик, приходится действовать решительно. Нужны добровольцы для изучения Призраков Приграничья? Ты, ты и ты — шаг вперед!

Правда, существовало еще одно препятствие. Ни одному из них еще не приходилось летать на сверхсветовых кораблях. Как скоро Соне потребуется корабль? Будет ли у них время, чтобы обучить добровольцев хотя бы самым общим принципам управления фотонным парусником?

Конечно, на Флоте Приграничья есть специалисты самой высокой квалификации. Но чем выше квалификация, тем выше ответственность. Удастся ли найти им замену на время экспедиции?

Он сидел в своем офисе и ломал голову над этой проблемой, когда ему доложили о прибытии коммандера Веррилл.

Через минуту Соня вошла в кабинет и чуть ли не с порога протянула длинный конверт.

— Вам приказ, коммодор.

Граймс принял конверт и внимательно осмотрел его. На штампе герб Конфедерации… К чему бы это?

— Ну, открывайте же наконец!

— Что за спешка? — проворчал коммодор, извлекая из ящика нож для бумаг — изящную вещицу из кости морского единорога с Меллиса. Вскрыв конверт, Граймс развернул бумагу и принялся продираться сквозь дебри официальных формулировок, пытаясь уловить смысл.

В результате переговоров “Президент Конфедерации Миров Приграничья и посол Межзвездной Федерации пришли к следующему соглашению. Конфедерация обязуется оказывать Федеральной Исследовательской и Контрольной Службе всестороннюю поддержку”… Так… “Коммодору Дж. Граймсу предписывается оказывать необходимую помощь коммандеру разведотдела ФИКС С. Веррилл, в частности, предоставить судно, соответствующее целям и задачам научной экспедиции, и оказать содействие в подборе экипажа…”

Граймс пробежал глазами следующий абзац, потом перечитал еще раз… и его брови ползли вверх.

“Коммодор Граймс считается свободным от обязанностей начальника Космической службы Флота Миров Приграничья и капитана порта Форлорн до окончания совместной операции. Временно исполняющим вышеуказанные обязанности считается капитан У. Фарли. Коммодору Дж. Граймсу надлежит в кратчайшие сроки ознакомить капитана У. Фарли с его обязанностями и передать необходимую документацию. Коммодор Дж. Граймс назначается капитаном корабля, нанятого Федеральной Исследовательской и Контрольной Службой, и обязуется контролировать соблюдение интересов Конфедерации во время экспедиции…”

Граймс хмыкнул и мрачно поглядел на Соню:

— Как я понимаю, это ваших рук дело?

— Отчасти. Но главная причина в другом. Просто ваше Правительство не пожелало передать один из своих бесценных кораблей в руки федералов.

— Но почему… именно я?

Соня усмехнулась.

— Видите ли, я сказала, что если капитаном корабля должен быть представитель Конфедерации, то я, как представитель ФИКС, просто обязана убедиться в его благонадежности. А потом оказалось, что есть только один надежный и внушающий доверие кандидат… — она удивленно посмотрела на него. — Джон, неужели вы не рады?

— Мягко сказано.

Она выглядела такой растерянной, что Граймс рассмеялся.

— Честно говоря, Соня… В тот вечер, когда вы прилетели, я сидел в этом самом кабинете, в этом кресле и думал, до чего же мне осточертела вся эта бумажная работа. О таком отпуске я и мечтать не мог. Ваша безумная затея…

— В этом нет ничего безумного, — возразила Соня.

— А как еще можно назвать охоту за космическими привидениями?

— Джон, вы ведь знаете не хуже меня, что Призраки — это реально существующее явление. Вспомните: в свое время телепатию тоже считали паранормальным явлением — а сейчас офицер–телепат есть на каждом корабле. Этот феномен давно пора исследовать. Но, если вы или ваши люди слишком заняты… Я попробую убедить свое руководство найти другую кандидатуру, хотя это будет непросто.

Граймс покачал головой.

— Ладно, ладно… Правда, я сам никогда не видел этих Призраков… Похоже, я разучился шутить. Скоро вернется мисс Уиллоуби, надо будет сказать ей, чтобы она разложила бумаги как следует — не то капитан Фарли до конца экспедиции не разберется, где что лежит. А пока она не вернулась, мы можем обсудить все детали. Думаю, со сверхсветовым кораблем проблем не будет. В ближайшие дни в Порт–Форлорн прибывает “Катти Сарк”. По–моему, это как раз то, что нужно.

— Но мне не нужен сверхсветовой корабль.

— Мне казалось, что для ваших целей…

— Я слышала о путешествии капитана Листауэла. И я знаю, что произошло с ним и его экипажем. Вот в этом‑то все и дело. Если помните, после того как “Летящее облако” оказалось в параллельном временном потоке… Вы читали записи капитана Листауэла? Каждый из тех, кто находился на борту, стал в некотором роде другой личностью. Я хочу остаться собой — даже в другом мире.

— Так какой вам нужен корабль?

Она выразительно поглядела в окно.

— Я надеялась, что “Дальний поиск” свободен…

— Он действительно свободен.

— И он оборудован лучше, чем любое торговое судно. Например, дистанционный масс–индикатор…

— Разумеется.

— Целеуказатель Карлотти, навигационное оборудование?

— Конечно.

— И при этом в трюмах достаточно места, чтобы установить хранилище антиматерии?

Граймс улыбнулся.

— Ваш разведотдел, как всегда, на высоте. Да… Пожалуй, после такого путешествия “Дальний поиск” будет вполне оправдывать свое имя. Значит, придется выйти на орбиту — там как раз болтаются несколько контейнеров с антиматерией для фотонных шлюпок… вот один мы и прихватим. Вы, конечно, знаете, как эта штука устроена: антижелезо в оболочке из нейтронов…

— Ну да. Затем стальной корпус, в который встроены мощные постоянные магниты — их поле не дает антивеществу соприкоснуться с обычной материей.

— И маленькая нейтронная пушка, чтобы запустить процесс. Честно говоря, я сам подумывал установить на “Поиск” эту штуку и посмотреть, как она уживется с Манншенном…

— Вот и прекрасно. Тогда ваши механики подготовят трюм для установки сферы, а наши немного поработают с навигационной системой Карлотти. Они прибывают ближайшим рейсом с Эльсинора. Кстати, как дела с экипажем?

— Все в порядке. Но что значит “поработают с Карлотти”? Если вы собрались что‑то переделывать, я не против. Просто скажите, что именно. Когда мы вернемся…

“Если вернемся”…

— Не беспокойтесь. После экспедиции мы можем даже установить новое оборудование. Если потребуется…

Она сделала выразительную паузу и как бы невзначай бросила взгляд на кофеварку. Граймс поднялся — пожалуй, слишком торопливо — и наполнил две чашки.

— Благодарю.

В течение трех секунд она созерцала бежевую пенку на поверхности кофе.

— Думаю, Джон, вам не терпится узнать, что ожидает ваш ненаглядный “Дальний поиск” и всех, кто на нем полетит — включая и нас с вами. Честно говоря, я бы сама хотела это знать. Я могу весьма неплохо пилотировать корабль — так что, считайте, у вас есть первый помощник, а заодно и навигатор. Но, боюсь, этого будет недостаточно. Придется быть готовым к любым сюрпризам. И все равно: как только все необходимые доработки будут сделаны, мы отправляемся — в тот сектор, где Призраки ветречались чаще всего. Кстати, будет неплохо, если в команде найдутся люди, которые уже встречались с этим явлением.

— Я выбирал именно таких, — с гордостью ответил Граймс. Правда, один человек на корабле не соответствует этому требованию… но об этом он решил не говорить.

— Отлично. По прибытии мы патрулируем сектор и внимательно наблюдаем. Как только появится Призрак — включаем систему.

— Систему наведения? Вы хотите их обстрелять?!

— Нет, конечно. Правда, боюсь, наши действия будут ненамного более корректными, чем обстрел без предупреждения… А может быть, и нет. Когда система заработает, корабль превратится в сверхмощный электромагнит. Одновременно заработает аварийная сигнализация, так что предупредите своих людей заранее. Система завязана на целеуказатель Карлотти. Его антенна направит электромагнитное поле таким образом, чтобы захватить корабль–Призрак. Если верить нашим ученым, между кораблями образуется что‑то вроде перетяжки. Мост, который на некоторое время соединит соседние временные потоки.

— Так вот зачем вам понадобились Призраки… Кажется, я понял. Связь установлена, и “Дальний поиск” сможет перетащить чужой корабль в нашу Вселенную.

— Нет, — в ее голосе послышалось раздражение. — Как вы думаете, зачем нам установка с антивеществом? Нужно создать разницу в массе. Одновременно с магнитной установкой автоматически запускается нейтронная пущка. Какова бы ни была масса Призрака, она больше нулевой — то есть больше, чем масса нашего корабля. И кто кого и куда перетянет?

— Замечательно. А каким образом мы вернемся? — спросил Граймс.

Соня усмехнулась.

— Откровенно говоря, не представляю. Коммодор засмеялся.

— Придется ввести еще один критерий отбора. И приглашать только тех, кого в этом мире ничто не держит… Таких, как я, например

Это должно было прозвучать как шутка, но в его голосе просквозила грусть.

— И я, Джон, — ответила Соня Веррилл.

Глава 5

Капитан Фарли явно не был в восторге, получив приказ экстренно прервать отпуск и прибыть на Форлорн. Однако, когда глазам капитана предстала цифра, выражающая сумму компенсации, настроение его несколько улучшилось. Проведя с капитаном некоторое время — ровно столько, сколько требовали правила хорошего тона — Граймс передал его на попечение мисс Уиллоуби. Ей предстояло посвятить капитана в таинство сведения графиков прилетов и отлетов, исправления складских записок и прочей бумажной работы, которая порой вызывала у Граймса симптомы космической болезни.

Теперь можно было полностью посвятить себя подготовке к экспедиции. Казалось бы, с бумагами было покончено. Как бы не так! Для начала пришлось оформлять договор найма судна. Первая же попытка встретила яростное сопротивление инспекторов Ллойда. Они наотрез отказались выдавать разрешение на взлет кораблю, на котором вместе с Движителем Манншенна должна была быть установлена система антигравитации. Граймс похвалил себя за то, что вовремя промолчал о тех трансформациях, которые претерпели навигационная система и целеуказатель Карлотти.

В конце концов, Соня Веррилл решила воспользоваться служебным положением. После того как ФИКС ненавязчиво напомнила о своем присутствии, джентльменам из Ллойда не оставалось ничего другого, кроме как немного поворчать и пойти на попятный.

С экипажем тоже было не все гладко. Второй, третий и четвертый “имамы” с “Мамонта” приняли новое назначение с восторгом — даже после того, как им сообщили о возможном риске. К ним присоединился и псионик, с которым их связывали весьма теплые отношения — довольно редкий случай. Офицер снабжения и главный “имам” появились вскоре после того, как Граймс направил запрос в соответствующие гильдии.

Проблемы возникли с инженерами межпланетных двигателей. Представитель гильдии “реактивщиков” потребовал надбавки за риск. Граймс уже был готов уступить — если разобраться, он раскошеливался не больше, чем любой другой налогоплательщик. Но когда ему в виде большого одолжения назвали сумму, в два с половиной раза превышающую предусмотренное договором вознаграждение, коммодор понял, что пойдет на принцип. Решение, к которому он пришел в итоге, было весьма изящным. Граймс переговорил с Министром межзвездных сообщений Конфедерации, а затем с Адмиралом Флота Миров Приграничья. В результате этих бесед “Дальний поиск” получил статус вспомогательного крейсера со всеми вытекающими последствиями. В частности, экипаж набирался из офицеров запаса, которые назначались специальным приказом. Гильдия “реактивщиков” запоздало попыталась снизить ставки, но в итоге удалилась несолоно хлебавши.

“Не было бы счастья, да несчастье помогло”, — подумал Граймс, шагая мимо стартовых площадок. До тех пор, пока “Дальний поиск” считался обычным транспортом, и даже после того, как “Поиск” получил статус вооруженного разведчика, он, Джон Граймс, оставался обычным капитаном, хотя и носил звание коммодора. Теперь же он был коммодором на действительной службе, и на его фуражке красовалось крылатое колесо — герб Приграничья. И он был счастлив.

Позади остались бесконечные задержки и проволочки. “Дальний поиск” стоял на своей стартовой площадке центрального космопорта на Лорне. Только сейчас, опустившись в противоперегрузочное кресло, Граймс почувствовал, как вымотался за эти дни. Рядом с ним сидел старший лейтенант Флота Приграничья Суинтон — еще один офицер с “Мамонта Приграничья”, бывший второй помощник. Хрупкий, белокурый, в своей новенькой униформе — его можно было скорее принять за кадета, чем за опытного пилота, каковым он был на самом деле.

Граймс скомандовал взлет.

Медленно, а затем все быстрее и быстрее поднимался старый корабль, рассекая слои атмосферы — и, наконец, замер на орбите, словно утомленный быстрым подъемом.

Траектория сближения была рассчитана с предельной точностью. Малейшая ошибка — и “Поиск” врезался бы в одну из сверкающих сфер, которые неторопливо плыли по орбите.

Последствия такого столкновения можно выразить в сухих цифрах. Но смогут ли эти цифры отразить масштаб катастрофы? Когда один за другим взрываются крошечные сгустки антивещества, выделяя немыслимое количество энергии, испепеляющей все вокруг?

Однако все прошло на удивление гладко. Техники подготовились заблаговременно и теперь собрались в трюме, готовые принять и закрепить контейнер с антивеществом. Один за другим люди в скафандрах покидали шлюз и с обманчивой медлительностью плыли к ближайшему контейнеру. Их движения были удивительно грациозными. “Космический балет”, — подумал Граймс, любуясь их слаженной работой в иллюминатор рубки. Окружив сферу, техники “покатили” ее к шлюзу. Граймс включил систему внутреннего видеонаблюдения. Вот техники закрепляют контейнер в специальном “гнезде”. Шлюз закрывается, и в динамиках раздается глухой железный вздох. Теперь дело за физиками. Вот они — тоже в скафандрах, приборы в их руках кажутся крошечными. Сейчас они настроят нейтронную пушку, чтобы при пуске поток частиц полностью охватил крошечное ядро антиматерии, скрытое в недрах контейнера.

Снаружи к “Поиску” уже пристыковались два орбитальных транспорта. Они наполняли специальные резервуары тоннами воды.

— Вода поглощает нейтроны, — пояснил Граймс, обращаясь своим офицерам. — Это необходимая мера — на всякий случай. Если пушка сработает и масса корабля станет отрицательной, нас просто сорвет с орбиты.

Наконец приготовления были завершены. Один из транспортов отсоединился от “Поиска” и поплыл в сторону Лорна, другой задержался. Крошечные фигурки в скафандрах одна за другой исчезали в его шлюзе. Затем круглое отверстие — черное, как окно в бесконечность — закрылось, транспорт качнулся и отчалил к орбитальной станции.

Граймс занял место старшего пилота. В иллюминаторах виднелся Лорн — с черным серпом по одному краю, как обычно затянутый грязно–серыми облаками. Если даже ему больше никогда не доведется полюбоваться этим зрелищем, подумал Граймс, это будет не самая страшная потеря в его жизни. Впереди и чуть справа, бледно–желтым кристаллом поблескивало солнце Мелисса. Короткие пальцы коммодора привычно легли на контрольную панель и пробежали по рядам кнопок и переключателей. За переборками перегородок донесся приглушенный вой направляющих гироскопов. Медленно, словно нехотя, корабль начал разворачиваться вокруг вертикальной оси. В иллюминаторы стальным блеском брызнуло солнце Лорна — и тут же померкло: светочувствительные пленки потемнели, защищая глаза астронавтов.

— Старший лейтенант Суинтон, аварийное предупреждение, — скомандовал Граймс.

По всему кораблю гнусаво взвыли сирены. На военном корабле этот сигнал понятен без слов, но Граймс едва удержался, чтобы не произнести в микрофон интеркома привычное: “Приготовиться к пуску реактивных двигателей, приготовиться к ускорению”. Сирены смолкли, наступила тишина. Коротким, почти величественным жестом Граймс нажал на пусковую кнопку.

В ту же секунду каждый, кто находился на корабле, почувствовал одно и то же: как будто невидимая рука мягко, но решительно вдавливает тебя в противоперегрузочное кресло, в койку, к которой ты пристегнут… Спокойно, внимательно Граймс наблюдал, как стрелка на круглом циферблате, мерцающем на приборной панели, описывает круг. Вот она вернулась в прежнее положение… и Граймс, с усилием протянув отяжелевшую руку, снова нажал на кнопку. Рядом прозвенел голос Суинтона:

— Движитель Манншенна — пуск!

Гул реактивного двигателя оборвался, и в ту же секунду по барабанным перепонкам ударил пронзительный вой — это набирали обороты гироскопы Движителя. Прецессия их осей нарастала. Справа в иллюминаторах появилась величественная, туманная Линза Галактики, потом превратилась в радужный водоворот и начала искривляться, скручиваться… Черноту пространства прочертили яркие изогнутые полосы. А прямо по курсу, точно хвостатое чертово колесо, вращалось солнце Меллиса.

Граймс снова ощутил прилив гордости. Похоже, экспедиция начинается успешно. Он взглянул на Соню, которая утопала в противоперегрузочном кресле, устремив взгляд в пространство. Интересно, о чем она сейчас думает?

Соня словно почувствовала его взгляд, обернулась, и ее лицо осветилось улыбкой.

— Все в порядке, сэр? — и, не дожидаясь ответа, добавила: — Предлагаю отметить успешный старт. И за бездонные карманы налогоплательщиков.

Предложение было весьма уместным. На правах хозяина Граймс пригласил всех присутствующих в кают–компанию — в рубке остались только вахтенные офицеры. Вскоре Кэрен Шмидт, офицер снабжения, уже раздавала контейнеры с напитками, похожие на пластиковые груши. Граймс обвел глазами собравшихся. Кто‑то закрепился в креслах, кто‑то парил в воздухе, наслаждаясь невесомостью. Коммодор откашлялся… и слова застряли у него в горле. Он хотел произнести тост — краткий, выразительный — а на ум приходили только избитые фразы, которые казались банальными, если не пошлыми.

— Итак, э–э… дамы и господа, — выдавил он наконец, — наша экспедиция благополучно началась. Кто хочет высказаться по этому поводу?

Юный Суинтон выпрямился, отстегнул ремни и, взмыв чуть не под потолок, торжественно произнес:

— За открытие сезона безумной охоты за привидениями!

Все засмеялись, послышались аплодисменты. Однако Граймс заметил, что Соня не смеется. В который раз он видел подтверждение своей догадки: возможно, для кого‑то эта экспедиция — просто увлекательное приключение, — но не для нее. За возможность отправиться в неведомое — и, может быть, непознаваемое — она заплатила многими месяцами работы, усилиями, тревогой. Он поднял свой “бокал” и ответил:

— Доброй охоты!

Глава 6

Вино растеклось по языку и небу. Граймс выждал несколько секунд, наслаждаясь букетом, потом сглотнул и снова огляделся. Черт возьми, для этой экспедиции трудно было найти более подходящую компанию! У каждого за плечами не один год службы на Флоте Приграничья. Каждый уже успел создать себе репутацию- кто‑то получше, кто‑то похуже… И, откровенно говоря, каждый относился к службе с точки зрения извлечения максимальной прибыли с минимальными затратами. Правда, на этот раз за все платит Федерация — а посему можно не беспокоиться по поводу перерасхода топлива… ну, и не только топлива.

Что касается сотрудников ФИКС, которые будут обслуживать переделанную до неузнаваемости установку Карлотти и прочее спецоборудование, то здесь Граймс во всем полагался на Соню. Это ее подчиненные… будем надеяться, что они останутся таковыми de facto, а не только de jure.

Мисс Шмидт снова раздала вино. Да, в невесомости выражение “наполнить бокалы” теряет всякий смысл: пустые емкости просто утилизируются… Когда контейнеры опустели, Граймс отстегнул ремень, просунул ступни в ремешки магнитных сандалий и осторожно поднялся на ноги.

— Прошу всех старших офицеров собраться в моей каюте через пятнадцать минут, — произнес он и покинул кают–компанию.

Как это всегда бывает в невесомости, подъемник был отключен. Цепляясь за блестящие металлические перила, коммодор заскользил вверх. Не добравшись до следующей палубы, он остановился: перила в его руке чуть заметно вибрировали. Кто‑то поднимался по лестнице следом. Граймс обернулся — и не слишком удивился, увидев Соню.

В его каюту они вошли вместе. Граймс расположился за столом, Соня села напротив.

— Это не смешно, Джон. В конце концов… то, что мы делаем… это не шутка.

— Вы имеете в виду нашу охоту за Призраками? Согласен, это весьма остроумная идея. И знаете, что в ней самое остроумное? Вы преследуете свои личные цели. Мы о них ничего не знаем — но готовы ради них жертвовать жизнью. Все мы, и я в том числе. Конечно, к вашим людям это не относится — они здесь по долгу службы.

— Нет. Они тоже добровольцы.

— Вот как… Простите. В самом деле… Все мы будем стараться в меру своих способностей и возможностей. Однако, как я полагаю, никто, кроме меня, не знает об истинных целях нашей экспедиции.

Она грустно улыбнулась.

— Конечно, Джон. Но ведь…

В дверь постучали.

— Войдите! — крикнул Граймс.

Положенные пятнадцать минут истекли. В каюту один за другим входили офицеры. Первым, как и следовало ожидать, появился Суинтон. Вместе с ним — старший “имам” Кэлхаун, плотный, огненно–рыжий, и “реактивщик” Мак–Генри — тощий как жердь, с полированной лысиной. Через минуту подтянулись остальные: псионик Мэйхью, похожий на неуклюжего заспанного подростка, тучный казначей Петерсхэм и невысокая светловолосая Кэрен Шмидт. Последними пришли низенький и живой корабельный врач Тодхантер и Рэнфрю, лейтенант ФИКС, который официально числился радистом, а фактически отвечал за все установки, связанные с системой Карлотти.

Некоторое время коммодор молча наблюдал, как они рассаживаются и привычными движениями пристегивают ремни. Прогресс не стоит на месте, появляются новые устройства — но этим эластичным жгутам с пряжками, суждено пережить еще не одно поколение.

— Можете курить, — произнес он наконец, набив и раскурив свою трубку, он продолжил: — Надеюсь, каждому из вас ясно, что это не обычный торговый рейс. Скорее мы похожи на старинных флибустьеров. Джентльменов удачи. Вижу, вам это ни о чем не говорит. Эти господа плавали по морям и не брезговали пиратством… О, это вам более знакомо. Правда, те, кто сейчас орудует в Галактике — это именно пираты, и никто больше. На мой взгляд, Черный Барт был последним, кого можно назвать флибустьером, — да и то с натяжкой. После него остались одни бандиты, которые действуют исключительно грубой силой… Ладно, я отвлекся. Нам предстоит некоторое время бороздить пространство в ожидании добычи. Правда, сомневаюсь, что тому же Черному Барту приходилось охотиться за призраками…

— Думаю, он бы не отказался, сэр, — подал голос Суинтон, — если бы у призраков было чем поживиться.

— Чем поживиться всегда найдется, — усмехнулся Мак–Генри, — если получше поискать.

Похоже, это было уже слишком.

— К вашему сведению, джентльмены, — произнесла Соня ледяным голосом, — данная экспедиция преследует чисто научные цели и не ставит задачей получение прибыли. Так что ваши замечания немного неуместны.

— Неужели, коммандер Веррилл? — сардонически фыркнул Граймс. — Я уверен: если бы наши правительства — и ваше, и наше — не рассчитывали, что наши исследования в самом ближайшем будущем принесут солидную прибыль — не видать нам их поддержки, как своих ушей!

Соня бросила на него красноречивый взгляд. Коммодору не было необходимости видеть собственные уши — он почувствовал, как они начинают гореть.

— Вы только представьте, — он попытался сохранить прежний тон, — развернуть торговлю с альтернативными Вселенными!

— Если мы найдем альтернативную Вселенную, — сказал Кэлхаун.

— Что вы хотите этим сказать? Если не ошибаюсь, в анкете вы весьма подробно описали свою встречу с Призраком. Я полагал, что большинство присутствующих…

— Безусловно, сэр. Но мы не должны исключать возможность того, что наши Призраки — это просто… призраки. Привидения. Те самые привидения, что обитают в старомодных английских замках на Земле.

— Хорошо, не будем исключать такую возможность, — отрезал Граймс. — Но даже если это так, мы постараемся расширить границы человеческих познаний.

Он глубоко затянулся и выпустил большое облако голубого дыма.

— Однако я возвращаюсь к тому, с чего начал, джентльмены. Конечно, мы не пираты, но кое–чему нам придется у них поучиться. Прежде всего, как я уже сказал, у нас не торговый рейс и тем более не туристический круиз. Каждый из вас должен быть готов в любой момент поднять своих подчиненных по тревоге. Всевозможные развлечения вроде трехмерных крестиков–ноликов отменяются до завершения экспедиции. Старший лейтенант Суинтон, к вам это тоже относится.

Суинтон залился румянцем. Его страсть к игре в крестики–нолики на пространственном модуляторе неизменно вызывала гнев капитана “Мамонта” и старшего помощника — последний, в отличие от лейтенанта, не мог позволить себе этого развлечения.

— А вы, коммандер Кэлхаун, постарайтесь, чтобы в Движитель случайно не затянуло какой‑нибудь роман… или журнал с красивыми девочками на обложке.

Старший “имам” покраснел до корней своих огненных волос.

— Далее. Коммандер Мак–Генри, при взлете реактивный и инерционный двигатели были полностью исправны. Даю вам шесть часов, чтобы привести их в прежнее состояние. Затем я загляну в двигательный отсек. Надеюсь, я не обнаружу там комплекта запчастей, из которых вы в течение пяти секунд соберете систему подачи топлива — за пять секунд до контакта с поверхностью планеты.

Врач, казначей и офицер снабжения с опаской переглянулись. Однако следующим оказался псионик.

— Мистер Мэйхью, насколько я знаю, вы очень мило коротаете время, беседуя с коллегами, которые находятся где‑то на другом конце Галактики. Во время этого рейса вам придется выходить на связь только в соответствии с расписанием и моими распоряжениями.

— Как скажите, босс, — сонно ответил Мэйхью, но, осознав, что он произнес, встрепенулся: — Да, сэр. Конечно, сэр. Можете рассчитывать на меня, сэр.

Тодхантер, Петерсхэм и Шмидт затрепетали, но Граймс удостоил их лишь мрачного взгляда.

— Думаю, на сегодня достаточно. Коммандер Веррилл, вы желаете что‑нибудь добавить?

— Нет, коммодор. Вы вполне ясно все изложили… Я уверена, что мистер Рэнфрю примет это к сведению.

— Хорошо. Кто‑нибудь желает высказаться?

— У меня есть одно замечание, сэр, — внезапно сказал Кэлхаун. — Мы напрасно не прихватили с собой какого‑нибудь шамана- раз уж нам предстоит вызывать духов.

— Человек, вызывающий духов, называется “медиум”, — холодно произнесла Соня. — Думаю, нам он понадобится в последнюю очередь.

Глава 7

Возможно, им действительно не помешал бы медиум.

Ожидание казалось бесконечным.

Главный корабельный хронометр неторопливо отсчитывал секунды, минуты, часы, дни… Призраки не появлялись. Будни Глубокого Космоса — или рутина Глубокого Космоса — продолжались. Вначале вахтенные сменялись строго по расписанию. Но через некоторое время, чтобы избавиться от удручающего однообразия, дежурства стали назначать по жребию.

— Я пересмотрел все архивы, — пожаловался Граймс. Он пригласил Соню Веррилл к себе в каюту, чтобы обсудить ситуацию. — Ни одной зацепки.

— Что вы хотите найти? Мы изучили все случаи, когда наблюдались Призраки — по крайней мере те, о которых сообщалось.

— Да, да, я знаю. Но при каких условиях они появлялись? Например, относительное ускорение? Коэффициент темпоральной прецессии? Насколько я вижу, это нигде не указано — хотя, как я подозреваю, все дело именно в сочетании этих показателей.

— Возможно. Или в характеристиках континуума в данной точке Вселенной.

— Каких именно?

— А вот это нам и нужно выяснить. Наступило молчание.

— Знаете, Соня, — проговорил наконец коммодор, — я не могу избавиться от ощущения, что мы пошли не тем путем. Мы пытаемся решить проблему техническими средствами…

— И что вы предлагаете?

— Полагаю, нам пора использовать лучшее устройство, какое есть в этом мире — человеческий мозг.

— Мозг?

— Помните, что сказал Кэлхаун? Как ни странно, он прав. Вы не слишком удивитесь, если я скажу, что у меня собрано подробнейшее досье на каждого из моих офицеров? Если хотите, можете ознакомиться. Я только что их просматривал на предмет выявления каких‑нибудь закономерностей. Помимо того, что каждый из них хотя бы раз имел дело с Призраками. А теперь вспомните веще одно замечание мистера Кэлхауна — на нашем первом собрании.

— Да, он сравнил Призраков с привидениями.

— Именно. Вы, наверно, знаете, что Кэлхаун родом с Ультимо. Казалось бы, настоящий приграничник. Но его родители — иммигранты, вернее, беженцы, с Дунгласа. Вам это название ни о чем не говорит?

— Я была там однажды. Странный мир. Кажется, единственная… теократия в составе Федерации. Правда, теократией это назвать трудно. Как они это называют. “Единая Реформаторская Спиритуалистическая Церковь”…

— Да, звучит необычно. Но, по большому счету, правительство как правительство. Важно другое: где религия — там ревнители веры и еретики, которых они преследуют. Родителям Кэлхауна не повезло. Как я понял, в их доме завелись привидения Они вызвали подпольного экзорциста, а это запрещено — у церкви монополия на подобную деятельность. Последствия не заставили себя ждать. В общем, бедняги бежали в Приграничье — туда, где принимают всех. Видите, оказывается, не надо быть атеистом или агностиком, чтобы тебя объявили еретиком. Кэлхауны оставались верны своей религии — даже после всего, что случилось. И сына — кстати, единственного ребенка в семье — воспитали соответственно.

— Я не понимаю, к чему вы это говорите.

— А у вас никогда не возникало впечатления, что явления, которые мы называем паранормальными… как бы это выразиться… родом не из нашего мира? Я не имею в виду телепатию телекинез, телепортацию и прочие редкие способности. Може! быть, I раница между параллельными временными потоками — между альтернативными Вселенными — не столь непроницаема, как принято считать?

— Н–да… Откровенно говоря, мне такая идея никогда не приходила в голову. Я вообще не слишком интересовалась аномальными явлениями. Значит, вы предлагаете устроить спиритический сеанс. А где мы возьмем медиума?

— У нас есть мистер Мэйхью.

— Вы же знаете, профессора Райновского института утверждают, что способности их учеников не имеют никакого отношения к магии и тому подобным вещам. Даже если речь идет о ясновидении. А Мэйхью, насколько мне известно, не ясновидец.

— Ну, это как сказать. Судя по тем случаям, которые мне известны, ясновидение вполне можно считать разновидностью телепатии. А что касается предсказания будущего… Почему бы не допустить, что предсказатель устанавливает телепатическую связь с альтернативной Вселенной, где происходят те же события, что и у нас, только чуть–чуть раньше? Ладно, речь не об этом. Призраки Приграничья — это явление, которое необъяснимо с точки зрения традиционной науки. Думаю, с этим вы спорить не станете. Так почему бы нам не воспользоваться нетрадиционными и ненаучными методами? Тем более что традиционные, насколько я вижу, не слишком действенны.

— Вы старший по званию, Джон. Вы капитан этого корабля. Но мне эта затея не нравится.

— В общем, не стоит иметь дело со всякой чертовщиной.

— Честно говоря, да.

— Хорошо, давайте разберемся, что считать естественным, а что сверхъестественным. Лично я не могу определить. А вы можете?

— Вы меня убедили. Сдаюсь.

Она отстегнула ремень, выскользнула из кресла и повисла между полом и потолком, потом сделала едва уловимое движение, вернулась в кресло и вдела ноги в магнитные сандалии.

— Ну хорошо, Джон. Делайте, что считаете нужным — только делайте что‑нибудь. Вы не представляете, каких усилий мне стоило убедить наше руководство дать добро на эту экспедицию… и, кстати, выделить на это средства. Между прочим, ваш Суинтон не первый, кто назвал ее безумной охотой за привидениями. Но другой возможности у меня нет и не будет. И вы знаете, что именно мне нужно. Помощи ждать неоткуда, нам придется действовать исключительно собственными силами.

— Да уж понятно. Значит, силами присутствующих воззвать к созданиям из параллельной Вселенной… Выбрав для этого благоприятный момент. Или самим создать благоприятные условия.

— Да уж, задача не из легких, — она коротко рассмеялась. — Вы говорите так, словно собираетесь продавать душу дьяволу.

— Не собираюсь я ничего продавать, — раздраженно отозвался Граймс. — А вот Кэлхаун, пожалуй, решит, что обратил меня в свою веру. Впрочем, это его личное дело…

Коммодор потянулся к интеркому и взял микрофон.

— Мистер Мэйхью? Коммодор Граймс на связи. Не уделите мне пару минут?

Не дожидаясь ответа, Граймс щелкнул тумблером и вызвал двигательный отсек.

— Коммандер Кэлхаун? Коммодор Граймс на связи. Будьте любезны, зайдите ко мне в каюту.

Соня Веррилл кивнула, и звучно щелкнув пряжкой, пристегнулась. Через несколько минут в дверь каюты постучали.

Первым появился Мэйхью. Как обычно, псионик выглядел так, словно его только что вытащили из постели: расстегнутая мятая рубашка — впрочем, безупречно чистая, взъерошенные волосы и отсутствующий взгляд.

— Да, сэр?

Граймс мог поклясться, что телепат подавил зевок.

— Присаживайтесь, не стойте. В дверь опять постучали.

— Войдите!

Чем до последней минуты занимался инженер, можно было только догадываться. Во всяком случае, он старательно вытирал руки салфеткой.

— Коммандер Кэлхаун, — обратился к нему Граймс, — вы воспитывались в традициях… Единой Реформаторской Спиритуалистической Церкви, не так ли?

— Нет, сэр. Единой — Ортодоксальной —Спиритуалистической Церкви, — заметив недоумение коммодора, он пояснил: — Это нюанс, но очень важный. Некоторые люди, в том числе мои родители, выступают за возврат к прежним традициям. Например, право любого изгонять духов. Ибо главное, что для этого нужно — вера…

— Да, коммандер, я понял. Но лично вы верите, что Призраки Приграничья существуют?

— Я видел их собственными глазами, сэр. И не только я. Правда, еще не ясно, являются ли они проявлениями добра или зла. Проявления зла могут быть изгнаны с помощью Экзорциста.

— Конечно, коммандер. Возможно, это даже когда‑нибудь понадобится… Но сейчас цель нашей экспедиции, можно сказать, прямо противоположная. Нам надо вызвать одного из этих духов — чтобы, по крайней мере, выяснить, что он собой представляют. Думаю… — Граймс сделал многозначительную паузу, — такая информация будет полезна в том числе вашей Церкви.

— Вы совершенно правы, сэр.

— Вы не могли бы помочь нам в этом?

— Конечно, сэр… Только каким образом? Все, что я могу — это синхронизировать уровень темпоральной прецессии, если Призрак появится. Но для этого он должен появиться.

— Ваш Движитель здесь не при чем. В вашей Церкви должны быть какие‑нибудь обряды…

— Вы имеете в виду ритуал вызова духов? Конечно. Но я не медиум. Люди с такими способностями становятся священниками. А я, как вы видите…

— Хорошо. Но вы представляете, как проводят этот самый ритуал?

— Конечно, сэр. Я неоднократно участвовал в церемониях. Но какой в этом смысл, если у нас нет медиума?

— Кто вам это сказал? — Граймс кивнул в сторону Мэйхью, который, казалось, снова погрузился в дремоту.

— Ничего подобного! — встрепенулся телепат. — Я офицер псионической связи, а не шаман… Прошу прощения, господа. Я только хотел сказать, что наш институт занимается наукой, а не суевериями.

— Религия — это не суеверие! Выйди хоть раз из спячки и оглянись вокруг, тупица!

— Джентльмены, джентльмены, — вмешался Граймс. — Прошу соблюдать порядок. В конце концов, это вопрос дисциплины. Я могу приказать вам, коммандер Кэлхаун, и вам, мистер Мэйхью, провести спиритический сеанс…

Румяное лицо “имама” стало бледным, как мел.

— Есть вещи, сэр, которые не может приказать даже капитан корабля, — проговорил он тихо, но очень отчетливо.

— Любой приказ капитана во время полета считается правомочным, — холодно ответил Граймс. — Но я помню правило, которое действовало еще в стародавние времена, когда корабли были деревянными и плавали только по морю. Оно гласит: один доброволец стоит десятерых, действующих по приказу. Подумайте: этот эксперимент на деле докажет может обратить в вашу веру множество людей. Ну как, вы все еще колеблетесь?

— Если так рассуждать, сэр…

— А вы, мистер Мэйхью? Конечно, вы сделаете все от вас зависящее? Вы же не захотите, чтобы кто‑то усомнился в репутации вашего Института?

— Но эти суеверия, сэр…

— Мэйхью, — Кэлхаун угрожающе приподнялся. — Еще раз вы скажете это слово…

— Вы находитесь у меня в каюте, коммандер, — жестко произнес Граймс. — И на моем корабле. А вас, мистер Мэйхью, я прошу с уважением относиться к чужим убеждениям. Если моей просьбы для вас недостаточно, я могу повторить ее в форме приказа. В случае невыполнения последствия будут соответствующими.

Инженер и псионик мрачно переглянулись, но промолчали.

— Мистер Кэлхаун, — сказал коммодор. — Прошу вас незамедлительно начать необходимые приготовления. Мистер Мэйхью, вам надлежит оказать коммандеру всевозможное содействие. А теперь… Предлагаю отметить наш дебют на столь необычном поприще.

Совместное употребление горячительных напитков сближает. Кэлхаун и Мэйхью покинули каюту почти друзьями. Когда дверь за ними закрылась, Соня покачала головой и усмехнулась.

— А вы умеете действовать и кнутом, и пряником, Джон. Надеюсь, что это принесет результаты…

— Надеюсь, что это принесет нужные результаты, — отозвался Граймс. — Ведь вам не нужны какие попало Призраки? Соня вздрогнула и побледнела.

— Нет… — выдохнула она. — Разумеется, нет.

Глава 8

Подготовка к спиритическому сеансу оказалась куда более долгой, чем ожидал Граймс.

Кэлхаун действительно помнил ход ритуала во всех деталях и требовал неуклонного следования этому представлению. Дело было не только в религиозных чувствах инженера. По его мнению, любая неточность в отправлении обряда или оформлении обстановки могла свести на нет все усилия.

Больше всего времени потребовалось на то, чтобы соорудить фисгармонию. Сначала с синтезатора, который стоял в кают–компании, сняли часть клавиш, сократив диапазон с семи с половиной октав до пяти. Оставшиеся ушли на изготовление клапанов для труб. Емкости для мехов и латунные трубки пришлось подбирать на складе запчастей.

“На худой конец, — подумал Граймс, с интересом наблюдавший за процессом, — откроем мастерскую по реставрации старинных музыкальных инструментов… если нас разжалуют по возвращении”. Звуки, которые издавало их детище, напоминали хор мартовских котов.

— Тембр должен быть хрипловатым, — пояснил Кэлхаун.

Глядя на этого многотрубного монстра, Граймс вспоминал музыкальные вечера в кают–компании, которые скрашивали сонное однообразие пресловутых Будней Глубокого Космоса. Инициатива наказуема исполнением. В конце концов, идея устроить спиритический сеанс принадлежала ему, а значит, он не вправе роптать по поводу последствий, масштаб которых он явно недооценил.

Кают–компания изменилась до неузнаваемости. Теперь вместо уютных кресел здесь стояли жесткие металлические скамейки. Стены были задрапированы простынями, перекрашенными в темно–серый цвет — чего только не найдешь в трюме собственного корабля! Торшеры заменили лампами, которые давали приглушенный багровый свет, с регуляторами яркости вместо выключателей. Инструментарий пополнился трубой, от звуков которой проснулись бы даже мертвые, и ярко разрисованным тамбурином, больше похожим на шаманский бубен.

Наконец приготовления были закончены, и Граймс вызвал к себе помощника.

— Старший лейтенант Суинтон, сеанс… прошу прощения, ритуал… назначен на сегодня, на двадцать один час по бортовому времени. Проследите, чтобы все были поставлены в известность.

— Есть, сэр.

— И прекратите ухмыляться!

— Прошу прощения, сэр. Но согласитесь, это действительно становится похоже на безумную охоту за привидениями!

— Только не говорите этого коммандеру Кэлхауну. С его точки зрения, есть вещи, которые науке недоступны, и эта затея — самое разумное из всего, что мы делали с момента старта. И, возможно, он в чем‑то прав. Его церковь не одно десятилетие занималась тем, от чего наша наука просто отмахивалась. По крайней мере, надлежащую обстановку мы создали. Надо довести дело до конца. Кто знает, может, это действительно принесет результаты?

— По крайней мере, это будет интересный опыт, сэр.

— Не сомневаюсь. При любезном содействии мистера Мэйхью…

— Он действительно медиум, сэр?

— Ну… Скорее всего, да. Если разобраться, медиум — тот же телепат.

— Может быть, сэр… может быть.

— Кстати, мистер Кэлхаун не пытался обратить вас в свою веру?

— О, конечно, сэр. Он очень старался. Я даже кое во что уверовал… Например, в то, что эта Церковь, и Ортодоксальная, и Реформатская, действительно имеет дело с некоторыми любопытными явлениями. Правда, я не вижу в них ничего сверхъестественного. Мне кажется, это явления того же порядка, что и наши Призраки. Я не могу понять, почему Райновский институт до сих пор не занялся изучением спиритуализма.

— Потому что никто им этого не позволит. Райновский институт — научное учреждение, поэтому должен заниматься наукой. С другой стороны, есть вещи принципиально непознаваемые — мистер Кэлхаун вам такого не говорил? О том, что такие вещи постигаются исключительно верой, а все остальное — от лукавого. Ну и так далее. Поэтому каждый исследователь, который пытается сунуться со своими грубыми инструментами в эти высокие материи, получает от ворот поворот.

— В таком случае, почему Кэлхаун отправился в эту экспедицию? Насколько я знаю, он здесь добровольно.

— Ну, как раз это меня не удивляет. Возможно, он все еще жалеет о карьере священника. Он человек искренне верующий и хочет послужить своей церкви. Может быть, надеется обратить в свою веру Призраков Приграничья?

— И готов участвовать в научном эксперименте?

— Церковь не отвергает науку. Просто она считает, что наука должна быть ее служанкой, а не соперницей.

— Кажется, я понял… — неуверенно пробормотал юноша. — Разрешите идти, сэр?

— Да, спасибо, Суинтон… Постойте, еще кое‑что. Как только этот… эксперимент завершится, приведите кают–компанию в первоначальный вид.

— С огромным удовольствием, сэр.

В этот вечер Граймс пригласил Соню к себе на ужин. Дело даже не в том, что в кают–компании через несколько часов должен был проводиться эксперимент. Там было просто неуютно. Другое дело — салон капитанской каюты. Простая, но прекрасно приготовленная еда, вина из личного запаса коммодора, негромкая музыка… Однако подобная атмосфера располагала скорее к светской беседе, нежели к деловому разговору. И лишь когда Граймс достал из бара два контейнера с десертным вином и коробку отличных карибских сигар — с Земли, не с Каррибеи, — они заговорили о другом.

— Честно говоря, Джон, — проговорила Соня, — я боюсь.

— Почему, Соня?

— Пока мы действовали в рамках науки, все было прекрасно. Именно так я себе это и представляла. Немного несерьезно, что‑то вроде игры в пиратов или охотников. Антенна Карлотти вместо орудия и — бабах! Руки вверх! А теперь… Яговорила вам, что была на Дунгласе? Этот мир навевает тоску. Даже не тоску — какое‑то гнетущее уныние. Города — просто скопление лачуг и сарайчиков: в тех, что поменьше, живут люди, в тех, что побольше — проводятся службы. И постоянное ощущение, что за тобой наблюдают десятки, сотни невидимых глаз — холодно, с неодобрением. В общем, я решила посетить службу. Во–первых, это входит в мои обязанности — я все‑таки служу в разведотделе, во–вторых… просто из любопытства. Первое, что я почувствовала, когда вошла — холод. Самый настоящий физический холод: это помещение никогда не отапливалось. И в этом холодном сарае сидят люди, похожие друг на друга, и поют что‑то заунывное. Потом свет потускнел… Раздался голос, который исходил непонятно откуда. Он говорил какие‑то банальности, я почти не слушала. Важнее было другое: медиум — худенькая забитая женщина — говорила мужским голосом. Такой грубый, сильный голос, с характерным акцентом. Рядом со мной сидел кто‑то из местных жителей, он сказал мне, что это дух Красного Орла. Этот Красный Орел при жизни был американским индейцем, вождем. Сначала я удивилась: как это он залетел так далеко от дома. Но, в конце концов, для духов не существует ни времени, ни расстояния. И вдруг голос произнес: “Сегодня с нами чужестранец — женщина, прилетевшая с неба”. Я подумала: об этом, скорее всего, кто‑то узнал и сообщил медиуму. Но голос сказал: “Я хочу передать ей послание. Я вижу корабль, он падает в пустоту, все дальше и дальше… Он падает туда, где тусклые редкие звезды. Я вижу название корабля, написанное золотыми буквами на борту. Я могу прочитать его — “Аутсайдер”. Тогда мне это еще ничего не говорило. А он продолжал: “Я вижу капитана, в черной одежде, отделанной золотом. Это храбрый и сильный мужчина. Ты знаешь его, женщина с неба…” Он начал описывать внешность капитана… и я — поняла, что он говорит о Дереке Калвере. Вы знаете: первый раз я встретила Дерека, когда он служил вторым помощником на “Госпоже Одиночество”. Но это было еще не все. “На корабле есть еще один мужчина, — сказал дух. — Он тоже когда‑то был капитаном. Он заперт в своей комнате. Он напуган и опозорен…” И он описал этого мужчину — еще более подробно, чем Дерека. Он не пропустил даже лазерного ожога на левой ягодице и родинки под пупком. Черт возьми, Джон, это был Модели, Билл Модели. “Он напуган. Он болен. Он знает, что для него все кончено. Перед ним бутылка. Бутылка висит в воздухе, словно ничего не весит. Мужчина пьет из нее, проливает, и жидкость плавает вокруг него мелкими каплями. Он смотрит на пустую бутылку, произносит ругательство, швыряет ее об стену. Осколки плавают в воздухе. Мужчина ловит один, проводит им по горлу…” Толико тут я поняла, что в сарае стоит мертвая тишина. Я хотела задать несколько вопросов, но вокруг было столько народу… я просто не смогла… при них. Больше Красный Орел ничего мне не сказал. У него были послания для других: бабушка Билла Брауна беспокоится, что он не носит теплое пальто, тетя Джимми Смита предрекает оживление торговли в следующем году… ну и так далее. На другой день у меня была назначена встреча с министром. Он был столь любезен, что устроил мне личную встречу с медиумом. Но ничего хорошего не вышло. Похоже, Красному Орлу не понравилось, что его побеспокоили. Он сказал, что уже сообщил мне все, что необходимо, и добавил, что мне предстоит долгий и… дальний поиск…

Она осеклась и сглотнула.

— И что я найду… но не то, что искала.

В каюте стало тихо — лишь в недрах корабля подвывали гироскопы Манншенновского Движителя и глухо вздыхала вентиляция. Соня взяла из пепельницы сигариллу, попыталась затянуться, потом виновато поглядела на Граймса. Коммодор поднес к потухшему кончику зажигалку, и Соня судорожно втянула дым — так, что дрогнули ноздри.

— Стоит ли начинать этот поиск? — она заговорила быстрее. — Только для того, чтобы самой, может быть, стать призраком раньше времени? Надеюсь, этого не случится. Я слишком люблю жизнь и удовольствия… Я люблю вкусную пищу, вино, хорошие сигареты. Люблю книги, люблю музыку, люблю красивую одежду… боже, Джон, да всего не перечислишь. А что будет… там? Потом, после жизни? Неизвестно. О да, конечно, мне могут возразить: там — счастье, полная свобода, высшая красота, там наслаждение, перед которым все наши плотские удовольствия просто меркнут… Не знаю. Наши радости приправлены горечью. Порой они… совершенно необъяснимы, иррациональны. Наверно, там мне будет этого не хватать. Но дело не в этом. Прошло некоторое время, я вернулась с Дунгласа — и получила еще одно известие. Красный Орел сказал правду.

— Телепатия?

— Нет, Джон. Ни во время того сеанса, ни до него я не думала о Билле Модели — до того моменту когда Орел о нем заговорил. И даже после этого я не думала о нем. Я думала о Дереке Калвере. Я не знала, что они летели вместе. Дерек был капитаном, а Билл старшим помощником. И даже… даже если… — ее голос сорвался на крик: — Откуда я могла знать о том, как он умер?! Официальное сообщение пришло несколько месяцев спустя. Я не поверила. Я раскопала все сведения о ходе полета — для этого мне пришлось залезть в бортовой компьютер, пока “Аутсайдер” стоял в порту! Потом проверила по собственным каналам. Не могла же я, в конце концов, допрашивать экипаж! Все сходится, Джон. Билл покончил с собой в тот самый момент, когда я сидела в церкви на Дунгласе…

— Может, вам не стоит присутствовать на сеансе? — осторожно спросил коммодор.

— И оставить все на откуп этим святошам?! — Соня выпрямилась и тряхнула своей огненной гривой. — Покооно благодарю, сэр!

Глава 9

В кают–компанию Граймс и Соня пришли последними. Все было готово, оставалось только начать ритуал. Участники сидели на скамьях, расставленных двумя рядами. Напротив стоял стол, призванный изображать алтарь, три стула и фисгармония. Граймс представил себе, каково сидеть — по–настоящему сидеть — на голом железе, и усмехнулся. Невесомость спасала его от подлинных мучений.

Кэлхаун был облачен в униформу, которая почему‑то придавала ему чрезвычайно воинственный вид. Рядом с ним за столом сидел Мэйхью — на этот раз телепат выглядел скорее рассеянным, чем сонным. Кэрен Шмидт, которая, как недавно выяснилось, получила музыкальное образование, примостилась возле фисгармонии.

Дождавшись, когда Граймс и Соня займут свои места в первом ряду, Кэлхаун отстегнул пряжку, осторожно, чтобы не взлететь под потолок, выпрямился, и его зычный рев потряс стены кают–компании. Подобный голос мог принадлежать не агнцу, а разъяренному ослу.

— О братья! Мы, жалкие искатели истины, собрались здесь, чтобы униженно просить наших ближних в мире ином пролить немного света на наш затемненный разум! Мы просим их о помощи — но мы также готовы помочь им! Мы отбросим свои сомнения и проникнемся бесхитростной верой ребенка!

Он прокашлялся и заговорил более человеческим голосом.

— Мы — должны — верить. Ибо вера есть главное в нашей жизни. Откроем сердца и души благой силе Иного мира! Настройтесь в унисон музыке сфер! Если нам не сразу удастся — не беда. Исполнимся веры и приступим.

Второй “имам”, тоже в форме, вскочил и заскользил по рядам, гремя магнитными сандалиями. Каждый из присутствующих получил тоненькую пачку распечаток. Граймс пробежал глазами аккуратные строчки.

— О братья! — взревел Кэлхаун. — Споем же первый гимн!

Последовала пауза. Кэрен слегка замешкалась — для того, чтобы меха нагнетали воздух в трубки, надо было ритмично нажимать педали. В условиях невесомости это движение требовало изрядной ловкости. Наконец, фисгармония ответила на ее старания хриплым воем. Мисс Шмидт сыграла вступление, и все запели хором:

— Веди меня, священный свет,

Веди меня вперед,

Веди сквозь мрак и пустоту,

Туда, где счастье ждет…

Смолкли последние аккорды, Кэлхаун опустился на колени и начал молиться. Граймс никогда не был верующим человеком, но искренность этой молитвы его потрясла. Может быть, человеку действительно надо во что‑нибудь верить?

Пропели второй гимн. Потом светильники начали медленно гаснуть. Теперь помещение освещали только красноватые лампы, горящие вполнакала. Труба и тамбурин, лежащие на столе, казались одним непонятным предметом, люминесцентный орнамент менял их очертания до неузнаваемости. Внезапно в кают–компании наступила странная тишина. Далекий шум приборов лишь оттенял ее. Холодное, бесстрастное спокойствие… Действительно ли стало холоднее — или это мороз пробегал по коже? Граймс не мог себе ответить.

Его глаза понемногу привыкали к полумраку. Вот Кэлхаун и Мэйхью, неподвижно сидящие за столом. Вот Кэрен Шмидт склонилась над фисгармонией, похожая на готическую статую. Граймс осторожно повернулся и посмотрел на Соню. Ее лицо было бледным, как мрамор — таким бледным, что почти светилось в темноте. Граймс ощупью нашел ее руку, коротко пожал холодную, словно неживую ладонь — и почувствовал, как ее пальцы сжались в ответ, а по губам скользнула улыбка благодарности — или это только показалось?

В этот момент Мэйхью звучно прочистил горло и произнес:

— Похоже, я что‑то нащупал…

— Да? — прошептал Кэлхаун. — Ну же?

Мэйхью хихикнул.

— Похоже, обычное послание. “Флора Макдональд”…

— Вы слышите ее? — настойчиво спросил Кэлхаун. — Она жила на Земле в восемнадцатом веке, это героиня якобитского движения…

Мэйхью снова захихикал.

— Это… не героиня. Это грузовое судно из Новой Каледонии. Вот, опять то же самое… Четкий сигнал. Похоже, все присутствующие мне помогают!

— Мистер Мэйхью, вы разрушаете необходимую атмосферу!

— Коммандер Кэлхаун, я согласился принять участие в этом эксперименте, потому что мне сказали, что это просто эксперимент!

Что‑то тихонько звякнуло.

Мэйхью и Кэлхаун умолкли и как по команде уставились на стол. Тамбурин, только что примагниченный к стальной поверхности стола, медленно соскользнул и, чуть покачиваясь, поплыл через все помещение, в сторону втягивающего вентиляционного отверстия. Оно находилось у самого пола.

Граймс раздраженно фыркнул. Черт бы побрал этого Мэйхью! Нашел время поупражняться в телекинезе! То, что “развлекался” именно Мэйхью, Граймс не сомневался. Даже среди псиоников немногие владели такой способностью — не говоря уже о простых смертных. Ох, и достанется же кому‑то после этого “сеан-’ са”! Граймс твердо решил вызвать телепата “на ковер” и отчитать по полной программе.

Но…

Но в характеристике Мэйхью ничего не сказано о способностях к телекинезу. Может быть, тамбурин соскользнул случайно, а сейчас его несет поток воздуха?

И тут фисгармония дико взвыла.

Кэлхаун подскочил так, что едва не вылетел из магнитных сандалий.

— Нельзя ли обойтись без шуток? — заорал он. — Это религиозная церемония! Мисс Шмидт, немедленно прекратите! Сейчас же! Свет! Включите свет!

Яркий свет ударил по глазам. Тамбурин висел в воздухе, как и полагается предмету в невесомости, и медленно двигался в сторону решетки…

Слишком медленно. Медленнее, чем его мог двигать поток воздуха. Кэрен Шмидт корчилась, точно в судорогах. Ее ноги барабанили по педалям, а скрюченные пальцы — по клавиатуре, извлекая громкие диссонирующие аккорды. Лицо девушки превратилось в маску, из открытого рта при каждом выдохе вылетали мелкие капельки слюны.

Граймс привстал на своем месте:

— Доктор Тодхантер! Взгляните, что с мисс Шмидт?

— Нет! — громко прошептал Кэлхаун. — Нет! Немедленно сядьте!

— С той женщиной было то же самое, — тихо сказала Соня.

— Разрешите пройти! — Тодхантер пытался пробраться к мисс Шмидт.

И вдруг она заговорила.

Это был мужской голос — низкий, гортанный, с хрипловатыми нотами. Сначала казалось, что голос говорит на неизвестном языке. Потом удалось различить некоторые слова.

— Падаете… вы падаете. Во тьме, в пустоте — вы скитаетесь и падаете… Я смотрю на вас, и мне все равно. Вы будете искать и найдете, будете искать и потеряете… Я — наблюдатель…

— Кто ты? — звучно спросил Кэлхаун.

— Я — наблюдатель.

— Ты принес нам послание?

— У меня нет послания, — раздался смех, который, казалось, звучит со всех сторон. — Почему у меня должно быть послание?

— Скажи, достигнем ли мы цели?

— Почему я должен говорить вам? Почему вы должны достичь цели? Что такое успех, и что такое неуспех?

— Но ты должен передать послание! — возмущенно выпалил Кэлхаун, забыв о должной почтительности. Несмотря на серьезность ситуации, Граймс фыркнул. Говорят, язычники опрокидывали своих идолов и лупили их плетьми и палками, если те не выполняли возложенных на них обязательств…

Громовой смех потряс стены кают–компании.

— Бедный маленький человек, что ты хочешь узнать? День и час своей смерти, чтобы провести остаток жизни в страхе, пытаясь избежать неизбежного?

Кэрен Шмидт выпрямилась и снова опустила руки на клавиатуру. Но теперь вместо хриплой какофонии раздались величественные полнозвучные аккорды. Граймс не был знатоком классики, но эту музыку он узнал, и по коже пробежал озноб. Кэрен играла “Похоронный марш” Шопена.

— Это послание, которого ты ждал?

— И это все, что ты можешь сказать?

Соня Веррилл отстегнула ремень, который удерживал ее на скамье, и выпрямилась в полный рост.

— Это и есть предел твоих знаний — то, что мы и так знаем? То, что все мы однажды умрем?

Смех стих, словно кто‑то выключил невидимые динамики, а потом тот же голос спокойно произнес:

— Вот послание вам.

И в ту же секунду по всему кораблю заголосили сирены. Система Карлотти обнаружила Призрака.

Глава 10

Он был виден из боковых иллюминатора. Так мог выглядеть любой корабль, который синхронизировал с “Дальним поиском” уровни темпоральной прецессии — ничего необычного, если не считать, что экраны радара и масс–индикатора были абсолютно чисты. Новая антенна Карлотти — огромный эллипс из ленты Мебиуса — застыла, нацелившись на корабль–призрак. А сквозь дружный хор сирен и свистящий вой генераторов Манншенна уже прорывалось, нарастая с каждой секундой, ровное басовое гудение: это набирали обороты магнитогенераторы, превращая “Дальний поиск” в огромный соленоид.

— НСТ–передатчик молчит, сэр, — негромко проговорил радист. — И Карлотти… тоже.

Суинтон разглядывал корабль в дальномерную оптику.

— Кажется, я разобрал название… “Рэйнджер”.

— Любопытно, — Граймс покачал головой. — Получается, это тот самый корабль, который я собирался присоединить к нашему Флоту.

— Направить на них прожектор, сэр?

— Думаю, не стоит. Если все пойдет как надо, скоро поговорим с ними, без азбуки Морзе… Готово, мистер Рэнфрю?

— Готово, сэр.

— Ну, вот и отлично. Тогда…

Граймс замялся. Надо было отдать приказ — но обычное “Огонь!” для этой ситуации явно не подходило.

— Контакт, — подсказала Соня.

Рэнфрю склонился над дисплеем, похожим на экран радара. Там, в центре паутинной сетки, белело пятно — корабль–Призрак. Лейтенант вцепился в рукоятки приборов, словно собственными руками удерживал цель в перекрестье прицела. Один из его подчиненных монотонно вел обратный отсчет:

— Двадцать пять… пятьдесят, семьдесят пять, восемьдесят пять… девяносто, девяносто пять… шесть… семь… восемь… девять…

Наступила тишина. Двое техников возле установки переговаривались вполголоса, но Граймс не разобрал ни слова. И тут Суинтон оторвался от оптики и громко объявил:

— Он подает световые сигналы. Похоже, Морзе…

— Готово! — крикнул Рэнфрю. — Давайте!

Раздался короткий вой, потом антенна Карлотти затрещала. Техник, который стоял рядом, отпрянул и чихнул. В воздухе сильно запахло озоном. Возникло невыносимое напряжение — казалось, воздух в рубке звенит. Может быть, это натягивалась ткань пространства–времени? Внезапно Граймс обнаружил, что каждый человек, каждая вещь в рубке раздвоилась. В этом было что‑то противоестественное и жуткое. Вот Суинтон снова склонился к оптике, от него отделился другой Суинтон, подошел к Рэнфрю и его команде и о чем‑то с ними говорит. Рэнфрю тоже двое: один обеими руками опирается на приборную доску, другой чихает, вытирает нос платком и снова чихает. Голоса наслаивались друг на друга — прямо как в ирландском парламенте… Стоп, откуда он знает, что происходило в ирландском парламенте? Напряжение росло, оно ощущалось физически, причиняло невыносимую боль. Звон впивался в барабанные перепонки тысячами иголочек. Казалось, растягивается каждая клеточка мозга — сильнее, сильнее… и вдруг что‑то лопнуло.

“Рэйнджер” был уже ясно виден в иллюминаторы. Он был близко, слишком близко — и продолжал угрожающе расти на глазах. Из динамика радиосвязи раздался голос, до странности похожий на голос Суинтона:

— Идиоты! Что вы там вытворяете?

Граймс обнаружил, что он сидит в капитанском кресле, хотя не мог вспомнить, каким образом в нем оказался. Есть только один способ избежать столкновения — включить вспомогательные реактивные двигатели. Но малейший выброс массы в искривленном континууме, во время работы Манншенновского Движителя может привести к самым немыслимым последствиям… Но выбора нет.

Даже если немедленно выключить генераторы, остаточного магнетизма вкупе с инерцией будет достаточно, чтобы корабли столкнулись.

Еще секунду Граймс колебался — а потом нажал кнопку.

На корме коротко взвыл двигатель — и тут же смолк. Корабль качнуло. На мгновение появилась псевдогравитация. Все, кто находились в рубке, попадали, кто‑то стукнулся о переборку и громко выругался.

…За иллюминаторами не было ничего — ни странного корабля, ни размытого сияющего веретена Линзы Галактики, ни звезд, ни туманностей…

Только Вечная Ночь.

Глава 11

Прошло несколько часов. Двух мнений быть не могло: непонятно каким образом “Дальний поиск” оказался в абсолютном Ничто и Нигде. Ни средства связи, ни телепатия, ни навигационные системы не могли помочь выбраться отсюда. Здесь некому было принять сигнал, здесь не на что было ориентироваться — вокруг не было никого и ничего — о чем можно было бы поговорить, или за что зацепиться.

Кто‑то высказал предположение, что корабль падает со скоростью, превышающей скорость света. Но куда? Можно ли судить о скорости, не имея возможности измерить расстояние? И как можно говорить о скорости там, где нет ни пространства, ни времени?

Посоветовавшись со старшими офицерами, Граймс приказал остановить Движитель Манншенна. Не имело смысла попусту расходовать энергию, чтобы быстрее попасть неизвестно куда… Да и быстрее ли?

Когда свист гироскопов смолк, Граймс объявил о собрании экипажа.

Разумеется, никому не пришло в голову привести кают–компанию в прежний вид после сеанса. Труба лежала на столе, тамбурин успел достичь вентиляционной решетки и прилип к ней. На этот раз за стол сели Граймс и Соня. Кэрен Шмидт снова села возле фисгармонии. Бледная и растерянная, она все еще не могла прийти в себя после сеанса, в котором поневоле оказалась главным действующим лицом. Граймс недоуменно покосился на нее и пожал плечами. Никто не заставлял ее садиться сюда. Во всяком случае, продолжения в ближайшее время не предвиделось.

Когда все собрались, Граймс встал и поднял руку, призывая к тишине.

— Можете курить, господа. Но я должен вас предупредить: неизвестно, когда мы сможем пополнить запасы.

Он усмехнулся, заметив, как Тодхантер, который только что достал сигарету из своего платинового портсигара, поспешно спрятал ее обратно.

— Господа, ответственность за случившееся полностью лежит на мне. Я знал: трудно себе представить, к чему приведет выброс массы или энергии, когда работает Движитель Манншенна. Возможно, меня несколько извиняет то, что это была вынужденная мера. Но теперь действительно трудно представить, где мы оказались.

— Не говорите глупостей, Джон, — резко перебила Соня. — Если бы вы не запустили двигатель… легко представить, чем бы это закончилось. И для нас, и для второго корабля. Но мне почему‑то не очень хочется это представлять.

— Она права, — негромко сказал кто‑то из офицеров.

— Предлагаю проголосовать за вотум доверия капитану, — отозвался голос из другого угла кают–компании.

Граймс не имел ничего против голосования, но сейчас демократический путь был немного неуместен. На корабле — и тем более на военном корабле — власть должна быть сосредоточена в одних руках, и тем более в чрезвычайной ситуации. А ради чего Соня назвала его по имени при всем экипаже?

— Я ценю ваше доверие, — холодно проговорил он, — но мне не кажется, что это оптимальное решение. Как капитан корабля, я единственный несу ответственность за эту экспедицию, — коммодор позволил себе улыбнуться. — Но это не значит, что я всеведущ и могу обойтись без ваших советов. Я с удовольствием выслушаю ваши соображения по поводу этой ситуации и любые предложения, касающиеся того, как нам из нее выбраться.

Суинтон, сидевший в переднем ряду, неожиданно прыснул. Граймс недоуменно посмотрел на молодого человека, потом нахмурился. В первый момент ему показалось, что у лейтенанта истерика.

— В чем дело, Суинтон? — осведомился коммодор.

— Прошу прощения, сэр… Только не обижайтесь. Я вспомнил, как мисс Шмидт играла во время сеанса на этом допотопном агрегате. Она все время попадала мимо клавиш… Вот и мы тоже… попали мимо.

— Что вы имеете в виду?

— Мы промазали. Мы хотели перепрыгнуть из одного потока в другой, а угодили между ними. Понимаете? Выскочили из одного и не попали в другой. Мы провалились в щель.

— Что ж, весьма остроумное сравнение, Суинтон. И, как ни странно, верное. Похоже, мы действительно оказались между двумя Вселенными. Весь вопрос теперь в том, как нам отсюда выбраться.

— Может, коммандер Кэлхаун может как‑нибудь помочь? — усмехнулся Рэнфрю. — Если не ошибаюсь, во время сеанса мы вошли в контакт с… с чем‑то.

— Нет! — Кэрен Шмидт отчаянно замотала головой. — Ни за что! Вам не пришлось такое пережить — когда что‑то чужое вселяется в ваше тело, в вашу голову! А я это пережила! И больше не хочу!

К общему удивлению, Кэлхаун тоже не выразил большого энтузиазма.

— Я тоже не думаю, что… э–э… тот, с кем мы общались, сможет нам чем‑нибудь помочь. Я бы даже сказал — вряд ли захочет. Если бы это был кто‑нибудь из Главных Духов — я уверен, все пошло бы иначе. Но… Можно сказать, нам не повезло. А если мы повторим попытку — боюсь, над нами только посмеются. И, возможно, весьма жестоко.

Наступило тягостное молчание.

— Кто еще хочет высказаться? — произнес Граймс.

— Позвольте мне, сэр, — Рэнфрю снова встал. — Мне кажется, все дело в стечении обстоятельств. Во–первых, когда мы сюда угодили, работал Движитель Манншенна. Во–вторых, произошел выброс массы… А вот третий момент никто не учел. Моя установка тоже работала. Вы никогда не слышали о Фергюсе? Был такой физик, в прошлом инженер Манншенновских Движителей. Он сконструировал весьма любопытный прибор и проводил его испытания на Венцеславе, спутнике Каринтии [4]. Эксперименты были связаны с перемещениями во времени. Прибор Фергюса тоже одновременно генерировал магнитное излучение и поле темпоральной прецессии. Мне кажется, я знаю, что надо делать. Все дело в Движителе. Если ваши “имамы” помогут уточнить кое–какие теоретические аспекты и сделать математические выкладки…

— Вы можете сейчас объяснить, в чем состоит ваша идея?

— Только в общих чертах, сэр. Мы должны воспроизвести те условия, при которых провалились в щель, как выразился мистер Суинтон. Вернее сказать… пройти тот же путь задом наперед.

— Простите?

— Мы должны запустить Движитель Манншенна… реверсом.

— Это невозможно, — равнодушно сказал Кэлхаун.

— Это возможно, коммандер. Просто придется провести некоторые модификации.

— Попытка — не пытка, — поддержал Суинтон.

— Можно попробовать, — согласился Граймс. — Можно. Только прежде самым подробным все просчитайте. Процессы, связанные с инверсией прецессий, еще не слишком изучены. Возможно, мы состаримся за полминуты на несколько лет. Поверьте, это не самое худшее, что может ожидать. Представьте себе, что мы окажемся в отдаленном будущем — весьма отдаленном. Я не говорю о том, что нас не встретят с распростертыми объятиями. Нас просто некому будет встречать. К тому времени могут уже погаснуть все звезды. Или это будет не столь отдаленное будущее — но выяснится, что в Галактике господствует какая‑нибудь негуманоидная цивилизация — например, Шара… И не говорите мне про Данзеноргский мирный договор. От того, что он подписан, шаарцы не стали любить нас сильнее, и мы их тоже. И, возможно, это окажется решающим фактором.

— Мистер Рэнфрю — магистр Многомерной Физики, — перебила его Соня.

— А у меня сертификат астронавтики, коммандер Веррилл. И весьма солидный стаж — думаю, мое досье вам читать доводилось. Я на собственном опыте испытал, причем неоднократно, что происходит, когда Движитель Манншенна выходит из строя. После пары аварий начинаешь проникаться уважением к этому агрегату.

— Но нам нельзя терять времени, — сказал Рэнфрю.

— С чего вы так решили, лейтенант? По–моему, в этой… м–м-м… дыре говорить о времени не приходится. Да–да, я понимаю. На корабле время идет. Но пока корабельные системы функционируют — а я надеюсь, с ними ничего не случится — у нас есть воздух, вода, пища, энергия… Жаль, конечно, табак у нас в оранжерее не растет. Но что до всего остального… Если очень захочется, можно даже попробовать варить пиво.

— Значит, я могу начинать теоретическую подготовку?

— Конечно.

Рэнфрю кивнул.

— Для начала… — проговорил он, — у нас на борту трое квалифицированных навигаторов…

Он выдержал паузу, но Граймс так и не понял, к кому обращается лейтенант — к самому себе или к окружающим, а потому промолчал.

— …Значит, пока один несет вахту, а второй отдыхает, третий вполне может заняться расчетами…

— Не может, — изрек Суинтон. — И на то есть веские причины.

— В самом деле?.. — рассеянно отозвался лейтенант. — Ах да, совсем забыл. Вы же офицер запаса — все равно что гражданский… Но все‑таки, огласите вашу причину. Наверно, дело в вознаграждении? Оно слишком низкое, чтобы выполнять за него дополнительную работу?

Суинтон вспыхнул, но ответил очень спокойно:

— Это военный корабль, мистер Рэнфрю. А члены экипажа военного корабля не могут считаться гражданскими лицами. Офицер военного корабля — да будет вам известно — всегда на посту. Он должен постоянно находиться в состоянии готовности, тем более в чрезвычайной ситуации. А не сидеть, уткнувшись носом в компьютер, и не заниматься бесконечными расчетами.

— Черт возьми! — прорычал Рэнфрю. — Здесь ничего нет! Вообще ничего!

— Согласен. Но…

— Но ситуации это не меняет, — подытожил Граймс. — Мы провалились непонятно куда. Хочу заметить, чаще всего такое случается с ненужными вещами.

Глава 12

“Дальний поиск” падал (или висел) в абсолютном Нигде и Никогда — хрупкая скорлупка, заключающая в себе жизнь и свет. Средства связи исправно функционировали, но были совершенно бесполезны. Мэйхью, офицер псионической связи, тоже чувствовал себя совершенно бесполезным. Часами он сидел у себя в каюте, надеясь “услышать” хоть что‑нибудь, кроме мыслей своих товарищей по несчастью. Совсем отчаявшись, он выпросил у доктора Тодхантера какой‑то наркотик — крайняя мера, к которой прибегают псионики, чтобы повысить чувствительность своего мозга. Ничего, по–прежнему ничего и никого.

Впрочем, другие специалисты добились большего успеха. Рэнфрю нашел себе помощников, и работа не прекращалась целыми сутками. Бортовой компьютер был загружен до предела, обрабатывая колоссальные массивы данных, прогоняя их через новые и новые программы, сверяя полученные результаты… И никто уже не удивлялся, когда после многодневных усилий на дисплее снова загоралась надпись “Недостаточно сведений. Введите дополнительную информацию”.

Граймс старался не вмешиваться. Он тешил себя мыслью, что может сделать это в любой момент — как только возникнет необходимость — и тем, что Соня тоже не принимала участие в этом бесконечном и запутанном процессе. Приятно осознавать, что ты хоть в чем‑то не одинок.

Впрочем, забот ему хватало. Обстановка на корабле медленно, но верно накалялась — как из‑за личной неприязни, так и на почве принадлежности к разным службам. Из тридцати человек восемь были офицерами ФИКС, остальные служили в Военно–Космическом Флоте Приграничья. “Федералы” неодобрительно косились на “Бродяг” [5], а технические специалисты то и дело вспоминали о том, что принадлежат к разным Гильдиям. По большому счету, это нормальное явление — особенно когда экипаж недавно сформирован. Главное — чтобы процесс не выходил из‑под контроля. Но временами Граймс начинал сомневаться, что сможет ничего не упустить.

Экипаж “Дальнего поиска” оказался в положении жертв кораблекрушения, заброшенных на необитаемый остров… или на необитаемую планету. Из тридцати было восемь женщин. Пока Будни Глубокого Космоса были заполнены делами и заботами, пока все жили предвкушением охоты за привидениями… то есть контакта с Призраками, проблем не возникало. Еще какое‑то время руки и головы будут заняты математическими расчетами, а потом — модификацией Манншенновского Движителя. Но если попытка провалится, а новая будет отложена на неопределенный срок… Тогда можно ожидать чего угодно. В конце концов, никто из астронавтов не давал обета безбрачия, включая и Кэлхауна.

— Рано или поздно эту проблему придется решать, — сказал он Соне. Они сидели в капитанской каюте и дегустировали экспериментальную партию пива, изготовленного Тодхантером.

— Я уже давно готова к этому, Джон. Когда женщин ни корабле втрое меньше, чем мужчин, это до добра не доводит. В своих девушках я могу быть уверена — по крайней мере в лейтенанте Пэтси Кент. Но даже если она не начнет спать со всеми подряд — где гарантия, что ее поклонники не передерутся?

— Если катастрофы не избежать, надо хотя бы свести разрушения к минимуму. Что можно сделать, чтобы дело хотя бы не дошло до рукоприкладства? Между прочим, поддерживать на корабле дисциплину — прямая обязанность капитана. Похоже, придется узаконить полиандрию — только надо подумать, как это оформить так, чтобы никому не было обидно.

— Для меня придется сделать исключение, — резко произнесла Соня. — Многие считают мое поведение аморальным. Да, у меня свои понятия о морали, но им я никогда не изменяю. Если нам суждено уподобиться пещерным людям, то я буду принадлежать лишь одному мужчине — вождю племени или старейшине.

Граймс поглядел на нее с уважением… потом — с восхищением. Она сидела в глубоком кресле, ее поза была непринужденной и изящной. Форменные шорты позволяли любоваться безупречной формой ее длинных ног. Воротник был застегнут, но рубашка не могла скрыть великолепную грудь.

“Старейшине племени, — подумал он, — вовсе не обязательно быть старым. И, в конце концов, я еще не слишком стар”.

— Жена старейшины — это весьма почетная роль, — сказал он. — Но я подозреваю, что на этом корабле будут два племени. Вождем второго, без сомнения, будете вы.

— Вы мне льстите, Джон.

— В любом случае, пока это просто разговоры. Кто знает: может быть, завтра мистер Рэнфрю запустит Манншенна, и мы благополучно выберемся из этой дыры. Или ваше племя договорится с нашим племенем…

— Если вы о девушках — то вряд ли.

— Ну что же… — Граймс усмехнулся и добавил, обращаясь скорее к самому себе: — Надеюсь, это не единственная причина, по которой вы сказали… насчет вождя племени…

Она засмеялась.

— А вы действительно решили, что у меня нет другой причины?

— Конечно. Я же помню, ради чего вы организовали эту экспедицию. Двое настоящих мужчин, которые были в вашей жизни… Вы потеряли обоих и надеетесь снова обрести то, что потеряли.

— Я уже это обрела — почти. Сколько времени мы находимся вместе, в этой крошечной стальной скорлупке? Я наблюдала за вами, Джон. Я вижу, как к вам относятся подчиненные. Я видела, как вы встречаете опасность, как реагируете в непредвиденных ситуациях. К вам относятся по–разному — но все вас уважают, включая моих людей. И включая меня.

— Одного уважения недостаточно, — с грустью ответил Граймс.

— Согласна. Но без уважения невозможны… другие чувства. Попробуйте увидеть во мне женщину, а не только офицера ФИКС.

— Довольно неожиданное предложение, — улыбнулся коммодор.

— Неужели? Во всяком случае, это не слишком осложнит нашу дальнейшую жизнь. Вы понимаете, что мы можем никогда не вернуться в нашу Вселенную? И никогда не попасть в какую‑нибудь другую. Мы можем болтаться здесь до конца своих дней. Наши гении будут придумывать новые способы выбраться, потом это всем надоест… Ладно, не будем о грустном. Просто представьте себе: мы вечно будем висеть в этой пустоте. У нас будет все необходимое для жизни. Вы слышали о кораблях времен Первой Волны Экспансии, которые обнаружены уже в наши дни? На борту по–прежнему жили люди — потомки колонистов. Эти корабли давным–давно считали погибшими… Кто знает, какая судьба ожидает наш корабль? Мы с вами — вожди двух племен. Предлагаю заключить… политический союз.

— Как романтично.

— Ничуть. Мы слишком стары для романтики, Джон.

— Ничего подобного!

Он подвинулся ближе и привлек ее к себе… и она даже не попыталась освободиться.

Он поцеловал ее. Удивительное, давно забытое ощущение — целовать женские губы, наслаждаясь их нежностью, чувствовать, как они начинают отвечать на поцелуй… Как давно это было в последний раз! Слишком давно, подумал он. Как давно он чувствовал, как желание начинает кружить голову, и стук сердец заглушает все звуки… Как давно он прикасался к бархатистой коже женщины, каждой клеточкой впитывая ее тепло…

Слишком давно…

— Слишком давно, — тихо произнесла она, и они снова слились в долгом поцелуе.

Тонкая переборка — граница каюты; за которой начинается внешний мир. Корабль, с его жизнью, суетой… Тонкая стенка — оболочка корабля, за которой — Ничто.

Но в каюте было уютно и светло… пожалуй, слишком светло. Свет казался нестерпимо ярким. Потом стал гаснуть — медленно, очень медленно, пока каюта не погрузилась в приятный полумрак.

В каюте было тепло и уютно, и ими овладело чувство спокойствия и безопасности. Пусть на время, пусть ненадолго — но это был покой и безопасность. В памяти всплыли слова духа, которые до сих пор не давали ему покоя: “Во тьме, в пустоте вы ищите и найдете…”

И он, и Соня — они искали и нашли.

Они искали и нашли — но было ли это то, что они искали? Она искала любовника, а он? Приключений? Знаний?

Сейчас ему открылось самое драгоценное знание. Он знал, что это чувство исчезнет — но лишь для того, чтобы появиться снова.

Соня что‑то тихо проговорила.

— Что, дорогая?

— Джон, теперь ты, как честный человек…

— Конечно, — ответил он. — Теперь налогоплательщики Федерации, наверное, разорятся на свадебных подарках.

Она ущипнула его за ухо… и между ними началась борьба, которая могла закончиться только одним.

Они были уже близки к цели, когда из динамиков раздался пронзительный вой сирены. Граймс вскочил и, на ходу застегивая брюки, бросился в рубку.

“Что за чертовщина?” — думал он на бегу. Сирена не унималась — как и в тот момент, когда впервые появился корабль из Альтернативной Вселенной.

Глава 13

На военных кораблях каюта капитана ближе остальных находится к рубке. Однако Граймса опередили. В рубке уже сидел Ларсен, третий “имам”, и младший лейтенант ФИКС Пэтси Кент. Увидев капитана, Ларсен залился румянцем и торопливо пробормотал:

— Мисс Кент потребовались данные, сэр. Для расчетов…

— Меня это не волнует. Почему тревога?

Ларсен отвернулся и уставился на глянцево–черную полусферу дистанционного масс–индикатора.

— Я… я не знаю, сэр. Но там что‑то есть. Прямо по курсу…

Граймс пригляделся. Действительно, в глубине тускло светилась крошечная точка. Так, что на датчике расстояния? Двенадцать с половиной тысяч миль. Неплохая точность. Конечно, перед тем, как прибор был установлен, Граймс лично проверил все документы и характеристики, но всякое случается… На этот раз поставщики не подвели. Но что это может быть? Планета? Астероид? Или потухшая звезда? Маловероятно. Еще один корабль? Двенадцать с половиной тысяч миль… Если исходить из массы топлива, затраченного при выбросе, скорость “Дальнего поиска” — примерно семь миль в секунду. Это единственный способ определить скорость там, где нет ни пространства, ни времени. Да, время… Если исходные данные верны, столкновение “Поиску” не грозит.

В рубке становилось тесно. Ближе всего стояли Суинтон, второй помощник Джонс, Рэнфрю….. И Соня.

Запах ее духов едва ощущался…

“Черт возьми, что я здесь делаю?”

“Отставить, коммодор Граймс. Вы уже давно не зеленый мичман, который впадает в панику оттого, что не может выбрать между долгом службы и сердечными делами…”

— Ваши приказания, сэр? — вежливо, но нетерпеливо спросил Суинтон.

Граймс задумчиво посмотрел на масс–индикатор. Светящаяся точка стала ярче и заметно переместилась.

— Лазерные пушки и ракеты готовы?

— Да, сэр.

— Отлично. Мистер Джонс, рассчитайте скорость сближения и точное время контакта с объектом. Мистер Рэнфрю, попробуйте использовать передатчик Карлотти по прямому назначению… проще говоря, установите связь. Мистер Ларсен, бегите к мистеру Мэйхью и разбудите его. Скажите ему, что мы обнаружили… какой‑то объект. Корабль, планета — черт его знает. Я хочу знать, есть там кто‑нибудь живой или нет. Да, мистер Суинтон… Я покину вас на несколько секунд. Если что‑нибудь случится, немедленно вызывайте меня.

Коммодор вернулся в свою каюту и заперся в ванной комнате. Ему надо было срочно привести себя в порядок… и не только тело, но и мысли. Возможно, представители инопланетной цивилизации не увидят ничего предосудительного в суточной щетине. Но представитель человеческой расы при встрече с Неизвестным должен выглядеть достойно — и в первую очередь в собственных глазах.

Представителя человеческой расы никто не потревожил. Вернувшись в рубку, Граймс принял доклад Суинтона. Скорость сближения с объектом — двенадцать миль в секунду. Неплохо. Вопрос, кто из них на самом деле движется? Судя по размерам — действительно корабль или какая‑то достаточно крупная металлическая конструкция. Но в эфире по–прежнему была тишина. Объект молчал.

Похоже, это мертвый корабль. Из какой Вселенной он сюда попал? Может быть, его экипаж — или потомки членов экипажа — погибли, не выдержав пребывания в замкнутом пространстве? Истощились ресурсы, нарушилась работа систем жизнеобеспечения?

Неужели такая же судьба ожидает их самих?

Или эта обманчивая тишина скрывала враждебные намерения? Может быть, воинственные создания затаились внутри и выжидают, пока “Поиск” войдет в зону поражения?

Граймс связался по интеркому с Мэйхью.

— Мистер Мэйхью, сближение с объектом продолжается. Есть что‑нибудь новое?

— Нет, сэр.

— Судя по всему, это корабль. Может быть, капитан отдал приказ сохранять… телепатическую тишину?

— Это невозможно. Псионическое излучение — свойство любого мозга, сэр. Конечно, для того, чтобы поддерживать телепатическую связь, нужна особая тренировка. Но даже если телепат на корабле держит “псионический блок”, что‑то должно просочиться. Обрывки фраз, эмоции, наконец…

— Значит, на борту нет ничего живого?

— Я в этом уверен, сэр.

— Гхм… Будем надеяться, вы правы, — Граймс положил микрофон и обратился к Суинтону: — Возьмите на себя управление, лейтенант. Если возможно, сбросьте скорость и остановитесь в одной миле от объекта.

— Есть, сэр.

Суинтон пересел в кресло старшего пилота и четко, уверенно стал отдавать приказания.

Граймс внимательно наблюдал за ним. Да, мальчик хорошо понимает, что должность первого помощника — это не только привилегия, но и ответственность.

Глухо взвыли направляющие гироскопы. Офицеры поспешно занимали противоперегрузочные кресла, не дожидаясь предупреждения. Потом раздался рев реактивных двигателей. Терпеливо расслабляя отяжелевшее тело, Грайме пытался понять причину очень неуютного чувства, которое сейчас испытывал. Ну конечно… В иллюминаторах не было звезд.

Двигатели смолкли, перегрузка снова сменилась невесомостью. Теперь таинственный объект приближался с кормы. Еще несколько коротких корректирующих толчков — и все замерло.

— Объект на траверзе, сэр, — доложил Суинтон. — Скорость погашена. Дистанция — одна целая пять сотых мили.

Граймс повернул кресло и снова посмотрел в иллюминатор.

Там не было ничего.

Абсолютно ничего.

Несколько секунд спустя конус прожектора поймал цель.

Это действительно был корабль — но никто из присутствующих никогда не видел такого корабля. Он напоминал сигару, рассеченную вдоль пополам. С одной стороны можно было разглядеть скопление каких‑то приборов — судя по всему, антенн самого разного калибра. Граймс, по негласной договоренности получив в единоличное пользование главную оптику, изучал это странное сооружение. Похоже, оно предназначалась для полетов в атмосфере: вот несущие плоскости на хвосте, вот два пропеллера, как у самолета или дирижабля… Но пропеллеры слишком грубо сделаны, а плоскости малы. Над плоской поверхностью торчали два высоких шеста — на носу и на корме. Антенны? Нет, скорее похоже на мачты. Но зачем? Для фотонных парусов площадь явно недостаточна. Очень странно. Между мачтами громоздились какие‑то надстройки, выкрашенные в ослепительно белый цвет — судя по всему жилые помещения, причем с балкончиками. Значит, все‑таки атмосферные полеты? Посреди надстроек возвышалась еще одна мачта… мало похожая на мачту: слишком толстая и короткая.

Толстая мачта тоже была белой, но верхушка выкрашена в черный цвет, а на боку голубой краской нарисован какой‑то символ. Граймс долго разглядывал его, но так и не понял, что это такое. Больше всего рисунок напоминал крюк или якорь. Почувствовав, что глаза начинают слезиться, коммодор уступил место Соне. Время шло. Она сидела неподвижно, и лишь изредка подстраивала резкость.

— Ну, коммандер Веррилл, — спросил Граймс, — что вы скажете насчет этого?

— Скорее всего, это корабль. Но… посмотрите, сколько отверстий! Каким образом обеспечивается герметичность?

— Гхм… Но все отверстия расположены с одной стороны! С той, где находятся все эти надстройки… как будто одна половина — корабль, а другая — что‑то еще.

— В конце концов, не у всех кораблей симметричная форма, сэр, — вмешался Суинтон. — Симметрия, обтекаемость… Это нужно для атмосферных полетов. А вне атмосферы…

— Пожалуй, вы правы, Суинтон. Но если эта штука предназначена для космических перелетов, зачем нужны пропеллеры? И уж простите, в атмосфере она летать просто не может. Представьте себе, какие у нее аэродинамические показатели. Но она явно летает.

— Неужели? — Соня покачала головой. — Посмотрите на пропеллеры. Тяжелые, крупные…

— Ну, смотря в какой атмосфере, — возразил Суинтон. — Интересно, где находится их планета?

— С таким же успехом можно спросить, где наша планета, — ответил Граймс. — Кто знает, каким образом эту штуковину сюда забросило… и когда. Подозреваю, их планета находится куда ближе, чем наша.

— Вы уверены? — спросил Рэнфрю. — Я вообще не понимаю, как здесь можно говорить о расстоянии.

— В таком случае… — Граймс задумчиво посмотрел в иллюминатор. — Может быть, и Земля находится где‑то совсем рядом.

— Что вы хотите сказать, Джон?

— Чтоб я сам знал… Нет, это просто фантастика… Он повернулся к Суинтону.

— Приглядите за лавочкой, лейтенант. Мы должны познакомится с этой штукой поближе.

Глава 14

Вскоре Граймс, Соня, Джонс и доктор Тодхантер стояли в тамбуре воздушного шлюза. Учитывая, что все четверо были в скафандрах и с реактивными ранцами, в тамбуре стало тесновато — особенно после того, как туда же вошли Кэлхаун и Мак–Генри. Инженеры были с ног до головы увешаны всевозможными инструментами и приборами, начиная от молотков и кончая тончайшей электроникой. Похоже, с таким грузом можно было двигаться только в невесомости. По настоянию Сони, все участники вылазки были вооружены. Граймс, как обычно, взял свой любимый “минетти”, остальные выбрали легкие лазерные пистолеты. Доктор прихватил аптечку и несколько камер для фото- и видеосъемки.

Наконец, все надели шлемы. Внутренний шлюз был задраен, и Граймс, связавшись по радиотелефону с Суинтоном, приказал стравить воздух. Стрелка манометра поползла вниз, остановилась на нуле, и внешний люк распахнулся.

Странный корабль висел прямо перед ними в абсолютной черноте. Луч прожектора освещал его. Можно было рассмотреть мельчайший выступ на его поверхности. Корабль действительно был раскрашен ослепительно яркими красками. Красные, розовые, желтые пятна, белоснежная надстройка — сочные, почти кричащие оттенки. Эта вызывающая пестрота выглядела странно, неуместно, почти дико.

Впрочем, что могли сказать его обитатели о “Дальнем поиске”?

Граймс осторожно вылез наружу, оттолкнулся от корабля и на несколько секунд запустил портативный реактивный двигатель. Полет от корабля к кораблю напоминал затяжной прыжок. Над самой поверхностью чужого судна коммодор развернулся и погасил скорость. Мягкий толчок — и магнитные подошвы тут же прилипли к ярко–красной стальной плите.

Именно сталь, причем довольно грубая. Похоже, существа, построившие этот корабль, не знали ни алюминия, ни пластиков, ни сплавов, из которых создаются современные звездолеты.

Бумм, бумм, бумм… один за другим остальные участники разведывательной партии “пристыковывались” к чужому кораблю.

Поверхность корпуса равномерно выгибалась, и для того, чтобы удержаться на ней, требовалась немалая сноровка. Неверный шаг, слишком сильный толчок — и вот уже кто‑нибудь зависал в безопорном пространстве, тщетно пытаясь “приземлиться”: магниты на подошвах были достаточно мощными, чтобы удержать человека притянуть дотянуться магнитными ботинками до гладкого корпуса.

С трудом они продвигались к широкой красной полосе на борту. Возле нее Тодхантер вдруг опустился на магнитные наколенники и стал что‑то разглядывать. Все окружили его.

— Как странно, — сказал он. — Посмотрите на эти наросты. Похоже на скопление каких‑то живых организмов… Теперь правильнее сказать “мертвых”.

— Так я и думал, — ответил Граймс.

— Что именно, сэр?

— Если мы когда‑нибудь вернемся в Порт–Форлон, загляните ко мне в гости, доктор. Я покажу вам кое‑что из моей библиотеки. Например, есть любопытная статья некоего Станислава Аргуса. Это журналист с Лорна — совсем молодой, но пишет великолепно. Статья называется “От первобытного каноэ — к межзвездному кораблю”.

— Не понимаю, сэр.

— Я тоже мало что понимаю. Но этим, как вы выразились, “наростам” больше лет, чем Приграничью.

Красная полоса, вдоль которой они шли, опоясывала корабль от носа до кормы. Корпус казался сплющенным. Через острый гребень, который разделял корпус надвое, полоса переваливала на другую сторону. По одну сторону от нее был закрашен черной краской, по другую — белой. Возле гребня, над полосой, виднелся странный знак, выведенный синим: круг, разделенный линией пополам, с одной стороны которого была буква “L”, с другой “R”. Вдоль гребня виднелась небольшая синяя полоса, разделенная, как шкала линейки, поперечными штрихами. Возле каждого стояли буквенные отметки: “TF”, “Т”, “S”, “W”, “WNA”…

— Этот корабль из нашего мира, — проговорила Соня. — Конечно, это могут быть какие‑то знаки внеземной цивилизации, но я так не думаю.

— Вы совершенно правы, — ответил Граймс. — Буквы “L” и “R” означают “Регистр Ллойда”, остальные — осадку судна в различных водах в разное время года. Это земной морской корабль.

— Но что это значит? И откуда вы это знаете?

— В свое время я увлекался историей мореплавания. Я должен был сразу понять, что это за штука. Но морской корабль здесь, в космосе… это слишком нелепо. Правда, я подозреваю, что мы здесь тоже не слишком к месту. Но у нас, по крайней мере, больше шансов выжить — даже если мы никогда отсюда не выберемся.

Граймс свернул и направился туда, где на фоне черноты белели поручни. Ухватившись за них, он оттолкнулся и перелетел через край. Да, это была настоящая палуба морского судна. Когда‑то по ней ходили люди… правда, сейчас это было затруднительно. Деревянная обшивка надежно изолировала железо, и магнитные подошвы не прилипали. Напротив возвышалась палубная надстройка. Сюда не попадал свет прожектора, в чернильных тенях можно было разглядеть деревянные двери, обрамленные желтой латунью. Граймс включил фонарик, прикрепленный на шлеме.

Потом, четко рассчитав движение, оттолкнулся от поручней и, пролетев несколько метров, ухватился за дверную ручку. От толчка дверь распахнулась, и Граймс оказался в полутемном коридоре.

По обеим сторонам были двери — открытые и закрытые, вдоль стены тянулся поручень — в точности как на космическом корабле, только предназначался он не для передвижения в невесомости. Дождавшись остальных, цепляясь за поручни, Граймс добрался до ближайшей двери. Она была полуоткрыта.

Жилая каюта. Комод — очевидно, привинченный к полу. Две койки у стены, одна над другой. Два легких стула плавали между полом и потолком. Ярко блестела начищенная латунь, отражая свет фонарика, мягко мерцало полированное дерево.

Граймс остановился перед верхней койкой. Над ней, запутавшись в белых простынях, висели два тела — мужское и женское. Коммодору не раз доводилось видеть, как гибнут люди. Но никогда еще люди не казались ему такими беззащитными перед лицом смерти. Их тела мумифицировались — пустота и холод выпарили из клеток всю влагу, но мышцы сохранились.

В наушниках прозвучал голос Тодхантера:

— Разрешите их заснять, сэр?

— Конечно, доктор. Думаю, они не будут возражать.

Как давно это было… Когда‑то вы думали, чувствовали, боролись… Что же произошло? Как вы погибли? Видимо, смерть была мгновенной. Короткий хлопок — и дверь распахнулась, унося тепло и воздух.

Граймс обернулся и поглядел на Соню. Щиток гермошлема не мог скрыть бледности, проступившей на ее лице. Как мы должны быть благодарны — уж не знаю кому — за то, что остались живы! Как нам повезло, как нам чертовски повезло…

— Думаю, — проговорил он вслух, — в каютах мы найдем мало чего интересного.

— Где же тогда искать? — глухо спросил Кэлхаун.

— В рубке. На морских кораблях это называется “рулевая рубка”.

Цепляясь за перила, Граймс и его спутники миновали коридор, потом поднялись по трапу на другую палубу… Двери некоторых кают были распахнуты, внутри можно было разглядеть другие тела. Один из мертвецов выплыл в коридор, преграждая дорогу, и его пришлось оттолкнуть. Новый трап вывел в просторную залу с хрустальной люстрой — очевидно, это была кают–компания. Свет фонариков скользнул по граненым подвескам, и по стенам закружились сотни радужных бликов.

Наконец они снова выбрались на палубу. Здесь по обоим бортам висели спасательные шлюпки — увы, они не смогли спасти команду и пассажиров. В непроглядной черноте висел “Дальний поиск” — он походил то ли на сказочный остров в ночном океане, то ли на далекую галактику. Глядя на него, Граймс вспомнил слова, сказанные кем‑то из первопроходцев — какой эпохи? “Где свет — там огонь, где огонь — там разум”.

По перилам Граймс взобрался на капитанский мостик и вошел в рулевую рубку, остальные последовали за ним. Свет прожекторов падал сквозь огромные окна, освещая большой старинный компас на деревянной подставке, приборы… В центре рубки, не выпуская отполированные ручки штурвала, стоял вахтенный матрос, одетый по всей форме: бескозырка, широкий воротник, черные ботинки. Высохшее лицо застыло в напряженном внимании, а глаза, как и полтысячи лет назад, смотрели на стрелку компаса, которая все это время указывала на несуществующий полюс.

Позади, за дверью, находилось еще одно помещение. Там над столом, над пожелтевшей картой, склонились два человека в белых кителях с золотыми нашивками.

— Прошу прощения, капитан, — произнес Граймс — так, словно высокий бородатый моряк мог его услышать — и, вежливо взяв мертвеца за локоть, отодвинул в сторону.

— Именно так я и думал, — пробормотал он, бросив взгляд на карту. — Южное побережье Африки.

— Как вы сказали, сэр? — переспросил Кэлхаун.

— Земля. Похоже, все это действительно произошло в начале двадцатого столетия.

— Судовой журнал, — сказала Соня. — “…Вахтенный докладывает о раскатах грома и необычайно ярких молниях, хотя по–прежнему ясно, а также странном свечении воды…”

— Но что это за судно? — спросил Тодхантер. — И как оно здесь оказалось?

— Могу ответить только на первый вопрос, — сказал Граймс и указал на надпись вверху страницы судового журнала: “Уарата”, Дурбан–Ливерпуль [6].

Глава 15

— На стенах рубки — Граймс вспомнил, что она, кажется, называлась картографической — в больших застекленных рамках висели чертежи и планы корабельных помещений. Чертежи вызвали самый живой интерес.

— Пожалуй, я прогуляюсь в двигательный отсек, — неожиданно объявил Мак–Генри.

— Машинное отделение, — поправил Граймс. — А о том, как устроен паровой двигатель, я и так могу вам рассказать. Паровой котел, поршни, шатуны, угольная топка. Если я ничего не путаю, суда заходили в Дурбан, чтобы загрузиться углем на обратном пути из Австралии.

— Но я хочу это увидеть, сэр. Смотрите, — инженер провел пальцем по схеме. — Я пройду вот так… Потом в кочегарку… и из нее прямо в двигательный… в машинное отделение. Здесь не заблудишься.

— Ладно, ступайте, — отозвался Граймс, — но только возьмите с собой еще кого‑нибудь. Помните правила?

— Я тоже пойду, — сказал Кэлхаун.

Джонс тут же выразил желание обследовать трюмы, а Тодхантер вспомнил, что хочет сделать еще несколько фотографий.

Стоя в дверях рулевой рубки, Граймс и Соня смотрели, как инженеры спускаются по трапу, цепляясь руками за перила и балансируя болтающимися в воздухе ногами. За ними последовал второй “имам”, потом врач. Они проплыли над палубой и один за другим исчезли в темноте трюма.

Соня нарушила молчание.

— Джон… чем вы можете все это объяснить?

— В том‑то и дело, что объяснить я ничего не могу. Объяснение- это половина решения проблемы. Вы же помните: я весьма серьезно изучал историю мореплавания и даже считался признанным авторитетом среди тех, кто занимается подобными вопросами. Да, для нас двадцатый век — это седая древность. Но вспомните, каких успехов достигло к этому времени кораблестроение. А навигация, картография, астрономия? Исчезновение корабля было явлением из ряда вон выходящим. Появились приборы, которые позволяли с высокой точностью определять координаты но солнцу и звездам. Эхолоты для точного определения глубин. Наконец, как раз в начале двадцатого века изобрели радио. И все равно корабли исчезают — причем исчезают бесследно, так, словно их никогда не было! Вот “Уарата”, например Я читал ее историю. Она была построена для грузопассажирских, перевозок между Англией и Австралией — и успела сделать лишь несколько рейсов до того, как это случилось. Она возила из Австралии в Ливерпуль мороженое мясо, кое–какие другие грузы и пассажиров, а по дороге загружалась углем в Дурбане. На самом деле, странности начались еще до того, как “Уарата” вышла и рейс. Накануне большинство пассажиров видели очень необычные сны — настолько странные, что люди сочли их пророческими. В результате половина билетов была сдана. Однако корабль благополучно добрался до Дурбана, пополнил запасы угля увышел в море. Последними, кто его видел, была команда судна, которое в этот момент заходило в порт. Корабли отсемафорили друг другу и… все. Конечно, и прежде, и потом корабли тонул — и порой вместе со всей своей командой. Исчезновение “Уарата” объяснили недостатками конструкции — она якобы оказалась весьма неустойчива, а потому перевернулась, попав в шторм, и затонула в течение минуты. Вполне правдоподобное объяснение — если бы “Уараты” исчезла посреди океана. Но посмотрите, как проходит ее маршрут — здесь проходят самые оживленные торговые пути, да и глубины относительно небольшие. Не было найдено ни одного тела, ни одного предмета, — Граймс кивком указал на полосатый бело–оранжевый буй, который покачивался над палубой, с четкой крупной надписью на боку: “Уарата, Ливерпуль”. — Даже если корабль тонет мгновенно, что‑то непременно всплывет, сразу или спустя какое‑то время. В общем, вот вам еще одна тайна земных океанов… теперь можно сказать, космических. А “Мария Целеста”? Вижу, вы о ней слышали. Кто только не пытался найти объяснение этой истории — даже наши псионики. Как может случиться, что корабль дрейфует посреди океана, все системы в абсолютном порядке — но на борту ни единой души? А “Циклоп” — еще один пропавший без вести пароход? [7]Что ж, теперь мы, возможно, знаем, что с ними произошло. Но как такое могло произойти? И почему?

— У нас тоже есть отдел, который занимается этим вопросом, — сказала Соня. — Все эти таинственные исчезновения продолжаются — и не только на Земле. Исчезают морские суда, воздушные аппараты, космические корабли… И люди — поверьте, случай с “Марией Целестой” не единичный. Два года назад нечто подобное случилось с “Дельтой Эридана”. Космос не имеет границ… расхожая фраза, правда? Но пока не появился Движитель Манншенна, мы и представить себе не могли, насколько она точна. Планета — это, в конце концов, некая площадь суши плюс некоторый объем водной оболочки, если она есть. Но когда корабль пропадает в космосе, поиски можно считать бесполезными. А когда экипаж, обнаружив планету, высаживается на нее — и просто исчезает? Некоторые пытаются списать это на неизвестные формы жизни. Но получается, что эти таинственные существа тоже исчезают вместе с людьми, не оставляя следа! И такое случается в самых разных точках Галактики.

— Но кого‑то все же удается найти?

— Естественно. Иначе бы поисково–спасательный отдел давно ликвидировали.

Они вернулись в штурманскую рубку. Капитан и вахтенный офицер по–прежнему стояли, склонившись над картой. Граймс посмотрел на них и покачал головой. Если бы они хоть на мгновение ожили и рассказали о том, что произошло… Как ни странно, в этом нет ничего невозможного. Еще один спиритический сеанс… Или другой способ — более научный. Первые межзвездные корабли несли на борту колонистов, погруженных в анабиоз. Почему бы не попробовать? Граймс отогнал эту мысль. На борту “Поиска” нет ни оборудования для вывода из анабиоза, ни специалистов. Это длительный процесс, который длится порой несколько месяцев… и слишком часто заканчивается трагически. Словно смерть мстит человеку за попытку обмануть ее. Вряд ли доктор Тодхантер решится на такой эксперимент.

Граймс снова подошел к судовому журналу и попытался перевернуть страницу. Бумага высохла, замерзла, и лист сломался пополам. Но буквы оставались четкими, надпись по–прежнему было легко разобрать. Гром, молнии и неестественно фосфоресцирующий океан…

И все?

Может быть, дело как раз в грозах… Чудовищное совпадение — мощные электрические разряды, возмущения в магнитном поле Земли и резонансной частоты самого металлического корпуса корабля…

— Может быть, на борту корабля находилось нечто такое, что сработало как катализатор? — проговорила Соня. — Помните, вы говорили о пророческих снах пассажиров? Что могло напугать людей настолько, что они отказались подниматься на борт? Может быть, они видели… то, что сейчас видим мы? Эту вечную ночь, холод, смерть? Райновский институт проводил специальные исследования — латентные телепатические способности встречаются куда чаще, чем проявленные. А предвидение и дальновидение сродни телепатии. Другие паранормальные способности менее изучены, но я уверена, там та же картина. Потом, до сих пор мы вспоминали только случаи исчезновения. А когда нечто появлялось там, где не могло появиться? Мы возвращаемся к тому, с чего начали. Что именно выбросило нас из нашей Вселенной? Аппаратура мистера Рэнфрю? Ваша антигравитационная система? Или тот безумный дух который вселился в Кэрен Шмидт?

— Кто знает, — вздохнул Граймс. — На мой взгляд, эта теория кажется притянутой за уши, но…

— За уши? — возмутилась она. — Сколько времени мы уже болтаемся в этой пустоте, и у вас хватает совести обвинять меня в изобретении бессмысленных теорий!

— Я бы не стал говорить об абсолютной пустоте, — покачал головой коммодор. — Создается впечатление, что это место обладает неким… магнетизмом. Да, именно так. Некое поле, которое втягивает в себя корабли, людей… А поле не может существовать само по себе. Нужен носитель.

— Возможно, Джон. Эти бедняги… не думаю, что “Уарата” пыталась перебраться из одной Вселенной в другую. В отличие от нас.

— Да… Мы оказались не в пример более подготовленными… Граймс замолчал: в его наушниках тихо, но настойчиво запищал зуммер. Лейтенант Суинтон вышел на связь.

Выслушав краткий отчет капитана, Суинтон сказал:

— Не хочу вас торопить, сэр, но мистер Мэйхью только что сообщил, что уже несколько минут получает какие‑то сигналы. Очень слабые — он их едва слышит, но все‑таки…

— Но все‑таки мы уже не одни, — подытожил Граймс и переключился на внутренний канал связи. Эфир немедленно загудел. Предметом дискуссии были поршни, клапаны, топки и паровые котлы. Коммодор вызвал Джонса, доктора и инженеров и приказал им возвращаться. Ждать пришлось долго: неутомимые исследователи забрались глубоко в недра корабля. В качестве сувениров каждый прихватил по куску каменного угля. На их месте Граймс взял бы что‑нибудь более полезное — пару книг из библиотеки или рояль из кают–компании взамен синтезатора… Граймс посмотрел на капитана “Уараты”.

— Это ведь не воровство, — пробормотал он, словно тот мог услышать его мысли. — Я знаю, вы бы не отказались сделать подарок товарищу по несчастью…

— Простите, сэр? — спросил Джон.

— Нет, ничего. Возвращаемся домой — и посмотрим, что там творится.

Глава 16

Едва выбравшись из шлюза, Граймс поспешил в рубку. Он даже не стал вылезать из скафандра, лишь снял шлем.

— Мэйхью поймал четкие сигналы, сэр, — вместо приветствия выпалил Суинтон, едва коммодор вошел.

— Отлично. Он может определить направление?

— Говорит, что пока не может. Но вы же знаете Мэйхью. Пока его не припрешь к стенке, он двух слов не скажет.

Коммодор поглядел на экран радара, потом на масс–индикатор. По–прежнему ничего. Возможно, новый объект еще слишком далеко? Для псиоников, как известно, расстояния не существует.

Граймс поднял микрофон интеркома, потом положил его назад.

— Зайду‑ка я к нашему “слухачу”, — сказал он. — Суинтон, если что‑нибудь произойдет — свяжитесь со мной немедленно.

Он кивнул Соне, и она последовала за ним.

Как всегда, до Мэйхью было невозможно достучаться — обычным способом. Граймс уже привык к этому, а поэтому, постучав для приличия и выждав минуту, отодвинул в сторону дверь и вошел внутрь. Мэйхью сидел в своем кресле к ним спиной, сложившись пополам и обхватив колени руками. На столе, заваленном самым разнообразным хламом, возвышался аппарат, увенчанный прозрачным цилиндром. Это и был пресловутый псиони–ческий усилитель, или “мозги в желе” — препарированный мозг живой собаки, плавающий в питательном растворе. Граймс поежился. И от этого сморщенного, пульсирующего куска биомассы зависела их связь с окружающим миром!

Обернувшись, Мэйхью устремил на вошедших рассеянный взгляд.

— А, это вы… — его глаза наконец сфокусировались на коммодоре. — Чем обязан, сэр?

— Пришел взглянуть, как у вас дела, Мэйхью. Можете говорить… гхм… оставаясь на связи?

— Конечно, сэр.

— Отлично. Что за сообщение вы приняли? Мэйхью мучительно наморщил лоб.

— Это не сообщение, сэр. Это скорее образы, чувства… очень сильные, яркие, но не адресованные кому‑то… вернее, вообще никому не адресованные.

— Гхм. А что это за образы?

— Это… похоже на сновидения.

— Вы можете определить, кто видит эти сны? Человек? Гуманоид? Или…

— Человек. Вернее, люди. Причем их довольно много.

Соня обернулась к Граймсу.

— Джон, я понимаю, что это невозможно… Но это значит, что люди с “Уараты” еще живы, их можно спасти… Что им снится, Мэйхью? Холод, темнота, одиночество?

— Нет, мисс Веррилл. Им снятся очень приятные сны. О солнечном свете и… о любви…

— На борту “Уараты”…

— Эти люди не с “Уарата”. Там действительно никто не уцелел. Там только мертвые тела — холодные, высохшие… Они умерли мгновенно.

— Откуда вы знаете?

— Есть правило: если на планету высаживается партия, пси–оник обязан держать с ней связь… или хотя бы просто “слушать”. Вот я и “слушал”. Для начала “прослушал” все помещения, а потом… То, что вы рассказали о последнем рейсе “Уараты” — это очень любопытно…

— Гхм.

— Какое‑то время я “слышал” только вас, доктора… ну, и всех остальных. А потом появились другие сигналы — не с “Уараты”. Они становятся все более четкими — но устойчивой связи по–прежнему нет. Бывает, что телепатам трудно настроиться друг на друга, но тут все иначе. Такое впечатление, что они приближаются.

— Хотел бы я знать, черт возьми, кто к кому приближается! — пробормотал Граймс и, увидев в глазах телепата вопрос, покачал головой. — Простите, это я сам с собой. Мы до сих пор не знаем, какова наша абсолютная скорость и движемся ли мы вообще. Относительно “Уараты” мы неподвижны. Но кто может сказать, что именно произошло, когда мы заглушили двигатели? Мы остановились? Или просто притормозили?

— Я не разбираюсь в навигации, сэр, — чуть обиженно сказал Мэйхью.

— Боюсь, здесь уже никто ни в чем не разбирается… Простите, я вас перебил.

— Ничего страшного. Сначала я даже не мог поймать четких образов — они наплывали друг на друга, как в полудреме… — он умолк, взгляд снова стал рассеянным. — Погодите… кажется, кто‑то “выделился”. Так… Голубое небо, в нем плывут облака — белоснежные, легкие… Речка… берега заросли высокой травой… и… я сижу на невысоком обрыве, среди деревьев… солнце припекает, на воде играют блики, и ветер доносит запах свежего сена… — телепат мотнул головой и с неловкой усмешкой посмотрел на Граймса. — Ядо сих пор не знал, что такое “сено”. Чего только не узнаешь из чужих снов…

Он вздохнул.

— На деревьях щебечут птицы… а я только что раскурил трубку и сижу с удочкой в руках. Я смотрю на воду — там покачивается мормышка, которую я сам изготовил. Плывет, словно пританцовывает… а вокруг мелькают солнечные блики. Я знаю, что должно произойти: форель выскочит из воды и схватит наживку. Но это не самое главное. Мне некуда торопиться. Я совершенно счастлив… О… Какая‑то неясная тревога… Я не понимаю, чем она вызвана. Но я должен спешить. Я должен проснуться, иначе случится что‑то ужасное, что‑то непоправимое…

— Забавно, — проговорил коммодор. — Вы когда‑нибудь были на Земле, Мэйхью?

— Нет, сэр, — телепат уже пришел в себя, только моргал чуть чаще.

— Вы знаете, что такое “мормышка”?

— Мормышка, сэр?

— Да, вы только что ней говорили.

— Конечно. Это приманка для рыбы — пучок перьев, привязанный к крючку. Рыба принимает ее за насекомое… Настоящие рыбаки сами их делают. Они ловят рыбу просто для развлечения. У них есть масса всяких приспособлений… Самое смешное, что рыба… клюет на эти штуки.

— Но если он ловит форель просто для развлечения — о чем ему волноваться?

— Неплохо, — усмехнулась Соня. — Наша компания пополнилась рыболовом–любителем — судя по всему, с Земли, который спит и видит сны… Интересно, как его угораздило свалиться в щель между временными потоками. А, может быть, его здесь нет? Мэйхью, вы уверены, что этот человек находится не на Земле? И его сны не проникают сюда тем же путем, каким попала “Уарата”?

— Дрейфующее сновидение… — пробормотал Граймс. — Прошу вас, продолжайте, мистер Мэйхью.

— Он снова видит свой сон. Он ничего не поймал, но счастлив.

— А другие сны вы можете… посмотреть?

— Попытаюсь, сэр… Ага, вот. Снова лето, слова солнечный день… я плыву — не спеша, наслаждаясь прохладой… Вода прозрачная, чуть зеленоватая… Потом оборачиваюсь и смотрю на девушку, которая стоит на берегу. А вот та же девушка — но уже старше… Она сидит в траве, яркой, как изумрудный шёлк, а рядом играют загорелые ребятишки — ее дети… А вот еще… По–моему, они приближаются — образы становятся очень четкими… Слепящее, почти белое солнце. Воздух — такой холодный, что режет легкие. Шипы на моих ботинках врезаются в снег, и он хрустит, почти повизгивает. Кажется, я уже могу дотянуться до вершины ледорубом. Она совсем рядом, она сверкает так ярко, что небо кажется темно–синим. Ветер срывает языки снега, и кажется, что вершина выбросила белый флаг. Это всего лишь снег, но я знаю, что вершина сдалась. Ее еще никто никогда не покорял, но через несколько часов я доберусь дотуда и вобью в лед и камень флагшток с вымпелом — моим вымпелом. Мне говорили, что сюда невозможно добраться без кислородной маски и страховочных крюков, но я все равно это сделаю…

— Для полноты картины не хватает только сна о партии в шахматы, — улыбнулась Соня. — Мягкий свет, аромат хорошего коньяка, в комнате плавают клубы табачного дыма…

Граймс засмеялся.

— Похоже, эти люди предпочитают отдых на свежем воздухе.

Задребезжал интерком. Граймс поднял микрофон:

— Да, слушаю. Да… Капитан — всему экипажу. Приготовиться к ускорению. Первому помощнику — рассчитать поворот. Ложимся на новый курс.

Глава 17

В иллюминаторах снова была лишь непроглядная чернота. Древний пароход превратился в крошечную точку, которая неторопливо плыла в темной полусфере масс–индикатора, готовая вот–вот приблизиться к ее краю и исчезнуть.

А с другой стороны появилась еще одна точка — и к ней из центра полусферы уже протянулась светящаяся ниточка–траектория. Расстояние до нового объекта составляло не одну тысячу миль, но по дисплеям корабельного компьютера уже ползли плотные шеренги цифр — курс на сближение должен был быть просчитан до деталей.

Граймс и его офицеры сидели в рубке, вжатые ускорением в спинки кресел. За пультом снова сидел Суинтон. Граймс с восхищением наблюдал за молодым лейтенантом: мальчик виртуозно управлял кораблем. Набрав 4 g, “Дальний поиск” рванулся вперед — и резко сбросил скорость, поравнявшись с целью. Легкий толчок — вспомогательные двигатели плюнули огнем, выправляя положение корабля, — стих вой направляющих гироскопов… и тут же включились прожектора. —

Люди выбрались из кресел и столпились у иллюминаторов, рассматривая странное сооружение, которое висело в черноте на расстоянии мили. Кто‑то покосился на Граймса — коммодор стоял в стороне и невозмутимо посасывал трубку, словно знал заранее, с чем придется встретиться на этот раз.

Три сферы, расположенные вдоль одной оси и соединенные между собой металлическими фермами — словно гигантское безногое насекомое. Первая, небольшая, ощетинилась антеннами, в глубине этого металлического леса стеклянными лужицами поблескивали иллюминаторы. Вторая — самая крупная, судя по всему, жилой отсек. Третья, чуть поменьше, была украшена веером разнокалиберных ракетных сопел. Ни обтекателей, ни аэродинамических стабилизаторов.

Первым молчание нарушил Суинтон.

— Черт… Что это такое?

— Вы меня удивляете, лейтенант. Неужели вам не читали историю освоения космоса? Это типичный корабль — вернее, звездолет — времен Первой Волны Экспансии. Тогда люди покидали Солнечную систему и отправлялись к звездам вот на таких до–световых посудинах. У них не было ни Манншенновского Движителя, ни даже генератора Эренхафта. Полет длился не годы, не десятки лет — столетия.

Аудитория замерла. Граймс ощутил прилив вдохновения.

— Как видите, этот корабль не предназначен для взлета с поверхности планеты и для приземления. Эти корабли, можно сказать, рождались и умирали в космосе. Их доставляли по частям на орбиту и там собирали. Потом на небольших шаттлах на борт доставляли колонистов и экипаж. Видите несколько шлюпок у основания центрального отсека — вот там, в тени? Маленькая сфера — это, как вы уже догадались, рубка. Средняя — жилые отсеки… вернее, спальные, поскольку основная часть колонистов путешествовала в гибернаторах. Ну, а задняя — двигательный отсек. Вечные ракетные двигатели.

Суинтон задумчиво поглядел в иллюминатор, потом потер подбородок.

— Скорее всего, на борту находятся потомки первых пассажиров и экипажа. Насколько я помню, псионической связи тогда не существовало, не говоря уже об НСТ–передатчиках и Карлотти. А эти антенны… наверно, какие‑нибудь допотопные радиоприемники. — Они либо не слышали наших сигналов, либо не могли ответить. Подозреваю, что они даже не знают, что мы рядом.

— А вот тут вы не совсем правы, Суинтон, — улыбнулся Граймс. — Согласен, путешествие затянулось — те, кто отправляли этот корабль, даже представить себе не могли, что оно будет таким долгим. Но уверяю вас: это те же самые люди, которые стартовали с Земли Бог знает сколько веков назад.

— Простите, сэр… но как они дожили до наших дней? Вы же сказали…

— Вот именно. Как я уже говорил, это корабль времен Первой Волны Экспансии. Тогда человечество активно заселяло планеты Солнечной системы. Но, как известно, свой дом всегда тесен. К этому времени стало бесспорным фактом то, что у многих звезд есть планетные системы. И, возможно, некоторые из них были пригодны для жизни. И вот те, кому наскучили перенаселенные города, орбитальные станции… да и просто привычный уклад — начали подготовку к первой межзвездной экспедиции. Дальше — больше. Люди не дожидались, когда придет весть от первого корабля, и отправляли следующий, потом еще и еще. Они не строили иллюзий относительно длительности путешествия. Но технология анабиоза, которая широко применялась в медицине, позволяла решить эту проблему. На борт погружали десятки и сотни саркофагов, в которых покоились будущие колонисты. Члены экипажа “спали” по очереди. Они на несколько месяцев заступали на вахту, затем будили смену и снова засыпали. Понятно, что за годы, проведенные в состоянии анабиоза, человек не стареет. Наконец, когда очередной экипаж обнаруживал пригодную для жизни планету, корабль ложился на орбиту, колонистов “размораживали” перевозили на шаттлах на поверхность.

— Мне такое путешествие не по вкусу, сэр.

— Мне тоже. Но Движителей Манншенна тогда еще не существовало. А самое главное — на тех кораблях не было даже подобия современных астронавигационных систем. Они летели наугад. Некоторые корабли падали на звезды или разбивались о планеты. Другие, возможно, до сих пор летят где‑то в пространстве… Как только корабль удалялся от Земли на определенное расстояние, связь прекращалась. Никто даже не думал ее поддерживать: слишком долго шел сигнал. И они не знали, как мы теперь это знаем, что многие корабли просто пропадали в Космосе.

— ФИКС пытается восстановить эти данные, — вставила Соня. — Около четверти кораблей, стартовавших с Земли, до сих пор не обнаружено.

— Наверное, этот был один из них, — заметил Граймс.

— Но как он здесь оказался?

— Скоро узнаем, — отозвался лейтенант.

— Попробуем узнать, — поправила она.

Граймс повернул оптику и внимательно разглядывал переднюю сферу, где помещалась рубка. Вот выходной шлюз… или ему только показалось? Во всяком случае, его можно будет открыть вручную — а значит, проникнуть на борт не составит особого труда.

— Но вахтенный должен был заметить наши огни, — сказал Суинтон.

— Боюсь, вахтенному не до нас, — спокойно ответил коммодор.

Партия отправлялась в прежнем составе: Граймс, Соня, Джонс, Кэлхаун, Мак–Генри, Тодхантер… На этот раз доктора ожидает нечто более серьезное, чем экскурсия по отсекам корабля в компании инженеров. Да и инженерам работы хватит. Надо оказать помощь сотням людей, лежащих в анабиозе — а для этого, возможно, придется приводить в порядок корабельные системы.

А дальше? Что дальше?

Пожалуй, время для подобных вопросов еще не пришло. И возможно, не придет. Для начала надо попасть на корабль.

Граймс летел через пустоту, разделяющую два корабля. Каким ладным выглядел “Дальний поиск” рядом с этим допотопным гигантом! Коммодор обернулся. Остальные летели следом, скафандры тускло поблескивали, отражая свет прожектора, черные тени казались трещинами на их серебристой поверхности. Время от времени то у одного, то у другого вырастал яркий оранжевый хвостик — пилот корректировал траекторию полета коротким “залпом” портативного реактивного двигателя. Заглядевшись на них, Граймс отвлекся… и неожиданно обнаружил в паре метров от собственного носа исцарапанный микрометеоритами борт древнего звездолета. Расстояние стремительно сокращалось. Не успев толком притормозить, Граймс неловко распластался по металлической поверхности, чудом не разбив лицевой щиток шлема. Магнитные наколенники звонко щелкнули, прилепляясь к стали, и отраженная сила толчка лишь немного приподняла его над поверхностью, вместо того, чтобы отбросить обратно. Коммодор осторожно поднялся, дождался остальных и двинулся к входному люку. Проходя мимо иллюминатора, он пригнулся и посветил внутрь фонариком. Рубка выглядела именно так, как он себе представлял. Глубокие противоперегрузочные кресла, больше похожие на раскрытые саркофаги, радар — круглый зеленоватый экран, громоздкие приборные панели, пузатые мониторы в громоздких рамах… Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: корабль давно погружен в глубокий сон. Ни одна вспышка не пробегала по слепой поверхности мониторов, индикаторы походили на мертвые черные бусины. Лишь когда луч фонарика скользнул по приборной доске, она вспыхнула россыпью хрустальных искр. Все было покрыто слоем инея. Граймс поежился. Казалось, в рубке холоднее, чем снаружи, в абсолютной пустоте.

Он заглянул в соседние иллюминаторы. Сомневаться не приходилось: рубка была абсолютно пуста. Но она занимает лишь половину головной сферы. Значит, за ней должны находиться другие помещения — каюты вахтенных офицеров, приборный отсек, кладовая для продуктов и воды…

Он обернулся к Соне.

— Сомневаюсь, что здесь остался кто‑нибудь живой — разве что в каютах… да и то вряд ли. Но, в любом случае, отсюда мы можем попасть в гибернаторный отсек. На таком судне должно быть несколько сотен человек — не считая резервных экипажей.

Люк воздушного шлюза, который он заметил с “Поиска”, был совсем рядом, но открыть его в одиночку оказалось невозможно. Граймс подозвал Мак–Генри и Кэлхауна. Вдвоем они сдвинули с места огромный маховик и прокрутили на несколько оборотов. Толстая металлическая крышка медленно качнулась, по краю четко обозначилась щель, и люк распахнулся наружу, открывая черный провал шлюзовой камеры. Со внутренним люком пришлось повозиться. На несколько секунд каждый почувствовал себя запертым в тесном шлюзе, и ощущение было не^амым приятным. Лишь общими усилиями примерзший рычаг, запирающий камеру, удалось сдвинуть с места. Едва створка открылась достаточно широко, команда выбралась из камеры и оказалась в низком коридоре.

Стены, пол, потолок — было покрыто толстым слоем снега. Это означало, что воздух на корабле еще оставался. Ближайшая дверь была приоткрыта — там, как и предполагал Граймс, находился продовольственный склад. По всему отсеку плавали яркие шарики. Время от времени они сталкивались, рассыпаясь на тысячи сверкающих осколков. Через секунду Граймс понял, что это такое. Апельсины. Одна из камер раскрылась, и фрукты выкатились наружу. Он попытался поймать проплывающий мимо плод, но тот рассыпался с легким звоном, едва Граймс к нему прикоснулся. Или это лишь послышалось? На корабле царило мертвое безмолвие. Казалось, толстый слой рыхлого снега поглощает все звуки.

Астронавты вернулись в коридор. Он плавно заворачивал и, очевидно, образовывал кольцо. Справа и слева, через равные интервалы, располагались двери с номерами.

Граймс толкнул одну из них, на которой поблескивала табличка с цифрой 4 — здесь двери отодвигались, как на современных кораблях. Сначала створка застряла, потом скользнула в сторону.

Когда‑то эта каюта была спальней. Теперь она стала усыпальницей. На широкой двуспальной койке лежал, пристегнутый ремнями, рослый мужчина. В правой руке он сжимал кинжал, на лезвии которого застыло темное бурое пятно. Рядом с ним разметалась женщина — когда‑то ее, без сомнения, можно было назвать красавицей. Причина смерти была очевидна: под левой грудью у нее чернела колотая рана, а у мужчины была перерезана яремная вена.

Граймс заглянул в следующую каюту. Ее обитатели тоже лежали на койке и, казалось, мирно спали. Но над ними неподвижно висел пустой пузырек, на яркой этикетке которого был изображен череп с костями…

В третьей кабине взглядам предстало не менее печальное зрелище. Кровать была опутана целым коконом проводов, одинокий черный шнур тянулся по полу, протекал через трансформатор и уходил в розетку. Эти двое умерли быстро, хотя и не безболезненно. Простыни деликатно скрывали их лица, но тела мучительно выгнулись, застыв в последней попытке разорвать провода, спутавшие их, как змеи Лаокоона.

В четвертой каюте было лишь одно тело. Женщина в безукоризненном черном кителе, посеребренном кристалликами льда, сидела в кресле — очень прямо, пристегнутая эластичными ремнями, лицо было неправдоподобно спокойным. Лишь приглядевшись, Граймс разглядел на ее груди крошечное опаленное отверстие — след от револьверной пули.

— Каюта номер один, — медленно произнес Кэлхаун. — Может, это и есть капитан?

— Не думаю, — отозвался Граймс. — Каюта двухместная. И потом, где ее оружие? — он осторожно стряхнул иней с ее рукава. — Золотой шеврон на белой подкладке… Офицер снабжения.

Капитана они нашли в большой каюте в самом конце коридора. В парадном черном кителе с золотыми пуговицами и нашивками, он скособочился за столом. Правая рука безвольно лежала на столе. Тут же обнаружился и пистолет. Казалось, капитан пытается поймать приоткрытым ртом его заиндевевший ствол. Иней плотно облепил короткие волосы, а на затылке чернела дыра. Несколько смятых листков бумаги плавало в воздухе. Граймс поймал один и прочел:

“Тем, кого это касается…”

И больше ничего.

“Если, когда…”

Перечеркнуто.

“Когда, если…”

Если все равно…

Говорят, самоубийца жаждет излить душу — хотя бы перед смертью. Беда в том, что ему все равно редко удается быть услышанным — и тем более понятым.

Глава 18

Капитану это, в конце концов, удалось.

“Возможно, кто‑нибудь когда‑нибудь наткнется на нас. Когда мы улетали с Земли, ходили какие‑то слухи о том, что ученые открыли некие разрывы пространства. Похоже, в такую дыру мы и угодили. Говорят, здесь отсутствует время как таковое, и это позволит перемещаться на огромные расстояния за считанные часы. Может быть, когда‑нибудь люди научатся это делать. Мы оказались здесь отнюдь не по доброй воле и даже не из любопытства. Я даже не могу себе представить, как мы сюда попали и как отсюда выбраться. Если бы я знал раньше… Но что я мог сделать? Запретить использование этанола? Но откуда я мог знать, что один из контейнеров даст течь? И что всех нас ждет одна судьба? Наша вахта закончилась. Мы могли бы разбудить капитана Митчелла, а сами лечь в анабиоз. Но, обсудив все, мы решили воздержаться от этого. Вряд ли нас ждут приятные сны. Я знаю: всем остальным снится конец путешествия, счастливая жизнь, которая их ждет. Все то, чего им не хватало на Земле, то, о чем они мечтали, то, что им было обещано. Но что будет сниться нам после всего, что произошло? Холод, одиночество, страх… Черная пустота, в которую мы падаем.

А что ждет тех, кто проснется нам на смену?

Как мы туда попали? Я не понимаю. Но мы не первые и не последние, с кем это случилось. Это — одна из причин, по которой мы все‑таки решились… Какие законы действуют в этой треклятой бездне? Мы не знаем. Может быть, те странные вещи, которые попадаются нам время от времени, вообще не существует. Однажды мы увидели, как перед иллюминаторами рубки плавает труп мужчины в старинном костюме — сюртук, галстук и все такое. Самое странное, что на голове у него был цилиндр. Этот тип несколько часов кувыркался вокруг рубки, пока не исчез, но цилиндр держался, точно приклеенный… Мэри Галлагер, которая увлекается историей костюма, сказала, что такое носили в середине девятнадцатого века. В другой раз появился самолет — хрупкая конструкция из деревянных реек и растяжек, обтянутая то ли тканью, то ли бумагой. Как он здесь оказался, представить себе не могу. Было еще несколько трупов, все иссохшие, как мумии. Пароход прошлого века. Странное (несколько слов зачеркнуто) судно, судя размерам — космический корабль. На его борту можно было разглядеть какие‑то символы: возможно, это буквы или цифры, но ни в одном из земных языков нет ничего похожего.

Я знаю, мне уже пора. Ждать больше нечего. Остальные уже мертвы. Сара не могла сделать это сама, и мне пришлось ей помочь. Она сама меня попросила. Другие… Больше всего повезло Браунам — когда я раздал карты, они вытащили туз пик, и им достался единственный оставшийся пузырек этанола. Нам с Сарой — пистолет. Честное слово, это был действительно случай. Остальные… Можно сказать, каждый выбрал то, что ближе. Накамура ушел из жизни в соответствии с обычаем своего народа… Он умер самураем, а Галлагер — инженером. Мне тоже пора… Когда я допишу это письмо и отключу оборудование, придет моя очередь.

Вот и вся наша история, как она есть. Если какой‑нибудь бедолага вроде нас прочтет ее — не думаю, что кому‑то придет в голову забраться сюда по доброй воле — может, в этом будет какая‑то польза.

3 января 2055 года мы приняли на борт колонистов, оборудование и продовольствие, после чего снялись с орбиты и взяли курс к Сириусу XIV. Все сведения о ходе полета можно получить в бортовом компьютере. После того, как легли на курс, старший капитан полета Митчелл заступил на первую годовую вахту. Он самый опытный навигатор, а на этом отрезке могла понадобиться корректировка траектории. Остальные экипажи прошли необходимую подготовку и легли в анабиоз. После Митчелла настала очередь второго капитана фон Шпиделя, затем третьего капитана Клери. Постепенно это стало привычным, почти рутинным: год на вахте, потом анабиоз… Межзвездный перелет оказался довольно скучным мероприятием.

Мы в очередной раз сменили команду капитана Клери. Смена вахты обычно длится три недели. Сначала Брайан Кент, офицер медицинской службы экипажа Клери, в очередной раз вывел из анабиоза… можно сказать, отогрел… Памелу Браун, нашего медика. Потом они вместе разморозили членов нашего экипажа и стали готовить к “спячке” экипаж Клери. Когда все закончилось, мы распределили вахты. На самом деле “вахта” — это громко сказано. Все, что требуется от вахтенного — находиться в рубке, раз в час снимать показания приборов и сверять с расчетными данными. Чисто формальная процедура, учитывая, что курс и ускорение были рассчитаны еще на Земле, на самых мощных компьютерах. До последнего момента все совпадало до шестого знака после запятой.

Последние показатели — на 1200–й час нашей вахты: удаление от Земли в 1,43754 световых года, скорость постоянная, 300 миль в секунду.

Была полночь по бортовому времени. Все свободные от вахты офицеры собрались в кают–компании и, как обычно, играли в бридж — кроме Накамуры и Мэри Галлагер: они предпочитают шахматы. В рубке находился Браун, его жена решила к нему присоединиться, чтобы скрасить ему одиночество. В общем, обычный вечер — спокойный и в меру скучный.

И вдруг завыла аварийная сирена. Это было как гром среди ясного неба. Я первым оказался в рубке. Брауну даже не потребовалось объяснять нам, что случилось — это было очевидно… Пожалуй, “очевидно” — это не совсем точное слово, поскольку видеть было нечего. В иллюминаторы смотрела тьма. Абсолютная тьма, в которой не было ничего. Ничего! Ни привычных созвездий, ни ярких туманностей справа по борту… Пустота.

Помню, кто‑то сразу высказал предположение, что мы попали в густое облако космической пыли. В такой ситуации хочется иметь хотя бы иллюзию определенности. Но эта гипотеза была сразу отвергнута. Браун сказал, что до самого последнего момента ясно видел звезды — а потом их как будто разом выключили. Триста миль в секунду — не настолько большая скорость, чтобы такое произошло. К тому же невозможно влететь в пылевое облако такой плотности и не потерять скорость. Да и обшивка должна была нагреться… В лучшем случае. Скорее всего, мы бы уже превратились в сотню горящих обломков. Мы еще долго спорили, пытаясь найти какое‑нибудь правдоподобное объяснение тому, что случилось. Думаю, это не слишком интересно, тем более что никому из нас не пришло в голову ничего путного. Только одно Браун вспомнил, что в самый последний момент звезды вспыхнули очень ярко — на какую‑то микросекунду. Может быть, ему только показалось. Мы попытались вышли на связь — не знаю, с кем мы рассчитывали связаться, до Земли наш сигнал шел бы не один год… В эфире была такая же пустота. Ничего, ни на одной частоте. Не было даже шумов — абсолютная тишина. Мы разобрали каждый приемник и передатчик на корабле, протестировали каждый блок — все исправно. Мы могли общаться друг с другом по рации — значит, помех не было. Но с тех пор мы не поймали ни одного сигнала — ни с Земли, ни с других кораблей. Мы не “слышали” даже звезд — обычно они постоянно засоряют эфир.

А как иначе, если самих звезд не было!

Через несколько недель мы кое‑что увидели… то, что меньше всего ожидали увидеть в космосе. Сначала — огромный океанский лайнер прошлого века. На трубе была эмблема Англо–Австралийской компании — черный лебедь в белом круге. Браун и Накамура взяли шаттл и отправились на разведку. Рации работали прекрасно. Ребята прихватили с собой скафандры, забрались внутрь и осматривали внутренние помещения, пока не израсходовали почти весь кислород. Естественно, вся команда и пассажиры лайнера были мертвы. В бортовом журнале не оказалось никаких записей, по которым можно было понять, что произошло. Думаю, все случилось внезапно — как и с нами.

Потом стали попадаться трупы — поначалу нам казалось, что они возникают из ниоткуда и исчезают в пустоте. Одни были в костюмах прошлых веков, другие — раздеты до нитки. Корабли, которые, несомненно, когда‑то плавали по океанам Земли, самолеты… Однажды мы наткнулись на странную конструкцию — крошечный корпус и парус, похожий на гигантский парашют, из какой‑то странной ткани. Для чего она предназначена — не представляю. Мы даже не смогли толком разглядеть: как только луч прожектора скользнул по “парашюту”, эта штука разогналась и исчезла. Похоже, это был межзвездный корабль, и на нем оставался кто‑то живой — но этот “кто‑то” не пожелал с нами общаться. Потом был дирижабль, а в его гондоле — несколько созданий, похожих на пчел размером с человека. Все были мертвы — или находились в спячке, мы проверять не стали.

И все это время мы пытались выбраться отсюда. Но у нас не было зацепок. Ни одной. Судя по всему, мы оказались в каком‑то… ином пространстве. Но каким образом? КАКИМ ЧЕРТОМ НАС СЮДА ЗАНЕСЛО? — в этом месте карандаш прорвал бумагу. — Мы работали, работали как проклятые, считали, снимали показания приборов. Потом бросали все и целыми неделями пили, пили не просыхая и трахались… Потом снова садились за расчеты, думали, обсуждали, спорили. Наконец, нам это надоело. Какой во всем этом смысл? Пора взглянуть правде в глаза. Мы провалились сюда непонятно как, мы потерялись в этой чертовой бездне, и у нас нет ни знаний, ни возможностей, чтобы выбраться. Сначала мы хотели разбудить остальных, но потом отказались от этой идеи. Они счастливы — они видят счастливые сны, они живут в этих снах… Но мы уже не сможем забыться даже во сне. Мы знаем слишком много — и слишком мало. Сейчас никто из нас не может спать нормально. Запасы снотворного заканчиваются, и мы все чаще прибегаем к спиртному. Люди боятся спать. Они проваливаются в дремоту, но вскоре начинают кричать и просыпаются. Кошмары во сне, кошмар наяву… мы больше не в силах терпеть эту пытку. Человек способен вынести все, когда у него есть надежда. Хотя бы проблеск надежды. У нас нет и этого.

Мы посовещались и поняли, что у нас есть только один выход.

И все‑таки надежда остается. Не для нас — для остальных.

Я не знаю, кто вы. Может быть, существа с того странного судна с парусом–парашютом. Может быть, вы даже не сможете прочесть то, что я пишу здесь, черт подери.

Но если все‑таки вы окажетесь здесь, если вы прочтете эту запись — прошу вас, помогите. Вы можете им помочь.

Остальные экипажи и колонисты спят в своих отсеках в северной части жилой сферы. Процесс пробуждения полностью автоматизирован. Передайте капитану Митчеллу мои наилучшие пожелания и извинения. Надеюсь, он поймет меня.

Джон Кэррадайн, четвертый капитан”.

Глава 19

Граймс и его спутники покинули головную сферу и по длинному туннелю, похожему на трубопровод, перебрались в жилой отсек корабля. Люк распахнулся — и они оказались в длинном коридоре, в конце которого виднелся еще один люк.

Здесь двери были круглыми, а вместо номера на каждой висела табличка с длинной колонкой имен. Коммодор подошел к ближайшей двери, посветил фонариком и прочел:

“Старший капитан Митчелл”.

Затем следовали старший помощник Альварес, второй помощник Мэйнбридж, третий помощник Хэнинач, биотехник Митчелл…

— Экипаж из семейных пар, — усмехнулась Соня. — Пожалуй, это разумно.

Ничего не ответив, Граймс толкнул дверь.

В отсеке были саркофаги — справа и слева, по четыре друг над другом. За ними еще восемь, и еще… Хрустальные гробы, подумал Граймс. Люди спят в них… можно сказать, целую вечность. Спят и видят сны… [8]

Справа в саркофагах лежали женщины, слева — мужчины. Все были обнаженными. Они красивы, внезапно подумал Граймс. Естественная красота здорового, прекрасно развитого тела… “Митчелл” — прочел он на маленькой табличке, приклеенной к прозрачной крышке ближайшего саркофага. Капитан был уже в возрасте, но великолепно сложен. Его лицо было спокойно — на нем не отражалось даже той тени эмоций, которые проносятся в мозгу спящего, но не было и скованности смертного сна. Говорят, офицера можно узнать даже без униформы. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять: этот человек с одинаковой уверенностью будет управлять и сложнейшей техникой, и людьми, охваченными страхом и сомнением.

Коммодор смотрел на него, словно забыв про остальных спящих. Наверно, это и был тот самый рыбак, чьи безоблачные сновидения то и дело нарушала смутная тревога. По крайней мере, Граймс надеялся, что это так. Даже столетия беспробудного сна не могут заставить капитана забыть о своем долге, об ответственности, которую он несет за этот корабль и людей, которые на нем находятся.

— Собственно говоря, мне здесь делать нечего, — растерянно пробормотал Тодхантер. — Я ознакомился с инструкциями. Здесь все автоматизировано.

— Прекрасно, доктор. Значит, вам остается только нажать, кнопку. Я просто хочу, чтобы капитан корабля Митчелл проснулся. Ведь в конце концов, это его корабль.

— Я уже нажал кнопку, — отозвался Тодхантер, — ну и что? Ничего не случилось.

— Разумеется! — фыркнул Мак–Генри. — Помните предсмертное письмо бедняги Кэррадайна? Он же отключил всю аппаратуру — перед тем, как застрелиться.

— У анабиозных камер автономная система питания, — сказал Граймс. — По–моему, они работают от маленького реактора — он находится в кормовой части, там же, где двигатели. Кэррадайн мог отключить системы, не выходя из рубки, но нам придется сходить на корму и собственными глазами убедиться, что с реактором все в порядке. Возможно, силовая установка вышла из строя.

— Это было бы неприятно, — отозвался инженер. — Но если реактор накрылся, придется просто перетащить запасные батареи с “Поиска”. На худой конец, можно попробовать запитаться с местных аккумуляторов. А вот если проблема в чем‑нибудь другом…

Оставив Митчелла и его экипаж, Граймс и его спутники стали пробираться в хвостовую сферу. Палуба за палубой — и каждая, словно соты, забита бесчисленными прозрачными саркофагами.

Джонс остановился возле одного из них, в котором лежала девушка невероятной красоты с длинными золотистыми волосами.

— Спящая красавица… — пробормотал он, завороженно глядя на нее.

Граймс не успел открыть рот — у него уже был весьма своеобразный опыт общения с принцессами, спящими в анабиозе [9]. Мак–Генри уже подхватил Джонса и потащил дальше.

— Ладно тебе! Пошевеливайся. Тоже мне, Прекрасный Принц…

А почему бы ему не сыграть роль Прекрасного Принца? В любом случае, решать не им. Это корабль Митчелла, и он должен знать, что делать…

Наконец они нашли вход в туннель, который вел в хвостовую сферу. Здесь, помимо реакторов и двигателей, размещалась и вентиляционная установка — по мнению Мак–Генри, все оборудование относилось ко временам Всемирного потопа.

— Ну, насчет потопа вы переборщили, — фыркнул Джонс. — А вот с Ноевым ковчегом сходство определенно есть. Правда, каждой твари тут далеко не по паре.

Благодаря тому, что “План Эвакуации” можно было обнаружить едва ли не на каждой переборке, поиск реакторного отсека занял не слишком много времени. Мак–Генри немедленно вооружился своей аппаратурой и занялся диагностикой.

— Должно работать, — объявил он наконец. Граймс мог поклясться, что у инженера на лбу выступила испарина — от усердия. Коммодор покосился на черно–желтый значок из трех треугольников на стене, который вот уже на протяжении нескольких столетий обозначал одно и то же. Так долго находиться в реакторном отсеке без защитного снаряжения, мягко говоря, не рекомендовалось. По счастью, современные скафандры были рассчитаны не только на предельные температуры, вакуум и агрессивные среды, но и на повышенный уровень радиации.

Мак–Генри мгновенно распотрошил какой‑то агрегат и некоторое время копался в его внутренностях, замысловато поругиваясь. Операция оказалась недолгой. Вскоре инженер захлопнул крышку и запустил реактор.

Отсек стал наполняться паром: это влага, которая замерзла, покрыв стены и пол слоем снега, начала возвращаться в прежнее состояние.

Мак–Генри отдавал приказания направо и налево. Что ж, он специалист по реактивным установкам — весьма неплохой специалист, надо заметить, — ему и карты в руки. Кэлхаун и Джонс, по–видимому, тоже так считали, а потому подчинялись беспрекословно.

Прежде чем открывать вентиляционные клапаны, следовало снять показания приборов и сделать ряд замеров. В трубопроводах послышался шум — они тоже наполнялись водяными парами. Мак–Генри следил, как ползет стрелка манометра, потом медленно, словно нерешительно, повернул вентиль. Сперва на пол–оборота, потом еще… Где‑то стронулась с места турбина. Быстрее, быстрее — и вот уже легкая вибрация прошла по переборкам. Мак–Генри, похожий на обезьяну в доспехах, прыгал по всему отсеку со своими ключами и отвертками и то и дело что‑то подкручивал, что‑то регулировал…

Наконец инженер торжественно щелкнул рубильником, и в отсеке вспыхнул свет.

Теперь можно было возвращаться в гибернаторную, к капитану Митчеллу и его экипажу. Мак–Генри уступил командование Тодхантеру. По приказу доктора инженеры закрыли за собой люк, через который вошли в отсек, а затем второй, который не заметили в темноте — тяжелый, с толстыми герметизирующими прокладками и запорами по всему периметру. Молотки Мак–Генри оказались очень кстати.

Граймс наблюдал за ним со смесью нетерпения и любопытства. В Академии история освоения космоса была одним из любимых предметов Граймса, и он не жалел времени, вникая во всевозможные технические подробности. С появлением Движителя Манншенна искусственный анабиоз исчез из практики космических полетов, но по–прежнему применялся в медицине. Несомненно, доктор Тодхантер знал, что делает.

— Я понимаю, что необходимо обеспечить герметичность, — сказал он наконец. — Но, может быть, стоит поторопиться? Вы уже довольно давно подали энергию. Как я понимаю, размораживание идет полным ходом.

Тодхантер рассмеялся.

— Мы просто включили свет, сэр. Процесс действительно автоматизирован, но сначала надо все подготовить. И прежде всего — позаботиться о том, чтобы колонисты оставались в анабиозе. Вообще‑то, каждый саркофаг может управляться отдельно от остальных, но подстраховаться.

Доктор замолчал и погрузился в изучение пространной инструкции, которая висела на переборке. Наконец он удовлетворенно хмыкнул, подошел к панели управления и нажал несколько кнопок. Маленький монитор осветился, по синеватому полю побежали колонки цифр, потом пол мягко завибрировал, из глубины раздалось басовитое гудение — это заработали обогревающие элементы. Снег начал таять. Мельчайшие капли водяной взвеси поплыли в воздухе, оседая на щитках шлемов. Это продолжалось недолго. Система вентиляции всосала туман, и воздух снова стал прозрачным.

— Пока все в порядке, — бодро сообщил Тодхантер, протирая щиток. — Вы заметили, насколько сложнее здесь система? В тех отсеках, где лежат колонисты, саркофаги связаны единой системой, их не удастся поднимать по одному. А здесь каждый саркофаг — автономное устройство. Он даже питается отдельно.

Действительно, у изголовья каждого из саркофагов, в котором лежали члены экипажа, возвышалась массивная тумба, густо опутанная кабелями и трубками.

— Так приступайте, доктор! — прошептала Соня.

— В таких делах поспешность неуместна, коммандер. Я уверен, термостатический контроль здесь автоматизирован… да, вот и датчики… Так что, пока температура в отсеке не поднимется, нам придется подождать. Потом система сама запустит разогрев.

Внезапно в тумбе гнусаво загудел какой‑то компрессор. Из невидимых отверстий начали вытекать клубы газа — настолько плотного, что он казался жидким. Несколько секунд — и тело капитана утонуло в нем, исчезло полностью. Затем, так же неожиданно, газ рассеялся. Саркофаг стал заполняться прозрачной жидкостью янтарного цвета. В ее толще побежали мелкие волны — это завибрировала пневматическая подушка, на которой лежал капитан. Этот массаж должен был разогнать кровь, разбудить клетки… Жидкость постепенно мутнела. Когда она стала напоминать по цвету крепкий чай, невидимые отверстия снова открылись, жидкость стекла — и тут же саркофаг начал заполняться заново. Так повторялось несколько раз.

Наконец, жидкость ушла.

Прозрачная крышка медленно открылась. Капитан Митчелл зевнул, потянулся….. Потом, не открывая глаз, проговорил приятным баритоном:

— Чего только не приснится… — он безмятежно улыбнулся. — Забавно… Будто меня зовут, зовут, а я никак не проснусь. И знаю, что проспал уже лет триста…

Он снова широко зевнул, открыл глаза… и негромко охнул. Некоторое время он изумленно взирал на фигуры в скафандрах, которые возвышались над ним, и наконец выдавил:

— Черт подери… Кто вы такие?

Глава 20

Граймс отстегнул защелку своего шлема, повернул его на четверть оборота и снял. Холодный свежий воздух, наполненный незнакомыми острыми запахами, заставил его чихнуть.

— Gesundheit [10], — сказал Митчелл, садясь на своем ложе.

— Спасибо, капитан. Прежде всего, прошу прощения, что мы оказались у вас на борту без приглашения. Надеюсь, вы не будете возражать, если мы подышим вашим воздухом? Терпеть не могу разговаривать через мембрану скафандра — особенно если этого можно не делать.

— Дышите на здоровье, — Митчелл спустил ноги и снова огляделся. Вид у него по–прежнему был скорее растерянным, чем агрессивным. — Но, черт возьми… Все‑таки… Кто вы такие 9

— Меня зовут Джон Граймс… Простите, коммодор Джон Граймс, Военно–Космический Флот Конфедерации Миров Приграничья. Все остальные — мои офицеры. Леди — Соня Веррилл коммандер разведотдела Федеральной Исследовательской и Контрольной Службы…

— Приграничье?! Федерация?!

Капитан замотал головой, потом беспомощно посмотрел на остальные саркофаги, где спали его подчиненные.

— Наверное, это сон. И довольно скверный.

— Сожалею, капитан, — произнесла Соня. — Это не сон. Вы действительно спали почти триста лет. А ваш корабль дрейфует в пространстве.

Митчелл грустно усмехнулся.

— А тем временем какой‑нибудь великий гений от инженерии додумался, как можно перемещаться в космосе со скоростью света. Если не ошибаюсь, нас занесло на самый край Галактики… — он пожал плечами. — Ладно. Наконец‑то мы куда‑то добрались. Сейчас я разбужу своих офицеров, а потом начнем размораживать колонистов.

По его мужественному лицу внезапно пробежала тень.

— А что с вахтенным экипажем? Где капитан Кэррадайн? А фон Шпидель? Клэри?

— Кэррадайна больше нет, — мягко проговорил Граймс. Вопроса не последовало, и он продолжал: — Из его экипажа в живых никого не осталось. Они погибли — все до единого. Но капитан Кэррадайн просил, чтобы о нем не забывали.

— Вы что, издеваетесь, коммодор… как вас там? Откуда вы знаете, что это был Кэррадайн? И как он мог попросить вас что‑то мне передать? Вы что, при этом присутствовали?

— Увы, нет. Это случилось больше ста лет назад, капитан. Но он оставил письмо. Перед смертью Кэррадайн, как и полагается вахтенному капитану, составил подробный отчет обо всем случившемся…

— Как он умер?

— Застрелился, — серьезно сказал Граймс.

— Застрелился?! Так что здесь стряслось, черт побери?

— Он этого не знал. И я не знаю, откровенно говоря. Надеюсь, вы поможете нам во всем этом разобраться.

— “Поможете”? Простите, коммодор, но я чего‑то не понимаю. Сначала вы “размораживаете” меня и утверждаете, что пришли нас спасать. Теперь вы сами просите помощи…

— Сожалею, капитан, но вы действительно не совсем правильно меня поняли. Мы при всем желании не можем вас спасти — по крайней мере, пока. Боюсь, мы вообще не в состоянии кого‑то спасать. Мы находимся примерно в том же положении, что и вы.

— Я безумно счастлив. Проклятье! Не успеешь проснуться…

Капитан Митчелл оттолкнулся руками от края саркофага и поплыл в направлении стенного шкафчика, который находился между секциями саркофагов. Судя по всему, в его время астронавты не были избалованы такой роскошью, как магнитные подошвы и искусственная гравитация. Капитан чувствовал себя в невесомости, как рыба в воде. Рванув на себя дверцу, он вытащил черную униформу с золотыми нашивками. Вслед за ней наружу вывалился легкий скафандр. Через минуту капитан застегнул последний клапан и предстал в полном облачении, держа в руках шлем.

— Я вижу, у вас при себе целый арсенал, — бросил он Мак–Генри, который, засмотревшись, едва не выпустил отвертку и поймал ее у самого люка. — В случае чего, поможете, — затем он повернулся к Соне и Граймсу: — Надевайте шлемы. Если не ошибаюсь, в корабле воздуха нет… так что вам придется подышать собственным.

Он склонился над саркофагом, который находился напротив его собственного, и тихо сказал:

— Я понимаю, что нам стоило пойти вместе, дорогая, но тебе лучше еще поспать. Честное слово, я разбужу тебя, когда этот кошмар закончится.

Оказавшись в головном отсеке, Митчелл сразу прошел в каюту Кэррадайна и прочитал письмо, а затем, не говоря ни слова, поднялся в рубку. По счастью, вахтенные заносили необходимые данные не только в компьютер. Возле панели управления плавала пухлая папка с распечатками, прицепленная к переборке тросиком. Можно только догадываться, сколько бы пришлось возиться с допотопным компьютером, чтобы извлечь данные из глубин его памяти. Митчелл торопливо заслонил лицо ладонью: прямо в иллюминаторы били лучи слепящего света. Вызвав по рации Суинтона, Граймс приказал погасить дальние прожектора “Поиска”, оставив только бортовые огни. Митчелл с удивлением рассматривал изящный, обтекаемый силуэт корабля, так разительно непохожего на его собственный. Губы капитана шевельнулись — он явно что‑то проговорил, потом постучал по мембране микрофона… Передатчик в его скафандре был исправен. Граймс понял, в чем причина. В те времена радиопередатчики использовали частотную, а не цифровую модуляцию. Коммодор по попытался было поговорить с Митчеллом, соприкоснувшись шлемами, но из этого тоже ничего не вышло. В конце концов Граймс приказал инженеру загерметизировать рубку и привести в действие отопительные элементы. Когда воздух снова насытился парами воды и стал пригоден для дыхания, они сняли шлемы.

— Прошу прощения, сэр, — Митчелл выглядел смущенным. — Боюсь, я встретил вас не слишком радушно.

— Я вас вполне понимаю, капитан.

— Но, коммодор… Почему Кэррадайн не мог разбудить… хотя бы меня?

— И что бы вы сделали, если бы он вас разбудил? Скорее всего, для вас это закончилось столь же плачевно. А теперь у вас есть какой‑то шанс.

— Может быть, сэр. Может быть. Но вы еще не рассказали, как вас занесло в эту бездну.

— Это длинная история, — задумчиво сказал Граймс.

— У нас достаточно времени, Джон, — возразила Соня, которая до сих пор молчала. — Мы успеем рассказать друг другу все истории, которые знаем.

— Хорошо–хорошо, — уступил Граймс. — Конечно, это длинная история, но вам все равно стоит послушать. Говорят, ум хорошо, а два лучше. Может быть, вы сможете уловить что‑то новое, вы, с вашим свежим непредвзятым умом, уловите какой‑нибудь аспект, что‑нибудь такое, что ускользнуло от нашего внимания.

— Боюсь, это будет непросто, — ответил Митчелл. — Когда я смотрю на ваш корабль и представляю себе, сколько за всем этим стоит… сотни лет изысканий, которые вложены в его постройку… Нет, черт возьми, мне все‑таки повезло! Можно сказать, попал в будущее… хотя вряд ли здесь можно говорить о прошлом и будущем… В общем, я весь внимание, сэр.

Граймс начал рассказывать. Рассказ получился длинным — капитан Митчелл то и дело перебивал, требуя разъяснить технические подробности, потом обращался к Мак–Генри, Кэлхауну, доктору, уточняя, переспрашивая… Потом надолго умолкал и только время от времени кивал головой.

— Неплохо, — подытожил он, когда рассказ был окончен. — Итак, мы не единственные, кому так повезло. Это ж надо — угодить между….. как вы сказали? Пространственно–временными потоками? То есть тут действительно нет ни пространства, ни времени… И этот лайнер… затем самолет… И дирижабль с пчелами…

— Шаарцы, капитан. Или Шаара, как они себя называют. Наши старые знакомые. Они вышли в космос примерно в то же время, что и люди.

— Все‑таки это странно, коммодор. Вы считаете, что попали сюда из‑за того, что одна из ваших суперсложных систем дала сбой. Но ведь у нас нет ничего подобного! А эти морские лайнеры? А люди, которых видел Кэррадайн?.. Кстати, эти шаарцы, коммодор… что они из себя представляют?

— Инсектоиды. Грубо говоря, разумные пчелы.

— Хм. Вот как… Но, значит, у нас с ними должно быть что‑то общее. Иначе бы они никогда сюда не попали. Они разумны… технологический прогресс… Вы сказали, что теперь у них появились межзвездные корабли… Нет, нет! Должно быть что‑то еще…

— Я знаю, что, — решительно произнес Кэлхаун.

На мгновение рубке стало тихо.

— Что же именно? — спросил Граймс.

— Это… ну… — инженер неожиданно замялся. — Это из области пси–феноменов…

— Пси–феноменов? Но, насколько я помню, шаарцы — прожженные материалисты. Правда, это не мешает им общаться телепатически…

— Я знаю, сэр. Но не признавать существования феномена — не значит отменить его существование. И у них есть не только телепатия. Вы знаете: если в процессе эволюции появляется какая‑то способность, значит, в какой‑то момент это было необходимо для выживания вида. Например, то, что у нас называется лозоходством…

— Вы имеете в виду биолокацию?

— Да, именно. Ученые исследовали способность пчел находить нектар. Опыты проводились на Земле и на некоторых других планетах, куда пчел завозили специально. Оказывается, пчелы ищут нектар примерно тем же способом, что наши лозоходцы — воду или рудные жилы под землей.

— Гхм. Признаться, впервые слышу о подобной теории.

— Тем не менее, она довольно известна.

Митчелл встрепенулся.

— Биолокация… — повторил он почти шепотом. — Кажется, я начинаю понимать, в чем тут дело.

— И в чем? — спросила Соня.

Капитан задумчиво опустил глаза.

— Как бы это объяснить… Наверно, вы знаете, что этот корабль не уникален? На Земле их было построено несколько — по крайней мере до того, как мы улетели. Их строили для исследования и колонизации других планет. Как я понимаю, для вас это уже давно стало историей — я прав, коммодор? И заселение планет сейчас ведется совершенно другими методами. Но в наше время все было иначе. Мы улетали в неизвестность. Мы выбирали курс фактически наугад — астрономы могли помочь нам лишь общими рекомендациями. Ничего нельзя было сказать заранее. Если бы планета, которую мы обнаружили, оказалась непригодна для жизни, мы должны были лететь к следующей — и так далее. Но найти подходящую планету — это еще полдела. Потом на поверхность планеты следовало спустить исследовательскую партию на “челноке”. Разведчики должны были искать воду, залежи руд, минералов и все такое прочее. Сначала для этого разрабатывалась различная аппаратура, но потом кто‑то сообразил, что гораздо выгоднее поручить это людям, обладавшим способностями к биолокации.

Соня кивнула.

— Кажется, я понимаю, к чему вы клоните, капитан. Но сколько у вас лозоходцев? Человек пять–десять, верно? При том, что на корабле сотни колонистов, четыре экипажа…

— Именно так, коммандер Веррилл. Так что…

— Способности к биолокации — явление гораздо более частое, чем принято считать, — перебил Кэлхаун. — В той или иной степени это доступно… если не каждому, то почти каждому.

— Тогда получается… — Митчелл прищурился. — У шаарцев есть врожденные способности к биолокации… у нас на борту есть лозоходцы…

— Ну и что из этого? — спросил Граймс.

— Вы знаете, где разместили лозоходцев? — сказал Кэлхаун, обращаясь к капитану. — Или правильнее сказать — сложили? С колонистами или с экипажем?

— “Сложили”… — усмехнулся Митчелл. — Хорошо сказано. Разумеется, с колонистами: лишний раз их трогать не станут. Где именно — сейчас не скажу, но можно проверить по плану.

— Без них нам не справиться. Сэр, — инженер повернулся к Граймсу, — предлагаю связаться с Суинтоном. Пусть срочно отправляет сюда Мэйхью.

— Кто такой Мэйхью? — спросил Митчелл.

— Наш офицер псионической связи. Профессиональный телепат.

— Ага, значит, эту идею все‑таки взяли на вооружение. В наше время кое‑кто предлагал использовать телепатию для связи в космосе, но дальше разговоров дело не пошла. Вы хотите, чтобы он… телепатически пообщался с нашими лозоходцами?

— Примерно так, — ответил Граймс. — Я правильно понял, мистер Кэлхаун? Думаю, стоит попросить Суинтона переправить сюда еще один скафандр — для вас, капитан. Это будет куда удобнее, чем пристраивать к вашему новый передатчик.

Он надел шлем, переключился на дальнюю связь и начал отдавать Суинтону необходимые указания.

Глава 21

Мэйхью не заставил себя ждать.

На фоне темного корпуса “Дальнего поиска” появилось яркое пятно — это открылся шлюз — и тотчас же загорелся один из прожекторов. Три серебристых фигурки — Мэйхью и один из младших офицеров, буксирующие пустой скафандр, который безвольно болтался между ними — медленно поплыли через пустоту, разделяющую два корабля. Джонс надел шлем и отправился в шлюз, чтобы их встретить. По счастью, все переходы между основными отсеками были оборудованы тамбурами, так что можно было передвигаться, не опасаясь выпустить из рубки теплый воздух. Вскоре все трое вошли в рубку. Холодная поверхность скафандров мгновенно покрылась мелкими каплями влаги.

— Что от меня требуется, сэр? — спросил Мэйхью, с трудом стаскивая с головы шлем.

— А вы как думаете? — саркастически спросил Граймс.

Но Мэйхью уже повернулся к капитану Митчеллу.

— А, вы и есть тот самый рыбак. Явидел ваш сон. Вы сидите с удочкой на берегу, и…

— Хватит, Мэйхью, сейчас не время, — перебил Граймс. — Пора заняться делом.

— Есть, сэр. И я даже знаю, каким.

— Ну, еще бы вам не знать… Насколько я помню, Мэйхью, чтение чужих мыслей запрещено кодексом Райновского института? Или я ошибаюсь?

— Все зависит от обстоятельств, сэр. Кажется, мы уже об этом говорили. Когда высаживается партия…

— Хорошо–хорошо. Значит, не будем тратить время на разговоры. Итак, сейчас капитан Митчелл переоденет скафандр — вижу, вы его не забыли — и поведет нас к отсеку, где находятся лозоходцы. Вполне вероятно, что они имеют ко всему этому самое прямое отношение. К тому, что мы с вами угодили в это… Как вы сказали, капитан?

— Что именно? А… Подпространство.

Тем временем Джонс закрепился возле бортового компьютера и вопросительно покосился на Митчелла, который как раз переодевался. Но запустить компьютер оказалось несложно, и капитан, уже облаченный в новый скафандр, подсказал инженеру, как найти нужную информацию.

— Палуба “С”, — пробормотал он, ткнув пальцем в распечатку, выползающую из древнего принтера. — Сектор восемь, саркофаги с 18 по 23 включительно…

Он аккуратно сложил листок пополам, позволил Соне надеть на себя шлем и первым двинулся к выходу.

Довольно скоро под предводительством Митчелла они отыскали уровень “С” и в самом краю его сектор восемь и лозоходцев в саркофагах. Их было шестеро — двое мужчин и четыре женщины, внешне ничем не примечательных… кроме одной женщины. Она неуловимо чем‑то отличалась от остальных.

Мэйхью остановился возле первого саркофага, глядя на лежащего под его прозрачной крышкой мужчину. Лицо телепата стало серьезным и сосредоточенным.

— Ему снится настоящее пиршество, — сказал он наконец, — Стол, покрытый белоснежной скатертью, хрустальные рюмки, начищенное серебро… За столом сидят другие люди, но их лица неясны, точно размыты. Похоже, они его не слишком интересуют. Ага… официант показывает мне бутылку вина… теперь наполняет мой бокал. Официант — пожилой, осанистый человек с румяным лицом и серыми курчавыми бакенбардами… Он улыбается, наполняет бокал на четверть, потом отставляет бутылку и ждет… попробуем… Белое сухое вино, очень терпкое. Я удовлетворенно киваю головой… Другой официант подает мне устриц на серебряном блюде, свежий хлеб, масло, ломтики лимона…

— Не совсем то, что мы ищем, — прервал рассказ Граймс.

— Да, да, конечно. А я только начал входить во вкус… Никогда в жизни не видел устриц, хотя читал о том, как их едят. И вот такая возможность… Ладно, теперь уже поздно. Во сне все происходит быстро, сейчас ему снится что‑то другое.

Мэйхью нахмурился и перевел взгляд на второго мужчину, чей саркофаг располагался выше.

— Этот человек, он… ему снится, что он работает. Он шагает по склону холма, по упругому дерну. В его руках — раздвоенный прут. Такой шероховатый… Это живое дерево, я чувствую его так, словно оно — продолжение моих рук… Он вздрагивает, словно земля то притягивает его, то отталкивает… Я знаю, что подо мной. Вот… водная жила. Она поворачивает… А еще глубже под землей — руда. Я иду дальше. Я не спешу. Да, определенно рудная залежь…

— Вот это ближе, — перебил Граймс. — Но все равно не то.

— Прошу вас, сэр, — почти прошептал Мэйхью, — не перебивайте меня. Я не могу выйти из сна где угодно. Определенная цикличность…

Он умолк, глубоко вдохнул, потом открыл глаза и подошел к другому саркофагу. В нем лежала высокая угловатая женщина. Кожа землистого оттенка туго обтягивала широкие скулы. Казалось, холод, в который погружено ее тело, ощущается на расстоянии — более глубокий, чем холод межзвездного вакуума. Едва взглянув на нее, Мэйхью вздрогнул, беззвучно пошевелил губами, потом застыл, устремив на нее невидящий взгляд и, наконец, прошептал:

— Она мертва. Мертва… Но…

— Но что? — нетерпеливо спросил коммодор.

— Но… я чувствую… как бы это сказать… призрак воспоминания…

— Тень, — подсказал Кэлхаун.

— Скорее отпечаток. Ее мозг еще помнит самую последнюю мысль, переживание… Как жаль, что я не могу оживить ее… Это только отпечаток чувства… Да–да, последних переживаний. Настолько сильных, что она не смогла этого пережить. Это ее убило.

— Вы хотите сказать, что ее смерть вызвана не физическими и не физиологическими причинами? — доктор Тодхантер вскинул брови. — По–моему, это из области фантастики. Капитан, — он повернулся к Митчеллу, — может быть, попробуем ее оживить? Ох, простите… Насколько я понимаю, для этого нам придется разбудить весь корабль. Здесь нет системы индивидуального “прогрева”…

— Совершенно верно.

— Капитан Митчелл, вы не возражаете, если мы воспользуемся одним из пустых саркофагов?

— Вообще‑то это не положено, но… Постойте. В отсеке четвертого экипажа….. Думаю, Кэррадайн возражать не будет.

— Прекрасно.

— Только проверьте прежде остальных лозоходцев, мистер Мэйхью, — сказал Граймс.

Мэйхью подчинился. Остальные три женщины были живы — насколько вообще можно назвать живым человека в таком состоянии. Всем троим снилось примерно одно и тоже: домашний очаг, мужья, дети…

Капитан и Мэйхью откинули крышку саркофага, и прозрачный блок замерзшего газа, в который было впаяно тело, легко выскользнул наружу. Несмотря на невесомость, пришлось повозиться, чтобы протащить его по тесному проходу — а потом по коридорам, с палубы на палубу, в другой конец сферы, к гибернаторным отсекам экипажей.

Крышки пустых саркофагов были откинуты. Тело женщины, все еще покрытое слоем замерзшего газа, опустили в ближайший саркофаг. Все собрались в отсеке, люк был задраен, и доктор включил систему “разогрева”. Блестящая стекловатая корка превратилась в туманные язычки. Клубясь, они лениво стекли и растаяли, потом саркофаг заполнился клубами газа. Процесс, который коммодору уже довелось наблюдать не так давно, повторялся. Вот из отверстий начала поступать янтарная жидкость, завибрировала пневматическая подушка, на которой лежало тело… Сероватая кожа женщины стала восковой, потом на скулах проступил легкий румянец… Веки дрогнули и приоткрылись… нога несколько раз дернулась…

— Но она жива, — пробормотал Граймс.

— Не может быть, — возразил Мэйхью. — Я чувствую, что она мертва… Это судороги. Или нет?.. Проклятье… Мне это не нравится совсем не нравится.

Крышка саркофага поднялась, и женщина медленно села. Ее глаза были широко раскрыты, но в них не было ни малейшего проблеска сознания. Хриплое дыхание с шумом выходило из легких, с приоткрытых губ с каждым выдохом слетали капли слюны…

— Голубое небо, — прошептал Мэйхью, — ослепляюще голубое… оно рвется… как кусок ткани в О1ромных руках, с треском, который больше похож на гром… Но такого грома не услышишь в самую сильную грозу… Трещина становится шире, разрастается, и за ней — чернота и пустота, в которой нет ничего… Нет, подождите… Из пустоты появляются фигуры в сияющих белых одеждах, с огромными белыми крыльями, которые заслоняют полнеба… Они подносят к губам золотые трубы. Раздается звук — высокий, пронзительный, нежный… Неземной красоты музыка льется с небес, точно золотой поток… Поют прозрачные голоса… И пылающие мечи карают неправедных… И… и… Все, — выдохнул он. — Теперь она окончательно мертва. Мертвее некуда.

— Так вот, значит, что ей снилось, — едва слышно, бесцветным голосом проговорил Митчелл. — Вот о чем она мечтала с такой силой, что это желание увлекло за собой весь наш корабль. Мы провалились в эту щель в небесах… Но черт возьми… Неужели это она сделала? Неужели она могла такое сделать?

— Вы можете предложить лучшее объяснение? — возразил Мэйхью.

— А оно есть? — устало отозвался Граймс.

Глава 22

Конечно, это объяснение было чрезвычайно странным — настолько странным, что с трудом укладывалась в голове — но было ли другое? Экипаж “Дальнего поиска” безуспешно пытался решить эту проблему при помощи сложнейших математических расчетов, основываясь на законах физики — почему? Может быть, в расчеты закралась ошибка? Или законы, лежащие в основе этого явления, были еще не открыты? А может быть, существовала иная причина? Как бы то ни было, последняя гипотеза представлялась если не единственно верной, то наиболее правдоподобной. История человеческой цивилизации, равно как и история других рас Галактики, сохранила немало свидетельств того, как лозоходцы искали — и всегда находили искомое. Возможно, кто‑то из них продолжал поиски даже во сне, когда контроль сознания отключен. Они устремлялись сквозь пространство и время… и оказывались за пределами пространства и времени, увлекая за собой тех, кому случилось оказаться рядом.

— Коммодор, — проговорил Митчелл, — голову даю на отсечение, именно это и произошло. Сравните свой корабль — и наш. Наш — настоящий… Ноев ковчег. Ящик с реактивным двигателем. А у вас это устройство, искривляющее континуум… Я, правда, так и не понял, как оно работает. В наше время ни о чем подобном даже не мечтали.

— Возможно, вы правы, — задумчиво отозвался Граймс. Он был готов ухватиться за любую возможность. Тем более теперь, когда необходимо вытащить отсюда оба корабля — свой и капитана Митчелла… Он лихорадочно вспоминал все, что когда‑либо читал о Первой Волне Экспансии, об этих примитивных межзвездных ковчегах. Но в памяти то и дело всплывала одна фраза: “Каждой твари по паре”. Экипажи только из семейных пар. Кстати, и колонистов это тоже касалось…

Только пары?

— Мистер Мэйхью, — торопливо проговорил он, повернувшись к псионику. — Вы можете… войти в чье‑нибудь сознание?

— Войти? Но я же не призрак, сэр!

— Простите. Я имел в виду… внушить человеку какую‑нибудь мысль. Побудить его что‑то сделать.

— Наш кодекс это запрещает, сэр.

— К чертям ваш кодекс. Проклятье… Насколько я понимаю, его действие распространяется на всю Галактику?

— Да, сэр.

— Вне зависимости от политических границ?

— Именно так.

— Но вы не станете спорить, что сейчас мы явно за пределами Галактики! Мы… в Нигде. Вернее, на корабле капитана Митчелла. А до этого мы находились на моем корабле. На корабле, если вы помните, правила устанавливает капитан, и никто другой. Повторяю еще раз: можете ли вы… проникнуть в сознание другого человека и воздействовать на него?

— Ну… Иногда это удается, сэр.

— Прекрасно. Значит, вы сможете войти в сознание кого‑нибудь из лозоходцев, которые спят в анабиозе.

— Это значительно легче, сэр.

— Очень хорошо. Теперь, капитан, попробую изложить свою идею. У вас на борту находятся… к сожалению, уже пять лозоходцев. Все они спят в своих саркофагах и видят прекрасные сны — о том мире, в который им предстоит попасть. Как вы поняли, мистер Мэйхью собирается по очереди подвергнуть четверых гипнотическому внушению — если можно так выразиться. Он родом с Лорна — это на самой границе Галактики. Кен без памяти влюблен в свою планету и уверен, что это лучший из миров во всей Вселенной… знаете, Мэйхью, я даже отчасти с вами согласен. Вот об этом он и поведает вашим лозоходцам. Представьте себе: вы спите, и вам снится, что вы висите в темноте и пустоте. Вы одни, вам холодно, страшно… Это не так уж далеко от истины. Все, что у вас есть — это ваш любимый рабочий инструмент: раздвоенный прут или согнутая спица… не знаю, чем они еще пользуются. И вы чувствуете, что ваш инструмент на что‑то реагирует. Вы идете туда, куда он указывает… Я не вполне представляю себе работу лозоходца, но мистер Мэйхью что‑нибудь придумает. Вы идете — вперед, вперед… и — о радость! — впереди, среди россыпи звезд вы видите планету, которая вращается вокруг своего солнца. Думаю, Мэйхью не пожалеет красок, чтобы изобразить ее во всех подробностях — с морями и континентами. В крайнем случае, мы ему поможем, поскольку не раз видели нашу планету из космоса. Я, конечно, не гарантирую, что это должно сработать, но у нас есть шанс. Если не получится, то никому из нас не станет хуже, а если получится… Так что начинайте прогревать двигатели до того, как Мэйхью возьмется за дело. Иначе можете проскочить безопасную орбиту.

Митчелл недоверчиво покачал головой.

— На мой взгляд, коммодор, это несколько дико. Правда, если разобраться, не менее дико — очутиться вне времени и пространства. В любом случае, я не смогу управлять кораблем в одиночку. Сначала придется разморозить мой экипаж.

— Как скажете, капитан. Доктор Тодхантер вам поможет, можете на него рассчитывать.

Митчелл нахмурился.

— Почему вы хотите использовать лишь четырех спящих, Граймс? Почему не пятерых?

— Если это сработает, моему экипажу причитается некоторое вознаграждение — за успешное проведение спасательной операции. Спасение людей, имущества и все такое. Я знаю, как в ваше время подбирали колонистов. Семейные пары, чтобы мужчин и женщин было поровну. Насколько я понимаю, муж этой религиозной фанатички, которая затащила нас всех сюда — один из лозоходцев

— Надо проверить по списку.

Митчелл аккуратно развернул распечатку.

— А при чем тут он?

— На всякий случай, — строго ответила Соня. — Нам тоже не помешает профессиональный лозоходец.

— Безумная женщина, или религиозная фанатичка, как вы ее назвали, — сказал Митчелл, — это миссис Кэролайн Дженкинс. Ее муж, Джон Дженкинс — действительно лозоходец. О, а вот и он… Вы осматривали его первым, мистер Мэйхью: ему снились устрицы… Ну что ж, в таком случае, я отправляюсь “размораживать” свою команду. Надеюсь, что после этого эксперимента мне не придется укладывать их обратно.

“Оживление” прошло без проблем. Когда последний из астронавтов покинул саркофаг, Граймс, Соня, Митчелл, Тодхантер, Мак–Генри вернулись на палубу “С”, к лозоходцам. Вместе с ними отправилась маленькая строгая женщина — офицер медслужбы из экипажа Митчелла. Едва придя в себя, она потребовала, чтобы ее ввели в курс дела. По дороге коллеги–медики увлеченно обсуждали проблемы космической медицины, а Мэйхью, как всегда сонный, плелся за ними следом.

Первая задача состояла в том, чтобы отсоединить саркофаг мистера Дженкинса и вытащить из отсека. По дороге Мэйхью снова принялся пересказывать сон лозоходца — столь откровенно, что Граймс покраснел и попросил телепата замолчать.

— Откровенно говоря, с трудом представляю его в роли безутешного вдовца, — пробормотал коммодор. — Но это к лучшему Не думаю, что он будет возражать против перевода на другой корабль Мак–Генри и Тодхантер, поругиваясь, тащили громоздкий “хрустальный гроб” с палубы на палубу к ближайшему шлюзу. Следующая стадия операции состояла в переправке саркофага на борт “Дальнего поиска”. Там инженерам и медикам предстояло подключить его к системе поддержки анабиоза.

Мэйхью вернулся в отсек и подошел к саркофагу, где лежал второй лозоходец — тот, который продолжал работать даже во сне — и заговорил гулким шепотом:

— Вы один… Вы всеми забыты… Вокруг вас — только тьма. Только кромешная тьма — и больше ничего. Ничего… Абсолютная пустота… Вы летите в никуда, у вас в руках лоза, с которой вы всегда работаете. Она неподвижна, она кажется мертвой… Вы летите во тьме… Но вот лоза оживает. Она вздрогнула, вы чувствуете ее трепет… пока очень слабо. Но она оживает! Ровно через сто двадцать минут она укажет вам направление. Она будет уверенно вести вас — сквозь тьму, сквозь пустоту. Ровно через сто двадцать минут вы увидите свет — маленькую серебряную звездочку. Она будет расти, расти… Вы увидите прекрасную планету… Вы увидите синие моря, зеленые цветущие континенты, снежные шапки на полюсах… Одна половина планеты залита ярким светом, на другой, среди бархатной темноты, горят яркие огни городов. Вы знаете, как называется эта планета. Это — Лорн. Вы увидите ее — но это произойдет позже. Не сейчас… должно пройти время. Но скоро вы почувствуете, как лоза оживает у вас в руках, чтобы привести вас к цели. К прекрасному Лорну, где вас ждет тепло, свет, радость…

“Надеюсь, — подумал Граймс, — они будут не слишком разочарованы, когда увидят, как их вожделенный Лорн выглядит на самом деле. А то, чего доброго, разозлятся и забросят нас обратно… Нет, навряд ли. Хуже, чем здесь, уже нигде не будет”.

После десятиминутного панегирика, в котором Лорн представал воплощением самых светлых мечтаний, Мэйхью отдышался и перешел к следующему саркофагу. Там речь была повторена слово в слово. Затем еще раз… Когда телепат отошел от четвертого саркофага, до обещанного момента оставалось от силы полчаса. Пора было возвращаться в рубку.

Подчиненные Митчелла уже оправились после “размораживания” и навели в головном отсеке полный порядок. Из экипажа “Дальнего поиска” на борту древнего звездолета оставались только Граймс, Соня и Мэйхью. Остальные уже вернулись на свой корабль.

— Мы покидаем вас, капитан, — проговорил Граймс, пожимая руку Митчеллу. — До встречи в нашем мире — надеюсь, все пройдет, как задумано.

Митчелл засмеялся:

— Надеюсь, сэр. Но скажите, Лорн действительно настолько прекрасен, как его описал мистер Мэйхью?

— Сделайте небольшую скидку на его патриотизм, капитан

— Но вам вовсе не обязательно оставаться на Лорне, — вмешалась Соня. — Наша Служба с удовольствием поможет вашим колонистам переселиться на любые планеты — куда им захочется.

— Несомненно, — с многозначительным видом кивнул Граймс. — У налогоплательщиков Федерации глубокие карманы.

— Старая шутка, Джон.

— Может быть, Соня. Но она весьма близка к истине.

Коммодор отстегнул перчатку своего скафандра, чтобы пожать руку Митчеллу, затем снова надел и тщательно проверил все соединения. Соня и Мэйхью помогали друг другу закрепить шлемы. Когда все трое были готовы, один из офицеров проводил их к выходному шлюзу.

Они сами не заметили, как оказались на борту “Поиска”. Мысли были заняты другим. Восстановление атмосферы в камере занимало несколько минут, но эти минуты показались бесконечными. Едва внутренний люк открылся, все трое тут же бросились в рубку. Там уже собрался весь экипаж “Поиска”. Древний корабль все так же висел в пустоте, залитый светом прожекторов. Люди ждали, глядя то в иллюминаторы, то на судовой хронометр… сначала на минутную стрелку, затем на секундную… Вот она перевалила за намеченное время, и пошла отсчитывать первую минуту опоздания…

Граймс нетерпеливо взглянул на свои наручные часы. Заметив это, Мэйхью спокойно сказал:

— Я наблюдаю за ними. Они уже видят свет вдалеке, и лоза уже указывает им путь…

— Все равно, не понимаю, каким образом это должно получиться, — негромко сказал Рэнфрю.

— Но ведь один раз это уже получилось, лейтенант, — отозвался Кэлхаун. — И не только у них. Заметьте, никакие технические средства…

Он взглянул в иллюминатор и красноречиво кивнул. Там уже ничего не было.

“Черт, — подумал Граймс, — поисковые прожекторы накрылись… Но у них должна быть освещена рубка!”

— На радаре пусто, — объявил Суинтон.

— Получилось, — прошептал Мэйхью. — Получилось…

Глава 23

Раз получилось с кораблем капитана Митчелла, должно получиться и у них. Реквизированный лозоходец по–прежнему спал в своем хрустальном гробу — спал и видел сладостные сны. Несмотря на усталость, Мэйхью выразил желание немедленно взяться за работу. Но как отвратить мысль человека от земных радостей, по которым он. изголодался, и заставить думать о холоде и пустоте, о месте вне пространства и времени, пропасти между Вселенными?

Задача была не из легких. По сути, Дженкинс жил только в своих снах и только ради своих снов. В реальной жизни этот человек был полностью лишен каких бы то ни было плотских наслаждений. В присутствии жены, которая придерживалась самых строгих пуританских взглядов, он не мог себе позволить даже кружки пива или куска хорошо приготовленного мяса. Но во сне никто не мог ему помешать получить все, что угодно. Сны спасали его от беспросветной, унылой реальности.

Но Мэйхью был настойчив. Медленно, но верно он разрушал этот лучезарный образ. Его голос то стихал до неслышного шепота, то разносился по всему двигательному отсеку — медицинский отсек оказался слишком тесен для этого допотопного устройства, и саркофаг пришлось установить в подсобном помещении. Голос псионика завораживал. И не раз тем, кто находился на борту, казалось, что освещение начинает меркнуть, а корабль погружается в темноту и холод. Медленно, настойчиво он разрушал сад наслаждений, созданный воображением Дженкинса.

Вот он садится за стол. Скатерть сияет белизной, любезно улыбаются официанты… Но бифштекс пережарен, тупой нож едва разрезает его. Вино отдает пробкой, сыр оказывается невызревшим, а хлеб черствым…

Он сидит за стойкой бара. Перед ним кружка пива, но он едва может к ней прикоснуться: пиво теплое и кисловатое…

И так всякий раз. Бутерброд — без горчицы… Порции — или слишком большие, или слишком маленькие…

Мелочи, которые в жизни встречаются на каждом шагу — но именно это отличает мечту от реальности. И спящий начал испытывать тревогу и раздражение. Обворожительная блондинка улыбается, показывая почерневшие гнилые зубы, а изо рта у нее исходит зловоние… Темноволосая красавица изгибается в сладострастном танце, сбрасывает платье… Ее роскошное тело покрыто отвратительными язвами и нарывами…

И так далее, в том же духе.

Конечно, сны Дженкинса трудно было назвать возвышенными. Но в его мечтах не было ничего извращенного. Зная о том, что происходит, Граймс испытывал нечто вроде угрызений совести. Благодаря стараниям Мэйхью, они лишались всякой привлекательности.

Вот он, вырвавшись из объятий похотливой ведьмы, бежит, бежит… И наконец останавливается. Перед ним зияет черная бездонная пропасть. Он стоит на краю, пошатываясь, объятый стыдом и страхом, а с небес на него грозно взирают божественные создания, так почитаемые его женой. Он вздрагивает, делает шаг — и вот уже скользит вниз, тщетно цепляясь руками за траву. Хрупкие лепестки рвутся, он неотвратимо катится к пропасти, срывается и падает, падает…

В холод и пустоту…

Он падает в холод и пустоту, в бездну, которая разверзлась под его ногами, и это Абсолютное Ничто хуже Ада, которым его столько раз пугала жена…

Он падает в холодную черную пустоту. В его руках — его последняя надежда, последняя ниточка, которая может вывести его в знакомый мир, его единственный друг. Больше неоткуда ждать помощи — кроме как от этой изогнутой спицы в его руках. Но что она может нащупать в этой пустоте? И она покачивается в его руках — холодная, безжизненая…

И вдруг спица вздрагивает. Она чуть поворачивается в руке — и вот ее острый кончик указывает туда, где среди кромешной тьмы уже можно различить тусклую белесую звездочку. Она растет, она разгорается все ярче и ярче — и вот впереди сияет серебряное солнце, а вокруг него плывет прекрасная планета, где в зеленых садах гуляют красивые женщины, а под деревьями, чьи ветви гнутся под тяжестью налитых плодов, стоят столы, уставленные изысканными яствами…

— Но это не Лорн, — тихо проговорил Граймс.

— Это не Лорн, — эхом отозвалась Соня.

— Лорн, — торжественно произнес Мэйхью, — эта планета называется Лорн. Прекрасный мир, который открыт для вас… Спица в ваших руках уже не вращается. Она указывает вам путь, как стрелка компаса. Она указывает на эту планету… Вы пересекаете черную пропасть… Из пропасти сна вы перебрасываете мостик в реальность, нужно лишь следовать за рамкой… она ведет вас, влечет, тянет…

— Куда она его влечет? — прервал Граймс.

— Как это “куда”? — отозвался Мэйхью, и на его губах появилась лукавая улыбка. — На Лорн, конечно! У него чрезвычайно сильные сновидения.

Внезапно и резко завыла сирена, и опять — буква “А” кодом Морзе… В который раз…

Глава 24

За иллюминатором сияла звездной россыпью Линза Галактики, а справа, закрывая собой все небо, белел Лорн, похожий на комок жемчужной ваты. Сквозь разрывы облачного покрова угадывались знакомые очертания континентов. Суинтон так опешил, что запустил вспомогательные двигатели без предупреждения, чтобы не проскочить устойчивую орбиту. Все, кто не успел занять компенсаторные кресла, попадали на пол. А в динамиках межкорабельной связи надрывался странно знакомый голос:

— “Стар Фейрер” — неизвестному судну! “Стар Фейрер” — неизвестному судну! Отзовитесь! “Стар Фейрер” — неизвестному судну! Немедленно отзовитесь! Назовите себя!

Рэнфрю судорожно крутил ручки настройки, пытаясь поймать видеосигнал. Всегда лучше видеть собеседника — вне зависимости от его намерений. Граймс приподнялся и посмотрел на матовую полусферу масс–индикатора. Так и есть. Небольшая яркая искорка — чужое судно — быстро приближалась к центру. Через несколько минут расстояние будет достаточным для устойчивой видеосвязи.

— Назовите себя! — продолжал надрываться динамик.

Граймс взял микрофон и спокойно произнес:

— “Дальний поиск”. Вспомогательный корабль Военно–Космического Флота Конфедерации Миров Приграничья. Назовите себя.

Из динамика раздался невнятный звук, который, по–видимому, должен был выражать недоверие, затем прежний голос произнес:

— “Дальний поиск”? Военно–Космический Флот Конфедерации? Впервые слышу. Вы там что, с ума посходили? Или перепились?

— Нет, — прошептала Соня, — не может быть…

Граймс быстро обернулся. Одного взгляда было достаточно.

По центральному экрану НСТ–передатчика еще пробегала рябь, но изображение наконец‑то появилось.

Судя по всему, это была рубка. Вот панель управления, вот масс–индикатор… Но она выглядела более чем непривычно. А в кресле навигатора, уставясь на дисплей какого‑то прибора, напоминающего радар, сидел человек в униформе. Граймс узнал его с первого взгляда. Этот человек был капитаном “Королевы Полюса” и разбил ее, совершая посадку на площадку Центрального космопорта планеты Далекой. Граймс был назначен председателем следственной комиссии по этому делу. Вскоре выяснилось, что эта работа была всего лишь его прикрытием — бывший капитан “Королевы Полюса”, как и Соня, был офицером разведотдела ФИКС. И они с Соней были…

Коммодор толчком развернул кресло.

— Ну что же… — он очень хотел, чтобы сожаление в его голосе показалось шутливым. — Насколько я понимаю, вы нашли то, что искали. Ваша цель достигнута. Был очень рад с вами познакомиться.

Она ответила:

— Я уже давно нашла то, что искала. И поверьте, Джон… Я тоже очень рада, что с вами познакомилась.

— Кажется, я настроил изображение, — зачем‑то сказал Рэнфрю. — Но наш сигнал, кажется, до них еще не дошел.

— “Стар Фейрер” — неизвестному судну! “Стар Фейрер” — неизвестному судну! Приготовьтесь к встрече инспекционной комиссии.

— Вы можете быть свободны, коммандер Веррилл, — проговорил Граймс. — Вам надо подготовиться к встрече.

Жаль, конечно, что все закончилось, даже не начавшись… Но в его возрасте уже нельзя быть таким эгоистом.

— Вы его снова встретили, Соня. Не упускайте шанс.

— “Стар Фейрер” — неопознанному кораблю. Любые враждебные действия с вашей стороны Будут иметь самые серьезные последствия. Приготовьтесь к встрече инспекции.

— Лейтенант Суинтон! — звонко скомандовала Соня. — Приказываю: Движитель Манншенна — пуск! Уровень темпоральной прецессии выбрать произвольно!

— Есть, сэр! — гаркнул первый помощник и тут же покраснел. — Простите, мэм… — он повернулся к Граймсу. — Ваши приказания, сэр?

— Джон! — сказала Соня. — Выметаемся отсюда. Быстро.

— Зачем? Вы же столько сделали… ради этого. Вы можете…

Она усмехнулась.

— La donna e mobile [11]. Мне нужна только одна Вселенная — моя. Там, где есть вы — вы один.

Она указала на экран, улыбнулась, потом засмеялась… За спиной капитана появилась молодая рыжеволосая женщина в форме офицера ФИКС. Она склонилась к нему и что‑то спросила, мимоходом коснувшись губами его виска. Лицо капитана потеплело, он ответил, погладив ее по руке…

— Только вы, — повторила Соня, — и только я.

— Движитель Манншенна — пуск, — произнес Граймс. — Уровень темпоральной прецессии — произвольный.

— Есть, сэр, — радостно отозвался Суинтон.

Взвыли гироскопы Манншенна. Экран пошел рябью и быстро потух, приемник замолчал. Линза Галактики в иллюминаторах медленно сворачивалась, покрываясь разноцветными разводами, превращаясь в подобие гигантской бутылки Клейна. А вокруг вращались радужные спирали звезд.

— Они могли помочь нам вернуться, сэр, — жалобно проговорил Рэнфрю. — А может быть, и не могли… Но я считаю, что нам все‑таки следует придерживаться установленных правил.

— Вы имеете право думать так, как считаете нужным, — в голосе Сони зазвенел металл. Она нечасто позволяла себе резкость в отношении своих подчиненных, но это всегда производило должный эффект. — Вы можете даже высказать свое мнение. Но решения на этом корабле принимают только два человека. Коммодор Граймс и я.

— Но это научная экспедиция, — не сдавался Рэнфрю. — Или я ошибаюсь? Последнее время наукой здесь и не пахнет. Сначала спиритические сеансы, потом эксперименты с биолокацией…

— Вы не можете отрицать, что мы достигли определенных результатов, — заметил Кэлхаун.

— К несчастью, да!

Граймс сидел за столом в кают–компании, которая наконец‑то приобрела привычный вид, и устало наблюдал за очередной перебранкой. Как бы то ни было, можно немного расслабиться. Место, где они оказались на этот раз, было выбрано почти случайно, хотя Суинтон и инженеры пытались производить какие‑то вычисления. Граймс вспомнил, как после гибели “Королевы Полюса” беседовал с Модели — ныне покойным Модели из его родной Вселенной. Что ни говори, а пилотом тот был неважным. Возможно, к его двойнику это не относится. Возможно, этот Модели — гений Навигации и настоящий ас. Но Граймсу уже довелось на собственном опыте узнать, что значит случайная прецессия. Отыскать “Дальний поиск” в космическом пространстве будет не проще, чем иголку в стоге сена.

— Господа, — громко произнес он, прерывая спор. — Хочу вам напомнить, что поиском виноватых мы займемся позже — если в этом возникнет необходимость. Сейчас наша задача — решить, что делать, чтобы вернуться в нашу Вселенную. У кого есть предложения?

Предложений не было ни у кого.

— Мы стали жертвой патриотических чувств мистера Мэйхью, — продолжал Граймс. — Конечно, если бы не он, никакой лозоходец никогда не вытащил бы нас из этого… подпространства. Но мистер Мэйхью действительно влюблен в свою планету, а большинству влюбленных свойственно идеализировать предмет своего обожания. К несчастью, другого объяснения я не вижу. Он вдохновил этим светлым образом нашего многотерпеливого Дженкинса. А поскольку Дженкинс мог опираться лишь на ту информацию, которую ему передали, он и привел нас во Вселеную, где Лорн выглядит именно так. Насколько я понял, в этой Вселенной Приграничье не существует даже как отдельное территориальное образование — не говоря уже о суверенитете. Гхм… Лорн — и, вероятно, другие планеты — входят в состав Федерации. Вы ничего не говорили Дженкинсу о Далекой, Мэйхью? А об Ультимо? О Туле? Понятно, что это позволит получить более высокий уровень жизни… ну, и ряд других преимуществ. Но мы, приграничники, считаем, что независимость- это слишком высокая плата за жизненные блага. Что касается причин, по которым мы решили воздержаться от контактов с жителями данной Вселенной… Я взял на себя смелость решить, что никому из нас не захочется встретиться с другим собой, у которого есть тот же дом, та же работа, та же жена…

— Прекрасно, сэр, — подытожил Рэнфрю. — А что у нас есть?

— Дженкинс, — изрек Кэлхаун.

— Совершенно верно. Дженкинс — это по–прежнему все, что у нас имеется. Используй то, что под рукою, и не ищи себе другое. Вопрос — каким образом?

— У нас есть еще кое‑что, — без улыбки произнесла Соня. — Ваша интуиция.

— Интуиция?

— Конечно. Она вас ни разу не подводила.

— Я бы скорее назвал это результат экстраполяцией прошлого и настоящего.

Он снова опустился в кресло, пристегнулся и стал вспоминать. Вскоре он уже не обращал внимания на спор, который закипел с новой силой. Он вспоминал все события, начиная с того дня, как Соня вошла в его кабинет. Он вспоминал, как они в первый раз пересекли невидимые границы своей Вселенной — но так и не достигли иной. Они сорвались в эту бездну. А что было до этого? Странное чувство раздвоенности, затем легкий толчок… А может быть…

— Мистер Мэйхью!

— Какого… Ох, простите… Да, сэр?

— Что вы можете сказать по поводу нашего корабля?

— Ну… корабль… Крейсер…

— Вы точно не его не… идеализируете?

— С чего мне его идеализировать, сэр?

— Ну, вот и славно. В таком случае, я попрошу вас еще раз поработать с нашим гостем. Все то же самое, как и в прошлый раз. Опять от тьмы к свету с рамочкой в руке.

— Но вы только что сказали, что моя необъективность слишком далеко заходит… Вернее, заводит!

— Ну да. Но вас никто не просит снова вспоминать Лорн. Вы покажете Дженкинсу “Дальний поиск”.

— Но разве мы не на “Дальнем поиске”, сэр?

— В таком случае, самое время вернуться к себе!

— Холод, — прошептал Мэйхью, — холод, темнота и абсолютная пустота… Здесь нет ничего, абсолютно ничего. Здесь нет ничего, кроме вас — и тонкой изогнутой спицы, которую вы держите в руках. Она замерла… Но вот вы чувствуете, как она вздрагивает… Вот она повернулась, еще раз… словно нащупывая направление. Она куда‑то указывает, она ведет вас. Туда, где мерцает далекая, едва различимая звездочка… Вы еще не знаете, что это такое. Но вы идете туда. Вы доверяете своему инструменту. И вот перед вами — странный корабль. Вы никогда не видели такого прежде — но, глядя на него, вы чувствуете успокоение. Вы знаете, что там безопасно, тепло. Свет исходит от больших круглых окон на носу этого корабля. Вы подходите ближе, заглядываете внутрь. Вы видите рубку. Горят зеленые и красные индикаторы на приборной панели… Вы разглядываете мониторы, по которым ползут яркие разноцветные точки… Вы отступаете — и видите на борту эмблему — золотое крылатое колесо. А прямо под ним написано имя корабля: “Дальний поиск”.

Мэйхью принялся во всех подробностях описывать корабль. Судя по всему, вся необходимая информация выуживалась по ходу рассказа непосредственно из памяти офицеров и техников, псионик напоминал о тьме и холоде, которые окружали Дженкинса. Контраст получался весьма живописным. Потом Мэйхью взялся за экипаж. Иногда это было даже забавно… иногда. Пожалуй, Мэйхью действительно не был склонен идеализировать его корабль… а офицеров — и подавно.

Но это был их Дом. И эти люди, со всеми своими достоинствами и слабостями, были одной семьей, которая его населяла. И Граймс чувствовал, что не раз вспомнит слова, которые услышал сегодня… если здесь можно говорить о “сегодня” и “вчера”.

Это был их Дом. Может быть, сила гипнотического внушения действовала не только на спящего лозоходца — но Граймс мог подписаться под каждым словом Мэйхью. Их Дом. Он был совсем близко — стоило лишь протянуть руку, чтобы ощутить холодную твердую поверхность его металлической обшивки. За которой были комфорт, тепло и надежность…

Это был их Дом. И каждый из них был его частью. Пожалуй, с удивлением подумал Граймс, этот человек в стеклянном ящике, который появился из неведомо каких глубин пространства и времени — тоже часть их Дома, соединен с ним кабелями и трубками, как пуповиной.

Он повернулся к Соне и словно сквозь сон, услышал, как она сказала:

— Интуиция вас не подводит, Джон.

И он снова вспомнил все, что случилось. Как они готовились к охоте за Призраками и что из этого получилось. Как они оказались за пределами пространства и времени. И понял… что все сложилось именно так, как он хотел. Но теперь уже не было необходимости в политическом союзе вождей потенциально враждебных племен.

Как подобное могло прийти ей в голову?

— Что ж, — с трудом проговорил он. — Гхм… было очень приятно с вами познакомиться. А теперь…

— И мне… — эхом отозвалась она.

— Прошу прощения, дамы и господа, — вмешался Мэйхью, — но я считаю своим долгом вмешаться. Да–да, мы вернулись в нашу родную Вселенную. Я намерен неукоснительно следовать кодексу Райновского института и прекратить всякие попытки читать чьи‑либо мысли без разрешения… Но прежде я должен вам кое‑что сказать, сэр. Все эти рассуждения про политический союз — просто слова. Нужно было с чего‑то начать… если хотите. И еще: миледи нашла то, что искала… вернее — того, кого искала. Она нашла… Его. И имя этого человека — не Дерек Калвер и не Билл Модели.

— Будь он офицером ФИКС, его отдали бы под трибунал, — заметила Соня.

— И на Флоте Миров Приграничья тоже, — добавил Граймс. — Но я, пожалуй, не буду давать ход этому делу.

— Вы совершенно правы. Он сказал именно то, что я сама собиралась вам сказать, Джон. Будем считать, что он помог нам сэкономить время.

Обычно за такими словами следует поцелуй произвольной продолжительности. Но в этом не было необходимости. Они и без того знали, насколько близки друг другу. Рука об руку Граймс и Соня вышли из двигательного отсека и направились в рубку.

Продолжать безумную охоту за призраками больше не было необходимости. Впереди была долгая жизнь. И они знали, что в этой жизни их ждет много удивительных дел — более занимательных, чем поиск Альтернативных Вселенных.

Цель их путешествия была достигнута.

КОНТРАБАНДА ИЗ ИНОГО МИРА

Глава 1

Случайным наблюдателям его загорелое лицо могло показаться бесстрастным и спокойным. Но тот, кто хорошо знал этого человека, за мнимым безразличием и равнодушием, несомненно, угадал бы в его жестких чертах глубоко затаенное сожаление — и даже скорбь.

Это было лицо короля, который только что подписал отречение от престола.

Коммодор Джон Граймс, начальник Космической службы Флота Конфедерации Миров Приграничья, слагал с себя все обязанности и полномочия.

Его служба Конфедерации подошла к концу. Правда, прошение об отставке пока не подписано… Но скоро в порту приземлится “Пустельга Приграничья”. Граймс надеялся, что по прибытии капитана Трентора этот вопрос наконец‑то будет решен — решен положительно.

Трентор был достаточно опытным астронавтом — и единственным, кто мог сменить его на этом посту.

Но сегодня, глядя из огромного окна своего офиса, Граймс видел на взлетной площадке лишь два корабля: старый “Дальний поиск”, вооруженный разведчик Флота Конфедерации Миров Приграничья, и его ровесник, буксир “Маламут Приграничья”.

Скоро жизнь снова войдет в привычное русло. Прорывая плотную пелену низких облаков, снова будут приземляться и взлетать корабли — из Приграничья, из Федерации, корабли людей и нелюдей, корабли с ближних и дальних миров… Фотонные парусники, транспорты, лайнеры… Среди них будет корабль с Меллиса, и нем прибудет Трентор.

Но пока в порту царили тишина и безмолвие. Крупные хлопья снега падали и падали, и за их плотной стеной лишь угадывались силуэты кораблей.

Вот огромная остроконечная башня патрульного корабля, а возле нее притулился, словно укрываясь от непогоды, маленький буксир.

Граймс невольно вздохнул. Он вовсе не был сентиментален — по крайней мере, никогда не считал себя сентиментальным. Но “Дальний поиск”… Он начинал службу на Флоте Приграничья, командуя этим кораблем — и на нем же ее закончил. И это, скорее всего, вообще его последний корабль.

На этом корабле он открывал и исследовал планеты Восточного Круга. На этом корабле он установил контакт с цивилизациями, населяющими миры из антиматерии… И на нем он отправился в экспедицию, официальной целью которой было изучение феномена, известного под названием “Призраки Приграничья”. Старший помощник назвал эту экспедицию “безумной охотой за привидениями”.

Правильнее было бы назвать ее “безумным бегством от одиночества”.

Они с Соней не нашли Призраков. И не узнали о них ничего нового. Но главная цель была достигнута. Граймс и Соня Веррилл нашли друг в друге спасение от одиночества.

Семейная жизнь принесла новые проблемы. Но где вы видели семейную жизнь без проблем?

Подумать только, прошло всего несколько недель… С какой уверенностью Соня вошла в его жизнь — и изменила ее полностью и бесповоротно.

Немелодичный вой селектора прервал его размышления.

— К вам коммандер Веррилл, сэр, — донесся из динамика пронзительный женский голос.

— Меня зовут миссис Граймс, — перебил другой голос, более мелодичный, с приятными грудными нотками. — Пора это запомнить, мисс Уиллоуби.

Граймс усмехнулся и покачал головой.

— Входи, Соня, — сказал он, склонясь к микрофону.

Его палец еще лежал на клавише, а она уже распахнула дверь кабинета — все такая же восхитительно легкая, волнующая, как в тот день, когда впервые вошла сюда. Растаявшие снежинки усеяли тысячами крошечных бриллиантов ее пурпурный плащ из альтаирского кристаллического шелка и огненные волосы, растрепанные ветром.

Щеки раскраснелись — но скорее от волнения, чем от обжигающих поцелуев ледяного ветра. Высокая, яркая… Какими эпитетами награждали ее мужчины во разных концах Галактики? “Ослепительная”? “Блестящая”?

Ослепительная женщина подошла к нему. Нежные ладони, еще не отогревшиеся в тепле, прижали его оттопыренные уши — и она звонко чмокнула его прямо в губы.

— Ну и что стряслось на этот раз? — спросил он, когда она его отпустила.

Соня засмеялась, и в ее изумрудных глазах запрыгали искорки.

— Боже мой, Джон! Я просто зашла поделиться последними новостями. Знаю, знаю… но такие вещи по телефону сообщать нельзя. Я только что получила две карлоттиграммы с Земли — одну деловую, другую личную. Во–первых, мое прошение все‑таки подписали, так что, начиная с сегодняшнего дня, я в отставке. Естественно, меня могут на какое‑то время отозвать обратно — но это только в случае крайней необходимости, так что не волнуйся. Далее, слухи о моих наградных подтвердились.

— И во сколько ФИКС оценила твои заслуги?

Этот вопрос не предполагал серьезного ответа, но она назвала сумму с изрядным числом нулей.

— Похоже, правительство Федерации решило переплюнуть Конфедерацию, — усмехнулся Граймс. — Правда, у ваших налогоплательщиков куда более глубокие карманы… да и самих карманов не в пример больше.

— Это еще не все, дорогой. Адмирал Селверсен, из финансово–экономического отдела — мой старый друг — прислал еще одну карлоттиграмму, неофициально. Похоже, у него на примете есть небольшая транспортная компания, которую как раз выставили на продажу. Совсем маленькая компания — всего один корабль, который обслуживает маршрут Монталбон–Каррибея. Конечно, придется влезть в долги… но если к моему вознаграждению прибавить твое и все наши сбережения… Первый же рейс окупит все расходы. Только представь себе, Джон! Ты — капитан и владелец корабля, царь и бог на борту. Ты за пультом управления в рубке, и я рядом — в качестве старшего помощника… ну, и не только.

Граймс задумчиво посмотрел в окно. Перед его мысленным взором расступались толстые слои облаков. Вокруг сияли звездными россыпями просторы Галактики, с которыми так неохота было расставаться… Тепло и свет корабля, сияющие звезды вместо этого унылого снегопада под вечно серым низким небом.

Тепло… Свет… Соня…

— Может быть, поначалу на новом месте будет нелегко, — тихо проговорил Граймс. — Ты столько лет проработала в разведотделе — а теперь придется стать гражданской… Спокойная размеренная жизнь…

— Джон, я стала гражданской, как только приняла твое предложение. Я хочу, чтобы у меня был дом и семья… Но не здесь. Прежде всего я хочу сменить обстановку.

Динамик селектора снова загудел, потом послышался голос мисс Уиллоуби:

— Коммодор Граймс, на связи Аэрокосмическая Служба. Вас соединить?

— Да, пожалуйста, — ответил Граймс и переключил тумблер на панели микрофона.

Глава 2

— Капитан Кэссиди на связи.

— Слушаю вас, капитан.

— Третья орбитальная станция обнаружила корабль, сэр.

— Если я не ошибаюсь, именно за это они получают жалование.

— Конечно, сэр, — Кэссиди был явно не расположен шутить. — Целую неделю — никого и ничего, и вдруг…

— Подозреваю, какой‑нибудь идиот из ФИКС, — отозвался Граймс, подмигнув Соне, и она чуть слышно фыркнула. — Они полагают, что могут летать где попало и как попало. Капитан, свяжитесь с Третьей станцией и скажите им: пусть для начала попросят этих ребят представиться. Только вежливо — чтобы это не походило на допрос с пристрастием.

— Уже сделано, коммодор. Корабль не отвечает.

— Черт подери… Сколько раз я слышал, что офицер псионической связи всегда на своем посту. И в самый ответственный момент… — он замолчал, а потом спросил: — Заходят на посадку?

— Нет, сэр. На третьей толком не успели пересчитать траекторию, но похоже, эта посудина собралось пройти мимо Лорна на расстоянии нескольких тысяч миль и совершить посадку прямо па солнце

— Как вы сказали? — голос Граймса стал ледяным. — Не успели пересчитать? Может быть, они забыли на вахту заступить?

— Нет, сэр. Коммандер Холл — один из наших лучших навигаторов, вы же сами знаете. Я с ним только что разговаривал. Холл говорит, что корабль выскочил из пустоты совершенно неожиданно. Только что ничего не было — а потом его засекли и радары, и масс–индикатор.

— Никто из ваших к нам в гости точно не собирался? — спросил Граймс у Сони, прикрыв ладонью микрофон.

— Насколько я знаю — нет.

— Ну, если офицер разведотдела говорит, значит, так оно и есть, — Граймс снова поднес к губам микрофон. — Капитан, передайте на третью станцию, что я хочу связаться с ними напрямую.

— Хорошо, сэр.

Граймс сел в кресло, пододвинув к себе клавиатуру, и его кургузые пальцы пробежались по клавишам. С легким металлическим шелестом опустились жалюзи, в кабинете воцарился полумрак. На одной из стен появилось мозаичное пятно, потом цветные пятна сложились в трехмерное изображение рубки Третьей орбитальной. Там, за толстыми стеклами больших иллюминаторов, чернело пространство Космоса. Казалось, тьма поглощает даже сияние редких звезд и туманностей. На приборной панели, которая занимала всю ширину рубки, перемигивались разноцветные индикаторы, на мерцающих дисплеях как живые шевелились диаграммы. Вдоль панели стояло несколько кресел, в них сидели мужчины и женщины в униформе. Все продолжали сосредоточенно работать, словно ничего не происходило. Наконец один из офицеров развернулся в кресле и спросил:

— Изображение устойчивое, коммодор?

— Все в порядке, — ответил Граймс. — Экстраполяция траектории готова?

— Да, сэр. Показываю.

Изображение рубки исчезло. На секунду в кабинете стало темно, затем стена стала сероватой. В центре сияла жирная белая точка — солнце Лорна, рядом с ней — другая, поменьше — сам Лорн, похожий на одинокую жемчужную подвеску на тонкой белесой нити. А поперек этой картины — чуть изогнутая линия: словно кто‑то небрежно черкнул по стене светящимся мелком. Эта кривая представляла собой результат расчетов, которые велись на Третьей орбитальной. Линия изящно огибала Лорн, превращалась в виток вытянутой спирали и входила в раскаленную бусину солнца. Это была всего лишь расчетная траектория. Пройдет не меньше месяца, прежде чем таинственный корабль упадет на солнце. У его экипажа предостаточно времени, чтобы остановить это роковое движение. И все‑таки…

Что‑то было не так.

Возможно, дело в этом странном молчании. Необходимо срочно что‑то делать, не дожидаясь действий со стороны экипажа пришельцев. Если потребуется спасательная операция, то начинать ее нужно немедленно.

— Что ты об этом думаешь? — спросил Граймс, повернувшись к супруге.

— Мне это очень не нравится. Почему они не выходят на связь? Либо они не могут с нами связаться, либо не хотят. Мне кажется, что, скорее всего, не могут. И, значит, им нужна помощь… Это стоит выяснить,

— Действительно, стоит выяснить… Свяжись с Кэссиди и скажи ему, чтобы он готовил к старту “Маламут”. Немедленно или еще быстрее.

Он посмотрел на экран, где снова появилась рубка орбитальной станции.

— Мистер Холл, я направляю “Маламут Приграничья”, чтобы вылететь за объектом. Постарайтесь все‑таки установить с ними связь.

— Мы пытаемся, сэр.

Соня осторожно взяла мужа за плечо и передала ему микрофон.

— Капитан “Маламута” в госпитале, сэр, — раздался голос Кэссиди. — Может быть, я…

— Нет, Кэссиди. Вы должны оставаться на посту. Но вы мне можете помочь. Постарайтесь, пожалуйста, разыскать мистера Мэйхью, офицера псионической связи. Да, да, я знаю, он в длительном отпуске. Но постарайтесь сделать все возможное, чтобы его найти. Сообщите ему, что я прошу его немедленно прибыть в Порт Форлорн, в полной готовности. И пусть не забудет свои “мозги”… простите, псионический усилитель. Надеюсь, когда мистер Мэйхью появится, “Маламут Приграничья” будет готов к старту.

— Но капитан, сэр…

— Я об этом позабочусь, — спокойно ответил Граймс и выключил селектор.

— Тебе нужен будет помощник, Джон, — проговорила Соня, дождавшись, пока картинка на стене исчезнет и в кабинете снова станет светло.

— И, без сомнения, кто‑нибудь из нашей любезной Космической Полиции, — лукаво проговорил он, зорко следя за ее реакцией.

— Да… и, если мне не врет мой внутренний голос, из разведотдела.

— В таком случае, — удовлетворенно кивнул Граймс, — я вижу только одну кандидатуру.

Глава 3

“Маламут Приграничья” был готов к старту ровно через час. Спасательный буксир всегда находился в состоянии готовности: приборы отлажены, топливные баки заправлены — чтобы экипажу оставалось только подняться на борт и занять противоперегрузочные кресла. Понятно, что экипаж и техники тоже всегда находились в состоянии готовности: дома или в порту, они всегда были готовы принять вызов. Врача прислала медицинская служба порта — тот был рад немного отдохнуть от бумажной работы. Со станции дальней связи прибыл офицер–радист. Поскольку штатный помощник капитана возмутился, когда ему предложили остаться на Лорне, Соня согласилась на роль офицера снабжения.

Итак, все было готово к старту. Однако Граймс медлил. Необходимо было дождаться еще одного человека. Когда проводится спасательная операция, связь с потерпевшими бедствие решает все — или, в виде исключения, очень многое. Попытки радистов с Третьей орбитальной так и не увенчались успехом. Возможно, на корабле действительно вышли из строя все средства связи — кроме одного, который доступен до тех пор, пока на борту есть хоть кто‑то живой.

Граймс стоял, облокотившись на опору стартовой платформы, и смотрел то на тонкий слой снега, который уже покрыл тщательно расчищенные бетонные плиты, то на Соню, спускавшуюся по трапу из открытого шлюза, то на густые ватные тучи.

— Черт знает что такое, — возмущался он. — Яведь четко сказал: немедленно или еще быстрее.

Соня подошла к нему и озабоченно посмотрела вверх.

— Кажется, я что‑то слышу…

Граймс тоже услышал — а через несколько секунд понял, что это такое. Из‑за облаков было слышно отдаленное стрекотание вертолета. Наконец вертолет вынырнул из‑за крыши административного корпуса. Яркие огни на концах лопастей превратились в подобие багрового нимба. Это светящееся кольцо с кажущейся неспешностью плыло в сумерках. Вертолет приближался, увеличивался, и, наконец, обдав Соню и Граймса ледяными мокрыми брызгами, опустился в нескольких метрах от них. Лопасти еще вращались когда люк распахнулся, и телепат — высокий сутулый молодой человек — спрыгнул на площадку. Порыв ветра швырнул в него снегом, и Мэйхью поспешно поднял высокий воротник пальто, защищая лицо. Увидев Граймса, он небрежно махнул рукой, что должно было обозначать приветствие, и тут же снова повернулся к отверстию и аккуратно принял громоздкий и явно увесистый баул.

— Можете не спешить, — проворчал Граймс.

Это разрешение было излишним. Мэйхью мелкими шажками приблизился к трапу и осторожно поставил сумку на нижнюю ступеньку.

— Лесси не привыкла к таким путешествиям, — отозвался телепат. В его голосе слышался укор. — Ей противопоказана тряска.

Граймс вздохнул. Он уже почти забыл о том, с какой трогательной нежностью офицеры–псионики относятся к своему живому инструменту, который космолетчики непочтительно именуют “мозгами в желе” — псионический усилитель действительно представляет собой препарированный собачий мозг в питательном растворе. И ни один пес не платит своему хозяину такой преданностью. После того, как собаку оперируют и ее мозг лишают тела, она признает как хозяина лишь настоящего телепата, связь, которую можно назвать только симбиозом.

— Она неважно себя чувствует, — жаловался Мэйхью.

“Бросьте ей вкусную косточку… мысленно”.

Граймс одернул себя. Он не произнес этого вслух, но было уже поздно.

— Я так и сделал, — жалобно ответил Мэйхью, — но она… она этим больше не интересуется. Она уже слишком состарилась. Вы знаете, сейчас повсюду ставят эти передатчики Карлотти… Боюсь, скоро нас спишут в тираж.

— Но она еще помогает вам? — холодно спросил Граймс.

— Да, сэр, но…

— В таком случае поднимайтесь на борт. Миссис Граймс покажет вам вашу каюту. Готовьтесь к немедленному взлету.

Коммодор поднялся к люку и прошел по узким коридорам и крутым лестницам в тесную рубку, где его уже ждал старший помощник. Молодой человек небрежно развалился в противоперегрузочном кресле, и его поза вполне гармонировала с его мятой формой, застегнутой на половину пуговиц. Эта показная неряшливость могла ввести в заблуждение. Однако Вильямс был весьма опытным навигатором и великолепным пилотом. Любой капитан мог только мечтать о таком старпоме. А на спасательном судне он был просто незаменим.

— Все готово, шкипер, — объявил Вильямс и бодро отсалютовал коммодору. То, что при этом он даже не попытался подняться, не испортило отточенности жеста. — Сами встанете за штурвал?

— Полагаю, вы лучше знаете этот корабль, чем я, мистер Вильямс. Как только получим сигнал, что экипаж готов к перегрузкам, можно взлетать.

— Есть, шкипер.

Граймс проверил показания приборов, выслушал доклады офицеров и произнес в микрофон:

— “Маламут Приграничья” — башне. Просим разрешение на взлет.

Прежде, чем диспетчер успел ответить, Вильямс нажал кнопку и запустил реактивные двигатели.

Плавный величественный взлет, мягкое увеличение перегрузки, свойственное большим кораблям — это было не для “Маламута”. Казалось, им выстрелили из пушки. Миг — и буксир, прорвав облака, вырвался в верхние слои атмосферы, и в иллюминаторы ударило ослепительное солнце. С недавнего времени стекла на федеральных кораблях стали покрывать специальным покрытием, которое темнело при избытке освещения, а потом быстро восстанавливалось. Но до окраин нововведения всегда доходят с опозданием. Граймс попытался протянуть руку, чтобы нажать на панели кнопку поляризации стекол, но обнаружил, что не в силах даже пошевелиться. Белые, точно раскаленные лучи заливали рубку, проникая даже сквозь закрытые веки и вызывая мучительную резь в глазных яблоках. Через минуту, которая казалась бесконечной, Вильямс все‑таки включил поляризацию. Открыв глаза и привыкнув к полумраку, Граймс увидел, что тот смеется.

— Маленькая собачка — до старости щенок, — сообщил он с гордостью. — Это точно про старину “Маламута”.

— Что верно, то верно, мистер Вильямс, — отозвался коммодор, с трудом ворочая языком. Непривычная перегрузка почти расплющивала его по креслу. — Но не все мы так хорошо сохранились… Кстати, о собаках. Япочему‑то сомневаюсь, что собачке мистера Мэйхью тоже захочется порезвиться.

— А, “мозги в желе”… Честное слово, шкипер, этой псине сейчас лучше, чем нам всем вместе взятым… — он фыркнул, потом демонстративно вздохнул. — Ох, простите, я совсем забыл, что у нас смешанный экипаж. Если никто не возражает, я сброшу до полутора g…

“Лучше до бы одного, — подумал Граймс. Конечно, бывает, что промедление смерти подобно, но сейчас явно не тот случай. В конце концов, в ближайшее время стыковка с солнцем Лорна им не грозит — равно как и с другими неуправляемыми и трудноуправляемыми объектами. Но все‑таки лучше не доводить дело до такого состояния, когда несколько минут могут оказаться решающими. И в любом случае, лучше поберечь время. Кто знает, с чем придется встретиться спасательной партии?

— Хорошо, пусть будет полутора g, мистер Вильямс. Если не ошибаюсь, вы уже загрузили данные о траектории нашего объекта компьютер?

— А как же, шкипер. Как только результаты будут готовы, я выведу корабль на автопилот. Так что все пройдет, как по маслу.

Как только упомянутые операции были завершены и корабль вышел на рассчитанную траекторию, Граймс покинул рубку и стал осторожно спускаться по винтовой лестнице, которая обвивала ствол осевой шахты. Несмотря на перегрузку, он последовательно осмотрел все отсеки и подсобные посещения — двигательный, медицинский, радиорубку, навестил Мэйхью и, наконец, ввалился в каюту офицера снабжения, которая находилась возле камбуза.

Соня выглядела так, словно родилась и выросла на планете с повышенной гравитацией. Наблюдая, как его супруга скользит по каюте с кофейными чашками, коммодор ощутил укол зависти. Вероятно, для женщин избыточный вес — это понятие, не имеющее отношения к физике.

— Присаживайся, Джон, — сказала она. — А еще лучше приляг. И не говори, что совсем не устал. У тебя это на лице написано.

— Ничего… все в порядке.

— Перестань. Хотя бы передо мной не разыгрывай всесильного покорителя космического пространства.

— Но ты же..

— Мало ли что я? У нас с тобой разный опыт. Я привыкла к перегрузкам — быстрый старт, быстрая посадка, все в спешке… Постоянно на маленьких кораблях — вроде этого. А ты, как я понимаю, последнее время чаще путешествовал с комфортом.

Граймс опустился на койку и принял у нее чашку кофе.

— Как по–твоему, может, не стоило затевать такую гонку?

— Честно говоря, нет. Спасательные работы — дело весьма нелегкое — а тем более после длительной перегрузки. Главное, чтобы нам не пришлось разгоняться — иначе по прибытии никто из нас не сможет шагу ступить, даже твой старый боевой товарищ, — она улыбнулась. — Только не подумай, что я ему завидую. Если бы я была на него похожа, ты бы на мне не женился.

Граймс мягко рассмеялся.

— Если бы ты была моим старшим помощником, ты бы выглядела не лучше.

— Я им стану — только в случае крайней необходимости, дорогой.

Руки коммандера Веррилл легли ему на плечи. Пожалуй, подумал Граймс, жесты бывают более правдивы, чем слова…

Глава 4

Вскоре странный корабль уже можно было обнаружить. В черной полусфере дистанционного масс–индикатора появилась крошечная точка — и медленно поползла к центру. Вскоре от нее протянулась тонкая светящаяся нить.

После того, как техники сняли показания приборов и заложили их в компьютер, траектория полета объекта заново пересчитана. Новый результат почти не отличался от предварительных расчетов. Неизвестное судно дрейфовало в прежнем направлении, с постоянной скоростью.

Стало ясно, что его траекторию определяют только силы притяжения, действующие в планетной системе. Очевидно, двигатели были остановлены. Его пилоты не делали никаких попыток изменить траекторию. Задача состояла в том, чтобы догнать корабль прежде, чем солнце начнет разогревать его оболочку, взять на буксир и перевести на устойчивую гелиоцентрическую орбиту… Или хотя бы попытаться.

Неизвестный корабль по–прежнему хранил молчание, которое так и подмывало назвать “мертвым”. Он не отвечал на позывные, и дело было вовсе не в мощности приемников: радиорубка “Маламута” была оборудована по последнему слову техники.

— Я использовал все обращения, какие только возможно, — жаловался Беннет, офицер связи, когда Граймс в очередной раз заглянул к нему в рубку. — Все, что приняты у людей, гуманоидов и негуманоидов. Все диапазоны частот. Полный ноль.

Граймс беспомощно развел руками.

— Попробуйте еще что‑нибудь, — ответил он и покинул рубку. Продолжать разговор не имело смысла. Возможно, Мэйхью со своим усилителем добился каких‑нибудь результатов.

Офицер псионической связи сидел в своем кресле, устало ссутулившись, и устремив пустой взгляд на прозрачный контейнер, заполненный мутной жидкостью, в которой плавал собачий мозг. Коммодор торопливо отвел глаза. Ему доводилось видеть вещи и похуже — например, вывернутое наизнанку человеческое тело. Но сморщенный сгусток биомассы в контейнере продолжал жить — факт, превращающий это зрелище в нечто непристойное. И при этом Граймс не мог отделаться от острого чувства сострадания. Несчастное существо, которое лишили тела, чья жизнь искусственно поддерживалась лишь ради того, чтобы улавливать чужие мысли — странные, непонятные… На что это похоже — принимать их, ловить, точно брошенную палочку, или отыскивать — по запаху? — и приносить хозяину… А что чувствовал бы он сам? Допустим, какие‑нибудь высшие существа вынули у человека мозг из черепа и используют в собственных целях, о которых человек просто не может иметь представления? Безумие… А калечить ни в чем не повинных собак ради того, чтобы люди могли общаться вопреки законам физики, находясь в разных концах Галактики? Как по–вашему, это не безумие?

— Мистер Мэйхью…

— Да, сэр? — бесцветным голосом отозвался телепат.

— Я только что от нашего радиста. В отношении технических средств связи этот корабль, похоже, мертв.

— Мертв? — со вздохом повторил Мэйхью.

— Как вы считаете, есть ли у них на борту хоть кто‑нибудь живой?

— Я… я не знаю, сэр. Я говорил вам перед отлетом, что Лесси неважно себя чувствует… Она почти не обращает на меня внимания… Понимаете, сэр, она состарилась… Она почти все время спит… или дремлет… Как сейчас… — голос псионика упал почти до шепота. — Раньше она была такой сметливой. А теперь… Она блуждает в своих снах, воспоминаниях… Я даже не всегда могу уловить их смысл. Какие‑то туманные образы… Прошлое для нее более реально, чем настоящее.

— А что ей снится? — почти с болью спросил Граймс.

— В основном охота. Знаете, Лесси была терьером — до того, как ее… призвали на службу. Она ловила мелких грызунов — например, крыс. Разрывала их норы… Сейчас ей снится хороший сон. Но иногда у Лесси бывают настоящие кошмары. Я всегда чувствую это. Тогда я ее бужу. Но после этого она еще долго не может прийти в себя от ужаса. Ей надо дать успокоиться — и только потом с ней можно работать.

— Никогда бы не подумал, что у собак бывают кошмары.

— О, еще какие, сэр. Знаете, бедняжку Лесси последнее время донимает один сон. Огромная крыса, которая бросается на нее и пытается перегрызть горло. Наверное, это у нее с детства. Ее напугало какое‑то крупное животное. Не думаю, что это была крыса — скорее, другая собака.

— Да… значит, вы тоже ровным счетом ничего не можете сказать об этом корабле…

— Ровным счетом ничего, сэр.

— А вы не пробовали связаться с ним… Самостоятельно? Без помощи Лесси?

— Конечно, сэр, — голос Мэйхью дрогнул. — Более того… Лесси несколько раз просыпалась — очень ненадолго. Я посылал сигнал — настолько сильный, что его могли бы принять даже нетелепаты. Я не удивлюсь, если вы это слышали. Только одна фраза: “Мы идем на помощь”. Но мне почему‑то кажется, что там меня не услышали. И уж точно не поняли.

— Судя по всему, это корабль, на котором произошла авария. Возможно, очень серьезная. Возможно, с катастрофическими последствиями. Мы не знаем, кто его построил, не знаем, кто им управляет — или управлял.

— Кто бы его ни построил, сэр, это были разумные существа.

— Не факт, Мэйхью, — ответил Граймс, вспомнив некоторые из кораблей, на которых ему доводилось летать в годы юности.

Телепат не понял шутки.

— Но иначе невозможно, сэр! Для того чтобы построить корабль, надо обладать разумом. Мышлением. Для того чтобы им управлять — тоже! Это может быть искусственный разум — но все равно разум! Он тоже испускает псионическое излучение. Более того, это излучение оставляет след на окружающих неодушевленных предметах — полная аналогия с любым физическим излучением. Вы никогда не задавались вопросом, почему люди любят посещать некоторые места, сэр? Особенно такие, где происходили какие‑то значительные события? Причем они могут об этом даже не догадываться. Понимаете, любой из нас — немножко телепат. Людям нравится находиться в этом поле. Они ощущают… причастность, что ли. Это вроде рисунков на стенах… При определенных, особенно благоприятных условиях возможно даже воссоздать картину происшедшего…

— Гхм… Но вы только что пытались меня убедить, что этот корабль мертв. Значит, там не осталось даже как вы выразились, рисунках на стенах, которые вы могли бы прочесть.

— Я не говорил этого, сэр. Расстояние слишком велико, чтобы я мог об этом судить. Я только сказал, что такое может быть. И вообще, с этим остаточным излучением не все так просто. Иногда оно сохраняется годами, иногда — исчезает через пару часов. Возможно, есть какая‑то закономерность, но этот вопрос пока не изучен.

— Ну что же, у вас есть такая возможность.

— Может быть, сэр… Я не могу знать заранее.

— Все‑таки попытайтесь еще что‑нибудь выяснить, Мэйхью.

— Конечно, сэр. Но пока Лесси в таком жутком состоянии, я ничего не могу обещать.

Граймс коротко попрощался и отправился в каюту Сони, где первым делом плюхнулся в кресло и принял из рук супруги очередную чашку свежесваренного кофе.

— Похоже, дорогая, — произнес он, сделав глоток, — в скором времени тебе придется вспомнить, что ты не только офицер снабжения, но и офицер разведотдела ФИКС.

— А что случилось?

— Гхм… — глубокомысленно заметил Граймс и пересказал ей беседу с Мэйхью. — Я надеялся, что хотя бы от Кена будет какой‑то толк. Откровенно говоря, он меня никогда не подводил. Но дело не в нем. Похоже, его хрустальный шар в последнее время забарахлил.

— Мистер Мэйхью мне уже сообщил, — усмехнулась Соня. — Более того, он успел поплакаться всему экипажу. Но когда мы догоним корабль, то сможем узнать все — кто его построил, кто им управлял и что там стряслось.

— Я в этом не уверен, Соня. Ты помнишь отчет с Третьей орбитальной? Он возник у них на радарах. Просто возник, точно из ниоткуда. Подозреваю, что он прибыл издалека. И точно не из нашего мира.

— Значит, еще один мир, с которым ФИКС придется иметь дело, — ответила Соня. — И в частности, нашему разведотделу, и конкретно мне.

— Хорошо–хорошо.

— А теперь позвольте вашему скромному офицеру снабжения просить своего хозяина и повелителя сообщить день и час ожидаемого сближения с объектом.

— Если не случится ничего непредвиденного, ровно через пять или шесть суток мы подойдем к этой штуковине достаточно близко…

— И тогда капитан крикнет: “На абордаж’”

Соня улыбнулась, словно им предстояла не высадка на борт потерпевшего крушение судна, а роскошный банкет, на котором она собиралась блистать в своем лучшем туалете.

— Именно так, — согласился он. — Ты не представляешь, как я хочу выбраться из этой летающей жестянки.

— Представляю. Потому что мне тоже осточертело заниматься не своим делом. Или ты думаешь, что меня учили исключительно подавать кофе?

Глава 5

С каждым часом расстояние между кораблями сокращалось. Чужак пересекал орбиту Лорна. Расстояние сократилось настолько, что таинственный объект можно было наблюдать в мощную оптику — еще один предмет гордости старшего помощника “Маламута”. Правда, пока детали разглядеть не удавалось. Корпус напоминал по форме скорее толстую шишковатую сигару, чем веретено, и был беспорядочно утыкан антеннами — конечно, если это были антенны. Приемник молчал, хотя на дистанции двух тысяч миль должны были действовать даже самые допотопные радиостанции — не говоря уже о новейших НСТ–передатчиках и псионической связи.

Граймс сидел в рубке в позиции стороннего наблюдателя. За пультом хозяйничал Вильямс.

Хищно нависая над приборной доской, он медленно и осторожно вел судно, приближаясь к чужому кораблю с мастерством, которое достигается только одним способом — многолетней практикой.

— А эта посудина успела нагреться, — сообщил старпом. — Знать бы, из‑за чего.

— Но ведь у нас хорошая радиационная защита, — полувопросительно ответил Граймс.

— Естественно. У нас на “Маламуте” правило: будь готов всегда и ко всему. Помните аварию на “Антилопе Приграничья”? У них вышел из строя регулятор критической массы, и реактор… мягко говоря, перегрелся. Мы подошли поближе и умудрились взять их на буксир. А потом я пробрался на борт, чтобы посмотреть, есть ли там кто живой. Зря надеялся. В этой радиоактивной печке никто не мог уцелеть. Никто и ничто.

“Приятная картина, ничего не скажешь”, — подумал Граймс, настраивая оптику. Кое–какие подробности уже можно было рассмотреть — и ситуация начала проясняться. Понятно, что уровень радиации определить было невозможно, но “посудина”, судя по всему, действительно побывала в настоящем пекле. Корабль казался даже не обожженным, а оплавленным. Больше всего это напоминало опоры посадочного устройства, только изрядно покореженные. А вот радарная антенна — вернее, то, что от нее осталось. Оплавленные, изогнутые балки для крепления выдвижных радиоантенн и радарных сканеров… В общем, отдельные устройства даже можно было опознать.

— Мистер Вильямс, — произнес коммодор, — давайте попробуем подойти к ним с другой стороны.

— Как скажете, шкипер.

Взревели реактивные двигатели. Граймс привычным движением упал в кресло, поймав инерцию. Поворот на сто восемьдесят градусов без торможения… Голова пошла кругом. И угораздило же его напроситься в эту экспедицию… да еще на “Маламуте”! Пожалуй, он действительно успел отвыкнуть от мелких посудин вроде этой, которые компенсируют маневренностью недостаток комфорта. Где‑то снизу — судя по всему, на камбузе — раздался характерный грохот, с каким обычно падает металлическая посуда. Боже… только бы не на Соню.

Через минуту, едва “Маламут” лег на новый курс, миссис Граймс показалась в люке, живая и невредимая. Она была бледна от ярости, а на щеке красовалась роскошная шоколадная клякса. Бросив на своего супруга испепеляющий взгляд, она обратилась к старпому:

— Какого черта вы здесь вытворяете? Вам что, трудно дотянуться до микрофона и предупредить, что вы вознамерились отрабатывать фигуры высшего пилотажа?

Вильямс ошарашенно воззрился на нее, а потом расхохотался. Сквозь смех удалось разобрать только обрывок фразы, касающейся острых ощущений, которые неизбежны при путешествии на спасательных буксирах.

Соня выдержала паузу, во время которой стало ясно, что последующий монолог будет из ряда вон выходящим. Так оно и оказалось. Она, миссис Граймс, начинала летать на “мелких посудинах” Федеральной Исследовательской и Контрольной Службы еще в те времена, когда мистер Вильямс учился отличать радар от масс–индикатора. Далее, габариты судна не дают повода к проявлению разгильдяйства. Возможно, сейчас ситуация изменилась. Но, насколько ей известно, до последнего времени любой маневр без предварительного оповещения карался немедленным разжалованием на три класса…

Прежде чем помощник успел открыть рот, чтобы возразить, Граймс примирительно поднял руки.

— В таком случае, Соня, разжаловать надо меня. Я разглядывал этот корабль и настолько увлекся, что забыл включить сирену. Но когда мы начали маневр…

— Я понимаю. Но я ожидала маневра, а не сальто–мортале.

— Еще раз прошу прощения. Но раз уж ты пришла, присаживайся и присоединяйся. Ситуация такова. Я осмотрел этот объект и теперь могу с уверенностью сказать две вещи. Во–первых, это действительно космический корабль. Во–вторых, он подвергся воздействию более чем высоких температур — рискну предположить, что это был ядерный взрыв. По крайней мере, с одной стороны обшивка оплавлена. Возможно, на борту повышенный уровень радиации. Но с другой стороны корпус может быть вообще не поврежден, или поврежден очень слабо.

— Так оно и есть, — отозвался Вильямс.

Граймс поспешно заглянул в окуляр, потом уступил место Соне. Действительно, с другой стороны обшивка казалась матовой из‑за тысяч мельчайших оспинок. Следы микрометеоритов. На корме, в свете прожекторов ярко блестел один из стабилизаторов. Сквозь широкие иллюминаторы на носу можно было даже разглядеть внутреннюю часть контрольной рубки. Казалось, огонь туда не добрался. Из открытого в борту люка высовывались жерла каких‑то орудий, отдаленно напоминавших лазерные пушки. На далеко вынесенной в сторону мачте виднелась антенна радара, сейчас неподвижная.

А прямо возле заостренного носа было написано какое‑то слово… Вернее, два слова, поправил себя Граймс, внимательно разглядывая надпись в оптику.

Первое сразу бросалось в глаза — размашистая черная надпись, явно сделанная от руки: “СВОБОДА”. Второе — ниже, аккуратные буквы, когда‑то золотые, а теперь потускневшие и почти не различимые в темноте. Это были несомненно буквы латиницы — но они выглядели как‑то необычно. ОТС… Нет, первая буква скорее “D”, потом “I”… “С” выведена уголком, “Т” почему‑то с наклонной палочкой… Окончание “IR”… Какой это язык?

“DISTR… YIR”… “Destroyer”? “Разрушитель”?

Он почувствовал на плече руку Сони и уступил ей место.

— Что ты об этом думаешь? Я не силен в языках, но если это английский, то у ребят явно проблемы с грамматикой.

Соня ничего не ответила. Она сосредоточенно крутила ручки настройки, на лбу появилась морщинка.

— Верхняя надпись сделана вручную, — сказала она наконец. — А вот нижняя… Непонятно. Я никогда не видела ничего подобного. Очень странный шрифт. Кому потребовалось так ломать буквы? Определенная логика прослеживается, причем логика явно человеческая. Меня больше смущает другое. Ты знаешь, что “destroyer” — это класс кораблей? Эсминец, эскадренный миноносец. Кому могло потребоваться писать вместо имени корабля его класс?

Коммодор пожал плечами.

— Всякое бывает. В начале двадцатого века — если мне не изменяет память — на Земле был построен военный корабль, он назывался “Дредноут”. После этого бронированные военные корабли стали называть дредноутами… я имею в виду морские корабли.

— Я никогда не сомневалась в твоих познаниях в военной истории. Еще один вопрос, господин эксперт. Не припомните ли вы хоть один случай, чтобы имя корабля, выведенное у него на борту, содержало грамматические ошибки? Причем чтобы это делалось сознательно? Я имею в виду прежде всего историю человечества. Хотя…

— Можно еще сто лет болтаться здесь и гадать на кофейной гуще, — проворчал Вильямс. — А можно просто подцепить эту хреновину и отогнать на стабильную орбиту, а потом вернуться в Порт и там заниматься рассуждениями. И чем скорее мы это сделаем, тем лучше. Только я не могу отделаться от ощущения, что она радиоактивна, как черт из преисподней. Придется пользоваться длинным тросом, как при синхронизации.

— Вы совершенно правы, — кивнула Соня. — Сначала нужно взять ее на буксир, а потом исследовать.

— Естественно. Главное дело всегда делаем сначала. Только вряд ли там хоть кто‑то уцелел. Видели, как ей досталось?

Его слова прервал зуммер интеркома. Коммодор поднял трубку.

— Капитан на связи.

— Это Мэйхью, сэр, — голос сорвался. Граймс мог поклясться, что телепат пытался сдержать слезы. — Лесси… Понимаете, сэр… Она умерла.

“Значит, она наконец‑то свободна, — подумал Граймс. — Разве можно было ждать чего‑то другого?”

— Ее мучили кошмары, сэр… — заплетающимся языком бормотал Мэйхью. — Я их тоже видел… я пытался разбудить ее, но не смог. Ей опять приснилась эта проклятая крыса — огромная, мерзкая, с желтыми зубами, из пасти несет гнилью. Я видел ее, как живую… И я чувствовал страх. Дикий, безумный страх — я едва выдержал… А Лесси погибла.

— Сожалею, мистер Мэйхью, — печально произнес Граймс. — Примите… мои соболезнования. Я зайду к вам попозже. Но сейчас нам необходимо взять корабль на буксир. Я занят.

— Я… я понял, сэр.

Граймс устало откинулся в своем кресле и не без зависти наблюдал, как Вильямс плавно, но уверенно подгоняет “Маламут” к чужому кораблю и сбрасывает скорость. Потом буксир дважды вздрогнул. Черноту космоса прочертили две огненные линии — это швартовые ракеты, снабженные мощными электромагнитами, устремились к “Эсминцу”. За ними, змеясь, тянулись тросы. По корпусу “Маламута” вновь пробежала дрожь. Вильямс кивнул и осторожно запустил вспомогательные двигатели, проверяя прочность сцепления, потом увеличил подачу топлива и начал маневр. Обычно корабль разворачивался на месте вокруг короткой оси, но сейчас он был связан с другим судном, которое превосходило его по массе и габаритом. Описав широкую дугу, оба корабля легли на орбиту и повернулись в сторону Лорна.

— Не понимаю, зачем тратить топливо и время, — раздраженно спросил Граймс. — Где сказано, что буксируемое судно обязательно должно непременно лететь носом вперед?

— Про это действительно нигде не сказано, шкипер. Но мне кажется, что людям на этом судне будет удобнее. Пусть видят, куда летят.

— Но вы только что говорили, что там никого быть не может- по крайней мере живых.

— Мало ли что бывает… Думаю, шкипер, самое время наведаться в гости.

А ведь там действительно может быть повышенный уровень радиации… Граймс поежился, но потом решил, что стоит рискнуть.

— Я тоже так думаю, — отозвалась Соня.

Глава 6

Теоретически передвигаться в скафандре с антирадиоактивной защитой может любой человек — и даже заниматься тяжелым физическим трудом. Практически для этого требуется хорошая физическая форма. Пендин, бессменный второй ИММ [12]“Маламута Приграничья” действительно находился в прекрасной форме Разумеется, лучше всех к подобным нагрузкам был готов Вильямс, но Граймс настоял на том, чтобы старпом остался на борту, а сам возглавил партию — разведывательную или спасательную? — в которую входили также Соня и Пендин.

Прежде чем выйти наружу, Граймс приказал Вильямсу заглушить двигатели и не запускать их до тех пор, пока десант не вернется с “Эсминца”… или “Разрушителя”. Разгоняться не имело смысла. Теперь, когда корабли легли на орбиту, лучше было двигаться по инерции с прежней скоростью, не приближаясь к Лорну.

Понятно, что в невесомости вес не чувствуется. Но скафандр был не просто тяжелым. Он был громоздким, а соединения подвижных частей — тугими. К тому же при каждом движении приходилось преодолевать инерцию. Граймсу, помимо этого, приходилось преодолевать еще и усталость, которая начала ощущаться буквально через пару минут прогулки по обшивке чужого корабля — и постоянно помнить о том, как звучит его голос. Никаких вздохов, никакого кряхтения. Интонации должны были быть бодрыми и спокойными.

Поэтому, когда Соня обнаружила люк воздушного шлюза, он почувствовал почти физическое облегчение. Задача оказалась не из легких. Какие‑либо указатели отсутствовали, а разглядеть на поверхности тонкую, как ниточка, щель, описывающую круг диаметром около семи футов, было весьма не просто. Однако найти вход — это только полдела. Люк надо было открыть. В эту щель пролезла бы разве что иголка.

— Попросить, чтобы нам подкинули колокол, сэр? — спросил Пендин. Его низкий голос заставил Граймса вздрогнуть от неожиданности.

— Колокол? Да–да, конечно. Сделайте одолжение, мистер Пендин.

— Эл — Биллу, — услышал он в своих наушниках. — Как слышишь меня? Прием.

— Билл — Элу. Слышу отлично. Чем могу помочь?

— Мы нашли шлюз. Но нам нужен колокол.

— Сейчас отправляю.

— И еще что‑нибудь режущее.

— Понял. Ждите. Отбой.

— Вы имеете представление о колоколе Лавертона, сэр? — в тоне Пендина не было и половины той почтительности, которая должна была быть продиктована разницей в звании.

— Пока еще не приходилось.

— Я работала с этой штукой, — сказала Соня.

— Отлично. Значит, вы знаете, что нам нужно делать.

Стало очень тихо Граймс оглянулся и увидел, как по одному из серебристых буксирных тросов, ползет нечто сероватое и бесформенное. “Имам” махнул рукой и зашагал в сторону носа корабля, за ним последовала Соня. Граймс плелся в хвосте, чувствуя себя все более неловко. Когда его спутники принялись отцеплять от троса бокс с инструментами и сверток, он некоторое время постоял в стороне, потом подошел и предложил помощь, но его просто проигнорировали. Давно ему не приходилось чувствовать себя лишним… Или он просто стареет?

Вернувшись к люку, Соня и Пендин быстро и ловко распаковали сверток и извлекли из блестящего пластика нечто, сложенное в несколько раз, баллон с газом, лазерный нож и толстый тюбик с клейким герметиком.

Похоже, Соня действительно имела некоторый опыт общения с приспособлением, которое им прислали. Присев на корточки — даже в скафандре она двигалась с удивительной грацией — миссис Граймс вскрыла тюбик и обвела люк жирной линией.

— А теперь все в центр, — скомандовала она, разворачивая пластик.

Тент, который оказался внутри, действительно напоминал большой колокол. Все трое забрались внутрь и расправили его над собой. Пока мужчины поддерживали тент, Соня еще раз промазала края герметиком и проверила, насколько прочно пластик пристал к обшивке судна.

— Еще минутку терпения, сэр, — буркнул “имам” и, оставив Граймса стоять в позе Атланта, принялся возиться с баллоном. Через секунду из отверстия вырвалась струя прозрачного, почти невидимого газа. Стенки колокола завибрировали, потом пластик начал расправляться, выгибаясь наружу. Наконец, атмосфера стала настолько плотной, что можно было расслышать шипение газа, вырывающегося из баллона.

— Ладно, хватит, — сказал Пендин, глядя на манометр и решительно завернул ручку крана. — Как герметик, Соня? Держит?

— Все в порядке, Эл, — отозвалась она.

— Ну вот и славно.

Инженер нагнулся и провел пальцем по крышке люка, прикидывая размеры отверстия, потом покачал головой и прочертил еще одну воображаемую линию. Результат показался ему удовлетворительным. Пендин достал из бокса лазерный нож, снова склонился над люком и нажал кнопку. Голубоватое “лезвие” уперлось в металл, и на поверхности тут же появилась багровая полоса. Нарисовав удивительно правильный эллипс, инженер пошел на второй круг. Не было ни искр, ни жара — но металл испарялся, распадался на молекулы и атомы. Линия стала ослепительно белой. Потом Пендин убрал лезвие, поднялся, с заметным усилием оторвал подошву от обшивки и звучно впечатал ее в центр эллипса, оплавленные края которого еще мерцали тусклым красноватым светом. Раздался звон, металлический диск влетел внутрь шлюза и ударился об стенку.

У ног Граймса зияло черное отверстие с неровными краями…

Как и полагается капитану, Граймс вошел в шлюзовую камеру первым. За ним спустились Соня и Пендин. Возле внутренней двери виднелся запирающий маховик. С ним пришлось изрядно повозиться — пока Граймс не попытался повернуть его в другую сторону. Левая резьба — неплохо для начала.

За внутренним люком был коридор. И в нем стоял человек.

Граймс выхватил пистолет из кобуры — он не ожидал, что окажется способен на столь быстрые движения в радиационном скафандре. Но человек в коридоре даже не пошевелился.

Он был мертв.

Коммодор медленно опустил оружие и подошел поближе. На лице и теле человека явственно проступили следы разложения. Радиация — или что‑то иное — убила его, но не смогла уничтожить находившиеся в его теле микроорганизмы. Судя по всему, его массивные ботинки были снабжены магнитными подошвами — именно поэтому он оставался в вертикальном положении даже во время маневров корабля. Хотя, надо сказать, Вильямс действовал весьма деликатно.

Но человек был мертв.

Его обнаженное по пояс тело — распухшее, багрово–красное, его бесформенное лицо выглядели как картина из кошмарного сновидения.

Какое это все‑таки счастье — чувствовать себя защищенным, а главное — быть защищенным! Как хорошо, что у них есть эти скафандры — такие громоздкие, неуклюжие, но при этом такие надежные, оберегающие от любых опасностей, которые могут ожидать… ну, или почти от любых.

Осторожно, бережно коммодор поднял тело за талию и прислонил к стенке, освобождая проход.

— Судя по всему, двигательный отсек где‑то неподалеку, — негромко проговорила Соня.

— Наверно, — согласился Граймс. — Будем надеяться, здесь есть осевая шахта. Надо добраться до рубки. Даже если нет подъемника…

— Значит, начинаем расследование, — откликнулась Соня. — И начинать действительно лучше оттуда.

И, оттолкнувшись от пола, она поплыла по коридору. Граймс и Пендин последовали ее примеру. Пожалуй, это был наилучший способ передвижения. Опыт подсказывал, что направление выбрано правильно.

Коридор плавно заворачивал. То и дело навстречу попадались трупы — мужчины, женщины самого разного возраста, от маленьких детей до почти стариков, застывшие в самих неправдоподобных позах, раздутые, точно от водянки, похожие на чудовищных утопленников. Стараясь не смотреть на них, Граймс и его спутники следовали дальше, пока не свернули в радиальный тоннель, который упирался прямо в осевую шахту. Отталкиваясь от ее стенки, они поплыли вверх по винтовой лестнице, к носу корабля.

Наконец лестница закончилась. Небольшая площадка, двери подъемника, напротив — еще несколько дверей, наглухо закрытых. И люк, через который, судя по всему, можно было попасть в рубку. Пендин снова вытащил свой резак, но на этот раз он не понадобился.

Люк легко распахнулся. Наверху действительно находилась рубка.

Глава 7

Здесь тоже были трупы — только трупы. Трое мужчин и трое женщин — все сидели в противоперегрузочных креслах, пристегнутые ремнями, и были изуродованы до неузнаваемости. Процесс разложения зашел еще дальше, чем у людей, которых они видели на палубах. Распухшие, точно надутые, конечности, лица, похожие на кирпичного цвета маски… Граймс пытался призвать все свое хладнокровие, но получалось не слишком хорошо. Спокойно, коммодор. Ты все равно уже ничем не сможешь им помочь. Просто потому, что уже ничто не вернет их к жизни.

Чтобы отвлечься, он принялся разглядывать приборные панели. К счастью, для этого никого не пришлось передвигать. На первый взгляд — ничего особенного. Те же индикаторы, дисплеи… белые деления возле ручек и циферблатов, арабские цифры… Вот радар, мутно–зеленый, с белой сеткой градуировки… Казалось, стоит только запустить генератор — и корабль оживет. Да, приборы расположены немного странно — пожалуй, работать за этой панелью было бы не слишком удобно. Но, может быть, это просто дело привычки? Так, а это явно панель дистанционного управления двигателями. А вот и надпись…

“Минншинн Движтиль”?!

Смысл был ясен без перевода. Да и вообще, этот корабль вполне мог летать в составе Флота ФИКС или Конфедерации Миров Приграничья. Но кому могло придти в голову так коверкать слова? И опять эта вездесущая “И”…

— Джон, — услышал он голос Сони, — помоги‑ка мне.

Граймс обернулся. Опустившись на колени, Соня пыталась отстегнуть одного из мужчин, но ремень глубоко вонзился в распухшую плоть.

Коммодор судорожно сглотнул, подавив подступившую к горлу тошноту, потом, борясь с отвращением, достал из поясника нож и перерезал ремень. Больше всего он боялся задеть кожу. Только представить, что произойдет…

Соня осторожно подняла тело и поставила около стенки — на пилоте, как и на человеке, которого они видели в коридоре, были магнитные подошвы. Затем она указала на кресло.

— Смотри, Джон. Что ты на это скажешь?

Там, где спинка крепилась к сидению, в кресле было проделано отверстие радиусом примерно в два дюйма. Причем проделано при изготовлении. Граймс и Соня молча переглянулись.

— У них были хвосты, — бухнул Педдин.

— Хвосты?! — возразил Граймс. — Где ты видишь у них хвосты? Это нормальные люди, и хвост они потеряли уж не знаю в каком поколении.

— Дорогой мой Джон, — проговорила Соня тоном усталой учительницы, которая в пятнадцатый раз объясняет нерадивым ученикам какое‑то простейшее правило. — Неужели ты еще не понял, что все эти люди — вовсе не экипаж? И что этот корабль, возможно, построен для людей — но не людьми?

— А кто тогда эти люди?

— Откуда я знаю? Скорее всего — беглецы, беженцы, рабы, которые захватили это судно… Да, пожалуй, именно рабы. Обрати внимание хотя бы на этих шестерых: никаких знаков различия. Ладно, на некоторых кораблях не слишком любят носить униформу. Но ты видел, как они одеты? Совершенно одинаково, да еще голые по пояс… А дети? Ты видел детей на военном корабле? Япочти уверена: этот корабль был захвачен для побега.

— А с чего ты взяла, что это военный корабль? Если помнишь, есть такая формулировка: “торговое судно, вооруженное для самообороны”.

— С экипажем в лохмотьях. Торговое судно “Эсминец”. Не смеши меня.

— Для начала, не обязательно “Эсминец”. Помнится, мне доводилось встречать одно судно — “Северный Буян”, — Граймс поморщился. — Кстати, тоже вооруженное… для самообороны. Почему владельцу не назвать свою посудину “Разрушитель”?

— Интересно, чем торгует этот твой владелец… А вот это название тебе ни о чем не говорит? — она указала на приборную панель, которую только что изучал Граймс, — Что, по–твоему, означает “Минншинн Движтиль”? Держу пари, если ты превратишься в маленькую частичку и проползешь по этому кабелю, то упрешься носом прямо в какой‑нибудь гироскопчик.

— Хорошо–хорошо, — примирительно кивнул Граймс. — Ты меня убедила. Мы оказались на борту судна, построенного некими гуманоидами — надеюсь, этого ты отрицать не станешь! — которые были явно не в ладах с английским языком…

— Хвостатыми гуманоидами, — поправил Пендин.

— Совершенно верно — хвостатыми, — подхватила Соня. — Теперь попробуем выяснить, что это была за раса. Для этого внимательно изучим это замечательное отверстие… Если у этих созданий есть хвост, то он должен быть довольно тонким — причем тонким у основания. Оба вида известных нам хвостатых гуманоидов — ящеры. Хвосты у них толстые и не слишком длинные. К тому же их письменность ни с чем не спутаешь — и меньше всего она похожа на английский, — она озабоченно коснулась отверстия пальцем. — Да, если милашка Стрессор плюхнется в спешке в это кресло… Может быть, он и втиснет сюда свой хвост, но вряд ли вытащит.

— И что еще нам поведает офицер Федеральной Космической Полиции?

— Я не только офицер ФИКС, дорогой. Если помнишь, у меня докторская степень по этологии, и я защищала ее на кафедре ксенобиологии. То, что мы здесь обнаружили… Уверяю тебя, Джон: ни с чем похожим человечество еще не сталкивалось.

— Это действительно ни на что не похоже, — согласился Граймс. — Я говорил об этом с того момента, как увидел эту посудину на экранах Третьей орбитальной. И повторю еще раз: это ни на что не похоже!

— Согласен, — сказал Пендин. — И мне это совершенно не нравится.

— Почему же? — спросил Граймс — и тут же обругал себя. Спрашивается, кому может понравиться набитое трупами судно, которое болтается на орбите?

— Не нравится… потому что здесь все не так… Посмотрите на это размещение приборов управления… А левая резьба?

— И все шкалы проградуированы справа налево, — добавил Граймс. — А самое странное — почему при этом слова читаются слева направо?

Соня задумчиво посмотрела на “Миншинн Движтиль”, словно пытаясь прочесть его наоборот.

— Да уж, — протянула она, убедившись в бесполезности этого занятия. — Похоже, они действительно говорят по–английски — или, по крайней мере, пишут. Вот только эта “И”, которую они стараются пихать куда только возможно… — она окинула взглядом рубку. — Черт возьми, неужели не осталось никаких записей? Или они все забивали компьютер?

— Можно посмотреть по каютам, — сказал Граймс. — Но я сомневаюсь, что у кого‑нибудь из этих людей была привычка вести дневник.

— Но все‑таки, хоть что‑нибудь… Так, это явно компьютер. Забавно, а где клавиатура? И как эта штука включается? Ладно, допустим, судно стояло в порту, накопители вместе с судовым журналом вынесли для перерегистрации, и в этот момент его захватили эти несчастные… Ага, вот это уже лучше. Если не ошибаюсь, магнитные накопители собственной персоной, — Соня сняла со стеллажа продолговатую черную коробку с разъемами с одной стороны и повертела ее в руках. — Не слишком обычные, но наши техники разберутся. Технические данные по кораблю… Картографический справочник… А это… “ЖИРНИЛ СВИЗИ”? “Журнал связи”? Может, он нам поможет чем‑нибудь? Предлагаю взять это с собой… — и, не дожидаясь ответа, Соня положила несколько коробочек к себе в поясник.

— Возвращаемся на “Маламут”, — сказал Граймс. Это прозвучало настолько похоже на приказ, что никому не пришло в голову возражать

Коммодор покидал рубку последним, пропустив вперед Соню и Пендина. Откровенно говоря, он бы не отказался осмотреть другие помещения. Но запас кислорода в баллонах уже кончался… и он был даже рад этому. Усталость начинала брать свое, а Граймс не хотел, чтобы Соня это заметила. И вообще, хватит на сегодня острых ощущений. Он уже вдосталь нагулялся по этому летающему моргу, а “ЖИРНИЛ СВИЗИ” сможет поведать не меньше, чем полусгнившие трупы.

Выбираясь из‑под “колокола”, он был почти счастлив. А как хорошо было войти в воздушный шлюз “Маламута”, дождаться восстановления атмосферы и наконец‑то выбраться из громоздкого скафандра! Дом, милый дом… Какими уютными казались тесные коридоры и крутые межпалубные лестницы! Конечно, в них бывает трудно разминуться… но лучше делить жизненное пространство с живыми, чем с мертвыми.

Глава 8

В радиорубке “Маламута Приграничья” было тихо… Как в могиле, сказал бы Граймс — но он только что побывал в самом настоящем летающем склепе и предпочел бы воздержаться от подобных сравнений. Рядом стояла Соня, а радист Беннет, похожий на суетливого колобка, возился за своим столом с “Жирнилом свизи”, подбирая подходящий штекер.

— Это действительно Журнал связи, — сказал он, на секунду отрываясь от своей работы. — Причем довольно старый — видите, какая мощная защита? Я почти уверен, что информация уцелела — их делали специально в расчете на облучение. Во всяком случае, скоро увидим.

— Вы уверены, что ничего не спалите? — внезапно забеспокоился Граймс.

— Почти уверен, сэр, — вежливо ответил Беннет. — Это стандартный накопитель. Лет пятьдесят назад на кораблях нашей Космической… простите, миссис Граймс — вашей ФИКС — только такими и пользовались. Правда, меня тогда еще на свете не было. Я ведь не коренной приграничник. Я родом с Лира — это Шекспировский сектор. Лир — бедная планета. Знаете, коммодор, приграничники — не первые, кто стал скупать списанные суда у федералов. Помнится, я только начал служить, и нам перепало несколько кораблей Службы. На них даже не понадобилось перенастраивать компьютеры — все работало как по маслу… О, теперь можно запускать.

— А вы когда‑нибудь занимались дешифровкой, Беннет? — спросила Соня.

— Конечно, мэм. Причем случалось работать именно с сигнальными журналами. Помнится, я служил старшим радистом на “Тэте Близнецов”, и мы наткнулись на то, что осталось от старого “Менестреля”. У них был точно такой же журнал. Я покопался в нем немножко, и мы узнали по записям переговоров, что это дело рук Черного Барта… Ну, того самого…

— Я о нем слышал, — холодно сказал Граймс.

— Но я бы не сказала, что этому журналу полвека, — заметила Соня.

— Само собой, миссис Граймс. Это меня и удивляет. Прямо как с конвейера… Вот только где заводская марка?

— Включайте, мистер Беннет, — перебил Граймс.

Беннет щелкнул выключателем, и журнал тихо загудел. Он повернулся к компьютеру и начал поочередно набирать коды доступа к информации.

— Господи, да тут даже пароля нет, — пробормотал он. — Готово!

В компьютере что‑то затрещало, динамик пискнул, и на экране появилась надпись: “Последняя запись. Подтвердить?”

Беннет щелкнул кнопкой.

Тот, чей голос раздался из динамика, говорил по–английски. Но этот голос не мог принадлежать человеку. Тонкий, визгливый — и невероятно чужой, чуждый. “Нашли общий язык” — так говорят о тех, кто добился взаимопонимания. Другое дело, что языка порой бывает недостаточно…

Это был даже не особый акцент. Все согласные произносились четко, а вот гласные…

“Мстити–иль — Истри–ибитили… Мстити–иль — Истри–иби–тили… вирнии–итись… нимидлинни–и…”

— “Истребитель”, — прошептала Соня. — Ну конечно.

В ответ прозвучал другой голос, не слишком убедительно пытавшийся сымитировать странный акцент:

“Истри–ибитиль — Мстити–или… Истри–ибитиль — Мстити–или… Пивтири–ити…”

— Это человек, — выдохнула Соня, — женщина.

“Мстити–иль — Истри–ибитили… Вирни–итись, иничи иткриим игинь!”

Пауза, затем снова женский голос, прозвучавший еще менее убедительно:

“Истри–ибитиль — Мстители… Истри–ибитиль — Мсти–ити‑ли… Вишли — и из стри — и рикитни — и двигитили–и…”

“Тянут время, — подумал Граймс. — Им нужно выиграть время, чтобы освоиться с оружием… Они пытались выбраться!”

“Сми–ирть! — пронзительный визг невыносимо ударил по ушам. — Лидски–им пидинкиим — смирть!”

Динамик затрещал, потом стало тихо.

— Так оно и произошло, — прошептал Граймс.

— Именно так, — ответила Соня

— Она ошиблась всего один раз… Она сказала “Мстители”… непроизвольно сказала слово, существующее в человеческом языке… и это стоило им жизни.

— Похоже, ты прав, — согласилась Соня.

— “Смерть”, — повторил коммодор. — “Людским подонкам — смерть”. Понятия не имею, кто они, эти создания. И почему‑то не очень хочу с ними познакомиться.

— “При–итни пизнии–икимитьси”… — она усмехнулась. — Только боюсь, что познакомиться все‑таки придется.

Глава 9

Мертвый корабль был отбуксирован на орбиту Лорна. Уровень радиации на борту оказался не слишком высоким, и команда техников и ученых взялась за дело. Они отправлялись на борт — и возвращались печальные и подавленные, в столь же тяжелом настроении, какое установилось на борту “Маламута” после того, как Граймс, Соня и Пендин вернулись после своей экспедиции.

Этот корабль действительно был назван “Истребителем” — а потом переименован в “Свободу”. Увы, люди, которые дали кораблю это имя, обрели ее ненадолго… Корабль был полностью оснащен для межзвездного перелета. Дрожжи, водоросли и клеточная культура давно превратились в мертвую гниющую массу, но баки явно не пустовали, а гидропонные поддоны были покрыты толстой подушкой сухих стеблей и листьев. Но нигде — ни в каютах, ни в служебных помещениях — не было того пестрого хлама, который с годами оседает на любом корабле, порой изрядно увеличивая его массу. Обычно кабинеты старших офицеров завалены бумагами самого разного толка — начиная с официальной переписки и кончая литературными опусами собственного сочинения. В каютах младшего состава всегда можно увидеть целые галереи голограмм, кристаллофото, календарей с обнаженными девушками, а также изрядное количество книг и журналов. Но несчастные, которые хотели обрести на борту корабля свободу, а нашли гибель, не принесли с собой ничего, кроме тех жалких тряпок, в которые были одеты. Исчезли судовые журналы — их не оказалось ни в двигательном отсеке, ни в рубке. Однако в каютах было все необходимое. И все стулья и кресла с отверстием в спинке — то есть изготовлены для неизвестной ксенологам расы разумных гуманоидов. На каждой двери висела аккуратная табличка. Похоже, эти существа действительно общались между собой на странном варианте английского — все гласные, за редким исключением, механически заменялись на “И”: “Кипитин”, “Стирши Инжинир–Михиник”, “Двигитильни Итсик”…

В всем остальном это был самый обычный — разве что несколько устаревший. Например, ничего похожего на Карлотти–оборудование: ни передатчиков, ни навигационных устройств. Компьютерное оснащение совершенно не пострадало, но подобная техника действительно вышла из употребления полвека назад. Не было еще одного современного устройства — дистанционного масс–индикатора.

Словом, техники не нашли ничего более удивительного, чем пресловутая левая резьба. Зато результаты исследований, которые провели биологи, вызвали настоящий шок.

Дело было даже не в том, что они узнали, изучая останки несчастных беглецов. Это были самые обычные люди. Ученые установили, что они родились и росли на типичной планете земного типа — с кислородной атмосферой и гравитацией около одного g. Правда, нельзя сказать, что их жизнь проходила в благоприятных условиях. Анализы показали, что почти с рождения эти люди страдали от недоедания и лишений. Большинство неоднократно перенесло травмы различной степени тяжести. Но можно было не сомневаться: пара лет в приличных условиях — и любого из этих людей было бы невозможно отличить от обитателей земных колоний.

На “ферме” тоже не обнаружилось ничего удивительного. На гидропонике выращивали самые обычные овощи — огурцы, помидоры, картофель и морковь, а также “винные зонтики” с центаврийских планет и деликатесный мох, завезенный с планеты из системы Веги.

Шокирующее открытие было сделано на складе. Морозильные камеры были битком набиты банками с консервированным мясом. Ни одна из них не была вскрыта. Ознакомившись с результатами анализов содержимого, биохимики ахнули.

Источником полноценных белков для этих гуманоидов служило человеческое мясо.

— Я была права, — повторяла Соня. — Я была права. Я понятия не имею, кто эти твари, но одно ясно — они нам враги. Но кто они? И где они прячутся?

— Может… они с Аутсайдера? — предположил коммодор.

— Не глупи, Джон. Неужели ты думаешь, что эти хвостатые забрели сюда из соседней Галактики, захватили целую планету, населенную людьми, обрекли их на участь, что хуже смерти — а мы об этом ни сном, ни духом? И при этом они не создали ничего нового! Технологии — наши, корабли — наши… даже язык! Черт возьми, бред какой‑то…

— А ты помнишь, что я сказал, когда этот гроб только появился?

Соня откинулась на спинку кресла, потом встала и энергично прошлась от одной стены до другой и обратно.

— Так или иначе, но мы возвращаемся к прежним обязанностям. Как я понимаю, твое прошение будет рассмотрено после того, как мы со всем этим разберемся — ты не можешь передавать Трентору, или кого там назначат, незавершенные дела. Что касается меня, то моя отставка аннулирована. Более того, Правительство Федерации уполномочило меня… о Боже, как это они сформулировали… подобрать квалифицированных и хорошо себя зарекомендовавших специалистов из числа граждан Конфедерации для проведения совместного расследования… Догадываешься, кто возглавляет список?

Граймс пожал плечами. Он покорился неумолимому року.

— Значит, придется приниматься за старое. Хоть какая‑то определенность — и то хорошо.

— Я бы не стала успокаиваться, — возразила Соня. — Прежде всего, от нас ждут решения этой проблемы.

— А чтобы ее решить, нужно выяснить, откуда свалился этот… “Истребитель” — или “Свобода”, или “Эсминец” — не знаю, как теперь его называть.

“Свалился, как снег на голову”, — добавил про себя коммодор.

— И если ты думаешь то, что я думаю, что ты думаешь… В общем, можно предположить, что он свалился из какой‑нибудь альтернативной Вселенной. В таком случае… На нем должно быть какое‑то устройство, которое позволяет это делать. А наши техники ничего такого не нашли.

— Так значит, ты согласна с теорией чередующихся Вселенных?

— Знаешь ли, факты — вещь упрямая. И с некоторыми фактами подобного рода…

— …мы с тобой ознакомились на собственном опыте, дорогая.

— Теория — это замечательно, — Соня поправила прическу. — Но на наш практический вопрос она не отвечает.

— У нас есть два варианта. Он попал сюда случайно. Или его сюда забросили.

— Да, вопрос — кто. Версия о ядерном взрыве пока не подтвердилась… Но какой‑то взрыв произошел, это несомненно. Значит, его забросило к нам взрывной волной, поскольку рядом как раз оказалось отверстие в Континууме… или образовалось… Звучит дико, но почему бы и нет?

— Значит, наш путь в иную Вселенную лежит через ядерное пекло. Прямо как у Данте.

— Джон, я почему‑то не вижу себя в роли мученицы, которая должна сгореть на костре во имя идеи. И не хочу, чтобы эту роль сыграл ты.

— А кто заставляет отправляться на костер? Ты никогда не слышала о такой штуке, как свинцовый экран?

— Конечно, слышала. А ты слышал, сколько он весит? Даже если экранировать только рубку или какой‑нибудь отсек, мы израсходуем все топливо еще по дороге на планетную орбиту. Но это еще полбеды. Представляешь, каково придется остальным отсекам? Туда нельзя будет войти целый год. Вспомни, как выглядел “Истребитель”.

Граймс вздохнул и поглядел в окно. Там, на стартовой площадке космодрома, возвышалась стройная башня “Дальнего поиска”, и каждый обвод был исполнен силы и стремительности.

— Соня, — проговорил коммодор. — Помнишь нашу безумную охоту за привидениями? И как был оснащен “Дальний поиск”? Мы взяли на орбите антигравитационный контейнер, а по возвращении вернули его на прежнее место. Что если перенести на “Свободу” соответствующее оборудование и повторить эту операцию? Кстати, не уверен, что нам понадобится экранирование.

— Ты считаешь, что нам следует лететь на “Свободе”, а не на “Поиске”?

— Конечно. Если нам удастся попасть в тот временной поток, из которого он попал сюда… Подсунем ребяткам Троянского коня, как ты думаешь?

Соня злорадно усмехнулась.

— Эти хвостатые пискуны увидят свой корабль и подумают, что беглецы вернулись… Мне их почти жалко, Джон.

— Мне тоже, — согласился он. — Почти.

Глава 10

Путь от идеи до воплощения не бывает коротким и легким. Научные сотрудники институтов Федерации и Приграничья в один голос объявили, что исследование “Свободы” не закончено, а посему они шагу не сделают с борта корабля. Но Граймс был непреклонен. Он доходчиво изложил им свою идею, а потом объяснил, что никакая маскировка не сделает “Дальний поиск” похожим на допотопную посудину, каковой является “Свобода” — или “Истребитель”, или “Эсминец”. Мельчайшее отличие, совершенно неочевидное для большинства наблюдателей, может стоить жизни всему экипажу.

— Кстати, об экипаже, коммодор, — сказал один из биологов. — Эти хвостатые наверняка быстро сообразят, что корабль ведут не те, кого они ждут.

— Почему вы так в этом уверены? — возразил Граймс. — Каким образом они определят? Для этого им надо как минимум нас увидеть. И даже тогда… У вас никогда не возникало ощущения, что люди другой расы на первый взгляд кажутся очень похожими? А если вы окажетесь, например, среди шаарцев…

— Могу сказать вам как этолог, — вмешалась Соня. — Прежде всего вы, грубо говоря, определяете, кто перед вами — “свой” или “чужой”. Что касается индивидуальных различий, то вы обращаете на них внимание далеко не сразу. Поверьте, даже у меня с этим бывают проблемы.

— Но мы проводим научное исследование! — не сдавался биолог.

— Мистер Уэллс, — Граймс обратился к главному инженеру Флота Конфедерации, — как продвигается работа?

— Продвигается, коммодор. Правда, не думаю, что нам есть чему у них поучиться. Для нас эта техника — даже не вчерашний день. А вот если наш корабль попадет им в руки — или в лапы, не знаю, что у них там — они получат очень хороший подарок. Только боюсь, нам это обернется боком.

— Понятно. Итак, джентльмены?

— Я не против, — изрек адмирал Хенесси. — Но я порекомендовал бы перевооружить эту посудину.

Тон, которым это было сказано, явственно говорил о том, что рекомендацию имеет смысл выполнить — причем немедленно или еще быстрее и без дополнительных вопросов.

Граймс развернулся на каблуках и пристально посмотрел на адмирала. Их взгляды встретились, и не одному из присутствующих показалось, что в воздухе раздался звон металла о металл. Адмирал был Главнокомандующим Военно–Космического Флота Конфедерации, но Граймс не без основания считал себя более компетентным в практических вопросах. В конце концов, это была его личная операция.

— Нет, сэр, — ответил он твердо. — Простите, но это не самая лучшая идея. Я не хочу, чтобы нас побили нашим же оружием.

Однако Соня неожиданно приняла сторону адмирала.

— А как же свинцовая защита, Джон? — сказала она. — А антигравитационная сфера?

Коммодор поморщился. Ничего подобного от нее он не ожидал. Впрочем… как‑никак, она тоже состоит на службе в Действующем Флоте. Ворон ворону глаз не выклюет. Когда интересы сходятся, про политику можно на время забыть.

— Мистер Уэллс подметил очень важную деталь, — проговорил он. — Мы обгоняем их в техническом развитии почти на пятьдесят лет. Это огромное преимущество, и лишиться его было бы крайне нежелательно. И тем более нежелательно лишиться преимущества в вооружении.

— Знаете, Граймс, — задумчиво протянул адмирал, — а вы, пожалуй, отчасти правы. Но я не могу позволить, чтобы мои подчиненные отправлялись в эту весьма опасную экспедицию и не получили от меня должной защиты.

— Они в той же степени мои подчиненные, в какой и ваши, сэр. Поскольку почти все они — офицеры запаса.

Адмирал перегнулся через стол и свирепо воззрился на Граймса.

— Знаете что, коммодор? Наши Большие Братья из Федерации мне всю плешь проели. Если бы не они — честное слово, я бы отправил туда боевую эскадру. Но… — он выпрямился и одарил Соню ледяной улыбкой, — Верховное командование на Земле, похоже, склонно больше доверять коммандеру Веррилл… простите, миссис Граймс. А посему наделяет ее весьма широкими полномочиями — едва ли не большими, чем у меня. Мои полномочия сводятся к тому, чтобы… оказывать ей всестороннее содействие.

Он расстегнул свой парадный китель на одну пуговицу, достал из внутреннего кармана большую коробку — так, словно она заключала в себе Большой Галактический Крест [13], извлек из нее длинную черную сигару, чиркнул зажигалкой и наполнил и без того прокуренный воздух рубки “Свободы” клубами едкого сизого дыма.

— Как говорится, муж и жена — одна сатана, коммодор. Но вы можете действовать так, как считаете нужным. А ваша супруга пусть поступает по своему усмотрению. Правда, ей удалось убедить Правительство Федерации предоставить вам все мыслимые и немыслимые полномочия. Конечно, если бы меня спросили… Ладно. Могу ли я, на правах старшего по званию, хотя бы поинтересоваться вашими планами? Например: вы абсолютно уверены, что ядерный заряд, который вы взяли со склада, поможет вам переместиться в нужную Вселенную?

— Не уверен, сэр. Но мы сделаем все от нас зависящее. Надеюсь, нам повезет.

Адмирал побагровел так, словно упомянутый ядерный заряд взорвался у него под креслом. С минуту он не мог произнести ни слова.

— Повезет! — взревел он наконец. — Повезет! Черт подери, коммодор! Я понимаю, если бы услышал такое от зеленого кадета перед учебным полетом! Но вы! Опытный и, надеюсь, ответственный офицер!

— Адмирал Хенесси, — в голосе Сони зазвенела легированная сталь. — Это не карательная акция и не маневры Военно–Космического Флота Федерации. Это экспедиция, которая проводится исключительно с целью разведки. Мы не знаем и не можем знать, с чем столкнемся. Наша задача — выяснить это. Возможно… — она позволила себе немного смягчиться, — коммодор выразился не совсем удачно. Он хотел сказать, что вероятность попасть в нужную Вселенную довольна велика. Но полной гарантии, как вы понимаете, вам не даст никто. Хотите знать мое мнение? Я думаю, мы должны разворошить этот муравейник и посмотреть, что из этого получится…

— Короче, мы должны поднять флаг Конфедерации на топ–мачте и посмотреть, кто вылезет нас поприветствовать, — произнес кто‑то из присутствующих. На минуту в рубке стало тихо Адмирал, Граймс и Соня переглянулись.

— Хорошая идея, — усмехнулась Соня, и напряжение, от которого только что звенел воздух, исчезло. — Только это будет не флаг Конфедерации. Заменим наше золотое колесо [14]на… серебряного Веселого Роджера. И немного поиграем в джентльменов удачи — разумеется, в разумных пределах. Вы же не отдадите нас под трибунал по возвращении, адмирал?

Главнокомандующий Флота Приграничья хмыкнул.

— Похоже, я понял вашу идею, коммандер. Разумеется, подобные действия совершенно недопустимы… но, черт возьми, хотелось бы мне на это посмотреть! — он повернулся к Граймсу. — Итак, коммодор, я позабочусь о том, чтобы оружие, установленное на борту “Свободы”, привели в рабочее состояние и доставили боеприпасы. Никаких современных технологий.

— Буду весьма признателен, сэр.

— Слово и дело, коммодор. А как насчет личного оружия офицеров?

Хороший вопрос. Действительно, на борту “Свободы” не было ничего, похожего на личное оружие. В первый раз Граймс не обратил на это внимания. Но если “хвостатые” попытаются захватить корабль, они найдут на борту гораздо более заметные улики — свинцовые экраны и антигравитационную сферу.

С другой стороны… Раз уж они собрались, как выразилась Соня, поиграть в пиратов, то экипажу “Свободы” предстоит брать на абордаж чужие корабли и подниматься на борт. А если на стороне противника будет численное преимущество — и не только численное? Нет, без оружия явно не обойтись. И когда “хвостатые” увидят в руках своих бывших рабов пистолеты, они вполне могут догадаться, что дело нечисто — а может быть, попытаются завладеть новым оружием.

— Никакого оружия не будет, — проговорил он. — Будем надеяться, что нам удастся заполучить местные образцы. Тогда попробуем соорудить нечто по образу и подобию. Кстати, Соня: наши космодесантники должны быть мастерами по рукопашному бою — в том числе в скафандрах.

— И владеть холодным оружием, — добавила Соня.

— В особенности топориками и абордажными саблями, — иронично произнес адмирал.

— Именно так, сэр, — согласился Граймс. — Топориками, тесаками… и прочими подручными средствами.

— У меня предложение лично для вас, коммодор, — сказал адмирал Хенесси. — На нашей базе есть Центр рукопашного боя. Вы можете пройти ускоренный курс обучения…

— Боюсь, у меня не будет времени, — с надеждой в голосе ответил Граймс.

— У вас будет время, коммодор. Для того, чтобы установить экраны и оборудование для антигравитационной системы, понадобится не пять минут и даже не пять часов. И для ремонта орудий тоже.

— У тебя будетвремя, — сказала Соня.

Граймс вздохнул. В молодости ему доводилось участвовать в паре небольших стычек в космосе. Но сходиться с противником врукопашную… Когда перед тобой стоит задача уничтожить вражеский корабль, редко задумываешься о том, что вместе с кораблем погибает значительная часть экипажа. Об этом действительно лучше не думать. Ты просто выпускаешь снаряд или ракету — и бесстрастная электроника сообщает тебе, что цель уничтожена. Ни рваных ран, ни агонии… Самое неприятное зрелище, которое тебя ожидает — это заиндевевшие останки, похожие на изуродованные манекены. Между тобой и смертью — расстояние от корабля до корабля и время, которое требуется для того, чтобы преодолеть его. Ты не увидишь, как после твоего удара теплая кровь начинает толчками бить из перерезанной артерии, как в глазах другого угасает жизнь.

— У вас будет время, коммодор, — повторил адмирал.

— У тебя будет время, — подтвердила Соня.

— А как насчет вас, миссис Граймс? — осведомился Хеннеси.

— Вы забываете, сэр, — холодно улыбнулась она, — что в свое время меня учили калечить и убивать представителей любых цивилизаций, с которыми мы контактируем.

— Значит, мистер Граймс будет проходить обучение в одиночестве, — ответил адмирал.

Следующие три недели совершенно измотали Граймса. До сих пор он считал, что сохраняет хорошую форму. Как оказалось, это было не совсем так.

Он получил комплект специального снаряжения, и все равно после каждой схватки с сержантом–инструктором ходил в синяках. Он возненавидел кинжалы, хотя и достиг определенных успехов в обращении с ними. Еще сильнее он возненавидел абордажные сабли, а топорики на длинной рукоятке, с пикой и крюком на конце вызывали у него приступ бешенства.

Но однажды его посетило вдохновение.

После очередной схватки инструктор, как обычно, объявил перерыв. Граймс, едва переводя дыхание, стоял, всем телом навалившись на топорище — сегодня они тренировались с абордажными топориками. Он взмок под своей пластиковой броней, пот катился градом, ссадины горели огнем. И вдруг, без всякого предупреждения, инструктор одним ударом сапога выбил из‑под него опору. Граймс грузно рухнул, увидел занесенный над собой топор и понял, что настал его последний час.

И тут в голове у коммодора что‑то щелкнуло.

Еще не соображая, что делает, он откатился в сторону, и острая пика вонзилась в землю в дюйме от его шлема. Через секунду Граймс уже был на ногах, тут же упал на колени, и острие, которым было увенчано топорище, угодило сержанту в пах. Лицо десантника перекосилось — пластик лишь смягчил удар — и он замахнулся, словно в самом деле хотел разрубить противника пополам.

Лезвие со свистом описало короткую дугу, раздался хруст, и в руках сержанта остался обрубок топорища длиной около двух футов. Следующий удар опрокинул инструктора навзничь, и…

Когда багровая пелена спала с глаз коммодора, он обнаружил, что стоит над поверженным десантником, приставив к его груди острие пики.

Сержант выглядел скорее ошарашенным, чем напуганным, а потом на его лице медленно расплылась улыбка.

— Потише, потише, сэр. Еще немного — и вы меня проткнете. Вы же не собираетесь меня убить, правда?..

— Прошу прощения, сержант, — пробормотал Граймс, переводя дыхание. — Но вы, кажется, тоже не слишком удачно пошутили.

— Так и было задумано, сэр. Никогда и никому не верь — это первое правило, которое надо усвоить.

— А второе?

— Похоже, вы его уже знаете. Врага надо ненавидеть. Забудьте слово “противник”. Когда вы сидите в рубке и смотрите на противника в прицел лазерной пушки, лучше сохранять хладнокровие. Но если уж вы сошлись с противником — с врагом — лицом к лицу…

— Кажется, я понял, сержант.

Он покидал Базу без особого сожаления. Ему предстояла масса дел. И прежде всего — модификация “Свободы”, которой предстояло лететь в неизведанное.

Глава 11

“Свобода” была приписана к Военному Флоту Приграничья, но это не повлекло за собой никаких внешних проявлений. Крылатое колесо, украшающее обшивку кораблей Конфедерации, не золотилось на ее опаленных бортах. Черную краску, которой было написано ее имя, оставили в неприкосновенности — равно как и золотые выпуклые буквы, похожие на английские.

Новый экипаж почти полностью состоял из офицеров запаса — мужчин и женщин. Как всегда, прибыло подразделение космодесантников. Новая форма — если эти лохмотья можно было назвать формой — не предполагала погон, шевронов и прочего, и знаки различия наносились несмываемой краской на запястья. Мужчинам было предписано не бриться, а женщинам запрещалось делать прически и пользоваться декоративной косметикой.

“Свобода” выглядела точно так же, как и несколько недель назад, когда “Маламут Приграничья” притащил ее в порт. И даже внимательный наблюдатель вряд ли смог бы догадаться, что эти изуродованные орудия способны вести огонь.

Антигравитационный контейнер разместили по соседству с двигательным отсеком, в просторном пустом помещении, которое, по–видимому, служило столовой. Другой отсек превратили в убежище — стенки, пол и потолок облицевали толстыми свинцовыми плитами. По расчетам Граймса, такой защиты было достаточно, чтобы экипаж не пострадал от радиации в момент атомного взрыва. Ученые уверяли, что вероятность оказаться после взрыва в той Вселенной, откуда корабль появился, равен почти семидесяти процентам… а вероятность угодить хоть в какой‑нибудь временной поток максимально приближена к ста.

На корабле было еще одно немаловажное изменение. Специально для экспедиции была изготовлена партия свиных консервов, внешне полностью идентичных тем, в которых хранилось человеческое мясо.

— В конце концов, свиная кровь по составу близка к человеческой, — сказал Граймс, когда один из научных сотрудников начал протестовать, требуя полного правдоподобия. — Черт возьми, мы пираты — но не каннибалы!

По виду не скажешь, добавил он мысленно. Его офицеры действительно больше напоминали толпу дикарей, чем джентльменов удачи. Мужчины успели обрасти настолько, что порой он отличал их только по меткам на запястье. Впрочем, те не слишком переживали — в отличие от женщин. Возможно, поэтому живописные прорехи на их одежде в самых неожиданных местах подчас отвлекали внимание от их лиц…

Да, воистину, встречают по одежке. Но ведь именно этого он и добивался! В конце концов, Соня смотрелась очень неплохо. Она носила свои лохмотья с таким шиком, точно они были последним воплем моды и стоили дороже, чем весь Флот Миров Приграничья. О себе Граймс такого сказать не мог. Сидя в пилотском кресле и разглядывая свои драные шаровары, он чувствовал, что уши у него краснеют от стыда и вот–вот станут одного цвета с пунцовой полоской на руке — единственным, что указывало на его звание. Как ему не хватало куртки с золотыми погонами, фуражки с кокардой и форменных шорт — одежды, в которой он обычно ходил на корабле! Конечно, по большому счету это ерунда… но сейчас ему хотелось немного отвлечься от более серьезных проблем. Над ними ему еще предстоит поломать голову — чуть позже.

Во втором кресле расположился коммандер Вильямс — еще недавно старший помощник на “Маламуте Приграничья”, а теперь исполнительный офицер “Свободы”. Он снова вел корабль с Лорна туда, где беглец из другого мира впервые был замечен с Третьей орбитальной. Согласно расчетам ученых, именно здесь находилась точка, из которой с наибольшей вероятностью можно было попасть в альтернативную Вселенную. Для порядка пробежав глазами многоэтажные математические выкладки, Граймс согласился с выводами. Признаться, многомерная физика никогда не была его сильным местом.

На этот раз перелет проходил в невесомости.

Корабль медленно плыл в черноте. Все было так, как обычно. То же они увидят, когда прибудут к последнему месту своего назначения — бездонная тьма, брызги звезд, тусклые пятна далеких островных вселенных… Корабль медленно плыл в черноте. Прямо по курсу недобрым оком горело солнце Иблиса, окруженное более тусклыми точками–планетами. Справа на полнеба развернулась сверкающая Линза Галактики. Россыпи звезд сверкали среди перистых молочных туманностей, словно алмазы, запутавшиеся в волосах черной богини.

Граймс улыбнулся. Его редко посещало поэтическое настроение. Он поглядел на Соню, она улыбнулась в ответ, словно прочитав его мысли, и собиралась что‑то сказать, когда Вильямс нарушил тишину:

— Внимание всем! Подготовиться к торможению!

Завыла сирена, потом коротко, рассерженно рявкнули реактивные реверсы. Кто‑то из офицеров застонал и выругался: ремни впивались в обнаженное тело, вызывая почти невыносимую боль.

Исполнительный офицер удовлетворенно усмехнулся.

— Готово, шкипер. Теперь, как я понимаю, пробил час “Большого Бена”?

— Действуйте, коммандер.

Вильямс поднял микрофон и коротко отдал приказ. Несколько секунд ничего не происходило, потом корабль вздрогнул — это отстрелили капсулу с ядерным зарядом. Прежде, чем свинцовые плиты опустились, закрыв иллюминаторы, Граймс увидел, как большой металлический цилиндр медленно уплывает прочь — блестящий, как зеркало, обманчиво безобидный… Коммодор почувствовал, как по позвоночнику пробегает ледяная волна. Безумие… Это действительно безумие — то, что он задумал. Ученые уверяли его, что все произойдет как надо. Но это ему и Соне, а не им, сидеть в этой свинцовой оболочке. Ему и Соне предстоит проверить свои выводы на собственной шкуре… Нет, сказал он себе. Все получится. Иначе и быть не может. Ведь это наша идея…

— Огонь! — зычно прогремел Вильямс.

И ничего не случилось.

Не было грохота… но разве может быть звук там, где нет воздуха? Нет, должен быть толчок, вибрация или еще что‑нибудь… Должна подняться температура обшивки…

Осечка?

— Попытайтесь связаться с Лорном, — сказал Граймс радисту. — Третья орбитальная должна слушать на своей частоте.

В динамике послышалось потрескивание.

— “Свобода” — Третьей орбитальной, — проговорил радист. — “Свобода” — Третьей орбитальной. Как слышите меня? Прием.

Снова потрескивание, шумы… И больше ничего.

— Смените частоту, — приказал Граймс. — И не выходите в эфир, только слушайте.

Щелкнул тумблер, радист покрутил ручки…

Осечки не произошло.

Потому что из приемника донеслись те же писклявые голоса, запись которых сохранилась в Журнале связи со “Свободы”. Сначала понимать исковерканные слова было нелегко, но постепенно ухо привыкло, и смысл диалога стал понятен. Это был обычный разговор корабля с базой: расчетное время прибытия, накладные, проблемы погрузки и выгрузки груза…

Свинцовые ставни медленно отползли, в иллюминаторы проник неяркий свет. Картина не слишком изменилась. Но Граймс и его экипаж уже знали, что мир, в котором они оказались, принадлежит не человечеству.

Глава 12

— Как думаете, какой у них радар? — спросил Граймс.

— Думаю, хреновый, — отозвался Вильямс. — Правда, у нас не лучше. Но их планета и орбитальные станции еще далеко, так что без спецаппаратуры им нас не засечь.

— Отлично, коммандер, — сказал Граймс. — Теперь разворачиваемся так, чтобы солнце было прямо по курсу. И рассчитайте предельный угол сближения, чтобы не вписаться в Лорн — или как его у них называют — и выйти на орбиту.

— На реактивных, сэр?

— Нет, коммандер. На Манншенне.

— Но у нас нет масс–индикатора, шкипер. Расстояние до этой посудины — не больше двух–трех тысяч миль.

— Зато у нас есть отличный компьютер. Если повезет, мы перехватим эту посудину прежде, чем она выйдет на геоцентрическую орбиту. Постарайтесь рассчитать, где она находится

— Правильно, Джон, — подхватила Соня. — Не стоит терять времени.

Впрочем, остальные ее энтузиазма явно не разделяли. Кое‑кто из офицеров, включая майора космодесантников, посмотрели на коммодора с опаской, словно прикидывали, не повредился ли он в уме.

— Поторапливайтесь, коммандер, — резко произнес Граймс. — Единственный способ перехватить корабль на орбите — это подойти к нему быстро и внезапно, чтобы застать их врасплох. Как только будете полностью готовы, доложите.

— Будем брать хвостатых на абордаж? — спросил майор, командующий группой космодесантников. Теперь он смотрел на капитана с уважением.

— Именно так. Выдайте своим людям легкие костюмы. И надерите этим паразитам хвосты, когда окажетесь на месте.

Граймс поудобнее угнездился в кресле и чуть ослабил ремень.

— Старт не позже, чем через сто двадцать секунд, — сказала Соня, бросив взгляд на дисплей. — Склонение влево пять секунд.

— Начальный толчок? — спросил Вильямс.

— Семьдесят пять фунтов в течение полусекунды.

— Движитель Манншенна к пуску готов, — доложил один из офицеров, сидевший за дистанционным пультом управления.

— Коммандер Веррилл, — произнес Граймс, — введите в компьютер полную программу маневра и запустите ее, как только будет готово.

— Есть, сэр! Мистер Кавендиш, будьте готовы, пуск Движителя после остановки реактивных двигателей на семь целых, пять десятых секунд. Внимание. Отсчет.

“Прямо как на старинной подводной лодке, — подумал Граймс. — Подкрасться к цели незаметно… И даже перископы убраны, чтобы не засекли”.

В глубине корабля заревели реактивные двигатели, и ускорение мягко вдавило в спинки кресел — и отпустило. Потом пронзительно взвыли гироскопы Манншенна, вызвав ощущение полной дезориентации во времени и пространстве. Рубка озарилась неестественно ярким желтым светом, но через секунду стекла потемнели — система поляризации здесь все‑таки присутствовала Теперь прямо по курсу была планета, до странности похожая на Лорн — те же ватные облака, те же очертания континентов в их разрывах. Она висела совсем рядом. Казалось, вот–вот зазвучат позывные аэрокосмической службы, и знакомый голос диспетчера сообщит атмосферную сводку Все, как обычно.

Но голос, который донесся из динамиков, не был ни привычным, ни знакомым.

— Ниизвистни — и кири–ибль, ниизвистни — и кири–ибль, ктии вии? Итвичи–итии…

Граймс поморщился. Говорите по–английски, черт подери!

— Жалуются, что мы их чуть не протаранили, — прокомментировал Вильямс. — Мы прошли слишком близко, шкипер.

— Действительно, — согласился Граймс, взглянув на радар. — Откорректируйте траекторию, коммандер. Ложитесь на параллельный курс и сравняйте скорости.

Чужой корабль действительно был совсем близко — его можно было разглядеть невооруженным глазом. Надраенная обшивка ярко блестела в лучах солнца, и он казался вытянутой ртутной каплей, которая медленно двигалась по геоцентрической орбите. Соня надела на объективы оптики темные фильтры и пристально разглядывала корабль.

— “Вижи”, — сказала она. — Похоже, просто торговое судно… И, по–моему, не вооруженное.

— Мистер Картер!

— Да, сэр? — отозвался офицер–артиллерист.

— Попробуйте срезать им радарные антенны. И пройдитесь по вспомогательным реактивным двигателям.

— Есть, сэр.

Офицер склонился над пультом управления. За стеклами иллюминаторов сверкнула молния лазерного импульса, потом на корпусе чужого корабля что‑то сверкнуло. Еще раз, еще… Прочные металлические конструкции испарялись в мгновение ока, превращались в ничто. Проводив глазами обломок, в котором можно было узнать половину радарной “тарелки”, Граймс взял микрофон и произнес:

— “Свобода” — “Вижи”. Мы высадимся к вам на борт. Не оказывайте сопротивления, и мы не причиним вам вреда.

Из динамика донесся истошный вопль, от которого заложило уши.

— Ни пими–ищь! Ни пими–ищь! “Истри–ибитиль” и биглии рибии! Ни пими–ищь!

— Заглушите их, черт побери! — приказал Граймс.

Сколько времени пройдет, прежде чем на выручку прилетит военный корабль? А может быть, они держат несколько вооруженных крейсеров на орбите — на всякий случай, только за планетой их “е видно? Кстати, не исключено, что с планеты нас тоже могут обстрелять… но с этим мистер Картер как‑нибудь справится.

Тут люк распахнулся, и в рубку ввалился некто в громоздком скафандре — из тех, что были найдены на борту “Свободы”. Рука Граймса непроизвольно метнулась к несуществующей кобуре — в первый момент он подумал, что один из прежних хозяев каким‑то образом проник на борт. Но из крошечного динамика под шлемом глухо прозвучал голос майора:

— Десантная группа готова, сэр.

— Отлично, — ответил коммодор. — Только, боюсь, стучаться бесполезно — не откроют… А у вас нет даже лазерных пистолетов.

— Зато в здешней мастерской масса всего полезного. Как говорит один мой друг, упремся — разберемся.

— Отлично, майор. Можете отправляться.

— Какие будут указания, сэр?

— Старайтесь не увлекаться. Все, что мне нужно — это документация. Чем больше, тем лучше. Бортовой журнал из рубки, уставы, договора, накладные… Если они начнут уж очень рьяно сопротивляться… В любом случае не застревайте. Вы должны быть готовы в любую минуту покинуть судно и вернуться. И прихватите с собой “языка”.

— Есть, сэр. Постараемся.

— Надеюсь. И еще раз: как только я дам приказ, немедленно возвращайтесь.

— Слушаюсь, сэр.

Майор попытался отсалютовать, потом повернулся и вышел.

Снова поглядев в иллюминатор, Граймс увидел, как из‑за диска планеты появились три крошечные черные иглы, за ними тянулись неровные хвосты дыма. Все‑таки ракеты… Пока опасаться нечего. Как только они подлетят поближе, Картер собьет их своими лазерами.

Затем появилась десантная группа. Люди в скафандрах, с реактивными ранцами, вооруженные абордажными топориками, выглядели весьма комично. Впереди летела пара, нагруженная какими‑то допотопными приспособлениями. Перфоратор, дисковая пила… Ах, молодцы! Еще минута — и группа облепила входной люк, и Граймс, оттеснив Соню от оптики, увидел, как они высверливают в нам отверстия. Затем в ход пошла дисковая пила, блестящий металлический блин медленно поплыл прочь от корабля, и космодесантники один за другим исчезли в черном отверстии. Вскоре из него вырвалось облако пара, которое мгновенно рассеялось в пустоте. Отлично, ребята прошли шлюзовую камеру.

Приемник был настроен на ту же частоту, что и рации абордажной группы. Сквозь треск помех то и дело доносились голоса.

— Черт возьми, Бронски, это оружие, а не игрушка! Не тратьте попусту заряды!

— Но я, сэр…

— Лучше вышибите эту дверь…

Раздался стук, взвизгнула дисковая пила, потом что‑то с грохотом опрокинулось. Глухие удары, тяжелое дыхание… И крик — человеческий.

— …на двенадцать часов снизу, сэр, — говорил оператор радара. — Две тысячи миль. Приближаются ракеты.

— Картер!

— Держу их в прицеле, сэр, — отозвался артиллерист. — Еще слишком далеко.

Граймс взял микрофон.

— Коммодор Граймс — десантной группе. Завершить операцию и возвращаться на борт, — он щелкнул тумблером, переключаясь на интерком. — Коммодор Граймс — экипажу. Всем занять места. Приготовиться к старту. Включить радиационную защиту.

Чужой корабль был по–прежнему отчетливо виден. Из черного отверстия в люке показались фигуры в скафандрах. Затем мощные свинцовые щиты снова закрыли иллюминаторы. Интересно, поможет ли это, когда Картер пустит в ход свои пушки. Конечно, все зависит от того, на каком расстоянии взорвутся ракеты. Но в любом случае: если майор и его группа не успеет вовремя попасть на корабль, их ждет страшная участь. Проследить за их возвращением невозможно: камеры внешнего обзора были уничтожены взрывом. Неизвестно почему, но новые камеры так и не установили. Радар бесполезен: конечно, он засечет даже такую мелкую цель, как человек в скафандре, но расстояние слишком мало. Группа уже на полпути к “Свободе”. К тому же пространство кишит обломками… Кстати, если корабль напоследок захотят обстрелять лазерными пушками, эти обломки могут сработать не хуже газового эмиттера.

— Группа на борту, сэр, — раздался из динамиков интеркома голос майора. — Погибших нет, раненых двое, пленный захвачен живым и доставлен на борт.

Вздохнув с облегчением, Граймс повернулся к приборной панели. Для начала он запустил реактивные двигатели, доставив себе и экипажу несколько малоприятных секунд. Но прежде всего надо было отойти на безопасное расстояние.

— Движитель Манншенна — пуск, — приказал он. — Уровень темпоральной прецессии — произвольный.

— Пленного — в кают–компанию, — добавил он, обращаясь к майору. — Мы подойдем туда через пару минут.

Глава 13

Пленник стоял посреди кают–компании в окружении космодесантников. Граймс, Соня и Мэйхью пристально рассматривали чужака. Он все еще оставался в скафандре, но запястья и щиколотки были скованы наручниками. Шестеро крепких молодцов, уже успевших переодеться, угрюмо и недружелюбно поглядывали на него, и было ясно, что малейшая попытка к бегству закончится для пленника плачевно.

Впрочем, он и не пытался бежать, только время от времени переминался с ноги на ногу и делал какие‑то странные движения, да глаза слишком ярко поблескивали за щитком гермошлема. Если бы не эти странности, его вполне можно было принять за одного из десантников.

— Ну, мистер Мэйхью? — спросил Граймс.

— Это… он не человек, сэр, — пробормотал телепат. Граймс хотел сказать, что это и без того ясно, но воздержался.

— Я попробую читать его мысли. Нет… не получается. Он думает не по–человечески. Только эмоции. Ненависть, ужас — безумный, парализующий ужас.

Ну еще бы он не боялся. Оказаться в плену у тех, кого прежде сам держал в рабстве…

— Может, его раздеть, сэр? — предложил майор.

— Давайте, — согласился коммодор. — Интересно будет увидеть его… настоящее лицо.

— Браун! Гилмор! Снимите с него скафандр.

— Но сначала с него придется снять наручники, сэр, — с опаской проговорил один из десантников.

— Вас шестеро, а он один. Если не хотите рисковать, освободите сначала руки, стяните скафандр до пояса и снова наденьте наручники, а затем то же самое с ногами.

— Есть, сэр.

— Но будьте осторожны, — сказала Соня.

— Слушаюсь, мадам, — заверил ее майор.

Браун отцепил от пояса связку миниатюрных ключей, выбрал нужный и очень осторожно освободил пленнику руки, готовый к любой выходке чужака. Но тот даже не пошевелился. Затем Гилмор открыл застежки шлема, повернул его на четверть оборота и осторожно приподнял..

…И взглядам присутствующих предстало лицо пленника. Если это можно было назвать лицом

Кожа, плотно поросшая короткой серой шерстью, острые желтые зубы, торчащие из‑под вздернутой верхней губы, длинные щетинистые усы–вибриссы, очень длинный нос с заостренным кончиком, рубиновые глаза и несоразмерно огромные, круглые уши с небольшими мочками. Существо пискнуло и огрызнулось. От него исходил странно знакомый тошнотворный запах.

Гилмор уверенно отстегнул ремни, снял баллоны с воздухом и реактивный ранец и расстегнул скафандр. В это время Браун с гримасой отвращения, которую не могла скрыть даже густая растительность на лице, снял с пленника наручники и тут же потянул за манжеты, так, что кисти существа исчезли в рукавах. Наконец, скафандр был наполовину снят и висел только на бедрах. Браун вздохнул с облегчением и снова надел на чужака наручники.

“Гхм… — подумал Граймс. — Интересно, распространяются ли на этих созданий правила по ведению допроса гуманоидов?”

Браун подозвал еще одного десантника и приподнял чужака за подмышки, а его напарник, расстегнув наручники на ногах, стягивал с него скафандр. Гилмор подошел и начал высвобождать хвост.

— Всю жизнь мечтал работать в цирке, — проворчал он.

Тому, что произошло в следующую секунду, не могли научить ни одного зверя ни в одном цирке. Тонкий голый хвост, точно хлыст, выскользнул из скафандра и обвил шею Гилмора. Десантник захрипел, его лицо налилось кровью. Скованные руки опустились на голову Брауна, и лишь густая шапка волос спасла его от гибели. Одновременно чужак брыкнул ногами, и острые когти прочертили на торсе третьего десантника кровавую полосу от горла до паха.

Все случилось настолько быстро и неожиданно, что никто не успел вмешаться. Тварь двигалась с невероятной быстротой и проворством, и невесомость совершенно ей не мешала. Кто‑то выхватил нож и бросился на помощь задыхающемуся Гилмору. Перекувырнувшись, она буквально упала на десантника, и через секунду тот был мертв. Казалось, по кают–компании закружился смерч из когтей и зубов. В воздухе плавали крошечные кровавые шарики.

Все, кто находился в кают–компании, схватились за оружие. Напрасно Граймс пытался убедить десантников, что пленник нужен ему живым. Вид когтистой твари, готовой вспороть живот и раздробить кости каждому, кто к ней приблизится, убеждал лучше любых слов.

— Осторожно! — взывал коммодор.

Похоже, только Соня услышала его — и только она была готова к такому повороту событий. Выхватив крошечный, словно игрушечный, пистолет, она сделала несколько шагов вперед и прицелилась. Граймс знал, что у нее в руках. Сомнопистолет с усыпляющими зарядами — любимое оружие этологов. Выстрел был не громче детской хлопушки. Но Соня промахнулась. Один из десантников отделился от группы дерущихся и неподвижно повис в воздухе, раскинув руки.

Соня подошла еще ближе, чтобы стрелять наверняка, и снова остановилась. Цель находилась в самом центре живой шевелящейся массы. Прицелиться было невозможно. Перед глазами мелькали ножи в человеческих руках, когтистые лапы, руки, ноги… И в этот момент тварь вцепилась в усыпленного десантника и повисла на нем.

Секунды замешательства хватило, чтобы она вырвалась из окружения. Пытаясь схватить ее, кто‑то резко ударил Соню по руке, и пистолет отлетел в сторону.

Пришелец висел прямо перед ней, похожий на оживший ночной кошмар — перепачканный кровью, с оскаленными зубами… Руки–лапы, по–прежнему скованные тяжелыми наручниками, взлетели над головой, задняя — или нижняя? — конечность, похожая на четырехпалые грабли, зацепилась за ее одежду, вторая подогнулась, как сжатая пружина…

Забыв обо всем, Граймс выхватил свой кинжал и бросился к жене. Как он был благодарен сержанту за уроки рукопашного боя! Один удар — и все было кончено. Из мохнатого горла твари брызнула кровь, и когтистые лапы, покрытые жуткими буроватыми пятнами, бессильно застыли в воздухе.

Коммодор поспешил осмотреть Соню, но она отстранилась.

— Со мной все в порядке. Займись лучше другими.

Мэйхью пытался что‑то сказать. Схватив коммодора за руку, он что‑то сбивчиво бормотал — о своем усилителе, о Лесси, о ее гибели…

Граймс понял его с полуслова. Потому что уже думал об этом еще до того, как Мэйхью попытался объяснить.

Несомненно, эта тварь была разумна. В процессе эволюции изменилась форма черепа, размер… Но установить происхождение этого вида не составляло труда.

В своей жизни коммодор уже сталкивался с чем‑то подобным. Однажды, когда он только начинал службу, его группе пришлось проводить операцию на судне, которое перевозило груз пшеницы.

Он очень хорошо помнил, как выглядели диверсанты, с которыми им пришлось бороться.

Это были огромные крысы…

Глава 14

“Свобода” снова летела в неизвестность. Двигатели по–прежнему работали — но не было ни цели, ни ориентиров, ни каких‑либо планов дальнейших действий.

Старшие офицеры собрались в каюте коммодора на совещание, чтобы обсудить последнее происшествие и решить, какие шаги стоит предпринять. Конечно, последнее слово по умолчанию принадлежало Граймсу. Но он давно уже убедился на собственном опыте, что лучше задавать вопросы, чем знать все ответы.

Первым пунктом стал доклад майора.

— Попасть на борт оказалось несложно, сэр, — сообщил десантник. — Но эти твари уже нас поджидали. Они все были в скафандрах. В эту штуку за две секунды не влезешь. У некоторых были пистолеты. Один мы прихватили с собой.

— Я уже видел, — ответил Граймс. — Не слишком эффективное оружие. Думаю, его можно использовать как образец и соорудить что‑нибудь получше.

— Нам повезло, что оно не слишком эффективное, сэр. Правда, мне показалось, что они не слишком эффективно его использовали. Может, боялись повредить собственный корабль? — он позволил себе кривую усмешку. — Торговцы, что с них возьмешь.

— Вам легко говорить, майор. Никогда не приходилось писать начальству отчет на трех страницах — например, по поводу происхождения в обшивке трещины длиной в полдюйма?.. Ладно, это сейчас не важно. Продолжайте, прошу вас.

— Их были целые толпы, сэр. Они буквально запрудили коридоры. Мы пытались пробиться к рубке и даже продвинулись на пару футов. Если бы вы нас не отозвали…

— Если бы я вас не отозвал, вы остались бы там навсегда. Лучше скажите: вы заметили на этой посудине что‑нибудь особенное? Необычное?

— Мы были слишком заняты, сэр. Конечно, если бы мы у нас было соответствующее оборудование — например, камеры… Или хотя бы более эффективное оружие…

— Знаю, знаю… У вас не было ничего, кроме скафандров и вооружения времен ноева ковчега. Но хоть что‑то вы успели заметить, кроме толпы… противников?

— Судно как судно, сэр. Коридоры, двойные двери и все такое. Ах, да… Вместо люминесцентных ламп фосфоресцирующие ленты… Выглядит очень старомодно.

— Соня?

— Похоже, нечто вроде нашего корыта, Джон. Только в версии торгового судна. Если не ошибаюсь, с подобных судов начинался ваш торговый флот.

— Тогда я еще не был гражданином Конфедерации. И самой Конфедерации не было… А вы что скажете, доктор?

— Я успел сделать лишь внешнее обследование, — ответил офицер медицинской службы. — Пока могу сказать очень немногое. Млекопитающее — однозначно. Прямоходящее, мужского пола, среднего возраста.

— А вид?

— Не знаю, коммодор. Если бы у нас были с собой лабораторные мыши или крысы, я мог бы провести сравнительный анализ тканей.

— Другими словами, вы подозреваете, что это какая‑то разновидность крыс. И, думаю, все присутствующие с вами согласятся, — он заговорил мягче. — Вы слышали такое выражение — “судовые крысы”? Эти твари обитают на кораблях с тех пор, как люди начали их строить. Им безразлично, морское это судно, воздушное или космическое. Однажды их завезли с грузом зерна на Марс, и они стали там настоящим бедствием. Но нам все равно повезло. Мутации крыс никогда не создавали угрозу существованию человечества.

— Никогда? — подняв брови, бросила Соня.

— Насколько мне известно, в нашей Вселенной — никогда.

— А в этой…

— А в этой они разумны и чертовски агрессивны, — подытожил Вильямс. — Ладно, шкипер, теперь мы разобрались, в чем дело. Голосую за то, чтобы взорвать вторую ядерную фишку и вернуться домой.

— К сожалению, это не так просто, как вы себе представляете, коммандер, — ответил Граймс. — Когда мы совершали прыжок, у нас были все шансы попасть туда, куда мы и собирались. Более того: думаю, если бы мы в тот же момент попытались вернуться, нам бы это тоже удалось. Но с каждой секундой вероятность… скажем так, меняется. Мы можем угодить куда угодно, в том числе и в собственное прошлое.

Он выдержал паузу, но никто не заговорил.

— Надеюсь, я вас не слишком огорчил. Но теперь вы понимаете, почему я так настаивал на добровольности и почему отбирал тех, кто… не слишком привязан к дому. Как бы то ни было, мы прибыли сюда не просто так. У нас есть задача. Предлагаю выполнить ее, а потом попробуем вернуться.

— И что нам нужно сделать, шкипер? — спросил Вильямс.

— Кое‑что мы уже сделали, коммандер. Мы выяснили, что наши враги — разумные крысы, поработившие человечество… по крайней мере, в пространстве здешнего Приграничья. Соня, ты вращаешься в высших кругах и знаешь, как обстоят дела в Правительстве Федерации. Предположим, сто лет назад, когда Миры Приграничья были горсткой колоний на окраине Галактики и не слишком настойчиво добивались автономии — предположим, у нас произошло то же самое. Наши планеты захватили разумные негуманоиды. Что бы вы стали делать?

Соня горько усмехнулась.

— Ты прекрасно знаешь, Джон. Ты никогда не слышал о людях, которые… скажем так, не слишком добровольно стали подданными Шаарской Империи? Согласна, многим живется неплохо. Но по большей части они — просто рабы. Это потомки колонистов Второй Волны Экспансии. Они не виноваты, что в те времена люди еще не научились создавать надежное навигационное оборудование и летали на “гауссовых глушилках” [15], которые могло забросить куда угодно. И ты думаешь, кому‑нибудь в нашем правительстве хоть раз пришло в голову объявить войну Шааре, чтобы освободить себе подобных? Да ничего подобного! Это попросту… невыгодно. Думаю, что в этой Вселенной дела обстоят примерно так же — раз они до сих пор не предприняли никаких шагов. К тому же существует такая штука, как общественное мнение. А общественное мнение скажет, что Приграничье должно решать свои проблемы самостоятельно, раз уж говорит о независимости.

— Значит, вы как представитель Вооруженных Сил Федерации считаете, что мы ничего не добьемся, связавшись с Землей…

— Добьемся. Конфискации нашей посудины в счет оплаты штрафа за нарушение таможенного и визового режимов. И хорошо, если этой суммы будет достаточно.

— Иными словами, если мы хотим что‑нибудь сделать, придется рассчитывать только на собственные силы.

— Именно так.

— В таком случае, что мы хотим сделать? — спокойно спросил Граймс.

Его слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Все заговорили громко и одновременно, с таким возмущением, будто Граймс предложил им немедленно собирать вещи и отправляться восвояси.

— Между прочим, — прорывался сквозь шум пронзительный тенор врача, — они консервируют человеческое мясо!

— Да они людей живьем поджаривают! — прорычал в ответ Вильямс. — А шрамы? Их даже на гнилых трупах было видно!

— Предлагаю показать этим пасюкам, что такое космодесант Приграничья! — провозгласил майор.

— Я думала, времена благородных рыцарей и пламенных революционеров безнадежно прошли, — спокойно подытожила Соня. — Оказывается, я ошибалась.

— Прошу тишины! — объявил Граймс — негромко, но шум сразу же стих.

— Прекрасно, — коммодор тепло улыбнулся. — Отлично. Вы очень ясно выразили свое отношение, и я рад, что вы столь неравнодушны. Бывшие хозяева этого корабля — разумные существа, но их обращение с другими разумными существами трудно назвать цивилизованным. Кстати, Соня: что касается людей–рабов в Шаарской Империи, я должен сделать одно замечание. Никто из шаарцев не станет избивать своих рабов или обращаться с ними, как со скотом. Многие из этих так называемых рабов живут лучше, чем иные крестьяне на Ультимо. Их не бьют и не обращаются с ними, как со скотом. Но здесь совсем другое дело. Мы видели тела мужчин, женщин и детей, погибших на этом корабле при попытке спастись. Будем надеяться, что их смерть не напрасна.

Соня примирительно улыбнулась.

— Замечательно. И чем мы можем им помочь?

— Хороший вопрос.

Граймс обернулся к Мэйхью, который до сих пор молча стоял в стороне.

— Не сомневаюсь, все это время вы “слушали”, Кен. Вы что‑нибудь обнаружили? У них существует псионическая связь?

— Боюсь, что да, сэр, — печально ответил телепат. — Существует. Только… вот…

— Продолжайте.

— Их усилители, как у нас… но…

— Но что?

— Они не используют мозг собаки. Они используют человеческий мозг.

Глава 15

— Вы слышали что‑нибудь конкретное? — спросила Соня.

— Я… я слушал…

— Понятно. За это вам и платят. Что именно?

— Повсюду объявлена тревога. Всем кораблям… Ультимо, Туле, гарнизонам на Фарне, Меллисе и Гроллоре…

— А на Стрее?

— Нет, на Стрее — нет.

— Логично, — пробормотала Соня. — Совершенно логично. Фарн — это гуманоиды вроде людей, феодализм и прочие атрибуты Средневековья. На Гроллоре — индустриальное общество, но оно сформировалось лишь недавно. На Меллисе — разумные амфибии, но ничего похожего на техногенез. Похоже, эти крыски опережают их всех, по крайней мере в отношении развития технологий. А вот Стрее… Интересно, чем нам помогут эти ящеры–философы. И помогут ли вообще.

— По крайней мере, никто не мешает попробовать, — ответил Граймс. — Мистер Мэйхью, а с западно–галактическими антимирами они не связывались?

— Нет, сэр.

— А с нашими ближайшими соседями — Шекспировским сектором, империей Уэйверли?

— Нет, сэр.

— Значит, дело ограничивается планетами Конфедерации. Тем лучше. Помочь нашим соотечественникам — наша законная обязанность.

— Незаконная, шкипер, — поправил Вильямс. — Пиратство всегда было незаконным [16]. Но ради благородной цели…

— В общем, вы не против, — сказала Соня. — Этого достаточно.

— Черт возьми, я действительно не против! В конце концов, как сказал кто‑то из великих, “цель оправдывает средства”.

— Прекрасно, коммандер Вильямс. Посему предлагаю взять курс на Стрее. Мистер Мэйхью, продолжайте “слушать”. И сообщите мне немедленно, если появится другой корабль. Для того, чтобы пересчитать уровень темпоральной прецессии, масс–индикатор не нужен. Они могут запросто с нами синхронизироваться.

— А что мы будем делать на Стрее? — спросил майор. — Вы уверены, что из этого что‑нибудь получится?

— Как я уже сказал адмиралу Хенесси — постараемся. Понятно, что действовать придется на свой страх и риск и импровизировать по ходу, но что‑нибудь непременно должно получиться.

Коммодор отстегнул ремни и направился в рубку. Соня последовала за ним.

Закрепившись в кресле старшего пилота, он наблюдал, как Вильямс занимался сменой курса — выключил Движитель Манншенна, развернул корабль, придал начальную скорость, включил Движитель Манншенна… “Начинаются Будни Глубокого Космоса”, — хотел было сказать Граймс… и не смог. Он не мог произнести эти слова, будучи одетым в это маскарадное тряпье, чувствуя на своей физиономии густую бороду. Он покосился на Вильямса.

Вот кого не надо убеждать, что старпома делают старпомом вовсе не золотые нашивки на кителе и даже не три красные полоски, которые теперь красовались на его крепком волосатом запястье.

— Курс установлен, шкипер, — объявил он.

— Спасибо, коммандер Вильямс. Все не занятые на вахтах офицеры могут быть свободны.

Последнее касалось в первую голову их с Соней.

Начались Будни Глубокого Космоса — привычные, как пение гироскопов Манншенна, искривлявших континуум. Корабль летел вперед в пространстве, назад во времени, все ближе и ближе к краю Галактики.

Но они были не одиноки. Судя по тому, что “слышал” Мэйхью, за ними и перед ними, со всех сторон летели другие корабли — по счастью, слишком далеко, чтобы определить точные координаты беглецов.

Это тоже не было чем‑то необычным. Но… Кому не случалось употреблять выражение “атмосфера ненависти и страха”? И сейчас оно как нельзя более точно отражало обстановку. Правда, по–настоящему эту атмосферу чувствовал лишь Мэйхью. Он слушал — слушал сообщения, которыми обменивались псионики на вражеских кораблях. Целые эскадры собирались на орбитах Лорна, Далекой, Ультимо и Туле. Другие эскадры мчались к мирам Восточного Круга с приказом установить блокаду. И был еще один приказ, простой и жестокий: при обнаружении “Свободы” — уничтожить.

— Как ты это объяснишь? — спросила Соня.

Граймс пожал плечами.

— Думаю, на нас устроили охоту в масштабах Галактики.

— Но зачем? Мы — кучка беглых рабов, которым захотелось попытать счастья и заняться грабежом. Я не понимаю. В любом случае, мне не хочется попасть в лапы этим… тварям.

— Что я слышу! Ксенофобия у профессионального этолога?

— Это не ксенофобия. Понимаешь, с представителями чужих цивилизаций — даже негуманоидных — всегда можно договориться. Но это… это не цивилизация. Это животные. Хорошо известные опасные животные. Они боятся нас и ненавидят, и борются с нами нашим же оружием. Мы тоже никогда их не любили. Я знаю людей, которые испытывают нежные чувства к мышам. Но к крысам — почти никогда. Знаешь, мне иногда кажется, что это межвидовая вражда, — она задумчиво потерла красный рубец на груди.

— Хорошо. А что ты думаешь по поводу этой эскадры на Стрее?

— Простая предосторожность. Откуда им знать, куда нас понесет? Похоже, навигация у них не на высоте — поэтому они дожидаются, пока мы выйдем в нормальный ПВК. Тогда им ничего не стоит нас обнаружить. Правда, Мэйхью утверждает, что Стрее не получило никаких распоряжений от правительства. А военному командованию на Фарне, Меллисе или Гроллоре были направлены полномасштабные депеши… — она замолчала, потом спросила: — Как ты думаешь, мы успеем добраться до Стрее раньше эскадры?

— Думаю, да. По крайней мере, хотелось бы верить. Наши “имамы” выжимают из Манншенна все, что можно. Уровень темпоральной прецессии — предельный. Больше просто нельзя — из соображений нашей же безопасности. Ты знаешь, что может произойти, если хоть один регулятор слетит на ходу.

— Понятия не имею. И никто не знает. Я слышала всякие байки про корабли, на которых это произошло, но… я бы сказала, что сведения весьма противоречивы.

— Что подтверждает первоначальную версию: может произойти все, что угодно. Искривленный континуум — штука капризная. Конечно, самое главное в любой проблеме — предугадать последствия, но здесь не тот случай.

Соня усмехнулась.

— Кажется, я начинаю понимать, к чему ты клонишь.

— Не уверен, — ответил Граймс. — Идея в стадии формирования. Но я почему‑то уверен в одном: прежде, чем что‑либо предпринимать, стоит побеседовать с этими чешуйчатыми философами.

— Если только эта крысиная эскадра не прибудет туда раньше нас

— Значит, придется импровизировать на ходу. Но я почему‑то уверен, что…

— Что это? — перебила Соня. И в каюте стало тихо.

Совсем тихо. Худшее, что может случиться с кораблем во время межзвездного перелета, заявляет о себе тишиной Свистящий вой прецессирующих гироскопов Манншенна смолк.

Потом зазвенел зуммер интеркома.

— Докладывает вахтенный офицер, — раздался из динамиков голос. — Чрезвычайная ситуация, сэр. Отказ межзвездного двигателя

Слова были излишни. Граймс уже не раз испытывал жуткое чувство, когда отказывают сжимающие время гироскопы и человек выпадает из привычной временной ориентации.

— Принято, — ответил он в трубку. — Инженеров не беспокойте — пусть ликвидируют поломку. Я сейчас подойду.

— Похоже, мы сошли с дистанции, — спокойно заметила Соня.

— Боюсь, ты права, — ответил Граймс.

Глава 16

Поломка Движителя Манншенна — событие, которое всегда случается как нельзя некстати. Однако это еще не самое скверное, что может произойти — особенно в подобной ситуации. “Свобода” вывалилась в нормальный пространственно–временной континуум в нескольких парсеках от ближайшей населенной планеты — и вне зоны действия вражеских радаров. В радиусе сотни парсек — ничего: ни звезд, ни планет, ни одиноких астероидов… Казалось, здесь не было даже вездесущей космической пыли. Да, времена меняются, но слепая случайность, как и прежде, порой определяет ход событий… И прежде всего об этом следует помнить в ходе военных действий. Сколько раз судно, экипаж которою уже считал себя в полной безопасности, попадало прямо в лапы своих преследователей. Когда дело доходит до шквального огня, поздно сожалеть о потере бдительности. Так было во времена парусников и пушек, стреляющих ядрами. Так было во времена атомных крейсеров и управляемых ракет. Так было и сейчас, когда корабли, плавающие по морю, стали редкостью, а боевые эскадры вели сражения в межзвездном пространстве, кромсая друг друга лазерами.

Сейчас, однако, сражение не грозило. Для того, чтобы поймать “Свободу”, лапы у противника были явно коротки. Но это не отменяло необходимости оценить обстановку. Медленно, осторожно радары “Свободы” начинали ощупывать пространство. Вскоре удалось получить главный ориентир — координаты солнца Стрее.

А в это время Мэйхью, вместе с неопытным и нетренированным мозгом другой собаки, заменившей его любимую Лесси, замер в своей каюте, ожидая малейшего всплеска чужой мысли, чтобы проникнуть во вражеские планы.

Не дождавшись рапорта от инженеров, Граймс сам отправился в двигательный отсек. В общем, он догадывался, что там происходит: весь техперсонал собрался вокруг Движителя и пытается ликвидировать поломку. Расспросы по интеркому не вызвали бы ничего, кроме раздражения. Разумнее было лично посмотреть, что произошло

В дверях отсека он остановился. Ситуация была понятна с одного взгляда: заело подшипник главного ротора. Трое “имамов” и инженер межпланетных двигателей висели на этом гигантском колесе среди сверкающего хитросплетения разнокалиберных гироскопов и, болтая ногами в воздухе, пытались сдвинуть его с оси. В условиях нормальной гравитации эта махина весила бы не меньше пяти тонн. Задача осложнялась тем, что при этом ни в коем случае нельзя было задеть гироскопы. Наконец старший “имам” Бронсон заметил коммодора и в нескольких выражениях — правда, достаточно сдержанных — высказал ему все, что думал по поводу этого происшествия.

— Нужно было установить здесь наше оборудование, сэр!

— Почему?

— Потому что на нашем есть автоматическая система замены смазки, вот почему. Эти твари оборудовали корабль с учетом своей треклятой анатомии. Голову даю на отсечение, они температуру подшипника определяют по запаху. Видели, какие у них носы?

— Возможно, — пробормотал Граймс. Помнится, у далеких предков человека тоже было неплохо развито обоняние. Да, за все приходится чем‑то платить. — Мистер Бронсон, сколько вам требуется времени?

— По крайней мере, часа два. Может быть, три. Точнее сказать не могу.

— Хорошо.

Граймс задумчиво посмотрел на носки своих ботинок.

— А за какое время вы сможете переделать систему смазки под наши стандарты?

— Даже не думал об этом, сэр. Дня четыре, не меньше.

— Столько у нас нет, — сказал Граймс, обращаясь скорее к себе, чем инженеру. — Постарайтесь справиться как можно быстрее. Как только закончите — сообщите.

На пороге он обернулся и с усмешкой проговорил:

— Кстати, неплохая мысль — подбирать вахтенных офицеров с хорошим нюхом!

В рубке он почувствовал себя более комфортно. Офицеры сидели на своих местах, и перед ними светились абсолютно пустые экраны радаров. На миллионы миль вокруг них не было ровным счетом ничего.

Граймс рассказал Соне и Вильямсу о том, что произошло с главным гироскопом.

— Значит, они попадут на Стрее раньше нас, — подытожил старпом.

— Боюсь, что так, коммандер.

— И что нам теперь делать?

— Для начала неплохо бы выяснить, какова ситуация на Стрее, — проговорил Граймс. — Мне почему‑то кажется, что этот мир крысы еще не захватили — в отличие от других миров. По крайней мере, стоит рискнуть и сесть там.

— Попытаться сесть, — поправила Соня.

— Хорошо, попытаться сесть на Стрее. Только вот оправдан ли такой риск?

— Несомненно, — сказала она твердо. — Насколько я поняла Мэйхью, крысы побаиваются обитателей Стрее. Между ними установлено нечто вроде дипломатического нейтралитета: вы нас не трогаете — мы вас не трогаем.

— Уж кого–кого, а ящеров Стрее я знаю, — сказал Граймс. — Не забывай, я был первым человеком, который высадился на эту планету — равно как и на остальные планеты Восточного круга. Помнится, мне удалось установить с ними не только дипломатическиеотношения. Конечно, у них есть свои странности — но они все‑таки ящеры, а между млекопитающими и пресмыкающимися огромная разница.

— Когда экипажу потребуется лекция по ксенобиологии, я непременно уступлю тебе место, дорогой. А теперь немного послушай. Пока ты был в двигательном отсеке, проявился Мэйхью. Ему удалось установить контакт с эскадрой, которая летит на Стрее.

— Что?! Он совсем рехнулся? — Граймс потянулся к микрофону интеркома.

— Успокойся, Джон. Конечно, все псионики немного не от мира сего. Но поверь, у Мэйхью пока все в пределах нормы. Он действительно установил контакт с эскадрой. Только не с командным составом и даже не с техниками. Дело в том, что у них существует нечто вроде… подпольной организации.

— Не говори загадками.

— Это лучший способ остудить твою горячую голову. Мне совершенно не хочется, чтобы ты выкинул Мэйхью за борт без скафандра, а потом об этом жалел. Так вот, их подполье — это те самые псионические усилители. У меня не поворачивается язык назвать их “мозгами в желе”, поскольку мозги, как ты помнишь, исключительно человеческие.

— Гхм… С ума можно сойти. Как ты себе это представляешь? Я не думаю, что их усилители работают сами по себе. Между псиоником и его усилителем существует очень тесная связь. Как ты думаешь, почему наш Мэйхью так любит своих собак? Любить — значит знать.

— Я бы так не сказала. И не забывай, что наши телепаты используют мозг квазиразумных животных. Ты можешь себе представить, чтобы собака самостоятельно выставила псионический блок? Зато любой хорошо обученный псионик в принципе способен “закрыться” от другого телепата. А заодно и прикрыть всех, кто находится по соседству.

— Хорошо. Тогда почему крысы используют людей? Они не боятся саботажа? Ведь от псиоников иногда зависит все, если не больше!

— А кого им еще использовать? Кошек, собак? Да они испокон веку охотились на крыс! О каком симбиозе может идти речь?

— А разве люди не уничтожают крыс?

— Тут несколько иная ситуация. Люди ополчались на крыс, только если те их уж слишком донимали. Основную же часть времени это были отношения… скажем так, вооруженного нейтралитета. Думаю, крысы испытывают к нам не только ненависть. В конце концов, сотни лет их предки, что называется, питались с нашего стола. Вряд ли они пропали бы без нашего покровительства. Но у меня есть подозрение, что здешним крысам есть за что сказать людям “спасибо”. Может быть, здесь было больше юных натуралистов, которые дущи не чают во всех видах позвоночных — не знаю. Но поверь, я скорее говорила бы о смешанных чувствах, чем о ненависти.

— А что еще может быть?

— Постарайся представить себе, что ты телепат, ты родился на одной из планет здешнего Приграничья. Но прежде, чем твои таланты были замечены, ты жил с родителями, рос… у тебя были друзья — и почти наверняка, подружка.

— Я понял. Дом, милый дом.

— Именно. А потом тебя… призвали на службу.

— И ты хочешь сказать, что они будут рисковать ради…

— Еще бы! Мэйхью опять решил поработать змеем–искусителем. Вошел к ним в сны — если можно так выразиться — очень мягко, ненавязчиво, и представил впечатляющую картину красот и чудес Приграничья. Разумеется, нашегоПриграничья. Слегка приукрашенную… но чего не сотворишь для пользы дела!

— Могу себе представить. Патриотические сны — это его конек.

— В общем, пока наши друзья еще находились под впечатлением, Мэйхью намекнул, что все это — правда, и такой же может быть жизнь их собственного народа. Потом в двух словах рассказал, как рабы угнали “Свободу” и что из этого получилось. А напоследок сообщил, что мы прилетели сюда ради спасения человечества, но нам в настоящий момент самим нужна небольшая помощь.

— Как он умудрился столько сделать за пару часов?

— Он работал со снами. У тебя по утрам никогда не возникало ощущения, что ты успел прожить за ночь целую жизнь?

Граймс кивнул, но его голова уже была занята проблемами, далекими от вопроса жизни во сне.

Он комбинировал уловки, просчитывал варианты… Его совесть была спокойна. На войне все средства хороши — и в том числе обман.

Да, их деятельность в этой Вселенной можно было назвать незаконной, но это его не слишком беспокоило. Или все‑таки беспокоило? Если в дело вмешается Федерация, он мигом окажется вместе со всей своей командой на скамье подсудимых. Федеральное правительство порой готово закрыть глаза на случаи пиратства — но только не тогда, когда затронуты интересы иных цивилизаций.

Коммодор усмехнулся. Пусть с этими проблемами разбираются специалисты по космическому законодательству. Им будет над чем поломать голову. Он наклонился к панели и взял микрофон.

— Мистер Мэйхью 7— сказал он. — Подойдите ко мне в каюту, пожалуйста.

Глава 17

В гостиной каюты Граймса снова собрались офицеры. Кроме самого Граймса, Сони, Вильямса и Мэйхью, пригласили Дангерфорда, старшего инженера–механика ракетных двигателей. Кроме того, на совещание присутствовала Элла Кубински, лейтенант запаса Флота Миров Приграничья. Она отправилась в экспедицию добровольно, хотя ее специальность имела лишь косвенное отношение к космическим перелетам. Мисс Кубински преподавала в Университете Лорна, на факультете лингвистики. Ее внешность идеально соответствовала роли, которую ей предстояло сыграть.

Бесцветные, почти белые волосы, которые и в лучшие времена напоминали солому, длинный острый нос, крошечный впалый подбородок и покатый лоб — ее профиль аккуратно вписывался в прямой угол; тощие кисти, плоская грудь… Словом, понятно, за что ее прозвали “белой крысой”.

Для начала Мэйхью был подвергнут настоящему допросу, причем спрашивала в основном Соня. Строго говоря, основную часть этих вопросов следовало задать псионическим усилителям с крысиной эскадры — но Мэйхью уже успел собрать некоторую информацию. По его словам, их полубестелесные соотечественники возгорелись искренним желанием сотрудничать. И, если разобраться, — как можно солгать, когда главным условием контакта является полная открытость разума?

Затем настала очередь для вопросов более материального характера. Граймс обсудил с Вильямсом и Дангерфордом эффективность некоторых растворителей: предстояло стереть с обшивки корабля некоторые буквы и заменить их другими. Дангерфорду и его помощникам, не занятым ремонтом Движителя, было поручено изготовление букв — под руководством Мэйхью, который должен был выбрать форму и начертание.

Элле Кубински Граймс вручил записи переговоров с крысиным кораблем. Внимательно прослушав их, она произнесла несколько фраз, пытаясь сымитировать характерные визгливые интонации и ломаный английский, на котором разговаривали крысы. Результат оказался вполне удовлетворительным — это отметила даже Соня.

Мэйхью при первой же возможности вернулся к себе в каюту, чтобы проконсультироваться со своими новыми друзьями. Поскольку через них проходила вся связь, они во многом могли помочь. Через какое‑то время он пришел к Граймсу и сообщил имя, которое отныне должен был носить их корабль.

Как обычно, Вильямс вызвался прогуляться наружу. Пока он с несколькими помощниками ликвидировал прежние надписи на борту, а техники в мастерской изготавливали новые буквы, Граймс, Соня и Элла Кубински отправились к Мэйхью, чтобы уточнить последние детали операции.

Присутствие чужого разума в каюте телепата ощущалось почти физически. Или это лишь казалось — просто атмосфера ненависти проникла и сюда? Знать — значит любить. Но когда знанием вооружена ненависть… Этот беззащитный, лишенный тела мозг, плавающий в питательном растворе, знал своих хозяев в сто раз лучше, чем любая разведывательная служба. А информация — страшная сила.

Граймс посмотрел на стеклянный цилиндр, в котором плавал мозг собаки. Эту тоже звали Лесси — вероятно, Мэйхью назвал ее в честь своей прежней любимицы. Бедное существо… Она даже не могла ненавидеть тех, кто лишил ее нормального существования. Она просто воспринимала эту смену состояний, как должное.

А может быть, эти собаки по–своему счастливы?

Вскоре позвонил Бронсон: ремонт Манншенна был закончен. Поскольку Вильямс и Дангерфорд еще не завершили свою работу, инженер получил пару часов приятной передышки.

Впрочем, они пролетели почти незаметно.

Возвратившись в рубку в сопровождении Сони и Вильямса, коммодор обратился по интеркому к экипажу, подробно изложив план предстоящей кампании. Артиллерист Картер и майор космодесантников не скрывали разочарования. Они готовились к боевым действиям — от стычки с эскадрой до рукопашной — но именно этого по плану не предусматривалось. Граймс успокоил бравых вояк. В подобных обстоятельствах могло потребоваться все что угодно и в любой момент.

“Корсар” (вернее, “Кирсир”) — так теперь назывался корабль — снова взял курс на Стрее. Настоящий “Корсар” не мог присоединиться к эскадре: после весьма серьезной аварии он стоял в ремонтных доках на Фарне. Возможно, его псионик честно сообщил об этом, но связь велась через усилитель, а тот был заинтересован в прямо противоположном результате. В итоге — опять‑таки, согласно информации, полученной от других “мозгов”, командование эскадры пребывало в полной уверенности, что “Корсар” вот–вот присоединится к остальным.

— Это не операция, а мечта разведтодела, — заметила Соня. — Полный доступ к данным, полный контроль над средствами коммуникации и полная секретность… Фантастика.

“Корсар” — это название особенно понравилось Граймсу — действительно спешил присоединиться к эскадре. Псионики исправно выходили на связь… вот только обмен информацией носил несколько странный характер. Эскадра была вынуждена довольствоваться minimum minimorium [17], причем контакт время от времени нарушался из‑за помех.

А вот обратно поступали подробнейшие сведения о каждом корабле — габаритах, вооружении, численности экипажа… Здесь было над чем призадуматься. Пары крейсеров — самых крупных и хорошо вооруженных — было достаточно, чтобы за секунду разнести “Корсар” в мелкие осколки, а в следующую секунду превратить эти осколки в пар.

Но вот наконец на экранах радаров появилось несколько светящихся пятен — это была головная колонна эскадры. Легкая дрожь означала, что корабли тоже находятся в искривленном континууме. Именно поэтому их было не видно, несмотря на сократившуюся дистанцию. Но Граймс не торопился. Не стоило раньше времени показываться противнику, синхронизируя уровень темпоральной прецессии или выходя в нормальный континуум. Конечно, большинство кораблей однотипны. Бывшая “Свобода” вполне могла сойти за настоящего “Корсара” — пока не поворачивалась тем бортом, на котором красовались следы взрыва… столь непредусмотрительно сохраненные.

Граймс надеялся, что успеет обогнать эскадру и сесть на Стрее еще до того, как она достигнет орбиты. Вряд ли кто‑нибудь поднял бы панику из‑за тусклой точки, мелькнувшей на периферии радара. Но его величество Случай внес свои коррективы. Когда Движитель был приведен в рабочее состояние, Бронсон объявил, что ни на грош не доверяет этой допотопной технике, и о предельном уровне прецессии не может быть и речи.

— Мы и так их обгоняем, — сказал он. — У меня есть подозрение, что хвостатые ублюдки тоже не слишком насилуют движки.

Коммодор был вынужден согласиться.

Чуть позже Движитель на “Корсаре” был остановлен, и корабль снова вернулся в нормальный континуум.

Картина не допускала двух толкований. Эскадра выстраивалась на орбитах, замыкая сферу. Заработала радиосвязь, эфир наполнился треском и шорохом, а потом из приемника донесся визгливый голосок:

— “Ихитник” — “Кирсири”, гити–ивьтись випи–илнить кимин–ди… Приим.

Элла Кубински бросила косой взгляд в шпаргалку и пропищала:

— “Кирсир” — “Ихитники”, ви–ис пиниил, приим!

Граймс смотрел в иллюминатор на огромный золотой шар Стрее, на россыпь крохотных стальных бусин — вражеских кораблей… В соседнем кресле Вильямс перебирал тумблеры и кнопки, готовясь перейти на более низкую орбиту. Да, нелегко умелому пилоту изображать косорукого новичка… Правда, Вильямс, судя по всему, искренне наслаждался процессом.

— “Ихитник” — “Кирсири”, — заверещал динамик. — Пичи–ими нит видии изибрижинии?

Мисс Кубински прикрыла микрофон ладонью, прочистила горло, а затем принялась пространно жаловаться на “лидски пидинкив”, которым просто нельзя поручать ремонт аппаратуры. За спиной у Граймса кто‑то театральным шепотом предложил включить видеосвязь, поскольку при виде Эллы у крыс пропадут всякие подозрения.

Бледные щеки девушки залились румянцем. Похоже, внешность действительно была ее больным местом.

“Корсар” только что описал изящную дугу, чуть завис на стационарной орбите и снова начал спускаться, двигаясь на манер падающего листа.

Трудно было ожидать, что их маневры останутся незамеченными. Зазвучал новый, рассерженный голос:

— Идми–ирил — “Кирсири”. Чи–ирт, чти во — и дилиити?

Элла повторила свой монолог.

— Гди виш кипитин? Ви–изивити — и кипитини ни — и сви–изи!

Здесь уже требовалась импровизация. После короткой заминки мисс Кубински сообщила, что капитан пытается справиться с неполадками в системе управления.

Это не произвело должного впечатления. По мнению “идмирила” корабль, предоставленный самому себе, предпочтительнее того, которым управляет экипаж, взявшийся имитировать пошлый человеческий акцент.

— Ого, — услышав это, произнес Вильямс, — кажется, сейчас наша затея накроется медным тазом.

В приемнике раздался третий голос:

— “Ихитник” — “Кирсири”, — запищал кто‑то. — Кикии ни–испривкнисти?

— Ну, поиграли — и хватит, — сказал Граймс. — Общая тревога. Давайте вниз, Вильямс. И выжмите из этого корыта все, что можно.

“Корсар” резко дернулся, развернувшись носом к планете. Взревели реактивные двигатели, и корабль устремился вниз, оставляя за собой толстый дымный хвост. Газовых эмиттеров на борту не было, но эта дымовая завеса могла худо–бедно ослабить удар, если бы противнику вздумалось опробовать на беглецах боеспособность своих лазерных орудий. Одновременно из орудийных установок вылетел целый рой ракет с искусственным, интеллектом — космолетчики называют их “вредными скотинками”, не ставя под сомнение их многочисленные достоинства. Вряд ли хоть одна попадет в противника… но в качестве отвлекающего маневра сойдет.

На огромной скорости “Корсар” вошел в верхние слои атмосферы, и стрелки на датчиках внешней температуры буквально на глазах поползли вверх. И тут Вильямс виртуозно развернул корабль на сто восемьдесят градусов и заглушил двигатели. Теперь они просто падали к поверхности планеты. Картер, похожий на обезумевшего пианиста, яростно молотил по кнопкам своего пульта. Со стороны это, наверно, и вправду походило на цветомузыку, вот только со звуком было что‑то не в порядке. Над кораблем мелькали вспышки лазерных импульсов, а еще выше, в стратосфере, дымными орхидеями разрывались снаряды, пущенные вдогонку беглецам.

“Корсар” падал. Обшивка раскалялась все сильнее, и Граймс приказал начать торможение. Они действительно слишком разогнались и теперь рисковали на полном ходу врезаться в поверхность планеты и разбиться вдребезги. Реактивные двигатели истерически ревели, корабль трясло, как в лихорадке. Граймс никогда не считал себя любителем острых ощущений, но сильно сомневался, что подобное сочетание запредельной перегрузки и вибрации способно привести кого‑то в восторг. В иллюминаторе не было видно ничего, кроме клочьев тумана — сперва серебристо–голубого, потом белесого, потом нежно–золотистого…

Корабль терял скорость, дрожь стихала. А среди облаков появились гигантские крылатые тени — одна, потом еще, еще.

Граймс узнал их. В конце концов, в своей Вселенной он был первым человеком, которому довелось высадиться на Стрее. Это были огромные летающие ящеры, отдаленно напоминающие птерозавров. Правда, ни один птерозавр из когда‑либо обнаруженных на Земле, не достигал таких размеров.

Ящеры парили вокруг корабля, соблюдая почтительную дистанцию — к счастью. Легчайшее прикосновение — и “Корсар”, потеряв хрупкое равновесие, рухнул бы на поверхность. Спасти ситуацию не смог бы даже такой великолепный пилот, как Вильямс.

В сопровождении хоровода ящеров корабль медленно опускался. Внизу расстилались низкие холмы, прорезанные широкими реками, покрытые богатой растительностью… Граймс ожидал это увидеть. Он не ожидал увидеть именно это.Невероятно, но это место было точной копией точки планеты, где корабль Граймса в первый раз совершил посадку на Стрее.

А вот та самая поляна, похожая по очертаниям на огромную лошадиную голову. И, как и в первый раз, он вспомнил поэму, которую в молодости читал и даже заучивал наизусть — “Балладу о белой лошади” Честертона. “Вот Судный День прошел, а мы остались на Земле…”

В этой Вселенной для обитателей Миров Приграничья он действительно прошел. Мог ли Граймс вернуть вчерашний день?

Глава 18

Медленно и осторожно “Корсар” опускался на поляну. Сочные растения корчились, сгорая в огне дюз, и корабль окутывался густыми клубами дыма и пара. На этот случай каждый построенный человеком корабль оборудовался пенными пламегасителями, но строители “Корсара”, вероятно, сочли подобное устройство бесполезным излишеством. Потом широкие лапы посадочного устройства раздвинулись и мягко приняли на себя вес корабля. Ветерок лениво разгонял облака пара, посеревшие от копоти. Пожара можно было не опасаться. За исключением двух–трех пустынь, вся поверхность Стрее была буквально пропитана влагой.

Граймс напомнил Мэйхью о его обязанностях, но это было излишним. Здесь можно было “слушать” долго, но рассчитывать на скорый результат не приходилось. По прошлому опыту коммодор знал, что жители Стрее охотно общаются телепатически друг с другом, но при появлении пришельцев немедленно выставляют псионические блоки. Но посадка корабля вряд ли осталась незамеченной. Если даже ящеры не обратили внимание на “падающую звезду”, столб дыма наверняка был заметен на несколько миль вокруг.

Когда дым окончательно рассеялся, сквозь слой копоти на иллюминаторах стало возможным рассмотреть растительность на краю поляны — нечто вроде гигантских папоротников, густо опутанных плаунами. Потом листья зашевелились. Через заросли кто‑то пробирался, распугивая облепивших лианы крошечных летающих ящеров. Судя по всему, этот “кто‑то” направлялся к поляне.

Граймс и Соня покинули рубку и поспешили вниз по винтовой лестнице, к выходному шлюзу. Коммодор снова вспомнил свой первый визит на Стрее и улыбнулся. Свой первый шаг на планету он сделал при полном параде: черная форма с золотыми пуговицами и нашивками, фуражка с кокардой и даже церемониальная шпага на боку.

Его экипаж выглядел под стать своему капитану… впрочем, как и сейчас.

Только сейчас на нем были грязные лохмотья, едва прикрывавшие наготу, и женщина, которая была с ним рядом, была одета примерно в том же стиле. Правда, как раз нагота вряд ли смутила бы местных жителей. Они не носили одежды, и вид людей их немало позабавил.

Люк распахнулся, из него медленно выполз трап. Обугленная земля все еще дымилась. Глядя вниз, коммодор отметил, что высокие солдатские ботинки, дополняющие его туалет, были весьма кстати. Напротив, в почти сплошной стене переплетенных растений, чернело отверстие. Судя по всему, за ним начинался туннель, уходивший куда‑то вглубь джунглей.

Потом листья зашевелились, и из отверстия вышел стреянин.

Человек, далекий от палеонтологии, вполне мог принять его за маленького динозавра из Земного прошлого… Нет, вряд ли. Слишком бросался в глаза великолепно развитый череп, который содержал в себе крупный мозг, принадлежащий явно разумному существу. Блестящие глазки–бусинки пристально рассматривали людей. Наконец, ящер приоткрыл рот и сипло, с присвистом произнес:

— Приветствую.

— Приветствую, — ответил Граймс.

— Ты снова пришел, человек Граймс, — это была скорее констатация факта, чем вопрос.

— Я еще никогда здесь не был, — сказал Граймс и добавил, почувствовав необходимость уточнения: — В этом временном потоке — никогда.

— Ты был здесь раньше. Твое тело было покрыто одеждой и бесполезным металлом. Но это неважно.

— Откуда вы это знаете?

— Я не знаю, но наши Мудрейшие знают и помнят все. Что было, что будет, что могло произойти и что может случиться. Они велели приветствовать вас и привести тебя к ним.

Милое предложение, ничего не скажешь. По своему прошлому визиту Граймс помнил, что Мудрейшие обитали не в джунглях — Джунглях —а в крохотной пустыне далеко на севере. Правда, на борту “Дальнего поиска” был вертолет, но даже на нем путешествие туда и обратно заняло целый день. Теперь же в их распоряжении не было никаких летательных аппаратов… кроме собственного корабля. Но трудно представить себе большую нелепицу, чем совершать на космическом корабле перелет на несколько десятков миль. Впрочем, немногим лучше будет двухдневный пеший переход через джунгли. Если даже им предоставят какого‑нибудь вьючного ящера, прогулка не станет более приятной. Густые заросли, раскисшая земля под ногами…

Динозавр хихикнул. Жители Стрее не были лишены чувства юмора.

— Мудрейшие сказали мне, — просипел он, — что вы неподходяще одеты для путешествия. Мудрейшие приглашают вас в поселок.

— Это далеко?

— Там же. Много времени назад ты посадил здесь свой корабль. Есть вещи, которые не меняются.

— Примерно полчаса пешком, — сообщил Граймс Соне. Нет, пожалуй, кое‑что изменилось… Растительность, кажется, стала ярче и отливала синевой. Или…

Коммодор поспешно поглядел вверх, на плотные белые облака, затянувшие небо. И на черную кляксу, похожую на облачко дыма. Она росла на глазах, потом из нее посыпались ярко–голубые искры…

Вспышка озарила все вокруг. Перед глазами коммодора еще плясали разноцветные пятна, когда прогремел взрыв. Стайки крошечных ящеров, отчаянно вереща, взвились в небо.

— Ракеты, — прошептал Граймс, — все‑таки долетели.

— Не беспокойся, человек, — просвистел ящер. — Мудрейшие знают, как от них защищаться.

— Но у вас же нет техники! — выпалил Граймс… и тут же понял, что сморозил тупость.

— У нас есть наука, человек Граймс. У нас есть машины, которые сражаются с машинами ваших врагов. Но наши машины, в отличие от ваших, из плоти и крови, а не из металла. Правда, они ненамного умнее стальных… Это недостаток.

— Джон, ты забыл, что они замечательные биоинженеры, — укоризненно сказала Соня.

— Вы видели защитников, когда садились, — продолжал ящер. — Я знаю, они надежны. Они защитят нас от ракет. А мы посетим Мудрейших.

Соня с сомнением поглядела на маленького стреянина, потом на густые заросли и крикнула, обернувшись к трапу:

— Пэгги! Принеси пару мачете!

— Они вам не понадобятся, — сказал ящер, — хотя у вас слишком нежная кожа.

Мачете действительно не понадобились.

Ящер топал вперед, как танк, прокладывающий дорогу пехоте, но на самом деле это больше напоминало движение в воде. Гибкие ветви растений смыкались за его спиной и награждали Соню и Граймса чувствительными щелчками. Бороться с этими живыми плетками было бесполезно. Устав размахивать мачете, коммодор и его жена шагали вперед, не обращая внимания на колючки и шипы. Пот катился градом, ссадины и царапины немилосердно саднили. Наконец, измотанные и грязные, они вышли на маленькую поляну. Над ней, точно крыша, нависали огромные листья папоротников.

Хижины на поляне были сплетены из живых вьющихся растений. Здесь и там дымились компостные кучи — они служили инкубаторами для яиц. Повсюду сновали ящеры, большие и маленькие, занимаясь повседневными делами. Одни плели новые строения, другие копались в земле… Мелкие, недавно вылупившиеся ящеры, похожие на общипанных цыплят, таращились на незнакомцев, но старались держаться от них подальше. Взрослые тоже проявляли определенное любопытство, но при этом бдительно следили, чтобы детишки не путались под ногами. Проводник указал лапкой на самую большую хижину, сплетенную наиболее тщательно и явно с любовью. Даже на расстоянии можно было почувствовать острый, почти удушливый запах. Из отверстий сочились почти невидимые струйки дыма. Граймс знал, что это такое. Священные травы, дым которых позволялось вдыхать лишь Мудрейшим.

Он вошел в хижину. Внутри, над небольшим открытым очагом, возвышался треножник, к которому была подвешена коробочка, источающая едкий дым. Вокруг очага сидели три ящера. Коммодор почувствовал, как в носу невыносимо свербит, на глазах выступили слезы. Для ящеров этот дым был чем‑то вроде галлюциногена, но у людей вызывал совершенно иную реакцию — весьма сильную, хотя и безобидную. В конце концов, несмотря на все усилия, Граймс неудержимо расчихался.

Ящеры тихонько засмеялись. Когда глаза привыкли к полумраку, он увидел, что все они были очень стары. Их чешуя потускнела и кое–где осыпалась, кости ясно проступали на теле. И еще: в этой троице было что‑то чрезвычайно знакомое — скорее на уровне ощущений.

— Наш волшебный дым заставляет тебя всего лишь чихать, человек Граймс.

— Да, Мудрейший.

— А что ты делаешь здесь, человек Граймс? Разве ты не нашел счастье в своем мире? Разве ты не счастлив с женщиной, которую нашел после нашей последней встречи в другом мире?

— Скажи “да”! — прошептала Соня. Снова тихий смех.

— Нам повезло, человек Граймс. У нас нет таких проблем, как у созданий с горячей кровью, — последовала пауза. — Но мы тоже любим жизнь, как и вы. И мы знаем, что там, за пределами нашей планеты, есть те, кто хочет забрать нашу жизнь и вашу. Сейчас они не в силах это сделать. Но могут добиться своего.

— Вашу жизнь? — удивленно переспросила Соня. — Я думала, что вы… как бы это сказать… одновременно живете во всех Альтернативных Вселенных… Иначе как вы можете помнить Джона? Он никогда не появлялся на этой планете… Вернее, это было в другом мире.

— Ты не понимаешь, человек Соня. Ты не можешь это понять. Но я попытаюсь тебе объяснить. Человек Граймс, что ты привозил на Стрее? В другом мире.

— Всякие излишества… кажется, вы так это называли. Вроде чая, табака… И книги.

— Какие книги?

— История, философия, романы. И даже поэзия.

— Ваши поэты умеют сказать лучше, чем ваши философы. Они могут сказать многое, сказав мало. Это слово одного из них: “Дважды живущий — дважды умрет”… Я ответил на твой вопрос, женщина Соня?

— Да, да, — пробормотала она, — Я поняла… вернее, я чувствую, только не знаю, как это объяснить.

— Неважно. И неважно, если ты не понимаешь, что ты делаешь, пока ты понимаешь, для чего это делать.

— Что именно делать? — спросил Граймс.

— Уничтожить яйцо, — ответил Мудрейший. — До того, как вылупится зверь.

Глава 19

Ни один человек, впервые столкнувшись с жителями Стрее, никогда бы не подумал, что эти существа, похожие на ящеров и ведущие едва ли не пещерный образ жизни, являются прекрасными инженерами. Действительно, в их селениях не было ничего, похожего на механизмы или приборы. Но что такое живой организм, если не машина, которая получает энергию от сжигания углеродных соединений в кислороде? И работу, которую человек поручает машинам из пластика и металла, на Стрее выполняли живые существа, не наделенные интеллектом.

Но ящеры Стрее действительно были великими инженерами. Их материалом была живая материя.

В полутемной хижине, окутанные клубами дыма, которые, казалось, поглощали скудный свет, Мудрейшие говорили для двух людей. Граймс и Соня слушали молча, не перебивая и не задавая вопросов. Порой им казалось, что они не понимают того, что говорят Мудрейшие — но лишь потому, что вряд ли смогли передать это своими словами. Они чувствовали смысл сказанного, чувствовали и соглашались. Идея симбиоза машины из плоти и машины из металла возникла не вчера и посещала не только ящеров Стрее и не только людей. Может быть, она впервые родилась в голове первого мореплавателя, который взгромоздился на неуклюжее сооружение из бревен и веревок — и вдруг почувствовал, что оно стало продолжением его тела?

Наконец беседа закончилась. Молча, все еще размышляя над услышанным, Граймс и Соня вышли из хижины и отправились в обратный путь. За ними, кряхтя, медленно шел Стрессор — самый старый из Мудрейших, а впереди снова шагал ящер, который раньше привел их в поселок.

Картина, представшая им по возвращении, была совершенно сюрреалистической. Обожженная земля успела густо зарасти молодыми бледно–зелеными побегами, а опоры посадочного устройства были густо обвиты лианами. С ближайших “папоротников” протянулись роскошные плети и, зацепившись отростками за антенны, образовали над головой нечто вроде ажурной беседки. Космолетчики ползали по корпусу, обрубая лианы. Граймс не удержался и фыркнул. Загорелые тела, кое‑как прикрытые грязными тряпками, нечесанные космы, в руках топорики и мачете… ни дать ни взять племя дикарей, которым зачем‑то понадобилось освободить застрявший в джунглях космический корабль. Главный вождь — Вильямс — стоял внизу и громко распоряжался.

Заметив Граймса, старпом развернулся на каблуках и лихо отсалютовал.

— Плохо дело, шкипер, — мрачно объявил он. — Только вы ушли, мы начали вырубать эти сорняки — а толку чуть. Не представляю, как мы будем взлетать. А взлетать, боюсь, придется, и очень срочно.

— А что стряслось?

— Мэйхью сказал мне, что эти твари, — он ткнул пальцем вверх, — раскусили нашу затею с усилителями. Все, нет больше усилителей.

— Значит, мы остались без информаторов, — сказала Соня. — И без дезинформаторов.

— Именно так, миссис Граймс.

— Чтобы вы смогли улететь, их придется отвлечь, — подал голос старый ящер.

— Думаю, вы правы, Мудрейший, — ответил коммодор.

— Мы уже сделали это, человек Граймс.

Вильямс уставился на древнего ящера

— Вы… Что — сделали? Черт побери, шкипер, это еще что такое?

— Это Стрессор, коммандер Вильямс, — холодно ответил Граймс, — старший из Мудрейших Стрее. Он не меньше нашего заинтересован в уничтожении этих крысоидов. Он рассказал нам, как это можно сделать — более того, собирается принять в этом участие. Поэтому он летит с нами.

— И как вы это сделаете? — спросил Вильямс, воззрившись на Мудрейшего с высоты своего роста.

— Уничтожу яйцо до того, как вылупится зверь, — проскрипел Стрессор.

Граймс уже ожидал какой‑нибудь двусмысленной шуточки, но Вильямс, как ни странно, воздержался.

Хорошая идея, — спокойно ответил он. — Правда, у нас тут еще одна проблема… Черт ее знаег, как с этим справиться. Видите ли… сэр… У нас накрылся регулятор Манншенна. Я с трудом представляю, как чинить его на ходу. Кое‑кто рассказывал, что это возможно. Но я не встречал еще никого, кому бы это удавалось. По крайней мере, того, кто остался после этого живым и невредимым.

— Если мы хотим использовать Манншенна так, как предлагает Стрессор, без регулятора не обойтись, — сказал Граймс.

— Так откуда его взять, шкипер?

— Он у нас есть. Вот он, перед вами.

Старпом с сомнением посмотрел на старого ящера и хмыкнул.

— Ладно, если ему охота… Наверно, таких наизнанку не выворачивает, — он резко обернулся в сторону корабля и обнаружил, что вся дюжина “тарзанов” раскачивается на уцелевших лианах, наслаждаясь передышкой. — А ну марш работать, лодыри! И чтоб к вечеру корпус должен быть чистым, как задница у младенца!

— Может, лучше сказать “гладким”, коммандер? — невинно осведомилась Соня.

Прежде чем Вильямс успел ответить, Граймс подхватил супругу под руку и поспешил вверх по трапу. Следом за ними медленно семенил старый ящер.

Граймс и его офицеры были вынуждены признать, что план Мудрейших весьма остроумен.

Очищенный от лиан, “Корсар” возвышался на поляне, полностью готовый к старту, а над ним кружилась огромная стая птерозавров. В их когтях поблескивали бесформенные обломки металла. Внезапно стая сгруппировалась, образовав плотное веретенообразное облако, и понеслась на восток. Эти существа не обладали разумом, но прекрасно повиновались телепатическим командам. По всей видимости, на радарах крысиной эскадры должен был появиться силуэт, напоминающий “Корсара”, который маневрировал в плотных слоях атмосферы.

Расчет оказался безошибочным.

Минута — и на стаю посыпались ракеты. Некоторые взрывались в воздухе, сотнями губя крылатых камикадзе, другим позволяли упасть в незаселенных районах джунглей. Тем временем радист “Корсара” “прощупывал” эфир. Из динамиков доносились обрывки переговоров. Похоже, крысы купились на эту уловку. “Сфера” рассыпалась на глазах, корабли один за другим покидали орбиту. Наконец, Вильямс рискнул включить радар, чтобы окончательно удостовериться, что воздушное пространство очищено.

Граймс объявил предстартовую готовность и сам сел в главное кресло. Его руки снова легли на панель управления. Его охватил настоящий восторг. Он перевел тумблер ускорения в крайнее положение и нажал кнопку пуска.

Корабль рванулся вверх, как снаряд из пушки. Перегрузка толчком вдавила коммодора в спинку кресла. И тут раздался тихий свистящий звук — казалось, он исходит одновременно отовсюду: из каждого угла рубки, из динамиков, из самых недр корабля… Граймс забеспокоился, попытался повернуться — и, внезапно сообразив, в чем дело, улыбнулся. Обитатели Стрее обычно спокойны и невозмутимы, но если им случается полетать на космическом корабле, они радуются как дети. И особый вкус они испытывали к перегрузкам. Стрессор свистел, потому что был счастлив.

В одно мгновение “Корсар” прорвался сквозь толстый слой облаков, и яркое солнце хлынуло в рубку. Из динамика доносились резкие пронзительные голоса. Похоже, крысы все‑таки заметили беглецов и собирались открыть огонь. Но время было безнадежно упущено. Ни один из кораблей не успел бы подойти достаточно близко, чтобы пустить в ход ракеты или точно прицелить лазеры. Прежде чем они успеют сманеврировать, “Корсар” запустит Движитель и станет недосягаем.

Впрочем, расслабляться не стоило. Граймсу еще предстояло проводить Мудрейшего в двигательный отсек, чтобы показать гироскопы Манншенна. Коммодор передал управление Вильямсу и с трудом выбрался — а точнее, вылез — из кресла. Он не могли позволить себе сбросить ход — необходимо было сохранять дистанцию. На радаре уже появились вражеские ракеты, и Картер брал прицел. Два могучих десантника помогали Стрессору подняться на ноги. Глядя, как они напрягают мышцы, поддерживая хрупкое тельце старого ящера, Граймс покачал головой. Впрочем, сам он, наверно, выглядел не лучше. Судорожно цепляясь за поручни, он буквально полз по лестнице, думая лишь о том, как бы не оступиться. Путь через три палубы, к двигательному отсеку, показался бесконечным.

Когда он вошел внутрь, там уже собрались все — Бронсон, доктор, Мэйхью… Из панели управления, изящно огибая неподвижное нагромождение гироскопов, тянулся пучок проводов, каждый из которых заканчивался замком–крокодилом.

— Старший помощник Вильямс — двигательному отсеку, — раздался голос из динамика. — Прошу капитана связаться с рубкой.

Граймс поднял микрофон.

— Капитан на связи. Что случилось, коммандер?

— Мы оторвались. Кажется, опасность миновала.

— Прекрасно. Вы знаете, что делать.

Вильямс прочистил горло, и от его зычного баса задребезжали гороскопы.

— Старший помощник — экипажу. Приготовиться к невесомости. Приготовиться к развороту.

Несколько секунд тишины — это смолк реактивный двигатель. Потом глухо загудели поворотные гироскопы, и корабль начал поворачиваться по короткой оси.

Врач и двое инженеров–механиков начали укреплять “прищепки” на теле старого ящера.

— Смелее, — проскрипел Стрессор. — У меня толстая шкура. Вряд ли вы причините мне боль.

Затем пришла очередь Мэйхью. На голову телепату надели металлический обруч, от которого к приборной панели тянулись разноцветные провода. Офицер был бледен, как мел, но Граймс не мог глядеть на него без восхищения. Человек ничего не забывает, хотя и грешит порой на собственную память. Вряд ли Граймс смог бы когда‑нибудь забыть, как выглядит человек, которого затянуло в поле работающего Движителя. Правда, тогда Движитель был исправен. Сейчас Стрессору и Мэйхью предстояло иметь дело с неисправным Движителем. Хотя это была контролируемаянеисправность.

Но псионик добровольно согласился участвовать в этом эксперименте. По возвращении его нужно будет представить к награде… Главное, чтобы не посмертно.

Корабль снова начал разворачиваться — и вдруг движение прекратилось. Толчок, через несколько секунд — опять.

Попадание? Нет. Похоже, Картер выпустил антиракеты. Но раз дело дошло до перестрелки — значит, противник уже рядом. И времени в обрез.

Из динамика прозвучал голос Вильямса:

— Курс на Лорн установлен, шкипер!

— Включить дистанционное управление Движителем Манншенна, — скомандовал Граймс.

Доктор и младшие инженеры уже выходили из отсека. Они даже не скрывали, что не желают задерживаться ни на секунду. Бронсон суетился за пультом управления, то и дело отбрасывая со лба отросшие космы. На его бородатом лице было написано беспокойство.

— Поторапливайтесь, коммандер, — сказал Граймс.

— Не нравится мне эта затея, — буркнул “имам”. — Манншенн — это средство передвижения, а не машина времени.

Корабль снова вздрогнул. Еще раз, и еще…

Наконец Бронсон закончил свою работу, покачал головой и быстро вышел. Коммодор обернулся к Стрессору. Ящер выглядел так, словно запутался в сетях огромного паука.

— Это рискованно… — начал Граймс.

— Я знаю. Если я… во что‑нибудь трансформируюсь, это будет очень интересный опыт.

Но вряд ли очень приятный, подумал Граймс. На лбу Мэйхью выступила испарина. Телепат судорожно сглатывал, и его острый кадык дергался. Черт возьми, откуда взялась такая уверенность у этого старого чешуйчатого отшельника, в котором так мало… человеческого?

Как он может предусмотреть все последствия, если никогда в жизни ему не приходилось сталкиваться с этими механизмами — не говоря уже о том, что ему чужды сами идеи, на которых зиждутся технологии людей? Конечно, среди книг, привезенных Граймсом на Стрее, была одна, в которой описывался принцип действия Движителя Манншенна… но если это действительно было в другой Вселенной… Да и могут ли книги заменить живую практику?

— Удачи, — коротко сказал Граймс, вышел из отсека и плотно притворил дверь.

Почти тут же он услышал свистящий вой гироскопов. Но в этом звуке было что‑то неправильное. Потом он провалился в густой черный сон.

Глава 20

Говорят, что за несколько секунд до смерти утопающий видит всю свою жизнь с начала до конца. Нечто подобное происходило с Граймсом — только в обратном направлении.

Перед ним длинной чередой проходили его успехи и неудачи…

…любовь — и то, что он считал любовью…

…случаи, когда он говорил “нет”, и случаи, когда “нет” говорили ему…

…люди, которых он не хотел вспоминать, и люди, с которыми ему хотелось встретиться снова…

Но все это было нереально, неестественно. Казалось, это были не его воспоминания…

Он очнулся от того, что певучий свист гироскопов смолк.

Прибыли…

Но куда? А главное — в какое время?

Вперед в пространстве и назад во времени — таков принцип работы Манншенновского Движителя. Но еще никто и никогда, находясь в здравом уме и твердой памяти, не пытался запустить его реверсом.

Прежде всего, для этого требовалось переделать регулятор.

Чем случилось с регуляторами из плоти и крови, подключенными к системе управления — человеком–телепатом и ящером–философом, которые вознамерились заменить своим интуитивным чувствованием точнейшие математические расчеты, управлявшие системой?

Что с ними теперь? Как они перенесли такое напряжение?

“А что со мной самим?” — спросил себя Граймс. А с Соней?

Лично с ним что‑то явно было не так. Он не чувствовал себя… самим собой. Нет, он прекрасно помнил все, что происходило до сих пор. Он не превратился в ребенка и даже, кажется, не помолодел… по крайней мере заросший подбородок по–прежнему чесался, напоминая о необходимости бритья. И не парил под потолком в виде сгустка протоплазмы.

Граймс открыл дверь отсека. Стрессор по–прежнему висел паутине разноцветных проводов… Но каждая его чешуйка сверкала, как полированная, а глаза уже не казались затянутыми мутной пленкой.

— Человек Граймс, мы сделали то, что задумано!

Это был голос молодого ящера — скорее каркающий, чем сиплый.

— Точно! — подтвердил Мэйхью. Его голос тоже изменился- стал звонче, выше… И сам псионик, кажется, уменьшился в росте. Граймс пригляделся… Нет, это просто показалось. Но он явно помолодел.

— Это было нелегко, — продолжил он. — Это было очень нелегко — остановить возвратное движение биологического времени… Мы со Стрессором находились в самом центре поля, так что не удивляйтесь, что мы немного изменились, сэр. Но за остальных не беспокойтесь. Если кто и помолодел, то, может быть, часа на два… Так что ваша роскошная седая борода по–прежнему при вас.

“У меня никогда не было седой бороды…”

Граймс почувствовал, что в животе похолодело. Наконец он не выдержал. Приподняв свою бороду, он скосил глаза и попытался ее разглядеть.

Мэйхью и Стрессор засмеялись.

— Ладно, — сердито буркнул Граймс. — Как‑нибудь я тоже вас разыграю, Мэйхью… Гхм… И что будем делать дальше?

— Ждать, — отозвался псионик. — Оставаться здесь и ждать. Скоро должен появиться “Запад”.

“Запад”… А также “Овечий Вор” и “Танцующая Матильда”… Старые транспорты Западной Линии, которые привозили первых поселенцев в Приграничье. Да, Приграничье уже называлось Приграничьем, — но это были четыре малонаселенные планеты, полностью зависящие от поставок Федерации. Излишне говорить, что тогда у них еще не было собственного флота.

“Запад”… кажется, этот транспорт доставил на Лорн первую партию посевного зерна.

Так было во Вселенной Граймса. Так должно было быть и в этой Вселенной. Параллельные миры потому и называются параллельными, что их развитие до определенного момента идет почти одинаково.

“Запад”…

Несомненно, Стрессор тоже знал историю заселения Приграничья. И устроил эту встречу, чтобы Граймс смог выполнить работу, которую в его Вселенной выполняли кошки и терьеры…

— Я уже слышу их, — тихо бормотал Мэйхью. — Они приближаются. Люди обеспокоены. Они хотят прибыть в порт, пока крысы–мутанты еще не успели захватить корабль.

— В этом мире корабль потерял управление при посадке, упал на скальной гряде и разбился, — сказал Стрессор. — Но многие из крыс выжили. Вам надо вернуться в рубку, человек Граймс. Делайте то, что должны сделать.

В рубке было спокойно и почти уютно. По крайней мере, так показалось Граймсу.

Однако многие еще не успели оправиться от состояния дезориентации во времени и пространстве. В каком бы режиме ни работал Движитель, переход из нормального континуума в искривленный и обратно всегда вызывает совершенно определенные реакции организма.

Коммодор подошел к Вильямсу, который, нахохлившись, по–прежнему сидел в кресле второго пилота.

— Как дела, коммандер? — спросил он мягко.

— К бою готов, шкипер, — отозвался старпом, но прозвучало это не слишком убедительно.

Граймс присел возле кресла своей жены. Соня выглядела подавленной, со щек еще не исчезла нездоровая бледность. Но, взглянув на мужа, она слабо улыбнулась.

— А ты не изменился, Джон. Как я рада… Знаешь, я слишком много вспомнила… даже то, что должна была забыть. Я понимаю, все это в прошлом. Но все равно… слишком… тяжело. Как я рада, что ты здесь, рядом со мной… именно ты, а не какой‑нибудь…

— Я тоже должен кое о чем забыть, — ответил он.

Он посмотрел на своих офицеров. Они уже занимали места. Вот Картер проверяет прицелы своих пушек. Вот Беннет настраивает приемники…

Сквозь затемненные стекла иллюминатора солнце Лорна казалось тусклым подслеповатым диском. Граймс посмотрел в другую сторону — там сияла во всей своей красе Линза Галактики. Что могло измениться здесь, на задворках Вселенной, за какие‑то триста–четыреста стандартных лет? Они промчались незаметно, не оставив следа…

Назад или вперед — какая разница?

Пройдет еще тысяча лет — но все останется по–прежнему: и Линза Галактики, и солнце Лорна, и далекие туманности, разбросанные в бархатной черноте…

— Объект на радаре, — объявил вахтенный.

Коммодор вывел изображение с радара на свой монитор и увидел, как на самом краю серебряной паутины появилась светящаяся точка.

Беннет схватил микрофон со стойки.

— “Корсар” — “Западу”. “Корсар” — “Западу”. Как слышно? Прием.

Голос, который раздался в ответ, был не просто усталым. Это был голос человека, который последние несколько дней находился в запредельном напряжении.

— Слышу вас четко… как вас там, я не понял…

— Повторяю: “Корсар”. “Корсар” — “Западу”. Прием.

— Впервые слышу. Откуда вы взялись?

— “Корсар”? — перебил второй голос. — Мне это не нравится, капитан. Больно похоже на пиратов…

— Пираты? — отозвался первый. — Здесь, на краю Галактики? Что они здесь забыли?

Диалог явно не был адресован Граймсу

— “Запад” — “Корсару”, — проговорил после долгой паузы первый. — Пираты вы или кто еще — рады приветствовать, приятно познакомиться. Прием.

— “Корсар” — “Западу”. Отвечайте, пожалуйста. Прием.

— Да, “Корсар”. Слышу вас четко. Что вам надо?

— Мы просим разрешения подняться к вам на борт.

— Подняться на борт? Да мать вашу, за кого вы себя принимаете?.. Ох… Прием.

— Мы — ФКМП “Корсар”.

— ФКМП? — в микрофоне что‑то зашуршало, потом послышался скрип. Судя по всему, капитан и его помощник пытались загрузить плеймастер… или листали каталог. — Есть что‑нибудь подобное, Джо?

— Нет. Что за чертовщина?

Граймс взял свой микрофон. Только не хватало, чтобы “Запад” объявил тревогу, запустил Манншенна и исчез в искривленном континууме. Проклятье, для того, чтобы выполнить задачу, ему достаточно одного залпа. Разнести в пыль эту чертову посудину, которая, скорее всего, даже не вооружена. Но он не мог. Возможно, крысы были достойны такой участи. Но люди, которым волей случая довелось оказаться на борту злополучного судна? Граймсу случалось убивать. Но он не хотел лишать жизни людей, когда этого можно было избежать.

— Капитан, — произнес он тревожно, — говорит коммодор Граймс, Флот Конфедерации Миров Приграничья. Прошу разрешения подняться к вам на борт. Это очень важно. Мы знаем, что у вас случилось. Мы хотим вам помочь.

— Хотите нам помочь?!

— Если бы мы хотели вас уничтожить, — настойчиво продолжал Граймс, — мы бы давно уже это сделали.

Он перевел дыхание.

— У вас на борту груз посевного зерна. В этом зерне были крысы. Верно?

— Совершенно верно. Но откуда вы знаете, черт подери?

— Сейчас это неважно. Крысы начали размножаться и мутировать. Верно? Вдобавок, у вас накрылся Манншенн, вы черт знает сколько времени ползете с Эльсинора… Плюс флуктуация поля временной прецессии. В результате чего скорость мутаций крыс резко подскочила.

— Но… откуда вы это знаете, сэр? Мы не посылали никому никаких сообщений. Нашего офицера–псионика убили эти… твари.

— Мы знаем, капитан. А теперь разрешите нам подняться на борт.

Снова из динамика послышался приглушенный голос — вероятно, старпома:

— Вы слышали про Призраков Приграничья, сэр? Скверная штука. Но если они нарушат карантинный режим… думаю, хуже уже не будет.

— Совершенно верно, — сказал Граймс. — Можете нас считать Призраками Приграничья.

Призраками из плоти и крови…

Глава 21

Пальцы Вильямса снова забарабанили по кнопкам панели управления.

Корабль развернулся, потом, подталкиваемый короткими выбросами маневровых реактивных двигателей, вплотную приблизился к “Западу” и замер. Расстояние между бортами не превышало десяти ярдов. Экипаж “Корсара” столпился у иллюминаторов, рассматривая огромный транспорт.

Это было действительно очень старое судно — даже по меркам людей, которые сейчас вели его к Лорну. Обшивка потемнела от излучения и была густо исчерчена микрометеоритами. Буква “П” в его названии давно отлетела и была выведена полустершейся краской — явно от руки. Можно себе представить, что творится внутри. Скорее всего, ради большей вместительности жилое пространство сокращено до минимума. Экипаж ютится в многоместных каютах, радиационная защита никудышная… Все остальное — это заполненный зерном грузовой отсек, в котором продолжают размножаться и мутировать крысоподобные твари, готовые уничтожить экипаж…

И если бы только экипаж.

— Готовить группу на выход, сэр? — спросил командир космодесантников.

— Да, майор. Вы и с вами шесть человек — этого будет достаточно. Мы с миссис Граймс тоже пойдем с вами.

— Лазеры, сэр?

— Нет. Вряд ли дыры в переборках очень помогут делу.

— Значит, опять ножи и дубинки? — несколько разочарованно спросил майор.

— Совершенно верно, — ответил Граймс и пошел к себе в каюту. Им с Соней тоже предстояло подготовиться к вылазке.

Помогая друг другу, они натягивали скафандры, доставшиеся в наследство от прежних хозяев корабля. Эти скафандры никто не стал переделывать, и специальное углубление, предназначенное для хвоста, уже стало объектом целого ряда непристойных шуточек. Впрочем, мужская часть экипажа уже оценила по достоинству яйцевидные гермошлемы: при такой форме щитка борода почти не мешала. Интересно, что подумает экипаж “Запада”, когда спасательная партия высадится на борт? Обросшие дикари в допотопных скафандрах… И под скафандрами — соответствующая униформа. Хорошо, что система видеосвязи до сих пор неисправна: в таком виде они вряд ли получили бы разрешение подняться на борт — даже за карту Галактики с координатами всех артефактов Предтеч.

Когда приготовления закончились, группа собралась в главном шлюзе — только в нем кое‑как могли поместиться девять человек в скафандрах. Медленно закрылся внутренний люк, один из десантников задвинул запирающие рычаги, и за вентиляционными решетками утробно загудели насосы. Такое количество воздуха было просто непозволительно выпускать в пустоту.

Затем Граймс отпер внешний люк и увидел, как на корпусе старого транспорта появляется темное отверстие. Прожектор “Корсара” скользнул по обшивке и осветил внутренности тамбура. Судя по размерам — вспомогательный шлюз. Капитану “Запада” не откажешь в предусмотрительности: чужакам придется подниматься на борт по одному… “Хорошо, что он еще не видел наши скафандры”, — подумал Граймс, выбираясь наружу.

— Больше одного человека в тамбур не влезет, — сообщил он. — Я иду первым.

Оттолкнувшись от корпуса, он пролетел разделявшие корабли двадцать футов, вытянул руки и мягко приземлился на обшивку прямо возле открытого люка.

Тамбур действительно оказался тесным — даже для одного. Внешний люк захлопнулся, и коммодор оказался в полной темноте. Возможно, лампы перегорели или были разбиты. Но, скорее всего, освещение просто было не предусмотрено. Наконец послышалось шипение — тамбур наполнялся воздухом.

Внутренний люк распахнулся настежь, и яркий свет ослепил Граймса.

Первое, что он увидел, были направленные на него пистолеты, а первое, что услышал сквозь диафрагму шлема — голоса:

— Что я говорил, сэр? Точно пираты!

— Уверен, что это человек?

— Может, пристрелить его — и дело с концом?

— Подождите! — крикнул Граймс.

Он не первый год командовал кораблем. Одного слова оказалось достаточно, чтобы люди, стоявшие перед ним, замолчали.

— Я не пират. И я такой же человек, как и вы.

— Докажите.

Коммодор очень медленно поднял руки и обернулся кругом, показывая, что безоружен.

— Чтобы вы окончательно убедились, я сниму шлем. Для этого нужно отстегнуть замок. Может, вы сами хотите это сделать?

— Не приближайся!

— Как вам будет угодно.

Граймс повернул шлем на четверть оборота и снял его. В ноздри ударил неприятный и очень знакомый запах. Именно так пахло в кают–компании “Корсара” после происшествия с пленной крысой.

— Ну ладно, — сказал один из астронавтов. — Можете войти.

Они расступились, и Граймс буквально ввалился в коридор. Теперь, когда слепящий свет не бил в глаза, он смог рассмотреть встречающих. Как и он, эти люди носили бороды — похоже, им было не до бритья.

Но разобрать знаки отличия не составляло труда: как и военная форма, они куда меньше подвержены веяниям моды, чем гражданская одежда.

— Капитан, — сказал Граймс, обращаясь к седому усталому человеку с четырьмя золотыми нашивками на рукаве кителя, — кажется, я говорил с вами? Я — коммодор…

— Да, коммодор Граймс, Флот Конфедерации Миров Приграничья. Я понял. Но что это за маскарад, коммодор?

— Маскарад?

Его скафандр, сообразил наконец Граймс. Этот скафандр сделан не под человека, и в нем он действительно мало напоминает представителя вида homo sapiens. Шлем, слишком короткие штанины, этот дурацкий мешок для хвоста… ниже спины. Но что вообразят себе эти люди, когда увидят лохмотья, которые он носит под скафандром? А полосы на запястьях в качестве знаков отличия? Но сейчас это было неважно.

— Это длинная история, капитан, — проговорил коммодор. — Сейчас у нас нет времени. Сейчас важно одно: вы не должны — повторяю, НЕ ДОЛЖНЫ совершать посадку. И тем более на Лорн. Даже не пытайтесь. Считайте, что это приказ.

— Черт подери! Да кто вы такой, мистер так называемый коммодор! Нам осточертело мотаться по космосу! По какому праву вы вообще явились к нам на борт и что‑то приказываете?

— По какому праву? — голос Граймса стал ледяным. — В моей Вселенной я имею право отдавать любые приказы от имени президента Конфедерации.

— Ну что я говорил? — взвился старпом. — Какой президент Конфедерации? Это самые настоящие пираты!

— Возможно, — ответил Граймс. — Если считать пиратами всех, кто может приказывать по праву силы.

— Как я понимаю, вы намерены лишить меня права командовать собственным кораблем, — упрямо произнес капитан “Запада”. — Я могу расценивать это только как пиратство.

Граймс посмотрел на него с уважением. Этот человек находился на крайней стадии нервного истощения. Под глазами черные круги — видимо, он не спал уже несколько суток. Его судно кишит крысами–мутантами. По крайней мере один из его офицеров убит. Как он воспримет незванных гостей, которые вдобавок хотят помешать ему сесть на планету? Только как захватчиков, которые намерены отбить у него груз. Что он попытается сделать в первую очередь?

Именно то, что ему ни в коем случае нельзя делать.

Граймс поднял свой шлем, собираясь надеть его на голову. Он испытывал почти необоримое желание связаться с кораблем и приказать Вильямсу или Картеру срезать пару антенн с “Запада”. Но старпом, словно прочитав его мысли, вырвал шлем у него из рук и швырнул в сторону.

— Сейчас этот ублюдок созовет всю свою шайку, — прорычал он.

— Но я должен поддерживать связь со своим экипажем!

— Чтобы они пустили ваши хваленые пушки? — он со злостью пнул шлем ногой. Тот пролетел по коридору, отскочил от перегородки и медленно поплыл обратно, вращаясь вокруг двух осей сразу.

— Послушайте, господа…

Граймс посмотрел на автоматические пистолеты в руках капитана и старпома. Калибр — пять миллиметров, не больше. Можно попытаться обезоружить одного из них. Но другой успеет выстрелить.

— Джентльмены, мы собираемся помочь вам…

— Пока что вы только мешаете, — огрызнулся помощник. — Приберегите свои пиратские сказочки для внуков, а мы как‑нибудь и сами разберемся, что делать, — он обернулся к капитану. — Может, разворачиваемся по–быстрому — и прямым ходом в порт? Вряд ли эти уроды начнут стрелять, пока их главарь у нас на борту.

— Да. Именно так и сделаем. Только для начала наденьте на него наручники.

Вот оно, вяло подумал Граймс. Прошлое изменить невозможно. Сколько раз он читал об этом — но не верил. История имеет свою инерцию, и чем больше груз лет — тем она больше. Сколько сил он потратил на то, чтобы добраться сюда и предложить этим людям руку помощи. Сейчас на эту руку наденут наручники. Но разве можно осуждать этого капитана, имени которого он так и не узнал? На своем корабле за ним всегда остается последнее слово — если это настоящий капитан. И еще: зерно необходимо на Лорне. Граймс помнил это. Зерно необходимо доставить срочно.

Ему показалось, что вместо воздуха коридор наполнился какой‑то вязкой жидкостью — даже дышать стало трудно.

Он попытался плыть против течения Времени, но потерпел неудачу.

Почему бы не позволить событиям развиваться своим ходом? В конце концов, после того, как “Запад” сядет в Порт–Форлоне, у них будет куда больше возможностей, чтобы уничтожить крыс.

Или не будет? Или корабль разобьется, упав в горах?

И тут, словно в ответ на его мысли, истошно завыла сирена.

Тревога.

— Питерс — капитану! — кричал из динамиков голос. — Капитан, отзовитесь! Рубка атакована!

Капитан и старпом, как по команде, развернулись и помчались к осевой шахте. Подхватив свой шлем, сиротливо плавающий у вентиляционного отверстия, Граймс сунул его под мышку и, не долго думая, бросился вслед за ними.

Глава 22

— Они уже в рубке!

Голос, казалось, раздавался прямо в ушах. Они — это Соня и его десантники. Наверное, они разбили один из иллюминаторов. Странно, что давление не падает. Впрочем, даже на таком дряхлом корыте все двери между отсеками идеально герметичны — это вопрос жизни и смерти. Как только давление падает, эти двери автоматически захлопываются. Тем не менее, Граймс задержался, чтобы надеть свой шлем, и только после этого полез в осевую шахту. К счастью, шлем не слишком пострадал от пинков старпома.

Оба офицера стремительно карабкались по винтовой лестнице. Граймс едва поспевал за ними: он чувствовал себя так, словно его ноги связаны чуть выше колен. Затем сверху послышался грохот, крики и глухие удары. Кто‑то несколько раз выстрелил — коммодор узнал звук малокалиберного пистолета. А затем — визгливые выкрики, которые были слишком хорошо знакомы. Одно слово, повторяющееся, как боевой клич:

— Сми–ирть! Сми–ирть!

И тогда он понял, кто такие “они”.

Он со всех ног бросился вверх по лестнице. Прямо перед его носом ноги старпома лягнули воздух, и он исчез в люке. Капитан уже был в рубке. Снова прозвучало несколько выстрелов, кто‑то громко выругался, и люк с грохотом захлопнулся.

Толкнув тяжелую крышку, Граймс подтянулся на локтях… и оказался в самой гуще сражения.

Сначала на него никто не обратил внимания. Может быть, крысы приняли его за своего, сбитые с толку видом скафандра?

Они оказались мелкими — не больше фокстерьера. Но их было много — ужасающе много. Они дрались зубами, когтями и кусками отточенного металла, которыми орудовали как ножами. В воздухе плавали крошечные кровяные шарики, и лицевой щиток шлема тут же затянула мутно–багровая пленка. Граймс попытался вытереть ее, но получилось только хуже. Теперь он почти ничего не видел сквозь маслянистые разводы. Все, что он разглядел — это два неподвижных тела, покрытых жуткими рваными ранами, и около дюжины дохлых крыс.

Коммодор подавил приступ тошноты, поймал какой‑то лоскут, весьма кстати проплывающий мимо, и протер щиток. Возле приборной панели сгрудились несколько человек, отчаянно отбиваясь от мерзких тварей металлическими прутьями и обломками стульев. Должно быть, они уже израсходовали все заряды своих пистолетов. Граймс бросился на выручку.

Скафандр не только защищал от зубов и когтей. Утяжеленные перчатки и подошвы ломали кости, разносили черепа. Первая атака оказалась весьма успешной. Коммодор прорвался к астронавтам и встал рядом с ними. Однако не стоило даже надеяться получить перевес. Крысы прибывали непонятно откуда. От визга закладывало уши.

Похоже, они сообразили, что новый противник почти неуязвим, и попытались вывести его из строя иным способом. Через минуту десятки тварей висело на руках и ногах коммодора, а другие карабкались по телам своих товарищей, словно пытались повалить врага. Офицеры ничем не могли помочь — они сами едва отбивались от наседавших на них грызунов.

Граймс почувствовал, как что‑то скребется около основания шлема. Одна из отвратительных тварей пыталась просунуть между шлемом и воротником какой‑то металлический обломок. Но щель была слишком узкой, и теперь крыса неуклюже царапала блестящую металлизированную ткань. Вряд ли скафандр был предназначен для подобного воздействия. Чудом высвободив руку, Граймс оторвал крысу и швырнул в сторону… В ту же секунду на его руке снова повисло несколько тварей. Все были вооружены металлическими обломками. В какой‑то момент коммодору показалось, что ткань затрещала.

Он обессилел. Он беспомощно барахтался в море шевелящихся волосатых тушек и не мог выплыть. Если подмога не подойдет… Скафандр защищал его, но сковывал движения. Граймс рванулся в одну сторону, потом в другую…

Если не удастся освободиться, то надо хотя бы стряхнуть этих тварей, которые все более настойчиво драли и полосовали ткань. Теперь они пытались отодрать воротник от шлема, чтобы подобраться к горлу.

Неожиданно крысы ослабили напор. Граймс понял, что может немного пошевелиться. Кровь на щитке засохла и стала почти непрозрачной, но коммодор разглядел силуэты людей в скафандрах. Начищенные мачете, сабли и топорики отбрасывали короткие блики. Послышался влажный хруст — десантники разрубали мохнатые тела пополам, кромсали кости. Рубка снова наполнилась кровавым туманом.

Но силы были неравны. Даже если сюда прибудет весь экипаж “Корсара”, рано или поздно проклятые твари одолеют всех — вооруженных, невооруженных, в скафандрах и без скафандров… В рубку прибывали все новые и новые полчища крыс, заменяя убитых и искалеченных. Они победят — это несомненно.

— Всем покинуть корабль! — зазвенел в динамиках женский голос.

Соня. Наконец‑то.

— Всем покинуть корабль! Продвигаться к спасательным шлюпкам!

В рубке словно отозвалось эхо: люди повторяли команду. Покинуть корабль… Проще сказать, чем сделать, но иного способа спастись нет и не будет.

Вооруженные десантники окружили экипаж “Запада” — вернее, то, что от него осталось. Капитан был изранен, оглушен, но еще жив. Старпом отделался несколькими порезами, обильно кровоточащими, но не опасными. “Имам” и “реактивщик” прикрывали истерически вопящую женщину — на ее разодранной в клочья рубахе чудом сохранилась нашивка офицера по снабжению. Больше из экипажа не уцелел никто.

Десантники подхватывали людей под руки и буквально вышвыривали через люк в осевую шахту. Граймс не успел обернуться, как его постигла та же участь. Он попытался что‑то возразить, но было уже поздно. Над его головой лязгнул люк. Коммодор стер со щитка кровавую кляксу и увидел, как Соня поворачивает рычаг.

— Подожди! — закричал Граймс. — Там же майор и его ребята!

— Они останутся там, — сухо ответила Соня. — Они задержат крыс. Наша задача — вывести с корабля этих людей.

— А дальше?

— Черт возьми, кто командует экспедицией — ты или я? Кто обещал адмиралу действовать наугад?

Через минуту они уже были в отсеке, где стояла спасательная шлюпка. Старпом распахнул люк и помог женщине забраться в тесную кабинку, потом усадил инженеров… Однако капитан, который едва держался на ногах, оттолкнул его:

— Ну уж нет. Я должен покинуть мой корабль последним… — Он заметил стоявших рядом Граймса и Соню. — Вас это тоже касается, мистер коммодор, как вас там… Берите своего напарника и п–полезайте в челнок.

— Мы доберемся сами, капитан. Нам недалеко.

— В челнок, черт бы вас побрал! Я… должен… последним… Он покачнулся и едва не упал — старпом едва успел его подхватить.

— Сейчас не до правил, сэр. Нужно спешить. Неужели вы не слышите?

В гермошлеме трудно что‑то расслышать — если только источник не находится в непосредственной близости от тебя. Граймс поднял щиток и ясно услышал шум, скрежет и визг, которые становились громче с каждой секундой.

— Залезайте в эту чертову шлюпку, — сказал он старпому, — и я задраю люк.

— Я настаиваю… — шептал капитан. — Я… должен… п–после–дним…

— Да полезайте, черт подери! — заорал старпом. — Знаете, сэр, — раздраженно проговорил он, обращаясь к Граймсу, — я давно собирался бросить к чертям это старое корыто. Но мне в голову не приходило, что это может произойти вот так!

Он свирепо покосился на капитана — и неожиданно от души залепил ему кулаком в челюсть. Удар был не слишком сильным, но капитан закатил глаза, обмяк и закачался, точно аэростат на привязи. Магнитные ботинки удерживали его в вертикальном положении. Инженеры, словно поджидавшие этого момента, высунулись из люка и аккуратно втащили своего командира внутрь.

— Быстрее! — нетерпеливо прикрикнула Соня.

— К вашему кораблю, сэр? — спросил помощник. — Вы примете нас на борт?

— Нет. Сожалею, но времени для объяснений не осталось. Врубайте полный ход и летите к Лорну.

— Но…

— Вы слышали, что сказал коммодор, — вмешалась Соня. — Выполняйте. Если вы постараетесь приблизиться к нам, мы откроем огонь.

— Но…

Коммодор сорвал с головы шлем. Через мембрану его голос звучал недостаточно внушительно.

— Марш в шлюпку! — рявкнул он. И добавил, уже мягче: — Удачи вам.

Старпом нырнул в шлюпку и захлопнул за собой люк.

Испустив вздох облегчения, Граймс снова надел шлем. Соня открыла выдвижную панель управления и нажала несколько кнопок. Две тяжелых створки выехали из пазов, перегородив шлюз и отделив его от остального корабля. На противоположной стене появилась черная щель. Шлюпка покатилась по направляющим рельсам, вывалилась наружу и медленно стала удаляться от корабля. Потом, ярдах в двадцати, включились реактивные двигатели. Крошечное суденышко набрало скорость. Через минуту оно превратилось в яркую огненную точку, которая описала широкую дугу и исчезла за диском планеты.

Граймс проводил ее взглядом.

— Нам нужно вернуться в рубку, — сказал он, — вытащить майора и его ребят. Они там заперты.

— Уже не заперты. Они просто дожидались, пока шлюпка улетит.

— И как, по–твоему, они выбрались?

— Точно так же, как и вошли. Мы прорезали в обшивке дыру. К счастью, все двери были в исправном состоянии.

— Вы сильно рисковали…

— Это было необходимо. И потом, мы знали, что ты в скафандре… Ладно. Пора выметаться.

— Только после вас, мадам.

— О Боже! Еще один галантный идиот на мою голову.

Но Граймс не стал тратить времени на пререкания. Он просто вытолкнул ее через люк и прыгнул следом, а затем запустил встроенный реактивный двигатель. Нужно было скорее возвращаться.

На полпути он оглянулся. Как раз в этот момент раздался взрыв.

Иллюминаторы в рубке “Запада” вылетели, во все стороны брызнули осколки металла и стекла, кристаллы замерзшего воздуха и толстые серые тушки. Некоторые из них какое‑то время дергались, как живые. Потом из неровной дыры, зияющей в корпусе старого транспорта, показались фигуры в скафандрах — все семь. Точно гигантские насекомые на свет ночника, они летели к открытому шлюзу “Корсара”. Соня и Граймс присоединились к ним.

Как минимум два помещения на “Западе” разгерметизировались — но этого было недостаточно. Подобного рода повреждения случаются на кораблях и в мирное время, но люди на них остаются живы. Значит, основная часть крыс — те, что оказались в трюме — уцелела.

Их уничтожат могучие пушки “Корсара”.

“Корсара”?

“Свободы”!

Глава 23

— Мы вас уже заждались, шкипер, — с нежностью проговорил Вильямс, когда коммодор появился в рубке.

— Рад вас видеть, коммандер, — отозвался Граймс.

Интересно, как бы действовал Вильямс, окажись он на месте старпома “Заката”, а Граймс — на месте того капитана.

— Действительно. Очень рад, — коммодор посмотрел в иллюминатор. Транспорт по–прежнему висел рядом — точно так же, как несколько часов назад… Несколько часов?

Не важно. Важнее другое: использовать ракеты невозможно. Взрыв уничтожит оба корабля.

— Ты должен закончить свою работу, человек Граймс, — напомнил Стрессор.

— Гхм… Хорошо–хорошо.

К счастью, теперь спешить некуда. Теперь у них есть время, чтобы выбрать лучший способ уничтожения.

— Орудия готовы, сэр.

— Спасибо. Для начала, коммандер, отойдем чуть подальше…

И вдруг очертания транспорта подернулись рябью. Потом “Запад” превратился в мутное пятно. Оно таяло, пока не исчезло вовсе, как снег в тепле.

Граймс выругался.

Надо же было так опростоволоситься! Эти твари первым делом добрались до Манншенновского Движителя.

Но, черт побери, как они могли узнать, что это такое? И как научились им пользоваться?

— Манншенн — пуск, — скомандовал он. — Уровень прецессии — стандартный.

Эта операция была слишком привычной, чтобы занять много времени. Поглядев на корабельный хронометр, Граймс удовлетворенно хмыкнул. Бронсон был на высоте. Граймс служил на военном флоте лишь в самом начале своей карьеры, а сейчас, как и большинство его подчиненных, числился в запасе. Но на его кораблях царила военная дисциплина, и коммодор по праву этим гордился.

Несколько секунд дезориентации во времени и пространстве, навязчивое чувство дежа вю, головокружение, тошнота…

Галактика начала сворачиваться, превратившись в огромную бутылку Клейна, а солнце Лорна стало напоминать радужную спираль.

Но “Запада” нигде не было.

Граймс поднял микрофон интеркома и вызвал двигательный отсек.

— Коммандер Бронсон! Вы можете синхронизироваться с ним?

— Я пытаюсь, сэр!

Должно быть, “имам” сейчас склонился над своей приборной панелью, посматривает на экран компьютера и медленно крутит ручки, подстраивая уровень темпоральной прецессии…

Свистящий вой гироскопов становился то выше, то ниже. Время от времени вокруг предметов возникала тонкая радужная аура, потом исчезала…

— Вот они, чертовы вонючки! — ахнул Вильямс, ткнув пальцем в иллюминатор.

Это были действительно они, совсем рядом. На абсолютно черном фоне их корабль выглядел как призрак. Он мелко дрожал и казался совершенно нереальным.

— Всем орудиям — огонь! — приказал Граймс.

— Но, сэр! — запротестовал кто‑то из офицеров. — Изменение массы корабля при работающем Движителе…

— Всем орудиям — огонь! — повторил Граймс.

— Есть, сэр! — с готовностью откликнулся Картер.

Но орудия, казалось, стреляли по тени. Ракетные снаряды один за другим уходили в сторону висевшего рядом корабля, лазеры рассекали его вдоль и поперек…

И ничего не происходило.

Загудел зуммер интеркома.

— Что за фейерверк, вашу мать? — заорал из динамиков Бронсон. — Каким чертом мне синхронизироваться, когда вы палите в белый свет, как в копеечку?

— Извините, коммандер, — спокойно ответил Граймс. — Но попытайтесь. Просто попытайтесь. И удерживайте синхронизацию, что бы не происходило. Это все, о чем я прошу.

— И что еще, шкипер? — спросил Вильямс.

— Еще у нас есть бомба, — спокойно ответил Граймс.

Он знал, как и все люди на этом корабле: ядерный заряд — это их единственный шанс вернуться в свой мир.

Но “Запад” должен быть уничтожен. Иначе все усилия пойдут прахом. И это можно сделать только оружием, которое способно прорвать временные потоки.

На это не способны самые умные ракеты, самые мощные лазеры. Иного выхода нет.

Корабли сошлись настолько близко, что приборы начали регистрировать интерференцию темпоральных полей. Теперь стрельба была тем более бесполезна. Каждый выброс массы или энергии вызывал мощное возмущение уровней темпоральной прецессии. В результате снаряд и цель просто расходились во времени и пространстве. “Корсар” действительно вел огонь по тени — по тени, которую отбрасывал в континууме “Запад”. Возможно, какая‑нибудь из последних моделей синхронизатора обеспечила бы некоторый шанс на успех. Но сейчас все зависело только от Бронсона.

Но выпустить ядерный заряд или ракету — не одно и то же.

Медленно и осторожно черный цилиндр извлекли из хранилища, поместили на специальную пусковую установку. Потом загудел компрессор, и мощная струя сжатого воздуха из компрессора вытолкнула его наружу. Медленно, очень медленно бомба поплыла в сторону “Запада”.

По приказу Граймса на иллюминаторы опустились толстые свинцовые щиты. Но спасут ли они? Близко, слишком близко. Радар был настроен на минимальную дальность, и было видно, как аккуратная сияющая точка, похожая на зернышко — бомба — ползет к размытому дрожащему пятну “Запада”. Картер смотрел на Граймса, ожидая приказа. Он был бледен как полотно — и, должно быть, не он один. И лишь Стрессор казался невозмутимым.

Граймс возмущенно покосился на него. Чертов ящер откровенно наслаждался ситуацией! От его свиста начинало свербеть в ушах.

Соня опустилась в кресло рядом с мужем.

— Джон, — сказала она. — Ты должен… Мы должны это сделать.

— Нет, — ответил он. — Я должен это сделать.

— Сближаемся, — донесся из динамика голос Бронсона, — синхронизирую… Поймал!

— Огонь, — сказал Граймс.

Глава 24

Прошло время.

Как много, Граймс не знал, да и не хотел знать.

Он приоткрыл глаза и увидел рыжеволосую женщину, которая будила его. Она была ослепительно красива. Воротник рубашки был расстегнут на три пуговицы, и Граймс заметил у нее на груди тонкий длинный рубец. Как ее зовут?

Он должен это знать… Это его жена, он знал точно… Внезапно он понял, что сейчас для него самое главное на свете — вспомнить ее имя.

Сюзанна?..

Сара?..

Нет.

Соня?..

Да, Соня. Ее зовут Соня.

— Джон, просыпайся! Все кончилось. Нас выкинуло прямо к Порт–Форлорну! Наше время, наша Вселенная! Аэрокосмическая уже на связи. Адмирал Хеннеси хочет тебя слышать.

— Как будто нельзя подождать, — ответил Граймс, чувствуя, как осколки его личности понемногу собираются в единое целое.

Он протер глаза — и увидел сидящего за пультом управления Вильямса.

Рядом красовался Стрессор — каждая чешуйка сверкает, — а около кресла стоял долговязый подросток, в котором Граймс не без труда узнал Мэйхью.

На мгновение он позавидовал им. Они помолодели, рискнув ради этого жизнью. И теперь они счастливы.

И не только они, сказал он сам себе. Должно быть, счастливо все человечество — пусть не в первый раз, но и не в последний.

“И даже когда удача перестанет мне улыбаться, я буду счастлив”, — подумал он.

ЗАПАСНЫЕ ОРБИТЫ

РАЗГАДКА

Мало–помалу Граймс выкарабкался из кошмарного сна.

Этот сон походил — слишком походил — на реальность. Но хуже всего было другое: сон проходил, а ощущения оставались. Бесконечная потерянность, шокирующий контраст между тем тусклым и унылым существованием, которое он влачил во сне — и полной впечатлений и ощущений жизнью, которой, как ему почему‑то было известно, он должен был жить в реальности. Там у него была жена — неряшливая, абсолютно лишенная воображения женщина, раздражающе манерная. И воспоминания о ком‑то другом, с кем он никогда не встречался и не мог встретиться. О чьей‑то стройности и элегантности, о близости, которая есть нечто большее, чем физическая близость в браке. О ком‑то, кто разбирался в книгах, в музыке и живописи и вместе с тем демонстрировал понимание всех тонкостей психологии космолетчика.

Мало–помалу Граймс просыпался.

Мало–помалу он начинал осознавать, что место, где он находится — вовсе не его спальня в квартире Командующего Зетландской Базой. Он лежал, прислушиваясь к тихим успокаивающим звукам — прерывистому биению инерционного двигателя, всхлипываниям насосов, вздохам вентиляционных систем, тонким высоким завываниям гироскопов Манншенна. И к спокойному ровному дыханию спящей женщины, которая лежала рядом. Время от времени тихонько она всхрапывала.

Но этого было недостаточно, чтобы обрести уверенность. Сон произвел слишком сильное впечатление. В конце концов, не зря говорят, что ночью все кошки серы… Без особого труда он нащупал кнопку выключателя у изголовья постели. Вспыхнул ночник; свет был мягким, приглушенным, но этого оказалось достаточно, чтобы Соня проснулась.

Она раздраженно взглянула на Граймса. Тонкое лицо, обрамленное темно–рыжими волосами, выглядело свежим даже в миг пробуждения — еще одно свидетельство ее аккуратности.

— В чем дело, Джон? — жестко спросила она.

— Прости, — мрачно отозвался Граймс. — Прости, что разбудил. Просто мне было необходимо убедиться…

Она мгновенно смягчилась.

— Опять этот сон?

— Да. И самое страшное в нем… Знать, что ты есть, где‑то в пространстве и времени, но я никогда с тобой не встречусь.

— Но мы с тобой уже встретились, — она рассмеялась, но не над ним, а вместе с ним. — И в этом твое несчастье.

— Мое счастье, — поправил он.

— Наше счастье.

— Полагаю, у нас все могло быть гораздо хуже, — проговорил он.

Граймс проснулся снова — на этот раз его разбудил переливистый звон будильника. Чтобы дотянуться до сервисного окошка в переборке, не требовалось вставать с кровати. Толкнув дверцу, он достал поднос с серебряным кофейным сервизом.

— Как всегда? — спросил он у Сони, которая потягивалась, предпринимая не слишком активные попытки занять сидячее положение.

— Да, Джон. Пора уже запомнить.

Граймс наполнил ее чашку — черный кофе без сахара, затем позаботился о себе. Он питал слабость к сахару — пожалуй, даже чрезмерную — и сливкам.

— Жаль, что это путешествие скоро закончится, — проговорила Соня. — Джимми, как всегда, на высоте. Такого сервиса не дождешься даже лайнере альфа–класса.

— Как‑никак, я коммодор, — с легким самодовольством отозвался Граймс.

— Да, но не коммодор ФИКС.

В том сне, в том повторяющемся кошмаре Граймс по–прежнему оставался ничем не выдающимся офицером Федеральной Исследовательской и Контрольной Службы. Он не должен был дослужиться до звания коммодора, просто не мог. Дни сменяли друг друга, похожие, как близнецы, и последний из них он провел бы командующим никому не нужной базы, в мире, который однажды был кем‑то обозначен как “группа планет низшей категории среднего класса”.

— Может быть, — возразил Граймс, — но я достаточно возился с кораблями ФИКС и вправе рассчитывать, что на одном из них меня обслужат по высшему разряду.

— Ты?! У меня сложилось впечатление, что это благодаря мне Джимми объявил нас VIP–персонами.

— Вовсе не из‑за тебя. Ты всего лишь обычный коммандер, к тому коммандер запаса.

— Прекрати это чертово занудство!

С этими словами она обрушила на голову супруга подушку. Плеснув себе на голую грудь горячим кофе, Граймс выругался.

— Хотел бы я знать, что подумает твой драгоценный Джимми, когда увидит на простынях эти пятна.

— Он их не увидит, а робот–прачка возмущаться не станет. Налей себе еще кофе, а я пока приму ванну.

Она выскользнула из постели и добавила:

— И не перебирай с сахаром. Кажется, ты собрался обзавестись брюшком…

И Граймс вспомнил жирного, неряшливого командующего Зетландской Базы.

Капитан “Звездного Первопроходца” коммандер Джеймс Фаррелл чрезвычайно гордился дисциплиной на своем судне. Для всех офицеров считалось обязательным присутствовать за каждым завтраком, обедом и ужином. Усаживаясь на свое место за капитанским столиком рядом с Соней, Граймс задавался вопросом: как Фарреллу удалось приучить офицеров простого “торговца” являться к завтраку даже после ночной вахты [18].

Как обычно, весь офицерский состав “Первопроходца” был в сборе — разумеется, за исключением вахтенных. Девушки в нарядной форме сновали между столиками, принимая заказы и разнося блюда. Само собой, Фаррелл сидел во главе стола, по правую руку от него — Соня, по левую — Граймс. Четвертым за капитанским столиком был капитан–лейтенант Маллесон, начальник инженерного отдела. Казалось, он отличается от капитана только нашивками на форме. Офицеры вообще мало чем отличались друг от друга — все как на подбор высокие, с одинаковыми короткими стрижками, аккуратные и подтянутые, словно копии рекламного плаката “Приглашаем на службу в ФИКС”.

“Пожалуй, во времена моей юности индивидуальность ценилась больше, — подумал Граймс и улыбнулся. — И где я был тогда?.. Черт подери, Граймс, ты прекрасно помнишь, где”.

— Что тебя так позабавило, Джон? — спросила Соня. — Поделись, пожалуйста.

Оттопыренные уши Граймса запылали.

— Просто кое о чем подумал, моя радость.

Ситуация была спасена благодаря стюардессе, которая появилась у столика и предложила меню.

— Пожалуйста, сок натья, — сказал коммодор. — Яичницу с ветчиной и чуть–чуть жаркого по–французски. И, разумеется, кофе.

— У вас великолепная кухня, Джимми, — сказала Соня, обращаясь к Фарреллу. Потом покосилась на мужа и добавила: — Пожалуй, даже слишком.

— Боюсь, Соня, скоро наше меню станет скромнее, — отозвался Фаррелл. — Кажется, пассажиры с Эсквела занесли на борт какой‑то местный вирус. Во время первых экспедиций биологи обследовали с микроскопом каждую лужу на Эсквеле, но не обнаружили ничего сколько‑нибудь угрожающего жизни людей. Возможно, поэтому мы не приняли должных мер предосторожности, когда подобрали короля и его свиту. Пока они находились на борту, их испражнения выбрасывались, не нарушая экологической обстановки на корабле. Однако после того, как они высадились на Таллисе, уборные не были тщательно продезинфицированы…

“Не самая удачная тема для беседы за завтраком”, — подумал Граймс, потягивая фруктовый сок.

— И? — подхватила Соня.

— И теперь на “ферме” начались неприятности. К счастью, пока пострадали только баки с клеточной культурой. В принципе, можно какое‑то время посидеть на дрожжах и водорослях, но кому это понравится? — он улыбнулся Граймсу, который как раз подносил к губам ломтик яичницы с ветчиной, и повторил: — Кому?

— Только не мне, капитан, — заверил его Граймс.

— И не мне, коммодор. Но факт остается фактом: о говядине можно забыть, равно как о свинине и о курице. Некоторые врачи считают, что людям вредно есть баранину. Возможно, именно баранина окажется не заражена, однако даже в этом нет полной уверенности.

— Вы сможете пополнить запасы, когда мы доберемся до Порт–Форлорна, — вмешался Граймс.

— До Форлорна еще далеко, — намазывая маслом тост, Фар–релл пристально посмотрел на Граймса. — У меня есть для вас одно дельце, коммодор.

— Для меня, коммандер Фаррелл?

— Для Вас, коммодор Граймс. В вашем нынешнем звании вы представляете на этом корабле Конфедерацию Миров Приграничья. Планета Кинсолвинга, хотя больше не считается колонией, по–прежнему входит в состав Конфедерации. Я хочу совершить там посадку.

— Почему? — спросил Граймс.

— Поправьте меня, если я ошибаюсь, коммодор. Насколько я понимаю, аборигенам удалось вывести виды животных и растений, идентичные земным. Некоторые из этих видов не просто выжили до сих пор, но и процветают. Разумеется, флора меня не интересует, но я слышал, что там существуют потомки настоящих кроликов, свиней, крупного рогатого скота и дикие куры.

— Нет там рогатого скота, — проворчал Граймс. — Кур тоже нет. А свиней, наверно, забили прежде, чем они успели прижиться [19].

— Что ж, крольчатина — неплохая альтернатива курице, — заметил Фаррелл.

— Джимми, — с укоризной произнесла Соня, — я не верю, что ты настолько ненавидишь свой желудок.

— Конечно, Соня, конечно, — отозвался молодой человек.

— Я тоже, — подхватил лейтенант Маллесон, который до сих пор вежливо молчал.

— А я не люблю Кинсолвинг, — заявил Граймс. — К тому же, как ни верти, но без разрешения на посадку обойтись не удастся.

— Тебе удастся, Джон, — мягко сказала Соня.

Чуть позже Фаррелл уже обсуждал с Граймсом и Соней план высадки на Кинсолвинг.

— Откровенно говоря, — заявил молодой капитан, — я даже рад тому, что у нас появился повод побывать на этой планетке. Не так давно ФИКС дала разрешение на публикацию отчетов трех экспедиций. Все началось с той странной истории со свежей краской… [20]

— С тех пор уже сто пятьдесят лет прошло, — заметил Граймс.

— Разумеется. Я знаю. Но, кроме этого, я знаю, что вам довелось побывать на этой планете дважды. Первый раз в качестве наблюдателя с неокальвинистами, а второй раз со своим собственным экипажем…

— И оба раза, — перебил его Граймс, — мне пришлось извлекать душу из пяток.

— Насколько я знаю, коммодор, вас не так‑то легко испугать. Что же там произошло на самом деле? В опубликованных официальных отчетах все изложено весьма сухо и лаконично, из них мало что можно почерпнуть. Правда, там проскользнул намек — просто намек, не более того, — будто неокальвинисты пытались вызвать ветхозаветного Бога Иегову, а вместо этого получили греческий пантеон в полном составе. И что вы, сэр, пытались повторить эксперимент, и в результате схлестнулись с оперным Мефистофелем.

— Слухи и сплетни надо пресекать на корню, — ответил Граймс. — Только это не всегда получается.

— Именно к этому я и стремлюсь, коммодор. Ваши выводы объективны или субъективны?

— Послушайте, коммандер, во время первой экспедиции судно неокальвинистов “Благочестие” погибло, равно как все шлюпки. Пресвитер, Ректор, Дьяконесса и еще тринадцать мужчин и женщин попросту исчезли. Это объективный факт, который никто не может отрицать. Во второй раз пропал я сам.

— Я могу это подтвердить, — вмешалась Соня.

— Но ведь вы вернулись. Это очевидно.

— Скорее всего, мне просто повезло, — Граймс невесело усмехнулся. — Прежде чем подписывать контракт с дьяволом, стоит прочитать его внимательно, в том числе и сноски мелким шрифтом.

— Но ведь ни в тот, ни в другой раз никто не пострадал — по крайней мере, физически.

— Вполне возможно. Неизвестно, что произошло с этими выскочками–кальвинистами…

— Может быть, они приобщились к гедонизму на Олимпе, — произнесла Соня.

— Нам об этом ничего неизвестно.

Фаррелл усмехнулся.

— А вам не кажется, что ваши слова — прямой вызов для любого из офицеров ФИКС? Ведь вы остаетесь одним из нас, сэр. Как и Соня — даже будучи офицером запаса. Кинсолвинг находится на траектории от Таллиса к Лорну — почти. Нам надо сделать остановку, и у меня на то весьма веские причины. И даже при нынешнем упадке… — он снова пристально взглянул на коммодора, — наши Лорды из Межзвездного Транспортного Комитета не одергивают своих капитанов, когда те проявляют инициативу и усердие.

Граймс кисло улыбнулся. Похоже, в натуре у этого Фаррелла есть черточки, которые капитан не демонстрирует при первом знакомстве. Если разобраться, он действует строго по бумажке — знает, что Граймсу недолго осталось до адмирала ФИКС, — однако умеет читать и между строк. Ради эвакуации с Эсквела короля и его придворных “Первопроходцу” пришлось отклониться от первоначального маршрута. В результате — легко и естественно — появилась возможность достичь Кинсолвинга, а потом возможность превратилась в необходимость. Интересно, а не могло ли мясо испортиться не совсем случайно? Впрочем, Граймс поспешил отогнать эту мысль. Даже он сам не решился бы на подобный шаг.

— Позже, сэр, — произнес Фаррелл, — когда вы будете в настроении, мы просмотрим официальные отчеты, и вы сможете получить всю недостающую информацию. Но все‑таки — что делает Кинсолвинг таким, какой он есть?

— Ваши догадки стоят остальных, коммандер. Понимаете, на Кинсолвинге очень… странная атмосфера. Я имею в виду психологическую атмосферу — ни состав воздуха, ни физические процессы тут ни при чем. Это ужасно действует на нервы. Вызывает чувство… обреченности, что ли. Кинсолвинг был заселен одновременно с остальными мирами Приграничья. Если судить по чисто физическим характеристикам, ситуация там куда более благоприятна, чем на остальных планетах. Однако у колонизаторов опускались руки. Уровень самоубийств подскочил сверх всяких пределов. Люди пребывали в состоянии нервного истощения — со всеми вытекающими последствиями. Поэтому их эвакуировали Но в чем было дело? Версий существует множество. По одной из последних теорий, система Кинсолвинга находится на пересечении… линий напряжения. Что именно там напрягается — лучше не спрашивайте. Главное, что в результате сама ткань континуума там настолько тонка, что буквально рвется. Границы между “тогда” и “сейчас”, “здесь” и “там”, “есть” и “может быть”, можно сказать, не существует.

— Милое местечко, — подытожил Фаррелл. — Однако вы желаете побывать там в третий раз, сэр?

— Да, — после долгой паузы согласился Граймс. — Только что касается третьей попытки прервать заслуженный отдых какого‑нибудь древнего божества, я к этому не готов. В любом случае нам не обойтись без… думаю, ее можно назвать медиумом. Сейчас она на Лорне. Но даже если бы находилась здесь, сомневаюсь, что она захотела бы присоединиться.

— Хорошо. Я пересчитаю траектории, а потом отправим карлоттиграмму нашим господам и повелителям и запросим разрешение на посадку. Не думаю, что они пошлют нас в ответ куда подальше.

— Увы, — отозвался Граймс, однако слабая улыбка, осветившая его резкие черты, говорила о другом.

Мало–помалу, очень осторожно, “Звездный первопроходец”, управляемый капитаном Фарреллом, шел на снижение. Судно летело над освещенным полушарием Кинсолвинга, а цель находилась чуть западнее утреннего терминатора [21]. Граймс посоветовал произвести посадку там же, где приземлялся корабль Конфедерации “Меч Приграничья”, а позже — его собственный “Дальний поиск”. После гибели “Благочестия” от космодрома осталось только название. Ближайшая подходящая площадка находилось около заброшенного города Эндерстона на берегу Сумеречного озера. Это был спортивный стадион.

Условия для посадки были идеальные. Ракеты–зонды, выпущенные в верхних разреженных слоях атмосферы, регистрировали удивительную картину отсутствия турбулентностей. Отделяясь от носителей на различной высоте, они падали отвесно, а за ними тянулись ровные, словно прочерченные по линейке, полосы белого дыма.

Граймс и Соня находились в рубке управления.

— А вот и Эндерстон, — произнес коммодор, — на восточном берегу реки Усталой. Мы пока слишком высоко, чтобы что‑нибудь разглядеть — там все заросло. Это Сумеречное озеро, — он обвел указкой блестящее пятно, ясно видимое на обзорном мониторе. Оно напоминало очертаниями гигантскую амебу, распластавшуюся среди яркой зелени. — Промахнуться просто невозможно. А вот этот четкий овал салатного цвета — стадион…

Фаррелл выправил траекторию. Биение инерционного двигателя стало громче — и снова стихло до невнятного бормотания, когда изображение стадиона оказалось точно в центре экрана.

По команде Фаррелла экипаж занимал противоперегрузочные кресла и пристегивал ремни. Вместе с остальными Граймс всматривался в изображение, которое росло на экране. Картина была знакома — слишком знакома, вплоть до едва заметной вспышки последней сигнальной ракеты. И снова — как и в прошлый раз, и в первый — он ощутил присутствие неких сверхъестественных сил, которые сошлись здесь с намерением не допустить посадки, уничтожить судно и всех, кто на нем находится.

Граймс покосился на Фаррелла. Молодой капитан был бледен и напряжен, хотя состояние атмосферы было как по заказу. Да, здесь нет службы наземного контроля.

Но ведь нет ни малейшего ветерка, ни единой тучки, никаких намеков на возникновение турбулентности. Кажется, офицеров ФИКС все еще учат совершать посадку в экстремальных условиях.

Значит, Фаррелл чувствует то же, что и он сам. У Граймса немного поднялось настроение. “Вот теперь, крошка Джимми, и ты знаешь, на что это похоже”, — подумал он и мрачно усмехнулся.

И в этот момент корабль приземлился. Наконец‑то.

Толчок был почти неощутим. Лишь несущие конструкции чуть слышно простонали, словно посетовав на судьбу, и украдкой вздохнули амортизаторы, когда три опоры посадочного устройства приняли на себя огромный вес судна. Посадка состоялась.

— Главные двигатели — стоп, — выдохнул наконец Фаррелл.

По кораблю пронеслась перекличка резких звонков. Генераторы инерционного двигателя еще немного поворчали, затем все стихло. Легкие вздохи вентиляционных труб лишь оттеняли мертвую тишину.

Граймс повернулся в кресле и поглядел в иллюминатор на отдаленную вершину, черный усеченный конус, резко выделяющийся на фоне бледно–голубого неба. Пресвитер Кэннон окрестил эту гору Синаем. Редактируя карты Кинсолвинга, Граймс собственноручно подписал ее “Олимп”. Это было куда более подходящее название. Когда на вершине этой горы неокальвинисты пытались вызвать Иегову, на их зов явился Зевс. Правда, когда на том же самом месте Граймс пытался вызвать богов греческого пантеона, на его зов откликнулся сам Мефистофель, который перенес коммодора в преддверие ада, населенное сонмом литературных персонажей.

На этот раз Граймс твердо решил вести себя более осторожно. И не делать попыток вознестись на вершину этой горы на колеснице, запряженной дикими лошадьми — даже если допустить, что на этой планете может встретиться все, что угодно, в том числе и дикие лошади. И что они возгорятся странным желанием оказать ему содействие.

Тем не менее, Граймс снова стоял на вершине горы.

Он вознесся туда на корабельном аэроботе, в двигателях которого заключалось изрядное количество лошадиных сил. Но ничего не произошло. И не могло произойти до тех пор, пока здесь не появится Кларисса, последняя в роду доисторических художников–магов. Не на чем было остановить взгляд — разве что полюбоваться панорамой.

О двух злополучных экспериментах напоминали только полустертые ветром и дождем пятна краски — на том месте, где стоял мольберт Клариссы.

Само собой, каждый счел своим долгом побывать в знаменитых пещерах, чтобы осмотреть и сфотографировать наскальные рисунки — потрясающие изображения животных и охотников, которые казались живыми.

Но краска давно высохла, рисунки были старыми, слишком старыми. И все же казалось, что следы присутствия древней магии еще можно ощутить.

Это или нечто иное — но что‑то в этом мире вселяло тревогу. Мужчины и женщины не позволяли себе гулять поодиночке и сохраняли бдительность. Кто знает, что могло таиться в зарослях, среди руин? Фаррелл, хотя ему очень не хотелось нарушать предписания относительно униформы ФИКС, отдал категорический приказ не покидать судно без огненно–красных безрукавок поверх одежды. Поводом послужила перестрелка между группами охотников. К счастью, обошлось без жертв, однако четверо мужчин и три женщины надолго выбыли из строя, получив огнестрельные ранения.

— Вам не кажется, капитан, что нам пора на взлет? — спросил Граймс у Фаррелла.

— Отнюдь, коммодор. Мы должны быть уверены, что новые тканевые культуры приживутся.

— Это просто отговорка.

— Согласен, это просто отговорка.

— Вы ждете, чтобы что‑нибудь произошло.

— Именно так. Черт подери, коммодор, это чувство неотвратимой беды давит на меня, оно давит на всех нас. Но я хочу обнаружить что‑то определенное, о чем я мог бы доложить Лордам Комиссионерам [22].

— Джеймс, четвертая нашивка на рукаве этого не стоит.

— Я поставил на карту нечто большее, чем продвижение по службе, сэр. Хотя, не скрою, я бы не отказался от повышения. Просто я ненавижу сражаться с врагом, которого нельзя увидеть, нельзя потрогать. Я хочу довести дело до конца. Я не хочу уползать отсюда поджав хвост.

— Первые колонисты рассуждали точно так же.

— Но они… — Фаррелл запнулся.

— Я продолжу за тебя, Джеймс. Они были обычными людьми. У них не было кокарды Службы на фуражках, погон Службы на плечах и нашивок Службы на рукавах. Они понятия не имели о дисциплине. Но как долго ты способен продержаться на одной дисциплине, борясь с этим, напряжением? Если не принимать в расчет золотые галуны и блестящие пуговицы?

— Достаточно долго.

— Это его личное дело, Джон, — вмешалась Соня. — Он принимает решения. А я согласна с ним и тоже считаю, что нам следует оставаться на Кинсолвинге до тех пор, пока кто‑нибудь не устроит шоу в честь нашего визита.

— Спасибо, Соня, — сказал Фаррелл. — Простите, но я вынужден откланяться. Нужно кое за чем проследить.

Когда молодой человек вышел, Соня повернулась к мужу.

— Ты становишься слишком осторожным, Джон. Стареешь? Или дуешься из‑за того, что сам не можешь себе такое позволить?

— Я не люблю этот мир, дорогая. И у меня есть на то причины.

— Ты позволяешь ему давить на себя. Ты выглядишь так, будто не спал по меньшей мере неделю.

— Я действительно не спал. Только давай не будем об этом.

— Но почему ты ничего не сказал мне?

— Чертовски глупо… Все тот же проклятый кошмар — ты знаешь, о чем я. Стоит задремать — и он возвращается.

— Ты должен был мне сказать.

— Да, конечно, — он медленно поднялся на ноги. — Может быть, я просто засиделся на месте. Надо немного проветриться…

— Я пойду с тобой.

Она достала из гардероба алые куртки. Граймс вытащил из ящика стола свой крошечный “минетти”, положил его в один карман, а в другой — запасную обойму. Оружие более крупного калибра вместе с мини–передатчиками выдавал вахтенный офицер, который дежурил при входе в воздушный шлюз.

Через несколько минут Соня и Граймс покинули судно. Прямо от подножья трапа начиналась, разбитая и обгорелая протоптанная среди зелени, по той тропе, которая вела к разрушенному городу.

День еще только начинался. Солнце высоко стояло в бледном небе, однако ветерок неприятно пробирал холодом. И тени… Слишком густые — ни в одном из миров, где довелось побывать Граймсу, тени не были столь густыми. Казалось, они жили самостоятельной жизнью. Или у него просто разыгралось воображение?

Граймс и Соня шагали уверенно, но осторожно. Приходилось внимательно глядеть под ноги: казалось, плети ежевики и лианы пытаются спутать им щиколотки. По обеим сторонам каменистой тропы намертво сплелись в горькой беззвучной схватке растения: деревья и кустарники, местные и доставленные с Земли и из других миров, они паразитировали друг на друге. Буйство и яркость красок не могли избавить от чувства, что здесь торжествует смерть, а не жизнь, и сквозь все запахи, витавшие в холодном воздухе, пробивался запах тления.

Они подошли к окраинам города, пробираясь среди вывороченных бетонных плит. Когда‑то здесь проходила дорога, теперь плиты торчали из земли под разными углами, поднятые корнями деревьев. Когда‑то здания, мимо которых проходила эта дорога, построенные по принципу “ничего лишнего”, выглядели удручающе однообразно.

Теперь же разрушающий их плющ, который распространялся с необыкновенной быстротой, придавал им мрачную готическую пышность. Брошенная земляная машина, фары которой по какому‑то невероятному стечению обстоятельств остались целыми, смотрела на них, словно коротконогое животное, покрытое зеленой шерстью.

Граймс попытался представить, как выглядели эти места до эвакуации жителей. Возможно, так же, как любой крупный город Лорна или Далекой, Ультимо или Туле — по крайней мере, в плане архитектуры. Однако было одно отличие — и очень важное. Эта атмосфера ужаса, неотступное предчувствие… чего? Может быть, страшного холода и мрака, пришествия Вечной Ночи. В других городах других миров строились специальные убежища; здесь каждый дом должен был быть убежищем.

— Чем скорее наш юный Фаррелл поднимет корабль с этих надгробных плит, тем лучше, — произнес Граймс.

— Хотя бы дождя нет, — отозвалась Соня, пытаясь казаться бодрой.

— Хвала дивным богам Галактики за эту маленькую милость, — проворчал он.

— К слову о дивных богах…

— Что?

— Салли Вирхаузен, наш биохимик, говорила мне про какую‑то странную церковь, которую обнаружила на улочке, примыкающей к центральному проспекту.

— Церковь?

— Да. По правой стороне. Можно сказать, проход между домами. Свернуть, не доходя высокой башни с сетчатой радиоантенной — не представляю, каким чудом она до сих пор цела.

— Сюда, направо?

— Похоже на то. Начинаем исследование?

— А что там исследовать?

— Возможно, ничего. Но я советую тебе вспомнить времена, когда ты питал страсть ко всяким “странным религиям”, как ты их сам называл. Кажется, тебе представился случай пополнить коллекцию.

— Сильно сомневаюсь, — отозвался Граймс.

Однако, проплутав несколько минут, они свернули с главной магистрали в узкую улочку, где стены были густо увиты вездесущим плющом. Должно быть, его завез в этот мир какой‑то давно умерший колонист, тосковавший по дому.

Там действительно стояла церковь.

На первый взгляд — просто крошечное строение, куб, сложенный из камня. Но углы этого куба были каким‑то неуловимо неправильным, что не было присуще соседним зданиям. Возможно, камень — натуральный или искусственный, — из которого оно было выстроено, обладал какими‑либо особыми физическими или химическими свойствами. Унылую безликость фасада не нарушали ни ползучие растения, ни лишайник, ни мох, а металл, из которого изготовлена дверь, такая же серая, как и стены, не тронут коррозией. Выше — простая прямоугольная табличка с рельефными буквами из какого‑то матового черного материала.

“ХРАМ ПРИНЦИПА”.

Граймс чуть слышно фыркнул.

— Какого именно? Есть поговорка: сколько людей, столько принципов.

— Возможно, самого основного и самого таинственного, — серьезно ответила Соня.

— Ты о Золотом Пути? Я допускаю, что это величайший…

— Нет. Салли раскопала записи, которые каким‑то чудом уцелели — то, что находилось в подвалах ратуши, почти не пострадало — и выяснила, что здесь исповедовали некий культ. Или пытались исповедовать. Принцип Непостоянства…

— Гхм… По–моему, самая подходящая религия для такого мира. Необъяснимые силы то и дело переворачивают все и вся с ног на голову. Если не хочешь, чтобы ад подчинил тебя, стань его частью.

— Или выпусти ад на волю.

— Или выпусти ад на волю. Но кто знает? Возможно, от их богослужений была реальная польза. Посмотрим, что внутри?

— Почему бы и нет?

Дверь отворилась легко — слишком легко. Можно подумать, что их ждали. Нет, это просто абсурд, сказал себе Граймс. Наверно, офицеры “Первопроходца” уже успели побывать здесь и смазали петли. А заодно и наладили освещение? В этом огромном зале, без единого окна, должна царить кромешная тьма — но нет. Полная темнота не могла бы вызвать столь жуткого ощущения, как этот серый, чуть неравномерный полумрак. В этом полумраке становилось еще заметнее, что стыки стен с потолком, полом и друг с другом не образуют привычных девяноста градусов. Свет словно концентрировался, образуя бесформенную мертвенно–бледную каплю, над алтарем в форме саркофага, который возвышался в центре этого странно искривленного зала — почтив центре… Только так можно говорить о чем‑то, находящемся в этом помещении с перекошенной геометрией.

— Не нравится мне это, — пробормотал Граймс. — Совсем не нравится.

— Мне тоже, — шепнула Соня.

Однако никто из них даже не попытался вернуться на улицу, где было заметно светлее, где сияло и грело солнце.

— Какие ритуалы здесь отправляли? — прошептал коммодор. — Какие молитвы возносили? И чему?

— Чтоб я знала.

Но они снова не отступили. Снова, держась за руки, они стали медленно приближаться к черному алтарю, так похожему на саркофаг… На саркофаг? Нет. Его грани и углы словно расплывались, меняя положение и форму. Это было нечто иное, нежели обычный куб. Это было нечто большее, чем обычный куб. Это было…

Неожиданно Граймс понял, что это такое. Это был тессеракт. И еще он понял, что больше никогда не сможет вернуться в этот мир. Дважды до нынешнего дня он оказывался на Кинсолвинге. С каждым разом крепли узы, связывающие его с этой планетой. Какие бы силы не правили ею, он все сильнее чувствовал их, сливался с ними.

А теперь это произошло в третий раз.

— Джон! — голос Сони звучал словно издалека. — Джон!

Он сжал правую руку, но больше не ощущал в своей ладони тепла ее руки.

— Джон…

Теперь это был лишь замирающий шепот.

— Джон…

— Гхм…

Просыпаться не хотелось. Полностью проснуться означало в полной мере насладиться мучительной головной болью. Его глаза были плотно зажмурены. Ощущение было такое, словно множество мелких вонючих тварей затеяли у него во рту какой‑то непонятный кавардак.

— ДЖОН!!!

“Чтоб ее разорвало, эту женщину”, — подумал он.

— ДЖОН!!!

Теперь она начала его тормошить.

Он вслепую ткнул кулаком, почувствовал, что ударил во что‑то мягкое, и услышал приглушенный возглас боли.

— Никогда не прикасайся к офицеру, — отчеканил он. — Это запрещено уставом.

— Ты… Ты ударилменя. Ты животное.

— Сама виновата.

— Просыпайся, будь ты проклят!

Он с трудом разлепил веки и сквозь туман уставился на толстую женщину не первой молодости в поношенном халате, которая с ненавистью взирала на него сверху вниз.

“Кто ты такая? — безмолвно вопрошал он. — Кто ты такая?” В его одурманенном мозгу мелькнуло воспоминание о ком‑то стройном, ухоженном и элегантном. Но тогда…

“Где я? Кто я?”

— У тебя еще масса дел, — женщина говорила неприятным ноющим тоном. — Отдирай от койки свою мерзкую тушу и займись хоть чем‑нибудь. Что до меня, то я пошла завтракать — если не хочешь, можешь не присоединяться.

“Кому–кому, а тебе бы поголодать не помешало”.

— Кофе.

— Что значит “кофе”? Где твоя вежливость?

Кофе, пожалуйста.

Женщина вышла, и он выкатился из мятой кровати. Он с отвращением взглянул на свое отвисшее пивное брюшко, потом поднялся на ноги и нетвердыми шагами направился в ванную Откуда эта слабость, почему к горлу подступает тошнота? Каждое движение вызывало внутренний протест, словно тело стремилось окончательно превратиться во что‑то аморфное и нефункциональное. Все это было неправильно. До сих пор он чрезвычайно гордился своей отличной формой.

Он встал под душ, и в голове понемногу начало проясняться. У коммандера Джона Граймса, Командующего Базой на Зетланде, начинался еще один обычный унылый день.

Если вы спросите, зачем Федерации нужна Зетландская База, вам толком никто не ответит. Когда‑то давным–давно эта планета действительно имела стратегическое значение — пока сохранялась угроза вооруженного конфликта между Федерацией и Шаарской Империей. Однако Данзеноргский Договор, условия которого уважали обе стороны, четко разграничил сферы влияния Конечно, в Галактике обитали и другие расы, которые уже освоили межзвездные перелеты и не подчинялись ни Федерации, ни Империи. Но их миры находились на расстоянии многих и многих световых лет от Зетланда, а торговые пути проходили вдали от этой планеты.

На Зетланде находилась База. Она находилась здесь всегда и должна была находиться всегда, ибо карманы налогоплательщиков бездонны. Здесь был космопорт и то, что на нем обычно располагается — вернее, нечто вроде космопорта. Было нечто вроде ремонтной базы. Был маяк Карлотти — если бы его не было, навигационная сеть в данном секторе не понесла бы ровно никакого ущерба — и ретрансляционная станция. Всю эту систему в ее нынешнем виде могла вполне обслуживать небольшая команда рядовых и старшин под началом какого‑нибудь младшего лейтенанта. Но командующий базой должен уметь приготовить яичницу на донце собственной фуражки. Для командующего такой базой, как Зетландская, эта должность была проходным пунктом — по пути наверх или на пути вниз.

Коммандеру Джону Граймсу путь наверх не грозил.

Он был вынужден регулярно готовить яичницу в своей фуражке. Видимо, поэтому в уголках его рта виднелись крошки яичного желтка, а на лацкане кителя красовалось желточное пятно. Женщина–срочница, его личный водитель, поджидавшая его в наземном автомобиле, который был припаркован перед бунгало Командующего, глядела на своего командира с нескрываемым презрением. Еще бы, ей пришлось ждать целых двадцать минут. Она с видимым нежеланием выбралась из кабины — Граймс отметил, что ее толстые ноги покрывает растительность, которую трудно назвать легким пушком — и отсалютовала, причем ее жест вполне подходил под статью “оскорбление действием”. Граймс ответил соответственно. Водитель распахнула перед ним дверцу. Приземлившись на заднее сидение, он дежурно поблагодарил девушку, та вернулась в свое кресло, неуклюже передернула тумблеры, и машина словно нехотя поползла вперед.

До военного космопорта было рукой подать. Пожалуй, стоило ходить на службу пешком, а не пользоваться машиной — такие прогулки были бы весьма полезны. Эта мысль посещала Граймса не раз и не два. Однако благие намерения так и остались намерениями. Он безучастно смотрел в пыльное стекло. Изо дня в день он наблюдал одну и ту же картину. Плоские поля, по которым разбросаны приземистые фермерские домики… Гусеничные машины, которые флегматично ползают по грязи, высевая, удобряя и собирая протеиновые орехи… Эти орехи были единственным товаром, который экспортировался с Зетланда — в самые нищие миры, откуда вывозить было просто нечего. Потом впереди показалась база — административные здания, казармы, диспетчерская вышка и маяк Карлотти, гигантское скособоченное яйцо, медленно вращающееся вокруг своей оси.

Машина проехала по бетонированной площадке и нырнула в ангар у подножия вышки. Девушка выкарабкалась наружу, продемонстрировав полное отсутствие грации, и открыла Граймсу дверцу.

— Благодарю вас, — буркнул коммандер, вылезая из салона.

— Всегда пожалуйста, сэр, — сладко пропела она.

“Нахальная сука”, — с отвращением подумал Граймс.

Теперь предстояло подняться на верхний этаж башни, но, вопреки обыкновению, он не стал вызывать лифт и пошел пешком. Он совсем потерял форму — эта мысль терзала его с самого утра. Сперва он бодро перешагивал через ступеньку, но вскоре был вынужден сбавить прыть. К тому моменту, как перед ним возникла дверь с потускневшей от времени позолоченной надписью “КОМАНДУЮЩИЙ БАЗОЙ”, Граймс взмок и едва переводил дух, а сердце было готово выскочить.

Граймс вошел в приемную. Мичман Мэвис Дэвис, его секретарша, поднялась из‑за стола — высокая, плоскогрудая, слишком старая для того, чтобы носить звание младшего офицера. Но она превосходно справлялась с обязанностями и, кроме того, была одной из немногих обитателей этого мира, кто вызывал у Граймса искреннюю симпатию.

— Доброе утро, коммандер, — ее воодушевление казалось слегка наигранным.

— И что у нас доброго? — он бросил фуражку на вешалку и, как обычно, промахнулся. — Ну, хорошо, хорошо. Все живы, и то ладно.

Мэвис взяла со стола распечатку.

— Это пришло несколько минут назад.

— И с кем мы на этот раз воюем?

Секретарша взглянула на него с упреком. В силу воспитания она считала подобные шутки непозволительными.

— “Драконис”. Запрос на экстренную посадку.

“Крейсер класса “Созвездие”. Только этого не хватало”.

— Когда их ожидать?

— Сегодня, в одиннадцать утра.

— Что?! — Граймс напряженно улыбнулся. — Флот в порту — почти в порту — а девки не умыты…

— Ничего смешного, сэр.

— Конечно, Мэвис.

В данной ситуации действительно было не до шуток. Представьте себе огромный крейсер, вылизанный до последней гайки… а потом — команду нерях, которая не покидала планету Бог знает сколько лет. Казармы, где краска облупилась и внутри, и снаружи. Пласты пыли на всех поверхностях. Оборудование, которое давно на ладан дышит. А рабочие? Можно подумать, они даже спят в своих робах — скорее всего, так оно и есть… Граймс издал звук, напоминающий рычание, подошел к консоли автоматической библиотеки и нажал на кнопку.

— Реестр Флота, — обратился он к роботу. — “Драконис”. Имя капитана.

— Есть, сэр, — металлический голос, доносившийся из динамика, ничем не напоминал человеческий. — Капитан Франсис Деламер, ОГК, ДСО, ФМХ…

Граймс отключил информаторий.

“Итак, Фрэнки Деламер. Когда у меня было две с половиной нашивки, он ходил в лейтенантах. Типичный космический скаут… вернее, бойскаут, который не догадается укрыться от дождя, но в точности исполнит любую инструкцию. А теперь он — капитан, и нашивок у него целых четыре…”

— Джон… — в голосе мичмана Дэвис звучала симпатия.

— Да, Мэвис?

— Времени у нас в обрез, — ее тон мгновенно стал деловитым. — Но я уже отдала приказ от вашего имени — чтобы на базе хоть как‑то прибрались. Экипаж наземной службы контроля уже на месте, посадочные маяки должны быть выставлены…

Граймс подошел к широкому окну.

— Уже выставлены, — подтвердил он, глядя вниз на три ярко–красных прожектора, выставленных на бетонной площадке треугольником. — Благодарю вас.

— Хотите проверить НСК?

— Пожалуйста.

Она щелкнула тумблером, и почти тотчас же из динамика раздался бодрый голос:

— “Драконис” — Базе Зетланда. Даю расчетное время. Контакт с поверхностью в 11 часов ровно. Готовы?

— Все готово, “Драконис”, — ответ прозвучал не менее бодро и четко. — Еще один маленький штрих, Джон.

Она стояла почти вплотную. Влажный платок коснулся его рта — она стерла следы яичного желтка в уголках его губ и на отвороте кителя.

— А теперь пусть прилетают, — произнесла она.

— Пусть прилетают, — эхом откликнулся коммандер.

Недавно Граймсу довелось читать исторический роман о судьбе одного знаменитого полка английской армии. Слова, ставшие его эпитафией, звучали гордо: “Они умерли в начищенных сапогах”.

Жить в чистых сапогах куда труднее.

Прежде чем показаться, “Драконис” возвестил о своем приближении звуком. Из‑за облаков отчетливо доносилось прерывистое биение его инерционного двигателя. И вдруг тонкая сверкающая игла пробила серую пелену. На корме уже выступали опоры посадочного устройства. Если бы Граймсу сказали, что крейсер ведет на посадку сам Франсис Деламер, коммандер мог не поверить. Поручать эту операцию штурману — обычная практика на крупных кораблях. Скорее всего, так оно и есть, самодовольно подумал Граймс. Деламер никогда не был блестящим пилотом — по крайней мере, пока служил под его началом.

Однако приходилось признать: сейчас за пультом управления сидел настоящий мастер. Легкий крен, который компенсировал давление воздушных потоков, был едва заметен и уменьшался по мере снижения. Казалось, огромный крейсер свободно падает под собственным весом. Когда опоры посадочного устройства коснулись бетона, раздался легкий хлопок — словно лопнул мыльный пузырь.

Огромная башня из сверкающего металла замерла в неподвижности. Иллюминаторы рубки управления, венчающей ее острие, глядели в окна офиса Командующего сверху вниз. Инерционный двигатель мгновенно смолк.

— Одиннадцать… ой… ноль семь… — растерянно пролепетала Мэвис Дэвис.

— Гхм, — отозвался Граймс.

Он поднял с пола свою фуражку, позволил Мэвис, в руках которой, как по волшебству, появилась одежная щетка, почистить ее, надел на голову.

— Присмотрите за лавочкой, Мэвис. Я должен нанести визит.

Выйдя из кабинета, он вызвал лифт и спустился на нижний этаж. Здесь к нему присоединились офицер по снабжению Базы, офицер медицинской службы и офицер инженерного обеспечения. Граймс отметил, что все трое выглядели весьма респектабельно. Командование Зетландской базы во главе с коммандером направилось к трапу, который бесшумно выезжал из недр “Дракониса”.

“А неплохо было бы снова служить на корабле, — подумал Граймс. — Пусть даже этим кораблем командует твой бывший подчиненный, который теперь сделал карьеру и оставил тебя позади”.

Поднимаясь по трапу, он расправил плечи и втянул живот, бодро отсалютовал младшему офицеру, который стоял у входа в шлюз, и вместе со своей командой вошел в кабину лифта. Их провожатая — женщина–офицер — не нуждалась в указаниях, и несколько секунд спустя почетная делегация уже входила в каюту капитана.

— Кого я вижу? Неужели коммандер Граймс? — произнес Деламер. С годами он почти не изменился. В коротко стриженных волосах уже поблескивала седина, но он был по–прежнему строен, как мальчишка. На рукавах кителя гордо блестели четыре золотых нашивки, слева на груди радугой расцвели орденские ленты. — Рад приветствовать вас на борту “Дракониса”.

— Благодарю, капитан, — у Граймса язык не поворачивался сказать ему “сэр”.

— А вы поправились, Джон, — произнесла женщина в форме специалиста–коммандера, стоявшая среди офицеров за спиной Деламера.

— Мэгги!

— Коммандер Лэзенби, — жестко сказал капитан, — вы можете отложить трогательную встречу. Сначала мы с командующим Граймсом обсудим деловые проблемы.

— О да, сэр, — ответила коммандер Маргарет Лэзенби — чуть резче, чем следовало.

Деламер посмотрел на нее строго, а упомянутый Джон Граймс — с тоской. Кто‑кто, а она за это время не набрала ни фунта. Конечно, сильно изменилась с тех пор, как они вместе служили на “Искателе”. Все такая же стройная и гибкая, непокорные рыжие волосы так же выбиваются из‑под фуражки… Но дело было не в этом.

Это была не та хрупкая леди с волосами цвета огненного золота, которая являлась ему в сновидениях.

— Коммандер Граймс, — окликнул его Деламер, затем повторил громче: — Коммандер Граймс!

— Да, капитан?

— Может быть, представим друг другу наших офицеров, а потом, уже наедине, обсудим все дела?

— Да, конечно, капитан. Это капитан–лейтенант Дюфаи, начальник медицинской службы Базы. Лейтенант Дэнби, снабжение. Лейтенант Роско, инженерная служба.

Деламер представил свою команду, после чего офицеры–специалисты вышли и направились вниз, оставив капитана с Граймсом.

— Не желаете выпить, коммандер?

— С удовольствием, капитан. Если можно, капельку джина.

— Можно. Садитесь, Граймс, — Деламер наполнил бокалы и опустился в кресло напротив. — До дна.

— До дна.

Капитан усмехнулся.

— Что ж, Граймс… Похоже, мне не удалось застать вас врасплох со спущенными штанами. Хотя, надо признаться, я надеялся именно на это…

— Что вы хотите сказать?

— Я не забыл вашей восторженной характеристики, которой вы меня снабдили.

— Я написал так, как было, — ответил Граймс. — Вы действительно никудышный пилот, — он помолчал. — Кстати, кто сегодня сажал “Драконис”?

— Это не ваше дело, — отрезал Деламер. На миг его лицо перекосилось от злости, потом он заставил себя успокоиться. — К вашему сведению, Граймс, по ФИКС катится волна увольнений. Решено убрать сухостой ради прогресса. Наши господа и хозяева отобрали несколько кораблей — на борту одного из них мы сейчас находимся — и поручили провести инспекцию по базам вроде вашей. Последняя, которую я посетил — Ваггис III. Имя тамошнего командующего можно увидеть в списке офицеров, подавших в отставку. Наземная служба контроля его базы была в столь прекрасном состоянии, что мне пришлось воспользоваться коммерческим космопортом.

— Как это мило с вашей стороны, — заметил Граймс.

Капитан пропустил колкость мимо ушей.

— Я честно предупреждаю вас, коммандер: будьте готовы ко всему. По нашим предположениям, не сегодня–завтра начнется война. Добираясь до вашей базы, “Драконис” потерял почти четверть экипажа, в том числе всех офицеров–техников. Те, кто уцелел, до сих пор латают дыры — а это непросто, учитывая масштаб разрушений. Например, на Маншенновском Движителе придется устанавливать новый регулятор, а заодно перенастраивать всю систему управления. В итоге у нас остается только инерционный двигатель — и тот работает на честном слове. Лазерная пушка сгорела. В баках вы не найдете ни дрожжей, ни водорослей, ни тканевых культур — только мертвая слизь, которую даже голодный человек есть не станет. И не–человек, думаю, тоже, — он коротко рассмеялся своей шутке. — Все, что осталось от оборудования и вооружения, разумеется, надежно заперто в цейхгаузах, куда не дотянутся немытые лапки ваших людей. Я даю вам шанс, Граймс. Вы — именно вы — займетесь этим, задействуете своих людей, свои мастерские. Вы разберете все по гаечке, соберете заново и приведете “Драконис” в состояние полной боевой готовности. И чем скорее, тем лучше для вас.

— В таком случае, не будем тянуть.

Граймс поднялся и бросил короткий взгляд на свой бокал, к которому почти не прикоснулся. Джин был великолепный — куда лучше того пойла, которое можно было найти на базе. Однако нервы у него были на пределе. К тому же он больше не питал никаких иллюзий относительно человека, который предлагал ему выпить.

— Да, это будет лучше всего, — согласился Деламер. — Но, коммандер, вы же не допили свой джин.

— Ваш корабль находится в столь плачевном состоянии, — ответил Граймс, — что вам это сейчас нужнее, чем мне.

Отсалютовать на прощание он забыл.

— Я так и знала, что это случится, — голос Мэриэн дрожал от слез. — Что нам теперь делать, Джон? Что мы вообще можем сделать? Пенсия коммандера такая маленькая…

— Позволь с тобой не согласиться, — он задумчиво посмотрел на остатки маслянистого джина в своем бокале, поднес его к губам и залпом опрокинул в рот. Затем потянулся к бутылке и налил себе еще.

— Ты слишком много пьешь, — вспылила она.

— Да, — ответил Граймс, глядя на жену в упор. Алкоголь притуплял остроту восприятия. После нескольких бокалов на нее можно было смотреть без отвращения.

И голод Мильтона сильней

в познанье Бога и страстей… [23]

— пробормотал коммандер.

— Что?

— Хаусмен, — пояснил он. — Поэт. Двадцатый век, если не ошибаюсь.

— Стихи! — усмехнулась она. — А капитану Деламеру ты тоже будешь стихи читать? Он был таким милым молодым человеком, когда служил у тебя офицером на Линдисфарнской Базе. Когда мы все были счастливы…

— Да, Фрэнки всегда очень мил. Особенно с женами коммандеров, капитанов и адмиралов.

— Но ты же должен сделать что‑нибудь для него, Джон. Может, ты извинишься?

— Скорее пошлю его к чертям, — прорычал Граймс. — К таким исполнительным и добросовестным чертям.

— Не богохульствуй при мне!

— Я и не думал богохульствовать.

— Нет, думал!

— Хорошо. Я думал об этом, — он залпом опрокинул в себя бокал, встал и надел фуражку. — Знаешь, пойду‑ка я лучше на корабль и посмотрю, что там успели натворить мои павианы с птичьими мозгами.

— Хочешь сказать, твое присутствие что‑нибудь изменит?

— Я все‑таки Командующий этой проклятой базы! — взревел он.

Подойдя к двери, он на мгновение оглянулся, и его сердце болезненно сжалось. Во что она превратилась! Она позволила себе так опуститься. Впрочем, кто бы говорил… От милашки Мэриэн Холл, младшего лейтенанта службы снабжения, осталось одно воспоминание. Он женился на ней под влиянием слабости. Теперь ее даже не назовешь миловидной. В отношении интеллекта — полный ноль. Она по–прежнему читает какой‑то вздор, не способна высказать ни одной умной мысли. Она никогда не разделяла с ним его любимого развлечения — подбрасывать друг другу разные идеи и проверять их на прочность. Интересно, что бы могло получиться, сделай они с Мэгги Лэзенби один–единственный шаг навстречу друг другу. Но представить себе Мэгги здесь, в этом мире… Невозможно.

Граймс шагал к военному космопорту. Ночь была тихая, даже приятная, несмотря на шепот мороси, которая плотной пеленой висела над равниной. Луны–близнецы Зетланда то и дело возникали в разрывах туч, однако их свет мерк за ослепительными лучами прожекторов, направленными на “Драконис”.

Коммандер медленно поднялся по трапу к воздушному шлюзу. Дежурный офицер, один из людей Деламера, отдал честь, и Граймс отсалютовал в ответ. Лифт был свободен. Но, в конце концов, корабль пострадал более чем серьезно, так что его оборудованием лучше лишний раз не пользоваться. Итак, для начала — “ферма”. Баки и поддоны успели вычистить, однако вонь еще не выветрилась. Корабельный биохимик распоряжался, пожалуй, с излишним энтузиазмом. Граймс обменялся парой слов с капитан–лейтенантом Дюфаи, который руководил работами, затем спустился в двигательный отсек. Оказавшись в секции инерционного двигателя, коммодор некоторое время только озирался по сторонам в полном недоумении. Роско и его помощники копошились среди разбросанных повсюду обломков и запасных частей. Больше всего их деятельность напоминала собирание огромной трехмерной головоломки.

— Все будет в порядке, капитан, — заверил его лейтенант. Похоже, ему в это не слишком верилось — и Граймсу тоже.

— Хорошо, если так, — отозвался он.

Кто‑то поднимался в лифте наверх. Граймс решил воспользоваться этим и добраться до рубки управления: в навигационном оборудовании он разбирался получше, чем в двигателях. Но сначала надо было пройти через помещения офицеров. И Граймс почти не удивился, когда услышал голос коммандера Лэзенби:

— Привет, Джон.

— Привет, Мэгги.

— Ты занят?

Он пожал плечами.

— Похоже на то.

— Но мы столько лет не виделись. Идем в мою конуру. Выпьем, перекусим — благо губернатор Зихэн–Сити платит. Бой Уандер его раскрутил.

— Он мог бы поставить меня в известность.

— С какой стати? Впрочем, он теперь в списке погибших и пропавших без вести. И, судя по всему, сам себя посмертно представил к награде — Большой Галактический Крест.

— С золотыми кометами.

— И с платиновыми спиральными туманностями, — она рассмеялась, отодвигая дверь салона. — Входи, путник. Дай отдых усталым ногам. Здесь Дом Свободы. Можно плевать на ковер и называть кота ублюдком.

— А ты все та же, Мэгги, — уныло произнес Граймс, глядя на нее. — Хотел бы я…

— Ты хотел, чтобы твоей женой была я, — продолжила она, — а не эта крошка–бакалейщица. Но ты всегда боялся мне об этом сказать, не так ли, Джон? Ты боялся — что может предложить простой грубый космолетчик этологу высшей квалификации? Так вот, могу тебе сказать как специалист: мы с тобой оказались жертвами обстоятельств.

Она присела на софу, закинув ногу на ногу — у нее были стройные ухоженные ноги. По тонкому умному лицу, обрамленному рыжими волосами, пробежала тень. Граймс с тоской смотрел на нее.

— Теперь уже слишком поздно, — пробормотал он. Это был скорее вопрос, нежели утверждение.

— Да. Теперь слишком поздно. Ты очень сильно изменился. Ты поступил неправильно, Джон. Тебе следовало принять приговор военного суда, как поражение в битве. Ты мог бы отправиться в один из Миров Приграничья и начать все сначала.

— Так я и хотел поступить, Мэгги. Но Мэриэн… Она же “терри” [24]до мозга костей. Лететь куда‑то, жить среди ужасных, грубых колонистов… Для нее это смерти подобно. Ей хватает ума понять: надо найти базу Службы, маленький островок Старой Земли, где четко расписано, кто есть кто — благо они есть повсюду. Миссис Коммандер — это чуть больше, чем миссис Капитан–лейтенант и так далее, — Граймс достал трубку, набил ее и закурил. — Кроме того, она тешила себя надеждой, что в один прекрасный день наши Лорды Комиссионеры сменят гнев на милость, а там, смотришь, она станет миссис Адмирал Граймс…

— Мне от души жаль вас обоих, — сочувственно произнесла она. — Ладно, сделай нам по коктейлю, Джон. Все необходимое — в том шкафчике.

— Тебе?..

— Как обычно. Джин “Блэк энд Уайт” и капельку лайма.

Над баром висела голограмма — маленькое сверкающее окошко в другой, счастливый мир. Обычная пляжная сценка: золотой песок, барашки, похожие на взбитые сливки, голубое море и небо над ним, обнаженные люди, покрытые золотисто–коричневым загаром.

— Как всегда, проводишь свои долгие отпуска в Аркадии? — спросил Граймс.

— И не собираюсь прекращать эту практику. Единственная планета, на которой профессиональный этолог может вернуться “назад, к природе”.

— По крайней мере, на голограмме ты выглядишь вполне счастливой… — Граймс пригляделся повнимательнее. — Кто это с тобой?

— Питер Коули. Старший биохимик, служит в “Трансгалактических Клиперах”.

— Нет, я не о нем. Кто эта женщина? Мэгги встала и поглядела через его плечо.

— А… Это Соня Веррилл. Одна из многочисленных коммандеров ФИКС. Разведчица. Ты с ней знаком?

Граймс разглядывал обнаженную женщину на снимке. Как она похожа на Мэгги Лэзенби… Фигура, цвет кожи, тонкие черты лица… Их можно принять за сестер. Он пригляделся внимательнее. На левом бедре должна быть родинка.

Так и есть.

— Ты с ней знаком? — повторила Мэгги.

— Да… Нет…

— Напряги свою память.

“Я с ней не знаком. Мы никогда не встречались. Только во сне. Я думал, это Мэгги — немного другая Мэгги. Но у Мэгги нет этой родинки…”

— Нет, я с ней не знаком. Но она очень похожа на тебя, правда?

— Я бы так не сказала. Кстати, ты чуть не удостоился ее визита. Насколько мне известно, она сейчас крутится где‑то неподалеку на своей шлюпке — знаешь, такие мелкие скорлупки, битком набитые автоматикой и оружием. Какое‑то ну очень секретное задание. Потом обнаружила Зетланд в списке портов захода нашего чудо–мальчика — я имею в виду Боя Уандера — и решила потихоньку удалиться.

— Значит, это онее встретил? — Граймс с удивлением услышал в своем тоне нотки ревности.

— Да. Но они друг друга не любят. Повторяю: оченьне любят.

— Значит, в ней должно быть что‑то хорошее, — с неожиданным воодушевлением заявил Граймс.

— Может, хватит о ней? Ты совсем забыл про меня. У меня уже в горле пересохло.

— Сейчас, сейчас, — проговорил Граймс и занялся коктейлем.

Когда он добрался до дома, Мэриэн уже ждала.

— Ты опять набрался, — объявила она.

— Ну и что дальше?

— Я даже не сомневалась, что ты напьешься. Но с этой… с этой сукой, с Мэгги Лэзенби…

— Мы пропустили по коктейлю, и все.

— Не смей мне лгать!

— Я не лгу.

Он не лгал. Мэгги, блистая обаянием и женственностью, делала ему более чем прозрачные намеки, однако он сделал вид, что ничего не понял. Он до сих пор не знал, почему… Нет, он знал — но не мог признаться в этом даже себе самому. Это слишком походило на сумасшествие, полное сумасшествие. Он не мог изменить женщине, с которой никогда не встречался, которую впервые увидел сегодня на голограмме, украшавшей каюту Мэгги.

— После всего, что я для тебя сделала, ты шатаешься по округе, точно паршивый уличный кот. Мразь. Какая же ты мразь. Ты никогда не был и никогда не будешь…

Граймс прошел мимо нее в гостиную. Строгость служебной обстановки была безнадежно погублена — его супруга пыталась украсить интерьер при помощи всякой безвкусицы.

— Скажи что‑нибудь, будь ты проклят! Точно воды в рот набрал! Ничтожество! Или духу не хватает, чтобы оправдываться?

В этот момент истошно задребезжал телефон. Граймс подошел к аппарату и нажал на копку. Лицо Мэвис Дэвис, расплывшееся по экрану, казалось почти уродливым.

— Чрезвычайная ситуация, сэр…

— Что случилось?

“Что там натворили эти растяпы? Неужели все‑таки довели дело до невосполнимой порчи имущества? Тогда, пожалуй, и в самом деле пора собирать вещи”.

— Сигнал бедствия.

— Что за корабль?

— Вооруженная яхта “Гребе”. Сигнал получен с солярной орбиты между Зетландом и Фрейадом, — Мэвис назвала координаты. — Метеоритный поток. Значительные повреждения корпуса и оборудования. Утечка воздуха. Яхта сошла с орбиты.

— Мэвис, машину. Немедленно.

— Слушаюсь, сэр.

— Да что тыможешь сделать! — завопила Мэриэн. — У капитана Деламера есть крейсер и сотни специалистов — настоящих специалистов. А ты… На что ты вообще способен?

— Пошла вон! — зарычал Граймс.

— Джон! Ты не можешь уйти! Я тебе запрещаю!

Она повисла у него на руке, но он грубо стряхнул ее, вышел из дома и стремительно зашагал по темной дороге. Мэриэн бросилась было за ним, но, сделав несколько шагов, остановилась.

— Джон! — взывала она. — Джон!

Впереди уже показались фары машины. Она быстро приближалась. Проехав мимо него, автомобиль развернулся и замер. За рулем сидела Мэвис Дэвис. Граймс приземлился на заднее сиденье, и машина рванулась вперед.

— “Хаски”? — спросила Мэвис.

Вопрос был излишним. Буксир “Хаски Приграничья” был приписан к Зетландской Базе. Да, крейсер Деламера был выведен из строя — но в гражданском секторе космопорта стоял буксир, единственный корабль на Зетланде, который мог стартовать немедленно.

Этот буксир был любимой игрушкой Граймса. Больше, чем просто игрушкой — он был любимцем коммандера. На борту этого суденышка он чувствовал себя настоящим капитаном, человеком, который составляет с кораблем единое целое. Этот буксир был единственным кораблем на базе, который пребывал в образцовом состоянии — и сам Граймс, и Мэвис постоянно следили за этим. Буксир числился в качестве “частной яхты Старика”.

— Я сказала главному старшине [25]Уиллису, чтобы он готовил двигатели, — деловито произнесла Мэвис.

— Молодец, девочка.

— Можно… Можно мне с вами?

— Да, это было бы очень желательно.

Ее готовили как штабного офицера, но она вполне может справиться с обязанностями инженера. С ее врожденными математическим способностями и тонким умом… И она не раз сопровождала Граймса в его коротких вылазках за пределы атмосферы.

— Конечно, Мэвис. Вы знаете это маленькое чудовище куда лучше, чем кто бы то ни было на базе.

— Благодарю вас, Джон.

Машина взлетела на аппарель, объехала огромную бесполезную башню “Дракониса”, залитую светом прожекторов. “Хаски Приграничья” стоял на своем месте, спрятавшись за мастерскими — тусклое металлическое яйцо на трехногой подставке. Почти у самого основания желтел круг света — люк воздушного шлюза был открыт.

Автомобиль остановился, и Граймс услышал характерное гудение, которое доносилось откуда‑то сверху. Реактивный двигатель… Ближе, ближе… гудение перешло в пронзительный визг — и на бетон, едва не задев машину, приземлился аэрокар.

Пилот выскочил из кабины и преградил Граймсу путь. Это был Деламер, все еще в парадной обеденной форме — белом полотняном костюме с черным галстуком–бабочкой, элегантный до кончиков ногтей.

— Все готово? — осведомился он.

— Разумеется, капитан. Явзлетаю, как только закроется входной люк.

— Вы не поднимете его, Граймс, — Деламер ослепительно улыбнулся. — Это сделаю я. Последнее время жизнь стала скучновата.

— Черта с два, Деламер. Это моябаза и мойбуксир.

— Я старше вас по званию, Граймс. Вам не следует об этом забывать.

— Похоже, вы хотите запретить мне взлет? Только это спасательная операция, и я получше вашего управляю кораблем.

— Отойди, наглый ублюдок!

И Граймс ударил его — неуклюже, но в этот удар он вложил всю силу и всю обиду, которая скопилась за долгие годы, полные невзгод и разочарований. Деламер оказался вовсе не так крепок, как могло показаться. Кулак Граймса угодил ему точно в солнечное сплетение. С долгим “офф!” воздух вышел из легких капитана, и Деламер грузно осел на бетон. Он пытался что‑то сказать насчет избиения старшего по званию, однако Граймс этого уже не слышал.

— Уиллис, — обратился он к офицеру, появившемуся в проеме люка, — оттащите капитана из зоны взлета. Мне придется воспользоваться вспомогательными реактивными двигателями. Сами тоже отойдите подальше.

— Но, сэр…

— Вы же не хотите идти вместе со мной под трибунал. Уходите и захватите с собой капитана. Вас, Мэвис, это тоже касается.

— Черта с два это меня касается!

Граймс задумался. Он вполне может управлять буксиром в одиночку. Но мало ли что может случиться во время спасательной операции… Он с силой сжал костлявое плечо Мэвис.

— Кричите! — шепнул он. — Я пытаюсь насильно затащить вас на борт!

— Уберите руки! — завизжала Мэвис.

Будем надеяться, распростертому на бетоне Деламеру эта сцена борьбы покажется вполне убедительной… За миг до того, как захлопнулся люк, Граймс оглянулся и увидел, что Уиллис оттащил Деламера на безопасное расстояние. Коммандер бросился в рубку, Мэвис — в двигательный отсек.

Граймс почти упал в кресло, пристегнулся и привычным взглядом окинул контрольную панель, на которой, точно звезды, загорались огоньки.

“Реактивный двигатель — готов”.

“Инерционный двигатель — готов”.

“Движитель Манншенна — установлен”. Пальцы сами ложились на кнопки, встроенные в подлокотник кресла.

— Внимание всем, — произнес он в микрофон, который висел перед ним. — Приготовиться к старту.

— Все готово, капитан, — ответил голос Мэвис.

— Тогда — старт! — почти выкрикнул Граймс.

Он вдавил в панель стартовую кнопку, и “Хаски Приграничья” взлетел, словно за ним гнались все черти из ада.

На борту изувеченного “Гребе” находился только один человек. Женщина.

Ее голос был слабым, почти неслышным. Да, она успела надеть скафандр. У нее сломана рука, возможно, есть какие‑либо внутренние повреждения. Но она сможет найти еще один кислородный баллон, когда в штатном не останется воздуха…

— Вы можете задействовать передатчик Карлотти? — торопливо спросил Граймс.

— Да… Думаю, смогу…

— Попытайтесь. Я собираюсь запустить Движитель Манншенна. Ваш Карлотти нужен мне в качестве маяка.

— Движитель Манншенна? — тревожно переспросила Мэвис, входя в рубку.

— Да. Я хочу добраться до нее за несколько минут, а не за несколько дней. Без Манншенна у нас ничего не выйдет. Я знаю, что это рискованно, но…

Сказать “рискованно” — значит не сказать ничего. Использовать Движитель, предназначенный для межзвездных перелетов, в пределах планетной системы, среди переплетения гравитационных и магнитных полей… Но другого выхода нет. С ловкостью эквилибриста Граймс повернул зависшего в невесомости “Хаски” на гироскопах, ориентируясь на едва уловимый сигнал бедствия, и запустил Движитель. Обычные мгновения дезориентации в пространстве и времени — и планета стала похожа на полуспущенный воздушный шарик, подсвеченный изнутри, а справа по борту переливалась радужная спираль — солнце Зетланда. Но Граймсу было некогда любоваться этой красотой. В динамиках своего Карлотти он услышал слабый голос:

— Карлотти включен.

— Можете настроить его на постоянный сигнал? Поверните тумблер…

— Есть.

Голос потонул в переливчатом свисте.

Прекрасно. Граймс смотрел, как поисковая антенна его Карлотти — эллипсоид из ленты Мебиуса, пеленгатор и устройство связи — медленно поворачивается вокруг своей длинной оси. Он снова запустил инерционный двигатель и, заложив вираж, устремился к месту катастрофы. Антенна Карлотти указывала на цель, как стрелка компаса. Тумблеры на панели управления инерционным двигателем были выведены в крайнее положение, и его неровное биение передавалось каждой детали крошечного суденышка.

— Мэвис, — проговорил Граймс, — взгляните, можно ли выжать из него еще немного.

— Я попробую, — ответила она и вышла.

В динамиках зазвучал новый голос. Деламер… Только его не хватало.

— Граймс? Капитан Деламер вызывает бывшего коммандера Граймса. Как слышно?

— Слышу вас отлично, Деламер. Очистите эфир. Я занят.

— Граймс, приказываю вам немедленно возвращаться. Мичман Дэвис, разрешаю вам при необходимости применить силу. Постарайтесь обезвредить мятежника и примите командование “Хаски”.

Граймс поглядел на антенну. Она снова замерла, указывая направление “три часа”. Сомнений нет: корабль на орбите. Это необходимо учитывать. Он внес соответствующие поправки и взял чуть правее.

— Граймс! Мичман Дэвис! Вы слышите меня?

Черт бы его побрал. Антенна все еще настроена на сигнал с места катастрофы, но если передатчик на базе заработает на полную мощность, связь с “Гребе” мгновенно прервется.

— Граймс! Мичман Дэвис!

— Граймс на связи. Я не могу приказывать. Но я обращаюсь к тем, кто сейчас находится возле передатчика Карлотти. Проводится спасательная операция. Я веду судно по пеленгу, ориентируясь на Карлотти–сигналы с терпящей бедствие яхты “Гребе”. На борту находится женщина, она в тяжелом состоянии и не может ждать. Пожалуйста, освободите эфир.

Он никогда не узнал, что произошло потом, однако ему показалось, что он услышал звук потасовки. И еще ему показалось, что микрофон поймал яростное шипение Мэгги:

— Предохранитель!

Граймс переключил внимание на пульсирующую сферу масс–индикатора. Да, вот она — крошечная, едва различимая искорка. Она быстро перемещалась в направлении центра сферы. Слишкомбыстро? Пожалуй, нет. Судя по обстановке, рандеву состоится. Только бы не подвел Манншенн. Но что касается времени… Время — такая вещь, которую лучше не терять, а тем более в подобных ситуациях.

— Мэвис, — произнес он, склонившись к микрофону. — Когда я скомандую “полный назад”, я хочу, чтобы это был действительно “ полныйназад”. Никаких полумер.

Искорка стала ярче. Она пересекала границы полупрозрачных сфер одну за другой. Граймс сменил калибровку шкалы, словно мог замедлить ее падение к центру сферы, но расстояние неуклонно сокращалось. Снова и снова Граймс калибровал шкалу. Искорка коснулась сияющей бусины, которая обозначала местоположение “Хаски”, и слилась с ней. В течение микросекунды Граймс пережил сверхъестественное ощущение — он почувствовал, как слились. нет, не два корабля, но две личности.

— Манншенн — стоп! — крикнул он в микрофон интеркома — Инерционный — полный назад!

Корабль содрогнулся. Казалось, ему стоило усилия отскочить от цели, к которой он только что мчался. Гироскопы прекратили вращение на своих танцующих осях Цвета постепенно становились привычными — но на экране заднего обзора звезды безумно дрожали, словно Движитель продолжал работать.

— Все двигатели — стоп! — крикнул Граймс, возвращая гандшпуг в среднее положение.

Совсем рядом, чудом не задевая “Хаски”, медленно вращался вокруг каких‑то невообразимых осей искореженный корпус вооруженной яхты “Гребе”.

Мэвис Дэвис вошла в рубку в тот момент, когда Граймс пытался влезть в скафандр. На лбу у нее была небольшая ссадина, из которой сочилась кровь. Подобно большинству некрасивых женщин, в состоянии эмоционального и физического напряжения она удивительно хорошела. И когда прежде, чем опустить шлем ему на плечи, она поцеловала Граймса — легко, но с неожиданной теплотой — он понял, что желал бы продлить это прикосновение.

— До свидания, Джон, — сказала она. — Приятно было узнать вас.

— Черт побери, Мэвис, что вы хотите сказать?

Она криво усмехнулась.

— Иногда мне кажется — особенно когда кто‑нибудь развлекается с Манншенновским Движителем… — она не договорила и загерметизировала его шлем, сделав продолжение разговора невозможным.

По пути к шлюзу Граймс прихватил все необходимое. Люк распахнулся — и он понял, что от “Гребе” его действительно отделяет один шаг. Граймс оттолкнулся от своего маленького суденышка — и магниты на подошвах и перчатках плотно прилипли к корпусу “Гребе”. Он распластался на обшивке, точно паук — если бывают пауки о четырех конечностях. Почти сразу выяснилось, что открыть воздушный шлюз яхты невозможно. Впрочем, это не имело значения — в нескольких футах от люка зияла пробоина, в которую Граймс протиснулся без особых усилий.

Слабый голос, наконец‑то зазвучавший в наушниках, показался странно знакомым:

— Почти вовремя.

— Я мчался так быстро, как только мог. Где вы?

— В рубке управления.

Граймс двинулся вперед, освещая дорогу маленьким фонариком. То и дело приходилось пускать в ход лом.

Он нашел ее в кресле пилота. Ремни безопасности были пристегнуты. Когда Граймс вошел, она слабо пошевелилась и каким‑то образом повернула кресло, чтобы посмотреть на него. Сквозь иллюминаторы в рубку проникал свет прожекторов “Хаски”, однако шлем отбрасывал на ее лицо густую тень.

— Чертовски не хочется признавать, — проговорила она, — но ты был прав, Джон.

— О чем вы?

— Твои обличительные речи против всякой автоматики. “Никогда не допускай, чтобы твоя жизнь зависела от одного–единственного предохранителя”. Моя метеоритная защита, такая надежная… в тот момент, когда прозвучал сигнал тревоги, было уже слишком поздно…

Теперь он стоял сзади, поддерживая ее за плечи, проклиная броню скафандров, которая разделяла их.

— Соня, я пришел, чтобы вытащить тебя отсюда. Чтобы перенести на борт “Хаски”, — он начал расстегивать пряжки ремней безопасности.

— Слишком… поздно.

Она закашлялась. Булькающий звук, вырывавшийся из ее заполненных жидкостью легких, был невыносим.

— Слишком… поздно. Я держалась… держалась до последнего. Запусти… Движитель Манншенна. Энергии хватит… аккумуляторы…

— Соня! Я вытащу тебя отсюда!

— Нет. Нет! Запускай… Манншенна…

Он продолжал возиться с пряжками. И тут, собрав последние силы, она толкнула его. Граймс отлетел в сторону, открыв ей доступ к панели управления. Его рука ухватилась за что‑то, сжала… Гандшпуг? Нет. Это “что‑то” едва заметно шевельнулось.

Он не слышал, как заработал двигатель — в корабле не осталось воздуха, без которого звук не может жить. Он лишь ощутил вибрацию, когда гироскопы проснулись и начали вращаться. Жесткий белый свет прожекторов “Хаски” стал пурпурным. Вселенная, окружавшая его и Соню, перестала существовать. Однако он был спокоен. И Соня была спокойна, и ее рука крепко сжимала его руку.

И…

— Мы снова нашли друг друга. Мы снова нашли друг друга… — повторяла она.

Граймс смотрел на нее, смотрел долго–долго. Он до смерти боялся, что она снова исчезнет, и крепко сжимал ее руку. Потом очень осторожно огляделся. Он по–прежнему стоял в святилище, но странная магия, казалось, исчезла без следа. Просто большое безликое помещение, по форме напоминавшее неправильный куб. На полу, почти в центре, возвышался черный каменный постамент, похожий на саркофаг.

— Этот сон… — пробормотал Граймс. — Если только это был сон…..

— На Зетланде действительно есть База ФИКС четвертого класса, — отозвалась Соня.

— Последнее, что я слышал про Деламера — что он сделал головокружительную карьеру и дослужился до коммодора.

— Черт бы побрал твои дурацкие сны. Забудь о них.

— Я попытаюсь, — пообещал он. Но в памяти уже всплывали знакомые строчки:

Заснуть… И видеть сны…

Вот в чем разгадка…

Он произнес эти слова так торжественно, что Соня воззрилась на него с удивлением.

— Какая разгадка, Джон?

— Где сон? По ту или по эту сторону?

— Какая разница? — рассудительно отозвалась его жена. — В любом случае, мы сделали все, что могли.

Но когда они уже вышли наружу, она неожиданно воскликнула:

— Проклятье! У меня до сих пор болят ребра!

ЧЕЛОВЕК, ПЕРЕПЛЫВШИЙ НЕБО

Им чертовски повезло, в который раз говорила Соня. Им повезло — что корабль Федеральной Исследовательской и Контрольной Службы “Звездный Первопроходец” совершил посадку в Порт–Стелларе, на Аквариусе. Но если бы обстоятельства сложились иначе, и они не вернулись бы в Миры Приграничья, ее муж мог воспользоваться возможностью и стать полноправным гражданином Аквариуса.

На большинстве планет к искусству мореплавания относятся как к религии — со всеми вытекающими. Поэтому Джон Граймс, Мастер Астронавтики, коммодор запаса Флота Миров Пограничья, Почетный Адмирал Аусифалианского флота и, наконец, Мастер Мореплавания, посвятил всего себя своей новой работе. В течение нескольких месяцев он плавал на акварианском торговом судне. Хотя его настоящая работа состояла в поиске причин быстрого увеличения числа несчастных случаев на море, Граймс доказал, что на своем корабле он не только числится, но и является капитаном.

Он выстаивал полувахты и мог по праву гордиться своим мастерством штурмана и навигатора и умением блестяще управлять кораблем.

— Будь я неладен, — ворчал он, обращаясь к Соне, — если наши лорды и господа не захотят, чтобы мы вернулись, и не вышлют за нами корабль. Я знаю, “Антилопа Приграничья” в ближайшие недель шесть не появится — расписание есть расписание. Но если нашему адмиралу взбредет в голову повысить боеспособность флота, и начнутся очередные большие маневры? Адмирал непременно пришлет корвет…

— Ты не самая важная спица в колеснице, Джон.

— Конечно, нет. Я всего лишь коммодор запаса Флота Миров Пограничья. Всего лишь начальник космической службы Приграничья… Ну что ж, замечательно. Если им я не нужен, пусть ищут других.

— Что ты имеешь в виду? — спросила она резко.

— Том говорил мне, что мой Сертификат Соответствия Мастера Мореплавания и Сертификаты Свободного Пилотирования действительны пожизненно. И что “Виннек Лайн” предлагает мне новую должность, как я и просил. Только с одним условием.

— Какое условие?

— Мы должны подать документы на гражданство.

— Нет, — сказала она. — Нет, нет и еще раз нет.

— Почему нет, моя дорогая?

— Потому что в этом мире тебе ничего хорошего не светит. Я всегда была не самого лучшего мнения о Мирах Приграничья, но ради твоей пользы могу закрыть на это глаза. Тем более за последние несколько лет они сделали огромный шаг вперед. Но Аквариус… Назад в двадцатый век!

— Вот это мне и нравится.

— Тебе — возможно. Не пойми меня неправильно. Мне очень понравилось наше путешествие на “Соне Виннек” — но это более чем развлечение во время отпуска…

— Оригинальный способ проводить отпуск.

— Тебе понравилось. Но пройдет немного времени, и ты обнаружишь, что капитану коммерческого судна живется гораздо скучнее, чем космолетчику. Ты хочешь провести остаток своей жизни на поверхности одной планеты?

— Но в море получаешь более разнообразные впечатления, чем в космосе…

Прежде чем она успела ответить, раздался стук в дверь.

— Войдите! — крикнул Граймс.

Капитан Торнтон, Начальник Портов, вошел в каюту и вопросительно посмотрел на своих друзей.

— Я прервал вашу беседу? — спросил он.

— Да, Том, — сказала Соня. — Но можете присоединиться к нашей дискуссии… даже если вдвоем объединитесь против меня. Джон предлагает поселиться на Аквариусе, чтобы сделать карьеру мореплавателя.

— Могло быть и хуже, — пожал плечами Торнтон.

Соня посмотрела на двоих мужчин: высокого, худого, седовласого капитана, и на своего мужа — крепкого, коренастого, чьи оттопыренные уши уже стали пунцовыми — а это вполне однозначно говорило о его настроении. Граймс смотрел на нее — и вдруг улыбнулся, неосторожно тонко и оценивающе. Как большинство рыжеволосых женщин, в гневе она была просто неотразима.

— Над чем смеешься, большая обезьяна? — осведомилась Соня.

— Над тобой.

Прежде чем она окончательно вышла из себя, Торнтон поспешил заговорить.

— Я принес новости, которые представляют для вас определенный интерес — для вас обоих. Мне сообщили, что федеральный корабль “Звездный Первопроходец” сел в порт Звездный. Насколько я помню, ты, Джон, работал в ФИКС, а Соня до сих пор поддерживает отношения с резервной комиссией. Так что, вполне возможно, вы встретите старых знакомых…

— Сомневаюсь, — ворчливо сказал Граймс. — В ФИКС работает так много народу… к тому же прошло много лет с тех пор, как я ушел.

— С тех пор как тебя попросили уйти, — поправила Соня.

— Ты тогда еще под стол пешком ходила. И не думаю, что тебя посвятили во все подробности этого дела. Правда, есть некоторая доля вероятности, что на корабле окажутся люди, которых знает Соня.

— Скоро мы все узнаем. Я вынужден устроить прием в честь капитана и офицеров — и вы, конечно, тоже приглашены.

Граймс действительно не знал никого из офицеров “Звездного Первопроходца”, но Соня была знакома с коммандером Джеймсом Фарреллом, капитаном этого судна. Насколько хорошо знакома?

Глядя, как они оживленно болтают, Граймс почувствовал, что его охватывает ревность. Он прошествовал к бару, чтобы перехватить чего‑нибудь покрепче и вернуть себе присутствие духа. Там его втянули в разговор два юных лейтенанта с “Первопроходца”.

— Вы знаете, сэр, — сказал один из них, — о вас в ФИКС уже ходят легенды…

— Действительно? — Граймс покраснел.

Другой молодой человек засмеялся. Граймс как раз переживал приступ самовлюбленности.

— Да, сэр. Знаете, как только кто‑то проявляет неповиновение — попытку неповиновения, конечно, — его вызывают на ковер и… делают Граймсом [26]. Ну, испепеляют.

— Действительно? — голос коммодора стал ледяным. Первый молодой человек поспешил исправить ситуацию.

— Но я слышал, что высшие офицеры, адмиралы и коммодоры говорили, что вам бы никогда не позволили уйти…

Это ничуть не успокоило Граймса.

— Позволить уйти?! Это был вопрос выбора, моего выбора. Кроме того…

И тут он увидел, что Соня с командующим Фарреллом на буксире пробирается к нему через толпу. Она улыбалась. Она просто сияла. Граймс содрогнулся. Эта улыбка была ему слишком хорошо знакома.

— Джон, — сказала Соня, — у меня хорошая новость.

— Так поведай.

— Джимми сказал мне, что я получаю свободный доступ на его корабль.

— Ох.

— Я не закончила. С тех пор как ты ушел со службы, Устав ФИКС несколько изменился. Теперь супруги уполномоченных офицеров — даже офицеров запаса — также имеют право свободно путешествовать на кораблях ФИКС, если есть такая возможность. На “Звездном Первопроходце” весьма неплохие условия для размещения пассажиров. Более того, Джимми любезно свяжется с Порт–Форлорном после инспекции на Карлотти–станцию, что в этом секторе…

— Мы будем рады видеть вас на борту, сэр, — вставил Фаррелл.

— Спасибо, — ответил Граймс. Он уже решил, что не станет слишком беспокоиться по поводу этого молодого коммандера. Коротко подстриженные волосы песочного цвета, носик как у мопса и лицемерные голубые глазки… Типичный космический бойскаут. Лицо ФИКС с рекламного плаката. — Спасибо, я думал об этом.

— Мы думали об этом, — поправила Соня.

— Конечно, не могу сказать, что будет безумно интересно, — сказал Фаррелл, сверкнув белыми зубами. — Но это будет приятное путешествие. Глебе, Парраматта, Вонг, Эсквел…

— Да, — согласился Граймс, — возможно.

Как и Аквариус, Глебе, Парраматта и Вонг были заново открытыми Потерянными Колониями, основанными пассажирами “глушилок” Ново–Австралийской эскадры. Эсквел населяла гуманоидная раса, которая, как и жители Гроллора, находилась в самом начале индустриальной эпохи. Граймс читал об этих мирах, но никогда не бывал там.

И тут в зал через открытое окно ворвался резкий соленый запах моря и громовой ропот волн, разбивающихся об утес далеко внизу.

Я могу подумать об этом. Но ровно настолько, насколько это нужно.

— Мы подумали об этом, — повела итог Соня. — Решай сам, Джон, но я улетаю. Ты можешь отправиться следом, когда прибудет “Антилопа Приграничья”. Если хочешь…

— Ты не хочешь остаться на Аквариусе?

— Я уже для себя все решила. Ты так жаждешь стать моряком… Это просто ужасно. Тебе лучше остановиться сейчас, пока ты ничего на начал, чем страдать и дожидаться, пока “Бродяги Приграничья” пришлют за тобой корабль. Еще несколько недель — и тебе будет гораздо труднее улететь.

Граймс посмотрел на жену.

— Раз ты решила вернуться домой…

Она улыбнулась.

— Так я и думала. Поэтому я приняла предложение Джимми. Он довольно мил, не правда ли?

— Тем больше причин, мне необходимо сопровождать тебя на борту его треклятого корабля.

— Старые проверенные приемы всегда срабатывают, правда? — рассмеялась она.

Теперь пришла очередь смеяться Граймсу.

— А, заставить меня поревновать? Это меня‑то! Чтобы я ревновал к этому щенку?!

— Ревновать, — твердо сказала Соня. — Только не к нему. К ФИКС. Много лет назад у тебя был роман со Службой, и ты уже пережил его. Теперь у тебя новая любовь — Приграничье и его Флот. “Бродяги Приграничья”. А я в самом расцвете лет запала на фатальную магию твоего обаяния. Сейчас мне достаточно только пожелать — и ФИКС примет меня обратно. Я офицер запаса. Я могу в любой момент вернуться на действительную службу… — Она жестом остановила Граймса, который хотел что‑то сказать. — Позволь мне закончить. Если я полечу на “Антилопе Приграничья”, у меня ни одного шанса сесть за пульт управления. Я буду путешествовать как в клетке. Ведь во всех кораблях “Бродяг” так много твоего. Ни капитан, ни его офицеры никогда не позволят мне забыть, что я миссис коммодор Граймс. А на борту “Звездного Первопроходца” я скоро вновь стану коммандером Соней Веррилл…

Граймс медленно набил и раскурил трубку. Через вьющуюся струйку дыма он изучал лицо Сони, серьезное и волевое, под сверкающей короной темно–рыжих волос. Он понимал, что она права. Если он будет упорствовать в своей новой любви к мореходным судам, она может вернуться к своей старой любви — Федеральной Исследовательской и Контрольной Службе, к полетам по всей Галактике?

И тогда… Возможно, когда‑нибудь они снова встретятся… или не встретятся. И они никогда не могут забыть, что плавают — или летают — под разными флагами.

— Отлично, — сказал он резко. — Тогда попроси своего приятеля приготовить мне каюту для У1Р–персон.

— Я уже сказала, — ответила Соня. — Хотя… — она усмехнулась. — Как простой коммандер запаса, путешествующий сам по себе, я не должна так поступать.

Прозвучали последние прощания, искренние сожаления. Потом последние слова диспетчера потонули в глухом прерывистом биении инерционных двигателей, и “Звездный Первопроходец” поднялся с взлетной площадки Порта Звездный. Соня и Граймс находились в рубке корабля в качестве гостей. Обычно в таких случаях коммодор наблюдал за техникой пилотирования, но сегодня все было иначе. Он смотрел вниз, на стремительно удаляющийся водный мир. Позаимствовав у одного из офицеров бинокль, он глядел на стройные силуэты волнорезов, обнажившихся во время отлива. Когда он видел их в прошлый раз, их покрывало море.

Он знал, что офицеры на мостике “Сони Виннек” смотрят вверх на удаляющийся, уменьшающийся космический корабль. Он вздохнул — чуть слышно, и Соня смотрела на него с сочувствием. Дописана еще одна глава его жизни. Никогда больше ему не пригодится старинное искусство мореплавания. Но есть вещи и похуже, чем жизнь космолетчика.

Граймс оторвался от созерцания порта и с интересом огляделся. Здесь мало что изменилось с тех пор, как он служил в ФИКС. Все те же шкалы и датчики, мониторы, контрольные лампочки, пульт управления вспомогательными инерционными двигателями и Движителями Манншенна, и клавиатура артиллериста, прозванная “боевым органом”. Но все же, если не считать вооружения, корабль мало отличался от торгового судна.

И люди здесь совсем не похожи на торговых офицеров — и тем более офицеров Флота Миров Приграничья… “Бродяг Приграничья”. Их униформа, несомненно, претендовала на элегантность. Все носили пилотки. У каждого слева на груди на форменной рубашке красовалась эмблема, напоминающая пятно от фруктового салата. Некоторая резкость, с которой капитан отдавал приказы, и ответы его офицеров — почти на грани грубости — никогда не выходили за рамки принятой во Флоте лексики. Подобные отношения создавали напряжение на корабле, не слишком неприятное, но все же напряжение. (Один из недостатков Граймса с точки зрения подобной службы заключался в том, что он не мог поддерживать принятую степень напряжения.) Но, несмотря на это, было приятно снова оказаться в знакомой обстановке… Особенно с учетом того, что он оказался здесь в качестве пассажира. Это позволяло наблюдать, но не участвовать.

Граймс взглянул на Соню. Ей тоже нравилось. Но насколько нравилось?

С ускорением, которое, тем не менее, не причиняло неудобств, корабль пролетал через тонкие высокие перистые облака. Небо окрашивалось в цвет индиго, а Аквариус становился огромным шаром — светло–синим, в белых, зеленых и золотых пятнах. На западе появилось что‑то, напоминающее зарождающийся тропический шторм. Кого он настигнет? Граймс понял, что хотел бы это знать. Кого‑нибудь из его знакомых? В космосе тоже случаются бури.

Теперь они не причиняют беспокойства. Однако в те времена “гауссовых глушилок” магнитные шторма были настоящим бедствием.

— Проверить все системы, — приказал коммандер Фаррелл.

— Внимание! Внимание! — сказал старший помощник четко и громко свой микрофон. — Всем службам. Проверить готовность к невесомости. Доложить.

— Карантинный отсек — готов, — раздался голос из динамика. — Десант — готов. Гидропоника — готова…

Длинный список. Граймс наблюдал за движением секундной стрелки на своих наручных часах. В это время грузовое судно Приграничников давно установило бы курс и запускало Манншенна.

Правда… весьма возможно — и Граймс не мог с этим не согласиться — со страшным разгромом на камбузе и в трюме.

— …Отсек Манншенновских Движителей — готов. Отсек инерционных двигателей — готов. Отсек вспомогательных ракет — готов. Полная готовность, сэр.

— Полная готовность, сэр, — доложил старший помощник. — Приготовиться к невесомости!

Биение инерционного двигателя стало стихать и смокло на полувздохе.

— Приготовиться к центробежным эффектам!

— Есть приготовиться к центробежным эффектам!

— Выполнить поиск цели!

— Есть выполнить поиск цели!

Мощные поворотные гироскопы зажужжали, потом жужжание сменилось воем. Разворачиваясь вокруг поперечной оси, корабль постепенно выходил на цель — отдаленное солнце Глебе. Для этого визуальные ориентиры на приборной доске выстраиваются в линию, а затем вводится поправка на дрейф галактики.

— Зафиксировать гироскопы!

— Есть зафиксировать гироскопы!

— Выйти на первую космическую скорость!

— Есть выйти на первую космическую скорость! — Первая космическая скорость!

— Есть первая космическая скорость!

Инерционный двигатель снова ожил.

— Приготовиться к искривлению континуума!

— Есть приготовиться к искривлению континуума!

— Движитель Манншенна — пуск!

— Есть!

— Движитель Манншенна — третий уровень — пуск!

— Есть Движитель Манншенна — 3 уровень!

Это невозможно забыть. И это каждый раз переживается заново. Тонкий вой прецессирующих гироскопов, мимолетные секунды (или века) потери чувства времени, короткий приступ тошноты… Затем, впереди, редкие звезды — блестящие металлические точки — превращаются в радужные пульсирующие спирали. За кормой удалялся, проваливался в ничто бесформенный клубок полупрозрачных вуалей — Аквариус. “Звездный Первопроходец” двигался сквозь темные измерения, сквозь искривленный континуум — к своей цели.

— Ох уж это время, — подумал Граймс, снова глядя на наручные часы. — Это чертово время.

Глебе, Парраматта, Вонг… Довольно приятные планеты, чем‑то похожие на Миры Приграничья. Но каждая неповторима, неповторима по–своему. Потерянные Колонии возникали случайно. Они были открыты кораблями Ново–Австралийской эскадры — после того, как магнитный шторм сбил их с курса и разбросал на расстояние нескольких световых лет. Планеты получили названия в честь этих кораблей. На протяжении веков они развивались каждая своим путем, изолированные от всех населенных миров Галактики. Коммандер Фаррелл сокрушался, что их развитие скорее регрессивное, чем какое‑либо еще. Граймс высказал мнение, что эти миры стали тем, чем должны быть Миры Приграничья, и чем они станут, если достаточно большому количеству полезных людей не разрешать уехать из Федерации.

Соня заспорила. Она имела принципиально иную точку зрения.

— Все твои неприятности от того, — сказала Соня мужу, — что ты не приемлешь никакого прогресса. Поэтому тебе нравится играть в моряка двадцатого века на Аквариусе. Поэтому ты не содрогаешься, как мы, всякий раз, когда слышишь этот безумный австралский акцент.

“Она права…”

— Но это же правда в девяносто девяти процентах случаев, — он повернулся к Фарреллу. — Я знаю, что ты и твои юные техники в шоке — они не ожидали увидеть Карлотти–станции в таком запущенном состоянии, да еще на всех трех планетах. А как они ведут документацию — это просто слов нет. Но заметь: при этом маяки работают, и работают хорошо — невзирая на то, что смотрители маяков носят рваные шорты цвета хаки, а не белоснежные комбинезоны. А ты видел, как они отремонтировали маяк на Глебе? Они прекрасно знают, что запрос на запчасти пойдет по официальным каналам Федерации не один месяц, поэтому воспользовались подручными материалами…

— Ага, обшивку заделывают разрезанными бочками из‑под топлива, — буркнул Фаррелл, — а изоляцию научились делать из пивных бутылок.

— Но маяки работают, коммандер, и работают хорошо.

— Этого не должно быть, — жалобно проговорил Фаррелл.

— У Джона несколько старомодный взгляд на вещи, Джимми, — рассмеялась Соня. — Я всегда думала, что Миры Приграничья — для него дом родной, но я ошибалась. Вот место, где он будет счастлив — эти Ново–Австралийские планеты, где соединились все недостатки Приграничья, но при этом напрочь отсутствуют его немногие, очень немногие достоинства.

— О каких достоинствах ты говоришь? — возмутился Граймс. — Если ты о возможности доверять технике… Вот за что я люблю Аквариус. Знаешь, что мне нравится в подобных мирах? Здесь технику заставляют служить человеку. И никому даже в голову не приходит, что можно иначе…

— Но посмотри, какой контраст, — сказала Соня. — Каждый раз, когда мы высаживаемся, это бросается в глаза. Сравни: корабль Джимми, такой аккуратный, его офицеры, которые прекрасно знают свои обязанности. И этот город — если его можно так назвать. Здесь жители еле ползают, точно пребывают в полусонном состоянии. Все делается кое‑как, если вообще делается. Это должно быть очевидно — даже для такого старомодного… мореплавателя, как ты.

— На борту корабля, — возразил Граймс, — любого корабля — необходимо, чтобы каждый занимался своим делом. Но не слишком активно.

Они сидели втроем за столом на просторной веранде “Плеч Рудокопа” — одной из центральных гостиниц Пэддингтона, который выполнял на Вонге роль столицы. Перед ними стояли стаканы и запотевшая бутылка.

Огромное солнце заливало пыльные улицы слепящим светом, но здесь, на веранде, легкий ветерок шелестел в листьях виноградных лоз, увивающих здание, создавая иллюзию прохлады, а железные столбы и ограда придавали месту старомодное очарование.

Тут с улицы вошел мужчина. Он снял широкополую шляпу, скрывавшую в тени лицо, и его тяжелые ботинки загромыхали по полированному деревянному полу. Соня и Фаррелл с некоторым неодобрением разглядывали его выгоревшую рубашку и шорты цвета хаки, которые могли бы быть почище и лучше выглажены.

— О, миссус Граймс, — поприветствовал он. — Как де–ела?

— Спасибо, капитан, — ответила Соня холодно. — Хорошо.

— Как пожи–ива’те, ком’дор?

— Могло быть хуже, — сказал Граймс.

— А с вами ка–ак мир обра–ащается, ком–манд’р?

— Не могу жаловаться, — ответил Фаррелл — таким тоном, словно это была вежливая ложь.

Вновь прибывший — капитан Дэлби, начальник порта — подвинул к их столику стул и шумно опустился на него. Из‑за стойки тут же появился официант.

— Пиво, Кларри, — произнес Дэлби. — “Шхуну стари–иков”. И прине–еси еще пар’ бутылок для мо–оих друзей. Ваш Перв’ Помощник ска–азал, что я смогу на–айти вас здесь, ком–манд’р, — сказал он, глядя ему в спину.

— Если у вас какое‑то важное дело, почему вы не связались со мной по телефону?

— Да, в сам’м деле. Но ваш корабль, воз–зможно, не смож’т торчать в по–орту еще неск’ко дней, да и мне не меша’т прогуляться.

Он принял из рук официанта большой бокал и пригубил.

— А здесь я мо–огу посм’треть на вас.

Фаррелл вскочил.

— Если случилось что‑то серьезное, капитан, я немедленно отправляюсь в порт.

— Сбавь обо–ороты, ком–манд’р. Ты все ра–авно ничего не сделаешь, пока туда не добере–ешься.

— Доберусь куда?

— На Эсквел, конешно.

— А что случилось на Эсквеле?

— Не знаю точно, — он снова глотнул пива. Спешить ему было явно некуда. — Шкип’р с “Красной девки” отси–игналил: на Эсквеле мая–аки не работают.

— Как я понимаю, речь о “Прекрасной деве”, — меланхолично поправил Фаррелл. — Пожалуй, это действительно серьезно.

— Не кипя–атись, ком–манд’р, за этим мая–аком сто лет никто не следит, так что о перс’нале можно не беспо–окоиться. И о мая–аке тоже. А этот кре–етин, котор’ не может на–айти дорогу через этот сектор, и в собст’нной каюте заблудится.

— Даже в таком случае… — начал было Фаррелл.

— Сядь и допивай пиво, — одернул его Граймс.

— Есть тольк’ один чело–овек, которого я ува–ажаю больше вас, ком’дор, — с нежностью проговорил Дэлби. — Я сам.

— А что думает капитан “Девы”? — поинтересовалась Соня. — Почему это случилось?

— Если и знает, то мне не сказал. Технич’ские непо–оладки, землетря–асение, молнии… — он лучезарно улыбнулся Фарреллу. — Меня оч’нь радует, что вы здесь, ком–манд’р. Иначе мне бы приишлось гнать свою команду на Эсквел и самому ремо–онтировать эту черт’ву хрень. А мне не нравится ни Эсквел, ни ее жит’ли… — Дэлби заметил, что взгляд Сони стал холоднее на несколько градусов, и суетливо добавил: — Поймит’, я но–ормально отношусь к тамошним ре–ебятам. Пока они жи–ивут у себя, а я у себя.

— Так вы бывали на Эсквеле? — спросила Соня вполне дружелюбно.

— Еще бы! И не раз. Мы ставили ма–аяк, а потом его три раз’ чинили. Мне хва–атило. Эта планет’ не для чело–овека. А местные… такие мелк’ красные обезьянки, непре–ерывно лопоч’т чего‑то, лопоч’т… Трепл’тся, трепл’тся… Прост’ на нервы действует. Их царьки — пету–ущистые ребят’, но вполне ниче–его, особ’нно когда познакомишься с ними по–оближе. Они хоть понимают, которая сторо–она у хлеба маслом намаз’на. И люб’т сунуть нос в наш’ книжки — а заодно и свистнуть пар’чку–другую. Мож’т, о–они нас не любят, да вид’ не пода–ают. А другие — как у вас называют? Нижние слои общества. Да. Эти нас те–ерпеть не мог’т и не дела–ают из эт’го секрета.

— Это бывает, капитан, — сказала Соня. — Очень часто две совершенно несхожие расы находятся в более дружественных отношениях, чем две идентичные. Я никогда не бывала на Эсквеле, но видела фотографии местных жителей. Они действительно очень похожи на земных обезьян — вернее, мартышек, наших не столь далеких родственников. Я понимаю, Дэлби: на ваш взгляд эсквеллианцы — дурная пародия на доисторического человека. Но они, скорее всего, думают о вас примерно так же.

— Да. Во–озможн’, так. Но я рад, что на эт’т раз мне не придется чи–инить маяк.

— Значит, это должен сделать кто‑то другой, — великодушно произнес Фаррелл.

И вновь “Звездный Первопроходец” покинул планету и стремительно двигался по траектории между Вонгом и Эсквелом. Его инерционные двигатели поддерживали первую космическую скорость, а Манншенновские Движители работали в режиме временной прецессии, который называется “круизным”. Фаррелл обсуждал с Граймсом, Соней и старшими офицерами поставленную задачу. Все сошлись на том, что это дело не относится к категории безотлагательных. Эсквелский маяк не имел особого значения для навигации в этом секторе космоса. Будь это так, он бы находился в не столь плачевном состоянии.

Дело в том, что это был просто маяк. Обычно от этих маяков зависела связь между планетами и кораблями. Для этого на них устанавливалось оборудование, позволяющее мгновенно связаться с любой точкой Галактики. Но маяк на Эсквеле был просто ориентиром в искривленном континууме. Группа квалифицированных техников за пару дней могла бы переоборудовать эту станцию — но на Эсквеле не было техников–людей. До сих пор.

Слово “империализм” долгое время считалось ругательством, но от этого империалистические идеи не перестали существовать. Маяк Карлотти на Эсквеле был острием клина, ногой в двери. Раньше или позже правители Эсквела поймут, что содержание маяка — это статья дохода, причем весьма весомая. Потом — с определенной вероятностью, рано или поздно — очередная планета войдет в состав экономической империи Межзвездной Федерации.

На Эсквеле есть радио — но радио в первоначальном смысле этого слова. Поэтому “Звездный Первопроходец” не мог осуществлять никакой связи с этой планетой, пока работал Движитель Манншенна, искривляющий пространство и время. Более того — до тех пор, пока корабль не подойдет к Эсквелу на достаточное расстояние. Конечно, на Эсквеле были офицеры псионической связи — или должны были быть. Был такой и на “Первопроходце”, как на всяком корабле Федеральной Исследовательской и Контрольной Службы. Вернее, была — до того, как корабль совершил посадку на Глебе. Там девушка попала под неотразимое очарование местного скотовода (надо сказать, весьма зажиточного), упросила капитана и подала рапорт о немедленной отставке. Фарреллу ничего не оставалось, как подписать его, хотя и без особого восторга.

“Первопроходец” мчался сквозь пространство. Жизнь на борту текла своим чередом. Торопиться было некуда. Это был не первый случай аварии на неукомплектованном маяке — и явно не последний. Будни Глубокого Космоса на борту военного корабля включают в себя такие приятные вещи, как регулярное питание, шахматы, бридж, упражнения в гимнастическом зале. Соне это нравилось, Граймсу нет. Он не разделял стремления офицеров ФИКС к поддержанию показательного — вернее, показушного — порядка. И Фаррелл — весьма глупо с его стороны — стал зазнаваться. Он постепенно приходил к мысли, что они с Соней подходят друг другу. Кем был до сих пор Граймс? Неудачником, не более того. Он не только отказался от положения первого астронавта в галактике, признанного или непризнанного. Он ушел, громко хлопнув дверью, и сжег за собой все мосты. А что касается этого его увлечения — из всего возможного он выбрал морское дело… Граймс расстроился, но не удивился, когда Соня сказала ему, что на борту этого корабля его прозвали Древним Мореходом.

Солнце Эсквела — многоцветная спираль, сияющая прямо по курсу — быстро увеличивалось в размерах. И вот в один прекрасный- день, час и миг Движитель Манншенна был остановлен, и корабль возвратился в нормальный континуум. До Эсквела оставалось несколько недель пути, но Фаррелл не спешил. До тех пор, пока они не получили первый сигнал с планеты.

В тот день Граймс с Соней и Фарреллом сидели в рубке. И вдруг из динамиков межкорабельной связи раздался странный тоненький голосок:

— Вызываю земной корабль… Вызываю какой‑нибудь земной корабль… Помогите… Помогите… Помогите…

Неизвестный радист взывал не умолкая. Неужели он не понимает, что радио не может одновременно работать на прием и передачу сигнала? Кажется, Фаррелл понимал, чем это продиктовано. Пройдут минуты, прежде чем радиоволна донесет его голос до антенны эсквелианца, и еще несколько минут, прежде чем придет ответ. Пока они ждали, он выразил надежду, что у того, кто послал сигнал бедствия, есть хотя бы еще один передатчик.

Вдруг зов прекратился. Через секунду из динамика зазвучал новый голос.

— Говорит Кабрарар, Верховный король Эсквела. Здесь произошло… восстание. Мы… осаждены на острове Драрг. Мы не протянем долго. Помогите. Вы должны… помочь нам.

В рубке повисла тишина, которую прервал Фаррелл.

— Первый помощник, — скомандовал он. — Максимальное ускорение.

— Есть максимальное ускорение, сэр, — и произнес в интерком: — Всем занять места и пристегнуться. Приготовиться к ускорению.

Спинки кресел в рубке приняли горизонтальное положение, а опоры для ног поднялись.

Прерывистое биение инерционных двигателей стало чаще — казалось, они захлебываются в сумасшедшей скороговорке. Ускорение вдавило хрупкие человеческие тела в эластичную набивку кресел.

“Я слишком стар для таких вещей”, — подумал Граймс. Однако он продолжал с интересом следить за тем, что происходило вокруг. Он слышал, как Фаррелл сказал, с усилием выговаривая каждое слово:

— Пилот… Дайте… данные… на… Драрг…

— Есть данные… на… Драгр… сэр… — ответил штурман.

Краем глаза Граймс увидел молодого офицера, лежащего навзничь в своем кресле. Пальцы его правой руки ползали по кнопкам на подлокотнике, словно отдельно от тела. На экране, почти на потолке, появилась карта Эсквела — беспорядочно раскиданные пятна материков, зеленые, желтые, бурые, и ровный голубой океан.

Карта увеличивалась, как будто видеокамера быстро спускалась в точку, расположенную примерно в центре одного из морей. В густой сизоватой лазури появилось пятнышко. Оно приближалось, но почти не увеличивалось. Суда по всему, этот Драрг — всего лишь крошечный островок.

Карта исчезла. На экране появилось цветное изображение станции с маяком. Море яростно билось об острые камни, неприступные скалы громоздились друг на друга. Пирс был короткий и узкий, как паутинка. И над всем этим висела, чуть раскачиваясь, антенна маяка Карлотти — эллипсоид из ленты Мебиуса, вращающийся вокруг своей длинной оси. На фоне штормового неба она казалась особенно хрупкой, почти беззащитной.

— На плато можно посадить шлюпку, — объявил Фаррелл. Перегрузка уменьшалась, и ему явно стало легче говорить. — Понятно, что вопрос о посадке корабля не стоит.

Никто не предложил высаживаться в космопорт. Скорее всего, он захвачен мятежниками. Кроме того, мятежники наверняка завладели оружием земного производства. Неизвестно, знают ли эсквелиане поговорку “Бить противника его же оружием”, но действовать будут именно по этому принципу: земляне поддерживали их ныне опальных правителей. Конечно “Звездный Первопроходец” вооружен не только для обороны. Но за слишком активное вмешательство во внутреннюю политику других планет вполне можно было… в общем, получить приглашение на ковер к начальству.

— Вы можете посадить корабль воду, — сказал Граймс. — С подветренной стороны от острова.

— Я не моряк, коммодор, — желчно ответил Фаррелл. — Это мойкорабль, и я собираюсь им рисковать. Мы выйдем на орбиту Эсквела, а вниз пошлем шлюпку.

“Надеюсь, одной шлюпки будет достаточно”, — подумал Граймс. Сейчас он почти сочувствовал Фарреллу. Эх, крошка Джимми… Не ты заварил кашу, но расхлебывать придется тебе. И держать ответ тоже. Но мы — люди. Как сказал этот славный парень в двадцатом веке: “Мы в ответе за тех, кого приручили?” Вот и мы — несем ответственность за местных царьков. Мы поддерживаем их земными штыками, или земными кредитами, оплачивающими эти штыки или их современный эквивалент.

— При всех недостатках, — заметила Соня, — у этого Высшего Короля определенно есть голова на плечах. Он знал: как только маяк перестанет работать, кто‑нибудь прилетит разбираться, что стряслось.

— И лучше это сделаем мы, — перебил ее Фаррелл, — чем Дэлби и его компания.

— Почему? — холодно спросил Граймс.

— Мы дисциплинированны, вооружены…