Повстанцы (fb2)

- Повстанцы (пер. И. Капланас, ...) 2.26 Мб, 435с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Винцас Юозович Миколайтис-Путинас

Настройки текста:




Повстанцы (роман)




I

Два крепостных парня поместья Багинай — Пятрас Бальсис из деревни Шиленай и Юозас Пранайтис из Палепяй — выбрались в Кедайняй кое-что продать, кое-чего купить. Последняя пятница марта, зима уже на исходе, скоро развезет дороги, начнется барщина в имении и работа на своей полоске — труднее будет вырваться из дому. А пока что дни стали длиннее, в полдень уже припекает затылок и спину, если доведется работать согнувшись, но санный путь еще не сошел — поэтому самая пора запрячь кобылку б розвальни и поехать по делам. А дел накопилось немало. У женщин кончилась соль, у стариков — табак, надо бы кожи на башмаки, проволоку для крючков. Пятрасу хочется приторговать шапку, а Юозасу — нож. Хорошо бы привезти и железную «штабу» — чушку, а то чуть не вконец стерлись сошники. Может, и для девушек найдется что-нибудь подходящее.

Покупок много. О чем ни подумаешь — все надобно. Только откуда денег взять? Хоть бы выгодно сбыть привезенные с собой припасы. Женщины положили каждому полкопы яиц, Юозасова мать — еще связку льна, моток шерстяных ниток, кусок масла да два сыра — буренка уже отелилась, а в семье нет малышей. А старая Бальсене подсунула курицу, которая — вот негодница! — повадилась разбивать яйца и склевывать скорлупу. Девушки насбирали кадушку брусники и добавили две связки сушеных грибов.

Припасли кое-что на продажу и сами парни. Пятрас уже давно припрятывал большие пучки щетины и конского волоса. Этот ходкий товар в большом спросе у кедайнских щеточников. Сверх того есть у Пятраса еще четыре хорьковые шкурки. Зверьков изловил самодельными капканами младший его брат Микутис.

Юозас побогаче. Он везет продавать две волчьи шкуры, трех куниц и двух зайцев, добытых позавчера, когда с ночи припорошило. Это завзятый охотник. Уже года три, как он у беглого солдата приобрел ружье и с помощью искусного шиленского кузнеца Дундулиса приспособил для охоты на дичь. Много смекалки, упорства и терпения понадобилось Юозасу, чтобы разжиться порохом, дробью; много хитрости — чтобы во время промысла не попадаться на глаза войту, приказчику, десятскому или другому чужаку: всякий может донести на него пану или стражнику. Не крепостному баловаться ружьецом и охотой!

Когда друзья добрались до города, торг был в самом разгаре. Рынок кишмя кишел людьми и подводами. Еще на краю базара Пятраса и Юозаса обступили перекупщики, допытывались, что у них есть на продажу, запускали руки под дерюгу и, нащупав товар, вытаскивали, оглядывали, сулили свою цену. Поторговавшись и выручив чуть побольше, чем предлагали первые покупатели, парни продали все, что привезли. Теперь будет больше досуга побродить средь людей и по лавкам. Привязав лошадь где поспокойнее, друзья смешались с толпой.

Скопилось немало саней и розвальней. Между повозками сновали перекупщики, крикливо рядились, приценивались и с бранью отходили прочь, чтобы снова вернуться, если попадался нужный товар, который они ста рались заполучить подешевле. Здесь вертелось и много таких, кто не покупал, не продавал, а из одного любопытства терся в толпе, останавливался возле торгующих и брел дальше в живом потоке, двигавшемся то вперед, то назад.

Пятрас Бальсис и Пранайтис диву дались, заприметив на базаре зерно: рожь, ячмень, овес. Весной хлеб продавать? Для крепостных поместья Багинай это непривычно. Они после каждой выпечки со страхом следили, как тает горка ржи, при помоле мешали с ячменем, предвидя, что уже через месяц-другой придется радоваться и мякинному хлебу, да еще в самую страду! А тут — рожь продают!

Приглядываются Пятрас с Юозасом к продавцам зерна и замечают, что и сани у них лучше, чем у других, — полозья окованы, и лошади повиднее, да и сами они одеты почище.

За парнями увязался юркий, словоохотливый человек. Видя, с каким изумлением они глазеют на мешки с зерном и на продавцов, он окидывает взглядом их убогий наряд и спрашивает:

— Верно, издалека будете, ребята?

— С Пабярже, — отвечает Пятрас.

— Почти столько же от нас и до Сурвилишкиса, — добавляет Юозас.

— А какого барина? — допытывается человек.

— Пана Скродского, — отзывается Пятрас.

— Поместья Багинай, — добавляет Юозас.

— Скро-о-одского… Баги-и-най… — протяжно повторяет человек, словно удивляясь, соболезнуя и вместе с тем показывая, что теперь ему все ясно.

— Ну, коли вы пана Скродского, так хлебца, конечно, не продаете, — не унимается он и тут же присовокупляет: — Но и не докупаете. Не с чего деньгу сколотить.

— А те, что продают, те-то откуда? — спрашивает Пятрас.

— Эти королевские с Кракяйской округи, а там, дальше, двое и из ваших мест. Чиншевые поместья Клявай, пана






MyBook - читай и слушай по одной подписке