загрузка...

Перекресток (fb2)

- Перекресток (и.с. Боевая фантастика) 891 Кб, 235с. (скачать fb2) - Сергей Лисицын

Настройки текста:



Сергей Лисицын[1] ПЕРЕКРЕСТОК

Моим любимым людям — маме, жене, дочке и брату. Спасибо, что вы есть в моей жизни.

Огромная благодарность хорошему человеку Иеро за неоценимую помощь, дружескую критику и поддержку.

Пролог

Четыре раза в день они проплывают по грязно-желтому небу, исчерченному лучами городских прожекторов. Иногда мне кажется, что сейчас они врежутся в один из небоскребов, между которыми проложена трасса. Но они, конечно, всегда исчезают в темном провале, полном испарений, поднимающихся с нижних ярусов.

Тяжелые свинцовые облака, упавшие с невидимого больного неба. Транспортные дирижабли — грузные, молчаливые, беременные штурмовыми взводами тяжелой панцирной пехоты. Я знаю, что они идут на юг, туда, где посреди мокрых, истекающих ядовитым потом джунглей стоят на выжженных площадках имперские транспорты, готовые прыгнуть в черный бесконечный космос.

Я стою, привалившись к перилам металлического балкона, и курю. Балкон опоясывает небоскреб-квартал на уровне полутора километров, вниз и вверх уходят лестницы на другие ярусы, чуть левее высовывается в пустоту язык остановки общественной транспортной платформы. Мне незачем спешить, я могу позволить себе провожать неторопливым взглядом дирижабли и глубоко затягиваться сигаретой со смесью черного канберрского и светлого анжуйского табаков.

Я поправляю шляпу. Точнее, пониже надвигаю ее на глаза и запахиваю плащ. Недовольно морщусь, обнаруживая на нем следы ржавчины. В этих кварталах от нее никуда не денешься, воздух полон влаги, город погружен в желтый, прорезаемый светом фар и вывесок туман, липкая пленка покрывает перила, грязные окна, дверные ручки, туман забивается в легкие, и начинается тяжелый мокрый кашель. Если, конечно, ты не можешь позволить себе фильтры в легких. Я — могу.

За моей спиной со скрежетом распахивается дверь бара, и я лениво разворачиваюсь. В прогорклый от машинного масла и гречневой лапши воздух вылетают вопли диксиленда и парочка визгливо хохочущих девиц, одетых по последней припортовой моде в полупрозрачные, светящиеся в темноте микроплатья. Следом за ними, нетвердо ступая, появляются и их кавалеры — по виду мелкие толкачи, не брезгующие ничем, от контрабандного трубочного табака до «весенних даров» и эмбрионов обитателей Закрытых Миров.

Проводив компанию равнодушным взглядом, я возвращаюсь к созерцанию дирижаблей. Их громады сливаются с чернотой погруженных в темноту верхних уровней, лишь синие огни чертят вдоль борта опознавательную линию, да льется из иллюминаторов рубок управления теплый свет. В транспортных отсеках этих дирижаблей окон не предусмотрено — пехотинцам нет нужды любоваться местными красотами.

Я представляю, как панцирники сидят сейчас там, в небе, неподвижные, со свистом дышат специальной смесью, подаваемой под напором насосами прямо в лицевые маски, и могильная тишина отсеков нарушается лишь неясным гулом винтов да тяжелым свистом дыхания бронированных, похожих на изваяния фигур.

Окурок обжег пальцы, и я бросаю его через ограждение. Наблюдаю, как он падает среди огней воздушных лодок, гравирикш, разбивается о прозрачный колпак рейсового транспа и исчезает, растворившись в мутном, густом, словно суп, тумане нижних уровней. Толкачи, чуть не падая с платформы остановки, машут руками, подзывая рикшу. К ним планируют сразу двое, и парочки запрыгивают на пластиковые сиденья. Девицы опускают полотнища, закрывая кабинки, и экипажи вливаются в общий поток. Я замечаю, что толкачи нервничают. Да и ушли они рановато. Значит, те, с кем я сегодня беседовал, не ошиблись. Что ж, скоро узнаю.

Возле бара становится тихо и пусто.

Пора.

Мои ботинки бесшумно ступают по влажному металлу. Дверная ручка липнет к пальцам, когда я ее поворачиваю, и, открыв дверь, я вытираю пальцы носовым платком.

Дорогу пытается заступить местный вышибала, но, сообразив, кто зашел в гости, вспоминает, что у него есть неотложные дела. Это он правильно решил, у меня сегодня на редкость поганое настроение.

Портиться оно начало с утра, когда наконец заявилась Эдна. Она с трудом переставляла ноги, идиотски улыбалась, а зрачки были размером с булавочную головку.

Значит, где-то была вечеринка с «весенними дарами», и она накачалась ими по уши.

Значит, кто-то хотел «особых услуг». А я ненавижу, когда от нее хотят «особых услуг».

И тех, кто хочет такого от девушек, тоже ненавижу.

Только Эдне на это наплевать, потому что такие любители щедро потчуют ее «весенними дарами», и «волосами ангелов», и «дымными демонами», и другой дрянью, которую она нюхает, колет, лижет, вдыхает, втирает, словно задалась целью попробовать всю наркоту вселенной, прежде чем сдохнет.

Я уже говорил ей, что сдохнет она скоро, но и это ее не волнует. Меня — тоже не очень, но настроение испортить ей удалось.

Еще хуже оно стало, когда, хлопнув дверью, я вышел на балкон нашего блока. Я хотел зайти в кофейню Турка, позавтракать, но, увидев, кто меня ждет, привалившись к перилам лестницы, понял, что завтрак отменяется.

Гарри Торнберг расплылся в улыбке и помахал в воздухе толстыми волосатыми пальцами:

— Майор, чертовски рад тебя видеть. Босс с утра вспоминал о тебе. Я давно, говорит, не видел Майора. Мне, говорит, просто необходимо его увидеть прямо сейчас. Я, говорит, ужасно по нему соскучился.

Проходя мимо Гарри, сую в рот сигарету, прикуриваю и буркаю:

— Хватит трепаться. Пошли, будем доставлять радость и приносить счастье.

Босс действительно ждет меня с нетерпением. Это значит, что где-то случилось дерьмо. Это значит, что где-то кто-то нарушил правила, установленные боссом. Это сучьи правила, но мне без разницы. Это значит, что кого-то надо макнуть рожей в дерьмо.

В кровавое дерьмо.

В таких случаях незаменим майор тактической группы штурмового отряда «Небесный гром». Получивший звание намного раньше срока, вместе с пятьюдесятью другими счастливчиками-офицерами, выжившими во время бойни на Стеносе IV. Спустя пару лет награжденный Имперскими Мечами за спасательную операцию на Фомальгауте-Прим.

С позором вышибленный в отставку с лишением всех чинов и наград.

Осужденный и чудом отмазанный от планеты-колонии.

Военный преступник, шулер и растратчик, опозоривший честь имперского мундира. «Палач деревни Эль-Моравино», «позор имперской армии», «причина скандала с Федерацией Планет».

Я — незаменим.

Босс смотрит на меня по-отечески и мановением руки отсылает Гарри.

— Мартин, — говорит он, — у меня проблема, сынок.

Мне очень хочется забить «сынка» ему в глотку по самую задницу, но я молчу. Жду, когда он перейдет к постановке задачи.

— Проблема у меня, — повторяет босс, — и печаль моя велика. Ты знаешь клуб «Сладкий сон», им управляет Джерри Сиговио?

— Знаю, — говорю я, — жуткая дыра для припортовых шлюх и богемных мальчиков. Они обожают там тусоваться, считают, что это придает им крутизны.

— Все верно, — говорит босс, — и Джерри исправно поставлял мальчикам девочек или мальчиков, давал им выпивку, номера и прочие радости жизни, и все были довольны.

— Но, — говорю я, — что-то случилось. Неужто Джерри решил перекинуться?

— Нет-нет, — машет руками босс, — старина Сиговио никогда такой глупости не сделает. Кто-то начал в том районе, и в его клубе тоже, предлагать ксеноморфы. Самые дешевые, ужасно грубые, но ты же знаешь, этим богемным идиотикам нужно то, что модно и опасно.

Вот тут у меня настроение испортилось окончательно. С ксеноморфами связываются или окончательные отморозки, или очень серьезные акулы, за которыми стоят еще более серьезные акулы из армии или разведки, решившие добыть себе хорошую прибавку к пенсии.

Для меня — один хрен. Поскольку действуют и те и другие жестоко. Значит, дерьмо, в которое придется кого-то макать, точно будет кровавым.

А босс тем временем продолжал изливать душу:

— Сам знаешь, с этой дрянью я никогда не связывался. Эта дурь так шибает по мозгам, что они в момент выгорают. Тем, кто на нее подсел, уже не нужно ничего из того, что могу предложить я, а это очень плохо для моего бизнеса! Да они же людьми быть перестают! — бушевал шеф, демонстрируя нехарактерный патриотизм.

А я думал, откуда же ксеноморфы могли всплыть здесь. Либо с Закрытых Миров, какого-нибудь из тех, с которыми сейчас воюет за пригодные для терраформирования планеты Империя, либо с Перекрестка. В любом случае ребята за этой операцией стоят серьезные.

— И кто же решил их у Джерри толкать? — спрашиваю я.

— Не знаю, — пожимает плечами шеф. — И Джерри вроде тоже не знает. Кто-то новенький, так что ты, Мартин, разберись с ними. Так, чтобы честных людей больше эти извращенцы не беспокоили. Насчет оплаты ты не беспокойся, по самому высокому тарифу сделаю.

Значит, капитально его прижали, думаю, если он сам про высший тариф заговорил, и от этого делается мне совсем кисло. Но я этого, разумеется, не показываю. А с умным видом киваю и говорю:

— Половину вперед, как обычно.

Мы оба знаем, кто на кого работает и кто кого держит за яйца. Но босс — он умный. Он знает, что нельзя сжимать слишком сильно и показывать власть слишком часто. А то ведь у меня может и колпак сорвать. А что происходит в таких случаях, он знает. Поэтому мы оба изображаем цивилизованные отношения, он ведь тоже понимает, что я прекрасно помню, через кого сплавлял сюда основную часть безделушек и кто промолчал, когда военные следователи начали задавать неудобные вопросы. А не промолчал бы — дробил бы я сейчас ультразвуковым молотом породу где-нибудь в сыром и жарком подземелье. И без всяких легочных фильтров.

Босс лезет в ящик стола и достает увесистый пласт кредитов. Все правильно, только наличные. Такая работа, как моя, оплачивается исключительно налом. Я киваю, не считая, запихиваю пачку в карман пиджака и выхожу. Надо наконец и позавтракать, а потом побродить по округе и поспрашивать, кто же это такой шустрый с ксеноморфами объявился.

Медленно пережевывая бифштекс и запивая его восстановленным апельсиновым соком, я размышляю. Ксеноморфы появились на наркорынке относительно недавно, и никто точно не знает откуда. Какой-то головастый подонок додумался, как можно адаптировать вытяжку веществ, входящих в состав инопланетных организмов, для человека.

Уточню — разумных инопланетных существ. Я не вникал в научные обоснования, только пару раз беседовал с одним из спецов-химиков босса и уяснил, что вроде как речь шла об аналогах адреналина и эндорфинов. В хитрой комбинации всего этого с психотропной дурью, которую тоже недавно кто-то приспособился гнать из моллюсков, обитающих на недавно включенной в состав Федерации планете. Планетка попадала под план терраформирования, но почему-то из этого списка исчезла. Вся эта возня отвратительно смердела, но приносила гигантские прибыли, а потому, как я чуял, намечалась грандиозная война за передел рынков.

Это я еще ничего не говорил про ксеномодифицирование — окончательно ополоумевшие людишки додумались вживлять себе железы инопланетчиков или живых симбиотов из миров ксеносов. Говорят, при этом напрочь меняется восприятие мира. Не знаю. И знать не хочу. По слухам, мой единоутробный братец, которого батюшка, разумеется, из генетической линии нашего дома не вычеркнул, очень этим вопросом заинтересовался. Ну да, боги ему судьями пусть будут.

Допив сок, я отправился бродить по припортовым районам.

Огромные, пахнущие отработанным маслом и ветошью доки. Искрящиеся синими дугами, до краев наполненные озоном зарядные мастерские. Маленькие, на три-четыре столика, кафе, в каждом из которых своя, поколениями приходящая обедать клиентура.

Узенькие конторы с заклеенными старыми газетными дисплеями окнами.

Скользкие ржавые тротуары, световые столбы с основаниями, обклеенными размазанной жвачкой.

Гречневая лапша из прозрачной пластиковой миски.

Шепоты.

Шорох купюр.

Смешки.

Подмигивания.

Обрывки слов.

Имена.

Прозвища.

Информация.

Настоящая, нефильтрованная, живая. Та, что пульсирующим потоком течет по венам любого города, не попадая в электронные щупальца сетей, живущая своей, настоящей, органической жизнью.

Я люблю ее, эту информацию, попадающую ко мне вместе с запахом гнилых зубов изо рта продавца лапши, тяжелым ароматом дешевых духов с феромонами молоденькой шлюхи из бара и десятком других запахов, движений, жестов, складывающихся в единую картину, смысл которой становится все более и более понятен мне.

И он мне очень не нравится, запах этот.

Но я должен убедиться.

Я иду через полутемный зал, полный извивающейся под стон диксиленда биомассы. На меня вываливается длинное тощее тело, закутанное во что-то напоминающее саван. Лицо синеватое, зрачки непрерывно сужаются и тут же расширяются, сухой язык облизывает синеватые губы:

— Он идет и поступь его — камень, и камень лики его, и ступни его, и кровь его… И желтое небо…

Отшвыриваю тело в сторону. Да, это тебе не «весенние дары» Эдны.

На ступеньках лестницы, ведущей к кабинету управляющего, сидит невзрачный мужичок в куртке свободного покроя и широких черных брюках.

Расслабленно так сидит.

Улыбается.

Значит, засекли от входа, что совсем неудивительно при нынешнем-то развитии средств наблюдения.

Опасный мужичок, и, судя по повадкам, не из гражданских самоучек. Он мягко, единым плавным движением встает, загораживая мне проход.

И совершает ошибку — он решает, что я буду разговаривать. Это дает мне пару мгновений, за которые я успеваю приблизиться и сжатыми пальцами левой руки нанести удар в горло.

Переступаю через скорчившееся тело и взлетаю по ступенькам.

Пинком открываю дверь в кабинет Джерри, вижу его испуганные глаза. Над столом управляющего навис здоровенный тип в черном костюме, а в кресле для гостей расположился изнеженного вида юноша в обтягивающих по последней моде брючках и цветастом пиджаке.

Тип в черном оборачивается и угрожающе открывает рот. Так-то лучше.

Сейчас будем говорить.

Все портит юнец в кресле. Не меняя расслабленного выражения лица, он вытягивает руку, и из нее стремительно вылетает узкая серая лента, напоминающая неимоверно длинный лягушачий язык. Заканчивается лента длинными мерзкого вида иглами, наверняка отравленными. Лента летит мне точно в голову и с такой силой, что иглы вошли бы в череп до основания.

Если бы, конечно, я был на месте.

Еще на первом курсе военного училища нам доходчиво объяснили, что аугментиками, или ксеномодифицированием, пользуются только идиоты, инвалиды или шоумены, которые суть идиоты и инвалиды. Серьезные люди изучают возможности своего тела и развивают их. А также пользуются умными костюмами-симботами, являющимися усилителями естественных возможностей тела.

Так что сейчас мое тело реагирует само. Уловив намерение юнца, я смещаюсь и в тот момент, когда лента летит ко мне, стреляю из игольника ему в голову.

Разворачиваюсь к столу. Тип целит в меня из жуткого вида ствола. А я еще не закончил разворот. Падаю на пол, стреляя в стоящий на столе Джерри шар, полный красивого розоватого тумана. Шар разлетается в пыль, в воздух поднимается густое розовое облако креветок-спор с Яргуса.

Розовое облако заслоняет меня от типа в черном, чем я и пользуюсь. С пола стреляю ему в грудь, в воздухе добавляется розовой взвеси.

Наступает тишина. Мой игольник стреляет почти бесшумно, а падение тела за воем диксиленда и подавно никто не услышит.

Джерри сидит за столом и мрачно смотрит на меня.

— Что? — недоуменно поднимаю я бровь.

— Майор, ты мертвец. Вот только что ты стал мертвецом! — У Джерри трясется нижняя губа, он чуть не плачет.

— Поясни. Вообще-то, меня сюда послал разобраться босс.

— Вот тот, в кресле, без головы, это сынок сенатора Веспасиана. Ларго, кажется, зов… звали. А вот этот с дыркой вместо грудной клетки — брат Николаса Резаного.

Я тяжело сажусь в кресло рядом с безголовым трупом. Добываю сигарету, прикуриваю и глубокомысленно говорю:

— Твою мать.

Джерри смотрит сочувственно:

— И что, босс тебе не сказал?

Я молча мотаю головой. Что толку говорить. Все, с кем я сегодня беседовал, называли имя Резаного, и это уже было хреново. Но кто ж знал, что он пошлет сюда своего братца, а тот додумается захватить сенаторского отморозка?

А вот босс и знал, соображаю я и гляжу на Джерри.

— Спокойно уйти дашь?

Управляющий клубом молча кивает на неприметную дверь у себя за спиной.

Я на всякий случай беру пушку типа в черном, шарю у него по карманам, нахожу кодовую пластину от личного транспа. В дверь, ведущую в зал, кто-то ломится. Я разряжаю в нее трофейный ствол.

Результат впечатляет.

Выскакиваю из клуба через заднюю дверь.

Вот и трансп, который я ищу, — зализанный, черный, с короткими, сильно скошенными назад крыльями. Прикладываю пластину, заскакиваю внутрь и рву с места.

Ах, босс, ах, сволочь. Сынок, значит. Знал, все ведь знал, старая мразь, и послал устроить показательную разборку. Значит, решил избавиться, да еще и конкуренту насолить. А если что — простите, кто же знал, что он слетит с катушек, он же был совершенно ненормальный!

Внезапно колет: Эдна.

Включаю коммуникатор, набираю код камеры слежения, которую я установил в квартире, как только в ней стала оставаться Эдна. Она о ней, конечно, не знает.

Эдна лежит на кровати, закрыв глаза, и тяжело дышит. Рядом кто-то незнакомый — мертвенно-белое тело, отрывистые нечеловеческие движения, сильно выступают позвонки. Голова лысая, в синеватых шишках. Ксеномод.

Запускает руку в разрезанный живот Эдны, достает кишки, начинает задумчиво раскладывать по сторонам ее тела. Эдна стонет в экстазе, открывает глаза, они светятся от счастья.

Отключаюсь.

Что ж, детка, напоследок ты получила действительно улетный кайф.

Выкидываю свой честно зарегистрированный комм, достаю дешевый одноразовый, слегка переделанный одним моим хорошим знакомым. О нем, знакомом этом, никто не знает, и это хорошо. Настало ему время вернуть должок.

— Грегор, мне надо исчезнуть, — говорю я и даю отбой.

Я знаю, что он мне поможет и не сдаст. Я, конечно, сволочь, но парня этого спас без шуток. И его, и девчонку его. Негоже ни за что ни про что глумиться над прохожими. Конечно, нечего было соваться в этот проулок, но Грегор, он немного не от мира сего. Я его в этот мир вернул. Точнее, позволил остаться.

Грегор очень умело оперирует данными. И замечательно создает личности. Вместе с документами и ДНК-удостоверениями. Я очень спешу, и он умудряется уложиться в два часа. Нет времени на изменение лица и тела, я обхожусь тем, что бреюсь наголо, а Грегор меняет мне цвет глаз.

Пока он колдует с маскировкой моей ДНК, я отдаю несколько распоряжений, и невеликие мои сбережения исчезают с анонимного счета, отправляясь в долгое путешествие на счета десятка несуществующих компаний. В конце концов они должны собраться на анонимном счете, в банке, не требующем предъявления документов у клиентов.

Грегор протягивает мне прямоугольник удостоверения и кредитный чип.

Я жму ему руку.

— Ближайший корабль, на который ты сможешь попасть, транспорт Федерации до Осени Семь.

Молча киваю и выхожу.

В маленьком провинциальном космопорте Осени VII я задерживаюсь только для того, чтобы купить газетный дисплей и загрузить свежие выпуски имперских газет. Обо мне и об убийстве Эдны ни слова. Заметка о трагической гибели младшего сына сенатора. Нелепая смерть в результате несчастного случая. Спортивный трансп врезался в грузовоз. Водитель и пассажир спорттранспа погибли на месте.

Поднимаю глаза.

Расписание рейсов.

«Осень VII — Перекресток — Джаспеан».

Перекресток…

Глава 1

Две недели я ел, спал и до изнеможения занимался, используя в качестве тренировочного круга крохотный пятачок свободного места в своей каюте. Конечно, к моим услугам был весьма неплохой корабельный спортзал, но мне не хотелось демонстрировать отработку нанесения скрытых ударов или приемы аварийной упаковки в симбот посторонним.

Мало ли, кто может оказаться на борту.

Закончив тренировку, я принимал чистящий сухой душ и шел в библиотеку.

Мой интерес к Перекрестку был абсолютно мотивированным, и я поглощал все доступные материалы корабельной библиотеки на эту тему.

С момента, когда это самое грандиозное чудо обжитой человечеством части вселенной обнаружил свободный рейдер «Кижич», прошло уже более семидесяти лет. Я смотрел на голограммы Перекрестка и пытался представить, что мог чувствовать капитан рейдера, когда перед ним на фоне пылающей голубой звезды появился этот невероятный, противоречащий всем известным научным законам объект.

Вокруг оси длиной более трех тысяч километров вращались в разных направлениях насаженные на нее вытянутые пласты толщиной около десяти километров. Они напоминали прямоугольные языки или, подумал я, солдатские жетоны. Только вот длина некоторых достигала двадцати тысяч километров, а ширина — десяти-пятнадцати тысяч. Другие же были куда скромнее. Некоторые пласты казались обломанными, словно какой-то гигантский космический малыш хотел поиграть с бабочкой, да и порвал крыло.

Каждый лепесток являлся отдельным миром — самым настоящим, каким раньше представляли планеты наши земные предки.

Плоским миром. Будто кто-то раскатал планеты в блины, да так ловко, что каждая осталась совершенно целой. Со своей почвой, морями, реками, животными и растениями. С развалинами городов и крепостей, храмов и научных лабораторий. Всюду — только развалины. Но многие сохранили часть функционала и были прекрасными или ужасающими. Или и то, и другое одновременно.

Археологи и ксенобиологи, ксенопсихологи и фармацевты, военные и адепты мистических культов — все вцепились в Перекресток мертвой хваткой, они выли от радости, сходили с ума и устраивали непристойные пляски в свете голубого гиганта. Там, где он был виден, конечно.

Одной из первых аномалий, с которыми пришлось столкнуться ученым, было изменение неба. Вопреки всем законам, каждый пласт обладал своей сменой дня и ночи, своим рисунком созвездий, видимых с поверхности, своей атмосферой и гравитацией. Достаточно быстро удалось выяснить, что Перекресток (или Перекресток Ушедших Богов, как его окрестила пресса) был чем-то вроде гигантского транспортного узла существовавшего за миллионы лет до человека межгалактического государства. Совершенно непостижимым образом он вытягивал из пространства фрагменты входивших в эту сеть планет и не то создавал их дубликаты, не то позволял им перемещаться вместе со своими обитателями в тот участок пространства, где создавались наиболее благоприятные условия для их существования.

Разумеется, все это было лишь догадками, но звездные карты, составленные по найденным на Перекрестке материалам, позволили найти несколько планет со следами существования цивилизаций, в точности совпадавшими с найденными на Перекрестке.

Это сооружение оказалось Клондайком, полным сокровищ и сюрпризов, оставленных без присмотра хозяевами. Ксенотехнологии и образцы биоматериалов, эмбриональные контейнеры и философские трактаты, от которых у знатоков кружилась голова, и множество других артефактов, для которых даже не было названия и применения.

До поры до времени, конечно.

Разумеется, вокруг Перекрестка скоропостижно разразились несколько корпоративных и межгосударственных войн. В результате были уничтожены парочка городов Древних и несколько лабораторий с генетическим материалом. А шесть кубиков, испускавших безобидный красноватый свет, очутились на заштатной сельскохозяйственной планетке, формально являвшейся независимым государством. Совершенно случайно на этой же планете посреди густого хвойного леса расположился неприметный научно-исследовательский комплекс компании «Шутерс Трансистемс».

Когда крыло спасательных звездолетов Федерации повисло над планетой, ее покрывали непроходимые оранжевые заросли, а деловитые молчаливые гуманоиды собирали гигантские вогнутые соты из непонятного стеклистого материала. Выяснили, что эту массу исторгали из себя оранжевые заросли. А в молчаливых гуманоидов превратилось население планеты.

Спустя три дня соты начали посылать пакетные импульсы. Куда? Это якобы так и не удалось установить. Спасатели срочно поднялись, а в систему вошел тяжелый крейсер. У местного солнышка стало одной планетой меньше.

— Мист'р, а мист'р, не желаете перекинуться в покер? — Классический фермерский говорок, красная сухая рожа, прозрачные глазки, ворот клетчатой рубахи стянут кожаным шнуром, закрепленным огромным платиновым зажимом в виде скорпиона. К вечеру зажим переходит ко мне, и мы расстаемся страшно довольные друг другом.

Всю эту историю я знал и раньше, в тонкостях можно будет разобраться на месте. Сейчас интереснее другое — нынешняя расстановка сил на Перекрестке. Федерацию часто ругают за аморфность и нерешительность, но когда надо, власти могут проявить и решительность, и твердость. И, что случается крайне редко, разум.

Перекресток объявили свободной экстерриториальной зоной. Пригнали в систему транспортно-пассажирскую станцию класса «Ковчег», где и устроили фильтрационный лагерь, а на орбите Перекрестка повесили военную базу класса «Ураган». На самом Перекрестке категорически запрещено тяжелое вооружение. Максимум — то, что можно навесить на транспортный симбот. Во всем остальном действуют старые добрые земные законы времен золотой лихорадки. Прилететь и высадиться может любой желающий, но что толку? Кому ты нужен без симбота и навыков, которые сделают тебя ценным для экспедиций?

И само собой получилось, что Перекресток делят между собой несколько основных сил. Первыми поняли необходимость объединения крупные корпорации. Так возник Промышленный Альянс. Судя по тому, что я слышал, туда вербуют ушлых парней, прошедших основательную подготовку в лагерях компаний. Им промывают мозги так, что отныне для них существуют только интересы компании, все остальные — лишь временные союзники. Своеобразная, должно быть, там царит атмосферка. К этим мне соваться не стоит.

— Вы так увлечены чтением? Неужели Перекресток настолько интересен?

Гладкая кожа, легкий загар, полученный в солярии, карие глаза, которые могли бы показаться теплыми, если бы не искорки холодного оценивающего интереса, проскальзывающие в томном взоре. Чуть за тридцать, хорошо сложена и осознает это. Откровенно скучает. Это может быть опасным, если муж (колечко с безымянного пальца левой руки она снять не удосуживается) на борту или встречает на Перекрестке.

Оказывается — нет.

Ночью, лежа в каюте, я гляжу в потолок и рассеянно поглаживаю гладкое бедро попутчицы. Дамочка оказалась техничной и не претендовала на продолжение отношений. Глядя в темноту, я вспоминаю прочитанное и услышанное.

Почти одновременно с Промышленным Альянсом свои права на Перекресток заявили ученые мужи из Университетского Союза. Просматривая запись их высадки, я хмыкал. Мужи оказались на редкость грамотно экипированы, а действовали не хуже подразделения рейнджеров при взятии местности под контроль. В дальнейшем, видимо, среди них появилось много настоящих ученых и прочих университетских деятелей, но, казалось мне, судя по уровню финансирования, количество мужей с погонами было равно количеству научной братии и по сей день. Грамотно, грамотно, ничего не скажешь.

Не меньший интерес представляли и биониты с Небесными Сестрами. Первые были наиболее активным крылом экологистов, необыкновенно популярного на центральных планетах Федерации научно-религиозного учения, считающего строителей Перекрестка древними богами, покинувшими оскверненную землю в поисках Абсолютного Знания. Были биониты людьми странными, замкнутыми, но техниками концентрации и управления организмом владели фантастически. На Перекрестке, судя по всему, они искали в первую очередь информацию о прародине цивилизации, создавшей это диковинное место, и координаты их эвакуации.

Самая забавная ситуация сложилась с Небесными Сестрами. Поначалу это был небольшой исследовательский отряд, направленный на Перекресток вскладчину несколькими планетами, на которых установился матриархат.

Узнав о нем, на штурм неизведанного и для поддержки отважных единомышленниц рванули барышни, удравшие из частных школ и закрытых пансионов, авантюристки, наемницы без контракта, феминистки с горящими глазами и даже парочка беглянок из гаремов топливных шейхов.

Сейчас это было хорошо структурированное, жестко управляемое соединение, больше всего напоминавшее военный орден времен Первых Войн. Интересовались они прежде всего технологиями мутаций, анабиозом и генной инженерией.

— Вы не хотите составить нам компанию? — Я делаю вид, что потерял координацию, промахиваюсь мимо мяча и разворачиваюсь. Их двое. Обе подтянутые, с хорошими фигурами, обе в неброских, очень удобных спортивных костюмах. Рыженькая застенчиво улыбается, вторая, черноволосая, стоит на полшага позади подруги, смотрит внимательно, контролирует территорию. Ведь только вчера о них думал. Сестрички.

Вежливо кланяюсь и соглашаюсь на пару партий.

Ох, как здорово кто-то этих девочек готовил! Великолепная пластика, грациозные экономичные движения, инстинктивный контроль окружающего пространства и скорость, скорость… Я чуть заметно ускоряюсь, моя соперница тоже. Вторая сидит на лавочке и незаметно наблюдает. Это она думает, что незаметно. Я позволяю себе еще три минуты сопротивления и разыгрываю композицию «безнадежно отстающий».

— Сударыня, вы великолепно играете. Стоило предупредить, что занимаетесь теннисом профессионально!

Рыженькая очаровательно краснеет и обменивается взглядами с подругой.

Так-так… интересно, зачем это меня прощупывали? Впрочем, я не собираюсь паниковать. Скорее всего, они так или иначе просвечивают всех пассажиров, летящих к Перекрестку. Это правильно, надо знать возможности потенциальных конкурентов. Я тяжело дышу, еще раз благодарю за прекрасную игру и ухожу в душ.

Оттуда — в библиотеку. Я ловлю себя на том, что мне нравится эта работа с документами, я чувствую, как постепенно отступает Майор и потихоньку возвращается Мартин Чарный, с отличием закончивший Имперскую Военную Академию. Воспоминания о последующих годах я ворошить не стал.

Были на Перекрестке и представители армии и флота, действовавшие через отряд рыцарей Пламени — бодрых отставников, половина из которых, я уверен, имела отношение к военной и научной разведке. Я прикинул, что у них, скорее всего, преобладали контрольные функции, уж больно плотно их должны были опекать конкуренты.

Наибольший же интерес для меня представляли независимые сталкеры.

Строго говоря, они не даже не являлись организацией. Это была вольница, союз авантюристов, романтиков, циников и неудачников, живших добычей артефактов и технологий, не брезговавших откровенным наемничеством и постоянно ходивших по узкой тропке между законом и… всем остальным. Дисциплина поддерживалась только внутри отдельных экспедиционных команд, а единое руководство, если оно и было, никак себя не проявляло.

Пожалуй, стоило присмотреться к ним повнимательнее.

За чтением и тренировками минули две недели.

И однажды в смотровом визоре пассажирской палубы появился Перекресток.

* * *

— Скучаете, мисс?

Анна-Беата Брель, для друзей и семьи — Анита, для некоторых — сестра Анна, с немым удивлением подняла глаза от своего стакана.

Не по делу приставать к сестрам обычно рисковали или вконец упившиеся старатели, с неделю обмывающие какую-нибудь удачную находку, или новички, еще не успевшие сообразить, что к чему. Последнюю категорию Анита искренне и от души не любила. Особенно если новенького принесло с какой-нибудь замшелой планеты с «традиционным укладом жизни», как правило, сельскохозяйственной. Такие просто обожали нести в массы свет сокровенного знания о том, что «бойцовые бабы — это же просто курям на смех». И несли этот свет до первого выставленного зуба или сломанной конечности.

Впрочем, их стоило пожалеть — идиотам выживать на Перекрестке было совсем непросто.

И даже если задавший вопрос мужик не относился ни к первой, ни ко второй категории, сейчас он всерьез рисковал попасть под горячую руку. Потому что настроение у «мисс» на данный момент оставляло желать много лучшего. По самым разным причинам. Первой из которых, естественно, была развороченная грудная пластина симбота. Теперь одной из разведчиц Небесных Сестер предстояло минимум неделю проторчать под куполом. И даже винить было некого — сама нарвалась, не рассчитав, насколько хватит боекомплекта. Вторая причина логически вытекала из первой: раз уж Анита все равно застряла «на базе», ей и принимать пополнение. И проверять навыки этого пополнения. И инспектировать их экипировку. И дополнять ее. И отказывать в приеме некоторым ни на что не годным дурочкам. Этих, последних, еще следовало хотя бы попытаться уболтать отправиться домой. А ведь была еще и третья. И четвертая.

— Мисс не скучает. Мисс отдыхает. От общения — в том числе.

Это бармен, спасибо ему большое человеческое. Бережет нервную систему постоянных клиентов и клиенток. И правильно делает — случись что, к кому пойдет? К ним же, вчерашним клиентам, и пойдет, некуда ему деться.

В любом месте, где сколько-нибудь долго проживает орава народа, существенную часть которой составляют авантюристы разных мастей, рано или поздно, помимо сугубо функциональных зданий и сооружений, возникают различные развлекательные заведения. Даже если ресурсы строго ограничены. Купол (а точнее — множественные купола) в стабильной зоне Перекрестка исключением не был. Даже старожилы не могли припомнить, как и когда в Гагарине начали появляться кабаки (они же — салуны, рюмочные, закусочные, бары — в общем, каждый называл так, как ему ближе и роднее), какие-то сомнительные «массажные кабинеты» и прочее в том же духе. Это не говоря уже о лавках, лавчонках, магазинчиках, ремонтных мастерских и меняльных конторах. Не хватало только цирка, но с точки зрения Аниты — весь Гагарин можно было смело считать таковым. Разве что животные без клеток и клоуны без грима.

Услышав от ремонтниц вердикт «Неделя — это минимум, и ты еще легко отделалась», именно в кабак Анита и направилась. Нет, не напиться с горя. Скорее, узнать новости, получить почту из дома, спокойно посидеть и подумать, прежде чем ввязаться в сортировку сбежавших из дому соплячек, которым свет феминизма окончательно затуманил прекрасные очи, и с головой в этой сортировке увязнуть. В сообщениях от старшей сестры содержались разом третья и четвертая причины паскудного настроения.

Краем глаза проследив за осторожным отступлением незваного собеседника на заранее подготовленные позиции — за дальний стол, к компании таких же парней, чьи лица еще сохраняли здоровый румянец, свидетельствующий о недавнем пребывании обладателей в искусственной атмосфере, сестра Анна молча протянула стакан обратно бармену. Тот, кивнув, налил еще той бурды, которую он называл соком. Точнее, воды, подкрашенной концентратом. Да и бог с ним, питьевая вода — тоже ценный продукт.

Новости из дома оказались нерадостными. Нет, в отличие от многих других обитателей Перекрестка, Аниту не преследовали кредиторы, не разыскивала полиция, к ней не имели претензий мафиозные структуры… Зато у нее была семья. Состоящая из сестры, непутевого братца и маменьки с папенькой. И если сообщение, что из дома сбежал брат, было бы ерундой, с которой сестренка прекрасно разберется сама, то сообщение, что отец взялся за старое и, несмотря ни на что, куда-то исчез из городка, где они с мамой пребывали последний десяток лет… В общем, очень хотелось надеяться, что его не занесет на Перекресток. И надежда эта слабела с каждой минутой, потому что притащиться сюда было очень в его духе.

Обычно папины похождения по вверенному его заботам заповеднику сестру Анну изрядно веселили. Она прекрасно представляла, как мэр крохотного городка в благодатном тихом месте льстиво расхваливает какую-нибудь особенно развесистую тыкву, выращенную в мамином огороде, и между делом просит «повлиять», шериф бьет копытом и грозится отобрать лицензию на оружие, а мама философски пожимает плечами и, вытирая руки передником, обещает, что поговорит. И, может, даже убедит. Впрочем, всем участникам эти истории шли только на пользу — и заповеднику, и городку, и, главное, папеньке, который начинал киснуть и ворчать, если надолго застревал дома перед визором.

Но не в этот раз. Хотя бы потому, что в этот раз мама тоже понятия не имела, куда и зачем направился пожилой Фредерик Брель. По каковому поводу пребывала в таком расстройстве, что находиться рядом с ней становилось опасно для здоровья.

Вторым пунктом шло то, что папа отчалил проветриться не на новом глиссере, подаренном ему на прошлогодний юбилей, и даже не на легком грузовичке, а прихватил с собой тяжеленного, еще колесного монстра, стоявшего в гараже, с тех пор как Анита себя помнила. По слухам, именно на этом потрепанном бронированном грузовике семейство Брель и въехало в город, поразив местную администрацию как самим своим появлением, так и явно выраженным желанием навеки тут и поселиться.

И, в дополнение, все, что десятилетиями могло пылиться в кузове грузовика-вездехода, тоже исчезло. Понимание того простого факта, что со всем этим железом его тормознут еще на въезде, скажем, в черту любого города на планете, ситуации не облегчало. Скорее, усугубляло. Потому что картина «вооруженный папенька» выглядела апокалиптически и, как правило, насмерть поражала воображение. А пугать его параграфами законов и пунктами правил можно с тем же успехом, что кролика — морковкой. Он на них собаку съел.

Самым же странным оказалось, что первые письма от сестры пришли пару недель назад, когда Анита болталась на плоскости и все, что ее заботило, так это чтобы батареи раньше времени не разрядились и кислорода хватило. И если бы папенька за это время соизволил найтись, сестренка непременно и об этом бы написала. А так — всех новостей было лишь, что грузовик нашелся на стоянке при въезде в ближайший к заповеднику крупный город, да о том, сколько денег папа снял с семейного счета. Денег вполне хватало на билет к черту на кулички. Что не могло не настораживать.

Только бы это все-таки был не Перекресток.

Анита с грустью посмотрела на свой вновь опустевший стакан, и бармен, только что разговаривавший с каким-то парнем у дальнего края стойки, тут же материализовался рядышком.

— Может, чего-нибудь покрепче?

* * *

Лайнер вышел в трехмерность точно по расписанию. И как только прозвучал мелодичный сигнал, означающий успешное окончание маневра, пассажиры повалили на смотровую палубу. Броневые плиты, закрывавшие полукруглую галерею, идущую вдоль всего корпуса корабля, ушли в пазы, и сейчас все, онемев от восторженного ужаса, смотрели на открывшуюся грандиозную панораму.

Внешняя изогнутая стена галереи была выполнена из цельного пласта абсолютно прозрачного псевдостекла, и сейчас казалось, что между нами и космосом нет ничего. Даже у меня на секунду закружилась голова, и я, прикрыв глаза, сглотнул подступающий к горлу горький комок. Кому-то из дам, впервые увидевших подобное зрелище, даже стало нехорошо. Впрочем, я не обращал ни на что внимания.

Я завороженно смотрел на разворачивающуюся картину, испытывая давно забытое чувство — благоговение.

Мы заходили к Перекрестку сверху и сбоку, под углом около тридцати градусов к его самой верхней плоскости, и я видел голубые прожилки рек и морей на грандиозной поверхности, медленно поворачивающейся в пространстве по часовой стрелке. В основании пласта виднелся круг абсолютной тьмы — это была верхняя точка оси, на которой и крепились все тысячекилометровые слои, являвшиеся по сути вытянутыми в одной плоскости планетами. Верхний пласт совершил примерно четверть оборота, из-под него показался следующий, а ниже разворачивались влево и вправо все новые и новые миры-плоскости, словно неведомое божество раскрывало веер гигантских карт. Кромка миров вспыхнула голубовато-серебристым сиянием — это взошло над нашей стороной Перекрестка местное солнце, голубой гигант.

Сумев наконец выдохнуть, я стал присматриваться, пытаясь обнаружить пересадочную станцию — конечную цель моего путешествия. И лишь увидев тонкую, едва заметную на фоне залитого голубым светом планетарного массива черточку, я окончательно осознал масштаб Перекрестка и понял, почему его создателей считают богами.

Огромная, способная вместить население пары крупных мегаполисов, станция казалась крохотной, по недоразумению попавшей сюда ресничкой, былинкой, которую в любой момент может смести случайный порыв ветра. Между тем мы приближались к «былинке», и она вдруг скачком выросла, заполнила горизонт, надвинулась, подставляя бок причального цилиндра.

Следовало готовиться к высадке, но я не слишком спешил. Противно заныло где-то под ложечкой. Заканчивалась относительная безопасность путешествия, я покидал изученную территорию с понятными и предсказуемыми обитателями, а впереди ждала полная неизвестность. Впрочем, паника схлынула так же быстро, как и началась.

Вернувшись в каюту, я сел на койку, еще раз проверил, все ли уложено, запихнул в боковой карман бритвенные принадлежности и двинулся к выходу.

После тесных коридоров корабля зал поражал своими размерами. Полупрозрачные стены, внутри которых клубился подсвеченный откуда-то снизу туман, плавно изгибаясь, возносились ввысь и терялись среди сплетений лестниц и переходов. На стенах вспыхивали и гасли информационные надписи, извещавшие о том, что как на станции, так и на самом Перекрестке запрещены имперские аугментики, а также любое оружие, кроме того, что перечислено в особом списке. Все это повторял мелодичный женский голос, причем, учитывая, что раздавался он, казалось, над самым моим ухом, в зале была установлена мощная установка передачи аудиосигнала.

Интересно, где бы взять этот список, — подумал я, и тут же зажужжал мой комм. Посмотрев на экран, я удивленно изогнул бровь — вот это оперативность. Местная сеть не только уже подключилась к комму, но и скинула пакет с основными документами и инструкциями для прибывающего на станцию, а также изрядное количество рекламных презентаций местных ресторанчиков, магазинов, парикмахерских, ремонтных симбот-мастерских, оружейных лавок и прочая, прочая, прочая.

Я открыл список разрешенного оружия. Что ж, впечатляет. Но — все только на поверхности, или, как тут, оказывается, принято говорить, «на плоскостях». В остальном же правила, на первый взгляд, достаточно либеральные. Впрочем, посмотрим, насколько они такие на самом деле. Исходя из того, как тихо и скромно, но в то же время цепко контролировали зал парни в неброской серо-голубоватой форме, здесь и вправду старались не показывать власть лишний раз. И это было правильно — как я прочитал, станция была не просто пересадочным пунктом к плоскостям. Практичные парни из администрации Комитета по ксеноархеологии привлекли к строительству инвесторов, а затем выбили для станции статус особой экономической зоны.

Они рассчитали идеально — станция очень быстро превратилась в огромный транспортный узел, большинство транспортных компаний предпочло изменить существующие трассы лайнеров, включив в них Перекресток, вместо того чтобы прокладывать отдельные маршруты и организовывать новые рейсы. Год от года рос и объем грузовых перевозок, Перекресток требовал огромного количества материалов для все новых и новых жилых куполов и исследовательских комплексов, симботов и запчастей к ним, лекарств, оружия, боеприпасов, исследовательского и спасательного оборудования и огромного множества других товаров, которые становятся необходимыми везде, где человек остается всерьез и надолго.

«И контрабанды здесь тоже должно быть немало», — тут же подумал я.

— А я говорю, что согласно подпункту двенадцать дробь шесть и гиперссылке двадцать семь вашего же перечня разрешенного оружия, а также постановлению номер сто сорок три Федерации Планет, я имею полное право провозить и хранить средство самозащиты, даже если оно не подпадает по параметрам под условия основного списка, в том случае, если указанное средство самозащиты находится в состоянии, исключающем его применение!

Слева от меня на прозрачную стойку таможенного терминала навалился высокий осанистый старик. Нет… не старик, тут же поправил я себя. Мужчина в годах. Судя по развороту плеч и уверенным свободным движениям, он еще многим молодым мог устроить качественную трепку. Таможенник, тоже, кстати, внушительных габаритов, смотрелся на его фоне неуверенным и мелким. Вжимая голову в плечи, он бормотал что-то невнятное. Наконец, не выдержав напора пожилого джентльмена, набрал команду на своем комм-браслете. Рядом материализовался неприметный человек с непроницаемым выражением лица. Выслушав громогласную тираду деда, он невозмутимо произнес, кивнув на лежавший перед прибывающим здоровенный металлопластовый футляр:

— Откройте, пожалуйста.

Затаив дыхание, я смотрел, как дед, бурча, расстегивает замки, и гадал, прав я или нет. Прав!

Я с трудом удержался, чтобы не присвистнуть восторженно, увидев, как бодрый дедок с легкостью извлек на свет божий многоцелевой огневой комплекс ОК-15, он же штурмовая винтовка «Василиск», и аккуратно положил его на стойку. Ай да дедушка!

Таможенник и неприметный человечек смотрели на лежащую перед ними могучую дуру с задумчивой грустью.

— И каким образом она подпадает под указанные вами пункты? — осведомился наконец неприметный.

— Вот! Вот же! — Дед потряс перед его носом рубчатым коробом. Интересно, у него в обойме обычные снаряды из обедненного урана или что-нибудь «из старых времен», откуда родом и сама винтовка?

Старший таможенник аккуратно вынул из цепких пальцев деда обойму и положил в прозрачный контейнер:

— Вам на коммуникатор поступит сообщение с кодом доступа. При отбытии на объект или, как тут чаще говорят, на плоскость, вы сможете забрать свою собственность. До этого момента она будет храниться в особом хранилище. Если у вас есть другие комплекты боеприпасов для вашего средства самозащиты, вы должны сдать их немедленно.

Все так же сердито ворча, седой джентльмен полез в футляр.

Надо отдать таможенникам должное. Упаковав оставшиеся обоймы, они отпустили деда довольно быстро и без лишних придирок.

Покусывая нижнюю губу, я смотрел, как он идет через зал прилета, и гадал, зачем же ему «Василиск»? Модель, конечно, довольно древняя, но все еще крайне эффективная. И никак, ну никак не оружие самозащиты.

Впрочем, мне хватало и своих проблем, и я выбросил старика с «Василиском» из головы.

— Господин Мартин Зуров? Ваш багаж, пожалуйста. Да, положите на сканирующую стойку. Провозите ли вы какие-либо запрещенные законами Федерации препараты либо устройства, входящие в список запрещенных ксенотехнологий?..

* * *

Я остановился в скромной, но на удивление чистенькой и тихой гостинице, расположенной всего тремя ярусами ниже пересадочного пассажирского модуля.

В течение двух стандартных суточных циклов я осматривался.

Я ходил по барам и клубам, медленно бродил вдоль полок, самых настоящих полок, а не демонстрационных мониторов супермаркетов, маленьких магазинчиков, торгующих снаряжением и запчастями для симботов, кондитерских лотков, контейнеров с горячей лапшой и хот-догами, и слушал.

В первую очередь я наблюдал за барменами и продавцами.

Если хочешь узнать, что на самом деле происходит вокруг, какова расстановка сил и от кого на самом деле зависит принятие решений, слушай барменов. Они знают все. Конечно, они не скажут ничего существенного незнакомцу, но таким он будет до первых чаевых. А потом они кивнут в сторону по-настоящему интересного человека или объяснят, где найти то, что тебе нужно. И тут же сдадут тебя с потрохами, если почуют выгоду. Так что я в основном молчал, присматривался к тому, с кем и как разговаривают бармены ближайших к моей гостинице баров, задавал простительные для новичка наивные вопросы и честно поил собеседников горячительными напитками разной степени крепости.

Отличить обитателей плоскостей не составляло труда. Они двигались, слегка расслабив руки, унизанные кольцами управления симбот-цепями, зорко поглядывая по сторонам, изящно скользя в плотном людском потоке, заполнявшем жилые уровни станции. У одних рисунок движений напоминал обманчиво небрежные, будто смазанные, движения уличных танцоров, другие словно исполняли балетные па, и все они, казалось, слышали свою внутреннюю мелодию. Музыка, кстати, действительно звучала отовсюду. В ближних к зоне прибытия барах и кафе это была достаточно привычная легкая фоновая музычка, но стоило отойти подальше, и она сменялась странными мелодиями, полными сложных рваных ритмов, резких изменений тональности, наложением нескольких ударных и прочими штуками, для которых у меня даже не было определения. Но прибывшим с плоскостей она явно нравилась. Я смотрел на ловкие, не напоказ, а въевшиеся в самую их суть движения и понимал, что мне придется долго и упорно вспоминать основы управления симботом, чтобы достичь хотя бы среднего их уровня. Хотя… черт побери, в свое время я немало часов провел внутри своего многоцелевого «Тамплиера».

Пальцы сами собой чуть раздвинулись, будто на них снова оказались соединенные кольцами ленты управления, уходящие вдоль рук к шее и дальше в налобный обруч. Показалось, что вот сейчас я откинусь, разводя руки, и упаду в мягкое, остро пахнущее дезинфектантом нутро «Тамплиера», согнув локоть, приведу в действие сервоприводы, и с тихим шелестом надвинется лицевая часть симбота.

Стоп. Хватит. Если все пойдет нормально, то в симботе ты еще набегаешься, а сейчас прекрати ностальгировать и займись делом. Восстановить навыки ты сможешь достаточно быстро, тело все помнит. Я понял, что уже и сам с собой говорю не так, как месяц назад, когда я был «торпедой» по прозвищу Майор и загонял, вытравливал, вытаптывал в себе все то, что осталось за порогом маленькой комнаты офицерского собрания, где с меня сорвали погоны и сломали над головой церемониальный офицерский клинок. Думал — навсегда, а ты смотри — нет, вылез и снова принялся раскладывать в голове все по полочкам. Вот только в сторону игрового стола я тебе, сволочь лощеная, смотреть не дам. В остальном же «выживальщик» меня вполне устраивал.

А буду я рассеянно смотреть вот на ту компашку за столом возле бара и на самого бармена, который, встретившись глазами с невысоким крепышом в потертой кожаной куртке, сделал едва заметное движение глазами. Не моргнул и не прикрыл даже, а так, обозначил некое движение, после чего вернулся к протирке стаканов.

Крепыш не отреагировал никак.

Собственно, больше мне ничего и не было нужно. Я всего лишь убедился, что на Перекрестке, как и повсюду, где обитают люди, действуют те же законы теневого мира, что и везде.

Теперь осталось дождаться станционного вечера, когда бар заполнят мелкие спекулянты, жучки, букмекеры, агенты невнятных контор, провозящих полулегальные товары, и прочая публика, которой я немало насмотрелся за последние пять лет.

Первый же вечер подтвердил мою правоту. Бар действительно оказался популярным местечком, где собирались за столиками компании тертых мужиков, что-то тихо обсуждавших друг с другом, придвинувшись к собеседнику, негромко играла еще с утра удивившая меня музыка с тревожным рваным ритмом и щелкали бильярдные шары в задней комнате. Хохотали у барной стойки компании поднявшихся с плоскости сталкеров, презрительно фыркала в лицо розовощекому юнцу спортивного вида черноволосая «сестричка», и внезапно я почувствовал мгновенную режущую боль в груди: я понял, чем отличался этот бар, да и вся эта станция, от того, что оставил я позади вместе с растерзанной Эдной и двумя трупами в ночном клубе.

Здесь был вкус и запах настоящего, честного большого Дела. Вся накипь, весь придонный ил и шебуршание спекулянтов — всё вертелось вокруг Дела, но не было его сутью, в отличие от того, что осталось за моей спиной в Империи. Там грязь и накипь и были делом. Здесь — нет.

Запрокинув голову, я влил в себя рюмку желтоватого пойла, называвшегося здесь «звездной настойкой», длинно выдохнул и обернулся к стоящему рядом сталкеру:

— Огоньку не найдется?

К двум часам ночи моя голова гудела от табачного дыма, «звездочки» и огромного количества информации.

— Да вполне нормальные они тетки, — обняв меня за плечи гудит Сергей Карский, которого все зовут Платформой. Он, и правда, похож на транспортную платформу. Такой же приземистый и здоровенный. Плечи обтягивает черная потертая куртка, усеянная разъемами соединений с симбот-системой, закрытыми сейчас предохранительными мембранами.

— Ага, если только у тебя никаких модификантов генных нет, — вступает в разговор его товарищ. Родриго Ким черноглаз, высок и строен. Наверняка нравится женщинам. Интересные у него глаза — они не задерживаются подолгу на одном предмете, постоянно стреляют по сторонам, отчего у собеседника создается странное ощущение, что Родриго кого-то ждет и выискивает этого человека в толпе.

Мы пьем уже не первый час, а эти парни становятся только более говорливыми и чуть громче смеются, но не теряют координации движений и ясности речи. Я узнаю о том, что у местных «жучков» можно без проблем достать контрабандные запчасти, концентрированное топливо для ускорителей боевых симботов, которое по обычным расценкам стоит столько, что глаза на лоб полезут, а вон тот маленький, лысый, он на лекарствах специализируется.

— А если поднять что-то с плоскостей, тут, тшшш… — Сергей прикладывает к губам толстый палец с обкусанным ногтем. — Тут совсем другие ребятки действуют, серьезные парни, и говорить о них здесь, на «игле», как они зовут станцию, совсем не стоит.

И мы снова налегли на настоечку.

Я узнал о том, что биониты крепко недолюбливают «сестричек» и вообще они высокомерные засранцы, но если случится с тобой на плоскости задница, то припрутся вытаскивать стопроцентно, а вот корпоративщики, те сто раз подумают, а если из «Текносистемс» будут, то точно сделают вид, что не слышали. Яйцеголовые — те попроще, но им тоже палец в рот не клади, видали мы, какие они божьи одуванчики!

Мне поведали о Потерянной Плоскости и легендарном комплексе Мурв, который появляется только во время приливов синего тумана на плоскости с азотной атмосферой, о перестрелке в каньоне возле Треугольной Крепости и загадочных транспортах, которые вылетают из центра высокогорного плато на плоскости Зингля, а туда еще никто не добрался! Зуб даю, не добирался туда никто из наших, и сестрички там тоже не бывали, хотя вокруг давно ходят, две партии положили, одна под лавину попала, вторую хотели на планерах послать, да их таким ураганом разметало, что только крылья в стороны! Никто не уцелел.

— Это еще до меня было, — гудел Сергей, а Ким азартно качал головой.

Я узнал об Утерянных стоянках и Проклятых Куполах, страшном звере Шарге, выдыхающем мельчайшую отравленную пыль, проникающую через фильтры симботов, и призрачных сталкерах, которые бредут, не отвечая на вызовы и никак не отображаясь в приемниках сигналов.

Я ввалился в комнату только под утро и заснул мертвым сном.

Сергей и Родриго собирались на плоскость через три дня, и чутье говорило мне, что есть все шансы попасть туда вместе с ними. Это было бы отличным выходом: человек, появившийся вместе с аборигенами, всегда вызывает меньше настороженности, чем свалившийся на голову чужак. Очень хотелось максимально сгладить стадию «новенький в городе», когда каждый мачо будет считать своим долгом проверить тебя на прочность. Полностью этого избежать, конечно, не получится, но все же…

Второй вечер прошел куда тише первого, тем более что концовка оказалась несколько смазанной и мне пришлось наблюдать жанровую сценку «служба безопасности гасит пьяную драку с помощью парализаторов». Надо сказать, я оценил, насколько быстро и слаженно они остановили потасовку, а еще — короткий взгляд, которым один из безопасников обменялся с барменом.

Интересно, он просто долю с нелегального спиртного имеет или они вместе еще какие взаимовыгодные вещи делают? Дело, конечно, не мое, но все же, все же…

Размышляя об этом, я и отправился в гостиницу, уставший, но очень довольный собой. Узнав, что я присматриваюсь к симботам и собираюсь на плоскость, Сергей, как и я, спокойно сидевший за столиком, наблюдая за потасовкой, хлопнул меня по плечу и объявил:

— Завтра идем вместе. Я тебя лично отведу! Вот это все, — он кивнул в сторону выхода, — вон там, оно для туристов, или сдерут три шкуры! В нижний «бублик» поедем!

Присутствие рядом опытного человека гарантировало, что мне не придется переплачивать. Не то чтобы я был так уж стеснен в средствах, но зачем мне лишние расходы?

* * *

Приложив к плоской табличке замка полупрозрачную ключ-карту, я потянул на себя дверь, по привычке отступая к краю косяка, чтобы меня, в случае чего, не задело огнем тех, кто мог находиться внутри.

Из узкой щели на пластобетон мостовой упала тоненькая полоска желтого света.

Внутри кто-то был.

Я замер у дверей, лихорадочно соображая, что делать.

Из номера не доносилось ни звука, хотя тот или те, кто находился внутри, не могли не видеть, как начала открываться дверь. Наконец, решив, что удирать бессмысленно, а напороться на выстрел здесь, на станции, все же маловероятно, я рывком открыл дверь, с силой откинув ее в сторону, и скользнул внутрь, прижимаясь к косяку. Жест отчаянья, конечно, но надо использовать любую возможность ввести противника в заблуждение. А человек, как известно, сосредоточивает свое внимание на центре дверного проема, если видит открывающуюся дверь.

— Проходите, проходите, господин Чарный! — раздался благодушный густой бас.

* * *

Один из них сидел в кресле возле откидного столика, второй расположился на кровати, и номер сразу стал казаться маленьким и тесным. Оценив диспозицию, я аккуратно закрыл дверь и, скрестив руки на груди, прислонился к стене, разглядывая незваных визитеров.

У стола сидел совершенно обычный, на первый взгляд, мужчина лет пятидесяти, с усталым вытянутым лицом государственного служащего средней руки. Светло-серый деловой костюм не нов, но добротен, из кармана пиджака выглядывает прозрачная пластина комма, руки расслабленно лежат на коленях. Взгляд… Да, это точно не «средний служащий». Взгляд очень спокойный и внимательный, он даже не оценивает меня, а регистрирует объект, о котором уже собрана вся необходимая информация.

Второй гость казался вообще неуместным и в номере, и на станции, и в любом другом месте, к которому можно применить определение «цивилизованное». Он напоминал затянутую в стандартный синий комбинезон станционного персонала башню тяжелого дезинтегратора.

Человек на кровати посмотрел на меня и улыбнулся. Теперь я знал, как улыбается тяжелый дезинтегратор.

Пару секунд я потратил на размышление о том, как будут развиваться события, если я решу изобразить невинность и заявлю, что понятия не имею, о каком таком господине Чарном идет речь, и попрошу господ выйти вон.

Бесперспективность такого поведения была понятна всем присутствующим. Так что я достал сигарету, покатал между большим и указательным пальцами, сунул в угол рта и закурил:

— Давайте сразу к делу, господа. Вы знаете, кто я такой, но в коридоре не видно молодцеватых ребят в форме службы безопасности, готовых вывести меня под белы рученьки за подделку документов и ДНК-удостоверения. Значит, вам от меня что-то надо. Что именно? И, кстати, представьтесь хотя бы.

Человек-дезинтегратор шумно засопел и снова улыбнулся.

«Честное слово, зря он это делает», — подумал я, надеясь, что мысль эта не отразилась на лице.

— Я Борис Лурье, начальник Объединенной Университетской Комиссии по контролю за предметами, представляющими особую культурную и научную ценность, — сказал он неожиданно мягким глубоким басом, — за столом Виктор Банев. Он возглавляет Комиссию по контролю за распространением ксенобиологических материалов и соблюдением правил санитарной безопасности в условиях Дальнего Внеземелья.

— Жуткие названия, правда? Зубодробительная бюрократическая скука и пыльные комнатки в самых дальних уголках станции, — подал голос Банев.

Я саркастически хмыкнул:

— Вы в каком звании в отставку-то вышли, господин начальник Университетской Комиссии?

Человек-дезинтегратор почесал нос:

— Полковник, господин Чарный. Полковник Военно-Космических сил Федерации планет.

Звание я угадал, что отрадно. Я чувствовал нарастающий азарт с привкусом веселой отчаянной злости. Хотя, казалось бы, должен был впасть в безнадежную черную тоску, ибо эти господа крепко взяли меня за яйца и четко дали понять, что в любой момент готовы сжать кулак. Но — черт бы с ними. Отчего-то мне казалось, что делать это они не торопятся.

— Вы, господин Банев, тоже унылого бухгалтера не слишком сильно напоминаете. Да и допуск у вас в пыльных комнатках такой, что вы сумели получить доступ к моим ДНК-удостоверениям, провести анализ, распознать фальшивку, хотя таможенную службу и проверку местной службы безопасности я прошел без проблем. Отсюда вывод — вы люди очень серьезные, и вам от меня что-то очень нужно. И нужно, учитывая мой специфический опыт, скорее всего, внизу, на плоскостях Перекрестка.

— Угадали. Нам нужен такой человек, как вы.

Вот так оно все и начинается… К вам приходит кто-то, кому нужны именно вы. Ему нужен ваш опыт, он хочет, чтобы вы рисковали, и обязательно выяснится, что вам придется действовать за гранью закона. Даже если пришел человек из самой что ни на есть государственной конторы.

Особенно, если из государственной.

— Скажу пошлую банальность, но приятно иметь дело с разумным человеком. — Голос у Банева был под стать внешности, негромкий, не слишком выразительный, на первый взгляд, но обволакивающий, успокаивающий, заставляющий слушать внимательно и благожелательно. Ох, какой мужичок… Где ж таких делают?

Хотя чему я удивляюсь? Было бы странно, если бы на руководящих постах станции, через которую идет самый мощный поток информации, определяющей развитие нашей цивилизации, сидели рохли и идиоты. Сволочи — запросто. Но идиоты-неумехи? Да никогда.

— Скажите, Мартин, какие выводы вы сделали о ситуации в самой «игле» и на плоскостях?

— А почему вы думаете, что я делал какие-то выводы? — Я решил, что все же стоит немного поиграть. Пусть ведут основную партию, а я посмотрю.

— Вы собирали информацию. Присматривались к обстановке. Вас так учили, Мартин, и вы уже не можете вести себя иначе. Модель поведения, понимаете ли… — Комнату заполнил густой бас Лурье.

Что ж, он совершенно прав.

— Подождите, Борис, — поднял ладонь Банев, — думаю, стоит сначала объяснить господину Чарному, почему мы решили, что он именно тот человек, что нам нужен.

— Да, знаете, было бы очень неплохо, — подпустив в голос как можно больше сарказма, я поклонился в сторону посетителей. — А еще было бы здорово узнать, для чего именно я вам нужен.

— Все в свое время, Мартин, все в свое время, — улыбнулся шеф «санитаров», как окрестил я про себя Комиссию по соблюдению всего, что только можно, в условиях Дальнего Внеземелья. — Вы позволите называть вас так? А то каждый раз обращаться к вам «господин Чарный» — это уже бюрократический перебор.

— Да обращайтесь, ради всех богов, — махнул я ладонью с зажатой между пальцами сигаретой, — можно подумать, если я не разрешу, вы обидитесь и уйдете.

— Так вот, если обмен любезностями закончен, я продолжу, — чуть повысив голос, вернул разговор в деловое русло Лурье, — Мартин Чарный, подданный Империи, в прошлом майор имперских вооруженных сил, неоднократно награждался за проявленную в боях и спасательных операциях личную храбрость и умелое руководство вверенными ему подразделениями. Кстати, ваши действия при эвакуации фермерских общин с Заратуштры действительно впечатляют.

— Польщен, — коротко поклонился я, чувствуя, как без участия сознания, руки вытягиваются по швам и щелкают каблуки. На этот раз полковник ограничился легкой улыбкой.

— Затем вас разжаловали и с позором изгнали из армии. Должны были посадить, но дело замяли. По слухам — замял ваш отец. Однако официально он отказался от вас, отлучил от дома и вычеркнул ваше имя и ваши генетические данные из фамильной истории рода Чарных.

Я не отреагировал, но в комнате стало ощутимо холоднее. Надеюсь, посетители это почувствовали.

— После этого о вашей жизни удручающе мало информации. Вы поселились на крупной торговой планете Мегаполис-Старт, официально нигде не работали, видимых источников средств существования не имели, однако особо не бедствовали. И вот, совершенно внезапно, вы оказываетесь на Перекрестке, с поддельными документами и ДНК-удостоверением на имя Мартина Зурова, инженера-гидравлика, подданного независимого мира Трилистник, входящего в Федерацию на правах союзнической автономии.

— И вот это очень интересно, Мартин, — вкрадчиво продолжил Банев, — поскольку никаких официальных обвинений против вас в Империи выдвинуто не было. Так зачем вам понадобилось поддельное удостоверение?

Я провел ладонью по бритой голове. Решив сбрить волосы перед своим отъездом, я продолжал это делать регулярно, и со временем новая внешность стала мне нравиться. Она делала меня более подтянутым, собранным, а ежедневное неторопливое бритье перед зеркалом сделалось чем-то вроде ритуальной медитации.

— И мы с коллегой решили навести справки, — теперь мяч был у Лурье. До чего же они сыгранная пара, асы высочайшего полета. — Выяснилось, что все это время вы работали на довольно заметную в криминальном мире Мегаполиса-Старт фигуру. Некоего Жоакина Бердича. Выбивали долги, проводили акции устрашения, убирали конкурентов. Логично было предположить, что ваша столь поспешная ретирада связана с деятельностью господина Бердича. Мы попросили своих знакомых узнать, что же такого необычного происходило в дни непосредственно перед вашим отбытием. Оказалось, что скоропостижно скончались двое молодых людей, один из которых был младшим братом крупного мафиозного босса, а другой — сыном видного сенатора крайне консервативного толка. Официально — разбились, не справившись с управлением спортивным транспом. А вот неофициально — их завалил некий Майор. Кто бы это мог быть, Мартин? Что за майор такой?

Я поморщился и, подойдя к столу, раздавил в пепельнице окурок:

— Не надо со мной таким тоном, господа. Я не сопливый шпаненок и не ваш подчиненный. Вы хотели произвести на меня впечатление тем, насколько быстро вам удалось получить информацию, и показать, что ваши люди есть в самых разных структурах Империи, — вам это удалось. Что дальше?

— Так что вам известно о Перекрестке, Мартин? Что вы узнали за два дня? — резко сменил тему разговора Лурье.

— Здесь собрались авантюристы, искатели сокровищ и счастья, романтики, сумасшедшие и ученые со всей освоенной Вселенной, — пожал я плечами, доставая вторую с начала разговора сигарету. — Так что, разумеется, это огромный бардак, и в станционной мутной водице кто только не пробует ловить рыбку. Однако, как мне показалось, ситуация находится под ненавязчивым, но жестким контролем. Мелкой рыбешке дают плавать, чтобы не допускать паники или недовольства, а что-либо серьезное берется под контроль и ненавязчиво сопровождается до момента отбытия с Перекрестка или же, наоборот, жестко и тихо пресекается, в зависимости от обстановки. Другое дело, что наверняка на какие-то вещи вам приходится закрывать глаза, поскольку у тех же корпораций очень сильное лобби. А еще есть военная научная разведка и куча других секретных служб, — ухмыльнулся я в лицо полковнику. — А вот что творится на самом Перекрестке, я не знаю.

Банев кивнул на небольшой видеомонитор, стилизованный под иллюминатор. По нему медленно плыла сумасшедшая, ощетинившаяся плоскостями еловая лапа Перекрестка.

— Там, внизу, концентрированное безумие. Никто не знает, что такое Перекресток на самом деле.

— Вроде бы доказано, что это транспортный узел… — попытался я вставить слово, но Лурье лишь досадливо отмахнулся:

— Это всего лишь одна из гипотез, наиболее простая и понятная массовому потребителю утренних газет и сетевых шоу. Таких гипотез — хоть ковшом черпай. От вполне реалистичных до самых бредовых. Одни считают, что Перекресток — остаток грандиозной лаборатории, другие — что это и есть эксперимент, который успешно продолжается и контролируется его создателями по сей день. Ведь вдумайтесь — вон там летает несколько десятков планет, раскатанных в блины по десять километров толщиной, насаженных на гигантскую ось. Плоскости набиты артефактами и технологиями, от которых у наших ученых голова идет кругом. При этом ни один вид, населяющий плоскости, не достиг уровня цивилизации, сопоставимого даже со Средневековьем Старой Земли. В лучшем случае — дикое, жестокое, патологически жестокое варварство. Почему? Третьи думают, что мы и есть подопытные кролики. Есть достаточно интересно аргументированное мнение, что Перекресток — музей с регулярно обновляемой экспозицией. Что это — склад или гигантская свалка отработанных технологий. Или же — хранилище запрещенных опасных технологий, разработка которых велась обитателями иного измерения. Кстати, сам я считаю, что в этой гипотезе что-то есть.

Религиозные фанатики видят в Перекрестке зародыш бога. Или личинку дьявола, который проснется, чтобы уничтожить Вселенную.

Но чем бы он ни был, Перекресток — это источник нашей с Баневым головной боли и золотое дно для всех, кто достаточно неразборчив в средствах и думает только ухватить долю сиюминутной прибыли. Но даже они панически боятся потревожить Перекресток. Об этом не говорят в популярных передачах, но там, на плоскостях, мы используем лишь самые простые технологии разведки и связи. Передачи идут только в относительно узком спектре частот, там нет глобальной сети, обмен информацией со станцией и передача новостей производится пакетными сигналами, шаттлы садятся лишь в сто раз проверенных безопасных районах и только на ручном управлении, оружие используется преимущественно пулевое или с применением других метательных снарядов.

— Даже так? — искренне удивился я.

— Только так! — Банев провел рукой по столу, заговорил, не поднимая головы. — Были в самом начале прецеденты. Локальные, в масштабах Объекта, то есть Перекрестка, но даже по ним стало ясно, что последствия могут быть катастрофическими для человечества. Достаточно сказать о случае с экспедицией Брейдля. Они исследовали комплекс зданий на плоскости тринадцать. Применили волновую аппаратуру, надеясь вызвать отклик предметов в одном из помещений комплекса. Считали, что это некая информационная станция. Никакой регистрируемой реакции. Вернулись в купол. А спустя сутки начались изменения на генном уровне. Спустя трое суток купол вымер. Почти весь. Остались лишь существа, некогда бывшие членами экспедиции Брейдля. Они почти добрались до шлюза, ведущего к шаттлам, когда удалось под давлением закачать в купол горючий газ и поджечь его.

— Так что мы с Баневым — параноики, которые стараются не допустить, чтобы случайная зараза уничтожила все живое в радиусе нескольких световых лет, — подвел итог Лурье.

— Понимаю вас. — Я действительно понимал. Во время войны за Закрытые Миры мне пришлось навидаться всякого. — Очевидно, что при этом вам приходится действовать очень осторожно.

— Более чем, — Банев скривился, будто съел незрелый лимон, — с одной стороны у корпораций действительно очень умелое и сильное лобби, и зачастую им удается вывезти какой-нибудь артефакт в обход нашей Комиссии. С другой, зона Перекрестка — свободная торговая область с международным статусом. В трехмерность регулярно вываливаются самые разные корабли, и далеко не все они регистрируются в системе прибытие-отлет. Я точно знаю, что от некоторых отходят к плоскостям шаттлы. Таможенники делают, что могут, но полностью остановить поток контрабанды они даже не пытаются.

— Так что же вам нужно от меня? — снова спросил я, уже догадываясь об ответе.

— Нам нужен агент, — снова широко улыбнувшись, сказал Лурье.

* * *

— Насколько ты в нем уверен? — Начальник Карантина покачивал пузатый бокал, наблюдая, как медленно колышется в нем вязкая сливового цвета жидкость.

Лурье пожал плечами:

— Настолько, что предложил тебе его кандидатуру.

— Я потому и спрашиваю.

— Его досье ты видел. Он отлично подготовлен, на него имеется серьезный компромат, что тебе еще нужно от агента?

Банев сделал глоток и мягко подался вперед.

— Я видел его официальное досье, — выделил он голосом слово «официальное». — Ты сам знаешь, что это такое. А вот что там — за ним? За досье этим? Почему медиа так упорно называли его палачом? Почему одновременно с этим всплыла история с шулерством? И, наконец, отчего его не «покончили с собой» в каком-нибудь заштатном гарнизоне?

Полковник засопел, сунув нос в тонкостенный бокал с тоником.

— Ты в курсе, в каких частях он служил? Это «выживальщики». Их миссия — выполнить задачу и остаться в живых в любых условиях. Вообще в любых. Эти группы используют для особо сложных точечных операций и спасательных миссий. Они отличные тактики и очень неплохие психологи, поскольку должны уметь как вести допрос, так и грамотно выводить людей из шока — с впавшим в ступор спасенным заложником особо не побегаешь. Нагрузки огромные. Теперь плюсуй сюда родовой гонор — а господин Чарный из очень уважаемой аристократической семьи, — страсть к азартным играм, головокружение от досрочного получения звания и одной из высочайших наград Империи. Помножь на честолюбие и получишь взрывоопасную смесь, которую при необходимости легко использовать в своих интересах. Насколько я знаю, его группа была поставлена в условия, когда и выполнение, и невыполнение приказа являлось одинаково преступным. Он приказ выполнил. После чего в медиа вбросили информацию о его художествах, кто-то дал ход слуху о шулерстве — и понеслось.

— А он действительно жульничал?

— И еще как! Виртуозно! — откинувшись на спинку кресла, воскликнул Лурье.

— Как я понимаю, глава этого почтенного семейства был не в восторге?

— Не то слово. Он к тому времени уже по уши увяз в политической борьбе, и такой удар по фамильной репутации надолго вывел его из игры. Остальное ты сам знаешь. Читал. Есть серьезное подозрение, что таким образом валили высокопоставленного чиновника, которого поддерживал отец Чарного. Парня просто использовали в большой комбинации.

— Да уж. Читал. — Банев все покачивал бокал, наблюдая за переливающейся от стенки к стенке жидкостью.

— Ну а чего ты ожидал? Он занялся тем, что умеет, — выживал, применяя свои навыки. Он же оказался парией, единственная область, в которой могли найти применение его способностям, — организованная преступность.

— Я удивлен, как быстро ты смог получить данные о нем. Не думаю, что полиция Империи была в восторге от твоего запроса.

— Ай, прекрати! Что бы ни говорили политики, но уже не то Федерация входит в состав Империи, не то Империя стала частью Федерации. Главное — знать, где кто из твоих знакомых сейчас служит. Не кокетничай и не проверяй меня. У самого однокашник сейчас не в Имперском ли Совете по Биологической безопасности?

— Хорошо, хорошо! Не кипятись. Просто меня беспокоит то, что происходит внизу. Помнишь, как ты по этой комнате топал, когда мы узнали, что Диттер пропал? Второй агент за последний стандартный год! До этого Малред семь лет работал — и никаких проблем! Чёрт, мы даже не всполошились, когда он пропал!

— Да уж… два старых дурака мы с тобой, Банев. Старые, лохматые и вислоухие.

— Бессмысленно себя казнить. Малред был сталкером, а у них потери куда выше, чем в Альянсе или у бионитов. Но двое за полгода? Там что-то затевается, друг мой, и мы не знаем, что именно. И рассчитывать можем только на этого вот… шулера.

— Ну а когда было легко-то, а? — Лурье улыбнулся и снова стал похож на оживший дезинтегратор, готовый превратить в пыль крейсер-другой.

— Сейчас еще хуже, — помрачнел начальник Карантина. — Ты сам знаешь, насколько влиятельно промышленное лобби. Компании вовсю проталкивают поправки в закон об ограничении использования ксенотехнологий. Если им это удастся, мы с тобой превратимся в наблюдателей, которые будут с тихой грустью смотреть за тем неконтролируемым потоком, что хлынет с Перекрестка. И если у нас не будет железных доказательств причастности хотя бы одной крупной компании к серьезной контрабанде опасных материалов, они эти поправки протащат.

— А если и будут?

— Тогда появляется шанс прижать их, угрожая оглаской.

— Сомнительно, конечно… Но другого выхода, как я понимаю, у нас нет.

— Во всяком случае здесь и сейчас, — развел руками Банев, — я очень надеюсь, что хотя бы этому твоему имперцу удастся внизу закрепиться.

— Считаешь, готовится что-то серьезное?

— Да. Сам знаешь, Промышленный Альянс — это только вывеска, фасад, обеспечивающий компаниям деньги инвесторов и благосклонность политиков. Ну и полевую разведчику заодно. А реальную работу они ведут совсем другими методами. За последнее время парни с боевой станции зарегистрировали семь анонимных выходов в трехмерность в нашем районе. При этом в четырех случаях не было отстыковки шаттлов и посадок на плоскости, зато происходил мощный обмен информпакетами. Кто-то шел на серьезный риск, чтобы передать некую важную информацию.

— Нашли что-то стоящее и готовятся вывозить?

— Не думаю. Не то что расшифровать, а даже перехватить пакет не удалось, засекли лишь сам факт обмена. Но, судя по объемам информации, шла передача подробных инструкций и какой-то документации. Я параноик — я решил, что людям на плоскостях прислали указание, в каких именно направлениях копать.

— Есть предположения?

Банев наконец сделал большой глоток и, поставив бокал на стол, нагнулся. Поднял лежащую возле кресла пластиковую папку и достал из нее несколько прозрачных листов.

— На, посмотри. А я прокомментирую.

Лурье взял верхний лист, который сразу потемнел, покрылся строками текста, сопровождающимися редкими иллюстрациями.

— Это же селимовская цивилизация, — хмыкнул Лурье, — одна из первых изученных.

— Угу. После ее изучения Селимов удалился от мира и сейчас, насколько я знаю, пытается замолить грехи всей Вселенной в каком-то монастыре.

— Если совсем точно, то в монастыре Святого Луки на Фолстрайне. И я его понимаю. Более дикой и извращенной, с нашей точки зрения, философии я не встречал.

— Куда важнее для нас то, что философия ненависти к своей физической оболочке нашла практическое применение в развитии генной модификации и попытках создания существ-контейнеров. Термин, конечно, не самый удачный, но как это еще назвать, я не знаю.

— И? — вопросительно поднял бровь Лурье.

— Посмотри отчеты на следующем листе.

Спустя пару минут полковник, почесывая подбородок, протянул:

— Ты хочешь сказать, что кто-то ищет их храмы-лаборатории?

— Да. И этот кто-то сейчас активизировался. Я тебе говорил о незарегистрированных выходах. Так вот — в последний раз снова был обмен информационными пакетами. Снова не удалось их расшифровать, но объем данных был невелик. Я крутил ситуацию и так, и этак. И думаю, кому-то передали сигнал — ждите. Думаю, комплекс нашли и будут поднимать с плоскости саркофаг.

Глава 3[2] ЗА ПОКУПКАМИ

Мы встретились в восемь утра по станционному времени в кафе «Шестеренка», которое Платформа показал мне накануне, когда мы с Кимом вели его под руки к жилым блокам. Гостиница была парням не по карману, но они и не стремились к излишнему комфорту — им вполне хватало угла, предоставленного одним из служащих ремонтных мастерских причальной верфи. Как я узнал, это был достаточно прибыльный бизнес, с помощью которого пополняли свои средства многие постоянные обитатели «иглы».

Честно говоря, я не особо рассчитывал увидеть моих вчерашних знакомцев и уже приготовился коротать время за плотным завтраком, но ошибся. За маленьким столиком в глубине небольшого зала с полукруглым потолком Сергей и Ким увлеченно поглощали яичницу с исходящими горячим жиром сардельками. Заметив меня, Платформа приветственно вскинул кулак с зажатой в нем вилкой и жизнерадостно замычал. Ким был несколько более сдержан, в глазах его еще плавала похмельная меланхолия, но и он основательно заправлялся яичницей, запивая ее горячим черным кофе.

Решив, что надо нагонять аборигенов, я выбил на панели заказов те же блюда, что и сталкеры, и махнул над ней пластиной удостоверения.

— Так, сейчас доедим и пойдем за покупками, — активно работая челюстями, проговорил Сергей и оторвал крепкими желтоватыми зубами очередной кусок сардельки.

— Только я тебя прошу, Платформа, не суйся к Чоню, — прижал руку к сердцу Ким, — опять ведь надует.

— Ни за что! Двинем к нижним докам. Вчера Миша Одноухий говорил, что с последним лайнером пришел товар для лавок Дорина.

— О, вот это дело, — оживился напарник Платформы, — тогда жуй быстрее и подрываемся! А то этот же Одноухий нас и обставит, и тебе же придется с парнями объясняться, почему ты вместо «синдексовских» фильтров «но-нейм» притащил, да еще и по диким ценам.

Сергей обиженно засопел, и я понял, что историю эту ему частенько вспоминают.

Я стоял, сложив руки на груди, и, привалившись к стене транспортной платформы, медленно ползущей по центральному стволу станции, наблюдал за проплывающими мимо уровнями. Круглые балконы с высунутыми языками пандусов, возле которых останавливались платформы, были полны самого разнообразного люда — от деловитых служащих станции в свободных серых комбинезонах и высоких ботинках военного образца до сталкеров в потертой коже, высоких тонких бионитов с постными физиономиями, непонятных личностей в пестрых пиджаках, представителей Промышленного Альянса в деловых костюмах и девиц, чья одежда говорила об их профессии так же ясно, как выхлоп ракетных дюз о появлении корабля в трехмерности. Меня постепенно захватывала атмосфера деловитой и в то же время чуть бесшабашной суеты, ощутимо приправленная острым соусом авантюры, преступления и порока, которые всегда характерны для переднего края человечества.

Проклятье, кажется, мне начинает здесь нравиться.

Я усмехнулся про себя, вспоминая вчерашний разговор. Господа большие начальники ушли только через два часа, вывалив на меня ворох самой разной информации. Разумеется, мы не подписывали никаких соглашений, и все их обязательства по отношению ко мне…

Я прекрасно понимал, что Лурье или Банев в любой момент могут пустить в ход данные о моем фальшивом ДНК-удостоверении. Кстати, убивая этим двух зайцев, поскольку скандал в пограничной службе вышел бы неслабый. Но мне, если честно, было уже все равно. Я не хотел больше бегать, дергаться от каждого шороха за спиной и ждать, когда мне проломят башку нанятые мерзавцем Жоакином или папашей-сенатором отморозки. Да и агент местным начальникам действительно требовался всерьез и надолго, потому что, как оказалось, утечка ксеноматериалов с плоскостей приобретала угрожающий характер. И дело было не столько в количестве, сколько в качестве и характере действий.

Контрабандисты обладали прекрасно поставленной службой сбора и анализа информации, отлично знали, какие признаки отличают сооружения, в которых может храниться биологический ксеноматериал, пригодный для генетических исследований, системы вооружения или энергетические элементы. Такие объекты вычищались стремительно, контрабандисты старались попасть туда первыми, опередив «белых» сталкеров и экспедиции альянсов. А если это не удавалось, не останавливались перед нападением на экспедиции, причем действовали с максимальной жестокостью, не оставляя свидетелей.

Это говорило об их прекрасной военной подготовке: в любой экспедиции было как минимум два человека, выполнявших роли охранников и разведчиков, да и все остальные на прекраснодушных пацифистов не походили.

Когда я спросил, какова все же моя задача, Лурье, переглянувшись с Баневым, вздохнул и ответил:

— Жить, обустраиваться, смотреть по сторонам, обо всем подозрительном сообщать нам.

— Мартин, эй, друг! А ты вообще в симботе когда-нибудь был? — вывел меня из размышлений голос Кима.

— Был, несколько раз, — коротко ответил я, предпочитая не углубляться в тему. По документам я числился инженером-гидравликом, и это был единственный момент, который меня беспокоил. Поскольку в гидравлике я понимал примерно столько же, сколько в механизме образования псевдоквазаров. То есть ни черта.

— Несколько раз, — хмыкнул Ким, — тогда держись пока рядом с нами, хотя бы поможем тебе подобрать подходящую для новичка «шкуру». Слушай, а тебе точно надо на плоскость? Там никакой романтики дальних просторов нет, ты уж мне поверь.

— Да я верю, верю. Только и ты мне поверь, я пока своими глазами не увижу, решения менять не буду. А там, откуда я родом, мне и подавно делать нечего.

— Ким, не лезь человеку в душу, — подал голос Сергей, — не выспрашивай за спиной, не шепчись за спиной, не толкай в спину.

Он явно кого-то или что-то цитировал, и слова эти мне понравились. Людей, которые исповедуют такие принципы, легко использовать. Только… очень опасно. Да и не хотелось мне этим заниматься.

Без крайней необходимости.

— С Дорином главное — слушать то, что он тебе вещать будет. И не торговаться. Не любит он этого, — инструктировал меня Ким.

— А что он мне будет вещать? — заинтересовался я, и сталкеры загоготали.

— А вот это ты сам послушаешь, друг!

* * *

Лавка Дорина оказалась огромным ангаром, разделенным на секции стеллажами, заполненными всевозможным товаром, так или иначе относившимся к симботам.

Здесь было все, начиная от самовосстанавливающихся бронепластин, визор-систем, сменных подошв с улучшающим сцепление напылением и монокристаллическими шипами, усиленных перчаток и различных систем крепления дополнительных модулей и заканчивая рулонами прозрачной молекулярной пленки, модифицированной «сбруей» нейросвязи с симботами, кожаными куртками, джинсами из «неубиваемой» ткани. И, кажется, даже плитки жевательного табака, если я правильно прочитал маркировку контейнера, стоявшего в темном углу на одной из самых верхних полок.

— Ты! Ты тоже собрался туда, в эту бутафорию, развлекать невидимых зрителей?! — нацелил мне в грудь здоровенную сигару огромный мужичина с нависшим над широким ремнем пузом.

Я понял, что это и есть Дорин.

— Каких зрителей?

— Которые смотрят на тебя и кучу других идиотов! А что такое, по-твоему, Перекресток?

— Э-э-э-э… — Я замялся, давая Дорину возможность продолжить.

И он продолжил.

Теория Дорина была стройна и непротиворечива, как всякое качественное безумие.

По его словам, Перекресток был никакой не транспортной сетью или чем там еще, и уж тем более не заброшенным музеем. А был самым что ни на есть обыкновенным реалити-шоу, причем продюсеры этого шоу показали себя настоящими гениями — привлекли толпу участников, не заплатив ни гроша.

Он приводил одно доказательство за другим, он метался между стеллажами, размахивая руками и топорща усы, ерошил нечесаную шевелюру и бил себя в заросшую черным волосом грудь.

Зрелище завораживало.

— Ну что покупать будете? — неожиданно спокойным деловым тоном спросил он, внезапно останавливаясь передо мной.

— Ему надо подобрать симбот. Для новичка, ты уж ничего такого сурово модифицированного не подсовывай, а? — похлопал по плечу хозяина лавки Ким. — А нам все вот по этому списку. — И он подал Дорину потертый многоразовый чип.

— Хм, что это вы, осесть в лагере решили? — покрутил ус Дорин, глядя на экран комма, по которому ползли строчки списка.

— Увы, пока придется. Месяц назад Пьер свалился в дымную трещину, после чего Панг Хо решил, что с него хватит, перевел свою долю в банк Веги и смотался первым же пассажирским лайнером. И я его не осуждаю, — развел руками Платформа.

— А Пьер, он совсем? — Дорин сделал неопределенный, но очень красноречивый жест рукой.

— Совсем. Даже достать не смогли. Так что мы пока остались без рейнджеров.

Я приметил его, как только мы дошли до середины ангара, и все время, пока Дорин бегал и вещал, внимательно рассматривал.

А сейчас, не обращая больше внимания на разговор сталкеров с лавочником, пошел к нему.

Потертый матовый корпус. Сейчас, конечно, система мимикрической окраски отключена, но я хорошо помнил, как текут по корпусу разноцветные волны настройки. Шлем откинут назад, отчего вся фигура симбота стала странно кургузой, безголовой, словно у призрака казненного рыцаря. Мощные руки разведены в стороны, трубчатые пальцы согнуты, как будто готовы сжать рукояти оружия. На запястьях широкие браслеты крепления дополнительного оборудования. Передняя часть корпуса — грудная пластина, ножной доспех до колена и наручи с наплечниками откинуты вперед и закреплены в держателе.

Старый добрый «Гоплит» — любимец армейской разведки, спасательных служб и исследовательских бригад. Модель считалась устаревшей — не самый большой запас кислорода, высокое энергопотребление при пиковых нагрузках, — но я любил ее. В свое время долго отказывался менять на модифицированный «Тамплиер», пока мне его не всучили в приказном порядке, и до сих пор считаю, что по безопасности, маневренности и ремонтопригодности «Гоплиту» нет равных.

Сзади раздалось покашливание.

— А вот его не советую, господин хороший, — покручивая ус, изрек Дорин.

— Правда, Мартин, капризная шкура-то, — поддержал его Ким.

— Это «Гоплит»-то капризная? — изумился я. — А ну, дай мне сбрую!

Дорин посмотрел с интересом и протянул лежавшую на полке штатную систему нейросвязи.

Так…

Налобник, провод пропустить по спине, шлепнуть шейную присоску, руки в перчатки с кольцами командных датчиков, нагнуться, поддернуть штанины, закрепить ножные ленты.

И, выпрямившись, слитным движением оттолкнуться, ладони назад, нащупать боковины симбота, ноги подтянуть к животу, опустить вниз, в «сапоги», руки развести, соединяя кольца с приемниками машины… С тихим гудением поползла вверх нагрудная кираса, встали на место, герметично закрепляясь, наколенники и наручи, с чмоканьем загерметизировались локтевые сочленения, взвыл привод шлема, и я почувствовал знакомое давление на затылок, тут же пропавшее.

Пленку забрала с визором раскатывать не стал, и так все понятно: машина в отличном состоянии.

Поработал руками, согнул ногу, выбросил вперед, атакуя невидимого соперника, встал в низкую стойку, теперь сальто… Прекрасно, идеальная балансировка, симбот явно доводил до ума кто-то знающий свое дело.

Платформа, Ким и Дорин смотрели на меня с глубокой задумчивостью…

— Гидравлик, говоришь? — протянул Ким, и я пожал плечами:

— Ну я не всегда им был.

Платформа почесал коротко стриженный затылок:

— А скажи мне, Мартин, как у тебя со стрельбой?

Я сделал то, чего не делал уже много лет — широко и совершенно искренне улыбнулся.

* * *

Представительство Ордена Небесных Сестер на пересадочной станции, несмотря на громкое название, больше всего напоминало небольшую гостиницу. Злопыхатели величали эти аккуратные блоки «вербовочным пунктом», сестры подобные заявления игнорировали, всем остальным было решительно все равно, лишь бы не нарушали нейтралитет и не безобразничали. На «игле», где всякого добра хватало, этот опорный пункт, естественно, никого не удивлял, и только совсем уж неосведомленные туристы еще пытались сунуться полюбопытствовать.

На самом деле, такое место понадобилось, когда стало ясно, что поток девиц, женщин, девушек и девочек, непременно желающих примкнуть к героическим освоительницам плоскостей, если и оскудевает, то ненадолго. И в связи с особенностями контингента добровольцев (или доброволиц?), новеньким совершенно незачем без контроля шататься что по верхней станции, что по нижнему «бублику», и уж тем более по частным куполам. А то ищи их потом в лучшем случае в борделе, в худшем — вообще неизвестно где. Особенно тех из них, которых Анита относила к категории «горе-злосчастье». И категория эта включала пять степеней тяжести ситуации.

Пятую, низшую степень, можно было присвоить Романтичным Барышням. Как правило, они ничего толком не умели, просаживали на билет до Перекрестка деньги, отложенные родителями на колледж, и взирали на мрачную сестру, которой в этот раз не повезло с ними возиться, большими восторженными глазами. У Барышень был один большой плюс: среди тех, которых не удавалось убедить вернуться к страдающим родителям, попадались очень умненькие и способные к обучению.

Четвертая степень прочно закрепилась за феминистками, прибывавшими, как ни странно, не из каких-нибудь глухих закоулков, где женщина все еще с трудом сходила за человека, а из вполне обычных миров. Эти редко умели больше, чем Барышни, зато имели Принципы и Идеи, которые пытались нести в массы. Феминисток ужасно удивляло, что, оказывается, чисто женское объединение, каким является Орден, тоже имеет строгую дисциплину и вовсе не является воплощенным торжеством упомянутых Идей и Принципов, а мужское население Перекрестка не считается источником Высшего Зла.

Третья степень, к счастью, встречалась крайне редко. Но если уж встречалась, то доставляла массу хлопот. Это были Деловые Дамы, которым за каким-то чертом взбрело в голову развить свой успех на плоскостях Перекрестка. Другими словами, Дамы желали продолжать заниматься «бизнесом». Нет, они не были настолько глупы, чтобы не осознавать различий между симботом и удобным офисным креслом с вибромассажем. Но им не хватало ума понять и то, что дела верхушка Ордена прекрасно ведет и без них, а во всяческую нелегальщину, даже сулящую заоблачные прибыли, сестры предпочитают не влезать. И даже если и влезают, то уж точно не будут посвящать в это первую встречную офисную леди.

Почетное второе место заняли Ущемленные Меньшинства. То есть не просто лесбиянки, а непременно желающие с кем-нибудь побороться за правоту своих взглядов. Эти были еще хуже феминисток, и почти все сестры старались их отфутболить при первой же возможности, даже не давая спуститься с «иглы». Нет, сестрички не страдали гомофобией. В массе, по крайней мере. Им просто совершенно не нужны были разброд и шатания с амурами в собственных рядах. Да и старшие сестры, те, что были здесь первыми, придерживались строгих моральных принципов и ждали того же от младшего поколения. Сама же Анита полагала, что будь ты хоть любительницей стоялых жеребцов, но помалкивай об этом в тряпочку — и все будет хорошо. С кем и как ты спишь — дело исключительно твое и тех, с кем ты спишь. Просто не миссионерствуй и не насильничай. Что часто одно и то же.

Первая же степень горестности и злосчастности присваивалась Беглянкам. Проститутки, сбежавшие от сутенеров. Жены, сбежавшие от мужей. Жертвы торговли людьми. Бывшие обитательницы гаремов топливных шейхов и менеджеров наркокартелей. Довольно часто — с букетами неприятных болезней или подсевшие на какую-нибудь дрянь. С этими сложность заключалась в том, что возвращаться им было просто некуда. Даже если они вообще ни на что не годились, их приходилось как-то пристраивать. Нет, Орден исправно оказывал финансовую поддержку социальным организациям на одной из «материнских» планет, но к помощи этих организаций тоже нельзя было прибегать постоянно — и у них бюджет не квазикаучуковый, и у самих сестер не особенно много свободных средств на благотворительность. Так что, как правило, Беглянок приходилось оставлять у себя, учить, лечить, защищать на первых порах. Исключение было одно — ксеномодификация. Даже если девушка пошла на нее не по доброй воле.

В общем холле опорного пункта Аниту встретила незнакомая сестра, не скрывающая своей радости по поводу того, что может наконец-то вернуться к подругам из своей партии и стремительно смыться с «иглы». Ее звали Татьяной, и она была из партии, работающей сейчас на раскопках около Стеклянного города, на плоскости с почти белым небом и даже с содержанием кислорода в воздухе. Почти райское местечко, если бы не аборигены, в изобилии водившиеся в руинах Города. Эти были, кажется, не совсем дикими, но легче от этого не становилось никому. Было только хуже. Таня отправилась в вынужденный отпуск как раз после того, как группа туземцев, вооруженных какой-то чертовщиной (которую еще предстояло исследовать), прорвалась через кордон охранниц и успела натворить дел.

— Тебе везет, — сказала Татьяна. — Вчера вернулись Лиза с Мишель, так что они забрали вниз всех, кто здесь был. А сегодня только одна появилась, сейчас спит. Держи анкету, по сети я уже, что смогла, проверила.

Наверное, спящую сейчас новенькую ужасно удивила необходимость от руки корябать на пластике свои данные. Особенно при наличии в опорном пункте отличной современной оргтехники. Всех удивляло на первых порах. Интересно, Таня объяснила, что на плоскости от записи в комме, который стоит здесь, на станции, толку не будет никакого? Или это еще предстоит?

— Ну я побежала, — уведомила осчастливленная дежурная уже в дверях.

— Угу, — односложно отозвалась Анита. — Удачи в поле.

Оставшись одна, она упала в удобное кресло перед коммом. Если уж она тут застряла, надо воспользоваться сетью на всю катушку… Опять же, может быть, оперативные новости с семейного фронта хоть чем-то порадуют. Так оно и вышло. Сестренка Анастасия (по-домашнему — Стэйси) развернула настоящее расследование. Учитывая долгую и беспорочную службу сестренки в сыскной полиции, впечатляющие результаты младшую сестричку не слишком удивили. Подчиненные Стэйси перерыли все содержимое брошенного папенькой старого грузовика и точно установили, что же Фрэд Брель прихватил с собой. Список хоть и был краток, но внушал уважение. Да с этим добром его не то что на Перекресток, его на станцию-то никто не пустит! В общем, Стэйси заверяла, что выклянчивать увольнительную, срываться с места и срочно нестись домой Аните пока не надо, они с мамой сами справятся. Ну да. Если мама успешно справилась со своими растрепанными чувствами, то любые отделы по розыску пропавших Мамаше Брель смогут только позавидовать. Сразу становилось ясно, в кого пошла Анастасия.

Успокоенная Анита со скуки почитала анкету новенькой и поняла, что жизнь, определенно, налаживается. По крайней мере, Таня не оставила ей в наследство очередное горе-злосчастье, с которым хлопот не оберешься. Нелл Льюис, 35 лет, работала в геологоразведке на поясах астероидов. Когда ей это окончательно надоело, выкупила у своей же конторы списанную «шкурку», то есть симбот класса «Дварф», и отправилась на поиски лучшей участи. Здорова, вредных привычек почти не имеет, модификаций — тоже. Идеальный кандидат. Даже документы на «Дварфа», находящегося сейчас в камере хранения, в полном порядке, с перечнями всех внесенных в конструкцию изменений. Если судить по толщине распечатки, «шкура» была латана-перелатана столько раз, что вряд ли кто-нибудь узнал бы, какой же модели она была изначально.

Глава 4 ПОЛЕТ НА ШАТТЛЕ

Если знаешь, куда смотреть, обязательно увидишь что-нибудь интересное. Сейчас я наблюдал, как Ким беседует с парнем из технической бригады, обслуживавшей наш шаттл. Тощий вертлявый чернокожий в висящем складками комбинезоне что-то показывал Киму на экране своего планшета. Мне показалось, что это какие-то таблицы. Я присмотрелся — да, точно. Таблица. Ким передал чернокожему тонкую стопку прозрачных пластин, перетянутых резинкой. Они шлепнули друг друга по ладоням и разошлись.

— На что ставил, — кивнул я вслед удаляющемуся, раскачиваясь под неслышную музыку, технику.

— Хоккей. Поставил на «Кардиналов». Макинту говорит, что у них хорошие шансы сделать «Кленовые листья» в этом круге. Я ему верю. Матчи, правда, смотрим в записи, внизу, сам уже знаешь, никакой Сети, никаких трансляций, но мне даже нравится.

Я прислушался к своим ощущениям и решил, что мне, пожалуй, тоже.

С тихим урчанием подъехал кар, груженный нашим снаряжением. В том числе контейнером с разобранным «Гоплитом», запчастями к нему, а также моим последним приобретением — парой ручных систем ведения огня «Шквал», в просторечии «револьверов», а также мультизарядной винтовкой «Дракон пустыни», не такой, конечно, мощной, как «Василиск» того пожилого джентльмена, зато удобной в ношении и неприхотливой.

Стоило мне вспомнить о нем, как я увидел и самого обладателя винтовки — он широким шагом шел к нашему шаттлу, а за ним ехал арендованный кар, груженный примерно таким же снаряжением, как и наш. Дед явно готовился осесть на плоскости всерьез и надолго. Я заметил контейнер с симботом, если мне не изменило зрение, «Грифоном» — весьма неплохой моделью, которая при должном оснащении могла тащить на себе значительное количество дополнительного груза, за что была любима спасателями и парковыми рейнджерами многих планет.

— Здравствуйте. Меня зовут Фрэд, — протянул он для пожатия широкую ладонь и большим пальцем показал на борт шаттла, — на нем летите?

— Мартин, — ответил я на рукопожатие, — да, но я всего лишь пассажир. Если хотите на борт, договаривайтесь вон с ним, — я указал на стоявшего в проеме грузового люка Сергея. — Он тут старший.

— Благодарю. Кстати, а я вас видел в зале прилета! Мы с вами прибыли в один день!

— Ну у вас и острый глаз! — усмехнулся я.

— Да и память, слава богу, не подводит, — рассмеялся Фрэд, и я снова подумал, что непрост этот дедушка. — В моем деле без этого никуда!

И он направился к Сергею, снова поднимая для приветствия руку, а я остался стоять, гадая, что же это за дело такое.

Впрочем, загадка разрешилась довольно быстро, когда мы все уже сидели в противоперегрузочных креслах, ожидая разрешения на вылет.

— А что за дело-то? — спросил я прямо.

— Парковый рейнджер. Двадцать с лишним лет браконьеров гонял, — не без гордости ответил Фрэд.

— И теперь решили погонять их здесь? — улыбнулся я.

— Да. Что-то вроде. Погонять. — Бывший рейнджер стал неожиданно серьезным, глаза чуть сощурились, и мне почему-то стало неуютно, когда я представил себя на месте того, кого решил погонять Фрэд.

— А еще дочка у меня тут, Анита, — широко улыбнулся он, меняя тему разговора, — подалась в Небесные Сестры — и поминай как звали. Самостоятельная! Говорит, мол, тут передний край для всего человечества, во как!

— Пассажирам приготовиться к старту. Занять свои места, пристегнуться… и не отсвечивать! — закончил инструктаж голос Кима, и шаттл ощутимо дрогнул.

Заработал закрепленный над пилотской кабиной монитор, показывавший вид спереди, и я увидел, как уходит вверх створка шлюза. Надвинулась чернота космоса, и мы вывалились из чрева станции. Тут же на нас надвинулась безумная туша Перекрестка — нелепого, грандиозного, величественного. Шаттл падал на него, и вскоре все поле зрения заполнила серовато-синяя скатерть верхней плоскости.

Вот она дрогнула, поплыла в сторону — теперь перед нами расстилались сразу несколько плоскостей, видны были лишь самые их края. Пилот перевел машину в горизонтальный полет, и она скользнула в атмосферу. Почти сразу началось снижение. Теперь монитор переключился на вид с обзорных камер, и я на мгновение зажмурился, не веря своим глазам. Не было синего гиганта в небе. Над высокими фиолетовыми горами плыла планета, окруженная кольцом, подобно Сатурну в Старой системе. А левее садилось за горизонт местное солнце — красноватое, маленькое, усталое. До самых гор расстилалась равнина, покрытая колышущейся под легким ветром травой. Вдали мелькнули и пропали силуэты каких-то животных, проплыли по правому борту здания странных изломанных очертаний, соединенные между собой подвесными ажурными мостиками, и тоже исчезли из поля зрения.

Шаттл продолжал снижаться, басовитое гудение двигателей сменилось резким свистом, машина провалилась вниз, мягкий толчок…

Мы прибыли на Перекресток.

* * *

Сверху космопорт походил на разрезанный вдоль тюльпан, чья ножка соединялась с жилым куполом города. Серо-стальная дуга посадочного блока вздымалась из песка, словно пасть гигантского чудовища, готового проглотить наш шаттл. Впечатление усиливало и защитное поле, мерцавшее в «пасти», подобно пленке слюны.

Купол Гагарин пах лимонами и пылью. Слабый запах чувствовался повсюду, как повсюду был и тонкий слой желтоватой, похожей на пудру пыли. Она проникала даже сквозь герметичные створки ангаров космопорта, даже сквозь силовые поля, которыми зев причальной воронки блока приземления отгораживался от остальной плоскости.

Мы шли по истертым металлическим плитам тоннеля, соединявшего ангар с переходным узлом купола, и ботинками поднимали маленькие желтые смерчи. Прозрачная труба упиралась в некрашеную дверь из металлопласта, к ней деловито, что-то негромко обсуждая, шагали Платформа и Ким, а мы с Фрэдом топали чуть позади и, как и положено новичкам, вертели по сторонам головами. Вокруг трубы намело невысокие барханчики, по которым шустро носились какие-то местные создания, помесь ящерицы и кузнечика, а стоило поднять глаза, и голова у меня шла кругом: к горизонту уходила желтая пыльная равнина, усаженная растениями, живо напомнившими мне кактусы старой Земли, только располневшие, свесившие на барханы пивные животы оранжевого цвета, а над ними ползли по небу лимонные облака, снизу подсвеченные заходящим светилом, а сбоку — бледным светом гигантской серебряной луны и красноватыми отблесками повисшей рядом с луной планеты. Им неоткуда взяться было в этом небе — апельсину этому, уходящему за несуществующий изгиб горизонта, луне этой и поддельному Сатурну. Не могло их тут быть, положено было светить голубому гиганту, но вот они и не собираются исчезать. Конечно, я видел это в материалах, которые смотрел и читал на борту лайнера, но одно дело запись, а другое — наблюдать все это безумие своими глазами.

Двери переходного узла с шелестом разошлись, и мы шагнули внутрь купола. Здесь пыли было куда меньше, но все равно хватало. И запах тоже никуда не делся, хотя казался менее раздражающим. Возможно, я просто привык.

— Так, слушайте внимательно, — Платформа уже перекатывал из одного угла рта в другой огрызок сигары. Интересно, он их специально так мочалит? — Сейчас двинем к площади, тебя с Фрэдом оставим в баре «Барабан», мы туда всегда после прилета заглядываем. Посидите там, подождете нас с Кимом. Мы заберем наш трансп, подгоним его в посадочный ангар, проконтролируем разгрузку шаттла. Потом отправляемся к нам, в Кларк. Лады?

— Годится, нет вопросов, — кивнув, я закурил. Фрэд попросту промолчал.

Выйдя из шаттла, он стал каким-то другим — молчаливым, собранным, по сторонам глядел цепко, причем изменения эти неподготовленный человек ни за что бы не заметил. Чтобы такое увидеть, надо знать, куда и как смотреть. Я — умел. Нас учили этому, и учили хорошо. От умения замечать и понимать поведение человека в бою зависит жизнь. Твоя и твоих солдат. После того как меня вышибли из доблестных вооруженных сил Империи, это умение тоже не раз пригодилось. Однажды, правда, я облажался капитально. Так и не понял, что меня решили использовать как одноразовую «торпеду».

Глубоко затягиваясь, я смотрел по сторонам. Если бы не прозрачный купол над головой, я бы подумал, что нахожусь в небольшом городке на какой-нибудь сельскохозяйственной планете. Небольшие аккуратные домики, лавки с вывесками, от руки написанными на листах пластика или свитыми из гибких светящихся трубок, полукруглая площадь прямо перед нами, от нее лучами расходятся улицы.

— Нам туда, — кивнул налево Платформа, и мы, закинув на плечо сумки, неторопливо двинулись за ним.

Ощущение было странным, и я время от времени поднимал голову, глядя, как ветер носит по куполу маленькие пылевые волны. В вышину уходили сталепластовые фермы, поддерживающие купол, но в глаза они не бросались, настолько были увиты синеватыми растениями, смахивающими на помесь лианы с фикусом-переростком.

Вблизи впечатление тихого городка почти пропадало. Жилых домов было мало, в основном типовые, выращенные из заготовок здания занимали гостиницы, пансионы, лавки, посреднические конторы, салуны, рестораны и прочие заведения, которые всегда появляются там, где пахнет серьезными деньгами. Здесь — пахло. Очень ненавязчиво, это не бросалось в глаза, напротив, многие заведения были очень скромными и даже обшарпанными, но деньги чувствовались повсюду. Просто были они не шальными, а дававшимися тяжелым трудом или рисковыми аферами — потому и отношение к ним было соответствующее.

Чувствовалось, что снаружи непригодная для дыхания атмосфера. Повсюду незаметные датчики состояния воздуха в куполе, большинство зданий спроектировано так, чтобы их можно было в кратчайшие сроки загерметизировать. Наверняка в каждом запас воздуха, воды, аварийный источник питания.

Людей было на удивление много, хотя, возможно, потому, что мы шли через торговый квартал. Интересно, а что у них на окраинах? Да и есть ли они здесь? Что-то такое просто обязано быть. Склады, блоки жизнеобеспечения, обычно в таких куполах они располагаются по окружности, рядом с основаниями несущих опор.

Набитая конторами улица неожиданно закончилась, и мы вышли на небольшую круглую площадь. Фасады окружавших ее зданий изгибались плавными дугами, усиливая ощущение странной шарообразности. Будто мы все находимся в детской игрушке — мяче, внутри которого перекатывается еще несколько мячиков поменьше. И катится неторопливо этот мячик посреди пыльного летнего дня и будет катиться, пока не остановится или пока не пнет его чья-нибудь нога.

Что-то я размечтался. Видимо, обстановка действует: в последнее время я расслабился, и даже ночной разговор с человеком-дезинтегратором и его неброским коллегой меня не слишком напряг. Надеяться полностью раствориться и навсегда исчезнуть, зажить тихой спокойной жизнью не приходилось. По здравому размышлению, это было чистой воды утопией. А так я хотя бы минимально прикрыт в случае какой-нибудь заварушки с гостями из прошлой жизни. Конечно, Банев и Лурье не собираются рисковать своими шкурами ради залетного бродяги, но и устраивать на плоскостях сафари со мной в роли трофея не в их интересах. Контакты сотрудников их комиссий тоже не помешают, хотя, разумеется, я должен держаться от них подальше и обращаться только в самом крайнем случае. Объяснять почему нужды не было, но Банев все же пробурчал, что каждый его человек находится под таким пристальным наблюдением, что ни о каких секретных операциях и речи идти не может, все официальные работники известны на плоскостях как облупленные, контактировать с ними необходимо, только если появится совершенно сногсшибательная информация или потребуется серьезная официальная огневая поддержка. Не исключено, кстати, что в случае такого вот дружественного огня первой жертвой стану я сам.

Хотя отчего-то мне кажется, что без особой необходимости эти почтенные мужи так поступать не будут, не та, понимаете ли, школа.

— Вон туда нам, — кивнул в сторону двухэтажного здания Ким.

Здание было типовое, но хозяева постарались его по мере сил украсить, пристроив узенькую, стилизованную под древний Дикий Запад террасу, на которой даже стояло кресло-качалка. На кресле лежала широкополая шляпа. Внутри заведение тоже оказалось отделанным под бар из синефильма — столы, выдавленные из пластика «под дерево», громоздкие табуреты, полумрак.

— Располагайтесь, заказывайте что-нибудь, а мы с Кимом двинем смотреть за разгрузкой. Только парой слов с хозяином этой харчевни перекинемся.

Через зал уже шел, радушно протягивая Платформе руку, моложавый человек в полосатом костюме. Тонкие подвитые усики, неестественно смугловатый для этих мест цвет лица, прилизанные угольно-черные волосы, разделенные идеальнейшим пробором — м-да-а-а… Если он не жулик, то я девственная жрица богини Латр.

Интересно, о чем это таком они «перекидываются», что поперлись сюда, оставив шаттл с запасами? Что-то интересное они сюда точно приволокли. И сейчас оговаривают, каким именно образом каждая из сторон сделки получит свой маленький навар. Или не очень маленький.

Пошептались и разошлись, вроде бы довольные друг другом. Значит, сдается мне, во время разгрузки один-два ящичка чего-нибудь окажутся отставленными в сторону и где-нибудь на выезде из зоны разгрузки перекочуют в неприметный местный грузовой кар. И, как мне думается, в ящичках будет что-то позвякивать.

Впрочем, не мое это дело. Во всяком случае, пока. Между прочим, Фрэд тоже посматривает с этаким веселым интересом. Думаю, он как парковый рейнджер не раз с такими вещами сталкивался. И почему это мне кажется, что не только парки он патрулировал? Уж больно серьезное у него с собой вооружение, вряд ли он расплодившихся сусликов в заповеднике из «Василиска» отстреливал.

— А сделай-ка мне, сынок, хороший кусок мяса. Такого, знаешь, прожаренного, но не пересушенного, — проникновенно глядя в глаза «сынку», которому было лет этак сорок, вещал Фрэд.

Разумеется, мясо здесь могло быть только клонированное, но старый рейнджер, видимо, предрассудков в отношении «мясных конвейеров» не разделял. Я, кстати, тоже. Мне совершенно без разницы, бегал мой бифштекс по голубовато-зеленой травке сельскохозяйственной планеты или его откромсали от аккуратного прямоугольника пульсирующей плоти с заботливо подведенными трубками питательного раствора. Так что я повторил заказ и попросил чего-нибудь безалкогольного. Хотя, честно говоря, страшно хотелось пива. Но от пива я делаюсь немного сонным, реакция замедляется, тянет вальяжно расположиться в кресле и тупо смотреть в экран визора. А в первый день в совершенно незнакомом месте приходить в такое состояние — решение не самое мудрое.

Так что, пожав руки Платформе и Киму, мы принялись бодро работать челюстями — мясо оказалось на удивление аппетитным. А вот то, что здесь называли чаем, никогда им не было и даже не делало вид, что предназначается для питья.

Отодвинув тарелку, я провел кредитным чипом над считывателем стола, вытянул из кармана сигареты и кивнул на дверь:

— Я выйду покурю.

* * *

Везение Аниты продолжалось до вечера. Объявились еще двое: Делия Васкез, наемница, у которой что-то не сложилось с контрактом, и Анжела Сотникова, недавно получившая свою медицинскую степень и находящая, что Перекресток — прекрасное место для практики. Вместе с проснувшейся наконец Нелл — трое. Все трое внимательно выслушали дежурную лекцию о правилах поведения под куполами вообще и в куполе сестер в частности, закидали Аниту вопросами о том «А как оно там на самом деле» и, выслушав ответы, кажется, поняли, о чем им говорили. Насколько хорошо поняли — покажет уже только практика. Радовало то, что Аните возиться с ними не придется: женщины взрослые, умные и хорошо обдумавшие свое решение. Надо было только проводить их до шаттла, спуститься на плоскость да отвести в купол. Где и передать Нелл и Делию техникам — на предмет подбора и доводки экипировки, а Анжелу отвести к медикам. И то вряд ли их придется вести за ручку…

И вплоть до второго пункта этой несложной программы все шло по плану. Не возникло проблем ни с погрузкой контейнера со «шкурой» Нелл, ни с документами, ни со списком медикаментов, провозимых Анжелой… Но стоило только выйти из зала прибытия в город, как везение разом закончилось.

Она вылетела из ниоткуда. Вцепилась Аните в руку, прижалась худеньким тельцем, тяжело дыша и поскуливая.

С трудом, сквозь рыдания, выдавила:

— Помогите!

Анита с трудом подавила рефлекс — резко выбросив руку, нанести удар костяшками пальцев в висок.

Вместо этого обвела округу цепким взглядом, заметив, что Делия и Нелл уже образовали некое подобие защитного построения и выглядят скучающими и расслабленными.

Убедившись, что непосредственной опасности нет, она перевела взгляд на трясущееся существо, вцепившееся ей в руку.

И тяжело вздохнула. Ей под мышку пыталась засунуть голову тощая черноволосая девчонка в обрывках чего-то, что когда-то было не то прозрачным мини-платьем, не то комбинацией с кружавчиками. Выпирающие лопатки девчонки мелко дрожали, а вид исполосованной спины заставил Аниту крепко сжать зубы.

Она оторвала девчонку от себя, крепко держа за плечи, поставила перед собой. И охнула: лицо больше всего походило на фиолетово-черную маску, глаза почти заплыли, губы напоминали оладьи. Как она добралась сюда в таком состоянии, вообще было непонятно. По состоянию лица выходило, что били ее не сегодня, а дня три назад. Как она продержалась-то?

Только сейчас Анита обратила внимание на коричневатые пятна, расползшиеся по остаткам комбинашки. И тут же скомандовала своему маленькому отряду:

— Живо, с улицы.

Пара прохожих, оказавшихся поблизости, остановилась. Вот только любопытных и не хватало.

Первой двинулась вперед Анжела, на ходу высматривая какое-нибудь укрытие. Девчонку Аните пришлось почти нести следом — у той подламывались коленки. Нелл и Делия, не спуская глаз с начавших останавливаться любопытствующих, прикрывали отход. Когда авангард скрылся в узком тупиковом коридоре, обе, не сговариваясь, скучающе прислонились к стенам по разные стороны входа и завели вялый, ленивый разговор ни о чем.

Отличные будут сестры. Вряд ли кто-нибудь сможет пройти мимо них незамеченным. Если вообще сможет пройти.

Анжела лихорадочно выворачивала карманы.

— Черт, все в багаже. — Она нашла блистеры с аппликаторами, торопливо выковыряла два, содрала защитную основу. — Возьми вот и вот… Это транквилизатор, а это — анальгетик. Противошокового нет.

Заметив руку, протянутую в ее сторону, девчонка рванулась, снова порываясь куда-то бежать.

Пришлось покрепче обхватить ее за костлявые плечи. Медичка хладнокровно прилепила «марки» на тощую шею.

— Минуты через полторы подействует.

Отпущенная малявка сползла по стенке на грязный пол, закрыла лицо руками и замерла.

Анита опустилась рядом, стараясь не делать резких движений.

С людьми в таком состоянии нужно разговаривать. Тихо, монотонно, мягко и успокаивающе. Тогда через некоторое время они начинают слышать и понимать. Иначе — могут снова забиться в истерике.

— Все. Уже все. Тебя больше никто не тронет. Все в порядке.

Все было еще далеко не в порядке.

Медичка не соврала — полторы минуты спустя девочку перестало трясти, и Аните удалось мягко отвести от ее лица судорожно сжатые кулачки.

Анжела присела на корточки с другой стороны, оглядывая скорчившееся тельце, нащупала пульс на шее.

— Нормальный… И кровопотери, похоже, нет…

— Это не ее кровь, — пояснила Анита. — Почти вся.

— А. Ясно. Что будем делать?

Девчонка судорожно вздохнула.

— Ничего не будем. В наш купол отведем.

Это простейшее действие на данный момент казалось почти невыполнимым. Провести через всю станцию избитую девицу, от ключиц до коленей залитую чужой кровищей… Да еще и не привлекая лишнего внимания. Ага, сейчас.

— Как тебя зовут? — простые вопросы обычно успокаивают.

Девочка молчала, немигающе уставившись перед собой. Черт, ну не рехнулась же она! Соображала же, когда за помощью кидалась.

— Легкий передоз, — пожала плечами Анжела. — Слишком худая и голодная к тому же. Будет немного тормозить.

Анита легонько тряхнула девчонку за плечо и повторила вопрос.

Жертва наконец сфокусировала на ней взгляд. Шмыгнула носом.

— Ма… Мариска.

Есть контакт. И то хлеб.

— Так вот, Мариска. Послушай меня внимательно. Сейчас я пойду и найду тебе что-нибудь переодеться…

Закончить фразу она не успела. Девчонка снова судорожно вцепилась в ее комбинезон, кривя разбитые губы, — вот-вот снова забьется в слезах. Анита подняла голову и встретилась взглядом с медичкой. Анжела за спиной у девочки отрицательно помотала головой. Вторая доза транквилизатора могла оказаться совсем лишней. Придется идти за покупками вместе. Всей толпой. И если при этом у всех встречных и поперечных не возникнет вопросов — значит, наступил Рай во Вселенной и вот-вот вострубят ангелы.

— Делия, — негромко позвала Анита. — Дай твою куртку.

Наемница отклеилась от стенки, подошла. Мариска уставилась на нее как кролик на удава, но с места не двинулась.

Кожанка рослой Делии, накинутая на плечи девчонки, полностью скрыла рваное платье и, что важнее, кровавые пятна на нем. Это не исправляло ситуации с голыми и ободранными ногами, но что же делать. Не штаны ж с себя снимать.

— Мы можем сами добраться до купола, — предложила Нелл все тем же лениво-беззаботным тоном. — А ты разберись здесь.

— Похоже, других вариантов у нас просто нет, — поддержала Делия в тон.

Это был не лучший вариант. Но приемлемый.

— Хорошо, идите. Там скажете дежурной сестре, что произошло.

Анжела снова отрицательно покачала головой.

— Я с твоего позволения останусь. Ей в любой момент понадобится врач.

Медичка была права. Ну что же, ей все равно придется освоить многое помимо медицины.

— Так и поступим. Мариска, ты сможешь идти?

Девчонка кивнула, не выпуская рукав комбинезона.

— Умница.

Кто-то в куполе точно нарвался на то, чтобы ему открутили яйца.

* * *

Они пошли первыми. Анжела в обнимку с шатающейся Мариской, и чуть позади — Анита. На ходу перебрасываясь беззлобными шутками на вечную тему «Разучилась пить молодежь, а туда же». Молодежь, низко опустив голову и завесив лицо спутанными волосами, то ли сознательно подыгрывала, то ли просто уже не соображала, что происходит. Отходняк, так бывает. Концентрируешься на одной задаче, делаешь на остатках сил и нервов — и потом растекаешься медузой на бережку.

Делия и Нелл, убедившись, что авангард покинул площадь, так же неторопливо отправились к проходу в орденский купол. Карта у них есть, заблудиться не должны. Если все пойдет нормально, через десять минут максимум будут на базе. И очень-очень «порадуют» докладом дежурную. А потом, видимо, сестры в свою очередь очень порадуют того, кто сделал такое с малолеткой. По самое «не балуйся» порадуют. Но это — потом. Сейчас следует максимально быстро и незаметно переместить малявку в свой купол, где ее ни одна собака уже не достанет. По возможности избежав встречи с теми, кто почти наверняка сейчас отчаянно ищет беглянку.

Владелец крохотной лавчонки у самого выхода из зоны космопорта визиту сестрицы точно не удивится. Даже если ей взбредет в голову закупать косметику. Мол, бабы — они и на Перекрестке бабы, принарядиться любят. Другое дело, что Мариску придется оставить снаружи. Потому что такое явление любой лавочник точно запомнит и кому потом что трепанет, можно только гадать. И очень хорошо, что одну ее оставлять не придется.

Недалеко от входа в знакомую лавку нашлась удобная ниша, в которой можно было присесть. Туда осторожно усадили девчонку, Анжела осталась стоять рядом. Пускать ее за покупками — почти наверняка надуют, новичка видно за версту.

— Значит, так. Ждите здесь. Я мигом, а ты… В общем, внимания лучше не привлекать, но если что — кричи.

— Что-то мне подсказывает, что тем, кто может пристать, внимание тоже не нужно, — заметила медичка.

— Может, и не нужно. Но не слишком-то рассчитывай, что это кого-то остановит. Пока я не вернусь — ты отвечаешь за Мариску.

Дождавшись ответного кивка, Анита нырнула в лавку, от души надеясь, что хоть тут все обойдется благополучно.

* * *

Я искренне хотел просто спокойно покурить, опершись о перила террасы, бездумно глядя по сторонам, задрав голову и всматриваясь в теряющиеся среди вечерних сумерек очертания перекрытий купола.

Сумерки оказались недолгими — мягко засветились скрытые светильники, бордюры тротуаров налились уютным желтым светом, и купол Гагарин превратился в игрушечный городок, поставленный под рождественскую ёлку.

— Ах ты, сука! — Резкий голос, донесшийся с другой стороны улицы, заставил меня тяжело вздохнуть. Вот тебе и игрушечный городок. А вот тебе и его обитатели. Это, наверное, один из семи гномов. Тот, который самый застенчивый.

Почти точно напротив крыльца, два дома стояли под таким углом друг к другу, что между ними образовывался незаметный проход. А может, и тупик, отсюда не разглядишь. И из этой укромной щели высокий мужчина в светло-коричневой кожаной куртке тянул тощее брыкающееся существо. Вокруг «кожаной куртки» крутилась еще одна невысокая фигурка. Доносился возмущенный женский голос, но уверенности в нем не слышалось. Да и выглядела она… растерянной, чужой здесь она смотрелась. Хотя и старалась помочь своей подруге как могла. А тащил мужик девчонку. Маленькую, одетую в невероятные кружевные лохмотья и до невозможности перепуганную.

А с двух сторон к нему спешили еще шестеро — таких же высоких, крепких, в таких же чуть потертых, но крепких и недешевых кожаных куртках. Шли не вразвалочку, не с ленцой, без расхлябанности. Деловито шагали, посматривая по сторонам, словно предупреждая, что видят всякого, кто вздумает вмешаться.

Единственным разумным выходом в такой ситуации было загасить сигарету, неторопливо развернуться и уйти обратно в бар, сесть за столик и поболтать с Фрэдом о том о сем, коротая время до прибытия Платформы и Кима. Вот только что-то мне подсказывало, что Фрэд сидеть не станет и ввяжется в намечающуюся разборку. И слова сталкеров я вспомнил: «Не расспрашивать, в спину не бить». Черт бы их побрал с этими идиотскими принципами.

Сигарету я все же затушил, после чего сбежал по ступеням и двинулся в сторону проулка.

Немногочисленные прохожие, увидев коричневые куртки, прибавляли шаг и старательно делали вид, что все происходящее творится вроде бы и не тут и не взаправду. В спину, говорите, не бить, вопросы не задавать? Не задавать вопросы тут, похоже, умели. А может, я плохо думаю о местных жителях и это стражи порядка, а? Не похоже. Не те повадки.

— Джентльмены, мне кажется, что не стоит так вести себя с ребенком, — негромко проговорил я, глядя в обтянутые кожей спины.

Верзила, вытянувший девчонку на площадь, как раз заносил кулак, один из его подручных блокировал пытавшуюся вмешаться дамочку. Грамотно блокировал, но я заметил, что дама начинает свирепеть. А вот куртки этого не замечали. Ай-яй-яй. Какая глупость с их стороны.

Рука, сжимавшая плечо девчонки, разжалась, верзила оглянулся. Он оказался красавчиком того мерзкого, на мой взгляд, типа, по которому пускают слюни девицы из салонов и портовые шлюхи. Высокий, широкоплечий, с правильными чертами лица, гладкой кожей, густыми черными волосами и полными, чуть влажными губами. Вот только взгляд у него был нехороший. Мертвый. И на щеке красовалась свежая, довольно глубокая резаная рана, залитая коллоидной смесью и стянутая биоскобами. Это кто ж его так разделал, подумал я с уважением к неведомому противнику мокрогубого красавчика.

Он развернулся ко мне всем телом, гибкий, быстрый, уверенный в себе. И я увидел лицо девчонки. Цветом оно напоминало баклажан. С двумя узенькими щелочками глаз, на которые наплывали распухшие от побоев щеки и брови. Я задумчиво посмотрел на располосованную щеку мокрогубого и окончательно уверился в том, что это он так девочку отделал. И мне это очень, очень сильно не нравилось. Никогда не любил тех, кто требует от девочек «особых» услуг.

— Господа. Нехорошо так с ребенком-то. Тем более побил девочку кто-то, — говорил я очень тихо и очень вежливо. Это заставляет противников прислушиваться, то есть отвлекает от моих действий, переключает фокус внимания. А еще негромко говорящего человека почему-то считают менее опасным. Что тоже можно использовать.

— Пшел вон, — скучным голосом сказал резаный красавчик. И глянул в сторону одного из своих подручных, стоявших слева от меня. После чего потерял ко мне всяческий интерес, снова развернувшись к жертве. А мне на плечо с размаху опустилась тяжелая рука.

Я ударил назад, не глядя, жестко, в полную силу, вдвигая локоть в ребра противника. И тут же прыгнул вперед, нанося резаному удар под колено. Он оказался быстр, успел начать разворот, так что мой удар всего лишь бросил его на одно колено. Передо мной оказалась щека с глубоким порезом, и я, сложив ладонь лодочкой, с оттяжкой врезал по ней, сдирая скобы. Такой удар «лапой» выглядит совершенно неэффектно, зато он крайне эффективен.

Красавчик заорал, хватаясь за лицо.

Надо было добивать, но вместо этого я пригнулся и перекатился вперед, уходя от удара. Движение я уловил краем глаза и отреагировал, не раздумывая.

Вскочил — проклятье, передо мной снова коричневая куртка. Впечатал кулак в солнечное сплетение и чуть не взвыл. Да что у них там, стальные пластины вшиты? Впрочем, парня отбросило на стену, он крепко приложился затылком, и глазки у него разом сделались бессмысленными. Я продолжал движение.

Когда ты один против нескольких, главное — все время двигаться, цеплять разных противников, расшатывать их, не давать навалиться скопом. Правда, место для этого было не самое удачное, и куртки это быстро сообразили. Отскочив, выстроились полукругом. Женщина, пытавшаяся отбить девчонку, схватила ее за руку и буквально забросила себе за спину.

Красавчик уже поднялся и, придерживая рукой залитую кровью щеку, стоял в центре дуги, образованной своими подручными. А те нервно поглядывали по сторонам. Это правильно — должна же здесь быть хоть какая-то полиция. Или служба безопасности, в конце концов.

— Фернан, мне его убить? — неотрывно глядя на меня, вдруг спросил главаря невысокий стройный парень. Я поймал его взгляд. Черные глаза смотрели равнодушно и оценивающе. Этот может заставить попотеть. От парня исходило явственное ощущение угрозы. Причем не напускной, а совершенно для него естественной, даже неосознанной. Для этого черноглазого убийство было обыденным делом.

Фернан кивнул, и я понял, что сейчас на меня бросятся всем скопом. Женщин я в расчет не принимал, хотя одна из них стояла в достаточно грамотной оборонительной стойке — может, в полиции раньше служила или просто на хорошие курсы самообороны ходила. Но их возможностей я не знал, следовательно, мог рассчитывать только на себя.

Мне очень не нравилось, что эти парни даже не попытались в самом начале со мной разговаривать, пытаться задавить на правах местных. Значит, не шпана это была. И по поводу полиции они не слишком нервничали. Что оптимизма не добавляло.

А черноглазый уже шел ко мне расслабленной танцующей походкой, остальные сжимали кольцо.

Ох, как же убивать не хочется. И что у меня за везение такое дурацкое?

Фрэд бесшумно возник за спинами коричневых курток. Только что его не было, и вот он уже здесь. С красной недовольной рожей и здоровенными ручищами. Старый рейнджер не задавал вопросов, не пытался решить дело миром. Он врезался в строй нападающих с тыла — стремительный и смертоносный. Начал с того, что врезал по уху крепкому круглоголовому мужику, тянувшему из кармана что-то подозрительно напоминавшее гибкую дубинку. Мужик закатил глаза и отлетел в сторону.

Черноглазый даже не оглянулся. Он был уже рядом — ловкий, хорошо тренированный, и в глазах его читалось только одно желание — убить меня. Не из ненависти, а просто потому, что убийство было единственным смыслом его жизни.

Я порадовался, что успел просчитать местных — вполне можно было нарваться на человека, чья подготовка не уступала моей, а то и превосходила: я не считал себя суперменом, сработанным в одном экземпляре. Но мне везло, парни были, конечно, крепкие и драться умели, но все же были «шестерками», ничем не отличавшимися от тех, что я оставил в прошлой жизни. Видимо, эта порода неистребима.

На Фрэда навалились сразу трое, и он недовольно заурчал. Помочь ему я не мог. Черноглазый выбросил руку вперед, я ушел в сторону и почувствовал характерное едва слышное гудение. И легкий ветерок коснулся щеки. Вибронож. Мерзкая вещица, но очень действенная. И запрещенная, кстати, почти повсеместно. Парень действительно собирался меня убивать, иначе зачем доставать такую гадкую штуку?

Мы оказались в мертвой зоне — звуки утихли, окружающее воспринималось как что-то очень далекое, не касающееся нас. И очень медлительное.

Черноглазый совершил плавный полуразворот, и его рука пошла вниз. Правильно, все правильно. По идее, я должен начать подниматься, и вот тут он бы меня и подстерег возвратным движением. Если бы замысел удался, из меня уже валились бы с влажным чавканьем кишки.

Только я не стал подниматься, а продолжил уклон и резко развернулся на одной ноге, разрывая дистанцию. Но он снова был рядом, на этот раз выпад шел снизу вверх и наискосок.

Очень грамотный мальчик. Но предсказуемый.

Я просто шагнул вбок, пропуская руку с ножом перед грудью, а потом сломал ему руку. Его глаза расширились, он собрался заорать, но я ударил его в солнечное сплетение, вложив в удар всю свою злость.

Краем глаза заметил, что женщина избавилась от своего противника, но в нападение не переходила — прикрывала девчонку. Вот и умница. А как Фрэд? Ему уже помогли — невысокая, крепко сбитая девица деловито метелила оставшихся на ногах противников, а Фрэд прикрывал ее с тыла.

Где-то поблизости противно завякал сигнал патруля, и коричневые куртки, которые еще могли стоять на ногах, подобрав за воротники своих менее удачливых собратьев, растворились в переулках.

Я с облегчением перевел дух и уже собирался поблагодарить неизвестно откуда взявшуюся валькирию, когда она, уперев руки в бока, снизу вверх сердито посмотрела на Фрэда и произнесла дрожащим от бешенства голосом:

— Папа, какого черта все это значит?!

* * *

Возмущенный крик Анжелы Анита услышала, только когда вышла из лавки с объемистым пакетом в руках. И, конечно, ни медички, ни Мариски в нише не оказалось, а крики доносились уже с площади. Кажется, медичка пыталась кого-то убедить оставить их в покое.

Ну что за народ, а? Сказали — кричи, значит, надо было орать во всю глотку, так чтобы у нападающих в ушах звенело, а не лепетать что-то увещевающее. Анита аккуратно поставила пакет на землю и бегом кинулась на площадь.

События зашли куда дальше, чем можно было предположить: первой обнаружилась Анжела, прикрывающая собой сжавшуюся у стены девчонку. Обе пока в драке не участвовали, но дело было плохо. Потому что одинаковые коричневые куртки нападающих означали куда большие неприятности, чем полицейская униформа. Ребятки Синеглазки. Как на подбор — мразь на мрази. Не гнушающиеся ни запрещенными приемами, ни запрещенным оружием и к тому же уверенные в полной своей безнаказанности. К сожалению, эта их уверенность была отнюдь не беспочвенной. К тому же их было семеро, а на защиту девчонок встали всего двое: незнакомый Аните крепыш с бритым черепом и, напротив, слишком знакомый мужик, похожий на отощавшего гризли. Папа, собственной персоной. Не узнать его было невозможно: не так много народу даже здесь, в Гагарине, способно в буквальном смысле столкнуть лбами двух очень крепких и очень опытных парней.

Один из нападавших уже отдыхал у стены, еще один сидел на земле поодаль, странно тряся головой и раздумывая, а не завалиться ли ему на бок.

Третий, вооруженный виброножом, вытанцовывал почти классически безупречные ката вокруг того, бритого. Еще троих временно занял Фрэд Брель, и вряд ли у них были шансы с ним быстро справиться.

Оставался еще один, высоченный, с залитой кровью физиономией, и вот он как раз бешеным бульдозером пер в сторону девчонок.

Глухо зарычав, Анита вклинилась между ним и Анжелой. Настроение было аккурат подходящее, чтобы кому-нибудь врезать. И покрепче.

В ранней юности папа учил ее никогда не пытаться бить мужика по яйцам. Во-первых, не попадешь, во-вторых — только озвереет. Поэтому приблизившегося к ее новичкам верзилу она коротко пнула тяжелым ботинком по голени, а когда тот начал сгибаться, ударила макушкой в лицо, пользуясь разницей в росте. Что-то хрустнуло, мужик взвыл и выпал из поля зрения — прямо под ноги уже порядком рассвирепевшей Анжеле. Кинув беглый взгляд назад, сестра убедилась, что о дальнейшей судьбе противника медичка позаботится, и ринулась на помощь отцу. Иногда тяжелые кольца управления симбот-цепями очень удачно выполняют функции старого доброго кастета.

Спустя неполных полторы минуты, а то и меньше, все закончилось. Как это ни удивительно — благополучно.

Но Аните было не до спешно ретирующихся шестерок или патруля, который привычно-неспешно нарезал круги вокруг площади, чтобы явиться, когда все уже разберутся и разойдутся. И проблемы с Мариской временно вылетели из головы. Она развернулась, как башня танка, уперла руки в бока и поинтересовалась:

— Папа, какого черта все это значит?! Что ты здесь делаешь, мать уже с ума сходит!

* * *

Я не верил своим глазам — Фрэд покраснел и потупился. Кажется, назревала семейная сцена. Правда, ее могло испортить прибытие патрульных, так что я вежливо вклинился между Фрэдом и его внезапно объявившейся дочкой (впрочем, «объявился» как раз Фрэд) и как можно задушевнее предложил:

— А может, свалим отсюда?

Дамочка, скорее всего, из Сестер, коротко кивнула, бегом метнулась обратно в проулок, откуда появилась с пластиковым пакетом. Достала из него длиннополую куртку и кинула девчонке:

— Накидывай быстро.

— Давайте вернемся в харчевню. Там и девчонку можно будет переодеть, — снова предложил я.

И мы заспешили через площадь.

Шагая, я думал, что тут, по идее, повсюду должны быть камеры видеонаблюдения. И то, как поведут себя патрульные, очень и очень много скажет о расстановке сил в этом куполе. А может, и в других тоже. Кстати, сирены-то воют, но приближаются очень неторопливо. Вся наша процессия уже пересекла площадь и расселась вокруг сдвинутых Фрэдом и его дочерью столов, а патрульный кар только появился. Уже интересно.

К нашему столику спешил встревоженный обладатель безупречного пробора. Причем смотрел он исключительно на разбитую физиономию девчонки, безошибочно определив источник возможных проблем. Фрэдова валькирия перехватила этот взгляд и, нехорошо сощурив глаза, произнесла елейным голосом:

— Уважаемый, пожалуйста, по бокалу пива мне и моим спутникам. Девочке — горячего какао. Очень сладкого и побольше молока.

Человек с пробором остановился, словно наткнулся на бетонную стену. Сглотнув, вежливо кивнул и исчез. Я с новым интересом взглянул на женщину. Невысокая, с крепкой спортивной фигурой. Короткая практичная стрижка, смуглое лицо, темные внимательные глаза. Чуть широковатые скулы, слегка вздернутый нос, твердо очерченный рот и упрямый подбородок. Ни малейшего фамильного сходства с массивным Фрэдом. И, честно признался я себе, сестричка весьма и весьма привлекательна, если, конечно, вы не приверженец холодной бесполой модельной красоты. И ее явно знали и не рисковали связываться без необходимости. Возьмем на заметку.

Между тем полицейские обреченно вылезли из кара и встали возле проулка, в котором и случилось нарушение правопорядка. Неподвижно стояли и глубокомысленно смотрели в стену. Трое усталых мужиков с поникшими плечами и уныло висящими вдоль тела руками. М-да…

Насмотревшись на стену, они развернулись, двое залезли обратно в кар, а третий пошел через площадь. К нам. Я непроизвольно напрягся, хотя все документы у меня были в порядке, просмотр записей с камер продемонстрировал бы, что я защищался, да и свидетелей хватало. Но кто знает, что решит местная Фемида, дойди дело до разбирательства?

Полицейский, тяжело топая окантованными металлом ботинками, подошел к нашей компании и, глядя куда-то в середину стола, сказал:

— Старший патрульный Джастрикт. Кто-нибудь из вас видел драку на той стороне площади?

Валькирия ответила тут же:

— Нет, офицер. Мы с друзьями все это время сидели здесь и ничего не видели.

Патрульный поднял голову, тяжело осмотрел всех нас. Остановился на опухшей физиономии девчонки:

— Сударыня, прошу предъявить ваши документы.

Вот теперь над столом повисло действительно тяжелое напряженное молчание. Впрочем, ненадолго. Тщательно выговаривая каждое слово, глядя куда-то в переносицу полицейского, дочка Фрэда проговорила:

— Ирвин, эта девушка — сестра-воспитанница, находящаяся на моем попечении. Ее документы находятся на оформлении в нашем офисе. Я готова лично привезти их тебе завтра в полдень.

Полицейский вздохнул. Сняв маленький, похожий на кастрюльку шлем с прозрачным щитком, стал похожим на пожилого спаниеля. Помассировав лоб, сказал заезженно-официальным тоном автоответчика:

— Сестра Анна, я жду документы завтра. Вызов, видимо, оказался ложным. Самопроизвольное срабатывание системы.

Я едва сдержался, чтобы не спросить насчет ложного срабатывания камер, но все же прикусил язык.

Коротко кивнув, полицейский вышел.

Хозяин заведения возник тут же — с подносом, нагруженным тяжелыми керамическими кружками, от одной из которых поднимался сладко-пряный пар, и блюдечками с чем-то белым и мелко нарезанным. Видимо, закуской к пиву.

Отдельно стояла вазочка с розовыми кубиками какой-то сладости.

Поставив его на стол, хозяин умильно посмотрел на Аниту:

— Это для вашей воспитанницы. За счет заведения.

И исчез.

Анита подтолкнула дымящуюся кружку к девчонке и велела:

— Пей, — после чего взяла свою, сделала основательный глоток и вкрадчиво спросила у Фрэда: — Так объясни мне, милый папа, что все это значит?!

Папенька безуспешно попытался спрятаться за своей кружкой, но это не помогло. Взгляд дочери держал его не хуже системы самонаводящейся ракеты. Наконец он не выдержал и буркнул:

— Пойдем, вон туда присядем.

И они пересели за столик в дальнем углу зала. Оттуда сразу же донесся низкий голос Аниты, периодически его перекрывал бас Фрэда, но тут же стихал, и было видно, как съеживается бывший рейнджер.

Я наблюдал за происходящим с веселым интересом, лениво обдумывая: с кем же это мы схлестнулись? Парни явно чувствовали себя уверенно, на полицию плевали, но в открытую связываться не захотели. Значит, есть тут силы, которые этих курточников могут окоротить. Скорее всего, службы безопасности сложившихся альянсов. У Сестричек наверняка что-то такое имеется, а корпоративщикам и подавно сам бог велел. Сталкеры? С этими сложнее, но, думаю, и они, если их слишком сильно прижать, предпочтут просто устроить теплой гоп-компании исчезновение на поверхности. Или как правильно — на плоскости? Но за что же так девчонку-то отделали?

Платформа с напарником все не возвращались, пиво заканчивалось. Оставшаяся за столом женщина держалась отстраненно, подчеркнуто опекая начавшую клевать носом девчушку. Я тихонько сказал:

— Вы бы сходили пока, переодели ее.

Кивнув, она потащила свою подопечную в туалет, а я остался в одиночестве.

* * *

— А теперь скажи наконец, какого дьявола все это значит, — прошипела Анита, навалившись грудью на стол.

Фрэд смущенно морщился, сцеплял и расцеплял пальцы, чесал нос и чувствовал, что не может удержаться — расплывается в широченной счастливой улыбке. Ощущая себя при этом абсолютным старым идиотом. В чем готов был немедля признаться, если это доставит его девочке радость. Жена в такие моменты вздыхала и говорила, что дочки вьют из него веревки. Фрэд и с ней соглашался. Правда, поступал все равно по-своему. И сейчас он собирался сделать так же.

— Папа, я жду. Очень. Жду. Объяснений. — Анита кипела, и Фрэд понимал, что у нее есть для этого все основания. Но будь он проклят, если причинит Аните боль, рассказывая, зачем он здесь на самом деле. Есть вещи, которые близкие просто не должны знать. И будь он еще раз проклят, если скажет своей девочке правду. Он помялся еще немного, пока Анита не налилась нежно-малиновым цветом, и тяжело вздохнул. Взял ее руку в свои:

— Детка, ты же знаешь, что я не всегда был парковым рейнджером.

— Папа, не пытайся уйти от ответа! — Дочь сердилась не на шутку. В такие моменты голос у нее становился обманчиво вкрадчивым.

— Доча, у меня остались кое-какие незаконченные дела. Из той жизни, когда тебя еще не было.

Анна-Беата от души припечатала столешницу ладонью:

— Пап, ты хоть понимаешь, что ты наделал? Мать сходит с ума, сестра уже поставила на ноги всю полицию, твои голограммы крутятся во всех отделах по розыску пропавших…

— Ну не во всех, — пробурчал Фрэд, — у меня все же осталось еще несколько старых друзей.

— Несколько старых идиотов, — не выдержав, рявкнула Анита. Она уже понимала, что убедить отца вернуться не получится. Но сдаваться просто так она не собиралась. — Ты хоть понимаешь, что такое Перекресток? И не говори мне, что ты был не только парковым рейнджером! Здесь люди пропадают, попросту растворяясь в воздухе! Молодые тренированные люди с армейской спецподготовкой!

Фрэд медленно выпрямился. Теперь он говорил очень тихо, но каждое слово падало в тяжелую тишину:

— Я уже сказал. У меня осталось незаконченное дело. Вовлекать в это дело семью я не намерен. Я просто не могу дальше спокойно жить рядом с твоей мамой, зная, что хотя бы не попытался его закончить. — Анита молчала. — Уж ты-то должна понимать, что это такое, — добавил он робко.

— Обещай хотя бы, что ты не будешь лезть на рожон, — почти прошептала она без малейшей надежды в голосе. С таким Фрэдом разговаривать было бесполезно. Можно только попытаться не выпускать его из поля зрения. Если уж не удастся убедить его вернуться, то надо понять, зачем он здесь. По тону отца было ясно, что это его дело — серьезное. Да и не стал бы он из-за пустяков срываться с места, исчезать тайком, доводя жену едва ли не до сердечного приступа.

— Хорошо, дочка, я обещаю. — Теперь Фрэд улыбался. И это была чертовски обаятельная улыбка. Анита попыталась улыбнуться в ответ, но получилось плохо. Она, конечно, была очень рада увидеть его, убедиться, что с ним все в порядке, но теперь ее не отпускало сосущее чувство тревоги.

* * *

Хлопнула дверь таверны, и я напрягся. Впрочем, сразу же расслабился. В дверях стояли Сестры. Три подтянутых дамы в одинаковых комбинезонах оглядывали зал спокойными цепкими взглядами, держались расслабленно, но ох как же эта расслабленность была обманчива. Если я еще не выжил из ума, то у всех троих хорошая полицейская, а то и армейская подготовка. Та, что стояла слева, заметила Аниту, подняла руку в приветственном жесте и пошла к ней. Остальные направились к столу, за которым сидела спасенная девочка со своей опекуншей. Я подчеркнуто медленно положил руки на стол и, демонстрируя дружелюбие, улыбнулся.

— Здравствуйте, сударыни.

В ответ короткий холодный кивок. Вот и помогай после этого попавшим в беду сироткам. Анита уже шла к нам. Остановившись возле стола, протянула мне руку:

— Спасибо за помощь. Вы молодец.

Я с удовольствием ответил на рукопожатие. Ладонь у нее оказалась маленькой, крепкой и прохладной. Очень приятная ладошка.

— Рад знакомству. — Я кивнул на одиноко сидящего Фрэда. — Я пригляжу за ним. Мы вроде как теперь в одной лодке.

Она кривовато улыбнулась:

— Если это у вас получится, то вы супермен. Но спасибо за предложение. Попытайтесь. А теперь нам пора идти. Надеюсь, еще увидимся.

И они вышли, плотной группой окружив женщину, которая поддерживала под руку пытающуюся на ходу уснуть девчонку. Я поманил окончательно впавшего в тяжелую задумчивость Фрэда. Тот кивнул, но еще пару минут сидел за столом, глядя в окно. На площади перед салуном фонари пролили лужицы теплого оранжевого света.

Старый рейнджер наконец вернулся за наш стол. Сел, откинулся на стуле, скрестив руки на груди. Я спокойно доел мясо, отодвинул тарелку и закурил. Сделав пару затяжек, решил, что теперь можно начинать разговор.

— А скажите мне, Фрэд, из-за ваших дел здесь мне или тем, кто окажется с вами рядом, могут проломить голову?

— Не могут, — буркнул Фрэд, — потому что не за что. То, что мы сейчас поговорили с дочерью на повышенных тонах, ничего не значит. Я не собираюсь здесь развязывать войны и влипать в авантюры.

— Фрэд, — я говорил тихо и вкрадчиво, — на Перекресток прилетают для того, чтобы влипать в авантюры. Проклятье, да все это ненормальное место — одна большая авантюра мироздания!

Рейнджер, не выдержав, хмыкнул. Сграбастал кружку, одним глотком допил теплое пиво и знаком попросил еще:

— Мартин, моя Анита всегда принимала мои дела близко к сердцу. Она считает меня старым трухлявым дураком, с которого надо сметать песочек, и, наверное, права. Но сейчас перебарщивает.

Я кивнул, соглашаясь. Разумеется, я не поверил ни единому его слову. И решил за ним приглядывать. Во-первых, если он влипнет во что-то серьезное, то лучше об этом узнать заранее, чтобы не попасть под огонь. Во-вторых, я обещал это симпатичной девушке с романтичным именем Анита. Тяжело загрохотали сапоги, и в салун ввалились Платформа и Ким. Платформа жевал огрызок сигары и как-то странно оглядывал нас с ног до головы. Я ответил ему самым своим искренним и чистым взглядом, которому научился у карточных шулеров и видеопроповедников.

— В городе говорят, что двое каких-то новеньких и пара Сестричек в клочья порвали десяток парней Грегори Синеглазки.

Я глянул на Фрэда. Тот на меня. Взгляд открытый и честный настолько, что без слов ясно — сейчас соврет. Кажется, мы с ним неплохо спелись.

— А кто это такой, Синеглазка-то? — спросил я голосом наивного кадета-первокурсника.

В это время официант принес Фрэдово пиво. Платформа перехватил кружку, ополовинил ее в два глотка и снова мрачно уставился на нас.

— Синеглазка — это девочки, наркотики, нелегальная фармакология и запрещенное оружие сюда. И контрабанда ксенотехнологий, незарегистрированных артефактов, ксеноэмбрионов — отсюда. А также, непосредственно здесь, организация и обслуживание нелегальных экспедиций, кто заказывает — неважно, лишь бы платил, заказные убийства в поле, ну и по мелочи: нелегальная торговля спиртным и организация подпольных боев — полностью снаряженные симботы. Это уже даже не бизнес, а развлечение, хобби для души.

— Какой усердный и разносторонний человек. Местные бизнесмены еще не выбирали его человеком года? — хмыкнул я.

— И что, он вот так, в открытую, все это проворачивает? — Обернувшись к стойке, Фрэд покрутил пальцем, показывая, что пиво надо нести на всех. Это он правильно решил.

— Вы, парни, от ответа не уходите, — прищурился Платформа.

— А ты вопрос не задал, Серж, — пробурчал Фрэд.

— Хорошо, задам. Не вы ли, голуби сизокрылые, устроили тут выволочку ребятам Синеглазки?

Я молчал, вежливо предоставляя вести беседу старшему. То есть папеньке Фрэду.

— Они избивали ребенка, — сказал он коротко и очень веско. И замолчал, причем так, что стало ясно — он сказал все, что считал нужным. Обосновал свой поступок, и точка. Платформа обернулся к молчавшему до сих пор Киму:

— Ты слышал? Вот эти. Вдвоем. Наваляли звену Синеглазкиных «торпед»!

И оглушительно захохотал.

* * *

Ровно через два часа после возвращения на базу стало ясно, что конца-края неприятностям не видно. Потому что Аниту пожелала увидеть сестра Луиза. И чем быстрее, тем лучше. Что в переводе означало — сию секунду. Посмотрев вслед девчонке-ученице, принесшей распоряжение, Анна-Беата тяжко вздохнула и незамедлительно отправилась в жилой блок.

Если бы Небесные Сестры были армейским подразделением, Луиза имела бы звание не ниже полковника. Причем числилась бы в должности заместителя командира по воспитательной работе. Ее опасались даже совершенно безбашенные девицы, предпочитая прогуляться по краю дымной расщелины или попрыгать по пенистой зыбучке, но не получить приглашения на беседу со старшей сестрой с глазу на глаз.

Видимо, перестрелку на плоскости начальство еще переварило, как дело хоть и неприятное, но обыденное, а вот похождения по Гагарину с мордобоем и горем-злосчастьем в качестве довеска уже переполнили чашу терпения.

Луиза, невысокая, полноватая на вид женщина средних лет, обладательница кроткого взгляда серых глаз и ясной улыбки, на первый взгляд казалась дамой крайне добродушной и доброжелательной. На второй взгляд, если вам «повезло» вызвать ее неудовольствие, обнаруживалось, что ко всему вышеописанному прилагается железный характер, острый язык и невероятная изобретательность в области дисциплинарных мер.

По большей части старшая обитала в собственном кабинете, для которого даже нашлось место в до предела рационализированном пространстве купола. В основном потому, что некогда простреленная и негнущаяся правая коленка существенно ограничивала её свободу передвижения. Однако, несмотря на травму, покидать Перекресток в обозримом будущем Луиза не собиралась, предпочитая наводить порядок в нестройных рядах ордена Небесных Сестер. Пожалуй, эта задача была немногим легче, чем экспедиция куда-нибудь в Сиреневый Каньон на плоскости с кислотным дождем и оранжевой растительностью.

— А-а, вот и ты! — Луиза добродушно улыбнулась из-за своего стола, завидев входящую подчиненную. — Проходи, проходи. Садись.

Анита послушно уселась на обшарпанный стул для посетителей. По крайней мере, сесть предложили. Значит, еще есть шанс легко отделаться.

— Скажи-ка мне, душа моя, сколько лет ты уже с нами? — ласково поинтересовалась начальница.

— Э-э… примерно пять, сестра.

Старшая одобрительно кивнула.

— Точно, пять. И уже давно не ученица.

«А раз так, какого ж черта ты допускаешь такие промашки?» — должно было прозвучать следом. Анита прикусила язык, чтобы не начать оправдываться с ходу — мол, а что было делать, прорываться боевым порядком, что ли, из этого проклятого порта? Вместо этого она пожала плечами и ответила:

— Да уже года четыре как.

— Очень, очень хорошо, — радостно подхватила Луиза. — И, пожалуй, твоя наставница, упокой Господь ее грешную душу, могла бы тобой гордиться.

Основным наставником Аниты, если уж говорить по совести, являлся ее собственный отец. Здесь, на плоскостях, ей пришлось только существенно расширить познания в области работы с симботом да приспособиться к местной специфике. Но это-то каким боком касается сегодняшней истории?

Не дождавшись ответа, старшая снова ласково улыбнулась.

— Ну не буду тянуть кота за хвост. Вчера мы с сестрами решали, что делать с наплывом новеньких…

Вчера? Значит, сегодняшние события к вызову отношения не имеют? Но выдыхать с облегчением было рано.

— И пришли к выводу, что некоторые из вас вполне доросли до наставничества. Это дело ответственное, ты знаешь.

Анита знала. Орденское руководство далеко не всякой разрешало брать учениц. Невзирая на заслуги, опыт и все прочее. Честно говоря, принцип, которым старшие сестры руководствовались в этом вопросе, оставался для большинства рядовых членов ордена загадкой. В общем, будь дело в армии, наставничество котировалось бы как повышение в звании. Причем с сержанта сразу до капитана. Признание высочайшей степени ответственности.

— И… что? — рискнула спросить Анита.

— Твоя кандидатура одобрена. Поздравляю, дорогая.

Ну все оказалось не так плохо. На прошлой неделе прибыли две весьма и весьма толковых барышни…

— И, чтобы не откладывать в долгий ящик, можешь приступать сразу. — Улыбка Луизы уже была исполнена почти материнской нежности. — Твоей ученицей будет Мариска Харпер, ты с ней уже знакома.

Это был удар под дых. Однозначно. Воистину добрые дела — наказуемы.

Глядя на вытянувшуюся физиономию собеседницы, сестра Луиза удовлетворенно откинулась на спинку кресла и добила:

— Я уверена, ты прекрасно справишься.

Глава 5 ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ ЛЕТ НАЗАД

Фрэд отпил глоток лимонада и поставил стакан на дощатый пол веранды. Откинулся в кресле-качалке и с удовольствием потянулся, после чего положил ноги на перила, закинул руки за голову и зажмурился. Дети играли на заднем дворе, и Стэйси как раз отчитывала брата, снова устроившего какую-то каверзу. Славная она девочка, Стэйси, подумал Фрэд, только вот порой слишком уж правильная и дотошная. Впрочем, признался он самому себе, есть в кого. И он, приоткрыв один глаз, посмотрел туда, где развешивала во дворе белье его жена. Его Мэри. Фрэд до сих пор не верил, что она все же согласилась выйти за него.

Солнце припекало, желтая, поросшая жесткой красноватой травой степь начинала понемногу раскаляться, все сильнее становился резковатый запах, исходивший от почвы. Ничего не поделаешь, лето…

Но сегодня зной не раздражал, наоборот, Фрэд с удовольствием ощущал, как тело становится все более расслабленным, мысли лениво ворочаются в голове и на лице появляется счастливая идиотская улыбка.

Комм мерзко запиликал, вырывая Фрэда из сладкой дремы. Ощущая во рту противный горький привкус, который всегда появлялся у него после таких вот внезапных пробуждений, он щелкнул пальцем по браслету и хрипло буркнул:

— Да, слушаю.

— Шериф, извини, что беспокою, но я, значит, тут сижу, дежурю вот, а время к трем, я, значит…

— Вилли, короче! — не выдержав, рявкнул Фрэд, выпрямляясь в кресле.

Мэри оглянулась, но он жестом успокоил ее. Хотя никакого спокойствия не чувствовал, Вилли просто так тревожить не будет. Если бы еще не жуткое его косноязычие!

— Ну так я ж и говорю, — с обидой заспешил Вилли, — сигнал, значит, с Нежного Ручья идет, а старуха Фергюссон на связь так и не вышла.

Фрэд уже широким шагом шел по веранде к двери в дом.

— Вилли, поднимай парней, все живо в машину, полное снаряжение. В участке остается Большой Эдгар. Подхватите меня на перекрестке.

Он машинально закрепил и подергал застежки бронежилета, проверил работу дисплея в шлеме, нажал кнопку диагностики «Василиска». Мэри уже стояла в дверях.

— Фрэд… пусть ребята идут сами, ты же можешь остаться в участке, я знаю, я контракт видела…

Он только обнял ее, поцеловал в висок и вышел. Дети все так же возились на заднем дворе, и лишь сейчас он почувствовал, как устал. В сорок лет хочется спокойно сидеть на веранде, зная, что твоя семья в безопасности и ты сам тоже. Что будущее твое — это уютный дом, проблемы подрастающих детей и возня с любимым глиссером, на капоте которого стоит, дожидаясь своего часа, банка холодного пива.

Но если твоя профессия — оперативный сотрудник Независимого Агентства Обеспечения Безопасности, а проще говоря, наемный шериф, то достичь такого будущего довольно проблематично.

Серо-коричневый бронированный трансп с низким гулом завис над серединой улицы, вниз поехал язык пандуса. Фрэд, не дожидаясь, когда он опустится полностью, подпрыгнул, подтянулся, его подхватило сразу несколько рук, и он плюхнулся в противоперегрузочное кресло. Одно из восьми разместившихся вдоль бортов.

Занято было три кресла, вместе с Фрэдом — четыре.

Напротив сидел краснолицый здоровяк с таким же, как у шерифа, «Василиском».

— Докладывай, что узнали, — кивнул Фрэд.

— Да, это, ничего, значит. Сигнал как шел, так и идет. Ты ж знаешь, они, значит, сами-то никогда, только вот старушка раз в месяц…

— Да-да, знаю. — Фрэд замолчал, нервно постукивая пальцами по подлокотнику.

Он знал, что все этим кончится. Знал и регулярно гнал от себя мысли об этом, надеясь, что к тому времени, как придется что-нибудь предпринимать, его самого и его ребят на планете Стоунхедж VII уже не будет, уж больно пакостная ситуация складывалась. Когда заказчик в лице местного муниципалитета делал заказ в Агентстве, все казалось достаточно простой стандартной операцией — прилететь, получить полномочия, утихомирить распоясавшихся контрабандистов, решивших, что тихий фермерский район — прекрасное место для организации перевалочной базы и лагеря отдыха, получить гонорар и улететь. Кстати, Фрэнк был глубоко убежден, что если бы контрабандисты не стали хамить местным фермерам, существовали бы и те и другие бок о бок долго и счастливо.

Все так и получилось. Пришлось немного пострелять, Паша Кострич получил заряд из импульсной винтовки в бедро, но в целом все обошлось. Помогла и репутация Фрэда Файерболла и его помощников — с ним не хотели связываться, знали, что он всегда следует только одному правилу — выполнению условий контракта — и служит только одному хозяину.

После ликвидации базы контрабандистов местный люд вздохнул куда свободнее, экономические показатели фермерских хозяйств выросли, к ним зачастили мобильные лавки и коммивояжеры не только сельскохозяйственных фирм, но и недорогих домов одежды, так что все были счастливы.

Особо горячо благодарили Фрэда и его парней «природники» — небольшая фермерская религиозная община, давно обосновавшаяся в укромной долине Томпсоновых гор. В отличие от остальных «двинутых», как называл про себя Фрэд приверженцев разных культов, эти ему нравились: они не занимались фанатичным проповедничеством, были не дураки выпить и не протестовали, если их девчонки встречались с местными ребятами или парнями Фрэда. Девицы, надо сказать, были как на подбор, кровь с молоком, лучше всяких проповедей доказывая пользу простой сельской жизни и близости к природе!

Так вот все и шло тихо и чинно, пока в Томпсоновых горах не нашли «лисий камень» — минерал, научное название которого Фрэд так и не смог запомнить. Применение этого минерала усиливало действие косметических омолаживающих комплексов в разы, облегчало лечение множества серьезных заболеваний и ускоряло регенерацию тканей.

Фармацевтические фирмы и косметические компании вцепились в «лисий камень» мертвой хваткой. В корпоративном мире он стал хитом номер один.

Дело осложнялось тем, что минерал встречался очень редко, все его известные месторождения были поделены, причем каждый раз дележ сопровождался безобразной драчкой с привлечением наемников, подкупом чиновников и жертвами среди местного населения.

После этого возникновение у «природников» неприятностей было делом времени. Фрэд сразу же отправился в поселок и попытался убедить фермерский совет миром собрать манатки, продать землю и свалить. Но те заупрямились.

— Шериф, это наша земля, мы купили ее у правительства, и все наши документы в порядке, — щурясь от яркого солнца, говорил глава совета Джонатан Смолетт, — так что мы не собираемся отсюда уходить. А если и соберемся, то хотим получить справедливую цену.

— Пулю ты получишь, а не цену! — в сердцах бросил Фрэд, но Джонатан лишь хмыкнул:

— Фрэд, ты защитишь нас. Я в тебя верю.

Так все и осталось — корпорации бодались в верхах с планетарным правительством, а община жила своей жизнью, тихо и замкнуто. Лишь маяк, установленный в общинном доме, посылал сигналы «все в норме», да раз в месяц, всегда в один и тот же день, выходила на связь с помощью единственного на весь поселок передатчика и посылала в контору шерифа файл с видеописьмом для внучки, жившей где-то на другом конце Федерации, старуха Фергюссон.

Сегодня старуха на связь не вышла.

Конечно, могло быть и так, что она попросту заболела или, мирно закончив свой земной путь в этой жизни, окончательно слилась-таки с природой, вот только Фрэд так не думал. А думал он совсем другое, но пока держал мысли при себе, чтобы не накаркать.

— На подходе снижайся, войдем над самой землей, по рельефу, — скомандовал он пилоту, — и, как только можно будет, дай нам на дисплеи самую крупную картинку.

Тут же к горлу подкатил вязкий тошнотный ком. Трой, сидевший за рычагами управления, как всегда руководствовался при пилотировании только одним правилом — безопасность. А если драгоценный шеф при этом сблюет, так ничего страшного, на базе отчистим.

Сразу же пошла картинка, подрагивающая, временами перечеркнутая рябью помех, но вполне отчетливая.

Сидящий рядом с Фрэдом Арнольд Рогэ во весь голос высказался:

— Да твою же душу с развороту!

— Всем приготовить оружие, уровень угрозы максимальный, Трой, готовь бортовые пушки, — Фрэд командовал, не отводя взгляда от картинки. — Я надеюсь, ты пишешь сигнал?

— Конечно, Фрэд. — Голос Троя был абсолютно бесстрастен.

Улица поселка была совершенно пуста. Точнее, не так — на ней не было почти никого живого. А вот тела — были. Они лежали, нелепо раскинув руки или, наоборот, свернувшись калачиком на порогах своих домов, около чистеньких белых оград, уткнувшись лицом в белую пыль улицы — а уже у самой площади, на которую выходили двери общинного дома, двигались почти неразличимые фигуры в интерактивном камуфляже. Одна из них подняла короткоствольную, почти квадратную винтовку — пытавшийся скрыться в общинном доме человек ударился о стену, сполз, пятная дерево красным.

— Немедленно прекратить огонь, сложить оружие, дезактивировать средства маскировки, — взревели динамики транспа. Он завис над главной улицей поселка, блокируя нападающих.

Фрэд спрыгнул на землю, отбежал под сомнительное прикрытие старого псевдодуба, росшего возле одного из домов, наставил ствол «Василиска» на площадь, выискивая визором текучие камуфлированные фигуры. По ним пробежала короткая судорога, возвращающая людям цвета и очертания. Шестеро здоровых, нехорошо спокойных мужиков. Стоят расслабленно, оружие опустили дулами вниз, но из рук не выпустили. Сзади свистнули двигатели транспа, Фрэд знал, что Трой поднял его чуть выше и отвел назад, увеличивая сектор обстрела.

Вперед лениво вышел невысокий плотный брюнет. Шлем откинут, ветер треплет длинные угольно-черные волосы. Лицо сухое, вытянутое, нос похож на клюв хищной птицы. В левой ноздре небольшое золотистое кольцо. Но самыми приметными были глаза — небесно-голубые, совершенно невинные, младенческие.

— Шериф, мы — поисковый отряд компании «Скарм Фармасьютикл» и имеем полное право проводить разведку на этой территории. На нас напали, мы были вынуждены защищаться. — Командир наемников издевался и не скрывал этого.

Фрэд скрипнул зубами:

— Повторяю, положить оружие на землю, отойти на пять шагов, снять носимые системы огня и жизнеобеспечения, после чего лечь лицом вниз.

— Шериф, да прекратите вы кипятиться! Мы не хотели их трогать, на нас напали. Вон один из моих людей ранен!

Стоявший на углу общинного дома тощий верзила заржал, показывая длинную царапину на правой щеке.

Им было наплевать на Фрэда и его угрозы.

— Так что, шериф, давайте мы все успокоимся и разойдемся. Зачем устраивать глупое разбирательство? Очевидно же, что мы всего лишь защищались.

— Трой, ты готов?

— Только скажи, Фрэд.

— Это последнее предуп… — загремел голос Фрэда, усиленный бортовыми громкоговорителями, и оборвался гулким грохотов взрыва.

— Мать вашу! — заорал в наушниках Трой. — В меня попали! В меня попали!

Фрэд не стал оборачиваться. Раз орет, значит, жив и машина может перемещаться.

Фигуры наемников подернулись рябью — заработали системы маскировки, и Фрэд выпустил очередь в голубоглазого, но промазал, тот уже распластался в пыли и, перекатываясь, посылал в противников заряд за зарядом. Фрэд отпрыгнул, дуб тут же разлетелся острой щепой, уловил движение на противоположной стороне площади, выстрелил почти наугад, в воздух полетели ошметки мяса. Одним меньше. «Василиск», снаряженный разрывными, — штука страшная.

И тут же галопом рванул к ближайшему дому, поскольку сразу двое наемников принялись лупить по нему из своих короткоствольных винтовок.

Слева расцвел серо-оранжевый цветок взрыва, в бок мягко толкнуло взрывной волной, рассерженной змеей зашипел песок, плавящийся под напором лазерного импульса. Фрэд оттолкнулся и, сгруппировавшись, влетел в дом.

— Нас прижимают, Фрэд, я свалил одного, но они лупят, как заведенные! — в наушниках голос Арни.

— Отходите к транспу! Трой, отвечай, как дела? — Вокруг полутьма, небольшая комната с потолком неправильной волнистой формы, в дальнем конце — широкое овальное окно. На полу лужи крови, следы от самой двери. Человека подстрелили, но он упорно шел, полз, ему что-то было нужно, что-то, что важнее собственной жизни.

Фрэд проследил взглядом направление пятен: маленькая ниша, занавешенная цветной занавеской, из-под которой торчит нога в стоптанном башмаке.

— Сел под прикрытие домов, по мне больше не стреляют, двигатели в норме, а вот система управления огнем накрылась, — отрапортовал пилот.

— Трой, готовься принять нас на борт. — Фрэд почувствовал, как запершило в горле, и откашлялся, не отводя взгляда от полупрозрачного яйца робоняни, на окошке которой отпечатался кровавый след пальцев. Темноволосый младенец дрых и просыпаться не собирался. — Ребята, прикрывайте. Я сейчас буду бежать. Очень быстро. У меня выживший.

— Давай, шеф, мы готовы.

Ни единого вопроса, никаких лишних уточнений.

Фрэд сорвал занавеску, соорудил из нее какое-никакое подобие перевязи, аккуратно переступив через тело худенькой молодой женщины, даже после смерти тянувшейся к капсуле с ребенком, и осторожно взял контейнер киб-няни. Малыш и тут не проснулся, и Фрэд на мгновение забеспокоился, но тут же увидел, что огонек индикатора на боковине горит успокоительным зеленым.

В дверь словно горохом сыпануло, и злые лучики солнца тут же влетели в комнату через многочисленные пулевые отверстия.

— Ну малый, поехали, — пробормотал Фрэд, опуская капсулу в импровизированную переноску и затягивая ее потуже. И рванул к окну, возле которого уже маячила чья-то тень.

От бедра выстрелил в окно, силуэт чужака унесло вместе с рамой, и, прикрывая рукой контейнер с драгоценным грузом, шериф вылетел на задний двор.

Визор тут же выдал направление — трансп находился всего через два двора к юго-востоку. Голубоватые треугольники, обозначавшие его команду, расположились по бокам от мигающей точки — его самого.

— Парни, я иду! — И он побежал.

Перемахнул забор, боком шарахнулся о торец сенокосилки, тут же над ухом коротко тренькнуло, пуля выбила из металла сноп искр, следом рявкнул «Василиск» Вилли, в ответ закашляли винтовки наемников, ребята ответили… он бежал и бежал, и ему казалось, что это длится вечность — залитый желтым горячим светом двор, мертвые тела на крыльце, нестерпимо медленно приближающаяся ограда, и пыльные фонтанчики, все ближе, ближе…

Тяжелый тупой удар, нога подломилась, Фрэда мотнуло, и он упал на бок, изо всех сил прижимая к груди капсулу с ребенком.

Тяжело поднялся, медицинский модуль костюма заработал, и место ранения уже покалывает морозными иголками, можно идти. К черту, он закинул «Василиск» за спину, с разбегу проломил забор и, приволакивая ногу, побежал к транспу.

Трой уже приподнял машину над землей, в проеме люка, согнувшись, стоит Вилли, Арни опустился на одно колено рядом с шасси и поливает улицу огнем.

Удар в спину, шерифа бросает вперед, он удерживается на ногах и уже по инерции пробегает еще несколько шагов. Арни, не переставая стрелять, закинул руку шефа на плечо и поволок его к транспу.

Со стоном опустил тяжелое тело на плиту люка, подтянулся и коротко вскрикнул, падая рядом. Люк закрывается, Фрэд чувствует, как набирает скорость машина.

Он лежит и неподвижно смотрит на откатившуюся в сторону капсулу киб-няни. Огонек на ее боку по-прежнему зеленый, и Фрэд счастливо улыбается.

Только теперь он замечает выведенную синим маркером надпись прямо под огоньками — «Анна-Беата».

Глава 6 СПУСТЯ ТРИ МЕСЯЦА ПОСЛЕ ПРИБЫТИЯ

Предгорья хребта Маджир.


— Мартин, осторожнее. Если верить «волшебному глазу», сразу за поворотом в полу могут быть червоточины.

— Хорошо, Ким. Глубину подсказать можешь?

— Черт его знает. Метров тридцать, это точно. Дальше помехи.

— Понял. Держусь края коридора.

Поправив крепления ранца, я осторожно шагнул вперед. Выглянул из-за угла. Как и все здесь, угол этот был раздражающе плавным, да еще и волнистым, словно конечность неведомого строителя дрожала и он не мог ровно срезать камень, в котором выплавили подземный комплекс.

Теперь, бродя по шизофреническим зеленовато-коричневым катакомбам, я мучился от смутного ощущения похмелья. К тому же создатели комплекса страдали непонятной любовью к скрытым в полу под мономолекулярной пленкой отверстиям. Некоторые из них вели на нижние ярусы комплекса, а некоторые — непонятно куда. Эти вертикальные тоннели также были волнистыми, словно их проплавлял в сыре истеричный раскаленный червяк, удирающий от налогового инспектора. Анализаторы отказывались выдавать мало-мальски разумную информацию, оценивая глубину вертикальных шахт в сотни парсеков или в десятые доли миллиметра. Причем эти данные могли относиться к одной и той же шахте. Назначение червоточин оставалось совершеннейшей загадкой.

Поначалу исследователи решили, что создатели комплекса походили на пресмыкающихся и передвигались наподобие земных змей, но тогда логичней было бы делать переходы между ярусами наклонными, а не вертикальными. Потом оказалось, что «змеи» вполне двуноги и прямоходящи. По-видимому, именно их выродившиеся потомки обитали в предгорьях поблизости от комплекса. В «червоточинах» исчез уже не один десяток автоматических зондов, а также несколько неудачливых сталкеров. Собственно, как раз исчезновение на глазах изумленных товарищей некоего Сэма Вронского и привело к открытию отверстий в полах подземных строений «цивилизации Предгорья», как ее называли научники.

Аккуратно ступая вдоль стены, я дошел до следующего поворота. Хвала богам, здесь «червоточины» были видны, если, конечно, знать, куда и как смотреть. В зеленоватом свете, исходившем из широких, примерно в три ладони, полос, идущих вдоль стен и по потолку, они казались чуть более темными, чем остальной пол.

Присев на корточки, я вытянул перед собой гибкий телескопический держатель с зеркальцем на конце. Устройство древнее, но куда более надежное, чем всяческие летающие видеокамеры с зачатками искусственного интеллекта. Вроде бы все чисто. Сунув руку за спину, нащупал прикрепленный к нижней части ранца контейнер и, отстегнув его, аккуратно поставил на пол.

— Ким, выпускаю «хорьков», готовься.

— Слышу тебя, система мониторинга готова, выпускай.

Я набрал на клавиатуре, встроенной в верхнюю часть контейнера, последовательность команд, активирующих «Управляемые Автономные Датчики Системы Анализа», они же «хорьки», и откинул крышку. Десяток тонких матово-черных пластиковых тел вынырнули из контейнера и тут же порскнули вперед и в стороны, веером расходясь вдоль неисследованного отрезка коридора.

Я остался сидеть, ожидая, когда Ким и Платформа обработают первую порцию данных и скажут, стоит ли мне соваться дальше. Без симбота было очень неуютно, но он остался на верхнем ярусе, дальше пришлось шагать на своих двоих: коридоры резко сужались, и протиснуться сквозь «бутылочные горлышки» в «Гоплите» было совершенно нереально. О чем я с тоской и сообщил Платформе, оставшемуся вместе с Кимом в нашем передвижном центре координации, по совместительству — походном доме и системе огневой защиты. В далеком светлом прошлом — передвижной командный пункт штурмовой пехоты. Как он сюда попал, ума не приложу, но Платформа его углядел и купил «про запас». Было это лет за семь до моего появления на Перекрестке, и все эти годы служила машинка верой и правдой.

Фрэд же пребывал в охранении и неспешно фланировал на подступах к лагерю нашей экспедиции. А вот я сидел на корточках и тосковал. «Гоплит», конечно, стоял не просто так, а в режиме активного сканирования окружающего пространства, и, случись какая гадость, я бы узнал об этом первым. Но все равно, куда приятнее смотреть на неисследованный мир через визор боевого шлема, когда с левой стороны успокаивающе переливаются зеленым данные комплекса наблюдения, а в ушах привычно шелестит статика общего канала связи, прерываемая сдержанным покашливанием Фрэда и сопением Платформы. Общий канал, конечно, никуда не делся, черная капля наушника в ухе, тоненькая дужка микрофона подходит к губам, но визора не хватало.

— «Хорьки» говорят, все чисто. Они дошли до конца прямого отрезка, дальше перекресток, хорьки разделились, большую часть я отправил налево, оттуда вроде перспективные такие циферки идут. В той стороне двери, а за ними достаточно обширные помещения. А вот справа — две или три червоточины. И не простые, а сумасшедшие.

— Тебя понял, иду за «хорьками» налево. Там пол чистый, так?

— Да, порядок.

Так, значит, направо без необходимости соваться не будем. Сумасшедшие червоточины — это как раз те, от которых сходят с ума датчики. И выведут они… неизвестно куда, но с практической точки зрения — в никуда.

— Ким, что с движением? — решил перестраховаться я. Уж больно тихо было вокруг, и это мне смутно не нравилось.

— Ничего внештатного. Ни с верхних уровней, ни от «хорьков».

— Ясно. Начинаю движение.

— Принято.

Я двинулся вдоль правой стенки коридора — неторопливо, мягко ставя ноги с пятки на носок, распределяя вес тела так, чтобы иметь возможность оттолкнуться и левой, и правой ногой, если возникнет необходимость срочно сматываться. Хотя вроде червоточины не имели манеры блуждать, постороннего движения тоже не было…

Я резко прыгнул вверх, одновременно активируя гелевые липучки в перчатках, наколенниках и носках сапог.

По коридору шел анубис.

К счастью, потолок тоже был волнистым, весь в натеках и сталактитах, порой в человеческий рост. На одном из таких выступов мне и удалось закрепиться, причем я успел перевернуться головой вниз и теперь внимательно наблюдал за приближающейся тварью, представляя, как буду вынимать душу из Кима, когда вернусь. В который раз уже убеждаюсь, что тяжелая паранойя и разумная осторожность — суть одно и то же. Вернусь и буду вбивать это понятие Киму в голову. И остальные части тела.

Анубис напоминал помесь богомола с волком. Ростом в два с лишним метра. Покрытое чем-то вроде хитина тело заканчивалось сидящей на мощной шее головой с вытянутыми челюстями, совершенно волчьим влажным носом и внимательными черными глазами. Уши у твари тоже были не то волчьи, не то собачьи, поросшие густым седоватым волосом. Они чутко подрагивали, но почесать песика за ушком желания почему-то не возникало.

Но откуда же он мог тут взяться? Да еще и со стороны того коридора, по которому только что прошлись «хорьки». Для чего, кстати, и были запущены — стационарные датчики танка, которыми оперировал Ким, отсюда, с нижних уровней, давали только самую общую картинку, мешала толща камня и странный, похожий на желтоватую слюду материал, из которого создатели комплекса делали перекрытия и облицовочные панели помещений. Не могли же они все разом прохлопать появление анубиса.

Однако — вот он, уверенно топает, цокая когтистыми лапами, в передних конечностях помесь копья и широкого ножа — лезвие, наверняка сделано из металлической полосы, отодранной от какой-нибудь аппаратуры в этом здании. Или в другом таком же. Коричневый собачий нос чутко подрагивает, и я замираю. Даже не дышу. Вроде бы анубисы не отличаются тонким обонянием, но кто его знает, как оно на самом деле. Общение людей с ними сводилось к отражению внезапных нападений, когда десяток-другой шипящих псиглавцев налетал, словно из ниоткуда, ловко орудуя этими своими копьемечами, и откатывались, оставив нескольких убитых и искореженное, порубленное оборудование поисковых партий, а частенько и раненых сталкеров. Или погибших — лезвия копьемечей были остроты необыкновенной и проникали в самые крохотные щели, перерубая провода и шланги симботов. Несколько раз анубисы заставали врасплох экспедиции во время привалов, когда люди покидали симботы. Выживших не было.

Правда, один на один человек с псиглавым богомолом справиться мог. Вот только, насколько я знал, анубисы никогда не нападали в одиночку. Именно поэтому я висел под потолком вниз головой и не шевелился. Если тварь одна, я подожду, когда она отойдет подальше, и направлю за ней пару «хорьков», управляя ими в ручном режиме. А вот если вслед за этим молодцем последуют другие бравые ребята…

Я попытался вспомнить, на сколько часов непрерывной работы рассчитаны «липучки».

Тем временем анубис остановился точно подо мной и смешно задергал головой. Я напрягся и приготовился отклеиваться. Если упаду как надо, то смогу захватить шею псиглавца и резко дернуть назад. Должно сработать.

Все упиралось в один маленький вопрос — один ли он?

Анубис сделал пару шагов в сторону, подпрыгнул, насекомо выворачивая ноги, и пропал в одной из червоточин.

Только сейчас я понял, что все это время канал связи был открыт и в любой момент меня могли вызвать. Как обстоит у аборигенов дело со слухом, я не знал.

Повисев еще пару минут в полной тишине, я откашлялся и хрипло осведомился:

— Ким? Ты там ничего необычного сейчас не видел?

В наушнике прозвучал низкий, хрипловатый голос Платформы:

— Видели. Потому и молчали. Он появился из ниоткуда.

— Из коридора он появился, — злобно прошептал я, отклеивая ножные липучки. — Теперь-то что с движением?

— Ничего. Только ты и «хорьки». Откуда этот чертов собакоголовый появился — ума не приложу.

— Понятия не имею. Но знаю, куда он делся — спрыгнул в червоточину.

Платформа присвистнул:

— Однако. Интересно, он соображал, что делает?

— Я не специалист по анубисам, но мне показалось, что понимает. — Вытащив портативный метатель, я осторожно приближался к перекрестку.

Присев, резко подался вперед, выглядывая в коридор, отпрянул. Вроде никого. Пошел дальше вдоль стеночки, поглядывая на миниатюрный экран, встроенный в часы, на котором отображалась часть информации, передаваемой «хорьками».

Теперь приходилось делать усилие, чтобы не вздрагивать от каждого шороха. А их хватало. Работала система вентиляции, с перебоями, вздохами и скрипами, но работала. Запас прочности у здешней техники был просто невероятный. Скользили по полу «хорьки», которых я позвал назад и настроил на патрулирование ближайших окрестностей. Потрескивали разряды в наушнике.

Откуда же взялся анубис?

Так, потихоньку, я добрался до ближайшей двери — овального углубления в зеленоватой стене. На уровне в половину человеческого роста точно по центру двери — три углубления. Я вложил в них пальцы и легонько толкнул. Помедлив, дверь уехала вбок и вверх, открывая проход в полный янтарного, стелющегося по полу тумана зал.

Я осмотрелся и, довольно улыбаясь, вызвал Платформу:

— Сергей, готовь контейнеры. Будем грузить!

* * *

Воздух в пассажирском отсеке «Толстого Эрвина» был свеж, прохладен и пах сцинийскими лимонами. Я блаженно вытянулся на сиденье, положив ноги на прозрачный контейнер с упакованными в изолирующую пену витыми колбами, которые мы весь день вытаскивали на поверхность. Не только их, конечно, но именно колб оказалось на удивление много, и Платформа уже потирал руки, подсчитывая, сколько мы выручим за них на «игле».

Колбы эти являлись чем-то вроде аккумуляторов, но назначение их оставалось не совсем понятным. Насколько я смог уразуметь из объяснений Кима и статей, которые он мне подсунул, витые колбы из золотистого материала, напоминающего стекло, были доверху полны не только энергией, но и штукой, которую умные люди называли «пространственно-временной континуум, соответствующий моменту смены состояния энергии». На практике это означало почти вечные батареи. Исследователи Перекрестка считали, что установки, работающие на таких вот колбах, служили для синхронизации различных частей Перекрестка во время его перемещений во Вселенной. Учитывая, что для «вечных» батарей существовала система зарядки, энергии на это тратилось столько, что лично мое воображение отказывало.

— Слушай, а ведь это не стандартный комплекс анубисов. — Сидевший напротив Ким перекинул тонкую черную сигару из одного угла рта в другой и выпустил тонкую струйку дыма.

— Да я уж понял. Еще как первые ярусы прошел. Две молельни, жилые отсеки, где обитали явно не рядовые граждане, лаборатории, да еще и энергоблоки с зарядной станцией.

— Причем неповрежденной станцией, — многозначительно поднял палец Сергей.

— Да, это, конечно, удача.

Нам действительно повезло. Большинство исследованных построек псиглавцев были типовыми комплексами, разбросанными по плоскости в полном беспорядке. Во всяком случае, исследователи никакой системы в их размещении не обнаружили. И почти все они оказались сильно поврежденными, причем, похоже, в результате применения энергетического оружия, или разграбленными. В нескольких комплексах грабили не люди. А вот кто — ответа не было.

Но везде находили энергетические колбы, что дало некоторым исследователям возможность объявить анубисов создателями и навигаторами Перекрестка. Тут же выступили другие, заявившие, что это была специализированная раса, обслуживавшая исключительно энергетические установки, и их вообще нельзя называть разумными существами — это нечто вроде рабочих муравьев.

Сталкеры слушали всех и молча таскали из построек колбы, а также все остальное, что можно было утащить и более или менее законно продать. То, что легально продать было нельзя, тащили втихомолку, устраивая схроны там, откуда добычу можно было легко переправить наверх.

На этот комплекс, упрятанный в толщу скалы, нас навел старый сталкер Бен Гризли Дейсон, улетавший с Перекрестка по причине почтенного возраста и солидного счета в надежном банке одной из богатейших фермерских планет. Он сидел в баре купола Гагарин и жизнерадостно напивался. Не теряя, однако, зоркости взгляда и ясности мысли. А потому, завидев Платформу и меня с Папенькой, призывно замахал руками.

— Знает, старый черт, что если надерется, то мы его до дому дотащим, — пробурчал папенька Фрэд, расплываясь в улыбке.

Гризли был человеком приятным, хотя и шебутным, постоянно влипавшим в мелкие передряги и неприятности. Что не помешало ему сколотить капиталец, обеспечивший безбедное существование.

И пирушка началась.

К полуночи я обнаружил, что сижу, склонившись над столом, а Гризли обнимает меня и Платформу за шеи и горячо шепчет:

— Вы хорошие парни. Вот вы — ха-арошие. Вы ув-важаете старика Гризли! И старик Гризли вас уважает! Я вам вот что скажу — я вас люблю. И карту дам. Там эти — с собачьими головами. И комплекс ихний. Он в горе. Я его сам видел и на карту свою нанес. Мы тогда с Петром Загребой на перевал шли, а я в патруле был, вокруг каравана шел. И вход туда за-ме-тил! Но Петру не сказал! Козел он был, Петр. А потом как-то не получалось все туда добраться.

И Гризли действительно скинул на коммуникационный браслет Сергея кроки предгорий с обозначенными подходами к комплексу.

— Вот интересно все же, что это такое? — Ким крутил в руках «шахматы-исчезайки», решетчатый куб с диагональю граней в 23,67 сантиметра. Внутри куба было множество маленьких платформ, соединенных тонкими проволочными переходами. Некоторые же платформы просто висели в воздухе. Безо всякой видимой опоры. На площадках стояли искусно вырезанные из любимого анубисами зеленоватого материала фигурки, изображающие каких-то невиданных существ. Существ разумных, потому что в верхних конечностях они держали различные предметы и были весьма разнообразно одеты. Ученые до хрипоты спорили, были это божества псиглавцев или что-то другое. Куда интереснее то, что творилось с фигурками. Их можно было двигать с площадки на площадку. На одних с ними ничего не происходило, на других фигурки трансформировались, на третьих — просто пропадали. Исчезали. Растворялись.

И снова появлялись на исходных позициях ровно через 1 час 37 минут.

Это сводило с ума.

Или успокаивало.

Кима успокаивало. Поэтому он задумчиво двигал пальцем одну из фигурок, изображающую нечто толстопузое, козлоногое и с головой в виде клубка лиан.

— Шахматы, — сказал я, — или пульт управления.

— И чем же оно, извините, управляет? — Ким был томен и вальяжен. Он тоже мысленно считал деньги.

— А черт его знает, — пожал я плечами, — чем угодно. Может, запуском межгалактических ракет, которые должны уничтожить всю разумную жизнь в радиусе миллиона парсеков.

В этот момент в левый борт танка врезался обломок скалы размером с походный гермокупол на четверых.

Об этом мне услужливо сообщил тактический дисплей оружейной башни, в которую я стремительно влетел, подгоняемый ревом Фрэда по общему каналу связи. Одним движением я натянул дыхательную маску, которая так и болталась на шее, и откинул люк, перекрывавший доступ в пулеметное гнездо.

Вообще-то, здесь должна была находиться полноценная башня с автоматической системой ведения залпового огня, но систему демонтировали, а саму башню наполовину срезали, оставив лишь вращающуюся платформу, защищенную остатками брони. Ким, как мог, укрепил ее, нарастив высоту брони, а недавно над ней поработали и мы с Фрэдом. В процессе работы я еще раз убедился, что Папенька знает об армейских системах вооружения куда больше, чем простой парковый рейнджер.

— На двенадцать часов! Мартин, на двенадцать смотри! — проорал в наушник Фрэд и тут же заработал его «Василиск».

Возле входа в комплекс поднялась пыль, в воздух полетели осколки камня, щепа и ошметки коричневатой плоти. Все это я уловил краем глаза, разворачивая турель сдвоенных скорострельных метателей на двенадцать часов, как и говорил Папенька. Откуда они взялись?!

Возле черного зева открывшегося в скале входа в пещеру десяток псиглавцев возились со странного вида установкой высотой метра в три, а еще десятка три их соплеменников, разевая пасти в беззвучном вопле, неслись к танку.

Я поймал в прицел тех, что приплясывали возле конструкции, состоявшей из полос серебристого металла, пружин и прочих деталей явно технологического происхождения, и нажал гашетку. Метатель деловито зашипел, выпуская поток разделяющихся снарядов в двадцать сантиметров длиной, собакоголовых разорвало на куски, аппарат опрокинулся набок, из ставшего теперь видимым ковша выкатился круглый предмет и покатился под уклон. Я перенес огонь на передние ряды нападавших, по пути выпустив короткую очередь и в круглую хреновину. Лопнув, она расплескала по сторонам брызги густой полупрозрачной жидкости. Часть попала на собакоголовых. Результат заставил меня зябко передернуть плечами — жидкость стремительно разъедала тела, несчастные падали, корчась от боли, выгибались, раздирая когтями края ран… Я не прекращал огня, пока не убедился, что последний раненый затих.

Сзади по броне загрохотали стальпластовые подошвы Фрэда. На меня упала тень его симбота, в наушнике раздалось:

— Двигаем, двигаем отсюда!

— Так тебя и ждали! — откликнулся Платформа, и танк прыгнул вперед.

Мы неслись вниз по склону, я изо всех сил держался за рычаги метателя, радуясь, что успел полностью закрепиться в кресле стрелка. Иначе я давно бы уже перелетел через ограждение стрелковой ячейки и остался лежать, наблюдая, как стремительно удаляется задница танка.

Несколько наиболее упорных анубисов рванули за нами в погоню, и я выпустил по ним короткую очередь. Один из преследователей разлетелся фонтаном лимфы и внутренностей, и остальные тут же сбавили темп.

Я собрался облегченно выдохнуть, когда заметил, что над верхушками низеньких перекрученных деревьев подрагивает прозрачное марево, в котором простреливают вдруг короткие радужные вспышки. Я уже открыл рот, чтобы предупредить сидевшего за рычагами Платформу, и в этот момент мы влетели в полный этого марева лесок.

* * *

Леса не было. Не было извилистой колеи, выбитой траками нашего танка в каменистой почве горного склона, за который цеплялись синеватыми, похожими на узловатые старческие руки корнями местные деревья. Мы парили над уходящей вниз гладкой плоскостью. Левее поднималась к вершине горы гигантская лестница, со ступенями, предназначенными для гигантов. На каждой ступени виднелись небольшие изящные павильоны, покрытые причудливой резьбой. Над их крышами колыхались на гибких шестах сооружения, напоминающие сплетенные из гибких прутьев шары. Они испускали слабое желтоватое сияние и время от времени те самые радужные разряды, которые я и заметил. А между павильонами и над ними плавали в воздухе платформы из полупрозрачного голубого вещества. На них стояли или сидели псиглавцы, но как же разительно они отличались от тех, которых мы оставили у входа в комплекс! Обитатели этого миража двигались с величавой грацией, легкими прикосновениями к вырастающим из платформ грибовидным наростам меняя направление движения своего странного транспорта.

Я попытался перевести взгляд — каждое движение давалось с трудом, я будто плыл в густом прозрачном желе. Не было заросшей густой желтой травой равнины. Отполированные ступени склона переходили в гигантское копье полупрозрачной полосы, рассекавшей застроенную причудливыми строениями местность. Здания вызывали ощущение жутковатой чужеродности, у меня от их вида попросту подступала к горлу тошнота, хотя, если присмотреться к каждому из них в отдельности, они казались даже красивыми. В глубине полосы двигались огромные смутные тени, а по ее поверхности неслись похожие на капли ртути аппараты. Из наушника раздавалось что-то урчащее и тягучее. Словно я прислушивался к тому, как в густой грязи переваливается бесформенная туша, расплескивая вокруг маслянистую жижу.

Что-то щелкнуло.

Мы неслись по горному склону, за нами тянулся пыльный хвост, в котором затерялись фигурки преследователей, танк подпрыгнул — и мы вырвались в долину.

— Мартин, отвечай! — рычал в ухо мне Папенька.

— Все нормально, Фрэд, все нормально, — ответил я и сполз на дно «гнезда», отчаянно желая только одного — поскорее оказаться в куполе и закурить.

* * *

«Утро» выдалось «солнечным». Красноватый свет заливал купол, превращая людей и предметы в картину художника-импрессиониста, тени стали глубокими и резкими, а блики резали глаза. Это означало, что максимум через полтора-два часа, когда местное «солнце» поднимется чуть повыше, техники затенят купол и включат освещение, имитирующее свет настоящего Солнца. Иначе через некоторое время искусственная атмосфера прогреется до неприятных температур, а нервы населения купола, принадлежащего Ордену, начнут сдавать. Почему-то этот красный свет выводил из равновесия и новичков, и старожилов. По слухам, искусственным освещением в куполах не пользовались только биониты. Большинство сестер при этом обычно добавляло, что после этого становится понятно, отчего эти заносчивые придурки такие ненормальные. Анита не считала бионитов ни заносчивыми, ни придурками, и на то были свои причины, но в споры с подругами не вступала.

— Давай сначала, — вздохнула Анна-Беата.

Мариска покорно спрыгнула с ограждения тренировочной площадки и поплелась к старенькой «Гарпии», всем своим видом излучая уныние.

Сама Анита подобрала бы для горя-злосчастья что-нибудь попроще и понадежнее. Того же «Гоплита», которого доконать слабо даже самому бездарному новичку. «Гарпия», скоростная, подвижная, вооруженная двумя скорострельными «револьверами», была истинной леди и требовала особого обращения, не прощая ошибок и неподобающего отношения. И на неприязнь отвечая неприязнью, что бы там ни говорили о глупости персонифицирования железа. Но сестра Луиза была непреклонна — бери, что дают, и учи, на чем есть. Руководству виднее.

Пришлось брать и учить. Что ничегошеньки хорошего из этого не выйдет, стало ясно сразу. А если и выйдет — то очень не скоро. Девчонка была на удивление зажатой, так что для начала им пришлось много бегать, прыгать, подтягиваться и отжиматься. После того, конечно, как ее откормили и как следует накачали витаминами и восстановительными препаратами. Сестра Анна чувствовала себя полной идиоткой, наматывая круги по периметру купола вместе с ученицей, а завистливые взгляды товарок расценивала как изощренное издевательство.

Кое-какая надежда на положительные результаты обучения все же была: Мариска умела танцевать. Она даже в бордель-то попала, купившись на рассчитанное как раз на вот таких вот малолетних идиоток объявление о наборе «в кордебалет всемирно известного шоу». Это же насколько наивной надо было быть, чтобы повестись на тысячелетней древности замануху…

Музыка и умение ее чувствовать играли немалую роль в жизни тех обитателей Гагарина, которые работали на плоскостях. И дело даже не в отточенности движений или гибкости суставов. Чувствуя ритм, чувствуя звук, можно было почувствовать и саму плоскость — и тогда сталкер избегал ловушек и опасностей интуитивно, зачастую даже не задумываясь о том, куда и зачем он ступает. Ходили легенды о людях, которые внезапно, одержимые только им одним видимой гармонией и только им слышимым ритмом, решались станцевать с Перекрестком — и, не получив ни царапины, проходили опасные участки, на которых погибли товарищи. Легенды имели популярность. Возможно, потому, что о тех, кому танец не удался, легенд уже не слагали. В большинстве случаев интуиция — интуицией, а думать, куда прешь и куда ногу ставишь — совсем не лишнее.

Но доля истины во всей этой мифологии все же была. И Анита это знала точно.

Чувствовать ритм Мариска могла. Двигаться — тоже. Когда Анита принесла ей тренировочные «гайки», предназначенные для привыкания к настоящим кольцам, та освоилась с ними моментально. Но при виде симбота девчонка впадала в ступор. Это стало заметно еще тогда, когда наставница показывала ей собственную полупрепарированную шкуру, объясняя ее устройство. При виде «вскрытой» грудной клетки, с которой временно были сняты все внешние покровы, у Мариски в глазах заплескалось что-то похожее на ужас вперемешку с брезгливостью. «Гарпия» в сборе выглядела не так пугающе, но, похоже, не для Мариски. В симбот девчонка каждый раз забиралась так, будто боялась, что он ее сожрет и переварит.

— Вот будешь так копаться на плоскости, — вслух пояснила Анита, — и останутся от тебя только рожки да ножки. И то — не факт.

Угроза ушла «в молоко». Естественно, пока речь не могла идти даже о развлекательной прогулке вокруг купола. Как говорится, держась за стеночку. Не то что о Флип-Каньоне, где сейчас активно работали остальные сестры. И, кажется, Мариска это прекрасно понимала. «Бедная затюканная деточка» оказалась хитрой, как лисец.

Наконец с грехом пополам управляющие элементы были пристегнуты, шлем опущен, пленка забрала раскатана почти без задержки, композит грудной пластины растекся и застыл, и «Гарпия», ковыляя, как пьяница, сделала несколько шагов по площадке. Опять.

— Детка, — вздохнула наставница, — что у тебя с ногами? Ты ударилась о тумбочку? Упала с лестницы?

— Н-нет! — В голосе девчонки слышались самые настоящие слезы. Или ненастоящие? Проклятье! Анна-Беата была младшей в семье и потому понятия не имела, как надо возиться с малышней. Ни малейшего. Похоже, деликатной и тактичной воспитательницы из нее не получалось.

— Тогда в чем дело?

— Он тяжелый…

Этот ответ, услышанный далеко не в первый раз, неизменно ставил Аниту в тупик. Какая разница, сколько весит симбот? Никто же не предлагает соплячке таскать его на горбу. Сама она затруднилась бы припомнить, почему ее никогда не угнетала масса надетого на нее железа.

— Мариска, это же не ты ее несешь. Это она тебе несет. А ты ей только указываешь, куда и как быстро.

Грустное сопение в капле наушника дало понять, что объяснение впрок не пошло.

Три месяца. Три месяца — псу под хвост. Да в гробу она видала такие «повышения», эдак можно одуреть с тоски. За все время только на две недели Луиза соизволила отпустить подчиненную на плоскость, взявшись присмотреть за Мариской самостоятельно. И то, за эти две недели девчонка ухитрилась напрочь забыть все, чему научилась. Или прикидывалась, что вероятнее. Наверное, у нее здоровое подсознание — если вдуматься, никто в обитаемой Вселенной в здравом уме и трезвой памяти не станет стремиться на плоскость. Может, в этом и причина отсутствия каких-либо успехов в учебе.

— Если ты сегодня пройдешь наконец эту проклятую полосу за положенное время — вечером я возьму тебя в город, — пообещала Анита горю-злосчастью и отвернулась.

В городе с тех пор Мариска была ровно один раз: как только ее выпустили из медицинского отсека, Анита натянула на подопечную форменный комбез и протащила ее по всем злачным местам. Чтобы даже последняя собака, если в Гагарине вдруг объявится такое четвероногое, была в курсе: эта девочка — «младшая сестренка» Анны-Беаты Брель. Со всеми вытекающими последствиями.

И как бы тяжко ни вздыхала ученица, как ни хлопала глазками — брать ее с собой в дальнейшем Анита категорически отказывалась. Не столько из соображений безопасности, сколько для того, чтобы самой спокойно отдохнуть и заняться хоть чем-то, кроме неусыпного надзора за младшей.

За спиной послышался лязг. «Если она опять упала — я не буду ее вытаскивать из шкуры. Пусть встает и вылезает сама». Лязг сменился тихим, ровным гудением приводов. Анита обернулась. Старенькая «Гарпия» легко, неровными дергаными движениями брела к полосе препятствий. В наушнике раздавалось тяжкое сопение Мариски. Анита так и видела напряженное перекошенное лицо девчонки, напрягавшейся с каждым шагом.

«Паршивка», — грустно подумала сестра Анна.

* * *

Я сидел, удобно привалившись спиной к теплой стене, и, полуприкрыв глаза, наблюдал за тем, как Анита, плохо пытаясь скрыть отчаянье, в пятнадцатый раз объясняет Мариске, как выполняют в симботе «кенгуру».

Или в шестнадцатый?

Нас этому обучали во время одного из первых занятий в военном училище, и я поймал себя на том, что кривовато улыбаюсь, вспоминая багрового от натуги инструктора, метавшегося между ковыляющими, судорожно машущими конечностями тренировочными симботами. М-да… было весело.

Приемник в ухе тихо шипел, звук я уменьшил до минимума, поэтому сдавленное рычание Аниты воспринималось как едва слышное змеиное шипение.

— Мариска, зачем! Зачем ты с такой силой машешь ногами! Ты ходить умеешь?!

— Но он же тяжелый! Он давит!

— Да что там может давить?! Просто шагни вперед, у тебя же получалось! И слегка толкнись двумя ногами.

Тяжелый грохот и сдавленное мяуканье в наушнике.

Кажется, я задремал.

Тренировочная «Гарпия» распласталась на полу.

Анита, продолжая шипеть, уже вспрыгнула на спину симбота и сейчас возилась с креплением аварийного извлечения оператора. Откинула заднюю панель, запустила руку внутрь и извлекла на свет божий, то есть в полумрак ангара, рыдающую Мариску.

— Я не могу! Я не понимаю. Анита, ну зачем ты все это делаешь! Ну я же никогда не смогу так, как ты. Оставьте меня на базе, давай я на кухне буду или в комнатах убирать!

— Кухня у нас автоматическая. В комнатах каждая убирает сама — когда и как захочет, — сложив руки на груди, отрезала Анита. — Еще предложения будут? Или все-таки будем работать?

Я сидел молча и совершенно неподвижно. Кажется, и наставница, и воспитанница совершенно обо мне забыли. Меня это вполне устраивало, поскольку я абсолютно беззастенчиво разглядывал Аниту.

Она мне понравилась сразу. Крепкая, быстрая в движениях, ладная. При этом изящная и даже не осознающая этого.

Мне нравилось на нее смотреть, особенно когда она не знала об этом. Правда, чутье у Аниты было потрясающим — она моментально ощущала взгляд постороннего человека, малейшее движение в свою сторону.

Но сейчас она была полностью занята своей воспитанницей, и я смотрел, как она сердито сдувает со лба непослушную прядь темных волос, поправляет комбинезон, резко ставит Мариску на ноги.

Интересно, как это у нее сохраняется такой вот приятный смугловатый оттенок кожи? Не похоже, что она ходит в солярий, оттенок не тот. От солярия получается грубоватый — и бездельный какой-то. У Аниты же он был совершенно естественным.

А ведь больше трех месяцев прошло с того момента, как я увидел ее впервые. И мне так и не надоело ее рассматривать.

Увы, случай выдавался куда реже, чем мне хотелось, но база Сестер находилась за пределами купола Гагарин, да и нас с Фрэдом с первых дней закрутило так, что только успевай поворачиваться.

Тут помогал Папенька. При каждом удобном случае он старался повидать дочку. Та фыркала, говорила, что она вполне способна о себе позаботиться, но улыбалась при этом так, что и Папенька и я — оба расплывались в ответных улыбках.

Хотя Анитина адресовалась исключительно Фрэду.

На меня она смотрела с легким подозрением, и я ее не винил. Я бы и сам так на себя смотрел.

Так прошел месяц.

А потом Анита стала обучать девчонку-найденыша. Дело шло туго. Я это понял, как только увидел Аниту в очередной раз. Была у нее милая манера — если она нервничала, то сразу же начинала слегка прикусывать нижнюю губу. В тот раз она ее искусала едва не до крови. И с тех пор положение дел если и улучшилось, то ненамного.

— Что, никак? — поинтересовался я, незаметно кивая в сторону Мариски, пытавшейся совладать с эластичными ремнями фиксаторов «Гарпии».

— Не то слово. У нее словно блок какой-то стоит. Не может освоить элементарные вещи. Или не хочет.

И это действительно было так. Мариска не могла спокойно пройти и двадцати метров. Стоило ей попасть в симбот, как она начинала тяжело дышать, пульс подскакивал, девчонка потела и впадала в панику. Лишь месяц спустя она перестала поскуливать, когда делала несколько неуверенных шагов в симботе.

Первый же выход за пределы купола, по словам Аниты, едва не обернулся катастрофой — Мариска тяжело задышала, а выведенные на лицевую панель Анитиного шлема данные о пульсе, давлении и прочих показателях подопечной стремительно улетели в красную зону. Симбот Мариски развернуло так, что взвыли сервоприводы, «Гарпия» совершила нелепый кульбит и рухнула. Анита оказалась рядом в два прыжка. Она говорила, что не помнит, как ей удалось доставить девчонку обратно в купол.

Я смотрел, как выбирается из симбота перепуганная Мариска, как, умело скрывая раздражение, успокаивает ее Анита, и думал, что все же у нее, Аниты, талант наставника от Бога. Неважно, от какого, но он есть.

Так почему нет ни малейших сдвигов?

И тут я поймал взгляд Мариски.

Оп-па… а ведь я уже видел похожий взгляд. Такой же рыщущий, встревоженный и вместе с тем обращенный в себя.

Высадка на Фомальгусте IV. Серое в ядовито-розовых прожилках небо, осклизлые на вид облака, низко нависшие над осыпающимися, крошащимися холмами.

Отделение идет «гвардейским уступом», те, кто движется в задней шеренге, периодически взлетают, образуя верхний уровень клина, все на взводе — разведка доложила о возможном нахождении противника в этом районе.

Больше всех дергаюсь я — это третий мой боевой выход со взводом, но те два были простым сопровождением колонн. Сейчас — дело другое. Взгляд мечется — пытаюсь держать в поле зрения данные тактического дисплея и показания симботов моих десантников одновременно. У капрала Ромеро показатели давления и пульса прыгают в красную зону. Связываюсь с ним по закрытому каналу:

— Ромеро, что с вами?

— Командир, мне не по себе. Что-то нехорошее рядом!

Ромеро-новичок, боевого опыта еще меньше, чем у меня. В наушнике потрескивает, но все перекрывает тяжелое дыхание десантника. Я не могу отвлекаться на каждого паникера и командую ему сместиться в центр группы.

Идем дальше. С орбиты сообщают, что активности ксеносов не наблюдается. Судя по всему, разведка что-то напутала. Но в этом районе находится перерабатывающая фабрика. Что она перерабатывает, нам не сообщают, а это уже значит, что дело нечисто. Значит, что-то серьезное на этом объекте и ксеноактивность тут ни к чему.

— Командир. Командир, что-то не так!

У Ромеро хватает ума не орать по общему каналу связи. Вообще он производит впечатление спокойного малого, поэтому его паника беспокоит меня еще сильнее.

Я вывожу на внутренний дисплей изображение с его микрокамеры. Лицо кажется слишком широким, щеки уплывают назад и за пределы картинки, но выражение разобрать можно. Капрал обливается потом, взгляд странный — напряженный, рыскающий, но такой, словно ищет он что-то внутри себя. Или видимое только ему одному.

— Ромеро, прекратить панику! Остановитесь, сделайте глубокий вдох. Сейчас я введу вам успокоительное.

Как у любого комвзвода, у меня есть доступ к встраиваемым медкомплексам симботов моих десантников. Большая часть функций доступна и им, но некоторые, вроде управления успокоительными препаратами и прочими наркотическими радостями — только мне. Я уже набираю команду на своем пульте, когда Ромеро буквально взвизгивает:

— Командир! Опасность!

Я до сих пор не знаю, почему не стал медлить, почему поверил ему. Я просто заорал по общему каналу:

— Тревога! Взвод — каре!

Ребята сработали на удивление слаженно, моментально образовав ощетинившийся дулами огневых комплексов квадрат.

И тут же ближайшие холмы взорвались, выбрасывая к низким тучам облака грязного песка. Из провалов к нам устремились, нелепо, но удивительно быстро перебирая кривыми, покрытыми полупрозрачными наростами ногами боевые биомашины ксеносов. На их спинах уже лопались пузыри «поганок», из них вываливались гибкие упругие стебли метровой толщины, на концах которых раскрывались шляпки, усеянные сочащимися лиловой слизью отверстиями.

Не дожидаясь команды, взвод открыл огонь…

В тот раз мы выжили.

По возвращению на базу я отволок Ромеро в корабельный кабак и напоил до бесчувствия. Уже будучи на полпути к «свинье на радуге», он промычал что-то о том, что ему всегда не по себе, если вокруг что-то не так. И он со временем стал различать — когда сильно не так, а когда просто что-то рядом происходит, но его не касается.

Я в шутку спросил, и давно ли он такой ясновидящий, и Ромеро, глядя мимо меня мутными глазами, отрапортовал:

— А вот как хер стоять начал, так и… — и смачно рыгнул.

— Анита, дай ты ей самой разобраться с фиксаторами! — крикнул я и поманил Фрэдово чадо рукой. Она отмахнулась, и я позвал еще раз: — Да подойди же ты, дело есть!

Поднявшись на ноги, я подошел к верстаку, на котором лежали разложенные детали головной части моего симбота. Вроде все в порядке, но все равно диагностику провести стоит.

— Что тебе, Мартин? Честно, я сейчас и так на взводе…

— Остынь. Я вот тут что припомнил, — прервал я Аниту. И выложил ей всю историю с Ромеро.

Опустив, естественно, подробности и слегка изменив место и время действия.

Анита снова прикусила нижнюю губу:

— Значит, говоришь, почувствовал, что что-то не так, а сформулировать не мог?

— Абсолютно точно, — подтвердил я.

— А вот это уже интересно, спасибо — она хлопнула меня по плечу и зашагала к подопечной. — Мариска, а давай мы с тобой попробуем вот что…

* * *

Мартин оказался кругом прав. Интересный тип этот Мартин, откуда только такие берутся? И уж конечно, инженер-гидравлик из него — как из папы офис-менеджер. Да их с отцом рядом поставь — и хоть в рамку вставляй, с подписью: «Типовой образец бойцовой породы».

Охо-хо.

Ну ладно, Мартин был прав. Но сама-то она куда смотрела? И чем думала?

Анита почесала в затылке и хмыкнула, глядя, как совершенно счастливая воспитанница кувыркается по ангару. В симботе.

Анне-Беате Брель исполнилось тринадцать, когда на нее внезапно стали накатывать приступы. Точно такие же, как тот, о котором рассказал подозрительный Мартин. Точно такие же, как у Мариски. С одним отличием: что паникует она не на ровном месте, выяснилось очень быстро. Потому что, если Стэйси, невзирая на сопротивление сестры, упорно тащила ее гулять, обе неизменно возвращались домой, куда бы их ни заносило. Если, конечно, их не начинали раньше разыскивать паникующие родители. Проще говоря, Анита всегда знала, что идет не туда. Или не так. С тех пор как она эта поняла, Анна-Беата всегда находила точную дорогу до цели. Что на Перекрестке было попросту бесценно. Небесные Сестры восприняли ее дар как должное. И помогли развить — старшие ордена знали о таких аномалиях побольше Мартина, кем бы он ни был в прошлой жизни, и умели с этим работать.

Там, где прошла она с группой, однажды заблудилась даже партия бионитов, а уж эти-то, казалось бы, ориентировались на плоскостях, как родные. Когда чертыхающиеся и фыркающие сестры, поймав чужой сигнал, вернулись за ними, заносчивые «природники», бросая на сестру Анну уважительные взгляды, беспрекословно повиновались ее командам. И потом долго зазывали ее в гости, что категорически не вязалось с их обычным поведением: Небесных Сестер они на дух не переносили.

Сестра Луиза тоже была права, привешивая к Аните горе-злосчастье. Только какого же черта она сразу ничего не сказала? Проверяла, что ли? «Давно не ученица», говорите, да?

— Мариска, хватит вертеться, выгружайся и ступай сюда. Будем проводить диагностику — завтра пойдешь со мной в Кларк сама. Хватит уже вездеход зря гонять.

Вместо ожидаемого испуганного писка в наушнике раздался восторженный вопль. Иногда Аните казалось, что Мариска неравнодушна ко всей команде Платформы разом — ну а к кому, скажите на милость, они могли попереться в Кларк?

— Сунешься туда без спроса и без меня — уши оборву, — подвела итог наставница.

Глава 6 КОСМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ОКОЛО ПЕРЕКРЕСТКА

Капитан Генриетта Шеппард была одним из лучших навигаторов, действующих в пространстве не только Федерации, но и Империи. А еще она гениально управляла малотоннажными судами.

Генриетта искренне считала, что ее услуги стоят дорого. Увы, сначала Военный флот Федерации, а затем компания «Объединенные перевозки» сочли запросы Генриетты несколько завышенными. Капитан Шеппард была с ними категорически не согласна. Поэтому ее военная карьера закончилась обвинением в контрабанде и увольнением. Пожалуй, дело дошло бы и до трибунала, но Генриетта вовремя намекнула кому надо, что тогда ей придется назвать имена заказчиков специфического товара из Закрытых Миров, обнаруженного на корабле, где она служила навигатором.

Военная Фемида предпочла обойтись тихим увольнением со службы.

Генриетту даже не разжаловали. После этого ее карьера в коммерческом флоте была стремительной, но недолгой. «Объединенные перевозки» расширялись, компании требовались опытные навигаторы, а Шеппард была не только отличным специалистом в космоплавании, но и жестким, хватким администратором, внимательным к своим людям, и в результате получила свой корабль. Она стала отличным капитаном, пунктуальным, бережливым, неизменно внимательным к пассажирам, если те оказывались на борту ее небольшого корабля, по большей части перевозившего скоропортящиеся или особо ценные грузы. Словом, Генриетта Шеппард и ее команда использовались там, где требовались скорость и точность.

Однако капитан Шеппард не собиралась отказываться от своих дорогостоящих и не совсем законных привычек, вроде сонных камней с Баллазара или косметической ксеномодификации, запрещенной в большинстве миров Федерации. Платили ей хорошо, но недостаточно, чтобы удовлетворить растущие запросы.

Когда на корабле нашли три контейнера с эмбриональной тканью лемурийцев, никто особо не удивился. Обвинение почему-то предъявлено не было, но Генриетту все же уволили. Она лишь пожала плечами. Она не расстраивалась и не боялась. Уже несколько лет центр страха в ее мозгу был соединен с ксеномодом, трансформировавшим это чувство в нечто, определения чему в человеческих понятиях не существовало.

Генриетта просто ушла из офиса и пропала. Но не для всех. Те, кто уже пользовался ее услугами, узнали, что она купила небольшой, но быстроходный корабль и отогнала его на одну из безлюдных верфей Фронтира, из тех, что кажутся случайному человеку заброшенными и необитаемыми.

* * *

Генриетта и сама не понимала, чем вызван ее страх. В пассажире не было ничего угрожающего. Напротив, на первый взгляд он напоминал ученого. Не кабинетного, а из тех, что много времени проводят в экспедициях или на полевых испытаниях, причем на кислородных планетах. Ей не раз приходилось перевозить таких пассажиров еще во время работы на «Объединенных». Они с удовольствием флиртовали с симпатичным капитаном, увлеченно рассказывали о своей работе и были далеко не дураки выпить.

Этот вроде бы из той же породы.

Такое же обветренное сухое лицо, добродушный, чуть с прищуром взгляд, открытая милая улыбка. Та же любовь к простой удобной одежде.

Но Генриетта была бы плохим капитаном и не протянула бы долго в своем опасном бизнесе, если бы не научилась видеть, где настоящее лицо человека, а где маска. Ее пассажир носил маску. Причем мастерски — он не играл, он был этим милым, добродушным мужчиной в возрасте, когда уже нельзя сказать «мужчина средних лет», но до «пожилого человека» еще очень далеко. Лишь немногие могли догадаться, что это персонаж, совершенная в своей естественности говорящая кукла, в которой сидит, руководя и наблюдая, бесстрастный холодноглазый кукловод.

Генриетта знала, что такого мастерства добиться непросто. У некоторых есть врожденный талант, но его все равно надо шлифовать. Капитан Шеппард представляла, где именно и как происходит такая шлифовка, и именно поэтому ксеномоды не спасали от неприятной холодной дрожи, пробегавшей по ее тонкому серебристому телу, затянутому в прозрачный пластиковый комбинезон. Разумеется, она не позволяла прорваться наружу даже малейшим признакам своих эмоций, но самой себе приказала быть настороже. Особенно после того, как стала догадываться, что именно интересует ее пассажиров. Само по себе дело представлялось не слишком сложным; доставить пассажиров в район Перекрестка, обеспечить приземление шаттла на одну из плоскостей, а затем перейти в режим полного информационного молчания, в просторечии «сыграть в мертвую собаку», и ждать сигнала. Получив этот сигнал, следовало подобрать шаттл и доставить пассажиров с грузом в точку рандеву с кораблем компании, которая ее, собственно, и наняла через цепочку посредников. Стандартный для Шеппард рейс, она такие выполняла уже не раз и не два.

Генриетта не собиралась проявлять излишнюю любознательность и интересоваться, что именно собираются поднимать с плоскости, это ее совершенно не касалось. Все вышло совершенно случайно во время одного из тех совместных обедов, что Генриетта устраивала для пассажиров в маленькой кают-компании «Древа».

Как любой фанат ксеномодифицирования, Гениетта знала все легенды и безумные версии о Перекрестке, прекрасно разбиралась в вариациях «шахмат-исчезаек» и тысячах других артефактов, расходящихся с Перекрестка и сводящих с ума обитателей Империи и Федерации. Эти вещи манили и очаровывали, в них была глубина, многомерность нечеловеческих эмоций, дававшая пищу модифицированным чувствам капитана. С Перекрестка шли такие диковинные ксеномоды, что даже слухи о них заставляли трепетать Генриетту в экстазе предвкушения и страха, превращенного в волны холодного удовольствия. Перекресток был бездной, в которую можно было смотреть вечно.

Но некоторые вещи лучше было не трогать. Есть пороги, кои не стоит переступать.

И однажды ее пассажир в разговоре о следах цивилизаций на плоскостях обронил «селимовская цивилизация».

Генриетта увидела, как впервые за все время пути изменилось выражение его глаз. Что-то мелькнуло в их непроницаемой глубине. Едва заметная тень извращенного чувства. Словно прошел в нескольких парсеках отсюда мифический гиперпространственный левиафан, выдающий себя лишь искажениями гравитационных волн.

Мелькнул — и исчез. Никак не проявляя себя в трехмерности.

Но капитану Шеппард этого хватило.

Она не собиралась отказываться от контракта. Но решила твердо, что не будет ждать пассажира ни миллисекунду сверх оговоренного в контракте.

И после окончания контракта заляжет на дно.

Надолго.

* * *

— Мы идем в Армстронг! — Платформа бухнул на верстак боковую пластину «сапога» своего симбота и радостно потряс в воздухе толстым пальцем. — Мы будем культурно развлекаться, слушать сплетни и пить хороший виски! Мы вытолкнем тебя и Папеньку в круг и заставим танцевать!

Теперь он уже хохотал и нетерпеливо приплясывал.

— Там будут ставки. Бои и ставки! — Глаза Кима увлажнились, предвкушая райское наслаждение.

— Мужики, а что, собственно, происходит? — спросил я, несколько напрягаясь. Кажется, они это всерьез — про вытолкнуть в круг и бои.

— Большой симбот-фестиваль! — жизнерадостно заорал Платформа. — Собираемся, надеваем лучшее шмотье, разбиваем копилочки, и вперед!

Идти не хотелось категорически. Не идти было никак нельзя — это вызвало бы массу подозрений и ненужных вопросов. Проклятье, я как раз начал наслаждаться простой жизнью и неизвестностью. Даже Банев с Лурье, казалось, забыли обо мне. Я исправно слушал разговоры, живо интересовался сплетнями, слухами и легендами, даже словил пару ночей, полных высококачественных кошмаров, которые не могли мне привидеться раньше даже в наркотическом бреду. Теперь я был более или менее в курсе местной теневой экономики и незаконных забав этой плоскости. Но никаких следов повышенной активности, о которой меня предупреждали шефы, наверху так и не обнаружилось. Вполне возможно, это была их паранойя, что мне только на руку. Пусть себе развлекаются, а у нас намечается интересная экспедиция в дальние предгорья. Правда, поговаривают, там очень уж нестабильная физика, но и добыча обещает быть такой, что университетские умники будут стонать в экстазе и выстраиваться к нам в очередь.

Да что там — даже торпеды этого местного босса, с которыми мы столкнулись по прилете, и те нас не беспокоили. Видать, решили, что шкура не стоит выделки. Это они правильно.

А тут фестиваль, понимаешь. Танцы местной молодежи в пустом ангаре, обжиманцы и много самогона.

— И сестрички тоже будут, а как же, что они, не люди, что ль? Анита вон пигалицу свою потащит, — басил Платформа.

И я отправился собирать вещи. Надо проверить, в каком виде мои рубашки из натурального хлопка.

* * *

Оказалось, что Анита не просто решила вывести в люди Мариску. Она решила устроить выход по полной программе, и, миновав шлюз, мы увидели три черных силуэта на фоне оранжевого рассвета. Они казались вырезанными из мрака — неподвижные, угрожающе приземистые, переведенные в состояние ожидания. Одна из фигур подняла руку в приветственном жесте, в шлемофоне затрещало, и на стандартной волне нашей группы послышалось:

— Приветствую! Мы решили прогуляться до Армстронга вместе с вами. Согласны?

— О чем речь! — Платформа был само добродушие. — Только держитесь в общей группе, не отставайте, слушайте мои команды. Идет?

— Конечно. Мариска, слушаешь команды Сергея на общем канале. Ясно?

— Так точно. Иду в группе, слушаю команды.

Голос подрагивает, но не от ужаса — от предвкушения. Вот и славно. Кажется, девочка наконец разобралась со своими страхами. Хотя бы с некоторыми.

— Схема движения — ромб. Двинули, — скомандовал Платформа, и я перевел симбот в походный режим. На самом деле я просто переставляю ногу и чувствую, как проходит по телу легкое сотрясение. Это похоже на бег во сне. Или полет. Надо только научиться не чувствовать, что вокруг тебя масса металлопластика, сверхпрочной керамики, гибкого мономолекулярного волокна и прочего, прочего, прочего.

— Да нет на вас доспехов, идиоты! — орал сержант Вальц, глядя, как неуклюже пытается выровняться строй курсантов. — Надо быть распоследним кретином, порождением морской мыши и дохлого приливного ежа, чтобы думать, что это — доспехи!

Вальц был родом с планеты, большую часть которой занимал океан. По его лексикону это чувствовалось. Морскую фауну он поминал виртуозно и в таких сочетаниях, что фауна эта наверняка краснела и пыталась забиться в щели, чтобы избежать противоестественных вариантов совокупления.

— Он легкий! Как перышко, дебилы! Он вас в воздух поднимает! Он вам порхать дает! Как феечкам, ясно вам, креветки располовиненные! Боги, вас всех приливом о скалы головой приложило! Смиррррно!!!!

Ночами мы лежали, шипели от боли в мышцах, таскавших на себе многотонные симботы, и представляли себя феечками.

Я смотрел, как бежит Мариска. В этот раз Анита где-то раздобыла для нее «Гоплита». Стандартный вариант, без малейших следов модификации. То есть, по идее, машинка довольно своеобразная, как только дело доходит до координации рук и ног. Тем не менее пока девчонка двигалась достаточно уверенно.

Я переключился в полуавтоматический режим, при котором большую часть обработки информации берет на себя симбот, а тебе остается только двигать руками, ногами и не слишком уходить в богатый внутренний мир. Очень удобный режим, когда дело доходит до боестолкновения.

Вызвал по личному каналу Аниту:

— Твоя воспитанница делает успехи. Дашь ее мне на часок?

— Что ты имеешь в виду? — сразу же насторожилась Фрэдова дочка.

Проклятье! Ну нельзя же в каждом моем слове искать двойной смысл и бросаться защищать пигалицу!

— Я не собираюсь ее съедать или насиловать, — ответил я сухо. — И не надо говорить мне о том, что девочка и так натерпелась. Я хочу ее немного потренировать.

— Извини. — Мне показалось, или голос Аниты действительно смягчился? — Если Платформа не против, забирай ее. Но имей в виду — я буду присматривать, — тут же добавила она. Кто бы сомневался.

— Мариска, за мной! — скомандовал я несколько минут спустя, подбегая к девчонке по дуге.

В визоре понеслась мандариновая степь под ногами. Плавно покачиваясь, мягко отдавая в ноги при соприкосновении. Выровнялось дыхание, я начал чувствовать ту отрешенность, которая помогает бежать и бежать, забывая о том, что ты внутри самодвижущегося кокона, соединенного с тобой системой сложнейших нейродатчиков. Ты просто бежишь.

Благодаря симботу ты можешь бежать под самыми разными небесами, видеть то, что не предназначено для человеческих глаз, дотрагиваться до того, что не может взять в руки человек… Я понимаю, почему сталкеры чуть ли не обожествляют симботы.

Я сам такой же.

Девчонка двигалась параллельным курсом, слева и чуть впереди. Все правильно, я должен ее видеть и иметь возможность подстраховать. Пусть все делает сама, пока может, нечего маячить.

Она легко перепархивала через трещины и разломы, предусмотрительно держалась в стороне от подозрительных холмиков, в которых могла скрываться местная живность или забытые неприятные сюрпризы древних, и — правильно дышала. Анита вывела на мой визор показатели Мариски. Отлично. Блок постоянного страха упал, и девица с энтузиазмом осваивала новые возможности.

— Вернуться в строй, Армстронг на горизонте! — оборвал нашу тренировку голос Платформы, и мы заняли свои места в ромбе.

* * *

Оружие на входе в купол Армстронг отбирали. Вообще всё. Ставили блокираторы на огневые системы симботов и скидывали на коммуникаторы маршруты до ближайших пунктов, где системы надлежало демонтировать и сдать на хранение. Потрошили и просвечивали поклажу и грузовые капсулы симботов, ручное оружие изымали вежливо, но непреклонно.

И правильно делали. Купол Армстронг, хоть и был куда больше Гагарина, к вечеру начал потихонечку трещать по швам, голоса и музыка на улицах становились все громче, взрывы хохота вдруг перерастали в перебранки, но, надо отдать должное местному шерифу, дальше порыкивания друг на друга и обмена перегарными выхлопами дело не шло.

Наша группа целиком заняла длинную комнату под потолком таверны с головокружительным названием «Квадратный трилистник». Хозяин ее чем-то напоминал Платформу — такой же приземистый, квадратный, но, в отличие от Сергея, основательно погрузневший от спокойной жизни, заполучивший одышку и профессиональный оценивающий взгляд.

Анита, Мариска и сопровождавшая их незнакомая миленькая темноволосая «сестричка», вокруг которой сразу же начал выписывать виражи Ким, поселились в комнате напротив. Анита с Сергеем договорились, что группа в полном составе встречается в 17:00 по времени плоскости, и мы разошлись распаковывать вещи и приводить себя в парадный вид.

От койки Кима сразу же потянуло невыносимо сладким запахом одеколона «Вертикаль». Платформа, сопя, начищал тяжелые тупоносые башмаки, пытаясь по последней моде плоскости создать при помощи защитной пленки эффект складок на мысах. Я даже думать не хотел, из чего местные умельцы сооружают эту дрянь.

Сам я решил, что достаточно будет простой светлой рубашки, разумеется, отутюженной, свободных брюк и начищенных ботинок. Накинул любимую кожаную куртку, провел ладонью по голове — выбрит и чист. Повернулся, и… оглядев друг друга, мы с Папенькой одновременно хмыкнули. Оказывается, он даже куртку такую же купил. Отличались только рубашки. Моя — с голубоватым оттенком, его — бледно-сиреневая. Хорошо, что мы не дамочки, встретившиеся в светском салоне. Был бы грандиозный скандал и швыряние бокалов в зеркала по завершении испорченного вечера.

Ровно в 17:00 Платформа откашлялся и робко постучал в дверь номера напротив. Открыла Мариска, и мы слегка оторопели.

Дитя было… дитя производило… Словом, горе-злосчастье превратилось в хорошенькую, аккуратненькую девушку, которую хотелось немедля тащить под венец, а потом сидеть и, умиляясь, смотреть, как она хлопочет у плиты и мило щебечет.

Темненькая сестричка, которую звали Вероникой, тоже переоделась — во вроде бы строгий, но отчего-то весьма сексапильный и удачно на ней сидящий брючный костюм.

А потом в дверях показалась Анита, и сердце у меня гулко бухнуло. Она была в очень простом коричневом платье из тончайшей шерсти с едва заметным рисунком — длинными тонкими листьями саблевика чуть более светлого, чем фон, оттенка. Скромное закрытое платье с длинными рукавами… Но, проклятье, как же оно подчеркивало каждую линию ее ладной подтянутой фигуры.

Окончательно повергли меня в немоту ножки в мягких мокасинах. Я как-то не обращал внимания, какие маленькие и изящные у Аниты ступни.

Позади гулко откашлялся Папенька, и мы отмерли.

Анита вопросительно подняла бровь, и Платформа вспомнил о своих командирских обязанностях:

— Эммм… ну так это, идем, да? Для начала давайте поедим.

И мы пошли есть. Прямо на нижний уровень «Квадратного трилистника», который оказался еще и очень пристойной харчевней. Мы успели оккупировать длинный стол, и вскоре разговор стал оживленным, неловкость исчезла, и я, откинувшись на скамью, с удовольствием прихлебывал отличный темный эль, с улыбкой слушал, как Платформа травит Мариске местные страшилки о призрачных сталкерах, исчезающих развалинах и прочих легендах, а та ахает и делает круглые глаза.

Ким что-то шептал Веронике, и та, потупив глазки, мило улыбалась. Я обратил внимание, что положить руку на плечико или невзначай коснуться руки Ким не пытается. И очень правильно делает, на мой взгляд. Вероника производила впечатление девушки, которая сама даст явно и недвусмысленно понять, что это дозволяется.

А мой взгляд снова и снова возвращался к Аните. Та сидела с таким же видом, что и я, напоминая немного усталую после выходных в парке аттракционов многоопытную тетушку, умиляющуюся щенячьей возне любимых племянников.

Мне было хорошо.

Пока я не услышал чей-то вежливый голос, зовущий официанта, и не увидел, как становятся холодными глаза Папеньки Фрэда. Видимо, что-то изменилось и во мне, поскольку Анита тут же заметно напряглась и закрутила головой в поисках источника опасности.

Глядя на нас, подобрались и остальные. От нашего стола напряженное молчание распространялось по залу, пока в таверне не установилась нехорошая тишина. Такая тишина взрывается выстрелами или дикими воплями с гудением виброножей и звоном разбивающегося стекла. И снова затихает, только когда на полу окажется кто-то захлебывающийся кровью.

И я, кажется, знал, кого сейчас увижу.

Возле барной стойки стоял среднего роста седоволосый человек с самыми синими глазами, какие только мне приходилось встречать. Волосы его были гладко зачесаны назад и собраны в длинный хвост. Высокий чистый лоб, аристократически тонкие черты лица, изящная поза, со вкусом подобранная неброская дорогая одежда.

А рядом — четверо крепких парней в коричневых куртках. Двоих я сразу же узнал. Любитель «особых услуг» — на его морде я с удовольствием увидел длинный шрам, и вертлявый парень, пытавшийся укокошить меня виброножом. Руками он двигал уже вполне свободно, и я предположил, что в распоряжении этих торпед есть весьма неплохие регенерационные коконы. Но рука все еще должна время от времени чесаться, и это должно доставлять небольшие неудобства. Вот и хорошо. Чешется — надо делать суровое лицо и стоять неподвижно.

Синеглазый у стойки радостно улыбался, словно увидел старого друга. Все так же улыбаясь, он шагнул к нашему столику. Краем глаза я наблюдал за Фрэдом. Если он сейчас вскочит, обложит синеглазого, потеряет контроль — ситуация нехорошо обострится, и чем все закончится, непредсказуемо.

Фрэд, откинувшись на скамье, меланхолично жевал кусок сочного мяса. Проглотив, потянулся к кружке, с душой сделал пару основательных глотков и снова уставился на синеглазого.

Будь я человеком, на которого смотрят так, — дал бы деру или убил смотрящего сразу. На месте. Просто из инстинкта самосохранения.

— Наконец-то я встретил знаменитого Папеньку Фрэда. — Голос Синеглазки был мелодичен, произношение безупречно, поклон — вежлив и абсолютно уместен. Мне еще больше захотелось сломать ему шею.

— А вы, должно быть, его очаровательная дочь Анна-Беата, — склонившись над столом, обратился он к девушке. Анита не отодвинулась и не повернула головы — она смотрела на отца. — Позвольте представиться, Герман Илов, местный бизнесмен и собиратель древностей.

— Вам здесь не рады, Герман, — тихо и очень спокойно сказал Фрэд.

Синеглазка смешался. На долю секунды, едва заметно, но смешался. Он не ожидал такой реакции. Не было попыток обострить ситуацию, не было хамства — Фрэд просто обозначил свое отношение к визиту. Наше отношение.

И тишина оборвалась.

Кто-то звякнул вилкой, кашлянули в противоположном углу. Хмыкнул Платформа:

— Мы отдыхаем, Синеглазка. Устали мы. И пока не ждем гостей.

— Я уверен, нам с Фрэдом есть что вспомнить, — подмигнул Синеглазка Папеньке. — И мы обязательно об этом побеседуем, правда? Если, конечно, Фрэд не отправится в ближайшее время домой. Перекресток — очень опасное место в нашем возрасте.

Голос Синеглазки был полон искреннего сочувствия.

— Как и для очаровательных барышень, — гоготнул мужик в коричневой куртке, стоявший за левым плечом Синеглазки. Ох ты, какой интересный. Молчаливый, не раскачанный, неприметной такой внешности. И как заговорил…

А мужичок посмотрел на Аниту и облизнулся.

— Таким цыпочкам нужна надежная защита. Правда, милая?

Оппа… зачем же так вот грубо провоцировать? Анита и бровью не повела, но Фрэд уже открывал рот, и я понял, что его надо опередить.

— А ты защитить-то сможешь, защитничек? — добавил я в голос блатной растяжечки.

И тот отреагировал сразу. Гибко развернулся ко мне и тут же ответил сухо и деловито:

— А вот сегодня вечером на боях и проверим. Хочешь?

И встал спокойно и ровно. Свою роль сыграл, работу выполнил.

— Отчего же не проверить. Давай. А сейчас, если вы не против, я бы поел.

И я отправил в рот кусок мяса. Прожевал и задумался о его происхождении. Мясные чаны в задней комнате? Или закупает у кого? И какая основа в чаны закладывается? Впрочем, какая разница?

Главное — с кровью.

* * *

— Слушай, ты вообще понимаешь, с кем связался? — Ким пытался перекричать грохот музыки.

А я завороженно смотрел на то, что вытворяли в центре круга Вероника и высокий, похожий на растгорского богомола мужик. Вероника скинула пиджак, закатала рукава и теперь выдавала такие коленца и переходы, что любой инструктор по передвижению в симботах должен был немедля пойти и удавиться от зависти. Может быть, за исключением сержанта Вальца. Но он этого сделать не мог, поскольку его давным-давно превратило в сухую серую пыль во время отступления из западного сектора Закрытых Миров, где нас, по идее, не было.

Стены полукруглого ангара смыкались высоко над головами, в темноте, из которой время от времени слетали вниз разноцветные ленты и взрывающиеся голографическими чудовищами праздничные шарики. Установленная на верхней раме стенда для центровки симботов мощная акустическая система выдавала «нейросим» — местное изобретение, в основу которого были положены показания датчиков нейросвязи, пропущенные через музыкальные преобразователи и замиксованные с какой-то густой древней психоделикой.

Сочетание получалось совершенно убойное, и для того, чтобы под это не просто двигаться, а еще и танцевать, требовалась потрясающая координация и молниеносная реакция.

У Вероники и мужика-богомола — получалось. Да так, что остальные танцующие потихоньку останавливались и выходили из круга. Вставали и смотрели с завистливым восхищением.

…Выходя из «Трилистника», Анита крепко взяла под локоток Папеньку, с другой стороны каким-то образом оказалась восторженно щебечущая Мариска, и наставница с воспитанницей грамотно и незаметно уволокли Фрэда в какое-то тихое семейное местечко. О чем мне сообщил Платформа. Так что за них я некоторое время мог не волноваться. А вот давешний мужичок меня беспокоил.

Зачем он так явно провоцировал меня? Именно меня, прокручивая события, я видел это все яснее. Наиболее логичной была версия о прощупывании — Синеглазка хотел знать, что за новый фрукт образовался в компании Платформы. Видимо, наша с Папенькой акция усмирения произвела на него впечатление. И если Папеньку он точно откуда-то знал, то я для него был фигурой новой и непонятной.

Буду надеяться, что это так. Хотя были и другие версии, но совсем уж неприятные. В любом случае происходящее заставляло сильно задуматься — не слишком ли я расслабился и не пора ли вспоминать кое-какие навыки обнаружения к себе повышенного интереса.

— И кто же этот горячий парень? — спросил я наконец нетерпеливо ожидающего моей реакции Кима.

— А в том и дело, что непонятно. Появился он пару лет назад, постоянно мелькает рядом с Синеглазкой, но кто он, что — никто точно не знает. Держится в тени, на рожон до сегодняшнего дня не лез, в общем, темная лошадка. Но есть в нем что-то такое… никто с ним не связывается.

Я промолчал. А что тут скажешь? Информации не хватает. Вот сегодня вечером и получим. От души.

Вероника закончила свой танец под восхищенный рев толпы. Разгоряченная, прорвалась к нам сквозь толпу жаждущих угостить ее элем, коктейлем, бренди и черт знает еще чем, забрала у Кима пиджак и, неожиданно привстав, притянула его к себе и крепко поцеловала.

Толпа снова взревела.

Ну за этих я на сегодня тоже спокоен.

Мы выбрались из ангара.

Улицы Армстронга превратились в стихийный рынок. Здесь торговали всем — биониты навезли безумно дорогих овощей и фруктов, неведомо как выращенных в их собственных зеленоватых куполах. Прилетевшие с «иглы» торгаши вываливали коробки сигар, фирменные фильтры, костюмы и белье прошлого сезона, новые коммуникаторы, батареи и образцы вооружения. Макеты, конечно, но подключенные к системам дополненной реальности, так что посмотреть можно все, что надо.

Между лотками с товаром стоят столики, вынесенные из ближайших кафе, портативные печи, автоматы с элем, пивом и фирменным армстронговским лимонадом «Прилунение». Сидят за столиком теплые компании, бренчит гитара, рядом перешептываются, показывая друг другу что-то на экране древнего комма. Вскакивает из-за столика багровый от злости мужик в черном свитере, на его плечах тут же виснет пара приятелей, за их спинами из ниоткуда появляется помощник шерифа, видит, что все под контролем, и снова исчезает.

А мы идем к месту проведения боев.

Точнее, меня ведут Ким и улыбающаяся Вероника.

Чем ближе схватка, тем отрешеннее я становлюсь.

Звук уже доходит до меня приглушенно, происходящее скользит по краю сознания и растворяется в сером ничто.

А неплохо ребята в Армстронге устроились. Под всяческое развлекалово отведены целые ангары, оборудование разборное, нужно — поставил, разошелся народ — разобрал и спрятал. Вот и бои проводились не абы как, а в центре большого ангара, в котором оттащили к стенам ремонтные стенды, на середину выкатили сработанный местными умельцами восьмиугольник, затянутый упругой прозрачной мембраной. Рядом — два классических боксерских ринга, на которых увлеченно мутузили друг друга крепкие мужички, габаритами напоминавшие легкие танки. Пивные животики не мешали им легко передвигаться по рингу, а удары выходили хлесткими и быстрыми. Зрители радостно комментировали, восхищенно гудели и демонстрировали полное благодушие.

До тех пор пока не появился Синеглазка в сопровождении своих «торпед». Вызвавший меня мужичок тихо шел следом, чуть покручивая шеей, вращая плечами, словом — незаметно разминаясь.

Что, вот так сразу и начнут?

Синеглазка подошел к парню с усиком микрофона и о чем-то пошептался. Тот понимающе кивал, потом посмотрел на меня и помахал рукой, подзывая.

— Вы действительно согласны провести бой?

Я лишь пожал плечами.

— Да.

— Как вас зовут?

— Мартин Зуров.

— Хорошо. — И заговорил в микрофон: — А теперь, уважаемые дамы и господа, схватка в восьмиугольнике! Мартин Зуров против бойца господина Илова!

Вот как… без имени. Просто — боец господина Илова. Синеглазка демонстрирует свой статус и напоминает присутствующим о том, кто он такой. Эффективное решение, но рискованное. Теперь его боец не имеет права проиграть. Вывод: это очень, без дураков, хороший боец. И что это значит для меня?

Что меня будут показательно и в рамках местных традиций уничтожать. Демонстрируя, что против Синеглазки идти нельзя. А еще, и это вполне логично, меня будут прощупывать. По манере ведения боя, по технике знающие люди могут многое сказать о бойце. Что ж, учтем. Все же я молодец. В перерывах между выходами мы с Папенькой оборудовали в углу ангара небольшую тренажерку с простейшими снарядами, настелили маты и регулярно устраивали там дружеские спарринги. Могу сказать, что Фрэд сноровки не растерял.

Я расфокусированно смотрел на своего соперника. Он неторопливо раздевался, отдавая одежду «торпеде» с располосованной щекой, и, поймав мой взгляд, коротко улыбнулся. Нехорошо так, со значением.

— Бой в три раунда по пять минут. Запрещены удары в пах, затылок, горло. Запрещены укусы, удары и давление на глаза. Всё.

Это уже к нам. Киваю. Да, понятно, стандартно всё для такого дела. Сам я уже отдал одежду Киму и теперь разминаюсь перед рингом. И осматриваю зал.

Проклятье… они все здесь. Папенька, Анита, Платформа, за которого уцепилась, как за спасательный круг, Мариска. Стоят в первом ряду зрителей, и вид у них встревоженный. Я улыбаюсь и машу им рукой.

А теперь — всё. Закончили.

Я ступаю на упругий настил восьмиугольника, за мной с чмоканьем смыкается мембрана. В центре огромных размеров мужичина, черный, как сапог, и белозубый до невероятия.

Рефери.

Проверка, последнее напутствие, предложение пожать руки.

Синеглазкин боец игнорирует. Это он зря. Этим он сразу показал, на что настроился, и я уверился в своем мнении — меня будут уничтожать. И драться он будет грязно.

Гонг.

Проклятье, какой он быстрый: уже рядом и бьет прямой в голову. Тут же добавляет удар ногой в бедро. Успеваю развернуться, принимаю… Тяжелый удар сушит ногу. Однако…

Принимаю еще пару ударов, присматриваюсь к манере. Не будет он ждать конца боя. Сейчас постарается вывести меня из себя, вытащить на атаку и забьет. Показательно будет метелить, пока я не упаду и не залью ринг кровью.

Провожу контратаку — короткую и осторожную. Я не гордый, я подожду. Пока получается закрываться, и хорошо. Зачем разочаровывать человека.

Заканчиваю атаку прямым в корпус — и чуть не вою от боли в правой руке. А у мужичка-то усиленный каркас. Не ксеномод, а модифицированная костная ткань. То есть против меня стоит специально выращенный на какой-нибудь закрытой кастовой планетке боец, которого еще до рождения конструировали для ведения рукопашной схватки. Есть и такие чудеса в нашей прекрасной Вселенной.

Вот это меняет дело. Отбивать об него кулаки и ноги пятнадцать минут — вовсе не то занятие, которому стоит посвящать вечер. Уловив мое замешательство, противник снова улыбается, а затем его лицо делается бесстрастным, а взгляд полностью отрешенным, и он атакует.

Он почти не закрывается — он просто не чувствует ударов и наступает, проводя виртуозную серию. Я пропускаю удар в солнечное сплетение и тут же тяжелый удар ногой в голову. Меня сносит в сторону, я врезаюсь в мембрану, отскакиваю, как мячик, и едва успеваю заблокировать страшный удар коленом.

Ох… тяжело. И все же я ловлю его ритм. Он есть. У того, кто работает первым номером, он хотя бы на какое-то время появляется. Синеглазкин боец работает на средней дистанции, потом резко сближается, проводит комбинацию из трех-четырех ударов, отходит и пытается поймать меня на контратаке. Зараза… каждый удар комбинации акцентирован, он лупит в полную силу, удивительно грамотно используя раскачку корпуса.

Сколько времени уже прошло?

Гонг.

Ким испуганно заглядывает мне в глаза.

— Ты как? Ты цел? Ты видишь?

Да вижу я, вижу. Я знаю, что потом адски будут болеть ребра и я смогу пить только через трубочку. Но глаза не заплыли, их я сберег. Это главное.

— Спокойно. Все нормально.

Я не смотрю на него. Анита, где она? Вот ее глаза я видеть хочу. Она смотрит на меня, прикусив губу, и глаза у нее серьезные и строгие. Самые прекрасные глаза в мире. Я доволен.

Я улыбаюсь.

Гонг.

А вот теперь мы начнем играть грязно.

Прямой в голову. В бровь. Отлично, получилось. Сдавленно ухаю, пропустив ногой в бок, но не отхожу, а снова бью в бровь. Какой бы он ни был модифицированный, а кожа у него лопается, как у всех людей. Добавляю локтем, высоко выпрыгиваю. Он блокирует мою ногу, но это нестрашно. Бью сверху вниз локтем, обрушиваясь на него всей тяжестью. Попадаю во впадину над ключицей, куда и целил. Да, это больно.

И едва успеваю развернуться, принять новый сносящий удар ногой. Руку отсушивает напрочь. Трясу ей, вроде перелома нет. Кровь заливает глаза противника. Это хорошо. Это надо использовать. И надо сделать это до перерыва, во время которого ему остановят кровотечение и стянут рассечение.

Синеглазкин боец снова атакует, я отпрыгиваю в сторону, еще раз… снова прыгаю и, отталкиваясь от мембранной стенки, врезаюсь в него, резко выбрасывая колено. Слышу хруст — нос у него уже не будет таким ровным. Приземляюсь и тут же бью его кулаком сбоку в шею.

Глаза Синеглазкиной «торпеды» становятся бессмысленными. Обозначаю удар туда же, и он ловится. Дергает рукой, и я вкладываю все оставшиеся силы в удар ногой в подбородок.

Беспорядочно размахивая руками, он отступает на подгибающихся ногах. Я ловлю его за голову и тяну ее вниз, выбрасывая колено вперед. Вот теперь челюсть точно сломана.

Руки он опустил, но на ногах стоит.

Зря.

Я коротко бью его сложенными лодочкой ладонями по ушам.

Вот теперь — всё.

Слова «Победу нокаутом во втором раунде одержал Мартин Зуров» я слышу сквозь тяжелый гул в голове. Адски болят ребра — как им и положено. Ким пытается помочь мне идти, но я отстраняю его. Шиплю сквозь зубы:

— Сам.

Легко соскакиваю с ринга, кто бы знал, какой болью отдает в ребра, и, улыбаясь, начинаю застегивать рубашку. Теперь надо зашнуровать ботинки. Накинуть куртку и поправить воротник.

Что было дальше, я помнил плохо.

Нас долго не отпускали, меня хлопали по плечам, жали руку, поздравляли, вручали приз и пытались напоить. Спасибо Аните и Папеньке, догадавшимся выдрать меня из толпы. До номера я дошел сам, весело болтая и поминутно заглядывая Аните в глаза.

И отключился.

* * *

Проснувшись, я неподвижно лежал, прислушиваясь к ощущениям. Я ожидал тяжелой режущей боли в ребрах, жжения в разбитых губах, ноющей боли в ногах — словом, всего замечательного комплекта ощущений, которые прилагаются в качестве бонуса к каждой хорошей драке.

Впрочем, грех было жаловаться. Я вспоминал, как хрустел нос Синеглазкиного бойца, и губы невольно растягивались в недоброй ухмылке. Не стоило ему такое болтать в моем присутствии и тем более упоминать Аниту.

Странно… сейчас я должен был зашипеть от боли, когда лопнет корка на губах, однако…

Рискнув, я рывком сел. Слегка закружилась голова, но больше никаких неприятных ощущений не было. Я лежал в кровати. Не в своей кровати и не в своей комнате. Маленькое узкое помещение, похожее на палату, узкая кровать, заправленная чистым светло-зеленым бельем. В крыше — продолговатое овальное окно, за которым — прозрачный скат купола с ползущими по нему струйками вездесущего песка и громада пористой скалы, плывущей в невозможном грязно-оранжевом небе.

И кресло в противоположном углу комнаты. Большое удобное светло-зеленое кресло, напоминающее стручок или изогнутый кокон.

А в кресле спит Анита. Она была все в том же коричневом платье, мокасины стояли у кресла, и я залюбовался ее маленькими аккуратными ступнями. Боги, кажется, я могу смотреть на эту женщину вечно. Да, я знаю, что для смертных вечность — это не так уж и долго, но всю, сколько этой вечности будет, я хочу находиться рядом с Анитой. Пусть даже не с ней, но — рядом.

Почувствовав взгляд, она тут же открыла глаза и села в кресле. Я в который уже раз залюбовался ее движениями — точными, экономными, стремительными даже сейчас, когда она толком и не проснулась. Анита откашлялась и посмотрела на меня. Губы девушки дрогнули, она собиралась что-то сказать, но лишь пожала плечами и неожиданно улыбнулась.

— Мартин Зуров, — сообщила она, — ты абсолютно невозможный законченный идиот.

Теперь я улыбался до ушей. Я восторженно кивал головой и готов был вечно смотреть, как она пытается злиться. И у нее ничего не получается. За дверью раздалось гулкое покашливание, и я решил, что надо будет сказать наконец Папеньке, что он слишком серьезно относится к своим отцовским обязанностям и его дочка уже выросла.

— Да заходи ты уже! — Мы сказали это в один голос и, переглянувшись, захохотали.

— Кто из вас притащил меня к бионитам? — обратился я к вошедшим.

Оказывается, вместе с Папенькой заявились и все остальные. Ким и Вероника держались рядышком, Мариска, похоже, решила, что ее идеал — Платформа, Фрэд, как всегда, шел во главе колонны. Место в комнате сразу же кончилось.

— Она, конечно, — светясь отцовской гордостью, Фрэд кивнул в сторону кресла. — Отловила какого-то своего знакомого из этих древолюбов, заставила сопроводить в местную обитель, они и подключили тебя к своему оборудованию. Еще сорок минут назад ты плавал в зеленом желе.

Я снова посмотрел на Аниту. На этот раз задумчиво. Убедить бионитов пустить постороннего в обитель, да еще и добиться, чтобы его лечили в коконе скоростного восстановления, это, знаете ли, говорит о многом. Мне стало очень интересно, какое место она занимает в иерархии местного отделения Небесных Сестер. Уточню — фактическое место, а не официальное. Особенно учитывая, что отношения между орденами натянутые.

— Папенька, как всегда, забыл сказать, что тащили тебя он и Сергей. А остальные выступали как группа прикрытия.

— Угу. И до утра сидели в таверне на той стороне улицы, глушили пиво и грозились зарезать каждого, кто тебя потревожит, — наябедничала Мариска.

Слушая их болтовню, я одевался, улыбался и думал, что впервые с того момента, как меня вышибли со службы, не чувствую себя никчемным самозванцем, занимающим чужое место во Вселенной. Ощущение было странным, но приятным.

Взглянув на часы, я понял, что провалялся без памяти почти сутки. На плоскости наступал вечер. А я был зверски голоден.

— Так где, говоришь, вы просидели? Где эта таверна?

Мы прошли абсолютно пустым коридором и вышли на улицу. Я порывался найти кого-нибудь из бионитов, заплатить им, поблагодарить, предложить свои услуги, но Анита крепко взяла меня под локоть и уволокла, процедив чуть слышно: «Я все уже уладила».

Плотно поев, мы поняли, что приключений достаточно. Меня потянуло в сон, остальные вообще не спали всю ночь, Мариска уже откровенно зевала. В «Трилистнике» при виде нашей группы раздались восторженные аплодисменты, и я понял, что просто так уйти не получится.

Каждый хотел налить нам выпить. Каждый хотел пожать мне руку. Каждый говорил, что я могу обращаться к нему, если что.

Слушая эти нехитрые слова, я думал, до чего же они все не переваривают Синеглазку. Однако не трогают, а народ здесь жесткий и резкий, ими не особо-то покрутишь, организуют утечку атмосферы в жилом блоке, и все дела. Или попросту накроют симбот из снайперской винтовки — ума много не надо. Однако не трогали господина Илова, что наводило на определенные размышления. Думаю, если покопаться, то может обнаружиться, что он не просто девочек и прочие развлечения на плоскости держит, а ведет куда более интересные дела. Например, с корпоративными экспедициями. Эти ничем не побрезгуют.

У дверей раздался взрыв хохота. Я обернулся — в зал входила четверка парней в одинаковых коричневых куртках. Смех стих, затем снова кто-то прыснул, и один из четверки резко развернулся в ту сторону, откуда послышался смешок.

Двое были моими старыми знакомыми — я их прозвал Резаный и Ломаный. Остальных я видел впервые. Один был достаточно молод, смотрел по сторонам с гонором, а вот другой… Этот явно когда-то служил, по повадкам судя — сержантом, или, может, застрял в младших офицерах.

Нет. Больно уж уверенный и спокойный взгляд. У перестарков, которых вышибают на пенсию из лейтенантов, такого не бывает, там — обида на весь мир и недоумение, почему чертов мир не оценил их заслуг.

Резаный заметил Мариску. Ноздри его раздулись, он перевел взгляд на нас с Фрэдом. Надо же, при боссе он нас словно в упор не видел. Ну посмотрим на его реакцию.

Я издевательски отсалютовал ему пивной кружкой. Резаный дернулся к нашему столу, рука полезла под куртку, но сержант перехватил его и крепко ухватил под локоть. И что-то прошептал. Что-то очень напоминающее «не сейчас» или «не время».

Вот это было уже совсем интересно.

Почему это — не время? Я нагнулся к Папеньке:

— Ты видел?

— Угу, — ответил он, отпивая глоток эля, — конечно. Думаю, в куполе они нам гадить побоятся, а вот на обратном пути надо быть настороже.

Я кивнул. Все логично. И все же — почему именно сейчас не время?

* * *

Шаттл отвалил от корабля и упал вниз, к плоскости.

Пилот вел маленькую матово-серую каплю с кажущейся самоуверенной лихостью, но человек с внешностью университетского археолога чувствовал, что за этой лихостью стоят точный расчет, стопроцентное понимание ситуации и высочайший профессионализм. А лихость — это всего лишь почерк мастера, приятная приправа, скрашивающая пилоту рутинную работу.

Заказчики ценили команду капитана Шеппард в том числе и за такие вот маленькие мастерские штрихи.

Перекресток рос, заполнял собой экран визора и вдруг разом исчез, перестал восприниматься как единый объект, теперь шаттл падал снизу вверх на десятикилометровое ребро плоскости, затем она развернулась, заскользила под днищем, пилот изменил траекторию, и капля вылетела в оранжевое небо.

На боевой станции автоматика зафиксировала старт шаттла, но дежурный оператор сверился с часами и аккуратно щелкнул парой тумблеров.

Он получил достаточно весомую сумму, для того чтобы быть уверенным в том, что в оговоренное время увидит всего лишь ложное срабатывание системы. Позже нужно будет позаботиться о том, чтобы диагностика подтвердила его рапорт. Это тоже не было проблемой.

* * *

Шаттл нырнул в неприметную долину, надежно укрытую в нагромождении скал и циклопических, превращенных дующими миллионы лет ветрами в тончайшее кружево руин, размеры которых вызывали в памяти легенды древней Земли о чертогах богов. Серебристо-серая капля скользнула под нависающим скальным карнизом и застыла в паре метров над землей. «Археолог» и сопровождающий его молодой человек с невыразительным лицом легко спрыгнули на поверхность и тут же отошли под прикрытие валунов. В легких скафандрах для неагрессивных планет они напоминали вставших на задние лапы ящериц Доббса — обитателей одного из Закрытых Миров. Неподвижные, сливающиеся с поверхностью камня, с мерно раздувающимися и опадающими дыхательными мембранами вдоль шеи.

Шаттл ушел вверх и пропал из виду.

«Археолог» поправил на плечах лямки компактного ранца и кивнул, предлагая сопровождающему идти впереди.

Молодой человек легко заскользил между камнями, время от времени замирая и сканируя пространство перед собой с помощью ручного датчика движения. Он двигался совершенно бесшумно, успевая контролировать и движение «археолога». Впрочем, тот шел так же легко и бесшумно, на ходу раскрывая раковину древней рации. Была она примитивной, зато простой и надежной и гарантированно не вызывала непредсказуемой реакции таинственных структур Перекрестка. Настроив рацию, он до щелчка вогнал штекер в миниатюрную коробочку на поясе и прислушался.

На заранее определенной волне шел сигнал. Простенькая последовательность — пиу-пиуууу-пиииуууууу-пиу. «Археолог» задумчиво послушал сигнал и коротко махнул рукой сопровождающему, указывая направление.

Их ждали.

На выходе из развалин, под прикрытием упавших в незапамятные времена колонн стоял переоборудованный транспортный модуль, вмещающий шесть человек в симботах.

Правда, сейчас возле него виднелись только четыре фигуры в таких же легких скафандрах, что и у прибывших. Увидев приближающихся людей, двое быстро исчезли за прикрытием валунов, направив в сторону прибывших штурмовые винтовки, а третий, раскинув руки, направился к ним.

Подойдя, остановился, протянул светло-зеленую пластину, к которой «археолог» приложил такую же, но бесцветную. Пластины мигнули и соединились, обмениваясь информацией.

Вопрос — отзыв и информация о носителях совпали, устройства не обнаружили и неприемлемых биофизических изменений, поэтому мигнули еще раз успокаивающим изумрудным.

Встречающий кивком предложил гостям следовать за собой. Открыв дверь шлюза, пропустил их, сам залез последним.

В тесном пассажирском отсеке транспорта гостей ждал четвертый встречающий.

— Здравствуйте, господин Илов, — протянул руку «археолог», — зовите меня Олегом.

Сноровисто, но без спешки они распаковывали оборудование из своих компактных ранцев — портативные широкодиапазонные сканеры, плоские и кургузые автоматические винтовки с безгильзовым боеприпасом, запасные фильтры для легких скафандров, летающие шаровые камеры, пульты управления и еще массу полезных мелочей, необходимых в экспедиции.

Под конец на свет появился пленочный интерактивный навигатор, который «человек сверху», как сразу окрестил своего гостя Синеглазка, расстелил на столе.

Все происходило в почти абсолютной тишине. Лишь тихонько звякало оборудование, гудел двигатель транспа, да покашливали Синеглазкины бойцы.

Закончив распаковываться, гость впервые прямо взглянул на Илова, и от этого взгляда тертому и битому Герману Илову по прозвищу Синеглазка стало не по себе.

Он знал, почему получил свое прозвище, знал, какое впечатление производит взгляд его все еще по-детски синих и безмятежных глаз в сочетании с предельной рациональной жестокостью, которую он предпочитал в качестве основного метода решения проблем.

Но этот… Не было больше университетского археолога, проведшего жизнь на раскопках «в поле». Гость решил, что не стоит тратить усилия на обслуживающий персонал, и полностью отключил соответствующую заданию мимику. Лицо его было бесстрастно, нет… оно просто не имело никакого выражения. А глаза — они стали двумя провалами в кошмарное никуда. Совершенно равнодушное, ужасающе чуждое. И единственную эмоцию удалось прочитать Синеглазке в этих глазах — наслаждение этим равнодушием и чужеродностью. Извращенное удовольствие от полного лишения себя всех признаков принадлежности к человечеству.

Синеглазка знал, что заказавшая экспедицию корпорация пришлет спеца экстра-класса, но он не ожидал, что это будет такой… такое…

Впрочем, эмоции эмоциями, но не следовало забывать о деле.

— Прежде чем мы перейдем к обсуждению рабочих вопросов, я хотел бы полностью закрыть наши финансовые договоренности. — Синеглазка решил, что самым подходящим будет максимально деловой корпоративный тон и сухой язык переговоров. Так было спокойнее. Гладкие обтекаемые фразы цивилизованного мира создавали иллюзию того, что он обсуждает сделку с человеком и в ответ получит человеческие реакции.

— Безусловно. Вы готовы обсуждать их в… э-э-э… расширенном составе? — Гость оглядел молчаливых бойцов. Синеглазка кивнул в сторону выхода, и бойцы исчезли.

Гость неторопливо расстегнул карман комбинезона, достал универсальный кредитный чип:

— Здесь вся оговоренная сумма. Можете проверить, можете сразу же снять ее со счета и перевести в любой банк Федерации или Империи. Никаких ограничений на использование.

Илов убрал чип в карман.

— Я верю вашим нанимателям.

— Хорошо. Теперь перейдем к делу. — Гость дотронулся до точки на карте, и над ней развернулось объемное изображение.

— Старые Горы. Северный склон. Туда мало кто ходит, — вглядевшись в изображение, сказал Илов.

— Все правильно. Там не слишком интересные развалины гуманоидной цивилизации. Храмовый комплекс, построенный в период упадка. Довольно неплохо обследован, признан моим работодателем не представляющим интереса, однако недавно возникли новые обстоятельства и было принято решение провести еще одну экспедицию. Экспедиция неофициальная, поэтому работодатель и обратился к вам.

Синеглазка понимающе кивнул. Иначе и быть не могло. Если неофициальная, значит, вам прямая дорога в офис господина Илова. Совершенно официальную контору компании «Перевозки. Доставка. Прокат транспорта». Название скучное, аж зубы сводит. Зато точное. Дальше все зависит от того, зачем, куда, как и что надо транспортировать.

— Нам потребуется дополнительное оборудование, которое мы не можем доставить сами, не привлекая внимания. У вас подобное оборудование есть. Вот список. — Олег коснулся рукой другой части карты, рядом с изображением базы Илова, и в воздухе появились хорошо различимые строки текста.

По мере того как Синеглазка вчитывался в список, у него крепло убеждение в том, что он впервые в жизни продешевил. Контейнеры для перевозки материала высшего уровня опасности. Системы мониторинга с защитой от агрессивных сред. Тяжелое вооружение с креплениями для симботов и «сбруи» для ношения оружия человеком. Гибкие скафандры высшего класса защиты. Многоцелевые инструменты для демонтажа ксенооборудования с модулем принятия решения об изменении формы. Список разворачивался и разворачивался.

Как всегда, его заказчики были дотошны и старались предусмотреть все возможные мелочи. Синеглазка и сам был таким, потому и дожил до сегодняшнего дня. Но этот список…

Затевалось что-то не просто серьезное, а очень и очень серьезное. А серьезное — значит, опасное.

— Осмелюсь напомнить о пункте контракта, в котором говорится о премиальных в случае повышения уровня опасности мероприятия, — напомнил он гостю и прокрутил список вниз.

— Да, я помню. Работодатель предупреждал, что вы обязательно напомните об этом пункте. Я уполномочен решать такие вопросы.

— Вот и славно, — сразу повеселел Синеглазка. — На сбор оборудования и подготовку транспорта мне понадобится, — он потер подбородок, — около недели. Максимум десять дней, если будем проводить полную проверку всех систем в стационаре.

— Обязательно. Обязательно будем, — кивнул Олег. — Значит, десять дней. Теперь я хотел бы перейти к отбору кандидатов для экспедиции. Вы должны были подготовить резюме. — Олег уселся за стол и приготовился просматривать файлы.

Синеглазка щелкнул клавишей интеркома:

— Валей, загружайтесь и трогаемся. Идем на горную базу, полное радиомолчание, полная боеготовность.

Сев в соседнее кресло, он запустил личный инфоблок.

— Так. Начнем. Валей Сорин, он сейчас ведет транспорт. Отставной спасатель. Специализация — вождение в особо сложных условиях, поддержка эвакогрупп, оказание первой медицинской помощи…

* * *

Человек, которого Синеглазка называл Олегом, отрешенно просматривал проплывающие на мониторе снимки и данные. Местное отребье его не интересовало. Это был расходный материал, к отбору которого следовало подходить так же, как к отбору прочего снаряжения — оно должно быть функционально, надежно и легко утилизироваться, когда надобность в нем отпадет.

Его мысли занимал храм-лаборатория селимовской цивилизации, косвенные признаки которого исследовательский отдел корпорации обнаружил еще десять лет назад. Но лишь недавно поступили подтверждающие данные, позволившие сузить район поисков и локализовать храм. Для этого понадобились три скрытые экспедиции, две из которых так и не вернулись. Третья сумела передать полученные данные, после чего ее участников устранили.

Это случилось в первое прибытие Олега на плоскость.

Тогда он высадился в одиночку, спланировав с шаттла на гравикрыле. Он парил на тончайшей черной пленке, бесстрастный и неподвижный, он падал вниз, ловил атмосферные потоки и понемногу приближался к укрытому в расселине скал лагерю.

Встречавших было всего трое, и ликвидировать ставший ненужным после завершения операции материал не составило труда.

Он методично обыскал тела и оборудование, перетряс все сумки, обшарил каждый карман скафандров и комбинезонов. В атмосфере плоскости тела начинали быстро сереть, вокруг губ появлялись фиолетовые ореолы, и Олега это заинтересовало. Несколько минут он сидел неподвижно, склонив голову к правому плечу, и смотрел на происходящие с мертвецами изменения. На щеку одного из убитых спланировал сухой лист и тут же приклеился, начал погружаться в кожу, расти по мере погружения, поглощать мертвую плоть.

Это было кстати, и Олег раздел тела. Их тут же облепили сухие ломкие листья, и Олег вспомнил ухоженные аллеи парковых зон столичной планеты Империи. Воспоминание было… забавным.

Он продолжил обыск и в одном из карманов наткнулся на статуэтку. В рассветных лучах несуществующего в привычной физической реальности светила она выглядела темно-серой.

Убийца поднял руку и, сощурившись, посмотрел на статуэтку, повертел в руке. Она была ужасна. Кошмарна. Она отрицала саму себя и, казалось, фиксировала момент своего же уничтожения и перерождения в нечто противоположное. Грузное мощное туловище могло принадлежать гуманоиду, но из нижней его части выходили отростки, оплетающие тело, поглощающие его и сливающиеся в безумный клубок головы. Голова прорастала глазами на коротких толстых ножках, вывороченными оскаленными ртами и острыми рогами.

Впервые в жизни он был очарован. Образ статуэтки непостижимо сливался с его кристально ясным, до мельчайших деталей понятным мироощущением существа, с первых дней существования жившего в мире, где была только корпорация. Корпорация-бог, корпорация-творец, корпорация — концентрация мистического монашеского самоотречения во имя непостижимого и темного глубинного замысла Вселенной. Он растворялся в этой многомерной глубине, он с наслаждением лепил и снова комкал себя во имя целей, значение которых даже не пытался постичь, поскольку с самого рождения был глиной, предназначенной для создания образов, контейнером для проникновения в стан врага, несущим, как троянский конь, в чуждые организмы стальную волю корпорации.

Он знал, что в других корпорациях были схожие сотрудники. С некоторыми он вместе воспитывался в детстве — в холодных залах школы, расположенной далеко за пределами Федерации и Империи. Никто из воспитанников точно не знал, кто создал эту школу. По слухам, она была частью эксперимента одного из техномагов. Каким-то образом о ее существовании узнала научная разведка корпорации. И школа получила свой первый заказ на формирование человеческой продукции.

Сейчас Олег снова вспоминал тот момент, когда статуэтка оказалась у него в руках. Она подтверждала неполные до этого момента данные. Вход в храмово-лабораторный комплекс действительно был там, где и предполагали научники. Он попытался представить себе, какое могущество получит его корпорация, завладев технологиями селимовской цивилизации, но не смог.

Создание солдат нового уровня? Совершенные охранники? Существа для любителей извращенных утех? Все это было слишком мелким и очевидным. Наверняка у небожителей, которым он подчинялся, были другие, куда более грандиозные планы. Транспорт качнуло, и вдруг пришла мысль — ведь можно создать новый народ. Новую расу. Новое государство существ, полностью зависящих от своих повелителей. От тех, в чьих руках находится волшебство превращения плоти и контроль над превращением.

Он был уверен, что только такая грандиозная идея могла прийти в головы руководителей корпорации.

Ему приходилось бывать на рабочих планетах корпорации, где каждое утро в каждом городе-заводе и доме-цеху начиналось с гимна и жертвоприношений Предкам-Основателям и заканчивалось раздачей благодарственной трапезы. Он имел допуск очень высокой степени и знал, с каким усердием отдел пропаганды и психологического воздействия трудится над техниками, позволяющими повысить производительность труда и уменьшить издержки. Достижения и без того были головокружительны, но применение селимовских технологий позволяло поднять их на немыслимый доселе уровень.

И он станет тем, кто положит к подножию директорского трона ключи от сказочного царства абсолютной производительности и совершенной эффективности персонала.

И он сам сможет отринуть ограничения плоти и попросит награду — возможность совершенного неограниченного перерождения и изменения.

Он тоже станет поистине совершенным.

Транспорт снова тряхнуло, и Олег сосредоточился на картинке, которую демонстрировал монитор. Сделав дугу по степи, транспорт снова подошел к предгорьям. Черные острые пики на горизонте прорезали небо, в котором парили рваные черные полотнища неведомых существ.

Транспорт нырнул в неприметную расщелину в скалах и резко снизил скорость. Теперь они ехали по узкому ущелью, которое закончилось небольшой котловиной, окруженной все теми же уходящими в небо черными пиками.

Синеглазка поднялся из кресла.

— Поднимайтесь. Мы прибыли.

Под ногами похрустывали черные чешуйки, устилавшие котловину. Впереди виднелся черный провал странно правильной формы — вход на базу.

Войдя, Олег остановился и осмотрелся. Он не ошибся, Синеглазка действительно решил использовать для базы помещение, оставшееся от сгинувших обитателей этой плоскости. Которых из них, задумался он, и тут же нашел ответ на этот вопрос.

Стены огромного, выплавленного в скале зала покрывали причудливые изображения, выполненные с исключительной тщательностью и филигранной техникой. Существа, чьи верхние и нижние конечности соединялись тонкими перепонками, что делало их похожими на белок-летяг, торговали, строили города, управляя шарообразными машинами с множеством манипуляторов, летели к иным звездным системам. Фрески уходили к потолку, сливаясь в единый слабо различимый узор, и терялись под сводом пещерного зала. Метрах в двадцати от входа зал был перегорожен грубой, но надежной сталепластовой стеной с воротами по центру и дверью шлюзового отсека с правой стороны. К ней и направился Синеглазка, дав знак прибывшим следовать за ним.

— Вот ваши комнаты. Как вы и просили, рядом, друг напротив друга. — Жестом гостеприимного хозяина Синеглазка откатил в сторону дверь.

За дверью оказалась крохотная комната, в которой, однако, было все необходимое для комфортной жизни в полевых условиях: отгороженный полупрозрачной пленочной перегородкой санузел, узкий пенал сухого душа, откидная койка и рядом такой же откидной столик, экран инфоблока.

Олег молча кивнул и аккуратно поставил возле койки черную сумку с немногочисленными пожитками. Его сопровождающий тем временем осмотрел свою комнату, комнату шефа, прошел по коридору базы до поворота в одну и другую сторону и, видимо, удовлетворенный осмотром, вернулся. Встал в обманчиво расслабленной позе в дверях своей комнаты и застыл.

— Сейчас мы будем отдыхать. Прошу не беспокоить меня и моего сотрудника. Мы сами дадим знать, если нам что-то потребуется. Завтра, в семь ноль-ноль по местному времени, прошу собрать ваших людей, выбранных для участия в экспедиции. Я познакомлюсь с ними лично, проверю их готовность, и мы совершим первый тренировочный выход. Также прошу просмотреть вот эти данные. — Олег передал Синеглазке тонкую пластину информационного накопителя. — На ней карты местности, которая мне кажется наиболее подходящей для отработки действий экспедиции на месте. Ознакомьтесь с информацией, если необходимо, внесите коррективы. Пошлите людей узнать обстановку в местах тренировок. Сами понимаете, присутствие посторонних неприемлемо.

И он закрыл дверь комнаты, оставив Синеглазку стоять в коридоре с пластиной в руках.

Илов задумчиво похлопал прохладным прямоугольником по ладони. М-да… он, конечно, знал, что его заказчики — ребята непростые, но этот тип вгонял его в нервную дрожь и заставлял чувствовать собственную ничтожность. Проклятье, он относился к нему, как к какому-нибудь… — Синеглазка мысленно запнулся, пытаясь подобрать определение. — Как к какому-то полотеру. Как к рабу!

Черт с ним. На счет в маленьком банке одной из тихих сельскохозяйственных планет уже переведена сумма, которой хватит, чтобы в случае чего выйти из дела и спокойно доживать свой век, время от времени прибегая к услугам дорогих и эффективных клиник омоложения и — почему бы и нет? — оздоровительной ксеномодификации. Этот вариант, правда, он рассматривал лишь как крайний случай. Ему доводилось встречаться с парой заказчиков, прибегших к кардинальной ксеномодификации, после того как омолаживающие процедуры перестали давать нужный эффект. Даже ему снились кошмары, после того как в полную теней и дыма из ароматических пирамидок комнату втекла склизкая масса, передвигавшаяся на коротких толстых ножках с черными треугольными когтями.

Зато этой туше было более четырехсот лет.

Но сначала надо провести корпоративщиков к развалинам в горах. А слава о тех развалинах ходила нехорошая. Синеглазка был в курсе всех новостей, легенд и сплетен не только своей плоскости, но и других и давно научился отличать пьяный треп сталкеров, пугающих новичков, от глухих слухов, в основе которых что-то могло быть.

О развалинах ходили как раз такие — глухие и непонятные — слухи.

Илов задумчиво дошел до своего рабочего кабинета на базе и тяжело опустился в старое, но очень удобное кресло, снятое когда-то из пилотской кабины военного шаттла. Нажал кнопку интеркома:

— Старшего смены ко мне. Остальным — приводить в порядок симботы и технику.

Глава 7 НЕДЕЛЮ СПУСТЯ

Человек неподвижно лежал под прикрытием черных, стеклянно поблескивающих валунов, скатившихся с вершин горных пиков сюда, к подножию гор. Между камнями проросла жесткая черная трава, подрагивающая тонкими жилистыми усиками. Усики разворачивались в такие же тонкие жгуты и вытягивались туда, где чуяли тепло. Плоть. Жизнь.

Человек дышал редко и неглубоко, привычно экономя дыхательную смесь, хотя рядом с укрытием давно оборудовал хранилище, где лежали запасная дыхательная маска и контейнеры с дыхательной смесью.

Он не пользовался активными средствами маскировки, просто накинул на себя выцветшую дерюгу, на которую старательно нашивал и наклеивал обломки камней, кустики степной травы, натирал оранжевым степным песком, пока дерюга не стала выглядеть, как сама степь.

Он смотрел в сторону гор — туда, где уходила вверх узкая тропа. По тропе поднимались приземистые фигуры с непропорционально маленькими полукруглыми головами.

«Транспортные варианты „Гоплитов“, — думал человек и беззвучно хихикал. — Интересно, что это они там ищут. Ведь наверху нет ничего. Я был там сто раз. Я облазил там каждый камень, заглядывал в каждую трещину. Там только вычищенный много лет назад транспортный узел анубисов. Там только пустые залы и извилистые тоннели, из которых вынесли и вывезли все, вплоть до настенных панно. Что они там собираются искать?»

Идти за ними или подождать здесь? Он один. Его могут заметить? Мысли наблюдателя были простыми и короткими. Он давно прошел тот период, когда одиночество сводит с ума. Он стремился к одиночеству и достиг его. Ему нравились короткие и простые мысли. Ему нравилось ходить по степи и горам, забираться в леса, которые и в кошмарных снах не привиделись бы обычному человеку, и приносить в свой дом разные интересные вещи.

Эти вещи можно было гладить, трогать, обонять, исследовать, думать о том, что и для кого они могли значить. Вот тогда голова начинала кружиться от множества мыслей, образов, наплывающих один на другой, и рождались странные и дикие идеи, которые он записывал своим крупным неровным почерком на пластиковых страницах больших тетрадей.

Иногда к нему приходили сталкеры или биониты, которым нужен был ночлег и интересная компания, и разговаривали с ним, и показывали другие интересные вещи, о которых можно было интересно говорить. И люди изумлялись его странным озарениям и уходили, оставляя в благодарность за ночлег и идеи еду, дыхательную смесь и другие вещи, без которых сложно прожить в древнем аварийном модуле, служившем ему домом.

А еще человек любил наблюдать за теми, кто ходил по степи, горам и лесам. Он уходил далеко от своего дома и наблюдал, как проходят мимо него экспедиции и поисковые отряды, как рыщут безумно храбрые или просто безумные одиночки. Он видел, как садятся в глухих уголках серебристо-серые капли шаттлов, о которых никогда не сообщалось в официальных радиосводках.

Много странного, удивительного, ужасного и прекрасного доводилось видеть этому человеку, но редко он видел то, что показалось бы ему настолько интересным.

«Кажется, они тренируются», — наконец сделал он вывод. Кто-то тренируется перед экспедицией. Как здорово и интересно. Экспедиция — куда и зачем? Зачем готовиться в такой секретности? И кто это? Он был почти уверен, что видел характерные очертания симбота, принадлежавшего человеку по прозвищу Синеглазка. Наблюдатель многое знал об этом человеке, и то, что знал, ему совсем не нравилось.

Пожалуй, надо последить еще, решил наблюдатель.

Но он не пойдет за ними. Нет-нет. Он останется здесь, немного подремлет, экономя смесь, а потом подберется чуть ближе к скалам, куда ушла экспедиционная партия, и поищет другую позицию для наблюдения.

Глава 8 КУПОЛ ГАГАРИН

После возвращения из Армстронга я постарался как можно быстрее уйти на плоскость — не хотелось привлекать к себе лишнее внимание — и все равно меня узнавали, совершенно незнакомые люди подходили, жали руку, порывались угостить выпивкой. Несколько раз я натыкался на компании, крутившие запись моего боя на экранах портативных коммов и азартно обсуждавшие его подробности.

Оставалось только, закатив глаза, тихонько взвыть и уйти, пока не заметили.

Получалось не всегда.

Впрочем, спустя несколько дней я смирился и стал принимать все происходящее с философским спокойствием. Положение о выдаче на Перекрестке не действовало, а если кто-нибудь опознает во мне Мартина Чарного и попробует достать — ну… тогда я и начну беспокоиться.

И я предоставил всему идти своим чередом, с удовольствием жал руки, ставил выпивку в ответ и даже, обнаглев, предложил Аните сходить вместе на концерт в местном клубе. Самое удивительное — она согласилась.

Так прошли две недели.

Ким и Платформа вечерами сидели, подсчитывая доходы и расходы нашей партии, мы с Фрэдом возились с доводкой и профилактикой симботов, не только наших, но и Аниты с Мариской, которые как-то незаметно обосновались в нашей ремзоне и стали всеми вокруг восприниматься как часть нашей команды.

Мариска делала несомненные успехи. Я старался помогать по мере сил, гоняя ее вокруг купола и в симботе, и в легком защитном костюме с маской. А еще начал учить ее азам самообороны. Эта полезная наука еще никогда и никому не мешала.

* * *

Я стащил ботинки в прихожей дома, который делил с Платформой, Кимом и Папенькой в перерывах между экспедициями и тренировочными рейдами, и услышал орущий в гостиной визор. Надрывные интонации женского голоса, раскаты проникновенного бархатного мужского — шла какая-то слащавая мыльная опера из тех, от которых у меня с юных лет сводило скулы. Шедшая за мной Анита лишь молча закатила глаза.

Я тихонько приоткрыл дверь и прислонился к косяку, с умилением наблюдая открывшуюся картину. Анита на цыпочках подкралась и встала рядом, скрестив руки на груди.

На нашем старом продавленном диване сидели рядком Платформа, Мариска и Папенька. Все трое увлеченно смотрели визор, причем Мариска откровенно хлюпала носом, Платформа потирал уголок подозрительно блестевшего глаза, а Папенька нервно комкал огромный клетчатый носовой платок, который обычно таскал в заднем кармане комбеза.

На столике перед ними стояла здоровенная миска с чипсами, откуда все трое, включая непрерывно хлюпающую Мариску, таскали желтоватые ломтики.

Зазвучала бравурная музыка, серия закончилась, по экрану побежали текстовые сообщения местной доски объявлений.

— Неужели он ее бросит, дядя Фрэд? — жалобно спросила Мариска, хрустя чипсиной.

Папенька трубно высморкался:

— Я надеюсь, что нет. Надо быть окончательным мерзавцем, чтобы так разбить сердце несчастной девушке.

Анита все же не выдержала и в голос расхохоталась. Платформа аж подскочил, Мариска тоненько взвизгнула, а Папенька попытался принять серьезный вид умудренного жизнью старца.

— Сергей, правда, я могу тебя спросить сегодня вечером, что же произошло в последних сериях этого… этого… как оно называется? — Я пощелкал пальцами, и Мариска пришла на помощь.

— «Не оставляй меня, любимый», — выдохнула она и, погрустнев, схрумкала очередной ломтик.

— Будешь есть много этой дряни, вырастет живот, как у дяди Платформы, — с серьезным видом сказал я.

Мариска отдернула руку. Меня она, кажется, побаивалась, но настоящим обожаемым и единственным божеством для нее была Анита. Именно на нее она сейчас и смотрела.

— Прекрати пугать ребенка, — чуть слышно прошипела Анита, так чтобы этого не услышала ее воспитанница, а вслух очень строго и серьезно сказала: — Мартин совершенно прав. Особенно вредно есть такую дрянь перед выходом.

— А у нас будет выход? — Глаза девчонки загорелись. Преодолев свою боязнь, Мариска превратилась в настоящего фанатика, она окунулась в мир сталкеров с неистовым энтузиазмом истинного неофита и готова была дневать и ночевать в симботе.

— Пока нет. Во всяком случае, не сейчас, — разочаровал я девушку. Присел по другую сторону стола в старое продавленное кресло, которое сразу же стало моим любимым, и сграбастал плошку с чипсами. Поставил себе на колени и отправил пригоршню в рот. Хрустя чипсами, заговорил:

— Но выход нужен. Во-первых, у нас с Фрэдом не хватает запчастей…

— У вас их вечно не хватает, — пробурчал Платформа.

— Разумеется. И это нормально, — парировал я хладнокровно. — Мы, кстати, полностью перебрали твой симбот, так что некомплект запчастей в первую очередь у тебя. Но у нас беда и с боекомплектом.

— А с ним-то что? — схватился за голову Сергей.

— А ты забыл, как лихо мы постреляли, когда уходили от анубисов? Для башенной системы осталась пара комплектов, этого чтоб чихнуть едва хватит. А если вляпаемся в какую-нибудь серьезную заварушку, считай, мы голые. С ручным оружием, правда, дела получше. Так что пора раскошеливаться! Или идти в рейд.

— Раскошеливаться… раскошеливаться… — Платформа сопел и чесал в затылке.

Добыча, которую мы заполучили в комплексе анубисов, с лихвой окупила расходы на подготовку рейда, но вот прибыль оказалась не столь впечатляющей, как хотелось бы. И обо всем, что я сейчас выложил, Сергей знал. Не знал бы — не был бы начальником экспедиции. Потому что угробил бы народ в первом же рейде, а потом оставшиеся в живых устроили бы ему самому прогулку наружу без дыхательной маски. Нравы в этом отношении на Перекрестке были простыми и понятными. Лично я их одобрял, хотя правозащитники со столичных планет приходили в экзальтированный ужас от одного упоминания Перекрестка.

— А во-вторых, что и почему? — решил уйти от ответа Платформа.

— А во-вторых, хорошо бы вывести Мариску в нормальный рейд.

— Это с каких пор мы стали яслями для Сестричек? У них своих экспедиций не хватает?! — взвился Сергей.

В принципе, он был совершенно прав. Небесные Сестры готовят своих воспитанниц самостоятельно, и, кроме Аниты, которая была основным наставником «злосчастья», у Мариски хватало и других учителей. Например, свое чутье на опасность она целенаправленно развивала с некоей сестрой Мартой, которая, как я понял, была довольно сильным экстрасенсом. Марта жила не в куполе сестер, а одна, в маленьком домике на окраине Гагарина, и я несколько раз встречал Мариску после занятий. Девушка выходила из дома задумчивая и отрешенная. При этом она не отключалась от реальности, напротив — тренировки после таких уроков шли даже лучше. В общем, я все глубже проникался уважением к Небесным Сестрам.

— Мариска — моя воспитанница. Но она не послушница и не изъявила такого желания, — подала наконец голос Анита. — Она на моем попечении до совершеннолетия по стандартному имперскому гражданскому кодексу, а потом будет вольна делать то, что сочтет нужным. И я, как ее наставница, считаю, что ей полезнее будет рейд в вашей группе, чем в чисто женской.

Я помалкивал, предоставляя Аните самой изложить аргументы. Именно это мы с ней и обсуждали по дороге сюда. А еще я думал, что нам будет очень полезно оказать услугу такой организации, как Небесные Сестры, и укрепить с ними отношения. Кто знает, когда это может пригодиться?

— Ладно. Уболтали, — заулыбался Платформа. Собственно, его и убалтывать было особо не нужно. — Вы, небось, сейчас скажете, что у вас и цель экспедиции есть, и маршрут проложен?

Анита молча вытащила из кармана инфокристалл и кинула его Платформе.

— Так, мальчики и девочки, — Платформа хлопнул в ладоши и вставил кристалл в считыватель, — давайте посмотрим, что принесла нам наша добрая фея Анита.

Над столом развернулась объемная карта местности. Подрагивающая и чуть плывущая — считыватель устарел давным-давно, и лишь мастерство Кима и Папеньки спасали его от неминуемой смерти. Буркнув: «Пусти, изверг», — Папенька отодвинул Сергея и осторожно подрегулировал параметры изображения.

— Вот так гораздо лучше! — И он откинулся на спинку дивана, сложив руки на груди, готовый слушать и критиковать.

Карту я и сам видел в первый раз, Анита успела рассказать только, что поисковая партия сестричек засекла потенциально интересные следы в предгорьях, в районе Черных Пиков, но основательного исследования не производилось. Нанесли объекты на карту, слили данные в базу и пошли своим чередом. Район был достаточно неплохо изучен, хотя и не исхожен вдоль и поперек, как ближайшие окрестности куполов. Я прикидывал возможный маршрут, вспоминал, какие опасности могут поджидать нас на пути к цели и во время обследования объекта — вроде ничего сверхъестественного; чтобы испытать Мариску в работе, самое то, что надо.

— Кстати, а что за объект? Куда идем, что добываем? — Я только сейчас сообразил, что Анита не сказала, что именно обнаружила поисковая партия.

— А вот это интересно, смотрите! — Анита приблизила изображение. Теперь отчетливо видна была выплавленная в скальной породе характерная тропа, ведущая к черному провалу. И сама тропа, и вход были сильно повреждены и оплавлены, но, что все это создано с помощью технологий разумных существ, сомнений не вызывало.

— Ну-ка, приблизь, покажи вход, — попросил я.

Да, то, что выглядело входом в пещеру, раньше было огромными дверьми. Очень своеобразной формы. Даже сейчас, миллионы лет спустя, угадывались правильные очертания, напоминающие лист земной березы, дерева неприхотливого, пережившего исход со Старой Земли и расселившегося по множеству планет.

Я посмотрел на Платформу.

— Если я что-то помню из того, что ты объяснял, перед нами следы листовников. А если это так…

— То мы можем найти там очень интересные штуки. Например, чем черт не шутит, янтарные йо-йо.

— Угу. Или черепашьи домики, — мечтательно протянул Папенька.

Листовники были очень странными существами даже по меркам Перекрестка. Никто точно не знал даже, как они выглядели. Они обожали лестницы и переходы, значит, конечности у них были, но лестницы эти казались людям страшно неудобными — ступени были очень широкими, с плавными скругленными краями, словно сточенные постоянными потоками воды. Может, на самом деле они стекали по ним, словно гигантские улитки?

В их строениях сплетались на множестве уровней овальные коридоры, вытянутые и сужающиеся в вышине залы с перекинутыми через них лестницами из желтоватого материала, светящегося внутренним светом, скрывались за силовыми мембранами глухие комнаты и плавали в воздухе, рядом с локальными телепортами, соединенные тонкой перемычкой колеса из все того же материала, окрещенного сталкерами «янтарем».

Йо-йо «тянули» локальные телепорты за собой, но проблема была в том, что телепортироваться с их помощью можно было только в ту точку, где был второй йо-йо из пары. А вот подобрать эту пару…

Задачка была не из простых, и парные йо-йо ценились очень высоко. Одна пара могла решить проблемы нашей компании на пару лет вперед.

Я еще раз осмотрел вход, повертел изображение и вопросительно глянул на Платформу. Тот пожал плечами.

— Тебе с Папенькой и карты в руки. Приходим на место и смотрим.

После первого же выхода в поле мы с Фрэдом стали не только огневой поддержкой группы, но и разведчиками. Такое положение дел меня вполне устраивало, позволяя действовать в одиночку, как я и любил. К тому же доля разведчика была выше, чем у простого исследователя.

— Платформа, Мартин, вы не очень разбегайтесь, — прервала наши сладостные размышления Анита, — давайте сначала договоримся, какую долю получают Сестры.

Логично. Они нам дали наводку, предоставили карту…

Сцепив руки на животе, Платформа бесстрастно смотрел на Аниту. Готовился торговаться.

— Пятнадцать процентов, — опередила его Анита. — Пятнадцать процентов, я иду с вами, Сестры выделяют мне дополнительное оборудование, дыхательную смесь, и мы помогаем вам боезапасом для станковой установки.

— Три полных комплекта, — поспешно сказал я.

— Два. — Анита смотрела только на Платформу.

— Хорошо, два. И продукты для тебя и пигалицы, — сдался Сергей.

Пигалица радостно пискнула и подпрыгнула на диване.

Платформа уже опять крутил карту, мысленно прокладывая маршрут и помечая на ней места, которым надо будет уделить особое внимание.

Примерно на середине маршрута он отметил синим треугольником какое-то небольшое сооружение. Мариска, которая внимательно следила за каждым его действием, тут же влезла с вопросом:

— А это что? Что там такое?

— А это дом Чокнутого Менеджера, — со смешком ответил Платформа. — Давненько я его не навещал, надо будет ему захватить что-нибудь этакое. Консервированные персики он любит, например. Вот, надо взять. И вы бы тоже что-то такое захватили. Ну там испеките ему что-нибудь, что ль.

Мариска слушала с открытым ртом и явно ничего не понимала. Я про Чокнутого Менеджера уже слышал, но видеть его еще не приходилось. Если верить рассказам, человек он был необычный.

— Ну чего ты так на меня смотришь? Тебе наставницы о нем не рассказывали, что ль?

Мариска молча помотала головой.

— Эх, ты! Это ж живая легенда Перекрестка! Прилетел он сюда лет двадцать назад, а то и больше. С хорошими деньгами прилетел, очень хорошими. Это мы потом узнали, что он чуть ли не в совете директоров какой-то планеты заседал. Заседал-заседал, а потом переклинило его. По возрасту его из совета директоров выпереть не могли, но ему, видать, обрыдло все так, что в один прекрасный день он продал все свои акции, вообще все распродал, до последней рубашки, оставил только содержание жене и детям, да и рванул на Перекресток. Говорят, жена чуть с ума не сошла, пыталась его адвокатами отсюда выдернуть, да отсюда разве выковыряешь кого? Вот. Так прилетел он, на нашей плоскости обосновался, да и купил списанный аварийный модуль. И приказал, чтоб скинули его там, где он сейчас и стоит. Заплатил хорошие деньги за симбот и нанял толкового сталкера, чтоб он его учил. И как только смог нормально ноги двигать — ушел. Говорят, первое время он еще в Армстронге и Гагарине появлялся, а потом, чуть не раз в год, в лучшем случае.

— И он, что, один там живет все время?

— Ага. И не просто живет. Он сразу почти ходить начал, сперва от жилища своего поблизости, потом все дальше. Говорят, в такие места забирался, что не каждая экспедиция пройдет. Сто раз его хоронили, ан нет — топает партия мимо модуля, а сигнал из него идет, иллюминатор светится. А какие штуки он находил! Он же с Качающегося Плато ухитрился яйцо Шивы притащить! Это ж он его первым нашел! Как он во Вращающийся Город залез, никто так и не понял. А ведь мало того, что залез, так еще и вышел. И даже приволок оттуда спящие статуэтки. И ухитрился заснять танец площадей на камеру симбота. Он вообще симбот свой переоборудовал со временем для непрерывной записи во всех возможных диапазонах.

— Ух ты-ы-ы-ы… — Мариска явно прониклась к безумцу уважением.

— А то! А потом как-то само собой модуль этот его стал чем-то вроде площадки подскока. То группа там снаряжение оставит, то кто-то попросит добычу сохранить, чтоб на обратном пути взять, кто просто в гости заглянет. И получилось, что Менеджер стал все слухи и новости первым узнавать. Такие вот дела, пигалица!

Еще Чокнутый Менеджер стал одним из крупнейших специалистов по цивилизациям этой плоскости, а также ходячей энциклопедией легенд, теорий и версий о происхождении Перекрестка. Об этом Платформа говорить не стал, видимо, решив устроить Мариске сюрприз. Слухи гласили, что Менеджер обожал об этом рассказывать и вываливал на каждого нового слушателя весь свой безграничный запас знаний. Могу себе представить, как будет слушать его Мариска, которая впитывала страшные сказки о пропавших экспедициях, призрачных сталкерах, стычках корпоративщиков с бионитами и прочий фольклор, которым потчуют каждого новичка, как губка. Как это невинное дитя не мучили кошмары — не знаю. Анита, когда я ее об этом спросил, лишь хмыкнула и ответила, что воспитанница дрыхнет без задних ног, да еще и сладко причмокивает во сне.

— Ладно! Порешили, теперь начинаем готовиться, — хлопнул в ладоши Платформа. — Выходим через неделю. Мы с Кимом займемся экипировкой и прочими запасами. Мартин, Фрэд — на вас симботы и подготовка транспорта. «Толстого Эдвина» загружаем под завязку, берем с собой полный запасной комплект и к нему, и к симботам.

Вот теперь стало совершенно ясно, как Платформа относится к Мариске. Да он пылинки с нее сдувать готов. Маршрут был достаточно легким, да и поиск в постройках листовников тоже не предвещал особых сюрпризов, хотя, конечно, кто знает… Но полный двойной комплект! Платформа перестраховывался, и перестраховывался здорово. Впрочем, я бы на его месте поступил точно так же.

«Толстого Эдвина» мы с Папенькой буквально пару дней назад прогнали по всем возможным тестам, провели полную диагностику и устранили пару мелких проблемок, которые неизбежно появляются, если агрегат регулярно эксплуатируют в жестких условиях. О том, что перед выходом мы поменяем фильтры во всей системе воздухоснабжения, и говорить не стоило.

Мариска была готова бежать, ехать, лететь куда угодно прямо сейчас. Это нестрашно. Ее готовность еще десять раз проверит Анита, потом я, потом Папенька, а потом, перед загрузкой, Платформа. Так что за это я был совершенно спокоен.

Несколько волновало меня другое.

Фраза, брошенная тогда, в Армстронге, «торпедами» Синеглазки. Почему не сейчас? Почему не время? Я потихоньку наблюдал за жизнью купола — коричневые куртки время от времени мелькали то тут, то там, но были тихи, насколько в их силах, вежливы и старались не лезть на обострение с ребятами шерифа, хотя шериф-то был чисто номинальным и Синеглазку боялся до судорог.

Прошло два дня.

Подготовка подходила к концу. Я гонял наш маленький юркий погрузчик от стеллажей с запасами к «Толстому Эдвину», где Папенька и Ким принимали контейнеры с оборудованием, упакованные в пену ремкомплекты к симботам, баки с водой и неисчислимое множество прочих мелочей, без которых нельзя появляться в приличном обществе на Перекрестке.

Вскоре коротко бибикнул мой комм. Я взглянул на экран и взял в руки пульт дистанционного управления. Поползла вверх бронеплита входа, заклубилась вездесущая оранжевая пыль на входе.

Прибыли Анита с Мариской.

Со всем своим снаряжением.

Загрузочный бедлам закончился только к вечеру. Утром мы еще раз все проверим, перепроверим, сверимся со списками и лишь потом двинемся в путь.

Я мысленно восстановил в памяти карту, еще раз прикидывая, где лучше отделиться от группы и уйти в разведку так, чтобы это не вызывало ненужных вопросов.

Ладно, разберемся. Сначала надо навестить Чокнутого. Вот и познакомимся.

Устав до чертиков, мы разбрелись по комнатам. Я закрыл дверь, разделся, быстро принял душ и ничком повалился на кровать.

В два часа ночи завибрировал мой комм. Абонент не определен. Коротко: «Выйди, пройди два дома налево». Очень хотелось удалить сообщение, но я не стал. И не стал никого будить. Убить меня не так просто, а впутывать парней в свои проблемы я не хочу. Поэтому я сунул в карман куртки нож из высокопрочной керамики, а за пояс брюк сзади древний пулевой безгильзовый пистолет, плоский и компактный, и потихоньку выскользнул из дома.

В куполе — ночной режим. Освещение приглушено, улочки и переулки полны теней и полумрака, скользят по мостовым и стенам домов тени песка, волны которого гоняет по куполу ни на секунду не стихающий ветер.

Я прошел указанные два дома и обнаружил между ними узкий проулок, какие используют коммунальные службы для прохода уборочных роботов. В самом проулке царила непроглядная темень, и туда лезть я не собирался. Так что остановился у входа, прислонившись плечом к стене дома, и тихонько свистнул.

Что-то зашевелилось в темноте. Показались очертания человеческой фигуры. Среднего роста, среднего телосложения. Совершенно средний и неприметный. Я отметил, как грамотно стоит человек — без специальной техники разглядеть его было совершенно невозможно, наблюдать из окон окрестных домов тоже, проход был отлично укрыт глухими стенами.

Я стоял все так же спокойно, не делая попыток приблизиться. Если мой визави не хочет, чтобы его опознали, то и незачем нервировать человека.

— Здравствуйте, Мартин. Вы меня не знаете, пусть так и останется. Я, как и вы, работаю на пару джентльменов сверху.

Он замолчал. Молчал и я. Если это подстава или проверка, нельзя дать понять, что ты понимаешь, о чем идет речь. Если он действительно работает на парочку со станции — тем более. Пусть говорит, что хотел, и сматывается.

— Я не могу вам приказывать, могу только просить — обратите самое пристальное внимание на деятельность Германа Илова и его людей. Затевается что-то серьезное, и я могу только подозревать, что это нелегальная экспедиция и вывоз запрещенных технологий или биоматериала.

Я кивнул — картинка начинала складываться. Вот и причина, по которой парни Синеглазки вели себя в последнее время противоестественно тихо.

— Мне нужно, чтобы вы провели разведку в районе, который я обозначил на карте. Карта уже у вас на комме. По нашей информации, там у Илова хорошо оборудованная база, которую он использует для тренировки своих людей и хранения оборудования. В общем, смотрите в оба и собирайте любую возможную информацию.

И он исчез.

А я двинулся дальше по улице, свернул, попетлял по куполу, убеждаясь, что за мной нет слежки, и вернулся в свою комнату.

Разделся, лег, закинул руки за голову и задумался.

Интересная выходила ситуация. Почему этот человек не мог провести разведку сам? Вариантов не так, чтобы много. Он не мог пойти один, и он не мог организовать группу прикрытия. Следовательно, это кто-то из персонала купола. Интересно, интересно. Надо будет попозже обмозговать это более тщательно, не помешает знать, куда шефам удалось внедрить своего человека.

А потом я подумал о том, зачем понадобилось организовывать личную встречу. Зачем этот человек «засветился» передо мной? Что, нельзя было скинуть сообщение на комм или еще каким-то образом связаться? Личная встреча — это всегда риск, это крайний случай, когда нужно убедиться, что информация получена, понята надлежащим образом и за действия или бездействие потом можно спросить.

Ох, что-то большое готовится, а что — мне, разумеется, знать не положено. Или парни, пославшие меня сюда, сами точно этого не знают. В любом случае надо держать ушки на макушке и внимательно смотреть по сторонам. Рисковать я совершенно не хотел.

На душе было погано. Отказаться от задания я не мог, отменить выход — тоже. Я повертел перед глазами карту, которую сбросил на комм загадочный человек. Хм… ладно, попробуем совместить приятное с полезным, сходим на разведку в одиночку, никого не подставляя. База Синеглазки в стороне от нашего маршрута, но от точки, в которой было бы неплохо разбить промежуточный лагерь, до ее расположения как раз можно дойти в симботе в тренировочном режиме. Вот я один и схожу.

И все же… погано. Не оставляло ощущение, что я подставляю своих. Если что-то пойдет не так, мне попросту не поверят, меня не простят. Я знал и скрыл информацию, из-за которой могут пострадать люди, а за них я отвечаю.

Проклятье… я не хочу ни за кого отвечать.

Я разжалованный и с позором уволенный со службы шулер. Я скрываюсь, я вообще умер. Мою ДНК изъяли из родовой генетической линии. Как я могу за кого-то отвечать?

А ведь отвечаю. Самое гнусное, что исключительно перед собой. Ладно, не раскисать. Случись что, буду в первую очередь выручать своих, а там — как получится, и пошло все к черту.

Закрыв глаза, я начал делать дыхательные упражнения спецкомплекса, изгоняя из сознания мысли и образы. Сейчас они не имели значения. Завтра я должен быть бодр, жизнерадостен и внимателен.

Меня ждет знакомство с интересным человеком. Который, кстати, может знать много интересного о базе Синеглазки. Ведь он ходит по плоскости давно и в одиночку. Надо будет его разговорить.

Додумав эту мысль, я выкинул ее из головы и растворился в ночной темноте.

Уснул.

* * *

Герман Илов нервничал. «Старею, — думал он, — старею, чувствую себя неуверенным, поэтому дергаюсь еще сильнее. Мои парни этого не понимают, но эти, эти чуют все. Как киборги-гончие, которым достаточно пары молекул в атмосфере, чтобы взять след».

От этих мыслей во рту появлялся противный привкус желчи. Ранее незнакомый Илову привкус той разновидности страха, какую испытывает жертва.

Илов старательно гнал от себя эти мысли, закинув в рот кубик ароматной жевательной пасты, остервенело жевал его, избавляясь от привкуса, жизнерадостно скалился и хохмил, когда к нему обращались его люди, и старался быть везде, пока шла подготовка к выходу.

Олег знал свое дело — вынужден был признать Синеглазка. Он подобрал отличную группу, где все участники удачно дополняли друг друга, никто не испытывал к товарищам неприязни или излишней привязанности и все были отличными профи. Сам Синеглазка, знавший их не первый год, не смог бы предложить более удачного состава.

Поэтому тренировки прошли успешно, и они опережали график. Появившееся время Олег со своим молчаливым помощником использовали, чтобы дополнительно проверить все оборудование, и вот, все было готово.

Они выходили.

Две двойки ушли вперед, забирая влево и вправо от маршрута основной партии. Пополз по равнине, вздымая клубы пыли, тяжелый транспортный модуль, под завязку забитый оборудованием. Лишь один отсек был пуст, если не считать системы креплений. В ответ на вопрос Синеглазки, почему не используется столько пространства, Олег лишь посмотрел на него ничего не выражающим взглядом и ушел.

Монитор, на который шла картинка с «птички» — подвешенного над колонной дроида, — показывал сейчас арьергард колонны: замыкающая двойка в «Гоплитах» двигалась вдоль колеи, оставленной транспом.

Синеглазка поднял дроида, высматривая Олега с телохранителем — те несколько минут назад спрыгнули с борта транспа в легких разведочных «Богомолах», над которыми колдовали вплоть до самого выхода, и ушли куда-то вбок.

И тут же затрещала рация.

— Господин Илов, вы в курсе, что за нами ведется наблюдение?

Синеглазка почувствовал, как возвращается горько-кислый привкус и тяжело бухает сердце.

— Вы уверены в этом? Мои люди такого приказа не получали.

— Уверен, что не ваши. — В голосе Олега слышалась насмешка. — Это один человек, он прекрасно замаскирован и, насколько могу судить, устроился на наблюдательном пункте еще с ночи. Знаете, о чем это говорит, господин Илов?

Герман знал.

Счет в банке на сельскохозяйственной планете превратился в нечто абстрактное, зато приблизилась и стала отвратительно реальной перспектива насильственной смерти. Скорее всего, быстрой — Олег и его подручный производили впечатление существ максимально рационалистичных, эти не будут тратить время на красивости и демонстрации, им это просто не нужно. Убьют быстро и эффективно и пойдут своим путем. Но быстро — не значит безболезненно.

— Успокойтесь, господин Илов. Подобные вопросы просто не входят в вашу сферу компетенции. Мой сотрудник сейчас решит эту проблему.

* * *

Чокнутому Менеджеру было очень интересно. Экспедиционная партия двигалась быстро, четко, была очень хорошо подготовлена. Они пошли на цель. Куда? Где-то в горах. Что они собрались искать? Они отрабатывали подъем и транспортировку каких-то больших цилиндрических предметов. Доставали из расселин, паковали в транспортировочную пену, отрабатывали погрузку с прикрытием и экстренный отход.

Собирались эвакуироваться с точки в экстренном режиме. Что-то опасное? Или готовились к возможному преследованию?

Интересно, интересно. Будет о чем рассказать знакомым, которые заглянут на огонек. Не всем, конечно, не каждому встречному-поперечному, но нескольким, которые не будут болтать. Это же так интересно. А потом надо будет сходить туда, куда идут эти. И посмотреть. Наверняка останется что-нибудь стоящее.

Рассвет встал над плоскостью, как иногда это бывало, враз — свет стал ослепительно белым, залил невозможную эту степь, сконструированную безумным игрушечником, раскидавшим по ней гигантские скалы и крохотные комки плоти, непрерывно меняющие форму, словно оживший кошмар шизофреника. И в этом взорвавшемся свете Чокнутый увидел тень. Человек подобрался сзади, и он даже ничего не услышал, не почувствовал, хотя именно феноменальное чутье помогало ему выжить до сегодняшнего дня. Но этот человек — он казался не более материальным, чем тень. Он стал видимым только в ярчайшем свете.

Чокнутый попытался откатиться, рвануть в сторону под прикрытие обвалившейся скалы, но тень прыгнула ему на грудь, и грудная клетка взорвалась болью. Хрустел позвоночник, рвался из груди крик, но никак не проходил в горло. Легкий скафандр не выдерживал нечеловеческой мощи натиска неизвестного убийцы. Чокнутый задергался, забился из последних сил, отвоевывая еще несколько мгновений жизни, но мозг уже сдался. Успокоился, принял неизбежное. Убийца зафиксировал объект, примерился, убедился, что цель выбрана правильно и возможный рикошет не повредит ему самому, и прижал дуло безгильзового пистолета к шлему жертвы.

Щелчок выстрела, голова жертвы дернулась, судорожно вытянулись ноги, и все стихло. Убийца поднял тело так, словно оно ничего не весило, и легко побежал туда, где темнела расселина. Скинул тело, понаблюдал, как оно, нелепо размахивая руками, исчезло из виду, и отправился туда, где оставил свой симбот.

Вся операция заняла у него не более пяти минут. Дождавшись, когда опустится лицевая пластина симбота и загорится зеленый огонек, сигналящий, что атмосфера в норме, он вышел на связь по защищенному каналу. Слышал его только Олег.

— Объект ликвидирован, — доложил убийца бесстрастно.

— Следуйте утвержденным маршрутом, мы выбиваемся из графика.

Из графика они фактически не выбивались, но любая непредвиденная задержка увеличивала риски, напоминала о непредсказуемости, о факторе Хаоса, а этого Олег не терпел.

Впрочем, это не касалось убийцы. Он выполнял поставленные задачи и делал это с максимальной эффективностью. Приказ поступил — и он перевел симбот в режим экономии ресурса. Ему надлежало следовать параллельно маршруту основной группы. Сюрпризов, подобных этому любопытному наблюдателю, больше быть не должно.

Группа шла, не останавливаясь, стандартные сутки. Менялись патрульные двойки, отбыв смену, из-за мониторов уходили спать дежурные, лишь Синеглазка безвылазно сидел в своем кресле, неотрывно глядя на блок мониторов, на которые шла картинка с камер дроида и головного дозора. И постоянно переводил взгляд на два черных экрана. Туда должно было идти изображение и телеметрия с симботов Олега и его телохранителя. Но не шла. Лишь в правом верхнем углу мигала зеленая точка, сигналившая о нормальной работе основных систем симбота.

— Решили лишний раз напомнить, кто тут главный, — пробурчал он себе под нос и рявкнул на старшего смены: — За трассой смотри, нечего коситься!

Но на душе было тревожно.

На самом деле Олегу было глубоко наплевать на Синеглазку и его уязвленное самолюбие. Илов и его люди были расходным материалом. Недорогими инструментами, подлежавшими переработке после выполнения миссии. Просто он действовал в соответствии с принципами максимальной автономности и максимальной незаметности. Чем меньше данных о себе, тем меньше следов в случае опасности он оставит.

Мелькнула на границе видимости верхушка Меняющейся Скалы — как всегда текучая, оплывающая, словно свеча, и снова вырастающая сама из себя.

Треснул в динамике разряд, захрипел голос дежурного:

— Всем снаружи внимание. Слева по курсу две сферы. Предположительно — блуждающие входы.

Тут же приблизился телохранитель, они пошли уступом, контролируя территорию. Поднялись впереди пыльные фонтаны, вынырнули на поверхность серо-стальные сферы, словно открылись два гигантских глаза подземного чудовища. С визгливым скрипом открылись, выпуская на поверхность белесые фигуры, похожие на обмотанные истлевшими бинтами скелеты. Они выпрыгивали из сфер и вставали у входа, ссутулившись, стояли, наблюдая черными провалами на месте глаз за проходившим транспортом. Полезли из сфер гибкие, белесые, как бинты, языки, обвивая стоявшие фигуры… и сферы исчезли за холмом.

Олег и его телохранитель не испытывали потребности в отдыхе. В системы питания их симботов была закачана составленная по особому рецепту питательная жидкость, метаболизм регулировался вживленными при рождении имплантами, полностью подконтрольными тренированному сознанию. Боевые машины шли к цели.

Олег и самому себе не признавался, что к храму селимовской цивилизации его влечет болезненное желание лично узнать, увидеть, понять, чего добивались существа, основой которых была ненависть к своей сути и всему, что их окружало. Ненависть, отрицание и жажда полного перерождения. Они отвергли реальность и решили построить новую, в которой существовали бы лишь они. Но какими они могли быть, во что хотели превратиться сами и превратить свою ненависть? И почему на Перекрестке находились лишь свидетельства их существования, осколки их технологий, но не встречались они сами?

Олега жгуче интересовал вопрос — кем они стали? Он не мог ответить точно, почему его волновало это. Возможно, это дало бы ему понимание того, кем может стать он, отвергнув свою нынешнюю личность. Личность, которой не было.

Ночью движение вынужденно замедлилось, но в ответ на предложение Германа остановиться и переждать до рассвета Олег лишь сухо бросил:

— Прикажите удвоить внимание. Двигаемся. Мы едва укладываемся в график.

И они шли по светящейся фиолетовым огнем равнине, следя за перекатывающимися ажурными костяными шарами, рассыпающимися сверкающими звездами, скользящими под поверхностью гибкими тенями, слушая взрывающийся шипением, щелчками и обрывками инопланетной речи эфир.

Вместе с первыми проблесками рассвета они подошли к району поисков. Транспортный модуль, осторожно лавируя между гигантскими глыбами, обточенными неведомыми строителями, прополз к месту стоянки, которое уже обследовали и подготовили передовые двойки.

— Всем, кроме дежурной смены, четыре часа отдыха. Воспользуйтесь этим, джентльмены, — скомандовал Олег и, аккуратно опустившись на узкую походную койку, закрыл глаза.

* * *

«Толстый Эдвин» пер по степи с грацией и основательностью древнего земного динозавра. Неспешно, обстоятельно, никуда не торопясь, мягко качаясь на ухабах и рытвинах. Мариска вертела головой, восхищенно осматривая отсек, хотя видела его уже не раз и даже побывала на паре тренировочных выездов в качестве пассажира. Но то — тренировочные выезды, а сейчас все было взаправду, и девчонку переполнял восторг.

Я ей даже завидовал. Но и присматривался, поскольку на ее личико нет-нет да и набегала тень тревоги. Спрашивать я не решался, Мариска лишь недавно освоилась со своим даром и еще не умела отличать серьезную опасность от мелкой неприятности, если ситуация выходила за привычные рамки. Сейчас же для нее новым было все. Я только надеялся, что, если бы опасность переросла в прямую угрозу жизни, она бы почуяла. Ох, девочка, знала бы ты, как мне сейчас нужен такой датчик-талисман. И как мерзко на душе от неизвестности и ощущения, что простенькая эта, по идее, разведка может обернуться бедой.

Сказать все, как есть? Проклятье, это значит рассказать обо всем вообще. Вплоть до того, кто я есть на самом деле и кто хочет отвернуть мне голову. Про Аниту тогда можно забыть сразу. Фрэд меня убивать, конечно, не станет, но и руки ни за что не подаст.

Но это не самое страшное. А вот если они окажутся рядом, когда слух обо мне дойдет до тех, от кого я сюда слинял…

Я закрыл глаза и сглотнул. Убивать буду. Руками порву. Но это бесполезно, если дорогие мне люди будут уже мертвы, а всех и сразу я прикрыть не смогу. Значит, будем действовать тихо и аккуратно. И, случись что, ликвидировать любого противника, причем так, чтобы никто концов не отыскал. Будем вспоминать навыки. По экрану визора плыла монотонная равнина, которую оживляла наложенная на реал-изображение информационная сетка. Светло-салатовые линии плыли по экрану, разделяя изображение на информационные сектора. Телеметрия также мерцала светло-салатовым, все показатели были в пределах нормы. В пилотском кресле развалился Платформа. Заложив руки за голову, он откинулся на спинку кресла, положив длинные ноги в массивных ботинках на огораживавшую пульт стальную трубу. В соседнем кресле полулежала, вытянув ноги, Анита. Они лениво перебрасывались фразами, обсуждая слухи о появлении нового объекта на одной из нижних плоскостей. До нас пока дошли только размытые изображения черного куба с выступающими из граней пирамидальными выростами, с которых стекали ленивые медленные молнии, вливавшиеся в кипящее фиолетовое варево вокруг куба. Было бы интересно глянуть на это чудо вблизи. Вот и я стал думать, как настоящий сталкер.

— Скоро увидим модуль Чокнутого, готовь гостинцы, — пробасил Платформа.

Я молча кивнул и, перегнувшись через ноги Сергея, набрал на боковом пульте последовательность команд. Кабину заполнило пощелкивание эфира, обрывки чьих-то разговоров, сигналы маячков — обычный дневной фон плоскости в человеческом радиодиапазоне.

— Слушай, а Чокнутый на какой волне сигналит? — спросил я. Платформа хмыкнул, ничего не ответил, набрал команду вызова на своем пульте. — Объект пятнадцать-сорок пять, ответьте. Это группа Платформы, приближаемся к вам со стороны стандартного севера, просим разрешения на посещение.

Помолчал, послушал.

— Чокнутый, ты там? — заговорил он, отбросив стандартные формулы радиопередачи. — Чокнутый, ответь! — Сергей рывком сбросил ноги с поручня, подался вперед. — Чокнутый, это Платформа, отвечай.

— Слушай, — развернулся он ко мне, — модуль Чокнутого не отвечает.

— Ну и что? Ты же сам говорил, что он частенько надолго уходит.

— Да, но тогда он оставляет стандартное предупреждение, мы бы его услышали. А сейчас — тишина. Не стряслось ли с ним чего?

Я пожал плечами.

— Ну что сейчас гадать. Скоро уже будем на месте, там и увидим.

Но на душе почему-то заскребли кошки. Я не мог никак рационально объяснить свою тревогу, но все происходящее мне не нравилось.

— Сколько нам еще до его модуля?

Платформа дал команду навигационной системе.

— Два с небольшим километра.

— Останови. Давай-ка мы с Фрэдом сходим, посмотрим, что к чему.

Платформа с недоумением посмотрел на меня. Я его понимал, Чокнутый был местной легендой, талисманом, его не тронули бы даже люди Синеглазки. Хотя… не тронули бы, не будь у них достаточных оснований. Но моя интуиция вопила, что лучше сходить и посмотреть, перестраховаться.

— Ладно, ладно, давайте, двигайте, — пожал плечами Сергей.

Все же хороший он мужик. И хороший старшой. Не старается демонстрировать крутизну и доверяет профессионалам. Сказал я, что лучше остановить трансп, — остановил.

Я вышел из кабины управления, прошел через отсек, в котором сидела Мариска. Проходя, покосился на нее. Девчонка сидела, сосредоточенно нахмурив брови, и кусала нижнюю губу — привычка, подхваченная от наставницы. Глянула на меня, хотела что-то сказать, но передумала. Я не стал ничего спрашивать, молча кивнул и пошел в моторный отсек, рядом с которым, в крохотной клетушке с выведенными датчиками, сидел Фрэд.

— Пойдем, проветримся, а? — привалился я к краю дверного проема.

— Вот просто проветриться?

— В костюмчиках, конечно. И, знаешь что, возьми-ка на всякий случай «Василиска».

— Вот так даже? — Брови Фрэда поползли вверх.

— Нет-нет, ничего конкретного, просто ощущения какие-то, — и я пошевелил в воздухе пальцами.

Папенька встал и пошел в десантный отсек. Неторопливо, без спешки, проверяя каждое сочленение скафандра и каждый изгиб шлангов, мы оделись, перепроверили оружие и, кивнув друг другу, подошли к шлюзу.

— В кабине нас слышно?

— Слышим вас ясно и четко.

— Выпускайте, мы пошли.

Я спрыгнул в оранжевую пыль, которая тут же взвилась мутными клубами, и отбежал к ближайшему холмику, за которым и залег. Все же полезные привычки неистребимы. К счастью.

Следом спрыгнул Фрэд с облегченным вариантом «Василиска» в руках, затопал ко мне. Спросил тихо, так, словно нас больше никто не мог слышать:

— Ты что-то знаешь, чего не знаю я?

Черт, ну да. Знаю. Но не имею ни малейшего понятия, относится ли это к молчанию Чокнутого и к тому, что оно мне так активно не нравится.

— Нет, просто паранойя разыгралась, — совершенно честно ответил я. — Так что давай пойдем стандартным уступом до самого объекта, а там посмотрим.

Так мы и двинулись, особо не скрываясь — скрывать нам было нечего, а за просто так на плоскости никто ни в кого не палил — но и не как на прогулке.

— Парни, вы его уже должны видеть, — затрещало в шлемофоне.

— Видим! — отрапортовал я. — На первый взгляд, все нормально.

Штатно закрытый шлюз, следов вокруг не заметно. Конечно, человеческие следы моментально занесет равнинной пылью, но симбота или транспорта рядом тоже не было. Кстати… вот хорошо видимая тропка, начинающаяся от шлюза. Отсюда хозяин модуля выходил в симботе, тропе уже много лет, ее не скроет никакая пыль.

Я опустился на одно колено, потрогал накопившуюся в следах пыль. Не надо быть следопытом, чтобы понять — пыль уже несколько недель никто не тревожил. И купол молчит. Интересно. Или хозяин отправился куда-то далеко, или лежит в куполе, и с ним что-то случилось.

Или у него просто плохое настроение, и он никого не желает принимать.

Папенька уже колдовал возле шлюза.

— Закрыто, система поставлена в режим ожидания, защита слабенькая — могу вскрыть, если надо.

— Платформа, слышишь нас? Что делать будем?

Несколько секунд мы слушали треск в шлемофонах, наконец Сергей отозвался:

— Вскрывайте, только аккуратно. Вдруг ему плохо стало, а медблок у него древний, мог и не справиться или с посылкой сигнала проглючить.

Это, конечно, был паршивый вариант. Мы гарантированно получали на руки труп, медблоки в таких модулях я знал. Со стандартным сердечным приступом или переломом они, конечно, справятся, но что-то более сложное… Максимум снимут острые симптомы и завопят в эфир о том, что гуманоид собирается врезать дуба.

Я слушал сопение Фрэда в наушниках и смотрел по сторонам. Наконец, зашипев, поползла в сторону плита шлюза. Мы вошли в модуль и стали ждать, когда система просигналит, что можно пройти во внутренние помещения.

И тут меня накрыло. Аж холодный пот прошиб. Проклятье, нельзя же так расслабляться. Я настолько поверил датчикам и отсутствию следов у входа, что даже не обошел модуль! А ведь у этой модификации, если не ошибаюсь, шлюзов два. И выходов, соответственно, тоже. Второй находится на противоположной от нас стороне и по размерам несколько меньше этого, основного. Но войти-выйти в скафандре и выкатить из шлюза какой-нибудь транспорт вполне можно. Как и зайти обратно, да и затаиться в одной из комнат, поджидая незадачливых посетителей.

Расстегнув кобуру, я тронул Фрэда за плечо. Показал в сторону медленно ползущей в стену перегородки, за которой открывался слабо освещенный дежурными светильниками проход к жилым отсекам. Просигналил, чтоб тот был настороже. Фрэд присел на корточки и осторожно двинулся вперед, ощупывая пространство перед собой дулом «Василиска».

А я стоял в дверях и прислушивался к ощущениям. И понимал, что никого в модуле не было, кроме нас с Фрэдом. Такое чутье вырабатывается со временем и не имеет ничего общего с талантом Мариски или пробоями сути проскопистов из монастырей Цераланта. Это чистой воды инстинкт много повоевавшего в закрытых помещениях человека, который раз за разом входил в незнакомое строение и очень хотел выйти из него живым.

Однако мы с Папенькой проделали все точно по уставу, осторожно вскрывая каждую дверь, заглядывая во все углы, особое внимание уделяя скрытым отсекам и всяческим каморкам, которых в таком модуле хватало. Проектировали их, разумеется, для хранения и транспортировки различных запасов, но при желании там можно было жить и прятаться месяцами.

Пустота. Пустота и тишина оставленного жилища. Неизвестно почему, но у меня крепла убежденность, что жилье это оставлено навсегда.

А жилище оказалось интересным.

В отличие от утилитарных спальных блоков, в которых сталкеры держали разве что голограммы полуголых красоток и разные комнатные растения, мода на которые менялась от сезона к сезону, Чокнутый обустроил модуль по своему вкусу. Коридор был поделен на две части настоящей матерчатой ширмой, украшенной староземельным узором, в комнатах — чистота, вещи расставлены по какой-то системе. Странной, но тем не менее ощутимой. И вещей этих было множество. Чокнутый продавал только то, что его самого не заинтересовало или значения чего он не смог понять. А все остальное он хранил и изучал. Да, явно, изучал.

Мы нашли целую лабораторию, устроенную в большом отсеке в задней, заглубленной части модуля. Посреди лаборатории плавали в воздухе тускло мерцавшие «фиолетовые капли» — сгустки материи неизвестного происхождения, удерживаемой силовым полем. Происхождение поля было еще более непонятным, чем материи. Для чего капли были нужны, тоже понять пока никому не удалось.

На стеллажах, стоявших вдоль стен, хранились различные артефакты, присмотревшись к которым я присвистнул. Например, вот эти слитки, похожие на двугорбых верблюдов, можно было найти только на самом краю плоскости, в развалинах гигантского города, полного свистящих звуков, зеленоватого тумана и жутких призраков. Слитки эти издавали мелодичные звуки, если до них дотрагивались, и звуки эти складывались в слова, предложения, ускорялись и замедлялись, но расшифровать эту речь пока не удалось.

Рядом лежал простенький цилиндр стального цвета, на вид самый что ни на есть обычный — ни дать ни взять стандартная энергобатарея какого-нибудь городского кара.

Но если вставить такой цилиндр в отверстие стены гигантской пирамиды на плато Шеем, то в небо ударит световой столб и пирамида повернется вокруг своей оси. И откроется вход.

Беда только в том, что цилиндров пока нашлось только три, и все три экспедиции, что вошли в пирамиду, так в ней и остались.

Оказывается, есть и четвертый. Вот только брать его мне отчего-то не хочется. Во всяком случае, не сейчас.

И еще много чего тут было.

Фрэд колдовал над инфоблоком. Хмыкнул, пролистав рабочие папки:

— Слушай, он, может, и Чокнутый, но информации насобирал и систематизировал столько, что научники слюной от зависти изойдут.

Я лишь рассеянно кивнул. Это было, конечно, интересно, но куда больше меня занимал вопрос — где терминал управления системами дома.

И мы двинулись дальше. Терминал нашелся в кухне, рядом с крохотным, идеально чистым столом.

— Ну посмотрим. — Я сел за стол и вошел в систему.

Я искал данные о выходах хозяина дома и его возвращениях. И нашел. Вот — он вышел, отсутствовал двое стандартных суток. Вернулся, на следующий день опять покинул жилище. И его нет третьи сутки.

И выходил он… да, я был прав, через меньший шлюз.

— Пойдем, посмотрим. — Мы протопали в дальний конец модуля, и там я нашел то, что и предполагал: стенд и запчасти для квадроцикла. А вот данных о предполагаемом маршруте в системе не было.

Ничего удивительного, но обидно. Мог бы и оставить координаты.

— Никого, и уже третьи сутки. Пойдем к нашим?

Папенька кивнул, и мы отправились к «Толстому Эдвину».

— Я так думаю, — Платформа отпил из кружки, — надо поискать Чокнутого. Симбот на месте, он на квадроцикле куда-то двинул, и третьи сутки уже пошли. Надо искать.

— Я пойду. Вы продолжайте идти по маршруту, а я тут покружу. В симботе я его догоню, если что, себе нагружу двойной запас смеси, и вы мне страховку оставите.

Страховкой называли запас дыхательной смеси и питательного желе, который основная группа оставляла по ходу движения. Практика была древней, как Старая Земля, и всегда себя оправдывала.

— Ким с тобой пойдет, — сказал Платформа, но я покачал головой.

— Один я быстрее управлюсь.

Это было правдой, и все это знали. Я привык действовать автономно и двигался куда быстрее Кима. Боестолкновения не предполагалось, местных агрессивных аборигенов в этих местах не наблюдалось, так что быстрый рейд я вполне мог провести и сам.

— Если будут проблемы, сразу вызываю подмогу, — пообещал я, и Платформа согласился.

Близился вечер, когда я проверил все системы своего «Гоплита» и, помахав удаляющемуся транспу рукой, зашагал к модулю. Вывел на визор шлема карту местности и наложил на нее данные, которые передал мне ночной незнакомец. Ага, как я и предполагал, база Синеглазки не так уж далеко. Могла она заинтересовать Чокнутого? Если там происходило что-то интересное и необычное, то вполне.

И я решил двинуться в ту сторону.

Я шел широким шагом, переключив системы управления в полуавтоматический режим, а себя вогнав в состояние экономии кислорода. Я дышал редко и поверхностно, расслабив руки и ноги, следя за визором расфокусированным взглядом. Для меня это было самым надежным вариантом — именно так, не всматриваясь в каждую деталь, а позволяя себе воспринимать картину как единое целое, я вылавливал мелочи, которые выбивались из общей картины. Если, конечно, такие мелочи были.

Он уехал на квадроцикле. Если в сторону предгорий, к базе, то где он оставил машину? Пока вокруг степь, ровная, как стол, но… вот там какое-то скопление валунов. И первые скалы уже рядом. Оттуда можно дотопать до удобной наблюдательной позиции пешком.

Посмотрим.

Я оказался прав. Вот он стоит, аккуратно замаскированный, развернутый по направлению к дому Чокнутого. Полностью готовый к старту. Я опустился на одно колено, аккуратно разобрал наваленные камни, дал увеличение на визор. Да, машина подготовлена к быстрому старту. То есть системы не выключены, а переведены в дремлющий режим. Что жрет запас аккумуляторов. И заряда того осталось не больше трети. Задерживается наш Чокнутый Менеджер, задерживается.

Откуда я сам стал бы наблюдать за базой, задал я себе резонный вопрос. Поднялся на ноги и направился к предгорьям, так и этак прокручивая разные проекции карты окрестностей. Нашел пару удобных мест, их и решил осмотреть в первую очередь. «Гоплит» легко справлялся с рельефом местности, никакой подозрительной активности поблизости не наблюдалось, «Толстый Эдвин» тоже молчал, но что-то не давало мне покоя. Нехорошие какие-то предчувствия.

И они оправдались, когда в пыли показались свежие следы. Недавно здесь прошла целая колонна — тяжелый транспортный модуль и по сторонам уже исчезающие следы колесных машин. Они были здесь не позднее вчерашнего вечера, и следы сохранились только потому, что тут дорога шла через своеобразный карман, хорошо защищенный от ветра.

Тут я и решил оставить «Гоплита». Легкий скафандр для выхода на плоскость я предусмотрительно надел еще в транспе. Дал системе команду, на лицо первым делом опустилась дыхательная маска и только потом с шипением разошлись в стороны сочленения верхнего отсека, откинулась «голова» симбота, и я смог соскочить в пыль. И тут же дал дистанционно команду на сборку и герметизацию шкуры — и так на обратном пути песок на зубах скрежетать будет, эта мелкая дрянь ухитрится забиться в симбот за ту секунду, что мне понадобилась, чтобы из него выпрыгнуть.

Проверив карабин, хранившийся в набедренном отсеке симбота, я двинулся к первой выбранной мной точке.

Если кто-нибудь решит меня ликвидировать, то лучше места, чем то, где я сейчас нахожусь, не придумать. Так что между лопатками у меня чесалось немилосердно, и затылок ломило от ожидания тяжелой пули, пробивающей маску, череп и эффектно расплескивающей мои мозги по оранжевому песку фантастического объекта, также не принадлежащего нашей Вселенной.

Я рванул до ближайшего валуна, присел за ним и глянул на наручный коммуникатор. Если верить показаниям датчиков движения, поблизости никого. Впрочем, как обмануть такой датчик, я хорошо знал. Но лучше хоть такая информация, чем вообще никакой.

А вот и та ложбинка, которую я присмотрел. Я подбирался к ней с максимальной осторожностью, замирая и продвигаясь снова буквально по миллиметру, чтобы не поднять предательские клубы пыли. Осторожно высунув из-за валуна гибкий жгут с укрепленной на конце камерой, поводил им из стороны в сторону, внимательно всматриваясь в крохотный экран комма. Ничего. И никого.

Чуть расслабившись, скатился в лощинку и посмотрел на дорогу, улегшись между двумя большими камнями.

Отличная позиция. А теперь оглядимся по сторонам.

На первый взгляд, здесь нет ни малейших следов чьего-либо пребывания. Все чисто и аккуратно, даже слишком чисто. Я медленно и тщательно осматривался, пытаясь найти малейшее несоответствие в пейзаже.

Несколько пыльных комочков рядом с моей головой. Что это?

Я осторожно растер их в пальцах. Серовато-коричневое вязкое вещество, похожее на пластилин. Может это быть кровью, смешавшейся с пылью? Или чьими-то выбитыми мозгами?

Вполне. Сев на корточки, я снова изучил ближайшие окрестности. Стремительно приближался вечер, и у меня не было ни малейшего желания оставаться здесь в темноте. Если бы я хотел избавиться от тела, куда бы я его дел? Потащил с собой? Вряд ли.

Я не стал спускаться в тесную щель, где лежало изломанное тело.

Абсолютно мертвое, это было ясно с первого взгляда. Я лишь сделал своей камерой несколько снимков и передал их Платформе.

Ответ пришел тут же:

— Это он. Возвращайся, а я передам информацию шерифу. Продолжаем движение.

Это было логично. Помочь Чокнутому мы уже ничем не могли, а если шериф сочтет нужным нас допросить, он об этом сообщит Платформе.

Но кто убил бедолагу? И что такого особенного он увидел? Точнее, что именно увидел, это понятно — залег, решил за базой Синеглазки посмотреть. И заметил он что-то интересное.

А кто-то заметил его. И этот кто-то отлично умеет тихо подбираться к жертве, быстро и чисто убивать и грамотно уничтожать следы. Будь на моем месте Ким, Платформа или даже Фрэд, не думаю, что они бы что-нибудь заметили. Их просто не учили таким вещам. Ну может, Папенька бы и заметил.

Значит, не зря поднимали тревогу парни со станции, выходит, не зря я решил пройтись по окрестностям. А теперь следующий вопрос: стоит ли мне идти к базе Синеглазки, или лучше попробовать догнать колонну, за которой наверняка и следил Чокнутый?

Пожалуй, пройдусь по следам колонны, посмотрим, куда они ведут. Хорошо бы выпустить пару «птичек», имевшихся в арсенале «Толстого Эдвина», но, поразмыслив, я решил этого не делать. Мало ли, как могли наблюдать за своей колонной парни Илова.

И вдруг меня как током ударило. Я нажал клавишу вызова:

— Сергей, вы где?

— Входим в предгорья, сейчас сброшу координаты.

— По дороге чьи-нибудь сигналы не ловили?

— Да нет, вроде. Вдали прошла какая-то группа, серьезные парни, судя по всему, трансп, машины прикрытия, но они поднялись на старую паутину и пошли выше. Опознавательных передач не вели.

— Они вас видели?

— Не зна… наверное, не… а…

Проклятье. Эфир заполнил треск помех.

— Платформа, уходи оттуда. На всякий случай, уйди от греха.

— Не слы… Скину коор… лови…

И завывание в шлемофоне. Безумная мелодия помех, усиливающаяся с каждой секундой.

Сумерки сменила полная тьма, и система симбота перешла в ночной режим. Я включил автоматический вызов транспа и прибавил ходу. Ушли они недалеко, Платформа успел скинуть координаты, по которым было видно, что они только начали углубляться в предгорья, где находилась цель наших поисков. Но откуда такие помехи? В этих местах вроде бы ничего подобного не замечалось, если только… сердце снова ушло в пятки. Если только не шла большая буря.

Они налетали непредсказуемо, были короткими и яростными. Вставала до неба стена пыли, которую несло со скоростью и мощью тяжелого боевого штурмовика. Атмосферу вспарывали сухие грозы, летящий песок спекался от ударов ветвистых, в полнеба, трескучих молний, начинали светиться ярко-красным тревожным светом расколотые бездонными трещинами транспортные магистрали.

— Платформа! Ищи укрытие! Укрытие ищи! — заорал я, ускоряя шаг.

На бег переходить нельзя, никакая система ночного видения может не спасти, человечьи рефлексы — штука дремучая, не дай боги, шарахнусь в сторону да потеряю равновесие.

Шипение разрядов в ответ.

Черная стена встала на горизонте, поднимаясь над светящимися скалами, над переливающейся сине-зеленым равниной; полетели первые полотнища песка, заслоняя «паутину» — излучающий успокаивающий серебристый свет гигантский лабиринт из тонкостенных желобов и лент, по которым спокойно разъезжались два тяжелых транспа.

Великанская конструкция налилась тревожным красным сиянием, ей ответили полосы дорожного покрытия, просвечивающие сквозь толщу песка, и я ускорился, чтобы выбраться на равнину до того, как налетят первые настоящие порывы ветра. Акустика симбота передавала треск, вой, щелчки, курлыканье и сухую дробь — какофония снаружи нарастала, пока все звуки не исчезли в демоническом вое ветра. Ничего не видно. Визор ослеп. Я переключил навигатор и вызвал из его памяти отрезок маршрута до нагромождения валунов, за которым Чокнутый оставил свой квадроцикл. Надеюсь, я успею до него добраться, до того как буря ударит по-настоящему.

* * *

В кабине «Толстого Эдвина».


— Не слышу тебя! Сейчас скину координаты! Лови, подтверди прием! — Платформа орал в микрофон, словно это могло помочь протолкнуть слова и пакет данных сквозь эфир.

Ким вопросительно глянул на старшого, но тот лишь покачал головой. Вой и треск в эфире предвещали одну из непредсказуемых грандиозных бурь. В чреве «Толстого Эдвина» им ничего особо не грозило, а вот Мартину снаружи… «Гоплит», конечно, модель надежная, но случиться могло всякое. Сергей вспомнил, как зачарованно смотрел на пролетающий мимо него валун, размером с симбот, врезавшийся в стену изящной спиралевидной башни с такой силой, что башня раскололась и из нее выплеснулась мутная темно-зеленая жижа. Было это больше десяти лет назад, но воспоминание оставалось удивительно ярким.

— Внимание всем! — ударил Платформа по кнопке общей связи. — Пристегиваемся, фиксируемся, проверяем крепление тяжелых предметов!

Все было закреплено и перепроверено много раз, но такие проверки лишними не бывают. Он услышал, как ойкнула в соседнем отсеке Мариска, и тут же защелкали фиксаторы страховочных ремней.

Убедившись, что экипаж и пассажиры заняли свои места, Платформа нажал клавишу на пульте связи и вызвал по личному каналу Фрэда:

— Фрэд, слышишь меня?

— Громко и ясно. А ты что шепотом говоришь?

Сергей откашлялся. Он действительно машинально понизил голос.

— Ты вот что, держи «Василиска» своего в полной готовности и, как встанем, проверь системы огня.

— Что случилось? — Голос Папеньки стал серьезным и напряженным.

— Мартин труп нашел. Кокнул кто-то Чокнутого Менеджера. И потом еще сказать мне что-то хотел, да помехи заглушили. Что-то о группе, которая выше по паутине ушла. Помнишь, недавно видели?

— Та-а-а-ак. Ясно.

И Фрэд отключился.

Платформа всматривался в непроглядную темень, полную воя и летящего песка. Ким, все это время молча сидевший в кресле второго пилота, ткнул пальцем в точку на визоре.

— Смотри, это проход к крытой площадке.

— Отлично. Двигаем туда.

Навигационная система окончательно определилась с координатами и сейчас показывала подробную карту окрестностей.

«Толстый Эдвин» полз по остаткам того, что некогда было грандиозным комплексом дорог, площадок, платформ, изящных гнутых мостов и выплавленных в склонах гор и внутри скал залов, комнат и павильонов. Все это грандиозное кружево плелось, строилось, вырезалось и выплавлялось сотни тысяч лет, менялись цивилизации, и каждая оставляла свой след. В результате люди иногда попросту сходили с ума в этих горах, настолько диким и невероятно чуждым было это переплетение инопланетных форм.

Но Платформа живым воображением не отличался и сейчас видел то, что ему требовалось — закрытую от ветра площадку величиной с футбольное поле, на которой можно было укрыться от бури и передохнуть.

Заехав в дальний угол площадки, он заглушил двигатель и перевел системы транспа в стояночный режим. Снова перешел на общий канал:

— Отдыхаем посменно. Мариска, Анита, вы дежурите первыми. Мы с Кимом отдыхаем, Фрэд — страхуешь.

* * *

Я успел добраться до груды камней, до того как началась настоящая буря. В очередной раз проверил связь, хотя прекрасно понимал, что не услышу ничего, кроме взбесившегося эфира. Но армейская привычка въелась намертво — «продолжайте вызывать»! Вызвал, тяжело вздохнул и завел симбот в укрытие. Сколько еще продлится это безумие? Совершенно непредсказуемо. Поэтому я аккуратно уселся, неторопливо вытянул ноги симбота и присосался к тубе с питательным раствором. Пока есть время, давай обдумаем ситуацию. Вроде бы она проста, как попка младенца — Чокнутый Менеджер решил полюбопытствовать, что это такое интересное творится на дальней базе босса местного теневого мира, увидел то, что ему не положено, его заметили и прихлопнули.

Вроде бы все логично, да не совсем. Наверняка Синеглазка о Чокнутом прекрасно знает, понимает, что тот со своим безобидным любопытством может бродить поблизости, и просто так его грохать не будет — зачем ему привлекать к себе лишнее внимание?

Следовательно, было это нечто выходящее за рамки обычной деятельности господина Илова.

Теперь добавим сюда явную озабоченность моих шефов и визит ночного гостя. Возможно, все это совпадения, но в такие совпадения я не верю. Сюда же относим следы, которые я видел, и делаем нехитрый вывод: Чокнутый наткнулся на нелегальную экспедицию, которая шла к объекту.

И вот это было совсем фигово, поскольку объект этот, видимо, находился где-то неподалеку от цели нашего похода. И раз они видели нашу группу, то вполне могут решить, что и эти потенциальные свидетели им совершенно не нужны. К тому же Илов, скорее всего, работает по заказу и к нему вполне могут направить и спеца для контроля «местных исполнителей». Ох, представляю я себе, что это могут быть за спецы. От этой мысли мне стало совсем паршиво.

Однако сейчас я не мог ничего сделать, поэтому закрыл глаза и заснул. Опыт подсказывал, что скоро мне понадобятся все силы. Надо отдохнуть.

* * *

Синеглазка никогда не считал себя человеком с богатым воображением, он даже гордился тем, что все его мысли, интересы и желания лежат исключительно в практической плоскости. Именно это делало его таким успешным дельцом и хорошим боссом. Это создавало определенную репутацию — бесстрастного и безжалостного человека. В узком кругу, конечно, но это уже издержки той сферы бизнеса, которую он выбрал.

Но даже его каждый раз поражала немыслимая сложность и нечеловеческая логичность этой горной системы.

Они прошли по краю предгорий и на секунду остановились перед гигантским языком въезда на «паутину», по которой им предстояло подниматься к цели, теряющейся сейчас в тенях и клубах летящего песка.

— Может, переждем бурю здесь? — обернулся к Олегу Илов. — Вот здесь, — показал он на въезд слева, — можно остановиться.

Олег даже не глянул на экран.

— Продолжаем движение по графику. Пока мы укладываемся в срок, но задержки недопустимы.

— Нас может попросту снести с этого чертова серпантина!

Олег пожал плечами.

— Не надо думать о том, что может произойти. Надо быстро действовать. Командуйте: движение на максимально возможной скорости.

Герман нажал клавишу системы связи:

— Дозорным, оставить машины, прыгайте внутрь, двигаемся на максимуме.

И они рванули наперегонки с бурей.

Откинувшись в кресле, Герман наблюдал, как тяжелая, внешне неповоротливая машина стремительно и плавно ввинчивается в немыслимые изгибы и повороты висящего между горных пиков лабиринта. Интересно, для каких машин это предназначалось? Он закрыл глаза, борясь с подступающей к горлу тошнотой, когда транспортер пополз по боковой стенке трассы. Трансп висел над многокилометровой пропастью, и даже у самых закаленных людей сердце уходило в пятки на этом участке дороги. Здесь действовала собственная гравитация, но мозг отказывался понимать противоречащий привычным понятиям факт. Говорят, сталкеры, первыми обнаружившие эту паутину, сошли с ума, пытаясь пройти этот участок.

В это Илов не верил, но ощущение все равно было преотвратным.

Желудок подпрыгнул к горлу, скальная стена снова заняла привычное положение, и Герман помотал головой. На сидевших же рядом корпоративщиков все это, казалось, не произвело никакого впечатления.

— Готовимся съезжать с паутины, — зачем-то прокомментировал очевидное водитель.

На экране уже мигал зеленый пунктир, указывающий направление. Один из серо-стальных «лепестков» уходил влево, отделяясь от общей массы, и исчезал в широком скальном карнизе, опоясывающем пик.

Потянувшись вперед, Олег увеличил изображение. Стала видна изящная арка в стене и ажурный козырек, выступающий над дорогой. Цель их экспедиции.

Герман переключил один из экранов на визуальный режим — и не увидел ничего, кроме летящего параллельно дороге песка и проблесков огней с «паутины». Водитель аккуратно вел трансп по приборам. Которые, восхвалил богов Илов, здесь более или менее нормально работали.

Машина проползла по карнизу, содрогнувшись пару раз, когда в борт попадали сорванные со склонов валуны, грузно перевалившись, заехал в арку, свернул в глубину зала и остановился.

— Двойка-раз, в симботы и на выход. Проверить помещение.

Олег кивнул своему сопровождающему:

— Идешь с ними, страхуешь, осматриваешься.

Поползли вверх боковины десантных отсеков, и симботы, плавно распрямившись, ступили на поверхность. Жутко свистел и завывал ветер, пробиваясь даже сквозь мощную звукоизоляцию. Как ни странно, песка в огромном зале было немного, время от времени ветер закидывал великанские пригоршни в раззявленную пасть входа, но он же раздирал и разносил их по залу, где пыль вихрилась и вилась черными смерчами.

— Чисто! Чисто! — пробились сквозь треск голоса разведчиков.

Однако Олег, склонив голову к правому плечу, сидел неподвижно и ждал. Наконец раздался третий отчет. Невыразительный голос прошелестел в эфире:

— Чисто, можно разворачиваться.

— Господин Илов, приказывайте своим людям. Разворачиваем гермокупола вот там, блокируем ими этот проход. Оттуда в защитных костюмах идем на нижние ярусы сооружения. Там я отдам дальнейшие распоряжения.

Синеглазка молча кивнул и отправился отдавать приказы своим людям.

Сгибаясь под порывами ветра, которые долетали даже в самые дальние уголки гигантского помещения, люди Илова сняли с транспа один из квадроциклов, который тут же превратили в погрузчик, и сноровисто принялись сгружать оборудование.

Возле входа в овальный коридор, что, извиваясь, уходил в глубь скального комплекса, подвесили полевые лампы, и в их резком белом свете вспенились шары трех гермокуполов. В один из них осторожно внесли капсулы для транспортировки биоматериала. Парни на них косились, но Синеглазка тихонько цыкнул, пригрозив особо суеверным урезать премиальные.

В транспе оставили двух дежурных, остальные разместились в гермокуполах.

Симботы пришлось тоже оставить в транспе, как и предполагалось, но все же Илову стало немного не по себе.

Вообще с того момента, как он увидел бесстрастное лицо Олега, его все чаще охватывало смутное беспокойство. Едва ли не впервые он начал чувствовать свой возраст. К горлу иногда поднимался мерзкий горький ком. Герман все чаще думал — не замечают ли этих признаков слабости его люди, и от этого становилось еще хуже: ведь растопчут, заведут за угол и тихо сунут под ребра неприметную полоску сверхпрочной керамики. Или еще проще, организуют какую-нибудь добавку в дыхательную смесь. Но нельзя было показывать, что ты хоть что-то подозреваешь, и перепроверять снаряжение, которым занимались только особо доверенные парни, те, что были с ним много лет. Только стандартная процедура последней проверки — это подозрения не вызовет, так и надо, но вдруг…

Нарастающую панику он подавлял усилием стальной воли, но и она давала трещину. И причин этого Илов не понимал. Только раз за разом вспоминал тот бесстрастный взгляд при первой встрече.

— Теперь всем отдыхать. Смены по два часа. Через четыре часа начинаем спуск на нижние уровни.

Снова Олег скомандовал сам. Герман лишь кивнул, соглашаясь, и снова подумал, что же настолько важное и ценное ищет это существо, присланное сюда корпоративными небожителями?

Это было что-то, ради чего на кон поставили многолетнее сотрудничество с ним, Германом Иловым, который долгие годы выстраивал свою маленькую империю здесь, на плоскости, доказывал свою полезность и способность контролировать ситуацию. К нему не раз спускались в шаттлах неприметные серьезные спецы, которых надо было довести до определенного места, помочь с изъятием разных предметов и организовать отлет или транспортировку. И все они держались уважительно, предоставляя ему решать оргвопросы и безоговорочно признавая его главенство во всем, что касалось отношений со своими людьми и местными шерифами. Иначе было нельзя. Иначе — люди Синеглазки поняли бы, что можно попробовать делать дела в обход шефа. А это — грызня, война и падение прибыли.

Сейчас все было иначе. Олег взял под свой контроль все и действовал с неумолимостью и безжалостностью военного искина.

Значит, добыча того стоила, и корпорацию не интересовало, что будет потом.

Хоть всю плоскость спали.

Кстати, возможно, они и попробуют так сделать, если надо будет замести следы, подумал Илов, и ему стало совсем нехорошо.

Он понял, что его туда — наверх — не возьмут.

Придется держать ухо востро.

И в первую очередь необходимо сделать все, чтобы этот искин со своим биороботом получил, что надо, и убрался восвояси. А потом — перевести все деньги туда, куда до них никто не дотянется, и исчезнуть.

Пора валить с Перекрестка. Здесь может стать очень неуютно.

Отчего-то вспомнился старый рейнджер, что маячил последние месяцы на плоскости, его спокойный оценивающий взгляд — и решение оформилось окончательно. Да. Это — его последняя операция на Перекрестке.

С этой мыслью Илов лег, закрыл глаза и уснул.

* * *

Мартин. Укрытие.


Я лежал, закрыв глаза, и пытался снова погрузиться в сон. Когда-то меня учили этому. И учили хорошо, я мог отключиться в течение нескольких минут. Я мог урвать минуту сна во время краткой передышки в бою, и ее мне хватало, чтобы восстановить силы.

Я спокойно заснул спустя несколько часов после того, как смотрел, как из женщины, с которой я жил, аккуратно достают кишки и выкладывают узором на кровати.

И кошмарные сновидения меня не мучили.

А сейчас я проснулся от видения, которое меня не посещало очень и очень давно. По забралу тактического шлема стекает густая белесая жижа, а в шлемофоне истошно орет рядовой первого класса Робертсон, которого медленно затягивает сизая пузырящаяся масса — ксеносы обстреляли мою группу из своих ненормальных не то орудий, не то извивающихся личинок каких-то местных насекомых. Выпускали эту массу они с убийственной точностью. Мы разнесли их расчет, но Робертсона успели уделать с ног до головы.

Мы сходили с ума третью неделю. От беспредельной чуждости этого мира, от невозможности понять или хотя бы предсказать действия ксеносов, упавших на эту полупустую сельскохозяйственную планетку и вгрызающихся в ее нутро — тупо и неостановимо. Нутро планеты уже было изъедено их ходами, камерами, залами, в которых плескались озера серой вязкой слизи. Слизь постепенно застывала, образовывала дикие паутинчатые кружева, сводящие людей с ума одним своим видом. И эти чужаки говорили — говорили постоянно, неумолчно, они трещали, щелкали и выли, а потом вдруг, разом, замолчали и начали уничтожать все, что было не ими. Они заливали потоками пены леса и поля, местную армию они просто стерли с лица планеты, и все это заняло считанные часы. Когда корабли нашей десантной группы выпали в трехмерность, планета уже напоминала яблоко со снятой шкуркой. Выделялись лишь черные пятна городов и нескольких крупных фермерских поселений. От космопортов судорожно рвались вверх на устаревших антигравах эвакуационные корабли, за которыми тянулись ленивые языки «дымного джинна» — мерзкого ксеносовского изобретения, обволакивавшего корабли и проникавшего в мельчайшие поры и щели. Корабли, до которых дотянулись джинны, продолжали подниматься. Но в космосе их ждали только наши заградительные отряды с командами зачистки на борту.

Мне пришлось быть в такой команде только раз, и этого хватило.

Наземная операция пошла не так с самого начала. Кто-то напутал с координатами, и капсулы с нашей группой упали чуть ли не на головы целой толпе ксеносов, которые сразу же образовали пирамиду из своих текучих белесых тел и обдали нас первым залпом слизи.

Поверхность планеты уже плыла и дрожала, ксеносы виделись как сквозь жаркое марево — наши яйцеголовые говорили, что это потому, что твари существовали в нашей физической реальности лишь частично…

А потом нам приказали зачистить огромную ферму, состоящую из синих пластиковых куполов, соединенных зелеными трубчатыми переходами, отчего казалось, что все это — гигантская детская игрушка, внутри которой переливается, пузырится какая-то жидкость. Чуть в стороне стояли фермерские дома — вроде бы совершенно целые.

К тому времени Робертсон уже перестал кричать. А два синих купола взорвались немыслимо красивыми фонтанами мелких переливающихся под солнцем осколков и ослепительными фонтанами сверкающих брызг. И из всего этого кошмарного великолепия на нас поперли гигантские, разворачивающие кольцо за кольцом суставчатые тела — боевые многоноги ксеносов.

На каждом прилепилось не менее десятка ксеносов-наездников. Они вцепились в сырые бока этих тварей своими безобразными конечностями и висели, словно детеныши обезьян, дергаясь и подскакивая в воздухе.

Один из них сунул голову в складку на боку многонога, и тот, отрывая сегмент за сегментом от поверхности, полез вверх, превращаясь в устремленное вверх орудие. Я увидел, как заходило, сокращаясь, туловище, готовое извергнуть струю все на свете разъедающей слизи, и тут в шлемофоне взвизгнул голос штабного майора:

— Залп! Уничтожить орудия противника.

И мы дали залп. Огненные шары превратили многоногов, ферму, дома, саму землю в кратер со спекшимися стеклянными стенами.

Это уже потом выяснилось, что в фермерских домах засели семьи, до последнего надеявшиеся на то, что мы пришли их оттуда вывести.

Это уже потом выяснилось, что запись той команды загадочным образом исчезла из архива штабных регистраторов.

А тогда я чувствовал только глубочайшее удовлетворение, потому что хотя бы нескольких наших парней избавил от участи навсегда замолчавшего Робертсона.

Суд, обвинение, изгнание и какая-то сытая штабная тварь, ломающая у меня над головой ритуальный клинок, — все это уже ничего для меня не значило. Я занимался тем, что меня отлично научили делать, — выживал.

Быстрее всего отмирали эмоции и привычные шаблонные представления о человеческих взаимоотношениях. Гасить их меня тоже научили и теперь получили то, что создали сами: автомат для выживания. Но отныне я выполнял программу только своего выживания.

А теперь я не хотел выживать один, и в этом была моя сила и моя слабость. Например, сейчас я нерационально использую ресурсы, которые мне могут понадобиться, как только утихнет буря.

Поняв это, я снова закрыл глаза и уснул. На этот раз крепко и спокойно.

* * *

Спуск на нижние ярусы прошел спокойно, даже скучно-буднично. Лишь Олег время от времени останавливался и как-то птичьи дергал головой.

Разумеется, он молчал, местным совершенно не нужно было знать, что его охватывает тревога — он вспоминал о двух исчезнувших экспедициях компании.

Не было никаких фактов, что исчезли они именно здесь, но подсознательно он ожидал, что вот сейчас увидит тела в скафандрах.

Головная группа осторожно прощупывала пространство перед собой «свистками» — универсальными комплексами обнаружения активности, следом шла основная группа, в центре которой плыли по воздуху платформы с саркофагами капсул для транспортировки биоматериала, замыкающая двойка контролировала для порядка боковые проходы.

Чем ниже спускалась экспедиция, тем глубже становилось окружающее безмолвие. Тишина давила на виски, заставляла чаще дышать, и звук собственного дыхания отдавался в ушах, отчего хотелось замереть, прислушаться. Хотелось задержать дыхание, и даже самые опытные удерживались от этого только волевым усилием — знали, что после этого захочется сделать глубокий вдох, от которого будет еще больше шума в ушах.

Олег со своим телохранителем шел впереди, молчаливые, шагающие спокойно и слаженно, словно автоматы. Коридоры и переходы комплекса освещались тускло мерцавшими овалами неописуемого красновато-зеленого цвета. Свет этот моментально выводил людей из уравновешенного состояния, и, когда группа дошла до огромного, полного все того же тусклого мерцания зала, нервы у всех были уже на взводе. Пришлось скомандовать всем ввести успокоительное.

Неровный волнистый пол зала затруднял движение. Илов почему-то представил огромные, поблескивающие в тусклом свете, змеевидные тела, скользящие по зеркально-скользким, навсегда застывшим волнам, обвивающие изогнутые каменные выступы, доходящие до середины стен колонн с плоскими вершинами.

Олег остановился в центре зала, сверился с показаниями своего навигатора и скомандовал поворачивать налево. Дальний конец зала утопал в клубах тяжелого тумана, и Илов почему-то снова подумал о змеях, скользящих в тумане и о чем-то шепчущих шипящими голосами.

Хотя не было тут никаких змей, если верить видеозаписям, которые нашли и расшифровали едва ли не в первый же год прибытия на Перекресток. Если верить многочисленным вырезанным в камне изображениям, голограммам и файлам в компьютерных системах — были эти существа прямоходящими, имели верхние и нижние конечности и вроде бы были даже гуманоидами.

Зачем им понадобилось такое архитектурное извращение, Герман не понимал.

— Здесь, — Олег показал рукой на участок стены, внешне ничем не отличавшийся от остальных, — устанавливайте резак и вскрывайте стену.

Двое плечистых парней, выбранных за физическую силу и туповатую методичность, сноровисто собрали установку и отрегулировали силу режущего луча. Олег лично проверил настройки, еще раз сверился с показаниями своего комма.

— Режем аккуратно, фрагмент вынимаем наружу, — в тысячный раз повторил он инструкцию.

А Илов смотрел на все это отстраненно и думал, что им повезло с налетевшей бурей. Теперь исчезновение Чокнутого Менеджера никого не удивит, и искать его специально никто не станет. Каждая такая буря брала в жертву жизни двух-трех новичков, идиотов или просто тех, кому не повезло.

А вот не будь бури… Чокнутый был достаточно популярной фигурой.

Словно прочитав его мысли, рядом возник Олег:

— Незадолго перед началом бури мы видели трансп. Двигался он, как и мы, в предгорья. Вы знаете, чей это аппарат?

Илов пожал плечами:

— Мы не обменивались позывными, но я могу прокрутить запись регистраторов, попробовать опознать машину. Мне показалось, что это «Толстый Эдвин» Сереги Платформы. Обычный сталкер, скорее всего, маршруты совпали случайно.

— Я хочу, чтобы ваши люди, как только утихнет буря, прочесали окрестности. В случае если эта группа может нас увидеть и опознать — полностью ликвидировать.

И вот тут Илов испугался по-настоящему, с оглушительной ясностью осознав, что в живых после этой операции не останется. Руками его людей корпоративщики устраивали резню, собирались напрочь отсечь все возможные хвосты.

А затем страх исчез так же быстро, как и накатил.

Илов принял решение.

— Разумеется. Ганс, подойди сюда, — махнул он рукой неброскому мужичку, тому самому, который дрался на ринге с новичком из группы Платформы.

Боец подошел, осторожно ступая в тумане, чьи седые космы обвивались вокруг его ног, молча встал перед шефом, ожидая приказа.

— Как только утихнет, берешь квадроциклы, антигравы, осторожно обследуешь все вокруг. Особое внимание — маршруту отхода. Тут недавно группа засветилась, похоже, Платформа крутится. Увидите, что они могут нас засечь, — валите всех. Только тихо и быстро, чтобы они в эфир вякнуть не успели.

Ганс молча кивнул и ушел. Всю свою пятерку он подбирал сам, и Синеглазку иногда охватывала дрожь, когда он на них смотрел. Пятерка состояла из парней совершенно разных, но было в них и нечто общее, у одних — на поверхности, у других — спрятанное, залегшее глубоко в темном иле души.

Холодная безжалостность.

Они просто не понимали таких слов, как жалость, снисхождение, сожаление.

Для них единственным мерилом была максимальная эффективность при выполнении задачи. Как и для этих — сверху, подумал вдруг Синеглазка. Как и для меня самого. И все это прекрасно работало, пока в материал, который можно списать как отработанный, не попал я сам.

Что же, будем действовать так же, усмехнулся он, и посмотрим еще, кто кого.

— Пойду поболтаю с ним малость об этих сталкерах, — кивнув в сторону Ганса, сообщил Илов Олегу.

Тот не обратил на него ни малейшего внимания. Он уже шагал туда, где луч прорезал прямоугольный проход в стене.

— Парни, дайте-ка нам поболтать, — негромко сказал Герман, приобнимая бойца за плечо. Пятерка молча отошла. — Ты вот что, Ганс. Сделай все, как надо, как я тебе сказал. Но потом — не расслабляйся. Если не найдешь никого, возвращайся сюда и будь настороже. А еще лучше — парочку ребят своих поблизости где-нибудь оставь, пусть смотрят, как мы выходим.

— Этим двоим не веришь? — прямо спросил Ганс. Молодец, спросил, не меняя выражения лица, не поворачиваясь туда, где руководил выемкой каменного блока Олег, рядом с которым неотлучно стояла его тень — телохранитель.

— А почему я им верить-то должен? — задумчиво протянул Илов.

Тяжко грохнул каменный прямоугольник, сотрясая пол зала, упал в туман, взвившийся рассерженными змеями.

Бойцы Илова инстинктивно направили в пролом стволы автоматических винтовок. В зале воцарилась оглушительная тишина, которую нарушил спокойный голос Олега:

— Двигаемся, господа, мы отстаем от графика.

За стеной оказался проход. Широкий, с низким волнистым потолком и выгнутыми бочонком стенами. Он уходил в обе стороны от пролома — полный стылой черной тьмы, погруженный в тяжелый давящий сон. Тьму разрезали белые лучи наплечных фонарей, стали видны покрывающие стены панно. Или… фигуры медленно двигались, свивались, душили друг друга и трансформировались. Невероятные, гротескные, но абсолютно реалистичные уродцы растекались бесформенными лужами и возрождались в виде кошмарных, подавляющих волю и воображение людей созданий.

— Двигаемся вперед, — раздался резкий режущий голос, и первая пара вошла в проход.

Люди проходили, осторожно переступая через оплавленные каменные края, с опаской глядя на кошмарные картины на стенах. Кто-то пробормотал, и по общему каналу его услышали все:

— Теперь точно без стакана не уснешь…

— Отставить треп в эфире, — жестко пресек разговоры Синеглазка. Он снова стал самим собой — впереди ждала добыча, в руках — знакомая тяжесть винтовки, все чувства обострены до предела, и рядом люди, готовые открыть огонь по твоей команде.

Они шли бесшумно настолько, насколько это возможно для такой группы. Нервы у всех были напряжены, это чувствовалось по тяжелому дыханию и показаниям медсистем, которые выводились на визор Илова. И это после успокоительных инъекций.

— Успокоились. Комплекс пустой. Следим за датчиками, не зеваем.

Все это они и так знали, но сейчас следовало напомнить. И успокоить.

Коридор расширился, теперь здесь могли идти в ряд три человека, не касаясь друг друга плечами. Постепенно становилось светлее, словно стены и пол начали излучать чуть заметный мертвенно-серый свет. Илов поднял руку:

— Стой.

Чуть подождав, он выключил свои наплечные фонари. Подождал еще и скомандовал остальным:

— Гасим. Подождите, прежде чем двигаться, пусть глаза привыкнут.

Коридор продолжал идти под уклон. Абсолютно пустой, исчезли даже панно на стенах, лишь через неравные промежутки покрывали стену выстроившиеся в неровную вертикальную цепочку знаки, похожие на растопыривших лапы пауков. Коридор закончился восьмиугольным холлом, в который выходили двери — Илов насчитал четыре. В углах стояли конструкции, при виде которых Германа охватило чувство неправильности происходящего, хотя он-то насмотрелся за свою жизнь всякого, на разных планетах и в межзвездном пространстве. Но здесь — обманчивая простота конструкций, состоявших из темных и серебристо-серых прямоугольных пластин, заставляла вглядываться в них до рези в глазах, пока не начинала болеть голова.

Одна из дверей была приоткрыта. И оттуда лился все тот же тоскливый серый свет, но чуть более интенсивный.

— Это ж надо, работает, — прошептал кто-то.

На этот раз Илов обрывать не стал. Он и сам думал о том, насколько мощными были технологии этих обитателей Перекрестка, если спустя миллионы лет их оборудование находилось в идеальном состоянии и реагировало на появление живых организмов, выводя систему освещения из режима ожидания.

Интересно, а какие еще системы перешли в активный режим, подумал он и слегка напрягся. Конечно, с ним были опытные люди, ходившие не в один рейд, но все же…

— Клювом не щелкать, по сторонам смотреть, — напомнил он на общем канале и переключился на Олега.

— Что дальше? Где это ваше оборудование, которое надо извлекать?

Олег с телохранителем колдовал над пультом управления сканирующим комплексом.

— В глубине комплекса. Идем ниже. Пока осмотрите комнаты, — не отрываясь от своего занятия, коротко бросил он.

Они оказались не заперты. Двери вкатывались в стены, открывая каплеобразные проходы в комнаты, где ждал миллионы лет сводящий с ума ужас. Видавшие виды головорезы Илова тяжело дышали, заглядывая в помещения, полные исковерканных, чудовищно перекрученных, соединенных в немыслимых комбинациях тел, строений, предметов, предназначение которых уже невозможно было определить. Они так и не поняли назначения этих комнат. Было это чем-то вроде музея? Выставкой удачных или неудачных результатов экспериментов? Попросту кладовкой?

Несмотря на потрясающие воображение технологии консервации, многие объекты, а Илов решил называть их только объектами и никак иначе, частично истлели, разложились, и изменение температуры, давления и влажности ускорило эти процессы. Тела оплывали, на них проступали пятна, отваливались в молчаливом безумном крике челюсти, призрачно шевелились конечности. Включились какие-то системы, послышалась серия щелчков, и вокруг некоторых тел поднялись прозрачные цилиндры, внутрь которых пошел зеленоватый газ.

Это было страшно — комплекс ожил и начал действовать по своим программам, не обращая внимания на пришельцев. Пока — не обращая.

Оставалась единственная дверь, с которой и возился Олег.

Наконец и она поехала в сторону. За ней обнаружился новый коридор — на этот раз совершенно прямой, с единственной дымчато-белой дверью в дальнем конце.

— А как мы будем открывать вот ее? — Синеглазка на всякий случай держался в арьергарде.

Почему-то так было спокойнее, хотя, если угроза и могла прийти, то скорее именно со стороны зала и неисследованного лабиринта ходов и переходов, оставленных за стеной. И все равно так было спокойнее. Но все оказалось на удивление просто. Олег крепко вжал ладонь в дверь, налег на нее, уводя вбок, и она, как и остальные, исчезла в стене.

— Почему нет никаких систем охраны? — не выдержав, спросил Илов.

— Они совершенно иначе воспринимали окружающий мир, — впервые Герман слышал в голосе Олега что-то похожее на эмоции. — Для любого из них попасть сюда было высшим благом и мечтой, если можно говорить о таких понятиях. Это была их святыня, а окружающая реальность, включая всех других существ, объектом ненависти и изменения. Им не было нужды запирать эти двери.

Зал оказался на удивление большим и низким. Волнистый потолок местами почти соприкасался с таким же волнистым полом. Возвышения при появлении людей засветились тускло-оранжевым светом, и стало видно, как переливается внутри какая-то мутная жидкость.

Илов побывал не в одном помещении, сооруженном для своих неведомых нужд инопланетянками, и был готов к тому, что нечеловеческие механизмы и аппараты окажутся чем-то, что и не похоже вовсе на людское оборудование. Но в этом зале все было не просто чужим, а неприятно угрожающим. Волоски на загривке встали дыбом, и Герман усилием воли не отдал приказ готовить оружие к бою. Хотелось попросту свалить, наплевав на деньги.

Судя по тому, как нервно вели себя парни, они чувствовали что-то схожее.

А Олег с телохранителем уже спокойно шли к дальней стене зала, где на широком прямоугольном постаменте лежали три предмета, похожих на коконы гигантских насекомых.

Подойдя, Олег осторожно провел рукой по поверхности одной из капсул.

— Аккуратно отсоединяем ее и грузим на антиграв, — скомандовал он, разгоняя жуткое оцепенение, в которое погрузились остальные.

Техников в группе было двое, Олег с самого начала настоял на этом. Рукастые парни, которым было совершенно все равно, что и зачем собирать или разбирать. Они жили только ради хорошо оплаченного процесса решения сложной технической задачи, а конечная цель их нисколько не волновала. Присев на корточки возле крайнего саркофага, они развернули полевой сканирующий комплекс и полностью погрузились в работу.

Илов подошел поближе.

Капсулы казались вырезанными из цельного куска неведомого, похожего на зеленоватый камень материала. Их поверхность полностью, за исключением небольшого прямоугольника, покрывала затейливая резьба, при взгляде на которую начинала кружиться голова.

* * *

Буря стихала. Я смотрел на зеленые цифры и успокаивающие диаграммы, выведенные на визор, и ждал. С дыхательной смесью у меня все в порядке, диагност говорит, что песок не повредил системы симбота, но я все равно проведу тест еще раз, как только выберусь из своего убежища.

И сразу же рвану к своим.

А вот выходить на связь я, пожалуй, не буду, пока не буду совсем рядом.

Пусть это будет для них приятным сюрпризом. А то что-то не нравится мне эта группа, которую они видели, да еще и труп бедолаги Чокнутого, что сейчас покоится в могиле, засыпанной многометровым слоем оранжевого песка.

Всё, пора.

Я аккуратно, не торопясь, встаю, слыша, как с шуршанием стекает с поверхности симбота песок. Стекло тут же автоматически очищается, и я смотрю на мертвую оранжевую поверхность. Поднимаю ногу, с «ботинка» текут очередные оранжевые струи, делаю шаг, поднимаю руки и принимаю позу для диагностики. Запускаю полный цикл.

Зеленые цифры не соврали, повторный тест не выявляет повреждений. Разве что чуть с задержкой отвечает система наведения левой плечевой установки ведения огня. Плевать. Главное — «револьвер» из набедренного отсека вылетает как и положено — плавно и стремительно.

Только пускать его в ход совершенно не хочется. Но что-то мне подсказывает, что это вполне возможно — настрой такой… сложно-уловимая смесь опаски, азарта, холодного расчета и анализа ситуации.

Сигнал «Толстого Эдвина» ловился уверенно, и я побежал. Шел экономной рысью, не перенапрягая свои силы и ресурсы симбота, и бежать мне предстояло еще часа три, не меньше. Оставалось только надеяться, что за эти три часа с нашей экспедицией ничего не случится.

* * *

— Ну мы пошли. — Ким похлопал себя по бронированной груди костюма и защелкнул шлем.

Платформа уже ждал его снаружи, бродил вокруг транспа, внимательно его осматривая. Автоматика автоматикой, а самому посмотреть, все ли в порядке, никогда не помешает.

«Эдвина» загнали в укрытие вовремя. Чтобы показать Мариске, что такое ночная буря, Платформа вывел к выходу одну из передвижных камер, которая вцепилась в потолок зала и транслировала то, что происходило снаружи. Мариска сидела, открыв рот, и хлопала ресницами. Происходящее в горах завораживало и пугало до дрожи.

Но в конце концов усталость взяла свое и девчонку отправили в спальный отсек. С ней ушла и Анита, а Фрэд, Платформа и Ким поделили вахту на троих. Анита порывалась дежурить наравне со всеми, но мужики просто набычились и молча смотрели на нее так, что она, в сердцах пробурчав что-то непечатное, ушла.

Как только буря начала стихать, было решено отправить одну группу на разведку. Мариска, без вариантов, оставалась в машине, поэтому горячее, но краткое обсуждение вызвала только кандидатура того, кто останется, как выразился Фрэд, «нянькой при этой пигалице». В итоге он и остался, поскольку Платформа, послушав, как Папенька пытается переубедить накаляющуюся Аниту, возвысил голос и приказал ему заступить на вахту. Сказав, что ему совершенно не нужен, случись что, искалеченный механик. Да и за рычагами ему равных нет.

Фрэд, конечно, надулся, но остался. Выводить «Толстого Эдвина» лучше было, конечно, ему, а вот разведывать местность — имеющим большой опыт Платформе, Киму и Аните. Тройка отправилась снаряжаться — Ким и Платформа решили идти в скафандрах, а Анита влезла в симбот. Она должна была идти в арьергарде, готовая страховать и прикрывать разведчиков в случае необходимости.

Паутина над головами людей снова дрожала в рассветном небе, непостижимая, загадочная и страшная, как дорога древних нечеловеческих богов — да, может, так оно и было на самом деле? Мысль эта некстати мелькнула, но Анита сразу отогнала ее. Не время задумываться о высоких материях и тонких мирах.

Дорога выглядела относительно целой, а вот выше, на склоне, где еще несколько часов назад возвышались три изящных, изогнутых, словно зубы дракона, зубца, их осталось лишь два. На месте третьего торчали уродливые обломки.

Анита посмотрела вниз, на равнину, по которой, как и миллионы лет назад, катились волны оранжевой пыли. Мартин так и не выходил на связь. Засранец.

— Идем вон к тем скалам. — Сергей показал рукой и тут же скинул направление в систему симбота. — Если препятствий нет, перегоняем «Эдвина» туда, устраиваем промежуточный лагерь и обследуем объект.

— Принято, принято, — сдвоенным эхом отозвались Ким и Анита.

Парни резво направились туда, где от основной дороги уходило вбок и вверх ответвление, превращавшееся в площадку с высоко поднятыми бортами. Словно огромная каменная ванна с плоским дном висела среди скал, соединяясь с ней широкой ручкой. Таких конструкций здесь было множество, и исследователи так и не пришли к единому мнению, что же это такое было. Но обзор оттуда открывался хороший, а до цели экспедиции добраться было легко. Как и отступить в случае необходимости.

Маленькие фигурки в легких скафандрах быстро поднимались по каменному ложу. Рассвет превратил дальние пики в черные силуэты, вырезанные в линялом бледном небе. Неведомые существа скользили в песке на равнине, оставляя после себя извилистые следы на песке. И стояла полная тишина, прерываемая только потрескиванием эфира в шлемофоне. Настораживающая тишина, от которой неприятно щемило сердце и все время тянуло оглянуться.

— Мариска, как ты себя чувствуешь? — Анита не просто так решила задать этот вопрос и почувствовала, как пересохли губы, когда девчонка ответила с плохо скрываемой паникой в голосе:

— Плохо. Совсем плохо и страшно. Анита, миленькая, у вас все хорошо?

Анита не стала тратить время на ответ, тут же переключившись на общий канал:

— Внимание всем! Предельное внимание! Угроза — происхождение неизвестно.

Сорвавшаяся со скал фиолетовая молния ударила в одну из маленьких фигурок, уже почти поднявшихся к «ванне», и опрокинула ее.

Эфир взорвался разноголосицей:

— Всем в укрытия! В Кима попали! — Платформа.

Тяжелый судорожный хрип и тишина на канале Кима.

Вопль Мариски, короткий и тут же оборвавшийся, словно она зажала рот руками.

Молчал Папенька, молчала Анита. Она уже неслась огромными прыжками к «ванне», на ходу поливая склон огнем из наплечной установки симбота. Система наведения засекла местоположение стрелка, и первый снаряд ушел туда. Сейчас на склоне оседало облачко пыли, но Анита была почти уверена, что стрелок успел скрыться. Сейчас она вела беспокоящий огонь, надеясь, что ей удастся прижать нападавшего и Платформа успеет добраться до прикрытия. В грудь сильно ударило, и она, взмахнув руками, завалилась назад. Взвыли приводы симбота, пытавшегося сохранить равновесие, тошнотворно закрутилась картинка в визоре. Хвала богам, защита выдержала, система просигналила о попадании и отсутствии повреждений. Снаряд прошел по касательной, спасло то, что Анита начала сразу же двигаться и стрелок не успел скорректировать прицел.

Откуда стреляли? Направление? Ну?

Она бежала по желобу к «ванне», за краем которой укрылся Платформа. Проносясь мимо неподвижно лежащего тела, Анита, не снижая хода, нагнулась и подхватила Кима ладонью. Скрежетнули по камню пальцы-манипуляторы, тело мотнуло безвольной куклой, но не было времени перехватывать ношу удобнее, некогда было смотреть, что с Кимом — пули противно взвизгнули, рикошетя от дороги и гулко бухаясь в грудную пластину панциря. Взбежав на площадку, Анита осторожно опустила тело и сама опустилась на одно колено, чтобы хоть немного уменьшить цель.

Платформа сидел за каменной стеной, время от времени выныривая на долю секунды, надеясь засечь стрелков.

— Какого черта они начали стрелять так рано? Подпустили бы нас поближе — сняли бы всех без проблем, а потом попросту подорвали трансп, когда он выезжать начнет. — Говоря это, Платформа уже присел на корточки, осматривая тело Кима. Тоскливо помотал головой.

— Всё. Поздно.

У Аниты перехватило горло. Был человек — и всё. Оболочка. За что?

Но это всё потом. Им удалось выиграть какое-то время, спутать замысел противника, но долго это не продлится. Анита ответила на вопрос Платформы:

— Мариска. Она почуяла что-то. Вы дернулись и им карты спутали. А так — накрыли бы нас как раз, как ты говоришь. Но долго мы здесь не протянем, раз сразу не ушли, значит, их больше и эта группа нас просто сдерживать будет. Сейчас подтянутся остальные и навалятся все разом.

— Значит, пора отсюда выбираться.

Но выбраться они не успели.

У выезда из укрытия возникли мерцающие фигуры с тонкими длинными трубками у плеча, и в темноту скального зала влетели два огненных шара. Анита невольно зажмурилась: сейчас из этих трубок вылетят стрелы грязно-оранжевого пламени — и ее отец и эта нескладная сопливая девчонка исчезнут в испепеляющем жаре, который заполнит пещеру. Сосредоточиться и вернуться в рабочий режим было тяжело, и она открыла глаза, как раз чтобы увидеть, как фигуры отбросило — словно ударило невидимым молотом, из спин вылетели куски черно-красного, тяжелые пули выбили фонтанчики оранжевой пыли, и из черного зева с ревом и грохотом вырвался «Толстый Эдвин».

— Давай, давай девонька, — орал Папенька на общем канале, и в ответ ему что-то неразборчиво вопила захлебывающаяся слезами Мариска.

Шар взрыва уже распухал в пещере, рвался наружу, но не успевал — «Эдвин» уходил! Уходил от огненной волны, невероятно заваливаясь на бок и вставая снова на шасси.

Анита внезапно осознала, что ее челюсть упирается в ограничитель шлема. Тоненькую фигурку в легком скафандре мотало из стороны в сторону в стрелковой ячейке, но она намертво вцепилась в рукояти пулемета и, упершись во что-то ногой, с усилием поворачивала тяжелый ствол в сторону склона, с которого прижали огнем Платформу и Аниту.

Девушка молча сгребла Платформу, который так и сжимал тело друга, прижала их к пластинам нагрудника и бросилась к транспу. Фрэд крутил тяжеленный трансп на пятачке перед входом, не давая стрелкам прицелиться, а Мариска продолжала палить по склону. Палила не просто так, а стараясь прицеливаться, короткими злыми очередями, не давая противнику поднять голову.

— Открываем шлюз, запрыгивай! — Трансп был уже рядом, ползла вверх броневая плита шлюзового отсека для симботов, и Анита прыгнула, одновременно разворачиваясь, закручивая симбот и поджимая ноги, молясь, чтобы этот безумный трюк удался и симбот точно попал в свой транспортный отсек. Это сэкономило бы им несколько секунд. Тяжелый удар, клацнули зубы, болью ожгло щеку — прикусила все же изнутри. Рот заполнила теплая с железистым привкусом кровь. Зато симбот встал на место, как влитой.

Осторожно разжав руки, она выпустила Платформу, который тут же взвалил на плечи тело Кима и потащил его в шлюзовую камеру. Анита с жалостью смотрела ему вслед — Ким был безнадежно мертв, и ни одна система реанимации ему бы не помогла.

— Папа? Слышишь? — Она переключилась на личный канал.

— Да, дочка, как ты? — Голос спокойный, но Анита живо представила, как он выглядит. Чуть прищуренные глаза, обманчиво бесстрастное лицо, точные выверенные движения.

— Со мной все в порядке. — Анита проверила боезапас симбота, пополнила его из автоматического подавальщика, встроенного в «парковку» транспортировочного отсека. Теперь все показатели светились зеленым.

— Пап, сейчас, как только Сергей шлюзование закончит, поднимай крышку и выпускай меня.

Тяжелое напряженное молчание в ответ. Анита знала, что отец не начнет кудахтать и протестовать, но сердце все равно замерло, словно она была снова маленькой девочкой, признававшейся папе в очередной проказе.

— Хорошо. Давай, готовься. Вывожу тебе на визор картинку с борта.

Транспорт несся по склону, впереди виднелись скальные выступы, а за ними — равнина. Покрытая оранжевой пылью безжизненная поверхность с мерцавшими вдалеке «призраками» энерговыходов, происхождение которых до сих пор так и не выяснили, с развалинами циклопического полукруглого строения, в котором медленно переливалось от одного до другого края полупрозрачное желе, поющее ночами, с мириадами других чудес, на которые Аните сейчас было глубоко наплевать.

— Давай! Пошла!

Плита мучительно медленно поплыла вверх, и Анита невольно напрягла руки и ноги, понимая бессмысленность этого действия. Сейчас… Сейчас!

Она выпрыгнула из транспа и тут же отбежала к краю дороги, укрываясь за огромным выступом, который тут же брызнул противно взвизгнувшей каменной крошкой. Осколки застучали по нагруднику и шлему симбота. Мариска разворачивала пулемет, снова ловя в прицел склон, и Анита на всякий случай присела — еще не хватало попасть под дружественный огонь.

Задев боком каменный выступ, транспорт вылетел на открытую местность. Здесь зажать его было куда труднее, и, словно почуяв свободу, «Толстый Эдвин» наддал.

Анита поднялась в полный рост и открыла огонь.

Нужно было продержать неизвестных нападающих лишь несколько минут, трансп уже набрал скорость, и еще чуток, и всё, их уже не догонят.

Она замерла, высматривая в визор малейшие признаки движения. Скальный карниз, с которого вели огонь нападающие, был искрошен огнем Мариски и ее собственным. Два тела так и лежали неподвижно у входа в укрытие, в котором экспедиция пережидала ураган. Но кто-то же вел огонь сейчас?

И увидела — маскировка скафандра на долю секунды «поплыла», когда человек попытался сменить позицию. Короткая очередь вздернула тело над тропой, и оно рухнуло вниз. И сразу же протянулась к Аните оранжевая стрела ракеты, выпущенной из неприметной расселины в скале. Как он туда втиснулся?

Этот вопрос пришел ей в голову позже… Взвизгнули приводы симбота, и Анита отчаянным рывком ушла от выстрела, выворачиваясь в невероятном кульбите. Симбот тяжко врезался в скалу, клацнули зубы, рот снова наполнился кровью. Но симбот выдержал, показатели остались в зеленой зоне, и она уже ловила в прицел серую тень, убегающую вверх по тропе. Выстрел, другой… мимо… каменная крошка летит во все стороны, но стрелок уходит, уходит!

Фонтанчик каменного крошева возникает перед серой фигурой, и следующий выстрел отбрасывает почти разорванное пополам тело на скальную стену.

— Вас нельзя ни на минуту оставить! — Боги, до чего приятно слышать голос Мартина.

* * *

— Некомпетентность ваших людей просто поразительна. — Голос Олега был как всегда бесстрастен. Словно андроид заговорил. Да и рука, сжимавшая горло Синеглазки, вполне могла принадлежать андроиду. Хватка была такой же неумолимой и бесстрастной, пальцы сжимались потихоньку, каждое движение тщательно контролировалось и было оптимальным. Илов искренне сожалел, что надел легкий костюм с дыхательной маской, а не исследовательский скафандр — в нем горло так легко не сдавишь.

— Они действовали гра, ааааххрр… — Пальцы сжались чуть сильнее.

— Бессмысленно обсуждать то, что уже случилось. Грузите объект в малый транспортер, — приказал Олег.

Его телохранитель тут же махнул оставшимся людям Синеглазки, и те проворно завели платформу в грузовой отсек. Сейчас же туда нырнул телохранитель, и парни Илова вылетели из транспа, как пробки из бутылки. Матерясь, они поднялись на ноги и тут же замерли под прицелом крупнокалиберного «револьвера».

Олег оттолкнул Илова:

— Я думаю, что мне придется рекомендовать работодателям пересмотреть условия вашего контракта. А сейчас, если вы вообще хотите получить хоть что-то, грузитесь во вторую машину и ликвидируйте эту проблему, — кивнул он в сторону выхода.

Герман не стал задавать ненужных вопросов. Он всегда очень остро чувствовал опасность, а сейчас каждое бесстрастное слово, каждый спокойный жест этого человека сигналил — смерть, смерть, смерть.

— Парни, грузимся. — Он кивком показал на большой грузный транспорт, и оставшиеся четверо парней полезли в машину.

Живот противно скручивало, к горлу подступил горький холодный комок. Пока парни ему подчинялись, но что произойдет, когда они поймут, что денег не будет? А если и получат они монету, то совсем не ту, на какую рассчитывали? Придется трясти свои заначки, и мечта о тихом уголке вдали от Перекрестка растает как дым…

Герман почувствовал прилив злобы. Он ненавидел идиотов, из-за которых попал в такой переплет. За каким чертом им приспичило переться в предгорья? Что им вообще тут понадобилось? Это они виноваты в том, что он, Герман Илов, вынужден пресмыкаться перед каким-то хлыщом сверху. Очень страшным, правда, хлыщом, ехидно напомнил внутренний голос.

— Поехали, — прорычал он, толкая водителя, и развернулся к парням: — Валим всех, трансп и трупы сжечь!

Транспорт Синеглазки обладал весьма внушительным вооружением, включая настрого запрещенные на Перекрестке автоматические ракетные установки.

Парни сноровисто расселись по местам, готовые открыть огонь. Водитель завернул лихой вираж, выруливая на паутину, и у Синеглазки снова скрутило желудок. На тактическом дисплее уже выстраивались данные, диаграммы и интерактивные схемы места боя. А вот датчики систем жизнедеятельности всей пятерки, которая должна была ликвидировать группу, горели красным. Вздохнув, Герман отключил их. Это ж как неловко вышло… Ну надо же. План был таким простым и эффективным — дождаться, когда часть группы выйдет на разведку после бури, взять в клещи, подорвать транспорт и завалить остальных с двух сторон. Что же пошло не так?


Олег бесстрастно смотрел вслед транспорту. Телохранитель неподвижно сидел в транспортере, ожидая распоряжений. Он был идеален. Он был прекрасен в своей завершенности бездушной машины, не ведающей сомнений, сожалений, эмоций… Голая бездумная функциональность, совершенные программы и рефлексы.

К сожалению, именно это делало сферу его применения ограниченной, подумал Олег, задвигая дверь шлюзового отсека. Он был предан, как пес, жесток, как стигийская саламандра, и быстр, как альтейский щитомордник. Но в нем не было гибкости, напрочь отсутствовало стратегическое мышление и способность мыслить нешаблонно. Поэтому ему требовалось точное целеуказание.

— Оптимальный маршрут к аварийной площадке, — скомандовал Олег телохранителю.

Тот молча повернулся к пульту управления, а Олег, пригнувшись, пошел в грузовой отсек, еще раз проверить крепления груза. Он провел ладонью по боку «саркофага», с непривычным трепетом ощущая его тепло, гладкость, кончиками пальцев чувствуя каждый изгиб причудливой резьбы, восхищаясь безумной вычурностью, избыточностью и одновременно жесткой функциональностью этого чудесного артефакта.

Это должно навсегда изменить мое существование, решился он признать наконец-то, о чем мечтал с того самого момента, когда впервые узнал о селимовской цивилизации. Он сам вызовется участвовать в экспериментах. Он ляжет в саркофаг и переродится.

Он станет совершенно новым существом. Великим существом, перед которым склонится целый мир.

— Маршрут проложен. Вызывать шаттл? — раздалось по громкой связи транспа.

— Подождите, я посмотрю.

Олег развернулся в тесном отсеке. Если есть возможность проверить решение сотрудника, это надо сделать. Это правило он соблюдал неукоснительно, потому до сих пор и оставался в живых.

Он никогда не интересовался судьбой остальных воспитанников школы Безликих, но подозревал, что сейчас их куда меньше, чем в тот день, когда они сидели в зале, ожидая, когда за ними придут работодатели, представители их божеств — корпораций, эмблемы которых навсегда станут их иконами.

Перегнувшись через поручень кресла, он окинул взглядом тактический монитор. В целом, этот район был достаточно неплохо изучен. На первый взгляд, сотрудник все сделал грамотно. Минимальный отрезок маршрута проходил по паутине, затем съезд на вырезанную в скале трассу, исчезающую в туннеле. Туннель выводил на другую сторону скального хребта, где снова тянулась равнина. Там шаттл садился без проблем, и погрузка занимала минимум времени. Трансп можно было просто загнать в грузовой отсек.

По условиям договора, шаттл должен был постоянно находиться в состоянии полной готовности, но где сейчас сам корабль? Все время висеть в одной точке контрабандист не мог, но капитан Шеппард была известна своим хитроумием. Оставалось надеяться, что и сейчас она нашла выход и укрыла корабль от систем наблюдения Иглы.

— Годится. Выезжаем, — скомандовал он телохранителю и снова вышел из отсека.

Достать коробку комма, отправить пакетный сигнал — дело нескольких секунд. Можно было перевести комм в режим маячка, но это годилось для обычных обитаемых планет, где маячок затеряется в обилии сигналов. Здесь даже местный неумеха-шериф сумеет его засечь.

Покачиваясь в кресле — телохранитель вел трансп быстро и жестко, — он вывел на отдельный дисплей данные о машине Илова и транспорте группы, которую так неудачно пытались ликвидировать эти олухи. Машина Илова приближалась к выезду с хребта и имела все шансы перехватить тяжелый транспорт группы сталкера… как его… с плебейским прозвищем — да, Платформа. В этот момент от маркера транспорта отделились две точки, и Олег одобрительно хмыкнул. Илов на ходу умудрился вывести из транспорта квадроциклы, которые обладали куда большей маневренностью и скоростью, чем неповоротливый транспорт Платформы.

Их машина, пройдя по очередной головокружительной петле, съехала на горную дорогу и рванулась к черному зеву тоннеля.

* * *

Я накрыл киллера со второго выстрела. Анита была невредима и уже перезаряжала оружие — очень правильная привычка. А меня продолжало грызть непонятное предчувствие. Не закончилось, ох, ничего еще не закончилось.

— Что тут произошло? — спросил я ее на личном канале.

— На нас напали. Не менее пяти человек. Стреляли вот оттуда, с карниза, двое зашли с тыла, собирались подорвать «Толстяка». Мариска почуяла опасность, мы сумели отреагировать.

Она замолчала, но в воздухе висела тяжелая, звенящая от напряжения недосказанность.

— Кто? — спросил я.

— Ким.

Наверное, надо было что-то сказать, но я чувствовал лишь жгучую стыдную радость, что это не Папенька, не Мариска, не Платформа… Не они. И от этого было еще гаже. Но… это потом.

— Почему они напали? — Я задал главный вопрос. — Анита, что такое вы могли увидеть?

— Да ничего. Два транспортера, пара квадроциклов. Вроде пара в симботах мелькнула, стандартные «Гоплиты». Прошла на паутину, больше и не видели ничего, буря же налетела.

Ушли на паутину… на паутину, значит, сейчас…

— Укрыться, быстро! — Я рванул к угольно-черному въезду в зал, где прятался во время бури «Толстый Эдвин». Глянул краем глаза на изорванные тела, отброшенные к краю площадки перед въездом, и, присев на корточки, скользнул внутрь. Анита скользила рядом — почти растворившаяся в темноте, безмолвная, настороженная. Мы прижались к боковой стене зала, и я, еще раз проверил системы: да, полное радиомолчание. Анита покрутила пальцами в воздухе, словно закручивала винт, — показала, что она тоже отключила связь.

Конечно, Фрэд теперь будет сходить с ума, но безопасность — прежде всего.

Тяжелый транспорт с утробным ревом проскочил мимо нас. Анита бросилась к выходу, но я удержал ее. Жестом попросил включить связь. Рискованно, но все же…

— Они не стали бы преследовать наш транспорт всеми силами, если бы нашли то, что искали. А если бы не нашли — то не стали бы нападать, так?

— Так, — ответила она шепотом.

— Значит, во второй машине то, что они нашли. И ради этого они готовы убивать. Ты помнишь, чтобы здесь хоть раз творилось такое?

Анита задумалась. Лично я не припоминал, чтобы хоть кто-нибудь рассказывал о такой бойне. Были стычки, случались дуэли, пропадали и целые группы, но вот так…

— Не помню. Такого — не было, — наконец ответила она.

— Значит, они нашли какую-то такую дрянь, из-за которой могут убить. И сейчас они вывозят ее на второй машине. Включайся, солнышко, думай… Куда они могут ехать?

Анита замолчала. Симбот превратился в неподвижную статую.


Это было странное ощущение, к которому она так и не смогла привыкнуть. Нужно было закрыть глаза и сосредоточиться на каком-нибудь образе, который относился к цели. Сейчас она пыталась во всех подробностях представить транспорты, которые проехали мимо сутки назад. Черные силуэты на фоне закатного неба, лучи фар, разрезающие пыль, облака все той же пыли, черно-оранжевые, испуганно разлетающиеся, тающие. Шорох шин, неслышный, она не могла его слышать, но сейчас он лез в уши, делался все громче, перерастал в визг покрышек по гладкому металлу — паутина. Они поехали по паутине. Один из них, вот, вот он, поменьше, полез вверх, перевернулся на петле, обманчиво медленно прополз по ней, повис над пропастью и благополучно съехал на каменный карниз. И пропал в черном провале.

— Они под скалами. В тоннеле, — выдохнула Анита. — Второй транспорт догоняет «Толстяка».

Там, в темноте под скалами, было что-то холодное и равнодушно-внимательное, но она не стала говорить об этом Мартину. Это ощущение она испытывала не в первый раз, и оно стало чем-то привычным — фоном, сопровождающим видения.

Поначалу она нервничала, но постепенно притерпелась и теперь думала, что это просто побочный эффект ее дара. Но почему-то опасалась рассказывать о нем сестрам-наставницам, которые учили ее доверять своему инстинкту и помогали развить его в дар.

— Ничего страшного. С Папенькой Платформа, да и Мариска оказалась боевой девицей, — хмыкнул я.

Хотел бы я на самом деле испытывать такую уверенность, с которой говорю. Папенька и Сергей, конечно, парни серьезные, но на стороне Синеглазки абсолютное наплевательство на всех и вся и готовность пустить в ход любое вооружение. Боги, пусть у них не окажется тяжелого вооружения, молил я, понимая, что если мы сейчас увяжемся в погоню за Синеглазкой, то точно упустим корпоративщиков с добычей.

Между нами повисло тяжелое молчание. Уходили секунды.

Секунды, каждая из которых означала, что та дрянь, из-за которой погиб Ким и чуть не пострадали все остальные, оказывалась все дальше от нас и все ближе к какому-нибудь шаттлу, который подберет корпоративщиков, и мы их больше никогда не увидим. Я не хотел знать, что они собирались вывезти. Мне было все равно, что они собирались вывозить. Раз из-за этого убивают людей, значит, это очень ценная дрянь, которую вывозить нельзя. Но Анита должна была принять решение сама.

— Мы можем успеть, если рванем прямо сейчас, — сказала она осипшим голосом.

— Тогда веди, — поднялся я.

Она прошла мимо меня, грациозная даже сейчас, в симботе с дополнительными контейнерами дыхательной смеси и увеличенным боезапасом. Вон, цилиндрические выступы на плечах, я такие вещи сразу замечаю.

В который раз окинул взглядом данные, которые выводила на визор система симбота. Все в порядке.

Анита молча ускорила шаг, и мы понеслись. Она сразу взяла высокий темп, и я двигался за ней, полностью положившись на чутье девушки. Очень хотелось сказать, чтобы она не беспокоилась о своем отце, что с Мариской все будет в порядке, что воспитанница — замечательная и очень толковая девчонка, но я молчал. Все это — потом. Сейчас Анита отключилась от всего, что мешало достижению цели. И ждала от меня того же.

И я отключил эмоции.

* * *

Транспорт вырвался из тоннеля, вздымая клубы пыли. Вылетел, словно гигантский морской зверь из оранжевого моря, вздымая в атмосферу вихрящиеся клубы. Упал на лапы широких колес, распластался по плоскости и рванул к точке рандеву.

До подлета шаттла оставалось еще около часа, до точки подбора — сорок минут. По приказу Олега телохранитель отключил всю связь, кроме личного канала связи с начальником. Нужно было обезопасить себя со всех сторон.

Сейчас Олег снова проверял крепления груза. Проверка никогда не бывает лишней.

— Что с боекомплектом?

— Полный штатный боекомплект плюс резерв с возможностью быстрого подключения, — тут же последовал бесстрастный ответ.

Транспорт мягко покачивало на безбрежных песчаных волнах. С каждой секундой удалялись от них проблемы некомпетентного местного персонала, с каждой секундой приближалось блаженство от хорошо выполненного поручения — единственно доступное, единственно возможное.

Транспорт резко тряхнуло, борт сотряс тяжелый удар, и запахло горелой изоляцией.

* * *

— Нам надо сообщить обо всем шерифу Армстронга, это ближайший купол. — Голос Аниты был ровным, ни малейших следов усталости не чувствовалось.

— Нет. Не вздумай. — Я ответил несколько резче, чем собирался.

— Почему? Они должны дать помощь, мы сами…

— Мы должны справиться сами. И забыть об этой истории. Ничего не случилось. Нашли труп, попытались выйти на след возможных убийц, не получилось — застряли в буре. Всё! — Я говорил куда резче, чем мне хотелось бы, но нужно было заставить ее убрать руку от переключателя связи, не дать врубить общий канал.

— Но почему? — в голосе злость и возмущение. Она даже сбавила шаг, чего делать никак не следовало.

Плоскость заливало ярким дневным светом, небо было чистым и прозрачным, несуществующее светило вовсю старалось изгнать из душ обитателей этого странного места воспоминания о ночном кошмаре. Это значило, что у нас оставалось все меньше времени. Я готов был голову прозакладывать, что транспорт с грузом уже проверещал в небеса и сейчас неприметный шаттл с отличными скоростными характеристиками и пилотом экстра-класса уже готовится к заходу на плоскость.

— Быстрее. Не останавливайся. Слушай на ходу. — Проклятье, что я с ней, как с маленькой девочкой.

— Не уходи от ответа. — В голосе холод. А что я хотел?

— Как только мы оповестим шерифа, наш сигнал перехватят. И мы попросту не успеем накрыть тех, кто хочет эту дрянь вывезти. А в том, что там дрянь, я уверен на сто процентов. И даже если шериф успеет накрыть этих тварей, то их добыча обязательно исчезнет из участка. На что хочешь поспорю. Исчезнет — и потом всплывет там, где-нибудь. Или не всплывет, что вероятнее, а появится какая-нибудь новая гадость, о которой мы сейчас даже не догадываемся.

Анита молчала, значит, задумалась. Это хорошо. Это она правильно делает. И, главное, не сбавляет шага.

— Нам туда. — Она делает шаг в темный провал, и я следую за ней.

Фонари она не включает — молодец, совершенно не стоит нарываться на выстрелы, оповещая противника о своем присутствии. Вполне достаточно системы ночного видения, к которой я привык еще в армии. Хотя, пользуясь ей, я всегда чувствовал дискомфорт. Но делу это не мешало, и ладно.

В тоннеле скорость пришлось снизить. На визоре покачивались над головой зеленоватые своды, под которыми свободно проходил тяжелый транспорт, в ширину тоннель также был огромен… и совершенно пуст. Эта пустота и правильность идеально выверенных округлых стен была почему-то пугающей. И все время казалось, что откуда-то из темноты на меня оценивающе смотрит что-то неведомое.

Тьма сменилась бледным серым светом: мы приближались к выходу. Я представил себе, как кто-то держит на прицеле выход, как появляется из темноты Анита — вот она, идеальная мишень, и к цели срывается тонкий стержень управляемой ракеты.

Анита резко перешла на бег, моторы отозвались тихим протестующим воем, и вот она вылетела из тоннеля и тут же прыгнула вверх и вбок.

Мне оставалось только затормозить. Она все сделала правильно: менее опытный выступает приманкой, привлекает внимание, давая более опытному бойцу возможность определить, откуда ведется огонь, и выработать план действий.

Боги услышали меня. Ничего не произошло. Мы буквально вылетели на равнину и тут же увидели тающее вдали облачко пыли.

— Расходимся, идем параллельными курсами и берем его в клещи, — скомандовал я.

Другого варианта у нас, собственно, и не было. Последняя проверка систем, и я перевел симбот в боевой режим. Теперь все системы работали на максимуме, пожирая запасы жизнеобеспечения. Скомандовал медблоку ввести тонизирующий коктейль. Почувствовал легкий укол, и тут же мир стал ярче, очертания предметов четче, я слышал каждый звук и успевал среагировать на каждое обновление показателей на визоре. Ускорился шаг, я нагонял транспорт, который целеустремленно пер к одинокой скале, черным отполированным зубом торчавшей посреди равнины. Все правильно — лучше указывать пилоту какой-нибудь визуальный ориентир в дополнение к координатам точки подбора. Я и сам бы так сделал.

Транспорт остановился, и из него выпрыгнула угольно-черная фигура, с руки которой тут же сорвалась ослепительная вспышка.

Этот мерзавец умел стрелять!

* * *

— Нас преследует трансп. Тяжелый. И перед ним двое на квадроциклах. — Платформа сидел на штурманском месте.

Там, где обычно сидел Ким, и это делало картину неправильной. Не так должно было быть в рубке, пространство казалось искаженным, люди были не на своих местах. Но Ким, бессильно свесив голову, сидел в шлюзовом отсеке, пристегнутый аварийными креплениями. Обычно они использовались для закрепления оборудования, которое некогда было тащить внутрь в случае быстрой эвакуации. Сейчас Платформа, скрипнув зубами, затянул ремни на развороченной груди Кима и, не оглядываясь, прошагал в шлюзовую камеру.

— Я вижу. — Фрэд не отрывался от основного дисплея. Руки расслабленно лежали на штурвале, время от времени он слегка корректировал работу систем транспорта, который откликался на каждое его движение, как хорошо объезженный конь. — И я даже подозреваю, чей он. Подними в воздух пару «птичек», давай посмотрим поближе. — Спустя несколько минут он проговорил сквозь зубы: — Точно, он. Синеглазка, чтоб ему провалиться.

Транспы неслись по неестественно ровному пыльному полотнищу пустыни, вздымая оранжевые тучи. Более тяжелый, обманчиво неповоротливый трансп Илова неумолимо приближался.

Юркие квадроциклы значительно обошли его и сейчас брали «Толстого Эдвина» в клещи.

— Сколько у него может быть людей? — спросил Фрэд.

Платформа пожал плечами:

— Человек пять, самое большее.

— Все равно для нас это много. Нас двое. Девочка, конечно, молодчина, но она не в счет.

— Согласен, но пока сменить ее некому, в рубке должны быть двое, сам знаешь.

— Тогда давай думать. — И Папенька ткнул пальцем в точку на интерактивной карте. — Почему бы нам не отправиться вот сюда?

— В Шепчущие Подземелья? — Платформа покрутил пальцем у виска.

— Но ведь некоторые проходили… — Папенька пожал плечами.

— Да, проходили. Но не на такой махине, как наш «Толстяк». Мы же точно позадеваем там половину хрустальных колонн. И что тогда будет?

— Тогда будет плохо. И мы будем рассчитывать только на скорость. А если нас достанет, то хотя бы рехнемся не в одиночку.

— Ребенка не жалко? — Платформа кивком показал в направлении огневой башни, где сидела, ни жива ни мертва, Мариска.

— Очень жалко. Но еще жальче, если ее сейчас накроют с первого же залпа.

Платформа скрипнул зубами:

— Ты прав, старый черт. Двигаем.

Они вспарывали простыню пустыни слева по курсу — зубцы из черного стекла, дымные, полные текучих, скользящих глубоко внутри теней. Зубцы постепенно уменьшались, уходили в чрево пустыни, словно это лежало засыпанное оранжевой пылью неимоверных размеров чудовище. В трех крайних виднелись подрагивающие, затянутые тончайшей пленкой прямоугольные въезды. Фрэд направил «Толстого Эдвина» к среднему зубцу.

Разрыв поднял фонтан оранжевой пыли по правому борту транспорта. И тут же тяжело ударило в корму. Трансп подкинуло и повело. Взвыли двигатели, противно пискнул сигнал на пульте.

— Незначительные повреждения, незначительные повреждения, — заныла система оповещения, и Платформа, яростно сопя, вырубил ее звуковой канал.

— Давай, принимай управление! — Фрэд полез из кресла.

— Куда, старый черт! — Сергей перевел управление на себя.

Папенька щелкнул по усику коммуникатора:

— Мариска, девочка, видишь квадроцикл слева?

— Угу, — сдавленно отозвалась девушка.

— Вот и лупи по нему, не останавливаясь, да потеснись.

Старый рейнджер спешил. Не глядя, он сцапал «Василиска», закрепленного на стене отсека, и, молясь, чтобы не запутались ремни, натянул дыхательную маску и баллон со смесью.

Загерметизировал отсек и рванул ручку аварийного открывания люка стрелковой башни.

Мариску колотило отдачей, и девушка стреляла короткими очередями, продолжая всхлипывать и шипеть, но не отводя дула пулемета от юркой машины, которая, вихляя между барханами, приближалась к транспорту.

С другой стороны квадроцикл шел на сближение внаглую, седок поливал транспорт очередями из установленного в задней части легкого пулемета, соединенного с телеметрией оператора. Пули противно цвикали, отскакивая от брони «Толстого Эдвина».

Фрэд плавно поднял винтовку, задержал дыхание и вжал толстую упругую клавишу ведения огня.

Голова человека на квадроцикле разлетелась сероватым фонтаном, машину повело, и она, перекувыркнувшись несколько раз, исчезла, зарывшись в песок.

Второй квадроцикл был осторожнее. Он постоянно менял курс, бил короткими очередями, и было делом времени — когда его пули достигнут цели.

Мариска уперлась в пол и отчаянно сжала рукоятки пулемета. Квадроцикл вылетел из-за дюны, седок на долю секунды потерял управление, машину повело, и она выпустила длинную очередь, чувствуя, что попала. Над ухом рявкал «Василиск» Фрэда, посылавшего пулю за пулей.

Ободряюще похлопав девушку по плечу, Фрэд нырнул в люк. Нужно было сделать кое-что еще.

Платформа целиком сосредоточился на управлении тяжелой машиной, которая стремительно приближалась к дымчато-черному, словно выплавленному из темного стекла, проходу, ведущему в сумасшедший мир, на многие километры протянувшийся под плоскостью.

На первый взгляд, в них не было ничего особо странного. Во всяком случае, настолько дикого и чужеродного, как в Цирке Медуз нижней метановой плоскости или Хохочущем Аду джунглей из жидкого металла, на поверхности которого время от времени появлялись человеческие лица с распяленными в беззвучном хохоте ртами.

Просто гигантские залы, заполненные приземистыми колоннами из черного стекла, соединенные такими же грандиозными коридорами с низкими, нависающими над гладким полом потолками.

Сюда приходили, соблюдая режим радиомолчания, двигаясь осторожно, хоронясь малейшего шума. Симботы оставляли в экспедиционных лагерях и шли в сапогах на специально усиленных звукоизолирующими материалами подошвах. Те, кто осторожничал, собирали восьмигранные кристаллы «ангельских голосов», которые можно было найти относительно недалеко от входов. Они вырастали из колонн и бесшумно падали на пол в темноте подземелий. Падали и начинали петь. Тихо, печально, невыносимо прекрасно.

Отчаянные смельчаки блуждали в подземельях, слушая пение кристаллов и шепот привидений, скользивших по залам и коридорам, и, если не сходили с ума, возвращались с тонкими черными палочками «дымчатого сна», за которые на черном рынке платили столько, что можно было сделать хорошее состояние за пару удачных ходок. Но сделать их удавалось единицам.

— Сергей, давай, двигай наверх, смени девочку.


Платформа моментально исчез, и уже через несколько минут в его кресло плюхнулась зареванная Мариска. Фред, не отводя взгляда от визоров, потрепал ее по руке:

— Молодец, девонька, всех нас спасла. Спасибо тебе.

Мариска шмыгнула носом:

— А Анита где? Мартин?

— С ними все хорошо, они на связь вышли — все в порядке, нагонят, — бодро отрапортовал Папенька, надеясь, что девчонка не услышит в его голосе фальши. Сам себе он казался неимоверно наигранным.

Он до сих пор не мог отдышаться после схватки с квадроциклами и не верил, что остался не только жив, но и цел. Боги явно были на их стороне. А еще — новичкам везет, подумал он. А вот Киму не повезло — он почувствовал, как дернулась щека, но сейчас было не до оплакивания друзей.

Фрэд не знал, каким богам поклоняется Мартин, если вообще занимается этим, но сейчас он беззвучно молил всех известных ему обитателей высших миров, чтобы они дали ему удачу. Будет удача у него — и его девочка, его Анита вернется целой и невредимой. Он не знал, почему так думает, но уверенность была непоколебимой.

«Боги, помогите Мартину защитить мою девочку», — взмолился он снова и прибавил скорость, одновременно переводя все системы транспа в ночной режим. «Толстый Эдвин» подпрыгнул на песчаном холме и исчез в черном зеве Шепчущего Подземелья.

Закусив нижнюю губу, Фрэд выписывал виртуозные пируэты, лавируя между колоннами. Вокруг поднимались потревоженные вторжением привидения — темные дымчатые полотнища, расплетались, словно очнувшиеся ото сна кобры, готовые напасть на незваного пришельца.

Карту подземелий на главный экран — и лететь по приборам. Нестись в безумной надежде опередить всех и вся и уцелеть в надвигающемся со всех сторон безумии, поющем голосами безжалостных ангелов.

Впереди проход — и «Эдвин» по плавной дуге, проходя в миллиметре от колонн, ушел в него за несколько секунд до того, как в Подземелье, ревя двигателями, ворвался тяжелый транспорт Илова.

Фрэд сотни раз представлял, как он встретится с Синеглазкой в последний раз. Это должно было произойти один на один. Он должен был посмотреть ему в глаза. Увидеть его страх. Увидеть понимание того, что происходящее — неотвратимо и нет больше могущественных заказчиков, готовых прикрыть, нет купленных полицейских и судов на дальних планетах, где решение определяет кошелек.

Он должен был сделать это сам и только сам. Не впутывая посторонних и не рискуя невинными. Он должен был получить свою месть и насладиться ею.

Вместо этого Фрэд несся по гигантской подземной автостраде, лавируя между черными колоннами, каждая из которых была концентрированным безумием и сокровищницей тайн чуждых вселенных.

Застонал наверху Сергей, и Фрэд на долю секунды оторвал взгляд от главного экрана — глянул на маленький монитор огневого поста.

Платформа сидел, раскачиваясь в «гнезде», и взгляд его был прикован к чему-то невидимому. А прямо перед ним колыхалось полотнище «привидения», поглощавшего его память и рассудок.

— Говори с ним! — рявкнул Папенька Мариске и ткнул в кнопку микрофона.

— Что? Что ему говорить?

— Все равно что! Нужно, чтобы он тебя слышал!

И Мариска отчаянно закричала:

— Платформа, миленький! Останься. Здесь останься. Мы тут! Мы тебя ждем!

Дальше Фрэд не слушал. Неважно, что она кричала. Нужно было, чтобы он сконцентрировался на чем-то важном. А девчонка для него была важна.

Транспорт Илова сокращал расстояние. Его водитель был настоящим асом, он умудрялся протискивать огромную тушу транспорта там, где, казалось, невозможно пройти пешему в симботе. Но транспорт — проходил.

Фрэд увеличил фрагмент карты. Впереди еще один большой зал, а за ним — аппендикс, выходящий почти к самой поверхности. Если верить карте, там крутой подъем, который заканчивается песчаной пробкой. Это если верить карте.

Приходилось — ресурсов для долгих игр не было, колонны вокруг уже тихонько гудели, вибрировали, наливаясь невозможным черным светом, готовые лопнуть и выплеснуть ослепительную тьму в мир.

Фрэд знал, что последует за этим. Хвала богам, он видел последствия лишь в записи, но и этого хватило. Он не хотел превращаться в черную статую, вплавленную в озеро черной субстанции, — постепенно стекленеющей, поглощающей жертву, играющей с ее разумом в кошмарные ментальные игры. Это видели впавшие от ужаса в ступор товарищи тех, кто остался внизу, — у нескольких бедолаг системы передачи данных работали до последнего момента.

— Направо! Направо! — ударил по ушам крик Мариски, и Фрэд, не раздумывая, вывернул рычаги управления.

Тяжелая машина плавно пошла по дуге, Папенька тихонько шипел сквозь зубы, наблюдая, как борт проплывает на волосок от хрустальной колонны, внутри которой бились черные щупальца. В наушнике что-то тихо шептал Платформа. Шептал, и хорошо.

Казалось, прошла вечность, а борт все проползал и проползал мимо колонны. А сзади, не сумев вписаться в поворот, влетал в аппендикс, который высматривал поначалу Фрэд, тяжелый транспортер Синеглазки.

Водитель отчаянно пытался затормозить, не задев при этом колонны, массивную корму машины водило из стороны в сторону, и Фрэд понял, что это единственный их шанс.

— Огонь! — рявкнул он во всю мочь, и Платформа отреагировал, не задумываясь.

Он лупил из пулемета, выпуская весь короб. По колоннам, мимо которых уползал в боковой тоннель транспортер врага, по корме транспортера, по его тракам, он заливал металлом пространство, надеясь, что из этих семян родится смерть.

— Теперь прямо! Очень быстро! — Мариска сидела прямая, бледная и сосредоточенная.

Она крепко закрыла глаза и сжала ладони в маленькие, посиневшие от напряжения кулачки.

Фрэд прибавил хода, перегнулся и затянул на девчонке ремни безопасности. Похлопал ее по тощему плечу: — Давай. Выводи нас отсюда, милая.

— Левее. Там тоннель, — прошептала она белыми губами.

«Толстый Эдвин» не мог лететь так тихо и плавно. Но он мчался по подземелью со скоростью урагана и грацией балерины. Лишь один раз Фрэд позволил себе глянуть на монитор заднего вида, посмотреть на клубящуюся тьму, танцевавшую там, где исчез транспорт Синеглазки.

Он ощутил укол смутного сожаления, провожая ту часть своей жизни, в которой постоянно присутствовал голубоглазый мерзавец, подыхавший сейчас в металлической коробке транспортера, и снова сосредоточился на управлении. Он едва касался рычагов, машина слушалась каждого его движения, а рядом сидел штурман, которому он доверял во сто крат больше, чем точнейшей навигационной системе.

— Налево. Прямо. Прямо. Скорость! — Она командовала точно и коротко. Выстреливала слово и снова замолкала, уйдя в неведомое пространство своих ощущений.

И он даже не понял, как, в какой момент «Толстый Эдвин» вдруг проломил песчаную стену и вылетел в яркий степной свет, вздымая тучи пыли, тяжело обрушился на плоскость и рванул прочь от черного зева полного безумия подземелья.

* * *

Илов смотрел, как нос транспорта медленно, невыносимо медленно врезается в черную колонну, слушал, как тяжело стучат пули по корпусу машины, всей кожей чувствовал, как разлетаются, взорванные тяжелыми пулями, звонкие поющие осколки колонн, и не верил.

Он впал в ступор и сидел, отрешенно наблюдая, как становятся невозможно яркими, объемными, полными скрытого смысла, как в детстве, предметы, звуки и запахи. Он видел каждую трещинку на коже, обтягивающей рычаги управления, каждую пылинку в воздухе, обонял, как острый запах страха, исходящий от водителя, заполняет кабину, и испытывал лишь чистый восторг и любопытство.

Оно заполняло его, поднималось прозрачной волной, распирало изнутри, а затем лопнуло исчезло.

Осталось только понимание того, что все закончилось. И сердце дало сбой. Он сглотнул и вцепился в ручки кресла. Что-то бормотал водитель, пытаясь подать машину назад. Звенела система оповещения, сигналя о повреждениях. В углу кабины колыхалась тяжелая красная портьера в коричневых потеках.

Герман уставился на нее, силясь вспомнить, что за ней? Откуда она, когда появилась? Кто-то осторожно трогал портьеру изнутри, ощупывал, и это было настолько невыносимо жутко, что он вжался в спинку, не в силах двинуться с места.

А потом, когда тонкие пальцы, покрытые коричневыми старческими бляшками, отодвинули портьеру, Илов попытался закричать.

И не смог.

* * *

Их нагоняли.

Телохранитель был прекрасным водителем, но нельзя выжать из транспорта, предназначенного для достаточно неторопливой езды по сложной местности, того, что не заложено в нем конструкторами. К тому же приоритетом миссии была однозначно обозначена доставка груза в неповрежденном состоянии.

Все это несколько ограничивало свободу маневра. Олег смотрел на экран камеры заднего вида. Все ближе мелькал силуэт симбота — модель устаревшая, пехотный «Гоплит», но человек в симботе двигался с виртуозной легкостью и явно обладал специальной подготовкой.

А чуть позади и левее, в «Гарпии», явно модифицированной, бежала, скорее всего, женщина. Его учили определять параметры возможных объектов нейтрализации по малейшим признакам, включая рисунок передвижения и жестов. Но то, что это женщина, не имело значения — ему приходилось сталкиваться с Небесными Сестрами, и он представлял уровень их подготовки.

Сильного беспокойства он, однако, не испытывал. Да, их преследовали не новички, но это были вольные сталкеры, люди, хорошо умевшие искать то, что спрятано, и выживать в тяжелых условиях.

Но не профессиональные убийцы-охотники. Он перевел взгляд на центральный дисплей. До точки рандеву оставалось совсем немного, и волочь туда «хвост» было совершенно излишне.

— Передайте мне управление, — приказал Олег Безымянному.

Тот аккуратно поставил управление на автопилот и выскользнул с водительского сиденья.

— Уничтожьте их. — Он кивнул на монитор, где два симбота размеренно и обманчиво неторопливо приближались к транспорту.

Кивнув, Безымянный вышел из отсека. Минуту спустя Олег почувствовал почти неощутимый толчок, и транспорт прибавил скорость. Немного, но прибавил.

Потеря телохранителя Безымянного относилась к разряду допустимых и даже прогнозируемых, и все же Олег испытывал некоторую досаду. Он привыкал к инструментам и не любил их менять без крайней на то необходимости. Привычное — это предсказуемое, а предсказуемость гарантировала результат. Впрочем, он тут же избавился от отвлекающих факторов и сосредоточился на дороге.

До точки рандеву оставались считанные минуты, и следовало подготовиться к эвакуации.

Он пристегнулся и еще раз дистанционно проверил крепления груза. На несколько мгновений дольше, чем нужно, задержал взгляд на манящих, совершенных в своей чужеродности очертаниях «саркофага». И аккуратно ввел транспорт в пологий поворот, обходя скальную плиту.

* * *

Створки кормового отсека транспорта пошли в стороны, открывая темное нутро, из которого в оранжевую пыль стремительно вылетел боевой симбот. Модель я не опознал — что-то похожее на рейнджерский «Локи», но очень сильно модернизированный. Сталепластовые ступни еще не коснулись поверхности, а он уже открыл огонь из встроенных систем ведения огня.

Он просто поднял руки, и очереди из тяжелых встроенных пулеметов взбили путь прямо перед моими ногами. Не уйди я вверх и вбок, сейчас уже лежал бы и смотрел в небо, пытаясь вдохнуть отсутствующий воздух.

— Укройся! — рявкнул я Аните, моля всех известных богов, чтобы это упрямая девица послушалась.

Он правильно действовал, этот неизвестный корпоративщик в новеньком симботе. Он сосредоточил огонь на мне, моментально определив лидера.

Краем глаза я увидел, как симбот Аниты складывается почти пополам и ныряет за огромный косо воткнутый в почву скальный обломок. Тут же в него ударили тяжелые пули, и это дало мне миг, чтобы достать из набедренных отсеков «револьверы» и открыть ответный огонь.

До чего же он был быстр! И до чего хладнокровен!

Он действовал с неумолимой точностью машины, пользуясь малейшей возможностью, чтобы сократить расстояние и взять нас на прицел.

Он лупил очередями перед нами, поднимая облака пыли, ухудшая обзор.

Он танцевал между осыпающимися песчаными дюнами, появляясь и тут же исчезая, не давая мне ни единого шанса прицелиться. Он играл с нами, давая транспортеру время уйти.

Неумолимо утекали секунды, складываясь в минуты, каждая из которых приближала их к успеху.

Наверняка они уже вызвали шаттл, и тот уже шел к точке рандеву.

Анита не высовывалась из укрытия, но время от времени давала короткие очереди в сторону противника.

За что ей большое спасибо.

Мы были на практически открытой местности, лишь кое-где из почвы вздымались наклонные каменные плиты и гигантские обломки скал, словно вцепившиеся в плоскость пальцы мертвого великана.

И все их наш противник использовал.

Я смотрел, как тает вдали след транспорта, и внутренне стонал от бессилия.

У меня просто не оставалось другого выхода.

— Сейчас рывок влево, и лупи в него, пока патроны не кончатся, — зачем-то прошептал я в микрофон и, не дожидаясь ответа, огромным скачком сократил расстояние между собой и противником.

Это была откровенная наглость, это было абсолютно нерационально. Так нельзя было действовать, и он промедлил долю секунды.

Пыль вокруг него вскипела от разрывов пуль, и он скрылся в сером облаке. А я прыгнул на косо поднимающийся из почвы обломок, запретив себе даже думать об удаче.

Человек в симботе развернулся неуловимым змеиным движением, опережая меня, опережая мои намерения, и открыл огонь, разнося верхушку скалы.

Только меня там не было.

Я некрасиво свалился вниз. Враз обмякнув, аварийно отключив все системы движения.

Оставив только систему ведения огня.

И он поверил. Не своим глазам, а показаниям датчиков своего симбота, зарегистрировавшим мою полную неактивность. И перенес огонь на Аниту.

Он пошел на сближение с ней, пересекая мою линию ведения огня.

Неподвижная, мертвая рука моего симбота была нацелена туда, где он обязательно должен был пройти.

И я нажал на спуск.

Симбот подкинуло, выстрелы отозвались болью в руке и плечах, лишенных привычной амортизации, я срочно активировал симбот, не прекращая вести огонь.

Первые выстрелы попали в ноги его симбота, перерубая коленные суставы, и он упал, подставляя выстрелам живот и грудь.

Он еще дергался под ударами пуль, а я уже стоял на ногах и вызывал Аниту:

— Цела?

— Да, все в порядке.

— Тогда вперед.

* * *

Генриетта Шеппард пребывала в состоянии, известном среди ксеномодеров как «фиолетовые искры». Она облизывала длинным прозрачным языком свои тонкие серые губы, сдерживая подрагивания рук и ног, внутри которых скользили активированные капитаном черви с Плоскости Ужаса.

Они стоили баснословно дорого, а их на имплантацию ушли деньги за два рейса повышенной сложности, но Генриетта о них не жалела. Она давно не знала, что такое скука, а с этими скользкими слюдянистыми тварями внутри ее ощущения ушли настолько далеко от человеческих, что Шеппард стала практиковать «концентрат сознания», подключая блокированные нервные связи своей человеческой части и наблюдая за происходящим с ее эмоциями с отстраненным интересом чистого разума.

Это оказалось ужасающе увлекательным занятием. Настолько, что она порой забывала о реальности. Поэтому «концентрат» она практиковала только в свободное от вахты время.

Сейчас она плавала внутри своего кокона-ложа, покрытого морозным узором, а на вахте стоял ее первый и единственный помощник Ворад Горал, щуплый, темнокожий любитель изящных пожилых джентльменов из миров Геронтократии.

Мелодичный сигнал вызова прервал ее наблюдения.

— Капитан, поступил сигнал от заказчика. Он следует к точке рандеву.

Генриетта снова облизала губы кончиком языка.

Ощущение было… прозрачным, с оттенком грустной синевы и серыми прожилками беспокойства. Утонченное сочетание, как раз такое, какое она предпочитала в последнее время.

Некоторые излишне осторожные члены их общности считали это первыми признаками стремления к саморазрушению.

Ах, как они ошибались.

— Высылайте шаттл, помощник. Пилотом пусть идет… — Она на мгновение задумалась. — Пусть идет Водомерка.

Сероватые прожилки беспокойства взвились и опали. Да, решение было правильным. Ее лучший пилот, вальяжный верзила Слоченски, наркотически зависимый от подключения к системам пилотирования, доставил заказчика на плоскость. Она планировала, что он будет заниматься и эвакуацией.

Но… Водомерка тоже хороший пилот.

* * *

Мы догоняли.

Мы все же догоняли его, и я уже прокручивал в голове свои дальнейшие действия.

Надо резко ускориться и зайти с левого борта. Прыгнуть на обшивку и срезать антенны, лишить его связи. Затем действовать по обстановке. Как говорил наш инструктор по действиям в условиях ограниченных ресурсов — суй что попало в любое отверстие, надейся, что засунутое взорвется и ты останешься жив.

Цинично, но очень точно.

Транспорт огрызался короткими злыми очередями, но внимание водителя было сосредоточено на дороге.

Впереди показалась приметная скала — высокая, изогнутая, словно язык пламени, окруженная оплавленными каменными изваяниями.

И со сверкающего неба свалился шаттл.

Он прошел над транспортом и с ювелирной точностью завис в десятке сантиметров над поверхностью. За штурвалом сидел настоящий ас.

Транспорт вильнул, выравнивая курс, звук двигателя перешел в тонкий надрывный свист, и я понял, что сейчас все закончится.

Я бежал все так же размеренно, почти незаметно наращивая скорость, но чувствовал, что не успеваю. Выругавшись, я отрубил систему безопасности и систему наблюдения за медицинскими показаниями. Хреново, особенно когда ты ранен, но они тратят мощность, которая сейчас нужна мне вся, без остатка. Я обливался потом, словно сам двигал сталепластовые ноги симбота.

Датчики на забрале мигнули красным и погасли. Я потратил несколько драгоценных секунд на проверку дыхательной маски и перевел свой костюм в режим дыхания от заплечного баллона.

Транспорт влетел на опустившийся пандус, и шаттл тут же подпрыгнул над поверхностью. Плита пандуса пошла вверх.

В наушниках орала Анита, требуя, чтобы я не смел, остановился, прекратил немедленно, грозила оторвать голову, обещала, что будет со мной до конца жизни.

Я улыбнулся.

Ради такого стоило возвращаться.

Я прыгнул.

* * *

Я не рассчитывал, что мое появление окажется незамеченным — датчики шаттла тут же обнаружат перегрузку и изменение расположения груза.

Но это было неважно.

Упав, я заблокировал ногой симбота плиту пандуса и вдавил кнопки аварийного выхода из «Гоплита».

Нагрудную панель и шлем откинуло вверх, и я, резко подавшись вперед, вывалился из симбота. Набедренные отсеки для хранения запасного боекомплекта я открыл еще раньше и, оказавшись на полу, не глядя, схватил сумку со снаряжением.

Перекинул через плечо и побежал к транспорту.

Тот, внутри, наверняка меня видит. Но это совершенно неважно, я в мертвой зоне для его бортового вооружения, хочет остановить — пусть выходит.

И он вышел.

Я был уже совсем рядом с входным шлюзом, когда его створка откинулась, и я едва успел увернуться от мощного удара ногой в грудь.

Он выпрыгнул из шлюза и тут же атаковал снова. Среднего роста, среднего телосложения, в похожем на мой защитном костюме и дыхательной маске-капюшоне.

Очень спокойные, очень мертвые глаза. Виртуозная отточенность движений и полное отсутствие эмоций в рисунке боя.

Оп-па… я видел уже такое — когда моему папаше, для которого я больше не существовал, нанес визит член совета директоров одной из межпланетных корпораций. Очень-очень крупной корпорации, давно превратившейся в религиозный орден, главными богами которого были Эффективность и Прибыль. Визитера сопровождали двое — в одинаковых очень дорогих неброских костюмах, одинаково удобных во время официального приема и схватки. С такими же отсутствующими взглядами.

Нас с братом представили посетителю, и я помню, каким неожиданно холодным мне показался теплый солнечный день и как тень нависла над нашим висячим двориком с тонкими светящимися колоннами и фонтанами, чьи струи били над пустотой пропасти, отделявшей нас от нижних ярусов города.

Я спросил потом отца, что это были за люди, и он ответил рассеянно:

— Это не люди. Это операторы эффективного воздействия.

Скучные слова, за которыми стояла неумолимая, действующая с точностью механизма смерть.

Ему нельзя было затягивать схватку — шаттл с заклиненной платформой просто не сможет выйти за пределы атмосферы. Мне тоже — я попросту сдохну.

Он тренирован. Он прекрасно подготовлен. И он в великолепной форме.

Я почувствовал себя старым и разбитым, отголосок боли заворочался в отбитых ребрах. Наверное, это отразилось и в моих глазах, и оператор неуловимым кошачьим движением прыгнул вперед.

Я отшатнулся назад, чуть отводя правую руку, пытаясь сохранить равновесие, и открыл горло и подбородок. Он среагировал моментально — рука прочертила короткую дугу, перерезая мономолекулярным лезвием шланг дыхательной системы.

И, любуясь хорошо выполненной работой, он опустил руку, сделав короткий шаг назад.

Задержав дыхание, я ударил левой снизу вверх, вгоняя вибронож ему под подбородок. Развернув лезвие, потянул его вниз и вбок. Слетел вниз подбородок оператора, ударил к потолку фонтан крови из располосованной шеи.

Он смотрел на меня с таким неподдельным недоумением, он настолько не верил в происходящее, что я не смог этого вынести. Резко толкнув его в бедро, я оставил оператора умирать и в два прыжка подскочил к транспорту.

Времени заглядывать внутрь уже не было. Я просто закинул в шлюзовой отсек сумку с подрывными зарядами и бросился к симботу. Перед глазами уже плясали черные точки, легкие жгло, страшно хотелось сделать хоть один вдох.

Запрыгнул внутрь.

Нестерпимо медленно пошла вниз грудная пластина, щелкнул закрывшийся шлем. Экстренная продувка и… вот он, неимоверно сладкий первый вдох. Сел, закрутил головой, спиной чувствуя, как идет отсчет секунд до взрыва.

Вот — крупная кнопка ручного открывания отсека. Вдавил ее до упора — пара секунд у меня будет, вряд ли пилот поставил незакрытый отсек на автоблокировку. Плита пошла вниз, и я, сильно оттолкнувшись, вывалился в пыльное небо…

В «Гоплитах» можно десантироваться с малых высот. Вот только я совершенно не знал, на какой мы высоте. Все, что мне оставалось, надеяться, что пилот не станет поднимать машину с работающей аварийной сигнализацией, а пойдет над плоскостью.

Активировался кокон приземления, но поверхность была еще далеко внизу. Я падал.

Сгруппировался, как мог, и рухнул в пыль.

* * *

— Ты вообще в весь этот бред веришь? — Лурье со стоном откинулся в кресле и сцепил руки за головой.

Банев продолжал стоять, задумчиво постукивая костяшками пальцев по окну, за которым уходили вниз ярусы станции.

— Знаешь, это настолько напоминает идиотский вестерн с погонями, что да. Верю.

— Вот и я верю. А не должен, — буркнул Лурье. — И поэтому мне плохо. Мало того что не просто уничтожены все, кто был вовлечен в ситуацию с той стороны, так еще уничтожены так, что и следов не найдешь. Команды местных шерифов примчались сразу же, и что?

— Что? — поднял бровь Банев.

— И ничего! Транспорт Платформы, эвакуирующий якобы подвернувшего ногу Зурова! Жалобы на неизвестных бандитов и труп одного из членов их партии, да покрошенные из пулемета Синеглазкины «торпеды»! Которых якобы положила сопливая девчонка!

— Ты мне честно скажи, тебя это беспокоит?

— Да не беспокоит меня уже ничего. — Лурье махнул рукой. — Что мы хотели, вовлекая в комбинацию выживальщика? Он сделал то, чему его учили, и сделал великолепно. Меня беспокоит другое…

Он нагнулся и очень тихо сказал, глядя в глаза Баневу:

— Там, наверху, у меня очень сильно интересовались, почему не удалось захватить незаконный груз и что это за загадочный взрыв был в скальном комплексе. И удалось ли нам получить доказательства причастности к этому кого-нибудь из крупных корпораций. Об этом меня спрашивали особо.

— И что ты им ответил? — Банев не отводил взгляд.

— Что это, видимо, произошло в результате неосторожного обращения с ксеноматериалом и что у нас нет никаких фактов о причастности компаний, — пожал плечами Лурье.

— Вот и хорошо. И очень правильно ты ответил.

И они оба замолчали.

Спустя несколько секунд Банев не выдержал и хмыкнул:

— Подвернул ногу, ну надо же…

Примечания

1

Псевдоним Максима Макаренкова. — Примеч. оцифровщика.

(обратно)

2

В оглавлении бумажной книги отсутствует Глава 2. Или недосмотр издательства, или пресловутый «авторский стиль»… — Примеч. оцифровщика.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 3[2] ЗА ПОКУПКАМИ
  • Глава 4 ПОЛЕТ НА ШАТТЛЕ
  • Глава 5 ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ ЛЕТ НАЗАД
  • Глава 6 СПУСТЯ ТРИ МЕСЯЦА ПОСЛЕ ПРИБЫТИЯ
  • Глава 6 КОСМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ОКОЛО ПЕРЕКРЕСТКА
  • Глава 7 НЕДЕЛЮ СПУСТЯ
  • Глава 8 КУПОЛ ГАГАРИН



  • Загрузка...