Бороться и искать (fb2)

- Бороться и искать (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 3.13 Мб, 996с. (скачать fb2) - Эриссу

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Название: Бороться и искать, найти - и не сдаваться

Автор: Эриссу

Бета/Гамма:NEkto/ ViLiSSa

Пейринг: СС/ЛМ/ГП, ТР/ДМ, СФ/ПП (это так, случайно вышло!)

Рейтинг: NC-17

Тип: слеш

Жанр:AU/Drama /Romanсе

Размер: макси

Статус: закончен

Дисклеймер: Я только одолжила и ничего больше. Обещаю вернуть. Потом... Совпадения с другими фиками прошу считать случайными и заранее извиняюсь перед всеми авторами в случае оных.

Аннотация: А что будет, если в теле известного героя вдруг, волей случая, появится совсем другой юноша? И, зная, пресловутую историю, он решит все изменить по-своему….

Предупреждения: Слеш, ченслеш (возраст согласия), почти полный ООС персонажей. Аууу - куда без него? Сильный Гарри, переселение душ. Дамбигад. МПРЕГ.

Посвящается на День рождения моей подруге Наталье, только благодаря тапкам которой, я и взялась за сей труд

* * *

Пролог.

Россия 90-х годов.

Ведь были же Смутные Века, а это было Смутное время. Когда меняется время, устои и ценности, возможно все - можно разбиться так, что уже никогда не встанешь, а можно взлететь на недосягаемую простыми смертными высоту. Но это возможно лишь при наличии решимости и ума.

Его звали Константин. Соколовский Константин Владмирович. Такое странное отчество было результатом ошибки писца, заполнявшего метрику о рождении его отца. Был он бывшим военным, закончившим военное училище и всю свою молодость провоевавшим в горячих точках, которых в, тогда еще, Союзе «не было».

К моменту, когда грянули 90-е, он уже понял, что ничего хорошего родную армию в дальнейшем не ждет, и дальше надо как-то барахтаться самому. К тому же, когда они осели на одном месте, его жена наконец-то смогла забеременеть, и семью из двух человек ожидало долгожданное пополнение. Это была величайшая радость, но великая проблема - как кормить будущую мать, как содержать будущего малыша?

Сначала он хватался за любую работу, за любую возможность подкалымить, где-то подзаработать. Но вскоре понял, что таким образом он скорее скатится в нищету, чем сможет что-то сделать. Надо было кардинально менять саму жизнь. И такой случай вскоре представился.

* * *

Он постучался в дверь однажды поздно вечером, когда супруга уже легла спать, а сам майор запаса Константин сидел на кухне и остро сожалел о невозможности покурить - деньги были только либо на пакет молока, либо на две пачки дешевых сигарет. И выбор был, сами понимаете, в пользу чего.

- Какого лешего, черт на ночь принес? - ну, не хотелось майору открывать дверь.

Черт на ночь принес старого сослуживца, который ушел на вольные хлеба еще в самом начале начинавшейся неразберихи. От него поступило предложение, которое майор и счел счастливым билетом в будущее. Суть его была в том, что поднявшимся нуворишам и их семьям требовалась квалифицированная охрана, которую могли предоставить бывшие военные.

* * *

Через девятнадцать лет охранное агентство «Щит» предоставляло самые современные охранные системы и самых лучших охранников. Все было благополучно, кроме одного. Сыновья-близнецы, Даниил и Кирилл. Нет, в плане учебы мальчики были, чуть ли не вундеркиндами. И языки, и этикет, манеры, танцы, рукопашный бой, холодное оружие, стрельба, выживание в дикой местности, а в последнее время и приобщение к основам бизнеса, законов и финансов - к ним не было никаких претензий. Но вот в личном…. Старший, Даниил, был геем, и никакими средствами его не получалось вернуть на путь истинный. В конце концов, осталось только смириться и надеяться на младшего, Кирилла, что хотя бы он обеспечит внуков. Отец не мог понять, в чем дело, что он мог упустить в воспитании двух мальчишек, потерявших мать в возрасте двух лет? Может быть, уделял мало внимания? Мало порол? Чересчур нагружал учебой? Но в последнем случае он ведь хотел как лучше - чтобы у его сыновей было будущее, за которое не приходилось бы драться и мараться в крови…

Это клип Гостюшко, огромное ей спасибо От Автора, беты и гаммы фика. Наслаждайтесь!

Глава 1.

- И все-таки он дурак, раз не понимает, в чем его счастье! Нет, ну ты можешь себе представить - он же старый, уродливый, а его любит такой симпот, так этот еще и кочевряжится!

- Да, да, конечно…

- Ради него идут на такие жертвы, даже на беременность, а он беднягу не ценит!

- Да, да, ты прав…

- Нет, ты представляешь, нам на крышу НЛО село, а старый не желает провести всего-то несколько косметических процедур!

- Полностью с тобой согласен.

- ТЫ МЕНЯ НЕ СЛУШАЕШЬ!!!

- Какого ты так орешь! Ну не слушаю, так что теперь, глухим меня на всю жизнь оставлять! Когда до тебя дойдет - ну неинтересны мне твои, как там, фики! Я предпочитаю жить здесь и сейчас, а не где-то в выдуманном мире. Магия, беременности, какие-то сопли… Данька, меня отец долбает по поводу брака, а я не знаю, как признаться, что тоже гей. Ты представляешь, что он со мной сделает, за это? Если я признаюсь отцу…

- Нам всего-то восемнадцать, о каком браке может идти речь?

- Чем раньше, тем лучше. Меньше соблазнов пойти по кривой дорожке. К тому же, нам с тобой нет необходимости вкалывать и утверждаться в этой жизни, так что: «чем раньше я получу внуков, тем меньше шансов, что твой брат заразит тебя своей дурью». Слова отца дословно.

- Дела…

- Так что, сам понимаешь, у меня сейчас все мысли о настоящих проблемах, а не о каких-то книжках.

Этот разговор шел в автомобиле, который вел серьезный сероглазый брюнет. Его точная копия сидела рядом на пассажирском сиденье, так что со стороны казалось, будто водитель раздвоился и ведет беседу сам с собой. На самом деле, машину вел старший из близнецов, Даниил, а рядом сидел его младший брат-близнец Кирилл. Речь шла о едва ли не самом пылком увлечении парня - фанфиках по миру Гарри Поттера. Читал он их запоем, любого рейтинга, жанра и пейринга, к тому же многие еще и в оригинале. Зная 6 языков, это было просто. А прочтя, «долбал» сюжетом свое отражение, не обращая внимания на то, что младшему было это неинтересно. Когда Даня только увлекся данным жанром, Кир пытался от него спрятаться на разных тренировках, клубах, походах. А когда терял бдительность, его отлавливали, и с утроенным энтузиазмом продолжали рассказывать прочитанное. Так что, в конце концов, младший смирился, и предпочитал отмучиться, сразу же после прочтения выслушав ахи и охи, и отправить старшего восвояси: «Я тебя выслушал? Выслушал. Все, не полощи мне мозги этой ерундой».

Речь о браке зашла после того, как кто-то донес отцу, что младший сын - его надежда на внуков,- сидел в каком-то клубе в обнимку с каким-то парнем. И отговориться, что это старший, не было никакой возможности - Данька в тот вечер был на стажировке по охране объекта. Что творилось на следующий день…. Ураган «Катрина» ласковый ветерок, по сравнению с разразившимся штормом. После этого и был поставлен ультиматум: «Ты женишься до конца этого года, или…» Доводить дело до «или…» не хотелось, но и вступать в брак с девушкой, не вызывающей, не то, что любви, но даже элементарного сексуального влечения, не хотелось тоже.

Так что сейчас, мчась в аэропорт встречать отца, вернувшегося из-за границы, Кирилл думал, что же ответить отцу.

* * *

- Но, отец, это же не постоянно! Я просто хотел узнать, почему Данька предпочитает парней, а не девушек. Я еще слишком молод для брака, в конце концов, мне всего-то восемнадцать! - с отчаянием воскликнул один из двух одинаковых парней, идущих по бокам высокого мужчины. - Я еще только начинаю жить, а ты уже пытаешься надеть на меня хомут!

Этот спор шел уже пять минут, с того самого момента, как отец и сыновья встретились и поздоровались. Первый же вопрос, заданный после приветствия был: «Кого ты выбрал в невесты?» Кирилл уже с отчаянием, не пытаясь приводить логические доводы, выпаливал все, что приходило в голову.

И именно в этот момент раздался какой-то грохот, шум, начались крики и как-то странно ослабли ноги. Рухнув на колени, Кирилл мотнул головой, пытаясь разогнать стремительно густеющую муть перед глазами и увидел отца и брата, лежащих ничком, с расплывающимся из-под их тел алым пятном. Уже заваливаясь набок, мелькнула странная мысль: « Вот бы сюда палочку Гарри Поттера…»

« В результате взрыва, прогремевшего вчера в аэропорту * * * , погибли десятки человек, среди погибших также совладелец охранного агентства «Щит» Соколовский Константин Владмирович и двое его сыновей-близнецов Даниил и Кирилл, которым в октябре должно было исполниться всего девятнадцать лет. Так же среди погибших…»

* * *

Странно, здесь так темно. Тело? Нет? Кто я? Кажется, я Кир, Кирилл. Мне не больно. Значит, я умер? Тогда почему здесь так темно и пусто? Это что, и есть посмертие? И где отец и Данька? Эй, ау-у, есть здесь кто-нибудь? Отзовитесь, эге-ге-гей! Блин, Дань, тебя ведь зову! Ну, хоть кто-нибудь! Ау-у-у-у! Так, стоп. Мне кажется, или здесь действительно кто-то всхлипывает? Эй, кто здесь, отзовитесь! Где вы? Вопрос, если у меня нет тела, то, как я разговариваю, мысленно, что ли? Ну где же ты, плакса? Ау, отзовитесь, кто здесь! Вдвоем ведь не та страшно!

~ Я тут ~

~ Где ? ~

~ Я здесь, рядом ~

~ Привет, ты что, тоже умер? ~

~ Не зна-а-аю-ю-ю-ю ~

~ Так, стоп, не реви. Что с тобой произошло? ~

~ Пришел дядя, он был сердитый, а я нечаянно разбил его любимую чашку и дядя на меня еще больше разозлился…~

~ И что потом? ~

~ А потом мне было очень больно и я очутился здесь ~

~ Н-да-а-а… Урод твой дядя, вот он кто. Забить ребенка насмерть из-за какой-то чашки! ~

~ Я не хочу назад! ~

~ Да кто ж тебя заставляет? Стоп. Что значит, назад? ~

~ Меня тянет вниз, но я не хочу! Там тетя, дядя, кузен. Я всегда хочу есть, мне всегда больно и они всегда меня ругают и называют по-разному. Я хочу остаться здесь! Здесь хорошо, только страшновато, что никого нет~

~ Значит, твое тело пока еще живо, просто очень сильно повреждено ~

~ Смотри, свет! ~

~ Где? ~

~ Да вон же, над нами! ~

~ А-ха! Ну что, полетели в райские кущи? ~

~ Куда? ~

~ В рай, мелкий, в рай! Вот не думал, что попаду туда, думал, мне дорожка вниз уготована. ~

~ ……. ~

~ А почему мы не можем туда войти? ~

~ Сам не пойму. Ну-ка, сунь туда руку, или что там у нас. ~

~ Прошла! ~

~ Теперь я. Проходит. А теперь вдвоем. Нет? Ну что, мелкий, теперь все с нами ясно. Пройти туда можно только по одному, так что вперед, а я следом за тобой ~

~ Ты врешь. Не понимаю, в чем, но врешь ~

~ Мелкий, ну вот в кого ты такой вредный. Ну, вру, ну и что. Давай, лезь, пока светит, а то здесь застрянем ~

~ Нет. Ты не собираешься за мной ~

~ Это дорога только для одного из нас. Или ты, или я. Я теперь почему-то тоже чувствую притяжение где-то внизу. Так что, ты или идешь наверх, в Рай, или вниз, в свое тело. Выбирай ~

~ Я не хочу вниз! Там больно, плохо и страшно! ~

~ Мелкий, хватит хныкать! Ты вообще кто, мужчина или девчонка?! Э-э-э…, а правда, кто? ~

~ Я мальчик ~

~ Быстрее определяйся с выбором, не думаю, что его кто-то там, наверху, будет долго ждать - захлопнут дверь и будем мы здесь куковать до Судного дня оба ~

~ Если… Если я выберу свет, ты на меня сильно обидишься? ~

~ Нет. Скорей всего, ты его заслужил, так что вперед, в Рай! ~

~ А ты? ~

~ А я? А я спущусь вниз, и посмотрю, кто это там такой смелый и сильный, что бьет ребенка до смерти! Поверь, я тоже не подарок и о своих действиях он оч-ч-ч-чень сильно пожалеет! ~

~ Тогда, пока? ~

~ Бывай, мелкий! Пусть тебе там будет лучше, чем здесь ~

~ Стой, а как его зовут, твоего дядю? Да и тебя? ~

Блин, опоздал. Ладно, пошли вниз, разбираться с дядей, тетей и кузеном. Что-то мне это напоминает, однако.

* * *

Больно, больно, больно, больно! Как будто в легкие кто-то толченого стекла насыпал, так больно дышать! А с тела, будто всю кожу сняли, в соли обваляли и в кипящее масло бросили! Без паники. Ну-ка, пробуем раствориться в боли, как учил сенсей. Вдох, да не такой глубокий, дубина, захлебнешься кашлем! Еще раз, ма-а-а-аленький вдох, долгий выдох, вдох-выдох, вдох-выдох. Не отталкивать боль, а принять ее, растворить ее в каждой клеточке тела.

Маленький скрюченный комок, лежащий на полу малюсенькой комнатки, по сути, являющейся чуланом, со стоном распрямился, и оказалось, что это ребенок лет 5-6 на вид, одетый в какие-то тряпки, при более пристальном внимании оказывающимися одеждой на 3-4 размера больше нужного. Все видимое тело ребенка покрывали старые и совсем свежие синяки, ссадины и царапины. Распрямившись со всхлипывающим вздохом, больше похожим на стон, мальчик покачнулся и осторожно повернул голову сначала в одну сторону, потом в другую, оглядывая место, где пришел в сознание.

Топчан со старым матрацем, сломанный стул, тумбочка, помнящая еще войну, наверное, это и была вся обстановка в чулане. Но разглядеть ее мальчик не смог, во-первых, по причине темноты, которую только слегка рассеивал свет, бьющий в щели по контуру двери, а во-вторых, нечеткое изображение предметов, буквально расплывающихся перед глазами. Но даже тот немногий свет был загорожен чьим-то телом по ту сторону двери. Раздался лязг опираемых замков и убогую обстановку щедро выставил на обозрение хлынувший свет. Тем, кто открыл дверь, оказалась высокая сухопарая женщина, с похожим на лошадиное по форме лицо, сухой кожей, холодными глазами и узкими поджатыми губами.

- Дармоед, правильно Вернон говорил, что ты всего лишь придуриваешься, ленясь отработать свой хлеб! А я тебя еще пожалела! Ишь ты, валяется как какой-то богач, у которого все слуги делают! Давай, давай, нечего от работы отлынивать, у тебя еще газон не стриженный, розы не обихожены, посуда не вымыта и дом не убран! - Все это женщина выговаривала ребенку, вцепившись в его плечо рукой, и волоча его за собой по коридору, не обращая внимания на всхлипы боли. Не выдержав такой «транспортировки», ребенок споткнулся и упал, задохнувшись от новой вспышки боли.

- Ты, бесполезный урод, где твои очки?! - Возмущенно воскликнула женщина. - Почему, вместо того, чтобы помочь своей семье, приютившей тебя после смерти алкаша-отца и шлюхи-матери, ты только и делаешь, что создаешь нам проблемы?!

Буквально в несколько шагов вернувшись в чулан и подхватив с тумбочки очки-велосипеды с перемотанной скотчем дужкой, женщина вернулась к, до сих пор, лежавшему на полу мальчику и, едва ли не швырнула, ему очки.

- Одевай и вставай, лентяй, живо!

Нашарив возле себя очки, ребенок одел их, и стал вставать. Самому ему сделать это было трудно и больно, поэтому он оперся на стоящую рядом тумбочку. Наконец сумев распрямиться, он уперся взглядом в висящее на стене зеркала, из которого на него глядели двое: женщина и безумно знакомое по рассказам брата лицо. Большие глаза, цвета первой травы за стеклами очков, густые, угольно-черные волосы, торчащие во все стороны, и приподняв волосы со лба - шрам в виде молнии.

- Не понял?!? Мелкий, ты что, был Гарри Поттером!?!?!?!!!

Глава 2.

- Вернон, нет, ты только посмотри на него! Только и может, что крутиться перед зеркалом! - Пронзительный голос тети Петунии раскаленным сверлом ввинчивался в разламывающуюся от боли голову Гарри Поттера, тем самым выводя его из ступора, вызванного осознанием, в чье же тело вселилась нежелающая умирать душа. ГАРРИ ПОТТЕР!

- Ах, ты, мелкий паршивец, совсем обнаглел, - правое ухо прострелило болью, крепко схваченное пальцами-сардельками. - Зря я послушал Петти, такие ненормальные уроды, как ты, от пары тумаков не дохнут!

Соколовский Кирилл Константинович в прошлом, а ныне Гарри Поттер, слишком долго отходил от осознания свалившегося на него, и поэтому прозевал приближение главы семейства Дурсль, подпустив его слишком близко к своему, и так измученного болью, телу. Однако восемнадцать уже прожитых лет, к тому же, прожитых в России, под воспитанием военного - это сила, с которой надо считаться. Пытаясь спасти себя от новых побоев, мозг наконец-то очнулся и стал искать варианты избавления на конкретное сейчас и долгосрочное потом.

Уже видя над собой занесенный кулак, ему, ни разу не пробовавшего кулаки отца (кроме как на тренировках), наконец-то пришел в голову простейший выход.

- Стойте! Если вы посмеете меня еще, хоть раз, тронуть даже пальцем, гнить вам всем в тюрьме! - Вывернувшись из цепких пальцев дядя и едва не оставив в них ухо, с отчаянием воскликнул Гарри. Быстро юркнув мимо опешившей от такой наглости и отпора Петунии поближе к входной двери, он там и остановился.

- Я слышал вас, когда вы разговаривали, и я знаю, что у вас нет документов на мою опеку. Так что, если я сейчас выбегу в эту дверь и дойду до любого места, где работают люди, то полиция и социальная опека будут здесь уже через десять минут! А я не буду молчать, я скажу правду и еще немного про все! И про то, что вы не даете мне есть, и про побои, и про работу, а еще про то, что когда тети Петунии нет дома, дядя Вернон снимает штаны и сует мне свою штуку в рот. А когда я не хочу этого делать, он меня за это сильно бьет.

- Ах, ты, мерзкое, ненормальное отродье! Ты совсем обнаглел, еще смеешь угрожать нам?! Забыл, что ты здесь живешь только из-за нашей доброты? Твой отец-алкаш сбил насмерть человека, его счастье, что сдох там же, а твоя мать-шлюха умерла под ножом очередного клиента! А ты сам…

- А я лорд, по праву крови, рождения и титулу. Мой отец был лордом, моя мама была его женой и истинной леди, и умерли они, спасая мне жизнь. И живу я у вас не из милости, а потому что вам нужен был бесплатный раб и боксерская груша. Да еще, скорей всего, вы получаете деньги на мое содержание, но тратите их на себя и своего Дадличку. А это, вообще-то, тоже уголовное преступление. И все это тянет на немалый тюремный срок для вас обоих, а вашего Дадли отправят в приют!

Лицо Вернона Дурсля было уже не просто красным, оно побагровело, глаза налились кровью, и вид его на данный момент был поистине ужасен. Сейчас ему было наплевать на все. Все, чего он хотел в данный момент, это схватить мальчишку и бить, бить, бить его до тех пор, пока в этом тщедушном теле не останется ни одной, даже самой маленькой, целой косточки, и ни одной капли крови.

Однако Петуния Дурсль была умнее своего супруга и сумела увидеть то, что ускользнуло от его взгляда. Ум и решимость, светившиеся в глазах ее племянника и которых не было еще вчера. Именно эти новые глаза и убедили ее, что мальчишка, не задумываясь, выполнит свою угрозу. Так что, надо было договариваться, ведь что мешало Гарри так и сделать сразу же? Значит, ему тоже выгоден договор, а не их с Верноном тюремное заключение. Но пока надо остановить мужа, пока он еще больше не ухудшил их и так шаткое положение.

- Вернон, довольно! Иди, остынь, умойся и приходи на кухню. - Этот тон был так не свойственен его верной, послушной Петти, что остановил Дурсля быстрей, чем что либо еще.

- Но, Петти, этот щенок…, - Дурсль начал, было, возражать, удивленно уставившись на жену, и был оборван взмахом руки.

- Вернон, сходи, умойся и приходи на кухню.

* * *

« Совет в Филях, блин», оглядывая получившуюся композицию, подумал теперь уже Поттер.

Ну, не такой, конечно, но похоже. На простой английской кухне, за обыкновенным обеденным столом, сидели с, одной стороны, Вернон и Петуния Дурсль, а с другой - Гарри Поттер, подложивший на стул несколько книг, чтобы видеть сидящих напротив.

- Выкладывай поживей, что там у тебя, щенок! - недовольно рыкнул мужчина. Он и рад был бы выбить из мальчишки дурь, однако непривычно тихая и напряженная Петти останавливала этот порыв. Это было странно, непривычно и поэтому вызывало опасения, пока что сдерживающие садистские наклонности Вернона.

- Вы здесь, что бы договориться со мной. Нет, не перебивайте меня. Сначала вы выслушаете все, что хочу сказать вам Я, потом я выслушаю вас. Итак. На протяжении нескольких лет вы всячески издевались над вверенным вашей опеке ребенком. Голодовки, избиения, рабский труд и сексуальные домогательства. Сидите дядя, и молчите. Как я уже говорил раньше, все это противозаконно и тянет на немалый тюремный срок. Однако, есть несколько причин, по которым мы можем договориться. Первая: мне выгодно оставаться под вашей крышей. Вторая: у меня есть рычаг давления на вас. Третья: я знаю, кто я, но у меня нет знаний о том, что делать и как с этим обращаться. Из третьей причины вытекает четвертая: мне необходимо научиться управлять своей силой. Я знаю, у кого искать помощи и совета, но мне пока не стоит показываться на глаза своему сообществу. Ведь, был же кто-то, достаточно влиятельный, чтобы запихать меня, волшебника и лорда, к людям, так ненавидящим магию.

- Мои действия выглядят так: я навещаю банк, где сейфы моего отца, выясняю, какое у меня финансовое положение и, исходя из него, планирую дальнейшие действия. Ваши действия следующие: вы освобождаете от барахла вторую комнату, ставите там нормальную мебель, и я переезжаю туда. Так же ваш сын больше меня не замечает - я для него невидимка. Я нормально питаюсь, если на то будет МОЕ ЛИЧНОЕ ЖЕЛАНИЕ, помогаю по дому. Никакого крика, голодовок, ругани, побоев и приставаний ко мне. Как только будет нарушен любой из пунктов, соглашение тут же аннулируется. Вопросы?

- Не много ли ты хочешь, пацан? И то тебе, и это, с чего мы должны тебе подчиняться? - Дурсль был недоволен. При всех своих садистских замашках, дураком он не был, и понимал, что все, сказанное здесь, действительно пахнет тюрьмой. Однако и сдаться просто так, на милость того, в ком привык видеть не человека, а свою личную вещь, ему было невмоготу.

- Все зависит от вас. Если вы правильно себя поведете, то не только останетесь живы, но и будете с прибытком.

- Угрожаеш-ш-шь?!

- Нет, просто объясняю сложившуюся ситуацию. Судя по всему, вы своим поведением должны сделать за кого-то всю грязную работу - не просто сломать меня, но растоптать любые попытки думать и действовать самостоятельно.

- Что-то ты больно уж поумнел, и словами такими умными швыряешься. А откуда мне знать, что это именно ты, мой племянник Гарри Поттер? Я знаю, что вы можете становиться другими людьми, откуда мне знать, что этого не произошло? - Петунии было известно о мире магии все-таки побольше мужа, и ее вопрос в связи с, так резко изменившимся поведением племянника, был вполне логичен.

«Вот же настырная тетка! Какого она задает такие неудобные вопросы? Ладно, будем надеяться, что ее знания поверхностные».

- Тетя, сколько мне лет, можете сказать?

- Я была права, ты - не Гарри Поттер!

- Тетя, за все годы, что я у вас живу, вы ни разу не праздновали мой день рождения. Откуда мне знать, сколько мне сейчас лет? И потом, это не праздный вопрос. «Ага, не праздный - это вопрос жизни и смерти!»

- Семь.

- Объясняю. Я не чистокровный маг, иначе бы ваше обращение со мной убило вас при первом же ударе. Но и той крови, что есть, хватает для защиты. Например, после вчерашних побоев я умер, да, да умер, но сила вернула душу на место. До этого моя магия не позволяла мне умереть, лечила мои повреждения, но после клинической смерти равновесие сместилось. Сила ощутила смерть своего носителя, поэтому в целях обеспечения большей безопасности, кровь моего чистокровного отца разбудила более взрослый уровень сознания. Не знаю, как объяснить более понятно, но если совсем просто - у меня, благодаря вашему воспитанию, мозги восемнадцатилетнего.

«Во наворотил! Хотя вроде все логично связал. Но семь лет! Это уму непостижимо! Я подумал, что мне максимум шесть! Как таких «воспитателей» земля носит! Старик, я тебя уничтожу. Нет, не убью, ты будешь жить, но будешь жалеть о каждой прожитой тобой минуте! Клянусь!»

- А что ты там говорил о нашей выгоде? - Раз нет возможности уничтожить, то можно попытаться извлечь пользу. Уж что - что, но деньги Вернон любил едва ли не с той же силой, что и чужую боль и страх.

- Выгоду. Кто о чем, а вшивый о бане. Сначала надо уточнить кое-что, потом и скажу. И тетя, сделайте уже что-нибудь с этим запахом, как будто суп прокис.

- У меня не бывает прокисших продуктов!

- Ладно, хватит болтологии. Я сейчас иду в душ, потом ем, а вы, тетя, за это время приобретете мне НОВУЮ одежду и обувь моего размера, не забудьте про белье и носки, в волшебный банк ведь идем. И еще, необходимы два широких длинных плаща к глубокими капюшонами, один на вас, второй на меня. Их можете поискать в прокатах карнавальных костюмов. И тетя, дядя, давайте обойдемся без глупостей.

* * *

Быстро все это не получилось, так что в «Дырявый котел» две фигуры, закутанные в плащи с глубокими капюшонами, входили уже около пяти пополудни. И тут же выяснилось первое препятствие - проход на Косую Аллею мог открыть только маг. Высокая фигура дернулась, было, к выходу, однако маленькая, однозначно принадлежащая ребенку, дернув за рукав, ее остановила. Еще раз, дернув за плащ, маленькая фигура заставила наклониться высокую и что-то неслышно прошептала.

Высокая фигура несколько секунд поколебалась, но потом, все же, подошла к бармену, наклонившись над стойкой и оперевшись, одетой в перчатку рукой, сложенной лодочкой, что-то прошептала. Распрямилась и отошла от стойки, что-то на ней оставив. Но это мог бы заметить только очень быстрый взгляд, так как это что-то исчезло едва ли не быстрее, чем было показано.

С тяжелым вздохом бармен вышел из-за стойки и вышел на задний двор. Постучав там по стене тупика определенным образом, отчего кирпичи пришли в движение, складываясь в арку прохода, он буркнул: «Вот», и вернулся в бар, не обращая больше внимания, что очередные магглы потеряли в Косой Аллее.

Более высокая фигура все время притормаживала, или вообще останавливалась при виде каких-то диковинок, однако маленькая волокла ее вперед с упорством бульдога, не давая нигде останавливаться. Не сказать, что бы они не привлекали внимания, однако серьезных опасений они не вызывали, да и поведение.… Так себя могут вести только магглы, впервые попавшие в волшебство. Цель нарисовалась быстро - гоблинский банк. Быстро войдя внутрь, и без очереди, ввиду отсутствия таковой (все-таки пять вечера, что вы хотели), пройдя к стойке, попросили встречи с управляющим делами рода Поттер.

Через несколько минут к ним вышел немолодой гоблин. Что он немолод не было так уж сильно заметно, однако это чувствовалось в самом его поведении, голосе, манере держать себя и уважении со стороны администратора.

- Добрый вечер. Могу я узнать, кто просил встречи со мной? - Слегка склонив голову в поклоне, спросил он.

- А можно где-нибудь, где никого нет? - раздался тихий шепот со стороны маленькой фигурки.

- Следуйте за мной.

Развернувшись, гоблин прошел по коридору вглубь здания. Идти пришлось несколько минут, но, наконец, они вошли в кабинет. Присев в кресло, гоблин еще раз спросил:

- Слушаю вас.

- Мое имя Гарри Поттер, и я хотел бы с вами поговорить, - с этими словами маленькая фигура сбросила плащ на кресло. Освободившись от него, мальчик приподнял волосы лба, показывая знаменитую отметину.

- А ваше сопровождение? Мы не можем посвящать в дела людей, не являющихся кровными родственниками, если только это не обусловлено заранее. - Гоблин был заинтригован такой таинственностью.

- Ну, у вас, наверное, есть комната, где сопровождающие могут подождать, почитать чего-нибудь? Быть не может, чтобы не было.

- Разумеется. Вас сейчас туда проводят, - с этими словами гоблин позвонил колокольчик, стоящий на столе, и не прошло и минуты, как в дверь вошел еще один гоблин. - Проводи спутника юного господина в комнату ожидания и подай ему чай и развлекательную литературу.

Когда тетя Петуния вышла, и они остались одни, Гарри спросил:

- Сэр, простите, но как вас зовут? А то это неудобно, нам предстоит разговор, а я не знаю, как к вам обращаться.

- Меня зовут Граххук, молодой человек. Для своего возраста и окружения, вы весьма вежливы и воспитаны. Присаживайтесь, раз уж вы здесь, нам предстоит долгий разговор.

- Спасибо. У меня есть масса вопросов, так что я даже растерян и не знаю, с чего вообще начать этот разговор.

- Не волнуйтесь так, вы получите ответы на все, что зададите. - Улыбнулся Граххук, видя волнение мальчика. - Давайте начну я, с самого простого.

- Ваше имя Габриэль Синклер Ангелос Лилиан Эльрик Моран Поттер, вы ро…

- Подождите, подождите, а как же Гарри Джеймс?!

- Гарри, подождите, дослушайте, я все вам объясню. Дело в том, что по какой-то причине ваши отец и мать абсолютно при всех называли именно так - Гарольд Джеймс Поттер. Однако в ваше свидетельство о рождении вписаны эти имена, что я назвал только что. К нему прилагается запечатанный конверт, так что, разгадка находится, скорей всего, там. Вы родились 31 июля 1981 года. Вашего отца звали Джеймс Александр Поттер, а маму Лилиан Поттер, в девичестве Эванс.

- Мама и папа мертвы. Кто теперь мой опекун?

- Вашим неполным магическим опекуном является директор Хогвартса, магической школы Англии, Альбус Вулфрик Персиваль Дамблдор.

- Подождите, во-первых, что значит - неполный магический? А во-вторых - кто тогда мои тетя и дядя?

- Дело в том, что в завещании ваших родителей на случай их смерти был обозначен совсем другой опекун. Но связи с некоторыми обстоятельствами, выполнять свои опекунские обязанности он не смог. Однако же, он не отказывался от них, и опекунство с него тоже не снимали. Неполный именно поэтому. А директор стал вашим опекуном из-за магического контракта, который автоматически заключается самой магией между новорожденным волшебником и Хогвартсом. Ваши дядя и тетя не имеют к вам никакого отношения, они магглы, а магглы не имеют права воспитывать мага, являющегося последним в роду. Их опека незаконна. Так же, как и ваше проживание у них.

- Даже так. А что по поводу моего финансового положения?

- Ваш отец был богат и вы, его единственный наследник всего. Общее состояние Вашего рода примерно 9 триллионов галеонов. В эту сумму входит стоимость земельных угодий, домов, вилл, коллекций драгоценностей, и все отдельные денежные счета. Фамильная библиотека и собрание артефактов в этот перечень не входит. Но зато туда входят несколько маггловских предприятий и пакет акций и других ценных бумаг. Это касается английского сейфа, как основного. Счета есть еще в 8 зарубежных филиалах, их общая сумма чуть больше 110 миллиардов.

- Чем я могу распорядиться в данный момент?

- На данный момент вам доступен только ученический сейф. Этот сейф имеет несколько функций. Самая простая - это оплата вашего обучения в школе, покупка школьной одежды и принадлежностей. Вторая: это оплата вашего достойного содержания, в случае проживания у опекуна. Третья: вы наследник древнего богатого рода, а, следовательно, можете пожелать попробовать начать собственное дело, дабы приумножить фамильный капитал, так вот стартовый капитал берется из ученического сейфа.

- Вы сказали - оплачивается содержание у опекуна. Кто-нибудь перечислял деньги со счета с этой целью?

- Да, ваш магический опекун ежемесячно снимал 50 тысяч галеонов на ваше содержание. Предвосхищая ваш вопрос - один галеон равен пяти пяти фунтам стерлингов.

- Один к пяти, это получается… фига себе! Он что, каждый месяц снимал двести пятьдесят штук на мое «содержание»! Это сколько денег в ученическом сейфе?

- Юноша, я назвал только основные функции сейфа, но их много. Лечение, карманные расходы, ссуда или кредит кому-то на ваше усмотрение, свадьба, крупная выгодная покупка или сделка, именно поэтому счет достаточно велик - на момент смерти Лорда и Леди Поттер там было ровно два миллиарда.

- Могу ли самостоятельно пользоваться сейфом?

- Конечно, однако, только если у вас есть ключ от него. Нет, милорд, у вас его сейчас нет, он находится у вашего опекуна. Но, - тут гоблин скупо улыбнулся, - вы можете воспользоваться чековой книжкой и бездонным кошельком. Войти в сейф и взять из него артефакты или книги за отсутствием ключа вы не можете, но воспользоваться деньгами - да. Однако прежде вы должны доказать свое происхождение и право на имя.

- Это был мой следующий вопрос. Заодно хотел вас спросить, у вас можно сделать проверку на кровь - ну, там волшебные существа, потерянный род…, - мальчик смущенно поерзал в кресле. - Понимаете, я ведь вообще ничего не знаю ни о себе, ни о родителях. О том, что я маг, я узнал случайно, из ссоры моих дяди и тети. И потом, они говорят, что я маг, но я ничего такого не чувствую. Может быть, это вообще какая-то ошибка.

- Такая процедура проводится в обязательном порядке, ведь если наследник оказывается сквибом - это волшебник без магии, то в его распоряжении, по завещанию одного из ваших предков, остается только ученический сейф. Основное состояние блокируется до появления в роду полноценного волшебника. - С этими словами гоблин позвонил в колокольчик, стоящий на столе. Буквально через несколько секунд дверь открылась, и в кабинет вошел еще один гоблин. Отдав ему какие-то распоряжения на незнакомом языке, гоблин опять посмотрел на мальчика.

- У меня еще вопрос. Вы так явно выделили голосом Лорд и Леди Поттер, что это значит?

- Это относится к культуре и традициям магического мира. Есть помолвка, обручение и брак. Они могут быть как светскими, так и закрепленными магически. Когда ваш отец сделал предложение вашей матери, он не подтвердил помолвку магически. Она была светской. После знакомства будущей невестки с родителями жениха, она была одобрена, и после этого была начата подготовка к заключению магического брака. Полного магического брака. Полная, обозначает не просто подтверждение магией согласия. Это целый комплекс обрядов, ритуалов и чар, как светлых, так и темных. Они призваны не заменить кровь невесты, нет. Этот вид брака очень редок нынче среди чистокровных магов, к каковым и относились ваши бабушка и дед.

- Полный магический брак вводит невесту в род жениха, делая ее не просто супругой наследника, а равной ему. Этот обряд подчиняет Леди родовую магию, артефакты, Дары и Наследия, даже родовую библиотеку. Таким образом, Наследник, рожденный в таком браке, рождается с более высоким уровнем силы, и более легким вступлением в собственное наследие.

- Однако, как и любой хорошей стороны, есть и не очень. Такие браки чреваты. Прежде всего, в таких браках развод не предусмотрен. И измена в них тоже невозможна. Никак. Также, если один из супругов умирает до достижения Наследником совершеннолетия, то второй остается жив, привязанный к ребенку узами родства, крови и магии. Вступить в повторный брак так же не может, ни в магический, ни в светский. Узы первого брака не позволят. Если же Наследник совершеннолетний, то второй супруг умирает через три дня после первого.

- Я понимаю, что мои вопросы несколько сумбурны, - Гарри потер лицо ладонями, но у меня полностью отсутствуют какие-либо знания о культуре, да и вообще о магическом мире.

- Это не страшно, юноша. Главное, в вас есть желание узнать, а среди магглорожденных и полукровок оно, к сожалению, в основном отсутствует.

В этот момент, после короткого стука, дверь открылась, и в нее прошел давешний гоблин, неся довольно старый на вид сундучок. С коротким поклоном поставив его на стол, тут же вышел.

-Ну что, молодой человек, приступим?

Откинув крышку, Граххук по очереди извлек из него несколько предметов: свиток пергамента, матово-черный нож с острым кончиком, чашу и несколько флакончиков.

Выйдя из-за стола, вытащил из недр одного из шкафов треногу и установил на нее чашу. На специальном каменном(!) листе под чашей разжег огонь и тут же что-то туда сыпанул из одного пузырька. Пламя стало насыщенно-зеленого цвета и вытянулось тонкой иглой, острым кончиком касаясь дна чаши по центру. Поманив мальчика, взял его за левую руку и вытянул над чашей. Откупорил еще один флакончик и щедро плеснул на предплечье, после чего, что-то приговаривая, растер плоской стороной ножа вылитое от запястья и почти до локтя. Быстро провел ножом по запястью и слегка повернул руку, чтобы кровь быстрее капала в чашу. Дождавшись, когда крови наберется почти с пригоршню, быстро подал Гарри полотенце, а сам начал лить и сыпать в чашу что-то в одном ему ведомом порядке и количестве.

Это было таинство, от которого невозможно было оторвать глаз. Одно дело, слушать бубнеж над ухом брата, с тоской думая, когда же он отвяжется от него с этой ерундой, и думая о своих реальных проблемах. И совсем другое - наблюдать это воочию, самому став сказкой.

Между тем, минут десять спустя, гоблин закончил свои манипуляции.

- Покажите вашу руку, юноша. - Обратился Граххук к завороженному зрелищем мальчику.

Моргнув и нервно хмыкнув в ответ своим мыслям, тот мотнул головой, отгоняя все лишнее сейчас, и отнял полотенце от запястья. Там была только чистая розовая кожа с чуть заметной ниткой шрама, как будто недельной давности. Не было и синяков, ни старых, ни новых, щедро украшавших руку до этого.

- Ого! - Гарри покрутил ею перед собой. - Это как?

- Ну, мы же не можем позволить своим клиентам истечь кровью. - Гоблин слегка приподнял бровь. - Это зелье для того и предназначено - закрывать нанесенную рану и снимать с кожи все, что может привести к искажению зелья. Оно готово и мы можем приступать к проверке.

Вернувшись за стол, гоблин взял свиток и аккуратно его развернул. Там оказались два листа.

- А зачем два?

- Гарри, у вас два родителя, и проверка диет по обеим линиям.

- Вы это так сказали, будто их у меня может быть три! - фыркнул мальчишка.

- Это магический мир, - Граххук серьезно взглянул на Гарри. -Здесь возможно то, что магглы считают лишь сказками. В том числе и три родителя.

Смутившись в начале отповеди и вытаращив глаза на последних словах, Гарри открыл, было, рот, но тут же закрыл, так ничего и не сказав.

Распрямив листы и прижав их в уголках, чтобы не сворачивались, гоблин наклонил чашу над первым пергаментом и покапал на весь лист в шахматном порядке алой, отсвечивающей серебром получившейся жидкостью. После чего отставил чашу в сторону и тем же ножом распределил капли по всему листу.

- Еще раз вашу руку, - она была протянута ему без всяких колебаний. - Сейчас я проколю вам палец и вы должны, как только капля крови упадет на пергамент, сказать «Отец». - Проинструктировал Граххук Поттера.

Сосредоточенно кивнув, Гарри даже не дернулся на небольшой укол боли, отслеживая нужный момент.

- Отец! - как только капля коснулась пергамента, практически выкрикнул Гарри.

Тут же с пергаментом начались метаморфозы, но пронаблюдать их ему не дали, повторив процедуру со вторым листом.

На первом пергаменте, поблескивая алыми с серебром чернилами, вилась изящная каллиграфическая вязь, занимающая весь лист.

- Итак, посмотрим. Что ж, никаких неожиданностей, все как и ожидалось. Ох, ты! - Как уже сообразил Гарри, подобное проявление эмоций не свойственно этой расе, так что данный возглас сулил дальнейшие неприятности.

- Что там?!

- Даже не знаю, хорошо это, или плохо. Когда-то давно, тысяч пять лет назад, среди магов было увлечение увеличивать свой магический потенциал не за счет браков с волшебными народами нашего мира, а за счет призванных из-за Грани мира. Однако, после трех полностью уничтоженных родов, вышедшим из-под контроля созданием, это было запрещено.

- Данный пергамент показывает наличие у вас в роду, правда давно - почти три тысячи лет назад, одного из таких призванных. Кровь запечатана и спит, но возможность ее пробуждения есть у каждого поколения при вхождении в Наследие.

- Это сулит мне какие-то неприятности в данный момент?

- В данный? Нет.

- О проблемах будущих я буду думать, когда они нагрянут. Сейчас меня заботят проблемы нынешние.

- Вы удивительно умный и рациональный ребенок для своих лет. - Одобрительно посмотрел на него Граххук. - Тогда продолжим.

Взяв в руки второй пергамент, он посмотрел, что написано там.

- Ну а здесь я вас вообще ничем не порадую. Ни потерянных родов, ни странных семейных связей и линий. Ваша мама чистокровнейший человек, без малейших признаков магических предков.

- И зовут меня…

- Зовут вас Габриэль Синклер Ангелос Лилиан Эльрик Моран Катани Ле Ста Каданга, лорд Поттер

- ?!?

- Насчет имени смотрите разгадку в конверте, я не в курсе, а такая длинная неанглийская фамилия - результат вливания нескольких зарубежных родов. Вы не их наследник, существуют прямые, да и родство весьма отдаленное. Все, что у вас от них есть, это фамилии.

- Теперь по существу. Какой суммой я могу распоряжаться?

- По чековой книжке, которая оформляется без ключа - любой, в пределах суммы сейфа.

- Можно ли как-то ограничить суммы, которые изымает мой, - тут Гарри весь скривился и почти выплюнул, - «опекун»? Но так, чтобы инициатива исходила не от меня. Да и вообще сделать так, чтобы о моем визите сюда было неизвестно.

- Это тоже не составляет проблем.

- Если мне нужны маггловские деньги, что мне делать?

- В этом случае вы вписываете в книжку необходимую вам сумму в фунтах стерлингов, с вашего счета снимается сумма в галеонах, равная текущему обмену. После чего деньги поступают на счет вашего дяди, так как, проживая у маггловских родственников, вы считаетесь там несовершеннолетним.

- Есть ли какая-нибудь возможность исправить мне плохое зрение? - Задал волнующий его вопрос Гарри. - У меня столько планов, но слепота все их рубит на корню.

- Да, есть. Правда, оно дороговато для простых магов, его стоимость около тридцати тысяч галеонов, слишком редкие ингредиенты, однако вам оно вполне по карману.

- А где, у кого, и как его можно купить?! - непривычный к физическим недостаткам Кирилл очень тяжело переносил немощь тела Гарри Поттера. - И заодно что-нибудь от синяков, боли, переломов и кровотечений.

Очень внимательно посмотрев на нетерпеливо ерзающего в кресле напротив ребенка, гоблин пожал плечами:

- Вы можете все это приобрести у нас.

- Отлично!!! - Гарри аж задохнулся от восторга. Тогда, может, у вас можно купить еще и магическую литературу, чтобы не быть неучем?

- Нет, это в книжный, но мы можем прислать вам каталог, и вы самостоятельно выберете себе все, что вас заинтересует.

- А потом как?

- Вышлете нам список, и мы перешлем вам выбранное.

Опять позвонив в колокольчик, Граххук что-то негромко сказал вошедшему гоблину, который тут же вышел.

- Есть ли еще какие-то вопросы с вашей стороны, на которые я могу ответить? - Гоблину был интересен этот ребенок, пришедший с магглой, весь в синяках, но без проблем поддерживающий взрослый уровень беседы и не запинающийся на сложных словах и понятиях.

- Наверное, пока нет. Сначала мне надо обдумать все сказанное здесь, потом кое-что почитать, а потом уже спрашивать. Хотя нет, один вопрос есть. Почему здесь так странно пахнет?

- Пахнет?

- Да. Сначала я думал, что это у тети где-то скис суп, ведь когда мы вышли из дома, запах пропал. А когда мы подошли к тому пабу, он вернулся с кучей других. Я не обратил бы внимания, все-таки паб ведь, но там были запахи, которые в таком месте встретить не ожидал.

- А когда вы шли по Аллее, и здесь, в банке вы что-нибудь чувствовали?

- Да. Там, в фойе, пахнет потом, старыми носками, нафталином, морозным утром и одуванчиками.

- У меня в кабинете есть какой-нибудь запах?

- М-м-м-м… Чернилами, книжной пылью и плесенью, как в сыром подземелье.

- Примите мои поздравления, юноша. Магия в наше время не часто одаривает нынешнее поколение. Запахи, что вы чувствуете - это запах
окружающей вас магии. Ваш мозг проводит какие-то свои личные ассоциации и вам их надо понять. А сам запах…. Смиритесь с ним, или научитесь как бы игнорировать, но не пытайтесь избавиться от этой способности - лишние козыри вам не помешают.

В этот момент вернулся гоблин, которого Граххук посылал за зельями, принеся плоскую шкатулку в три ладони длиной и в ладонь высотой. Еще он принес толстую книгу, похожую на телефонный справочник, лежащий на тумбочке в коридоре дома у Дурслей.

- Прошу, ваши зелья и каталог. А так же чековая книжка.

Открыв один из ящиков стола, гоблин достал оттуда почти такую же, как у дяди Вернона чековую книжку, только густо-черного цвета с алым и золотым тиснением. Записав что-то в один из своих журналов, Граххук чуть улыбнулся и попросил, беря в руки все тот же черный нож:

- Вашу руку.

Опять проколов палец, он позволил нескольким каплям крови упасть на корешок, где они впитались, не оставив никаких следов.

Открыв еще один ящик стола, оттуда он достал бумажник того же цвета, что и чековая книжка, на который так же несколько раз пришлось капнуть кровью.

- Это кошелек на мелкие расходы, - пояснил Граххук свои действия. - Здесь два отделения - для галеонов и маггловских фунтов. И кошелек, и чековая книжка привязаны к вам, так что, ни украсть, ни потерять их невозможно.

- А это заказанные вами зелья. Вот это, - он приподнял один из флакончиков из бархатного гнезда, - зелье для коррекции зрения. Флакончик загадочно мерцнул живыми лентами серебристого тумана.

- Выпьете перед сном на полный желудок, и на следующий день постарайтесь не нагружать зрение. Остальные просто пьете по мере надобности, они все подписаны. Зелья уже разделены на порции.

- Благодарю вас! - Захлопывая крышку, и засовывая все в прихваченную из дома сумку, воскликнул Гарри. - Мне уже пора, а то тетя, наверное, уже с ума сходит.

- Пойдемте, я провожу вас до входа. Кстати, на выходе из Косой Аллеи, просто произнесите: «Мне надо выйти» и проход откроется.

* * *

«Сынок, маленький, если ты читаешь это письмо, значит нас с папой уже нет в живых. Идет война и случайности неизбежны. Слушайся Сири, и не доверяй Дамблдору. Он очень опасен, несмотря на свой вид доброго дедушки. Мы постарались предусмотреть все варианты, но если чего-то не учли - не держи на нас зла, мы старались.

Сын, не слушай маму, мы тебя очень любим, правда-правда. Я думаю, ты попадешь в Гриффиндор и станешь таким же непобедимым ловцом как я.

Не слушай папу, он такой шалопай, как и Сири, оба без царя в голове. Наверное, ты удивлен, узнав свое имя, и хочешь узнать, откуда оно.

Еще когда я была беременна тобой, Дамблдор уже называл тебя Гарри Джеймс, как будто это его ребенок, и он имеет право дать тебе имя. Я пыталась отговориться, но он так мягко, но сильно давил на нас с Джеймсом, что мы замолчали. Однако, когда ты родился, мы назвали тебя так, как хотели, а старику позволили считать, что поступили по его воле.

Габриэль - чтобы не говорили, я горжусь тем, что я человек, и прошу воина Господа нашего распахнуть над твоей головой свои крылья, став защитником тебе.

Синклер - твоя мама вечно что-нибудь придумает, на самом деле ты такой хорошенький, что когда вырастешь, все девчонки и парни будут твои.

Ангелос - да, согласна, красивый. Но Джеймс, красивый как ангел, а не как грех!

Лилиан - ай, больно же! Когда у тебя будет дочь, назови ее этим именем, ладно? Эльрик - это имя одного из твоих предков. Мужик был!!! Пусть его имя даст тебе его мужество, гордость, характер и удачливость, о которой в семье до сих пор легенды ходят.

Моран - это старое имя, сынок, пусть оно укроет тебя туманами, отведет беду мороками.

Мы с мамой любим тебя, сын. Расти таким, чтобы не было стыдно ни тебе перед самим собой, ни твоим детям за тебя. А мы с мамой будем любить тебя любым».

В такси по городу ехали двое, женщина, севшая на переднее сиденье и маленький мальчик, сейчас что-то читавший на заднем сиденье. Вот он медленно сложил все обратно в конверт, который засунул в сумку, лежавшую на его коленях, и отрешенно уставился в окно.

«Данька, братишка, половинка моя, где ты? Мы ведь всегда были вместе, а сейчас я стараюсь не задумываться, что ты мог остаться там, на полу рядом с отцом. Мне хочется умереть от одной мысли об этом. Это была твоя мечта, не моя, очутиться здесь. Всего семь лет, а проблем больше, чем во взрослой жизни там. Я не имею права сдаться и опустить руки, ведь ты тоже можешь быть кем-то из героев. Мне просто надо стиснуть зубы и идти вперед, готовясь к встрече. Если бы ты умер, я бы знал, но моя душа молчит, мне просто надо подождать и мы обязательно встретимся».

Глава 3.

Поздним вечером в доме №4 по Тисовой улице горел свет. Свет горел в окошках и остальных домов, вечер, семьи собираются за обеденным столом, обмениваясь дневными новостями, в общем, обычная картина, которую можно наблюдать каждый вечер в любое время года.

Но именно в этом доме, в этот вечер, решались чертовски важные вопросы, которые должны были не просто поменять бытовой уклад дома, но поменять сам образ жизни всех обитателей.

За кухонным столом сидели четыре человека: с одной стороны стола сидела семья - тучный, усатый, краснолицый мужчина, очень похожий на него мальчик, лет девяти на вид, уже страдающий излишним весом, скорей всего - сын. И женщина с вытянутым «лошадиным» лицом.

По другую сторону стола сидел ребенок лет шести, в добротной, но не такой красивой одежде, как у мальчика напротив. У него было усталое лицо и взгляд взрослого человека.

Семейство Дурсль в полном составе и Гари Поттер сели за стол переговоров.

- Давайте я начну первым, а потом вы просто согласитесь и зададите мне свои вопросы? - Гарри не хотелось слушать ругань и проклятья со стороны Дурслей. У него зверски болело тело, голова и все чего ему хотелось - это поесть и лечь спать. Поэтому он рассчитывал, что разговор о деньгах быстро их заткнет и заставит согласиться со всеми его условиями.

- Как вы знаете, сегодня я побывал в банке отца и разговаривал с управляющим его делами. Однако прежде чем я перейду к деталям у меня вопрос: дядя, вы получали на меня какие-нибудь деньги? От того, насколько правдив ваш ответ, зависит, как быстро мы закончим этот разговор.

Дурсль напрягся, у него покраснело лицо, и казалось, что он сейчас засвистит, как закипевший чайник на плите.

- Да, пять тысяч фунтов в месяц. - Ответ прозвучал со стороны тети, бывшей, все же, умнее мужа.

- Пять штук! Родственнички, вас обули, как последних лохов. Как выяснилось, у меня есть магический опекун, с которым я и должен был жить, если следовать закону. Но он спихнул меня вам, и бросил подачку размером всего в пять штук, а сам снимал с моего счета с формулировкой «на благо Гарри Поттера и его нужды» двести пятьдесят штук! Ежемесячно.

- Что?!? - Если что и понимал Вернон, так это разговор о деньгах. А тут ему заявляют такое! - Раз ты живешь у нас, то эти деньги должны идти нам! Надо подать на него в суд!

- Дядя, охолонитесь. И постарайтесь не перебивать меня. На кого вы собираетесь подавать в суд? На самого могущественного человека магического мира? Того, кому заглядывают в рот и верят абсолютно всему две трети этого самого магического мира? Вас размажут, уничтожат при малейшем намеке на нарушение планов, составленных им в отношении меня. Нет, я оставлю все, как есть. Я уже попросил гоблинов как-то ограничить его доступ к моим сейфам, так что это не ваша проблема.

- Мое предложение к вам следующее: у меня есть доступ к деньгам и вам также будут перепадать солидные суммы, но для этого вам придется кое-что делать.

- Тебе, Дадли, запрещено меня замечать. Никаких обзываний, щипков, толчков, подножек и испорченных вещей. Я для вас курица, несущая золотые яйца, малейший стресс и поток денег обрезается.

- Вас, дядя, это касается в той же мере, что и вашего сына.

- А с вашей стороны, тетя, я жду следующего - вы кормите меня так же, как и всю вашу семью, не делая различий. Никакой работы по дому, саду и всего, что вы на меня вешали. Вы, все трое, относитесь ко мне как к квартиранту, платящему за проживание в вашем доме солидные деньги. Вежливое обхождение, отношение и полная неприкосновенность. Мои дела вас не касаются. Куда я хожу, что делаю, чем занимаюсь - это тоже не ваше дело.

- За это вы можете сделать полный ремонт дома, купить новую мебель, бытовую технику, новый автомобиль, гардероб. Это будет оплачено отдельно, не в счет тех пятидесяти тысяч, что я буду платить вам за свое проживание. Теперь ваши вопросы.

- С какой это стати, урод?! - Тут же раздался визг Дурсля-младшего. Он еще не понял, какие серьезные вопросы сейчас были озвучены. Все что он понял - так это то, что у него отбирают живую игрушку, над которой можно безнаказанно издеваться. А если у игрушки вдруг обнаружились деньги, то ведь игрушку недолго побить и отобрать эти деньги. Разве не так?

Но тут произошло то, чего он не мог ожидать. Его послушная, добрая мама дала ему подзатыльник! А отец не возмутился, не одернул! Нет, он внимательно слушает этого урода и не обращает на Дадли внимания!

- Каким образом мы будем получать деньги? - За такую сумму мужчина был согласен терпеть в своем доме этого.

- Ежемесячным банковским переводом. Да, еще. Завтра вы пойдете в «Таймс» и дадите объявление, которое они должны повторять в каждом выпуске. За него я буду платить вам отдельно. Объявление звучит так: « Напевая «Бэль», Лис сидел в их любимом кафе и ждал Гора в свободное время». Я потом его запишу.

- Опять твои колдовские штучки?!

- Нет. Это знак того, что у меня пока все хорошо. Как только объявление пропадет, или изменится - у вас проблемы. Если это все вопросы, то давайте ужинать и спать. Это был долгий день.

Уже поздно вечером, выпив зелье и лежа в неудобной постели в наспех прибранной второй комнате наверху, Гарри Поттер составлял планы на дальнейшее существование.

1. Завтра одеться, привести прическу в порядок.

2. Найти мастеров по рукопашному бою, восточным единоборствам, верховой езде, плаванию, холодному оружию. Найти преподавателя по английскому, французскому, немецкому, фарси, итальянскому и испанскому. Нас, конечно, учили, но не мешает освежить знания. Гадство! Еще надо выучить латынь и санскрит, ну хоть немного. Если я правильно помню рассказы Даньки, то их знание мне ой, как понадобятся!

Составив эти наполеоновские планы всего из двух пунктов, Гарри, наконец, соскользнул в сон.

* * *

В кафе возле Гайд-Парка, за столиком у окна, сидел мальчик. Официантки уже даже не сплетничали про него. Этот постоянный клиент приходил сюда уже три года каждое воскресенье в 12 часов дня и сидел до шести вечера. К нему никто не приходил, он ни к кому не обращался, просто сидел у окна и грустно смотрел на улицу или читал принесенную с собой книгу. Первые месяцы официантки пытались разговорить своего маленького клиента, но он очень вежливо и отстраненно давал понять, что не нуждается, ни в помощи, ни в общении. Так что, в конце концов, его оставили в покое.

Мальчик был всегда хорошо одет, аккуратно платил за свой заказ, и постоянно приносил с собой какую-нибудь книгу. Ему на вид было лет десять, у него были большие ярко-зеленые глаза, угольно-черные волосы, торчащие во все стороны, невысокий рост и изящное телосложение. Не проходящее любопытство вызывал его всегда печальный взгляд, когда он смотрел в окно, но с расспросами в этом кафе к нему уже никто не приставал.

- Молодой человек, может, вы нуждаетесь в помощи? - Этот вопрос прозвучал со стороны молодого полицейского, вот уже несколько месяцев патрулирующего этот участок, и давно обратившего внимание на одинокого ребенка, каждое воскресенье сидящего в кафе в одиночестве.

- Помощь? - Мальчик удивленно посмотрел на полицейского. - В чем?

- Вы каждое воскресенье сидите здесь в одиночестве, и официантки говорят, что ни разу не видели вас в сопровождении взрослого.

Гарри оглянулся по сторонам.

Целых три официантки наводили, прямо-таки стерильную чистоту на столиках по соседству, попутно «грея» уши.

Усмехнувшись про себя, Гарри выдал давно подготовленную историю:

- Нет, ничего такого. Просто, - тут он тяжело вздохнул и пожал плечами, - мои родители умерли, и меня отдали на воспитание моей тете - сводной сестре моей мамы. У них тоже есть сын моего возраста, Дадли. Они не обращаются со мной жестоко, если вы так подумали. Просто, каждое воскресенье к ним приезжает тетя Мардж, родная сестра дяди Вернона, и остается на весь день. Она терпеть не могла маму и отца, и также терпеть не может меня.

- Сначала, когда я оставался дома, она начинала ругать моих родителей, я начинал их защищать, тетя начинала нас успокаивать, и в доме разгорался скандал. Родители оставили мне неплохое денежное содержание, и эти деньги у меня никто не забирает, поэтому я постепенно стал уходить из дома по воскресеньям. И она может ругаться, сколько хочет, и я не слышу, и дома после ее отъезда нет напряженной обстановки.

- Да и нравиться мне так проводить выходные. Я наблюдаю за людьми, за их поведением в разных ситуациях.

- Вот как? - Полицейский удивился такому ответу. - И что ты видишь?

- Ну, например, видите ту парочку? - Он показал на парочку возле остановки. Девушка смотрела в лицо более высокому парню и, наклонив голову, что-то с улыбкой ему говорила. - Через несколько минут они поссорятся, она даст ему пощечину и убежит в слезах. А парень сожмет кулаки, выдохнет и пойдет домой.

- Откуда такая информированность?

- Я сижу здесь каждое воскресенье, и вижу многое. Или вон, идет женщина, ну вылитая ведьма из злой сказки. На самом деле это очень добрая, но очень одинокая женщина. А в сумке у нее еда для кошачьего приюта.

- А откуда эта информация? - Полицейский действительны был заинтригован, как можно получить столько информации, просто смотря на улицу через окно.

- Очень просто - у нее как-то раз оборвалась ручка сумки, и из нее на асфальт выпали одни кошачьи консервы. А через два квартала отсюда, как раз есть кошачий приют.

- Ну что ж, я вижу, вы действительно не нуждаетесь в помощи, тогда всего вам доброго. - Слегка прикоснулся к козырьку еще не растерявший благородных порывов полицейский, и пошел дальше по маршруту.

Проводив его взглядом, и посмотрев по сторонам, Гарри увидел стайку официанток собравшихся возле стойки и что-то активно обсуждающих. Грустно усмехнувшись, он вернул свое внимание происходящему за окном.

«Через несколько минут девушка даст пощечину парню за то, что он порвет с ней. Но она никогда не узнает настоящей причины - что ее любимый маг и он действительно любит ее, но его заставляют женится на чистокровной ведьме. И чтобы уберечь ее от своей семьи, он сделал так, что она его возненавидела. А старая женщина сквиб, выброшенный из семьи после прихода нового главы рода, и вынужденная жить на соцпомощь магглов.

Я прихожу сюда уже три года, каждое воскресенье. И каждое воскресенье я прихожу сюда с надеждой на чудо, а ухожу - едва чувствуя ледяные руки и отнимающиеся ноги. Каждую неделю я уговариваю себя что вот, вот и чудо случится, Данька войдет в эту дверь и все будет хорошо. Но время проходит, а его все нет и нет. Это так тяжело, надеяться, верить и ждать, даже не зная, здесь ли он. Я подожду. У меня просто нет другого выхода».

Глава 4.

Школьные занятия, тренировки, еще занятия и опять тренировки…. Эти три года были очень плотными и напряженными. Гарри пытался догнать свою прошлую физическую форму, но его тормозило несколько факторов.

Первый: недостаток питания в первые годы все-таки сказался на развитии, и мальчик был ниже всех сверстников.

Второй: у него была тонкая кость и изящное от природы телосложение, так что добиться тех же результатов, что и в прошлом, было невозможно.

Ну и третья: Гарри постоянно забывал, сколько ему лет, и пытался замахнуться на взрослый результат.

Дядя и тетя стали более спокойно относится к нему. Свою роль сыграло, конечно, и значительно улучшившееся материальное положение. Но, гораздо большую роль сыграло то, что они практически не видели своего «ненормального» племянника, уходившего рано утром, и возвращающегося только к ужину. Они знали, что Гарри посещает бесконечные тренировки и занятия, но не видели в том вреда для себя - чем меньше он проводит времени дома, тем для них же лучше.

* * *

15 июля Гарри вернулся домой как обычно, но после ужина сделал знак всем задержаться, у него к ним разговор.

Когда родственники собрались на кухне, Гарри оперся подбородком на сложенные домиком ладони и оглядел кухню.

«Дежа вю», - хмыкнул он про себя. Картинка почти точь-в-точь повторяла уже виденное им на этой же кухне три года назад. Только теперь он сидел на стуле, а не на книгах. А в остальном - копия.

- Я собрал вас здесь, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие «к нам едет ревизор!», приближается мое одиннадцатилетие. Дело в том, что из Хогвартса должно придти письмо с приглашением на обучение. Письмо должна принести сова. - Видя уже открывшего рот, чтобы возмутиться, дядю, Гарри оборвал его взмахом руки.

- У нас с вами договор, вы не забыли, а, родственнички? - С угрозой в голосе спросил Гарри. - Нет? Вот и молодцы. В таком случае я продолжу.

- Письмо принесет сова, но я не буду на него отвечать. Потом их будет много, так что не обращайте на них внимания. А потом к нам кто-то должен придти, но кто - я не знаю. Ваша задача - не отсвечивать, я сам поговорю с прибывшим. А потом я уеду в закрытую школу, и вы не будете видеть меня девять месяцев из двенадцати. Денежное содержание останется тем же. Какие-нибудь вопросы?

- Нет. - Не видеть племянника столько времени, да еще сохранить деньги - это было заманчивое предложение, ради которого стоило еще немного потерпеть его самого и неудобства, им доставляемые.

- Ну, раз вопросов нет, расходимся и ложимся спать, это будут напряженные дни.

* * *

В магазин комиссионных товаров на одной из улочек Лондона, вошел странный покупатель. Это был хорошо одетый мальчик десяти лет на вид. Покупатель - потому что, как только вошел, огляделся и кивнув самому себе, направился к определенной одежде. А странный - потому что очень скромного вида вещи, одетые на нем, стоили, как хороший мебельный гарнитур.

Перебрав немало одежды, он понес выбранное к кассе. Когда продавщица увидела, что он принес, то была очень удивлена и незамедлительно предложила свою помощь:

- Мальчик, это одежда не твоего размера! Она, конечно, добротная, целая и хорошего качества, только твой размер висит на вон той стойке. - Она махнула рукой в сторону, обозначая - где. - А это на 3-4 размера больше, чем тебе нужно.

- О, мисс! На самом деле я покупаю эту одежду для себя, но я не буду ее долго носить! - Ребенок лукаво улыбнулся и подмигнул. - Понимаете, меня перевели в новую школу, я проспорил кузену, и теперь должен две недели ходить туда вот в таком виде! - Он потряс рубашкой в воздухе.

- Дадли насмешничает, что меня все принимают за эльфа, вот и смеется - пусть попринимают за Золушку! - Он весело рассмеялся, действительно став похож на эльфа. На лукавого, проказливого, смешливого и очень обаятельного эльфа.

Девушка строго покачала головой, глядя на Гарри смеющимися глазами:

- Как можно! Ведь ты мальчик, а эльфами обзывают девчонок!- И оба весело расхохотались на весь магазин.

«Так, волосы торчат, нужного антуража одежда куплена, теперь в аптеку - за очками»!

Точно такой же манерой в ближайшей аптеке продающей оптику, были куплены очки-велосипеды с простыми стеклами.

«Теперь остается только ждать. Антураж готов».

* * *

Письмо-приглашение пришло утром 31 июля. Гарри его прочитал и тут же порвал. И следующее. И следующее. И опять. Вернон уже кипел от бешенства, но помня о договоре, молчал. В решающий день Дадли остался ночевать у своего приятеля Пирса, а Дурсли остались ночевать в фешенебельном отеле в Лондоне.

Гарри сидел в гостиной на диване и читал какой-то учебник, постоянно отвлекаясь и прислушиваясь к шуму за окном. Однако то, что он так ждал, произошло все же неожиданно. Раздался грохот, который с трудом опознался как стук в дверь. Быстро подбежав и открыв дверь, Гарри отшатнулся в глубь коридора. Как бы он не готовил себя, зрелище было не для слабонервных. На пороге стояло чудовище из сказок. Очень высокий, заросший волосами и с зонтиком! Еле-еле протиснувшись в дверь, он огляделся и проговорил:

- Ну, это, здравствуй, Гарри. Я Хагрид, я тебе вот, тортик на День рождения принес, родственники, поди ж, тебе не праздновали? Такой большой, ну прям, вылитый отец, - великан достал из кармана носовой платок, больше похожий на небольшую простыню и шумно высморкался.

- Ты, это, на письмо, значится, не ответил, и директор Дамблдор прислал меня узнать почему. Тебе наверно родственники не дали, да? - Хагрид попытался сочувственно похлопать Гарри по плечу, от чего тот оперативно уклонился.

Сидя в гостиной при свете торшера, в одежде, купленной в комиссионке, Гарри пытался прогнать возможные сценарии встречи, и теперь стремительно выстраивал выработанную линию.

- Они очень, - тут он сделал паузу и потер правое плечо, - недовольны.

- Дак, а чего ж ты один в темноте сидишь? - Удивился Хагрид.

- Дадли в гости Пирс пригласил, а тетю и дядю в гости деловой партнер дяди. Им меня некуда было отправить, вот и оставили дома. Только сказали, свет не тратить, в холодильник не лазить и телевизор не смотреть. - Мальчик удрученно поник, всем видом походя на замерзшего воробья и вызывая сочувствие.

- А когда они придут? - Хагрид был удивлен.

- Теперь только в понедельник.

- Седни только суббота, а как же учебники? - Хагрид получил инструкции, как вести себя с родственниками Мальчика-Который-Выжил, но никого не обнаружив, растерялся.

- Учебники? Я получал какое-то письмо про волшебную школу, но думал, что это шутка Дадли. Это что, правда?

- Ну, это, конечно! Ты будешь волшебником, как твои отец и мама!

Гарри пригласил Хагрида пройти в гостиную. С сомнением посмотрев на дизайнерский диван и кресла, он смущенно заметил:

- А мне вас даже пригласить присесть некуда. Если с мебелью что-то случиться…- тут он весьма достоверно передернулся, припомнив скандал, который закатила тетя, когда Дадли опрокинул на него стакан сока.

- Дак, раз твоих родственников нет дома, и их не будет еще до понедельника, то мы спокойно можем сходить за покупками. - Хагриду срочно требовались инструкции по дальнейшему поведению. - Я это, сейчас пойду, а завтра с утречка приду и мы пойдем. Хорошо?

- За волшебными вещами? - На него снизу вверх умоляюще смотрела сияющая мордашка с глазами, светящимися такой надеждой на чудо, что Хагрид опять расчувствовался и полез за платком.

- За волшебными вещами и за волшебной палочкой! - Ему так захотелось сделать приятное этому ребенку.

- Вот это да-а-а! - И тут же сник. - Только, я, наверное, не смогу с вами пойти. У меня совсем нет денег, а дядя никогда мне их не даст, он говорит, что я и так ненормальный, а если я заговорю, что я волшебник и мне нужны деньги на обучение волшебству…

- Ты, это, Гарри, не переживай. Завтра я зайду за тобой и там разберемся.

- Ну-у-у, если вы так говорите…. Я буду очень-очень ждать вас!

* * *

- Алло, дядя? Это Гарри.

- Да, ко мне уже приходили, но вам придется задержаться там до понедельника.

- Так получилось. И вообще, чего вы возмущаетесь? Оплаченный выходной в элитном отеле, за который не вы платите, наслаждайтесь лучше, а не трепите всем нервы! И заберите завтра к себе Дадли, он мне здесь будет мешать. Все, жду вас в понедельник вечером.

Глава 5.

Утром, часов в 10, вновь раздался грохот в дверь. Быстро ее открыв, Гарри посмотрел на полувеликана:

- Заходите, быстрее! - и посторонился.

Как и вечером, с трудом войдя в дверной проем, Хагрид хотел, уже было, поздороваться, но ребенок ящеркой проскользнул мимо него и выглянул за дверь. Осмотрев окрестности, он повернулся и извинился, объясняя свое поведение:

- Здравствуйте, я очень рад вас снова видеть! Но, просто понимаете, вы очень, - тут он провел руками в воздухе, обозначая какую-то абстрактную фигуру, - заметны. У нас на улочке есть несколько сплетников, которые с удовольствием расскажут дяде о таком странном визитере, как вы.

Хагрид, чьи воспоминания вчера просмотрел директор, и остался доволен увиденным и услышанным, уже получил новые инструкции, завуалированные под советы его благодетеля, поэтому сейчас отвечал без заминки:

- Дак это, Гарри, директор Дамблдор наложил на меня Дизиллюминационные чары, так что магглы меня сейчас не видят, - при этом он довольно улыбнулся. - Ты просто выходи из дома, и мы поедем.

- Магглы? Дизиллюминационные чары? Поедем? А кто это, магглы? И что такое эти самые чары? И как мы поедем? - Вопросы выпаливались пулеметной очередью, радуя Хагрида своей безыскусной заинтересованностью.

Уже выходя из дома и запирая его, Гарри внимательно слушал ответы гиганта:

- Ну, магглы, это, стало быть, простые люди. Ну, которые совсем не видят волшебства и не магичат. Твои родственники - это магглы.

- Дизиллюминационные чары, это такое волшебство, чтобы тебя не замечали.

- А поедем мы, - тут он подошел к обочине, и взмахнул зонтиком, - на «Ночном рыцаре»!

Буквально через десять секунд рядом с ними остановился бешеный автобус ярко-красного цвета. Дверь с шипением открылась, и на подножке показался прыщавый тощий парень:

- «Ночной Рыцарь» к вашим услугам! Я Стэн Шанпайк, кондуктор. Куда вам?

- Нам к «Дырявому Котлу», - уже пройдя внутрь, ответил Хагрид.

- Ты это, Гарри, держись за че-нить, а то тут такое дело…

Что за дело, Гарри представлял по многочисленным описаниям, да и ответить все равно не успел бы - автобус поехал. Нет, не так. Это взбесившееся НЕЧТО, дернулось вперед!

-С вас пять сиклей, - услышал Гарри сквозь шум в ушах. Еле-еле сойдя с автобуса, он наклонился и уперся руками в колени, пытаясь отдышаться и усмирить тошноту, и тут же чуть не рухнул носом в асфальт, когда его сочувственно хлопнули по спине.

- Гарри, ты это, как себя чувствуешь?

- Да так, вроде как полегче.

- Ну, тогда пошли.

- А-а-а… Хагрид, а разве это магический мир? - Тут он повел вокруг рукой, этим жестом обозначая окружающую их обстановку.

Заколоченные окна, серость и унылость, которые не могло изменить солнце, неопрятные дома и общее ощущение угрозы и заброшенности - это действительно не могло быть волшебным миром.

- Ну, это, Гарри, волшебники живут отдельно от магглов, эти нас не видят, а тут просто вход на магическую сторону. Пошли скорей.

«Ничего не изменилось. Тот же бармен, те же странные личности в углу, только я теперь без плаща и могу не скрываться. Только нельзя забывать свою роль - здесь такие хищники, что динозавры - отдыхают».

Пройдя за Хагридом помещение и оставив за спиной шепотки: «Смотрите, смотрите, шрам, это же Гарри Поттер!», он имел удовольствие видеть, как тот постучал зонтиком в определенном порядке по кирпичам, которые тут же пришли в движение, складываясь в уже знакомую арку.

Они пришли сюда в воскресенье, не скрываясь под плащами и никуда не торопясь, поэтому Гарри позволил своему любопытству одержать верх, тем более оно отвечало его роли.

Идя рядом с полувеликаном, он крутил головой в разные стороны, и все больше ощущал радостное возбуждение, щекочущими пузырьками нараставшее в нем. Одно дело читать о магии в книгах присланных Граххуком, и совсем другое - иметь, наконец, право видеть и прикасаться к ней, не таясь.

- Это, Гарри нам надо в банк зайти, взять денег твоего отца.

- У меня есть деньги? - Станиславский сказал бы «верю» сыгранному Гарри удивлению. - Но дядя говорит, что папа был алкоголиком и нищим…

- Ты, это, не верь этому магглу! Твой отец был гриффиндорцем и очень хорошим человеком! И деньги у него были, мы сейчас в банк за ними идем.

- Гриффиндорцем? А кто это? - Гарри было любопытно, что ему ответят. Услышав ответ Хагрида, он удовлетворенно кивнул своим мыслям.

Тот вещал, точно по писанному:

- Гриффиндор - это самый лучший факультет в Хогвартсе! Там учатся самые смелые, сильные, храбрые и благородные! Твои мама и папа там учились. Там еще есть Рейвенкло - на нем учатся самые умные, Хаффлпаф - там учатся самые тихие и трудолюбивые. И Слизерин.

- А на Слизерине кто учится?

- Та учатся самые хитрые и жестокие. Там учился и Волдеморт, это он убил твоих…

- Моих…? Хагрид, кого моих? Папу и маму, да?!

- Ты это, Гарри, не кричи. Да, он. Это он оставил у тебя на лбу этот шрам, когда хотел убить, как твоих родителей. Но не смог и умер сам. Все, больше я ничего не скажу.

«Агитация проведена, акценты расставлены. Ну, старик, ну жук! Те плохие, эти хорошие, а те плохие еще и воспитали убийцу твоих родителей! Ладно, раз так явно толкают на краснознаменный, не будем разочаровывать».

В этот момент они подошли к банку.

* * *

Подойдя к стойке администратора, Хагрид обратился к нему с просьбой о встрече с управляющим делами рода Поттер. Через несколько минут к ним вышел уже знакомый Гарри Граххук.

- Добрый день, чем могу быть полезен? - Гоблин ничем не дал понять, что он уже знаком с наследником Поттеров.

- Нам бы, это, денег для Гарри снять. Ему в Хогвартс в этом году! - Хагрид гордился этим фактом так, как будто Гарри был его ребенком.

- Не вижу никаких проблем, но у молодого человека должен быть ключ от родового сейфа, - Граххук обратил вопрошающий взгляд на Гарри.

Ребенок весь съежился, и, стараясь не заплакать, отрицательно помотал головой.

- Эта, вот он, - Хагрид пошарил за пазухой, и достал красивый кованый ключ в пол-ладони Гарри.

- В таком случае, прошу за мной. - Гоблин повернулся к своим клиентам спиной и куда-то направился.

Гарри увлеченно вертел головой по сторонам. В свой прошлый визит он не был нигде дальше кабинета - не было ключа. А теперь у него появился шанс покопаться в сейфах Поттеров, только надо было оставить ключ у себя любой ценой, но при этом не вызвав подозрений старика. В этом он надеялся на сообразительность гоблина, которому тоже не нравился такой свободный доступ к вверенным ему сейфам посторонних личностей, особенно после всплывших в единственный визит в банк юного лорда, фактах. Наметки плана были готовы, оставалось лишь начать, а там Граххук подключится, как не страдающий недостатком ума.

Поездка на тележке по подземелью, больше похожая на экстремальные американские горки, доставила массу удовольствия, напомнив о счастливом беззаботном детстве под крылышком отца.

Еще больше удовольствия доставил визит в хранилище. Золото. Столько золота в одном месте ни Гарри, ни Кирилл воочию не видели. Зрелище поистине завораживающее.

- Хагрид, а сколько мне надо? - Ребенок был в растерянности. - Я… Мне никогда не покупали одежды, а тут еще золото…. Я просто не знаю, сколько нужно на все…

-Ты вот что, бери пятьдесят галеонов, тебе должно хватить. - Хагрид сам знал необходимую сумму только приблизительно, но помнил наставления Дамблдора: « Хагрид, мальчик знаменит. Как бы слава не вскружила ему голову, поэтому проследи, пусть возьмет денег только на самое необходимое и недорогое».

Вот только редко покупая что-то сам, он плохо ориентировался в ценах, однако решил, что этой суммы должно хватить на все, а если что и останется - пусть у мальчика будет немного карманных денег.

- А куда? - Вопрос поставил полувеликана в тупик, но выручил гоблин:

- Позвольте предложить вам этот кошелек. Он не бездонный, но потерять его или украсть невозможно.

- Спасибо, - ребенок был смущен и растерян свалившимися на него деньгами и особенно, первым подарком. Быстро отсчитав необходимую сумму, они покинули хранилище.

Закрыв дверь, Гарри повернулся на выход, но его остановила рука Хагрида:

- Гарри, эта, ключ надо вернуть директору.

- Директору? Но почему? Разве он не мой? - Гарри был удивлен.

- Так, это, твой, но хранится он у директора. - С этими словами Хагрид протянул руку, что бы забрать ключ, но Гарри отошел в сторону и нахмурился.

- Если сейф мой, деньги в нем мои, ключ мой - то почему он должен храниться у кого-то еще? Дядя Вернон всегда ругается на разных дяденек из сериалов тети Петунии, когда они подписывают бумаги не читая, а потом еще кучу серий ругаются из-за денег, которые у них украли. Скажите, - он внезапно повернулся к гоблину, - а у меня его могут украсть или выманить обманом? Ну, или, я могу его потерять?

- Украсть его у вас не могут, а вот выманить или потерять - да. - Граххук быстро понял к чему все идет.- Но вы можете оставить ключ на сохранении в банке, тогда он будет в полной безопасности. «И полной недосягаемости» - эта мысль озвучена не была, но понята обоими.

Настаивать было невозможно, а как еще вернуть ключ - Хагрид не представлял.

- Гарри, эта, мне надо заглянуть здесь еще кое-куда, по поручению директора. Ты еще немного подожди, ладно? - Полувеликан из-за истории с ключом чуть не забыл о еще одном поручении Дамблдора.

Спустившись еще дальше вниз, они прошли к сейфу №713, в котором Хагрид быстро наклонился и поднял с пола пустого сейфа маленький сверток, который, тем не менее, был замечен Гарри.

«Камень, камень, я не корысти ради, а живота только, строю планы на тебя. Я не хочу принести вред, я всего лишь хочу защитить свою жизнь. Надеюсь, ты пойдешь мне навстречу.

Это мир магии, так что, кто знает, может мне и пойдут навстречу, тем более я действительно ничего ужасного не планирую».

Список книг был длинным, и во «Флориш и Блоттс» Гарри, с постоянными шепотками и восклицаниями за спиной, пришлось тяжко. Помимо учебников, Гарри прикупил себе еще несколько книг, заинтересовавших его.

- Надо же мне знать хоть что-то, раз уж я волшебник, пожал он плечами на вопрос Хагрида: «Зачем?»

- Ну, раз учебники купили, теперь надо купить мантии. Они продаются у мадам Малкин, вон там. - Хагрид махнул рукой куда-то в сторону.

Зайдя в ателье, они попали в объятия красиво одетой статной женщины:

- Ах, кого я вижу! Ну, конечно, это же Гарри Поттер! Как я могла забыть о том, что в этом году ты идешь в школу! Здравствуй, здравствуй мой дорогой! Если тебе нужны мантии, что я говорю, конечно, они тебе нужны, проходи пока в примерочную, я сейчас подойду!

Тряся головой и этим пытаясь избавиться от звона в ушах, вызванной непрерываемой тирадой женщины, Гарри прошел в примерочную. Там, на табуреточке, стоял невысокий изящный мальчик с удивительными волосами цвета белого серебра. Когда он повернул голову, на Гарри взглянули глаза невероятного серого цвета, который казался живым.

- Здравствуй. Ты, наверное, тоже в Хогвартс собираешься? Меня зовут Драко. Драко Люциус Малфой.

- Очень приятно. Да, я тоже еду, - Гарри был растерян. Что-то не давало ему покоя, но он никак не мог сообразить - что.

От растерянности он даже забыл представиться в ответ. Встав на табуретку, он попытался разобраться, что же все-таки не так.

«Запах!!! Я так привык не обращать внимания на запахи, что не понял сразу! От него пахнет домом, парным молоком, матами в нашем домашнем спортзале и белыми сухариками, которые мы грызли, смотря с Данькой телек. Данькой?!?!»

Обиженный таким невниманием к себе, в ответ на проявленную вежливость, наследник рода Малфоев презрительно хмыкнул и, гордо задрав нос, отвернулся. Чтобы тут же застыть статуей и ме-е-едлено, очень медленно повернуться на мелодичный свист. «Бэль» из мюзикла «Собор Парижской Богоматери» не могла звучать в этом месте по определению. Просто потому, что до ее написания должно пройти еще не меньше десяти лет.

- Кир?!? - Это было прошептано с таким неверием и надеждой….

- Данька!!! - Если шепотом можно кричать, то это был именно такой крик.

- Кир, я верил, я все эти годы верил, я не позволял себе даже думать, что это невозможно! - Даже сходя с ума от радости, оба помнили, что рядом те, кто не должен ничего знать.

- Данька, кафе возле Гайд-Парка, в котором мы сидели с отцом, когда ждали мистера Доусона. Каждое воскресенье, с 12 до 6 вечера. Я буду там!

Они еле успели вернуться каждый на свой табурет, когда в помещение вошла мадам Малкин.

- Ну, мои хорошие, приступим.

Пока мадам занималась Малфоем, Гарри обслуживала ее помощница. Все это время оба ребенка переглядывались сияющими глазами, что не ускользнуло даже от Хагрида.

- Гарри, будь осторожен. Это Малфой, а его папаша служил Тому-Кого-Нельзя-Называть. Все они темные маги, и ничего хорошего от них не будет. Наверняка, сынок, как когда-то егойный папаша , попадет в Слизерин. - Хагрид действительно был обеспокоен этим знакомством, и, выйдя от мадам Малкин старательно поучал Гарри.

- Тому-Кого-Нельзя-Называть? А кто это? - Кирилл прекрасно знал, кто это. Но этого не мог знать Гарри, поэтому Хагриду пришлось отвечать.

- Это тот, ну тот самый, - он наклонился и громогласным шепотом скороговоркой произнес, - Волдеморт.

- А почему его так называют? - Гарри слышал от брата много версий, но ему была любопытна именно эта.

- Ты это, тебе не стоит этого знать. - Поток информации резко оборвался. - Об этом не принято говорить. А сейчас мы идем покупать тебе волшебную палочку! - Хагрид надеялся, что эта тема заинтересует ребенка гораздо больше. И он был в этом прав.

- Палочку? Волшебную?! - Вот в чем был заинтересован Гарри. Волшебная палочка была необходима для дальнейших планов. Хотя, помня о том количестве следилок и ограничителей, что были навешаны на нее в фанфиках, необходимо было озаботиться покупкой нелегальной палочки в Лютном Переулке. Кажется, так все советовали поступить герою в тех Данькиных фиках.

Подойдя к зданию с вывеской «Волшебные палочки Оливандера», они вошли внутрь.

Звякнул колокольчик, и дверь за ними закрылась. Гарри осмотрелся и увидел помещение, в которое с трудом пробивался свет сквозь пыльные окна. В нем никого не было, ни продавца, ни посетителей. Зато были шкафы до потолка, заставленные бесчисленными коробочками.

- Секундочку, я уже тут. - Раздался голос откуда-то из-за стеллажей. Оттуда вышел пожилой человек.

- Здравствуйте, выдавил из себя Гарри.

- О, да. - Мужчина покивал головой. - Я знал, что скоро увижу вас, Гарри Поттер. Я помню, что в этом году вы идете в Хогвартс. Я помню ваших маму и отца, как будто они только вчера покупали себе волшебные палочки. Десять дюймов с четвертью, элегантная, гибкая, сделанная из ивы для нее. И палочка из красного дерева. Одиннадцать дюймов. Тоже очень гибкая. Чуть более мощная, чем у твоей матери, и великолепно подходящая для превращений. А теперь пришла пора и вам подбирать свою палочку. Ну что ж, для начала попробуйте вот эту, - с этими словами Оливандер протянул Гарри палочку.

С трепетом взяв ее в руки, Гарри глубоко вздохнул и задержал дыхание. «Господи, прошу тебя, не откажи мне в чуде! Для чего-то же Ты не дал нам с братом умереть! Мы здесь, мы живы и мы маги. Прошу тебя, Боже, не ставь своего ребенка!» Открыв глаза, Гарри с выдохом взмахнул ею. Блеснуло, и стул, на который Хагрид сел, когда они вошли в магазин, под ним развалился.

- Знаешь, Гарри, мне надо, это, отлучится, а ты пока выбирай палочку. - Хагрид был смущен происшествием, и хотел уйти из магазина, пока Гарри выбирает себе палочку.

- Хорошо, - Гарри было не до Хагрида.

МАГИЯ!!! Магия, которую он наконец-то почувствовал! Магия, которая откликнулась на движение его руки! Чудо, которое искупало боль прожитых трех лет без брата и потерю отца. Чудо, быстрее всего доказавшее, что да, это действительно сказка. Сказка, в которой можно ВСЕ!

Дальнейший выбор был долгим и нудным. Для кого-то другого. Для Гарри это было время чудес и магии.

- Сложно, сложно. Хотя…. Есть у меня одна палочка, минуточку. - Он отошел куда-то за стеллажи, но скоро вернулся, неся в руках пыльный футляр. - Попробуйте-ка эту, - и протянул вынутую из футляра палочку.

Гарри взял ее в руки и внезапно почувствовал, что пальцы, ее державшие потеплели. Он поднял ее над головой и резко опустил вниз. Освещая помещение яркими разноцветными всполохами, из нее вырвался целый фейерверк алых золотых искр.

- Любопытно… очень любопытно…

Но в этот момент в магазин вернулся Хагрид, держа в руках клетку с белоснежной совой, и что «любопытно…» не было озвучено.

- Гарри, вот, это тебе подарок на День Рождения! - Хагрида чуть не оглушил радостный вопль мальчика.

- Спасибо! Большое-большое спасибо! Она такая красивая! Я назову ее Буклей, можно?! - Хагрид опять полез за носовым платком, видя чистую, безудержную радость неизбалованного вниманием ребенка, получившего уже второй подарок за один день.

- Сколько с меня, мистер Оливандер? - С сияющей улыбкой повернулся к пожилому мужчине мальчик.

- Ах, эта юность, - с ностальгией вздохнул волшебник. - С тебя семь галеонов, Гарри.

Отсчитав семь золотых, Гарри и Хагрид покинули магазин. Неся в руках клетку с красавицей-совой, за пазухой волшебную палочку, видя вокруг спокойных людей, а главное, встреча, которую он так ждал, на которую так надеялся все эти годы, прожитые здесь, в сказке, Гарри был счастлив. Его не раздражали даже уже надоевшие восклицания и попытки прикоснутся к нему. Это был тот редкий в жизни каждого человека миг, когда он находится в полном равновесии сам с собой, с людьми, и с окружающим миром.

- Куда теперь? - Расслабленно спросил он у своего сопровождающего.

- Мы не были только в аптеке. - Сверившись со списком, заметил Хагрид.

- Тогда вперед, вперед, вперед, впере-е-е-д! - Пропел Гарри.

Это солнечное настроение не смогло испортить даже посещение на редкость пахучей аптеки, или, скорее, магазина, полного всякой незнакомой живности и разных банок, склянок, прочих емкостей с довольно сомнительным содержимым.

* * *

«Спасибо тебе, Господи! Спасибо за эту встречу, за этот шанс, за возможность. Я не знаю, зачем мы здесь, но мы постараемся изменить не весь мир, это не под силу никому, но хотя бы мир, окружающий нас. Ведь одному это сделать очень тяжело, но вдвоем - мы всесильны, потому что есть друг у друга. И пока мы вместе, все возможно!»

Глава 6.

По вокзалу «Кинг Кросс» шли двое.

Первым шел, мягко говоря, полный мужчина с сердитым лицом, и следом, невысокий мальчик, в поношенной одежде на 3-4 размера больше нужного. Он толкал перед собой тележку, в которой лежал всего один чемодан, на котором стояла клетка с красивой белоснежной полярной совой. Они негромко о чем-то переговаривались.

- Я знаю, что деньги ваше все, но не для вашего сына. Так что если Дадли тронет, испортит, сломает, украдет что-то из моих вещей, то их стоимость я буду вычитать из вашего содержания. Вы хоть понимаете, кого из него воспитываете? Ленивого, эгоистичного, глупого, жестокого и, ко всему прочему, толстого, сына. Нет, не перебивайте, дослушайте. Попробуйте отдать его на какую-нибудь спортивную секцию, может, там он найдет себе нормальных друзей или другую цель, кроме шатаний без цели по городу и мелких правонарушений. От мелкого до крупного слишком маленькое расстояние. Особенно в криминале.

Остановившись возле десятой платформы, Гарри продолжил:

- Ладно, ваш сын, и это ваше дело. Теперь о моем. Можете радоваться - на рождественские каникулы я избавлю вас от своего присутствия. Незадолго до приезда, я пришлю вам сову, когда меня встречать. Вашу роль я вам неоднократно объяснял, так что, ничего не перепутаете - получите бонус. А теперь вам
пора идти - здесь начинают собираться волшебники.

Что-то буркнув на прощание, мужчина развернулся и направился назад к машине.

Оставшись на платформе в одиночестве, Гарри огляделся.

Недалеко от него стояло шумное рыжеволосое семейство: мать, полная женщина в старомодном платье, фартуке, и, почему-то, в дождевике. Отец был одет в рубашку, пиджак от смокинга и фермерские сапоги. Рядом с ними стояли одинаковые близнецы, на вид - либо одного года, либо на год старше Гарри. Также рядом с ними стоял юноша, примерно лет 16-17 на вид, с сурово поджатыми губами и таким лицом, будто только что целый лимон съел. И девочка, примерно на год-два младше Гарри. Они были не просто шумными, гвалта, который они создавали, с лихвой хватило бы на половину вокзала.

Но вот они наконец-то двинулись к 9 платформе, при этом женщина постоянно оглядывалась, как будто кого-то высматривая. Гарри на всякий случай отошел за другую колонну и стал более осторожен.

Дети, один за другим подошли к колонне, разделяющей 9 и 10 платформы, и шагнули в нее. Еще раз оглядевшись вокруг, женщина покачала головой, что-то сказала мужчине рядом и они так же шагнули в колонну.

Подождав для гарантии пять минут, что бы дать время рыжим отойти от прохода, Гарри вернулся к девятой колонне и встал напротив нее.

- Ну что? Зажмуриваемся и шагаем? Мы ведь маги? - спросил он себя. Вроде доказательство в виде среагировавшей на него волшебной палочки получено, но от страха, «а вдруг не получится», избавиться не удавалось.

Решившись, Гарри огляделся вокруг, чтобы убедиться, что на него никто не смотрит, и, зажмурившись, шагнул вперед, толкая тележку перед собой.

Не почувствовав перед собой никакого препятствия, Гарри, не успев затормозить, вылетел на платформу 9 и ¾. Оглушенный внезапным шумом, смехом, выкриками, разговорами и ярким светом, он слишком растерялся и тут же на кого-то налетел.

- Ох, извините меня, пожалуйста, - разворачиваясь для извинений, начал Гарри. - Я не хотел, - закончив гораздо медленней и тише, чем первую часть. Перед ним стояла семья. Холодная, красивая как Снежная Королева, женщина, с таким же отсутствием тепла в глазах цвета голубого льда. Мужчина с длинными, свободно рассыпанными по широким плечам волосами цвета платины, и глазами, как серебро. Он был высоким, примерно 185-188 см ростом, и осанкой, как на королевском приеме. Рядом с ними стоял мальчик, которого бы Гарри узнал в любом виде - Драко Люциус Малфой, его брат.

- Извините меня еще раз, леди, сэр, - легкий поворот и наклон в сторону называемых. - Я не хотел никого задеть. Просто это мой первый проход, и я был слегка растерян и оглушен. Мне пора, а то я опоздаю на поезд. Всего Вам доброго.

С этими словами Гарри развернул свою тележку в сторону ближайшего вагона и постарался побыстрее отойти, пока не расплылся в глупейшей улыбке до ушей, вызывая ненужные подозрения.

- Для маггла в нищенских обносках, этот грязнокровка проявил просто-таки чудеса вежливости и воспитанности. - Брезгливо заметил мужчина, глядя вслед удалявшемуся мальчику.

- Он полукровка. - Это замечание раздалось со стороны ребенка.

- И откуда такая информация? - Внимательно посмотрел на сына отец. - Или вы уже знакомы?

- Нет, я не успел этого сделать. Но, отец, неужели ты не узнал его? - Приподняв бровь, Драко насмешливо смотрел на своего отца.

- Хм.… А должен был?

- Возможно, и нет. Просто, мы вместе примеряли мантии у мадам Малкин. Так вот, когда он снял свой кошмарный свитер, я увидел у него на лбу шрам в виде молнии. Напомнить тебе, у кого на лбу, единственного во всей Англии, шрам такой формы? - Насмешка уже даже не скрывалась.

- Вот как. - Задумчиво посмотрев в ту сторону, куда ушел Гарри, Люциус Абрахас Малфой перенес все свое внимание на сына. - И как результат?

- Да никак. - Драко недовольно поморщился. - Я ничего не успел сделать, с ним, в качестве сопровождающего был Хагрид, лесничий. Стоило только заговорить, как он вошел в примерочную, а увидев меня, постарался побыстрее его увести. Боюсь, будут сложности - наверняка ему успели после этого промыть мозги.

- Сын, не разочаруй меня, Поттер слишком значимая фигура, чтобы оставлять его без контроля.

- Я знаю, отец. Но он прав, мне пора на поезд, если не хочу опоздать. Мама, отец, я напишу вам, как только что-то прояснится.

С этими словами Драко тоже направился к поезду.

* * *

Найдя пустое купе, Гарри постоял перед дверью, о чем-то напряженно размышляя, но после отказался от пришедшей в голову мысли, и, отрицательно покачав головой, и сел на диванчик. Он слышал, как переговаривались в коридоре ученики, но к нему так никто и не вошел.

Поезд протяжно дал последний гудок, и начал набирать ход. Через некоторое время Лондон остался позади.

- К тебе можно? - Дверь купе открылась, и внутрь, не дожидаясь разрешения, вошел один из рыжих, которого Гарри тут же опознал, как Рона.

- Да, у меня свободно.

- Отлично! А то в нашем купе Джордж и Фред никому покоя не дают. Меня зовут Рон. Рон Уизли. А тебя как? Я в этом году поступаю в Хогвартс. Ты, наверно, тоже, да? А как тебя зовут? - Рыжий решил сделать паузу.

- Гарри Поттер.

- УХ, ТЫ!!! А у тебя шрам есть?! - Не дожидаясь ответа, потянулся через столик и бесцеремонно откинул со лба Гарри челку. - Нет, ну надо же! Сам Гарри Поттер! Фред и Джордж обзавидуются, что я первым познакомился с тобой! А как ты убил Сам-Знаешь-Кого?

- Рон, я узнал, что я волшебник, только на свое одиннадцатилетие. А помнить я не могу - я был младенцем.

«Госссподи, я должен дружить с ЭТИМ?!?! Убейте меня сразу!» - Гарри был в отчаянии, прекрасно понимая, что никуда он не денется, и будет дружить с Уизли, как миленький. Но твердо решил, что не позволит ему испортить последние часы перед долгим годом учебы и интриг.

Печально обдумывая дальнейшие перспективы, Гарри машинально, даже не вслушиваясь, кивал и поддакивал на какие-то реплики Рона. Этот односторонний разговор прервала открытая дверь.

- Рыжий, с веснушками, без признака манер? Ну, конечно, Предатель Крови Уизли! - Манерно растягивая слова, произнес стоявший в двери Малфой, за спиной которого стояли два «Дадли» волшебного мира. - Меня зовут Драко Малфой, и я предлагаю тебе свою дружбу. Такому знаменитому магу, как ты, не стоит общаться с нищебродами. - С этими словами он протянул Гарри руку, не обращая больше ни на кого внимания.

- Заешь, я не привык, что бы моих друзей оскорбляли незнакомые мне люди, так что спасибо, но нет!

Драко медленно опустил протянутую руку и посмотрел на Гарри, ничего не говоря. Какое-то время он помолчал, от чего стали нервничать все, после чего неприятно усмехнулся и протянул:

- Вот значит, какое решение ты принял…. Что ж, не буду настаивать, хотя не могу сказать, что я разочарован, так будет даже лучше. Дружи и дальше с этим нищебродом, можете для компании взять еще какую-нибудь грязнокровку, вам для общения - будет самое то! - С этими словами он эффектно развернулся и, бросив в никуда, «За мной», ушел.

- Так его, Гарри! Видел, какой он? Его папаша должен сидеть в Азкабане, но у них столько денег, - на этих словах в голосе Рона прозвучала такая зависть, что Гарри аж передернуло, - что никто не обратил внимания на его службу Сам-Знаешь-Кому. Наоборот, утверждают, будто Малфой служил ему под заклятьем и сам он ни в чем, не виноват! Все Малфои такие - снобы и грубияны!

«Возможно, снобы, возможно грубияны. Ты сам чистокровный! Пусть у тебя нет денег, но где твои манеры?! Где культурная речь? Ты только и можешь, что завидовать черной завистью даже мне! От тебя пахнет плесенью и тиной, верный соглядатай старика. Плесень - это зависть к Драко, а тина? Тина, тина…. А ты у нас по уровню магии почти сквиб, однако. И старику служишь добровольно и с радостью! Кррыса! Наверняка еще и за деньги. И больше, чем уверен, платят тебе из моего сейфа. Молодец, Дракон! Я понял тебя и подожду, пока ты не сможешь со мной встретится. А Гермиону мы сейчас отловим».

Все это время Рон, что-то все еще возмущенно говорил в адрес Малфоев, никак не успокаиваясь. Но тут открылась дверь и в купе заглянула девочка, с очень пышными, почти лохматыми, каштановыми волосами:

- Здравствуйте, вы жабу не видели?

- Не видишь, что ли, что здесь ее нет? Иди, ищи в другом месте! - Высказался Рон.

- Не обращай на него внимания, его разозлили, вот он и грубит всем. - Успокаивающе улыбнулся Гарри. - А что за жаба?

- У Невилла, он там, дальше в вагоне, - махнула куда-то в сторону девочка, - убежала его жаба. Ее зовут Тревор, и Невилл очень расстроился из-за этого.

- Не переживай, найдет ее Невилл. Кстати, раз это жаба, то она земноводное и может быть там, где вода. - «От тебя пахнет книгами, пастой и новенькой школьной формой. Или ты ни в чем не виновата, или тебя еще не успели обработать». - Так что, пусть попробует поискать ее в туалетах.

- Спасибо! Я сейчас! - Дверь задвинулась.

- Гарри, зачем ты разговаривал с ней?! Пусть сама ищет эту жабу, к тому же чужую! - Рон был возмущен вмешательством в налаживание дружбы с таким известным, и, как сказала мама, богатым, магом.

- Рон, ты себя слышишь? Она такая же будущая ученица, как и мы с тобой! И я не понимаю, почему должен грубить ей, если могу помочь?

В этот момент за дверью раздалось:

- Конфеты, сладкое, шоколадные лягушки! - Дверь купе опять отъехала в сторону и показалась улыбающаяся женщина. - Мальчики, что-нибудь будете брать?

Рон удрученно покачал головой и вытащил из кармана брюк какой-то мятый, невнятный сверток.

- Мне вот, мама с собой дала…

Гарри посмотрел на него, потом на женщину и достал из своего кармана кошелек, который получил в подарок от Граххука при Хагриде. Развязав горловину и посмотрев внутрь, Гарри достал один золотой и спросил:

- Этого на много хватит?

Через пять минут в купе раздавалось чавканье, и захлебывающийся восторгом голос Рона немного невнятно из-за набитого рта рассказывал:

-Смотри, это шоколадные лягушки, их, когда разворачиваешь, надо крепко держать, а то упрыгают. А под оберткой у них волшебные карточки со знаменитыми волшебниками!

Рон наслаждался сладостями, не замечая брезгливой гримасы, с которой на него смотрел Гарри.

В этот момент дверь купе снова отъехала в сторону.

- Можно, я присоединюсь к вам? - В проеме двери стояла давешняя девочка, но теперь с объемным рюкзаком в руках.

- Можно, конечно! Проходи. - Поторопился пригласить ее Гарри, видя, как возмущенно открыл рот Рон, собираясь сказать «Нет».

- Спасибо. - Довольно хмуро ответила та, проходя внутрь и садясь на один диванчик с Роном.

- Что-то уже случилось? Вроде, до этого у тебя настроение было получше? - Гарри был заинтригован.

- Да так, встретила тут одного… - неопределенно махнула она рукой. - Наговорил мне всяких гадостей, и доволен.

- Малфой. - Уверенно произнес Рон. - Такой белобрысый, противный и за спиной два увальня? - Уточнил он. На подтверждающий кивок, торжествующе воскликнул:

- Я же говорю, Малфой! Всех их надо посадить в Азкабан!

- Рон, помолчи! Я это уже два часа выслушиваю, мне уже надоело! Это Рон Уизли, я Гарри Поттер, а ты? - Обратился Гарри уже к девочке.

- О, простите! Я Гермиона Грейнджер, а ты и, правда, Гарри Поттер? Я читала о тебе в книге по Истории Магии, и ты упоминаешься в «Истории Хогвартса», хотя почему там, не понимаю. А вы хоть что-нибудь читали? Я прочитала все учебники и дополнительную литературу, которую смогла уговорить родителей купить мне. Я так волнуюсь! Когда я узнала, что я волшебница, я сначала не поверила, но потом все это оказалось так логично! А в книгах столько информации о магии! Вот, например…

У Рона от такого словесного потока глаза немного окосели, да и Гарри был несколько ошеломлен.

- Гермиона, Гермиона, подожди! Я не читал ни одной из этих книг, поэтому не понимаю, о чем ты говоришь.

- Но, Гарри, как же так? Ты же волшебник, и должен знать о мире магии!

На этих словах Гарри грустно отвернулся к окну и с некоторым трудом выдавил из себя:

- Мои дядя и тетя, они… несколько… недолюбливают магию…. Так что сундук с вещами они сразу же заперли в гараже и отдали мне его только на вокзале перед отравлением. Поэтому я ничего не смог прочитать.

- Прости, Гарри, я не знала. - Тихо извинилась Гермиона. - Если хочешь, я могу починить тебе очки, - она указала на треснувшее стекло в очках (разбитое перед поездкой специально). Ей, действительно было неловко, и она пыталась вернуть Гарри хорошее настроение.

- А ты можешь? Тогда хочу! - Стремительно развернулся к ней лицом мальчик.

- Тогда клади их на столик.

Когда очки лежали на столике между ними, Гермиона слегка нахмурилась, кивнула сама себе, достала палочку, сделала над очками пасс и произнесла:

- Reparo! - Трещинки на стекле тут же исчезли.

Схватив их со столика, Гарри внимательно разглядел очки со всех сторон, одел и посмотрел на Гермиону таким взглядом, что ей даже неловко стало.

- Ты можешь меня научить?

- Конечно, Гарри! Здесь нет ничего сложного. Смотри, держишь палочку, не очень сильно сжимая, потом делаешь вот такое движение, - она очень медленно несколько раз показала, какое, - и говоришь, Reparo.

Гарри старательно за ней повторил.

- Ну, где, где, - он старательно зашарил по своим карманам.

- Что ты ищешь? - Гермиона была удивлена.

Ничего ей не ответив, Гарри полез в маленький рюкзак, лежавший рядом с ним. Немного там покопавшись, он достал оттуда складной пластиковый стаканчик. Повертев его в руках, Гарри раздвинул его, положил боком на столик и сильно хлопнул по нему ладонью. Пластик тут же треснул, а в некоторых местах отвалились осколки.

Взяв в руки свою волшебную палочку, он посмотрел на Гермиону, которая ему ободряюще кивнула, потом на Рона, который обиженно отвернулся к окну, тем не менее, не забывая набивать рот конфетами - ведь на него не обращали внимания, и, глубоко вздохнув, сделал пасс над стаканчиком:

- Reparo! - Ничего не произошло.

- Гарри, ты слишком резко дернул рукой. - Тут же отреагировала Гермиона. - Смотри, я повторю еще раз.

- Reparo! - Вторая попытка оказалась удачней. Перед мальчиком лежал целый стакан.

Еще несколько раз сломав и починив его, Гарри обратил на Гермиону взгляд изумрудных глаз, сияющих так, что она не смогла ему не улыбнуться.

- Гермиона, ты - чудо! Вот только, разве нам не запрещено колдовать за пределами школы, и потом, откуда ты все это знаешь? - Заинтересовался Гарри практичной стороной.

- Гарри, мы едем на волшебном поезде, полном волшебников в волшебную школу! Так что, здесь уже можно колдовать. А знаю…. Я, когда читала учебники, брала в руки простую палочку и отрабатывала движения по книгам. Насколько правильно у меня получалось, не знаю, но Reparo подействовало!

- Слушай, Гермиона, если ты хотя бы теоретически знаешь как, то не могла бы ты научить меня тому, что уже выучила? К нам и Рон может присоединиться, если захочет. - С этими словами Гарри посмотрел на Рона.

- Нет, я буду учить в школе, с нормальными преподавателями. - Рыжий был зол. В его дружбу с героем влезла какая-то лохматая выскочка и перевела все внимание Героя на себя.

- Прости, что не обращаю на тебя внимания, Рон. Но ты из семьи волшебников, ты с детства видел волшебство, и наверняка, сам пробовал колдовать. А я про какие-либо заклинания узнал только сейчас, и хочу хоть чему-то научиться, чтобы не быть в школе полным неучем. - Гарри умоляюще смотрел на Рона.

Тот только молча отвернулся к окну, всем своим видом показывая - как он обижен и оскорблен в лучших своих чувствах.

Дальше время не пошло. Оно стремительно полетело. Алохомора, Люмос, Вингардиум Левиоса, Агуаменти, Фините Инкантатем, Акцио, Эванеско.

Некоторые чары отрабатывались сразу же. На некоторые уходило от пятнадцати минут до двух часов. Когда Гарри и Гермиона спохватились, за окном уже смеркалось. Рон давным-давно сладко спал.

- М-м-м…. Гермиона, а что, горячее питание или, хотя бы бутерброды, разве не предусмотрены? - Гарри проголодался, и был удивлен, что никто не заглядывал в купе и не предлагал обед или перекус.

- Ты знаешь, похоже, что нет. - Это было сказано с таким удивлением, что сразу становилось понятно, насколько разочарована девочка таким отношением магов к детям. - Хорошо, что мама настояла на том, чтобы я взяла с собой бутерброды. Вот только, у меня их нечем запить. - Виновато заметила Гермиона, подтаскивая к себе свою сумку, и начиная выкладывать оттуда несколько пакетов.

- Они все с разной начинкой, - заметила она на недоуменный взгляд Гарри.

- А-а-а…. Не страшно, у меня тоже с собой сэндвичи, и еще, - тут он выставил на столик полуторалитровую пластиковую бутылку, - свежевыжатый, хотя уже просто выжатый яблочный сок! И еще походный стаканчик. - Он кивнул на несчастную посудину, на которой все это время отрабатывались некоторые заклинания.

- Какой ты предусмотрительный, - со смешком заметила Гермиона, начиная разворачивать пакеты. - Ладно, посмотрим, что у нас ужин.

И в этот момент на запах еды проснулся Рон.

- О, бутерброды! Я их люблю, особенно с ветчиной и сыром! - Тут же схватил один из них, и, запихав в рот половину, стал, чавкая жевать. Гермиона была в шоке, а Гарри, что-то такое и предполагал. Поэтому не растерялся, и когда Рон потянулся к бутылке с соком, снял ее со стола.

- Эй, Гарри! Ты что? Мне же надо запить! - Возмутился Уизли.

Опередив Гермиону, Гарри сделал замечание:

- Рон, мы приготовили на стол из своих продуктов. Тебя никто не собирался оставлять голодным, и мы с Герми уже хотели тебя разбудить, но ты проснулся сам. Однако ты мог бы хотя бы из вежливости спросить: « Можно взять сэндвич?». А сок я пока не дам. Не потому что жалко, или я жадный, - опередил он собравшегося уже обидеться Рона, - а потому, что в купе едут три человека, из которых одна девочка. А у нас одна бутылка и один стаканчик на троих. И их надо как-то разделить. «А еще, потому что я скорее сдохну от жажды, чем буду пить с тобой из одной бутылки!»

Брюнет и девочка, не сговариваясь, решили пить из одного стакана, оставив бутылку Рону. Но им с трудом удалось съесть даже по одному сэндвичу, видя, как рядом чавкая и пачкая себя соусом, буквально жрет их бутерброды Рон, захлебываясь при этом соком.

Через какое-то время импровизированный ужин был завершен, и в купе воцарилась тишина.

Гарри начал дремать, откинувшись на спинку дивана. Гермиона, пересевшая к нему в самом начале «ужина», положила голову ему на плечо и тоже засопела. Рон вообще, сыто вытянувшись на диванчике, почесав живот, похоже, сразу решил продолжить прерванный ради еды сон.

Однако долго им дремать не дали. Едва за окном окончательно стемнело, к ним в купе заглянул еще один рыжий (тот, с недовольным лицом) со значком старосты и предупредил:

- Мы подъезжаем, пора переодеваться в школьную форму.

- Спасибо. - Поблагодарил его Гарри и стал расталкивать Рона.

- Рон, вставай, подъем, мы подъезжаем, пора одевать форму.

Потребовалось несколько минут, чтобы растолкать его. Когда он проснулся, то был недоволен, что Гарри заставил его выйти в коридор, чтобы дать Гермионе время переодеться.

Хорошо, что она сделала это быстро, и у них оставалось достаточно времени, что бы сделать это самим без спешки, не торопясь.

- Я так волнуюсь, так волнуюсь! - Гермиона нервничала, так как опять стала сыпать словами. - В «Истории Хогвартса» написано, будто потолок в главном зале Хогвартса отображает реальное звездное небо со всеми созвездиями, и в нем горят тысячи свечей и его лично зачаровывал сам директор Дамблдор. И я не знаю, куда я попаду, а еще как пройдет…

- Герми, успокойся. Все будет о’кей. И попадешь ты туда, где тебе будет лучше всего. И потолок мы увидим сами, пусть это будет сюрприз. Не волнуйся ты так. - Гарри успокаивал Гермиону ровным голосом, но что творилось у него в душе…

Глава 7.

Выйдя из вагона, Гермиона, Рон и Гарри старались держаться рядом, чтобы не потеряться в темноте среди толпы.

- Первокурсники, сюда! Первый курс, подойдите ко мне, сюда! - Вдруг раздался над платформой зычный голос.

Посмотрев в ту сторону, Гарри увидел Хагрида, возвышавшегося над детьми.

Протолкавшись к нему, и ведя за собой как на буксире, рыжего и девочку, Гарри радостно поздоровался с великаном:

- Хагрид, привет!

- Гарри! Ты уже здеся! Держись тут, рядышком, счас все подойдут, и мы поплывем.

- Поплывем?

- Да, Гарри. Первый курс плывет в Хогвартс на лодках. - Куда ж без Гермионы. Она просто фонтанировала информацией.

- Ладно, тогда находим лодку и занимаем ее.

В лодке, кроме них троих, был еще один неловкий полноватый мальчик, крепко державший в руках жабу.

- Привет. - Поздоровался Гарри, с интересом оглядывая обоих. - Это, я так понимаю, Тревор, а ты тогда Невилл? Я прав? Я Гарри, это Гермиона, а это Рон.

- Привет, а я Невилл Лонгботтом.

- Слушай, Герми, хочу спросить, раз ты все знаешь. Что насчет наших вещей? Может, нам их надо было взять с собой? - Это было то, чего Гарри действительно не знал.

- Нет. Их перенесут из поезда в Хогвартс домовые эльфы, а потом, когда пройдет распределение, во время праздничного пира их перенесут в комнаты факультетов. - Гермиона была рада поделиться своими знаниями.

Стало понятно, почему первокурсников перевозят в Хогвартс на лодках, в это время замок появился перед глазами малышей. Темная необъятная громада, мерцающая тысячами огней и отражающаяся в черном зеркале озера - зрелище было воистину феерическое и заставляющее терять дар речи.

Сойдя на замковый причал, дети последовали за Хагридом к дверям замка.

Там их встретила строгая женщина с волосами, стянутыми в тугой пучок на затылке, и островерхой шляпе.

- Добрый вечер, уважаемые первокурсники. Меня зовут профессор МакГонагалл. Постройтесь в колонну по двое, и следуйте за мной.

С этими словами она пошла вперед по коридору, к огромным дверям, ведущим в главный зал. Наспех построившись в колонну, дети последовали за ней.

Главный зал действительно поражал воображение. Огромное помещение, залитое светом тысяч свечей и увешанное цветными флагами. Они висели над четырьмя длинными, стоящими параллельно столами, за которыми и сидели ученики Хогвартса, каждый факультет отдельно, но все курсы вперемешку. А на другом конце зала, на небольшом возвышении, перпендикулярно стоял стол, за которым сидели взрослые маги, по-видимому, преподаватели.

Но больше всего завораживал потолок. Там, если смотреть за свечи, висящие просто в воздухе, раскинулась бездонная чернота ночного неба, искрящаяся миллионами искорок звезд. И если смотреть в него слишком долго, то пропадал окружающий шум, свечи, и казалось, что начинаешь падать вверх.

Однако к жизни вернули Гарри слова, сказанные с издевательскими интонациями:

- Ну, надо же! Так буквально последовать моему совету. Какая преле-е-еэстная компания образовалась у вас: нищий Предатель Крови, полукровка и грязнокровка! Ах, да! Еще тюфяк и мямля, - эти слова были произнесены Малфоем, стоящим немного впереди. Два упитанных мальчика рядом угодливо захихикали. - Что, Потти, сообразил, наконец, что Малфои всегда правы? Вот только, свою дружбу я тебе больше предлагать не стану, нет. Я теперь сам возьму все, что считаю своим. - Драко неприятно улыбнулся, глядя прямо в глаза Гарри, насмешливо взглянул на побагровевшего от злости Уизли рядом, и отвернулся от них.

- Ты, мерзкий Пожиратель Смерти! Да, я, тебе сейчас…, - рванулся Рон к нему.

- Мистер Уизли! Вы еще даже не ученик Хогвартса, а уже создаете шум! - От преподавательского стола спешила к месту конфликта профессор МакГонагалл. - Если бы вы уже были учеником, я бы сняла с вас баллы, за оскорбление вашего сокурсника. А теперь внимание: как только я называю вашу фамилию, вы подходите к табурету, садитесь и надеваете Распределительную Шляпу. Она скажет, на какой факультет вы отправитесь.

Все посмотрели на табурет, одиноко стоящий между факультетскими и преподавательским столами. Там, на нем, лежала островерхая, вся в складках, старая шляпа. Внезапно, одна из складок открылась как рот, Шляпа откашлялась и скрипучим голосом запела. В течение нескольких минут все присутствующие безмолвно внимали словам о том, что Хаффлпаф - это трудолюбие, Рейвенкло - ум, Гриффиндор - отвага и честь, а Слизерин - хитрость и изворотливость.

«Интересно, старый кусок фетра сама сочиняет такие скверные вирши, или ей их диктуют? Скорее всего, директор диктует, вон, как четко проставлены акценты: все факультеты хороши, только зеленые хитрожопые гады, лжецы и обманщики. Так что, нет мне дороги никуда, кроме Гриффиндора, а за слизеринцами Драко присмотрит».

Песня, наконец, закончилась, и рядом с табуретом встала профессор МакГонагалл, держа в руках пергамент с именами:

- Эббот, Ханна!

- Хаффлпаф!

- Грейнджер, Гермиона!

- М-м-м… Гриффиндор!

-…

- Лонгботтом, Невилл!

- Гриффиндор!

- …

- Малфой, Драко!

- Слизерин!!!

- …

- Поттер, Гарри!

- Гарри? Какой же ты Гарри? По тебе Слизерин плачет!

- А теперь слушай внимательно, уваж-ж-жаемая шляпа. Благодаря директору, я - не Гарри, его душа предпочла уйти из того ада, на который его обрек «заботливый» опекун. Ты отправляешь меня к грифам и молчишь. А я за это не ищу способа оставить школу без столь древнего и нужного артефакта. Ну как, договорились?

- … Это действительно, слишком жестоко и страшно. Что ж, я давно ждала того, кто принесет в эту школу столь необходимые ей перемены!

- Гриффиндор!

Стол под ало-золотыми стягами взорвался оглушительными шумом, ором, свистом, улюлюканьем и хлопками, переросшими в овации.

- Гарри! Это мой лучший друг - Гарри Поттер! - Рон Уизли был тут, как тут, хлопая брюнета по плечам и крича в ухо.

С мальчиком старались поздороваться все, а рядом сидящие еще и прикоснуться. Гарри в ответ тоже робко улыбался и кивал в разные стороны, знакомясь с новыми однофакультетниками.

Наконец, когда все более-менее успокоились, Гарри поднял голову и посмотрел на учительский стол.

«Так, поц в черном - Снейп. Однако, колоритный мужик! Стрекоза - однозначно, Трелони. Сухарик рядом - МакГонагалл. Коротышка - Флитвик. Пышная дамочка - скорее всего, Спраут. Этих троих я не знаю. А вот и вы, мои дорогие. Нет-нет, директор, я пока не буду смотреть вам в глаза! Как-нибудь, попозже. А вот этому чуваку в тюрбане, наоборот - глянем. И что у нас? А ничего! У меня же не душа Гарри Поттера. Хо-ро-шо. Одной проблемой меньше - у меня нет крестража. А за лоб мы все же схватимся. Ну как, директор? У-у-у! Как мы глазками-то за очечками сверкаем! Давай быстрее свою речь, я, блин, голодный, заморил, старый х* * , детей голодом, и доволен!»

Как будто отвечая невысказанным мыслям Гарри, директор встал, постучал обратной стороной ножа по хрустальному бокалу перед ним, и, дождавшись тишины, начал приветственную речь:

- Мои дорогие! Я рад приветствовать вас всех в школе волшебства - Хогвартсе! Для вновь прибывших, да и для продолжающих обучение есть несколько правил:

- Первое: в Запретный Лес ходить запрещено! Он потому и Запретный, что там слишком много чудовищ, которые опасны для жизни.

- Второе: ходить по школе после отбоя нельзя.

- Третье: запрещены драки между учениками.

- И, наконец, последнее: в правый коридор на третьем этаже ходить нельзя! Остальные правила и уложения вы можете узнать у нашего завхоза, мистера Филча, у которого вы будете проходить отработки в случае нарушения вами правил. А теперь, позвольте сказать: Крэкс! Фэкс! Пэкс! Да будет пир!

С этими словами он хлопнул в ладоши, и столы вдруг стали ломиться от уставлявших их блюд с угощением.

Однако, как бы ни был голоден Гарри, но у него пропадал всякий аппетит, стоило ему хоть немного повернуть голову - по его мнению, даже у Дадли, не страдающего избытком воспитания, было больше манер, чем у сидящего слева от него Рона. Поэтому, он старался побольше общаться с Гермионой, сидящей справа. К его большому облегчению, пир надолго не затянулся - долгая дорога, распределение, позднее время - все довольно быстро наелись, и старосты факультета принялись строить первокурсников в колонну.

- Внимание! - Это был Перси Уизли. - Первокурсники, запоминайте дорогу, завтра вас еще раз проводят в Зал на завтрак, но потом ходить будете сами. Мальчики идут за мной, девочки - за ней, - он махнул рукой в сторону второй старосты Гриффиндора. - Вход в спальню девочек запрещен, это является нарушением школьных правил. Они живут отдельно, мы тоже.

Все это Перси говорил, ведя группу сонных детей по коридорам в сторону Гриффиндорской башни.

Остановившись перед портретом полной дамы в розовом платье, он приосанился и повернулся к детям:

- Это - портрет Дамы в Розовом, она страж входа в нашу башню. Чтобы дверь открылась, надо произнести пароль, без него вас не пропустят. Поэтому слушайте и запоминайте, если забудете - будете сидеть под дверью до тех пор, пока ее кто-нибудь не откроет!

- Львиная стая!

На этом девизе Гарри едва не заржал. «Они бы еще себя косяком назвали! Львиный ПРАЙД, ПРАЙД, а не стая! Но самомнение-то каково!»

Круглая комната, служащая гостиной, Гарри разочаровала. Из окна, должно быть, открывался обалденный вид, хотя сейчас из-за темноты он не мог в этом убедиться. Сама гостиная могла бы быть очень уютной, если бы не обилие красного и золотого цветов. «Как в третьесортном борделе» - вот было первое впечатление мальчика, в силу своих прошлых положения и возраста знакомого с данными заведениями отнюдь не на словах. Из гостиной они поднялись на небольшую площадку, от которой вправо и влево отходили два коридора.

- Направо спальни девочек, - махнул в ту сторону рукой Перси. - А налево - мальчиков.

«Как символично», - хмыкнул про себя Гарри, проходя в спальню. «Ну, кто бы сомневался!» - обреченно вздохнул он, видя все то же красно-золотое убранство.

- Чур, моя постель эта! - Бросив рюкзак, с которым так и не расстался, на угловую кровать между дверью и окном, застолбил за собой спальное место Гарри. Единственным соседом оказался Невилл.

- Но, Гарри! Я уже занял нам место! - Завопил на это стоящий между двумя кроватями в середине спальни Рон. - Я хотел спать с тобой!

Двое мальчишек, которых, как припомнил Гарри, звали Дин Томас и Симус Финниган, заржали на это восклицание как два коня.

- Рон, прости, но мне пока только одиннадцать и я еще не знаю, с кем мне понравиться спать. Когда подрасту и выясню, то, если, это будут парни, ты будешь первым, кто об этом узнает. - Давясь смехом, проинформировал «друга» Гарри. «Я скорей с Трелони спать стану, чем когда-нибудь обращу «внимание» на тебя!»

- Да ну тебя! - Обиделся на это замечание Рон. Он бросил мантию на кровать и прошел к двери, которую Гарри не заметил сразу. - Я в душ и спать.

Молча пожав плечами, Гарри тоже снял одежду, и, оставшись только в обуви, брюках и майке, которую одел под рубашку, тоже прошел в ванную комнату. Там он обнаружил уборную, три раковины и три душевых кабинки, в одной из которых уже плескался Рон. На крючках напротив умывальников, висели шесть больших банных полотенец, а на полочках над раковинами, стояли разные бутылочки и баночки. Осмотрев их все, Гарри наугад взял одну, с самым приятным, на его вкус, запахом, окончательно разделся и прошел в свободную кабинку. С выбором шампуня, он, похоже, угадал.

- Вау! Гарри, ты где такую фигурку приобрел?! - Восхищенно присвистнул Дин, круглыми глазами глядя на Поттера, до талии закутанного в полотенце. - Я себе тоже такую хочу!

Посмотреть там, действительно, было на что. Кубиков, как у профессиональных спортсменов, у Гарри не было, но четыре года непрерывных занятий рукопашным боем, фехтованием, верховой ездой, бальными танцами и йогой (которая, как искренне надеялся Гарри, на первых порах заменит ему окклюменцию), подарили ему королевскую осанку, пластику, как у кошки, и тело, как у фарфоровой статуэтки - такое же гладкое, плавное, без бугрящихся мышц, но полное ощущения скрытой мощи и силы.

- Хочешь, говоришь? - недобро посмотрел на Томаса Гарри. - Да Бога ради! Ухаживаешь за огромным садом тети, убираешь и моешь весь дом, готовишь на всю семью, моешь обе машины дяди, убираешь его гараж, стираешь все белье, красишь гараж, крышу, забор, бегаешь за покупками, несешь их в руках - такси не предусмотрено. И так - с утра до вечера семь дней в неделю, без обеда и выходных. И через год, у тебя будет такая же! - С этими словами Гарри резко сдернул полотенце, схватил и одел уже кем-то заботливо разложенные на постели трусы и пижаму, и нырнул в кровать, тут же опуская полог вокруг кровати, не слушая сбивчивых извинений Дина.

Глава 8.

На следующее утро Гарри встал не просто раньше своих товарищей по комнате, а даже раньше обычного подъема.

Стоя в душе под прохладными струями, Гарри решал глобальную проблему: где и как продолжить тренировки? День, два, ну, максимум три, он еще потерпит, а потом тело, привыкшее к каждодневным физическим нагрузкам, начнет бастовать. Он не хотел даже продолжать утренние пробежки, это было чревато ненужными размышлениями одного небезызвестного директора. Эта мысль потянула за собой следующую - портреты. Насколько помнил Гарри пересказы Дани «Драко, только Драко теперь» напомнил он сам себе, эти живые холсты часто шпионили для директора. А значит, этот факт им с Драко тоже нельзя упускать из вида.

«Походу дела, Тайную Комнату придется открывать в этом году. Хотя, есть проблема, надо выяснить, есть ли у меня способности к парселтангу без кресстража, или же это способность самого Поттера. Если нет, придется все же пользоваться Выручай-Комнатой, хоть она и похожа в фиках на проходной двор. А если есть, то все равно придется решать проблему василиска. Ладно, пока терпим и ждем Драко, а там уже смотрим варианты. Всяко у него, как у воспитанного чистокровными магами, знаний и информации больше. Насколько я помню, библиотека Малфой-Мэнора везде нахваливалась, вряд ли Драко мог упустить такой шанс».

Выйдя из душа, вытершись и одевшись в заботливо приготовленную домовиками форму, Гарри спустился в гостиную, где с удивлением обнаружил Гермиону, уже увлеченно что-то читающую.

- Гермиона? Доброе утро. Ты что, не ложилась, что ли?

- Ах, нет, что ты! Просто, я так волнуюсь перед первым учебным днем, что проснулась очень рано, а уснуть больше не смогла. Вот и спустилась вниз, чтобы освежить знания. - Девочка смущенно улыбнулась Гарри.

Еще вчера, приняв кое-какое решение, Гарри неловко поинтересовался:

- Герм, хочешь, я заплету тебе косу? Я умею, правда-правда! - Покивал он головой. - Просто, наша соседка просила меня иногда посидеть с ее пятилетней дочкой, а у той было столько кукол! - Закатил глаза Гарри. - Ну, мне и пришлось научиться у нее заплетать по-разному волосы всем этим Кэти, Синди, Долли и прочим.

- Но зачем? - Гермиона была сбита с толку.

- Герм, у нас среди учебников есть по зельеварению. Я так понимаю, это вроде химии. А у тебя пышные длинные волосы. Представляешь, что будет, если они попадут в реактивы? Я помню, что мы покупали в аптеке для этих уроков, и у меня нет никакой гарантии, что реакции не будет.

- Реакции? О, Гарри, а я об этом не подумала…, - растерянно протянула Гермиона. - Если тебе не трудно, то конечно.

Гарри немного слукавил. Заплетать волосы он научился на бальных танцах. У его партнерши были длинные волосы, которые ей постоянно мешали на занятиях, вот Гарри и научился заплетать их в косы и прически. Чрез некоторое время, разглядывая дело рук своих, он кивнул сам себе: «Ну вот, совсем другое дело! Ей бы еще прикус немного исправить, и будет совсем конфетка, а не девочка. Я не чувствую от тебя неприятного запаха, значит, ты не участвуешь в играх Старика, хотя бы пока. Если ты не будешь делать этого добровольно, я постараюсь пристроить тебя получше, чем этот Уизли».

- Ты прав, Гарри. Так гораздо лучше. - Простая французская коса очень шла Гермионе, что та только что и отметила, смотрясь в зеркало.

В этот момент ударил колокол подъема. Через какое-то время сверху раздался шум, говорящий о том, что обитатели гриффиндорской башни проснулись.

- Слушай, Герми, ты помнишь дорогу в Большой Зал? - Гарри вдруг подумал, что если дожидаться остальных, то завтракать опять придется рядом с Роном, способным испортить аппетит у любого. По-видимому, в голову Гермионы пришла эта же мысль, потому что она вздрогнула, и нервно оглянувшись на лестницу в спальни, протянула:

- Ну-у-у…. Примерно так. Но ведь, если что, мы можем спросить портреты! - Оживилась она. - Зато не придется торопиться, и мы спокойно позавтракаем!

Сказано, сделано. Оказалось, они ошиблись лишь в одном повороте, а так, с поправкой на двоих они запомнили дорогу почти полностью.

В Большом Зале они были не совсем первыми. За столом Рэйвенкло и Слизерина сидело несколько человек. За столом Хаффлпаффа никого не было, а за гриффиндорским - только он и Гермиона. Стоило им в тишине приняться за завтрак, как за преподавательский стол прошел Снейп, а спустя несколько минут из коридора, ведущего в подземелья, появился факультет Слизерина в полном составе, однако, судя по виду, не все в полном здравии.

- Интересно, если ТАК выглядят слизеринцы, то как будут выглядеть остальные старшие курсы? - Со смешком заметил Гарри, наклоняясь к Герми. - Нам вчера все уши прожужжали, какой Снейп гад, сволочь и мышь летучая немытая, чуть что, тут же снимающая баллы ни за что.

- Но, Гарри, он же преподаватель, значит, есть за что! - Гермиона была возмущена подобным отношением к столь уважаемой ею профессии.

- Герми, ты забываешь одну вещь. Мы маги, и учимся в волшебной школе. А это значит, что возможно все. Вспомни хотя бы Малфоя и его оскорбления - думаешь, это просто так, отсебятина? Я в этом сомневаюсь! Если я правильно понял, грязнокровки - это дети-волшебники, рожденные от простых людей, не обладающих способностями. Полукровки - когда один из родителей волшебник. А чистокровные - это те, у кого в роду нет простых людей, или, как их здесь называют, магглов. И судя по всему, будут большие контры между нашими факультетами.

- Но почему ты так думаешь? Гермиона была удивлена подобными выводами. Любя книги больше, чем общение, она не очень обратила внимание на поведение окружающих , и теперь с удивлением слушала о ситуации, которую просто не замечала.

- Вчера за столом прозвучало кое-что, а я умею не только слушать, но и слышать, о чем говорят. Это зачастую позволяет сохранить свою шкуру в относительной целости. - На этих словах он криво улыбнулся. - Слизерин - это факультет в основном чистокровных, которых здесь ну ооочень не любят за их спесь, заносчивость, высокомерие, богатство и еще кучу недостатков. А Снейп их декан, который защищает своих в любой ситуации, даже если они и не правы. Так что, не стоит исключать вариант, что на своих уроках Снейп не начнет нас гнобить. Вот так вот.

На этих словах зал заполнился шумом и гамом, - на завтрак пришел Гриффиндор. Пока Гарри и Гермиона тихо разговаривали, незаметно за столом учителей собрался весь преподавательский состав.

- Внимание, учащиеся! - Вновь привлек внимание директор. - Сейчас старосты ваших факультетов раздадут вам ваши расписания занятий на неделю. Внимательно ознакомьтесь с ними и не опаздывайте! - С этими словами Дамблдор опять сел.

- Гарри! Ты почему меня не разбудил?!? - От этого вопля прямо в ухо Гарри едва не оглох, а от хлопка по плечу - чуть не подавился. - Я встал, а тебя уже нет, и я едва не заблудился в этих коридорах! - Все это Рон говорил, уже набив рот едой. Гарри при виде этой картины едва не передернулся, и про себя поклялся, что сделает все от него зависящее, но завтракать вместе они НЕ БУДУТ!

- Э-э-э… Рон…. Понимаешь, тут такое дело…. У тети и дяди я привык рано вставать. Рон, не просто рано, а очень, очень рано вставать. Иначе я не справлялся со своим объемом работы. Так что, за годы мой организм привык к таким ранним побудкам, и дальше я спать просто не могу. А так…. Я ведь, попытался тебя разбудить, но ты показал мне кулак и буркнул: «Убью». Так что я не стал и дальше рисковать своей жизнью всего лишь ради совместного завтрака. - На этих словах Гарри лукаво улыбнулся Рону, тем самым гася обиду рыжего.

- Мерлин! Гарри, это во сколько же ты встал?! - Ужаснулся Рон такому объяснению.

- Рано, Рон, рано! Завтракай лучше быстрее, а то не успеем на, - тут Гарри заглянул в расписание, которое им уже успели вручить, - зельеварение. - Убитым голосом закончил он.

- Что?!? - У нас первым уроком зельеварение?! - Практически подавился Рон, услышав это, более чем «приятное», известие.

- Ага, вместе со слизеринцами, - подтвердил брюнет.

- Ну, все! Нам конец! - Даже перестал жевать рыжий. - Мне братья говорили, что Снейп больше всего любит снимать баллы и назначать отработки у себя.

- Рон, потом стонать будешь! Давай быстрей, нам еще в башню бежать за сегодняшними учебниками, опоздаем - я даже представлять не хочу, что с нами за это сделают! - Оборвал его стенания Гарри, причем, ничуть не кривя душой. Время, действительно, начинало поджимать.

- Эй, вы в башню? - Окликнул их Дин, сидящий через двоих на другой стороне стола.

- Да, если ты с нами, то быстро, быстро! Невилл, ты как, с нами? - Перегнулся Гарри через Гермиону.

- С вами, а то, боюсь, сам я заблужусь.

За пять минут, собрав практически всех первокурсников, они галдящей толпой быстро прошли обратный путь до башни. Некоторые затруднения вызвала дорога в подземелья, но и тут им помогли расспросы портретов. Так что, к классу зельеварения гриффиндорцы-первокурсники подошли даже немного раньше времени - класс был еще закрыт. Однако возле него уже стоял весь первый курс Слизерина в полном составе.

- Потти, ты так запыхался, что, не терпится попасть на свидание с деканом? - Издевательские интонации узнавались с первого же звука.

- Свидание? А что это ты заговорил о свиданиях, а, Малфой? Что, уже кому-то предлагал, а тебя послали? Ай-яй-яй, видно, на тебе обаяние Малфоев решило отдохнуть!

- А сам-то как остро реагируешь! Не иначе, и не прочь бы со мной встречаться, да вот только рассчитывать тебе не на что!

-Что?!? С тобой?! Сам, наверное, только о том и думаешь, как я отказал тебе в своей дружбе!

- Я?! Общаться с тобой?! Да ты не то, что со мной, ты встреч даже с моим эльфом недостоин!

- Ты, гадина!... - Рванулся к нему Гарри, но был остановлен невероятным голосом, заставившем дрожать каждую жилку в теле, настолько густым, обволакивающим чувства и мысли, мягким, погружающим мозг в вату, и виртуозно владеющим тембром и интонациями, он был просто великолепен:

- Мистер Поттер! За драку и оскорбление студента другого Дома с вас пятнадцать баллов! А теперь все в класс, живо! - Этот голос и слова принадлежали незаметно подошедшему профессору Снейпу.

Еще раз посмотрев на Драко, который торжествующе скривил губы, Гарри стиснув зубы и опустив голову, прошел за тянувшей его и Рона Гермионой в класс. Однако, он не успел ее проконтролировать, и в результате она села за вторую парту, а Рону и ему досталась третья. Стоило им сесть, как мимо по их ряду бесшумно, широким шагом пронесся Снейп, скупыми движениями палочки затемняя те немногие окна, что здесь все же были. Остановившись возле своего стола, Снейп резко развернулся, так что его черная мантия взлетела за его спиной крыльями, сложил руки на груди и заговорил:

- Наука зельеварения не терпит неучей и торопыг. Это не тупая зубрежка заклинаний, о нет. Это
очарование закипающего котла, когда вам необходимо поймать то единственное мгновение, когда вам нужно бросить в зелье тот последний ингредиент, который сделает его идеальным и неповторимым. Это мягкая сила жидкости, пробирающаяся по венам, околдовывая разум, порабощая чувства…. Я могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Но все это возможно лишь в том случае, что вы хоть в чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.

Завороженный теми бархатными интонациями, которые Снейп не пожалел для своей речи, Гарри с некоторым трудом сообразил, что Снейп устроил перекличку по журналу. Дошла очередь и до него:

- Мистер Поттер, наша новая знаменитость…. Скажите мне, мистер Поттер, что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни? - Неожиданно задал он вопрос.

«Напиток живой смерти», едва не брякнул от неожиданности вопроса Гарри.

- Я не знаю. - Тихо ответил он. Зато Гермиона перед ним тянула руку изо всех сил.

- Очевидно, слава заставляет вас думать, что баллы вам будут начислять просто так…. Попробуем еще раз - если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать? - Гермиона уже едва не подпрыгивала на стуле от нетерпения, да и среди гриффиндорцев нашлось несколько человек, знающих ответ.

- Я не знаю, - еще тише ответил Поттер.

- Хорошо, Поттер, а чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха? - Похоже, Снейп получал какое-то садистское удовольствие, продолжая задавать вопросы, даже видя, что Гарри не знает, о чем его спрашивают.

- Я не знаю, но может, вы спросите Гермиону, она ведь знает. - Кивнул он на девочку.

- Похоже, вам и в голову не пришло почитать летом учебники, прежде чем приехать в школу, так, мистер Поттер? - Гарри опустил голову, и постарался не смотреть в глаза Снейпу, что бы тот не смог узнать из его мыслей, насколько хорошо он выучил теорию за семь курсов за эти несколько лет.

Гермиона не выдержала такого издевательства, и вскочила со своего места:

- Но, сэр, у Гарри не было летом возможности прочитать учебники, его…

- Я вас не спрашивал, по какой причине этот неуч не смог дать ответ на заданный мной вопрос! Сядьте на свое место! А за ваше наглое восклицание, я снимаю с Гриффиндора пять баллов! Записывайте лекцию Поттер, и постарайтесь запомнить хоть что-то!

Видя, что Гермиона опять хочет что-то возразить, и, не желая терять еще больше баллов, Гарри быстро скатал трубочкой один из своих запасных пергаментов и ткнул им в ее спину, обрывая на полуслове.

Закономерный итог урока: от придирок Снейпа Невилл разнервничался, и его котел взорвался. У Гарри и Рона получилась вонючая бурда, не совсем правильное зелье у Гермионы, и еще пятнадцать потерянных баллов у всего Гриффиндора.

- Но, как же так! - Гермиона едва не плакала, стоя в коридоре возле класса зельеварения после урока. - Ведь он преподаватель! А учителя не могут так себя вести! - Система ценностей девочки рушилась, она просто не могла адекватно воспринять новую реальность.

- Правильно про него говорят: что он сальноволосый мерзавец! А еще говорят, что он тоже был Пожирателем Смерти, и место ему в Азкабане! - Буквально прорычал, сжимая кулаки, Рон.

- Д-а-а-… Такого, я, признаться, не ожидал… - Протянул Гарри. - Вот что, Герми - Снейп меня за что-то крепко невзлюбил, а так как ты и Рон дружите со мной, то доставаться от него будет и вам. Так что, я предлагаю вам или прекратить общение со мной, или…

- Гарри, ты что?! Друг, как ты можешь?! Ни за что!! - Вразнобой развозмущались они на два голоса. - Ты наш друг, и ради какого-то мерзавца мы тебя не бросим! - Торжественно произнес Рон.

- Тогда предлагаю следующее: Рон, ты смотришь в парту, и если тебя спрашивают - отвечаешь. Не знаешь - так и скажи. Но Рон, никаких бурчаний, замечаний и шепота на его уроках! Герми, а ты делаешь так - руку не тяни, отвечай, только если спросит прямо. Баллы мы сможем заработать и на других уроках. А если будем вести себя на его уроках как сегодня, то наши нам быстро бойкот объявят, за такое количество потерянных баллов.

- Но мы можем пожаловаться директору! - Рыжий был категорически не согласен с планом Гарри.

- Мой рыжий друг… Ответь мне, сколько лет преподает Снейп в этой школе? Ты что, думаешь, он только на нас так отрывается? Даром, что ли, твои братья тебя запугивали? Неужели ты думаешь, что мы будем первыми, кто на него жалуется? Я так не думаю. Поэтому считаю, что я предложил наилучший выход, за столько лет я таким образом столько раз избегал наказаний у Дурслей, что буду придерживаться такой же тактики и здесь. А вы делайте, что хотите. - На этих словах Гарри резко отвернулся от немного опешивших ребят, и направился к кабинету Трансфигурации, спрашивая дорогу у старшекурсников. Переглянувшись, друзья бросились за ним.

На трансфигурации мальчики сели вместе, а Гермиона вместе с Парвати Патил, еще одной гриффиндоркой. Кроме учеников и кошки, сидящей на учительском столе, в классе больше никого не было. Рон уже было, открыл рот, чтобы что-то брякнуть, как в дверь постучали, и незнакомый ученик заглянул в класс.

- Профессор Макгонагалл, Поттера вызывает к себе директор. - На этих словах кошка спрыгнула со стола, на лету превращаясь в профессора трансфигурации, что вызвало ахи, охи и вскрики по всему классу. Остановившись возле Поттера, Макгонагалл, недовольно поджав губы, произнесла:

- Мистер Поттер! Как декан вашего факультета, искренне надеюсь, что вас вызывают не потому, что вы уже успели что-то нарушить! Вы можете идти.

Гарри поспешно вскочил, но обернулся к Рону и попросил:

- Рон, если меня задержат надолго, прихватишь мои вещи, ладно?

Выйдя в коридор, Поттер увидел там дожидавшегося его ученика, который тут же развернулся и показал следовать за собой.

Через несколько коридоров и лестниц, они остановились возле каменной гаргульи, где провожатый Гарри бросил:

- Сахарная вата! - И тут же ушел.

Когда мальчик вошел в кабинет, у него на некоторое время разбежались глаза - столько всего и всякого тут было. На полке слева от камина лежала Распределительная Шляпа, тут же стояли и лежали разнообразные вещи и приборы, назначение которых было трудно определить. Но взгляд приковывала к себе просторная, с настежь открытой дверцей клетка, в которой на жердочке сидела какая-то птица. Она была на вид как будто немного облезлая и посыпанная пылью, к тому же нездоровая. Подойдя поближе, Гарри хотел было более внимательно ее рассмотреть, но птица внезапно вспыхнула ярко-оранжевым пламенем, и осыпалась горкой пепла на дно клетки. Мальчик испуганно отшатнулся.

- Не пугайся, Гарри. Это феникс, и пришло его время обновления. - Эти слова раздались из более темного угла, куда ребенок не посмотрел, увлеченный более ярким зрелищем. Испуганно отскочив от клетки, Гарри посмотрел на директора, подошедшего к нему, и пошевелившего пальцем горку пепла в клетке. К изумлению ребенка, пепел начал осыпаться, и из него показалась головка птенчика, покрытая золотисто-оранжевым, с красным отблеском, пухом.

- Это Фоукс, и ты застал его в не самое лучшее время. Пройдет несколько недель, и ты поразишься, увидев феникса во всем блеске красоты. - Вздохнул директор, садясь в свое кресло за столом.

- Присаживайся Гарри, нам надо поговорить. - На этих словах мальчик неуверенно подошел к креслу напротив директора и робко уселся на самом краю.

- Сэр, я…

- Не стоит, Гарри. Я знаю, что ты хочешь сказать. Ты не виноват. Профессор Снейп , он… несколько… увлеченная натура, и не понимает, что прежде, чем стать Мастером Зелий, как он, надо пройти долгий путь. Но зельеварение, эта такая наука, что дается только очень немногим, и Северуса очень злит, что талантливые ученики встречаются чрезвычайно редко. В основном, способности учеников лишь чуть выше среднего. Ты вот, угощайся, мои любимые. - С этими словами директор придвинул к Гарри вазочку с лимонными дольками.

- Нет, спасибо, нам скоро на обед, и Гермиона будет недовольна, если я наемся перед ним сладкого.

- Гермиона? Ты уже с кем-то подружился на своем факультете?

- Да, это Рон Уизли и Гермиона Грейнджер.

- Что ж, я очень за тебя рад. Ты очень похож на своего отца, он тоже быстро заводил себе друзей. Но я хотел поговорить с тобой не об этом. Гарри, ты оставил у гоблинов ключ от сейфа, но он должен находиться у меня, как у твоего опекуна.

- Опекуна? Но, сэр, мои опекуны - это Дурсли.

- Видишь ли, Гарри…. Ты, наверное, уже знаешь, что твои родители были маги, и они были убиты. В то время шла война, и они были на стороне Света. Так получилось, что Тот-Кого-Нельзя-Называть, выбрал их в свои враги, и, хотя мы сделали все возможное, чтобы спрятать их, но он нашел твоих родителей, и убил. Однако, твоя мама была очень сильной ведьмой, и когда она столкнулась с Сам-Знаешь-Кем лицом к лицу, то принесла себя в жертву ради твоей жизни. Она обменяла свою жизнь на твою. Поэтому, когда Сам-Знаешь-Кто, направил на тебя третье непростительное, оно отразилось от тебя, оставив тебе этот шрам на твоем лбу, и развоплотило его. Однако у него остались сторонники, разозленные смертью своего предводителя, и они искали тебя, чтобы отомстить. Жертва твоей матери подарила тебе кровную защиту, но для того, чтобы она действовала, ты должен жить хотя бы некоторое время со своими кровными родственниками. А здесь, в мире магии, твоим опекуном считаюсь я. Поэтому я и прошу тебя вернуть мне ключ. Деньги из твоего сейфа идут на обеспечение твоей защиты, но без ключа я не могу ее оплачивать.

- Но ведь это мой ключ! - Гарри искренне не понимал, почему он должен кому-то отдавать ключ.

- Гарри, просто поверь мне, так будет лучше для тебя, я действую только ради твоего блага. - Директор серьезно взглянул на насупившегося мальчика.

- Господин директор, а вы скажите, сколько денег надо, и я скажу гоблинам, чтобы вам выдали, сколько надо на оплату. - Ребенок уперся в своем решении.

- Гарри, поверь мне

- Господин директор, мой дядя очень сильно ругается, когда слышит, что кто-то подписал какие-то документы, не читая, или дал пароль доступа к сейфу, или вообще доверил управление кому-то левому. Я вам верю, но почему вы не хотите поговорить с гоблинами? Я здесь уже столько всякого увидел, услышал и узнал, что лучше я оставлю ключ у гоблинов, так будет надежнее, что никто не присвоит его себе, или не выманит у меня обманом. А вы просто говорите мне, сколько денег вам надо, и я скажу гоблинам, чтобы вам их выдавали. - Гарри был непреклонен в своем решении.

- Что ж, раз ты думаешь, что так будет лучше, не буду настаивать. Что у вас сейчас за уроки?

- Была трансфигурация, а потом обед и Чары.

- Ну, на трансфигурацию тебе уже нет смысла идти, так что можешь спуститься в Большой зал и подождать своих друзей там. И, Гарри, подумай над моими словами.

- Хорошо, сэр, я подумаю, но мне надо будет посоветоваться с гоблинами, как правильно поступить. - С этими словами брюнет развернулся и сбежал по лесенке, не оглядываясь на директора.

* * *

Если бы кто проходил сейчас мимо кабинета директора, и заглянул в нишу неподалеку, он увидел бы стоящего на коленях Героя, Мальчика-Который-Выжил, хватающего ртом воздух, как утопающий, сумевший выплыть на мелководье. « Господи, какая вонь!!! Меня едва не вывернуло наизнанку! Если бы я взял хоть одну из этих долек, то так бы и произошло. Как другие не чувствуют, он же сгнил, полностью сгнил! От него разит тухлятиной, и как я буду выдерживать эту вонь столько лет?!?»

* * *

- Что ты можешь про него сказать?

- Он действительно не любит родственников, и иногда упоминал жестокое обращение с ним. Рвется учиться, быстро все запоминает. Предпочитает спрятаться от конфликта, и вообще старается быть незаметным. Несколько раз упоминал, что откроет какое-нибудь дело на деньги из сейфа. С ребятами почти не общается, робкий, застенчивый, да вообще - нелюдимый. Есть проблема, эта чертова ведьма мешает мне заполучить его полностью. Он уделяет ей слишком много внимания. А так - со слизеринцами он уже не дружит, там настоящая война с Малфоем, грызутся при каждой встрече.

- Эта ведьма, говоришь. Приглядись к ней, что любит, чего боится, и может ли быть полезна. Еще задание: постарайся любыми способами заставить его вернуть мне ключ, или вы останетесь без вознаграждения. Я вызову тебя сам, а пока можешь идти.

Глава 9.

Через неделю Гарри втянулся в расписание, но его охватывало все большее напряжение. Невозможность тренировок, Рон со своими претензиями, советами, нытьем и особенно манерами. Снейп со своими придирками, несколько попыток Дамблдора влезть в его мозги, кстати, йога оказалась довольно действенным щитом. Но больше всего тревожило молчание Драко. После той стычки возле класса зельеварения они только ругались, однако больше никакой информации от него не поступало, хотя Гарри каждую ночь ложился наготове для перемещения.

Как всегда, то, чего ждешь с нетерпением больше всего, случилось неожиданно. Гарри уже практически заснул, а его товарищи по комнате давным-давно видели десятые сны, когда за задернутым пологом его кровати раздался едва слышный хлопок, и на постели появилось лопоухое нечто. Оно было ему где-то по колено, у него были большие уши и глаза, как два чайных блюдца. Оно было одето в льняные штаны и распашонку.

- Гарри Поттер, сэр, вы не спите, Добби плохой эльф, он не дает спать Гарри Поттеру сэру, но хозяин Драко приказал привести сэра Гарри Поттера! - Все это было сказано с большим чувством, но, видимо, получив четкие инструкции, очень тихим шепотом.

- Тихо! Я знаю, Добби, но Драко ничего не замышляет против меня, я сам хочу с ним встретиться, но так, чтобы об этом никто не знал. Поэтому мы и обратились к тебе за помощью. - Гарри уже успел познакомиться с особенностями поведения домовых эльфов, и поэтому сразу прекратил словоизвержение эльфа. - Так что перемещай меня к нему.

Схватив Гарри за руку, эльф переместился. Короткая круговерть, головокружение и они стоят в каком-то заброшенном классе. Но оглядеться у него не получилось, его схватили в охапку и сжали так, что из легких весь воздух выдавился.

- Кир, Кира, Лисенок, братишка мой, я верил, все это время я верил, я знал, что ты не мог умереть, я же выжил, и ты должен был жить, надо было просто подождать, но это было так трудно!!! - Сбивчивый, прерываемый всхлипами, шепот лился возле уха. И никто из них не заметил, как с тихим хлопком исчез Добби. Высвободив руки, Гарри тоже обнял Драко, и застыл, даже не вслушиваясь, что именно шепчет ему на ухо брат, он просто обнимал самого дорого ему на свете человека.

Через некоторое время Драко все же смог взять себя в руки и выпустить из своих объятий Гарри. Улыбнувшись ему широкой улыбкой, он потянул его за собой через завалы пыльной мебели. Гарри смог за это время немного оглядеться вокруг: везде поломанная или просто старая мебель, пыль и запустение, какие бывают только в давно не используемых помещениях. Подойдя к особо крупному завалу, Драко наклонился и исчез из вида.

- Лезь сюда, - раздался его голос откуда-то снизу.

Наклонившись, Гарри увидел узкий лаз, ведущий вглубь завала. Нагнувшись еще ниже, он удивительно легко в него проскользнул, очутившись в закрытом пространстве, незаметном снаружи, с постеленным на полу матом, на котором уже устроился Драко, подтянув одно колено к груди и вытянув вторую.

Зеркально повторив его позу, Гарри начал внимательно разглядывать своего брата в том тусклом лунном свете, что проникал в их убежище.

- Что, нравлюсь? - Усмехнулся Драко и тут же посерьезнел. - Братишка, прежде чем что-то сказать, нам обоим придется принести Нерушимый обет. Слишком многое и слишком серьезное будет сказано здесь, чтобы оставлять все на волю Случаю.

- Без проблем, это будет наилучшим выходом сохранения тайны, - кивнул его брат. - Кто начнет?

- Ты знаешь как? - На отрицательное покачивание заметил, - тогда я начну, а ты продолжишь слово в слово, только имя заменишь.

Протянув руку и подождав, пока Гарри сожмет ее, начал:

- Я, носящий имя Драко Люциус Малфой, клянусь, что не расскажу, не напишу, не покажу мысленно и не дам знать как-нибудь еще, кому-либо о происходящем между мной и моим собеседником без его на то воли. Я даю разрешение своему собеседнику рассказать только то, что он сочтет нужным, если от этого будет зависеть его или моя жизнь, здоровье или рассудок. Клянусь.

- Я, носящий имя Габриэль Синклер Ангелос Лилиан Эльрик Моран Каданга Ле Ста Катани, лорд Поттер, клянусь, что не расскажу, не напишу, не покажу мысленно и не дам знать как-нибудь еще, кому-либо о происходящем между мной и моим собеседником без его на то воли. Я даю разрешение своему собеседнику рассказать, только то, что он сочтет нужным, если от этого будет зависеть его или моя жизнь, здоровье или рассудок. Клянусь.

На этих словах их сомкнутые руки обвила сияющая серебристая лента и рассыпалась миллионами искр.

В закутке воцарилось молчание. По-прежнему не размыкая рук, они оба смотрели на свои сомкнутые ладони. Вроде бы вот, они здесь, оба рядом, а с чего начать и кому…

- Отец, по-моему, умер еще до того, как упал,- раздался хрипловатый голос Драко, по-прежнему не отрывавшего взгляда от их рук. - Я еще видел, как ты начал падать на колени, а потом все, темнота и ничего. Помню, последняя моя мысль была абсолютно дурацкой - подумал не о вас с отцом, а о том, что мне жаль, что я не волшебник.

- Не волшебник? - Тут же встрепенулся Гарри. - А если точнее? Просто мне в голову тоже пришла подобная мысль, - пояснил он на недоуменный взгляд.- «Вот бы сюда палочку Гарри Поттера», если точнее.

- То есть, ты хочешь сказать, что эти мысли и стали причиной вот всего этого? - Драко, наконец, отпустил руку и обвел ею вокруг себя.

- Ну, у меня просто нет других вариантов. А дальше что?

- Дальше…. Дальше я очутился в каком-то ничто и нигде, абсолютно пустом, как подумал сначала. Но потом ощутил, что рядом кто-то есть, и этот кто-то рвется вниз. Мне было страшно оставаться одному, если честно, то в тот момент я даже не подумал о вас с отцом, так страшно мне было и так хотелось назад, к свету. Я каким-то образом прицепился к этому, и мы оказались внизу. Следующее мое чувство - это дикая какофония в голове, в которой я почти потерялся. Кажется, я потерял сознание. Пришел в себя в какой-то богато убранной комнате, и рядом со мной были двое знакомых, и в то же время незнакомых мужиков. Когда они увидели, что я очнулся, оба начали задавать какие-то вопросы, но я был так растерян, что ничего не соображал. Потом один из них начал пристально смотреть мне в глаза, от чего какофония вернулась вместе с дикой головной болью и я опять потерял сознание. Очнулся снова там же, но в комнате никого не было. Вот тогда и началось…. Видимо, пока мне было плохо, я был без сознания, настоящая душа этого тела была беспомощна, а когда я очнулся, он принялся изо всех сил вытеснять меня. Во время этой «драки» и выяснилось, кто я, и как попал сюда вообще. Ну и про него, конечно.

У Малфоев родился сын, названный ими Драко. Отец был с ним строг, но любил и баловал его. Однако, похоже, что-то упустил в его воспитании, и пацан вырос очень подлым, эгоистичным и жестоким ребенком, озабоченным только своим «я» и «хочу». В общем, тот еще подарочек. Воспитательные меры, предпринятые отцом, никакого результата не дали, только озлобили и настроили Драко против него.

Люциус купил на племя очень быстрого и горячего жеребца, которого Драко тут же затребовал в свое владение. Ему отказали, объяснив, что пока он слишком мал для такой лошади. Отказ взбесил Драко и, подкараулив момент, когда отец был занят, а мать была в городе, он пробрался в конюшню и приказал своему домовому эльфу оседлать жеребца. Эльф не может нарушить приказ хозяина и Добби повиновался, однако как только Драко вылетел верхом из конюшни, тут же бросился к его отцу. Люциус был прав, Драко не справился с жеребцом, и вылетел из седла. Удар был такой силы, что его душа на какое-то время покинула тело. Однако жажда жизни и помощь, которую ему уже оказывали, вернула ее в тело, но, вместе с «подселенцем».

Он пытался вытеснить меня, но из-за своей эгоистичности был слаб, и я вроде как одержал верх. Я растворил его в себе, но эта подлая тварь оставила мне подарочек - обрывки памяти и некоторые свои привычки и рефлексы, настолько глубоко вбитые в подкорку мозга, что их уже никак не вытравить.

- Люциус и Северус, который здесь действительно его крестный, благодаря Добби оказались на месте почти сразу после падения и смогли оказать необходимую помощь. Благодаря обрывкам памяти настоящего Драко, и тому бардаку, что творился у меня в голове, я сумел симулировать почти полную потерю памяти, которой поверил даже такой мэтр окклюменции и легиллименции, как Снейп. Я помнил, как меня зовут, как зовут моих отца и мать, крестного. Помнил, что я волшебник, и живу в Малфой-Мэноре и на этом все. Какие-то обрывки по этикету, языкам, кусочки краткосрочной памяти и на этом все.

Даня… в смысле Драко, перевел дыхание, затем продолжил:

- Дико на меня ругаясь какое-то время, Люциус сообразил потом, какой подарок преподнесла ему судьба. Чистый лист, который можно заполнить заново, не повторяя прошлых ошибок. Для меня начались годы муштры и контроля.

- Видишь ли, Люциус и Нарцисса в разводе, просто об этом никому не известно. Там какие-то заморочки с брачным контрактом, условия по которому она не смогла выполнить. Однако видимость брака удобна им обоим - мать сохраняет положение Леди Малфой, а на отца не охотятся все, кому не лень. И в силу этого положения, на еще одного наследника отец может рассчитывать, только женившись. Так что, он предпочитает не допускать риска для уже имеющегося, чем проходить всю мороку заново. А я и не отказывался.

- Снейп на самом деле очень классный мужик, правда, только для своих. А свои для него, это только наша семья. Мне стоило огромных трудов и интриг подвести их к мысли рукопашного боя. До сих пор помню, как у меня едва мозги не закипали, когда я выстраивал ту комбинацию. А в результате, у нас в поместье живут двое - русский и кореец, которые все это время меня и гоняли. На пару с ними этим же занимались и отец с крестным. Считай, почти все тоже самое, что и раньше, но было и новое. Зелья, заклинания, ритуалы, чары, обряды, все, что было доступно мне по возрасту. А еще есть библиотека Малфоев, которая недаром была воспета в стольких фиках.

Драко замолчал.

- Отец?

- Драко, несмотря ни на что, считал его своим отцом. Это было в нем так глубоко, что мне трудно считать иначе. А наш родной отец…. Я не знаю, что с ним. В моем окружении не появлялся никто, кто был бы на него хоть чем-то похож.

- Почему ты не пришел в кафе? - В принципе, после рассказа Гарри и не нуждался в ответе, но ему просто хотелось поговорить с братом.

- Контроль. Наследнику чистокровного семейства нечего делать в маггловской части Лондона, и любое мое телодвижение в эту сторону вызвало бы массу вопросов и подозрений. А ты сам как?

- Ну-у-у… Что я могу сказать…. Очнулся там же, где и ты - в ничто и нигде. Рядом плакала чья-то душа, боялась оставаться там одна, но и не хотела возвращаться вниз, куда ее тянуло. А тут еще свет в туннеле, про который мы опытным путем выяснили, что это дорога только для одного. Я тоже не хотел умирать и верил, что вы с отцом где-то рядом, поэтому предложил душе уйти, вот только имя не спросил. Представь себе, каким шоком для меня было выяснить, кем я в результате стал!

- Да уж! Ты - и вдруг Гарри Поттер! И каково тебе на месте Мальчика-Который-Выжил? - Посмеялся над ним Даниил.

- Хреново. Дурсли оказались сволочами, забившими семилетнего ребенка насмерть, и даже не проверившими его состояние после своих побоев. Мальчик был почти растением - только страх и голод, и ничего больше. Так что я стал для них сюрпризом, больши-и-им сюрпризом! Они сейчас как куклы на веревочке, какую нитку дерну, так и пляшут. Я с ними сейчас мягок, и даже плачУ большие деньги за свое проживание рядом, но и кнутом пользуюсь регулярно. А вот когда все устаканится, я припомню им смерть невинного мальчишки, они у меня слезами умоются! - Вырвалась на свободу ненависть к Дурслям.

- А в остальном повторяю тоже, что и ты - языки, правда, я добавил в обучение латынь и санскрит, рукопашка, фехтование, плавание, танцы, в общем, все, на что нас натаскивал отец.

- Насчет латыни и санскрита ты абсолютно прав, - кивнул головой Драко. - Но что будем делать дальше?

- Я ничего еще не планировал. Только вел себя так, чтобы не вызвать подозрений директора. Ждал твоих мыслей по этому поводу, как «знатока». - Тут Гарри шутливо стукнул Драко по плечу.

- Знатока, говоришь? Слушай внимательно, все фики делятся на несколько основных категорий:

Первая - Дамби - гад, Уизли - гады, Грейнджер гадина, Волди - гад, Поттер сильный или слабый по характеру.

Вторая - Дамби и все остальные гады, Волди - хороший.

Третья - Дамби хороший, все хорошие, Волди - гад.

- Упрощенно, конечно, но основную мысль ты понял. - Посмотрел на брата Драко.

- Дамби - гад, Уизли - гады, Грейнджер еще ни в чем не замешана, а про Тома я пока еще ничего не могу сказать, может, хороший, может, плохой. - Кивнул за ним Гарри.

- Откуда такие сведения? - Заинтересовался Драко.

- Веришь, нет, у меня здесь бонус - я чувствую магию, как запах, собственно, именно так я тебя и узнал. На днях имел «честь» общаться с директором, так я думал, что меня вырвет от его вони, ему же на стол!

- Запах, говоришь?! Однако, вот это здорово! - Восхитился блондин.

- Одна проблема, я еле адаптировался к этой реальности. Я подал объявление во все лондонские газеты кодовой фразой о встрече, но не подумал о магических. Мне просто не пришло это в голову. Сможешь подать это объявление в «Пророке» и остальных? А я подам их же в маггловских, попробуем отыскать отца, вдруг он тоже где-то здесь? - В отличие от Драко, Гарри очень скучал по отцу, и очень надеялся, что чудо второй жизни не обошло и его.- Давай, отпрыск чистокровной фамилии, каков наш дальнейший план? - Встряхнулся Кирилл.

- Смотря, чего ты хочешь добиться. - Серьезно взглянул на него Даниил.

- Мести. - Так же серьезно взглянул в ответ Кирилл. - Этот старик возомнил себя Богом, имеющим право распоряжаться чужими жизнями и судьбами. Я хочу, что бы он сполна вкусил того дерьма, на которое обрек остальных. Но не его смерти, это будет для него слишком легкий выход. А как, это нам и предстоит выяснить.

- Я тебя понял. Я подумаю, что можно будет сделать, пороюсь в памяти, может, где и читал что-нибудь подобное.

- Сейчас есть другая проблема. У меня уже все тело ноет без тренировок, а заниматься на глазах директора, это все равно, что транспарант на груди вывесить: «Я вас обманываю». Выручай-Комнату использовать неохота, она, правда, как проходной двор, если я правильно помню твой бубнеж.

- Зато мой бубнеж выручил тебя! Где бы ты был, если бы не знал хоть что-то? - Возмутился Драко. - Ладно, и что ты предлагаешь?

- Ты говоришь, тебя учили заклинаниям? - Блондин кивнул. - Хорошо, среди них должно быть какое-то змеиное, ну, где змея появляется.

- Тайная Комната. А что ты будешь делать с василиском? - Драко моментально понял идею.

- Сначала надо проверить, есть ли у меня способности к парселтангу, а ты уже замахнулся на Комнату.

- Время. Снейп меня иногда проверяет, не хочу рисковать. Здесь нет портретов, из-за этого я так долго и не мог с тобой встретиться - надо было найти безопасное место, а мой эльф предан мне, так что будем использовать в качестве связного его. - Драко был серьезен. Только-только обретя возможность видеться и общаться с братом, он не хотел потерять ее по глупому поводу - отсутствие в постели после отбоя.

- Добби! - Негромко позвал он.

Тут же с хлопком перед ними материализовался эльф.

- Хозяин позвал Добби, Добби счастлив, что нужен своему хозяину, Добби сделает для хозяина все, что попросит хозяин! - Начал биться в экстазе эльф.

- Добби, тихо! - Шикнул на него Драко. - Смотри, это Гарри Поттер, он мой духовный брат, поэтому ты теперь подчиняешься ему так же, как мне. Его приказ, это мой приказ, но тебе запрещено показываться на глаза кому-то еще, если он не один, и тебе запрещено рассказывать обо всем, что ты увидишь и услышишь! Иначе, я тебя не убью, я тебя освобожу и всех эльфов которых увижу, предупрежу, что Добби ненадежный эльф! - Драко знал, чем и как запугать этот маленький народец. Для эльфа это было хуже смерти, что и продемонстрировал Добби, выпучив глаза и начав биться об угол стола.

- Плохой эльф, Добби плохой эльф, Добби…

- Добби хороший эльф, - оборвал истерику Гарри, - но от его молчания зависят наши жизни. И если ты будешь так себя вести, то моментально выдашь нас тем, кто желает нам зла! Так что веди себя очень тихо и незаметно, и постарайся вообще никак не шуметь.

Выбравшись из убежища, братья коротко обнялись, а потом Добби взял Гарри за руку и вернул в его кровать.

- Спасибо тебе, Добби.- Поблагодарил мальчик эльфа с сияющей улыбкой. - Ты даже не представляешь, что для нас сделал!

Едва не пища, эльф засунул себе в рот полу распашонки и, поклонившись, исчез.

«Вот мы встретились. Чего-то он не договорил про себя, но этот факт не так уж и важен. Главное, мы вместе, рядом, плечом к плечу, и никакие Волди и Дамби нам теперь не страшны».

Глава 10.

Еще одна неделя занятий пролетела незаметно. Гарри уже не шарахался от самых неожиданных вещей для него, но вполне обычных для остальных, для тех, кто знал и видел все это с детства. Он все веселее общался с Роном и двумя его братьями-близнецами Фредом и Джорджем. Вот этих двоих он все никак не мог понять. Вроде бы нормальные ребята, но стиль общения убивал наповал - манера заканчивать фразы друг за другом и откликаться вдвоем на оба имени, да еще их бесконечные шутки и розыгрыши, способны были свести с ума любого. Запах от них шел не простой - пороха, какого-то химического соединения и сливочного пива, с которым они же и познакомили Гарри, но понять, пахнет так их магия, или это их собственный запах, ставший результатом бесконечных, порой нешуточных, экспериментов, было просто невозможно. Поэтому Гарри предпочитал держаться от них немного в стороне, продолжая общаться в основном с Гермионой, Роном и немного с Невиллом, Симусом и Дином. Больше на своем факультете он так ни с кем и не сошелся.

Все это время ему приходилось слушать брюзжание Рона по поводу ключа - дескать, Дамблдор старше и умнее, и ему лучше знать, как нужно обращаться с деньгами. Однажды Гарри не выдержал очередной речи и сорвался:

- Рон, я скажу это в первый и последний раз. Больше ты разговоров на эту тему не поднимаешь, иначе я начну думать, что ты кровно заинтересован в этих деньгах. Я верю, что директор хочет мне добра и желает как лучше. Но, то немногое хорошее, что я вынес из общения с Дурслями, это то, что свои деньги надо держать под неусыпным контролем и не доверять их никому, если не хочешь остаться без ничего. У меня нет родных, нет близких, у меня вообще никого нет, кто бы позаботился обо мне, иначе мне не пришлось бы проживать с моими родственничками. И тут вдруг оказывается, что у меня полный сейф золота, о котором Дурсли не знают. Мне не всегда будет одиннадцать, однажды я вырасту, и у меня появиться семья. Вот тогда мне эти деньги более, чем пригодятся. Поэтому они останутся под контролем тех, кто все эти годы берег и приумножал мой капитал, под контролем гоблинов. Если директору нужны деньги на мою защиту, пусть подойдет к гоблинам и скажет, на что и сколько. А доверять вот так бесконтрольно свой ключ, мою единственную надежду на нормальное будущее, пусть даже и очень хорошему человеку - я НЕ БУДУ! Все, тема закрыта, и если ты скажешь еще хотя бы слово, то мы больше не друзья!

После этого пламенного высказывания, Гарри резко отвернулся от Рона и буквально умчался на уроки, не дожидаясь реакции рыжего.

К слову сказать, после еще нескольких срывов Гермионы, она приняла план Гарри, и теперь на уроках Снейпа сидела молча, не смотря ни по сторонам, ни на самого учителя. Только тихо сидела, писала конспект, варила зелье или отвечала лишь на поставленный вопрос, даже если и знала дополнительный материал. А она его знала. Всегда. Снейп быстро заметил изменившееся поведение Всезнайки, как окрестили ее ученики, и несколько раз пытался спровоцировать ее на неуместные высказывания, однако похвалы Гарри и его поддержка не позволили ей сорваться. Так что, в конце концов, ее оставили в покое и начали придираться к другим. Следующей жертвой был выбран сам Гарри. Но четкое следование своему же плану, принесло тот же результат. Так Гриффиндор терял теперь баллы по вине остальных учеников и, а не самого Гарри. Однако тут к нему не было никаких претензий - теоретический материал он всегда сдавал без проблем, отвечая на каждый вопрос по учебнику и лекции, но если ему задавали вопрос вне темы, он тут же терялся и начинал неуверенно что-то мямлить, за что Снейп и снимал с него баллы с превеликим удовольствием. Еще одним слабым местом были зелья. На отлично зная теорию, на практике он мог приготовить только каждое пятое, а предыдущие попытки оканчивались либо бурдой, либо взрывом. Что и у практически всех гриффиндорцев, кроме, разве что, Гермионы, у которой зелье получалось практически идеальным.

Зато, как и предсказывал Гарри, Рону был объявлен практически бойкот на факультете. Пересев от него за пустую парту, и оставив в одиночестве, Гарри обезопасил себя от гнева Снейпа, который в полной мере изливался на рыжего за его бесконечные высказывания в адрес учителя зелий, которые тот прекрасно слышал и за которые снимал баллы. Не раз предлагая последовать его плану, Гарри тем самым только разжигал пламя негодования и ненависти Рона, который никак не мог успокоиться, тем самым охлаждая отношения с остальными, которые видели, что баллы уходят именно из-за Уизли.

Все так же Гермиона и он вставали по прежнему раньше всех, так что Гарри успевал заплести ей волосы, и спокойно позавтракать в тишине Большого Зала, пока там практически никого не было. Особенно Рона. Он был твердо намерен сдержать данную себе клятву, хотя бы завтракать в одиночестве, ну, или с Гермионой. Которая, когда извлекала « нос из книг», оказалась совсем неплохим собеседником, с хорошим чувством юмора и неожиданным видением обычных вещей.

На одном из таких завтраков они столкнулись с Малфоем, которого совсем не ожидали увидеть в такую рань. По слухам, Серебряный Принц Слизерина, вставал рано, но завтракать предпочитал в гостиной, до самых занятий занимаясь своей внешностью и гардеробом. Надо отдать ему должное - выглядел Малфой всегда лучше всех. Даже старшекурсников.

- Так, так, наша новая знаменитость и грязнокровка. Какая милая картинка наблюдается. Воркуют, как два голубка, ах нет, простите, ошибся - домовой эльф и книжный червяк. Что, Потти, решил, что здесь работать не надо? Так я тебе живо работу найду, вон, сколько у нас пустых и заброшенных классов, домовые эльфы Хогвартса туда не заглядывают, так что будешь прибирать их вместо них. Тебе, говорят, это не новинку. Заодно своей грязнокровке покажешь ее место, пыль у ног нас, чистокровных.

- Малфой, ты так озабочен чистотой школы, что это подозрительно. Ты случайно, не метишь на место нашего завхоза? А? Что, папаша разорился на твоих тряпках, и заставляет тебя зарабатывать самостоятельно? Трудись, трудись, пчелка, будешь совмещать работу и учебу! - Гарри разозлился, единственное время наедине с собой, и на тебе.

- Зссря ты так… - Практически прошипел Драко. - Видимо, давно не нарывался на отработку с профессором Снейпом! Так мне это устроить тебе - раз плюнуть!

- Ну вот, а еще мнишь себя воспитанным магом! Плюют на пол только невежи и плебеи, к которым ты себя и отнес. - Гарри был очень зол.

Неизвестно, чем бы закончилась эта перепалка, скорее всего очередной дракой, но профессор зельеварения не иначе как нюх имел на ситуации, подобные этой.

- Что здесь происходит? - От этого голоса у Гарри всегда по спине начинали маршировать колонны мурашек. - Мистер Поттер, я в курсе, что у вас проблемы со слухом, но неужели и с мозгом? Хотя нет, для того чтобы были проблемы этот самый мозг надо иметь, а у вас он отсутствует по определению. - На мальчика пахнуло степной полынью и мятой. Несмотря на этот запах, Гарри всегда умудрялся пропустить приближение Снейпа, а от одного звука его голоса, тело мальчика охватывало какое-то оцепенение, как кролика от взгляда удава, что и позволяло профессору прохаживаться по умственным способностям гриффиндорца.

- Мистер Поттер, - это было произнесено преувеличенно медленно и внятно, - потрудитесь мне ответить, что здесь происходит?

- Ничего. Сэр. Просто мистер Малфой подошел пожелать нам с Гермионой доброго утра, и мы немного поспорили о домовых эльфах и уборке Хогвартса.- Все это Гарри произнес, опустив голову и не смотря на Снейпа.

- Ваше доброе утро было больше похоже на оскорбление вашего однокурсника, поэтому пять баллов с Гриффиндора! - Даже не скрывая довольного блеска обсидиановых глаз, Снейп своей летящей походкой пошел к преподавательскому столу, оставляя после себя самодовольно ухмылявшегося Малфоя, почти плачущую от несправедливости Гермиону, и в бешенстве стискивавшего зубы Поттера.

- Мне пора идти, но мы еще как-нибудь продолжим нашу дискуссию о пользе домовых эльфов, и Поттеров в частности. - Малфой даже не думал скрывать свое торжество, удаляясь в направлении слизеринского стола, в неизменном сопровождении своих телохранителей - Винсента Кребба и Грегори Гойла.

- Ничего Герм, будет и нашей улице праздник! - Гарри сам кипел от бешенства на несправедливое отношение Снейпа, но поделать ничего не мог, только успокоить свою подругу.

- Гарри, я не понимаю, за что он так ненавидит нас?

- Знаешь, я не думаю, что Снейп ненавидит именно нас. Нет, у него есть какая-то причина в отношении меня, но мне думается, что он ненавидит всех детей в этой школе, кроме, разве что, слизней. Баллы он снимает со всех факультетов одинаково, кроме своего. Так что учитель из него аховый, знать бы причину, по которой его держат на этой должности. - Закончил мальчик задумчиво. - Ладно, мы все равно пока ничего не можем сделать, так что остается стиснуть зубы и терпеть. У нас первым уроком Чары, так что ешь быстрее, а то сейчас остальные подтянутся. - Они никогда не обсуждали между собой причину, которая заставляет их так рано вставать и практически в одиночестве завтракать, но она им обоим была хорошо известна. Рон Уизли.

* * *

Уже ночью, за закрытым пологом, Гарри с трудом дождался, когда заснут его соседи. После отбоя, по его прикидкам прошло часа три, когда он осторожно выглянул за полог и прислушался к тишине комнаты. Посчитав, что уже никто не проснется, Гарри вернулся на кровать и тихо позвал:

- Добби. - Тот тут же с тихим хлопком появился.

Увидев, что Добби уже открывает рот, что бы завести свою песню, Гарри приложил палец к губам, показывая, чтобы тот хранил тишину, и, на всякий случай, показал еще и кулак.

Эльф запихал в рот кулак и судорожно закивал головой, после чего схватил мальчика за руку и аппарировал.

Оказавшись в том же классе, Гарри выпустил руку Добби, и, поблагодарив, велел идти. После ухода эльфа подошел к знакомому завалу и пролез внутрь.

- Привет, братишка! - Видя Драко, он не мог не улыбнуться.

- Привет, братишка! - Отразилась его улыбка как в зеркале.

- Что ты надумал с нашими делами? - Посерьезнел Гарри.

- Снейп собирается провести внеплановую контрольную, но это так, к слову. Завтра у нас будет первый урок полетов. Так вот, я перехвачу напоминалку Невилла, но не вздумай догонять меня на метле. Попробуй сбить меня на землю, но не высовывайся. Играй роль заучки, который кроме учебы ничем не интересуется, да и не желает этого делать.

- Но зачем? Ведь сколько ты мне ездил по ушам, он всегда и везде играл в квиддич!

- Так надо. Я на Слизерине уже заработал себе репутацию тщеславного павлина, которому интересны только три вещи: война с Поттером, внешность и одежда. Но при этом я такой злобный и мстительный ублюдок, что связываться со мной не стоит. Как удалось подслушать, мои однокурсники собираются проворачивать свои делишки, прикрываясь моим именем, выставляя меня лидером факультета, но я буду всего лишь ширмой. Пускай. Так выгоднее. Меня и тебя никто не будет принимать всерьез, что даст нам свободу для маневра. И еще, я просил привести твою подружку, с ней что, что-то не так?

- Герми хорошая девочка, но я боюсь слишком пристального внимания Старика, пока с ней все в порядке, но кто знает, что будет дальше. Я за ней приглядываю, как только ситуация изменится, я тебе скажу. У меня на нее есть некоторые планы в дальнейшем, всегда считал, что для Уизли она слишком хороша. - На этих словах улыбнулся так, как одиннадцатилетние дети еще не умеют улыбаться.

- Откуда такая уверенность на ее счет? - Недоверчиво поинтересовался Драко.

- Я же тебе говорил, я чувствую магию запахами. Снейп, к примеру, пахнет мятой и степной полынью, твой Люциус - озоном после грозы и немного железом, как при серьезном порезе. Дамблдор - тухлым, тухлым мясом, от которого моментально выворачивает наизнанку. Герми - чернилами и книжной пылью. Причем, пахнут не только люди, но сами заклинания. Дизиллюминационное - мандариновой корочкой, и так у всего.

- Говорил, но не так подробно. Это же вообще упрощает нашу задачу! Мы всегда будем обо всех все знать! - Драко был в восторге. В прошлый раз Гарри в такие подробности не вдавался, поэтому он сразу и не понял всей выгоды такого дара.

- Ты уже придумал, что будем делать дальше? - Гарри был жизненно заинтересован в этих планах, он не собирался ни вступать в брак с той рыжей соплюхой, что видел на вокзале, ни гнить в Азкабане, ни, тем более, умирать во славу Дамблдора.

- Пока только наметки, мне надо добраться до семейной библиотеки, что бы все уточнить уже с расчетами на тебя. А тебе надо дождаться мантии-неведимки, и как-то выманить карту мародеров у близнецов. И потом, что будем делать с Философским камнем?

- У меня на него уже есть планы. Да и распорядок планов, составленных Стариком, надо соблюдать, так что, не вмешивайся, я лезу в эту авантюру с Герми и рыжим, а вот как она закончиться… - Увы, Данька слишком хорошо знал улыбочку, в которой расплылся Кирилл. Другое лицо, но улыбка та же, сулившая всем окружающим, а особенно тому, на кого направлена, МАССУ проблем. Кир был гораздо спокойнее и выдержаннее своего брата, но если на него находило…, то с поля боя предпочитал удаляться даже отец.

- Эй, эй, эй! Гарри, нам здесь еще шесть, почти семь лет учиться, ты уверен, что школа выдержит твои планы? - Драко был не шутку встревожен.

- Не боись, все пучком! - Глаза брюнета могли посоперничать с мерцающими глазами Дамблдора, только в них было столько торжествующего предвкушения, что у Драко как-то сразу отказала вся его богатая фантазия - когда его брат брался кому-то мстить, это , как правило, было настолько феерично и имело такие непредсказуемые последствия…. Дане даже немного стало жаль Старика.

- Ну, смотри, оставляю это на откуп твоей совести. - Ему
оставалось лишь смириться.

- Драко, - блондин посмотрел на своего брата, не ожидая никакого подвоха. - Что ты от меня утаил?

Вопрос был неожиданным, и оттого Драко не сумел сохранить невинное выражение на лице. На какой-то миг он горько скривился, и это ясней ясного показало, что вопрос попал в больное место.

- Ки…Гарри, - Драко зажмурился и прижал пальцы к переносице, - я не хочу нагружать тебя, это уже мои личные заморочки. Давай так - ты не о чем меня не спрашиваешь, но как только я пойму, что они начинают задевать тебя, я все расскажу. Идет? - Он посмотрел на своего брата с такой мольбой, что тому не оставалось ничего другого, как согласно кивнуть.

- Я тебе верю, и доверяю. - Гарри серьезно на него посмотрел. - Но ты даешь мне обещание, что не будешь молчать как партизан до последнего, а расскажешь, как только припрет.

- Обещаю. Но это, действительно, личные заморочки, так сказать, небольшое наследство. Ладно, нам пора расходится, если что, дай мне знать или шли эльфа с сообщением. Кстати, сегодня уже не успеваем, завтра после отбоя встречаемся и я проверяю тебя на парселтанг.

Глава 11.

- Герми, у меня дурное предчувствие.

- …?

- Снейп.

- Ну, удивил. У тебя каждый раз дурное предчувствие, и каждый раз оно сбывается.

Мальчик в круглых очках вздохнул и сосредоточенно продолжил размазывать по тарелке овсянку. В большом Зале кроме них, нескольких учеников с других факультетов, профессора Квиррела и самого директора больше никого не было. Посмотрев на учительский стол, ребенок вздрогнул, скривился и потер шрам на лбу.

- Гарри, в чем дело, у тебя голова болит? - Участливо спросила девочка рядом с ним.

- Да нет. Да. Не знаю, каждый раз, как смотрю на профессора Квиррела, у меня начинает ныть голова. А потом все проходит.

- Я тебе уже не раз говорила, обратись в медицинское крыло к мадам Поппи. Эти твои головные боли не к добру. Мы маги, мало ли, что у нас за болезни. Или вообще какое-нибудь проклятье.

- Ну, Герм, не хочу я, там меня начнут щупать, лить эти противные зелья, потом вызовут Снейпа, как специалиста, тот начнет прохаживаться за мой счет…. Не, на фиг, на фиг!

- Ну, как знаешь!

- Слушай, у нас сегодня после зельеварения выставлен урок полетов. Ты не в курсе, что это за урок?

- Гарри! Ты что, до сих пор не знаешь?! Такого я от тебя не ожидала! Ты же учиться любишь едва ли не больше меня, я думала, ты давно все выяснил! Уроки полетов - это уроки полетов на метле.

- Это как? Как в старину - мол, глядите, летит ведьма?

- Ага! - Девочка лукаво прищурилась. - На фоне полной луны сидит ведьма на метле в островерхой шляпе! Чудак-человек, а откуда, по-твоему, взялись все эти картинки у магглов? Кто-то, где-то не доглядел и в результате простой человек увидел простую ведьму, летящую по своим делам. Лучше завтракай быстрей,

нам сейчас к Снейпу, а потом на эти уроки полетов. Интересно, как оно это?

* * *

- Смотрите, это мне бабушка прислала, - Невилл показывал гриффиндорцам блестящий шарик, умещающийся в ладони. Дело было на площадке для обучения полетам, где стояли первые курсы Гриффиндора и Слизерина, в ожидании учителя, мадам Хуч.

- Это напоминалка, она светится, если ты что-то забыл сделать. Она сегодня утром засветилась, и я вспомнил, что надо захватить эссе, которое нам вчера задал профессор Снейп.

- Так, дети постройтесь в две шеренги напротив друг друга, рядом с разложенными метлами. - Зычный голос напугал всех, кроме Гарри, который почувствовал приближение мадам Хуч по запаху ветра, лимонной полироли и виски.

Рядом с первокурсниками стояла весьма примечательная дама: короткая стрижка, резкие черты лица, высокий рост, плотное телосложение и очень загорелая кожа человека, большую часть времени проводящего на свежем воздухе. Гарри она понравилась. Оглянувшись, он встал между Гермионой и Роном, рядом с метлой, больше похожей на инвентарь дворника, чем ту, на которой летают.

- Встали? Теперь вытяните над ней руку и скомандуйте «Вверх!» - Раздался нестройный хор голосов. У кого-то, как у Гарри и Малфоя метла сразу дернулась в руку, а у кого-то даже не пошевелилась. - Не так! Вы мямлите, а надо скомандовать, как хозяин «Вверх!» После нескольких попыток с метлами стояли все, даже Невилл и Гермиона.

- Теперь, когда все сумели поднять их, сядьте на них. Нет, мисс Браун, не как на диван, а верхом, - мадам Хуч наглядно показала, как, - теперь легко оттолкнитесь ногами, и

- А-а-а-а, - панический вскрик раздался со стороны Невилла. Он выполнил инструкцию правильно, и теперь неуверенно поднимался в воздух. Но, видимо, слишком испугался и потерял контроль над метлой, которая тут же стала вилять и дергаться в разные стороны, поднимаясь все выше. От одного из рывков Невилл не удержался, и рухнул вниз, на землю, неловко подогнув под себя руку.

Мадам Хуч тут же бросилась к нему. При осмотре выяснилось, что руку Невилл все-таки сломал. Велев спуститься на землю, и подождать, пока она вернется, профессор повела его в лазарет.

- Ну, кто бы сомневался! Ваш растяпа умудрился потерять даже напоминалку! Ах, кто же теперь напомнит ему, что надо поменять носки и высморкаться! - Без Малфоя - никуда. В руках это белобрысое чудовище держало стеклянный шарик, видимо, выпавший из кармана Невилла во время падения.

- Малфой, это не твое, отдай. - Спокойно попросил его Гарри.

- Не мое? А ты возьми сам! - С этими словами Драко сел на метлу и оттолкнулся ногами от земли.

Стремительно перехватив метлу за древко, Гарри махнул перед собой, как будто подметал вертикальную стену, но этот мах снес на землю уже взлетавшего Малфоя.

Быстро подойдя к нему, Поттер наклонился и, не обращая внимания на хватавшего ртом воздух блондина (хотя никто не заметил быстрый взгляд, удостоверившийся, что все в порядке), высвободил из его судорожно сжатого кулака напоминалку.

- Во-первых, это - не твое. А во-вторых, нам запретили взлетать без инструктора!

Вернувшись к группе своих, Гарри выслушал два различных мнения: что он трус, раз не принял вызов слизеринца и не догнал того на метле, и, что он правильно поступил, не став нарушать приказ мадам Хуч.

Первое мнение громче всех выражал Рон, а второе тихо озвучила Гермиона. Сев на траву, и прислонившись спиной к башне, возле одной из которых проводились занятия, Гарри закрыл глаза и тихо произнес:

- Я все слышу, Рон, и понимаю тебя. Но я буду поступать так, как решаю сам. Если я буду нарушать правила, действовать без оглядки на ограничения, накладываемые школой, я рискую вылететь отсюда. А этого я не хочу, это обозначает для меня возвращение к родственникам. Хорошо законченная школа, с хорошими рекомендациями, отметками и отсутствием нареканий, откроет для меня дорогу в этот мир, мир магии. Здесь я буду свободен. Я терпел всю свою жизнь, и если судьба дала мне такой шанс, я буду полный дурак, если прошляплю его из-за всего лишь детских подначек. Для этого надо потерпеть? Хорошо, я потерплю, это не такая уж большая жертва с моей стороны.

Гарри открыл глаза, и устало посмотрел перед собой:

- Да, я трус. Но участвовать в безобразиях и нарушать правила не буду.

После этого высказывания слизеринцы противно заухмылялись и образовали кружок, а гриффиндорцы презрительно отошли в сторону. Рядом осталась только Гермиона, которая опустилась рядом на колени и молча погладила его по плечу.

* * *

Вечером результаты утреннего урока были налицо. Возле Гарри остались сидеть только Гермиона и, после некоторых колебаний, Рон. Остальные гриффиндорцы от него немного отодвинулись, оставив буферную зону.

- Гарри, ты видишь, как к тебе относятся? Ну что тебе стоило, взлетел бы за Малфоем, отобрал напоминалку, и спустился. Все равно Хуч пришла только через двадцать минут, - это зудение Гарри выслушивал уже полчаса, прошедших с того момента, как они трое пришли на ужин. У него появлялось все больше сомнений, а так ли уж нужен Рон Уизли для присмотра за ним со стороны директора. Может, Старик удовольствуется одной Гермионой? С начала учебного года не прошло даже месяца, а него уже появилось ну, просто непреодолимое искушение, устроить рыжему несчастный случай. Желательно, со смертельным исходом. Скосив глаза на, как обычно, чавкающего и разговаривающего с полным ртом рыжего, брюнет кивнул сам себе: смертельный не получиться, но просто несчастный - да. Вынеся подобный приговор, Гарри уже взял в руки кубок с тыквенным соком и собирался отпить, когда почувствовал исходящий от кубка запах старых носков. «Та-а-ак, вот и добрались мы до зелий. И что мне делать? Что это за зелье? Ладно, сейчас под любым предлогом не пьем, а вечером посоветуюсь с Драко».

Резко поставив кубок на стол, так, что немного выплеснулось, Гарри повернулся всем телом к рыжему и гневно проговорил:

- Рон, хватит! Я уже сказал однажды, это моя жизнь, и распоряжаться ей я буду сам, без подсказок. И если ты мне действительно друг, то не будешь меня постоянно критиковать, а, наоборот, поддержишь! Я устал, пойми ты, устал постоянно от кого-то зависеть, оправдывать свое существование, быть вещью, наконец! Я хочу жить!!! Жить!

Так и не отпив даже глотка, Гарри выскочил из-за стола, и провожаемый удивленными взглядами всего гриффиндорского стола, слышавшего последнее громкое восклицание, умчался в спальню. Когда обитатели Гриффиндорской башни поднялись наверх, то обнаружили, что Поттер задернул балдахин вокруг своей кровати и не подает ни малейших признаков жизни. Пожав плечами, его оставили в покое.

* * *

- Драко, проблема! - Именно такими словами встретил Гарри своего брата. - Старик взялся за зелья. Я не смог определить какое, у меня свои ассоциативные цепочки, и не всегда то, что чувствую я, совпадает с реальностью. А это еще и не пахло. Что теперь делать?

- Для начала, привет, братишка! Сначала здоровайся, а потом уже так пугай. - Возмутился Драко такому приветствию. - И где ты видишь проблему? - Удивился он.

- Как, где? А тяжелая артиллерия, по-твоему, что, не проблема? - Удивился теперь Поттер.

- Тю-ю-ю, нашел проблему! Пишешь гоблинам, говоришь, так и так, нужно что-нибудь, против зелий, у меня в сейфе есть? Эй, постой, а ключ-то у тебя? Если нет, тогда это действительно проблема! - Заволновался Малфой.

После некоторого молчания Гарри тяжело вздохнул и криво улыбнулся:

- Ключ у меня. Рон мне всю плешь проел, пытаясь заставить вернуть его Дамблдору. Я понял, в чем разница теперь между нами - воспитание. То, что для тебя само собой разумеющеюся вещи, про которые и говорить не стоит, ведь они всем известны, для меня откровение свыше. Мне этот вариант даже не пришел в голову. Нас теперь никто и никогда не перепутает, даже если мы вдруг опять станем на одно лицо. Слишком разное второе воспитание. Ладно, - встряхнулся мальчик, - что там с заклинанием?

Выбравшись из убежища, Драко вызвал Добби и велел тому приглядывать за коридором, и, если кто появится, сразу же говорить им. Вы бравшийся за ним Гарри добавил от себя:

- Хватаешь меня за руку и в мою спальню.

- Серпентсортия! - Внезапно направил палочку на Гарри Малфой. Отшатнувшись от неожиданности, Поттер зашипел, пятясь от появившейся змеи:

- /Данька, совсем что ли, охренел!/

- Ну, зато эффект внезапности выявил наличие способностей! - Блондин был крайне доволен собой.

- Наличие?! Наличие?! Я тебе сейчас наличие сотрясения отсутствующего мозга устрою!! - Выходка брата разозлила Кирилла всерьез. - Ты придурок, а если бы у меня рефлексы сработали?! Ты понимаешь своей дурной головой, как рисковал? Я ведь мог на автомате ответить! - Он был действительно зол.

- Я понимаю тебя. Но и ты пойми - мы чужие в этом теле, и ты, и я. Многие умения, присущие настоящим Гарри и Драко, просыпаются только в экстремальных ситуациях, я уже проверил этот факт на себе. Готовясь к заклинанию, ты бы напрягался, и в результате мог получиться простой пшик. А так, ты был напуган, возникла угроза твоей жизни, и ты отреагировал самым доступным тебе способом - удалил угрозу от себя. Зато мы выяснили, что способности наследственные, ни с какими кресстражами не связана. Хотелось бы мне знать, откуда она у Светлых магов, которыми считаются Поттеры? - Задумчиво протянул Драко. - Ладно, это вопрос не первостепенной важности. Завтра пятница, значит, в субботу вечером вскрываем Тайную Комнату, что бы был запас времени. А ты не тяни, и прямо сейчас пиши письмо гоблинам, в принципе, тебе даже причину придумывать не надо, ты им только намекни, а там они и сами сообразят.

- Про что я должен им намекнуть? - Вызвав Добби и попросив принести его письменные принадлежности, спросил уже успокоившийся Гарри.

- Про традиции чистокровных…

* * *

- Не получается. Он упертый и никого не слушает. При малейшей попытке начать разговор встает и уходит без объяснений. Кроме нас, немного общается только с Финниганом, Томасом и Невиллом. Дружит только со мной и Выскочкой, к которой прислушивается и мнение которой уважает. Характер у него тяжелый, рядом с ним неохота находиться, он же трус! Он боится всего и всех: Хуч, Снейпа, Флитвика, всех! Вкалывает, наверное, больше, чем Заучка, учит, учит эти уроки. Зовешь его развлечься или побродить по школе после отбоя, так он упирается: Правила, Уложения, Филч, отработки, исключение. Жадный, я ему предложил поменять одежду на более приличную, так он мне ответил, мол, а зачем? Все равно, вернусь домой, родственники все отнимут и сожгут, так зачем зазря тратить деньги? Единственное, с Малфоем воюет, безо всяких оглядок. Стоит им оказаться рядом, то они или ругаются, или начинают драться. А заучка…. Любит книги, за вход в Запретную секцию сделает все, что угодно. Даже уговорит Поттера нарушить столь любимые тем школьные правила. С остальными тоже не очень-то общается, чересчур умная, - презрительно хмыкнул докладчик. - Парочка та еще, трус и книжный червяк.

- Почему Поттер сегодня не выпил сок?

- Да я пытался его пристыдить - ты же гриффиндорец, где твоя отвага? Твой отец тоже учился на нашем факультете, так ему должно быть стыдно за такого труса-сына. Ну, Поттер и вспылил, наговорил кучу гадостей и умчался дуться в спальню.

- Что с ключом?

- Это никак. Я пробовал несколько раз, уперся и ни в какую. В последний раз начал задавать вопросы сам, мол, чего это ты так хочешь, чтобы я вернул ключ директору? Может, тебе самому нужны деньги? Ну, я и перестал.

- Ладно, это я сам. Понаблюдай за ней, как они ведут себя вместе, как общаются между собой, с другими. Я тебя вызову.

* * *

«Уважаемый Граххук! Мне очень нужна Ваша помощь. Вы не могли бы мне подсказать, есть ли в моем сейфе комплект для Наследника? И если есть, то не могли бы вы как-то легально передать мне его как можно скорее? С уважением, лорд Поттер.»

Глава 12.

На завтраке в Большом Зале были только ранние пташки, встающие раньше всех ученики. За гриффиндорским столом сидела неразлучная парочка - Гермиона Грейнджер и Гарри Поттер. Все уже привыкли видеть их на завтраке вместе. Девочка как обычно что-то читала, а мальчик, уложив голову на согнутый локоть на столе, размазывал по тарелке кашу, время от времени тяжко вздыхая.

- Гарри, тебя можно вместо веера в жару использовать, с твоими вздохами. Что опять? Снейп? Малфой? Голова? Говорю тебе, сходи к мадам Поппи, пока я тебя туда силком не оттащила.

- Да неее…. Хочу, а чего хочу…

Гарри не хотел есть. Три сэндвича и стакан яблочного сока, принесенные Добби и съеденные в ванной, были более чем достаточной едой до обеда. Рисковать и тянуть в рот не знамо что, он не хотел, искренне надеясь, что этот вопрос решиться до следующего приема пищи. Мышцы тянуло, кости ломило, настроение было никаким, зверски хотелось с кем-нибудь подраться и хоть так сбросить напряжение. Однако уже созданная репутация этого не позволяла, он был трусом, рохлей и мямлей, избегающим любых рисков и проблем. Одна надежда, в Тайной Комнате можно было бы начать тренировки и таким образом привести нервы и тело в порядок, но, василиск…. Что делать с ним?

Этот же вопрос продолжал крутиться у него в голове и когда на завтрак спустились остальные, однако нелегкие думы прервало неожиданное явление. Двери Зала распахнулись и перед удивленными глазами всех присутствующих предстали трое представительных гоблинов, один из которых нес в руках увесистый сундучок. Пройдя к учительскому столу, они коротко раскланялись с директором и что-то ему сказали. Дамблдор удивленно поднял брови, но встал, и махнул прибывшим рукой, приглашая следовать за собой.

Стоило им выйти, и Большой Зал наполнился негромким гулом: все обсуждали только что увиденное.

Внезапно рядом с Гарри появился эльф:

- Господин директор просит мистера Гарри Поттера пройти к нему в кабинет.

Удивленно переглянувшись с Герми и, заверив, Рона, что понятия не имеет, что на этот раз, и какое отношение к нему имеют гоблины, мальчик прошел к уже знакомой горгулье, которая тут же открыла перед ним проход в кабинет. Там он увидел директора и его гостей, которые внимательно на него посмотрели.

- Кхм… Здравствуйте, молодой человек. - Поздоровался один из них. - Мы с вами уже встречались, я Граххук, управляющий делам Поттеров.

- О, да, конечно! Простите, я просто растерялся и не узнал вас сразу. - Обрадовался растерянный мальчик. - Простите, что-то случилось, раз вы пришли?

- Нет, что вы! - Успокоил ребенка гоблин. - Просто выяснились некоторые обстоятельства, которые я и прибыл исправить.

- Обстоятельства? - Вместо того, что бы успокоиться, мальчик еще больше встревожился. - Что произошло?

- Присядьте и успокойтесь. Ничего не случилось.

Гарри присел на самый краешек указанного кресла и встревожено посмотрел на гоблина.

- Юноша, как вы уже знаете, ваш отец был чистокровным магом, а ваша мать сочеталась с ним магическим браком. Вы единственный наследник своего отца. Род Поттеров старый и далеко не бедный, поэтому, как и в любом другом семействе, у него был комплект Наследника. Не перебивайте, - прервал он что-то собравшегося спросить мальчика. - Такой комплект есть у всех чистокровных и большинства полукровок, если только они не выжжены с родового гобелена. Наверное, вы обращали внимание, что на многих ваших однокурсниках надеты какие-то драгоценности? - На утвердительный кивок, гоблин продолжил, - так вот, это и есть те самые комплекты. Дело в том, что пока Наследники и Наследницы юны, у них не так много возможностей и знаний, что бы защитить себя самостоятельно. Комплекты предназначены именно для защиты. Они предохраняют от чтения мыслей, большинства распространенных темных, не путайте с черными, и светлых проклятий, зелий, влияющих на память и поведение, а так же приворотных. Такие комплекты одевают на Наследника при первых выбросах магии, а снимают, при вхождении в Наследие, либо, при отсутствии такового, совершеннолетии. При инвентаризации вашего имущества, мы выяснили вопиющую деталь - ваш комплект, приготовленный для вас вашим отцом, находиться в сейфе, а не на вас. А это абсолютно неприемлемо. Вы обязаны немедленно его одеть, и не снимать ни при каких обстоятельствах, ни по чьей-либо просьбе, ни просто так. А снять его с вас насильно невозможно, он снимается только по вашему желанию, добровольно.

На этих словах Граххук взял из рук другого гоблина сундучок и открыл его. Там, на черном бархате, лежала подвеска на тонкой цепочке белого золота, украшенная ромбовидной огранки изумрудом темно-зеленого цвета. Так же там лежало кольцо, сережка, два нешироких плоских браслета и еще один в виде цепочки, так же белого золота и украшенными такой же огранки изумрудами.

- Подвеска на шею, кольцо на указательный палец левой руки, сережка так же в левое ухо, плоские браслеты на предплечья обеих рук, тонкий на правую щиколотку, - дал указания гоблин. Заминка возникла только при вдевании сережки - у Гарри было не проколото ухо. Однако как только ребенок приложил сережку к уху, замочек закрылся сам собой, впитав в себя единственную вытекшую каплю крови.

- Украшения признали вас Наследником, - улыбнулся Граххук мальчику. - Теперь они будут расти вместе с вами, пока вам не придет пора снимать их.

- Но…. Я очень рад, правда, но…. - Гарри мялся, не решаясь озвучить терзающую его проблему. Наконец, решившись, он зажмурился и шепотом, спросил:

- А как быть с тетей и дядей?

- С тетей и дядей? - Не понял вопрос гоблин.

- Ну, тетя может у меня их отобрать? - Пояснил Гарри.

- Ах, вот вы о чем! Нет. Я уже говорил, снять их можете только вы, и только добровольно. А в данном случае можете просто пожелать сделать их невидимыми ни для кого. Так же не бойтесь их порвать, там такое количество магии, что простая цепочка удержит даже дракона. На этом позвольте мне откланяться. Господин Дамблдор, - обернулся к директору гоблин, - можем ли мы воспользоваться вашим камином?

- Да, да, конечно. - Директор улыбался, сверкал глазами, вел себя как обычно, но к его запаху тухлятины, добавился еще и запах убежавшего молока.

* * *

- Нет, Рон. Я ничего не просил и не писал. Просто они сами пришли, откуда я мог знать, зачем?! - Гарри уже надоело оправдываться перед Роном, закатившем целую истерику «ты не считаешь меня другом, раз не говоришь мне про такие вещи». Это нытье Гарри был вынужден выслушивать на протяжении всего обеда, который ел с большой опаской, хотя никаких посторонних запахов больше не чувствовал.

- Рон, я воспитываюсь у родственников-магглов, откуда мне знать такие тонкости? И вообще, я рад, что мой отец и мама позаботились обо мне. Жаль только, что у меня нет хоть какой-нибудь их фотографии, я слышу, что я похож на отца и что у меня глаза мамы, но как выглядели они?

Гарри вполне серьезно обдумывал один вариант, но ему надо было посоветоваться с Драко, чтобы не испортить все. Поэтому его даже не раздражала болтовня Рона над ухом, он обдумывал детали предстоящего, если, конечно, брат даст добро.

Этот день прошел для Гарри как в тумане. Он не обращал внимания на болтовню и нытье Рона, придирки Снейпа, насмешки слизеринцев и даже на подколки Малфоя. Его мыслями владел завтрашний вечер.

* * *

- Ты готов? - Вопрос был задан слегка дрожащим голосом. Дело происходило на третьем этаже, в неработающем туалете для девочек. Говорили, что здесь есть привидение плачущей девочки, способной утопить в своих слезах даже великана. Однако братья никого не встретили. Наверное, потому, что блондин попросил Кровавого Барона, привидение Слизеринских подземелий, отвлечь Плаксу Миртл на этот вечер.

Ничего не ответив, брюнет подошел к раковине, и, зажмурившись, прошипел:

-/Откройся!/ - Несколько секунд ничего не происходило, но затем раковины стали сдвигаться как-то вниз и вбок, открывая черный провал прохода куда-то вниз.

Подойдя к нему и наклонив головы, братья с минуту смотрели вниз, потом синхронно подняли глаза друг на друга и опять посмотрели в провал.

- Честно говоря, я в это не верил. - Раздался голос Малфоя. - Ну что, вниз?

К этому походу братья приготовились. Попросив безотказного Добби достать им длинную веревку и фонари, они оделись в одежду Гарри, темную и свободную, не сковывающую движений. Так же они попросили Добби быть наготове, и если его позовут, чтобы он не спрашивал, что надо, а сразу хватал их и перемещал на Астрономическую Башню.

Гарри уже начал было привязывать веревку к основанию одной из раковин, но Драко его остановил:

- Привязывай за дырой. Проход может сдвинуться, и тогда веревку перережет. Если сумеем справиться с василиском, то поищем другой, нормальный вход, а нет, то и другим незачем знать, где вход.

Согласно пожав плечами, Гарри выполнил указание брата, хотя куда привязать, пришлось наколдовывать совместными усилиями. Но вот веревка привязана и сброшена вниз, фонари зажжены, и оттягивать момент спуска уже не было причин.

Глава 13.

Труба была изогнутой, как спуски в аквапарках, и жутко грязной. Большую часть дороги вниз братья все равно съехали, и веревки не очень-то понадобились. Оказавшись внизу, они какое-то время просто стояли и прислушивались к окружающей их тишине, но, кроме капели и тихого шороха, видимо крысы, так ничего и не услышали. Переглянувшись и кивнув друг другу, они двинулись вперед. Пробираться пришлось через все те же трубы, где идущие вперед, где пересекающиеся с другими, а где и вовсе заваленными. Через полчаса подобных блужданий, они вышли к огромным дверям с узором, состоящим из бесчисленного количества змей, свивавшихся в один бесконечный рисунок. Поискав хоть какую-то ручку, Гарри пожал плечами и прошипел:

- /Откройтесь!/ - Тут же змеи зашипели и стали расползаться в разные стороны, оставляя посередине ровную поверхность, которая дрогнула, и стала расходиться все расширяющейся вертикальной щелью прохода.

Подождав, пока двери разойдутся на достаточную ширину, мальчики проскользнули внутрь. Они оказались в громадном зале, украшенном ровными рядами колонн, теряющимися в окутывавшем зал сумраке. Свет в зал проникал откуда-то сверху, несколькими узкими полосами, дающим освещение достаточное, чтобы видеть, но недостаточное, чтобы разглядеть детали в подробностях. Разойдясь за колонны, братья стали осторожно, стараясь не производить даже малейшего шума, продвигаться к дальней стороне зала.

Последние колонны заканчивались за добрый десяток метров от стены. Там стояла статуя уродливого мужика с открытым ртом, примерно двенадцати-пятнадцати метров в высоту. Слева от статуи виднелось черное зеркало небольшого озера. Несколько минут мальчики, высунувшись из-за колонн, рассматривали эту картинку, переговариваясь знаками. Наконец, брюнету удалось настоять на своем, и блондин, показав кулак, отошел на две колонны назад, приготовив палочку. Гарри, выйдя из-за колонны, но отойдя от нее всего на несколько шагов, глубоко вздохнул и прошипел:

- /Приветствую тебя, Салазар Слизерин, Величайший из магов!/

Сначала ничего не было. Оглянувшись назад, Гарри развел руки и пожал плечами, показывая свое недоумение. Но потом, без всякого звука, изо рта статуи показалась голова громаднейшей змеи, начавшей сползать вниз. Напрягшись, мальчик приготовился скользнуть за статую, если дела пойдут худо.

Наконец, вся змея была внизу. Толщина ее тела была не меньше метра, а длина, примерно восемь. Свернувшись кольцами возле ног статуи, змея раскрыла чудовищную пасть с клыками длинной в локоть взрослого мужчины и зашипела:

- /Кто вновь посмел тревожить мой покой?/

Смотря на пасть, и старательно избегая взглядом глаза василиска, Гарри прошипел в ответ:

- / Я приветствую василиска, стража Великого Салазара Слизерина! И прошу простить мне мою наглость, осмелившись потревожить его покой! Мы пришли с миром, не желая никому зла. Я стою здесь, перед тобой страж, и покорно жду твоего разрешения рассказать, зачем я это сделал./

- /Покорно? Ты думаешь о бое и о бегстве, но никак не о покорности, человек! Но ты вежлив, и выказываешь уважение, поэтому я выслушаю тебя. Говори!/

- /Могу ли узнать, как мне обращаться к тебе, страж великого мага?/

- /Эссессили/.

- /Благородный Эссессили, у меня есть человек, который для меня роднее и ближе всех. Моих родителей убили, когда я был совсем маленьким, и не мог позаботиться о себе сам. Я не знаю, кто это сделал и зачем, но у меня есть два могущественных врага. Про одного мне сказали, что он враг, хотя я не знаю, так ли это. Про другого говорят, что он мне друг, но ведет и действует он как враг. Я не хочу, что бы кто-либо знал о том, что я умею и знаю. Но для этого мне нужно место для занятий и тренировок, которое не знает никто. Где нет привидений, которые могут рассказать, где нет портретов, которые доносят, где нет заклинаний, которые следят, какие силы и проклятия я использую. Но являться в чужой дом, и вести себя там как хозяин - нельзя. Поэтому я и потревожил твой покой, чтобы спросить разрешения. Дозволено ли мне это?/ - Слегка склонив голову после этой речи, Гарри, тем не менее, отслеживал движения василиска.

- /Ты вежлив, решителен и умен. Подними голову и посмотри мне в глаза, я не причиню тебе вреда/ - После недолгого молчания ответила змея.

Передернув плечами, Поттер сделал, как ему сказали.

Раздался свистящий звук, как из пробитой шины, Не сразу, но Гарри понял, что слышит смех гигантской рептилии.

- / Чужой Древний! Мне стоило сразу почувствовать это! Пусть тот, второй, тоже выйдет ко мне, я все равно вижу его и чувствую его страх и готовность к бою. Я хочу посмотреть на вас обоих. Пусть не боится, я не стану причинять вам пока вреда./

Передернувшись на этом «пока», Гарри, тем не менее, позвал Драко к себе, сказав, что им ничего не грозит. Пока. Встав рядом с братом, Драко смело посмотрел василиску в глаза.

- / Пошли/, - даже не посмотрев, следуют ли они за ней, змея развернула свои кольца и поползла куда-то за статую. Пройдя за ней, мальчики увидели с обратной стороны статуи темную дыру в полу, в которой исчезало туловище василиска. Подождав, пока исчезнет хвост, ребята зажгли Люмос и последовали за ней. Стоило им осветить дыру, как они увидели ступеньки, вырубленные в камне и ведущие вниз. Переглянувшись, они стали спускаться. Это заняло немало времени, но, вот, наконец, они стоят на ровной площадке и ступенек больше нет.

Подняв палочки повыше и увеличив свет, они увидели просторное помещение, с выходящими из него коридорами. Внезапно раздалось восклицание Драко, заклинание огня «Инсендио», и в помещении стали один за другим, бегущей огненной дорожкой, загораться факелы, уходя в коридоры.

Теперь они смогли осмотреться боле обстоятельно. Место, где они оказались, было круглым, и из него выходило короной шесть коридоров. Потолок был высоким, а стены и пол из отполированного камня. Переглянувшись, «а куда теперь?», они пожали плечами и стали ждать дальнейших указаний, которые не заставили себя долго ждать. Из крайнего правого коридора раздалось приглашающее шипение.

Пройдя туда, мальчики оказались в большой, но уютной комнате, центральную часть которой занимало огромное лежбище, заваленное разнообразными шкурами, покрывалами, тканями, подушками и подушечками всех размеров, форм и цветов. Василиск уже успел зарыться в это богатство, смахнув хвостом две самые большие подушки на пол, приглашая своих незваных гостей присесть на них.

Приняв это приглашение, Драко и Гарри устроились на них поудобнее, вполне резонно решив, раз не убили сразу, то и в дальнейшем, если не делать ошибок, им это не грозит. А пока стоит внимательнейшим образом выслушать, что хочет им сказать такое древнее существо.

Внимательно осмотрев обоих, василиск остался доволен увиденным, и начал «говорить»:

- /Я давно не встречал, подобных вам двоим, поэтому и оставил вас в живых - вы стали мне интересны./

- /Подобных нам?/ - Тут же заинтересовался таким высказыванием Гарри, отмахиваясь от Драко и быстрым шепотом прося подождать, он потом ему все в подробностях расскажет, а пока пусть посидит молча и не мешает получать информацию, раз ею решили поделиться.

- /Подобных вам, тело одно, но в нем другая чужая душа/ - подтвердил василиск. - /Твое тело родилось здесь, но твоя душа пришла извне, и она чужая для этого мира./

- /Как такое может быть? И ты говоришь, что уже встречал нечто подобное?/ - От такой информации у Гарри пропал всякий страх, и осталось только жгучее желание узнать, что стало причиной их с братом чуда второй жизни.

- /Этот мир, он живой, и как у всего живого у него есть своя душа. Эта душа необъятна, но иногда и ей требуется помощь. Ее не всегда могут оказать те, кто является родным для нее существом, и тогда она ищет помощь за пределами себя. Душа ищет тех, в ком ярко горит огонь жизни, таких много, и тогда душа мира забирает тех, чей огонь готов погаснуть не от старости. Она дает эти души тем, кто может что-то изменить, или исправить. Но не всегда получается. Слишком редко чужие души остаются там, куда их пригласили. Слишком часто они не выдерживают новой реальности и уходят. Да и тяжело это.

- /У тебя/, - змей кивнул Гарри, - /только своя душа в этом теле, оно чистое, и не обременено памятью твоей предшественницы. А у него/, - кивок на Драко, - /в теле две души, и, хотя родная душа почти уже растворилась в чужой, она сделала это не сама, а потому что ее принудила более сильная. Но она оставила после себя некоторые привычки и воспоминания, которые должны доставлять твоему спутнику проблемы./

Быстро пересказав Драко суть разговора, Гарри поинтересовался, так ли это.

- Да. - Подробностей не последовало, и, помня об уговоре, Гарри не стал настаивать.

- /Он говорит, что так и есть. Он был моим братом, там, в прошлой жизни. И не просто братом, а близнецом, родившимся всего на семь минут раньше меня. Эссессили, а почему именно мы? И еще, вместе с нами там умер наш отец, он может быть где-то здесь, как и мы?/ - Задавая этот вопрос Гарри весь замер, ожидая ответа. У Драко был тот, кто ему его заменил, но у него не было никого, и поэтому Гарри отчаянно надеялся на чудо.

- / Нет/, - одним словом оборвал все надежды василиск. - /Ты и твой брат юны, у вас нет груза прожитых лет, вы все еще верите в чудеса. У взрослых, хоть магов, хоть магглов, свои сложившиеся взгляды, привычки, убеждения, которые им очень трудно изменять. Подобное перемещение еще возможно для мага, видящего чудеса вокруг себя, но для простого человека, это шок, который никто из них еще не оказался способен преодолеть./

Какое-то время Гарри сидел молча, переживая крах самой большой надежды в своей жизни, но потом сумел взять себя в руки, и, коротко пересказав Драко этот разговор, продолжил расспросы:

- /Ты говоришь, что души пришедших не выдерживают груза. Почему? И почему у меня ничего такого не было, но у Даньки как раз и произошло? И чем ему это грозит?/ - Жизнь продолжалась, и надо было выяснить степень риска для единственного родного человека, оставшегося у него.

- /А где родная душа твоего тела?/ - Задал встречный вопрос Эссессили.

- /Нууу, там такая история - родственники забили мальчишку настолько, что убили его. Я встретил его душу там, где оказался, когда сам умер. Он плакал, но возвращаться вниз, куда его тянуло, не хотел. Поэтому, когда нам открыли дорогу дальше, но только для одного, он предпочел уйти вверх, а я спустился вниз, в его тело./

- /Ты сам ответил на свой вопрос. Твоя душа ушла сама, по доброй воле оставив тебе свое пустое тело. Именно поэтому у тебя нет ничего личностного от него, он все свое забрал с собой туда. Тебе не пришлось ни с кем драться, занимая чужое вместилище. Тебе его подарили. Такое редко когда случается, обычно родные души рвутся назад в свое тело, и не желают делить его добровольно с теми, кого считают захватчиками и чужаками. В этом бою выигрывает сильнейший, растворяя в себе побежденного, но чаще всего никто, оставляя вместилище пустым, или с настолько перемешавшимися, поврежденными борьбой душами, что пользы от них никакой. Твоему брату повезло, он оказался сильнее, однако ты должен быть готов к тому, что у него часто будут прорываться привычки и воспитание прошлого обитателя./

После этих слов до Гарри дошла проблема, терзающая его брата. Но доводить это понимание до его сведения он не собирался. Гарри подождет, пока Драко сам скажет ему это.

- /Можем ли мы проводить здесь свои тренировки, Эссессили?/ - Вернулся мальчик к тому вопросу, с которого все и началось.

- /Ты интересный и любознательный, в тебе есть хитрость и жесткость, твоя душа старше твоего тела и ты гораздо более уважителен, чем тот, другой. Мне будет интересно понаблюдать за вами, чужие, как поведешь себя ты и твой брат с двойной душой. Поэтому я разрешаю вам пользоваться тренировочным залом моего Хозяина, его библиотекой и лабораторией./

- /Эссессили, можно мне задать еще всего два вопроса?/ - На приглашающий кивок Гарри их озвучил: - /Как отсюда выйти не по трубе, а через нормальный выход, и такой, чтобы через него мог пройти и не змееуст? И там, в зале, вы назвали меня Древний. Что вы имели в виду?/

- /Выйти вы можете в Круглом зале, только идти надо в крайний левый коридор и свернуть направо в первую же дверь, и потом прямо до ступеней. Для змееуста дверь откроется по приказу, твоему брату надо нажать на потайной рычаг. А Древний ты потому, что в твоих жилах течет кровь Призванного из-за Грани. Когда-то маги решили, что их кровь даст им силу и могущество, которое не могут дать волшебные расы этого мира. Что ж, они не ошиблись, но вместе с их силой и могуществом они получили и их привычки, и их безумие. Кровь призванных, смешанная со здешней дала самые неожиданные и страшные результаты, поэтому сильнейшими обрядами ее запечатали и заставили заснуть. Но иногда она просыпается в своих потомках, и тогда…. И тогда никто не может сказать, что следует ожидать от вошедшего в ТАКОЕ Наследие.. А в тебе течет кровь одного из таких Призванных, что делает тебя интересным для изучения. А теперь идите, я хочу отдохнуть от вас./

С этими словами василиск свернулся на своем ложе и перестал обращать внимание на двух детей. Встав с подушек, братья уважительно поклонились, тихо произнесли «Спасибо» и «До свидания», и вышли назад в круглый зал.

- Ты, мелкий, противный, негодный мальчишка! Если ты, сей же момент, с точностью до последнего слова, не перескажешь мне, о чем шел разговор, ТО Я НЕ ЗНАЮ, ЧТО С ТОБОЙ СДЕЛАЮ!!! - Гарри, не ожидая от Драко такого, болтался в его руках тряпичной куклой, которую трясут как погремушку.

- П-п-ре-ек-к-кра-а-ати-и-и! - Еле вывернувшись из цепких лап блондина, Гарри помотал головой, прогоняя головокружение, вызванное такой тряской.

- Ты что, совсем обалдел, что ли? - Покрутил он пальцем у виска. - Как ты себе это представляешь? «Эссессили, щас, обождите, я перескажу все, и мы продолжим разговор». Так что ли, по твоему?! С нами разговаривали, а значит, твои вопросы можно задать попозже, и все за то, что нам на них ответят. Слушай, что я узнал…

Пересказав Драко практически все, замолчав лишь информацию о Призванных и возможных привычках самого Драко, Гарри замолчал, ожидая реакции своего брата. После некоторого молчания тот со вздохом заметил:

- Для папы это было бы шоком. Он всегда ругал меня за подобное «ненормальное, извращенное» увлечение. Он считал, что не стоит читать подобное, ведь это всего лишь выдумка, а жить надо здесь и сейчас, в реальности. Он не выдержал бы такого, особенно учитывая его возраст и жизненный опыт. Это ты у нас оказался везунчиком, мне пришлось очень тяжело, я едва не остался психом, а что грозило бы в этом случае отцу…. Мне даже представить это страшно. А ведь я был больше вас обоих готов к чему-то подобному, в глубине души надеясь на какое-нибудь чудо. Да и потом…. Отец и Снейп любовники. Да, да, - кивнул он головой, видя ошарашенный взгляд Гарри. - Как я понял, мой дед был упертым бараном, не разрешившим Люциусу заключить партнерство со Снейпом, и обручил его с Нарциссой. Однако они возобновили отношения сразу же после моего зачатия. В кровь Малфоев слишком давно не было вливания свежей крови, поэтому младший Малфой и родился уже с некоторыми отклонениями в психике и более низким магическим фоном. И никто не осуждает их. Здесь такие отношения не просто в порядке вещей, они прописаны в фамильных Кодексах чистокровных семей. И представь в этом мире отца, смирившимся с моей ориентацией только потому, что я его сын. А ведь геев он ненавидел и был ярым гомофобом. Представил? Вот и задумайся, что для него лучше - там, или здесь.

С этими словами Драко остановился перед первой дверью левого коридора, куда они успели дойти во время этого нелегкого разговора. Протянув руку и с некоторой опаской открыв ее, они обнаружили еще один длинный темный коридор, уходящий слегка по наклонной вверх. Переглянувшись, они вошли в него и двинулись вперед. Люмос они не зажигали - света, проникающего в коридор через незаметные щели, вполне хватало для продвижения, а излишек мог их выдать. Их предусмотрительность оказалась не лишней, когда из-за стены того места, где они проходили в данный момент, раздались неразборчивые голоса. Молча переглянувшись, они приникли к стене, быстро обнаружив несколько отверстий, через которые смогли видеть и слышать происходящее по ту сторону.

- …думать. Да и кто мог ожидать, что у такого мага, как Люциус Малфой, родится такое ничтожество, как Драко!

- Нотт, ты бы поаккуратнее в выражениях. Что он ничтожество, никто не спорит, но вот мстительностью он точно предков переплюнет. А если не справиться сам, то привлечет или своего отца, или его любовника, нашего дражайшего декана.

- Что?! Профессор Снейп любовник лорда Малфоя?! Забини, колись, откуда такая информация.

- Мой отчим, это который шестой, мир его душе, проболтался однажды матери, что лорда Малфоя женили на леди Блэк после того, как он попросил у своего отца разрешения взять в партнеры Снейпа. Я в тот момент просто мимо проходил, ну, и, случайно это услышал. А отчим узнал это от самого лорда Абрахаса. Профессор Снейп крестный Драко, и находиться в очень хороших отношениях с его отцом, постоянно навещает их семью в Малфой-Мэноре, да и лорд Малфой частый гость, в том числе и ночной, в Хогвартсе. Так что вы с Драко поосторожней, не наживите себе лишних проблем с его мнительностью и мстительностью. Хочет он воевать с Поттером, да Мерлина ради! Пусть воюет. Нам же лучше.

- Чем это лучше, Блейз? Что бы таким благородным факультетом, как Слизерин, управлял маг, озабоченный только тем, как уложены его волосы, как он выглядит в этой мантии, как сделать очередную гадость Поттеру, как…

- А чем плох этот вариант, а, Эйвери? Кто бы что не говорил, но Малфой эффектен, и привлекает к себе любой взгляд. Так что мешает нам править вместо него, не привлекая к себе внимания, быть королями на деле, а не словах? А Драко легко дурачить, оставляя ему иллюзию власти, мы получим того, кем будет легко управлять, оставаясь в тени, и не получая тех проблем, которые будут сопровождать его, как официального лидера.

- Твоя мать замужем в седьмой раз. У тебя не тот пол, но ее мозги и расчетливость, Блейз. Что ж, мы попробуем твой вариант, но если будут проблемы, наша власть станет официальной. И все же лорда Малфоя жаль. Такой отец, и такой сын.

Этот разговор шел в узком кругу слизеринцев-первокурсников. Видимо, все самые важные вещи были сказаны до их прихода, и сейчас они услышали лишь итоги разговора. Все это происходило в заброшенном классе в одном из коридоров подземелья. Только в отличие от «их» с Драко класса, этот был прибран и обжит. Похоже, это была уже не первая встреча.

- Драко, у тебя проблемы? - Обеспокоенно обернулся к брату Гарри. Но увидел довольную мордашку кота, в одно пузо слопавшего целую миску сметаны. Причем свежей.

- Неааа, - лениво протянул тот. - Все идет так, как я и планировал. Конечно, приходиться быть осторожным, все-таки Слизерин, это не просто факультет, это - и происхождение, и воспитание, и образ мыслей, но я добивался именно этого. На дураков и шутов никогда не обращают внимания, а зря. Они рядом с троном, рядом с повелителем. Они в курсе всего и вся, и никто их в упор не замечает. Вот и я для своего факультета постарался стать таким шутом, и никто из них не обращает на меня внимания и не принимает всерьез, а я только и знаю себе, что дергаю их за нужные ниточки и добиваюсь нужного МНЕ
действия. Так что у меня здесь все под контролем, не беспокойся на этот счет.

Следуя за Драко дальше по коридору, Гарри с некоторой горечью думал, что хоть они и остались друг другу самыми близкими людьми, но разный образ жизни и воспитание разводят их все дальше и дальше, и спутать теперь когда-то похожих, как две капли воды близнецов, не получится, ни у кого.

С такими мыслями они добрались до поворота в гриффиндорскую башню, договорившись встретиться завтра, через два часа после отбоя на этом же месте, что бы, наконец, возобновить тренировки.

Ложась каждый в свою постель, в их такие разные головы, тем не менее, пришла одинаковая мысль: «Это был долгий, долгий день»

Глава 14.

- Я. Больше. Не. Могу.

- Придется.

- Я. Не. Могу.

- Не капризничай.

- НЕ МОГУ Я БОЛЬШЕ!!!!! Тебе-то хорошо, пристроился среди воспитанных чистоплюев, и доволен. А я не могу нормально ни пообедать, ни поужинать, меня ТОШНИТ каждый раз, как эта свинья оказывается рядом! А он рядом со мной всегда! Я в туалет не могу сходить, что бы ЭТО не увязалось за мной! Ну, пожалуйста, пожалуйста, пжлста, пжлста, молю тебя, разреши мне!!!! Я же не на его убийство прошу разрешения, а всего лишь на мааааленький несчастный случай, клянусь тебе в этом! Он всего-то чуть-чуть полежит в лазарете, а я от него отдохну, а? Иначе у меня будет уже нервный срыв, так и знай!

- Мы ввязались в игру, правила которой знаем лишь приблизительно. Против нас игроки с таким стажем, который не наберется и у нас обоих вместе взятых. Мы не можем высовываться, нас заметят. В лучшем случае нас пристроят в этих планах пешками. В худшем - уничтожат. Хотя еще неизвестно, что из этого хуже. Ты вот просишь несчастный случай, а как ты собираешься его устраивать так, что бы это не вызвало подозрений? Я не просто так заставил нас тобой стать бесполезной серостью, так мы в наибольшей безопасности. Пока. Нам надо найти способ обезопасить себя, перевести все внимание на какую-то проблему, информацию, которая займет умы не только Игроков, но и простых обывателей. Пока нам надо разобраться, кто друг, а кто враг, и это уже твоя обязанность.

- Почему это, моя?

- В отличие от тебя, я не способен различить запахи, а значит, и понять, кто друг, а кто враг.

- Я понял. Но у этой способности есть некоторые ограничения. Не перебивай, я не отмазываюсь, просто раскладываю для тебя, что и как. Первая: есть запах постоянный и переменный. Вторая: переменный - это мои ассоциации, и они могут меняться в зависимости от вреда, грозящего лично мне, Драко. Не тебе. Мне. Постоянный запах, он как личный, не меняется, если только нет постороннего вмешательства. И то, новый как бы наслаивается сверху. А переменный…. Как тогда, с зельем, которое мне пытались споить - там было что-то, что грозило мне неприятностями, но не было для меня совсем уж опасным. Чем выше угроза, тем неприятнее для меня запах. И вывести какую-то закономерность я не могу. Я не могу сказать тебе «вот, этот угроза для тебя», потому что я ощущаю его как угрозу ДЛЯ СЕБЯ, а не для тебя.

Этот разговор шел в Тайной Комнате между двумя мальчишками, внешне бывшими полной противоположностью друг друга. Один был ухоженным блондином, с длинными волосами цвета платины и глазами, как расплавленное серебро. Второй - растрепанным брюнетом с короткой, неровной стрижкой и глазами цвета первой травы. Однако между ними было и общее: ладные, тренированные тела, ощущение внутренней силы и свободы, и какая-то, общность, что ли. Оба валялись на матах в тренировочном зале, блестя испариной после интенсивнейшей тренировки.

Встретившись возле потайного входа через два часа после отбоя, как и договаривались, мальчики спустились в Круглую залу, как назвал ее Эссессили. Там они на всякий случай остановились и вслух поприветствовали хозяина этих комнат. Эта предосторожность оказалась нелишней, когда после окончания приветствия из «своего» коридора выполз василиск. Еще раз, внимательно осмотрев братьев, громадная рептилия поинтересовалась, что конкретно им требуется.

- Тренировочный зал для занятий рукопашным боем, фехтованием, бальными танцами и отработки заклинаний. Лаборатория, что бы проходить курс школьных зелий, и тех, что в школе не изучают. А так же тех, что запрещены новыми законами. Библиотека, чтобы повысить свои знания. Все. - Обсудив все по дороге, они сошлись во мнении, что не стоит наглеть, и этих помещений им хватит за глаза.

- /Вы сдержанны, вы не потребовали входа в хранилище артефактов и золота. Поэтому я не стану вас убивать. Если бы вы назвали, хоть что-то сверх, я бы вас убил. Но вы получите то, что просили. Тот же крайний левый коридор, но теперь пройдите до конца. Там будут три двери. Слева - библиотека. Справа - тренировочный зал. Прямо - лаборатория и там же хранилище ингредиентов./ - Василиск еще несколько секунд разглядывал напряженных парней, потом уполз обратно.

Дружно выдохнув, братья на несколько секунд прислонились друг к другу.

- Артефакты, золото…. Твоя жадность границ не знает! У твоей семьи сейфы каким только барахлом не забиты, а ты как хомяк, остановиться не можешь - все тащишь и тащишь! Мы из-за тебя чуть жизней не лишились! - Принялся нарезать круги, размахивая руками, брюнет.

- Да ладно, тебе! Ничего же не произошло. Лучше пошли, посмотрим, чем нам разрешили пользоваться. - Блондин не хотел признаваться, но ноги и руки у него противно мелко дрожали от осознания просвистевшей над головой опасности. Если бы не брат…. Передернув плечами, Драко постарался отодвинуть эти мысли.

Библиотека была… Она была… НЕ-ВЕ-РО-ЯТ-НА. Других слов у братьев не было. Полки, забитые книгами в тяжелых и не очень окладах, свитками пергаментов упакованных в зачарованные чехлы, дощечками из ценных пород дерева, небольшими пластинами из металлов и полудрагоценных камней, покрытых насечкой текстов, и завернутых в дорогие ткани. И все это невероятно древнее на вид. Да, она была не очень большой, в ней было-то всего стеллажей двадцать на первый взгляд, расположенных по стенам круглой комнаты и высотой не более пяти метров. Но вот содержимое этих полок…. Вряд ли библиотеки чистокровных семейств могли похвастаться наличием хотя бы половины этих книг. Сглотнув, Гарри и Драко, переглянувшись, вышли, медленно прикрыв за собой дверь.

Тренировочный зал их очень порадовал. Прямоугольник двадцать пять на двадцать метров, с высоченным потолком и без окон, но зато с обширнейшей стойкой холодного оружия вдоль дальней стены, и полом, выложенным матами в одном из углов. Внимательно осмотрев помещение, ребята обнаружили неприметную дверцу, ведущую в небольшую магическую ванную комнату, оборудованную еще и «дождевым» душем.

Лаборатория осчастливила их не только полным набором котлов и инструментов, но и наличием многих, ныне запрещенных Министерством Магии, ингредиентов, спрятанных под самовосстанавливающимися консервирующими заклинаниями.

Вернувшись в тренировочный зал, мальчишки переоделись в захваченную с собой форму, и, разогревшись, наконец-то отвели душу. Этот разговор начался, когда оба выбились из сил, и бездумно валялись на матах, отдыхая.

- У меня уже все продуманно, никто ничего не заподозрит, - продолжал умолять Гарри. - Директор и так уже начал задумываться, а не устроить ли мне какую проверку. А это снимет с меня все подозрения и успокоит Старика, что хоть и выбивается из его плана, но все в пределах допустимого. Я не могу слишком уж отходить от его планов, иначе мы потерям нить происходящего, и тогда будущее станет совсем непредсказуемым.

- Ладно. Но ты немедленно рассказываешь мне, что задумал, а я корректирую тебя. - Драко не устоял перед мольбами брата, к тому же он видел, что Гарри действительно близок к срыву, и небольшой отдых ему не повредит.

В следующую секунду он решил, что его размазал по матам асфальтоукладчик - из легких выбило весь воздух, а тело как будто расплющилось. На самом деле его всего лишь пылко обнимал Гарри, навалившись и придавив сверху. С трудом его оттолкнув, Драко просипел:

- Ты же собирался устраивать несчастный случай этому, а не убивать меня!

- Ой, прости! Я не хотел, это я от радости! - Сияющая, как новенький галеон, мордашка Поттера, попыталась, было, состроить виноватое выражение, но радость оказалась сильнее. - Слушай, что я придумал. В сущности, все так, как и планировал директор…

* * *

Немногие ученики заметили, да, можно сказать, практически никто, что Поттер стал намного более спокойным и вялым на занятиях и в свободное время. Это заметила Гермиона, но, не желая лезть к нему в душу, только однажды с тревогой заметила: «Гарри, может, тебе нужна помощь?». Улыбнувшись девочке, тот покачал головой и объяснил, что наконец-то втянулся в ритм обучения, и ему нет необходимости куда-то спешить и кому-то что-то доказывать. Пожав плечами, девочка с некоторым сомнением приняла эту версию.

На самом деле, Гарри тратил весь излишек энергии на тренировках с Драко. Помимо физических тренировок, на которых ему пришлось довольно тяжело из-за несколько запущенной формы, которую резко пришлось нагонять, дело было еще и в зельеварении. Хорошо зная теорию, но плохо практику, ему пришлось заново учиться варить уже все пройденные зелья, теперь уже под руководством Драко, который оказался более терпеливым и способным учителем, чем Снейп. Сам блондин постигал эту, действительно, завораживающую науку, под личным руководством своего крестного, который в его обучение вкладывал намного больше сил, внимания и старания, чем в несчастных учеников Хогвартса. Такими темпами Гарри обещал вскоре догнать по мастерству своего личного учителя. Однако зелья для него так и остались всего лишь интересной наукой, не вызывая того трепета, какой они вызывали у Драко. Зато ему на интуитивном уровне удавались заклинания и чары, причем такой силы, что одна из таких тренировок привлекла к себе внимание василиска.

После это Эссессили стал нередким гостем в тренировочном зале. Поначалу, он, молча, наблюдал какое-то время, потом покидал их общество. Но со временем василиск стал делать замечания, потом давать советы, и однажды оказалось, что им дают полноценный урок по уже забытой боевой магии. После этого обучение магии и зельям, под таким руководством, двинулось семимильными шагами. Однако у всего есть недостатки, в данном случае - недостаток сна, от которого и так не блещущий общительностью Гарри стал, едва ли, не ходячим привидением Гриффиндора. Но знания, получаемые братьями, искупали все.

* * *

После одной из многих вспышек Рона, между ним и Гарри наступило некоторое похолодание. Гарри все чаще можно было увидеть в обществе одной только Гермионы, с оживлением что-то обсуждавших между собой. Рыжий бесился, но сделать ничего не мог.

Это утро было точно таким же, как и все предыдущие. Очень рано встав, Гарри принял в одиночестве душ, спустился в гостиную, заплел там Гермионе волосы и они спокойно позавтракали в Большом Зале. Потом были Чары и Трансфигурация, на которых они на пару заработали Гриффиндору двадцать пять баллов. А вот после уроков к Гарри подскочил Рон и стал уговаривать Гарри уделять поменьше внимания учебе, и побольше - развлечениям, а то совсем он уже с этой, похожей на лохматого бобра заучкой, у которой и друзей-то, кроме Гарри, нет, оторвался от факультета. В этот момент, растолкав их в стороны, мимо пронеслась Гермиона, которая шла позади, и, несомненно, слышала все от начала и до конца. На следующем уроке ее не было. На обеде ребята краем уха слышали разговор двух девочек с Гриффиндора, что та заперлась в туалете для девочек на втором этаже и плачет. Рон неловко поежился, а Гарри внутренне подобрался в ожидании того момента, который так долго караулил. Развязка наступила за ужином. Когда все ученики ужинали, в Большой Зал ворвался профессор ЗОТИ Квиррел и заикаясь заголосил:

- Т-т-ролль!!! Т-там на вт-т-тором эт-т-таже, т-т-т-тролль!!! - И рухнул в обморок.

В Зале мгновенно поднялся шум. Встав со своего места, директор попытался было, привлечь внимание, но его не услышали. Тогда он воспользовался «Сонорусом» начал отдавать приказы:

- Старосты факультетов, немедленно соберите всех учеников и отведите в свои гостиные. Вам запрещено покидать их вплоть до тех пор, пока не будет дано разрешение ваших деканов!

Получив указания, хаос стал утихать. Старосты быстро собрали учеников своего факультета, и, выстроив колонной, повели к своим общежитиям. Сместившись в конец группы гриффиндорцев, Гарри утянул за колонну Рона и стал шепотом объяснять тому, что Герми сейчас находиться именно на втором этаже, в туалете для девочек. Где, между прочим, плачет с самого утра. И она ничего не знает о тролле.

Покраснев, Рон спросил, чего они тогда ждут, и надо быстрее предупредить ее об опасности. Отстав от своих, они рванули на второй этаж, только чтобы увидеть уродливую тень, свернувшую именно к туалету. Уже подбегая к нему, они услышали грохот и полный ужаса крик девочки. Влетев в помещение, они увидели трехметрового, жутко воняющего урода с зеленой кожей, и вооруженного дубиной, которая была больше и тяжелее любого из них. Тролль как раз размахнулся ею, чтобы обрушить на раковины, под которыми спряталась девочка.

- Ступефай! - выкрикнул Гарри. Однако все, чего он добился этим выкриком, так обратил внимание на себя. Еле увернувшись от удара, он крикнул Гермионе, чтобы та выбиралась из туалета, пока они с Роном отвлекают внимание на себя. Ему не нужны были свидетели.

Забрасывая тролля заклинаниями школьной программы и уворачиваясь от ударов дубинки, он на какой-то миг выскользнул из его поля зрения. Этого хватило, чтобы схватить за руку Герми и рывком вытолкнуть ее наружу, хотя подобное невнимание едва не стоило ему головы. Едва успев откатиться в сторону и вскочить на ноги, как он тут же запустил еще одним «Ступефаем» в тролля, но, к сожалению, промахнулся, и луч отправил в недолгий полет Рона, настолько сильно стукнувшегося об стену, что даже в таком шуме был слышен треск сломанных костей. Опять увернувшись от удара, Гарри заклинанием превратил пол в каток, а когда тролль начал на нем скользить, заклинанием левитации вырвал из его рук дубинку и обрушил на голову ее хозяину. Несколько секунд тот качался, но потом рухнул на пол, как срубленное дерево. С трудом переведя дух, Гарри глубоко вздохнул и подошел к лежащему без сознания Рону. Встав перед ним на колени, он закрыл глаза, сосредотачиваясь, и прикоснувшись к нему, про себя произнес заклинание, которое все это время учил без помощи палочки. О том, что оно сработало, Гарри понял сразу же по двум вещам: первое - от упадка сил он растянулся рядом с рыжим, а второе…

- Что здесь происходит?! - Вопрос был задан гневным тоном профессором МакГонагалл. С трудом подняв голову и сфокусировав взгляд, Гарри еле сумел слегка приподнять руку и промямлить:

- А мы вот, Герм от тролля спасаем…

- Мистер Поттер, я, конечно, знал, что у вас проблемы со слухом, но что бы настолько…. Вы не пробовали обратиться в Больничное крыло? - А это было протянуто с непередаваемыми интонациями профессора Снейпа. Вроде заботу выказал, только от нее хотелось утопиться в унитазе, чувствуя себя чем-то коричневым и не тонущим. - Потрудитесь более внятно объяснить свое присутствие здесь, хотя вы трое должны были быть совсем в другом месте?

- Профессор Снейп, это моя вина, я хотела…

- Ей, кто-то, что-то скормил, она здесь с обеда зависает, - Гарри не был настроен слушать, как Снейп прохаживается уже по Герм, поэтому нашел в себе силы встрять в ответ девочки. - Она не знала о тролле, мы хотели ее всего лишь предупредить, кто же знал, что все выйдет так? - Это заступничество отняло его последние силы, поэтому дальнейшее прошло для него как в тумане.

Проснулся он только на следующее утро в Больничном крыле, отгороженный ширмой от соседней кровати. Видимо, на кровать были наложены какие-то чары, потому что стоило ему начать шарить на тумбочке в поисках очков, как к нему заглянула мадам Поппи.

- Гарри, ты проснулся! Ну и напугал ты вчера всех! Никто не понял, что с тобой произошло, вроде бы ран не было, с чего тогда тебе сознание терять? Оказывается, у тебя всего лишь небольшое магическое истощение, но все уже пришло в норму. - Все это Поппи говорила, водя палочкой над его телом. - Все в порядке, ты можешь покинуть палату, твоя одежда сложена в тумбочке.

- Мадам Поппи, а как Рон? Я вчера промахнулся, и заклинание попало в него, я видел, как сильно он стукнулся об стенку! - Гарри был серьезно обеспокоен состоянием своего друга.

На этих словах медичка погрустнела.

- Гарри, в том, что произошло, нет твоей вины. Вы защищали свою подругу, а в такой драке возможно все. Нет, нет! - Воскликнула она, видя, как вскинулся от испуга Гарри. - Он жив, просто ему придется с недельку пролежать здесь, у него несколько серьезных переломов. - Пояснила ведьма.

- Жив? Вы мне не врете?!

- Гарри, - построжела ведьма, - я не шучу и не обманываю, имея дело с такими вещами.

- Простите меня, я не хотел вас обидеть или в чем-то обвинить. Просто, я так испугался… - шмыгнул носом ребенок. - Он ведь мой друг. - Поднял на нее блестящие от непролитых слез глаза ребенок.

- Ну-ну, если ты так за него боишься, то тихо одевайся и можешь к нему заглянуть, он на соседней с тобой кровати, - растрогалась медичка. - Только не буди его, ему сейчас нужен покой и сон.

Соскочив с кровати, Гарри быстро оделся и подошел к кровати, на которой лежал бледный, и удивительно тихий Рон. Постояв возле него с минуту, Гарри с улыбкой поправил на нем одеяло, и, шепнув: «Выздоравливай скорей», покинул Больничное крыло. Не успел он выйти оттуда, как возле него появился домовик и передал приглашение директора зайти к нему.

Стоило ему подойти к горгулье, как та отодвинулась, и мальчик без задержек стал подниматься в директорский кабинет. Там он увидел самого директора, своего декана и профессоров Квиррела и Снейпа.

- Гарри, мальчик мой! Я смотрю, тебя уже выписали? - Директор был рад его видеть. - Присаживайся, - кивнул он на свободное кресло напротив. - Лимонную дольку?

- У нас скоро обед, я не хочу портить себе аппетит, - помотал он головой.

- Напрасно, ты еще несколько бледноват, а сладкое так помогает в любых случаях! - Директор был само участие. - Ну, не хочешь, так хочешь. Гарри, я хотел спросить у тебя, что вчера произошло? - Дамблдор стал внимателен и серьезен.

- Вчера? Нууу, Герми вчера что-то съела и поэтому весь обед и…

- Гарри, Гарри…. Я понимаю, что ты не хочешь выдавать своих друзей, но у меня немного другая информация. Преданность друзьям дело нужное, но не в этот раз. Давай, ты начнешь еще раз? - На него глядел добрый дедушка, укоряющий своего любимого внука в очередной шалости. Со стороны Снейпа раздалось саркастичное хмыканье такому попустительству поттеровской наглости. Бросив на него предостерегающий взгляд, Дамблдор вернул свое внимание донельзя смущенному ребенку.

- Нууу… Рон и Герми вчера немного поругались, и она плакала там чуть ли не с утра. А когда сказали, где видели тролля, я понял, что она не знает о нем, и ее надо предупредить. А когда мы с Роном почти добежали туда, то тролль уже заходил в туалет и увидел Герми. Поэтому у нас не было времени, чтобы кого-нибудь позвать, и мы принялись отвлекать внимание на себя, пока она не смогла выбраться в коридор и поторопить вас. А я промахнулся, и теперь Рон лежит в Больничном крыле! - Мальчик был уже готов расплакаться.

- Ну, ну, Гарри! Ты же мужчина! Не плачь. А вы поступили хоть и неверно, но зато храбро и спасли свою подругу. Поэтому никто не собирается вас наказывать, наоборот - десять баллов Гриффиндору за изобретательность и храбрость!

На этих словах директора Снейп скривился так, будто разрезал очередную гадость и обнаружил в ней рождественский подарок. По его мнению, мальчишку следовало если не исключить, то хотя бы назначить неделю отработок, что бы впредь не было подобных выходок. Но кто станет его слушать. Ведь это Поттер, Мальчик-Который-Выжил!

Не догадываясь о думах профессора зельеварения, ребенок просиял и широко улыбнулся присутствующим. Выслушав еще несколько саркастичных хмыков Снейпа, недовольную МакГонагалл о нарушении приказов старших, но при этом довольно блестевшую глазами, заикающиеся восхваления Квирелла о храбрости и изобретательности Гарри, сумевшего одолеть тролля таким простым способом, мальчик был, наконец, отпущен восвояси.

Гриффиндорская башня встретила своего героя ревом и овациями, разве что, не качая его на руках. И то, только потому, что герой дня в эти руки не дался.

Следующие несколько дней прошли в восхвалениях гриффиндора, шипении слизеринцев, спокойных завтраках, обедах и ужинах. Гарри отдыхал душой в одиночестве, если не считать Гермиону, но она ему уже давно не мешала.

* * *

А по Хогвартсу расползалась информация, разнесенная неизвестным свидетелем произошедшего, что когда Рональда Уизли принесли в Больничное крыло, его штаны были испачканы коричневым и вонючим. Не снаружи. Внутри.

Глава 15.

Эти полторы недели, что Рон провел в лазарете, стали для Гарри самыми лучшими каникулами. Он был непередаваемо счастлив. Конечно, он был хорошим другом, и каждый день не меньше часа обязательно проводил у его постели, но остальное-то время принадлежало только ему! А еще он был смущен - Гарри не представлял себе, КАК он сможет сказать Рону, какие слухи ходят о его роли в той дуэли с троллем. Неизвестно кто, неизвестно как, но был свидетель, который видел испачканные штаны Рона, и причем свидетель, не ставший держать язык за зубами. Так что, над рыжим кто тихо а кто и открыто, но подсмеивались все.

- Как, как такое могло произойти?! - Рыжик бился в истерике, после того, как два его брата-близнеца со смешками и шуточками все же донесли до него эту информацию.

- Рон, тут такое дело…. Понимаешь… - Замялся Гарри.

- ЧТО?!?! - Практически зарычав, обернулся к сконфуженному мальчику его взбешенный друг.

- Это моя вина. - Почти шепотом произнес брюнет. - Это из-за моего заклинания. Я узнавал у мадам Поппи, потом. Мне надо было отвлечь тролля от Герми, и я запустил в него оглушающим, но он увернулся, и оно попало в тебя. Заклинание было таким сильным, что ты отлетел и ударился об стенку. От этого твои внутренности расслабились и …, ну, в общем…, - Гарри низко опустил голову и глубоко вздохнув, закончил, - это и произошло. Если можешь, прости меня, я, правда, не ожидал такого! - С отчаянием посмотрел в глаза Рона едва не плачущий мальчик.

- Ты мог бы и предупредить меня, что собираешься сделать! - Рон понимал, что несправедлив к Гарри, и подобное поведение в той ситуации могло стоить жизни им всем. Но и смириться с теми слухами, что теперь ходят про него по Хогвартсу, было невозможно. Слышать весь этот шепот за спиной, насмешки слизеринцев прямо в лицо, участливые взгляды преподавателей и Снейп…. О, Снейп теперь отрывался на нем по полной программе!

* * *

А Гарри был доволен. Нет, не так. ДОВОЛЕН. Что бы не произошло с ними дальше, но от подобного позорного пятна, рыжий уже никогда не отмоется. Ни через год, ни через двадцать лет никто не забудет ему этих испачканных штанов. Как хохотал в истерике Данька, когда Гарри донес до него свой план…. Да и Эссессили изрядно удивился, что с такими мозгами и мстительностью, он делает в Гриффиндоре. Именно тогда братьям пришлось выложить василиску абсолютно все, в том числе и дальнейшие наметки того, как они собираются действовать дальше. Их план удовлетворил змею, которая помнила былые времена, и была поражена, когда братья рассказали ей о нынешних реалиях жизни. Так что это именно Эссессили взялся натаскивать Гарри на невербальное беспалочковое слабительное, хоть и предупредил, что возможен сильный отток магических сил, в силу малого возраста и отсутствия должных тренировок. На что Гарри только смешливо махнул рукой, мол, это они знают реальный уровень его сил, а остальные считают, что он лучший из-за хорошего знания теории, но как практик - он такой же середнячок, как и все. А магическое истощение преспокойно спишут на дуэль с троллем, ведь даже проверив его палочку, что эти проверяльщики обнаружат? Правильно, полный курс школьных заклинаний! Так что для них обоих началась муштра еще и по беспалочковой магии, которую во времена василиска полагалось знать по мере способностей и магических данных всем чистокровным.

* * *

Золотое Трио Гриффиндора не распалось, как ожидали многие. Просто теперь от остальных отдалились все трое, а не только Гарри. Однако подобное положение вещей не сохранилось надолго. Уже к Хэллоуину Рон восстановил свое, пошатнувшееся, было положение среди гриффиндорцев. Во многом это произошло благодаря Гарри, который ради друга пересиливал себя, и старался общаться с остальными, чтобы не ограничивать Рона только их с Герм компанией. Хотя, стоило только Рону восстановить свое положение, как Гарри вернулся к своему состоянию «привидение Гриффиндора».

Хогвартс все больше и больше охватывало предпраздничное безумие. Близился Самайн, и его предвкушение не миновало даже Гермиону. Она все чаще обращалась к Гарри за советом, кем ей нарядиться. Почесав немного в затылке, Гарри дал ей вполне выполнимый совет - пусть выберет себе персонаж из культуры людей, который опознают магглорожденные и полукровки, но который будет абсолютно незнаком магам. С восторгом поблагодарив его, девочка умчалась, было, писать письмо родителям, но вернулась и спросила, может быть, она закажет им костюм и для Гарри? На что тот только отмахнулся - пусть делает, что хочет.

С утра пораньше Большой Зал гудел, как растревоженный улей. Еда, в которой преобладали оранжевые цвета, веселый гомон учеников, похваляющихся своими костюмами, которые ну, никто-никто, не узнает, и общее предвкушение веселого праздника, которое не миновало даже слизеринцев. Они просто выражали свои эмоции чуть сдержаннее, чем остальные факультеты. Уроки в этот день прошли чуть быстрее и веселее, чем обычно. Казалось, праздничное настроение не миновало даже учителей, кроме, разумеется, Снейпа. Учитель зельеварения не нуждался ни в каких костюмах, чтобы нагонять ужас на учеников, а для закрепления устрашающего эффекта он задал контрольную по всему уже пройденному материалу. Это было единственное мрачное происшествие за весь день.

Вечером Зал сиял таинственным светом гигантских оранжевых тыкв, выращиваемых на своем огороде Хагридом, и висящих в воздухе вперемешку со свечами. Праздничный ужин поражал всеми оттенками оранжевого и рыжего, и неважно, что за еда это была, мясо, овощи или сладкое - она была оранжевой. А после него начался бал.

Ученики волшебной школы танцевали, устраивали друг другу розыгрыши, пытались узнавать, кто спрятался за карнавальной маской. Кого только здесь не было: пираты и принцессы, рыцари и феи, пастушки и чудовища, колдуньи и вельможи. А еще по залу бродили Супермены, Микки Маусы и Бэтмэны. По этим костюмам сразу узнавались магглорожденные и полукровки, так как только они могли нарядиться в подобное. Но помимо этих персонажей, в зале было достаточно и тех, на кого с улыбкой оглядывались одни, и с недоумением - другие. Среди таких персонажей была группа, состоящая из двух огненно-рыжих подростков, обряженных в шкуры леопардовой расцветки, с такими же обмотками на ногах и вооруженных дубинками; нетерпеливо подпрыгивающего тигра, с нервно мечущимся хвостом; девочку, одетую в светло-зеленую тунику с рукавами, вырезанных по краю зубчиками и более темной юбочкой, как будто сшитой из больших листьев. У нее был высокий конский хвост, на ногах башмачки с загнутыми носами и колокольчиками, а еще - большие, будто, стрекозиные, прозрачные крылышки за спиной. В руках она держала волшебную палочку, и каждый раз, как она смеялась, с нее сыпалась искрящаяся разноцветная пыльца. Рядом с ней стоял мальчик, одетый в такую же, как у нее тунику, коричневые штаны в обтяжку, а на ногах - точно такие же башмаки. На черных растрепанных волосах был залихватски заломленный набок зеленый колпак, заканчивающийся помпоном. Он смешливо щурился на своих собеседников ярко-зелеными глазами из-за стекол круглых очков.

- Это несправедливо! Почему вы одеты в приличные костюмы, а я должен париться в этом?! - Тигр был недоволен.

- Ронникикс, потому что наши костюмы наколдованные, а у них - купленные. - Флинстоуны, как опознали их некоторые, начали сердиться. - Ты лучше спасибо скажи, что Гарри подсказал и помог нам с идеей и исполнением.

- Но он мог купить костюм и мне! - Рыжий тигр все никак не мог успокоиться.

- Рон, это я просила родителей прислать мне эти два костюма. И они их не покупали, а взяли напрокат. Их потом надо будет отослать назад. А ты ни слова не сказал, что тебе тоже нужен костюм, вот я и решила, что он у тебя уже есть. А про Гарри я точно знала, что если не возьму это на себя, он так и останется без ничего. Или вообще не пойдет на бал! - Феечка тоже начала сердиться, что было видно по пыльце, которая стала красного цвета.

- Да ладно вам! Оглядитесь - ведь вокруг праздник, а вы ссоритесь. - Питер Пэн пытался утихомирить своих друзей. - Рон, ты не знаешь, но Тигра - это твой персонаж, очень известен и популярен среди детей-магглов. А ты ведешь себя в точности как он - такой же нетерпеливый и шумный. Так не лучше ли быть всего одним тигром, чем очередным рыцарем?! - Гарри поражался наглости Рона. Ему помогли трансфигурировать костюм, так он еще и недоволен. Он и Гермиона могли бы начаровать ему любой костюм по просьбе, но как только рыжий увидел то, что одели они, как с его стороны сразу посыпались претензии - почему не позаботились о нем. Поэтому Гарри, у которого до этого консультировались близнецы, и заручившиеся его обещанием о помощи, предложил Рону такой детский костюм, с сожалением разведя руками - мол, это все, что я могу сделать.

Оставив Гермиону наслаждаться праздником и вниманием к себе, Гарри покинул их маленькую компанию, из которой до этого уже вышли близнецы, отравившиеся мелко пакостить по залу. Побродив немного в одиночестве, он притаился в одном из темных уголков, остро сожалея о невозможности провести этот вечер рядом с братом. Драко в этот вечер не мог не выделиться. На нем был костюм всего двух цветов, чем несказанно поразил слизеринцев, привыкших, что Малфой в своей одежде умудряется сочетать элегантность и павлинью пышность. Он был одет в камзол черного цвета, украшенного серебряной вышивкой и пышным, белоснежным жабо. На ногах были узкие черные брюки из тончайшей замши, заправленные в высокие сапоги. Лицо пряталось за бело-серебряной маской. Засмотревшись на красочную толпу, он едва не пропустил Квиррела, проскользнувшего мимо него и явно стремившегося остаться незамеченным. Встрепенувшись, и старясь, чтобы не заметили теперь его, Гарри крадучись последовал за профессором. Достаточно прилично изучив замок за это время, он быстро определил направление движения Квиррела - третий этаж, запретный коридор. Однако дойти до него они не успели - едва только профессор шагнул к лестнице, ведущей на третий этаж, как рядом с ним, появился Снейп, буквально соткавшись из окружающих теней. Еле успев нырнуть в какую-то нишу, Гарри перевел дух и выругался про себя: « Вот же действительно вампир! И как ему удается так незаметно передвигаться?! И самое странное - почему, чувствуя его запах, я все равно пропускаю его появление, как будто сигналы носа не доходят до мозга?»

Немного успокоившись, он осторожно выглянул из своего убежища. Снейп нависал над щуплым Квиррелом, с его неизменным тюрбаном, служащим поводом для массы насмешек и предположений со стороны учеников.

- … не стоит. Я буду наблюдать за вами, Квиррел, и если… - Голос профессора зельеварения как обычно, пробирал до костей, однако сейчас его можно было использовать вместо холодильника жарким летом. Гарри за своими метаниями пропустил большую часть разговора, поэтому кому другому было бы непонятно, о чем идет речь.

Благодаря увлечению Дани, Кириллу ПРИШЛОСЬ прочитать все семь частей и просмотреть уже вышедшее кино. Потом все эти пересказы, а теперь еще и полный расклад, что к чему, кто с кем и что и как. Поэтому он понимал, о чем шла речь между двумя преподавателями. Следующий этап их плана наступил.

Вернувшись в Зал, Гарри принялся выискивать в толпе своих друзей. Это удалось ему достаточно просто, благодаря тому, что Тигра и Динь-Динь были только одни. Отозвав их в сторонку, он возбужденно пересказал увиденную им сцену.

- Гарри, мало ли какие дела могут быть у двух преподавателей?! - Гермиона была возмущена таким шпионажем. - Может, у них какие-то общие дела за пределами школы, и профессор Квиррел не выполнил свои обязательства, вот профессор Снейп и злится на него?!

- Гарри, друг, ты прав, Снейп наверняка что-то требует у Квиррела, и это точно запрещено Министерством! Надо проследить за ними и тогда мы сможем избавиться от Снейпа! - Рон, наоборот, был воодушевлен открывшейся перспективой избавления от ненавистного профессора, поэтому был целиком - за.

- Вот только как? У Снейпа очень острый слух, а мы не можем таскаться за ним хвостом, это точно вызовет подозрения не только у них двоих, но и у всех окружающих? - Гарри был озабочен деталями плана, не обращая внимания на увещевания Гермионы, что это неправильно и неэтично.

- М-м-м… - Задумался Рон. - Знаешь, Гарри, я не подойду к ним, а вот тебе они могут ответить. Фред и Джордж, - пояснил он на недоумевающий взгляд, - понимаешь, они как-то всегда знают, кто и где находиться. Именно поэтому никто и не может доказать, что в некоторых проделках виноваты именно они. Так что, если ты попросишь, может, они скажут тебе, как им это удается? - Уизли с надеждой посмотрел на своего друга.

- Это точно? - На утверждающий кивок он широко заулыбался и с восторгом воскликнул, - ну все, Снейпу хана!

В этот момент их нашли близнецы, заметившие сначала их отсутствие на празднике, а затем и спрятавшееся трио, что-то возбужденно обсуждавших. Подобравшись поближе, они намеревались подслушать, что именно замышляет их недалекий брат и Поттер, который ночью регулярно исчезал из их поля зрения. И еще он был не таким простачком, каким считали его все, но не они, заметившие некоторые нестыковки в его поведении. Однако подслушать не удалось, Гарри быстро обнаружил «диверсантов» и устремился к ним с такой улыбкой, что братья моментально насторожились, опознав по ней приближающиеся неприятности.

- Ага!!! На ловца и зверь бежит! - Схватив обоих за руки, Гарри потянул их за собой из Зала, бросив не оборачиваясь: «За мной!» Покинув праздник, он потянул их до ближайшей ниши, в которой могли бы поместиться они все. Толкнув братьев, заинтригованных таким поведением и оттого не противившихся, Гарри перекрыл им выход и с людоедской улыбкой потребовал:

- Выкладывайте!

- Э-э-э… Гарри

- Друг…

- Что именно…

- Ты от нас требуешь? - Хором закончили они.

- Вас сдали с потрохами, мне нужно то следящее заклинание, при помощи которого вы избегаете всех! - Тут Гарри состроил умильную мордашку и сделал глазки умоляющего котенка, для пущего эффекта сложив в молитвенном жесте ладони. - Ну, пожжласта! Что вам стоит! А мы клянемся, что попробуем осуществить такую шалость, что о нас будут помнить даже потомки!!

- Выкладывайте! - Хором потребовали братья.

- Э, нет! Так дело не пойдет! Это наша шалость, и осуществлять ее мы будем сами! - Заартачился брюнет.

Переглянувшись, близнецы синхронно кивнули друг другу, и спросили:

- Хоть стоящая?

Расплывшись в широкой улыбке, Гарри протянул:

- О-о-о да-а-а! - И таинственным шепотом произнес всего одно слово, - Снейп.

Уважительно посмотрев на того, кто замахнулся на сам Ужас Подземелий, братья приняли решение:

- Вечером, после праздника.

Вернувшись на все еще шумящий карнавал, ребята снова разделились. Гарри опять спрятался в темном уголке, обдумывая теперь, как не возвращать близнецам их имущество.

- Привет. - На него смотрела странная девочка. У нее были длинные, белого цвета, не как у Малфоя, а именно белые волосы, голубые глаза, смотрящие куда-то вдаль, мимо собеседника, а еще - сережки в виде редисок и ожерелье из пивных пробок.

- Привет. - Машинально поздоровался мальчик.

- Я Луна Лавгуд, а как тебя зовут?

- Гарри Поттер, - поразился мальчик тому, что в этой школе есть кто-то, кто не знает про него.

- Я знаю, что тебя зовут Гарри, - терпеливым тоном произнесла новая знакомая. - Но я спрашивала, как звали тебя раньше? Тебя, настоящего?

* * *

- Я не знаю, как заставить его действовать. Он не совсем уж трус, но в нем нет никакого интереса, что там, на третьем этаже. Он не хочет знать ничего, что не учат на уроках. Хотя сегодня он подслушал разговор между Снейпом и Квиррелом, и вроде, заинтересовался, даже предложил проследить. Но эта, - докладчик зло поджал губы, - может все испортить.

- Почему?

- Он прислушивается к ней, еще немного ее нотаций, и он откажется от слежки.

- Она имеет на него такое влияние? Насколько вообще они близки?

- Она опекает его, как и он - ее. Да, она способна уговорить что-то сделать, чего он не хочет.

- Хм-м. Значит, вот как. Что ж, ты можешь идти, вот твое вознаграждение. И еще, больше не дожидайся моего вызова, если что-то серьезное, приходи сам.

* * *

- Как звали тебя раньше? Тебя, настоящего? - сказать, что Гарри был в шоке, это преуменьшить его состояние. В мозгах образовался вакуум, в котором бился этот короткий вопрос. Он просто молча, не двигаясь, не моргая, и, даже вроде, не дыша, смотрел на ту, что так просто озвучила его самый большой секрет.

Наконец, до мозга дошел сигнал тела, что если немедленно не сделать вдох, это грозит обмороком. Почти всхлипнув, Гарри попытался «включить дурочку»:

- Луна? Я тебя не понимаю, объясни.

- Просто, Гарри, ты какой-то странный - снаружи один, а внутри другой, более взрослый, что ли. И Драко такой же. А еще вы почти одинаковые, только у него есть кто-то второй.

Схватив за руку свою разговорчивую собеседницу, Гарри быстро покинул праздник и быстрым шагом вернулся в знакомую нишу.

«Блин, челнок какой-то! Только китайской границы не хватает, а так все верно - на праздник, с праздника, на праздник, с праздника!» - С каким-то истеричным весельем подумал он. Быстро оглядевшись, он убедился, что за ним никто не наблюдает и тихо позвал:

- Добби. - Домовик появился через две секунды. - Добби, перенеси нас в наш класс, а потом найди Драко и передай, что он мне нужен. Немедленно. У нас катастрофа. - Глаза домовика, и так немаленькие, стали вообще огромными. Быстро закивав, он схватил обоих детей за руки и перенес в класс, который братья несколько забросили, получив в свое распоряжение Тайную Комнату. Выпустив руку девочки, Поттер стал накладывать на дверь все известные ему заклинания против подслушивания и неожиданного вторжения. Уровень и знания, демонстрируемые им при этом, были совсем не знаниями первокурсника. Едва только он закончил с этим, как в классе появились Добби и Драко, впрочем, через секунду остался только Драко.

- Ну, что у тебя за катастрофа? - Блондин был недоволен таким срывом приятного времяпрепровождения, и считал, что угроза, до такой степени напугавшая Поттера, лишь маленькая проблема, которую тот раздул в слона.

- Знаешь, твой эгоизм иногда поражает! - Гарри разозлился на подобный тон. - Не хочешь представиться моей спутнице? - С некоторой издевкой спросил он и указал на девочку, с отрешенным видом оглядывавшую их обоих, и не выказывающую никакой тревоги за собственную жизнь.

- Какого черта?! - Драко только сейчас заметил, что в классе они не одни.

- А я была права. Вы действительно похожи, только у него внутри как будто и, правда, двое. - Девочка сделала это замечание так спокойно, будто и не стояла сейчас перед двумя магами, готовыми на многое, ради сохранения своей тайны. - Так как вас зовут?

Драко медленно, не веря в то, что только что услышал, повернул голову к Гарри и уставился ему в глаза, безмолвно прося опровергнуть услышанное. На что получил только отрывистый кивок, подтверждающий его чудовищную догадку. Так же медленно повернув голову уже к Луне, он медленно, как будто пересиливая себя, уже поднял, было, палочку, но потом встряхнулся, и в его глаза вернулось осмысленное выражение.

- Луна? Луна Лавгуд? - Уточнил он. На подтверждающий кивок он отреагировал не менее странно. Какое-то время, покачавшись с пятки на носок, он принялся ходить мимо присевшей на ближайший стул девочки и брата, опершегося на парту напротив нее. Наконец, остановившись напротив них, он глубоко вздохнул, и принялся мягким голосом объяснять сразу обоим:

- Видишь ли, Луна…. Гарри и Драко мертвы, так захотела сама Магия. Но об этом не должен знать никто, особенно директор. Магия обиделась на него, на его действия, которые вредят ей. Поэтому она и прислала нас все исправить. Мы не будем убивать его, нам сказали только наказать. Но директор читает мысли всех учеников, поэтому этот разговор надо спрятать. Ты не могла бы дать нам Нерушимый Обет, что никто и никогда не узнает от тебя никаким образом и способом об этом разговоре, и о следующих? - На такой концовке Гарри немного дернулся и удивленно посмотрел на Малфоя, но тот не заметил этого взгляда и продолжал смотреть только на Луну.

- Хорошо. А потом вы скажете, как вас зовут? - Луна действовала логично, вот только логика эта, была понятна только ей.

- Тогда повторяй за мной. - Драко протянул руку, и, подождав пока ее сожмут в рукопожатии, продолжил, - я, Луна Лавгуд, клянусь, что никто и никогда, никаким образом, не узнает от меня ничего о том, что я узнала и узнаю от присутствующих здесь. Клянусь. - Свидетелем клятвы выступил Гарри. Потом, то же было сделано уже им, только у него свидетелем выступил Драко.

- Меня звали Даниил Константинович Соколовский. - Отступив на шаг, и склонив голову в элегантном поклоне, представился он. - Теперь меня зовут Драко Люциус Малфой.

- Меня звали Кирилл Константинович Соколовский, - дернувшись от толчка в плечо, которым его наградил брат, представился теперь уже он. - Сейчас я Гарольд Джеймс Поттер. И в прошлом мы были близнецами, он старший, я младший, - уточнил он.

- Близнецы…. Так вот почему вы почти одинаковые…. - Задумчиво протянула девочка. - Так будет правильно, ей больно. - С этим загадочным замечанием, она просто прошла мимо опешивших от такого братьев и пошла к двери. Однако Гарри вовремя опомнился, и быстро подскочив к ней, не дал прикоснуться к зачарованной им двери. Вместо того, что бы проводить ее, он вызвал Добби, и попросил его перенести ее туда, откуда они переместились.

Стоило им исчезнуть, он повернулся к Драко и грозно потребовал:

- Выкладывай!

Подойдя к стулу, на котором да него сидела Луна, Драко рухнул на него, откинулся на спинку и с протяжным вдохом вцепился себе в волосы, спрятав лицо. Посидев так почти две минуты, он еще раз глубоко вдохнул и выдохнул, после чего опустил руки и сел прямо.

- Я ее едва не убил. - Глухо произнес он. - Помолчав еще немного, он более живым тоном начал объяснять Гарри суть произошедшего только что. - Очень во многих фиках Луна не просто сумасшедшая
девочка, она видит суть многих вещей, недоступных остальным. В этой реальности она оказалась как раз такой. Поэтому, есть всего два выхода, когда она молчит - это или смерть, или Обет. Обливэйт здесь бесполезен, какая разница, сотрем ей сейчас память, а через полчаса услышим тот же вопрос. Ведь истинного зрения мы ее лишить не можем. А смерть…. Как тебе сказать…. Я покопался в памяти, и обнаружил один неплохой способ отвлечь внимание от нас, и привлечь его к Дамблдору, но ее смерть рушит весь план. Так что остается только Обет.

- Ладно, вечером расскажешь, а пока расходимся. - Внезапно заторопился Гарри.

- С чего такая спешка? - Удивился Малфой.

- Мы с тобой упустили из виду одну заммеччательную вещицу, о которой мне сегодня напомнили, - сквозь зубы процедил брюнет, быстро снимая с двери заклинания, наложенные им до этого. - Наше счастье, что мы зависаем в Тайной Комнате, которая не отражается на карте Мародеров, - быстро обернулся он с кривой улыбкой.

- Уй, ёёёё!!! - В шоке распахнул глаза Драко.

- Ага. Как мы еще не спалились, так, что в темпе вальса, разбегаемся!

- Куда, балбес! - Ухватил за шиворот уже выскакивавшего в коридор брюнета. - Совсем сдурел?! Я слизеринец, и у меня никто не спросит, что я здесь делаю, а что скажешь в этом случае ты?! - Затаскивая брата в класс, и быстро захлопывая дверь, ядовитым тоном поинтересовался Драко. - Добби, - почти швырнув к домовику Гарри, велел, - назад, в ту же нишу!

* * *

Поздно вечером, после отшумевшего карнавала, когда после отбоя спали уже все, в гостиной гриффиндора возле камина собралась компания из трех человек. Огонь, танцевавший в камине, отбрасывал блики на лица, превращая их в маски языческих божков - кровожадных и изменчивых. Тихие слова, сказанные почти шепотом и больше похожие на ритуал, только усиливали это впечатление.

- Мы, Хранители и Ревнители, берегшие эту вещь, передаем ее тебе, наш наследник и последователь. Теперь это твоя обязанность, хранить, беречь и использовать ее по назначению, так, чтобы не было стыдно предыдущим поколениям. А теперь вытяни руки, наследник, и прими ее! - На этих словах, сказанных хором, говорившие все это едва не засмеялись, судя по фырканью и сдавленным смешкам, но пересилив себя, продолжили. - А теперь прикоснись к ней палочкой, и скажи: «Клянусь, что замышляю шалость, и только шалость!» Третий собеседник сделал, как ему сказали, и тут же ахнул:

- Что?!? Это же Филч! А это директор! А это Снейп, а рядом Малфой! Что это?!

- Когда мы были на одной из отработок у Филча,

- То не знали, что…

- …Это.

- Сначала мы…

- …Подумали, что это…

- …Чистый пергамент,

- Который кто-то просто…

- …По ошибке засунул в…

- …Вещи, отобранные у…

- …Учеников. Но…

- …Потом, когда нам…

- …Понадобилось кое-…

- …Что записать, мы поклялись…

- …Над ним, что «Мы замышляем…

- …Шалость, и только…

- …Шалость» и появилась…

- …ОНА! - Закончили голоса близнецов хором.

- Вы хотите сказать, что кто-то до вас, создал такую карту, и ее у них отобрали? Тогда почему ею не пользуется директор или учителя, чтобы видеть, кто гуляет после отбоя? - Третий голос недоумевал.

- А они просто не…

-… Смогли узнать пароль! - Торжествующе закончил один из голосов.

- Ребят, вы, вы, - задохнулся восторгом третий собеседник, - это же сокровище! Неужели вам его не жалко отдавать?

- Жалко. Но надо же поддерживать молодые дарования, к тому же замахнувшиеся на саму Летучую Мышь Подземелий! УУУУ!

- Обещаю, я не подведу вашего доверия!

Глава 16.

На следующий день, к счастью, оказавшийся выходным, Гарри несколько припозднился. Он решил, что имеет право отдохнуть, после таких-то потрясений. Когда все же решил встать и позавтракать, то выяснилось, что Гермиона встала несколько раньше него, и уже ушла. Пожав плечами, Гарри решил присоединиться к ней, если она еще там. В Большом Зале были только Квиррел, Снейп, трое рейвенкловцев, один хаффлпаффец и двое гриффиндорцев - он и Гермиона. Подойдя к скамье, Гарри плюхнулся на свое обычное место рядом с ней. Пожелав ей доброго утра, Гарри, уже было, вздохнул, собираясь зевнуть, но внезапно уставился невидящим взглядом прямо на Квиррела. На какое-то время застыв, он со свистом выдохнул воздух, и сгорбился, опустив голову и закрыв глаза.

- Гарри! С тобой все в порядке?! - Мгновенно отреагировала на поведение приятеля Гермиона.

- Да. Просто голова заболела. - Вяло ответил ей друг.

- Все, твои отговорки больше не принимаются! После завтрака мы с тобой идем в больничное крыло! И только попробуй отказаться!

- Да неее…. Это не то, что ты подумала. Мы вчера долго праздновали, был такой шум, а я к нему не привык. Потом поздно легли, а я еще по привычке рано встал…. У меня просто виски ломит…. - Неплохое настроение, с которым он встал, моментально испарилось, стоило ему сесть рядом с Гермионой. Девочка ему искренне нравилась, и почувствовать, к ее, такому знакомому запаху, добавился запах грязного белья, было неожиданно больно.

- Ты точно в этом уверен? - Неожиданно быстро успокаиваясь, уточнила она.

- Мгм. Это, Герм, так как насчет Снейпа? - Даже зная, что он не ошибся, решил проверить Гарри.

- Знаешь, я тут подумала…. Ты не прав, подозревая профессора. В тебе говорит личная неприязнь, но я не буду мешать тебе убедиться в том, что ты ошибаешься, подозревая его во всех грехах. Я вам даже помогу.

- Спасибо, Герм. Ты хороший друг. - Гарри развернулся на скамье и обнял девочку, постаравшись, чтобы никто не заметил, какой холодной ненавистью вспыхнул его взгляд.

- Да ладно, мы же ведь друзья. - Смутилась Гермиона. - Лучше скажи, близнецы сказали тебе свое заклинание? Научишь меня ему?

- Эх, Герми…. - Вздохнул Поттер. - Кто о чем, но ты о знаниях. Нет, это не заклинание, это артефакт. - Выдал он тайну, которую по любому не смог бы скрыть от них, раз и Рон и Гермиона будут участвовать в его приключениях.

- Артефакт? Но, Гарри, что он тогда делает у близнецов? Может, его лучше отдать директору?

- Нет. - Резко отреагировал на такое предложение Поттер, и тут же постарался смягчить свой отказ. - Без этой карты мы не сможем следить за Снейпом и Квиррелом, не приближаясь к ним.

- Хорошо. Раз ты считаешь, что так будет лучше, то не буду настаивать. - Гермиона была сегодня удивительно покладиста. - Тогда каковы наши дальнейшие действия?

- Сейчас мы спокойно завтракаем, потом ждем Рона, ждем, пока завтракает он, находим потайное место и только тогда все вместе обсуждаем, что дальше.

Выполнив все эти пункты, Трио собралось в одном из заброшенных кабинетов, которых в школе было более, чем достаточно. Однако Рон был с утра пораньше уже чем-то недоволен, и, оставшись наедине, не преминул высказать свои претензии.

- Ну почему ты такой трус, Гарри? Я ведь видел на уроках, как ты летаешь! Что мешает тебе подать заявку на прием в квиддичную команду?

- Рон, это, вообще-то обидно - слышать от тебя такие слова. Я не трус, я просто не вижу смысла в такой глупой и жестокой игре. Подать заявление на принятие в команду можно только со второго курса, а мы - на первом. И потом, я видел школьные метлы. Если участвовать в квиддиче на них, то ничего, кроме улиток не догонишь. Чтобы нормально летать, нужны хорошие, дорогие метлы, которые участники покупают себе сами. - Гарри обиделся на такое обвинение со стороны своего друга.

- Ну и что? У тебя ведь много денег, так купил бы себе самую лучшую метлу и летал! - Рон благополучно пропустил мимо ушей сделанное замечание и продолжил гнуть свою линию.

- Хватит! - Неожиданно вспылил брюнет. - Рон, мне надоели твои намеки на состояние моей семьи! Я не могу тратить эти деньги, когда же ты поймешь! Мне доступен только ученический сейф, да, в нем хватает денег на саму дорогую и навороченную метлу, но тратить их на такую ерунду я не собираюсь! И если ты еще раз, заведешь разговор на эту тему - то мы больше не друзья! Что толку мне в этой метле. Она не поможет мне хорошо выучить уроки, скорее - быстро и качественно сломать шею! Лучше смотри, что я вчера выцепил у твоих братьев.

С этими словами он развернул карту Мародеров, и произнес заветные слова. На чистом листе пергамента проявились буквы, сложившиеся в надпись «Сохатый, Лунатик, Бродяга и Хвост приветствуют вас! Едва растаяла эта надпись, как от центра стали разбегаться линии, которые начали чертить план Хогвартса, отображая на нем подписями всех, кто в данный момент в нем присутствовал. Подписей было очень много.

- Ух, тыы!!! - Рон мгновенно забыл обо все, стоило ему только увидеть такое чудо. - Значит, это не заклинание, а артефакт? А кто такие, эти Лунатик, Сохатый, Бродяга и Хвост?

- Не знаю, и твои братья тоже не знают. Наверное, это были прозвища тех, кто составил эту карту. - Гарри очень заинтересовала надпись, где в комнатах Снейпа, был обозначен лорд Малфой, но не было самого Снейпа.

- Значит, они с ее помощью следили за всеми. А еще братья! Могли бы мне ее показать или подарить! - Рон не смог удержать при себе завистливый возглас, как только понял, какое сокровище попало в руки к его другу. А зная, насколько Гарри бережлив со своими вещами, о том, чтобы заполучить такую ценность в свои руки, не могло идти и речи. Оставалось только молча скрипеть зубами на такую несправедливость.

* * *

И без того вялый и апатичный, Поттер на сей раз превзошел сам себя. Учеба, домашние задания, впрочем, они не доставляли ему проблем, но вместе с тренировками с Драко и Эссессили, которые он и не думал забрасывать или откладывать… И ко всему этому добавилась еще и слежка за Снейпом и Квиррелом.

Благополучно пропустив два квиддичных матча, один их которых был Слизерин - Гриффиндор, и выслушав по этому поводу грандиозную истерику Рона, который из-за проигрыша своего факультета даже забыл о предупреждении Гарри, он за всеми этими делами как-то не заметил, что дело двигается уже к Рождеству. Нет, он видел выпавший снег, но этот факт прошел мимо замотанного всем происходящим сознания. Озарение пришло, когда, валяясь на матах после тренировки, он услышал вопрос:

- А что ты подаришь мне на Рождество?

Не сообразив поначалу, о чем речь, он отшутился:

- Ты до него доживи сначала!

И в какой же шок он испытал, когда выяснилось, что за всей этой беготней и делами, Гарри умудрился «потерять» не просто несколько дней, а несколько недель, почему-то считая, на дворе только конец ноября, хотя стояла уже середина декабря.

- Одна-а-ако… - Шокировано протянул Поттер. - Значит, скоро Рождество…. Стоп. Рождество!!!

Подскочивший от этого вопля Драко, стукнул крикуна кулаком по макушку.

- У меня от такого будет сердечный приступ, - сердито проинформировал блондин. - И тогда ты останешься со всем этим один. Я тебе с того света помогать не буду! Так что дозируй децибелы! И вообще, по какому поводу эти тарзаньи вопли? - Высказав свое неудовольствие, поинтересовался Драко.

- Ты что, забыл? Рождество! - Однако, видя искренне недоумение на лице того, к кому обращался, Гарри досадливо закатил глаза к потолку и пояснил, - мантия-неведимка!

- Так ты поэтому пытался сделать из меня глухого? - Тихим, зловещим тоном поинтересовался Драко. - Ты, грифффиндорецсс! - То ли процедил сквозь зубы, то ли вообще прошипел он. - Ты что, действительно, думаешь, что я мог пропустить сей примечательный факт мимо своего внимания?! У меня на нее, между прочим, весьма обширные планы!

- Чего-о-о?! Это моя вещь, ее мне подарят! - Моментально оскорбился Поттер.

Какое-то время молча поразглядывав брата, Драко опять рухнул на маты, с которых успел, было, вскочить, затем прикрыл лицо рукой, и глубоко вздохнув, пробормотал:

- Прав был крестный, Гриффиндор - это диагноз, который ничем не лечится.

- А сам стал законченным слизеринцем! - Серьезно обиделся на это замечание Гарри, и по-детски сел к брату спиной.

Отняв руку от лица, Драко с некоторым удивлением оглядел эту картину, после чего подкатился к обиженному со спины и опрокинул его к себе на колени.

- На обиженных воду возят. - Пресек он попытки скатиться с его колен. - Слушай, чучело, ну, сам подумай, что я, Я, буду с ней делать? Я слизеринец, это ты правильно заметил. Но еще есть такой фактор, как контроль. Со стороны отца, крестного, остальных слизеринцев. Я постоянно на глазах, и воспользоваться этой симпатичной тряпочкой у меня нет сейчас, да и не будет дальше, никакой возможности. Поэтому я составляю планы на ТЕБЯ и твою мантию, а не на мантию без тебя. Просто, мы с тобой уже довольно сильно нарушили канон, и нет никаких гарантий, что ее не придется добывать силой. Перед самым своим отъездом, - на этих словах он придержал уже, было, дернувшегося Гарри, и повторил еще раз, уже тверже, - отъездом, я передам тебе список того, что надо будет сделать с ее помощью. Братишка, - на этих словах Драко наклонился, уперся лбом в лоб лежащего на его коленях Гарри и закрыл глаза, - знаешь, как бы я был счастлив встретить этот праздник с тобой? Пусть не при всех, только вдвоем, здесь…. Но Рождество, это семейный праздник, и мне никогда не позволят праздновать его здесь, в школе. Я Малфой, а Малфои так никогда не делали, и делать, поверь, не будут. - Так и не открыв глаза, Драко замер в неудобной позе, неловко обняв Гарри.

- Прости…. Ты прав, я эгоист. Просто, у тебя здесь есть те, кого ты считаешь семьей, а у меня нет никого, вот я и боюсь, вдруг я тебе теперь не так нужен, как ты мне? - Брюнет шепотом озвучил свой самый большой страх.

- И все же Гриффиндор - это диагноз… - с усмешкой выпрямился блондин. - Какая же ты балда, оказывается. Сам посуди, кто мне может быть здесь ближе, чем ты? Ты, с кем я рос, дрался, учился, умер, в конце-то концов! Ты лучше о другом подумай….

- О чем?

- О гораздо более серьезной проблеме. О том, что ты подаришь мне, единственному и неповторимому, такого, чтобы это поразило меня наповал! - и он самодовольно задрал нос.

Глава 17.

Ловите, маленький бонус самой себе, в честь окончания аудита.

Гарри давно знал, что подарит своему брату и друзьям. Была только одна небольшая проблема - как первокурсник, он еще не мог покидать школу и ходить в Хогсмид, деревушку рядом, где было несколько магазинчиков, кафе и подобных заведений, призванных развлечь школьников и преподавателей в их выходной. Однако, она быстро решилась благодаря безотказному Добби, которого братья эксплуатировали по полной, не забывая, тем не менее, нахваливать и благодарить за помощь. Написав письмо, он просто подождал, когда сова принесет несколько уменьшенных свертков. Распаковав и проверив, все ли соответствует заказу, он отправил с этой же совой благодарственное письмо гоблинам, к которым и обратился за помощью. После чего, трансфигурировал бумагу, упаковал, подписал и спрятал подарки дожидаться момента.

* * *

Школу снова лихорадило, как и два месяца назад. Только теперь накал эмоций просто зашкаливал - ведь, это был не просто праздник, завтра ученики разъезжались по домам, что бы встретить его со своей семьей. Тех, кто не разделял подобный энтузиазм, было немного. Это были ученики, кто по каким-то причинам оставался на Рождество и Новый Год в школе. Среди них был и Гарри, которому просто некуда и не к кому было ехать. Гермиона попыталась, было, начать разговор с директором, что ее родители будут рады видеть у себя Гарри, про которого она много им писала, но Дамблдор лишь сожалеющее развел руками, «Гарри не может никуда поехать без защиты. На доме его тети стоит кровная защита, установленная матерью, отдавшей за него жизнь, а где-то еще он подвергается риску мести не пойманных Пожирателей Смерти, злых на него за смерть своего Господина». После этого девочке оставалось только извиниться перед Гарри, что подала ему надежду и не выполнила обещание.

После отшумевшего ужина и бала, когда все уже видели сны, в Тайной Комнате сидели двое и василиск. Рядом с матами было расстелено покрывало, на котором стояла еда с праздничного стола и два кувшина, один с яблочным, второй - с абрикосовым соком. На самих матах в свободных позах сидели двое нарядных мальчишек. Они негромко переговаривались между собой, время от времени брюнет переводил своему визави шипение василиска. Когда разговор почти угас, и обоих стало неудержимо клонить в сон, блондин резко встряхнулся и поднялся на ноги.

- Все, пора по постелькам, баиньки. Гарри, свой подарок ты получишь только после моего возвращения. Но пока вот, это твое задание на каникулах. - С этими словами Драко вытащил из кармана несколько листков из обычной тетради в клеточку, исписанных с обеих сторон.

- Это что? - После беглого просмотра поинтересовался Гарри.

- Помнишь, я как-то говорил, что нашел способ отвлечь внимание от нас, и привлечь к старику? Вот это оно и есть. Ведь, на чем держится его влияние и власть? Правильно, на простых магах, далеких от политики, но формирующих свои взгляды под влиянием общего мнения. А если это общее мнение усомнится в его действиях? Вот это и есть твое задание на каникулах.

С этими словами Драко «вкусно» потянулся и широко, никого не стесняясь, зевнул. Вставший за ним Гарри, увидев такую картину, не выдержал, и повторил действия брата. Переглянувшись, они немного грустно улыбнулись друг другу, и, пожелав хороших выходных Эссессили, отправились по потайному коридору к своим подземельям и башне, не забыв убрать за собой остатки пиршества на двоих.

* * *

Декабрьское Рождество католический праздник, и в православной России его не праздновали с таким размахом, как в Европе. Зато там так праздновали Новый Год. Но все равно, привыкший за восемнадцать, почти девятнадцать лет, отмечать их в кругу семьи, Гарри скучал почти до слез по отцу и брату. Положение не улучшало и присутствие Рона, которому по каким-то семейным обстоятельствам пришлось остаться в школе. Впрочем, не ему одному. Как-то так получилось, что остались все мальчики их спальни и близнецы Уизли. Та что, утро Рождества вышло шумным и веселым. Вскочив раньше всех, Гарри выскочил в гостиную, где стояла не большая елка, украшенная красными и золотыми шарами, и такого же цвета мишурой. На какой-то миг растерявшись, а вдруг под елкой не будет того, чего он так ждет, Гарри пропустил появление в гостиной остальных. Очнулся он только от богатырского хлопка по плечу, из-за которого едва не рухнул на колени.

- Гарри, дружище! С Рождеством тебя! Чего ты встал? Давай подарки смотреть! - Едва протараторив эти слова, Рон тут же нырнул под елку в поисках своих подарков.

- Но, Рон, мне некому присылать подарки. А тетя и дядя, если что и могут прислать, так это использованный носовой платок Дадли. - Грустно улыбнулся мальчик энтузиазму рыжика.

- Ты что! Вот, смотри, сколько тебе прислали подарков! - С этими словами Рон свалил перед ним несколько свертков в яркой упаковке.

- Мне?! Это и, правда, мне?! - Неверяще уточнил растерянный мальчик. Не дожидаясь ответа, он схватил первый же, который попался и быстро его раскрыл. В нем оказался свитер аляписто-красного цвета с ярко-желтой буквой «Г» посередине. Быстро прикинув его на себя, он выяснил, что свитер ему к тому же большеват, размера на два.

- Это от моей мамы, - несколько смущенно пояснил подарок Рон. - У меня такой же, только с буквой «Р». - И он показал такое же убожество, что и в руках Гарри.

«Мра-а-ак! Вязать рыжему красный свитер с желтой буквой! Как же это надо не любить своего ребенка!»

- Спасибо! Он, наверное, очень теплый, я с удовольствием буду носить его, когда холодно. - Гарри был искренне рад подарку. В следующем свертке оказалась выпечка и сладости, на вид - домашнего приготовления. А на нюх - с, довольно, своеобразной начинкой, и опять от Молли Уизли.

- Угощайтесь, - великодушно предложил всем свой подарок Гарри. Угостились все, кроме Рона, и самого Гарри. Но это прошло немного мимо внимания, так как подарки стали вскрывать и остальные. Невиллу Гарри подарил небольшой карманный ежедневник, который сам и зачаровал на голосовую запись дел, и звуковое напоминание о них. Невилл был в восторге. Не очень-то общаясь с Дином и Симусом, им Гарри подарил по большому набору разного шоколада, который, тем не менее, был принят на ура. Рону он приготовил богато иллюстрированную книгу «Квиддич от первой игры и до наших дней», которую тот прижал к груди, как величайшее сокровище. Близнецам досталась тоже книги, но уже маггловские «Великие обманы, мистификации и шутки 20-го века» и «Занимательная физика». Самому Гарри достался также шоколад, а еще, фотоальбом, открыв который он увидел движущиеся фотографии темноволосого мужчины, в таких же очках как у него. И рыжеволосую зеленоглазую девушку, с широкой улыбкой машущую кому-то за кадром. Внимательно разглядывая снимки, он не обратил внимания на тишину, которая установилась в гостиной.

- Эй, друг, ты чего? - Рон не понимал, как можно грустить, получая подарки. Близнецы оказались умнее брата. Подобрав выпавшую из подарка карточку, не замеченную Гарри, они прочитали написанное там: «Я не могу вернуть тебе родителей, но могу отдать хотя бы память о них. Этот альбом хранился у меня, будучи тем немногим, что уцелело после нападения на ваш дом. Теперь он твой по праву». Сунув эту карточку под нос Рону, близнецы, молча, показали ему кулаки, и жестом велели оставить брюнета в покое.

Вернувшись в спальню, Гарри забрался на уже убранную постель, задернул полог и внимательно пролистал альбом, подолгу задерживаясь на каждом снимке. Ему было интересно, что за семья была у того, чье место он занял. Однако, пролистав до конца, он обратил внимание на одну вещь - на снимках были его «отец и мать», на некоторых был он сам и все. Не было ни Сириуса, в любом из его обликов, Хвоста, Люпина, никого. Фотографии были тщательно отсортированы. В этот момент полог отдернули, и показались Фред и Джордж.

- Э, нет…

-… Гарри, так дело…

- …Не пойдет. Сегодня…

-… Рождество, поэтому,…

- …Одевайся и…

-… Спускайся в Большой…

- …Зал, там…

- …Нас ждет…

- …Праздничный завтрак! - Хором закончили они.

Вымученно улыбнувшись, Гарри последовал за близнецами в Большой Зал. На рождественские каникулы оставалось не так уж и много учеников, поэтому их не стали разделять по факультетским столам, а усадили за один общий. Всего их набралось девятнадцать человек, среди которых были даже два слизеринца, с курса четвертого-пятого. Будто бы пытаясь компенсировать детям родительский дом, разнообразие и количество блюд на столе просто поражали. От одного взгляда на такое великолепие, у Рона разгорелись глаза. Быстро плюхнувшись на ближайшее свободное место, он с энтузиазмом принялся набивать рот.

- Ари, ух, а о ы оаышь емие? - Сначала Гарри не понял, что это обращаются к нему. Но потом, когда локоть Рона стукнул его по ребрам и рыжий с набитым ртом «повторил» свой вопрос, до него дошло, что его о чем-то спрашивают, правда, так и не понял, о чем. Посоветовав другу сначала прожевать, а потом спрашивать, Гарри отвернулся от Рона, соседства с которым не смог избежать, так как его просто дернули за руку, усаживая рядом.

- Я спросил, а что ты подарил Гермионе? - Уизли был искренне заинтересован, насколько дорогой подарок Гарри приготовил ей, по сравнению с его.

- Я попросил гоблинов прислать мне что-то, что не является фамильными драгоценностями, и что я могу свободно подарить подруге. В сейфе оказалась нужная мне вещь, с нужными мне свойствами, вот ее мне и прислали. - Мальчик, не подозревая о, не слишком чистых мыслях друга, поделился радостью от находки удачного подарка. - Это кулон из авантюрина на серебряной цепочке, артефакт, который нейтрализует все легкие, средние, и ослабляет сильные приворотные зелья и чары.

- Что?! Ведь такая вещь стоит кучу денег, а ты хочешь подарить его девчонке, на которую никто и внимания-то не обратит?! Да кто на нее позарится, с такой-то внешностью?! - Рон был поражен. Такую дорогую вещь дарить той, которая не оценит все стоимости подарка? И который превышает стоимость его на порядок, а то и на два.

- Вот поэтому и дарю. - Хмуро отозвался Гарри. Разозленный до глубины души подобным высказыванием, он все-таки щелкнул под столом два раза пальцами, подавая Добби заранее обговоренный знак, хотя до этого решил все-таки не выполнять задуманное. - Ты же наш друг, но все равно говоришь таким тоном. А ведь, в школе есть те, кто настроен по отношению к ней гораздо более недоброжелательно. Это сейчас мы ограничиваемся словесными оскорблениями, а потом? Что потом? Когда мы начнем изучать более сложные зелья и чары? Ты готов поручиться, что никто не применит их к ней и не заставит делать что-то против ее воли, пользуясь беззащитностью? Она мой друг, к тому же девочка, так что способов унизить и оскорбить её при помощи любовного приворота, хоть отбавляй.

С этими словами Гарри сердито отвернулся от Уизли, но его внимание тут же привлек шелест крыльев. Впрочем, не только его. На сову, влетевшую в Зал, и державшую в лапах довольно объемный сверток, с интересом смотрели все - кому из присутствующих повезет получить дополнительный подарок. Сделав круг по залу, сова спикировала вниз, и сбросила подарок на тарелку Рону. Брезгливо очистившись от брызг, которые при этом полетели во все стороны, Гарри стал с нетерпением ожидать, что же появится из-под упаковки, которую с таким азартом сейчас вскрывал его друг.

- Метла! Нет, для метлы маленькая. Тогда, полная экипировка для игры в квиддич! Да, точно! - Рон нетерпеливо гадал, что появиться из-под упаковки.

Но вот, наконец, она была снята, и на свет показалась очень странная вещь. Большая, примерно полметра в длину и четверть в ширину и высоту, она была упакована в странный, гладкий, чуть шуршащий материал бирюзового цвета, на котором был нарисован как живой, жизнерадостный младенец-грудничок и была надпись «Huggies». С недоумением вертя в руках столь странный подарок, Рон спросил вслух, ни к кому не обращаясь:

- И что это такое? Гарри, может, ты знаешь? - С надеждой обернулся к брюнету Рон.

- Прости, но - нет. - В отличие от Уизли-младшего, близнецы заметили, как Гарри, прикусив губу, отвел взгляд, и как у него от сдерживаемого смеха дрогнули плечи. Впрочем, подобная реакция была практически у всех магглорожденных.

- «Huggies»?!? - Раздался возглас со стороны одного из слизеринцев, сидящих несколько особняком от остальных. - Тебе подарили «Haggis»?! Ой, держите меня, ой не могу!!!! - Видеть подобное, почти истерическое веселье со стороны слизеринца, которых иначе, чем ледяными статуями никто не считал, было не просто странно, а почти пугающе. Тем более, такое, не наигранное, а идущее от всей души.

- Ты, слизняк, если немедленно не объяснишь, в чем дело… - Мгновенно налился дурной кровью Рон.

- Я, аха, аха, ой не могу, сейчас, - продолжая задыхаться от смеха, слизеринец замахал руками, - в общем, маги не стирают пеленки от младенцев, а если и стирают, то этим занимаются домовые эльфы. У магглов нет магии и нет эльфов, но пеленки стирать они тоже не любят. Поэтому они и придумали это, - тут он кивнул на яркую упаковку в руках Уизли, - замена пеленок, памперсы, которые надевают на детей, которые еще не умеют ходить на горшок и гадят под себя, и которые после использования выкидывают. Так что поздравляю с подарком, тебе он ой, как необходим! - С последними словами он опять зашелся смехом, только теперь, после такого объяснения, его поддержал едва не весь ученический стол.

Еще секунд пять подержав подарок и уставившись на него бессмысленным взглядом, Рон яростно откинул его от себя, и, вскочив с гневным рыком, вылетел из зала.

Проводив его взглядом, Гарри философски пожал про себя плечами и подумал: «Быстро же разошлись слухи о позоре младшего сынка рыжих. Видать, сильно гоблины Уизли недолюбливают - я просил прислать мне всего один памперс, но они правы - упаковка круче».

Глава 18.

С трудом дотерпев до завершения этого бесконечного дня, Гарри поднялся в свою спальню, оставив в гостиной остальных, продолживших самостоятельно отмечать праздник не под бдительным оком преподавателей. Невилл уже опробовал свой подарок, занеся в него все, что надо будет сделать на каникулах. Симус и Дин между собой выясняли, какой шоколад оказался вкуснее всего, близнецы листали книги и вслух предполагали, что из написанного можно использовать или модифицировать для их шалостей.

Рон же кипел бешенством, обещая Малфою все кары, какие только возможны, почему-то посчитав, что это была его шутка. На робкое замечание Невилла, что Малфой чистокровный, и никак не может знать о памперсах, Рон разорался, что кроме него это сделать просто некому, а если ему, Невиллу, так нравится эта белобрысая сволочь, то пусть и проваливает в подземелья. Близнецы еле-еле смогли успокоить своего брата. Оказавшись в одиночестве, Гарри со вздохом облегчения перестал растягивать губы в радостной улыбке, и вернулся мыслями к проблеме, мучившей его весь день. Как достать мантию-неведимку? Судя по всему, Старик решил, что такой Герой ее недостоин.

Рухнув на кровать и заслонившись ото всех пологом, мальчик потянулся и решил, что стоит подремать часок-другой, пока все угомонятся и можно будет спуститься к Эссессили. Приняв это решение, он по привычке повернулся набок и запустил руку под подушку. Однако, все планы срочно пришлось пересматривать, так как под подушкой обнаружился еще один маленький сверток.

Засветив Люмос и воткнув палочку в подходящую щель, Гарри нетерпеливо, совсем как Рон утром, принялся срывать упаковку с подарка. Наконец, в его руках оказались две вещи - листок бумаги и серебристого цвета текучая материя. С трудом сдержав вопль радости, он сначала прочел записку: «Незадолго до смерти твой отец оставил мне эту вещь на сохранение. Ты его наследник, поэтому она твоя». Не было не подписи, ни намека на дарителя. Отбросив записку в сторону, Гарри взялся за сам подарок. Мантия была на ощупь очень мягкой, легкой и сжималась в очень маленький комочек. Расправив и встряхнув ее после этого своего опыта, Гарри внимательно рассмотрел ее саму. Это была довольно элементарная вещь по своему крою. Такая же, как плащ-палатки на его прежней Родине. Как будто круг с дырой посередине разрезали по радиусу, в горловину вдели завязку и пришили к ней капюшон. Просто, и со вкусом. При желании можно было распустить завязки, и тогда под ней поместятся сразу несколько человек. С трудом подавив в себе порыв немедленно бежать в Тайную Комнату, Гарри сам себе привел довод, несколько остудивший пыл: если проход в гостиную откроется, но никто не войдет или выйдет, то это непременно заинтересует тех, кто сейчас там находится. А посвящать в эту тайну кого-то еще, кроме Герми и Рона, он, определенно, не желал. Однако на этот день лимит терпения оказался исчерпан. Не выдержав, Гарри позвал Добби, и попросил помочь ему с иллюзией, будто бы он уже крепко спит, а потом перенести его к началу тайного хода. Но перед этим он вручил домовику подарок от них обоих. Это была курточка, штаны и свободные мокасины из замши. Все черного цвета с изумрудной и серебряной отделкой.

Сначала Добби принялся биться обо все поверхности, причитая, что Гарри Поттер, сэр, и хозяин Драко выгоняют верного Добби. Что верный Добби им больше не нужен и все в таком же духе. Еле-еле остановив домовика, Гарри с некоторым трудом, но донес до него мысль, что эта одежда - совсем не свобода, а всего лишь рабочая ливрея. Как у приличного высокопоставленного домового эльфа. Просто, они оба не хотят, чтобы верный Добби ходил в грязной наволочке, и ливрея - отныне его отличительный знак, что у него два хозяина, у которых он личный любимый домовик. Это, как бы повышение его звания и статуса. После такого объяснения Гарри пришлось вновь успокаивать ушастое создание, но на этот раз пришлось прекращать истерику, возникшую уже от радости и гордости. Моментально надев на себя обновки, Добби даже как-то приосанился и вежливым голосом поинтересовался, чего желает хозяин Гарри Поттер, сэр? Улыбнувшись такому преображению, брюнет повторил просьбу перенести его к началу потайного хода.

Оказавшись в Тайной Комнате, Гарри первым делом кинулся к зеркалу в лаборатории. Для чего оно там было, мальчики так и не поняли, но теперь оно было как никогда кстати. Встав перед ним, мальчик вынул из кармана мантию и накинул на себя. Взглянув в зеркало, он увидел там только голову, висящую в пустоте. На вопль, который он издал, даже приполз Эссессили, которого заинтересовали причины такого шумного поведения юного мага.

После некоторого времени, когда радостный ажиотаж поулегся, Гарри робко обратился к василиску с просьбой о помощи. Он приготовил для брата два подарка. Второй - если он не сможет доделать тот, который хотел бы подарить изначально. А доделать его самостоятельно он не может, у него пока не хватает на это знаний. Узнав, что за подарок Гарри хотел сделать брату, Эссессили позабавился, но согласился помочь, хотя и предупредил, что чары, которые придется применять, довольно энергоемки, и за один раз Гарри не справится. Радостно покивав головой, мальчик высказался в том духе, мол, я нечто подобное и предполагал, так что - никаких проблем, я готов. Главное, что в помощи не было отказано. Начать было решено завтра.

Не желая возвращаться в спальню, Гарри вытащил из кармана листок с заданием Драко и поинтересовался, неужели это возможно. Не поняв смысла вопроса, василиск предложил уточнить, что именно. Зачитав все, что было сказано найти, брюнет повторил вопрос, однако его не поняли и теперь. После нескольких минут разбирательства, Эссессили был неприятно удивлен тем, что в данное время темы этого списка приходится искать под мантией-неведимкой, и подтвердил, что все - абсолютная правда. Находясь в некотором ступоре, Гарри попрощался с василиском, который со временем стал относиться к ним уже не как к незваным гостям, а как к нуждающимся в строгой руке собственным подопечным.

Во второй раз, рухнув на свою кровать в гриффиндорской спальне, Гарри задумался, о чем все же думает Дамблдор, вводя в школе подобную политику? Неужели для него власть личная важнее будущего? Так и не придя к каким-либо выводам, он уснул, решив начать выполнение задания завтра.

* * *

Несмотря на то, что он лег очень поздно, проснулся Гарри все равно раньше всех. Быстро спустившись в гостиную, он попросил Добби принести ему чего-нибудь пожевать, только немного, так как ему сейчас предстоят серьезные физические, а затем и магические нагрузки. Важный, как потомственный дворецкий, обряженный в ливрею Добби, степенно поинтересовался у мальчика, желает ли Гарри Поттер, сэр, чего-то особого, или ему нужен простой завтрак. Давясь смехом, Гарри махнул рукой - что дескать, это он оставляет на усмотрение такого понятливого домовика, каким является Добби. Через несколько минут перед ним на столике был сервирован завтрак по всем правилам столового этикета. Быстро съев его, Гарри поблагодарил Добби, сказав, что Драко не ошибся, выбрав себе на службу самого умного и понятливого домовика Малфой-Мэнора.

Самостоятельно добравшись до Комнаты, Гарри хорошенько размялся, принял душ и пошел к Эссессили, доводить подарок Драко до нужного состояния. Там ему пришлось выслушать целую лекцию о правилах изготовления артефактов, которую он, впрочем, выслушал с огромным вниманием.

Спустя три часа, выжатый как лимон, но довольный, как сытый удав, он едва дополз до душа, где долго стоял под прохладными струями, прогоняя навалившиеся сонливость и усталость. Такими темпами, еще дня два-три, и подарок будет готов. А это значит, что его брат действительно будет поражен.

Вернувшись в гостиную, он обнаружил, что все обитатели башни уже встали, кто давно, а кто совсем недавно. Выслушав обычные претензии Рона, и вопросы про то, где он был и почему без него, Гарри на это только растерянно улыбнулся:

- Ты же знаешь, Рон, я рано просыпаюсь, и праздник для меня не повод поспать подольше. Я бы и рад, да только как, если проснувшись, заснуть я уже больше не могу? - Развел он руками.

- Жуть! Не представляю, как так можно!- Рон был в искреннем ужасе. Он знал об этой привычке друга. Даже, как-то раз пробовал присоединиться к нему и Гермионе на их раннем завтраке, но просто уснул за столом. Больше таких попыток он не предпринимал. - Просыпаться в такую рань на каникулах?! Бр-р-р-р-р! Я вот, буду спать на каникулах, сколько влезет!

- Ну, каждому свое. - Философски заметил на это брюнет.

До самого вечера ничего примечательного не происходило. Пустые разговоры, уличные прогулки на территории школы, обед, высказанное в никуда «домашние задания сделать, что ли?», выслушанные на это Роновы вопли ужаса, и так до самого отбоя - ничего интересного.

Решив подсластить пилюлю, которая окажется ой, как горькая, после возвращения в школу остальных, Гарри незадолго до ужина поймал рыжего, когда тот оказался один. Схватив его за руку, он поволок того до ближайшего пустого класса. На попытку возмутиться такому обращению, брюнет обернулся и заговорщицки подмигнул, приложив палец к губам. Заинтригованный, Уизли дальше уже следовал молча.

Добравшись до подходящего помещения, Гарри быстро огляделся, удостоверяясь, что здесь нет портретов. Убедившись в их отсутствии, он наложил на дверь запирающее заклятье, после чего с таинственным видом обернулся к Рону.

- Ну, что случилось?! Ради чего ты так сюда меня приволок? - Рыжему не терпелось узнать, в какую тайну его собирается посвятить друг.

- Вот, смотри. - С этими словами, напустив на себя таинственный вид, Гарри достал из кармана какую-то серебристую тряпку.

- И что это? - Рон был разочарован. Он-то думал, будет какое-нибудь жуткое разоблачение или посвящение в тайну, а его привели, чтобы похвастаться какой-то тряпкой.

- Тьфу на тебя! - Разозлился Гарри. - Ты лучше смотри!

С этими словами он завернулся в мантию целиком, оставив только голову.

- Это… Это… Это же мантия-неведимка!!! - Задохнулся Рон. - Откуда она у тебя?!

- Вчера вечером я обнаружил у себя под подушкой сверток. Подумал, что кто-то постеснялся отдать мне его лично. А когда развернул его, то кроме записки, где говорилось, что она принадлежала отцу, и он оставил ее этому незнакомцу на сохранение. Теперь - она моя, и там не было подписи, больше совсем ничего не было. Я сначала не понял, о чем речь, и просто засунул ее в карман, но сегодня я случайно обнаружил вот это! - На последних словах в воздухе показалась рука и сделала круговой жест, обобщая сказанное.

- Вот это да! Я бы тоже не отказался от такого подарка! - Не сумел сдержать завистливый вздох Уизли. - Везет тебе! Вот бы и мне кто подарил такую мантию, тогда бы «этот» у меня поплясал! - Он видел только одно применение такой штуке, как мантия-неведимка - месть Малфою, виновному в его позоре.

- Ради Бога! Рон! Очнись! Ты хочешь вылететь отсюда?

- Это почему это? - Оскорбился Рон.

- Да потому! Я уже задолбался тебе объяснять! Не понимаешь по хорошему, объясню по-плохому. Ты - Уизли. Вас называют Предателями Крови, у вас мало денег, но много детей. А он - Малфой. Единственный ребенок богатейшего рода. Снейп - не просто его декан, он - его крестный. Так что, если ты против него хоть что-то предпримешь, хоть с мантией, хоть без, ты вылетишь отсюда быстрее, чем успеешь произнести «квиддич»!

- Но как они узнают?! На мне же будет мантия-неведимка! - Рон искренне не понимал, как это Гарри не хочет понять, что теперь им все дозволено, и никто не сможет доказать, что это их рук дело.

- Знаешь, друг…. - Как-то странно протянул Гарри, - а с чего ты взял, что я дам тебе СВОЮ мантию для таких целей?

- Но… Но…. Как же так… Гарри, ведь мы друзья… - Растерялся Уизли от таких слов.

- Друзья… - Согласно кивнул тот головой. - Вот только покрывать уголовно-наказуемое преступление я не буду. Ты же наверняка слизеринца покалечишь, и сразу начнется разбирательство. Где гарантия, что этот неведомый даритель не расскажет о мантии, кому следует. И что тогда? Мне зададут вопрос: «За что?», и что я должен буду отвечать? А? Что это не я, а мой друг Рон, которому захотелось отомстить Малфою? Я не стукач, и никого выдавать не буду, но и отвечать за чужое преступление тоже не хочу. Поэтому не дам. И точка. Я всего лишь хотел поделиться с тобой радостью, что теперь нам будет легче выследить Снейпа, но ты умудрился все испортить.

- Э-э-э…. Прости, я не подумал об этом…. - Растерянно почесал в затылке Уизли. - Но, наверное, ты прав. Просто, это действительно было бы здорово! - Не удержался он от мечтательного восклицания.

В этот момент раздался гонг, зовущий на ужин.

- Ужин! Гарри, пошли! - Обрадовался Рон так, будто бы не ел уже три дня.

- Рон! - Весело ужаснулся Поттер, обрадованный такой сменой разговора, - ты же вот, только совсем недавно ел! Куда в тебя столько влезает?!

- Я расту, и мне требуется много еды! Так что пошли скорей, пока все вкусное без нас не съели! - Схватив Гарри за руку, рыжий заторопился на ужин так, что Поттер еле успел снять запирающее, наложенное им на дверь ранее.

* * *

Дождавшись, пока все уснут, Гарри потихоньку выбрался в гостиную и с помощью мантии добрался до библиотеки Хогвартса. Хорошо изучив ее во время поиска нужных книг для написания домашних заданий и метровых эссе, задаваемых Снейпом, он быстро добрался до нужного ему отдела. Однако, бегло просмотрев находящиеся там бумаги, он задумчиво сел прямо в проходе и еще раз внимательно изучил темы, написанные Драко. Посидев так несколько минут, он опять встал и направился прямо к Запретной секции. Каких-то особых проблем проникновение туда не составило. Просто была арка, на которой была надпись «Запретная секция» и все. Покачав головой на такую безалаберность, Гарри немного поплутал, разыскивая нужный ему стеллаж. Обнаружив искомое, он еще раз внимательно прислушался к библиотечной тишине, после чего взялся за поиски.

Через три часа, ровно столько он отвел себе на поиски, Гарри шокировано помотал головой. В его голове никак не хотели укладываться сведения, им обнаруженные. И ведь это мог увидеть любой, кто посещает этот отдел. Но старые бумаги никому не были нужны, поэтому они и лежали так свободно, тая на своих страницах самую настоящую бомбу. Всего за несколько часов он обнаружил ответы практически на все вопросы Драко, а ведь перебрана только одна полка, и то не полностью, а на очереди четыре стеллажа, на которых хранится не менее убойная информация.

«Такое точно отвлечет всех от нас»!

Глава 19.

В таком режиме Гарри прожил все каникулы. Ранняя побудка, завтрак, Убежище, как они с Драко переименовали Тайную Комнату, интенсивная тренировка, душ, доделка подарка. Затем день, проведенный в гриффиндорской гостиной или на улице, обед, выполнение домашних заданий, ужин, отбой, Запретная Секция. Ему было, чем гордиться.

Ученики вернулись в школу вечером 1 января. Гермиона была очень признательна за подарок, посланный Гарри с Хедвиг. Но первый же ее вопрос был о том, выполнили мальчики домашнее задание или нет. Рон на это только скривился и начал ныть, что это каникулы, а учителя изверги, задают столько на каникулах. На это время надо вообще запретить задавать «домашки», ведь каникулы - это свободное время, и принадлежать оно должно только ученикам. На что Гермиона сразу же ответила, что с ним все ясно - домашние задания - не готовы.
И завтра же с утра они идут в библиотеку, помогать Рону делать их. Когда же рыжий начал возмущаться, а почему идти только ему, Гарри только пожал плечами:

- А у меня все готово.

- Гарри, друг! Ты же дашь мне списать?! - Моментально оживился Уизли.

- Нет. Я звал тебя с собой, но ты обозвал меня книжным червяком и сказал, чтобы я делал их сам и не лез к тебе. К тому же, у меня другое задание, чем у всех. - Обидчиво заметил Поттер.

- Гарри? Как это - другое задание? - Удивилась такой информации Гермиона.

- Ну-у, вы же знаете, я люблю учиться, и учителя это знают. Поэтому мне задали, немного другое задание, чем у остальных. Особенно Снейп отличился. Тот знаете, какой длины мне эссе велел написать?! Я целый день в библиотеке на это угробил!

Уизли отвертеться не удалось. Гермиона давать списывать отказалась, у Гарри это сделать не вышло бы, оставалось делать его самому. А так не было готово ни одно из заданий, то на завтра рыжему светила только библиотека, и ничего кроме библиотеки. Благо, было воскресенье.

Утренний режим был нарушен. Подъем, душ, заплетание косы Герми, совместный завтрак, Убежище, тренировка, душ, и ура! Наконец-то законченный подарок для Драко. А потом был кошмар под названием: «Затащи Уизли делать уроки». Обложившись книгами со всех сторон, Гарри и Герми принялись следить, чтобы Рон выполнял задания, а не листал подаренную Поттером книгу о квиддиче. На его нытье, мол, помогите написать, Гермиона сурово отрезала, что она поможетнаписать, но не будет писать вместо него. Так что Уизли ничего не оставалось, как взяться за перо. Таким образом, время потихоньку - помаленьку подошло к обеду. Попросив мадам Пинс, библиотекаря, ничего не убирать, так как они непременно вернутся доделывать, две сознательные части Золотого Трио отконвоировали свою третью, несознательную, часть, на обед, а затем - опять в библиотеку. Таким же образом было проведено время до ужина, и сам ужин. Вернувшись в библиотеку после него, ребята стали собирать и расставлять книги по полкам. Пока они этим занимались, что заняло несколько больше времени, чем требуется, из-за того, что Герми попалась какая-то архиважная информация, которая никак не могла подождать до завтра, время вплотную приблизилось к отбою. Напомнила им об этом сама мадам Пинс. Встревоженные ребята еле оторвали девочку от книги, убеждая, что до завтра она никуда не денется, а сейчас у них могут быть неприятности, если они не успеют до отбоя и попадутся кому-то на глаза. Как накаркали.

Торопясь успеть до отбоя, трио бежало по коридору от библиотеки, когда из-за поворота на них вышел профессор зельеварения. Не успев притормозить, Гарри врезался в мужчину.

- Простите, я не заметил, - забормотал он извинения, уставившись в пол.

- Мистер Поттер…. Ну, конечно, кто же еще может бегать по коридорам школы, не обращая внимания на правила! Двадцать балов с Гриффиндора, за беготню по коридорам после отбоя! - С этими словами он эффектно завернулся в мантию, как в крылья, и гордо продолжил свой путь.

- Но…. - Попытался, было, возникнуть Рон.

- Рон, он прекрасно знает, что отбоя еще не было! Но если ты попытаешься сказать ему об этом, то мы лишимся еще баллов! Ты лучше скажи, ничего не заметил?! - Возбужденно оборвал наметившееся возмущение Гарри. Компания продолжила идти в башню.

- Нет. - Удивленно заметил Рон. - А что, должен был?

- Ага! - От распирающего возбуждения Гарри едва не подпрыгивал. - Вы не смотрели вниз, иначе бы заметили, что у него порвана штанина брюк! И там кровь! А откуда он идет, вы тоже не обратили внимание? - На отрицательное покачивание, он торжествующе заметил: - от лестницы на третий этаж!

- Постой, Гарри! Ты хочешь сказать, что он был в коридоре на третьем этаже, куда нам запретили ходить? - Рон был в недоумении.

- Да!! Именно это я и хочу сказать! Нам надо непременно наведаться туда и посмотреть, что там такое!

На это предложение не последовало никаких возражений, даже от Гермионы.

* * *

Вечером состоялось вручение подарков в Убежище. Драко подарил своему брату великолепную пару тонких стилетов, всего в пол-локтя длиной, которые можно было носить под брюками, или, когда он немного подрастет - на запястьях под рукавами. К тому же, клинки были зачарованные, и раны, нанесенные ими, поддавались лечению с трудом, оставляя после себя шрамы, которые невозможно было свести.

Гарри преподнес ему неправильной огранки алмаз, размером с ноготь большого пальца десятилетнего ребенка, оправленный в сеточку из платины и висящий на такой же цепочке. С усмешкой понаблюдав, как Драко вертит и рассматривает его, ища, в чем же исключительность, Гарри потянул того за ладонь, прошептал Секо, и, дождавшись, когда ладонь наполнится кровью, опустил в нее кулон. В тот же миг кулон засиял и через несколько секунд погас, не оставив после себя ни крови, ни пореза.

- Ух, ты! Лечилка! - Восхитился Малфой, но тут же скис, когда Гарри гадко ухмыльнулся и отрицательно качнул головой. Еще немного повертев украшение в руках, блондин повернулся с нехорошим блеском в глазах к дарителю. Узрев оный, Гарри засмеялся и поднял руки, мол, сдаюсь.

- Одень его. - Коротко посоветовал он.

Моментально последовав совету, Драко требовательно уставился на Поттера «а дальше что?» Тот за ответом на этот вопрос обернулся к присутствующему здесь же василиску.

- Должно было получиться. - Прошипел тот, и оба опять уставились на Малфоя. А тот сначала покраснел, потом побледнел, потом потряс головой и расплылся в широченной улыбке, абсолютно не подобающей Малфоям.

- Вы… Вы… Только не говорите, что это именно то, что я услышал!

- Ну, раз ты так просишь, то это не то, что ты услышал! - Насмешливо пожал плечами брюнет.

- Я так понимаю, твой брат очень рад этому подарку, - прошипел Эссессили, однако был перебит восторженным воплем, изданным Драко. После чего Гарри был сбит с ног кинувшимся ему на шею блондином.

- Спасибо, спасибоспасибоспасибо!!!!!! Вот это да!!! Вот это подарок!!! - Вопил он прямо на ухо Гарри.

- Слезь с меня, ты, чудовище! Задушишь ведь! - Еле просипел даритель, пытаясь выбраться из душащих его рук.

Через некоторое время восторги несколько поутихли, и настала очередь бумаг, собранных Поттером в библиотеке. Просматривая их все вместе, они слушали недовольное ворчание василиска, которого, благодаря подарку Гарри, понимали теперь оба.

- Слушай, я понимаю, насколько это привлечет внимание к Старику, но как ты собираешься осуществить все это? - Гарри перешел к детализации плана.

- У меня встречный вопрос - что ты собираешься делать с камешком? - Ответил Драко.

- Ну-у-у, - несколько скис на это Поттер, - там все настолько зыбко и зависит от стольких факторов, что говорить о деталях пока не время. Но он мой!

- Да твой, твой. А по-поводу этого, - потряс Малфой пачкой бумаги в воздухе, - ты что, так и не понял? - Насмешливо посмотрел он на Гарри.

- Не дурак, сообразил. Только, как ты собираешься это осуществлять?

- На каникулах. К этому времени, ты, надеюсь, уже разберешься с камешком, и у нас будут развязаны руки для маневра. Кстати, раз у меня в руках это, - опять потряс он бумагами, - то про мантию можно не спрашивать.

- Нет. Мне ее все-таки прислали, да еще и альбом с фотографиями родителей. Вот только, там никого, кроме них, нет.

- Не понял, поясни. Что значит - никого, кроме них?

- Тормоз. - Беззлобно обозвался Гарри. - То и значит, что никого, кроме них. Ни Блэка, ни крысы, ни Люпина, никого. Только я и они.

- Занятно. Слушай, друг, а ты, вообще, хоть какие-то действия уже предпринял? - Поинтересовался Малфой.

- Скоро. Без обоснования это подозрительно. А сегодня в коридоре мы его получили. Да еще какое! У Снейпа разодрана нога, и теперь у нас есть законное основание наведаться в коридорчик. Вот так вот! - Торжествуя, закончил Гарри. - Кстати, помнишь мою маленькую месть Рончику?

- Ну?

- Этот… В общем, этот меня разозлил, и я немножко опять отомстил… - Ковыряя пальцем пол, смущенно заметил мальчик. После чего вскинул голову и похлопал длинными ресницами, изображая из себя ангелочка.

- О-том-стил… - По слогам протянул Малфой. - Отомстил. Отомстил он! Какого хрена! Все порушить хочешь!!! - Внезапно заорал он.

- Ну, братик, я же не больно! Так, совсем чуть-чуть! - Заискивающе протянул Гарри.

- Ты меня в гроб вгонишь! - Страдальчески протянул Драко. - Выкладывай, что ты натворил и с какими последствиями мне еще придется столкнуться.

- Эммм… Нуууу… Он считает, что памперсы прислал ему ты!

Глава 20.

Извините, мой комп при выкладке стал глючить и отправлять по две главы.

Карта и мантия-неведимка очень облегчили слежку за Снейпом и Квиррелом. Одно неудобство - Гарри, Рон и Гермиона не всегда имели возможность успеть к месту событий. Однако, они частенько видели возле того самого коридора Дамблдора, Снейпа и Квиррела. Гарри все так же копался в бумагах, среди которых обнаружил множество не относящихся к школе фактов, более подходящих для хранения в министерских архивах, но никак не в учебном заведении. Параллельно они с Драко начали их сортировку, что пойдет в ход сначала, а что - потом.

* * *

- Малфой, а что это ты всегда говоришь: «Мой отец то, мой отец се», что, сказать «Я могу то, я могу се» у тебя кишка тонка? Только и можешь, что папочкой прикрываться?!

- Знаешь, шрамоголовый, если я что-то решу, я не буду так говорить - я это сделаю. И мне не помешают ни твои шавки, ни наш доообренький директор, покрывающий все твои выходки!

- Ты! Белобрысая сволочь! А если Гарри вызовет тебя на дуэль, ты, небось, струсишь?!

- Ай-яй-яй-яй-яй! Уизли, а что ж ты сам меня на дуэль не вызовешь? Кишка тонка? Или забыл поменять детские трусики?!

- Да ты! Да я тебя! - и Рон кинулся на своего обидчика.

- Рон! Нет!

- Гарри, Рон!

- Мистер Поттер, мистер Уизли. Кто бы сомневался! Мистер Поттер, должен отметить, что вы вылитая копия своего отца - такой же драчливый, безмозглый и безответственный, как и он. Пятьдесят баллов с Гриффиндора за оскорбление и нападение на своего сокурсника! Отработку я назначу позже, а пока - марш все в класс! И да, Гриффиндор, можете поблагодарить своих однофакультетников с тем, что благодаря безобразной сцене, устроенной ими, время выполнения вашего задания уменьшается на десять минут - ровно столько, сколько они отняли от моего урока!

Эта сцена произошла возле кабинета зельеварения, где собрался первый курс Гриффиндора и Слизерина. И хотя время было уже начало марта, слизеринцы не собирались дать остальным забыть, какой «чудесный» подарок привалил младшему Уизли на Рождество. Все время, прошедшее с праздника, они, так или иначе, прохаживались по нему, ввергая рыжего в неконтролируемое бешенство. То же самое произошло и сейчас. Но, самое удивительное - близнецы не поддерживали своего брата. Наоборот - они и сами были не прочь поддеть его этим подарком.

- Как он мог! Ведь видел же, что это Малфой виноват, но не-е-ет! У него всегда только мы трое виноваты! - Бушевал вечером после ужина Рон, идя вместе с Гарри к директорскому кабинету, куда их вызвал домовик. Когда они подошли к горгулье, та не стала дожидаться пароля, а отъехала в сторону самостоятельно, тем самым показывая, что их уже ждут.

В кабинете был не только Дамблдор. Там был еще Хагрид и Снейп.

- Добрый вечер. - Вежливо поздоровался Поттер.

- И все равно, я не считаю это удачной идеей. - Желчно заметил зельевар, продолжая прерванный приходом гриффиндорцев, разговор.

- Северус, мальчик мой, ты же знаешь, я не сделаю ничего, что могло бы повредить детям! - Укоризненно проговорил директор. - А вы пока присаживайтесь, - обратился он к мальчикам.

- Дело вот в чем. Профессор Снейп назначил вам на сегодня отработку. Я не могу ее отменить, но могу назначить ее на свое усмотрение. Нашему лесничему, Хагриду, - кивнул он на полувеликана, - требуется помощь в сегодняшней проверке некоторых участков Запретного Леса. Там стали находить кровь единорогов и их тела. Это ненадолго - часа на два-три.

- Но, сэр! Это незаконно! Ученикам первого курса, да вообще, любого! Запрещено ходить в Запретный Лес, а вы - директор школы, отправляете нас туда на отработку, да еще после отбоя! Я не пойду!

- Мистер Малфой, это не обсуждается. Как директор этой школы, я имею право заменить любую отработку, на свое усмотрение. Я выбрал для вас не опасное.

- Не опасное?! НЕ ОПАСНОЕ?! - Едва не сорвался на визг блондин. - Кто-то убивает единорогов, а вы - не опасное?! Я буду…

- Господин директор, а когда мы должны идти? - Внезапно заговорил Поттер, до этого спокойно сидящий в кресле.

- Прямо сейчас, мой мальчик, - обратил на него доброжелательный взгляд Дамблдор.

- А как же наша одежда? На улице все-таки не лето? - Азартно подаваясь вперед, заметил мальчик. Глядя на него, Малфой фыркнул, но замолчал. Ему гордость не позволяла признать, что он струсил. Раз не боится Поттер, то Малфою тем более - ничего не страшно!

Отвернувшись друг от друга, ребята подождали, пока вызванный домовик не принесет их верхнюю одежду, после чего, так же отвернувшись в разные стороны, оделись и приготовились следовать за Хагридом и громадной собакой черного цвета, которую полувеликан звал - Клык.

На выходе из Хогвартса завхоз вручил им лампы, и они покинули пределы школы. Пройдя в тишине, которую никто не хотел, то ли нарушать, то ли просто боялся это сделать, до самой опушки Леса, все остановились.

- Ну, вот. Нам тута надо разделиться, значит. Надо проверить тама и тама, - махнул он рукой в противоположных направлениях. - Один пойдет со мной, а вторые пойдут туда, - неопределенно махнул рукой Хагрид.

- Я пойду с Хагридом, - мгновенно высказался Уизли.

- Тррус. - Презрительно отреагировал Драко.

- Я не трус, - заносчиво ответил Рон, - просто я боюсь, что если вдвоем пойдем мы с тобой, то вернусь только я.

- Хорошо, но тогда мы забираем Клыка с собой. Малфой, чего застыл, чем быстрее обойдем нужные места, тем быстрее вернемся! - Вмешался в эту перепалку Гарри.

- Еще один трус, - хмыкнул негромко, как бы про себя, но, тем не менее, достаточно громко для остальных, Малфой.

Никак не отреагировав на это, Гарри поудобнее перехватил свой фонарь и двинулся вглубь Леса, свистнув собаке следовать за собой. Не желая оставаться в одиночестве, Драко быстро последовал следом.

Отойдя на довольно приличное расстояние, они без слов переглянулись и немного разделились. Гарри шел впереди, Драко следовал немного позади и правее. Также Поттер снял мешающие сейчас очки и сунул их в карман. Таким образом, они крались уже минут пятнадцать, когда Гарри подал знак «Внимание!» и присел на корточки перед каким-то светящимся пятном. Драко не стал приближаться, вместо этого он кинул в спину Поттеру шишку, привлекая внимание к себе, и изобразил пантомиму. Согласно кивнув, Гарри затушил свой фонарь и в освободившуюся руку взял один из подаренных стилетов, с которыми никогда не расставался. После находки первого пятна они стали попадаться все чаще, пока их внимание не привлек какой-то звук. Насторожившись и удвоив осторожность, они двинулись на шум.

Буквально через несколько шагов они вышли к опушке одной из полян. Там, в щедром лунном свете на земле лежало прекраснейшее создание на земле - белоснежный единорог. А возле его шеи темнела бесформенная фигура, издававшая хлюпающие и сосущие звуки. Переглянувшись, ребята изобразили в воздухе несколько знаков, и, согласно кивнув, дружно отступили. Гарри буквально исчез за каким-то деревом, а под ногой Драко хрустнул сучок. Как только раздался звук, случилось сразу несколько вещей: темная фигура резко обернулась на звук и вскинула руку; Драко присел и перекатом ушел под защиту ближайшего ствола; со стороны Гарри раздалось несколько не самых безобидных заклинаний, к которым присоединился и Драко. Под таким натиском существо стало отступать, но не просто так, а огрызаясь ответными заклинаниями. Несколько увлекшийся Гарри высунулся из-за дерева, и едва не получил Аваду, от которой еле успел увернуться. Однако этой заминки хватило, чтобы создание успело исчезнуть с поляны. Выбравшись из укрытий, ребята подошли к лежащему единорогу. Приложив ладонь к шее, Драко молча покачал головой. Внезапно Гарри завертел головой.

- Эй, что потерял? - негромко окликнул его блондин.

- Ты не видел, где собака? Во время боя ее уже не было. - Поинтересовался Поттер.

- Тю-ю-ю! Нашел,о чем беспокоиться! - Рассмеялся Малфой. - Она слиняла, как только мы услышали подозрительный звук.

Кивнув на это, Гарри опять вытащил палочку, которую уже успел спрятать и прошептал над ней «Приори Инкантатем». Посмотрев на Драко и увидев, что тот просто смотрит на него, брюнет язвительно поинтересовался:

- А тебе что, отдельное приглашение требуется? Сейчас явится кентавр, так что при нем этого не сделаешь. Ты уверен, что наши палочки не проверят, чтобы подтвердить нашу версию? Так что, палку в руки и вперед - заметать следы!

После этих слов он начал выпускать практически все те же заклинания, которыми «угощал» тролля. Спохватившись, Драко последовал его примеру. Они успели практически вовремя. Еще не отзвучало третье заклинание, выпущенное Драко, как раздался стук копыт, и на поляну вылетел кентавр, сжимающий в руке мощное копье. Гарри еле успел нацепить на нос очки.

- Где?!? - Оглядываясь по сторонам, пророкотал он.

Слегка опешившие от зрелища сказочного создания, ребята не сразу смогли дать ответ.

- Здесь было такое, а потом оно стало кидаться заклинаниями, а до этого оно пило кровь, потом оно убежало туда!! - На одном духе выпалил Гарри. - Я его прогнал! - Горделиво закончил он.

- С чего это ты его прогнал?! - Ожил на этих словах Малфой. - Если бы я не отвлек его заклинанием, то ты так и стоял бы в ступоре от страха!

- С чего бы это! Это ты у нас застыл столбом!

- Так, прекратите! Еще раз - что произошло? - Вмешался в разгорающуюся ссору кентавр.

- Ну, профессор Снейп назначил нам отработку, а директор Дамблдор сказал, что отправляет нас с Хагридом на патрулирование, так как кто-то убивает единорогов. Потом мы разделились, Хагрид и Рон пошли туда, а с Малфоем сюда. Потом мы услышали какой-то звук, вышли на эту поляну, а здесь это…- На последних словах и Гарри, и молчащий Драко дружно передернулись. - Оно пило кровь, потом увидело нас и стало кидаться заклинаниями. Мы стали защищаться, потом оно убежало и все.

- Все? Так просто - взяло и убежало? - Проявил недоверие кентавр.

- Ну да. Наверное, услышало, что кто-то сюда спешит. - Подтвердил Гарри.

- Ладно. Это не место для выяснения обстоятельств. Поэтому залезайте мне на спину, здесь слишком опасно, чтобы долго оставаться.

С восторгом выполнив эту команду, мальчишки дружно залезли на спину кентавра.

- Простите, можно спросить, как вас зовут? А то прямо неловко получается. - Робко подал голос Гарри.

- Флоренц. Держитесь крепче. - С этими словами человек-конь пустился вскачь. Однако путешествие было недолгим. Его остановила группа таких же кентавров, только настроенных куда более недружелюбно.

- Как смеешь ты возить на своей спине тех, кто принес в наш Лес смерть единорогам?! - «Ни «здасьте», ни « кто это?». Сразу претензии», - отметил про себя Гарри. - Ты кентавр, а мы не уподобляемся этим бессловесным тварям, что служат человеку и которых смеют именовать нашими родичами! - Продолжил претензии один из них, поддержанный согласными выкриками других.

- Опомнитесь, братья! Ведь это всего лишь детеныши! К тому же об одном из них рассказали нам звезды. Время пришло! Для них слишком опасно оставаться сейчас здесь, в Лесу, одним!

- Флоренц, нам надоело твое человеколюбие, поэтому ты можешь отнести этих, - тут он презрительно кивнул на ребят, постаравшихся съежиться и занимать как можно меньше места, - раз среди них предсказанный. Но после этого ты вернешься в Лес, и больше не будешь общаться с человеками, иначе будешь изгнан! - с этими словами предводитель группы встал на дыбы и умчался, уводя за собой остальных.

- Флоренц, у тебя теперь будут проблемы? - Несмело спросил Гарри.

- Нет. Просто вы, люди, не умеете жить в мире с природой и самим собой. Вам обязательно надо захватить, сломать, подчинить.

- Флоренц, а для чего это пило кровь единорога? - Вступил в расспросы Малфой.

- Единороги самые светлые создания земли. Их кровь способна подарить могущество и жизнь. Вот только тот, кто попробует ее, будет проклят на всю свою оставшуюся жизнь. - Коротко ответил Флоренц и замолчал, не желая продолжать эту тему. Да и времени уже не было - они были уже на границе леса, где стояли: Хагрид, Снейп и сам директор.

Едва только увидев последнего, Драко сполз со спины кентавра, и тут же принялся разоряться:

- Вы что, думаете, раз директор, то вам все можно, да?! Ну, погодите! Я не стану молчать! Мой отец все узнает, и будьте уверены, он этого так не оставит! - Никого не став слушать, Драко резко развернулся и практически побежал к замку.

- Гарри, мальчик мой! Прости, что подверг твою жизнь опасности! Но ведь все кончилось благополучно, не так ли? - И директор подмигнул мальчику.

- Вы правы, господин директор. Драко просто немного испугался - там действительно было жарко. - Согласился с ним Гарри.

Снейп уже хотел прокомментировать это высказывание в своей обычной манере, однако директор его мягко оборвал:

- Ну-ну! Не будем ссориться! Гарри, ты разрешишь свою палочку - мне надо понять, что же произошло? - Обратился старик к Поттеру.

Едва не вздрогнув, Гарри вознес хвалу самому себе за предусмотрительность и отдал палочку.

Произнеся над ней проверочное заклинание, Дамблдор обратился к зельевару, шагавшему рядом с ним к замку:

- Ну, вот видишь, Северус, все в порядке. Мистер Поттер прилежный ученик, раз не растерялся и смог вспомнить столько заклинаний в такой непростой ситуации.

- Сейчас март месяц, а эти заклинания он употреблял еще в той эпической драке с троллем. Что ж он не смог выучить что-нибудь новенькое? При всей его прилежности, которую так нахваливают остальные, но которую я абсолютно не наблюдаю на своих уроках?! - Снейп не был бы тем, кем был, если бы не попытался принизить гриффиндорца. Тем более сына самого ненавидимого в его жизни человека. Хотя где-то в глубине души он отдавал должное храбрости мальчишки, у которого хватило мужества вступить в бой с самым страшным волшебником столетия, даром, что сейчас он не в полной своей силе. И не просто вступить, но и защитить того, с кем постоянно цапается, а то и дерется - его, будем откровенны сами с собой, Северус, глуповатого и трусоватого крестника.

Глава 21.

Подойдя к замку, директор опять остановился и обратился к Поттеру:

- Гарри, мальчик мой, мне нужно знать в подробностях, что же произошло. Как ты себя чувствуешь? Сможешь рассказать, что было, или тебе надо наведаться в больничное крыло?

- Сейчас уже ничего, господин директор. Если так надо, я могу рассказать все, что вы хотите знать.

- Тогда пойдем в мой кабинет. - Дамблдор развернулся и отправился знакомым Гарри маршрутом, ведя за собой остальных. Когда подошли к горгулье, та едва ли не отпрыгнула в сторону, освобождая лестницу в кабинет. Разместившись там, и усадив Гарри в «его» кресло напротив стола, Дамблдор подвинул к мальчику блюдо с лимонными дольками и предложил:

- Гарри, угощайся. А то ты никогда не берешь их, как будто боишься сделать что-то не так.

- Простите…. - Шмыгнул мальчик носом и опустил голову. - Просто, Дурсли…. Я не люблю сладкое, да и мне сейчас в горло кусок не полезет. - Твердо закончил он предложение, не став продолжать тему родственников.

- Жаль. А я вот их просто обожаю, - улыбнулся старик светлой улыбкой, и закинул в рот одну из них. - Ну что ж, тогда мы тебя внимательно слушаем.

- Эм… Ну…, подошли мы к Лесу, разделились, Рон пошел с Хагридом, а мне пришлось идти с белоб, э-э-э, Малфоем и Клыком, - это собака Хагрида, - пояснил Поттер. - Ну, мы шли, потом увидели пятно странной крови, потом пошли дальше, потом у меня заболел шрам, - на этих словах Гарри потер лоб, - как будто у меня в мозгах его лобзиком выпиливали, потом вышли на поляну, увидели какую-то фигуру, которая чавкала возле шеи убитого единорога, потом у меня нагрелся кулон и один из браслетов, и у меня перестала так сильно болеть голова, этот стал кидаться заклинаниями, мы ответили, я еле увернулся от какого-то зеленого луча, а пока выбирался из-под дерева, под которое упал, этот сбежал. Потом прискакал Флоренц, отвез нас к опушке леса, а там уже были вы. Все. - Выдохнул Поттер, уложив столь громкие события всего в два предложения.

- Мистер Поттер, ваше ораторское красноречие выше всяческих похвал! - Раздался саркастичный комментарий. - Прямо-таки, сводка новостей какая-то!

- Северус, - укоризненно посмотрел на зельевара директор, - Гарри волнуется, вот и торопится, не стоит смеяться над ним.

- Гарри, - теперь старик обратил поблескивавшие голубые глаза под стеклами очков-полумесяцев на мальчика, - ты все правильно запомнил? Нет-нет, никто не сомневается в твоих словах, - Дамблдор сделал вид, что не заметил глумливого хмыка со стороны Снейпа, - просто, может быть, ты что-то упустил?

- Нет, все так и было.

- Что ж, Гарри. Тогда я не буду тебя задерживать, сейчас иди к мадам Помфри, что бы она проверила, нет ли каких-то неприятных последствий, и там же переночуешь, а завтра твои друзья занесут тебе одежду и учебники, не пропускать же занятия из-за маленькой неприятности!

- Директор, а кто это был? - Проявил любопытство Поттер.

- Это Запретный Лес, мой мальчик. Каких только созданий там не водится! Именно поэтому вам и запрещено там гулять. Так что можешь предупредить остальных, чтобы твои друзья не пытались доказать свою храбрость, гуляя там. А теперь иди.

Встав с кресла, Гарри негромко пожелал всем спокойной ночи и вышел за дверь.

* * *

Вотчина мадам Помфри пахла зельями и крахмалом свежего белья. Сама Помфри пахла точно так же, как и в тот первый раз: чаем с лимоном и клюквенным вареньем. Услышав поздним вечером после отбоя стук в дверь, она аж руками всплеснула, увидев, кто это был. А когда Поттер рассказал ей причину своего посещения, то медиведьма вообще едва не начала летать по своей территории. В течение двух минут Гарри был переодет в пижаму и уложен в постель, после чего она взялась проверять организм мальчика на последствия его приключения. Водя палочкой над его телом, она то и дело, то хмыкала себе под нос, то неодобрительно хмурилась, то удовлетворенно кивала сама себе. После окончания проверки Гарри с жарким любопытством спросил:

- Ну, что?!

Мадам Помфри глянула на него в некоторых раздумьях, но после короткого колебания ответила:

- Что я могу сказать…. У тебя видны следы давних переломов и внутренних травм, не всегда правильно заживших. Так же виден чересчур маленький рост, даже с учетом легкого телосложения обоих твоих родителей, явно вызванный недостатком питания. Сейчас все более-менее в норме, однако, кое-что необходимо исправить сейчас, пока есть возможность, чтобы это не начало доставлять проблемы в будущем. Еще видны некоторые недавние исправления, совершенные магически, однако никакого постороннего вмешательства я не заметила. Магия сильного носителя на такое способна, но не до такой степени.

- М-м-м, мадам Помфри…. А…Ну…. А комплект Наследника на такое способен? - После некоторого колебания с запинкой спросил Гарри.

- Комплект Наследника? А разве он у тебя есть? - Удивилась ведьма. - Тогда да, такое более, чем возможно. Это артефакты, настроенные магией и кровью самого Наследника. Все свойства таких комплектов никогда не были изучены до конца, к тому же, каждый из них индивидуален и настроен только на одного, определенного носителя.

- Мне его гоблины передали, еще осенью, и сказали, что он был приготовлен моим отцом, только почему-то лежал в сейфе, а не был одет на меня. Они были та-а-а-к недовольны этим! - Улыбнулся Гарри воспоминанию.

- Что ж, твой отец поступил согласно правилам, принятым в его среде. Я рада, что он успел его сделать - это избавит тебя от многих неприятностей в дальнейшем. А теперь вот, прими Успокоительное зелье и спать. Спокойной ночи, Гарри. И медиведьма вышла из палаты, гася за собой свет.

* * *

- У мальчика видны следы давних переломов и недоедания. У него слишком маленький рост для его возраста - видимо, сказался недостаток пищи и витаминов в раннем детстве. Еще у него руки, как у рабочего - грубые, в мозолях. Есть еще несколько проблем: у него довольно низкий уровень магии. В первый раз я решила, что это результат дуэли, но прошло время, а уровень не изменился - он по-прежнему низкий, хотя у его родителей он был достаточно высок. Это первое. Второе: физическое истощение. Откуда оно у ребенка его лет? Некоторые недочеты прошлых лет, кстати, надо бы выяснить, откуда они, выправлены благодаря комплекту. Так что, мои рекомендации, это - покой, регулярное питание, прием некоторых зелий, Северус, я потом передам тебе список, и Альбус, НИКАКИХ, ты слышишь, никаких! Отработок после отбоя в Запретном Лесу!

В кабинете директора находилось несколько человек: он сам, медиведьма, дающая отчет, декан Гриффиндора, декан Слизерина, Квиррел и Хагрид.

- Поппи, успокойся. Я просто подумал, что если мальчикам дать прогуляться в Лесу под наблюдением, то их не потянет на подвиги! Я не предполагал, что они наткнутся на это существо. А что ты имела в виду, говоря, что недочеты выправлены? - Альбус заинтересованно подался вперед.

- Комплект Наследника - это артефакт одноразового ношения, который еще никому не удалось изучить в подробностях. Тем более, что у каждого их них могут быть совершенно разные функции. У юного Поттера он к тому же довольно сильный, похоже, в его создании Джеймс выложился на полную. У Гарри исправлены некоторые проблемы внутренних органов и скелета. Во многом благодаря ему, Гарри продолжает расти, пусть несколько медленнее, чем остальные сверстники, но повзрослев, он не будет выглядеть подростком, а будет среднего, ну, если очень повезет, чуть выше среднего роста.

- Поппи, а ты уверена, что этот самый комплект не принесет Гарри вреда? Может, его лучше снять? Ведь как я понял, их одевают наследникам чистокровных семей, а Гарри полукровка. Давай так, я завтра попрошу его снять и дать мне его на время, чтобы изучить, а потом мы все вместе посмотрим, стоит ли мистеру Поттеру его носить. - Альбус был, вроде, встревожен, - Гарри слишком сильно надеется на неизвестный артефакт, обладающий неизученными возможностями. Где гарантия, что в самый ответственный момент тот его не подведет?

- Не стоит. Подобные комплекты призваны защищать и охранять своего владельца, в том числе и полукровок. - Как бы негативно не был настроен зельевар по отношению к поттеровскому щенку, но оставлять его совсем без защиты было бы верхом неосторожности. Что более, чем наглядно показали сегодняшние события.

- Северус, мальчик мой, откуда ты можешь это знать? - Укоризненно взглянул светлый маг на Снейпа. - Нам же сказали, что никто и никогда не проводил подобных исследований, а значит, и доказательств полезности тоже нет. Так что решено, завтра же попрошу его у Гарри. А пока мы можем расходиться - время уже позднее, да разговаривать больше так же не о чем. Спокойной всем ночи.

После такого высказывания поводов оставаться не было ни у кого. Поэтому, кто бы какие мысли не таил, но все пожелали друг другу спокойной ночи и откланялись.

* * *

На следующее утро, едва только Гарри и Герм спустились на завтрак, возле мальчика появился эльф и передал записку директора, с просьбой зайти. Извинившись перед девочкой, он последовал к горгулье. Та уже привычно отъехала в сторону при его появлении.

- Гарри, мой мальчик, доброе утро! Я смотрю, ты ранняя пташка? - Встретил его добродушной насмешкой директор.

- Просто дома я привык очень рано вставать. - Ответил чистую правду мальчик.

- Ну-ну, я просто порадовался за тебя, кто рано встает, тот многое и успевает. Я тебя позвал по другому поводу. Гарри, я хотел бы, чтобы ты отдал мне на некоторое время свой комплект Наследника. - Посерьезнел директор. - Нет-нет, не пугайся, ничего серьезного! Просто, эти комплекты никто никогда не изучал, и как они влияют на организм магов, никому не известно. Мне бы не хотелось, что бы по моему недосмотру с тобой что-то произошло.

- Но, господин директор, гоблины строго-настрого запретили мне его снимать до моего вступления в наследие или до совершеннолетия! - Воскликнул, донельзя удивленный, Поттер. - И потом, если бы не этот комплект, то вчера я бы запросто мог умереть, так жутко болел у меня шрам, а потом, я же говорил, они раз, нагрелись, и все стало терпимо!

- Гарри, мальчик мой, я понимаю, что ты безгранично доверяешь магии, но, нельзя же так! Пойми, их никто и никогда не изучал, а вдруг они несут вред? Вдруг ты через несколько лет станешь сквибом? Ты же не хочешь для себя такой судьбы? - Дамблдор даже руками всплеснул. - Я бы не хотел для тебя такой судьбы, поэтому и прошу их у тебя. Никто не будет с ними ничего делать, просто я, профессоры Флитвик, МакГонагалл, Снейп и Вектор посмотрим их, а потом вернем тебе. Если хочешь, я даже дам тебе подобный охраняющий амулет, на то время, что твои украшения побудут у меня.

- Я вам верю, директор, но снимать их не буду. Я не чувствую от них никакого вреда для себя, и они уже успели меня защитить, так что я ничего не буду менять и выяснять. Тот же Малфой в них ходит, я сам видел на нем несколько побрякушек, которые он носит постоянно, не снимая, и ничего, все нормально. А ведь лорд Малфой первым бы поднял тревогу, если бы его дурному наследничку что-то угрожало! Простите, сэр, но об этом вам придется просить кого-то другого.

- Ах, молодость, молодость…. Как же вы категоричны в своих заблуждениях. Что ж, я не буду настаивать, хоть и остаюсь при своем мнении - подобное надо исследовать, во избежание будущих проблем, поэтому, если изменишь свое мнение, я буду тебя ждать. А пока беги на завтрак, там твои друзья уже собрались.

- Простите, сэр, я не хотел вас разочаровывать, просто, ну, мне с ними как-то теплее, что ли…, - стоя уже возле самой двери, Гарри виновато развел руками, безмолвно прося старого мага простить его детское упрямство. После чего развернулся, и вприпрыжку последовал на завтрак.

* * *

- …а Малфой все это время прятался за деревом! - За столом на завтраке присутствовал Гарри Поттер (неслыханное дело!), и делился впечатлениями после вчерашней отработки. Гриффиндорский стол благоговейно внимал почти в полной тишине, не считая чавканья Рона, и нескольких смешков и шепотков со стороны девчонок.

- … а Поттер забился за дерево, так что я еле его оттуда потом вытащил! - В установившейся тишине раздался пронзительный голос наследника Малфоев. Невольно обернувшись на голос, все увидели, как Драко, развалившись на скамье, одетый удивительно вычурно даже для него, рассказывает своим события вчерашней отработки. - И за что его учителя так хвалят? Я ему кричу: «Давай его Ступефаем!», а этот только сидит за деревом и головой, как припадочный, трясет!

- Рон, сядь! - Одернул Уизли Гарри, хватая того за руку, и рывком усаживая на место. Услышав такое, тот не смог удержаться и уже вскочил, что бы начистить белобрысому его холеное личико, когда Гарри его остановил.

- Ну почему ты не дал мне его проучить?! - Стонал он потом по дороге к кабинету по Истории Магии.

- Нам сейчас не до этого. - Возбужденно остановил стенания приятеля Поттер. - Вы что, уже забыли, что у нас несколько другая задача? Сегодня четверг, поэтому в субботу после отбоя мы заглянем на этот самый третий этаж, что же там такое.

- Гарри?! - Раздалось восклицание на два голоса.

- Ты что, хочешь залезть туда? - Продолжил уже один Рон.

- Да. Там постоянно отирается Квиррел. Стоит ему там появиться, как почти сразу же появляется Снейп. А перед отработкой, я сам видел, у Летучей Мыши нога была в крови. Так что нам непременно надо проверить, что там спрятано!

Время до субботы пролетело как один миг. Одна заминка возникла, когда Драко и Гарри стали решать, как подтолкнуть Уизли и Гермиону к решению загадки, что же это может быть. В конце концов, они решили пойти по самому легкому пути.

* * *

Через два часа после отбоя портрет полной Дамы в Розовом, закрывающий проход в гриффиндорскую гостиную, отъехал в сторону, потом встал на место, однако никто так и не появился. Было слышно только сопение и шорох почти неслышных шагов. Несколько раз раздался такой звук, будто бы кто-то отрыл рот, чтобы что-то сказать, но его заставили тычком замолчать. Постепенно эта возня смещалась в сторону запретного коридора. Остановившись в самом его начале, возня стала несколько громче, а потом раздался шепот:

- Гарри, ты же видишь, рядом никого нет!

- Ладно, вылезаем! - Раздался решительный голос, и из воздуха появились три фигуры, одна из которых складывала в карман серебристый лоскут.

После того как на кончике палочки одного из присутствующих вспыхнул слабый Люмос, все принялись оглядываться по сторонам.

- И что тут запретного? - Разочарованно протянул рыжий. - Коридор целый, следов ремонта нет. Чего-то такого, - он неопределенно помахал в воздухе рукой, - тоже нет. И ради чего мы сюда перлись?!

- Тихо ты! - Оборвал его Гарри. - Так, мы в самом начале коридора, а Квиррел старался пройти дальше. Значит, и мы пройдем немного вперед. - С этими словами брюнет, не оглядываясь на своих спутников, осторожно двинулся по коридору. Однако, пройдя буквально, несколько шагов, он остановился, еще раз посмотрел на карту у себя в руке, пожал плечами и повернулся к ближайшей двери. Подойдя к ней и не обращая внимания на недоумение своих спутников, он сунул карту в карман и взялся за ручку. Потянув ее на себя и не обнаружив сопротивления, он осторожно заглянул в открывшуюся дверь, после чего аккуратно прикрыл ее за собой. Обернувшись, и увидев, что на него смотрят, как на сумасшедшего, Гарри возмутился:

- И чего так на меня смотреть?! Раз коридор пустой, и ничего в нем нет, кроме дверей, значит, это что-то спрятано ЗА дверью! Так что, вперед, помогайте, раз вместе пришли!

Переглянувшись, Рон пошел по другой стороне, а Гермиона двинулась следом за Гарри. Они прошли почти до конца коридора, когда Поттер обнаружил запертую дверь. Тихим окликом подозвав Рона, он попытался открыть ее еще раз. Не получилось. Тогда Гарри наставил на замок палочку и прошептал:

- Алохомора! - Раздался чуть слышный щелчок.

Возбужденно переглянувшись, ребята стали осторожно открывать дверь, после чего, так же осторожно ее закрывать. После этого они дружно отшагнули к противоположной стене и сползли по ней на пол.

- Уф-ф-ф!!! - Раздался дружный выдох.

- Хи-хи-хи, - раздалось немного истеричное хихиканье со стороны Гермионы.

- Герм, ты чего? - Испуганно обернулся к ней Гарри.

- Гарри, как хорошо, что ты такой осторожный! Представляешь, что было, если бы дверь нашел Рон? Он не стал бы так осторожничать, а сразу же вломился бы внутрь. И что тогда? Представляете, что с нами тогда сделало бы это?! И кто додумался привести в школу Цербера?! - Возмущенно закончила она.

- А мне больше интересно, что она охраняет, - спокойно ответил на это Поттер.

- Охраняет?! И кто такой, этот, Цербер? - недоверчиво воскликнул Рон.

- Ну, да. - Недоуменно посмотрел на него Гарри. - Смысл поселять такое в замке, полном любопытных детей. Я заметил другое - у него там, под головами, была крышка люка. А Цербер - это чудовище из древнегреческих мифов, громадная собака с тремя головами и ядовитой змеёй вместо хвоста, охраняющая вход в загробный мир. Мне интересно, откуда ее взяли здесь. Хотя, думаю, я знаю, у кого можно об этом спросить. А пока идем обратно, пока нас не засекли. И надо подумать, что может быть там, внизу.

* * *

- У него карта Мародеров, которую он получил от близнецов. И Мантия-неведимка, которые он никому не дает.

- Откуда у него мантия?!

- Не знаю…. Я думал, что ее подарили ему вы….

- Я ни за что не подарил бы ее ему такому. Так что, постарайся выяснить, кто ее прислал.

- Не получится. Там была только записка, что ее оставили ему на сохранение, и теперь ее возвращают законному владельцу. Я ее видел и читал сам, так что точно говорю, что там не было никакой подписи.

- Ты можешь ее принести?

- Нет. Он ее сразу же, как показал, сжег.

- Что насчет коридора?

- Роет носом, как садовый эльф! Дал задание выяснить, что может быть там, внизу.

- Значит, он искренне, заинтересован…. А что девочка?

- Ноет, гундит. Но помогает. Хотя ей он по-прежнему доверяет больше, чем кому-либо.

- Постарайся убедить его, что побрякушки, которые он носит, вредны, и их лучше снять, пока не случилось беды.

- Я попробую, но ничего не могу сказать. Он, конечно, трус, но при этом очень осторожный и недоверчивый. Гоблинам он верит, а кому-то еще - нет. Убедить его снять комплект…. Сомневаюсь….

- Я плачу вам не за сомнения, а за действия. Не сможешь заставить снять, так хотя бы напугай. И подтолкни его, что бы успел до каникул. Все, свободен.

Глава 22.

На следующее утро, выполнив ежедневный ритуал, Гарри после завтрака озвучил планы на этот день.

- Так, сейчас идем к Хагриду на чай, и там аккуратненько так, дипломатично, задаем вопросы о собачках. Больше, чем уверен, такую животину мог достать только он.

- Гарри, ну, почему, сразу же - он? - Укоризненно заметила Гермиона.

- Гермиона, вот скажи мне, кто еще в замке до такой степени любит животных, чтобы завести вот такое вот? Если тебя и это не убеждает, то вспомни, кого он приводит на уроки по Уходу за Магическими Существами? Подумала? Вспомнила? А теперь докажи мне, что я не прав.

- Ладно. Ну, пришли мы к нему, выяснили, что это его животное, а дальше что? - Поинтересовалась она.

- А потом пробуем выяснить, что с ним делать, и что он может охранять.

После завтрака выполнить намеченное не получилось. Сначала отвлекли близнецы с очередной шалостью; потом пришла МакГонагалл, песочить за плохие отметки отстающих; после ее, несколько затянувшегося, визита, решили сделать уроки до обеда; затем был обед, после которого всех потянуло в сон; и только вечером, за пару часов до ужина, они, наконец, вышли из замка.

Подходя к хижине лесника, где и жил Хагрид, они обратили внимание на ярко освещенное окно. Подойдя ближе, и заглянув в него, ребята увидели жарко натопленный камин, возле которого и суетился полувеликан. Переглянувшись, они дружно пожали плечами, и пошли к входной двери. Постучав, и не став дожидаться ответа, Гарри толкнул дверь и вошел.

- Привет, Хагрид! А мы к тебе на чай заглянули! - Жизнерадостно поздоровался Поттер.

- Э-э-э, Гарри…. А я, вот…., камин топлю…, - растерялся тот.

- Ух ты! А что это?! - Быстро проскользнув мимо него к камину, заинтересовался брюнет. Играть роль и не пришлось. Там, перед самым очагом, в гнезде из тряпок, лежал овальный предмет, который, несмотря на крупный размер, ничем иным, кроме как яйцом, быть не мог.

- Только это секрет, Гарри…. Тс-с-с! Я его недавно выиграл в «Кабаньей голове» в Хогсмите. Это яйцо дракона, венгерская хвосторога! Я так давно хотел себе дракончика! - Тут Хагрид достал свою простыню, которая заменяла ему носовой платок, и промокнул глаза.

- Венгерская Хвосторога?! - Раздался недоверчивый возглас Рона. - Венгерская Хвосторога? Хагрид, да ты что! Драконов нельзя
содержать и разводить дома, это запрещено законом! У меня один из братьев, Чарли, работает укротителем драконов. - Пояснил он свои познания. - А Венгерская Хвосторога, к тому же, один из самых опасных драконов! Они умеют плеваться огнем, как только вылупятся, и они очень быстро растут! Хагрид, у тебя деревянный дом, он спалит тебе его уже на следующий день после своего появления на свет!

- Ты не понимаешь! Они такие маленькие, беспомощные, им нужна мамка, так я готов ей стать! - Хагрид не желал слушать ничего, что могло бы помешать осуществлению его мечты.

В разговоре возникла пауза, во время которой раздался абсолютно неожиданный звук: легкий треск.

- Мой дракончик! - Заполошно воскликнул Хагрид и кинулся к яйцу. Аккуратно взяв его из груды тряпок, он осторожно перенес на стол свою драгоценность. Ребята кинулись туда же. Закон законом, но посмотреть, как вылупляются драконы, им хотелось.

Столпившись возле стола, они напряженно уставились на яйцо.

- Хагрид, - шепотом позвал Гарри, - а как ты вообще его получил?

- Дак, это…. Я ж говорю, отдыхал в Хогсмите, ну, и, поиграть немного решил. А там сидел один в капюшоне, ну, и не повезло ему. Проигрался, бедолага. Ну и предложил мне его. Мы когда играли, он мне рассказывал, как кормить моего дракончика.

- А о чем еще он рассказывал?- Непринужденно задал следующий вопрос мальчик, не отрывая взгляда от яйца, которое стало немного раскачиваться.

- Спросил, как можно дрессировать Цербера. Ну, я ему рассказал, что любит Пушок: что бы ему играли или пели, он тогда так быстро засыпает! Ой, смотри, трещинка! - Хагрид, похоже, даже не обратил внимания, что именно он сейчас рассказал. Все его внимание было приковано к яйцу, которое стало не просто раскачиваться, но и немного кататься по столу, а потом скорлупе пробежала первая трещинка. После первой, спустя пару минут, появилась и вторая, а затем отвалился небольшой кусочек скорлупы, и отверстие просунулась крохотная головка, похожая на миниатюрного динозавра.

- Счас, маленький, счас мама тебе поможет! - Приговаривая это, Хагрид помог дракончику окончательно освободиться от скорлупы. Выбравшись на стол, тот расправил крылья, встряхнулся, и кашлянул, выплюнув, заодно, сгусток огня, который поджег бороду «мамочки».

- Голоден, небось? Счас, подожди, я тебя покормлю! - Засуетился Хагрид, доставая петуха и бутылку с чем-то янтарным, и походя гася хлопком бороду.

- Что это? - Удивилась Гермиона.

- Мне этот рассказал, маленьких надо каждые три часа кормить кровью петуха смешанной с бутылкой коньяка, - не отрываясь от своих манипуляций, пояснил тот свои действия. - На вот, готово, - поставил он перед дракончиком ведерко со смесью. Еще раз, кашлянув огнем, тот сунул голову внутрь и захлюпал.

- Правда же, он милый, - умильно вздохнул Хагрид, опять вытирая глаза.

- Хагрид, ты самоубийца. - Оборвал вздохи Гарри. - Первое: у тебя деревянная хижина, он тебе ее на раз подожжет. Второе: где ты собираешься взять столько коньяка и петушиной крови, что бы кормить этого проглота каждые три часа? Третье: как ты собираешься прятать его, когда он подрастет? И наконец, что ты скажешь, когда тебя придут арестовывать за нарушение закона?

- Твой отец был не таким, Гарри. Он бы, это, помог мне. - Обиделся Хагрид.

- Я сирота, и как повел бы себя мой отец в такой ситуации, мне не известно. Рон, - обернулся он к приятелю, который заворожено пялился на дракончика, - бери пергамент, садись и пиши письмо своему брату - драконологу. Где ты, говоришь, он работает?

- В Румынии, заповеднике для драконов. - Присел за стол рыжий.

- Вот и напиши ему, «так и так, у нас есть дракончик Венгерской Хвостороги, но мы не хотим, что бы об этом кто-то знал, заберите его, если можете».

- Норберт, я хотел назвать его Норберт! - Едва не заплакал Хагрид. После чего опять достал свой многострадальный платок и трубно высморкался.

- Добавь, дракончика зовут Норберт. Все. - Закончил раздавать указания Гарри. - Мы возьмем письмо с собой в школу, и отправим оттуда. И Хагрид, драконам место на воле или в специальных питомниках, но уж никак не дома! И вообще, если не ошибаюсь, время почти отбой, а нам еще до школы добираться! Все, Хагрид, нам пора бежать, мы завтра к тебе зайдем! - И с этими словами Поттер почти вытолкал своих друзей из хижины.

- Гарри, но почему ты не захотел помочь Хагриду? - Поинтересовался Рон, когда они уже умывались, готовясь ко сну.

- Рон, однажды я тебе уже говорил свои причины. Ты чистокровный маг, рожденный и воспитанный в этом мире. Что бы ни произошло, ты его часть. Я был рожден здесь, но не был воспитан. Я не знаю его законов, обычаев, традиций так, как знаешь их ты. Я хочу иметь «чистый билет», в котором не будет никаких нарушений, ничего, что могло бы мне помешать закрепиться здесь после окончания школы. И потом…. Моя среда обитания, скажем так, отучила меня слишком высовываться. Мне не интересна эта дурацкая игра квиддич, не интересны шалости, которые могут привести меня к исключению. Все, чего я хочу, взять максимум знаний, которые могу получить здесь. А этот дракон - прямая дорога к законникам, что мне абсолютно не нужно. Да и Хагрида жалко, он ведь не со зла, а попробуй объяснить это остальным.

- Но, Гарри, ты ведь учишься в Гриффиндоре! Как ты можешь вести себя так трусливо?! С тобой никто, кроме меня и Гермионы не хочет дружить! - Рон благополучно пропустил все мимо ушей.

- Рон, давай будем просто дружить, а? Ты не будешь навязывать мне свою точку зрения, а я тебе свою? - Несколько заискивающе заглянул брюнет в глаза приятеля. - Я не хочу потерять друга, но и меняться я тоже не буду.

- Не понимаю я тебя, - буркнул в ответ на это Рон.

- Зато мы завтра можем начать поиски в библиотеке! - Меняя тему, воскликнул Гарри. - Про Пушка мы знаем, осталось выяснить, что может быть спрятано внизу!

* * *

- Не представляю, что мы ищем, - простонала Гермиона всего через полторы недели поисков. - Там может быть все, что угодно! Гарри, ты меня слушаешь?! - Раздраженно воскликнула она, видя, что ее черноволосый приятель никак не отреагировал на ее жалобы. Вместо этого он уткнулся в подшивку «Ежедневного Пророка» и что-то читал. - Гарри!

- Герм, смотри, я этого не видел! - И Поттер придвинул к ней так заинтересовавшую его заметку.

« Вчера ночью, 31 июля, была предпринята попытка ограбить Гринготтс. Самоубийца, решившийся на это, добрался до сейфа под номером 713, но был вспугнут. К счастью, попасть внутрь он так и не смог, а, к сожалению - его так и не смогли задержать. Это происшествие в очередной раз доказало крепость охраны наших сбережений».

- Ну и что? - Удивилась девочка такому вниманию к незначительному, на ее взгляд, событию. Однако, Гарри выглядел, как наглотавшийся сметаны кот - такой сытый и хитрый.

- 31 июля, на мой День Рождения, мы с Хагридом ходили по Косому Переулку за покупками к школе. - Откинувшись на спинку стула и смотря в потолок, тихо заговорил он. - Мы купили мне учебники, мантии, сундук, ингредиенты для зельеварения, волшебную палочку, Хедвиг, но перед этим мы зашли в банк, что бы снять для меня немного денег со счета. Сначала мы пошли к моей ячейке, но потом…. - Тут сделал интригующую паузу и помолчав с полминуты, торжествующе закончил, - потом мы проехались к ячейке под №713, что бы Хагрид забрал что-то, что директор оставлял там на хранение!

- Что?! - Воскликнула Гермиона так громко, что на нее укоризненно шикнула мадам Пинс, библиотекарь. - Постой, ты хочешь сказать, что грабитель пробирался в банк за чем-то, что принадлежит директору, и что теперь храниться здесь, в школе?!

- В точку! Это было что-то маленькое, с мой кулак, не больше. А еще он что-то тихо сказал сопровождающему нас гоблину про Николя. Это все, что я тогда услышал. - Гарри мог себе это позволить. В этот раз Рон уклонился от посещения библиотеки под каким-то совершенно немыслимым предлогом, а сам рванул смотреть на тренировку гриффиндорской команды по квиддичу. Так что он смело дал несуществующую наводку на нужную информацию. К запаху старого белья, который теперь постоянно исходил от Гермионы, он уже притерпелся.

- Гарри, ты уверен?! - Гермиона была возбуждена. После стольких бесплодных поисков, и вдруг - такая удача!

- Ну, да. Ты поняла, что ищем? - Удивился он, видя, как девочка целеустремленно ищет какие-то книги.

- Николя, Николя…. Где-то же я это видела…. Николя…. Да!!! - Да этот крик радости обернулись все, кто находился в данный момент в библиотеке. - Я же говорила, что где-то видела! - Торжествующим шепотом объявила она Гарри, вернувшись к столу с тонкой книгой. - Смотри!

- «Великие волшебники древности и современности», и что? - Поднял на нее недоумевающий взгляд Гарри.

- Не здесь, смотри! - Она перелестнула книгу несколько раз, после чего ткнула пальцем, - читай!

- «Николас Фламмель, год рождения такой-то, в данный момент проживает с женой на юге Франции. Известен как изобретатель Философского Камня. Близкий друг директора Английской школы Магии Хогвартс, Альбуса Персиваля Вульфрика Брайана Дамблдора, победителя Гриндевальда, председателя Визенгамота». Ну и что? - Гарри все равно ничего не понимал.

- О Боже! - Подняла руки к потолку Гермиона. - Какой ты все-таки…. На даты посмотри! - Она едва не плакала, видя непривычную недогадливость друга.

- Стоп! Ты что, хочешь сказать, что этот дядя до сих пор коптит небо?! - До Гарри наконец-то дошло некоторое несоответствие в цифрах.

- Да!!! Именно это я и пытаюсь тебе сказать! Смотри: кто-то пытался ограбить банк, стал убивать единорогов ради их крови. Пусть душа будет проклята, но она способна поддержать жизнь даже тогда, когда не подействует больше ничего. Ты сам сказал, что сверток был очень маленький, значит, это вполне мог быть и камень. И наконец, последнее: Николас, а по-французски Николя, близкий друг директора. Значит, он вполне мог попросить его спрятать камень!

- Но кому мог понадобиться Философский Камень? - Гарри был сегодня на редкость несообразителен.

- Тому, кто мог и не умереть. Ведь его тело никто не видел, вот все и решили, что он мертв. А ты сам мне сказал, что когда вы встретились с тем существом, у тебя заболел шрам, оставленный им.

- Ты. Хочешь. Мне. Сказать. Что. Волдеморт жив?! И это он охотиться на Камень?!

- Да. Именно это я и хочу тебе сказать.

Глава 23.

- Да. Именно это я и хочу тебе сказать.

- Знаешь, Герм, я ничего не имею против, но тебе не кажется, что все это уже слишком? - Гарри был настроен скептически.

- Что значит твое «слишком»? - Девочка заинтересовано склонила голову к плечу.

- Всего одно имя, один факт, и ты уже выстроила целую теорию. Не спорю, она довольно логична, но…. - И Гарри развел руки в стороны, не в силах выразить словами свои сомнения.

- Ах, вот ты о чем…. - Гермиона облегченно откинулась на спинку стула. - Понимаешь, тут дело вот в чем, - прикрыв глаза, тихо и медленно заговорила девочка, с некоторым трудом подбирая слова, - мне книги всегда нравились больше, чем люди. С ними мне было не только спокойнее, но и интереснее. Они были умнее, чем мои сверстники, да и многие взрослые, тоже. Там, дома, на нашей улице есть трое подростков, которые учатся в школе для одаренных детей. Нет, я ничего не имею против этого, - тут Гермиона посмотрела на Гарри прямым взглядом, - но…, то, как к ним относятся другие дети и как ведут себя они сами…. Они считают себя центром Вселенной, а всех остальных грязью под их ногами, неудачниками. И при этом не замечают, как глупо и смешно выглядят. А те, кого они унижают, платят им той же монетой - их обзывают, вообще, стараются сделать жизнь невыносимой на каникулах, когда эти трое приезжают домой. Я видела все это с раннего детства, и я не желала себе подобного отношения.

- Подобного?! - Подался к ней Гарри.

- Подобного. - Согласно кивнула она головой. - Дело в том, что с того самого момента, как я получила доступ к книгам и вообще, к информации, я вижу ее. - Тут девочка замялась, пытаясь более внятно выразить свою мысль. - Для меня информация, любая - устная, письменная, еще какая, выглядит как разноцветный клубок. У каждой ниточки свой цвет, и достаточно потянуть за кончик, что бы получить начало. Я не хотела стать такой же парией, поэтому скрыла от всех эту особенность. Тем более, таким как я, прямая дорога в военное ведомство, а связываться с армейскими, у меня тем более нет желания. Так что, - тут Гермиона развела рукам, - для меня этой парочки фактов более, чем достаточно. А когда мне пришло письмо, то это стало моим спасением, так как некоторые странности я скрыть уже не могла.

- Подожди, так значит, тебе достаточно пары фактов…, - не закончил предложение Поттер.

- Что бы выстроить теорию с 98% вероятностью. Да. - Закончила его Гермиона.

- Де-ела-а-а…. Ты уверена, что это Волдеморт?

- Да.

- Но как такое может быть?

- Тут много странностей, - пожала плечам девочка. - Самое главное - никто не видел, что же произошло тогда на самом деле. Я перелопатила тонну литературы, однако прямых свидетельств так и не нашла. Все пересказывают все с чужих слов. Известно только одно: он пришел к вам в канун Хэллоуина, один или нет, неизвестно; твой отец мертв, твоя мать тоже, но, перед этим она тебя как-то защитила; у тебя на лбу шрам от отразившейся Авады Кедавры, третьего Непростительного заклинания; была обнаружена только его пустая мантия со следами крови, однако, никаких следов тела и палочки. Все. Все остальное, что пишут в книгах, это уже досужие домыслы без крупицы правды. А нынешние факты сводятся только к одному выводу - Он жив, и Он в школе, охотится за Философским Камнем.

- Как такое может быть? - Гарри был заинтригован всплывшей тайной, и горд оказанным ему девочкой доверием.

- Не знаю, у меня пока нет достаточной информации для окончательного вывода.

- Ладно, пока об этом молчим, а то запишут в психов, и вечером рассказываем обо все Рону, но молчим о тебе.

* * *

- ЧТО?! Да вы совсем спятили!!!

- Как хорошо, что я озаботился навесить Заглушающее, - ни к кому не обращаясь, высказался Гарри. - Рон, если бы ты сидел с нами в библиотеке и искал информацию, то сейчас бы не сомневался в наших словах, - упрекнул брюнет. - Я сначала тоже был в шоке, но перепроверив все десять раз, тоже был вынужден согласиться - это так.

- Но, Гарри, ты же победил его! - Рыжий все никак не мог примириться с выданной ему информацией.

- Рон, - устало вздохнул Гарри, - сам посуди - мне немногим больше года, я еще сопливый несознательный младенец, что я мог сделать тому, кто считался на тот момент равным Дамблдору, величайшему магу столетия? И хватит препираться, лучше давайте подумаем, что мы можем ему противопоставить?

- Ну, судя по тому, что происходит, он сейчас не так силен, как в ту ночь. Скорее, он предельно ослаблен, именно поэтому он и стремиться завладеть камнем, - высказала свои соображения Гермиона.

- Значит, наша задача не дать ему этого сделать, - рубанул воздух ребром ладони Гарри. - Судя по всему, Квиррел имеет к этому какое-то отношение, а Снейп пытается этому помешать.

- Эй, друг, с чего это сразу Квиррел? Скорее, это Снейп пытается завладеть камнем, а Квиррел мешает этому. - Рональд был категорически не согласен с кандидатурой злодея.

- Потому что Снейп появлялся в коридоре только после того, как в нем появлялся Квиррел. - Отрезал брюнет. - Я постоянно держу мантию и карту наготове, как только кто-то из них появляется в том коридоре, я сигналю вам, и мы идем туда. А сейчас через десять минут отбой, и дежурит сегодня Снейп, так что побежали!!!

* * *

- Он с этой выяснил, что прячут в коридоре, и даже выяснил от кого. Он собирается лезть туда за ним, как только увидит кого-то: Снейпа или Квиррела рядом.

- Быстро. Как они это выяснили?

- В библиотеке сидели! Два книжных червя…

- Что там с Комплектом, мантией и картой?

- Это никак. Он какой-то странный - ничем не делиться, не хвастается, ведет себя как гоблин, такой же жадный!

- Продолжай свои попытки, если получиться, получишь вознаграждение. А пока держи меня в курсе всех событий, даже самых мелких.

* * *

Гарри было интересно бродить по школе после отбоя, когда маленькое население громадного древнего замка спало. Некоторые портреты спали, некоторые устраивали полночные посиделки, а некоторые сплетничали шепотом о дневных событиях. Темнота и полумрак, ниши и выступы, доспехи и статуи - все приобретало настолько незнакомые формы, что никакой фильм ужасов никогда не смог бы добиться подобного эффекта просто потому, что здесь это было нерукотворным. Одев мантию-неведимку, Гарри бродил по его коридорам, прислушиваясь к шепоту портретов, и звукам, пытаясь угадать их происхождение. Мантия ему нужна была, чтобы не попасться на глаза Филчу или дежурному преподавателю, а так же излишне любопытным портретам.

Сегодняшней ночью Гарри отправился в свое очередное путешествие. В своем странствии он забрел на первый этаж неподалеку от комнат Филча. Когда начались заброшенные классы, его внимание привлекла приоткрытая дверь. Осторожно заглянув внутрь и никого не заметив, Гарри, уже было, собирался закрыть дверь, как заметил то, что моментально привлекло его внимание и заставило шагнуть в класс. Возле дальней стены, купаясь в лунном свете, стояло большое зеркало. Быстро подойдя к нему, Гарри увидел на раме сверху надпись Зеркало Еиналеж. С трудом сглотнув комок в горле, он медленно, как будто бы это грозило ему смертью, перевел взгляд на стеклянную поверхность. Сначала он увидел только самого себя, но через несколько секунд рядом с ним бок о бок встала его полная копия, а за спиной двое взрослых: женщина, которую они с братом знали только по фотографиям, их мама, и отец, такой, каким он запомнил его - высокий, строго одетый и такой любимый и родной…. Не сдержав всхлипа, Гарри, хотя нет, сейчас Кирилл, рухнул на колени и уставился в зеркало, больше всего на свете желая быть сейчас там. Отец обнимал одной рукой маму за плечи, а второй ерошил волосы Кирилла. Это прикосновение показалось мальчику до того реальным, что он, еще раз всхлипнув, дернул головой, как будто потерся макушкой о чью-то ладонь. Мама наоборот, грустно улыбаясь, приглаживала им с братом их вихры.

Сидя вот так, перед зеркалом, Кирилл потерял всякое чувство времени и осторожности. Поэтому голос, раздавшийся сзади, стал полнейшей неожиданностью.

- Ты можешь снять свою мантию, Гарри. - Оглянувшись, мальчик увидел подошедшего совершенно бесшумно директора. - Я стар, и для меня не секрет наличие у тебя такого забавного артефакта, как мантия твоего отца. Это не простое зеркало, это зеркало, показывающее наше самое сокровенное желание. Зеркало Еиналеж. Если смотреть в него достаточно долго, то это станет твоим наркотиком, и ты можешь раствориться в нем, именно поэтому оно было спрятано. Просто комната, где оно хранилось, потребовала срочного ремонта, вот его и поставили сюда всего на одну ночь. Завтра его уже перепрячут. Гарри, если не секрет, что ты там видишь?

- Семью. Маму, отца, своего брата, - ответил чистую правду ребенок.

- Брата? - приподнялись в удивлении брови светлого мага.

- Да, я всегда мечтал иметь брата, - кивнул головой Гарри, не отрывая взгляд от зеркала.

- Пойдем, Гарри. Время уже позднее, и не стоит тебе видеть это зеркало больше. - Альбус взял мальчика за руку и повел к двери. Не в силах оторвать взгляд от зеркала, где были самые дорогие ему люди, Поттер дернулся, когда его родители перестали совершать одни и те же движения. Его мама светло улыбнулась, наклонилась и поцеловала их макушки, после чего обернулась за спину и кого-то поманила рукой. Отец тоже поцеловал их с братом в макушки, после чего постучал по тому же месту согнутым пальцем, улыбнулся и прижал свои ладони к их груди туда, где бьется сердце. Потом он, как и мама, обернулся, но не стал звать, а шагнул назад и кого-то подтолкнул. Мама повторила его действия, так что оказалось, что за их с Данькой спиной стоят три высоких темных силуэта, но понять кто это, он не сумел. Двое из них положили свои ладони на плечи ему, Кириллу, а третий обнял за плечи Даньку. Переведя взгляд на отца, который стоял немного сбоку, он увидел его улыбку и слова, которые скорее угадал, чем прочел по губам: «Если счастливы, значит все правильно».

Глава 24.

Провертевшись в кровати едва не всю ночь, Гарри решил оставить все, как есть, и не пытаться пока разгадывать загадку, увиденную им в зеркале. Сейчас у него была несколько другая задача, требовавшая, наконец, решения. Однако, прежде чем выстраивать план действий, ему требовалось уточнить некоторые детали у Эссессили, что бы позже не попасть впросак.

После обычной ежедневной тренировки он не стал откладывать все в долгий ящик, и задал интересовавший его вопрос василиску. Выслушав ответ и отмахнувшись от расспросов Драко, Гарри глубоко задумался. Просидев на матах минут пятнадцать ни на что не реагируя, Поттер, наконец, отмер и расплылся в препакостнейшей улыбке.

- У-у-у, я смотрю, у кого-то что-то в мозгах коротнуло. Колись, партизан, кому гадость готовишь? - Моментально отреагировал Малфой.

- Обоим, братик, обоим! - Сладко потянувшись, Гарри лучезарно улыбнулся сразу двоим любопытным.- И Старику, и Волди, да и нас, любимых, не забыл, подстраховался….

- А мы-то тут при чем? - Искренне удивился блондин. - Вроде, ни я, ни Эссессили тебе ничего плохого не сделали, за что нас-то? И вообще, ты что, хочешь его воскресить?!

- Да не, нам я приготовил не гадость, а пути отступления. А по поводу воскресить…. Драко, ну, сам посуди: и мне, и тебе всего одиннадцать. Мы оба находимся под плотным контролем. У тебя нет такого свободного доступа к средствам, как у меня. Самый важный фактор, играющий против нас - это наш возраст, нас никто не будет принимать всерьез. Что является не только недостатком, но и самым главным преимуществом. Однако если мы будем играть только против Старика, рано или поздно нас вычислят, и тогда…. А так, если Дамблдор сцепится с Волди, если Волди окажется не психом…, м-м-м, какие комбинации можно будет проворачивать, сваливая все на них!!! - Гарри начал кружиться по залу, танцуя вальс сам с собой.

- Ты спятил…, - грустно констатировал Драко, видя такое. - Тебе пора вызывать психиатров со смирительной рубашкой.

- Да нет же! - Остановился напротив него Гарри, - сам просчитай! Все действия, предпринятые нами против Старика, он будет списывать на Во, э-э-э, Милорда, думая, что это он. А о его воскрешении ему обязательно доложит Снейп. А Милорд будет думать, что против него действует Старик. К тому же, если он окажется вменяемым, то нам сам Бог велел помочь скинуть Старика!

- Ладно. Примем за рабочую модель, хоть у меня и есть некоторые сомнения. Но как ты все это собираешься осуществлять?

- Как, как…. Обыкновенно! Как в книжке описано! Только в конце будет ма-а-а-аленькая поправочка! - И Гарри на пальцах показал, насколько «ма-а-а-аленькой», она будет.

* * *

Вот уже, которую ночь Живоглоту, огромному рыжему коту Гермионы, приходилось ночевать в гостиной, а не в спальне, как он привык. Ребята начали дежурство над Картой, чтобы не пропустить, когда в коридоре появится Квиррел или Снейп. Однако прошло почти три недели, прежде, чем интересующая их личность появилась на карте.

Дежуривший в этот момент Гарри моментально подхватился с постели и принялся будить Рона, заранее повесив на его постель Заглушающее. Которое оказалось более, чем кстати.

- А теперь слушай внимательно, ты, Спящая Красавица! - Не хуже Эссессили прошипел на ухо рыжему Гарри, когда после пяти минут побудки тот так и не встал, а только отмахивался, чтобы не мешали спать. - Я ухожу вниз, отправлять кота к Гермионе, чтобы разбудил. Если к тому времени, как она спустится, ты не присоединишься, то мы пойдем вдвоем, а ты - как знаешь! - И Гарри, сложив карту и мантию в карманы, устремился вниз, в гостиную. Отправив кота к девочке, он принялся гадать про себя, присоединится к ним рыжий, или нет. Гермиона спустилась через восемь минут, одетая в брюки, кофту с рукавами и высоким воротом, ботинки - все темных цветов. Они были у выхода, когда с лестницы их остановил возглас:

- Подождите меня! - Принадлежавший Рону, который прыгал на одной ноге, обувая вторую. Гарри аж зарычал негромко, злясь на задержки. Однако стоило им открыть проход, как раздался еще один голос:

- Куда бы вы не собрались, я не могу позволить вам рисковать, поэтому, стойте! - Совсем забыв об этом персонаже, Поттер задрал голову и поднял руки к потолку, после чего жалобно застонал. Резко опустив их, он без тени колебаний произнес, направив палочку на «четвертого лишнего»:

- Петрификус Тоталус!

Быстро подойдя к упавшему, он перетащил его на диван.

- Прости, Невилл, но ты не оставил мне другого выхода. Учителя - это долго, к тому же, не факт, что нашим измышлениям и догадкам поверят. Так что, мы уж как-нибудь сами. И за Золотым Трио захлопнулся проход.

Быстро дойдя до коридора, постоянно сверяясь с картой, что бы никому не попасться, они осторожно приоткрыли дверь, за которой был Пушок. Собака сладко спала, смешно сопя, под заунывную мелодию арфы, висящей в воздухе. Оглянувшись на Гермиону, Гарри скомандовал «делай, как я». Вернув внимание Церберу, он вытянул руку и послал в него самый сильный Ступефай, какой только мог. Не дожидаясь результата, Поттер послал еще два оглушающих, а потом послал Инкарцеро. Стараниями его и Гермионы, собака стала похожа на кокон в паутине.

- Э, Гарри, а он вообще, еще живой? - Раздался голос Рона, не успевшего отреагировать на стремительные действия свои друзей.

- Вроде дышит, - пригляделся Гарри. - Пошли, и так столько времени потеряно!

Подойдя к открытому люку, он сел на край и свесил ноги вниз, после чего наклонился и зажег на конце палочки Люмос.

- Герми, что это? - Привлек он внимание девочки, которая задержалась возле Цербера, удовлетворяя свое любопытство. Привлеченная вопросом, она быстро подошла к Поттеру и, опираясь на его плечо, тоже заглянула вниз.

- Дьявольские Силки. Мы их на Гербологии проходили, помните? Боятся яркого света, если попали в них, надо замереть и расслабиться, тогда они ослабнут и можно выскользнуть.

- Спасибо, - и Гарри соскользнул вниз. Оглянувшись на Рона и пожав плечами, она без страха тоже шагнула за край люка. Негромко выругавшись, рыжий быстро последовал за друзьями. Однако, попав в силки, он запаниковал, и, забыв рекомендации Гермионы, начал панически в них дергаться. Чем сильнее он дергался, тем сильнее сжимались вокруг него хищные плети. Сквозь шум в голове от прилившей крови, он уже не слышал советов, которые ему подавали стоящие внизу друзья. Внезапно темнота оказалась залита слепящим светом, от которого Силки стремительно съежились в тень, а некоторые так вообще, рассыпались пеплом. Растерянный, Уизли довольно чувствительно приложился мягким местом об пол, на который упал.

- Рон, ты что, не слушал Гермиону, когда она говорила, что не стоит дергаться, и тебя само отпустит? - Раздраженно осведомился Гарри. - Мы уже столько времени потеряли со всеми этими задержками, как бы не опоздать! Пошли быстрее! - И развернувшись, он последовал прямо по коридору. Укоризненно качнув Рону головой, девочка быстро догнала приятеля, оставив недовольно бурчавшего Уизли позади. И никто из них не заметил, что на полу осталась серебристого цвета лужица ткани, выпавшая из кармана Гарри. Быстро догнав парочку, он пристроился немного сзади. Через несколько минут они достигли высокой двери. Наученные горьким опытом, они очень осторожно ее приоткрыли и заглянули в образовавшуюся щель. Захлопнув ее, Гарри оглядел Герми и Рона, и скомандовал:

- На счет три! Раз, два три! - Быстро приоткрыв дверь, Гарри, а за ним и Рон с Гермионой, скользнули внутрь. Оказавшись в большом помещении, они пригнулись, спасаясь от бесчисленного множества мелких пичуг, со свистом рассекавших воздух.

Подойдя к двери на другом конце комнаты, ребята обнаружили, что она заперта, и заклинаниями не открывается.

- Ключи! Гарри, это ключи! - Раздался возглас Уизли, разглядевшего птах внимательнее. И действительно, по большой комнате летало огромнее количество крылатых ключей.

- И который из них наш? - Озадачился Поттер.

- Думаю, во-о-он тот, - указала рукой Гермиона. - Видишь, у него слегка помято крылышко?

- Ага, понял.

- Эй, друг, напрасно ты отказался играть в квиддич, тебе бы это сейчас пригодилось! - Раздался слегка, ну, самую малость злорадствующий голос Рона. - Вот, держи, она в углу стояла. - И он сунул в руки Гарри метлу.

Оглядев ее со всех сторон, Поттер поднял недоумевающий взгляд на Рона.

- Ты что, предлагаешь мне сесть на нее, и гоняться Бог знает сколько времени за этой фиговиной?

На утверждающий кивок рыжего, Гарри страдальчески вздохнул и бросил метлу у своих ног.

- Акцио Максима! - Направил он палочку на нужный ключ. Через две секунды он был у него в руках. Не глядя на ошеломленного таким решением задачи Уизли, Гарри обернулся к двери и открыл ее. Соблюдая привычную осторожность, он в щелочку заглянул внутрь, однако ничего, кроме темноты не увидел. Решив рискнуть, он рывком приоткрыл дверь и просунул туда руку с палочкой, на кончике которой горел неяркий Люмос. Ничего. Пустой темный коридор. Оглянувшись на друзей, Гарри открыл дверь пошире и шагнул через порог. Друзья без колебаний последовали за ним. Еще через несколько минут они вышли к порогу просто гигантского зала, расчерченного черно-белыми клетками, на которых стояли такие же огромные, под стать своей «доске» шахматные фигуры. Ребята попытались, было, шагнуть дальше, но были остановлены скрестившими алебарды, пешками.

- Гарри, тут не пройти просто так. Надо выиграть, что бы тебя пропустили. Позволь мне, я знаю, я ведь, лучший игрок на нашем факультете! - Рон не хотел оставаться бесполезным хвостом, видя, с какой легкостью его друзья проходят препятствия.

- Ты уверен? Рон, я что-нибудь придумаю, тебе не обязательно так рисковать! - Однако этот возглас лучшего друга наоборот, заставил Уизли, что называется, упереться рогами.

- Гарри, ты сам говорил, и так уже столько времени потеряно, пока ты еще что-то придумаешь! Так что не отговаривай меня, я все решил! - И Рон «оседлал» коня.

- Пожелай мне удачи, - не глядя на Гарри, попросил бледный, но решительно настроенный, Рон.

- Сделай их! Ты самый сильный!

Не глядя, кивнув, Рон скомандовал:

- Е2 - Е4!

Со скрежетом низкорослая пешка двинулась на указанную клетку. Через несколько секунд раздавался только грохот ломающихся фигур и команды Рона. Застывшие на границе поля друзья рыжего только и могли, что с тревогой ждать конца этого шахматного матча. Но вот, на поле осталось всего несколько фигур. Обернувшись в сторону друзей, Рон, до сих пор сидящий на фигуре коня, бледно улыбнулся:

- У меня нет выбора, если я не сделаю этот ход, то вы не сможете пройти, так что, - и он вернул внимание на поле, двинув своего коня на клетку рядом с белой королевой.

Со скрежетом фигура, на которой сидел Рон, сделала свой ход, остановившись рядом с королем противника. Вот фигура короля пришла в движение, замахиваясь на коня…. Вместо того, чтобы быстро спрыгнуть, Рон зачем-то зажмурился и отвернулся, дожидаясь удара. Раздался грохот, поднялась пыль, потом звук движения еще одной фигуры и стало видно, как фигура короля противника выпустила свой меч, с лязгом рухнувший к ногам. Не дожидаясь, пока уляжется пыль, Гарри и Гермиона кинулись к Рону. Девочка оказалась возле него быстрее. Рухнув перед ним на колени, она положила его голову к себе на колени и подняла на Гарри полный отчаяния взгляд.

- Гарри, он без сознания, и ему требуется помощь!

- Вот что…. Ты оставайся с ним, а я пойду дальше. Не может быть, что бы здесь были только эти ловушки. Вот-вот обязательно должны подойти взрослые, скажешь им, что я пошел дальше и постараюсь задержать того, кто идет впереди, до их прихода!

- Гарри, береги себя! - Раздался ему вслед тихий возглас девочки. Махнув ей рукой, что услышал, Поттер перешел на быстрый шаг, почти бег.

Остановившись в комнате, где стоял столик с зельями и пламенем на пороге, он бросил вслух:

- Ну и, гений, которая из них?

На эти слова листок, лежащий рядом с пузырьками, немного сместился, как будто бы его кто-то двинул, что бы было удобнее читать, после чего один из флаконов немного качнулся.

- Ладно, поверю на слово, но если что - хоронить будешь за свой счет! - И одним глотком проглотил мерзкое на вкус зелье. Передернувшись, Гарри с некоторой опаской приблизился к пламени, и застыл перед ним.

- А ты уверен? - Недоверчиво спросил он.

И тут же, взмахнув руками, пролетел сквозь пламя, как будто его кто-то толкнул. Даже не успев испугаться, он оказался в зале с колоннами, ярко освещенном факелами. В его середине стояло то самое Зеркало Еиналеж, что дало ему столько пищи для размышлений, и так жестоко оборвав все надежды, до сих пор теплящиеся в его душе. А перед зеркалом стоял профессор ЗОТИ Квиррел, в своем неизменном лиловом тюрбане.

- Г-г-гарри! Как-к-к хорошо, что ты к-к-к нам присоединился! Подойди, не б-б-бойся!

- Профессор? Что вам нужно? - Выставив палочку, Гарри сместился немного за колонну.

- П-п-п-понимаешь, Гарри. Мне к-к-кое-что нужно, но Д-д-д-дамблдор сп-п-прятал это в зеркале, от-т-ткуда это можешь д-д-достать только т-т-ты.

Недоверчиво покачав головой, Гарри, тем не менее, подошел к зеркалу и вновь посмотрел на свое отражение. Как и вчера вечером, сначала он увидел только себя, потом Даньку, а потом за их спиной вновь стали три силуэта и отец, но без мамы. Только теперь Фигура за спиной Даньки тянула того за ухо, заставляя приподниматься на носки. Впрочем, ему самому было не легче. Он находился точно в таком же положении, за тем отличием, что его тянули вверх еще и за шиворот. Переведя круглые глаза на отца, Кирилл увидел только нахмуренные брови и грозящий им с братом палец. Закатив глаза к потолку, отец подошел к нему зазеркальному и запустил руку в карман джинсов. Вытащив ее и разжав кулак, он показал Гарри темно-красный камень с теперешний его кулак, после чего опустил его назад в карман. И тут же Поттер почувствовал, как отяжелел его собственный карман. С трудом удержавшись от моментальной проверки, так ли это, он провел пальцами по холодному стеклу, там, где было лицо отца.

- Г-г-гарри, что ты видишь? - С трудом расслышал он вопрос. Переведя расфокусированный взгляд на Квиррела, с нетерпением дожидавшегося ответа, он мечтательно ответил то же, что директору вчерашней ночью.

- Дай мхне посссмотретсь на мальчишшшку…. - Раздался неприятный шипящий голос, не принадлежащий Квиррелу. Едва услышав его, Гарри ласточкой метнулся за ближайшую колонну и укрылся за ней, продолжив наблюдение за происходящим оттуда. Едва услышав это распоряжение, профессор начал разматывать свой тюрбан. Виток за витком опускался на пол, пока не оказался там весь. Обычный русоволосый мужчина, с прилизанными короткими волосами, и, кажется, намечающейся на макушке лысиной. Однако, это безобидное впечатление продержалось ровно до того момента, пока Квиррел не повернулся спиной. Из его затылка, как пародия на двуликого бога Януса, торчало второе лицо. Бледное, как поганка, местами покрытое мягкой, нездорового вида чешуей, с радужкой глаз красного цвета и вертикальным зрачком, а там, где должен был быть нос, была всего лишь какая-то щель.

- Щшшто, Гхарри, не нравлюсссь я тебе? А ведь это ты меня тхаким сссделал. Меня, величшшайшшего мага, каким-то паразситом, вынужшшденном дтелить это тело сс неудачшником. Кхамень у него в кхармане, убей мальчччишшку, и одттай его мне! - Без перехода раздался приказ. И тут же в Гарри полетели разнообразные заклятья, которые Квиррел выговаривал без привычного заикания. Если бы не предусмотрительность, то Поттера убило бы уже второе заклинание. Где бегом, где кувырком, перемещаясь за колоннами, Гарри отвечал, чем мог, стараясь не выходить за школьные рамки. Больше прячась от Квиррела, чем отвечая, Гарри напряженно ждал. В какой-то момент ему в спину прилетел камешек. Как будто бы дожидаясь только его, Гарри выскользнул из-за колонны, сжимая в кулаке Философский Камень.

- Ступефай! - Луч летит в направлении Квиррела, тот прячется от него за щитом, созданным небрежным взмахом руки и отсылает его в направлении Поттера. Гарри ускользает от него, тут ему под ноги, как живой, попадает обломок колонны, которых вокруг в результате дуэли разбросано превеликое множество, и, спотыкаясь, падает. От удара дыхание немного перехватывает, кулак разжимается, и Камень летит едва ли не под ноги Квиррела. Того мига, когда профессор отвлекается на призыв Камня, Гарри хватает, чтобы перекатиться под защиту упавшей колонны и что-то прошептать. По экспрессии, похоже на ругательство.

- Ты мне должен! - Раздается его отчаянный крик.

- Должен, должен! Отдам Авадой! - Хохоча, отвечает Волдеморт. Он не видит, как в торжествующей усмешке, достойной его самого, кривиться рот всего лишь первокурсника. Заполучив то, за чем он и охотился, Квиррел спешит убраться подальше, пока не явились горе-»охранники». Однако и оставлять мальчишку в живых тоже неохота. Поэтому Квиррел устремляется куда-то вбок, в незамеченный ранее проход, но напоследок пускает целый залп из светлых, темных и очень темных заклинаний в сторону Гарри. Не дожидаясь итога, Вола-де-Морт исчезает из поля зрения, уже не видя, как Гарри оглушает прилетевшим чуть сбоку Ступефаем, и он падает на пол, ударяясь затылком об обломок и теряя сознание.

* * *

Удивительно спокойно, тепло и мягко. Пахнет крахмалом и зельями. Еще даже не открыв глаза, Гарри немного улыбается. Больничное крыло.

- Гарри! Ты очнулся! - Чай с лимоном и клюквенное варенье. Мадам Помфри. Открыв, наконец, глаза, Гарри часто заморгал, приспосабливая зрение к яркому освещению.

- Ох, держи, твои очки, - звяканье и на переносицу опускается оправа, про которую он даже и не вспомнил. Хорошо хоть, его моргание приняли за слепоту.

- Что…, - голос похож на карканье простуженной вороны. Тут же под носом оказывается стакан, в котором по виду, чистейшая вода. С некоторым трудом приподняв свое тело на подушки повыше, Гарри выхлебал его так, будто бы только что пересек пустыню и ни разу не сделал и глотка живительной влаги.

- Что произошло? Рон? Что с ним? - Повторил он свою попытку.

- У Рона было только небольшое сотрясение мозга, и я его выписала уже на следующий день…

- На следующий день? - Тут же уцепился за фразу Поттер. - А сколько дней тогда прошло с тех пор, как я здесь?!

- Ну-ну, мальчик мой! Не стоит так беспокоиться. - Ширма отдернулась, и показался директор Дамблдор, в сопровождении неотлучного Снейпа (кто бы сомневался!) и МакГонагалл (тем более).

Призвав стул, директор уселся возле кровати, декан встала рядом с ним, а зельевар остался в ногах кровати, сложив руки на груди и завернувшись в мантию, как в крылья.

- Гарри, дело очень серьезное, и мне надо знать до мельчайших деталей, что там произошло.

- Да, конечно, директор, спрашивайте, я готов. - Гарри подложил под спину подушку и устроился сидя.

- Начни рассказывать, а я спрошу, что заинтересует.

- Сначала…. Сначала. Если сначала, то это с начала года. Еще когда я сидел на праздничном пиру, то у меня внезапно разболелась голова, когда я посмотрел на преподавательский стол. И потом, когда я смотрел на профессора Квиррела, у меня постоянно ныла голова. Гермиона меня из-за этого все хотела в Больничное крыло упечь - а вдруг, какое проклятье. Потом, когда гоблины одели на меня Комплект, все прекратилось. Потом, я постоянно видел, что профессор Квиррел стремиться попасть в коридор на третьем этаже, куда вы запретили ходить. Тогда, на отработке, когда мы с Малфоем наткнулись на то существо, у меня жутко разболелась голова, но я вам это уже рассказывал. Кулон и браслет нагрелись, и голова болеть перестала. А потом мы не выдержали, - на этих словах Гарри виновато опустил глаза, - и наведались в коридор, посмотреть, ради чего Квиррел так стремится туда попасть. А там эта трехголовая собака. Мы начали искать в библиотеке, что это может быть. Понимаете, я ведь не читал здесь, в магическом мире газет, и поэтому плохо себе представляю, что творится. Поэтому меня очень заинтересовала заметка, что Гринготтс попытались ограбить, причем, именно тот сейф, из которого Хагрид накануне что-то забрал. Еще немного копошения в библиотеке, и мы решили, что ничем другим то, что охраняет Пушок, кроме как Философским Камнем, быть не может. А кому до такой степени нужен Камень, кроме, как Волдеморту? Вот мы стали караулить его. А той ночью Квиррел стал пробираться к коридору, ну, и мы за ним. Подходим, а там Пушок под арфу дрыхнет, и люк открыт. Мы вниз, там эти дурацкие Дьявольские Силки, - погрузившись в воспоминания, Гарри оживился, порозовел и стал помогать себе жестами, я и Герми их прошли, как нож сквозь масло, а Рон застрял, никак не мог расслабиться. Ну, Герми и включила Люмос Максима! Так эти чуть не обуглились! А потом комната, где была куча летающих ключей! И кто придумал такую дурацкую ловушку? - Удивился мальчик. - Там еще метла рядом стояла, мол, берите меня и ловите ключик!

- А ты что сделал? - Живо спросил Дамблдор.

- Я что, идиот, время терять на всяких догоняшках? - Недоуменно посмотрел на него Поттер. - Я просто призвал его Акцио Максима. - На этих словах Снейп издал такой звук, что знай Гарри его немного лучше, решил бы, что это проглоченный смешок.

- А дальше что? - Подался вперед светлый маг.

- Дальше…. А потом был зал с шахматами. Прежде, чем я смог вмешаться, Рон уже влез на фигуру и начал играть.

- Такой неодобрительный тон…. Мистер Поттер, а если бы мистер Уизли не поторопился, то каковы бы были ваши действия? - Бархатный голос, без своих саркастичных ноток, вызывал просто-таки неконтролируемое желание сказать правду.

- Я уже давно заметил, что если хочешь усилить заклинание, то надо сказать Максима. Действует не всеми заклинаниями, но с большинством. Так что я бы просто быстренько разнес их Бомбарда Максима. - Вроде бы никаких хмыков, замечаний, да вообще, эмоций, не было, но от взгляда непроницаемо-черных глаз стало очень неуютно.

- Потом Рон выиграл, но его фигуру разнесли и сам он пострадал. Гермиона осталась рядом с ним, а я пошел дальше. Дальше был зал, где стоял столик зельями. Ну, это было, вообще проще простого. Я получаю свои отметки по зельеварению не просто так! - Горделиво заметил Гарри. - Так что выпил нужное, и прошел сквозь огонь.

- И? Что дальше? - Подтолкнул к продолжению разговора замолчавшего мальчика директор.

- А там возле Зеркала Еиналеж стоял Квиррел. - Резковато ответил разом поскучневший ребенок. - Я тогда еще подумал, вдруг мы ошиблись, и подошел к нему, когда он позвал меня посмотреть в зеркало. Он еще спросил меня, так же как и вы, директор, что я там вижу. Я ответил ему правду, - поднял на взрослых заблестевшие глаза Гарри, - маму, папу, брата, себя. А он мне не поверил. Потом раздался такой шипящий, мерзкий голос, и профессор стал разматывать свой тюрбан. Когда размотал и повернулся ко мне спиной, я увидел у него в затылке такую мерзкую харю! - Гарри едва не сплюнул. - Бледный, как поганка, носа нет, глаза красные - урод уродом! И говорит этот профессору, что камень у меня в кармане, убей мальчишку и принеси мне его.

- А где был
камень, Гарри? - Мягко задал вопрос директор.

- Да не знаю я! Что я вам, гадалка, камень там, камень тут! - Сорвался на крик Поттер. - Не знаю я! Я только свою семью там и видел! А как этот сказал, убей мальчишку, так постарался спрятаться за колонной и не высовываться! Я только Ступефой и Петрификус Тоталус узнал из всего, что в меня этот посылал! А потом я споткнулся, и луч пролетел надо мной и попал в зеркало. Оно разбилось, и тут этот как захохочет! Я рискнул выглянуть, и увидел, как Квиррел, у которого в голове этот, что-то поднял с пола и положил к себе в карман. Потом оглянулся и ка-а-ак запустит в меня всяким-разным! Видимо, что-то попало, потому что больше я ничего не помню. - Глубоко вздохнув, Гарри замолчал.

В палате повисла тяжелая тишина. Директор смотрел в пол и о чем-то хмурился. Снейп смотрел на Поттера безразличным взглядом, от которого тому хотелось спрятаться под кроватью. МакГонагалл смотрела на директора.

- Э, а все-таки, что с Роном? - Робко повторил свой самый первый вопрос Гарри.

- С Роном? С ним все в порядке, его на следующий же день выписали, - с отсутствующим видом ответил директор.

- А сколько я тогда здесь лежал? - поинтересовался насчет себя Поттер.

- Что? - Наконец-то вынырнул из своих мыслей директор.

- Три дня. - Получил он ответ со стороны Снейпа.

- Три дня?! - Поразился Гарри. - А почему так долго?

- Магическое истощение, сотрясение мозга. Вы двое суток были без сознания, потом вас просто на всякий случай держали в состоянии сна, чтобы не было осложнений.

- Господин директор, то, что поднял с пола профессор Квиррел, это ведь Философский камень? И что теперь? Он возродится?

- Да, Гарри, это был Философский камень. И скорее всего, он действительно возвратился.

Глава 25.

Выйдя из лазарета, Гарри пришлось выслушать немало «приятного», высказанного ему Роном, после того, как он посвятил их в исход своих действий. Гермиона не сказала ничего, но от ее тяжелого вздоха Поттеру стало действительно стыдно, однако он мысленно оправдал себя любимым высказыванием Дамблдора: «Я действую во благо, в том числе и твое». Еще он извинился перед Невиллом за свое обездвиживающее заклинание, и получил его полное прощение и понимающий кивок.

Сидя вечером на праздничном пиру в честь окончания учебного года, Гарри разглядывал флаги серебристо-зеленого цвета - в этом году, судя по всему, Кубок Школы получит именно факультет змей. Мыслями он был уже не здесь - сегодня ночью они с Драко должны были встретиться в Тайной Комнате для уточнения планов на лето. И это отнюдь не добавляло ему хорошего настроения: Драко ехал к своей семье, отцу, маме, крестному. А ему, Гарри, надо было возвращаться к Дурслям, которых, несмотря на изменившееся к нему отношение, он все равно терпеть не мог, и которым поклялся рано или поздно отомстить. Именно поэтому он и пропустил начало приветственной речи вставшего со своего кресла Дамблдора.

- Дорогие мои ученики! Вот и закончился очередной учебный год, для кого-то последний, а для кого-то - первый в последующей череде, для кого-то один из нескольких. Многое было в этом году, и хорошее, и плохое. Но так было всегда. А сейчас, как я понимаю, мы должны определить, кто выиграл соревнование между факультетами. Начнем с конца. Четвертое место занял факультет Гриффиндор - триста двенадцать очков. Третье - Хаффлпафф, у них триста пятьдесят два очка. На втором месте Рэйвенкло - четыреста двадцать шесть очков. А на первом Слизерин - четыреста семьдесят два очка.

Стол слизеринцев взорвался криками и аплодисментами, которые довольно быстро стихли под неодобрительным взглядом декана.

- Да, да, вы прекрасно потрудились, - произнес Дамблдор, обращаясь к сидящим за столом Слизерина. - однако мы не учли последних событий.

Зал затих. За слизеринским столом воцарилась гробовая тишина.

Дамблдор громко хмыкнул.

- Итак, - продолжил он. - В связи с тем, что в свете последних событий некоторые ученики заработали некоторое количество очков… Подождите, подождите… Ага…

Дамблдор задумался - или сделал вид, что задумался.

- Начнем с мистера Рональда Уизли…

Рон побагровел и стал похож на помидор.

-…за лучшую игру в шахматы в истории Хогвартса я присуждаю факультету Гриффиндор пятьдесят очков.

Переждав поднявшийся гвалт за львиным столом, директор продолжил.

- Далее… мисс Гермиона Грейнджер, - произнес Дамблдор. - За умение использовать холодную логику перед лицом опасности я присуждаю факультету еще пятьдесят очков.

Гермиона закрыла лицо руками. Гарри не сомневался, что она расплакалась.

- И наконец, мистер Гарри Поттер, - объявил Дамблдор, и в зале воцарилась абсолютная тишина. - За железную выдержку , фантастическую храбрость и находчивость, я присуждаю факультету шестьдесят очков.

Тишина. Все обратили внимание на то, что теперь и Гриффиндор и Слизерин имеет одинаковое количество очков. Так что все внимание было приковано к директору, а что теперь? Директор ожидания оправдал.

- Храбрость бывает разной. - Дамблдор по-прежнему улыбался. - Надо быть достаточно отважным, что бы противостоять врагу. Но не меньше отваги требуется для того, что бы противостоять друзьям. И за это я присуждаю десять очков Невиллу Лонгботтому. А теперь, мне кажется, надо сменить декорации.

После того, как ало-золотые стяги сменили серебристо-зеленые, гриффиндорский стол взорвался свистом и улюлюканьем, который негромко поддержали столы Хаффлпаффа и Рэйвенкло. Со стороны Слизерина было лишь гробовое молчание на такое явное выгораживание львов. Змеиный факультет показал свое отношение к произошедшему более, чем ясно: как только последний первокурсник наелся, весь факультет встал из-за стола и покинул Большой Зал. Мало кто заметил, как многие учащиеся Рэйвенкло и Хаффлпаффа проводили слизеринцев участливыми или сочувствующим взглядами.

* * *

- Нет, вот же с* ка! - Разъяренный блондин метался по тренировочному залу. - Вот же тварь какая! Мы лучшие! Мы старались, выгрызая каждый балл, они заработаны нашими мозгами, старанием и знаниями! А этот так просто - раз, - он щелкнул пальцами, - и его любимчики в дамках!

- Драко, я тебя прекрасно понимаю, но ты же всегда знал, что так и будет. Так что успокойся. - Попытался утихомирить его брюнет, лежащий на матах.

- Успокойся?! УСПОКОЙСЯ?! - С блондина уже, кажется, даже искры сыпаться стали. - Я сам, САМ, заработал многие из этих баллов! Я учусь на этом факультете! И нас вот просто лишили заслуженной победы!

- Драко, у меня мало времени, меня в любой момент могут хватиться. Поэтому хватит истерить! - Наконец разозлился Поттер. - И верни мне, наконец, мантию!

- На, держи! - Кинул серебристый комок Малфой. - Я чуть не обосрался, когда шел за тобой! А как я потом прятался среди шахматных обломков от взгляда старика и сопровождавших его!

- Эссессили, - обратился к василиску Гарри, больше не обращая внимания на все еще продолжавшего беситься Малфоя, - у меня есть два вопроса: первый - рано или поздно наше тесное общение с блондинчиком выплывет на свет. Как можно оправдать такую тесную связь? Можно сказать, родство душ?

- Мало кто знал это, а теперь и подавно, не помнит, но мой Господин и Годрик Гриффиндор были побратимами.

- Побратимами?! - Раздался возглас мгновенно отвлекшегося от несправедливости жизни Малфоя.

- Да. Этот обряд очень прост, и заметить его на магической оболочке мага можно лишь в том случае, если знаешь, на что обращать внимание.

- Мы можем провести его? И как? - Подался вперед Гарри. - Ах да, и как это может нам аукнуться?

- Что сделать? - Не понял василиск.

- Аукнуться. Ну, впоследствии доставлять какие-либо неприятности, иметь какие-то последствия. - Расшифровал Поттер.

- Почти никаких. Только в случае смерти одного из вас второй прочувствует его смерть на себе.

- Хорошо. Как его выполняют? - Гарри был настроен решительно.

- Возьми лезвие, да не палочку, и не твои магические клинки, а простое лезвие! - Остановил Эссессили Поттера, доставшего один из своих стилетов. Виновато покраснев, Гарри принес один из кинжалов, которых в стойках с холодным оружием было, ну, очень много.

- Теперь рассеките левую ладонь и пожмите друг другу руки, что бы кровь смешалась. После этого скажите: «Брат моей крови, моего сердца, моей души и моей магии. Отныне я не разделяю себя с тобой».

Сделав все так, как сказал василиск, ребята по очереди произнесли эти слова. Как только Драко закончил говорить, их сомкнутые ладони обвила сияющая лента, разделившаяся пополам и, растворившись в телах ребят, которых тряхнуло, как от удара током.

- И что теперь? - Поинтересовался Драко, разглядывая ладонь, на которой был практический незаметный тонкий шрам.

- Теперь, если одному из вас будет угрожать смерть или физические неприятности, второй почувствует все сам. И еще немного по мелочам, но с этим вы разберетесь сами. Так что там у тебя за второй вопрос, - обратился василиск к Поттеру.

- Что такое кресстраж? - Вот только реакция Эссессили на этот вопрос была, мягко говоря, угрожающей. Зашипев почти на ультразвуке, он стремительно для своих размеров, переместился к Поттеру, опять присевшему на маты, придавил его тело хвостом и, оскалив свои клыки, навис над ним.

- Детенышшш, шшшшто ты зссснаешшшшшь об этом?!

- Душа, которая была в этом теле до меня, она была кресстражем, - еле сумел просипеть под весом всего лишь хвоста Гарри. На этих словах василиск все же убрал с Поттера свой хвост и свистяще потребовал объяснений.

- Эссессили, мы с братом не просто из другой реальности. Не знаю, было ли там такое же сообщество магов, как здесь, но было семь книжек, и именно про меня. Точнее, того мальчика, в тело которого вселилась моя душа. И в той книжке было сказано, что он был восьмым кресстражем.

- Восьмым?!? - Если бы змеиные морды могли владеть мимикой, то конкретно эта рептилия была бы в глубоком шоке.

- Ну да, восьмым. И это и есть причина моего интереса. Тот маг, про которого ты как -то обмолвился, Том Марволо Риддл, он теперь стал Волдемортом. И у него было восемь осколков души. Ты помнишь наши планы на лето, именно поэтому я спросил у тебя про них. Мы хотим донести информацию до него и посмотреть, как он на нее отреагирует. Если он станет адекватным, то Старик может получить более, чем серьезного врага, а маги - лидера, не страдающего сумасшествием.

- Кресстраж…, - задумчиво протянул василиск, - это старая, и как я думал, забытая магия. Черная. Она была запрещена под страхом смерти еще во времена моего Господина, не думал, что сведения о них дошли и до этих времен. Поклянитесь мне, вы, оба, что то, что я вам сейчас расскажу, никогда не будет использовано вами для себя, или для других. - Драко и Гарри с готовностью произнесли требуемые слова. - Что ж, слушайте…

* * *

В Хогвартс-экспрессе, в одном из вагонов, была драка. Ее пытались разнять старосты факультетов, но на них никто не обращал внимания. Драко Малфой оскорбил Гермиону Грейнджер и Рона Уизли. Гарри Поттер вступился за друзей и оскорбил родителей Малфоя и декана слизеринцев. Несколько слов, и оба вспыхнули как сухой порох, перейдя от слов к кулакам. Первый учебный год был завершен и как следует отмечен.

Часть вторая.

Пролог.

Через день после начала летних каникул, на окраине Литтл-Уилдинга, городка неподалеку от Лондона, остановился невысокий изящный мальчик в хорошей одежде. Окраина, как окраина, но…, только не эта - облюбованная шпаной. Вечер не самое лучшее время для прогулок по этим местам мысль, о чем до неожиданного визитера донесла банда подростков, мгновенно окружившая его. Мысль доноситься не захотела, и после нескольких минут «возражений», окончившихся пятью переломами различной степени тяжести и бесчисленного количества синяков, визитер прихватил за шкирку одного из нападавших и отволок единственному действующему фонарю, оставленному бандой целым для собственных нужд. Внимательнейшим образом обсмотрев «добычу» с головы до ног, визитер вежливым тоном пригласил ее по адресу такому-то, завтра в 11 утра на собеседование по поводу хорошо оплачиваемой работы. В противном случае…. На этих словах пришлый развел руками, оставив трофей додумываться до остального самостоятельно. Судорожно кивнув головой, трофей принял столь любезное приглашение. Покровительственно похлопав его по плечу, визитер растворился в ночных сумерках.

* * *

Взвизгнув тормозами, «Ночной Рыцарь» остановился на краю мрачной пустоши, выпуская на волю невысокую фигуру, до самого носа закутанную в широкий темный плащ. Не произнеся ни слова с того момента, как был назван пункт назначения, фигура молча расплатилась с кондуктором и направилась к одинокому дому, видневшемуся вдалеке. Прошло немало времени, прежде чем она дошла до намеченной цели, поднялась на крыльцо, и громко постучалась в дверь. Ей открыли так быстро, будто бы ее визита ждали. Войдя, фигура скинула капюшон, показывая лицо, вежливо поздоровалась и сразу же перешла к делу:

- Я проконсультировался с гоблинами, они сказали мне, что это ваше любимое детище, единоличным хозяином которого вы и являетесь. Поэтому я хочу сделать вам предложение, от которого вы не сможете отказаться…

* * *

Затерянный среди скал, стоял громадный величественный замок. Не светилось ни одно из его окон, однако в подземелье одной из башен, в лаборатории, свет был. В ней находился мужчина, который очень медленно и внимательно читал рецепт в книге, которая по виду была готова рассыпаться даже от взгляда, не то, что от прикосновения. Дочитав его, мужчина принялся ходить между полок, на которых хранились ингредиенты, и внимательно отбирать нужное. Отнеся отобранное на столик, он еще раз глянул в книгу, после чего принялся отмечать на листе пергамента недостающее. Вызвав щелчком пальцев домового эльфа, он вручил ему свернутый список и знаком приказал отправить указанному на нем адресату. Дрожащий от ужаса эльф испарился с глаз, а мужчина еще раз оглядел стоящие на столике баночки, коробочки и свертки. Довольно кивнув, он добавил к ним сверток, который достал из кармана и огрызнулся, отвечая невидимому собеседнику:

- Нет! Я сам! Такое никому не доверяют, я лучше потерплю немного, но буду уверен в результате! - После чего вышел из лаборатории и запечатал двери таким количеством чар такой силы, что им не повредило бы и землетрясение.

* * *

В мрачном доме под номером 12 на площади Гриммаулд-Плейс, собралась компания очень разных людей. Все они сидели на кухне, где во главе стола сидел маг с длинной белоснежной бородой и такими же волосами. Одет он был в мантию ярко-розового цвета с салатовыми и зелеными бабочками. Несмотря на такую веселую расцветку, он был предельно серьезен. Остальные были, скорее, раздражены таким поздним сбором. Не став дожидаться, пока ему выскажут претензии, пожилой маг произнес:

- Нам надо установить более плотное наблюдение за Гарри. Была допущена ошибка, в результате которой Тот-Кого-Нельзя-Называть обрел тело. Он возродился.

После его слов серьезными стали и все остальные, а в кухне повисла гробовая тишина.

Глава 1.

Большой, роскошно обставленный кабинет освещался только пламенем неярко горящего камина. В сумраке терялся и огромный письменный стол, поблескивающий лаком, с пятном письменного прибора. Терялся роскошный диван, на котором с комфортом мог разместиться даже Хагрид. Терялся пушистый восточный ковер, который по своей мягкости вполне мог заменить, если уж не перину, так упругий матрац точно. Не терялись только два глубоких кресла, стоящих перед камином, в одном из которых, сгорбившись и поставив локти на колени, зарывшись пальцами в роскошную, отблескивавшую платиной шевелюру, сидел мужчина. Видимо, нерадостными были его думы, раз он не услышал шороха открытой и вновь закрытой двери. Неслышные шаги, и тот, кто вошел, нежно проводит по рукам сидящего. Беловолосый со вздохом распрямляется, и, подчиняясь мягкому нажиму, откидывается на спинку кресла. Темная тень все так же неслышно скользит к столику сбоку от камина, негромкое звяканье, и через несколько мгновений в руке сидящего бокал с янтарным напитком. Вернувшись за спинку кресла, вошедший начинает мягко массировать плечи того, кто в кресле. Сделав глоток из бокала, он почти стонет:

- Что?! Во имя Мерлина, ну что я сделал не так?!

Сочувственно сжав его плечи, стоящий за креслом отвечает на этот крик души, вот только, как шокированы были бы те, кто услышал эти, так не свойственные этому человеку, интонации, полные тепла и желания успокоить.

- Мы, Люциус, мы. Не бери всю вину на себя. Я видел, но не остановил. Так что, виноваты мы оба. Слишком много свободы и мало контроля в первый раз, слишком много контроля и мало свободы во второй.

- Мало, много…. Какая разница! В первый раз я получил законченного ублюдка, а во второй… Ты сам его видел, так что кому я говорю! - И, залпом осушив бокал, Люциус Малфой вскочил с кресла, запустив несчастный бокал камин.

Прислонившись к боку камина и положив локоть на каминную полку, Северус Снейп, профессор зельеварения в Хогвартсе, с непроницаемым лицом смотрел на мечущегося по кабинету лорда.

- Как ты правильно заметил, Я, - он выделил голосом местоимение, - видел. А вот ты как раз таки и нет.

Стремительно развернувшаяся фигура могла напугать кого угодно, кроме того, кто видел и не такое.

- Что? Что ты видел?! - Потребовал Люциус ответа от своего любовника.

Скользнув за спину Малфоя не менее стремительным и плавным движением, чем продемонстрировал до этого лорд, Снейп обхватил того одной рукой поперек груди, а второй сгреб в одну горсть волосы и потянул вперед и вбок.

- А где же приветствие, или хотя бы поцелуй? - Вкрадчиво прошептал он в открывшееся ухо, послав мурашки вдоль позвоночника Малфоя. - И потом, Люциус, даже смешно, как будто ты Хаффлпафф закончил, а не Слизерин. Ты требуешь у меня информацию, но она требует платы, а ты мне ее пока не предложил. Поэтому я сам ее назначу. - И Снейп несильно прикусил загривок сиятельного лорда, заставив того вздрогнуть.

- Что ты хочешь? - Спокойный, правда, чуть севший голос и напряженное, как струна тело.

- Твою покорность и твою фантазию, - одна рука выпускает из плена тело, вторая - волосы, которые вновь свободной волной рассыпаются до лопаток. Шаг назад, и фигура в черной мантии вновь стоит возле камина, облокачиваясь на полку, а внимательные черные глаза смотрят на застывшего лорда, которого раздирают несколько чувств: желание узнать, нежелание покориться добровольно и огонь, уже плещущийся в крови и туманящий разум. Последнее чувство побеждает, и Люциус начинает медленно расстегивать жилет. Четыре вздоха, и эта деталь одежды лежит в ногах, длинные пальцы начинают развязывать белоснежный пышный галстук. Из темноты протягивается рука, не позволяя этой детали туалета соскользнуть на пол. На секунду замерев, руки продолжают столь же неспешно расстегивать рубашку. Минута, и она присоединяется к жилету. Легкой лаской пройдясь подушечками по голой коже, руки спускаются на пояс брюк, начиная расстегивать его все так же неторопливо. Постепенно к одежде на полу присоединились ремень, туфли, брюки, носки и шелковое белье. На вопросительно приподнятую бровь Снейпа ответили насмешливым пожатием плеч. И вот на ковре среди вороха одежды стоит обнаженная фигура исключительно красивого мужчины, по праву гордящегося своим телом, и чье возбуждение что называется, «с головой», выдает некий орган.

Пламя камина, единственный источник света в комнате, красиво оттеняет мускулатуру блондина, его гладкую кожу. Его любовник вполне откровенно любуется мужчиной.

-И долго мне так еще стоять? - немного недовольно наконец изрекает тот, немного поведя плечом.

Впрочем, Северуса давно уговаривать на подобное не надо. Он охотно подходит к Люциусу, позволяя ему начать ритуал раздевания. В этом, без сомнений, Люцу нет равных. Он и себя умеет раздеть, преподнося точно величайшую ценность, и своего партнера мимоходом завести до предела, постепенно освобождая от излишков одежды. Впрочем, порой он специально этого и не делал, высвобождая только то, что необходимо. Но, что Люц предпочитал доминировать, секретом не было. Он никогда не сдавался без боя, кроме... вот разве что, именно таких случаев.

Северус понимал, что в каком-то смысле тот все равно отыграется не сейчас, так потом, в этом и была еще одна небольшая прелесть их отношений, не позволяющая стать таковым привычными.

Люциус губами медленно расстегивал пуговицы его сюртука, умудряясь при этом еще и немного прикусывать кожу, что было весьма… чувственно в его исполнении, длинные пальцы играли с волосами, лаская кожу на затылке, так что мужчина, не выдержав, откинул голову, прикрывая глаза, отдаваясь этой неге. Ладони скользнули ниже, стягивая одежду с тела, по мере ее расстегивания, сам блондин медленно опускался по застежке вниз. Снейп только сдержал улыбку, он уже примерно предвкушал, что тот сейчас сделает. Его оправдания почти оправдались. Почти. Покончив с сюртуком, с шелестом упавшим вниз, тот отчего-то оставил без внимания восставшую плоть любовника и неожиданно увлеченно занялся пупком, и очень чувствительной кожей чуть ниже его.

- Прекрати, - почти прошипел зельевар, закатывая глаза. Тот только усмехнулся, прижимаясь щекой к животу и поглядывая своими серебристыми глазами снизу вверх. Это было почти непереносимо, и Северус резко опустился рядом, притягивая любовника в объятия. Он понимал, что этот прекрасный негодяй сможет просто извести его, обещая удовольствие и не давая его. Приходилось все вновь брать в свои руки.

Впрочем, тот был к подобному готов, откидываясь в объятиях и увлекая спутника на пол перед камином, застеленный лохматым ковром и шкурами. Северус сам срочно освободился от остатков одежды, сейчас уже мешающих.

Несколько легких касаний кожи, скользящее движение по телу, все же они почти змеи пронеслось где-то в голове зельевара, и вновь прохладное касание воздуха. Любовная игра подобна танцу, лишь дойдя до пика, можно слиться со страстным рычанием в жажде овладеть желанным телом. Ему удается максимально протянуть этот срок. Тогда только он накрывает его собой, позволяя сплести ноги на талии, блондин изгибается в руках, постанывая и требуя более плотного внимания. Северус яростно трется, точно помечая любовника своим запахом, втираясь в него своей кожей, проникая пальцами в расслабленное ожидающее тело, и в ответ слышит музыку для своего эго. Это требования ускорить затянувшиеся ласки, но специально, еще немного тянет, лишь слегка касаясь чувствительной точки внутри того, лаская ее, пока Люциус, наконец, совершенно не звереет, самостоятельно направляя его в себя. Северус усмехается, убирая руку, ощущая, как Люц сам насаживается на него, чтобы тут же выгнуться в удовольствии.

Теперь можно и доказать, кто сегодня доминирует. Он немного кусает и так закушенную губу, требуя впустить его язык, жестко целует, но именно это сейчас надо и оно ощущается совершенно правильно, именно так как блондину и хотелось, Он не сдерживаясь движется, возможно, немного резко, но вновь и вновь его удары вырывают вскрики удовольствия тонущие в его рту…Он пьет их, точно божественный нектар, этим напиться невозможно и хочется только все больше, пока они не сливаются в сплошной стон, вознося к темноте звезд, и швыряя вниз, так, что сбивается дыхание. Люциус бьется под ним в сокрушительном оргазме, но он решает продолжить игру…Замирая на мгновение, чтобы вздохнуть воздуха... От камина тянет пламенным жаром, отсветы огня играют на влажной кажущейся дорогим фарфором сейчас, коже…Он бросает взгляд на диван и улыбается. Этот диван уже и так слишком многое знает…

* * *

Едва сумев отдышаться, Снейп наложил на них обоих очищающее, и вновь замер, всем телом впитывая тепло и негу расслабленного тела рядом и прислушиваясь к негромкому треску пламени.

- Он приехал домой с синяком под глазом и практически в истерике. - Внезапно раздался ровный, спокойный голос. И не скажешь, что некоторое время назад именно он умолял и угрожал, вскрикивал и стонал, не пряча своих чувств. - Заперся в спальне и крушил там все. Когда мы с Нарциссой сумели туда зайти, там был погром. А вся его речь сводилась только к одному: Поттер.

Не глядя на продолжавшего лежать Снейпа, Люциус встал и принялся так же медленно и тщательно одеваться, как некоторое время назад разоблачался.

- Я понимаю твои действия, но теперь я хочу услышать то, за что «заплатил». - И он сел в кресло за письменным столом, спрятавшись в темноте.

Вздохнув, сказка окончена, Северус тоже тщательно оделся, но не стал надевать жилет и мантию, оставшись в белоснежной рубашке с воротником-стойкой. Одним взмахом палочки очистив с дивана и ковра все следы «платы», он Акцио призвал себе графин с огневиски и бокал с барного столика. Налив себе янтарной жидкости, Снейп поставил графин на пол рядом с подлокотником, отпил глоток и удобно откинулся на спинку.

- Видел…. Ты помнишь его первым? - Подтверждающий кивок. - Долгожданный наследник, полученный таким трудом и такой ценой. Мы позволяли ему слишком многое, тем самым стерев границы дозволенного. Меры, предпринятые нами, не выправили, а лишь ухудшили ситуацию, противопоставив его нам. То падение было ответом на наши старания. Только мы умудрились испортить все и в этот раз. Лишив его права самостоятельно принимать решения, ограничив свободу, вот и получили то, что есть на данный момент. Но, я ведь не просто так заметил тебе, что это я вижу его, в отличие от тебя. Здесь, в Малфой-Мэноре, у него был слишком узкий круг общения. Я, ты, Нарцисса, Роман, Ли, Панси и Блейз. Вот и весь его круг. Слишком мало, чтобы выработать свою линию поведения. А там, в школе, среди слизеринцев, в постоянных стычках с Поттером, которые я, кстати, приветствую, в соперничестве, я замечаю, как прошлая личность и нынешняя потихоньку сливаются. Порой, мне не то, что не стыдно, я даже горжусь им. Дай ему несколько лет, и ты получишь наследника, которым сможешь если уж не гордиться, то хотя бы не стыдиться.

* * *

Утро в пригородном городке Лондона было самым простым. Почтальон развез газеты, главы семейств уехали на работу. Дом под №4 на Тисовой улице ничем не выделялся от остальных. Время было уже 11 утра, когда к калитке подошла невысокая щуплая фигурка. Какое-то время помявшись, и даже сделав несколько шагов прочь, она все же вернулась к дому и решительно прошла к входной двери. Не дав себе времени передумать, пришедший постучал. Подождав всего полминуты, он с облегченным выдохом повернулся, чтобы уйти, но именно в этот момент дверь распахнулась.

На пороге стояла женщина, чью некрасивость так и не смогли выправить ни модельная одежда, ни дорогая, хоть и не слишком умело использованная косметика. Будь ее лицо, по-лошадиному вытянутое, более приветливым, губы улыбались, а не были недовольно поджаты, то это не так бросалось бы в глаза. Но…. Что есть, то есть.

Увидев на пороге оборванца, ее губы сжались до белой ниточки, однако пришедший не дал сказать даже слова.

- Мне вчера один мальчик сказал придти по этому адресу в 11 утра!

Состроив еще более недовольную гримасу, чем была до этого (хотя, куда уж больше?), она брюзгливо произнесла: «Жди здесь», и захлопнула дверь.

Присев на крыльцо, визитер приготовился ждать. Но ждать пришлось не долго, всего минут десять. Дверь снова распахнулась, и на пороге показался тот, кто вчера так спокойно показал свою силу самой опасной банде окраин. Босиком, одетый в шелковую пижаму светло-серого цвета, зевающий во весь рот, и с вороньим гнездом на голове, он совсем не производил опасного впечатления. Однако это заблуждение было развеяно пристальным взглядом сияющих зеленых глаз. Прекратив зевать, зеленоглазый обошел вставшего со ступенек визитера кругом, задрал его подбородок, вгляделся в глаза и удовлетворенно хмыкнул.

- Пошли. - И не оглядываясь, прошел в дом. Секунду помявшись, второй кинулся следом.

В доме хозяин прошел на кухню, одним недовольным взглядом выставив оттуда толстого мальчика, и сел за стол, кивком указав на второй стул. Робко присев на него, визитер приготовился слушать.

- Тебя зовут Гарри Томпсон. Тебе 12 лет. У тебя отец-алкоголик и мать, вкалывающая на трех работах, что бы прокормить его, тебя, двух сестер и трех братьев. Перед тобой два брата и сестра. Ты четвертый по старшинству. Вместо того, что бы помочь, ты заставляешь мать только плакать. Сядь, - жестко оборвал он вскочившего и уже открывшего рот для возмущения Томпсона. - У меня для тебя предложение. Мои родители мертвы, однако в денежном плане они обо мне позаботились. Я живу с теткой, которую терпеть не могу, и которая терпеть не может меня. Однако у нас с ней безвыходное положение. Если я откажусь от ее опеки, то окажусь в приюте. А она от меня не откажется, так как ей положено хорошее такое денежное содержание на меня. У меня есть карманные деньги, поэтому я предлагаю тебе следующее.

- У тебя мой рост, моя фигура, мои волосы, такие же зеленые глаза и даже мое имя. Я дам тебе старую одежду моего кузена. Тебя будут хорошо кормить в обед, сколько угодно. Ты будешь выполнять поручения моей тети, дяди и даже Дадли, моего кузена. Ты слишком сильно похож на меня, так что не жди хорошего обращения и легкой работы. Тебя будут нагружать по-полной. Рабочий день у тебя - семь дней в неделю, на все каникулы, с 8 утра и до 9 вечера.

- Ты спятил, да? Я тебе что, рабом нанимался быть?! - Возмущенно сумел вставить второй Гарри в спокойную речь первого.

- И, наконец, оплата. 100 фунтов в неделю. 10 в день, остальное - надбавка за вредность. - Как будто и, не услышав, закончил Поттер. Подавившись вдохом, второй Гарри замолк. Три месяца! Целых три месяца! Он будет получать по 100 фунтов в неделю! Мама перестанет плакать по ночам, они смогут избавиться от отца, который пьет каждый день и избивает маму и их, детей, через день. Смогут купить младшим зимнюю обувь и одежду. Смогут скопить немного деньжат на зиму…, да мало ли, что они смогут! Правда, и условия…

- Я согласен. Когда приступать. - Желание утереть нос старшим и заставить появиться в маминых глазах блеск гордости перевесил все доводы против.

- Сейчас ты идешь домой, предупреждаешь, что хоть кто-то из них появиться в пределах видимости, и ты вылетаешь, возвращаешься, и рабочий день считается начатым. Если с тобой заговорит кто-то посторонний, и ты ответишь, ты вылетаешь. Если с тобой заговорили, идешь в дом, зовешь того, кто там есть. Согласен? - Глубокий вдох, кивок. - Поздравляю, отныне ты для всех в этом доме становишься Гарри Поттером.

Глава 2.

К сожалению, в этом мире не было книг, написанных про мальчика-волшебника. Поэтому Гарри не мог освежить в памяти события, единственная надежда оставалась на Драко. Однако, Хедвиг была слишком приметной птицей, а ему требовался совершенно неприметный почтальон. Слишком многое надо было решить с гоблинами, да и с Драко не следовало терять связь.

Про мальчишку это он удачно вспомнил. Как-то раз, поздно возвращаясь окраинами с одной из своих бесчисленных тренировок, Гарри обратил внимание на компанию разновозрастных подростков, пьющих пиво и громко матерящихся. Причем, особенно привлек его внимание, только один из них, до одури кого-то напоминая. Эта загадка мучила его весь вечер, но озарение снизошло на него в ванной, когда он глянул на себя в зеркало. Мелкий был похож на него, как родной брат. Только на него такого, каким он старался выглядеть для магов - в одежде с чужого плеча, зашуганный и неуверенный в себе. Проблема слежки за ним любимым в этот году встала перед ним во весь рост, поэтому короткий эпизод, подкинутый его памятью, оказался как нельзя кстати. Мальчишка при свете дня оказался ответом на все молитвы - в одежде Дадли Гарри №2 будет не отличить от него самого, особенно издалека и не приглядываясь.

Дел на лето оказалось столько, что некоторые тренировки пришлось сократить по времени, хотя отменять их полностью Поттер не стал. Проблема прихода-ухода с легкостью решала мантия-невидимка, тем более что уходил он раньше своего «сменщика», а приходил частенько уже после его ухода. Единственное, чем напрягала Гарри эта вещица, так это тем: кто же ее подарил? Ну не верил он, что это Дамблдор! Слишком уж редкий, можно сказать, штучный артефакт, что бы так просто отдать ее! Такое лучше бы приберечь для себя. Однако, как ни напрягали они с Драко свою память, но вспомнить кто, так и не смогли. Решили оставить все, как есть. Надо будет, и таинственный даритель сам обозначиться, а нет, что ж - и суда нет.

Пацану приходилось несладко. Не имея возможности даже голос повысить на Поттера, миссис Дурсль вовсю отрывалась на почти точной его копии. Самые гадкие, тяжелые, невыполнимые задания… Но все, что она могла - это только оскорблять и унижать, деньги-то платила не она. А Поттер вечером первого же воскресенья принес к хибаре Томпсонов конверт, в котором лежало 100 фунтов, и отдал в руки вызванного на крыльцо Гарри.

- Что, не доверяешь? Думаешь, потрачу на себя? - Оскорбленно заметил пацан.

- Нет. Просто, ты живешь в неблагополучном районе, и у тебя могут отнять их по дороге. Пришли я их так, с почтой или курьером, сомневаюсь, ваша семья увидела бы их, заметь деньги отец. А так я точно знаю, что деньги получены из рук в руки и никуда не делись. Что будет дальше - это уже не моя забота, разбирайтесь сами. - Прозвучал равнодушный ответ.

* * *

Гарри носился как белка в колесе, решая перед школой различные проблемы, согласовывая информацию с гоблинами, так что прилет чьего-то неприметного филина стал для него неожиданностью. Стоило только отвязать от лапки конверт, как птица вылетела в окно, не дожидаясь, пока послание вскроют. И правильно сделала, иначе бы у нее уши отвалились от тех ругательств, что зазвучали, как только конверт был вскрыт, а послание прочитано. Побегав по комнате и осчастливив окружающее пространство весьма немаленьким запасом многоэтажных конструкций, Поттер немного успокоился и опять взял в руки скомканный в первом порыве листок. Расправив бумажный комок, он еще раз перечитал короткие строки, пытаясь понять, кто мог отправить ему это послание, и все больше убеждаясь, что о себе дал знать таинственный даритель мантии.

«Завтра в течение дня за тобой зайдут Уизли, что бы забрать к себе в Нору».

- Не вовремя, как же не вовремя! - Бормотал уже подросток, стремительно меняя имидж. Дорогая одежда отправилась в шкаф, откуда был извлечен сундук со школьными принадлежностями и реквизитом.

После этого быстро спустился на кухню в надежде застать за поздним ужином свое семейство. Но там была только тетя, убиравшая чистую посуду в шкафчик.

- Ладно, так тоже сойдет. В-общем тетя, такой расклад, - не став утруждать себя любезностями, начал Поттер. - Завтра, как только дядя уедет на работу, вы дожидаетесь мелкого, говорите ему, что в течении двух дней в его услугах нуждаться не будут по семейным обстоятельствам. Соответственно, из его платы будут вычтены 20 фунтов. После этого хватаете в охапку Дадли и тоже исчезаете из дома до завтрашнего дня.

Видя возмущение, которая эта добрая женщина уже собиралась высказать своему бесцеремонному племяннику, Гарри насмешливо пожал плечами.

- Нет, если вы ТАК горите желанием встретиться с теми, кого даже в магическом мире называют Предателями Крови и невоспитанными нищебродами, то кто я такой, что бы возражать?

После этого женщина закрыла рот, проглотив все возражения.

* * *

Гарри встал все так же рано, но вместо того, что бы умчаться, как обычно из дома, раньше всех, он чинно разделил завтрак с тетей и дядей, который предпочел не заострять на этом факте внимания. После завтрака он обзвонил все своих тренеров и репетиторов, и извинился, мол, его забирают на каникулы отдыхать за границу. Выслушав пожелания хорошего отдыха, он отправился будить Дадли. Так что, к тому времени, как явился персональный «домовик» дома №4, тетя и кузен были собраны, и покинули дом буквально через пятнадцать минут после Томпсона. А Гарри не оставалось ничего другого, как ждать, и ломать себе голову, с чего бы это вдруг за ним прислали так рано. Сидя на кухне, и начисто переписывая эссе, заданное Снейпом, он увидел разгадку этого вопроса при взгляде на календарь, прилепленный к холодильнику. 15 июля. Сначала он честно ничего не понял. И только пару минут спустя до него дошло, что за всеми хлопотами, беготней, выполнением домашних заданий, мимо него прошла половина каникул! Вот так, сидящего с обалделым видом, его и застал грохот, доносящийся из гостиной.

Метнувшись туда, он увидел, как идет трещинами и осыпается штукатуркой стена вокруг декоративного камина. Кстати, бывшего предметом спора, который тетя отстояла своей тощей грудью. В ее доме НЕ БУДЕТ настоящего камина! Еще не хватало пожара! Все попытки Гарри убедить ее, натыкались на невероятную глухоту, которую не могли сломить ни посулы, ни угрозы. Камина не будет и точка! И теперь Гарри только и оставалось смотреть, как разрушается стена, как оседает пыль на дизайнерской мебели, как падаютс каминной полки фарфоровые фигурки, слабость тети, как вспыхивает колдовской зеленый огонь в пустом очаге и оттуда выходят лысоватый рыжеволосый мужчина, полная женщина и молодой чернокожий мужчина в красной мантии с нашивками.

- Гарри, родной, здравствуй! Я так рада, наконец, тебя увидеть! - Тут же запричитала женщина. - Я столько знаю о тебе по письмам моего Ронни! Вы с ним такие друзья! Давай, собирайся скорей, мы смогли уговорить директора забрать тебя на остаток каникул к нам домой, в Нору! Гарри? Ну что же ты? Беги, неси свои вещи! - Растерялась женщина, видя что подросток не двигается с места, насуплено разглядывая своих визитеров.

- Э-э-э…. Ну, во-первых, как вас зовут? Во-вторых, чем докажете, что это вы? В-третьих, почему я должен идти с вами? - Не проявил Гарри энтузиазма, на который был рассчитан этот спектакль.

- Мистер Поттер, Гарри, меня зовут Кингсли Шеклбот, я аврор. Это Артур и Молли Уизли, родители Рона и близнецов, с которыми общаешься в школе. Как доказать? Ну, задай какой-нибудь вопрос, на который можете знать ответь только вы с Роном. - Предложил он.

- Вопрос…, - сумрачно протянул Гарри. - Вопрос. О чем он мечтает?

- О, Гарри! - Всплеснула руками Молли. - Ты такой внимательный. Рон мечтает получить метлу и стать игроком в квиддич.

- Ладно, верю. (Еще бы, такой дурацкий вопрос мог задать только Поттер!) Но как мы доберемся до вашего дома?

- Иди сюда, родной. Видишь, - тут она показала мешочек с каким-то порошком, - это дымолетный порошок. Берешь горсть, кидаешь в камин и говоришь, только внятно и разборчиво «Нора» и мы на месте!

Но вместо того, что бы сделать, как сказано, Поттер отступил назад и спрятал руки за спиной.

- Гарри? Что-то не так? - Нахмурился Кингсли.

- Да, не так. Вы пришли без приглашения, испортили стенку, мебель, поломали любимые фигурки тети, и теперь ждете, что я просто так все оставлю и уйду? - Последовал более чем неожиданный ответ. - Дядя на работе, а тетя с кузеном поехали за покупками, оставив меня дома, а, не выгнав, как обычно на улицу. Мне с ними жить до моего совершеннолетия, так что давайте, возвращайте все назад и чините что разбили!

От такого требования опешили все.

- Но, Гарри, нам надо торопиться! - Попробовала убедить мальчика Молли.

- Я никуда не пойду, пока вы не вернете все на свои места и не почините что разбили. У себя дома вы, наверное, так не делаете! Так почему решили, что здесь можно?! - Насупился Поттер. - А если торопитесь, то не теряйте времени и приступайте, мне же нельзя магией пользоваться.

Кингсли после этой отповеди приступил к «ремонту», проворчав что-то, что Гарри показалось одобрением. А вот Молли и Артур начали действовать только после вопросительного взгляда Гарри, недовольно поджав губы. Когда с ремонтом было покончено, и гостиная приняла свой первоначальный вид, подросток еще раз внимательно все осмотрел, убеждаясь, все ли так, как было. После этого он пригласил всех присесть на диван, сказав, что ему надо собрать вещи и написать записку родственникам. Мученически вздохнув, двое из трех гостей присели, третий принялся изучать обстановку.

Быстро сбегав наверх за уже приготовленным сундуком, Гарри хлопнул себя по лбу - он едва не забыл на кухонном столе эссе для Снейпа! Когда же Молли опять протянула ему мешочек с дымолетным порошком, Гарри наградил женщину укоризненным взглядом.

- Гарри, а теперь что не так? - Стал уже раздражаться даже Кингсли.

- Вы что, опять собираетесь идти через камин? - Недоверчиво переспросил Поттер.

- Да.

- Но, это глупость! А для чего тогда вы наводили здесь порядок? Чтобы оставить после себя ту же разруху, что и при входе?! Я думал, мы поедем на «Ночном Рыцаре», или еще как-то…

- Гарри, - почти сквозь зубы процедила Молли, - мы не можем ехать на этом автобусе! Мы сейчас уйдем через камин!

- Я тогда с вами вообще никуда не пойду! Пришли, набардачили, убирать за собой и не подумали, пока я вас не заставил, а теперь - все сначала?! - Дааа, не такого Героя ожидали встретить Уизли.

- Ладно, хватит спорить, - вмешался аврор. - Мальчик прав, так что выходим из дома и аппарируем. - Ему самому надоел этот спор, да и ребенок был прав - они поступили несколько некрасиво.

Недовольное лицо и поджатые губы сделали ее удивительно похожей на Петунию Дурсль, однако вступать в спор она не стала, справедливо полагая, что иначе этот несносный ребенок действительно может отказаться от поездки в ее дом, на которую она возлагала столько надежд.

Выйдя на улицу, Гарри, не обращая внимания на остальных, выпустил из клетки Хедвиг, и обернулся. Увидевший это Шеклбот только глаза закатил, а вот скрип зубов миссис Уизли услышали все.

- Да, Гарри? - Устало выдохнул аврор.

- Э, вы не могли бы уменьшить мои вещи, что бы я мог положить их в карман? Я бы и сам это сделал, но запрет…

Одним взмахом палочки выполнив просьбу, аврор поинтересовался, теперь все. Засунув вещи в карман, Гарри только плечами пожал. Облегченно выдохнув, маги огляделись вокруг, убеждаясь, что на них никто не смотрит, после чего Шеклбот крепко прижал к себе Гарри и аппарировал.

Бесконечное мгновение ощущения, будто бы тебя разложили на атомы, и снова собрали, и вот, все четверо стоять на краю поля, а неподалеку возвышается какое-то строение.

- Ну вот, родной, - вновь пришла в хорошее расположение духа Молли, - это Нора, дом, который ты можешь считать и своим!

«Вот уж воистину, нора! Спаси меня Бог, считать что-то подобное СВОИМ домом!» разглядывая это чудо архитектуры, ошеломленно думал подросток.

Глава 3.

Нора, дом четы Уизли, действительно была норой. Два этажа беспорядочных построек, комнаты, больше похожие на клетушки, веселые приветствия близнецов, искренняя радость Гермионы, которую тоже пригласили, оглушительные вопли Рона и обожающий взгляд мелкой рыжей девчонки, которая тут же прилипла к нему, как использованная жвачка к волосам. Так же невозможно отлепить. Она была представлена Гарри как Джинни Уизли, младший ребенок самого многодетного семейства магической Англии.

-
Мелкая влюблена в тебя, и мечтает, когда вырастет, стать твоей женой. - С добродушным смешком хлопнул Рон своего друга по плечу.

«Тьфу, тьфу, тьфу! Свят, свят! Боже, спаси и сохрани меня от такой жены и тем более тещи!» - перекрестился про себя мальчишка.

- Ро-о-он, ты что, совсем?! Какая жена? Мне всего-то двенадцать будет, а твоей сестре сколько? Десять? Одиннадцать? - Растерялся Поттер.

- Ну, Гарри, не скажи. - Вмешалась Молли в так удачно начатый разговор. - Вообще-то Хогвартс, это не только школа, но и место, где присматриваются к возможным спутникам жизни.

- Нет, я об этом пока даже думать не хочу. Откуда мне знать, кто мне будет нравиться, когда я вырасту - мальчики или девочки? Ведь, как я уже выяснил, здесь нет того осуждения, как среди обычных людей, однополых пар. И потом, этот разговор на данный момент не ко времени - слишком много проблем и обстоятельств.

Видя упрямое выражение лица, которое так хорошо изучил ее Рон, и с которым ей близко пришлось познакомиться не более часа назад, ведьма отступила. Однако про себя отметила, что директору следует что-то делать с такой самостоятельностью, иначе до добра подобное не доведет.

Остаток каникул Гарри пришлось провести среди шумного и бесцеремонного семейства. Единственной отдушиной были близнецы с их бесконечными опытами и шутками, порой жестокими, над своим младшим братом, и Гермиона. Однако увеличившийся букет запахов от Гермионы сначала озадачил Поттера. Только через несколько дней он понял их смысл. До этого толерантная к змеиному факультету, Герми стала отзываться о них тем же тоном, что и Рон. Еще она была более мягка с рыжим, прощая ему многие гадости и оскорбления в свой адрес.

Но основную массу проблем доставляли три вещи. Первая: опять невозможность тренироваться. Вследствие чего характер Поттера, и без того не самый уступчивый, стал невыносимым. Он не соглашался с миссис Уизли в вещах, которые она имела в виду само собой разумеющимися. Он не позволял жалеть себя, сюсюкать и решительно пресекал все ее «добрые советы», вроде как «вернуть ключ от сейфа, отдать на обследование комплект и вообще, не забивать себе голову, господин директор желает тебе только добра».

Второе: мелкая Уизли. Он не представлял себе, как от нее избавиться. Она была с ним везде. Даже когда он принимал душ, она караулила под дверью, а когда шел в туалет, ей приходилось говорить это прямым текстом - она порывалась идти с ним. Все разговоры на тему прилипчивости с Молли заканчивались ее разглагольствованиями, как хорошо они смотрятся вместе и утирала слезы подолом неизменного и, кажется, бессменного, фартука.

И третья: контроль. Он слишком привык быть сам себе хозяином, не отчитываясь никому. Невозможность уединиться в домике, больше похожим на муравейник, тотальный контроль каждого действия и слова, непрерывное капанье на мозги - школу и директора Гарри ждал, как заключенный освобождения.

Были шумно отпразднованы его двенадцать лет. Был торт, правда, несколько кособокий, были подарки от всех, (сюрпризы собственного приготовления близнецов и очень красивая шелковая рубашка темно-красного, почти черного цвета от Гермионы - единственное, что ему по-настоящему понравилось, и за что он благодарил искренне).

Сидя на кухне и вяло ковыряясь ложкой в каше, временами раздраженно дергая правой рукой, в локоть которой все норовила вцепиться Джинни, Гарри все глубже погружался в депрессию. Поэтому он, сначала даже не понял причину еще больше возросшего шума. Из глубин сознания его выдернул удар локтем под ребра.

- Гарри, не спи! Совы принесли список литературы на этот учебный год и оценки! Покажи, что там у тебя?! - Даже не став дожидаться ответа, Джинни схватила письмо, адресованное м-ру Гарри Д. Поттеру, и вскрыла его.

- Отдай! - На секунду воцарилась тишина, однако, раздраженный сверх меры Гарри не стал обращать на это внимание. - Тебе не говорили, что хватать чужие письма без разрешения нельзя?! Ты сестра моего друга, но это не дает тебе права вести себя со мной так же, как и с ним! - И Гарри погрузился в изучение присланного.

- Гарри, немедленно извинись перед Джинни! - Грозным голосом потребовала миссис Уизли.

Ничего не ответив, Гарри дочитал бумаги, аккуратно сложил их в конверт и поднял тяжелый взгляд на женщину.

- Извиниться? За что? Я не считаю себя ни в чем виноватым.

- Ты обидел Джинни, а ведь она не хотела ничего плохого…

- Но если она будет вести себя так же и в школе, то проблемы ей обеспечены. НЕЛЬЗЯ! Нельзя так хватать то, что адресовано не тебе! За такое поведение ее невзлюбят, на какой бы факультет она не попала. - Убежденно перебил ее Гарри. - И вообще, не понимаю, ей тоже пришло письмо, с какой стати она схватила читать мое? Я прав, и извинятся за это - не буду! - С этим восклицанием он вскочил из-за стола и выбежал из кухни. Воцарившуюся там тишину нарушили смешки близнецов.

- Молодчина сестренка! Так..

-… Держать! Веди себя…

- …Таким образом, и…

- …Гарри на тебе никогда…

-… не ЖЕНИТЬСЯ! - Хором закончили они.

- Что вы говорите, похабники! - Махнула на сыновей рукой Молли. - Девочка просто проявила интерес, а Гарри не имел права так себя вести.

- Ну-ну! Она ему даже в уборную…

-… Сходить не…

-… Дает без своего сопровождения,

- И после этого ждет,…

-…Что он будет с ней любезен? - Для близнецов не были секретом чаяния матери, однако участвовать в «охоте на Гарри», они не собирались. Поэтому, не дав разгореться скандалу, они тоже покинули кухню, оставив наслаждаться завтраком мать, сестру и Перси и Гермиону.

* * *

Тем же вечером.

- Альбус, надо что-то делать! Мальчишка совсем от рук отбился! Ты представляешь, он заставил нас убирать в доме этих магглов! Он грубит, не слушается, игнорирует все, что ему говорят, желая добра! А сегодня! Что было сегодня? - Мечущаяся по кухне мрачного особняка, где проходило собрание, Молли Уизли остановилась и всплеснула руками. - Он обидел Джинни! А ведь девочка всего-то и хотела, что посмотреть его отметки! Так дальше не может продолжаться! С ним надо что-то делать!

- Все настолько плохо? - Участливо посмотрел на нее Великий Светлый маг.

- Мальчик нуждается в материнской руке, которая будет вести его по правильному пути. И я сделаю все возможное, чтобы стать ему второй матерью! - Торжественно заявила Молли.

- А что говорят наблюдатели? - Подал голос седой, одноногий, весь в шрамах, и с одним глазом обычным, а вторым - все время крутящемся в разных направлениях, маг.

- Мальчик работал все время, что находился у родственников, с утра и до вечера. - Ответил директор, о чем-то глубоко задумавшись. - Ладно, сейчас расходимся, а когда начнутся занятия, то посмотрим, что можно сделать.

* * *

За три дня до собрания.

- Альбус?

- Да, Минерва?

- Пришло письмо, вот прочти.

- «Уважаемый Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор! С огорчением вынужден вас известить, что моя дочь в этом году не сможет посещать Хогвартс. Я обратил внимание на ее нездоровый вид, еще когда она только вернулась на каникулы домой. На данный момент ей все хуже. Проконсультировался с врачом, но он только руками развел - в Англии не лечат это заболевание. Однако он дал совет - обратиться к гоблинам, в силу своих связей, они могут знать нужного специалиста. Такие действительно есть, однако, только на территории России. Я связался с ними, и мне сказали, что за лечение возьмутся, однако оно будет долгим, в связи с чем я и прошу для нее годовую отсрочку.

С уважением, …»

- Хм… Это та, которая…, - и Дамблдор неопределенно повел в воздухе рукой.

- Да. - Кивнула декан Гриффиндора, в чьи обязанности, как заместителя входила рассылка писем. - Однако, несмотря ни на что, она довольно умна, и проблем с учебой у нее не было.

- Тогда, я не вижу никаких проблем. Мы будем ждать ее, живую и здоровую, через год. Передай мои пожелания выздоровления.

Глава 4.

Пока Гермиона и Рон устроили перепалку по поводу не выполненного домашнего задания, Гарри, не обращая на них внимания, внимательно изучал список литературы, необходимой для этого года. Почесав в затылке, он обратился за объяснениями к той, что всегда была в курсе всех событий.

- Э-э-э, Герм, ты не знаешь, кто такой, этот Златопуст Локонс?

- О, Гарри, конечно знаю! - с невиданным до сих пор пылом воскликнула она. - Это самый известный волшебник, он такой умный и красивый! - на этих словах Гермиона сделала то, что Гарри мог ожидать именно от нее в последнюю очередь - зажмурилась, расплылась в улыбке и мечтательно вздохнула.

- Ге-е-ерм? - подозрительно протянул ее друг.

- Ой, Гарри! Ну почему таким подозрительным тоном? - недовольно воскликнула та в ответ. - Просто о нем знают все, кроме тебя! Когда ты, наконец, начнешь читать газеты, а не только книги? Опять пропустишь какую-нибудь важную информацию, а мы, если что, ничего не будем знать и понимать!

- Ладно, ладно! - поднял руки, сдаваясь, и рассмеялся Поттер. - Смотри, почти треть списка, это только его учебники по ЗОТИ. Ты хоть что-то уже прочитала?

- Откуда? Мы ждали только тебя, чтобы всем вместе сходить за учебниками. Так что, как я сюда приехала, так никуда и не выходила, - последние слова она произнесло более грустным тоном.

- Эй, подруга, в чем дело? Отчего такая грусть? - удивился брюнет такой резкой смене настроения.

- Да, понимаешь…. Когда я приехала на каникулы домой, то мама и папа захотели сделать мне сюрприз, в честь окончания первого года обучения магии. Они купили туристические семейные путевки на целый месяц в Австрию…

- И что? В чем проблема-то?

- Мы должны были ехать в июле, чтобы у меня в запасе был месяц на подготовку к школе.

- В июле? Тогда что ты делаешь здесь, в Норе? - безмерно удивился Гарри.

- К родителям пришла профессор МакГонагалл, и сказала, что самых выдающихся учеников из магглорожденных приглашают к себе на этот месяц чистокровные семьи магов, чтобы ближе познакомить их с укладом магического мира, который довольно сильно отличается от привычного нам. Вот мама с папой и решили, что это для меня намного важнее нашей поездки, и перенесли ее на зимние каникулы. Но я так соскучилась по ним за то время, что была в школе! - это уже был крик души.

- Так почему ты не отказалась? - еще больше удивился Гарри.

- Не понимаю, почему, но я не смогла. Да и родители не позволили, - печально ответила Гермиона. - Нет, я не говорю, что здесь не интересно, просто я не понимаю, как мне может пригодиться знание, как гонять садовых эльфов, или как сохранить вещи для следующего ребенка от моли.

«Чистокровные? Это Уизли-то, чистокровные?! Старик, ну ты и сволочь! Ну, нет! Ее для этого рыжего недоноска ты не получишь!»

- Слушай, - сменил он тему, - а как насчет покупок к школе? Нам же надо прочитать заданное, да и подготовиться получше не мешает?

- Вроде, говорят, завтра и пойдем, - она тоже была рада смене темы разговора.

Вечером за ужином ее высказывание подтвердилось. Радостная Молли Уизли объявила своему многочисленному семейству, что завтра они все идут в Косой Переулок за покупками к школе.

* * *

Утро началось с зычного крика миссис Уизли, призывающих всех завтракать. Гарри, давным-давно проснувшийся и вставший, даже спокойно принявший душ, возле которого не было очереди, сидел на постели, скрестив ноги, и повторял учебник за первый курс по зельеварению. Поэтому, он только плечами пожал на этот крик, и вернулся к чтению. Отвлек его вопль Рона, сумевшего пробиться в ванную, и после быстрого утреннего умывания (читай, поплескал водой в лицо и вытерся), и увидевшего, ЧТО читает его друг:

- Гарри! КАК, как ты можешь читать это?! Да еще и на каникулах?!

- Рон? А что не так? - Гарри искренне недоумевал.

- У тебя в руках учебник по зельеварению! Понимаешь? По зе-лье-ва-ре-ни-ю! - по слогам повторил он, видя, что после первого раза его не поняли.

- А, вот ты про что! - «понял» друг. - А ты разве его не повторял?

- Мерлин упаси! - Ппанически замахал руками рыжий. - Чтобы я, да на каникулах, вспомнил о Снейпе?! Да не в жизни!

- Смотри, Рон, - предостерег его Гарри, - ты знаешь этого гада, первое, что он сделает на своем уроке - это либо спросит персонально кого-то из нас троих, либо задаст общую контрольную для всех. Я и Герми готовы, а ты?

- Да ладно! - отмахнулся Уизли, - вы же мне поможете! А пока - давай вниз, там мама завтрак приготовила, а потом за покупками!

Только покачав головой на столь беспардонный ответ, Гарри, тем не менее, присоединился к остальным. Близнецы о чем-то загадочно шушукались, Артур Уизли спрятался за газетой, Перси старался сделать вид, что его здесь нет. Гермиона прислонила к сахарнице какую-то книгу, и, для остальных, стала «временно недоступна», а Джинни, как обычно, прилипла к Гарри. Рон набил рот еще даже не успев сесть за стол, и теперь размахивал руками, пытаясь с набитым ртом донести до остальных утренний ужас - Гарри! На каникулах! Читал! Учебник! По зельеварению! Добровольно! Однако все, чего он добился, так это внимательных взглядов близнецов, брошенных ими на брюнета, и полного одобрения Перси по поводу такой тяги к знаниям и ответственности.

Молли только неодобрительно поджала губы, а Джинни начала ныть, что раз он так рано встал, то мог бы спуститься вниз, тогда они смогли бы посидеть в гостиной вдвоем. Услышавший это Гарри, даже подавился, а когда откашлялся, вырвал свой многострадальный локоть из цепких ручек «невесты» и выдал речь следующего содержания: «Я уже говорил, ты всего лишь сестра моего друга, и больше никто! Я не интересуюсь малолетками, и лучше я посижу в комнате и почитаю учебник, чем буду тратить свое время зря с той, с кем и поговорить-то не о чем!»

Выпалив эти слова, он швырнул вилку на стол так, что прозвенев по столу, она упала с другой стороны, и выскочил из-за стола, бросив, что подождет остальных на крыльце.

Не прошло и десяти минут, как к нему присоединились на удивление молчаливые близнецы и Гермиона. Ждать остальных пришлось почти час. Но вот, наконец, все оказались в сборе, и мистер Уизли велел всем прикоснуться к старому половнику, являющемуся портключом, который перенесет их всех в заранее обговоренное место, где их будут ждать авроры для охраны.

Желая хоть ненадолго вырваться за пределы дома, ставшему для него настоящей тюрьмой, Гарри не стал задавать никаких вопросов, он просто моча сделал, как сказали. Рывок, от которого желудок свернулся трубочкой и попытался выскользнуть через горло, удар по ногам, и вот он стоит в начале Косой Аллеи, там, где открывается арка. Чуть отдышавшись, он оглянулся по сторонам, пытаясь выглянуть ту самую охрану. Однако, зная только описания, но, не зная в лицо, опознал только Шеклбота, и то, только благодаря росту того и его цвету кожи. Тут его оглядывания прервал радостный голос Молли:

- Ну что, ребятки, сначала мы заглянем в банк, а потом пойдем покупать все необходимое!

Глава 5.

Зайдя в банк, Молли, нимало не стесняясь, подошла к стойке администратора и стала требовать управляющего счетами Уизли и Поттеров. К ним вышел лишь мистер Граххук, вежливым, но прохладным тоном поздоровался с Уизли, и более теплым и уважительным - с Гарри. После взаимного обмена любезностями он пояснил, что на данный момент управляющий счетами Уизли занят другим клиентом, и, поэтому, их сопровождающим будет он.

Кивнув, Молли объяснила, что хотела бы взять из своего сейфа денег на покупки к школе, и Гарри нужно сделать то же самое. Граххук, пожав плечами, пригласил всех к тележкам. Немного захватывающего дух экстрима, и вот они остановились неподалеку от сейфа Гарри. Выскочив из тележки, мальчик воскликнул: «Я быстро!» - и помчался вперед, не дожидаясь остальных. Когда Молли сделала попытку последовать за ним, то гоблин ее остановил, сказав, что сейф мистера Поттера - это личное дело мистера Поттера, и посторонним там не место. А когда миссис Уизли попыталась объяснить непонятливому созданию, что мальчик еще слишком юн и неопытен, чтобы самостоятельно ориентироваться в суммах, то услышала спокойную отповедь: «У молодого человека в сейфе достаточно денег, что бы научиться соразмерять траты, и эту науку лучше всего начать постигать как можно раньше на мелочах - в конце концов, юноша будущий Лорд, и, чем раньше начнет, тем лучше усвоит». Не найдя, что возразить, Молли только и оставалось, что дожидаться Гарри и сожалеть об упущенном великолепном шансе вернуть ключ Дамблдору. Прошло минут десять, прежде чем Гарри покинул сейф и вернулся к Граххуку и всему рыжему семейству, исключая Перси и самого главу семейства. После этого тележка двинулась в обратный путь, поближе к поверхности, где находился сейф Уизли. В отличие от предыдущего сейфа, возле этого Граххук не стал тормозить Гарри, и он последовал к сейфу вместе со всеми. Молли была недовольна и теперь, однако попыталась растянуть рот в искренней улыбке, когда тот увидел на полу хранилища жалкую горстку монет, в которой был всего один золотой. Выгребя все, до последней мелкой монетки, женщина с наигранной веселостью скомандовала: «Ну, все! А теперь - за покупками!»

Покинув банк, она хотела было направиться к книжному, однако Гарри уперся. Мол, сначала надо разобраться с самым долгим: мантиями, а потом уже можно и заняться и всем остальным.

- Но, Гарри, мантии мы покупаем не у мадам Малкин, здесь для нас, - тут Молли опустила глаза, тихо вздохнула и, смущаясь, призналась, - слишком дорого. Мы берем их там, уцененные, - она махнула рукой куда-то вдоль Косого.

- Простите меня. Я не подумал, - неловко произнес Поттер. - Тогда давайте так, - оживился он, - вы туда, я сюда, а через два часа встречаемся около книжного!

Не дав никому и слова сказать, он уцепил Гермиону за руку, и потащил за собой в ателье прежде, чем миссис Уизли успела опомниться и воспрепятствовать выполнению этого плана. А вламываться в ателье и насильно вытаскивать оттуда Поттера…. Вот и получилось, что хоть ненадолго, но он смог от них избавиться.

Втащив несопротивляющуюся Герм внутрь магазина, он учтиво поздоровался с вышедшей на звон колокольчика хозяйкой и весело заявил, что ему и его прелестной спутнице требуется полный комплект школьной формы, в том числе и зимней. Выслушав ее ахи и охи, ребята терпеливо подождали, пока с них снимут все мерки.

- Гарри, а почему ты не захотел идти с миссис Уизли? - негромко спросила девочка, когда они уже покинули ателье и направлялись к аптеке за ингредиентами.

- Вопрос, конечно, интересный…. - протянул на это подросток. - Ты осталась в холле, и не видела, сколько денег у них в сейфе, а я видел.

- И что? - не поняла проблемы его спутница.

- В их сейфе слишком мало денег, что бы позволить себе купить новое на всех детей. Все, что они могут себе позволить - это подержанные вещи и принадлежности. А я не хочу такое, если могу позволить себе новое!

- У меня дома, - последнее слово он почти выплюнул, - нет ничего своего. Я не покупаю себе новой одежды, потому что не вижу в этом смысла, все равно ее по возвращении отнимут и сожгут. Но я не хочу носить в школе подержанные мантии, а именно за этой категорией вещей они и отправились. Пока их нет, я хочу купить себе все новое, и только свое, личное. Да, когда я вернусь, все это сожгут вместе с формой, но хотя бы в школе у меня будет что-то свое и новое. А покупать это на их глазах мне неудобно. Так что давай быстрей, нам надо успеть купить все за оставшееся время и успеть к книжному!

Потрясенной такой пылкой речью своего обычно невозмутимого, и даже индифферентного ко всем и всему приятеля, Гермионе не оставалось ничего иного, кроме как действовать согласно Гарриному плану. Попросив всех продавцов уменьшить вещи и выслать их в школу с совой, парочка заговорщиков успела к книжному едва-едва, возле которого их уже с тревогой выглядывала миссис Уизли.

- Уф! Вот и вы, наконец-то! Я уж боялась, что в такой толкучке могу вас не заметить!

Её слова были правдивы. Возле магазина было столпотворение, очередь тянулась из самого магазина и дальше по Аллее.

- А в чем дело? - полюбопытствовал Гарри.

- Только сегодня здесь раздает автографы сам Златопуст Локонс! - с придыханием выдала женщина причину здешнего столпотворения.

- Что?! Он сегодня здесь и раздает автографы?! - на два голоса воскликнули девочки, и тут же принялись прихорашиваться.

Придирчиво оглядев друг друга, они кивнули и с самым решительным видом стали проталкиваться в сам магазин. Переглянувшись и пожав плечами, мужская часть компании последовала за своими дамами.

Оказавшись внутри, девочки продолжили протискиваться поближе к центру зала, не обращая внимания на недовольство других. Увидев это, Гарри только досадливо махнул рукой, и двинулся к стеллажам с учебниками за 2 курс. Быстро выбрав нужное из списка, он понес все к кассе, где по его просьбе покупку уменьшили до размеров кулака. Вопреки обыкновению, в этот раз его, кажется, даже не узнали: ничего удивительного, если учесть, что все внимание продавца было направлено в центр толпы, а на него даже не взглянули.

И в этот момент раздался нарастающий шепот, быстро перешедший в восклицания.

- Идет, идет! Смотрите, это он! Ах, какой красавчик!

Гарри слишком хорошо помнил этого персонажа, поэтому пригнув голову, постарался протолкаться к выходу как можно быстрее. Не повезло. Один из посетителей неудачно отступил, открывая узенький «коридор», на другом конце которого и оказался этот «маг», так не вовремя поднявший голову от очередной подписанной книги и буквально, упершийся, взглядом в Поттера.

Чистая кожа, белоснежные зубы, завитые золотые локоны ниже плеч, и все это великолепие было одето в лиловую короткую мантию, белую рубашку с пеной кружев по вороту и рукавам, фиолетовые бриджи, туфли на довольно высоком каблуке и венчал все просто убойный запах порфюма, в котором маг, похоже, просто искупался.

- Ах! Кого я вижу! Неужели сам Великий Гарри Поттер?! - завопил этот павлин на весь магазин, привлекая к мальчику совсем не нужное тому внимание. Резво выскочив из-за стола, он подскочил к Гарри и цепко обнял того за плечи, не давая вывернуться из своей хватки.

- Я не могу оставить столь многообещающее юное дарование без своего бесценного опыта, поэтому дарю ему полный набор своих учебников для школы! Ах, да! Вы же еще не знаете! С этого года я имею честь быть преподавателем этих юных дарований в нашей замечательной школе! Я буду обучать мистера Поттера и его друзей ЗОТИ, - на этих словах толпа издала дружный вздох восхищения. А Локонс ловко, одним движением палочки отправил в небольшую сумку, которую Гарри таскал с собой для всяких мелочей, все семь своих учебников, рекомендованных в этом году для школы Министерством.

- Друг мой! Вы же не будете возражать от нескольких фотографий со мной? Улыбайтесь, юноша, улыбайтесь! Ну, что же у вас такое кислое выражение лица? - ответа Локонсу и не требовалось, так же, как и фотографу - разрешения, вовсю щелкавшего своей волшебной колдокамерой.

- А я его лучший друг, Рон! Рон Уизли! - куда без рыжего. Видя, что Гарри опять в центре внимания, тот подлез под руку к Гарри, и пристроился рядышком, чтобы тоже попасть в кадр. Однако Локонсу требовался только Герой, без своих друзей, и между этими двумя развязалась упорная борьба - «выпихни лишнего». Как-то упущенный из виду Гарри рыбкой скользнул вниз и ввинтился в толпу, оставив фотографу Локонса и Рона, не выпускавшего первого из своих рук и с удовольствием позировавшего вместо своего знаменитого приятеля.

В этот момент толпа опять немного раздалась, пропустив импозантную пару: мужчину с очень светлыми, платинового цвета волосами, собранными в свободный низкий хвост черной бархатной лентой и светло-серыми, как серебряный лед глазами. Одет он был в бархатную мантию серого цвета с серебряной вышивкой по краям и туфли на небольшом каблуке, украшенные, опять-таки, серебряного цвета пряжками. В руке у него была черная трость с набалдашником в виде распахнувшей пасть змеи с изумрудными глазками. Рядом с ним стояла его почти копия, только десятка на два лет моложе, не хватало только туфель, вместо них были ботинки, и трости - ее заменяла сумка.

Гарри опять оцепенел. Вообще, ему перестала нравиться такая реакция, которую он наблюдал в присутствии только двоих - Снейпа и Малфоя-старшего. Чувствуя их запах, он, тем не менее, пропускал их приближение, и вообще, начинал вести себя несколько неадекватно. Вот и теперь - вместо того, чтобы убраться с дороги, он замер, как кролик перед удавом.

- Мистер Поттер? Если я не ошибаюсь? - раздался тягучий, с богатыми модуляциями голос. Только от него веяло таким холодом…

Перехватив трость, Малфой-старший приподнял набалдашником под подбородок голову Гарри, а свободной рукой отвел с его лба волосы, открывая шрам.

- Не трогайте его! - совершенно неожиданно встряла Джинни, непонятно как, объявившись рядом, хотя до этого глазела на Локонса из первых рядов.

- Так, так… И кто это у нас? Неужели еще одна рыжая Предательница Крови? - Люциус перенес свое внимание на Джинни.

- Действительно. У Уизли детей больше, чем денег, которые отец семейства так и не научился зарабатывать, вот и приходиться покупать всякое старье, - с этими словами мужчина вытянул из котелка девочки, в котором лежали купленные книги, весьма потрепанный учебник «Основы магического домоводства».

- Уизли, что ж ты так? Сейчас Министерство из-за нехватки денег вновь начало повальные обыски, неужели тебе не платят за сверхурочную работу?

- Во всяком случае, я могу про себя сказать, что я чист перед людьми и своей совестью! И не смей задевать моих детей! - мистер Уизли покраснел от негодования.

Видя побагровевшее лицо Артура, Малфой неприятно улыбнулся.

- Надо же, похоже, что нет. Ты у нас такой чистоплюй, что, наверное, гордо отказался, и эти деньги с удовольствием положил в карман кто-то другой. А может, тебе их вообще не предлагали? Вот жалость-то, а ведь, они тебе были бы кстати, хотя бы одному ребенку смог бы купить новые книги!

Не выдержавший таких обидных нападок, мистер Уизли не придумал ничего умнее, как кинуться на Малфоя с кулаками. В первую секунду ему удалось застать лорда, никак не ожидавшего такого от подкаблучника, врасплох и оттолкнуть к стеллажам, но потом всем стало ясно, что Малфой всего лишь развлекается, позволяя выставлять себя главе рыжего семейства на посмешище. Облезлый петух против лощеного хищника семейства кошачьих. Мистер Уизли наскакивал на Малфоя с кулаками, но…, легкий поворот тренированного тела, и удар летит мимо цели. А аристократ только спокойно стоит, чуть приподняв бровь и, опираясь на трость, глумливо улыбается.

В конце концов, над этой сценой начал хихикать весь магазин. Бросив быстрый взгляд на Драко, Гарри кольнуло: во взгляде, устремленном на «отца», было столько гордости! И Драко искренне забавлялся происходящим, негромко, но так, что слышали все стоящие рядом, комментируя происходящее. Поймав взгляд брата, он протяжно вздохнул, и обратился к отцу:

- Отец, не стоит уподобляться некоторым. Мы Малфои, и мы не развлекаем публику за свой счет. Здесь слишком сильно пахнет сбродом и Предателями Крови, давай придем попозже, когда не будет такой толпы.

Приподняв трость, старший мужчина слегка оттолкнул ею продолжающего драку Уизли и ответил:

- Ты прав, сын. У тебя достойное воспитание, в отличие от некоторых. Держи свое сокровище, - с этим хмыком он небрежно сунул до сих пор находящуюся в его руках книжку назад в котелок Джинни. После чего отец и сын так же спокойно и вальяжно покинули магазин.

Вернувшись в Нору, все еще долго обсуждали сегодняшние события, особенно драку. Хотя Гарри заметил, как поморщились близнецы, слушая речь своего отца о грязных деньгах, продажности и скользкой изворотливости белобрысого семейства. Судя по всему, они не отказались бы ни от первого, ни от третьего.

А Гарри размышлял о другом. Что будет в этом году, изрядно подправленном в прошедшем, если Джинни и теперь будет писать в дневнике Риддла, который ей ухитрился подбросить сегодня Люциус Малфой?

Глава 6.

- Пст! Пст! Гарри Поттер, сэр! - кто бы это ни был, но он ухитрялся кричать едва слышным шепотом. Наконец, зовущему это надоело, и он слегка толкнул спящего.

- Кто здесь? - спросонок пробормотал Гарри.

- Это я, Добби, Гарри Поттер, сэр, - отрапортовало нечто темное и бесформенное, но сияющее двумя огромными желтыми «фонарями».

- Добби? Что произошло? - моментально насторожился Гарри, оглядывая новоявленного «ниндзя». И, правда, их с Драко домовик был одет в одежду, выданную ему ребятами, но сверху, от макушки до пяток башмаков, был укутан в нечто, похожую на черную простыню. А может, это она и была.

- Гарри Поттер, сэр, вам нельзя завтра ехать в школу! Будет плохое, будет очень плохое!!! - Добби и рад бы был наказать себя за столь плохие новости, но приказ ребят этого не позволял. - Мой хозяин, большой хозяин, - уточнило создание, - готовит Гарри, сэру, что-то плохое! Вам нельзя ехать в школу!

- Фу-у-у! Напугал! Я уж думал, что действительно что-то случилось! - с облегчением выдохнул подросток. - Слушай меня внимательно, Добби! Я очень благодарен тебе за бдительность и за предупреждение! Мы с Драко не ошиблись, когда из всех эльфов выбрали для особых поручений тебя! - жестом остановив готового впасть в экстаз эльфа, он продолжил. - Но! Мы хорошо знаем, что готовит мне твой старший хозяин. Знаем, что он подкинул девочке, знаем, как избавиться от этого. Нам не выгодно показывать ему, что мы знаем все это. Поэтому не вздумай что-то делать, чтобы я не смог попасть в школу, это наоборот, может доставить мне массу проблем и неприятностей!

Еле сумев спровадить эльфа, восхваляющего его и Драко доброту, и все норовящего ну, хоть чуть-чуть, самую малость, побиться обо что-нибудь лбом, Гарри посмотрел на вторую кровать - не разбудил ли ночной визитер Рона, и откинулся на подушки, обдумывая ситуацию.

По всему выходило, что начало уже стало другим, учитывая, что если не будет какого-то сбоя, то в школу они попадут со всеми, на Хогвартс-экспрессе, а не на семейном автомобиле Уизли. Хотя, потом как раз таки, все и становиться зыбко. Пожав плечами и решив, что дальше они вдвоем будут думать о происходящем, он выкинул все из головы, и постарался снова уснуть.

* * *

- Да что же это такое! Рон! Джинни! Как вы можете быть все еще не готовы?! - сидя за столом и спокойно, не обращая внимания на эти вопли, в кои-то веки не страдая от навязчивого внимания Джинни, Гарри ел свой завтрак. Напротив тем же самым занималась Гермиона, с недоумением оглядывая царивший вокруг хаос и не понимая, как, ну, КАК можно готовиться в последний момент?! Её и Гарри сундуки были готовы еще позавчера, а вчера вечером они еще раз все проверили и приготовили сумки, которые возьмут с собой в купе.

Наконец, все отправляющиеся постарались уместиться в стареньком фордике рыжего семейства. Мистер и миссис Уизли сели на передние сиденья, предоставив детям делить заднее. Первым сообразив, что к чему, Гарри рыбкой скользнул в салон, потянув за собой Гермиону. Усевшись, он потянул на колени смутившуюся девочку.

- Эй, Гарри, я думал, что возьмешь Джинни? - растерянно воскликнул Рон.

- Я уже удобно сел, и вылезать, чтобы все поменять не собираюсь! - недовольно отрезал Поттер. - Садитесь лучше быстрей, а то точно опоздаем!

Недовольно поджав губы, Рон уже, было, собрался садиться, когда его оттолкнули близнецы и уселись рядом с Гарри, таким образом, отгородив его, от Рона и Джинни, которым ничего не оставалось, кроме как садиться предложенным образом.

Несмотря на свою старость, автомобиль завелся сразу же с мягким урчанием. После этого мистер Уизли вывел его на дорогу с которой он плвно взлетел.

- Ух, ты! Это как? - Поразился Гарри.

- Магия Гарри, магия!

- А как быть с людьми? - И Поттер посмотрел в окно.

- А вот так! - И Артур что-то нажал на приборной доске.

- И что? - Ничего не понял мальчик.

- Магглы нас теперь не видят, мы для них невидимы.

Еще немного поудивлявшись, Гарри замолчал и продолжил смотреть в окно.

Шагая по вокзалу, Гарри прикидывал - интересно, как много волшебников он увидит сегодня? Здесь хватало странных личностей, вполне способных сойти за магов. Но точнее всего их выдавали сундуки и клетки с животными, которые и указывали, кто есть кто. Гарри мысленно похвалил себя, что догадался отправить Хедвиг и Сорена, неприметного сова купленного для него Драко, в Хогвартс своим ходом. И теперь мальчик предвкушающе улыбался предстоящему.

Они успели едва-едва. Первыми сквозь барьер прошли старшие Уизли. Затем, испугавшись, что Добби все же нарушит инструкции, быстро шагнул Поттер, не обратив внимания на Джинни, вполне ясно показывающей, что рассчитывает на его помощь. После него появился раздраженный Рон, потом Гермиона, помогающая Джинни, и, наконец, замыкающими шагнули близнецы. Миссис Уизли распростерла, было, объятья, что бы напоследок приласкать сироту, однако данный сирота ласкаться не захотел, и быстренько вскочил на подножку, затягивая на ступеньки сундук.

- Гарри, а проститься? - растерялась женщина.

- Миссис Уизли, я все понимаю: и что вы будете скучать, и что выглядит это некрасиво, НО МЫ ОПАЗДЫВАЕМ! И если остальные хотят ехать на поезде, а не добираться своим ходом, то на прощание у нас нет времени! - пропыхтел Гарри, про себя клянясь, что на следующий год он кровь из носа обзаведется безразмерной сумкой, которую можно повесить на плечо, и плевать на правила, предписывающие тягать сундук! Пусть и практически пустой!

Огорченно опустив руки, Молли признала удручающую правду, и, всхлипнув, утерла слезы подолом цыганской юбки, из-под которой виднелись пляжные вьетнамки. Когда Гарри увидел этот наряд утром, он едва сумел сдержать истерику, но исправлять ничего не стал, предоставив неразборчивой свахе выставлять себя на посмешище вместе с мужем.

Но вот, прозвучал гудок, поезд окутался паром, громко и неразборчиво зазвучали слова прощания, и все почувствовали мягкий толчок начавшегося движения. Пробежавшись по вагонам, компания нашла еще не занятое купе, и обосновалась в нем несколько урезанным составом. Близнецы, как только поезд тронулся, быстренько свалили к своей компании однокурсников. Так что ребята остались вчетвером, но ненадолго. Пока они устраивались поудобнее, к ним присоединился Невилл, так что в купе их стало пятеро. Еще некоторое время стоял шум - все здоровались друг с другом, интересовались, кто, как провел лето, Рон начал свой бесконечный спор с Гермионой, что ее Живоглот хочет пообедать его Коростой, готовы ли присутствующие к новому учебному году, Снейп - зверь, задавший тако-ое эссе, что мозоли образовались от его написания! Наконец, все угомонились, и потекла более спокойная беседа обо всем подряд. Смущаясь, Невилл спросил, может ли Гарри рассказать, что произошло в прошлом году, а то сначала он куда-то ушел среди ночи, потом оказалось, что он находиться в Больничном крыле, что профессор Квиррел исчез, и никто из учащихся так и не получил внятных объяснений. Пожав плечами и наплевав на совет Старика не распространяться о произошедшем, Гарри выложил почти все, умолчав только о том, кем был Квиррел. Сдержанно выразив свое недоумение, как можно брать на хранение в учебное заведение такую опасную вещь, как Философский Камень, Невилл выразил свое восхищение действиями друзей.

И, как всегда, не вовремя, дверь купе отъехала в сторону.

- Так, так, та-а-ак… И кто у нас здесь? Ну, надо же! Целый зоопарк: грязнокровка, полукровка, два нищих Предателя Крови и почти сквиб! Поттер, ты умеешь выбирать себе друзей! - и Малфой (кто же еще!) отвесил находящимся в купе издевательский поклон.

- Ты, Пожиратель, а ну, проваливай, пока не получил! - брызжа слюной, моментально вскипел Рон.

- Не стоит разбрасываться такими словами, Уизли… - это было сказано негромко, но с такими интонациями… Гриффиндорцы как-то сразу ощутили, что Малфой не просто слизеринец, он еще и Наследник Дома. Да и все чаще звучало: Серебряный Принц Слизерина, а, за просто так, компания змей вряд ли бы дала такое прозвище.

- Отец был прав, кстати. Вашего отца просят об одолжении, которое он выполняет бесплатно, а потом над ним смеются все отделы, когда пьют пиво на деньги, полученные за это задание другими! Так что, поздравляю, вы не только нищие, но и глупые! - оставив последнее слово за собой, в это удивительно короткой перебранке, Малфой удалился в сопровождении неизменных телохранителей.

- Гад! Нет, ну какой же он все-таки гад!!! - сжимая кулаки, почти стонал Рон. - Как он может так говорить! Папу всего лишь просят о помощи! Не может же он отказать своим сослуживцам!

Не хотелось рыжику думать о том, что Малфой сказал правду. Ведь, тогда получается, что его отец и правда, глупец, чьей добротой пользуются, что бы самим получить деньги, так необходимые их семье, причем за работу, выполненную отцом! Что-то сочувственно приговаривая, ребята все же смогли через какое-то время переключить внимание Рона на другое, а именно - на квиддич. Эта тема всегда имела над Уизли незримую власть, поэтому он с головой окунулся в подсчет шансов своих любимых «Пушек Педдл» на выигрыш. Так время и прошло, пока в коридоре не раздался призыв:

- Сладости! Сладости! Шоколадные лягушки и котлокексы! Всевкусное драже и сахарные перья!

Оживившийся, было, Рон, скис, и отвернулся к окну. Хлопнув приунывшего друга по плечу, Гарри позвал его с собой, сказав, что сегодня он угощает, и вообще, пошли все вместе, и каждый выберет себе лакомство по вкусу. На ура приняв такое предложение, вся компания высыпала в коридор. Обступив женщину, и набрав сластей, Гарри обратил внимание на нижнее отделение тележки, заваленное журналами. Хлопнув себя по лбу, он спохватился, что ничего не взял с собой почитать в долгую дорогу.

- Э, мадам, а что это за журнал? - Присев на корточки, он выудил из кучи один, обратив внимание, что это один и тот же выпуск.

- Это «Придира», - улыбнулась мальчику продавщица. - У них в этом номере есть кое-что интересное, поэтому мне и предложили его на продажу в экспрессе.

- «Придира», «Придира»….- протянул Поттер. - Ага! Ну, конечно! «Придира»! Помните Луну? Ну, Луну Лавгуд с Рейвенкло? - видя кивки друзей, он продолжил, - так вот, если я правильно помню, то этот журнал выпускает ее отец. Я читал ради интереса одну статью, так столько я еще ни разу в жизни не смеялся!

- Беру два! - повернулся он к продавщице.

- Гарри, а зачем тебе два? - удивилась Гермиона.

- Один - тебе! - весело объявил на это ее приятель. - Знаю я тебя, ты в жизни не потратишься на такое, но иногда надо же смеяться!

С улыбкой поблагодарив его за такую заботу, Герми с шутливым книксеном приняла «сей дар», после чего все вернулись назад в купе. Невилл тоже решил отвлечься от грядущего кошмара, именуемого «профессор Снейп и зелья» и купил номер.

Сладости были съедены, свежие шутки рассказаны, разговор становился все беспорядочнее и тише. Пожав плечами, Гермиона и Гарри одновременно раскрыли свои журналы и углубились в чтение. Однако, не прошло и пяти минут, как раздался их одновременный возглас: «Что?!» - и присвист Гарри.

- Что там?! Что?! - Такая реакция мгновенно стряхнула дрему с остальных. Ничего не ответив, Гарри развернул журнал статьей к остальным:

«МЫ ЕДЕМ, ЕДЕМ, ЕДЕМ В ДАЛЕКИЕ КРАЯ… ГОЛОДНЫМИ И ХОЛОДНЫМИ…»

Глава 7.

«Мы едем, едем, едем в далекие края… Голодными и холодными…

Вагон, романтический перестук колес, сгущающиеся сумерки за окном, тихий разговор… Возможно. Те, кто знаком с железными дорогами магглов, именно так и представляют себе подобное путешествие. Остальное зависит от стоимости билета: люкс, купе, плацкарт или общий. Но всех объединяет нечто общее - сервис. Любой из этих путешественников вполне обоснованно рассчитывает на горячий обед или предложение проводника чего-нибудь перекусить. Или можно наведаться в вагон-ресторан и заказать себе обед из пяти перемен и сэндвича. Все зависит от финансовых возможностей.

А теперь рассмотрим следующую картину. Я понимаю, что нынешняя ситуация предполагает решение взрослых проблем, но если не обращать внимания на детей, то где гарантия, что одолев большой кровью теперешнего Лорда, уже в следующем поколении мы не получим нового? И все только потому, что отмахнулись от жалобы ребенка: «Подожди, сейчас не до этого, надо решить более важную проблему»?

Утро. Перрон, на котором родители провожают первокурсников в их первое самостоятельное путешествие. Гомон, смех, слезы, радостные крики друзей, не видевшихся целое лето. Но, вот раздается гудок, и все вскакивают в вагон, высовываясь из окошек, прощаясь с родителями, родственниками, провожатыми. Суета, когда разыскиваются свободное купе, перетаскивание в него своих вещей. Потом начинается гуляние по вагонам в поисках «своих» компаний. Опять смех, все делятся впечатлениями прошедшего лета, идет знакомство с новенькими, гадание, кто на какой факультет попадет. Потом ажиотаж несколько спадает, и разговоры входят в более спокойное русло.

И вот тут-то и начинаются проблемы. В коридоре раздается призыв: «Сладости!», и все высыпают за покупкой шоколадных лягушек и сахарных перьев. Пока продавщица дойдет до последнего вагона, не факт, что этим невезунчикам достанется не только то, что хочется, но вообще - хоть что-то. Куда она уходит потом, ведь экспресс остановок не делает?

О том, что в экспрессе не предусмотрено горячее, знают только чистокровные и полукровки. Родители магглорожденных не осведомлены об этой особенности поезда, который должен в течение целого дня везти их детей до школы. Некоторые заботливые наседки дают своим чадам свертки с едой, но есть и такие, что дают детям деньги, чтобы чадо могло купить себе первую волшебную еду. Что делать таким детям? Плакать от голода?

И вот тут, кем бы ни считались всеми слизеринцы, они ясно показывают, что такое происхождение и воспитание. В два часа седьмой курс Слизерина обходит все вагоны и раздает первокурсникам по три сэндвича и наливает в трансфигурированные бутылки воду. Особо умелые - сок и чай. Они не разделяют на магглорожденных и полукровок, они видят только голодных детей, о которых никто и не думал позаботиться.

Дорога долгая, а что такое для растущего организма три сэндвича? И вот, около десяти часов вечера, Хогвартс-экспресс останавливается на платформе. Все высыпают из вагонов, но школы в пределах видимости нет. До нее первокурсникам еще надо доплыть на лодках. Возбужденные предстоящим, дети на некоторое время забывают об усталости и голоде. Все рассаживаются в утлые лодочки, которые может перевернуть одно неосторожное движение и начинается дорога к школе. Не спорю, зрелище феерическое, а если дождь? Как в позапрошлом году?

Тогда мокрые, как пучок водорослей, первокурсники, были встречены профессором МакГонагалл. Она просто пересчитала, все ли здесь, построила в колонну и повела на распределение. Распределение длилось тогда почти два часа, и все это время дети пробыли мокрыми.

Те, кто распределялся на Слизерин, моментально высушивались, получали из рук старшекурсников Перечное зелье, а после него - горячий чай с лимоном.

На Рейвенкло - только высушивались и
Перечное.

На Хаффлпаф - сушку и все.

На Гриффиндор - вопли радости, хлопки по плечам, рукопожатия и знакомство.

После этого поднимается директор и начинает приветственную речь, после которой идет представление преподавателей. И только около полуночи, несчастные уставшие, голодные, замерзшие и мокрые дети, получают возможность поужинать. Неудивительно, что, не смотря на обилие лакомств на столах, с едой они расправляются минут за тридцать. После этого старосты поднимают детей и быстрым шагом ведут в гостиные факультетов. Утром многие первокурсники вынуждены самостоятельно искать дорогу хотя бы до Большого Зала, а новоявленные гриффиндорцы практически всем составом - Больничное крыло.

А ведь вплоть до 1900 года распорядок был совсем иным. Его изменили временно из-за напряженной обстановки в стране. Но, увы - нет ничего более постоянного, чем временное.

Хогвартс-экспресс отвозил своих учеников в школу 28 августа. По прибытии детей никуда не распределяли, их кормили и разводили по разным спальням: мальчиков - отдельно, девочек - отдельно. На следующее утро их дожидались старосты школы и провожали в Зал, где все завтракали, и только тогда, ТОГДА, начиналось распределение. После распределения все расходились по своим гостиным, где новеньких знакомили со школьными правилами, расписанием и с внутренним укладом. Потом новеньким показывали все необходимые помещения: классы, библиотеку, уборные (не смейтесь, помещение абсолютно необходимое!), убеждались, что дорога выучена, и разрешали дальнейшее самостоятельное знакомство с Хогвартсем и друг другом. Так что, никто никуда не опаздывал и не торопился первого сентября. Зачем? Ведь расписание известно, как и дорога?

Вот и получается, что наши дети едут в далекое путешествие голодными и холодными.

Так что, уважаемые преподаватели Хогвартса! Как только дети сели в поезд, ответственность за их благополучие лежит на вас. Может, вы сумеете улучшить нынешнее положение вещей?

ГОЛОС. Продолжение следует…»

Опустив журнал, который читала вслух, Гермиона обвела ошеломленным взглядом всех присутствующих.

- Мда-а-а! - почесав в затылке, выразил общее мнение Гарри.

- А ведь этот ГОЛОС абсолютно прав. Я помню, как мы с тобой искали дорогу в Зал на следующее утро, а потом и классы.

- Мне бабушка в прошлом году дала с собой столько еды, и велела поделиться, - теперь заговорил Невилл. - Я тогда не понял, с кем. Но в моем купе ехал мальчик, которому родители дали денег на еду, но не саму еду, так я поделился с ним, когда он начал всхлипывать из-за того, что у него заболел живот от голода. Его на Хаффлпаф распределили.

- Так это что же получается… Нас попросту везут в школу, как рабов? Без малейших удобств? Как хотите, так и выкручивайтесь? А слизеринцы молодцы, не ожидал от них такого!

- Гарри! Как ты можешь?! Это же змеи! Они, наверное, еду травят, ведь кормят только полукровок и магглорожденных, сам же читал! - Рон не мог стерпеть того, что Гарри похвалил хитро* опых змей.

- Рон, - это удивительно серьезно заговорил Невилл, - я спросил у бабушки, так она мне сказала, что у слизеринцев учатся и полукровки, и магглорожденные. Просто их так мало, что об этом мало кто знает. На все курсы у них бывает от пяти до семи магглорожденных, и до десяти полукровок.

«Вот откуда хвост тянется! А я все гадал, откуда чистокровному знать, что такое подгузники!», припомнил Гарри прошлое Рождество, и как он ломал голову, каким образом объяснить Рону, что ему подарено, но при этом не подставиться. И как его выручил слизеринец.

Рон только беззвучно открывал рот, услышав такое. В его понимании Слизерин - это клубок чистокровных гадов, которые утопят в своем яде любого, кто будет отличаться от них.

- А я рада, что хоть кто-то обратил внимание на такой вопиющий факт! - вновь вступила в разговор Гермиона. - Когда я рассказала родителям, что в поезде нет даже проводника, не то, что горячей еды, они были очень возмущены, и я с трудом отговорила их от похода в отдел образования. Ведь они собирались жаловаться нашему отделу, а надо, ведь, магическому.

До самых сумерек продолжился разбор недостатков системы образования. Они слышали, как по вагонам ходят старшекурсники змеиного факультета, раздающие сэндвичи очередным жертвам школьного недосмотра. Что наглядно подтвердило правоту неизвестного ГОЛОСА. Пообедали, хотя Невилл, сидящий в школе почти на другом краю стола, брезгливо старался отвернуться от Рона, демонстрирующего свои «выдающиеся манеры». Но потом усталость взяла свое, и все стали дремать, пока не отъехала дверь купе, и им не скомандовали:

- Подъем! Подъезжаем, переодевайтесь в форму!

Зевая и потягиваясь, мальчики вышли в коридор, давая Гермионе переодеться, после чего сделали это сами.

* * *

Соскочив с подножки, Гарри ощутил острое чувство дежа вю. Такая же темнота, толпа и темная громада фигуры Хагрида, который зычным голосом созывал первокурсников.

- Хагрид, привет! - с искренней радостью поздоровался с ним Гарри, протолкавшись поближе.

- Гарри! Как я рад тебя видеть! - так же искренне обрадовался мальчику полувеликан. - Только эта, я щас не могу с тобой говорить, мне надо первокурсников везти.

- Я понимаю, Хагрид. Как только стану посвободнее, так сразу приду к тебе на чай. Идет?

- Я буду ждать. Первокурсники, сюда!

- Пока! - помахав рукой, Гарри вернулся к друзьям.

- Так. Первокурсники едут в Хогвартс с Хагридом. Им стоит поторопиться, - он поднял голову к небу, где звезды загораживали тучи, и начинало пахнуть дождем. - А как будем добираться мы?

- В каретах. Смотри! - указал Невилл.

Там куда он указывал, стояли вереницей кареты, в которые были запряжены существа, лишь отдаленно напоминающие лошадь.

- А это что за…? - поразился Поттер.

- Это фестралы. Животные, которых видят только те, кто видел смерть, - тихо ответил Невилл.

- Ладно, что это такое, и с чем их едят, будем разбираться позже. А пока двинули, пока все кареты не уехали!

Сорвавшись с места, ребята забрались в предпоследнюю карету. Стоило им захлопнуть за собой дверцу, как карета тут же мягко тронулась. Прошло совсем немного времени, и она остановилась. Сойдя на землю, они увидели центральные двери школы. Без всякого трепета войдя в них, они проследовали к своему столу, за которым сидел их факультет в полном составе.

- Эй, Гарри! - тут же окликнул его один из близнецов.

- Ты не знаешь,

- Говорят, будто бы

- Сегодня читали журнал,

- Где про Хогвартс

- Было написано

- Кое-что интересное!!! - хором.

- Держите, мастера хорового пения! - рассмеялся Гарри и передал им свой экземпляр, в который тут же уткнулись не только близнецы, но попытались читать и рядом сидящие.

Сжалившись, Гермиона и Невилл одолжили товарищам по столу свои журналы. Так что, удивительно, но в этот раз стол ало-золотых вел себя даже тише слизеринцев. Что, естественно, не могло не привлечь внимания преподавателей. Статью прочитало уже большинство учеников, когда двери опять распахнулись, и в них прошла колонна мокрых первокурсников. Дождь все же начался, и они под него угодили. Внимательные глаза за гриффиндорским столом, взгляды за остальными проследили, как Хагрид прошел за преподавательский стол, где директор высушил его и что-то подал в кубке. А потом так же внимательно посмотрели на несчастных детей, которых никто даже не подумал высушить. Их так и оставили мокрыми дожидаться распределения. Преподаватели даже уже нервничать начали, видя такое неослабевающее напряженное внимание, причину которого они все не могли понять. Но еще больше их напрягала тишина, повисшая в Зале. Переглянувшись и пожав плечами, профессор МакГонагалл начала распределение.

Никто не хлопал, не кричал, не свистел. Просто, каждого новенького высушивали, и поили горячим (слизеринцы). Остальным пришлось довольствоваться простой сушкой, хотя порывшись в памяти, Гарри припомнил согревающие чары и показал их остальным. Было видно все более нервозное состояние преподавателей, кроме Локонса, который расточал сияющие улыбки направо и налево. Именно поэтому приветственная речь директора и его представление учителей прошли быстрее обычного, но все в той же тишине.

Ужин прошел в негромком гуле голосов, пересказывающих содержание статьи тем, кто еще не успел ее прочитать. И так было не только у львов. Такая ситуация наблюдалась за всеми столами. Гарри видел, как напряженно наблюдает Снейп за своими змеями, в особенности, за Драко, который сегодня, прямо-таки блистал красноречием, что-то тихо, но с жаром рассказывая.

Ужин закончился, и, вопреки обыкновению, старосты не стали торопить новеньких. Они подождали, пока все встанут, соберутся, и все так же медленно, никого не торопя, повели всех по своим гостиным.

Неожиданно Гермиона догнала кого-то из гриффиндорцев, забрала журнал и подошла преподавательскому столу.

- Стыдно, уважаемые учителя, что вам указывают это со стороны, раз не можете понять этого сами! - с этими словами она положила перед директором раскрытый на статье журнал. И прежде, чем успел отреагировать даже Снейп, развернулась и побежала догонять своих.

Глава 8.

- Да, нехорошо, что нам на это указали со стороны, - вздохнул, поглаживая свою бороду, Дамблдор. - Но мистер Лавгуд тоже поступил некрасиво. Если он был так озабочен происходящим, то мог бы сказать нам это лично, а не выносить это на всеобщее обсуждение.

- Моя вина, я ведь даже не задумалась о том, чтобы высушить ребят, - профессор МакГонагалл было очень, очень стыдно.

В учительской поздним вечером сидели профессора и обсуждали статью, на которую так любезно указала им мисс Грейнджер. За долгие годы преподавания все так привыкли к этому ритуалу, что даже не задумывались над его недостатками, искренне считая, что так было всегда. Даже у Снейпа не нашлось слов, хотя он с заметным превосходством и торжеством в непроницаемо-черных глазах поглядывал на остальных деканов - в этой статье слизеринцев показали лучше всех! Ему было, за что гордиться своими змеями. И теперь становилось понятно, что с таким жаром рассказывал Драко, и, почему его так внимательно слушали. Один вопрос - с каких пор его крестник начал читать «Придиру»?

- А у меня другой вопрос - где мисс Лавгуд? Я не увидел ее на сегодняшнем пиру, - маленький Мастер Чар сразу заметил отсутствие одной из своих подопечных.

- Что? - отвлекся от своих дум директор. - Ах, мисс Лавгуд! Прости, Филиус, я как-то забыл тебя предупредить. Ее отец прислал письмо, что девочка серьезно больна, и он отправляет ее на лечение за границу.

- Больна? - встревожился профессор Флитвик. - Что с ней?

- Он не стал вдаваться в подробности. Просто написал, что специалистов данного профиля в Англии нет, и здесь ее излечение невозможно. Так что, прости, - и Дамблдор развел руками, - но это все, что мне известно.

- Надо будет написать ему, узнать, в чем дело, - Мастер Чар искренне переживал за свою ученицу, которая, несмотря на все свои странности, была достойной представительницей его факультета.

И только два преподавателя не принимали участия в этом разговоре: Златопуст Локонс косился в зеркало, и думал, как великолепно он выглядит в профессорской роли; а профессор Прорицаний грустно смотрела на кофе с капелькой коньяка в своей чашке (хотя, скорее - коньяк с капелькой кофе), и видела мученическую смерть Героя.

* * *

- Вновь прибывшие. Слизерин - это не сброд, это традиции и память, что мы храним вопреки всему. Нас не любят, мягко говоря. Для всех мы - Темные маги, не достойные жизни. Нас принижают, как могут, поэтому мы держимся вместе. Если у вас проблемы, то об этом знаем только мы, но не вся школа. Мы не роняем свое достоинство, мы выше всех. Помните - отныне вы элита, будущее. И вести вы должны себя соответствующе. Правила поведения вам объяснят старшекурсники. И не советую вам их нарушать! Я не снимаю баллов с собственного факультета, но наказываю провинившихся самостоятельно. Мистер Малфой, на пару слов.

Эффектно развернувшись, профессор Снейп проследовал в спальню мальчиков второго курса, не оглядываясь на своего крестника. Зачем? И так понятно, что проигнорировать этот приказ здесь, в школе, у него нет никакой возможности.

- Крестный, что случилось? - Драко не чувствовал за собой никакой вины, поэтому безбоязненно смотрел на того, в отношении кого начинали проступать планы, за которые ему не задумываясь оторвали бы голову, доведись о них узнать.

- Драко, с каких пор ты читаешь «Придиру»? - раздался вопрос, заданный вкрадчивым тоном.

- «Придиру»?! - Малфой едва не поперхнулся от удивления. - Э-э-э, купил сегодня в вагоне у торговки. А что?

- Зачем?

- На Рождественском балу я познакомился с этой помешанной гриффиндоркой. Она меня развлекла. Честно, крестный, я в жизни столько и так не смеялся, как тогда! Вот и теперь, я вспомнил, что это ее отец издает эту пародию на прессу, ну, и купил, думал развлечься сам, и рассмешить остальных. А там это.

- С чего это вдруг она стала у тебя гриффиндоркой? - удивился профессор.

- Так ведь она тихо помешанная, - с откровенным удивлением посмотрел в ответ Малфой.

- И все равно, не вижу связи, - начал раздражаться Снейп.

- Она тихая, значит, хаффлпафка. А раз помешанная, значит - гриффиндорка! - раздосадовано закатил глаза на такую непонятливость крестник.

- Драко, не нарывайся на неприятности, - тихо предупредил своего зарвавшегося подопечного зельевар. - Постарайся в этом году обойти Поттера и Грейнджер. И что на тебе надето? - обратил внимание мужчина на вычурный наряд, выглядывающий из-под расстегнутой мантии.

- Я Малфой! И я должен соответствовать своей фамилии, а значит - выглядеть и вести себя достойно! - Снейп закрыл глаза, сжал зубы и глубоко вздохнул, не позволяя себе сорваться, видя фанатичный блеск в глазах Драко. С какой надеждой он и Люциус ждали, когда две личности Драко сольются в одну! С некоторых пор это случалось все чаще, но до конечного результата было еще ой как далеко! Оставалось лишь ждать и надеяться.

* * *

В гриффиндорской башне было шумно. Да, наверное, сейчас в каждом Доме было так же, когда всех заботила одна тема: статья. До этого никто из чистокровных не задумывался над условиями, в которых их отвозят в школу. Но зато становилось понятным недоумение полукровок и магглорожденных, тех, кто не понаслышке знаком с сервисом своего мира. Общий вердикт был понятен: автору этой статьи - большое спасибо, и почти все обязательно купят следующий номер, раз написано, продолжение следует. Кто знает, что будет написано?

Гарри помалкивал во время всеобщих споров. Он скучал и очень хотел увидеться с братом, но понимал, что сегодня это им не светит. Директор наверняка задержит преподавателей в учительской, чтобы обсудить статью. А после этого декан змей направиться в их гостиную для традиционного приветствия, о котором Драко просветил брата еще в прошлом году. Так что у Малфоя не будет возможности выбраться за пределы своего Дома сегодня.

На следующее утро нынешнему потоку первокурсников повезло больше, чем Гарри, Рону и Гермионе. Их подождали старшие курсы, после чего всей толпой проводили на завтрак. Точно так же появились и остальные Дома. Только сейчас все вспомнили, первые несколько дней после занятий, слизеринцы всегда приходили на завтраки, обеды и ужины всем факультетом, а не старшие - отдельно, младшие - отдельно.

Предупреждение Гарри оказалось более чем верным. Первым уроком расписания нового учебного года значились две пары зельеварения. На первом уроке Снейп задал письменную контрольную по прошедшему году, рассадив Золотое Трио: за первую парту (Рон), в середину (Гарри), и на заднюю парту (Гермиона). Так что, у бедолаги Рона не было ни одного шанса списать. Едва отмучились с кошмаром первого урока, как на втором Подземельный Ужас задал практическую контрольную, причем, каждому дал свой вариант зелья, не оставив Рону шансов и здесь. Так что, к середине урока у Невилла ожидаемо взорвался первый котел. А у Рона к концу урока в котле булькало нечто, больше всего напоминающее черную болотную тягучую жижу, пускавшее редкие, но огромные пузыри. И ужасно зловонные. Грейнджер, Поттер, Малфой и Забини поставили на учительский стол пробирки с идеальным, на первый взгляд, зельем. Скривившись, и придравшись к якобы плохо вымытой таре, Снейп все же поставил гриффиндорцам «Выше ожидаемого».

* * *

- Странно…

- А? Что?

- Я говорю, странно.

- Что именно?

- Я почему-то не вижу Луну. Хотел спросить у нее, кто этот ГОЛОС, - пояснил Гарри.

- И, правда, - присмотрелась к столу воронов и Гермиона.

- Ты можешь узнать у кого-нибудь из них, где она? - он не поддерживал контактов вне факультета, в отличие от Гермионы, которая, хоть как-то, но общалась с представителями других факультетов.

- Без проблем.

После обеда чуть запыхавшаяся Герми быстро догнала медленно бредущих мальчишек.

- Слушайте! Мне сказали, что профессор Флитвик сказал, будто бы она больна, и отец отправил ее на лечение за границу, так что в этом году ее в школе не будет! - на одном дыхании выпалила она свои новости.

- Интересно, что с ней? Ладно. Когда выходит следующий номер? - спросил Гарри.

- Через три дня. Я уже отправила заказ в редакцию.

- Блин, Герми! Ты что, не могла подождать меня? - возмутился Поттер.

- А я отправила заказ на три номера! - насмешливо посмотрела на него подружка.

- Мадемуазель! Я нижайше прошу вашего прощения за свои недостойные мысли в отношении столь блистательной особы, коя владеет магией предугадывания глупейших реплик своих недостойных собеседников! - обогнав ее и склонившись в раболепном поклоне, выдал Гарри.

- Э-э-э, Гарри… А что ты сейчас сказал? - недоуменно посмотрел на дурачащуюся парочку Рон.

- Что Поттер - придурок, который не умеет ждать ответов, но, оказывается, умеет более-менее прилично извиняться! - покраснев, Гарри резко выпрямился, услышав за своей спиной тягучие интонации, которые мог бы узнать в любом состоянии.

- Малфой, тебя никто не учил, что влезать в чужой разговор, тем более в извинения - это дурной тон? - сжимая кулаки, Гарри развернулся к врагу №1.

На счастье уже приготовившихся к драке мальчишек, мимо шла МакГонагалл, не снявшая баллы, но разогнавшая их в разные стороны.

- Еще увидимся! - тихий змеиный шепот.

- Не пожалей! - такой же тихий ответ.

* * *

- Здравствуйте! Здравствуйте! Меня, вы все, конечно, знаете. Я Златопуст Локонс! И с этого года я веду у вас ЗОТИ! - Гарри опустил голову на парту, и несколько раз стукнулся лбом.

- Вы, конечно, получили списки литературы на этот год. Ах! Какие приключения я пережил, скитаясь по разным странам! Но, вы без сомнения, все это знаете, а что бы проверить эти знания, я хочу провести проверочную работу. Итак, вот ваши вопросы! - маг взмахнул палочкой, и перед учениками появились пергаменты с вопросами. - Можете приступать.

Гермиона и все девочки тут же начали что-то строчить. Даже Рон начал неуверенно что-то отмечать. Мученически вздохнув, Гарри стал ставить крестики наугад, поглядывая на Локонса. А тот ходил по классу, завешенному теперь зеркалами, возле которых обязательно останавливался и прихорашивался; портретами и волшебными фото самого себя, которые посылали воздушные поцелуи, как только видели проходившего.

- Все-все-все! Я понимаю, что за столь короткий промежуток времени вы не смогли бы написать обо мне все, но давайте оставим время и для практического урока! - сожалеюще вздохнув, Локонс вынес из подсобки и поставил на свой стол закрытую тканью клетку, которая дергалась и угрожающе пищала.

- Смотрите! Корнуольские пикси! - маг сдернул с клетки покрывало. - Ваша задача, поймать их! - и он открыл клетку, выпуская на свободу «само разрушение».

Злобные сами по себе, да еще и разъяренные заточением, пикси кинулись все разрушать и портить. Раздался визг девчонок, которых они дергали за волосы, юбки, мантии; крики мальчишек, у которых выдирали из рук учебники и все, что вообще видели. Короче, в классе воцарился мини-филиал ада.

- Это ваше задание - загнать всех в клетку! - прокричал Локонс и заперся в подсобке, оставляя учеников на произвол судьбы.

Поставив над собой щит, Гарри смахнул свои вещи в сумку, схватил Гермиону за руку, и проскочил к входным дверям. Вытолкнув Гермиону в коридор, сам он встал на пороге, закрыл щитом входной проем, так что, пикси не могли выбраться за пределы класса.

- Гарри! Что ты делаешь?! Надо же помочь остальным! - но ее приятель не отреагировал. Установив постоянный щит, он «Акцио» призвал к себе клетку, а затем таким же «Акцио» стал по одному тянуть к себе пикси, и запихивать в клетку.

Гермиона, уловившая идею, подхватила его действия. Так что к тому моменту, когда на шум подтянулись остальные учителя, Поттер и Грейнджер заталкивали в клетку последних вредителей.

- Что здесь происходит? - негромкий голос сулил массу проблем и неприятностей за сорванный урок.

- Сэр, мы здесь не причем. Профессор Локонс выпустил на свободу корнуольских пикси, а сам спрятался в подсобке, даже не рассказав нам, как их обезвреживать. Вот и пришлось действовать, как получиться, - Гарри без зазрения совести сдал этого «преподавателя».

- Мистер Поттер…

- Мистер Поттер, пятнадцать баллов за находчивость! - перебила профессор МакГонагалл Снейпа. - Соберите свои вещи и идите на следующий урок.

Гриффиндорцы, а так же и хаффлпафцы, с которыми был ЗОТИ, быстро собрали остатки своих вещей и убрались подальше, хотя соблазн подслушать, как Макгонагалл устраивает разнос Локонсу был немаленький.

Идя в числе последних, Гарри обратил внимание на вздрагивающие плечи какого-то «барсука», идущего перед ним.

- Эй! Ты чего? - обогнал он парнишку.

- Отстань! - вырвал тот свой локоть из рук Гарри. - Не твое дело!

- Э, нет! Давай, выкладывай, что случилось! - затянул Поттер свою жертву в ближайшую нишу.

- Выкладывай!

- «Репаро» не действует! - расплакался окончательно мальчишка.

- Не понял, честно. При чем тут «Репаро»? - озадачился Поттер.

- Эти пикси порвали мне учебники так, что теперь на них никакое заклинание не действует, - поднял на Гарри полные слез глаза «барсук». - Мама… Мне все покупает отец, а он очень недоволен моим обучением здесь. Поэтому мне никто не станет покупать еще один комплект учебников!

- Тю-ю-ю! - присвистнул Гарри. - Если это все, то на, держи! - и он вывалил на руки ошеломленному мальчишке все учебники, которые подарил ему Локонс. Не слушая робких возражений, от которых отмахнулся; и горячей благодарности, на которую только подмигнул, Гарри потянул друзей к кабинету Чар.

- Гарри, но как ты сам будешь без учебников? - озадаченно спросила Гермиона.

- Я же сказал, это не проблема. Я в магазине успел купить для себя учебники сам, прежде чем мне их подарили. Вот и получилось, что у меня два комплекта. Так что, не жалко!

- Два?! У тебя два комплекта?! Но, Гарри, ты же мог подарить один комплект Джинни! Она так о нем мечтала! - гневно воскликнул Рон, дергая Гарри за рукав и разворачивая к себе лицом.

- С какой стати я должен дарить его Джинни? - не понял Гарри.

- Вы же с ней друзья, мог бы и сам понять, о чем она мечтает!

- Друзья?! Друзья?!?! - начал всерьез злиться Поттер. - Это с тобой мы друзья! А она мне никто! И вообще, с чего вдруг я должен дарить ей учебники?! Она учиться на первом курсе, а я на втором! Зачем ей на первом курсе учебники за ВТОРОЙ?!

Глава 9.

В огромном зале глубоко в подземельях не было слышно ни звука. Не капала вода, не шуршали грызуны, не пищали летучие мыши. Только несколько факелов на стенах изредка с треском выбрасывали сноп искр, но их было явно недостаточно: они лишь заставляли плясать на стенах причудливые тени, больше похожих на порождения ночных кошмаров, чем давали свет. И вот раздались шаги, после чего на пол ступил человек, закутанный в огромную мантию и в пушистых тапочках. В руках у него было два сосуда, один из которых был побольше и переливался красно-черным цветом, а второй - поменьше, и был наполнен жидкостью, которая больше всего была похожа по консистенции и цвету на кровь. Пройдя на середину зала, тонущую в темноте, которую не в силах было разогнать скудное освещение, он поставил колбы на пол у своих ног, и взмахнул рукой. Повинуясь этому жесту, пламя факелов вспыхнуло так, что осветилось все пространство залы. И только тогда стало видно, что фигура стоит возле бортика большой каменной ванны круглой формы, украшенной вырезанными по ее поверхности рунами и утопленной в пол. Как будто дожидаясь только этого сигнала, возле нее с хлопком появилось несколько домовиков, поставивших в ряд еще несколько флаконов и сосудов, и тут же исчезнувших. Из складок мантии был вынут кинжал, больше похожий на стилет, с угольно-черным лезвием и положен к сосудам.

- Не надо, не надо, ненадо, ненадоненадо… - раздалось тихое хныканье.

- Радуйс-ся, человек, ты станешь не просто свидетелем возрождения легенды, ты примеш-шь в этом с-самое прямое участие! - хотя фигура была одна, разговаривали двое.

- Я не хочу!

- Я тебя не с-спраш-шиваю! - передернув плечами, фигура отошла от ванны на несколько метров и сбросила с себя мантию и тапочки, оставшись полностью обнаженной и босиком. Ничего примечательного на первый взгляд в ней не было: худая, сутулая, с вялой бледной кожей. НО! Это пока вы не поднимали глаза и не видели, как на затылке фигуры живет второе лицо. Покрытое мелкой белесой чешуей, нездоровой даже на вид, имеющее лишь прорези на месте рта и носа, и глаза… красные, с вертикальным зрачком. Оставив одежду лежать на полу, правда, наложив на ней согревающие чары, Волдеморт-Квиррел вернулся к ванной и взял несколько флакончиков. Вновь вернувшись к одежде, он наклонился и начал вычерчивать дрожащими руками сложную пентаграмму, иногда капая на углы и завитки из какого-нибудь флакончика. Начав черчение по кругу с внешних границ, он постепенно стал сдвигаться к центру. Почти три часа спустя пентаграмма была закончена. Сложнейший рисунок, мерцающий в некоторых местах и заключающий в середине ванну и человека рядом с ней.

Поставив опустевшие флаконы на пол, Квиррел опустился на колени, зябко передернулся, пытаясь хоть немного согреться, глубоко вздохнул и затянул на санскрите ритмичное заклинание. Закончив часть, он вылил в ванну один из флаконов и тут же начал следующую. Так продолжилось несколько раз, и с каждым разом жидкости в ванной все прибавлялось, как будто кто-то открыл кран с водой. Но вот осталось только два сосуда, что он принес лично. Отчетливо скрипнув зубами, он взял тот, что побольше и с трудом поднялся с колен. Выпрямившись и глубоко вздохнув, Волдеморт начал проговаривать последнюю часть заклинания, одновременно вливая тонкой струйкой жидкость из сосуда. Заклинание и жидкость закончились одновременно. Как только это произошло, то, что получилось, забулькало и стало стремительно затягиваться густым холодным туманом, расползшимся по всей пентаграмме. Всего несколько минут, и все прошло, оставив после себя кристально прозрачный состав.

Взяв в руки последнюю колбу, Волдеморт вступил в мини-бассейн, резанул стилетом поперек сначала одно запястье, потом, переложив сосуд в другую руку, второе. Глядя на закапавшую кровь, он опять затянул заклинание, но оно было коротким. Как только отзвучали последние слова, маг проглотил содержимое сосуда, отбросил его в сторону вместе с оружием. Но звона разбившегося стекла уже не услышал - он рухнул в «воду».

Домовики сходили с ума от ужаса. Вот уже несколько минут из подземелья слышались вопли такой боли! Они длились, длились и длились. Через полчаса они стали слабее, а к концу часа вообще стихли. Выполняя инструкции, полученные ими перед тем, как Хозяин спустился, маленький народец осмелился войти туда, куда входить до этого им запрещалось. Они обнаружили Хозяина лежавшим, корчившись в компактный клубок, на дне пустой ванной и без сознания.

Накинув на него мантию, хранившую тепло благодаря чарам, его переместили в спальню, укрыли теплым одеялом и оставили отдыхать.

* * *

- Гарри, Гарри… Ведь Рон твой друг, как же так?

- Вы сами сказали, РОН МОЙ друг! Но не его сестра!

- Ты же знаешь, у девочки мало радостей, ты вполне мог бы подарить ей подписанные книги, и тем самым сделать одного человека очень счастливым.

- Но зачем ей книги за второй, ВТОРОЙ курс?!

- Гарри, мальчик мой, ты разве не знаешь, что в этом году у всех курсов одна программа? Так что твои учебники ей вполне подошли бы.

- Э-э-э, честно, не знал. Но все равно! У нее уже есть учебники, а этому мальчику они были нужны куда больше, чем ей!

Разговор прервало мелодичное курлыканье пытавшего так успокоить спорщиков феникса. Стараясь дышать ртом, чтобы не стошнило от вони, Гарри вскочил с кресла и подошел к клетке, где пел свою песню Фоукс.

- Ах, Гарри, Гарри…. Я вижу, ты уже все для себя решил. Жаль, но это твоя жизнь, и как ее прожить, решать только тебе. Поэтому не буду больше настаивать. Там рядом с клеткой стоит блюдце, видишь? Фоуксу очень нравиться печенье, которое там лежит, если хочешь, можешь его угостить.

Только покачав головой, как у такого хозяина может быть такой друг, Гарри взял несколько печенюшек и принялся кормить Фоукса сквозь прутья клетки, мимоходом удивившись, почему сегодня она заперта. Таким образом, он скормил фениксу уже несколько печений в повисшей тишине, которую никто не хотел нарушать, когда дверь кабинета распахнулась, и влетел Мастер Зелий с лихорадочным румянцем на скулах. Дернувшись от неожиданности, Гарри неловко дернул рукой и чем-то оцарапался. Но осмотреть довольно глубокую царапину ему не дали.

- Мистер Поттер! Не сомневаюсь, что сейчас вы выслушивали диферамбы в свою честь за героическое поведение на уроке ЗОТИ, хотя, по-моему, вы всего лишь выполняли задание учителя! Я лишу вас удовольствия дальнейшей услады своего слуха незаслуженной лестью…

- Северус! Прекрати, мы всего лишь разговаривали с Гарри и он уже уходит. Прости, но, тебе и, правда, пора уже идти в свою гостиную, - перевел взгляд директор на Гарри.

- Я не заметил, что задержал тебя так поздно, и что отбой уже прозвучал. Поэтому вот, возьми, - и Дамблдор написал несколько слов на пергаменте. - Это объяснение для мистера Филча, если вдруг увидишь его, а теперь иди, и все же подумай, стоит ли так обижать своих друзей.

Дождавшись, когда за пока еще непокорным подростком закроется дверь, директор перевел полный укоризны взгляд на зельевара.

- Северус, я, конечно, понимаю, что…

- Он вернулся!!! - оборвал старого мага Снейп.

- Что? - не веря выдохнул шепотом тот, тяжело оседая в своем кресле.

Ничего не ответив, зельевар расстегнул манжету на левой руке и закатал рукав, открывая взгляду татуировку в виде черепа с выползающей из него змеёй.

- Боль! Несколько минут назад ее пронзила боль, как от Круциатуса и она налилась цветом и силой! Вы понимаете, что это обозначает?! Он вернулся!!!

Одной рукой сняв очки, а другой, потерев переносицу, светлый маг вздохнул, разом теряя свою жизнерадостность и становясь тем, кем был - стариком. Но мгновения слабости прошли, и перед Снейпом вновь сидел победитель одного Темного Лорда, и лидер борьбы против второго.

- После отбоя собираемся на Гриммо, и, Северус, мальчик мой, будь готов к вызову. Он наверняка захочет собрать своих сторонников! - даже не посмотрев на сжавшего зубы зельевара, директор прошел к камину и стал вызывать по нему людей, сообщая об экстренном собрании. Бросив на спину отвернувшегося директора взгляд, полный ненависти, Снейп стремительно вышел из кабинета и направился в сторону подземелий. Ему надо было отдать несколько указаний старостам, прежде чем он покинет школу.

* * *

- Драко, я очень рад тебя видеть, но прежде, чем мы начнем тренировку, я хочу, что бы ты сделал мне анализ крови.

Опешивший от такого приветствия блондин несколько секунд только ресницами хлопал.

- А в чем дело? - но вопрос он задал, уже направляясь в лабораторию.

- Да, понимаешь, тут такое дело… Сегодня я отдал подписанные учебники какому-то «барсуку», у которого пикси, ты же слышал о нашем сегодняшнем уроке ЗОТИ, порвали учебники так, что никакое Репаро не помогало. Так мелкая Уизлета мне скандал вместе с братцем закатила: «Почему не мне?!» И еще эти с* ки нажаловались директору, и тот пригласил меня для беседы. А там я поцарапался о клетку Фоукса, вот и боюсь, как бы меня, чем не отравили!

Ползший рядом и слушавший этот рассказ Эссессили спросил:

- У тебя есть Комплект Наследника?

- Да. И мне сказали, что он очень сильный.

- Комплект защищает своего носителя не только от приворотных. Он защищает его практически от любых зелий. Те, что могли пробить эту защиту, вашим поколением уже утеряны, а те, что остались, на это не способны. И расскажи подробнее, как это произошло.

- Ну, я слушал выговор директора, что обижаю своих друзей. Потом подошел к клетке, что бы ближе рассмотреть феникса, он стал таким красавчиком! Директор предложил мне покормить Фоукса его любимым печеньем, на что я с удовольствием и согласился. И занимался с птицей, пока в кабинет не ворвался Снейп. Это было так неожиданно, что я дернулся и чем-то оцарапался.

Уже бренчавший какими-то склянками в шкафу, Драко от досады сплюнул на пол.

- То есть, ты просто дернулся от неожиданности и поцарапался?! Ты подал это так, будто бы тебе отраву в горло насильно вливали!!!

- Мне не по себе, - серьезно заметил на это Гарри. - Старик чудовище, и я лучше перестрахуюсь и буду выглядеть посмешищем живым, чем не обращу на подобную «мелочь» внимание, и буду правым мертвым!

Поджав губы, Малфой еще с минуту разглядывал серьезного брюнета, после чего вернулся к поискам запропавшей склянки. Наконец, добыча попала в руки охотника, и ее извлекли на свет.

Взяв с полки чистую колбу, блондин отлил в нее половину из флакона, плотно его закупорил и вернул взятое на место.

- Иди сюда, ходячая жертва Борджиа, будем проверять тебя на яды, - позвал он напряженного брата.

Стоило тому подойти, как его схватили за оцарапанную руку, нанесли скальпелем порез на то же место, и наклонили руку над колбой так, чтобы кровь капала прямо в нее. Десять капель, взмах палочки и порез закрыт. Взяв сосуд в руки, Драко взболтал содержимое и подождал, пока оно успокоится. Ничего не произошло. Жидкость продолжала оставаться прозрачной.

- Видишь, ничего нет. Если бы у тебя в крови хоть что-то было, то состав поменял бы свой цвет. А теперь выкладывай, в честь чего Снейп наведался к директору. Он же его терпеть не может!

Все это блондин говорил, как на буксире, тянув за собой Гарри назад, в тренировочный зал.

- Это еще ничего, но ушла и МакГонагалл, дав несколько указаний старостам. Поэтому я так долго - не мог незаметно уйти с вечеринки по этому поводу.

- Ушла, дав несколько указаний?! - от неожиданности Драко прекратил разминку. - Но крестный сделал то же самое! Это что, то самое?! - уставился он на брюнета.

- Похоже, да… - не менее ошеломленно посмотрел тот в ответ.

Разминка и тренировка была забыта. Только что они узнали, что «ма-а-аленькое» изменение, внесенное Гарри в прошлогоднее приключение, дало свои плоды. Темный Лорд возродился! И как теперь пойдут события, в которые они так кардинально вмешались?

- Ах, да! Эссессили! - внезапно хлопнул себя по лбу Гарри. - Помнишь, в прошлом году я спрашивал у тебя, что такое хоркруксы? - на утвердительный кивок, он продолжил:

- В этом году в школу привезли один из них.

Разъяренный василиск навис над мальчишками башней.

- Нет, я не буду его уничтожать! Пока, - ничуть не испугался подобной демонстрации Поттер.

- О-о-о! Нет! - упал спиной на маты и закрыл глаза рукой Драко. - Опять твое «ма-а-аленькое» изменение событий?!?! - саркастично передразнил он Гарри.

- Да! - не обратил тот внимания на демонстрацию неудовольствия обоих. - Не забывай, в этом году по школе не будет ползать василиск, выпущенный психичкой. И я хочу проучить эту дуру! Что бы она знала, что артефакты не прикарманивают, а несут взрослым дядям и тетям на выяснение, что это такое! А заодно постараться обезопасить себя от матримониальных планов этой семейки - если рыжая будет сквибкой, то хрен кто заставит меня жениться на ней!

- И что ты намерен делать? - с несчастным видом Драко принял вертикальное положение.

- Ничего, - пожал плечами Поттер. - Ну, как ничего… - поторопился он объяснить подробнее, видя угрожающий взгляд и брата, и василиска.

- Гробим репутацию Дамблдора, доводим до сведения нужных людей, что такое хоркруксы; избавляем Герми от лишних пищевых добавок; оцениваем сложившуюся ситуацию; наблюдаем за рыжей и в последний момент делаемся героями, спасая дуру и уничтожая артефакт! Все…

Глава 10.

- Почему?! Ведь я все сделал правильно! Что пошло не так?

Перед большим зеркалом стоял человек и внимательно себя разглядывал. Хотя, человек ли? Высокий, около 185-190см роста, гармоничная фигура с четко обозначенными мышцами под кожей, покрытой мелкой, матово отблескивающей чешуей. Лысый череп красивой формы, обозначенный небольшим выступом нос с аккуратными ноздрями, рот с почти бесцветными узкими губами, но, тем не менее, четко очерченными и глаза… Глаза были большими, миндалевидной формы и радужкой насыщенного, ярко-алого цвета с круглым зрачком. Вот маг опять опустил взгляд на свои руки: узкая кисть с длинными, оочень длинными пальцами которые заканчивались матово-белыми трехсантиметровыми когтями, острыми и твердыми даже просто на вид.

На первый взгляд он производил отталкивающее впечатление, но, присмотревшись, его внешность поражала своей своеобразной красотой и притягательностью. Однако, маг, похоже, этого еще не заметил. В данный момент он в приступе ярости крушил обстановку своей комнаты. Вот он замер, глубоко вздохнул, подошел к шкафу с одеждой и вынул оттуда белье, брюки, рубашку, ботинки и мантию с глубоким капюшоном, все - черного цвета. Быстро одевшись и накинув капюшон, Волдеморт вышел из комнаты и направился в центр замка.

Идти пришлось долго, минут пятнадцать. Но вот он стоит перед двустворчатыми дверьми, в которые свободно может войти великан. Помедлив мгновение перед ними, Лорд взмахнул рукой и створки стали медленно и бесшумно расходиться в стороны. Он не торопясь идет по громадному залу, и с каждым его шагом на стенах вспыхивают симметрично расположенные факелы, разгоняющие мрак этого помещения. Вот маг прошел середину и почти приблизился к противоположной стене. Свет выхватил из темноты массивный каменный трон с высокой спинкой и символом на ней: крест, заключенный в круг. Усевшись на него, Лорд расправил мантию, откинулся назад и закрыл глаза. Тишину, повисшую в зале, можно было едва ли не пощупать. Но вот, он выпрямился, взмахнул палочкой и произнес заклинание, от которого завибрировал воздух. Секунда, вторая, третья… Через полминуты раздался хлопок, второй, третий… Дождавшись, пока они стихнут, Волдеморт обвел прибывших тяжелым взглядом и тоном, пропитанным едкой иронией и угрозой произнес:

- Я рад приветствовать в своем доме моих верных соратников и слуг…

* * *

- Я не вижу, что мы можем предпринять сейчас, пока нам ничего неизвестно, кроме того, что Тот-Кого-Нельзя-Называть возродился. Нам неизвестно, каково его душевное состояние, кто откликнулся на его призыв, где он, что с ним и действительно ли он возродился. Все, что нам сейчас остается, это ждать, когда он призовет своих слуг. Северус, ты не мог ошибиться?

Снейп бросил на директора, задавшего этот, в высшей степени, глупый вопрос, тяжелый взгляд. Он устал, этот «совет» длился уже несколько часов, а экстренно собранный Орден Феникса только и занимался, что толок воду в ступе. Крики, вопли и ни одного толкового предложения. Одни догадки и предположения, далекие от реальности.

- Да что он скажет, этот Пожиратель?! Небось, этот уже давно возродился, а Снейп и рад вернуться к нему на службу! Альбус, ему нельзя доверять, его место в Азкабане! - раздался хриплый возглас.

- Аластор, не надо! Северус не виноват в том, что когда-то допустил ошибку, он нам и так немало помог и собирается дальше помогать! Я верю ему, и очень надеюсь, что вы поверите в него так же, как и я!

Внезапно зельевар вздрогнул, и, подняв на Дамблдора тяжелый взгляд, с кривой полуулыбкой произнес:

- Похоже, ваша вера требует доказательств.

- Северус, мальчик мой, о чем ты говоришь? - не понял мага директор.

- Я говорю, вам остается только верить, что я сумею вернуться живым с вызова Лорда, - с этими словами зельевар встал со стула, одним взмахом палочки преобразовал свою одежду в тяжелую длинную черную мантию с капюшоном, белоснежный носовой платок - в белую маску. Ни на кого не глядя, молча, в абсолютной тишине, он вышел из кухни, прошел по коридору. Хлопнула входная дверь.

- Мерлин… Так, он действительно вернулся…? - раздался, наконец, сдавленный шепот молодой девушки, стремительно меняющей ярко-фиолетовый цвет волос на черный.

- И все же, Альбус, я бы на твоем месте не стал так безоговорочно верить этому прихвостню Лорда! Откуда у тебя уверенность, что он тебя не обманывает?!

- Аластор, Северус не станет обманывать меня по нескольким причинам. Одна из них - Лили, он любил ее, и именно она причина того, что он пришел ко мне. Ну, а вторая - его клятва, которая не позволит меня предать. Так что… Тем более, у нас пока нет других шпионов в ставке Лорда, только Северус. Одно плохо. Камень был в руках Тома еще весной, почему он так долго ждал? Чего? Ладно, сейчас давайте расходиться по спальням. Мы вернемся в школу, и будем ждать его там. Как только он вернется, я сразу же сообщу вам новости.

Недовольно ворча, собравшиеся на площади Гриммо, в доме под номером 12, маги стали шумно отодвигать стулья и выходить из кухни. И никто не обратил внимания на то, что живой портрет бывшей хозяйки этого дома, так и норовившей оскорбить всех, кого только не увидит, промолчал.

* * *

- Люциус, мой скользкий друг… Прошло столько лет, но ты не предпринял ни одной попытки, что бы найти меня. Нотт, Забини, МакНейр, Гойл, Кребб… Петтигрю, крыса, предавшая доверие друзей и Снейп, предавший уже меня! Круцио!

Фигура в черной мантии застыла каменным изваянием, не издавая ни звука. Секунды текли с черепашьей скоростью, казалось, что время решало - идти таким темпом и дальше или все же вообще остановиться? Видимо, решение было принято в пользу пытаемого, так почти минуту спустя Лорд опустил палочку, прерывая свое заклинание.

- Прошло столько лет, но ты по прежнему горд и упрям, мой Северус… Так, может, кто-то сможет дать мне объяснение, почему я не смог убить мальчишку?! - и он обвел немногих пришедших на его зов магов взбешенным взглядом, безмолвно обещавшим массу впечатлений, если не получит хоть какой-то ответ.

- Мой Лорд, но мы до сих пор не знаем, что же произошло в ту ночь, - осмелился подать голос один из прибывших.

- Так, так… И кто у нас тут такой смелый? Сними маску! - высокий мужчина подчинился приказу, откинув капюшон и сняв маску, открывая лицо с высокими скулами, квадратным подбородком с маленькой ямочкой, каштановую в рыжину густую шевелюру и серо-зелеными плутовскими глазами.

- Розье? - непритворно удивился Волдеморт. - А я слышал,
что тебя убил Грюм. Как же так вышло, что ты сейчас стоишь передо мной?

- Милорд, мы все ощутили ваше исчезновение. И каждый принялся искать свой выход из сложившейся ситуации. По моему следу шел Грюм, и мне никак не удавалось его стряхнуть. Поэтому я отловил какого-то мага, кого - хоть убейте, не скажу, не знаю, напоил того Многосущным зельем, которого, благодаря Снейпу, у нас у всех было в достатке. Потом наложил Империо и велел думать и действовать так, будто бы он - это я. Сам я принял последнюю порцию, и имел честь видеть, как этого загнали в какую-то лачугу, где тот и нашел свой конец сначала от Авады Грюма, потом - от Адского пламени. Все эти годы я прятался среди маггловских преступников, занятный народ, Мой Лорд, и, как только ощутил ваш призыв, поспешил откликнуться, - и маг пожал плечами, завершая свой короткий, но ёмкий рассказ.

- Вы все живы и благополучны, ведете правильную жизнь, но вот доверия к вам у меня нет! Вы предатели, забывшие свой долг! Какой получается забавный парадокс - одним я не могу доверять потому, что они оказались достаточно умны, что бы остаться свободными, а вторым - потому, что они оказались настолько глупы, что попались! Для меня вы все сейчас предатели, поэтому мое доверие вам придется зарабатывать снова. И для начала я хочу услышать ответ на свой вопрос: почему я не смог убить мальчишку? Я пришел в дом, столь любезно указанный мне лучшим другом четы, убил Джеймса Поттера, поднялся в детскую и хотел убить ребенка, когда между ними встала его мать. Моя Авада вернулась ко мне, развоплотив на долгие годы. Как простая грязнокровка смогла это сделать?!?!

- Милорд, - раздался глухой, чуть сдавленный голос Снейпа, - Лили не была простой грязнокровкой.

- Вот как… - стремительным движением развернулся к нему Лорд. - Она что же, была потомком сквибов? Полукровкой? Нет? Тогда, КАК?!

- Милорд, об этом никто не знал. Мы держали нашу дружбу в тайне. Но мы общались с ней и после ее замужества. Она не доверяла старику, и уговорила мужа уехать из дома, в котором он их практически запер. Они должны были уйти в подготовленное убежище, о котором знал только я, на следующее утро. А Лили… Она была Женой Главы Рода и Матерью Наследника. У них с Поттером был полный магический брак, проведенный по всем правилам со всеми положенными обрядами, в том числе - и темными. Она знала об угрозе ее сыну, поэтому и приготовилась. Этот обряд занимает несколько дней и требует подготовки, но завершается очень просто - жизнь за жизнь. Она его завершила.

- Ты, ТЫ рассказал мне пророчество, так почему ты промолчал о таком факте?!? КРУЦИО!!! Ведь это все меняло! Я мог не убивать столь сильных магов, а склонить на свою сторону! И не было бы этих лет прозябания, когда ни один из вас ничего не сделал, что бы найти меня и помочь! Вы трусливо попрятались по своим норам, и постарались обо всем забыть! Но теперь, теперь мир содрогнется! И первое, что мы сделаем - это освободим наших соратников из застенков Азкабана!!!

Лорд отвел, наконец, свою палочку от Снейпа, который уже опустился на колени, уперев левую руку в пол а правой вцепившись в левое плечо. Маска давно уже упала на плиты перед его склоненным лицом, но с упрямо сжатых, побелевших губ так и не сорвалось ни единого звука.

- Ты у нас теперь любимчик Дамблдора, которого он лично освободил от заключения в Азкабан. Не хочешь поделиться, за что тебе была оказана подобная честь? И почему ты вообще пошел к нему?

Медленно выпрямившись, Снейп покачнулся, но устоял и так же медленно поднял голову, глядя прямо в красные глаза своего Господина.

- Лили, - пожал плечами зельевар. - Все только ради нее. Я не желал ее смерти и, знай я, что под пророчество попадет ее семья, я бы о нем промолчал.

- Ты смел, раз смеешь говорить мне такое в лицо. В чем же дело, а, Северус-с? - вертя в пальцах палочку, Лорд начал медленно обходить зельевара кругом.

- Ложь. Шла война, а ее семья участвовала в ней. На войне не обходится без жертв, поэтому я могу понять ее смерть от ваших рук. Но когда я молил Дамблдора спасти ее, он пообещал мне это, в обмен на мою клятву верности. Я принес ее, но он своего слова не сдержал - она все же погибла. А исполнения клятвы с меня потребовали, хотя своего условия не выполнили.

- И как же ты собираешься служить двум господам, Северус-с? - Волдеморт не хотел убивать того, в ком никогда не был уверен, кого так и не смог понять, но кого всегда уважал за несгибаемую волю и ум.

- Очень просто, Мой Лорд, - губы мага тронула недобрая улыбка, полностью оправдывая подозрения сумасшедшего аврора. - Вам я клялся кровью и магией. Первому. Ему - Нерушимым обетом. Второму. Когда вы пропали, то клятва, данная мной Вам, потеряла свою силу. Нерушимый Обет можно дать в любой момент, любому. Однако когда Вы вернулись, то все связи восстановились, а все обязательства, данные мной после вашей клятвы, аннулировались. У меня остался только один Господин. Вы.

Глава 11.

- Он безумен. И у него проблемы с магией и внешностью. Он не стал привлекать меня к ритуалу восстановления, и что-то у него пошло не так. Магия нестабильна, хотя он по-прежнему очень силен. А внешность… Лорд похож на рептилию, хотя, и в этом облике не лишен своеобразного очарования. Его планы - это в первую очередь освободить тех, кто сидит в Азкабане. Про остальное он молчит, прямо сказав, что не доверяет никому из нас. Так что, остается только ждать следующего вызова. А потом - Поттер. Пока нам отдан приказ по возможности захватить его живым, Лорд желает сам его убить.

За долгие годы никто не видел несгибаемого Мастера Зелий в подобном состоянии - он сгорбившись сидел в кресле (этого он не делал НИКОГДА!), поставив локти на стол(!) и сцепив руки в замок на затылке. Обычно тягучий, богатый обертонами голос, сейчас был хриплым и невыразительным, монотонно рассказывающим события, свидетелем которых он был.

В учительской школы сидел сам зельевар, директор, заместитель директора - Минерва Макгонагалл, преподаватель Чар - Филиус Флитвик, профессор Вектор, профессор Гербологии Помона Спраут, и авроры - Аластор Грюм и Кингсли Шеклбот.

Видя посеревшее лицо Снейпа, глаза с сеточкой лопнувших капилляров, едва заметно трясущиеся руки, дрожь которых их владелец никак не мог усмирить, даже у Грюма не нашлось язвительных слов, которых ему никогда не было жалко для Пожирателя Смерти. Слишком наглядно показывало состояние сидящего перед ним, что Тот-Кого-Нельзя-Называть вернулся. И больше не было возможности обманывать самого себя, что все - всего лишь чья-то злая шутка. Симптомы Круциатуса были известны всем здесь находящимся. И вряд ли бы даже такой отморозок, как Снейп, стал бы накладывать его на себя добровольно.

- Северус, мальчик мой, иди, отдохни. Ты сделал сейчас все, что мог. Даже такая информация лучше, чем вообще ничего, - участливо произнес директор.

Даже не поморщившись на такое обращение, Снейп встал, коротко кивнул, и, фирменным жестом заставив мантию взлететь за спиной черными крыльями, покинул собрание.

- Добровольно… Альбус, ты идеалист. Никто не станет терпеть такое добровольно, - Грюм покачал седой головой.

- Ну, не совсем добровольно. Однажды он пришел ко мне с просьбой спасти Лили. Я пообещал ему это, в обмен на клятву верности. Спасти Поттеров было практически нереально, однако я попытался это сделать. Не вышло. Теперь Северус служит мне не только из-за клятвы, он жаждет мести за смерть любимой женщины от рук Тома. А это намного более сильный стимул, чем любая клятва.

- Но, Альбус, - с нескрываемым удивлением спросила Минерва, - если он так ее любил, то почему Северус так ненавидит Гарри?

- Девочка моя, - тяжело вздохнул Дамблдор, - ты сама ответила на свой вопрос. Он любил ее, но она вышла замуж за Джеймса. А Гарри - вылитая копия своего отца, с глазами матери. Он живое напоминание о его потере. Я пытаюсь убедить Северуса, что мальчик ни в чем не виноват, что он самостоятельная личность, но он упрям, и никак не хочет принять Гарри.

- Что ж, какие-то сведения нам получены, остается только ждать его дальнейших действий, и лучше наблюдать за Гарри, не позволяя ему впутываться в приключения, вроде прошлогоднего. Аластор, надо усилить охрану Азкабана, и начать наблюдение за семьями, замеченными в симпатиях к Лорду.

* * *

- Гарри! Ты это видел?!

- Что?

- Объявление!!

- Рон, с каких пор ты начал читать объявления?

- Да, Гарри!!! Оторвись от книги!!! Объявление, что в этом году будет открыт Дуэльный Клуб, который будет вести профессор Локонс!

Вот это, точно, привлекло к себе внимание черноволосого подростка. Захлопнув книгу, он внимательно посмотрел на сидевшего рядом, возбужденного Рона.

- Дуэльный Клуб, который будет вести Локонс? Рон, тебе самому не смешно? Ты помнишь наш первый урок? Да? И как впечатления? Я могу тебе сказать свое мнение: это - не профессор. Это черте что, но не профессор. Но я с тобой схожу, здесь мало развлечений, а тут - такой цирк. И бесплатно. Когда?

- Завтра, - протянул, обескураженный, такой реакцией Уизли.

- Герм, эй, Герми! - перегнувшись через подлокотник своего кресла, Гарри потряс за плечо, отвлекая теперь уже сам, от учебника Гермиону, сидящую в соседнем кресле.

- Гарри, мне надо дочитать две главы до завтра, а они длинные и тяжелые. Что?

- Рон приглашает нас завтра на цирковое представление! - со смешком объявил ей друг.

- Цирковое представление? - девочка окончательно оторвалась от книги. - В Хогвартс приехал цирк?

- Ага! Первого сентября! Завтра будет первое занятие в Дуэльном Клубе, которое будет вести Локонс!

- Локонс?! Знаешь, Гарри, тогда я обязательно на него схожу! - рассмеялась Гермиона. - Когда?

- Рон, когда?

- Завтра, после занятий, - обиженно буркнул Рон. Не на такую реакцию он рассчитывал, когда спешил донести до друзей новость. Вместо того, что бы радоваться вместе с ним, они высмеяли то, чем он так восхищался!

- Кхм… Внимание, ученики! Многие из вас видели объявление, но для тех, кто его не читал. Сегодня, после уроков, состоится первое занятие Дуэльного Клуба. Прийти могут все желающие, возрастного ограничения нет. Вести его будет наш преподаватель ЗОТИ - профессор Локонс! - сделав это объявление, директор Дамблдор опустился в свое кресло, с улыбкой разглядывая моментально загалдевших учеников, многие из которых и, правда, о Дуэльном Клубе услышали только что, на завтраке.

- Ах, эта юность! - вздохнул он с ностальгией. - Северус, мальчик мой, ты уже ведь в порядке? Присмотришь, что бы все прошло как надо? Тем более, Златопусту понадобиться партнер для заклинаний, - и не дожидаясь ответа от и без того хмурого мага, отвернулся к Минерве, сидевшей с другой стороны.

Весь день прошел в возбужденных шепотках и переговорах. Их не смогли остановить ни окрики, ни угрозы снятия баллов, единственный, кто смог добиться тишины на своем уроке, был Снейп. Но у него не осмелились бы обсуждать даже возвращение Мерлина, если бы даже таковое случилось, что уж говорить о такой мелочи, как уроки Дуэлинга.

Вечер. Большой Зал сиял свечами. Обеденные столы были убраны к стенам, а в середине Зала находился высокий длинный помост. Вокруг него толпились практически все ученики школы, ожидающие сегодняшнего представления, да и учителя решили проявить любопытство. Так же присутствовала и мадам Помфри.

Вот, на помост вышел Локонс, сияющий от белоснежных зубов до тугих локонов и ярко-розового камзола, щедро усыпанного стразами.

- Интересно, а трусы у него тоже с блестками? - спросил Гарри, склонившись к уху Гермионы. Однако вышел казус, именно в этот момент, повинуясь взмаху руки профессора ЗОТИ, шум в зале стих, и вопрос Гарри, адресованный девочке, услышали практически все.

- Упс, - показушно смутился мальчик. Оглядев толпу, насколько возможно, он увидел две реакции - неодобрительную (в основном, девочки), и насмешливую - все остальные. И даже, он протер глаза, ДАЖЕ Снейп, вроде как, подавил улыбку. У самого Локонса улыбка потухла было, но он быстро оправился от такого «предательского» удара. Причем, можно сказать... ниже пояса.

- Итак, мои дорогие мальчики и девочки! Сегодня я преподам вам науку Дуэлинга! О! Это благородное искусство, освященное веками! Сколько крови было пролито, и сколько достойных смертей было встречено на таком помосте! И сегодня вы приобщитесь к нему на вашем первом в жизни уроке, который даст вам ваш покорный слуга! - под вспыхнувшие аплодисменты Локонс принялся раскланиваться во все стороны, посылая воздушные поцелуи.

- Хорошо, хорошо! Я вижу, вы настроены правильно. Но я не могу показать вам это искусство один, поэтому я прошу присутствующего здесь профессора Снейпа помочь мне. Прошу вас, профессор, не стесняйтесь! - и без того, недовольный жизнью, а после слов Локонса вообще, ставший реальным олицетворением Мрака, Снейп присоединился к Златопусту на помосте. Его приветствовала воцарившаяся разом тишина.

- Этот болван что, совсем псих? Декан же его одним Ступефаем в блин раскатает? - как несколькими минутами ранее Гарри, так и Малфой умудрился попасть со своим высказыванием в паузу, так что и его услышали все.

- Профессор Локонс сильнейший! Его никому не победить! - с жаром высказалась Лаванда Браун, гриффиндорка одного потока с Гарри. И сразу яростно зааплодировала. Часть девочек так же неистово ее поддержали.

- Профессор Снейп, сделайте этого павлина! - после этого восклицания опять повисла тишина, в которой все уставились на смельчака. У профессора зельеварения лимит эмоций сегодня оказался исчерпан на месяц вперед - еще бы, ведь воскликнул это ни кто иной, как сам Гарри Поттер!

- А что? - независимо пожал тот плечами. - Вы что, все всерьез думаете, что это, - пренебрежительный кивок в сторону Локонса, - хоть что-то может? Я болею за сильнейшего, а это явно не он!

После этого заявления все стали свидетелями НЕВЕРОЯТНЕЙШЕГО СОБЫТИЯ - Снейп отвесил Гарри Поттеру поклон глубиной целых три миллиметра!

В тишине дуэлянты разошлись в разные концы помоста.

- А теперь внимание! Смотрите, вы поднимаете палочку к лицу вертикально, и отвешиваете легкий поклон, - оба профессора синхронно выполнили это движение. - Потом выпрямляетесь и собственно, начинаете саму дуэль: Экспелиармус! - не дожидаясь, пока Снейп встанет в стойку, Локонс выкрикнул обезоруживающее заклинание.

Небрежный взмах рукой в ответ, резкое движение, Ступефай, и Локонс рыбкой летит с помоста, оставляя на нем невозмутимого победителя.

- Ну вот, я показал вам, как правильно надо проигрывать своему противнику! - вскочив на ноги, и несколько дергано отряхиваясь, со своей неизменной, хотя и несколько более тусклой, улыбкой, заявил Златопуст. - А теперь, пусть свои силы попробуют ученики! Ну, кто у нас самый смелый? Не стесняйтесь! О, Гарри Поттер! Поднимайтесь, поднимайтесь! Сейчас вы попробуете себя в роли записного дуэлянта!

Скривившись от выпавшей на его долю «чести», Гарри нехотя поднялся на помост, который уже покинули учителя.

- И кто станет у нас вашим соперником? М? Ах, неужели это мистер Малфой желает скрестить палочку с мистером Поттером? Что ж, кто я такой, что бы мешать этому желанию! Присоединяйтесь к нам, Драко!

Скривившись так же недовольно, как и Поттер, Малфой поднялся на помост.

- Условия поединка: пока не выиграет один из вас! Приступайте! - и Локонс шустро покинул помост во вновь повисшей тишине. Бесконечные стычки и драки этой парочки только что были переведены на новый уровень, опасность которого оценил даже Летучая Мышь, вон как нахмурился и постарался подойти поближе!

Внимательно посмотрев в глаза друг другу, блондин и брюнет разошлись в концы помоста. Медленно подняли палочки, легкий поклон, не отрывая взгляда от лица противника, выпрямились.

- Экспелиармус! - первое движение со стороны блондина.

- Протего! Ректусемпра! - Малфой успевает уклониться от заклинания щекотки и атакует уже сам.

- Таранталлегра! Агуаменти! - Гарри успел уклониться от заклинания пляски, но угодил под мощный поток воды.

- Агуаменти! Вино дементия! - окатив Малфоя в ответ струей воды, Поттер тут же превратил ее во что-то спиртное.

- Глациус! Каве Инимикум!- Гарри успел поставить щитовые чары и не дать превратить себя в ледяную статую.

- Лакарниум Инфламаре! Релашио! - два заклятия летят одновременно, и оба не успевают поставить щиты. Пол под ногами Малфоя вспыхивает голубоватыми язычками пламени, и перебирается на пропитанные спиртным брюки. А Гарри неслабо бьет током, отбрасывая почти к краю помоста. От неожиданности он не успевает собраться и падает на руку так, что слышен хруст сломанного запястья.

К дрыгающему ногами и подвывающему от боли Малфою кидается Снейп, сразу же туша огонь и накладывая обезболивающее заклинание. Гарри повезло меньше - первым возле него оказался Локонс.

- Гарри! У вас сломано запястье! Вам срочно нужно наложить на него заклинание и я даже знаю какое! Это было в лесах Сахары, когда я сломал себе руку, и был вынужден самостоятельно ее лечить! - обернулся маг к ученикам. (п/б: подлодка в степях Украины)

- Не надо! - но уже слишком поздно.

- Прахья Эмендо! - звучит заклинание и рука Гарри обвисает резиновым шлангом, гнущимся во все стороны.

Это больно, и Поттеру не удается сдержать стона. Именно в этот момент до него добирается мадам Помфри.

- Гарри!!! Что вы натворили, профессор! - она в негодовании обернулась к виновнику такого состояния Поттера.

- А что сразу я? - возмутился маг. - Если бы мистер Поттер не дергался, а остальные не толкались бы под руку, то у меня все получилось как надо!

- Бедняжка! Ферула! - и рука Гарри оказалась в лубке. - Пойдем, Гарри, тебе надо в Больничное крыло, придется провести там ночь, пока не вырастет новая кость!

Но, стоявший на одном колене, и прижимавший уже забинтованную руку к животу Поттер медведьму не слушал. Встав с некоторым трудом, он плечом отпихнул тех, кто стоял на его дороге, и, поддерживая забинтованную руку на весу здоровой, направился к Малфою, который щеголял забинтованными ногами.

- Малфой, - кивок головой.

Оттолкнув декана, блондин тоже встал, хотя было видно, что ему больно.

- Поттер, - такой же кивок. - Чего тебе?

Вместо того, что бы ответить словами, Гарри немного повернул голову и скосил недобрый взгляд на Локонса, что-то упоенно говорившем обступившим его девочкам.

Посмотрев туда же, Малфой вернул взгляд Поттеру, иронично приподняв бровь, до ужаса напомнив этим жестом некоего зельевара. Прищурив глаза, Гарри отрывисто кивнул, от чего блондин расплылся в недоброй усмешке.

- Профессор Локонс! - окликнул Гарри профессора, единственного, кто не заметил эту удивительную картину: Поттер и Малфой, общающиеся взглядами, и о чем-то договаривающиеся!

- Да, Гарри? - недовольно откликнулся Локонс, которого отвлекли от восхищенных поклонниц.

- И я, и Малфой пострадали, поэтому нас нельзя считать полноценными магами. Не хотите принять наш общий вызов? Вы же не побоитесь выступить против двух школьников, причем, оба мы ранены?

Этот вопрос загнал Локонса в ловушку. Отчетливо скрипнув зубами, он вновь поднялся на помост.

- Драко? - позади мальчиков стоял Снейп.

- Все будет в порядке, - кивнул ему Малфой. Внимательно посмотрев на Поттера, зельевар покинул «поле боя».

Еще раз, настороженно посмотрев друг на друга, мальчишки немного разошлись, давая себе место для маневра.

Тишину можно было резать ножом. Ни вздоха, ни звука. Все внимание было приковано к трем фигурам на помосте. Вот, они медленно подняли руки в салюте, поклон…

- Ступефай! - Локонс решил не оставлять шанса этим соплякам, посмевшим бросить вызов! И кому?! Ему! Несравненному Златопусту Локонсу!

- Протего! Каве Инимикум! - два щита в ответ.

- Инпедимента! - и Локонс летит на пол.

- Поверте Статум! - маг отлетает назад.

- Таранталлегра!

- Агуаменти! Протего! Конарус! - запущенное заклинание не достигает ребят, разбившись о вовремя выставленный щит, а самого мага сначала окатывает водой, а потом высушивает волосы, от чего они становятся дыбом.

- Петрификус Тоталус!

- Репелло Магнетум! - щит поглощает пущенное заклинание.

- Прахья Эмендо! - цель мести достигнута, Локонс валиться на помост, резиновые ноги больше его не держат.

- Профессор, я так понимаю, что бой нами выигран? - Малфой обращается к своему декану. Тот в ответ только медленно кивает.

Оба, и Малфой, и Поттер, настороженно смотрят друг на друга, будто бы это не они сейчас сражались плечом к плечу. Угрожающе приподняв палочки, они расходятся каждый к своим, стараясь не упускать противника из вида.

Оказавшись возле Рона, Гарри с долгим выдохом тяжело прислоняется к нему.

- Гарри, немедленно в лазарет! - требует Гермиона, впечатленная «представлением». С той стороны раздается точно такой же возглас, но уже Панси Паркинсон. Переглянувшись, друзья улыбнулись такому единодушию.

* * *

- Гарри, Гарри… Мальчик мой… Нельзя же так! Он все-таки твой профессор!

- Господин директор, можно вопрос?

- Ну, конечно!

- У профессора Локонса есть медицинское образование? Хоть какое-нибудь? Даже просто, курсы?

- Нет, но Гарри, он профессор ЗОТИ, а это…

- А это не гарант знаний! У него нет даже начальной подготовки скорой медицинской помощи, а он лезет к пострадавшему в присутствии медиковедьмы, имеющей диплом и зельевара, имеющего ранг Мастера! Он не имел на это никакого права! Никакого! И это не профессор, а какая-то цирковая обезьяна! Все заклинания я выучил сам! САМ! Не на его уроках, где мы только и делаем, что слушаем его хвастовство, а в библиотеке, вместе с Гермионой! Как такой человек вообще был принят на такую должность?! Если он что-то вякнет, то тогда я подам на него в суд!

- Альбус! Что здесь происходит?! Я же сказала, никаких волнений, а крики мистера Поттера я слышу даже в своем кабинете! Если что-то хочешь у него спросить или узнать, то вызывай Гарри завтра в свой кабинет, а пока, ему требуется покой и одиночество!

Оставшись один, Гарри долго искал положение, в котором ему хоть как-то будет удобно, и не будет доставать ноющая боль заново растущей кости. Прошло уже два часа после отбоя, когда возле него в воздухе появилась голова Гермионы. Взмахнув палочкой, она навесила Заглушающие Чары.

- Да-а-а, Гарри, ты и наворотил делов! Что это было-то?

- Месть и не только. Мантию нашла там, где я сказал?

- Да, спасибо. Ладно, месть. Это я еще могу понять. А не только что значит?

- Герми, ты не задумалась над одним фактом? В прошлом году у нас был преподавателем Квиррел. Ладно, допустим, он не был носителем Волди, но как преподаватель он был отстой! Заика, плохо знающий материал, да еще и трус! В этом году у нас кто? Правильно! Такое ощущение, что нам не хотят давать нормальных знаний. Все, абсолютно все заклинания я выучил в библиотеке, сам. А то, что было сегодня, было актом отчаяния. Я надеюсь, что это дойдет до Попечительского Совета, и они озаботятся поиском нормального преподавателя, раз это не может сделать директор! Я был бы согласен даже на Снейпа!

- Снейпа?!

- Ну да! А ты что, не знала? - Гарри даже приподнялся на локте здоровой руки. - Мне рассказали, что он мечтает об этой должности, но директор все время отклоняет его кандидатуру. Согласись, что уж кто-кто, но он бы точно был идеальным учителем. Представь, с каким усердием все вгрызались бы в ЗОТИ, мечтая однажды выйти на помост и угробить его!

Весело посмеявшись над такой картинкой, Гарри задал вопрос:

- Что там с «Придирой»?

- Завтра. Я тоже так его жду! Интересно, что напишут в этот раз?

В этот момент послышались шаги - мадам Помфри шла проведать своих пациентов. Драко, напоенный зельем Сна-Без-Сновидений, спал за ширмой на соседней койке. А Локонс страдал на самой дальней от Гарри кровати на другом конце палаты.

- Прячься! И, спасибо, что навестила! Завтра за завтраком увидимся!

Улыбнувшись на прощание, Гермиона вновь исчезла.

- Гарри? Ты с кем-то разговаривал? - Тусклый огонек высветил медиковедьму, одетую в халат и обутую в теплые тапочки.

- Да так, мадам Помфри… Не спится, болит, вот и бурчу.

- Да, нехорошо вышло. Но я тебя понимаю. Постарайся хоть подремать.

- Не беспокойтесь обо мне, мадам Помфри, идите спать.

Утром возле дверей больничного крыла Гарри встречали не только Гермиона и Рон. Проводить его на завтрак пришли близнецы, Невилл, Симус и Дин. Такой толпой они и ввалились в Большой Зал. За столом Гриффиндора Поттера встретили двояко: как героя и как негодяя. Мужская часть факультета благодарила Поттера за то, что он хоть как-то сбил спесь с этого фазана, а девичья - объявила ему бойкот за то же самое. Философски пожав плечами «женщин не понять», Гарри принялся с аппетитом уплетать завтрак, нетерпеливо поглядывая вверх. Тем же самым занимались и практически все остальные. Наконец, раздался долгожданный шелест крыльев, и показались совы с утренней почтой.

Перехватив журнал, падающий прямо в блюдо с оладьями, он снял ленту, удерживавшую тот в свернутом состоянии. На обложке огромными буквами был набран заголовок:

«В ДОМЕ МОЕМ МНОГО… Э-Э-Э, ДРУЗЕЙ?»

Глава 12.

«В доме моем много друзей, желанных и нежданных, нужных и незваных. Как много детей могут сказать так про свой дом. Согласитесь, что образ мышления формируется в ребенке еще в детстве, среди своего круга общения. И в результате мы на выходе получаем ученых, авантюристов, музыкантов, политиков, финансистов, модельеров, поваров, да мало ли кого! А что делать тем, кто может о своем доме сказать только одно: в доме моем нет никого, кого я мог бы назвать своим другом. Да, да, есть и такие! Я говорю о сиротах, что живут в детских домах.

Я не слышал о детдомах в магическом мире, может, потому, что здесь нет такого явления? Если поразмыслить, то каждый ребенок, оставшийся здесь сиротой, это чей-то родственник через многочисленные брачные связи своих семей. И таким семьям их понятие о чести не позволяет бросить такого родственника в беде.

Но есть категория сирот, что выпадает из такого порядка. Я говорю о полукровках, являющихся последними в своем роду, и не имеющих никаких родственников. И магглорожденных волшебниках, по каким-то причинам там оказавшихся. Не верите мне? Хотите, я расскажу вам об одном таком ребенке?

Он родился вечером 31 декабря 1926 года, в одном из сиротских приютов Лондона, от чистокровной волшебницы и отца-маггла. Его мать пришла туда из последних сил, и через час после своего рождения он стал сиротой. Единственное, что она успела сделать перед смертью, это попросить сестер дать ему имя, одно - в честь его отца, второе - в честь его деда и фамилию. Ее род был в числе самых чистокровных фамилий в Англии, что могло побудить гордую дочь магов опоить приворотным зельем ничтожного пьянчужку и родить от него сына, прекрасно зная, что это может стоить ей жизни? Ладно, о причинах я расскажу как-нибудь в следующий раз, а пока речь пойдет о мальчике.

Оставленный в этом же приюте, он не жил, а существовал на подачки сильных мира сего. Но детям этого приюта мало что перепадало, и жизнь его была тяжелой. А если учесть, что приют был в неблагополучном районе, и сам мальчик обладал довольно миловидной внешностью… Разного рода мерзавцев хватало всегда, и дети, лишенные какой-либо защиты, были легкой добычей. Может, это и есть причина, по которой у него очень рано начались стихийные выбросы магии, которые невежественный персонал счел кознями дьявола? Кто знает… Просто однажды, незадолго до его одиннадцатилетия, к нему пришел один человек, и представился профессором трансфигурации в школе для таких, как он - в Школе Магии Хогвартс. Сколько радости было для ребенка обнаружить, что он не урод, а просто один из многих!

Профессор взял на себя опекунство мальчика, но тот быстро понял, что открывшаяся правда не решает всего. Он был полукровкой. Да - сильным, да - умным, талантливым, харизматичным, но… бедным полукровкой. Да еще попавшем на Слизерин. В его время еще не было той войны факультетов, что идет сейчас, но и тогда хватало проблем. Но он сумел поставить себя. И к концу года он не был еще лидером, но его уважали. Однако летние каникулы начались с трагедии.

Ему заблокировали магию. И кто? Его опекун! Мотивировал он это тем, что мальчик еще слишком юн и несдержан, и его выходки могут стоить крови всему магическому миру, достаточно один раз не сдержаться. Это было противозаконно, но его опекуну это сошло с рук. И ребенок вернулся в приют беззащитным. Что произошло там летом, я не знаю, но в школу вернулся замкнутый и озлобленный волчонок, всеми силами стремившийся к власти.

Так продолжалось на протяжении всего обучения. Каждое лето его возвращали в приют, заблокировав магию и забрав палочку. Мальчик рос, и вместе с ним росли его амбиции, жажда власти и знаний. Лучший ученик Хогвартса, староста, уважаемый ученик факультета Слизерин, которого наперебой звали в гости самые знатные отпрыски Дома. К которому прислушивались и благоволили даже их родители! Уже тогда он начал собирать возле себя сторонников и единомышленников своего убеждения, что систему общения и образования необходимо кардинально менять. Что чистокровные и магглорожденные не ровня, и, что необходимо их разграничение, чтобы не потерять знания и силу накопленные в нашем обществе веками.

После окончания школы он попытался устроиться на работу преподавателем ЗОТИ. Но директор Диппет, убежденный все тем же профессором Трансфигурации, что мальчик опасен, отказал тому в самой категоричной форме. Хотя, по логике вещей, наоборот, должен был держать того поближе к себе, что бы иметь контроль. И тогда наш герой попытался изменить мир к лучшему.

Но… Всегда у нас это но… Реформаторов не любят, а тех, кто покушается на чужой кусок пирога власти, стараются уничтожить. Что и произошло с нашим мальчиком. Его организация внезапно стала носить более устрашающее название, хотя изначально оно звучало даже романтично. На его сторонников напал какой-то странный повальный мор, кося смертью.

Взбешенный подобной несправедливостью, он ответил волной террора на террор, развязанный Светом, точнее - Властью. И началась Первая Магическая Война.

Думаю, до всех дошло, чью историю жизни я вам рассказал. У меня осталось всего лишь несколько вопросов. Почему директор Дамблдор не забрал мальчика из приюта, раз оформил все положенные документы на опекунство? Как опекуну, ему полагались денежные выплаты на содержание ребенка, так почему ребенок все равно возвращался в приют, хотя для этого не было никаких предпосылок? Не было военных действий, каких-либо угроз. Магическое общество в те годы было как никогда стабильно! И почему, на каком основании Томасу Марволо Реддлу, в дальнейшем Лорду Судеб, Волдеморту, Альбусом Дамблдором блокировалась магия и отнималась волшебная палочка? Ведь это одно из самых тяжких правонарушений магического мира! И почему на все это сквозь пальцы смотрели те, кому по должности положено отслеживать подобное нарушение закона? Только потому, что нынешний директор Хогвартса, победитель Грин-де-Вальда?!

P.S. Кто знает, воспитывайся наш «герой» в обычной семье, то сейчас мы бы имели талантливого преподавателя ЗОТИ, или, может, величайшего Министра Магии… Но увы… Тяжелое детство, небрежение, злоупотребление возможностями того, кто взял на себя обязательство заботы и итог, известный всем. Тот-Кого-Нельзя-Называть. Волдеморт.

Голос. Продолжение следует…

Примечание: дабы избежать различных домыслов и инсинуаций, то редакция готова предоставить всем желающим копии материалов, на основании которых была напечатана та или иная статья. Стоимость 10 сиклей».

ТИШИНА. Тишина, которую можно было увидеть, пощупать, разрезать ножом. Многие, слишком многие получили в этот раз журнал. И постепенно все взгляды перешли на преподавательский стол, где сурово поджав губы, сидел один из героев статьи.

- Кхм. Я вижу, что вы хотели бы получить объяснения. Что ж. Все это правда. Но вывернутая наизнанку. Я действительно, был тем, кто рассказал юному Тому, что он маг. Но о чем я сожалею до сих пор, так это о том, что не справился со своими обязанностями опекуна. Юноша не захотел становиться частью общества. Причин было много. Одна из них та, что он считал себя избранным, и остальные были недостойны с ним общаться. А вот причина, по которой я блокировал ему магию, куда более серьезна. Дело в том, что по какому-то капризу он возвращался каждое лето назад, в приют. Я не мог понять почему, однако она достаточно быстро обнаружилась сама. Меня вызвала директриса, и рассказала, что Том начал мучить своих друзей. Я пробовал поговорить с ним, но, увы, он не внял моим увещеваниям. Так было несколько раз, пока мне не пришлось сделать то, что я сделал.

- Директор, а почему вы отказали ему в месте учителя ЗОТИ? - раздался чей-то выкрик.

- Хмм. Просто уже тогда мистер Риддл демонстрировал свою тягу к Темной Магии, и мне было страшно представить, чему он мог научить школьников, - Дамблдор задумчиво пригладил свою бороду. - Что ж, я думаю, что сумел вам объяснить свои действия, а сейчас бегите, или вы опоздаете на уроки!

* * *

- Аластор! Мне все равно, как ты это сделаешь, и как это будет выглядеть, НО Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ЛАВГУД ЗАТКНУЛСЯ!!! И изыми все бумаги, что найдешь у него! Еще лучше, если его хибара сгорит Адским Пламенем! - в кабинете директора были двое, сам Дамблдор и седой аврор, Аластор Грюм. Если бы кто сейчас увидел директора, то вряд ли счел того добрым дедушкой - недобро искривленный рот и ледяные глаза, замораживающие одним взглядом, в общем, сейчас и здесь был сильнейший маг века, победитель Грин-де-Вальда. И этот победитель отдавал приказ убить человека.

Повращав искусственным глазом, Грюм только оскалился, не высказав против даже слова, и исчез в зеленом пламени камина, который открыл взмахом для него директор.

Стоило ему исчезнуть, как в дверь ворвался Снейп, сжимающий левое предплечье.

- Альбус, эта статья привела ЕГО в бешенство! Он вызывает…

- Я понял тебя, Северус. Я не стану тебя задерживать, и говорить, как это опасно, но прошу… прошу тебя поберечься и вернуться, мальчик мой!

* * *

- Круцио! - такой была встреча. Видя, как под красным лучом корчиться его друг и партнер, зельевар лихорадочно искал способ выйти сегодня живым, и желательно, не одному.

- Милорд, я прибыл, как только смог выбраться, - наконец, склонил он колено перед Лордом.

- А-а-а, С-северус-с-с! Наконец-то, а то я уж заж-шдалсся! Круцио! - не миновало его бешенство Господина. Почти кроша зубы, Снейп не позволил вырваться ни одному звуку за вечность пытки. Когда заклинание прекратило свое действие, это стало почти сексуальным наслаждением, такая слабость сразу же разлилась по телу. Не дав себе расслабиться, зельевар гордо выпрямился.

- Нет ж-шелания объяс-снить, что это такое?! - всех присутствующих обвел взбешенный взгляд алых глаз. Все, на ком он останавливался, непроизвольно втягивали голову в плечи.

- Милорд, я думаю, это кто-то недовольный Дамблдором, - высказался Снейп, когда взгляд остановился на нем.

- Вот как? И что же привело тебя к такой з-с-самечательной мыс-сли, мой зельевар?! - лорд с трудом сдерживал желание запытать своих недалеких слуг. Однако остатки понимания, что это самые хитрые, и, пока все, что у него есть, еще сдерживало его.

- Милорд, первая статья была очень прозрачным намеком, который увидели только самые умные. Там не было ни слова о директоре, однако, осуждающих взглядов в его сторону было предостаточно. Тем более, в тот вечер шел дождь, и первокурсников и, правда, никто и не подумал высушить. Да и остальное прошло точно так, как написал этот Голос. Сегодня… Милорд, вам бы присутствовать на сегодняшнем завтраке! Эта статья… она… она стала взрывом! Столько недоуменных взглядов в сторону директора! Так ли легко узнать, что к воспитанию самого большого страха магического мира приложил руку тот, кого уважают? Да, директор дал свое объяснение каждому факту, но, сколько их осталось? Тех, кто задумался, а что было бы, если бы у вас был другой опекун? И почти все школьники первым делом бросились не на уроки, а в совятню, отправлять письма с деньгами в редакцию. Так что я неспроста считаю, что этот кто-то обижен на директора, и начал компанию по его очернению. По моему мнению, этот Голос найти надо, но не для того, что бы убить, а что бы спасти ему жизнь. Вряд ли Дамблдор спустит это просто так!

Немного успокоившись во время речи зельевара, Лорд задумался над сказанным. К его неудовольствию, выводы, озвученные Снейпом, были настолько логичны, что удивительно, как он не понял этого сам. Единственное оправдание, он не помнил себя от бешенства, что столь тщательно оберегаемые им факты прошлого были выставлены на всеобщее обозрение.

Пройдясь вдоль жидкого строя своих сторонников, он сел на свой трон.

- Люциус, тебе задание - выяснить все, что возможно о Голосе. И кому там принадлежит этот журнал?

- Ксенофилиусу Лавгуду, сэр.

- Так вот, выяснишь все и об этом Лавгуде, а так же о том, где он нашел этого Голоса, и как отважился напечатать такое! У тебя три дня на все! Свободен!

- Северус, я так понимаю, что ты не удержался, и донес старику, что я возродился? - молчаливый кивок. - И Орден Феникса тоже возрожден, как я понимаю? - еще один кивок.

- Тогда твое задание: не думаю, что Дамблдор спустит все это просто так, поэтому ты расскажешь мне все, что узнаешь. Я вызову тебя через три дня, и твое счастье, если ты принесешь мне информацию! Все свободны. Северус, задержись!

Уже дошедший до дверей вместе с Малфоем, зельевар кинул на партнера быстрый взгляд и вернулся к трону. Подождав, пока за последним Пожирателем закроется дверь, Волдеморт с тяжелым вздохом обратился к нему:

- У меня был Философский Камень. Как ты знаешь, я сам могу претендовать на звание Мастера Зелий, однако что-то в ритуале пошло не так. Я рассчитывал совсем на другой результат, - лорд подал записи. - У тебя будет еще одно задание: выяснить, что же пошло не так. Конечно, внешность довольно экзотическая, и по-своему, привлекательная, но я бы хотел совсем другую. У тебя есть эти три дня, что бы найти хотя приблизительную причину этого. А теперь иди.

Низко поклонившись, Снейп поспешил воспользоваться разрешением.

* * *

- Не понимаю, если ты взялся кого-то опекать, да еще получаешь за это деньги, то, как можно так быстро опускать руки?! - Гермиона никак не могла успокоиться.

- Ты же слышала, это был выбор самого Волда. А против воли не попрешь!

- Как ты сказал? Волда?

- Ну да! А как еще? От полного имени все вздрагивают и шарахаются, длинное замучаешься произносить, а так - коротко и понятно!

- Все с тобой ясно! - наконец, рассмеялась девочка.

- А по поводу объяснения директора… Темнит, ох, темнит он! Не так все гладко, как он сказал нам сегодня!

- Гарри! КАК ты можешь думать такое о директоре?! - от вопля Уизли зазвенело в ушах.

- Твою мать! - не сдержался брюнет. - Не смей так орать мне в ухо! Если я из-за тебя оглохну, то оплачивать лечение будешь ты, как виновник! И да, я смею! Ведь он и мой опекун, а живу я со своими родственниками-магглами! И уж очень похожей получается история, так что я еще и не на такие мысли имею право!

Школа бурлила и кипела страстями и домыслами. В обсуждении участвовал даже Слизерин, хотя почти шепотом и только среди своих. Объяснение директора принял только Гриффиндор, остальные покивали головами, и задумчиво пошли в совятню, заказывать копии или проверять, не пришли ли они уже. Это те, кто ринулся отправлять заказ на завтраке. Задумчиво жевали даже хаффлпафцы, исторически не встревавшие ни в один школьный конфликт! Голос выпустил из бутылки джинна, которого уже вряд ли получиться загнать назад.

* * *

- Он заказал копии, и он говорит заучке, что вы темните! Вообще, в этом году он какой-то не такой. Самоуверенный, наглый, свободно разговаривает со всеми, кто к нему обращается. Странно это. Уже несколько раз оскорбил меня. И вы сами видели, что произошло на дуэлинге! Он договорился с Малфоем! Причем, не сказав и слова! А как они сделали Локонса?! Я что угодно готов заложить, на уроках мы такое не изучали!

- Наглый, самоуверенный, свободно общающийся с другими… Все зашло несколько дальше, чем я думал. Что ж, это больше не проблема, остается только подождать. Но наблюдение не снимай, я хочу знать все нюансы его поведения.

- Э-э-э, чего знать?

- Как он себя ведет! Хоть немного читай! Как он себя ведет наедине с вами, рядом с другими, как разговаривает, как держится, налаживает ли отношения с другими факультетами! Теперь понятно?! Все, иди!

* * *

- Да-а-а, это была бомба! Такого эффекта я не ожидал! Ты видел, нет, ты видел?! Даже эти тюфяки задумались!

На матах валялись двое подростков. Они уже потренировались, приняли душ, получили урок невербальной беспалочковой магии от Эссессили и теперь, полностью обессиленные, отдыхали и обсуждали сегодняшние события.

- Директору полезно ощутить запах паленого! А то ишь, возомнил себя Господом Богом! - торжествующе хмыкнул брюнет. Лежащий рядом блондин приподнялся на локте и навис над Гарри.

- Братишка, я понимаю твой гнев, меня все же ограждают от проблем отец и крестный, а ты полностью в его власти. Но ты не находишь, что надо вести себя чуть менее вызывающе и осторожно? Да еще этот Локонс вчера… Я верю, что было больно, но зачем ты полез в дуэль с ним? Ты что, не понимаешь, что с головой выдаешь себя таким поведением? - встревожено вгляделся он в насмешливую изумрудную зелень.

- Да в чем дело-то?! Ну, подумаешь, потрепали мы этого фазана, что теперь, голову пеплом посыпать!? Не дрейфь, братишка, прорвемся, и этот мир будет наш! - упруго вскочив на ноги, Поттер весело помахал Драко на прощание и исчез в коридоре, ведущим наружу. А Драко еще некоторое время сидел на матах, прикусив губу, и встревожено покачивая головой.

Глава 13.

Следующий день был обычным учебным днем. Ну, это если исключить продолжающиеся шепотки учеников и странно общительного Поттера. Обычно замкнутый подросток демонстрировал легкий характер и довольно едкое чувство юмора. Его неразлучные спутники только плечами пожимали, видя такое поведение.

На уроке Трансфигурации Гарри продемонстрировал блестящее исполнение домашнего задания. На Чарах. На Арифмантике. На уроке УЗМС перешучивался с Хагридом. На Зельеварении - демонстративно поставил на стол Снейпу идеально сваренное сложное зелье.

* * *

- Ты, кретин! Ты же нас обоих под монастырь подведешь! - на вечерней встрече Гарри встретил неслабый удар. Рухнув от неожиданности на маты, он обалдело хлопал глазами, видя разъяренного Драко.

- Ты что, совсем не понимаешь, что творишь?! Что с тобой такое?! Сам же шифровался, а теперь?! Влез в дуэль, показываешь реальный уровень знаний профессорам, дразнишь крестного! - блондин нервно ходил возле матов, бурно жестикулируя.

- Ладно, ладно, - буркнул Гарри. - Понял, осознал, больше не буду. Просто, как же меня задолбала эта шифровка! У Дурслей притворяешься, у Уизли притворяешься, здесь притворяешься, ДОСТАЛО уже все!!! Сколько можно?! Я же не робот, а живой человек! Это там нам было по восемнадцать, а здесь - только двенадцать! И хоть у мозгов реальный возраст старше, но гормональный уровень-то детский! А такая сдержанность, какую нам
приходиться проявлять, для данного возраста неестественна! Вот у меня и сорвало крышу… - Гарри виновато вздохнул - Ты прав. Я постараюсь держать себя в руках.

- Вот и ладно, - сел рядом с ним Малфой. - А то мне уже даже страшно стало, тебя как будто бы подменили. Как представлю себе, что ты мог натворить в таком состоянии…, - и блондин передернул плечами.

- Э-э-э…, - растерянно протянул Поттер.

- Что. Ты. Успел. Натворить? - обреченно спросил Драко.

- Ну…, понимаешь…, - Гарри начал ковырять мат пальцем, кукольно хлопая ресницами, - я не знаю, что на меня нашло, но я послал сову, и теперь «Придира» выйдет завтра…

- Твою мать… Да что с тобой?!

- Не знаю, правда! Это…, это…, это как пузырьки шампанского, они у меня под кожей и щекочутся, от чего я похож сам себе на воздушный шарик! Из-за этого меня и тянет на всяческие глупости! Все, после твоей головомойки я взял себя в руки и подобного больше не повторится! Клянусь тебе!

- Ох, Кирилл, смотри… Меня по любому прикроют отец и крестный, а ты? Подумай, что станет с тобой? Искренне надеюсь, что твоя дурь на этом и закончиться. Ладно, давай тренироваться, у нас не так много времени.

* * *

Спускаясь традиционно рано в гриффиндорскую гостиную, Гарри вполне ожидаемо увидел там Гермиону, ожидавшую его с книгой в руках. Подкравшись к ней на цыпочках, он уже наклонился, чтобы прошептать ей на ухо какую-нибудь шутку, но отшатнулся: Гермиона стала пахнуть ДЕЙСТВИТЕЛЬНО неприятно. В ход пошла тяжелая артиллерия. Поэтому он просто обошел диван и плюхнулся на другом конце.

- Привет!

- О, Гарри! Привет! А я и не заметила, как ты спустился!

- Что читаешь на этот раз? - мальчик извернулся, заглядывая под обложку.

- Не мучайся так! - рассмеялась на такие телодвижения Гермиона и приподняла книгу, что бы было видно название «Новейшая История Первой Магической Войны».

- Мда…, - протянул на это Поттер, - какое жизнеутверждающее название. Походу, они что, ждут второй? Ладно, повернись ко мне задом, к остальным передом.

- Ты иногда как скажешь что-то такое, что все мозги себе сломать можно. Откуда ты берешь такие выражения? - садясь спиной к Гарри, поинтересовалась девочка.

- У нас на улице живет семья русских эмигрантов. Так вот их сын немногим старше меня, и я часто слышу, как со своими друзьями разговаривает. Я же нахожусь в основном на улице, - пояснил он, - вот и слышу как он говорит, присказки и поговорки, которые он озвучивает в английском варианте. А они у него достаточно забавные. Лучше сознавайся, подруга, в честь чего такое чтение с утра пораньше? - Поттер даже оторвался от заплетания косы и перегнулся через ее плечо, пытаясь посмотреть в глаза.

- Понимаешь, - тяжело вздохнула та, - возможно, поднятая тема и нужна, но она сейчас ни к чему. Просто, люди наконец-то оправились от последствий войны, - поторопилась он объяснить свою точку зрения, - наладили быт, перестали вздрагивать от малейшего шума. Кто бы ни был этот Голос, но ему не стоит так задевать директора. Ведь, кто знает, а справился бы он с воспитанием такого трудного ребенка, как Риддл? И не стоит обвинять директора, ведь он сделал все, что было в его силах. И не его вина, что злобы в Волди оказалось больше, чем можно было ожидать от ребенка.

- Ты права, - неожиданно для себя согласился Гарри. - Но, как бы то не было, мы не знаем, кто такой, этот Голос, и нам остается только ждать, что еще придет ему в голову написать. Все, готово. Пошли завтракать, пока никто не набежал.

По молчаливому уговору оставив поднятую тему, парочка в дружеском молчании спустилась на завтрак.

Как обычно, там присутствовали только абсолютные жаворонки. За их столом сидели только они двое. Спокойно позавтракав, обмениваясь ничего незначащими фразами, они наблюдали, как зал заполняется остальными учениками. Слизерин, потом Рейвенкло, затем Хаффлпаф, и только потом Гриффиндор. С приходом Гриффиндора уровень шума существенно повысился, но он стал просто оглушающим, когда в окно стали влетать совы с почтой. Миг, и рядом с тарелками стали падать свернутые знакомыми трубочками журналы.

- «Придира»?! Но он же выходит раз в три дня! - воскликнула Гермиона, быстро разворачивая свой экземпляр.

- Не знаю, но просто так его бы вряд ли выпустили, - Гарри уже весь был в статье.

«ДУША БОЛИТ, А СЕРДЦЕ ПЛАЧЕТ, И ПУТЬ ЗЕМНОЙ ЕЩЕ ПЫЛИТ…

Тот-Кого-Нельзя-Называть. Лорд Судеб. Лорд Волдеморт. Как много имен, и как много судеб. Страх для одних. Вождь для других. Политическая фигура для третьих. Я уже писал о нем в прошлом выпуске, но эта тема столь обширна, что считаю возможным продолжить ее.

Как я уже писал, зная детство этого персонажа, нет ничего удивительного, что он захотел изменить мир. Поначалу его действия носили чисто политический характер, однако с какого-то момента пролилась кровь и… Началась война. Умный, сильный, привлекательный и харизматический лидер за которым вполне охотно и добровольно пошли очень многие чистокровные семейства, стал постепенно становиться обыкновенным маньяком, обуреваемым жаждой крови и насилия. Что стало тому причиной?

Я расскажу вам одну легенду. Читал я ее давно, в одном из ныне запрещенных Министерством манускриптов. Кстати, нахожу это чрезвычайно глупой политикой. Кто ищет, тот всегда найдет, а тот, кому нужно будет знать, не будет иметь ни малейшего понятия. О чем это я? Ах, да! Так вот, легенда о кресстражах.

Давным-давно, один очень сильный и умный маг, страшась смерти, придумал ритуал, позволяющий ее обмануть. Принеся страшным и мучительным способом кровавую жертву, он отколол от своей души кусочек, и вложил его в кошку. После этого он успокоился на несколько лет, но одно покушение, и его страх начал терзать его с новой силой. Тогда он еще раз провел ритуал, и отколол еще кусочек, который поместил в кинжал. Тот маг провел пять ритуалов, и в конце концов обрел то, чего так добивался - бессмертия. Но цена?! Какова была цена! Безумие, когда все, чего он желал - это чужие страдания, кровь и смерть. Это уродливейшая внешность, пугавшая даже его самого. Это перепады магии. Потомкам стоило громадных усилий уничтожить самого мага и его осколки. Прошло немало лет, и после многочисленных исследований, это было запрещено. В то время умели запрещать - смертью. Но… Так уж получилось, что ваш покорный слуга является обладателем того, что можно назвать лабораторным журналом исследований. Так вот, как выяснилось, душу можно раскалывать только на два кусочка, и второй надо помещать ТОЛЬКО В ЖИВОЙ СОСУД! И не дольше ЧЕМ НА ПЯТЬ ЛЕТ! Если расколоть душу на большее число осколков, и поместить их в неживое, то последствия будут самыми плачевными. Все вышеперечисленное.

Насколько мне известно, нынешний Лорд так же был озабочен бессмертием, и был жаден до знаний. Кто знает, не добрался ли он до запретных знаний, учитывая ну, очень схожие симптомы? И кто знает, если он сумеет воссоединить свою душу (если только она была подвергнута этому ритуалу), то что мы получим на выходе - маньяка или гения?

Голос. Продолжение следует…»

* * *

Гарри находился в ступоре. Впрочем, не только он. Директор был зол, и это не могла скрыть ни борода, ни кривая улыбка, сейчас больше похожая на оскал. МакГонагалл кипела, Флитвик чему-то кивал, вычерчивая что-то прямо в тарелке вилкой, а Снейп был мрачен и задумчив. Не дожидаясь, пока со стороны учеников посыплются вопросы, Дамблдор встал и проследовал по коридору за преподавательским столом в учительскую.

* * *

Ни на кого не глядя, директор проследовал к камину и вызвал кабинет Грюма в Аврорате:

- Аластор, зайди ко мне!

- Альбус… - послышался с той стороны хриплый голос.

- Я открыл для тебя камин, поторопись!

Вспыхнуло колдовское зеленое пламя, и на пол директорского кабинета шагнул старый аврор.

- Ты видел? - спокойным, но не сулящим ничего хорошего спросил Дамблдор, встряхивая рукой с зажатым в ней журналом.

- Видел, - кивнул на это Грюм.

- Я о чем просил тебя вчера, Аластор?

- Найти Голос. Но, Альбус! Я был у той хибары, которая служит домом Лавгуду! Там никого!

- Что значит, никого? - так же спокойно спросил директор. Вот только Грюм слишком давно работал с Великим Светлым Магом, что бы обольщаться.

- Я прибыл к нему сразу после нашего разговора, но вокруг дома меня встретили только защитные чары. Не самые слабые, но и не самые сильные. Пройти их было несложно. Так вот, в доме пусто. Ни людей, ни эльфов, никого. И нет большей части личных вещей. У него же вроде дочь есть, так почему бы у нее не спросить, где ее папаша?

- Мисс Лавгуд будет отсутствовать в школе в течение года по болезни… - задумчиво протянул на это директор. - То есть, у нас нет никого, кто мог нам сказать, кто такой этот Голос. И через кого мы бы могли на него выйти.

В этот момент мастер Зелий скривился и схватился за левое предплечье.

- Северус, что?

- З-сол…, как же он з-сол! - почти прошипел зельевар. - Он вызывает, и промедление может обернуться смертью.

- Тогда я не буду тебя задерживать, мальчик мой! Ступай, и постарайся вернуться живым!

Ничего не ответив на такое напутствие, Снейп стремительно покинул кабинет, и каких-то три минуты спустя остальные могли видеть, как фигура в черном быстро приближается к антиаппарационному барьеру.

* * *

В резиденции его встретил стон партнера. Зная упрямство и гордость Люциуса, Северус хорошо отдавал себе отчет в том, сколько же тот должен был находиться под Круциатусом, что бы начать сдаваться.

- Милорд! - даже не подумав об отсутствии маски, Снейп опустился перед троном на колено. Тот, кто думал, что Лорд в бешенстве после прочтения о своем детстве, глубоко ошибались. Тогда он был лишь слегка недоволен. В бешенстве он был сейчас.

- А-а-а-а! Мой З-с-с-сельевар-предат-сель! Долго ж-ш-ше ты ш-ш-шел! КРУЦИО!!! - ни вдоха, ни выдоха… Больбольболь… И только проблеск мысли: выдержать, не упасть.

- Ш-ш-што можш-шеш-ш-шь мне с-с-скас-сать в свое оправдание? С-с-северус-с-с?

- Милорд, - хоть зельевару и удалось не закричать, но голос был хриплым и сдавленным. - Милорд, я только что с собрания, на котором Дамблдор вызвал через камин Грюма и потребовал от того ответа, кто такой Голос. Как я понял, это задание было дано ему сразу после предыдущей статьи.

- И? Мне что, ещ-ще разс угостить тебя Круцио, что бы ты говорил быс-стрее?

- Милорд, - Снейп осмелился посмотреть прямо в глаза, полыхающие сейчас даже не алым, а почти багровым пламенем безумия. - «Придира» принадлежит Ксенофилиусу Лавгуду, у которого есть дочь, Луна Лавгуд. Она учиться на факультете Рейвенкло, второй курс. Как я понял, незадолго до начала занятий Лавгуд прислал письмо, в котором говорилось, что его дочь больна, и он отсылает ее на лечение за границу. Грюм только что подтвердил - дом заперт, и закрыт охранными чарами. Где сам Лавгуд выяснить ему не удалось. Все.

Лорд перевел взгляд на Малфоя, который уже успел принять более ровное положение и хоть чуть-чуть отдышаться.

- Ну? Тебе было мало?

- Мой Господин, я вчера весь день занимался этим вопросом. И мне удалось выяснить чуть больше, чем Грюму. Северус сказал правду, Лавгуд присылал такое письмо. Но это только начало. Я не смог найти врача, который поставил его дочери диагноз. И диагноз неизвестен. Что это за болезнь, которую невозможно вылечить в Англии? Далее. До этого журнал находился в единоличном владении Лавгуда. Семья это старая, не древняя, но уважаемая. Правда, из-за некоторых особенностей их представителей, бедная. Основной доход - это как раз таки этот журнал. Так вот, как мне удалось выяснить, теперь половина его акций принадлежит банку Гринготтс! Осведомитель мне сказал следующее: мистер Лавгуд решил не разлучаться с дочерью, и ехать вместе с ней. Но у семьи было недостаточно денег для этого, и потому отец продал единственное, что мог. Теперь доход от тиражей делиться пополам. Где семья, мне не сказали. Где-то в сибирской тайге. Извините Милорд, но Запретный Лес, это цветочная поляна в березовой рощице по сравнению с этим местом! Больше мне ничего не удалось узнать. Ах, нет! За сто галеонов мне рассказали слушок, будто бы у гоблина, который отвечает теперь за выпуск статей, есть стопочка пронумерованных конвертов. Простите Милорд, но банк не станет выдавать свой источник доходов, поэтому это все, что я смог узнать.

- Вот как? Значит, этот Лавгуд где-то нашел этого Голоса, потом увидел, с чем связался и поспешил исчезнуть, прихватив с собой дочь?

- Да, Милорд. Именно так и получается. У Ордена Феникса нет даже этой информации. И честно говоря, я не думаю, что Грюма посылали лишь узнать, а не ликвидировать угрозу, - подал голос Снейп. - Есть и плюсы - теперь точно видно, что атака идет на директора.

- На директора?! А это ты чем объясниш-ш-шь?!! - вновь разъярился Волдеморт, швыряя тому в лицо скомканный журнал.

- Очень просто. Этот третий ищет союзника, и объясняет вам, что сделано не так. Это правда?

- Что?

- История о кресстражах. Милорд, вы делали это?

- В честь чего такое любопытство, С-северус-с?

- Милорд, вы дали мне задание выяснить, что пошло в ритуале не так. Я пересмотрел всю доступную мне литературу по этой теме, но не нашел ничего, что могло бы дать объяснение. Однако данная история его дает вплоть до мелочей. Милорд?

- Да, это было. Иначе как, по-вашему, я смог бы возродиться, и не умереть до этого?

- Тогда, если мне по