Тайны древней магии (fb2)

- Тайны древней магии (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 1.66 Мб, 528с. (скачать fb2) - Блэквайтер

Настройки текста:



Название: Тайны древней магии. Часть первая: Учитель. Ученик.

Автор: Блэквайтер

Бета: Элвин

Персонажи: ГП, ТМР, НМП, НЖП, АД и другие…

Пейринг: Как такового пока не намечается…

Рейтинг: PG-13, возможно поднятие до R

Тип (категория): Джен

Жанр: Action, AU, ООС

Размер: Макси

Статус: закончен

Дисклаймер: На персонажей и мир ГП не претендую

Аннотация: Канон Гарри Поттера нам всем известен… Но что случится если: проснутся древние силы, Темный Лорд и Дамблдор окажутся чуть человечнее, а путешествия между мирами станут более реальными?

Предупреждение:

1) У автора могут случаться весьма ощутимые сдвиги в стиле написание фика.

2) Подселенцы, параллельные миры, стихийная магия, смерть обоснуя.

3) Не особо предупреждение, а просьба: так как я не особо силен в писательстве, я жду ваших тапок, дабы в дальнейшем не допускать возможных ляпов, ошибок и т. д. и т. п.

4) Глобальный AU OOC

* * *

Пролог

Группа ребят рассматривала странное растение, росшее посреди комнаты. Пару минут назад они, убегая от учителя, свернули куда-то не туда и очутились в странном помещении: большая, просторная комната, единственной достопримечательностью которой было дерево, росшее посреди. Потолок прямо над ним был прозрачным, а так как других источников света в комнате не было, то создавалось впечатление, что дерево светится. А может, так оно и было на самом деле. Ствол его разделялся в полуметре от земли на множество ветвей, которые заплетались в причудливый узор. Эти ветви, в свою очередь, расщеплялись на множество других поменьше, а те еще и еще. Все это создавало иллюзию большого, прочного дерева с пышной кроной. Но листьев на нем практически не было. Кора у дерева была по большей части серебряной, лишь на некоторых веточках она была красной. Те немногие листья, находившиеся на дереве, были достаточно крупные, правильной овальной формы и казалось, будто они выплавлены из светящегося золота.

- А разве молодые люди не должны сейчас находиться на занятиях?

Ребята, невольно залюбовавшись растением, вздрогнули, когда подкравшийся сзади маг неожиданно спросил их. Незнакомцу было лет 20-25 на вид, но даже начинающие магики смогли почувствовать колоссальный поток силы идущий от него. Не дожидаясь ответа на свой вопрос, маг продолжил:

- Вам, наверное, интересно, что это за дерево? Садитесь, я расскажу вам его историю, а с учителем вашим я договорюсь.

Дети устроились на каменном строении, служившем оградой растению, и принялись слушать рассказ волшебника.

* * *

История этого дерева началась много столетий назад. Во время его создания оно было безымянным артефактом, но обстоятельства сложились так, что теперь мы зовем его Древом Миров. В давние времена Мир был един, но потом что-то произошло, и стали появляться альтернативные реальности. Сначала их было немного, и они кардинально отличались друг от друга: отличная география миров, разные создания, населявшие их, различные магические способности.

В то время, разумные расы могли спокойно перемещаться между мирами. И, вскоре, по общей договоренности, был создан первый Орден Равновесия, который возглавили сильнейшие волшебники и полководцы. Их целью стало поддержания порядка в мирах. Долгое время им это удавалось. Но, потом, по неизвестным причинам, в Ордене произошел раскол. В результате оного некоторые миры закрылись от остальных, другие стали воевать между собой. Главы Ордена были раскиданы по мирам, без возможности связаться между собой. Древо Миров, находившееся на Острове Равновесия, исчезло, Орден был уничтожен. Говорят, последним уцелевшим главам было видение о том, что когда-нибудь Орден будет воссоздан. Но, только после того, как будет найдено Древо…

Шло время. Орден был забыт в памяти людей. А миры стали появляться с бешеной скоростью. А их разнообразие поражало. Некоторые отличались лишь незначительными деталями, а другие были настолько непохожи, что приходилось потрудиться, чтобы найти у них общие корни. Различные доминирующие расы, планеты с развитой магией, государства где на смену волшебству пришла технология, каких только вариантов развития не было. На данный момент нам известна история нескольких сотен самых крупных миров, а их ведь тысячи…

Мир, на котором теоретически находилось Древо, был одним из самых стабильных. Ни гигантских скачков в науке, ни в магии, которую данная вселенная практически позабыла. Так сказать, средненькая, ничем не примечательная реальность. Но, заснувшая магия давала о себе знать: все произведения искусства были отражениями реальных событий в других мирах. Все картины, книги, фильмы, игры - это все происходило на самом деле. Авторы творений, придумывая сюжет или картину, на самом деле, неосознанно «подсматривали» жизнь в других мирах и воплощали в своих произведениях. Произведения искусства, появлявшиеся в других реальностях, были отражениями данных, но никогда, за редким исключениям, сюжеты, связанные с каким-либо миром, не попадали в ту же вселенную, по крайней мере, до завершения произведения. Было на основной ветке и другое проявление Магии: люди с нее могли неосознанно перенестись в другой мир. Пробыв там какое-то время они возвращались домой, но, к сожалению, ничего не помнили о произошедшем, да и возвращались в момент отбытия.

Время текло неумолимой рекой. Ничто не предвещало перемен. Но, незадолго до наступления третьего тысячелетия по-христианскому летоисчислению, на основной ветви миров произошло событие, которое изменило ход истории: на Земле родились те, кто был способен к обоим типам магии: как видеть происходящее в соседних мирах, так и перемещаться в них. Обычно, человеку была дарована только одна из этих возможностей.

Благодаря такому стечению обстоятельств, они были способны вспоминать свои прежние путешествия, правда, только оказавшись в другом мире. Но и этого им сполна хватило. Видимо вместе со способностями к этим видам магии им было даровано неимоверное количество везения. Благодоря какой-то счастливой случайности, они часто пересекались в различных мирах, что позволило ребятам подружиться и разработать план дальнейших действий. Неизвестно, каким образом им это удалось, но в трех древнейших мирах, равноудаленных от основной Ветви были образованы три ордена, ставшие впоследствии основой второго Ордена Равновесия. Хотя правильней было бы уже сказать Альянса Равновесия… Неважно, что они сделали, но за два года до Конца Старого Света на основной Ветви они больше не перенеслись ни в один другой мир, зато стали вспоминать свои путешествия. Ну, а то, что произошло далее, вы должны были знать, ведь это уже наше время: в декабре 2012 года на Землю упал метеорит, оказавшийся скоплением магической энергии с соседних миров, потом были две магические войны, появление новых континентов, создание Орденов, начало объединения с другими Мирами… Ну а что будет дальше, посмотрим, ведь будущее будут творить такие пытливые умы как ваши… А теперь если вы хотите то-то спросит, то дерзайте. Я отвечу.

* * *

Старый маг закончил свой рассказ и посмотрел на ребят. Они явно не ожидали такой истории и теперь со священным трепетом глядели на Древо. Постепенно они стали отходить от шока и стали задавать вопросы.

- А почему Дерево разноцветное и практически без листьев?

- Хех, хороший вопрос. Каждая веточка - это целая реальность, а цвета показывают их состояния. Серебряный означает, что все в порядке, красным отмечены Гиблые Миры, которые, скорее всего, погибнут без посторонней помощи, а черные веточки - мертвые Миры. Такие веточки чаще всего осыпаются.

- Но как вы можете допустить, чтобы целые миры гибли?

Маг усмехнулся. Оглядев зал, замерший в ожидании ответа, он вздохнул и продолжил:

- Во-первых, гибнут не миры, а их альтернативные варианты. Во-вторых, всех не спасти. А, в-третьих, вы видите, что черным окрашиваются только самые короткие веточки? Чем короче веточка, тем меньше расхождение с другими мирами, так что вполне позволительно нескольким из них загнуться. А что касается первого вопроса, на который я так до конца и не ответил, то золотые листья на дереве - миры, в которых сейчас находится человек от Альянса. Он или навещает своих родственников (ведь не все живут на основной ветке) или же пытается спасти мир.

- А, правда, что главы Альянса старые развалины, лишь тени былой славы?

Смельчак, задавший этот вопрос, вздрогнул от неожиданной реакции волшебника, который, услышав вопрос, стал хохотать. Успокоившись, он оглядел детей хитрым взглядом, задорно блеснул глазами и неожиданно продолжил:

- Как вы знаете, существует три Ордена, входящих в Альянс. Во главе каждого из них стоит Совет. Во главе которого стоят Хранители, и являющиеся главами Альянса. Итого Совет Хранителей, у каждого из которых сформирован Ближний Круг, являющийся верхушкой Совета Ордена. Каждый его член был на множестве заданий, и возраст самого младшего члена около пятисот лет. Но вы забыли тот факт, что после задания мы возвращаемся в свои тела на момент отбытия. Вы ведь во мне не заподозрили ходящую древность под девятьсот? Не так ли? А теперь вам пора на следующий урок.

И с этими словами волшебник покинул зал. Задумчиво улыбаясь, он бормотал что-то о нынешнем поколении и новых методах обучения… А в зале находились остолбеневшие дети, которые не могли поверить, что им только что проводил урок один из членов Совета, человек, которого дети возводили чуть ли ни в ранг богов…

* * *

Прошло десять лет.

Старый маг медленно шел по Замку. Ненадолго остановившись у комнаты Древа Миров, он тихо вздохнул и пошел дальше. Кто бы мог подумать, что история сложится вот так. Волшебник остановился перед массивными дверями зала суда и в последний раз погрузился в воспоминания. Десять лет как один миг. И вот, один из лучших его учеников занимает место подсудимого, а сам маг занимает место главного судьи. Злая насмешка судьбы или же горькое совпадение? Он еще раз вздохнул и вошел в зал.

Зал постепенно наполнялся народом. Все хотели увидеть завершение громкого дела, разбирательство которого длилось почти два года. Казалось бы, простое дело о превышении служебных полномочий, в результате которого при задержании погиб серийный убийца. Но только вот этот убийца оказался родственником королевской семьи Темных Миров, а также был их послом на Земле. С другой же стороны, подсудимым выступал молодой офицер Ордена с безупречной репутацией и множеством наград. Только это и спасло его от расправы со стороны пострадавших. И вот, наконец-то наступил решающий момент. Всем было интересно, какое же решение вынесет суд.

Тяжелые дубовые двери зала суда распахнулись, и на мгновение показалось, что в зале потемнело, а воздух загустел. По залу шел молодой человек лет двадцати-двадцати пяти, стройный, в строгом закрытом плаще черного цвета. Цветной герб на спине отражал принадлежность к высшим чинам Ордена. Волосы цвета вороньего крыла спадали на плечи. Его глаза, ярко-зеленые в мирной жизни и трехцветные в бою, сейчас могли напугать даже очень смелого человека: по внешней стороне радужки проходил тонкий обруч, ярко-красный, с зелеными искрами, а все остальное занимала всепоглощающая тьма. Один из глав Ордена Хранителей Времени, 11-й хранитель Времени, Глава Ордена Хаоса, член Верховного Совета магов Темного Мира Редгласса, Высший Ритуальный маг, Хранитель Темного Драконьего Огня, Владыка Адского Пламени Геральт Морте'Хао. И, по нелепой усмешке судьбы - Учитель подсудимого. Ореол темной силы, окутывающий мага и один из 12 Святых Клинков, а именно Меч Темного Огня - Похититель Душ, он же Soultaker, не давали усомниться в личности мага. Волшебник занял свое место на трибуне, и зал, словно оцепеневший при его появлении, стал постепенно отмирать. Суд начался.

- Подсудимый, вы признаете свою вину в убийстве Посла Дальних Миров?

- Да.

- Вы понимаете, что вам грозит за это?

- Да, целиком и полностью…

- Итак, Суд вынес решение… Подсудимый, за убийство Посла Дальних Миров вы должны быть приговорены к смертной казни… Но… Ввиду ваших заслуг перед Орденом мы даем вам выбор: смерть или же ссылка в один из Гиблых Миров до его восстановления. Ваш выбор?

- Учитель, каковы мои шансы там?

- Никаких, Алекс… Но Орден всегда действует в таких ситуациях, ты, же знаешь…

- Только Высший Круг…

- Ты справишься, мальчик мой….

- Хорошо, пусть будет так. Мой выбор ссылка в Гиблый Мир…

Старый маг почувствовал что-то похожее на облегчение. Его ученик сделал правильный выбор. По крайней мере, у него появился шанс. Почему-то волшебнику вспомнилось собственное детство и первый наставник, так не похожий на него самого.

Светловолосый юноша шел по ритуальному залу к точке переноса. Люди вокруг него расступались. Некоторые смотрели не него с сожалением, другие со страхом. Парень встал в центр пентаграммы и люди на ее концах запели заклинание переноса. По телу молодого человека поползли руны, пентаграмма засветилась кислотно-зеленым цветом. Таким же цветом вспыхнули глаза и символы на теле мага. Перенос начался. Но, когда ритуал подходил к концу, в пентаграмму влетела черно-красная молния и ударила в силуэт уже практически исчезнувшего парня. Раздался взрыв, стоящих вокруг точки переноса, раскидало в разные стороны. Перенос был сорван…

Черноволосый маг влетел в комнату Древа Миров. Судорожно оглядев древний артефакт, он вздохнул с облегчением. На одной из красных веток, так знакомой ему ветки миров, распускались золотые листья. Хех, все-таки он не ошибся учеником. Краснота и тьма в глазах мага уступили место свежей весенней листве. Маг был доволен, его ученик смог пройти барьер между мирами. Спокойным шагом, насвистывая веселую песенку, он вышел из зала. Теперь ему осталось только надеяться и ждать…

* * *

31 октября 1991 года

Такой бури не помнили даже старожилы маленькой магической деревеньки в Годриковой впадине. За какие-то мгновения, небо, на котором не было даже признаков облаков,

затянулось тяжелыми тучами, и начался сильнейший ливень. Буря, чей эпицентр находился прямо над летним коттеджем Поттеров, потушила начавшийся пожар. Она закончилась так же внезапно, как и началась. Но стена дождя, сквозь которые виднелись только иссиня-белые разряды молнии, запомнилась жителям впадины еще надолго….

Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, Верховный глава Визенгамота, член Всемирной Конфедерации Магов, директор английской школы Чародейства и Волшебства «Хогвартс» находился в растерянности. Впервые за долгое время он не знал, что ему предпринять. Где же он ошибся? Впрочем, это не важно. Результатом его ошибки стала смерть двух одаренных студентов. Впрочем, их сын каким-то образом смог остановить Риддла на время. Том… Тоже результат его ошибки… Может, не стоило поступать с парнем так жестоко… Возможно, пора уступить место новому поколению? Но, Гарольд - это все-таки загадка. И ее Альбус хотел разгадать. Ребёнок, отразивший смертельное заклинание сильнейшего Тёмного мага столетия! Тот, чья невольно вырвавшаяся магия вызвала бурю, разметавшую пожар! Но не это так поразило Альбуса. Младенец, в котором после всего произошедшего явственно чувствовался крестраж - уж эти волны чёрной магии не заметил бы только слепой, сумел совершить невозможное: он выгнал часть души Тёмного Лорда из себя! На глазах у старика, ребёнка окутало золотистое сияние, которое разгоралось всё ярче с каждой секундой. Внезапно что-то произошло, и вспышка света озарила всё вокруг, после чего во все стороны так полыхнуло магией, что немолодого мага спасли лишь вовремя поднятые щиты, хоть и не до конца защитившие последнего - сила была такова, что его опрокинуло навзничь. Когда он, очухавшись от неожиданного удара, всё же взглянул на маленького Гарри, то с изумлением увидел, что из шрама медленно вытекают сгустки Тьмы, устремляясь прочь… Едва последняя часть этой тёмной субстанции покинула тело ребёнка, как шрам, вспыхнув ярко золотым светом пропал, не оставляя на теле малыша ни единого следа! Правда, на все эти чудеса ушла практически вся магия юного Поттера. Альбус с сожалением констатировал, что малышу придется довольствоваться уровнем магии чуть выше сквиба всю оставшуюся жизнь. Он надеялся, что ребенку в семье маггловских родственников, будет хорошо, и что тот сможет прожить нормально, если ему не хватит магии для обучения в Хогвартсе. Возможно, пророчество уже исполнилось, ведь малыш, благодаря жертвам родителей и ценой своей магии, смог остановить Тома. Пусть Гарри проживет счастливую жизнь, а уж Альбус позаботится о Риддле. Ну а потом можно и на заслуженный отдых…

Томас Марволо Риддл, полукровный наследник Салазара Слизерина, последний представитель рода Гонтов, потомок Кадма Певерелла, также более известный как Темный Лорд, Лорд Судеб Вольдеморт находился в странном состоянии. В бестелесной форме он летел по лесам Албании, куда его закинула собственная Авада, выбив из тела. В первые часы своего состояния он представлял собой бесформенный концентрированный сгусток ненависти ко всему живому, но потом его безумный разум начал проясняться. Он стал переосмыслять свое существование. Его ужаснуло то, что происходило с ним последние годы. Если ЭТО цена бессмертия, то зачем же оно нужно? Почему его вполне легальная партия, по возвращению старых традиций, превратилась в террористическую группировку? Когда он осознал, что он натворил, то его шокировало, что многие стали вливаться именно в эту банду. Но в полный ужас он пришел после того, как понял, что многие поддержавшие его террор аристократы, через метки заразились его безумием… Он не замечал, как его дух из бесформенного комка превратился в человеческий силуэт, не замечал, как красный цвет его ауры заменяется на черный. Он просто, прислонившись к дереву и не замечая ничего, стоял и рыдал. Он не мог понять, почему Магия позволила ему сотворить такое, почему потребовались все эти жертвы перед тем, как его Авада повернулась против создателя. Пока он стоял и ревел, как ребенок с его крестажами происходило что-то странное.

Медальон в доме Блэков загорелся зеленым пламенем, напугав старого домовика, до ужаса. Когда все закончилось, Кричер осмотрел украшение и расплакался от счастья: на раритете не было ни следа Черной магии, поручение молодому хозяину Регулусу было выполнено.

Змея Нагайна не заметила, как ее окутала серая дымка, но почувствовала, что ей определенно стало легче. Почувствовав притяжение, она поползла в сторону Зова.

Символ Даров Смерти на фамильном кольце гонтов засветился, озарив лачугу ярким фиолетовым цветом. На развалинах появились две фигуры: молодая черноволосая девушка с глазами, утягивающими в бездонную пропасть, в дементорском балахоне и с косой на плече, а также молодой, но седовласый юноша с пронзительными синими глазами. Фигуры посмотрели друг на друга, юноша чуть заметно кивнул, девушка слегка улыбнулась и обняла его. Они исчезли в ослепительной сиреневой вспышке.

В поместье Малфоев, в секретном сейфе, внезапно подул ветерок, заставивший древние дневник открыться и пролистать все страницы. В это время можно было заметить, как вспыхивают на них огненные буквы древней истории…

Диадема Мудрости Ровены Райвенкло в Выручай комнате Хогвартса вспыхнула синим огнем. Превратившись в призрачного орла, она описала круг по комнате и приземлилась на то же самое место.

Томас Марволо Риддл, обессилев, сполз по дереву на землю. Его плечи все еще подергивались от рыданий, но он чувствовал себя так хорошо, как не чувствовал себя много лет. Успокоившись, он, наконец, оценил произошедшие с ним изменения. Добравшись до озерца, он бросился рассматривать свое отражение. В зеркальной глади воды он увидел самого себя, каким бы он смог стать лет в 20-25, если бы не эксперименты с Черной магией. Все произошедшее с ним указывало на целостность души, но он не мог понять, почему тогда он все еще жив. Пусть в виде призрака, но жив. Тихий шепот на грани сознания отвлек его. По ее словам, пройдет еще не меньше десяти лет до момента, когда Том будет способен вернуть свое тело… А пока у него есть время поразмыслить над тем, что же он будет делать дальше…

Несколько дней спустя.

Семья Дурслей в срочном порядке уезжала из города. Причиной тому стали «поганые уроды», которые подбросили племянника Петуньи - Гарольда Поттера прямо им на крыльцо. Подкинув найденыша в приют, с пометкой, что родители щенка погибли при пожаре, Дурсли в спешке продали дом и уехали из Литл-Уининга подальше от «ненормальных». Яростно споря по поводу дальнейшей жизни, Вернон и Петунья не заметили на перекрестке фуры… Так Гарри Поттер лишился последних родственников и стал воспитанником приюта святого Патрика близ Лондона.

Благодаря свидетельским показаниям Альбуса Дамблдора, Сириус Орион Блэк был оправдан Визенгамотом. К сожалению, истинный виновник произошедшего Питер Петтигрю так и остался на свободе. Также был оправдан Северус Тобиас Снейп, опять-таки благодаря показаниям Альбуса Дамблдора, и, что удивительно, благодаря свежеоправдонному Лорду Блэку.

Первой их целью, после освобождения, было забрать юного Поттера от Дурслей, но, к сожалению, те уже погибли, а поисковое зелье показало, что Гарри жив, здоров, но где он установить не смогли. В течение всех последующих лет, они, а также присоединившийся к ним Ремус Люпин, пытались найти сына их лучших друзей. В конце концов, связанные общей целью, они смогли переступить через годы неприязни и даже подружиться. (Во многом им поспособствовали совместные попойки, после очередного неудачного поиска. Как же все-таки было хорошо, что волшебники спивались намного медленней магглов.) Все трое в итоге устроились работать в Хогвартс. И стали надеяться на лучшее. Знали бы они, сколько раз объект их поисков с ними пересекался, но оставался неузнанным. Но это как говорится, уже совсем другая была бы история…

Глава первая. Знакомство.

Приют святого Патрика, близ Лондона был одним из самых приличных в округе. По крайней мере, у детей этого приюта был шанс выбиться в люди, а не прожить всю жизнь в канаве. Правда, последние несколько лет в приюте превратились в настоящее испытание для воспитателей.

- Гарольд Джеймс Поттер!!! Ты опять принялся за старое!? Сколько раз тебе говорить, что существует такая вещь, как комендантский час!? Сколько раз тебе говорить, что нельзя ползать по крышам!? Ты мог упасть и разбиться! Что бы мы потом говорили полиции?

- Простите, миссис Грин. Я просто смотрел на восход солнца. Вы же знаете, какой он красивый.

Так начиналось практически каждое утро вот уже несколько лет. Гарри Поттер был персональной занозой этого приюта. Хотя, он был кошмаром только для руководства приюта. Для воспитанников этого приюта его не существовало, вернее они его просто не замечали. Но для персонала он был сущей катастрофой. Нет, учился он хорошо, даже больше того был одним из лучших учеников в своей возрастной группе, но для него не существовало никаких правил поведения вне класса: то его найдут на крыше здания, любующегося видом, то он притащит какую-нибудь живность к себе в комнату, то еще что-либо учудит. А в остальном он был практически идеальным мальчиком. Хотя воспитатели свято верили, что произойдет чудо и малыш-неожиданность, как они его называли, уедет от них куда-нибудь. В конце концов, им это надоело, и они предоставили Гарольда самому себе во внеурочное время. Единственное то от него требовалось, так это возвращаться по вечерам в приют, не прогуливать школу и не нарушать закон.

Так что Гарри просто гулял по улице и радовался жизни. У него был кров и горячая еда (когда он не опаздывал на обеды), ему повезло с местом жительства и воспитателями, а также он был предоставлен сам себе в свободное время. С его точки зрения, на данном этапе жизни, ему больше ничего не надо было.

А еще у Гарри была Тайна. Он мог делать то, что остальные ребята не могли. И это ему позволяло жить так, как он живет. Он мог становиться незаметным для кого-либо, и именно это помогло ему не стать объектом нападок остальных ребят: ведь ему спускалось с рук на много больше, чем остальным. При попытках стать незаметным для взрослых он понял, что его по прежнему замечают, но относятся более дружелюбно. Так что он умудрился перестроить приют так, чтоб ребята его не замечали, а воспитатели не особо ругали.

Другой его особенностью была способность говорить с животными. Поначалу, он мог разговаривать только со змеями, но со временем стал понимать рептилий, а вскоре и остальных животных. Исключения составили насекомые и жуки. Всех остальных животных он понимал и мог с ними общаться. Также он мог двигать вещи силой мысли. По телевизору эту способность назвали специальным словом - те-ле-ки-нез. И хоть Гарри знал, что остальные такими талантами не обладают и что он особенный, он не оставлял надежду найти кого-нибудь с такими же возможностями.

В тот день Гарри шел к своему другу толстому рыжему коту Мартину. В отличие от остальных представителей семейства кошачьих Мартин был умен. Его мысли занимали не только еда и сон. Его хозяин в молодости был путешественником и часто брал кошака с собой.

В отличие от хозяина, старый кот не утратил духа бунтарства и частенько уходил из дома погулять. В одной из таких прогулок он встретил Гарольда. Как бы это ни звучало странно, но мальчик и кот стали хорошими друзьями: кот нашел хорошего слушателя (хотя чуть не помер от шока, когда понял, что малыш его понимает), а Гарри интересного рассказчика. Ему нравилось сидеть на лавочке, гладить Мартина и слушать его рассказы о дальних странах. Да и со стороны все выглядело безобидно - маленький мальчик сидит на лавочке, гладит толстого рыжего кошака и мечтает. Кот тем временем довольно мурчит. Так это все выглядело для посторонних. На самом деле Гарри и Мартин улетали в далекие страны - Гарри утянутый рассказом рыжего путешественника, а сам кот заново переживая приключения.

Гарри так спешил на встречу, что не заметил компанию подростков шляющихся по окрестностям. Ребята были кто пьян, кто накурен, так что, когда Гарри случайно врезался в одного из них, было весьма понятным их поведение, а именно намерение разобраться, кто такой тут бегает, толкается, мешает людям отдыхать и вообще надо бы его проучить. Так что Поттер даже не понял, когда они его окружили. Последующие их действия он запомнил смутно. Последнее, что мальчик видел перед тем, как отключиться - кулак, летящий в сторону его лица.

* * *

Юноша находился в странном месте. Оно напоминало огромную черную комнату, без малейших намеков на окна, двери и мебель. Просто большая пустая комната. При попытке зажечь огонь оказалось, что цветов тоже не было - огонь получился черным. Странно, как вообще можно было в полной темноте отличить себя от окружающей среды. Последнее, что парень помнил - ритуал переноса в Гиблый Мир. По идее, его должно было закинуть или в созданное тело, или в тело ближайшего живого родственника, или в тело собственной копии. Из-за молнии это был явно не первый вариант. Хотя, на остальные это тоже было не очень похоже. Но, глядя на окружающее пространство, маг мог сказать, что он попал в комнату Разума несформированного волшебника, а это было не возможно. Такие помещения могли создавать только стихийные маги, а на ветке миров, куда его отправляли, это искусство было давно забыто. Что ж, ему оставалось только ждать… Неожиданно, от раздумий его отвлекла накинувшаяся на него из-за угла тень. Он ушел от удара, подпрыгнув вверх. Как он и предполагал, он смог зависнуть в воздухе. Что ж, похоже, он все-таки попал в голову к необученному стихийнику. Завладеть бы разок его телом, тогда он сможет тут все перестроить и нормально переговорить с хозяином тела, если тот окажется адекватным. А пока надо разобраться с таким же подселенцем, как и он сам, только агрессивным. Гуманоидоподобная рептилия в длинном балахоне, с глазами горящими черным огнем. Именно так его сознание описало чужака. Рептилия кинулась на него. На этот раз он не стал уклоняться. Вместо этого, рефлекторно вскинув руки, он послал вперед на монстра два сгустка энергии. Черные фаерболы со свистом врезались чужака и тот… взорвался, окатив Алекса черной жижей. Что ж, первый пункт плана выполнен. Теперь осталось дождаться всплеска магии у носителя. Тогда он сможет с ним связаться.

Сколько он тут уже находится? Дни? Месяцы? Годы? Тут даже не было возможности измерить время. Зато не было никаких физиологических потребностей… Рай для отшельника. Но Алекс отшельником не был… Поначалу он пытался чем-то заниматься: пробовал тренироваться, вспоминал материал, полученный в Академии, пытался хоть то-то сделать. Потом думал, фантазировал, сочинял. Наконец, он смирился и стал тупо, в ; полусонном состоянии, летать по комнате. И вот, когда он практически отчаялся, произошло чудо: в метре от него с гулом пролетел святящийся белый шар, разбудив несчастного арестанта. Для него это было чудом - за столько времени он и забыл, как выглядят другие цвета кроме черного. Алекс протянул руку к маленькому чуду. По первым ощущениям шар был теплым и, наверное, мягким. Тут его ударила молния, яркая вспышка озарила комнату и мага куда-то потянуло…

На мгновение Алекс потерял равновесие и упал на землю. Что же это за шарик-то такой, думал он, лежа на земле. Стоп, на земле? И действительно, под рукой ощущалась холодная, сырая земля. Вдохнув, он почувствовал свежий воздух, а не тот непонятный газ, которым можно было и не дышать при желании в черной коробке. Тут его что-то сильно ударило в бок и перекинуло на спину. По боли в груди можно было судить, что ему сломали ударом пару ребер. Алекс услышал приближающиеся шаги и попытался встать, до того как источник топота нанес следующий удар. Не успел. Каково же было его удивление, когда он понял, что находится в теле ребенка, которого избивает толпа пьяных подростков! Которое, вдобавок ко всему, было не особо предназначено для боя, а тем более против нескольких более сильных противников. Раз не помогут мускулы, поможет магия решил Алекс.

Наконец-то он смог встать и посмотреть на противников. И точно, пьяные мальчишки лет 15-16 в количестве шести штук. Судя по репликам, брошенным друг другу - англоговорящие. Алекс встал в стойку и попытался пропустить магию сквозь себя, как его учили в Академии. Со второй попытки ему это удалось. Что-то странное было в магии хозяина тела, но с этим он решил разобраться позднее.

Гопники, избивающие Гарольда, почувствовали, что что-то идет не так. Пусть они и были пьяны, но они понимали, что им не может быть оказано достойного отпора от восьмилетнего мальчика, и это только раззадоривало их. Но, пацан мало того что встал, так еще и собрался с ними драться. Они усмехнулись и двинулись вперед, но тут же замерли. Происходило что-то не поддающееся их пониманию: создалось такое впечатление, что воздух вокруг мальца загустел. Ребята посмотрели на жертву и в страхе отшагнули: зрачок парня расширился на всю радужку и резко сжался, но что было самое странное, так это то, что до расширения глаза были ярко-зеленого цвета, а после стали не менее яркими, но уже сиреневыми. По волосам пошла волна, окрасившая их в серебристо белый цвет, и парень растворился в воздухе. Растворился, чтобы появиться перед вожаком банды и отправить его в полет на два метра. Остальные толпой бросились на парня, но казалось, что он предугадывал их движения: малец уходил от ударов в последний момент, а так как он находился в центре схватки, то ребята попадали больше по товарищам, чем по противнику. После такого у банды осталось только два человека, а остальные выбыли благодаря своим же товарищам.

Алекс наслаждался дракой. Впервые за столько времени он чувствовал себя живым. Ну и что, что это была всего лишь шайка пьяных подростков, он ведь тоже не в теле боевого офицера находится. Хитрый стиль боя, возникший на смеси учений восточных мастеров и магии, снова доказал свою эффективность. Хотя, пожалуй, не стоило так расправляться с последними двумя гопниками. Одного Алекс просто вырубил мощным ударом в грудную клетку, так что он умудрился пролететь несколько метров и шмякнуться в пруд, а второму он сломал руку, просто ударив по ней. Правда, этот типчик был вооружен перочинным ножиком, но все же. Оглядев место происшествия, Алекс скрылся своим любимым способом: он был схож с аппарацией, но действовал только на коротких дистанциях и без ощущения резиновых труб. Человек просто исчезал и появлялся в другом месте. Благодаря визуальным эффектам этот способ был назван «Прыжком». При исчезновении человек как будто растворялся, утягиваясь вверх, и, наоборот, при приземлении.

В министерстве Магии Англии был зафиксирован сильнейший за последние несколько лет выброс энергии. Последний такой выброс был зарегистрирован семь лет назад в Годриковой Лощине. Прибывшие на место авроры, а также Дамблдор, Снейп и Блэк обнаружили только полумертвых подростков. Просмотр их памяти показал, что гопников раскидал некто с серебряными волосами и сиреневыми глазами. Но, к сожалению, в Англии не было зарегистрировано волшебников с подобным типажом. А решение данной проблемы и по совместительству пропавший Мальчик-Который-Выжил, он же Гарри Поттер в это время спокойно дремал на лавочке на противоположном краю озера. История могла пойти по другому руслу, но, увы, ее действующие лица еще не встретятся целых три года… Маггловским подросткам просто сотрут память, а дело закроют.

* * *

В это время, в Албании.

Томас Риддл выискивал все доступные преимущества своего положения. Пока он мог ненадолго вселяться в мелкие живые организмы, но они не выдерживали нагрузки и вскоре погибали. При попытке вселиться в человека оказалось, что пока подчинить его себе он не может, зато может скопировать все его знания. У него даже появилась для этих нужд комнатка в разуме, которую он создал с помощью окклюменции, да при помощи тихого женского голоса в подсознании. Сейчас же эта дамочка тихо хихикала над ним, говоря, что она предупреждала о том, то он не готов. Он вытерпел семь лет, потерпит еще три года, а пока у него есть возможность поближе познакомиться с миром магглов…

* * *

Алекс приземлился на другом берегу озера, где его и застиг магический откат. Похоже, он использовал слишком много магии ребенка. Странно, по его потенциалу не скажешь, что он должен выдыхаться после таких нагрузок. Хотя… Эту мысль следовало обдумать, но потом. А сейчас, пока ребенок находится в отключке, надо создать Комнату Разума. Времени мало, надо торопиться. Алекс сел на скамейку, натянул на голову кепку, погрузился в медитативный транс и начал творить. Он не заметил, как внешность вернулась к внешности мальчика. Спустя два часа Алекс закончил. Маг был доволен. Времени хватило практически на все, что он планировал.

Гарольд медленно приходил в себя. Последнее, что он помнил - удар одного из мальчишек. Гарри лежал на мягком удобном диване. Рядом с ним ходил и ворчал какой-то человек. Где-то сбоку тихо вещал телевизор. Решив, что больше лежать нет смысла Поттер резко сел и открыл глаза. И тихо офигел.

Во-первых, он находился в неизвестной, богатоукрашенной комнате. Несколько кресел, стеллажи с книгами, пара письменных столов, широкий балкон с панорамным видом и несколько дверей по бокам комнаты.

Во-вторых, тот самый вид за окном показывал ночной Париж с видом на Эйфелеву башню.

В-третьих, техника, которая находилась в комнате. Телевизор с большим экраном и почему-то плоский, а на столе стоял такой же поменьше с зачем-то приделанной панелью с буковками. (Ну не слышал человек про ноутбуки!)

В-четвертых, до него дошло, что все это он видит без очков!

Ну и, в-пятых, он наконец-то обратил внимания на предполагаемого хозяина апартаментов: юноша лет 20-25 с серебряными волосами до плеч, бледной кожей и сиреневыми глазами. И одет он был необычно: темно-синяя футболка, штаны из странного материала, тяжелые армейские ботинки, а поверх всего этого был странный кожаный плащ без рукавов и до пола. Хозяин дома повернулся, посмотрел на него и улыбнулся.

- Что ж, будем знакомы. Меня зовут Александр Певерелл, для друзей просто Алекс.

- А меня Гарри Поттер, просто Гарри. А где я нахожусь и кто вы такой?

- Хех, это интересные вопросы. Знал бы я сам на них ответы. Хм, будем считать, что я твоя добрая фея-крестная, а находимся мы у тебя в голове.

С этими словами Алекс подошел и постучал парня по лбу. Он был в шоке от того, в чьем теле он оказался, поэтому пытался хоть как-то успокоиться. Малец, похоже, не испытывал никаких неудобств, относительно обстановки. Вероятнее всего из-за того, что подсознательно он знал, что все происходящее, правда.

- Но как такое возможно?

- Ну, скажи Гарри, во-первых, сколько тебе лет, и, во-вторых, не происходило ли с тобой каких-либо странных вещей?

- Мне 8, сэр. А о каких вещах вы говорите? Вы не доктор? И вообще я вам не верю! Вы знаете, что с вами сделают за похищение ребенка!?

Так-с, а вот походу и неприятности начались, подумал Алекс. А ведь все так хорошо начиналось… Похоже, его первичные выводы оказались неправильными… Тяжело вздохнув, маг решил прекратить начавшуюся истерику, пока малец ничего не успел начудить.

- Так, СТОП! Прекратить истерику! Никто тебя не похищал, и нет, я не доктор! ТЫ волшебник, балбес, и ты действительно находишься у себя в голове, как, впрочем, и я.

- Я волшебник? Но их, же не существует.

- О, Господи… Ты действительно волшебник, иначе бы мы с тобой не разговаривали. И да, они существуют, также как параллельные миры, пришельцы, драконы и многое другое.

С этими словами Алекс сконцентрировался, пустил поток магии по руке и на его ладони заплясал язычок пламени. Он менял цвет и форму в течение нескольких секунд, потом Алекс сжал руку и он исчез.

Гарри с благоговением смотрел на маленькое чудо. Если все происходит так, как говорит этот странный Алекс, то Поттер имеет право вести себя немного хамовато. Почему-то на Певерелла «шарм» не действовал, а мальчик хотел получить ответы на свои вопросы.

- Ладно, я вам верю. Волшебники действительно существуют. Но почему вы решили, что я один из вас?

Алекс внимательно посмотрел на подопечного… Что-то того бросает из крайности в крайность…

- Ладно, дурень, объясняю все медленно и понятно:

а) мы находимся у тебя в голове, в комнате Разума. Такая есть не у всех, только обладающие стихийной магией могут ей пользоваться.

б) меня случайно закинуло в твое тело, так что если бы ты не был магом я не смог бы с тобой связаться и позаимствовать тело без вреда для тебя.

в) ты слишком громко думаешь, поэтому я знаю, что ты телекинетик и умеешь говорить с животными, а еще то, что ты живешь в приюте.

Вероятно, последний факт и объяснял закидоны мальца. Надо же, с блокированной магией развить телекинез, полилингвистику, а также что-то наподобие вейловского «шарма», правда, подстроенного на незаметность… Хех, какой-то отталкивающий «шарм» получился…

- Ээээ… Вы умеете читать мысли? И что значит позаимствовать тело?

- Ну… В общем, да я умею читать мысли. И да, я позаимствовал твою тушку, чтобы защитить тебя от хулиганов. Еще вопросы?

- Ээээ… Только один. Если я тут, и вы тут, то кто там, следит за моей, как вы выразились, «тушкой»?

Алекс про себя крепко выматерился. Почему о таком важном моменте вспомнил восьмилетний ребенок, а не военный со стажем?

- Ээээ… Никто… Но, когда я полез сюда, я сделал вид, что ты спишь… Ты прав, тебе пора обратно. Поговорим ночью, ты попадешь сюда, когда заснешь. Когда комната создана, так и происходит. Выход в тело - вторая дверь справа. И пожалуйста, обращайся ко мне менее формально, чувствую себя стариком.

Хорошо, сэр. То есть Алекс. Спасибо тебе. Ну… Я пошел?

- Иди, иди. Только вот еще. Я малость не рассчитал сил, так что ты будешь себя чувствовать как после пары уроков физкультуры подряд. Ну, все иди…

Алекс чуть ли ни пинками вытолкал парня обратно в тело… Хех, кто бы мог подумать, что его проекцией в этом мире окажется Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил. Теперь будет забавно смотреть в лицо Учителю… Хотя, стало понятно происхождение уничтоженной химеры… Но это потом, а пока следует вспомнить все о Поттерах, и подумать о том, как быть дальше. А также вспомнить все, что рассказывали в Академии о магических ограничительных барьерах… Хотя в данный момент ему не помешало бы выпить…

Гарри открыл глаза. Он сидел на лавочке в парке рядом с приютом. Он знал это место. Тут они часто сидели с Мартином. Кстати, интересно, а почему он-то не пришел? Хотя, пожалуй, это и к лучшему. Алекс не обманул: тело действительно болело. Гарри с трудом оторвался от скамейки и побрел в сторону приюта. Ему хотелось сейчас только лечь и поспать часиков так 15-20. Странно, обычно он не доверял людям, но этот Алекс… Почему-то Гарри поверил всему, что Певерелл говорил, и он надеялся, что Маг ему не приснился. И что все это действительно было на самом деле… Придя в приют, он кое-как доплелся до койки и лег спать.

Глава 2. Первые шаги.

Перед тем как сделать какую-либо глупость, просчитайте ее последствия. Ну, а если вы попали, то старайтесь извлечь из ситуации пользу, для дальнейших действий.

Именно это правило, золотыми буквами, было выбито, прямо на стене общежития, в родном мире. Дом, милый дом… И теперь Алекс размышлял о том, как претворить эту аксиому в жизнь. Ситуация, в которой он оказался - была далеко не самой худшей из тех, что могли бы произойти. Однако и в сотню лучших она не входила. Ну, по крайней мере, Комната Разума его порадовала. Мало того, что он умудрился создать вполне жизнеспособную обстановку, так еще и образовалось несколько приятных бонусов. Балкончик представлял, на самом деле своеобразное помещение для иллюзий. В нем можно было магически проецировать места, в которых побывал хозяин комнаты. Правда, за пределы балкона, в иллюзию, выйти было нельзя. При такой попытке злоумышленник просто натыкался на эластичный барьер, который футболил нарушителя обратно. В данный момент с балкона можно было увидеть зеленую долину, скрытую в горах. Зеленые равнины, бурные реки, красочные водопады, невиданные животные, но, увы, все это великолепие могло только лишь радовать глаз. Это был один из любимых пейзажей Алекса. Другим бонусом, более полезным, с точки зрения Певерелла, стали доступные удобства. Каким-то макаром он умудрился создать работающую ванную (хоть в ней и не было необходимости, но ведь расслабон в горячей воде никто не отменял), бар с напитками, идентичными реальным (правда напиться была весьма проблематично), и телевизор, ловивший вполне реальные передачи. И все это в человеческом подсознании! Хотя, с другой стороны, комната могла предоставить любой предмет, который маг мог детально представить. Так что алкоголь, книги и ванная его не особо удивили, но вот телевизор оставался загадкой. Мысли Алекса витали далеко от намеченных целей: ведь если удалось провести работающий телевизор, то может быть, через пару лет таким же макаром удастся провести и Интернет? Раз уж ему придется проторчать в данном месте еще несколько лет, то почему бы не заняться чем-нибудь интересным? Да, страстью Алекса действительно были компьютерные игры, аниме и фанфики, но ведь никто не безгрешен. В этом плане он ничем не отличался от магглов. Только вот, в отличие от них, большую часть фокусов он мог и повторить… В его время подобные увлечения не вызывали никаких негативных откликов. Наоборот, после того, как с помощью подобного материала было создано множество заклинаний и пара техник ведения боя, к подобным хобби относились вполне дружелюбно. Как говорится, чем бы дитя не тешилось…

От полетов в стране большеглазых няшных котиков, управляющих гигантскими человекоподобными роботами, Алекса отвлекло чертыханье за дверью. По всей видимости, Гарри уже добрался до приюта и сразу же бухнулся спать. Оперативненько, подумал Певерелл - а ведь я еще не успел закончить проход. Впустив Гарри в комнату, он засмеялся: паренек был похож на чумазого чертика, хотя вопрос, как он умудрился перепачкаться в собственном подсознании, довольно-таки интересный.

Гарри злобно посмотрел на ржущего над ним Мага. Он же не виноват, что вляпался в какую-то фигню. Заснув, он появился в какой-то темной комнате. Единственным источником света в ней был круг рун, в котором он стоял. Осмотревшись, он увидел заветную дверцу и рванул к ней. Но, не рассчитав скорости, умудрился, в прямом смысле слова, пролететь мимо нее и врезаться в стенку, благо, та оказалась мягкой. Через пять минут ругани, полетов и падений он наконец-то долетел до двери. И тут его впустили. И стали нагло над ним ржать. И кто? Какой-то наглый Маг, поселившийся у него в голове. Естественно Гарри обиделся. Особенно, когда его отправили в ванную. Отмывать себя. Хотя какой смысл мыть себя в своем же подсознании? Об этом он подумал уже зайдя в ванную. Пожелав стать чистым, он понял, что его желание исполнилось. Выйдя из ванной, Гарри был встречен новой порцией смеха от Алекса.

- Честно говоря, я и не думал, что ты так быстро сообразишь, что мыться необязательно. Я ее построил только ради отдыха в горячей воде. Знаешь ли, проведя около семи лет в пустом пространстве, начинаешь ценить мелкие радости жизни…

Гарри откровенно прифигел. Этот нахал еще и издевается… Впрочем, это выглядит даже немного забавным… И потом, у парня были ответы, которые Поттер хотел получить уже в течение долгого времени…

- Алекс, в прошлый раз мы остановились на существовании волшебников, а потом ты выпер меня обратно в тело. Ты можешь мне подробнее рассказать о Волшебном мире?

- А ты не слишком взрослый, для восьмилетнего ребенка? Впрочем, это даже хорошо, будет меньше глупых вопросов. Итак, для начала, я не принадлежу этому миру. Я как бы сказать из параллельного и у нас там совсем другая жизнь, да и год там другой. Хотя, миры в целом очень похожи. Так что о твоем мире я знаю очень мало. Лишь то, что рассказали наши маги.

На этих словах Гарри упал со стула, на котором он сидел. Оказывается, что этот парень из другого мира. И каким образом ИХ маги могли знать историю ЭТОГО мира? А может быть, этот Алекс просто сумасшедший. Или же это Гарри сошел с ума, ведь вроде бы это все происходит в его голове…

- Я все понял, это все сон. Я сильно стукнулся в драке и теперь сплю… Надо найти способ проснуться. Может быть, мне надо убить тебя, чтобы это сделать?

От такого поведения парня со стула уже упал Алекс. Неужели слова о параллельных мирах так сбили ребенка с толку? Надо что-то с этим делать, пока малец его действительно не прихлопнул. А то ведь такая возможность была. Может, стоит рассказать ему о Древе Миров?

- Тише, успокойся… Я действительно говорю правду. Давай я тебе сейчас расскажу историю, про которую я узнал от своего Учителя? Она объяснит, по крайней мере, часть твоих вопросах о параллельных мирах. Итак, эта история началась много лет назад…

Алекс был не просто напуган, он был в ужасе. Он видел силу, кипящую в мальце. Силу, способную при освобождении вызвать природный катаклизм, от дикого шторма, до извержения вулкана. Парень мог испепелить его на месте, ведь в данный момент Певерелл был беззащитен. Но откуда, в ребенке мощь такой силы? Похоже, что барьер, запечатавший его «нормальную» магию тем самым прорвал древние печати стихийной силы. Гарри был очень силен. Запечатанная магия не только развила в нем дремавшие умения до невиданных высот, но и, не найдя выхода, распечатала силы стихий, дремавшие в парне. Но, что же произошло: безумный гений или же роковое стечение обстоятельств поспособствовали этому? У Алекса не было ответа на этот вопрос. Рассказывая историю о создании Альянса, он не только успокаивал парня, в первую очередь, он успокаивал себя. К концу повествования он решил, что будет обучать этого мальца. Иначе может произойти все что угодно, вплоть до уничтожения мира. (Ну, это он уже лишку хватил Максимум уничтожит Англию… ГГ)

Гарри слушал историю. Несмотря на тот факт, что это мог быть всего лишь глюк в его мозгах (да, Поттер все еще сомневался), рассказ был интересным. В итоге, он все же пришел к выводу, что это все происходит с ним на самом деле. Все происходящее сейчас, интуиция распознавала как правду, а своему шестому чувству Гарри верил. Оно ведь и раньше твердило ему, что все в порядке. Раз он умеет делать странные вещи, то почему бы и этой сказке не быть правдой? Хотя, информация об Альянсе его заинтересовала… Что ж, историю он послушал, можно и позадавать вопросы…

- Алекс, ты несколько раз упоминал об неких Орденах входящих в Альянс. Что это такое? И кто их возглавляет?

- Гарри, это трудный вопрос. Впрочем, слушай. Альянс Равновесия был создан всего лишь шестью магами. Они и были теми детьми с обоими дарами нашего мира. Во время своих странствий они познакомились и стали хорошими друзьями. Вскоре они основали три ордена. Эти ордена и стали прообразами будущих Орденов Времени, Пространства и Магии. Настоящие имена этих магов неизвестны. Только их имена после инициации в Магистры Альянса, да боевые прозвища. Прообразом Хранителей Времени стал Орден Драконьих Рыцарей, возглавляемых Юрием и Александром Хроносами - двумя русскими братьями. Прообразом Хранителей Пространства стал Орден Черного Феникса. Его возглавили Виталия Некрос, румынка по происхождению и два ее напарника француз Фобос и афро-испанец Деймос, также известные как главы кафедры Техномагии ордена Антуан и Мигель Техносы. Прообразом Ордена Магии стал Круг Магов Серебряной Звезды - орден, собранный американцем Максимилианом Магусом, сильнейшим из шестерки. Эта группа и создала Альянс Равновесия. А также три магических школы: Северную Академию Времени, Западную Академию Магии и Юго-восточный НИИ исследования Пространства и Технологий. Нетрудно догадаться, кому что принадлежит, не так ли? Север выпускает лучших боевых магов, общей направленности - для них без разницы, чем бить: оружием, магией или же просто грубой силой. Запад выпускает чистых Магов, как их видят сказки: посохи, мантии, и плавные заклинания способные как вернуть умершего к жизни, так и уничтожить небольшую страну. Ну, а последние выпускают лучших ритуальных магов и некромантов с кафедры некромантии, а также лучших Техномагов. Первые способны на все, что способен выполнить выпускник Запада, только в более темной форме… А вторые… Скажем так, когда дело касается новейших открытий в технике, техномаги хмурят носы и тихо идут доделывать модель на несколько столетий опережающую данное изобретение. Мало кто из непосвященных просто хотя бы видел здание их лаборатории и ушел с непромытыми мозгами и относительно целым… Про иерархию Орденов сказать ничего не могу, так как сам особо не знаю. Разве что могу рассказать про лестницу званий в Ордене Хранителей Времени, в котором сам состою. У нас 12 человек - верховный круг Ордена. Так называемые 12 хранителей Времени. Магистры Хроносы в прямом смысле слова могут изменить ход событий. Течение времени им подвластно в полной мере. Остальные же главы могут незначительно влиять на него. Там, замедлить, ускорить, остановить в пределах комнаты и т. д. А то, что ниже в иерархии зависит только от хранителя. У некоторых в подчинении сформированы полноценные армии, у других свои Ордена, с внутренней иерархией, некоторые вообще имеют пару учеников и все. Лично я состою в Ордене Хаоса, принадлежащего 11 хранителю Времени. Мой ранг начальника подразделения достаточно высок: надо мной только Хранители и его ближний круг… Но это все-таки мой мир… А сейчас речь идет о тебе. Учитывая твое состояние магии и ее силу, я просто обязан предложить тебе, стать моим Учеником. Я обучу тебя всему, чему смогу. Многое из этого уже давно забыто в твоем мире. Я ни к чему тебя не обязываю, просто мы с тобой и так связаны, а это оптимальный выход из ситуации…

Гарри не мог поверить услышанному. Если все это, правда, то он сможет получить человека, который обучит его магии. Хотя фраза про его магию ему не понравилась…

- Алекс, а что не так с моей магией? И, потом, а как получают образование маги моего мира?

- Насчет обучения здесь: если я не ошибаюсь, волшебникам здесь в одиннадцать лет приходят письма из местных школ магии. В твоем случае это Школа Чародейства и Волшебства Хогвартс. А что касается второго вопроса. Пока тебя не было, я много думал и, наверное, понял, почему в тебе проснулась стихийная магия. У магов этого мира было два источника магических сил. Один отвечал за обычную магию, которой тебя будут учить в школе, а другой, за ныне забытую, стихийную магию. В твоем детстве произошел инцидент, в результате которого большей части «нормальной» магии перекрыли выход и она пошла по пути наименьшего сопротивления - в сторону стихийного источника, попутно усилив твои врожденные способности. Этим можно объяснить твою «Тайну».

- То есть, мне может не прийти письмо из Хогвартса? Если ты говоришь, что магию мне перекрыли.

- В этом мире существуют две категории людей волшебники и простые люди, которых маги называют «магглами». Волшебник без магической силы зовется «сквиб». Так вот, ты не маггл и не сквиб, так что письмо тебе придет. Подозреваю, что у тебя есть еще один дар - идеальная память. Так что с теорией у тебя проблем не будет, а вот с практикой… Боюсь, предметы будут даваться тебе очень сложно, а заклинания выходить очень слабо. Но мы, что-нибудь придумаем…

- А можно ли снять этот барьер? И как он вообще на мне оказался?

- Честно говоря, я не знаю, можно ли его снять. Без последствий для тебя. Снять-то я его могу и прямо сейчас, только вот велика вероятность, что ты не только лишишься имеющихся даров, но и вообще потеряешь магию. Подобные барьеры ставили на себя опытные маги во время подготовки к битвам. Таким образом, копилась магия, что позволяло потом в течение короткого времени получить невиданную мощь. Во время всплеска магии все негативные моменты, даже если они и были, просто сгорали в пламени стихийной силы. Но, так как ты еще не оформившийся стихийник, ты не сможешь создать достаточный выброс для ликвидации последствий. По моим подсчетам, ты смог бы сам снять барьер и уже для последствий для себя, через пятнадцать лет после его активации, то есть на Сайман 2006 года. К этому моменту, ты будешь на шестом курсе Хогвартса. Можно будет снять барьер и раньше, без вреда для твоей обычной магии, но тогда твоя стихийная сила и дары уйдут. Решать только тебе.

- Насколько я понял из твоих слов, то у меня есть два варианта: или потерпеть до моего 16-летия или же получить магию раньше. Если честно, то я не готов расстаться с нынешними умениями, так что уж лучше я буду полу-сквибом, говорящим с животными, чем сильным магом не умеющим этого. Ведь, как я понимаю это редкий дар… Так что я согласен быть твоим учеником, Алекс. Хотя я и не понимаю, как ты будешь меня учить магии, если она запечатана.

- А местной магии я тебя учить и не собираюсь, так как сам ее не знаю. Зато я покажу тебе, как овладеть силами природы, так что когда ты получишь стихийную силу, ты будешь знать, как ее использовать.

И этими словами ребята пожали друг другу руки. Комнату озарил яркий свет. Последнее, что помнил Гарри перед тем как отключиться, так это светящийся серебром символ у себя, на внешней стороне кисти. И такой же черный на руке у Алекса. Потом мир погрузился во тьму.

* * *

Мелодичный тихий смех напугал Тома Риддла, увлекшегося чтением в своей импровизированной библиотеке. Оглядевшись по сторонам и не заметив никого, он вернулся к изучению маггловского мира.

* * *

Что-то странное происходило с Сириусом Блэком. Последние несколько дней его преследовало какое-то странное чувство. Прибыв на место драки неизвестного мага с магглами, он каким-то образом был уверен, что происшествие связано с его пропавшим крестником. Но, увы, он ошибся. Хотя, что-то его тянуло на другой берег озера. И вот теперь он почувствовал, как тяжесть, давившая на него последние семь лет, исчезает. Его внутренний голос твердил ему, что теперь Гарри в безопасности. Ему стало хоть чуточку спокойнее, но поиски так и не прекратил, также как и не рассказал остальным о странном ощущении. А зря. Остальные тоже почувствовали нечто подобное, и также ничего никому не сказали. Хотя и стало им всем спокойнее. До Хогвартса оставалось еще три года…

Глава 3. Косой переулок.

Прошло полтора года с того момента, как Гарри согласился учиться у Алекса. За это время многое поменялось. Во-первых, изменился сам Поттер. За пошедшее время он довольно сильно вырос и возмужал. На вид ему можно было спокойно дать лет 12-13. Певерелл объяснил это тем, что магия стала развивать тело мальчика, за неимением выхода, так как она развила все магические силы по максимуму и принялась за физические. Также этому поспособствовали тренировки, проводимые магом. Поначалу было очень трудно, но со временем Гарри освоился и даже стал получать удовольствие.

* * * Ретроспектива * * *

Примерно через два месяца после начала тренировок.

- Ал-лекс, напомни м-мне, п-почему я на это под-дписа-ался - дрожа зубами от холода, возмущался Гарри, плавая зимой в ледяном озере.

- Не нуди и плыви, ты сам на это подписался, - парировал Алекс, сидя в Комнате Разума, почитывая книжку. - Но если тебе так хочется, я могу поплавать, а ты пока почитаешь свою книжку.

- Ну, уж нет, я лучше поплаваю…

Первые месяцы тренировок прошли в освоении образовавшейся связи, да начале базовых тренировок. Гарри учился попадать в Комнату Разума в любое время, а Алекс доделывал ее. Таким образом, в ней появились бассейн, большая библиотека и тренировочный зал. Правда, после начала тренировок были обнаружены огромные трудности. Да, благодаря Комнате, Гарри мог получать полезные навыки, но его физический уровень не мог измениться благодаря таким тренировкам.

Грубо говоря, там он мог обучиться только тому, чему ему позволял его физический уровень. Ведь его духовное тело представляло собой точную копию его физического, в то время когда духовная проекция Алекса была на том же уровне, что и его тело в день переноса.

Другим неприятным эффектом были книги. Подвох заключался в том, что прочесть ее мог или то кто ее однажды уже прочитал, или же тот, кто в данный момент полностью находился в Комнате Разума. Таким образом, Алекс теперь частенько отправлялся гулять «вживую», оставляя Гарри изучать пособия по основам Магии.

Правда, благодаря таким прогулкам обнаружилась весьма интересная особенность: однажды, забыв, что Алекс находится в его теле, Гарри вернулся из Комнаты Разума в тело, и оказалось, что они могут оба одновременно находиться в материальном мире. Итогом стало появления на улицах Лондона (до куда благодаря способностям Алекса они уже спокойно добирались) странного мальчика, с золотыми глазами и волосами пепельного цвета. В такой форме было два варианта: или Алекс контролировал тело, а Гарри просто оставался свидетелем без возможности вмешаться, или же тело контролировал Гарольд, а Певерелл болтался рядом с ним в виде духа, которого, правда, видел только Поттер.

Еще одной отличительной особенностью ребят стала метка на правой руке. Та самая, появившаяся при образовании их связи. Рисунок был прост и являлся на самом деле знаком Ордена Времени - Уроборос, свернувшийся кольцом, а в центре - руна, читаемая как «Время» Забавно, но эта руна получилась случайным образом: слияние персональных меток Первого и Второго хранителей Ордена. У одного это был меч, а у другого дракон. Схематично конечно. Черная или серебряная(в зависимости от того, кто контролировал тело) татуировка казалось, обладала собственной магией. Изображение могло появляться или исчезать по воле хозяина, змей на рисунке двигался, а по руне пробегали чуть заметные разряды.

Вскоре, после начала физических тренировок, а также изучения теоретической информации, ребята начали изучать боевые искусства, от фехтования, до какой-то дикой помеси единоборств, которую Алекс почему-то упорно именовал магической борьбой.

- Алекс, зачем мне нужно изучать рукопашный бой? Нет, я, конечно, понимаю, что он весьма полезен, но все же? А фехтование? Ты же сам говорил, что это пережитки аристократии. И почему ты утверждаешь, что все это связано с магией? - Гарри, наконец, набрался смелости задать интересующий его вопрос. Он, конечно, осознавал, что многое ему пригодится, да и тренировки были интересными, но он никак не мог связать их с магией.

- Гарри, пойми, наконец. Помнишь, я тебе рассказывал о трех школах в моем родном мире. Ну, так вот, все эти медитации и прочую чепуху практикует Запад, а я учился в Северной Академии. Нас там обучали контролю над магией через боевые искусства. Маги Запада проводили годы во всяких погружениях в Силу, и в итоге получали невиданную мощь. Бойцы Севера не тренировались в слиянии с Магией, нас обучали, как ее подчинить. Многие тоже не понимали смысл этих тренировок, в том числе и я, но после того, как магия нам подчинилась, мы поняли, что без данных занятий мы просто бы не выдержали такой напор силы, ударивший по нам. Учитывая, что маги вашего мира используют артефакты для колдовства, то такой стиль обучения походит тебе лучше всего. Такие маги, как мы используют, свое тело как артефакт, правда существует специализированное оружие для этих вещей. Запомни, малыш, то, что я тебе сказал. Вступив на эту тропу, ты уже не сможешь свернуть, таков путь боевого мага.

С этими словами Алекс переместился в тело Гарри, не забыв захватить и магическую проекцию самого Поттера. Золотые глаза вспыхнули призрачным огнем. Волосы на голове встали дыбом. Маг переместился вглубь парка, туда, где их не смог никто заметить.

- Смотри, второй раз показывать не буду. Магии подвластной нам сейчас не так уж много, но той, что хватит, вполне достаточно для демонстрации.

С этими словами Алекс сделал резкий взмах рукой, как будто разрубая что-то перед собой. Чуть заметный, прозрачный полумесяц пролетел вперед, наискось срубив ближайшее дерево.

- Это - сила стихийного мага. Даже, если уровень магии настолько низок, можно сделать нечто подобное, правда, на чуть более защищенных объектах это бы не сработало. Но это еще не все, смотри.

Загадочно усмехнувшись, Алекс подошел к другому дереву и слегка ударил его. Так, по крайней мере, показалось Гарри. Дерево придерживалось другого мнения: в месте удара, оно буквально взорвалось, верхняя часть, лишившись опоры, с глухим стуком упала с другой стороны мага. Гарри почувствовал, что Алекс Вернулся в Комнату Разума и ждет его там.

Переместившись, Гарри хотел задать вопрос, почему же он ничего не почувствовал, но увиденное там его немного сбило с этих целей: такое ощущение, что Алекс только что пробежал 10-километровый марафон, а после этого заставили пройтись по магазинам с некой Кери. По крайней мере, так охарактеризовал свой внешний вид сам Певерелл, когда Гарри вошел внутрь. Кто такая Кери, Гарри деликатно не стал интересоваться, но спросил о причинах такого состояния. На что получил ответ, что это последствия использования остатков магии самого Алекса.

- Как видишь, Гарри боевые искусства весьма полезны. Пусть магия сейчас тебе подвластна не в полной мере, но она уже сейчас, благодаря тренировкам, укрепляет твое тело. Второй удар, который я тебе показал - чисто физический, я лишь его немного усилил своей силой. Уже сейчас твое тело способно выдержать такие нагрузки, а ты подумай, что будет, если мы продолжим… А теперь, давай, пять кругов вокруг озера, а я отдохну.

И действительно, как убедился Гарри, вернувшись в свое тело, рука практически не почувствовала удара. Нет, боль, конечно, была, но точно не такая, какая должна была быть, после удара сломавшего дерево. Может быть, в этих тренировках есть какая-либо польза…

На самом деле Алекс слукавил. Его возможности едва-едва позволяли такие демонстрации. И если первый фокус отнял у него в действительности не так уж много сил (все-таки родная стихия), то разбивание дерева кулаком выжало его практически досуха. Не имея доступа к своей силе стихийник становился практически обычным человеком. Магия в действительности перестраивала тело делая его сильнее, гибче и выносливее. Но мастерства-то она не прибавляла. Вот поэтому Алекс и пошел на такие жертвы, дабы заставить упрямого мальчишку заниматься. Пускай укрепляет свою физическую оболочку. Ломать камни он от этого не станет, зато выносливости и устойчивости значительно прибавится. А возможно и выработается щит от простейших заклинаний…

* * * Конец ретроспективы * * *

Так что сейчас, Гарри плавал в ледяной воде озера, скрытый примитивнейшими маскирующими чарами (некоторые разделы стихийной магии, которые были ему подвластны, они с Алексом разучили) и чертыхался. Было холодно, но теперь он знал, в чем смысл тренировок.

Через некоторое время, после того разговора с Алексом, Гарри мог по своему желанию чувствовать окружающую магию. По словам Певерелла, это было вполне нормально. Он чуял огонь, идущий от учителя, а также ощущал свой, еле горящий. Хотя, он ощущал и ту, другую, запечатанную силу. Ему казалось, что она готова разгореться в любой момент, но невидимая стена не пропускала искры, способные ее разжечь, через себя. Это было странно, но не менее странным было, чувствовать, как та, спящая магия, меняет его тело, опутывая невидимыми нитями, укрепляя его. Нет, на физическом уровне его удары были в пределах нормы, а вот защита… Гарри предполагал, что если его собьет машина, то еще неизвестно кто больше пострадает. Но как-то экспериментировать не хотелось. Чувствовать эту мощь было волшебно, хотелось большего, но он помнил, что барьер снимать еще рано, да и сам Поттер ощущал это. Он видел большую часть того, о чем ему рассказывал Алекс.

Сегодня был особенный день. Это был 10-й день рождения Гарри. И, сегодня, как обещал Алекс, они втроем пойдут в Косой переулок. Третим в их дуэте неожиданно стал кот Мартин, который недавно стал бездомным. Его старый хозяин умер, а родственники старика оставили кошака на улице. По предположениям троицы, у Мартина были магические корни, чем могла объясниться его продолжительность жизни, а также тот факт, что он был способен видеть Алекса в призрачной форме. Поэтому сегодня он отправлялся на магическую аллею Лондона вместе с ребятами, чтобы лучше узнать о своем происхождении.

Появившись в переулке возле Дырявого Котла, троица зашла внутрь здания. Войдя в паб, Гарри почувствовал, как заволновался Алекс, но тот подал знак, что все в порядке, так что ребята благополучно прошли к входу в Косой переулок. Они надеялись, что не привлекли слишком много внимания, так как большой рыжий кот и мальчик с экстравагантной внешностью были довольно необычными посетителями бара. Но вроде бы все обошлось, по крайней мере, они так думали. Потратив несколько минут на расшифровку магического плетения, Алекс смог открыть проход и перед друзьями возник Косой переулок.

* * *

Настал очередной день поисков у троицы Блэк-Снейп-Люпин. На очереди были последние приюты близ Лондона. Они не особо надеялись на успех, но все, же продолжали искать. В ожидании Люпина, Блэк и Снейп сидели за столиком в Дырявом котле. Они обсуждали шансы на успех. Сваренное на днях поисковое зелье в очередной раз показало, что Гарри жив и здоров, но где - неизвестно. По всей видимости, кровная защита активировалась не над домом родственников Поттера, а просто над любым домом, который Гарри мог посчитать своим. Тут их привлек странный парень, вошедший в паб. На вид он должен был быть на 2м-3м курсе Хогвартса, но они бы запомнили ребенка с такой внешностью. Войдя в паб, мальчик на секунду замер, как будто его что-то встревожило, но потом спокойным шагом прошел к входу на аллею. Решив разобраться с парнем позже, мужчины дождались оборотня и отправились на поиски…

* * *

Алексу пришлось перехватить управление телом Поттера. Гарри был так впечатлен окружающей обстановкой, что забыл о своей роли. Для тех, кто спросит, он был Сэмюэлем Вайтом 13-ти летним подростком, на домашнем обучении. Но, он так был ошарашен открывшейся ему картиной, что просто был не в состоянии вести себя подобающим образом. Его манера поведения выдала бы их, так что Алекс, не слушая возражений, перехватил контроль над телом. Поэтому Гарри оставалось довольствоваться только ролью смотрящего, что он и делал, будучи безумно благодарным Алексу, который тоже крутился по сторонам, только намного более незаметно чем сам Поттер. Все же первичной их целью был Гринготс, а лавки были лишь следующим пунктом.

Певерелл двигался в сторону банка Гринготс. Ему пришлось отодвинуть Поттера на роль наблюдателя, ибо этот малец подставил под угрозу весь их поход. Что случилось бы, если их узнали? Алекса напрягали люди, сидящие за дальним столом в баре. Одним из них однозначно был Северус Снейп, а вот другой был по всем параметром Блэком. Но как, же так? Блэк должен сейчас сидеть в Азкабане. Алекс, в который раз похвалил себя за предусмотрительность: он не стал рассказывать Гарри практически ничего о людях, которые могли оказать влияние на его жизнь. Ведь в разных мирах характеры встречались разные, и, как показывала история миров, порой роли, которые играли люди, кардинально меняли ход событий. Так что Гарри знал историю своего мира лишь в основных деталях. А Алекс взял на заметку раздобыть номера Пророка, или что у них там, за последние десять лет. Ему надо было разобраться в ситуации, в которой они оказались. Гоблины показались Певереллу немного забавными: в его мире таких существ не было, но он знал, что пусть они и выглядят, с его точки зрения, нелепо, показывать этого нельзя - в этой ветке миров этот народец был одним из ключевых, они могли стать как хорошими союзниками, так и серьезными врагами. Найдя свободного служащего, Алекс поинтересовался, возможно, ли узнать у них свою родословную, а также узнать имеются ли у них счета в банке. Их отвели в отдельную комнату и оставили дожидаться дежурного гоблина.

Гарри был заинтригован. Гоблины ему понравились. От них тянуло какой-то мрачной, но дружелюбной силой. Их внешний вид говорил о том, что они честны, неподкупны и блюдут интересы своих клиентов. По крайней мере, так показалось Гарольду. От нечего делать, Гарольд стал гладить Мартина (Алекс частично вернул ему контроль над телом), устроившегося у него на коленях, и слушать очередную его историю. Наконец, к ним в комнату вошел дежурный гоблин. Взяв у мальчика несколько капель крови и прочитав несколько странных заклинаний, гоблин получил лист бумаги, полностью исписанный чернилами. Взглянув на лист, служащий банка казалось, впал в ступор, но затем, быстро взяв себя в руки, спросил у ребят что-то на непонятном Гарри языке. Алекс ему ответил и поднял правую руку показав гоблину татуировку на тыльной стороне кисти. Служащий впал в священный трепет, и что-то неразборчиво буркнув, удалился из комнаты, отдав полученный листик Поттеру.

Алекс внимательно смотрел на гоблина. Он был практически не удивлен, когда гоблин посмотрел на него и спросил на древнеэльфийском про принадлежность к Ордену. Показав татуировку, Алекс стал разглядывать полученный лист бумаги. Что ж, ему повезло, и в этом мире в банке была ячейка Альянса. Впрочем, обычно путешественники по мирам никогда не оставались без помощи, Орден путника обычно снабжал попаданца средствами для существования. В данном случае, в большинстве миров данной ветки Орден Времени позаботился, чтобы у попавшего в этот мир была ячейка. Как это происходило - секрет высшего круга, но факт был на лицо: путник предъявивший символ Ордена, мог рассчитывать в большинстве случаев на жилье, некоторую сумму денег, а также на личные предметы каким-то образом, оказывавшиеся в ячейке. Если первое и второе можно было как-то объяснить, то последний факт оставался тайной, а Магистры хитро ухмылялись, когда у них пытались получить ответ. Итак, Алекс и Гарри погрузились в изучении свитка. Увиденное их, с одной стороны порадовало, а с другой стороны озадачило:

Имя: Гарольд Джеймс Поттер-Певерелл/Алекстандр Кристиан Певерелл

Возраст: 8лет/27 лет

Родители:

Отец: Джеймс Чарльз Поттер, чистокровный. Статус: мертв.

Мать: Лилиана Маргарет Поттер(Эванс) магглорожденная. Статус: мертва.

Статус крови: чистокровен (обновление крови)

Титулы: Виконт Поттер (по достижении 17 лет)

Герцог Певерелл(по достижении 17 лет и принятии Родового кольца)

Граф Блэк (по достижении 17 лет, и за неимением у Рода наследников мужского пола)

Доступные сейфы и имущество:

Сейф Наследника Поттеров

Родовой сейф Поттеров (по достижении 17 лет)

Родовой сейф Певереллов (по принятии кольцом Рода)

Сейф Хроно (по предъявлении знака)

Коттедж в Годриковой Впадине

Статус: Разрушен, восстановлению не подлежит

Родовое имение Поттеров-Певереллов в Годриковой Впадине

Статус: Восстановлено, законсервировано.

Живые родственники:

Двоюродный дядя: Томас Марволо Риддл, Наследник Слизерин, Маркиз Гонт

Крестный отец: Сириус Орион Блэк, Граф Блэк

Особые способности:

Активные:

Полилингвистика

Магическое око

Ауроскопия

Менталистика

Скрытые:

Артефакторика (по вхождению в наследие)

Анимагия (спящее)

- Алекс, что все это значит?

- Эм… Что именно тебя интересует?

- Почему часть написано курсивом, и почему у меня столько титулов. Ты знал об этом? И почему у нас одинаковая фамилия? И что с моими родственниками? - Гарри медленно, но верно начинал впадать в истерику.

- Эм… Насчет фамилии. Я же тебе раньше объяснял, что мы с тобой родственники: путешественник между мирами или попадает в свое тело в мире или же в тело ближайшего родственника. Насчет титулов, так это у тебя еще не много, - Алекс усмехнулся, посмотрел на Поттера и продолжил: Курсивом написано, то, что относится ко мне: сейф Ордена, моя способность видеть магические потоки и ауры людей. А насчет родственников, с этим мы будем разбираться, когда доберемся до газет. Я считаю, что твои сейфы трогать нам еще рано, так, что воспользуемся моим. Ни к чему кому-либо знать, что ты уже попал в Магический мир, ты согласен со мной?

- Полностью Алекс. Только я не могу поверить, что у меня есть живые родственники, а я живу в приюте. Почему они меня бросили? Из-за моей слабой магии?

Может быть, они тебя не бросали, а просто не смогли найти. Давай сначала разберемся в ситуации, а уж потом будем делать выводы, хорошо?

- Да, я согласен. - Гарри был не согласен, но понимал, что со всем этим они будут разбираться позже, поэтому решил помолчать.

И тут вошел гоблин. Он был постарше предыдущего, одет солиднее и держал в руках папку с бумагами.

- Здравствуйте, меня зовут Чернозем, и я управляющий мистера Поттера, - представился гоблин. - Как я понимаю, по доставленной мне информации, передо мной сейчас находятся юный наследник Поттеров, которого Магический мир Англии не может найти вот уже семь лет, а также уполномоченный представитель от Ордена Времени.

- Вы совершенно правы, господин Чернозем, - начал Алекс - Мы бы хотели узнать операции по нашим сейфам, а также их содержимое. Также мы бы хотели потом спуститься в сейф Хроно, - продолжил маг, заодно показав метку Ордена, на правой руке, гоблину.

- Хорошо, мистер… Певерелл, как я понимаю. Получив кивок, гоблин продолжил: - за последние семь лет со счетов мистера Поттера деньги не снимались, однако раз в год по просьбе крестного отца мальчика, проводится проверка сейфа. В сейфе наследника находятся только деньги, в размере 7000 галеонов, в основном - артефакты рода около пяти миллионов. Все предприятия, подконтрольные мистеру Поттеру, исправно приносят доход. За этим на данный момент следит Лорд Блэк, как опекун мальчика. Послать ему извещение, что юный Поттер нашелся?

- Нет, спасибо. - Алекс почувствовал недовольство Гарри, но продолжил - Мы сами с ним свяжемся, когда немного разберемся в ситуации. На данный момент мы просто ничего не знаем об окружающих людях, поэтому нам нужно время, чтобы разобраться, кому можно доверять.

- Понимаю, в вашей ситуации такая осторожность вполне оправдана. Что же касается содержимого других сейфов, то мы не имеем ни малейшего понятия о том, что в них: сейф Певереллов не инспектировался много столетий, а сейф Ордена так ни разу и не открывался после запечатывания. Да мы и не знаем, как его открыть. А сейчас, прошу следовать за мной. Я проведу вас к вашему сейфу.

После безумной гонки на тележке, ребята оказались перед сейфом Ордена. Гарри был весь в предвкушении, а Алекс достаточно равнодушным взглядом рассматривал простую дверь хранилища. Номера на нем не было, казалось, что это просто какая-то комнатка, выбитая в скале, а не сейф. Дверь открылась, стоило Алексу только коснуться ее. Войдя внутрь, они не увидели груды золота или что-то подобное. Гарри был разочарован, а Алекс что-то подобное и ожидал. Сейф на самом деле оказался маленькой комнаткой. У дальней стены стоял сундук и стол, а по боковым стенам стояли стеллажи. С одной стороны с книгами, с другой - с всякими минералами, камушками и ингредиентами. На столе стояла достаточно большая шкатулка, на крышке которой лежало письмо, адресованное Алексу.

Дорогой Алекс,

Если ты читаешь это письмо, то значит, ты успешно добрался до места назначения. А иначе, хотя, иначе быть не может, ибо это письмо бы ты не читал. Хотя это такие дебри магии, в которых и я ни хрена не понимаю. Так что, прими следующий текст, как данность и не пытайся понять, как же так это получилось. Магистры и сами не знают, хотя в случае с нашим Орденом это как-то завязано на пространственно-временных скачках и основании Гринготса.

Во-первых, в сейфе должны находиться книги, ингредиенты и прочая туфта, которая тебе пригодится. Там нет ни одной ненужной вещи. Когда-нибудь, да понадобится. Золото на первое время тоже есть. Состав и количество этой… хех… «посылочки» я не знаю, ибо один из вывертов. Среди всего этого добра где-то должна была валяться шкатулочка. В ней письма к различным людям, передашь их им только в том случае, если они будут на их стороне. Там советы и пожелания от их копий в нашем мире.

Во-вторых, помимо писем в шкатулке лежит порт-ключик от домика, где можно будет перекантоваться. А также другой полезный хлам. Будь с ним осторожен, не забывай о мерах безопасности. Мастер убьет тебя, если ты опять поломаешь их.

Ну и напоследок, я хотел пожелать тебе удачи. Не дрейфь, не теряйся, не бойся. Все будет хорошо. Не хандри. Развлекайся, и постарайся не разрушить ничего. Мы ждем тебя домой.

* * *

Закончив читать письмо, Алекс истерично расхохотался. Постепенно, истеричный смех перешел во всхлипы. У него начиналась банальная истерика. Тот пресловутый самоконтроль, который он прививал Поттеру, у самого Алекса дал сбой. А все из-за какого-то письма. Казалось бы, простое письмо, да и информации в нем было не особо много, но по делу. Но сам факт этого письма, а также слова, которыми было оно написано, да и автор… Все это в сумме дало истерику у Алекса Певерелла, попаданца в чужом мире. Успокоившись, он подошел к шкатулке и наконец, открыл ее. У нее было три отделения. В одном из них, в отдельной коробочке лежали письма, много писем. Некоторые адресаты повторялись не один раз. В другом отделении, лежал обычный брелок для ключей. Правда, нарисован на нем был черный феникс, с серебряной окантовкой перьев. Это был знак, и Алекс его понял. Но больше всего его заинтересовало содержимое третьего, самого большого отдела шкатулки. Сверху, поверх мягкой, черной ткани, лежал медальон, отливавший при свете серебром. Медальон, выполненный в виде знака Ордена Времени. Ткань, при ближайшем рассмотрении, оказалась боевой формой Ордена Хаоса: нечто напоминавшее или плащ без рукавов, или же очень длинную жилетку. Материал, из которого она была сделана, был одним из фирменных штучек Хроносов: зачарованная ткань, сочетавшая в себе тепло шерсти, структуру шелка и прочность цельного листа металла. По слухам, получалась она из стальных нитей, зачарованных при изготовлении. Конечно, от ударов магическим оружием, да от мощных заклятий она особо не защищала, но вот в обычных ситуациях была весьма полезна, да и удобна. Под плащом обнаружились и доспехи: пара изящных браслетов и кожаный пояс с металлической бляхой. При желании, эти безделушки могли упаковать носителя в весьма прочные костюмчик: поясок вытягивал из себя футболку с короткими рукавами и штаны из все той же ткани, только толще, прочнее и блокирующую удары, как хороший бронежилет. Да и магическая защита была не хилой. Браслетки же растекались от запястий до локтя в монолитную, но не стесняющую движений кисти броню. Ботинки предоставлялись же отдельно от комплекта. По внутренней классификации Ордена - это был комплект легкой брони: изящной, прочной, но все, же пробиваемой, не стесняющий действий и не забирающий скорости у носящего его. Правда, в данной ситуации Алексу мог пригодиться только медальон, да и то, в роли безделушки, напоминающей о доме. Все остальное наделось бы только на него самого, в собственном теле. А вот последнюю «игрушку» он смог забрать с собой, чему был несказанно рад. То, было его именное оружие: парные клинки, необычной формы и цвета. Их нельзя было отнести к какому-либо классу оружия. Хотя, сам Алекс характеризовал их как помесь кастетов и одноручных мечей, предназначенных для обратного хвата. Как и все клинки мастеров Ордена, они не поддавалось каким-либо характеристикам, и вызвали бы взрыв мозга у человека знакомого с основами холодного оружия. Ни баланса, ни каких бы других признаков адекватного оружия они не вызывали. Больше всего они напоминали шедевр больной мысли дизайнера компьютерных игр. Но, такова была их особенность. Главное, что они подходили своему Мастеру, остальное сглаживала магия. Так что Гарри вышел из сейфа не с пустыми руками: браслетки на руках (у клинков было несколько вариантов трансформации в небоевой обстановке), мешочек с золотом из сундука и портключ в кармане (на нем настоял Алекс, авось что случится).

Оказавшись на улице, наши герои отправились выполнять вторую часть своего плана: поход по магазинам! Зайдя, для начала, в зоомагазин они выяснили, что Мартин - кот неизвестной породы, скорее всего магический, так как в самом расцвете сил. Кошака одновременно и расстроил тот факт, что о нем так ничего путного и не узнали, и обрадовало то, что он будет с друзьями еще в течение долгого времени. После этого был поход в магазин сумок (за безразмерным ранцем, влетевшим Алексу в копеечку), одежды (Гарри долго и упорно ругался, ибо это долго, нудно, и, вообще, на кой нужно, непонятно), книжный (Мартин два часа орал под дверью, как резаный, думая, что про него забыли два книжных маньяка) и во что-то наподобие лавки старьевщика, куда их послал продавец книг. Ребятам надо было приобрести Пророк 7 - 9-ти летней давности. В конце тяжелого дня, ребята устроились в кафе Флориана Фортескью - Гарри лопал вкусное мороженое, довольный кот (Мартину тоже перепали вкусняшки) валялся у него в ногах, а Алекс парил в лежачем состоянии на уровне головы Поттера. Они обсуждали мысль, пришедшую им еще в банке: не возвращаться в приют, а пережить годик в домике Алекса, освоиться в Магическом мире, разузнать ситуацию. Мысль о продолжении маггловского обучения, как один из доводов вернуться в приют, быстренько затолкали куда подальше, так же как и совесть. В итоге было решено отправиться в жилище Ордена, и в случае чего вернуться в приют.

Дойдя до перехода из Косого переулка в Дырявый котел, странный золотоглазый мальчик с пепельными волосами, подхватил на руки толстого рыжего кота, сунул руку в карман, что-то прошептал и исчез во вспышке странного фиолетово-серебристого пламени.

* * *

Троица Блэк-Люпин-Снейп плавно нажиралась в дном из маггловских баров. Подумать только, после стольких лет, найти след Гарри, и вновь его потерять. Последний из проверенных ими приютов, как раз и оказался местом жительства Поттера. Обрадованные маги, чуть до потолка не прыгали, когда узнали, что Гарри Поттер находится тут. Да и воспоминания воспитателей, подсмотренные ими, показали, что это именно ИХ Гарри. Они полдня дожидались мальчика в приюте (воспитатель сказала, что он с утра куда-то ушел, как делал это уже много раз), но парень не вернулся в назначенный срок. Дождавшись вечера, эта троица не нашла ничего более умного, как пойти и напиться в хлам в одном из маггловских баров. Зелье поиска, которое будет сварено ими на следующий день, опять покажет, что малыш жив, здоров, но где, неизвестно…

Томасу Реддлу несказанно повезло. Примерно полгода назад к нему приползла его фамильяр - змея Нагайна, которая и стала его глазами и ушами в лесу, в то время, пока бывший Темный Лорд самообразовывался. Будучи под впечатлением от достижений магглов, Том умудрился кардинально пересмотреть свои взгляды на жизнь. Теперь, в его списке стояло не только вернуть старые традиции в мир Магии, но и позаимствовать некоторые идеи из мира магглов. Телевидение и электричество никак не помешают старинным ценностям, а вот возможность объединить технику и магию подстегнет застоявшийся магический мир… Том просто не мог представить, что может получиться при слиянии старинных магических ритуалов, ныне запрещенных Министерством, как Темных, и маггловских современных технологий… Женский голос на грани сознания лишь одобрительно хихикал… И вот, теперь, Нагайна принесла ему чудесную новость: какой-то бедолага-волшебник умудрился наткнуться на что-то странное в лесу, подозрительно напоминавшее дементора. Впрочем, это было неважно, важным был тот факт, что в лесу сейчас находилась весьма живая, но пустая оболочка, которой Том мог воспользоваться, до того момента, когда он вернет себе свое тело…

До того, когда Гарри Поттеру придет письмо из Хогвартса, остался один год…

Глава 4. Точка отсчета.

Ребята и кот появились перед небольшим на вид домиком. Стоял он на холме, с которого открывался обзор на небольшую деревушку и красивый замок вдали. Впоследствии ребята узнали, что их новый дом был расположен на возвышенности недалеко от Хогсмита. Само их будущее жилище выглядело абсолютно, как маггловское, ничуть не дышавшее магией: двухэтажный особнячок, с большим гаражом на первом этаже и цветочной клумбой перед крыльцом. Зайдя же внутрь, было видно, что жилище все же принадлежит магу. Внутри он был в несколько раз больше, чем снаружи. Вернее, у дома была огромная скрытая часть. Внешняя оболочка - гараж, столовая и кухня на первом этаже, гостиная, спальня, ванная и кабинет на втором утверждали, что в доме живут магглы. Но, в гостиной была неприметная дверка, ведущая в потайной коридор. Коридорчик, в свою очередь, выводил к входу в «диспетчерскую» комнату, а также к лестнице на первый этаж, скрытой части особняка. В диспетчерской комнате находилась трехмерная карта поместья, со всеми жителями, отмечавшимися на ней, а также центральный портал и список всех доступных комнат. представлял¾Центральный портал - гениальное изобретение техномагии собой белый, слегка выпуклый круг, диаметром около метра. Встав на него, можно было переместиться в любую комнату из разрешенных, при условии, что в ней был портал, соединенный с центром. Список доступных комнат представлял собой три части: комнаты, открытые для посещения, комнаты частичного доступа и закрытые комнаты. К закрытым относились оружейная, кузница, комнаты неизвестного назначения (ребята знали, что они существуют, но не знали, что в них находится) и гаражи, которых оказалось 3 штуки. К комнатам частичного доступа попали лаборатории, малое хранилище артефактов, бар, дуэльные и тренировочные залы, ритуальные комнаты. Все остальное - разнообразные гостиные, спальни, ¾библиотеки, прихожие, бассейн, теплица и выход во внутренний дворик относилось к открытым для посещения. По всей видимости, в помещение частичного доступа можно было попасть, но работать там было возможно только в присутствии взрослых. Таким взрослым оказался дворецкий Франрик - чудо безумного сплава некромантии, трансфигурации и стихийной магии. Именно он стал вторым из «надзирателей» Поттера, хотя порой следить ему приходилось и за действиями Алекса. Ребята нашли во Фране отличного учителя и спарринг-партнера. У него оказались железные нервы и ангельское терпение - следить за двумя безбашенными идиотами, во время их экспериментов (ребятки начали изучать основы магии этого мира, в том числе и зелья). Хотя, его происхождение что-то подобное и предусматривало.

Дворецкий Франрик - был одним из первых в своем роде. 6-й Хранитель Времени, штатный некромант Ордена стал его создателем. Высшим проявлением искусства некроманта было полное воскрешение человека без последствий, а также создание псевдоразумов. Но, правила существуют для того чтобы их нарушать… Излюбленным орудием Хранителя были боевые марионетки. Скелеты, созданные простейшей трансфигурацией, скрепленные магией и наделенные неким подобием разума. Что давало им практически полную неуязвимость в бою, возможность более-менее прилично сражаться, а не быть тупыми зомбаками, выступавшими в роли пушечного мяса. А также полное повиновение командам хозяина…

И вот, в одном из боев, некромант вложил, то ли чуть больше сил, чем требовалось, то ли его одиночество и желание иметь близкого человека под рукой сыграло роль (у Хранителя тогда не было своего Ордена, его заменяли армии скелетов). Но итог был поразителен… Он каким-то образом умудрился оживить скелетов. Не прицепить к ним дух умершего человека, а создать все с нуля… Исход боя был очевиден. Те, кто впоследствии заложили начало новому виду - магической расе соулов, живых существ, созданных самой Магией, разгромили противника… Но, не повернулись против создателя. А тот не смог их уничтожить, так как не был злым человеком, пусть и с такой специализацией, и дал им выбор: тех, кто не хотел жить, маг развоплощал, остальные же получали, по желанию, материальные тела, и становились полноценными частицами Ордена и общества.

Но все накладывает свой отпечаток… Постепенно народ привык и к живым скелетам, и к молодым людям, с глазами, в которых была белая радужка и разноцветный белок, преимущественно темных цветов. Именно по этим признакам, можно было отличить соула перед собой… Следующие поколения этой необычной расы уже ничем не отличались от остальных разумных рас, но вот с самыми первыми представителями были проблемы. Их основным призванием, все же была война, и им нужно было ощущение какой-то цели в жизни… Какой-то миссии от Ордена. Но, с другой стороны, им нравилось жить в мире, тишине и спокойствии… В итоге они пришли к Ордену с интересным предложением: поскольку Хранители работали во многих мирах, то и убежищ для них было много. Соулы предложили стать дворецкими при этих домах: так они получали миссию защищать дом, но в то же время получали возможность жить в тишине и спокойствии. Франрик был одним из них. Так что, с момента возведения убежища, он охранял его, в тоже время изучая библиотеку и все, что ему могло помочь в битве, которая, несомненно, однажды наступит. Так что, к моменту появления на пороге его территории ребят, он был настоящим Дворецким, с большой буквы: воин, защитник, повар, учитель, нянька, страж и много другое, что входило в его понятие дворецкого. Так, Гарольд получил еще одного учителя - боевого скелета-дворецкого, но в тоже время веселого, дружелюбного и остроумного друга…

Спустя несколько месяцев, после того, как ребята обжились на новом месте, и благодаря Пророку и Франу, разобрались в ситуации, произошедшей восемь лет назад, между Алексом и Гарри разгорелся спор. Алекс утверждал, что Гарри больше не должен мучить своего крестного и должен объявиться. А Гарри отстаивал обратное. В итоге, спор выиграл Поттер. Было решено объявиться только после письма из Хогвартса…

* * * Ретроспектива* * *

- Гарри, ты уверен, что не хочешь этого? - Алекс уже больше часа спорил со своим подопечным. - Все-таки он твой крестный и ищет тебя. Может, ты наконец-то объявишься? На крайний случай расскажем ему обо мне…

- Нет, я не хочу так рисковать. Он меня искал последние восемь лет, потерпит еще год. А мне надо закончить с основами стихийной магии. Что будет, если они найдут способ нас разлучить? А вдруг они подумают, что ты дух Темного Лорда, вселившийся в меня? Потерпим еще немного, - Гарри метался по комнате и яростно спорил с Алексом, попутно круша обстановку. Была бы возможность, он бы и поколотил его, но так, как такого варианта не предусматривалось, Гарри просто ломал окружающие вещи. Он считал, что Алекс должен был поддержать его решение скрываться еще год, но его учитель, похоже, не разделял его взгляды…

- Ладно, пойдем обедать. Потом у тебя спарринг с Риком, но прошу тебя, еще раз подумай об этом…

* * * Конец ретроспективы * * *

Время неумолимо бежало вперед. Бесконечные занятия борьбой, фехтованием, медитациями, спарринги с Франриком, бессонные ночи в библиотеке, а также добавившиеся ко всему этому уроки по традициям, истории и основам магии этого мира занимали все свободное время ребят. И вот, как-то незаметно настал одиннадцатый день рождение Гарри Поттера. И то, ребята вспомнили об этом, когда вместе с ежедневной почтой в виде свежего Пророка, Рик выложил на стол письмо из Хогвартса. Ребята впали в ступор - они совершенно не следили за временем, и это стало для них полной неожиданностью. Первой реакцией Гарри было спрятаться и тупо забить на письмо, но после того, как на него несколько часов посменно орали Рик, Алекс и Мартин, в Хогвартс был послан ответ, что Гарри Поттер в школу приедет, а также была обговорена дата о встрече с крестным в Косом переулке…

Квириниус Квиррел сидел в кафе-мороженом Косого переулка и рассуждал. Что ж, всего через год он сможет вернуть себе тело. Голос Леди Тьмы, нашептывающий ему последние несколько лет, предложил оптимальный план действий: Том в ближайшие годы расследует обстановку в магическом мире, стараясь не выдать себя. Ему удалось поступить в Хогвартс в качестве преподавателя ЗОТИ младших классов (Старшие вот уже девять лет вел Сириус Блэк). Он надеялся, что Дамблдор не заметил перемен в его состоянии. То, что он узнал Риддла - факт, иначе, зачем затея с философским камнем? Что ж, старичку можно и подыграть, заодно и приглядеться к Поттеру…

Альбус Дамблдор чувствовал, что где-то это уже было… Ситуация повторялась, как и девять лет назад. Он ходил по кабинету в раздумьях. Конечно, он почувствовал, что в теле Квиррела сидит Том, поэтому и решил принять его на работу. Как говорят, держи друзей близко, а врагов еще ближе. Другой темой для раздумий был Гарри Поттер… Кажется, его приютил кто-то хорошо знакомый с Магическим Миром… Маги, вызванные Дамблдором, чуть не выпали в осадок, когда прочли ответное письмо юного Поттера. Что ж… Завтрашняя встреча многое решит. Магические шахматы пришли в движение, только теперь Дамблдор чувствовал себя одной из фигур… А ему хотелось знать личность гроссмейстера…

Гарри сидел в кафе-мороженом Флориана Фортескью. Через полчаса должен был подойти его крестный и, наверняка, не только он. А Алекс, как назло, умудрился куда-то спрятаться и, буркнув напоследок: «Разбирайся сам. Считай что это твой экзамен», перекрыть ментальную связь. Скрывая свою нервозность за поеданием третьей порции мороженого, Поттер разглядывал окружающих. За последний год он многое узнал о традициях и магических семьях этого мира. Поэтому ему нравилось рассматривать людей. Вернее, ему нравилось устанавливать их личности. По определенным родовым признакам, а также манерам поведения можно было определить представителя той или иной фамилии. Вот мимо прошли Уизли, которых Гарри опознал по рыжим волосам, гомону и непонятной одежде. Так называемые «Предатели крови» в магической аристократии - забывшие заветы предков и ставшие даже хуже магглов… Семья, напоминающая табор цыган, хотя Алекс советовал присмотреться к некоторым выходцам их этой семьи. Вот прошла чета Малфоев - сероглазые блондины - всем своим видом показывая причастность к аристократии… По таким снобам и судят аристократов, с горечью подумал Поттер. Вот мимо прошла семья магглорожденного волшебника - маггловская одежда и сверкающие любопытством глаза, а также стыд в глазах ребенка. По всей видимости, 2-3-й курс подумал Гарри - еще слишком маленький для одиночных походов, а родители еще не привыкли к магии. Неужели, Гарри сам выглядел так же, как и те взрослые? Поттера передернуло. - Ух, хорошо, что тогда контроль над телом перехвати Алекс, по крайней мере, я не выглядел таким придурком…

А вот шли и те, кого ждал Гарри: хмурый маг, одетый во все черное, необычный цвет глаз, а также гель для зельеваров, покрывавший волосы, указывал на причастность к роду потомственных зельеваров - Принцев, улыбающийся синеглазый брюнет в летней мантии с гербом Блэков на груди, а также потрепанный золотоглазый шатен, в не менее потрепанной, но аккуратной и приличной одежде. Северус Снейп, Сириус Блэк и Ремус Люпин, а это были именно они, переговариваясь, шли в сторону кафе. Гарри они пока не заметили или же просто не узнали…

- Сев, как ты думаешь, неужели, мы, наконец, с ним встретимся? После стольких лет поисков? - Сириус чуть не подпрыгивал от нетерпения.

- Главное, чтобы он не был похож на Джеймса. Не то я сорвусь и отшлепаю его за все хорошее. Это ж надо! Сбежать из приюта именно в тот день, когда мы пришли за ним. Это все врожденное чутье Поттеров бегать от профессоров Хогвартса, - беззлобно подтрунивал Снейп. За столько лет он смог полностью простить Мародеров. Впрочем, двое из них, в течение нескольких лет в Хогвартсе, терпели залуженную кару от руки зельевара… Шутливые зелья еще никто не отменял, хотя после того как близнецы Уизли переняли у него эту мысль Сев прекратил свою мстю…

- Вы только не забывайте, что вы все-таки Лорды. Ведите себя соответственно. А то ведь, потом стыда не оберетесь… - Люпин всегда был самым разумным, что в компании Мародеров, что в этом трио.

Дойдя до кафе, троица стала осматриваться по сторонам в поисках искомого объекта. Пока никого отдаленно похожего на Поттера они найти не могли. Да и дети сидели все преимущественно со взрослыми. Только какой-то молодой юноша за крайним столиком сидел в одиночестве. Но ему было на вид лет тринадцать, так что они пропустили его. А стоило бы присмотреться по внимательней. Не найдя никого более подходящего, мужчины вернули свои взгляды на юношу. Достаточно дорогая мантия, поведение за столиком выдавали в нем потомственного аристократа. (Кто ж знал, что в человека при желании можно вбить основы этикета за полгода. Притом вбить в прямом смысле слова… Фран был хорошим учителем…) Средней длины волосы иссиня-черного цвета, закрывавшие лоб и доходившие до середины шеи, находились в некотором беспорядке, что придавало прическе некоторую натуральность и изящность. Правильные черты лица, большие красивые глаза, насыщенного зеленого цвета, делали парня похожим на фарфоровую статуэтку. И портила всю эту картину потомственного аристократа, совершенно не подходящая к данной сцене, хитрая улыбка. До мужчин стало потихоньку доходить информация. Черные волосы, зеленые глаза. Такие глаза они могли припомнить только у одного человека. И хитрая, наглая ухмылка, от которой Снейпа неприятно передернуло. Так улыбался только один человек, и то задумав очередную пакость… Постепенно, они стали отмечать и другие черты, так напоминающие Лили и Джеймса Поттеров… Когда до них дошла вся информация, они банально впали в ступор… Первым отмер Ремус. - Гарри? - тихий шепот, в который была вложена такая надежда и столько чувств, и легкий чуть заметный кивок со стороны юноши, заставили прийти в себя и остальных мужчин. И вот, они уже сидят за одним столиком перед целью своих поисков и не знают, что сказать. Почему он не объявился, когда впервые попал в Магический мир, почему он вообще о нем знал? Начал разговор сам Гарри. Вернее вытащил из-за пазухи три письма и протянул по одному каждому из присутствующих. Три пожелтевших от времени конверта, на котором было выведено имя получателя, причем рукой этого самого получателя… Ничего не понимая, мужчины вскрыли конверты и принялись читать…

Гарри с интересом наблюдал за приближающимися мужчинами. Вот они вошли в кафе и стали оглядываться по сторонам. Поттер, демонстративно их игнорируя, неспешно поглощал свое мороженое. - Терпение, главное сейчас не сорваться. Главное, произвести хорошее впечатление.

Закончив с лакомством, Гарри наконец-то поднял свой взгляд на троицу. Забавно было наблюдать, как трое взрослых мужчин, двое из которых принадлежат высшим кругам аристократии, выпадают в осадок. Но надо отдать им должное, опомнились они достаточно быстро. И вот все четверо уже сидят за одним столом. И никто не знает, с чего начать этот разговор. С одной стороны, Гарри хотел поближе узнать их, ведь они столько времени его искали, да и один из них был членом его семьи. С другой стороны, ему было стыдно, что этот разговор начинается только сейчас. И потом, у него уже был более близкий к нему взрослый. Решив не откладывать дело в долгий ящик, он отдал письма законным владельцам. Судя по аналогичному письму, адресованному Гарри Поттеру, там были ответы на многие их вопросы. Увидев, что взрослые закончили читать послания от своих двойников с других миров, Поттер протянул им четвертое, последнее письмо. Оно было новым, ведь его написал Алекс специально для них… Это письмо определяло их дальнейшие действия. Гарри должен был выбрать степень доверия к этим людям, судя по их реакции на это письмо…

- Мистер Поттер. Во-первых, можно вас называть Гарри? И, во-вторых, неужели, все описанное в этих письмах, правда?

- Профессор Снейп, ведь я могу вас так называть? Или же лучше Лорд Принц? На счет первого письма не уверен, ведь оно мне просто перешло по наследству, а вот второе письмо полностью правдиво. И да, вы можете обращаться ко мне по имени. Все трое. Я все-таки еще ребенок… - от интонации, с которой были сказаны эти слова, мужчин передернуло. Она напоминала слова взрослого аристократа, но никак не маленького ребенка…

- Гарри, я, как твой крестный отец, хотел бы познакомиться с твоим опекуном. Где мы можем с ним встретиться?

- Ну, если вы не возражаете, мы могли бы сейчас переместиться к нам домой. Там вы с ним и поговорите, хорошо?

Три кивка были ему ответом. Связавшись с Франом по сквозному зеркалу, Гарри попросил приготовить ритуальную комнату. Мужчины нахмурились, но ничего не сказали. Гарри достал портал, и легкий всполох огня на секунду скрыл четверку из виду. В следующее мгновение столик в кафе был пуст. Хотя окружающие ничего и не заметили.

Четверка появилась на лужайке перед домом. Фран уже ждал их на крыльце. На интересующийся взгляд мужчин Гарри усмехнулся и ответил: - Модифицированная версия портала. Контакт не обязателен. Магия артефакта переносит людей на определенной площади, причем радиус ее задает сам владелец. А теперь, пройдемте в ритуальную комнату. Вам придется дать клятву о неразглашении той информации, которую вы сейчас услышите. Учитель очень сложный человек… Если вас что-то не устраивает, вы можете быть свободными. Тогда увидимся 1-го сентября уже в школе. Если же вы хотите узнать меня поближе, то милости прошу в эту скромную обитель, - закончил свою речь Поттер. Он понимал, что это шантаж, но другого выхода он не видел. После того, как мужчины принесли клятвы, Гарри собрал их в одной из гостиных. Им предстоял сложный разговор…

- Ну-с, приступим. Для начала, что было написано в ваших первых письмах? Просто интересно, сколько придется мне, потом вам объяснять.

- Ну, в моем письме была весьма интересная история о параллельных мирах, а также некоторое количество личной информации, которую знал только я, - начал Сириус, - Помимо этого, там были выкладки, как я понимаю, различных вариантов развития событий. Причем, нынешнюю ситуацию не предусматривала ни одна из них, - тут Сириус остановился и посмотрел на остальных мужчин. Те кивком головы подтвердили, что в их письмах было нечто подобное.

Н - ечто подобное я и предполагал, ведь сам получил нечто подобное. А теперь, насколько я понимаю, вы хотели бы познакомиться с моим Учителем?

Гарри позвал Алекса, и тот все-таки откликнулся. В следующую секунду Поттер вырубился. Перед потерей сознания он успел услышать неразборчивые извинения Певерелла…

Мужчины пребывали в странном состоянии. Сначала непонятное поведение Поттера, а Поттера ли? Хотя, что-то им подсказывало, что это он. Но вот его действия… Да и обстановка, в которой он жил. Странное ¾место. С одной стороны - типичное маггловское жилье, но с другой воздух был пропитан магией. Сильной магией, как в древних особняках аристократов… Да и эти слова об Учителе. Сначала они подумали, что это тот мужчина, что встретил их на входе, но этот загадочный тип оказался всего лишь дворецким. Франрик, вроде так его назвал Гарри. И вот теперь, снова упоминание об этом Учителе. Такое ощущение, что он находился совсем рядом. От раздумий их отвлекли изменения, происходившие с Поттером. Один миг, и перед ними стоит совершенно другой человек. Казалось бы, всего лишь иной цвет волос и поменявшаяся мимика лица, но это был совсем другой человек. Когда незнакомец открыл глаза, ко всему выше перечисленному добавился и их изменившийся цвет. Одержимость духами? Или же что-то другое? Первые слова незнакомца сильно озадачили мужчин. Это была просьба привести Альбуса Дамблдора. А также объяснение маршрута к ближайшему камину. Пока мужчины ходили за директором, Алекс приготовился к дальнейшим действиям: достал письмо для Альбуса, а также приготовил странный прибор, внешне напоминающий шар для гаданий.

Действия незнакомца сильно озадачивали мужчин. Он спокойно реагировал на все происходящее и терпеливо ждал, пока директор дочитает письмо. А потом предложил мужчинам расположиться вокруг шара, говоря, что дальнейшее ответит на все его вопросы… Позже, они никак не могли понять, почему так спокойно на все реагировали, почему верили всему, что он говорил? А Алекс тихо посмеивался… Усевшись вокруг сферы, они вопросительно посмотрели на мага. Тот усмехнулся, и на секунду комнату окутала тьма. Когда мужчины очнулись, то увидели, что находятся в совсем другом помещении. Это была Комната Разума Поттера, но они-то этого не знали. Рядом с ними на диване дрых сам Гарри, а незнакомец, только намного старше, стоял на балконе.

Убедившись, что мужчины очнулись, Алекс начал рассказ, предупредив, что на все вопросы будет отвечать, после того, как закончит свое повествование… А рассказывать было о чем. Он рассказывал о мирах, об Ордене, о том, что знает о мире, о том, как попал в такое положение, а также дальнейшие наметки действий… Альбус задумчиво кивал головой, видно сопоставляя факты с известной ему информацией, остальные смотрели на Алекса с разной степенью офигевания… Когда он закончил, вопросы оставались только у директора…

-Ну, и напоследок, я собираюсь временно «разделиться» с Гарри. Вернее, я нашел способ уйти вглубь подсознания мальчика, туда, где я был до нашей встречи. Создав там временное убежище, я получу возможность обучаться здешней магии и при этом не буду вмешиваться в процесс обучения Гарри. А то, чему я его сейчас учу, он вполне способен осваивать и сам. Я, конечно, буду с ним по-прежнему связываться, но не стану влиять на его жизнь так, как раньше. Ни на это, ни на его взаимоотношения со сверстниками. Ему нужно общение с ровесниками… А я могу оказывать слишком большое влияние на него. Пусть, лучше он сам учится…

- Алекс, а вы уверены, что мальчику это не повредит. И еще, я хотел бы посмотреть на фолианты из вашего мира. Там много интересного, что может помочь нам в этой ситуации. Возможно, даже найдутся какие-нибудь ритуалы для вашей ситуации. Ведь, все вы просто не смогли бы успеть просмотреть. Да, и про дары мальчика неплохо было бы узнать побольше…

- Конечно, директор. Располагайтесь в этом доме, как у себя. Ведь обычно, после возвращения домой, члены нашего Ордена оставляют все доступные знания для развития мира, в котором они работали… В вашем распоряжении библиотеки, а для профессора Снейпа, я подозреваю, найдется много интересного в лабораториях. У нас все-таки тоже было искусство зелий, немного отличное от местного, но все же. Плюс ко всему, помимо библиотеки с книгами наших миров, у нас есть огромное собрание фолиантов, принадлежащих этому. Фран позаботился обо всем. Он вас отведет и найдет вам стабильные порталы сюда. А вы пока выберете что-нибудь почитать на первое время. А я разбужу Гарри и объясню ему текущую ситуацию.

Мужчины и не заметили, что остаток разговора они проводили уже в реальном мире. Фран отвел их в библиотеку, где они и разбрелись в поисках чего-либо интересного. Когда к ним присоединился Гарри, четверка уже нашла себе книги по вкусу: Сириус разглядывал книги по магическому оружию, директор внимательно изучал талмуд по каким-то древним ритуалам и темной магии (видно искал что-то против Темного Лорда), Ремус отложил для себя книги по основам стихийной магии и справочник магических животных, а профессор Зелий сидел рядом с целой стопочкой книг по зельям, справочникам ингредиентов и ментальной магии. Читал же он пособие по созданию Комнат Разума. Судя по взглядам, кидаемым со стороны Дамблдора, не только Снейп желал заполучить сей труд.

- Книги никуда от вас не убегут, а вот я вполне на это способен, - звонкий мальчишечий голос отвлек мужчин от увлекательного чтения. На входе в библиотеку, облокотившись на косяк двери, стоял Гарри в дорожной мантии и с чемоданом. - Тут везде представлены копии книг, так, что вы можете спокойно брать их с собой. Оригиналы в Хранилище, куда даже я не смог попасть. И потом, вам же обещали выдать сюда многоразовый портключ. А мне, между прочим, обещали, что последний месяц перед школой я проведу с крестным, причем безо всяких наглых голосов в своей голове. Ну, так мы пойдем отсюда или как?

Взрослые с недоумением смотрели на Гарри. Они не ожидали, что разговор с Алексом пройдет так гладко. Они же не знали, что Поттер закатил нехилую истерику и только-только успокоился. На самом деле у него с Учителем состоялся весьма трудный разговор, в результате которого, Гарри смог выторговать у Алекса занятия не только на каникулах, но и по выходным. А также, Алекс пообещал просто общаться с ребенком. Ну, или иногда отвечать на запросы маленького паразита. Закончив с ним торговаться, Алекс сперва вздохнул с облегчением, а потом пошел в библиотеку, осваивать программу за первый курс Хогвартса. По крайней мере, он смог сбагрить своего подопечного на большую часть времени. А то, в последнее время, он был уже просто невыносим. А маленькое бедствие в то же время тихо-мирно обживало комнату в доме крестного, куда они отправились вскоре после осмотра дома. До Хогвартса оставался месяц…

Глава 5. Хогвартс.

Последний месяц перед школой Гарри осваивал новую, а вернее давно позабытую роль - роль обычного ребенка. Он знакомился с крестным и его друзьями, слушал истории о своих родителях (так, как там был Снейп, то правдивые истории) и просто отдыхал. Хотя, крестный обещал через годик уже приобщать его к бизнесу Поттеров… А пока, Гарри был простым ребенком. Алекс с ним практически не общался, хотя договор соблюдал. Правда, Гарри было не до него. Прогулки с крестным отнимали у него большую часть времени: походы по магазинам, паркам развлечений, как маггловским, так и магическим, кафешкам и так далее. В общем, все то, что Сириус считал непременными атрибутами веселья. Правда, он и не забывал, с кем веселился.

Ремус же оказался очень интересным собеседником. Его рассказы о Магическом мире захватывали дух, так что Гарри весьма удивился, когда узнал, что Ремус преподает не Историю Магии, а Уход за Магическими существами. Хотя и о них он тоже многое знал.

С остальными Гарри не так близко познакомился. Снейп практически не показывался: он вместе с директором все время сидел в библиотеке дома Алекса, стараясь как можно больше узнать информации до начала учебного года. Как хихикал Ремус, он бы сам занимался тем же, но места там для третьего уже не осталось.

Время летело незаметно. Наконец, настал долгожданный день - первое сентября. Проснуться, одеться, забрать вещи, переместиться на платформу. И вот, без пятнадцати одиннадцать, Гарри стоял перед Хогвартс-экспрессом. Крестный его проводил на платформу и аппарировал в школу, готовиться к праздничному ужину.

На вокзале было шумно. И тесно. Старшеклассники, встретившиеся после летних каникул. Первокурсники, восторженно оглядывающие поезд. Родители, провожающие своих чад в школу и дающие последние наставления или же просто сажающие на поезд и аппарирующие куда-то дальше… Также работники вокзала, занимающиеся последними приготовлениями к отправке поезда. Не желая находиться в толпе, Гарри поспешил к поезду, в поисках свободного места.

Найдя пустое купе, Гарри зашел, бросил свой рюкзак (бездонная сумка, купленная в Косом переулке крестным) на верхнюю полку и стал читать Историю Хогвартса. Мартин, которого Гарри взял в школу, в качестве питомца, устроился рядом. Через некоторое время в дверь постучали, и вошел пухленький невысокий мальчик, тащивший тяжеленный школьный сундук. Гарри помог парню закинуть саквояж на полку.

- Извини, что оторвал тебя от чтения, меня зовут Невилл Лонгботтом, - представился мальчик.

- Я - Гарри, а кот - Мартин.

- А у меня не кот, а Жаба, зовут Тревором, - сказал Невилл, - Вот смотри, - и с этими словами полез в карман своей мантии. - Ой, он исчез, надо срочно его найти, его кто-то может обидеть, или хуже. Жабы же такие беззащитные, и не все их любят. А он у меня редкой породы. Магический английский Жаб, предназначенный для поиска редких трав. - Заволновался Лонгботтом.

- Мряяу… Пускаай посмоотррит своюю лягуушку под крреслом, Мряуу, - промурчал Мартин, - он увиидел меняя и испугааался.

Лонгботтом тем временем уже двигался к двери, с намерением искать Тревора по вагонам.

- Невилл, посмотри свою жабу под креслом. Мой кот говорит, что он туда забрался, - посоветовал Гарри.

- Ой, и правда, вот же он, - с этими словами Невилл сунул под нос Поттеру толстую, большую жабу, темно зеленого цвета. - А как ты понял, что тебе сказал кот? Он твой фамильяр? Я слышал, что между волшебником и фамильяром может установиться связь, и они будут слышать друг друга. Правда, для этого надо быть сильным магом.

- Да нет, Мартин просто мой друг. Дело в том, что я просто с детства понимаю, о чем говорят животные. Вот, например, твой Тревор ворчит, ибо ему не нравится мой кот, а еще он хочет есть.

- Вау, какой у тебя необычный дар. Я никогда о таком не слышал. Я знал только, что существуют Темные маги, способные говорить со змеями, но вот чтобы со всеми животными… Такое я вижу впервые. И спасибо тебе за Тревора, я немного забывчивый и поэтому сегодня его не накормил. Видно поэтому он всю дорогу норовил убежать.

Невилл начал копаться в карманах в поиске корма для жаб, а Гарри снова уткнулся в книгу. Через некоторое время в купе повисла неловкая тишина, нарушавшаяся только звуками движущегося поезда. Решив хоть как-то разрядить обстановку, Гарри задал вопрос больше всего его интересовавший.

- Невилл, а почему ты решил, что волшебники способные говорить со змеями Темные?

- Ну, в целом и общем, это не так. Точнее не совсем так. На востоке существуют змееязычные волшебники, и я не знаю темные они или светлые. Но вот в Англии… Это считается темным даром. Ведь со змеями мог говорить Салазар Слизерин, который был Темным, а также последний Темный Лорд, Тот-Кого-Нельзя-Называть. Так что в Англии это считается темным даром. А почему тебя это заинтересовало?

- Просто поначалу я тоже мог говорить только со змеями. Но потом, стал понимать ящериц. А дальше дар стал развиваться, и я стал понимать кошек, собак, птиц. Да и остальных животных. По крайней мере, в зоопарке я всех понимал.

- Да… Интересно откуда у тебя эта способность. Ты магглорожденный или полукровка? Хотя, скорее всего полукровка, ведь ты сразу пришел в мантии. Ты мог бы пройти проверку в Гринготсе и узнать, откуда у тебя этот дар.

- Проходил, не установили… А почему тебя так интересует чистота крови?

- Хех… Просто положение обязывает, Я чистокровный, так что приходится знать все про всех. Вдобавок ко всему, у меня достаточно низкий уровень магии, так что, боюсь, в школе мне придется не сладко. Меня не примут ни на Слизерине, ни на остальных факультетах. Слизеринцы не примут, ибо в прошлую войну многие рода были с нашим по разную сторону. А остальные - я неуклюж и слаб. А также, более магически одаренные ребята будут надо мной смеяться. Как же так, чистокровный, а уровень магии, как у сквиба. - К концу речи мальчик заметно расстроился. Гарри решил хоть как-то его приободрить.

- Да не бойся ты. У меня, вот тоже не самые высокие магические показатели, хотя я и из древней семьи. А что касается остального, ты просто очень в себе не уверен. Взбодрись, поверь в себя и у тебя все получится. Хочешь, я тебе расскажу одну из историй, которую мне рассказал Мартин? Он у меня кот-путешественник. Его прошлый хозяин много странствовал и брал его с собой…

И так, за непринужденной беседой пролетело время до Хогвартса. Сначала рассказывал истории Гарри, потом подключился Невилл, рассказавший много интересного про магическую аристократию, потом ребята переключились на тему учебы. Так что они и не заметили, как поезд доехал до места назначения…

Выйдя из вагона, ребята увидели великана, зовущего всех первоклашек к себе. - Это Хагрид, - пояснил Гарри, - он лесничий Хогвартса, а еще находит редких животных для ухода за Магическими существами. Мне о нем рассказывал крестный. Хагрид отвел ребятишек к пристани, находившейся в небольшом гроте, где они разместились на маленькой флотилии четырехместных корабликов. Выплыв из пещеры, они увидели ночной Хогвартс. Это было незабываемое зрелище. Величественный замок в свете луны и его отражение в зеркальной глади озера. Благодаря Алексу, который решил тоже посмотреть на Хогвартс, Гарри смог рассмотреть школу и другим взглядом: пригодилась способность Алекса видеть магические потоки. Древнее строение, казалось, полыхало магией: огромный огненный столб поднимался от фундамента вверх по стенам и уходил высоко в небо; несколько слоев магических куполов охватывали замок и его окрестности: самый маленький закрывал сам замок и его внутренний двор, а самый верхний и большой уходил настолько далеко, что было не видно, где он кончается. Да и сами слои были разные: то цельным куполом, то, как будто сплетенные из паутины, а некоторые было видно только тогда, когда по ним пробегали искры… Гарри был ошеломлен таким потрясающим зрелищем.

Внутри замок оказался не менее удивительным. Движущиеся лестницы, живые картины, привидения, и один неуемный полтергейст, который попытался облить первокурсников. В фойе школы Хагрид сдал их профессору Макгонагал - декану факультета Гриффиндор, заместителю директора и учителю трансфигурации. Внешне худенькая, казалось хрупкая, как соломинка, женщина обладала какой-то кошачьей грациозностью и очень строгим взглядом. Как-то очень не хотелось ее сердить. Она довела ребят до маленькой комнаты, по звукам располагавшейся рядом с главным залом и вышла видимо предупредить, что все готово к церемонии. Ребята стали переговариваться между собой. Краем уха Гарри слышал, как кто-то обсуждал церемонию посвящения, другие делились впечатлениями о замке. Какая-то девочка рассказывала об истории Хогвартса, дословно цитируя книгу, рыжий парень, находящийся в круге заинтересованных слушателей, вещал о распределении. По его мнению, им пришлось бы сражаться с троллями. По виду ребенка он был из семьи волшебников, так что Гарри подумал, что мальчику придется действительно сражаться с троллями, только потом, у себя в оценках. Он просто не понимал, как, будучи из магической семьи, можно верить в такую чушь. Поттер и то знал, что церемонию будет проводить древний артефакт времен Основателей. Об этом было написано в Истории Хогвартса, причем на первых же страницах.

Профессор Макгонагал вернулась, утихомирила будущих студентов и повела в зал.

Главный зал Хогвартса был красив. Большое, просторное помещение. Четыре длинных стола факультетов и пятый - преподавателей, стоявший перпендикулярно студенческим, у дальней стены от двери, на небольшом помосте. Окон не было, но на стенах, вдоль столов факультетов висели четыре картины: одинаковый пейзаж, но разные времена года. Катины были также живыми. Если верить книге, то времена года постепенно менялись, чуть быстрее, чем в реальности. За столом преподавателей висели пять знамен: за спиной директора висел герб Хогвартса, слева от него были знамена Гриффиндора и Хаффлпафа, справа - Рейвенкло и Слизерина. Потолок отражал небо над Хогвартсом. Сложная, очень трудоемкая иллюзия. Зал освещался множеством свечей, парящих в воздухе. Хотя, Гарри сомневался, что только свечи дают освещение. Казалось, что сами стены и пол, немного светятся мягкими цветами. В зале просто не было темных углов.

В любое другое время Гарри бы полюбовался прекрасным залом, но не в данный момент. Все впечатление от картины портили студенты, сидящие за столами. Большинство из них рассматривали первокурсников оценивающими взглядами, или же, как животных в зоопарке. От множества взглядов становилось не по себе. Оставшаяся часть взоров была направлена на древнюю шляпу, стоящую на табурете в центре зала. Как объяснила профессор Макгонагал - это и был древний артефакт времен Основателей. Живая Шляпа, которая при надевании давала вердикт, где учиться студенту. Неожиданностью стал тот факт, что перед распределением она пропела весьма странную песенку, содержащую краткие характеристики факультетов. Макгонагал взяла артефакт, открыла свиток, появившийся неизвестно откуда, и начала церемонию распределения.

- Аббот Ханна

- Хаффлпаф, - практически сразу же выдала результат Шляпа.

* * *

- Грейнджер Гермиона

- Гриффиндор, - та самая девочка, больше всех рассуждавшая о распределении, радостно улыбаясь, поспешила за стол ало-золотых

* * *

- Лонгботтом Невилл

- Гриффиндор, - новый знакомый Гарри, после некоторых раздумий со стороны шляпы, также отправился за стол к львятам. Правда, от волнения забыл снять с головы реликвию.

Гарри заметил, что Шляпа думает над некоторыми учениками, другие же отправлялись на свой факультет сразу же.

- Малфой Драко

- Слизерин, - закричала Шляпа, не успев коснуться головы мальчика

* * *

- Поттер Гарри

Гарри подошел к табурету и одел шляпу. Ее широкие поля скрыли окружающий мир. Все звуки сами собой утихли. Остался только он и тихий голос, по всей видимости, принадлежащий древнему артефакту. Который, казалось, говорит сам с собой.

- Поттер, Поттер, Поттер… Интересно, очень интересно. Куда бы тебя направить? Ты умен, смел и многое скрываешь. А больше всего ты хочешь найти друзей. Хочешь в Хаффлпаф? Там ты их найдешь. Но этот факультет не подходит тебе. Вернее ты не подходишь к нему. Ты одиночка. Хочешь в Гриффиндор? Ты смел, у тебя есть желание проявить себя. Хотя львята слишком несдержанны и сначала делают, а потом думают… Осталось два Дома. Ты хитер, амбициозен, но власти не желаешь. Ты обладаешь знаниями, которые позабыли много столетий назад. Ты хочешь знать больше, найти причины, отыскать ответы на вопросы. Скрытность и способность выкручиваться из ловушек судьбы также твои достоинства. Сложный выбор, очень сложный. Но я решила, куда ты пойдешь.

- Рейвенкло, - огласила Шляпа на весь зал, - иди юный ворон, при желании ты сможешь достигнуть всего, чего пожелаешь, - шепнула Шляпа Гарри уже напоследок.

Только сняв шляпу, Гарри понял, что тишина наступила не из-за того, что он надел шляпу. Она наступила, ибо распределяли Мальчика-Который-Выжил. Окинув взглядом зал, Гарри понял, что такого результата распределения не ожидал практически никто. По состоянию студентов он, похоже, должен был попасть на Гриффиндор: ало-золотые были растеряны, Хаффлпаф просто радостно хлопал, Слизерин каким-то оценивающим взглядом на него смотрел, будто он невиданная зверушка, а Рейвенкло был в каком-то странном состоянии - что-то среднее между оцепенением, радостью и задумчивостью. Похоже, у них тут какой-то нездоровый культ МКВ, решил Гарри. Сев за свой стол, он стал дожидаться конца распределения, разглядывая преподавательский стол. Директор и Люпин просто улыбались, ничуть не удивленные результатом распределения, Блэк же смотрел на него с ноткой удивления. Затем что-то достал из кармана и передал Снейпу. Тот загадочно хмыкнул, улыбнулся Гарри и отсалютовал ему бокалом. Поттер решил рассмотреть остальных профессоров. Большинство из них не привлекали особого внимания, за исключением трех персон. Полувеликан Хагрид выделялся своими размерами, его новый декан Флитвик привлекал к себе внимание примесью гоблинской крови. И пусть он был весьма безобидным на вид, он являлся одним из лучших дуэлянтов Европы. Алекс, мельком взглянув на него, хмыкнул «Магистр Йода» и ушел обратно в Комнату Разума. Судя по последним событиям, он все-таки умудрился провести туда Интернет и кабельное телевидение. И теперь сутками смотрел телевизор. Но вернемся к Гарри. Его внимание привлек третий преподаватель: странный дерганый типчик в лиловом тюрбане. На секунду Поттеру показалось, что на него взглянул совершенно другой человек: сильный, умный, властный, но через мгновение на него вновь смотрел жалкий, дрожащий параноик. Спросив у соседа-старшекурсника, Гарри узнал, что это чудо зовут профессором Квиреллом и он будет преподавать ЗОТИ у младших курсов. Вскоре последний новичок отправился за свой стол, и директор произнес вступительную речь. Хотя, на взгляд Гарри, это была очень странная речь: смесь поздравлений, предупреждений, объявлений и бреда. Странная школа… Хотя, возможно, последние бредовые слова директора - активация команды для домовиков или же древняя мудрость преисполненная невиданным смыслом, ну, или просто бред…

Наевшись до отвала, ребята стали знакомиться между собой. В этом году на факультет воронов попало всего восемь человек: четыре девочки и столько же мальчиков. И все серые мышки, каким бы был и сам Гарри, если б не история в детстве. Но он, все же, не терял надежду затеряться среди Воронов. Помимо него были еще две заметные личности - Терри Бут, полукровка росший в маггловском мире, не знавший о нем до одиннадцати лет, но уже сейчас выделявшийся хорошим знанием обычаев, традиций, а самое главное, пониманием того материала, о котором он рассуждал. Второй личностью была Падма Патил - ведьма с индийскими корнями, чья сестра-близнец была распределена на Гриффиндор. Она была самой родовитой из всех новичков на Рейвенкло, но не кичилась своим происхождением, в отличие от слизеринцев, и оказалась весьма интересным собеседником. Вскоре ужин закончился, и старосты повели ребят в гостиную факультета. Вход в башню Воронов скрывал весьма интересный страж: говорящая статуя, загадывающая загадки. Гарри посмеялся, неправильно, что статуей выступает орел, а не сфинкс. Войдя в гостиную, староста предложил ребятам осмотреться, пока остальные курсы разойдутся по спальням. Общий зал Рейвенкло поражал. Было понятно, почему это факультет самых умных. Во-первых, у них была своя библиотека. Вернее, сама гостиная была большой библиотекой. Большую часть места у стен занимали стеллажи с книгами. Само помещение было двухуровневым: на первом этаже располагались камин и кресла вокруг него, книги у стен чередовались с диванчиками; на втором этаже, вернее на широком балконе выступающем в его роли, находилась основная часть библиотеки, а также двух-трех местные столики для занятий. Пока первокурсники осматривали гостиную, старшекурсники расходились по спальням. В итоге остался весь седьмой курс и некоторые желающие с остальных. Когда все расселись, вышли старосты седьмых курсов и призвали всех к тишине.

- Здравствуйте, сегодня мы проводим ежегодное собрание, посвященное первому сентября и нашим новичкам. Проводим его мы, старосты седьмых курсов, поскольку это наш последний год. Первокурсники, запомните, вы попали на факультет благородной Ровены. Неважно, куда вас еще отправляла Шляпа, главное, что вы здесь. Может показаться, что наш факультет - сборище заумных одиночек, но это не так. Мы едины. У каждого из нас есть свои особенности, в чем-то мы сильны, в другом слабы. И вместе, мы сможем это преодолеть. Не бойтесь, подходите к старшим курсам, и, если мы будем в силах вам помочь, то поможем. Также, у нас есть ряд внутрифакультетских клубов по интересам, в которые вы можете войти или же привести человека с другого факультета, но только в том случае, если он не будет разглашать информацию о нашем доме на стороне. Просто наш факультет годами создавал свою репутацию, также как и Слизерин. Только в отличие от змеек мы, хех, еще хитрее. Поэтому уже никто и не помнит, что Ровена Райвенкло, основатель нашего Дома, когда-то была Темным магом. Для тех, кого интересует, у нас есть курс основ магии, где вы поймете, что магия едина и нет смысла разделять ее на Светлую и Темную. Просто есть разделы магии опаснее и труднодоступнее, чем остальные. Кстати, среди всех Темных Лордов Британии не было ни одного выходца с нашего факультета. Я сейчас прекрасно понимаю ваши чувства. У многих мнения сейчас различны с тем, которое я выдвинул. Вот именно поэтому, я сейчас и читаю вам эту речь. Она передается с незначительными изменениями вот уже много лет. Между прочим, я магглорожденный волшебник и так же, как и некоторые из вас был в шоке от той речи, что нам, тогда еще первокурсникам, прочитал староста тогдашнего седьмого курса. Обратите также внимание на библиотеку вокруг вас: в ней собраны книги, пожертвованные самими учениками. Если вы хотите продолжить эту славную традицию, то на втором этаже в отдельном стеллаже стоит книга со списком всех произведений собранных у нас. Для того чтобы пожертвовать в фонд Дома книгу, коснитесь палочкой тома и произнесите ее название. Если в книгу добавится название вашего дара, то с оригинала снимется копия и добавится в нашу библиотеку. Оригинал останется у вас. Эту комнату, по преданию, зачаровывала сама Ровена. Кабинет директора - часть апартаментов Хаффлпаф, а Выручай-комната на седьмом этаже - по слухам, творение Гриффиндора. Есть еще легенда о тайных апартаментах Слизерина, но их еще не нашли. А теперь, я попрошу первоклассников назвать свои сильные и слабые стороны, чтобы нам знать, в каких дисциплинах на вас рассчитывать, а в каких вас придется подтягивать.

Ребята постепенно выходили вперед, представлялись и называли свои плюсы и минусы. Вот вперед вышел Гарри.

- Здравствуйте, уважаемые студенты Дома Рейвенкло. Для меня большая честь учиться здесь. Честно, я ожидал немного другого, но то, что я тут увидел, превзошло все мои самые смелые ожидания. Меня зовут Гарри Поттер, наследник Рода Поттеров, хотя большая часть Волшебной Англии знают меня как Мальчика-Который-Выжил. Я надеюсь, что студенты Дома Ворона смогут разглядеть меня под личинами народного героя, за событие, которого я не помню и не горжусь им. Моей слабостью, пожалуй, самой главной, является критически низкий уровень магии. С этим вы ничего поделать не сможете. А сильными сторонами являются знание теории и абсолютная память. Так что, я постараюсь на теоретических занятиях набирать столько баллов, чтобы компенсировать свои провалы на практике.

- Спасибо, вам всем за ваши честное, как я надеюсь, признание своих недостатков. Мы посмотрим, что с этим можно сделать. И, Гарри, не отчаивайся, может быть, мы что-нибудь и найдем по твоей проблеме, а если же и нет, то всегда есть области, где и со слабой магией можно добиться высот. А теперь, всем спать, завтра трудный день. Вам придется привыкать к нашему образу жизни. Ваши спальни на третьем этаже, справа - мальчиков, слева - девочек. И помните, вы можете найти ответы на все вопросы, стоит только захотеть…

Квириниус Квиррел сидел в своем кабинете. Лиловый тюрбан, вернее шапка, внешне напоминающая тюрбан лежала рядом на тумбочке. Риддл попивал коньяк из пузатого бокальчика и думал. О Дамблдоре, о Темном Лорде Волан-де-Морте, Гарри Поттере и магглах. Директор вел свою игру, где добычей был Волан-де-Морт, а наживкой философский камень. Что ж, эликсир Жизни еще никому в хозяйстве не вредил… Пускай светлый маг считает, что Волан-де-Морт все еще безумный дух, вселившийся в б-б-бедного з-заику К-Квирелла. А вот Гарри Поттер… Малыш, чью жизнь он испоганил, попал в Дом Ворона. Эх, хоть бы он смог простить когда-нибудь маньяка, что убил его родителей. Хотя, у вороняток всегда были отличные мозги. Время покажет… А пока можно поиграть в игру директора. Интересно, сможет ли он выбраться из замка на выходные? В последнее время Том пристрастился к искусству, поэтому посещал как магические, так и маггловские (коих оказалось больше) музеи, театры, кино, парки…

Глава 6. Хэллоуин.

Прошло два месяца с момента поступления Гарри в Хогвартс. Время летело незаметно. Уроки, домашние задания, вне- и внутри-факультетские клубы, ночные прогулки по Хогвартсу (да, это нарушение правил, но Алекс подбил Гарри на исследование старинного замка). В общем, юному волшебнику было, чем заняться.

Уроки шли приблизительно так, как и предсказывал Гарри: он блистал на теоретических занятиях и был полным профаном на практике. Правда, это не касалось зельеварения. К концу октября у Поттера уже выделились любимые и нелюбимые предметы. К последним относилась трансфигурация. Профессор Макгонагал, конечно, хорошо преподавала свой предмет, но, к сожалению, для Гарри он был слишком сложен. Хотя, именно благодаря трансфигурации, Гарри смог существенно подтянуть свои практические занятия.

В безуспешных попытках превратить спичку в иголку маг нашел временное решение своих проблем с магией. Во-первых, как оказалось, все эти помахивания палочками и произношения заклинаний понижали затраты магии на волшебство. Незначительно для среднего колдуна, но в случае с Поттером играла роль каждая мелочь. Во-вторых, благодаря поискам в факультетской библиотеке, Гарри нашел несколько дополнительных движений, которые также понижали энергоемкость заклинания. Правда, они были специфическими и только для трансфигурации, а также значительно сокращалось время преобразования объекта. Так что, форму трансфигурированные Гарри объекты держали в лучшем случае минут пять, но это позволило ему получать зачеты по данному искусству.

И, наконец, в-третьих, самую большую пользу сыграли тренировки, проводимые Алексом. Долгие медитации и обучение чувствовать свою энергию наконец-то дали результат, вернее Гарри понял их смысл. Суть была в следующем: Алекс утверждал, что внутренний источник магии волшебника похож на маленький сгусток пламени. Чем сильнее волшебник, тем больше огня. А местные маги никак не контролируют данный поток - для того, чтобы волшебная палочка, ака усиливающий артефакт, заработала, хватает и бесконтрольного пламени. Палочка ловит остаточный «огонь» и ей хватает для работы. Но для стихийного мага сей фокус не проходит, ибо их источники намного больше, так как подпитываются из окружающей среды, вернее, включены в поток природной энергии. В данном случае, получается не язычок пламени, а огромный пылающий факел, в центре которого маг. Контроль над магией позволяет ограничить эту силу телом мага, пустив ее на более полезные нужды: увеличение магических резервов, укрепление физических оболочек магов, развитие талантов, требующих подпитки магией, и т. д. Кстати, у Гарри стоял похожий барьер, правда, искусственно созданный из-за инцидента в детстве.

Поттер на момент объяснения ничего так и не понял, решив просто выполнять упражнения, но, однажды, на занятиях по чарам он был так увлечен попыткой колдовать, что впал в своеобразный транс. И почувствовал все то, о чем говорил Учитель. Это было странно. Такое ощущение, будто его тело существовало сразу в нескольких пространствах: он чувствовал себя в реальном мире, а также ощущал в этом же мире маленький огонек своей магии, к которой тоненькой струйкой шел приток силы с какого-то другого места. При попытке попасть туда, Гарри натолкнулся на какую-то стенку. Она была тонкой, казалось, порвется от малейшего движения, но на деле оказалась, каким-то силовым полем, подпитываемым с другой стороны. Она даже не поколебалась, когда Гарри ее тронул. А он в свою очередь почувствовал невероятную, по сравнению с его «огоньком», мощь, причем одна часть ощущалась, как продолжение этого огонька, а другая, занимавшая где-то две трети пространства, была чужой, но дружественно ощущаемой. Это открытие вывело Гарри из транса, в который он вошел. Больше он эту «стенку» увидеть не смог. Но, огонек своей магии чувствовал постоянно. И решил, поэкспериментировать со своим источником магии: попробовать ту энергию, что шла от огонька, не выпускать впустую, а направить в волшебную палочку. И в результате, вкупе с движениями и словами заклинания, у него получилось требуемое волшебство.

С тех пор, Гарри стал объединять эти элементы, и теперь был не безнадежно отстающим, а встал на уровень со слабейшими учениками. Даже, некоторых обогнал. Хотя, те студенты и не учились-то толком.

Любимыми предметами стали Зельварение, ЗОТИ и История Магии. Правда, История Магии не та, которую читал профессор Биннс. От его лекций тянуло лишь спать. Чем Гарри и занимался. Для всех. Но на самом деле он в это время в Комнате Разума слушал лекцию по Истории от Алекса, который умудрился уже проглотить все учебники за первые курсы, пройдя дальше. А так как эти уроки помимо Истории Магии совмещали также Историю Магических Рас, Историю Магических Родов и сказки с анекдотами от Алекса, то было понятно, почему Гарри их полюбил.

Зельеварение стало любимым, потому что это был один из предметов, по которым Гарри был в числе лучших как по теории, так и на практике. Он весьма близко к сердцу принял вступительную речь профессора Снейпа, поэтому таинственное искусство зельеделанья целиком захватило его. Плюс, зелья часто использовались к артефакторике, а к этому разделу магии Гарри тянулся с тех пор, как узнал, что у него к нему есть предрасположенность. Он даже начал углубленно заниматься зельями и вскоре попал во внутрифакультетский клуб «Бурлящий котел». А потом привел сюда и Невилла, у которого был дар к травологии и жуткая неуверенность в себе, что приводило к плачевным результатам на уроках.

* * * Маленькое отступление * * *

Вообще, у клубов внутри дома Воронов не было конкретной предрасположенности, они больше напоминали общее собрание нескольких связанных между собой кружков. Так, «Бурлящий котел» объединял в себе тех, кто собирались в будущем стать зельеварами, создателями артефакторов, гербологами, охотниками за ингредиентами. Сюда принимали всех желающих (вне факультета, конечно, только по протекции уже действующих членов) вне зависимости от курса. Вторым клубом с подобной системой был клуб «Черная мантия» - для любителей трансфигурации, чар и редких магических существ. Остальные же клубы были более специализированы и ориентировались в основном на последние три курса.

* * * Конец отступления * * *

Так что, в «Бурлящем котле» Невилла приняли с распростертыми объятиями, ведь травологию он знал уже на уровне третьекурсника-ворона. И, следовательно, как итог, результаты Невилла по зельям улучшились, а Гарри получил благодарность от своего факультета, как человек, нашедший такой талант.

Замыкающим топ-три предметов у Гарри было ЗОТИ. Квириниус Квиррел был странным преподавателем. Для начала, на первом же уроке он, дико заикаясь, предупредил всех, что его лекции нужно будет записывать, но не слушать, а читать их будет домашним заданием. Хотя, такое странное заявление вскоре стало понятным: профессор так заикался, что ученик просто не мог вникнуть в подаваемый материал и запросто, при таких попытках, мог пропустить следующее предложение. Но, если он, все же, записывал материал, то полученная лекция была великолепна. Старшекурсники выпадали в осадок, читая у младших курсов лекции, и единогласно называли преподавателя гением. Материал был подан простым доступным языком и был очень интересен, но, в то же время, объяснял такие моменты, которые в учебнике были поданы научным, непонятным языком. Поэтому, профессора Квиррела студенты любили и прощали ему заикание. Практика у него тоже была удивительна. Преподаватель никогда сам не колдовал, по крайней мере, вербально, объясняя это своим заиканием. Но на доске всегда присутствовала формула заклинания, а Квиррел разбирал со студентами произношение каждой буквы. Плюс демонстрация невербальной версии волшебства и поэтапный разбор ошибок каждого студента. Как итог, практически у всех в конце урока получалось выполнить задание.

Что касается школьных клубов и кружков, то тут был огромнейший выбор: от клубов любителей игр, до клуба аристократов. В последний, кстати, принимали, только, по протекции действующих членов, прям как на Рейвенкло. Хотя, это было и понятно: в клубе собирались потомки древнейших родов страны. Благодаря этому заведению, дети лучше узнавали друг друга, что порой приводило к различным союзам со стороны их родов: от деловых, до заключения помолвок. В сие заведение Гарри попал по протекции аж двух людей: Невилла Лонгботтома и Драко Малфоя. С наследником Дома Малфоев Гарри был в положительно-нейтральных отношениях. Это была не дружба, но и не соперничество. На совместных занятиях они вполне дружелюбно общались, так как были общие интересы, а во время остальных уроков просто друг друга не замечали. Поэтому для Гарри было сюрпризом, что именно он пригласил его в их общество. Казалось бы, Поттеру был путь туда закрыт, ведь по слухам, дед Гарри отрек сына от рода за брак с магглорожденной ведьмой. Так нет же, те, кому надо было, знали, что Поттеры соблюдали традиции, и Чарльз, и Джеймс. Правда, на их потоке об этом знал только Драко, но ведь на то он и Малфой, чтобы докапываться до таких моментов. Так что сей кружок взял Поттера, а заодно и Алекса, под свое крыло: ребята вошли в положение Гарри, ведь он рос с магглами в то время, когда все остальные Наследники Родов постигали самые важные азы Магического Мира. Таким образом, Гарри попал в кружки изучения магических традиций, обычаев, простейшей бытовой магии и генеалогии магических Родов.

Помимо вышеперечисленных клубов, Гарри вступил в секцию по фехтованию, где и продолжал свои тренировки. Кстати, эти занятия как раз и относились к сфере общих интересов Поттера и Малфоя: оба были на голову выше всех остальных членов и примерно на одном уровне друг с другом. Таким образом они нашли отличных партнеров для тренировок. Также Гарри вступил в клуб любителей маггловских книг и кино. Он действительно любил читать.

Сюда же добавились утренние тренировки у озера - секции рукопашного боя в Хогвартсе не было, а заниматься надо. И, наконец, ко всей этой «дневной» и «легальной» жизни добавились и ночные прогулки по замку. Сначала, Алекс просто вытаскивал Гарри осмотреть окрестности, но вскоре оба увлеклись новым проектом: создать трехмерную карту замка, такую же, как и в поместье Алекса. В том, что это было реально, они были уверены - ведь, по рассказам крестного и Люпина, во время обучения Мародеры смогли создать двухмерную версию. Жаль, что она была утеряна. Постепенно карта замка стала вырисовываться, правда, пока только в Комнате Разума Гарри, и не показывая обитателей. Но и этого хватало, чтобы убегать от патрулей старост, учителей и Филча.

31.10.2001

Праздничный пир в честь Хэллоуина был в самом разгаре. В Большом Зале Хогвартса стоял радостный гул. Старшие курсы, уже привыкшие к окружающей обстановке, непринужденно болтали, просто радуясь празднику, а младшекурсники с восторгом разглядывали убранство помещения. Повсюду летали светящиеся головы из тыкв и летучие мышки-вампиры, а у стен танцевали скелетики. Но неожиданно праздник был сорван пренеприятнейшим известием.

- Тролль! - С криком вбежал в зал профессор Квирелл. В этот момент он не заикался. - На втором этаже тролль!

В зале поднялась паника.

- ТИШИНА В ЗАЛЕ! - Профессор Дамблдор всегда знал, как успокоить паникеров. - Старосты факультетов отведите свои Дома в гостиные. С вами пойдут ваши деканы на всякий случай. Хагрид, сопровождай слизеринцев вместе с профессором Снейпом, гостиная Слизерина ближе всего к месту происшествия. Всем остальным разойтись! Блэк! Люпин! Со мной на второй этаж, будем искать тролля. И приведите кто-нибудь в чувство профессора ЗОТИ!

Тролль все же оказался на втором этаже. Правда с ним вместе были еще и другие лица. Возле дамского туалета на втором этаже помимо монстра оказались еще четверо участников. Дохлый тролль валялся прямо при входе в туалет, у дальней стены без сознания лежали три студента: Лонгботтом, Уизли младший и Грейнджер. А между детьми и чудищем стоял Алекс и с интересом разглядывал то кучу мяса, оставшуюся от тролля, то на орудие его убийства у себя в руках.

- Алекс, что здесь произошло? Дети в порядке? Что случилось с троллем? Как ты это сделал?

- Куфуфу… Хотел бы я знать, директор, хотел бы я знать. Я сам оказался здесь пару минут назад. Меня вынесло сюда, когда Гарри отключился. И, судя по его состоянию, он пробудет в отключке недели две. А все происходящее - его работа.

Ответом ему служили ошарашенные лица взрослых.

- Ага, мне самому в это не верится. Кстати, взгляните на это. - практически на грани истерики хмыкнул Алекс.

И кинул предмет, находящийся у него в руках, преподавателям. Дамблдор поймал его и с удивлением осмотрел.

- Алекс, что это?

- Вы же поняли, что это. А вот как это было создано, нужно будет спросить у Гарри, когда тот очнется. Лично мой вердикт - вспышка стихийной магии, помноженная на кровь множества артефакторов в его Роду. По крайней мере, я не понимаю, как можно было иначе превратить обычный тренировочный меч в это… А далее все просто: выброс адреналина помноженный на магический всплеск, плюс тренировки до автоматизма и в результате вот это, - и показал на тушку тролля.

Возможно, возможно. Но что мы будем делать дальше? Раз ты говоришь, что Гарри в отключке на две недели, то получается, ты его будешь заменять. А как мы объясним твой внешний вид?

- Нет, директор. Я думаю, что пусть Гарри просто полежит это время в больничном крыле. Я не могу долго заимствовать его тело без вреда для хозяина. Так, что разбирайтесь сами. Где меня искать вы знаете.

С этими словами Алекс, по всей видимости, покинул тело Гарри, уйдя в глубины подсознания. По крайней мере, вид Поттера пришел в нормальное состояние и он, будучи в отключке, упал прямо на руки крестному, который успел его подхватить…

За двадцать минут до этого.

- Невилл, я, конечно, все понимаю, но мы могли бы просто рассказать все учителям, а они уж сами бы разобрались.

- Рон, пошли уже. Между прочим, Гермиона из-за тебя сидит в туалете и не знает про тролля. Зачем ты ее обозвал-то?

- Да не обзывал я ее, просто констатировал факт. В нашем потоке каждый хоть раз да и назвал ее заучкой.

Не ври, я например не называл. И вообще, она хорошая девочка. По крайней мере, помогает и может объяснить материал, если что-то было непонятно на уроке. Странно, что она не попала в Рейвенкло.

- А ты откуда знаешь?

- Она мне помогает с трансфигурацией. Ты ж знаешь, я в ней ни фига не соображаю. Ох, ты ж… Какого черта…

- Н-Невилл, т-только н-не г-говори м-мне, ч-что ЭТО Т-т-тролль…

- Не буду. И не коси, пожалуйста, под Квиррела. А теперь медленно обходим его в сторону туалета…

- О-он стоит н-напротив н-него. Ч-то будем д-делать?

- Пока не привлекаем внимания. Вдруг все обойдется, и он пройдет мимо?

Но, увы. Не обошлось. В этот же момент дверь туалета открылась, тролль и Гермиона Грейнджер увидели друг друга. И если первый никак не отреагировал, то вторая поступила весьма предсказуемо: сначала дико заорала, а потом шмякнулась в обморок.

- Рон, надо спасать ее!

- Сам знаю! Вингардиум Левиоса!

Дубинка тролля взмыла в воздух и упала прямо на его лысую голову. К сожалению, тролль не вырубился, а пришел в еще большую ярость.

- Невилл, спрячь Грейнджер, я отвлеку тролля! - прокричал Рональд и стал привлекать к себе внимание чудища плясками бешеной мартышки.

Пока Уизли отвлекал тролля, Невилл успел обойти того и затащить бессознательную девочку в туалет. Потом, в него что-то врезалось, и он потерял сознание. Этим чем-то оказался Рон, который, отвлекая тролля, оказался прижат к стене и, не найдя лучшего выхода, шмыгнул между ног монстра. К сожалению, его маневр не остался незамеченным, поэтому глупое чудище успело его лягнуть, притом так, что мальчик влетел в проем туалета и врезался в Невилла. От удара оба вырубились.

Гарри Поттер не пошел на праздничный пир в честь Дня Всех Святых. Для него этот день был никак не праздником, а годовщиной смерти родителей. Поэтому мальчик после утренних занятий отправился в зал фехтования, где и убивал время, оттачивая новые удары обычным полуторным мечом. Правда, в его случае данный клинок выступал в роли двуручника. В разгар тренировки он услышал дикий крик из соседнего коридора (по счастливой случайности кабинет находился на втором этаже недалеко от злосчастного туалета). Выбежав в коридор, он как раз увидел завершение боя ребят с троллем. Вернее картину полета Уизли в недры уборной. Абсолютно не соображая, что он делает, Гарри кинулся на чудище, все еще сжимая в руке тренировочный меч. А заодно и направляя свою энергию в сторону клинка, как он это делал с волшебной палочкой. Стоило искоркам магии соприкоснуться с оружием, как произошло нечто странное: у Поттера было такое ощущение, что он во много раз ускорился, а по его венам затекла не кровь, а жидкая энергия, наполняя его невиданной силой. Следующие действия заняли не больше пары секунд, хотя Гарри показалось, что прошла почти вечность. Раз - и по коридору пролетает черная тень, а тролль падает с практически перерубленными у основания колен ногами, два - эта тень останавливается между троллем и ребятами и от нее отлетает серебряный полумесяц сверху вниз, а чудище получает резаную рану от левого плеча, до правого колена. И три, вверх от тени отлетает серебряная стрела, а сама тень оказывается Гарри Поттером, двигающемся с невероятной скоростью. Тролль падает с клинком в голове, рукоять которого торчит у него чуть ниже подбородка. У юного мага хватило сил только на то, чтобы вытащить оружие из головы зверя. Потом Поттер отрубился, отправив ментальный сигнал о помощи в сторону Алекса…

Глава 7. Секреты в шкафу или все обо всех. Часть первая. Хогвартс.

Альбус Дамблдор.

Величайший Светлый маг современной Англии, глава нескольких важных организаций, победитель предпоследнего Темного Лорда, тот, кого боялся последний Темный Лорд… За всеми этими титулами и регалиями никто не видел обычного человека, со своими потребностями и желаниями. Порой, ему казалось, что маски доброго дедушки и хитрого старичка-манипулятора не смогут отлипнуть никогда, даже если он останется наедине с собственным отражением. А ведь маги живут дольше, чем магглы. Плюс одна из родовых способностей Дамблдоров также являлась долголетием, даже по меркам магов. Альбус сейчас находился в расцвете своих сил (и это-то в сто с лишним лет!), но окружающие видели в нем лишь древнего мудрого старика. А ведь если бы он сбрил бороду, покрасил и укоротил волосы, то никто бы ему не дал больше сорока лет. И именно по этой причине мужчины его рода всегда косили под Мерлина. Чтоб не слишком выделяться на фоне остальных. Подобным родовым даром или же проклятием обладали несколько семей. Причем все изготовители волшебных управляющих артефактов относились к ним. Никто, кроме малого круга посвященных долгожителей не знал, что обучение на мастера-изготовителя таких артефактов будь то палочки, жезлы, посохи или кольца, занимает около ста лет. Альбус и сам об этом узнал лишь потому, что в молодости ему предлагали ученичество в этой сфере, но он отказался. Другой его родовой особенностью, с которой была связана его маска старика-манипулятора, под девизом «За высшее благо» была возможность чувствовать людей. Он понимал, что собой представляет человек, лишь посмотрев на него. Не нужно было досье, чтобы понять кто перед ним: добрый или злой, светлый или же темный. Маг или маггл. Что бы там не говорили, но Альбус боялся магглов и разделял многие идеи последних Темных Лордов. Нет, среди них и встречались выдающиеся личности, но были и отъявленные подонки. Каждый раз, видя неволшебника, Альбус вспоминал, то, что случилось с его сестрой. Так что он боролся за права магглорожденных, чтобы они после окончания школ не уходили в маггловский мир. Ведь у них не было местного образования, зато была волшебная палочка и знание зелий. Такие маги представляли опасность, так как была вероятность, что их раскроют, а затем снова вспыхнут костры Инквизиции. И ни какие Стиратели Памяти не помогут… Поэтому, Альбус не знал, что ему делать. Для себя он давно решил, что после того как разберется с Томом, он махнет куда-нибудь в Тибет, где проживет тихую жизнь в гармонии с природой и в полном одиночестве. А если его кто и обнаружит, так он будет не первый и не последний долгожитель там…

Невилл Лонгботтом.

Рассеянный, неуклюжий, с низким магическим уровнем, воспитываемый строгой бабушкой, при родителях, запертых в Мунго благодаря прихвостням Волдеморта. Невилл с детства старался оправдать ожидания своих родственников. Бабушка видела в нем лишь подобие его отца, который с детства стал для Невилла недостижимым идеалом. Он старался выполнять все, что было в его силах, но, в конце концов, сам запер себя в ловушку: настолько боялся не оправдать ожидания других, что стал страшиться всех, кто на него посмотрит более-менее суровым взглядом. Отсюда и пошли все его проблемы. Сам того не ведая, он стал закрываться в себе, запирая и свою магию, и свои истинные достоинства. Невилл был светлым, по-настоящему светлым магом. Даже дары у него были подобающие. Его Род уже давно не встречал таких, как он, и поэтому все считали Лонгботтомов нейтральными. Боевые маги, артефакторы, зельевары, чиновники - кого только не помнила его семья. Но вот сила Невилла уходила прямо к истокам - к самым первым поколениям рода Лонгботтомов. В те далекие времена, когда основатель их семьи - Эмиль Лонгботтом учился в самом первом потоке учеников Хогвартса. Его обучала сама Хельга Хаффлпаф, призваниями коорой были самые мирные и светлые отрасли магии. А учитывая тот факт, что потомков у нее не было, то и свою силу она завещала своим ученикам - дар поровну разделился между семьями Лонгботтомов, Прюэттов, Де'Горе, впоследствии ставших Диггори, и Кронвелов - угасшего рода, чьи последние потомки, скрываясь от Инквизиции, основали новый дом - Принцев. Роду Лонгботтомов достался дар слышать голоса растений, но он был слишком светлый и требовал, чтобы человек душой тянулся к не менее светлым наукам, таким как целительство. Но, благодоря трудным временам, спустя пять поколений дар уснул. До Невилла он просыпался лишь однажды, где-то в семнадцатом веке в Амелии Лонгботтом, одной из основательниц больницы святого Мунго. Все это Невилл узнал из библиотеки рода. Но он боялся своей бабушки и не хотел ее разочаровывать, ведь она видела его аврором, таким, каким был его отец. И к тому же был еще слишком мал, чтобы понять, что пробуждение такого дара послужило бы не меньшим поводом для ее гордости внуком. Поэтому и держал все это в тайне, так же как и тот факт, что у него стали появляться задатки истинного целителя - мелкие ранки и порезы затягивались сами собой. А вот крупных всплесков магии не было, поэтому все и считали, что малыш, возможно, сквиб. За свое детство Невилл разучился доверять людям, ведь он больше всего боялся, что в нем будет что-то, что разочарует их. Хотя был один человек, которому он, возможно, вскоре доверится - Гарри Поттер. Этот паренек сразу же привлек внимание Невилла. Открытый и добродушный, вокруг него так и витала аура силы, причем не магии, ведь ее у него почти не было, а духа. Невилл хотел быть похожим на него, и, сам того не замечая, стал открываться находясь рядом с ним. Он был благодарен Гарри за все: за возможность дружбы, за вступление в закрытый клуб Дома Ворона, за постепенно обретаемое самолюбие и уверенность в себе. Но окончательно он поверил в Гарри только после истории с троллем: очнувшись в больничном крыле, ребята узнали, что их спас Гарри. В таких ситуациях образовывался Долг Жизни. А для аристократа это было не очень хорошо - быть зависимым от кого-нибудь, кроме своего вассала, если он был. Но Гарри в очередной раз его удивил - он освободил его от Долга, едва очнувшись, сказав при этом, что верит, что и Невилл поступил бы также на его месте. Да, пожалуй, именно Гарри Невилл и доверится…

Драко Малфой.

Безукоризненный. Элегантный. Холодный как лед, с непроницаемой маской на лице. Бессердечный. Таким должен быть истинный Малфой. Это было почти первое, что Драко усвоил в своей жизни. А он был другим. Веселым, любознательным, жизнерадостным. Но, приходилось соответствовать. Соответствовать имени Малфоев. Одно время, парень думал, что он был ближе не роду отца, а матери - к Блэкам. Но потом он нашел в библиотеке старый дневник. Эта книжка стала его Библией. И он молился кому только мог, чтобы его отец не нашел ее. Там были описаны заметки и рассуждения его пра-пра-пра-пра-прадеда - Эмануила Малфоя. Он был таким же, как и Драко, и пытался разыскать причины - почему же их род считается такими ледяными статуями. И нашел. Как и истинные родовые дары их рода. Правда, к сожалению, наследником был не Эмануил, а его старший брат, поэтому изменить он ничего не смог. Зато был изгнан из рода, а также появилась новая заметка в кодексе - не иметь больше двух сыновей в роду, а лучше вообще одного. В дневнике была задета, пожалуй, самая больная тема их рода - чистота крови. Любая проверка крови показала бы, что их род чистокровнее некуда. Любая, кроме одной - редкая гоблинская проверка, стоившая баснословных денег и дающая абсолютный результат, показала бы, что их род - магические полукровки. То, что в их роду были магические существа, секретом не являлось. Правда все думали, что это было давно и роли уже не играет, зато цвет волос красивый. Секретом, даже от самих членов рода, был тот факт, что кровь далекого предка до сих пор перебивала человеческую. И это была кровь не вейл, как думали многие. Высшие эльфы. С составом крови практически идентичной человеческой, за исключением мизерных отличий на магическом плане. Отличий заметных только той самой гоблинской проверкой. Все Малфои были полукровны - наполовину Высшии эльфы, наполовину люди. И поэтому им приходилось с детства держать маску, дабы избежать проявления эльфийского Наследия. Любое лишнее проявление эмоций могло к этому привести. Долгое время отрицания своей сущности сыграло роль - один родовой дар ушел, а второй исказился. Осталась только способность выкручиваться из практически любых ситуаций, а вот истинная эльфийская хитрость, способнось выдавать одно за совершенно другое исчезла. Дар Эльфийского Обмана стал даром дипломатии. И ушло, практически безвозвратно, умение создавать природные артефакты - амулеты, оружие и доспехи, благословленные самой природой. Эмиль раскопал лишь тот факт, что для пробуждения этой способности потребуется владение магией Стихий, что было в наше время невозможно. Так что Драко, узнав истинную историю своего рода, решил возродить хотя бы часть величия Малфоев, но потом оказалось, что раскрываться ему было не перед кем. Все вокруг знали, каким должен быть Малфой, и не хотели видеть его настоящего. Все кроме одного. Чертов Мальчик-Который-Выжил… Почему, кому-то можно быть веселым и жизнерадостным, а Малфоям нельзя? Ведь у Малфоев все самое лучшее, по тому же кодексу Рода… Так думал Драко, глядя на Гарри. Но потом его мнение немного поменялось. Общие уроки, на которых Гарри работал вместе с ним, стали для юного дракона отдушиной. Их совместные занятия фехтованием для окружающих вообще стали шоком - впервые кто-то видел смеющегося Драко. А он действительно смеялся. Его душа пела, когда его клинок встречался с клинком Поттера. В такие моменты он действительно чувствовал, что все правда и действительно в его роду были эльфы: врожденные ловкость, скорость и интуиция давали о себе знать… Как он хотел, чтобы это не кончалось. А потом, Гарри попал в больничное крыло, кажется, пострадав в битве с троллем… Эти две недели, пока Поттера не было, стали для Драко серьезным испытанием. Он понял, что есть человек, который способен увидеть его настоящего, но, к сожалению, они будут по разные стороны баррикад… И это его угнетало…

Рон Уизли.

Рон Уизли был темным. Не, не так. Он был черным. Истинная ночь покровительствовала ему. Родовой дар, ушедший с приходом дураков к власти. Дар, потеря которого привела к разорению Рода и изменению статуса на Предателей Крови. Род, кому покровительствовала сама Тьма, ушел к Свету. Три года назад Рон узнал истинную историю падения. Теперь их было трое: отец, Билл и он. У всех Дар в спящем состоянии, но был. Темное искусство, испокон веков нелюбимое непосвященными. Заклейменное страшнейшим Злом благодаря фанатикам-недоучкам. И хлеб их Рода. Бывший… Некромантия… Стихия Тьмы, подраздел магии Смерти. Ранее очень уважаемое ремесло, а теперь… Запрет на изучение и Азкабан… Хотя, вроде бы на мировом уровне все не так уж и плохо. И в высших Судах некроманты все еще есть… Но не в Англии. Ну что плохого может быть от опытного адекватного некроманта? Дурацкие законы морали. Кто способен упокоить нежить кое-где еще появляющуюся? Вернее не так. Кто лучше справится: взвод авроров, тупо выжигающий нечисть или же один обученный некромант, который загонит нежить по местам и оцепит территорию специальным каменным кругом рун, чтобы такое впредь не случилось. А кто кроме него сможет призвать на суд духа? В делах об убийстве нет лучшего свидетеля, чем дух жертвы. А кто способен защитить живых, наплевав на этику и призвав на помощь уже мертвых или же создав высших големов, наделенных самосознанием? Опять-таки некромант. Только вот простые люди этого не понимали… Для них некромант - чистое зло, которое пьет кровь девственниц, закусывая жареными младенцами… А ведь кровь во всех ритуалах или добровольная, или же самого некроманта… А у Рональда были амбиции. Он хотел вернуть величие своей семьи. Ведь когда-то у них было многое, и они были не хуже других аристократов. А сейчас? Разваливающийся дом и куча народа в нем. Плюс, обидное прозвище и чувство стыда за свое положение в обществе. Но он понимал и не обижался на предков, попавших в такой переплет: все состояние их семьи, традиции и прочее кануло в лету, когда их род прижали безмозглые идиоты, считающие себя светлыми. Деньги ушли на откуп от этих подонков, все остальное тоже. Несколько поколений они жили вообще непонятно как - за ними следили, чтобы не взялись за родовое ремесло. Только ко времени его прадеда ситуация стала хоть как-то исправляться. Тогда они добыли Нору. Дед получил нормальную работу, а отец уже уважение в некоторых кругах общества. Так называемых «светлых» кругах, хотя правильнее их назвать «глупыми». Это ж надо считать, что светлая магия это то, что может освоить каждый маг… Глупое увлечение маггловской техникой позволило скрыть частичное пробуждение родового дара у отца. Если б «светлячки» знали, что у некоторых предметов маггловского быта в доме у Уизли есть своя душа… Лучше не думать, что бы было… Зато, Рон до сих пор вспоминал счастливое выражение лица отца, когда Билл пришел с собеседования в Гринготсе и сказал, что при стандартной проверке, входящей в тест на проф. пригодность, оказалось, что его родовой дар можно пробудить в полной мере. Так что, его старший брат, не думая, подписал договор с гоблинами: они оплачивают его обучения на разрушителя проклятий за границей (читай обучение на профессионального некроманта, что недалеко ушло от разрушителя заклятий), а после Билл работает в Гринготсе в качестве служащего. Уж гоблины своего не упускали никогда - многие мертвые сейфы были закрыты родовой защитой, которую мог сломать только некромант. Заметив странное поведение своего младшего брата, Билл на первую зарплату провел тест и ему. Тогда Рон и узнал истинную историю своей семьи. Тихо хихикая, он шел от Распределяющей Шляпы к столу гриффиндорцев: старый артефакт поведал ему, почему все Уизли учились в львятнике. Темную магию и некромантию при Основателях преподавал как раз таки Гриффиндор…

Сестры Патил.

Падма и Парвати Патилы были из древнего восточного рода, ведущего свое начало от нагов. Клан заклинателей змей был уничтожен лет восемьсот назад, но его потомки все еще ходили по этой земле. Девочки приехали в Хогвартс с крайне определенной целью - найти спутников жизни, способных усилить родовые дары. Ну и заодно подучиться европейской магии. Магии их народа обучала мать. Правда, способности рода разделились между близняшками: змееустость и дар к рунам ушел к Падме, а дар истинного прорицательства к Парвати. Но сестры-змейки не унывали. Раз так решила Магия, значит так было нужно - это правило было усвоено в детстве. Ничего в природе не бывает просто так. Вот поэтому они и поступили в Хогвартс, попав под древнее родовое пророчество. В котором говорилось, что когда родовые дары разделятся, то мир изменится, а эпицентр будет «на островах далеких, где вепрь детишек обучает магии, где всколыхнется волшебства пожар, пустив Фортуны колесо…» Ну, а «Вепрь», обучающий детишек магии, был в мире только один… Так что и Патилы перебрались в Англию, дабы самим увидеть, а если повезет, то и принять участие в сотворении новой эры…

Ремус Люпин.

Средненький боевой маг, типичный «светлячок», книголюб, хороший знаток истории, добрый и отзывчивый человек, для тех, кто его знал. И оборотень. В его глазах и в глазах большинства окружающих это перечеркивало все остальные достоинства. А для знающих его в кругах оборотней - надежда. Ведь в отличие от большинства вервольфов у него была работа и образование. Кто-то им за это восхищался, кто-то наоборот ненавидел. Но ясно было одно - он и не человек, и не оборотень. Что-то среднее и забитое жизнью. Именно так его охарактеризовали бы оборотни Канады или России. В Англии не было им места. Жестокие законы, положение, как у животных… А тут у них был простор и леса… Но любой из них смог бы заметить потенциал волка Люпина. В их иерархии он был бы, если не вожаком стаи, так его заместителем. Если бы принял себя. У него были все предпосылки стать Истинным Оборотнем - не зависимым ни от луны, ни от серебра. Таких было всего около тысячи во всем мире. Но для этого нужно было войти в гармонию с внутренним волком. Ведь волки - по сути, не такие уж и злые животные. Не зря многие их зовут санитарами лесов. И это только магглы. А уж магическая часть. Волк - гордое, свободолюбивое животное. Только некоторые делают из него бешеного зверя, а другие губят вместе с собой. И если последние, более менее, безобидны, хоть и могут сорваться, то первые - изгои общества вервольфов. Из-за них некогда великому народу пришлось уйти в гущу лесов. Маньяков никто не любит… А вот невинные волки страдают из-за них. Истинные Оборотни редки, но каждый может им стать. Только не все проходят по этому пути. Многие ограничиваются лишь взаимопониманием со своим внутренним зверем, другие же идут до конца, сливаясь с ним и возглавляя Элиту Рода Волков…

Сириус Блэк.

Последний из живых Блэков по мужской линии. Официально изгой Рода. Ненавидящий свою темную семью, он сбежал из дома как раз в тот год, когда его начали бы обучать истинной Темной магии. Не магии убийств, пыток и боли, не всякой чернухе, уродующей душу, а той, настоящей, которая и дала Роду фамилию. Блэки всегда были ритуалистами и кровомагами. И знали суть истинного темного мага: сражаться только за себя и свою семью, наплевав на других. Семья дороже. Сириус, сам того не зная, следовал этим принципам, только его семья не была его семьей по крови. Его друзья, его брат и он сам - вот те, за кого сражался Сириус в последнюю войну. Всего меньше десяти человек. А он думал, что стал светлым магом. Но тьму из себя так просто не вытравишь… И вот теперь Вальпурга Блэк, точнее слепок ее сознания на картине, думала: что же делать, чтобы род Блэков не угас. Старший сын ее ненавидит, младший погиб, муж умер, не вынеся упадка рода и отказа Сириуса от обучения. Блэки всегда чтили свою семью. Но времена были смутные, поэтому никто из живых, кроме старого домовика, не знал, что гобелен висящий в особняке на Гриммо - всего лишь фальшивка для отвода глаз. Настоящий гобелен был скрыт в секретной комнате, и на нем не было НИ ОДНОГО выжженного пятна. Блэки своих не бросали. Поэтому каждый изгнанник имел, по крайней мере, собственный сейф в банке, а порой мог и претендовать на титул. Только вот оставшиеся в живых отверженные не знали этого. Знания были утеряны. Хотя, Сириуса и так признала магия Лордом Блэком, как последнего в Роду. Что ж, если когда-нибудь Сириус или его потомки будут готовы, портрет на площади Гриммо расскажет им истинную природу Рода Блэков и научит, как освоить истинную Темную Магию…

Глава 8. Древо магии.

Чувства возвращались рывками. Как будто кто-то включал их поочередно рубильником. Сначала вернулось осязание. Казалось, что к телу прикручены гири, таким тяжелым оно казалось. Затем в нос ударил запах лекарственных зелий. Потом включился звук. Шебуршание людей в больничной палате, тихие переговоры. И тут во всю громкость крик Алекса: «Рота, подъем!» Гарри аж подскочил. Наставник хмыкнул:

- Проснулся значит, что ж разбирайся с тем, что начудил, - и удалился.

- Директор, мадам Помфри, Гарри проснулся, - послышался голос крестного. Решив, что отпираться бесполезно, Гарри открыл глаза и сел на кровати. Пара мгновений, пока глаза привыкали к свету, и вот он уже видит окружающих его людей. Справа сидел профессор Снейп, слева стоял крестный, чуть поодаль отсыпался Ремус, а перед ним стояли директор и мадам Помфри.

- Эээ, а что с Ремусом? Его покалечил тролль? Просто последнее, что я помню так это его тушу, двигающуюся в сторону ребят, а дальше только обрывки.

- С профессором Люпиным все в порядке, - начал директор, - он просто отсыпается после полнолуния, а вот ты только очнулся. Ты две недели лежал без сознания.

- Как вы так смогли истощить себя? - подхватила колдомедик, - еще недельку и мы бы были вынуждены отправить вас в Мунго. А ваша рука? Ее ведь приходится лечить маггловскими методами. Магические ожоги плохо лечатся, знаете ли.

Только сейчас Гарри заметил, что его правая рука вся в бинтах и перевязке.

- А что случилось-то? Что с троллем? А с ребятами? С ними все в порядке?

- С троллем случился Гарри Поттер. Боюсь, бедная зверушка не смогла пережить встречи с Мальчиком-Который-Выжил и умерла от счастья, - начал Северус. - Ладно, я, пожалуй, пойду отсюда. Пусть с вами разбирается директор. Пропущенные темы и контрольные вы сможете досдать позже. Я думаю, мы выкроим для этого время. А мне пора в свои подземелья. А то скажу еще что-нибудь. И еще, - уже на выходе из крыла сказал профессор, - с возвращением Поттер, мы волновались.

- Что это с ним?

- Ээээ… Скажем так, ты для него ходячее противоречие. Он был с нами и твоим отцом не в ладах в школе. И если мы смогли с ним помириться, то твоего отца он так простить до конца не смог. А с твоей мамой они дружили. В общем, если Северус захочет, то сам тебе все расскажет, - под пристальным взглядом Гарри Сириус смутился, - Ну, в общем, я пойду, у меня, вроде как, сейчас урок. Расскажешь потом о разговоре с директором. Пока, Сохатик

С этими словами Блэк ретировался из комнаты. Гарри рассмеялся. Крестный такой крестный. А вот в истории с Северусом надо разобраться. Алекс тоже что-то такое упоминал, а потом демонстративно молчал. Размышления Гарри прервал директор.

- Гарри, ты, наверное, хочешь узнать, что случилось в тот вечер.

- Ээээ… В общем, хотелось бы узнать. В голове мелькают какие-то картины. Тролль, серебристые круги и много красного… А потом чувство, как будто побывал под танком.

- Ну, в общем, у тебя произошел магический выброс, когда ты увидел тролля и своих знакомых. Магия тренировочного меча срезонировала с твоей и шибанула обратно к тебе. А дальше сработали твои инстинкты крови: чтоб защититься от этой магической атаки, ты шибанул ее обратно в меч. На, посмотри, что получилось.

И передал в руки Гарри длинный предмет, обмотанный белой тканью. Развернув ее, Поттер увидел тот самый клинок, которым он убил тролля. Только теперь он мало напоминал полуторный тренировочный меч. Единственное, что осталось прежним это рукоять. И то, по ней теперь от начала лезвия к противовесу тянулась серебристая линия, обвивая меч подобно змее. Гарда отсутствовала, а само оружие изменилось до неузнаваемости: во-первых, некогда серебристый клинок был черно-красный. Во-вторых, меч стал чуть короче, чем был до этого, и другой формы: некогда обоюдоострое лезвие было заточено только с одной стороны. Со второй стороны заточка была лишь на первые 2-4 дюйма, давая возможность для проведения колющих атак. Незаточенная часть лезвия представляла собой странное зрелище: казалось, что весь метал ушел на острую часть: кое-где оплавленные дыры и шипы, неровности. Правда, только в одной плоскости - повернув клинок лезвием на себя можно было увидеть лишь тонкую полоску металла и ничего более.

- Это сделал я? Но как?

- Честно, мы не знаем. Алекс предположил, что это кровь, несущая наследие множества талантливых артефакторов, текущая в тебе, вкупе со стихийным выбросом дала такой эффект. Так что, ты же слышал, я ведь ранее это и сказал. Других версий у нас просто нет… А вот теперь поговорим о другом. Гарри вы знакомы с понятием Долга Жизни?

- Да, а что? Причем тут это? Неужели вы хотите сказать…

- Да, именно это я и имел в виду. Вы спасли трех ребят от тролля, что, несомненно, угрожало их жизням. И теперь они ваши должники.

- Директор вы можете позвать эту троицу сюда?

Директор удивленно хмыкнул, но просьбу Гарри выполнил. С Роном и Невиллом ситуация разрешилась быстро - стоило им войти, как Гарри сразу освободил их от долга. Им двигало двоякое чувство: Невилл был его другом, а Рон был другом Невилла с одной стороны, с другой они оба были чистокровны, а значит, будут благодарны ему за содеянное. И потом, они действительно поступили бы также, попав Гарри в такую ситуацию - ребята и сами влезли в этот переплет, спасая Грейнджер. С которой ситуация была несколько иная. С одной стороны он хотел придержать Долг Жизни в качестве щита. Девочка была умной и талантливой, так что с ней могло произойти всякое, учитывая ее характер. И, в крайнем случае, он мог бы стребовать с нее вассалитет и разобраться с ее проблемами самостоятельно. С другой стороны, ему не нужны были должники. Пока. Но, когда он попытался заикнуться о таком раскладе, то был обвинен в расизме и прочих смертных грехах. Поэтому он с ней поступил так же, как и с остальными, и спрятался под одеяло. Терпеть незаслуженные упреки от некоторых узколобых спешащих личностей он не хотел. Тем более ему мадам Помфри прописала отдых. Выписывать его собрались только на следующий день. Так что, он решил поговорить с Алексом. Что-то в этой истории было подозрительным… Выловив Алекса (долго искать не пришлось - этот нахал сидел и смотрел телевизор), Поттер устроил ему фирменный допрос.

- Алекс, все-таки, что ты скрываешь? Что-то мне не верится в такую версию произошедшего. Ладно, трансформация меча, но вот мои движения? У троллей, если ты не знал, ОЧЕНЬ бронебойная шкура и надо сильно постараться, чтобы ее пробить, даже зачарованным оружием.

- Ну, есть еще один факт, который нельзя забывать. И касается он той темы, которую мы не особо трогали с остальными. Догадываешься какая это тема?

- Стихийная магия? Но как такое возможно? Разве она не включает управления стихиями? А тут мастерство оружия…

- А с чего ты взял, что это не часть стихийной магии? Хорошо, я хотел рассказать тебе об этом позже, но ситуация обязывает. Слушай, сейчас я тебе поведаю о классификации стихийной магии.

* * * Рассказ Алекса * * *

Итак, Гарри смотри: для начала, в основе всего лежит такая нейтральная сборная солянка. Так называемая простейшая магия. К ней, как раз, и относится большинство местного волшебства. Все, что выше этого уровня, уже относится к стихийной магии. От простейшей магии идут два ответвления: магия души и магия тела. Магия души - основана на внутренней магии волшебника. Здесь в качестве усилителя волшебства используется сам колдующий. К магии тела же относится волшебство, творимое через некие артефакты. Исключение составляют боевые магические искусства: они относятся к магии тела, но проводник - человеческая оболочка. Эти два типа магии имеют еще два названия: Искусство Крови и Мастерство Оружейника. К первому типу вернемся позже, а пока слушай дальше про магию тела. В свою очередь она делится на два больших раздела - Мастерство Оружия и Магическую Артефакторику. К последней относится создание различных артефактов, защитных амулетов, магического оружия, а также колдовство через простейшие усилители - палочки, кольца и т. п. То есть всем тем, что в обычной рукопашке тебе особо не поможет. В основном эту область используют только для создания артефактов. Мастерство Оружия в свою очередь делится на огромное количество подразделов, хотя можно выделить три основных ветки, к которым стекаются все остальные: Магические боевые искусства без оружия, Владение оружием дальнего боя и Мастерство владения орудиями ближнего боя. Сокращенно ZW, MW и RW, от английских Zero Weapon, Melee Weapon и Ranged Weapon соответственно. К первому типу относят практически все боевые искусства, не требующие оружия. Ко вторым - ну, тут замучаешься перечислять: мечи, топоры, кинжалы, посохи, дубинки, кастеты, копья и так далее. Третий тип делится еще на две категории: холодное оружие: луки, арбалеты, метательные ножи и т. п. и огнестрельное - пистолеты, винтовки и т. д. То есть типов очень много, и новые придумываются достаточно часто. Также появляется понятие гибридных типов: смешение нескольких стилей, как например у меня. Мои клинки сочетают способности кастетов и кинжалов в одной из своих форм. Люди подстраивают техники под свой стиль ведения боя. То есть каждый может стать родоначальником своей школы. Искусства Крови это тоже касается, там та же ситуация. Но вернемся к Мастерству. С одной стороны, ну, подумаешь, ветка для владения различным оружием, и причем тут магия? А ответ прост. Для магов этого стиля оружие - проводник волшебства, вернее не так. С помощью волшебства урон от атак возрастает. Но все зависит от владения мага конкретным типом. Чем сильнее чародей, тем больше различных способностей: усиление атак, придача им дистанционного характера, пропуск стихии через артефакт. Высшей же ступенью считается создание фантомного оружия - мастеру становится по барабану: есть у него в руках оружие или нет. Он просто использует свое тело и магию вместо этого оружия. Например, мастера клинкового оружия могут использовать свои руки вместо лезвия. Правда, с реальным мечом выйдет все равно мощнее, но не суть. Все равно таких магов очень мало. Сложное искусство, зато возможно с практически любым стилем холодного оружия. Родоначальник стиля фантомного клинка - Магистр Хронос старший. Для него не составит особого труда скосить пол Запретного Леса одним взмахом руки. Это их дар и проклятье. Слишком большая сила. Мой учитель, кстати, сможет сделать тоже самое, но, только, с использованием своего меча.

Оружие у вставшего на путь Мастерства тоже особое и единственное. Для такого человека оно уже даже не часть семьи, а часть души и никак не безмозглый артефакт. Но, это касается только личного магического, которое создается специальными ритуалами с участием самого мага. Для него и с его помощью. Сильнейшие из них получаут свое сознание, некоторые даже души. Еще существуют 12 святых Клинков - у глав Ордена Времени, но это вообще особая ситуация. Кузнец, их ковавший, поклялся никогда больше не создавать подобное. Благодаря нему появились на этом свете 12 Святых Триад - Клинок, его Хранитель и его Мастер. Пока все три части не будут уничтожены, триаду можно будет возродить в первоначальном составе. На этом и стоит наш Орден. Это даже не секрет, просто эта связка настолько идеальна, что нет смысла ее скрывать. Мастера Клинков - Главы Ордена, всегда носящие свое оружие с собой, а вот Хранители - чудо самой Магии. Эти двенадцать родились при образовании союзов Клинка и Мастера. Полноценные души и живое тело, а память - память Мастера до момента создания и в некоторых случаях основы жизни в мире, где оно очутилось. Так что Мастер и Хранитель - родные братья или сестры. Образ Хранителя составлялся из образов Мастера и ближайших к нему людей. Например, сестра моего учителя сочетает в себе черты его матери, крестного, первого учителя и злейшего врага, как ни странно. Так вот, при гибели кого-либо в этой триаде, вся его сила делится между остальными двумя. Чаще всего, после гибели кого-то одного для врагов все и заканчивалось. Но были случаи, когда погибали двое из триады. Тогда, если оставшимся был Клинок, который изначально было трудно разрушить, то он просто ждал того, кто сможет воскресить его хозяев. Врожденная защита, помноженная на силу всей триады, делала его просто неразрушимым. Если в живых оставался Хранитель, то он перемещался в безопасное место и проводил ритуал воскрешения. Но мы, кажется, отошли от темы. Твое оружие, которое ты создал в битве с троллем, не является Оружием вставшего на путь Мастерства. Хотя, на него ты встал. Ниже Святых Клинков стоят Высшие. Они имеют свое сознание и могут принимать несколько различных форм. Ниже по шкале способности оружия ослабевают, и самые низшие клинки имеют одну единственную форму и являются просто инструментом и ничем больше. Но все они могут эволюционировать, вплоть до Высшего Клинка. Поэтому оружие для Мастера одно на всю жизнь и его уничтожение - большое горе. В таких случаях, при выковке Мастеру нового Клинка, используют остатки старого, даже если это просто пыль (были такие случаи), чтобы магическая составляющая или же дух Клинка (в зависимости от ранга оружия) смогли перенестись в новую оболочку. И, конечно, у каждого из них есть свое собственное имя. Имя, нашептанное Мастеру самой Магией. Чаще всего, название оружия связано с магией его Мастера. Мои кинжалы носят имена Инферно и Шторм, а сам Клинок - Darkripper. Честно, я просто ещ не определился, когда получил его самую первую форму вот и вышел Темный Потрошитель. Казалось, он был для этого предназначен. Потом со временем клинок эволюционировал, и, хоть название общего комплекса оружия не изменилось, его базовая форма, которой я чаще всего пользуюсь, получила свои имена: Ветряной клинок Шторм и Огненный - Инферно. Но, мы опять отвлеклись. Надеюсь, ты понял хоть что-нибудь из того, что я рассказал про Мастерство Оружия.

Перейдем теперь к Искусству Крови. Тут все похоже, и в тоже время совсем иначе. От этого столпа Магии идут два других, озаглавленных, как Кровь и Ритуалы. К Ритуалам относятся вся ритуальная магия, магия рун и… магия крови. Все остальное относится к ветке под названием Кровь. Почему такое странное название, которое казалось бы должно относится к магии крови? А ответ весьма интересен. Когда создавалась эта теория, то один из ее первооснователей для показа шести основных стихий использовал свою кровь, и она разложилась без остатка. Вода, которая является ее основой, Земля, которая дает ей полезные вещества, Воздух, что движет ее по организму, Огонь, дающий энергию и, наконец, извечные противоположности, борющиеся между собой в человеке - Тьма и Свет. Вот шесть основных элементов истиной Магии Стихий, без всяких приспособлений и уверток. Чем сильнее маг, тем больше стихий он сможет обуздать и тем проще ему дается контроль. Для некоторых требуются источники стихии, другие и в полной темноте в закрытой пустой комнате смогут зажечь свет. Но со временем сила мага растет, поэтому путь Высшего Мага открыт любому. Нужно только желание и время. И еще один интересный факт: чем сильнее маг, тем дольше он будет жить, так что, стихийники практически бессмертны и выглядят значительно моложе своих лет. Разве что, по глазам можно определить их примерный возраст, да и то не у всех. С глазами также связан интересный факт: при смене настроения или переходе в боевой режим глаза меняются. У кого-то меняется цвет, у других форма и размер зрачка, у третьих и то, и другое. И это касается, как магов Искусства, так и магов Мастерства.

Что касается Школы Крови, то рассмотрим ее направления. Итак, связка вода-земля-огонь-воздух известна с давних времен, но в тоже время про нее мало, что знают. Тут все просто: есть какие-то основы, которым учат, а далее чисто воображение. Для того чтобы стать магистром одной из стихий нужно или создать сильное новое заклинание, связанное с ней, либо освоить все уже известные. И неизвестно еще, что проще. Для того, чтобы тебя просто считали магом какой-либо стихии тебе нужно создать сферу этой стихии. Это выпускной экзамен в академии. На слух просто, но на деле довольно сложно. И нет, это никак не фаербол, фаербол по сравнению со сферой Стихии, как муравей на фоне слона. В каждой Школе есть свои изюминки, тут уж играет желание мага осваивать их, либо создавать что-нибудь новое. Не привязаны они и к стереотипам, а-ля, вода - целительство, а огонь - боевая магия. Одни из высших заклинаний огня - Благословения Дракона и Перерождение Феникса. Первое - поддерживающий тип, а второй - исцеляющий. А в воде… Хм… Ну, как пример - одно из высших заклинаний стихии Воды носит веселое название «Солнышко», а на самом деле является управляемой термоядерной реакцией. Есть еще комбинированные стили, например, Школа Льда - на слиянии Воды и Воздуха; Школа Молнии - Огонь и Воздух; Школа Лавы - Огонь и Земля. И так далее…

С другой стороны Свет и Тьма. Помимо чисто стихийных Школ, как у предыдущей четверки, эти две имеют некоторые ответвления. Школа Света, Школа Тьмы и Школа Равновесия. В последнюю и входят все их ответвления. Факультеты Жизни, Смерти, Целительства, Поддержки, Равновесия. Первые же две эквивалентны «природным», там все то же самое. А вот Школа Равновесия… Точнее даже Факультет Равновесия в ней. Смелая попытка объединить стихии Света и Тьмы. Одна из самых сложных дисциплин, но желающие есть всегда. Правда, туда набора, как такового нет - может прийти кто угодно, а вот освоить программу… Это уже другой вопрос. Факультет Поддержки - вся усиливающая магия и ей подобная, не имеющая четкой окраски. Факультет Целительства - тут без комментариев, хотя стоит отметить, что тут есть два отделения: светлое и темное. Факультет Жизни - магия светлых призывов, големов и высшего светлого Целительства. Факультет Смерти - демонология, некромагия и высшее темное исцеление. Причем, все дисциплины намного глубже, чем известно по слухам и сказкам, а результат… Высший Лич поднятый некромантом запросто смешается с толпой, а светлый дух, призванный на помощь, заставит поседеть от страха даже демона. Свет и Тьма в данных реалиях так часто меняются в умах людей, что и были объединены в Школу Равновесия. Ну, на этом, пожалуй, все.

* * * Конец рассказа * * *

- Хух, как я вымотался, рассказывая это все тебе. Может, надо было отложить этот разговор?

- Мне было очень интересно, но, кажется, теперь надо поспать… Слишком много информации… Все вопросы будут потом. Хррр….

- Мдя… Все таки нужно было повременить с этой темой… Ведь придется потом все ему повторять. Ну да ладно, пойду-ка я дальше смотреть телик. Спокойной ночи Гарри.

Глава 9. Философский камень.

Первый курс Хогвартса подходил к концу. Как-то незаметно пролетели последние полгода. Казалось, что совсем недавно Гарри был выписан после инцидента с троллем, и вот уже конец года. Последние месяцы до рождественных каникул Гарри усилено нагонял программу, которую он пропустил, пока валялся в больничном крыле. К его огорчению, с магией после инцидента у него стало еще хуже, чем было, но к Рождеству все вернулось в норму. Занятия, кружки, тренировки, домашние задания - время летело с невероятной скоростью. Каникулы тоже были насыщенными: путешествие по Европе с крестным, в качестве рождественского подарка, пара дней в поместьях Лонгботтомов и Малфоев, куда его пригласили Невилл и Драко. А вообще, эти трое сдружились. Сначала с Гарри, а потом уже и между собой. Так что, каникулы прошли замечательно. Примечательным был и один из подарков - мантия-невидимка отца Гарри.

-По всей видимости, - хмыкнул Алекс, - директору надоели жалобы Филча на неуловимого гуляку после отбоя.

В Гриффиндоре сложилось Золотое Трио: Грейнджер-Лонботтом-Уизли, в Слизерине - Малфой был признан в качестве главы первых курсов, а Гарри завоевал уважение у Воронов, так что вражда между факультетами, по крайней мере, у первых курсов, немного утихла, перейдя в разряд безобидных шуток и подколок. И пользу от этого заметили все: количество баллов снимаемых за поведение на уроках трансфигурации у Слизерина и Зелий у Гриффиндора значительно уменьшилось. Правда, опять-таки, только у первых курсов.

Грейнджер через пару месяцев извинилась перед Гарри за свое поведение, да и вообще стала больше смахивать на адекватного человека. Поттер даже думал пригласить ее в один из факультетских клубов. Занятия фехтованием с Драко перешли на новый уровень. Гарри даже пару раз спрашивал у того, нет ли у Малфоев эльфов в роду: на их дуэли собирались посмотреть даже старшекурсники. Скорость и качество их движений была немыслимой. У Драко благодаря наследию, которое он все еще держал в секрете, а у Гарри - магии, усиляющей его тело. Алекс, глядя на их занятия, хмыкал, что они получат звания Мастеров Меча еще до выхода из Хогвартса. Невилл окончательно доверился Гарри, а за тем и Драко. Было мало сказать, что ребята были шокированы. Правда, именно благодаря этому их отношения переросли из приятельских в крепкую дружбу. Поэтому, в середине февраля Драко узнал, что Поттер умеет говорить с животными, а к апрелю месяцу Невилл и Гарри узнали об истинной истории рода Малфоев. С тех пор, у ребят не было друг от друга секретов (ну, за исключением стихийной магии Гарри) и они составляли планы, как плавно открыть их тайны миру (читай дар Невилла его бабушке, а мечты Драко - Люциусу).

Помимо этого, не забывал Гарри и про Алекса. Поттер по прежнему выпытывал у Учителя различные истории и рассказы, хотя, как заметил Гарри, у Алекса появились какие-то задумки, о которых он не говорил. Просто, юный волшебник однажды застал Певерелла ходящим по комнате в полнейшей задумчивости. Алекс ходил по комнате, бормоча про себя что-то про Свет, Воздух, Тьму, Орден Стихий и магические расы. Но все попытки выпытать, о чем думал маг, к успеху не привели. Потом, Гарри снова оказался под угрозой погребения под завалами домашних работ и забыл про эту историю.

Экзамены, экзамены, кругом экзамены. Гарри сильно волновался перед первой сессией в Хогвартсе, но в итоге, как ему показалось, он с ней справился. Все же, как было хорошо, что итоговый результат ставится суммарно от теории и практики. У Гарри даже был шанс попасть в хорошисты. Однако, его хорошее настроение омрачил печально-таинственный инцидент в конце года: Золотое Трио львятника попало в больничное крыло после экзаменов, а по школе поползли слухи, что первокурсники не дали профессору Квиреллу, работающему на Того-Кого-Нельзя-Называть, захватить философский камень, хранящийся там. По словам Невилла все так и было, только он не мог понять, что их потянуло в тот коридор тогда.

Альбус Дамблдор находился в растерянности. Он не понимал логику своего бывшего ученика. По прогнозам директора Квирелл должен был после Рождества отправится в Запретный Лес, на поиски крови единорога, но этого не произошло. А ситуация в финальной комнате? Что же там случилось? Судя по воспоминаниям Невилла, Квирелл использовал детей в качестве пушечного мяса, а в конце пути умер от Авады, отразившейся от зеркала. К сожалению, древний артефакт не выдержал такой перегрузки и взорвался. Камень было уже не достать. Что ж, Николас его убьет, когда об этом узнает. Один из двух камушков в мире был уничтожен. Все-таки хорошо, что у Дамблдора хранился только опытный образец… Но, что теперь предпримет Волдеморт? Директору оставалось только ждать…

* * *

Невилл проснулся в больничном крыле. Слева от него спала Гермиона, а напротив сидел задумчивый Рон. Его голова была плотно обмотана бинтами, оставляя открытыми только глаза, рот и копну рыжих волос. Воспоминания произошедшего навалились на мальчика неожиданно.

* * * Ретроспектива * * *

Последнее, что помнил Невилл, перед тем как отключиться, был профессор Квирелл, задержавший его, Рона и Герми после своего урока. Они поговорили по поводу занятий, учитель предложил им брать дополнительные уроки в следующем году и на этом разговор закончился. По дороге к двери в спину что-то мягко ударило.

Очнулись ребята приблизительно одновременно. Находились они в заброшенной комнате, над ними висела паутина каких-то странных растений, вместо потолка. Невилл опознал в них дьявольские силки. Ребята стали искать выход из этой комнаты. Вскоре они нашли неприметную дверцу и прошли в следующую комнату. Она оказалось пустой, хотя, судя по запаху и обстановке, в ней должен был жить тролль. Пройдя через нее, троица попала в просторное странное помещение. Похоже, что оно было создано путем соединения нескольких соседних комнат. По крайней мере, пол на большей части поверхности отсутствовал, оставляя открытыми острые шипы. Выход, как назло находился на другой стороне. Осмотревшись, ребята обнаружили со своей стороны шкаф, в котором оказалось около десятка метел. Выбрав самые приличные на вид, они с трудом (Невилл и Герми летали плохо), но перелетели на другую сторону. Там их ждало следующее препятствие: дверь была заперта. Только тогда, ребята обратили внимание на верхнюю часть комнаты. Под потолком летали странные птички: ключи, со стеклянными крылышками. Спустя пятнадцать минут споров, Рон взлетел к потолку в поисках нужного ключа. Через полчаса он был найден и пойман. Поспешив дальше, ребята очутились в комнате с шахматами. Заняв места недостающих фигур, они начали партию. Руководил ей опять-таки Рональд. В конце ему пришлось пожертвовать своей фигурой, чтобы остальные могли пройти дальше. Белый ферзь разрубил каменного коня, на котором сидел Уизли, а осколок статуи сильно порезал лицо мальчика. Гермиона осталась с Роном, пытаясь остановить кровь, а Невилл побежал дальше, надеясь, что это не тупик, чтобы привести помощь. И попал в маленькую комнатку, единственным предметом мебели которой был стол с колбочками зелий на нем. Прочитав загадку, Невилл обреченно вздохнул и даже собрался бежать обратно за Гермионой - логика была ее сильной стороной. Но стена огня оградила, как путь назад, так и вперед. Потратив несколько минут на попытки найти ответ, Невилл попытался определить нужное зелье по запаху. Вино и один из ядов он смог опознать, но как распознать остальные зелья он не знал. Положившись на удачу, Невилл хлебнул из самой маленькой бутылочки и прошел вперед через огонь. И обреченно застонал: он оказался в круглом зале, из которого не было выхода. В центре зала стояло зеркало. При попытке подойти к зеркалу Невилл споткнулся и упал. Это его и спасло: над ним пролетел зеленый луч, который отразившись от зеркала полетел обратно и ударился об профессора Квирелла. А дальше Невилл отключился и проснулся уже только в больничном крыле.

* * * Конец ретроспективы * * *

Высокий темноволосый мужчина сидел в кресле у камина. Одной рукой он разматывал лиловый тюрбан, а во второй крутил кроваво-красный камень, сияющий в отблесках пламени. На лице мужчины сияла загадочная улыбка. Его план полностью удался…

Приблизительно семь месяцев назад.

Квириниус Квирелл выпуская тролля в Хогвартсе, надеялся привлечь тем самым внимание к своей персоне со стороны Дамблдора. Ведь мохнатая зверюга была замечательным отвлекающим маневром, а директор всегда все просчитывал на несколько ходов вперед. Если только его противник не был готов заранее. А такое в последний раз было только во времена Гриндевальда, ведь, оценивая свою прошлую жизнь, Том понимал, что он был донельзя предсказуемым. Но случай с Петтигрю подтвердил, что и директор Хогвартса тоже человек, а значит, и он может ошибаться. Так что Квирелл со спокойной душой пошел на третий этаж, полюбовался на цербера и побрел обратно. Способы борьбы с такими песиками были известны еще с древних времен, но не для всех - маггловские мифы и легенды маги не читали, а зря…

Свою первую попытку пробраться к камню Квирелл предпринял вскоре после Рождества. Арфа усыпила цербера, и маг спустился вниз, на следующий уровень. Что ж, первое препятствие было весьма серьезным: усовершенствованная версия дьявольских силков, более устойчивых к свету и более разумных. Что ж, весьма разумная идея: вдруг кто-нибудь из студентов пролезет мимо цербера? А так, есть и возрастная граница: если маг ниже определенного возраста, то силки будут вести себя, как их обычная версия, а их проходят на первом курсе… А если маг старше, то тут два варианта: либо у тебя есть доступ от хозяина растения, либо сражайся с весьма опасной зверушкой… Весьма интересная ловушка со стороны Спраут… Хотя, Волдеморт недоумевал: она для него или же это полигон для будущих стражей Света? Ведь и дальнейшие ловушки были рассчитаны на два режима - студент и враг. Во второй комнате поработал Мастер Чар. Шипы, стреляющие в воздух, ключи, нападающие на любого входящего, и бракованные метлы… К следующей ловушке Квирелл добрался в весьма потрепанном виде, в разорванной мантии и прихрамывая. Правда, ногу ему подвернули еще силки во второй комнате. Увидев задумки Мастеров Трансфигурации и Рун, поработавших над ловушкой, маг обреченно застонал, развернулся и пошел в комнату с безопасными, но очень недружелюбными ключиками. В комнате находились гигантские шахматы… Для студентов. Для взрослого мага: комната, изолированная от магии, и две недружелюбно настроенные каменные армии… Драться с ТАКИМ противником в рукопашную мог, разве что, безумец… Поэтому поход был отложен до лучших времен.

Помощь пришла с неожиданной стороны. Новый план был двухфазовым и гениальным. Леди Тьма, хотя она как-то подозрительно хмыкала, когда он ее так называл, начала учить его основам древней Темной Магии, беспалочковой и очень могущественной. Она включала в себя и знания темных рас, а некоторые их приемчики мог освоить и Темный маг… Если были способности. Покопавшись (без разрешения, между прочим!) в памяти Волдеморта, Тьма заявила, что его способность летать без всяких приспособлений - первый шаг к одной очень интересной магии. Вампирское скольжение по теням, только его адаптация под человека. Вскоре Риддл научился вполне сносно перемещаться в пространстве, только это был не вампирский шаг, а скорее Растворение во Мраке - смесь аппарации и скольжения по теням. Том окрестил это Темной Походкой: тело мага в прямом смысле растворялось в воздухе, превращаясь в черные клубы дыма. В таком состоянии он не мог атаковать с использованием магии, зато был неуязвим, а его скорость возрастала в несколько десятков раз. И главное, Хогвартские купола не были ему помехой. А также после утомительных тренировок он смог использовать частичное растворение, что позволило ему сражаться, правда, только физически. После этого его наставница пропала, сказав, что свяжется с ним уже после возвращения тела…

Первая фаза плана - забрать камень. К ней Квирелл приступил за неделю до экзаменов. В состоянии тумана он абсолютно спокойно пробрался и мимо цербера, и мимо силков, и сквозь дверь, не заморачиваясь с подбором ключей, о чем чуть не пожалел. Рунические барьеры блокировали ВСЮ магию. Поэтому маг оказался заперт с целой армией каменных воинов. Его спасло чудо: а именно возможность к частичному растворению - у самой двери, в нескольких миллиметрах от нее, барьера не было. Поэтому Риддл буквально продавил себя обратно в комнату с ключами. Выловив нужную «птичку» маг открыл дверцу в зал с армией и перебрался обратно к помещению, где когда-то были тролли. План был безумным и гениальным одновременно: перейдя в бестелесную форму, маг разогнался и на всей скорости влетел в комнату с шахматами. Пролетев по инерции над фигурами, он приземлился уже около выхода в следующую комнату. К его счастью выходом служила арка и за ней барьер кончался. Поднявшись по лестнице, Квирелл очутился в каморке с зельями. И впереди, и сзади запылал огонь. Судя по виду зачарованный, темный. Чуть слабее Адского Пламени. А в колбочках были яды, вино и два зелья позволяющие проход либо вперед, либо назад. Оба были с сюрпризом: помимо возможности пройти сквозь огонь они содержали достаточно сильное снотворное. Не особо заморачиваясь, Том просто пролетел над огнем в своем «дымном» состоянии. Хотя, и оно не уберегло его от нескольких ожогов и горелых дырок в мантии. Но все же, лучше, чем отрубиться от снотворного или сгореть заживо. И вот, перед ним предстала квинтэссенция человеческой глупости, гениальности и безумия: Зеркало Еиналеж, один из самых загадочных и опасных артефактов Магической Англии. В рейтинге артефакторики оно стояло между «Сдать Невыразимцам» и «Немедленно уничтожить», но, похоже, директору на это было малость наплевать… Вскоре Квирелл нашел и секрет камушка: его мог забрать только тот человек, кому он был практически безразличен, то есть человеку не нужен был ни Эликсир Жизни, ни золото… Это одновременно обрадовало и озадачило мага. Обрадовало, ибо директор все еще считал Тома тем, кем он был до развоплощения, а озадачило, потому что камушек теперь было достать сложновато: у мага были на него планы. Встав у зеркала, глядя на свое отражение, кстати, отражение было именно Тома Риддла, а не Квирелла, поигрывающее заветным камушком, Риддл стал рассуждать:

- Ну-с, что же мне может дать камушек. Эликсир жизни, так я и без него справлюсь и верну свое тело, ну, а бессмертие можно и другими путями добыть… Зависеть от такой игрушки - позор для Темного мага, - уже не замечая, Риддл выделил последние два слова какой-то странной интонацией: в ней сливались надежда, желание и решимость.

Отражение в зеркале лишь покачало головой и продолжило дальше издеваться над камушком. Том продолжил:

- Ну, а золото мне теперь ни к чему. Вот верну себе тело, а там старые сейфы, личные заначки, а может и Наследство моего дальнего предка… - на последних словах Том отвлекся и стал размышлять о чем-то совершенно постороннем.

Отражение в зеркале задумчиво посмотрело на него, потом как-то по-детски хмыкнуло, вновь покачало головой и стало крутить камушек у себя в руках. Том задумался:

- Я даже не знаю, зачем мне может понадобиться камушек теперь… Хотя, с такой вещичкой можно стоолько опытов провести, - увидев хмурящееся отражение в зеркале, Том поспешно добавил, - Но я и без него могу много чего замутить, тем более у меня теперь столько новых идей…

- Подумай еще, - одними губами прошептал его двойник, - Я бы хотел тебе его отдать, но еще не могу. Ты должен озвучить последнее свое желание, которое изначально перебивало все остальное.

Том задумался. Через несколько долгих минут он просиял словно рождественская елка:

- Альбус ведь старый дурак, не так ли? Смешав свою магию и магию зеркала, он оставил еще одну лазейку: я должен озвучить сам, без подсказки, свое самое сокровенное желание, связанное с этим камнем, и тогда смогу его получить?

- Хе-хе-хе… Ты долго думал, но угадал. У тебя одна попытка, маг, - его двойник в зеркале дружелюбно усмехнулся.

- Я ведь и ехал сюда с этой целью: найти камень, тем самым перехитрив своего старого учителя. Ткнуть его носом, показать, что я еще что-то могу, а уже потом все остальное связанное с камнем…

- Хех, ты прав, маг. Давненько я не видел подобных тебе, - тихий голос раздавался, казалось, отовсюду, но говорило зеркало. - Забирай свой приз…

И отражение в зеркале швырнуло камень прямо в руки Квирелла. Его гладь на секунду всколыхнулась и утратила свои зеркальные свойства. Серебряная поверхность вспенилась посредине, и оттуда вылетел кроваво-красный камень, слегка светящийся изнутри. Через пару мгновений, зеркало вернулось к привычному виду. Маг ошарашено спросил у отражения, которое теперь показывало совершенно другую картину: седовласый мужчина лет 50 - 60-ти с печальными глазами, стоящий в непроглядном сером тумане:

- Кто вы?

- Я расскажу, если ты исполнишь мое желание, после того, как поведаю тебе свою историю.

- Хорошо, я согласен, - Риддл был заинтригован. Артефакт и душа человека в нем… Крестраж? Но чей?

- Итак, слушай. Моя история ничем непримечательна и проста. В те времена, когда еще был человеком, я был мастером алхимии. Моя целью, как и у всех алхимиков в то время, было создание этого самого камушка, который ты держишь у себя в руках. Но моя жена была достаточно вспыльчивой особой. И ей не нравились мои увлечения. Помимо всего прочего, она было еще вдобавок и достаточно ревнива. Мои исследования подходили практически к концу, и об этом узнал один из моих знакомых алхимиков. Я считал его своим другом, а он оказался алчной лживой скотиной. Он решил украсть мои разработки, поэтому оклеветал мое честное имя, сказав моей жене, что видел меня с любовницей. И моя любимая ведьма вспыхнула от ревности как безумный факел. Не разобравшись в ситуации, она накинулась на меня, закидала проклятьями и заточила в зеркало. Не знаю, как ей это удалось, но моя жена это сделала. Причем еще и сопроводило проклятием, наподобие «Пусть в этом зеркале будут отражаться сокровенные мечты всех людей, а ты будешь смотреть и вспоминать свою, несбывшуюся». Что-то подобное этому, хотя я уже и не помню. А потом она остыла, поняла, что натворила и отправилась к моему знакомому, решив отомстить за меня или же за то, что он ее обманул. И погибла, в битве с тем идиотом. А он взорвался у меня на глазах, пытаясь разобраться в моих экспериментах… Вот так я и стал зеркалом…

- Я ожидал чего-то более интересного, но твоя история весьма необычна… Так чего ты хочешь?

- Знаешь, я вначале хотел попросить тебя уничтожить артефакт, но теперь мне надо подумать. Ты интересный человек и, как я понимаю, сюда еще вернешься. Вот тогда я и назову тебе цену.

Услышав эти слов Том растворился в клубах дыма и в таком состоянии стал исследовать стены зала: путешествовать обратно через все ловушки желания не было, да и поддержание этой формы требовало слишком много энергии. Вскоре он нашел скрытый проход и просочился сквозь незаметные глазу щели на второй этаж. Шатаясь от усталости, он добрался до своей комнаты, спрятал камень в недра сумки и бухнулся спать.

Фаза два - замести следы - была осуществлена сразу после окончания экзаменов. Камень, конечно, был уже спрятан в надежном месте вне школы. На прощальном занятии у первокурсников Квирелл задержал Золотое Трио Гриффиндора под предлогом дополнительных занятий в следующем году и на выходе легонько стукнул их Империо. Отдав команду прибыть на третий этаж после отбоя, Том отправился паковать остаток вещей.

Итак, операция «Замести следы» началась. На деле оказалось все достаточно просто: дети шли впереди, Том двигался следом за ними. Первые два испытания он вел ребят под Империусом и только потом снял заклятие. Как только дети вышли из комнаты в сторону зала с ключами, Том сжег чертовы силки в Адском Огне: это дурацкое растение истрепало магу все нервы, да и надо было сделать вид, что он шел следом за детьми. До этого он не пользовался обычной магией, так как ее распознавали следилки, коими был утыкан коридор. Правда, на живых существ они не реагировали, или же не реагировали только на Тома? Не особо важно. Удостоверившись, что троица миновала зал ключей, Том повторил подвиг с сожжением, только теперь полыхал не только потолок в качестве ключей, но и пол, где располагались долбаные шипы, которые Том плавил до тех пор, пока они не превратились в блестящую гладкую поверхность. В то время как он развлекался, дети боролись с шахматами. Зайдя в комнату, Риддл увидел, что дети прошли эту комнату, но с потерями. Оглушив Грейнджер и наложив бинты на голову Уизли, маг разнес взрывными заклятьями оставшиеся статуи: похоже, что во время боя был поврежден рунный круг - магия в комнате снова работала. Удостоверившись, что оба студента живы, Том отправился дальше. Миновав в «дымной» форме комнату с зельями, он нос к носу столкнулся с Лонгботтомом. Простейший Петрификус, и вот уже незадачливый студент лежит носом к полу. А Риддла интересовал житель зеркала.

- Ты решил, что ты хочешь? Я стараюсь не нарушать своих обещаний, - Риддл заметно нервничал, мало ли что потребует этот алхимик?

- Знаешь, маг, я долгое время не видел подобных тебе. Вернее даже, я такого, как ты видел всего один раз, да и то в раннем детстве. Вначале, я думал о том, чтобы ты разрушил полностью мою темницу, чтобы наконец освободиться. Но потом, я решил пожить еще немного, да и узнать твою историю мне хотелось бы. Взамен, могу предложить знания, утерянные в ваше время. Я видел многих людей. И видел, как опустилась магия по сравнению уже с МОИМ временем. А ведь уже тогда она находилась в упадке. Поэтому, прошу тебя, возьми меня с собой и разрушь это зеркало.

- Но разве разрушив это зеркало, я не уничтожу тебя?

- Именно поэтому я и не стал просить тебя об этом тогда. Мне надо было удостовериться в одной теории…

- Теории? Говори быстрее, что нужно сделать, мое время здесь на исходе, - Том нервничал, а этот старикан тянул время…

- В древние времена, по вашим меркам, артефакты были намного сильнее. И требовалась большая сила, чтобы их полностью уничтожить. Ведь, люди уничтожали физическую суть объекта, а магическая сохранялась, и можно было ее перенести в любой другой подобный предмет. А самые сильные из них могли изменять и свою материальную форму. Во времена Инквизиции так было спасено множество бесценных реликвий. Это зеркало, как раз, из подобных артефактов, а я так тесно сплетен с ним, что смогу перенестись вместе с ее магической частью. Поэтому забери от зеркала любой осколок, я временно «поживу» там, пока не найдется вместилища побольше…

- Хорошо, я выполню твою просьбу. Считай, что ты меня заинтриговал. Как тебя зовут? Мне надо знать, с кем буду вести дела в будущем.

Отражение в зеркале просияло от радости. Видимо на такой исход он и не надеялся…

- Грей, Себастьян Грей. Так меня звали при жизни. Но если ты хочешь, ты можешь дать мне другое имя. Все-таки, я начинаю новую жизнь…

- Да нет, и так пойдет. Кстати, я не слышал о семьи Греев, так ты выходец из магглов?

- А тебя это волнует? - отражение с интересом взглянуло на мага.

- Нет, просто раньше я ненавидел магглов, а теперь моя точка зрения слегка изменилась… Вообще, я просто по привычке спросил. - Том, казалось, смутился.

- Хех, я был чистокровным. Пять поколений магов в роду ведь уже считаются чистой кровью? Не так ли? - призрак, казалось, огорчился, затем продолжил, - я был единственным ребенком в семье. И если бы не этот инцидент, возможно, наш род был бы одним из древнейших в Англии сейчас… Уже будучи в зеркале я видел, как строится этот замок…

От таких слов Риддл выпал в осадок. Нет, конечно, он знал, что зеркало такое древнее, но не старше же Основателей! Первые упоминания о нем появились только в 14 веке… Но вот было живое доказательство, что оно еще древнее. Что-то в выражении глаз мужчины говорило о том, что он не солгал. Глубоко вздохнув, маг поднял палочку и послал серию взрывных проклятий в артефакт. Но на нем не осталось и царапины. Спустя нескольких бесплодных попыток, Том разозлился и из его палочки полетела цепь темных проклятий, последним в которой было Третье Непростительное. Зеленый луч снова мелькнул перед глазами, как сотни раз до этого. Только теперь было как-то иначе. Ему не хотелось убивать, а это заклятие несло Смерть в чистом виде. Им даже можно было уничтожать крестражи. Изначально оно для этого и рассчитывалось. Маг с содроганием сердца смотрел, как зеркальная гладь от соприкосновения с заклинанием взорвалось на тысячи осколков. «Вот и все», - подумал маг. Даже, если и был шанс оставить нового знакомого в живых, то теперь он утерян. Авада - вышибала душу из любого объекта… С какой-то странной горечью он посмотрел на осколки, поднял один из них и просиял: в неровном обломке зеркала виднелась часть довольной физиономии его знакомого, а короткое ментальное послание, пробившее все его щиты, гласило: «Я же говорил, мы с тобой еще поработаем». Что ж, кажется, на этом пути у него появился новый соратник и, возможно, друг. Друг, это слово всколыхнуло детские мечты: о семье, доме, тепле и уюте. Их потом вытеснили мысли о власти и могуществе, а теперь они снова теплой струйкой вливались в его ледяную душу, пытаясь ее растопить…

Дело оставалось за малым. Три взмаха палочкой, и Лонгботтом уже считает, что он чудом увернулся от Авады, а неуклюжий Квирелл превратился в прах. Который кстати Том любезно прихватил с собой с ближайшего кладбища. Нехорошо, но приходится маскироваться… Один утомительный проход сквозь стену, длительный перелет из Хогвартса в глубины Запретного Леса, где нет антиаппарационного купола, одна аппарация и, вот, он уже в безопасном месте, под самым носом у директора: в фамильном поместье Риддлов… На столе стоит бутылка хорошего вина, в камине горит веселый огонь, перед ним лежит артефакт, за который половина Магического Мира готова отдать душу, а новый знакомый обживается в большом зеркале в библиотеке… День явно удался…

Праздничный пир в честь окончания учебного года в Хогвартсе впервые за последние несколько лет проходил в золотисто-алом оформлении. Вернее в золотисто-алом и зелено-серебряном, но к последнему все так привыкли, что его никто практически не заметил. Впервые за триста лет Кубок Школы был поделен между двумя факультетами - Гриффиндор и Слизерин набрали одинаковое количество баллов. Гарри радовался окончанию курса, а также был доволен, что его друзья не поругаются между собой: Невилл и Драко, конечно дружили, но вот между Малфоем, Грейнджер и Уизли был достаточно холодный нейтралитет, который мог вполне быть нарушен в последние дни. Так что, Гарри был один из немногих довольных, что первое место было разделено пополам. Его оценки также добавляли ему повода для гордости: он оказался в числе хорошистов: его отличная теория компенсировала достаточно низкие оценки по практике. Впрочем, на это он и рассчитывал. А сейчас рассматривал окружающих его людей и вспоминал свой первый день здесь. Преподавательский стол ничуть не изменился, за исключением пустующего место учителя ЗОТИ, за столом Барсуков все было тихо и мирно, впрочем, как и всегда. Стол Дома Воронов теперь казался таким родным и уютным, Гарри даже улыбнулся, вспомнив свои первые дни в школе. Стол Гриффиндора, как и барсуки был прежним: хохот, шум и гам. Хотя, была там и одна выделяющаяся фигура: Рон Уизли не принимал участия в веселье. Вообще, после инцидента он стал более задумчив. А еще у него появилась привычка щупать шрам, образовавшийся после того шахматного боя: серебряный крест на правой стороне лица: полумесяц на щеке и пресекающая его прямая, идущая наискосок ото лба, через бровь и правый глаз, до низа челюсти. И если вертикальный шрам был достаточно тонким, то полумесяц наоборот - в самой широкой части достигая полсантиметра. Это «украшение» придавало какую-то пугающую красоту лицу парня, может просто никто не акцентировал на этом внимания, но у Рона были черты настоящего аристократа. И вот сейчас он сидел, делая это сходство еще более пугающе-похожим: мрачный, как туча, он был одним из островков тишины за столом Дома Льва. За столом Слизерина тоже произошли изменения: он стал более… живым, что ли. По крайней мере, теперь было видно, что на нем учатся дети, а не каменные статуи. Улыбки, кое-где смех, разговоры, хоть какое-то движение. Уже это было для них огромным прогрессом. Здесь инициатором веселья был Малфой-младший. У младших курсов. Он даже не пытался скрыть свою светящуюся от радости мордашку. Некоторые зрители со стороны беззлобно шутили, что Малфоя и Уизли поменяли местами… Гарри понаблюдал некоторое время за этими двумя, но потом был вовлечен в один из научных споров в Доме Ворона. Кажется, народ рассчитывал стратегию, как победить в Кубке Школы на следующий год…

Глава 10. Лорд Слизерин.

21 августа 976 года.

Сегодня погиб мой отец Аврелий Слизерин. Погиб глупо и трагически - старый дурак взорвался в собственной лаборатории. Надеюсь, это не войдет у нас в семейную традицию - мой прадед погиб аналогичным образом. Но, как бы то ни было, теперь я свободен, как птица, и собираюсь начать свое путешествие по миру.

* * *

30 декабря 976 года.

Ну вот, с наступлением нового года я и отправлюсь в путь. Говорят, где-то в Шотландии один маг ищет сподвижников для создания магической школы, первой в Британии!!! Хочется на это взглянуть. Вообще, я собирался в путешествие еще осенью, но меня захватили в плен фамильные труды. Оказывается, в нашей библиотеке оказалась скрытая часть, доступная только главе Рода! Ну, кто бы мог подумать, хе-хе… Старый дурак прятал такое сокровище… Особенно меня заинтересовали труды по алхимии современника моего прадеда… Кажется того звали Себастьян Грей. Надо бы поискать еще его рукописи. Эти эксперименты просто поразительны!

* * *

17 мая 977 года.

Четыре, всего четыре человека… Но, как много они могут сделать за это время… Пять месяцев назад я встретился с тем энтузиастом, который собирался открыть школу. Я был первым, кто присоединился к герцогу Гриффиндору в его благородном начинании. Вскоре к нам присоединились еще две особы - Ровена Рейвенкло, наследница Дома Рейвенкло, и Хельга Хаффлпаф, так же, как и мы с Годриком, последняя в своем Роду. За это время мы проделали воистину колоссальную работу: реставрация заброшенного замка, всевозможные чары и щиты, причем каждый добавил и кое-что особенное от себя. Годрик создал комнату, меняющую свой вид при необходимости - сказал, что будет в ней моделировать боевые ситуации с учениками, Хельга создала самую потрясающую кухню из всех, что я когда-либо видел. Домовые эльфы у нее чуть ли не на коленях стояли. Также, она высадила саженцы Дремучих сосен, так что когда-нибудь школа будет прикрыта с одной из сторон непроходимым лесом… Ровена… ну, наша умница Рейвенкло зачаровала сам замок: лестницы, мебель и прочее. Теперь наша школа похожа на ярмарку: все движется, летает, шумит. Она говорит, что дети любят подобные вещи. А еще мы все вчетвером зачаровали потолок, чтобы он показывал небо над замком. Правда, только в Главном Зале, но тоже неплохо… Сам я занялся более серьезной охраной замка, в подземельях я создал комнату, куда поселил выводок василисков. Помимо этого, там же я разместил и свои апартаменты. Там красиво: факелы, малахитовые барельефы и окна, выходящие на дно озера…

* * *

1 сентября 978 года.

Я - Учитель. Не могу в это поверить! Сегодня в школу поступили первые ученики! Пусть их пока не много, но и это уже очень и очень хорошо! Я взял на себя алхимию и травы, Рик - боевую магию и магические существа, Ровена - точные науки, а Хель - историю и целительство. На первых порах будет сложно, но мы справимся, я в это верю…

* * * Следующие несколько десятков страниц описывают первые годы работы школы, а также некоторые наработки в области алхимии и артефакторики * * *

14 сентября 989 года.

Сегодня в нашей школе траур. Две недели назад мы не досчитались девять студентов, не приехавших в школу после каникул. Все они были магглорождеными. И только сегодня мы узнали, что с ними стало. Чертовы магглы… Инквизиция добралась до наших учеников. Собственные родители сдали их святошам… А ведь некоторые из них были весьма одаренными… Как вспомню маленькую Рейчел, которая только в прошлом году к нам пришла. Девчушка с самым сильным целительским даров из всех, что я когда-либо видел. А теперь ее нет. Сегодня я впервые серьезно поругался с Годриком… Он не согласен с тем, что детей нужно держать подальше от магглов. Он считает, что не все они плохие… Я в какой-то мере с ним согласен, но они другие… Не такие, как мы. И это меня пугает…

* * *

18 января 990 года.

Сегодня опять траур. Но только теперь у меня и моих сыновей. И то, нам еще повезло. Один идиот из магглорожденных уехав домой на каникулы на Йоль (вернее на маггловское Рождество, они примерно в одно время), вернулся с промытыми мозгами. Не знаю, как им это удалось, но парня заколдовали, и он чуть не убил пару наших студентов… Хорошо, что они успели отреагировать и нейтрализовать его. Но главная проблема в том, что Инквизиция выпытала у него наши имена. Мое поместье в Восточном Уэльсе было сожжено, а Сэйрин, моя жена, которая находилась там, была зверски убита, как ведьма… Не знаю, как мы с сыновьями это перенесем… Мальчики в шоке, факультет, как может, поддерживает их… Я опять поругался с Годриком… Дошло даже до драки в Большом Зале…

* * *

1 сентября 998 года.

Школа разрастается, как разрастается и штат учеников. В одном из разговоров речь зашла о том, что будет со школой после нас… Мы создали Распределяющую Шляпу. Я попросил ее, чтобы она отправляла ко мне лишь тех, кто будет достаточно умен, хитер и коварен, чтобы сохранить наш мир вдалеке от маггловского. По-моему, эти качества должны сопутствовать будущим руководителям: ум - чтобы знать свое место и развивать наше общество; хитрость - чтобы увиливать от сложных тем, выдавая одно за другое. Некоторые волшебники не могут адаптироваться к нашему миру, они чувствуют себя чужими, а мы должны доказать им, что они свои, а также, что все их маггловские традиции имеют свои корни у нас, даже если это не так… Как, например, Йоль и Рождество… Коварство - мы должны отвлечь магглов от нашего мира, манипулируя ими, и, если понадобится стравливая между собой… Но не должны и забывать о том, насколько магглы опасны. Они вдобавок ко всему и очень быстро развиваются…

* * *

4 сентября 999 года.

Вот и все… Кончилась наша счастливая жизнь. Завтра Основателей останется трое. Гриффиндор вызвал меня на дуэль. За что? За то, что я сразу бросился к своему ученику, когда не увидел его на праздничном банкете? Я вытащил несчастного парня с костра, который устроили ему эти чертовы пироманы… Ну и что, что при отходе я прибил пару десяток этих шавок? Среди них, кстати, оказались свои маги. Но Гриффиндору это по барабану, видите ли, нельзя так просто убивать людей!

* * *

6 сентября 999 года.

* Страница вся в чернильных пятнах, кое-где буквы расплылись и с трудом читаются*

Гоодрик!! Скотина!!! У него даже не хватило духу добить меня!!! Я с позором ушел из школы: меня отказался добивать победитель… А ведь мы договаривались биться насмерть. Какой позор!!! Но я тоже сделал подлянку. Уходя, я запер свои комнаты на пароль под парселтангом. И главное, как мне теперь быть? Моей специальностью всегда была алхимия, а теперь, в результате боя, у меня парализована левая рука! Чертов Годрик! Почему он не добил меня… И главное, ведь ему также фигово, как и мне! Годы дружбы создали прочную связь между нашей четверкой… Надеюсь, девочки смогут отрубить эту связь на некоторое время…

* Запись обрывается, слет от чернил тянется вниз тонкой полоской*

* * *

31 декабря 999 года.

Сегодня последний день первого тысячелетия, по-христианскому летоисчислению. Пускай это все маггловские заморочки, но все же… Сегодня я отдал перстень главы Рода своему старшему сыну. Завтра уйду в свое последнее путешествие по этому миру. И, скорее всего, больше никогда не вернусь в Англию.

* Ряд следующих страниц вырван из дневника *

17 августа 1084 года.

Сегодня умер Годрик. Я почувствовал, что наша связь оборвалась. Что ж, сегодня я выпью за тебя, мой старый друг, мой лучший друг. Ты был мне, как брат, но наши пути разошлись, и ты предпочел стать мне врагом… Прощай, Годрик Гриффиндор.

* * *

31 августа 1097 года.

Спустя столько лет, я нашел способ исцелить свой недуг - искусство темной марионетки позволяет опутать тело нитями, чтобы запустить нерабочие конечности. Маги Востока используют его, чтобы повысить свою выносливость в бою и дать старым магам возможность жить полной жизнью. Полгода обучения и вот, моя рука снова со мной… Можно заняться алхимией… Почему б не убить время в поисках философского камня?

* * * Следующая пара десятков страниц забита алхимическими записями * * *

24 декабря 1099 года.

Сегодня я остался один. Хельга и Ровена умерли в один день. По всей видимости, Рейвенкло долго болела, а Хель пыталась ее спасти. Другого объяснения я просто не вижу. Прощайте, мои дорогие дамы…

* * *

19 февраля 1115 года.

Как я хочу умереть, но, увы, не могу. Месяц назад на меня напал вампир и я, к сожалению, выжил. Теперь я уже не просто темный маг, а темное существо… Я не собираюсь всю жизнь прятаться от солнца, людей и магов… Я вернусь туда, где все началось и закончу свою жизнь… Но не сейчас. Я, как исследователь, просто не могу упустить такой шанс. Взгляд на жизнь с этой стороны.

* * * Следующие листы исписаны тонким мелким почерком и описывают магию вампиров и их иерархию. * * *

26 октября 1597 года.

В этот дневник я буду записывать теперь только самые важные события в своем существовании. Мир магглов меняется, как и маги. Лишь я остался прежним. Хотя и это уже не так. Недавно я встретился с одним вампиром. Истинным вампиром. О которых уже в мое время слагались только легенды, как и о высших эльфах. А оказывается, они существуют до сих пор! Вампир Амаль Рейзет рассказал мне много нового об истинной магии вампиров, а также провел ритуал, повысивший мой ранг. Теперь я отношусь к вампирской аристократии. Из слабостей остались только жажда крови и аллергия на солнце. Я сдружился с учеником Амаля - Владимиром Дракулой. Бедный парень, он не тот самый Дракула, а всего лишь его двоюродный внучатый племянник. И последний из их рода… Чем-то он напоминает меня. Он согласился сопровождать в моем последнем, на этот раз кругосветном путешествии по Свету.

* * * Дальнейшие записи содержат зарисовки ритуалов, заклинания и рунические тексты со всего мира. Последняя запись в дневнике приходится уже на внутреннюю сторону обложки, на которой наклеен толстый лист бумаги * * *

17 марта 1646 года

Сегодня мой шестисотый День Рождения. На мой взгляд - круглая дата, которая вполне подходит для завершения моей жизни. Пару дней назад я навестил своих последних потомков - Род Гонтов, ведущий свое начало от моего среднего сына. К сожалению, Кольцо Рода не хочет признавать никого из них Герцогом Слизерин. И я понимаю почему. Род прогнил. Мои идеи извращены со временем. Теперь все считают, что я был и против магглорожденных магов, но это не так… Я надеюсь, что кто-нибудь из моих потомков станет достоин этого кольца и расскажет истинную историю Салазара Слизерина. На этом я заканчиваю свою жизнь, оставляю свою палочку и дневник здесь, в хранилище Гринготса, которое откроется только следующему Лорду Слизерин. А теперь мне пора. Влад проводит меня в мой последний путь. Я умру там, где всегда и мечтал, так, как и мечтал последние столетия: в Хогвартсе, греясь в лучах утреннего солнца, встречая новый рассвет на одной из его многочисленных башен. А ветер разнесет мой пепел по свету. Я ни о чем не сожалею, но надеюсь, что мое имя когда-нибудь будет очищено… Как бы я хотел, чтобы наши потомки вновь собрались в Хогвартсе все вместе. Даже не по крови, а хотя бы по духу… Это моя последняя мечта…

Глава 11. Томас Марволо Слизерин.

Темная комната, освещаемая лишь парой свечей да чуть светящимся узором сложного рисунка на полу. Темноволосый маг с трудом выводил мелом очередной элемент магического круга. Тело уже практически не слушалось его, некоторые части приходилось поддерживать с помощью искусства темных марионеток: он наткнулся на этот раздел, причисленный к некромантии, в Тайной комнате своего предка. Понятно, почему искусство было темным - оно напрямую манипулировало живыми объектами, но почему приравнено к некромантии? Он нашел ответ на этот вопрос в одной из древних библиотек, найденных им во время путешествий по миру. Какой-то безмозглый умник, модифицировав эту технику, стал управлять с ее помощью живыми людьми! Вот идиот… А благодаря ему запретили такую полезную магию… Дальше что будет? Если заклятием Левитации кто-то будет выкидывать людей из окна, то и это заклинание причислят к темным? Занимаясь подобными думами, маг закончил рисовать последний элемент магического круга. И с трудом выполз на его центр. Тело стремительно отторгало чужую душу. Началось все это еще после Рождества, но тогда все обходилось простейшими укрепляющими зельями, но вот в последние пары месяцев скорость отторжения росла практически по экспоненте… Последняя мысль мага: «Только бы получилось». После этого он отключился. Волшебник не видел, как узор на полу вспыхнул черным пламенем, пожирающим черноту вокруг, оставляя за собой какую-то серость, будто уничтожив все краски. Он не видел, как этот огонь поднялся к потолку, а затем утих, полностью окутав мага, словно толстое черное одеяло…

Ночь. И тишина. На небе не было ни облачка, лишь лунный свет освещал кладбище на окраине городка под названием Литл-Хэнглтон. Высокая фигура, закутанная в черный плащ с глубоким капюшоном, неспешно скользила между надгробиями и памятниками. Срезав путь через захоронения, мужчина свернул на неприметную тропку, заросшую за долгое время. Вскоре дорога вывела его к развалинам старой лачуги. Пятьдесят лет назад здесь жили местные изгои, но люди до сих пор обходили это место стороной, считая его проклятым. Хотя, некоторых эта местность могла заинтересовать. Для знающих людей, работавших долгое время со старинными зданиями, развалины лачуги были бы весьма интересны. Во-первых, она была очень древней, по сравнению с любым другим строением в городке. А во-вторых, сама хижина была когда-то частью какого-то комплекса. Кое-где еще можно было разглядеть остатки фундамента какого-то древнего поместья. А по некоторым признакам можно было сказать, что усадьба при постройке не уступала по размерам самому крупному зданию в городе - дому Реддлов. Что могло произойти, чтобы люди, жившие на этой земле, так опустились? Об этом также думал и маг, приближающийся к остаткам жилища своих предков. Пробираясь сквозь тяжелые паутины заклинаний, он искренне радовался, что когда-то поставил вместе с ними систему распознавания - узнав хозяина, ловушки просто самоуничтожались, не причиняя никакого вреда самому магу. Зайдя внутрь, волшебник направился к камину, скрытому обломками стен и крыши. Разобрав завал, он вытащил из камина металлическую шкатулку, с паролем на парселтанге. Тихое шипение, и ларец открылся, освободив старинное кольцо, лежащее на черной бархатной подкладке внутри. Нацепив фамильную реликвию на палец, мужчина отбросил ненужную коробку в сторону, развернулся и вышел, бросив на пол хрустальную колбу с огненно-красной жидкостью внутри. Маг направился обратно, в старый особняк на холме. Путь его опять лежал через кладбище. Какая насмешка судьбы - именно через старые усыпальницы лежал кратчайший путь от дома его матери к дому его отца. Он шел, а за его спиной вовсю полыхал огненный вихрь. Зелье жидкого огня вызывало море бушующего пламени, пожирающего все на своем пути. Можно было с уверенностью сказать, что через пару часов, когда утихнет пожар, на месте старого жилища Гонтов останется лишь ровная, выжженная поляна…

Томас Марволо Риддл разглядывал свое отражение в зеркале. Такого результата он точно не ожидал. По крайней мере, теперь у него было собственное тело. Только вот, человек, который отражался в зеркале, был ему практически не знаком. Он мог бы понять, если бы в зеркале отразилась безносая, красноглазая, чешуйчатая страхолюдина, которой он был в последние годы до развоплощения. Он бы понял, если в зеркале отразился постаревший, пусть даже и на пятьдесят лет, Том Реддл-младший. Но вот незнакомец в зеркале был для него сюрпризом. Достаточно высокий мужчина, лет тридцати-сорока см иссиня-черными волосами, в которых кое-где проглядывали седые и темно-бордовые прядки. С темно-синими глазами и меняющимися зрачками: то обычные человеческие, то вертикальные, как у кошки. И лицо… Нет, какое-то сходство с Риддлом у него было, но очень отдаленное. Черты лица заострились, изменился разрез глаз, а улыбка приобрела какой-то хищный оттенок. Возможно, это было связано с чуть удлинившимися и заострившимися верхними клыками. Не как у вампира, конечно, но и для человека это было немного странно. Этакий гибрид. Разглядывая свое отражение, Том не заметил появление еще одной персоны в комнате, поэтому вздрогнул, когда его окликнул тихий женский голос.

- Марволо, сходи к гоблинам и не мучайся, - тихий голос с нотками насмешки принадлежал той, кто обучал его в течение десяти лет.

- Зачем? И почему Марволо. И как вы сюда попали, Леди Тьма? - Том был заинтригован, ведь раньше она была только в его сознании, не имея телесной формы.

- Марисса, а не Леди Тьма, - тихий смешок со стороны нежданной гости, - Предвидя твой следующий вопрос, сразу поясню. Леди Тьма - та, кому мы все служим. А я была когда-то человеком.

- Но, как так получилось, что…

- Не перебивай меня, Марволо, я еще не закончила. Я была одной из последних стихийных магов этого мира. К сожалению, я не успела найти способного ученика, чтобы передать свои знания. Такие, как я, не умирают от старости, вместо этого мы растворяемся в той стихии, которой служим… Долгие годы мы искали тех, кто сможет принять наше искусство таким, каким оно есть. И не навредить при этом окружающим. Но, к сожалению, у вас забыли, что свет не есть добро, а тьма не есть зло. Для вас эти понятия стали синонимами. Ты первый, за долгое время, кто смог пробить этот барьер, обладая достаточной силой для обучения… Хотя, тот факт, что ты лишился тела, также играл не мало… Мне, как последнему стихийнику этого направления выпал жребий обучать тебя. Надеюсь, ты будешь достоин этого, ведь если это не так, сама стихия уничтожит тебя изнутри, - под конец монолога, ее интонация изменилась, став из мягкой достаточно угрожающей.

- Это такая честь, но мне, наверное, надо подумать над этим. Также, у меня есть дела, которые требуют сейчас куда больше внимания, - Том был растерян и озадачен. Не каждый день к вам поступают такие предложения…

- А тут и нечего думать, Марволо. Ты уже начал свое обучение. Ты смог вернуть себе тело, при этом стихия признала тебя как достойного Ученика. Это входило в ритуал… Также ты первый за последние лет семьсот-восемьсот, кто смог создать хоркруксы…

- Разве? Мне встречались упоминания о них и в более позднее время…

- Те недоделки не были хоркруксами. Сама эта субстанция представляет собой предмет, который служит якорем для души. И есть два варианта получения такого якоря: светлый, путем древних, ныне забытых, но уже тогда очень сложных и дорогих ритуалов. И темный вариант. Он прост, как и все гениальное. Правда, только на словах. Раздробить душу, заточить ее осколки в предметы-якоря, собрать душу. Только одно маленькое но: третий пункт убивал мага с вероятностью 90%. Но до него практически никто и не добирался - все сходили с ума намного раньше. Вспомни свои ощущения после потери тела!

- Я осознал свое безумие. Кажется, я понял, что ты имела в виду. Это, как раз таки, был один из интересующих меня вопросов. Но теперь возник другой: Если моя душа цела, то, как мне вернуться назад, если меня снова убьют? Ведь в неполных хоркруксах хранилась часть души, которая могла поглотить энергию вокруг и вернуться в тело. А сейчас? Что же мне теперь, после каждого развоплощения терять 10 лет на полеты духом? За это время многое может измениться, да и якоря смогут найти враги.

- Окончательно кусочки души вернутся к тебе только после прямого контакта с тобой. Так что, сейчас каждый из них еще может вызвать твою копию на момент создания хоркрукса. Поэтому советую собрать их, как можно скорее. Магия души запутанный раздел: твоя душа сейчас цельна, но, в то же время, раздробленна. Пока ты не соберешь большинство хоркруксов, то просто не сможешь пользоваться магией: сейчас она вся направлена на устранение безумия, которое может разрушить твое хрупкое равновесие. А учитывая ту паутину, которой ты опутал себя и своих соратников, закончится оно не скоро. Так что, около года быть тебе хехе, сквибом, Марволо…

- Ты имеешь в виду, что моя магия сейчас идет по каналам к меткам моих Упивающихся и лечит их от моего безумия?

- Не их, тебя. А так, как их метки, это фактически твоя часть, то да, она их лечит. И даже будет оздоравливать. Это я про твоих друзей из Азкабана. Но, тех, кто был безумен сам, без твоей помощи, твоя магия сожжет. Это своеобразная палка о двух концах.

- Ну, раз так, то я готов походить сквибом хоть два года. Решится проблема с безумцами, а перед остальными я действительно виноват… А теорию можно и без практики осваивать, не так ли?

- Так, Марволо, так. Но часть практики будет тебе доступна. Стихийная магия - тонкая штука. А пока мне пора, мое пребывание здесь тоже не резиновое. Подумай о том, что я тебе сказала… И сходи к гоблинам, - с этими словами она стала медленно растворяться в темной дымке.

- Постой, почему ты зовешь меня Марволо? - на этот вопрос Том так и не получил ответа.

- Ты же не любишь имя «Том», не так ли? - тихий шепот Темной Леди был последним, чего добился Том, до ее полного исчезновения…

- Значит к гоблинам, - произнес Том в уже пустой комнате. - Хорошо, к гоблинам так к гоблинам… Но сперва, проверим твои слова, Марисса… Нагини ползи сюда, - перешел на парселтанг Риддл.

Когда змея приползла к нему, Том приподнял ее за морду, уставившись прямо ей в глаза. Внезапно, ему показалось, что по телу проскочили теплые искорки, и он с трудом удержал стихийный выброс, внезапно взбунтовавшейся магии. Прямо, как у ребенка. А затем, он почувствовал, что его внутренние барьеры укрепляются. Всякий сильный маг мог чувствовать свою магию, и Риддл не был исключением. Его сила всегда ассоциировалась у него с озером, до краев наполненным чистой холодной водой. А сейчас эти ощущения вышли на новый уровень. Теперь он чувствовал это озеро целиком, а также почувствовал, как вокруг него вырастают каменные бортики. Хлипкие, слабые, но все же, они появились и не давали воде выходить за границы водоема. А так же он почувствовал трещину на дне озера. Из нее что-то пыталось вытечь, но странный переливающийся купол не давал этого сделать. И, казалось, он пытался пропустить воду из озера в эту щель. Том решил узнать, что там. Его попытка определить, что там привела к тому, что барьер на долю секунды исчез, и в результате темная вязкая жидкость в небольшом объеме потянулась наверх к поверхности. При приближении к этой субстанции Том почувствовал такую жажду крови и ярость, что чуть не отключился. А еще он успел услышать голоса глубоко внизу, куда уходила трещина. Он понял, что это было. Трещина была заполнена его безумием, в годы первой магической войны, а вела она к меткам его слуг… Он понял, что не сможет пользоваться магией до тех пор, пока вся чернота не растворится в чистой родниковой воде. А заодно нашел способ, как это проверять. А так, как ему понравилось ощущение безопасности, возникшее при контакте с Нагини, то он решил забрать ближайший крестраж из лачуги Гонтов. Взяв из старого запасника с зельями (Этот дом был одним из тайных хранилищ Волдеморта. На виду у Дамблдора, в самом безопасном месте) коробочку с Жидким Огнем, он направился к дому своей матери.

Реакция от взаимодействия с кольцом Певереллов была намного сильнее, чем от контакта с Нагини. Основываясь на тех же ассоциациях, что и прежде, можно было сказать, что берег вокруг озера приобрел цивилизованную обстановку. С трех сторон, озеро стали окружать скалы, а на четвертой появилась каменная набережная с пристанью для небольших корабликов. Туман (который только сейчас заметил маг), окружающий водоем, отступил, и стало ясно, что озеро находится в небольшой долине, со всех сторон окруженной горами. Озеро занимало приблизительно половину впадины, а набережная делила ее пополам. Чуть поодаль он заметил маленькую хижинку. Зайдя внутрь, с удивлением понял, что это его воображаемая библиотека. «Странно, очень странно», - подумал Том. Но решил разбираться с этим феноменом позже. Сейчас его ожидал Гринготс. Вернувшись в старый дом Риддлов, маг через камин прошел в Дырявый котел. Попав в Косой переулок, он остановился, вернее, впал в радостный ступор. Впервые за много лет он мог спокойно, без всяких проблем, в своем теле и без маскировочных чар пройтись по магической аллее Лондона. Около тридцати лет прошло с момента последней подобной прогулки. Зайдя в Гринготс, он опять остановился. На этот раз он был в растерянности. Ему сказали сходить к гоблинам, но зачем не сказали. Решив пока просто узнать состояние своих сейфов (авось, да завалялось что-нибудь с прошлой войны), Том обратился к ближайшему дежурному гоблину. Последний повел себя несколько странно. Услышав полное имя Риддла, он спросил только, не относится ли маг к роду Гонтов, а получив положительный ответ, покопался в своих бумагах и отправил Тома в один из кабинетов банка. И уткнулся обратно в свои бумаги. Растерянный волшебник пошел в указанном направлении. Зайдя в нужный кабинет, Риддл огляделся. Достаточно богато украшенная комната, с множеством стеллажей с бумагами по бокам. Все они на вид были жутко древними, однако затхлого запаха, который бывает при посещении старых архивов, не было. У стены, со стороны двери, стояла пара черных кожаных диванов, а у стены напротив - большую часть занимало большое окно. Посередине стоял необычный стол. Казалось, два больших жутко древних письменных стола, какие стоят в кабинетах у аристократов, с множеством ящичков отделений и т. п., вдруг сплюснули между собой. Получилась некая конструкция: вроде бы большой письменный стол для одного человека, а на самом деле для двух. С обеих сторон стояли массивные гибриды кресла и стула. Дальний занимал древний гоблин с очками-полумесяцами. Гоблин посмотрел на вошедшего мага таким взглядом, что Тому показалось, будто его просветили насквозь. Буравящий взгляд, очки-полумесяцы и невероятная древность. «Прям какой-то гоблинский Дамблдор», - подумал Том. Однако вслух сказал совершенно другое:

- Здравствуйте, меня сюда направили из главного холла, - начал маг.

- Ааа… Мистер Риддл, а я как раз собирался писать вам письмо. Как хорошо, что вы к нам зашли… Сами. Это очень хорошо, - проскрипел гоблин.

- Вообще-то, я маркиз Гонт, кольцо признало меня около сорока лет назад, - возразил маг. Обычно, гоблины никогда не ошибались в титулах людей.

- Вот об этом, МИСТЕР РИДДЛ, - гоблин выделил эти два слова, - Я бы и хотел с вами поговорить… Для начала прошу одеть вот это колечко. Так, ни к чему не обязывающая проверка.

И протянул магу зеленую коробочку, внутри оббитую черным бархатом. На котором лежало простое серебряное колечко. Ну ладно, не совсем простое. По внешней стороне ободка странная руническая вязь. Слова были знакомые, но надпись Том прочитать не смог. Не долго думая, он нацепил это кольцо себе на правую руку. Оно село, как влитое. Немного нагревшись, кольцо слегка кольнуло мага, а символы на нем стали черными. Теперь маг смог понять надпись на ободке. «Рожденный ползать, летать не может», - с удивлением прочитал волшебник.

- И что это значит? - спросил удивленный маг у гоблина

- «Шахассеш асса, Хашассе шаас». Что это значит? Честно, не знаю, - ответил гоблин. - Все наши знатоки парселтанга, читая эту наспись, тихо посмеивались, но потом сразу же клялись никому не раскрывать эту тайну. Так что я не знаю, что там написано. А вот, что здесь сейчас произошло, я могу объяснить. Посмотрите сами и все поймете.

С этими словами он протянул Тому небольшой свиток пергамента, туго скрученный зеленой лентой. Непонимающий Том открыл его, развернул и в третий раз за день впал в ступор.

- Выпейте, это успокаивающее зелье, - гоблин протянул пузырек магу, - Этот свиток - урезанное древо Рода Слизеринов. Две недели назад записи на нем изменились, и результат вы видите только сейчас. Последние изменения произошли около десяти лет назад, когда некто, именуемый себя Волдемортом, бесследно сгинул. Тогда и встал вопрос по поводу Рода Гонтов. Древо показывало, что глава Дома жив, а также, что Родовое кольцо уничтожено. То есть возникла ситуация, когда Род есть, и в тоже время его нет. Так продолжалось десять лет. И вот, две недели назад, все закончилось. Как вы видите, род Гонтов прекратил свое существование. От последнего главы Рода нить ведет к вам, герцог Слизерин. Другая нить, к вам идет от наиболее известного члена вашего рода - от Салазара Слизерина. Его по праву можно считать основателем рода, хоть он и пятое поколение Дома Слизерин. Во время его человеческой жизни был достигнут пик силы вашего Дома. Золотая связь появляется в том случае, если какой-нибудь мертвый род признает мага, состоящего с ним в отдаленном родстве, достойным. И соединяет его с последним достойным Главой Рода прочной связью. Теперь вы вполне можете считать Салазара Слизерина если не отцом, то дедушкой точно. Что касается Рода Гонтов - он был в упадке и волей Магии вернулся к своему истоку - Роду Слизерин. Кольцо, что вы надели - Родовое кольцо вашего Дома. Оно достаточно необычно: традиционно такие кольца имели печатку, но ваше - исключение. Ваши предки запечатывали или подписывали послания именно этим артефактом. Вы ведь почувствовали, как оно укололо вас. Теперь, чтобы запечатать или подписать документ, прокатите колечком по нему. Ваш фамильный девиз, написанным вашей кровью и будет служить печатью. Так древние рода показывали свои чистые намерения.

- У меня есть несколько вопросов. Во-первых, почему здесь проставлены такие странные даты? А во-вторых, можно узнать свое состояние. Я как бы за этим и пришел… И еще, почему девиз Гонтов и Слизеринов так разительно отличаются?

- Конечно, лорд Слизерин. Вот, капните своей кровью на этот пергамент. Пока информация проявляется, я отвечу на оставшиеся вопросы. Что касается вашего последнего - понятия не имею. А вообще рода-то разные. Следовательно, и девизы тоже. Что касается дат, то тут тоже все достаточно просто. Тройная дата Салазара Слизерина отражает его жизнь. Черный цвет в образе человека, а красным после смерти. Ваш предок стал вампиром. И об этом известно только вам и гоблинам Гринготса. Последний Лорд Слизерин умер задолго до появления красной метки. Все считали, что Салазар так и умер человеком. Запись появилась только после его второй смерти. Что касается ваших дат… Что ж, магия творит чудеса. Это она решила так… А теперь вот ваш результат.

Имя: Томас Марволо Слизерин, герцог Слизерин (Том Марволо Риддл, маркиз Гонт (1936-1991))

Возраст: 31 год

Родственные связи:

Меропа Марика Гонт (мертва)

Салазар Аврелий Слизерин (мертв/упокоен)

Статус крови: чистокровен

Доступные сейфы и имущество:

Сейф 352 в Лондонском отделении Гринготса

Живые родственники:

Племянник: Гарольд Джеймс Поттер, Наследник Поттер, Наследник Певерелл

Особые способности:

Активные:

Парселмагия

Анимагия (форма не установлена)

Скрытые:

Ауроскопия

Некромагия

- Извините, мистер, эээ…

- Мистер Шарфах, поверенный вашего Рода вот уже 200 лет.

- Мистер Шарфах, а это точно все имеющееся у меня имущество? У Слизеринов всегда было много сейфов. А вот тут всего один…

- Все верно, лорд Слизерин. Мой дед запечатывал этот сейф. При самом Салазаре Слизерине. Он перед смертью заходил к нам. Сказал, что разочаровался в своих потомках, отдал нам родовой перстень, а все ключи и порталы к поместьям, а также свой дневник, который он вел в течение всей жизни, и волшебную палочку оставил в этом сейфе. Так что, когда вы туда спуститесь, мы установим точные номера сейфов и начнем инвентаризацию…

- Тогда, мистер Шарфах, я предлагаю спуститься к сейфу.

Том и гоблин спустились к сейфу номер 352. Но, они не ожидали того, что открылось перед их глазами. Том был шокирован количеством различных ключей от сейфов и порталов к поместьям, а гоблин увидел на столе в сейфе документацию четырехсотлетней давности… Оставив счастливого поверенного разбираться с ключами и бумажками, Том обратил свое внимание на порталы к домам Рода. К каждому прилагалась пометка, о состоянии здания на момент запечатывания сейфа. Большинство было разрушено и только два было в относительно пригодном состоянии. Летний замок во Франции, чье состояние оценивалось, как удовлетворительное, и фамильное поместье, которое оценивалось, как наполовину разрушенное, в котором начался ремонт… Забрав заинтересовавшие его порталы, маг переключился на два предмета, лежавших на столе. Дневник и волшебная палочка в футляре из черного дерева. Дневник был невероятно потрепанным, но не создавал впечатление древней книги. Казалось, это был полноценный артефакт. А может, так оно и было. Дневник оказался намного больше, чем показалось на первый взгляд. Хитрая магия, наложенная на него, истончала страницы. Только две из них, на данный момент открытые имели нормальную толщину. Остальные были не толще человеческого волоса. В дневнике оказалось много научной информации. Спрятав бесценное сокровище в недрах мантии, маг открыл футляр с палочкой. Такого управляющего артефакта, он еще не видел. Матово-черная палочка являлась произведением искусства. Древние руны парселтанга изящно переплетались с изображением двух змеек искусно вырезанных на поверхности. Их хвосты тесно переплетались друг с другом, образуя рукоять палочки, а кончики хвостов прижимали к себе небольшой изумруд, слегка светящийся в темноте. Мужчина коснулся артефакта, и змейки зашипели, а изумруд превратился в сапфир. Да и сама палочка изменилась, змейки стали темно красными, руна парселтанга изумрудно-зеленой, а оставшаяся поверхность темно-синей. Палочка признала нового хозяина. «Раз уж начинать новую жизнь, то и с новой палочкой», - решил Том. Он уверенно достал свою палочку из кармана, собираясь положить ее на место палочки Салазара, но тут произошло неожиданное: его старая палочка вспыхнула на глазах, осыпавшись черным пеплом, который втянулся без остатка в древний артефакт. Палочка слегка нагрелась, и на ней выступил ряд новых рун. На это раз черных. Два артефакта одного хозяина объединились, поглотив друг друга… Пока Том раздумывал, куда убрать свою новую палочку, артефакт сам решил эту проблему. Тихо зашипев, она превратилась в серый дымок, который переполз на предплечье мага, сформировавшись там в серебряный браслет в виде василиска, обвивавшего руку. Оценив возникшие возможности, Том несколько раз произвел операцию браслет - палочка. Как оказалось, для изменения требуется ментальная команда. Миг и артефакт уже в руках. Показуха с серой дымкой была лишь ОЧЕНЬ замедленным вариантом происходящего, чтобы маг понял, что и как… Разобравшись с документацией (подписать бумажки на разрешение обследования сейфов и поместий гоблинами), маг отправился в кафе Флориана Фортескью отпраздновать удачный день… О таком он не мог и мечтать. Удача определенно повернулась к нему лицом. В ближайшее время Том собирался разобраться с внезапным наследством да изучить дневник своего предка…

Глава двенадцать. Летние каникулы. Год первый.

Альбус Дамблдор впервые за долгие годы позволил устроить себе отдых. Никаких директорских обязанностей, никаких Темных Лордов, только он, удобное кресло и огромная библиотека, наполненная забытыми знаниями. Кто-то мог посчитать, что такое времяпровождение - тяжелый труд, но для Альбуса это был отдых. Что может быть прекраснее, чем освоение забытых искусств. Ну ладно, не совсем освоение… Просто хотя бы изучение. Знания, описываемые на практике, зачастую нельзя было применить обычным магам. Нужны были родовые дары или же древняя магия, которой практически никто не владел на этой планете.

А еще Альбуса привлекли Темные Искусства. Он с удивлением заметил, что та прослойка Темной магии, которую сейчас зовут Черной - нечто среднее, обрывчатое от настоящего таинства. А истинное мастерство было красочным, возвышенным и, как ни странно, безопасным для окружающих. Но не для самого мага… Еще большим удивлением для мага стал тот факт, что не вся запретная магия уходила корнями во тьму. Некоторые из запрещенных в этом мире направлений являлись нейтральными или же светлыми. Причем давалась четкая характеристика, при прочтении которой, становилось ясно, что да, это действительно светлая магия, а это темная. За лето, директор Хогвартса узнал о классификации магии больше, чем за всю жизнь. И даже смог кое-что освоить. Некоторые мелочи, но все равно приятно. В частности, он смог провести ритуал по определению склонности потенциала мага к той или иной магии. И был удивлен результатом. После всей той информации, что нарыл в библиотеке, он практически перестал считать себя светлым магом. Но, к его облегчению (и даже некоторому сожалению), он оказался абсолютно светлым. Ничего особого ему это не давало. Скорее наоборот, даже при всем желании он не смог бы освоить некоторые аспекты темной магии. Так сказать, Светлый маг - это приговор. Ну, хотя с другой стороны, темному магу были бы закрыты другие, не менее специфические отрасли: магические барьеры не на крови, высшие светлые заклинания и т. п.

Помимо всего прочего, маг откопал несколько техник для улучшения контроля над магией, а также распределению ее по телу. Так начались его тренировки и долгие часы медитаций. Он пожалел, что в Магической Европе не считалось нормой укреплять свое тело, ориентируясь только на дух. Результаты не заставили себя долго ждать. Благодаря магическому дару Дамблдоров, маг выглядел очень молодо, и с помощью тренировок он себя таковым почувствовал. Таким образом, Альбус начал те же самые тренировки, что и Гарри в свое время. И если Поттера заставлял Алекс, то директор дошел до всего этого сам. И нельзя сказать, что ему это не нравилось…

Новоиспеченный Лорд Слизерин клял себя, как мог, за то, что создал хоркруксы. Последнее время у него было одно желание: заавадить себя и освободится от мучений, свалившихся ему на голову. Поднимать дела Рода оказалось весьма трудной задачей.

Хорошей новостью оказалась закончившаяся инвентаризация имущества. В распоряжении Тома оказалась весьма нехилая сумма денег, а также около десятка сейфов. Изначально их было намного больше, но потом решили для простоты их объединить. Половину сейфов занимали хранилища. Несколько с артефактами, другие с алхимическими составляющими, а также один огромный сейф с доспехами и оружием. Количество раритетов было в нем таково, что впору было открывать музей имени Слизеринов. Помимо всего прочего, в нем хранились и картины. Различные пейзажи, древние гравюры, а также портреты предков. Правда, вменяемых там было не так уж и много… Самые ранние были рады, что у рода появился достойный наследник, а вот последующие… Скажем так, по сравнению с некоторыми из них, Волдеморт в годы своего террора был вполне вменяемым…

Неприятным моментом оказалась ситуация с поместьями. На большинстве из них разрушились чары, в том числе и от магглов. А, как известно, пустое место долго таковым не остается… Так что, на месте большинства участков высились новые маггловские постройки… Правда, были и такие владельцы, которые реставрировали старые усадьбы. Поэтому парочку родовых отреставрированных поместий маг выкупил… Деньги и заклинания вместе творят чудеса… На остальные дома он просто плюнул. Но проверил их на наличие потайных помещений. И не зря, на некоторых участках он таковые обнаружил. На месте одного из своих поместий даже нашел нетронутые подземелья. Магглы снесли остатки дома при расширении близлежащего городка, а вот подземелья не нашли… Но, по большей части, поместья Слизеринов были пусты. Как будто кто-то специально их очищал от любых признаков магии… Что же касается Родового поместья Слизеринов… Тут ситуация была забавной. Отреставрировать его отреставрировали, но так как времени прошло немало, дом поизветшал. Так что, теперь его снова реставрировали…

Когда Том не занимался делами Рода, он изучал дневник своего предка, а также экспериментировал над философским камнем. Он всячески пытался его видоизменить, но камушек не поддавался ни на какие воздействия. В конце концов, маг плюнул на все и отнес артефакт к маггловскому ювелиру. Тот подивился странному заказу, но работу принял. И, что самое странное, выполнил. Хотя, обошлось это Слизерину в копеечку. По твердости камушек практически не уступал алмазу. Если на него воздействовать физическими методами. Если магическими, то он был намного прочнее. Но итог того стоил. Из философского камушка получились весьма симпатичные украшения: два кольца, одно золотое, другое платиновое с ограненным кусочком камня в центре, и подвеска: кроваво красная змейка, изгибающаяся в виде буквы «S», из цельного камня. Неразрушимые артефакты, ничуть не потерявшие своей волшебной силы. Все три изделия по-прежнему имели все свойства философского камня. Золотой перстень маг отослал Николасу Фламелю, вместе с половиной пыли, оставшейся после работы. Одним из пунктов договора с ювелиром было то, что остатки камушка измельчаются в пыль и отдаются владельцу. Конечно, договор был на магической бумаге, но ювелир-то этого не знал. И все равно, заплатив всю сумму, Слизерин припечатал Обливейтом маггла, на всякий случай… Подвеску Том оставил себе, взамен утраченного медальона Слизеринов - в пещере, где он его оставил, лежала фальшивка. А колечко, спрятал в сейф, до поры до времени…

Гарри Поттер усердно учился на своих летних каникулах. Да-да, вы не ослышались. Он усердно занимался. И нет, это не было влиянием факультета Рейвенкло. Уж лучше это было бы оно… На самом деле, по мнению Гарри, его крестный и Алекс сговорились сжить со свету юного волшебника… Первый засадил его за обучение финансовым вопросам, аргументируя это тем, что данный материал наследники родов изучают в детстве. И тем, что Гарри последний в роду… И тем, что Поттер и так забивает себе голову слишком большим количеством информации. Пускай лучше занимается финансами, чем магией. От волшебства надо отдыхать на каникулах. Хотя домашнее задание его заставили сделать… Но крестный иногда давал ему свободные выходные. В отличие от Алекса. У этого аргумент был один, но железный: обычной магией Поттер занимается девять месяцев в году, в то время как более сложную стихийную он осваивает лишь в оставшиеся три месяца - на каникулах. А Гарри лишь усугубил свое положение. Поначалу Певерелл заставлял его всего лишь учить классификацию стихийных заклинаний, да иногда устраивал проверки: называл какое-либо заклинание или технику, а юный маг должен был определить, к какому типу оно относится, какой ранг требуется магу для освоения, и какие родственные магии в других школах есть у него. Запоминать было нудно, долго, зато проверки превращались в достаточно веселую игру. Но у Гарри все-таки был талант впутываться в неприятности. Однажды, после достаточно трудного дня с крестным, Гарри сорвался на Алексе… Вот после этого и начались проблемы…

* * * Ретроспектива * * *

- Алекс, мне надоело учить эти нудные классификации, ну на кой они мне сейчас нужны? Ты сам жаловался, что я слишком взрослый, а теперь, похоже, забыл, что мне всего 12 лет. Что угодно будет интереснее этих классификаций… Дети в 12 лет этим ну никак не занимаются, - с этими словами древний свиток полетел в сторону Певерелла.

- У нас как раз таки учат именно в этом возрасте, чтобы потом проще определиться, с какой стихией связать свою жизнь… Но, если ваше королевское высочество не хочет обучаться, то пусть оно назовет мне то, чем оно хотело бы заняться, - голос Алекса практически перешел на ядовитое шипение…

- Ну, я даже не знаю… Можно было бы квиддичем заняться, но он мне не по вкусу… Летать на метлах - глупо и пошло… Можно было бы что-нибудь почитать, развлекательное… - поспешно добавил Гарри, бросив косой взгляд на свиток в руке Алекса…

Учитель многозначительно хмыкнул, но разговор закончил. До конца дня Алекс дулся на Поттера и игнорировал все его попытки наладить контакт. Раздосадованный Гарри ушел спать. Первое, что он увидел, проснувшись, так это две внушительных стопочки книг у себя на тумбочке рядом с кроватью. И все на незнакомых языках… Крестный сказать, что это такое, не смог, лишь как-то странно хихикнул… И посоветовал спросить у Алекса. Певерелл по-прежнему игнорировал его. Тупо сидел и смотрел свои любимые мультики по телевизору… Напрягшись, Гарри испарил назойливую коробку…

- Алекс, теперь, когда тебе нечем заняться, может, ты объяснишь, что это такое?

- Хм… Ты про что?

- Я про кучу книг у себя на тумбочке! ЧТО! ЭТО! ТАКОЕ!?

- Ну, ты же просил что-нибудь почитать. Вот я тебе и подогнал пару книжек.

- Но они же на других языках! Я точно видел другие алфавиты и, кажется, руны и иероглифы…

- Все правильно, тексты-то в оригинале. Вот иди и читай. Вторая стопочка книг - словари. С твоей памятью ты достаточно быстро освоишься. А теперь изыди. Пока все не прочитаешь, ко мне не подходи… Будем считать, что я на тебя ОЧЕНЬ сильно обижен…

- Вот возьму и прочту!

- Иди, иди… Я ведь потом проверю… Кстати, там и комиксы есть, так что, тебе понравится…малыш…

* * * Конец ретроспективы * * *

И действительно, первая проверка состоялась уже через неделю. Гарри ничего особенного еще не успел прочитать, но он недооценил коварство Алекса. Учитель хмыкнул, но ничего не сказал провинившемуся ученику… Зато на следующий день Гарри оказался заперт у себя в Комнате Разума… В лабиринте. С маленькой записочкой, гласящей:

«Дорогой Гарри. Я временно позаимствовал твое тело. Хочешь вернуть его назад - выйди из лабиринта.

P. S. Читал бы книги, знал бы как… И это только первое предупреждение…

P. P. S. Можешь не пытаться его разрушить, я его укрепил твоей же магией.

P. P. P. S. Увидишь Минотавра, беги… Он кусается и довольно больно лягается. А еще у него большой топор…»

Если бы Гарри точно не знал, что он у себя в голове, он бы точно решил, что все реально. Настолько настоящим все вокруг было… Через несколько часов усталый и грязный волшебник выполз к выходу и застонал: Пройдя сквозь дверь в конце лабиринта, он попал в круглую комнату, с множеством входов и одним выходом. Над каждой дверью висела табличка гласящая «Миры Древней Греции», «Древний Китай», «Русские народные сказки» и так далее… А единственная в комнате арка вела прямиком в уже знакомую гостиную… После этого случая, Гарри стал вгрызаться в детскую литературу куда серьезнее. Хотя, Алекс значительно оттаял и даже предупреждал, по какой теме будет опрос. Но все равно еще несколько раз Гарри попадал в «шкурку» героев сказок. Порой даже по собственному желанию… Позже он втянулся в это дело и даже стал просить «добавки» литературы. В особенности в жанре фэнтези… Это все было противное влияние Певерелла, у которого были три любимых направления в искусстве: научная фантастика, как раз таки фэнтези и… аниме… Последнее, Алекс заставлял смотреть и Поттера, а также пичкал его японскими комиксами - мангой… Аргументируя это тем, что лучше всего стихийные заклинания показывали именно жители Востока. А также создатели компьютерных игр… Но так как последнее требовало намного больше времени, чем чтение… Выбор Алекса был понятен. Хотя и сам Гарри признавал полезность подаваемой информации. Он заметил, что многое в классификации стихийной магии похоже со способностями героев комиксов и игр… И его убежденность только возросла, когда Алекс устроил занятие, на котором предложил классифицировать магию из сериалов по стандартной классификации и найти им аналоги в реальности… К удивлению Гарри, практически ко всем нашлись «родственнички», а порой и не одни… И пусть, все эти занятия и были интересными, времени и сил они отнимали очень много. Плюс еще ежедневные тренировки, про которые, естественно, маг не забывал, плюс занятия с крестным. Итог - все лето Поттер ботанил… Ну, кроме праздников…

Лето в семье Уизли было богато событиями. Во-первых, чего только стоила трехчасовая лекция Молли Уизли относительно «уродливого шрама, уродующего лицо Рона». У мужской части населения были другие мнения на этот счет. Близнецы похихикали-похихикали, но потом отметили, что шрам каким-то образом сочетался с лицом брата, дополняя его образ. Персивалю было абсолютно начхать на то, что там у кого на лице… Ну, шрам и шрам, подумаешь? Парень считал это не особо важной мелочью, даже скорее причудой брата. Шрам не особо магический, захочет - сведет. А вот реакция отца семейства - Артура была достаточно странной: сначала он поддержал свою жену, но разглядев «украшение», срочно вызвал старших братьев домой. Вернее, позвал то он только Уильяма, а тот захватил с собой и младшего - Чарли. Оба учились в одном заведении. Один на некроманта, а второй на профессионального охотника на монстров. Хотя, как уже говорилось, так как официальные названия данных профессий были не особо популярны, ребята учились на ликвидатора проклятий и драконолога соответственно. Хотя, они смогли бы после окончания работать и по этим специальностям, так как и первая, и вторая специальности были урезанными вариантами основных. Правда, об этом знали только учителя, ученики и часть родителей, допущенных в разряд «своих». Но это уже лирика… Главное, что братья вернулись домой, отпросившись от занятий на пару дней. И сразу же вернулись в училище, захватив с собой отца и младшего брата. Там, ничего не понимающему Рону прочитали целую лекцию по поводу различных шрамов на лице. Вообще, в древности существовала целая система опознавания по шрамам. Форма, размер и расположение играли достаточно важную роль. Причем, у разных специальностей критерии шрамов были разными. К примеру, в случае с охотниками на чудищ, отметины на лице (за исключением несводимых) служили своеобразной визитной карточкой мастера. Но оставить их охотник мог только в том случае, если он одержал честную победу над монстром в битве один на один, ну, и если у него не было отметины от более опасного монстра. Первый критерий был обязательным и все выпускники давали непреложный обет его выполнять, а второй был чисто техническим - зачем щеголять с располосованным телом от мелкой шушары, когда есть метка более сильного противника? Но Рон был не охотником на чудищ. И даже не собирался им становится. Он был начинающим необученным некромантом. У этих чудаков была своя система опознавательных знаков. Тяжелая, сложная магия окутывала магов, связавших свой путь с этим искусством. И тут не играло роль, где маг получил свой шрам. Тут важнее было его расположение и форма. Но шрам должен был получен от постороннего лица (были идиоты, вырезавшие себе священные знаки на лицах и погибавшие от нарушения древних законов) либо предмета, не по собственной воле мага. И, как ни странно, сила мага часто была связана с отметками на теле. Косой полумесяц - символ ночи - уже сам по себе был сильным знаком, а уж носить его на лице было совсем замечательно. Но, судьба сыграла достаточно ироничную шутку, и тонкий луч пересек этот полумесяц, образовав крест… Или косу… Косу смерти. Символ сильнейших некромантов. Такой знак носили практически все сильнейшие этой профессии. И Артур это понял. Поэтому и встал на защиту сына. Но он не слышал о магах, получивших этот знак в таком юном возрасте. Поэтому и позвал старшего сына, вдруг тот что-нибудь узнает. А тот не стал долго думать и отвел брата к своему учителю. Старый некромант оглядел мальчика, прочел ему лекцию о свойствах шрамов, даже показал свой: серебряный крест на левой стороне лба - второй по силе среди знаков Смерти. Помимо всего прочего, он дал добро на начало обучения Рона. Так что, помимо прочих учебников, юный некромант вез с собой старые учебники своего старшего брата, под сильнейшими чарами маскировки и отвлечения внимания. Конечно же, с него взяли обеты о неразглашении, как же без этого? А вот про силу знака, старый маг туманно ответил, что ничего удивительного в нем нет, а также, что грядут большие перемены…

Невилл Лонгботтом был счастлив. Он наконец-то признался, набрался смелости и признался бабушке о своих талантах. Та, к его удивлению, несказанно обрадовалась и теперь вся семья и знакомые выслушивали от Леди Лонгботтом, какой талантливый у нее внук. Хотя, она и отругала его за то, что тот посмел скрывать такую информацию. А вскоре, Невилл был представлен паре солидных профессоров, которые, побеседовав с ним, подтвердили наличие даров и предложили начать на каникулах уже глубже осваивать их. Не интуитивно, а уже по достоверным источникам, с опытными учителями. Так что, теперь Невилл три раза в неделю ходил на занятия: два раза в святой Мунго и один раз в Английский магический дендрарий. В больнице ему давали частные уроки по целительству. Его обучала старушка из Китая с похожим даром. От нее Невилл узнал много нового, да и вообще ему понравились эти занятия - так интересно и красочно рассказывала азиатка. Причем магические методы у нее были перемешаны с маггловскими - она аргументировала это тем, что данный Дар есть и у магглов, но только маг может полностью раскрыть его, сочетая волшебство и науку… Занятия в дендрарии были воистину волшебными. Тут его никто не обучал. Даже наоборот - он служил неким переводчиком между работниками и растениями. Но, так как растения рассказывали ему о себе, он, конечно же, узнал много нового… А некоторые даже сделали ему чудные подарки - добровольно отданные части, благодаря чему, их магические свойства во много раз усилились. Часть он передал в Святой Мунго, местным зельеварам, которые чуть не прыгали от счастья при виде таких сокровищ - правильно сваренные сложные зелья с участием данных компонентов становились практически сто процентной гарантией успеха…

А большую часть Невилл оставил себе, решив устроить у себя дома и в Хогвартсе настоящие ботанические сады. И ему это удалось - все посаженные дома растения успешно прижились! Так что, в Хогвартс он ехал практически уверенный в успехе. Уж кто-кто, а профессор Спраут поймет его…

Драко Люциус Малфой все свое лето провел под домашним арестом. По всей видимости, его отец понял, на какую информацию набрел мальчик: первое, что услышал слизеринец, появившись дома, была полуторачасовая лекция на тему «Каким должен быть Наследник Дома Малфоев». После этого, Драко оказался под замком в своей комнате, без права переписки, а также без возможности покинуть помещение. Даже еду ему передавали в комнату через домовых эльфов. Правда, через пару недель, ему открыли доступ к библиотеке, чтобы парень совсем не зачах, но все упоминания о светлых эльфах были убраны. Ну, и разрешили ему, отправить письма к друзьям с поздравлениями с днем рождения…

А в это время Люциус Малфой метался меж двух огней. С одной стороны, его сын набрел на одну, достаточно интересную литературу… Что ж, все Малфои, «случайно» находили эти книги. Ну, а если не находили, то узнавали обо всем после совершеннолетия. Глава рода Малфоев, надеялся, что его сын сам примет правильный для себя выбор. По всей видимости, уже третье поколение его Рода пыталось пробудить данное наследие. Что ж, возможно Драко это удастся… Еще отец Люциуса предпринимал попытки по пробуждению данного наследия. Но грянула война с Гриндевальдом. Самому Люциусу помешала война с Волдемортом. Нельзя было давать такого преимущества тупым баранам, сидящим в правительстве. Эти олухи были странным смешением маггловского мира и магического. С одной стороны - вроде бы и чистокровные волшебники, пусть и не из очень древних и богатых родов, а с другой стороны - откровенный расизм в отношении магических рас. Малфоев боялись, ибо знали, что они могут многое, а слабых мест у них практически нет. Люциус просто не мог себе представить, что бы произошло, если б всплыло на свет их Наследие. Сейчас. Нынешнее правительство просто не поняло бы, что маг с подобным наследием становится намного сильнее, а тупо приравняло бы его к животным, как это уже произошло с вампирами и оборотнями…

С другой стороны, это безмозглое правительство, по всей видимости, потеряло остаток ума. Ну, или у него совсем кончились деньги. Последними указами были возобновлены обыски «потенциальных Темных магов», на бумаге. В реальности - всех, к кому можно было хоть как-то придраться, а также к тем, кто не принадлежал к коалиции Дамблдора. Причем, обыски были не по инициативе директора - просто министерство боялось трогать его и его людей. Так что, в связи с проверками, пришлось запереть сына в поместье, на всякий случай, а также таскать с собой единственный отслеживаемый в доме артефакт - дневник Волдеморта, ибо остальные артефакты принадлежали Малфоям, а, следовательно, магия Рода их прятала. А вот с книжкой Темного Лорда все было достаточно интересно… Ее отслеживали поисковые заклинания, но все более глубокие проверки показывали, что книги не существует. С подобным маг не сталкивался, так что, на всякий случай носил ее с собой - если его и будут проверять на наличие артефактов, то просто не заметят книгу: пара-тройка Родовых амулетов у волшебника всегда была с собой. Носил-носил, и, по всей видимости, доносился - Люциус умудрился где-то обронить ценный артефакт… Что ж, магу оставалось надеяться, что дневник был не особо ценен Темному Лорду…

Джинни Уизли была расстроена своими последними каникулами перед Хогвартсом. Это должно было быть ее лето! Но, вместо этого, половину каникул родные провозились с ее братом, Роном. Ну, подумаешь шрам, и что? Мало ли у кого какие шрамы… Но нет, Рон ведь особенный! Джинни была далеко не глупой девочкой, поэтому замечала, с каким взглядом смотрит отец на него. Так он смотрел только на самого старшего брата в семье - Билла. А ее, казалось, он не замечал. Вот поэтому, свое последнее лето перед школой, девочка провела, помогая матери по дому, а также общаясь с двумя друзьями: Луной Лавгуд - подругой детства, жившей по соседству, и новым знакомым Томом, чей дневник она нашла в Косом переулке. Том оказался интересным рассказчиком и внимательным слушателем, так что, девочка быстро прониклась симпатией к этому харизматичному, и, как ей казалось, весьма одинокому юноше…

Глава триннадцать. Хогвартс Экспресс.

- Проснись и пой, Поттер! - крик одного надоедливого призрачного типчика разбудил Гарри, так, что он чуть не подпрыгнул на кровати.

- Алекс, отвали… Я спать хочу!

- Вставай! Сегодня едем в школу! - если бы у Певерелла было тело, то он, наверняка, еще и попрыгал бы по кровати.

Поддавшись увещеваниям, одного противного мага, Гарри все-таки поднялся с кровати, привел себя в порядок и отправился завтракать. После обильной обжираловки (как было установлено, еду школьники увидят теперь только в школе, а в поезде продаются исключительно сладости), Гарри отправился в свою комнату, дабы проверить собранность сумок, да удостоверится в том, что ничего не осталось в комнате. Все-таки, как было хорошо, что у Поттера имелся ранец, зачарованный на увеличения объема и уменьшения веса. Парень не представлял, как бы он тащил в этом году чемодан с пожитками: количество учебников увеличилось, как и количество обычных вещей, а учебников по ЗОТИ, напоминающих в реальности творчество безумного графомана, было аж около десятка. Как понял Гарри, данный предмет в этом году им будет преподавать автор этого «эпоса» - Гилдерой Локхарт. Что ж, а вдруг он окажется приличным учителем? Каких только чудес не бывает в волшебном мире.

На маггловской части вокзала Кингс Кросс, Гарри распрощался с крестным и потопал к разделяющему барьеру. И вот тут начались неприятности. Барьер был зачарован чем-то странным - Гарри не мог пройти сквозь него, хотя остальные маги спокойно попадали через него на платформу 9 ¾. Посоветовавшись с Алексом, Гарри провел ряд экспериментов. Во-первых, барьер был достаточно сильно зачарован, а так как ребята не знали его исходного плетения, то видиние магических потоков им не особо помогло. Во-вторых, они выяснили, что барьер не пропускает именно Гарри Поттера. И, в-третьих, оказалось, что возле барьера лежат сильные магглоотталкивающие чары. Поэкспериментировав, ребята не нашли ничего более умного, как пройти через барьер, контролируя тело вдвоем: Гарри не пропускает, на Алекса вообще неизвестно как барьер отреагирует, а они вдвоем - что-то среднее. И не Поттер, и в тоже время местный маг. Как ни странно, это бредовая идея сработала, только обратно Алекс не успел спрятаться, так что, пришлось объяснять свой экстравагантный вид неудачным экспериментом…

Попав на платформу, Гарри тут же стал искать своих друзей. Через несколько минут, он обнаружил Драко и Невилла, обсуждающих свои летние каникулы.

- Привет ребята. Как дела?

- Да все нормально. Представляешь, меня на все лето заперли под домашний арест! - Малфой негодующе топнул ногой, для пущего эффекта.

- А у меня нааамного лучше! Потом расскажу. А что у тебя с внешним видом? - Невилла, казалось, распирает, от желания поделится новостями, но и состояние друга его волнует не меньше…

- Да так, неудачное зелье. Через пару дней эффект спадет.

- А, ну тогда нормально. Пепельные волосы тебе не идут, а уж про золотые глаза я вообще молчу… - беззлобно хихикнул блондинчик.

- Драко, завидуй молча.

- А никто и не завидует…

- Так, ребята, прекратите ссориться. Пойдемте лучше в купе. Меня там уже Рон и Гермиона ждут. - Невилл разнял двух оболтусов. К слову, он частенько этим занимался. Казалось, этим двоим подобные перепалки доставляют какое-то удовольствие…

- Так-с, прости Лонгботтом, но меня на факультете сожрут, если я поеду с ними. Вас бы еще стерпели, но не их… Не будем рушить хрупкий мир, так что, увидимся на распределении… - и практически бесшумно Драко исчез в толпе

- Ну, а я, Невилл, против этих двоих не возражаю… Только вот, - Гарри театрально шмыгнул носом, - бедный пощипанный вороненок не помешает вашему имиджу Золотого Трио Львятника?

- Посмотрел бы я, где разводят таких пощипанных воронов… Пойдем уже…

* * * Далее в этой главе мысленные разговоры между Алексом и Гарри будут выделены курсивом* * *

В купе помимо Гермионы и Рона находились еще две девочки, очевидно, первокурсницы. По всей видимости, это была младшая сестра Рона - Джинни вместе со своей подругой. Незнакомка посмотрела на входящих, и Гарри слегка оцепенел - создалось такое впечатление, будто его насквозь просветили рентгеном.

- Луна Лавгуд, - представилась девочка.

- А я… - начал Гарри, но его прервали.

- Гарри Поттер, да, я знаю, но я представляла тебя несколько иначе, - продолжила Луна, - Неудачный эксперимент с зельями?

- Эээ, что-то в этом роде…

- Ну все, попали мы с тобой… Веселая в этом году у нас будет поездочка…

- ??? С чего ты взял? - Гарри был удивлен странными интонациями в голосе Алекса. Там было удивление, растерянность и… страх?

- Посмотри на ауры ребят…

- Ну, все нормально, разве что, у Уизли она немного темнее, чем была в прошлом году… - Поттер еще сильнее озадачился. Вроде бы с ними все было в порядке…

- … Точно, я и забыл, что ты можешь этого не видеть… Тогда зайдем с другой стороны. Тебе не кажется странным тот факт, что Рональд читает книгу. Да еще, на которую наложено такое количество чар…

- Хм, я даже и не обратил внимания на этот факт. А что я не могу видеть?

- Ауроскопия - сложный дар. Но его может развить каждый, до определенных границ. Но вот до конца его может развить только человек с врожденным талантом…

- Гарри, с тобой все в порядке? Ты как зашел так ничего и не сказал, - Гермиона обеспокоенным взглядом смотрела на него. Сам Гарри смотрел на Луну. Она, казалось, пребывала в каком-то трансе.

- С ним все в порядке, - Лавгуд вышла из своего оцепенения, - Просто он говорил с внутренними нарглами.

- Нарглами? - Удивленно переспросили Невилл и Гермиона. Гарри в задумчивости посмотрел на нее.

- Ну да, нарглами. Такие маленькие, пушистые, похожие на котят с крылышками…

- Спроси у нее, видит ли она еще кого-нибудь?

- Алекс зачем? И что по поводу аур?

- Все потом. Сейчас просто спроси…

- Луна, а кроме нарглов ты еще кого видишь?

- Я и нарглов-то не особо вижу. Просто знаю, что они есть. Еще, я мечтаю найти морщеногих кизляков.

- Кого? - Одновременно спросили уже Невилл, Гермиона и Рон, ставший прислушиваться к разговору…

Морщеногих кизляков. Это такие шестипалые мохнатые зверушки, похожие на медвежат лилового цвета. Лапы у них в складках, отсюда и название. На голове от одного до трех рогов, а еще…

- На спине у них две пары крыльев, как у птиц… Чаще всего белых, - обреченно простонал Алекс.

- На спине у них две пары крыльев, как у птиц… Чаще всего белых? - удивленно повторил вслух Гарри. На него с удивлением покосились все сидящие в купе.

- Да, именно так. Ты их видел? - с робкой надеждой в голосе спросила Луна.

- Таких животных не существует, - безапелляционно заявила Гермиона.

- Герми, если их никто не видел, то это не значит, что их не существует, - возразил Гарри. - Нет, Луна, я их не видел, но про них слышал, а сейчас, мне надо поговорить со своими «нарглами»…

- Еще один чокнутый, - обреченно вздохнул Рон…

* * * Далее идет разговор Гарри и Алекса, без посторонних лиц, так что курсива не будет* * *

- Алекс, какого черта все это значит? - напору Гарри позавидовал бы любой бульдозер…

- Это значит, что мы с тобой попали… Причем конкретно, - тяжело вздохнул Певерелл.

- ???

- Ты помнишь классификацию аур магов через ритуалы?

- Эээ, ну, в общем и целом да.

- Так вот, люди с врожденным даром ауроскопии могут видеть полные ауры людей, со всеми вытекающими без данных ритуалов. Остальные же максимум что определят, так это склонность мага к свету или тьме. Другие четыре стихии уже не просветятся. А сейчас, я тебе скину слепочек нашего купе… Ну как?

- Алекс, ты серьезно?

- Ага….

- Тогда мы действительно попали…

- Вот-вот… Зато, теперь я знаю, что мы подарим Уизли на Рождество. Да и тебе будет веселее, а то быть одним стихийником на планете - скучно…

Слепок ауры, который скинул Алекс, был похож на черно белую фотографию, на которой разлили яркую краску в нескольких местах. Невилл и Гермиона были окутаны слегка светящейся серой дымкой, что свидетельствовало о том, что стихийная магия спит. У самого Гарри была дымка чуть ярче, плюс, по ней пробегали редкие синие искры. У Джинни дымка была чуть темнее остальных - что это было, Гарри не знал.

- Это свидетельствует том, что у нее есть родовой дар из темных. Пробудившийся, но не распечатанный… - Алекс, видимо услышал его размышления, - Когда будешь разбираться с Роном, взгляни на его книгу…

Уизли старший был раскрашен куда интереснее остальных. Шрам на его лице был ярко серебряного цвета, но, в прямом смысле слова, полыхал черным пламенем. Там же пламенем горел и подол его мантии, окутывая низ парня коконом черного огня. Выше огонь превращался в черные крупные искры. Книга, на которую посоветовал обратить внимание Певерелл, горела в темно синем огне. В этом слепке ее не спасали никакие маскирующие чары. Так что, Гарри ее детально рассмотрел - черный, древний фолиант, озаглавленный, как «Искусство некромагии. Вводный курс»

- Алекс, только не говори мне, что это то, о чем я подумал…

- Хех, да, действительно, твой друг Рон - потомственный некромант. А также инициированный маг Смерти. Причем очень сильный. Так что, придется нам заниматься и его обучением. Только тайно. Нам еще рано раскрываться.

- А как же тот факт, что Тьма - Зло?

- Ты издеваешься?

- Ага. Ну ладно, просто, ты уверен, что местные некроманты не психованные фанатики?

- Даже если бы это было так, все равно, такие таланты нельзя упускать. Но ты забыл про книгу.

- А что с ней не так, кроме того факта, что это труд по магии смерти?

- Цвет огня. По идее, она вообще не должна была гореть. А тут равномерное пламя, да еще и темных тонов.

- И что это значит?

- Не перебивай меня. Это значит, что местные некроманты чуть более стихийные маги, чем остальной сброд. Где-то на уровне чуть ниже среднего, по стандартам моего мира. Они кое-что могут, но их сильнейшая магия находится на достаточно шатком уровне.

- ??? Что ты имеешь в виду?

- Ну, если я правильно помню лекции в Академии, то в данном разделе магии, есть промежуток, на котором магия требует жертвоприношений и прочей чернухи. Выше нее стоит уже высшая некромантия - подлинное искусство, а ниже - как раз уровень здешних умельцев.

- То есть, ты хочешь сказать, что местные некроманты не стали развиваться из-за кровавых ритуалов?

- Ну, возможно… Или, им не дали этого сделать. Но мы поправим это. Я обещаю. А теперь, приступим к главному блюду нашего пиршества.

- ???

- Ты забыл про последнюю. И вот тут, у нас конкретные проблемы…

- Луна Лавгуд?

- Ага…

Девочка и впрямь была окружена достаточно интересным магическим слепком. С одной стороны, у нее не было ауры вообще. С другой - по ней пробегали ярко-белые, практически ослепительные крупные, но редкие искры. А еще, у нее за спиной находился пылающий в золотисто-зеленом огне посох. Его навершие невозможно было рассмотреть из-за плотного огня. А еще, ее глаза светились неоново-голубым светом.

- И что это значит? - сдавленным голосом произнес Гарри. Это было очень странное, красивое, но в тоже время пугающее зрелище.

- Начнем по порядку. Серая аура на всех нас, кроме Луны показывает, что силы есть, но они или запечатаны, либо еще спят.

- То есть, ее магия полностью распечатана?

- Да, а еще, она очень сильный светлый стихийник. Искры показывают наличие магии, а их цвет - предрасположенность. Но она не обучена. На это указывает тот факт, что вокруг нее не вьется костра силы. Как вокруг Рона. Он уже начал обучение, и результат ты видишь. Цвет глаз также говорит, что ее сила пробуждена. По поводу посоха - тут уж ничего сказать не могу… Скорее всего, у нее с собой какой-то артефакт, чья истинная форма - посох.

- Мы попали, не так ли?

- Ну, если бы это были все сюрпризы, связанные с ней… Тогда бы нет. Но есть еще один. Она меня видит.

- Что? Прости, мне послышалось, будто ты сказал, что она тебя видит…

- Так оно и есть. Поэтому, будем ее «вербовать» в наш «клуб» в ближайшее время.

- Но, как она смогла тебя увидеть?

- Скорее всего, ее предрасположенность помогла.

- Предрасположенность? Ты хочешь сказать, что любой светлый маг тебя увидит?

- Неа, только те, кто склонен к той же магии, что и она. Плюс пробужден.

- И чем же она обладает таким интересным? - Гарри был заинтересован.

- Призывы. Светлый аналог демонологии. Отсюда и ее возможность видеть невиданных животных. Так же, скорее всего, у нее не будет никаких сложностей с приручением других магических существ.

- Но, как призывы связаны со способностью видеть невидимых, фантастических животных?

- Они не фантастические. Просто находятся в других мирах. У мага Призывов нет проблем с вызовом существ из других миров. Их количество зависит только от самого мага. А такая способность, позволяет представить их четче и яснее. А поскольку она еще маленькая девочка, то и видит лишь детенышей животных. Скорее всего, они являются ей во сне, но некоторых, обитающих в ближайших мирах, с нашей географией, она может видеть и в реальности. Также как и меня…

- А с чего ты взял, что она видит детенышей?

- Ну, ее нарглы - крылатые котята, которых много. А вот ее кизляки… Знаешь, на родине моего Учителя - Редглассе - есть такой мирный, но хищный зверь, на местном диалекте называемый, как Маафырг. Так вот, ее морщеногие кизляки - один в один, как детеныши маафыргов. Повезло девочке, зверь сильный, выносливый, здоровый, а что самое главное - очень преданный. Они что-то вроде местного аналога собак. Так что, если она сможет его призвать, к ней никто не подойдет из врагов. Знать бы, что она еще такого видит…

- И что мы будем с ней делать?

- Что делать? Учить, конечно. Призывы не такая уж сложная магия, особенно для студентов Рейвенкло.

- А с чего ты взял, что она попадет туда?

- Скажем так, предчувствие. И потом, она их видит, возможно слышит, но до сих пор не сошла с ума. Те в ком просыпался этот дар, но был необуздан, часто не выдерживали. А ведь были куда старше этой пигалицы. Так что, девчонка - гений. Поэтому будем учить ее. А заодно и тебя. Есть пара призывов, которые сможешь и ты провести. Например - фамильяра. Достаточно полезное искусство…

Гарри медленно возвращался в реальность, после разговора с Алексом. Ребята, кажется, решили, будто он заснул, и сейчас тихо спорили на какую-то тему.

- Ребята, Гарри проснулся, - произнесла Луна, «спалив» хитрый план Поттера - тихо посидеть, ничего не делая…

- О чем спор? Раз уж я проснулся, то хотелось бы знать, о чем вокруг идет речь…

- Да так, после того, как ты ушел разговаривать с «нарглами», - Герми решила доказать нам, что их не существует…

- Ну и как?

- Ну, насчет нарглов и кизляков мы пока не уверены, но вот теперь решается вопрос о существовании костяных драконов…

- Это тех, что поднимались древними некромагами?

- Ну вот, а Гермиона говорила, что их никогда и не существовало. - торжественно сказал Рон, видимо поставив точку в обсуждении.

- Пусть еще заявит, что и стихийная магия - это миф? - иронически хмыкнул Поттер.

- Вот возьму и заявлю!

Так они и проспорили, до остановки Хогвартс Экспресса. Разговор скакал по разным темам, начиная от древних растений и заканчивая великими волшебниками, чьи подвиги воспевались только в легендах, но не были подтверждены исторически… Гермиона была весьма хм… «атеистична», в отношении некоторых разделов магического мира. Так что, ребята нашли, чем заняться - переубеждать Грейнджер, относительно некоторых аспектов магии.

Распределение прошло весьма спокойно. Джинни попала в Гриффиндор, а Луна, как и предсказывал Алекс - в Дом Ворона. На вступительном мероприятии внутри факультета девочка лишь напустила тумана относительно своей персоны. От нее узнали, что ее отец - редактор журнала «Придира», в прошлом - невыразимец, а мать девочки погибла пару лет назад… Но и это услышали не все. Лишь те, кто смог услышать это в ее повествовании о разных невиданных зверушках… А таких оказалось мало. Помимо Гарри, которого тыкал носом Алекс, это уловили всего лишь пара человек, в числе которых был и староста курса. Остальные сочли ее неким чудиком. Пока разбирались с остальными студентами, Алекс смог о чем-то с ней договорится. Как потом узнал Гарри - они договорились о встрече на следующий день в одном из заброшенных классов рядом с гостиной. А пока девочка пообещала не раскрывать их. Что ж, второй год Хогвартса начинался весьма необычно…

Глава четырнадцать. Луна Лавгуд.

Она с самого детства была необычным ребенком. Хотя, при таких родителях это неудивительно. Отец работал в Отделе Тайн над изучением древних манускриптов. Там было много всего разного: от древних секретов магии, до описания редких видов животных и растений. Мать Луны работала также в качестве невыразимца, но только в отделе по разработке новых заклинаний и зелий. Мастер-экспериментатор и хранитель древних знаний. Как сошлись такие, казалось, несовместимые люди - задача достойная Отдела Тайн. Хотя, у Луны не возникали подобные вопросы: она знала, что родители любят друг друга и ее. А еще она прекрасно видела, что мать и отец созданы друг для друга - один раскапывал древние секреты, а вторая воплощала их в реальность, но уже на современный лад. Странно, но древняя магия самого загадочного отдела в министерстве позволяла им подобное. Луна прекрасно помнила практически все свое детство, в особенности ее любимое занятие: подслушивать поздно вечером разговоры родителей. Поначалу, ей и не приходилось этого делать: когда она была совсем маленькой, эти научные споры велись и при ней, но когда девочка чуть подросла, ей пришлось тайком пробираться, чтобы заняться любимым делом. Разговоры родителей, переходившие в горячие научные споры, были для нее краше сказок на ночь. Луна унаследовала страсть отца к древним рукописям, но также к ней перешла и склонность матери к достаточно рискованным авантюрам. Любой, возникавший в ходе разговоров родителей, неизвестный термин становился для девочки целью. Она перечитывала всю доступную ей литературу, дабы хотя бы приблизительно узнать, что это такое. Любимым ее местом стали библиотеки неважно маггловские или магические. Сначала, она просто искала нужную ей информацию, а потом полюбила читать. И воображать себя в качестве героя книги, если это была художественная литература. Хотя, и образовательную программу она не упускала из виду. К своему семилетию, Луна по развитию была уже на уровне ученика маггловской старшей школы. По умственному, конечно. В остальном, она оставалась обычной девочкой. Немного гениальной, или не немного, но все же обычной. Практически. Какой-то тихий зов она чувствовала всегда, но вполне могла его игнорировать, считая его плодом своей разбушевавшейся фантазии…

Все изменил один день. Казалось, абсолютно обычный, будничный день. Но он изменил весь семейный уклад их тихой, достаточно скромной жизни. Неудачный эксперимент в лаборатории, и вот, мать Луны погибает во взрыве прямо на глазах у своей девятилетней дочери, наблюдающей за работой в своем любимом укромном местечке. Сильнейший магический выброс в результате взрыва…

Два месяца Луна пробыла на реабилитации в Святом Мунго. Первые три недели без сознания. А когда пришла в себя, то целители констатировали, что психика ребенка не выдержала такой перегрузки. Странные, невидимые животные стали преследовать девочку, а сама она стала говорить о каких-то вообще необычных и немыслимых вещах. Продержав какое-то время ребенка под наблюдением, медики выдали девочку отцу, посоветовав уехать куда-нибудь за город в тихое место, где чистый воздух и поменьше стрессов. Так отец и поступил. Дом в городе был продан, а Лавгуды переехали в небольшое трехэтажное строение, напоминающее творение безумного художника. Вскоре, рядом с домом появился сарай-типография, а потом свет увидел журнал «Придира» - этакий сборник слухов, сплетен, а также россказней о различных необычных животных. Люди поговаривали, что отец семейства не вынес смерти жены и помешательства дочери и сам стал немного того. Возможно, это в действительности было так. Но люди в серых плащах, под маскировочными чарами, по прежнему навещали Лавгуда-старшего раз в месяц. Невыразимцы бывшими не бывают, а Ксенофилиус оставался одним из лучших специалистов в разгадке и составлении шифров и загадок, коими были запечатаны многие древние свитки.

Луна лежала на ярко зеленой траве. По голубому небу плыли розовые облака. Луна помнила это место. Еще в далеком детстве она его придумала. Свое собственное королевство. Но как она там оказалась? Последнее, что помнила Луна, это маму в лаборатории. Потом… Взрыв. Вспомнив, что случилось, девочка горько заплакала. Она потеряла счет времени, полностью окунувшись в боль. Успокоившись, почувствовала, будто все горькие воспоминания заперли в тяжелый сундук и замотали его цепями. Луна села и осмотрелась. Это была ею придуманная страна. Не было замков, деревень, людей, зверей и птиц. Только она одна. Не далеко от нее стоял черный большой сундук, обвитый цепями. Прямо такой, какой она себе и представляла. У нее создалось впечатление, будто она оказалась в собственном сне. Или кошмаре. Или в ловушке разума… Шестеренки в голове бесперебойно застучали, и сложилась вполне очевидная для нее версия происходящего. Луна оказалась пленницей собственного разума, после гибели матери. Что ж, если она сюда как-то попала, то где-то должна быть и дверь наружу. Девочка решилась осмотреться. Создать дверь не получилось, зато зонтик от солнца и очки вышли достаточно хорошо. Через некоторое время были составлены некие правила пребывания в этом странном месте:

1) Никаких потребностей, кроме сна тут не было, да и тот был нужен гораздо реже.

2) Можно было создать любой материальный объект, но не живое существо и не выход наружу.

3) У «королевства» были границы. Прогуливаясь, Луна наталкивалась на стены, за которые нельзя было выйти. В ее владениях оказались большая, зеленая равнина, дремучий лес, а также родник, небольшое озерцо и ручей их соединяющий. После некоторых экспериментов, озеро значительно расширилось, а ручей можно было с натяжкой назвать небольшой речкой.

На берегу речки, Луна воздвигла маленький деревянный домик, в котором и поселилась. Днем она исследовала окрестности, а ночью обустраивала свое жилище. Вскоре домик приобрел вполне живой вид, а также обзавелся небольшой библиотекой и лабораторией. Как ни странно, ей удалось воссоздать даже те книги, чье содержание она знала только мельком. Видимо, подсознание хранило их содержание намного лучше, чем она считала. Эксперименты с зельями также были весьма занятны. К ее удивлению, взрыва добиться не удавалось: вместо него, котел автоматически очищался. А вот правильно сваренные зелья исчезали, оставляя после себя свиток с ингредиентами, да эффекты от снадобья. Два дня Луна убила чисто на эти эксперименты. Просто увлеклась. Потом, продолжила искать выход из ловушки. Помогло везение: уже отчаявшись, девочка бездумно пошла в ту сторону, откуда слышался тот странный Зов, который она игнорировала с детства. Она пошла на него, и в результате подошла к ранее незамеченному участку в лесу: камень, больше похожий на небольшую скалу, в середину которого была вмурована тяжелая дубовая дверь, закрытая на большой замок. Еще сутки ушли на попытки открыть замок - ключа-то не было. В конце концов, с помощью хитрых маневров, а также знаний из маггловских детективов и учебников по химии, Луна смогла открыть замок.

Тяжелая дверь со скрипом распахнулась. Луна увидела черный тоннель, уходящий вниз. Неожиданно, из недр тоннеля стал доноситься странный нарастающий шум. В темноте показались яркие, разноцветные искры. Постепенно их количество увеличивалось, а сами они двигались в сторону выхода. Когда они подобрались совсем близко к выходу, Луна решилась дотронуться одной из них. Искорка с тихим шипением впиталась под кожу девочки, и в тот же момент яркий луч света ударил из глубин пещеры, сметая все на своем пути.

Луна проснулась в кровати в своем домике у реки. Последнее, что она помнила - белая вспышка света, после контакта со странной искоркой. Девочка прислушалась к своим ощущениям. Что-то изменилось, только вот что, она не могла понять. Вскоре она нашла первую странность: Зов, который сопровождал ее долгие годы, наконец, утих. А вот вторая странность поразила ее куда больше: раньше в «королевстве» тишину нарушала только река, ветер да сама девочка, а сейчас из-за окон доносилось пение птиц. Луна вышла из дома и замерла: в действительности в ее воображаемом мире появились животные. Разнообразные птицы, животные, по всей видимости, рыбы в реке. Причем, многие виды были ей неизвестны. А другие, казалось несовместимые, спокойно находились рядом друг с другом. По крайней мере, она вроде бы видела нунду и единорога, спокойно прогуливающихся рядом. По всей видимости, законы «королевства» распространялись и на животных. Только как они оказались в ее разуме? Внезапно, что-то тыкнулось в ее ногу. Или кто-то. Она обернулась: маленький шестилапый сиреневый медвежонок с белыми крылышками и маленьким рогом посреди лба. Таких девочка еще не видела. Хотя, с другой стороны… В детстве, она любила рисовать различных необычных зверей. И вот такой медведь там тоже был… Кажется, она называла его морщеногим кизляком. И действительно, лапки у мишки были в складках. Так значит, ее фантазия позволила воплотиться детскому воображению в реальность? Или же это что-то другое? По крайней мере, НАСТОЛЬКО реалистично Луна никогда не продумывала своих животных. Неожиданно девочка остановилась, ошарашенная неожиданной догадкой. Если воплотился один, то почему бы не стать реальностью и другим ее фантазиям? А ведь среди выдуманных ею животных были и достаточно опасные звери. Хотя, возможно они не причинят вреда своей хозяйке и создательнице? Ведь и кизляк вышел намного милее, чем она себе представляла.

Луна решила исследовать ту пещеру вновь. Ведь возможно, все эти звери пришли оттуда, а значит, там, вероятно, находится выход. Спустя пару часов блуждания по лесу да пряток от животных (на всякий случай) девочка вышла к месту, где ранее находилась пещера. Теперь же там ничего подобного не было. Сейчас там располагалась просторная светлая поляна, в центре которой стоял… круглый бассейн. Он был достаточно большой, а дна так вообще не было видно, хотя вода в нем была прозрачной. А еще, она светилась, а на поверхности шипела, из нее вылетали яркие искры всех цветов радуги. Волшебное зрелище. А еще, на другой стороне полянки стояла беседка, сложенная из того же материала, что и бортик бассейна. Она была выполнена в форме правильного шестиугольника. Посреди беседки стояла дверь. Все из того же материала. Дверь, ведущая в никуда. Возможно, это был выход, а возможно и нет. Луна решила узнать, что это за странный проход. Как оказалось, дверь вела в какую-то странную комнату, по всей видимости, прихожую. Опять в форме правильного шестигранника, только вот у каждой стены находилось по двери. Одна из них вела в беседку, предназначение остальных Луна не знала, но решила узнать, так как была достаточно любопытной. Следующие три двери открывали проходы в такие же беседки, как у бассейна, но находящиеся в разных частях «королевства». Таким образом, Луна нашла проход в лес, на равнину и в два новых, ранее незамеченных региона: горный, заснеженный и пустынный. Пятая дверь вела прямиком в ее домик у реки. В гостиной появилась новая дверь, которая после прохода превратилась в арку. Таким образом, оказалось, что комната с проходами находилась в ее собственном доме. Поскольку оставалась еще одна не исследованная дверь, Луна вернулась в круглый зал. Видимо, получив привязку к ее дому, он изменился: ранее, все двери были одинаковы, и девочка просто двигалась по кругу. Теперь же расположение дверей поменялось, как и они сами. Напротив Луны находилась единственная неисследованная дверь, в то время, как остальные стали располагаться по бокам, изменили свой цвет, а также получили картинки с пояснениями, куда что ведет. Зеленая дверь с елочкой - в лес, белая со снежинкой - в горы, желтая с треугольником - в пустыню и синяя с цветком - на равнину. Последняя дверь вела в самую необычную комнату из всех остальных: белоснежно-золотые стены, казалось, были сотканы из чистого света и светились. А еще по ним бегали разноцветные искры. Дверь сюда также изменилась, превратившись в причудливую арку. На полу был нарисован рунный круг. По крайней мере, то, что там изображено, было максимально на него похоже. Причудливые узоры в виде диковинных растений и птиц сплетались между собой, а также с различными неизвестными Луне рунами, образуя что-то вроде круга. Который светился бело-голубым мягким светом. Девочку тянуло в центр этого рисунка. Не в силах сдержаться, она встала прямо в его центр. Узор стал намного ярче, а потом вверх резко поднялся столб небесно-голубого света. Когда он утих, девочки в комнате не оказалось…

На этот раз потолок в комнате, в которой оказалась Луна, был белым и совсем не похожим на тот, что был в ее «королевстве». Первой мыслью девочки, когда она проснулась было: «Блин, я когда-нибудь буду более осторожной или нет?» Как оказалось, на этот раз ее вынесло уже в реальный мир. По словам врачей, она пролежала без сознания около 2-х недель. Это известие ее немного ошарашило, так что она немного растерялась и поэтому не очень адекватно отреагировала, когда у нее перед глазами возник призрачный двойник кизляка из ее, как она думала, сна. А когда она поняла, что его кроме нее никто не видит было уже поздно… Ну, врачи, по крайней мере, стали смотреть на нее достаточно странно. Не менее удивительным был тот факт, что эти животные (через некоторое время она стала видеть и других) были для нее относительно материальны. Поэтому, девочка не нашла ничего более умного, как продолжить создавать свой образ немного странной девочки…

Единственным, кому она рассказала всю правду, был ее отец. Он ей поверил, и после некоторых раздумий Лавгуды решили переехать из города и открыть свою газету, посвещенную слухам, сплетням и несколько необычным явлениям, даже в мире магии. Невыразимцы давно вынашивали такую идею, но никто не хотел за это браться. А тут появился такой повод. У Ксенофилиуса было две цели, когда он создавал «Придиру»: осуществить давний министерский проект - среди мусора, приходящего в такого рода газеты, вполне могло попасться что-нибудь по настоящему ценное. А второй целью стала Луна - он хотел сам узнать, что с ней, но в тоже время не допустить, чтобы о ее способностях узнали другие. А еще он срочно стал обучать девочку окклюменции. В самом начале их исследований, они решили проверить память Луны, но не смогли пробиться под странными окклюментивными щитами, зато попали в «королевство». Только тогда Лавгуд-старший окончательно и поверил дочери. И стал обучать ее искусству защиты мыслей - чтобы никто не смог пробиться в данное пространство. Хорошо, что девочка оказалась действительно способной ученицей.

Первые полгода для Луны стали настоящим испытанием. Постоянные поездки в Мунго, срочное обучение окклюменции, смена имиджа и многое другое. Но потом стало немного легче - имидж чудачки ей даже чем-то понравился, журнал заработал уверенней, в Мунго от нее наконец отстали, а окклюменция далась девочке на удивление легко. Она даже смогла поменять местами свое «королевство» и мысли, так что теперь, в ее воображаемый мир не смог бы попасть вломившийся легилимент. К окружающим ее животным, Луна привыкла, хоть это было и немного странно. Помимо них она стала видеть и многое другое - магические тайники, привидений, невидимых для остальных.

Эксперименты в «королевстве» также проходили весьма успешно. Во-первых, девочка научилась манипулировать там погодой, а во-вторых, лаборатория-то там оказалась весьма полезной. Уже сейчас, на счету девочки были два новых зелья, правда не особо полезных, да и известных только в достаточно специфических кругах Невыразимцев. Последние, кстати, пророчили ребенку карьеру в Отделе Тайн. Но, несмотря на свои увлечения, Луна оставалась обычной маленькой девочкой. Хоть и сравнивала себя с героями маггловских комиксов, живущих несколькими жизнями. Так что, она подумала и решила, что пусть будут две Луны Лавгуд - маленькая, слегка чудаковатая девочка, и безумный гений-экспериментатор, в которого эта девочка превращалась по ночам. Первая - жила жизнью обычной девочки: играла с друзьями, помогала отцу сочинять истории в газету, достаточно неплохо рисовала. Вторая же наравне с отцом вгрызалась в тайны истории, в поисках потерянных знаний и неведомых животных, экспериментировала с зельями и с нетерпением ждала своей волшебной палочки. Вскоре она научилась попадать в свое «королевство» не только во сне, куда ее заносило каждый раз, но и наяву, впадая в некий транс.

Шло время, приближался одиннадцатый день рождения девочки. За последние два года, девочка настолько свыклась с маской чудачки, что уже и не мыслила себя без нее. По крайней мере, раньше уж у нее точно не было привычки к экстравагантности - яркие необычные аксессуары и дурацко-мечтательное выражение на своем лице она характеризовала именно так. За все время, прожитое вне города, она сблизилась только с одним человеком - Джинни Уизли, чья семья жила по соседству. Уизли были забавны… По крайней мере, тем, что мужчины в их семье умели маскироваться. А те, кто видел сквозь их маскировку, благоразумно молчал. Как говорится, пока не увидишь - не поверишь. Семья Уизли, коих в Магическом мире считали светлыми магами, ярыми приверженцами Света, Предателями Крови, оказалась потомственно Черной. Нет, мать семейства - Молли, может и была светлой, но вот, все остальные… В лучшем случае нейтральны… А от старших, так вообще тянуло Тьмой за милю. Но это не мешало девочке спокойно с ними общаться - разницу между светлыми и темными она не проводила, главное чтобы человек был хороший, а цвет магии, ее не особо волновал. Хотя, Джинни привлекала ее сильнее остальных. Во-первых, она была ровесницей Луны. Причем не только по возрасту. Помимо всего прочего, Джинни была и умна. Так что с ней можно было поговорить достаточно хорошо и откровенно. Луне-ребенку был нужен такой друг. Луну-экспериментатора привлекала магия младшей Уизли. Девочка не была ни светлой, ни нейтральной, ни темной. Но и никакой она тоже не была. Цвет ее магии зависел от настроения, и это привлекало внимание, как интересный феномен, а Луна любила такие загадки. На свой день рождения, Луна, как и ожидала, получила свою волшебную палочку - дуб и перо феникса. Тем же вечером, девочка снова почувствовала Зов.

На этот раз, Луна тщательно подготовилась к путешествию. Правда, заключалось это в том, что она села медитировать в своей комнате дома прямиком на точной копии круга перехода в ее «королевстве». Итог был интересен: проход состоялся, но в тоже время, девочка чувствовала себя и в реальности. Каким-то образом, она умудрилась разделить свое сознание на две части и оказалась в двух местах одновременно. Решив не заморачиваться по этому поводу, Луна просто перестала обращать внимание на окружающий мир ее реальной части и бодренько потопала в сторону Зова. Он привел девочку прямиком к тому самому колодцу, образовавшемуся на месте пещеры. И вот тут произошло нечто странное. Ее тело перестало ей подчиняться, как в «королевстве», так и в реальности. Причем, и ощущения полностью изменились: теперь она полностью ощущала себя в реальном мире, но видела она полянку перед бассейном себя около него, но как-то со стороны. Воображаемая Луна подошла к колодцу, достала из-за пазухи волшебную палочку и бросила в искрящуюся воду. В реальности же девочка почувствовала, как ее неконтролируемая рука вытащила палочку из-за уха, где Луна ее носила (уж если быть экстравагантной, то во всем), и положила перед собой. А затем вернулась в положение для медитации. Лавгуд, находящаяся в «королевстве», в то время, начала делать какие-то сложные пассы руками и читать заклинание на неизвестном, но очень мелодичном языке. Вода в бассейне забурлила, а затем ударила вверх золотым потоком. Когда он рассеялся, то оказалось, что в метре над поверхностью воды завис необычайно красивый посох, около полутора метра в длину. Выполнен он был из белого дерева, больше напоминающего кость, по поверхности струились невиданные руны и животные, прямо как на Круге перехода. В нескольких местах, посох был перехвачен изумрудной тканевой лентой с белым орнаментом в виде все тех же рун и животных. Навершием посоха служил большой зеленый камень, выполненный в виде восьмигранной вытянутой пирамид, с правильным многоугольником в основании. Он парил в 2-3 дюймах от окончания деревянной части посоха. Чуть пониже этой пирамиды вокруг посоха по одной орбите вращались еще четыре белоснежные каменные пластинки, выполненные в виде ромбов. Нижняя половина пластинок закрывала верх деревянной части посоха, а верхняя - соответственно нижнюю часть пирамидообразного камня. Пластинки располагались таким образом, что если бы кто-нибудь соединил их невидимыми линиями, то получился бы квадрат, центр которого попадал в промежуток между пирамидкой и деревом. На каждой из пластинок в центре с внешней стороны был выбит изумрудный иероглиф, на каждой свой.

Этот необычный посох подплыл к воображаемой Луне, та коснулась его и резко оттолкнула в ту сторону, откуда реальная Луна следила за происходящим. А затем растаяла в воздухе. Девочка поймала летящий в ее сторону посох (как - вопрос, ведь она могла только наблюдать, но каким-то образом она его схватила. Возможно, после исчезновения, воображаемая Луна вернула ей тело в «королевстве»), и вывалилась из своего воображения.

Лавгуд открыла глаза. Она сидела у себя лома в комнате. Под ней медленно затухал Круг перехода (хотя, чертила она его мелом), что было странно. Не менее странным был тот факт, что в руках девочка держала тот необычный посох из воображаемого мира. Откуда он взялся, девочка понять не могла. Ну не из воображаемого же мира он вывалился? Хотя, там, основой для посоха послужила ее палочка. Девочка проверила ее местонахождение в реальности, но за ухом ее не оказалось. Зато посох в ее руке, словно услышав слова хозяйки, взял, да и уменьшился, поменял форму и превратился в палочку. Самую обычную, разве что необычной расцветки: все тот же белый цвет, и рукоять с изумрудно-зеленым цветочным орнаментом. Луна поэкспериментировала с новым приобретением: посох превращался то в палочку, то наоборот по четкой мысленной команде, так что можно было особо не волноваться насчет того, что он случайно изменит свой вид на глазах. Помимо этого, палочку можно было мысленно призвать из любого места: сначала Луна просто оставляла ее в другой части комнаты и палочка прыгала через нее в руку девочки, затем оставляла ее уже в другом помещении - тут палочка просто появлялась у Луны в руке после команды. Составляющие палочки-посоха Лавгуды не выяснили, и хотя отец девочки предлагал отнести артефакт к мастеру - авось разберется, в споре победила Луна, доказав, что это будет лишним привлечением внимания. Последние пару месяцев перед школой прошли весьма обыденно: эксперименты, сочинение газетных статей, игры с Джинни, ну и конечно, исследование своих способностей, а теперь еще и новой палочки.

Как бы то ни было, приближался учебный год. И вот, Луна уже сидит в Хогвартс-Экспрессе, вместе с Джинни, ее старшим братом и его подругой. Новая знакомая, а именно Гермиона Грейнджер, на нее особого впечатления не произвела. У Лавгуд сложилось ощущение, что второкурсницу Гриффиндора в детстве зазомбировали - у девочки просто не было другой темы для обсуждения, кроме как книг и уроков. Информацию в них она считала единственно правильным вариантом и Луна не удивилась бы, что Грейнджер молилась книжному богу, если бы он существовал. А еще, что ей не понравилось в Гермионе - так это тот факт, что она отрицала существование того, о чем никогда не слышала. Так что до прихода мальчишек Луна уже успела прослушать лекцию на тему нарглов и т. п. Не существует. Понятно, почему Грейнджер была в Гриффиндоре - у нее порой просто не было тормозов, и она была в состоянии что-нибудь такое брякнуть, что появлялось желание прибить ее. Луна начала медленно закипать, когда в купе вошли они: Лонгботтом и Поттер. И оба, как оказалось, были весьма интересными экземплярами для Луны-экспериментатора. Невилл фонтанировал чистым светом, и, кажется, имел целительский дар. И чем-то был похож на Джинни, только вот чем, девочка не понимала. А Поттер. Тут вообще было интересно. Во-первых, его внешность была достаточно интересной. Во-вторых, казалось, его тело и дух разделены между собой: тело немного запаздывало и, будто, волочилось следом, как ненужная оболочка. Так Луна и поняла, что у парня на самом деле черные волосы и зеленые глаза. Интересно, что же за эксперимент он проводил, если проводил, чтобы добиться такого эффекта. И, в-третьих, самый главный фактор - рядом с Поттером крутился странный призрак. У Луны было ощущение, что этот призрак с Поттером делят одно тело на двоих. И, кажется, вполне мирно между собой общаются. Решив как-то заинтересовать ребят, Луна начала свою любимую тему - а есть ли кизляки, нарглы и т. п. Так сказать, вживалась в роль чудика. Каково было ее удивление, когда этот странный Поттер, закончил за нее описания кизляка. Неужели он что-то о них знал. Но спросить не удалось, призрак отвлек парня и тот ушел в себя. Решив отложить этот вопрос на потом, Луна продолжила разговор с остальными. Вскоре Поттер к ним присоединился, хотя поглядывал на нее как-то странно. Путь до поезда прошел достаточно весело. Распределение тоже. Шляпа долго не могла решиться Рейвенкло или Слизерин, но в итоге отправила девочку к воронам. Поттер демонстративно ее игнорировал. Хотя, во время знакомства новичков с факультетом, он зачем-то остался, хоть и был единственным представителем 2-4-х курсов обучения. Далее было еще несколько достаточно забавных моментов: вступительную речь, которую они готовили с отцом несколько дней, поняли только пара человек, остальные смотрели на нее с ошарашенными лицами. Что ж, первое впечатление самое важное. Луна отошла к стене, наблюдая за выступлениями остальных ребят.

- Кивни, если меня слышишь. Не бойся, я вреда не причиню, - странный призрак, крутившийся возле Поттера, оказался рядом с ней. Девочка кивнула.

- Вот и славно. Тебя не затруднит, завтра встретится с нами в ближайшем заброшенном классе после уроков. Нам надо о многом поговорить, - призрак говорил достаточно дружелюбно, и хоть Луна пыталась найти подвох в его словах, но не смогла. Слишком уж дружелюбным был тон, поэтому она просто молча кивнула.

- Что ж, замечательно. Класс расположен прямо по коридору, первая дверь с левой стороны. Поговорим завтра. О кизляках и прочем. Кстати, классный посох, - с этими словами призрак удалился, оставив ошарашенную девочку думать о произошедшем…

Глава пятнадцать. Квиддич.

- Сколько типов светлых призывных кругов известно на данный момент?

- Три. Большой, средний и малый. И у каждого свои подвиды. - Алекс в очередной раз тиранил Гарри, который в очередной раз ни черта не выучил.

- Правильно. А нейтральных?

- Ээээ. Тоже три?

- Пять.

- Луна не подсказывай этому болвану. У него абсолютная память, но он в отличие от тебя, ни фига не знает. Интересно почему?

- Мозгошмыги?

- Скорее тогда мозгоеды. Ладно, Поттер, даю тебе последний шанс, иначе ты сам знаешь, что будет. Какие нейтральные круги существуют? Их, как ты уже знаешь, пять.

- Ээээ. Большой, средний, малый…

- Десять кругов вокруг озера. Луна, тот же вопрос.

- Круглый, спиральный, винтовой, цилиндрический и тетраэдальный. И каждый делится на большой, средний и малый. Поэтому по одной классификации их пять видов, по другой - пятнадцать.

- Видишь, Гарри, кто хочет учиться, тот учится.

- Ну, на кой мне это знать? Я же не призывник, как она.

- Животных можешь и не призывать. А помимо фамильяров через такие круги можно доставлять оружие, провиант и людей, если ты не забыл.

- …

* * * Два с половиной месяца назад * * *

Луна пришла в указанный кабинет сразу же после окончания первого учебного дня. Гарри уже ждал ее там.

- Привет. Ты все-таки пришла.

- Привет, а где тот призрак?

- Его зовут Алекс, и мы, как бы делим тело на двоих. Такая вот загвоздка.

- Ясно, ну так о чем вы хотели со мной поговорить?

Взгляд Гарри на пару мгновений расфокусировался, затем пришел в норму и Поттер спросил то, что Луна меньше всего ожидала услышать.

- Лавгуд, Алекс спрашивает, владеешь ли ты легилименцией?

- А ничего, что я первокурсница?

- Это значит, нет?

- Вообще-то владею. Просто интересно, кем должен быть человек, который может предположить, что одиннадцатилетний ребенок владеет легилименцией. С защитой разума и то не все в этом возрасте знакомы.

- Хорошо, тогда давай, действуй, проще будет показать, чем рассказывать.

- Ну хорошо, Легилименс!

Луна ожидала увидеть поток воспоминаний, но вместо этого оказалась в какой-то комнате с достаточно странным убранством. На диване сидел тот самый призрак, которого, кажется, звали Алексом, а Гарри появился из небольшой комнаты по соседству.

- И что это значит?

- Ты удивлена существованием этого помещения или наличия Комнаты Разума у Поттера?

- Ээээ, так это называется Комнатой Разума?

Так значит, у тебя она уже сформировалась? - Алекс был заинтересован.

- Что именно?

- Вымышленный мир, в который можно попасть во сне или через медитации.

- Да, а как ты узнал? Кто вы вообще такие? Может, вы мне объясните, что здесь происходит? И раз я здесь, то что сейчас с моим телом?

- Да все в порядке с ним. Здесь время течет в несколько раз быстрее, чем в реальности, ты, наверное, замечала этот факт. Плюс я немножко поколдовал, так что ты вернешься назад в тот же самый момент, когда произнесла заклинание. А насчет всего остального.

Следующие несколько часов девочка слушала одну из самых фантастических историй в своей жизни. Из этого можно было забабахать такую статью в «Придире». Но какое-то чувство подсказывало ей, что все сказанное правда. Или же ей просто хотелось в это верить? Но аргументы были достаточно убедительны. Добил ее факт того, что они знали, что Уизли темные маги, а ее палочка на самом деле посох - такие сведения явно никак не могли всплыть - про посох знала только она, да отец, а Уизли вряд ли бы стал делиться с Поттером такими тайнами своей семьи. Хотя, то, что она светлый стихийник было весьма сомнительно, но в тоже время объясняло практически все, произошедшее с ней. Немного подумав, они заключили договор - она не рассказывает об Алексе кому попало, а тот в свою очередь помогает ей с даром. На этом они и закончили разговор, и Гарри отвел ее к выходу. Круг перехода и комната, в которой он находился, значительно отличались от Луниной: узор на полу был совершенно иным, более агрессивным, а вот комната, казалось, была недостроена - стены и потолок были черными, но от них веяло не Тьмой, а пустотой, будто не хватило магии на их создание. Вывалившись в реальность, девочка обнаружила, что и в действительности, вернулись они в момент «отбытия». А далее, она просто выпала в осадок - Гарри вытащил из сумки и передал ей две книги, под мощнейшими маскирующими чарами, даже сильнее, чем на томике Уизли. Книги оказались основами магии стихий и энциклопедией магических животных. Открыв последнюю на случайной странице, Луна потеряла дар речи. Статья на листе была посвещена необычному животному - редгласскому рогатому медведю, в чьих альтернативных названиях числились маафырг, топотыг шестипалый и прочее. А прямо под последним, появилась новая надпись, буквально на глазах возникло новое название - морщеногий кизляк.

- Это то, о чем я думаю? - сдавленным голосом спросила девочка.

- Ага, если ты думаешь про всяких невиданных животных. Тут собраны все известные в мирах виды. А если нет, то в конце появится новая запись. Алекс передал эти книжки тебе в качестве начала обучения. Они достаточно простые и интересные, так что вопросов у тебя не должно возникнуть. А теперь, пока, у меня сегодня еще есть дела.

Прошло две недели с момента знаменательной встречи. За это время Луна успела прочитать полученную литературу и потребовать добавки. Так что ей были выданы и основы ритуальной магии, дабы познакомить девочку с различными магическими кругами, а также правилами их составления. Помимо этого, Луна и Алекс старались настроить ментальную связь между собой. В итоге, девочка обзавелась татуировкой на руке, аналогичной меткам парней, но небесно-голубого цвета. Связь же была иной, нежели между Алексом и Гарри - если для них не было преград для общения, то связь с Луной была похожа мобильному телефону - канал открывался и закрывался по желанию сторон. Попутно, Алекс стал обучать девочку, а заодно и Гарри, владению посохом. Как оказалось, «палочка» Луны, такое же личное оружием, как и клинки Алекса, разве что намного ниже в классификации. Хотя, уже тот факт, что посох являлся личным оружием, выбравшем своего Мастера, был далеко не маленьким достижением. Для этого мира. Точно так же, как и существование подобного артефакта. Уже сейчас он имел две формы - уже известную, предназначенную для работы с магической энергией и предназначенную, для ведения ближнего боя - казалось, камни втягивались в посох. Боевой режим представлял собой идеально-ровный, гладкий, без каких либо украшений двухметровый шест. Хотя, оружие делало поправку на габариты Мастера - во время тренировок он сжимался до полутораметрового шеста, хоть это и уменьшало его боевую мощь наполовину, по словам Алекса. Из чего оружие было сделано, ребята так и не установили, но Алекс обещал открыть на каникулах одну из своих лабораторий - там был артефакт, позволяющий определить составляющие.

Таким образом, Луна плотно втянулась в кружок «стихийных магов». Да и в компании знакомых Поттера ее достаточно хорошо приняли - рейвенкловцы ценили ее ум, невзирая на некоторые закидоны, Золотое Трио Гриффиндора не возражало - у самих было добавление в виде Джинни Уизли, которая ходила чуть ли не хвостиком за второкурсниками, а слизеринцам в виде Драко Малфоя, было пофиг на разных чудачек. Первые два месяца прошли достаточно спокойно, разве что инцидент на Хэллоуин - часть коридора на втором этаже была перекрыта, а Филч стал почему-то озлоблен, да и ходил без своей кошки. Гарри пытался выяснить, что случилось у Сириуса, но тот почему-то переводил разговор в другое русло. Хотя, удалось выяснить, что кошак завхоза, вроде как, наткнулся на какую-то хитрую ловушку и оцепенел. Вот и все.

* * * Конец ретроспективы * * *

Вот и сейчас, ребята сидели в уже облюбованном заброшенном классе, возле гостиной Воронов, и учились. Вернее, Алекс инспектировал, как ребята освоили материал. Они собирались произвести свой первый призыв - призыв домашнего фамильяра - на днях, вот и готовились. Ритуал был несложным, но требовал концентрации и знания материала, как, впрочем, и вся серьезная магия. Иначе вместо настоящего фамильяра, предназначенного Магией волшебнику, можно было связать себя с кем попало: от благородных животных, до какого-нибудь флоббер-червя.

Их занятие прервал староста факультета, который напомнил зачитавшимся ребятам, про матч по квиддичу. Соревновались Гриффиндор и Слизерин, поэтому Гарри собирался пойти на матч - сегодня была первая игра Драко, и Поттер пообещал пойти посмотреть на такое событие, чтобы поддержать друга. Отложив экзекуцию Поттера до лучших времен, троица двинулась на стадион. Там была собрана уже практически вся школа.

Начало игры не впечатлило Поттера. Ну, перекидываются охотники мячиками, а их пытаются нейтрализовать загонщики - интересно, но только на первых моментах, а потом приедается - одни и те же комбинации, техники, никакого разнообразия. Хотя, команды играли достаточно хорошо, в особенности ало-золотые. Если б не новые метлы у игроков Слизерина, то львята вели бы с достаточно неплохим перевесом. Ловцы же пока кружили над полем без работы - снитч все еще не появлялся. Комментатор явно показывал своё отношение к команде Слизерина - по крайней мере, язвительные шуточки получали только представители змеиного факультета.

Затем, Гарри от скуки стал рыскать глазами по полю в поисках снитча - чисто ради интереса. На глаза мальчика, золотой мячик попадался два раза. На третий раз его заметили уже и ловцы. Вот тут Поттер и увидел одно из самых захватывающих зрелищ в квиддиче - гонка ловцов за самым дорогим мячиком. Силы были, конечно, не равны - Драко превосходил противника, как метлой, хотя у ловца львов была одна из последних моделей «Чистомета», так и мастерством. Но мячик оказался хитрее обоих - гонялись они за ним по полю около пятнадцати минут, демонстрируя самые разнообразные финты. В конце концов, Малфой поймал вредный мячик, принеся победу своей команде.

Трибуны взревели: кто-то радостно, а кто-то не очень. По крайней мере, игра закончилась достаточно красиво. И вот тут произошло неожиданное событие: один из бладжеров сорвался со своей траектории, когда его попытались загнать в ящик, и направился в сторону трибун. Первый раз он разогнался недостаточно сильно и щиты, наложенные на трибуны, оттолкнули сбрендивший мячик. Мяч это не остановило, поэтому он пошел на второй заход. Но тут его остановили уже братья Уизли, которые сориентировались первыми и попытались усмирить бладжер. Мяч снова улетел в небо, но пошел на третий заход. Люди в спешке стали покидать трибуны. Но видимо недостаточно быстро. На этот раз мяч разогнался до невиданной для бладжера скорости: он просто сломал биты близнецов, а их самих раскидал по сторонам, как сухие листья. А сам продолжил движение в сторону трибуны. На сей раз магические барьеры не сдержали бладжер. Он с гулким хлопком преодолел защиту и врезался в трибуну, пробив ее насквозь. Студенты Дома Рейвенкло как-то удивленно-шокировано смотрели на огромную сквозную дыру в деревянном помосте, на том самом месте, где мгновение назад стоял Гарри Поттер.

- Лучше бы меня сбил автомобиль, - подумал Гарри, когда в него врезался на полном ходу магический снаряд. Как оказалось, вокруг бладжера была какая-то неизвестная магическая прозрачная сфера, диаметром около двух метров. Как она появилась, для Гарри было тайной - то ли это был странным образом спрессованный воздух, то ли переработанная защита трибун, то ли нечто иное. Но она исчезла сразу же после того, как Поттер протаранил трибуну насквозь, отправившись в свободное падение. Бладжер врезался ему в живот и замедлил падение, а затем резко помчался наверх, скинув Гарри где-то метрах в двадцати над землей. Кто-то или что-то очень хотел убить Гарри. Поттер же в который раз поблагодарил Алекса за тренировки - практически полная непробиваемость усиленного магией тела на этот раз оказалась весьма кстати.

- Алекс, может быть, поможешь? Мы, вроде как, падаем. - Гарри вовсе не радовала перспектива шмякнуться со всей дури об землю - может он и был физически более устойчив, но и падения об землю бесследно и безболезненно никак пройти не смогло бы.

- Хорошо, этим я и занимаюсь, - проворчал Алекс, отпихивая Гарри от «управления» телом. Бладжер в это время умудрился развернуться и лететь в сторону ребят. Беловолосый маг использовал пролетающий шар в качестве опоры, изменив направление движения и слегка сбавив скорость. Живописное кручение в воздухе, и вот, волшебник уже тормозит ногами по земле, оставляя перед собой две черные полосы вспаханной земли.

- Все, я выдохся, - хмыкнул Алекс, вернув контроль над телом Поттеру. - Помимо бладжера пришлось отталкиваться и от воздуха, это выжало меня практически досуха. Дальше, разбирайся сам.

- Алекс, ты рехнулся? Этот мяч размажет меня в лепешку!

- Не паникуй. Это отличный шанс проверить твои способности. Твоей реакции и сил вполне хватит, чтобы нейтрализовать бешеную сферу.

- Ты уверен? Мне что-то не нравится перспектива валяться опять в больнице две недели.

- От силы дня два. Такого истощения ну никак не возникнет. Хотя, ты вполне можешь подождать, пока подойдут учителя и нейтрализуют мяч.

Удовлетворенно хмыкнув, Гарри решил последовать совету своего учителя. От первого захода бладжера парень смог увернуться, второй же пришлось отбивать в сторону. Просто отклонил руками мяч с его траектории, которая пролегала как раз через лицо мальчика. От третьего захода уже увернуться не получилось - по всей видимости, мячик оказался самообучающийся: уклониться и отбить не получилось, поэтому бешеный мяч врезался со всей дури в мальчика, сломав ему правую руку, и улетел дальше, на следующий заход.

- Алекс, эта скотина меня сейчас прибьет! А учителя не успевают!

- Спокойсствие, только сспокойсствие, - прошипел Алекс. - Единственное, что я могу посоветовать - так это вбухнуть всю имеющуюся у тебя магию на данный момент в левую руку, и словить ею мячик.

- Легко сказать, а вот сделать. - Гарри еще не очень хорошо мог вызывать состояние контроля магии.

- Тяжело в учении, легко в бою, - парировал Алекс.

Тяжело вздохнув, Гарри с тоской посмотрел на приближающуюся черную точку. Правая, сломанная рука противно ныла, в голове гудел поезд, а перед глазами прыгали звездочки. С некоторым удивлением Поттер почувствовал, что помимо сломанной руки у него еще множество мелких и не совсем травм - в основном занозы от деревянной трибуны. Хотя, пятнадцатисантиметровую щепку, торчащую у него из ноги, сложно было назвать занозой, а ведь у него вся спина и ноги были в подобных «подарках». Гарри почувствовал знакомый огонек магии и облегченно выдохнул - с контролем он как-нибудь теперь справится. Представив, что все пламя переходит в его левую руку, маг с удивлением почувствовал, что и в самом деле, такое ощущение, что по венам левой руки течет не кровь, а жидкая энергия. Черный мяч тем временем приближался. В момент, когда он приблизился на расстояние удара, мальчик резко выбросил свою левую ладонь вперед, навстречу бладжеру. А сфере это, кажется, и требовалось: на последних метрах дистанции она ускорилась одновременно с рукой мальчика. Мяч встретился с рукой, та не поддалась, и он попытался просверлить ее насквозь, бешеным кручением. Гарри вскрикнул от боли, в воздухе потянуло паленой кожей - бешеные движения бладжера обжигали ладонь Гарри.

- Представь, что у тебя пальцы заканчиваются острыми всепробивающими когтями, и вонзи их в мяч, - совет Алекса пришелся как раз вовремя. Гарри кивнул и бухнул всю оставшуюся энергию на это движение.

Комната Разума Гарри затряслась от странных толчков. Такое ощущение, что что-то ломилось с той стороны. Алекс испугался. Он надеялся, что все успокоится, до того, как барьеры будут сметены окончательно.

Гарри, казалось, раздвоился. С одной стороны он по-прежнему находился на поле для квиддича, а с другой, он попал в ту самую комнату, где магический барьер отделял бушующее море от него самого, оставляя маленький ручеек. Теперь ручеек значительно расширился, а от места его соединения с барьером во всю стороны пошли трещины. Гарри собрал всю свою волю, приказывая закрыться трещинам, и хоть это было очень тяжело, ему это удалось. Поттер не знал, почему он решил не дать барьеру треснуть, просто почувствовал, что не выдержит нагрузки, если тот сломается.

Пальцы мальчика скользили по черной гладкой поверхности мяча. Вдруг, от места их соприкосновения с поверхностью посыпались искры. Бладжер медленно оторвался от искореженной ладони Поттера, постепенно замедляясь. Стало видно, что гладкая, чуть ли не зеркальная поверхность мяча покрылась глубокими бороздами от когтей. Когда мяч полностью остановился, Гарри сильнее сжал пальцы и бладжер развалился на неравные куски. Мальчик посмотрел на свою левую руку - пять прозрачных, отдающих легкой голубизной когтя сходились в одной точке. Через несколько секунд они растворились, будто сдутые порывом легкого ветерка. Дальнейшее Гарри помнил смутно и окончательно пришел в себя только в больничном крыле.

Директор Дамблдор, в окружении других учителей, спешил к месту «боя». Они не успели совсем чуть-чуть, застав самый конец - момент, когда Гарри ловил рукой бладжер. К счастью, практически никто, за исключением, пожалуй, только директора не заметил, чем именно был уничтожен мяч. Пока Директор осматривал остатки бладжера, часть учителей ринулась к Поттеру. От раздумий Альбуса отвлекли сиреневая вспышка сзади. Как оказалось, идиот Локонс решил вылечить руку мальчику и удалил из нее все кости. Эх, ну почему нет в стране нормальных учителей ЗОТИ?

Гарри очнулся уже в больничном крыле. Правда, долго в сознании ему пробыть не удалось. Всего лишь пять минут, за которые мадам Помфри обрисовала его состояние и дала костерост со снотворным. Как оказалось, если б не вмешательство некоторых безмозглых личностей, то Поттер вышел бы из больничного крыла в тот же день. Царапины от щепок трибуны зажили после нескольких пассов волшебной палочки, повязка на руке, скрывающая ожог, была свежей, и менять ее требовалось только на следующий день, а магическое истощение легко исправилось бы здоровым сном. Как оказалось, измотался Гарри не так сильно, как предсказывал Алекс. Так что, отсутствие костей в руке, благодаря Локонсу, стало самым главным «ранением». Поэтому Гарри напоили костеростом и снотворным, чтоб не мучился. И хоть мадам Помфри заинтересовалась его повышенной выносливостью и регенерацией, но ничего не сказала - то ли решила, что это касается только Поттера, то ли получила ц. у. от директора, то ли еще что-то.

На этот раз Гарри разбудили. Маленький тощий домовой эльф в грязной, разодранной наволочке, представился, как Добби. И долго убеждал «мистера Гарри Поттера» покинуть Хогвартс, пока не случилось еще чего-нибудь необычного. А потом признался, что барьер на вокзале и бладжер - его рук дело. Гарри искренне пожалел маленького террориста-смертника, а затем пообещал лично прибить, как только выйдет из больничного крыла. Домовой эльф Добби возглавил список его врагов, опередив на несколько пунктов единственного члена этого списка - Лорда Волдеморта, который, по правде, находился в нем чисто ради поддержания имиджа МКВ. Мертвые Темные Лорды как-то не особо волновали Гарри - у него было свое, достаточно пофигистическое мнение на этот счет.

Когда Гарри уже собрался высказать все, что думает о Добби, в коридоре послышался шум и эльф беззвучно исчез. В крыло вошли учителя, левитирующие чье-то неподвижное тело. Как выяснил Поттер из их разговора, что-то или кто-то, живущее в какой-то Тайной комнате, нападает на учеников. На этот раз пострадавшим оказался Колин Криви - первокурсник Гриффиндора, которого Гарри обходил за километр. Малыш оказался ярым поклонником Мальчика-Который-Выжил, а вдобавок ко всему, еще и начинающим папарацци. Вот и сейчас, парень шел ночью в крыло, чтобы проведать раненого героя, который ночью должен спать! Но видимо, ему забыли об этом сказать. Терзаемый мрачными думами Гарри погрузился в спасительный сон.

Глава шестнадцать. Ночная жизнь в Хогвартсе.

На следующий день состоялся довольно трудный разговор с Алексом, который плавно перетек в трудный разговор с Алексом, крестным, директором, Северусом и Ремусом. Услышав упоминание о Тайной Комнате, Алекс что-то попытался ему рассказать, но не смог. А затем безапелляционно потащил Гарри к директору. Там в кабинете и выяснились следующие довольно интересные факты. Во-первых, все как-то странно запамятовали, что в мире Алекса про Гарри Поттера было написано аж семь книг. В том числе про это забыл и сам Певерелл.

А следующей неприятной новостью оказался тот факт, что Алекс просто не мог ничего рассказать об альтернативных историях Гарри Поттера. Вернее он мог, но как только речь заходила про Тайную Комнату или события, происходящие в дальнейших книгах, маг просто не мог открыть рот. То есть, по всей видимости, никаких подсказок со стороны он не мог дать до определенного момента. Поэтому и пришлось идти к директору. Но, ни он, ни Снейп не смогли сломать странный блок на Певерелле. Хотя кое-что им удалось из него вытащить - в ситуации оказался виновен Волдеморт, управляющий одним из студентов. Но больше полезной информации узнать, к сожалению, не удалось. Поэтому магам пришлось положиться на авось и тихо-мирно искать виновника произошедшего, чтобы помочь ему.

Ночной Хогвартс жил еще более бурной жизнью, чем при свете дня. И даже предупреждение преподавателей о том, что в замке находится тот, кто нападает на учеников, не остановило некоторых отчаянных личностей. И их можно было понять. Многочисленные влюбленные парочки, прячущиеся от патрулей, сами патрули из учителей и старост, Филч со своей кошкой (увы, уже без нее), собрания призраков и многое другое…

Фигура в темном балахоне плавно скользила по коридорам ночного замка. Этот странный призрак появился около года назад. Из живых его видели только патрули старост и Филч. Фигура в черном закрытом плаще, с глубоким капюшоном. Иногда, из-под которого высовывалась прядь матово-белых волос. И горящие сиреневым цветом глаза. «Призрак» ни с кем не контактировал и пресекал все попытки пойти с ним на сближение, чаще всего исчезая при повороте в коридоре.

Алекс, а этим «призраком» был именно он, занимался своим любимым, на данном этапе его жизни, делом - гулял по ночному Хогвартсу, исследуя его. Они с Гарри еще не оставили свою задумку в создании трехмерной карты замка. Так что, если выдавалась возможность, Алекс нагло заимствовал тело у спящего Поттера и бродил по замку. Чего только он не видел во время своих прогулок. Некоторые аспекты жизни Хогвартса были тайной даже для директора. Такие, например, как подпольное ночное казино, которое содержал Блэк. И куда, кстати, захаживали две трети учителей и некоторые не особо болтливые старшекурсники.

На данное заведение Алекс наткнулся случайно, решив проследить за Сириусом, который почему-то шлялся по замку в не свое дежурство. А когда крестный Гарри исчез в пустом коридоре, пройдя сквозь плотную стену, тут уж парень заинтересовался не на шутку. Два часа, в ходе которых за дверью исчезли еще несколько личностей, были потрачены не зря: Алекс смог в переплетении магических потоков замка разглядеть потайной ход и заставил дать ему доступ. Попав в спрятанное помещение, он чуть не выдал себя: к такому зрелищу он не был готов. Мини-казино от господина Бродяги - так окрестил открывшуюся картину маг. Карточный стол, рулетка, кости, шахматы, барная стойка, запах дорогого вина и сигар, витавший в воздухе. Домовые эльфы в качестве обслуги - ушастые создания выполняли роли барменов, официантов и крупье. Но больше всего его удивили посетители - несколько семикурсников со Слизерина, пара воронов и учителя. Ладно, еще Сириус, но остальные-то? Уж Снейпа и Макгонагалл он там увидеть точно не рассчитывал, но они там были, также как и многие другие. Кажется, там не было только директора, Хагрида и Локонса. Ползком, Алекс тихонько выполз из этой комнаты, но все равно несколько дней пребывал в некотором оцепенении от открывшейся картины. Потом он еще несколько раз возвращался на то место, дабы убедиться, что открывшееся зрелище не глюк. К его некоторому сожалению, «казино» оставалось на месте…

Другой достопримечательностью ночного замка оказались сходки призраков. Они разделялись на малые и большие. На малые собирались приведения с замка и окрестностей, а на большие собирались духи со всей Англии. Правда и проводились такие мероприятия раз в три месяца. Малые же проводились два раза в месяц. На них призраки устраивали разнообразные культурные и не очень мероприятия. Игры в боулинг и крикет отрубленными головами мирно соответствовали с настольными играми и картами. Театральные представления и концерты классической музыки сменялись рок-фестивалями и цирковыми вступлениями. Один раз Алекс даже видел всадника без головы, который сменил свою лошадь на более мощный маггловско-призрачный мотоцикл…

Помимо вышеописанных «группировок» в школе была еще одна, объединенная только общей целью. Влюбленные парочки, находящиеся в поиске укромного места. Порой, за некоторые, особо лакомые точки, а-ля Астрономическая башня, разгорались весьма нешуточные дуэли. Но чаще всего до этого момента не доходило - на шум слетались патрули старост, учителей и Филч. И вот тогда парочкам действительно приходилось худо.

Что же касается авантюристов-одиночек, так они были в меньшинстве, зато лучше всех знали Хогвартс и окрестности. Сейчас в данном «клубе» состояло всего 8 учеников. Алекс-Гарри, близнецы Уизли, какой-то старшекурсник со Слизерина, брат с сестрой учащиеся на Рейвенкло и Хаффлпафе, опять-таки со старших курсов и одна ненормальная влюбленная парочка, косящая под Ромео и Джульетту: шестикурсники с Гриффиндора и Слизерина. Эта безумная восьмерка друг с другом не пересекалась и по большей части не подозревала о существовании друг друга. Ну, за исключением Алекса с его магическим зрением и неуемной любопытностью, да пожалуй, близнецов Уизли с их наследством в виде Карты Мародеров. Последняя, кстати, волновала Алекса больше всего: она ставила их с Гарри секрет под угрозу раскрытия.

Алекс посмотрел на часы. Половина из отведенного ему времени уже практически прошла. Свои ночи маг делил на две части: первую половину он тратил на исследование замка, а вторую посвящал на улучшение своих фехтовальных навыков. А заодно и навыков Гарри - тело схватывало их на уровне рефлексов, как и впрочем, дух Певерелла. Как это работало в реальности, маг особо не вникал, но итог был очевиден - улучшались навыки, как Алекса, так и Поттера. К тому же, после битвы с бладжером, клинок Певерелла выкинул неожиданный, но весьма приятный сюрприз - «эволюционировал», достигнув максимальной точки своего развития, став Высшим клинком. По всей видимости, практически десяток лет отшельничества да принятие Ученика послужили достаточной причиной, для развития мага, а вместе с ним и его оружия.

Также парень познакомился с духом-хранителем своего меча. В отличие от Хранителей Святых Клинков, тот не имел постоянной материальной формы, да и та, что была - нечеловеческая. Хранителем его оружия стал огромный черный кот, напоминавший нунду, раскрашенную белыми полосами под негатив амурского тигра. Глаза у кошака горели тем же сиреневым огнем, что и у Алекса. Несмотря на свой грозный внешний вид, Дарк (сокращенно от Darkripper - кошак носил имя своего меча) был весьма добрым и умным представителем кошачьих. Для друзей, ведь для врагов он не знал пощады. Благо не приходилось еще это проверять. Общаться с ним мог только Алекс, причем не важно, в каком состоянии маг находился. Певерелл знал, что Мастер и Хранитель практически едины, но никогда не думал, что настолько.

От Дарка он узнал, что можно призвать сразу несколько форм оружия, а также разобрался со своим новым «хозяйством». В конце концов, он отделил от клинка одну из форм насовсем, а остальные тщательно отсортировал. Отделенной частью оказались перчатки с обрезанными пальцами. Тканевая часть была изготовлена из той же металлической ткани, что и полное обмундирование Рыцаря Хаоса. С внешней стороны в перчатке были вделаны по пять металлических пластинок. Одна, трапециевидная, закрывала запястье, четыре остальных - основные фаланги пальцев, исключая большой. При сжатой в кулак руки эти четыре пластинки образовывали единую прямоугольную, которую вполне можно было использовать, как кастет. В неактивном виде они представляли собой маленькие кулоны в виде эмблемы Ордена Хаоса и крепились на браслет - неактивную форму оружия.

Из боевых форм клинка Алекс оставил только три. Одной из них стала последняя форма, заменившая самый первый, полуторный зигзагообразный меч, получивший имя Темного Потрошителя. Теперь это имя красовалось, выполненное эльфийскими древними рунами, на матово-черном мече, являющимся двуручной формой оружия, больше всего напоминавшей клеймор. Разве что, клинок был длиннее. Поэтому, вместо положенных 60 дюймов, оружие имело целых 70 дюймов длины. Редкие бордовые молнии, пробегающие в глубине клинка, кроваво-красные мягко светящиеся руны, расположенные вертикально и начинающиеся прямо от гарды вниз. Темно-бордовая обмотка рукояти. Эти маленькие детали разбавляли черноту меча, придавая ему какой-то зловещий вид. Казалось, меч полностью оправдывает свое имя. Правда, в теле второкурсника размахивать таким гигантом было достаточно непросто. И даже не из-за веса - оружие синхронизировалось с Мастером, и поэтому тот махал мечом не чувствуя его тяжести, а из-за его габаритов.

Второй формой, оставленной Алексом, стали парные клинки. Его любимые Инферно и Шторм также эволюционировали в одноручные обоюдоострые узкие мечи, длиной чуть более 3-х футов. Больше всего они напоминали китайский прямой меч - цзянь. Благодаря необычным материалам, из которых они были изготовлены, а соответственно высокой прочности, изменение внешнего вида практически не изменило манеру сражения Алекса, несмотря на специфические требования для фехтования. Разве что, он больше стал уделять внимания приемам, требующим прямого хвата. Но Дарк все равно стал учить его правильному владению с подобным оружием. Мечи были практически идентичны. Опять матово черные, с цветными узорами на лезвии и рукояти. Инферно - темно-оранжевые языки пламени, на лезвии огненные руны и оранжево-черная обмотка рукояти. Шторм - темно синие узоры в виде закручивающихся множественных спиралей, по всей видимости, символизирующие воздушные потоки, небесно-голубые руны и сине-черная обмотка рукояти.

Так что сейчас Алекс спешил в фехтовальный зал для очередной тренировки в овладении парным стилем оружия. Восстановление навыков общения с двуручником он оставил «на вырост», как и третью форму клинка. Он забывал обо всем на свете, когда начинал свои тренировки. Со стороны это было больше похоже на танец. Красивые, плавные движения, но выполненные с такой скоростью, что следом за лезвиями тянулись два шлейфа - огненный и небесно-голубой. Периодически, Алексу приходилось себя сдерживать, чтобы ненароком не послать дистанционный удар - одну из базовых атак для вступившего на путь Мастерства, когда взмах меча порождает магическую режущую волну, раздвигающую зону поражения, обычно ограниченную лезвием. Во время подобных тренировок он обзавелся еще двумя учениками - близнецами Уизли. Поначалу, эти двое тайно наблюдали за его тренировками, но как-то раз он смог их поймать за этим занятием и в итоге они стали его учениками. С какой-то точки зрения. Они-то по-прежнему считали его таинственным призраком Хогвартса. Что кстати подтверждала и Карта Мародеров - на ней он значился, просто, как Алекс, без фамилии и всякого упоминания Гарри Поттера. В то время, как все живые обитатели имели и имя, и фамилию. Парень поначалу просто позволял близнецам смотреть за своими тренировками, а потом принес на занятие талмуд по основам магического фехтования и передал его рыжим. Те были, чуть ли, не на седьмом небе от счастья. Затем он стал наблюдать за их попытками и поправлять, когда они косячили. И все это молча, чисто жестами, чтобы ничем не выдать себя и Гарри, мало ли…

Близнецы Уизли считали себя лучшими знатоками замка. Поэтому слухи о новом призраке не оставили шутников равнодушными. Раз что-то произошло, то они должны были знать как, где и что. И новый призрак не стал исключением. Еще в конце предыдущего учебного года ребята начали операцию «Охота на привидение». Но найти его тогда им так и не удалось. Зато, в первую неделю сентября им повезло. Во время очередной вылазки, они успели увидеть таинственного господина в черном балахоне. Мельком, правда. Но и этого хватило, вкупе с картой Мародеров, чтобы установить личность незнакомца. Его звали Алекс. И чаще всего он пропадал около башни Рейвенкло. Тот факт, что это был замаскированный ученик, близнецы отмели практически сразу: карта никогда не врала, показывая только настоящие имена. Нужно было быть очень сильным магом, чтобы обмануть ее.

Так началось выслеживание таинственного Алекса. Два месяца ребята потратили на исследование маршрута призрака. Он появлялся после отбоя два или три раза в неделю возле башни Рейвенкло и первую половину ночи проводил в скитании или же возможно изучении замка. Вторую часть ночи, незнакомец неизменно проводил в фехтовальном зале. Выследив его в очередной раз, близнецы решили выяснить, что же он делает полночи в данном классе. Быть может, он там проклинает тренировочное оружие и надо будет доложить куда следует? Реальность оказалась намного неожиданней: призрак в зале фехтования занимался… фехтованием. Хотя, это больше напоминало танцы. Ребята даже усомнились, что это призрак - выглядел он достаточно материально, да и был цветным, а не прозрачным, как остальные. Но тот развеял их сомнения в своей материальности, проведя особо эффектную комбинацию, паря в полуметре от земли. (Алекс во время занятий не контролировал себя, вот и летал на чистой стихийной магии.) Так начались их ночные наблюдения за странным жителем Хогвартса.

Все изменилось в один миг. Однажды, по какой-то нелепой случайности Алекс их заметил. Они ждали чего угодно: от его эффектного исчезновения, до встречи с призрачными клинками злого привидения - ведь они нарушили его тайные занятия. Но они никак не ожидали, что тот жестом пригласит их в класс. И продолжит тренировку у них на глазах. Так продолжалось несколько месяцев. Призрак оттачивал свое мастерство, а ребята за ним наблюдали. Постепенно в них зарождалось какое-то странное чувство - им понравилось фехтование, и они захотели научиться владеть оружием также виртуозно, как и этот необычный маг. А то, что призрак при жизни был магом, сомнений у близнецов не было - оружие-то было явно магического происхождения…

И вот, однажды, они пришли на традиционные посиделки, но Алекс не стал тренироваться. Вместо этого, он опять жестом указал ребятам на стол, на котором лежала старинная книга. Книга по магическому фехтованию. По его жестам, близнецы поняли, что книга предназначается им. Братья восприняли это как дар свыше и поэтому стали заниматься по ней по ночам. А также, записались в фехтовальный клуб. Правда, на них как-то косо посмотрели - главные шутники Хогвартса и вдруг такое серьезное занятие. Где подвох? А ведь он на самом деле был. Близнецы хотели хоть чего-нибудь добиться в жизни. И пока у них в планах было только открытие магазина шуток. А теперь добавилось еще и фехтование. Заглянув в глубины книги, ребята поняли, что это искусство требует действительно много сил, но результат того стоит. И, быть может, с такими умениями они смогут получить профессию не менее серьезную, чем у их старших братьев. Для близнецов Уизли не было тайной, на кого на самом деле учились их старшие, а теперь и младший брат. Но, к сожалению, у них самих к данным дисциплинам предрасположенности не было. А теперь у них появился шанс развить еще более древнее и сложное, но от того еще более ценное умение. А к шансу, как, оказалось, прикладывался и учитель: Алекс, глядя на их потуги, стал показывать правильные движения и стойки. А затем, принес еще одну книгу, посвященную медитации и распределении магии по организму. Что оказалось тоже весьма полезной штукой. В итоге, близнецы решили, что этот Алекс - неупокоившийся дух древнего воина, которому для освобождения нужно было обучить учеников. И выбрал он почему-то их…

Алекс с улыбкой наблюдал за тренировками братьев Уизли. Он восхищался их фантазией. Он едва не разрушил свой образ, услышав версию про неупокоенного древнего воина. Что ж, постепенно вокруг Гарри начинает формироваться круг талантливых, молодых стихийных магов. Его ученик не будет один, и поэтому им будет легче вернуть древние знания в мир. И мир постепенно из Гиблого превратится в стабильный… И тогда Певерелл сможет вернуться домой, в полной уверенности, что у его Учеников все будет в порядке…

Глава семнадцать. Рождество.

Последние месяцы перед рождественскими каникулами прошли напряженно. В середине ноября чудовище из Тайной комнаты напало еще на одного ученика. На этот раз пострадали Почти Безголовый Ник - призрак башни Гриффиндора и Джастин Финч-Флетчли - сокурсник Гарри из Хаффлпафа. Поэтому, даже в преддверье праздников в замке витало мрачное настроение, а списки учеников, уезжающих домой на каникулы, был полон, как никогда ранее. Но, несмотря на все происшествия, некоторые личности продолжали заниматься своими привычными делами: близнецы Уизли по-прежнему лунатили ночью, обучаясь у таинственного призрака, а Гарри и Луна готовились к своим первым призывам. Правда, для Поттера это был и последний призыв живого существа, но это не уменьшало значимости события.

И вот, за неделю до начала каникул, были проведены все необходимые ритуалы. Фамильяром Луны стал «наргл», а в реальности карликовый крылатый тигр из Темного Мира Вайтвуда. Крылышки, правда, были магическими и появлялись только по желанию самого кошака. А учитывая необычное свойство «нарглов» менять свой размер и окрас, то ничего странного не было в том, что с Луной теперь жил маленький котенок, солнечной расцветки, по имени Гелиос. Фамильяр оказался под стать хозяйке - не менее умный и не менее звезданутый на голову: маленький (пока) непоседа очаровал своим обаянием весь факультет, несмотря на тот факт, что его игривость и навык уничтожения вещей, а в особенности книг, был на высоком уровне.

Гарри же умудрился выпендриться и призвать… ворона. Правда, не совсем земного. Стальноклювый ворон Редгласса по своим параметрам на голову превосходил местных собратьев и не только их. Во многом он был похож на феникса - невероятная скорость и способность переносить огромные тяжести. Помимо всего прочего, он также являлся и достаточно грозным противником: невероятная скорость и маневренность, острый ум, а также клюв и когти, рассекающие сталь, словно масло, делали Рейвена, как его назвал Гарри, отличным спутником для боевого мага. Хотя, если быть уж совсем откровенным, то данные птички все-таки больше подходили некромантам, ведь не зря, по легендам многие из них путешествовали именно с подобными птицами… Но, как известно, фамильяров не выбирают…

Помимо всего прочего, Алекс показал ребятам магический круг, с помощью которого можно было бы призвать своего фамильяра в том случае, если тот был далеко от мага, скажем, на другом континенте, либо, чем черт не шутит, в другом мире. Так сказать, на всякий случай.

И вот, наступили долгожданные зимние каникулы. На этот раз Алекс с Гарри решили их провести вне школы, а именно в резиденции Певерелла. И близко к школе и все свои там. Франрик искренне обрадовался гостям: в последнее время в дом заглядывал только Дамблдор и то, чтобы порыскать в библиотеке. Накануне праздника, Алекс с хитрым выражением лица попросил у Гарри отправить пару посылок с Рейвеном. Так что из усадьбы вскоре вылетел ворон Редгласса в полном боевом облачении с пятью свертками в когтях. Ради такого события с него были сняты все скрывающие чары - птица стала намного больше по размеру, когти больше напоминали остро наточенные лезвия, глаза загорелись багровым огнем, а при полете за ним вился черный дымный след. Что ж сказать, животные с Редгласса были под стать миру - темные, но завораживающие этим.

Невилл Лонгботтом был разбужен посреди ночи настойчивым стуком в окно. Мальчик открыл его, и в комнату влетело нечто страшно-пугающее, с горящими красным огнем глазами. Мальчик включил свет, и оказалось, что это всего лишь птица. Правда, необычная. Птица сделала пару кругов по комнате и, бросив парню в руки какой-то сверток, каркнула и вылетела в окно. Парень позвал бабушку, та услышав о произошедшем, позвала знакомого разрушителя проклятий и тот открыл сверток. Как оказалось, никаких сюрпризов в нем не было. Только книга, от которой фонило светлой магией. По крайней мере, растения, находившиеся в комнате, как-то странно резко и не по сезону расцвели. Надпись на книге была на каком-то странном и неизвестном языке. Невилл взял том, чтобы получше разглядеть, и, как по мановению волшебной палочки, неизвестные руны перестроились во вполне обычные английские слова. «Основы светлой магии. Целительство. Том первый».

Драко Малфой, войдя в свою комнату, обнаружил весьма таинственного гостя: черный ворон сидел на стопке свертков, расположенных на его кровати. Внимательно осмотрев мальчика, и, как показалось Малфою, удовлетворительно хмыкнув (вернее каркнув, все-таки ворон), птица взлетела, оставив самый нижний сверток на кровати. И улетела прочь. Мальчик открыл сверток, естественно перед этим проверив на заклинания (основные проверки он-то знал, поэтому смог определить, что там артефакт и достаточно светлый) и остолбенел. Там лежала книга, но какая! Надпись на обложке гласила «Искусство светлых эльфов. Собрание первое, отредактированное». А поверх нее лежала книжка потоньше, гласящая «Высшие эльфы - правда или вымысел». Автор не был указан. Для парня это было великим сокровищем. Но кто мог такое прислать? Знавших его тайну было не так уж и много. А что б у кого-то из них хранился подобный артефакт… Такого Драко и представить не мог…

Семья Уизли сидела за праздничным столом, когда к ним в дом влетела черная птица и, сделав полный круг, вылетела прочь. Никто даже и не заметил того момента, когда она скинула Рональду массивный сверток в руки. Пока все соображали, что произошло, мальчик распаковал древний фолиант и с удивлением уставился на обложку. Надпись была читаема, но создавалось впечатление, что она была написана на каком-то древнем, забытом темном языке. «Высшая магия Смерти. Том первый», написанная действительно на одном из древних мертвых языков. Который использовался только некромантами и по праву считался языком Смерти - ведь родом он был с планеты, где Тьма и Смерть считались синонимами Света… Но, как таковой, магии сам по себе язык не нес, только тайные знания, написанные на нем. Впоследствии, этот фолиант относили в Академию, где учился Билл, но их некромант, посидев полчаса над книгой вернул ее Рональду - за полчаса, маг смог расшифровать первые три строчки, в то время, как Уизли-младший, мог спокойно ее читать, получив знания древнего языка. Подобного рода лингвистические заклинания на родине Алекса считались абсолютно нейтральной простейшей магией, вот и тут не выслеживались поисковиками.

Когда рождественский ужин был прерван черным почтальоном - после посылки старшие члены семьи, прихватив Рона, скрылись в неизвестном направлении, близнецы Уизли отправились наверх, в свою комнату. Там их ждал достаточно приятный сюрприз: такой же сверток, как и у Рона, только книга другая - «Основы магического фехтования. Том второй». По всей видимости, их призрачный учитель делал им еще и рождественские подарки…

Луна Лавгуд ждала необычного гостя. Пару минут назад, Гелиос стал летать по комнате в ожидании своего пернатого друга. И действительно, в открытое окно влетел красавец-ворон. Девочка не могла понять, как можно не видеть красоту в этой птице. Тьма, окутывавшая пернатого почтальона, лишь подчеркивала его величие. Девочка забрала посылку от Гарри и Алекса, накормила уставшего после долгой дороги ворона, а затем, видя, что тот собирается улетать, передала ему посылку для его хозяина, раз уж появилась такая возможность. Ее книжкой оказались «Секреты светлой магии призывов». Сама Луна передала ребятам интересный и важный для них артефакт: кулон, защищающий от ментального воздействия. У ребят не было вообще никакого окклюментативного блока, хорошо еще, что сильнейшие легилименты школы были в курсе их ситуации, иначе к ребятам возникло бы много вопросов…

Томас Слизерин праздновал Рождество в тихом семейном кругу. Он, Себастьян и Марисса. Последних двух он уже твердо решил считать своей семьей. Плюс, перед Греем у него был Долг, еще со времен деда его предка, Салазара. Именно по его вине алхимик лишился тела. Узнав об этом, Марволо все рассказал Себастьяну и предложил попробовать восстановить тело. Все-таки его ситуация была чем-то схожа с крестажами. Грей философски хмыкнул, что подлянка со стороны древнего Слизерина обернулась достаточно хорошо для самого алхимика: за столько лет его зеркало, где только не побывало, в том числе и в древних библиотеках. Себастьян мог читать любую литературу, отражающуюся в зеркале - в качестве странного свойства зеркала - это было возможно. Правда, изображение было зеркальным, но за столько лет научиться читать подобные зашифрованные тексты особых трудов не составило. Так что, долг алхимик не признал, но все же сказал, что если Томас хочет, то пусть страдает фигней. И что от тела, если его восстановят, он отказываться не будет.

Что касается Мариссы, то тут Томас не мог определиться со своей точкой зрения. С одной стороны, он привязался к Наставнице, но с другой, ему порой хотелось ее убить. Во-первых, ее демонические тренировки, в ходе которых в беззащитного Темного Лорда летело все: от заточенных ножей, до зеленых лучей Авады. А тот должен был уворачиваться, либо блокировать чистой тьмой. Манипулирование чистой стихией входило как раз в разряд той магии, что была ему подвластна, не влияя на потоки, очищающие его метки. Так что ходил Слизерин в последнее время в черной мантии, в которой периодически проскальзывали черные язычки пламени. А при особом желании он мог «воспламенить» всю мантию целиком: такой огонь помогал выплескивать излишки силы, а заодно служил щитом от любых враждебных заклинаний. Черные язычки огня «кушали» даже лучики Авады. Правда, под «любыми» заклинаниями подразумевались только заклинания данного мира - стихийную магию, как и физические предметы, огненная мантия не удерживала. Во-вторых, гадкая, мерзкая, противная Наставница обманула его, сказав, что может приходить только на время: при особом желании и любой привязки к миру - хватило бы любой, хоть эмоциональной, хоть физической, хоть какой-либо еще, она, как и любой другой стихийный маг, растворившийся в стихии, могла вернуться в мир живых. Другое дело, что никто не хотел, уйдя в небытие, где можно было спокойно, отрешившись от мирских забот, совершенствоваться, да делиться навыками с себе подобными. Но, зато, когда Наставница была в хорошем настроении, общаться с ней было одно удовольствие - она могла и поддержать интересную беседу, и рассказать что-либо, да и просто пообщаться, пошутить, пострадать фигней в конце концов. Только сейчас Томас начал ценить такие мелочи. Телу было чуть больше тридцати, мозгам шел восьмой десяток, но вел себя маг все равно как школьник-старшеклассник. Да и выглядеть он стал больше лет на 18-25. Остальные хихикали, что такими темпами, и у мага будут требовать присутствие родителей - мол, почему гуляет один. Но тот факт, что стихийный маг выглядит на тот возраст, насколько он себя ощущает, они оспорить не могли.

После празднования Слизерин решил заняться своими делами. А их у него было немного. Вернее, всего два: сбор крестражей да разработка плана по вытягиванию своих соратников из Азкабана. Уж кто-кто, а дементоры явно не способствовали удачному выздоровлению. Что касается крестражей, так тут ему нужны были помощники: медальон был похищен Регулусом Блэком и, возможно, уничтожен, а до остальных ему самому было не добраться. Поэтому, он решил проверить целостность медальона и его местоположение специальным ритуалом. Вот тут и начались сюрпризы: диадема и чаша были на месте, медальон оказался в Лондонском особняке Блэков, а вот дневник, отданный на хранение Малфою, почему-то оказался в Хогвартсе. Так что маг решил немного ускорить свое возвращение для некоторых личностей: от Малфоя Томас хотел узнать, почему его драгоценный дневник в школе, а также разработать планы по вытаскиванию его соратников из Азкабана. Поэтому Слизерин потратил несколько дней на установление прочного, незамутненного ничем контакта с меткой Люциуса. И в первых числах испробовал одну из секретных функций метки, о которой даже сам не подозревал, пока ему о ней не рассказала Марисса: принудительное перемещение заклейменного мага к хозяину. Все-таки полезно порой знать полные свойства древних меток, пусть и адаптированных к реальности.

Люциуса Малфоя в последние дни что-то тревожило. Для начала - эти странные нападения в школе. От имени Наследника Слизерина, а ведь последним из них был Волдеморт. Неужели он возвращается? А бедный маг ко всему прочему еще и потерял дневник, оставленный ему на хранение. И вдобавок ко всему с его меткой стало происходить что-то странное: то она нагревалась, то остывала, но никогда не меняла свой цвет - оставаясь безобразным шрамом, а не черной, зловещей татуировкой. Хотя, возможно это было его воображение из-за всего остального. Вот и сейчас, маг сидел и думал: ко всему прочему, его наследник Драко стал странно себя вести в последнюю неделю: терял контроль над эмоциями при нем, стал часто запираться у себя в комнате. Похоже, придется перед его отъездом в школу еще раз провести воспитательную беседу. С такими невеселыми мыслями маг сидел в своем любимом кресле и смотрел на огонь в камине. И в этот момент с его метки поступил вызов. В первую минуту маг безумно испугался, ведь он даже не успевал никого предупредить: Нарцисса и Драко отправились в Косой переулок. Только он собрался позвать эльфа, чтобы тот предупредил его семью, как вдруг, метка вспыхнула черным огнем, который окутал мага. Все произошло за какие-то доли секунды, а когда огонь рассеялся, Люциус очутился в подозрительно знакомом зале - тут их собирали перед заданиями. А Темный Лорд сидел на троне в конце комнаты. Вот и сейчас, фигура в темном балахоне с глубоким капюшоном сидела на том самом троне, а потом зашипела… Темный Лорд вернулся…

- Ну, здравсствуй Люуциусс, мой сскользский друг. Как тебе сспокойное время, безсс меня? - да, это был точно Волдеморт. Бедного мага передернуло от красочных картинок того, что с ним сейчас вероятно будут делать. Здесь он был один, никто не знал где он, так что Малфой запросто мог сгинуть без следа.

- Я ждал вашего возвращения милорд, - склонив голову и встав на одно колено, произнес маг. Авось пронесет?

- ЛЖЕЦ! - Так-с, точно не пронесет, - Ессли б вы хотели, вы бы нашшли сспособ найти меня. - Лорд встал со своего трона и медленно приблизился к застывшему в ожидании магу.

- У нас не было возможностей, рейды авроров до сих пор «навещают» тех, кто остался на свободе, а остальные в Азкабане.

- Хорошшо, я дам тебе ещще один шшансс, - Люциус облегченно выдохнул. Кажется, пронесло. - Ты дашшь мне магичесскую клятву о том, что ничего из того, что я тебе ссегодня сскажу не выйдет за пределы тех комнат, где мы будем находиться. ТЫ даже не сскажешшь ссвоей ссемье о том, что я вернулсся. Ты понял меня - Люциуссс?

- Да, мой Лорд. - Что ж, по крайней мере, его, возможно, выпустят живым.

Люциус произносил слова клятвы, внимательно разглядывая своего повелителя. И как же их угораздило связаться с этим маньяком. Хотя, какой-то он был не такой, как до своей смерти. Раньше он обильно добавлял Крициатус к своим словам. Быть может, у него сейчас нет магии, и стоит попробовать его убить?

- Даже не думай об этом Люциуссс. Или ты так хочешшь отведать Круцио? - Томасу надоело притворяться, но пока приходилось. Зато мысли Малфоя спокойно в обход окклюментативных блоков шли по метке. Бедный аристократ прошел полную цепочку от «сейчас меня убьют», до «сейчас у меня есть шанс его убить». Пришлось напомнить, кто тут главный. Схватив, дочитавшего клятву мага, за ворот мантии, как щенка, Слизерин переместился в свой особняк и снял иллюзию.

- Что ж, вот и славно теперь можем спокойно поговорить. Присаживайся Люциус, - они оказались в кабинете в поместье Слизеринов. Маг подготовился к трудному разговору, поэтому тут были два кресла, смотрящие друг на друга, а на журнальном столике между ним стояли два бокала и бутылка вина.

- Мой Лорд? - удивленно спросил Малфой. Конечно, не каждый день увидишь вместо ожидаемого красноглазого, чешуйчатого монстра, достаточно привлекательного молодого человека.

- Да, Люциус, именно так, и теперь, я действительно ваш лорд. Лорд Слизерин, - тяжело вздохнул маг и показал родовой перстень.

- Но ведь Слизерины были герцогами, а к ним другое обращение. Как к вам теперь обращаться? Ваша Светл.. Темнейшество?

- Вот поэтому и остановимся на лорде… Или вообще, зови меня по имени. Но мы отходим от темы.

- Простите, мой Лорд.

- Успокойся, Люциус. И веди себя, как Малфой, а не как домовой эльф. Круциатусами бросаться не буду. Скажем так, за десять лет я пересмотрел взгляды на жизнь и теперь у нас две цели: вытащить всех, кто пострадал из-за меня-монстра из Азкабана. И вернуться к начальной программе - вполне адекватному захвату власти мирным путем. Лорд Волдеморт мертв, так же, как и Том Риддл. Теперь я Томас Марволо Слизерин и мне всего 32 года, Люциус. Магия дала мне новую жизнь, новое имя и новую цель. Так что вполне можешь обращаться ко мне по имени. А теперь, я бы хотел услышать о том, на кого из тех, кто на свободе, я могу положиться? Кто пойдет за мной, восстанавливать честные имена Слизерина и его учеников? Хотя нет, это к следующему разу. Лучше скажи мне, пожалуйста, как мой дневник оказался в Хогвартсе?

- Я его потерял. - Обрадованный тем, что его хозяин или же все-таки сюзерен вернул себе разум, маг сжался в комочек, увидев метаморфозы, произошедшие с Томасом, после сего известия. Глаза загорелись алым пламенем, зрачки стали вертикальными, как у кошки, а контуры мантии смазались, и теперь по ней бегали языки черного огня. Хотя нет, сама мантия состояла из черного пламени.

- Что. Значит. Потерял? - Глубоко вздыхая, стараясь успокоиться, маг вопросительно посмотрел на забившегося, чуть ли не в панике мага. - Я мог бы понять, если б ты его кому-нибудь подкинул, передал на хранение, хоть Дамблдору на опыты сдал, но потерять!? Как такое вообще возможно?

- У нас летом были обыски авроров, и я носил его с собой, чтобы не нашли. И по все видимости, где-то выронил, - скороговоркой выпалил Малфой, а затем посмотрел на Слизерина. Тот глубоко вздохнул, налил себе вина и залпом выпил. Затем подумал, налил еще вина и теперь, откинувшись в кресле, стал медленно его смаковать.

- Скажи мне, Люциус, в школе ничего необычного не происходило в этом году?

- Что-то или кто-то стало нападать на учеников. Сейчас два человека лежат в больничном крыле оцепеневшие. А вы как об этом узнали?

- Хорошо, что оцепеневшие, а не мертвые. Знаешь, когда я создавал этот дневник, я был молод, глуп и уже тогда немного безумен. Так вот, все события в школе - результат действий ученика, ведомого этим дневником. И его надо остановить, пока кто-нибудь в действительности не погиб. Я ведь, действительно изменился, и теперь прекрасно понимаю, что любой маг - это маг, нас и так мало, только вот вопрос в воспитании. Ладно, дневником я займусь сам и к концу года его обезврежу, хотя, полагаю, еще два нападения точно состоятся. А пока, надо придумать план, по которому можно будет вытащить большую часть наших Пожирателей из Азкабана.

- Это практически невозможно. Всем им предъявлены серьезные обвинения и их вина доказана. Есть свидетели.

- А ты в курсе, что около 40% нападений - это не наша работа? Кто-то воспользовался войной, чтобы изрядно выкосить чистокровных. Около 80% нападений на чистокровные семьи от рук «Пожирателей» не были таковыми. Только вот вопрос кто? Я может и был психом, но провалов в памяти не было. Кто-то под оборотным косил под нас. Многих вообще допрашивали с Веритасерумом?

- Да нет, тогда суд возглавлял Барти Крауч-старший и он без разбору всех пихал в Азкабан. Вон, даже Блэка чуть туда не засунул. А потом его выперли, когда оказалось, что у его сынка была метка.

- Ага, помню, перспективный был паренек. Жалко его. Так вот, постарайся добиться пересмотра дел, а еще можешь давить на то, что я был безумен. К сожалению, метка - двухсторонняя связь, и поэтому мое безумие передалось и вам, кому-то в большей степени, кому-то в меньшей. Можешь использовать это в качестве аргумента: мол, исследовал знак и нашел данное свойство. Сейчас я как раз занимаюсь очисткой меток от этой дряни и не смогу колдовать особо где-то до конца года. Поэтому, вся надежда на тебя. Ты у нас дипломат, вот и работай.

- Все что вы сейчас сказали - правда?

- К сожалению, да. И мне действительно стыдно за все. Ну, хотя с другой стороны, ты можешь убедиться в том, что я говорю искренне. Магия не прощает отступников, если только они не признают свои ошибки, поэтому, как ты видишь, я раскаялся, иначе был бы я до сих пор красноглазым маньяком. Метку я пока тебе убирать не буду, чтобы не вызывать лишних подозрений. Зато, теперь ты сможешь с помощью ее связаться со мной. По ней можно провести ментальную связь. Просто попробуй соединиться, и я тебя услышу.

- Хорошо, полагаю я могу идти, Томас, - добавил в конце Люциус, и понял, что не зря - лицо бывшего Темного Лорда озарилось радостной улыбкой. Что ж, по всей видимости, он действительно изменился и в лучшую сторону…

Томас был доволен. Встреча прошла лучше, чем он запланировал. Что ж, теперь у него есть первый соратник, союзник и, возможно, будущий друг… Это были самые лучшие рождественские каникулы за всю его жизнь…

Глава восемнадцать. Тайная комната. Часть первая.

На первых выходных после каникул Драко, Гарри и Невилл традиционно собирались обсудить прошедшие каникулы. У них было что-то вроде тайного, или не очень тайного, общества. Гриффиндорец, слизеринец и рейвенкловец. Никто бы и не подумал, что эти троя лучшие друзья, но факт оставался фактом. Как и то, что через несколько лет, каждый из них будет лидером своего факультета. Малфой - здесь и пояснять нечего, его фамилия говорила сама за себя. Политика и интриги текли у него в крови. А именно эти качества и ценил Слизерин. Лонгботтом - уже сейчас был центром первых трех курсов. Никто бы и не подумал, что этот харизматичный, уверенный в себе подросток, всего год назад был пухленькой размазней. Усердные тренировки, немного уверенности в себе и часы работы Гарри и Драко дали первые результаты. Поттер - тут все было сложнее. Вороны ценили как знания, так и умения их применять. Поэтому, безусловно, уважали странноватого второкурсника, столь напоминающего символ их факультета. У Гарри было практически все: талант, знания, целеустремленность. Не хватало одного - магии. Но он не отчаивался и продолжал идти вперед, невзирая на все преграды. И находил ведь нестандартные решения! Его методику добавочных движений на трансфигурации постепенно переняли и другие ученики…

Невилл и Драко столкнулись друг с другом перед дверью в класс, в котором они традиционно собирались. По всей видимости, у обоих были какие-то совершенно потрясающие новости. Зайдя в помещение, ребята увидели Гарри, читавшего какой-то древний фолиант.

- Видимо, не только у меня было хорошее Рождество, - не отрываясь от книги, произнес Гарри. - Доставайте свои книжки, я их чувствую.

- Это как? - В один голос воскликнули Драко и Невилл.

- Да запросто. Вот смотрите, - хмыкнул Гарри и поднял том так, чтобы ребята смогли увидеть его название. «Сто древнейших и простейших магических обрядов и ритуалов». - Забавная книжка. На каникулах провел один обрядик из нее, в надежде снять печати со своей магии, но вместо этого стал чувствовать артефакты, находящиеся в непосредственной близости от меня. А учитывая ваше возбуждение и тот факт, что у вас в сумках лежат светлые артефакты прямоугольной формы, то резонно было предположить, что вы получили похожие подарки. - Гарри практически не слукавил. Он действительно получил эту книгу в подарок от Алекса на Рождество и провел один из ритуалов. Только вот результат был ожидаем - способность чувствовать близлежащие артефакты. Временно конечно.

- Круто. Покажешь потом?

- Если смогу. Книжка зашифрована так, что никто кроме меня не может ее прочесть. Ритуал подобной привязки в ней конечно, но он требует достаточно много магии. Так что снять не смогу. А что у вас?

Ребята показали заинтересованному Поттеру свои книги. Тот хмыкнул, а затем предложил ребятам попробовать прочитать что-нибудь из книг друг друга. Как оказалось, тексты оказались читаемы у всех троих. «Еще бы не читались» - хмыкнул про себя Поттер - «Написаны-то они на одном языке - древнеэльфийском». Затем, где-то полчаса ребята разглядывали книги друг друга - вернее разглядывали Драко и Невилл, Гарри прекрасно знал их приблизительное содержание. Постепенно завязался обыкновенный дружеский треп и разговор сместился в сторону нападений на школьников. И Гарри вспомнил про надоедливого эльфа-камикадзе. Услышав, как зовут домовика, Драко побледнел, а затем щелкнул пальцами и позвал:

- Добби, - с глухим хлопком эльф появился перед ребятами.

- Чего хочет юный мас… - начал эльф и осекся, увидев нахмуренные лица троих ребят.

- Гарри - это тот эльф?

- Да, только я не знал, что он служит у вас.

- Угу, - печально вздохнул Драко. - Это чудо служит у нас. Выгнать убогого рука не поднимается, хотя, пожалуй, надо. Добби, зачем ты напал на Гарри?

- Добби лишь хотел защитить мистера Гарри Поттера.

- От чего?

- Добби не может сказать, Добби плохой, - закричал домовик и стал биться головой об пол.

- Ну, вот видите - всегда с ним так. Добби, как твой хозяин, я приказываю, ГОВОРИ!

- Хозяин Драко, Добби плохой. Добби не уследить за вещью хозяина Люциуса. Хозяин Люциус потерял ее. Плохая, плохая вещь. Открывать Тайная Комната.

- Эээ… Драко, не говори мне, что у вас дома есть, то есть был артефакт, позволяющий открывать Спрятанные Залы Слизерина.

- Я не знал об этом, - ребята в ужасе смотрели друг на друга - историю Тайной Комнаты уже знала вся школа. - Я напишу отцу, узнаю, что это была за штука.

На этом ребята закончили свое собрание, так хорошо начинавшееся. Спустя две недели пришел ответ от отца Драко - неизвестным артефактом оказался дневник, принадлежавший Темному Лорду. По словам Люциуса - магия в книжке была очень странной, но настолько враждебной не ощущалась. И потерял он дневник где-то в августе в Косом Переулке. Много информации это не дало, но ребята стали приглядываться к людям со своих факультетов - вдруг заметят что-то странное в их поведении.

Тем временем напряженная обстановка в замке обострялась. Было совершено еще одно нападение. На этот раз с таинственным чудищем Слизерина встретились близнецы Уизли, находившиеся вне гостиной после отбоя. После этого случая дисциплина в Хогвартсе ужесточилась до неузнаваемости: детей водили в гостиные, Большой зал и на занятия практически под конвоем, в сопровождении не менее двух преподавателей, расписания были пересмотрены и теперь занимались вместе не два курса, а весь поток. Гостиные факультетов после отбоя замуровывались так, что на следующий день открывать их приходилось по 5-10 минут. По подозрению в причастности к нападениям был арестован Хагрид - уж его любовь к чудищам знала вся школа. По слухам из-за этого полувеликана и выгнали из школы. Со стороны министерства предпринята была попытка сместить Дамблдора с занимаемой должности, но, к общему удивлению, Попечительский Совет встал на защиту директора всем составом, в том числе и Люциус Малфой, известный своим негативным отношением к политике Дамблдора.

Но усидеть на посту у директора так и не получилось. Следующее нападение выбило остаток почвы у него из-под ног. На этот раз пострадали второкурсница из Гриффиндора и староста-семикурсница из Рейвенкло. Его не спас даже Попечительский совет. Но из школы он не ушел. Остался в качестве независимого исследователя. Стал искать вход в Тайную Комнату. И во время одного из патрулирований набрел на чудище. Так Больничное Крыло пополнилось еще одной человеческой статуей, ожидающей мандрагорового зелья. После такого, было решено эвакуировать школу, а затем прочесать ее лучшими аврорами и разрушителями проклятий. Но пока чинуши в министерстве принимали все необходимые декреты и указы ситуация решилась сама собой. А началось все с пропажи одной из учениц…

«Дурацкий блок! … змеюка!» - Алекс про себя материл весь свет. Он так и не смог ничем помочь расследованию ребят. А тем временем нападения продолжались. И уже совсем не по канону. Сначала близнецы Уизли, затем канонически две девочки, а затем Альбус Дамблдор!!! Вот такого развития событий Алекс никак предсказать не мог. С горем пополам ему удалось донести до Гарри, а через него и до остальных ребят мысль о василиске. А те уже сами распутали весь клубок: наследник Слизерина - Волдеморт, исключение Хагрида, плакса Миртл. Правда, пришлось действительно потрудиться. Сам Алекс стал укреплять барьер, ограничивающий магию Поттера. В битве против василиска тот мог бы сломаться, а Алексу это совсем не надо было. Это была своеобразная лотерея: могло случиться все, что угодно. От счастливого безвредного снятия барьеров, что было маловероятно, до смерти обоих, что было самой вероятной перспективой. А Алекс был реалистом, поэтому не мог сказать, что битвы не будет и все разрулят взрослые маги. Особенно после оцепенения Дамблдора. Ребята, помимо поисков Тайной Комнаты, также стали совместно тренироваться: Гарри продолжил свои тренировки, Драко стал осваивать фехтование высших эльфов, а Невилл тренироваться в исцелении на этих двоих. Уж после их спаррингов, лечить всегда было что. День Х наступил внезапно. Нападение и похищение Джинни Уизли. Неизвестно, кто тогда больше побледнел: троица, осознавшая, что бой все-таки будет, Рон Уизли или же Алекс, приготовившийся сражаться с барьером магии… Через полчаса после шокирующей новости ребята уже находились возле туалета Плаксы Миртл. И тут им навстречу вылетел Рон Уизли.

Рональд Уизли находился в состоянии крайнего раздражения. Идеальное состояние для некроманта: и негатива приличное количество и голова холодна, трезва и расчетлива. Чертова королевская змеюка Слизерина. То, что это был василиск, Рон понял уже после второго нападения. Но никому об этом рассказать он не смог бы - как бы он тогда это объяснил. Использовал-то Уизли не совсем светлую магию для своего «исследования». Магия установления следа - чтобы найти точное место нападения и магия прошлого предметов - чтобы узнать, что произошло. Парня до сих пор передергивало, когда он вспоминал здоровенного призрачного василиска, материализовавшегося перед ним после активации заклинания. Тогда он не удержал равновесие и шлепнулся на пол. А в заднем кармане у него лежала палочка. Так что, сей агрегат у него был теперь в двух половинчатых экземплярах, скрепленных скотчем. Но его это не особо заботило, вернее его беспокоила только выволочка из дома - артефакт был древний и оочень потрепанный. Но все-таки дорогостоящий. Некроманты палочками особо не пользовались. Только посохи или беспалочковая магия. Чаще даже последняя, просто посох помогал экономить магию. Обо всем этом он узнал из той книжки, полученной на Рождество. Там же он нашел и защиту от василиска. Для остальных. Простенькое заклинания и все в радиусе пара десятков метров получали иммунитет к смертельному взгляду. Кто-то полный, кто-то частичный - превращаясь в статуи. Для самого некроманта взгляд змеюки был не страшен. Глаза Смерти не действовали на тех, кто этой самой смертью повелевал. Ну, или служил ей… Об этом он также узнал из книги.

Следующее нападение вызвало стихийный выброс у Рона - его братьям сильно повезло. По всей видимости, в глаза василиску посмотрел только один и заряд по связи близнецов перескочил на второго, наполовину ослабев. Только благодаря этому Фред и Джордж еще были живы. Теперь для Рона смерть гадины стала делом чести. Он даже в обход всех правил выбрался в Запретный лес, в полнолуние, за некоторыми «реагентами». Итогом его прогулки стали четыре небольших, блестящих, вроде бы металлических шарика, на самом деле являющиеся неким подобием спрессованного праха. Но это было неважно. Главное, что их составляющие некогда принадлежали живым существам. Это было необходимо для высшей некромантии, той, которую этот мир не видел тысячи лет. Не подъем мертвых, а сотворение нового. Высшим аспектом данного раздела некромагии были костяные драконы. Рональд же мог пока призывать лишь пару скелетов, используя в качестве начинки эти самые шарики…

Следующим шагом стало изучение простейших темных призывов - не пускать же воинов в бой без оружия. Вскоре и эту проблему он решил. За это время василиск напал еще раз, на этот раз на Гермиону и старосту из Рейвенкло. Что ж, нападение на добрую девочку, помогавшую не особо блиставшему в обычной магии Рону, также было приписано в обвинение. Осталось только выследить логово твари. Спустя три недели мальчик вышел на заброшенный туалет на втором этаже. Как раз в это время случилось нападение на директора. Школьников собирались эвакуировать. Рональд немного огорчился, но потом понял, что после эвакуации школы на его место придут его старшие братья, как раз заканчивающие Академию в этом году. Что ж, он передаст им все свои наработки. Парень не чувствовал себя готовым к битве с древней змеей. Даже без взгляда у нее было огромное количество возможностей уничтожить парня. А ведь был еще тот, кто ею управлял…

Но его надеждам не суждено было сбыться. За день до начала эвакуации в Тайную Комнату забрали его младшую сестру. Тогда в парне что-то надломилось. Вся нервозность, раздражение и прочее исчезли. Зато, вокруг него стал витать ореол темной, холодной силы. Бешеная ярость, страх и прочий негатив переродились в чистую силу, оставив парню только спокойствие. Такова была цена за силу настоящего некроманта - все негативные эмоции, в обмен на возможность управлять Магией Смерти. Он шел к входу в Тайную Комнату с одной целью: вернуть сестру, неважно какой ценой. И пусть он до сих пор не знал, как открыть проход, он его взорвет. Сейчас он это мог, он чувствовал это. Парень летел по коридорам школы и его счастье, что его никто не видел в этот момент: иначе бы все его прикрытие и прикрытие его семьи улетело бы в никуда…

Тьма. Непроглядная, всепожирающая. Теперь это мог почувствовать даже маггл. Черный огонь, клочья черного тумана - из этого формировалась мантия на мальчике. Радужка стала полностью черной, настолько, что зрачок практически не различался. А в глубине глаз проплывали темно-синие искры. Серебряная коса на лице светилась мягким светом. Не хватало только посоха, но это парень собирался исправить, если конечно останется жив: из костей василиска вышел бы первоклассный управляющий артефакт. Но на входе в Тайную Комнату он столкнулся с тремя другими мальчишками. Невилл Лонгботтом, Гарри Поттер и Драко Малфой. И как только они оказались вместе!? И какого черта они забыли у входа в жилище василиска? Их же раскатают, как детей, коими они и являются!

- Не бойся, не раскатают, - голос Поттера привел Рона в чувство. - Ты решил всему миру показать, что родовое ремесло рода Уизли еще живо? - а этот вопрос вогнал парня в ступор. Он даже не заметил изменения, произошедшие с ним. Удивление, страх, а затем недоумение. Они знали и ничего никому не сказали? Или что-то другое.

- Я не знал, - тихий голос Невилла оторвал парня от размышлений. Оказалось, уже некоторое время Рон говорил вслух. - Мы поможем тебе спасти сестру. И я никому не расскажу про твою тайну. Ты же мой друг, и меня не особо беспокоит цвет твоей магии - Лонгботтом говорил так уверенно и успокаивающе, что некромант ему поверил.

- Я тоже никому не скажу. И я рад, что ошибался в тебе Уизли - уж этих слов от Малфоя, Рон никак не ожидал. - Любой чистокровный знает, что ваш род - некроманты - это прописано в родовых книгах. Вернее, они знают, что вы БЫЛИ ими. Я рад, что ваш дар не угас. Прошу прощения за свои слова. Вы не Предатели Крови. Хотя, я удивлен, что ты попал на Гриффиндор, а не на Слизерин…

- Спасибо… Малфой. И кстати, чтоб ты знал - Гриффиндор был как раз-таки Магом Смерти. И потом, лучше всего волку прятаться среди овец, - Рон был шокирован такой резкой переменой в отношениях с Малфоем. А потом перевел взгляд на Гарри. Тот, казалось, был ничуть не удивлен увиденным.

- Я знал. - Поттер поймал взгляд Уизли. - В силу неких обстоятельств, мне передалась способность видеть магические потоки от моего учителя. Поэтому я знал об этом еще с первого сентября. Я рад, что в этом мире еще не перевелись Маги Смерти.

- Учитель? - втроем воскликнули ребята. Они знали, что Гарри в детстве рос, вроде как, у магглов. А про учителя они услышали впервые.

- Длинная история, потом как-нибудь расскажу. Или он расскажет. Это не моя тайна, а его, - добавил Гарри, увидев обиженные лица Драко и Невилла. - А теперь нам надо спасти Джинни. Что ж, пора вспомнить основы разговоров с животными, - с этими словами мальчик подошел к умывальникам в центре туалета. - Откройся - тихое шипение и одна из раковин уезжает вниз, открывая проход в трубу…

Глава девятнадцать. Тайная комната. Часть вторая.

Откройся, - тихое шипение и одна из раковин уезжает вниз, открывая проход в трубу. - Ну, что ж. Вперед, ребята. Спасем Джинни, - сказал Гарри и первым шагнул в появившееся отверстие. Следом за ним последовал Рон, затем Драко обнимающий свой любимый, уже настоящий боевой меч, а замыкал процессию Невилл.

Внизу оказалось сыро, темно и неприятно. Для Невилла, а Драко - первый был белым магом и видеть скелетики животных, чувствовать остаточную магию, выделившуюся после их смерти было достаточно неприятно. В жилах второго текла кровь эльфов - поэтому все его нутро требовало покинуть такое неправильное для обитания место. Для высшей расы канализация, пещеры и подобные замкнутые пространства были неприятны. Гарри же было абсолютно по барабану на окружающую остановку: для его магии не играло никакой роли, его местоположение. Зато, для Рона туннели под Хогвартсом были замечательнейшим местом для «работы». Мальчику казалось, будто его снаружи подзаряжают. Впрочем, так на самом деле и было. Вся магия от трупиков грызунов втягивалась в некроманта, заставляя того полыхать в бесцветном пламени.

Вскоре ребята набрели на сброшенную шкуру чудища. Прикинув приблизительные размеры василиска, Алекс удивленно присвистнул, в то время как ребята в ступоре пялились на горы сброшенной кожи. Рон сдавленно пискнул, затем сделал несколько сложных пассов руками и на полу под ребятами распахнулся гигантский, футов сто диаметром, круг, в центре которого стоял Уизли. Парень пояснил, что это некромантская защита против взгляда василиска. Только вот ранее у него она не выходила настолько мощной, как сейчас - впервые он увидел этот круг не на картинке, а на полу. Завершенный круг давал полную неуязвимость к взгляду чудища, будь ты хоть магом, хоть магглом. Главное надо было оставаться внутри. И, казалось, на этот раз он подпитывался не от магии мальчика, а от магии внутри подвалов.

Продолжая свое путешествие, четверо ребят вышли к двери, украшенной орнаментом из змеек. Каким-то шестым чувством они поняли, что это настоящий вход в Тайные Залы Слизерина. За этой дверью их ждал василиск, его хозяин и Джинни Уизли.

- Вы готовы? - спросил Гарри. Три кивка были ему ответом. - Что ж, тогда, Откройся.

Змейки зашипели, поползли за пределы двери, и та со скрипом распахнулась, впустив спасателей в Тайную Комнату.

* * *

- Хух, наконец-то готово. - Черноволосый мужчина поднялся из центра пентаграммы, в которой просидел последние двенадцать часов.

- Ты уверен, Марволо? - Темноглазая девушка появилась в сгустках темного пламени, посреди комнаты.

- Да, Марисса. Метки полностью очищены от моего безумия, впрочем, как и я. Теперь, когда моя магия вновь со мной, надо разобраться с дневником, а затем посетить пару мест. Некоторым из моих Пожирателей требуется помощь. И чем скорее, тем лучше.

- Хорошо, тогда расслабься и почувствуй свои якоря. А потом позови их.

- Позвать?

- Да, просто позвать.

- Ну, хорошо. - Маг сосредоточился, а затем с изумлением глядел на диадему и чашу, появившиеся у него в руках. Затем он выпал на несколько секунд из реальности, переносясь в свою воображаемую горную долину. Соединение с двумя крестажами достроило облик впадины: леса, цветущие равнины, горы с белоснежными вершинами и тихий английский городок на берегу озера с кристально чистой, без всяких темных примесей, водой. Крупнейший дом в городе был знаком Томасу - именно так он представлял себе свое будущее жилище в детстве, в приюте.

- Марисса, а почему я не смог призвать дневник? Он что, уничтожен?

- Ты не смог его призвать? - Волшебница побледнела. - Это плохо. Живо обратно в пентаграмму и ищи любое подозрительное пятно в своей Комнате Разума.

- Зачем?

- Если ты не смог призвать дневник, значит, крестраж в нем вскоре воплотится. Вот куда девалось все твое безумие. Я знала, что так быстро нельзя его вычистить.

- Что!? Ты хочешь сказать, что там где-то в Хогвартсе моя полуматериальная копия, безумная, как я до развоплощения?

- Да. А еще она обладает всеми твоими нынешними знаниями. Только она сейчас слабее тебя. Но с каждой минутой ее сила крепнет.

- Мда, нерадужная перспективка - пробормотал маг. - Вот она, нашел! - воскликнул Том, после нескольких минут поисков. - Только вот тоннель весь залит безумием.

- Пробивайся сквозь него. Вся отдача пойдет на твоего двойника: его тело станет отторгать душу, а магия слабеть. И безумие исчезнет.

- То есть тоже самое можно было сделать с моими ПСами?

- Да, но отдача была бы той же.

- Понятно. Ну все, я пошел, пожелай мне удачи.

- До встречи, Марволо…Надеюсь, еще увидимся…

* * *

Четверка ребят попала в огромный зал, облицованный зеленым камнем. У стен располагались колонны, выполненные в виде змей, на стене, напротив входа, была вырезана огромная статуя, по всей видимости копирующая лицо Салазара Слизерина. Посреди комнаты лежала Джинни. Ребята кинулись к ней. Рон прижал сестру к себе и стал трясти.

- Очнись, Джинни. Очнись сестренка. Не умирай, - всхлипывал он.

- Она не очнется, - голос со стороны статуи принадлежал подростку в слизеринской форме. По виду это был шести-семикурсник. - Она еще жива, но ненадолго.

- Кто ты? - спросил Гарри.

- Кто я? - театрально удивился парень. Затем взмахнул рукой, и палочки попытались вырваться из рук своих хозяев. Драко и Гарри свои удержали, в отличие от остальных. Парень поймал палочки. Осмотрев артефакт Рона, он пренебрежительно хмыкнул и откинул ее куда-то в сторону. Затем взял палочку Невилла и вычертил в воздухе огненные буквы:

T O M M A R V O L O R I D D L E

- А, ты Волдеморт, - презрительно хмыкнул Гарри. Парень хмыкнул, взмахнул палочкой, и буквы перестроились в другом порядке:

I A M L O R D V O L D E M O R T

- Ты прав, жалкий щенок. А теперь я хотел бы узнать, как такое ничтожество, как ты, смогло победить меня одиннадцать лет назад. - С каждым словом вокруг мага сгущалась темнота, а глаза наливались краснотой. - Отвечай, щенок! Avada Kedavra!

Зеленый луч полетел в неожидающих такой атаки ребят. И встретился с каким-то странным щитом, остановившись в воздухе и недолетев до Гарри каких-то пять футов. Щит не задержал заклятие надолго. Зеленая стрела врезалась в Гарри, но реакция была нестандартной. Почему-то вместо того, чтобы выбить душу Поттера из тела, Авада отшвырнула самого мальчика в сторону стены. По всей видимости, тот странный щит целиком перенес магический потенциал заклятия в физическую мощь. Мальчик выбрался из образовавшейся дыры (в стенку его впечатало очень сильно), прошел пару метров и упал лицом вниз.

- Что ж, так, пожалуй, даже лучше, будет с чем поиграть, - хмыкнул Волдеморт - А теперь займемся вами. Я думаю, мы сейчас немного развлечемся. - Говори со мною, Слизерин. Величайший из Хогвартской четверки!

Изо рта статуи выполз василиск. К великому удивлению Волдеморта ребята не умерли, встретившись с ним взглядом. Приказав зверушке убить детей, парень направился к лежащему Поттеру.

* * * 2 минутами ранее * * *

Avada Kedavra!

- Нет, нет, нет, только не это! - Алекс был в панике. Барьер среагировал на смертельное проклятие и разлетелся вдребезги. Теперь только магия самого Алекса удерживала рвущуюся наружу мощь. Долго держать такую махину парень не смог. Ведь помимо магии Гарри, стремящейся наружу, там была и магия самого Певерелла, которая ОЧЕНЬ хотела вернуться к хозяину. Поэтому огромная волна смыла мага, пытавшегося удержать этот поток. А дальше произошло неожиданное. Как только магия вырвалась на свободу, часть ринулась навстречу Аваде, а другая стала стремительно замерзать. Алекса внесло потоком в их «квартирку» и намертво заморозило вход…

* * * Конец отступления * * *

Гарри прошел пару шагов, и его тело упало на пол, лицом вниз. Сам Поттер перенесся в Комнату Разума. У него было такое ощущение, будто по нему потопталось стадо слонов. Вместо того, чтобы оказаться в привычных апартаментах, Гарри оказался посреди бескрайней ледяной пустыни. Ему хватило нескольких мгновений, чтобы понять, что произошло: барьер был сорван, его магия кристаллизовалась в лед, а Алекс, по всей видимости, погиб. Тут он услышал какой-то стук снизу. Приглядевшись, он увидел вход в их квартиру. И Певерелла, каким-то чудом пробивающего барьер. Тот сигналил, чтобы Гарри отошел в сторону. Мальчик выполнил приказ Учителя. И в следующий момент, лед на том месте, где он стоял, взорвался на миллионы осколков, мгновенно растаявших. Из образовавшегося тоннеля появился довольный Алекс.

- Все вышло, как нельзя, лучше. Барьер спал, а твоя магия не исчезла. Стихийная будет заморожена лет до шестнадцати-семнадцати, как мы и планировали, а вот обычная теперь с тобой. Все прошло, как нельзя, лучше. Стоило всего лишь еще раз подставиться под Лордову Аваду.

- Алекс, это правда? То есть теперь, все будет в порядке?

- Ну, если больше никаких срывов не будет, то да, все будет в порядке. А сейчас иди, отсыпайся. Вся твоя обычная магия ухнулась в щит от Авады. Зато, ты ее в обычное отталкивающее преобразовал.

- Обычное!? И как я могу идти спать, когда остальные там с этим маньяком!?

- Ну ладно, очень сильное отталкивающее. А тебя я заменю. Все-таки я более взрослый. Плюс, моя магия также ко мне вернулась…

- Хорошо. Удачи, - последние слова Гарри уже говорил в никуда, ибо Алекс исчез в вспышке серебряного света.

Огромный змей приближался к трем второкурсникам и бессознательной первокурснице. Оставив Джинни на попечение Невилла, Драко и Рон двинулись вперед, на змею.

- Сможешь отвлечь ее на пару минут? - спросил Рон.

- Хорошо, но не более, - усмехнулся Малфой, доставая свой меч из ножен. Оружие Драко представляло собой произведение искусства и являлось одним из лучших в коллекции Малфоев. Длинный, слегка изогнутый клинок. Одноручная рукоять. По преданиям - таким оружием сражались высшие эльфы. Его ближайшими сородичами были маггловские сабли, начала середины девятнадцатого века.

Невилл смотрел на разворачивающийся бой с каким-то священным трепетом. Сначала он пытался отвлечь ребят, напомнив, что Волдеморт направляется к Гарри, а затем стал наблюдать за схваткой, попутно вливая свою магию в умирающую девочку, стараясь поддержать в ней жизнь. Драко выписывал невероятные пируэты, прыжки, развороты, сальто, взлетая на невиданную для человека высоту и двигаясь с не менее нечеловеческой скоростью. А меч в его руке, казалось, жил своей жизнью: серебряно-золотой полумесяц извивался в невиданных направлениях, порой меняя свое движение под нереальными углами. Пару раз блондин с трудом уходил от стремительных движений василиска, но в последний момент уворачивался, что только сильнее злило чудище.

Рон же тем временем делал сложные пассы руками, читая попутно заклинание на древнем, мертвом языке. В руках он держал те самые шарики, по два в каждой. Закончив петь, финальным движением сжал сферы руками, те изменили свою форму, на мгновение ощетинившись тучей иголок, чтобы поранить ладони некроманта и впитать его кровь. На полу, под мальчиком, вспыхнула черным огнем пентаграмма, а шарики развеялись в пыль, которая двумя плотными потоками стала кружить вокруг Рона. Тот, тем временем, продолжил песню и пассы руками. В конце концов, потоки ударили в две точки на полу перед мальчиком. В тех местах красным светом вспыхнули другие пентаграммы, а затем из их центра из-под земли стали выбираться скелеты. Два шестифутовых, практически, человеческих скелетов, если не считать шипы на позвоночнике, заостренные кончики пальцев и длинные клыки, как у вампиров. Глаза у этой нежити горели ярко-синим огнем. Невилл удивленно распахнул глаза, увидав такое. Но Рон не ограничился этими скелетами. И продолжил читать уже другое заклинание с совершенно другими движениями рук. На этот раз складывалось впечатление, будто руками он складывал некие знаки-печати. Закончив с заклинанием, парень достал из кармана ножик и с силой провел по ладони, которую затем вытянул в сторону призванных скелетов. Кровь с нее текла непрерывной струйкой, но ударяясь об пол, исчезала в неизвестном направлении. Буквально через пару секунд, Рон сжал порезанную ладонь в кулак, и поток иссяк, зато вокруг кровавых пентаграмм, в которых по-прежнему стояли скелеты, возникли еще две: на этот раз ярко-синие, прямо как глаза нежити. От пола пошел непрерывный темный вихрь, который обволакивая скелет, превращался в элемент доспеха. Последними появились два тяжелых двуручных меча, каждый ростом с призванную нежить.

- В бой! - короткая команда и скелеты с невиданной для закованного в латы гиганта скоростью бросились в бой, размахивая тяжелыми двуручниками, как пушинками. И как раз вовремя: Драко, устав от длительной пляски с василиском, споткнулся и только клинки скелетов, перегородившие змеюке путь, не дали стать ему обедом. С каким-то священным трепетом смотрел младший Малфой на своих спасителей, а затем и на их создателя. От битвы скелетов с василиском, теперь, кстати, последнему приходилось уворачиваться, что он делал весьма успешно, ребят отвлек Волдеморт пролетевший мимо, как несколько минут назад пролетел Гарри.

Алекс испытывал острое дежавю. Кажется, около пяти лет назад была похожая ситуация: он, Гарри в отключке и враг. Вскочив, он увидел удивленные глаза Риддла, а затем почувствовал, как его магия меняет физическую оболочку. Серебряный свет на несколько мгновений спрятал мага от остального мира, а затем завеса пала, явив миру двадцатипятилетнего Александра Певерелла в полной боевой форме, с черным двуручником за спиной. Вытянув левую руку вперед, Алекс сложил сложную фигуру пальцами и перед ними завихрился воздух в бело-голубую сферу. Ментальный приказ и данная сфера с большой скоростью вписалась в живот ошарашенного Темного Лорда. А затем Волдеморт улетел в противоположную сторону. Направившись в сторону данной личности, Алекс заодно отметил ошарашенные взгляды троих мальчишек, а также двух боевых скелетов, сражающихся с василиском.

Темный Лорд был зол! Какой-то парень, притворившийся Поттером, швырнул его через всю Тайную Комнату! Что ж, бой был серьезным, поэтому Волдеморт сразу перешел на новые техники, появившиеся, казалось из ниоткуда.

Алекс был озадачен. Только что Темный Лорд поднимался с пола и вот уже атакует. Притом, стихийной магией. Откуда он ее знал? Это был интересный вопрос. Маг был безумен, нелогичен и силен. Алексу пришлось даже использовать свой двуручник. Красивое было зрелище: танцующий с мечом на одном месте Алекс и летающий вокруг него в черной дымке Волдеморт, периодически швыряющийся сгустками тьмы в мага. В конечном счете, Алексу это надоело. Пустив магию в меч, он стал выжидать подходящий момент для атаки. Сиреневые руны вспыхнули по всему лезвию меча. Наконец Темный Лорд открылся, попавшись на простейшую ловушку, и Алекс наискось рубанул в том направлении. Хорошо, что дети находились с другой стороны: удар пролетел по воздуху, разрезав наискось лицо Слизерина на стене и оставив две глубокие борозды на полу и потолке.

Раненый Темный Лорд также валялся там. Каким-то чудом он умудрился избежать большей части удара, отделавшись сильной рубленой раной через правое плечо. Взгляд Волдеморта сфокусировался сначала на Алексе затем куда-то за него… Певерелл с изумлением наблюдал за тем, как рана, нанесенная Высшим клинком, затягивается. Риддл усмехнулся, затем медленно побрел в сторону мага. Цвет глаз медленно менялся с кроваво-красного, на темно-синий. Внезапно, Волдеморт резко рванул в сторону Алекса. Тот сразу приготовился продолжить бой, но Риддл проигнорировал мага, перелетев через него. Певерелл обернулся и увидел конец боя: израненный василиск расправился с обоими скелетами и теперь сражался с Драко. Юный Малфой умудрился перехитрить чудище и теперь его клинок летел как раз в пасть зверя, целясь в верхнюю челюсть. Пытаясь помешать убийству редкого монстра, Риддл встал на пути сражающихся, и в ту же секунду меч Драко пригвоздил его к василиску. Темный Лорд дико заорал, а затем вспыхнул в черном пламени вместе со змеей. Через несколько секунд они исчезли, а на мече Драко оказался насквозь пробитый дневник. Джинни очнулась на руках Невилла и закашлялась.

- Вы в порядке? - Алекс подошел к детям.

- Гарри?

- Неа, я его учитель, Александр Певерелл. Так вышло, что мы делим одно тело на двоих. Я что-то вроде его ангела-хранителя.

- Понятно. А где сейчас Гарри?

- В отключке. Сейчас разбужу, как я понимаю, помощь вам уже не нужна. - Через несколько мгновений, усталый Гарри свалился на подхватившего его в объятия Драко.

- Ты в порядке? Это был твой учитель? Что с тобой произошло?

- Это… Длинная история… Я просто… Вымотался… Потом поговорим… - даже простая речь давалась Гарри с трудом.

- Давай я помогу, - предложила Джинни. На нее тут же удивленно уставились остальные. Но девочка, казалось, впитывала окружающую энергию, восстанавливаясь прямо на глазах. Затем, она положила руки на виски Гарри и сосредоточилась. Темное сияние пошло от ее ладоней, а Гарри почувствовал необычный прилив сил.

- Темный целитель, можно было и догадаться, - хмыкнул он, - А я-то ломал голову, почему у тебя темная аура, а в то же время такая же, как у Невилла. - После этого заявления на него смотрели странно уже все.

- Давайте выбираться отсюда. Только, надо бы подлечить Рона, а то могут возникнуть вопросы.

- Хорошо, - кивнул Невилл.

- Давай лучше я, - предложила Джинни. - У тебя и так слишком усталый вид. И в действительности, бодрыми выглядели только представители семьи Уизли. Через пять минут Рон был в полном порядке. Кстати, его внешний вид вернулся к норме.

- А как мы отсюда выберемся? - неожиданно задал вопрос Драко.

- Сейчас будет подмога, - хмыкнул Гарри. И в действительности, через две минуты в Комнату влетел огромный черный ворон, знакомый всем присутствующим.

- Это Рейвен, мой фамильяр, - пояснил Гарри, увидев лица остальных. Ничего хорошего из взгляды не предвещали - У него часть способностей, как у феникса, в частности, он может нас всех поднять наверх.

Через час путешественники были на поверхности. И сразу же направились в больничное крыло, где уже раздавали настойку из мандрагор. Все были в шоке, узнав про их приключения. Вернее, их отредактированную версию, в которой, василиска, которого отвлекал Рон, убил Драко, пока остальные отвлекали Риддла. Закрытие школы отменили, хотя отряд разрушителей заклятий все-таки приехал в Хогвартс, на исследование Тайной Комнаты. И они подтвердили версию ребят, умолчав кое-какие детали, вроде остаточных эманаций некромантических призывов. Хагрида выпустили из Азкабана, а директор вернулся на свой пост, остатки дневника Риддла были переданы ему на изучение. Разговор Гарри с ребятами по поводу Алекса был отложен на следующий год. Вообще, конец года в Хогвартсе на этот раз бы каким-то скомканным: то ли из-за сорванное эвакуации, то ли из-за отмененных экзаменов для 1-4 и 6 курсов, то ли по какой-либо иной причине.

Конец второго курса.

Темный Лорд: Ээээ, а ты ни про кого не забыл?

Блэквайтер: Да нет вроде…

Темный Лорд: А как же я? Я вообще пострадавшая сторона: крестраж уничтожили, фамильяра чуть на чемоданы не пустили! А ты, …, про меня практически ничего не написал!

Блэквайтер: Не ной, так надо. Ты появишься только в следующей главе и точка.

Темный Лорд: Круцио!

Блэквайтер: Хе-хе, мазила! * спрятался под столом*

Темный Лорд: Круцио! Круцио! Круцио!

Блэквайтер: Ай, больно! Все я на тебя обиделся и ухожу спать. * Медленно закрывает крышку ноутбука*

Темный Лорд: * сдавленные вопли из-под крышки* Скотина! Напиши про меня проду! Сейчас! А не то я обижусь и уйду в Слэш!

Блэквайтер: … Пофиг, все равно я спать…

* * *

Глава двадцать. Летние каникулы. Год второй.

Темноволосый маг проснулся у себя в поместье. В голове пели и одновременно танцевали стаи безумных мартышек. Маг попытался сесть, но в следующий момент был припечатан к постели тяжелым кулаком, прилетевшим к нему прямо в лицо. А затем он услышал разгневанный голос Наставницы.

- Идиот! Кретин! Полный придурок! Как ты умудрился сотворить такую * * * * !? Ты совсем рехнулся? Можешь хотя бы год не влипать в истории?

- Эээ… А что случилось? - пропищал с кровати бывший Волдеморт, а ныне Томас Слизерин.

- Да так, ты случился! Полтора месяца проваляться без сознания! Мог бы уж тогда сдохнуть! Проще было бы тебя через крестражи воскресить, а так пришлось все это время за тобой ухаживать, овощ ты безмозглый!

- Я провел полтора месяца без сознания? И ты все это время была тут?

- Совершенно верно, - голос Грея донесся из зеркала напротив кровати. - Она ухаживала за тобой, как заботливая мамочка.

- Это правда? - спросил Том.

- Эээ… Ну… В общем, да… - смутившись, проговорила Марисса. И, кажется, вдобавок ко всему немного покраснела. Из зеркала послышалось тихое хихиканье. Которое оборвалось, когда рядом с ним в стену вонзился черный кинжал, сотканный из чистой тьмы.

- Что смешного? - волшебница, кажется, решила сорвать злость на бедном алхимике.

- Да так, ничего. - Себастьян почувствовал надвигающуюся бурю и поспешил сменить тему. - Том, лучше расскажи нам, что такого случилось, из-за чего ты проторчал столько времени без сознания. Да, кстати, перед тем как вырубиться ты успел заявиться к нам сюда с гостем. Такой маааленький беззащитный василиск.

- С ним все в порядке?

- Ага, только он теперь напоминает тигра. Тоже весь в полоску. А еще с ним было твое раненное тельце, лет этак семнадцати-восемнадцати.

Стоп, я же сейчас в своем теле.

- Ага-сь, а то в соседней комнате. Мы не знали, в каком из них ты, поэтому ухаживали за обоими. Раз ты тут, то во втором пусто.

- Это ты намекаешь на то, чтобы пустить тебя туда?

- Хм, даже и в мыслях не было. Хотя, это идея, и, если ты не возражаешь…

- И ты согласен стать моим родственником?

- Ну, это все же лучше чем торчать в зеркале…

- Так, ребята, хватит. - Мариссе надоело слушать их бессмысленный в данный момент разговор. - Лучше расскажи, что там происходило. Может, это объяснит твою кому.

- Ну, сначала я пробивался через туннель своего безумия. Работка, прямо скажем, не из легких. У меня сложилось такое впечатление, будто голыми руками работаю в шахте.

- Это нормально. Что-то в этом роде и должно было быть. А что дальше?

- Я пробился в мозги к той, своей, копии. И попал в какое-то странное место. Знаете, если в своей Комнате Разума я был человеком, то там я стал чистым сгустком энергии. И помимо меня таких там было еще два. Один из них - светлый огонек, по всей видимости, мой крестраж в дневнике. Он был маленький, и второй пытался его погасить. Этим агрессором была моя безумная копия. Сперва, я, ведомый каким-то шестым чувством, отбил у него этот огонек и слился с ним. А затем, попытался перехватить контроль над телом. Не знаю, сколько времени это заняло, но в какой-то момент я как будто раздвоился: одна моя часть сражалась с безумием, а вторая смотрела глазами Волдеморта. Этот гад, в свою очередь, сражался с каким-то магом. Видимо, этот парень пришел на помощь детям, находившимся в Тайной Комнате. И он был стихийным магом. Только я не смог понять, откуда он знал об этом типе магии.

- Ты говоришь, он был стихийником? - Марисса встревожилась. - С чего ты это взял?

- Ну, он колдовал без палочки, от него шел мощный поток силы, и, кажется, я видел скелетов, сражающихся с василиском. Не думаю, что двенадцатилетний ребенок смог бы их призвать. Хотя, зачатки темного у кого-то из ребят были, только я не обратил внимание у кого. Так вот, тот парень сражался со мной на равных. Но, на мой взгляд, он был сильнее. Мой двойник превосходил его по скорости, поэтому парень был в обороне. И у него был жуткий клинок.

- Клинок? Опиши его.

- Хм… Около шести с половиной футов, практически черный, на вид напоминает клеймор…

- Да не это. Руны, аура, короче, магические составляющие.

- Руны были. Кроваво-красные, на неизвестном мне языке. Насчет ауры, точно не скажу, хотя вот, перед ударом по лезвию пошла цепочка яркой рунической вязи…

- Он тебя им попытался ударить? И еще говоришь, руны на мече изменились перед атакой?

- Ну да, в общем. Парень выждал момент и ударил. Я ведь попутно сражался с безумием и когда одолел его, то контроль над телом ушел на меня. Я не ожидал этого и замешкался. Тогда меня и задело ударом. Думал, что меня вообще пополам разорвет.

- А комнату повредил этот удар?

- Ага, ее так разнесло, словно гигантским режущим заклятием.

- Ясненько. Давно я не слышала о таких клинках. Технология их изготовления была утеряна еще при учителе моего учителя.

- Ты знаешь о таких мечах?

- Да, это оружие стихийных магов. Сейчас возможно создать лишь посох или палочку, а ранее люди-кузнецы могли изготавливать и другие предметы. И по мощи они превосходили гоблинские. В мое время, стихийные маги заказывали свое личное оружие, подходящее им больше всего для боя или у изготовителей палочек, или у гоблинов. Потом под завязку накачивали своей магией, и, иногда, такой метод позволял получить оружие стихийника. Но это случалось крайне редко. Чаще всего, они сражались просто хорошим обычным оружием. Ну, с всякими там чарами антипотери и прочим. Короче то, что вы сейчас называете магическим оружием.

- А с чего ты взяла, что это было оружие, выкованное человеком?

Да все просто. Когда маг создает подобное оружие из обычного, всплеск энергии проходит по всем слоям мироздания, так что мы бы почувствовали. Ну, если только маг не использует противоположную нам стихию. Тьма не может почувствовать оружие Света, Огонь - Воду и так далее. Ну, а раз ты упомянул скелетов, то светлым маг быть не мог. Так что я бы почувствовала создание такого клинка. Следовательно, он сделан человеком. И, предвидя твой следующий вопрос, оружие стихийника уходит в небытие вместе с ним.

- А у тебя оно было?

- Нет. Силенок, увы, не хватило. Сейчас бы можно было попробовать, но мне лень. Рассказывай, что было дальше.

- Ну, а дальше ничего особого не было. Я встал, радостный, что перехватил контроль над телом, увидел, что сейчас прикончат Сахета, и ринулся его спасать.

- Сахет?

- Так зовут василиска. Вы не знали?

- То, что я темная, не значит, что я владею парселтангом. Зато пообщалась с ним мыслеобразами. Змей действительно умен, понятно, почему ты его спас.

- Вот-вот. Жалко только то, что он не может противоречить словам наследников Слизерина. Его кладку вывел сам Салазар, только вот до наших дней дожил только он один. Так вот, я бросился наперерез клинку. Кстати, у Малфоя хорошее оружие, да и сын у него очень талантливый. Он мне меч вогнал в грудь по рукоять, а затем пришпорил к василиску. Тут я и активировал аварийный портал домой. Дневник, правда, оставил там - крестраж уничтожен, уж лучше пусть решат, что змей погиб, да и я вместе с ним. Ну, вот и все…

- Понятненько. Ладно, отсыпайся, тебе надо восстановить силы… А я пошла. - С этими словами Марисса попыталась раствориться в черном вихре, но почему-то не смогла.

- Какого * * * * тут происходит!? Томас Марволо Слизерин, я тебя сейчас убью! - Волшебница после провала перехода очень сильно разозлилась.

- Я ничего не делал. И вообще, я болею, - пропищал Темный Лорд и попытался спрятаться под одеяло. Себастьян тихо хихикал. Он-то уже понял, что произошло. Вдобавок, ему нравилось наблюдать за этими двумя.

- А ты чего хихикаешь, зеркало? Если нашел что-то смешное, поделись со всеми! - разоблачились потуги Себастьяна спрятать ухмылку.

- Да над вами хихикаю. Том, вспомни, при каких случаях стихийник может вернуться из небытия?

- Привязка. Физическая или эмоци… - начал Слизерин и осекся, ошарашенный неожиданной догадкой. Которая подтвердилась красной мордочкой Мариссы. - Ты настолько привязалась ко мне? - изумленно спросил маг.

- Только, как к брату, - смущено пробормотала волшебница, а затем приобрела свой обычный вид и командирским голосом продолжила. - Хорошо, раз уж ты не хочешь спать, разгребая свои дела, я пойду, поищу себе апартаменты. Не на улице же мне жить, - добавила она, и вышла из комнаты, хлопнув напоследок дверью.

- Ладно, не будем пока ее трогать. - Себастьян решил отвлечь задумчивого Слизерина. - Если забыл, то ты хотел разобраться со своими последователями, а ведь прошло уже полтора месяца. Плюс, встреча с Люциусом, да и василиска надо бы пристроить…

- Ох-ох-ох… ты прав, - устало вздохнул маг. Действительно, они уже очень сильно выбились из графика. - Только сначала вернем тебе тело, если ты не против.

- Да нет, в общем-то…

- Вот и славненько. Ритуал простой, за полчаса управимся. У нас сейчас идеальный вариант: цельная душа и пустующее живое тело… Ладно, пойдем разберемся с этим. А то мне уже порядком надоело видеть тебя в плоском состоянии. - Маг, казалось, в чем-то себя убеждал, и в итоге задал мучающий его вопрос, практически шепотом, - Ты ведь меня не бросишь с ней наедине? Я все прекрасно понимаю, ведь обретя тело, будешь вправе идти на все четыре стороны…

- Успокойся, не брошу я тебя. Даже если и получу тело. И, если ты не забыл, я пообещал помогать тебе… Плюс, мы станем родственниками, тело-то твое…

- Хорошо, ты меня успокоил. Если честно, то я уже привязался к тебе, как к брату. Ты - мой первый настоящий друг…

- Только вот сопли не надо тут пускать… И да, я тебя все-таки покину. Недельки на две - надо будет задокументировать себя в этом мире. Я намериваюсь получить, по крайней мере, два Мастерства - Зелий и Чар, как наиболее подходящих мне.

- Вот и хорошо, две недельки я как-нибудь переживу… А обычные документы можно и у гоблинов сделать… Заодно и Мариссе. Мы ведь про нее ничего не знаем, только имя… Ладно, пойдем в зал, - вздохнул Том, снял зеркало со стены и потащил в ритуальный зал.

- А магией слабо отлевитировать, - хихикнул Себастьян…

* * *

У Алекса сильно болела голова. Последние три часа на него безостановочно орали. Кто? Северус Снейп и Сириус Блэк. Неделю назад Гарри таки упросил бедного парня пустить погостить Рона, Невилла, Луну и Драко в дом Певерелла. Только вот не учел того момента, что Северус был крестным Малфоя-младшего. И, как итог, их маленький секрет о том, что они знают про Учителя Гарри, оставался секретом где-то часа полтора. И вот теперь на него уже три часа орали:

а) почему он допустил раскрытия тайны;

б) почему он подверг детей опасности;

в) от него требовали истинную историю произошедшего в Тайной Комнате.

К счастью, его спас директор, появившийся в доме ради очередной порции книг. Старый маг, как пиявка, присосался к древним талмудам. И, сжалившись над хозяином особняка, разрешил посещения дома детьми под личную ответственность Певерелла. Сказал, что тайна связи - дело самого Алекса и Гарри, и напомнил взволнованным крестным, что дело в Тайной Комнате секрет не только Алекса, но еще и детей. По странному блеску глаз Дамблдора Певерелл понял, что тот знает намного больше, чем другие, но почему-то молчит. Только вот вопрос, что именно тот знает… А еще он негодовал: почему-то доводы директора два крикливых мага услышали и приняли, хотя Дамблдор слово в слово повторял сказанное Алексом в начале спора. Как бы то ни было, итог был таков: Алекс стал нянькой куче детей, оказавшихся под его присмотром на целых две недели. Ко всей прочей компании добавилась еще и младшая Уизли. У мага возникла острая потребность постучаться головой об стену.

Гарри же тихо хихикал в уголке, глядя на издевательства над Учителем. Вообще-то, виноватым во всем произошедшем оказался он, но шишки упали на Алекса. Конечно, Поттер понимал, что ему это все в будущем аукнется жестокими тренировками, но не мог не позлорадствовать. После Тайной Комнаты их связь претерпела существенные изменения: они потеряли «общую» форму, когда оба находились в теле. Вместо этого Алекс получил возможность принимать полуматериальную форму: он становился видимым, но прозрачным, цветным призраком, способным при желании взаимодействовать с материальными объектами. Правда, на поддержание такой формы тратилось около двух третей магии мага. Но и остатка хватало, чтобы гонять Поттера на тренировках. Кстати, отходить от мальчика Алекс не мог дальше пятидесяти метров.

И вот, когда все улеглось, все приглашения были разосланы, нервы успокоены и прочее, настало время продумать план дальнейших действий. Алекс собирался сделать несколько вещей:

а) подобрать посох Рональду, для этого пришлось открыть одну из оружейных;

б) подобрать литературу для Джинни. Девочка только начинала заниматься, в то время как у остальных уже был какой-то опыт;

в) подобрать литературу остальным и начать знакомить их со стихийной магией;

г) забросать фаерболами Гарри, в воспитательных целях;

д) попробовать определить основные стихии ребят;

е) подобрать оружие для Малфоя-младшего;

ж) отослать второй и третий тома Энциклопедии близнецам Уизли;

з) открыть один из ритуальных залов для Луны - для практики более серьезных призывов;

и) попробовать выполнить вышеперечисленные пункты и не сдохнуть.

Последний пункт в плане был самым трудным, поэтому Алекс тоскливо смотрел на листочек, в котором все эти действия были отражены. Подумав, он добавил еще пару действий:

*) начать расследование в отношении Волдеморта - стихийная магия с неба не падает;

*) придумать, как откупиться от приставучих взрослых;

*) найти новый ритуал для возвращения стихийных сил Гарри: он немного соврал Поттеру - стихийная магия в замороженном виде была ничуть не лучше заблокированной, а в чем-то даже хуже. Так рвануло бы и разнесло барьер, а так рванет и разнесет Комнату Разума…

Алекс мрачно оглядывал находящуюся вокруг него компанию. Гарри что-то пытался объяснить Рону, Джинни и Невилл откровенно пялились на него, Драко что-то прикидывал в уме, а Луна с мечтательным выражением осматривала потолок. Тяжело вздохнув, Алекс начал собрание клуба «веселых и находчивых», как окрестил их сборище Гарри. Сам Певерелл упорно пытался представить, что это все ему только снится… Но, увы.

- Что ж, первое собрание нашей «банды» можно объявить открытым, - начал Алекс, привлекая внимание остальных. - Для тех, кто меня не знает, я Александр Певерелл, хозяин данного домика со всем его содержимым. По воле случая лишился тела и застрял в тушке небезызвестного вам Гарри Поттера. Сразу скажу, его я мучаю лет, этак, с восьми-девяти, так что он знает на порядок больше вас и поэтому будет моим ассистентом в этом «детском саду», - удивленно-обиженная мордочка Поттера доставила немыслимое удовольствие магу. - Итак, пожалуйста, ваши вопросы.

- Алекс, где ритуальный зал? - Луна сразу начала с интересующего ее момента.

- Их вообще-то два, но открыт только северный. Прямо по коридору, четвертая лестница справа, там повернуть направо и пятая дверь. Гарри проводит тебя.

- Вы можете теперь разделяться? - удивленно спросила девочка.

- В пределах этого дома да, в остальных местах только метров на 50-60. Чем сильнее магия места, тем дальше можем разделяться, а теперь топайте. - Подождав пока эта парочка уйдет Алекс пояснил ошарашенным ребятам, - Луна раскрыла нас в начале года, в связи с ее способностями. Что бы вы там не говорили, но большая часть ее «бреда» - хорошо замаскированная правда. Приблизительно так же, как вот это, - сказал Алекс и указал на котенка Луны, которого она оставила на диване. - Гелиос, вали-ка ты к своей хозяйке, будь другом, - посоветовал Алекс животному. Котенок обиженно на него посмотрел, распахнул призрачные крылышки и улетел в сторону ушедших ребят. - Так, на чем мы там остановились? - спросил Алекс, глядя на круглые глаза ребят.

- Что это было? Летающие котята!? - высказал интересующий всех вопрос Драко.

- Не-а, всего лишь карликовый вайтвудский тигр, в данном мире именующийся, как наргл… - с довольной рожицей пояснил стихийник. Ему доставляли истинное удовольствие подобные издевки над бедными детишками. - Ладно, шутки в сторону. Что ж, начнем наш вводный курс в историю древней магии. Итак, я ваш экскурсовод - стихийный маг Александр Певерелл, но вы можете звать меня Алекс. Давным-давно…

Спустя два часа Алекс закончил свой становящийся уже традиционным рассказ о Древе Миров, стихийной магии и прочей теоретической шелухе. За это время к ним успели вернуться Гарри и Луна. Последняя, кстати, обзавелась новым украшением: цветочной татуировкой в виде браслетика на правой руке. В реальности служившей активатором портала для призыва боевого питомца, коим стал морщеногий кизляк. Алекс удивился такому странному способу призыва: маги его мира не особо любили татуировки в качестве подобных вещей, больше магические карты, перстни, браслеты, ключи, свитки и так далее. Хотя, сильнейшие могли обойтись вообще без них. И Луна спокойно могла подняться до их уровня. Но объяснила, что ей так нравится. Впрочем, это ее дело.

Ответив на все вопросы ребят, возникшие после лекции, Алекс отправил их в столовую перекусить, а затем разбил на две группы. Одна во главе с Гарри отправилась в библиотеку. Во вторую группу вошли Алекс, Драко и Рон. Позвав Франрика, Певерелл сбагрил ему Драко, хотя было велико желание отдать скелету на растерзание Уизли - уж очень тот восхищался чудом некромантии. Малфой и дворецкий утопали в тренировочный зал - Франрик был идеальным партнером для спаррингов в фехтовании. Уж махать мечом он умел мастерски. Выдав им особые тренировочные мечи (точные копии боевых, только при попадании меч не ранил, а оставлял метки краской), Алекс отправил их куда подальше. Остался мистер Уизли. Переступая через себя, маг допустил некроманта в свою священную обитель - оружейную. Конечно, ничего лучше низших клинков по классификации Алекса там не было, но по сравнению с моделями местного производства…

В итоге из оружейной вышли довольный Рональд и ошалевший от увиденного Алекс. Все дело в том, что юный некромант нашел свое магическое оружие, то его приняло и значительно «проапгрейдилось» до приблизительно среднего уровня. Зачатков разума у оружия еще не было, зато были две формы, не считая волшебной палочки - такую маскировку могло использовать любое оружие в оружейной Певерелла. Формами оружия Рона стали зазубренный черный кинжал для ритуалов, с красивым синим камнем в рукояти, и настоящий некромантский посох. Трехфутовый шест, обмотанный у основания древней на вид, слегка обгорелой с концов узкой полосой черной материи, навершие стилизованное под костяные пальцы, удерживающие большой черно-синий камень, алмазовидной огранки, и две цепочки черных рун, обвивающие темно-серое дерево посоха. В общем, Рон был весьма и весьма доволен. Парень прямо чувствовал, как его магический потенциал усиливается…

Прошло долгих две недели для Алекса, которые, впрочем, пролетели для детей, как один миг. За это время эти шесть уникумов успели натворить кучу всего: разрушили одну из лабораторий (эксперименты с зельями Малфоя и Лонгботтома), чуть не разобрали на кусочки Франрика (Малфой и Уизли-старший), под шумок попытались вскрыть гараж (Поттер и Уизли-старший, по всей видимости, диверсия в лаборатории была также на их совести), разворотить гостиную и чуть не уничтожить любимый Певерелльский телевизор (общая вечеринка), разукрасить ритуальный зал, непонятно каким образом, (Лавгуд и Уизли-младшая). Помимо массового хаоса и разрушений они умудрились и позаниматься: Джинни и Невилл, которые оказались весьма похожи, несмотря на то, что у ребят была разная полярность магии, вгрызались в основы целительства, Драко весьма продвинулся в фехтовании под руководством Франрика, а также узнал много нового в отношении высших эльфов, а Луна совершенствовала свои навыки в чистой стихийной магии (итогом стали белоснежные язычки пламени, появлявшиеся на ладони девочки), в то время как Гарри получал свою порцию экзекуции у Алекса. Рон же продвинулся больше всех остальных. Он третьим в этой шестерке сформировал свою Комнату Разума. Ею оказался дремучий лес, вечное полнолуние, готичный особняк, с высохшими деревьями, и кладбище. В общем, типичный набор некроманта. Как объяснил Алекс, Комната Разума формировалась с внутренними предпочтениями мага. У Рона сформировался подобный образ некроманта, вот он и получил такую мрачную картинку на выходе. Хотя, в самом доме было достаточно уютно… Также, все четверо новоприбывших под внимательным контролем Луны и Гарри призвали своих фамильяров. Джинни получила маленькую черную змейку, с которой нашла общий язык не смотря на отсутствие парселтанга, Невилл получил в питомцы черепашку с алмазным панцирем, чьи слезы лишь чуть-чуть уступали фениксовым, Драко получил в питомцы котенка огненной рыси: по желанию зверя шерсть у него воспламенялась, а физическая сила удваивалась, как, впрочем, и прочие навыки. Рон же умудрился призвать себе щенка Гримма. Особым разнообразием имена фамильяров не отличались: змейка Сааша, черепашка Даймон, котенок Флейм и щенок Блэки. Наконец наступил долгожданный день отбытия. Алекс и Франрик чуть не плясали от радости, когда компания детей собиралась домой: фамильяры, копии бесценных книг и сами виновники бардака. В общем, никто не остался обижен. Хотя, улыбались хозяева недолго: Алекс - пока Гарри не пообещал сходить с этой бандой на следующей неделе в Косой переулок, а Франрик - пока ребята не пообещали приехать на день рождения Гарри…

Глава двадцать один. Один день из жизни Темного Лорда.

Том сидел в кафе-мороженом Флориана Фортескью и поглощал холодное лакомство. Члены его импровизированной семьи, его друзья, отправились в Гринготс для установления своих личностей. Марисса по-прежнему на него дулась. Хотя, сам Том не видел своей вины в произошедшем: была бы умнее, периодически возвращалась во Тьму, глядишь и не застряла бы так. Что касается Себастьяна, то ритуал возрождения был успешен: все прошло без осложнений, правда, тело после возрождения мало чем напоминало умудренного жизнью старца, коим маг и являлся. Сам Том уже закончил свои дела с гоблинами на сегодня, поэтому наслаждался хорошей погодой и вкусным десертом. Как оказалось, маг был сладкоежкой, хотя, в прошлой жизни таких пристрастий он за собой не замечал. Как и много другого. Он становился все более человечным, так что он уже немного опасался встречи со своими соратниками: кто знает, как они отнесутся к такому человечному лидеру. От мрачных мыслей (почему-то любая, даже самая жизнерадостная мысль в итоге скатывалась у него в негатив) его отвлек плюхнувшийся рядом Себастьян. Похоже, в банке он узнал что-то хорошее. Марисса села рядом. По всей видимости, они закончили одновременно.

- Что ж, давайте представимся друг другу, - предложил Себастьян.

- Ну, валяйте, - равнодушным голосом ответил Том.

- Я теперь Себастьян Ричард Грей. Граф Грей и твой двоюродный брат. И мне всего 22 года, забавно, не так ли?

- Ну, выглядишь ты еще младше, так что ничего удивительного.

- Смейся-смейся. Кстати, я на следующей неделе уеду для подтверждения своей квалификации мастера Зелий. Ну и заодно диплом волшебника получу. ЖАБА. Какие дурацкие названия. В мое время все было проще. Намного. Можешь один отбиться от средней нечисти или сварить зелье, то все - волшебник.

- Ну, а ты Марисса? Ты то у нас кто?

- Я? Ну, я сохранила свое имя. Как была Мариссой, так и осталась.

- А может полное имя скажешь?

- Марисса Селена Дарк. И все. Безо всяких титулов и прочей шелухи, - раздраженно ответила волшебница.

- Дарк? А ты не в родстве с…

- Нет не в родстве. Однофамильцы.

- Я даже не договорил.

- И не надо. Это имя я выбрала сама. А фамилию получила только после инициации. Мой учитель вырастил меня, обучил и дал мне имя, - Марисса погрузилась в воспоминания давно минувших дней. Перед ее глазами опять стояли ужасы ее детства, кровавая луна и черная тень, спасшая ее от лесной жизни. - Своей настоящей семьи я практически не знала. Деревня, в которой я жила, была уничтожена стаей диких оборотней. Я одна осталась в живых. Мой учитель нашел меня, вылечил, вырастил и обучил.

- Стой, хочешь сказать ты была оборотнем?

- Почему была? Я и сейчас оборотень. В какой-то степени. Моя анимагическая форма такова. А в остальном я маг. Ни серебро, ни луна не имеют власти надо мной, - волшебнице поднял настроение этот маленький факт.

- Ты не упоминала об этом ранее.

- А зачем? Какой в этом смысл. Это было давно. И потом, стихийной магии все равно, кем ты был до нее. Хоть вампиром, хоть оборотнем, хоть еще кем. Выйдешь все равно стихийным магом. - Дарк с упоением смотрела на вытянутые лица собеседников.

- Это правда?

- Вообще-то да. Мой учитель, например, был вампиром. Сгорел, в итоге, на костре. Для мира. А в реальности ушел во Тьму. Ладно, давай не будем ворошить прошлое.

- Хорошо. Ну, так что, куда вы сейчас?

- Я по магазинам, - ответил Грей. Затем посмотрел на Мариссу. - Она, по всей видимости, тоже. Кстати, я теперь весьма богат. Представляешь, оказывается, мой сейф сохранился. И даже не был законсервирован. Так что на нем гоблины тренировали своих детишек управлять финансами. И теперь у меня есть благодаря ним пара весьма прибыльных предприятий. (Себастьян имеет в виду, что за его сейфом следила одна семья гоблинов на протяжении веков, а смотрителем у него некоторое время был гоблин из этого рода, только начинающий свою работу в банке. Так сказать набивали руку на сейфе без хозяина)

- У меня тоже есть кое-какие сбережения. Всего в сумме около двухсот тысяч золотом и около миллиона артефактами, - похвасталась Марисса. А заодно полюбовалась на ошеломленные взгляды мужчин. - Что? Между прочим, в мое время хорошо платили свободным охотникам.

- Ты была охотником на монстров? - недоверчиво спросил Том.

- За свою прошлую жизнь кем я только не была. А теперь пока, я по магазинам. Надо обновить свой гардероб. Плюс, у меня остался один не выясненный вопрос в банке. Мой учитель умудрился каким-то образом завещать мне сейф так, что я об этом узнала только сейчас.

- Ну, а я пока еще посижу. Давненько я не был на свежем воздухе. Тем более я проголодался. А ты кого-то ждешь, не так ли Том?

- Ага, и, кажется, я его дождался. Видишь воон ту белобрысую макушку в толпе? Это как раз идет наш штатный дипломат.

- Малфой, что ли?

- Ага, он самый…

- Я вам не помешаю?

- Да нет, сиди уже. Тем более ты мой родственник. Будешь знакомиться с аристократией магической Англии. Кстати, я должен тебе подарок. На, держи, - и передал ему перстенек в виде кроваво-красной змейки, кусающей себя за хвост. Изначально это был обычный платиновый перстень с камнем посредине, но за год с ним произошли подобные метаморфозы.

- Что это? - полюбопытствовал Грей, прекрасно зная ответ.

- Философский камушек. Не надо спорить. Бери и изучай. Мне, например, интересно, почему кольцо так видоизменилось. - Себастьян не нашел что сказать, поэтому просто нацепил кольцо себе на палец. - Привет, Люциус, присаживайся. Познакомься - это мой двоюродный брат Себастьян Грей, - продолжил Том, пока алхимик находился в раздумьях. За это время Малфой-старший добрался-таки до своего местоназначения.

* * *

Дурацкий день. Весьма дурацкий день, - думал Люциус, топая на встречу со своим сюзереном. День с утра начинался с сюрпризов. Во-первых, он проснулся в постели один, впервые за долгое время выспавшийся. Цикл «работа-семья-задание Слизерина-семья-работа» был разорван отъездом жены на курорт и концом беготни по министерству относительно осужденных Пожирателей. Как ни странно, это произошло в один день. Дела, вроде как, лежали на рассмотрении в Визенгамоте, Нарцисса уехала на долгожданный курорт, а Люциус наконец-то смог выспаться.

Во-вторых, проходя рано утром мимо тренировочного зала, он увидел своего сына, прыгающего, как заяц, с мечом наперевес. Обычно в это время его сын еще спал. Хотя, в последнее время он много чего не замечал из-за загруженного графика. Так что вероятно, Драко не первый день с утра торчал в зале. По крайней мере, его движения говорили об этом. Что ж, неудивительно, если ему и вправду удалось завалить василиска, как об этом твердят слухи. Хотя сам Драко отказался рассказывать, что там произошло на самом деле.

В-третьих, во время завтрака на метку «позвонил» Томас и назначил встречу в Косом переулке! Где обитали мозги Темного Лорда, назначая встречу в таком месте Малфой не знал.

Закончив с утренними делами, маг отправился в магический Лондон к лорду Слизерину. Вскоре он уже пробирался через толпу магов в сторону назначенного места. Томаса он заметил издалека. Помимо него за столиком сидели еще два человека - темноволосая девушка и светловолосый молодой мужчина. Вскоре девушка встала и ушла, так что Люциус ее особо не рассмотрел. Запомнились только длинные черные волосы до талии и походка, как у хищной кошки: мягкая, плавная, но в тоже время создавалось ощущение опасности, идущей от нее. Второго спутника Слизерина Малфой разглядел полностью. Издали он казался намного старше, подойдя поближе Люциус понял, что маг очень молод, возможно, даже еще не закончил школу. Какое-то отдаленное сходство было между ним и Томасом. Возможно родственник? Но откуда? У парня были аристократичные черты лица, бледная кожа. Малфой даже подумал, что это вампир. Но нет, клыков у него не было. Волосы у незнакомца были светло-серые, как будто бы седые. Но самым удивительным в парне были глаза: серебристый цвет радужки был большой редкостью даже для магического мира. Маг о чем-то спорил с Темным Лордом. Наконец, Слизерин заметил приближающегося Малфоя.

- Привет, Люциус, присаживайся, - поздоровался волшебник. Затем представил своего спутника. - Познакомься - это мой двоюродный брат Себастьян Грей.

- Очень приятно, - промямлил Люциус. От такой новости с него даже слетела маска надменного аристократа. Всего лишь на мгновение, но его собеседники уже поняли, что Малфои тоже всего лишь люди.

- Взаимно, лорд Малфой. Как дела в попечительском совете Хогвартса? - поинтересовался Себастьян.

- Нормально. А с чего такой интерес?

- Да так, слышал у вас нехватка учителей ЗОТИ. Вот и решил попытать счастья, - от такого заявления на него посмотрели ошалело оба: и Люциус, и Том.

- А что? С документами все улажу уже на следующей недели. А что касается отсутствия звания Мастера в этой области, так и предыдущие учителя ей не особо владели. Вспомнить хотя бы последнего - вылитый павлин, а не учитель.

- А вам, не рано ли преподавать? - поинтересовался Малфой.

- Мне уже 22, - хмыкнул маг. - И на следующей неделе я получаю Мастерство в области зельеварения. А чуть позже собираюсь получить и второе - в области Чар.

- Вы весьма амбициозный юноша, - хмыкнул Малфой, - за последние двести лет в Англии было всего шесть магов с двумя и более Мастерствами.

- Что ж, я буду седьмым. Ладно, а теперь мне надо откланяться, у меня тоже остались незаконченные дела в Гринготсе. Надо бы забрать родовой перстень из хранилища. Увидимся дома, братец, - последнее слово маг произнес слегка усмехнувшись. И ушел.

- Томас, где ты откопал такого чудного брата? Я не слышал о семье Греев.

- Поверь мне, мой скользкий друг, Магия творит чудеса. Этот паренек действительно мой двоюродный брат, а также граф Грей. Его род корнями уходит во времена основателей. По крайней мере, Салазар Слизерин работал по дневникам, некогда принадлежащим членам его рода.

- Это правда? Такой древний род и о нем ничего не известно.

- Род древний, очень бедный и скрылся из виду где-то на своем пятом поколении. Все это время они копили знания и вот теперь вышли из тени. Поверь мне, этот паренек знает больше нас с тобой вместе взятых. Уж такова его натура. А теперь перейдем к нашим баранам. Как там продвижение пересмотра дел?

- Замечательно. Сейчас они находятся на рассмотрении в Визенгамоте. Справки относительно метки там прилагаются. Сдается мне, это может стать решающим фактором. Даже наши колдомедики подтвердили диагноз. Что уж говорить про восточных? Мне даже не жалко денег, потраченных на обследование. Кстати, врач, к которому я ездил в Азию, предложил мне свести метку.

- И ты свел? Хотя нет, иначе как бы я с тобой не связался.

- Нет, но очень хотелось, - признался маг.

- Вот зануда, - усмехнулся Том, затем что-то прошипел на парселтанге и резко ткнул пальцем в сторону руки Люциуса. Тот ойкнул, а затем с удивлением вытаращился на голое предплечье. - Так лучше?

- Да, - прошептал маг.

- Вот и славненько. А вот ментальную связь я оставил, так что связываться будем по-прежнему.

- А что тогда убрали?

- Ну, много чего. Само клеймо, кучу предохранителей, карательные функции и так далее. В общем, весь букет кроме связи, - услышав о возможностях метки, маг посерел. - Ну, я был молод, глуп и не нашел ничего более подходящего, - как ни в чем не бывало, продолжил Том. - Плюс, я уже тогда был немного безумен, так что уж извините за меточку. А теперь скажи, кого точно вытащить не удастся?

- Ну, Грейбэка, Лестрейнджей и, возможно, Кэрроу.

- Ясненько. Значит так. К черту псину, этот психопат нам не нужен. Лестрейнджи, скажем так, двоих из них в скором времени официально не станет на этом свете, а Рабастана сможем вытащить, перекинув его обвинения на старшего брата. А с Кэрроу, как получится. Они с одной стороны, полезны, с другой, сами по себе немного безумны. Так что если вытащим, будем долго вправлять им мозги. А вообще, идеальный вариант - оправдать и запереть их в Мунго. И моя совесть чиста и психопатов не пустим в народ.

- План хороший. Но, как я понял, вы собираетесь выкрасть супругов Лестранжей из Азкабана? Это же безумие!

- Ну, не совсем… Знаешь ли, я через метки могу почувствовать каждого из своих Пожирателей. И определить их состояние. Практически все еще поддаются лечению, и пару лет с моей поддержкой по метке выдержат там. Но вот эти двое. Они уже пару лет, как на грани. И их надо вытаскивать срочно. Так что быть им вне закона. А с помощью пары древних ритуалов, вполне можно и род сменить. И начать все сначала. По крайней мере, они этого заслуживают. Кстати, знаешь, что будет демонстрировать мой брат на защите Мастера Зелий? Так вот, это будет эликсир, помогающий при тяжелых нарушениях личности, в частности после длительных пыток Круцио.

- Лонгботтомы?

- Именно так. Надо исправлять свои ошибки.

- Но в этом виноваты не вы.

- Нет, я. Это совершил мой вассал из-за моего безумия. Кстати, Себ на защите будет пользоваться полной фамилией: Грей-Слизерин. Надо очищать имя рода. Если хочешь, я могу потом дать тебе почитать переведенную копию дневника Салазара Слизерина.

- Польщен за оказанное доверие. Вы изменились, милорд. И, как мне кажется, в весьма хорошую сторону. Вы становитесь похожим на правителей древности.

- Вот только не надо лести. Знаешь, нашим идеальным министром стал бы Дамблдор. Если бы изменил свои взгляды. Я бы предпочел стать директором Хогвартса. Изменить там все, вернуться к заветам основателей, к истинной магии, которую я сам только начинаю постигать. Представляешь, Люциус. Стихийная магия! Древние тайны и забытые знания! У меня появилась возможность притронуться к ним. А потом обучить юных магов всему этому. Чтобы мир увидел новых Мерлинов, Гриффиндоров, Слизеринов и прочих выдающихся магов. И обезопасил себя от магглов.

- Вы говорите воистину удивительные вещи, милорд. Если это все правда, то…

- Люциус, не обращай на это внимание. Я замечтался. До этого еще далеко, - прервал Малфоя Том, но тот успел заметить искорки грусти, промелькнувшие на лице Темного мага. - Давай пока разберемся с нашими друзьями в Азкабане…

* * *

Марисса стояла перед дверью в хранилище своего учителя. Интересно, что же ее ожидало за этой дверью. Как оказалось, ничего интересного. Огромная паутина, загораживающая проход, но ни малейших следов паука, плесень, при абсолютно сухом воздухе, и прочие парадоксы, делающие сейф похожим на заброшенный склеп. Да… Такое было в духе ее Наставника. Мрачно улыбнувшись, девушка прошла через все «препятствия» тщательно стараясь, чтобы в ее волосах не появилось ничего постороннего. У дальней стороны она обнаружила гроб, прислоненный к боковой стенке хранилища и древний пергаментный свиток-письмо. Сорвав восковую скобу с гербом ее учителя, Марисса развернула документ. Особо большим он не оказался, где-то с современный лист А4, только пожелтелый от времени.

Дорогая Марисса,

Если ты читаешь это письмо, значит, мое видение сбылось, и ты вернулась из тьмы ради своего ученика. У него великое будущее. Он и его будущие соратники вернут в этот мир древние знания или же погрузят мир в вечный хаос. Но в любом случае его имя останется в веках.

Твоя же роль в его судьбе зависит только от тебя, ты можешь стать ему кем угодно, выбор зависит только от тебя. Но в одном мои видения сходятся: ты будешь всегда рядом с ним, и не раз попадешь в трудную ситуацию. Поэтому, я взял на себя смелость ненадолго уйти из тьмы, дабы сделать тебе прощальный подарок. Я знаю, что ты в свое время не нашла свое оружие и, как мне кажется, я знаю, что тебе подойдет. Мой дар лежит в том гробу, к которому вскоре будет прикреплено это письмо. Там же лежит и мое родовое кольцо, если захочешь, можешь стать леди Дарк, хотя титулы никогда не играли для тебя особой роли.

Скажу напоследок, все чаще ко мне в видениях приходит стихийный маг невиданной силы для этого мира. Если ты найдешь его, то обретешь сильного союзника в восстановлении баланса сил. Но, если он станет вашим врагом - мир обречен, по крайней мере, для вас. Также я все чаще вижу правую руку твоего ученика - его брата-алхимика. Обучи и его. Свет и тьма сливаются в равновесие, которое он и хранит.

Удачи, моя любимая ученица. Удачи, Марисса Селена Дарк. Пусть мир вновь заговорит о Темной охотнице и Повелительнице волков…

Твой Учитель, Носферату Фобос Дарк, Последний Князь Тьмы.

В гробу на черном бархате лежала коса. Такая же, как и у Смерти на картинках: слегка изогнутое древко, метровое черное лезвие, настолько острое, что казалось, им можно было разрезать воздух. Взяв оружие в руки, девушка почувствовала, что артефакт принял ее, как хозяйку. По всей видимости, в нем было еще что-то помимо дерева, металла и темных ритуалов. Затем у девушки появилась безумная идея, но для этого ей нужно было напроситься с Томом в Азкабан. Ментальная команда и коса превратилась в компактный браслетик, в виде серебряной цепочки, и кулончик, в виде уменьшенной копии артефакта. Что ж, лишнее подтверждение, что это ее стихийное оружие. Колечко она также забрала: простое серебряное кольцо, с черным камнем посередине. Оно было не только Родовым, но также аккумулировало магию владельца, вследствие чего при магическом истощении кольцо можно было использовать вместо восстанавливающего зелья. В данном случае оно было даже эффективнее. А еще оно было тонкой издевкой в отношении темных рас: его прошлым владельцем был вампир, а нынешним стал оборотень…

* * *

Темные волны, разбивающиеся об острые прибрежные скалы. Пронизывающий до костей холодный ветер. Черный мрачный замок, одним своим видом вгоняющий людей в депрессию. Дементоры. Азкабан, самая страшная тюрьма магического мира. И две фигурки в темных плащах, стоящие на прибрежной скале.

Том никак не мог понять, зачем Мариссе потребовалось идти в Азкабан. Его контролировать? Он бы и сам прекрасно справился. Но, нет же, увязалась она за ним следом. Аппарировав на прибрежные скалы, темные маги растворились в черном дыму, который двумя стремительными потоками устремился во внутренний двор. Одна из струек разогналась быстрее и ударилась со всей силы о землю во внутреннем дворе замка. От места удара прошла мощная волна, преградой для которой не стали ни стены, ни антимагические барьеры. Через мгновение большая часть красок выцвела, а все живые существа, кроме дементоров, погрузились в сон. Второй поток спустился к первому и принял знакомые женские очертания.

- Показушник, - хмыкнула Марисса.

- Ну, не совсем. Так проще. Плюс, я давно хотел опробовать заклинание Темного Сна. Видела, как накрыло весь остров?

- Я и говорю - показушник. При идеальном исполнении волны нет. Для существа, попавшего под него, пара часов просто исключается из жизни, а так, волну мог кто-нибудь заметить.

- Ладно, сдаюсь. Так зачем тебе надо было идти со мной? Проследить, чтобы я не накосячил?

- Мир не вертится вокруг тебя, Марволо. Между прочим дементоры на нас действуют, только слабее. Ты в курсе этого?

- Ну, да. Собирался спалить пару тварей. Никто бы и не заметил.

- Ну вот, а мне они как раз нужны.

- Зачем?

- Затем, - хмыкнула волшебница и в руке у нее материализовалась черная коса.

- Это что такое? - удивленно спросил Слизерин.

- Прощальный подарок учителя. Мое магическое оружие. Вот буду завершать дементорами.

- Сурово…

- А ты что хотел. Я все-таки Темный маг! - радосто воскликнула Марисса, - А теперь рассказывай куда идти. Моя коса жаждет крови. Или что там у дементоров вместо нее.

- Вот заодно и узнаем, - хмыкнул Томас.

За то время, пока маги добирались до камер Пожирателей, им встретилось около трех десятков дементоров. К сожалению Слизерина, коса разрубала тварей, как горячий нож масло, а те рассыпались пеплом, который втягивался в оружие. На двадцать первом существе коса вспыхнула в черном пламени, а магия Тома и Мариссы на пару секунд вышла из под контроля, взметнувшись к потолку багровыми всполохами.

- И что это было? - спросил немного испугавшийся Томас.

- Вот это и называется созданием истинного магического оружия. - с благоговением произнесла волшебница. Она не верила, что все получилось, - Вот смотри, - и Марисса сунула ему под нос свою обновленную косу. Нижнюю часть оружия теперь обвивала черная цепь, прикрепленная к самому низу, а чуть выше середины древка неровным узлом был повязан лоскут из мантии дементора. По лезвию змеились серебристые буквы, начертанные в готическом стиле. Вязь была мелкой и трудночитаемой, так что парочка смогла разобрать только отдельные слова: «смерть» «жизнь», «страх», «наказание», «защита».

Времени особо не было рассматривать, поэтому они двинулись дальше. Косу Марисса преобразовала в восьмидюймовую матово-черную волшебную палочку, без всяких орнаментов и узоров на ней. И сразу же опробовала на дементорах: парочку сожгла, а остальных просто втягивала в палочку, авось пригодятся. И если не как воины, то как дополнительные батарейки. С каждым новым «жильцом» на палочке загорался темно-фиолетовым светом один прямоугольничек. Как итог, на палочке появился узор в виде ряда одинаковых прямоугольничков, соприкасающихся широкими сторонами. От одного конца палочки и до другого.

Наконец, дуэт темных магов дошел до интересующих их камер. Открыть их труда не составило, как и вытащить оттуда скелеты, напоминающие по виду людей. Забрав двух «зомби», Том сотворил их точные копии, только немножко неживые. А затем аппарировал со своей ношей в замок Слизерина. В одной из комнат была устроена мини-палата для тяжелобольных. Сюда он поместил супругов Лестрейнджей, а чуть ранее Барти Крауча-младшего, которого собственный отец сначала посадил в Азкабан, затем вытащил и посадил дома под Империо. Все трое поддерживались в состоянии сна. Маг решил сначала привести в норму их физическое состояние, а уже потом заниматься восстановлением их разумов…

Глава 22. Встречи, старые и новые.

Марисса читала Ежедневный Пророк. И попутно пила кофе с пирожными и кидалась огненными шарами в бедного Темного Лорда. Томас мучился, но терпел - тренировки у него еще никто не отменял. Первая полоса была занята громким событием в магическом мире - началом пересмотра старых дел о Пожирателях Смерти в Визенгамоте. Процесс был частично открытый: попасть туда мог кто угодно, только вот ему пришлось бы принести Непреложный обет о том, что ничего из того, что он там услышит не вышло за пределы зала. Так любой мог удостовериться в беспристрастности суда, но в тоже время не выпустить некоторую запрещенную информацию в свет. На этом настоял сам Визенгамот, хотя ходили слухи, что они просто удовлетворили прошение лорда Малфоя.

Но помимо этой сенсационной новости в Пророке были опубликованы еще несколько не менее громких. Всвязи с шевелением в Визенгамоте в широкие массы вышла новость о том, что супруги Лестранжи скончались в Азкабане. Вроде бы и ничего удивительного - у них был полный магический брак, подразумевавший смерть одного следом за вторым, а с условиями обитания в Азкабане смерть заключенного была совсем не неожиданной, просто странно совпало с началом оправдательных процессов.

Дальнейшая громкая новость была связана с самым молодым Мастером Зелий в мире - им стал двадцатидвухлетний Себастьян Грей. Он побил рекорд итальянца Фабрицио Медичи, жившего в XVIII веке. Тот стал Мастером в 23. И рекорд Северуса Снейпа - самого молодого мастера современности. Он получил это звание в 25. Но было удивительно не это, вернее не только это. Личность мага была окутана тайной, а зелье, представленное им, было воистину революционным. Не особо дорогой, зато очень сложный в изготовлении, этот эликсир помогал при сложных случаях повреждения ментальных сфер человека. Колдомедики всего мира чуть ли не боготворили юного гения - последние новшества в этой сфере были больше четырехсот лет назад. Это было сравнимо, пожалуй, только с Аконитовым зельем, разработанным Северусом Снейпом - и тот, и другой составы были революционным прорывом в областях, которые никто не трогал в течение долгого времени.

Юный мастер дал всего лишь одно интервью, опубликованное сразу на трех языках - французском, итальянском и английском, поскольку давал он ответы на интересующие его вопросы в Риме, где и находилась Гильдия Зельеваров. Он немного приоткрыл завесу тайн над своим происхождением: чистокровная английская семья, уехавшая при первой возможности в Америку, долгое время жили в тени. Обучался он у старого зельевара, так и не получившего Мастерство, в магическую школу не ходил. После смерти Учителя остался совершенно один. Поэтому уехал в Европу, где сдал ЖАБА, а затем и Мастерство Зелий, запатентовав свое Лотосовое Зелье. Именно этот магический цветок был основным его компонентом. О планах на будущее юный зельевар сказал, что собирается перебраться назад на историческую родину - в Англию и попробовать получить второе Мастерство. На этом мини пресс-конференция закончилась, журналисты пожелали амбициозному юноше удачи и разошлись. Информация о второй части фамилии мага затерялась среди груды бумаг. И лишь часть мастеров, те которые принимали у Себастьяна Мастерство, могли предполагать, каковы были истинные мотивы юного мага. Слизерин, с одним из родовых даров, пусть и не имеющий прав на титул, а только сохранивший родовую фамилию, возвращался в Англию. Вернее, в Хогвартс…

* * *

Альбус Дамблдор в который раз искал преподавателя на должность Защиты от Темных Искусств. И зачем только они разделили предмет на две части? Крайним вариантом оставался Люпин - после истории с дневником Хагрида оправдали и Альбус хотел отдать ему место профессора УЗМС, а Ремусом заменить Бинса. Старый призрак ни о чем, кроме гоблинских войн рассказать не мог. А Люпина всегда привлекала история. Вот и теперь он ждал нового кандидата на проклятую должность. Несколько дней назад с ним связался молодой человек по поводу этой работы. А в сегодняшнем Пророке старый маг узнал, что этот юноша только что защитил звание Мастера Зелий, попутно сделав революционное открытие. Он невольно задумался: а не намазано ли место профессора ЗОТИ каким-то особым медом, приманивающим зельеваров? Сначала Снейп, теперь вот этот Грей…

От размышлений его отвлек зеленый огонь, взметнувшийся в камине. Оттуда вышел тот самый Себастьян Грей, о котором только что думал директор. Нельзя было не признать, что эта фамилия, как нельзя лучше, подходила этому молодому человеку. Казалось, цветной вариант ничем не отличался от черно-белой фотографии в Пророке. Та же бледно-белая кожа, серые волосы, серебристые печальные глаза.

- Здравствуйте, директор Дамблдор, - голос у парня оказался на удивление приятным, мягким, завораживающим, как густое зелье. - Мы с вами договаривались о встрече сегодня.

- Да, конечно. Присаживайтесь, пожалуйста. Не желаете лимонную дольку? - дружелюбно спросил Альбус. Грей хмыкнул и отказался. - Я бы хотел узнать, каковы причины, по которым вы стали претендовать на место профессора ЗОТИ? Вы ведь зельевар, не так ли?

- Не совсем. Моя цель стать алхимиком, а это нечто большее, чем зельеварение. Так что от меня требуются как знания зелий, так и навыки трансфигурации и чар. С другой стороны я всегда увлекался боевой магией и какое-то время даже думал посвятить себя этой стезе. Но алхимия привлекла меня сильнее.

- Философский камень? Мечты о бессмертии? Богатство и прочее?

- Не совсем. Скорее таинства трансмутации материалов, чарующие варева в котлах и прочее. Богатство - дело наживное, а бессмертие хорошо, когда есть с кем его разделить… - сказал маг и задумчиво посмотрел на перстенек в виде кроваво-красной змейки, обвивающей его палец. Этот жест не остался незамеченным.

- Вам ведь немного больше чем 22, не так ли? - директор умел складывать пазлы воедино. Такие речи, от столь молодого на вид человека, его печальный понимающий взгляд, почти как у самого директора.

- Это неважно, директор. У вас свои тайны, у меня свои. Пока я вам сказал чистую правду: я действительно хочу стать алхимиком и получить подтверждения своего Мастерства. Следующим я собирался получить мастера Чар, и для этого нет лучшего места, чем Хогвартс. Профессор Флитвик прекрасный мастер, как в этом таинстве, так и в боевой магии. Но набиваться у него в ученики я не хочу. Уж лучше таким образом. Плюс, у вас работает Мастер Снейп, с которым вполне можно обсудить современные тенденции в области Зелий. Для меня будет честью работать с мастером такого уровня. Затем, древние говорили, что Мастер познает истинную мудрость только тогда, когда берет себе Ученика.. И, наконец, пусть я имею право только на фамилию, но никак не на титул этого древнего рода, мне все же неприятно, что его тут мешают с грязью.

- Вы о чем? Род Греев вообще впервые появился на магической арене.

- А я и не про этот род говорю. А про тот, из-за которого мы как раз и исчезли из глаз магов. Вот, держите - здесь мое резюме, подтвержденное гоблинами. Вы сами сможете определить, подхожу я вам или же нет. Как вы знаете, эти златолюбивые чудики свое дело знают, и им не потребуется особых усилий, чтобы через кровь определить примерные навыки магов. Ориентироваться можете на мой уровень зелий. Как-никак у меня по ним Мастерство…

Альбус знал о подобных проверках. Подобные резюме нельзя было подделать, но и скрыть в них тоже ничего нельзя, поэтому ими не особо пользовались. Чтобы не светить свои навыки в некоторых запретных областях. Резюме состояло из двух частей: первая - краткая характеристика мага, начиная его полным именем и титулами и заканчивая специализацией как мага и всякими медицинскими показателями, такими, как группа крови. Вторая часть состояла из таблицы, в которой было всего три столбца. Первый - наименование предмета - здесь указывались навыки, которыми маг владеет. Два остальных столбца представляли диаграмму. Один столбец отвечал за теорию, другой за практику. Каждая ячейка представляла собой двухцветный прямоугольник: красный цвет показывал приблизительное знание материала, белый - сколько осталось. Полностью закрашенная ячейка подразумевала знание предмета на уровне Мастера.

Вот на эту таблицу директор и обратил сразу же внимание. Уж слишком много в ней было красного. Директор даже немного испугался, увидев ее. Парень был ходячей библиотекой: теоретические знания трансфигурации, зелий, чар, светлой и темной магии, рун, арифмантики и менталистики были на уровне мастера, ритуальная магия была изучена в теории на 2/3, кровная на половину и некромантия на четверть.

Практика была не менее ошеломительна: зелья на максимуме, чары на 7/8, трансфигурация на 2/3, менталистика, светлая и темная магия ровно на половину, руны, арифмантика и ритуальная магия на треть, кровная на четверть, а некромантия была вообще не тронута.

Хоть что-то было только в теории, - подумал директор. - И, ведь этот парень мне доверяет, раз дал такие сведения о себе. Хотя, знать, даже владеть этой магией не значит использовать ее. И все-таки, сколько ему на самом деле лет?

Медленно директор перевел свой взгляд с нижней части анкеты на верхнюю. Все-таки парню оказалось 22 года. Гоблинские документы не лгут. Ну, направленность он уже всю приблизительно оценил. Что-то цепнуло его взгляд, но старый маг так и не понял, что. Затем он перечитал полное имя. Затем еще и еще, но надпись не захотела меняться. Не менее медленно директор поднял взгляд на парня. Найти сходство с Волдемортом не получилось. Хотя, это объяснило бы его желание получить место ЗОТИ. С другой стороны мотивы парня были им полностью объяснены, плюс этот документ… Директор немного успокоился.

- Как вы относитесь к Темному Лорду? - спросил директор у уже порядком заскучавшего Себастьяна.

- К какому именно? - ответил он, словно ожидая этого вопроса. Даже не отвлекаясь от разглядывания всяких погремушек на шкафах Дамблдора.

- А вы имеете отношения к нескольким?

- Ну, исходя из моей фамилии, то да. Но вас интересуют только двое, не так ли? Первый и последний. Что касается Волдеморта, то я бы не задумываясь, его отравил, если бы встретил. Такие люди, как он, позорят темных магов… И свой род. Он даже не был Слизерином, не носил его фамилию, но использовал его имя, как знамя. Итог вам известен. В Англии и кое-где в Европе Слизерин - синоним ругательства.

- То есть, вы за темных магов, но против Волдеморта? То есть, за идеи чистокровности Салазара Слизерина?

- Не совсем. Я за идеи Слизерина, только вот до наших времен они дошли в урывчатой форме. У нас дома хранился дневник Салазара, только он местами на парселтанге, поэтому его невозможно прочесть - Греи унаследовали только фамилию, но никак не змееустость. Возможно, наш родовой дар перебил это.

- Что за дар, если не секрет? И что за идеи Слизерина?

- Давайте, я вам потом принесу копию дневника Салазара, без вырезок парселтанга и его исследований. Все-таки это родовая ценность. Греи и так не богатый род, так что такие крупицы знаний я просто не могу выпустить. Салазар много путешествовал по миру и собирал знания многих народов. И кстати, он всего лишь хотел, чтобы магглорожденные дети не уходили из Магического Мира на каникулы. В то время были смутные времена и не все из них возвращались теми, кем были ранее, если вообще возвращались. В общем, он хотел еще сильнее разделиться от магглов, но не выпускать их из виду, используя их наработки в Магическом мире… Что-то в этом роде.

- Правда? А вот до нас дошли совсем другие сведения, - Альбус тяжело вздохнул. Этот парень говорил правду или думал, что говорит правду. Слишком уж все хорошо получалось…

- Я лучше буду доверять дневнику Салазара, чем слухам и домыслам. И потом, я пришел сюда наниматься в качестве преподавателя, но никак не обсуждать грязное белье своей семьи. Так что вы скажете, директор?

- Честно, по-хорошему я должен был бы сказать, что подумаю, затем вызвать авроров и намекнуть, чтобы они следили за магом, имеющим такие навыки в ныне запретных знаниях, - задумчиво произнес директор, косясь на анкету. Затем хитро блеснул глазами и продолжил, - Но, я вам верю и вижу, что вы хотите восстановить честь своего рода. Так что вы приняты на роль профессора ЗОТИ. Зайдите ко мне завтра, и мы обсудим ваш контракт, а также вы познакомитесь с остальными учителями. Думаю, пока мы опустим вашу вторую фамилию, профессор Грей.

- Спасибо, директор Дамблдор. Мне действительно нужна эта работа.

- Да нет, не стоит. Просто я не хочу повторять ошибки прошлого.

- Ошибки? - Себастьян остановился на полпути к камину…

- Да. Именно так, - старый маг тяжело вздохнул. - Знаете, много лет назад, я отказал одному парню в этой должности. Вернее, сперва отговорил директора Диппета давать ему эту должность, а затем, когда он повторил запрос, уже сам отказал ему. Может быть, дай я ему тогда шанс, Волдеморта бы и не было. Вернее, он бы преподавал сейчас в школе… Но, что сделано, то сделано. Ведь из него бы вышел весьма хороший учитель, но, увы…

- То есть, если бы он сейчас исправился, то вы бы дали ему второй шанс? - изумленно спросил Грей.

- Возможно, уж слишком много зла он причинил. По крайней мере, я бы не стал первым кидаться проклятьями, а дал бы шанс попытаться меня убедить в том, что он действительно раскаялся. Хотя, это маловероятно. Том Риддл стал чудищем, затем умер и возродился Волдемортом. И он умрет, если попытается изменить себя в лучшую сторону. А ведь именно этого он страшится. Я лишь надеюсь, что смогу его остановить… Или кто-нибудь другой, кто придет на мое место…

- Вы про Поттера?

- Честно, не знаю. Этим спасителем может стать кто угодно, даже вы… Ведь это в ваших интересах расправится с человеком, опозорившим род Слизеринов?

- Не впутывайте меня в эти игры, директор. Помимо меня и Волдеморта есть еще Слизерины. Просто мы были изолированы от мира. Волдеморт - забота моего двоюродного брата, но никак не моя. Лично я собираюсь узнать этот мир и вернуть ему древние знания… А теперь до встречи, директор… - С этими словами маг шагнул в камин, произнес адрес на непонятном языке и исчез во вспышке изумрудного пламени, оставив ошеломленного директора думать над последними словами.

- Это что… - потрясенно пробормотал директор, - он такой же, как и Алекс? С теми же целями? И он мне намекнул, что в мире есть Лорд Слизерин? И это не Волдеморт? Нужно срочно проверить эту информацию…

* * *

Следующие две недели пролетели, как в тумане. Библиотека Алекса, заботы директора Хогвартса, заседания в Визенгамоте… В итоге из Азкабана было выпущено около десятка бывших Пожирателей Смерти, в числе которых оказались Антонин Долохов, Рабастан Лестранж и брат с сестрой Кэрроу. Последние, кстати, были пожизненно прописаны в палате для опасных душевнобольных в Мунго. Было доказано, что их сумасшествие связано с безумием Волдеморта, что частично их оправдало, но, увы, необратимые, даже зельем Грея, изменения в психике отправили их в палату Мунго. Также был начат процесс пересмотра старых дел. В ходе расследования выяснилось, что параллельно с Волдемортом орудовала орава подражателей, нацеленная на чистокровные семьи. Доказательства были неоспоримы. И в который раз демонстрировали гениальность безумного Темного Лорда. А то, что этот маг был гением, признавали все… Лестранж и Долохов, сразу же после первичных осмотров в Мунго, признавших их адекватность исчезли в неизвестном направлении. Дела рода - по их словам. Хотя, на все положенные процедуры и проверки они по-прежнему являлись. В больнице за них взялись по крупному. Уж слишком плохое состояние у них было после Азкабана. Хотя, выздоравливали они с невероятной скоростью…

Все началось со смерти Беллы и Рудольфуса. Только что Лестранж истошно орала - это было одно из ее излюбленных занятий в Азкабане. Жители окружающих камер уже давно привыкли к этому ору. И вот, внезапно она затихла, что было совершенно странно для нее. Пришедший на тишину (забавно звучит, но, к сожалению, правда) тюремщик весело констатировал, что «безумная тощая корова наконец-то откинула копыта». А вместе с ней умер и Рудольфус. Вернее, наоборот - она умерла следом за мужем. Что ж, полные магические браки - всегда подобный риск. Зато, исключают измены и прочие минусы супружеской жизни. Потом, через несколько дней, людей из камер стали уводить в неизвестном направлении. Тюремщики сохраняли молчание, а заключенные стали тихо паниковать - назад не возвращался никто. В итоге осталась последняя камера - их темница. Заключенный 2365 Антонин Долохов и 2366 Рабастан Лестранж. Вскоре пришли и за ними. Вытащили из Азкабана и ничего не понимающих доставили в зал суда. Похоже, светлые маги решили поглумиться и все-таки провести честный суд. Хотя, что там делают Малфои? Пришли поглумиться над более невезучими собратьями? Антонину на мгновение показалось, что в зале собрались представители всех аристократических семей Англии. По крайней мере, крупнейших. Хотя и понятно это - оба осужденных были ныне последними представителями двух древних семейств. Первым вызвали его. И, что удивительно, дали Веритасерум.

- Ваше имя?

- Долохов Антонин Константинович.

- Русский?

- Да.

- Вы являетесь Пожирателем Смерти?

- Да, - и закатал рукав на робе, показав Черную метку.

Поначалу все шло достаточно нормально: глупые вопросы на тему когда, как и почему вступил, чем занимался и прочее. Странности начались, когда его начали спрашивать про некоторые нападения: про одни он даже не слышал, про участие в других он отказывался даже несмотря на Веритасерум. И, ему показалось, будто метка похолодела. Он прямо чувствовал позади себя удивленный взгляд Рабастана. Больше половины нападений его язык почему-то приписал уже мертвым Пожирателям. И вот, как итог, совершенно неожиданный вердикт суда: направить в Мунго на реабилитацию, после отпустить по истечении двух лет вернуть волшебную палочку. Затем, ради чистоты какого-то эксперимента ему дали в руки палочку и потребовали выпустить Темную Метку. Удовлетворенно хмыкнув, его освободили и продолжили разбирать дело Рабастана. Тот получил абсолютно такой же смехотворный приговор. Ничего не понимающих магов отправили в Мунго, где напичкали лечебными зельями и отправили спать. Посещения были временно запрещены всвязи с нестабильностью их состояния. Так объяснил им целитель. Палочки им не вернули на эти два года по той же причине: магия должна была восстановиться после Азкабана, иначе при ее постоянном использовании бывшие заключенные стали бы сквибами в течение каких-то пяти-семи лет. Эти двое никак не могли поверить, что все происходящее правда. Совместная галлюцинация или же какой-то хитрый тактический ход светлых. Или не очень светлых… Что ж, время покажет…

Глава 23. Хогвартс. Год третий. Начало.

Коридор. Поворот. Еще коридор. Прямо до конца. Проход под арку. Большой зал Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс. Таинственно-чарующее место. Четыре картины на стенах создавали впечатление огромных окон, открывающих проход в другой мир. Зима на Слизерине, Лето на Гриффиндоре, Весна на Хаффлпафе и Осень на Рейвенкло. В этом году стартовый расклад был таким. А вообще, сезоны на этих картинах проходили полный цикл за четыре месяца. Яркие нетающие свечи и потолок с превосходнейшей иллюзией, копирующей ночное небо над замком. Напротив входа, на невысоком постаменте, преподавательский стол. Туда-то маг и направился. За последний месяц Себастьян успел перезнакомиться со всеми своими будущими коллегами. Им понравился оптимистичный молодой человек, с достаточно интересным чувством юмора. Плюс, он мог поддерживать разговоры практически на любые темы, а также смог подобрать ключики практически ко всем учителям. Ну, к тем, которые ему были нужны.

С Мастером Флитвиком Грей познакомился при первой же возможности и все-таки напросился к нему в ученики. Относительно, конечно, но все же. Как бы ни были хороши книги, пояснения живого человека все-таки были лучше. Филиус восхищался любознательностью своего коллеги, поэтому с радостью согласился помочь ему с практикой - в некоторых аспектах теории Себ превосходил даже его самого.

Профессор Снейп отнесся к новому преподавателю настороженно и относительно негативно: тоже Мастер Зелий, при том моложе его самого, а попал на должность профессора ЗОТИ! Но, после маленькой дуэли с подначки Блэка, которая в итоге перешла в сражение самопальными заклинаниями, Северус переменил свое отношение к новичку. А из-за некоторых экспериментов в области зельеварения, после которых вышел новый, совместный патент на улучшенную версию противоожоговой мази, так вообще стали, чуть ли не лучшими друзьями. Снейп нашел в светловолосом маге родственную душу - мировоззрение относительно искусства зельеделия у них было относительно схоже.

Ремус Люпин просто обрадовался новому знакомому. Во-первых, ему не пришлось становиться учителем ЗОТИ, как планировалось. Поэтому Люпин смог, наконец, преподавать свою любимую историю Магии. Во-вторых, он был рад встретить такого же, вернее, даже более начитанного человека, с которым можно было поговорить на различные темы. Постепенно Грей стал сворачивать разговор в сторону проблем оборотней и контроля их силы - в его время, оборотни спокойно относились к своей проблеме и при некоторых стараниях могли совладать со своим зверем. Правда, для этого были нужны несколько факторов, которые Ремус, как ни странно, соблюдал. Только вот дальше он развиваться не хотел. Подчинить зверя, загнать его в клетку он может и смог, а вот поглотить его - нет.

Директору Дамблдору он все-таки принес копию дневника Слизерина. Вместе с письмом от старшего брата. Так Томас и Альбус начали свою переписку. При чем, первый тщательно обходил тему своего имени: хотел, чтобы у директора сложилось новое мнение о нем. А Альбус был рад поговорить с адекватным Слизерином, который ничуть не напоминал Тома Риддла. Спустя какое-то время, их письма из деловых перешли в дружеские, да и различной информации стало уходить больше в обе стороны. Так, например, Том узнал, что Альбус практикует медитацию в плане контроля магии, что, кстати, несказанно удивило Мариссу - метод-то был распространен стихийными магами, а Альбус узнал о зашифрованных фрагментах дневника Слизерина, а также получил некоторые восточные техники, аналогичные медитации - Салазар нашел их во время своих странствий…

С Сириусом Блэком Грей сошелся на любви ко всяким фокусам и развлечениям: алхимия требовала воображение, так что с этим проблем у него не было. Учитель ЗОТИ старших курсов первым узнал, что Себастьян - анимаг. Произошло это случайно: Блэк по детской дурости решил пошутить, а Грей, у которого была фобия в отношении больших псов, сиганул с испугу в окно при виде большого рычащего волкодава. Сириус чуть было не прыгнул за ним, но тут в коридор влетел сокол, превратившейся в Себастьяна, который сходу кинул в направлении животного серию чар: оглушающее, связывающее, заклятие немоты и возвращении анимага в истинный вид. Затем подвесил оглушенного, связанного и немого Блэка к потолку, где тот и провисел всю ночь. Наутро несчастного Сириуса обнаружил директор, и более над Греем тот так не шутил. Хотя оправданность мести он признал и не стал обижаться на алхимика.

Так что за месяц Себастьян вполне обжился в замке. И вот теперь сидел между Блэком и Снейпом и ждал распределения новых учеников. Попутно стараясь определить на глаз принадлежность к тому или иному типу магии и силу. Любые, даже самые незначительные движения, манера походки, стиль речи, жесты могли сказать много интересного. Вот, например, Поттер: сразу видно, что у него были или есть проблемы с магией - в его жестах порой проскальзывали дополнительные движения палочкой для таких моментов. А походка у него была, как у опасного, голодного тигра: мягкая, пружинящая, казалось, что в любой момент он может напасть. Или же у него в роду были очень опытные боевые маги, не чета нынешним, либо у него были хорошие учителя. Так же, как и он, двигалась Марисса, только еще более изящно. И к такому результату она тянула Томаса… Может, тот таинственный стихийник - учитель Поттера? Что ж, у Грея будет год, чтобы разгадать эту тайну…

Наконец закончилась нудная распределительная часть, и настало время детишкам покушать. Изрядно проголодавшийся Грей через несколько минут пожалел, решив, что лучше быть голодным один вечер, чем остаться глухим на всю жизнь. Снейп заметил реакцию коллеги и, удовлетворенно хмыкнув, понизил уровень громкости, доходящий до преподавательского стола.

- Традиция, - хмыкнул Северус, - на учительском постаменте любопытные чары - усиливающие разговоры студентов. Такая, своеобразная прослушка.

- А это законно?

- Ну, шепотки-то мы совсем уж не слышим, в основном только то, что слышат соседи болтающих студентов. Изначально целью чар была дисциплина - например, пресечь притеснение кого-нибудь из учеников, либо же помочь сильно отстающим с уроками.

- Ну, может цель и была какой-то благой. Только, насколько я понимаю, сейчас эта технология не используется?

- Только для розыгрыша учителей в их первый учебный день. Своеобразное посвящение. А дальше уже на выбор самого преподавателя - хочешь - используй, не хочешь - нет. Дамблдор, кстати, так и узнает обо всем, что творится в школе. А то некоторые умники думают, что он использует поверхностную легиллименцию.

- Ею же максимум настроение можно услышать? На таком-то расстоянии. Обрывки мыслей же можно прочесть не дальше пяти метров от объекта.

- А ты откуда знаешь? Прям, как по книге…

- Да так, читал много. Ну, а кто еще подслушивает детишек кроме Дамблдора?

- Да никто, в общем. Иногда я, Слизерин, ведь, факультет-изгой и ведет войну с остальными, особенно с львятами Макгонагалл. Вот и слежу порой, чтоб не пакостили друг другу. И ладно, примитивные подначки Гриффиндора - ничего страшнее засады из-за угла они придумать не могут. А вот мои змейки в основном из так называемых темных семей. Держатся-держатся, а затем терпение кончается и надо их контролировать - пару лет назад чудом не допустил отравления близнецов Уизли. Эти два идиота своими шутками достали кое-кого из моих, а тот взял и сварил хитроумный яд. Хорошо, что этот болван проболтался об этом в Большом Зале и дальше факультета эта история не вышла… А если бы ему удалось?

- Мда, ну у вас тут и порядочки…

- Да нет, такого уровня конфликты вспыхивали всего раза два на моей памяти…

- Но были же… И все-таки, лучше вам завязать с этой дурацкой традицией.

- Почему дурацкой?

- Да потому. Вот из-за такого отношения от вас препода ЗОТИ и сбегают, а не из-за того, что Темный Лорд проклял должность мифическим проклятием.

- Эй, ну не начинай… Ты что, обиделся?

- Нет, просто у меня болит голова. Ладно, сейчас директор начнет свою речь…

* * *

На этот раз путешествие в Хогвартс-Экспрессе произошло безо всяких осложнений. Встреча с друзьями на платформе, поиск свободного купе, запирание этого самого купе, а затем мирные разговоры, перешедшие в вечер древних историй от г-на Певерелла. Последний, кстати, не обрадовался, когда его вытащили на свет «развлекать» публику. В начале, затем разошелся и выдал ребятам длинную, познавательную и жутко интересную лекцию на тему стихийной магии. Вернее, он рассказывал о древних магах прошлого этого мира и о волшебниках времени самого Алекса. В основном речь шла, как раз, об Альянсе Равновесия и магах, его возглавляющих…

Затем прибытие в Хогвартс, в Большой Зал, слушание песни Шляпы, ужин. Во время ужина Гарри рассматривал нового учителя - ему было интересно, так же, как и Алексу, что же у них будет преподавать Себастьян Грей - уж его-то не узнать было трудно - в газетах парень примелькался. Алекса же он интересовал с другой точки зрения - в каноне такого персонажа не было… Хотя, там много чего не было из того, что присутствовало в данной реальности… Но парня интересовало другое - Грей - враг или возможный союзник? В ходе разбирательства с бывшими Пожирателями выяснилось существование четвертой стороны… А возможность войны на два - три фронта как-то не очень нравилась Алексу. Особенно, когда там присутствует неизвестная личина. Дамблдор - Волдеморт - Министерство - «???». И если третья сторона была самой слабой и подвластной влиянию из вне, то четвертая - неизвестная - была на взгляд Алекса самой опасной. Она осталась в плюсе в ходе последней войны: министерство ослабло, множество волшебников, как «светлых», так и «темных» пропало без вести, погибло либо попало в Азкабан. Кому это было выгодно? Третья сторона ненавидит магов, как таковых? Но ведь в ней самой есть маги. От невеселых мыслей Алекса отвлекла вступительная речь директора.

- Здравствуйте, дорогие ученики. Я рад видеть знакомые лица. Также, приветствую наших новичков и желаю им успехов в учебе. Я надеюсь, вы все поели и теперь готовы выслушивать мои старческие, заунывные речи. - Кто-то из учеников тихо хихикнул. - Во-первых, в нашем штате преподавателей произошли некоторые перестановки. Первое: теперь место профессора УЗМС займет наш уважаемый лесничий Рубеус Хагрид! - Зал разразился вежливыми аплодисментами и удивленными возгласами. Ремус Люпин очень хорошо вел свои занятия, и было непонятно, зачем менять такого опытного преподавателя на лесничего Хагрида. Ну, может, в общении со зверями у него было больше опыта, а вот теоретическая база сильно хромала. Директор дождался тишины в зале и продолжил: - Освободившийся профессор Люпин, займет место преподавателя Истории Магии. Профессор Биннс же будет вести факультатив для особо заинтересовавшихся восстаниям гоблинов. - Вот теперь аплодисменты были радостные, как и возгласы. Конечно, никто не собирался ходить к Биннсу, за исключением парочки человек, а вот новому профессору Истории, которого все любили за простую и интересную трактовку любой информации были рады. Оставалось надеяться, что его лекции не особо изменятся, поменяв свое содержание с УЗМС на Историю Магии. Директор тем временем продолжал: - Место профессора ЗОТИ младших классов займет профессор Грей, - дождавшись конца аплодисментов, Дамблдор закончил речь. - Но вы не особо удивляйтесь его появлению на уроках зельеварения или чар. Как вам известно, этот юноша, - на этом моменте Себастьян тихо хмыкнул, - в этом году получил Мастера Зелий, но он намеревается также получить Мастера Чар, поэтому в свободное от преподавания время будет работать с профессором Флитвиком. Ну, я думаю, он вам все сам сейчас расскажет. Профессор Грей, вам слово, - загадочно улыбаясь, произнес Дамблдор.

- Эээ, здравствуйте, все, - Себастьян мысленно убивал директора различными способами за такую подлянку, - Ну, я думаю, что с половиной из вас мы познакомимся на моих занятиях. Там же я и отвечу на все ваши вопросы. Что касается старших курсов - в этом году будет возрожден факультатив по зельеварению, куда может записаться любой желающий старше шестого курса. Занятия мы будем вести совместно с профессором Снейпом, так что вы понимаете, что не все из вас потянут программу. Зато, если мы отроем у вас хоть каплю таланта и желание заниматься этим серьезным делом, я лично выпишу вам рекомендацию. Ну, на этом вроде все. Если у кого-то будут вопросы, подходите ко мне после уроков, постараюсь помочь…

Грей сел на свое место, уступив заинтригованный зал изрядно удивленному Дамблдору. Только что придуманный факультатив был маленькой местью директору.

- Придурок, ты хоть понимаешь, что ты натворил? - яростно зашипел ему в ухо Снейп. - Я несколько лет бегал от Дамблдора с его предложениями по поводу этих занятий.

- Знаешь, Сев, мне просто стало обидно, за Англию. За последние триста лет у нее было всего два Мастера в этом направлении - ты и я. И потом, директор сам виноват: не надо было меня так подставлять со вступительной речью - пусть теперь побегает с бумажками по поводу этого факультатива…

- Но меня зачем ты сюда вплел? Мне, между прочим, это время нужно для исследований, а не для дополнительных занятий…

- Если хочешь, можешь не ходить - будешь вписан чисто формально, как руководитель. Но подумай, какие открываются перспективы: во-первых, ты сможешь общаться с нормальными, заинтересованными старшеклассниками, а не тупым стадом баранов, как ты любишь выражаться. Может, ты даже найдешь того, кого возьмешь к себе Учеником. Далее, у тебя освободится часть времени, которое ты тратишь на зелья для школы - ранее так и было: бытовые и часть медицинских изготовляли на этом факультативе, а иногда, и некоторые посложнее. А учитывая ту приманку, что я закинул, зелья будут выходить приличного качества.

- Приманку?

- Ре-ко-мен-да-ция. Ты что не знаешь что это такое?

- Ну, рекомендация от Мастера достаточно весомый аргумент при поступлении в высшее магическое по данной специальности…

- Не достаточно весомый, а ОЧЕНЬ весомый. Выше только Ученичество ценится. И с таким билетиком в элитное заведение сможет попасть маг с не особо весомыми предками…

- В каком смысле?

- Ну, например, магглорожденный. Сильный, знающий все традиции магического мира. Обычно, такие создавали новые чистокровные рода.

- А какие риски для Мастера в связи с этим?

- Ну, можно получить по голове от Гильдии, если человек с этим билетиком окажется полным идиотом. Ну, а так, в общем все…

- Нет, я чувствую, что есть какой-то подвох в этом факультативе. Уж все слишком гладко выходит…

- Ну, по крайней мере, раз в два года из школы должен выходить ученик с рекомендацией от Мастера. Плюс ежемесячный отчеты. Иначе, оплачиваться этот факультатив не будет.

- Опла… Что? За это нам еще и платить будут? Дамблдор говорил, что это чисто добровольное, «благотворительное» занятие…

- Ну, в какой-то степени да. С другой стороны, если правильно его зарегистрировать, то оплата будет. Министерская притом. В старом своде законов есть этот пункт. Просто его нудно и долго регистрировать, почти так же, как и новый школьный предмет, и надо заново переоформлять при смене преподавателя.

- Оформлять новый предмет? В Министерстве? Я думал, что программа неизменна со времен Основателей…

- Популярное заблуждение. За время существования Хогвартса предметы поменялись - Целительство, Боевая магия и Физ. Подготовка исчезли, на их место пришли Светлые Искусства, Темные Искусства, Фехтование, Арифмантика, УЗМС. Затем первые две слились в ЗОТИ, фехтование перешло на факультатив вместе с этикетом и основами Маг. Мира. Зато появилось Маггловедение. Потом факультативы исчезли, и часть предметов пропала, а другая перешла в разряд клубов - собраний, где более опытные ученики учат менее опытных. Или преподает кто-нибудь из учителей других предметов. Например - старшие курсы ведут у младших клуб фехтования, а Макгонагалл читает лекции по основам Маг. Мира.

- Ты основательно подготовился к приезду сюда.

- Да нет, просто я любознательный… Ну, так как, будешь вести вместе со мной факультатив?

- Согласен. Эх, уболтал ты меня, чертяка языкастый…

- Хм… Где-то я это уже слышал…

После ужина к директору подошли два Мастера Зелий. При чем у одного из них была уж слишком безмятежная, дружелюбная мордочка. Директор понял, что попал. Что ж, Слизерин оправдал свое коварство: Дамблдор понял, что вляпался сильнее, чем ему показалось на первый взгляд: от него потребовали зарегистрировать факультатив по зельям по всем правилам в Министерстве. Так что директору предстояли две незабываемые недели в окружении кучи бюрократов, очередей и бесконечных бумаг. Уж эти инстанции были практически одинаковы, как для магглов, так и для магов. У последних, правда, нельзя было похимичить и проскользнуть побыстрее - часть документов заверялось по-особому, а финальное разрешение должно было быть подтверждено магией. Так что зельевары получили вожделенный приз в виде официально оформленного факультатива, а Дамблдор приобрел ценный опыт - не делать подлянки более коварным типчикам…

Глава 24. Скелеты в шкафах. Часть вторая. Темная сторона.

Рабастан Лестрейндж и Антонин Долохов. Крик души чистокровного темного мага.

Камера на двоих в Азкабане и уйма свободного времени сплотили этих двоих. Сначала они верили, что вскоре Темный Лорд восстанет из мертвых, затем что-то произошло. Нет, они по-прежнему мечтали о возвращении Волдеморта, но это событие, казалось, отошло на второй план. Быть может, они просто поняли, что этот момент может и не настать и осознали, что теперь они жалкие, бесправные заключенные, у которых и суда-то толком не было. Долохова взяли в поединке с аврорами за неделю до падения Лорда, Лестрейндж же загремел в Азкабан на следующий день после смерти Того-Кого-Нельзя-Называть, вернее, после дружеского визита к Лонгботтомам. Он долго хохотал по ночам, когда вспоминал, что его загребли на единственном происшествии, к которому они не имели никакого отношения: он и Рудольфус обнаружили отсутствие Беллы, вспомнили ее разговоры с Краучем-младшем и отправились на место трагедии, чтобы забрать безумную женщину - Лонгботтомы все-таки были чистокровные, а эту кровь в боях аристократы старались не проливать. И появились они буквально за какие-то считанные мгновения до появления авроров… И вчетвером загремели в Азкабан… Парню еще относительно повезло: «светлые» решили держать всех «Пожирательских ублюдков» в одном месте - вот ему и досталась единственная двойная камера на уровне: на него банально не хватило места, и его запихнули в первую попавшуюся камеру. К Долохову. Тот все уже знал. Насчет Лорда. В тот момент Антонин напомнил Рабастану волка, сидящего на цепи и жалостливо воющего на луну… Такой же печально-обреченный взгляд и магические кандалы, поглощающие силу дикого зверя…

Прошло несколько лет, около двух с половиной по подсчетам сокамерников. За это время многое изменилось: в частности, увеличилось число постояльцев этого крыла Азкабана: одиночными остались всего три камеры в самом конце коридора: супругов Лестренджей друг напротив друга и перпендикулярно им, замыкая коридор единственная «VIP» -камера с прутьями из чистого серебра, принадлежащая оборотню-Грейбеку, ради которого сделали исключение: не сразу казнь, не камера на нижних уровнях рядом с себе-подобными, а одиночка рядом с остальными ПСами…

Постепенно, до аристократов доходило, что на самом деле произошло. Они просто оказались разменными пешками в войне старых магов. Ведь только через полдесятка лет до них дошло, что на момент Азкабана практически никому не было и тридцати. Вернее, только Рудольфусу был тридцать один год, старше него был только Розье, но в Азкабан этот хитрый лис не попал, угодив в капкан цепного пса Аврората - Грюма. Остальные были совсем молоды - близнецам Кэрроу было по двадцать пять, Рабастану двдцать семь, Антонину двадцать четыре, а Белле, той вообще за неделю до ареста исполнилось двадцать два. И, ведь, они все были последними представителями своих родов. Семья Долохова переехала из России в связи с какими-то внутренними разборками русских магов. Но все равно до них добрались: родители Антонина погибли, когда тот оканчивал пятый курс Хогвартса. Тогда маг и примкнул к Темному Лорду: у Волдеморта уже случались заскоки безумия, но все же он был еще более-менее адекватен. А став вассалом английского мага, Долохов обезопасил себя и свой род от уничтожения: связываться с английским магом, провозгласившим себя Темным Лордом, русским не хотелось. Быть может, они уже видели, чем все это закончится… И как преданный вассал, Антонин стал верно служить Волдеморту… У Лестрейнджа была немного другая ситуация: притеснения темных магов в Англии достигли своего пика, когда появился Волдеморт. Все семьи связанные с «темными искусствами» ринулись к магу, провозгласившему себя Наследником Слизерина. Учитывая тот факт, что их родители учились примерно в одно время с ним и подтвердили его статус. Кровомаги Лестрейнджи были не исключением… Постепенно их движение переросло в террористическую группировку, а затем началась практически гражданская война… Потом внезапная череда неудач и падение Темного Лорда. И вот, весь цвет «темной» аристократии, из тех, что не смогли откупиться, попадает в Азкабан.

Чтобы сложить всю эту нехитрую картину, двум друзьям потребовалось около семи лет, если считать от начало заключения. Постепенно маги на ярусе Пожирателей стали терять свою надежду об освобождении. И начали делиться со своими сокамерниками историями своих семей, родовыми тайнами и прочим - чтобы, в случае, если кому-нибудь удастся выйти на свободу, передать достойным магам.

Через несколько лет на ярусе осталось только пять заполненных камер. Три одиночных, камера брата с сестрой Кэрроу и камера Антонина и Рабастана. Остальные опустели. Затем началось то, что началось. Смерть супругов Лестрейндже, и оправдательный суд.

Месяц в Мунго пролетел, как один миг. Лестрейндж и Долохов старались держаться вместе - как-то привыкли друг к другу за все это время. За эти годы они стали практически братьями. По крайней мере, Рабастан знал Антонина лучше, чем покойного Рудольфуса.

Выписка из Мунго стала неожиданной, хоть они и ждали ее. Просто, они как-то сразу осознали, что не знают, что им делать дальше: денег нет - их сейфы были все еще запечатаны Министерством, дома, вроде как, тоже… Они так бы и стояли посреди дороги, если бы не появился незнакомец, подхвативший их под локти и аппарировавший в неизвестном направлении…

Незнакомцем оказался Малфой, перенесший их в старый зал собраний Пожирателей. Дальнейшее казалось им настоящей сказкой, по сравнению с которой блекло освобождение. Адекватный Волдеморт, нет теперь Томас Слизерин. Новая политическая программа, новая стратегия через бескровный захват власти, снятие меток. Живые, но бессознательные Барти, Рудольф и Белла. В итоге эти двое бывших заключенных просто жили обычной жизнью, восстанавливая свое здоровье, наверстывая упущенные годы. Обучаясь новой магии.

Они вспоминали с содроганием свою первую встречу с Мариссой - та как раз гоняла по залу Темного Лорда. Итог был достаточно предсказуемым для Тома, и неожиданным для бедных магов: Та-От-Которой-При-Встрече-Надо-Бежать-Не-То-Заставит-Заниматься завербовала и их в ученики «стихийных» магов. Хорошо еще, что она делала поблажки на их состояние: ученички практиковали только теоретическую часть, а также практическую, но только ради укрепления тела. Полноценными стихийниками им не светило стать ввиду некоторых ограничений, но вот часть способностей им все же перепадало: беспалочковая обычная, усиленные показатели физического состояния и бесконечные тренировки от Мариссы Дарк…

Большим удивлением для них стал двоюродный брат Слизерина. Себастьян Грей был, пожалуй, самой большой загадкой для этих двоих. Откуда он взялся, было неизвестно, его талант, знания, характер удивляли. Также он был единственным, кто осмеливался подшучивать над Мариссой. И гоняла она его не так сильно, как остальных. Вернее, вообще не гоняла. Алхимик большую часть времени проводил либо в библиотеке, либо в лаборатории, конечно, до момента поступления в Хогвартс в качестве преподавателя…

Сам Слизерин был совершенно другим человеком. От прежнего Темного Лорда в нем не осталось практически ничего. Все его навыки многократно усилились, сила возросла, а безумие наоборот отступило… Да и отношению к миру у него переменилось. Аристократы бы подняли на смех того, кто рассказал им, что видел Темного Лорда, посещающего маггловские театры и кино, читающего их книги. Пока не увидели своими глазами. Чтение книг, разумеется. А когда разговор зашел по поводу отношения к магглам, Слизерин, наложив на упирающихся магов Силенцио, взял с собой на премьеру какого-то маггловкого кинофильма. Картина была интересная, про каких-то роботов. Плюс, маггловские закуски были вкусны… Поначалу маги сопротивлялись (когда Том их заклял и аппарировал неизвестно куда), затем впали в ступор (когда маги поняли куда попали), а потом втянулись (как тут не втянешься, глядя на довольного развлечением Слизерина). По возвращении домой Томас задал всего два вопроса. Первый был: понравилось ли им кино. А после утвердительного ответа последовал вопрос, вогнавший в ступор бедных аристократов: волшебник попросил назвать им магический аналог увиденного. Альтернатив магический мир не имел. С тех пор, Томас стал еженедельно вытаскивать этих двоих в большой мир, знакомя с магглами и их достижениями. Культурные мероприятия, научные и не только выставки и многое другое…

Поначалу у них возникали мысли, что их лорд стал магглюбцем, но потом поняли, что это не так. Можно было уважать определенный их круг: ученых, людей искусства, часть политиков. Но, увы, их было не так уж и много, большая часть была серой массой с нераскрытым потенциалом. И еще одна, по размерам стоящая как раз между этими двумя категориями, была откровенно животным. И многие из этих животных были не в самом низу иерархии магглов, а те, что были снизу к себе, как серую массу, так и ту часть, которой можно было восхищаться.

Имея возможности для неограниченного перемещения и магические переводчики, Антонин и Рабастан многое повидали. И многое поняли. Самым шокирующим фактом было отношение магглов к магии. Многие, конечно, хотели использовать ее в корыстных целях, видеть в качестве оружия. Но это в основном и были люди из категории животных. Остальные же из них грезили магическими мирами и мечтали прикоснуться к ним. Магия в их понимании была чудом. Особенно это было заметно среди детей и подростков, но многие вырастая продолжали о ней помнить, становясь как раз таки тем золотым слоем населения.

Маги же в свою очередь относились к своему дару достаточно халатно. Все эти традиции, обряды имели смысл, только вот почему-то никто из чистокровных не задумывался, а почему именно так, а не по другому. Быть может, эти традиции ограничивали Магию, не давая ей развиваться, что как раз приводило к упадку? А магглорожденные тем временем просто не принимали порой странные, но важные элементы магической культуры…

А еще магглокровки были чистым листом и формировали свои взгляды в детстве: им говорили, что темные маги зло - они становились светлыми или нейтральными, порой запирая свою истинную сущности и дар, над ними смеялись дети аристократов, говоря, что чистокровные сильнее (хоть это и было частично правдой - в некоторых областях магии требовалось наличие магов-родственников за своей спиной), а они подсознательно этому верили ограничивая свои силы, вследствие чего в Англии вот уже 400 лет не было новых родов. А итог - нереализованные потенциалы. В глазах Слизерина они видели, что и он это понимает…

Марисса Дарк. Что значит быть стихийным магом.

Стихийная магия. Управление с ней - как танец с неким нежным и ранимым существом. Никаких попыток подчинить ее, только просьбы помочь. Слияние с ней. Растворение в своей стихии. Маг никогда не должен об этом забывать. Он должен это понимать, осознавать всей душой. Желание должно идти от чистого сердца. Тогда заклинание получится не смотря на то, что там бормочет маг на публику. Он может хоть сто раз распинаться перед публикой, что он приказывает стихиям, но в глубине себя он все равно знает, что ни черта он не приказывает, а просит.

Так происходит с «мирными» магами. Для боевого немного другая ситуация: такие маги лишаются возможности к высшим источникам силы, получая ряд ограничений на свои способности. Нет, по силам такие маги все равно равны «мирным», только вот, в обмен на возможность мгновенного управления низшими аспектами стихии он лишается возможности творить постоянно высшую магию. Заклинания высших он сможет применить только раз в несколько, а то и десятков лет.

Есть еще и третья категория. До нее добираются сильнейшие из обоих типов магов. Именно такие и становятся Магистрами своей стихии. Маг, неважно какой направленности, первично растворяется в своей стихии, отдавая себя в ее власть, безгранично ей доверяя. Даже больше, чем себе. Такой маг при жизни становится хранителем Стихии, ее глазами на Земле, одними из многих… При становлении Магистром магия делает магу подарок - дарит новое заклинание, которое тот вправе передать потомкам, либо ученикам. И, как итог, может пользоваться бонусами, как «мирных» магов, так и боевых…

Но на этом путь мага к совершенствованию не заканчивается. Как и становления… Он может продолжить совершенствование себя, глубже погружаясь в стихию. Или же может открыть в себе путь к другой стихии. И совершенствоваться дальше: Магия-то неделима, пусть у нее и есть различные стихии. Но они все связаны и их намного больше, чем шесть. Маг может изначально идти, как по пути чистой стихии, так и по смешанной. То есть ему не обязательно освоить две стихии перед тем, как учиться управлять молниями… Бывали Магистры, которые всю жизнь совершенствовали подобную смешанную стихию, добираясь до кругов второго десятка, а стихиями первоисточниками не владели даже на уровне мастеров…

* * *

Марисса прогуливалась по саду перед поместьем Слизеринов. Она не знала, что из данной классификации ей уже можно рассказать ее ученикам. Пожалуй, большую часть поймет и примет Себастьян, остальные же еще не готовы. Сама Марисса была Магистром Тьмы второго круга, что значило, что Магия делала ей подарок дважды. И оба раза за ее стихию Тьмы. До становления Магистром, Дарк шла по пути боевого мага. Ее дары были связаны, как раз, с этой областью: метательные кинжалы, сотканные из чистой тьмы и всегда попадающие в цель, родившиеся из обычной темной сферы, и ныне любимое перемещение Томаса - превращением в темный дым. Только на более продвинутом уровне: мастерское владение этим заклинанием делало мага неслышимым и невидимым, увеличивая его скорость и рефлексы на вампирском уровне. При этом облик маг не терял, разве что за ним тянулся короткий шлейф из того самого дыма…

А еще Марисса думала о причинах, по которым она вернулась из, практически, небытия. Неужели она настолько привязалась к Тому? Или же влюбилась в него? Девушка тщательно пыталась отбросить эти мысли. Она старше, опытнее, сильнее, и, вообще, он ее Ученик. Но что-то внутри назойливо шептало, что когда-нибудь он станет Магистром… С другой стороны Себастьян. Вот тут она была уверена в своих чувствах. Он для нее был, как брат. При том и не старший, и не младший. Скорее непохожий на нее брат-близнец, ее зеркальное отражение… Семья. Эти двое стали для нее семьей. Последний раз девушка испытывала такие чувства рядом со своим учителем: умиротворение, счастье, покой. Он дал ей семью и защищал. Что ж, теперь ее время сделать тоже самое для этих двоих: ни один, ни второй не знали нормальной жизни, один из-за тяжелого детства, другой в своих погонях за мечтой. Что ж, самое время начать все с чистого листа. Как для нее, так и для этих двоих. Не меньше, этого заслуживали и остальные обитатели поместья Слизеринов - два побратима и три душевнобольных пациента. Каждый с изломанной судьбой благодаря суровому стечению обстоятельств… Что ж, она постарается спасти и их, тем более, что неразлучная парочка сейчас, как раз, заново открывает для себя мир… А она поможет им пройти по тому пути, который они выберут. И сделает подарок, от лица Магии. Марисса знала, что так будет правильно…

Незаметно для нее, вокруг возник темный вихрь, словно подтверждая правильность намерений. Теперь для нее не было пути назад. Повторное воплощение было, наконец, завершено. Девушка признала все, что ее мучало в последнее время, и сделала выбор…

Темные существа. Оборотни.

Седой волк протяжно выл на луну. Все знаки говорил об одном. Древние пророчества начали сбываться. Темная Волчица вновь ступила на эти земли. Волк выл на луну, объявляя долгожданную весть. Его песню подхватывали остальные, вплетая в нее новые звучания, смыслы. Был объявлен сбор всех стай, а потом и общее собрание всех вожаков, на котором должны был быть выбраны те, кто отправится на встречу с их Повелителем. Мелодичную песню подхватывали их немагические собратья, а затем и собаки. Новости стали распространяться по всему миру.

* * *

На поляне стоял Он. Длинные волосы до колена, обхваченные в трех местах кожаной веревочкой, отливали серебром в лунном свете. Серые печальные глаза с кошачьим зрачком всматривались вглубь джунглей. Вскоре оттуда стали выходить огромные кошки всех возможных мастей и пород. И все разные. Выходя на поляну, они перевоплощались в людей и замирали в почтительном поклоне. Когда последний из собравшихся занял свое место, мужчина начал свою речь.

- Свершилось, братья мои. Звезды говорят о наступающих переменах. Наконец-то наши северные братья обрели своего Повелителя. Мое многовековое ожидание окончено, - и с этими словами он под корень обрубил свои роскошные волосы ножом, который незаметно достал из глубин своей туники. - Я сам еду встретиться с ним. Туда же приедет и третий из нас…

С этими словами он превратился в огромного кота. Любой маг сказал бы, что эта нунда, но мех у зверя был белоснежным. Кое-где шкура была сильно потрепана и на ней виднелись старые шрамы. Прорычав на прощание нечто вроде «Берегите себя, дети мои», оборотень растворился в ночных джунглях…

* * *

Собрание должно было давно начаться. Представители крупнейших семейств уже были собраны. Не хватало только их Повелителей. Триста лет назад их прежний Владыка ушел на покой, поставив на свое место своих детей. Наконец-то дверь распахнулась и они вошли. Одинаковые одежды, огненно-рыжие волосы у обоих до середины спины заплетены в одинаковые прически, ярко-зеленые глаза. Если б не опять-таки одинаковые татуировки на лице, но расположенные зеркально, нельзя было бы отличить, кто из них старшая сестра, а кто младший брат. Владыки прошли до возвышения, на котором должен стоять Повелитель, но затем разошлись по разные стороны от него, встав с двух сторон от него, как в былые времена. Главы семейств, оправившись от шока, снова посмотрели в сторону двери. Неторопливым шагом в зал вошел огненный лис. След лапы оставлял пламенный отпечаток, постепенно затухающий, но не оставляющий ни следа на поверхности пола, девять хвостов создавали легкие порывы ветра при движении. Кицунэ дошел до помоста, встал между своими детьми. Огонь охватил золотистый мех лиса, а через мгновения не его месте стоял юноша, лет восемнадцати на вид. В серебряно-огненных одеждах, длинная челка скрывала шрам, идущий вертикально через левые бровь и скулу. Юноша заправил непослушную прядь волос за ухо. Темно-рыжие волосы зашелестели на ветру, и челка вновь вернулась на облюбованное место. Тяжело вздохнув, маг открыл глаза, в которых отражалась мудрость прожитых веков.

- Сегодня, Я собрал вас. Вновь, - голос мага был бархатный, завораживающий. - У наших братьев-волков появилась Владыка. Я еду в Европу, чтобы встретится с ней. Мир ждут перемены. И я не знаю, что они сулят нам. Наш род может, как быть уничтожен, так, наконец, и выйти из тени. Мои дети останутся за главных. И запомните, что бы ни случилось, даже если я не вернусь, не предпринимайте никаких попыток связаться со мной или отправляться на поиски. Я сам дам знать о себе.

Сказав это, лис исчез во вспышке золотого пламени, сопровождаемого мощным порывом ветра, оставив ошарашенных детей разбираться с взволнованными представителями семей…

Темные существа. Вампир.

Молодой человек сидел в кресле у камина и медленно потягивал кроваво-красную жидкость из своего бокала. Лучшее красное вино, что находилось в его американском поместье, беспощадно уничтожалось. В расход пошла уже третья бутылка. Чертова неспособность опьянеть! Дурацкая вечная молодость. Глупая неспособность элементарно умереть! Многие захотели бы заполучить такие качества, только вот юношу они совсем не радовали. Порой он понимал своего учителя. Будучи неспособным уйти во Тьму - его поколение уже не знало стихийной магии, он нашел весьма оригинальный способ покончить с собой, правда дорогостоящий: стал летать на маггловских самолетах, меняя свое местоположение каждые три дня. С одной стороны, перед смертью еще раз посмотрел мир, с другой стороны наконец-то, после трех лет ожидания вытащил счастливый для себя и не очень для других рейс: самолет упал, разбился, выживших нет.

Это было три, или уже пять лет назад… Вампира не интересовали такие подробности. Он уважал желание своего учителя, но вот с другой стороны ему было очень горько: еще один Истинный Вампир ушел из жизни. И вот теперь, несколько лет спустя, он сидел и как тогда методично пытался напиться, зная, что ему это не удастся. Он, будучи ответственным за нечисть Европы и Америки, почувствовал, что наконец-то появился его напарник - Истинный Оборотень. Только вот причин для радости больше не нашлось. По их кодексу в таком случае, он должен был оповестить всех остальных Глав, входящих в Вампирский Совет. Должен был состояться съезд, но, увы. Их осталось только двое. Он и старая, древняя вампирша в Тибете. Короткий разговор по телефону вот и все Собрание. Он понимал, что вскоре останется совсем один - его единственная сестра предупредила парня об этом. Все-таки она была старше его Учителя и, кажется, нашла способ уйти во Тьму. Вслед за ней уйдет и он. Что он сможет сделать? Его примут и признают главой разве что в Риме, где еще остались Высшие. Остальные - лишь жалкое их подобие. Бесполезные безмозглые кровососы. Последний раз ему было так одиноко только в день ухода его лучшего друга. Вспомнив про Салазара, вампир налил себе еще вина. Может, стоило тогда уговорить старого мага продолжить жизненный путь? Нет, он хотел уйти, а это путь эгоизма, заставлять силой… Вот теперь и с его стороны будет свинством покинуть этот мир, не рассказав Темной Волчице о том, что Оборотни остались одни… Что ж, Владимир Габриель Дракула, третий Князь рода Дракул (и последний) направляется в Англию…

Темные существа. Азкабан.

Где-то глубоко-глубоко, на нижних ярусах Азкабана, была камера. Вернее, каменный гроб, являющийся основой чудовищного замка. Он находился в десяти метрах ниже самого последнего яруса тюрьмы, в самом ее сердце. Каменная ловушка, куб, наглухо замурованный в недрах скалы, на которой высилась черная громадина. В этом кубе лежал худой мужчина, с длинными спутанными волосами, бесцветными от пыли, взявшейся непонятно откуда, с обломанными неровными ногтями, в кандалах, мешающих подняться выше двух футов над уровнем пола. Последние три тысячи лет магу безостановочно снились кошмары, ужасные чудища, города в руинах. Собственная магия, повернувшись против хозяина, не давала тому умереть. А кандалы с выбитыми на них зловещими рунами не давали волшебнику слиться со своей стихией. Но магии ведь надо куда-то деться? Так материализовались страшные комары заключенного - так появились дементоры. Вскоре, на месте их появления выросла крепость, которая заперла порождения зла на острове. А много лет спустя Темный Лорд Азкабан стал использовать замок, как тюрьму. В ней он закончил остатки своих дней, его именем ее и назвали… А самому первому заключенному все еще снились кошмары… Периодически он просыпался, но лишь за тем, чтобы пробормотать что-то невнятное на древне-эльфийском языке - языке самой Магии. А в недрах Отдела Тайн тем временем появлялся новый шарик с очередным предсказанием… Вот и сейчас он очнулся ото сна на пару мгновений, что-то предрек и уснул, впервые за долгие столетья с довольной улыбкой на лице…

Глава 25. Веселое Рождество Мары и Тома. Часть первая.

Время неслось с бешеной скоростью. Казалось, только что было начало осени и вот, на носу уже рождественские праздники. В Хогвартсе все было тихо и спокойно. Ученики тепло приняли Себастьяна - младшие курса впервые почувствовали, что такое настоящий учитель ЗОТИ, даже если он алхимик по призванию. Старшие студенты его вообще боготворили за воссозданный факультатив. Заниматься к двум Мастерам Зелий ходило около двенадцати человек, среди которых было целых два гриффиндорца! Грей еженедельно присылал в поместье сводки свежайших новостей. Из писем становилось заметно, что внутренняя сущность мага постепенно перестраивается под его физическую оболочку - послания становились все красочней, юморней, а события, в которых маг участвовал, порой ничем, кроме как ребячеством назвать было нельзя. Марисса хмыкала - так и должно было быть, темный маг всегда в душе ребенок, особенно если ему не дали наиграться в детстве. Так что Себастьян постепенно превращался в молодого, жизнерадостного юношу, пусть и с тысячелетним багажом знаний за спиной. А читая некоторые его письма, оттаивать стали и Марисса с Томасом.

Правда, это было связано не только с этим. Увлечение маггловской культурой превратилось в «эпидемию» - хихикала Мара - теперь по театрам они ходили уже вчетвером. Рабастан и Антонин помимо увлечений искусством подсели и на странную маггловскую штуковину, именуемую Интернет. И, бывало, сутками зависали в компьютерных клубах. Сокрушаясь, что современные технологии не работают в магическом мире. Уж очень им понравилось ползать по сайтам и играть в игры.

В итоге, Мариссу это заколебало (официальная версия, реальная заключалась в том, что ей маггловская техника была не менее интересна, чем и остальным. Она не была так предвзята к магглам, просто в ее первой жизни они были злобным сбродом), и она купила себе домик в престижном районе, на окраине Лондона (Пара Конфундусов, одно Империо и вот уже никто не спрашивает, откуда она взялась да еще с такими деньгами). Вот так эта веселая компания перебралась в абсолютно маггловский район, с абсолютно нормальными соседями. Так что соответственно им пришлось ограничить себя в использовании магии (в основном это касалось Мары и Тома - Рабастан и Антонин колдовать-то не могли). Благодаря заклинаниям пространственного расширения и парочке хитрых ритуалов удалось создать магическую часть дома, полностью изолированную от маггловской. В магической части расположились библиотека, лаборатория, комната с рабочим камином и «больница», где находились Крауч и Лестрейнджи. С последними, кстати, на ментальном плане Марисса уже начала работать. Правда, пока это сводилось к попытке установить хоть какой-то относительный порядок в том кавардаке, что у этих троих был вместо разума, да в вытягивании их безумия с последующей трансформацией оного в магию. Просто другого разумного варианта девушка не видела: уничтожить или изолировать эту гадость она от них не могла, вот и пускала на усиление их темной направленности. Правда, был минус - в конечном итоге, они, скорее всего, потеряли бы способность применять светлые заклинания… Но возможность жить с незамутненной головой того стоила. Кстати, часть их безумия на себя пытался тянуть Том: получалось плохо, но хоть что-то.

Еще в последнее время ее что-то постоянно тревожило. Какой-то странный гул на периферии сознания. А так же странное поведение ее внутренней волчицы. Хотя, последнее она связывала с тем, что вернулась в мир живых.

Проблема оборотничества решалась стихийной магией элементарно: внутренний волк хотел свободы. А первое, что получал начинающий стихийник - это Комнату Разума. И если им становился оборотень, то его звериная форма сразу превращалась в аниформу - волк получал достаточно пространства для беготни в комнате Разума. И благоразумно затыкался. Некоторые тут же забывали о свое второй личности, другие, как Мара, старались подружиться со своим вторым «я».

Ее волчица была магическим зверем. По-настоящему магическим. Черная, как ночь, с горящими темно-синими глазами. У зверя даже зубы были темного цвета, и это был их природный окрас. Марисса долго думала над именем, и в итоге оно появилось само. Селена - Луна. Как ни странно, это прозвище прижилось как волку, так и Мариссе. Она часто бегала с Селеной в своей Комнате Разума, представлявшей собой ночной лес при полной луне и пару связанных между собой домиков на деревьях. Прогулки были в звериной форме, конечно. Забавное, наверно, было зрелище - два одинаковых черных волка играют в абсолютно пустом лесу. Специально для своей волчицы девушка научилась создавать мелкую живность в своей Комнате Разума, а та в свою очередь научила Мару быть настоящим оборотнем.

Несколько десятков лет в качестве свободной охотницы сделали их дуэт (Мара порой выпускала Селену в реальный мир) самым известным истребителем чудищ Европы. Лунная Охотница, Темная Волчица, Повелительница Волков - мало кто знал, что это один и тот же человек. Порой одну ее личность пытались нанять для уничтожения другой…

А затем уход в Тень. И ее Селена смогла пойти к волкам других оборотней, подружиться с ними. А теперь она с ними опять разделена. Марисса видела только такую причину таким переменам в ее настроении. И снова по ночам, как в старые времена, устраивала с ней игры. Две волчицы, темный лес и полная луна…

* * *

Слизерин же продолжал активно переписываться с Альбусом Дамблдором. Их письма уже напоминали целые сочинения, а каждого ответа Том ждал, практически, как ребенок ждет подарки на праздники. Директор оказался на удивление хорошим собеседником, быть может, теперь было дело в том, что между ними не было взаимной неприязни, установившейся при их первой встречи. Вопрос настоящего имени Слизерин все еще деликатно обходил. Наконец, он решился на следующий шаг: в канун Рождества он договорился о встрече с директором в одном из хороших маггловских ресторанов в центре города… В последний день перед встречей он почему-то дико нервничал - быть может, чувствовал, что от этого разговора многое зависит. Своей нервозностью он успел достать всех, поэтому с раннего утра из дома Мариссы сбежали Антонин и Рабастан - они собирались посетить кинотеатр - там была премьера нового фильма, затем наведаться в Мунго на ежемесячный осмотр, и пройтись по магазинам - купить подарки на Рождество.

В конце концов, Том наконец-то собрался и отправился на свою встречу. Буквально через несколько минут в дверь позвонили. Решив высказать все, что она думает о забывчивом нервозном маге, Марисса яростно открыла дверь и с удивлением посмотрела на звонящего. Это определенно был не Томас…

* * *

Альбус Дамблдор сильно нервничал. В личности своего «друга» по переписке он не сомневался где-то с середины октября, когда он окончательно убедился в своих догадках. Поэтому он не понимал: либо это была хитроумная ловушка, либо же Волдеморт действительно хочет поговорить. Не станет же он устраивать бой посреди маггловского города? Или станет? Хотя, впечатление полного безумца он не производил в своих письмах. Что ж, Дамблдор решил рискнуть. И дать второй шанс Риддлу. Все-таки он что-то подобное обещал Грею.

Альбуса Дамблдора Томас увидел издалека. Даже в маггловской одежде тот слишком сильно выделялся из толпы - уж очень волшебный у него был вид. - Что ж, сейчас все и решится, - подумал маг, увидев, что директор направляется к его столику.

- Здравствуй Том. Может, расскажешь, какие у меня есть причины остаться здесь и выслушать тебя? - директор выглядел серьезно, Том снова почувствовал себя школьником.

- Здравствуйте, директор. Все-таки вы догадались. Что ж, я просто хочу поговорить, а вот эта, - Слизерин достал маленький, слегка светящийся изнутри шарик и положил его на стол, - маленькая игрушка позволит нам спокойно разговаривать, не опасаясь, что окружающие могут что-нибудь не то услышать… И все-таки, на чем я прокололся?

- Учитель всегда узнает манеру речи своего ученика. Особенно выдающегося ученика. Может, расскажешь, как ты получил это тело. Ведь это не иллюзия, не так ли?

- Как я понимаю, вы знаете о моих крестражах?

- И почему ты вдруг решил раскрыть мне эту информацию? Я ведь твой враг.

- Ну, я думаю, для вас установить природу дневника не было особой трудностью.

- И что? Ты пришел позлорадствовать, мол, ищите - не найдете?

- А что их искать? Крестражи уничтожены. Дневник был предпоследним. Последний хранился в Хогвартсе, но Себ прислал мне его пару месяцев назад.

- Так вот в чем была истинная причина, по которой ты заслал своего брата в школу?

- Да нет, он сам захотел. Он действительно жаждет получить Мастерство Чар, вот и пошел в школу к Флитвику.

- С чего я должен тебе верить? Ты ведь должен знать, какое средство восстанавливает душу. И какие мизерные шансы пережить это.

- Настоящее раскаяние. Да, знаю. Знаете, Авада, оказывается, очень хорошо прочищает мозги. Тогда, когда я напал на семью Поттеров, после развоплощения меня откинуло в леса Албании. И я понял, что натворил. Честно, у меня было ощущение, что я сгораю изнутри. А когда все закончилось, жажда убийства во мне совершенно угасла. Потом, я некоторое время боролся с безумием и вот, итог вы видите. Представьте себе, Магия дала мне второй шанс, новое имя и новую жизнь…

- Что-то мне в это плохо верится, - скептически произнес Дамблдор.

- Мне вот тоже, - тяжело вздохнул Слизерин, - Если бы мне кто-нибудь еще лет десять назад сказал, что я буду жить в маггловском квартале, здороваться по утрам с соседями, ходить со своими знакомыми в кино и театры, то я сначала запустил в этого идиота Круцио, а затем и Аваду…

- Стоп, ты действительно делаешь все это?

- Ага. Сам себе удивляюсь. Как и тому, что мы с вами можем вот так спокойно сидеть и общаться, после всего, что произошло. Кстати, как там Лонгботтомы? Себ патентовал это зелье в основном из-за них. Я пытаюсь хоть как-то исправить то, что натворил…

- То есть, ты хочешь сказать, что Лотосовое Зелье поможет в их случае?

- А вы, что, до сих пор не проверили? - шокировано спросил Томас, - его ведь патентовали, как зелье, нейтрализующее тяжелые ментальные нарушение, в том числе и из-за воздействия Круциатуса…

- Да, как-то не догадались… - маг подумал и изумленно спросил, - так дела об освобождении Пожирателей - твоих рук дело?

- В целом, да. Но, прежде чем вы начнете возмущаться - действие меток и смертные знаки - это правда, как и то, что часть нападений мы не совершали. Я подкорректировал самую малость - перевесил некоторые обвинения на ныне мертвых Пожирателей.

- Слишком уж хорошо все это выглядит. Не верится, что ты действительно так изменился… Стой, а смерти Лестейнджей тоже твоих рук дело?

- Директор, вам правду сказать? По глазам вижу, что правду. Так вот. Обретя тело, я год не мог колдовать, воюя со своим безумием, которое от меня, как по нитям, потянулось к меткам моих Пожирателей. Десять месяцев потребовалось мне на очистку всей этой паутины от дряни, причем, порой я становился прежним, безумным Волдемортом из-за этого. Хорошо, что рядом со мной был человек, который контролировал меня в такие моменты и вправлял мне мозги. Итог был неожидан - я смог чувствовать состояния связанных со мной магов. Некоторым было уже не помочь, другие были на грани. Супруги Лестрейнджи были, как раз, на такой вот грани. Я не знал, протянут ли они до окончания судебных процессов, вдобавок, они были серьезно запачканы во всем этом дерьме. Поэтому я выкрал их из Азкабана, не спрашивайте как, и заменил безжизненными копиями. Так что они у меня дома и опытный мастер пытается вернуть им разум. Им и Барти Краучу-младшему.

- Но он ведь погиб около десяти лет назад!

- Его вытащил отец. И держал дома под Империо. У меня есть доказательства, если не верите…

- Знаешь, по какой-то необъяснимой причине мне хочется тебе верить. У меня подобное чувство было несколько лет назад, и, как оказалось, тогда оно меня не подвело. Попробую и сейчас принять все, что ты сейчас сказал за правду. У меня только два вопроса. Во-первых, что ты собираешься делать?

- Директор, вот тут и начинаются мои проблемы. Я не знаю, особенно с появлением на арене третьей стороны. Боюсь, мой предыдущий план уже провалится…

- А что ты собирался сделать?

- Как вы наверное уже знаете, в следующем году скорее всего будет проводится Турнир Трех Волшебников. Я планировал инсценировать в конце турнира возрождение Волдеморта. Третье испытание - традиционно лабиринт. Так вот, он бы перенес победителя в какое-нибудь место, например на кладбище, где тот и стал бы свидетелем воскрешения красноглазого монстра, - мага передернуло. По всей видимости, он вспомнил свое прежнее тело. - Следующий год ознаменовался парочкой громких нападений на оправданных Пожирателей - мол, за измену. Попутно еще во время Турнира в Англии появился бы Лорд Слизерин. И вот, через два года с момента начала всей этой аферы, состоялась бы случайная битва между Волдемортом и Лордом Слизерином, скажем в Министерстве, куда красноглазик заявился бы, чтобы узнать конец пророчества. - Услышав про пророчество, Дамблдор побледнел - он про него уже и забыл… - И Волдеморт бы пал на глазах у публики от руки лорда Слизерина… Вот такой был план. Директор, что с вами? - заметив состояние Дамблдора, обеспокоенно спросил Том.

- Пророчество. Что ты думаешь о нем?

- Честно? Даже если оно и было правдиво, оно уже выполнилось. Как там звучал тот отрывок, который мне передали? «Тот, кто способен победить Темного Лорда, родится на исходе седьмого месяца у тех, кто трижды бросал ему вызов…»? Темный Лорд Волдеморт - мертв. Я же Томас Марволо Слизерин, Лорд Слизерин, пусть и с немного мутным прошлым…

- Я рад, что ты так считаешь… Юный Поттер и так слишком много пережил…

- А что с ним не так? Из писем Себа я понял, что он сильнейший на потоке, с этим даже порой трудности у него возникали…

- Ты знаешь, что той своей Авадой ты оставил в парне свой крестраж?

- Как? Моя душа целая - я проверял.

- Вот в том-то и фокус, он его изгнал, пережевав магическую составляющую. А попутно получил барьер, запечатывавший большую часть магии. Когда он пришел в Хогвартс он мог разговаривать с любыми животными - запечатанная магия так развила доставшийся ему парселтанг, был безумно вынослив и обладал повышенной регенерацией. Но его магический уровень был худшим на потоке. От него фонило силой, но ее не хватало на поднятие простого перышка. Он довел взмахи палочкой до идеалов, стал использовать усиливающие движения и выбился в средние ученики.

- У парня просто железная воля, - с удивленным восхищением проговорил Том…

- Вот-вот, а в конце прошлого года твой дневник чуть не материализовался и пытался убить Поттера и его друзей, забравшихся в Тайную Комнату, чтобы спасти одержимую крестражем девочку. И тогда твоя копия еще раз долбанула парня авадой, только вот на этот раз его магия узнала угрозу и смела барьеры, защищая хозяина. И, как итог, парень преобразовал аваду в отталкивающее и разблокировал свою магию…

- И теперь у него проблемы с контролем магии, ибо он с нормальным уровнем магии по-прежнему не может избавиться от привычки доводить действия до автоматизма и использовать усиливающие пассы? - догадался Том и расхохотался.

- Именно так, - подтвердил Дамблдор.

- Вы еще что-то хотели спросить, профессор, не так ли?

- Да, Том. - Директор стал необычайно серьезен. - Где ты выучился Стихийной магии?

* * *

Марисса открыла дверь, но там был не Том, что-то забывший. Совсем не Том… У двери стояла группа мужчин, которые, увидев ее, поклонились до земли. Хорошо, что еще не встали на колени… Вожак этой разномастной шайки - седовласый мужчина, лет сорока, выпрямился и представился.

- Велемир, вожак сибирской стаи оборотней. А также выбранный глава совета стай Старого Света и Азии. Вместе со мной главы восточного, центрального, северного и южного регионов. Западный регион на призыв не отозвался. Пришли поприветствовать нового Повелителя оборотней нашего края, госпожу Темную Волчицу. Звезды предсказали ваше возвращение.

- Полный * * * * , - слегка отошла от шока Марисса. А дальше эти пять мужчин выслушали длинную матерную тираду на четырех языках от новоиспеченного Повелителя… - Что ж, проходите внутрь, там поговорим… - слегка успокоившись, произнесла Мара.

- Ну, и что от меня требуется, как от вашего Повелителя, - устало спросила девушка, плюхнувшись на диван.

- Защита и процветание нашего рода на вашей территории, - говорил Велемир, очевидно, как старший. - Честно, мы не знаем, что должен делать Повелитель. Мы знаем, что он должен быть. Мы ждем его вот уже 400 лет. Повелитель следит, чтобы волки не уподоблялись диким зверям, а в те районы, где это происходит, направляет стаи, дабы искоренить зло, пока эти чудища не дискредитировали нас в глазах магического сообщества. Так же, по легендам, Повелитель может дать приближенным защиту от серебра. Луна же для таких волков становится другом. В общем, он нами правит. Три крупнейших сообщества оборотней - три главы. У каждого свои особенности. Ликантропы, кицунэ, аниото. Были когда-то давно еще и другие рода, например тануки, но их полностью истребили…

- То есть, вы хотите, чтобы я возглавила всех людей-волков?

- Именно так. Звезды говорят, что грядут великие перемены.

- Какие еще звезды? Вы оборотни, а не кентавры.

- И поэтому, мы читаем по звездам. И прочли по нему, что Темная Волчица вновь ступила на землю этого мира. Не знаю как тут, но у меня на родине быть волком даже весьма почетно, в какой-то степени. А здесь нас не любят.

- Нас тут боятся, - после некоторых раздумий произнесла Марисса. - Насколько сильно вы зависите от луны?

- Главы кланов от нее не зависят, как и большинство сильных оборотней - мы можем перебороть ее зов. Хотя, во время полнолуния лучше пребывать в волчьем теле - заживают старые раны, и восполняется утраченная энергия. Но людей приходится сторониться - контролировать себя рядом с ними становится очень сложно. Что касается инициации, то у нас строгие законы - за нарушение смерть. И первые пять лет ответственность за молодого оборотня несет его создатель…

- Как я понимаю, ты говоришь про Восточную Европу и Россию?

- В основном, да. Скорее даже про Центральную и Восточную Россию, на Западе законы слабеют, но не намного. Демократия…

- А вот здесь демократия довела оборотней до уровня животных. Местные люди-волки слабы и не в ладах со своим зверем. А законы приравнивают их к диким опасным зверям. Они не могут противиться луне, зато изобретено зелье, позволяющее сохранять разум во время полнолуния, пусть и в зверином облике. - По мере рассказа Мариссы, приезжие оборотни бледнели от ужаса….

- Госпожа Темная Волчица, - Велемир встал перед ней на колени, - позвольте привести сюда наши стаи. Мы наведем тут порядок. Ну, нельзя же так! Они позорят нас!

- Встань и сам не позорься. Сначала нужно изменить местные законы против оборотней, иначе вас никто не станет слушать. Так что в ближайшие несколько лет останется все так, как было. Вы ждали четыреста лет, сможете подождать еще парочку. - Посмотрев на жалобно просящих волков, Марисса спросила, - Главами стай становятся сильнейшие и мудрейшие, не так ли? - Дождавшись удовлетворительного ответа, девушка продолжила, - Вы, как я понимаю, главы крупнейших и сильнейших стай, а значит лучшие из лучших. Я предлагаю вам отправить кого-нибудь одного назад с посланием сородичам, а остальным остаться и в качестве Ночных Охотников начать чистить эту страну. Только тихо, чтобы правительство про вас не узнало. А я узнаю про Повелителя ликантропов - надо знать свои обязанности. Расположиться можете на втором этаже, там есть пара свободных комнат.

Волки удовлетворенно загудели. Кажется, они были довольны таким решением. Назад отправился старейший и мудрейший из оборотней, отвечающий за центральный район - волк был раза в два старше Велемира, ему позволили поехать только потому, что именно он прочитал возвращение Повелителя, сам он был уже все-таки стар для таких путешествий. Оставшиеся волки отправились обживать комнаты, и в этот момент в комнате появился новый гость…

Глава 26. Веселое Рождество Мары и Тома. Часть вторая

- Вы еще что-то хотели спросить, профессор, не так ли?

- Да, Том. - Директор стал необычайно серьезен. - Где ты выучился Стихийной магии?

За столиком повисла неловкая тишина. Томас пытался понять, что у него только что спросил директор. А тот в свою очередь очень жаждал услышать ответ на свой вопрос.

- Директор, с чего вы взяли, что я ею владею?

- Твои проколы в письмах, мои собственные наблюдения, а главное твоя реакция на мой вопрос…

- Хорошо, но вы ведь понимаете, что имея эту силу, я превосхожу вас в несколько раз.

- Уйти я смогу в любом случае. Но все-таки, откуда?

- Давайте, вы сначала назовете свой источник. Мой… Это слишком личное… Не хочу подвергать человека опасности… Знаю я, как в Англии относятся к темным, особенно такой силы…

- Хорошо, Том. Знаешь, пару лет назад, я встретил похожего на тебя человека. Тебя нынешнего. Ему также хотелось безоговорочно верить. И я поверил ему, хоть он и рассказывал совершенно безумные истории о других мирах и забытой магии… Я доверился этому человеку, а он приоткрыл для меня завесу тайн над древними знаниями. Открыл доступ в свою библиотеку. В ней оказалось огромное количество информации, в том числе и по магии, которую мы зовем стихийной. Знаешь, пожалуй, только тогда, по прочтении нескольких древних фолиантов я понял, что тьма не обязательно зло, как и свет - не есть добро. Хотя они взаимосвязаны. Ты знаешь эту разницу между светом и тьмой? Между светлым и темным магами? Скажи мне, Том. От этого ответа многое зависит… В том числе и вопрос доверия между нами. Учти, я могу почувствовать ложь…

- Она двойная. Связь двойная, - пояснил Том, увидев непонимающее лицо Дамблдора. - С одной стороны, светлый маг - тот, который взывает к силам Света при работе с Магией. Темный же взывает к силам Тьмы. Первый путь безопаснее, но длиннее. Второй требует безграничного самоконтроля, но результаты заметны гораздо быстрее. С другой стороны, светлый маг, в понятии поступков, а не цвета магии - не волшебник, несущий миру свет и добро. Просто он старается заботиться обо всех - начиная своей семьей, союзниками и заканчивая злейшими врагами - он даже о их благе печется. Темный маг в данной же ситуации ищет выгоду только для себя, своей семьи, своего ближнего круга - ближайших друзей, вассалов, если они есть. Другие ему абсолютно безразличны. Чем выше стоит маг - тем выше его ответственность. Лично я считаю величайшим Темным магом именно в данном смысле Салазара Слизерина - его круг «влияния» раскидывался на всех магов Англии. Он заботился об их благе… А в итоге его именем пугают детей из «светлых» семей, - слово «светлые» Том выделил ядовитой порцией сарказма.

- Знаешь, Том, - после некоторых раздумий произнес Дамблдор, - такого ответа я от тебя никак не ожидал. Ты дал мне хороший повод для размышлений - я-то всего лишь рассчитывал услышать урезанную версию твоего второго высказывания. И то, это в лучшем случае. Знаешь, я полностью с тобой согласен. И все-таки, кто тебя учит магии? Этот разговор останется между нами, так что не беспокойся о его безопасности.

- Когда я был духом в Албании, услышал странный голос. Он стал рассказывать мне о древних магах прошлого, учить меня. В частности, ритуал, вернувший мне тело, это ее заслуга. Первое время я думал, что со мной говорит сама Тьма, все-таки я ведь темный маг. Правда оказалась куда неожиданней - моим Учителем оказался древний Магистр Тьмы. Стихийные маги не умирали - они уходили в свою стихию, растворяясь с ней. Но могли воплощаться на Земле, при желании. Только вот они этого совсем не хотели. Как вы всегда говорили: Смерть - это всего лишь еще одно приключение. Так и они, устав от жизни, растворялись в своей магии, сливаясь с остальными. Мой Учитель была последним Темным магом, поэтому была обязана обучить кого-нибудь. Но она не видела подходящую кандидатуру. Спустя века, ее выбор пал на меня - сильный темный волшебник, познавший безумие, расколовший душу и сумевший вернуться из этой бездны… Так, по крайней мере, она объяснила мне…

- Чудесная история, Том. А теперь мне просто интересно, чем бы ты занялся, если бы твой план с Волдемортом осуществился? Идея, конечно, интересная, но требует доработки. И имеет право на жизнь. А вот убил бы ты Волдеморта. И что тогда? Занял бы пост Министра Магии?

- Не знаю, директор, не знаю. Честно, на посту министра я бы хотел видеть вас. Я бы хотел вернуть забытые знания в мир. И разобраться с третьей стороной. Она единственная, кто ничего не потеряла во времена Волдеморта. Такое ощущение, что ее цель - ослабить магический мир…

- То есть, ты хочешь преподавать в Хогвартсе?

- Именно, директор. Но, как я понимаю, у вас уже есть кандидат на должность стихийного мага. Молодой паренек, лет 20-25, белые волосы, сиреневые глаза, бешеная мощь, черный двуручник в качестве оружия, не так ли, директор?

- Как ты узнал? - Альбус был шокирован. - О нем знает весьма ограниченный круг лиц.

- Тайная Комната, директор. Я знал, что там мой крестраж и пытался перехватить над ним контроль. В последний момент мне это удалось. Ваш маг очень силен. Так потрепать мою безумную копию и древнего василиска Слизерина. Последний до сих пор не до конца вылечился. Перехватив контроль, я в последние моменты жизни крестража смог переместить василиска, используя остатки сил, в свое поместье.

- А я-то гадал, почему змей пропал вместе с уничтоженным крестражем. Вот оно как вышло… Ладно, поговорить мы еще всегда успеем, день длинный, а я вот немного проголодался, ты не против, если мы немного поедим. Все-таки тут ресторан.

- Как скажете, директор. Я сам собирался это предложить…

* * *

Посреди гостиной обычного дома, окруженного такими же неволшебными строениями, в обычном маггловском Лондоне заполыхало яркое золотое пламя. Быть может, это было как-то связано с тем, что жители этого дома были не совсем обычны: три темных мага-коматозника, еще три ученика стихийного мага, четыре только что прибывших Высших Оборотней и одна совершенно обычная, ничем не примечательная, волшебница, попутно являющаяся Магистром Тьмы второго круга, Истинным Оборотнем и Повелителем всех ликантропов Старого Света и Азии.

Из огня вышел юноша с длинными темно-рыжими волосами, одетый в расписанное огненными всполохами кимоно. Длинная челка скрывала левую половину лица.

- Кюби, - на древнеэльфийском представился парень, - глава оборотней-кицунэ. Пришел встретиться с новым Повелителем Волков.

- Нет, я, конечно, все понимаю, мой учитель носил имя Носферату, - до Мары, похоже дошло только первое слово, - но Кюби, на мой взгляд, это уже перебор.

- Не перебор, а традиция, - равнодушным голосом объяснил лис, - глава Кицунэ при становлении берет это имя-титул, а прежнее его имя стирается из памяти остальных. Что сказать, таков закон, - юноша тяжело вздохнул. - А вы, как я понимаю, Темная Волчица?

- Что, мое обычное имя я тоже должна оставить? - саркастично хмыкнула девушка.

- Да нет, просто помимо имен у нас еще есть и прозвища. Мое, например, Огненный Лис, а вот у правителя Аниото…

- Серебряная Тень, - раздался хриплый голос со стороны входа. - Извините, что без стука. Я уже несколько дней в городе, но все никак не мог вас отыскать. Почувствовал Кюби, вот и явился. Я Сэмюэль Фелис, по крайней мере, последние сто лет. Являюсь Правителем Аниото.

- Аниото - люди леопарды в мифлолгии людей Конго и Нигерии, разве не так? - удивленно спросила Марисса.

- Ну, изначально так. Но в наших краях так стали называть всех людей-кошек, превращайся ты хоть в тигра, хоть в пуму, хоть еще в кого. В основном наш род обитает в той самой Африке, не ограничиваясь этими странами. Хотя, пара прайдов обитает и в других местах - например в Южной Азии. В общем, там, где можно встретить наших немагических собратьев. Мы испокон веков живем в единении с природой и стараемся не показываться людям. Вообще, мы достаточно мирные и безобидные, да и наши укусы не приводят к обращению, разве что в ходе особых ритуалов. Но серебро для нас смертельно, даже сильнее, чем для ликантропов - его не могут касаться даже Высшие. Лишь для предводителя сделано такое исключение, но все равно оставляет неприятное ощущение.

- Ладно, давайте уже пройдем в гостиную и там в спокойной обстановке все обсудим, - обреченно вздохнула Марисса. Когда гости разместились в комнате, девушка задала интересующий ее вопрос. - Больше гостей не предвидится? Мне просто уже хочется знать, что здесь происходит. Сначала делегация волков, теперь вы. Что здесь вообще творится?

- Традиция, - в один голос произнесли Фелис и Кюби. - После появления нового Правителя остальные должны собраться у него и объяснить ситуацию. И, при необходимости, помочь. А в целом - чисто дипломатический визит: прийти, познакомиться и уйти. А мы, между прочим, так ваше имя и не узнали…

- Ах, точно. Я Марисса Дарк. И, как сегодня оказалось, глава оборотней-волков. Мало мне забот помимо этого, - девушка тяжело вздохнула.

- Вы стихийный маг, - с необъяснимой интонацией в голосе произнес Кюби. Там было уважение? Страх? Зависть? Печаль? - Это редкость для повелителя, даже очень. Таких Владык не было уже тысячелетия. Мой дед застал последнего кицунэ-стихийника…

- А разве вы не обладаете этой силой?

- Управлять огнем и ветром, являясь ёкаем этих стихий, не значит быть магом этих самых стихий. Ваши же волки не управляют Тьмой и Землей? А ведь они их существа. И эти элементы дают им силу, мощь и знания, но никак не дар стихийного мага.

- Тоже касается и меня. Мои подчиненные получают дары от различных стихий, но вот общаться с ними, взаимодействовать - не выходит. - Фелис хмыкнул, - От стихийных магов у нас только длительная продолжительность жизни…

- И все-таки, что вы хотите от меня?

- Для нас сейчас самое главное рассказать тебе, что от тебя требуется, как от Повелителя. И убраться в родные места. Не в обиду тебе будет сказано, но магия твоей территории прогнила. И наши места знали лучшие времена, но твой регион оставался без Повелителя слишком долго, - в отличие от своего восточного знакомого, человек-кот говорил то, о чем думал, не пытаясь приукрасить. Хотя, по глазам Кюби было заметно, что лис полностью согласен со всем сказанным.

- Перед тем, как вы мне начнете объяснять мои обязанности, хочу задать один вопрос. Сколько существуют Повелители? Просто в мою первую жизнь, я о них даже и не слышала.

- Всегда существовали. Еще с орденов Стихийных магов, куда мы на равных входили с прочими расами. Если не слышала - значит, была одиночкой, не нарушающей баланс.

- Я истребляла чудищ, в том числе и оборотней.

- Значит, твоя работа была выгодна Повелителю. И ты была, да и сейчас есть, в первую очередь магом, а лишь за тем оборотнем. Просто, другой кандидатуры на этот пост сейчас нет. По крайней мере, ты поймешь, что мы от тебя хотим… А теперь слушай…

* * *

- Ну и как вам изменения в мире магглов за последние десятки лет?

- Какие именно, Том?

- К примеру, развитие их культуры.

- Технологии, безусловно, стали современней, но в целом ничего не изменилось. Просто ты не замечал этих мелочей в своем безумии.

- В общем и целом, вы правы. Меня больше интересует развитие их технологий. Уже сейчас они придумывают такие вещи, что становится страшно, когда представляю, что случится, если они узнают про магический мир…

- Ты пессимист, Том.

- Нет, это вы слишком оптимистичны, директор. Второй эпохи костров наш мир не перенесет. Тем более, что огонь будет ярче и намного сильнее.

- И ты считаешь, что третья сторона…

- У меня были подобные подозрения, директор. Тем более Салазар в своих дневниках упоминал тайный орден, как раз этой направленности. Но давайте не будем о делах в канун праздника.

- Пусть и маггловского? Том, ты меня удивляешь.

- Я вырос в приюте, - холодно напомнил Слизерин. Затем уже спокойным голосом произнес, - А раз уж вы напомнили, то держите - и передал старому магу маленький сверток, обвязанный яркой лентой.

- Это что?

- Бомба замедленного действия. А если серьезно, то подарок вам на Рождество.

- Шерстяные носки? - Удивился маг, развернув пакет.

- Я хотел подарить какую-нибудь книгу, но потом Себ сказал мне, что носки ваше второе или третье по силе желание…

- Интересно, как он об этом узнал…

- Ну, эту историю вы вытягивайте из него сами. Быть может, когда-нибудь он вам ее расскажет… А теперь, пожалуй, приступим к десерту, вы согласны со мной, профессор?

- Да, вполне…

* * *

- Вы шутите? Все что вы сказали - правда? Нет, я, конечно, подозревала, что Повелитель Волков - серьезный титул, но не настолько же!

- А еще, он по идее должен был являться главой Совета Оборотней, как представитель самого распространенного вида. Но это было давно. Тогда Совет состоял из множества оборотней - волки, кошки, птицы, рыбы и многие другие. Сейчас крупных семей осталось только три. А твоя, Марисса - самая многочисленная и самая израненная невзгодами. Даже волки Востока, что пришли к тебе на поклон - они и те лишь тени прежних… А западные так вообще, недостойны жизни. Отребья, одним словом. Впрочем, это не их вина - скорее магов, поставивших в такие рамки…

- Я все поняла… Что ж, постараюсь оправдать свое доверие. Как я понимаю, сегодня вы останетесь здесь, а завтра вернетесь к своим собратьям? Велемир покажет вам ваши комнаты. Надеюсь, у нас еще остались свободные помещения…

* * *

- Что ж, Том, наверное, нам пора закончить нашу встречу. К сожалению, подарка для тебя на Рождество у меня нет.

- Что вы, директор. Эта встреча лучший дар для меня. У меня только маленькая просьба: я не хочу, чтобы кто-либо узнал об этой встрече.

- Хорошо, Том. Я не расскажу об этом никому. Хотя, постой, ты ведь наложил чары о неразглашении, или я не прав?

- Чары пали три часа назад, директор, - улыбнулся маг.

- Ну, тогда, пожалуй, мне пора. Знаешь, я действительно очень рад, что не придется снова воевать с Волдемортом. И не хочется ассоциировать тебя нынешнего с ним.

- Я знаю, директор. Мне тоже не хочется. Скажите, вы не заняты сегодня вечером?

- Да нет, а что?

- Я бы хотел пригласить вас к себе домой - познакомлю с Мариссой, ну а остальных вы и так знаете. Я думаю, они особо возражать не будут…

- Я с радостью приму твое приглашение, Томас. И, кстати, ты вполне можешь звать меня по имени…

- Старая привычка, директор. Ну, тогда, пожалуй, можно уже идти. Тут недалеко - пятнадцать минут езды на такси.

- Ты теперь пользуешься маггловским транспортом?

- Стараюсь без надобности не колдовать - сила все еще не совсем стабильна…

- Что ж, такси так такси…

* * *

-… И вот тогда он убежал с дикими криками: Волк! Волк! - гостиная затряслась от смеха. Закончив официальную часть, Повелители перешли к культурно-развлекательной и теперь рассказывали различные истории из жизни. Четверо волков вскоре присоединились к ним. И чуть позже перехватили инициативу - рассказывать они умели и любили. Шум со стороны входной двери отвлек оборотней от их времяпровождения. Марисса, в качестве хозяйки дома, встала, чтобы встречать гостей, но маги уже добрались до гостиной.

- Привет, Марисса, хочу тебе представить Альбуса Дамблдора, директо… - на этом моменте Том увидел гостей, - А ты не говорила, что ждешь сегодня гостей, - растерянно проговорил он…

- Да, я вот как-то тоже такого не ожидала. Но, так уж получилось.

- Ну, Альбуса Дамблдора ты, наверное, знаешь. А вот кто твои гости?

- Эм… Хорошо, начнем по порядку. Вон тот седой мужчина, напоминающий коренное население Америки - Сэмюэль Фелис, Правитель Аниото. Оборотень-нунда. Юноша в кресле у камина - Кюби. Правитель Кицунэ. Оборотень-лис. Остальные четверо - оборотни-волки. Слева направо: Велемир - выбранный глава совета стай Старого Света и Азии, затем Марко - глава южного региона, Кристиан - глава восточного региона и Андрий - глава северного региона. Последние четверо останутся у нас жить, остальные двое уедут завтра днем. Собрание по поводу вступления в должность нового Правителя Ликантропов, коим неожиданно оказалась я, как сильнейший оборотень-волк на данный момент. - От такого объяснения два мага выпали в осадок.

- Ээээ… Ты можешь еще раз объяснить, что тут произошло, - слабеющим голосом произнес Том. - Просто мне послышалось, что…

Спустя полчаса объяснений и разбирательств, кто есть кто, вся компания равномерно распределилась в гостиной. Дамблдор отправился к компании волков - ему требовалось кое-что от них узнать, Томас искал общий язык с Кюби, как все-таки было хорошо, что древнеэльфийский понимал любой человек, считая его своим родным, а Марисса пошла «пытать» Фелиса. Кстати, Рабастан и Антонин заявились домой примерно в это же время, но, увидев эту сумасшедшую компанию, благоразумно удалились на ночной сеанс в кино.

Через несколько часов, в комнате остались только Марисса, Том, Альбус и Кюби: Сэмюэль отправился на кухню за едой вместе с Велемиром, а остальные волки ушли спать. Странно, но эта компания абсолютно не ощущала усталости или не замечала ее за интересным разговором. Английские маги были шокированы настоящими способностями оборотней: по сравнению с ними, английская нечисть была действительно жалким сбродом. Очередной звонок в дверь прервал их беседу. Как раз возвращавшийся с кухни Велемир пошел открывать дверь очередному незваному гостю. И вернулся с посеревшим лицом. Дрожащим голосом он объявил, что за дверью стоит вампир, который просит впустить его в дом для разговора с Мариссой.

- Да не спрашивал я разрешения войти в дом, - послышался ехидный голос из-за спины Велемира. - А только просил встречи с Главой оборотней Европы. Мне все эти детские сказки абсолютно по барабану. - Вслед за голосом показался и его обладатель. Молодой человек, на вид одного возраста с Томом, с темно-красными глазами, иссиня черными волосами до плеч. В строгом костюме. Пиджак был расстегнут, как и верхние пуговицы белой рубашки - единственной не черной деталью его гардероба.

- Какие детские сказки? - подозрительно спросил Дамблдор. Он первым пришел в себя.

- Ну, всякие детские басни о крестах, серебре, осине, чесноке, святой воде, о том, что нельзя перешагнуть порог без приглашения и прочее. - С этой фразой вампир демонстративно поправил ранее незамеченный крестик, висевший на серебряной цепочке у него на груди. Оборотни, мягко говоря, выпали в осадок. Тем временем, в гостиную вернулся Фелис. Заметив его, вампир заметно погрустнел, а затем спросил у него, - Вы ведь повелитель, Правитель Аниото? - Дождавшись утвердительного кивка, парень продолжил. - Хочу донести до вас печальную новость: Мин Фэй, вампир, ответственная за ваш регион, ушла на покой. Таким образом, Истинных Вампиров в вашем регионе не осталось. Соболезную вам. Для вас ведь это такая же утрата, как и для меня…

- Может хоть кто-нибудь объяснит, что тут происходит? - Марисса выразила мнения непонимавшего ни фига большинства. Объяснения дал Фелис.

- Что ж, многие уже и забыли, а другие и вовсе не знали, что помимо Совета Истинных Оборотней, возглавляющих свои общины, существовал вампирский аналог. Мы трое - те, кто остались от некогда могучего Совета. У детей Ночи ситуация еще более печальная. Вот этот юноша - оборотень кивнул в сторону вампира, - последний член своего Совета. Если я не ошибаюсь, его сфера влияния ранее ограничивалась Северной Америкой и частью Европы, но лет триста назад он отказался от этого титула.

- Совершенно верно. Триста лет назад Совет был распущен. Вампиров стало невозможно контролировать. Они забыли, кем они должны были стать в итоге, а как результат - сейчас Высшие, и те, стали жалкими кровососами. Тогда на планете остались лишь четыре вампира моего ранга. Один умер около ста пятидесяти лет назад, мой учитель погиб около пяти лет назад, и, наконец, Хранительница Центральных Регионов, ушла буквально на днях. Я собираюсь следом за ней, поэтому пришел объявить о своем решении новому Повелителю Волков - чтобы она знала, что у вампиров нет начальства, и они допущены к уничтожению… - голос парня был наполнен печалью и в тоже время холодным равнодушием.

- И вам не стыдно, - голос Дамблдора звучал осуждающе, - вы собираетесь обречь целую расу на гибель, пусть и темных созданий, - на него с удивлением посмотрели все - услышать подобное из уст светлого мага было редкостью в их время.

- А что я могу? У меня давно нет влияния, да и желания общаться с ними. Меня послушают, разве что, в Риме - там больше всего Высших, древних Высших, что еще помнят Повелителей. А в некоторых районах, например, на Востоке Князь Вампиров не появлялся уже несколько тысяч лет… Меня же можно рассматривать, как ошибку природы - я просто сильный маг, практически не способный умереть, пусть и со слегка длинными клыками.

- И ты просто так опустишь руки? - Насмешливый голос Тома впервые раздался в комнате с момента появления вампира. - Мой предок стал подобным кровососом, но до конца жизни оставался человеком. Не все из них заслуживают смерти. Некоторые и заслуживают права на жизнь. Не нравится нынешний порядок, так измени его. Найди тех, кто согласен с твоей точкой зрения и очисти вампиров от этой скверны. Это выполнимо, если учитывать твой опыт и длительность жизни, - с каждым словом маг все ближе приближался к вампиру, а тот серел, словно увидев призрак…

* * * Воспоминание * * *

- И ты все бросишь? - вампиры сидели на крыше ночного Хогвартса. Через несколько часов, один из них исчезнет с лица этого мира.

- А что мне остается, Салазар? Такие, как ты - редкость. Честно, ты единственный в своем роде, подобных тебе я ни разу не встречал.

- Так сделай так, чтобы подобные мне появились. Не можешь возглавить нынешних вампиров, так уничтожь их и дай жизнь тем, кто этого заслуживает. Неизлечимо больные, калеки, талантливые люди, не способные раскрыть свой потенциал за столь короткую жизнь. В мире полно тех, кто заслуживает длинной жизни и способен выдержать эту жажду. Я ведь смог ее перебороть.

- Салазар, твои слова - Утопия. Я бы хотел, но в одиночку не смогу. Истинные откажутся от такой войны, нас и так мало. Всего четверо, ты понимаешь это? - юноша чуть не сорвался на крик, - Четыре человека, среди толпы кровососущего сброда. Почему ты не хочешь стать пятым, друг мой?

- Я слишком долго жил. Мое время давно ушло. Честно, встреть я тебя на несколько лет раньше, я бы скорее всего согласился, но теперь, я ухожу.

- Я понимаю и принимаю твой выбор…

- Пообещай мне одно, Владимир.

- Что?

- Если когда-нибудь ты встретишь человека или мага, или вампира, ну, в общем, ты понял, который попросит тебя о том же самом, о чем только что просил тебя я, то ты выполнишь его просьбу. Постараешься, по крайней мере. Возродишь вампиров. Считай это моим предсмертным желанием.

- Хорошо, я сделаю это…

* * * Конец воспоминания * * *

Вампир обреченно расхохотался. Вскоре его всхлипы перешли в сдавленные рыдания.

- Салазар… Вот ведь гад… Как чувствовал… И от кого?.. От его потомка? Хах…

- Что с тобой, черт возьми, происходит, - разъярился Томас. Схватив истерично хихикающего вампира за плечи, он стал трясти его, пытаясь привести в чувство. Внезапно, он понял, что не может пошевелить телом. Вампир оттолкнул его от себя и посмотрел прямо в глаза. Маг испугался. Зрачок у демона становился вертикальным, а кроваво-красная радужка начала светиться пугающим светом.

- Остынь, Слизерин, - холодным властным голосом произнес вампир. В его голосе слышались движения крыльев тысяч летучих мышей, а его контуры слегка смазались, оставляя при движении черный шлейф. - Просто я пообещал твоему предку, что возрожу вампиров, если услышу от человека речь, наподобие его предсмертной. С тех пор я сторонился людей и вот, когда я собрался уходить, уже завершив все свои дела, я услышал слова, практически идентичные тем. Причем от его наследника. Что ж, последняя воля свята. Поэтому я прошу разрешения у Совета Оборотней, находящегося здесь в полном составе, у темных магов в твоем лице и у светлых магов в лице Альбуса Дамблдора на получение Англии, а затем и остальной Европы в качестве моей сферы влияния. Обещаю очистить ее от самых неадекватных кровососов, а остальных довести до состояния, в котором они будут способны мирно сосуществовать с магами.

- Я согласен.

- Я тоже.

- Что ж, раз вы согласны, то я тоже, пожалуй, соглашусь. Как я понимаю, тем самым Совет Оборотней дает добро? - два кивка подтвердили слова Мариссы.

- Я соглашусь, если Альбус не будет против, - нахмурившись, произнес Том.

- Ну, я тоже, пожалуй, дам добро. Только с условием, чтобы пока новых вампиров не обращали, разве что в крайних случаях.

- Черт, а я так надеялся, что вы все-таки откажетесь, - немного более жизнерадостным голосом протянул вампир. - Ну ладно, тогда я, пожалуй, приму на себя эти обязанности. Не буду прерывать ваш вечер знакомств, и откланяюсь…

- Постой, нам ты совершенно не помешаешь, заодно и обсудим твои дальнейшие действия. Мы тут как раз решаем судьбы мира, - хихикнула Марисса.

- Ну, раз так, то я, пожалуй, останусь. Место на диванчике мне найдется?

- Найдется, не беспокойся. Кстати, а как тебя зовут-то. Если я не ошибаюсь, ты ведь Дракула? - сказал развеселившийся Том, - По крайней мере, в дневниках Слизерина упоминался только он…

- Что ж, раз так, то я, пожалуй, представлюсь. Итак, - загробным голосом начал вампир, но в его интонациях проскальзывали веселые искорки, - меня зовут, - неожиданно его голос стал наливаться мощью, древней силой, казалось, что говорит одновременно хор голосов, - Владимир Габриель Дракула, Граф Дракула, Истинный Вампир, Князь всех Вампиров Европы, - и немного подумав, добавил уже нормальным голосом, - И пусть они пока об этом не знают, но вскоре все изменится.

После последней фразы комната потонула в хохоте. Вот так, отмечали рождественскую ночь на самой обыкновенной улице, в типичном неволшебном доме маггловского Лондона самые настоящие волшебные создания: Светлый маг и маг Темный, три Истинных Оборотня и один не менее Истинный Вампир, четыре Высших Оборотня и два ученика стихийного мага, присоединившиеся к остальным посреди ночи. И эти посиделки запомнились каждому присутствовавшему в той волшебной комнате на всю оставшуюся жизнь. Именно тогда был сделан один из шагов, определивших дальнейшее развитие этого мира…

Глава 27. Вампиры и оборотни.

- Дзинь! - белый полумесяц столкнулся с черным, и на мгновение они приняли облик мечей. В следующий момент две расплывчатые тени отлетели к разным концам тренировочного зала, но лишь затем, чтобы снова ринуться на встречу друг другу.

- Напомни. Мне. Зачем. Я. На это. Подписался? - озадаченно спросил Том, уклоняясь от выпадов вампира. Последний удар маг чуть не пропустил - сверкающее лезвие просвистело в миллиметрах от его лица.

- Ну, я не знаю, - хмыкнул Дракула, не переставая атаковать. Он, казалось, и не запыхался. - Ты сам об этом попросил, а я и согласился - мне давно нужен был партнер для тренировок.

- А, ну да, - вздохнул маг, переходя в нападение, - Марисса требовала, чтобы я начал заниматься чем-нибудь физическим. Посохи отпали, - меч со свистом рассек место, где только что стоял вампир, - Кинжалы, так вообще, орудие ритуальное, - от столкновения оружия посыпались яркие искры, - Остались мечи - пожалуй, древнейшее и надежнейшее оружие человечества.

- Ну, до мечей были дубинки, - хмыкнул вампир, хитрым приемом выбивая меч из рук мага, - а насчет опасности и надежности соглашусь, - и покосился на оружие, вошедшее практически до рукояти в каменный пол, словно в масло. - Ты силу экономить не пробовал? - Влад насмешливо покосился на мага. - С такими игрушками не шутят, а то вон, будет с тобой тоже, что ты сотворил с полом… Ты мне еще должен за то, что я тебе нашел такого красавца.

- Да, оружие достойное, - протянул маг, вытаскивая меч из пола и убирая в ножны, - только опасное. И выглядит слишком уж жутковато…

- Ну, я попросил оружие достойное Темного мага, вот и получилось то, что ты видел. У гоблинов специфическое чувство юмора.

- Навершие - череп, и гарда в виде костей - это специфическое оружие? Да у гоблинов нет чувства юмора, - взревел маг.

- Не бесись. Лучше поблагодари за то, что я тебе вообще достал оружие.

- Кстати да, а как ты достал такое сокровище у гоблинов, - несмотря на некоторую специфику оружия, маг все же понимал, что в руках у него вещь потрясающей ценности. - Они ведь не любят давать свои изделия людям. А уж такие…

- Меч ковался не гоблином. И я его просто выменял у них.

- Не гоблином? Выменял? - удивлению Томаса не было пределов.

- Этот меч один из последних, выкованных человеком. Вернее, стихийником-кузнецом. Он из той же ковки, что и мой.

- Что-то я не заметил на твоем таких рюшек.

- А они моему и не нужны. Так вот, настоящие возможности твоего меча я не знаю. Сам узнавай. Но тот мастер барахло не делал. И материалы у него были специфические…

- Например? Кстати, а откуда у тебя твой меч?

- Мой? От предыдущего Князя Вампиров Америки. А у того от его учителя. Я ведь какое-то время курировал ту область. Вот меч по наследству и достался. Мастер выковал около двух десятков подобных мечей, а затем исчез в неизвестном направлении. Твой же я выменял у гоблинов, в обмен на оружие моего Учителя - у того был кинжал, ранее принадлежавший гоблинскому королю далекого прошлого. Так что особо они не торговались - древняя реликвия или меч превосходной работы, но ковки человеком… Как ты думаешь, что пересилило?

- Ты ударил их в больное место… Ты коварен…

- Я вампир.

- Не переводи стрелки, ты мне еще не рассказал про свой меч. Я жду. А уже потом поговорим о вампирах.

- Ну, что ты хочешь знать?

- Твой меч. Из чего он? Какие у него особенности? Я просто хочу знать в какой области искать возможности своего оружия, раз ты утверждаешь, что они есть.

- Хех, я скажу, но тебе это не поможет. Тот мастер ни разу за всю жизнь не повторился. Особенности значит. Видишь восьмигранную призму, соединяющую лезвие с рукоятью?

- Ну, гарда, только весьма необычная. Для такого меча подошла лучше бы крестовидная, а не такая странная.

- Хех, смотри, - хмыкнул вампир, нажав какую-то незаметную кнопочку у основания рукояти. Из восьмиугольника перпендикулярно лезвию выехали две Т-образные планки, образовав ту самую, «крестовидную» защиту.

- Здорово. Но зачем такие сложности?

- При некоторых стилях такие гарды мешают, вот она и с «сюрпризом», - пояснил Влад, вернув меч к обычному состоянию. - Теперь материалы. Можешь на глаз определить, хотя бы примерно, из чего сделан меч?

- Ну, про рукоять ничего не скажу, скорее всего, дерево, гарда и навершие явно металлические, а вот сам клинок… Такого я ранее не видел. Такое ощущение, что заточенная часть из одного материала, остальное из другого…

- Ну, про рукоять и гарду ты был прав - железное дерево и сталь, обработанная магическим образом, а вот остальное. Хотя бы тип материаов скажи, - хитро улыбаясь, предложил маг…

- Металл и камень? Маловероятно, но, на мой взгляд, это так…

- Почти попал. Лезвие, действительно, ковалось из двух материалов. Первый - магическое серебро. Реакция у нежити на него хуже, чем на обычное, а вдобавок, меч светится в темноте при приближении нечисти. Хотя, учитывая тот факт, что его владельцами почти всегда были Истинные вампиры, данное свойство бесполезно. Кстати, это серебро действует и на нас. Правда, только при попадании на раненый участок тела. Наша кровь его не любит, а так нам по барабану на мифрил. Хотя, мой крестик также из этого материала.

- Мифрил? И это не шутки? Твой меч из мифрила? Светлый металл в руках у Темного существа?

- Ну, серебра в мече только треть… Темнее второго реагента в мире еще ничего не было… Попытаешься угадать, что это?

- Даже и не знаю, какая-нибудь проклятая сталь? - маг был озадачен странным вопросом.

- Тьма, - хитро улыбнулся Дракула.

- Что тьма?

- Второй элемент, участвовавший при создании меча - тьма. Кузнец сумел ее кристаллизовать. И Стихия одобрила использование своей части таким образом…

- Я не верю…

- А придется. Древние творили чудеса. Магический кузнец создал каркас меча из мифрила - лезвие, несколько перегородок, связь с рукоятью, клеймо. Это была самая легкая часть работы. А затем, в течение нескольких дней он безостановочно заполнял пустоты первозданной стихией, кристаллизуя ее, прессуя, придавая форму. Так и родился этот меч, до сих пор безымянный. Черный, как ночь, лишь горящее серебряно-лунным светом в ночи лезвие, да клеймо-полумесяц под гардой. - Меч, несущий смерть темным низшим существам, достойный стихийного мага…

- Чудесная история, - Том театрально стер несуществующую слезу, уж слишком драматично распинался вампир, - А почему Безымянный?

- По легенде, - таинственно произнес Владимир, - когда меч обретет своего истинного хозяина, серебряные буквы на нем покажут его имя, а до тех пор, быть ему без имени…

- Красивая легенда. А теперь, что насчет вампиров?

Вампир надолго задумался. Затем жестом приказал, чтобы маг следовал за ним. Как оказалось, направлялся Дракула в гостиную, попутно прихватив с кухни спиртное и еду. Разложив все это добро на журнальном столике, перед большим уютным диваном, и показав на кресло напротив него, он спросил у ничего понимающего Слизерина.

- Что ты хочешь спросить? Что я знаю о вампирах? Об их иерархии, силе и прочем?

- Ну, что-то вроде того. А зачем все это, - и показал на провизию на столике. - Я думал, мы собирались говорить, а не устраивать вечеринку. И потом, вампиры ведь не пьянеют?

- Разговор будет тяжелым и долгим. Так что садись. А насчет алкоголя - не все вампиры имеют такую способность. А даже если и имеют, то вкус хорошего спиртного от этого ценить не перестают… Итак, что тебя интересует в первую очередь?

- Ну, меня интересует, почему ты, являясь вампиром, так пренебрежительно говоришь о кровососах. Словно, ты не один из них. Не в обиду будет тебе это сказано…

- Что ж, понятно. Значит, начну я, пожалуй, с классификации «кровососов». Есть два их типа - вампиры и Вампиры. Именно так. Знаешь, разница между ними такая же, как между оригиналом картины великого художника и ее копией выполненной не очень искусным мастером. Начну я со второй категории. Вампиры, Истинные вампиры. Я последний представитель этого вида. Такая же древняя раса, как и люди, высшие эльфы и прочие. Никак не нечисть. Существовали две разновидностей Истинных - Маги и Воины. Воины обладали невероятной силой, скоростью, выносливостью. Были непревзойденными мастерами боевых искусств. Магией владели, но не на таком уровне, как Маги-вампиры. Их магия была на уровне современных людей, может чуть сильнее. Жажды крови у них не было и в помине, как и боязни серебра, света и прочей антивампирской дряни. Чаще всего ими рождались мужчины, хотя случалось и наоборот. Магами же чаще становились девушки. Забавный парадокс, но самый известный и, пожалуй, самый сильный вампирский дуэт составляли как раз девушка-воин и парень-маг, но это другая история. Так о чем я? - вампир на секунду задумался, ловя нить своей предыдущей мысли. На лице была дурацкая улыбка, словно он вспомнил о чем-то хорошем. - Ах да, Маги-вампиры. Непревзойденные специалисты темной магии, магии крови, не забывали и про остальные аспекты. Просто искусства, связанные с Тьмой, им давались легче. Имели ряд специфических особенностей, таких как полная невидимость и возможность проходить сквозь стены. Но, были слабы в ближнем бою, сильно уступая по скорости и живучести воинам. Также у них была слабая жажда. Не крови, хотя чаще всего через нее и передавали. А в магической энергии. И только от одного единственного донора, либо ближайшего члена семьи. Чаще всего такой «кормушкой» становился спутник жизни вампира-мага. Им мог быть кто угодно, хоть чаще всего ими становились вампиры-воины соседних родов. Но были и исключения, донорами становились и люди, и даже высшие эльфы. Для человека это было практически перерождение в Истинного вампира-воина - он получал их силу, скорость, длительность жизни. Для эльфа же такая связь упрощала доступ к Темной магии. Обычно делалось так: до нахождения пары вампира подкармливала семья, после, он переходил под опеку своей пары. Крови, кстати, требовалось мизерное количество: около литра в год. Магам можно было обойтись и без нее, но тогда появлялись проблемы с контролем магии, не особо заметные, но весьма неприятные для мага. При смерти одного из дуэта, выживший вполне мог жить дальше, но чаще всего уходил следом - пары действительно были прочные и являлись единым целым. Вампир-маг находил свою вторую половинку в прямом смысле этого слова, иначе бы их союз не был бы скреплен. Впрочем, эта тонкая магия…

- Что-то наподобие вейловских партнеров?

- Ну, что-то в этом роде, только вот, в паре было равноправие, а вейлы обычно доминируют. Также, пары были разнополыми. ВСЕГДА.

- Ты на что намекаешь?

- Почитай старые рукописи, поймешь…

- Хорошо… Кстати, как я понимаю, ты вампир-воин.

- Угу. Ладно, теперь перейдем к обычным вампирам. Итак, как они появились - никто не знает. Возможно чей-то эксперимент, либо же стечение обстоятельств. Эта история потеряна для нашего рода. Но факт в том, что однажды, появились существа, обладающие навыками схожими с вампирскими. Наверху их категории стояли Высшие вампиры. Они были максимально приближены к Истинным, и по способностям напоминали воинов. Правда, у них была жажда крови. Неважно чьей. Но они могли с ней бороться. После них шли вампиры-аристократы. Еще слабее, уже с рядом ограничений. Чем выше в этой иерархии стоял вампир, тем слабее на него действовали сторонние силы - солнце, серебро, жажда крови. При длительном контакте с первыми двумя, либо при отказе к сопротивлению им вампир рассыпался пеплом. Жажда крови также варьировалась: у верхушки аристократии ее почти не было, примерно, как и у Высших, низшим же рангам требовалось около ста миллилитров в неделю. Скорость, реакция, сила были даже ниже, чем у вампиров стоящих ниже в иерархии. Зато, все владели магией и были способны к воспроизведению себе подобных естественным образом. Впрочем, через укус и ритуалы это также было возможно. Ребенок таких вампиров чаще всего становился или аристократом, или магом. В редких случаях Высшим. У тех, кстати, была такая же ситуация: где-то пятьдесят процентов, что родится Высший, процентов тридцать, что родится маг и пятнадцать, что родится Истинный. Недостающие пять процентов - всякие парадоксы - были зафиксированы случаи рождения у Высших вампиров-аристократов и случаи рождения обычных людей, даже без магии. Ниже в вампирской иерархии шли обычные вампиры, те самые из легенд: сильные, быстрые, бесшумные дети Ночи. Они подчинялись аристократам и Высшим, были силовой боевой единицей. По скорости, реакции и выносливости они не уступали Истинным, но были намного слабее их физически. Боялись серебра, света, жажда крови была намного сильнее: литр крови в месяц поддерживал оптимальный жизненный уровень. При ранениях чужая кровь была практически Эликсиром Жизни - вампир восстанавливался в прямом смысле на глазах. Впрочем, это касалось и аристократов с Высшими. Если же вампир не получал кровь вовремя, то его силы постепенно усыхали, и он в прямом смысле, умирал с голода. Впрочем, обычную еду они тоже употребляли - кровь не являлась единственным источником энергии. И, наконец, низшие вампиры, безмозглые упыри, ведомые лишь жаждой крови. Эти боялись и серебра, и света, и церковных атрибутов - креста и святой воды. Зато, были «пушечным мясом» - короткая жизнь взамен на физическую силу выше, чем у любого другого живого существа. Они не знали ни боли, ни жалости. Появлялись на свет они, в результате переливания вампирской крови в мертвое тело. Инициировать человека могли уже обычные вампиры. Тут была лотерея - человек либо погибал, либо становился вампиром, но никогда не превращался в упыря. Вышестоящие вампиры при инициации превращали человека в вампира на ранг ниже их самих. Исключение составляли маги - у них была другая лотерея: при иници