Самиянка (Перевод Г Церетели) (fb2)

- Самиянка (Перевод Г Церетели) 29 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Менандр

Настройки текста:




Менандр Самиянка (Перевод Г Церетели)

Менандр

Самиянка

Перевод Г. Церетели

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Демея, отец Мосхиона, богатый старик.

Парменон, раб Демеи, доверенное лицо Мосхиона.

Хрисида, любовница Демеи, бывшая гетера, родом с Самоса.

Никерат, отец Планг_о_, возлюбленной Мосхиона, старик.

Мосхион, сын Демеи, юноша.

Повар.

Лица без речей:

Старая няня Мосхиона, поваренок.

Действие пьесы происходит в Афинах.

[Первый акт пьесы и начало второго акта не сохранились. Все же частью на основании данных текста, частью на основании вероятных предположений можно восстановить их содержание.

Афинянин Демея, человек пожилой, богатый и слабохарактерный, сожительствует с Хрисидой, уроженкой острова Самоса, которую он когда-то спас от нищеты и которая в настоящее время, властвуя над его сердцем, распоряжается в доме, как хозяйка. Не меньшим его расположением пользуется и приемный сын Мосхион, юноша тихий и скромный, как будто не похожий на обычных представителей золотой молодежи, проводящих свое время в кутежах. У Демеи есть сосед по имени Никерат, человек грубый и своенравный, лишенный средств и строгий ревнитель старых заветов, - полная противоположность Демее.

Мосхион влюбляется в дочь Никфата, Планго. Скоро Планго становится матерью. Ни Демея, ни Никерат не знают об этом. Это известно только матери Планго и держится ею в строгой тайне. Рождение ребенка произошло, по-видимому, в отсутствие Демеи и Никерата. Одновременно с рождением ребенка у Планго родился ребенок и у Хрисиды, но он вскоре умирает. Пользуясь отсутствием Демеи, Мосхион, с ведома старой няни и доверенного раба Парменона, а также Планго и ее матери, переносит ребенка в дом отца и вручает его Хрисиде, которая берется выдавать его за своего собственного и кормить до тех пор, пока обстоятельства не помогут уладить дело. По возвращении Демеи Хрисиде удается убедить последнего оставить ребенка и дать ей возможность его выкормить. Соглашаясь на Это, Демея уверен, что это его собственный ребенок.

Демея решает женить сына, выбор его останавливается как раз на Планго. Из пьесы не видно, почему он приходит к такому решению, но возможно, что он замечает склонность юноши к девушке и не желает мешать сыну. Во всяком случае, не считаясь с бедностью Никерата, он вступает с ним в переговоры. Никерат соглашается. Старики принимаются за приготовления к свадьбе; Никерат действует более сдержанно и расчетливо, Демея не щадит ни денег, ни сил, сам руководя всем. В тот момент, когда ниоткуда нельзя было ожидать грозы, она разражается. Демея, на основании услышанных им и дурно понятых слов старой няни Мосхиона, делает вывод, что ребенок, вскармливаемый Хрисидой, прижит ею именно от Мосхиона. Дальше идет нарастание действия, начиная со второго акта.]

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Демея выходит из своего дома.

Демея

. . . . . . . . . . . . . . . . . .

Едва домой вернулся я, и сразу же

Взялся, что было мочи, сам за хлопоты

О свадьбе... В двух словах домашним выяснил,

В чем дело, и сказал, что делать надобно,

5 Дом приубрать, пирог испечь и загодя

Кошницу изготовить... Дело ладилось,

Но, как всегда, от спешки шла сумятица!

Дитя захныкало, - его, чтоб не было

Помехи, на кровать бросают. Челядь же

10 Кричит: "Муки, воды, - дай масла, угольев".

Я сам вел выдачу, во всем участвовал...

Тут в кладовую мне зайти случилося,

Я там замешкался: хотел провизии

Побольше взять с собой, притом же с выбором.

15 И вот, сижу себе... Ан глядь, какая-то

Вдруг сходит сверху женщина, спускаяся

В ту комнату, что рядом с кладовушкою

(Прядильня там, а из нее на лестницу

Есть выход и в кладовку). Эта женщина,

20 Старуха дряхлая, когда-то мамкою

Была у Мосхиона, мне рабынею,

По ныне не раба она, а вольная...

Увидев, что кричит дитя без всякого

Присмотра, и не зная, что я тут, - нашла,

25 Что можно поболтать... ей без стеснения.

К ребенку подойдя, слова обычные

Старуха и начни: "Голубчик, крошечка!

Сокровище мое! А где же мама-то?"

Целует, старая, ребенка, пестует...

30 Когда ж дитя утихло, так сама с собой

Она и говорит: "Ох, горе горькое!

А Мосхион, - давно ль таким был крошкою?

Его умела я ласкать да пестовать...

А ныне, как он сам отцом ребенка стал,

35 Не мне уже, - другой дитя поручено.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

[Не хватает четырех стихов. По-видимому, они заключали в себе причитания старухи на тему о том, какой образцовой няней была она и как невнимательна предпочтенная ей






MyBook - читай и слушай по одной подписке