Дама из Амстердама (fb2)

- Дама из Амстердама (и.с. Романтическая комедия) 387 Кб, 33с. (скачать fb2) - Светлана Михайловна Борминская

Настройки текста:




Светлана Борминская ДАМА ИЗ АМСТЕРДАМА

Танечка Панкова вышла из подъезда, и ей на голову упала лошадь.

Лошадь была игрушечной, из пластмассы, а Танечке шёл семьдесят девятый год, поэтому и лошадь, и Танечка в итоге упали рядышком на ступеньку подъезда.

Когда в ОВД Хамовников поступила телефонограмма по поводу падающих на головы лошадей, дежурный долго вчитывался в информацию и говорил себе:

— Не спеши… Юр, не спеши только! Тут какой-то подвох. — Юрий Гущин, старший лейтенант милиции посмотрел в зарешёченное окно родного отделения и добавил: — Скоро полночь… Выходит, Господи, лошади теперь летают?

И заснул прямо за столом.

Татьяну Андреевну положили в конце коридора травматологии, слева от неё лежал сбитый старичок без сознания, справа кровать была пуста. Она лежала и блаженно улыбалась, глядя в потолок.

— Ничего! Ничего, — говорила она себе. — Ничего, ничего… Я ещё выздоровею.

И щёчки её зарозовелись. Она заснула, свернувшись под байковым одеялом, и спокойно проспала всю ночь.


У неё не было ни копейки денег, и утром, когда она решила вернуться домой, то пошла пешком.

— И пенсионное я забыла, — сказала контролёру, который не пустил её в трамвай, Танечка.


Так за неполных два часа она добрела до своего дома и, набрав код, вошла в подъезд.

— Андреевна! — позвали её сверху. Танечка подняла голову.

— Здравствуйте, Натэла Константиновна.

— Ты извини — это мой внук лошадь уронил, ну, в смысле кинул, — сказала крупная бабушка в очках и при усах с бакенбардами.

— Пять лет, а уже творит насилие, — подняла глаза на соседку Панкова. — Воспитывать надо мальчика.

— Так воспитываем, — развела руками соседка. — Мы — его, а он — нас!

«Паршивец», — про себя оглушительно добавила соседка.

А надо вам сказать, что Танечка всю жизнь посвятила педагогике и только какие-то три-четыре года назад вышла на пенсию.

Она поднялась в квартиру, открыла дверь и поставила чайник на газ… Потом долго глядела на себя в трюмо и, чтобы не расстраиваться из-за бинтов на макушке, пошла в магазин.


Старший лейтенант Гущин на работе для понта курил «Мальборо», а когда его никто не видел — смолил «Беломор». Его очень взволновала и озаботила фамилия потерпевшей: «Панкова Татьяна Андреевна», — значилось в телефонограмме.

Так звали его любимую учительницу.

И после дежурства, сев в свою иномарку, покатил проведывать родную душу в пятьдесят восьмую больницу.

— Старушка? — спросили старшего лейтенанта Гущина в коридоре. — А она ушла.

— Как ушла? — возмутился Юра. — Ей же на голову лошадь упала!

— Так что же? — не поняли его две пьяные санитарки. — Молодой человек! — хором усовестили они его. — Это ж форменная ерунда… лошадь!!!

— Да! — подтвердил возникший из перевязочной травматолог. — Вот если бы слон!

— Тогда — да! — согласились санитарки. — Если б слон — полный кирдык!

И Юра Гущин, оглядываясь на эскулапа, вышел на улицу.

ВЕЗЕНИЕ

Татьяна Андреевна почти дошла до магазина, ей осталось идти пол-улицы и свернуть за угол, как вдруг увидела — со стороны Заставы Ильича ей наперерез бегут два молодых человека, по виду — беспризорники. В руках у первого было что-то пушистое и розовое.

Татьяна Андреевна посторонилась и даже встала немножко за мусорный бак ближней помойки — у неё чуть-чуть кружилась голова.

Беспризорники, топоча, пробежали мимо. Панкова вздохнула и покачала головой в бинтах. Один из них потрошил сумку на ходу и, вытащив огромный лаковый кошелёк, быстро сунул его себе в карман.

— Бляха-муха! — крикнул он, и бросил сумку в мусорный бак, но промахнулся, и сумка упала почти на Танечку, чуть не сбив её с ног. Как прежняя лошадь из пластмассы…

Но Татьяна Андреевна отпрыгнула.

— Верчёный, беги!..

Мимо, кашляя и матерясь, пробежали два милиционера.

Панкова крикнула:

— Сумка! — И ногой подвинула её от себя. Сержант обернулся, чтобы буркнуть:

— Отстань, бабка! — и бросился в ближайший двор. — Я наперерез!.. — крикнул он.

— Какой невежливый мальчишка! — вздохнула Татьяна Андреевна и трясущейся рукой подняла и открыла сумку в розовом бисере.

Через час вернулась домой, волоча чужую сумку по земле, у неё всё сильнее кружилась голова.


Танечка села на стул у окна, накапала валидола на кусочек хлеба и вытащила из сумки большую кружевную шляпу. Повертев её в руках, отложила и стала рыться дальше.

У неё вдруг загорелись глаза — в сумке лежали серьги! Огромные перламутровые цветы с жемчужными каплями в розовой середине. Если