Уличные песни (fb2)

- Уличные песни (и.с. Устами народа-5) 1 Мб, 175с. (скачать fb2) - Алексей Добряков

Настройки текста:




Составитель Алексей Добряков УЛИЧНЫЕ ПЕСНИ


ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Песни с улицы… В прежние годы они никогда не звучали в эфире, не достигали наших ушей с экрана, эстрады и граммофонных пластинок. Не входили они и в песенные сборники. Но песни жили и звучали: на улице и во дворе, в общежитии и частной квартире, в лагерной и армейской зоне. Начиная с 50-х годов некоторые из них можно было услышать с «костей» (использованной рентгеновской пленки), чуть позже с магнитофонной ленты в исполнении безвестных менестрелей. У каждой песни был свой автор, но память об абсолютном большинстве из них не сохранилась. Исполнители-интерпретаторы очень часто изменяли текст и мелодию, к сожалению, нередко не лучшим образом. Кто пел и слушал эти песни? Все. Хотя каждая социальная группа отдавала предпочтение своему репертуару Песни продолжают жить и сегодня. Потому, что являются не только отражением подлинных человеческих чувств и мечты о яркой жизни, но и нашей истории, и нашей повседневной действительности. Этим песни выгодно отличаются от большинства так называемых песен советских композиторов. Не случайно раннее творчество многих маститых бардов мало отличалось от «песен с улицы».

Сборник готовился в «застойные» годы. С тех пор имена некоторых авторов стали известны. Так, стал известен автор «Лесбийской свадьбы» Юз Алешковский. Имена некоторых других известны предположительно.

Вместе с тем фольклорно-песенная переработка стихов отдельных поэтов иногда настолько далеко уводит нас от оригинала, что можно, скорее, говорить только о цитировании первоисточника, да и то неточном: достаточно сравнить «Ах, васильки, васильки» и соответствующий фрагмент стихотворения А. Н. Апухтина «Сумасшедший». Составитель счел возможным сохранить первоначальный безавторский статус некоторых песен, то есть оставить их такими, какими они были и исполнялись (в том числе и составителем) «при социализме».

В первых, «микротиражных» изданиях сборника (1990, 1995 гг.) составитель сообщал, что не закончил работу по собиранию песен и приведению к «общему знаменателю» их многочисленных, иногда несуразных текстов. Настоящий сборник пополнен новыми песнями, представлены отдельные альтернативные тексты, в том числе и некоторых широко известных песен. Включена подборка собственных песен, которые показались схожими с «песнями с улицы». Хотя бы по судьбе, так как никогда раньше не звучали перед широкой аудиторией.

Подавляющее большинство песен сборника — подлинный, преимущественно городской песенный фольклор России XX столетия. Этим объясняется наше к ним отношение.

Составитель выражает глубокую признательность Владимиру Коростылеву за вклад, внесенный в создание сборника.

Алексей Добряков

СПОЕМ, ЖИГАН

Споем, жиган

Споем, жиган, нам не гулять по бану
И не встречать веселый праздник Май.
Сноси, жиган, как девочку-пацанку
Везли этапом, отправляя в дальний край.
За много верст на Севере далеком,
Не помню точно, как и почему,
Я был влюблен, влюблен я был жестоко —
Забыть пацаночку никак я не могу.
Который год живу я с ней в разлуке
На пересылках, в тюрьмах, лагерях.
Я вспоминаю маленькие руки
И ножки стройные в суровых лопарях.
Где ты теперь? Кто там тебя фалует —
Начальник зоны, старый уркаган?
Или в побег ушла напропалую,
И напоследок шмальнул в тебя наган.
И, может быть, лежишь ты под откосом
Иль у тюремных каменных ворот.
И по твоим по шелковистым косам
Прошел солдата кованый сапог.
Споем, жиган, нам не гулять по бану
И не встречать веселый праздник Май.
Споем, жиган, как девочку-пацанку
Везли этапом, угоняя в дальний край.

На Колыме

На Колыме, где холод и тайга кругом,
Среди снегов и елей синевы
Тебя я встретил с подругой вместе —
Там у костра сидели вы.
Шел тихий снег и падал на ресницы вам
Вы северной природой увлеклись.
Тебе с подругой я подал руку —
Вы, встрепенувшись, поднялись.
Я полюбил очей твоих прекрасный свет
И предложил встречаться и дружить.
Дала ты слово мне быть готовой
Навеки верность сохранить.
В любви и ласке время незаметно шло.
Но день настал — и кончился твой срок.
И у причала, где провожал я,