загрузка...
Перескочить к меню

Черные крылья тайны (fb2)

- Черные крылья тайны (и.с. Черный котенок) 461K, 112с. (скачать fb2) - Елена Вадимовна Артамонова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Елена Артамонова Черные крылья тайны

Пролог

Старый ворон прилетел издалека. Немного покружив над проселочной дорогой, он опустился на ветку сосны и застыл, нахохлившись. Со стороны казалось, будто взъерошенная, отливавшая угольным блеском птица дремлет, однако на самом деле ворон с интересом смотрел на мир своими маленькими зоркими глазками. Внимание птицы привлек длинный фургон, по какой-то неведомой причине остановившийся на обочине. Водитель грузовика находился в кабине и ничего не делал, лениво созерцая окрестности. Поправив перышки клювом, ворон бочком прошелся по ветке, хотел взлететь, но потом увидел еще один яркий объект, неторопливо двигавшийся по проселку. Объектом являлась маленькая девочка в малиновой футболке, синих в белый горошек шортиках и желтой кепке, крутившая педали новенького, сверкавшего на солнце василькового велосипеда.

Самым удивительным было то, что малышку не сопровождал никто из взрослых и она совершенно самостоятельно путешествовала по этим, в общем-то, безопасным, но пустынным местам. Сидевший на сосне ворон отлично видел крыши деревеньки, откуда приехала девочка и шоссе, куда она, вероятно направлялось. Впрочем, скоро стало понятно, что определенной цели у маленькой путешественницы не было. Миновав огромную фуру, она неожиданно остановилась, беспечно бросив велосипед, и принялась собирать росшие вдоль канавы ромашки. Цветы девочка складывала в крошечную корзиночку, где уже находился привядший клевер и несколько листиков подорожника.

Старый ворон встрепенулся, зорко следя за яркой, как цветок малышкой, а потом совершенно неожиданно отчетливо произнес человеческим голосом:

— Ксеня, кровиночка моя, на кого ты меня покинула?

От этих слов могла бы похолодеть в жилах кровь и встать дыбом волосы, но ни маленькая девочка, собиравшая цветы, ни водитель-дальнобойщик так и не услышали зловещей фразы.

— Ксеня! Ксеня! — взлетев с ветки, закричал ворон и, тяжело взмахивая крыльями, полетел в сторону леса, туда, где затаилось коварное болото, забравшее немало человеческих жизней…

Глава первая Ссылка для сыщиков

Светловолосый мальчишка с голубыми глазами и слегка вздернутым носом сидел на балконе пятиэтажки, задумчиво глядя куда-то вдаль поверх крыш и черных ниток проводов, пересекавших небо. Вокруг него, прямо на полу лежало множество распечатанных на черно-белом принтере фотографий и текстов. Выглядели они не слишком эстетично, но мечтатель ухитрялся рассмотреть в темных картинках нечто недоступное простым смертным.

— Все грезишь? — на балкон вышел еще один мальчишка, внешне неотличимый от первого.

У обоих были похожие, как две капли воды физиономии, сходное телосложение, а до недавнего времени мальчишки даже одевались одинаково, удивляя тех, кто впервые видел их вместе. Прежде близнецы Вася и Петя Клёновы специально носили одинаковые футболки, чтобы в случае необходимости устраивать путаницу и водить своих приятелей за нос, но теперь все реже использовали свое поразительное сходство. Иногда их даже начинала раздражать бесконечная неразбериха, то и дело возникавшая вокруг их слишком похожих друг на друга персон.

На самом деле, братья были очень разными людьми, имевшим собственные пристрастия и интересы. Вася хорошо разбирался в точных науках и очень любил читать детективы, с первых страниц вычисляя преступников, а Петя не ладил с математикой, одно время мечтал стать археологом, потом историком, а в последние месяцы всерьез увлекся редкими языками.

Мечтателем с распечатками в руках был, естественно Петя, а подошедшим к нему парнем — Вася. Василий присел на корточки, взял в руки один из листков:

— Слушай, неужели правда, что в одном языке может быть целых двадцать четыре падежа? По-моему, и шесть — явный перебор, лично я до нынешней поры родительный от винительного отличаю лишь после определенных умственных усилий.

— Эх, Васька, дело не в количестве падежей, а в том, что эускара самый древний европейский язык, причем изолированный — то есть единственный и неповторимый, не связанный ни с одним другим языком в мире. Конечно, он очень сложный, но от этого его особенно изучать хочется, ведь на всей Земле на нем говорят не более миллиона человек. Короче, эускара — это круто.

— Думаешь, выучить его к тому времени, как мы отправимся в эту таинственную Эускади?

— Нет. Я реалист, но вот, к примеру, сказать «Эгун он!», что означает «добрый день», уже могу. А ты знаешь, что у басков система счета основана на двадцатках, как в глубокой древности?

— То есть? — загорелись глаза у «математика» Васи.

— Очень просто. Там считают: двадцать восемь, двадцать девять, потом — двадцать десять, двадцать одиннадцать, и так далее, пока не дойдут до цифры двадцать девятнадцать после сразу следует сорок. Понял?

— Ага…

Пока сидевшие на балконе мальчишки обсуждали премудрости счета и количество падежей, в скромной гостиной трехкомнатной квартиры шел совсем другой разговор, касавшийся ближайшего будущего непоседливых братьев Клёновых. Там находились их мама Галина, папа Леонид и его тетушка Елизавета Сергеевна, зашедшая навестить племянника.

— Ребятишки у вас выросли, в два раза вытянулись. Совсем взрослые.

— Да уж. взрослые, — вздохнула Галина. — Мы с Лёней голову сломали, думая, что с ними делать. Лето пришло, дети отдыхать должны, а мы просто не представляем, куда их можно отправить.

— Ну. мало ли. Путевку в лагерь купите, а еще лучше, бросьте все дела и отправьтесь в полном составе на море.

— На море мы были в прошлом году, — печально заметил Леонид. — Мало нам не показалось.

— Это просто кошмар какой-то! — воскликнула Галина, спеша поделиться наболевшим. — Последние пару лет наши дети каждые каникулы проводят в стиле детективного триллера! Они то и дело попадают в опасные для жизни ситуации. А все потому, что Василий возомнил себя великим сыщиком и постоянно сует нос в чужие дела. В позапрошлом году мальчики разоблачили торговцев оружием, а в прошлом — вычислили контрабандистов, перевозящих через границу антиквариат! И каждый раз мальчишки оказывались в заложниках и их вполне реально могли убить!!!

— Круто, — неожиданно подытожила милая старушка, не чуждая молодежной лексики.

— Не то слово! И все на летних каникулах! Пока Вася с Петей учатся в школе, с ними еще можно сладить, но летом они моментально выходят из-под контроля. Как этот год сложится, просто не представляю. Петр умоляет, чтобы мы поехали отдохнуть в Испанию, но, во-первых, это дорого, а во-вторых, у меня сразу волосы дыбом становятся, как только я представлю, что они развернут борьбу с преступностью и за границей.

— Зачем вам Испания?! Пусть мальчики поедут в Волково. Я там и зимой и летом отдыхаю. С тех пор, как вышла на пенсию, все свободное время провожу в деревне. На природе душа отдыхает, так тихо вокруг и спокойно. И вообще, будь ваш Вася самим Шерлоком Холмсом, он бы все равно не обнаружил в Волково ни одного преступника, поскольку таковых там просто нет. Там вообще никогда ничего не происходит. Ведь в деревеньке всего семнадцать домов и все, кто в них живет — мои добрые знакомые.

— Но Петя так хотел в Испанию. — Галина растеряно посмотрела сначала на мужа, потом на его тетушку.

— Испанию? — переспросил один из близнецов, неожиданно возникший в дверном проеме. — Если совсем точно, не в Испанию, а в Страну Басков — Эускади. Мы туда все-таки поедем, мам?

— Страна Басков — это часть Испании, Петя, — уточнила мама, а потом твердым, не терпящим возражений голосом добавила: — Но как бы ты не называл это место, в обозримом будущем поездка туда не планируется. Вместо этого вы отправитесь в деревню к тете Лизе.

— В деревню. — только и сумел вымолвить до крайности расстроенный Петя, и поплелся вон из комнаты.

Жизнь была разбита, кончена, на душе скребли отвратительные тощие кошки. Вернувшись на балкон, мальчик с унылым видом принялся рассматривать распечатки. Брат понял его без слов и тоже приуныл. Он уже размечтался о полете на самолете, отеле на берегу Бискайского залива и прочей заграничной экзотике, но похоже ничего такого впереди не маячило.

— Не едем? — все же уточнил он.

— Нам грозит ссылка в деревню. И все дела.

— Ну и ладно, — заговорил Вася, пытаясь утешить то ли брата, то ли себя самого. — В деревне рыбу можно ловить, грибы, ягоды собирать, на велеке целыми днями кататься. Короче, жить можно.

— А в Эускади есть остров-черепаха и невероятно красивые закаты, сам на фото видел… — откликнулся Петя, и шмыгнул носом, старательно сдерживая слезы.


Вещей в дорогу взяли немного, поскольку настоящие путешественники должны были уметь довольствоваться в пути самым необходимым. Тем ни менее саквояжи здорово оттягивали руки, а уж о мучениях с велосипедами, которые пришлось сначала провести в электричке, а потом в переполненном автобусе, даже говорить не приходилось. Помаяться пришлось изрядно. Все время поездки у Пети было лицо мученика, идущего на расправу, тогда как его брат бодрился, делая вид, будто рад предстоящему летнему отдыху, но тоже не слишком радовался предстоящей ссылке.

Когда семейство Клёновых оказалось буквально вытолкнуто из набитого дачниками автобуса, все вздохнули с облегчением. Братья осмотрелись: они стояли возле покосившегося столба автобусной остановки, а в десятке метрах от нее начиналась проселочная дорога, проложенная перпендикулярно шоссе. Вдоль проселка тянулась стена леса, а с другой стороны раскинулись колхозные поля. Солнце немилосердно припекало макушки, в воздухе пахло сухой травой и пылью.

— Нам туда, — Леонид указал рукой в сторону проселка. — Идти минут пятнадцать не больше, так, во всяком случае, объяснила тетя Лиза.

— А ведь могли бы сейчас на самолете лететь, или даже по берегу Атлантического океана прогуливаться. — пробурчал под нос обиженный на весь свет Петя, но его реплика осталась без комментариев.

Путешествие действительно продлилось недолго, и вот уже впереди замаячили крыши домов. Деревня не впечатляла — вдоль широкой, кое-где заросшей травой единственной улицы Волково тянулись скромные домишки, а в самом ее начале примостился магазинчик, торговавший продуктами и строительными материалами. Большинство обитателей населенного пункта приезжали сюда только на лето, а тех, кто жил в этой глуши постоянно было очень немного. За некоторыми заборами виднелись автомобили, но назвать продвинутыми эти средства передвижения язык явно не поворачивался. Вслед за Петей приуныл и Вася. Он любил природу и всякие летние развлечения вроде сбора ягод и купанья, однако от места их предстоящей ссылки веяло такой тоской и скукой, что задерживаться здесь абсолютно не хотелось.

— Мам, неужели мы здесь до осени застрянем?

— Надеюсь. Тетя Лиза была очень любезна, предоставив вам такую возможность.

Недовольно кудахча, лениво отошла в сторону рябая курица, сидевшая прямо посреди улицы дворняжка лениво чесала задней лапой ухо.

Полные мрачных мыслей мальчишки направились к калитке одного из домов, где и жила тетя Лиза. Ребята готовились к худшему, но, неожиданно место ссылки им понравилось. Их двоюродная бабушка оказалась очень трудолюбивым человеком с хорошим вкусом и сумела превратить пресловутые шесть соток в чудесное место. Был на ее участке и огород с аккуратными грядочками, и настоящая крошечная теплица, и роскошный цветник, где цвели огромные белые лилии, яблоневый сад, да и сам домик производил приятное впечатление.

Сухощавая, маленькая, очень энергичная женщина приветствовала Клёновых на пороге, предлагая войти в дом. Лица близнецов посветлели — местечко, где им предстояло обитать, оказалось клевым. Мальчикам отвели место в мансарде — окна комнатушки выходили в сад, а само помещение соседствовало с чердаком, где наверняка завалялось много интересного.

Передав неугомонных чад тетушке, старшие Клёновы заторопились домой. Галина чувствовала облегчение, поверив, наконец, в то, что эти летние каникулы пройдут без осложнений. Волково действительно производило впечатление места, где не могло произойти ничего плохого.

— Петька с Васей совсем взрослые мальчики, — произнесла она, обращаясь к мужу, когда Клёновы вышли к автобусной остановке. — Должны же они когда-нибудь посерьезнеть?

— Должны, — откликнулся Леонид, думая, что как раз в этом возрасте он прослыл отчаянным сорванцом, не боявшимся ни черта, ни школьного завуча.

Родители уехали, а близнецы перекусили и сразу стали осваиваться на новом месте. Впрочем, роль разведчика пришлось взять на себя Васе. Упрямый Петька, не одобрявший эту поездку, пожелал остаться дома, заявив, что не видит смысла в прогулках по такой глухомани.

— Значит, сам себя сажаешь под домашний арест?

— Просто дел много. Иди один. Потом расскажешь, что увидел интересного.

— Как хочешь.

Еще раз окинув взглядом уютный участок и сказав возившейся на клубничных грядках тетушке, что немного прогуляется, Вася вышел за калитку. Белобрысую макушку припекало солнышко, под ногами рос пыльный подорожник. Разведка началась. Мальчик считал, что для сыщика, пусть даже и ссыльного, прежде всего необходимо изучить обстановку и выяснить, кто где живет и чем занимается. Не успел Вася пройти и двух десятков метров, как увидел яркую, словно цветочек девочку на роскошном велосипеде. Малышке стукнуло лет семь, не больше, однако самостоятельности ей было не занимать — в полном одиночестве она катила посреди улицы, напевая под нос песенку из старого советского мультика. Обычно, считавший себя совершенно взрослым человеком Вася с малышней не водился, но поскольку на данный момент общаться было не с кем, он снизошел до беседы с малолетней велосипедисткой.

— Привет.

— Привет! — охотно откликнулась нарядная девочка и остановила велек. — Тебя как зовут?

— Вася.

— А меня — Ксюша.

В результате недолгой беседы бывший сыщик выяснил, что девочка Ксюша вместе с мамой и белым котом Гришкой приехали в Волково около недели назад, набираться здоровья и дышать свежим воздухом. В качестве основного лечебного фактора девочке приходилось выпивать в день по кружке парного молока, категорически ей не нравившегося. Играть было не с кем, поскольку никого из ребят ее возраста здесь не отдыхало, а единственный местный мальчишка уже успел запустить камнем в кота Гришу, но, к счастью, промазал.

— И что это за парень? — уточнил Вася.

— Вроде тебя, только длинный. Он вон в том доме живет. Видишь?

— Угу.

— Его мама все время ругается, кричит, что он оболтус. А что такое оболтус?

— Тот, кто камнем в чужого кота запустить может. Кстати, Ксения, а почему ты одна по улице катаешься?

— Мама мне разрешила. Она говорит, что эта деревня самое спокойное место на свете. Здесь ничего не может случиться даже с маленькой девочкой.

На этом беседа закончилась. Малышка в малиновой футболке покатила в сторону стоявшего на краю деревни магазина, а Вася двинулся в противоположном направлении. Там он обнаружил заросший пруд, в мутной воде которого весело резвились головастики и небольшую березовую рощицу, где теоретически могли расти подберезовики. Мальчишка печально вздохнул — мрачные прогнозы его брата вполне оправдались — заняться в деревушке Волково было абсолютно нечем.


— Эгуралдия сегодня прохладненькая, — выглянув в окошко, заметил Петя.

— Чего? — не понял спросонья брат, еще лежавший в постели.

— Погода — никуда. Холодно и дождик моросит. Вдруг все лето таким окажется?

— Не каркай. Сегодня же и распогодится.

— Как знать, как знать.

В самом деле, эгуралдия, как теперь именовал погоду знаток языков Петя, резко испортилась за ночь, и вчерашний зной остался только в воспоминаниях. Дождь то усиливался, то затихал, резкие порывы северного ветра трепали мокрые кроны яблонь. Выходить на улицу не хотелось, и перед близнецами стал вопрос, как скоротать день, сидя дома. Позавтракав, неугомонный Вася предложил обследовать чердак, но Петя отказался от столь заманчивого предложения, сославшись на занятость.

— Можно подумать, ты к экзамену готовишься. Неужели какой-то иностранный язык стоит того, чтобы тратить на него летние каникулы?!

— Это особый язык! — глаза у Пети вспыхнули восторгом, и он отложил в сторону тетрадку, приготовившись поведать брату нечто интересное. — Представь, в те времена, когда в Испании у власти находились фашисты.

— Фашисты?

— Ага. В Германии был Гитлер, в Италии — Муссолини, а в Испании — Франко. Разве мы этого на уроках истории не проходили?

— Наверное. Но я как-то проследовал мимо.

— В общем, при фашистах язык басков эускара был запрещен, а людей, разговаривавших на нем, бросали в тюрьмы, пытали. Даже детям здорово доставалось, если они начинали говорить на своем родном языке.

— Чепуха какая-то, так не бывает, — только и смог прокомментировать Вася, не поверивший, что такое безобразие могло происходить в цивилизованной Европе в середине двадцатого века.

— Я правду говорю, об этом все знают, кому, конечно, интересно. Но только у фашистов ничего не получилось — баски свой язык не забыли и по-прежнему на нем говорят.

— Слушай, Петька, пусть так, но я одного понять не могу — ты-то здесь причем? Люди за свой родной язык в тюрьмы попадали, а ты — чужим себе забиваешь голову на каникулах. Зачем?

— Ты меня не дослушал. Фашисты здесь ни при чем — это было вступление. У меня имеются собственные интересы. Как ты уже знаешь — эускара самый древний европейский язык, а баски — первые жители Европы, поселившиеся там с незапамятных времен. Когда ученые начинают описывать историю того или иного народа, они обычно начинают свои рассказ со слова «пришли». Кельты пришли в Европу тогда-то, славяне тогда-то и так далее. А баски ниоткуда не приходили и всегда жили в своей Эускади. И это очень важный момент для понимания моей идеи.

Вася искоса посмотрел в окно — за мутноватыми стеклами моросил настырный мелкий дождичек. Идти было некуда.

— Так вот, — с воодушевлением продолжал излагать свои мысли Петя, — в баскских деревнях сохранились предания о том, что раньше животные понимали человеческий язык и с ними можно было разговаривать.

— Такое в каждой сказке происходит, нашел, чем удивлять!

— Вечно ты перебиваешь недослушав! Ты же детектив — вот тебе факты, а выводы делай сам. Факт первый: распространенные по всему миру, в том числе и в Эускади легенды о говорящих животных. Факт второй: баски — отличные мореходы, о которых говорили, будто они на своем странном языке могут общаться с морскими чудовищами. Факт третий: мифы о волшебном языке, общем для людей и животных. В этом языке названы подлинные имена всего, что нас окружает. Тот, кто знает язык Подлинных имен, может творить чудеса. Факт четвертый: эускара — древнейший язык. Какие выводы можно сделать на основе этих фактов, сыщик?

— Ты хочешь сказать. — задумался Вася, потихоньку начавший понимать, куда клонил его обладавший неуемной фантазией брат. — Ты хочешь сказать, что язык басков — тот самый язык Подлинных имен, с помощью которого можно творить чудеса?

— Это слишком смелое утверждение — современный язык претерпел много изменений, но основа его тот самый — первый, подлинный, волшебный язык. Если во всем разобраться, придти к истокам, к людям вернется то, что они давно утратили — все сразу подобреют, перестанут друг друга убивать и.

— Станут вегетарианцами. Круто ты загнул, но вообще — здорово. Меня научишь?

— Я сам ученик. Да еще и без учителя. Мало чего знаю. Видишь, на ветке — чори, — мальчик указал на мокрого взъерошенного воробья. — Чори — птица, собака — чакурра, эчеа — дом.

Урок начался просто, но потом, увлекшись, Петя начал рассказывать о каком-то непонятном эргативном падеже, спряжении «NOR-NORI-NORK» и прочих сложностях.

— Я все понял, — после получаса отчаянных умственных усилий сознался Вася, — это действительно волшебный язык — тот, кто его в совершенстве освоит, будет способен на любые чудеса. Но лично мне проще какое-нибудь уравнение решить или в квитанциях за коммунальные платежи разобраться.

У мальчика даже голова разболелась, и он решил немного проветриться. Вася неторопливо спустился по лестнице на первый этаж, но вскоре пулей взлетел обратно, удивив внезапным появлением засевшего за зубрежку Петю:

— Ты чего? Случилось что-то?

— Да. Случайно услышал, как тетя Лиза с соседкой разговаривала. В Волково беда — девочка пропала!

— Какая еще девочка?

— Маленькая! Ксюшей зовут. Я ее вчера видел, судя по всему прямо накануне исчезновения. Мне еще тогда в голову пришло, что не дело таким малышкам гулять без сопровождения взрослых. Как в воду смотрел! Вдруг ее маньяк похитил или она в лесу заблудилась?

— Плохо. Жалко девочку. Но мы-то здесь причем?

— Еще спрашиваешь?! Надо осмотреть место происшествия, опросить очевидцев, собрать улики и приступить к поискам. У нас большой опыт, мы справимся. Помнишь, как мы контрабандистов вычислили?

— Помню. Именно из-за этого мы сидим в Волково, а не загораем на пляже в Доностии. Родители панически боятся, что мы натворим очередные глупости, потому и сослали нас в эту дыру. Для них мы подозрительные, неблагонадежные личности, постоянно попадающие в сомнительные истории. Хочешь снова подтвердить эту репутацию?

— Маленькая девочка в опасности.

— Ее разыскивает милиция. Там работают профессионалы. У них намного больше опыта и технических возможностей, чем у нас. И вообще, Васька, скорее всего, паника преждевременна — малышка просто заблудилась в лесочке и очень скоро ее найдут.

— Пока не нашли. Значит, не будешь мне помогать?

— Не вижу смысла.

— Ну и не надо!

Вася выскочил из комнаты, оглушительно хлопнув дверью. Петя нахмурился, пожал плечами, попробовал сконцентрироваться на изучении языка, но вскоре отложил тетрадку с письменными заданиями. Конечно, самоуверенности Ваське было не занимать, но он действительно был хорошим детективом. Чего только стоила история про контрабандистов, пытавшихся вывести за пределы России древние иконы! Все случилось прошлым летом, когда отец с сыновьями отправились отдыхать в Ялту, и в купе к ним подсела молоденькая девушка с невинным, просто ангельским личиком. Как выяснилось позже, ловкая преступница перевозила с собой саквояж, битком набитый антиквариатом. Ей удалось обхитрить всех: пограничников двух стран, своего сообщника, Петиного и Васиного отца, самого Петю, но только не Васю. Проницательный сыщик сразу заподозрил неладное и сумел разгадать коварный план блондинки, прозванной Миледи.

Короче, Вася, несмотря на свой юный возраст, был настоящим профессионалом и работал не хуже взрослых следователей. Он в любом случае взялся бы расследовать исчезновение девочки и вполне мог справиться без помощи брата. Но Вася не боялся риска и лез в самое пекло, что вряд ли следовало делать в одиночку. В трудную минуту поблизости всегда должен находиться тот, кто придет на помощь, а таким человеком был никто иной, как Петя. Работать братьям Клёновым надлежало вместе, хотел этого Петя или не хотел. Отложив тетрадки и распечатки, мальчик решительно шагнул к двери, намереваясь догнать недавно вышедшего из комнаты брата.

Глава вторая По земляничным следам

Самым простым, но в то же время эффективным способом сбора информации являлся опрос словоохотливых бабулек. Немалый сыщицкий опыт близнецов подсказывал, что бдительные пенсионерки знали практически все и никогда не упускали в своих рассказах ни одного, даже самого незначительного на первый взгляд факта. Проще всего было начать опрос свидетелей с тети Лизы, однако, предусмотрительный Вася вовремя сообразил, что делать этого не следует. Информация о том, что Вася с Петей взялись за новое расследование, моментально дошла бы до родителей, и те приняли бы меры, дабы прервать опасное занятие своих неугомонных детишек.

Надев непромокаемые куртки и натянув на головы капюшоны, близнецы вышли на улицу. К счастью, такие предосторожности не потребовались — дождь прекратился, а ветер частично разогнал серые тучи. Начало проглядывать солнышко. Улучшение погоды было сыщикам на руку — стоя под проливным дождем никто бы не стал делиться с ними полезной информацией. Не раздумывая, мальчишки зашагали в сторону магазинчика — оплоту цивилизации, где наверняка концентрировались местные «аборигены».

Действительно, на небольшой площадке возле магазина находилось несколько человек: хозяин торговой точки, разгружавший фургончик с продуктами, несколько пожилых женщин и мальчишка, возившийся с велосипедным колесом. Кумушки оживленно обсуждали между собой какую-то проблему, и в разговоре довольно часто звучали слова «пенсия» и «почтальон».

— Здравствуйте! — почти хором произнесли близнецы.

Первое знакомство с братьями Клёновыми всегда сопровождалось удивленными замечаниями по поводу их сходства, а потому братья терпеливо улыбались в ответ и кивали головами, подтверждая, как здорово быть близнецами.

— Мы на лето приехали к тете Лизе, — пояснил Вася, как только сумел ввернуть словечко. — У вас в Волково так здорово! Нам очень понравилось. Вот только мы слышали, что с соседской девочкой Ксюшей какие-то неприятности.

— Пропала она! Пропала! — округлила глаза грузная блондинка в поношенном плаще. — Как сквозь землю провалилась! Милиционеры вчера всю округу облазили, но ничегошеньки не нашли!

Братья переглянулись. Вторую половину вчерашнего дня они посвятили добровольной работе в тетушкином огороде, а потому столь важное, как визит следователей событие ускользнуло из их поля зрения.

— Говорила же я этой москвичке, чтоб за дочерью приглядывала, да разве молодежь стариков слушать станет?! — вмешалась в разговор еще одна жительница деревеньки. — Вот потому никакого порядка нигде нет.

И тут бабульки, позабыв о присутствии близнецов, вернулись к обсуждению животрепещущей проблемы, сетуя на отсутствие почтальона, который еще до обеда должен был принести пенсии. Сообразив, что большего от свидетельниц не добьется, Вася переключил внимание на возившегося с велеком мальчишку. Парень носил на тощих плечах линялую красную футболку, имел подстриженные ежиком волосы и, несмотря на юный возраст, довольно криминальный вид. Он давно засек присутствие близнецов, но изображал, будто полностью поглощен починкой велосипеда. Наверняка, это и был тот самый «оболтус», что запустил камнем в принадлежавшего Ксюше кота Гришку.

— Привет, — первым поздоровался, взявший на себя опрос свидетелей Вася. — Что с колесом? Спица сломалась?

— Точно. А чего вы такие одинаковые? В копировальный аппарат попали?

Василий улыбнулся, сделав вид, будто шуточка ему понравилась:

— Я — Вася, а это Петя, нас почти все путают.

— Димка.

Завязав разговор, Вася начал говорить о велосипедах, погоде и прочих, ничего не значащих темах, незаметно подводя к главному:

— Слушай, ты, случайно не сосед той девчонки, что вчера пропала?

— Сосед. А что?

— Да так, интересно. Я ее вчера видел незадолго до исчезновения. Ничего о ней не слышал?

Димка спрятал гаечный ключ, вытер о штаны перепачканные смазкой руки:

— Новостей никаких. А вообще девчонка противная — всюду свой нос совала, делала вид, будто принцесса. Велек у нее дорогущий и телефон есть мобильный.

Сыщики насторожились: наличие у пропавшей девочки мобильника оптимизма не прибавляло, скорее наоборот — здорово беспокоило. Если бы телефон в данный момент находился у Ксюши, ее давно бы обнаружили, поскольку засечь местоположение человека по сигналу мобильника не составляло труда. Следовательно, либо она потеряла трубку, либо телефон у Ксюши отобрали сознательно, и сделал это расчетливый человек, знающий, как избавляться от улик.

— И кому же она звонила? — уточнил Петя.

— Откуда я знаю? Матери, наверное. Я случайно телефон заметил — он в корзиночке лежал и разноцветными огоньками подмигивал. Прикольно!

— Как ты думаешь, куда она пропала?

— Да что вы пристали ко мне, словно сыщики! Дальнобойщик девчонку схватил, все так говорят! Велосипед ее поблизости от грузовика валялся. Чего уж тут раздумывать?!

Раздосадованный «допросом» Димка хотел уйти, но Вася прицепился к нему словно клещ, допытываясь до истины. Вскоре сыщик выяснил, что шедшая с автобусной остановки примерно за полчаса до исчезновения Ксюши тетка, видела стоявший на обочине дороги фургон. Наверняка, выехавшая из деревеньки девочка проследовала мимо машины и привлекла водителя грузового автомобиля. Милиционеры сразу приняли эту версию за основную, обследовали место происшествия, обнаружили поблизости брошенный детский велосипед и занялись поисками грузовика.

— Слушайте, а вы что, только сегодня приехали? — сообщив подробности, поинтересовался Димка. — Вчера весь вечер деревня, словно улей жужжала. Как вы такого переполоха не заметили?

— Заняты были. — уклончиво ответил Вася.

— Ладно, некогда мне с вами болтать, — сказал новый знакомый близнецов. — Мне велек чинить надо.

Держа за руль своего «железного коня» он с независимым видом проследовал мимо. Петя с Васей переглянулись и, не сговариваясь, двинулись по направлению к проселочной дороге. Выйдя за пределы Волково, сыщики пошли медленнее, рассматривая все, что попадалось на пути. Лес подступал близко к дороге, но между ним и проезжей частью имелось свободное пространство, поросшее травой и кустарниками, а вдоль обочины тянулась не слишком глубокая канава, напомнившая фантазеру Пете ров в старинном замке.

— Смотри, Вась, для маленькой девочки, это серьезная преграда, вряд ли она смогла бы ее преодолеть и отправиться в лес.

— Пожалуй. — сыщик внимательно осмотрел канаву — кое-где она была наполнена водой. — Но дождь прошел ночью, а вчера канава весь день оставалась сухой.

— Девчонки — трусихи.

— Но — любопытные. Вдруг ей захотелось погулять по лесу?

Впрочем, версия о том, что Ксюша заблудилась в лесу, не была основной, а потому, посовещавшись, братья-сыщики отправились дальше.

— Кажется, здесь! — вновь произнес Петя, не считавший себя детективом, но, как и его брат, отличавшийся завидной наблюдательностью.

— Похоже на то.

Ночной дождь уничтожил почти все следы, однако несколько масляных пятен на асфальте и отпечатавшийся на земле след колеса тяжелого фургона сохранились. Итак, место предполагаемого похищения было обнаружено, и доморощенные криминалисты принялись осматривать все вокруг, надеясь найти улики, ускользнувшие от внимания взрослых сыщиков.

— Смотри, земляника!

— Не отвлекайся, Петька, сейчас не до ягод!

— Это не ягоды, а улики.

Вася торопливо направился к брату. Петр находился по ту сторону канавы, которая в этом месте имела размытые края и больше напоминала небольшую впадину.

— Какие еще улики?

— Смотри.

Среди травы отчетливо виднелись резные земляничные листочки и болтавшиеся на тоненьких цветоножках ягоды. Большинство из земляничин было бледно-розовыми, но некоторые алели, словно брызги крови. Впрочем, наблюдательного Петю привлекли пустые цветоножки, с которых кто-то недавно снял ягоды.

— Слушай, что если дело обстояло так: Ксюша катила по дороге, но ей очень хотелось отправиться в лес по ягоды, в одном месте канава оказалась неглубокой, девочка, перешла через нее, начала собирать ягоды и незаметно заблудилась?

— Зря ты, Петь, избегаешь расследовать детективы. У тебя талант. Судя по всему, Ксюша действительно отправилась собирать землянику, но вот что с ней случилось дальше, нам предстоит выяснить.

— Как что?! Она заплуталась.

— Или наблюдавший за малышкой дальнобойщик отправился за ней следом и.

— Вась, почему тебе в голову постоянно забредают ужасные предположения?

— Потому что, надо надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.

Осмотрев опушку, Вася и Петя направились вглубь леса, пологая, что именно здесь они сумеют разгадать волновавшую их загадку.


Хмурая погода преобразила лес, сделав его сумрачным и таинственным. Ноздри улавливали будоражащие незнакомые запахи, тенистые, лишенные солнечного света уголки, таили угрозу. Если верить рассказам тети Лизы, вчера вечером вводившей своих гостей в курс дела, где-то поблизости начиналось жуткое, смертельно опасное болото, куда не отваживались заглядывать даже местные собиральщицы клюквы. Ходить в такое место категорически не следовало, а проще говоря, было опасно для жизни. Вася прекрасно знал об этой угрозе, но заблудиться не боялся, поскольку всегда носил с собой настоящий компас и, отправляясь в поход, первым делом определял направление движения.

Мальчишки упорно продвигались вперед по «земляничным следам» — пустым цветоножкам с оборванными ягодами. Отыскивать их в траве было непросто, но наблюдательные сыщики не пропускали ни одной улики.

— Сколько земляничин нужно съесть, маленькой девочке пока она наестся?!

Ответа на Петин вопрос не было, но постепенно количество «земляничных следов» уменьшалось. Похоже, девочке надоело собирать ягоды, либо она поняла, что заблудилась и сразу потеряла аппетит. Если бы не дождь, в лесу могли бы сохраниться и другие свидетельства ее пребывания, однако сейчас сыщики могли идти только по следу съеденных ягод. Дом остался далеко позади, и Вася с Петей уже начали сомневаться, что выбрали правильную тактику поиска — вряд ли семилетний ребенок мог бы забрести на такое большое расстояние.

Намеревавшийся свернуть поиски Вася хотел поделиться этим предложением с братом, но тут совершенно случайно заметил какой-то маленький ярко-голубой предмет, зацепившийся за высохшую ветку ели. При ближайшем рассмотрении им оказалась махровая резинка для волос. Вася немедленно подозвал Петю и оба довольно долго рассматривали находку.

— Думаю, что вещица принадлежит Ксюше, — после паузы заявил Василий.

— Ты видел ее в волосах девочки?

— Нет.

— Так, может, это обычная дачница собирала здесь землянику, а мы зря тратили время, двигаясь по «земляничным следам»?

— Резинка находиться на небольшой высоте от земли. Это расстояние как раз соответствует росту семилетнего ребенка. Тот, кто бродил здесь был очень маленьким, он случайно зацепился волосами за елку и потерял резинку. Но есть и другой вариант: злоумышленник нес мертвое тело, намереваясь спрятать его в дебрях леса, а ветка запуталась в волосах трупа. Второе предположение выглядит более логично, ведь если бы Ксюша почувствовала, что наткнулась на сучок она, скорее всего, подобрала бы свою вещичку, поскольку детвора небезразлична к яркой мелочевке.

— Но как же «земляничные следы»?! Не хочешь же ты сказать, что убийца с трупом на руках между делом собирал землянику?

— Петька, ты сам только что говорил о некой дачнице, отправившейся в лес по ягоды. Совпадения иногда случаются.

— Знаешь, Васька, мне кажется, что ты специально придумываешь версии пострашнее. Так круче.

— Я отрабатываю все варианты и, прежде всего тот, что считается основным у взрослых следователей.

Недовольные друг другом братья Клёновы снова пошли вперед, продолжая поиски. Впрочем, дальнейшие действия результата не дали. Кустики земляники попадались все реже, никаких других следов пребывания Ксюши также не просматривалось. Юные детективы прекрасно понимали, что забрели слишком далеко в лес, куда бы никогда не отважилась в одиночку отправиться маленькая девочка. Место, где они находились, производило неприятное, почти пугающее впечатление — со всех сторон мальчишек обступали очень старые елки с засохшими нижними ветвями, росли папоротники и повсеместно встречались мерзкого вида грибы, без сомнения являвшиеся разновидностью поганок.

— Ксюша! Ау! Мы здесь! Ау!!! — закричал Петя, все еще надеявшийся, что Ксения просто заблудилась в лесу и теперь находиться поблизости от них, дрожа от страха под каким-нибудь кустом.

Ответа не последовало. Вася же, тем временем, немного отступил в сторону, рассматривая что-то под ногами. Петя похолодел от ужаса, представив, что за страшную находку мог сделать его брат, но, пересилив себя, все же подошел ближе:

— Кто там? Ксюша?

— Нет. Смотри, мне кажется это тропа. Непонятно только, откуда она здесь взялась. Если я верно представляю план местности, она ведет из ниоткуда в никуда.

Следопыт не ошибся — среди буйных зарослей папоротников можно было различить нечто вроде тропы. Недолго думая, близнецы решили немного пройтись по загадочной тропинке, и попытаться выяснить, куда она идет.

— Я пойду на запад, Петька, а ты на восток. Ни в коем случае не сходи с тропы и все время аукайся. Не забывай, компаса у тебя нет, так что рисковать нельзя.

— Ондо, в смысле — хорошо.

— Ох, Петька, лес покруче двадцати четырех падежей! Смотри не потеряйся.

Мальчик только фыркнул в ответ, возмущенный тем, что Вася взял на себя роль старшего, ведь на самом деле разница в возрасте у них исчислялась несколькими минутами. Близнецы разошлись в разные стороны. Идти по загадочной, неведомо кем протоптанной тропе было жутко. Конечно, Петя не верил в сказки, но, оказавшись в таком глухом и таинственном месте, трудно было не попасть в плен суеверий.

— Ксюша! Ау! Ау! — крикнул он, пытаясь преодолеть страх.

Девочка не слышала этот зов, но звонкий голос мальчика привлек внимание кружившего над раскинувшимся неподалеку болотом ворона. Птица насторожилась и, лениво взмахивая крыльями, полетела на звук.

— Ксения! Откликнись!

Ворон с шумом опустился на еловую лапу, разглядывая проходившего внизу белобрысого мальчишку. Петя тоже заметил птицу и остановился, запрокинув голову. На дне его глаз притаился страх.

— Ксеня, кровиночка моя, на кого ты меня покинула? — отчетливо проговорил ворон.

Нет, Петя не закричал, ни грохнулся в обморок, не ринулся сломя голову в неизвестном направлении, он просто окаменел, словно соляной столб, а потом дрожащими, побелевшими губами произнес:

— Ворон, где Ксюша?

Птица сердито посмотрела на незваного гостя, без спросу вторгшегося в ее владения, закричала противным голосом:

— Ксеня! Ксеня! — и полетела прочь.

А вскоре на тропе появился злой и встревоженный Вася. Увидев брата, он разозлился еще сильнее, поскольку здорово испугался за его судьбу.

— Ты что, разыгрывать меня вздумал? Почему не откликался?

Петя со странным видом посмотрел на брата:

— Ворон рассказал про Ксюшу. Он оплакивал девочку.

— Что?! Шутишь.

Нет, конечно же, Петя не мог шутить на такую тему! Но тогда почему он говорил всякий вздор и выглядел так, словно нос к носу столкнулся с настоящим привидением?

— Мне не до шуток. Птица четко произнесла: «Ксеня, кровиночка моя, на кого ты меня покинула?».

Подумав, что его обладавший немалой фантазией братишка немного переучился, Вася поинтересовался:

— Ты что уже выучил язык подлинных имен, при помощи которого можно общаться с животными?

— Ничего я не выучил! Ворон произнес фразу на чистом русском!

— Так не бывает.

— Между прочим, вороны говорят даже лучше попугаев. Говорящие птицы — не чудо.

— Согласен. Но когда в лесу тебе встречается абсолютно незнакомый ворон и любезно сообщает о судьбе пропавшей девочки, это больше всего смахивает на сказку.

— Вась, ты мне не веришь?

— Просто ищу логическое объяснение. Кстати, ты в курсе, сколько сейчас времени?

Петя неохотно посмотрел на часы — обед давно прошел и тетя Лиза, наверное, здорово встревожилась отсутствием своих подопечных. Надо было немедленно возвращаться домой, прекратив поиски пропавшей девочки. Однако останавливаться на достигнутом Петя не хотел, он верил, что находившийся где-то поблизости ворон снова вступит с ним в контакт и поделится важной информацией. Братья заспорили, но после небольшой дискуссии достигли компромисса — они решили немного пройтись по тропе, но ограничить время поисков четвертью часа.

Торопиться и в самом деле следовало — погода вновь начала портиться, небо затянули тучи, все вокруг окутали несвоевременные, зловещие сумерки. Занятые своими проблемами мальчики не замечали тревожной атмосферы леса, но в какой-то момент будто прозрели, осознав, где находятся. Их окружали дремучие дебри, поблизости находилось пользовавшееся дурной славой болото, над головами кружил говорящий человеческим голосом ворон, а где-то рядом возможно лежало тело убитой девочки.

— Как ты думаешь, ее действительно убили? — перейдя на шепот, спросил Петя.

— Похоже на то. Слушай, Петь, давай вернемся. У меня нехорошее предчувствие.

Близнецы боялись, но Петя, пересилив испуг, снова громким голосом позвал Ксюшу. Ответом на его призыв послужил тихий стон, доносившийся из расположенного неподалеку от тропы овражка. Братья переглянулись, нахмурились и, сойдя с загадочной тропинки, двинулись к источнику звуков.

— Кто здесь? — негромко уточнил Вася, чувствовавший, как трясутся поджилки.

Стон повторился. Сами едва живые от страха мальчишки, подошли к краю оврага и увидели на его дне здоровенную кучу хвороста, под которой что-то темнело. Больше всего Пете с Васей хотелось удрать подальше от страшного места, но вместо этого они отважно двинулись вперед, желая узнать, что за тайну скрывал от них зловещий лес.

Глава третья Дэн, Кэт и «стая»

В отличие от полузаброшенной деревеньки Волково находившийся неподалеку от нее поселок Колываново слыл оплотом цивилизации — здесь имелись и промтоварные магазины, и почтовое отделение и железнодорожная станция с деревянным, «доисторическим» вокзалом. Как и в других населенных пунктах, летом население Колываново резко увеличивалось — в гости к бабушкам и тетушкам приезжало множество ребят — любителей дармовой клубники и прочих прелестей деревенской жизни. Не стал исключением и приземистый, добротный, старый дом на самом краю Колыванова, куда в начале лета нагрянули из Москвы гости. После долгого перерыва к бабушке Серафиме приехали состоявшие с ней в отдаленном родстве Данила и Катя. Старушка недолго радовалась приезду «детишек», очень быстро сообразив, что ее ждут нелегкие дни.

Данька, который ныне откликался только на имя Дэн, последний раз приезжал в поселок лет семь назад, и надо признать, очень сильно изменился за прошедшие годы. Конечно, он вырос, стал взрослым, но суть перемен состояла в другом — у парня катастрофически испортился характер. Если в детстве Данька был обычным мальчишкой, правда довольно разболтанным и невоспитанным, то теперь превратился в настоящего «монстра». Он никого не слушал, делал, что пожелает, и считал себя центром вселенной. К тому же он много болтал, философствуя и рассуждая на отвлеченные темы, превращая общение с собой в настоящую муку. Младшая сестренка также Кэт пошла по стопам брата, стараясь выглядеть крутой, взрослой и самостоятельной. Брат и сестра постоянно ссорились друг с другом, ссорились с родителями, ссорились с приятелями и вообще были злы на весь белый свет. Причину своих бед и неудач Дэн видел в том, что у него не было крутого мотоцикла, о котором он мечтал последние года полтора. Парень даже одевался, как байкер, но такой прикид выглядел не слишком убедительно, когда ему приходилось передвигаться на автобусе. У отца имелось достаточно денег, чтобы осуществить мечту сына, но он вредничал, лишая Дэна самого необходимого в жизни. В доме постоянно царила напряженная обстановка и наконец, отец не выдержав, отправил своих отпрысков в летнюю ссылку. Родители слишком поздно поняли, что детей надо не только кормить и задаривать дорогими вещами, но и воспитывать, и теперь пытались наверстать упущенное. Впрочем, трудотерапия не помогла — брат с сестрой приближались к грядкам исключительно ради того, чтобы сорвать огурец или полакомиться клубникой.

Приехав в Колываново, Дэн отчаянно заскучал, но потом, неожиданно для себя нашел достойное времяпровождение. Его колоритная фигура привлекла внимание сельских мальчишек, и заезжий москвич сразу стал звездой местного масштаба. Парень не жалел данных отцом на карманные расходы денег, сорил ими, одаривая сладостями и жвачкой своих новых приятелей и вскоре стал их лидером. Конечно, командовать малолетками было не слишком престижно, но, по правде говоря, приятно. Мальчишки безоговорочно слушали своего вожака, и вскоре он организовал из них «стаю» — команду из десятка подростков, основным занятием которой вроде бы были посиделки у костра. Многим родителям не нравилось, что их сыновья пропадали непонятно где до глубокой ночи, но члены «стаи» подчинялись только своему вожаку, а потому и не думали слушать советов взрослых. С появлением Дэна в Колываново возникло множество семейных конфликтов, но это его только забавляло.

Что же касается Кэт, то она оставалась единственной девчонкой в «стае», часто тусовалась с ребятами, но иногда оставалась дома, проводя время за книгой. Чтение казалось ей старомодным, почти постыдным занятием, однако Кэт не могла от него отказаться. Как ни странно, такая крутая особа обожала книжки про любовь, путешествия и романтических героев, приходящих на помощь в трудную минуту. Вот и сегодня, проснувшись где-то около полудня, она почти до обеда валялась в постели, читая очередной авантюрный роман.

Громко хлопнула калитка. Похоже, домой вернулся Дэн, вопреки обыкновению пропадавший где-то спозаранку. Настроение у него было паршивым — оттолкнув путавшуюся под ногами курицу, он проследовал в дом, а вскоре Кэт услышала, как брат плюхнулся на кровать в своей комнате. Слышимость в доме была потрясающая, словно помещения не разделяли перегородки.

Встретились все за обедом. Брат и сестра удобно устроились за столом, в то время как бабушка Серафима хлопотливо расставляла тарелки. Трапеза проходила в молчании. Насытившись, раздумывавший о чем-то своем Дэн, повертел в руках ложку, оглядел скромную, обставленную старой мебелью кухню, а потом задал довольно неожиданный вопрос:

— Бабушка, а в твоей семье в Бога верили?

— А что?

Бабушка Серафима с подозрением посмотрела на парня, ожидая от него какого-нибудь подвоха. Но вид у Дэна был невинный, он пригладил собранные в «хвост» волосы и изобразил на лице доброжелательное любопытство:

— Мне, правда, интересно.

— До революции все в церковь ходили, а потом настали новые времена, большевики сказали, что Бога нет. Некоторые им поверили, некоторые — при своем мнении остались. Молодежь иконы ногами топтала, с предрассудками боролась. Моя мама комсомолкой была, со своей мамой ссорилась, все свою новую веру в атеизм отстаивала. А бабушка домашние иконы на поругание ей не отдала и здорово за косы оттаскала. Но случилось все это еще до моего рождения. Потом война началась, и тут уж все неверующие верующими стали. Кого еще кроме Бога о спасении молить, когда над твоей головой фашистские бомбардировщики кружат, смерть сеют? Ну а после победы кто как: кто постарше, в церковь ходил, а кто помоложе снова атеистом сделался, — закончила рассказывать бабушка Серафима и посмотрела на очень внимательного, вопреки обыкновению, Дэна. — И почему только, Даня, тебя это так заинтересовало?

— Э… корни семейные и все такое. Я подумал, может, в доме иконы сохранились старые, намоленные.

— Ты, никак в монастырь собрался, братец, — хихикнула Кэт. — И откуда ты словечко такое знаешь: «намоленные»?

Дэн бросил на грозный взгляд, однако девчонка была не из пугливых и брата не боялась. Ссора могла вспыхнуть в любую минуту, но тут заговорила бабушка Серафима:

— Сестра у меня была верующая, да только не уберегла ее Богородица от беды. Как-то все нелепо, странно получилась и обидно. Вроде бы у человека целая жизнь впереди, а он скомкает ее, выбросит и все — нету ни будущего, ни надежды. Все мимо прошло, одна боль осталась. Да кто ж знает, как судьба сложиться? Молодость наша пришлась на послевоенное время. Трудно тогда было, но радостно. Страшные испытания остались позади, мы выжили, все дороги для нас были открыты. Сестра моя Аграфена первой красавицей на деревне слыла, всех местных парней с ума сводила. А уж как пела! До сих пор голос ее помню — звонкий, будто серебряный. Нашла она себе мужа, всем на зависть — лучшей пары во всей округе не сыщешь, и стали они жить весело да счастливо.

Дэн зевнул. Его мало интересовали бабкины россказни, а она, похоже, разговорилась по полной программе. В отличие от брата Кэт внимательно слушала рассказ, поскольку обожала всевозможные истории — выдуманные и реальные.

— Все было хорошо у Груши и Сергея, да вот только детишки никак не появлялись. Год живут супруги, второй, третий, а детей нет, как нет. Груша и в райцентр к врачам ездила и к знахарке ходила, ничего не помогало. Вот тогда-то и решила моя сестра отправиться на богомолье. Косо на нее наши бабы смотрели, мол, как комсомолка, ударница труда в такие глупости верит, но Аграфену никто не мог остановить, уж очень она дитё родить хотела. Отправилась она вместе с мужем в один из монастырей, целый месяц отсутствовала, а когда вернулось, лицо у нее стало другое — словно светом изнутри озаренное. С той поры Груша в Бога и поверила. В церковь, правда, редко ходила, а вот дома перед иконой каждый вечер молилась, детей вымаливала.

— Иконой? — встрепенулся Дэн. — Старинной?

— Старая икона. Сколько себя помню, она всегда в нашем доме была. Потемнела так, что лик Богородицы почти неразличим стал.

— А дорогая?

— Дэн, умолкни! — возмутилась Кэт.

— Помолчи, когда взрослые говорят! — огрызнулся он. — Дорогая икона-то?

— Разве образ божий деньгами оценивают? — укоризненно произнесла бабушка Серафима. — Может и дорогая. Оклад у нее был, как сейчас помню, позолоченный, с камушками блестящими, или со стеклышками, пойди, разбери.

— Бабушка, а что с Грушей было? Родила она ребенка?

— Я думала, Катерина, вам это не интересно.

— Лично мне очень даже интересно! Просто Дэн бесчувственный, словно Терминатор, он только про деньги думает.

— Тогда слушай. Не знаю, помогли Груше молитвы, или просто с самого начала так было предначертано, но однажды почувствовала она, что носит под сердцем ребенка. То-то обрадовалась! Да только недолгим счастье оказалось. Не успел ребеночек на свет божий появиться, как сиротой стал. Груша на седьмом месяце беременности ходила, когда муж ее Сергей погиб. Пропал парень ни за что, ни про что — он комбайнером был, в поле работал, а тут вдруг гроза непонятно откуда налетела. Никто ничего понять не успел — ударила молния в комбайн и все, нет человека. Аграфена едва руки на себя от отчаянья не наложила, да только на этом свете ее долг удерживал — должна она была родить ребенка, их с Сергеем продолжение рода. И родила. Радость горе потеснила, жизнь потихонечку налаживаться начала, но, видно Аграфену злой рок преследовал или проклятие, не смогла она уберечь свою любимую дочурку. Шесть лет они прожили душа в душу, а потом беда грянула. Девочка в огороде копалась и руку поранила. Ссадина вроде бы пустячной была, никто на нее внимания не обратил, но малышка заболела столбняком и умерла.

— Умерла?! Насовсем? — по-детски переспросила Кэт, тараща глаза, чтобы сдержать столь неуместные (поскольку, с ее точки зрения они являлись проявлением слабости) слезы.

— Насовсем. Аграфена сочла, что она одна виновата в смерти своего ребенка, поскольку случилось все по ее недосмотру. Хотела в монастырь уйти, но передумала, иначе поступила. Как-то поутру взяла она с собой икону, вышла из дома и зашагала в сторону леса, ни на кого внимания не обращая. Больше ее не видели.

— И куда же она делась? — вновь оживился Дэн.

— Все думают, что Груша на болота пошла и утопилась. Места это гиблые, уж больно коварна топь. Много людей там погибло — иные за клюквой пошли, иные заблудились, но все в трясине сгинули. Так и исчезла сестренка моя на веки вечные.

— С иконой? — невозмутимо уточнил Дэн.

— С иконой, — сухо откликнулась бабушка Серафима, и первой поднялась из-за стола, давая понять, что разговор окончен.


Небо над темной полосой леса порозовело, а облака сделались фантастическими островами, разбросанными по спокойной глади воздушного океана. Изогнувшаяся в виде подковы речка, тихонько плескалась у самых ног, нежно лаская песчаный берег. Старая ива склонилась к воде, рассматривая свое отражение. Димка мрачно посмотрел на всю эту красоту — каждые ночные посиделки оборачивались для него семейным скандалом. Отцу было на все наплевать, даже когда он не пил, а мама всякий раз драла непутевого сына за уши, ругалась, но ничего не могла изменить. Почти каждый вечер Димка все равно садился на свой старенький велосипед и ехал к месту сбора «стаи» — поляне в излучине реки, протекавшей неподалеку от Колываново.

— Эй, Дим, чего киснешь? — отвлек от раздумий голос приятеля.

— Думаю, как мне шею намылят, когда домой вернусь. Может бросить все это, не тусоваться с Дэном?

— Ты что?! Он тебе намного быстрее голову оторвет, чем родители, — откликнулся Мишка — рыжеволосый паренек, основной приметой которого было бесчисленное количество веснушек на физиономии. — Дэн не простит того, кто пойдет против его воли. Он же сам столько раз об этом говорил. Лично я ему верю.

Димка тоже верил, потому спорить не стал. Он подъехал к месту тусовки одним из первых, потом стали появляться другие ребята. Кто-то по-хозяйски начал собирать хворост для костра, кто-то болтать с приятелями о последних новостях. «Стая» насчитывала в своих рядах двенадцать членов, большинство из которых жили в Колываново, и только трое ребят, в том числе и Димка, приезжали из других деревень.

— Эх, — Димка посмотрел в сторону темневшего неподалеку леса, — говорят, раньше из Волково в Колываново напрямую через болото ходили по тропе. В два раза короче получалось.

— А еще судачат, будто в болоте бабка много лет назад сгинула, а после нее еще несколько человек. С тех пор туда никто нос не сует.

— Мало ли что говорят. Кто их проверит? Вот если бы самому посмотреть.

— Ага, прямо сейчас и поезжай на своем велеке, — усмехнулся Мишка. — Тебя там мертвяки встретят. Они высунут из топи синие руки, схватят тебя за ноги и к себе утащат.

— Да ладно, хватит сказки рассказывать! Нет там никаких мертвяков!

— Даже не спорь — мертвяки точно есть, а вот высовывают они руки из топи или нет, этого я не знаю.

Разговор прервало появление Генки и Макса. Эти двое, были года на четыре старше остальных членов «стаи» и чем-то неуловимо напоминали настоящих волков. Парни не отличались разговорчивостью, на мир смотрели исподлобья, а двигались стремительно и бесшумно. Они почти всегда сопровождали Дэна, изображая его телохранителей, хотя на вожака покушения вроде бы никто не готовил. Сегодня Макс с Генкой пришли раньше своего шефа, причем настроение у обоих было просто отвратительным. От парней разило пивом, они по поводу и без повода на каждом шагу сыпали бранными словечками, а Макс успел наградить подзатыльником подвернувшегося под руку Димку. Телохранители уселись у костра, закурили, то и дело, поглядывая на часы. Судя по всему, они нервничали или чего-то опасались. С их появлением остальные мальчишки приутихли, стараясь не привлекать к себе внимания.

Сумерки сгущались. Было очень тихо, и только треск костра да шум изредка проносившихся по шоссе машин нарушали спокойствие летнего вечера. Дэн и сопровождавшая его Кэт, как всегда появились неожиданно. Они возникли из темноты, словно призраки и величественно проследовали к костру. В соответствии с придуманным Дэном ритуалом, все члены «стаи» приветствовали его громкими криками. Он небрежно кивнул головой и направился к поваленному дереву, служившим ему неким подобием трона. Настроение Дэна также трудно было назвать хорошим, и с появлением вожака стало еще тревожнее. Димка всем своим существом чувствовал опасность, но не мог понять, откуда она исходила.

— Расслабьтесь, — прервав долгое молчание, обратился Дэн к своей «стае», хотя расслабляться в первую очередь следовало ему самому. — Удача покровительствует тем, кто ничего не боится. Побеждают сильнейшие. Надо брать от жизни все, и рвать глотки всем чужакам, осмелившимся встать на твоем пути.

«Стая» молчала. Ребята уже привыкли к тому, что их странный вожак произносит длинные речи, смысл которых не всегда до них находил. А Дэн очень любил пофилософствовать, сообщая окружающим свои довольно банальные идеи, казавшиеся ему вершиной мудрости. Выслушивать себя он заставлял методом кнута и пряника — порой был очень щедр, задаривая мальчишек жвачкой, чипсами и раздавая деньги, а порой утраивал настоящий террор, доходчиво объясняя, кто является вожаком в «стае». Сегодня, похоже, ничего хорошего притихших ребят не ожидало. Произнеся еще несколько глубокомысленных высказываний, Дэн недобрым взглядом окинул слушателей:

— Что-то вы сегодня отмалчиваетесь, друзья. Может быть, за последнее время у кого-то из вас завелось собственное мнение? Давайте, высказывайтесь. Ну же! Бросьте вызов вожаку, ведь всегда прав тот, кто сильнее.

Все отмалчивались, опустив глаза. Даже Макс с Генкой опустили головы, чувствуя, что злой, как черт Дэн может «наехать» и на них, чего он обычно никогда не делал. Тем временем, поднявшись со своего места, Дэн неожиданно подскочил к Мишке, грубо схватил его за ворот рубашки:

— Может, ты хочешь что-то сказать?

— Я… нет. ничего.

— Кто здесь вожак стаи?

— Ты.

— Кто?!

— Ты, Дэн.

— Громче!

Мишка испуганно повторил свои слова, а вскоре уже вся «стая», вскочив со своих мест, начала хором выкрикивать имя вожака:

— Дэн! Дэн! Дэн!

Впрочем, единственная девчонка в «стае» — Кэт, в прославлении «вождя» не участвовала. Она прекрасно знала брата, потому скептически относилась к его выдумкам. Зато у самого Дэна настроение сразу улучшилось, и он милостиво улыбнулся, позволив ребятам снова усесться подле костра.

— Димка, ты, ведь из Волково? — негромко спросила Кэт, когда все успокоились и посиделки пошли своим чередом.

— Да.

— Надо поговорить.

Кэт и Димка вышли из освещенного светом костра круга, направившись к берегу реки.

— Что случилось?

— Говорят, вчера у вас в деревне девочка пропала.

— Точно. Откуда ты знаешь?

— Утром по телевизору говорили.

— А у нас телек давно сломался. Значит, теперь наша деревня знаменитая?

— Нашел чем гордиться! — возмутилась Кэт. — А что с ней конкретно произошло, она в болоте утонула?

— Больше слушай сказок про это болото! Про него специально всякие ужастики рассказывают, чтобы приезжих горожан пугать. Скорее всего, девчонку настоящий маньяк похитил.

— Не может быть!

— Очень даже может. Думаешь, маньяки только в больших городах встречаются?

Кэт нахмурилась, а потом резко взмахнула кулаком, будто размазывала незримого врага по стенке:

— Попался бы мне этот негодяй! — произнесла она и быстрым шагом пошла вдоль берега речки. В данный момент вспыльчивая девчонка искренне верила, что смогла бы собственными кулачками восстановить справедливость и наказать маньяка.

Глава четвертая Под покровом леса

Ни Петю, ни Васю никто бы не назвал трусами, но как им было не запаниковать, когда в двух шагах от них, посреди глухого леса в буреломе стонал некто, а над головами кружил говорящий ворон? Мальчишки вначале похолодели от страха, потом хотели удрать, куда глаза глядят, но все же остались на месте, поскольку любопытство у них было развито сильнее осторожности. «Есть два варианта развития событий, — попытался рассуждать Вася, едва совладавший с приступом паники, — удрать сразу или все же посмотреть, кто находиться на дне овражка. Если подойти ближе, то опять существует два варианта: если там берлога, в которой притаился зверь — нас съедят, а если.».

— По-мо-ги-те. — послышался тихий голос, моментально избавивший Васю от раздумий.

Близнецы отважно ринулись вниз по склону, намереваясь как можно скорее помочь попавшему в беду человеку. Они начали проворно растаскивать сухие ветки, под которыми лежал некто, и вскоре увидели мужчину с окровавленным лицом. К счастью, братья Клёновы в критических ситуациях держались молодцом, а потому действовали с завидным хладнокровием.

— Вы ранены? — спросил Петя, а Вася проворно расстегнул ворот рубахи незнакомца, чтобы тому было легче дышать.

— Ничего. Голова только кружится. Я давно очнулся, но хворост встать мешал, а теперь все в порядке. Помогите подняться.

— Нет, лежите спокойно. У вас может быть сотрясение мозга. Мы быстренько вызовем врача.

Насчет скорости Вася, конечно загнул. Телефоны оба близнеца, как нарочно забыли в городе, оставив их подзаряжаться на ночь, и спросонья начисто о них запамятовав, поэтому в Волково им приходилось обходиться без современных средств связи, а это означало, что по мобильнику они врача вызвать не могли. Мальчики отошли в сторону посовещаться.

— Кто-то должен остаться с ним, а кто-то бежать в деревню, — мрачно заявил Петя, коего перспектива бродить по этим гиблым местам в одиночку вовсе не вдохновляла.

— Да. — откликнулся думавший о том же Вася. — Как ты думаешь, как этот бедолага здесь очутился?

— Сейчас не время в детектива играть! Главное, человеку помочь.

— Думать иногда полезно. Человека либо ударили по голове здесь, что означает — он добровольно пришел в эти дебри вместе с преступником, либо напали в другом месте, а потом отвезли на машине в лес и спрятали.

— Васька!

— Это не праздные рассуждения.

— Ладно, мысли сколько душе угодно, а я пока побегу в деревню за помощью.

— Если его привезли на машине, то где-то неподалеку проходит шоссе, и тебе не придется бежать в Волково, поскольку помощь можно получить значительно ближе и быстрее.

— Логично, — согласился Петя. — Тогда давай расспросим потерпевшего.

— Именно это я и собираюсь сделать.

Близнецы вернулись к раненому. Теперь, когда он избавился от наваленных на него тяжелых веток, то почувствовал себя намного и даже, приподнявшись на локте, ощупал свою голову. Судя по всему, преступники несколько раз ударили его каким-то тяжелым, но тупым предметом, а потом, сочтя мертвым, спрятали в лесу.

— Вы знаете, где находитесь? — спросил Вася, взявший на себя роль следователя.

— В лесу, — откликнулся потерпевший. — Меня ударили по голове вскоре после того, как я выехал на велосипеде из Колываново.

— Вы ехали по шоссе?

— Не совсем. Рядом с ним проходит тропинка. Близко. Проезжая часть из-за стволов видна.

— Вы не заметили, у нападавшего была машина?

— Кажется, нет, не видел.

— Понятненько.

Закончив допрос, юные сыщики снова отошли в сторонку. Исходя из рассказа потерпевшего они, скорее всего, находились в относительной близости от поселка а, следовательно, возвращаться через лес в Волково смысла не имело.

— Даже если у преступника была машина, он бы не стал куда-то отвозить тело жертвы. Это могло бы привлечь внимание окружающих, намного проще было спрятать труп в лесу. Похоже, именно так он и сделал. Правда, труп оказался не трупом, но этого он, к счастью, не заметил.

— Короче, нам остается только сообразить, как выбраться на дорогу, — подытожил Петя и, достав блокнотик, начал по памяти набрасывать карту местности. — Знаешь, Вась, пойду я, только ты мне компас отдай на всякий случай.

— Хорошо, — неожиданно легко согласился брат, который обычно старался взять на себя самую трудную часть задания. — Я здесь побуду, без проблем.

Пожелав друг другу удачи, братья разошлись в разные стороны. Василий направился к раненому, а Петр зашагал туда, где, по его мнению, должно было проходить шоссе. Мальчик неплохо ориентировался на местности, но, оставшись один среди дремучего, недоброго леса, начал сомневаться в своих возможностях. На плане маршрут выглядел просто и логично, однако в реальности все оказалось намного труднее и страшнее. Боялся Петя даже не за себя — он не сомневался, что сможет выпутаться из любой передряги, а за тех, кого оставил в чаще леса. Мужчина нуждался в медицинской помощи, и то, насколько быстро она будет предоставлена, теперь зависело только от Пети.

Сверяясь с компасом и со своим планом, отважный спасатель продвигался вперед, то и дело, перелезая через поваленные деревья, обходя буреломы и овражки. Порой, заслышав какой-нибудь непонятный шорох, он холодел от страха и хотел, позабыв обо всем броситься назад к брату, но, преодолевая испуг, продолжал двигаться вперед. Постепенно Пете стало казаться, что компас врет, и на самом деле он давным-давно заблудился и ходит по лесу кругами, неумолимо приближаясь к гиблому болоту, но тут ухо уловило шум мотора.

Мальчик встрепенулся — шоссе находилось совсем рядом и теперь не составляло труда выйти к нему. Впрочем, радость оказалось преждевременной — ему еще пришлось довольно долго продираться через дебри, прежде чем лес посветлел, став по-дачному уютным и безобидным. Наконец, за серебристыми стволами берез замаячила серая полоса асфальта. Выбравшись на шоссе, Петя остановился на обочине, поджидая проезжающие мимо автомобили. При виде первой же машины он энергично замахал руками, призывая ее остановиться, однако иномарка на бешеной скорости промчалась мимо. Точно так же проигнорировал автостопщика второй, третий, пятый водитель.

— Стойте! Стойте! — кричал мальчик, едва не бросаясь под колеса изредка проносившихся мимо автомобилей, но водители словно не видели его.

Петя даже растерялся. Он так торопился, он прошел сквозь страшный лес, рассчитывая получить помощь, и вот теперь, когда вокруг находились люди, никто не обращал на него внимания. Впрочем, раскисать и сетовать на жизнь у мальчика не было времени. Попытавшись остановить еще одну машину, Петя разозлился и трусцой побежал в сторону Колываново, надеясь хотя бы там получить столь необходимую помощь.

Впрочем, бежать ему пришлось недолго. Огромный фургон легко обогнал его и неожиданно затормозил рядом, напугав своим появлением мальчика. Увидев рядом с собой такую махину, Петя даже ойкнул от неожиданности и шарахнулся назад.

— Пацан, что случилось? — высунулся из находившейся высоко над головой кабины молодой водитель.

— Мы человека нашли в лесу раненного. Брат с ним остался, а я за помощью бегу.

— Где они? Далеко?

— В часе ходьбы примерно. Помогите, пожалуйста.

— Дай сообразить. — парень пригладил непослушные волосы. — Ранение серьезное?

— Средней степени тяжести, наверное. В общем, его по голове ударили, оглушили. Кровотечения нет, он разговаривает, но кто знает, что у него в мозгах твориться?!

— Слушай, мне машину оставлять нельзя. Давай сделаем так: я вызову милицию и «Скорую помощь» и ты отведешь врачей к раненому. Идет?

— Идет.

Без лишних разговоров водитель тут же вызвал по мобильному медиков и милиционеров, а когда все было сделано, поинтересовался у своего случайного знакомого:

— Тебя как звать-то?

— Петя.

— А я — Иван, — дальнобойщик улыбнулся, но потом помрачнел. — У меня друга утром арестовали, только из рейса вернулся, шьют какой-то бред. Я почему вспомнил, он как раз этим маршрутом проезжал, а здесь на беду преступление произошло. Вот его и заподозрили. Видно, места тут опасные, каждый день что-то случается.

— А в чем его обвиняют?

— Говорят, будто девочку-малолетку похитил. Но только я в это не верю — Колька на такое не способен! Мы с ним вместе в армии служили, много горя хлебнули, и я на любом суде под присягой скажу — невиновен Николай и все! Ну, проезжал он мимо, ну остановился: с ним такое иногда случается — от жары в глазах темнеет. Вот он и съехал на обочину переждать, когда все пройдет. Скажешь, не дело ему с такими проблемами баранку крутить, а что делать? Деньги-то зарабатывать надо! И, надо же, как быстро его вычислили — просто диву даешься! А потому это произошло, что он не преступник. Преступник бы все рассчитал, следы бы сумел замести и все такое. Зато невиновного человека легко поймать, ведь он не прячется!

К большой радости Пети милиция оперативно сработала и на этот раз. Не успел он получше расспросить Ивана о его друге, как на шоссе возникло несколько машин с мигалками. Мальчик вздохнул с облегчением — теперь ответственность за раненого легла на чужие плечи, и он мог позволить себе немного расслабиться. Впрочем, Пете еще предстояло провести врачей и милиционеров через лес, но это его ни чуть не тревожило, поскольку того, кто проделал такой путь в одиночестве, уже ничего не могло испугать.


Решив скрыть подлинную причину своего пребывания в лесу, связанную с поисками исчезнувшей девочки, поздно вечером братья Клёновы предстали перед встревоженной тетей Лизой. Версия Васи была такова: они просто решили прогуляться, забрели в глухое место, где совершенно случайно обнаружили раненного мужчину. Бросить его они, естественно не могли, а потому оправились за помощью. Спасательная операция затянулась надолго, что и привело к столь значительному опозданию.

— Мы бы обязательно позвонили, если бы телефоны в городе не оставили, простите нас, тетя Лиза! — вполне искренне произнес Вася. — Мы больше так не будем!

Ругать героев было вроде бы не за что, но тете Лизе поведение близнецов крайне не понравилось. Похоже, сбывались самые мрачные прогнозы старших Клёновых — их сорванцы действительно ухитрялись попадать в криминальные истории даже там, где никакого криминала не встречалось испокон веку. Старушка сначала хотела сразу позвонить в город и сообщить родителям сыщиков о случившемся, но потом передумала, постеснявшись своей беспомощности в воспитательном процессе. Еще недавно она твердым тоном убеждала Лёньку и его жену, что сумеет справиться с мальчиками и будет держать ситуацию под контролем, и вот дня не прошло, как близнецы ухитрились найти в чаще жертву преступников! Тетя Лиза не хотела выглядеть легкомысленным человеком и решила никому ничего не рассказывать, понадеявшись, что происшествие в лесу было всего лишь неудачным стечением обстоятельств.

— Предупреждала же я вас — не ходите в сторону болота! Хорошо, конечно, что вы человека спасли, но больше не рискуйте! Болото коварно — вам кажется, будто вы по цветущей поляне прогуливаетесь а, в самом деле, на волосок от смерти проходите. Один неверный шаг и все, конец, топь вашей могилой станет.

Мальчишки согласно закивали головами. Они сильно проголодались и с нетерпением ждали ужина. А после еды Вася с Петей поднялись в мансарду, чтобы в спокойной обстановке обсудить события сегодняшнего, полного приключений дня. Плюхнувшись на свои раскладушки и потушив свет, мальчики начали обмениваться имевшейся в их распоряжении информацией. Время давно перевалило за полночь, тучи весь день скрывавшие небо рассеялись, и в мансарду заглянула немного щербатая, нахальная луна. Петя хотел задернуть штору, но передумал — с луной, которую он теперь на языке басков именовал иларгиа, было таинственней.

— Водителя-дальнобойщика, которого видели на дороге рядом с Ксюшей, арестовали, — сообщил Петя, поправляя под головой подушку.

— Откуда ты знаешь?!

— Случайно разговорился с другом шофера. Он убежден в его невиновности.

— Люди даже о себе не всегда знают, на что они способны, но это к слову. Значит, арестовали? Будут отрабатывать основную версию. Но лично меня больше занимает рассказ почтальона. Он заставляет по-новому взглянуть на имеющиеся факты.

— Почтальона?

— Да. Человек, найденный в лесу, разносил почту.

— Слушай, Васька, неужели пока я бегал за помощью, ты приставал с расспросами к раненному человеку?! Разве так можно?

— Нужно. Да будет тебе известно, что если человеку с сотрясением мозга позволить отключиться, то он вполне может больше не включиться. Так, во всяком случае, по телеку показывают. Следовательно, я должен был с ним разговаривать. Конечно, мы бы могли болтать на тему погоды, но я решил совместить приятное с полезным и разобраться, что же произошло.

— И разобрался?

— У меня возникли новые идеи. Но все по порядку. Оказывается, за последнее время в этих кроях произошло несколько нападений на почтальонов, разносивших пенсии. Преступники действовали по одной схеме: дождавшись, когда жертва окажется в безлюдном месте, они подбегали сзади, толкали на землю, одновременно выдергивая из рук сумку с деньгами. Почтальонши отделывались легким испугом, но сказать, кто на них напал, не могли, поскольку все происходило слишком быстро. Так было до вчерашнего утра, когда наш знакомый почтальон попытался оказать бандитам сопротивление. Он ехал на велеке по тропинке, проложенной в нескольких метрах параллельно шоссе, и вдруг заметил впереди натянутую веревку. Почтальон резко остановился, и тут из-за кустов выскочил человек в маске.

— В маске?

— Именно. Бандит выглядел, словно в крутом детективе — его лицо скрывала черная маска с прорезями для глаз. Он хотел вырвать из рук почтальона сумку, но тот начал сопротивляться, тогда сзади на него навалилось несколько человек, а потом почтальон почувствовал удар по голове и потерял сознание.

— Иными словами, поблизости орудует целая банда. А тетя Лиза утверждала, что здесь самое спокойное место на свете, — заметил отчаянно боровшийся со сном Петя, у которого от усталости слипались глаза. — Даже странно как-то: сначала девочка пропала, потом человека чуть не убили, в день по преступлению. По-моему — многовато.

— Именно — странно! Так я и подумал. Конечно, в жизни случаются совпадения, но возможно между этими преступлениями есть связь. Короче, это дело рук одной банды!

— Думаешь, они похитили Ксюшу? — изумился мальчишка, мигом избавившийся от сонливости.

— Не исключено. Что если эти бандиты хотят получить за нее выкуп? Девочка из обеспеченной семьи, хорошо одета, у нее дорогой велосипед, мобильный телефон.

— Но почему мы ничего не слышали об этой версии?

— Думаешь, милиционеры обязаны нам докладывать о ходе расследования? Наверняка они отрабатывают обе версии: и о маньяке, и о похищении с целью получения выкупа.

— А мне кажется, что Ксюша пошла по ягоды, заблудилась и утонула в болоте, иначе бы ее ворон не оплакивал.

— Забудь о вороне, тебе померещилось!

— Вась, я нахожусь в здравом уме и твердой памяти.

— Одно другому не мешает.

Братья заспорили, но постепенно усталость брала свое — голоса звучали все слабее, языки начали заплетаться. Вскоре юные сыщики заснули, так и не сумев разобраться в происходивших вокруг событиях.

А в окно мансарды заглядывала большая, знавшая все тайны на свете иларгиа.


— Ты кто? — поинтересовалась тетя Лиза, увидев вошедшего в кухню мальчика.

— Я — Петя, — ничуть не удивился он такому вопросу, так как привык, что их с братом путали все, кроме мамы. — С добрым утром!

— С добрым утром, Петя! Будь добр, сбегай в магазин за батоном, а то завтракать не с чем.

— Я мигом!

Вприпрыжку сбежав с увитой фиолетовыми вьюнками веранды и миновав чудесный цветник, мальчик вышел на улицу. Утро трудно было назвать ранним, но все равно он чувствовал бодрое настроение, будто поднялся чуть свет. Быстренько купив в находившемся на краю Волково магазинчике батон, мальчик собрался возвращаться домой, когда заметил шагавшую со стороны автобусной остановки особу. При виде незнакомки он даже сбился с шага, так необычно и загадочно она выглядела. Несмотря на довольно теплую погоду, девушка была облачена в узкие кожаные брюки черного цвета и такую же куртку, украшенную множеством цепочек, заклепок и прочего металлолома. Ко всему почему, девушка была обладательницей длинных, черных как смоль волос, свободно рассыпавшихся по плечам и солнцезащитных очков в продвинутой оправе.

— Привет, — бодро шагавшая «инопланетянка» поравнялась с Петей.

— Пр. привет, — совершенно не вовремя и неожиданно для себя самого начал заикаться мальчик.

Привыкшая к такой реакции окружающих Кэт, едва заметно усмехнулась. Застывший словно не на месте установленный фонарный столб паренек, ее не впечатлил, но она приехала в Волково по важному делу и собиралась опрашивать всех, кто встречался на ее пути. Прямолинейная девчонка хитрых подходов выдумывать не стала, а потому сразу, в лоб задала интересовавший ее вопрос:

— Меня Кэт зовут. Слушай, ты что-нибудь знаешь о пропавшей девочке?

— А меня — Петя. И я сам бы хотел побольше узнать об исчезнувшей Ксюше.

Знакомство состоялось. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что Кэт вовсе не такая взрослая, как хочет казаться и скрывает свой юный возраст под толстым слоем косметики, а Петя совсем не похож на «фонарный столб» и на самом деле является интересным собеседником. Наверное, не стоило выкладывать всю имевшуюся в его распоряжении информацию едва знакомому человеку, но Пете хотелось поддержать знакомство, а потому он говорил и говорил, сообщая все, что знал об исчезновении Ксюши. Рассказал он и о говорящем вороне.

— Получается, будто ворон скорбит о девочке? — уточнила Кэт, ничуть не удивленная таким фантастическим поворотом событий. — Но кто же ее убил?

— Может, и никто. Скорее всего она просто заблудилась и утонула в болоте вместе со своим мобильным телефоном.

— А я-то хотела разобраться с негодяем, похитившим Ксюшу, — разоткровенничалась не в меру крутая девчонка. — Потому и приехала сюда из Колываново, навести справки. Значит, это просто несчастный случай?

— Мне эта версия ближе, но никакой суд не станет рассматривать в качестве свидетеля говорящего ворона, — Петя нервно посмотрел по сторонам — тетя Лиза наверняка недоумевала, почему он так задержался, отправившись за покупками, и вполне могла послать на его поиски Васю. Разговор с Кэт надо было заканчивать, но делать этого не хотелось. — Слушай, Кэт, ты не очень торопишься? Видишь мой эчеа, там, в конце улицы, я быстренько сбегаю, своих предупрежу и вернусь. Ты на скамейке посиди около магазина. Хорошо?

— Ты сказал — эчеа?

— Ну, в смысле — дом.

— Ладно, подожду.

Пете стоило немалых трудов отвертеться от завтрака и покинуть дом, едва переступив его порог, но он своего добился и спустя несколько минут вновь предстал перед заскучавшей девчонкой.

— Снова привет, я вернулся. Хочешь, немного прогуляемся?

— Ага, — девчонка легко поднялась со скамейки, сняла куртку, звякнувшую многочисленными фенечками, повесила ее на руку, подставив загорелые плечи утреннему солнцу. — Петь, если это не секрет, почему ты дом так странно назвал — эчеа? Это на каком языке? Лично я ухитрилась восемь языков не выучить.

— Не выучить?

— То есть начинала и бросала, но нигде такого слова не слышала.

— Это — эускара, самый древний язык на свете! — немедленно сообщил мальчик и тут же начал вводить в курс дела внимательно слушавшую его Кэт.

Девчонке действительно было интересно — ей очень нравились истории о далеких сказочных землях за синими морями и высокими горами, но до сего момента она не сомневалась в том, что волшебных стран на нашей планете нет. И вдруг случайно встретившийся мальчишка поведал ей историю о прекрасной стране под названием Эускади или Эускал Эрриа, действительно существующей в реальном мире! А Петя, увлекшись, рассказывал уже не про особенности древнего языка, а про все, что когда-либо слышал о Стране Басков:

— Знаешь, когда говорят об Испании, сразу представляют что-то такое знойное, жаркое, с апельсинами, кастаньетами, корридой и прочей экзотикой, но это не совсем правильно, там очень разный климат. Эускади находиться на севере полуострова, на берегу Бискайского залива, где поблизости проходит холодное океанское течение, а потому погода на побережье явно не испанская. Например, в главном портовом городе Бильбао температура и днем и ночью держится одинаковая, причем градусов на десять ниже, чем на расположенном неподалеку курорте. В Стране Басков даже березы и яблони растут, прямо, как у нас! Видела бы ты, как там красиво! Представь, поросшие изумрудным лесом горы, подходят к самому океану, на золотистый пляж накатывают белые пенистые волны, простор, подернутые легкой дымкой вершины. В общем красота, сплошная аскатасуна, то есть свобода.

— Клево. — мечтательно произнесла Кэт. — Как во сне или в рекламном буклете.

— А знаешь ли ты, что и сами баски не совсем обычные люди — некоторые ученые считают, что они произошли непосредственно от кроманьонцев — первых людей, появившихся в Европе? По сравнению с остальными жителями полуострова, баски дольше живут и обладают большей физической силой. Они очень спортивные, любят соревноваться, отлично разбираются в технике и ко всему прочему, с давних пор славятся, как отличные рыбаки и мореходы, — продолжал восторженный рассказ Петя, говоря с такой убежденностью, будто сам все видел собственными глазами. — Знаешь, как они еще в средние века лихо на китов охотились? Выходили в океан на маленьких лодчонках, выслеживали кита и. Короче, было круто. А когда всю рыбу поблизости от берега истребили, баскские рыбаки стали плавать за треской все дальше на север, почти к самой Америке, причем происходило это еще до того, как Колумб ее официально открыл. Кстати, шкипером на корабле Колумба тоже был баск, поэтому-то они и знали, куда плыть.

— Здорово. Ты так рассказываешь, что сразу хочется туда поехать. Только. Только если баски такие крутые, там, в Эускади, наверное, очень круто.

— Знаешь, в Интернете туристы часто делятся своими впечатлениями от путешествий, так вот те, кто добрался до Эускади, в один голос говорят, что баски очень милые, гостеприимные люди. Они охотно помогают заблудившимся туристам, а если те на словах ничего понять не могут, то просто отводят горе-путешественников туда, куда им необходимо попасть, чтобы те окончательно не потерялись. Короче, — Петя грустно вздохнул, — короче я бы сам поехал в Страну Басков. Да только, похоже, это несбыточная мечта. Но я все равно мечтаю об Эускади и это намного лучше, чем вообще ни о чем не мечтать. А нас с братом сослали на лето в Волково, и все, никаких разговоров — такова суровая реальность бытия.

— За что?

— Долго объяснять.

Тут только очарованная рассказом Кэт вспомнила о времени и заторопилась к автобусной остановке. Галантный Петя вызвался ее проводить. На остановке было пыльно, жарко и пустынно. Вскоре, после нескольких минут ожидания, на шоссе появился усталый, пожилой автобус.

— Кстати, а ты не знаешь, как по-баскски будет звучать фраза «я тебя люблю», — кокетливо спросила Кэт, и поправила темные очки, скрывавшие глаза.

— Дай подумать, — откликнулся Петя, лихорадочно перебирая в памяти все, что уже успел выучить. — Кажется. Кажется: маите саитут. Да, именно так — маите саитут!

— Круто. — только и смогла произнести Кэт, протискиваясь в набитый дачниками салон автобуса.

Петя задумчиво помахал вслед, и только когда захлопнулась дверь, сообразил, что так и не обменялся с Кэт номерами телефонов.

Глава пятая Дела давно минувших дней…

Катя Серебрякова, больше известная под именем Кэт, производила на окружающих не слишком благоприятное впечатление, отличалась взбалмошностью и непостоянством, однако в способности логически мыслить, отказать ей было нельзя. Расставшись со своим новым приятелем и ухитрившись найти крохотный свободный уголок в переполненном автобусе, девчонка задумалась обо всем, что рассказал ей Петя. Сначала она мечтала об Эускади, но потом мысли вернулись к трагическому происшествию в Волково, и тут в голове Кэт возникла неожиданная догадка. Идея действительно была интересной, но для того чтобы подтвердить ее, девчонке требовалось срочно переговорить с бабушкой.

Выскочив из автобуса, Кэт со всех ног помчалась к дому. Уловив с порога запах чеснока и укропа, она сразу ринулась на кухню, где бабушка Серафима в это время солила огурцы. Как ни странно, Кэт застала там не только старушку, но и Дэна, который будто бы помогал по хозяйству, а на самом деле без зазрения совести грыз один за другим подготовленные к засолке огурчики.

— Бабушка! Как звали ту девочку? — без предисловий воскликнула влетевшая на кухню Кэт.

— Какую девочку?

— Погибшую дочку Аграфены.

— Ксения. А что?

— Я так и думала! — девчонка даже в ладоши захлопала, обрадованная собственной проницательностью и схватила со стола огурец.

— Оставьте что-нибудь для засолки! — взмолилась старушка, но внучка уже упорхнула из помещения.

Оказавшись в своей комнатушке, Кэт немедленно надела наушники, врубила на полную мощность плеер и с размаху плюхнулась на кровать — как ни странно, такое времяпровождение помогало ей сосредоточиться.

— Кэт! — громко окликнул сестру вошедший в комнату Дэн, но она не отреагировала, продолжая лежать с закрытыми глазами и выстукивая ладонью бешеный ритм заполнившей голову композиции. — Кэт!!!

— Да?

— Ты узнала что-то новое о сгинувшей в болоте старухе?

— Не слышу. — Кэт сдернула наушники, приподнялась на своем ложе. — Что случилось?

Дэн повторил вопрос.

— И почему тебе это интересно, братишка? Просто я разговорилась с одним парнем, и он мне рассказал странную историю о говорящем вороне, повстречавшемся ему в лесу. Птица будто бы оплакивала маленькую девочку, которая на днях пропала в Волково.

— Чепуха какая-то!

— Ну. не скажи. Чудес, конечно, не бывает, а вот совпадения случаются. Похоже, моя догадка подтвердилась — ворон скорбел о другой девочке.

— Не понял, — Дэн присел на подоконник, почесал за ухом. — Лучше скажи: имеет все это отношение к тетке с иконой или я зря трачу время?

Кэт хотела вспылить, но передумала — ей очень хотелось поделиться с кем-то пришедшей в голову идеей, а другого слушателя, кроме брата поблизости не было:

— Объясняю: путаница произошла из-за того, что обеих девочек звали Ксюшами. Та, что погибла много лет назад от столбняка, оказалась тезкой пропавшей недавно Ксении. Короче говоря, ворон оплакивал дочь Аграфены, а не исчезнувшую недавно малышку. И знаешь, что все это означает?

— Понятия не имею.

— Это означает, что я сделала гениальное открытие — на самом деле Аграфена не покончила с собой, утонув в болоте, а какое-то время жила в этом гиблом месте.

Скучающее выражение на длинной физиономии Дэна моментально сменилось на заинтересованное. Судя по всему, он услышал именно то, что хотел.

— Да, готов признать, что ты гений, хотя и являешься девчонкой, — согласился он. — Поскольку за один день птицу болтать не научишь, можно не сомневаться, что Аграфена капитально обустроилась на новом месте. Следовательно, где-то среди болота и по сей день стоит ее дом со всем движимым и недвижимым имуществом. Выходит, дорогая икона не сгинула.

— Икона?

— Да, та самая старинная икона в позолоченном окладе с драгоценными камнями, которую Аграфена прихватила с собой, отправившись на болото. Настоящее сокровище!

— Как ты можешь говорить о сокровищах?

— А есть другие, более достойные темы? Главное в жизни — сила и власть. Чем больше у человека силы, тем больше власти и тогда он становится хозяином мира. А для того, чтобы стать сильным, надо разбогатеть. Следовательно, если хочешь чего-то добиться в жизни — копи денежки. Да только все прекрасно знают, что честным путем настоящие деньги не заработаешь!

— Послушай, Дэн, на фиг тебе речи произносить, я же не парень из «стаи». Это же просто болтовня.

— Болтовня?! Знаешь, у меня слова с делами не расходятся! Я специально приехал в эту глушь, чтобы пошуровать по закоулкам. Если действовать с умом, всегда найдешь, чем поживиться. Пойдешь со мной со мной на болото искать икону?

— Между прочим, бабушка говорила, что там очень опасное место.

— Для дураков — опасное. А для таких, как я, преград не существует. Ты только представь, сколько может стоить старинная икона в драгоценном окладе!

— Слушай, Дэн, тебе Аграфену с дочерью не жалко? И ту девочку Ксюшу, что недавно пропала?

— Какое мне до них дело? Эх, Катька, глупая ты девчонка! Я тебя в долю хотел взять, а ты тут мораль разводишь!

Кэт не ответила. Повернулась к стене, снова надела наушники и на всю громкость врубила плеер.


Колываново Пете не понравилось. Поселок был пыльным, почти лишенным зелени, а главное — очень большим, что существенно осложняло стоявшую перед мальчиком задачу. С того момента, как черноволосая красотка села в автобус и поехала домой, прошло всего несколько часов, а Петя уже отправился на ее поиски. Вообще-то он не собирался попадаться Кэт на глаза, поскольку она могла бы сочти такое поведение слишком назойливым, но хотел на всякий случай узнать ее адрес. Петр считал себя опытным сыщиком, а потому надеялся без труда справиться с поставленной задачей, однако очень скоро у него возникли непредвиденные трудности. Как всегда «частный детектив» начал с опроса местных жительниц пенсионного возраста, но стоило ему только задать вопрос о черноволосой девушке в кожаной куртке, как на него тут же начинали смотреть словно на преступника-рецидивиста. Похоже, Кэт в поселке отлично знали, но очень не любили.

Немного покрутившись на пятачке, где были расположены почта, пара магазинов и автобусная остановка и всегда толпился народ, Петя задумался над тем, как лучше вести поиски, прочесывая все Колываново. Неожиданно его окликнули:

— Эй, парень, а зачем тебе эта бешеная понадобилась?

Мальчик оглянулся — за его спиной стояла та самая тетка, которую он первой спросил про Кэт. Нагрузившись покупками, женщина вышла из магазина и снова увидела топтавшегося на улице блондинчика, проявлявшего незаслуженный интерес к местным хулиганам. Тетка решила провести разъяснительную работу, направив заблудшую душу на путь истинный.

— Кэт не бешеная, если вы ее имеете в виду, — услышав вопрос, откликнулся Петя. — Она вполне нормальная и даже хорошая.

— Хорошая, как же! Я тебя, парень, предупредить хочу. Не связывайся с этой компанией! Как брат с сестрой на лето к нам приехали, в поселке совсем жизни не стало! Наши пацаны и раньше непутевыми были, а как Дэн возник, и вовсе от рук отбились. Дома не ночуют, пиво распивают, крутятся возле магазинов, того и гляди, свистнут из кармана кошелек! Ты парень мне сразу понравился, сразу видно, что не такой, как они, потому и советую — не водись с дрянной девчонкой, добром это не кончится.

— Спасибо за разъяснения, — вежливо откликнулся Петя, за время страстного монолога укрепившийся во мнении, что про Кэт лучше расспрашивать юных обитателей поселка.

Но никого из ребят поблизости не было, и мальчику ничего не оставалось, как просто двинуться по центральной улице Колываново, в слабой надежде случайно встретить «роковую» брюнетку. Кэт он не увидел, зато заметил катившего на велеке парня, который, как ему было известно, жил в Волково.

— Эй! Подожди!

— Тебе чего? — притормозил Димка. — Я вообще-то занят.

— Один вопрос. Ты, наверное, в Колываново всех знаешь, не подскажешь, где живет крутая брюнетка по имени Кэт? — выпалил Петя и неожиданно покраснел.

— Кэт? Конечно, знаю! Кто ж их с Дэном не знает?

И тут словоохотливый Димка слез с велосипеда и начал рассказывать про Дэна и его компанию, а точнее отчаянно хвастаться, собственными достижениями, стараясь впечатлить городского парня. Из восторженной Димкиной речи следовало, что крутой брат Кэт организовал крутую тусовку, где теперь тусуются самые крутые обитатели близлежащих деревень и в том числе сам Димка.

— Дэн, не каждого в «стаю» возьмет, тут надо стандартам соответствовать, он сам так говорит.

— И ты соответствуешь?

— Как видишь!

— Ясненько. Так где же Дэн и Кэт живут?

— Недалеко. Свернешь в тот переулок, пройдешь до конца, потом еще раз повернешь налево, там возле старого колодца на краю поселка увидишь несколько домов — Кэт в крайнем живет. Запомнил?

— Запомнил, — откликнулся Петя и без ошибок повторил Димкины слова. — Спасибо за помощь.

— Не за что.

Распрощавшись, мальчишки разошлись по своим делам. Петя направился в указанном направлении, но до дома Кэт так и не дошел, поскольку увидел ее раньше. Одетая во все черное изящная брюнетка уныло брела в сторону расположенного на окарине поселка пустыря, за которым виднелась стена леса.

Судя по всему, девчонка была чем-то расстроена и даже со спины выглядела очень несчастной. Позабыв о своем намеренье не попадаться Кэт на глаза, мальчик быстро догнал ее и пошел рядом.

— Эгун он! — поздоровался знаток древнего языка и улыбнулся.

— Ты? — удивилась Кэт. — Откуда?

— Из Волково. Осваиваю окрестности. Случайно забрел в Колываново. Вот уж не ожидал с тобой встретиться!

— Да, каких только совпадений не бывает! — вяло откликнулась девчонка, всем своим видом давая понять, что не расположена к разговорам.

Петя замолчал и пошел рядом. Выйдя за пределы поселка, двое медленно пошли по пустырю, незаметно превращавшемуся в опушку леса.

— Знаешь, у меня с братом проблемы, — неожиданно прервала молчание Кэт. — Он каким-то чужим сделался, злым. Иногда смотрю на Даньку и думаю, вдруг в него инопланетянин вселился?

— Ну, ты даешь!

— Просто образно выражаюсь. Конечно, инопланетяне здесь не причем, но как еще такое объяснишь? Теперь для Дэна в жизни главное деньги, он себя центром вселенной чувствует, никого не любит, никого не жалеет. В общем, паршиво мне, хоть в болоте топись.

— Кэт, успокойся!

— Я спокойна. Давай сменим тему. Лучше расскажи мне что-нибудь о чудесной стране Эускади. Там, наверное, живут счастливые, свободные люди. — вздохнула Кэт, грустно глядя в сторону сумрачного черного леса.


Черный лес скрывал много тайн. Кэт даже не подозревала о том, насколько близка она оказалась к истине, пытаясь разгадать загадку говорящей птицы, как заклинание повторявшей: «Ксюша, кровиночка моя, на кого ты меня покинула?». Когда-то давно убитая горем мать покинула мир живых, уйдя в объятия зловещего болота, но не умерла, а сгинула без следа, словно растворившись в болотном тумане.

Потеряв дочь, которая, как считала Аграфена, погибла по ее вине, женщина не находила себе места, чувствуя, что не сможет дальше жить. Тоска стальным обручем сжимала сердце, и каждый новый день, прожитый без Ксюши, был еще тяжелее предыдущего. Время не лечило, а усиливало боль.

Однажды, после почти бессонной ночи, когда горькие раздумья лишь ненадолго перемежались с тревожным сном, Аграфена долго лежала в постели, вслушиваясь в гробовую тишину дома. Ни звука — только тиканье ходиков, отмерявших минуты постылой жизни. В этом доме остались только воспоминания — воспоминания о любимом муже, о смешливой, звонкоголосой Ксене. Решение пришло неожиданно и сразу принесло спокойствие. Женщина быстро поднялась с кровати, оделась во все новое и пошла к двери. На пороге она задержалась, вернулась, взяла икону и только после этого навсегда покинула родной дом. Проходя по деревне, Аграфена не замечала встревоженных взглядов односельчан, она видела только маячившую за околицей полоску леса, скрывавшую коварное болото. Этот путь вел к смерти, но женщина не испытывала страха. Она только приводила в исполнение смертный приговор, который вынес ей самый безжалостный в мире судья — собственная совесть.

Даже жарким летом здесь, в лесу на краю болота было влажно, прохладно и по-осеннему грустно. Пахло багульником и дурманящим ароматом цветущей таволги. А за пышно разросшимися кустами виднелся красно-фиолетовый от иван-чая луг. Он был прекрасен и безмятежен, но на самом деле под ним скрывалась ледяная, несущая смерть трясина. Окинув равнодушным взглядом гибельную красоту, потерявшая надежду женщина пошла вперед по заросшей, едва различимой тропе. Не так давно еще находились смельчаки, пытавшиеся таким путем сократить путь до соседней деревеньки Волково или пробраться в более сухую, клюквенную часть болота, но с каждым годом их становилось все меньше, и тропа постепенно исчезала, теряясь в болоте.

Каждый шаг уводил Аграфену все дальше от жизни, но смерть почему-то не приходила, и озаренное солнцем болото приветствовало женщину сияющим буйством красок. В душе шевельнулся страх. Все получалось не так, как задумала Аграфена — тот решительный порыв, что словно на крыльях понес ее к гибели, потихоньку угасал, уступая место инстинкту самосохранения. Несколько раз женщина хотела повернуть назад, но мысль о том, что Ксеня могла бы жить, но умерла по ее вине, толкала вперед.

Тропа давно исчезла, цветущий ковер из трав под ногами был мягок и неустойчив, казалось, еще миг, и разверзнется черная пасть болота, но почему-то ничего не происходило. Возможно, Аграфену хранила икона Богородицы, которую она судорожно сжимала в руках, а возможно все дело было в случайности, но несостоявшаяся самоубийца никак не могла расстаться с жизнью. А потом впереди замаячил небольшой лесок из корявых, живучих сосен, сумевших прижиться на этой сырой заболоченной земле. Старожилы рассказывали, что посреди болота находился неприступный остров, куда почти никому не удавалось добраться, и уж тем более, оттуда вернуться живым. Молва утверждала, что на этой проклятой земле жил то ли колдун, то ли трехсотлетняя ведьма, которая запросто могла сглазить чужака, но могла и щедро одарить того, кто ей приглянулся. Аграфена не верила в сказки, но моментально вспомнила все те россказни, что не раз слышала в детстве. В голове всколыхнулась шальная, безумная мысль — что если чародей сумеет вернуть ее дочурку, оживить Ксеню? Может быть, именно по этому ей удалось преодолеть гиблое болото и добраться к зачарованному островку?

Едва ступив на твердую землю, Аграфена побежала вперед, надеясь найти среди сосен заветный дом. Увы, ее ждало разочарование. Легенды не были праздным вымыслом, но и не являлись правдой. Когда-то на острове жили, но теперь он опустел, навсегда сохранив тайну своих прежних обитателей. Впереди вырисовывался зловещий силуэт — черная печная труба, устремленная к небу. Дом сгорел давно — пепелище поросло травой и молодыми кустами, но крепкая, на славу сложенная печка по-прежнему возвышалась посреди болота. Открывшееся Аграфене зрелище было и странным и страшным одновременно. Женщина подошла к печке, дотронулась до нее ладонью и застыла неподвижно. Дальше пути не было.

А потом она вспомнила о коробке спичек, который обычно носила в кармане телогрейки. Отчаявшейся, потерявшей надежду женщине показалось, что стоит ей развести в очаге огонь, жизнь вернется и все наладится. Собрав хворост и сухую прошлогоднюю траву, в изобилии встречавшуюся на болоте, Аграфена попыталась развести огонь в печи. Как ни странно, ей это удалось, и вскоре пламя весело загудело в топке.

Темнота подкралась незаметно, ночь укрыла болото, принеся сон. Теплая печка грела спину, где-то глухо ухала сова.

Этой странной ночью Аграфене явилось видение — старая икона, стоявшая возле ствола сосны наполнилась золотым сиянием, а потом из сияющего облака возникла женская фигура. Богородица строго и печально посмотрела на женщину, произнеся только одну фразу:

— Не уходи, твоя жизнь еще нужна другим.

Аграфена проснулась от теплых солнечных лучей, упавших на ее лицо. Утро нового дня вернуло ей желание жить, она больше не желала смерти, но и простить свой грех перед дочерью не могла. Поразмыслив, Аграфена решила заменить «смертную казнь пожизненным заключением» и провести остаток дней среди болот, уподобившись дикому зверю.

Впрочем, превратиться в зверя не получилось — деятельная, энергичная женщина, как могла начала обустраивать свой быт, и эти повседневные проблемы отвлекали ее от горьких мыслей. Только вечерами, когда вместе с темнотой и болотным туманом приходила скорбь, Аграфена рыдала, вспоминая свою маленькую дочурку.

Приняв решение осесть в этих гиблых местах, отшельница раскопала остатки сгоревшего дома, обнаружив там кое-какой домашний скарб, а самое главное — ржавый топор без топорища. Нехитрый инструмент, к которому трудолюбивая женщина приладила рукоятку, и стал ее самым главным, незаменимым помощником. Именно с его помощью Аграфена ухитрилась выстроить настоящую избу, но это произошло значительно позже, а вначале она соорудила вокруг печи нечто вроде большого шалаша, укрепив это сооружение мхом и землей. На острове росло достаточно грибов, ягод и каких-то кореньев, пригодных в пищу и хотя добыча пропитания отнимала много времени и сил, но это только радовало измученную тяжелыми мыслями Аграфену.

В самом начале своей жизни на болоте, отшельница подобрала выпавшего из гнезда вороненка, обреченного на верную смерть. Птенец стал единственным живым существом, с которым общалась несчастная мать, и именно ему досталась все нерастраченная нежность и любовь, таившаяся в ее душе. Она говорила с вороненком, как с человеком, и тот очень скоро стал понимать ее, а постепенно научился говорить и сам.

Жизнь текла неторопливо и однообразно. Лето незаметно подошло к концу. Зачастили тоскливые дожди, выматывавшие душу, солнце все реже показывалось из-за облаков, а потом начались заморозки, поутру прихватывавшие землю. Аграфена ушла из дому, не взяв с собой ничего, кроме иконы и случайно завалявшегося в кармане коробка спичек, кое-как протянула лето, но понимала, что с таким багажом невозможно пережить суровую зиму. Отшельница не хотела обращаться за помощью в родную деревню, где все напоминало о дочери и муже, и задумалась над другими способами подготовки к зиме.

Аграфена всегда славилась, как мастерица на все руки. Недолго думая, она сплела из ивовых прутьев большую корзину, доверху наполнила ее спелой клюквой и, покинув по только ей известной тропинке болото, направилась в ближайший райцентр. Продав ягоды, женщина потратила деньги на покупку теплых вещей и продуктовых запасов, а потом, приобретя все самое необходимое, вновь вернулась на болото, отныне ставшее ее домом.

Зимовка оказалась очень тяжелой. Возможно, Аграфена отказалась бы от изнурительной борьбы за выживание, но теперь она отвечала за жизнь вороненка и не могла предать его. Долгими зимними вечерами она разговаривала с птицей, словно с человеком, и это позволяло сохранить отшельнице разум и надежду. А по весне защебетали птицы, лопнули почки, освобождая из плена молодую листву, начало припекать ласковое солнышко.

— Будем строить избу, — сказала Аграфена своему маленькому любимцу.

— Стр-р-роить! Стр-р-р-роить! — обрадовано закричал молодой ворон и взлетел на самый верх печной трубы. — Хор-р-рошо!

Так проходили год за годом, десятилетие за десятилетием. Раз в году Аграфена наведывалась в цивилизованный мир, продавала клюкву, запасалась необходимыми продуктами и снова уходила на свое таинственное, очень опасное, но уже успевшее полюбиться болото. Отшельница почти была счастлива.

Глава шестая Коварный план Васи

Работа на грядках шла полным ходом. Водрузившие на головы свернутые из газет треуголки близнецы, старались вовсю, пропалывая ровные шеренги клубничных кустиков.

— Знаешь, мне все время не дают покоя мысли о банде, грабящей почтальонов, — ни с того ни с сего заметил Вася, утирая взмокший лоб перепачканной в земле ладонью. — Что если это они похитили Ксюшу?

— Брось. Мы это уже обсуждали. Тот, кто охотиться за пенсиями, не похищает детей, — откликнулся Петя, старательно рыхля землю.

— Может быть, может быть. Слушай, Петь, неужели тебе не хочется вычислить преступников?

— Не хочется.

— Но почему?!

— Не знаю. Просто не хочется. Не хочу никого преследовать, ловить, хватать.

— Но со злом надо бороться!

— Надо. Только как-то по-другому.

Подумав, что его брат просто немного перетрудился на солнышке, Вася продолжил работу. Впрочем, молчание длилось недолго, любознательный сыщик просто не мог находиться в неведеньи по какому-либо вопросу:

— Кстати, Петь, а где ты вчера весь день пропадал, если не секрет?

— Не секрет. Просто познакомился с одной девчонкой из Колываново. Она заинтересовалась Эускади, и мы болтали на эту тему. Знаешь, Кэт очень интересная личность, но ее не понимают, недооценивают. Местные тетки вообще считают Кэт бандиткой.

— Бандиткой? — встрепенулся любитель детективов.

— Расслабься. Это явное преувеличение. Если люди чем-то не похожие на других, собираются вместе и проводят время так, как им нравится, это вовсе не означает, что они преступники.

— И все же, расскажи поподробнее.

Отложив тяпки, близнецы уселись в тенечке, и Петя поведал брату все, что успел узнать о Кэт, Дэне и организованной им «стае». Вася слушал очень внимательно.

— Кстати, и Димка из нашей деревни с ними тусуется, от него-то я все и узнал, — закончил свой рассказ Петя. — Говорит, там клево.

— Понятненько…

Если раньше близнецы Клёновы любое дело делали вместе, советуясь по каждому пустяку, то в последнее время, они немного отдалились друг от друга, обзаведясь каждый своими проблемами и интересами. Вот и сегодня, вместо того, чтобы после обеда отправиться позагорать на пруд, мальчишки разбрелись в разные стороны: Петя устроился в гамаке зубрить глаголы, а Вася покинул участок тети Лизы, не удосужившись объяснить, куда идет.

Мальчик умел собирать информацию. Настоящий сыщик должен учитывать все обстоятельства и проверять каждый подозрительный факт — такова была Васина позиция, которой он неизменно придерживался с тех пор, как занялся расследованием детективных историй. Подобный взгляд на вещи себя оправдывал, позволяя раскрывать самые запутанные дела, но требовал большой сосредоточенности, а порой и изобретательности. Задача перед юным детективом стояла непростая, и он отнесся к ней со всей серьезностью. Для начала Вася заглянул в магазин и купил самый яркий пакет чипсов. «Чипсы сближают», — подумал он, отправляясь на поиски Димки.

Впрочем, искать парня не пришлось — он находился возле своего дома и исполнял трудовую повинность, крася штакетник зеленой краской. Работать ужасно не хотелось, а потому кисточкой он водил крайне медленно, двигаясь со скоростью усталой черепахи, задумавшей совершить кругосветное путешествие по линии экватора.

— Приветик, — после недолгого созерцания «трудового экстаза» произнес Вася и с аппетитом хрустнул чипсами.

— Привет.

— Хочешь?

— Пожалуй.

Чипсы действительно сближали, и вскоре, оставив кисти и краски, мальчишки устроились в тени дома, с аппетитом грызя ломтики жареного картофеля. Беседа вроде бы шла ни о чем, но сыщик незаметно и умело направлял ее в нужное русло.

— Скукотища здесь жуткая, — произнес он и демонстративно зевнул, всем своим видом показывая, как скучна жизнь в Волково.

— Это точно.

— Хотел с братом на рыбалку сходить, а он словно в академики готовится, все каникулы язык изучает — существительные, глаголы, деепричастные обороты.

— Жуть! Но рыба в пруду все равно не клюет.

— Слушай, Дим, а кроме рыбалки у вас здесь еще развлечения имеются?

— Грибы можно собирать.

— Понял. А еще ворон считать и облака разглядывать. Вот у нас в городе не так.

И тут Вася начал вдохновенно импровизировать, рассказывая оторопевшему Димке о том, как он якобы проводил свободное время. Мальчишка так живо описывал ночные клубы и крутые тусовки, словно и в самом деле являлся завсегдатаем подобных сборищ, хотя на самом деле видел нечто подобное только по телеку. Димка слушал, раскрыв рот и позабыв о чипсах. С одной стороны его здорово раздражал этот городской хвастунишка, явно напрашивавшийся на хорошую взбучку, но с другой мальчишке самому хотелось ввернуть словечко и доказать, что и в деревне порой встречаются очень крутые личности.

— Думаешь, только у вас в городе тусоваться умеют? — дождавшись маленькой паузы, прервал он эмоциональный Васькин монолог. — И у нас не хуже бывает, а может, даже еще лучше.

— Шутишь? — Вася сделал удивленное лицо, и почувствовал, как сильнее забилось сердце — Димка заглотил наживку.

— Не шучу. У нас все по-серьезному.

Чужакам не следовало рассказывать про «стаю», Дэну такая болтливость не понравилась бы, но Димка уже не мог остановиться. Желая впечатлить собеседника, он выложил все, что знал и даже больше. Внимательно слушавший рассказ Вася уже хотел напрямую спросить, не занимается ли компания бальными грабежами, но вовремя спохватился, сообразив, что не следует так сильно давить на подозреваемого. Вместо этого в голове у сыщика моментально возник другой план:

— Классно! Слушай, Димка, а с вами потусоваться можно?

— Ну. Дэн этого не одобрит. Чужаки «стае» не нужны.

— Ясно. Сказочка закончилась. А я-то тебе почти поверил! Да только, на самом деле никакой «стаи» не существует, это ты все специально придумал! У вас в деревне одно развлечение — головастиков в пруду ловить! — с этими словами, Вася поднялся с завалинки и двинулся прочь от Димкиного дома.

— Подожди!

— Что?

— Я познакомлю тебя с Дэном. Но учти, тусуемся мы вечерами, и если тебя мамочка из дома не отпустит.

— Никаких проблем, — не моргнув, откликнулся Вася, прекрасно понимая, что впереди его ждут серьезные осложнения.

— Димка! Ты что, уснул?! Иди забор крась, мигом! — послышался сварливый женский голос. — Оболтус непутевый!

— Иду! — откликнулся Димка, а потом обратился к Васе. — Встречаемся в восемь на краю деревни. Прихвати велек. На нем удобнее ехать, чем на автобусе.

— О'кей. До вечера.

— До вечера.

Распрощавшись с Димкой, Вася направился домой. Он думал о том, как бы незаметно ускользнуть от бдительного взора тети Лизы и провести ночные часы так, как он считал необходимым. А это означало одно — без помощи брата Васе Клёнову обойтись было нельзя.


День подходил к концу. Покончив с дневными хлопотами, тетя Лиза проследовала в дом, включила телевизор, достала из ящика стола потрепанную колоду карт и принялась раскладывать любимый пасьянс. Вскоре в комнату вошел Вася:

— Как дела, тетя Лиза?

— У меня все замечательно, а вот ты какой-то грустный.

— Нет, не грустный, просто устал немного. Мы с Петькой весь огород пропололи, немножечко на солнце перегрелись. Наверное, лягу спать пораньше.

— Голова не болит? — встревожилась старушка. — Может, тебе таблетку надо выпить или температуру померить?

— Не волнуйтесь тетя Лиза, все в порядке. Сейчас поднимусь к себе, полчасика детектив почитаю и сразу все, как рукой снимет. Мне детективы помогают.

— Тогда — спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Вася неторопливо поднялся по скрипучей внутренней лестнице и скрылся в мансарде. Тетя Лиза с тревогой посмотрела ему вслед, а потом, махнула рукой и снова занялась пасьянсом. Минут через десять с улицы вернулся и Петя:

— А где Вася?

— Что-то ему нездоровиться. В мансарду поднялся, книжку читает. Спасибо вам, конечно, что вы так усердно мне с огородом помогаете, но вы, ребятки, отдыхать сюда приехали, а не вкалывать, словно негры на плантации.

— Пустяки, нам не сложно, — Петя зевнул во весь рот, призадумался, словно прислушиваясь к своим ощущениям. — Вообще-то и я немножко подустал. Пойду к Ваське, тоже спать лягу.

— Вы случайно не заболели? — встревожилась тетя Лиза. — На дворе восемь вечера, а вас в сон клонит!

— Да нет, не беспокойтесь. Я не сразу лягу, сейчас язык учить начну, на ночь новые слова легче запоминаются.

— Ну, как хочешь, — пожилая женщина поправила на носу очки. — Но если вдруг вы с Васей плохо почувствуете, обязательно меня разбудите. Вдруг, вы за обедом чем-то отравились или чипсов объелись?

— Ладно, — согласился Петя и вслед за братом проследовал в мансарду.

Однако когда он открыл дверь в маленькую, расположенную под крышей комнатушку, там никого не оказалось. Впрочем, это обстоятельство Петю ничуть не смутило, поскольку он прекрасно знал, что его брат давно находиться вне дома. Ничего удивительного и сверхъестественного в этом не было, просто коварные близнецы в очередной раз провернули операцию, которую им частенько приходилось проделывать и прежде. После того, как Василий сел на велосипед и укатил в неизвестном направлении, Петя переоделся в его футболку, вошел в дом, предстал перед тетушкой и на ее глазах проследовал в мансарду, назвавшись при этом Васей. Затем, прикрывавший брата мальчишка надел свою одежду, рискуя сломать шею, вылез через окно и вновь явился тете Лизе уже под собственным именем. В результате старушка была уверена, что оба ее подопечных тихонечко сидят наверху и никаких противоправных деяний не совершают, читая книжки и изучая иностранные языки, а у Васи появилось твердое алиби на всю ночь и полная свобода действий.

Нельзя сказать, что Петя был в восторге от содеянного — мальчик стыдился, что обманул доверчивую тетушку, но и отказать в помощи брату он не мог. Раздосадованный, он с размаху приземлился на раскладушку и достал из-под матраса дневник, который начал вести не так давно. Дневничок был не простым — на его страницы попадали не столько отчеты о документальных событиях, случившиеся с Петром Клёновым, сколько всевозможные выдумки и фантазии. В тайне от всех Петя решил сделаться писателем, и теперь пробовал себя на этом таинственном поприще. Воспользовавшись отсутствием брата, мальчик лег, упершись взглядом в закатное небо за окном и начал ждать, когда придет вдохновение. Очень скоро оно явилось и тогда, приподнявшись на локте, начинающий литератор начал быстро-быстро писать в тетрадке неровным детским почерком.

«Давным-давно, с самого начала времен, на краю земли, возле бескрайнего сурового океана раскинулась прекрасная страна Эускади. Жили в ней сильные честные люди, не боявшиеся ничего на свете. Они умели и много трудиться, и весело отдыхать и больше всего любили свою чудесную землю, краше которой не было во всем мире.

Очень необычное было это место. Например, в одном из заливов притаился небольшой островок, чрезвычайно похожий на черепаху. На самом деле это и была огромная доисторическая черепаха, как-то много-много тысяч лет назад приплывшая в Эускади. Черепахе так понравилась чудесная страна, что она осталась там навсегда, прикинувшись островом, чтобы никто не тревожил ее сонный покой.

Жители Эускади умели говорить с животными и растениями, а деревья сами приходили в их дома, чтобы избавить от необходимости заготавливать дрова и хворост. Для того, кто знал язык Подлинных имен, ничего не стоило превратиться в собаку или кота, а еще взлететь в небо, словно птица и долго кружить над зелеными горами и яблоневыми садами…»

Написав сходу около страницы, Петя остановился и начал задумчиво грызть ручку. Он прекрасно понимал, что сказка становиться интересной только тогда, когда в ней происходят какие-нибудь ужасные события и смертельно опасные приключения, но ему хотелось писать об Эускади только хорошее и светлое, уж очень красивое название было у этой таинственной страны. Решив, что для крутизны сюжета все же следует выдумать какого-нибудь огнедышащего дракона или великана-людоеда, портящего жизнь обитателям чудесной земли, Петя как-то сразу расхотел писать. Еще немного помусолив ручку, он отложил дневник и закрыл глаза, пытаясь заснуть. Но из-за того, что лег он слишком рано, сон никак не приходил, а в голове настырно кружились разные мысли. Мальчик думал то о Стране Басков, то о черноволосой Кэт, то о бесследно сгинувшей Ксюше, то о брате, который ввязался в какую-то опасную историю, так и не объяснив, куда он надумал отправиться среди ночи.


Ноги быстро крутили педали велосипеда, свежий ветер обдувал лицо. На душе было тревожно. Возможно, очень многое из того, что Димка наболтал про «стаю» являлось преувеличением, но все равно, предстоящая операция внушала серьезные опасения. Вася, успевший на протяжении последних лет несколько раз столкнуться с настоящими бандитами, очень хорошо знал, как мало они ценят человеческую жизнь, и как легко сделать роковую ошибку, общаясь с ними. Возможно, Дэн был простым болтуном, изображавшим из себя крутого героя, но вполне вероятно, он действительно провертывал серьезные дела, занимаясь грабежом и разбоем. Все это предстояло выяснить на месте, постаравшись внедриться в подозрительную «стаю». Прежде, Вася под прикрытием не работал, а потому здорово трусил, боясь разоблачения.

Впереди виднелась спина склонившегося к рулю велосипеда Димки. Он гнал изо всех сил, спеша к месту сбора «стаи» и, судя по всему, нервничал не меньше Васи. Парень понимал — Дэну не понравиться его самодеятельность и очень жалел, что разболтал много лишнего случайному знакомому. Но теперь отступать было нельзя, поскольку Васька посчитал бы его лгунишкой и хвастуном.

Начинало смеркаться. Высившийся вдоль шоссе лес потемнел, словно насупившись. Мальчишки на великах, как могли быстро ехали вдоль обочины, стараясь физическими усилиями заслонить гнездившийся в душах страх. Мимо изредка проносились автомобили, но никто не обращал внимания на двух пареньков, торопившихся куда-то по своим делам.

К этому часу на поляне в излучине реки, как и обычно, собралась большая часть «стаи» за исключение начальства — Дэна с сестрой и его телохранителей — Макса с Генкой. Несколько оробевший Вася прислонил свой велек к березе, и вслед за Димкой направился к сидевшим вокруг костра ребятам.

— Привет.

Отвечать ему не торопились — семь пар глаз зорко и недобро разглядывали чужака. Вася понимал, что не должен демонстрировать страх, а потому твердо выдержал сканирующие взгляды. Все присутствовавшие мальчишки были примерно его возраста, может быть, чуть постарше. То, что далекие от совершеннолетия граждане тусовались среди ночи, производило довольно странное впечатление и навевало мысли о беспомощности некоторых родителей, в вопросах воспитания собственных чад. Впрочем, и сам Вася должен был в столь поздний час находиться у себя дома, а не пытаться проникнуть в подозрительную компанию.

— Это — Васька, он со мной, — нарушил не предвещавшее ничего доброго молчание, Димка. — Он хочет в нашу «стаю».

Ответа не последовало. Толстый мальчишка с маленькими колкими глазками подбросил в костер сухую ветку и презрительно сплюнул. Пожав плечами, Димка уселся рядом с остальными, а Вася так и остался стоять в стороне, переминаясь с ноги на ногу и не зная как быть дальше.

Сумерки сгущались. В присутствии чужака мальчишки помалкивали и только изредка перебрасывались скупыми фразами, ожидая появления своего лидера. Дэн со свитой пришел только минут через двадцать, когда растерявшийся Вася уже чувствовал себя абсолютным олухом и уже подумывал о том, как бы незаметно покинуть негостеприимное сборище. Четыре рослые фигуры возникли из темноты бесшумно и неожиданно. Первым появился рослый длинноволосый парень в кожаной куртке, следом возникла изящная, похожая на киношную героиню девчонка, а потом к костру вышли еще два крепких субъекта довольно угрожающего вида. Заметив сидевшего у костра Васю, брюнетка вздрогнула, сбилась с шага, но потом, взяв себя в руки, заняла место у огня рядом с остальными.

— И что тут у нас происходит? — негромко произнес Дэн, сразу заметив стоявшего поодаль чужака. — Гости пожаловали?

Под его взглядом Вася почувствовал себя совсем неуютно, но все же сумел совладать эмоциями.

— Ты ведь Дэн? — уточнил он, стараясь держаться уверенно и раскованно.

— Вопрос не в том, кто я. Вопрос — кто ты, мальчик? И как ты оказался там, где быть тебе явно не положено?

Вася неожиданно разозлился — он не любил, когда с ним говорили в таком тоне. Мальчик гордо вскинул голову и шагнул навстречу вожаку:

— Я хочу в «стаю», Дэн. Потому и пришел.

— Вот как. Хочу в «стаю». А, может быть, ты хочешь собирать выбитые зубы сломанной рукой? Впрочем, о твоих желаниях мы поговорим чуть позже. Сейчас меня больше занимает другой вопрос. — Дэн окинул взглядом притихшую компанию. — Ну, так кто же из вас привел чужака?

Мальчишки молчали, опустив глаз. Димка весь съежился от страха, пытаясь заставить себя сознаться в содеянном, но его опередили. Толстяк с неприятными глазами, вскочил со своего места, словно старательный ученик на уроке:

— Это сделал Димка! Димка привел чужака!

— Спасибо за информацию, Стас, — Дэн улыбнулся — едва заметно и презрительно. — Стая живет по своим законам, и сейчас настало время их напомнить. Закон первый: все решает вожак. Закон второй: никто не смеет стучать на ближнего. Закон третий: каждый нарушивший закон будет наказан!

Дальнейшее произошло стремительно и неожиданно для Васи. Не успел мальчик сообразить, в чем дело, Дэн ловко вскочил со своего места, схватил Димку за шиворот и начал избивать. Удары были нешуточными, и вскоре из носа у мальчишки потекла кровь. Еще несколько мгновений и такая же участь постигла хотевшего выслужиться Стаса. Покончив с экзекуцией, Дэн посмотрел на свои кулаки:

— Кровь пролита, а, следовательно, правосудие свершилось. Теперь вернемся к твоему вопросу, мальчик, хотевший вступить в нашу «стаю».

Все взгляды, как по команде переметнулись к Васе. В глазах брюнетки были заметны тревога и сочувствие.

— Смотрите, друзья, вот человек, осмелившийся мечтать стать одним из нас! Но что такого ты, чужак, можешь предложить «стае», от чего бы мы не смогли отказаться? Чем ты можешь заслужить право находиться среди избранных?!

Дэн любил произносить речи. Впрочем, Вася в смысл сказанного особо не вникал, уловив главное — его собираются крепко побить. «Стая» жаждала крови и не знала снисхождения. Только теперь мальчик до конца осознал значение слова «стая» — глаза собравшихся у костра ребят горели хищным огнем, и сплоченные общей целью люди больше напоминали свору бешеных псов. Возможно, сначала это была только игра, но она давно уже вышла из-под контроля.

— Так назови хотя бы одну причину, по которой ты можешь остаться с нами, жалкий слизняк, — повторил Дэн, завершив этим вопросом свой блестящий монолог и вновь осмотрев свои увесистые кулаки.

Бежать было поздно, да и некуда, к тому же, Вася никогда бы не сделал этого на глазах красивой брюнетки, явно неравнодушной к его дальнейшей судьбе.

— Тринадцать. Со мной вас будет тринадцать. А это намного круче, чем двенадцать или четырнадцать.

Парнишка оказался сообразительным. Дэн усмехнулся — аргумент был хорош, но неубедителен. Впрочем, что бы ни сказал чужак, он бы все равно не стал членом «стаи», поскольку новые люди Дэну были не нужны. Мальчишку стоило как следует проучить, раз и навсегда отбив у него охоту лезть в чужие дела. Вожак приготовился вынести приговор, однако его опередили:

— Мне нравиться — тринадцать. Тринадцать — круто. Давайте так и назовем нашу «стаю» — «Тринадцать бешеных».

Дэн зло посмотрел на Кэт. Ей следовало помалкивать, но слова уже были произнесены. Характер у сестренки оставлял желать лучшего, упрямством она отличалась феноменальным, а потому ни за что не отказалась бы от своей идеи. Публичный спор с сестрой подрывал его авторитет, потому Дэну пришлось сделать вид, будто он полностью согласен с Кэт.

— Ты читаешь мои мысли, сестренка. Тринадцать бешеных — это круто. Я возьму нового члена в нашу «стаю». Скоро полнолуние и мы примем парня так, как велит наш закон. Кстати, как тебя зовут, приятель?

— Вася. Василий.

— Василий, так Василий. Готовься. В ночь полнолуния ты принесешь клятву верности, скрепив ее своей кровью. А пока расслабься. Пиво хочешь?

— Я не пью.

— Твое дело.

Приносить клятву, да еще скрепленную кровью, Васе очень не хотелось и его обнадеживало лишь то, что посвящение откладывалось на несколько дней. А пока он познакомился со всеми участниками тусовки и даже получил свое место у огня. Время перевалило за полночь. Искры костра взлетали к густосинему небу, со стороны леса доносилось глухое уханье ночных птиц. Казалось, время пошло вспять, отбросив Васю на тысячи лет назад. Вокруг простирался дикий первобытный мир и только у огня, в своей маленькой сплоченной стае можно было чувствовать спокойно. Один за всех и все за одного — против безжалостного мира, стремившегося уничтожить их.

Вообще-то подобные мысли были больше присущи мечтателю Пете, нежели его прагматичному брату, но сейчас и Вася не выдержал, поддавшись магии огня и ночи. А сестра Дэн все бросала на него украдкой полные любопытства и тревоги взгляды, будто хотела переговорить с ним о чем-то.

— Пойду, пройдусь немного, — сказал Вася, поднялся со своего места, распрямляя затекшую спину, и направился в сторону речки.

У воды было прохладно. Мальчик почти ничего не видел темноте, но обострившийся слух улавливал множество таинственных звуков, а в ноздри били незнакомые, будоражащее воображение запахи. Хрустнула ветка.

— Ты это из-за меня сделал, да? — негромко произнесла возникшая как по волшебству Кэт.

— Что?

— Пришел в «стаю».

Вася замялся, не зная, что ответить:

— Ну. В общем, не совсем. Но все равно спасибо, что поддержала. Без тебя неизвестно, чем бы все кончилось. Короче — приятно было познакомиться.

— Познакомиться?! — в темноте лица Кэт было не рассмотреть, но в голосе слышалась обида. — Слушай, не понимаю, зачем вся эта конспирация, со мной ты можешь быть вполне откровенен. Или ты просто в роль капитально въехал?

— Не понял.

— Кстати, имя Вася тебе не идет. Оно какое-то кошачье.

— Я уж про твое не говорю! — обиделся сыщик. — Кэт, кис-кис.

Кэт едва сдержала гнев. Она резко развернулась на каблуках, намереваясь уйти и решив больше никогда не говорить с этим самовлюбленным, использовавшим ее в своих целях типом. Оказывается, все, чего он хотел — это вступить в «стаю», а остальное было хитрой игрой. Но покинуть предателя молча, по-английски, оказалось выше ее сил.

— И не рассказывай мне сказок про свою Эускади! Такой страны просто нет! Ты все придумал! — прозвучал из темноты дрожавший от возмущения девчоночий голосок.

Тут только до Васи стал доходить смысл происходящего. Решив любой ценой внедриться в «стаю» он не задумывался, откуда получил столь ценную информацию о Дэне. А сообщил ее никто иной, как Петя, подружившийся с сестрой вожака. Видимо Петька забыл сообщить Кэт, что у него есть брат близнец, похожий на него, как две капли воды.

— Постой! Ты не за того меня приняла. Мы с Петькой близнецы, я тебя сегодня впервые увидел!

— Да, фантазия у тебя отменная. Близнецы! Круто придумано!

— Честное слово! Ведь Петька наверняка тебе рассказывал о том, как вместе с братом ловил контрабандистов?

— Я много сказок слышала, что из того? — откликнулась Кэт, и решительно двинулась в сторону костра. — Больше не подходи ко мне, лицемер!

Вася только вздохнул. Он понимал, что девчонка слишком разозлилась и не станет слушать никаких аргументов, обидевшись на весь белый свет. Над личной жизнью Пети нависла серьезная угроза.

Глава седьмая Когда пути расходятся…

Лето ждут долго, а проходит оно быстро. Эту печальную истину вновь подтвердили скоротечные летние каникулы. Вроде бы братья Клёновы только-только приехали в деревеньку Волково, а уже подошел к концу знойный июль, и на березах появились первые желтые листочки, предвещавшие скорую осень. Сам по себе факт был не из приятных, но положение осложнялось еще и тем, что все это время близнецы находились в ссоре и почти не говорили друг с другом.

На следующий день после того, как Вася сумел внедриться в «стаю», его брат отправился в Колываново на встречу с Кэт, и вспыльчивая девчонка не постеснялась в выражениях, высказав все, что она думала об использовавшем ее «лицемере». Ничего не понимавший Петя тоже здорово возмутился, а когда сообразил в чем дело, отправился разбираться с братом. Ссора получилась крупная и с тяжелыми последствиями: мальчишки здорово поколотили друг друга, после чего Петя подался в отшельники, целыми дня проводя в мансарде за изучением языка и литературной деятельностью. Вася хотел извиниться и все наладить, но оказался слишком слаб, чтобы побороть гордыню, признав свою неправоту. Утешение он нашел в «стае», к ужасу тети Лизы, целыми ночами пропадая вне дома. Сыщик довольно быстро сообразил, что тусовавшиеся у реки подростки не имели никакого отношения к расследуемым им преступлениям, а просто играли в довольно жесткие, но все же не имевшие отношения к криминалу игры. «Стая» затягивала, и теперь Вася ходил на берег реки не для того, чтобы «проводить оперативно-розыскную деятельность», а просто потому, что ему нравилась новая компания.

Плохо было всем, но, пожалуй, больше всего досталось тете Лизе. Старушка необдуманно взвалила на себя ответственность за двух взрослеющих парней, и теперь не знала, как ей быть дальше. Мальчишек словно подменили — если в первые дни они примерно трудились на грядках, помогая вести домашнее хозяйство, то теперь, один совершенно отбился от рук, не ночуя дома, а второй больше напоминал бледного, подвинувшегося рассудком маньяка, как заклинания твердившего непонятные слова и тратившего все карманные деньги на авторучки и тетради. Тетя Лиза понимала, что ей давным-давно пора сообщить обо всем родителям близнецов, но она медлила, не решаясь сделать этого. Когда звонили Леонид или Галина, она сухо повторяла фразу о том, что детишки прекрасно отдыхают, не принося никаких хлопот, а потом пила «Валокордин» и пыталась найти успокоение в пасьянсах. Старушка каждый день с надеждой смотрела на календарь, но в ее реальности время текло слишком медленно, и каникулы никак не желали заканчиваться.

Как-то утром, невыспавшийся после ночных посиделок Вася посмотрел на бледного, проведшего всю ночь за писаниной Петю и понял, что надо срочно выруливать ситуацию.

— Петька, давай поговорим.

— Мы уже все давно обсудили. Меня больше интересуют архаичные формы баскских глаголов, представляющие наибольшую сложность в изучении языка.

— Петр!

— Отстань!

— Да, я виноват и поступил, как последний негодяй. Признаю. Но все произошло по глупости. Я так увлекся расследованием, что не подумал о твоих интересах. Прости.

— Дело сделано, — вздохнул отходчивый Петька. — Теперь ничего не исправишь.

— Исправишь! Сейчас мы спокойненько позавтракаем, сядем в автобус, поедем в Колываново, придем к Кэт, она собственными глазами увидит, что мы действительно близнецы, и поймет, что ты, в самом деле, не имеешь никакого отношения к этой дурацкой истории. Я все объясню. Вы померитесь, обязательно!

Отчаявшийся Петя не захотел ничего обсуждать, но его брат проявил настойчивость, почти силой вытолкав из дома и «отконвоировав» к автобусной остановке.


После предательства Пети, Кэт больше не принимала участия в тусовках, не желая видеть человека, который, как она полагала, вероломно использовал ее в своих целях. Девчонка избавилась от косметики, сменила крутой прикид на ситцевый сарафанчик и большую часть времени проводила на маленьком речном пляже, загорая и читая книжки. Здесь мальчики ее и нашли. Сначала они заглянули домой к Кэт, изрядно удивив своей одинаковостью бабушку Серафиму, а потом, последовав ее совету, отправились на речку.

— Привет, — произнес Вася, увидев лежавшую на ярком полотенце девчонку.

— Дэна здесь нет, а нам говорить не о чем, — откликнулась она и перевернула книжную страницу.

— Я брата привел. Петьку.

Стекла темных очков надежно скрывали глаза, потому Вася не заметил, что Кэт с интересом посмотрела по сторонам. На самом деле, она скучала по такому интересному парню, как Петя, но не могла простить его обман. А если обмана не было, то не было и проблемы.

— И где же этот таинственный близнец? Может, он — невидимка?

— Петя! Иди сюда!

Дожидавшийся в сторонке за кустами Петя, неуверенно шагнул вперед. Кэт встрепенулась — мальчишки действительно были почти неотличимы друг от друга.

— Короче, Кэт, прими мои извинения, — опустил голову Вася. — Петька тут совершенно ни причем.

— Похоже на то.

— Ладненько, тогда я пошел, дел много, — деликатно сказал мальчишка и поспешил ретироваться, оставив Петю и Кэт одних.

Какое-то время парочка молча сидела на поросшем травой пляже. Вроде бы, недоразумение было разрешено, но неприятный осадок остался, и разговаривать не хотелось.

— Что ж, эгун он, Петя, — нарушила молчание Кэт. — Как твои успехи?

— Эгун он! Потихоньку.

В обычной обстановке мальчик наверняка бы нашел тему для разговора, рассказал бы Кэт что-то интересное, но сейчас в голову ничего не приходило. Речка сверкала тысячами солнечных бликов, воздух пронизывал ленивый покой жаркого дня.

— Мы с Васькой здесь уже больше месяца отдыхаем, с того самого времени, как Ксюша исчезла. Похоже, никто так и не узнает, что с ней случилось. Как все странно в жизни происходит — живет себе человек, никому ничего плохого не делает, а потом раз и все, нету его. И спросить «за что?» не у кого, — мрачно философствовал Петя. — Мне недавно сон дурной приснился, кошмар, проще говоря. Детали из головы выветрились, но главное очень хорошо запомнилось. Иду я по полю, вокруг колосья золотые, небо голубое — простор, красота, и вдруг, откуда не возьмись, появляется огромный черный ворон. Огромный! Наверное, раза в два больше орла! Кружит он над головой и кричит: «Ксеня! Ксеня!». И внезапно оказывается, что поле вокруг меня вовсе не поле, а болотная топь, покачивающаяся при каждом шаге. Мои ноги стали проваливаться, уходить все глубже в трясину. Я и правда этот жуткий могильный холод ощущал даже во сне. А ворон все кружит над головой, смеется, и его крылья затмевают солнечный свет.

Петя замолчал, живо представляя пугающую картину.

— Ты выбрался? Или утонул? — встревожилась Кэт, одно время увлекавшаяся толкованием сновидений.

— Не знаю. Сон оборвался и, наверное, это к лучшему. Ведь выбраться из трясины было невозможно, а умереть даже понарошку, вовремя сна, опасно. Люди всегда просыпаются во время кошмара, избегая смертельной развязки, а те, кто переживает во сне собственную гибель, умирают по-настоящему. Так мне, во всяком случае, кажется.

— Слушай, а вдруг это предзнаменование, вещий сон?

— Вряд ли. На болото я никогда больше не пойду, так что сон в любом случае сбыться не может. А сами эти образы. Знаешь, я часто думаю о несчастной маленькой девочке, пропавшей почти на моих глазах. Раньше мы с Васей разгадывали всякие странные истории, сталкивались с преступниками, но всегда все заканчивалось хорошо. А здесь даже никакого расследования провести не удалось, сгинула Ксюша и все, никаких зацепок. Вот поэтому мне болото и сниться, из-за мыслей о Ксюше. Разве ты не видишь во сне то, о чем думаешь, Кэт?

— Иногда, — девчонка немного помолчала, а потом, сняв темные очки, посмотрела прямо в глаза собеседнику: — Я ведь тебе не говорила о том, что разгадала тайну говорящего ворона?

— Не может быть! Когда?!

— Когда ты приехал ко мне в Колываново. Я очень злилась на брата, до остального мне дела не было, потому и не рассказала, просто из головы вылетело. А поссорились мы с Дэном именно из-за моей догадки. — призналась Кэт и поведала свою версию о появлении говорящей птицы.

— Так значит, ворон звал другую Ксюшу, погибшую много лет назад?!

— Именно.

— Надо было сразу об этом сказать!

— Прости.

Петя так разволновался, что не мог сидеть на одном месте. Вскочив на ноги, он словно планета, вокруг солнца, начал курсировать вокруг сидевшей на пляжном полотенце Кэт. Неожиданная догадка порождала другие предположения и возвращала надежду. Еще несколько минут назад Петя думал, что Ксюша утонула в болоте, но теперь все его представления изменилось к лучшему.

— Вдруг эта женщина до сих пор жива?! Вдруг она тихо живет отшельницей где-то в лесной глуши за болотом?

— И что? — уточнила Кэт, немного удивленная столь бурной реакцией на ее рассказ. — Может, и живет.

— А то, что она могла спасти заблудившуюся на болоте Ксюшу!

— Не обманывай себя, Петя. Если маленькая девочка действительно забрела на болото, она бы там долго не протянула. Взрослые люди ходят осторожно, просчитывая каждый шаг, и то тонут, а малышка сразу бы угодила в топь. И все, поминай, как звали.

— Если девочка маленькая, то соответственно и легкая! Она вполне могла пройти там, где взрослый непременно бы провалился. Мы столько времени упустили, даже подумать страшно! Все расследование шло по неправильному пути. Сыщики сразу заподозрили водителя-дальнобойщика, находившегося поблизости от места исчезновения Ксюши, а потому не стали детально отрабатывать другие версии. Да, милиционеры обследовали ближайшую часть леса, в поисках девочки, но сделали это не слишком тщательно. Наверняка, болото они как следует не прочесывали, поскольку, по их мнению, маленький ребенок не мог зайти так далеко, а если бы и зашел, то непременно утонул бы, не оставив следов. Я тоже так полагал, особенно после того, как услышал слова ворона. Клюнул на мистику, хотя прекрасно знаю, что чудес на свете не бывает! Надо было тщательно осмотреть всю топь, лучше всего с вертолета. Наверняка у отшельницы есть какое-то жилище, которое можно заметить с воздуха. Знаешь, я бы сам туда пошел, лишь бы только найти эту Аграфену!

— Не спорю, версия интересная, но все равно совпадений слишком много, так в жизни не бывает, — заметила Кэт, из которой вполне мог бы получиться сыщик не хуже братьев Клёновых. — Во-первых, должна быть жива Аграфена. Во-вторых, отшельница должна найти потерявшуюся девочку на болоте, а оно, между прочим, протянулось на много километров. И, наконец, в-третьих, Ксюша должна была быть именно там, что вовсе не факт — девочку вполне мог убить и спрятать в лесу водитель дальнобойщик!

— Знаешь, как-то раз в один жилой дом угодил самый настоящий метеорит. Согласись, такое не часто случается, но самое необычное произошло через несколько лет — крышу злополучного жилища пробил еще один булыжник из космоса. Это покруче, чем два снаряда, залетевших в одну воронку. Такие вот случаются совпадения!

— Ладно, убедил, но тогда ответь, почему Аграфена не вернула Ксюшу домой? Если бы она спасла девочку, то непременно отвела бы к маме, разве не так?

На этот вопрос Петя ответа не знал, но все же ему очень хотелось верить в чудо. В пляжной сумке Кэт зачирикал мобильник:

— Извини, — девчонка достала продвинутый, украшенный блестящими стеклышками телефон, — подружка SMS-ками замучила. Приехала отдыхать в Анталию и теперь делится впечатлениями. Если я ей не отвечу, она звонить начнет и все равно в покое меня не оставит.

Стремительно тыча длиннющим черно-золотым ногтем в кнопки телефона, Кэт принялась писать сообщение, а Петя уселся рядом и задумался, созерцая сверкавшую огненными бликами речку.


Обычно Вася появлялся в окрестностях Колываново только после захода солнца, когда все члены «стаи» собирались на своем излюбленном месте тусовок у реки. Сегодняшний день стал исключением — померив брата с Кэт, мальчик решил немного прогуляться по поселку, поскольку делать ему все равно было нечего. Прогулка не замедлила дать неожиданные результаты.

Не успел Вася пройти пару кварталов, направляясь к центру населенного пункта, как заметил долговязую фигуру Дэна. Парень озабоченно шагал по улице, ни сколько не заботясь о том, какое впечатление произведет на окружающих. Обычно он модничал, важничал и вел себя словно наследный принц, до небес задирая нос, но сейчас, его явно что-то сильно тревожило. Заметив взволнованного Дэна, прирожденный сыщик Вася Клёнов поступил, как полагалось поступить прирожденному сыщику, моментально приступив к слежке за подозрительным «объектом».

Дэн направлялся к магазинчику, торговавшему алкоголем, сигаретами и чипсами. Там его ждали. В тени старого пыльного тополя стояли Макс с Генкой, скрашивая время ожидания прихлебываемым из банок пивом. Приблизиться незамеченным на расстояние, с которого можно было услышать разговор, представлялось довольно сложной задачей, но опытный детектив с ней блестяще справился. Искусно прячась за кустами, спинами редких прохожих и стоявшими вдоль тротуара легковушками, Вася подкрался к возбужденно жестикулировавшим парням. Говорили они на повышенных тонах, поэтому на плохую слышимость жаловаться не приходилось.

— Расслабься, бабки будут, — зло произнес Дэн, отвечая на какую-то реплику Макса. — Я же сказал!

— Если бы ты меньше болтал и послал бы, куда подальше всех малолеток, толку было бы намного больше.

— Что ты понимаешь, Макс! «Стая» — это стиль жизни. А от жизни надо уметь получать кайф!

— Когда мы снова займемся делом, шеф? — вступил в разговор хмурый Генка. — Бабки позарез нужны, ты же обещал.

— Все будет, — Дэн выругался. — Но думать здесь умею только я! Так что, будьте добры, предоставьте мне эту возможность.

Парни разошлись недовольные друг другом, но больше всего недоволен собой оказался Вася. Продолжая тайно следовать за Дэном, он переживал в душе самый настоящий кризис, чувствуя себя совершенно никчемным, потерявшим хватку горе-сыщиком. Как мог он, Вася Клёнов, оказаться таким доверчивым и легкомысленным? Как мог он не видеть прямо перед своим носом, опасных преступников, замышляющих новые преступления?! Вася внедрился в «стаю» именно для того, чтобы разобраться, чем занимаются ее члены, а вместо этого увлекся игрой, не видя того, что твориться прямо перед его носом. Большинство ребят из «стаи» действительно не имели никакого отношения к криминалу, но вот ее вожак вместе Максом и Генкой представляли определенную угрозу для общества. Ошибка детектива оказалась очень серьезной. Дэн мнился ему болтуном, не способным на серьезные поступки и заменявшим дела словами, но теперь, совершенно случайно Васе открылась правда об этом человеке.

«Дэн сорил деньгами, словно у него дома печатный станок стоял, — думал Василий, ловко следуя за шагавшим по улицам поселка Дэном, — а я воспринимал это как должное, мне это даже нравилось. Выходит, и он меня купил за пачку жвачки! А я еще называл себя детективом. Позор мне позор, несмываемый и вечный. Но я этого Дэна достану, непременно».

Подозреваемый вскоре покинул Колываново и направился к берегу реки, туда, где обычно собиралась по вечерам «стая». Впрочем, на поляне он долго не задержался, а сразу свернул в сторону леса. Все это здорово насторожило Васю, и он почувствовал настоящий азарт, понимая, что он очень близок к раскрытию преступления. Теперь важно было не упустить Дэна и выяснить, куда именно он направляется.

К счастью, злой на весь свет вожак «стаи», не очень-то смотрел по сторонам, напрямую продираясь через лестные заросли, поэтому следить за ним оказалось не слишком сложно. Зайдя в лес примерно на километр, он остановился на небольшой сырой поляне, лежавшей неподалеку от притаившегося за елями болота. Осмотрелся. Стремительно шагнул к поваленной елке с торчавшими во все стороны позеленевшими ото мха корнями. Присел на корточки, вытащил из тайника какой-то предмет, при ближайшем рассмотрении оказавшийся грубой объемистой сумкой, обшарил ее изнутри.

— Черт! Ничего! — воскликнул он в досаде и саданул кулаком по стволу ели. — Ни копейки!

Как только Дэн, отведший душу отборной бранью, покинул поляну, из-за кустов возникла физиономия юного сыщика, внимательно следившего за происходящим. Убедившись, что рядом никого нет, Вася осторожно подкрался к тайнику. Первым желанием мальчика было поскорее извлечь на свет божий сумку, но потом он сдержал свой пыл. Его отпечаткам пальцев не следовало красоваться на подозрительном предмете, который в скором времени мог превратиться в важную улику. На секунду задумавшись, Вася осмотрелся по сторонам, и вскоре, нашел, что искал. Вооружившись двумя раздваивавшимися на концах веточками, он осторожно разгреб ими землю и пласты мха, закрывавшие отверстие, а потом подцепил ремень сумки. Вскоре, продолжая работать своими «манипуляторами», сыщик достал из нее находившиеся там предметы.

— Есть! — восторженно прошептал он, увидев неопровержимые улики, свидетельствовавшие о преступной деятельности Дэна.

В сумке лежали обрывки бумажных лент, которыми, обычно запечатывали пачки денег, ведомости, с адресами и фамилиями пенсионеров, а самое главное — три черные трикотажные шапочки с прорезями для глаз, служившие для преступников масками. После такой находки оставалось только сразу заявить в милицию, но Вася почему-то медлил. Итак, банда, грабившая почтальонов, была разоблачена, но новый план Дэна оставался в тайне. Кто знает, какое преступление он собирался совершить и каким именно способом собирался добыть деньги?

Осторожно сложив в сумку все ее содержимое и замаскировав тайник, Вася заторопился к автобусу. Ему надо было срочно встретиться с братом и обсудить сложившуюся ситуацию. Братья Клёновы всегда действовали сообща и сейчас Вася нуждался в совете и помощи Пети.

К тому времени, как Василий прибыл в Волково, его брат уже находился в деревне. Распрощавшись с Кэт, он вернулся домой и решил на радостях немного помочь тете Лизе в саду. В руках мальчика были грабли, но мысленно он находился очень далеко от нарядного ухоженного садика. Петя думал то о Кэт, то о Ксюше и совершенно не замечал окружающей действительности.

— Петь!!!

Мальчик встрепенулся, только теперь заметив стоявшего в паре шагов брата.

— Ты чего так кричишь?

— Потому что ты прикидываешься глухим.

— Нет, просто задумался.

— Как у вас дела с Кэт? Помирились? — из вежливости спросил Вася, а потом, не удосужившись дослушать последовавший за вопросом ответ, выпалил: — В общем, вы молодцы, но я тоже парень не промах! Короче, преступление раскрыто, неопровержимые улики — налицо.

— Ты узнал, куда исчезла Ксюша?! Ее убили?!!

— При чем здесь Ксюша — это дело для взрослых следователей, нам оно не по зубам. Я вышел на преступников, грабивших почтальонов! И знаешь, кто главарь банды?

— Кто? — разочарованно спросил Петя, думавший о судьбе бесследно исчезнувшего ребенка.

— Дэн!

— Дэн?!

— Вообще-то нетрудно было догадаться, но я сплоховал, пойдя по ложному следу. Зато теперь — полный порядок. Мне удалось обнаружить тайник, где он хранит маски и сумку почтальона. В принципе, в милицию можно сообщить уже сейчас, но я подумал, что намного эффектней взять преступников с поличным. У Дэна с сообщниками острая финансовая недостаточность, поэтому они затеяли новое дело. Какое пока не известно. Но я все разведаю, в «стае» мне доверяют и.

Петя слушал брата с каменным лицом. Столь проницательного человека, как Васю, должна была бы насторожить подобная реакция брата, но он ничего не замечал, с упоением делясь своими сыщицкими планами. Мероприятия по разоблачению злодеев, естественно не могли обойтись без участия Пети, коего Вася незамедлительно попросил о помощи:

— Короче, тебе надо вернуться в дело. Надо проследить за.

— Я не стану ни за кем следить, — произнес, как отрезал Петя.

— Не понял.

— О «стае» ты узнал благодаря мне, и о Дэне тоже. Выходит — я стукач, заложивший этих людей.

— Петька, они же преступники! Ты все правильно сделал. О подозрительных гражданах надо сообщать, куда следует, например — мне. Работа у нас такая — войти в доверие, разобраться во всем, а потом разоблачить.

— Помниться, ты говорил, что, вступив в «стаю», принес клятву.

— Не всерьез, для пользы дела. Подумай, как бы на моем месте поступил разведчик в тылу врага?

— Я не знаю, хороший человек Дэн или нет, но он брат Кэт. И я не хочу предавать ее.

— Значит, дело в личных проблемах. Но ты, Петька, прекрасно понимаешь, что Дэн преступник. Что же, по-твоему, надо оставить его в покое? А если он кого-нибудь убьет?

— Пусть этим делом занимается милиция. Вась, я прошу тебя, не лезь в это дело.

— Мой долг разоблачить преступника, готовящего новое преступление! Это ты понимаешь?

— Не трогай семью Кэт!

— Я должен его остановить!

Наблюдавшая с веранды за ссорой мальчишек тетя Лиза забеспокоилась. О чем говорили близнецы она не слышала, но вид у обоих был презлющий, как у двух бойцовых псов, готовых сцепиться в смертельной схватке. Все это было дико и странно. Тетушка заспешила на помощь, но не успела ничего предпринять — сказав друг другу нечто крайне обидное, братья разошлись в разные стороны. Один близнец двинулся в сторону дома, а второй пошел на улицу, оглушительно хлопнув калиткой.


Домой Петя так и не вернулся. Ночь прошла без сна, а с первой электричкой в Волково примчались Леонид и Галина Клёновы. Родители близнецов были очень расстроены и встревожены, а потому обрадовались, увидев на пороге дома хотя бы одного из своих чад. Отвечая на вопрос, как все это могло случиться, Вася только рукой махнул и мрачно произнес:

— Мы поссорились, — не торопясь вдаваться в объяснения. На душе у него было паршиво.

Тетя Лиза и вовсе отказалась от комментариев. Она только обмахивалась старым китайским веером, словно страдала от сильной жары и горестно закатывала глаза к небу, всем своим видом давая понять, что здесь не обошлось без вмешательства высших сил и злых происков Рока.

Галина призадумалась, а потом, взяв сына за руку, словно он был несмышленым малышом, отвела его в стороночку и попросила ввести в курс дела:

— Вася, пожалуйста, расскажи мне, что случилось, почему вы поссорились? Может быть, вы опять за кем-то следили, играя в сыщиков? Скажи все, как есть, я не буду злиться, просто мне очень важно понять, почему ушел Петя.

— Мы просто по-разному понимаем некоторые вещи. Не сошлись во мнении — вот и все. А потом Петька развернулся и отправился в неизвестном направлении. Честное слово, я не знаю, что у него на уме.

— Он мог у кого-то заночевать?

— Если б заночевал, то непременно предупредил бы тетю Лизу.

— Да, верно.

Галина хорошо знала своих детей. Порой с мальчиками было трудно, они попадали в неприятные истории, проявляя слишком большую инициативу, но они никогда бы не стали умышленно волновать родителей, без предупреждения удрав из дома. Мама хотела продолжить разговор с сыном, но тут незапертую калитку открыл полный лысоватый мужчина в милицейской форме — местный участковый милиционер, разбиравшийся с исчезновением мальчишки. Поздоровавшись, он сразу начал вводить старших Клёновых в курс дела, сообщив немало удивительных подробностей, о коих Леонид с Галиной до сего дня не догадывались. Оказалось, что их примерный сыночек Вася считался в Волково и соседнем Колываново отъявленным хулиганом, связавшимся с дурной компанией и, ко всем прочим грехам регулярно не ночевал дома. Стоявший тут же Вася, переминался с ноги на ногу, мечтая, чтобы неприятный разговор поскорее закончился, а тетя Лиза и вовсе сразу ушла в дом, сделав вид, будто не имеет ничего общего с этой историй, и принялась раскладывать пасьянс.

Услышав о поведении сына, Леонид сам покраснел, словно мальчишка, но Галина не смутилась, решив действовать твердо и настойчиво, добиваясь нужного результата:

— Да, возможно, мы что-то упустили в воспитании Васи, но сейчас речь идет о другом моем сыне — Пете. Он спокойный, тихий мальчик, много читает, увлекается изучением редких языков. Именно поэтому нас очень тревожит его исчезновение. Петр не способен на авантюры и не дружит с хулиганами.

— Как вы только своих пацанов различаете? — прервал аргументированную мамину речь участковый. — Петя, Вася, черт их разберет! Парни на одно лицо, а, следовательно, и в головах у них одно и тоже. Бросил ваш Петя языки изучать и загулял где-то. Такое даже с тихонями случается. Не переживайте, вернется ваш академик. Не маленький.

— Надо немедленно организовать поиски мальчика! Вдруг он заблудился в лесу или попал под машину?

— Обзвоните больницы и морги — узнаете.

От такого совета женщина на миг даже потеряла дар речи, но потом взяла себя в руки:

— Вы не единственный представитель власти. И я добьюсь от вашего начальства того, что требую. Милиция займется поисками моего сына!

— Как хотите, — участковой пожал плечами и вытер старым клетчатым платком пот. — Но зря вы так волнуетесь. В том, что парень не вернулся домой к утру, нет состава преступления. Подождите пока. Как пацан проголодается, так домой и заявится, уж поверьте моему опыту!

Галина не ответила. Достав из сумочки мобильный телефон, она начала набирать какой-то номер. Заметив ожидавшего справедливой кары Васю, мама на удивление сдержано попросила сына:

— Пожалуйста, побудь в своей комнате, Вася. У нас с папой к тебе много вопросов, но мы обсудим их позже. А пока главное — найти Петю.

— Я подумаю, где он может быть.

— Хорошо.

Мальчик нехотя поднялся в мансарду. Плюхнувшись на раскладушку, он заложил руки за голову и уставился в потолок, пытаясь сосредоточиться. Снизу доносился возмущенный мамин голос — она все звонила, звонила по инстанциям, но ее, почему-то никто не хотел воспринимать всерьез.

Сейчас для сыщика настало самое время проявить свои аналитические способности и догадаться, куда именно отправился его брат. Выводы напрашивались весьма тревожные. Скорее всего, Петя отправился к Кэт, решив предупредить девчонку о нависшей над Дэном опасностью, однако почему-то не вернулся домой. Но что с ним могло произойти? Неужели, Дэн убрал его, как лишнего свидетеля? Вряд ли, ведь Петька наоборот пытался помочь ему. А что если Дэн перепутал Петю с Васей, заподозрил неладное и, не долго думая, огрел Петра чем-то тяжелым, как прежде сделал это с почтальоном?

От такой жуткой догадки юный сыщик даже подпрыгнул на раскладушке и схватился за голову, не зная, как ему быть дальше. Конечно, правильнее всего было рассказать обо всем маме с папой, но проблема состояла в том, что в милиции родителей слушать не хотели, и этот рассказ все равно бы ничего не дал. Всей информацией владел только Вася, а значит, ему волей неволей предстояло действовать самостоятельно.

Приняв решение, мальчик написал короткую записку, в которой сообщал, что отправился на поиски брата, положил ее на видном месте, а сам вылез в окошко мансарды. Спустившись на землю, он крадучись обошел дом и выскользнул на улицу, бегом направившись к автобусной остановке.

Глава восьмая Топь

Дорога в Колываново была знакома до последнего камушка, но никогда прежде Вася не ездил по ней в такое время. Обычно он путешествовал по шоссе в закатных или предрассветных сумерках, а сейчас над его головой светило яркое утреннее солнце. В автобусе, как всегда находилось очень много дачников, нагруженных садовым инвентарем, поэтому короткое путешествие здорово взбодрило и настроило на боевой лад. Потирая отдавленную колесом садовой тележки ступню, Вася выбрался из автобуса и перевел дыхание. Он не сомневался, что в девятом часу утра Дэн и Кэт находятся у себя дома, отсыпаясь после ночных похождений, поэтому вопрос, где разыскивать подозреваемых перед сыщиком не возникал. Проблема состояла лишь в том, как ему выгодней воспользоваться ситуацией. Подумав, он быстро зашагал к стоявшему на окраине поселка дому.

Собаку бабушка Серафима не держала (в этом Вася убедился еще вчера, когда они с братом расспрашивали старушку про Кэт), поэтому юный сыщик безбоязненно проник во двор и стремительно проскользнул к дому. В наблюдательности мальчику отказать было нельзя, и он еще во время первого посещения дома запомнил, где находится комната Кэт. Вася незаметно прокрался к окну и настойчиво постучал в открытую створку. Прислушался. Постучал снова.

— Петя? — выглянула в окно сонная Кэт. — Какими судьбами?

— Я не Петя, а Вася, но пришел из-за него. Дело очень серьезное.

— Проходи, — пригласила девчонка, отойдя от окна. — Сможешь влезть?

— Без проблем.

И действительно, спустя несколько мгновений, ловкий Вася уже перемахнул через подоконник и оказался в комнате. По своей сыщицкой привычке, он быстро и незаметно осмотрел помещение, чтобы составить представление о психологическом портрете живущего там человека. В комнате Кэт царил полнейший беспорядок, но почему-то было уютно. Девчонка потуже затянула поясок поспешно накинутого халатика и приготовилась слушать.

— Петька пропал. Домой ночевать не вернулся. Ты, случайно не в курсе, куда он делся?

— Нет. Вчера после того, как вы нашли меня на пляже, мы немного поболтали, а потом разошлись по домам.

— Он делился своими планами?

— Нет. — свидетельница пожала плечами, откинула за спину свои длинные, черные, как ночь волосы. — Слушай, ты, словно меня допрашиваешь. Сбавь обороты.

Вася сообразил, что и в самом деле, говорил слишком резко и требовательно, будто перед ним находилась преступница, хотел смягчить тон, но произнести ничего не успел, услышав за стеной какой-то грохот.

— Кто там? — встревожено спросил он, покосившись на дверь.

— Кошка, наверное. Машка такая неуклюжая! Кошек считают грациозными животными, а эта ходит, как корова, топает всеми четырьмя лапами, а уж если прыгнет куда, то непременно сорвется со страшным грохотом. А здесь слышимость, как в новостройке. Просто кошмар какой-то.

— Ясно. Извини, Кэт, просто я сильно нервничаю. Скажи, а где был Дэн этой ночью? Тусовался?

— Дэн? Нет, вчера «стая» не собиралась. Он звонил отцу, денег просил. Неприятный разговор получился, я сама слышала. Но папа все же подкинул деньжат на карманные расходы. Дэн к нему ездил. А причем здесь мой брат?

— Мало ли. Вдруг Дэн принял Петьку за меня и все такое.

— А у вас проблемы?

— Пока нет. Но могут возникнуть.

— Вот как? Чуть что — сразу Дэн! Он тут ни при чем, поверь мне!

Кэт с возмущенным видом прошлась по комнате. Ей очень не нравилось, что во всех смертных грехах подозревали ее непутевого брата, словно кроме Дэна никто не был способен на безрассудства.

— Ладно. Если ты не в курсе, я пойду.

— Подожди. А почему ты сам ничего не знаешь о планах собственного брата?

— Мы поссорились. Не сошлись взглядами по принципиальным вопросам. Он разозлился, развернулся и ушел в неизвестном направлении. Больше его никто не видел.

— Может, он пошел на болото?

— Зачем?

— Петя много рассуждал о пропавшей девочке, — пояснила Кэт и рассказала о говорящем вороне и исчезнувшей много лет назад женщине. — Вдруг он отправился на поиски старухи-отшельницы?

— С точки зрения здравого смысла, эта версия не выдерживает никакой критики, — после некоторого молчания откликнулся сыщик, озадаченный открывшимися ему новыми подробностями. — Ведь это же просто сказка. Петька не мог сделать такую глупость!

— В спокойном состоянии — не мог. Но ведь вы поссорились, а на нервной почве человек такое может вытворить, что сам потом удивиться. Вполне вероятно, что, разозлившись, Петька рванул на это чертово болото, разыскивать старуху, которая давным-давно умерла!

Вася призадумался. Слова Кэт звучали убедительно. Когда они расстались, у Петьки был вид человека, готового на любые поступки. Петр хорошо ориентировался в лесу, и в принципе, ему ничего не стоило уйти в самые дебри, чтобы проверить свою абсурдную идею. Но с другой стороны, он должен был предупредить Кэт о нависшей над ее братом опасности и отправиться для этого в Колываново. Возможно, девчонка лгала, специально направляя Васю по ложному следу.

— Я подумаю об этом, — задумчиво протянул он, — возможно, подобная версия имеет право на существование.

— Подумаю! Лично я иду туда, причем немедленно!

— Подожди! Если хочешь помочь найти Петю, аккуратненько расспроси своего брата.

— При чем здесь Дэн! — воскликнула Кэт, носившаяся по комнате и заталкивавшая в рюкзачок какие-то яркие тряпки. — Я говорила с Петей и знаю, что его волнует. Он на болоте, это абсолютно точно! Вдруг он заблудился, попал в беду, или. В общем, никаких «или» — он жив, но нуждается в помощи, только так! Ты пойдешь со мной?! Или это только моя проблема?!

Натиску взволнованной Кэт противостоять было невозможно. Либо она являлась гениальной актрисой, способной сыграть любую роль, либо, что представлялось на много более вероятным, действительно верила в то, что Петя ушел на болото. Похоже, Васе в любом случае предстояло заняться отработкой этой не слишком убедительной, но все же имевшей право на существование версии.

— Ладно, идем.

— Отлично. Жди меня на улице, возле колодца. Я соберусь через десять минут.

Вася вылез в окно, незаметно выбрался со двора и в глубокой задумчивости направился к колодцу. А ровно через десять минут к нему подбежала Кэт. Она была одета для дальнего похода в лес, а в руке держала небольшой рюкзак:

— Кое-какую еду прихватила, путь неблизкий, — едва отдышавшись, сообщила она. — А еще аптечку и старые яркие футболки. Мы разорвем их на лоскутки, и с их помощью будем отмечать свой путь на болоте. Я такое в кино видела. Это разумно?

— Даже очень, — вздохнул Вася и вместе со своей спутницей заторопился к автобусной остановке.

Выбравшись из переполненного, битком набитого пассажирами транспортного средства, Вася и Кэт двинулись по проселку в сторону деревни. Впрочем, до Волково они так и не добрались, остановившись примерно на полпути.

— Полагаю, поиски следует начать отсюда, — произнес сыщик, осматривая заросшую ромашками канаву, отделявшую проселочную дорогу от леса.

— Почему?

— Именно здесь мы напали на след Ксюши. Я исхожу из того, что думаем мы с Петькой примерно одинаково и в сходных обстоятельствах принимаем сходные решения. Будь я на месте брата, то непременно начал бы с этого места, пошел бы по лесу, выбрался к таинственной, непонятно куда ведущей тропе и двинулся по ней вглубь болота. Ведь это предполагаемый маршрут Ксюши, следовательно, тому, кто хочет найти девочку, надо идти ее дорогой.

— Логично, — согласилась Кэт, и первой перепрыгнула канаву.

— Кстати, в качестве дополнительной информации — знаешь, кого мы нашли в лесу вместо Ксюши?

— Понятия не имею.

— Раненого почтальона, которого бандиты хотели убить ударом по голове, — многозначительно произнес Вася, на ходу вводя в курс дела свою спутницу и наблюдая за ее реакцией.

Впрочем, никакой особой реакцией не последовало. Вышагивавшая по лесу Кэт постоянно хваталась за свой мобильник и, не сбавляя шага, писала кому-то сообщения. Услышав про бандитов, девчонка только пожала плечами:

— Жуть какая! И чем дело кончилось?

— Все обошлось, но бандитов так пока и не поймали.

— Надеюсь, больше они в эти гиблые места не забредут. Ты извини, что я все время на SMS-ки отвлекаюсь. В данный момент моя подружка жарится на пляже в Анталии и от избытка впечатлений все время шлет послания. А мне даже стыдно ей сказать, где я прозябаю! Нас с Дэном сюда в деревню в ссылку отправили, перевоспитываться.

— В ссылку? Какое совпадение! Нас с Петькой тоже.

Незаметно приветливый, пронизанный солнечными лучами и запахом хвои лес изменился, превратившись в малосимпатичную сырую чащобу, за которой таилось зловещее болото. Местечко не располагало к прогулкам, к тому же на путников напали злющие комары, изголодавшиеся по свежей кровушке. Жгучая крапива так и норовила хлестнуть по голым ногам, острые еловые ветки хотели оцарапать кожу. Казалось, сам лес возмутился приходом незваных гостей, и теперь всеми силами пытался не пустить их к болоту. Настроение такая атмосфера явно не улучшала, но и повлиять на принятое решение не могла — Вася и Кэт продолжали упорно двигаться вперед. Следопыт из Васи получился отменный и довольно скоро он вывел Кэт на то самое место, где проходила загадочная тропа.

Вася присел на корточки, внимательно рассматривая путь, ведущий в неизвестность. Откуда взялась здесь эта тропа, кто ее проложил? Если верить рассказам тети Лизы, местные жители в эту глухомань не забредали, приезжие, естественно тоже. И все же кто-то пусть не часто, но регулярно проходил по следу, направляясь вглубь трясины. Кто? Только тут Вася сообразил, что протаптывать тропинки могут не только люди.

— Слушай, Кэт, а бабушка тебе не рассказывала, почему деревушку назвали Волково?

— Нет. Наверное, потому, что здесь волки жили, — беспечно откликнулась брюнетка и вновь потянулась за телефоном. — А что?

— Да так. ничего.

Вася не очень хорошо разбирался в зоологии, а потому не знал, могут волки протоптать тропинку или нет. Оставалось надеяться, что это сделали какие-то другие, нехищные животные, например — лоси. Впрочем, встречаться нос к носу с лесным гигантом Васе тоже очень не хотелось, но похоже, альтернативы в выборе маршрута для мальчика не существовало. Двое решительно ступили на тропу и двинулись вперед. Вскоре между стволами черных елок замаячил просвет — лес заканчивался, уступая место болоту.

— Как здесь здорово, словно в сказочной стране, — негромко произнесла впечатлительная девчонка, выйдя на открытое пространство. — Только жутко. Ты чувствуешь эту жуть, Вася?

Вася согласно кивнул головой. В самом деле, место, куда занесла их судьба, трудно было назвать обыкновенным. Болото представлялось таинственным, запретным миром, попадая в который, каждый чувствовал и страх, и удивление, и любопытство. Здесь все напоминало красивые декорации, скрывавшие жуткий оскал смерти. Топь притворялась цветущим лугом, перемежавшимся с небольшими низкорослыми рощицами и маленькими голубыми озерцами.

— Я думала, болото будет плоским, как взлетная полоса, — помрачнела Кэт, рассматривая завораживающий ландшафт. — Деревца и кочки застилают обзор. Это болото и за неделю не обследуешь. Нужен вертолет.

— Хочешь вернуться?

— Исключено. Мы должны найти Петю! Мы его обязательно отыщем!

«Если он здесь», — мысленно добавил Вася, но вслух ничего не сказал. А Кэт, тем временем, по-деловому готовилась к предстоящей экспедиции. Высмотрев неподалеку засохшие елочки, она достала из рюкзака устрашающих размеров охотничий нож и начала подрубать им тоненькие стволики. Действовала девчонка энергично, со злостью, поэтому довольно справилась со своей работой, превратив засохшие деревца в длинные шесты, необходимые во время перемещения по болоту.

— Держи!

— Круто, — едва успел подхватить шест Вася. — Откуда у тебя оружие?

— У Дэна свистнула. Надеюсь, он меня за это не убьет. Знаешь, а мне на болоте нравиться. Жутковатое место — здесь сразу себя сильнее чувствуешь.

— Не увлекайся. Топь, как минное поле — одна ошибка и все, конец.

— Знаю, — откликнулась Кэт, занятая тем, что разрывала на тонкие полосы разноцветные футболки. — Мы же не ради адреналина сюда идем, а человека спасаем. Здесь все серьезно.

— Я пойду первым. У меня больше опыта в таких делах.

— Валяй.

Васе было очень страшно, но он все же ступил на тропу, прихотливо извивавшуюся между совершенно невинными на первый взгляд «полянками». Оставалось надеяться, что животные, проложившие путь через трясину, руководствовались инстинктом, а потому сумели найти безопасный путь. Вначале отважные путники проверяли шестами каждый метр поверхности, прежде чем сделать шаг, но потом, поскольку тропа оказалась вполне надежной, немного расслабились и быстрее пошли вперед. Время от времени Кэт останавливалась, привязывая к стеблям сорняков яркие ленточки, обозначавшие безопасный путь.

— Как ты думаешь, твой брат проходил здесь?

— Вероятно. Никаких следов я не заметил, но другого пути поблизости нет, и если Петька действительно забрел на болото, то шел он именно этим маршрутом.

— Петя! Ау! Петя! — что было сил, крикнула Кэт, но так и не дождалась ответа.

Опасное путешествие продолжилось, но вскоре возникло обстоятельство, озадачившее Васю и его спутницу. Выбравшись на небольшой островок, немного возвышавшийся над трясиной, они обнаружили, что его пересекают сразу две, лежавших крест на крест тропинки. Если раньше сомнений относительно предполагаемого Петькиного маршрута не было, то теперь спасателям пришлось основательно задуматься. Вася начал внимательно осматривать обе тропы, но никаких зацепок, позволявших догадаться, куда пошел его брат, не обнаружил.

— Ты слышал? — встрепенулась Кэт. — Слышал?

— Что именно?

— Ворон где-то каркал. Нам надо идти туда.

— Это самая глупая история, в которую я когда-либо попадал! Отшельница с говорящей птицей на плече — миф, сказка. И как вы с Петькой могли поверить во всю эту чепуху?!

— В любом случае, если бы Петя, стоя на этом островке, услышал крик ворона, он бы непременно пошел туда, где находиться птица. Значит, и нам надо идти в том направлении.

— А если воронье кружит над болотом, где пожелает? Сейчас на западе, через час на юге?

— Но ты же все равно не знаешь, по какой тропе пошел Петька. Надо рискнуть, вдруг нам повезет!

Впрочем, с везением дела обстояли средненько — не успела девчонка сделать по тропе и пары шагов, как вдруг почувствовала, что ее левая нога теряет чувство опоры, погружаясь в холодную вязкую трясину. Все происходило стремительно, как в кошмарном сне. Кэт даже вскрикнуть не успела, только взмахнула руками, пытаясь сохранить равновесие, и выронила на траву шест. Если бы она упала на поросший разнотравьем «лужок», то, скорее всего не смогла бы выбраться из ловушки, но девчонка все же сумела устоять на ногах, балансируя на едва различимой тропинке.

— Все в порядке? — уточнил испуганный не меньше чем Кэт Вася. — Хочешь, вернемся? Или пойдем по другой тропе?

— Все отлично, — через силу усмехнулась брюнетка. — Двигаемся дальше. Тропа нормальная, просто я не вовремя расслабилась. Ворон указывает нам дорогу.

По правде говоря, Васе больше всего хотелось, чтобы версия Кэт оказалась ложной, и Петя вовсе не приходил на болото. Оказавшись в этом гиблом месте, мальчик не просто понял, а прочувствовал всем своим существом, насколько опасна топь. Человек, пришедший сюда сутки назад и до сих пор не вернувшийся обратно, скорее всего не заблудился, а навсегда, бесследно сгинул в смертельной ловушке. Разум подсказывал — надо срочно возвращаться назад и молить Бога о том, чтобы не сбиться с тропы. К тому же возникло еще одно осложнение — пока они с Кэт бродили по болоту, небо заволокло тучами, а где-то вдалеке послышались раскаты грома. Вася прекрасно понимал, что если в сухую погоду еще существовал шанс выбраться отсюда, то после дождя раскисшие тропинки превратились бы в трясину, отрезав путь к спасению.

— Смотри! Ты видел?!

— Что? — встрепенулся Вася.

— Дымок. Там, за той рощицей. Я сначала запах гари уловила, а потом дымок заметила. Присмотрись повнимательней!

Но сколько Вася не смотрел в указанном направлении, ничего необычного он не заметил. Кэт тоже больше не видела дыма, но продолжала настаивать на своем:

— Я же видела, честное слово! Дым просто ветром сдувает, он по земле стелется! Идем! Вдруг, это Петя костер развел или старуха-отшельница блины печет!

— Какие еще блины?!

— Это художественный образ. Но все равно нам надо туда!

Солнце стремительно скрылось за тучами, и болото погрузилась в зловещий сумрак. На миг небо озарила ослепительная вспышка электрического света. Думать о возвращении назад было поздно. Пытаясь сохранить хладнокровие, Вася осмотрелся, оценивая ситуацию. До очередного большого, покрытого деревьями острова, было по прямой метров сто, не больше, однако на болоте это путешествие могло растянуться очень надолго. И все же другого пути к спасению не оставалось. На клочке суши росли деревья, здесь, вполне можно было переждать ливень. О будущем думать не хотелось. Сосредоточившись на конкретной задаче, Вася двинулся вперед, прощупывая шестом каждый сантиметр едва различимой среди травы тропинки. Кэт шла позади, отмечая путь яркими ленточками.

Налетел яростный порыв ветра, бросив в лицо капли дождя, загрохотал гром, но ливень все не начинался, словно природа оставляла напуганным путникам последний шанс на спасение.


Вася и Кэт были не единственными, кому довелось пережить страшные часы на бескрайнем болоте. Примерно за месяц до их безрассудной экспедиции пленником топи оказался еще один человек.

Маленькая девочка Ксюша очень любила самостоятельность, и в отличие от других детей ей вовсе не нравилось, когда мама водила ее за руку. Поэтому когда Ксении подарили настоящий велосипед, она очень обрадовалась и стала кататься по двору своего дома, а потом даже попыталась выезжать на улицу. Неизвестно, чем бы кончились такие рискованные поездки, но однажды мама взяла девочку вместе с котом Гришей, прихватила новенький велосипед и отправилась отдыхать в деревню Волково. Ксюше понравилось и в деревеньке. Сначала девочка с удовольствием каталась на велосипеде по пропыленной, совершенно пустой улице Волково, но потом заскучала, и ее потянуло на новые приключения.

Как-то раз, во время очередной прогулки Ксюша совершенно незаметно проехала через всю деревню и выбралась на проселочную дорогу. Вдоль дороги тянулся лес, где они с мамой несколько раз собирали обалденно вкусную сладкую землянику. Ксюше очень понравились ясные ягоды, но она прекрасно понимала, что мама никогда не разрешит ей в одиночку отправиться за земляникой. Впрочем, это обстоятельство не слишком смущало маленькую путешественницу, решившую, что можно тайно наведаться в лес, не спрашивая ни у кого разрешения. Она намеревалась немного прогуляться по опушке, вдоволь полакомиться земляникой, а потом, как ни в чем не бывало вернуться в Волково. Однако исполнение коварного плана застопорилось с самого начала — к великому огорчению Ксюши лес от дороги отделяла глубокая канава, через которую путешественница ее возраста вряд ли бы рискнула перебраться самостоятельно.

Пришлось Ксюше ехать, куда глаза глядят. Вдруг впереди появилась большая-пребольшая машина, непонятно почему заехавшая на проселочную дорогу. Ксюше сделалось любопытно и она быстрее завертела педали своего велека. Но тут руль как-то сам собой повернулся в сторону, и шустрая велосипедистка приземлилась прямо на обочину. Первым делом Ксюша хотела заплакать, однако передумала — ее внимание привлекла находившаяся совсем близко от упавшего велосипеда канава. Если раньше преграда представлялась непреодолимой, то при ближайшем рассмотрении канавка оказалась неглубокой и совсем нестрашной. Ксения сразу подумала о спелой сладкой землянике и моментально расхотела капризничать.

— Ягодка, ягодка, полезай ко мне в ротик! — радостно воскликнула она и, позабыв о брошенном велосипеде, устремилась к земляничной поляне.

Сбор ягод оказался увлекательным делом, а потому девочка очень быстро позабыла и о запретах, и о брошенном на дороге велосипеде. Сколько прошло времени, Ксюша не знала, однако незаметно подкравшийся голод подсказал ей, что настало время возвращаться домой к обеду. Впрочем, сделать это оказалось не так-то просто — когда Ксюша посмотрела по сторонам, то увидела вокруг только глухой, не слишком приветливый на вид лес.

— Ау! — крикнула девочка, еще не решив, впадать ей в панику или отнестись ко всему спокойно.

С паникой Ксения решила повременить — она чувствовала себя вполне взрослым человеком, а потому захотела разобраться во всем самостоятельно. Мама прочитала Ксюше много книжек, в которых сообщалась масса полезных вещей и эта информация могла подсказать выход из любой трудной ситуации. Например, Ксения знала, что Земля круглая а, следовательно, если идти все время вперед и никуда не сворачивать, то можно обогнув планету вернуться на то место, с которого началось путешествие. Не долго думая, путешественница решила воспользоваться ценным советом и двинулась в самые дебри леса. Конечно, путешествие предстояло длительное, но Ксюшу это обстоятельство вовсе не пугало, ведь она очень любила гулять по новым местам. Обрадованная тем, что нашла выход из затруднительного положения, она замурлыкала под нос песенку из мультика и отправилась в кругосветное путешествие.

По правде сказать, чем дальше в лес заходила Ксюша, тем страшнее ей становилась, но она продолжала идти выбранным курсом, надеясь, что Земля окажется не такой уж и большой планетой. Но по-настоящему Ксения испугалась лишь тогда, когда коварная елка напала на нее откуда-то сбоку и стянула с волос яркую резинку. В том, что дереву понравилась красивая вещица, не было ничего удивительного, но вот то, каким образом елка завладела ее имуществом, девочке не понравилось. Когда ветка ели запуталась в волосах, Ксюша взвизгнула, отскочила в сторону и потеряла направление, в котором ей следовало двигаться. Теперь успех кругосветного путешествия был под вопросом. Похоже, настало время подумать над другим планом. И тут, очень вовремя, впереди замаячила таинственная тропинка.

— Здорово! — воскликнула Ксюша, которая, чтобы не было так страшно, начала вслух разговаривать сама с собой. — Совсем как в сказке про Красную Шапочку! Главное — не сходить с тропы! Красная Шапочка не послушала маму, сошла с тропинки и повстречала волка, а если бы она была послушной девочкой, то спокойненько добралась бы к бабушке. Значит, надо не сходить с тропы, тогда все кончиться хорошо. Тропинка обязательно куда-нибудь приведет.

Новая идея придала новые силы, и путешествие по лесу продолжилось. Шагавшая в самую топь Ксюша даже не могла предположить, что именно сказка о Красной Шапочке помогала ей сохранить жизнь. Сколько вокруг было красивых цветов, какие замечательные летали бабочки, за которыми так хотелось побежать по нарядному лугу, но девочка продолжала упорно идти по тропинке, никуда не сворачивая.

Жизнь наладилась, Ксюша быстро шла по болоту, надеясь, что непременно придет в какое-нибудь хорошее место, и тут зазвонил лежавший в корзиночке телефон. Наверное, это звонила мама, обеспокоенная столь длительным отсутствием дочери. Девочка хотела ответить, как вдруг, прямо над ее головой пролетел громадный черный ворон. Такая неожиданная встреча напугала бы и взрослого, а на Ксюшу она произвела совсем жуткое впечатление. Малышка вздрогнула, выронила мобильник, и тот, яркой рыбкой блеснув среди кочек, нырнул в прозрачную воду маленького озерца. Связь с внешним миром была потеряна, и это вселяло в душу страх.

— Что же мне делать? Телефон решил поплавать и, наверное, назад он больше не вернется, — рассуждала сама с собой расстроенная озадаченная Ксюша. — И куда вообще ведет тропинка? Вдруг, к избушке Бабы Яги? Но я туда не хочу, ведь она любит полакомиться маленькими девочками. Куда же мне тогда идти? Помогите! Ау! Помогите!

Но помощи ждать было некуда. Сразу почувствовавшая себя маленькой и несчастной, девочка покорно пошла дальше по тропе, просто потому, что не могла придумать какой-нибудь другой, более удачный план. Вскоре впереди возник довольно высокий, поросший ивой и корявыми сосенками остров.

Ступив на твердую землю, Ксюша, вместо того, чтобы обрадоваться, совсем расстроилась, почувствовав, насколько голодна и одинока. Сил уже не было. Сев прямо на землю и прижавшись спиной к шершавому стволу сосны, девочка горько заплакала. Вдруг, летавший поблизости ворон, сделал пару кругов над деревом, опустился на толстую ветку и отчетливо произнес человеческим голосом:

— Ксеня! Ксеня!

Девочка встрепенулась:

— Откуда ты знаешь, как меня зовут?

— Ксеня! — снова прокричала птица и взлетела с ветки.

— Подожди! Куда же ты?!

Но ворон не собирался объяснять свои поступки, спокойно отправившись по важным вороньим делам. Ксюша снова осталась одна и снова отчаянно заревела во весь голос. Она вспоминала о стакане теплого парного молока и мягкой постельке с веселенькой, разрисованной корабликами наволочкой.

Глава девятая Ограбление Бабы Яги

Наконец-то в жизнь Аграфены вернулось счастье. Как ни странно, она обрела его там, где хотела отказаться от всего, в том числе и от собственной жизни. Наверное, она искупила свой грех перед дочерью, и теперь болото, ставшее ее домом, вернуло счастье. Нет, не случайно в первую ночь, проведенную в этом гиблом месте, явилась ей Богородица и велела беречь свою жизнь — время пришло, на болото забрел человек, отчаянно нуждавшийся в помощи Аграфены. Долгие десятилетия отшельничества не были напрасны, старая женщина чувствовала, как возвращаются к ней силы и надежда. А добрую весть отшельнице принес старый ворон Тимошка.

Как-то во второй половине дня он подлетел к неказистой, но крепкой избенке и встревожено закричал:

— Ксеня! Ксеня!

Очень часто, еще будучи маленьким вороненком, Тимошка слышал это слово и накрепко запомнил его. Всякий раз, когда что-то тревожило и волновало птицу, он громко твердил девчоночье имя, не сознавая смысла сказанного. Знавшая повадки любимца Аграфена встревожилась и решительно пошла за вороном, понимая, что он хочет показать ей нечто важное.

— Что случилось, Тимошенька? Куда ты меня ведешь?

— Ксеня! — снова выкрикнула птица и полетела над коварной, притворившейся цветущим лугом трясиной.

За долгие годы жизни на болоте Аграфена успела узнать многие его тайны, но и она с осторожностью двигалась вперед, зная, что любая ошибка может стоить ей жизни. В эту часть болота она заходила редко — здесь не росла клюква, было слишком сыро, а потому опасно. Но ворон настойчиво звал ее вперед, и Аграфена знала — он хочет показать ей нечто очень важное. Настолько важное, что ради него можно было рискнуть жизнью.

И вот среди однообразных кочек и низеньких сосен очередного расположенного почти в центре болота островка показалось нечто яркое и прекрасное, похожее на огромный волшебный цветок. Казалось, это снова был сон, прежде не раз снившийся Аграфене. Очень часто в своих грезах она видела, как идет по болоту и вдруг встречает там свою маленькую дочурку — живую и невредимую! И вдруг чудо произошло на самом деле. Сердце застучало гулко и быстро, старая женщина хотела подбежать к малышке, но сдержала порыв — до островка было еще метров тридцать, и этот путь еще оставался неразведанным. Следовало двигаться очень осторожно, а может быть, сделать большой крюк. И все же Аграфена дошла. Сдержав переполнявшие душу эмоции, она спокойно улыбнулась и наклонилась к девочке:

— Здравствуй, маленькая моя! Ты видно заблудилась? И как ты смогла так далеко уйти от дома?

— Здравствуйте! — заулыбалась обрадованная, но в то же время испуганная неожиданной встречей девочка. — Я не заблудилась, просто шла-шла по тропинке и куда-то пришла. А вы — Баба Яга?

— Нет. Я обычный человек, просто давно живу здесь. Меня зовут бабушка Груша.

— Груша? Какое вкусное имя! А я Ксюша.

Душа Аграфены наполнилась щемящей тоской. Ах, если бы эта маленькая девочка могла остаться с ней на болоте, разделив ее одиночество и вернув радость! Если бы. Но ребенка следовало как можно скорее отвести домой, к безутешным напуганным родителям. Отшельница так и хотела сделать, но день клонился к вечеру, а ходить по болоту в сумерках было слишком опасно. Решив отложить возвращение девочки до утра, Аграфена отвела ее в свою избушку.

День проходил за днем. Каждый вечер Аграфена засыпала с мыслью, что завтра неприметно отведет Ксюшу домой, но потом оставляла погостить еще на денек. Любопытной Ксении, в общем-то, нравилась жизнь на болоте, но вскоре она начала скучать по маме и затосковала. Тогда отшельница, утратившая от долгого затворничества представления о реальности, солгала девочке, сказав:

— Тимошка сегодня рано поутру летал к твоей маме и рассказал, что ты гостишь у меня. Мама очень обрадовалась и попросила, чтобы ты осталась здесь до конца лета, поскольку жить на свежем воздухе очень, очень полезно для здоровья.

— Здорово! — захлопала в ладоши Ксюша. — А осенью я вернусь к маме? Я по ней так соскучилась!

— Конечно, — вздохнула Аграфена, твердо решив не думать больше о будущем и жить сегодняшним счастливым днем. — А как же иначе?

Так прошел почти весь июль. Отшельница была счастлива, а Ксюша, сообразившая, что превратилась в пленницу, мечтала удрать с болота, но не смела вновь отправиться в рискованное путешествие по трясине. Ворон Тимошка следил за каждым ее шагом и сразу сообщал обо всем старухе, которая, как подозревала Ксюша, на самом деле являлась самой настоящей Бабой Ягой.


Поссорившись с братом, Петя не находил себе места от возмущения и обиды. Васька его предал, обманул, вероломно использовал в своих целях. Само по себе все это было достаточно мерзко, но то, что совершил злодеяния его родной брат и как до недавнего времени полагал Петя, лучший друг, и вовсе делало обиду нестерпимой. Настроение было хоть вешайся. Пытаясь справиться с душевными страданиями, мальчик покинул дом тети Лизы и стремительно зашагал в неизвестном направлении, стремясь удрать от собственных проблем. В этом состоянии он, наверное, мог бы пешком уйти в Страну Басков, пересечь всю Европу, нигде не останавливаясь и стремительно двигаясь вперед. Но до Атлантики Петя так и не дошел, внезапно обнаружив себя едва ли не в самом центре страшного болота. Как он здесь оказался мальчик не знал. Скорее всего, во всем было виновато подсознание, напичканное мыслями о пропавшей девочке и гиблой топи. Взволнованный Петя сам не знал, куда шел, а в это время ноги его шагали в сторону болота. Впрочем, в том, что мальчик двигался подобно лунатику, имелась кое-какая польза — как ни странно, он не провалился в трясину и каким-то образом избежал бесчисленных смертельных ловушек. Но сейчас гнев и отчаянье сменились страхом. От увиденного холодело под ложечкой. Болото еще не убило его, но уже захватило в плен и могло в любой момент лишить жизни.

— Эй. Кто-нибудь. — негромко позвал оторопевший Петя, прекрасно понимая, что ответить на зов все равно было некому.

Отлично развитое воображение мальчика сразу нарисовало жуткую картину — он словно со стороны увидел жалкую фигурку, маячившую на фоне безмятежного и одновременно зловещего пейзажа. Дальнейшее несложно было предположить — сейчас он сделает еще один шаг и коварная трясина затянет его в свои объятия. Вот он проваливается по колено, потом по грудь, потом над поверхностью топи остается только его голова, холодная жижа заливает рот и нос, свет меркнет, руки отчаянно хватают пустоту и все, конец, небытие. Ласковые солнечные лучи золотят кочки и озерца, болото так же пустынно и загадочно, как было прежде. «И никто не узнает, где могилка моя», — подумал Петя, за короткие мгновения успевший представить, как он расстается с жизнью.

По вискам струился холодный пот, ноги подрагивали от внезапно подкравшегося приступа слабости. Стоять на одном месте было еще страшнее, чем двигаться вперед. Но куда идти, где найти ведущую к спасению тропинку? Пете вовсе не хотелось умирать, и он попытался взять себя в руки, чтобы трезво оценить опасную ситуацию.

— Я еще поеду в Эускади! — твердо произнес мальчик и подумал, что окажись на его месте крутой баск, он бы наверняка не впал в панику и отыскал бы путь к спасению.

Рассчитывать на постороннюю помощь не приходилось. Подобрав кривую палку, валявшуюся поблизости, мальчик двинулся к цели — видневшемуся поодаль большому, поросшему деревьями острову. Дальнейших планов пленник болота не строил, единственное, о чем он мечтал — это ощутить под ногами твердую поверхность земли. «Хоть на четвереньках, но доберусь!» — подумал Петя, осторожно двигаясь к очередной кочке. Ему повезло, поскольку за время своего лунатического путешествия по топи, он не слишком отклонился от лосинной тропы, и теперь имел довольно высокие шансы добраться до острова.

Впрочем, неприятности, как известно, происходят именно тогда, когда их меньше всего ждут. Петя благополучно достиг суши, расслабился и вполне довольный собой решил обследовать территорию. В отличие от большинства встречавшихся на его пути кочек и островочков, этот участок земли имел большую протяженность и зарос довольно густым, хотя и неказистым лесом. Мальчик бодро пошел вперед, не глядя под ноги и не сомневаясь в том, что находится в полной безопасности.

Резко хрустнула под ногой ветка, и тут же левую ступню пронзила жгучая боль, словно в нее воткнули раскаленный нож. Петя заорал не своим голосом и завалился на бок. В первый момент он подумал, что его укусила ядовитая змея и вновь приготовился прощаться с жизнью, но потом, пересилив страх, заставил себя осмотреть отекшую ногу. Все оказалось не так плохо, как можно было предположить — укуса не было, просто, Петя по неосторожности то ли сильно подвернул, то ли сломал ступню, споткнувшись на ровном месте. Впрочем, и радость тоже длилась не слишком долго, ровно до того момента, когда Петя сообразил, что дальше он идти не может.

Ночь оказалась почти бесконечной. За долгие часы вынужденного бездействия, пленник болота успел представить все напасти, которые могли с ним произойти: он страдал от холода и страха, гадая, какие хищники могут водиться на болоте, и едва не плакал от безнадежности. Случай с Ксюшей не давал покоя — девочку перестали искать почти сразу после ее исчезновения, и никому не пришло в голову как следует прочесать болото. Похоже, на поисковую экспедицию рассчитывать не приходилась, а сам Петя не мог сделать и пары шагов, не говоря уже о том, чтобы самостоятельно выбраться на большую землю. Кроме реальных страхов, мальчика преследовали и надуманные. Более жуткого места, чем окутанное ночной тьмой болото невозможно было представить. Освещенные лунным светом коряги здорово смахивали на леших, а стелившийся по земле болотный туман напоминали целые толпы призраков. Необъяснимые звуки, шорохи запахи — все это пугало, вгоняло в панику, сводило с ума.

Зато мало кто радовался восходу так сильно, как продрогший, голодный мальчишка, из-за собственного легкомыслия оказавшийся в самом сердце зловещей трясины! Отогревшись на солнце, Петя задумался, что ему делать дальше. Нога немного успокоилась, но все равно каждое движение причиняло сильную боль. Есть хотелось со страшной силой, а еды поблизости не просматривалось. Ягоды закончились, растительность не выглядела съедобной, а грибы, даже если бы они росли на островке, вряд ли можно было есть сырыми. Петя вытряхнул на траву содержимое своих карманов — утолить голод или разжечь огонь при помощи неполной упаковки жвачки и карточек с баскскими глаголами явно не представлялось возможным.

— Ау! — где-то на грани слышимости послышался или почудился звонкий голосок. — Ау!!!

Петя встрепенулся, позабыв о травме, вскочил на ноги, согнулся пополам от боли, перевел дыхание, прислушался. Что это было? Слуховые галлюцинации, начавшиеся от голода? Или кто-то действительно искал его на болоте?

— Ау! — вновь донеслось издалека.

— Я здесь! На острове! Помогите!!!

Закричав во весь голос, мальчик замер, превратившись в слух — никакой реакции, похоже, его зов остался неуслышанным. Он звал снова и снова, пока не охрип и не смирился с тем, что помощь не придет. Наверное, все это только почудилось, а на самом деле, кроме самого Пети на болоте не было ни души. Есть хотелось зверски, время шло медленно, впереди не просматривалось никаких перспектив. Ко всем прочим бедам небо над головой медленно и неуклонно затягивала тучами, а вдали начал погромыхивать гром, предвещавший неизбежную грозу. Все это очень не нравилось Пете и он решил перейти к активным действиям. Плотно перевязав майкой больную ногу и подобрав толстую палку, на которую можно было опереться, как на костыль мальчик заковылял вглубь острова. Он все еще надеялся, что большой кусок суши, куда он забрел, был на самом деле не островом, а полуостровом, вдававшимся в болото. Если бы эта догадка соответствовала действительности, Петя бы рано или поздно выбрался к шоссе и вернулся домой. Превозмогая боль и неудобство, он бы все же доковылял к своей цели по твердой земле, а вот прыгать на одной ножке по трясине было невозможно. Внезапно потянуло дымком — порыв предгрозового ветра донес запах горелого дерева. Мальчик встрепенулся, позвал на помощь, но вновь не дождался ответа. На землю упали первые капли дождя.

Петя осмотрелась по сторонам, подыскивая место, где бы он мог переждать ненастье. Прятаться под высокими деревьями было страшно, ведь в высокий ствол могла запросто ударить молния и, похоже, мальчику не оставалось ничего иного, как подставить свою белобрысую голову потокам дождя и прикинуться растением.

В зарослях почудились чьи-то шаги.

— Я здесь! Ау!!! — сам не свой закричал Петя. — Сюда!

— Петька! — из-за кустов стремительно выбежала растрепанная Кэт. Бросившись к мальчику, она только повторяла и повторяла его имя, не в силах подыскать другие слова. — Петька!

По правде говоря, у Пети тоже не имелось охоты к красноречию, он просто жутко обрадовался, увидев пришедшего на помощь человека. Но радость его была особенно сильна, оттого что этим человеком оказалась именно Кэт. Она не побоялась придти ради него на болото, она рисковала жизнью, она. Короче, она была лучше всех!

— Как ты догадалась, что меня сюда занесло? — немного справившись с волнением, спросил Петя, смахивая со щеки первые капли дождя.

— Почувствовала. Когда Вася мне все рассказал, я поняла, что надо идти сюда. Только так!

— Ты так рисковала.

— Что из того? Ведь. — Кэт пожала плечами, улыбнулась, а потом чуть слышно, так что Петя не разобрал о чем идет речь, добавила: — Маите саитут…[1]

Неизвестно, как бы дальше развивался их разговор, но тут на поляну вылетел встревоженный Вася. Увидев брата, он страшно обрадовался, хотел ринуться ему на встречу, но вместо этого только сухо поздоровался:

— Привет.

— Привет, — моментально помрачнел Петя, вспомнив былые обиды, но потом все же нашел в себе силы великодушно улыбнуться. — Давно не виделись, братишка.

Дождь все никак не начинался. Воспользовавшись отсрочкой, Кэт по-деловому извлекала из рюкзачка оказавшиеся столь необходимыми предметы — заботливо завернутую в пакет домашнюю снедь, бинты из походной аптечки.

— Жизнь налаживается, — твердо произнесла она, осматривая Петину ногу. — Будешь, как новенький. Когда поешь, все проблемы как-то сами собой разрешаются. Сейчас позвоним в МЧС и порядок — миссия выполнена.

Девчонка достала мобильник и, прикрывая его курткой от накрапывавшего дождя, набрала номер. Прошло несколько мгновений, на протяжении которых ее хорошенькое личико становилось все более и более мрачным.

— Что случилось? — встревожился Вася.

— Сигнала нет. То-то я смотрю, Юлька меня больше SMS-ками не доканывает! Они просто сюда не проходят! Когда мы бродили по краю болота, сигнал еще был, а здесь, в глубине — мертвая зона.

— Мертвая зона, — повторил Петька, нашедший в словах Кэт особый, зловещий смысл.

— Спокойно! — попытался снять напряжение Вася. — Переждем дождик, вернемся назад по проложенному маршруту и позвоним. Главное, Кэт, не держи мобильник под дождем, иначе у нас действительно возникнут серьезные проблемы.

И в этот самый момент оглушительно загромыхал гром, а на землю обрушился сильный и шумный, словно водопад, ливень.


Дождь прекратился довольно быстро, оставив как напоминание о себе бесчисленные лужи, не торопившиеся впитываться во влажную заболоченную землю. Промокшие до нитки, продрогшие пленники болота, сидели на поваленной сосне и спорили до хрипоты, пытаясь выработать хоть какой-то план действий.

— Кэт говорит, что тоже чувствовала запах дыма. Значит, кроме нас здесь есть кто-то еще! Его надо найти!

— Как? По запаху? — скептически уточнил Вася. — Думаю, надо не за призраками гоняться, а спокойно подождать до утра, когда лужи впитаются и двинуться назад по отмеченному ленточками маршруту. Пойдет кто-то один, второй побудет с Петькой.

— Подождать до утра?! — едва ли ни в один голос воскликнули Петя и Кэт.

— Иногда надо проявлять терпение.

— Ты просто не был здесь ночью, Васька!

— Ты же все равно ходить не можешь, Петька.

— Еще как могу, правда, с трудом!

— А мне кажется, надо обследовать это место, — вмешалась в спор близнецов Кэт. — Вдруг мы уже находимся на краю болота, и от дома нас отделяет только обычный лес?

— Ну и кто будет сидеть с Петькой?

Спор результатов не приносил, однако позволял немножко отвлечься и забыть о голоде. Принесенные из дома припасы были съедены, но Кэт жалела даже не том, что захватила с собой мало продуктов — девчонка корила себя за отсутствие спичек. И угораздило же ее забыть во время сборов такую важную вещь! Сейчас бы они разожгли костер, и жизнь сразу бы показалась намного проще и веселее. Но это были только мечты. Какие бы планы не строили мальчишки, судя по всему, всех ждала кошмарная ночь на холодном болоте. Перестав спорить с близнецами, Кэт отошла в сторонку, достала мобильный телефон и стала в досаде нажимать кнопки, пытаясь «выбить» из него что-нибудь полезное. Но сигнал так и не появился, словно ребята находились не на открытом пространстве, а в глубокой пещере.

— Всем доброго вечера! — неожиданно прозвучал над головами спорщиков незнакомый голос.

Все трое, как по команде обернулись — возле корявых сосенок стояла самая настоящая Баба Яга с черным вороном на плече. Словно желая подтвердить нереальность происходящего, птица громко каркнула и поприветствовала заблудившихся путников:

— Добр-р-рый вечер-р-р-р!

— Здрастье. — за всех ответил оторопевший Вася. — Вы не подскажете, как пройти в деревню Волково?

Ответить Баба Яга не успела — под мокрыми соснами появился еще один участник странной сцены. Из-за спины старухи выглянула хорошенькая девочка лет семи, удивленно посмотрела на близнецов, а потом неуверенно, то ли, спрашивая, то ли утверждая, произнесла:

— Привет, а я тебя знаю, или тебя. Не пойму. Но кого-то точно знаю!

— Меня, — откликнулся потрясенный Вася, первым сообразивший, что говорит с живой и невредимой Ксенией. — Ты мне еще про кота Гришу рассказывала, в которого соседский мальчишка камнем запустил.

— Да! Да! Да! — захлопала в ладоши девочка. — А ты мою маму видел? Она по мне не скучает?

— Еще как скучает! Просто очень!

Слушавшая разговор Аграфена, горестно вздохнула и решила сменить тему, пригласив измученных ребятишек в гости. Компания с восторгом приняла приглашение и заковыляла вглубь леса вслед за старухой. По дороге отшельница начала рассказывать о себе и очень удивилась, что девочка с заграничным именем прекрасно осведомленна о событиях произошедших много лет назад. В памяти воскрес образ сестры, которую Кэт теперь именовала бабушкой Серафимой, вернулись образы прошлого. Там за лесом по-прежнему жили близкие ей люди, у них были свои проблемы и заботы.

— Переночуете у меня, — будничным тоном проговорила отшельница, прервав Кэт. — До завтра все равно выбраться отсюда не удастся. В темноте по лесу плутать не дело. А по утру я вас выведу. Я одну тропку ветками вымостила, по ней даже в сырую погоду с болота уйти можно.

— Так значит мы все-таки на острове? — уточнил Вася.

— Да. В самом центре болота. Как только вы сюда пробрались, не понимаю! Видно, вас Господь хранил. Без божьей помощи по этим гиблым местам не пройти.

Аграфена смирилась с судьбой. После того, как Тимошка сообщил ей о посторонних, пробравшихся на остров, она глубоко задумалась, не зная, как быть дальше. Больше всего на свете Аграфена хотела оставить все как есть и спокойно, день за днем, месяц за месяцем жить рядом с маленькой Ксеней, но совесть подсказывала — нельзя оставлять малышку на болоте, нельзя обрекать на страдания ее маму. Ребенка давно надо было вернуть родителям, и вот теперь подходящий случай представился. Ксене предстояло вернуться на большую землю вместе с заблудившимися на болоте ребятишками. Счастье длилось совсем недолго — всего около месяца, но за каждую из прожитых рядом с девочкой минут, Аграфена готова была расплатиться годом жизни. Как бы ни сложилась дальше ее судьба, но она выцарапала у безжалостного Рока это короткое счастье, и сознание этого давало силы жить дальше.

— А вот и мой дом! — нарочито бодро произнесла старуха. — Милости прошу!

— Супер, — лаконично произнесла Кэт, а близнецы только присвистнули, увидев возникшее перед ними строение.

Зрелище и правда впечатляло — посреди гиблых пустынных мест возвышалась самая настоящая избушка, пусть маленькая и неказистая, но зато увенчанная здоровенной печной трубой, устремленной к небу.

— Мы запах дыма чувствовали, это вы топили?

— Да, Катюшенька, обед готовила, — откликнулась Аграфена. — Проходите ребятки, не стесняйтесь. Чувствуйте себя, как дома.

Наверное, потому что измученные пленники болота очень устали, маленькое лесное жилище показалось им уютным и милым. Большую часть избы занимала огромная русская печь, а кроме нее в глаза сразу бросалась стоявшая на почетном месте икона. С первого взгляда было понятно что, вопреки корыстным мечтам Дэна она не представляет никакой материальной ценности, но в то же время очень важна для отшельницы и наполняет ее жизнь особым смыслом. А еще в избушке находился маленький самодельный стол у окна и вытянувшиеся вдоль стен лавки.

— Класс! — не удержался от восторженного восклицания Вася, еще недавно не веривший в существование избушки на болоте, а его брат добавил:

— Крутой эчеа.

В печи запылал огонь. Маленькое помещение нагрелось очень быстро, тепло принесло уют и покой. С посудой в хозяйстве Аграфены дела обстояли неважно, и гостям пришлось есть по очереди, но зато они никогда прежде не ели пробовали такого вкусного грибного супа и ароматного, заваренного на лесных травах чая. После ужина всем захотелось спать. Усталость склеивала веки и не позволяла думать о том, как волнуются сейчас их родители, так и не дождавшиеся возвращения детей домой. Места в избушке было мало, поэтому гости устроились вповалку на полу, укрывшись теплым одеялом, имевшимся в хозяйстве запасливой отшельницы. Аграфена загасила лучину, и очень скоро все погрузились в сон.

Вася проснулся неожиданно и вряд ли мог ответить, было ли его пробуждение случайным или имело какую-то причину. За окном начинало светать — небо сделалось сероватым и прозрачным, потянуло холодом. Тишина вокруг царила полнейшая и непривычная для горожанина — ни тиканья часов, ни шума проезжавших по улицам автомобилей, ни доносившихся откуда-то голосов. Затишье внушало тревогу. Вася напряженно всматривался в темноту, и вдруг ему почудилось, будто за окном мелькнула чья-то тень. Мальчик помнил что, войдя в дом, Аграфена только прикрыла дверь, и теперь захотел хотя бы подпереть ее поленом, но не успел — створка чуть слышно скрипнула, и на фоне светлого дверного проема возник мужской силуэт.

Вася замер, стиснув от напряжения кулаки. Он не знал, что делать. Закричать? Позвать на помощь? Но разве могли совладать старуха и трое ребят с ввалившимся в дом мужчиной? Наверное, лучше было лежать тихо-тихо, прикинувшись спящим и наблюдать за незваным гостем. Несмотря на обуревавший страх, Вася напряженно анализировал ситуацию, пытаясь понять, кто, как и зачем проник в избушку отшельницы.

Впрочем, долго ему гадать не пришлось — рассмотрев в полутьме икону, незваный гость судорожно схватил свою добычу и поспешно покинул жилище, не причинив никакого вреда спящим. Вася не был бы Васей, если бы не последовал за ним. Оправившись от испуга, сыщик быстро сообразил, с кем он имеет дело, и как удалось злоумышленнику проникнуть на болото. А вор, тем временем, быстро шагал к той самой, отмеченной ленточками тропинке, по которой пришли на остров Вася и Кэт. Похоже, преступник шел за ними след в след всю дорогу, ухитрившись проникнуть на остров еще до начала дождя. Правда теперь он не подумал о том, что тропа раскисла от воды и вряд ли по ней можно вернуться назад.

— Дэн! Стой!

Вор резко обернулся. Увязавшийся за ним парень явно напрашивался на неприятности:

— Чего тебе?

— Ты ведь пришел за иконой, подслушав наш утренний разговор с Кэт? Ты следил за нами?

— Допустим. А какая разница? — откликнулся Дэн, беспечно шагнув на тропу.

— Верни икону Аграфене. Это самое дорогое, что у нее есть.

— Верно, дорогое — в этом и фишка.

— Отдай икону! Она не поможет тебе разбогатеть! Думаешь, все твои преступления так и останутся безнаказанными?

А вот эту фразу Васе говорить явно не следовало. Дэн насторожился. Ему и раньше казалось подозрительным поведение напросившегося в «стаю» парня, а теперь все стало ясно — Вася с самого начала следил за ним и что-то разузнал о его общих с Максом и Генкой делишках. Вася являлся опасным свидетелем, но на болоте такую проблему можно было разрешить без особого труда.

— Ладно, бери! — Дэн протянул икону, а сам сделал еще несколько шагов по тропе. — Бери, если не трусишь.

Первые лучи солнца блеснули на ярких стеклышках, украшавших оклад. Вася шагнул вперед. Риск был велик, но он понимал, что должен любой ценой вернуть икону Аграфене. А дальше все произошло очень быстро — Дэн ринулся ему навстречу и резко ударил в плечо, сталкивая с тропы. Мальчик не устоял на ногах и упал прямо на пестревший болотными цветами «лужок» — почва под ним заколыхалась и Вася с ужасом почувствовал, что медленно погружается под землю, словно его утягивал в загробный мир какой-нибудь демон.

— Помогите!!!

Дэн только усмехнулся, открыл рот, собираясь пожелать Васе доброго пути, но тут раскисшая тропа не выдержала его веса и преступник начал быстро погружаться в трясину.

— Помогите! — зазвучали над болотом уже два голоса. — На помощь!!!

Как стремительно уходила жизнь и как долго длились ее последние мгновения! Вася знал — его крик обязательно услышат, но отчетливо понимал, помощь придет слишком поздно. Он отчаянно барахтался в вязкой холодной жиже, цеплялся за расползавшуюся под пальцами землю и кричал, кричал, кричал. Откуда-то доносились вопли Дэна, но мальчик не замечал их, думая лишь о том, что этот восход солнца станет последним в его жизни.

— Помогите! Скорее!

Чьи-то голоса, шум. Отчаянно хватавший ртом воздух Вася уже не видел ничего вокруг — черная жижа залепляла ему глаза, однако неожиданно его пальцы ощутили нечто твердое. Из последних сил мальчик вцепился в непонятно откуда возникшую опору, вновь попытался закричать, но его рот заливала холодная, пахнущая смертью земля. И вдруг необъяснимая сила повлекла его наверх, на макушку снова упали солнечные лучи, тело ощутило твердую поверхность.

— Я жив?

— Теперь уже можно с твердой уверенностью сказать, что да, — скрывая за кривой улыбкой отчаянный страх за брата, произнес склонившийся над ним Петя. — Но выглядишь ты так, словно принял грязевую ванну на крутом курорте.

Вася заставил себя приподняться на локте. Похоже, смерть его отпустила, разжав ледяные объятия. Он находился на твердой земле, рядом, а рядом стояли прижимавшая к груди икону Аграфена, Ксюша, Кэт и Петька. Только Дэна нигде не было видно.

— Что с Дэном? Утонул? — немедленно спросил Вася, к которому уже успело вернуться его обычное любопытство.

— Нет, — Петя покачал головой. — Парня успели вытащить. Кэт вцепилась в него мертвой хваткой и вытянула. Она крутая. Но как только ее братец стал на твердую землю, он сразу рванул в кусты. Бежал так, словно за ним черти гнались. Но, по правде сказать, он сам здорово смахивал на лешего. Чем ты его так напугал?

— Дэн понял, что я знаю о его преступлениях и попытался избавиться от свидетеля. Он очень опасен. Но все равно ему не скрыться, у меня есть против него улики.

Петя помрачнел. Да, они с братом были очень разными людьми и по-разному смотрели на жизнь, но. Но сейчас это не имело никакого значения.

— Знаешь, Васька, я так рад, видеть тебя живым! Это самое главное — чтобы все, кого мы любим, были живы и здоровы. Остальное приложиться.

— Это точно! — согласился Вася, стирая ладонью грязь со своего лица. — Это совершенно точно, Петька!

Примечания

1

Я тебя люблю (баск.).

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая Ссылка для сыщиков
  • Глава вторая По земляничным следам
  • Глава третья Дэн, Кэт и «стая»
  • Глава четвертая Под покровом леса
  • Глава пятая Дела давно минувших дней…
  • Глава шестая Коварный план Васи
  • Глава седьмая Когда пути расходятся…
  • Глава восьмая Топь
  • Глава девятая Ограбление Бабы Яги


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...