загрузка...
Перескочить к меню

Моя криминальная няня (fb2)

- Моя криминальная няня (и.с. Черный котенок) 437K, 115с. (скачать fb2) - Елена Вадимовна Артамонова

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Елена Артамонова Моя криминальная няня

Глава первая Чудесное перемещение полтинника

Оптимисты называли стоявшую на дворе погоду еврозимой, а все остальные величали ее аномалией, безобразием и застрявшей осенью. Впрочем, Егора Кондратьева такие погодные чудеса вовсе не огорчали — конечно, куда приятнее было кататься на санках и лыжах, нежели хлюпать по лужам в промокших ботинках, однако впереди маячил Новый год, и это обстоятельство компенсировало все погодные неприятности. За окном моросил дождичек, но в комнате уже стояла пушистая, пахнущая детством и сказкой елка, готовая облачиться в праздничный наряд. Довольный Егор прохаживался вокруг лесной красавицы, прикидывая, с чего бы начать. Еще будучи маленьким мальчиком, он придумал сказку, превращавшую обычную елку в волшебный лес, где каждому персонажу было отведено свое особое место, и до сих пор развешивал сосульки, шарики, клоунов и снежинки в соответствии с выдуманной им традицией.

Вообще, последние часы года настраивали на философский лад, и кроме далеких детских воспоминаний, Егора тянуло подвести итоги еще одного прожитого им года. Надо сказать, что за последние триста шестьдесят пять дней в жизни мальчика произошло несколько весьма важных событий. Во-первых, изменился сам Егор: еще недавно приятели звали его Слоном — таким толстым и неповоротливым он был, но за этот год «Слон» вытянулся и похудел, став высоким и вполне симпатичным парнем. Во-вторых, в семье Кондратьевых появился второй ребенок — событие, с одной стороны радостное, но с другой принесшее много хлопот. После появления Петьки Егор почти перестал общаться с приятелями, полностью поглощенный домашними заботами. Он бегал по магазинам за памперсами и детским питанием, а в оставшееся время выгуливал малыша, катая громоздкую коляску по аллеям находившегося поблизости лесопарка. К тому же Петька иногда, ни с того ни с сего, устраивал грандиозные «концерты», причем любил это делать неожиданно и желательно среди ночи. Остальное время он был очень спокойным и милым ребенком. В общем, прибавление в семействе оказалось не столь радостным событием, как вначале наивно полагал Егор, и если бы не третья перемена, случившаяся в его жизни, мальчишка бы, наверное, окончательно скис. А третьим событием, произошедшим в декабре уходящего года, стало появление в доме самой настоящей няни. В один прекрасный день она переехала в Петькину комнату, и с той поры стала присматривать за малышом и помогать вести домашнее хозяйство. Егор вновь почувствовал себя свободным человеком — теперь он мог сколько угодно гулять на улице, однако из-за сырой погоды ему все равно приходилось большую часть времени проводить дома, коротая досуг за чтением книг. Впрочем, Егор любил книжки даже больше телевизора, а потому совсем не переживал из-за «домашнего ареста», который на него наложила странная московская зима 2006 года.

Подведение итогов вовсе не мешало мальчику наряжать новогоднюю елку, и он с удовольствием развешивал на пушистых ветках блестящие игрушки, вспоминая то няню, умевшую печь обалденно вкусные пирожки, то выдуманную им сказку о волшебных часах, которые следовало непременно завести до наступления нового года. Стеклянные часы с серебряным циферблатом, снова, как в прежние годы, заняли место среди верхних ветвей дерева, тихонько покачиваясь на тоненькой ниточке. Покончив с игрушками, Егор уже собирался набросить на елку сверкающий плащ из «дождя», как вдруг услышал, что его зовут.

— Егор! — голос у мамы был сердитый, что совершенно не соответствовало всеобщему предновогоднему благодушию.

— Что? — переспросил мальчик, которому не хотелось прерывать свое приятное занятие.

— Подойди ко мне! Я не собираюсь кричать на всю квартиру!

— Сейчас. Только «дождик» повешу.

— Немедленно!

Егор неохотно поплелся на мамин зов и оказался в ванной комнате. Мама держала в руках ворох грязного белья — перед Новым годом она всегда устраивала большую стирку.

— Что случилось?

— Как ты объяснишь это? — отложив остальное белье, женщина сунула под нос сына его же рубашку.

— Что именно?

Егор никогда не отличался быстротой мышления, а когда на него кричали, и вовсе утрачивал способность соображать, и только растеряно хлопал пушистыми ресницами. Понять, почему мама была так рассержена, он явно не мог.

— Почему ты мне ничего не сказал? Откуда у тебя это? — строго вопрошала мать Егора, демонстрируя главную улику — извлеченную из кармана пятидесятирублевую купюру.

— Не знаю…

— Егор, не изображай из себя младенца! Я нахожу в твоем кармане деньги, которых там быть не должно, и мало того, обнаруживаю, что в моем кошельке их убавилось ровно на пятьдесят рублей. Что происходит? Я хочу услышать твои объяснения.

Еще немного поморгав ресницами, Егор начал потихоньку соображать, что его обвиняют в воровстве. Неужели мама могла взаправду предположить, будто он стащил деньги из ее кошелька?! Но для него кража была невозможна в принципе, за всю свою жизнь Егор никогда ни у кого украдкой не брал чужого, да и маму никогда бы обманывать не стал.

— Но… я… мне… — промямлил он, не находя нужных слов.

— Как ты мог решиться на такой отвратительный поступок?! Если бы ты меня попросил, я бы дала тебе денег, но вот так взять их без спросу. Это омерзительно!

— Я их не брал, — твердо сказал окончательно врубившийся в ситуацию мальчик, а в глазах у него против воли блеснули слезы.

Мать жалела сына, но при этом оставалась неумолима — она понимала, что столь возмутительный факт, как воровство нельзя игнорировать. Дурные привычки и наклонности следовало пресекать в корне, иначе в будущем от них уже не удалось бы избавиться.

— Не усугубляй свое положение, Егор. Мало того, что ты взял без разрешения деньги, но теперь упорствуешь, отрицая факт воровства. Мне необходимо услышать от тебя правду. Если ты во всем сознаешься, я буду считать, что эта некрасивая история всего лишь досадная случайность, которая никогда больше не повториться.

— Мам, я не брал денег. Честное слово!

Мама нахмурилась, а потом отвернулась и с каменным лицом начала засовывать в стиральную машину белье. Егор стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу — такое молчание было хуже любой ссоры.

— Мам…

Она продолжала закладывать в люк вещи, словно в упор не видела своего непутевого сына. Еще немного потоптавшись рядом, мальчик уныло поплелся прочь. Хотя погода за окнами была под стать отвратительному настроению, сидеть дома под наряженной елочкой Егор просто не мог, а потому, натянув легкую куртку, отправился на улицу.


Шустрая рыже-черная немецкая овчарка лихо мчалась прямо по лужам, увлекая за собой долговязого паренька в красной ветровке с натянутым до самых бровей капюшоном. Илья и не пытался замедлить этот сумасшедший бег — он очень любил своего четвероногого друга и подопечного Верта, а потому старался, чтобы пес на прогулке как можно больше двигался, бегал и играл в подвижные игры. Впрочем, и самому Илюше нравилось такое времяпровождение, он с удовольствием носился с Вертом на перегонки, прыгал через заборчики и перетягивал палку, увлекаясь игрой не меньше собаки. Выгуливать такое выносливое и сильное животное, как немецкая овчарка, следовало подолгу и в любую погоду, а потому предновогодние лужи совершенно не смущали успевшего здорово закалиться за те пару лет, что у них жил пес, мальчишку. Перескочив через низенькую оградку, Верт хотел мчаться дальше, но Илья немного притормозил, заметив в быстро сгущавшихся сумерках знакомую фигуру:

— Слон!

Егор, все еще откликавшийся на свое несколько устаревшее прозвище, сменил курс и двинулся навстречу приятелю. Увидев знакомого, Верт потянулся к нему, энергично виляя хвостом и даже поскуливая от нетерпения. Пес полагал, что чем больше вокруг знакомых мальчишек, тем веселее будет проходить прогулка, однако на этот раз из Егора бы вышел плохой компаньон для шумных забав.

— Привет, Илья! Привет, Верт! Рад вас видеть! — совсем нерадостным голосом поздоровался он.

— Привет-привет! — оживился Илюша, у которого наоборот было веселое предновогоднее настроение. — А почему ты без коляски?

За последние несколько месяцев обитатели близлежащих домов настолько привыкли видеть Егора, сосредоточенно толкавшего перед собой детскую коляску, что в ином виде уже и представить его себе не могли. Потрепав по холке мокрого Верта, Егор уныло откликнулся:

— Никаких колясок. Теперь я свободный человек. У нас появилась няня.

— Няня? Клево! И что?

— А ничего. Она у нас уже пару недель работает. Ведет дом, присматривает за Петькой. Короче, я могу делать все, что пожелаю.

Энтузиазма в голосе Слона не звучало, и это насторожило Илью. Другой бы на его месте, просто не заметил странного, совсем не праздничного настроения приятеля, но Илюша был не совсем обычным мальчишкой, ведь недаром за ним уже успела прочно закрепиться слава частного детектива, способного раскрывать настоящие преступления. Сейчас Илья сыскной деятельностью не занимался — слишком много неприятностей она ему приносила, но наблюдательности и способности анализировать все увиденное не утратил.

— Слушай, Слон, а почему ты такой кислый? — спросил он, решив сходу выяснить у самого Егору причину его дурного настроения. — Новый год на носу — киснуть в это время просто преступно!

Егор еще больше сник, поежился под внезапно налетевшим порывом студеного ветра, грозившего принести в Москву долгожданные зимние морозы:

— Скоро похолодает. Я слышал, что ночью обещают до минус десяти.

— Это и я слышал. Неужели ты впал в черную меланхолию от страха перед грядущими морозами?

Егору было стыдно сознаться в том, что собственная мама подозревала его в воровстве, однако и молчать, тая проблемы от друзей, он не мог. Хотелось поговорить по душам, «загрузив» человека своими неприятностями, поделиться наболевшим.

— Мама думает, что я потихоньку взял у нее пятьдесят рублей, — после недолгих раздумий признался он. — Но это неправда! Мне бы такое в голову никогда не пришло!

Илья задумался, к великому огорчению Верта игнорируя все его попытки заняться игрой в перетягивание палочки.

— А почему она так решила? — наконец, уточнил он.

— Мама нашла деньги в кармане моей рубашки, когда собиралась засунуть ее в стиральную машину.

— Но если они действительно находились в кармане.

— Я их туда не клал!

— Не могли же эти пятьдесят рублей сами туда запрыгнуть?! Слушай, Егор, может, ты что-то напутал.

— Ничего я не напутал! Ты мне тоже не веришь!

— Нет, верю. Но при этом просто пытаюсь понять, как такое «чудо» могло произойти.

— Я не вор!

Илья хотел что-то разъяснить своему приятелю, но тот, обидевшись, стремительно зашагал прочь. Мальчик и собака остались в одиночестве.

— Как ты думаешь, Верт, что бы все это означало? — обратился к своему четвероногому другу Илья. — Слон честный человек и обманывать никого не будет. Это факт. Но и деньги в кармане его рубашки — тоже факт. Может, Егор лунатик? Помню, где-то я читал историю об одном средневековом французском ювелире. Хороший был мастер, но все подмастерья у него почему-то оказывались ворами и, не успев даже как следует поработать на новом месте, начинали тащить из мастерской золото и драгоценные камни. Воришек, естественно ловили, и хотя похищенного обнаружить у них не удавалось, несчастных подмастерьев быстренько обезглавливали на площади. Такие в средневековье были порядки. А один парень, устроившийся работать у ювелира, оказался смышленым — однажды ночью он взял да и проследил за своим хозяином. И что же ты думаешь, Верт? Представь, ювелир оказался лунатиком! Он сам у себя похищал сокровища и уносил куда-то, а по утру совершенно ничего не помнил о своих ночных похождениях. Не помню, казнили этого ювелира или нет, но сейчас нам это не так важно, главное в другом — вдруг и Слон стал лунатиком, который совершенно не помнит, что делает по ночам? Хотя сейчас вроде бы не полнолуние.

Верт внимательно слушал рассуждения своего хозяина, время от времени наклоняя морду то в одну, то в другую сторону. В книге по дрессировке собак Илья вычитал, что с четвероногими питомцами надо как можно больше разговаривать, приучая их к человеческой речи едва ли не с самого рождения, и старался именно так воспитывать Верта. Мальчик говорил со своей собакой обо всем на свете, и Верт всегда его внимательно слушал. Трудно сказать, что именно понял пес в истории о французском ювелире-лунатике, но то, что хозяин был чем-то озабочен, он сообразил сразу. А потому Верт больше не пытался втянуть Илюшу в какую-нибудь игру, просто сел рядом и сочувственно протянул мальчику лапу, словно давая понять, что готов помочь ему в расследовании этого странного происшествия.


С недавних пор в семье Кондратьевых воцарилась настоящая идиллия, и жизнь стала смахивать на рождественскую сказку. Как только в доме появилась добрая няня Анна Павловна, Петька, как по волшебству перестал капризничать, из кухни стали доноситься вкуснейшие запахи, стекла засверкали кристальной чистотой, а редкие пылинки кажется, даже не решались присесть на идеально чистую поверхность мебели. Мама Егора Анастасия Александровна не могла нарадоваться на свою помощницу, и собиралась с нового года выйти на работу, безраздельно доверив дом и детей Анне Павловне. Отец Егора большую часть времени проводил в офисе, потому приятных перемен, связанных с появлением няни практически не заметил, но тоже радовался тишине в доме и вкусным ужинам.

И вот теперь, когда Егор оказался избавленным от повинности возиться с малышом, а в доме стало особенно уютно и хорошо, все сломалось в одно мгновение из-за какой-то глупой истории с неизвестно как оказавшемся в кармане полтинником. Мальчишке совсем не хотелось возвращаться домой, но он замерз и прогладился, а потому часа два побродив по окрестностям, все же направился к родному порогу. Окоченевший палец уперся в кнопку звонка, за дверью послышались неторопливые уверенные шаги, в «глазке» вспыхнул свет.

— Вечер добрый, Егорка! Что-то ты загулял. Я смотрю, ты елку до конца не нарядил, а сам куда-то исчез. Даже беспокоиться начала, — хорошо поставленным голосом произнесла приятная дама средних лет, с очень респектабельной, но в то же время по-домашнему уютной внешностью. — На улице похолодало?

— Похолодало. Даже снег пошел, — буркнул Егор и поскорее проскользнул в гостиную.

Няня внимательно посмотрела ему вслед, потом бросила взгляд в зеркало — выглядела Анна Павловна просто великолепно, именно так, как должна была выглядеть идеальная няня.

И все же праздник должен был состояться при любых обстоятельствах, а потому мальчик, скрепя сердце, продолжил совершенствовать новогоднее убранство елки и всей гостиной в целом. Праздничный стол не мешало украсить композициями из еловых веточек и свечей, но свечи лежали в кухонном буфете, а мама сейчас как раз находилась на кухне. После столь неприятного разговора попадаться на глаза матери мальчику совсем не хотелось, однако, понимая, что в любом случае это придется сделать за новогодним столом, Егор отправился за свечками.

Дверь в кухню почему-то была прикрыта. Мальчик хотел сходу распахнуть ее, но в последний момент передумал, услышав обрывок весьма интересного для него разговора.

— Я не могу понять, что происходит с моим ребенком, — грустно вопрошала мама. — Неужели это последствия так называемого переходного возраста? А может быть, Егорка так реагирует на появление братишки?

— Старшие дети болезненно воспринимают появление в семье малышей, но, поверьте моему опыту, со временем они начинают любить и заботиться о своих малолетних братишках и сестренках, — успокаивала Анастасию Александровну няня. — У Егора и Пети большая разница в возрасте, и это обстоятельство, как ни странно, только быстрее поможет найти им общий язык. Если бы мальчики были почти ровесниками, у них бы возникало множество поводов для конфликтов, а в данной ситуации Егор очень скоро повзрослеет и почувствует ответственность за малыша. Я всегда считала, что в семье должно быть, как минимум, двое детей. Это страхует от того, что ребенок вырастет эгоистом.

— Полностью с вами согласна, Анна Павловна, но это совершенно не объясняет того, почему Егорка стянул у меня эту несчастную пятидесятирублевку!

Услышав, что речь вновь зашла о деньгах, Егор ощутил себя самым несчастным человеком на свете. Он хотел плюнуть на все, уйти к себе в комнату и долго-долго плакать, уткнувшись головой в подушку, но вместо этого только приблизился к матовому стеклу дверной створки, желая узнать, что же думает по поводу случившегося няня.

— Не берите в голову, Анастасия Александровна! Думаю, мальчик просто собирался сделать вам подарок.

— На мои деньги?

— Может быть, нужную сумму дал ему отец?

— Нет. Я звонила Анатолию Викторовичу на работу, и он сказал, что никаких денег сыну не давал. К сожалению, Егор взял их из моего кошелька, это совершенно точно.

— Не ругайте мальчика, Анастасия Александровна! Люди ошибаются. С кем не бывает? Егорка так расстроился, что после возвращения с прогулки на нем просто лица не было. Мальчик очень жалеет о своем поступке, а более строгого судью, чем он сам для человека не сыскать. Поверьте моему опыту, Егор никогда не свяжется с дурной компанией и не станет таскать из дома деньги и ценности. Хотя, — няня задумалась, не забывая при этом тщательно перемешивать ингредиенты салата. — Хотя, вспомнился мне один случай… Моя коллега, тоже няня как-то рассказывала историю о своем подопечном — замечательном пареньке, на которого взрослые прежде нарадоваться не могли. И вдруг мальчик, кстати, ровесник вашего Егора начал воровать. Сначала он лазил в родительские кошельки, довольствуясь небольшими суммами, потом унес из дома изумрудные сережки и несколько золотых колец и, наконец, мальчика застукали в тот момент, когда он пытался украсть у одноклассницы мобильный телефон.

— Какой ужас! — всплеснула руками Егоркина мама, и подслушивавший разговор мальчишка, увидела за матовым стеклом ее расплывчатый силуэт. — Но почему это случилось? Как такое могло произойти с ребенком из благополучной семьи?

— Все очень просто. Мальчика втянули в дурную компанию. Он попробовал наркотики, влез в долги и уже не останавливался не перед чем, лишь бы получить еще одну дозу отравы.

— Но что же мне делать с Егором?!

— Не волнуйтесь, Анастасия Александровна. Рассказанная мною история не имеет никакого отношения к вашему замечательному сыну. Он все время находиться в поле вашего зрения, подозрительных приятелей у него нет. Вообще у вас очень спокойный, интеллигентный район. Не сравнить с другими! Люди здесь воспитанные, приятные, очень любезные. Правда на соседней детской площадке по вечерам собирается малоприятная компания подвыпивших парней, но уж с Егором они точно ничего общего иметь не могут!

— А вдруг.

— Нет-нет, не думаю! Знаете, у этой тягостной истории с пропажей денег имеется очень простое объяснение. Во всем виноват приближающийся праздник. Мальчик хотел преподнести вам подарок-сюрприз, сделать приятное. Забудьте этот случай, Анастасия Александровна! Думаю, спустя какое-то время, когда все успокоится, вам следует начать давать мальчику небольшие суммы на карманные расходы.

— Я и так никогда ему не отказывала. По первой просьбе давала деньги на хлопушки, мороженое, какие-то развлечения.

Заправив салат майонезом, няня заглянула в духовку, проверяя, не подгорело ли жаркое. Жаркое выглядело просто великолепно. Затем няня перевела взгляд на встревоженную, совсем не по-праздничному выглядевшую маму Егора. Сама мысль о том, что Егорка может связаться с наркоманами, так напугала женщину, что она просто не могла думать ни о чем другом. Анна Павловна снова попробовала ее успокоить:

— Да вы не переживайте так! Впереди Новый год — праздники, веселье. Все наладиться, уж вы мне поверьте.

— Да, конечно, но я так волнуюсь за сына.

Торчавший под дверью Егор, внимательно слушал беседу взрослых, и хотя няня заступалась за него и хотела оправдать перед мамой, облегчения мальчик не чувствовал. На душе было тоскливо, ведь даже такая хорошая женщина, как Анна Павловна, не верила в то, что Егор не брал злосчастную пятидесятирублевку и занималась тем, что подыскивала оправдания этому якобы совершенному им проступку.


Илья давненько не наведывался в гости к приятелю, справедливо полагая, что его присутствие в доме, где недавно появился на свет маленький ребенок, не совсем уместно. И вот теперь он вновь находился в квартире Егора, ожидая своего друга. Сам Егор в это время купался, а потому заглянувший к нему в гости Илья коротал время за созерцанием подмигивавшей разноцветными огоньками елки. Когда на иллюминацию смотреть надоело, мальчик переключил внимание на большой, написанный маслом портрет, занимавший самое видное место в гостиной. На картине был изображен пожилой мужчина с волевым лицом, на груди которого сияло множество орденов и медалей. Это был знаменитый прадедушка Егора — боевой генерал, прошедший всю Великую Отечественную войну и прославившийся своим мужеством и решительностью. По правде сказать, сам Егор не слишком интересовался своим героическим прадедом, а вот Илья с интересом читал в книгах о боевых операциях, в коих он участвовал.

Потом взгляд Ильи скользнул по экрану телевизора — звук был выключен, но достаточно было одного взгляда на знакомые физиономии телезвезд, чтобы угадать, какими именно «бородатыми» шутками они веселят готовившийся к праздничному застолью народ. Однако серьезное настроение Илюши не слишком соответствовало общему веселью — недавний разговор с Егором настроил его на тревожный лад, и теперь мальчик, как и все в этой квартире раздумывал о том, каким образом деньги попали в карман к Егору. Собственно говоря, именно поэтому Илья и нанес столь неожиданный визит, решив на месте оценить обстановку.

— С легким паром! — поприветствовал он только что покинувшего ванную комнату Егора.

— Спасибо.

— Решил вот тебя с наступающим поздравить, только, извини, подарком не запасся.

— Все равно спасибо. И тебя с новым годом!

В глубине души Егор очень обрадовался приходу товарища. Несколько часов назад они расстались, едва не поссорившись, и вот теперь Илья сам пришел к нему домой, с интересом рассматривал нарядную, сверкающую бесчисленным множеством огоньков елку.

— Но только я ненадолго, — предупредил гость. — Меня дома ждут.

— Ясненько. А мой папа еще не приехал. Наверное, в пробке стоит. Как ты думаешь, он успеет к полуночи?

— Успеет. В новый год все истории хорошо заканчиваются.

Илюша прошелся по комнате, как бы случайно выглянул в коридор и, убедившись, что там никого нет, задал тревоживший его вопрос:

— Слушай, Егор, а откуда у вас взялась эта няня?

— Она тебе понравилась?

— Угу, — кивнул головой маленький сыщик. — Представительная.

— Мы ее по Интернету нашли. Знаешь, там полно объявлений, в которых предлагают свои услуги няни, сиделки и домработницы, да только выбрать подходящую помощницу не так-то просто! Большинство нянь приезжают из Украины и Молдавии, имеют медицинское образование и готовы вкалывать почти на любых условиях. Они едут в Москву подработать, а все деньги отсылают родственникам в ближнее зарубежье.

— Знаю. Их еще по телеку называют трудовыми мигрантами. Эти люди еще работают продавцами, дворниками или строителями. И что же, ваша няня родом с Украины?

— Нет, — Егор энергично замотал головой, а потом снял с елки пару настоящих мандаринов, предлагая их гостью. — Угощайся.

— Спасибо, — Илья взял оранжевый, похожий на маленькое солнышко мандарин, начал сдирать тонкую кожицу — воздух наполнил веселый запах праздника. — Значит, дама из Молдавии?

— Да нет же!!! Я еще не все про сиделок объяснил. Так вот, кроме этих «диких» мигранток, за которых никто поручиться не может, есть еще няни, работающие от солидных фирм и агентств. У таких с рекомендациями все в порядке, люди они надежные и ответственные, но зато берут сто-о-о-олько, — Егор даже глаза округлил и руки развел в стороны, наглядно демонстрируя, в какую сумму может обойтись наем такой работницы. — Короче, нанимать их могут только миллионеры. Но дело не только в финансах. Знаешь, Илья, как много мама думала и переживала, прежде чем решиться нанять няню? Ведь это не просто какая-нибудь уборщица — ей же ребенка приходиться доверять. Маленького! С человеком пуд соли надо съесть, чтобы понять, какой он на самом деле, а тут приходит себе чужая тетя и начинает возиться с любимым чадом, и проконтролировать, чем она занимается, не всегда удается.

— Я бы постороннему человеку даже Верта не доверил бы выгуливать.

— Но выхода у нас не было. Петька парень хороший, но иногда с ним нелегко приходиться. Без помощницы мама едва-едва справляется. Короче, они с папой долго эту тему обсуждали, потом принялись агентства обзванивать и, наконец, нашли то, что нужно. Анна Павловна Кравцова имеет наше гражданство, отличные рекомендации, высшее образование, знает английский и французский языки, прекрасно готовит, имеет опыт работы с грудными детьми, очень их любит, да и берет за свою работу не слишком дорого. И вообще она симпатичная.

— Иными словами — идеальная няня, — подытожил Илья, аккуратно отложив в сторону мандариновые шкурки.

— Точно! Как только эта женщина появилась, жизнь стала налаживаться. Она у нас живет круглосуточно — некоторые няни и сиделки приходят на несколько часов, а Анна Павловна все время дома находиться. Она и еду готовит, и с Петькой гуляет, а если надо, то и ночью к нему подойдет, успокоит, пеленки поменяет. Мама так довольна!

— А рекомендации этой идеальной няни ты видел?

— Папа в руках какие-то листки держал, но мне в подробности вникать не хотелось. Хорошего человека безо всяких рекомендаций по лицу видно.

— Это точно, — Илюша посмотрел на часы. — Ладно, Слон, мне домой пора, а то мама с папой новый год без меня проводят. После полуночи в лес гулять пойдешь?

— Не знаю, не решил еще.

— А у нас с этим железно — настоящая семейная традиция. Ей уже два года. Как только наступает новый год, мы берем Верта и все вместе отправляемся в лесопарк. Другие собаки хлопушек и фейерверков пугаются, а Верту никакая пальба не страшна. У него родители из питомника ФСБ — настоящие служебные собаки. У них что родословная, что послужной список, просто закачаешься. Мама Верта наркотики хорошо ищет, а отец в Чечне работал, мины вынюхивает…

Хвастунишкой Илья не был, но когда он получал возможность поговорить о своем любимом питомце, то мог это делать едва ли не часами. Егор сначала внимательно слушал подробности биографии четвероногих героев, состоявших в родстве с Илюшиной овчаркой, а потом посмотрел на часы, напомнив другу, что он не только пропустит проводы старого года, но и не встретит новый, заболтавшись на излюбленную тему. Илья спохватился, еще раз поздравил Егора с наступающим и заторопился домой. Пока «частный детектив» был еще очень далек от ответа на вопрос, что за женщину пустили в свой дом родители Егора, и имеет ли она какое-нибудь отношение к истории о непонятно каким образом попавшем в карман к мальчишке полтиннике.

Глава вторая Сыщик-любитель Верт

Похоже, больше всех празднованию Нового года радовался Верт. Весь вечер он крутился на кухне, умильно выпрашивая вкусные кусочки. Конечно, собаке вовсе не следовало есть сервелат, рыбную нарезку, а тем более маслины с оливками, но настроение у готовившей праздничный ужин мамы было хорошим, а потому она щедро делилась собакой всевозможными вкусностями. Кот Чу-чу так же находился поблизости, но лакомства не выпрашивал, а терпеливо ждал того момента, когда их можно будет стянуть со стола незаметно для окружающих.

За окнами грохотали хлопушки, вспыхивали всеми цветами радуги фейерверки, и только за несколько минут до полуночи пальба немного стихла — любители пиротехники разошлись по домам, опасаясь пропустить начало нового года. Мама, папа и Илюша сидели за празднично накрытым столом возле елки, Верт так же находился поблизости, не желая ложиться спать в такую шумную, веселую ночь. Мгновения, в которые могли исполняться заветные желания, неумолимо приближались. Когда начался перезвон курантов, Илья даже немного растерялся, не зная, что ему загадать. У мальчика было все: любящие родители, хорошая квартира в новом доме и даже крутая немецкая овчарка, о которой он мечтал несколько последних лет. Илюша задумался, едва не пропустил последний удар колокола, но все же успел мысленно пожелать всем присутствующим добра и здоровья, а потом поднял бокал с лимонадом, приветствуя наступление нового года.

За окнами звучала настоящая канонада, однако это совершенно не портило настроения Верту, готовому в любой момент отправиться гулять. Вскоре после полуночи Марина, Андрей и Илюша быстренько натянули на себя не по-зимнему легкие куртки, мальчик взял своего пса на поводок, и вся компания гурьбой направилась на необычную новогоднюю прогулку.

Семья Кузнецовых жила в огромном многоэтажном доме, расположенном неподалеку от одного из московских лесопарков. Большая зеленая зона, тянувшаяся до самой Кольцевой дороги, была любимым местом отдыха обитателей примыкавших к ней кварталов. Летом в лесопарке просто прогуливались, загорали, устраивали фестивали цветов и народные гулянья, а в зимнее время катались на лыжах с пологих бугров, дышали свежим морозным воздухом и даже наведывались в гости к Деду Морозу, резиденция которого находилась где-то в глубинах леса. Впрочем, в нынешнюю странную зиму новогодние развлечения были не актуальны — похоже, Дед Мороз так и не приехал в свою усадьбу, оставив москвичей без привычного снега и морозов. Тем не менее, Новый год и на этот раз праздновали с большим размахом. Большая часть гуляющих тусовалась возле центрального входа, где стояла высоченная, украшенная гирляндами лампочек елка и проходил праздничный концерт. Туда-то и направились Кузнецовы. Развеселившись, Марина с Андреем начали отплясывать вместе со всеми веселые, немножечко похожие на дикарские, танцы, а Илья с Вертом вынуждены были отойти в сторонку — при всех своих талантах и способностях немецкие овчарки все же не умели веселиться на дискотеках. Илюша посмотрел по сторонам — центральная аллея парка была заполнена людьми, по узеньким боковым дорожкам то и дело проходили шумные компании.

— Мам! — с трудом пробравшись сквозь веселую толпу, крикнул мальчик лихо вытанцовывающей Марине. — Можно мы с Вертом обследуем окрестности?

— Хорошо, — в руках женщины вспыхнул бенгальский огонь. — Мы с папой подождем вас здесь, под елочкой. Только не отпускай Верта с поводка.

— Ага! Будет сделано.

Мама с папой остались веселиться вместе со всеми, а их сын в компании Верта направился на прогулку. Илья вместе со своим питомцем каждый день посещал лесопарк и знал здесь каждую тропочку, но ночной моцион представлялся мальчику настоящим приключением, происходившим только раз в году. Опасности такая прогулка не представляла — родители могли безбоязненно доверить свое чадо заботам немецкой овчарки, ведь сильные умные собаки являлись прирожденными телохранителями, готовыми в критической ситуации до последнего вздоха защищать своих хозяев. Впрочем, никаких опасностей в новогоднюю ночь Илье не грозило, а в лесопарке, несмотря на темное время суток, было многолюдно, шумно и весело.

Вскоре мальчик и собака сошли с центральной аллеи, углубившись в мало освещенную часть леса. Здесь не так громко хлопали хлопушки, а кое-где даже сохранились небольшие сугробчики, робко напоминавшие своим присутствием, какое время года стояло на дворе. Верт уже успел раздобыть большую мокрую ветку и теперь подсовывал ее в руку хозяина, предлагая поиграть в обожаемое им перетягивание палочки. Илюша попытался начать игру, но делать это, держа пса на поводке, оказалось не слишком удобно. Шустрый Верт в один миг запутал Илюшины ноги, и мальчик едва не шлепнулся в рыхлый, пропитанный водой снег. Сообразив, что поступил не очень хорошо, пес моментально сел рядом, бросил ветку, просительно посмотрел в лицо хозяина. Илья сразу понял чаянья своего любимца и начал объяснять ему сложившуюся ситуацию:

— Понимаешь, Верт, мама просила не спускать тебя с поводка. Она боится, что в темноте мы не заметим какую-нибудь постороннюю собаку, с которой ты можешь подраться.

Пес виновато потупился. В последнее время у него появилась скверная привычка неожиданно наскакивать на других собак. По-настоящему драться он не хотел, и обычно такой «наезд» оборачивался веселой игрой, однако подобный способ знакомства мог вполне обернуться неприятностями, особенно при встрече с бойцовыми собаками.

— Вот если бы все происходило днем, когда все видно или хотя бы на белом снегу. — продолжал рассуждать Илюша, которому на самом деле очень хотелось, чтобы Верт от души порезвился, гоняясь за палкой, — я бы тебя без проблем отпустил, а сейчас. Ну если только на секундочку!

Собак вокруг не просматривалось, и мальчик решительно отстегнул карабин поводка, давая своему любимцу полную свободу. Еще миг и, стремительно сорвавшись с места, пес умчался за брошенной в кусты веткой. Илья и сам очень любил играть с собакой, а потому с неподдельным энтузиазмом вновь и вновь продолжал швырять здоровенную ветку, незаметно углубляясь в темную, совсем не освященную фонарями часть лесопарка.

Пасмурное небо озаряли всполохи фейерверков, грохот хлопушек сливался с веселой музыкой, слышались голоса и смех, но вдруг Илюше показалось, что откуда-то со стороны пруда донесся испуганный крик. Мальчик замер, прислушиваясь, однако зов стих, растворившись в веселом шуме новогодней ночи.

— Не достанешь! Не достанешь! — снова засмеялся Илюша, высоко подняв над головой ветку и увертываясь от прыжков пытавшейся ее достать овчарки. — Все, Верт, брошу еще один раз, и мы пойдем к елке. Мама с папой, наверное, уже соскучились по нас.

Размахнувшись, мальчик швырнул ветку вдоль дорожки, но вместо того, чтобы мчаться за ней, Верт почему-то нырнул в кусты.

— Верт! Стой! Ты куда?! — думая, что случилось самое скверное, и его питомец столкнулся с чужим псом, крикнул Илья и побежал следом. — Верт, назад! Фу!

Приказы действия не возымели, а вскоре из темноты донесся приглушенный лай. Лаял Верт как-то странно, совсем не так, как во время игр и потасовок, в его голосе слышалась настороженность и, может быть, даже растерянность. Промчавшись по лужам и сугробам, Илья вылетел на узенькую, обсаженную подстриженными кустами аллейку — возле покосившегося фонаря прямо на земле сидела тихо всхлипывающая девчонка, а рядом с ней замер настороженный Верт. Пес негромко лаял, подзывая хозяина.

— Что случилось?

— Помогите, — безо всякой надежды в голосе попросила молоденькая особа. — Помогите.

— Вас кто-то обидел? — потихоньку начал разбираться в происходящем Илюша.

— Сумочку, сумочку вырвали. А в ней и документы, и телефон, и деньги. Я теперь и домой-то добраться не смогу.

Девушка снова заплакала, а мальчик растеряно озирался по сторонам, не зная, как ей помочь. Наверняка в лесопарке находилось полно милиционеров, следивших за порядком во время народных гуляний, но как назло, сейчас стражей порядка поблизости не оказалось, и обращаться за помощью было не к кому. Тем временем Верт, всегда сочувствовавший тем, кто плакал, подошел поближе к девушке, сел рядом и, успокаивая, тронул ее лапой.

— Эх, Верт, если бы мы могли найти того, кто украл сумочку. — по привычке начал беседовать с собакой Илья, но договорить не успел — моментально вскочив на лапы, пес ринулся вперед.

Мальчику, а следом и юной жертве грабителя ничего не оставалось, как бежать за овчаркой. Погоня длилась недолго — грозный, с рыком лай Верта подсказал, что пес справился со своей задачей. А спустя несколько мгновений выбежавший на соседнюю поляну Илья увидел лежавшего в раскисшем сугробе парня и Верта, который стоял над преступником, зло скаля зубы.

— Фу! — строго произнес мальчик. — Сидеть!

Верт слушался Илью далеко не всегда, но в такой серьезной обстановке повел себя, как образцово-показательная служебная собака — отошел на шаг в сторону и сел, не сводя глаз с задержанного им человека. Парень поднялся на четвереньки, с опаской посмотрел на собаку:

— Убери своего пса, псих!

— Это он! Точно! — воскликнул подоспевшая к месту задержания девушка. — Отдайте мою сумочку!

— Да иди ты… — грабитель хотел подняться, но грозный рык овчарки словно приковал его к месту. — Нате, подавитесь.

С этими словами парень швырнул сумочку под ноги ограбленной им девушки. Илья взял Верта за ошейник:

— Убирайтесь. Я его держу.

Грабитель предпочел покинуть поляну без каких-либо комментариев, в один миг испарившись из поля зрения Илюши. Девушка, быстренько проверившая содержимое сумочки и убедившаяся, что все вещи находятся на месте, улыбнулась.

— Спасибо, мальчик! Ты меня здорово выручил.

— Это не я, а Верт. Он вообще большой молодец.

— Не сомневаюсь, — девушка потрепала пса по холке. — Спасибо тебе, Верт. И с новым годом!

— С новым годом!

Илья взял овчарку на поводок и поспешил к центральной аллее. О том, что они с Вертом ухитрились задержать грабителя, мальчик рассказывать родителям не хотел, поскольку эта информация наверняка бы испортила им праздничное настроение.

— Пусть это останется нашим секретом, Верт. Хорошо? А то если мы сообщим о подозрительном типе маме, она начнет волноваться и не разрешит нам гулять по лесу.

Верт ничего не ответил, он трусцой бежал по аллее, направляясь к сияющей елке, возле которой веселились его взрослые хозяева.

— С новым годом! С новым годом! — слышались отовсюду веселые голоса. — С новым счастьем!


Январь только-только начался, но казалось, что на дворе прочно обосновался март месяц — снег растаял, повсюду стояли грязные лужи, а с серого неба начинал время от времени накрапывать дождичек. «Климат» в душе у Егора Кондратьева был ни чуть не лучше — все обволакивали черные тучи, а глаза находились на мокром месте, грозя в любой момент разразиться потоком слез. Не удивительно: новый год для мальчика начался еще хуже, чем закончился предыдущий. Новые подозрения и обвинения совсем доконали бедного Егора, он не знал, как доказать свою невиновность, мучился, страдал и, наконец, решил обратиться за помощью к другу. Выйдя из подъезда своего дома, мальчик направился к длиннющей плоской восемнадцатиэтажке, прозванной местными остряками «Великой китайской стеной». Именно в этом громадном здании и жил теперь Илья, переехавший на новое место жительства после того, как снесли его родную хрущевку.

В принципе, Илюше вовсе не стоило обзаводиться звонком — едва только Егор подошел к двери, как за ней раздалось протяжное мяуканье молодого котика Чу-Чу, к которому вскоре присоединился звонкий голос Верта. Спустя еще немного времени послышались торопливые шаги, щелкнул замок и вот уже на пороге квартиры появился Илья собственной персоной.

— Привет. С наступившим тебя!

— Аналогично. Рад тебя видеть, Егор. Заходи.

Зайти оказалось не так-то просто — Верт все время вертелся под ногами и даже пытался стать на задние лапы, норовя лизнуть в лицо нежданного гостя. Наконец мальчишкам все же удалось протиснуться в маленькую комнатушку Ильи, где вместо ковра на стене висела карта Евразии, а под абажуром парила модель старинного парусника.

— Знаешь, Илья, я к тебе по делу. Ты настоящий частный детектив, преступников ловишь и все такое.

— Да ладно, не преувеличивай, — потупился Илюша, которому, на самом деле похвала была весьма приятна. — Это дела давно минувших дней.

На самом деле Егор ничего не преувеличивал: действительно, жизнь Илюши сложилась так, что, будучи в столь юном возрасте, мальчик ухитрился поучаствовать в расследовании двух самых настоящих «взрослых» преступлений. Все началось с того, что наблюдательный, любивший животных Илюша обратил внимание на сменявших друг друга породистых собак, то и дело появлявшихся в их дворе. Все они принадлежали одному мальчишке, который быстро и без сожаления менял своих питомцев. Откуда брались эти очень дорогие элитные псы и куда исчезали, ответить никто не мог. Объединив свои усилия с Егором и еще одной девочкой по имени Маша Нестерова, Илья приступил к расследованию странной истории, в скором времени выяснив, что по соседству от них живет преступник, промышлявший похищением собак с целью получения выкупа и организацией подпольных собачьих боев. Любопытство, в конечном счете, завело мальчика в особняк бандита, где Илью едва не убили, посчитав опасным свидетелем. Спасение пришло почти чудом, жизнь Ильи висела на волоске, однако ему удалось не просто остаться в живых, но и помочь арестовать преступников.

На этом юному детективу следовало бы успокоиться, но вместо того, чтобы проявить благоразумие он снова засунул нос в чужие дела, оказавшись в центре еще одной криминальной истории. Как-то раз, гуляя с Вертом, он услышал разговор, из которого понял, что некий говоривший с акцентом незнакомец собирается похитить живущую в их доме маленькую девочку Вику. Естественно, Илья не мог оставаться равнодушным! Вникнув во все перипетии истории, малолетний сыщик узнал, что шантажистом оказался никто иной, как отец ребенка, француз по национальности, решивший похитить и увезти Вику из страны, дабы отомстить ее матери. И снова старания Ильи увенчались успехом — горе-папашу удалось задержать уже в аэропорту, а невредимую девочку вернуть любящей матери.

После двух этих случаев Илья возомнил себя настоящим гением сыска и даже открыл «Частное детективное агентство» куда каждый желающий мог обратиться со своими проблемами. Однако из этой затеи ничего не вышло — ребятня шла к новоявленному Шерлоку Холмсу с просьбами разыскать потерянные игрушки и прочими глупостями, которые совершенно не интересовали Илью. К тому же мама, пережившая немало ужасных минут связанных с исчезновением сына была категорически против его детективных игр, справедливо считая, что самодеятельное расследование преступлений до добра никого довести не может. Постепенно Илюша перестал изображать из себя сыщика и увлекся другим, намного более полезным делом — он начал дрессировать Верта, обучая его всяким хитрым фокусам и трюкам. И вот теперь прошлое вернулось: сидевший напротив мальчика Егор рассказывал о продолжении неприятностей, связанных с пропавшими деньгами, явно рассчитывая на Илюшину помощь.

— Мама сказала, что не станет со мной разговаривать пока я во всем не сознаюсь, — с безнадежной тоской в голосе поговорил Егор. — А папа пока не в курсе, но когда он вернется с работы, то точно меня убьет.

— Подожди-подожди, я что-то не врубился! Тебя же «амнистировали» по случаю встречи нового года и решили про тот дурацкий полтинник не вспоминать.

— Дело уже не в нем, просто пропало еще пятьсот рублей.

— Пятьсот?!

— Угу. К праздникам мы столько вкусностей накупили что думали, будто будем их есть всю неделю, но продукты закончились гораздо раньше. Сегодня утром мама решила сходить в супермаркет. Она набрала целую корзину покупок, подошла к кассе, открыла кошелек и вдруг обнаружила там только одну мелочь. Но она точно знала, что с прошлого года там оставалось пятьсот рублей одной купюрой!

— Может быть, их украли в магазине?

— Мама тоже так сначала подумала, но потом пришла к выводу, что вор просто стянул бы весь кошелек целиком, а не стал бы, да и не смог вытаскивать оттуда деньги.

— Верно, — Илюша задумчиво почесал за ухом у примостившегося на коленях Чу-Чу. — А если купюра случайно выпала, когда твоя мама полезла за деньгами? Такое довольно часто бывает.

— Не. Мама весь пол вокруг кассы осмотрела, но денег там не было.

— Странно.

Илья умолк, продолжая рассеяно теребить ухо кота, а Егор не выдержал этого затянувшегося молчания и со слезами в голосе взмолился:

— Илья, миленький, помоги! Ты же настоящий сыщик, докажи моей маме, что я невиноват! Пожалуйста!

— Никакой я не сыщик — просто вечно лезу не в свое дело, а потом получаю неприятности по полной программе. Я родителям обещал больше этими глупостями не заниматься и Шерлока Холмса из себя не изображать.

— Значит, ты мне не поможешь?

— Помогу, — Илья прямо посмотрел в глаза своему другу. — Как же не помочь, если ты попал в трудную ситуацию? Но только это будет не глупое детективное расследование, а содействие попавшему в беду товарищу.

— Разве имеет значение то, как это называется?

— Еще какое! Я маме обещал больше в сыщика не играть, и обещание нарушать, не намерен. Но тебе помочь надо, вот я и ищу выход из столь щекотливого положения.

— Тебе не сыщиком надо быть, а адвокатом.

— Вообще-то я собираюсь стать кинологом, собак воспитывать. Ну да ладно, это лирика, а пока Слон, давай сосредоточимся на главном. Расскажи еще раз обо всех обстоятельствах этих двух происшествий, ведь для того, чтобы во всем разобраться, следует учитывать каждую мелочь, каждый штрих. Упустишь всего один факт — и расследование пойдет по неправильному пути.

Но Егору даже вспоминать об исчезнувших деньгах было противно, а потому он только рукой махнул, пробормотав под нос, что Илья и так все знает не хуже его самого:

— Если бы не та странная история с полтинником, мама никогда бы меня не заподозрила, зато теперь, как только деньги пропали, она сразу на собственного сына подумала. Да еще посмотрела так, словно я вор-рецидивист какой-нибудь.

— Увы, ты теперь под подозрением. Итак, допустим, что денег ты не брал.

— Не допустим, а совершенно точно!

— Не кричи — кота разбудишь. Это просто стиль рассуждений такой — все допускать, а потом рассматривать. Короче, факты таковы: ты денег не брал, мама их не теряла, а, следовательно, в кошелек залез кто-то посторонний. Начиная с предновогоднего вечера и до сегодняшнего утра в квартиру заходили посторонние?

— Только ты.

— Я? — Илюша даже немножечко растерялся и почувствовал себя неловко, на миг представив будто его обвиняют в воровстве — ощущение оказалось не из приятных.

— Правда-правда, но я на тебя не думаю, — уточнил простак Егор.

— Ты про няню забыл. Она же самый что ни на есть посторонний человек. Эта женщина имела массу возможностей залезть в кошелек и похитить оттуда деньги.

Егор энергично затряс головой, всем своим видом демонстрируя полное отрицание столь абсурдного предположения:

— Нет, нет, нет! Анна Павловна так поступить не может! Мы ей хорошо платим, у нее отличные рекомендации. И вообще, я слышал, как в разговоре с мамой она за меня заступалась. Няня и перед праздником просила маму быть снисходительной, и сегодня с утра меня защищала, говорила, что Егор никогда не станет воровать. Анна Павловна добрая, она не воровка!

Действительно, представить, что человек, получивший хорошую работу, стал бы рисковать своим местом и репутацией ради нескольких сотен рублей. Так думал сам Илья, однако у няни вполне могла быть собственная логика. Возможно, это женщина оказалась настолько жадной и глупой, что не смогла устоять перед соблазном, стянув из кошелька деньги. Но тогда почему няня заступалась за Егора? Ей было бы намного выгоднее свалить все на мальчишку, ведь тогда бы она оказалась вне подозрений.

— Странно все это. — Илья осторожно переложил дремлющего на коленях кота на диван, поднялся, начал прохаживаться по комнате, что означало у него напряженную работу мысли. — Знаешь, Слон, обычно няни следят за детьми, а нам придется поступить в точности до наоборот и заняться наблюдением за этой дамой.

— Зачем? Анна Павловна не может.

— И ты не можешь. Однако и деньги тоже кое-чего не могут, например, им не свойственно бесследно растворяться в воздухе. Короче, моя задача, как детектива и твоего друга, доказать что ты, Егор Кондратьев, ко всем этим сомнительным чудесам не причастен.

— Да, в самую точку, — неохотно согласился Егор, считавший, что подозревать в воровстве такую хорошую, защищавшую его няню, было просто нечестно.

А Илюша, тем временем, перешел к практической стороне дела и начал выяснять у своего приятеля распорядок дня няни, выясняя, когда она отправляется на прогулку с малышом, когда ходит по магазинам.

— Для начала нам надо выяснить, как эта дама ведет себя вне дома, когда за ней никто не наблюдает. Знаешь, такие наблюдения могут принести совершенно неожиданные открытия.

— Не нравится мне все это, Илья. Анна Павловна честный человек, а ты собираешься за ней шпионить, подозреваешь в воровстве.

— Пока я никого не подозреваю, просто собираю всю возможную информацию, а уже потом сделаю на ее основе выводы.

Егор грустно вздохнул, Илья же, напротив, энергично потер руки, готовясь к очередным интересным приключениям. Как бы мальчишка не боролся с собой, как бы не пытался «встать на путь истинный», но расследование детективных историй по-прежнему манило его с неодолимой силой.


Железная дверь нехотя отворилась, из подъезда задом наперед вывалился Егор, волочивший за собой неуклюжую детскую коляску, а несколькими мгновениями позже здание покинула приятная, хорошо одетая женщина средних лет с младенцем на руках. Погрузив Петьку в коляску, няня что-то сказала Егору и неторопливо пошла по дорожке, направляясь на привычную дневную прогулку. Анна Павловна утверждала, что сон на свежем воздухе укрепляет здоровье и психику малышей, а потому по несколько часов в день проводила в лесопарке, чтобы маленький Петька мог, как следует выспаться под сенью сосен и берез.

— Нам нельзя попадаться этой тетеньке на глаза, — пояснил своей собаке наблюдавший за всеми этими действиями из-за кустов сыщик. — Мы будем за ней тайно следить. Поэтому сейчас в палочку играть нельзя. Договорились? Можешь просто нести ее в зубах, а меня не отвлекай. И вообще, Верт, я взял тебя для конспирации — мы будем изображать собаку и хозяина на прогулке.

Операция началась. Ничего не подозревавшая Анна Павловна невозмутимо проследовала мимо строящегося детского сада, вышла на улицу, пересекла ее по пешеходному переходу, дождавшись зеленого сигнала светофора, величественно покатила коляску по широкой аллее, ведущей к ограде лесопарка. Несмотря на унылую сырую погоду, няня была не одинока — по аллее в обе стороны курсировали мамы и бабушки с колясками, изредка попадались выгуливаемые хозяевами собаки.

Илья и Верт следовали на довольно значительном расстоянии от «объекта», не решаясь подойти ближе. Мальчик прекрасно видел прямую спину няни, отслеживал каждой ее движение, однако такая визуальная информация никакой практической пользы не имела. Решив следить за няней, Илья в тайне надеялся, что, оказавшись за пределами дома, женщина каким-то образом проявит себя, показав подлинное свое лицо. Но и в квартире, и на улице идеальная няня вела себя идеально — отправившись на прогулку с ребенком, она действительно честно выгуливала Петьку и ничто не могло отвлечь ее от этого занятия.

Обычно мамы, бабушки и няни собирались в детском городке, где среди качелей, горок и деревянных теремков располагалось множество скамеек, но сегодня из-за сырой погоды на лавочках никто не сидел и городок выглядел вымершим. Оценив обстановку няня, не замедляя не на секунду шага, продолжила движение, оставив позади детскую площадку. Плетущемуся позади женщины Илюше даже почудилось, что он имеет дело не с человеком, а с запрограммированным на уход за детьми киборгом — так спокойна и невозмутима была Анна Павловна. Вынужденный идти на поводке Верт, совсем сник, да и самому частному детективу не слишком нравилась такое бездарное времяпровождение. Было совершенно ясно, что банальное наружное наблюдение не позволит раскрыть секретов няни, если, конечно, таковые у нее вообще имелись. Но в тот момент, когда Илья уже подумывал о том, чтобы прекратить слежку, няня внезапно чуть притормозила, засунула руку в карман и извлекла из него мобильный телефон. Илья встрепенулся — ах, если бы он мог услышать этот разговор, понять, о чем идет речь! Но расстояние между сыщиком и «объектом» было слишком велико, а приблизиться к няне мальчик не рискнул — она знала его в лицо, да и вообще вряд ли стала бы обсуждать по телефону важные проблемы в присутствии посторонних. Женщина спокойно шла своей дорогой, переговариваясь с кем-то по мобильнику, и казалось, не существовало ни единого шанса выяснить тему этого разговора.

Впрочем, Илью Кузнецова не так-то просто было сбить с толку, несмотря на юный возраст, он действительно неплохо овладел сыскным искусством, а потому быстро нашел выход из затруднительного положения. Обычно такие фокусы проделывали в телесериалах, но, пожалуй, они могли сослужить хорошую службу и в реальной жизни. Быстро нащупав в кармане миниатюрный плеер, который всегда таскал с собой, Илюша включил запись с микрофона и привязал это чудо техники к ошейнику Верта:

— Слушай внимательно, у меня к тебе задание государственной важности. Видишь тетю, за которой мы следим? Ты должен подбежать к ней поближе и двигаться рядом, не попадаясь на глаза.

Пес внимательно слушал хозяина. Не терявший даром времени Илья обучил Верта многим необходимым сыщицкой собаке командам, а потому пес хорошо знал, что такое слежка и умел незаметно подкрадываться к объекту наблюдения.

— Следи за ней, Верт! Следи, — прошептал Илья, проверяя, надежно ли он привязал плеер к ошейнику, и отпустил овчарку с поводка. — Вперед!

Оказавшись на свободе, Верт, против обыкновения не стал радостно скакать из стороны в сторону, а сразу же трусцой побежал в указанном направлении и вскоре настиг продолжавшую болтать по телефону няню. Илья издали с удовлетворением наблюдал за своим ученым питомцем — пес тихонько шел позади «объекта», совершенно не привлекая к себе внимания. Со стороны могло показаться, что собака принадлежала катившей коляску женщине, а сама няня и не подозревала о присутствии четвероногого шпиона. «Молодец, Вертик, молодец! — думал хитрый мальчишка, выучивший своего пса таким необходимым в работе сыщика трюкам. — Только бы качество записи оказалось хорошим, иначе все работа насмарку».

Но радость Илюши оказалось несколько преждевременной. Вопреки ожиданиям детектива, няня не стала переходить дамбу, разделявшую соседние пруды, а резко свернула влево, в один миг скрывшись за пышными молоденькими елочками, высившимися вдоль одной из боковых аллеек. В принципе, это не меняло Илюшины планы, но он сразу занервничал, поскольку очень не любил, когда Верт пропадал из поля зрения. Мальчик пошел быстрее, решив нагнать исчезнувший за елками «объект» и выслеживавшую его овчарку, но не успел.

Громкий лай Верта разорвал дремотную тишину лесопарка, откуда-то из-за кустов вылетел бронзово-рыжий сеттер, а следом за ним сам четвероногий сыщик, напрочь позабывший о своем ответственным задании. Сеттер притормозил, развернулся, припал на передние лапы, предлагая продолжить игру в догонялки, Верт его предложение немедленно принял, и вот уже обе собаки мчались вдоль берега пруда, не забывая при этом оглашать окрестности веселым лаем.

— Верт, фу!

Но на этот раз овчарка прикинулась глухой, нахально игнорируя окрик хозяина. Игривый сеттер так же не слушал команд сопровождавшей его девчонки, и прошло, наверное, минуты три, прежде чем удалось восстановить спокойствие и утихомирить разыгравшихся собак.

— Мальчик, убери собаку! — неожиданно прозвучало над ухом Ильи, в тот самый момент, когда он уже взял Верта на поводок. — Развели дворняг, порядка никакого нету!

В голосе слышался скрежет металла. Илья поднял голову и едва не вздрогнул от неожиданности — перед ним стояла идеальная няня.

— Здр… здравствуйте.

— Ах, это ты! — узнав в мальчишке приятеля Егора, Анна Павловна подобрела на глазах и растянула губы в приветливой улыбке. — Милый песик. Я очень люблю животных.

— И я… — растеряно пробормотал Илья.

Поинтересовавшись тем, как проходят каникулы и, задав множество совершенно не интересующих ее вопросов, Анна Павловна наконец-то распрощалась, развернула коляску и неторопливо покатила ее в сторону дома. Илья строго посмотрел на Верта:

— Эх ты, провалил задание! Честно говоря, не ожидал от тебя такого! А еще немецкая овчарка.

Верт опустил морду, чувствуя себя виноватым. Вздохнув, мальчик отвязал заляпанный грязью плеер, достал из кармашка наушники, намереваясь прослушать запись. Сначала было слышно только хлюпанье грязи под лапами Верта, потом шорох колес коляски и звук шагов Анны Павловны. Качество записи оказалось недурным, но вот содержание ее ничего не проясняло. Возможно, к тому моменту, как Верт приблизился к няне, Анна Павловна уже закончила разговаривать, а может быть, просто внимательно слушала звучавшие в телефонной трубке слова собеседника, однако в любом случае фокус с подслушиванием оказался напрасным. Илья уже хотел выключить плеер, как вдруг в наушниках отчетливо прозвучал голос няни:

— Да… да, все идет замечательно, именно так, как я хотела.

И тут по барабанным перепонкам ударил оглушительный лай Верта — именно в этот момент пес повстречался с дурным сеттером, сорвавшим важное задание. Понимая, что оставшуюся часть записи вообще не имело смысла слушать, Илья вытащил из ушей наушники:

— Эх ты, сыщик! Ничего-то мы с тобой не узнали! Когда человек признается в том, что дела у него идут замечательно, за этой фразой может скрываться все, что угодно. Например, что этот человек ограбил банк, или получил прибавку к зарплате, или у него просто хорошее настроение.

Глава третья Визит фальшивой блондинки

— Бабуля, ты точно помнишь, что эта милая дама оставила тебе свой номер?

— Да, Аленушка. Она записала его на листке и положила возле телефона, — откликнулась ветхая, сидевшая в кресле-каталке старушка. — Листочек на журнальном столике, если, конечно, Мурзик его не заиграл. Он такой озорник, такой проказник!

Худенькая девушка, предпочитавшая носить обтягивающие джинсы и свитера, поправила гладкие, стянутые в пучок волосы и снова продолжила поиски. Она вновь внимательно, листок за листком просматривала лежавшие на журнальном столике газеты и рекламные объявления, однако обнаружить среди них нужную записку так и не смогла.

— Куда же он мог деться?

— Не знаю, Аленушка, не знаю.

На несколько вытянутом, но хорошеньком лице Алены появилось обычно несвойственное ей озабоченное выражение. Она не хотела расстраивать свою старенькую бабушку, однако то, что происходило вокруг, ей крайне не нравилось. Девушка хотела задать какой-то вопрос, но тут, заворчали, зашипели, а потом разразились величественным боем возвышавшиеся в углу комнаты часы в мрачном дубовом футляре. Не успели они умолкнуть, как им ответил нежным перезвоном стоявший на резном буфете позолоченный хронометр. Вообще почти все вещи в этой тесной двухкомнатной квартирке казались такими же древними, как их владелица, хотя на самом деле были даже еще старше ее.

— Аленушка, да ты не волнуйся! Аннета сама позвонит, как только все наладится. Вот увидишь!

— Не сомневаюсь. Но мне все же очень хочется отыскать номер ее телефона.

Девушка была настроена весьма решительно и не собиралась прерывать поиски, обследовав столик, она внимательно осмотрела пространство вокруг старого кресла, на котором любил нежиться жирный бело-рыжий кот Мурзик, заглянула под диван, обшарила темные закоулки под буфетом.

— Я посмотрю в кабинете, вдруг Мурзик его туда утащил.

В крошечной соседней комнате, гордо именуемой кабинетом, стоял только необъятный письменный стол работы конца девятнадцатого века, на котором примостился смущавшийся таким соседством компьютер да узенькая кушетка, где еще недавно спала ухаживавшая за бабулей сиделка. Взгляд Алены зацепился за стоявшую под столом корзину с бумагами. Похоже, ее не выносили с тех самых пор, как их дом покинула Аннета, неожиданно бросившая работу из-за каких-то личных проблем.

— Ладненько, посмотрим! — с этими словами девушка вытряхнула прямо на пол все содержимое корзинки.

Несколько скомканных листков бумаги разлетелись по старому паркету, а откуда-то возникший не по годам шустрый Мурзик, тот час же попытался утащить к себе одну из скомканных бумажек.

— Эй, подожди, разбойник! Это мне самой нужно.

Алена развернула конфискованную у кота бумажку. На ней действительно оказалось написано несколько телефонных номеров, часть из которых была зачеркнута, но этот список явно не имел никакого отношения к тому, что искала девушка. Алена продолжила изучение содержимого мусорной корзины, но и в ней, и на столе, и под столом она так и не смогла обнаружить заветный листок с номером телефона сиделки. Так ничего и не обнаружив, девушка со списком в руке вернулась в бабушкину комнату:

— Бабуль, а ты не помнишь, она тебе мобильный или городской телефон оставила?

— Мобильный, — охотно откликнулась старушка, которая, несмотря на свой преклонный возраст, отлично разбиралась в современной технике и любила проводить вечера в Интернете. — У нее, как и у тебя, Мегафон, код-то я запомнила, а вот сам номер из головы выскочил.

Алена еще раз посмотрела на найденный листок — там были только городские телефоны. Похоже, поиски зашли в тупик и единственная ниточка, связывавшая их с внезапно исчезнувшей женщиной, оказалась оборванной.

— Ладно, бабуля, я в магазин сбегаю, а потом мы продолжим поиски новой сиделки.

— Я вчера сама нескольких присмотрела по Интернету, вроде бы милые дамы, если верить всему, что они о себе пишут, — старушка протянула внучки листок бумаги, почти такой же, как держала в руке сама Алена. — Да ты сама посмотри.

Довольно долго девушка созерцала оба списка, пока до нее, наконец, дошло, что за телефонные номера выбросила сиделка в мусорную корзину. Весь последний месяц Алена занималась тем, что искала новую женщину для ухода за своей старенькой, одиноко живущей бабушкой. Родители Алены находились в длительной загранкомандировке, поэтому девушке, несмотря на юный возраст самой приходилось решать все домашние проблемы. После того, как ушла Аннета (так величала ухаживавшую за ней женщину старушка), все пошло кувырком, и Алена никак не могла нанять новую сиделку. Девушка выписывала телефоны ищущих работу медсестер, обзванивала кандидаток, а потом вычеркивала номера из списка, в досаде выкидывала эти ставшие ненужными листки с записями. Почти такой же список сейчас оказался в руках Алены, с той только разницей, что в нем находились телефоны клиентов, нуждавшихся в услугах сиделок. «Похоже, история с заболевшей сестрой — выдумка, — сообразила девушка. — Эта тетка просто подыскивала себе новую работу сидя за нашим компьютером. А чтобы успокоить бабушку и убедить ее в том, что она непременно вернется, сиделка оставила номер своего телефона. Точнее, сделала вид, будто оставила, а на самом деле забрала его с собой. И все, концы в воду. Ну ничего, так легко она от меня не скроется!».

Занятая раздумьями на столь неприятную тему Алена быстренько оделась и, предупредив бабушку, что скоро вернется, вышла из дома. Однако вместо того, чтобы сразу идти в супермаркет, девушка устроилась на расположенных во дворе качелях и набрала первый из перечисленных в списке номеров.

— Здравствуйте, я по объявлению, — наугад сказала она. — Вы нуждаетесь в услугах няни или сиделки?

Догадка полностью подтвердилась — женщина, с которой говорила Алена, сказала, что ее муж нуждается в послеоперационном уходе и тут же поинтересовалась наличием медицинского образования у звонившей. Девушка честно призналась в отсутствии такового, а потом задала волновавший ее вопрос:

— Скажите, пожалуйста, не предлагала ли вам свои услуги женщина по имени Анна Павловна?

— Предлагала. А в чем, собственно, дело?

— Вите ли. — Алена замялась, — я разыскиваю ее и.

— Это ваши проблемы. Она приходила, но почему-то отказалась, — голос в трубке звучал сухо и раздраженно. — Если вы не по делу, будьте добры, не отвлекайте меня своими звонками.

— Хорошо. Извините.

Понимая, что она находиться на правильном пути, Алена стала обзванивать указанных в списке людей, продолжая поиски. Картина складывалась вполне конкретная: Анна Павловна наносила визиты заинтересованным в ее услугах людям, но почему-то отказывалась, в самый последний момент заявляя, что ее не устраивают предварительно обговоренные по телефону условия.

Этот номер стоял в списке пятым. Алена быстро набрала нужную комбинацию цифр, приготовилась что-то сказать, но вдруг услышала в трубке знакомый голос. В гости к бабушке внучка приходила не часто, а с сиделкой в основном говорила по телефону, потому сразу узнала ее интонации и манеру говорить. Одной только уверенно и неторопливо произнесенной фразы: «Алло, я вас слушаю», оказалось достаточно, чтобы понять, кто именно ответил на звонок Алены. Ничего не сказав в ответ, девушка поспешно прервала вызов.

Итак, телефон новой работы подозрительной сиделки был обнаружен, и теперь оставалось только выяснить название улицы, номер дома и квартиры, в которой она проживала на данный момент. Узнать по номеру телефона почтовый адрес не составляло никакого труда, ведь у Алены имелся безотказный помощник, способный в любое время суток раздобыть любую интересующую ее информацию.

Звоня себе домой, она очень хорошо представляла, чем сейчас занимается ее брат. Хотя время вплотную приблизилось к обеду, Саша наверняка не думал о еде, проводя все свободные от учебы в одном крутом техническом вузе часы за компьютером. Парень почти ничего не ел, мало спал, ночи напролет проводя в Интернете, и при этом гордился тем, что может без проблем проникнуть в любую базу данных и узнать какую угодно, даже совершенно конфиденциальную информацию. К счастью, проделывал он все эти незаконные операции исключительно ради любви к искусству и получения интеллектуального удовлетворения, и никогда не пользовался полученными данными в каких-либо практических целях. Родители ничего не знали об опасном Сашином увлечении, а Алена не раз предупреждала брата, что столь рискованные игры не доведут его до добра, хотя в глубине души прекрасно понимала как здорово и круто иметь брата-хакера. Вот и сейчас настало самое подходящее время воспользоваться его неоценимой помощью.

— Ну же, возьми трубку. — пробормотала Алена, представляя, как Саша неотрывно смотрит на монитор компьютера, затмивший для него весь остальной мир.

— Да. — наконец раздался не слишком довольный голос хакера.

— Привет, Саш, это я. Как жизнь? Ты суп, который я тебе приготовила, разогрел?

— Послушай, Алён, интуиция мне подсказывает, что твой звонок не связан с температурой супа. Я сейчас занят, сформулируй, пожалуйста, покороче свою проблему.

— Сможешь узнать точный адрес по номеру телефона?

— Мобильного или городского?

— Городского.

— Запросто. Диктуй.

Сказав, что перезвонит попозже, Саша повесил трубку. Алена только вздохнула — Саша был так занят своими компьютерными проблемами, что даже поболтать по-человечески не мог, вечно торопясь куда-то. Положив мобильник в сумочку, Алена поднялась с качелей, намереваясь отправиться в магазин, но не успела пройти и половины пути, как вновь услышала писк телефона. Звонил Саша — за эти несколько минут он уже успел раздобыть нужную информацию.

— Есть чем записать? — с ходу уточнил он.

— Угу.

— Тогда диктую.

Алена быстренько записала адрес с почтовым индексом в придачу, поблагодарила брата и продолжила свой затянувшийся путь в супермаркет, намереваясь запастись провизией для оставшейся без сиделки бабушки.


Подъезд дома, в котором жил Егор, отличался нелепейшей до абсурда планировкой, словно архитектор, проектировал это здание сразу после новогоднего застолья, не очень четко представляя, что именно следует изобразить на чертеже. Был в «чудо-подъезде» и длинный коридор, ведущий к лифтам, и темный закоулок, где размещалась лестница, и лабиринт изогнутых коридорчиков, в глубинах которых располагались квартиры первого этажа, и «кишка» с почтовыми ящиками, и сиротливо стоявший на самом видном месте мусоропровод. В общем местечко выглядело не слишком привлекательно, но зато идеально подходило в качестве наблюдательного пункта и места тайных встреч юных сыщиков-любителей.

— На прогулке няня вела себя безукоризненно, — докладывал сидевший на перилах лестницы Илья своему приятелю. — Придраться не к чему. Кстати, Слон, а с кем она обычно разговаривает по телефону?

— Ни с кем. Я никогда не видел, чтобы Анна Павловна кому-то звонила, — откликнулся Егор, в задумчивости отколупывавший штукатурку возле почтовых ящиков.

— Это уже интересно! А во время прогулки она много разговаривала по мобильнику.

— Ну и что? Это еще не преступление.

— Как сказать. Возможно, няня обсуждала по телефону темы, не предназначенные для чужих ушей. Эх, если бы узнать, с кем она болтала! И вообще, неплохо было бы устроить досмотр личных вещей, вдруг среди них удастся обнаружить какие-нибудь записи, адреса. Знаешь, даже использованные карточки метро могут пригодиться. Я на досуге составил небольшой каталог кодов, по которым можно выяснить на каких станциях входил в метро подозреваемый. Полезная штука, особенно если учесть что на карточках еще и точное время пропечатывается.

— Подожди-ка. — перебил приятеля небыстро соображавший Егор. — Ты хочешь, чтобы я обыскал комнату Анны Павловны, а заодно обшарил ее карманы?!

— Точно.

— Да ты что?! Я никогда так не поступлю, да и тебе не позволю.

— Подожди, Слон, ты не так понял!

— И вообще, я не Слон, а Егор!

— Ладно, Егор.

— Даже не уговаривай!

Илюша спрыгнул с перил, начал мерить шагами узкий закуток между почтовыми ящиками, лестницей и пустующей будкой консьержки:

— Думаешь, мне самому нравиться копаться в чужих вещах? Но скажи, каким еще способом можно выяснить правду о подозрительном человеке, живущим с тобой под одной крышей?

— Оставь Анну Павловну в покое! Ты придрался к ней, потому что не видишь других подозреваемых. Такое бывает: навесят на ни в чем неповинного человека какое-нибудь нераскрываемое дело, а потом рапортуют о своих успехах в раскрытии преступлений начальству. Неужели и ты, Илья работаешь ради «галочки»?

— Мне важно, чтобы у тебя не было проблем. Подумай, вдруг няня собирается вас ограбить, а чтобы ее не заподозрили, она решила войти к тебе в доверие, стала выгораживать перед матерью.

— У нас в доме нет ничего ценного.

— А если она собирается похитить Петьку? — не унимался Илюша, которому повсюду мерещились преступники.

— Знаешь, однажды ты действительно помешал украсть ребенка, но это вовсе не означает, что все вокруг только и занимаются похищением младенцев. Если ты не забыл, то все мои проблемы начались с полтинника, который кто-то подсунул в мой карман. Какое это имеет отношение к Петьке?

— Не злись. Мне надо собирать информацию, иначе я никогда не распутаю эту историю. Не хочешь заниматься досмотром вещей, так хотя бы выясни у родителей всю информацию о фирме, через которую наняли няню. Надеюсь, это не противоречит твоим моральным принципам?

Егор только открыл рот, приготовившись выразить свое согласие, но тут тревожно запищал домофон — в подъезд кто-то вошел. Хлопнула внутренняя дверь и вот уже взорам мальчишек предстала златокудрая принцесса в непроницаемых черных очках. Незнакомку принцессой мысленно нарек Илюша — уж очень хороши были длинные золотистые локоны девицы, свободно падавшие на плечи. Вообще прическа «принцессы» выглядела так, словно она только что закончила сниматься в рекламном ролике про какой-нибудь шампунь от перхоти.

— Здравствуйте, — произнесла прекрасная незнакомка, увидев в темном углу подъезда двух немного растерянных ребят.

— Здравствуйте, — почти хором откликнулись Егор и Илья.

Осмотревшись по сторонам, впервые попавшая в столь странный подъезд блондинка, снова перевела взгляд на мальчишек:

— Мальчики, вы здесь живете?

— Да, — охотно подтвердил Егор, а Илья промолчал, гадая с какой целью «принцесса» надела в такую пасмурную погоду солнцезащитные очки.

— О, замечательно! А ты не подскажешь, мальчик, есть ли у вас в подъезде, к примеру, маленькие детишки или старики, нуждающиеся в уходе?

— Вы что, хотите устроиться работать няней? — предположил Егор, у которого все мысли были заняты этой проблемой.

Блондинка замялась:

— Можно сказать и так.

— Насчет стариков не знаю, — начал рассуждать Егор, загоревшийся желанием помочь бедной, ищущей работу медсестре, — не в курсе, а что касается младенцев, то один есть точно, но у него уже имеется очень хорошая няня. Вряд ли вам удастся найти работу в нашем подъезде. Вы попробуйте развесить объявления около школы и детского сада. Знаете, где они находятся?

— А что за няня? Давно она здесь работает?

Словоохотливый Егор приготовился рассказать все, что он знал об Анне Павловне, а заодно похвастаться, что младенец ставший «обладателем» такой чудесной няни является его собственным братишкой, но в это самое время шагнувший вперед Илюша неловко наступил ему на ногу.

— Ты чего?

— Извини, не заметил, — откликнулся мальчик, а потом строго посмотрел в лицо блондинки. — Мы про нянь ничего не знаем и малышней не интересуемся. И вообще, здесь повсюду камеры видеонаблюдения, они каждый шаг фиксируют.

— Не заметила.

— Они замаскированы.

Лифт, издававший звуки, напоминавший стенания опечаленного привидения остановился на площадке первого этажа, выпуская на свободу пассажиров. Из кабины величественно выплыла детская коляска, а следом появилась и сама невозмутимая, как королева няня. Реакция у всех троих находившихся возле почтовых ящиков молодых людей оказалась совершенно одинаковой: и мальчишки, и блондинка с шикарными локонами резко метнулись в тень, стараясь остаться незамеченными. Не обратив внимания на замешательство в полутемном углу подъезда, Анна Павловна скатила коляску по специальному спуску, проложенному рядом со ступеньками, и направилась к двери. Едва только няня вышла на улицу, как златокудрая «принцесса» резво последовала за ней.

Сразу посерьезневший и повзрослевший Илья негромко, но очень отчетливо произнес:

— Беги домой, разузнай все о фирме. Я пойду за ними. Мне все это крайне не нравится!

Так и не объяснив толком, что именно его расстроило, Илюша покинул подъезд, оставив в одиночестве растерявшегося Егора. Мальчик соображал не так быстро, как его приятель-детектив, но тоже чувствовал, что вокруг твориться нечто странное и тревожное.


Смеркалось. Зажгли фонари, но из-за отсутствия снега, они казались тусклыми и не могли рассеять сырой противный мрак, окутавший город. Илья и Егор шли по дорожке, а пристегнутый к длинному поводку Верт сновал поблизости, обнюхивая каждый куст и фонарный столб, попадавшийся у него на пути. Обычно во время прогулки Илюша уделял собаке намного больше внимания, но сейчас он был так встревожен и озабочен, что почти не смотрел на своего питомца, бездумно следуя за ним в неизвестном направлении.

— Знаешь, Егор, когда я сегодня днем говорил, будто преступница может похитить младенца, то немного сгущал краски, хотел, чтобы ты серьезнее отнесся к ситуации. Я и предположить не мог, что самые ужасные предположения могут оказаться так близки к истине!

— Не понял.

Развить свою мысль Илюша не успел, поскольку его отвлекло довольно странное поведение Верта. Вместо того чтобы зигзагами трусить по газонам, пес сосредоточенно бежал вдоль дорожки, словно обнаружил какой-то интересный ему след. Илья натянул поводок — пристрастия овчарки не всегда совпадали с хозяйскими, и заинтересованный чем-то пес вполне мог привести хозяина на помойку или в компанию бездомных дворняжек.

— Верт, подожди!

Он даже не обернулся и, обогнув здание новой, только что построенной школы побежал по мокрому асфальту тротуара. По-правде говоря, Илюша не очень любил это место — здесь, на детской площадке по вечерам собиралась сомнительная компания любителей пива, представители которой изредка «наезжали» на мальчишек его возраста. А Верт, как нарочно, трусил к деревянному теремку, под крышей которого и тусовались подвыпившие парни.

— Эй, пацан, тебе чего надо? — прервал общую маловразумительную беседу один из любителей пива.

Но вместо Илюши «слово взял» Верт. Сначала он негромко зарычал, а потом, до предела натянув поводок, начал тянуть внутрь беседки-теремка, оглашая окрестности громким лаем.

— Эй, ты че? Убери своего пса, псих! — послышалось из темноты.

Мальчик не видел лиц тех, кто находился внутри беседки, но голос одного из парней показался ему очень и очень знакомым. Илье хватило всего пары секунд, чтобы понять, в какую историю он оказался впутан. Конечно же, в беседке находился тот самый грабитель, которого они с Вертом задержали в новогоднюю ночь! Слишком смышленый пес вычислил преступника по запаху, устроив ему и Илье самую настоящую очную ставку. С такими опасными людьми, да еще, ко всему прочему живущими по соседству, связываться, конечно, не стоило. Задержание грабителя вовсе не входило в планы маленького детектива, и он попытался оттянуть своего пса, делая вид, будто не понимает сути происходящего.

— Серега, он на тебя брешет! С чего бы это? — произнес кто-то из сидевших в беседке парней.

Отчаянным усилием оттянув назад собаку, Илья поспешно пошел вдоль ограды школы, так что Егор едва за ним поспевал:

— Что случилось?

— Верт опознал в одном из парней грабителя, и я боюсь, что этот тип понял, что я понял, кто он такой.

— А вот я ничего не понял, — сокрушенно заметил Егор.

Илье пришлось вкратце рассказать о своих приключениях, но вскоре он переключился на тему, которая больше всего волновала его на данный момент — речь шла о возможном заговоре с целью похищения ребенка.

— Ладно, Слон, с моими проблемами позже разберемся, лучше расскажи, что ты узнал о фирме?

— Немного. Сначала мама вообще со мной не хотела разговаривать, потом еле-еле сменила гнев на милость. Фирму нашли через Интернет. Мама туда позвонила. Ей ответил приятный женский голос. Женщина сказала, что их агентство уже семь с половиной лет предоставляет услуги нянь и сиделок, причем там работает только высококвалифицированный персонал с высшим образованием и гражданством Российской Федерации. При всем этом, стоимость их услуг примерно на пятьдесят шесть процентов ниже, чем в других фирмах.

— Почему?

— Женщина говорила что-то о каких-то проектах, увеличении рождаемости и скидках для тех, у кого сейчас есть маленький ребенок. Это вроде бы государственная программа, короче, все по-честному.

— Сказочки, — заметил скептически настроенный Илюша, не доверявший тем, кто обещал огромные скидки и каждый день устраивал полные распродажи.

— Почему? Есть же на свете честные люди!

— Твоя мама посещала офис агентства?

— Нет. Анна Павловна пришла к нам сама, но не с пустыми руками — она принесла красивый буклет и всякие бланки. Все они на хорошей бумаге напечатаны — сразу видно, что фирма солидная.

— Адрес у нее какой?

— Не знаю. Фирма называется «Добрая няня», а бумажка с ее адресом куда-то затерялась, да и телефоны тоже. Но можно уточнить у Анны Павловны.

— Ни в коем случае! — встрепенулся внимательно слушавший Егора Илюша. — Няня, скорее всего, опасная преступница у которой есть сообщница. Я имею в виду ту девицу в парике, что встретилась нам сегодня утром.

— В парике?

— У людей не бывает таких роскошных волос, только у кукол и манекенов. К тому же никто в такую пасмурную погоду черные очки не носит. Объяснение существует только одно — «принцесса» надела весь этот прикид для конспирации, поскольку боялась быть узнанной.

— Может, она просто модница?

Илья только рукой махнул — из Егора никогда бы не получился настоящий сыщик, слишком уж он был ненаблюдательный, а если и замечал что-то подозрительное, то старался оправдывать, а не подозревать человека.

— Ладно, Егор, просто поверь моему слову — «принцесса» не та, за кого себя выдает. Для нас самое главное, что она каким-то образом связана с подозрительной няней.

— Откуда ты знаешь?

— Увидел. Разве ты не обратил внимания на то, что фальшивая блондинка сразу вышла из подъезда следом за няней?

— Угу.

— А я отправился за ними.

— И что увидел?

Илюша нахмурился. По правде говоря, ему не удалось выследить подозрительную парочку. Едва только мальчик последовал за «принцессой», на его пути возникла бывшая учительница истории Инна Николаевна. Из-за строительства новой школы и увеличения числа учащихся, живущих в новостройках, классы оказались переформированы и Илюшу перевели в другое учебное заведение, находившееся по другую сторону улицы. Мальчик учился на новом месте с начала учебного года, но Инна Николаевна еще не успела утратить интерес к бывшему ученику, и потому, столкнувшись с ним на улице, загрузила множеством вопросов. Пока Илья пытался отвязаться от назойливой учительницы, няня и следовавшая за ней на некотором расстоянии фальшивая блондинка скрылись на территории лесопарка. Кое-как распрощавшись с Инной Николаевной, частный детектив бросился следом, однако няню догнать не сумел. У Анны Павловны было несколько маршрутов прогулки и Илюше не удалось угадать, каким именно она воспользовалась на этот раз. Впрочем, обладавшему пылким воображением мальчику оказалось вполне достаточно увиденного, он моментально представил, что «принцесса» тайно встретилась с няней и сообщила какую-то сверхважную информацию, которую нельзя было передать по телефону. Скорее всего, по мнению Илюши, речь шла о готовящемся похищении ребенка.

Именно эту версию Илья и сообщил своему приятелю. Егор выглядел обескураженным — действительно, появление у няни сообщницы, ко всему прочему, расхаживавшей в парике, показалось ему очень подозрительным. Недоверие сменилось озабоченностью, и вот уже Егор всерьез задумался о возможном похищении Петьки.

— Что же нам делать? Давай сообщим обо всем в милицию!

— Бесполезно. У нас нет серьезных улик. Единственно, что мы можем сейчас сделать — это собирать информацию о «Доброй няне», с которой связаны преступницы. В милицию будем звонить, если здесь снова появится «принцесса». Лично мне она кажется очень опасной преступницей.

Приняв это решение, мальчики разошлись по домам. Они были так заняты своими проблемами, что не заметили рослого парня, издали наблюдавшего за ними. А местный грабитель и хулиган Серега был встревожен не на шутку — ему крайне не нравилось то, что нашелся свидетель его преступной деятельности.

Глава четвертая Тайна «Доброй няни»

Алена отложила в сторону парик. Там, куда она намеревалась отправиться теперь, в лицо ее не знали, а потому маскировка девушке не требовалась. Вчерашний визит на новое место работы Аннеты ничего не дал — Алена только пронаблюдала за тем, как новоиспеченная няня гуляет с ребенком, но подходить к ней не стала, так как опасалась спугнуть мошенницу. Теперь настала очередь посетить агентство «Добрая няня», адрес которого сумел выяснить незаменимый Саша, воспользовавшись номером телефона, размещенным в Интернете.

Интерес Алены к сотруднице «Доброй няни» не был праздным. Девушка подозревала, что работавшая у ее бабушки женщина оказалась воровкой, незаметно обчистившей ничего не подозревавшую старушку. Все началось с того, как уже после внезапного ухода сиделки, навестившая бабуля Анюта не обнаружила на привычном месте небольшую, но очень ценную фарфоровую вазочку. На вопрос, куда она исчезла, старушка печально сообщила, что вазу разбила Аннета. Как это произошло, бабуля не видела, слышала только, как из соседней комнаты раздался звон разбитой посуды. Расстроенная сиделка очень извинялась и хотела заплатить за разбитую вещь, совершенно не представляя, сколько на самом деле может стоить эта антикварная ваза Императорского фарфорового завода. Бабушка великодушно отказалась от компенсации, а вскоре Аннета исчезла в неизвестном направлении, сославшись на домашние проблемы, связанные с внезапной болезнью сестры.

Узнав о «гибели» вазочки, внучка заподозрила, что из дома вместе с сиделкой могли исчезнуть другие ценные вещи и, к сожалению, оказалась права. Как выяснилось, вероломная Аннета неплохо разбиралась в антиквариате и незаметно вынесла из квартиры несколько неприметных, однако весьма ценных вещиц. Чтобы не расстраивать бабулю, Алена ничего не рассказала ей о своем открытии, но решила вывести сиделку на чистую воду.

Поездка в метро заняла минут сорок, а еще примерно полчаса девушка потратила на поиски переулка, где и размещался офис «Доброй няни». Центральный район, в который судьба забросила Алену, оказался старым, тихим и почти лишенным зелени. Вокруг маячили только фасады обветшавших зданий и лишь несколько старых, видавших виды тополей да жиденькие кустики неустановленной породы заслоняли от взоров дом под номером шестнадцать, являвшийся целью ее поездки. Дом спокойненько стоял на своем месте, а вот никаких вывесок, сообщающих о местонахождении агентства, на нем не просматривалось. Алена обошла монументальное семиэтажное здание, заглянула во двор и, наконец, после непродолжительных поисков обнаружила нужный подъезд. Судя по номеру, офис находился где-то на верхних этажах жилого дома, что само по себе было довольно странно.

Дверь была закрыта на кодовую защелку, поблизости никого не было, и девушке ничего не оставалось, как присев на краешек скамейки ждать появления жильцов. Еще минут через пять в арке возникла фигура женщины, по всей видимости, возвращавшейся домой из магазина.

— Здравствуйте, — поднялась со скамейки Алена. — Вы не подскажете, где находиться офис фирмы «Добрая няня»?

— «Добрая няня»? — переспросила женщина. — Никогда о такой не слышала.

— В адресе написано: дом шестнадцать, квартира шестьдесят три.

— В нашем подъезде нет никаких офисов.

— А вы не подскажете, кто живет в шестьдесят третьей квартире?

Пакеты с продуктами оттягивали руки, а назойливая девица никак не хотела идти своей дорогой, продолжая выспрашивать про какую-то подозрительную фирму. Женщина подошла к двери, набрала код:

— Если не ошибаюсь, в этой квартире живет одинокая дама предпенсионного возраста. Мы с ней малознакомы, только здороваемся.

— А как она выглядит?

— Да вы поднимитесь сами и поговорите с ней!

Именно это Алена и собиралась сделать. Придержав тяжелую дверь, она проскользнула в подъезд вслед за женщиной. Первое, что бросилось в глаза искательнице справедливости, был громадный допотопный лифт, чем-то смахивавший на клетку для диких зверей. Спутница Алены с грохотом распахнула железную дверь, кивнула головой, предлагая войти в кабину.

— Хорошо, что лифт заработал, он у нас очень часто ломается, — поделилась своими проблемами женщина, нажав на большую коричневую кнопку с цифрой «четыре». — А вам на шестой.

— Спасибо.

Лифт передвигался со скоростью пьяной черепахи, сквозь затянутые металлической сеткой окна кабины были видны лениво проползавшие мимо лестничные пролеты. Все вокруг казалось каким-то нереальным, словно Алена чудесным образом перенеслась в прошлое. Неожиданно девушке сделалось страшно. Взявшись за распутывание криминальных похождений сиделки она не испытывала ничего кроме раздражения и досады, но теперь ею овладели совсем другие чувства. Случайная попутчица вышла на своем этаже, а притихшая Алена продолжила подъем, вздрагивая от каждого толчка громыхавшей и поскрипывавшей кабины.

Лифт остановился. Девушка не без труда открыла тяжелую дверь, выглянула на лестничную площадку. Дверь под номером «шестьдесят три» находилась в глубине небольшого коридорчика, заставленного какими-то старыми шкафами и прочим хламом. «На офис явно не тянет. Неужели Саша ошибся? Нет, он всегда дает точную информацию, — подумала Алена, озираясь по сторонам. — Похоже, дело в другом: никакой фирмы «Добрая няня» в природе не существует, мошенники оставили в Интернете номер домашнего телефона. Там, наверное, сидит какая-нибудь бестолковая пенсионерка и отвечает всем звонящим заученными фразами. Конечно, она ничего не знает о настоящих владельцах этой «фирмы». Что же мне делать? Уйти ни с чем? Позвонить в дверь и сказать, будто я провожу социологический опрос?».

Но сомнения Алены разрешились сами собой, причем произошло это неожиданно и почти страшно: пока девушка раздумывала, как ей поступать дальше, дверь шестьдесят третей квартиры резко распахнулась и оттуда вышли двое — сама Аннета и невысокий крепкого телосложения мужчина. Встреча с сиделкой абсолютно не входила в ее планы, однако изменить что-либо было уже невозможно, и Алена только отступила на пару шагов, опустив глаза. Такая «маскировка», конечно же, сработать не могла, однако Аннета повела себя на редкость хладнокровно, ничем не выдав своего удивления или испуга. Окинув замершую возле лифта девчонку равнодушным взглядом, она распрощалась со своим гостем и вернулась к себе в квартиру.

Озадаченная такой реакцией девушка машинально шагнула в кабину лифта вслед за незнакомцем и только когда за ней захлопнулась дверь, сообразила, что делать этого ей не следовало. Нажав на кнопку первого этажа, Аленин спутник пристально уставился на попутчицу, словно просвечивая ее рентгеном. В голове молоденькой особы моментально возникли жуткие истории о разъезжавших в лифтах маньяках, грабителях и серийных убийцах. Бежать было некуда, а лифт, словно назло, полз медленно-медленно, до бесконечности растягивая каждое мгновение. Потенциальный маньяк не предпринимал никаких действий, однако от одного его присутствия холодела спина, а в ногах появлялась нехорошая слабость. С трепетом и надеждой Алена ждала приближения первого этажа, но доехать до него так и не смогла — кабина лифта дернулась, заскрежетала и остановилась где-то между лестничными пролетами. «Застряли! — с ужасом констатировала очевидное пленница лифта. — Женщина говорила, что он постоянно ломается. И дернул же меня нечистый сесть в эту клетку!».

Мужчина тем временем перестал пялиться на свою спутницу, перевел недобрый колкий взгляд на часы. На его лице появилось раздражение. Поставив на пол тяжелый портфель, он с неожиданной яростью начал давить на все кнопки без разбора, то ли пытаясь оживить застрявший лифт, то ли вызвать диспетчера. Энергичные усилия мужчины не дали никакого результата — лифт по-прежнему стоял на месте, а из динамика не доносилось ни звука.

В кабине воцарилась жутковатая тишина. Неожиданно успокоившись, мужчина вновь уставился на девушку. Насмерть напуганная Алена сделала вид, будто не замечает этого проницательного, но в то же время злого взгляда, отвернулась в угол, словно рассматривала грязные решетчатые стены «клетки». Молчание становилось невыносимым.

— Застряли, — не своим голосом произнесла Алена и даже попыталась улыбнуться, дабы незнакомец не подумал, что она боится его.

— Застряли, — согласился мужчина, а потом вновь энергично замолотил кулаками в дверь лифта. — Помогите! Кто-нибудь! Мы застряли! На помощь!

Шума получилось много, а реакции, как и прежде — никакой. Громадный подъезд казался вымершим, никто из жильцов так и не откликнулся на громкие призывы о помощи. Однако мужчина не собирался сдаваться, немного подумав, он достал из кармана пиджака мобильный телефон.

— Алло! Да. Да. Я застрял в лифте, — произнес он, а потом, отвечая на вопрос собеседника, зло добавил. — Именно! В вашем чертовом лифте! Где же еще?! Поторапливайтесь. Я не привык ждать.

Впрочем, помощь все равно пришла небыстро. Алене пришлось пережить еще немало неприятных, наполненных липким страхом минут, прежде чем снаружи «клетки» раздались голоса, а сам лифт, вздрогнув, медленно пополз вниз.

Первым человеком, которого увидела Алена, выйдя из кабины, была встревоженная сиделка. Аннета сразу устремилась навстречу своему застрявшему в лифте гостю, совершенно не обращая внимания на молодую особу, бабушку которой она совсем недавно бессовестно обворовала. «Неужели она не боится, что я сообщу в милицию? — вновь изумилась Алена. — Хладнокровие, как у удава. Ни один мускул на лице не дрогнул».

— Извините, что так вышло, нас лифт часто подводит, — с виноватым видом объясняла сиделка, подобострастно глядя на своего гостя. — Можно я пойду? У меня там борщ на плите остался, не убежал бы…

Мужчина не удостоил ответом хозяйку шестьдесят третьей квартиры, а, подхватив тяжелый портфель, стремительно вышел из подъезда. Алена — за ним. Оказавшись во дворе, девушка увидела, как гость Аннеты садиться в новенькую белую «девятку», номер которой, Алена на всякий случай постаралась запомнить. Теперь, когда кошмарное сидение в лифте осталось позади, к ней вновь вернулась былая решительность. Маленькое расследование показало, что никакого агентства «Добрая няня» не существовало, а телефон, указанный в рекламном объявлении был домашним телефоном самой мошенницы. План действий моментально возник в голове девушки — Алена решила, что в первую очередь должна предупредить людей, нанявших Аннету няней, и сделать это не по телефону, а лично, поскольку при встрече все произнесенные слова звучали бы более убедительно.


Коляска мягко покачивалась на рессорах, а лежавший в ней младенец сладко спал, посапывая во сне. Анна Павловна неторопливо прогуливалась возле дома с таким видом, будто ей принадлежал весь мир. Лениво созерцая окрестности, она внезапно узрела девчоночью фигурку, показавшуюся ей знакомой. Няня насторожилась, нахмурилась — девица, направлявшаяся к подъезду их дома, ни как не могла оказаться здесь, ведь жила она совсем в другом районе Москвы. Шагавшая навстречу девушка при виде бывшей сиделки тоже испытала легкий шок, ведь по ее расчетам Аннета не могла передвигаться по городу с такой скоростью и оказаться на месте прежде самой Алены. Заходить в подъезд на глазах мошенницы было бы крайне неосмотрительно, поэтому сообразительная девушка, не сбавляя шага, проследовала мимо, сделав вид, будто не заметила свою знакомую. «Чудеса какие-то, — думала она, вышагивая по хлюпавшей под ногами грязи, — часа не прошло с нашей предыдущей встречи, а «добрая няня» уже тут как тут, гуляет с малышом. Неужели эта пожилая тетка передвигается по городу быстрее меня? Да и вообще она никуда не собиралась идти, была в домашнем халате, варила борщ. Можно подумать, что у нее есть личный вертолет. Но самое главное даже не это. Хотела бы я понять, почему в прошлый раз Аннета меня не узнала, а теперь явно насторожилась, увидев знакомое лицо?».

Алена всегда отличалась завидным упорством, поэтому даже неожиданная встреча с мошенницей не изменила ее планы, в кои входило посещение людей, нанявших криминальную няню. То, что сейчас Аннета гуляла с ребенком, оказалось только на руку девушке — разговор на щекотливую тему должен был происходить без присутствия посторонних. Чтобы больше не попадаться няне на глаза, Алена решила обойти дом кругом и вернуться к подъезду с другой стороны. Однако осуществить задуманное оказалось не так просто — проход между соседними зданиями был перекопан, и девушке ничего не оставалось, как увеличить крюк, углубившись в дебри дворов.

Дорожка вела в «ущелье» — узкий проход, образовавшийся между кривым бетонным забором и котельной. Место казалось глухим, безлюдным и малосимпатичным. В принципе, котельную можно было обойти с другой стороны, но там простиралось целое море жидкой грязи, непреодолимое для изящных замшевых сапожек. Алена решила рискнуть и идти напрямую. Не успела девушка пройти и пары метров по «ущелью», как услышала за собой торопливые шаги. Она оглянулась — в полутьме четко вырисовывался силуэт высокого парня. Алена зашагала быстрее, однако подозрительный тип нагнал ее в два прыжка, крепко схватил за руку.

— Что вам надо?

— Деньги, часы, мобильник, — скороговоркой произнес грабитель. — Быстро!

Сопротивляться было бесполезно, а потому, боясь разозлить преступника, девушка начала поспешно вытаскивать из сумочки ее содержимое:

— Вот телефон, часов у меня нет.

— А деньги?!

— Только на метро.

— Врешь!

— Правда!

Грабитель открыл кошелек — там действительно лежала какая-то мелочь. Улов получился небогатым: старый мобильник не представлял никакой ценности, а денег не было вовсе. Раздосадованный парень уже собирался оттолкнуть свою жертву и бежать, но тут ему в голову пришла еще одна идея:

— Снимай серьги!

— Сейчас. — перепуганная девушка начала непослушными руками расстегивать замочек. — Сейчас.

— Быстрее!

Разнервничавшийся грабитель уже протянул руку, чтобы вырвать сережку из уха своей жертвы, но замер, услышав грозное рычание и последовавший за ним окрик:

— Верт, ко мне!

Серега, а грабителем оказался именно этот непутевый парень, панически боялся собак вообще, а соседскую немецкую овчарку по кличке Верт, в особенности. В темноте не было видно ни пса, не мальчишки, но грозное рычание выдавало присутствие «зверюги». Серега слишком хорошо помнил, чем кончилась их встреча в новогоднем лесу, а потому опустил руку, невольно вытянувшись по швам.

— Отдай девушке вещи и убирайся, а то я спущу Верта с поводка! — прозвучало из темноты.

Повторять приказ не пришлось, бросив свою добычу, Серега со всех ног помчался прочь. Едва он скрылся, из тени вышли двое ребят, собаки рядом с ними не было.

— Все в порядке? — Илья протянул девушке сумочку и мобильник.

— Да. Спасибо. А где же твоя собака?

— Дома сидит. Пришлось брать грабителя на испуг.

— Но я же слышала рык.

— Спецэффект, — усмехнулся Илюша, а Егор залился краской, поскольку издавал грозное рычание именно он, но стеснялся в этом признаться.

— Мы вас проводим, — предложил «исполняющий обязанности Верта».

— Спасибо, — снова поблагодарила Алена. — Мне не далеко, вон к тому дому.

Теперь, выйдя на освещенную территорию, Алена узнала в своих спасителях тех самых мальчишек, с которыми она вчера столкнулась в подъезде. Ее они, естественно узнать не могли, поскольку в прошлый раз девушка была в парике и темных очках.

— Слушайте, ребята, ведь вы из того дома, где живет няня с ребенком. — начала она, и тут же осеклась, увидев, как в один миг изменились лица ее спасителей.

Как ни странно, на этот раз первым врубился в ситуацию Егор, узнав, несмотря на отсутствие парика в девушке ту самую злодейку, что якобы намеревалась похитить его братишку. А он-то из-за нее еще рычал изо всех сил, изображая грозную собаку! Илья тоже сообразил, кого видит, но эмоции свои сдержал, решив воспользоваться случаем и попытаться выяснить намеренья преступницы:

— Да, няня из нашего подъезда. А вы кем ей приходитесь?

Алена и слова сказать не успела, как вперед выступил раскрасневшийся, взъерошенный Егор:

— Уходите отсюда! Ничего у вас не получиться! И не надейтесь! Я вам своего братишку не отдам! Мы вашу банду разоблачили! Уходите, пока мы милицию не позвали!

Девушка с недоумением посмотрела на разнервничавшегося мальчика:

— Ты чего?

Но Егор не унимался, совершенно игнорируя попытки Илюши заставить его замолчать. Тем временем, закончив моцион, к подъезду неторопливо приблизилась Анна Павловна. Понимая, что в такой ситуации все равно не удастся спокойно поговорить с родителями малыша, Алена собралась уходить:

— Ладно, ребята, у вас свои проблемы. Я ухожу. Еще раз спасибо за то, что прогнали грабителя.

— И не появляйтесь здесь больше! — крикнул ей вдогонку Егор. — Мы вас узнали, так и знайте!

Как только Алена свернула на ведущую к метро дорожку, Илюша покрутил пальцем у виска:

— Ты что натворил?! Ведь мы же ее упустили!

— Пускай! Она теперь поймет, что мы в курсе ее планов и отстанет от Петьки.

— Эх ты, так расследования не ведут. — с сожалением заметил мальчик и направился к своему длиннющему, смахивавшему на Великую Китайскую стену восемнадцатиэтажному дому.

Глава пятая Несправедливо обвиненный

— Игры и развивающая литература, вот на что следует акцентировать внимание при воспитании ребенка, — неспешно рассуждала Анна Павловна, помешивая в кастрюльке манную кашу.

Егоркина мама Анастасия Александровна сидела тут же на кухне, вязала крохотные пинетки для малыша, и слушала мудрые речи замечательной няни. Петька мирно спал, квартиру наполняла дремотная тишина, за окнами кружились хлопья такого редкого в эту зиму снега.

— Некоторые родители самонадеянно полагают, что могут развить ребенка, читая ему первые попавшиеся книги и ведя умные беседы, но это не так. Развитие ребенка можно доверять только дипломированному профессионалу, специалисту в своей области. Вы же не пойдете лечить больной зуб к соседке-знахарке, а сразу отправитесь к врачу-стоматологу. Так и с ребенком — его должны воспитывать профессиональные педагоги, психологи.

— А зачем же тогда нужна мать?

Ответа на столь животрепещущий вопрос Анастасия так и не получила. Подошедшая к окну Анна Павловна заметила во дворе нечто, сразу привлекшее ее внимание. В первый миг на лице няни промелькнула удовлетворенная улыбка, но потом ее сменила показная обеспокоенность:

— Посмотрите-ка, что происходит!

— Где? — отложив спицы и пышный моток шерсти, Анастасия приблизилась к окну.

— По-моему, у Егорки какие-то проблемы.

И действительно, находившийся возле подъезда мальчик переживал сейчас далеко не самые приятные минуты своей жизни. Неожиданно подловивший Егора Серега энергично тряс его за ворот куртки, доходчиво донося таким способом свою точку зрения по какому-то весьма важному вопросу. Егоркина мама, не долго думая, устремилась на помощь своему чаду, однако ее вмешательства в конфликт не потребовалось — в тот момент, когда Анастасия выбежала на площадку первого этажа, растрепанный, но живой и здоровый Егор входил в подъезд.

— Что случилось?!

— Ничего.

— Ничего? Я же видела, как этот великовозрастный хулиган напал на тебя!

— Мам, все в порядке.

Однако Анастасия думала совсем иначе, и вскоре вернувшийся домой Егор вынужден был рассказывать маме и няне о своих проблемах.

— Этот парень, Серега, невзлюбил Верта, поскольку Верт не позволяет ему воровать у девушек сумочки. А вчера вечером Верта рядом не было, и мне пришлось рычать вместо него, но все равно это сработало, и Сережка не посмел отобрать у девушки сережки. Короче, Серега очень собак боится, поэтому к Илье он подходить не рискнул, а поговорил со мной, чтобы я передал Илье, что он однажды его подловит, и никакая собака его от этого не спасет.

Увы, рассказчик из Егора получился никудышный, он только запутал своих слушателей «Сережками и сережками», однако одно Анастасия Александровна поняла совершенно точно — ее сыну и Илюше Кузнецову угрожал какой-то криминального вида субъект, промышлявший воровством и грабежами.

Сообщив все, что мог, Егор поторопился уйти к себе, намереваясь срочно позвонить Илюше и предупредить его о грозящих неприятностях, а Анастасия и Анна Павловна снова уединились на кухне.

— Что общего мой Егорушка имеет с этим отвратительным субъектом? Что вообще происходит?!

— Вам виднее, — коротко отрезала няня. — Я слишком мало знаю Егора, чтобы делать какие-либо выводы. Может быть, он и раньше общался с этими людьми, а вы ничего не замечали.

— Нет! У них не может быть ничего общего! Неужели. — мама Егора побелела, как снег за окнами, припомнив, что не так давно рассказывала ей Анна Павловна. — Неужели все дело в наркотиках?!

— Успокойтесь, Анастасия Александровна, — отложив кухонное полотенце, няня села напротив напуганной женщины, с участием и сочувствием посмотрела ей в лицо. — Успокойтесь. Все может быть не так страшно, как вам кажется. Конечно, когда тихий, послушный мальчик начинает воровать из дома деньги, а на улице общается с взрослыми ребятами, подозрительной наружности, это настораживает. Однако не делайте поспешных выводов! Может быть, проблема состоит не в наркотиках, а в азартных играх, например. Такое тоже бывают. Ребятня Егоркиного возраста любит играть в карты, это вполне невинное развлечение, но если появляется кто-то старший и навязывает азартную игру на деньги, могут случиться неприятности. Возможно, Егор просто залез в долги и не знает, как выкрутиться из создавшегося положения. А может быть, вся проблема действительно состоит в Илье и его собаке, хотя. Если мальчик в данной ситуации говорил правду, то почему раньше он воровал деньги из вашего кошелька?

Анна Павловна, как могла, утешала маму Егора, но от этих речей Анастасии становилось только хуже. Слова няни пробуждали в мозгу новые догадки, одну страшнее другой и мнилось, что на свете уже не осталось преступлений, в которых нельзя было бы заподозрить ее несчастного мальчика.


А Егор вовсе не думал о своих проблемах, в данный момент его больше всего волновала судьба друга, которому, похоже, грозила серьезная опасность. Плотно закрыв дверь своей комнаты, мальчик поспешно набрал номер Илюши.

— Да. — раздался знакомый голос, прерываемый лаем Верта. — Замолчи, пожалуйста! Извините. Это я не вам, а собаке! Слушаю!

— Привет. Это я, Егор.

— Приветик! А мы с Вертом новый трюк разучиваем. Так прикольно! Я собирался тебя позвать на премьеру.

— Подожди, сейчас не до игр. Новости скверные.

— Что-то Петькой? — посерьезнел Илья.

— Нет. Просто тебя собираются убить.

— Убить? — переспросил мальчик, в глубине души надеясь, что Егор просто неуклюже пошутил. — В каком смысле убить?

— В самом прямом. Сегодня Серега поймал меня во дворе, для доходчивости отвесил оплеуху, а потом поделился своими проблемами. По его мнению, ты постоянно суешь нос в чужие дела, за что тебе надо оторвать голову. А еще он сказал, что никакая собака тебе не поможет, он все равно тебя хоть из-под земли достанет и назад под землю закопает. Вот. Примерно так, а еще он бранился, но я думаю, что этот текст воспроизводить не стоит, все равно смысла Серегиной речи он не прибавит.

На другом конце провода молчали. Илья понимал, что Серега действительно был опасным человеком, а главная его опасность исходила от собственной глупости, поскольку этот парень мог вытворить все, что угодно, совершенно не думая о том, какими крупными неприятностями это может обернуться для него самого.

— Илья? — нарушил затянувшуюся паузу Егор.

— Да.

— Ты меня слышишь?

— Да.

— Что нам делать?

— Пока не знаю.

— Давай в милицию заявим.

— Я как раз обдумываю эту возможность. Но что мы можем сказать? Что местный хулиган, у которого, наверняка множество приводов в милицию, мне угрожает?

— Именно.

— Нет, Егор, такого заявления недостаточно. Вот если он меня, к примеру, убьет, тогда можно будет с чистой совестью заводить уголовное дело.

— Что ты говоришь?!

— Оттачиваю чувство юмора. Но если говорить серьезно, нам бы следовало предъявить Сереге обвинение в грабеже, тогда у него действительно возникнут крупные неприятности.

— Именно этого он и боится. Может, нам лучше поговорить с ним и обещать, что мы ничего не расскажем?

— Не. Он слишком зол на меня, не может простить, что я его, якобы унизил.

— Тогда давай сообщим милиционерам о грабежах.

— У нас недостаточно доказательств. Ту девушку, которой мы с Вертом помогли в новогоднюю ночь, днем с огнем не найдешь, а вторую жертву грабителя ты сам прогнал, заодно сорвав наше расследование.

— Эту фальшивую блондинку, которая хочет украсть Петьку?!

— В самую точку. Она единственная, кто может опознать грабителя.

Теперь настало время задуматься Егору. Зажав плечом телефонную трубку, он медленно водил пальцем по узорам висевшего у кровати коврика, совершенно не зная, как ему быть дальше.

— А может, она согласиться дать показания? — наконец, предположил он.

— Может. Но мы не знаем ее адреса. А сюда «принцесса» больше не придет, ведь ты сам ее прогнал. Ладно, Егор, не бери в голову. Все обойдется.

Попрощавшись и посоветовав приятелю самому быть осторожным, Илюша повесил трубку, а Егор еще долго сидел в задумчивости, вычерчивая пальцем сложные узоры.


Ночь прошла беспокойно и почти без сна. Мальчик ворочался с боку на бок, никак не мог заснуть, а когда его веки все же склеивала дремота, перед глазами возникал небритый подвыпивший Серега в роскошном золотистом парике. Проснувшись поутру, Егор долго не вставал с постели, обдумывая важное решение, которое ему предстояло принять. Единственным человеком, способным упрятать Серегу за решетку и тем самым спасти жизнь Илюши, оставалась «принцесса» — весьма подозрительная особа, каким-то образом связанная с не менее подозрительной няней. Похоже, без ее услуг было не обойтись. Конечно, телефон фальшивой блондинки наверняка имелся у Анны Павловны, но вряд ли она бы признала этот факт, выдающий ее криминальные связи. «После того, как я сказал девице все, что о ней знаю, скорее всего, они с Анной Павловной не рискнут похитить Петьку, — мучительно, до боли в голове раздумывал Егор, в отличие от своего друга, не любивший разгадывать детективные головоломки. — Следовательно, для нас «принцесса» больше не представляет опасности. Но вот захочет ли она помочь Илье, который спас ее от бандита?» Точный ответ на мучившие его вопросы, Егор мог получить, только переговорив с девушкой, однако для этого требовалось разузнать ее координаты.

И вот сложное решение было принято. Дождавшись, когда мама отправилась в магазин, а няня ушла с Петькой на послеобеденную прогулку, мальчик крадучись вошел в детскую комнату, где и жила Анна Павловна. От дуновения сквознячка закрутились висевшие над Петькиной кроваткой разноцветные висюльки, и их тихое позвякивание вызвало у Егора приступ самой настоящий паники. Мальчик собирался обшарить вещи няни в поисках записной книжки или каких-либо других, несущих ценную информацию бумаг, хотя, по правде говоря, больше всего на свете не хотел этого делать. Однако ради спасения друга мальчик был готов на все.

— Ладно, сейчас посмотрим, — для самоуспокоения произнес Егор и направился к лежавшей на кресле дамской сумочке.

Непослушные, подрагивающие пальцы только-только справились с замочком, как вдруг детскую пронзил негромкий, но показавшийся совершенно жутким голос:

— Егор!!!

От неожиданности сумочка выскользнула из рук, а сам мальчик словно окаменел, превратившись в соляной столб. Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы перевести дух и заставить себя прошептать:

— Мам, я сейчас все объясню.

— Придется, — вернув нянину сумку на место, Анастасия указала на дверь. — Поговорим в гостиной.

В комнату Егор проследовал, как на плаху.

— Мам. — робко произнес он, пытаясь сообразить, с чего ему следует начать объяснения. — Мам.

— Подожди. Сначала скажу я. Начнем с очередной пропажи — сегодня из шкатулки исчезло еще триста рублей, — мальчик хотел что-то сказать в свое оправдание, но мама жестом приказала ему молчать, продолжая свою обвинительную речь. — А теперь я застала тебя на месте преступления, и с этого момента никто не сможет убедить меня, что ты непричастен к воровству. И все же, Егор, я не собираюсь тебя ругать, наоборот, попрошу — пожалуйста, расскажи мне всю правду. Я знаю, что ты связался с дурной компанией, которая вымогает у тебя деньги. Объясни мне, по какой причине это происходит, почему они имеют над тобой власть? Когда между нами не останется тайн, мы вместе сумеем найти выход из самого сложного положения.

Егору очень хотелось признаться во всех несовершенных им грехах, чтобы мама пожалела и простила его, однако вместо этого он вновь попытался рассказать матери все как есть. Очень скоро разговор зашел в тупик и оба его участника, расстроенные, разошлись по своим комнатам. И маме и сыну было тошно до слез, но они так и не смогли понять друг друга.


Ужин не лез в горло. Егор тупо жевал начиненный мясом блинчик и никак не мог проглотить его. Отец и мать даже не смотрели на сына-«преступника», ужиная в полном молчании. Сидевшая рядом с Анатолием Викторовичем няня попыталась разрядить напряженную обстановку.

— Говорят, что морозы в этом году нагрянут с середины января, — заметила она, начав светскую беседу о погоде. — Циклоны отступят, выглянет солнышко. Это хорошо, ведь отсутствие солнечных дней может повлечь за собой тяжелую депрессию и вообще крайне негативно сказывается на здоровье.

Неожиданно рассуждения Анны Павловны прервал донесшийся из гостиной звонок телефона.

— Егор, возьми трубку, — сухо произнесла мама.

— Сейчас.

Мальчик и сам хотел это сделать, поскольку ждал звонка Илюши, однако, подбежав к телефону, он услышал женский голос, почему-то показавшийся ему знакомым:

— Будьте добры, позовите, пожалуйста, Анну Павловну.

— Минуточку.

Признаться, Егора немного удивил звонок, поскольку до сих пор с няней по телефону никто не общался. Но почему же голос звонившей показался ему знакомым? Нет, он явно не принадлежал «принцессе», однако мальчик мог бы поклясться, что не раз слышал его и прежде.

— Анна Павловна, вас к телефону, — так ни в чем и не разобравшись, сообщил Егор.

— Спасибо. Иду.

Разговор получился недолгим, но когда няня вновь появилась на пороге кухни, то выглядела она совершенно ужасно.

— Что случилось? — с тревогой спросила Анастасия.

— Сестра… она в больнице… — через силу произнесла расстроенная до слез женщина.

Больше Анна Павловна ничего не сказала, а только налила в стакан воду, дрожащими руками накапала туда успокоительные капли и жадными глотками выпила лекарство. Какое-то время все молчали. Наконец, в тишине раздался голос няни:

— Анатолий Викторович, Анастасия Александровна, мне крайне неприятно нарушать наш договор, но я просто обязана в эту трудную минуту находиться рядом с близким мне человеком.

— Разумеется! Я и сам собирался предложить вам нечто вроде отпуска. Если вам необходимо уехать на несколько дней.

— Или недель, — печально уточнила няня.

— Или даже недель, — подтвердил отец Егора, — уезжайте.

— Что ж! — Анна Павловна резко встала. — Если позволите, я покину вас прямо сейчас. Время не ждет, дорога каждая минута.

— Удачи вам, спасибо за все, что вы для нас сделали, — вступила в разговор Анастасия, раздумывавшая о том, что возвращение на работу вновь придется отложить на неопределенное время.

Женщина стремительно вышла из кухни. Озадаченный Егор долго смотрел ей вслед. Еще недавно он был на стороне няни, верил каждому ее слову, но с того момента, когда Илюша выдвинул версию о похищении ребенка, мальчик сразу проникся к ней неприязнью. Казавшиеся абсурдными предположения Ильи о том, будто няня, ко всему прочему ворует деньги, теперь представлялись вполне логичными. Купюра исчезала за купюрой, Егор знал, что лично он к этому абсолютно не причастен, следовательно, этим могла заниматься только Анна Павловна. И вот теперь, мальчик не знал, радоваться или нет ее стремительному уходу. В первый момент он искренне расстроился, посочувствовав человеку, на которого внезапно обрушилось несчастье, но потом, поразмыслив, пришел к выводу, что история с заболевшей сестрой, скорее всего, является ловким ходом мошенницы. «Принцесса» наверняка сообщила сообщнице о разоблачении, и теперь Анна Павловна искала способ, как быстро и без подозрений покинуть их дом. Мнимая болезнь мнимой сестры была для этого отличным предлогом.

— Мам, — тихонько прошептал Егор, когда отец вышел из кухни вслед за няней. — Можно тебя на минуточку?

Анастасия склонилась к сыну, ожидая услышать чистосердечное признание, но вместо этого сыночек озадачил ее нелепым предположением:

— Мам, а вдруг Анна Павловна уходя, прихватит с собой что-нибудь ценное?

— Что?!

И тут несчастный Егор во второй раз за два дня получил звонкую оплеуху.

— Мам, ты чего? — оторопел он.

— Мерзкий лгунишка! Как можно пытаться свалить свою вину на человека, у которого случилось такое несчастье?! Уди с глаз моих, видеть тебя не хочу!

Егор понуро вышел из кухни. С няней он прощаться не стал, войдя в свою комнату, не раздеваясь, лег на кровать и уставился в потолок, не мигая и не плача. А за дверью слышались женские голоса:

— Постараюсь вернуться к вам при первой же возможности! — совершенно спокойно, словно не случилось никакой беды, говорила няня. — Я уже успела привязаться к Петеньке, да и он меня, кажется, полюбил.

— Нам будет вас так не хватать! Если сможете, обязательно нам позвоните. Я тоже переживаю за вашу сестру. Пусть поправляется, как можно скорее.

— Будем надеяться на лучшее.

— Будем надеяться.

Вскоре Егор услышал, как хлопнула входная дверь. «Идеальная» няня стремительно и неожиданно исчезла из их жизни, оставив целый шлейф неприятностей. А мальчик продолжал глядеть в потолок и думал о своей пропащей жизни до тех пор, пока не уснул.

Глава шестая Пленник зловещих развалин

Так случилось, что в первый день новой учебной четверти, родители Илюши находились дома. Семья у мальчика была дружная, но из-за не совпадавших рабочих графиков мама, папа и сын не так часто встречались за обеденным столом. Сегодняшний день стал приятным исключением. Марина готовила обед, с удовольствием представляя, как вскоре они все вместе усядутся за стол и преступят к трапезе.

— Что-то Илюша запаздывает, — женщина посмотрела яркие украшенные бутафорскими овощами и фруктами часы, висевшие над холодильником.

— С ребятами, наверное, заболтался, — невозмутимо откликнулся Андрей, ровными ломтями нарезая хлеб.

— Непохоже. Когда Илюша возвращается из школы, он первым делом гуляет с Вертом. Вряд ли он заставит его ждать.

Крутившийся под ногами пес услышал свое имя, встрепенулся, шумно вздохнул, а потом затрусил в прихожую. Когда хозяин задерживался, он всегда ждал его там, лежа у самой двери и почти уткнувшись в нее носом. Время шло. Рассольник остывал на плите, родители сидели за столом, ожидая сына. Хорошее настроение потихоньку улетучивалось, и его сменяла тревога.

— Надо бы звякнуть Илье, — произнес отец, вновь, в который уж раз, посмотрев на часы.

— У них в школе на уроках заставляют отключать телефоны, поэтому Илюша не всегда берет с собой мобильник.

— И все же — позвони.

Марина набрала номер, в трубке послышались долгие, тоскливые гудки. Внезапно напряженную тишину нарушил лай Верта. Женщина облегченно вздохнула, похоже, ее сын уже стоял под дверью. Однако радость оказалась преждевременной — Верт лаял из Илюшиной комнаты, стоя над чирикавшим сотовым телефоном мальчика.

— Не взял, — печально заметила Марина.

Обедать так и не сели. Аппетит пропал, в душу начала потихонечку закрадываться тревога. Марина и Андрей отлично знали, что их не в меру шустрый и любознательный сын вечно попадал в какие-то неприятные истории, а потому беспокоились за него.

— Пойдем-ка мы с Вертом прогуляемся к школе, — отец поднялся из-за стола.

— Я с вами.

— Нет, оставайся дома. Вдруг мы разминемся с Ильей, и он придет раньше.

— Хорошо. Если что, я позвоню.

Надев на собаку ошейник, мужчина торопливо вышел из квартиры. Обычно Верт очень радовался каждой прогулке, но сейчас он выглядел понуро, словно чувствовал, что его обожаемый хозяин попал в беду. С этого учебного года Илья пошел в школу, расположенную на другой стороне улицы в самом начале лесопарка и это только добавило тревог родителям «частного детектива». Андрей знал, что его пунктуальный сын всегда пользовался переходом, как знал и то, что далеко не все водители были столь дисциплинированными и частенько проскакивали на красный свет, словно не замечая шагавших по «зебре» пешеходов. Илюшин папа старался не думать о плохом, но, выйдя с Вертом на улицу и спеша к переходу, больше всего боялся увидеть там «Скорую помощь» и милицейские машины. Однако все обошлось, и улица жила обычной жизнью, без ДТП и несчастных случаев.

— Жди здесь, — приказал псу Андрей, оставив его у ворот школьного двора, а сам направился вглубь территории.

Илюшина школа была очень большой и представляла собой несколько трехэтажных корпусов, соединенных между собой переходами, которые располагались на просторной поросшей соснами поляне. Ребят во дворе почти не было — все школьники давно разошлись по домам, спокойно обедали и учили уроки. Илюшин папа направился к среднему школьному корпусу. Как только Андрей оказался в вестибюле, навстречу ему шагнул охранник.

— Вам к кому?

— Я хочу выяснить, где находиться мой сын. Занятия кончились больше часа назад, а он все еще не вернулся домой.

Здоровенный, метра под два ростом детина, не отличался ни умом, ни сообразительностью. Он категорически не желал пропускать Андрея, но при этом не давал никакой информации, повторяя, что все это его совершенно не касается.

— Да шляется ваш пацан где-нибудь с приятелями, курит втихаря. Что вы так дергаетесь?

— Мой сын не курит.

— Много вы знаете о собственных детишках! Дома-то они все хорошие!

— Я хочу переговорить с учительницей! — начал терять терпение Андрей. — Если не хотите пустить меня в здание, вызовите ее сюда. Мне нужна Ольга Михайловна Кольцова — это классная руководительница моего сына.

— Никого я вызывать не обязан!

Трудно сказать, чем бы закончился этот разговор, но тут на лестнице появилась спускавшаяся со второго этажа миниатюрная женщина в строгом сером костюме.

— Что происходит? Из-за чего такой шум?

— Ольга Михайловна! — обрадовался Андрей, узнав «классную» сына. — Вы не знаете, где Илья?

Выслушав короткий рассказ о том, что случилось, учительница покачала головой:

— В здании его нет, он вышел после занятий вместе со всеми. А больше я вам ничего ее могу сказать.

Андрей приуныл — надежда на то, что Илья задержался на каком-нибудь факультативе, растаяла, как дым. Пообещав Ольге Михайловне по возможности держать ее в курсе событий, он вышел из школы. Мелкий моросящий дождик усилился, делая погоду неотличимой от осенней. Увидев хозяина, промокший и несчастный Верт встрепенулся, однако мужчина никак не отреагировал на его радость, занятый своими проблемами. Чуть помедлив, Андрей достал телефон:

— Марина, Илья не вернулся?

— Нет. Я обзвонила его школьных приятелей, и все они говорят, что Илюша сразу отправился домой.

— Ясно.

— Что же нам делать?

— Есть шанс, что Верт сумеет его найти. Во всяком случае, попытаться стоит.

— Андрей, надо звонить в милицию, а не заниматься самодеятельностью!

— Со времени исчезновения мальчика прошло не больше двух часов. Неужели ты думаешь, что наше заявление станут рассматривать? С точки зрения сотрудников правоохранительных органов в таком опоздании нет ничего криминального и подозрительного. Они займутся поисками только тогда, когда пройдет несколько суток с момента исчезновения.

— Не издевайся надо мной!

— Я не издеваюсь, — зло проговорил Андрей, хотя расстроенная Марина уже повесила трубку. Потом мужчина перевел взгляд на уныло стоявшую у ног овчарку. — Верт, где Илья? Ищи Илью! След!

Казалось, пес только и ждал этой команды. Он встрепенулся, а потом начал кругами ходить возле школьных ворот, вынюхивая знакомый запах. Из-за дождя даже такой ищейке, как Верт нелегко было взять след, но вот после нескольких минут поисков он уверенно потянул вперед. Андрей едва поспевал за своим питомцем, который, опустив морду к самой земле, торопливо бежал по направлению к улице. У перехода Верт неожиданно остановился, растеряно заскулил.

— Ищи, Верт! Ищи!

Но, увы, овчарка так и не смогла обнаружить утерянный след. По переходу прошло слишком много людей, к тому же от дороги отвратительно пахло бензином, а усиливавший дождь окончательно смыл все следы присутствия Илюши. Верт опустил хвост, уныло посмотрел на хозяина, всем своим видом объясняя, что ничего не может сделать.

Перейдя на другую сторону улицы, Андрей вновь приказал овчарке искать, однако эта попытка не дала никаких результатов. Пришлось им ни с чем возвращаться домой, где их встретила заплаканная и злая Марина.

— Я все-таки позвонила в милицию, а там мне посоветовали расслабиться и не беспокоить их по пустякам!

— Такова жизнь, как говорят французы. Не расстраивайся, мы будем продолжать поиски, а спустя некоторое время снова обратимся к стражам порядка. А пока обыщем каждый двор, опросим всех соседей. Может быть, кто-то из них что-то видел. Не беспокойся, Илюшу мы найдем, а может, он и сам очень скоро вернется.


Но что же случилось с Ильей на самом деле, и как он ухитрился исчезнуть средь бела дня в густонаселенном районе города, не оставив никаких следов? Разгадка оказалась простой, но страшной.

Едва прозвенел звонок с последнего урока, Илюша быстро собрал тетради и поспешно выскочил из класса. По правде сказать, чувствовал мальчик себя довольно неуютно, и хотя с того момента как он впервые узнал об угрозах Сереги, прошло уже несколько дней, со временем спокойней Илье не становилось. Весь остаток каникул, опасаясь расправы, он повсюду ходил в обществе четвероногого телохранителя, но в школу Верта взять было нельзя, а потому приходилось рассчитывать только на собственные силы.

«Глупости все это, — успокаивал сам себя Илья, быстро вышагивая по прошлогодней листве и гнилым сосновым иголкам, — Серега не станет меня убивать, ведь он обычный хулиган и бездельник, а не убийца. Припугнул — и ладно.». Настроившись на столь оптимистический лад, мальчик покинул территорию лесопарка, пересек улицу и уже хотел спокойненько нырнуть в переулок, но тут из винного магазина вывалилась шумная компания. Несмотря на то, что на дворе стояла середина будничного дня, парни успели с утра выпить немало пива и теперь, пополнив его запасы, были вполне довольные жизнью. Внимание проходившего мимо Илюши моментально привлек сутуловатый тип в натянутой по самые глаза трикотажной шапочке. Илья проявил завидное самообладание, сделав вид, будто эта случайная встреча для него ничего не значит, и твердым шагом пошел дальше, однако, на беду Серега тоже узнал своего «обидчика».

Загораживающая полнеба «Великая Китайская стена» была совсем близко, и чтобы достичь спасительного убежища, оставалось только пройти несколько домов и миновать стройплощадку детского сада, где жило несколько полубездомных собак. Илья прибавил шаг, оглядываясь по сторонам — из-за плохой погоды вокруг не было ни души, и это обстоятельство здорово тревожило мальчика.

— Куда это ты собрался? — неожиданно прозвучал голос, возникшего как из-под земли хулигана. — У меня к тебе одно дельце имеется.

Не успел Илья предпринять какие-нибудь действия, как почувствовал на своих плечах жесткую хватку Серегиных лап, а когда все же попытался вырваться — несильный укол под ребро. Осознав, что ему угрожают ножом, мальчик почувствовал, как все его тело покрылось холодным потом, ноги сделались ватными, а сердце заколотилось так сильно, словно решило заранее удрать из грудной клетки.

— Дернешься — пырну! — произнес Серега, вполне довольный произведенным на мальчишку эффектом.

Вообще-то, несмотря на произнесенные несколько дней назад угрозы, Сергей еще не знал, как отомстит настырному собаководу. Желание оказалось сильным, но расплывчатым, а конкретизировать его великовозрастному оболтусу не хотелось. Строить планы ему было лень, он просто плыл по течению, пополняя свой кошелек за счет самого настоящего разбоя, а потом, «разбогатев» наслаждался пивом и пугал проходивших мимо старух брошенными под ноги петардами. Сегодня Илья случайно попал в поле его зрения, но при виде наглого мальчишки в душе всколыхнулись былые обиды и «мститель» решил действовать немедленно.

— Слушай, давай лучше поговорим, — сумев преодолеть волну ужаса, заговорил мальчик, решивший, подобно героям кинофильмов вступить в переговоры с преступником, чтобы притупить его бдительность. — Зачем тебе лишние неприятности? Ну, сделаешь ты со мной что-нибудь скверное, а ведь потом начнется расследование и все такое.

— Угрожаешь? — прошипел Серега.

— Нет! Наоборот, хочу найти взаимопонимание.

— Ага, испугался! Ты еще не так умолять будешь!

Несмотря на произнесенные вслух угрозы, Серега еще не определился с судьбой своего пленника. Вначале он собирался просто, как следует отколотить его, но Илюшино предостережение настроило преступника на более серьезный лад. Неприятностей он не хотел, а потому начал лихорадочно соображать как бы раз и навсегда избавиться от настырного мальчишки и сделать это без проблем для себя самого. Серега оглянулся по сторонам, и тут его голову посетила, как он посчитал, гениальная идея.

— Идем! И не вздумай дергаться!

Понимая, что глупый, пьяный и к тому же вооруженный ножом парень способен на все, Илья, не сопротивляясь, пошел в указанном направлении.

Район, в котором жили участники этой истории, находился в стадии перепланировки. Еще несколько лет назад здесь стояли только старенькие, утопавшие в зелени пятиэтажки, а теперь на их месте высились громадные и не слишком уютные здания. От прошлого почти не осталось следов, за исключением еще одного старого дома, доживавшего свои последние дни, а точнее — часы. Хлипкие пятиэтажки сносили при помощи большого экскаватора, ковшом сокрушавшего панельные стены и перекрытия. Здание превращалось в развалины за несколько часов работы, причем обломки стен оказывались аккуратно, как в коробку, уложены в подвал и полуразрушенный остов первого этажа. Потом, когда с домом было покончено, приезжали другие рабочие, тщательно выгребали из ямы фундамента строительный мусор и засыпали место песком, превращая его в ровную, пустую, готовую к застройке площадку. Процесс сноса пятиэтажек был весьма пыльным, но зрелищным, а потому сам Илюша, зажав нос платком, не раз наблюдал за тем, как превращаются в руины дома, в которых еще недавно жили люди. К осени с домами без балконов было почти полностью покончено, и лишь из одного из них упорно не желала выезжать какая-та семья, недовольная предоставленной ей жилплощадью. К новому году упрямых жильцов все же выселили, поспешно подогнали к пятиэтажке экскаватор, и за пару дней снесли ровно половину дома. С наступлением праздников, работу приостановили, и теперь полуразрушенная постройка уныло вырисовывалась на фоне новых зданий и голых, с мокрыми кронами деревьев. Впрочем, стоять ей оставалось недолго — строители могли вернуться в любой момент, и в считанные часы сравнять остатки дома с землей.

Именно к этому зловещего вида месту преступник и вел свою жертву. В тот момент, когда Серега проталкивал Илью через дырку в ограждении, мальчик попытался вырваться и бежать, однако, безуспешно. В руке Сереги вновь блеснуло заточенное лезвие:

— И не думай. Я здесь босс. Как решил, так и будет. Шагай вперед.

Уцелевшая часть дома, встретила нежданных гостей холодом и запахом плесени. Чтобы в пустующем здании не могли поселиться бомжи, ведущая на второй этаж лестница была разрушена, однако находившийся здесь же вход в подвал отлично сохранился. Держа одной рукой своего пленника, а второй разгребая старую мебель и прочий мусор, валявшийся в подъезде, Серега наконец-то пробрался к подвалу. Толчок, и Илюша кубарем скатился вниз, плюхнувшись на грязный пол подземелья.

— Помогите! — во все горло закричал он. — Помогите!

И снова, уже во второй раз, мальчик своими необдуманными словами спровоцировал преступника на новые действия. Сообразив, что пацан будет орать до тех пор, пока его отсюда не вытащат, Серега решил угомонить мальчишку, заставив его замолчать. Недолго думая, преступник спрыгнул вниз следом за жертвой, приставил к горлу Илюши нож:

— Заткнись!

Но убить человека оказалось не так-то просто. Серега мнил себя крутым, однако спасовал, чувствуя, что не сможет всадить нож в мальчишку. И все же оставлять его в живых после всего того, что случилось, было нельзя. Заткнув Илье рот его же перчатками, и крепко стянув руки шарфиком, Серега поволок беспомощного пленника в дальнюю, разрушенную часть подвала. Очередная пришедшая в мозг преступника идея, снова показалась ему гениальной — Илюшу ждала страшная участь быть погребенным заживо в развалинах дома.

Серега, осветил зажигалкой наваленные грудой обломки стен, довольно усмехнулся, увидев довольно большую щель, куда вполне можно было затолкать щуплого мальчонку.

— Тебе сюда! Ну и где же твой крутой пес? Что же он на меня не бросается? Я же сказал, что до тебя доберусь, и загоню под землю! Так и вышло, умник! Так и вышло!

Илья только мычал в ответ и отчаянно извивался. А Серега, не теряя времени, все же сумел затолкать мальчика в щель, за которой, неожиданно оказалось довольно большое свободное от обломков пространство.

— Завтра дом сравняют с землей, и тебя заодно. Живым отсюда не выбраться, и мертвым тебя здесь никто не найдет.

Ума у Сереги было немного, зато сил предостаточно. Затолкав свою жертву в разрушенную часть подвала, он начал замуровывать проход, заваливая его большими бетонными обломками. Преступник и в самом деле наивно полагал, что сумеет таким образом избавиться от тела, совершенно не учитывая того, что труп обнаружат через несколько дней, во время вывоза строительного мусора. Впрочем, это обстоятельство уже никак не могло повлиять на судьбу заживопогребенного Илюши.


Сначала была только паника и ожидание скорого, ужасного, неминуемого конца. Сколько времени он провел в таком состоянии, мальчик не помнил, но постепенно пришло понимание того, что до появления несущего смерть экскаватора оставалось примерно около суток. За это время могло произойти многое, а потому паниковать и преждевременно прощаться с жизнью не следовало. И все же сохранять самообладание в таких жутких условиях было непросто. Илья закрыл глаза, потом открыл их и не почувствовал никакой разницы — его окружала бархатно-черная беспросветная темень. К тому же пахло в подвале отвратительно, и эти «ароматы» будоражили нервы, внушая мысли о склепах, разрытых могилах и прочих ужасных вещах.

Стараясь не думать о плохом, мальчик занялся насущными проблемами, решив, прежде всего, освободиться от пут. К счастью трикотажный шарф оказался эластичным и податливым, а потому пленнику довольно скоро удалось высвободить руки. Вытащив изо рта перчатку, Илья сразу почувствовал себя свободным человеком, хотя, по правде говоря, до настоящего освобождения было еще ох как далеко.

— Помогите! Я здесь! Вытащите меня отсюда!!! — отчаянно закричал он. — Кто-нибудь!

Кричал Илюша очень громко, однако на его призывы о помощи никто так и не отреагировал. В этом не было ничего удивительного — над головой находился толстый слой строительного мусора, надежно поглощавший все звуки. Но даже если бы жалкий писк погребенного в развалинах мальчишки, вырвался на свободу, его бы все равно никто не услышал, поскольку пятиэтажка стояла в безлюдном, пустынном месте.

— Помогите! Помогите! — не сдавался Илья, но его отчаянный зов по-прежнему оставался без ответа.

Похоже, надеяться оставалось только на самого себя. Мальчик как слепец начал ладонями ощупывать свою темницу — пальцы скользили по шершавым кускам бетона, погнутой арматуре, какой-то неопределяемой при помощи осязания дряни, но все эти ощущения никак не желали складываться в общую картину. Слезы сами собой подступили к горлу, а перед мысленным взором возник громадный экскаватор, крушивший своим ковшом хрупкие, словно сделанные из картона стены.

— Не хочу. — едва слышно прошептал не желавший погибать такой нелепой смертью Илюша, а потом снова заорал во весь голос: — Не хочу!!!

Мальчик прекрасно помнил, что не взял с собой в школу мобильного телефона, да и вряд ли от него бы была польза в этом полузасыпанном подвале, но все же, на всякий случай пленник развалин начал обшаривать карманы своей курточки. Илья надеялся на чудо, и оно произошло — пальцы нащупали связку ключей с прицепленным к ним брелком-фонариком! Как Илья мог забыть об этой полезной вещице? Почему не вспомнил о ней, как только оказался в подвале?!

Еще миг, и холодный голубоватый лучик света пронзил темноту полуразрушенного помещения. И вновь радость Илюши оказалась недолгой, поскольку открывшееся ему зрелище оптимизма явно не внушало. Со всех сторон мальчика окружал настоящий «бурелом» из бетонных обломков, а картина больше всего напоминала пейзаж после землетрясения. В принципе, щуплый, шустрый Илюша мог пролезть вглубь этих завалов, но такое рискованное путешествие не имело никакого смысла, поскольку он все равно бы не сумел найти выход из этого лабиринта. Такой путь эвакуации не имел перспективы, впрочем, надежда на спасение все же оставалась. Если бы Илье удалось разобрать завал, возведенный Серегой, он бы без проблем выбрался на свободу. Отстегнув фонарик от ключей, и взяв его в рот, пленник попытался растаскивать бетонные обломки, однако очень скоро почувствовал бесполезность этой затеи. Серега потрудился от души, возведя настоящую баррикаду, разобрать которую было по силам только взрослому мужчине.

— Помогите, — негромко, без надежды в голосе позвал Илюша. — Кто-нибудь.

Хотелось даже не плакать — рыдать во весь голос, оплакивая свою загубленную жизнь. «Нет, так нельзя, — попытался успокоить себя несчастный пленник развалин. — Я же еще не умер, а, следовательно, жив. Только у мертвецов нет шансов ничего изменить. Живой человек должен бороться, и тогда у него обязательно что-нибудь получиться». Мысль была правильной и оптимистичной, но Илюшу не вдохновляла. А тут еще свет фонарика начал слабеть, и его пришлось срочно выключить, чтобы сэкономить батарейку. Мальчика вновь окружила беспросветная могильная тьма.

И вдруг мертвую тишину нарушил какой-то шорох. Илья встрепенулся, но почему-то вместо радости испытал новый приступ страха. Логика подсказывала, что если бы за ним пришли спасатели, они бы кричали и звали его, а некто, находившийся в подвале, двигался в полном молчании, стараясь не привлекать к себе внимания. Илюша был вполне здравомыслящим мальчиком, но в этот момент в его голове возникли очень странные и жуткие мысли. Что если он был не первым пленником подвала и здесь, среди хаоса обломков уже лежало чье-нибудь мертвое тело? Вдруг Серега, решивший, будто ему удалось найти надежный способ избавления от трупов, уже похоронил здесь какую-нибудь ограбленную им девчонку? И вот теперь эта покойница, погибшая такой жуткой смертью, не могла найти успокоения, и ее дух уныло бродил среди обломков стен и проржавевших труб?

От этих фантазий Илью затрясло так, что у него зуб на зуб перестал попадать от испуга. Палец сам надавил на кнопку фонарика, луч света упал туда, откуда доносились тревожные шорохи — там, во мраке, сверкали изумрудным огнем глаза какого-то неведомого существа…


Время приближалось к полуночи. Давно были обследованы все дворы и улицы, давно опрошены все друзья и одноклассники Илюши, но поиски пока не дали никаких результатов. Захлопнув записную книжку, Марина решительно направилась в прихожую.

— Ты куда? — спросил встревоженный не меньше чем жена Андрей.

— В милицию. Звонить туда бесполезно, может быть, мне удастся на месте убедить их начать поиски.

— Может быть. Идем вместе. Отступать нам, действительно некуда.

Родители Ильи уже надели верхнюю одежду, как вдруг уныло лежавший возле самой двери Верт встрепенулся, поднял голову, а потом, вскочив на ноги, огласил прихожую звонким лаем. Сердце Марины сжалось от радостного предчувствия — она подбежала к двери, непослушными руками открыла замок.

— Илюша. — прошептала она, увидев, перепачканного грязью, одетого в лохмотья мальчика, — что с тобой?

— Мам, пап, я не виноват, — начал оправдываться Илья, хотя никто не собирался его ругать.

Мальчик хотел продолжить объяснения, но в это время Верт, которому категорически запрещалось вставать на задние лапы, пренебрегая запретом начал энергично облизывать его лицо.

— Вертик, Вертик, я так рад, — бормотал Илья, а, потом, не удержавшись на ногах, упал прямо в объятия родителей.

Мама с папой втащили свое ненаглядное чадо в квартиру, Марина немедленно достала из шкафа чистую теплую одежду, но мальчик был так взбудоражен происходящим, что, не успев переодеться, сходу начал рассказывать о своих приключениях. Чудесное спасение так потрясло Илью, что он начал рассказ с конца, позабыв сообщить родителям, с чего началась вся эта история:

— И вот сижу я в полной темноте и совершенно не представляю, как оттуда выбраться. Кругом темно, как в склепе и тихо. Жуть, короче. А тут вдруг в тишине раздается шорох, словно кто-то ко мне подкрадывается. И тут я. — Илья замялся, теперь недавние страхи казались ему нелепыми. — В общем, только не смейтесь, я подумал, что встретился с привидением. Хорошо, что в фонарике еще не села батарейка! Я направил его луч в темноту и увидел зеленые глаза какого-то зверя.

— Боже мой! — всплеснула руками мама. — А где все это происходило?

— Меня затолкали в подвал разрушенной пятиэтажки.

— Это в двух шагах от нас! — нахмурился отец. — Скажи, чьих рук это дело?

Однако возбужденный Илюша не заметил его вопроса, продолжая свой невероятный рассказ:

— Тут раздалось тихое такое попискивание — «пи-пи-пи». Знаете, так Чернышка пищит, когда радуется.

Чернышкой Илья нарек одну из полубездомных собак, обитавших на стройплощадке детского сада. Мальчик был большим любителем животных, а потому подкармливал шумных дворняжек сухариками и прочими собачьими лакомствами. Обычно «строительные» собаки облаивали всех проходивших мимо ограды стройки псов, но с Вертом они подружились и даже с удовольствием играли в догонялки. Маленькая стая состояла из светлой, вечно перемазанной грязью Мани, трусоватой Мухи, щенка, пока не получившего кличку и Чернышки — самой умной и самой старшей из всех черной собаки со светло-желтыми глазами и висячими ушками.

— Короче, я ожидал увидеть в этой дыре кого угодно — приведение, зомби, леопарда, а вместо этого повстречался с Чернышкой, — рассказывал Илюша. — Она единственная услышала мои крики и поспешила придти на помощь. Я так обрадовался! А она тихонько пищала и виляла хвостом. Просто невероятно, как собака смогла «просочиться» через такие завалы! И тут я попросил ее: «Чернышка, выведи меня отсюда», на что она сразу согласилась и снова полезла в развалины. Честно говоря, мне приходилось нелегко: надо было протискиваться в такие узкие щели, через какие не каждая собака бы проползла. Но мы справились. Сам не знаю, как все получилось! Наверное, мне просто очень хотелось выбраться живым из этого дурацкого подвала.

Слушая рассказ сынишки, Марина не могла вымолвить ни слова, так потрясло ее случившееся. Подумать только, эта трагедия разворачивалась в десяти минутах ходьбы от их дома, почти у нее на глазах!

— А потом, когда мы выбрались, Чернышка спокойненько затрусила к себе на стройку, там ее ждали Маня и Муха. Надо бы вынести им чего-нибудь вкусненького.

— Вынесем, — твердо сказал отец. — Но сначала, расскажи, пожалуйста, какой негодяй так с тобой обошелся?

И тогда Илюша четно поведал о своих злоключениях, связанных с Серегой.

— Но почему ты ничего не сказал нам раньше?

— Знаешь, пап, про первый случай ограбления я просто побоялся вам сообщать, ведь тогда я без разрешения отпустил Верта с поводка. Да и вообще не хотелось портить вам настроение в новогоднюю ночь. А дальше? Дальше я думал, что все само собой утрясешься, — беспечно заметил мальчик. — Кто же знал, что Серега выполнит свои угрозы?

— Это ему с рук не сойдет! Мерзавец надолго отправиться, куда следует. Он ответит и за грабежи и за попытку убийства! — подытожил Андрей, и взялся за телефон, намереваясь звонить в милицию.

Глава седьмая По следу злоумышленницы…

После вчерашнего кошмарного случая Илюше разрешили пропустить школьные занятия, и это его очень даже обрадовало. Ночью мальчик спал неважно, к тому же у него разболелись все мышцы, однако отлеживаться в постели он не собирался. Последние несколько дней он никак не мог связаться с Егором. Трубку брали только его родители и сухо говорили, что их сын занят и не может подойти к телефону. Мобильник приятеля оказался отключен, а вскоре перестали отвечать и по городскому номеру. Что происходило с Егором, Илюша так и не понял, но сильно забеспокоился и решил лично навестить его.

Стоя возле входной двери, мальчик долго и упорно жал на кнопку звонка, зная, что по другую сторону тяжелой створки находиться некто, припавший глазом к отверстию «глазка».

— Егор, это я, открой! Ты же стоишь под дверью, я вижу!

— Ты? — донесся взволнованный шепот. — Точно?

— Абсолютно!

— Один?

— Один.

Щелкнул замок, дверь приоткрылась ровно на столько, чтобы худощавый Илья мог проскользнуть в квартиру:

— Что стряслось? Тебе Серега угрожает?

— Нет, — быстро повернув ключ в замочной скважине, Егор выдернул его из замка и спрятал в кармане. — Только не задерживайся здесь, а то мне опять достанется. Я теперь под арестом, мне свидания запрещены.

— Что? — удивился Илья. — Какой арест? Какие свидания?

— Родители запретили мне общаться и выходить на улицу до тех пор, пока во всем не разберутся. Они даже в школу меня не пускают. Представляешь?

— Круто.

— Не то слово! А все из-за того, что они думают, будто я связался с наркоманами. Потому, мол, и деньги ворую, и с подозрительными типами на улице разговариваю. Теперь у меня отобрали мобильник, спрятали обычный телефон, а, уходя, запирают дверь на ключ, словно я действительно преступник! У нас замок изнутри только ключом можно открыть, а если он отсутствует выйти наружу нельзя.

— А как ты меня впустил?

— Отец забыл, что у нас еще один, четвертый ключ есть. Он лежал в ящике письменного стола и нашел я его по чистой случайности. Но надо, чтобы об этом никто не знал, а то его моментально конфискуют! А мне без этого ключа никак не обойтись. Я бежать не собираюсь, но само сознание, что он есть жить помогает. Знаешь, как ужасно находиться в замкнутом пространстве и знать, что по своей воле из него не выйдешь?

— Знаю, — кивнул Илья, невольно представив свое вчерашнее заточение в зловонном «склепе». — Хуже не придумаешь. Здорово ты влип. А как же няня?

— Няня? Ах, да, ты же еще не в курсе.

Понимая, что не слишком вежливо разговаривать стоя посреди прихожей, Егор собрался с духом и предложил пойти на кухню, попить чаю с конфетами, однако Илья отказался. Мальчишки остались на месте, при этом Егор то и дело замолкал на полуслове, прислушиваясь к тому, что происходило за дверью.

— В общем, няня неожиданно ушла, сказав, что у нее сестра заболела. Ее как ветром сдуло.

— А что-нибудь ценное вместе с ней не испарилось?

Егор помрачнел, вспоминая недавние неприятности:

— Когда она уходила, я предостерег маму, сказал, что мошенница может что-то с собой прихватить, и получил оплеуху. Но дело не в этом. После ухода Анны Павловны мама заглянула в шкатулку с украшениями и обнаружила исчезновение какой-то брошки и бус из искусственного жемчуга. Вот тогда-то меня и посадили под домашний арест.

— Но почему? Ведь их могла взять и няня!

— Не. Отец сказал, что если бы здесь поработал профессиональный грабитель, он бы забрал невзрачное колечко с брильянтиком, а ребенок позарился бы на самые блестящие и броские побрякушки.

— Логично.

— С тех пор меня считают преступником. — неожиданно Егор умолк, прислушиваясь к тому, что происходило на лестнице, а потом вздрогнул от прозвучавшего над самым ухом звонка. Мальчик прильнул к «глазку»: — Это она.

— Кто?

— Сообщница няни. «Принцесса».

— Открой, — прошептал Илья.

Егор замешкался, но затем, вспомнив, что фальшивая блондинка может свидетельствовать против Сереги, достал из кармана ключ и отворил дверь.

— Здравствуйте, заходите, — первым поздоровался вежливый Илья.

— Здравствуйте, — увидев своих чудаковатых знакомых, Алена нахмурилась. — Мне бы хотелось переговорить с кем-нибудь из взрослых по поводу женщины, которую они взяли няней. Прежде она работала у моей бабушки, а после ее ухода возникли некоторые проблемы. Короче, я провела небольшое расследование и выяснила, что агентство, через которое она нанималась сиделкой — липовое.

Слушая речи девушки, Илюша чувствовал себя, что медленно, но верно наливается краской, краснея до самых корней волос. Такой прокол был непростителен для опытного детектива. Он-то считал «принцессу» преступницей, а в действительности она сама оказалась жертвой мошенницы!

— Взрослых нет. А няня уже испарилась, — ввернул свою реплику нетерпеливый Егор. — Кстати, меня зовут Егором, а его — Ильей.

— Очень приятно. Алена. Скажите, а перед уходом няне кто-нибудь звонил?

— Какая-то женщина.

— Вечером?

— Вечером.

— Она сообщила о болезни сестры?

— Точно. А как вы догадались?

— Мы, Егор, все это уже проходили. При точно таких же обстоятельствах сиделка упорхнула от моей бабули.

Разговор обещал быть серьезным, а потому взявший инициативу в свои руки Илья предложил девушке проследовать в гостиную. Егор не возражал, но с ужасом думал о том, что отправившаяся на рынок мама может в любой момент вернуться и застать дома незваных гостей. Алена с любопытством озиралась по сторонам.

— Это твой дедушка? — спросила она, увидев висевший на стене гостиной портрет.

— Прадедушка. Он еще до моего рождения умер, — Егор украдкой посмотрел на часы, прикидывая, что при самом благоприятном развитии событий мама может вернуться минут через сорок.

— Понятно, — откликнулась Алена, а потом начала подробно рассказывать о неблаговидном поведении сиделки.

Илья внимательно слушал повествование, после чего попытался подытожить услышанное.

— Итак, преступница, как я понял, действует по следующей схеме, — начал рассуждать он. — Вначале она размещает объявления в Интернете, предлагая свои услуги от имени фиктивной фирмы «Добрая няня». Затем, подобрав список возможных жертв, она посещает этих людей лично, на месте выясняя их уровень жизни и благосостояния, и если в квартире есть чем поживиться, остается там работать. Что же касается самих краж, то действует мошенница осторожно и незаметно, так что жертва не сразу понимает, что ее обокрали. Например, «добрая няня» делает вид, будто случайно разбила дорогую вазу, а сама уносит ее, или сваливает все преступления на хозяйского ребенка.

— В самую точку, — согласилась Алена, немного удивленная тем, как гладко и по-взрослому рассуждает этот мальчишка. — Ловко придумано: свалить все на чужое детище, предварительно его оклеветав. Эта Аннета прекрасно понимает, что родители не станут заявлять на своего сына в милицию, а, следовательно, при таком раскладе лично ей ничего не угрожает.

— Но почему она не ограбила Егора?!

— Не успела. Аннета встретила меня во время прогулки, поняла, что я брожу здесь не случайно, и предпочла скрыться, прежде чем начнутся серьезные проблемы. Кстати, а вы точно уверены, что «добрая няня» ничего не прикарманила?

Мальчики переглянулись. Егор растеряно пожал плечами:

— У нас в квартире ценностей почти нет. Папа хранит деньги в банке, а колечко с бриллиантом Анна Павловна не взяла.

— Значит, мы ее спугнули, — заметила Алена, осматриваясь по сторонам и словно оценивая стоимость каждого попавшего в поле зрения предмета. — Хотя. А это?

— Что? — в один голос переспросили Илюша с Егором.

— У твоего прадедушки было много орденов и медалей. Портрет мог привлечь внимание няни, ведь эта мошенница наверняка знает, как дорого стоят награды на черном рынке.

Запуганный и издерганный Егор моментально представил, что его обвиняют в краже прадедушкиных наград и побледнел, как лист бумаги. Воспользовавшись стулом, он дотянулся до верхней полки книжного шкафа, достав оттуда большую деревянную шкатулку. Мальчик резко открыл крышку, и присутствующие поняли по его лицу, что догадка Алены полностью подтвердилась.

— Звоните в милицию! — девушка решительно поднялась с кресла, словно намереваясь тут же отправиться в погоню. — Кража произошла недавно, может быть, преступницу еще удастся поймать с поличным.

— Нет! — не своим голосом пробормотал Егор. — Только не это! Папа меня убьет.

Следующие минут пять запуганный мальчишка со слезами в голосе упрашивал не сообщать о краже родителям, поскольку они были слишком злы на него и проигнорировали бы все попытки оправдаться.

— Илья, ты же сыщик, найди ордена, прошу! Только после этого можно будет обращаться в милицию. Ты не знаешь моего папу, он не станет ничего слушать и поступит со мной как Иван Грозный с собственным сыном!

— Это ты хватил! — заметил Илюша, которому на самом деле было очень жалко запутавшегося и попавшего в безвыходную ситуацию приятеля.

— Пожалуйста!

— Мальчики, не дурите! Расследование такого серьезного преступления — дело милиции. Давайте поступим так: сегодня, как только твой папа вернется с работы, я с ним встречусь и все объясню. Он должен прислушаться к моему мнению, ведь я тоже пострадала от действий этой Анны Павловны. А пока. Где у вас телефон?

— Нет! Нет! Нет!

Илья понимал, что права Алена, но все же принял сторону Егора:

— Дайте мне шанс. Давайте отложим все до вечера, когда придет Егоркин отец, а пока я быстренько проведу расследование и, может быть, верну ордена.

— И каким же образом? — скептически поинтересовалась Алена еще не знавшая о сыщицких талантах Илюши.

— Ну, прежде всего я навещу липовое агентство и.

— Ты хоть адрес его знаешь?

Илья опустил голову. Наверное, он брал на себя непосильную задачу — провести расследование в столь короткий срок, да еще не имея надежных источников информации, было практически нереально. Впрочем, Алена вредностью не отличалась, а потому сжалилась над юным сыщиком:

— Я знаю, где оно находиться. И вообще попробую вам помочь. А вечером переговорю с твоими родителями и все им объясню. Тогда-то, если ордена не удастся найти раньше, мы и позвоним в милицию.

Егор не упал на колени перед своей спасительницей только потому, что постеснялся столь бурного выражения эмоций. А Илюша с Аленой, оставив растерянного, но все же верившего в чудо мальчика дома, отправились по следу вероломной няни.

— Здесь, якобы и находится агентство «Добрая няня», — пояснила Алена, указывая на высокий кирпичный дом. — На самом деле это квартира Аннеты, как величает мошенницу моя бабуля, или Анны Павловны, как называете ее вы с Егором. И что ты теперь собираешься делать? Влезть по водосточной трубе на шестой этаж, проскользнуть в форточку и устроить обыск?

— Хорошо бы. — мечтательно откликнулся малолетний сыщик, — но нереально. Придется заняться рутинной работой, то есть опросом местных жителей с целью сбора информации об «объекте». Это мой метод: когда нет никаких конкретных зацепок, приходиться накапливать любые сведения, а потом отбирать из них полезные. Кстати, Алена, а как вам удалось найти адрес?

— Есть один надежный источник, — уклончиво ответила она.

Илья посмотрел по сторонам: двор, обрамленный старыми серыми домами, казался вымершим. В столь неуютном месте вряд ли гуляли даже летом, а в такую неуютную промозглую погоду рассчитывать на встречу с кем-то из жильцов почти не приходилось. Была середина дня, то есть самое неподходящее время для опроса свидетелей.

— А код вы тоже знаете? — спросил Илюша, утратив надежду встретиться во дворе с кем-то из «аборигенов».

— Запомнила.

Алена открыла дверь, и сыщики незаметно проследовали в подъезд. Надо сказать, что Илья чувствовал себя неловко, ведь еще недавно он с важным видом говорил, будто может раскрыть это дело за несколько часов, а сейчас вынужден был пользоваться Алениной информации и вообще еще никак не проявил своих детективных способностей. Попав в помещение, с которым были связаны не слишком приятные воспоминания, девушка поежилась, словно ей стало холодно:

— Вот тот противный лифт, где меня угораздило застрять, причем я была не одна, а в обществе подозрительного мужчины, который с перепуга показался мне маньяком. Кстати, этот тип вышел из квартиры Аннеты. — Алена задумалась. — Знаешь, Илюша во всей этой истории есть нечто странное. Дело в том, что когда я поднялась на шестой этаж, то нос к носу столкнулась с бывшей сиделкой, которая, как раз вышла проводить этого мужчину. Аннета знает меня в лицо, но в тот раз она совершенно не отреагировала на мое появление, словно видела меня первый раз в жизни. А потом, спустя примерно час, я увидела ее на другом конце Москвы, когда она гуляла с Егоркиным братишкой. Тогда Аннета моментально узнала меня и не смогла скрыть своих эмоций.

— Странно. — Илюша потрогал ручку лифта, но входить в железное чудовище так и не стал. Немного помедлив, он приблизился к облупленным, выкрашенным василькового цвета краской почтовым ящикам. — Какой номер квартиры?

— Шестьдесят три.

Илюша заглянул в дырочки почтового ящика, потом просунул в одну из них палец, окончательно убедившись, что писем там нет:

— А как выглядел гость Анны Павловны?

— Ничего особенного, только взгляд у него очень неприятный. С таким субъектом, по правде сказать, очень страшно застревать в лифте. Кстати, в руках он нес тяжелый портфель. Как ты думаешь, может быть, там находились краденые вещи?

— Не исключено.

— А может, он просто родственник этой женщины? Или нет? Они обращались друг к другу на «вы». Нет, больше похоже, что они деловые партнеры, а проще говоря — сообщники.

— Эх, как бы разыскать этого типа.

— Я запомнила номер машины. На всякий случай.

— Здорово, — в голосе Ильи особого энтузиазма не ощущалось. — Милиционерам эта информация может пригодиться.

— И нам, ведь по номеру автомобиля можно узнать, на кого он зарегистрирован.

— У вас что, дядя в ГИБДД работает?

— Нет. Но мой брат может ответить на все вопросы. Не возражаешь, если мы на минуточку заскочим ко мне домой?

Посовещавшись, детективы решили не подниматься на шестой этаж, поскольку осмотр двери квартиры Анны Павловны все равно не принес бы никаких результатов, а сразу отправиться на поиски вероятного сообщника «доброй няни».


Никогда прежде Илюше не доводилось бывать в гостях у настоящего хакера, потому приближаясь к квартире, где жила Алена и ее брат, он невольно испытывал душевный трепет. Мальчик видел хакеров только в фантастических фильмах и еще время от времени слышал в новостях всякие жуткие истории про этих людей, связанные с ограблениями банков, похищением баз данных, и эпидемиями в Интернете. В общем, брат Алены оказался загадочным, опасным и таинственным человеком, жилище которого наверняка было под стать своему владельцу. Пылкое воображение Ильи уже создало образ чердачного помещения, сплошь опутанного проводами и заставленного компьютерами, среди которых, словно паук в паутине скрывался таинственный Александр.

Алена остановилась у двери самой обычной квартиры, расположенной на третьем этаже самого обычного девятиэтажного дома, и стала методично, раз за разом нажимать на кнопку звонка:

— Иначе его не вытащишь из виртуального мира, — пояснила она. — С тех пор, как мама с папой уехали в длительную командировку, Саша совсем от рук отбился, чуть ли не по восемнадцать часов в сутки сидит за компьютером. Как он еще ухитряется сессии сдавать, ума не приложу!

Палец еще давил на кнопку, а дверь уже неожиданно распахнулась, и перед Ильей возник самый обычный паренек, чем-то напомнивший мальчику его самого.

— Привет, — улыбнулся он, увидев сестру. — У меня чуть было яичница не подгорела, я ее едва спас. А вы кто? — обратился он к Илюше.

— Я — Илья.

— Саша.

— Мы вместе расследуем дело бабушкиной сиделки, — пояснила Алена. — Помнишь, ты еще нашел мне адрес ее фирмы?

— Конечно. Проходите. Я вас яичницей угощу.

Илюша, немного оробев, вслед за девушкой вошел в квартиру. Интерьер вокруг был самый непримечательный, и никаких суперкомпьютеров и толстенных кабелей вокруг не просматривалось. «А может, Алена преувеличивает, и ее брат никакой не хакер? — думал Илья, усаживаясь за кухонный стол. — Парень как парень, сам яичницу жарит. Разве такой сможет определить имя и адрес человека по номеру его машины?».

Яичница оказалась пересоленной, переперченной и пересушенной одновременно, однако обрадованная тем, что ее брат наконец-то вспомнил о необходимости время от времени принимать пищу, Алена только нахваливала его стряпню. Илья из вежливости тоже съел несколько кусочков. Немного перекусив, девушка перешла к изложению сути проблемы:

— Когда я разыскивала агентство, то случайно столкнулась с неким мужчиной, связанным с Аннетой, и вынесшим из ее квартиры тяжелый портфель. Мне сразу не понравилась физиономия этого типа, он напомнил мне злодея из старого кинофильма.

— С каких это пор ты стала смотреть старые кинофильмы? Ты же только детективы любишь!

— Я их не смотрю, но мне кажется, что именно так должен выглядеть отрицательный персонаж из старого кино. Короче, дело не в этом. Мы с Ильей обсудили ситуацию и пришли к выводу, что неплохо было бы пронаблюдать за этим типом. Я на всякий случай запомнила номер его машины, и теперь хотелось бы.

— Что бы я выяснил про злодея все, что можно, — закончил фразу сестры Саша и высыпал в кофе еще одну, четвертую по счету ложку сахара. — Но тебе не кажется, сестренка, что лучше не лезть в эту историю? Похоже, это опасная компания, настоящая банда, если назвать вещи своими именами. Ясно, что Аннета ворует не для пополнения собственной коллекции, а кому-то переправляет старинные вещи. Сначала я предполагал, что она просто сдает их в антикварные салоны (для этого посредники не нужны), но теперь, когда на горизонте замаячил субъект с внешностью киношного злодея, все стало восприниматься намного серьезнее. Скорее всего, злодей тоже только посредник, связанный с подпольным антикварным бизнесом. Там вертятся большие деньги, а тех, кто пытается стать на пути преступников, сдувают как пушинку с рукава.

— С каких это пор мой брат стал таким рассудительным?

— Не все же тебе учить меня осторожности! Разочек вполне можно поменяться ролями. Я серьезно, Алена. Скажи, стоит ли эта несчастная вазочка такого риска?

— Дело не в вазочке. Один мальчик попал в скверную ситуацию, и мы пытаемся ему помочь.

Больше Саша не возражал. Узнав об истории с украденными орденами и оболганном мальчишке, он сразу же стал на сторону Егора, заявил, что сделает все от него зависящее, и так и не допив кофе, ускользнул к своему компьютеру. Илюша захотел помочь Алене вымыть посуду, но тарелок оказалось немного, и девушка отказалась от услуг добровольного помощника. А вскоре на пороге кухни снова появился Саша с листком бумаги в руке:

— Нашего злодея зовут Геннадием Сергеевичем Остроумовым, и теперь мне известен его домашний адрес, место работы и даже номер полиса медицинского страхования.

— Классно! — только и смог вымолвить потрясенный Илюша, которому для получения подобной информации потребовался бы не один день наблюдений и опрос множества свидетелей.

— Спасибо тебе Сашенька, ты просто золото! — воскликнула Алена. — А кем же этот Остроумов работает?

— Расклейщиком рекламных объявлений. Иными словами — никем. У него, без сомнения имеются другие источники доходов.

Девушка повертела в руках листок с адресом:

— Ладно, спасибо за все. Мы пойдем. Кстати, Саша ты не одолжишь мне свой фотоаппарат? Вдруг нам повезет, и мы сумеем заснять момент передачи орденов или еще что-нибудь важное.

— Не одолжу. Просто поеду с вами. Это слишком опасное дело, чтобы отправлять вас одних. К тому же слежку надо вести с размахом, фиксировать все подозрительные разговоры и встречи на пленку, девчонка с такой задачей явно не справится.


На самом деле шансы получить ценную информацию были совсем невелики. Илюша прекрасно понимал, что Геннадий Остроумов может не иметь никакого отношения к торговле краденым антиквариатом, но даже если мужчина с лицом киношного злодея действительно являлся преступником, это не означало, что его удастся сфотографировать во время совершения какого-нибудь преступного деяния. За прошедшие несколько дней он вполне мог встретиться с Анной Павловной и забрать у нее ордена, а мог и вообще находиться вне дома, занимаясь «расклейкой объявлений». Полученные Сашей сведения были очень важны, но для настоящего расследования требовалось время, каждодневное наблюдение за преступником, изучение всех его маршрутов перемещения по городу. Однако до того момента, когда Алена собиралась сообщить информацию о пропавших орденах милиционерам и Егоркиным родителям оставались считанные часы, в течение которых преступника можно было выследить только чудом.

За стеклом вагона мелькали станции метро и темные, освещенные немногочисленными лампочками перегоны. Илюша так задумался о своих проблемах, что едва не пропустил нужную остановку. Вернул его к действительности Саша, напомнивший, что им пора выходить. Вскоре, поднявшись по длиннющему эскалатору, сыщики-любители перешли под землей широкую улицу и углубились в дебри застроенных серыми пятиэтажками дворов. Место немного напомнило Илье его район до начала реконструкции, но у себя все здания казались намного более уютными и веселыми.

— Действовать будем порознь, — на ходу инструктировал Саша, который чувствовал себя руководителем операции. — Если ходить толпой, мы сразу привлечем к себе внимание, а это крайне нежелательно. К тому же эффективность поиска окажется ниже. Обо всем подозрительном и странном сообщайте мне по телефону. Думаю, для начала, надо выяснить, где находиться машина Остроумова. От того отсутствует она или нет, зависят дальнейшие наши планы.

Обменявшись номерами телефонов, сыщики разбрелись по унылому двору, больше напоминавшему лабиринт из-за натыканных повсюду железных ящиков гаражей. Увидев забавлявшихся хлопушками ребят своего возраста, Илья направился к ним, намереваясь поспрашивать, не знают ли, они где стоит белая «девятка». Проходя метрах в двадцати от дома, где жил предполагаемый преступник, мальчик бросил случайный взгляд на серую кирпичную пятиэтажку и вдруг увидел, что дверь на балкон второго этажа открылась и оттуда вышли двое — незнакомый Илюше мужчина и Анна Павловна, собственной персоной! От неожиданности маленький сыщик даже растерялся, а потом поспешно метнулся за один из гаражей, чтобы не попасть в поле зрения няни. Там он торопливо достал мобильник:

— Саша! Я вижу их! Обоих! И Остроумова и Анну Павловну. Они в его квартире. Стоят на балконе.

— Понял. Сообщи Алене. Ничего не предпринимайте. Я иду к ним.

Что имел в виду Саша, сообщив, будто направляется к злоумышленникам, Илья так и не узнал, поскольку его нетерпеливый собеседник уже прервал вызов. В трубке слышались только назойливые, действовавшие на нервы гудки. Перезвонив Алене и введя ее в курс дела, мальчик осторожно выглянул из своего укрытия, наблюдая за стоявшими на балконе людьми.

Оба курили, что было довольно странно, поскольку няня, как известно не имела дурных привычек, и оживленно переговаривались между собой. Илюша просто дрожал от нервного напряжения, не зная, что можно сделать в столь ответственный момент. Наверняка, преступники или делили деньги или обсуждали план нового преступления, но способов документально зафиксировать их криминальные действия не существовало. Даже фотоаппаратом воспользоваться было нельзя, поскольку автоматически включавшаяся в пасмурную погоду вспышка наверняка бы привлекла внимание подозрительных личностей.

А пока Илья только гадал, как найти выход из затруднительной ситуации, Саша уже начал действовать. Войдя в дом, где жил Остроумов, шустрый студент вылез через маленькое окошко на козырек подъезда, а затем, встав на газовую трубу, опоясывавшее здание, начал осторожно продвигаться к балкону. Несмотря на то, что все происходило средь бела дня, трюки Саши, остались незамеченными — во дворе находились только мальчишки, увлеченно взрывающие петарды и не смотревшие по сторонам, а сами преступники, не видели приближавшегося к ним человека, поскольку боковины балкона, на котором они стояли, были закрыты листами фанеры.

Илья и Алена с замиранием сердца следили за действиями бесстрашного Саши. Каждый его шаг, каждое неловкое движение могли привести к падению, но ради сбора ценной информации, новоявленный сыщик был готов рискнуть даже собственным здоровьем. Вот он вплотную подошел к балкону, достал диктофон, начал записывать разговор ни о чем не подозревавших мужчины и женщины. Находясь за перегородкой, Саша не мог видеть их лиц, зато прятавшиеся во дворе детективы, отслеживали каждый жест преступников и гадали, о чем именно они говорят в данный момент.

Остроумов резко жестикулировал, на чем-то настаивая или угрожая, а няня смотрела на него с откровенной неприязнью и страхом. Вот она достала телефон, начала с кем-то говорить — точнее произнесла всего несколько слов и снова спрятала мобильник в карман толстого, домашней вязки джемпера. Еще несколько мгновений и, швырнув на землю окурки, оба вошли в комнату. «Наверное, деньги не поделили, — раздумывал скрывавшийся за гаражом Илья. — Интересно, удалось Саше что-нибудь записать? Когда я проделывал этот трюк с Вертом, у нас ничего не получилось, правда, по вине Верта. А здесь может возникнуть другая проблема — фанерная перегородка помешает записать разговор на диктофон. Но в любом случае, даже если все получиться, в суде запись рассматривать не будут, поскольку она добыта незаконным способом. Зато мы узнаем кое-что новенькое о планах преступников.».

Благополучно преодолев несколько метров, отделявших его от козырька подъезда, Саша, к великой радости Алены, нырнул в дом и вскоре выбежал во двор. Сыщики собрались в укромном уголке между несколько стоявшими под углом друг к другу уродливыми гаражами, и студент с победоносным видом извлек из кармана диктофон:

— Качество — не очень, но о чем идет речь понять можно. У меня создалось впечатление, что эти господа затевают нечто очень нехорошее. Да вы сами послушайте.

Саша включил воспроизведение и склонившиеся к диктофону сыщики-любители услышали следующее:

— Мои заграничные партнеры настаивают, — вкрадчиво, но твердо произнес отлично запомнившийся Алене голос мужчины, с которым она однажды застряла в лифте.

— Но разве они занимаются такими делами?! — взволнованно произнесла Анна Павловна. — Я думала.

— Думать, не ваша забота. У моих партнеров очень широкий спектр интересов. Они умеют делать деньги из всего. Это крайне выгодная сделка.

— Нет. В таких делах мы участвовать не станем.

— У вас незакрытый должок, а я не люблю должников. Я очень не люблю должников, — с угрозой в голосе произнес Остроумов. — Очень.

Женщина молчала, и какое-то время были слышны только случайные шумы, портившие качество записи. Илюша начал думать, что на этом разговор закончился, но тут няня заговорила вновь:

— Я… мы… должны подумать, это слишком серьезный шаг.

— Времени на раздумья нет. Как нет и отсрочки для выплаты долга.

— Хорошо, — после долгой паузы произнесла Анна Павловна.

— Но при условии, что долг будет аннулирован.

— Разумеется. Мало того, вы останетесь в прибыли.

На записи было слышно, как женщина набирала чей-то номер, потом, дождавшись, когда возьмут трубку, она произнесла только одну фразу:

— Готовься, это надо сделать сегодня, немедленно, — и прервала разговор.

— Отлично, — в голосе у Остроумова звучало удовлетворение.

— Будем ждать. Останетесь со мной до звонка. Так надежнее.

Было слышно, как хлопнула балконная дверь, затем запись прервалась.

— Ну что? — спросил Саша. — Какие мысли есть по этому поводу? Насколько я понял, «добрая няня» имеет серьезные финансовые проблемы, а потому готова на любое преступление, чтобы их благополучно разрешить. К тому же она часто говорила «мы», а это свидетельствует, что у нее есть сообщник или сообщница. В общем, дело дрянь, и надо как можно скорее остановить этих разбойников, пока они не натворили серьезных бед.

— Можно еще раз прослушать запись? — попросил Илюша. — Мне почему-то кажется незнакомым голос Анны Павловны. То есть, это вроде бы она говорит, да и вообще я ее видел на балконе, так что сомнений по этому поводу быть не может, но все же. Какая-то она не такая, честное слово!

— Наверное, у нее раздвоение личности, — вполне серьезно заметила Алена. — Аннета то узнает меня, то нет, и вообще ведет себя странновато. Хорошо, что она ушла с той работы! Лично я бы, к примеру, никогда не рискнула доверить столь подозрительной особе маленького ребенка.

Глава восьмая Похищение младенца

Анастасия Александровна с грустью смотрела на старшего сына. Где она недоглядела, какие важные моменты в воспитании ребенка упустила, почему ее сынишка стал вором и связался с дурной компанией? Егор, почувствовав на себе пристальный взгляд матери, тут же поспешил выскользнуть из кухни, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания. Однако исчезновение орденов ужасно расстроило мальчика, а поскольку скрывать свои чувства он не умел, мама сразу почувствовала неладное. Но что могло произойти с ребенком в запертой на ключ квартире, куда не мог проникнуть никто посторонний? Неужели Егор уже попал в зависимость от наркотиков, и теперь искал способ раздобыть ядовитое зелье? Ответа не было, а тревога переполняла сердце.

Варить манную кашу с дурными мыслями в голове оказалось занятием не из легких. Стоило только задуматься, как молоко моментально вскипало и пышной пеной падало на горячую плиту. В воздухе пахло пригорелым. Где-то в глубине квартиры хныкал не вовремя проснувшийся Петька. После неожиданного хода няни, все валилось из рук, не клеилось и не ладилось. К тому же Анастасия теперь была сама вынуждена покупать продукты и гулять с ребенком, не доверяя и ответственные дела находившемуся под домашним арестом Егору.

— Егор, мы с Петькой собираемся немного пройтись после обеда. Пойдешь с нами?

— Нет, — уныло откликнулся мальчик, раздумывавший в этот момент о том, сможет или нет Илья найти украденное. — В другой раз.

— Как хочешь. Я думала, что нам всем не помешало бы развеяться.

Одевшись и уложив в коляску заскучавшего без няни малыша, Анастасия отправилась на очередную прогулку. Коляска оказалась громадной и неповоротливой, лифт ехал слишком долго, железная дверь подъезда так и норовила захлопнуться в самый неподходящий момент. На улице все тоже складывалось не лучшим образом — Егоркину маму раздражала и слякоть под ногами, и забавлявшиеся хлопушками мальчишки, и серые, плотные облака, надежно спрятавшие солнце. Тем не менее, женщина упрямо проследовала привычным маршрутом, а потом, сделав небольшой круг по лесопарку, направилась к дому. Возле перехода ее внимание привлекло несколько выстроившихся в ряд продуктовых магазинчиков, здорово смахивавших на деревенские сельмаги. Увидев нелепые постройки, Анастасия вспомнила о загубленной манной каше и решила между делом пополнить запасы молочных продуктов.

Дверь, ведущая в магазинчик, выходила на крылечко, и чтобы попасть в помещение, покупателям следовало подняться на несколько ступенек. Затаскивать в магазинчик коляску было занятием совершенно нелепым и бесперспективным, женщина хотела взять собой лежавшего в ней младенца, но Петька только-только уснул, и будить его не хотелось. Подумав, что за пару минут ничего дурного случиться не может, Анастасия оставила коляску с ребенком у крыльца, а сама стремительно поднялась по ступенькам.

А когда нагруженная пакетами женщина, вышла из магазина, ее ждало страшное открытие — стоявшая возле крыльца коляска с малышом исчезла без следа! В начале беспечная мать просто не поверила своим глазам, все еще надеясь, что это какая-то ошибка и недоразумение, но очень скоро с ужасом осознала факт исчезновения ребенка. А потом, на смену панике и отчаянью пришло понимание главного — она должна любой ценой найти Петьку, должна действовать, не позволяя себе раскисать и поддаваться эмоциям.

— Вы не видели женщину с коляской? — спросила Анастасия у сидевшей на троллейбусной остановке старушки — по-видимому, единственной свидетельницы преступления.

— Видела, — охотно подтвердил «божий одуванчик». — Она пошла к бульвару.

Егоркина мама сломя голову понеслась в указанном направлении. Старушка оказалась права — впереди действительно маячила дородная тетка, неспешно катившая коляску.

— Стойте!

Тетка никак не отреагировала, не притормозила, но и не прибавила шаг, а продолжала неспешно и величественно продвигаться вперед. Анастасия догнала ее с олимпийской скоростью, уже собиралась схватить за руку, но тут только заметила, что коляска не синяя, а темно-коричневая. Преследовательница растеряно заглянула внутрь — на нее с улыбкой смотрела маленькая кареглазая девочка, совсем непохожая на Петьку.

Сетовать на ошибку было некогда, развернувшись, несчастная мать бросилась назад к магазину. Старушка все так же сидела на остановке, ожидая запаздывавший троллейбус.

— А другую женщину с коляской вы не видели?!

— Видела, — улыбнулась беззубым ртом ветхая пенсионерка. — Она пошла в противоположную сторону. Говорят, сейчас выгодно детей рожать, за них большие деньги платят, вот теперь все и ходят с колясками.

— Какого она цвета?!

— Кажется, синего. Мне бы очки надо новые выписать, а в поликлинике очередь, к окулисту за два месяца вперед записываются.

Но Анастасия уже была далеко. Она мчалась по улице, моля Бога о том, чтобы догнать женщину с коляской. Увы, ее мольбы оказались напрасны. Похитительница словно растворилась в воздухе, а, скорее всего, просто нырнула в один из дворов, скрывшись среди домов и заслонявших обзор гаражей. Сообразив, что не сможет найти преступницу по горячим следам, Егоркина мама поняла, что должна немедленно вызвать милицию. Однако прежде ей следовало вернуться к старушке, видевшей похитительницу — ее показания могли бы очень помочь в расследовании. Но и здесь Анастасию ждала неудача: на остановке не было ни души, а в конце улицы маячил троллейбус, неизвестно куда увозивший важнейшую свидетельницу. Женщина достала мобильный телефон:

— Алло! Это милиция? У меня украли ребенка.


Несмотря на то, что погода на улице стояла плюсовая, добровольные сыщики, дежурившие поблизости от дома, в котором проживал гражданин Остроумов то и дело поеживались от холода, до самого верха застегнув «молнии» легких курточек. Примерно час назад, посовещавшись, они приняли решение ждать «до упора», наблюдая за подъездом ничем не примечательного на первый взгляд здания. Из разговора злоумышленников детективы поняли, что эти люди ждут звонка сообщника, и только после него станут предпринимать какие-то действия. Возможно, сообщник, совершивший преступление, должен был приехать сюда, а может быть, сам Остроумов в компании няни направился бы куда-то, и за ним удалось бы проследить.

Илья, наверное, уже минут десять упорно раскачивался на качелях, делая это исключительно в целях конспирации, чтобы выглядеть обычным праздношатающимся мальчишкой. Впрочем, на самом деле занятие маленького сыщика очень даже увлекло, и он с удовольствием взлетал до небес и стремительно, так, что замирало сердце, срывался вниз. И тут в кармане его куртки зазвонил телефон. Илюша кое-как притормозил, достал мобильник и с удивлением увидел, что звонит ему никто иной, как лишенный возможности болтать по телефону Егор.

— Да. Я. Слушаю! — отрывисто произнес Илья, а потом умолк, слушая взволнованный рассказ друга.

Закончив короткий разговор с Егором, он поспешно спрыгнул с качелей и направился на поиски своих новых приятелей, бродивших по двору. Брат и сестра были вместе, с двух сторон разглядывая стоявшую поблизости от подъезда автомашину Остроумова. Маскировку они соблюдали из рук вон плохо, но Илье сейчас было не до этого, подбежав к Саше и Алене, он с ходу выпалил потрясающую и ужасную новость:

— У Егора украли братишку!

— Это сделал сообщник нашей парочки, — моментально предположил быстро соображавший Саша. — При каких обстоятельствах?

— Егор сам толком ничего не знает. Он только сказал, что его мама оставила коляску с Петькой возле магазина, а когда вышла с покупками, то обнаружила, что малыш исчез. Она сразу сообщила в милицию, поиски уже начались, но пока по горячим следам задержать похитителя не удалось.

Дальнейший план действий возник у всех троих сыщиков почти одновременно, но первой вслух произнесла его Алена:

— Ребята, нам надо срочно вызывать милицию! Пусть они приедут сюда и устроят засаду, сами мы не справимся.

Дело действительно оказалось очень серьезным, а потому никто из сыщиков-любителей не собирался заниматься самодеятельностью, однако Саша внес одно серьезное дополнение:

— Одну минуточку, — произнес он, — одну минуточку! Сейчас я вызову милицию, объясню по телефону, в чем дело, а потом мы с Аленой уйдем в тень, и тебе, Илья, придется самому разбираться с ними.

— Но почему?

— Позвоню я, поскольку у меня голос взрослый а, следовательно, к моим словам отнесутся более серьезно, что же касается дальнейшего, то мне лучше с правоохранительными органами не знакомиться, ведь я хакер, и потому им совершенно не обязательно знать о моем существовании.

Действительно, Саша был прав. Доступные ему способы получения информации вряд ли являлись законными, и он уже здорово рисковал, ввязавшись в это расследование. Конечно, Саша не являлся злоумышленником, никому не делал ничего плохого, но все же ему не хотелось доказывать свои благие намеренья в милиции. Илья решил все взять на себя, и в разговоре со следователем даже не упоминать о Саше с Аленой, утверждая, будто он сам узнал адрес Остроумова, проследив за ним.

После звонка в милицию прошло минут десять, когда продолжавший раскачиваться на качелях Илья увидел въехавшую во двор бело-синюю машину. Мальчик поспешно покинул свой наблюдательный пост, подбежал к стражам порядка. То, что они открыто, не маскируясь, подкатили к дому преступника, юному сыщику крайне не понравилось, так как он понимал, что подобные действия могут спугнуть Остроумова и его сообщников.

— Здравствуйте! Вы по поводу похищения ребенка? — обратился он к самому толстому и солидному милиционеру, вышедшему из машины.

— Здравствуй, — толстяк скептически посмотрел на мальчишку, понимая, что приехали они, скорее всего, напрасно, и вызов оказался ложным. — И вообще это не ко мне, а к старшему лейтенанту. Я всего лишь водитель.

Старшим лейтенантом оказался молодой парень с бледным и очень серьезным, неулыбчивым лицом. Увидев Илью, он начал задавать мальчику множество вопросов, на которые не всегда было просто ответить. Растерявшийся от такого напора Илюша вскоре сам начал чувствовать себя преступником, совершившим непонятно какое, но явно ужасное преступление. И все же мальчику удалось взять себя в руки, и самому перейти в «контрнаступление», прервав поток неприятных вопросов и кратко изложив суть проблемы. Мальчик говорил логично и убедительно, однако на лице молодого милиционера застыло скучающее выражение — создавалось впечатление, что он не слишком внимательно слушал рассказ свидетеля.

— Короче, сейчас мы проведем проверку документов и выясним, что это за люди. На каком этаже они живут?

— Их нельзя спугнуть! Они же ждут сообщника, который принесет им похищенного малыша. А может быть, они сами пойдут на встречу.

— На каком этаже они живут? — равнодушно повторил старший лейтенант, словно не слышавший Илюшиных доводов.

— На втором. Это квартира Геннадия Остроумова — заказчика преступления, а сейчас у него находиться Анна Павловна Кравцова — женщина, которая около месяца работала няней в семье похищенного мальчика.

Старший лейтенант и еще один сопровождавший его милиционер вошли в подъезд, а следом за ним прошмыгнул и Илья, хотя его вовсе не звали участвовать в проверке документов. Мальчик был, как на иголках, он понимал, что похититель, в чьих руках сейчас находился Петька, при малейшей опасности откажется от встречи со своими сообщниками и, возможно попытается избавиться от ребенка. Старший лейтенант нажал кнопку звонка. Вскоре дверь открылась, и на площадку выглянул сам Остроумов. При виде милиционеров он изменился в лице, однако неожиданное появление на пороге сотрудников МВД мало кому могло прибавить спокойствия.

— Предъявите ваши документы, — представившись и отдав честь, произнес старший лейтенант.

— Минуточку.

— Что происходит, Гена? — послышался женский голос, и в прихожую вышла Анна Павловна, сообразившая, что ей следует сыграть роль хорошей знакомой хозяина квартиры.

— Ничего страшного, дорогая, — отозвался не менее сообразительный Остроумов. — Предъяви им свой паспорт.

— Конечно.

Вскоре тоненькие книжечки паспортов уже находились в руках милиционера. Он внимательно осмотрел каждую страницу, а потом вернул документы владельцам:

— Все в порядке. Извините за беспокойство. До свидания.

Стражи порядка с невозмутимым видом двинулись вниз по лестнице.

— Подождите! — воскликнул наблюдавший с нижней площадки за проверкой документов Илья. — Вы не будете их арестовывать?! В квартире надо устроить засаду и ждать появления сообщника с ребенком. Он позвонит по телефону. Надо, чтобы Остроумов сказал, что ждет его!

— Помолчи! — резко остановившись, молоденький милиционер строго посмотрел на мальчика. — Будем считать, что ты просто напутал, а не разыграл нас, иначе у тебя самого случились бы крупные неприятности. Женщину, которую ты называешь няней, зовут не Анна Кравцова, а Вера Никитина, и вообще, документы у обоих в полном порядке.

— Может, это фальшивые паспорта! Подождите, не уезжайте! Надо.

— Заткнись, — предельно кратко сформулировал свою мысль старший лейтенант и захлопнул дверь машины.

Илюша остался один. Он стоял у подъезда дома, в досаде сжимая кулаки, и совершенно не представлял, как ему поступать дальше. Вскоре к мальчику подошли скрывавшиеся поблизости Саша с Аленой.

— Ну, как? Все нормально? — поинтересовались они.

— Нормальней не бывает. Мы раскрыли карты перед преступниками, и теперь они изменят свои планы. Так что положение, хуже не придумаешь.


Пойти на этот отчаянный шаг Анну Павловну заставило только критическое финансовое положение. Они с сестрой не первый год обманывали и обкрадывали нуждавшихся в услугах сиделок и нянь семьи, были вполне довольны своим маленьким «бизнесом», и жили припеваючи, пока на их горизонте не появился Геннадий Остроумов. Этот человек, обладал способностью втягивать других в опасные авантюры, а сам, при этом выходил сухим из воды. В результате сорвавшейся аферы, сестры задолжали ему крупную сумму денег, и теперь вынуждены были отдавать большую часть своих преступных доходов, чтобы хоть как-то уменьшить долг. А недавно Остроумов выставил ультиматум: или они выплачивают все деньги сразу, или идут на похищение ребенка. Понимая, что ждет несостоятельных должников, сестры вынуждены были согласиться украсть малыша из семьи, в которой еще недавно работала Анна Павловна. Зачем преступнику нужен был младенец, женщины старались не думать, уж слишком страшные предположения приходили им на ум. И все же собственная жизнь представляла для них наибольшую ценность, а потому, закончив телефонный разговор с сестрой, Анна Павловна отправилась по знакомому адресу, решив похитить Петьку во время обычной послеобеденной прогулки.

Однако жизнь внесла в ее планы некоторые коррективы. Преступница собиралась отвлечь доверчивого Егора и незаметно забрать ребенка, но, подходя к дому, увидела не его, а совершавшую дневной моцион Анастасию. Не долго думая криминальная няня последовала за женщиной, и к своей великой радости увидела, что беспечная мамаша оставила драгоценное чадо без присмотра. Медлить было нельзя, и пока Анастасия выбирала йогурты и молочные смеси, преступница взяла коляску и покатила ее в сторону метро.

Понимая, что преследование неизбежно, Анна Павловна, при первой же возможности свернула с улицы в один из переулков, разыскивая какой-нибудь безлюдный уголок. Ее трясло от нервного озноба, но она изо всех сил сдерживала шаг, понимая, что бегущая с коляской женщина сразу навлечет на себя подозрения. И вот, наконец, ей удалось скрыться от посторонних глаз в маленьком тупичке между трансформаторной будкой и забором какого-то учреждения. Достав заранее подготовленный для перевозки ребенка саквояж, Анна Павловна извлекла из коляски сонного Петьку. Увидев знакомое лицо няни, он заулыбался беззубым ртом и что-то сказал на непонятном детском языке. Похитительница осторожно переложила малыша в саквояж, оттолкнула в сторону коляску и торопливо зашагала в сторону метро. Первая, самая опасная часть операции осталась позади, и теперь все зависело от того, насколько быстро преступница сумеет ускользнуть из района поисков. Милиция наверняка уже приступила к поискам похищенного младенца, однако Анна Павловна надеялась, что ей удастся незамеченной проскочить на станцию метро и смешаться с толпой пассажиров.

Женщина средних лет с тяжелым саквояжем в руке, не вызывала ни у кого подозрений, но и места в переполненном вагоне ей уступать никто не собирался. А криминальная няня боялась, что малыш проснется от случайного толчка, а потому едва ли ни штурмом захватила свободное местечко, оттолкнув поспешившего занять его долговязого парня.

Путь Анны Павловны лежал на другой конец Москвы, где ее должен был встретить Остроумов и забрать похищенного ребенка. О дальнейшей судьбе маленького Петьки преступница старалась не думать, предпочитая прикидывать дальнейший план ее собственной жизни. После этой истории в столице оставаться было нельзя, а потому сестрам предстояло сорваться с места и начать строить новую жизнь где-то в других краях. Хотелось надеяться, что пообещавший не только простить долг, но и кое-что заплатить за похищение Остроумов, сдержит свое слово, подкинув им деньжат на дорогу и обустройство на новом месте.

А поезд все шел и шел вперед, пересекая под землей Москву, и все дальше увозя малыша от его родителей. Анну Павловну должны были встречать на скамейке у первого вагона, но когда она вышла из поезда на нужной станции, то не увидела знакомых лиц. Это сразу встревожило преступницу, но потом она успокоила себя тем, что прибыла к месту встречи минут на пять раньше условленного срока.

Цифры на табло сменяли одна другую, поезда с грохотом уносились темноту тоннеля, а няня все больше нервничала, каждую минуту поглядывая на часы. Больше всего она боялась, что лежавший в сумке младенец проснется и заплачет. Время кормления неумолимо приближалось, и это означало, что проголодавшийся Петька мог проснуться в любую минуту. А Остроумов опаздывал уже на двадцать минут и, скорее всего, вообще решил не приходить на встречу.

Анна Павловна не находила себе места, ломая голову над тем, как поступить дальше. Оставить саквояж здесь и бежать? Но дежурная по станции уже запомнила ее лицо и после обнаружения ребенка наверняка бы точно описала приметы похитительницы. Бросить малыша на другой станции? Отвезти к себе домой? Прийти в милицию с повинной? Ответа не было, а цифры на табло стремительно сменяли одна другую, приближая неведомую развязку.

— Прошу прощения, мне очень любопытно узнать, кто спрятался у вас в саквояже? — как гром с ясного неба прозвучало над ухом преступницы.

Побледневшая няня, огромным усилием воли заставила себя поднять голову — рядом с ней на скамейке сидела старушка в зеленой фетровой шляпке и ярко-оранжевых перчатках.

— Что? Вы что-то сказали?

— Я смотрю, ваш багаж шевелиться, вот мне и стало любопытно. Я сама настоящая кошатница, очень люблю этих милых зверюшек. Мой кот весит девять с половиной килограммов, а у вас, похоже, тоже крупный экземпляр. Котик или кошечка?

— Кошка.

— Можно посмотреть?

— Нет! — Анна Павловна шарахнулась в сторону, но потом, стараясь сгладить неловкость, криво улыбнувшись, пояснила: — Если расстегнуть «молнию», то назад я свою Мурку уже не затолкаю.

— А. Понятно. Боится в метро ездить?

— Боится.

Старушка в зеленой шляпке намеревалась продолжить разговор, но подошедший к платформе поезд уж открыл свои двери, приглашая пройти внутрь. Любительница кошек растерялась, а потом все же решила ехать своей дорогой. Пожелав что-то хорошее случайной знакомой, она скрылась в вагоне. Анна Павловна вздохнула с облегчением, и тут только заметила, что в кармане куртки настойчиво звонит телефон.

— Да!!! Слушаю! — она судорожно прижала трубку к уху. — Слушаю!

— Встреча переноситься, — без предисловий сообщила сестра. — Поезжай домой. Товар останется у нас до утра.

— Товар? Ах да, товар… Но почему? Его нельзя к нам вести! Надо встретиться, обязательно. Или я оставлю его где-нибудь.

— Позже! Я не могу больше говорить. Просто приезжай домой с товаром. Это все.

— Но.

Где-то на другом конце Москвы повесили трубку. Анна Павловна с тревогой посмотрела по сторонам, потом перевела взгляд на время от времени шевелившийся саквояж — без сомнения, Петька мог проснуться в любую минуту и устроить грандиозный «концерт». Подхватив Петькину «колыбель», криминальная няня торопливо пошла к выходу из метро. Она никогда не бывала в этом районе, все вокруг казалось чужим и незнакомым, но женщина все же торопливо пошла по улице, надеясь найти поблизости укромное безлюдное место. Дверь одного из подъездов большого домов оказалась открытой, словно приглашая войти внутрь.

— Сейчас, сейчас. — бормотала она, поставив саквояж на подоконник и непослушными руками расстегивая «молнию». — Я тебя накормлю, малыш.

Петька невозмутимо улыбался. Анна Павловна достала бутылочку, в которой плескалась молочная смесь с разболтанным в ней снотворным.

— Кушай, Петенька, кушай.

Малыш зачмокал, а потом, не выпуская соску изо рта, тихонько заснул. Застегнув саквояж, преступница заторопилась к метро. Ей предстояло отвезти украденного ребенка к себе домой и дожидаться там дальнейшего развития событий.

Глава восьмая Дерзкий план спасения

Илюша, как впрочем, и его новые друзья, не привык отступать перед трудностями, особенно если дело касалось жизни и благополучия другого человека. Маленького Петьку следовало спасти любой ценой, причем теперь сыщикам-любителям следовало действовать самостоятельно, более не рассчитывая на помощь милиции. «Военный совет» проходил тут же во дворе, неподалеку от дома Остроумова.

— Неподалеку от метро нашли Петькину коляску, — сообщил Илья, закончив разговаривать по телефону с Егором. — Из этого можно заключить, что похититель не имеет машины, и решил воспользоваться подземкой.

— Это логично, — откликнулся присевший на спинку скамейки Саша. — В метро легче затеряться, к тому же там нет пробок. Но, на мой взгляд, для нас сейчас самое важное понять, кто является третьим участником банды. Если мы сумеем угадать характер этого человека, то сможем прогнозировать его действия. Скажи, Илья, если бы ты планировал похищение, кому бы ты поручил украсть ребенка?

— Няне. Она знает распорядок дня, к тому же малыш не испугается и не станет плакать, когда окажется в ее руках, — не задумываясь откликнулся мальчик.

— Именно так, но почему-то няня предпочла остаться с Остроумовым, поручив это дело кому-то еще.

Продрогшая до костей Алена не могла оставаться на месте, энергично прохаживаясь и прыгая возле скамейки, на которую взгромоздились ребята. Казалось, замерзшая девушка уже не могла вникать в интеллектуальную беседу двух сыщиков, но внезапно, она прекратила свои спортивные упражнения и, став у скамейки, произнесла небольшой монолог, сильно впечатливший ее слушателей:

— Знаете, ведь Петьку действительно украла няня, это совершенно точно! Мне с самого начала не давала покоя мысль, почему эта женщина так странно себя вела, почему она не узнавала меня при встрече, почему с невероятной скоростью перемещалась по городу, и вообще, почему при проверке она предъявила паспорт на имя Веры Никитиной. Этот документ не подделка, она и впрямь Вера Павловна Никитина, сестра-близнец нашей «доброй няни» Анны Павловны Кравцовой! Близнецы могут подстроить алиби, могут спокойно дурить людей, короче, им очень удобно заниматься преступной деятельностью. Все это время мы следили за Верой Павловной, в то время как Аннета похищала малыша!

Илюша только присвистнул, а Саша с удивлением и уважением посмотрел на свою сестренку. Хотя Алена была старше его на три года, он считал ее легкомысленной несерьезной особой, мало способной к серьезным логическим умозаключениям. И вот теперь Алена оказалась права, и ее догадка соединяла воедино разрозненные кусочки головоломки, делала все простым и понятным.

— Но если это так, — после недолгого раздумья заметил Саша, — то ребенок, скорее всего, находиться у нее дома. После нелепого визита милиционеров Остроумов наверняка затаился и лег на дно, решив дождаться более подходящего момента для встречи с сообщницей. Можно было бы предположить, что няня вообще попытается избавиться от ребенка, подбросив его где-нибудь на станции метро, но, похоже, сестры слишком запутались в долгах, чтобы отказаться от своего плана.

— Значит, нам надо ехать к ним домой! — оживилась Алена.

— А потом вызвать милицию, которая начнет проверять документы, и прочее, прочее, прочее.

— Но как же нам быть?!

Сыщики замолчали. Ситуация действительно складывалась парадоксальная: с одной стороны они знали, где, скорее всего могут находиться преступница и ребенок, но с другой стороны не было никакой гарантии, что эта ценнейшая информация окажется востребованной. Илюша нахмурился, сосредоточенно рассматривая мокрый потрескавшийся асфальт дорожки у себя под ногами. План, пришедший ему в голову, был дерзким и трудно выполнимым, но, похоже, именно он, мог избавить Петьку от неприятностей. Избавить, если, конечно, малыш действительно находился в квартире сестер-близнецов.

— Есть одна идея, — наконец задумчиво произнес он. — Может, она сработает, но подстраховаться и позвонить в милицию все равно придется. И я знаю человека, который сможет объяснить им все по-серьезному.

Илья имел в виду свою маму. Вообще, она очень не одобряла детективных увлечений своего сыну, но в трудную минуту могла придти на помощь, правильно оценив ситуацию и выслушав маленького сыщика, когда никто другой уже не хотел его слушать. Мальчик повертел в руках мобильник — аккумулятор был почти разряжен, а разговор мог получиться весьма долгим. И все же он набрал домашний номер:

— Мам, привет, я буду с тобой коротко говорить, а то батарейка в телефоне на последнем издыхании, — сообщил он и сразу перешел к сути дела.

Марина обреченно слушала своего сына, понимая, что никакими силами мальчика уже не переделать, и он все равно станет лезть в чужие дела в поисках справедливости.

— Мам, только ты можешь все объяснить милиционерам, ведь людей моего возраста они всерьез не воспринимают. А от этого зависит судьба малыша, маленького Егоркиного братика. Мы просто обязаны ему помочь! Обязаны! Помнишь, тогда, в Анапе, когда я понял, что Вике грозит опасность, я попросил тебя вмешаться в это дело, и в результате мы предотвратили похищение.

— Мальчики, девочки. Ты всех спасаешь, специалист по похищенным детям. — Марина печально вздохнула. — Хорошо. Я позвоню в милицию, все объясню, но при одном усло…

— Мам, батарейка на исходе. Я ничего не слышу!

Телефон отчаянно ойкнул и замолчал, прикинувшись камешком. По-правде сказать, Илюша даже обрадовался этому обстоятельству, поскольку хорошо представлял, что за условие собиралась выдвинуть мама. Наверняка она хотела, чтобы ее сын немедленно вернулся домой, а это совершенно не входило в его планы.

И вот теперь, когда страховка была вроде бы обеспечена, трое молодых сыщиков покинули двор Остроумова и направились в тот район города, где проживали криминальные сестры.


Давно стемнело, и даже днем казавшийся неуютным двор старого дома теперь и вовсе выглядел зловещим. Однако если в первой половине дня здесь не было ни души, то сейчас появились какие-то личности — жильцы возвращались домой с работы, выгуливали собак, а представители более молодого поколения просто бродили по двору, не зная чем бы заняться.

Воспользовавшись подходящим случаем, детективы решили выяснить у соседей дополнительную информацию о сестрах. Опрашивать жильцов взялась Алена, и начала она с пожилой дамы выгуливавшей на тоненьком поводке перепачканного, как половая тряпка пекинеса.

— Нет, Анна Павловна здесь не часто бывает, — охотно рассказывала владелица собачки, одновременно оттаскивая своего питомца от очередной грязной лужи. — То ли у нее работа, то ли семья, но видятся сестры редко.

— Я слышала, сестра Анны Павловны попала в больницу.

— Вот как? Не в курсе. Между нами говоря, разобраться кто из женщин Анна, а кто Вера, вообще никто не может.

— Неужели они так похожи?

— Одно лицо. Их постоянно путают.

— Понятно, — проговорила Алена, очень довольная тем, что ее догадка блестяще подтвердилась. — А сейчас кто-нибудь из сестер дома?

— Одну я видела точно, не так давно она пришла откуда-то с большим саквояжем. Наверное, Вера из больницы вернулась, — предположила хозяйка пекинеса. — А что вы, собственно от них хотите?

— Анна Павловна работала сиделкой у моей бабушки, и после ее ухода возникли кое-какие проблемы.

— Сиделкой? Никогда бы не подумала! Впрочем, эти сестры такие скрытные. Вроде бы разговорчивые, любезные, а чем занимаются, не известно.

Пекинес потянул хозяйку к следующей луже, а Алена вернулась к друзьям. Информация о большом саквояже, их обрадовала, поскольку сыщики не сомневались, что в нем и находиться похищенный ребенок.

— Ну что ж, начнем, — серьезно сказал Саша и посмотрел на часы. — Удачи всем.

— Удачи, — откликнулись Илья и Алена, которым предстояло выполнить самую сложную часть операции.

Саша остался во дворе, а мальчик и девушка украдкой прошмыгнули в мрачный подъезд большого старого дома. Поднявшись на шестой этаж, они прошли в захламленный коридорчик, ведущий к шестьдесят третьей квартире. Илюша спрятался за полувыброшенным бесхозным буфетом, стоявшим возле самой двери, а Алена решительно нажала на кнопку звонка.

— Девушка, вам кого? — на пороге возникла Вера Павловна, не знавшая Алену в лицо.

Девушка прекрасно поняла, с кем имела дело, но это уже не представляло особого значения.

— Анна Павловна, мы должны серьезно переговорить, — решительно произнесла она, делая вид, будто приняла вторую сестру за Аннету. — После вашего ухода я обнаружила пропажу нескольких ценных вещей, а кроме вас взять их было некому.

— Что вы говорите?!

— Правду! Пропустите меня в дом, я должна осмотреть квартиру!

— Вы не имеете права!

— Пропустите!

— Нет!

— Верните мне мою вазочку Императорского фарфорового завода!

Войдя в роль ограбленной хозяйки антиквариата, Алена действовала напористо и решительно, всем своим видом давая понять, что хочет любой ценой прорваться в квартиру. Преступницу такой поворот событий естественно, абсолютно не устраивал, а потому, выйдя из квартиры, она начала незаметно оттеснять юную скандалистку к лифту.

— Пропустите! Там моя любимая вазочка! — кричала Алена, незаметно, шаг за шагом отступая назад, и тем самым, выманивая из «логова» преступницу. — Пропустите!!!

Наблюдавший за всем этим фарсом из-за буфета Илья понял, что пришел его черед действовать и незаметно проскользнул в приоткрытую дверь. Теперь мальчику предстояло найти в квартире преступниц ребенка и тайно вынести его на свободу. Чутье не обмануло сыщика — Петька находился в самой дальней комнате и сладко в расстегнутом саквояже. Схватив тяжелую «колыбель», Илюша стремглав помчался в прихожую.

— Стой! — вышедшая из кухни Анна Павловна, встала на его пути, загородив входную дверь собственным телом. — Детей воровать не хорошо. Разве этому тебя в школе не учили?

Понимая, что из квартиры ему не выбраться, мальчик на секунду замешкался, а потом, не выпуская из рук саквояжа, метнулся в ванную комнату. Няня ринулась следом, но было уже поздно — Илюша заперся прямо перед ее носом. Послышалась сильные удары, однако женщина явно не могла вышибить дверь, по-старинке запиравшуюся на массивный шпингалет. Осторожно поставив свой бесценный груз на стиральную машину, Илюша перевел дыхание. В данный момент он находился в относительной безопасности, однако выбраться из ванной комнаты ему бы все равно не удалось. А в телефоне давно сели батарейки и Илья не мог никому рассказать о том, в какой ловушке он очутился.


Звонкий голосок сестренки долетал до первого этажа. Саша усмехнулся — в случая необходимости Алена могла разыграть настоящий спектакль с грандиозным шумовым оформлением. Впрочем, хотя ситуация смахивала на фарс, поводов для беспокойства у студента имелось предостаточно. Конечно, немолодая женщина вряд ли могла причинить вред его бойкой сестре, но с другой стороны, кто знал, как могла повести себя в критической ситуации загнанная в угол преступница? Подумав, что представление затянулось, дежуривший у подъезда Саша уже собрался подняться на шестой этаж, как вдруг заметил появившегося во дворе коренастого мужчину с быстрой походкой. Без сомнения, это был Остроумов. Студент узнал его мгновенно, хотя и видел преступника только краем глаза, в то самое время когда, спрятавшись за балконной перегородкой, записывал разговор сообщников. Похоже, Геннадий Остроумов не выдержал ожидания, и решил рискнуть, лично отправившись за ребенком. По всей вероятности, таинственные зарубежные партнеры посулили ему такую крупную сумму денег за малыша, ради которой он готов был на любой риск. Саша понял, что, услышав шум в подъезде, преступник не рискнет подниматься к сестрам и раствориться в ночи, не оставив следов. Следовало каким-то способом задержать Остроумова до приезда милиции. Но как? Увы, мозг у Саши был развит намного лучше мышц, приемами восточных единоборств он не владел, да и вообще физической силой не отличался. Зато у парня был хорошо подвешен язык.

— Здравствуйте, — шагнул он навстречу Остроумову. — У меня к вам крайне выгодное коммерческое предложение.

— Что? — оторопел занятый своими проблемами преступник.

— Я хочу предложить вам по смешной цене системный блок с процессором Пентиум 4, с материнкой.

— Отстань!

Но Саша и не думал отставать. Он сыпал жаргонными словечками, описывая свой несуществующий товар, и вертелся перед Остроумовым словно муха, не давая преступнику ступить и шагу. А в это время темень двора рассек свет фар двух милицейских машин. Сообразив, что разоблачение близко, преступник предпринял неожиданный шаг:

— Товарищи милиционеры идите сюда! Избавьте меня от этого спекулянта!

— Что происходит? — отделившись от группы своих коллег, направлявшихся к подъезду, спросил один из стражей порядка.

— Этот парень чокнутый, — попытался стряхнуть вцепившегося в его руку Сашу Остроумов. — Он пытается мне что-то продать и, судя по тому, с каким энтузиазмом он это делает, вещь краденая. Задержите его.

Не успел студент и глазом моргнуть, как почувствовал на своих плечах хватку здоровенных рук, а спустя мгновение его уже заталкивали в милицейскую машину.

— Не меня! Его! Его задержите! — отчаянно крикнул Саша. — Этот человек повинен в похищении ребенка!

Нервы у преступника не выдержали, крик парня подстегнул его словно бичом, и он метнулся в темноту двора, надеясь скрыться в мрачном лабиринте старых переулков.

Дальнейшие события развивались стремительно и непредсказуемо, завертевшись, словно сумасшедшая карусель. Кто-то из стражей порядка бросился вдогонку за убегавшим мужчиной, кто-то объяснялся с Сашей, кто-то уже собирался войти в подъезд, но так и не успел это сделать, поскольку дверь дома распахнулась, и во двор выскочили две похожие друг на друга, как две капли воды женщины.

— Стойте! Стойте! — кричала во весь голос выбежавшая следом за ними растрепанная девушка. — Стойте, вас все равно арестуют!

Именно этого и боялись сестры преступницы. Увидев ворвавшегося в дом Илюшу, и сообразив, что их с сестрой арест неизбежен, Вера мгновенно приняла решение податься в бега. Она только успела сунуть в карман все имевшиеся наличные деньги, накинула пальто и выскочила из дома. Бегство в неизвестность страшило, но все равно это было лучше, чем коротать дни на тюремных нарах. Анна, не раздумывая, последовала за сестрой, однако на их пути встала бесстрашная Алена. Оттолкнув девушку, сестры бегом спустились по лестнице, прямо в руки поджидавших их милиционеров.

Однако на этом кутерьма во дворе старого дома не закончилась. Милиционеры, подозреваемые и свидетели еще находились возле машин, громко, перебивая друг друга, доказывали свою правоту, как вдруг из подъезда донеслись громкие вопли проголодавшегося младенца. Все участники странного происшествия, как по команде повернули головы в ту сторону и увидели вышедшего из дома Илюшу с саквояжем в руке.

— Вот он! — внезапно закричала криминальная няня, указывая на мальчика. — Вот! Этот противный мальчишка украл у своего приятеля ребенка, а я отправилась за ним, чтобы выручить малыша. Я ни в чем не виновата! Это все он! Он!

Шум поднялся невероятный, и милиционеры, дабы не ломать голову нал тем, кто же, собственно говоря, является жертвой, а кто преступником, затолкали в машины всех участников событий. Последним посадили так и не сумевшего удрать Остроумова, который все продолжал твердить о спекулянте, пытавшемся продать ему какой-то системный блок.

Эпилог

Наконец-то в город пришла зима. За день выпала месячная норма снега, ударили крепкие морозы, и январь стал похож на самый обычный январь, словно и не было до неприличия затянувшейся осени. Погожим морозным деньком на площадке, где еще недавно находились развалины пятиэтажки, а теперь сверкали на солнце белоснежные сугробы, гуляли двое мальчишек. Один из них не расставался с громоздкой темно-синей коляской, в которой сладко посапывал малыш, а второй выгуливал сразу двух собак — энергичную немецкую овчарку и небольшую черную дворняжку с желтыми глазами.

Все неприятности остались позади, преступники не ушли от наказания, а Егор был полностью оправдан в глазах родителей. Правда они категорически отказались от услуг няни, и теперь, как и прежде с малышом гулял старший брат, однако это ничуть не огорчало Егора. Жизнь снова налаживалась, но, пожалуй, самой счастливой из всех чувствовала себя бродячая собака Чернышка, неожиданно обретшая настоящий дом и хозяев. После того, как собака спасла от верной гибели Илью, на семейном совете было принято решение «удочерить» Чернышку и этот справедливый вердикт поддержали все, включая Верта и кота Чу-Чу.

— Эх, Чернышка, тебе еще многому надо учиться. Например, бегать за палочкой. Смотри, как это делает Верт, — произнес Илья и как мог далеко швырнул тяжелую ветку. Потом повернулся к Егору, продолжая прерванный разговор. — Вот, Слон, я и подумал, что быть хакером очень здорово. Посуди сам: любая информация тебе доступна, любое расследование — по плечу.

— Круто, — согласился Егор. — Только сложно.

— Ничего, может Саша меня чему-то научит. Мы ведь с ним подружились, по Интернету переписываемся.

— Эх, если бы ни Саша с Аленой, мы бы без Петьки остались, а меня бы всю оставшуюся жизнь вором считали. Ты им привет передай от меня, обязательно.

— Непременно.

Подбежавший к мальчишкам Верт вновь прервал их разговор, сунул в руку Егора обледеневшую палку, предлагая продолжить игру.


Оглавление

  • Глава первая Чудесное перемещение полтинника
  • Глава вторая Сыщик-любитель Верт
  • Глава третья Визит фальшивой блондинки
  • Глава четвертая Тайна «Доброй няни»
  • Глава пятая Несправедливо обвиненный
  • Глава шестая Пленник зловещих развалин
  • Глава седьмая По следу злоумышленницы…
  • Глава восьмая Похищение младенца
  • Глава восьмая Дерзкий план спасения
  • Эпилог

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...