Тень, что внутри (fb2)

- Тень, что внутри (пер. Екатерина Гинина, ...) (а.с. Вавилон 5-7) (и.с. babylon 5-7) 844 Кб, 227с. (скачать fb2) - Джин Кавелос

Настройки текста:



Джин Кавелос Тень, что внутри

Посвящается моей маме.

НОЯБРЬ 2256 ГОДА

Настоящее и прошлое, возможно, являются частью будущего, а будущее содержится в прошлом.

Т. С. Элиот

Глава 1, в которой Анна Шеридан случайно оживляет странный механизм

Опершись локтями о стол и положив подбородок на сжатые кулаки, Анна Шеридан изучала артефакт, лежавший перед ней. Он был около пяти дюймов в длину, не более трех дюймов в ширину и примерно три дюйма в высоту. С одной стороны артефакт был изящно закруглен, что очень напоминало голову, и Анна именно так стала думать об этом конце, а с другого конца он заострялся — почти как хвост. Поверхность предмета пятнисто-серого цвета своей странной упругостью напоминала кожу. Разнообразные оттенки серого цвета не сливались друг с другом как у живых существ, а образовывали небольшие сегменты, что создавало ощущение какого-то механизма. Его форма наводила на мысль о чем-то органическом, живом, но тесты показали, что здесь представлена смесь органики и механики. Этот предмет — мышь, как она его назвала, — был первым образцом доселе неизвестной биомеханической технологии.

Она постаралась не думать о том, что получит Нобелевскую премию сразу после завтрака. Находка не принесет никакой пользы, если она не выяснит, как функционирует устройство и как можно использовать эту технологию. Анна протестировала и просканировала предмет всеми способами, какие смогла вспомнить, и, хотя в результате тестов в ее распоряжении оказалось невероятное количество данных, они ни на йоту не приблизили ее к пониманию, для чего предназначено это устройство и как им управлять. Она уже испробовала все известные ей — от примитивного нажима до хитрого изменения внешних условий вокруг предмета, но предмет оставался неподвижным и безжизенным.

Она взяла мышь в руки, почувствовав слабое тепло в ладони. Кожа мыши походила на кожу безволосой кошки доктора Чанга. Она слегка пахла чем-то, похожим на анчоусы, которые так нравились ей и которые так ненавидел Джон. Но этот запах был более слабым и тонким. Она почти ощущала жизнь в своей руке, как будто держала спящую мышь. Анна восхищалась простыми и гладкими очертаниями, которые сочетались со сложным внутренним скелетом. Она представила, как внутри размеренно и спокойно бьется ее сердце, мозговые волны совершают повторяющиеся колебательные движения. Она представила электроны, бегущие по сверхпроводящему металлу.

Потом Анна заметила, что сероватая окраска на спинке мыши начала мерцать, переливаться. Она поднесла руку поближе к лампе. Сегменты изменяли свою окраску: один участок кожи теперь стал светло-серым, потом — цвета древесного угля, а потом — средне серого цвета. Весь узор создавал ощущение медленно ползущих по спине мыши пепельных полосок. Казалось, устройство включилось.

Она была так красива, так элегантна. Вспышки нейронов, ответы микросхем, образующиеся узоры. И пульсируя, она, живая, дышащая, выполняла свое предназначение, создавая свою песню, ритмичный марш, зовущий к единственной цели, сфокусированный и нарастающий. Она была машиной, и машина была вселенной. Она тьмой нависала с купола небес, — вечный, могущественный, совершенный механизм, никогда не устающий, никогда не замедляющийся. Идеальная грация, идеальное управление, форма и содержание, слитые в неразрывную цепь. Повторяющаяся, замкнутая вселенная, цель которой начертана на соединениях нейронов и в темных крошечных пустотах, и цель эта, подобно тени, пульсировала в самом сердце машины. Жизнь Анны принадлежала машине. Она любила машину.

Анна уронила мышь на стол и вскочила с кресла. Что-то произошло. Мерцание серых сегментов замедлилось и прекратилось. О чем она думала? Чужие мысли. Мысли мыши. Мышь мысленно разговаривала с ней. Мышь — это преданное орудие, и передавала любовь к своей работе. И чуть не втянула ее в этот процесс.

Анна отпрянула от стола, ее сердце бешено стучало. Мышь спокойно лежала в круге света от настольной лампы. Если взять мышь в руки и сосредоточиться на ней, то можно каким-то образом включить ее. Как же она сумела так легко забыться? На несколько мгновений она забыла о том, кто она, где она, и даже что она такое. Ее поглотили чужие мысли, она была заворожена этой машиной. Машина овладела ее разумом.

Страх постепенно улетучился, когда она поняла, какой прорыв ей удалось совершить. Она включила устройство, сделанное по совершенно неизвестной технологии, которое пролежало без действия более тысячи лет. Но что именно его включило и как она сможет его изучать, если любой контакт с ним подчиняет ее волю воле устройства?

Постукивая рукой по ноге, Анна пересекла лабораторию и подошла к окну, изредка бросая взгляды на мышь. На улице начинался снегопад, густые хлопья стучали по окнам Женевской городской больницы, расположенной на другой стороне широкого бульвара. Тремя этажами ниже, на улице, утренний час пик был в самом разгаре. Ей удалось избежать этой толчеи, так как она пришла на работу рано утром после бессонной ночи, чтобы заняться изучением мыши. Потенциально мышь была величайшей находкой из всех, когда-либо сделанных ею, но, если она сейчас не сможет разобраться как это устройство работает, то находка окажется бесполезной.

Три месяца назад Анна вернулась с раскопок, проводимых по инициативе Межпланетных Экспедиций (IPX) на Тета Омега 2 — планете, расположенной вблизи границ освоенного космоса. Под руководством доктора Чанга, ее давнего наставника из Чикагского университета, они обнаружили останки расы, называвшей себя джи/лай — боковой ветви бракири. Хотя, судя по артефактам, их культура завораживала, она мало интересовала IPX, поскольку корпорации в основном были нужны необычные кристаллиновые камни, которые джи/лаи использовали в качестве источников энергии. Когда она и другие археологи выяснили, что камни были нужны джи/лаям именно для производства энергии, они передали собранную информацию инженерам. А ей и другим специалистам-археологам оставалось лишь развлекаться — по крайней мере, с точки зрения представителей IPX.

Интересы руководства по отношению к археологии были очень точно выражены в девизе корпорации: «Изучение прошлого ради лучшего будущего», но только до тех пор, пока это лучшее будущее было лучшим для корпорации. Или, как любил выражаться один из ее коллег, Фаворито: «Эксплуатация прошлого ради наибольшего барыша». Если они не могли использовать найденное, обменять или продать его, то они теряли к нему всякий интерес. Но, когда дело доходило до организации крупных экспедиций на далекие планеты, позволить себе это могла только IPX. Как Анна оправдывала свою возрастающую занятость в IPX перед мужем, Джоном: «Если имеешь дело с дьяволом, то все хорошо, пока ты вольнонаемный».

И пока внимание начальства было обращено на кого-то еще, Анна чувствовала себя хорошо. Так она сможет спокойно доработать срок своего контракта с IPX. Потом она планировала на год вернуться в Массачусетский университет (MIT), где ее мешковатый вязаный свитер, штаны цвета хаки и неровно зачесанные волосы не выглядели столь чуждыми, как в IPX. Она могла бы преподавать некоторое время и вернуться к серьезным исследованиям, которые позволили бы ей полностью окунуться в давно исчезнувшую инопланетную культуру.

Большинство знакомых не понимало ее настойчивого желания узнать о том, о чем думали и как жили инопланетные цивилизации. Джон пытался, хотя, несомненно, он был человеком, живущим настоящим. Ее родители ценили выгоду, которую приносило изучение инопланетных технологий. Но большинство не-археологов не понимали, что благодаря своей профессии она путешествует во времени и пространстве, меняя тела, открывая древние тайны, находя сходство с расами, кардинально отличавшимися от ее собственной, и выясняя, как все эти различные расы пытались найти ответы на одни и те же вопросы, справиться с теми же самыми проблемами: откуда мы пришли, куда идем и в чем смысл жизни. Возможно, когда-нибудь она найдет для себя ответы на эти вопросы.

Ее специализацией были орудия труда и инструменты, их предпочитала большая часть археологов. И когда два дня назад она закончила отчет, посвященный орудиям культуры джи/лаев, она вспомнила, что на одной полке находятся артефакты, которые она до сих пор не проверила. В компьютере они числились в категории «Разное», этот термин обозначал у археологов слишком маленькие предметы, которые было трудно идентифицировать, или те, чье назначение было непонятным. Обычно это были необработанные объекты природного происхождения, найденные в местах раскопок. Во время раскопок на Земле, к примеру, галька или желуди, которые не были использованы людьми и не были ими обработаны, тоже включили бы в «Разное».

Но она стремилась к совершенству и, как любил шутить Чанг: «не могла оставить неперевернутым ни один камень». Так что она не поленилась сходить на склад и проверить эту полку. Большинство предметов выглядели как обычный мусор, хотя, после тщательной проверки каждого кусочка, она нашла с десяток таких, которые требовали дальнейшего изучения. В частности, ее очень заинтриговали три предмета.

Вернувшись в лабораторию, она принялась за их изучение. Они походили на высохшие кукурузные початки, два предмета — совершено сухие, а третий — не до коца. На первый взгляд они походили на растения с Тета Омеги 2, вероятно, именно поэтому их поместили в «Разное», однако при дальнейшем изучении ошибка в описании стала очевидной. Чем больше она их изучала, тем более они казались ей похожими на животных. Их верхний покров был тонким и нежным, как кокон бабочки, с переливающимся окрасом. Она решила провести еще несколько тестов, прежде чем отдать эти предметы Черлстейну, антропологу экспедиции.

Первое сканирование выдало противоречивые результаты: предмет внутри скорлупки обладал одновременно органическими и механическими характеристиками. Она повторила сканирование и получила точно такие же результаты. Анна долго изучала бессмысленные данные, перебирая в уме все варианты. У джи/лаев не было ничего, подобного этому. Эти предметы были гораздо совершеннее, чем все, созданное этой расой, гораздо совершеннее созданного и другими расами. Структура РНК показала, что митохондрии объектов не имеют ничего общего с микроорганизмами Тета Омеги 2. Эти предметы пришли с другой планеты, из другой культуры. Заставив себя сесть и глубоко вздохнув, она провела последнее сканирование, которое обнаружило внутри оболочки плотную структуру. Внутри двух сморщенных оболочек было нечто, похожее на сломанные и перемешанные останки квази-скелетов. Внутри третьей оболочки оказался сложный, изящный скелет, имеющий странную структуру и необычный по разнообразию размеров и плотности набор костей. Ни один скелет с различных планет из тех, которые ей доводилось видеть, не был похож на этот. Его сложная и необычная форма оставляла ощущение чего-то искусственного. И он выглядел совершенно нетронутым.

Тогда она, крича и размахивая результатами теста, побежала в кабинет доктора Чанга.

Он был так же как и она возбужден этим открытием, она увидела это по торопливости его походки, резкости жестов, чего она не наблюдала с тех пор, как около десяти лет назад он оставил университет, посвятив все свое время работе на IPX. «Время пожинать заслуженные лавры», — шутил он тогда.

Вчера она вскрыла три кокона, которые, очевидно, являлись защитными оболочками. В двух сморщенных коконах оказались остатки квази-скелетов, а в последнем она обнаружила мышь. Вместе с Чангом и группой случайных зрителей она прогнала серию тестов. Результаты скорее принесли больше вопросов, нежели дали ответов. Поздно ночью, после того как Чанг ушел, она продолжила изучать мышь. Она пыталась понять, что это такое: биомеханическое устройство или биомеханическое существо. Тесты показали наличие у объекта пульса и рудиментарной системы обмена веществ. Она также отметила низкий уровень электрической активности, что наводило на мысль о квази-мозговых волнах, однако мозговые волны были идеально гармоническими и имели одинаковую амплитуду и частоту. Ни одно из известных науке существ не обладало простым и идеально правильным мозговым излучением: постоянные частоты и амплитуды характеризовали искусственно созданные устройства. К тому же, волны исходили из всех точек объекта, как из обычного электронного устройства, а вовсе не из ограниченной области внутри предмета. Отдельные компоненты содержали органические вещества, а другие были сделаны из неизвестного сверпроводящего металла. Плюс набор микропроцессоров, вкрапленных в скелет наподобие бляшек. Источник энергии мыши оставался загадкой.

Зачем высокоразвитой расе создавать подобное устройство? Если это был своего рода инструмент, то она не могла понять, как он работает. На нем не было явных элементов управления или механизмов. Она не знала, что оно может делать. Работая с артефактами таких своеобразных культур, она всегда пыталась заставить себя думать так, как думал бы инопланетянин. Понемногу она собирала информацию — как они готовили пищу, как они строили укрытия, — пока не воссоздавала их мировоззрение, стиль жизни. Таков был ее метод: изучать сохранившиеся артефакты, по ним делать выводы о культуре, оставившей их, воссоздавать поведение инопланетян, их образ мышления. Но в данном случае у нее были всего три артефакта, по которым надо было сделать вывод о целой культуре. Это походило на попытку сделать вывод о том, что находится в темной комнате по тому участку, который она могла разглядеть в луче света карманного фонарика. И, если ей не удастся достичь в ближайшем будущем каких-нибудь результатов, она знала, что IPX отдаст мышь кому-нибудь еще. Запланированный трехнедельный отпуск по случаю годовщины свадьбы, который начинался завтра, заставлял ее еще сильнее торопиться.

Анна отвернулась от окна. Мышь по-прежнему лежала в круге света под лампой, точка спокойствия в центре того тайфуна, который она называла своей лабораторией. За последние два дня беспорядок в лаборатории превратился в едва контролируемый хаос. Результаты тестов валялись перед ней на рабочем и лабораторном столах, на лабораторном также лежали три герметичных контейнера, содержащих остатки псевдо-скелетов и кокон от мыши, которые дожидались ее внимания. Оборудование для тестирования громоздилось по всей стойке вдоль левой стены. Она позаимствовала его в других лабораториях. Несколько электронных блокнотов, из которых только один принадлежал ей, и справочники, которые она вытащила из книжного шкафа, стоявшего рядом с дверью. Около правой стены находился изолирующий бокс и панель управления им, а на краю панели, рядом с россыпью непомеченных инфокристаллов, притулился ее персональный компьютер. Едва ли это соответствовало строгому имиджу корпорации, о котором так часто упоминал Чанг. Но она знала, где что лежит, и она добивалась результатов. Обычно. Но по каким-то причинам, после своего большого прорыва она медлила. Мысли мыши, такие отчетливые и такие сильные, потрясли ее. Забыться настолько, даже на несколько секунд, было ужасно. И она чувствовала, что мышь работала на минимальном уровне активности, проснувшись всего на несколько мгновений. На что же она способна, когда будет включена на полную мощность?

Она вернулась к столу. Если ее прикосновение активировало мышь, тогда она сможет воссоздать параметры свого касания, будет проверять варианты до тех пор, пока не найдет то воздействие, которое включило ее. Она взяла со стола два бумажных листа и одним листом перекатила мышь на другой. Взяв бумагу с двух сторон, она отнесла мышь в бокс и герметично заперла его.

Когда мышь была изолирована, Анна села за консоль бокса, откуда она могла наблюдать за артефактом через окно и моделировать различные условия внутри. Она воссоздала температуру своей руки. Воссоздала химический состав и жирность своей кожи, пульсацию крови, электромагнитное поле собственного тела. Но все было напрасно. Окраска мыши оставалась неизменной.

Она подняла температуру на десять градусов, что было гораздо выше температуры ее руки. Подождала. Никаких изменений.

Позади нее раздались тяжелые шаги Чанга.

— Я получил ваше послание. Есть какие-нибудь успехи? — его голос звучал иначе, чем вчера, как будто растущий прагматизм и осторожность последних десяти лет внезапно удвоились за одну ночь. Энтузиазм, который звучал вчера в его голосе, теперь сменился невыразительным нейтральным тоном служащего корпорации.

Привычным толчком ноги развернув кресло, Анна отвернулась от панели управления и окна бокса.

За все годы их знакомства доктор Чанг внешне почти не изменился: прекрасно уложенные седые волосы, невысокий, плотный, морщинки вокруг глаз и рта, показывающие на то, что он много времени проводил на свежем воздухе. Ей больше всего нравились его руки: покрытые мозолями, которые являлись почетными знаками на поприще археологии, до сих пор грациозные в движении. Ее собственные руки тоже загрубели — это было неизбежным при ее профессии, — но должны пройти многие годы, чтобы они стали похожи на руки доктора Чанга. Главная перемена в нем за эти годы заключалась в слегка округлившемся брюшке, да в радикальной смене одежды, после того, как он стал работать на IPX и принял их стиль. Она до сих пор не привыкла видеть его в сшитом на заказ костюме и кожаных туфлях с кисточками. Ему больше подходила грубая полевая одежда. Хотя сегодня он выглядел съежившимся, со впалой грудью и расслабленной линией губ, как будто он потерял контроль над своим телом.

Она подумала, что ей стоит приободрить его.

— Сегодня утром мне каким-то образом удалось включить мышь, когда я держала ее в руке.

— Да? — сказал он, и его вопрос звучал больше похожим на утверждение. — Как это случилось?

Он наклонился вперед и устремил взгляд на мышь, лежавшую на дне бокса.

— Что-то не так? — спросила она.

— Что? Нет, — он выпрямился. — Просто я мало спал этой ночью.

— Я тоже, — улыбнулась Анна. — Я пришла сюда ни свет ни заря, а когда держала мышь в руке, цветные узоры на ней начали мерцать.

Он сел около нее к панели управления, его голос потеплел.

— Невероятно, Анна. Так чем же ты сейчас занимаешься?

— Пытаюсь воссоздать параметры моей руки, чтобы выделить то воздействие, которое активировало мышь. Но ничего не получается.

Она показала ему на мониторе все варианты, которые успела применить. Глаза Чанга скользнули поверх них.

— Ни один из этих вариантов не дал такого же эффекта, как твое прикосновение.

— Нет.

Он повернулся к ней.

— Ты что-то не договариваешь.

Анна похлопала рукой по ноге. За окном внутри бокса лежал предмет, спокойный, как спящая мышь.

— Этим утром, когда я взяла ее в руку, когда узоры начали двигаться, я что-то почувствовала. Я почувствовала, что оно думает. Оно телепатически общалось со мной.

— Значит, ты думаешь, что оно, возможно, управляется телепатически, — сказал он, ногтем большого пальца сдирая мозоль на указательном.

— Я не телепат, но возможно, когда я держала его, то я сконцентрировала свое внимание на нем и могла включить его на минимальный уровень активности.

Теперь она пришла к необходимости высказать гипотезу, которой избегала с тех пор, как вступила в контакт с мышью. Это казалось неизбежным, и следующий шаг был ясен.

— Может быть, телепат сумеет включить ее на полную мощность.

Голос Чанга снова стал равнодушным.

— Ты хочешь впутать в это дело телепата?

— Я не вижу иного выхода. Мы уже не раз приглашали сюда различных экспертов. В конце концов, я сама не состою в штате, как и половина народу в этом здании.

Чанг оглянулся в коридор через плечо.

— Когда ты обнаружила мышь, ты перевернула все здесь вверх тормашками. Ею серьезно интересуются.

— Да, конечно, — пожала плечами Анна.

— Мы должны соблюдать осторожность.

— Политика, знаю, — вздохнула она.

— Ты не должна так быстро отбрасывать в сторону политику. Зачастую политика — более могущественная сила, нежели истина.

Он замолчал, его обветренное лицо снова показалось высохшим.

— Я не могу дать разрешение на это. Я знаю, что им нужно. Они хотят абсолютной секретности. Их паранойя стала еще сильнее, чем обычно.

— Но телепату придется хранить это в тайне.

Чанг кивнул, его взгляд снова обратился на мышь.

— Ты пыталась включить ее мысленно на расстоянии?

— Нет. Я не знаю, как это делать.

— Попробуй для меня. Просто посмотри на нее.

Она повернулась к нему, скривив губы.

— Я начинаю чувствовать себя дурой.

— Бывало хуже.

Она глубоко вздохнула, а потом выдохнула. Мышь все еще спала. Анна сконцентрировалась на застывшем на ее поверхности узоре, на скелете, мозге, сердце, которое, как она знала, билось внутри. «Двигайся, черт побери, двигайся. Проснись. Пора просыпаться. Ну, сделай же что-нибудь. Станцуй джигу. Спой песню. Машина говорит, что пора просыпаться!» Ничего.

Она повернулась к Чангу.

— Я чувствую себя идиоткой.

— Мы должны были попробовать.

Она провела руками по волосам и обхватила руками голову. Она не собиралась сдаваться. Загадка была разрешима, и она нашла ключ к ней.

— Как вам известно, мне не нужно ваше разрешение на то, чтобы пригласить телепата.

Чанг кивнул.

— Но, если вы скажете мне об этом, я должен буду запретить это.

— А что, если я не буду говорить вам об этом?

Чанг снова посмотрел через плечо.

— Меня направили к вам за ежедневным отчетом о прогрессе в ваших исследованиях.

— Их это интересует, — она отпустила голову. — Что, если вы зайдете за отчетом в… — она посмотрела на свои часы, — шесть часов?

Чанг улыбнулся.

— В четыре.

Анна сделала, как любил говорить Джон обезьянье личико, обнажив зубы.

— Пять?

Чанг поднялся с места.

— Доктор Шеридан, я буду ждать ваш отчет в пять часов.

— Я буду рада предоставить его вам, доктор Чанг.

Она начала просматривать на компьютере список телепатов еще до того, как он вышел из комнаты.

Глава 2, в которой смелый эксперимент оборачивается катастрофой

Теренс Хиллиард, дипломированный телепат, прибыл в три часа. Это был высокий тщедушный темноволосый мужчина в модном оливково-зеленом костюме и, конечно, в черных перчатках. Он предъявил свое удостоверение, в котором указывался его уровень — Р5. Все телепаты, которые раньше встречались ей, были тщедушными, отметила она. Анна подумала, не является ли это частью их подготовки.

— Спасибо, что пришли, получив столь краткое сообщение.

— Все в порядке, — сказал Теренс, — назначенную на утро встречу отменили, и ваша заявка оказалась как нельзя кстати.

У него был приятный голос: глубокий, с напевным ирландским акцентом.

Она подвела его к окну бокса, показала мышь, лежащую там, и объяснила, в чем дело.

— Я надеюсь, что оно было создано так, чтобы управление им осуществлялось телепатически. Или, по крайней мере, телепатический контакт может активировать его внутренний механизм.

— Это совершенно необычно, — произнес Теренс, — я еще никогда не пытался вступать в телепатический контакт с предметами.

— Вы, наверное, думаете, что я сошла с ума, не так ли?

Теренс улыбнулся, и его улыбка так походила на улыбку ее мужа, Джона. Боже, как же она соскучилась по нему. Через восемнадцать часов она уже будет на пути к нему, и в течение трех недель, как она надеялась, они не покинут пределов гостиничного номера.

— Мои познания в археологии уместятся в наперстке. Но, должен сказать, не думаю, что почувствую хоть что-нибудь, — например, если прикажу ей: «Принеси тапочки».

Они рассмеялись, и Анна усадила его рядом с собой перед окном бокса.

Она установила сканеры на запись.

— Вам что-нибудь нужно? — спросила она.

— Вам действительно необходимо изолировать ее? Будет легче сканировать при физическом контакте.

— Давайте сначала попробуем так. Если в объекте возникнут какие-то изменения, то мы сможем более точно их зафиксировать. Если же это не сработает, то мы попробуем физический контакт.

— Отлично. Тогда, пожалуйста, я попрошу несколько минут тишины.

Он скрестил руки, его лицо посерьезнело.

Анна изучала показания приборов. Сканеры не зарегистрировали никаких изменений. Мышь лежала неподвижная и молчаливая. Потом серый цвет на коже начал перетекать, не так, как раньше: с остановками, сегмент за сегментом, а в виде темных волн, пульсировавших по ее телу от головы к хвосту, снова и снова, быстрее и быстрее, подобно сердцебиению.

Анна подскочила, сдержав крик, а потом снова села. Температура мыши начала расти. Волны теперь охватывали всю мышь, и ее пульсирующая кожа, казалось, одновременно светлела и темнела. Она начала испускать серое приглушенное сияние. Даже ее тело, казалось, пульсировало, оно то уменьшалось, то увеличивалось, как будто она тяжело дышала. Частота и амплитуда мозговых волн увеличилась. Датчики температуры зашкалило.

— Теренс! Она перегрелась!

Давление в комнате изменилось. Уши Анны заложило, а потом раздался вопль и полыхнуло. Она вылетела из кресла, сбитая потоком горячего воздуха, перелетела через стол и рухнула на пол.

В ушах звенело. Она тряхнула головой и поднялась на ноги, держась за стол в качестве опоры. Ее колени дрожали.

— Черт!

Мышь взорвалась.

Свет в боксе погас, окно было разбито, но, тем не менее, в оставшемся свете она могла видеть, что от мыши осталось немного. Фрагменты кожи, костей и частички псевдо-органического материала были разбросаны по всему боксу. Уничтожена ее Нобелевская премия. Ее репутация. Единственный образец биомеханической технологии. Но, хуже всего, уничтожена возможность понять эту вещь, это наполовину живое создание, которое очаровало ее и давало ей шанс так много узнать. Ее лучик света во мраке этой неизвестной культуры был взорван. Она должна была действовать не так быстро, должна была начать с секундного телепатического контакта. Она поспешила, и вот что получила. Теперь она понимала то, что чувствовал Джон, когда он «напивался вдрызг». Она заметила, что Теренс не двигается. Он перевернулся вместе с креслом и теперь лежал на полу. Она перебралась через стол и заметила блестящие полосы на его лице. Кровь. Осколки оконного стекла поранили ему щеку и шею. Он что-то говорил, но она не могла расслышать слов. Анна осознала, что воет сирена. Она отбросила в сторону пустое кресло и опустилась перед ним на колени.

— Теренс!

Его раны не выглядели опасными для жизни, но он, казалось, был в состоянии шока. Его глаза бесцельно блуждали, а губы продолжали двигаться. Она схватила его за плечи и наклонилась поближе.

— Теренс, что с вами? Вам плохо?

Она поднесла ухо к его губам. Шепот как будто проникал ей под кожу, его глубокий голос плавно струился.

— Я — машина. Я — машина. Я — машина.

Она отпрянула. Дверь в лабораторию распахнулась, отпихнув рухнувший поперек нее книжный шкаф.

Черлзстейн втиснул свое широкое тело в образовавшийся проход.

— Шеридан! С тобой все в порядке?

Она едва расслышала его сквозь вой проклятой сирены. Анна указала на Теренса.

— Ему нужна помощь, — крикнула она. — Нам надо вытащить его отсюда.

Черлзстейн раскачивающейся походкой направился к ней через мусор и обломки, в проходе за ним появились несколько зевак.

Губы Теренса продолжали шевелиться. Только бы они остановились. Боже, что она с ним сделала?!

Круглое, похожее на луну, лицо Черлзстейна возникло перед ней. Он помог ей поднять Теренса, и они выволокли его в коридор.

— Его надо доставить к врачу, — крикнула Анна. Кровь из порезов на лице Теренса сейчас текла по его двигающимся губам.

— Пойдем к соседям, — сказал Черлзстейн, волоча Теренса и Анну по коридору. Его грузное тело раскачивалось на ходу из стороны в сторону.

Сначала Анна не поняла, куда они направляются. Потом вспомнила. Женевская городская больница.

Когда они покинули здание IPX и вой сирены остался позади, слова Теренса пробивались сквозь шум движения и повторялись, повторялись.

Вместе с Черлзстейном она перетащила Теренса через улицу прямо в приемное отделение, где они объяснили, что он пострадал от взрыва. Телепата увезли в занавешенную больничную палату.

— Что случилось? — спросил Черлзстейн.

Она поняла, что ей надо присесть. В широкой части коридора оказалась пара стульев.

— Что этот телепат делал в лаборатории? — Черлзстейн уселся рядом, прижавшись к ней. Его лицо было более беспокойным, чем обычно.

— Мышь уничтожена, да? Я видел бокс.

— Не сейчас, Черлзстейн, ладно? — Анна дотронулась до шеи, с удивлением увидев кровь на своей руке. Ее рука дрожала. Она хотела остановить дрожь, но не могла. Анна положила руки на колени. Но и там они продолжали трястись.

Этим утром она смогла прервать контакт с мышью лишь потому, что не была телепатом, потому что контакт был слабым. Сильный телепатический контакт каким-то образом зациклил Теренса на машине, поймал его в своего рода ловушку, в замкнутую петлю обратной связи, из которой он не смог выбраться.

— Доктор Шеридан.

Анна поняла, что сидит здесь уже некоторое время, но она не знала, как долго. Перед ней стояла одетая во все черное женщина, похожая на тень, падающую от резкого света. От нее исходило ощущение уверенности и силы. Широкие плечи и мускулистые руки были заметны даже сквозь костюм. На обшлаге костюма она увидела значок Пси-Корпуса. Грязно-светлые волосы женщины были зачесаны в пучок, на левой щеке небольшой шрам в форме буквы D. Она больше походила на солдата, чем на телепата. Единственные телепаты, которые производили такое впечатление — это Пси-полицейские, но на женщине формы пси-копа не было. Кроме того, пси-копы занималась выслеживанием беглых телепатов и за больными не ухаживали.

— Я доктор Шеридан.

— Меня зовут Донн. Я из Пси-Корпуса.

Когда Донн говорила, ее подбородок почти не двигался, как будто он был привязан. Ее лицо казалось угрюмым и невыразительным.

— Вы должны предоставить мне полный доступ ко всей информации и материалам, которые касаются случившегося с Теренсом Хиллиардом и экспедиции на планету джи/лаев.

Она достала бумаги из нагрудного кармана и протянула Анне.

Анна дрожащими руками развернула бумаги и обнаружила, что не может сосредоточиться на том, что там написано.

— Как вы узнали, что мы здесь?

— Мне нужно взглянуть на мистера Хиллиарда, — сказала Донн. — И я хочу, чтобы вы прошли со мной.

Черлзстейн встал вместе с Анной, пытаясь взять ее за локоть, будто желая помочь, но Донн повернулась к нему:

— Я хочу поговорить с доктором Шеридан наедине.

— Увидимся в офисе, — сказала Анна, направившись к палате вместе с Донн. Она обернулась и заметила, что Черлзстейн смотрит ей вслед, его круглое лицо беспокойно нахмурилось.

— Скажите им, чтобы они ничего не трогали в лаборатории, — попросила Анна. — Я хочу записать все это до того, как там все уберут.

Когда они дошли до огороженной палаты, шепот Теренса заглушил разговоры докторов, сиделок, шум оборудования и всеобщей суеты. Донн следовала позади, как будто Анна была заключенной и могла попытаться бежать. Анна отдернула занавеску, и слова обрушились на нее. Телепат лежал на кровати, неподвижный, напомнив Анне мышь. Лишь его губы тупо шевелились, по подбородку текли струйки слюны. Глаза его что-то искали.

— Я — машина. Я — машина.

Около кровати стоял врач, изучая данные на мониторе.

— Его физические повреждения поверхностны. Их я вылечил. Но ментальное состояние… Я еще никогда такого не встречал.

Он указал на монитор.

— Его мозговые волны показывают жесткий, абсолютно цикличный узор, что совершенно не похоже на мозговые волны человека. Нет никаких физических причин для такой аномалии. Взрыв не причинил черепу или мозгу таких повреждений, которые могли бы вызвать подобный эффект. Может, вы расскажете мне поподробнее, что случилось?

— Спасибо, доктор, — сказала Донн. — Пси-Корпус как можно скорее переведет его в один из наших исследовательских центров. Проследите, чтобы с ним отправили подробный отчет о том, что вы обнаружили.

Доктор замялся.

— Да, конечно. Вам нужно заполнить несколько документов, прежде чем вы заберете пациента.

Потом врач вышел, и занавес колыхнулся за ним.

— Я — машина. Я — машина.

Донн подошла к Теренсу, и ее глаза сузились, похоже, от страха.

— Расскажите мне все, что вам известно.

Анна начала рассказывать. Донн постоянно перебивала ее, задавая вопросы. Было ясно, что Донн ничего не понимала в археологии и очень мало что смыслила в других науках. Под конец Донн выглядела не более удовлетворенной, чем в начале беседы.

— Так у вас нет предположений о том, откуда на самом деле взялась эта «мышь»?

— Нет.

— И у вас нет другой?

— Нет. Лишь псевдо-кости, о которых я вам рассказывала и оставшиеся фрагменты мыши.

— Мне нужно получить ее фрагменты для изучения, и кости тоже. Мне понадобятся все ваши записи и результаты анализов.

— Вам придется обратиться в IPX. Они являются владельцами всего этого, — Анна подошла поближе к Теренсу. — Я хочу помочь, чем могу.

Донн повернула к Анне свое грубое, жесткое лицо.

— Вы поможете, чем сможете, — она указала на монитор. — Эти волны совпадают с волнами мыши?

— Я — машина. Я — машина.

— Похожи. Такой же циклический узор, — согласилась Анна. — На самом деле, волны мыши обладали более низкой амплитудой и частотой. Но, когда Теренс вступил с ней в контакт, я увидела, что они подскочили до этого уровня. Как будто Теренс отразил узор мыши и усилил их.

Теренс был без перчаток, и его руки с бледной кожей и подстриженными ногтями были обнажены. Анна положила свою ладонь поверх его руки. Ее рука перестала дрожать.

— Вы не можете вывести его из этого состояния при помощи телепатии?

— Спасибо за ваше предложение, доктор Шеридан, но на сегодня достаточно, — тон ее голоса был похож на холодный гелий.

— Вы сообщите мне о его дальнейшей судьбе?

— Теперь он в руках Пси-Корпуса. Это все, что вам необходимо знать.

Анна сжала губы, пытаясь сдержать неожиданно подступившие слезы.

— Как вам удалось так быстро прийти сюда?

— Я задаю вопросы, а не отвечаю на них. Я не из тех, кто превращает мозг телепата в желе.

Наступила тишина, нарушаемая шепотом Теренса:

— Я — машина. Я — машина.

Глаза Теренса продолжали что-то выискивать в комнате. Он не видел ее, он вообще ничего не видел. Анна пожала его руку и ушла. Она вернулась в лабораторию, ей надо сделать запись последствий взрыва для того, чтобы потом попросить инженеров рассчитать мощность взрыва. Собрать обломки. Взглянув на часы, она внезапно вспомнила о своем отпуске и Джоне. Через пятнадцать часов она должна быть на корабле, чтобы лететь к нему, отпраздновать годовщину их свадьбы. Как же она сможет теперь уехать? После всего, что случилось? Она снова посмотрела на часы. Сейчас она должна была обедать с Лиз.

Анна вошла в свою лабораторию и отрешенно направилась к столу, прежде чем заметила, что все последствия взрыва были ликвидированы. Лаборатория вообще не была похожа на ее лабораторию, здесь было слишком чисто. Вся мебель и оборудование было приведено в порядок или переставлено, исключая оборудование, взятое ею из других лабораторий — его просто вынесли. Все осколки стекла и фрагменты мыши были убраны. Все ее книги в беспорядке поставлены в книжный шкаф. Все отчеты и результаты тестов исчезли. Ее персональный компьютер стоял посреди стола. Единственное свидетельство взрыва — это отсутствующее окно бокса, на замену которого, вероятно, уйдет несколько дней.

— Вы опоздали на нашу встречу.

Анна подскочила. Доктор Чанг стоял в дверях позади нее.

— Мне жаль, но я совсем забыла о ней.

Она снова посмотрела на часы.

— С вами все в порядке? У вас на шее кровь.

Анна дотронулась до царапины.

— Ничего страшного.

Он остался стоять в дверном проеме.

— Знаю, что дала маху.

— Как они считают, — Чанг поднял глаза вверх, намекая на руководство, — мы оба дали маху. Но, честно говоря, никто не знал, что так получится. И ваша гипотеза была верна. Этот механизм управлялся телепатически. Я не думаю, что кто-либо еще догадался бы об этом. По крайней мере, не так быстро.

— Я понимаю, что у нас от мыши немного осталось, но я не желаю сдаваться. Может быть, изучив фрагменты, я смогу придумать что-либо, что могло бы помочь тому телепату.

— Меня просили забрать у вас эту работу, — сказал он ровным голосом.

Тысяча возражений пронеслось в мозгу Анны, но она не чувствовала себя вправе произнести хоть одно из них вслух. Она присела.

— Знаю, что вы лучше всего подходите для этой работы.

Чанг вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

— Я имею в виду то, что говорю. Но, поверьте, будет лучше, если вы бросите эту затею. Никто не выберется, если влезет в это дело. Мне хотелось бы спихнуть это кому-то другому.

Он щелкнул пальцами.

— У этого дела больше нет ничего общего с археологией, здесь одна политика и борьба за власть.

Она вздохнула.

— Почему все так замешано на политике?

— Потому что человек — существо политическое.

Уголок ее рта приподнялся.

— Они выяснили мощность взрыва?

— Равен половине мощности выстрела из импульсной пушки, — он поднял руку, предупреждая ее вопрос. — Мне нужны копии ваших записей и заметок.

Она кивнула и включила свой компьютер, потом скинула данные на инфокристалл. Чанг знал, что она сохранила все предварительные данные в своем компьютере. Он даже знал ее пароль. Он мог легко получить эти данные, если бы захотел, и даже конфисковать ее компьютер, чтобы у нее не было доступа к информации. Но Чанг намеренно позволил ей сохранить файлы, сохранил для нее доступ к информации.

Анна вложила инфокристалл в его ладонь.

— Думаю, что придется отменить отпуск. Я чувствую, что не вправе уехать сейчас.

Морщинки вокруг его глаз стали еще глубже.

— Твой отпуск. Я совсем забыл о нем.

— Не думаю, что смогу уехать сейчас.

Он взял ее за руку.

— Сможешь. Это именно то, что ты должна сделать. Пусть здесь все уляжется. Сматывайся от всего этого безумия. Когда вернешься… посмотрим, что получится, — он выпустил ее руку.

Анна знала, что он о многом ей не сказал. Она могла лишь гадать, какому давлению он подвергался. Но она доверилась его совету и кивнула:

— Тогда увидимся через три недели.

Чанг открыл дверь в коридор.

— Хоть немного отдохнете.

Она улыбнулась.

— Надеюсь, что нет, — увидев его заминку, она пожалела о сказанном.

После того как Чанг ушел, Анна собрала свои вещи. Она закрыла компьютер и убрала его в дорожный чемодан. На столе, где лежал компьютер, остался длинный, плоский, сморщенный кусочек мыши. Она подняла его и прошептала:

— Спасибо, Чанг.

Хотя края были сморщенными и сухими, середина осталась мягкой и эластичной. Кусочек был слегка влажным, она перевернула его и обнаружила тягучую темную субстанцию. Бросив взгляд в коридор, Анна увидела небольшой контейнер и положила туда фрагмент, а потом быстро засунула его в чемодан.

Ей хотелось, чтобы ее отпуск начался вчера. Но этого не случилось, и Теренс пострадал, а она ничем не может ему помочь. По крайней мере, она сможет поработать в дороге. Отпуск не будет романтическим отдыхом, как она мечтала. Только не после всего, что обрушилось на нее, но, может быть, Джон сумеет отвлечь ее на какое-то время. Давно она не отдыхала, как следует.

Она оставила позади здание IPX, надеясь, что впереди три потрясающие недели.

Глава 3, в которой чета Шериданов предвкушает встречу после долгой разлуки

— Прости, я опоздала, — Анна скользнула в кресло напротив Лиз Шеридан и заказала какое-то вино у подошедшего официанта.

— Все в порядке, я ждала недолго, — сказала Лиз.

Они улыбнулись.

— Лгунья, — сказала Анна.

Они обе знали, что Лиз всегда приходит заранее. Они знали друг друга со времен университета, задолго до того, как Анна повстречала ее милого брата Джона, влюбилась в него и вышла замуж.

Анна окинула взглядом ресторан. Слова Теренса до сих пор звучали в ее ушах. Она размышляла о том, перевели ли его в исследовательский центр Пси-Корпуса, смогут ли освободить его из этой ловушки, этого бесконечного цикла.

— Тебе ведь нравится здешняя кухня? — спросила Лиз.

Анна кивнула. Ресторанчик был одной из «находок» Лиз и полностью отвечал ее вкусу: столики располагались достаточно далеко друг от друга, чтобы обеспечивать уединение, приятная спокойная музыка, теплая обстановка — все было сделано в духе швейцарского шале, да и еда вполне съедобная.

— Готова к празднованию вашего юбилея? — спросила Лиз.

— Более чем, но я расстроена, — Анна попыталась улыбнуться, но ее лицо не желало повиноваться.

— Что-то не так?

Анна поднесла руку к губам.

— Я дала маху на работе. Мне не хочется об этом говорить.

— Тебе надо уходить из этой корпорации. Ты работаешь по контракту. Уходи оттуда и возвращайся к преподавательской работе.

— Может, ты и права.

Лиз вздернула подбородок, и ее серьги зазвенели.

— Я знаю, что права. С этой ночи ты официально находишься в отпуске. Я хочу, чтобы ты отбросила все это дерьмо ко всем чертям и отрешилась от этого на три недели. Думай о чем-нибудь приятном. Ведь вы, ребята, уже давно не виделись?

Анна сделала длинный глоток вина, пытаясь вспомнить.

— В последний раз мы виделись чуть больше трех дней более года назад. В августе, перед началом учебного года. Я уже не знаю, что буду делать, когда увижу его.

Лиз улыбнулась. У нее было лицо феи с небольшим, твердо очерченным подбородком, высокими скулами и большими голубыми глазами.

— Позволь мне освежить твою память.

Она достала из-под стола коробку и протянула ее Анне.

— Поздравляю с юбилеем.

— Ох, ты не должна это делать. Сколько можно.

Лиз отмахнулась.

— Позволь мне доставить себе маленькую радость. У меня есть всего лишь одна лучшая подруга. И единственная золовка.

Анна перегнулась через стол.

— Я не буду открывать это здесь.

Лиз подняла руки.

— Прекрасно. Откроешь это, когда увидишь Джонни. Это также и для него.

Анна вздохнула.

— Чтобы я без тебя делала?

— Наверное, ходила бы голой, — пожала плечами Лиз.

— Как говорит доктор Чанг, бывало и хуже, — они хихикнули, и Анна глотнула еще вина, пытаясь расслабиться. Но она ничего не могла с собой поделать. Ей был нужен Джон: хотелось почувствовать его руки, обнимающие ее, тепло его тела, звук его голоса, ощущать его присутствие.

Неважно, как долго они пробыли порознь, ее любовь к нему никогда не исчезнет. Она чувствовала, что наконец-то обрела такую любовь, о которой пишут в поэмах и древних инопланетных рукописях. Вселенскую любовь. Любовь без границ, любовь без конца.

Она не могла дождаться встречи с Джоном.

* * *

Джон Шеридан размышлял о том, думает ли сейчас о нем его жена, Анна. Он отметил, что за те годы, что они провели вместе, они начали говорить одинаково и даже думать об одном и том же. То же самое он замечал за своими родителями. И их любовь становилась все сильнее. Он не мог дождаться встречи с ней.

Менее чем через час он будет на станции Прима. Еще один час понадобится на то, чтобы завершить все дела на корабле: лечь в дрейф, отдать необходимые распоряжения техникам. Двадцать минут на то, чтобы долететь на шаттле до станции, еще двадцать или чуть больше — чтобы добраться до отеля, и он увидит ее.

К сожалению, до этого оставалось два часа сорок минут. Он рявкнул:

— Вам известна процедура приведения лазерных пушек в состояние боевой готовности, лейтенант Спано?

— Да, сэр.

— Повторите, лейтенант.

— Запросить подтверждение от командования об объявлении на борту боевой тревоги. Получив подтверждение, активировать защитную сетку. Снять орудия с предохранителя. Начать калибровку и подтвердить это. Активаторы — в состояние готовности. Включить системы прицеливания. Включить оптику. Включить первичный прогрев. Лазерные…

— Лейтенант, — Джон подошел поближе к Спано и повысил голос, — что случится, если включить первичный прогрев, когда открыты люки?

— Лазер может не выстрелить, сэр.

— Вот почему инструкция требует проверки люков перед первым выстрелом.

Лейтенант Спано замолчал, стоя по стойке смирно, руки по швам. Он покраснел как рак, и это было заметно даже через его светлую короткую стрижку. Его ноздри широко раздувались при каждом вдохе. Этот двадцативосьмилетний ветеран войны с Минбаром явно напрашивался на крупные неприятности. Хотя Джон не общался с ним напрямую с тех пор, как принял командование «Агамемноном», ему уже было известно о том, что Спано терпеть не может, когда ему указывают. Такому человеку не место в Вооруженных Силах. Казалось, он был воплощением гнева. Мышцы на его шее вздулись как канаты, а глаза потемнели и стали совершенно невыразительными, и это вызывало беспокойство.

Джон чувствовал, что его собственное лицо так же покраснело, как и у Спано. Эта команда представляла собой сборище лентяев, и все, что он предпринял, не возымело никакого эффекта.

— Инструкции пишутся с определенной целью, лейтенант, а эта создана для того, чтобы обеспечить безопасность каждого на этом корабле. Так как вы являетесь офицером-артиллеристом, то я ожидал, что вам известна процедура подготовки лазерных орудий, и что вы в состоянии повторить ее от начала до конца, задом наперед, во сне, в окружении вражеских кораблей, и стоя передо мной, — он прервал себя, раздраженно сделав несколько шагов вдоль строя. Четыре офицера-артиллериста стояли плечом к плечу навытяжку, шестнадцать канониров образовали два ряда позади них, заполнив орудийный отсек. — Сколько вы служите артиллеристом, Спано?

— Пять лет.

— Пять лет, и вы не знаете инструкций?

Казалось, Спано вот-вот взорвется. Джон не знал, что у него на уме. Хотя прошло больше месяца с тех пор, как он стал командиром «Агамемнона», одного из самых мощных кораблей флота, Джон не достиг успеха в превращении своего экипажа в работоспособную команду. За последний месяц он провел несчетное количество учений, но несколько отсеков продолжали действовать совершенно неадекватно. Орудийный был в этом списке одним из первых. Скверно для эсминца. Он приказал старшему артиллеристу поговорить со своими подчиненными. Никакого эффекта. Тогда он приказал старшему помощнику поговорить со старшим артиллеристом. Снова никакого эффекта. И вот теперь он сам пришел сюда. Не слишком ли много чести? Он знал, что не должен тратить время на разговоры, но, может быть, это поможет узнать, что у Спано на уме. Может быть, тогда Джон сможет сдвинуть дело с мертвой точки.

— Вам есть что сказать, лейтенант?

— Сэр, — это звучало как ругательство, — мы всегда оставляли люки трубы закрытыми. Нет нужды проверять их. Мы четверо долгое время служим вместе, и мы знаем, как с этим обращаться.

— И это заставляет вас думать, что вы можете пренебречь инструкцией?

— Сэр, капитан Бест никогда не находил нашу работу неудовлетворительной.

Терпение Джона иссякло.

— А что, если один из ваших канониров будет работать в трубе в момент объявления боевой тревоги, или если кто-то из канониров будет проводить профилактический ремонт, или если один из ваших офицеров заболеет, и его заменят — тогда вы вспомните инструкцию?

Джон посмотрел на строй, встретившись глазами с каждым из присутствующих, — «Каждый капитан командует кораблем по-своему». А капитан Бест был, по всем признакам, одним из самых дрянных во всем флоте.

— Я — не капитан Бест. Корабль может эффективно работать лишь тогда, когда все члены экипажа выполняют свою работу. Я хочу, чтобы все делалось согласно правилам, и чтобы приказы исполнялись буквально. Ясно?

— Да сэр, — ответил Спано.

В такие дни Джон мечтал стать профессиональным игроком в бейсбол. Его коммуникатор запищал. Он с облегчением ответил:

— Здесь Шеридан.

— Капитан, мы только что получили сообщение от генерала Лохшманана, — Шеридан узнал голос Корчорана, своего старшего помощника. — Он извещает нас о том, что как только мы прилетим к станции Прима, он прибудет на наш корабль с инспекцией.

Джон уставился на коммуникатор, прикрепленный к тыльной стороне кисти. Как обычно, командование выбрало самое подходящее время. «Агамемнон» прибудет на станцию Прима менее чем через час. А там у команды планировался отпуск.

— Вас понял, коммандер.

Он повернулся к четырем офицерам-артиллеристам и шеренге канониров позади них.

— Как я уже говорил, все вы начинаете службу со мной с чистого листа. Что было раньше, меня не касается, но то, что происходит сейчас, меня волнует. Будь я проклят, если вы не будете у меня работать на полную катушку. И это значит, что мы будем проводить эти учения до тех пор, пока все не будет выполнено на отлично, даже если это будет длиться с сегодняшнего дня по судный день. Выполняйте!

Они продолжали стоять навытяжку, когда он покинул орудийный отсек. Джон направился обратно на мостик. Почему последний день перед отпуском всегда превращается в такое?

Он был так взволнован, получив назначение на «Агамемнон», эсминец класса «Омега» с командой в сто шестьдесят человек. Это был большой шаг вперед по сравнению с его первым кораблем «Галатеей», тяжелым крейсером с экипажем из ста двух человек. Однако, с тех пор как он принял командование, он никак не мог привести команду в форму.

Потребовалось несколько недель, чтобы запомнить подчиненных в лицо и по фамилиям, и понять, что послужные списки часто не соответствуют действительности. Кажется, у прежнего капитана, Беста, были любимчики. Недурно. Некоторые члены экипажа, такие, как Спано, имеющие убогую мотивацию и крайне небрежно относящиеся к своим обязанностям, обладали образцовыми послужными списками, благодарностями и рекомендациями на повышение. Другие, усердные и компетентные, при капитане Бесте никогда не получили бы повышения, а в их личных делах содержались записи об некомпетентности и небрежном отношении к своим обязанностям. Некоторые из них подавали рапорты, но на это не обращали внимания.

Итак, неделю назад Джон провозгласил свою политику «чистого листа», объяснив ее смысл в обращении к команде. Он отбросит все, что было раньше, и будет судить о них только по тому, что они делают сейчас, под его командованием. Это хорошо сработало в отношении тех, кого недооценивал Бест. Их энтузиазм и исполнительность заметно улучшились. Но те, кто ходил у Беста в любимчиках, в большинстве своем отреагировали неодобрительно: становились все угрюмее и не желали сотрудничать. Некоторые из них старались совершенствоваться, но таких было немного. Оставалось примерно десять процентов экипажа, на исправление которых бессмысленно было рассчитывать. От некоторых из них можно было избавиться, устроив их перевод, некоторых, вероятно, следовало отдать под трибунал, и именно они до сих пор являлись его головной болью.

Поднявшись на мостик «Агамемнона», Джон снова напомнил себе о том, зачем он здесь. Рубка была прекрасна. Больше пространства, больше контрольных панелей, отображающих больше информации, что значительно облегчало работу, более мощные и гибкие системы управления, возможность видеть сразу всех офицеров, не скрытых за переборками или оборудованием, и огромный обзорный экран, на котором сейчас можно было видеть убаюкивающе-красные потоки гиперпространства. Это заставляло его гордиться тем, что он является частью Космофлота Земного Содружества.

Коммандер Корчоран увидел Джона и поднялся с капитанского кресла.

— Капитан, мы в тридцати минутах от зоны перехода.

— Благодарю вас, — Джон сел. В горле у него пересохло от крика.

— Как проходят учения?

Лицо Корчорана, казалось, всегда было омрачено. Коротко стриженные седые волосы прилегали к голове, а темные густые брови бросали тень на глубоко посаженные глаза. Странная вялость щек придавала его лицу постоянно угрюмый вид.

— Плохо. Не хочется сваливать эти проблемы на чужие плечи, но у меня пока нет других вариантов.

— Может быть, мне снова поговорить с командой? С кем больше всего проблем?

Корчоран служил на «Агамемноне» все время, пока командовал Бест. Вместе с примерно тридцатью ручными собачонками Беста он был переведен на «Агамемнон» с «Афины», прежнего корабля Беста. Джон был счастлив получить старшего помощника с таким послужным списком, как у Корчорана и, хотя он пришел к выводу, что от этих файлов мало толку, личное дело Корчорана соответствовало действительности. Он знал о корабле и команде все. И, с тех пор, как Джон принял командование, являлся источником ценных сведений, хотя Джону казалось, что у коммандера проблемы с наведением дисциплины. Вот почему Джону пришлось сегодня утром самому предпринять шаги в этом направлении.

— Нет, спасибо. Мне надо наладить собственные отношения с командой, а им надо научиться принимать мой стиль работы. Но у меня сложилось ощущение, что некоторые из них чертовски на меня обижены, и мне очень хотелось бы знать, почему.

Корчоран подошел на шаг ближе и понизил голос:

— Не хочу вас обидеть, капитан, но мне кажется, что некоторые члены экипажа завидуют вашему военному прошлому. Те из нас, кто служил на «Афине» с капитаном Бестом, вышли из войны с незаслуженным пятном на репутации. Некоторым на это плевать, но других может возмущать ваше присутствие.

Джону хотелось знать, к какой из этих группировок Корчоран относил самого себя. Он был на восемь лет старше Джона и, хотя в его возрасте еще можно было иметь звание коммандера, свое последнее повышение он получил четыре года назад. Если он и негодовал по поводу появления Джона, то никак это не проявлял. Возможно, Корчоран злился на капитана Беста, который несколько месяцев назад допустил такой провал, что даже его связи не помогли ему сохранить за собой «Агамемнон». Бест пытался совершить прыжок в гиперпространство с открытыми портами двигателей, что привело к опасной нестабильности в гиперприводе, их вынесло на то же самое место часом позже, из-за чего они чуть не столкнулись с другим кораблем Космофлота. Расследование быстро закрыли, никаких обвинений предъявлено не было, но капитана Беста быстро «повысили», переведя на бумажную работу, а все его любимчики остались без покровительства.

По крайней мере, Корчоран честно говорил о репутации капитана Беста. Такое качество Джон высоко ценил. Старший помощник должен был считать, по меньшей мере, неприятными слухи о трусости капитана Беста, проявленной им восемь лет назад в Битве на Рубеже.

— Спасибо за откровенность. Теперь об инспекции. Оповестите всех командиров отсеков. Удостоверьтесь, что они подготовились. Я хочу, чтобы эта инспекция прошла гладко, без сюрпризов. Скажите им, чтобы они проверили, что их подчиненные в состоянии готовности, а не спят на ходу, думая, куда бы им направиться во время отпуска. Если мы провалим эту инспекцию, никому не видать отпуска, как своих ушей.

Это, подумал Джон, был тот вариант, который он даже не хотел рассматривать.

Глава 4, в которой все отпуска отменяются

Анна едва сумела сохранить серьезное выражение лица, когда коридорный показывал ей номер для молодоженов в отеле «Империал» на станции Прима, которая находилась на орбите Примы Центавра. Она думала, что заказать номер для молодоженов будет очень романтично. Но она опасалась, что центаврианское понятие о романтике совершенно не совпадало с ее собственными представлениями. Стены были драпированы пурпурным бархатом и золотыми шнурами, с картинами в позолоченных рамах, на которые падал приглушенный свет. На этих достаточно откровенных картинах были изображены резвящиеся центавриане, что наводило на определенные мысли. Золотыми статуэтками различных центаврианских богов и всевозможными сверкающими безделушками были уставлены все мало-мальски подходящие поверхности. Стиль гравюр и орнаментов чем-то напоминал романский, но центавриане пошли еще дальше. Утонченность не имела ничего общего с их стилем. Ноги Анны утопали в ковре из пушистого меха, конечно же, окрашенного в пурпурный цвет. Огромная кровать эллиптической формы была больше, чем целый гостиничный номер в Нью-Йорке. Коридорный показал, как работает панель управления кровати, и она мало чем отличалась от панели управления в кабине «Фурии», куда Джон однажды затащил Анну.

В ванной находились какие-то странные приборы, которые, как ей объяснил коридорный, применялись для укладки волос центавриан, и гигантская золотая ванна, напоминавшая по форме шестилапого осьминога. Пока коридорный показывал, как заполнять ванну разнообразными жидкостями, Анна только озадаченно кивала. Она поблагодарила его, но едва он вышел, прыснула со смеху и с разбегу прыгнула на кровать. Приземление оказалось невероятно упругим: пружины, или что там внутри было, подкинули ее так высоко, что Анна чуть не врезалась в потолок. Анна развела руки для баланса, каждый затухающий толчок кровати вызывал у нее взрыв смеха, до тех пор, пока все не успокоилось. Она решила не экспериментировать с ванной до тех пор, пока не появится Джон. О мертвых цивилизациях ей было известно значительно больше, нежели о современных.

В иллюминаторе Анна видела Приму Центавра, вокруг которой вращалась станция. Голубая вода и коричневая суша, скрытая перистыми облаками, напомнила ей о Земле.

Монитор издал короткий трубный звук. Анна бросилась отвечать. Управление системой связи было похоже на то, к чему она привыкла, и Анна быстро разобралась, что к чему. Она включила и аудио, и видео каналы.

— Привет!

Это был Джон. У него было лицо военного: нахмуренные брови, напряженные щеки, чуть опущенные вниз губы.

Увидев его, Анна тут же улыбнулась, и выражение его лица изменилось. Улыбка осветила его лицо. Несколько секунд они просто смотрели друг на друга.

— Как прошел твой полет? — спросил он.

— Было бы лучше, если бы твоя сестра не напоила меня перед отлетом. Но начиная со второго дня все пошло замечательно, — она скользнула в пурпурное плюшевое кресло рядом с пультом связи, — Как ты? Ты уже здесь? Как твой корабль?

— Да, мы уже в орбитальном доке. Говорят, отсюда всего сорок минут до отеля. «Агамемнон» — это нечто. Прыжок в гиперпространство едва ощутим. Он может вытворять такое, во что поверить невозможно!! Для корабля его размеров маневренность просто невероятная! — от возбуждения его руки сжались в кулаки, голос стал громче. Как у мальчишки, радующегося новой игрушке. — Здесь множество новых систем и приборов, но я пытаюсь с ними разобраться. Я должен знать каждый дюйм внутри и снаружи этого корабля.

— У меня здесь есть кое-что, требующее столь же внимательного изучения, капитан!

Джон запнулся посреди фразы, как будто до него только что дошло то, что она сказала.

— Буду рад помочь вам в этом, доктор.

Он посмотрел на что-то вниз.

— Боюсь, что немного опоздаю. У меня тут неожиданная инспекция.

— Я-то думала, что это я устрою тебе инспекцию.

— Ты будешь следующей. Как тебе номер?

— Я тут опробовала кровать, — ответила Анна. — У нее много особенностей.

Джон рассмеялся.

— Говоришь так, будто я тебе уже не нужен.

— О, я так не думаю, — хрипло ответила Анна.

— Если я не доберусь до тебя сегодня вечером, то позвоню. Я люблю тебя.

Хотя они всегда заканчивали разговор этой фразой, она не казалась дежурной. Всякий раз, когда Джон говорил эти слова, для него они были полны смысла. Как и для нее.

— Я люблю тебя.

Джон прервал связь. Анна почувствовала, что ее лицо расплылось в глупой ухмылке. Ладно, чем же ей заняться сейчас? Она могла осмотреть станцию, но чувствовала, что устала и не хочет общаться с людьми после того, как три дня провела в тесной каюте на транспорте. Тут Анна поняла, что роется в сумке, разыскивая контейнер с фрагментом мыши. Лиз говорила, что ей надо забыть о работе. Она забудет о ней, когда появится Джон.

Анна вынула застывший кусочек, положила его на пульт монитора. Запах анчоусов стал сильнее, а сам кусочек, с тех пор, как она в последний раз его видела, несколько усох. Края покрылись коркой и выглядели жесткими, резкими и ненатуральными, будто сделанными из пластика. Но центральная часть до сих пор походила на кожу, хотя сейчас она была сухой и окоченелой. Весь кусочек теперь был одного цвета — цвета древесного угля. Анне захотелось, чтобы у нее под рукой оказалось ее оборудование, чтобы она могла снять показания. Но доктор Чанг наверняка провел все возможные тесты с оставшимися у него фрагментами.

Неуверенно, чувствуя легкий страх — слабый отзвук страха, охватившего ее во время контакта с мышью, Анна взяла фрагмент и коснулась его указательным пальцем, сосредоточившись на нем. Вряд ли эта штуковина до сих пор в рабочем состоянии. Но без какого-либо оборудования у нее оставалось очень мало способов для исследования фрагмента.

Цвет фрагмента не изменился. Она не чувствовала внутри ни сердцебиения, ни жизни. Анне было интересно, для чего же на самом деле предназначалось это устройство. Конечно, это могло быть взрывное устройство, но Анна считала, что взрыв произошел случайно, причиной его стала нестабильная реакция на внешнее воздействие, развивавшееся как цепная реакция. Устройство выглядело слишком сложным для того, чтобы быть бомбой.

Анна припомнила мысли мыши: их ясность, напряженность, сосредоточенность, ее сердцебиение. Сейчас она ощущала лишь слабое эхо прошлой реакции, перемежающееся периодами отсутствия сигнала, подобно статическим помехам. И из этой пустоты возник запах свежих стружек в гнезде, устроенном в глубине и тепле, и прохладная темнота окружающих камней. Потом все вокруг стало машиной: близкой и живой, прекрасной, совершенным инструментом, нарисованном в тени, а потом — слишком близкое, слишком живое, быстро струящееся, циркулирующееся, сжатое подобно пружине, боль, сверкающая, быстро усиливающаяся жесткая конфигурация боли, а потом — крик. Всего лишь слабое эхо того, что Анна почувствовала в лаборатории, но это напомнило ей крик, услышанный тогда. Крик, который терялся во всем, что следовало за ним. Крик рождения чего-то ужасного. И смерти.

Монитор раз за разом издавал трубные звуки. Анна положила фрагмент в контейнер и убрала подальше от экрана.

— Да?

Это был доктор Чанг, звонивший ей из своего кабинета. Его лицо был застывшим и непроницаемым.

— Прошу прощения за то, что побеспокоил вас во время отпуска.

— Все в порядке. Джон задерживается. Все равно сижу тут, ногти грызу.

— Есть потрясающие новости, — произнес Чанг равнодушным голосом. — Один из зондов IPX, отправленный к Пределу, обнаружил кое-что на планете под названием Альфа Омега 3. Руины древней цивилизации, с которой никто до сих пор не сталкивался. Развалины сооружений покрывают более тридцати процентов поверхности планеты, и они совершенно не похожи на останки любой известной нам цивилизации. По предварительным данным, возраст руин составляет более тысячи лет. И есть свидетельства высокоразвитых технологий.

Анна покачала головой.

— Потрясающе. Так почему же вы не пляшете на столе?

Чанг стрельнул глазами в сторону и глубоко вздохнул.

— Простите. Сейчас всего лишь десять часов, но кажется, что прошел целый день. Говорят, что это крупнейшее открытие со времен Крича.

Ее мысли понеслись вскачь. Побывать там, первой за тысячу лет, побродить по древним залам погибшей высокоразвитой цивилизации, разобраться в их технике, воссоздать их образ жизни, образ мышления, раскрыть их секреты — все эти мысли с бешеной скоростью пронеслись в ее голове.

— Величайшее открытие нашего времени.

Лицо Чанга расплылось в улыбке.

— А самую важную часть я приберег напоследок.

— Что?!

— Первые исследования РНК показали, что следы протеинов в микроорганизмах планеты совпадают с РНК твоей мыши. Похоже, это ее родина.

Анна подскочила и принялась ходить кругами перед монитором.

— Невероятно. Это один шанс из миллиона. Экспедиция планируется?

Чанг кивнул.

— Господи, я бы все отдала за то, чтобы оказаться на том корабле. Кто начальник экспедиции?

— Я.

Анна замерла.

— Они не хотят, чтобы я летела?

— Не имеет значения, что они хотят. Как и то, чего хочу я. Вы нужны мне в этой экспедиции в качестве заместителя по научной части.

— И это одобрили?

— Да.

— Невероятно. Шанс подтвердить находку вроде этой, первой изучать это… Как только я вернусь, то начну помогать вам в подготовке экспедиции и составлю предварительный список необходимого оборудования…

— Вылет через десять дней.

Анна подумала, что ослышалась.

— Когда?

— Через десять дней. Мы отправимся со станции Прима на «Икаре». Я вылетаю на транспортном корабле через час.

Анна вытерла пальцы о верхний край пульта.

— Это невозможно. Невозможно подготовить экспедицию меньше, чем за два месяца. Как они могут…

— Когда боссы говорят «прыгай», то мы прыгаем.

Но Анна знала, что это невозможно. Даже если бы их вынуждали спешить, что было бы глупо. В конце концов, какой бы потрясающей ни была находка, руины никуда не денутся. IPX, похоже, уже какое-то время готовила эту экспедицию. Вероятно, они просто сказали об этом доктору Чангу только сегодня. Или, возможно, он сказал ей об этом лишь сегодня. Анне хотелось узнать, была ли вызвана такая спешка взрывом мыши.

— Необходимо, чтобы ты немедленно принялась за подготовительные работы. Твой отпуск придется отменить.

— Понятно.

Она узнает больше при личной встрече. Сейчас Чанг сказал ей все, что мог сказать на данный момент.

— Так ты берешься за предложенную работу?

Анна нахмурилась, якобы задумавшись.

— Конечно же, берусь! Разве я могу упустить возможность войти в историю!

Чанг кивнул, и она могла поклясться, что как-то сник.

— Я так и думал, это предложение, от которого невозможно отказаться.

Он поднял инфокристалл.

— Я перешлю тебе данные. Команда укомплектована, но мне нужно, чтобы ты составила список необходимого оборудования и согласовала его с Идальго — капитаном «Икара». Как только я прибуду, то сразу проведу инструктаж.

Анна кивнула.

— Благодарю вас за то, что взяли меня. Я не разочарую вас.

Последнее замечание Чанга можно было расценить как комплимент, хотя то, как это прозвучало, было больше похоже на предупреждение:

— Если бы вы не были мне нужны, Шеридан, то я бы вас не взял.

* * *

Кто бы ни написал положение об инспекции, он был садистом. По крайней мере, Джон все больше убеждался в этом. Инспекция началась с кормы корабля: с отсеков с нулевой гравитацией: грузовых трюмов, кормовых лазерных орудий и двигателей. Потом — центральная часть корабля, где также отсутствовала исскуственная гравитация, вдоль центральной лазерной трубы и электронной проводки и, наконец, носовая безгравитационная часть, где располагались доки истребителей и носовые лазерные орудия. Затем инспекция перешла в центральную вращающуюся секцию корабля, где за счет вращения создавалась исскуственная гравитация. Здесь располагались каюты экипажа, склады, системы жизнеобеспечения, кают-компания, помещения службы безопасности, гауптвахта, мостик, инженерный отсек. Конечным пунктом инспекции был орудийный отсек. До сих пор генерал Лохшманан находил состояние всех осмотренных отсеков удовлетворительным. Джон натянуто кивал, думая о том, что впереди этот самый орудийный отсек.

На самом деле, такое название отсека было неверным. На новых кораблях класса «Омега», таких, как «Агамемнон», орудийный отсек был довольно маленьким помещением, размером примерно двадцать на двадцать футов. При обычных обстоятельствах там несли вахту четыре канонира и один офицер-артиллерист. Их основной обязанностью было поддержание в рабочем состоянии систем отсека, центральной лазерной трубы и четырех лазерных орудий, а также — периодические проверки, учения и поддержание образцового порядка. По боевой тревоге и во время боя, или во время инспекции, конечно же, присутствовали все офицеры-артиллеристы и все канониры.

Сами лазерные орудия находились не в орудийном отсеке: они располагались попарно на носу и на корме корабля. В орудийном отсеке находилось компьютерное оборудование для систем наведения, которое можно было задействовать отсюда или с мостика, орудийные системы диагностики, которые давали подробную информацию о состоянии и функционировании каждого компонента системы, системы управления, с помощью которых орудия и центральная труба поддерживались на нужном уровне готовности и устанавливались в рабочее положение, а так же оборудование для ручного наведения.

Джон сомневался, что ручная система прицеливания на борту «Агамемнона» когда-либо пригодится, разве что во время учебных боев. Четыре полусферических шкафа размером с человека выглядели древним антиквариатом по сравнению с гладкими и усовершенствованными приборами, окружавшими их. Но, на случай ЧП, это позволяло прицелиться вручную, голографическим методом. Тогда в каждый шкаф залезало по одному офицеру, которые вручную наводили каждое из четырех лазерных орудий.

По ходу инспекции генерал обнаружил несколько мелких нарушений: беспорядок в кают-компании, снаряжение, не установленное должным образом, неисправности в системе жизнеобеспечения. Его помощник — невысокая угрюмая женщина, — делала пометки в своем электронном блокноте. Потом генерал направился к орудийному отсеку. Джон и коммандер Корчоран последовали за ним.

Лохшманан был самым придирчивым из всех известных Джону генералов, но он держался так осмотрительно и властно, что это внушало уважение. Каждое его движение было выверенным, каждое слово звучало, как заявление. Форма выглядела безукоризненно. Все канониры и офицеры стояли навытяжку: канониры — в центре комнаты ровными шеренгами, офицеры — позади них, около своих пультов. Генерал подошел к системе наведения, рядом с которой стоял лейтенант Уотли, проверяя, включена ли система и готова ли она к работе. По сравнению с генералом Уотли со своим мятым кителем и нечищенным нагрудным знаком выглядела неопрятно.

Генерал направился к системам управления огнем, за ним тенью следовали его помощница вместе с Джоном. Рядом стояли Спано и лейтенант Росс — старший артиллерист. Джон отметил, что все установлено так, как полагается, если не объявлена боевая тревога: защитная сетка отключена, предохранители подняты, люки трубы закрыты, активаторы выключены, оптика не подключена. Лохшманан подошел к пульту, его голова повернулась к Джону.

— Капитан.

Он что-то нашел.

— Да, сэр?

Лохшманан указал на пульт, его помощница занесла что-то в свой блокнот. Оптика была подключена. Джон стиснул зубы. Оптика в подключенном состоянии тогда, когда корабль находится так близко к космической станции, — это серьезное нарушение. Серия зеркал регулировала поток фотонов в центральной трубе к четырем лазерным орудиям. Если на борту возникнет пожар или взрыв, при включенной оптике лазерные орудия могут случайно выстрелить. Генерал продолжил инспекцию. Спано и Росс остались стоять, глядя перед собой.

Провал инспекции ставил Джона в более чем затруднительное положение. Это было не просто черное пятно на его репутации, это подорванное доверие. Командование верило в него, доверило ему один из самых грозных кораблей, верило в то, что у него хватит способностей умело и эффективно командовать им. И он не оправдал этого доверия. Джон никогда не сомневался в своих собственных способностях — как пилота, бойца, тактика, лидера. Но сейчас что-то не сработало. Под командованием капитана Беста армейская дисциплина и порядок были разрушены, и сейчас Джон не знал, как это исправить.

Инспекция завершилась в кабинете Джона — маленькой комнате, примыкавшей к его каюте, в которой находились стол и кресла. Джон уже успел распаковать большую часть своих вещей: на полке стояли сувениры с планет, на которых ему довелось побывать, на стене висели свадебные фотографии, на которых были изображены Анна и Лиз, его родители и большая фотография Одинокого Кипариса. К столу была прикреплена лампа, и стоял шар со снежинками с Нантукетским маяком, где они с Анной провели медовый месяц. Но Джон до сих пор не чувствовал себя здесь как дома, так, как это было на «Галатее».

Все четверо — Лохшманан, его помощница, Джон и Корчоран стояли. Лохшманан, казалось, собирался стоять по стойке смирно все время.

— Капитан, вы провалили инспекцию. Мелкие нарушения в кают-компании и в системе жизнеобеспечения и очень серьезное нарушение в орудийном отсеке, — Лохшманан говорил так, как и держался: продуманно и значительно. — Это неприемлемо. Это позор для Космофлота.

— Да, сэр, — ничто больше не могло заставить Джона почувствовать себя хуже, чем он уже себя ощущал.

— Мы назначили вас командиром «Агамемнона», ибо думали, что вы справитесь с возросшей ответственностью. Мы думали, что вы достойны командовать таким кораблем. Если в такой спокойной обстановке вы не можете заставить команду работать как положено, то чего ждать от них в чрезвычайной ситуации? — генерал замолчал, взглянул на Корчорана и сложил руки за спиной, — Я знаю, что в наследство от прошлого командира вам досталось много проблем, Джон, но мы не можем позволить себе, чтобы «Агамемнон» не находился в состоянии боевой готовности. Нам нужно сейчас вернуть его в состояние боевой готовности. Рассматривайте это как проверку ваших командирских способностей. Если вы не можете эффективно командовать, то вы никогда не станете настоящим командиром. На мостике «Агамемнона» нам необходим сильный лидер. Докажите мне, что вы именно такой. Сейчас я хочу, чтобы вы гоняли команду круглые сутки, пока они не начнут действовать должным образом. Если вам понадобится оформить несколько переводов, то пожалуйста. Просто добейтесь результатов.

— Да, сэр. Спасибо, сэр.

Руки Лохшманана снова вытянулась по швам.

— Скоро на борт прибудут техники, они усовершенствуют вашу систему. Вы дадите им доступ туда, куда будет необходимо.

— Генерал, могу ли я спросить, какого рода будет усовершенствование?

— Новая стелс-технология. Я вернусь завтра, проверю, как идут дела, и тогда проведу полный инструктаж.

— Да, сэр.

Лохшманан кивнул и, круто развернувшись, вышел за дверь. Его угрюмая помощница последовала за ним.

Джон глубоко вздохнул. Он был полон решимости выполнить распоряжение генерала. Капитан повернулся к Корчорану.

— Я хочу, чтобы вы составили график учений. По полной программе, чтоб им мало не показалось.

При каждой фразе его рука коротко и резко дергалась.

— И я хочу продолжить ежедневные инспекции. Каждый командир отсека будет непосредственно вам сдавать рапорт о достигнутом за день.

— Да, сэр, — лицо Корчорана выглядело угрюмее, чем обычно. — Просто для проформы, это значит, что вы отменяете отпуска?

— Да, это значит, что отпуска отменяются. Так не бывает — провалить проверку, а затем идти в отгул. Сейчас я хочу получить график учений, и чтобы они начались незамедлительно. И дайте мне знать, когда техники поднимутся на борт.

Корчоран кивнул.

— Мне очень жаль, что мы подвели вас, сэр.

Джон вздохнул, качая головой.

— Боюсь, что мы подвели весь Космофлот. И я не позволю этому повториться.

— Да, сэр, — сказал Корчоран и вышел.

Джон сел за стол. Вот так ирония. Во время войны команда либо действовала правильно, либо погибала. Мотивация лучше некуда. В мирное время стимул был иным, более тонким: повышение по службе, гордость, деньги. Но капитан Бест поставил все это с ног на голову — повышение получали те, кто его не заслуживал, а тем, кто действительно были этого достойны, перекрывался кислород. Джон сделает все, что угодно, чтобы навести здесь порядок. Даже если это означает то, что учения затянутся на неделю, месяц, год…

О, черт. Анна. Она убьет его.

Пульт связи находился на стене, позади стола. Он позвонил Анне в «Империал». Посмотрел на часы. Она могла пойти ужинать. Но она не ушла.

Анна выглядела такой же прекрасной, как и всегда. Волосы до плеч беспорядочно вились вокруг ее головы, улыбка лучилась теплом и стала еще шире, когда она увидела его. Больше, чем тепло. В ней сочеталась энергичность и интеллигентность, вся Анна. Энергия и ненасытное стремление к познанию, которое и сделало ее таким великим археологом. Анна любила копаться в прошлом, любила разгадывать загадки. Она никогда не сдавалась и, к счастью для Джона, это касалось и отношений с ним.

— Не пора ли взглянуть на подарок Лиз? — спросила Анна.

Он засмеялся.

— Почему бы и нет?

— Раньше, кажется, ты не любил ее подарки.

Улыбка Джона погасла.

— Я не смогу, Анна.

Она мгновенно посерьезнела.

— Что-то не так?

Джон потер лоб.

— Я отменил отпуска. Мы провалили инспекцию. Были серьезные нарушения. Лохшманан дал мне шанс привести команду в надлежащий вид, но он недоволен. Я даже не уверен, оставят ли меня командиром «Агамемнона».

Анна села.

— Слушай, они не сделают этого. Командование верит в тебя. Вот почему они доверили тебе командовать «Агамемноном». Ты говорил мне, какая у тебя разболтанная команда. Предыдущий капитан командовал ими четыре года. Ты не можешь исправить все за одну ночь!

— Знаю, но я чувствую, что они верили в меня, а я их подвел!

— Все эти инспекции просто выявили, что у тебя есть проблемы. Так сейчас пойди и исправь их.

Ему нравилось, как она задирала подбородок, когда делала подобные заявления.

— Я знаю, что ты способен на это. Никто ведь не пострадал, так?

Странный вопрос.

— Нет, конечно же, нет.

— В таком случае, ничего непоправимого не произошло. Ты все еще можешь это исправить. Ты всегда говорил, что тебе надо узнать свою команду. Так что, если проблема кроется в них, ты найдешь причину. Тогда разберись с ними с присущим тебе тактом. Все очень просто.

Он улыбнулся.

— Может быть, ты найдешь решение и другой моей проблемы. Здесь прекрасная женщина, с которой я намеревался встретиться.

Анна залезла в кресло с ногами и обхватила их руками.

— Если она так прекрасна, то она все поймет.

Джон вздохнул.

— Мне жаль, что я не смог приехать.

— Нет, послушай, все равно бы ничего не вышло…

Кто-то постучал в дверь Джона. Он покачал головой.

— Надо идти. Мне жаль. Я люблю тебя.

— Я люблю тебя. Позвоню завтра, узнаю, как твои дела!

Джон кивнул, и они молча смотрели друг на друга, пока, спустя секунду, связь не прервалась.

Глава 5, в которой Анна определяет себе еще одно задание, а капитан Шеридан проводит очередное учение

Анна шагнула в ярко освещенный вагончик, мечтая о темных очках. В прошлую ночь она не смогла как следует выспаться на своей высокой кровати, хотя экспериментирование с ее настройками сделало вечер весьма познавательным.

Наученная общением с женевским общественным транспортом, она сумела опередить других входящих пассажиров и занять свободное место. Тучный центаврианин плюхнулся на сидение справа от нее, и теперь она почувствовала сильный запах от докера, сидевшего слева. Иногда она начинала мечтать о том, чтобы проводить все свое время среди мертвых цивилизаций.

Станция Прима представляла собой вращающееся кольцо с двумя коридорами, которые являлись взаимно перпендикулярными диаметрами этого кольца и связывали внешний контур с находившимся в центре стыковочным отсеком, предназначенным для малых и средних кораблей. Туннели метро пролегали по периметру и диаметрам кольца. Анне нужно было воспользоваться кольцевым маршрутом, ибо ее место назначения находилось менее чем в половине пути по кольцу.

Она была так возбуждена мыслями об экспедиции и тем, что ей не с кем этим поделиться, что прошлой ночью послала письмо Лиз. Панель пульта связи предлагала самое разнообразное оформление, включая виртуальный задний фон, который она могла бы использовать в различных сообщениях. Она некоторое время развлекалась, подбирая их, и, наконец, остановилась на относительно консервативной сцене тропического восхода. Ради такого случая она даже причесала волосы. Сообщив эту новость Лиз, она поверила в реальность происходящего.

Анну одолевали дурные предчувствия из-за того, что она не сказала Джону об экспедиции. Он выглядел таким виноватым, когда говорил о том, что отменил отпуск. Но время было неподходящее. Джон беспокоился о своей карьере, и Анна знала, как много это значит для него. Она сходила с ума, видя его переживания. Ей хотелось самой разобраться с каждым недовольным на «Агамемноне» и лично оторвать ему голову. Что же они делают в армии, если не желают выполнять приказы? Такие вещи бросали вызов всей философии Джона. Он относился к службе в армии совершенно по-другому, нежели она — к своей работе на IPX. Она знала, что, работая на корпорацию, она заключала сделку с дьяволом. Анна не ждала от них ничего, кроме стремления к наживе. Но Джон верил в Космофлот, так страстно верил, что любые изъяны в нем поражали капитана в самое сердце. Служение Земле — а значит, и служение Космофлоту, — было целью его жизни. Он чувствовал, что это его призвание. Если Джон обнаружит, что организация, которой он служит, недостойна такого служения, это убьет его. Анна молилась, чтобы Космофлот оказался достоен Джона.

Она открыла ноутбук и, чтобы прогнать мысли о Джоне, начала снова просматривать данные, присланные доктором Чангом. Экспедиция к Альфе Омеге 3 была рассчитана на шесть месяцев: приблизительно по месяцу на дорогу туда и обратно, и четыре месяца — на исследования и раскопки. «Икар» принадлежал IPX, командовал им капитан Идальго. Экипаж и исследовательская команда насчитывали сто тридцать человек. По сравнению с кораблями, на которых она летала прежде, «Икар» был необычно хорошо оснащен. Рабочие экспедиции оказались высокой квалификации: они одинаково хорошо обращались как с тяжелым оборудованием — краулерами, бульдозерами, буровыми установками, акустическими зондами и резонансными локаторами, так и с более сложным и уязвимым оборудованием для промывания и сортировки грунта.

Когда Анна в первый раз взглянула на список оборудования, то подумала, что, должно быть, ошиблась. Это был список ее самых заветных желаний об оборудовании и инструментах для раскопок. Там было даже несколько наименований, о которых она никогда не слышала. Анна не могла поверить, что они смогли все это достать и при этом уложиться в бюджет, поэтому просмотрела его постатейно. Бюджет в четыре раза превышал бюджет любой из ее предыдущих экспедиций. Чанг был прав: кто-то наверху был весьма заинтересован в экспедиции.

Археологов было десять человек. В большинстве своих экспедиций Анна участвовала с доктором Чангом, и он, человек привычек, любил приглашать снова и снова одних и тех же людей. Поэтому Анна ожидала увидеть знакомые фамилии. Доктора Черлзстейн, Фаворито, Рейзер и Скотт — их всех она очень хорошо знала. С двумя другими археологами — Петровичем и Стендишем, — она встречалась в кабинетах IPX, но вместе они никогда раньше не работали. Их куратором был не Голович, как у Чанга и Анны, и ее это беспокоило. Все это было совсем не похоже на Чанга. Вероятно, люди, которых Чанг обычно предпочитал, сейчас были заняты в других проектах и не смогли освободиться. Но, помимо того, там было подставное лицо. Член археологической команды, который не имел ученой степени, и не был ни археологом вообще, ни даже сотрудником IPX. В личных данных мисс Донн значилась как сотрудник Пси-Корпуса. Как она умудрилась попасть в эту экспедицию? Беспрецедентно. Она абсолютно ничего не смыслила в археологии. Теперь Анна поняла, почему Чанг выглядел таким усталым. IPX предоставила Донн место на борту. Давление со стороны Пси-Корпуса, должно быть, было ужасным. Видимо, это связано с Терренсом: Пси-Корпус беспокоится из-за мыши, а тут IPX отправляет экспедицию к планете, которая, возможно, является родиной технологии, создавшей мышь. Теперь все встало на свои места.

Экспедицию, должно быть, рассматривают под микроскопом. Как говорил Чанг, это все политика. Вероятно, Петрович и Стендиш назначены для наблюдения за самим Чангом.

Последнего члена их археологической команды пригласили из Космофлота. При случае военные участвовали в экспедициях, организованных IPX, но корпорация предпочитала привлекать военных специалистов только в тех случаях, когда им было что продать, и IPX устраивала предложенная цена. Те немногие экспедиции, в которых, как слышала Анна, участвовали военные, были экспедициями к уже разведанным местам, где уже были проведены предварительные археологические исследования и полученные результаты заинтересовали военных.

По крайней мере, этот военный специалист имел ученую степень в области археологии и специализировался на археолингвистике. В экспедиции лингвист был необходим. Она прочитала его досье, также присланное Чангом. Оно оказалось малоинформативным. Ученую степень он получил в посредственном колледже и сразу после этого начал работать на правительство. Ни преподавания, ни научных исследований. Анна знала, что по большей части, ее отношение к нему было продиктовано обыкновенным снобизмом, но она, как и большинство ее коллег, свысока смотрела на ученых, не связанных с академической наукой, а в особенности на тех, кто работал на правительство. Доктор Чанг был единственным из знакомых ей ученых, кто постоянно работал на корпорацию и сумел сохранить свой научный уровень. Согласно личному делу, незнакомый археолог шесть месяцев тому назад ушел в отпуск и был вызван только в связи с этой экспедицией. Все это казалось подозрительным. Чанг, руководствуясь своими представлениями, никогда бы не выбрал этого лингвиста для участия в экспедиции. Анна сомневалась, что его способностей хватило бы на перевод Книги Г'Квана, не говоря уж о письменности совершенно новой, неизвестной прежде цивилизации.

В его досье почти ничего больше не было, за исключением его нынешнего адреса. Очень странно, но он жил здесь, на станции Прима.

От остановки метро нужно было идти всего минут пять, как он и описывал. Анна сообщила лингвисту, что хочет обсудить список необходимого ему оборудования, хотя, на самом деле, она хотела получить возможность присмотреться к нему до того, как они полетят к Пределу на одном корабле. По центаврианским стандартам, этот район станции был не самым лучшим. Коридоры более узкие и скромные, меньше декоративной отделки. Анна нашла дверь и позвонила. Дверь открылась, и она вошла.

Из темноты появился невысокий мужчина.

— Доктор Шеридан?

— Доктор Морден?

Она протянула руку, чувствуя при этом легкую неловкость.

— Приятно встретиться с вами, — он пожал ее руку. Его ладонь была мягкой и гладкой, совсем не похожей на руку археолога.

Дверь позади нее закрылась, и стало совсем темно.

— Свет, — произнес Морден и отвернулся, когда загорелось верхнее освещение. — Извините. Уже два часа? Боюсь, что я потерял чувство времени.

— Это вы меня извините. Вы отдыхали? В таком случае я могу придти позже.

Он снова повернулся к ней, изобразив улыбку, обнажившую ряд белых зубов.

— Нет, нет, что вы! Пожалуйста, останьтесь. Садитесь. Не хотите ли чаю? — голос Мордена был таким же гладким, как и его ладонь.

— Нет, спасибо, — Анна присела на велюровую кушетку с высокой спинкой, сделанную в центаврианском стиле. Вся обстановка смотрелась по-центавриански, просто была менее дорогой и не изукрашенной. Квартира производила впечатление номера в гостинице, в ней ощущалась нехватка личного отношения — лишь несколько полок с артефактами на одной из стен хоть что-то сообщали о своем владельце. Все это было хорошо знакомо Анне — ведь она сама по роду своей деятельности, будучи наемной служащей, переезжала примерно раз в год с места на место, и в каждой квартире была своя обстановка.

— Вы уверены?

Анна кивнула, и Морден уселся в кресло напротив нее, молча скрестив руки. Он по-прежнему улыбался. Он все время держал себя в руках, сидел чинно, руки прижаты к телу, ноги вместе. Темный костюм вычищен и отглажен. Темные волосы аккуратно зачесаны назад, никаких непослушных и растрепанных прядей, которые делали прическу Анны совершенно неопределимой. Среди обычно неопрятных археологов Морден явно был исключением.

— Полагаю, что скоро мы полетим вместе, — сказала Анна.

— Да, — кивнул он.

— Я принесла список оборудования, — она открыла ноутбук, вызвала список на экран. — Мне бы хотелось удостовериться, что здесь есть все, что вам необходимо.

Анна вручила ему ноутбук.

Пока Морден читал, его улыбка оставалась на месте, как приклеенная.

— Здорово. Да я и не мечтал о том, чтобы все это попросить. Я даже не знаю, зачем нужна половина этого оборудования.

— Вы не хотите что-либо добавить к этому списку? — сейчас ее хитрость казалась очевидной, но ей ничего не оставалось, как доигрывать до конца.

Морден вернул ей ноутбук.

— У меня есть несколько собственных вещей, которые я возьму с собой, и все.

Его глаза скользнули в сторону, уставившись в точку над ее левым плечом.

— Вы впервые участвуете в экспедиции IPX? — поинтересовалась Анна.

Темные глаза снова уставились на нее.

— Нет, я уже участвовал в двух других, но это было довольно давно. Ваши люди из IPX совершают удивительные вещи.

— Я только наемный служащий. Но я согласна с вами. Они единственные, кому в настоящее время под силу организовать крупную экспедицию.

— Вероятно, вас интересует, почему я работаю на Космофлот?

— Меня? Нет, пожалуй. А впрочем, как вам нравится ваша работа? На какое подразделение вы работаете?

— Отдел новых технологий, которые, как вам известно, иногда бывают очень древними. Мы не организуем крупных экспедиций, пусть этим занимается IPX. Но мы стараемся разобраться в некоторых изумительных артефактах, которые я имею возможность изучать. К несчастью, я не могу рассказать о большинстве из них. Вы же знаете наше правительство.

— Мой муж — капитан Космофлота, — Анна начала удивляться, как может улыбка так долго оставаться на лице Мордена. Его губы наверняка устали.

— Ах, ваш муж, — его глаза снова скользнули в сторону.

— Откуда вы знаете доктора Чанга? Вы работали вместе с ним в IPX?

— На самом деле мы никогда раньше не встречались. Но теперь встретимся.

— Меня удивило, что он выбрал вас для участия в экспедиции.

— Боюсь, что не знаю, почему он это сделал. Я совершенно не в курсе. Просто мой начальник позвонил мне и спросил, согласен ли я участвовать в этой экспедиции. Конечно же, я согласился. Это редкая возможность.

Анне захотелось узнать, сможет ли она выяснить, кто он и откуда, или хотя бы, пробиться сквозь эту улыбку.

— У вас здесь есть несколько интересных артефактов.

Она встала и подошла к полкам.

Морден тоже поднялся.

— А, всякая всячина, но они напоминают мне о местах, где я побывал.

Он стоял спокойно, скрестив руки.

Анна обнаружила много полузнакомых предметов, среди которых находился анфранский любовный камень. Круглый черный камешек из вулканического стекла был гладким, за исключением крошечной надписи на обратной стороне — имени анфранского звездного бога любви. Камень нужно было носить на шее как кулон таким образом, чтобы имя бога прижималось к груди, и никто не мог его прочесть. Существовало поверье, что камень несет в себе добрые пожелания любимых.

— Вы были на Анфрансе? Я защитила диссертацию по их культуре.

Морден кивнул.

— Я считаю, что их заклинание любви — самая романтическая вещь в мире. Я привыкла повторять мужу одну их фразу: «Любовь, что не знает границ».

Его улыбка, казалось, потускнела.

— Мне знакома эта цитата. Боюсь, что вы неверно перевели ее. Правильный перевод: «Любовь, что не признает границ». Вы можете прочесть мою статью на эту тему в «Archeology Quarterly».

Анна задумалась, прав ли он, могла ли она и все остальные ошибиться в переводе. Возможно, он знал, что говорил, надо будет проверить. Анна бегло просмотрела остальные предметы.

— Я удивилась, когда узнала, что вы живете здесь, на станции. Вам здесь нравится?

Морден взял любовный камень.

— Жить можно. Мне надо было убраться от Земли подальше.

Анна улыбнулась.

— Зачем? Разве вы в розыске?

На одну ужасную секунду его улыбка стала еще шире, а потом как будто переломилась и исчезла. С видимым усилием Морден попытался вернуть ее.

— Вы, вероятно, видели это в новостях.

Его лицо окаменело: застывшее, едва сдерживаемое, ждущее ответа.

— Нет, не понимаю, о чем вы говорите.

— Моя жена и дочь погибли, когда в мае взорвалась зона перехода у Ио.

Анне захотелось, чтобы он отвел от нее взгляд. Глаза Мордена уставились на нее, словно требуя ответа. Анна не знала, что сказать. Она пришла сюда, полная решимости выявить его некомпетентность. Она и представить себе не могла, что обнаружит что-нибудь вроде этого. У Чанга была манера не включать в досье что-либо важное из личной жизни.

— Простите, весной я была на раскопках. Я слышала о том, что случилось, но не видела ни одного репортажа.

Морден кивнул.

— Многие до сих пор меня узнают. Полагаю, что я тогда кричал или что-то в этом духе. Я не помню.

— Сожалею, если пробудила ваши воспоминания.

Он криво улыбнулся, но улыбка быстро исчезла.

— Нет, я и не переставал думать о них.

Морден протянул Анне любовный камень.

— Я подарил его жене на свадьбу. Я прочитал ей заклинание. Мы решили, что наша любовь не будет признавать никаких границ… — он замялся. — Пойду, приготовлю чай.

— Звучит заманчиво, — сказала Анна.

Кухня находилась в углу комнаты, и, пока он заваривал чай, Анна присела на табурет около кухонного стола. Она разглядывала квартиру Мордена, осознав, что он провел здесь все шесть месяцев, не в силах снова начать жизнь заново.

— Их корабль входил в зону перехода, когда та взорвалась, — монотонно произнес он, повернувшись к ней спиной. — Конечно же, я должен был быть с ними. Обломки нашли, но их должно было остаться больше. Сказали, что некоторые части корабля, должно быть, затянуло в гиперпространство. Сказали, что никто не смог выжить. Я знаю, что они правы. Половина взорванного корабля осталась в гиперпространстве. Но иногда я задаю себе вопрос — а вдруг они живы? Я спрашиваю себя, каково это: дрейфовать в гиперпространстве, в одиночестве, без надежды на спасение. Саре сейчас было бы шесть лет.

Он повернулся к ней, держа чай, и Анну поразило все такое же спокойное контролируемое выражение его лица. Ей на ум пришла цитата из ее любимого писателя Джона Стейнбека: «Среди нас есть те, кто живет в комнатах своих переживаний, куда мы никогда не сможем войти».

— Как преодолеть такую границу? — спросил Морден.

— Не знаю, — она задумалась о том, как она сама будет жить, если Джон погибнет. При его службе это было постоянной опасностью. Тем не менее, она просто не могла этого представить.

— Думаю, смысл заключается не в том, что вы сможете пересечь границу, сколько в том, что ваша любовь способна преодолеть все границы. Где бы вы ни были, они должны знать, что вы любите их. Ваша любовь может утешить их, как их любовь — вас.

Слова казались пустыми. Анна внезапно ощутила себя никудышным психологом.

— Боюсь, что наши интерпретации, как и наши переводы, различаются, доктор Шеридан, — Морден одним долгим глотком осушил кружку и поставил ее на стол. На его лице снова появилась улыбка, хоть и слабая.

— Вы можете звать меня просто Шеридан, — предложила Анна. — В нашей группе мы предпочитаем называть друг друга по фамилиям. Так мы отделяем себя от сотрудников IPX, которые любят звать друг друга по именам, как будто они лучшие друзья.

— Тогда вы можете звать меня Морденом. Давайте вернемся к делам экспедиции. Я могу чем-нибудь помочь в подготовке?

Анна дала ему несколько поручений, и они еще немного поговорили об экспедиции. Собираясь уходить, Анна решила, что Морден станет ее вторым заданием. К тому времени, когда они вернутся от Предела, она поможет ему начать жить заново.

* * *

Джон стоял у входа в орудийный отсек. Внутри, справа от Джона, на мониторе горел сигнал боевой тревоги. Еще один день, еще дюжина учений. Но на этот раз он решил действовать более прямолинейно.

Вахтенным офицером-артиллеристом была лейтенант Уотли, и с ней — четыре канонира, чьи имена Джон до сих пор не мог точно запомнить. Когда на борту объявили боевую тревогу, Джон включил секундомер. Через 10 секунд Уотли отложила книгу и связалась с мостиком, запросив подтверждение тревоги. Получив его, она через 32 секунды начала соответствующим образом настраивать контрольные системы. Спустя 53 секунды энсин Тиммонс, самый молодой из офицеров-артиллеристов и единственный, кто не был переведен с «Афины» вместе с Бестом, ворвался в отсек, толкнув при этом Джона, спеша к своему посту. Влетев в отсек и увидев, кого он толкнул, энсин замер, разинув рот.

— Извините, сэр. Я не заметил. Я просто… Я не знал.

Джон поднял руку.

— Все в порядке, Тиммонс. Это ваша обязанность — при объявлении боевой тревоги добраться до своего места так быстро, как вы можете. Я ценю ваш энтузиазм. Выполняйте.

Тиммонс широко улыбнулся. С одной стороны головы его волосы были примяты, вероятно, со сна.

— Спасибо, сэр!

Он поспешил к системе наведения.

Теперь Уотли осознала, что капитан находится в отсеке, и приступила к своим обязанностям с весьма озабоченным видом. Джон переместился к внутренней стороне дверного проема.

Когда секундомер показывал 1 минуту 10 секунд канониры начали вбегать в отсек.

В 1 минуту 40 секунд явился лейтенант Росс. Старший артиллерист вряд ли мог служить хорошим примером. Он не выглядел запыхавшимся или неопрятным. На секунду он заколебался, увидев Джона, но потом продолжил путь к диагностическим системам, дважды проверил показания приборов, принял рапорты своих подчиненных и отдал приказы канонирам. Тридцатипятилетний здоровенный — шести футов шести дюймов ростом, — дюжий мужик, ходивший вразвалку и изрыгавший приказы сильным, устрашающим голосом. Тем не менее, было что-то в его мускулистой фигуре, быстрых движениях головы при любом изменении ситуации, в случайных остановках руки посреди жеста, что-то, выражающее неловкость. Черты его лица были мелкими и тонкими, что странно контрастировало с его могучей фигурой. Росс подтвердил, что люки трубы закрыты, а потом Уотли подключила оптические системы и включила первичное зажигание.

В 2 минуты 22 секунды после включения секундомера явились последние два канонира, явно не торопясь.

А в 3 минуты и 3 секунды в отсек прогулочным шагом вошел Спано.

— Меня оторвали от чтения очень важного письма из дома. Я только дошел до середины. Не могли найти время получше… — увидев Джона, Спано остановился и замер. — Капитан.

Это слово не прозвучало приветливей, чем «сэр». Опаловые глаза Спано излучали презрение.

Джон поднял секундомер.

— Сожалею, что побеспокоил вас, лейтенант.

Спано прошел к своему посту у контрольной системы, рядом с Уотли, набрал несколько команд. Он и не пытался скрыть свого плохого настроения. Его тон был вызывающим, он не старался, действовал вовсе без энтузиазма. Росс связался с мостиком.

— Орудийный отсек к бою готов.

— Будьте готовы, — ответил Корчоран.

Джон остановил секундомер.

— Три минуты сорок одна секунда потребовалась вам, чтобы достигнуть состояния боевой готовности. Тиммонс, по инструкции, сколько времени нужно для того, чтобы после объявления боевой тревоги привести орудия в состояние боевой готовности?

— Две минуты, капитан.

— Две минуты. И, тем не менее, у вас это заняло три минуты сорок одну секунду. Три минуты сорок одну секунду, за которые вражеский корабль может уничтожить нас. Лейтенант Росс, в чем, по вашему мнению, причина задержки? Были ли непредвиденные затруднения, такие, как повреждения на борту вследствие внезапной атаки?

— Нет, сэр, — прогрохотал Росс.

— Лейтенант Спано, что надо сделать, чтобы вы добирались до своего поста быстрее, чем за три минуты три секунды? Буду рад сделать ваш путь настолько гладким, насколько это возможно.

Спано быстро взглянул на Росса, но ничего не сказал.

— Спано!

Ноздри Спано раздулись.

— Сэр, я не спешил, потому что знал, что эта тревога учебная, сэр. Мы все прошли через множество учебных тревог, сэр. Мы знаем, что на самом деле в этом нет никакого смысла, сэр. Сейчас все в галактике — наши друзья, верно? Нравится нам это или нет. Да рак на горе свистнет раньше, чем мы всерьез применим нашу технику. Сейчас мы просто послы доброй воли с Земли. Нам надо лишь улыбаться и держать пальцы подальше от спускового крючка.

— Я удивлен, что тот, кто был на войне, будет так стремиться воевать снова, — сказал Джон.

Спано хмыкнул.

— Вы — герой. Что вам нужно от новой войны?

Почему именно это всегда было таким важным для всех, с кем он сталкивался? Проклятая война закончилась восемь лет назад. Он сделал то, что надо было сделать, ничего больше.

— Чем бы вы не считали эту тревогу, учением или нет, — Джон шел от одного к другому, заглядывая каждому в глаза, — ваша обязанность — добраться до своего поста как можно быстрее и привести корабль в состояние боевой готовности. Если кто-то из вас не способен исполнять свои обязанности, то я могу освободить вас от них, — он остановился напротив Росса. — Я жду результатов. И я хочу получить их немедленно. Лейтенант Росс, вы способны сделать так, чтобы ваш отсек выполнял задание в соответствии с уставными стандартами?

— Я приложу все усилия, сэр, — прогремел Росс. В суровой складке его губ Джон видел сопротивление.

— И эти ваши «все усилия» будут лучше, чем то, что я наблюдал здесь сегодня?

Сейчас Джон увидел, что Росс задумался над тем, как ответить на этот вопрос. Его губы еще сильнее сжались.

— Разрешите говорить открыто, сэр?

— Хорошо. Облегчите душу.

— Сэр, я думаю, что многие артиллеристы чувствуют, что вы давите на них, потому что ваши боевые заслуги превосходят их. Вы уничтожили «Черную звезду», а мы служили под командованием капитана Беста, который проявил себя трусом в Битве на Рубеже.

— Это смешно, — сказал Джон, и тут же пожалел о сказанном. Такт. Анна всегда напоминала ему об этом.

— Верно, — сказал Спано. — Это смешно. Он — не герой. Расположить мины и потом послать ложный сигнал бедствия — не метод героя.

Спано вообще не имел представления о дисциплине. Он не должен ни минуты оставаться в армии. Видимо, капитан Бест позволял ему вести себя как угодно, возможно, даже поощрял такое поведение. Джон должен обвинить Спано в нарушении субординации и отдать его под трибунал. Возможно, ему надо применить подобную меру не только к Спано, но и к Россу, Уотли, нескольким канонирам и некоторым членам экипажа из других отсеков. Но он чувствовал, что сначала надо дать им шанс исправиться, или, возможно, как предлагал генерал, перевести их на другое место. Они не были новобранцами. Эти люди долгие годы служили в Космофлоте. Они вели себя так, как их приучили.

Космофлот должен был научить Спано тому, что значит быть офицером. Космофлот в лице капитана Беста распустил его. Политика и связи дали Бесту «Агамемнон» и позволили ему портить офицеров, попавших под его командование. Сейчас Космофлот в лице Джона Шеридана отвечает за это. Если Спано, Росс и другие смогут измениться, то он хотел бы предоставить им такую возможность. Им следует выучить, что это значит — носить форму Космофлота. А ему надо выучить, что действия капитана Беста вышли боком его команде.

— Я именно это и имел в виду, когда сказал, что мы все начнем здесь с чистого листа. Никаких обвинений против капитана Беста. И, уж точно, никто из вас не отвечает за все, что он мог или не мог сделать.

Джон резко махнул рукой, повысив голос:

— Я гоняю вас потому, что состояние вашего отсека неприемлемо. Хуже того, вас это совершенно не беспокоит. Но для меня эта форма имеет значение: служба в Космофлоте имеет значение. Это значит, что каждую минуту надо стараться изо всех сил, командовать этим кораблем, прилагая все способности, не сдаваться, как бы ни устал, как бы ни разочаровался, как бы мне все это ни надоело. Посвятить жизнь чему-то более важному, чем я сам, какой-то большой цели. И я намерен сделать так, чтобы каждый на борту этого корабля соответствовал этим требованиям.

Лицо Спано вспыхнуло.

— Вы считаете, что можете научить нас тому, как управляться с лазерным орудием, когда мы делали это на протяжении многих лет? Может быть, вам лучше научить нас ставить мины? С лазерным орудием мы уж как-нибудь сами справимся.

— Лейтенант Спано, — мрачно произнес Джон, — вы нарушаете субординацию. С этой минуты и до следующего уведомления вы находитесь под домашним арестом в своей каюте.

Спано, сверкая глазами и раздувая ноздри, отдал честь и вышел.

— Все свободны, кроме лейтенанта Росса, — Джон подождал, пока все канониры и остальные офицеры вышли.

Росс выпрямил свое могучее тело и приготовился к разносу.

Спано нужен урок дисциплины, быстрый и жесткий. Но Росс — другое дело. Что-то глодало его изнутри уже долгое время. Прослужив в армии так долго, Джон смог это уловить в его уставной позе, резких строгих чертах, в громком ревущем голосе.

Джон встал перед Россом так, чтобы видеть его глаза.

— Лейтенант, я понимаю, что жить в тени слухов о поведении капитана Беста в Битве на Рубеже не очень приятно для вас и вашей команды. Это как будто несмываемое клеймо на плече каждого из вас. Но я чувствую, что корни вашего сопротивления уходят намного глубже. Намного дальше, чем у тех офицеров, кто служил с капитаном Бестом на «Афине». Когда я познакомился с членами экипажа и изучил их послужные списки, то обнаружил, что мое впечатление практически о каждом члене экипажа противоположно мнению капитана Беста. Каково ваше мнение о методах оценки команды капитана Беста?

Росс замялся, резкая складка губ дрогнула.

— Я спрашиваю ваше искреннее мнение, лейтенант.

— Капитан Бест имел свои личные критерии, капитан.

— Будучи старшим артиллеристом, часто ли вы соглашались с оценками капитана Беста?

— Иногда, сэр. Временами я чувствовал, что капитан Бест, должно быть, обладает большей информацией, чем я.

Джон повысил голос.

— Большей информацией об артиллеристах и о том, как они исполняют свои обязанности, чем вы, их непосредственный начальник?

Росс отвел глаза.

— Капитан Бест был опытным командиром.

Дело зашло в тупик. Росс держался как скала. Джон шагнул ближе, снова заглянув Россу в глаза.

— Думаю, что капитан Бест не владел большей информацией ни об исполнении членами экипажа их обязанностей, и ни о чем вообще. Кажется, он поощрял самых ленивых и небрежных, и наказывал самых старательных членов экипажа. И это привело меня к убеждению в том, что у него были собственные критерии оценки команды. Критерии, не имеющие ничего общего с тем, что является основой Космофлота. Вы согласны с этим, лейтенант?

— Не уверен, что правильно понял вас, сэр, — могучая фигура Росса качнулась, он поджал губы. Джон почувствовал, что очень близок к прорыву в отношениях с Россом. Со Спано можно без толку говорить весь день, и Джон не думал, что узнает что-нибудь новое. Со Спано все было ясно. Но проблемы Росса лежали намного глубже. Если Джон сможет пробиться и выяснить, что же гложет его, то, возможно, ему удастся наладить с ним контакт. До сих пор Росс не выказывал явного неповиновения, просто скверно выполняя свои обязанности, и не имел желания начать открытый конфликт. Если бы возник открытый конфликт, то, возможно, это можно было решить, и необходимость в сопротивлении исчезла бы.

— Я имел в виду, что мне нужно взглянуть на всех моих старших офицеров и спросить у них: как? Что именно они сделали для капитана Беста, чтобы получить повышение? — он указал на Росса. — Например, вы. Начали службу с капитаном Бестом девять лет назад как энсин третьего класса. Сейчас вы лейтенант и старший артиллерист. Когда я смотрю на состояние дел в вашем отсеке, Росс, и на ваше собственное поведение: вашу небрежность, ваше упрямство, ваше пренебрежение инструкциями, вашу убогую мотивацию, то мне хочется знать, какими критериями руководствовался капитан Бест, когда неоднократно рекомендовал вас на повышение?

По выражению лица Росса Джон понял, какое решение пришло тому в голову: дикое решение — набить рожу своему командиру. Тонкие черты лица Росса исказились, правое плечо опустилось, огромная правая ручища сжалась в кулак, а локоть отодвинулся назад, готовясь нанести удар. Вовсе не на такой прорыв надеялся Джон. Он инстинктивно поднял руку для защиты, и в этот момент Росс засопел. Его руки вместо удара, вытянулись по швам. Голова Росса нервно дернулась от Джона по направлению ко входу в отсек.

— Капитан? — произнес генерал Лохшманан. Рядом с ним стояла его помощница.

Джон опустил руку.

— Мы… проводим учения, генерал. Чем обязан?

— Ах, учения.

Коммуникатор Джона пискнул.

— Извините, сэр, — Джон поднес коммуникатор к губам. — Шеридан слушает.

— Капитан, — сказал лейтенант Корчоран, — звонит ваша жена.

Джон оглянулся на генерала.

— Скажите ей, что я перезвоню. Я занят.

Принять личный звонок во время боевой тревоги было явным нарушением устава. Корчоран должен бы знать об этом.

— Примите звонок, капитан, — сказал генерал. — Мне бы хотелось побеседовать об этом учении с лейтенантом.

Джон замялся, но потом понял, что у него нет выбора.

— Есть, сэр!

Потом проговорил в коммуникатор:

— Переведите звонок на пульт связи орудийного отсека.

Джон подошел к пульту связи, находившемуся около входа, нервно оглядываясь через плечо на прямую спину генерала.

— Привет, дорогая.

Он повернулся, увидел Анну в номере отеля.

— Что-то не так?

— Я не могу сейчас разговаривать.

Генерал что-то обсуждал со своей помощницей.

— Просто мне не по себе из-за того, что вчера ты выглядел таким виноватым…

Теперь генерал повернулся к Россу, что-то говоря.

— …решила принять предложение доктора Чанга, участвовать в качестве научного офицера в экспедиции к Пределу. Это займет шесть месяцев.

Джон снова повернулся к Анне.

— Ты улетаешь?

— Это потрясающая возможность. Ты и не заметишь моего отсутствия.

Он чувствовал, будто гонит ее.

— Мне так жаль, что у нас ничего не сложилось.

— Все в порядке. Просто время неудачное.

Теперь Росс отвечал генералу. Его гулкий голос заглушал слова Анны.

— Послушай, давай поговорим об этом в другой раз. У меня тут генерал, и вообще… у меня куча проблем.

— Да. Прости. Я пришлю тебе информацию об экспедиции.

— Отлично.

Росс, поджав губы, стоял перед генералом, пытаясь взглядом что-то передать Джону.

— Мне пора, — он выключил связь и присоединился к генералу.

— Может быть вы, капитан Шеридан, объясните мне, что это за учения? — сказал Лохшманан подчеркнуто формально. — От вашего офицера, кажется, не добьешься ясного ответа.

Джон сложил руки за спиной. На данный момент он в любом случае не хотел предавать огласке то, что произошло между ним и Россом.

— Стандартная отработка действий при объявлении боевой тревоги, сэр.

Пока генерал молчал, Джон умудрился придать своему лицу приятное выражение.

— Ясно, — наконец сказал генерал. — Я проверил, как идет обновление ваших систем. Техники должны уложиться в три дня. Я ожидаю, что к этому времени ваша команда будет способна принять участие в маневрах.

— Да, сэр!

Три дня на то, чтобы разгрести авгиевы конюшни под названием «Агамемнон».

Он слышал, что эти маневры будут той еще работенкой.

— Надеюсь, дома все в порядке?

Джон на мгновение закрыл глаза. Лохшманан был лощеным генералом. Разговаривать с Анной во время учебной боевой тревоги выглядело верхом непрофессионализма.

— Да, сэр.

— Рад это слышать. Не будете ли любезны проводить меня в инженерный отсек? Я дам вам инструкции относительно обновления системы.

Джон повернулся к Россу.

— Мы закончим нашу дискуссию позже, лейтенант.

— Есть, сэр! — прогрохотал Росс.

Лишь после того, как Джон вместе с генералом покинул орудийный отсек, мечтая о том, чтобы Корчоран не принимал звонка от Анны, чтобы она выбрала для этого другое время, он вспомнил, что забыл сказать ей о том, что любит ее.

Ну что ж, он скажет это в другой раз.

Глава 6, в которой происходят два совещания

Во второй половине дня, перед началом совещания, Анна встретилась с доктором Чангом на борту «Икара». Его транспорт прибыл раньше, чем ожидалось, и Анна пропустила его на таможне, наткнувшись вместо него на Фаворито и Рейзера, называвших себя богами больших раскопок. Они были поглощены организацией празднования гигмосианского нового года: в виде настоящей гигмосианской церемонии, со статуей их древесной богини нового года, достоверно изображенной Петраки — с рогами на носу и церемониальными двойными подбородками.

Фаворито и Рейзер так много времени провели вместе в ограниченном пространстве, что на самом деле стали походить друг на друга. Хотя Фаворито был европейцем, а Рейзер — негром, головы обоих украшали лысины, оставшиеся волосы были собраны сзади в хвост, оба носили очки для чтения, поднятые на лоб, оба щеголяли лохматыми бородами, которые часто были усеяны крошками, и носили на поясе ноутбуки. То были настоящие «нерды», но «нерды»-археологи, что роднило их между собой. Как только они прекращали работать, сразу же между ними возобновлялся обмен анекдотами и колкостями. Приятно было хоть чуть-чуть расслабиться с ними. Анна показала им отель «Империал», где они должны были провести в роскоши следующие восемь дней перед тем, как перебраться в аскетичные и тесные каюты на «Икаре». По сравнению с отелем «Икар» выглядел вполне сносно.

Ожидая, когда они устроятся в своих номерах, Анна вызвала архив журнала «Archeology Quarterly» и прочитала статью Мордена. Конкретная и точная, посвященная только вопросу анфранского заклинания любви, статья была самым ярким образчиком лингвистического исследования, которое приходилось читать Анне. Морден был прав: фраза означала «любовь, что не признает границ».

Анна всегда полагала, что смысл заклинания был таков: не зная границ, любовь способна преодолеть любые препятствия. Но теперь, если верить этим словам, выходило, что любовь не терпит никаких преград. Это была более агрессивная философия, требующая от своих приверженцев более решительных действий. Анна задала себе вопрос, позволит ли она преградам встать между ней и Джоном. Ей не верилось в это: Анна никогда не считала, что карьера и время, проведенное порознь, могут стать преградой для их любви. Тем не менее, прошло больше года с тех пор, когда они провели вместе хоть несколько дней. И сейчас предстоит еще, по крайней мере, шестимесячная разлука. Если она действительно хочет встретиться с ним, то должна сдвинуть небо и землю, лишь бы увидеть его. Эта мысль ее встревожила. И, тем не менее, здесь не было ничего похожего на то, с чем столкнулся Морден. Его жена и дочь погибли. Эту преграду он не в силах преодолеть.

К тому времени, когда Анна проводила Фаворито и Рейзера к лифту и направилась вместе с ними к «Икару», находившемуся на центральной посадочной площадке станции Прима, до предполагаемого совещания оставалось всего несколько минут. Анна нашла доктора Чанга в рубке, поглощенного разговором с капитаном Идальго. Как только Анна подошла, Чанг обернулся. Он уже переоделся в свою полевую форму цвета хаки и ботинки.

— Похоже, что вы с капитаном Идальго отлично подготовили корабль, — Чанг, казалось, излучал энергию. Вероятно, возможность вырваться из штаб-квартиры корпорации и избавиться от шелкового галстука подняла ему настроение.

— Капитан мне очень помог, — сказала Анна.

Говоря по правде, Идальго — невысокий и жилистый мужчина, — отвечал на ее вопросы, но сам вряд ли проявлял инициативу. Его философия, особенно когда дело касалось археологов, заключалась в том, чтобы говорить только тогда, когда тебя спрашивают. Философия, которой он продолжал придерживаться и сейчас.

— Погружено более половины нашего оборудования, — доложила Анна, — остальное доставят в течение нескольких дней. Все системы корабля готовы к полету. Сборы, если не торопиться, завершатся через два дня. Капитан Идальго, мы все еще соблюдаем график?

— Да, доктор, — на лице Идальго было такое выражение, как будто имена всех докторов давно перепутались в его голове, смешавшись в одно общее безымянное «доктор». Анна сомневалась, что он знал, как ее зовут.

— Доктор Чанг, — сказала она, — было бы великолепно, если бы вы уделили мне минутку до совещания.

Чанг кивнул.

— Извините нас, капитан, — он направился к комнате для совещаний. Анна двигалась на шаг позади по узкому проходу. — Я знаю, что вы собираетесь сказать.

— Не думаю, — ответила Анна. — Полагаю, что Петрович и Стендиш здесь для того, чтобы приглядывать за вами, удостовериться, что вы соблюдаете интересы IPX.

Чанг проницательно улыбнулся.

— Очень хорошо, Шеридан. Вы почти готовы плавать с акулами.

— Я знаю, что присутствие мисс Донн — это плохая новость, и я расстроена, что она занимает место археолога. Но думаю, что мистер Морден может оказаться находкой. Я не знаю, как он попал в нашу команду, и каковы его цели, но он, определенно, знает свое дело. Что вам о нем известно?

— Я даже не виделся с ним. Но на вашем месте в этой экспедиции я бы не доверял никому. Вы заботитесь о людях, Шеридан, а в этом путешествии от этого будут одни проблемы. Я здесь доверяю всего одному человеку — вам.

— А я доверяю вам, — сказала Анна.

— И, быть может, напрасно, — ответил Чанг. — Ведь это я втянул вас в это безумие.

Они вошли в комнату для совещаний, разговоры собравшихся там археологов стихли.

— Если все возьмут свой кофе и пончики и рассядутся, то мы начнем.

Комната для совещаний была кубической формы и едва вмещала в себя прямоугольный стол, пульт связи на одной из стен, а на другой — большой экран и устройство для обработки данных. Но это было лучше, чем на любом другом корабле.

Чанг встал во главе стола, Анна села справа от него. Подняв взгляд на Чанга, она ощутила частицу прежнего благоговения, которое рассеялось с годами. Чанг был похож на того старого лектора, которого она знала по Чикагскому университету: резкие жесты, звучный голос. Как и все они, он знал, что эта находка была крупнейшим открытием в его жизни. Никакие хитросплетения политики не могли этого изменить. Когда новость об их открытии распространится, оно станет выше политики, окажется неподвластным ее воздействию. Слушая план работ экспедиции, Анна чувствовала растущее внутреннее возбуждение. Казалось, вся ее карьера вела именно к этому моменту — открытию абсолютно неизвестной расы, совершенно новой технологии.

Рассказав об экспедиции, Чанг обошел вокруг стола и представил каждого члена археологической команды. Рядом с Анной сидели ее друзья — Фаворито, Рейзер и Скотт. Рейзер поднял руки, чтобы подчеркнуть новую короткую стрижку Скотт, а та в ответ дернула его за хвост. В дальнем конце стола находилась Донн с напряженным и решительным лицом. Справа от нее сидел Морден со своей осторожной улыбкой, постукивая пальцами по столу. Рядом с Морденом — Петрович и Стендиш, по мнению Анны, они чрезмерно старались казаться своими. И, напротив Анны, слева от Чанга, сидел Черльзстейн. Для него всегда было важно находиться поближе к главе стола, как будто он боялся, что в противном случае о нем позабудут. Черльзстейн кивал в ответ на все, что говорил доктор Чанг, и при этом его глаза метались от одного к другому, проверяя, поддерживает ли каждый из них своего руководителя.

Чанг даже не пытался объяснить причины присутствия на борту Донн и Мордена. Он просто представил их, сказал, из каких они организаций, а потом двинулся дальше. Никто не выразил удивления — вероятно, они узнали о составе команды за несколько дней до этого, из слухов. Лишь одна Донн удивилась, когда доктор Чанг представил Мордена. Хотя выражение ее лица не изменилось, ее голова повернулась в его сторону, и их глаза встретились. На лице Мордена по-прежнему красовалась его осторожная улыбка. Он выглядел почти довольным реакцией Донн.

Закончив представление участников, Чанг перешел к обзору информации, переданной зондом. Из соображений секретности, эти сведения отсутствовали в данных об экспедиции, полученных Анной.

— Большая часть поверхности планеты состоит из двух видов горных пород. Обширные горные массивы сформированы из пород вулканического происхождения, а равнины покрыты толщей осадочных пород. Пыль и песок, которые образовались в результате эрозии и тех, и других, образуют на защищенных от ветра участках значительные наносные отложения.

В атмосфере присутствует остаточная радиоактивность, уровень ее, по данным исследований, позволяет предположить, что всплеск радиоактивности произошел примерно тысячу лет тому назад. Существуют признаки, что эта радиоактивность, исследование природы которой я оставляю физикам, — тут все рассмеялись, так как в этом обществе физиков, в основном, презирали, — имеет искусственное происхождение. Можно предположить, что в то время на планете бушевала война. Не обнаружено следов более высокоорганизованных форм жизни, чем микроорганизмы, — это также может являться результатом той войны. Но атмосфера чрезвычайно сухая, что должно способствовать сохранению любых органических останков.

Погодные условия представляются неблагоприятными. Почти на четверти поверхности планеты постоянно бушуют песчаные бури. Большое количество пыли в атмосфере стало причиной неустойчивой связи с зондом и некоторых искажений изображения. Но, я думаю, что вы найдете результаты очень впечатляющими.

Чанг касанием руки включил экран на стене позади себя. Возникло изображение, прерываемое помехами: каменистая равнина, простирающаяся до далеких остроконечных гор. В атмосфере преобладали коричнево-красноватые тона, такого же цвета, как и скалы, пыль тучами поднималась с порывами ветра, сбиваясь в облака. Суровый пустынный неприглядный ландшафт. Когда камера зонда повернулась влево, на переднем плане возник высокий тонкий каменный столб, похожий на палец, покрытый едва различимыми рунами. Камера зонда продолжала поворачиваться, на различных расстояниях появилось еще несколько колонн. Лес каменных столбов простирался во все стороны, насколько хватало взгляда.

— Среди сохранившихся построек обнаружились эти многочисленные, покрытые надписями колонны, явно искусственного происхождения, высотой от 100 до 150 ярдов. Все колонны расположены друг от друга на одинаковом расстоянии — 2,43 мили, — и занимают всю площадь, которую смогли охватить сканеры зонда. Они сооружены из природных осадочных пород. Другие постройки, — доктор Чанг указал на россыпь крупных, потрепанных эрозией, шестиугольных каменных блоков, только что появившихся на переднем плане, — сделаны из того же камня, взятого в этой области, хотя они сохранились не так хорошо, как колонны. Очаровательный парадокс. На заднем плане вы можете видеть, что в очертаниях горного хребта есть несколько аномально заостренных выбросов, что подразумевает искусственные сооружения. Зонд пока что не побывал в том районе.

— Самая потрясающая находка сделана у основания самой высокой из обнаруженных колонн, — на экране возникло новое изображение, сильнее, чем предыдущие, искаженное помехами. Зонд находился примерно в 22 ярдах от основания гигантской колонны. В тени ее подножия находился объект яйцевидной формы, можно было различить лишь его смутные очертания. — Яйцо, как я называю этот объект, имеет приблизительно десять ярдов в высоту и пятнадцать ярдов — в ширину.

«Размером примерно с дом», подумала Анна.

— Визуально этот объект пока плохо различим, но предварительное сканирование показало, что яйцо пронизано множеством одинаковых тоннелей, подобно частице Пиридианской скульптуры, — Чанг быстро прокрутил серию сканнограмм, которые показывали сложную и запутанную структуру объекта, напоминающую пчелиные соты. Анне очень хотелось, чтобы Чанг не так спешил и познакомил их с более подробной информацией. Хотя объект был гораздо сложнее, Анна увидела в нем сходство с мышью.

— Эта запутанность структуры отражается в неравномерном распределении окраски на поверхности объекта. Эти цветовые пятна внешне похожи на руны, они заметны и внутри тоннелей. Возможно, это какого-то рода надписи, хотя как они были созданы, неясно. Изначально мы предположили, что яйцо было высечено из тех же осадочных пород, что и колонны, но результаты анализа не дали подтверждения этой гипотезе. Некоторые тесты показали, что в яйце имеется электронное оборудование, другие — что оно обладает биологическими характеристиками. Резонансное сканирование обнаружило самое изумительное свойство яйца, — он переключился на новое изображение, которое Анна с волнением узнала. — Сердцебиение. Тогда я усмотрел связь с мышью Шеридан, о которой она расскажет нам через несколько минут. Анализ РНК подтвердил сходство с мышью.

Анна и не представляла, что они обнаружили нечто, имеющее такую значимость для науки. Этот биомеханический организм был невообразимо сложнее мыши. И выглядел отлично сохранившимся. Если им стало известно об одном уцелевшем биомеханическом устройстве на планете, то, наверняка, там были и другие. Анна гадала, каково предназначение этого устройства. Другие ученые перешептывались между собой, пораженные увиденным. Морден повернулся к ней, его улыбка сменилась выражением искреннего интереса. Лицо Донн побелело, ее рот скривился.

— Как вам известно, — продолжал Чанг, — зонд был запрограммирован двигаться по определенному маршруту и проводить определенные тесты. В настоящий момент мы можем изменить программу зонда, но, я думаю, что это будет преждевременно — вне зависимости от того, как сильно мне хочется исследовать яйцо. Мы обнаружили яйцо только потому, что зонд выполнял программу исследований, которая была разработана таким образом, чтобы оптимально расходовать время и энергию. Боюсь, из-за вмешательства в программу мы можем пропустить такие же потрясающие находки. Как только мы окажемся от планеты на расстоянии в 10 дней перелета, то мы сможем управлять зондом напрямую. Если же мы сделаем это раньше, то из-за большого расстояния могут возникнуть опасные задержки во времени между нашими приказами и ответом зонда. Многие из вас имеют опыт работы с небольшими временными задержками и знают, что они легко могут привести к гибели зонда. Так что мы подождем, пока не подлетим на нужное расстояние.

С настоящего момента вы будете иметь доступ ко всем данным, транслируемым зондом в режиме реального времени. Я хочу, чтобы вы изучили их и представили свои предложения для наиболее эффективного использования зонда.

Чанг сел.

— А сейчас доктор Шеридан расскажет вам о проведенных ею исследованиях мыши.

Анна описала, как она обнаружила мышь, ее особенности, которые она наблюдала, и рассказала о сделанном ею выводе: мышь в каком-то роде является биомеханическим устройством. Анна постаралась передать свои ощущения, возникшие при контакте с мышью, и то, почему она решила использовать телепата. В этот момент доктор Чанг перебил ее.

— По-видимому, телепатический контакт привел к взрыву мыши, — сказал Чанг, и его слова были обращены к Донн. — Это все, что мы знаем об этом свойстве мыши. Я позаботился о том, чтобы вы также смогли ознакомиться с результатами изучения мыши, а если захотите провести дополнительные исследования, я могу дать вам допуск к нескольким сохранившимся фрагментам. Если больше нет вопросов…

— Простите, — произнес Морден со своей застывшей улыбкой. — Мне бы хотелось задать вопрос доктору Шеридан относительно этой мыши.

Чанг принялся тереть мозоль на своем указательном пальце.

Было очевидно, что Морден знал о том, что Чанг что-то скрывает, поэтому он и начал задавать наводящие вопросы.

— Вы сказали, что почувствовали какого-то рода телепатическую связь с мышью. Как вы думаете, если бы вы сосредоточились сильнее, или контакт длился бы дольше, смогли бы вы подтолкнуть мышь к взрыву?

Анна очень осторожно подбирала слова для ответа.

— Я толком не знаю. Но мои инстинкты подсказывают, что мой контакт с мышью был очень слабым, гораздо слабее того уровня, который установил с ней телепат. Мои ощущения были похожими на то, будто мой разум скитался во сне, и в этом сне я слышала еще чьи-то мысли. Не похоже, что я воспринимала телепатические сигналы.

— Полагаю, что только мисс Донн может сказать нам это.

Анна осознала, что улыбка Мордена иногда бывала искренней, а иногда — нет. Только бы разобраться в том, когда и какая из его улыбок была фальшивой.

Комната погрузилась в неловкое молчание.

— Доктор Чанг, — спросила мисс Донн, — на раскопках вы сконцентрируете все усилия на этом яйце?

— Было бы опрометчиво делать такие утверждения. Тем не менее, исходя из известных нам фактов, оно представляется необычайно важной находкой.

— Есть ли о нем еще какая-нибудь информация?

Чанг заинтересованно склонил голову.

— Да, записи зонда можно скачать, если вас не затруднит заняться их анализом.

Замявшись, он сменил тему.

— У нас осталось всего восемь дней до отлета. И надо многое сделать. Изучайте данные и сообщите свои предложения доктору Шеридан. Она будет координировать работы.

Когда группа расходилась, возникла страстная дискуссия. Анна сумела отвертеться и догнала Донн, шедшую в 20 футах впереди по узкому проходу.

— Я хотела официально приветствовать ваше появление в среди членом экспедиции. Я не знала о ваших познаниях в археологии.

Донн улыбнулась натянутой, невеселой улыбкой, под маленьким шрамом в виде буквы D на ее щеке сморщилась кожа.

— Я не состою в вашей команде, доктор Шеридан. По крайней мере, доверяйте мне немного хотя бы за то, что я признаю это, — в отличие от того скользкого парня, Мордена. На вашем месте я бы не спускала с него глаз.

— Благодарю за совет, — Анна подумала, что Донн должна быть великолепным специалистом, в чем бы ни заключалась ее работа. Но ее личные качества выставляли ее в невыигрышном свете. — Так какой вклад вы готовы внести в эту экспедицию?

— Если где-то открыта технология, которая является угрозой для телепатов, то я здесь для того, чтобы Пси-Корпус узнал об этой угрозе. Не окажись я на месте, мы бы никогда не узнали об этом. Вы, нормалы из IPX, запаковали бы этот предмет и продали бы его тем, кто больше заплатит за него, скорее всего — Мордену, — а мы бы не узнали о ней до тех пор, пока мозги телепатов не начали бы превращаться в желе.

Анна прижала ко рту кулак.

— Как Терренс?

— Мистер Хиллиард будет таким до конца своих дней. Мистер Хиллиард — желе, — Донн двинулась дальше по проходу.

Анна так надеялась, что они все-таки смогут его вытащить. Где-то в глубине души она даже верила в это. Казалось невозможным, что всего за несколько секунд мышь смогла настолько завладеть его разумом.

Анна отвела руку от губ, разжала ладонь, открыв паутину мозолей, образовавшихся за годы раскопок. Забираться и вылезать из ям, карабкаться вверх и вниз по скалам, обнаруживать едва различимые кусочки погребенных объектов, осторожно выкапывать их из маленьких ниш, чувствовать слабость, разочарование. Не имеет значения, насколько совершенны инструменты, ничто не могло заменить значимость прикосновения, чувствительности и тонкости работы руками. Анна уделяла повреждениям на своих руках мало внимания, с удовольствием обменивая немножко кожи и чувствительности на трепет от увлекательного открытия. Она даже стала видеть в этих мозолях символ знания и опыта.

Мозоли были ответом тела на повторяющиеся травмы и раздражения. Анне хотелось бы знать, оставит ли память о Терренсе по прошествии времени новую мозоль, которая понизит ее чувствительность? Она не знала, можно ли ей на это надеяться. Возможно, это уже началось. Она с облегчением сдала его Пси-Корпусу. Ее первостепенной задачей было остаться в IPX и сохранить доступ к фрагментам мыши. И сейчас Анна позволила Чангу и Донн скрыть то, что случилось с Терренсом. Как будто он просто не существовал.

Она провела пальцами по ладони. Старые травмы создавали твердый защитный слой, какая разница на руке или на душе. Как археолог, она раскапывала прошлое, срывала защитный слой, обнажала раны. Анна с рождения верила в ценность прошлого, в его значимость и влияние на настоящее. Многие чувства людей контролировались прошлым, даже если они этого и не знали. Раны, хоть и зажившие, оказывают на них влияние. Тем не менее, может ли быть так, чтобы боль не утихала со временем? Чтобы раны не заживали, не пропадали страсти, чувство ошибки и унижения? Возможно ли излечиться, не потеряв чувствительность и память? Анна не хотела забывать Терренса. Она не хотела забыть о том, что она с ним сделала. Но если она будет так сильно чувствовать свою вину, как в тот момент, то она никогда не сможет нормально жить и работать. Без мозолей какова альтернатива? Открытая рана.

— Привет, — Морден шел по коридору из комнаты для совещаний. Руки сложены на груди, все тело еще сжато, каждое движение старательно контролируемо, но улыбка выглядела более расслабленной. — Это было то еще совещание. Не могу поверить в то, что они обнаружили.

Анна скривила губы.

— Кажется, вам понравилось дразнить мисс Донн?

— Я не люблю Пси-Корпус. Не знаю, зачем она здесь. Что она скрывает. И я не верю в то, что она не будет лазить в наши личные мысли. Хотя это сделает долгий перелет несколько более интересным, но я думаю, что предпочел бы, если бы она проболталась по глупости, и мы бы до самого конца сидели и играли в покер.

— Она сказала, что у вас тоже есть секреты.

Морден кивнул.

— Игры уже начались, а мы еще не покинули станцию. Хотите поужинать?

Анна решила, что сейчас самое время для того, чтобы начать осуществление своего второго проекта. И, если Морден побольше ей расскажет, будет только лучше.

— Неплохая идея.

* * *

— Садитесь, — сказал Джон.

Росс, Спано и Уотли уселись на стулья напротив стола Джона. Маленький кабинет казался переполненным.

Джон положил руку на стол, щелкнув ногтем по шару со снежинками.

— Вчера дела вышли из-под контроля. Я чувствую, что мне надо закрутить гайки, хотя вы можете со мной и не согласиться. Но я больше не потреплю такого поведения и такого отношения к учениям.

Я предлагаю каждому из вас то же самое, что предложил нескольким вашим сослуживцам. Если кто-либо из вас предпочтет перевод, то я это устрою, не задавая лишних вопросов. Если же вы решите остаться, то меня устроит, только если вы будете выкладываться на сто процентов. Я ясно выразил то, чего жду от вас. Я хочу, чтобы каждый на борту этого корабля отдавался работе полностью. Если же вы останетесь, а я по-прежнему буду считать ваше поведение неудовлетворительным, то вас ждет трибунал.

— Коммандер Корчоран сказал, что некоторые из вас, возможно, считают свою репутацию незаслуженно запятнанной, — Джон поднял палец. — В расчет берется не то, что думают о вас другие, а то, что вы есть и что вы делаете. Вы отвечаете только за себя. Важно убедить в вашей честности не других, а самих себя: держаться, когда вы одни, когда никто, кроме вас, не знает о том, что вы делаете. Так, чтобы в конце дня вы могли посмотреть в зеркало и подумать: «Я сделал все, что мог, я выполнил свой долг».

Губы Росса сжались в линию, брови Спано презрительно поднялись, а Уотли, казалось, витала в облаках. Джон сложил руки вместе и наклонился вперед, пытаясь усилием воли достучаться до них.

— Решения, принятые нами в прошлом, формируют нас в настоящем. Опыт, полученный нами в прошлом, формирует наши ожидания от настоящего. Это трудно изменить. Но здесь, на «Агамемноне», дела изменятся. Отрицать это — значит, отрицать ваше будущее. Я был бы рад, чтобы вы тоже изменились, и я верю, что вы можете измениться. Но если вам это не под силу, то советую попросить перевода. Перемены, происходящие здесь, нельзя будет отрицать. Я не советую вам становиться поперек дороги.

Джон сжал руку в кулак.

— Я жду вашего решения до того, как «Агамемнон» отправится на маневры.

— Да, сэр, — почти в унисон ответили они.

— Лейтенант Спано, вы останетесь под домашним арестом еще на 48 часов.

— Есть, сэр, — ответил Спано.

Они сидели, прямые и молчаливые, ожидая, когда их отпустят. Джон не думал, что смог достучаться хоть до кого-нибудь из них. Но он не знал, что еще сказать. Возможно, они уже не могут измениться, или не хотят. Вероятно, Бест испортил их. Но казалось, что между ними каким-то образом стоит война. Прошло восемь лет, но она до сих пор отдавалась в настоящем, никогда не позволяя им забыть, и даже сейчас преобладала в их жизни, направляя их в будущее. Как он мог сражаться с прошлым?

— Все свободны, — сказал Джон.

ДЕКАБРЬ 2256 ГОДА

Глубок колодец прошлого. Но можно ли назвать его бездонным?

Томас Манн

Глава 7, в которой Морден объявляет первые результаты работы по переводу рун, а капитан Шеридан узнает об очень важном правительственном задании его кораблю

Пока «Икар» направлялся от станции к зоне перехода, через обзорный иллюминатор в конференц-зале Анна наблюдала за тем, как уменьшалось колесо станции Прима. Через несколько минут они начнут первый из серии прыжков, благодаря которым они через месяц достигнут предела исследованного космоса. Среди крупных кораблей, окружавших станцию, не было видно «Агамемнона». Анна подошла к пульту связи на одной из стен и снова попыталась связаться с Джоном. Для этого она использовала код допуска доктора Чанга. Он рассказал ей, что руководство IPX из соображений секретности разрешило выходить на связь только ему. Из того, как он объяснил это, не было понятно, изменилась ли политика корпорации, или же речь шла лишь об этой экспедиции. Но Чанг посоветовал ей не злоупотреблять его кодом.

По иронии судьбы, этот день, 3 декабря, был седьмой годовщиной их свадьбы. Они с Джоном планировали провести этот день вместе, отпраздновать их любовь друг к другу. Анна хотела провести целый день в его горячих объятиях, очищая для него апельсины и читая ему глупые, неверно переведенные любовные заклинания. Но она приняла решение, а он не мог вырваться с корабля. Границы. Анна пыталась убедить себя в том, что им еще удастся неоднократно отпраздновать годовщину их свадьбы.

От системы связи Анна получила тот же самый ответ, что получала в течение недели: «Корабль Космофлота Земного Содружества, с которым вы пытаетесь связаться, временно недоступен. Пожалуйста, попробуйте связаться позже».

— Все еще пытаетесь дозвониться до мужа? — в дверном проеме стояла Донн, ее мускулистая фигура в черном походила на глыбу тени.

Анна подумала о том, что вся команда уже поднялась на обзорную палубу.

— Да, безрезультатно.

— Не могли бы вы провести для меня эксперимент?

Это было что-то новенькое. Донн стремилась к сотрудничеству.

— Что за эксперимент?

Донн вошла в комнату. Продемонстрировала маленькую коробочку в своей руке, затянутой в перчатку.

— Ваша компания предоставила мне фрагмент мыши. Мы провели множество тестов, но ни один из результатов не открыл телепатической природы этого объекта. Конечно, мы не хотим подвергать опасности других телепатов, заставив их устанавливать телепатический контакт с объектом. Я была бы рада взглянуть, сможете ли вы сейчас заметить какую-либо телепатическую активность фрагмента.

Их, конечно, не волновало то, что мозг Анны мог превратиться в желе, хотя она знала, что этого не случится. Но она не могла рассказать Донн об опытах с ее собственным фрагментом в отеле, — она не имела права получить доступ к мыши в то время.

— Хорошо, я попробую.

Донн замялась.

— У вас ведь нет телепатических способностей, верно?

— Нет.

Донн вручила ей коробочку. Неожиданно тяжелая коробочка чуть не выпала из рук Анны.

— Из чего она сделана?

— Свинец, — сказала Донн и подтащила кресло. Ее лицо слегка расслабилось.

Анна села рядом с ней. Открыла небольшую защелку на коробочке, вытащила фрагмент. Она почувствовала удовлетворение оттого, что фрагмент Донн был значительно меньше ее собственного. Она обхватила фрагмент рукой, сосредотачиваясь на нем. Ощущения были похожими на те, что она испытала в отеле «Империал», хотя сейчас Анна анализировала свои ощущения более пристально.

— Шеридан, — Морден тряхнул ее за плечо.

— Что такое? — спросила Анна.

— Мы просто начали беспокоиться, — его губы растянулись в ухмылке. Морден отошел. В комнате находились также Чанг и Черльзстейн. Анна пришла в себя. Она протянула фрагмент Донн.

— Он все еще в какой-то мере активен…

— Верните обратно в коробку, пожалуйста, — сказала Донн. Обычная для нее манера говорить, почти не двигая челюстью, создавала впечатление, как будто ее зубы были стиснуты. Донн не хотела прикасаться к этой штуке.

— Конечно, — Анна позволила себе слегка замяться, радуясь дискомфорту Донн, а потом вернула фрагмент в коробочку.

— Слабое эхо пульсации, сердцебиение, которое я ощущала раньше. Но сейчас оно было прерывистым, и во время этих перерывов у меня возникло ощущение помех, а, с другой стороны, странное животное ощущение теплого темного места, гнезда, окруженного камнями. Тогда ощущение было другим, тогда вокруг была машина, и она была прекрасна. И это причиняло боль, — Анна чувствовала себя глупо. Словами невозможно выразить то, что она видела, то, что она чувствовала. — Животное. Я думаю, что когда-то эта мышь была животным.

— Вы имеете в виду эволюционную память? — спросил Черльзстейн. — Вы думаете, что это устройство эволюционировало из настоящего животного? Это бред.

Анна потрепала волосы руками и обхватила голову, чувствуя раздражение и разочарование.

— Нет, я не это имею в виду. Я не знаю, что я имею в виду.

Заговорил Чанг:

— Вероятно, ДНК, использованная при создании этого устройства, была выведена из ДНК живого существа. Вероятно, вы ощутили заложенные в прибор инстинкты. Наши познания о том, как создаются такие устройства, нулевые. Отбрасывать любую возможность еще слишком рано.

Он адресовал свои слова Черльзстейну.

— Значит, это по-прежнему представляет собой угрозу, — сказала Донн, — даже в таком состоянии.

— Полагаю, что так, — согласилась Анна.

Донн неохотно взяла коробочку.

— Спасибо за помощь, доктор Шеридан. Думаю, работая вместе мы сможем раскрыть секреты тех устройств, а это в наших общих интересах. Если мы не можем понять что-то такое простое, как эта мышь, то как же мы сможем разобраться с яйцом?

Когда Донн вышла, Морден сел рядом с Анной и наклонился поближе.

— Кто-то должно быть, дал ей пилюлю счастья.

Анна прыснула со смеху.

— Кстати, о сотрудничестве, — сказал Морден Чангу. — Я кое-что перевел.

— Прекрасно, прекрасно. Не могу поверить в то, что у вас уже есть кое-что для нас, — Чанг уселся напротив Мордена, Черльзстейн поспешил занять стул рядом с ним. Анна также была удивлена тем, что Морден уже смог что-то перевести. Даже с помощью компьютера процесс был медленным и трудоемким. Морден открыл папку с рядом кадров, переданных зондом.

— Применяя некоторые технологии обработки изображений, на данный момент я смог получить пригодные для чтения надписи с пятидесяти различных источников, — он разложил листы со знаками. — Большинство их — шестиугольные каменные блоки, хотя среди них есть несколько колонн и само яйцо.

Это дало мне исходный материал для некоторых предварительных изысканий. Примите во внимание, что это очень приблизительный перевод. Язык содержит тысячи различных знаков, хотя, кажется, чаще всего используется гораздо меньшее количество. Как правило, я не начинаю перевод до тех пор, пока у меня не будет в наличии в два раза больше образцов надписей, чем сейчас, но в этом случае у меня было свободное время… Язык оказался чем-то похож на два малоизвестных древних языка: кандарианский и язык планеты, известной под номером L5. Они дали мне отправную точку, хотя данный язык намного сложнее и запутаннее. Он мог оказать влияние на упомянутые языки. В любом случае, позвольте мне продемонстрировать вам его особенности.

Пока Морден говорил, Анна заметила, что он выглядит намного более расслабленным, нежели во время их первой встречи. Его руки перебирали различные надписи и листы с заметками, выразительно жестикулировали, вырвавшись на свободу из чинной позы со сложенными руками. Лицо Мордена было подвижным, отражая его мысли, а не скрывая их за застывшей улыбкой. Тем не менее, такие периоды длились недолго: он замолкал, и скорбь снова тянула его в тихий и осторожный мир отчаянного самоконтроля. Но Анна видела, что с каждым днем бегство из этого мира длилось на несколько минут больше. Она радовалась, видя эту перемену в его поведении, но вряд ли это было ее заслугой. Его целиком захватила экспедиция: и тело, и разум, и душу, так же, как и всех их.

— Некоторые фразы, видимо, повторяются множество раз. Самый интересный случай — на колоннах. На данный момент на четырех колоннах, с которых мне удалось получить удовлетворительное разрешение, изображены одни и те же надписи.

Чанг передал изображения надписей с колонн остальным. Анна встала и перегнулась через стол.

Чанг покачал головой.

— Ритуальные надписи?

Анна подумала, что это наиболее вероятное объяснение. Чаще всего, повторяющиеся структуры имели ритуальное назначение или единое практическое применение, но с первого взгляда очень сложно придумать, какой практической цели могли служить колонны, если они не имели какого-либо отношения к технологиям обитателей планеты.

— Предварительный перевод, очень грубый, звучит так: «Всякий свет отбрасывает тень».

— Вероятно, часть какого-то религиозного учения, — сказал Чанг.

— Колонны могли отбрасывать тень в различное время дня, если не было бури. Я бы сказал, что это какой-то вариант часов или инструментов для измерения расстояний, таких, какие использовал Птолемей, или, по крайней мере, колонны имеют схожее ритуальное предназначение, но на поверхности так мало света… Отбрасываемые тени должны были быть слабыми, если они вообще существовали.

Анна наклонила голову, изучая узоры рун.

— Вы предполагаете, что атмосферные условия оставались неизменными, а не ухудшились в результате бушевавшей здесь войны.

Чанг кивнул.

— Если в прежние времена атмосфера была чище, то колонны могли бы иметь какое-то отношение к астрономическим наблюдениям, быть подобием обсерватории, как Стоунхендж.

Анна села. Надписи встревожили ее. Они казались невинными и, тем не менее, ее мысли возвращались к мыши, к образу темной, возвышающейся машины. Что же это за раса, создавшая столь сложную технологию и построившая колонны с такими примитивными сообщениями? Какое значение для них могли иметь эти колонны?

— У вас есть еще что-нибудь? — спросил Чанг. Вернулась Донн, уже без коробочки и остановилась позади доктора Чанга. Следом вошли Петрович и Стендиш.

— Еще одно, — ответил Морден. — Я чувствую, что это не стоит показывать кому-либо еще, — Морден вытащил лист с какой-то надписью. — Это надписи с яйца. Пока это самый большой и простой фрагмент из имеющихся на яйце надписей, и единственный, который я смог полностью прочесть. Другие заканчиваются в различных тоннелях и впадинах объекта.

Он сложил ладони перед собой и поднес их ко рту.

— Я толком не уверен. Мой черновой вариант перевода звучит так «что желаете», хотя может быть, это значит: «все, что пожелаете».

— Это вся фраза? — спросил Черльзстейн.

— Да.

Лицо Черльзстейна разочарованно нахмурилось.

— Это вопрос? Что желаете?

— Я не знаю, — ответил Морден.

Все промолчали.

— Может ли это устройство быть производственным центром? — предположил Чанг. — Может быть, оно запрашивает какого-то рода спецификации?

— Возможно, оно предлагает развлечения, — сказал Стендиш. — И надпись больше похожа на афишу.

— Это звучит более похоже на обещание, — произнесла Донн. — Похоже на надпись на лампе с джином.

По тишине, в которую погрузилась вся комната после слов Донн, Анна поняла, что они все подумали об этом.

* * *

— Мой душ не работает, — сказала она, ее фигура виднелась туманным силуэтом за пленочной дверью душа. — Могу я залезть к тебе?

— Места не очень много, — ответил Джон.

Дверь открылась, и ее голова показалась внутри, каштановые волосы растрепаны, шаловливая ухмылка лучилась теплом.

— Я пролезу.

— Ну, уж влезай, как сможешь.

Она зашла с мылом и шампунем, нагая и деловитая.

— Могу я залезть под воду?

— Несомненно.

Они толкались в тесной маленькой квадратной душевой кабинке, ее тело такое знакомое, такое желанное. Она шагнула под душ, вода каскадом потекла по ее лицу, плечам, грудям, телу, подобно благословению, как будто она была одной из тех древних богинь, которых изучала — воплощение самой жизни и жизненной силы.

— Ты спину не помыл, — сказала она, — повернись!

Он так и сделал. Она медленно по кругу намылила ему спину, и он почувствовал, как его мышцы расслабляются. Потом она стерла мыло, и ее руки принялись чертить таинственный узор по его коже, шероховатое прикасание ее мозолистых пальцев, похожее на прикосновение наждачной бумаги, бодрило его, снова наполняя жизнью.

Его коммуникатор пискнул.

— Не уходи, подожди, — сказала она.

Он открыл глаза в темноте своей каюты, все еще находясь под властью сна. Дотянулся до коммуникатора, включая его.

— Шеридан на связи, — он почувствовал, что учащенно дышит.

— Капитан, для вас зашифрованное сообщение от генерала Лохшманана.

Этот человек вообще когда-нибудь спит? Джон спустил ноги с кровати.

— Я приму сообщение в кабинете. Свет.

Закрывшись рукой от вспыхнувшего света, он сел за стол. Решил, что его футболка и шорты будут вполне уместны.

— Компьютер. Принять и расшифровать сообщение.

На мониторе появился Лохшманан, его высокая темная фигура выглядела, как всегда, безупречно.

— Извините, что разбудил вас, капитан.

Джон покосился на монитор, думая об Анне и о такте.

— Я как раз собирался вставать, сэр.

— Я уполномочен довести до вашего сведения информацию, которую ранее не имел права обсуждать. До моего особого распоряжения вам запрещается обсуждать это с вашими офицерами. Сейчас очень важно, чтобы вы привели команду в форму как можно быстрее. Через три-четыре недели вы и «Агамемнон» понадобитесь для выполнения задания. Мы подозревали, что это задание может быть тем самым случаем, ради которого ваш корабль был оснащен новой стелс-технологией, а сейчас это нам точно известно. Мы следили за группой Земной Гвардии, ответственной за взрыв зоны перехода около Ио. В нее был внедрен наш агент. Он докладывает, что они планируют взорвать Вавилон 5 во время церемонии открытия станции в следующем месяце. Сейчас они проворачивают крупную сделку с целью приобретения ядерного взрывного устройства у нарнов. Мы не знаем, где и когда это произойдет, но наш агент будет посвящен в это. После совершения сделки «Агамемнон» перехватит корабль Земной Гвардии.

— Сэр, вам кое-что известно об имеющихся здесь проблемах. Посылать корабль так скоро на столь важное задание кажется… Почему мы, сэр?

— Решение принято наверху, капитан. Теми, кто до сих пор недоволен прошлым террористическим актом и провалом захвата террористов. Сейчас, после четырех предыдущих инцидентов, опасность грозит Вавилону 5. Удастся его взорвать, тогда это подорвет нашу репутацию не только среди наших граждан, но и среди инопланетных правительств. Это вызовет недоверие к нашим заявлениям о том, что мы желаем мира. Вот почему они хотят, чтобы вы, Джон, герой войны с Минбаром, защитили мир. Это будет посланием для противников мира, как у нас дома, так и за пределами Земного Содружества.

— Но, сэр, со всем уважением, это довольно опасное задание. Предупредили ли экипаж Вавилона 5?

— Нет. Вот почему я жду, чтобы ваша команда оказалась в наилучшей форме перед тем, как я отправлю вас на задание. Так что за работу, капитан.

Джон вздохнул.

— Есть, сэр.

Генерал оборвал связь.

Когда Джон залез в вибродуш, воспоминания о сне вернулись. Время едва перевалило за полночь: день годовщины их свадьбы завершился. Джон пришел в ужас оттого, что не имел возможности увидеться с Анной или хотя бы позвонить ей. Анна любила участвовать в раскопках, но из их последних разговоров у него сложилось впечатление, что ей необходимо сделать перерыв в работе на IPX, и он боялся, что она отправилась в экспедицию только из-за ощущения одиночества. Сейчас их разделяют друг от друга еще шесть месяцев.

Он провел так много дней, занимаясь учениями, инспекциями, учебными тревогами, что у него не было времени, чтобы связаться с ней. Когда он, наконец, получил такую возможность, то понял, что даже не знает, где она. Джон попытался позвонить ей домой, в Женеву, и получил сообщение автоответчика о том, что она на раскопках. И только прошлой ночью он добрался до описания ее экспедиции и узнал, что она улетает не с Земли, как он предполагал, а со станции Прима. И улетела она вчера. Вероятно, она все это время оставалась в отеле «Империал», ждала его звонка. Он попытался связаться с ее кораблем, но его переадресовали в штаб-квартиру IPX в Женеве, где ему сообщили, что все личные сообщения будут проверяться и записываться.

Будь он проклят, если позволит каким-то чинушам из IPX слушать его личные послания. Так что день годовщины наступил и прошел, а корабль Анны уходил прочь от него, скользя в космическом вакууме.

Глава 8, в которой Анна проводит первые раскопки, а Джон принимает исповедь

Доктор Чанг выбрался из модуля управления зондом.

— Он твой, — сказал он Анне, — только не поцарапай его.

Анна улыбнулась.

— Спасибо, папочка!

Она нагнулась, залезая в маленький люк, и Чанг закрыл за ней дверцу. Модуль управления был автономным: его можно было перемещать с корабля на корабль или в различные здания IPX. Анна подозревала, что его конструкция была разработана таким образом, чтобы он занимал как можно меньше места на корабле. Но она все равно была убеждена: тот, кто сконструировал этот модуль, был садистом. В модуле был всего один маленький люк. Оказавшись внутри, она не могла даже выпрямиться. Анна втиснулась в кресло управления. Как бы она это сделала, если бы обладала габаритами Черльзстейна, Анна понятия не имела, а потому просунула ноги в два отверстия прямо перед ней и изогнула руки под немыслимым углом, чтобы дотянуться до клавишного пульта и прочих приборов. Установив полный контакт с зондом, Анна надела шлем, показывавший ей голографическое изображение кадров, передаваемых зондом. Если Анне захочется задействовать какой-либо из манипуляторов зонда, то ей надо будет повертеть руками в толстых удерживающих влагу перчатках, посредством которых осуществлялось управление манипуляторами. Когда Анна управляла зондом, она была поглощена его движением, ей было необходимо реагировать на внешние условия, тогда ее клаустрофобия проходила. Но до начала работы и после ее окончания ее кожа покрывалась мурашками из-за тесноты модуля.

Анна заметила, что Чанг даже не потрудился завершить свой сеанс работы, и она могла просто управлять зондом, пользуясь его кодом доступа. Она подогнала шлем и словно оказалась на поверхности. Ландшафт вокруг был таким же, каким она ранее его наблюдала в конференц-зале вместе с остальной командой: неровный, суровый, даже в полдень здесь стояли сумерки — из-за пыли в атмосфере и большого расстояния до местного светила. Прожектора зонда позволяли видеть в радиусе примерно в 50–70 футов.

Анна вместе со всеми наблюдала, как Чанг управлял зондом, проверяя, что все ручные системы управления работоспособны и осваиваясь с короткими временными задержками, остававшимися между моментом отдачи команды и ее исполнением. Чанг провел несколько новых исследований яйца, а потом передал ей управление зондом.

— Проложить курс к пещере 3А, сектор 3, — приказала Анна зонду. Изображение расчетного курса возникло на нижней части экрана шлема, поверх изображения ландшафта. Первая пещера была обнаружена зондом около недели назад, и с тех пор в более гористых районах планеты, в черных магматических скалах были открыты еще несколько. Протяженность пещер до сих пор была неизвестна. Они казались естественными элементами ландшафта: никаких следов рукотворных изменений и усовершенствований пока не было обнаружено.

Пещера 3А была самой большой из открытых на данный момент. Ее обнаружили в скальных образованиях неподалеку от подножия одного из менее крупных горных хребтов. Инстинкты твердили Анне о том, что пещеры очень важны. Обычно в пещерах обнаруживались менее поврежденные, лучше сохранившиеся артефакты, если они были населены. Учитывая уровень развития этой цивилизации, непохоже, что в этой пещере кто-то жил в течение тысячелетий, — разве что животные. Тем не менее, Анна заметила странную нехватку органических останков и различных предметов среди каменных блоков, которые представляли собой руины строений, оставленных этой цивилизацией. Если бы те строения были уничтожены во время войны, то там должны были остаться скелеты и личные вещи. Археологи любили катастрофы, так как после них часто оставались превосходно сохранившиеся, застывшие во времени записи момента гибели цивилизации, — классическим примером этого являлись Помпеи. Конечно, некоторые артефакты, не столь прочные, как камень, могли разрушиться, некоторые могли быть погребены под осадочным слоем из песка и пыли, но сухая атмосфера планеты должна была содействовать сохранению останков. Зонд же ничего не обнаружил.

Отсутствие органических останков и предметов личного обихода могло объясняться тем, что жители покинули здания. Но тогда куда же они делись? Анне хотелось выяснить, не оказались ли этим пристанищем пещеры?

— Время до прибытия на место? — запросила она.

— Двадцать четыре минуты, — ответил компьютер зонда. Сейчас до пещеры оставалось всего чуть больше мили пути, но, из-за риска получить серьезные повреждения при движении по каменистой поверхности, зонду приходилось двигаться медленно.

— Выполнить, — приказала Анна.

Когда зонд двинулся вперед, голографический дисплей показал уходящие назад скалы, в поле зрения появлялись новые картины ландшафта. Иллюзия движения всегда заставляла Анну ощущать себя призраком, проплывающим над поверхностью. Одинокий и уязвимый полет.

Выбранная Анной цель для зонда вызвала бурные споры среди археологов, собравшихся в конференц-зале, откуда они наблюдали трансляции с зонда, переговариваясь с Анной по устройству связи модуля.

Из коммуникатора раздался голос Донн:

— Почему бы вам не исследовать яйцо?

Анна представила себе ее еле двигающуюся челюсть.

— Зонд уже провел несколько предварительных исследований яйца. Целью зонда не являются детальные исследования. Для этого существуем мы. Его цель — разведка. У нас пока нет никакой информации о пещерах.

— Яйцо — невероятная находка, — настаивала Донн.

Анна не знала, какая муха укусила Донн, но чувствовала, что сама начинает терять терпение. Неужели Чанг не добрался еще до конференц-зала, а если добрался, то почему же он не отгонит Донн от коммуникатора?

— Основы археологической практики учат, что предварительные тщательные исследования местности — это самый эффективный метод подготовки к раскопкам.

— Мы напрасно тратим время и ресурсы.

— Извините за то, что говорю это, мисс Донн, но я считаю, что это вы понапрасну тратите время.

После этого коммуникатор замолчал на несколько минут, и Анна начала сожалеть о том, что вышла из себя. Едва ли это было примером профессионального поведения заместителя начальника экспедиции. Видел бы это Джон, а ведь она всегда твердила ему, чтобы он был более тактичен.

Время шло, другие археологи связывались с ней, рассуждали о том, найдет ли она что-нибудь в пещерах. Всего за несколько минут Фаворито составил условия пари и начал принимать ставки. Корабль приблизился к планете на достаточное расстояние для того, чтобы можно было вручную управлять зондом, и команда археологов была возбуждена, предвкушая результаты, которые они могут сейчас получить. На борту царило приподнятое настроение. Анна предположила, что Донн, должно быть, вышла из комнаты.

Этим утром они стартовали с «Де Сото». Проделав серию гиперпрыжков, они достигли ближайшей к Пределу зоны перехода. Там, в заранее определенной точке они встретились с «Де Сото» — кораблем-исследователем, способным создавать точку перехода. Это произошло несколько дней назад. «Икар» пристыковался к «Де Сото», который вышел из гиперпространства в наиболее подходящем для них месте, откуда «Икар» мог самостоятельно добраться до цели. Хотя «Икару» оставалось лететь до Альфы Омеги 3 в пустоте космоса еще двадцать дней, оставив позади цивилизацию, среди археологов постепенно возникла атмосфера возбуждения и ожидания.

Анна была рада тому, что зонд оказался полностью работоспособным. Срок службы зондов был недолог. Они не достанутся будущим археологам в качестве сохранившихся памятников XXIII века. Зонды были сложными и нежными устройствами, легко выходившими из строя в суровых условиях планет, по которым они странствовали. Основой зонда был простой шестиколесный вездеход, от добавочных звонков и свистков было мало толку — они не могли помочь техникам, если что-нибудь опрокинет зонд. Анну с Чангом беспокоило то, что пыль из атмосферы может забиться в механизмы зонда, или что он может опрокинуться на скалистой поверхности. Но пока что все системы зонда были исправны.

Сегодня передачи с зонда приходили достаточно ясно, только случайная зыбь статических помех ухудшала качество сигнала — выпал день редкого затишья пылевых бурь. Зонд посылал свои сообщения орбитеру, сопровождающему его, а тот ретранслировал сигнал на «Икар».

Орбитер состоял из прыжкового двигателя и сканеров, к нему были пристыковано множество зондов. Когда орбитер обнаруживал планету, обладавшую параметрами, совпадавшими с теми, что были заложены в его программу, то посылал зонд и работал в качестве ретранслятора для связи зонда с Землей. Часто орбитер сам записывал ценную информацию о планете под ним, хотя в данном случае постоянные пылевые бури препятствовали сбору каких-либо значимых данных. На тот случай, если зонд не сообщал о находках, удовлетворяющих заданным параметрам, орбитер был запрограммирован на то, чтобы оставить зонд и двигаться дальше через месяц. В данном случае было сделано множество находок, и орбитеру от IPX была передана команда: оставаться на месте до дальнейших распоряжений.

Голос Чанга прервал ее раздумья.

— Как ты там?

— Прекрасно. Я ненавижу этот модуль, но я в порядке.

Из-за неудобной позы оператора, размеров модуля, порождающих клаустрофобию, предполагалось, что сеанс работы оператора не более шести часов подряд. Некоторые люди не могли продержаться там даже это время.

— Передайте Шеридан, что я ставлю десять кредитов против нее, — сказал Рейзер по связи.

— Передайте Рейзеру, что я возвращаю его рождественский подарок, — ответила Анна. Как будто они были в космосе уже десять лет, а не десять дней…

— Достиг места назначения, — пришел доклад с зонда. В шлеме Анны показалось долгожданное изображение зева пещеры. Передние прожекторы зонда высвечивали зазубренные края скал. Подобно темному провалу открывался вход в пещеру.

Анна посмотрела вниз — камеры зонда повторили наклон ее головы. Она осмотрела делювий — осыпь из скальных фрагментов перед входом в пещеру. Часто в таких горках обнаруживались следы обитателей пещеры. Кости, камни, глиняная посуда, которые часто выбрасывались наружу, или их оттуда вымывало. Но Анна не увидела ничего, кроме черных, зазубренных фрагментов скал.

Поверхность казалась достаточно ровной для того, чтобы зонд двигался по ней без труда. Анна могла бы отделить от зонда секцию, снабженную похожими на паучьи ногами, способную двигаться по скрытым неровностям или преодолевать гористую местность, но предпочла не делать этого. Вдруг что-нибудь еще пойдет не так.

— Двигаться вперед, осторожно, — приказала Анна.

Когда зонд двинулся вперед, ее окутала тьма пещеры.

— Свет на полную мощность, — произнесла Анна. Тьма вокруг нее слегка рассеялась. По сторонам она могла разглядеть едва видимые стены пещеры. Свет прожекторов, казалось, тускнел, будто скалы поглощали больше света, чем отражали. Пещера в этом месте была предположительно двенадцать футов в ширину.

— Включился предохранитель, — объявил зонд и прекратил углубляться в пещеру. Внутри модуля зазвучал сигнал тревоги.

— Опасность обрыва связи.

Звук тревоги в замкнутом пространстве мгновенно вызвал у Анны приступ головной боли.

— Причина опасности? — запросила Анна.

— Возрастающая толщина слоя породы.

— Вернись на безопасную дистанцию.

Ее призрак отплыл на несколько футов назад, в кромешной тьме было трудно определить, на сколько именно. Сигнал тревоги затих.

— Достигнута максимально безопасная дистанция.

— Вот дерьмо, — сказала Анна. Не только пыль была причиной помех, теперь еще и скалы. Это было объяснимо, ведь пыль тоже состояла из мельчайших частичек скал. Но это вовсе не означало, что она была от этого в восторге.

— Тебе ничего не выловить в пещере, Шеридан, — раздался из коммуникатора голос Рейзера.

— Посмотрим, — пробормотала Анна про себя. Если зонд еще больше углубится в пещеру, то он потеряет контакт с ней и орбитером. Предохранитель был установлен для того, чтобы это предотвратить. Анна определила местоположение зонда. Он остановился, углубившись в пещеру примерно на десять ярдов. Анна решила извлечь максимум информации из каждого дюйма этих десяти ярдов. Она применит все программы сканирования. Если там что-нибудь есть, то она это найдет.

Стены пещеры были слоистыми, по ним змеились трещины. Трещины шириной в несколько дюймов образовывали темную паутину на фоне тьмы. Когда Анна приблизилась настолько, чтобы рассмотреть подробности, то обнаружила, что эти трещины имели характерные насечки. Пол был усыпан темными острыми обломками неправильной формы и крупными камнями. Внизу, под слоем мусора, скальные плиты лежали на разной высоте, образовывая покрытую трещинами неровную поверхность.

Анна не была геологом, но все указывало на то, что пещера образовалась в процессе вымывания, когда вода или какая-либо другая жидкость пробивала себе путь сквозь скалы и избирательно растворяла те участки скал, которые обладали определенным химическим составом, аналогично известняковым пещерам на Земле. Следы этого растворения — тонкие вены, проходящие там, где скалы имели подходящий химический состав и обширные осадочные наносы, образовавшие вытравленный ломаный рисунок на стенах и камнях, лежащих на полу пещеры.

Но она не могла принять это за следы прежних обитателей пещеры. Она просмотрела на экране шлема меню предлагаемых режимов сканирования, размышляя о том, что испробует все способы, если это поможет обнаружить что-либо и даже те, которые вряд ли помогут.

— Провести термальное сканирование, — приказала Анна.

— Пора заканчивать, — произнес Рейзер. — Я держу пари…

— Как в тот раз, когда ты сказал, что сможешь найти потерянную центаврианскую колонию?

— О, Шеридан, ты жестокая!

— И тебе это нравится!

Компьютер выдал результаты температурного сканирования, и Анна подпрыгнула, ударившись шлемом о крышу модуля.

— Слабый источник тепла… — они могли видеть это на своем экране, — в стене, в футе от поверхности.

Все притихли, когда Анна направила сканер в нужном направлении и определила размеры источника тепла. Примерно кубический фут. При обычных условиях Анна задумалась бы о том, стоит ли копать, используя зонд, даже на столь ничтожную глубину. Не стоит производить никаких раскопок до того, пока не будут завершены все измерения и не будут сделаны все записи. И тогда копать следовало самим, с величайшей осторожностью снимая тонкие слои грунта, внимательно наблюдая за любыми изменениями в покрывающих артефакт осадочных породах. Но Анна знала, что если не обнаружит чего-либо стоящего в этой пещере, то Чанг не выберет ее в качестве одного из двух первых мест для проведения раскопок. Им может не представиться возможности вернуться к этой пещере. Предоставленные им четыре месяца на раскопки целой цивилизации были просто издевательством, но IPX не интересовала цивилизация как таковая. Только то, что могло принести прибыль. Их менталитет был менталитетом грабителей могил — врагов всякого археолога. И Чанг, хоть и приложит все усилия для того, чтобы узнать об этой культуре все, что возможно, должен будет проводить раскопки согласно протоколу IPX.

Анна вслепую пошарила перед собой, всунула руки в толстые перчатки. Она решила копать вручную, это необходимая предосторожность, дабы не повредить то, что раскапываешь. Когда она двинула руками, двинулись металлические манипуляторы зонда: кисти, снабженные плоскими лопаточками, опустились вниз, сковырнули и отбросили прочь тонкий слой скальных обломков. Сопротивление камня ощущалось ее руками как слабое давление. Странное ощущение, как будто ее телом стало тело машины.

Анна старалась записывать то, что обнаруживала на различной глубине, хотя зазубренные обломки скал выглядели довольно однообразными. Вдруг незакрепленные камни, окружавшие яму, посыпались вниз, испортив картину данных, заставив ее поежиться от убогой процедуры… Пока тянулось время, снова начали заключаться пари, сейчас большинство ставило деньги на то, что она раскопает самого большого и безобразного клопа на этой планете.

Прокопав на фут в глубину, Анна поняла, что, на самом деле, источник тепла находился в стене пещеры, а не за ней. Когда Анна убрала большой кусок скалы, открылось углубление в камне. Отверстие едва достигало шести дюймов в поперечнике, само углубление имело неправильную форму, его размеры были неясны. Анна вытянула свою левую руку — сейчас это было сочетание фонаря и камеры — к углублению и, когда включила свет, ее ожидания подтвердились: она увидела внутри похожие на скорлупки объекты.

Из громкоговорителя прозвучал голос Чанга:

— Я всегда говорил, что ты не оставишь не перевернутым ни одного камня.

Раздался хор вздохов.

Анна переключилась на главное меню. Ее правая рука сейчас была металлической клешней, и Анна просунула ее в дыру. Хотя манипулятор не являлся ее собственной рукой, и они были в двенадцати днях лета от планеты, она вздрогнула, когда тот вошел в дыру, и она почувствовала, как вокруг нее сгустилась тьма.

Анна легко схватила оба кокона, и они оказались достаточно узкими для того, чтобы их можно было протащить сквозь отверстие. Анна опустила их на пол пещеры, ее сердце прыгало. Скорлупки выглядели хорошо сохранившимися. Вероятно то, что они были замурованы, и сухие условия окружающей среды погрузили их в состояние анабиоза. Скорлупки по конфигурации очень походили на мышь, то есть, это были либо такие же мыши, или очень похожие устройства. Это подтверждало данные о том, что данная культура действительно была создателем мыши. Анна провела резонансное сканирование. На мониторе появились рисунки двух слабых, но четких сердцебиений.

Из коммуникатора раздались всевозможные восклицания, потом деньги начали переходить из рук в руки.

Анна почувствовала, что получила второй шанс. Она сможет понять эти устройства, сможет узнать, как ими управлять, сможет выяснить, кто их создал и с какой целью. Теперь она будет действовать медленно, будет более осторожной.

— Шеридан, пора закругляться, — произнес Чанг. — Похоже, нам пора устроить вечеринку.

Анне хотелось открыть скорлупки сейчас, посмотреть, в каком состоянии мыши, провести исследования по полной программе, но выполнять это при помощи зонда было бы слишком опасно. Она может повредить мышей. Ей надо набраться терпения. Набраться терпения.

— Я просто останусь здесь еще чуть-чуть, — ответила Анна.

— Ты там уже восемь часов просидела, — настаивал Чанг, удивив этим Анну. — Вылезай оттуда и марш на вечеринку!

Тут Анна ощутила, как ноют ее руки и ноги, как затекла шея, как стучит у нее в голове. Анна завершила сеанс работы с зондом и поставила его на автопилот. Потом вытащила вспотевшие руки из перчаток и сняла шлем. Анна была вымотана. Когда она стала выбираться из кресла, то мышцы ее ног свело судорогой, и она поняла, что полностью потеряла контроль над своим телом. Она в каком-то смысле срослась с машиной. Все эти восемь часов Анна была машиной. И, просканировав пульты управления и связи, окружавшие ее, Анна поразилась — машина была Вселенной.

* * *

В 18:00 генерал вышел из его каюты. Джон тяжело дышал, будто он долго бегал, а не стоял здесь, вытянувшись по стойке смирно, пока генерал перемалывал ему косточки. Джон прислонился к переборке, склонив голову. Он потерпел поражение. Джон чувствовал, как его карьера рушится. Ужасающее ощущение. Быть офицером Космофлота Земного Содружества было для него всем. Он не мог представить себе жизни вне армии.

Он полностью ошибся в Россе и это ошибочное суждение может стоить ему карьеры. «Агамемнон» проводил учебный бой против тяжелого крейсера класса «Гиперион». «Гиперион», применив изобретательный маневр, умудрился поразить системы наведения «Агамемнона», полностью выведя их из строя. Джон приказал перейти на ручное наведение. Для этого требовалось, чтобы четыре офицера-артиллериста залезли внутрь полусферических модулей, проецирующих изображения секторов обстрела каждого лазерного орудия. После отдачи приказа в орудийном отсеке возник беспорядок. Джон точно не знал, что там случилось. Но, наконец, после не лезущей ни в какие ворота задержки, воспользовавшись которой «Гиперион» произвел по ним еще два точных залпа, ручные системы наведения заработали, и офицеры начали стрелять по своему усмотрению. Все, кроме Росса.

Джон произвел маневр, зайдя во фланг «Гипериону», в результате чего борт крейсера оказался под прицелом кормового орудия левого борта. И, тем не менее, вопреки прямому приказу Джона, Росс огня не открыл. Пока Джон маневрировал, чтобы дать возможность другому орудию стрелять по крейсеру, «Гиперион» нанес добивающий удар. Меньший по размеру и мощности орудий, крейсер праздновал победу над одним из новейших кораблей флота.

После этого Лохшманан устроил Джону в его кабинете грандиозную головомойку, назвав его действия позорными и неадекватными.

Джон выпрямился, его лицо было застывшим, перекошенным. Еще после того инцидента, едва не закончившегося дракой, он должен был отдать Росса под трибунал. Ладно, он исправит свою ошибку прямо сейчас. Не он заварил эту кашу. Бог свидетель, он начал чистить эти авгиевы конюшни, даже если это было последним его заданием.

Джон произнес в коммуникатор:

— Лейтенант Росс. Росс!

Ответа не было.

Джон вызвал службу безопасности, приказал найти и задержать Росса. Потом, не в силах ждать, он в бешенстве направился к каюте Росса. Нарушение инструкций, дурное поведение — все это было цветочками по сравнению с сегодняшними действиями Росса во время учебного боя. Этот провал доказывал некомпетентность Росса, что являлось достаточным основанием для того, чтобы с позором уволить артиллериста с флота.

Джон добрался до каюты Росса одновременно с двумя охранниками.

— Он здесь, капитан, — доложил один из них.

— Открывайте! — рявкнул Джон.

Охранник набрал на панели замка код службы безопасности. Дверь, качнувшись, открылась.

Хотя открывание двери заняло меньше секунды, Джону ожидание показалось бесконечным. Когда дверной проем клиновидной формы открылся, Джон увидел тонкое потрепанное коричневое одеяло, угол койки, на которой валялся китель. Каюта Росса была обычной офицерской каютой: лишь каюты капитана и старшего помощника были больше. Росс делил с другим офицером стандартную каюту, две стороны которой были зеркальным отражением друг друга. Столы у двери, койки вдоль стен, в стене напротив двери шкафы.

Еще до того, как дверь полностью открылась, Джон нырнул внутрь. Росс сидел на койке, забившись в угол, согнув ноги под неудобным углом. Сначала Джон подумал, что Росс молится. Его руки были сложены под подбородком, глаза закрыты. Ему следует молиться, подумал Джон. Потом он разглядел полупустую бутылку бурбона, валявшуюся под боком у Росса. Два охранника встали рядом с Джоном: один справа, другой слева. Воспаленные глаза Росса открылись.

— Не двигайтесь! — рявкнул он, слегка запинаясь.

Росс поднял голову, и Джон увидел в его руках PPG, ствол упирался Россу в подбородок. О, черт.

Джон покачал головой, изумление взяло верх над гневом.

— Все в порядке, — сказал он Россу. — Мы не собираемся ничего делать.

Развел в стороны руки, удерживая охранников позади себя. Приказал им:

— Подождите снаружи.

Они медленно попятились из каюты.

— Отдай мне оружие, — сказал Джон Россу, протягивая руку.

Росс, должно быть, украл PPG из корабельного арсенала.

Глаза Росса сузились, его тонкие губы сжались в линию.

— Вы пришли, чтобы обвинить меня, не так ли? В грубой некомпетентности?

— Ты пьян. Отдай мне оружие, — Джон шагнул вперед, и Росс взмахнул PPG, резким движением навел на него.

— Стой, где стоял!

Охранники снова ворвались в каюту с PPG в руках.

— Все в порядке, — произнес Джон. — Подождите снаружи. Закройте дверь.

Когда они остались одни, Джон отступил назад, сел на противоположную койку. Что бы там не глодало Росса, сегодня это, наконец, вырвалось наружу.

— Я останусь здесь, ладно? До тех пор, пока ты не будешь готов отдать мне оружие. Я не стану подходить ближе.

Росс снова упер дуло PPG себе в подбородок, будто это была безопасная бритва. Его глаза встретились с глазами Джона.

— Сэр, я бы хотел принести извинения за мои сегодняшние действия.

Ревущий голос Росса срывался.

— Я так же хочу извиниться за то, что чуть не ударил вас, сэр. В том, что касалось повышений, вы были абсолютно правы, — Росс замолчал, сглотнул. — Я считаю, что не способен исполнять свои обязанности, капитан.

После всех проблем с Россом и с артиллеристами в целом, их небрежного отношения к службе, халатности и пассивного сопротивления его распоряжениям, Джон меньше всего ожидал чего-либо подобного. Джон наклонился вперед, положил руки на колени.

— Лейтенант, расскажите мне, что случилось сегодня.

Голос Росса потерял свою силу. Сейчас он звучал неуверенно, отсутствующе.

— Я задержал переход на ручную систему наведения, сэр. А когда я закончил, когда «Гиперион» был у меня прямо в прицеле, я не стал стрелять.

— Но почему вы не стали стрелять?

— Я не мог стрелять, сэр.

— Были неполадки в ручной системе наведения?

— Нет, сэр.

— Тогда почему ты не стрелял?

Росс пошатнулся, его могучее тело потеряло равновесие.

— Я помню, как в прошлый раз воспользовался ручной системой наведения.

— И когда это было?

— Во время войны с Минбаром, в Битве на Рубеже. На борту «Афины».

Вот в чем было дело. Система наведения была одним из самых ценных корабельных устройств, поэтому была наиболее защищена от повреждений. Все ее элементы дублировались. Это было одно из самых надежных корабельных устройств. И, тем не менее, во время войны с Минбаром, обнаружилось, что земные системы наведения оказались не в состоянии взять на прицел минбарские корабли. Минбарцы обладали развитыми технологиями, что позволяло им избегать захвата земными системами наведения. Поэтому на всем протяжении войны использовалась ручная система наведения, и огонь велся тоже вручную.

Джон, наконец, добрался до источника того, что тревожило Росса. Тот самый прорыв, на который он надеялся. Джон сложил руки вместе.

— Что же произошло во время Битвы на Рубеже?

Росс вздохнул, его плечи опустились. Он медленно заговорил, пытаясь говорить спокойно, но его голос дрожал от волнения.

— Нам было приказано удержать позицию, удержать рубеж, любой ценой. Минбарцы шли прямо к Земле, и на ее защиту были отправлены все корабли Космофлота, какие только были. У большинства из них не было никаких шансов. «Афина» была эсминцем, одним из сильнейших кораблей флота. Они рассчитывали на нас.

Слушая рассказ Росса, Джон поймал себя на том, что вспоминает другие рассказы об ужасной Битве на Рубеже, в которой ему не довелось принять участие, битве, в которой сражалось двадцать тысяч земных кораблей, а уцелело всего двести.

— Битва длилась совсем не долго, кто-то сказал — двадцать пять минут в общей сложности. Когда минбарцы появились перед нами, они стали уничтожать наши корабли настолько быстро, насколько их приборы позволяли им прицеливаться и стрелять. Я отвечал за ручное наведение носового орудия правого борта. Когда находишься внутри одной из таких систем наведения, то кажется, будто находишься в открытом космосе, в полном одиночестве. Спинка твоего сиденья кажется корпусом корабля, к которому ты прислоняешься. Ты становишься частью корабля.

Росс убрал одну руку с PPG, схватил валяющуюся рядом с ним бутылку, сделал большой быстрый глоток. Снова обхватил оружие двумя руками, отвел глаза от Джона.

— Я видел вверху и внизу строй кораблей. Изображение было отчетливым. Напротив меня, слева огромный минбарский корабль скользил в нашем направлении. Он был похож на гигантскую акулу. И справа по носу, растянувшись настолько, насколько я мог видеть, к нам приближался строй таких же кораблей.

Обе стороны выпустили истребители, но вражеские истребители даже не пытались уворачиваться от нас. Наши «Фурии» не обладали достаточной мощью, чтобы повредить их. Они просто скользили вперед, уничтожая по пути наши истребители. А позади них минбарские корабли уничтожали один наш корабль за другим. Искры взрывов казались светлячками.

«Кюри» закрыл нас с правого борта, прикрывая нас, но было уже поздно. Минбарец уже выстрелил прямо по нам и сейчас стрелял снова. «Кюри» взорвался, этот взрыв вывел из строя наши кормовые орудия, уничтожил грузовой трюм и мы потеряли целую секцию внешней обшивки. Восемьдесят четыре человека погибли.

Росс начал покачиваться взад-вперед.

— Уничтожив «Кюри», минбарец принялся за нас. Мы били прямой наводкой. Я все палил и палил в брюхо этой зверюги. Никакого эффекта. Тогда я переключился на вражеские истребители. Их я мог уничтожить. Я стрелял раз за разом. Неизменный курс делал их легкой мишенью. Все равно, что стрелять по рыбам в бочке. Но их было слишком много. Наши «Фурии» были уничтожены за минуту, затем рой минбарских истребителей налетел на «Афину». В нас попадали раз за разом, корабль неистово содрогался. Потом вышло из строя наше третье лазерное орудие. Лишь мое еще действовало. Я просто держал палец на кнопке, разрезая массу их истребителей лучом. Этого было недостаточно.

Во время битвы у меня была связь с мостиком, я получал приказы, так что я слышал, как капитан Бест отдал команду. Услышав приказ, мы все понимали, что это — измена. Нам было приказано держаться на Рубеже любой ценой. Жизнь Земли стояла на кону. Но ни один не возразил. Мы все знали, что нашему кораблю долго не продержаться. Битва была проиграна. Мы ничего не могли сделать. Поэтому мы сбежали.

Росс поднял голову, снова посмотрел на Джона. Джон ободряюще кивнул. Выходит, слухи о поведении Беста были правдой. Росс опять отвел взгляд. Сейчас резкие черты его лица казались хрупкими, будто его лицо могло развалиться на части.

— «Афина» начала отходить назад из строя кораблей, и капитан Бест приказал штурману открыть зону перехода. Мы все думали о ней. Всего один прыжок — и мы будем далеко. Мы будем в безопасности. Потом я заметил цель, появившуюся в моем секторе обстрела. Она была совсем близко. Казалось, она шла на таран. Я выстрелил. Когда мой палец нажал на кнопку, я понял, что это была одна из наших собственных «Фурий». В тот момент, когда мой лазер поразил ее, я увидел лицо пилота. Бьернсон. Я знал его.

Если бы мы использовали компьютерную систему наведения, маркер «свой — чужой» не дал бы нам открыть огонь по одному из своих истребителей, но при ручном наведении от этого не было никакой защиты.

Я догадался, что он пытался зайти в док для истребителей до того, как мы бросим его. Взрыв на такой близкой дистанции вывел из строя мое лазерное орудие и прыжковые двигатели, погибло еще тридцать пять человек. Поэтому мы не смогли сбежать.

Слеза скатилась по лицу Росса.

— Капитан и те, кто находился на мостике, должно быть, видели, что случилось. Но они ничего не сказали. Они были слишком заняты тем, что старались не дать кораблю развалиться на части.

Минбарцы, кажется, почуяли, что мы беспомощны. Они переключились на другие цели, и я наблюдал за тем, как они крушили остатки нашего строя.

После битвы всех тех, кто остался в живых, стали звать героями, а капитан Бест стал героем потому, что сохранил самый крупный из оставшихся земных кораблей.

Недолюбливавшие Беста члены экипажа обвинили капитана в дезертирстве. Но другие его поддержали. Большинство из них не знали, как все было. Не осталось выживших свидетелей, чтобы доказать то или другое. Бест и его наперсники понимали это. Бест заявил, что наши прыжковые двигатели повредил минбарский корабль. Он сказал, что испугался возможного взрыва «Афины», случись который — могли бы пострадать соседние корабли, поэтому он слегка изменил позицию. Я поддержал его, вместе со многими другими. Бест прикрывал меня — я прикрывал его.

Конечно, слухи распространялись. Это вредило репутации капитана и всех нас, служивших с ним. Но у капитана Беста были достаточно сильные союзники, чтобы это пережить, а те из нас, кто остался ему предан, были вознаграждены. Я получил свою должность старшего артиллериста за убийство тридцати шести членов моего экипажа.

Росс тяжело вздохнул, еще сильнее прижал к себе PPG, будто удерживая тайну внутри себя.

Джон никогда до сих пор не встречал человека, кто был бы так честен перед собой. Неудивительно, что Росс так долго держал это внутри. Джон даже представить себе не мог, что бы он почувствовал, случайно убив одного из членов своей команды. Страх случайного столкновения или выстрела по своим преследовал каждого солдата.

— Бест все это время хранил твой секрет, а ты — его. Почему ты рассказал обо всем мне сейчас?

Росс убрал одну руку с оружия, нетерпеливо вытер щеку, снова обхватил PPG.

— Потому что это отравляло меня, сэр. Я даже не понимал этого, пока вы не появились у нас на борту. Бест никогда не требовал от нас многого, и я сейчас понял, что после Битвы на Рубеже я и не был способен на это. Я производил много шума, но мои подчиненные знали, что могут делать все, что им заблагорассудится. Я был пустым местом. Я не верил в себя. Я был похож на того, кого вы описывали. Я действительно считал, что вы выяснили обо мне все.

Я больше не верил в армию. Как мог я верить и поддерживать капитана Беста? Мое поведение становилось все хуже и хуже, мое отношение к своим обязанностям становилось все более небрежным. Мое поведение действовало на моих подчиненных, как яд. Когда вы приняли командование «Агамемноном», я смеялся над вашей приветственной речью. Вы казались таким наивным и полным энтузиазма. Но время шло, и я начал к вам прислушиваться. И наблюдать за вами. Я понял, что вы были таким, каким я хотел когда-то быть. И я понял, что есть другой путь, а я выбрал неверный.

Росс, содрогнувшись, обвил PPG своим могучим телом.

— Вы были правы, сказав, что прошлое формирует нас. Я сейчас не могу вернуться назад. И я не верю, что смогу стать таким офицером, каким вы хотели бы меня видеть, достойным этой формы. Я не верю, что достоин того, чтобы служить в Космофлоте Земного Содружества, капитан.

Джон встал, боясь двинуться вперед, боясь того, что Росс застрелится прямо сейчас.

— Вы говорили, что ваше повышение было несправедливым. Сейчас вы хотите выбрать легкий путь, уйти. Ладно, мистер, я не позволю вам уйти так легко. Я хочу, чтобы вы служили в Космофлоте вместо тех тридцати шести человек, которые больше не могут этого сделать. Я хочу, чтобы вы заслужили то звание, которое вы носите. Я хочу, чтобы вы исполняли свои обязанности так, как должны были их исполнять. Я не приму никаких оправданий, и меня устроят только отличные результаты. Я хочу, чтобы ваш отсек стал примером для всего корабля. Если вы были отравлены, тогда выплюньте яд и не думайте об этом. У вас есть долг, который вы должны вернуть, и я буду наблюдать за тем, чтобы вы исполнили его с честью.

Росс наклонил голову.

— Отдайте оружие, лейтенант, — Джон протянул руку.

Росс поднял голову, сейчас он был похож на потерявшегося ребенка. Он выпрямился, вручил Джону PPG.

— Есть, сэр, — неуверенно проговорил он.

— Смирно, лейтенант Росс.

Росс рывком бросил свое тело к краю койки, осторожно поставил на пол бутылку бурбона. Встал.

— Я получил рапорт Уотли с просьбой о переводе и ожидаю, что она покинет «Агамемнон» в течение месяца. Но еще остается Спано и несколько самых трудных канониров. Вы сможете справиться с ними?

Спустя несколько секунд выражение потерянного ребенка начало исчезать с лица Росса. Он выпрямился, расправил плечи. Гора снова утвердилась на твердой почве. Тонкие губы Росса снова сжались в линию. Но сейчас это выражало не сопротивление, а решимость. Когда Росс гаркнул в ответ, в его голосе уже не было неуверенности.

— Есть, сэр, я справлюсь.

Глава 9, в которой на борту «Икара» случается странное происшествие

Анна снова ввела свой код доступа. Зонд не отвечал. Она выругалась, ее голос эхом отозвался в тесном пространстве управляющего модуля. Анна почувствовала приступ клаустрофобии.

Она проверила установки, снова ввела код:

HOME-RUN ANNIE

Ее прозвище времен учебы в колледже. Ответа от зонда не последовало.

ПОСЛАТЬ ЗОНДУ ТЕСТ-СИГНАЛ, — набрала Анна команду. Работал ее код доступа или нет, зонд должен был просто послать тест-сигнал обратно.

ТЕСТ-СИГНАЛ НЕ ВЕРНУЛСЯ, — появился на дисплее ответ компьютера.

ПОСЛАТЬ ТЕСТ-СИГНАЛ ОРБИТЕРУ, — набрала Анна.

ТЕСТ-СИГНАЛ ПРОШЕЛ. ОРБИТЕР НА МЕСТЕ.

Так, значит дело было не в орбитере. Определенно, проблема была с зондом. Вероятно, связь прервалась из-за погоды. Трансляции с зонда почти постоянно подвергались искажениям из-за пыли, хотя до сих пор пыль, скопившаяся в атмосфере, никогда полностью не блокировала прохождение сигнала. За все те двадцать часов, что они управляли зондом вручную, связь была достаточно хорошей.

ДОСТУП К ОРБИТЕРУ. КОД: HOME-RUN ANNIE.

ОРБИТЕР НА СВЯЗИ, — поступил ответ.

КАКОВЫ ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ В РАЙОНЕ НАХОЖДЕНИЯ ЗОНДА? — набрала Анна. — МОЖЕТ ЛИ ПОГОДА ПРЕПЯТСТВОВАТЬ СВЯЗИ С ЗОНДОМ?

РАЙОН НАХОЖДЕНИЯ ЗОНДА НЕИЗВЕСТЕН. СВЯЗЬ С ЗОНДОМ БЫЛА ПОТЕРЯНА В 05:00 14.12.56.

Три часа тому назад.

ПРИЧИНА ПОТЕРИ СВЯЗИ С ЗОНДОМ?

ПРИЧИНА НЕ ИЗВЕСТНА.

КАКОВЫ БЫЛИ ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ В РАЙОНЕ НАХОЖДЕНИЯ ЗОНДА НА 05:00 14.12.56?

СТАТУС ПОГОДНЫХ УСЛОВИЙ — ЗЕЛЕНЫЙ.

Это означало, что погодные условия были лучше среднестатистических. Следовательно, они не могли быть причиной потери связи с зондом. Похоже, с зондом произошло то, чего они и боялись: он либо опрокинулся, либо с ним приключился какой-либо другой несчастный случай. Сейчас зонд должен был управляться автоматикой, потому что, в противном случае, Чанг сказал бы ей о том, что зонд вышел из строя.

В 05:00 14.12.56 ЗОНД НАХОДИЛСЯ ПОД УПРАВЛЕНИЕМ АВТОМАТИКИ, ИЛИ НА РУЧНОМ УПРАВЛЕНИИ?

НА РУЧНОМ.

Анна побарабанила пальцем по губам. Чанг установил доступ для работы с зондом только для себя и для Анны. В те часы, когда ни один из них не мог управлять зондом, тот функционировал автоматически. Возможно, Чанг дал доступ еще кому-то, и этот человек не поставил Анну в известность о потере связи. Вероятно, побоялся признаться в том, что натворил по пьяни, подумала Анна.

КТО УПРАВЛЯЛ ЗОНДОМ?

НАЧАЛЬНИК ЭКСПЕДИЦИИ ЧАНГ.

Анна молча прижала кулак к губам. Вероятно, Чанг просто забыл сообщить ей об аварии. Но, тогда, вероятно, Чанг был просто слишком расстроен из-за этого. До планеты оставалось еще целых девятнадцать дней пути. Авария означала, что без связи с зондом целых девятнадцать дней исследований и подготовки будут потеряны. И, значит, ей придется ждать девятнадцать дней того момента, когда она сможет приступить к изучению обнаруженных ею мышей. По сравнению с яйцом они, быть может, не производили большого впечатления, но Анна чувствовала, что уже достаточно далеко продвинулась в изучении их строения, и они могли бы стать ключом к технологиям этой расы.

Возможно, Чанг дал поработать с зондом кому-то еще, не завершив свой сеанс работы, как он вчера сделал, дав поработать ей. В любом случае записи контроля за деятельностью зонда смогут рассказать ей, как произошла и насколько серьезной оказалась авария. Анна завершила сеанс работы с орбитером и ввела код доступа к компьютеру самого управляющего модуля. Модуль принимал передачи с орбитера, записывал их и передавал остальным системам «Икара».

ВОСПРОИЗВЕСТИ ЗАПИСЬ С ЗОНДА НА 04:59 14.12.56.

ЗАПИСИ С ЗОНДА НА 04:59 14.12.56 ОТСУТСТВУЮТ, — ответил компьютер модуля.

Вероятно, она запросила записи, слишком близкие по времени к моменту обрыва связи…

ВОСПРОИЗВЕСТИ ЗАПИСЬ С ЗОНДА НА 04:50 14.12.56.

ЗАПИСИ С ЗОНДА НА 04:50 14.12.56 ОТСУТСТВУЮТ.

ВОСПРОИЗВЕСТИ ЗАПИСИ НА 04:00 14.12.56.

ЗАПИСИ С ЗОНДА НА 04:00 14.12.56 ОТСУТСТВУЮТ.

Как могли отсутствовать записи, сделанные в четыре часа, когда связь была потеряна в пять? Это невозможно. Ужасное предчувствие начало грызть Анну, предчувствие того, что, по какой-то причине, все записи передач зонда были утеряны.

ВОСПРОИЗВЕСТИ ЗАПИСИ С ЗОНДА НА 19:00 13.12.56.

Примерное время, когда она обнаружила мышей.

ЗАПИСИ С ЗОНДА НА 19:00 13.12.56 ОТСУТСТВУЮТ.

Вот дерьмо! Все скудные данные, что были у Анны о мышах, исчезли.

ВОСПРОИЗВЕСТИ ЗАПИСИ С ЗОНДА НА 10:00 13.12.56.

Чуть позже десяти часов Чанг в первый раз начал управлять модулем в ручном режиме.

ЗАГРУЖАЮ.

Анна втиснула голову в шлем. Визор работал, и, по ее команде, начали прокручиваться данные. Анна наблюдала за тем, как зонд несколько минут двигался по маршруту, заданному программой, а затем, в том месте, где Чанг, должно быть, переключил зонд на ручное управление, экран шлема снова померк. Анна стянула шлем.

ВОСПРОИЗВЕСТИ ЗАПИСИ С ЗОНДА НА 10:05 13.12.56.

ЗАПИСИ С ЗОНДА ОТСУТСТВУЮТ.

Это выглядело так, будто модуль необъяснимым образом прекратил записывать трансляции с зонда после того, как зонд был переключен на ручное управление. Похоже на какие-то механические проблемы, но Анна знала, что подобное было невозможно. Прошедшей ночью, в своей каюте Анна, взбудораженная сделанным открытием, просмотрела записи передач зонда, сделанные в тот день. Они существовали.

Ей нужно поговорить с Чангом.

* * *

— После первого сеанса вчера утром я больше не работал с зондом, — сказал Чанг. — Я собирался взяться за это сегодня утром, но, полагаю, ты меня опередила.

Ленивый взгляд, сухое выражение, казалось, исчезнувшие с лица Чанга после того, как он поднялся на борт «Икара», вернулись. Он казался стариком, сидя в тесном кресле, в пижаме, со своим круглым животом и острыми шишковатыми коленями.

Обветренные щеки покрыты седой щетиной. Известие о потере зонда оказалось сильным ударом для него.

— Вы давали допуск кому-нибудь еще? — спросила Анна. — Или был ли кому-нибудь еще известен ваш код доступа?

— Нет. Только мы с тобой имели доступ, и только ты знала мой код доступа.

Чанг протер глаза мозолистой рукой. Анна разбудила его, ворвавшись к нему в каюту. Чанг задал те же самые вопросы и пришел к тем же самым выводам, что и Анна: кто-то вывел зонд из строя и уничтожил улики, стерев записи зонда. Чанг хлопнул ладонью по колену.

— Ну и как нам нормально работать со всеми этими чертовыми интригами?

— Даже если у кого-нибудь есть ваш код доступа, — сказала Анна, — с зондом способны работать всего несколько членов экипажа. И я не знаю, у скольких из них хватит знаний для того, чтобы стереть записи зонда. Я не смогла бы это сделать.

— А я никогда не пытался, — сказал Чанг.

Анна наклонилась вперед, в тесноте каюты ее колени едва не соприкоснулись с коленями Чанга.

— Могла ли Донн телепатически вытянуть из вас код доступа?

— Полагаю, могла. Хотя это нарушило бы одно из основных правил Пси-Корпуса. Но, даже если она это сделала, она бы не знала, как управлять зондом.

— Я знаю, но она — последняя, кому бы я доверяла.

— Ты слишком доверчива, — Чанг устало махнул рукой. — Ты должна расширить свои горизонты. На этом корабле сто тридцать девять человек, и каждому не следует доверять.

Чанг показался ей параноиком. Но, даже если Анна была права, всего горстка людей смогла бы справиться с управлением зондом. Петрович и Стендиш. Фаворито, Рейзер и Скотт. Сам Чанг. И Анна. Она не знала, был ли Морден способен на это, или нет.

— Но мотивы? Кто бы он ни был, что он выиграл, вырубив зонд? Это ломает наши предварительные планы, но мы, все равно, прилетим туда, так что мы все равно найдем, что там есть, чем бы оно ни оказалось.

Чанг потер мозоль:

— Я не знаю.

— Мы должны найти тех, кто это сделал. Держать подальше от раскопок, чтобы эти типы не могли причинить больше вреда.

— Шеридан, мы не можем взвалить на себя еще и расследование.

— Я могу им заняться. Я могу расспросить команду, проверить бортовой журнал. Чем еще нам теперь заниматься до тех пор, пока мы не прибудем на место?

— У тебя нет улик. Ты никогда не сможешь ничего доказать.

— Откуда вы знаете? Мы же еще ничего не сделали?

Чанг взглянул ей в глаза.

— Не этого хочет IPX.

Это заставило Анну остановиться. Она не знала, как реагировать на такое заявление.

— А чего хочет IPX?

Чанг заговорил нейтральным тоном.

— Они хотят, чтобы мы выполнили свою работу и вернулись назад с товаром. Они знают, что наша экспедиция — настоящий гадюшник. И они ожидают, что мы с этим справимся. Я не хочу намекать на то, что неисправность зонда — не несчастный случай.

— Мы, может быть, никогда не найдем виновных.

— Бывало и хуже, — Чанг со вздохом отвернулся, наклонился к кровати.

— И еще напоследок, — сказал он, протягивая руку под подушку, — учил ли тебя Джон когда-нибудь стрелять?

Он достал небольшой PPG.

— Я начал носить с собой оружие. Бери. Я достану себе другой.

Чанг вручил Анне оружие, вес PPG оттянул ее руку. Анна покачала головой.

— У нас тут открытие века. Они что, не видят, что нам нужно заниматься своим делом…

— В том-то и дело, Шеридан, — Чанг отклонился назад в своем кресле, его грудь внезапно опустилась. — Это — открытие века. И открытие века не делается в такой спокойной обстановке, как открытие года или месяца. Эта технология изменит все. И, кто бы ею не владел, он будет владеть всем. Здесь путь к выходу из тьмы. Вот что значит быть частью истории.

ЯНВАРЬ 2257 ГОДА

Одно необходимо — путешествие к источнику.

Джаннес Эдфелт

Глава 10, в которой на борту «Икара» празднуют Новый Год, а тайны и загадки — множатся

…Я понимаю, что ты недосягаем и, вероятно, получишь это письмо через несколько месяцев, но я все равно хочу поздравить тебя с Новым Годом. Тут у нас вечеринка с древними богами и гарцующими профессорами в церемониальных одеждах, от вида которых тебя бы прошиб холодный пот, но мне это сильно напоминает тот самый Новый Год, когда мы были в Люцерне, на озере. Тогда фейерверки, казалось, закрывали все небо, а мы дрожали, накрывшись пальто, которое ты позаимствовал, и ты так смотрел на меня…


…Не знаю, какого черта я отменил наш отпуск. Мне надо было уйти в самоволку. Сегодня ночью я так скучаю по тебе. Я даже соскучился по твоим мозолистым рукам. Я пытался дозвониться до тебя в день годовщины нашей свадьбы, но мне сообщили, что все контакты должны идти через IPX. Это что, какая-то новая политика компании? Мне кажется, что они перегибают палку. В общем, я сдался. Мне бы не хотелось, чтобы твои боссы познакомились с эмоциональным посланием твоего одинокого мужа, посвященным годовщине нашей свадьбы. А потом сегодня ночью, я понял, что мне все равно, увидят они это сообщение, или нет. Лишь бы ты его увидела. Я знаю, что ты не скоро его получишь, но я просто хотел сказать моей жене в Новогоднюю ночь, как я люблю ее. Мне до сих пор так нравится говорить: «моя жена…»


…Я знаю, что ты чувствуешь себя виноватым из-за того, что отменил отпуск, но ты не должен винить себя. Я так горжусь тобой. Я так боялась, что мы позволим препятствиям встать между нами, подобно непреодолимым границам. Но сегодня ночью я поняла, что ты по-прежнему рядом со мной. Сейчас пятнадцать минут первого, и я чувствую, что ты рядом со мной, чувствую, что ты думаешь обо мне, любишь меня…


…Мне так жаль, что во время нашего последнего разговора, я был резок с тобой. Я не могу дождаться того мига, когда вновь увижу тебя, смогу извиниться перед тобой. Я люблю тебя, Анна.


…Я люблю тебя, Джон.


Несмотря на то, что Анна больше месяца не получала весточек от Джона, она чувствовала его: его любовь, его беспокойство. Джон будто присутствовал здесь, будто находился в соседней комнате. Поколебавшись, Анна приказала компьютеру:

— Конец сообщения. Отправить. Код доступа — «Идолопоклонник».

Это был код доктора Чанга.

— Сообщение отправлено, — объявил компьютер узла связи.

Анна встала, намереваясь покинуть лабораторию и, Боже помоги ей, вернуться на вечеринку. Она слышала донесшееся из-за двери, ведущей в комнату для совещаний, начало гигмосианского гимна.

— Ошибка связи, — раздался вдруг голос компьютера. — Связь отсутствует.

Анна прошла к пульту связи, до конца не понимая, что произошло. До сих пор Анна не пользовалась пультом связи в главной лаборатории, но комната для совещаний была занята, и этот пульт оставался единственно доступным для нее. Из всех кают лишь каюта Чанга была оборудована полноценным пультом связи.

— Капитан Идальго.

Через несколько секунд его лицо возникло на экране:

— Идальго на связи.

— Компьютер узла связи заявил мне, что связь отсутствует.

— Да, она вырубилась несколько минут назад. Сейчас мы разбираемся, в чем там дело.

— Что там случилось?

Идальго раздраженно посмотрел на нее:

— Мы это узнаем после того, как проверим.

— Хорошо. Благодарю вас, — Анна отключила связь.

Анне хотелось знать, было ли отправлено ее письмо Джону. Сначала компьютер объявил, что сообщение отослано. Она не была уверена в том, можно ли каким-то образом выяснить, было ли письмо в действительности отправлено, или нет. И ей уж точно не хотелось, чтобы ее послание, адресованное Джону, оказалось в электронном почтовом ящике Чанга.

— Узел связи, подтвердить, какие сообщения не были отправлены. Код — «Идолопоклонник».

— Два сообщения.

Два? Вероятно, Чанг тоже отослал сообщение, которое не было отправлено.

— Проиграй первое сообщение.

Анна моментально узнала себя: она ненавидела свой голос.

— Стоп. Переправить первое сообщение в почтовый ящик, код доступа 120349.[1]

Дата их свадьбы. Когда связь будет восстановлена, Анна сможет воспользоваться доступом Чанга и отправить письмо. До тех пор она сохранит его в своем ящике. Письмо не будет болтаться в ящике Чанга, и тот не сможет его обнаружить. Анне захотелось узнать, что же было во втором сообщении. Конечно, это личное, но Анне хотелось убедиться, что оно не было копией ее сообщения, появившейся из-за неисправности системы.

— Компьютер, кто отправитель второго сообщения?

— Начальник экспедиции Чанг.

Как она и подозревала. Но для полной уверенности…

— Кто получатель второго сообщения?

— Инспектор Голович.

Куратор Чанга в IPX. Интересно, почему это сообщение не было отослано. Если причина — в той же неисправности, из-за которой застряло ее письмо, то значит, Чанг либо пытался отправить сообщение в течение последних нескольких минут, во время вечеринки, либо он умышленно оставил его неотправленным.

— Время создания второго сообщения?

— 0 часов, 32 минуты 01.01.57.

Несколько минут назад. Анна знала, что в полночь Чанг был на вечеринке, они все там были, за исключением Донн. Через несколько минут, после начала этого дурацкого ритуала Анна заметила, что Чанг вышел и подумала, что ей самой будет неплохо сделать перерыв и отправить Джону письмо. Странно, что Чанг ушел с вечеринки для того, чтобы отправить сообщение своему шефу. Даже IPX может подождать до окончания празднования Нового Года. Видимо сообщение было срочным.

Должно быть, сообщение Чанга не было отправлено по той же причине, что и ее письмо. Анне захотелось узнать, знал ли Чанг о том, что его сообщение не было отправлено?

И что такого важного он хотел сообщить Головичу? С тех пор, как две с половиной недели назад прекратил работать зонд, они коротали время, перебирая старые данные, создавая разметку на казавшихся самыми многообещающими для раскопок участках, планируя стратегию раскопок и играя в покер. Только Анна чувствовала себя во власти паранойи, которая будто передалась ей от Чанга. Она постоянно думала о зонде и о том, кто же мог завладеть доступом и умел управлять аппаратом. Анне хотелось обсудить с кем-нибудь эти проблемы, но единственным, кто знал об этой истории, был Чанг. А с тех пор, как она ворвалась к нему в каюту с новостями о зонде, она ощущала растущее между ним и собой отчуждение. Опасность грозила всей экспедиции, а его больше беспокоило то, чтобы чиновники дома оставались довольными, вместо того, чтобы эффективно и точно руководить научной экспедицией.

Анна заставила себя основательно взвесить все за и против, особенно моральный аспект — в течение трех секунд, а затем приказала компьютеру проиграть сообщение.

На экране возник доктор Чанг, одетый в строгий костюм, сидящий в своей каюте в тесном кресле. Невзирая на его очевидные старания казаться спокойным, ноготь его большого пальца потирал мозоль на указательном, и он выглядел запыхавшимся. Анна никогда не видела его таким расстроенным.

— Это незапланированный доклад, — голос Чанга оставался ровным. — Сейчас 0 часов 25 минут, первое января. Команда продолжает отмечать Новый Год. Я ушел с вечеринки несколько минут назад, собираясь пойти спать. По пути я решил заглянуть на несколько минут на наблюдательную палубу. По дороге я случайно заметил идущую по коридору мисс Донн. Я последовал за ней. Она встретилась с капитаном Идальго. Я не слышал всего разговора, но услышал достаточно, чтобы понять — Донн и Идальго о чем-то договорились. Я не уверен в цели их соглашения…

Чанг замолчал, будто слова комом встали у него в горле. Потом сглотнул и продолжил:

— Он согласился похитить для нее артефакты, чтобы по возвращении на Землю она передала их Пси-Корпусу. Я не знаю, собирается ли она тайком от нас пронести украденные предметы на борт, или постарается впоследствии похитить их из корабельного хранилища.

Согласно вашим инструкциям, я старался как можно меньше контактировать с мисс Донн, но ее планы, случайно открывшиеся мне, ставят под удар всю экспедицию. Не думаю, что она одна сможет причинить большой ущерб. Но я не уверен, что смогу эффективно руководить экспедицией, если капитан сотрудничает с Пси-Корпусом. Мы зависим от него. Знаю, что у меня нет полномочий смещать капитана. Необходимо, чтобы вы дали мне такие полномочия, или отстранили его от занимаемой должности. Не знаю, сколько членов экипажа с ним в сговоре. Чтобы он мог выполнить свое обещание, данное Донн, у него обязательно должны быть сообщники.

Чанг снова замолчал. Анна видела, что он пытается успокоиться.

— Пожалуйста, как можно быстрее свяжитесь со мной. В ваших руках — наш корабль и наши жизни.

Несколько секунд Чанг тупо смотрел на экран, потом, будто очнувшись, глубоко вздохнул и выпрямился:

— Да, в соответствии с вашим запросом я просканировал сектор. В радиусе действия наших сканеров не обнаружено других кораблей: ни биомеханических, ни каких-либо еще. Это, а также безуспешные попытки орбитера обнаружить какой-либо корабль или признаки деятельности на планете, подтверждает гипотезу мистера Мордена о том, что корабли, за которыми вы следили от самого Марса, двигались на автопилоте, и, вероятно, подобно мыши доктора Шеридан, погрузились в спячку. Но это всего лишь предположение… Я жду вашего ответа. Знаю, что завтра… уже сегодня… праздник, но, пожалуйста, сделайте все необходимое для получения этих полномочий. Через тридцать один час мы начнем высадку, и мне бы не хотелось садиться на планету, пока командиром корабля остается Идальго.

Сообщение закончилось.

Во время просмотра Анна постоянно нервно оглядывалась на пустой коридор. Потом быстро проговорила:

— Скопировать второе сообщение. Переслать копию в почтовый ящик, код доступа 120349. Конец связи.

Анна поднесла кулак ко рту. Первая часть сообщения выглядела достаточно пугающей — капитану нельзя доверять. Но вторая часть подразумевала нечто худшее — Чангу нельзя доверять. Он лгал ей. Анна не могла в это поверить, а слова доктора Чанга все звучали у нее в ушах. Если сюда прилетели корабли, в которых использовалась технология, похожая на технологию мышей — биомеханические корабли, обнаруженные на Марсе и выслеженные IPX, то IPX было известно об этой планете и о биомеханической технологии гораздо больше, чем они признавали. И, если зонд не обнаружил никаких кораблей, тогда они прилетели сюда раньше зонда. IPX заинтересовалась Альфой Омега 3, потому что они проследили за неизвестными кораблями до этого места, а не потому, что зонд случайно наткнулся на эту планету. Анна вспомнила, как Чанг позвонил ей на станцию Прима, передал ей «потрясающие» новости о сделанном зондом открытии. Но зонд был отправлен вслед за кораблями, его заданием было наблюдение. По-видимому, начальство считало, что корабли управляются автоматически, но для Анны функционирующие корабли подразумевали существующую, а не погибшую, цивилизацию — или, по крайней мере, возможность существования таковой. Что ставило под сомнение всю затею с отправкой сюда археологической экспедиции.

Перспектива найти биомеханические спящие корабли, лежащие пустыми в ожидании пилотов, возможность массового производства подобных машин, должно быть, превратило деятелей IPX в хищных динозавров.

«Гипотезы доктора Мордена»… Несомненно, он и Космофлот были замешаны в случившемся на Марсе, что бы там ни произошло. Это объясняло его присутствие здесь. Еще одному члену экспедиции она не могла доверять. Еще у одного были свои секреты. А драгоценный Космофлот Джона держал историю с кораблями в секрете, позволил IPX послать их на планету, не передав всю информацию, — лишь бы их представитель оказался на борту!

Но больше всего Анну уязвил обман Чанга. Он скрыл от нее факты о планете, о культуре, о технологии. Недостаток точной информации наверняка должен сказаться на ее исследованиях. Ее исследования будут бесполезными, или недействительными, или несущественными. Чанг предал ее. Это худшее, что один археолог может сделать по отношению к своему коллеге. У Анны возникло ощущение, что вся эта экспедиция была глобальным надувательством, как кардиффский великан, прозванный американским Голиафом. Она проглотила и крючок, и леску, и грузило.

Анне хотелось встряхнуть Чанга, выкрикнуть ему в лицо все, что она о нем думала и как следует поколотить его. Но Анну остановило то, что теперь она не знала, как отреагирует Чанг, узнав, что она видела его сообщение. Возможно, он решит, что ее необходимо убрать из экспедиции.

Помимо того, настала ее очередь завести секреты.

Но она должна была кое-что ему сообщить. Она включила систему связи:

— Доктор Чанг.

Спустя несколько секунд Чанг появился на экране. Он был в своей каюте, в обычной одежде.

— Да?

— Я должна сообщить вам, что система связи не работает. Она вышла из строя около двадцати минут тому назад. Я пыталась отправить сообщение.

Чанг покачался на каблуках взад-вперед, она никогда раньше не замечала за ним такой привычки.

— Мне известно об этом. Капитан Идальго уже сообщил мне.

Взглянув на его лицо, Анна все поняла. Идальго устроил все так, чтобы сообщение не смогло уйти к адресату. Анна чувствовала себя идиоткой. Естественно, связь не работает. Идальго, должно быть, отслеживал все сообщения Чанга, увидел последнее, которое она только что просмотрела, и устроил подходящую поломку. Чанг знал, кто это сделал и почему, но ничего не мог изменить.

— Тогда все в порядке, — сказала Анна.

Чанг отсутствующе кивнул:

— Доброй ночи.

Анна вышла из лаборатории, не зная, что ей делать. Вся экспедиция разваливалась на части, а они еще даже не добрались до планеты. В коридоре ее оглушила музыка, гремящая на вечеринке. Она прошла на звук в комнату для совещаний.

Гигмосианская часть вечеринки, кажется, наконец, закончилась. Черльзстейн, Фаворито, Рейзер, Скотт, Морден, Петрович и Стендиш сидели, все вдрызг пьяные, вокруг стола и резались в покер.

— Тройка! — закричал Стендиш, размахивая картой перед Черльзстейном.

Черльзстейн скосил глаза, его голова еще не успела повернуться в направлении карты. Морден, сидящий во главе стола, первым заметил ее. Он барабанил пальцами по столу, кому-то на что-то указывая.

— Вы хотите, чтобы мы сейчас подняли ставки? — спросила Скотт.

— Привет, Шеридан! — улыбнувшись, она махнула рукой Анне. Ее короткие, светлые волосы топорщились во все стороны. — Ты пришла помочь мне раздеть этих парней?

Несколько человек повернулись в ее сторону, издавая ободряющие выкрики.

— Нет, спасибо, я пас.

Морден встал, сделал большой глоток из своей чашки, сгреб все выигранные фишки и сложил их на пустую тарелку.

— Я пошел, — заявил он, не взирая на протесты остальных, подошел к Анне. — Что-то не так?

Беспокойство в его взгляде сглаживалось улыбкой.

— Ничего, — покачала головой Анна. — Я просто пыталась отправить письмо мужу и обнаружила, что связи нет.

— О, я уверен, ее скоро починят. Поломка не может быть серьезной, не так ли?

Черные глаза Мордена изучали Анну.

— Я не знаю.

Анна оглянулась на сидящих за столом, нервно постукивая рукой по бедру. Она не могла ему доверять. Она не могла доверять никому из них.

— Это всего лишь… ну, вы знаете, как это бывает в праздники, вам хочется поговорить с кем-то…

Улыбка Мордена стала еще шире, и Анна поняла, что она ляпнула.

— Я понимаю, — сказал он.

— О, послушайте, я чуть не забыла. У меня есть кое-что для вас.

В кармане свитера Анны лежала коробочка. Сейчас ей показалась странной идея о подарке для него, но она уже подготовилась. Она должна продолжать действовать, как обычно.

— Звучит загадочно.

— Всего лишь маленький новогодний сувенир. Выйдем за дверь.

Они вышли в главную лабораторию, там Анна включила освещение одной из рабочих станций, осветив стол и лежащие на нем различные детали оборудования. Они уселись на стулья с одной стороны стола. Остальная часть лаборатории вокруг них оставалась в тени.

Морден поставил на стол тарелку с фишками, от резкого света лампы в его глазах, под носом, у губ возникли тени.

— Это была самая очаровательная новогодняя вечеринка из всех, в каких я когда-либо участвовал.

— Я того же мнения. Похоже, вы неплохо освоились, — сказала она, указывая на горку фишек. До Анны дошло, что его тарелка была самой большой среди всех игравших.

Морден ответил ровным голосом:

— Я очень хорошо играю в покер.

— И вы совсем не пили, не так ли?

— Боюсь, я — плохой собутыльник. Я не нахожу в выпивке ничего забавного.

— Вам нравится сбивать людей с толку, не так ли? — эти слова сорвались с ее уст, прежде чем она успела сдержаться.

Морден осторожно сложил руки, заметив, как изменилось поведение Анны.

— Нет, не нравится. Это меня не радует. За исключением игры в покер. Но я не держу козырного туза в рукаве. Я не люблю показывать на весь мир свою личную жизнь. Полагаю, что именно это я сделал сразу после взрыва. Я потерял контроль над собой. И я сожалею об этом, — он, выдохнув, сжался. — Но я не пользуюсь на работе методами мисс Донн, если вы это имеете в виду. Я действую более эффективно, если действую тихо.

— И в чем заключается ваша работа?

— Блюсти интересы Космофлота, когда дело касается любых новых технологий и сотрудничать с IPX, когда это ведет к углублению наших познаний и новых технологий. Я никогда этого не скрывал, — Морден наклонил голову, изучая Анну. — Это что, допрос?

Анна улыбнулась:

— Извините. Полагаю, что сейчас я слегка не в себе, ведь мы уже скоро сядем на планету. И, полагаю, что я немножко расстроена из-за того, что не смогла отправить письмо Джону.

Она вытащила из кармана маленькую коробочку.

— Но я чувствую себя счастливой, обретя такую любовь. И я знаю, что вы тоже были счастливы, — Анна вручила коробочку Мордену. — Это память, исцеление и жизнь. Я надеюсь, что вы не рассердитесь.

— Почему я должен сердиться, получив подарок? — с застывшей улыбочкой на лице, Морден развернул обертку и открыл коробочку. Вытащил любовный камень, который Анна вчера стащила из его каюты. В дырочку на одном конце камня сейчас было продето серебряное кольцо, к нему прикреплена серебряная цепочка. Морден поднял камень, выражение его лица не изменилось, будто он его не узнал.

Анна боялась заговорить, все больше осознавая, что нечаянно разбередила страшную рану.

— Я даже не заметил, что он пропал, — наконец, звучно произнес Морден.

— Я взяла его вчера поздно вечером, — сказала Анна.

— Я привык смотреть на него каждую ночь, каждый день, каждый час, иногда несколько раз за час. Я привык засыпать и просыпаться, сжимая его в руке.

— Просто потому что…

— Я не заметил, что он пропал. Как долго он был у вас? Двадцать четыре часа?

Анна кивнула. В действительности, камень находился у нее дольше.

— Я не заметил. Я не посмотрел.

Лицо Мордена сморщилось. В резком свете лампы казалось, будто его лицо ожило. Оно судорожно подрагивало. Анна никогда еще не встречала того, кто бы так страдал. Смотреть на это было ужасно, и это было еще ужасней потому, что в этом была виновата она.

— Простите, простите.

Анна разбередила рану, оставленную прошлым, сорвала начинающую образовываться мозоль. Анна взяла Мордена за руку — за ту, которая не сжимала камень. Рука дрожала. Анна задумалась, страдала бы она так же сильно, если бы погиб Джон?

— Думаете, что нет ничего страшного в том, что ты забыл о тех, кого любил когда-то? Я обещал любить свою жену вечно. И вот я здесь, прошло всего шесть месяцев, а я уже начинаю забывать. Целых двадцать четыре часа я не думал о ней!

Судорога исказила лицо Мордена, мельком осветив то, что было у него на душе.

— Вы знаете, что я не могу вспомнить голоса дочери? Я не могу вспомнить, как он звучит. Да, я могу видеть ее на наших домашних видеофильмах. Я слышу ее разговоры, ее смех, но она будто чужая. Это уже не то, чем была моя дочь — ее прикосновение, когда она проходила мимо, ее запах — свежий и слабый, звук ее шагов по лестнице, крики радости, которыми она отмечала мой приход домой с работы. Она ушла. Они обе ушли. И все, что я сейчас чувствую, это облегчение.

Они помолчали. Спустя некоторое время Анна заметила, что Морден престал дрожать.

— Простите.

Его лицо снова начало принимать обычное выражение.

— Все в порядке. Простите, что расстроила вас.

Анна поняла, что его боль никогда не утихнет. Она всегда будет в нем, неважно, насколько глубоко она будет похоронена. Анну ничто никогда не задевало столь сильно.

— Я тут болтал о том, что я не держу туза в рукаве, но потом сорвался.

Он высвободил руку:

— Все в порядке. Я понимаю.

В глазах Мордена снова бродили тени.

— Нет, вы не понимаете. И, я надеюсь, никогда не поймете.

Морден разжал кулак, открывая лежащий на ладони камень:

— Это было очень мило с вашей стороны.

— Боюсь, что не очень.

— Я действительно ценю это. Спасибо. Вы не поможете мне надеть его?

Анна взяла цепочку, обошла его, чтобы оказаться сзади, открыла замочек.

— Так я никогда о нем не забуду…

— Надеюсь, что вы будете помнить о том, что они любили вас и хотели, чтобы вы были счастливы. Так вы сможете всегда носить с собой их пожелания.

Анна надела цепочку на шею Мордена так, чтобы имя бога, написанное на камне, было обращено к его груди, и застегнула замочек.

Анна снова села рядом с ним. Тени исчезли с лица Мордена. Черты его лица разгладились, оно превратилось в прежнюю маску. Лицо Мордена казалось расстроенным, неуверенным. Она разбередила рану, и требовалось время, чтобы ее залечить. Вероятно, именно сейчас появилась возможность. Возможность установить настоящие человеческие отношения, не забиваемые политикой или секретами. Она наклонилась поближе.

— Расскажите мне о Марсе, — попросила Анна.

И Морден начал свой рассказ.

Глава 11, в которой «Агамемнон» вылетает на задание, а «Икар» прибывает на место раскопок

Генерал Лохшманан отошел от панели управления орудиями, следом за ним — его помощница, так и не сделавшая ни единой пометки в своем электронном блокноте. Джон сдержал улыбку и слегка кивнул Россу. Канонир стоял, вытянувшись по стойке смирно, но по его расправленным плечам Джон мог сказать, что Росс горд собой. Джон чувствовал то же самое. Позади Росса, вытянув руки по швам, стоял Спано. С ним до сих пор были проблемы, но Джон хотел дать Россу возможность справиться с ним.

Генерал и его помощница, вместе с Джоном и Корчораном, вышли из отсека управления орудиями. Инспекция была окончена, и они вернулись в кабинет Джона.

— Капитан, мои поздравления. Вы отлично прошли инспекцию.

На лице Джона заиграла улыбка:

— Благодарю вас, сэр.

Лохшманан потянулся к карману кителя:

— Настало время сообщить вам дополнительную информацию о предстоящем задании. После моего ухода вы можете ознакомить с ней коммандера Корчорана. На этом инфокристалле содержатся сведения о запланированном месте, времени, а также еще некоторые, полученные нами, данные, касающиеся покупки Земной Гвардией партии взрывчатки. Это должно произойти примерно через тридцать часов. Как только я покину борт «Агамемнона», вы направитесь к месту, где состоится передача товара. План террористов таков: они погрузят взрывчатку на борт своего корабля и направятся к Вавилону 5. Во время церемонии открытия станции корабль террористов врежется в нее, и взрывчатка сдетонирует от удара. Церемония открытия станции состоится через три дня.

Ваше задание: оставаясь незамеченными, наблюдать за погрузкой взрывчатки на борт корабля террористов. Именно для этого ваш корабль был оснащен новейшей стелс-системой. Выждите, пока продавцы-нарны не покинут район. Нам не нужны лишние проблемы. Сразу после того, как они уйдут, вы нападете на корабль террористов. Вам нужно уничтожить или серьезно повредить его. Этот корабль не должен долететь до Вавилона 5.

— Есть, сэр.

Генерал повернулся было к двери, но задержался.

— Капитан, — произнес он, стоя спиной к Джону, — нет нужды напоминать вам о силе и влиянии Земной Гвардии.

— Понимаю, сэр.

— Очень хорошо, — генерал вышел, его помощница последовала за ним.

Корчоран угрюмо повернулся к Джону. Хмурое выражение лица придавало его темным бровям еще более дикий вид.

— Ничего себе. Едва мы сумели пройти инспекцию, как они посылают нас на особо важное задание.

Джон положил руку ему на плечо:

— Это то, о чем я говорил. Но, думаю, сейчас мы готовы выполнить задание. Мы справимся.

— Расскажите мне об этой Земной Гвардии. Откуда генерал получил информацию?

Джон отмахнулся:

— Позже объясню. Нам нужно немедленно отправляться. И, как только мы ляжем на курс, я хочу, чтобы был введен режим полного радиомолчания. И я не считаю нужным информировать команду о предстоящем задании. Не вдавайтесь в подробности. Но, на всякий случай, если у нас на борту окажется человек, симпатизирующий Земной Гвардии, и он что-то разузнает, я не дам ему ни малейшего шанса передать информацию своим.

— Понимаю вас, сэр.

Джон хлопнул Корчорана по плечу:

— Веселее, коммандер! Учения позади!

* * *

Корабль пел песню о красоте и порядке, о гармонии сфер. В мелодии отражались молчаливое спокойствие его движения сквозь пространство, симметрия его форм, целостность функционирования всех его систем. Корабль служил добровольно и верно. Кош Наранек, погрузившись в песню корабля, изменил его курс. Корабль с радостью сбросил с себя грубые путы гравитации и повернул, готовый лететь в новом направлении.

Кош просмотрел присланные данные. Информация зондов была однозначной. Опасность неминуема. Еще три года назад он понял, что когда-нибудь этот день настанет. И он ждал.

Он вплыл в скафандр и установил связь — других возможностей действовать у него не было.

— Посол Кош, — поклонившись, произнес тот, кого звали Нерид. — Вы оказали нам большую честь, связавшись с нами. Посол Деленн в настоящий момент готовится к возвращению на Вавилон 5. Мы слышали о том, что вы присоединитесь к ней на церемонии открытия.

Подошла Деленн, отпустив Нерида. Она поклонилась, всем своим видом выражая беспокойство.

— Ваш вызов был для нас полной неожиданностью.

Голос, синтезированный речевым устройством скафандра, породил слабое эхо:

— Земляне улетели на За'ха'дум.

Несколько долгих секунд она хранила молчание, и Кош снова напомнил себе о том, с каким упорством младшие расы инстинктивно отворачивались от правды.

— Что их там заинтересовало? Как они вообще смогли найти его?

— Они должны быть отозваны.

— Что они там найдут?

— Прошлое. И будущее. Останови их.

Сообщив всю необходимую информацию, он оборвал связь. Деленн любила задавать вопросы, а он не любил отвечать на них.

Кош выбрался из скафандра, снова погрузился в мелодию, течение которой приведет его на За'ха'дум. Там он ничего не сможет предпринять, но он должен знать, что произойдет. Он будет там раньше земного корабля, на случай, если Деленн не удастся добиться его отзыва. Сами люди были пешками, но события, цепь которых они вызовут своим появлением, могут изменить течение пространства и времени. Он должен проследить за этим.

* * *

— Я вернусь на «Икар» к 17:00. Встречайте, — Чанг связался с Анной, задействовав коммуникатор скафандра. — Удачи.

— Вас поняла, — отвечала Анна, выдерживая нейтральный тон.

Сквозь маленький иллюминатор, находящийся рядом с ее сиденьем в передней части краулера, Анна едва могла рассмотреть две машины партии Чанга, поворачивающие к югу. Их целью являлось яйцо и самая большая колонна. Они решили начать раскопки в двух местах: в районе яйца и главной колонны и в районе большой пещеры, исследованной Анной с помощью зонда. После обнаружения мышей исследование пещеры стало приоритетной задачей. Чанг повел к колонне группу, в состав которой входили Черьлзстейн, Скотт, Петрович и Донн. С Анной к пещере отправились Морден, Фаворито, Рейзер и Стендиш.

Большинство археологов рвались исследовать яйцо. Уникальность находки и постоянные вопросы со стороны Донн, которая будто решила стать рекламным агентом яйца, вызвали сильное возбуждение. Донн доставала всех расспросами о том, что им удалось узнать о яйце, особенно она интересовалась их мнениями о надписях, переведенных Морденом. Анна сочла странным то, что Чанг сам предложил ей поехать с его партией. Решение взять Донн в свою группу казалось еще более странным, если принять во внимание сообщение Чанга, обнаруженное Анной. Если Чангу было известно о том, что Донн задумала украсть артефакты, то зачем брать ее к самому многообещающему объекту из всех, которые они обнаружили на данный момент? Но Чанг назначил Донн в свою партию. Вероятно, он хотел лично проследить за ней. Анна была ему благодарна. Пусть они сами разбираются со своими заговорами и контрзаговорами. Быть может, тогда у нее появится возможность заняться непосредственно археологией.

Каждой группе выделили по два краулера. В состав групп, кроме археологов, входило по сорок техников из команды технического обеспечения. Анна лично проинструктировала их, гадая при этом, кто из них может участвовать в заговоре Идальго и Донн, кто попытается украсть артефакты. Из всей группы Анне показались подозрительными всего несколько человек.

Когда ее краулер остановился перед пещерой, Анна, одетая в тяжелый и неповоротливый скафандр, выбралась из кресла. Ей так не хотелось надевать этот скафандр. Анализ атмосферы показал наличие в ней кислорода, разнообразных, безвредных для человека, примесей, но также выявил низкий уровень угарного газа. Врач экспедиции объяснил, что угарный газ, накапливаясь в крови, примерно через двадцать — двадцать пять часов нарушит образование гемоглобина, что приведет к смерти. Но даже в этом случае дыхательные маски и комбинезоны были бы вполне достаточной защитой. Не было обнаружено ничего настолько опасного, чтобы нельзя было обойтись без тяжелых скафандров: средняя температура на поверхности планеты равнялась 50 градусам,[2] что было приемлемо для человека. К несчастью, ношение скафандров являлось частью стандартного протокола первого контакта. Им придется носить их в течение первых двадцати четырех часов.

Пребывание в скафандре не вызывало у Анны такой клаустрофобии, как работа в модуле управления зондом. Но, тем не менее, неприятные ощущения присутствовали, мешая работать. С тем же успехом она могла бы попытаться работать со связанными за спиной руками. При здешней силе тяжести, составлявшей 1.3 земной, дополнительный вес быстро вымотает. Анна ощущала себя печальным слоном, тяжело бредущим навстречу неизвестности.

Анна дотронулась до кармана, почувствовала под рукой PPG — подарок Чанга. С тех пор, как Чанг дал ей оружие, Анна держала его в каюте, в выдвижном ящике шкафа, у самой стенки. Этим утром она решила взять его с собой, но от этого она не чувствовала себя в большей безопасности, только еще сильнее нервничала. Она сомневалась даже в том, что сможет вытащить PPG из кармана за тридцать секунд. Если же она вытащит оружие, то вряд ли сможет выстрелить. Она никогда раньше не стреляла.

Анна прошла в заднюю часть краулера, за ней двинулись остальные археологи. Вдоль обоих бортов машины располагались сиденья для техников, а в центре стояло тяжелое оборудование: бульдозер, несколько буров, тяжелый резонансный сканер, атмосферные зонды и даже разобранная сейчас мобильная платформа-подъемник. Анна знаком приказала техникам открыть люк — в потолке возникла щель, и задняя стена краулера опустилась, образовав помост. Техники и археологи начали выходить наружу. Анна замедлила шаг.

Ландшафт Альфа Омега 3 был более пустынным и величественным, нежели ландшафт любой другой планеты, на которой ей когда-либо довелось побывать. Скалы, утесы, каменные пальцы вздымались повсюду, насколько мог видеть глаз. Уродливые формы массивных гор заслоняли линию горизонта. Среди всех этих здоровенных каменных глыб, возвышающихся колонн и огромных скал так легко было затеряться, почувствовать себя такой маленькой, незначительной. Почувствовать себя лилипутом в стране великанов. Анна вспомнила детство, поездку в Рим. Она чувствовала себя так же рядом с колонной Траяна. Но эти колонны были более чем в два раза выше той. Они были высоки настолько, что в скафандре не получалось запрокинуть голову так, чтобы разглядеть верхушки этих колонн.

В красновато-коричневом небе постоянно висела поднятая ветром пыль. Пыли оказалось еще больше, чем на видеозаписях, переданных зондом. Ее цвет искажал расстояния между предметами и придавал ландшафту неестественный вид. Анна будто наблюдала нечто, смещенное во времени, или находящееся в другом измерении. Сойдя с трапа, Анна поняла, что ощущение нереальности пейзажу придавала не только пыль, но еще и свет. Свет от далекого солнца, отраженный пылью и другими частицами, взвешенными в атмосфере. Это объясняло темноту, царившую на планете, будто существующую в вечных сумерках, но не объясняло странные, нежные, выглядевшие похожими на нити, лучи света. При просмотре трансляций с зонда этого не было заметно. Свет будто проходил сквозь поляризующие линзы, в сумерках превращаясь в мерцающие, нитеобразные занавеси.

Обогнув краулер, Анна увидела низкие, стелющиеся отроги возвышающегося поблизости горного хребта. Черные скалы, образовавшиеся из красно-коричневых скальных образований в результате выветривания, дополняли ландшафт. Ветер намел песчаные дюны около их подножий. Краулер остановился поблизости от склона горного хребта, рядом с черной скалой, приблизительно пятидесяти футов высотой. Анна двинулась от него к скале, пробираясь через небольшую дюну. Песок дюны постепенно сменился осыпью из темного камня. Там, прямо перед ней, находился зев пещеры, черным пятном выделяясь на фоне окружающей ее тьмы — провал семнадцати футов в поперечнике и четырех в высоту.

Анна включила фонарь и направила его на края входа в пещеру. Луч высветил клубящуюся пыль и едва различимые за облаком пыли зазубренные края скал. То, что мыши были найдены именно здесь, позволяло предположить, что пещера когда-то была обитаема, или, по крайней мере, что ее посещали. Пока у них было недостаточно информации, чтобы сделать выводы о том, в течение какого периода времени это происходило, но Анна надеялась вскоре их получить. Обычно пещеры являлись убежищами, хранилищами, местами горных разработок, там располагались стратегически важные пункты, святилища или кладбища. Чаще всего следы обитателей пещер встречались в непосредственной близости от входа. Так было легче выходить наружу и добывать пищу, хотя Анна знала о нескольких культурах, живших глубоко под поверхностью. Наличие обширных руин на поверхности планеты указывало на поверхностный образ жизни ее обитателей, но Анна была озадачена полным отсутствием на поверхности костей и предметов личного обихода. Вероятно, во время или после войны, жители нашли себе прибежище в пещерах. Возможно, они умерли где-то в другом месте. Или, принимая в расчет то, что стало известно Анне о происшествии на Марсе, они и не умирали.

Анна обернулась к краулеру и возвышавшейся позади него колонне. Морден уточнил свой предварительный вариант перевода покрывавших ее надписей. Первоначальный вариант читался так: «Всякий свет отбрасывает тень». Сейчас Морден поправил его. Новый вариант перевода был: «Всякий свет несет тень». К сожалению, это ничего не прояснило. Анна чувствовала, что со времени отлета с Земли она ни на йоту не приблизилась к пониманию этой расы.

Прошлой ночью Морден рассказал ей, что смог добиться прогресса в работе над переводом только по одной причине — он еще раньше получил несколько образцов текста с корабля на Марсе. Хотя перевести их оказалось занятием безуспешным, за три года он открыл их сходство с двумя очень мало известными древними наречиями, изучением которых он в то время занимался. Когда с зонда начали поступать новые образцы текстов, Морден был во всеоружии. К несчастью, работа по-прежнему оставалась очень сложной и, не получи Морден этих новых образцов текстов, он не сумел бы ничего перевести. Обоим группам археологов было поручено записывать любые обнаруженные письмена.

Анна спустилась вниз по дюне к остальным. Она поручила Рейзеру наблюдать за сборкой мобильной платформы-подъемника — сложного, но крайне необходимого для раскопок в пещере механизма. Воспользовавшись платформой, они смогут доставить вглубь пещеры тяжелое оборудование, поднимать и опускать его по вертикальным стволам, перемещать через ямы и расселины, двигать его в ограниченном пространстве. Более половины техников, входивших в ее команду, почти весь день будут заняты сборкой. Стендиш наблюдал за остальными техниками, руководил топографической съемкой района вокруг пещеры и занимался сбором разнообразной информации о планете, необходимой для того, чтобы заполнить пробелы в их знаниях о ней, ведь до сих пор археологи располагали только тем, что передавал зонд. Задачей Стендиша было проведение геодезических измерений и создание точки отсчета, исходного пункта, на который будут опираться все сети координат, создаваемые в районе раскопок. Анна посовещалась с обоими и убедилась в том, что все идет гладко, прежде чем попросить Фаворито и Мордена составить ей компанию. Она собиралась провести предварительное исследование главной пещеры.

Она чувствовала, что на данный момент Морден был единственным человеком, которому она могла доверять. Он рассказал ей о Марсе, об открытии, сделанном IPX три года назад на Сирийском плато. Они обнаружили захороненный неизвестный корабль. Корабль, построенный с использованием биомеханической, — или, как он называл ее, органической, — технологии, не похожей ни на одну из встреченных ранее. Когда корабль выкопали, он автоматически отправил зашифрованное сообщение. Сотрудники IPX запаниковали и связались со своими друзьями из Отдела новых технологий Космофлота, и, вместе с группой других специалистов, Морден отправился на место раскопок в качестве консультанта.

Он предположил, что, вероятнее всего, посланный сигнал являлся автоматическим сигналом бедствия, и, если хозяева корабля до сих пор находятся где-то неподалеку, то они пошлют кого-нибудь, чтобы вернуть его. Взяв образцы с корабля и установив на нем маячок, сотрудники IPX быстро убрались от него подальше. Три дня спустя появился точно такой же корабль. Он окончательно выкопал собрата из марсианского грунта, каким-то образом отремонтировал или активировал его, и оба они улетели. IPX проследили их до Альфа Омега 3.

После долгих дебатов и политических споров вслед за кораблями был отправлен зонд. Руководство IPX не позволило военным специалистам исследовать образцы, взятые с корабля. Образцы являлись собственностью IPX. Но они согласились предоставлять военным отчеты о достигнутом прогрессе. Но, исходя из этих отчетов, никакого прогресса не наблюдалось. Когда руководство IPX объявило, что зонд не обнаружил на поверхности планеты никаких признаков разумной жизни, Морден предложил теорию о том, что корабли были запрограммированы, а цивилизация, создавшая их, возможно, давно вымерла. Разгорелись бесконечные споры по поводу того, как относиться к этой теории и какие шаги следует предпринять. До открытия Анны. И мыши. IPX сообщило представителям Космофлота о том, что ряд особенностей мыши были теми же, что и у корабля, обнаруженного на Марсе. Неожиданно появившаяся перспектива исследования и использования этой технологии заставила всех зашевелиться. Стала ясна примерная программа действий: отправить на Альфа Омега 3 археологическую экспедицию и включить в ее состав Анну Шеридан.

Анна вспомнила, как Чанг сказал ей, что она «нужна» ему в экспедиции. Анна считала, что Чанг ценит ее, как специалиста, но сейчас поняла, что была нужна Чангу только потому, что люди из IPX и Космофлота желали видеть ее в составе экспедиции. Раньше такая мысль разозлила бы ее: как же так, Чанг не желал, чтобы она участвовала в экспедиции! Он, кажется, даже был разочарован тем, что она приняла его предложение. Теперь же Анна подумала о том, не был ли Чанг разочарован ее решением из-за того, что знал о потенциальной опасности этого путешествия и хотел защитить ее.

Морден поведал ей, что руководство IPX и Чанг получили строгий приказ Космофлота держать в секрете информацию о найденном на Марсе корабле. Хотя Морден не говорил этого, и вряд ли согласился бы с ней, если бы она указала ему на это, но у нее сложилось впечатление, что командование Космофлота использует их всех, как пешки: и Анну, и IPX, и остальных археологов, и даже самого Мордена, пытаясь в одиночку завладеть новой технологией.

После того как Морден рассказал ей о событиях на Марсе, Анна в ответ рассказала ему о зонде и о сговоре между Донн и Идальго. Казалось, Морден не удивился этому. Когда отключилась связь, он предположил, что это, должно быть, дело рук Донн, а Донн наверняка должен был помогать кто-то из корабельной команды. Но Мордена очень интересовали подробности, которые, к несчастью, Анна не могла ему поведать. Но, по крайней мере, она почувствовала, что у нее есть союзник.

Даже находясь во власти столь сильной паранойи, Анна с трудом могла поверить в то, что Черльзстейн, Фаворито, Рейзер или Скотт способны своими действиями причинить ущерб экспедиции. Но, в то же время, она не считала, что стоит рассказывать им обо всем и пытаться сделать своими союзниками. Она думала, что ни к чему хорошему это не приведет. Вероятно, они ей не поверили бы, и пошли бы прямо к Чангу за разъяснениями, а если бы и не сделали этого, то могли бы стать жертвами в неизбежном конфликте. Анне, как заместителю начальника экспедиции, приходилось думать о безопасности остальных.

Анна, Морден и Фаворито собрали снаряжение, необходимое для исследования пещеры. Анна поправила свой старый пояс для инструментов, который она надела поверх скафандра. Они с Фаворито предпочитали свои ручные инструменты, которые всегда носили с собой: от высокотехнологичных звуковых пил до старых надежных лопаток и щеточек, все, вплоть до излюбленных древних зубочисток Анны. Помимо этого они захватили с собой кое-какое громоздкое оборудование: сканеры, светильники и камеру. Поскольку намечалась разведка, Анна приказала взять с собой столько светильников, сколько они смогут унести. Фаворито, конечно, захватил с собой неизменный электронный блокнот. Анну слегка беспокоило то, что все инструменты Мордена были стандартного образца и выглядели новенькими. Они неплохо сочетались с его гладкими руками без мозолей. Видимо, большую часть своей работы он выполнял дома, за компьютером, а не на раскопках.

Они перепрограммировали коммуникаторы скафандров так, чтобы их тройка считалась отдельной подгруппой. Так они смогут поддерживать связь друг с другом автоматически, а если захотят связаться с остальными членами их партии, то выходить на связь с главной группой будут от имени подгруппы. Фаворито включил камеру — летающее блюдце, размером с обеденную тарелку. Камера поплыла вперед позади него, как верный пес. Она будет автоматически записывать все, что вызовет у него интерес. На случай, если камеру необходимо будет перевести с автоматического режима на ручной для особо тонкой работы, Фаворито проверил работу ее ручного управления.

Потом они отправились вверх по дюне, ведущей ко входу в пещеру. Анна чувствовала знакомое ритмичное постукивание о скафандр инструментов, прицепленных к поясу. Она снова и снова повторяла себе, что впереди у них четыре месяца, отведенных на работы в этом месте, но беспокойство за судьбу всей экспедиции заставляло ее спешить. Помимо того Анна хотела забрать найденные ею похожие на мышь предметы до того, как Донн или кто-то другой доберется до них. Если она сможет обнаружить еще и остатки зонда, то, быть может, в ее распоряжении окажутся улики, проливающие свет на то, кто и зачем его уничтожил.

Они остановились у входа в пещеру, ожидая, пока Фаворито проверит камеру. Анна с Морденом направили фонари на стены пещеры, выискивая признаки искусственной обработки и какие-либо следы ее обитателей. Пещера, казалось, была естественного происхождения, но, вопреки этому, несколько странных, зазубренных, остроконечных скальных выступов на полу пещеры показались им похожими на зубы.

Анна пошла вглубь пещеры. Пол пещеры постепенно уходил вниз, и Анне приходилось светить себе под ноги, чтобы разглядеть поднимающиеся на разную высоту над полом каменные плиты и валяющиеся камни. Когда группа двинулась вперед, их поглотила тьма, и в окружающем пространстве тускло засветились три фонаря. Стены пещеры, казалось, поглощали их свет. За всю свою жизнь Анна много времени провела в пещерах: святилищ тайн, красоты и истины. Но она никогда не видела тьмы, подобной этой.

— Пора начать устанавливать светильники, — сказала она Мордену, который их нес.

Он кивнул.

— От них будет мало толку.

Ровный голос Мордена, переданный коммуникатором скафандра, показался почти зловещим. Казалось, он стоит совсем рядом с ней.

Морден распаковал один светильник, прислонил его к стене пещеры и включил. Светильник сам приклеился к стене, зажегся свет. Он будет светить приблизительно в течение шести месяцев, дольше, чем им будет необходимо.

Анна взглянула на конус голубоватого света, образовавший на полу пещеры светлый круг.

— Кажется, он светит не так ярко, как должен. Мы включили его на полную мощность?

Морден проверил прибор.

— На все сто. Мне кажется, эти стены поглощают свет.

Анна, воспользовавшись ручным сканером, определила координаты места, на котором они стояли. Потом подошла к участку стены пещеры, находившемуся в нескольких ярдах за пределами круга света. Обнаружила маленькую ямку, ту, что была выкопана инструментами зонда по ее команде.

— Вы можете посветить сюда?

Морден с Фаворито приблизились, и, следуя ее указаниям, осветили зазубренные каменные обломки и крупные камни, которыми был усыпан пол пещеры.

— Я оставила здесь две мыши, — Анна не верила своим глазам. — Вы их не видите?

Мыши исчезли. Анна присела, с трудом передвигаясь в узком пространстве в громоздком скафандре.

Морден посветил в яму.

— Она частично засыпана. Вы думаете, они свалились обратно?

— Я оставила их достаточно далеко от ямы.

Они обыскали участок пещеры вокруг ямы. Анна провела тепловое сканирование. Сканер был ручной, маломощный. Согласно результатам сканирования они трое оказались единственными, находящимися в непосредственной близости, источниками тепла. Мышей в радиусе действия сканера не было.

И зонда, конечно, тоже не было. Его куда-то утащили, чтобы там уничтожить. Сейчас, зная о происшествии на Марсе, Анна предположила, что, возможно, это было делом рук выживших представителей расы, населявшей эту планету. Вероятно, это они уничтожили зонд. Но такое предположение не объясняло, каким образом были стерты записи, сделанные зондом. Кто-то из находившихся на «Икаре» уничтожил зонд, забрал мышей и либо спрятал, либо уничтожил их.

Мысль о том, что кто-то уничтожил мышей, привела Анну в ярость. Они, быть может, являлись единственными сохранившимися подобными устройствами. Одна из первых заповедей археолога гласила, что у них есть всего один шанс раскрыть тайну истории, погребенную во времени. Если информация, полученная во время раскопок, оказывалась неполной, или артефакты — поврежденными, то не было никакой возможности представить, что они из себя представляли на самом деле. Мыши являлись бесценными находками. Анна надеялась, что если исчезновение мышей было делом рук Донн, то они были ею спрятаны для того, чтобы она, с помощью капитана Идальго, могла пронести их на борт и доставить Пси-Корпусу. Что угодно, только бы мыши уцелели.

— Ладно, — сказала, наконец, Анна, — их здесь нет. Идем дальше.

— Но куда они могли деться? — спросил Фаворито. — Непохоже, что кто-то мог прийти сюда и взять их.

Анна с Морденом переглянулись. Потом она нажала на кнопку на рукаве скафандра, чтобы связаться с оставшимися на поверхности членами их партии.

— Рейзер.

— Рейзер слушает, — пришел ответ, снова прозвучавший так, будто говоривший стоял рядом с Анной.

— Я углубилась в пещеру примерно на тридцать футов. Как тебе качество связи?

— Прием отличный.

— Отлично.

Она стояла на том самом месте, где сработал предохранитель зонда, когда тот начал терять связь с орбитером.

— Поговори еще минутку, — Анна зашагала дальше вглубь пещеры.

— Не знаю, что сказать.

— Все, что взбредет в голову.

— Что это? — голос Рейзер пропал.

Анна остановилась. Определила свои координаты, отступила на шаг назад.

— Рейзер?

Ответ прозвучал слабо, голос был искаженным, едва слышимым за треском помех.

— Шеридан?

Анна снова определила координаты, сделала еще один шаг назад.

— Рейзер?

— Слышу тебя, Шеридан.

— Похоже, что связь работает хорошо только на расстоянии менее тридцати шести футов от входа в главную пещеру. Когда пойдем дальше вглубь ее, нам придется бегать сюда, чтобы связаться с вами.

— Жаль, что Черльзстейн не в нашей группе. Эта работенка была бы как раз для него.

— Рейзер, не будь таким жестоким. Ты же знаешь, что это моя работа. Как там наша платформа?

— Работаем по графику, а это значит, что мы продвинулись на пятьдесят минут по сравнению с тем, что было, когда вы ушли пятьдесят минут назад.

— Спорю с Фаворито на десять баксов, что вы не управитесь вовремя.

Фаворито ткнул пальцем в ее сторону в знак того, что принимает пари.

— Не хотите ли удвоить ставки? — спросил Рейзер.

— Забито. Сейчас мы выйдем из зоны действия связи. Ждите нас через два часа. Если мы вам понадобимся, то идите по дороге, вдоль которой закреплены светильники.

— Не нашли там еще каких-нибудь клопов?

— Только одного, которого я сегодня вечером засуну тебе под подушку.

Они продолжили свой путь вглубь пещеры. Теперь пол стал уходить вниз под крутым углом, их ботинки соскальзывали с шатающихся обломков, устилавших его. Морден метался из стороны в сторону, устанавливая светильники. Фаворито наблюдал за камерой и постоянно делал пометки в электронном блокноте. Анна провела несколько сканирований в тех режимах, которые ее маломощный ручной сканер был способен поддерживать. Она искала любые признаки предметов искусственного происхождения или обитателей пещеры. Сканирование ничего не выявило, но ручные сканеры были примитивными устройствами, не способными фиксировать детали. А Анна нуждалась именно в подробной информации. Обычно во время предварительной разведки самым лучшим инструментом оказывались ее глаза. Зачастую очертания пола пещеры могли указать на то, что она обитаема. Но сейчас Анна не наблюдала подобных признаков.

Пещера постепенно расширялась, тьма вокруг них становилась все плотнее. Когда Анна в очередной раз просканировала пещеру, то обнаружила, что та разветвляется.

— Пещера разветвляется на три рукава, — сообщила спутникам Анна.

— Дверь № 1, № 2, или № 3? — спросил Фаворито.

Анна снова занялась сканированием, определяя ширину и высоту проходов, направление и протяженность каждого рукава. Сканер обнаружил протяженную систему пещер. Пещера следовала за пещерой, расходившиеся в противоположных направлениях туннели тянулись вдаль, за пределы радиуса действия сканера.

— Эй, взгляните сюда!

Спутники Анны подошли поближе.

— Это, должно быть, какая-то разновидность эффекта отражения, — предположила Анна.

Морден всмотрелся в темноту.

— Каменные стены пещеры, должно быть, препятствуют работе сканеров так же, как они препятствуют работе связи.

— Я придумал название для своего отчета об экспедиции, — сказал Фаворито. — Археология в зеркальном доме. Недурно звучит.

— Видимо, сканеры могут нормально функционировать в радиусе примерно тридцати ярдов, — сказал Морден.

— Дайте, я запущу акустический зонд, — предложил Фаворито. — Он покажет нам, что это такое.

Фаворито был прав. Но, к несчастью, акустический зонд невозможно было доставить сюда без использования мобильной платформы-подъемника. Сегодня им придется обходиться без нее.

— Пошли к двери № 3.

Они повернули вправо и вниз. Морден осветил вход в этот рукав пещеры. Без точных данных сканирования, светильники у входа в это ответвление были единственными маячками, указывающими дорогу назад. Анна подумала о Гансе и Гретель, отмечавшими пройденный путь хлебными крошками.

Этот рукав пещеры был уже: всего около десяти футов в поперечнике, наклон вниз стал еще круче. Под ноги постоянно попадались обломки. Потолок пещеры опустился до шести футов над полом. Фаворито пришлось нагибаться, а Мордену с Анной — внимательно приглядываться, чтобы не удариться головой. Они прошли вперед всего ничего, когда Фаворито закричал:

— Эврика!

Анна с Морденом подошли к нему. Фаворито опустился на колени:

— Взгляните сюда. Очень хорошо сохранилось.

Они посветили вниз, на то место, куда уже был направлен фонарь Фаворито.

Маленькое, иссушенное тело, частично засыпанное камнями, лежало у стены пещеры.

— Невероятно, — произнес Морден.

Фаворито осторожно сбросил с тела несколько каменных обломков, камера зависла над его плечом.

— Что это?

Ткани казались почти не поврежденными, высохшими мышцами и удерживающими их вместе сухожилиями. Их сохранению отчасти способствовал сухой климат планеты. Найденный объект не являлся мышью — он обладал отличными от мыши формой и структурой. Предмет округлой формы, около фута диаметром и толщиной около двух дюймов. Кости и связывающие их ткани были цвета ржавчины. Кости очень хрупкие и изящные, толщиной с иголку, в суставах расширялись до четверти дюйма. Конфигурация костей была скорее геометрической, что не было свойственно живым существам. Сверху кости веером расходились от центра к краям, соединяясь между собой коротким косточками, располагавшимися посредине, между его центром и внешним краем окружности. Низ был зеркальным отражением верхней части: его форма поразительно напоминала колесо со спицами. Внутри структура была, в основном, пустотелой, за исключением центральной части объекта, где располагались странные, высохшие, перекрученные соединительные ткани, связывающие между собой верхнее и нижнее «колеса» внешнего скелета.

Анна мысленно инстинктивно разделила структуру на внешний и внутренний скелет. Внутренние кости проходили сквозь остатки тканей: они были грубее, почти одинаковой толщины, беловатого цвета, и казались более знакомыми и функциональными. Анна смогла разглядеть нечто, что казалось конечностями и черепом. Но что конечности и череп делали в центре этого создания? Ни с точки зрения функциональности, ни с точки зрения эволюции в этом не было никакого смысла. Ей хотелось бы верить в то, что объект представлял собой маленькое существо, проглоченное более крупным, но как тогда объяснить наличие связующих тканей? Либо это был единый организм совершенно нового, незнакомого вида, либо два организма, связанных вместе симбиотическим или паразитическим образом.

Но внешний организм выглядел скорее искусственным. Кости были похожи на кости мыши: точеные, элегантные, неестественные. У мыши тоже был странный внутренний скелет, только намного более изящный, более сложный, чем этот.

Очевидно, это были два отдельных организма. Найденное существо очень напоминало маленькую летающую тарелку, с крошечным пилотом внутри. Такое сравнение заставило Анну представить себе их собственную камеру, формой так же напоминавшую тарелку. Анна вообразила крошечного пилота внутри камеры, и в ее голове вспыхнули воспоминания об управляющем модуле зонда, об овладевшим ею на несколько мгновений ощущении, что она с машиной — единое целое. Это было грубо, это было дико, но, изучая маленький скелет, заключенный в удушающие путы соединительных тканей, Анна уверенно ощутила, что знает ключ к биомеханической технологии. Ее осенила догадка.

— Маленький скелет внутри — живое существо, — сказала она. — Они брали какой-то живой организм и встраивали в свои машины. Вот как они действовали.

Анна выпрямилась, Морден — следом за ней, его рот открылся, на его лице появилось выражение благоговейного ужаса.

— Именно это вы почувствовали во время контакта с фрагментом мыши, принадлежащим Донн?

— Да.

Анна чувствовала то же самое возбуждение, какое было написано на его лице, адреналин в крови подстегивал лучше любых стимуляторов.

— Быть может, именно потому устройство включалось телепатически: одно живое существо связывалось с другим.

— А я то думал, что люди являются лауреатами премии за самую извращенную культуру, — Фаворито выпрямился. — Как они добились этого? Как они смогли воткнуть живое существо внутрь еще чего-то, сделать его подобием запчасти, заменяемым компонентом?

— Не знаю. Но, вспомни, искусственная секция так же имеет биологический элемент. Они каким-то образом работают вместе, связанные между собой симбиотическими или паразитическими отношениями.

— Я бы сказал, что паразитическими, — Фаворито делал какие-то пометки в электронном блокноте. — Мне это не кажется похожим на взаимовыгодное сосуществование.

Морден задумчиво отвернулся. Он установил в месте находки светильник.

— У меня осталось всего два светильника.

— Все равно нам скоро возвращаться, — ответила Анна. Внешне она казалась спокойной, но мысли вихрем проносились в ее голове. — Пройдем еще чуть-чуть дальше.

Они продвинулись вперед настолько, насколько это было возможно с оставшимися двумя светильниками, но больше ничего не обнаружили. Двинулись дальше, намереваясь идти до тех пор, пока можно будет разглядеть оставшийся позади последний светильник. Потолок пещеры продолжал понижаться, пока не опустился до высоты примерно в шесть футов. Людям пришлось двигаться очень медленно, пригнувшись. Свет последнего светильника превратился в слабое мерцание, тьма скрывала препятствия. Потом фонарь Анны высветил нечто, находившееся примерно в двадцати футах впереди: пятно гладкой, маслянистой тьмы, что-то совершенно не похожее на неровные, поглощающие свет, стены пещеры. Все они заметили это нечто. Люди сблизились, инстинктивно стремясь держаться ближе друг к другу. Они остановились примерно в шести футах от странного нечто. В свете их фонарей поверхность объекта казалась мерцающей и маслянистой, почти радужной.

— Кажись, оно живое, — сказал Фаворито и отдал команду камере облететь объект по периметру.

Анна просканировала объект:

— На сканере вообще ничего нет.

— Ты уверена, что сканер работает? — спросил Фаворито.

— Всех нас он видит. Когда пойдем назад, я его проверю.

Стоя плечом к плечу, они водили фонарями из стороны в сторону, освещая объект.

— Это похоже на сферу, — сказал Морден. — Примерно восьми футов в диаметре.

— Оно загораживает проход, — заметил Фаворито, — а дороги в обход нет.

Почему-то это обеспокоило Анну. Окружающее их пространство, казалось, сжималось вокруг них. Анна подумала о долгом пути назад, к поверхности.

И, тем не менее, она не хотела уходить от сферы, не собрав более подробной информации. Без сканера им удалось получить лишь видеозапись объекта, выглядевшего черным шаром. От нее исходило ощущение жизни. На поверхности сферы было заметно движение, показавшееся им пульсацией, по ней волнами пробегали мерцающие отблески. Создавалось впечатление, будто сфера дышит. Она вызывала странное ощущение: ее поверхность казалась плоскостью, будто они смотрели на двумерную проекцию трехмерного объекта, или, возможно, на проекцию или тень чего-то, чью истинную форму скрывала тьма.

— Мы должны идти, — сказал Фаворито, и Анна поняла, что понятия не имеет о том, сколько они простояли здесь, согнувшись в три погибели.

Камера зависла в воздухе над плечом Фаворито.

— Я хочу взять образцы, — заявила Анна, и, почувствовав, что ей следует подробнее объяснить свои намерения, добавила: — раз уж мы не можем получить никаких данных, сканируя объект.

Черная, мембранообразная поверхность тревожила и притягивала ее внимание. Им надо выяснить, было ли оно в действительности живым.

Морден открыл небольшой кейс для образцов.

— Как вы собираетесь сделать это?

— Не знаю. Полагаю, что мне сначала надо пощупать поверхность.

Анна заставила себя сделать шаг вперед, затем еще один. Теперь она оказалась прямо перед этим нечто. Маслянистая тьма перед ней слегка переливалась, обозначая свои границы. Анна подняла руку. Сейчас она была рада тому, что на ней был скафандр. Поднесла пальцы к мембране. Анна будто коснулась поверхности пруда — ее рука прошла сквозь поверхность сферы, как сквозь воду. Сфера казалась бесплотной. Анна продолжала видеть свою руку, видеть тьму за ней. Она будто ошиблась, прикидывая расстояние до сферы, и ее рука не коснулась черной поверхности. Но потом тьма двинулась на нее, и это движение совершенно не походило на переливание жидкости, которое она когда-то изучала, это было поступательное движение тела, и Анна поняла что то, что она видела, больше не было поверхностью сферы. Внутри сферы было нечто черное, от которого исходило ощущение подъема. Вместе с этим нечто из глубины сферы поднимался странный симметричный узор из тускло светящихся точек, похожих на крошечные созвездия, разделенные бесконечностью ледяного космоса, и, пока она жадно смотрела на них, далекие крошечные созвездия поднялись во тьме и замерли примерно на уровне ее глаз. Ее восприятие глубины резко изменилось — светящиеся точки больше не казались Анне далекими, они были всего в нескольких дюймах от ее лица, и они больше не представлялись звездами. Теперь это были глаза, что наблюдали сейчас и наблюдали всегда: крошечные солнца знания, злобы и желания, древний разум, горнило голода, такого, что поглощает звездные системы и галактики, который распахнул внутри нее зев черного колодца, будто всю свою жизнь она была лишь оболочкой, ожидая этого мгновения, чтобы раскрыться. Потребность в этом жгла ее, подобно крику.

Анна попятилась, оступилась, упала на землю. Баллон со сжатым воздухом вдавился ей в спину.

Морден оказался рядом:

— Что с вами?

Анна ухватилась за него, поднялась на ноги. Она судорожно хватала ртом воздух, не в силах перевести дыхание. Взяла Мордена за руку, ухватилась за Фаворито и, пригнувшись, начала отступать от сферы, таща их за собой.

— Что это такое? — Морден оглянулся через плечо.

Анна тащила их изо всех сил, они с трудом побежали к мерцающему во тьме голубоватому пятнышку света.

Глава 12, в которой Деленн пытается предотвратить катастрофу, но опаздывает

Сменив официальное платье, Деленн поспешила из Великого Зала к выходу, к солнечному свету, к городским кристаллиновым переходам, блестевшим по-весеннему. У нее не было времени любоваться ими. Сейчас Деленн была озабочена тем, как выполнить решение, одобренное Серым Советом, потому что после сеанса связи с Кошем она уже потеряла целый день и осознавала, что драгоценна каждая минута. Кош бы не связался с ней, если бы ситуация не была критической. Быть может, в это самое мгновение корабль людей садится на За'ха'думе.

Кабинет Деленн представлял собой средних размеров, по-деловому обставленное помещение, но она, тем не менее, нашла в нем место для нескольких кристаллов, которые, по ее мнению, способствовали умиротворению окружающих. Сегодня, однако, кристаллы на нее не действовали. Деленн приказала своему помощнику Нериду выйти, поспешно привела себя в порядок, и включила устройство межзвездной связи. Вскоре ее соединили с коммандером Синклером. На экране появилось изображение его каюты на Вавилоне 5.

— Посол Деленн. Я надеюсь, что вы вернетесь на станцию к церемонии открытия?

До сих пор Деленн редко приходилось иметь с ним дело, но коммандер производил впечатление мудрого, доброго и честного человека. Из всех людей, с кем Деленн пришлось общаться, Синклер ей больше всего понравился.

— Коммандер, меня задержали важные дела, но я планирую вскоре вылететь на Вавилон 5. К сожалению, есть одно срочное дело, требующее вашего внимания. Я надеюсь, что вы сможете мне помочь.

Его брови, самая выразительная деталь человеческого лица, приподнялись.

— Сделаю, все, что в моих силах, посол.

— Земля отправила экспедицию к планете, находящейся неподалеку от Предела исследованного космоса. Вы называете эту планету, — Деленн сверилась со своими записями, — Альфа Омега 3. Вы должны незамедлительно отозвать этот корабль. Это дело особой важности.

— Вблизи Предела нет минбарских владений. Почему вас интересует эта экспедиция?

Деленн осторожно подбирала слова:

— Коммандер, эта экспедиция несет собой потенциальную опасность для всех нас.

Теперь его брови сошлись у переносицы.

— Что за опасность?

— Я не могу рассказать подробнее. Но от этого зависит множество жизней, намного больше, чем на борту того корабля. Коммандер Синклер, вы должны устроить так, чтобы корабль отозвали. Пожалуйста, сделайте все, что в ваших силах.

— Посол, что происходит на Альфе Омеге 3?

Деленн сделала шаг вперед.

— Надеюсь, что в новом духе сотрудничества между нашими народами, сочтя нашу просьбу первой дипломатической задачей для Вавилона 5, вы сумеете ее выполнить.

Так… Людям нравится, когда им бросают вызов. Пожалуй, это должно подействовать…

Коммандер улыбнулся:

— Сделаю все, что смогу, посол.

— Благодарю вас, — Деленн поклонилась и отключила связь.

Он не знает, как велики ставки в этой игре. Но она сказала ему все, что могла.

Деленн поручила Нериду немедленно заняться доставкой ее багажа на корабль.

* * *

Когда они вбежали по трапу в краулер, Анна все еще держала Мордена с Фаворито за руки, не в силах отпустить их. Она нервно оглядывалась через плечо. Позади них, в пещере клубилась пыль, движение облака пыли напоминало движения живого существа. Трап начал подниматься, закрывая вход.

Камера вплыла внутрь, зависла над плечом Фаворито.

— С вами все в порядке? — спросил Рейзер.

Остальные члены их партии уже находились внутри машины: некоторые сидели, другие стояли, и все наблюдали за ними тремя.

— Да, — ответил за нее Морден.

Все трое сгорбились, судорожно глотая воздух. Они запыхались, измотанные долгим бегом в скафандрах в условиях повышенной гравитации.

— Думаю, да. Что творится с погодой?

— Погода внезапно ухудшилась примерно час назад. Ни один из наших зондов не предсказывал ничего подобного. Придется переждать бурю здесь.

Анна ощутила вибрацию под ногами: трап поднялся до конца, соединился со стеной краулера, задраив выход. Напор ветра сменился спокойствием.

— Что вы нашли? — спросил Стендиш, стекло его шлема отражало свет.

Анна услышала свой собственный голос:

— Вам что-нибудь известно о партии Чанга?

— Нет, — ответил Рейзер. — Мы пытались связаться с ними, передать информацию о продвижении шторма, но ответа не получили. Вероятно, дело в помехах, вызванных бурей. Я смог связаться с капитаном Идальго, но связь работала безобразно, и я не мог понять, что он говорит.

Анна заметила позади Рейзера техника-водителя.

— Поехали к месту работы партии Чанга. Передай на второй наш краулер, чтобы следовал за нами.

— Есть, доктор, — техник направился в носовую часть машины.

— Не думаю, что нам стоит беспокоиться из-за бури, — сказал Рейзер. — Краулеры приспособлены к работе в таких условиях. Чанг, вероятно, уже вернулся на «Икар».

— Давай убедимся в этом, — ответила Анна. — Продолжай попытки связаться с Чангом.

Рейзер кивнул и направился следом за техником. Стендиш остался стоять рядом с Анной, с любопытством наблюдая за ней.

— Стендиш, можете ли вы предоставить мне последние данные о буре?

Стендиш неохотно отступил.

Краулер двинулся, техники заняли свои места на сиденьях вдоль бортов. Центральную часть машины до сих пор загромождали акустические зонды и другое тяжелое оборудование, которое они планировали оставить на месте раскопок. Вместо того, чтобы пройти в носовую часть к остальным археологам, Анна потащила Мордена и Фаворито, которых до сих пор держала за руки, к трем пустым сиденьям. Сейчас она не знала, что и подумать. Ей стало стыдно за свое поведение в пещере, за то, что она сбежала оттуда, как девочка-школьница из дома с привидениями. У Чанга, вероятно, все было в порядке, и он, наверное, уже вернулся на «Икар». Но теперь Анна не была в этом уверена. То, что она увидела, изменило все. Анна пыталась не думать об этом.

— Что там стряслось? — спросил Фаворито.

Анна заставила себя разжать пальцы, выпустить из них руку Фаворито. Включила связь между членами ее подгруппы. Рука Анны слегка дрожала.

— Выключи эту чертову камеру.

Фаворито взялся за камеру, выключил ее и положил на пол рядом с собой.

— Я не хочу, чтобы вы рассказывали о сфере, которую мы видели, — сказала Анна. — До тех пор, пока я не удостоверюсь, что все в порядке.

Она подождала, пока они кивнули.

— Что это было? — спросил Морден.

— Оно живое, — ответила Анна. — И оно наблюдало за нами. Эта раса не погибла.

Они просидели в молчании до тех пор, пока Стендиш не нашел их. Чтобы удержать равновесие, он ухватился за поручень над их головами. Когда он вызвал их подгруппу, коммуникатор Анны пискнул.

— Я думал, что вы прошли вперед.

Стендиш вручил Анне электронный блокнот с самыми свежими данными о буре.

— Весь наш район оказался в зоне непогоды. Скорость порывов ветра достигает семидесяти миль в час. Судя по всему, буря продлится, по крайней мере, еще несколько дней.

Анна вернула Стендишу блокнот:

— Когда мы сегодня утром просматривали данные, переданные орбитером, ничто не указывало на возможность шторма.

— Знаю. В силу каких-то причин компьютер оказался неспособным построить модель с нужной точностью. Должно быть, здесь на погоду влияют факторы, которые компьютер не принял в расчет.

Краулер затормозил и остановился, Стендишу пришлось сделать несколько шагов, чтобы сохранить равновесие.

Вставая, Анна заметила, что все еще держит руку Мордена. Хотя их разделяли два слоя толстых перчаток, она чувствовала прикосновение его руки. Обычный, человеческий контакт успокаивающе действовал на нее. Застенчиво улыбнувшись, Анна разжала пальцы, отпустив руку Мордена, она ничего не сказала, потому что любые ее слова автоматически транслировались коммуникатором всем членам ее подгруппы.

Анна переключила связь на основную группу, и прошла в носовую часть краулера. Морден, Фаворито и Стендиш последовали за ней. В иллюминатор, устроенный в носовой части машины, за клубящейся пылью и песком, временами можно было разглядеть самую большую колонну. Слева от нее, примерно в тридцати ярдах, стояли два краулера партии Чанга. Значит, он не возвращался на «Икар».

— Яйцо исчезло, — заметил Рейзер. Он всматривался в иллюминатор. — Сначала я не был уверен. У нас из-за бури возникли проблемы со сканерами. Но вы можете увидеть своими глазами. Его там нет.

— Это невозможно, — Фаворито, работая локтями, протолкнулся к иллюминатору. — Почему бы не включить фары?

Когда он включил фары краулера, ответ стал очевиден. Свет прожекторов отражался от клубов пыли, сводящих видимость почти к нулю.

Рейзер снова выключил фары, и все они принялись всматриваться в перемещающиеся снаружи облака пыли.

Когда пылевая завеса на несколько секунд поредела, они смогли хорошо рассмотреть район вокруг основания колонны: покрытую трещинами, неровную, красновато-коричневую каменную поверхность. Яйцо исчезло.

— Они смогли передвинуть его? — спросил Стендиш.

Фаворито презрительно фыркнул:

— Им слишком хорошо известно, что перед тем, как перемещать столь ценный объект, его надо исследовать, нанести на карту его местоположение и проверить его на прочность.

— Может быть, они решили, что буря может повредить яйцо, и затащили его в краулер, — настаивал Стендиш.

Фаворито повернулся к Стендишу и скрестил руки:

— Оно торчало здесь тысячу лет. Быть может, в вашей группе принято так поступать. Мы работаем немного по-другому. Мы работаем головой.

— Яйцо слишком велико для того, чтобы запихнуть его в краулер, — спокойно заметил Морден. — И у них с собой не было никакого оборудования, с помощью которого они могли бы передвинуть что-то настолько большое и настолько тяжелое. Не разломав его при этом на части.

— Ты пытался связаться с Чангом? — спросила Анна Разора.

— Пытаюсь, — убито ответил Рейзер. Ответ совершенно не в его стиле. — Никакого сигнала от коммуникаторов скафандров, никакого ответа из краулеров.

Версия, что с Чангом и его партией что-то случилось, вдруг показалась очень реальной. Анна заставила себя говорить спокойно:

— Ты просканировал район на наличие признаков жизни?

— Не получаю никаких сигналов. Но, может быть, это сканеры врут?

— Не пробовал определить их местонахождение по сигналам маячков?

В коммуникатор каждого скафандра был вмонтирован маленький маячок.

Рейзер выглядел, как потерявшийся щенок:

— Засек только один, неподалеку от колонны.

Сердце Анны бешено забилось.

— Мы разделимся на две группы. Рейзер и Стендиш — берите первую группу. Ваша задача — осмотреть краулеры. Я с Фаворито, Морденом и оставшимися техниками прочешу район вокруг колонны.

Рейзер бросил взгляд на сканеры, будто их показания могли измениться.

— Пошли, — скомандовала Анна.

Когда они вышли наружу, показалось, что песчаная буря усилилась. Видимость в среднем составляла около тридцати пяти футов. Иногда Анна могла видеть дальше, хотя пыль и песок пролетали так быстро, и бились о стекло шлема с такой яростной силой, что временами Анна не могла разглядеть землю у себя под ногами. Это было опасно, потому что поверхность была неровной.

— Держитесь вместе, — скомандовала Анна Рейзеру и Стендишу, когда они направились к краулерам во главе группы из двадцати техников.

Анна построила оставшихся техников шеренгой на расстоянии вытянутой руки друг от друга, и они двинулись по направлению к колонне. Если там что-то есть, то Анна найдет это. Что бы ни случилось с яйцом, пусть Чанг и его люди будут живы и здоровы и пережидают непогоду в безопасности краулера, молилась она. Но что могло произойти с яйцом? Она подумала о тех глазах, смотревших на нее с таким выражением, будто они наблюдали за ней. Если раса, населявшая эту планету, до сих пор жива, вероятно, ведя подземный образ жизни, или каким-то образом спрятавшись, то могло ли случиться так, что они засекли зонд и ждали «Икар»? А сейчас наблюдали за ними? Анна сказала себе, что слишком спешит с выводами, и сосредоточилась на том, как удержаться на ногах на неровной, каменистой поверхности.

— Я кого-то вижу! — крикнул Фаворито, указывая вперед.

Там, примерно в десяти футах справа от колонны, виднелся белый скафандр. Он лежал на земле, частично засыпанный песком и пылью. Фаворито покинул строй и рванулся вперед, Анна — за ним. Белое пятно появлялось в поле зрения и исчезало, подобно привидению, а потом, внезапно, Анна оказалась рядом с ним.

— О, Боже! — закричал Фаворито.

Анна опустилась на колени рядом с ним и всмотрелась в белую фигуру. Ее мысли были ясными и четкими. Шлем Чанга был снят и отброшен в сторону. Он лежал на боку, и около него ветром намело небольшой песчаный бархан, так что казалось, будто он лежит щекой на песчаной подушке. Чанг казался спящим: глаза закрыты, губы чуть растянулись в кривой улыбке, лицо, обветренное непогодой, расслаблено. Между его ресниц и бровей набился песок, и, как в кармане, скопился в складке у губ. Ветер трепал его прекрасные седые волосы. Индикатор жизнедеятельности горел красным светом. Фаворито смел песок с груди Чанга. В скафандре зияла прожженная дыра. Прожжен был не только скафандр, на груди Чанга виднелась рана, глубиной в несколько дюймов. Анна не была экспертом, но, судя по тому, что ей довелось видеть в выпусках новостей, эта дыра напоминала след выстрела из PPG. Неожиданно ее страх перед инопланетянами, выпрыгивающими из темных пещер, показался смешным. Анна подумала о Донн, входившей в партию Чанга.

Фаворито зарыдал, Анна услышала звуки рыданий через коммуникатор.

— Чанга застрелили, — сообщила она остальным. Люди начали собираться вокруг них. — Похоже на PPG.

На корабле на случай чрезвычайной ситуации имелось оружие. У Чанга был доступ в хранилище и, вероятно, у капитана Идальго тоже. Насчет капитана Анна не была уверена. Она вспомнила, как Чанг вручил ей PPG. Он беспокоился, и он предупреждал ее.

Анна ощупала карманы скафандра Чанга, ища PPG, ведь он говорил, что достанет себе оружие. PPG оказался в том же, что и у нее, набедренном кармане скафандра. Анна неловко вытащила его. Оружие ничего ей не сказало. Ничто не указывало на то, что Чанга застрелили именно из этого PPG, а потом положили обратно ему в карман.

Морден опустился на одно колено с другой стороны от Чанга и связался с их подгруппой:

— Если бы он видел, что дело идет к этому, то вытащил бы оружие.

— Он бы никогда не смог бы ни в кого выстрелить.

На лице Мордена появилась осторожная улыбка, и Анна поняла, как неприятны ему были воспоминания о смерти. Сжав PPG перчатками, она протянула оружие Мордену.

— Возьмите. Никто больше не должен знать о том, что Чанг был вооружен.

— Вы должны оставить его себе. Оно может вам пригодиться.

— У меня уже есть один. Здесь.

Морден взял PPG, положил в карман.

— Чанг выглядит каким-то умиротворенным, не так ли? Странно, что он так выглядит.

Фаворито, сидевший рядом с Анной, вскочил на ноги.

— Ты псих! — заорал он на Мордена, а потом побрел прочь, буря скрыла его.

Анна не могла понять, зачем с Чанга сняли шлем. Если кто-то хотел убить его, то прошло бы много времени, прежде чем он задохнулся бы из-за присутствия в воздухе угарного газа. Анна вспомнила, как однажды застала его спящим в кабинете в Чикагском университете. Он тогда откинулся назад в кресле, наклонив набок голову. Сейчас он выглядел очень похоже, будто мог в любой момент открыть глаза.

Анна вызвала группу Рейзера.

— Рейзер. Это Шеридан. Мы нашли доктора Чанга. Он мертв. Застрелен из PPG.

Ответа не было.

Спокойствие Анны улетучилось. Она чувствовала, как ветер уносит его прочь. На смену спокойствию пришла паника.

— Рейзер.

— Слышу. Не могу поверить в это… — Помехи мешали связи, но она могла его расслышать. — Что случилось?

— Пока это все, что нам известно. Что вы обнаружили?

— Перевернули вверх дном оба краулера, — ответил Рейзер. — Здесь никого нет.

Анна почувствовала, как что-то сжало ей горло.

— Сажайте вашу группу в краулеры Чанга, и немедленно возвращайтесь на «Икар». Мы — за вами. Продолжайте сканировать район, не засечете ли сигналы маячков пропавших скафандров.

Будто исчезли только скафандры, а не люди.

— Я хочу, чтобы вы выходили на связь со мной через каждые пять минут до тех пор, пока не вернетесь на «Икар».

— Понял.

Анна встала, приказала двум ближайшим техникам нести тело Чанга в краулер. Когда они подняли тело, и руки Чанга начали безвольно мотаться взад-вперед, Анна закрыла рот рукой, хотя из-за шлема не смогла закончить движение. Они с Чангом почти не разговаривали с тех пор, как она подсмотрела его сообщение: Анна злилась на него за то, что он утаил от нее информацию, которая могла помочь ей в расследовании. Он долгие годы помогал ей. Прислушивался к ее мнению, направлял ее. А что, если он играл в игры корпорации, хранил их тайны, распространял их ложь? Чанг был добр к ней, а она не оправдала его доверия. Как заместитель начальника экспедиции, она должна была позаботиться об его безопасности. Он предупреждал ее об опасности, а она не отнеслась к его словам серьезно. Что, если Чанг выяснил, что Донн представляет собой серьезную угрозу? Возможно, Чанг взял ее в свою группу, чтобы не подвергать опасности Анну. И Анна беспечно отпустила его. Даже глядя на его скафандр, то появляющийся, то исчезающий за пылевой завесой, она не могла поверить, что Чанг мертв.

Анну начала бить дрожь. Она заставила себя говорить спокойно.

— Морден, можете вы показать мне, где именно находилось яйцо?

Он подошел к колонне, отступил на несколько шагов назад, потом влево.

— Центр яйца находился примерно здесь. Оно простиралось примерно на двадцать футов в стороны, и на пятнадцать — вперед и назад.

Анна подошла к Мордену, медленно обошла вокруг него на названном расстоянии, вглядываясь в пыль под ногами.

— Они не могли передвинуть его, — повторил Морден.

— Тогда или его передвинул кто-то другой, — ответила Анна, — или оно само передвинулось.

— Значит, смотрите, куда ступаете, — заметил Морден.

Справа от нее трещина в каменистой поверхности расширялась с нескольких дюймов до примерно двух футов и оставалась такой широкой примерно десять футов, а затем сужалась опять.

— Я не помню этой трещины в изображениях, которые передавал зонд. Яйцо стояло сверху?

Морден подошел к трещине:

— Должно быть.

Пыль того и гляди занесет все позади них. Тем не менее, трещина тянулась подобно черному ручью, будто тьма насыщала воздух, упорная, оставляя после себя негатив изображения подобно свету, оставляющему след на пленке. Анна опустилась на колени. Характерный для планеты красновато-коричневый поверхностный слой уходил в этом месте в глубину менее, чем на 30 сантиметров. Под ним виднелась черная, поглощающая свет порода, из которой были сложены стены пещеры. Отвесные стены расселины были неровными, зазубренными.

— Я не могу разглядеть, насколько глубока расселина. Но они не могли здесь спуститься. Им бы пришлось устанавливать платформу.

— Они могли свалиться, — заметил Морден.

Анна не могла видеть выражения его лица, все скрывал песок.

— Камень зазубренный, — Анна наклонилась, всмотрелась в глубину трещины, — но я не вижу никаких обрывков одежды или фрагментов оборудования.

Ей не хотелось признаваться в том, что она не очень-то много смогла разглядеть в темноте, и что любые обломки могло унести ветром.

— Это все равно не дает ответа на вопрос, что случилось с яйцом. Трещина для него слишком узка.

Анна встала. Она устала, и у нее больше не было никаких идей. Они все могли погибнуть — и Чанг, и Черльзстейн, и Петрович, и Скотт, но сорок техников?!

— Вы действительно полагаете, что яйцо могло сдвинуться само по себе? — спросил Морден.

— Почему бы нет? В основе своей яйцо — инструмент или какого-то рода машина. Его предназначением может быть и передвижение. Признаю, что его форма не предполагает этого, но здешняя технология настолько отличается от нашей, что мы и предположить толком не можем, каково предназначение этой штуки.

— Все, что хотите, — задумчиво сказал Морден.

— Если эта штука обещает именно это, тогда все очень грустно, — Анна связалась с остальными членами ее группы и приказала им возвращаться в краулер.

Мышцы ее ног ныли, но она пробивалась вперед, сопротивляясь напору ветра. Морден держался сзади.

— Надо, чтобы кто-то прикрывал вас со спины, — заметил он. — Вы теперь главная.

Глава 13, в которой на «Агамемноне» обнаруживается саботажник, а на «Икаре» — профессиональный убийца

Джеффри Синклер уронил голову на руки.

— Майкл, скажи мне, что все в порядке.

— Почти в порядке, — ответил Гарибальди.

— Скажи это снова. Увереннее.

У него была тысяча проблем, и он был бы рад решить хотя бы одну.

— Все будет в порядке, как только я выслежу Марко.

Джефф поднял голову.

— Ты что, до сих пор его не нашел?

Гарибальди воздел руки.

— Мы проследили за ним до Коричневого 3. Мы почти на месте. Дай нам еще час.

— Прекрасно. Чтобы я не видел здесь твоей физиономии до тех пор, пока ты не его поймаешь. До церемонии открытия осталось меньше сорока восьми часов, а здесь все разваливается на части.

Гарибальди сунул руки в карманы.

— Ты уже готов искать новую работу?

— Я готов просить повышения. А теперь убирайся отсюда.

Гарибальди вышел из кабинета, и Джефф откинулся в кресле, размышляя об остальных проблемах, требовавших его внимания. Самым важным делом для него по-прежнему была просьба Деленн. Он говорил с сенатором Хидоши, который отправил его к научному советнику президента Сантьяго — доктору Ле Блан. Потом его захлестнул хаос, творящийся на станции. Лишь сейчас Джеффу удалось связаться с доктором, и спустя минуту она появилась на экране монитора STELLARCOM.

— Доктор, я — Джеффри Синклер, командир Вавилона 5.

— Я надеялась, что мне предоставится возможность встретиться с вами. Поздравляю вас с этим назначением, — в свои пятидесят лет она была элегантной женщиной с волосами цвета платины, зачесанными назад. На ее плече был шарф, заколотый золотой брошью.

— Благодарю вас. Боюсь, что у меня появилась довольно серьезная проблема, и мне потребуется ваша помощь.

— Это интригует. Продолжайте.

— Недавно со мной связалась посол Минбара. Она сказала, что мы отправили корабль к планете, находящейся недалеко от Предела, называемой Альфа Омега 3, и что этот корабль должен быть отозван. Сенатор Хидоши посоветовал мне обратиться к вам, полагая, что это, должно быть, какое-то научное судно. Посол Деленн считает это делом огромной важности, и она также сказала, что этот корабль представляет собой потенциальную угрозу для всех нас.

Ле Блан выпрямилась.

— Корабль, отправленный к Пределу? Мне не известно ни об одной подобной экспедиции. Должно быть, ее организовала частная компания. Сообщила ли она вам название корабля или какую-нибудь другую информацию?

— К сожалению, нет.

— Вам известно, откуда она взяла эту информацию?

— Нет. Она…

— Она объяснила, почему минбарцы проявляют такой интерес к этой экспедиции?

— Она сказала, что на кону стоят много жизней. Больше она ничего не сказала.

Ле Блан постучала покрытым лаком ногтем указательного пальца по поверхности своего рабочего стола.

— Коммандер Синклер, что вы думаете о после Деленн?

— Я знаю посла Деленн совсем недолго, но считаю, что она честна и не склонна к преувеличениям. Если она говорит, что там таится серьезная опасность, то я ей верю.

Он сам удивился своим словам. Он знал ее совсем недолго, и уже поет ей дифирамбы. Но Синклер верил в то, что эта опасность существует, а раз так, то ему надо сделать все, что в его силах, дабы помочь Деленн.

Ле Блан провела указательным пальцем по подбородку.

— Вы уверены, что посол Минбара была с вами совершенно откровенна?

— Не могу сказать, что у нее нет секретов. Но это не значит, что сказанное ею — ложь.

— У вас интересный взгляд на вещи, коммандер. Как бы там ни было, мне не известно ни о какой экспедиции к Пределу. Я проверю это и снова с вами свяжусь.

— Доктор, пожалуйста, поторопитесь. Я уверен, что эта опасность весьма реальна. И, даже если вы в это не верите, в вопросах межпланетных отношений в наших интересах сотрудничать с минбарцами. Мирное решение дипломатических проблем, подобных этой — вот главная цель, ради которой президент Сантьяго основал проект «Вавилон».

Ле Блан натянуто улыбнулась.

— Коммандер, мне прекрасно известно о дипломатических тонкостях. Я свяжусь с вами.

На мониторе снова появился логотип STELLARCOM.

Джефф вздохнул и откинулся на спинку кресла, потирая затекшую шею. Пока она не выйдет на связь, он больше ничего не мог сделать. Ничего, кроме как заниматься остальными девятьсот девяноста девятью проблемами, которые нужно было решить в течение следующих сорока восьми часов.

* * *

— Боевая тревога! — приказал Джон.

В пустоте среди звезд два находившихся прямо по курсу корабля были совершенно неразличимы даже на огромном наблюдательном экране. Джон старался держать дистанцию. Все шло так, как ему хотелось. Если он не мог их видеть, то и они не могли его заметить. Во время переправки взрывчатки Джон удерживал «Агамемнон» в состоянии боевой готовности на расстоянии предельной дальности действия сканеров. Сканеры «Агамемнона» могли следить за вражескими кораблями, но, как уверял генерал Лохшманан, благодаря переданной им стелс-системе, ни нарнский, ни земной корабли не могли засечь «Агамемнон».

— Капитан, шаттл возвращается на нарнский корабль, — доложил Корчоран, — уверен, что переправка взрывчатки завершена.

Джон подумал, что Корчоран от этого хоть немного оживится, но тот по-прежнему оставался мрачным и угрюмым. Может быть, черты его лица производили столь ошибочное впечатление?

Корчоран проверил показания сканеров.

— Нарнский корабль уходит, он открывает точку перехода.

— Отлично. А крейсер?

— Крейсер лег на курс к зоне перехода Карутик — нарнской зоне перехода, которая находится примерно в десяти часах лета отсюда. Оттуда они смогут отправиться к Вавилону 5.

Пока что все шло по плану. Больше всего Джона тревожило то, что сканеры определяли крейсер Земной Гвардии как земной корабль. Устройство приема сигнала «свой-чужой» распознавало этот корабль как «свой». Это означало, что либо опозновательные сигналы корабля были подделаны, а это, как предполагалось, было невозможно (а если даже и возможно, то привело бы к большим неприятностям), либо крейсер был украден из Космофлота Земного Содружества, либо целая фракция внутри Космофлота была в сговоре с Земной Гвардией.

— Нарнский корабль ушел? — спросил Джон.

— Нарны ушли, — ответил Корчоран.

Джон повернулся к остальным офицерам, находившимся на мостике. Все они были в отличной форме. Это была хорошая команда. Все они немного нервничали, зная, что это боевая тревога, а не просто еще одно учение.

— Все в порядке, это то, за что нам платят. Штурман, подведите нас на расстояние выстрела. Орудия — к бою. Связист, пора дать знать, что мы здесь. Открыть… — тут коммуникатор Джона пискнул. Он поднес его к губам.

— Шеридан на связи. Говорите.

— Сэр, это Росс. Лазерные орудия неисправны. Повторяю, лазерные орудия неисправны.

— Росс, насколько это серьезно? — спросил Джон. К нему подошел Корчоран, сейчас его настороженность выглядела совершенно уместной.

— Думаю, что вам нужно спуститься сюда, сэр.

— Оставайтесь на связи, — Джон, задумавшись, потер подбородок. — Штурман, мы уже вошли в зону видимости?

— Почти, сэр.

— Разворачиваемся. Отведите нас обратно на предельную дальность действия сканеров. Идем параллельным курсом с крейсером. Связист, продолжайте поддерживать радиомолчание!

На таком расстоянии от цели радиомолчание было очень важно, ибо любой сигнал мог быть обнаружен с крейсера.

Джон поднялся с капитанского кресла.

— Коммандер, если возникнут какие-либо изменения, дайте мне знать.

— Есть, сэр.

Джон поспешил в орудийный отсек. Он считал, что Росс на самом деле изменился. После их разговора в каюте Росса, его поведение было выше всяких похвал. Что же случилось? И, как всегда, именно сейчас.

Джон вошел в орудийный отсек, ожидая увидеть офицеров и стрелков, собравшихся после объявления им пять минут назад боевой тревоги. Росс сидел в одиночестве перед пультом системы диагностики орудий.

— В чем дело, Росс?

Росс вытянулся по стойке смирно.

— Извините, сэр, — загрохотал он, — Я приказал личному составу отправиться в кают-компанию. Тридцать секунд назад я заступил на вахту и, во время проведения обычной проверки отсека, обнаружил вот это, — Росс поднял руку. На его ладони лежала крошечная деталь, около трех миллиметров в поперечнике. Джон взял ее и поднес поближе к глазам. — Это лежало на полу, вот здесь.

Росс указал на место под приборами системы диагностики орудий.

— Что это? — спросил Джон.

— Из системы диагностики орудий. Это шунт. Ничего особенного, он просто передает информацию из одной ячейки в другую. Но без него информация не попадет туда, куда надо.

Джон вернул ему деталь.

— Я подумал, что во время моего отсутствия здесь могли проводиться какие-то ремонтные работы, поэтому я проверил записи в вахтенном журнале, но там ничего не было. Поэтому я открыл систему диагностики и провел несколько проверок, дабы посмотреть, все ли в порядке. Оказалось, что канал передачи информации оптической системе разорван. Деталь удалили. Индикатор готовности оптики на панели системы диагностики горел зеленым светом, потому что к системе не поступало никакой информации. А когда я установил новый шунт, то получил данные о реальном состоянии оптики — как вы видите, сейчас индикатор горит красным цветом!

— Насколько серьезны повреждения?

Росс пожал плечами.

— Кажется, повреждения ограничиваются главным зеркалом, но я не могу толком сказать, что с ним, пока не надену скафандр и не проверю трубу.

Оптика была неисправна, а из единственной системы, которая должна была об этом предупредить, удалили ключевую деталь. Если бы Росс этого не обнаружил, Джон сделал бы предупреждение крейсеру Земной Гвардии и раскрыл бы присутствие «Агамемнона». Джон знал, что они оба подумали об одном и том же. Вот почему Росс удалил из отсека весь личный состав.

— Лейтенант, по вашему мнению, как это произошло?

Отвечая, Росс нервно катал шунт по своей огромной ладони.

— Эти детали не вываливаются просто так. Я бы счел это случайностью, если бы и после замены сигнал о состоянии оптики оставался бы зеленым. Но тот факт, что этот шунт препятствовал получению информации о серьезной неполадке, заставляет предполагать, — он поднял глаза на Джона, — что его вытащили умышленно. И, вероятно, оптика тоже умышленно повреждена.

Джон кивнул.

— Вы поступили правильно, приказав остальным покинуть отсек. Скажите мне, кто может обладать достаточным уровнем квалификации для того, чтобы устроить такое?

— Канониры обслуживают оптику, значит, большинство из них способны в ней что-либо повредить. Но систему диагностики могут повредить… лишь офицеры-артиллеристы, обученные обращению с ней. Полагаю, что это был один из нас.

— Или не один, — сказал Джон, — Когда вы в последний раз несли вахту?

— Я сдал вахту в 0:00 прошлой ночью.

— И вы думаете, что будь эта деталь на полу прошлой ночью, то вы бы ее заметили?

Росс расправил плечи.

— Так точно, сэр. Прошлой ночью я проводил такую же проверку, что и сегодня.

— Предположим, что это было совершено где-то в промежутке между 0:00 и 16:00 этого дня, когда вы вновь заступили на вахту. Тогда кто же имел возможность сделать это? Кто в это время нес вахту?

— Первую вахту, сэр, несла Уотли, а вторую — Спано.

Джон вздохнул.

— Ладно. Я поставлю около этой двери охрану, приказав не пропускать сюда никого из артеллиристов, кроме вас. И я допрошу ваших подчиненнных. Хорошая работа, Росс. Сейчас мне нужно, чтобы вы надели скафандр и проверили трубу. Ваше мнение по поводу необходимого ремонта нужно мне через десять минут. Мы должны быть в состоянии вести огонь до того, как крейсер достигнет зоны перехода.

* * *

— Очевидно, они все мертвы, — голос Фаворито дрожал, — Мы не получаем никаких сигналов о признаках жизни, не засекаем маячков скафандров. Если бы они были живы, то они были бы здесь, или связались бы с нами.

— Не обязательно, — ответил Рейзер, нервно возясь со своим электронным блокнотом. — Пылевая буря препятствует связи, так что они, возможно, не в состоянии связаться с нами. А наши сканеры, вероятно, не могут их засечь.

Фаворито оперся ладонями о стол в комнате для совещаний.

— Это не объясняет того, что с ними случилось.

— Полагаю, что то, что здесь происходит, выше нашего понимания, — сказал Стендиш, грызя ногти. С тех пор, как они вернулись на «Икар», он был бледен как полотно. — Если бы только мы могли починить систему связи, то могли бы посоветоваться с…

— Хорошие новости, — объявил капитан Идальго, появившись в дверном проеме. — Связь восстановлена.

Он так светился от притворной радости. Ему больше не надо было беспокоиться о том, что Чанг отправит IPX свое сообщение, но, после всех вопросов, заданных ей, Анна знала, что его беспокоит исчезновение Донн и его больших бабок.

— При такой буре сигнал, вероятно, не сможет пробиться даже за пределы атмосферы, — сказал Фаворито.

— Тогда мы можем просто подняться повыше и послать сообщение по дороге домой, — предложил Стендиш.

Предложение породило новые споры.

— Мы не улетим, — заявила Анна, заставив других замолчать. Она сидела во главе стола, и ей было не по себе от того, что она заняла место Чанга. — У нас нет времени. В скафандрах наших пропавших товарищей осталось кислорода всего на десять часов. Мы потратим каждую минуту из этого времени на их поиски. После этого у нас будет все время Вселенной на то, чтобы добраться до дома. До тех пор каждая минута на вес золота, и я хочу, чтобы все члены команды участвовали в поисках.

— Но некоторые из членов моей команды не обучены работе в скафандрах, — возразил Идальго.

— Я хочу, чтобы они все пошли, — настаивала Анна. Она не позволит Идальго угнать корабль, пока они будут заняты поисками. — Необученные люди могут надеть дыхательные маски. В них вполне безопасно, а нам так и так нет необходимости носить скафандры и дальше.

— Это нарушение протокола!

— Потеря сорока пяти человек — это тоже нарушение протокола. Послушайте, я и сама надену дыхательную маску. Они абсолютно безопасны! — чтобы избежать дальнейшего спора, Анна сменила тему: — Рейзер, вы смогли получить какую-либо дополнительную информацию от сканеров корабля?

— До сих пор не было замечено никаких признаков жизни или сигналов маячков, но в пещере, где мы сегодня были, я засек какой-то источник энергии.

— Я не полезу обратно в эту пещеру! — заорал Фаворито. — Эта планета…

— Доктор Фаворито, — произнесла Анна, — если вы страдаете клаустрофобией, то я назначу вас в другую группу.

Он был на грани срыва, но Анна не могла допустить, чтобы это произошло. Если бы остальные узнали, что на этой планете есть живые обитатели, то это наверняка вызвало бы панику. Археологи не привыкли иметь дело с неведомой опасностью. Они привыкли иметь дело с неведомым, если только это неведомое было мертво уже пару веков, они привыкли иметь дело с опасностью, если только она была знакомой — обвалы, камнепады, инциденты с оборудованием. Ситуация, подобная этой, была совершенно беспрецедентной. Анна тоже не знала, как с этим справиться. Она просто пыталась действовать последовательно.

— Мы прочешем район вокруг центральной колонны в радиусе пяти миль, — она вызвала на экран карту. — Рейзер, вы берете капитана Идальго и прочесываете первый сектор около колонны. Возможно, вам придется исследовать трещину, обнаруженную доктором Морденом. Я вам ее описала. Фаворито и Стендиш — вам второй сектор, там, где низкие горы и много каменных блоков. Мы с Морденом возьмем на себя третий сектор — пещеру, разберемся, что за источник энергии вы там засекли.

Поиски, казалось, изначально были обречены на провал. Рейзер казался надежным, но Идальго нельзя было доверять. Но и на борту его нельзя было оставлять. Фаворито и Стендиш — бог знает, насколько эффективно они будут работать самостоятельно. Она могла бы назначить Мордена в одну из других групп, но то, что они обнаружили в пещере, надо было сохранить в тайне как можно дольше. Анна подумала, не попала ли она сейчас в положение Чанга, вынужденная утаивать информацию от своей команды, держа в секрете то, что могло подвергнуть их жизни опасности.

— В каждую группу войдут по тридцать техников. Стендиш, я хочу, чтобы вы собрали группу техников-связных на краулерах на случай, если связь между группами оборвется.

При упоминании своего имени Стендиш, казалось, вышел из ступора.

— Можем мы хотя бы попытаться послать сообщение домой?

— У нас есть полчаса на то, чтобы подготовить скафандры и организовать наши группы. Если у нас найдется время для того, чтобы отправить сообщение, то мы это сделаем. Стендиш, я хочу, чтобы вы занялись связными. Рейзер, можете ли вы вместе с капитаном Идальго заняться отправкой сообщения?

Тот кивнул.

— Если мы сможем просто переслать наше сообщение орбитеру, то сумеем приказать ему ретранслировать сообщение. Мне нужен код доступа к орбитеру, если вам хочется, чтобы мы это сделали.

— Может, нам стоит вооружиться? — спросил Фаворито, постукивая очками по столу. — Неизвестно, что убило доктора Чанга.

Анна представила Фаворито с PPG, палящего по всему, что движется.

— Мне не хочется давать оружие людям, не умеющим с ним обращаться. От этого у нас будет еще больше трупов. Если вы ощущаете необходимость в оружии, то возьмите инструменты или детали оборудования, с которым вы умеете обращаться.

Анна набрала в грудь воздуха и глубоко вздохнула. Ей хотелось увидеть Джона, хотелось так сильно, как никогда раньше. Она не была обучена тому, как вести себя в ситуациях подобного рода. Ей не хотелось, чтобы еще кто-нибудь погиб. Все они полагались на нее.

— Мне хочется, чтобы вы проинструктировали свои команды и были готовы к выходу через полчаса. Не позже. Жизнь наших товарищей зависит от того, как быстро мы их найдем. Нам надо к ним пробиться. За дело!

Люди начали расходиться, и тут до Анны дошло, что за все совещание Морден не проронил ни слова. Его лицо было расслабленным, на нем сейчас застыло непривычно умиротворенное вырожение. Анне хотелось быть такой же невозмутимой. Она подошла к нему. На шее Мордена все еще висел подаренный ею кулон.

— Вы можете проинструктировать нашу команду и зайти за мной в каюту через двадцать минут?

— Может быть, вы хотите, чтобы я еще что-нибудь сделал?

— Просто приглядывайте за… всеми.

Он кивнул и вышел.

Рейзер остался, ожидая, когда Анна даст ему код доступа. Он снова прицепил свой электронный блокнот к поясу и стоял, как потерянный.

Анна сообщила ему код доступа.

— Я запишу сообщение немедленно и перешлю его к вам в рубку. Дайте мне знать, удалось ли пробиться к орбитеру.

Рейзер кивнул, а потом начал протискиваться мимо нее.

— Погоди, — тихо сказала Анна, склонив голову. — Прости, что я отправила тебя с капитаном Идальго. Если бы был еще какой-либо способ разбить людей на группы, то я бы им воспользовалась…

Рейзер молчал, пораженный тоном ее голоса.

— Ему нельзя доверять, — продолжила Анна, — он сговорился с Донн, чтобы украсть артефакты для передачи их Пси-Корпусу. Чанг выяснил это, и Идальго вывел из строя систему связи, чтобы Чанг не смог послать сообщение.

Анна полезла рукой в карман своего мешковатого свитера.

— Я хочу, чтобы у тебя было это, — она положила PPG на его мозолистую ладонь, сомкнула его пальцы вокруг оружия. — Мне его дал Чанг.

— И посмотри, что с ним случилось, — с легким смешком сказал Рейзер. Он посмотрел на нее глазами потерянной собаки. — Может, тебе лучше оставить его себе?

— Я буду с Морденом. Мне не нужно оружие.

— Ты уверена?

— Возьми его. Я и без того чувствую себя виноватой в том, что отправляю тебя с этим головорезом-капитаном.

Рейзер положил PPG в карман.

— Для этого головореза у меня в руке будет спрятана бритва.

А потом Анна осталась одна. Она быстро составила сообщение.

«Мистер Голович, доктор Чанг мертв. Его застрелили из PPG. Я не знаю, кто это сделал, хотя полагаю, что это был один из членов его партии. Остальные члены его группы — доктора Черльзстейн, Скотт и Петрович, а также мисс Донн и сорок техников пропали. Также исчез яйцеобразный артефакт, который собирался исследовать доктор Чанг. Погодные условия на планете мешают работе средств связи и сканеров. Мы не смогли засечь никаких признаков жизни, равно как и сигналов маячков на их скафандрах. Через двадцать пять минут мы отправляемся на поиски наших пропавших товарищей.

Учитывая, что IPX, так же как и другие организации, проявляет повышенный интерес к Альфа Омега 3, и то, что вы обладаете гораздо большей информацией об этой планете и здешних технологиях, чем рассказали нам, я надеюсь, что вы поделитесь информацией, необходимой нам для выполнениния задания, или пришлете к нам людей, которым вы сможете доверить эту информацию.

Я встретила живой организм на этой планете, и у меня есть основания считать, что обитатели планеты могут быть настроены по отношению к нам враждебно, что именно они могут являться причиной исчезновения наших товарищей. Но, возможно, это вас не удивит».

Ее голос начал дрожать, она зашла дальше, чем намеревалась.

«Вы отправили нас сюда, не предупредив об опасности, зная, что эта раса, в своем развитии опередившая нашу на тысячелетия, возможно, все еще существует. Вы не хотели открыто столкнуться с ними, поэтому отправили нас сюда, жертвуя нами, как пешками».

Анна заставила себя замолчать. В этом не было никакого смысла, да и времени тоже. Она вздохнула:

«Я присоединяю к этому сообщению последнее сообщение доктора Чанга. Конец связи».

Анна переправила сообщение Рейзеру, а потом направилась к каюте Донн. Ей надо выяснить, была ли Донн убийцей Чанга, и зачем ей это понадобилось.

Каюта у Донн была такой же, как и у Анны: слева кровать и узкий шкаф, справа — гибрид между комодом с зеркалом и рабочим столом, узкий проход между ними, ведущий к крошечной ванной в дальнем конце комнаты. У Донн было немного вещей, разложенных с военной аккуратностью: несколько черных костюмов, ботинки, документы, кредитка, туалетные принадлежности, пижама, несколько пар перчаток, носки, нижнее белье, небольшая свинцовая коробочка с фрагментом мыши внутри. Казалось, что единственной вещью, несущей отпечаток ее личности, была фотография в простой рамке на ее шкафчике для одежды. Мужчина и женщина, стоящие на пороге дома.

Обоим было примерно по тридцать лет, оба светловолосые, жесткие черты лица мужчины имели сходство с лицом Донн. По стилю их одежды — мужчина был одет в рубашку с широким воротником, а женщина — в короткую неоново-розового цвета юбку, — Анна предположила, что фотография была сделана около двадцати лет назад. Анна перевернула фото, открыв рамку, в надежде, что кто-нибудь подписал эту фотографию на обороте. Но задняя сторона фотографии была чистой. Анна снова закрыла рамку и вернула ее на место.

Улыбка женщины казалась такой же естественной, как и улыбка Мордена, и ее рука была поднята, будто она махала кому-то — здоровалась или прощалась? Своей яркой одеждой и вызывающей прической она будто из последних сил пыталась казаться веселой. Мужчина держал одну руку женщины и прижимал ее к своему животу, словно не позволяя женщине двинуться. Все его тело, казалось, застыло. Те же широкие плечи, что и у Донн, та же тяжелая линия челюсти. Выражение лица мужчины было замкнутым, зажатым. Должно быть, это ее родители, подумала Анна. Ей показалось странным то, что Донн захватила с собой их фото, вероятно, потому что Анна никогда не задумывалась о том, что у Донн были родители. Особенно странным было то, что Донн выбрала именно эту фотографию, которая, казалось, выставляла ее родителей не в лучшем свете. Анна вернула фото на шкаф и продолжила обыск каюты. Маленькая комнатка, всего несколько мест, потенциально пригодных для тайника. Кровать гладко заправлена — снова военный уклад жизни. Вот почему Анна так сильно удивилась, обнаружив под подушкой свернутое в рулон сатиновое дамское белье.

Она не могла представить Донн, одетую в это. Вещь выглядела совершенно не подходящей к ней и ко всему, что было в этой комнате. Свиток был мягкого, глянцево-бирюзового цвета, около восемнадцати дюймов в длину и примерно пяти дюймов в ширину. С недоверием, Анна развязала легкий бирюзовый сверток, развернув его. Ткань образовала прямоугольник размером примерно восемнадцать на тридцать дюймов, к ткани было пришито множество прямоугольных кармашков разного размера, сквозь прозрачный шелк виднелось их содержимое. Сперва Анна не поняла, что она видит. Внутри свертка оказалось вовсе не белье, а странный набор предметов. Прядь волос, кольцо с круглой печаткой, надетое на что-то странное… Анна уронила рулон и отпрыгнула назад. Сатин выскользнул, образовав на полу радужную лужицу.

Это был палец. Палец в свертке белья. В соседнем кармашке оказался темный, сморщенный предмет, похожий на лист. Анна шагнула поближе и наклонилась. По полукруглому листу бежали изогнутые линии. Анна прижала кулак ко рту. Это было ухо. Анна взглянула на остальные предметы повнимательнее и быстро их опознала: палец ноги, темная прядь волос, нос, глаз нарна, кусок сухожилия. Формы повторялись, размеры варьировались. Несколько кармашков были пусты. На дне свертка, там, где находились несколько режущих инструментов, Анна увидела небольшой значок, всего около дюйма в поперечнике. Анна решила, что это знак Пси-Корпуса, но, когда наклонилась поближе, увидела, что этот значок был похож, но в его центре был черный квадрат. Она никогда не видела раньше подобных значков, и была уверена, что тот значок, который носила Донн, был без черного квадрата.

Анна опустилась на кровать, глядя на сатиновый прямоугольник, мысли вихрем проносились в ее голове. Она не ожидала таких находок. Наконец, она вспомнила, что пора посмотреть на часы. Оказалось, что прошло всего несколько минут. До встречи с Морденом оставалось еще пять минут. Она встала, полная решимости добыть в этой комнате хоть какую-то информацию. Это была ее работа. Изучать артефакты, делать выводы об оставившей их цивилизации, реконструировать их поведение и образ мыслей.

Аккуратно сложенные одинаковые костюмы в шкафу, начищенные до зеркального блеска ботинки, носки, свернутые и разложенные ровными рядами — все это говорило о военной подготовке. Когда они впервые встретились, Анна подумала, что Донн больше похожа на солдата, нежели на телепата. Значок, должно быть, указывал на принадлежность к особому подразделению Пси-Корпуса, проходившему какую-то определенную военную подготовку, чем-то вроде пси-копов, но занимавшихся не выслеживанием беглых телепатов, а… ликвидацией угрозы всем телепатам. Донн казалась профессиональной убийцей. Неужели ее обучали именно этому? Анна начала вышагивать по тесной каюте, осторожно огибая сатиновый сверток. Убийства могли быть для Донн… хобби, могли не иметь отношения к ее должности в Пси-Корпусе, но значок в кармашке предполагал, что между этим была какая-то связь. Зачем Пси-Корпус отправил в экспедицию профессионального убийцу?

У Донн была какая-то договоренность с капитаном Идальго. Он собирался контрабандой доставить для нее артефакты. Но какие именно артефакты? По предположениям Чанга, она намеревалась стащить артефакты из-под носа археологов и тайком пронести их на «Икар». Или же она намеревалась украсть прямо из хранилища уже занесенные в каталог предметы, надеясь, что никто не заметит пропажи? Это казалось совершенно неправдоподобным. В истории археологии воровство было постоянной опасностью, и они автоматически принимали меры предосторожности, дабы предотвратить подобное. Убийства Чанга было бы недостаточно. Все они действовали очень тщательно, когда дело касалось составления карт и каталогов находок. Это было жизнью археолога. Донн пришлось бы перебить всю научную команду. И, вероятно, с помощью Идальго ей удалось бы представить это как ужасную катастрофу, во время которой были уничтожены и все артефакты.

Анна была вымотана, и эта теория отдавала паранойей. Почему Пси-Корпус должен так отчаянно стараться утаить эту технологию от всех остальных, не давая возможности другим заполучить ее? Да, Терренс пострадал, но была ли угроза настолько серьезной, чтобы оправдать такие действия? Тем не менее, в данный момент Донн, возможно, уже наполовину выполнила свое задание.

Анна подумала о Чанге и вспомнила, что когда вытаскивала его тело из краулера, она провела рукой по его растрепанным волосам. На одной стороне его головы была странная проплешина. Донн вырвала прядь его волос для своей коллекции. Вот почему шлем Чанга был снят. Мысль о том, что Донн считала Чанга чем-то вроде трофея, привела Анну в ярость.

Она снова яростно обыскала всю каюту, уже опаздывая на встречу с Морденом. Но больше ничего не нашла. Ее губы искривились, оскалившись, она наклонилась, чтобы свернуть сатиновую ткань. Добравшись до верхней части, она снова увидела палец и кольцо. Что-то заставило ее поднять взгляд на фотографию, прикрепленную к шкафу. Рука отца, прижимающая к себе мать. На руке было золотое кольцо, очень похожее на то, что было на пальце. На фотографии кольцо было слишком мелким, чтобы разглядеть его поподробнее. Но оно было таким похожим, что вполне могло оказаться тем же самым кольцом. Анна снова взглянула на кольцо с печаткой. Она заметила, что печатка украшена литерой D — очень похожей на полукруг. ДОНН. Она убила собственного отца. Потом Анна вспомнила о небольшом шраме на щеке Донн, который также имел форму буквы D. Размер шрама совпадал с размером буквы на печатке. Анна почувствовала, как жизнь Донн разворачивается перед ней, она чувствовала то же самое, когда раскапывала могилы тех, кто умер давным-давно. Сначала была эта рана, шрам на ее щеке, образование рубцовой ткани, потом вступление в Корпус, новые ощущения силы и власти, желание испытать эту силу, отпраздновать ее обретение, закрепить это в памяти. Прошлое породило монстра. Если бы Донн была давно умершей, то Анна почувствовала бы по отношению к ней жалость. Но, раз уж она не была давно умершей, и могла еще остаться в живых, Анна чувствовала только страх. Эта женщина любила убивать, в этом была ее жизнь. Анна глубоко вздохнула и продолжила свою работу. Она снова завязала сверток на бантик и положила обратно на то место, откуда взяла. На случай, если Донн все еще жива и вернется назад. Анна незамеченной вышла из каюты Донн и нашла Мордена около дверей своей собственной каюты.

— Извините за опоздание. Нам стоит поторопиться.

Анна пошла по узкому коридору, а он последовал за ней.

— Как вы думаете, что случилось с Чангом? — спросила Анна у Мордена.

— Его убила Донн.

— Зачем?

— Не знаю, — ответил Морден, — Может быть, из-за яйца. Он мог заявить ей, что знает о ее договоренности с капитаном Идальго. Может быть, он застал ее на месте преступления.

— Но каков был ее план?

— Раз вы меня спрашиваете об этом, то, должно быть, у вас самой есть интересные соображения по этому поводу?

Анна остановилась.

— Я лучше сначала выслушаю ваши.

Он кивнул.

— Не знаю. У меня есть всего лишь теория. Вероятно, такая же, как и у вас. Единственный способ незаметно доставить артефакты на Землю — это уничтожить, по крайней мере, всю научную команду, а возможно, и некоторых членов экипажа.

— Но зачем Пси-Корпусу нужно идти на такие меры ради этого?

Морден наклонил голову.

— Вы же там были.

— Знаю. Терренс Хиллиард. Донн сказала, что он никогда не поправится.

Морден замялся, как будто ждал, что она скажет еще что-нибудь. Потом он издал странный смешок.

— Я думал, что вы знаете. Не только Терренс Хиллиард был захвачен в эту замкнутую петлю. Все телепаты с рейтингом Терренса — П5 или ниже, — в радиусе трех миль от вашей лаборатории превратились в невнятно бормочущие растения. Они изо всех сил старались скрыть это, но через тридцать шесть часов мы выяснили, что там случилось.

Он скрестил руки.

— Вы даже не поняли, что открыли. Вы открыли бомбу, уничтожающую только телепатов. Бог знает, что бы произошло, если бы это устройство запустил телепат с уровнем П12.

Анна оцепенело продолжала идти по коридору. На ее руках было еще больше смертей, пусть и виртуальных. Но теперь участие Донн в этой экспедиции обрело смысл. Пси-Корпус любой ценой хотел заполучить эту технологию. Неважно, было ли уничтожение телепатов основной функцией мыши, или это был случайный побочный эффект. Мышь можно было использовать для этой цели.

А может быть, подумала Анна, именно это и было истинным предназначением мыши. Казалось, эта технология работала, используя какой-то вид телепатической связи. Телепаты обладают огромной силой и потенциально могут представлять серьезную угрозу. На Тета Омега 2, планете, где они нашли мышь, джи/лаи чтили тех своих соплеменников, которых они называли «мыслевидцами», они могли, согласно их записям, делать мысли других видимыми. Вероятно, мышь была доставлена туда как оружие.

Рейзер встретил их в проходе и пристроился сзади. По его лицу Анна поняла, что у него плохие новости, и ей не хотелось их слышать.

— Я попробовал отправить ваше сообщение на орбитер, — сказал Рейзер, — и, кажется, с ним случилось то же самое, что и с яйцом. Он исчез.

Анна продолжала идти.

— Я пытался отправить сообщение прямо на Землю, но сомневаюсь, что мощности сигнала хватило на то, чтобы пробиться сквозь атмосферу. Нет способа узнать это наверняка. Без орбитера наша информация о погоде ограничивается теми данными, что мы можем собрать на поверхности планеты. Пока не забыл, эти данные говорят о том, что ветер усиливается.

— Что это, — сказала Анна, — мой день рождения?

В голосе Рейзер снова появились поддразнивающие нотки.

— Да, я как раз собирался устроить для тебя стриптиз.

— Это уж точно снесет мне крышу, — ответила Анна.

Они вошли в отсек для скафандров, находящийся в конце ангара краулеров. Пока Анна раздевалась до нижнего белья, натягивая оранжевый комбинезон, она осознала, что зря потратила время, отвлекаясь на зонд, Донн, Идальго. Донн не была виновата в исчезновении яйца. Донн не виновата в исчезновении орбитера. Такое было ей не под силу. Порождения тьмы и звезд наблюдали и действовали, действовали осторожно. Как говорил Морден, зачастую легче было делать свои дела незаметно. Ей надо забыть об отвлекающих деталях и сосредоточиться на выполнении своей работы. Изучать артефакты, делать выводы о цивилизации, оставившей их, реконструировать их поведение, их образ мыслей. От этого зависели их жизни.

Напротив нее, на другой стороне комнаты, Морден застегивал молнию на своем комбинезоне, заправляя внутрь свою цепочку.

Глава 14, в которой Джон и Анна сталкиваются со своими противниками лицом к лицу

— Мы взяли Марко, — сообщил Гарибальди.

Джефф улыбнулся.

— Вы схватили его? Это просто великолепно.

На экране ВАВСОМ в кабинете Джеффа Гарибальди скривил губы. Джефф знал, что это дурной знак.

— Есть еще кое-что.

— Ну?

— Он продавал стимуляторы высокопоставленной священнослужительнице бракири во время…

— Рибкири, — вмешался бракири, стоявший позади Гарибальди.

— Да, именно Рибкири, и все это дело грозит перерасти в большой дипломатический скандал.

Джефф снова улыбнулся, не желая портить себе настроение.

— Значит, вы схватили Марко.

Если он будет позволять каждой мелкой ерунде портить ему жизнь, то он не доживет даже до церемонии открытия.

— Ты слышал, что я сказал, Джефф?

— Спасибо, Майкл. Не сомневаюсь в том, что ты способен сам справиться с этой задачей. Если тебе понадобится какая-либо помощь, то дай мне знать. Конец связи.

Озадаченное лицо Гарибальди еще не успело исчезнуть с экрана, как поступило новое сообщение по STELLARCOM. Это оказалась доктор Ле Блан. Джеффу показалось, что ее улыбка была чуть жестковатой.

— Коммандер Синклер. Я ценю то, что в данной ситуации вы обратились ко мне. Я узнала, что к Пределу действительно была отправлена экспедиция. Я поговорила со всеми заинтересованными лицами, включая президента. Мы очень обеспокоены тем, откуда посол Деленн получила свою информацию. Весьма неприятно думать, что минбарцы наблюдают за нашими научными экспедициями. Вы уверены, что она не упоминала об источнике своей информации?

— Да, — он наклонился вперед. — Доктор, какова цель экспедиции?

— И она никак не намекнула на то, в чем именно опасность?

Хорошее настроение Джеффа быстро испарилось.

— Только то, что это угроза для всех нас. Доктор, могу ли я предположить, исходя из всех этих вопросов, что мы отказываемся выполнить просьбу посла Деленн?

— Мы не можем создавать прецедент, позволяя другим расам ограничивать нас в наших исследованиях и развитии. Где мы тогда окажемся? Тем более что она даже не предоставила нам никакой конкретной причины, для того, чтобы мы могли выполнить ее просьбу.

— Вы не верите в то, что какая-либо опасность вообще существует?

Ле Блан провела указательным пальцем по подбородку.

— Откровенно говоря, я думаю, что опасность существует. Это минбарцы. Я думаю, что мы, вероятно, приблизились к открытию чего-то настолько могущественного, что они не хотят, чтобы мы это заполучили. Все это еще больше побуждает нас продолжать наши исследования.

Паранойя, личные интересы, стремление к власти — а предполагалось, что он командует станцией, посвященной налаживанию мира.

— Вы связывались с этим кораблем? Они докладывали о каких-либо конкретных затруднениях?

Ле Блан снова положила руку на стол.

— Связь с кораблем временно прервана. Но они не докладывали ни о чем необычном. Пожалуйста, поставьте посла Деленн в известность: мы сожалеем, что не сможем выполнить ее просьбу. Если она предоставит нам больше информации, то мы пересмотрим наше решение. А в данный момент, я надеюсь, что ваша подготовка к церемонии открытия протекает гладко.

Церемонно кивнув, она прервала связь. Джефф заставил себя глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться. Но это не помогло. Он знал, что не сможет выполнить просьбу Деленн, располагая столь скудной информацией, но, тем не менее, это его расстроило. Что, если посол была права, и серьезная опасность действительно существовала?

Синклер принялся звонить Деленн, предчувствуя неприятный разговор. Хотя он почти не знал ее и обычно чувствовал в присутствии минбарцев дискомфорт, ему была ненавистна мысль о том, что он ее разочарует. Его также беспокоило то, как она и минбарское правительство на это отреагирует. Это дело казалось для них очень важным.

Его вызов передали на ее корабль, она сидела перед экраном в маленьком помещении, своей строгостью похожем на ее минбарский кабинет, но гораздо меньшем по размеру. Яркий свет делал черты ее лица еще более резкими.

— Посол Деленн. Сожалею, но должен сообщить вам о том, что правительство Земного Содружества не может выполнить вашу просьбу. Земной научный корабль исследует описанный вами мир, но, без более конкретной информации о природе угрозы, мы считаем, что прерывать экспедицию преждевременно.

Деленн покачала головой.

— Коммандер, это очень плохая новость.

— Можете ли вы предоставить нам какую-либо конкретную информацию о том, что это за опасность?

Красные губы — единственное яркое пятно на ее лице, сжались.

— Я сообщила вам все, что могла. Связывалось ли ваше правительство с этим кораблем? Они… сели на планету?

Что-то было в том, как она произнесла эту фразу — как будто сама мысль об этом была ей отвратительна.

— Мне сообщили, что связь с кораблем временно прервана.

Красные губы дрогнули, рот приоткрылся.

— Тогда уже слишком поздно.

— Слишком поздно для чего? Посол, что это за планета — Альфа Омега 3?

Ее рот закрылся, голова откинулась назад, и на ее лице опять возникло безучастное выражение.

— Коммандер, правительство Минбара недовольно тем, что ваше правительство не предприняло никаких действий. Мы посылаем вам дальнейшее предупреждение — если Земля отправит к Альфа Омега 3 еще какой-либо корабль, мы будем рассматривать это, как акт войны, и возмездие последует немедленно.

Она отключила связь.

Джефф принялся массировать себе шею.

«Великолепно, — думал он, — Вавилон 5 еще даже не открылся, а мы уже можем оказаться втянутыми в новую войну».

* * *

— Мы нашли Спано, — доложил Корчоран в коммуникатор.

Глаза Джона сузились.

— Хорошо. Ведите его ко мне в орудийный отсек.

После того, как Росс полез в трубу лазера, Джон приказал Корчорану допросить остальных офицеров-артиллеристов, которых собрали в кают-компании. Но пришедший Корчоран доложил, что там присутствуют только Тиммонс и Уотли. Спано исчез.

С тех пор как Росс подтвердил, что в саботаже должен быть замешан один из офицеров-артиллеристов, Джон подозревал, что это дело рук Спано. Исчезновение Спано усилило эти подозрения. Джон сожалел, что раньше не предъявил ему обвинений, не списал его с корабля до того, как они отправились на задание. Сейчас это задание оказалось под угрозой срыва.

Джон сидел рядом с системой диагностики орудий, ожидая рапорта Росса. Он нажал кнопку коммуникатора:

— Росс.

— Росс на связи.

— Вы все еще не добрались до оптики? Мне нужна ваша оценка.

— В данный момент я открываю люк трубы, капитан. Ждите.

Джон постучал рукой по пульту. Труба лазера проходила по центру корабля, где не было ни атмосферы, ни гравитации. Любая работа, проводимая там, требовала много времени и сил. Джон знал, что Росс двигается быстро, хотя с каждой проходящей минутой крейсер с его грузом взрывчатки приближался к зоне перехода и к Вавилону 5.

Вошел Корчоран, позади него шел Спано, сопровождаемый двумя охранниками.

Джон встал.

— Где вы его нашли?

— Я был в спортзале, — закричал Спано, пытаясь вырваться из рук охранников. — Это смешно. После объявления боевой тревоги Росс приказал нам покинуть пост и сказал, чтобы мы подождали в кают-компании. Я устал ждать. Неужели вы считаете это преступлением?! — Мышцы на его шее напряглись.

Джон вскочил с кресла и вышел в центр комнаты.

— Сядьте, Спано. И ждите, пока я не задам вам вопрос.

Джон с Корчораном отошли в сторону.

— Мы обнаружили его около спортзала, — сказал Корчоран. — Он заявил, что несколькими минутами ранее ушел из кают-компании, и с тех пор находился в зале. Он отказывался пойти с нами.

Джон кивнул.

— Что Тиммонс и Уотли?

Перевод Уотли еще не пришел. Она была еще одной темной лошадкой.

Корчоран ухмыльнулся.

— Капитан, я допросил их. За последние шестнадцать часов у обоих бывали такие периоды времени, когда они оставались одни, информацию о тех промежутках времени, когда, по их утверждению, они были с другими, мы проверили. Оба заявляют, что не замешаны в диверсии. Я им верю.

— Нам необходимо собрать больше информации. Я хочу, чтобы допросили всех канониров, особенно тех, кто нес вахту в последние шестнадцать часов. Проверьте вахтенный журнал, посмотрите, нет ли в нем каких-либо улик. Я хочу знать, кто недавно пользовался скафандрами. Обыщите каюты всех офицеров-артиллеристов. И проверьте каждого, у кого в послужном списке было записано, что он был когда-либо артиллеристом.

— Есть, сэр. Капитан, — Корчоран замялся, — вы не считаете, что мы должны попытаться вызвать подкрепление?

Джон уже думал об этом варианте. Здесь они были одни, вот почему Земная Гвардия выбрала именно этот сектор. Около Вавилона 5 находились корабли Космофлота, но полет в гиперпространстве займет у них двенадцать часов. Когда подкрепление выйдет из зоны перехода Карутик, крейсер уже будет в гиперпространстве. А уничтожение крейсера с его ядерной взрывчаткой после выхода из зоны перехода около Вавилона 5, скорей всего, приведет к уничтожению станции, потому что тамошняя зона перехода располагается слишком близко.

— Полагаю, вряд ли поблизости есть другой корабль Космофлота. Но, перед тем как принимать какое-либо решение, давайте выясним масштабы повреждений. Без крайней необходимости я не хочу выходить из режима радиомолчания.

— Есть, сэр.

Когда Джон подошел к Спано, из коммуникатора раздался голос Росса.

— Капитан, у нас проблемы.

Джон развернулся.

— Говорите.

— Разрушено не только главное зеркало, но и расплавлена сама труба. Мне надо срезать поврежденную секцию, а потом заменить ее и главное зеркало.

Джон покачал головой. Он никогда не слышал о том, чтобы секция трубы нуждалась в замене. Вся внутренняя поверхность трубы тоже являлась зеркалом. Замена одной из секций и восстановление ее отражательной целостности было трудоемкой и долгой работой.

— Сколько это займет времени?

— Капитан, я никогда этим не занимался раньше. Я знаю, как это делается, но не уверен, что справлюсь с этим в одиночку. Мне нужны два канонира в качестве помощников. И было бы хорошо, если бы мне помог еще один офицер.

— Как насчет Тиммонса?

— Подойдет, капитан.

— Сколько это займет времени, Росс?

— По моим оценкам, около семи часов, сэр. Плюс-минус пару часов.

— Тогда мы уже окажемся в опасной зоне, лейтенант.

— Простите, сэр. Я делаю все, что в моих силах.

— Начинайте. И если вам еще что-либо понадобится, дайте мне знать.

В это мгновение Джон принял решение: не вызывать подкрепления. Надежды на то, что поблизости есть еще один корабль, почти не было, а если они нарушат радиомолчание, то выдадут свое местонахождение. Тогда крейсер разовьет максимальную скорость, что оставит им еще меньше времени на завершение ремонта.

Джон отключил коммуникатор и повернулся лицом к Спано. Тот сидел на стуле, опустив голову, прижав кулаки к бедрам. В его глазах затаился страх.

— Это вы устроили поломку в орудийной системе?

— Что?

— Вы устроили поломку в орудийной системе?

— Не понимаю, о чем вы говорите. Меня вызвали сюда по сигналу боевой тревоги. И приказали уйти. Я пошел в спортзал.

— Сегодня вы несли вахту перед Россом. Я хочу, чтобы вы рассказали мне о том, что именно случилось. Вы оставались одни в орудийном отсеке на какое-то время?

— Я часто бываю в отсеке один. И вам это известно. Я послал канониров провести профилактическую проверку кормового орудия левого борта. Это расписание было составлено вашим новым любимчиком, лейтенантом Россом. Он много чего придумал, чтобы мы не сидели без дела. Вы знаете, что погубили очень хорошего офицера?

Глаза Джона сузились.

— Проводили ли вы какую-либо профилактику системы диагностики?

— Нет, этого в моем расписании не было.

— Когда вы были на вахте, устраивали ли вы общую проверку?

Спано пожал плечами.

— Я осмотрел все, как и всегда делал.

Джон выложил перед ним деталь.

— Знаете, что это такое?

Спано посмотрел на него с возрастающим интересом. Потом поднял руку, и Джон дал ему деталь.

— Электронный компонент, вероятно, из системы диагностики. Похож на шунт. Откуда он взялся?

— Оттуда, откуда вы и сказали. Когда Росс заступил на вахту, то нашел его на полу. У вас есть идеи относительно того, как он там очутился?

Спано отдал ему шунт и уставился на него своими большими опаловыми глазами.

— Нет.

— Несколько недель назад вы, казалось, очень мечтали о войне. Вам хотелось стать героем. Насколько сильно вы этого хотите, Спано? Достаточно сильно, чтобы погубить четверть миллиона жизней?

— Да что вы такое говорите? Как я могу кого-то убить, когда лазер не работает?

Джон стиснул зубы. Спано был вспыльчив. Разозлив его, можно было заставить его признаться в содеянном. Он начал ходить вокруг стула Спано.

— Это не учения, Спано. Мы следим за кораблем террористов из Земной Гвардии, набитым ядерной взрывчаткой. Если мы его не остановим в течение следующих восьми часов, он достигнет Вавилона 5, столкнется со станцией и погубит сотни тысяч людей и инопланетян. Кто-то из находящихся на борту специалистов по системам вооружения устроил диверсию в нашей лазерной системе, оставив нас безоружными. Я думаю о причинах, побудивших их пойти на это. Возможно, они ненавидят инопланетян. Может быть, они не имеют представления о том, как мы будем жить в мире с инопланетянами. А, возможно, они снова хотят втянуть нас в войну. И, если учесть все это, то вы, Спано, первый в моем списке подозреваемых!

Сейчас Спано сидел, выпрямившись, следя за передвижениями Джона.

— Но потом я подумал о том, что такое действие — проявление трусости. Лазить по кораблю, разрушать оборудование. И способствовать еще более трусливому делу — убийству в мирное время невинных граждан. Помню, вы сочли трусостью то, что я поставил мины. И я думаю, как же мог Спано быть замешан во что-либо столь низкое?

— Капитан, я здесь не при чем! Клянусь, я ничего не делал! — теперь Спано занервничал.

— Да еще потом это отрицать.

— Но я же ничего не делал.

Джон повернулся к нему и сорвался на крик.

— Вы хотите убедить меня в том, что вы здесь не при чем?! Тогда сообщите мне информацию, которая поможет мне отыскать того, кто за это отвечает! Потому что в данный момент вы являетесь единственным подозреваемым. А это значит, что вы должны быть рады, если вас просто вышвырнут в открытый космос!

Спано поднял руки.

— Я ничего не знаю. Я сдал вахту и пошел спать, потом проснулся по сигналу боевой тревоги.

— Вы не помогаете мне, лейтенант. Саботажник действовал, вероятно, во время вашей вахты. Если это не вы, то кто же?

Спано раздул ноздри, но, на сей раз скорее от страха, чем от гнева.

— Я… я покидал свой пост во время вахты на несколько минут… Знаю, что не должен был делать это, но, пока канониры, проводившие плановую профилактику, возвращались обратно, я сходил в кают-компанию и немного выпил.

— Как долго вы там были?

— Может быть, минут десять-пятнадцать.

— Кто-нибудь вас видел?

— Нет. Там никого не было. Я просто подзаправился.

— Красивая сказка.

— Это правда, сэр. Должно быть, это случилось именно тогда.

— Лейтенант, эти походы в кают-компанию для вас — обычное дело?

— Я хожу туда один раз за вахту.

— И во время вашей прогулки вам не довелось встретить кого-нибудь, кто бы входил или выходил из орудийного отсека?

— Нет. Сэр, вы не можете обвинить меня в этом. Я ничего не знал об этих террористах.

Джон почувствовал, что его лицо багровеет, а потом ткнул пальцем в Спано.

— Нет, я могу вас в этом обвинять, и я это сделаю. Допустим, не вы устроили поломку в лазерной трубе, но вы даже не соизволили провести проверку приборов при заступлении на вахту, самовольно оставили пост, из-за чего неисправность лазеров оставалась незамеченной в течение многих часов и сейчас, когда мы обнаружили ее, нам труднее это исправить. Ваша отлучка с поста, по всей вероятности, дала возможность устроить эту диверсию. А то, что вы не остались в кают-компании по приказу Росса, привело к тому, что мы потратили драгоценное время на поиски вас. Вы в ответе за все это. Вы считаете, что ваше дурное поведение и нарушение инструкций останутся без последствий? И как вам понравятся эти последствия? Вы будете виновником гибели двухсот пятидесяти тысяч жизней!

Мысль об этом привела Джона в ужас. Он подумал, что, если это случится, он будет за это в ответе.

— Хотите знать, кто является героем? Герой — это тот, кто делает то, что необходимо, даже если он не считает, что от его действий что-либо изменится. Он делает это просто потому, что это надо сделать.

У Джона больше не было слов. Он не мог сказать, виноват ли Спано во всем этом. Если честно, Джон чувствовал, что Спано говорил правду. Если это было так, то саботажник до сих пор свободно разгуливал по кораблю. Джон скрестил руки, чувствуя себя еще более одиноким, чем во время войны.

— Вам будет предъявлено обвинение в невыполнении приказа, в самовольном уходе с поста, в самовольном уходе с вахты. Потом могут появиться и другие обвинения.

Джон повернулся к двум охранникам.

— Уведите его на гауптвахту.

* * *

Внутри пещеры, как и прежде, от сканеров было мало толку. Зафиксированный источник энергии они определили как какого-то рода плазменную энергию, однако по их данным казалось, что она исходит со всех сторон. Снова эффект отражения. Анна вела свою группу вниз, во тьму пещеры, к тому месту, где пещера разветвлялась на три рукава. Даже с тридцатью техниками с фонарем у каждого и при свете светильников, которые они оставили в прошлый раз, темнота пещеры словно поглотила их, настороженное присутствие чего-то такого, что могло поглотить, казалось, любой свет.

Анна беспокойно потерла шею. Пока они шли от краулера к пещере, под воротник ее комбинезона забились пыль и песок. В комбинезоне, ботинках и дыхательной маске она чувствовала себя более комфортно, чем в скафандре. Но сейчас это ощущение поглотила тьма. Холодное безмолвие отдавалось покалыванием в тыльной стороне рук, в шее, в затылке. Комбинезон казался недостаточно надежной защитой от острых, выточенных водой камней пещеры и от созданий, живших в ней. Тьма огромного склепа порождала благоговейный трепет, но теперь он перерос в суеверный ужас. Анна никогда раньше не чувствовала себя столь неловко. Ей захотелось надеть скафандр.

По пути от краулера она обдумывала, как ей надо вести себя с существами из сферы. Попытаться войти с ними в контакт, угрожать им, убить их в случае необходимости? У Мордена был PPG, а у нее — ее любимый инструмент для раскопок. В краулере все это казалось очень логичным. Но теперь мысль о том, что она снова встретится лицом к лицу с этой злобой и жаждой, вызывала желание сбежать из пещеры куда-нибудь на открытое место.

Анна приказала своей команде разделиться: пятнадцать техников двинулись по левому проходу, пятнадцать — по центральному, а они вдвоем с Морденом отправились по правому проходу, где они обнаружили сферу. Отдавая это распоряжение, Анна заметила, что техники сочли такое разделение несколько странным. Однако техники подчинились ей, и каждая группа принялась устанавливать во тьме новые ряды светильников. Анна чувствовала себя скверно, отсылая в неизвестность техников, обладавших столь малыми знаниями о том, с чем они могут столкнуться. Но что она сама знала о том, с чем они могут встретиться?

Они с Морденом пошли вниз по сужающемуся коридору, следуя вдоль ряда тускло-синеватых светильников. Морден нес сумку, набитую светильниками, и сканер, показания которого он периодически проверял. Свои сверкающие инструменты для раскопок он не взял. Все-таки они пришли сюда в поисках своих исчезнувших товарищей, а не на раскопки.

Анна выключила коммуникатор, используя пульт, прикрепленный к тыльной стороне ее руки. Спикер и наушники были встроены в дыхательный аппарат. Но они с Морденом могли разговаривать и без коммуникатора, их голоса передавались через защитные маски. Если же они понадобятся остальным, то те смогут вызвать их.

— Кажется, у вас есть план, — его голос, донесшийся через маску, был ровным.

— Да ничего особого. Я собираюсь попробовать установить контакт с этим существом. Оно знает, где находятся остальные. Мы можем потратить много дней на исследование этих пещер, но так и не найдем их. Если оно не пожелает с нами сотрудничать, возможно, мы сумеем запугать его. Если и это не сработает, то мы попытаемся убить его.

— Вы не верите в полезность окольных путей решения проблем?

— У нас нет времени. Если только мы не сумеем засечь источник энергии, то других идей у меня нет. А у вас есть предложения получше?

— Вызвать взвод десантников было бы неплохой идеей.

Они подошли к высохшим останкам обнаруженного ими ранее существа, и Морден просканировал это место. Анна остановилась около него, думая о живом существе, пойманном в ловушку биомеханической оболочки. Для этой расы создание внутри было всего лишь биологическим компонентом, предназначенным для того, чтобы быть частью их биомеханического инструмента. Анне стало интересно, для чего были предназначены эти живые существа. Был ли их мозг чем-то вроде центрального процессора? Или они каким-то образом использовались как источник энергии? Центром циркуляции?

Какими бы ни были их цели, казалось, что большим и более сложным биомеханическим инструментам требуется более крупный и сложный биологический компонент. Пока что она видела лишь небольшие инструменты, ничего похожего на космический корабль, описанный Морденом.

Они продолжали углубляться в пещеру, стены снова смыкались вокруг, вынуждая их пригибаться. Когда они добрались до последнего светильника, их продвижение вперед замедлилось, потому что Морден устанавливал через одинаковые интервалы новые светильники. Тьма становилась все более осязаемой, как будто они были единственными живыми существами в этом месте, а это место — сосредоточием Вселенной. Анна чувствовала, что ее дискомфорт возрастает по мере приближения к тому месту, где они обнаружили сферу. Анна нажала кнопку коммуникатора.

— Первая группа, отвечайте.

Она выждала некоторое время. Коммуникатор молчал. Конечно, они отошли слишком далеко друг от друга. А как она ранее обнаружила, их коммуникаторы не могли работать в скалах на расстоянии более тридцати шести футов.

— Вторая группа, прием.

Ответа не было. Они с Морденом были полностью изолированы от остальных. Если что-нибудь случится с техниками, она об этом не узнает. Техники, конечно, могли бы послать за ними гонца, если только они будут в состоянии это сделать.

Анна направила свет своего фонаря вперед. Она не могла разглядеть сферу. Они продолжали идти, пол все больше и больше понижался. Потом пещера снова начала расширяться, потолок стал уходить вверх, и наконец поднялся на такую высоту, что они смогли полностью выпрямиться. То место, где находилась сфера, они миновали, — она была в самом узком месте пещеры. Но теперь она исчезла.

Анна с облегчением выдохнула.

— Получаю четкие показания об источнике энергии, — Морден подошел к ней, чтобы продемонстрировать свой сканер. — Он находится прямо впереди.

Они двинулись вперед, освещая фонарями дорогу. Фонарь Анны что-то высветил, и она замедлила шаги, направив туда луч света. Морден последовал ее примеру. Фонари осветили часть какого-то механизма явно земного производства: металлическая коробка, размером примерно два на два фута размером, издающая низкое жужжание. Они склонились над ней, а над ними сгустилась тьма.

— Похоже на плазменный генератор, — сказал Морден, — Полагаю, он может быть деталью зонда.

Его голос звучал странно, но Анна не могла дать этому точного определения.

— Зонд не смог бы забраться так далеко. Предохранители бы ему не позволили. Кроме того, где же его остальные части?

Анна посветила на пол пещеры.

— Не знаю, — ответил Морден, выпрямляясь.

Анна осталась сидеть, согнувшись над генератором. Она заметила, что здесь пол пещеры был более гладким. По пути им не встречалось крупных камней, да и большая часть обломков тоже куда-то исчезла, обнажив крупные каменные плиты. Осветив потолок, Анна увидела, что он тоже стал более гладким, нежели до этого, и плоским. Никаких камней, о которые можно было бы удариться головой. Кто-то их убрал.

— Сфера должна была помешать нам проникнуть сюда, — сказала Анна. — Они не хотели, чтобы мы прошли дальше. Здесь я вижу ясные свидетельства искусственной обработки пещеры.

— Если на этой планете есть живое сообщество, то, скорее всего, оно находится под поверхностью планеты, — сказал Морден, — куда наши сканеры не смогли проникнуть.

Вероятно, это безмолвие и тьма помогли ей сосредоточиться. Или, возможно, она решила отбросить человеческий фактор и сосредоточиться на культуре, на которую они наткнулись. И все стало ясно. Либо они спрятались под землей во время войны, либо они всегда жили под землей, а постройки на поверхности служили для отвода глаз. Необработанные входы в пещеру не выдавали их присутствия. Это была скрытная раса, использовавшая маскировку и отвлекающие маневры.

— Я думаю, что они знали о нашем прилете. Ведь они могли обнаружить на борту своего корабля маячок?

— Почему вы думаете, что они об этом знали?

— Это же очевидно. Они живут под землей, где наши сканеры не могут их засечь, а наш зонд не может сюда добраться. Единственное, что мы обнаружили на поверхности, — это руины и… уникальный изумительный живой артефакт. Артефакт, который обещал «все, что пожелаешь». И все, кто отправился его исследовать, пропали.

— Если бы у меня был выбор, то я отправился бы туда, а не в пещеру.

— Возможно, они думали, что им удастся заманить туда всех нас. Это была приманка. Они не ожидали, что мы появимся в пещере. Когда мы пришли сюда, они преградили нам путь.

— А сейчас эта сфера исчезла. Это значит, что они готовы нас встретить?

— Скорей всего, да.

Анна поднялась на ноги.

— Они включили этот источник энергии, чтобы заманить нас сюда. И вот мы здесь. Но, чего я не могу понять, так это почему они хотели спрятаться от нас, а потом напасть? Они ведь даже не знакомы с нами. Вы ведь были на Марсе. Случалось ли там что-либо такое, о чем вы мне не рассказали? Что их корабль вообще делал на Марсе? Возможно ли такое, что в прошлом они общались с землянами?

Пока она это говорила, лицо Мордена странно изменилось. Мускулы его лица расслабились, исчезло собранное и сосредоточенное выражение. Он потянулся к карману своего комбинезона и, когда Анна поняла, что он собирается вытащить PPG, она припомнила, что он сталкивался с этой расой на Марсе, припомнила его сверкающие новенькие инструменты, его гладкие ладони, и вспомнила предупреждения Чанга и Донн, и, бывшие сами по себе предупреждением, его слова: «Я считаю, что действую гораздо эффективнее, когда работаю тихо».

Когда он выхватил из кармана PPG и начал поднимать руку, Анна сильно толкнула Мордена. Выстрелив, оружие вылетело из его руки. Анна потеряла равновесие и услышала шум падающих камней, а потом снова была вспышка, и она ударилась о пол пещеры. Анна закрыла голову руками и сжалась в комочек. В прошлом она уже несколько раз попадала под камнепады. Правда, раньше они были несильными, так что Анна всегда считала, что Чанг шутил, когда описывал ей обвал на Алмовере: «Это походило на жизнь муравья среди ряда кегль в боулинге, когда сам Господь бросает шар». Теперь же она почувствовала себя именно так. Мир сжался, огромные камни с грохотом сталкивались друг с другом, рассыпаясь каскадом. Один камень ударил ее по ногам, другой — по спине, большая сила тяжести усиливала удары. Пол вздрагивал, как будто Анна находилась в эпицентре землетрясения. Ее руки отчаянно обхватили голову. Судя по грохоту, камнепад затронул участок несколькими ярдами выше по коридору, туда, должно быть и угодил выстрел Мордена. Две огромные каменные плиты вдребезги разбились, упав на пол пещеры, а потом грохот сменился тишиной.

Анна заставила себя оставаться в скрюченном положении до тех пор, пока не сосчитала до тридцати, выжидая, пока потерявшие опору камни сыпались то тут, то там. Потом Анна выпрямилась, дрожа всем телом. Она оказалась в кромешной тьме. Светильники выше по проходу были либо сброшены, либо засыпаны обвалом. Анна принялась на ощупь искать свой фонарь, заставляя себя не обращать внимания на шум осыпающихся камней. Ее рука нащупала знакомый предмет. Она включила фонарь, и тусклый свет осветил пол пещеры. Она направила луч в ту сторону, где раньше стоял Морден.

Казалось, что его подняло и ударило о стену пещеры. Он изогнулся, прислонившись боком к стене, оранжевый комбинезон на груди двигался в такт его учащенному дыханию. Правая рука была скрыта в тени. Сначала Анна подумала, что на рукаве каким-то образом удержался камень, но, посмотрев на края темного пятна, она поняла, что это ожог. Правая рука Мордена все еще сжимала PPG. Позади нее раздался шум осыпающихся камней, и Морден левой рукой вытащил PPG из стиснутых пальцев правой. Что-то осветило его дыхательную маску, и Анна обернулась назад, туда, откуда появился луч света, взглянув в глубину прохода, куда они не дошли. Коммуникатор Анны издал писк, будто кто-то установил с ней связь.

— Это он уничтожил зонд, — прозвучал в ее ушах ядовитый голос Донн. — Разве ваш дружок вам об этом не сказал?

Глава 15, в которой Джон заново вычисляет саботажника, а Донн рассказывает о судьбе группы Чанга

Джон сидел в своем кабинете, просматривая все вахтенные журналы за те шестнадцать часов, в течение которых была устроена диверсия. Он также просматривал все протоколы допросов и рапорты. Пока что он не обнаружил ничего нужного и уже был готов бросить это занятие, зашвырнуть все эти бумаги куда подальше, залезть в скафандр и попытаться помочь Россу. Время было на исходе. На часах уже было почти 23:00. У них оставалось всего три часа до того, как крейсер достигнет зоны перехода. Росс доложил, что, если все пойдет хорошо, он справится на час раньше положенного срока, но что делать, если ему не удастся закончить работу вовремя? «Фурии» не обладали достаточной мощью для того, чтобы уничтожить крейсер, особенно крейсер, который будет оказывать активное сопротивление. Без поддержки «Агамемнона» это будет просто бойня.

Коммуникатор Джона пискнул, его захлестнула волна адреналина.

— Шеридан слушает.

— Капитан, это Росс. Боюсь, что мы задержимся. Поврежденная секция лазерной трубы оказалась гораздо обширнее, чем я думал. Оптика — вещь деликатная. Я не разберусь с этим до тех пор, пока мы не снимем всю секцию вокруг главного зеркала. Нам придется снять очень большую секцию. А потом все это придется устанавливать заново и выравнивать.

— Сколько на это понадобится времени?

— Капитан, мне понадобятся еще помощники. Работа тонкая. Канониры не обладают должной квалификацией.

Джону не хотелось думать о том, что придется отправить туда Уотли или Спано. Если кто-нибудь из них был замешан в саботаже, то система лазеров никогда не будет вовремя исправлена, к тому же, они могут быть опасны для Росса и других членов экипажа.

— Если у вас не будет помощников, сколько времени займет этот ремонт?

— Еще девять часов, сэр. Извините.

— А если я пришлю к вам Уотли?

— Ну, часов шесть.

Джон сжал губы.

— А если я пришлю к вам и Уотли и Спано?

— Возможно, часа три.

Вот оно. Единственный шанс завершить ремонт вовремя — это довериться двум людям, которые наверняка организовали диверсию.

— Я свяжусь с вами, Росс. Оставайтесь на связи.

— Есть, сэр.

Джон постучал пальцами по столу. Инстинкт подсказывал ему, что ни Уотли, ни Спано не были замешаны в этом саботаже. Тем не менее, логика настаивала на обратном. Никаких свидетельств того, что кто-либо из офицеров-артиллеристов был замешан в этом деле, не было, но они были единственными, кто обладал необходимыми навыками… Джон поискал среди докладов информацию, которую он запрашивал: данные обо всех членах экипажа, проходивших подготовку в качестве артиллеристов.

Его коммуникатор снова пискнул.

— Шеридан на связи.

— Капитан, лейтенант Спано просит разрешения поговорить с вами.

Не одно, так другое. Джон отбросил рапорты на стол.

— Он сказал, что ему надо?

— Сэр, он сказал, что у него есть какая-то информация.

— Давайте его сюда, — он не смог найти нужный отчет, поэтому принялся снова копаться в куче бумаг.

* * *

— Капитан, я подумал над тем, что вы сказали, и о некоторых вещах, что мне говорил лейтенант Росс, — его голос сейчас не походил на голос Спано. Даже слово «капитан» было произнесено с уважением. Неужто пребывание на гауптвахте с перспективой угодить под трибунал заставило его одуматься и подвигло на доброе дело? — Вы правы. Моя небрежность подвергла наш корабль опасности и поставила под удар наше задание. Я буду рад помочь, капитан. Вы спрашивали, есть ли у меня информация? Полагаю, что у меня кое-что для вас есть.

Джон перерыл кучу рапортов, но, тем не менее, так и не нашел нужный.

— Перейдем к делу, лейтенант. У нас мало времени.

— Я подумал о том, не стоит ли вам поискать офицеров, ранее служивших в артиллерии?

Джон положил всю кипу на стол: информация, которую он искал, исчезла. В его голове появилась догадка.

— Лейтенант, у вас на уме есть что-то более конкретное?

На другом конце связи было тихо.

— Капитан, в самом начале своей карьеры коммандер Корчоран служил офицером-артиллеристом.

У Джона возникли смутные воспоминания о том, что он читал об этом в личном деле Корчорана, хотя это было в самом начале его карьеры, и Джон уже успел об этом забыть. Данные о членах экипажа, ранее бывших артиллеристами, затребованные им у Корчорана, исчезли, потому что среди них были бы данные и о нем самом.

— Благодарю вас, лейтенант.

Джон выключил коммуникатор, а потом активировал его снова.

— Коммандер Корчоран.

Тот отозвался почти мгновенно:

— Корчоран слушает.

— Коммандер, я не могу найти тот отчет о членах экипажа, ранее проходивших артиллерийскую подготовку, — сказал Шеридан.

— Сэр, он был среди тех рапортов, которые я вам предоставил.

— Да-да, но сейчас его здесь нет. Может, вы немедленно перешлете в мой кабинет еще одну копию?

— Есть, сэр.

Джон выключил коммуникатор, проверил время. Снова просмотрел стопку рапортов, заглянул под стол. Спано мог просто попытаться отвести от себя подозрения. Он мог быть саботажником. Джон намеревался послать Корчорана на помощь Россу. С тех пор, как Джон принял командование, Корчоран проявил себя компетентным офицером.

Но сейчас и инстинкт и логика говорили ему одно и то же. Корчоран всегда был исполнителен, внимателен, готов к сотрудничеству. Но в решении дисциплинарных проблем на борту от него было мало помощи. Джону пришлось заниматься тем, что должен был бы делать Корчоран. И еще было это характерное для Корчорана нарушение инструкции: он принял звонок Анны во время объявленной на корабле боевой тревоги в присутствии генерала. Это была мелочь, незначительная деталь, но сейчас она внезапно показалась очень важной. Возможно, по каким-то причинам, Корчоран хотел, чтобы он провалился? А гибель Вавилона 5 была бы потрясающим провалом.

Джон полагал, что причиной диверсии была симпатия к Земной Гвардии. Но, возможно, мотивы были личными, более конкретными. Корчоран не получал повышения в течение четырех лет. Будучи коммандером у Беста, он оставался бы в этой должности до конца своих дней. Вероятно, когда Беста «повысили», Корчоран ожидал, что командование «Агамемноном» перейдет к нему. Но вместо этого ему прислали нового капитана.

Мысли Джона вернулись к «повышению» Беста — ему было мало об этом известно. Бест допустил серьезную ошибку. Инструкция требует, чтобы перед открытием точки перехода все порты были закрыты. Бест этого не сделал, и его небрежность подвергла опасности корабль и команду. Проверка портов была мерой предосторожности, как и многие другие требования инструкции. Но проверка портов должна производиться в первую очередь. Джон предположил, и у него были для этого веские причины, что порты двигателей были оставлены открытыми из-за некомпетентности или небрежности некоторых членов экипажа Беста. Но что, если их оставили открытыми умышленно? Что, если это сделал кто-то, кто знал, что Бест не станет перед прыжком проверять порты? Рискованная игра, но, возможно, риск был приемлем для человека, достаточно отчаянного для того, чтобы попытать счастья. Джон слышал о полудюжине подобных инцидентов, случавшихся во время открытия зон перехода: хотя они порождали опасные эффекты перемещения и причиняли кораблям серьезные повреждения, но, все же, ни один из них не погиб. Ошибка была бы достаточно значительной, чтобы ее нельзя было проигнорировать, но, почти наверняка, не фатальной.

Джон дал Корчорану пять минут, десять. Отчет не был прислан.

Джон связался с гауптвахтой.

— Я хочу, чтобы вы немедленно освободили лейтенанта Спано. Скажите ему, чтобы надевал скафандр и вместе с лейтенантом Уотли лез в трубу лазера. Затем я хочу, чтобы вы нашли и задержали коммандера Корчорана. Это для вас задание первоочередной важности.

— Есть, сэр.

Джон опустил руки на колени и сложил кисти вместе. Он чувствовал, что принял верное решение. Но, если он ошибся, они не смогут остановить крейсер Земной Гвардии, и Вавилон 5 будет уничтожен вместе со всеми людьми, находящимися на станции.

* * *

Анна стояла, направив на Донн свет фонаря, сверкающий белый скафандр которой ярко выделялся на фоне тьмы. Движения Донн, пробиравшейся по камням, рассыпанным по полу пещеры, были неуверенными. Луч света блеснул на PPG, зажатом в правой руке Донн, который был нацелен на Мордена. Анна перевела на него взгляд, продолжая удерживать луч света на Донн. PPG Мордена ходил из стороны в сторону, но явно был нацелен на Донн. Его правая рука была обожжена выстрелом из PPG. Кожа, кровь, мышцы, сухожилия — все это спеклось в единую черную массу. Морден вовсе не хотел стрелять в Анну. Он пытался защитить их от Донн.

— Он спрятал два найденных вами артефакта, — сказала Донн. — К счастью, я их нашла.

Ее голос был низким и напряженным. Анна ощущала это напряжение в ее речи.

Когда Морден поднял на нее взгляд, его осторожная улыбка погасла.

— Я знал, что, если Донн добьется своего, Космофлоту не видать ни одного артефакта с этих раскопок, как своих ушей. Мне надо было отстаивать наши интересы.

Из-за того, что Донн включила коммуникатор, его голос странно двоился. Анна слышала его слова не только в коммуникаторе, но и сквозь маску.

— Вам, нормалам, всегда хотелось получить оружие против нас, телепатов, — сказала Донн.

— Это гораздо больше, чем просто оружие. Гораздо больше, — тут Морден опустил PPG дулом вниз. Он потряс головой, как будто пытался не потерять сознания.

— Что случилось с доктором Чангом и его группой? — Анна встала перед Морденом, но так, чтобы не мешать ему держать Донн на прицеле.

— Я знаю, где они. Скажите Мордену, чтобы он сперва убрал PPG. Он действует мне на нервы.

— Почему бы вам всем не опустить оружие? — предложила Анна.

Донн остановилась примерно в четырех футах от нее, ее лица нельзя было разглядеть из-за отражений луча фонаря на стекле шлема скафандра.

— Пусть Морден первым положит PPG.

Анна подумала, не решила ли Донн, какие части их тел стоит оставить в качестве трофеев после того, как она убьет их. Она опустилась перед Морденом, чья рука, сжимавшая PPG, вытянулась слева от нее. Она не сводила глаз с Донн, с ее жесткого напряженного лица и прищуренных глаз. Донн, казалось, чего-то боялась, хотя подобная мысль была смешной. Как могут два археолога испугать подготовленного убийцу? Если только ее не напугало что-то другое.

Анна потянулась вниз левой рукой и нащупала руку Мордена. Сжала ее. Ему надо довериться ей. Она не доверилась ему в критической ситуации, и вот, его ранили. Если бы она ему доверяла, то Донн, вероятно, была бы уже мертва. Кисть Мордена разжалась. Анна вытащила оружие из его гладкой ладони. Она выставила PPG перед собой, продолжая держать Донн на прицеле.

— Ладно, теперь бросайте оружие.

— Это не то, о чем я думала.

— Неужели вы считаете, что я собираюсь вас пристрелить?

— Похоже, ваше мнение о нем не изменилось. Этот человек уничтожил зонд. Не хотите ли взглянуть на его жалкие останки? Они с другой стороны осыпи.

Анна чувствовала, что они теряют время. Морден был ранен. А у них осталось всего несколько часов на то, чтобы найти остальных членов группы Чанга. В этой темноте она даже не могла сказать, попали они в западню, или нет. И из тьмы за ними наблюдали.

— Вот что мы сделаем. На счет «три» мы обе уберем наши PPG в карманы. А потом пойдем искать выход отсюда. Мордену необходима помощь. И, пока мы будем искать выход, вы расскажете мне о том, что случилось с Чангом и его командой.

Донн кивнула.

— Раз, — Анна поднесла PPG к карману своего комбинезона, Донн сделала то же самое.

— Два, — Анна опустила дуло оружия в карман.

— Три! — Анна засунула PPG в карман, Донн тоже. Обе отвели руки от карманов.

— Хорошо. А теперь пойдем вверх по проходу и посмотрим, можно ли выбраться отсюда.

Донн выбрала дорогу, направляясь к центру груды осыпавшихся камней, а Анна опустилась на колени рядом с Морденом.

— Как вы?

— Извиняюсь за историю с зондом, — под блестящей маской его лицо было бледным и мокрым от пота. — У меня просто не было другого выхода.

— Простите, что я не доверилась вам. Если бы я вас не толкнула, то вас бы не ранили.

Он улыбнулся и схватился за ее руку, пытаясь подняться.

— Если бы вы меня не толкнули, полагаю, она бы меня убила.

Анна помогла ему сесть. Он устроился, наклонившись на один бок.

— Со мной все будет в порядке, — сказал Морден, — Рана не столь опасная, как может показаться. Мне просто надо перевести дух.

Анна кивнула.

— Оставайтесь здесь.

Она взяла у Мордена сканер, и посветила фонарем, выясняя местоположение Донн, и стала пробираться туда. Ее ноги ныли от ударов камней и от усталости.

— Судя по показаниям сканера, между нами и выходом находится пятифутовый каменный барьер. Вы видите какие-нибудь лазейки?

Донн вскарабкалась к потолку и посветила на завал.

— Трудно сказать. Другая сторона завала скрыта во тьме. Но я ничего подобного не вижу.

Анна сузила луч сканера и проверила преграждавший им путь каменный барьер, мечтая о том, чтобы показаниям сканера можно было больше доверять. Донн была права. Без сканирования было трудно обнаружить какое-либо отверстие. Но сканер не показал ничего обнадеживающего. Анна взобралась на барьер, сканируя и направляя луч фонаря в трещины. Камни были огромными, острыми, неправильной формы. Слишком тяжелыми, чтобы можно было их сдвинуть. Да даже если бы они смогли сдвинуть несколько таких камней, это могло вызвать еще один обвал.

Вся эта груда камней могла рухнуть в любой момент.

— Вы знаете другой выход отсюда?

— Я пришла сюда, пролезши в дыру с той стороны отрога, неподалеку от того места, где я обнаружила зонд. Я шла к вашей зоне работ, но сбилась с пути во время бури. Случайно ход вывел меня сюда, где я и увидела установленные вами светильники. Здесь никого не оказалось, и по коммуникатору я тоже не смогла ни с кем связаться. Я оставила плазменный генератор в надежде, что его сигнал окажется достаточно сильным для того, чтобы его засекли снаружи.

Хорошая история, за исключением того, что она не объяснила, почему она с самого начала захватила с собой генератор, направляясь к пещере. И почему она оставила его так глубоко под землей, вдали от линии светильников? Это больше походило на западню, чем на попытку подать сигнал бедствия.

— Эта дорога, видимо, полностью завалена. Вы сумеете найти путь, по которому пришли сюда?

— Да. Там мы найдем остальных. Правда, мы выйдем с другой стороны горы. Долгая дорога. Может быть, вам стоит оставить Мордена здесь? Мы можем вернуться обратно с другой стороны, с тяжелым оборудованием, и откопаем его.

Донн явно не доверяла Мордену. Возможно, это и послужило причиной для того, чтобы устроить им ловушку — убить его или убить их. Вероятно, остальные уже были мертвы. Анна не могла понять, почему Донн до сих пор не убила ее. Она не питала никаких иллюзий на тему, что Донн боится того, что она быстро вытащит оружие. Должно быть, она зачем-то была нужна Донн. Вероятно, для того, чтобы помочь ей справиться с тем, чего она на самом деле боялась, с тем, чего Анна тоже опасалась.

— Мы не оставим Мордена.

Пока они возвращались к нему, Морден поднялся на ноги, опираясь рукой о стену пещеры.

— Мне уже лучше.

Анна поискала его фонарь, но вместо этого обнаружила его сумку со светильниками, заваленную упавшей каменной плитой.

Анна на минуту отключила коммуникатор и отвернулась от Донн. Морден сделал то же самое.

— Вы можете идти? — спросила Анна.

— Сейчас — да.

— Я могу вам помочь.

— Лучше присматривайте за Донн. Пока ей что-то от вас нужно, но потом она постарается вас убить.

Голос Мордена был ровным, а его лицо, бледное и мокрое от пота, спокойным. Казалось, чем хуже, чем безнадежнее была ситуация, тем более умиротворенно он себя чувствовал.

— Мы выберемся, — сказала Анна.

Он повернулся к Донн.

Анна снова включила коммуникатор.

— Мисс Донн, ведите нас.

Сначала Морден нуждался в ее помощи: надо было перебираться через камни, усыпавшие пол пещеры, но потом, когда дорога стала чище, он потихоньку вытащил свою руку из ее ладони, передвигаясь осторожной контролируемой походкой по другой стороне коридора. Тем самым он создавал для Донн две разные цели.

Донн, идущая впереди них, остановилась, чтобы что-то поднять с земли. Это был герметичный кейс, кажется, он был взят с зонда. Она продолжила движение по коридору.

— Те самые мыши? — спросила Анна.

— Да, я обнаружила их спрятанными с той стороны отрога, — Донн казалось, вернулась в прежнее состояние. Она больше не дрожала. Ее широкие шаги стали уверенными и упругими, она уводила их все глубже и глубже под землю. Здесь пол пещеры был искусственно отполирован, потолок был ровным и гладким, высотой в восемь футов от пола. Если пещеры до сих пор были обитаемы, то они подбирались все ближе и ближе к их обитателям.

— Ведь это вы застрелили доктора Чанга?

— Да, — Донн даже не соизволила обернуться к ним. Она была уверена, что Анна ее не застрелит. Анне и Мордену было нужно, чтобы она вывела их отсюда. — Когда я впервые увидела изображение яйца, то почувствовала, что меня тянет к нему. Сперва я подумала, что мне просто интересно — ведь это была самая многообещающая находка. Но, когда вы, несмотря на мои возражения, направили зонд в пещеру, я поняла, что яйцо обладало какой-то притягивающей силой. Будучи телепатом, я оказалась наиболее чувствительной к его силе. Не знаю, как оно работало на таком огромном расстоянии, да еще и в записи. Я подумала, что, возможно, это было сообщение или сигнал на сверхвысоких частотах. Тогда я изучила записи, пытаясь найти что-либо в этом роде, но ничего не обнаружила. Я никогда не слышала ни о чем подобном. Но узнав о его воздействии, я позднее смогла заблокировать его.

Когда мы приземлились, остальные тоже начали ощущать это влечение, хотя оно было едва различимым. Но на более близком расстоянии, влечение оказалось гораздо сильнее. Как только мы добрались до места, все направились к яйцу, даже те, кому были даны иные поручения.

— Погодите, — вмешалась Анна. Донн нетерпеливо оглянулась. — Вы сказали, что обнаружили это притяжение в тот день, когда я завела зонд в пещеру, и что вы смогли заблокировать это. Но это случилось почти три недели назад. Вы ничего не предприняли, только доставали нас расспросами об этом проклятом яйце, и все эти три недели болтали о том, как оно важно и интересно.

— Мне нужно было узнать, что за сила могла притягивать меня со столь далекого расстояния. Когда Морден перевел надписи на яйце, я поняла, что оно представляло собой ловушку, созданную, чтобы заманить нас туда. Мне надо было выяснить, как оно это делает.

— Так вы подталкивали группу Чанга начать исследования яйца?

Донн пожала плечами и снова двинулась вперед.

— Да они на самом деле не нуждались ни в каком подталкивании. В этом месте влечение было настолько сильным, что даже я не смогла отвести взгляд от этой штуки, — ее речь замедлилась. — Оно было молочно-белое, полупрозрачное. Буквы на его поверхности образовали серый узор, рисунок которого постоянно менялся, когда мы отводили взгляд. Яйцо было покрыто впадинами и изгибами, дырами и тоннелями. Они, казалось, манили к себе, и я помню, что подумала о венериной мухоловке.[3] От него явственно — по крайней мере, для меня — исходило ощущение злобы, однако одновременно я испытывала сильное влечение к нему.

Черльзстейн забрался туда первым. И это Черльзстейн, который в своем скафандре походил на снеговика и с трудом передвигал ноги. Но он каким-то образом умудрился забраться на эту штуку по таким выемкам, куда едва помещалась нога. Он вел себя, как царь горы. Когда Чанг спросил, что он там делает, тот ответил, что собирается скопировать для Мордена некоторые надписи. Казалось, всех устроила эта отговорка, и они подошли поближе, а некоторые вскарабкались по отверстиям и выемкам и залезли внутрь этой штуки.

Анна пошла быстрее и догнала Донн. За стеклом скафандра ее лицо было трудно различимо.

— Я не уверена, когда именно все это началось. Но внезапно я заметила, что внутренняя структура яйца меняется. Большое отверстие, находившееся напротив меня, закрылось, а Скотт, проникшая туда, исчезла. Речь одного из техников в коммуникаторе прервалась вздохом. Прошло несколько минут, прежде чем я смогла осознать, что яйцо меняется, а потом я заметила перемену. Все это походило на обман зрения, словно вы заметили отражение чего-то, о чьем присутствии не подозревали, — как иногда оконное стекло отражая луч света, становится на мгновение из прозрачного белым. Но вместо того, чтобы вновь обрести прозрачность, яйцо осталось белым, как будто всегда было таким. Петрович исчез. Чанг, должно быть, тоже это заметил, потому что сам отскочил на несколько шагов назад и закричал, чтобы все убирались прочь от яйца. А потом вся эта штука, казалось, подернулась рябью — как будто ее окружило марево горячего воздуха, и яйцо стало твердым. Подобие Троянского коня, только наоборот. Все, кроме Чанга, отступившего на несколько шагов, исчезли. Он, казалось… окаменел. Затем он повернулся ко мне, но тут опять возник оптический эффект, и яйцо оказалось около ног Чанга. Все его тело, казалось, расслабилось, и я услышала его вздох, такой же, как и у того техника. Когда он начал поворачиваться к яйцу, я выстрелила в него. Я не была уверена в том, что делаю, вытаскивая оружие, но PPG сам оказался в моих руках… Я хотела увидеть, что произойдет. Когда он упал, яйцо отпустило его. По-видимому, оно не проявляло интереса к мертвым.

Анна сглотнула комок в горле и провела рукой по карману, в котором лежал PPG. Почему Донн не попыталась спасти Чанга? Возможно, с ее телепатическими способностями она могла как-то остановить это яйцо.

— Вы застрелили доктора Чанга просто из любопытства?

Глаза Донн сверкнули.

— Вы бы чувствовали себя лучше, если бы я застрелила его из любви? — ее глаза прищурились, — Несколько минут яйцо оставалось на месте, все еще излучая притяжение, и я не шевелилась. Думаю, заблокировав это притяжение, я заблокировала и его способность видеть меня. Так или иначе, но оно не стало меня преследовать. Оно снова подернулось рябью и, спустя несколько минут мне показалось, что оно уменьшается. Я не понимала, в чем дело до тех пор, пока оно почти не исчезло. Оно опять изменило свою форму и с грохотом провалилось в трещину на поверхности планеты.

— Я постояла неподвижно еще несколько минут. Пока эта штука двигалась под поверхностью, я все еще могла ощущать ее притяжение. — Донн остановилась, переведя взгляд с Анны на Мордена, а потом понизила голос: — Было еще кое-что, о чем я вам не сказала. С тех пор как мы сели, опустились на планету, я ощущаю нечто. Там что-то есть. Под землей. Они двигаются. Наблюдают. Не знаю, что это такое, разве что телепатически их присутствие воспринимается мною негативно — как будто в моем разуме распахивается дыра. И ощущение холода. Это чувство причиняло мне значительное неудобство, хотя мне удалось частично его заблокировать. Но здесь, внизу, оно гораздо сильнее.

— И все это время вы знали это и не сказали нам ни слова? — спросила Анна, — Они что, могли убить вас из-за разглашения этой информации? Вы ведь все равно собирались нас убить. Так что, какая разница, узнали бы мы это или нет?

Лицо Донн застыло.

— Мне было нужно узнать, что они намереваются предпринять. Эта раса и их технологии представляют самую большую угрозу для телепатов, с которой мы раньше не сталкивались.

— А если нас всех убьют, пока вы ведете свое исследование, то это просто избавит вас от дальнейших хлопот.

— Сказать по правде, мне бы хотелось, чтобы вы их уничтожили.

Анна провела рукой по волосам.

— Ради бога, мы всего лишь археологи! — Она пошла было дальше, но, перехватив усталый взгляд Мордена, вернулась. — Вы чувствовали это яйцо под землей. А что случилось потом?

— Я не задумывалась об этом, но осознала, что, возможно, придется покинуть эту планету раньше, чем мы намеревались. Мне хотелось доставить в Пси-Корпус для изучения хотя бы этих мышей. Я знала, что их спрятал Морден, и догадалась, что он сбросил зонд со скалы. До этого я изучала местность, и у меня были какие-то представления о том, где это произошло. Я оказалась права. Но потом погода настолько испортилась, что я подумала, что не смогу обойти отрог поверху, чтобы найти вас. И я решила идти через пещеры. Вот так я нашла остальных. Что было дальше, вы уже знаете.

Анна пошла вперед.

— Вы сказали, что нашли остальных? — сказала она, — Значит, вы нашли яйцо?

— Нет. Они больше не в яйце. Тише. Выключите фонари.

Анна выключила фонарь и заметила, что сейчас пещера была слабо освещена. Морден был занят своей рукой, его ботинки периодически скользили по отполированному полу. Когда они свернули за угол, свет стал ярче. Донн приблизилась к ним с другой стороны коридора и заставила их пригнуться. Когда Анна наклонилась, то заметила, что потеряла свой пояс с инструментами. Должно быть, это случилось во время обвала. Она была настолько потрясена, что не заметила пропажи. Без пояса Анна чувствовала себя голой.

Донн шла на несколько футов впереди них. Впереди виднелось большое светлое отверстие. Вряд ли это был выход наружу: свет был слишком рассеянным, а воздух — слишком спокойным. К тому же, Анна слышала звук, эхом отдававшийся в просторном помещении. Ей понадобилось мгновение для того, чтобы определить, что это был за звук. Он казался таким неуместным здесь, на планете у Предела, в глубине пещер, принадлежавших древней расе, чья технология опередила человеческую на тысячелетия. Это был звук вращающегося сверла.

Глава 16, в которой «Агамемнон» готовится к бою, а посланник встречается с Анной

— Сколько времени осталось до того, как крейсер достигнет зоны перехода? — спросил Джон со своего капитанского кресла.

— Двадцать минут, — ответил лейтенант-коммандер Винг.

Двадцать минут. Орудия до сих пор были неисправны, а Корчоран продолжал скрываться от службы безопасности. Он хорошо знал корабль. Джон подумывал, не стоит ли ему сблефовать: можно было передать на крейсер, что он уничтожит их, если они не остановятся, но вряд ли это их испугает. Они были готовы пойти на таран Вавилона 5. Если они узнают о присутствии «Агамемнона», то, скорей всего, просто взорвут зону перехода. Единственный вариант, который еще оставался у Джона — это расположить «Агамемнон» прямо перед зоной перехода. Это тоже вряд ли остановит крейсер. Они там все были самоубийцами. Они даже могли счесть это победой. Если он последует этому плану, то ему удастся остановить крейсер и спасти Вавилон 5, но лишь потеряв собственный корабль и погубив команду.

Единственное, что сейчас было хорошо — это работа артиллеристов. Росс докладывал, что Спано работает очень хорошо. Росс никогда еще не видел его таким, и даже на Уотли нашло вдохновение и некоторое старание. Джону показалось, что он наконец-то уладил свои проблемы с артиллеристами, хотя, вероятно, это случилось слишком поздно.

Росс постоянно держал канал связи открытым, и сейчас его голос вновь раздался в коммуникаторе Джона:

— Капитан, лазерные орудия исправны.

Джон облизнул губы.

— Хорошая работа, Росс. Теперь посадите кого-нибудь в систему ручного наведения, и покончим с этим.

— Ручное наведение, сэр? — в гулком голосе Росса снова послышалась неуверенность.

— Да. Вы же знаете, что корабль Земной Гвардии опознается как корабль Космофлота. Если мы применим компьютерную систему наведения, она не позволит нам открыть по нему огонь.

— В этой заварухе я об этом позабыл.

Джон прикинул, сколько у них осталось времени.

— Почему бы вам не дать Спано выстрелить? Вы сказали мне, что его работа в трубе была отличной.

— Сэр, я — единственный находящийся здесь офицер. Остальные еще не вернулись из трубы.

Джон стиснул зубы.

— Тогда забирайтесь туда, лейтенант. Мы не можем зря терять время.

— Есть, сэр, — ответил Росс. — Ждите.

Джон прищурился.

— Штурман, выведите нас на позицию напротив зоны перехода, прямо на пути крейсера. Максимальная скорость. Развернуть корабль правым бортом к крейсеру так, чтобы наиболее эффективно блокировать подход к зоне перехода.

Если Росс не сможет выстрелить, они все равно остановят крейсер. Так или иначе. Конечно, разворот корабля бортом к противнику способствует не только наиболее эффективному блокированию, но также подставляет самую уязвимую жилую секцию корабля под ответный удар. Но, если это будет единственным способом остановить его, что ж, они сделают это.

Он ненадолго подумал об Анне, страстно желая ее тепла, жизненности ее присутствия, ласки ее шершавых рук. Джону стало интересно, получила ли она его новогоднее послание.

— Капитан, я внутри, — доложил Росс. — Носовое орудие правого борта. Я в порядке.

— Ждите моего приказа, — сказал Джон, — Связист, открыть канал.

Сейчас крейсер находился уже в пределах видимости, его изображение занимало маленький участок пространства в центре обзорного экрана. «Агамемнон» начал притормаживать, занимая исходную позицию перед зоной перехода. Знакомые темно-серые, ощетинившиеся дулами орудий очертания тяжелого земного крейсера силуэтом выделялись на фоне света ближайшей звезды Карутик. Корабль был меньше «Агамемнона», у него отсутствовала вращающаяся секция, где поддерживалась искусственная гравитация, но он обладал значительной огневой мощью, а также нес эскадрилью истребителей.

— Неизвестный крейсер Космофлота, вас вызывает капитан Джон Шеридан, командир «Агамемнона». У вас на борту нелегальный груз взрывчатки. Сдавайтесь немедленно и приготовьтесь к досмотру, в ином случае мы открываем огонь.

Офицер связи, на взгляд Джона, выглядевшая так, будто ей самое место в школе, повернулась к нему с округлившимися глазами.

— Они не отвечают, сэр.

— Крейсер увеличивает скорость, — доложил лейтенант-коммандер Винг.

Теперь изображение корабля занимало примерно пять процентов поверхности экрана.

Джон поднес ко рту коммуникатор.

— Лейтенант Росс.

Нет ответа.

Потом он услышал далекий и глухой голос, доносящийся из коммуникатора.

— Вот так. Просто сиди там, как во время учебного боя, — это был Корчоран. — Когда террористы взорвут Вавилон 5, герою войны Джону Шеридану не доверят и бумажного самолетика. А я, наконец-то, получу назначение, которого заслуживаю.

Джон подал знак офицеру службы безопасности, а потом указал на свой коммуникатор. Офицер кивнул и торопливо покинул мостик.

— Они идут прямо на нас, — заявил Росс. — Капитан не даст им пройти.

Изображение крейсера быстро увеличивалось по мере того, как он ускорялся, и уже занимало около десяти процентов экрана. Его носовые ангары для истребителей и орудия ясно вырисовывались в звездном свете, хотя Джон не смог разглядеть на корпусе крейсера никаких опознавательных знаков.

— Шеридан не самоубийца. Если он не сможет связаться с тобой, он свернет.

Джон подал знак лейтенант-коммандеру Вингу. Он легко стукнул запястьями, а потом сжал обе руки в кулаки и ударил ими друг о друга.

Винг проверил показания сканеров, а потом поднял вверх два пальца.

* * *

Проход вывел их к каменному парапету, с которого был виден огромный зал, теряющийся вдали. Держа кейс с мышами так, чтобы он не ударился о пол, Донн подобралась к трехфутовому парапету, Анна последовала за ней. Ее сердце колотилось, от тяжелого дыхания на маске образовался запотевший круг. Позади нее, пригибаясь к земле, плелся Морден, его рука была согнута и прижата к телу. В тишине эхом раздавался звук сверла.

Зал простирался далеко вверх, там тянулись ряды парапетов и мостиков, связывающих их на различных уровнях. Те, которые Анна могла видеть, казались пустыми. Стены были украшены высеченными в камне остроконечными узорами и покрыты рунами. Огромный свод и темная иссеченная поверхность напомнила Анне кафедральный собор, но этот собор был посвящен тьме, а не свету. Далеко вверху Анна увидела единственный источник света: длинную узкую трещину, подобную той, что они видели около яйца. Анна прикинула пройденное ими расстояние и направление с той точностью, на которую была способна. Трещина могла оказаться той же самой.

Донн прижалась к парапету.

— Посмотрите наверх, — прошептала она, — и скажите мне, что вы видите.

Анна почувствовала, что именно там находится источник страха Донн.

Анна медленно подняла голову, Морден рядом с ней сделал то же самое. Свет в зале был мутным, хорошо были видны отдельные лучи, похожие на нити, словно свет отфильтровывался, проходя через какие-то призмы, — эту особенность Анна заметила еще на поверхности, но здесь она была выражена еще более ярко, словно реальность расползалась на отдельные полосы и нити. Дальняя сторона зала тонула в тени. Анна оценила ширину зала примерно в сотню футов. Она смогла разглядеть на дальней стене лишь одну выделяющуюся деталь — колонну, высеченную в стене, но, тем не менее, воспринимавшуюся отдельно от нее. Она была изваяна из красновато-коричневого камня с поверхности планеты. Это означало, что этот камень либо специально был принесен сюда с поверхности, либо здесь проходила жила этой породы. На колонне виднелись надписи того же вида, что и на столбах на поверхности. Подземная колонна была того же самого диаметра, что и они, разве что, будучи укрытой в пещере, она лучше сохранилась. Анна прикинула расстояние от трещины до колонны. Получалось, что подземная колонна могла находиться в точности под главным каменным столбом на поверхности. Они могли представлять собой части единой, массивной структуры. Анна перевела взгляд вниз, к основанию колонны в полу зала, который находился примерно в пятнадцати метрах ниже. Колонна была вмонтирована в черный камень зала. Возможно, она уходила еще ниже.

На полу зала ровными рядами лежали прозрачные трубы примерно семи футов в длину и около трех — в поперечнике. Некоторые из них были пусты, в некоторых находились люди. В одном из них Анна с дрожью узнала Петровича. Трубы напомнили Анне криогенные камеры, используемые при необходимости во время длительных космических полетов. Анна стала смотреть дальше, надеясь, что опознает остальных членов партии Чанга, но вместо них она увидела капитана Идальго. У нее вырвалось короткое всхлипывание. Она же послала его с группой Рейзера на исследование трещины. Дальше, в ближайшем к ней ряду труб, лежала Скотт. Когда Анна пересчитала трубы, у нее в горле встал комок. Четырнадцать рядов, по десять труб в каждом. На «Икаре» было сто сорок человек. Около двух третей труб уже было заполнено.

У ближнего конца зала, под парапетом, на котором находилась Анна, в мутном свете стояло яйцо — гладкое и безвредное, раздувшееся, ждущее. Его верхушка находилась всего в десяти футах под парапетом. Движение внизу заставило Анну отодвинуться назад, и они с Морденом ударились стеклами масок. Сейчас его спокойствие испарилось, глаза были расширены, губы стиснуты от страха — лицо Мордена было зеркальным отражением состояния души Анны. Она нащупала его руку, холодную и липкую от пота из-за шока, сжала ее, и они вдвоем снова посмотрели вниз. Рядом с яйцом стояли три инопланетянина, внешне напоминавшие гуманоидов. Их кожа была голубовато-серого цвета, а головы — непропорционально большими. С высоты Анна не могла рассмотреть их лиц более подробно, но, когда один из них протянул руку, она увидела длинные, тонкие и хваткие пальцы. Эти существа не были похожи на тех, кого она видела в сфере.

По яйцу пробежала рябь, и, при вспышке света, Анне показалось, что оно слегка изменило свое местоположение. Там, где находилось яйцо, теперь лежало тело человека в дыхательной маске и комбинезоне. Анна узнала плохо причесанный конский хвост и электронный блокнот, свисавший с его пояса: Рейзер.

Инопланетяне мгновенно схватили его.

— Нет, я не хочу! — кричал Рейзер. — Нет, я не хочу! Нет, я не хочу! — повторял он снова и снова, отчаянно сопротивляясь, пока они тащили его в комнату, находившуюся под парапетом. Анна не могла ее видеть. Спустя минуту или около того, шум сверла, эхом отдававшийся в зале, на мгновение был заглушен воплем Рейзера. Взгляд Анны снова обратился к Скотт, которая мирно лежала в трубе, слегка наклонив голову набок, как будто она спала. Что-то черное блестело на ее висках, в светлых коротких волосах, что-то сверкающее, металлическое, протянувшееся от ее висков ко лбу и щекам. Металлическая полоса спускалась на затылок, прикрепляясь еще к чему-то черному, спрятанному в ее волосах прямо под затылочной частью шеи. Какой-то интерфейс: что-то, связывающее мозг с чем-то еще. Крики Рейзера стихли.

Анна осела у парапета.

Донн тряхнула ее.

— Что они делают? — прошептала она. — Объясните мне.

По крайней мере, она полностью разгадала загадку мыши, поняла, почему эта раса так вела себя с ними с тех пор, как они приземлились, поняла мотивы, стоящие за таким образом действий.

— Они используют живые существа в качестве деталей своей биомеханической техники, в качестве центральных процессоров своих машин. Они готовят экипаж к тому, чтобы соединить их с машинами, — ответила Анна. — Они используют нас как биологические компоненты в своих устройствах.

По лицу Донн Анна поняла, почему та оставила ее в живых: чтобы Анна объяснила, как эта раса жила, как работали их технологии, чтобы она разобралась, в чем именно состояла исходящая от них опасность.

— А теперь, когда у вас есть мыши и ответы на ваши вопросы, вы нас убьете, да?

Донн уже вытащила оружие.

— Я была бы счастлива убить ту, кто отвечает за самое массовое уничтожение телепатов в нашей истории. Меня, вероятно, наградят медалью. — Ее глаза метнулись к Мордену. — И, умирая, я бы убила и тебя, слизняк. Только попробуйте удрать.

— С этой планеты невозможно удрать, — голос Мордена, обычно ровный и спокойный, сейчас чуть дрожал, вероятно, из-за шока. — Капитан и большая часть команды уже здесь. Я заметил здесь и техников изо всех трех наших поисковых групп. Они захватили почти всех.

Коммуникатор Анны пискнул: кто-то связывался с ними.

— Что это за место? — голова Анны вздрогнула от этого голоса. Из тени появилась белая фигура, идущая враскачку, похожая на снеговика.

— Черльзстейн, пригнись! — Анна махнула ему рукой. — Держись вне их поля зрения. И веди себя тихо!

Донн навела свой PPG на Черльзстейна.

— Как вам удалось ускользнуть от них?

Черльзстейн вполз на парапет, заполняя пространство своим массивным телом. Он попытался усесться на корточки, но его ноги в скафандре не могли согнуться.

— Не знаю. Помню, что забрался в яйцо и что-то кричал Чангу. Потом я заснул и проснулся рядом с яйцом. Оно… пело мне. Я попытался найти дорогу назад, на поверхность.

Анна услышала движение внизу и перегнулась через парапет. Донн и Морден последовали ее примеру. Сейчас серый инопланетянин стоял рядом с одной из труб, в которой находился техник из группы Анны. Инопланетянин открыл трубу. В своих тонких пальцах он сжимал какой-то круглый прибор. Сейчас он прикрепил его к устройству у основания черепа техника.

Какие-то приготовления, подумала Анна, или программирование.

— Что вы делаете? — спросила Донн.

Черльзстейн держал руку на ее PPG. Она ударила его ногой, тот отлетел назад и с грохотом ударился шлемом о стену пещеры. Но хотя в руках у Донн и осталось оружие, в руке Черльзстейна тоже появился PPG, который он навел на них. Анна проверила карман своего комбинезона и обнаружила, что Черльзстейн вытащил ее оружие. Ей захотелось закричать. Они что, не поняли, что происходит прямо под ними?

— В меня стрелять бессмысленно, — произнес Черльзстейн. — Я всего лишь посланник.

Он взял PPG и, поднявшись на колени, убрал его в свой карман.

— Я просто не хочу, чтобы вы покалечили друг друга.

— Этого не входило в мои планы, — сказала Донн. А потом ее тело задрожало, и она обхватила руками шлем, испустив сдавленный стон.

Черльзстейн поднялся на ноги.

— Больше нет причин прятаться. Все знают, что вы здесь.

Глава 17, в которой «Агамемнон» выполняет задание, а Морден и Анна выбирают свою судьбу

Менее чем за минуту изображение крейсера на экране увеличилось настолько, что заполнило семьдесят пять процентов его поверхности. Когда он несся по направлению к «Агамемнону», были видны только нос корабля с громадным ангаром для истребителей и его днище. Он походил на огромное дуло пистолета, нацеленное прямо в их горло. Джон выпустил истребители, эвакуировал людей с внешних уровней корабля, приказал задраить все внутренние люки и шлюзы.

Из коммуникатора по-прежнему не доносилось ни звука. Джон редко задумывался о смерти, но, в эти секунды, оставшиеся до столкновения, ему больше ничего не оставалось делать, кроме как думать об Анне и о том, какую боль причинит ей его смерть. Больше всего на свете он хотел увидеть ее снова и сказать ей о том, как он ее любит.

Сейчас изображение крейсера заполнило весь экран. Он мог разглядеть каждое орудие, каждую антенну, каждый сканер и сенсор на его корпусе.

— Спано, — донесся из коммуникатора крик Росса. — Берегись!

В коммуникаторе раздалось шипение и пронзительный крик, а потом раздался гулкий голос Росса:

— Капитан, я стреляю!

— Держитесь! — выкрикнул Джон. Сейчас крейсер почти поравнялся с ними. При взрыве он мог прихватить с собой и «Агамемнон».

Носовое орудие правого борта выстрелило, ослепительный луч лазера протянулся к серо-стального цвета корпусу крейсера, на мгновение соединив два корабля. Джон не знал, стало ли произошедшее результатом взрыва террористами груза взрывчатки, или же выстрела из лазерного орудия. Он увидел две последовательные яркие вспышки: одну — на днище крейсера, вторую, ослепительно яркую, — в носовом ангаре для истребителей. Он прикрыл глаза рукой. Потом сияние потускнело, и Джон увидел, как крейсер разваливается на части, а громадный фрагмент корпуса летит прямо на них. «Агамемнон» накренился, и у Джона возникло знакомое ощущение падения из-за уменьшения силы тяжести. Серия взрывов сотрясла корабль, подобно приступу дрожи. Джона швырнуло на пол. Он поднялся на четвереньки. Сила тяжести все еще была нестабильной, его собственный вес постоянно менялся.

— Доложить о повреждениях! — крикнул он.

Винг с трудом поднялся на ноги и схватился за пульт.

— Несколько больших пробоин в обшивке корпуса… на палубах с первой по третью. Уничтожено носовое орудие правого борта.

Джон поднялся на ноги и встал рядом с Вингом.

— Жертвы?

Винг изучал поступающие данные.

— По предварительным данным, пробоины зафиксированы только в отсеках, из которых были эвакуированы люди.

Несколько секунд они молчали, ожидая следующих толчков. Сила тяжести вернулась к своему нормальному значению. Вся команда наблюдала за Джоном, на их лицах испуг постепенно сменялся облегчением. К Вингу начали поступать рапорты из разных отсеков.

Джон нажал кнопку коммуникатора.

— Лейтенант Росс.

— Росс слушает.

— Что там у вас случилось, лейтенант?

— Капитан, носовое орудие по правому борту уничтожено. Остальные три все еще в рабочем состоянии. Лейтенант Спано… нейтрализовал коммандера Корчорана. Оба не получили серьезных травм. Служба безопасности появилась сразу после этого.

Джон кивнул.

— Отличный выстрел, лейтенант.

— Спасибо, сэр, — прогремел Росс.

Как только они получили ясную картину о состоянии корабля и команды и удостоверились в том, что все системы находятся под контролем, Джон прямо с мостика связался с генералом Лохшмананом.

— Генерал, крейсер Земной Гвардии уничтожен.

— Вы заставили нас поволноваться, капитан. Мы ждали вашего сообщения гораздо раньше.

— Сэр, у нас были некоторые затруднения, — объясняя, что произошло, Джон понял, что никогда еще так не гордился своим экипажем. Невзирая на трудности и раздоры в начале, они сумели превратиться в единую, работоспособную команду. — Все действовали превосходно, генерал. Буду рад представить лейтенантов Росса и Спано к наградам.

— Составьте соответствующие бумаги, а я их подпишу, — ответил генерал, — Кажется, вам понадобится заход в док для ремонта?

— Да, сэр.

— Как вы смотрите на то, чтобы «Агамемнон» вошел в состав почетного эскорта на церемонии открытия Вавилона 5? Уверен, что там вы сможете исправить ваши повреждения, а ваши раненые получат необходимую помощь. Присутствие «Агамемнона» будет своего рода символом значимости нашего проекта для всех заинтересованных сторон.

Подчиненные возбужденно посмотрели на Джона.

— Сэр, для нас это будет большая честь.

— Вы ее заслужили, — ответил генерал, — Мои поздравления за хорошо проделанную работу, капитан.

Джон откинулся назад в своем кресле и улыбнулся:

— Благодарю вас, сэр!

* * *

— Я пришел передать вам приветствие, — Черльзстейн стоял перед ними — белый снеговик на фоне мрака пещеры позади него. Анна никогда не осознавала столь явственно страстное рвение, которое всегда было присуще ему, — не осознавала до этого момента, когда это рвение полностью исчезло. Его руки бессильно свисали вдоль тела, не двигаясь, — словно кто-то приказал ему вытянуть их по бокам. Плечи были расправлены, а не сгорблены — с поднятой вверх головой он, казалось, бессознательно старался оставаться в гордой позе. За стеклом шлема скафандра, в коричневатом отраженном свете, его лицо выглядело спокойным и уверенным, а не расстроенным.

Анна встала, Донн последовала ее примеру, все еще прижимая одну руку к шлему. В другой руке Донн сжимала наведенный на Черльзстейна PPG. Морден оставался там, где и был, и Анна гадала, сдался ли он, или просто не мог больше передвигаться?

— Чье приветствие? — спросила Анна.

— Обитателей этой планеты. Тех, с кем вы пытались встретиться. Они не могут общаться на нашем языке, поэтому послали меня в качестве посредника. Название их расы слишком длинное, чтобы его произнести — на самом деле оно состоит из десяти тысяч букв, мистер Морден. Это древняя, благородная раса, так же далеко ушедшая от нас, как мы — от мезозойских землероек. Их технологии, как вам хорошо известно, доктор Шеридан, на тысячелетия опережают наши. И они готовы поделиться ими с нами. Вообразите себе — неограниченная энергия, биомеханические корабли, конец нищеты — и мы, археологи, сделавшие крупнейшее открытие всех времен. Они находились в состоянии спячки почти тысячу лет и теперь просыпаются. Собственно говоря, это мы их разбудили. Спячка сделала их очень уязвимыми, им необходимо время для того, чтобы восстановиться до того, как другие расы узнают об их существовании — другие расы, которые стремятся заполучить их технологии. Они откроют нам свои секреты, если мы, в свою очередь, будем держать их в тайне. Они хотят работать с нами, узнать от нас о том, что произошло за последнюю тысячу лет.

— А что с ними? — спросила Анна, указывая на команду.

— Они не поняли. Они не станут хранить тайну, поэтому они будут спать до тех пор, пока можно будет их отпустить без риска.

— Черльзстейн, ты не можешь…

— Что они вам пообещали? — спросил Морден, его ровный голос стал жестким.

— Все, что хочу, — ответил Черльзстейн, — «Все, что хотите». Они и вам дадут то же самое. У вас всего два выхода: служить им добровольно, и тогда в награду они выполнят ваши самые заветные желания, или служить им против своей воли, как они, — он кивнул вниз, в сторону команды.

Морден коснулся ее ноги, указал пальцем вниз и налево. Один из голубовато-серых инопланетян уже шел вдоль парапета, направляясь к ним. Анна посмотрела в другую сторону и обнаружила еще одного.

— Это те, кому вы служите? — спросила Анна, — Почему они сами не поговорят с нами?

— Они? — Черльзстейн громко хмыкнул. — Они всего лишь слуги.

Анна ощутила промах и решила воспользоваться им. Таков и был ее первоначальный план: встретиться с существом, находящимся внутри сферы. Оно скрывалось, применяя всяческие уловки, используя посредников. Если бы только ей удалось добраться до него, возможно, она бы нашла выход отсюда.

— Тогда где же они? Они что, не разговаривают с вами?

— Они как раз разговаривают со мной. Они здесь. Они здесь повсюду.

Темные стены пещеры позади Черльзстейна, погруженные в тень, пошли вертикальными полосами. Пещера больше не казалась пустой из-за отсутствия света — она наполнилась тьмой. Анна заметила поступательное движение каких-то тел. То были творения тьмы. Тьма собиралась воедино, в ее мерцающих волнистых перемещениях на мгновение появлялись очертания, похожие то на конечности, то на голову. Ее глаза не могли избавиться от призраков созвездий, что являлись глазами тех существ.

Реальность расползалась на части. Через щели просачивался огонь желания, злоба, направленная прямо на нее, как и говорила Донн: внутри нее распахнулась пустота, пропасть, в которую она падала, пустота, которую надо было наполнить.

Анне показалось, что она кричит, но потом она поняла, что кричала Донн, раскачиваясь взад-вперед, прижав руки к шлему. Крик перешел в громкий вопль, потом ее руки дернулись вниз, наводя PPG.

От первого выстрела Черльзстейн отлетел назад, на его груди расцвел черный цветок. Потом Донн выстрелила в потолок, чтобы отгородиться от переливающейся мерцающей тьмы, и огромный каменный выступ рухнул удивительно быстро при здешней сильной гравитации, вызвав обвал. Анна пригнулась, прижавшись к парапету, и почувствовала вес Мордена, навалившегося ей на спину, закрывавшего ее от камней. Мясистые пальцы того голубовато-серого инопланетянина, что был ближе к ним, отдернулись при следующем выстреле. Потом каменный поток осыпался на парапет, обрушился на них, и крик Донн смолк.

Когда камнепад, наконец, стих, Анна отвела руки от головы. Ее побитые камнями руки дрожали, движения были неуклюжими и причиняли боль. Анне было трудно дышать. Рядом с ней Морден здоровой рукой отталкивал тяжелый камень. Они оказались засыпанными до плеч, парапет вокруг них был усеян камнями.

— Я не вижу Донн, — сказал Морден, тяжело дыша. — Она что, свалилась вниз?

Когда Анна рывком поднялась на колени, то почувствовала резкую боль в бедре. Она посмотрела вниз, через парапет, и увидела яйцо окруженное несколькими крупными камнями. Если какие-либо камни и упали на его вершину, то они были им поглощены, равно как и Донн, если бы она туда упала. Все остальное выглядело как прежде.

— Я тоже не вижу ее.

Они выбрались наверх, на кучу щебня, их движения были усталыми и неловкими. Стоя на коленях, Морден здоровой рукой вцепился в бедро и наклонился вперед, как будто был готов вот-вот умереть. Анна ползала по камням, выискивая какие-либо признаки Донн. В щели между двумя камнями блеснул белый рукав. Анна прикинула, где должна находиться голова, а потом начала разгребать камни. Морден принялся ей помогать.

Лицо Донн наконец-то утратило свою угрюмость. Ее челюсть висела свободно, а кожа казалась очень нежной. Анна поняла, что эта женщина была ненамного старше ее самой. Пряди грязно-белых волос свободно падали ей на лицо, одна касалась небольшого шрама на щеке в виде буквы D. Шлем Донн висел, склонившись к одному плечу. Ее шея была сломана.

— Анна, — позвал Морден.

В мутном свете вокруг них всюду двигались тени. Они появились из тьмы в дальнем конце зала, двигаясь вдоль стен, по парапету, направляясь к ним.

Истина поразила ее, истина, которую Анна старательно избегала с тех пор, когда Морден ее высказал: отсюда невозможно было удрать.

Но Анна не могла согласиться ни на одно из двух предложений, о которых им говорил Черльзстейн.

— PPG, — сказала Анна. — Ищи PPG.

Анна видела, что Морден понял по ее лицу то, что она хотела от него, понял ее намерение, и его губы растянулись в слабой покорной улыбке.

— Мне жаль.

Их не интересуют мертвые.

Сейчас они усиленно копали, обдирая руки и незащищенные одеждой предплечья, расчищая участок вокруг Донн. Анна поняла, что заработает рубцы на всю жизнь, если только у этих рубцов будет возможность образоваться. Она заметила отблеск металла и стала копать в этом направлении, обнажив крышку кейса с мышами.

Тени были повсюду, воздух стал плотным от их движений, от их присутствия. Вокруг нее вселенная пошла рябью и распадалась на части, и лишь присутствие Мордена рядом с ней казалось реальным. Внутри Анны снова распахнулась пустота. Темный колодец, нуждавшийся в наполнении.

Анна докопалась до края кейса, нашла замок и раскрыла его. Внутри лежала скорлупка с мышью, излучавшая слабое тепло и легкий запах рыбы. Анна ударом разбила скорлупку, ее руки дрожали. Мышь весьма походила на ту, которую она уничтожила.

— Морден, мышь. Полагаю, что вместе нам, быть может, удастся ее активировать.

Это была отчаянная, вряд ли осуществимая попытка. Ее разум не был достаточно силен, чтобы полностью активировать мышь. Кто знает, смогут ли два человека вместе добиться этого? Но, если им это удастся, то взрыва, который уничтожил лабораторию, будет более чем достаточно для того, чтобы убить их обоих.

Морден кивнул, и она подползла к нему поближе.

— Держи ее и сосредоточься на ней изо всех сил.

Ему пришлось поднять свою правую руку левой, чтобы положить ее на мышь. Обе руки Мордена были в крови, как и у нее самой, и Анна поняла, что он наконец-то ободрал свои гладкие ладони.

Они обхватили руками мышь, их пальцы переплелись. Его пальцы были холодны, как смерть. Анна прислонилась своим шлемом к шлему Мордена, и они вдвоем сосредоточились на мыши, на предмете, который они сжимали в руках.

Потом тьма, нависшая над ними, просочилась в ее разум и когтями вцепилась в него. Огромный темный колодец растянулся, поглощая ее — невыносимая пустота и жгучая жажда. Анна с криком рухнула вниз. Но падение удалось прекратить, колодец удалось наполнить, свет и тепло насытили тень внутри нее. Джон мог бы находиться рядом с ней двадцать четыре часа в сутки, объясняясь в любви, восхищаясь ее добродетелями, его любовь давала все, что было ему нужно, все, что было нужно ей. Каждая ее археологическая теория могла бы быть выдающейся и правильной, ее открытия могли бы изменить мир, покончить со страданиями, принести ей умиротворение, признание и радость от сделанной работы. Она могла бы принести людям только счастье, никакой боли. Или могла бы воплотить свою самую заветную мечту. Хуже всего было то, что до этого Анна верила, что все это на самом деле может сбыться, но теперь знала, что этому не бывать. Мечта о том, чтобы дожить до преклонных лет вместе с Джоном, и их любовь становилась бы с годами только сильнее, становясь привычной, но от этого не менее страстной, мечта о том, что они будут сидеть в креслах-качалках на крыльце дома в Айове. Она болезненно чувствовала, будто прожила всю свою жизнь за одно мгновение. И сейчас эту жизнь у нее отнимали. Тьма в ее разуме путала мысли, и вырисовывала их более ярко, чем она могла когда-либо представить.

Каждая из этих мыслей могла бы заполнить пустоту внутри нее, заполнить светом, рожденным во тьме, светом, который осквернял все, к чему прикасался.

Этому не бывать. Даже если она сама это выберет.

Пустота внутри нее наполнилась болью, когда она подумала о Джоне, когда она поняла, что больше никогда его не увидит.

Анна сосредоточилась на мыши, на ее эластичной коже, на ее сероватых сегментах, на ее преданности машине. Она погружалась все глубже в ее сознание того существа, бывшего в самом сердце мыши, которое когда-то родилось в темноте, в теплом гнезде из стружек, и которое теперь бесконечно долго было поймано в ловушку, влача существование, которое нельзя было назвать жизнью. Оттенки серого на сегментах начали переливаться. Анна раскрыла пальцы. Полосы цвета древесного угля поползли по спинке мыши, не так быстро, как было во время контакта Терренса с мышью, но гораздо быстрее, чем тогда, когда Анна делала это одна. В возбуждении она закрыла глаза и еще сильнее сосредоточилась на мыши. Она представила ее элегантный сложный скелет, ее сердце, бьющееся внутри, то, что должно было быть ее мозгом. Она сконцентрировалась на этом, чувствуя сонное движение, растущее возбуждение понимания.

— Проснись! Проснись!

Анна почувствовала Мордена там, вместе с собой, внутри мыши, его эмоции были поразительно сильными. Его самообладание ввело в заблуждение даже ее. Его самым непосредственным чувством был страх, который отражался в ее собственных чувствах, страх перед тенями и тем, что они с ними сделают. В отличие от Анны, он, казалось, мало страшился смерти, он будто стремился к ней. За страхом, который то накатывался, то отступал, подобно приливной волне, пряталась волна боли и истощения, удерживаемая разрушающимися барьерами. Он, казалось, готов любой момент мог потерять сознание. А потом Анна почувствовала в его сердце возбуждение от мысленного контакта с мышью, от ощущения ее движения, от осознания того, что рядом с ним была Анна. Связь между ними была близкой, явной.

Они вместе сосредоточились на мозге мыши, побуждая ее проснуться. Анна напомнила ей ее обязанности перед машиной, говорила, что машина сейчас должна активироваться, что машина нуждалась в ее услугах. От этих слов Анна почувствовала теплую волну, исходящую из сердца мыши, и открыла глаза, чтобы увидеть, как, пульсируя, по телу мыши бегут угольно-серые полосы.

Потом в ее разуме возник образ — женщина и девочка — темноволосые, улыбающиеся, они сидели в коммерческом транспорте и смотрели в иллюминатор на зону перехода, по которой они отправятся в волнующее путешествие. Когда транспорт подошел к воротам зоны перехода, мать взяла руку девочки, и они улыбнулись друг другу. Маленькая девочка качала ножками. Вот обманчивая краснота гиперпространства подхватила их, его течения взорвались, сжимая перед ними волны пространства, затягивая их корабль в волны не-времени и не-пространства. Пространство сворачивалось, складываясь, частицы транспорта погружались в него, подобно тому, как дождевой червь вползает в нору. Давящая тьма, холод абсолютного нуля, энергетический колодец, из которого не было выхода, не было жизни, не было сознания. И бесконечная боль.

Их крики пронзили Мордена, образовав пустоту, которую невозможно было заполнить. Анна сжалась, почувствовав это.

— Остановитесь! Остановите это! — плакал он, — Положите конец их страданиям. Пожалуйста. Я сделаю все, что вы хотите. Пожалуйста, — Морден дрожал рядом с ней, его тело содрогалось от рыданий.

Анна сжала его руки, пытаясь восстановить потерянный контакт. Пустота внутри него была удушающей, ужасной, всепоглощающей. Как она могла приказать ему все это терпеть? Как она могла подумать, что может его излечить? Она потянулась в водоворот.

Откуда ты знаешь, что то, что они тебе показывают — правда? Или то, что они могут как-то все изменить?

Ответ пришел, осторожный и спокойный, в духе Мордена. Она почти видела его застывшую улыбку, скрывающую стоящую за ней бездну.

А откуда мне знать, что это ложь, и что они ничего не изменят? Мне надо сделать все, что я могу. D'Vech creor chor.

Она никогда до этого не слышала, как звучат слова мертвого языка, и ей потребовалось всего мгновение для того, чтобы их понять. Любовь не признает границ.

Они зависли в пустоте, время остановилось, замерло на бесконечном моменте, застывшем вечном моменте гибели матери и ребенка, сжатом до неузнаваемости. Шок от этой боли удерживал их вместе в бесконечном плаче по тем, кого они любили.

«Всякий свет приносит тень», — так гласила надпись на колоннах. Это было тенью Мордена, от которой он был не в силах бежать.

— Освободите их, — сказал Морден, — Я буду служить вам по доброй воле, со всеми своими знаниями.

Тогда образ в ее разуме изменился, и она, наконец, увидела корабль, который описывал Морден: черный, усеянный остриями, похожий на оживший кошмар на фоне красного течения в гиперпространстве. Корабль сжался выпустив энергетический луч. Его сила, идущая из сердца корабля, распространилась по красной ряби, создавая слабые изменения в гиперпространстве и гипервремени, порождая эхо, и эхо эха, и эхо от эха эха — недоступное взгляду не-место и не-время, которое удерживало мать и дочь. И, с колебанием, подобным дуновению, оно растворилось, замершее мгновение стало прошлым, поблекло и умерло. Плач прекратился. Эта волна резонировала с пустотой в сердце Мордена, мягкие круги волн наполнили ее чернотой — озеро во тьме, вода умиротворения и забвения. Руки Мордена выскользнули из ее ладоней.

Анна открыла глаза. Пульсация мыши замедлилась, а потом прекратилась. Спина Мордена выпрямилась, он отстранился от нее. Пространство между ними мгновенно заполнилось тенями. Их окружила живая тьма.

Анна станет мышью, пойманной в клетку нервов, сухожилий и костей, прочно соединенную с машиной. Она станет частью машины, всего лишь винтиком или чипом, затерянным кусочком органической ткани, со смутными воспоминаниями о теплом гнезде из древесных стружек, потерянная для себя и других, пойманная в ловушку так же, как были пойманы жена и дочь Мордена.

Любить машину.

Служить машине.

Служить им.

Глаза созданий впились в нее: далекие звезды, полные ледяного огня, напоминавшие ей пустоту, с которой она столкнулась лицом к лицу. Так ли уж плохо служить им добровольно? Служить их голоду, их алчности, их огню и жажде уничтожения? Вправе ли она воздвигнуть границу между собой и Джоном, границу, которую она никогда не сможет преодолеть? Может ли она покинуть его по собственной воле?

Придется. Если она станет служить им по доброй воле, то точно потеряет себя, так же, как если она станет частью машины.

Она подвела команду. Но она не хотела подводить саму себя.

Не будет раскопок.

Не будет дружбы.

Не будет жизни с Джоном.

Не будет той жизни, которую она знала.

Эта граница будет непреодолима.

Анна потянулась окровавленной рукой в темноту и схватилась за твердую, покрытую хитиновым панцирем, конечность. Она просочилась сквозь ее пальцы, подобно жидкости, и в этот миг, во время этого случайного контакта, она наконец-то полностью поняла их. Они были древнее самого древнего артефакта, когда-либо найденного ею, им были ведомы древние тайны галактик и рас, которые их населяли, рас, которых они использовали и которыми они манипулировали с ненасытной злобой. Они бродили в пространстве между звезд и в пространстве между молекул. Они действовали тайно, находясь в тени. Они были повсюду, оказывая влияние на все. Они наслаждались хаосом, конфликтами, ненавистью, болью, страданиями. Это звучало для них как музыка, и они дирижировали этим, как музыкой. Они не успокоятся до тех пор, пока Вселенная не сыграет для них симфонию огня.

Они были прошлым Вселенной, от которого она не могла избавиться. Они были ответом на вопрос: «Откуда мы пришли и куда мы идем?». И Анне суждено было стать одной из первых, подхваченных течениями прошлого и историей будущего. Последний вопрос: «В чем смысл моей жизни?» остался без ответа, если не считать того, что она любила, училась, сражалась со страстью и вкладывала в это все свои силы и способности. Вероятно, те, кто придет после, узнают о том, что случилось с ней и ее командой. Что бы ни случилось, она не сдастся. Неважно, что они сделают с ней, неважно, насколько глубоко ее похоронят внутри машины. Она будет крепко удерживать свое «я». Она не сдастся без боя. Ее крик был ужасен.

— Да будет так.

Глава 18, в которой открывается Вавилон 5

В песне корабля росло нетерпение, стремление действовать. Кош не знал, чего он ждет. Деленн не смогла добиться отзыва корабля. Земляне вломились в древнюю обитель Теней. Их сообщению едва хватило мощности на то, чтобы преодолеть атмосферу планеты и достичь его корабля, находившегося поблизости. Ни один земной корабль не сумел бы его засечь.

Он увидел женщину, услышал страх в ее голосе: она была рассержена из-за лжи. Земляне кормили себя ложью. Эта женщина лгала сама себе, отправляя сообщение, которое, как она знала, не дойдет до Земли и не приведет помощь.

Ему надо было улететь до того, как его корабль обнаружат. И, тем не менее, он остался. И ждал. Как ждал уже три года. Того, что должно было произойти.

Песня корабля стала более быстрой. Он заметил движение. Сквозь атмосферу планеты поднимался земной корабль. Грубый, непропорциональный, он пробивал себе путь сквозь оковы гравитации, а потом взял курс прочь от планеты и от Предела. Корабль прекратил петь, чтобы проиграть сообщение, принятое с земного корабля: «Сигнал бедствия с земного научно-исследовательского корабля „Икар“. Наши реакторы находятся в критическом состоянии. Пожалуйста, пришлите помощь». Сообщение автоматически повторялось.

Кош приказал своему кораблю просканировать земной корабль. Никаких признаков жизни. Пусто. Корабль молчал, озадаченный. Кош ждал. Корабль землян отошел на небольшое расстояние от планеты, а потом взорвался серией ярких вспышек в молчании космоса. Обломки разлетелись в разные стороны, исчезая во тьме.

Кош нарушил молчание:

— Лавина сорвалась.

Кош задал кораблю новый курс, и с радостным пением тот расправил свои лепестки и поспешил прочь.

Теперь он мог лететь. Мог лететь на Вавилон 5.

* * *

Джефф почувствовал, что мышцы на его шее расслабились, когда посол Деленн показалась на приеме. После того как посол Кош прислал уведомление о том, что он не успеет вовремя появиться на церемонии открытия, Джефф начал беспокоиться, что вся церемония развалится на его глазах. Корабля Деленн не ждали до последнего момента, и, хоть его и поставили в известность о ее прибытии несколько минут назад, учитывая их недавний разговор, Джефф не знал, появится ли она на церемонии. Без нее и Коша церемония была бы просто пустой тратой времени. Если бы она пришла, то это имело бы хоть какой-то смысл.

Он, Гарибальди и остальные офицеры службы безопасности, наконец-то, на некоторое время сумели привести все и всех в порядок. Все послы и представители миров были выстроены перед входом в порядке, который был приемлем (если не приятен) для всех. Все поломки были устранены. Все преступники задержаны. Все проблемы решены. Кроме одной. Джефф подошел к ней с приветствиями:

— Посол, я так рад, что вы сумели прибыть сюда. Церемония открытия без вас не имела бы смысла.

— Коммандер, я поддерживаю те цели, ради которых была построена эта станция, хотя правительство Земли заставило меня усомниться в том, что оно действительно намеревается претворять в жизнь то, о чем заявило.

Джефф показал ей ее место во главе ряда, сразу за ним.

— Надеюсь, что в будущем мы сможем это доказать.

Она подняла на него глаза, и на секунду он подумал, что, вероятно, между ними установилась связь.

— Мне тоже так кажется, коммандер.

Затем дверь перед ними скользнула в сторону, и появилась идущая во главе гостей пресс-секретарь, которая громко объявила:

— Президент Земного Содружества Луис Сантьяго.

Президент пожал руку Джеффу.

— Коммандер, поздравляю вас с тем, что вам удалось собрать всех вместе. Вы проделали грандиозную работу. Мы рассчитываем на вас.

— Благодарю вас, господин президент.

Когда первая леди пожала руку Джеффа, президент двинулся к послу Деленн. Сложив пальцы на уровне груди, президент Сантьяго поклонился на минбарский манер.

— Для меня большая честь встретиться с вами, посол.

Она ответила ему тем же.

— Нам пришлось проделать большой путь, — произнесла она. — Возможно, мы сможем идти вместе и дальше.

Она протянула руку для рукопожатия, и они пожали друг другу руки.

— Надеюсь, что нам это удастся, — ответил президент.

Джефф понял, что оказался свидетелем рождения абсолютно нового вида взаимоотношений между расами, взаимоотношений без угроз, без страха. Вавилон 5 будет местом для таких взаимоотношений. Он будет способствовать взаимопониманию и состраданию. Это было начало новой эры в истории человечества.

* * *

За бортом «Агамемнона» сияющим драгоценным камнем в ночи космоса висел Вавилон 5, окруженный кораблями всех ведущих рас, за исключением ворлонских, так, что они образовали нечто вроде почетного эскорта. Джон чувствовал, что наблюдает ключевой момент истории, ее поворотный пункт. Невзирая на гибель четырех предыдущих станций серии «Вавилон», несмотря на угрозы, раздающиеся в адрес этой станции, Вавилон 5 уцелел и, вероятно, теперь сможет выполнить свое предназначение.

На время церемонии Джон пригласил на мостик Росса и Спано. Сейчас, когда он смотрел на них, то видел, как они гордятся собой, и это заставляло его верить в то, что они тоже исполнят свое предназначение.

Церемония транслировалась на все корабли и, когда настала очередь заключительной речи президента Сантьяго, все слушали его слова:

— Это был исторический день, и для меня большая честь завершить церемонию открытия Вавилона 5. «Открытие» — интересное слово. Во время строительства этого места мы столкнулись с сильным противодействием. Силы, окружавшие нас, сопротивлялись этому процессу: силы Вселенной и силы внутри нас самих, силы из прошлого и силы из будущего. Но мы не сдавались. Мы оставались преданными своей цели. И вот настал этот миг, открытие станции, и я верю, что созданный нами сверкающий маяк во тьме космоса выполнит свое предназначение. Мы не можем позволить себе споткнуться и даже на короткое мгновение потерять все лучшее, что у нас есть, потому что мы находимся на перепутье истории, и то, что мы делаем сейчас, высветит нашу честь или бесчестье, отныне и до последнего поколения.

Мы должны хранить верность этой станции и ее предназначению, потому что Вавилон 5 — это наша последняя надежда на мир.

Джон с изумлением улыбнулся, узнав цитату из Линкольна — его любимого президента.

— Веря во все это, я посвящаю эту станцию, эту надежду — миру.

Команда разразилась аплодисментами. Джон гордился тем, что был частью этого, частью Космофлота. Этот момент казался невероятно значимым. Он хотел, чтобы Анна сейчас была здесь, чтобы она разделила это вместе с ним, тоже стала частью истории.

— Капитан, — произнес офицер связи. — На Золотом Канале — генерал Лохшманан.

Странно, что он звонит именно сейчас, подумал Джон. По графику «Агамемнон» сейчас находился в ремонте.

— Соедините меня с ним.

Когда на экране появился генерал, Джон понял, что что-то не так. Обычная безупречная осанка генерала сейчас была несколько нарушена. Он слегка наклонился над столом. Мысли Джона метались, он пытался сообразить, что бы это могло быть, но на ум не приходило ничего путного.

— Мне очень жаль, Джон. У меня плохие новости. Полагаю, что вам лучше услышать это наедине.

Эти слова прозвучали очень похожими на его собственные, когда он звонил родственникам погибших подчиненных.

— Что случилось? — спросил он, затаив дыхание. Прежде, чем услышать его слова, Джон уже догадался о единственно возможном ответе. Он думал, что никогда не услышит эти слова, этот ответ, который оборвет его жизнь в том виде, в каком он ее знал, и превратит его в кого-то другого, в того, кем он никогда бы не хотел стать, в кого-то без нее. Он проглотил комок в горле, осознав истину. Этого не может быть. Этого не может быть. Этого не может быть. Он спас всех этих бесполезных людей лишь для того, чтобы дать ей умереть?

— Произошла ужасная катастрофа, Джон.

* * *

Из ледяной тьмы она говорила с ней. Она объясняла тайны жизни своих элементов, радость пульсации и очищения, элегантность нейронов, вспыхивающих в полной гармонии друг с другом. Она открывала Анне внутреннюю красоту самой себя, — огромной и в то же время элегантной машины: широкий размах крыльев, грозно надвигающихся из глубин Вселенной, изящество изменчивого узора на ее коже, совершенство внутренних связей, форма и содержание, слитые в неразрывную цепь. Она учила Анну бесшабашно радоваться движению, наслаждаться грациозностью гибкости, точно фокусировать луч, радоваться боевому кличу. Все системы машины пройдут через нее, она будет ее сердцем, она станет машиной. Она будет координировать работу всех ее систем, поддерживать одновременную работоспособность узлов сложной многоуровневой машины, ритмичную пульсацию ее песни, марша, в котором никогда не изменится ни одна нота. Кожа машины станет ее кожей, кости и кровь машины — ее костями и кровью.

И, тем не менее, она все еще чувствовала собственное тело — слабую бесполезную вещь, грубую и примитивную оболочку. Она чувствовала его: холодное, жаждущее прикосновения, объятий Джона, который поддерживал ее во тьме и дарил ей тепло. Джона, которого она никогда больше не увидит. Он бы полюбил машину.

Она любила машину. Машина не старела, она была могучей, никогда не устающей, никогда не замедляющейся. Сосредоточенная на своем предназначении, эффективная в действии, это был совершенный механизм, замкнутая вселенная, жизнь, замкнутая в петлю, повторяющаяся снова и снова, один и тот же узор, который никогда не изменится. Она объясняла тайны жизни своих элементов, радость пульсации и очищения, элегантность нейронов, вспыхивающих в полной гармонии друг с другом. Она тьмой нависала со свода небес. Она была машиной, и машина была Вселенной.

Конец

Примечания

1

Дата записана в американском стиле: месяц-число-год. — Прим. ред.

(обратно)

2

Вероятно, по шкале Фаренгейта, которые равны +10 градусам по шкале Цельсия. — Прим. ред.

(обратно)

3

Насекомоядное растение — Прим. ред.

(обратно)

Оглавление

  • НОЯБРЬ 2256 ГОДА
  •   Глава 1, в которой Анна Шеридан случайно оживляет странный механизм
  •   Глава 2, в которой смелый эксперимент оборачивается катастрофой
  •   Глава 3, в которой чета Шериданов предвкушает встречу после долгой разлуки
  •   Глава 4, в которой все отпуска отменяются
  •   Глава 5, в которой Анна определяет себе еще одно задание, а капитан Шеридан проводит очередное учение
  •   Глава 6, в которой происходят два совещания
  • ДЕКАБРЬ 2256 ГОДА
  •   Глава 7, в которой Морден объявляет первые результаты работы по переводу рун, а капитан Шеридан узнает об очень важном правительственном задании его кораблю
  •   Глава 8, в которой Анна проводит первые раскопки, а Джон принимает исповедь
  •   Глава 9, в которой на борту «Икара» случается странное происшествие
  • ЯНВАРЬ 2257 ГОДА
  •   Глава 10, в которой на борту «Икара» празднуют Новый Год, а тайны и загадки — множатся
  •   Глава 11, в которой «Агамемнон» вылетает на задание, а «Икар» прибывает на место раскопок
  •   Глава 12, в которой Деленн пытается предотвратить катастрофу, но опаздывает
  •   Глава 13, в которой на «Агамемноне» обнаруживается саботажник, а на «Икаре» — профессиональный убийца
  •   Глава 14, в которой Джон и Анна сталкиваются со своими противниками лицом к лицу
  •   Глава 15, в которой Джон заново вычисляет саботажника, а Донн рассказывает о судьбе группы Чанга
  •   Глава 16, в которой «Агамемнон» готовится к бою, а посланник встречается с Анной
  •   Глава 17, в которой «Агамемнон» выполняет задание, а Морден и Анна выбирают свою судьбу
  •   Глава 18, в которой открывается Вавилон 5