Игрок (fb2)

- Игрок (пер. Е. М. Нарышкина) (и.с. scarlet) 744 Кб, 217с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джин Сондерс

Настройки текста:



Джин Сондерс Игрок

Об авторе

Джин Сондерс уже тридцать лет занимается писательской деятельностью. Она — автор более семидесяти романов, шестисот рассказов, многочисленных статей и пяти практических пособий для начинающих писателей.

Ее книги выходили под псевдонимами Ровена Саммерс, Джин Иннес и Салли Блейк.

Будучи активным членом Международной ассоциации романистов, она регулярно выступает на семинарах и конференциях, на радио и телевидении, делясь своим богатым писательским опытом.

Джин замужем, у нее трое взрослых детей и десять внуков.

Одержимая страстью к путешествиям, она объездила многие страны мира.


Книги, входящие в серию «Скарлет», публикуются по соглашению с английским издательством «Robinson Publishing Ltd», и выходят в свет вскоре после английских изданий, а иногда практически одновременно с ними.


Серию «Скарлет» можно выписать по почте наложенным платежом. Заявки направляйте по адресу: 111250, Москва, а/я 56, «Скарлет»

Глава первая

Наконец полет подошел к концу. Стюардесса объявила, что скоро подадут трап, и Джуди с облегчением отстегнула ремни. Ее длинные ноги, стиснутые в узком пространстве между рядами, затекли, тело одеревенело.

Она выглянула в окно, и ее настроение стало улучшаться. Ясное ярко-синее небо Лос-Анджелеса, казалось, опровергало своим видом постоянные разговоры о смоге и загрязнении воздуха. День был чудесный, и Джуди надеялась, что погода не испортится, пока она доберется до места назначения.

Джуди вспомнила слова своего агента, и на ее лице промелькнула улыбка.

— Не думай, что Лас-Вегас тот же, что и раньше, Джуд. Двадцать лет назад, когда я приехал туда впервые, это был тихий маленький городок. Но теперь… впрочем, ты сама скоро увидишь, какой это стал город.

Тогда она расхохоталась, глядя на мрачное выражение его лица и удивляясь, как человек, всегда казавшийся занудой, умудрился найти ей работу, о которой она и не мечтала. Может быть, его траурный вид заставлял людей испытывать к нему жалость и давать ему шанс… хотя она знала, что дело не только в этом. Гарри Брейди был хитрым и ловким агентом.

— Хочу напомнить тебе, Гарри, что я лечу туда не только для того, чтобы посетить маленький чистый городок. Если бы не казино и всевозможные шоу, я бы вообще не поехала туда, хотя совсем не против прогресса. Что касается голубых небес, то, видишь ли, возможность выбраться из этого промозглого Лондона уже большое счастье.

— Позвони мне, как только прилетишь и устроишься, о'кей? Я послал факс Блейку Адамсу с номером рейса, и он обещал все подготовить к твоему приезду.

Скорее всего, этот Адамс даст поручение кому-нибудь из своих служащих, подумала Джуди. Вряд ли владелец отеля «Спарклинг-Рокс» и казино с самым знаменитым в Лас-Вегасе стрип-шоу станет лично заботиться об удобствах простого хореографа из Англии, какие бы превосходные рекомендации он ни имел.

Однако, как бы там ни было, для Джуди приглашение в Лас-Вегас — огромный скачок в карьере, и она собирается показать все, на что способна. В свои двадцать четыре года она не только самый молодой хореограф в театральном агентстве Брейди, но и, без сомнения, самый талантливый.

Она уже принимала участие в постановке знаменитых лондонских шоу, и ее имя становилось известным в соответствующих кругах. Так что, когда Блейк Адамс обратился к своему старому приятелю, Гарри Брейди, чтобы тот прислал ему лучшего хореографа для работы в британском отделении его грандиозного международного шоу, то он не колеблясь выбрал Джуди.


— Вы знаете, в какую очередь вставать, милая? — спросил ее пожилой мужчина, сидевший рядом с ней в самолете. — Я слышал, что к стойке паспортного контроля лос-анджелесского аэропорта можно простоять целую вечность.

— Надеюсь, все будет в порядке, — ответила она.

Джуди с удовольствием болтала с ним и его женой во время полета, но сейчас у нее не было желания пускаться в долгие беседы. Единственное, чего ей хотелось, так это побыстрее выбраться отсюда.

Она встала, надеясь, что пара последует ее примеру и двинется к выходу. Мужчина поднялся, уступая ей дорогу, и она поймала оценивающий взгляд, которым он смерил ее стройную фигуру. Жена тоже это заметила. Со вздохом облегчения Джуди увидела, что теперь ей достаточно пространства, чтобы пройти, и устремилась к выходу.

Десять минут спустя, пройдя по бесконечным коридорам аэропорта, она уже находилась у стойки паспортного контроля. Джуди бывала в Америке и раньше, но на западном побережье оказалась впервые. Она встала в конец очереди, надеясь, что чиновник не будет допрашивать ее слишком долго.

— О'кей, мисс Хейл, у вас все в порядке, — сказал служащий, под взглядом которого минуту назад она старалась не чувствовать себя как впервые надевший коньки новичок на скользком льду. — Желаю приятно провести время.

— Спасибо. — Джуди схватила паспорт и билет и запихнула их в сумку, с трудом подавив желание броситься наутек, как преступница.

Багаж еще не поступил на конвейер, но ее вещи должны сразу же отправить к рейсу на Лас-Вегас, так что о них вряд ли стоит беспокоиться. Она направилась к справочному бюро, чтобы узнать, где ей получить посадочный талон на внутренний рейс. Прежде чем ответить на ее вопросы, служащий бросил на нее такой же оценивающий взгляд, как и мужчина в самолете.

Посмеиваясь про себя, Джуди решила, что бедняга пытается вспомнить, кто она — фотомодель, актриса или еще что-нибудь в этом роде — и где он мог ее видеть. Предположение не такое уж и невероятное. Высокая и стройная, с рассыпавшимися по плечам густыми рыжими волосами, тонкими чертами лица, широко расставленными голубыми глазами и полными чувственными губами, она привлекала к себе внимание мужчин, сама того не желая.

Начинала она танцовщицей, но потом поняла, что ей больше нравится работать за сценой, чем на ней, и стала хореографом. Джуди давно привыкла к проявлениям мужского восхищения, но ей не нравилось, когда это делали слишком бесцеремонно. Она так мрачно взглянула на служащего, что он пожал плечами и без промедления дал ей необходимую справку.


Девушка за стойкой с надписью «Лас-Вегас», кусая верхнюю губу, долго изучала информацию на дисплее.

— Простите, мэм, похоже, ваших данных нет в компьютере, — наконец сказала она.

— Но они должны быть. — Джуди пыталась заглушить растущее чувство тревоги. — Место было заказано много недель назад, и у меня с собой билет на внутренний рейс. Как могло случиться, что меня нет в вашем компьютере? Вы не могли бы проверить еще раз?

Пожав плечами, служащая снова просмотрела данные, хотя обе они видели растущую очередь позади Джуди. Наконец девушка решительно покачала головой. Не дав ей открыть рот, Джуди нервно заговорила:

— Послушайте, здесь, очевидно, какая-то ошибка, и, если моих данных нет в компьютере, почему бы вам не внести их туда сейчас? У меня билет до Лас-Вегаса, и все, что мне нужно, — это посадочный талон, не так ли?

— Боюсь, что не так, мэм. Самолет переполнен. Выходные не самое лучшее время для того, чтобы отправляться веселиться в Лас-Вегас, не имея для этого нужных документов.

— Я еду туда не веселиться, хотя это вас совсем не касается, — пробормотала Джуди.

Если бы Джуди не волновалась, она не стала бы говорить со служащей в таком тоне. Она прекрасно понимала, что это не принесет ей пользы. Девушка, игнорируя Джуди, уже отвернулась от нее.

— Я могу помочь вам, сэр? — обратилась она к высокому красивому мужчине, который стоял следующим в очереди.

— Конечно, милая. Но сначала не будете ли вы так любезны дать посадочный талон этой леди? — сказал он с улыбкой.

Джуди с удивлением услышала его интеллигентную английскую речь с легким северным акцентом. Возможно, он из Йоркшира… Но кем бы он ни был, вряд ли ему удастся пробиться сквозь эту броню равнодушия.

Вопреки ее предположению, девушка, покраснев, повернулась к ней.

— Минуточку, я проверю, есть ли свободные места.

— Прекрасно. — Мужчина снова улыбнулся. — Нам всем хотелось бы попасть в Вегас сегодня. Насколько я понимаю, это не такая уж сложная проблема, не так ли?

В итоге в компьютер мгновенно были внесены необходимые данные, и Джуди получила посадочный талон.

Джуди была задета, что незнакомцу так быстро удалось заставить девушку сделать то, с чем она сама не справилась. Мужской шовинизм еще не умер. Он жив и процветает, где бы вы ни находились.

В конце концов, служащая обязана была выдать ей посадочный талон. Никто не имеет права не пропустить ее с билетом, и Джуди следовало бы постараться сделать все самой, а не ждать вмешательства этого мистера Мачо[1].

Поблагодарив девушку и незнакомца, она быстро отошла от стойки.

До отлета самолета оставалось совсем мало времени. Но Америка не Англия. Все были спокойны, никто не спешил.

Найдя свое место, она с облегчением опустилась в кресло, только сейчас почувствовав, как напряжены нервы.

— Вы всегда создаете столько проблем? — фамильярно произнес над ее ухом голос с английским акцентом.

Мысленно застонав, она решила не отвечать. Может, стоит сделать вид, что она не расслышала, потому что туговата на ухо, но вряд ли это имеет смысл.

Медленно повернув голову, она взглянула на незнакомца. Мужественное обветренное лицо, смеющиеся темно-карие глаза. Да он совсем недурен, этот мачо, машинально отметила Джуди.

— Послушайте, я не хочу показаться невежливой и очень благодарна за то, что вы сделали, но сейчас у меня нет настроения болтать, — стараясь сдерживать рвущееся наружу раздражение, проговорила Джуди и отвернулась от соседа.

— Какая жалость, Джуди, а я-то надеялся, что мы сможем воспользоваться возможностью познакомиться до того, как прилетим в Лас-Вегас.

Джуди удивленно посмотрела на него. Он мог прочесть ее имя на билете или на экране компьютера. Но это еще не значит, что они должны стать приятелями…

Интересно, зачем он летит в Лас-Вегас? Судя по его виду, собирается провести ночь за игорным столом, не думая о деньгах. Она тут же мысленно укорила себя за слишком поспешные выводы. По расхожим представлениям об игроках он так же не похож на игрока, как и бизнесмены, летящие в самолете, или группа энергичных женщин средних лет, намеревающихся, вероятно, потратить за выходные толстые пачки денег, заработанных их мужьями. Впрочем, это их дело.

Но иногда игроками становились доверчивые молодые люди и успевали увязнуть в этом занятии слишком глубоко, прежде чем спохватывались.

Рики. Она ничего не слышала о брате уже несколько месяцев и, как бы банально это ни звучало, была согласна с мыслью, что отсутствие новостей уже хорошая новость.

Мотор самолета заработал, и ее сердце забилось от волнения. Через час или около того они приземлятся в мировом центре игры, именно в том месте, где Джуди поклялась никогда не бывать. Но человек предполагает, а Бог располагает, вспомнила она.

— Думаю, мне лучше представиться, а то мы так и просидим рядом в гробовом молчании, пока не кончится полет, — снова раздался голос незнакомца.

Она повернулась к нему, хотя ее мысли все еще были заняты Рики, хотела она того или нет.

— Не знаю, кто вы такой, но ведь я уже поблагодарила вас за помощь. Может быть, стоит на этом закончить?

— Боюсь, ничего не выйдет, — он покачал головой, — учитывая, что нам придется постоянно общаться друг с другом в течение следующих шести месяцев.

Она смотрела на него во все глаза, наконец-то начиная догадываться. Ну конечно, ему достаточно было одного взгляда на ее имя в билете, чтобы понять, кто она такая.

— Я — Блейк Адамс, — подтвердил он ее догадку, пока она собиралась с мыслями, — и мне очень жаль, что наше знакомство началось при столь неблагоприятных обстоятельствах.

Услышав его имя, Джуди пришла в замешательство.

— Вообще-то вам следовало бы извиниться за то, что сразу не сказали, кто вы, и поставили меня в дурацкое положение!

— Пресвятая Дева, кажется, народ прав: рыжие всегда одерживают победу! — поддразнил он ее.

Закусив губу, она подумала, что хватило бы всего нескольких слов, чтобы поставить его на место. Но он неожиданно оказался ее боссом, и она не может себе этого позволить.

— Боюсь, что это именно так, и прошу прощения, — выдавила она.

— Нет, это я должен просить у вас прощения, — сказал он. — Мне действительно не пришло в голову, что вы — та самая Джуди, пока мы не встретились у стойки, а потом я не мог отказать себе в удовольствии понаблюдать, как вы будете вести себя в подобных обстоятельствах.

— Что ж, теперь вы это знаете.

— Да, знаю. Вы излишне эмоциональны, не так ли?

Она могла бы возразить, но он прав. С детства она старалась бороться со своим несдержанным, взрывным характером. Но это не всегда удавалось, особенно когда она сталкивалась с очевидной тупостью окружающих. Именно поэтому ее так бесила безрассудная страсть Рики к азартным играм.

Пока они разговаривали, самолет, пробежав по взлетной полосе, оторвался от земли. Через несколько минут стюардессы стали ходить между рядами, предлагая желающим соленые орешки и напитки.

— Мой характер не будет мешать работе, обещаю вам… сэр.

Его глаза внезапно сверкнули, и она поняла, что ей наконец удалось задеть его.

— Ради Бога, постарайтесь избавиться от своей британской чопорности! Здесь она не в почете. Я ведь представился, меня зовут Блейк.

— Простите, но в Англии мы ведем себя иначе, думаю, вы это знаете. — Она не считала себя такой уж чопорной или, может, просто не замечала этого за собой…

— Что делать, теперь мы не в Англии, и я бы посоветовал вам, если вы, конечно, хотите добиться результатов от девушек, с которыми будете работать, постараться спуститься на землю со своих высот, хоть это очень вам идет.

Он произнес это добродушно, без всякого намека на угрозу. На комплимент Джуди не обратила внимания, но поняла, что в его словах есть здравый смысл. Никакой хореограф не сможет заставить танцовщиц выложиться на всю катушку, если между ними не возникнет взаимопонимания. Она сама раньше была танцовщицей и теперь знает проблему с обеих сторон.

Кроме того, Джуди напомнила себе, что в данный момент она здесь никто. Блейк Адамс взял ее только потому, что Гарри расхвалил ему ее талант, а теперь ей самой нужно показать в Лас-Вегасе, на что она способна.

— Вы совершенно правы, я, вероятно, устала после долгого перелета. Уверена, что, как только я хорошенько высплюсь, со мной все будет в порядке.

Положив ладонь ей на руку, он крепко пожал ее. Жест, возможно, носил чисто дружеский характер, но она с трудом удержалась от желания выдернуть руку. Ей удалось пересилить себя, иначе она могла показаться ему просто невоспитанной дурой.

— Когда приедете в отель, лучше всего принять душ или понежиться в ванне, а потом поспать пару часов. Это верный способ избавиться от усталости после долгого перелета, он поможет вашим биологическим часам приспособиться к разнице во времени.

— Спасибо за совет, непременно.

Тем временем он повернул ее руку, и теперь его большой палец легонько гладил ее ладонь. Он говорил спокойным тоном, словно не замечая своих возбуждающих прикосновений к ее коже, но по искоркам в его притягивающих темных глазах она ясно видела: он хорошо знает, что делает.

Джуди, чувствуя, как мурашки удовольствия пробегают по ее телу, невольно нахмурилась. В ее планы совсем не входило вступление в близкие отношения с Блейком Адамсом. Мистер Мачо. Мысленно она повторила внезапно вспомнившееся прозвище, которое дала ему в аэропорту, и быстро выдернула свою ладонь из его пальцев.

— Уверена, что со мной все будет в порядке.

— Я тоже в этом не сомневаюсь. Можно я дам вам один добрый совет, Джуди? Постарайтесь, чтобы ваша британская сдержанность вам не навредила. Она может возбудить нездоровый интерес среди городских жеребцов.

Джуди не особенно пришелся по душе его совет, но прежде чем она смогла придумать подходящий ответ, Блейк уже переключил внимание на стюардессу, которая нагнулась к нему, предлагая на выбор напитки.

Можно сразу определить, к какому типу мужчин он принадлежит, подумала Джуди. Должно быть, он считает себя настолько неотразимым, что стоит ему только улыбнуться женщине, как она тут же теряет голову. Хотя вполне возможно, что так оно и есть…

Сообразив, о чем думает, Джуди испугалась. Он вовсе не так уж хорош собой. Она незаметно взглянула на него краем глаза. Увы, в нем действительно что-то есть, черт бы его побрал!

— А вы, мэм, — стюардесса повернулась к ней, — что будете пить?

— Апельсиновый сок, пожалуйста.

— Вы оба англичане, не так ли? — Девушка объединила их. — Моя тетя живет в Шотландии, и я собираюсь как-нибудь навестить ее.

— Вам обязательно следует туда съездить. Это один из красивейших уголков страны, — с улыбкой сказала Джуди.

— Вы, наверное, работаете в шоу-бизнесе? — спросила ее стюардесса.

— Что-то в этом роде. — Джуди почувствовала, что после столь неопределенного ответа девушка сразу потеряла к ней интерес.

— Надеюсь, вам понравится Лас-Вегас, мэм.

Стюардесса двинулась дальше по проходу, и Джуди заметила усмешку на лице Блейка Адамса. Открыв банку апельсинового сока, она вылила половину в стакан со льдом.

— Я опять ляпнула что-то не то?

— Рискуя снова вызвать ваше неудовольствие, скажу, что ваша английская скромность просто очаровательна и совершенно необычна здесь. Мне так не хватает ее, — с обезоруживающей улыбкой добавил он.

— По-моему, я вовсе не так уж скромна.

— Разве? Иметь такие отзывы в двадцать четыре года! Я бы сказал, что вы определенно занимаетесь шоу-бизнесом, мисс Хейл, а не «что-то в этом роде»! Не будьте слишком строги к себе, пожалуйста. В Вегасе никогда не повредит немного самоуверенности. Как и всякий центр шоу-бизнеса, это очень жестокий город.

— Постараюсь это запомнить, — сухо сказала Джуди.

Она стала смотреть в окно, пытаясь не обращать на него внимания. Самолет летел не слишком высоко, и, когда они миновали Лос-Анджелес и его обширные Пригороды, воздух очистился и гористый пустынный пейзаж обрел свой истинный цвет.

Словно уважая ее желание побыть одной, чтобы адаптироваться в незнакомой обстановке, Блейк скрестил на груди руки и закрыл глаза. Она облегченно вздохнула, радуясь, что их словесная дуэль закончилась. Это не самый лучший способ начинать новую работу, подумала Джуди. Она совсем не так представляла себе встречу со своим новым шефом.

Вскоре пейзаж в окне заслонили принесенные ветром перистые облака, и Джуди стала незаметно наблюдать за мужчиной, сидевшим в кресле рядом с ней. Она отметила, что у него красивый профиль. Должно быть, о нем грезит добрая половина девушек, выступающих в шоу многочисленных казино Лас-Вегаса.

Конечно, он красив, но не в красоте его главное достоинство. В нем угадывалась огромная внутренняя сила и энергия, которая в сочетании с природной мягкостью и интеллигентностью действовала как возбуждающее снадобье. Джуди, сама того не желая, подпала под его обаяние.

Похоже, Блейк ощутил ее испытующий взгляд, ибо медленно открыл глаза. Сердце Джуди сделало скачок, и она почувствовала, как лицо заливает краска смущения, словно ее застали врасплох. Меньше всего ей хотелось, чтобы Блейк Адамс решил, что она им любуется.

— Ну как, я прохожу по конкурсу? — лениво спросил он.

— Извините, я совсем не хотела разбудить вас.

Внезапно он наклонился и осторожно поцеловал ее в щеку. Она ощутила твердое прикосновение его губ и легкую шершавость обветренной кожи и, прежде чем отстраниться, уловила свежий запах чистого тела и возбуждающего дорогого парфюма.

— Джуди, давайте проясним одну вещь. Если мы собираемся работать вместе следующие шесть месяцев, вам стоит избавиться от привычки извиняться каждые пять минут. Вы ни в чем не провинились.

— Хорошо. Я… — Она заметила искорки смеха в его глазах и невольно улыбнулась.

— Ну, слава Богу, а то я уже начал думать, что взял на работу одну из этих чопорных девиц, хотя Гарри говорил мне, что вы лучшее из всего, что у него есть, и обладаете превосходным чувством юмора.

— Гарри так сказал?

— Да, но я уже начал сомневаться. Расслабьтесь, Джуди. Вы летите в мировую столицу веселья, радуйтесь этому!

Она знала, что этот город так же считают мировым центром азартных игр, но должна была согласиться, что это действительно центр веселья для тех, кто любит азарт игры и роскошные шоу. В казино там выступало множество мировых знаменитостей: Синатра и Каунт Бейси, Том Джонс и Нейл Сидака, а совсем недавно несравненный Дэвид Копперфилд со своим магическим шоу. И тот же восторг, который она почувствовала, когда узнала, где будет работать, сейчас поднялся в ней. Никакие трудности не смогут омрачить ее радость.

Она чувствовала, что Блейк наблюдает за ней и видит возбуждение, ясно написанное на ее лице.

— Вы просто созданы для сцены, Джуди. У вас красивое лицо и великолепная фигура, а когда вы улыбаетесь, ваше лицо как будто вспыхивает ярким светом.

Джуди покраснела. Да, Блейк Адамс сумел обезоружить ее, доказав, что в Америке тоже умеют говорить комплименты.

— Я перестала профессионально танцевать несколько лет назад, о чем, думаю, вы тоже знаете от Гарри, — проговорила она. — И у меня нет желания возвращаться к этому снова.

— Согласен, танцевать гораздо приятнее ради удовольствия, чем по обязанности. Как-нибудь надо сводить вас потанцевать.

Она не ответила, удивляясь, как ему удалось свести разговор к личному приглашению. Не думает же он, что она специально это подстроила. Но его слова не похожи на приглашение, скорее на констатацию факта. Блейк Адамс сказал, что он сводит ее потанцевать, значит, он это сделает.

Нет, нельзя сказать, что она так уж не хочет этого, подумала Джуди. Она покажет ему, что еще есть женщины, на которых его чары не действуют. Она чувствует себя счастливой по поводу найденной работы и возможности осуществить свою мечту, но Блейк Адамс здесь ни при чем.

— Мы начинаем снижаться, — сказал он, и Джуди стала поспешно пристегивать ремень, боясь, что он захочет ей помочь.

По его насмешливой улыбке она поняла, что он читает ее мысли. По природе Джуди была замкнутой, и поведение Блейка раздражало ее, хотя она понимала, что при его профессии необходимо разбираться в людях и быстро входить с ними в контакт. Из тех скупых сведений, которые она смогла почерпнуть у своего брата Рики, она знала, что в любом казино нередко случаются весьма неблаговидные инциденты.

Но Блейк Адамс видел ее рекомендации, и это пока все, что он должен знать о ней. До ее прошлого никому, кроме нее, не должно быть дела. И хотя Джуди все еще чувствовала острую боль, когда вспоминала, как ошиблась, сейчас она была рада тому, что вовремя обнаружила обман.

— Вы готовы? — спросил Блейк несколько минут спустя, и она сообразила, что на этот раз избежит тех долгих формальностей, которые ей пришлось пройти в Лос-Анджелесе. Самолет приземлился, и пассажиры нетерпеливо устремились в здание аэропорта.

Когда они вышли наружу, сухой горячий воздух пустыни сразу же окутал их, и Джуди с наслаждением вдохнула его после холодной лондонской весны. Пока они ждали багаж, он сделал звонок по мобильному телефону.

— Машина за нами будет здесь через десять минут, — сообщил он.

— Неужели вам все так быстро удается? — не удержавшись, спросила она, восхищаясь тем, что, прикладывая минимум усилий, он сразу же получал все, что хотел.

— Почему бы нет? Раз чего-то хочешь, нужно идти и брать, если, конечно, ты в состоянии это сделать. Неплохая философия, особенно в этом городе, Джуди.

— Мне она кажется несколько беспощадной, — откликнулась она.

— Опять я вижу хорошо знакомую британскую скромность, — усмехнулся он. — Дайте мне только неделю, и я уверен, что от нее не останется и следа.

Он посмотрел на нее ленивым, призывным взглядом, от которого у нее забилось сердце. Да, самонадеянности у него хватит на двоих, подумала она, глядя, как он направился к конвейеру с багажом, не дав ей времени придумать подходящий ответ.

Она не могла не видеть, как люди уступают ему место, невольно ощущая ауру властности, исходившую от него. Наверное, женщины сходят по нему с ума.

Не совсем понимая, с какой стати она постоянно думает о нем, Джуди напомнила себе, что вовсе не собирается пополнять список его обожательниц.

Что касается ее английской скромности, то, разумеется, он должен хорошо в этом разбираться. Но если он уже прожил здесь некоторое время, в чем Джуди не сомневалась, то неизбежно должен был американизироваться.

Она же совсем не хотела американизироваться. Хотя ее и ждали шесть месяцев работы, о которой можно только мечтать, Джуди не собиралась менять свою привычную жизнь, и если он хоть на минуту решил, что она станет переделывать себя ради обстоятельств, то скоро его постигнет большое разочарование.

Глава вторая

Одетый в униформу шофер остановил сверкающий белый лимузин рядом с Блейком и Джуди. Выйдя из машины, он приветственно приподнял фуражку и открыл перед ними дверцу. Затем уложил в багажник вещи Джуди.

Да, это поездка по высшему разряду! Джуди вдыхала запах роскошной белой кожаной обивки и разглядывала телефон, телевизор и небольшой бар с изысканным выбором вин. Но зачем нужно это все в Коротком переезде? Заднее сиденье было достаточно широким, чтобы избежать необходимости сидеть слишком близко к Блейку. Внутри машины с тонированными стеклами обстановка сама по себе была интимной, и Джуди подумала, что такой автомобиль всегда присутствовал в крутых боевиках, которые она видела.

На один короткий миг мысль о мафии промелькнула в ее голове. А вдруг это похищение и за нее потребуют выкуп? В эту минуту к ней повернулся Блейк, и она укротила свою разыгравшуюся фантазию.

— Через полчаса мы будем на месте, если движение не очень интенсивное, — сообщил он, возвращая ее на землю. — Вы ведь раньше не бывали в Вегасе, не так ли?

— Нет, не бывала.

— Надеюсь, вы не из пугливых? Обилие впечатлений может подавить вас, но вы постарайтесь помнить, что это просто еще один город.

— Спасибо, сэр, — торжественно проговорила Джуди.

Блейк рассмеялся, и, сама не поняв, как это произошло, она почувствовала, что расстояние между ними уменьшилось. Внезапно его рука легла на ее плечо. Сквозь материю льняного жакета она чувствовала прикосновение его пальцев. Но вот его рука скользнула вверх и осторожно погладила ее щеку.

— Джуди, не надо так напрягаться! Я только хотел дать вам дружеский совет.

— Простите. — Она слабо улыбнулась. Опять она извиняется! — И большое спасибо за совет. Постараюсь запомнить, что это просто еще один город…

На огромной скорости они мчались по направлению к сверкающему огнями городу. Когда они въехали в город, вывески казино, отелей, ресторанов, о которых Джуди только слышала или читала, запестрели вокруг: «Дворец Цезаря», «Пески», «Граница» и множество других. Здания были еще более великолепными, чем она воображала, и лимузины и такси выплевывали непрерывный людской поток перед каждыми дверьми со сверкающей вывеской.

Блейк, откинувшись на сиденье, наблюдал за ее реакцией.

— Это похоже на то, что вы ожидали увидеть?

Джуди повернулась к нему. В ее глазах читалось восхищение, которое она не могла скрыть. Это был шоу-бизнес в его высшем проявлении, и она подавила свое отвращение к азартной игре мыслью о настоящей работе в одном из этих знаменитых мест.

— Как вы можете спрашивать? И как вы можете называть это «просто еще одним городом»? Не могу понять. Я никогда раньше не видела ничего подобного.

— Надо сказать, что здесь не всегда было так, — задумчиво проговорил Блейк. — Вегас был маленький скучный городишка в пустыне, пока кто-то не приехал сюда с гениальной идеей построить отель и казино. Теперь это самое возбуждающее, сумасшедшее, первоклассное место на земле.

Услышав необычные жесткие нотки в его голосе, она взглянула на него.

— Звучит довольно мстительно, как будто вы здесь уже здорово обожглись.

В углу его рта пролегла жесткая складка.

— Еще одна вещь, которую нужно помнить в этом городе, — не верить всему, что видишь. В некотором роде это одно из самых лживых мест на свете, поэтому будьте осторожны.

Интересно, себя он тоже имеет в виду?

Они медленно ехали по шумным центральным улицам, когда ее внимание внезапно привлекла огромная вывеска на одном из зданий. Отель «Спарклинг-Рокс» и его казино представлял собой столь же впечатляющий комплекс, что и большинство окружающих зданий, и сердце Джуди забилось сильнее при мысли, что скоро это место станет для нее таким же знакомым, как и Пиккадилли-серкус.

Автомобиль остановился у центрального входа. Два молодых человека в униформе подскочили, чтобы отворить дверцы лимузина. Шофер вышел из машины, достал багаж Джуди и в мгновение ока положил его на багажную тележку.

Другой служащий в полосатом зеленом жилете, на котором сверкал значок принадлежности к обслуживающему персоналу отеля, быстро увез тележку с багажом. Они действовали с такой скоростью и слаженностью, что Джуди наблюдала за ними со смесью ужаса и восхищения.

Выйдя на улицу из автомобиля, оснащенного кондиционером, она вновь ощутила обжигающую жару, напомнившую ей, что этот город, со всем своим блеском и роскошью, расположен в дикой пустыне. Как будто чья-то воля соорудила его здесь по ошибке, а потом решила украсить всей этой блестящей мишурой.

Льняной жакет начал прилипать к телу, и ей захотелось сбросить с себя одежду и немедленно погрузиться в прохладную ванну. А потом сделать то, что посоветовал ей Блейк Адамс, — лечь в постель и временно позабыть обо всем на свете.

— Внутри гораздо прохладнее, — услышала она голос Блейка, когда у нее немного прояснилось в голове.

Взяв ее за руку, он стал пробираться вместе с ней сквозь гущу людей, одни из которых выходили из дверей, а другие спешили внутрь. На их лицах отражался весь спектр человеческих чувств, начиная от нескрываемой радости и кончая унынием и безнадежностью.

Подчиняясь Блейку, она прошла вслед за ним через огромное фойе. Двери казино автоматически распахнулись, и на них обрушился шквал звуков.

Всегда стараясь держаться подальше от подобных мест, Джуди не очень хорошо представляла, что ее ожидает, но несусветный шум и поражающий своим великолепием интерьер заставили ее замереть на месте. Мужчины и женщины занимали все игровые автоматы, пичкая их монетами, словно голодных птенцов.

Каждые несколько секунд раздавался звон колокольчиков, возвещая, что кто-то выиграл, и звук монет, падающих в металлический контейнер автомата, откуда их энергично вычерпывали и клали на одно из пластиковых блюд.

— Боюсь, это немного похоже на крещение огнем! — Чтобы перекрыть шум, Блейку пришлось кричать прямо ей в ухо. — Не волнуйтесь, скоро вы к этому привыкнете. За столами, где играют в «блэк джек» и «двадцать одно», гораздо тише. Они находятся в дальнем конце казино, и именно туда обычно стремятся серьезные игроки. Но многие приезжают сюда на выходные лишь для того, чтобы сразиться с игровыми автоматами.

Джуди не могла оторвать зачарованного взгляда от женщины, устремившей напряженный взгляд на вертящиеся цифры ближайшего автомата. Она как будто заклинала их остановиться…

Неожиданно позади них раздался негромкий голос:

— Привет, Блейк.

— Привет. Все в порядке? — Улыбаясь, Блейк смотрел на красивую девушку, державшую поднос с напитками.

В белой мини-юбке из блестящего шелка и туфлях на высоких каблуках, она выглядела очень эффектно.

— Все идет прекрасно, Блейк. — Она смотрела на него теплым и манящим взглядом. — Увидимся позже?

— Как всегда.

Не успела Джуди полюбопытствовать, с такой ли нежностью он относится ко всем своим служащим, как к ним подошла другая девушка, одетая точно так же, как и первая.

— Привет, Блейк. Может, тебе или твоей даме приготовить коктейль?

— Спасибо, Максин, чуть позже.

Джуди отвела глаза от лица девушки. Их что, всех подбирают за суперсексуальный взгляд?

Блейк направился прямо к лифтам, она последовала за ним, чувствуя себя не в своей тарелке. Она ненавидела самую мысль об азартной игре, а теперь внезапно очутилась в центре всего этого. Главное, ни в коем случае нельзя обнаруживать своих мыслей. Гарри предупреждал об этом.

— Стоит тебе показать там свое британское презрение, и ты сразу же восстановишь против себя всех. Просто помни, что тебе платят, и платят совсем неплохо.

Гарри не простит ей, потому что его это крепко может ударить по карману. Но почему, черт возьми, он не удосужился сказать ей, что Блейк тоже англичанин! Может, он думал, что ей польстит мысль, что она будет работать на американца?

Лифт мгновенно доставил их на нужный этаж. Джуди смотрела, как невероятно быстро сменялись на панели лифта номера этажей, и вот уже лифтер широко распахнул перед ними дверь.

Господи, какой же у него штат, чтобы обслуживать все это великолепие? — подумала она и тут же решила несколько умерить свой пыл перед бьющей в глаза роскошью, чтобы не походить на провинциальную девчонку. Хотя это и не ее стиль, придется привыкать.

Вслед за Блейком она шла по нескончаемому коридору, и тишина, окружавшая их, резко контрастировала с возбуждением, царившим внизу. Джуди чувствовала себя совершенно разбитой после дороги и обилия впечатлений.

— Вот ваши апартаменты, — сказал Блейк, распахивая перед ней дверь.

Джуди хотела заметить, что ей по рангу вовсе не полагаются апартаменты, но замерла на месте от изумления. Убранство комнаты напоминало интерьеры в сериалах «Династия» и «Даллас». Мебель светло-кофейного цвета в скандинавском стиле, вероятно, стоила кучу денег. Два кожаных кресла, два дивана. Кругом цветы и самый большой телевизор, который когда-либо видела Джуди.

На боковых столиках были аккуратно разложены журналы и книги. Из панорамного окна от пола до потолка открывался великолепный вид на далекие горы. Вспомнив постоянный беспорядок, царивший в ее тесной лондонской квартирке, Джуди могла только стоять и молча смотреть на это великолепие. Она заметила пишущую машинку, телефон и факс. Нет, право, это слишком много.

— А вот здесь ваша спальня. — Пройдя по комнате, Блейк открыл следующую дверь, через которую Джуди увидела огромную кровать с белым шелковым покрывалом и такую же элегантную светлую мебель.

Со вздохом облегчения она выскользнула из своего жакета и бросила его на диван. Она заметила, что ее багаж уже находится в номере.

Похоже, Блейк намеревался показать ей все. Он вышел из спальни и направился в ванную, и она автоматически последовала за ним. Ванная находилась позади главных комнат и была тоже выполнена в светло-кофейных тонах. На одной из полок лежала стопка огромных махровых полотенец лимонного цвета и роскошный набор туалетных принадлежностей отнюдь не от Маркса и Спенсера[2].

— Нет, это уж слишком, — наконец произнесла она. — Наверняка вы не предоставляете такие хоромы всем вашим служащим!

— Не всем, только самым лучшим. Не стоит недооценивать себя, Джуди. У вас прекрасные рекомендации, а я ценю таких людей.

— Вот теперь я действительно начинаю нервничать, — засмеялась она.

Они все еще стояли в благоухающей ванной, и Джуди внезапно ощутила, что находится наедине с этим великолепным мужчиной. Она вспыхнула. Как будто поняв, о чем она думает, он легко опустил руки на ее плечи.

— Джуди, я считаю, что моим служащим нужно давать все самое лучшее, так что пусть вас это не беспокоит.

— Но я беспокоюсь! Я еще ничем не заслужила такого отношения, и вы не знаете, окажетесь вы в прибыли или в убытке.

Обычно она не позволяла себе так нервничать, но сейчас ее нервы вышли из-под Контроля. И не только из-за того, что впереди ее ждала напряженная работа с большим коллективом незнакомых девушек… но еще и потому, что руки Блейка Адамса легко гладили ее плечи и это доставляло ей неизъяснимое удовольствие, с которым приходилось бороться.

— Вы принесете прибыль каждому, с кем будете работать. — В его голосе было столько нежности и обещания, что только идиот не понял бы значения этого.

— Пожалуйста, не надо, — проговорила она тихо.

— Не надо чего? Не надо показывать, что вы очень привлекательны, или не надо останавливаться? — поддразнил он ее. — Не забывайте, что я прекрасно знаю английскую привычку даже себе не сознаваться в собственных чувствах.

От смущения она не знала куда девать глаза. Кроме того, его слова не были правдой. Она никогда не боялась собственных чувств, что в прошлом причинило ей немало неприятностей и являлось одной из причин, по которой она совсем не хотела сейчас терять контроль над собой. И особенно по отношению к своему боссу, как бы заманчиво это ни было. Насколько она могла судить, Блейк Адамс принадлежал к типу настоящих бабников. Она вспомнила, как ему улыбались девушки из казино.

— Честно говоря, я бы предпочла, чтобы вы не приходили ко мне, и серьезно прошу вас прекратить… прекратить…

— Прекратить что? Чем я заслужил такой взгляд? И если вы станете изображать из себя разгневанную девственницу с каждым человеком, который сделает шаг в вашу сторону, Джуди, вы будете выглядеть глупо.

Несколько мгновений Блейк задумчиво смотрел на нее и, прежде чем она догадалась о его намерениях, прижался ртом к ее губам. Одна его рука сжала ее как тисками, в то время как пальцы другой хищно поползли вниз по спине, заставив ее изогнуться.

Так же неожиданно он отпустил ее. Повернувшись на каблуках, направился в спальню и бросил на кровать ключ от номера.

— Глупо извиняться за минутное удовольствие, поэтому я этого не сделаю. И не бойтесь, ничего подобного больше не повторится. Гарри назвал вас ледяной девой и, хотя я никогда не заключаю пари, поспорил со мной, что мне не удастся растопить ваш лед. Думаю, первый раунд за мной.

Он послал ей воздушный поцелуй.

Джуди стояла неподвижно, крепко прижав руки к бокам.

— Кстати, мои апартаменты напротив, — продолжал он. — Приглашаю вас на обед в половине десятого. К этому времени вы должны отдохнуть и быть готовой встретиться с некоторыми людьми.

Она едва слышала, что он говорил. Господи, с ужасом думала она, он и Гарри поспорили на нее! Ее лицо залилось краской, когда дверь за ним закрылась и она наконец осталась одна. Конечно, первый раунд за ним! О, эта тупая мужская самоуверенность!

Она потрогала свой рот, чувствуя вкус его губ и стараясь не признаваться себе, что это ей совсем не неприятно. О да, Блейк Адамс хорошо владеет искусством обольщения!

Со времени последнего любовного романа, который закончился горьким разочарованием, Джуди научилась быть неприступной перед атаками мужчин. Она научилась сдерживать свои эмоции и не позволит какому-то самоуверенному богачу перечеркнуть все ее усилия.

Поправив растрепавшиеся волосы, она раскрыла дорожную сумку и вытащила оттуда несессер с туалетными принадлежностями. Все, в чем она нуждалась, уже имелось в ванной, но из чувства протеста ей сейчас не хотелось пользоваться этими предметами. Пусть это самый незаметный способ ограничить ее свободу, что ж, она и этого не позволит с собой сделать.

Понежившись в прохладной ароматной воде, Джуди встала и, закутавшись в лимонного цвета махровый халат, вышла из ванной. Задернув оконные шторы, она бросилась в постель и мгновенно уснула.


Джуди проснулась внезапно и, взглянув на часы, увидела, что спала всего час. Можно не беспокоиться и снова погрузиться в волшебный мир снов.

Когда маленькой девочкой она засыпала в неурочное время, то обязательно видела сны. В те далекие годы ей снились феи и эльфы. Сегодняшний сон был совсем другим…

Мужские руки вновь тянутся к ней, она чувствует их нежное объятие…

Они стоят, прижавшись друг к другу, где-то на пустынном, залитом солнцем берегу, ее ноги утопают в горячем песке, в ушах звучит шум океана… или это стук ее собственного сердца…

— Как ты могла так долго сопротивляться? — шепчет на ухо голос Блейка, и его губы прикасаются к ее затылку. Джуди вздрагивает от этого прикосновения и, изогнувшись всем телом, старается сильнее прижаться к нему, страстно желая большего, желая его. Она с трепетом ощущает каждый мускул его тела. — Ты не представляешь, как долго я ждал этого, — вновь звучит его завораживающий голос.

— Я тоже ждала нашей встречи, — слышит Джуди свой собственный голос. — Всю жизнь…

— Все, что было раньше, не имеет значения…

— Да, о да…

— Я хочу любить тебя, — шепчет Блейк, — каждый день и каждую ночь до конца нашей жизни…

Она чувствует его страсть, видит любовь в его глазах. Она впитывает его мужественность, ощущает горячую шершавость кожи и его поцелуи на своем теле.

Они стоят так близко друг к другу, что между их телами нельзя просунуть ладонь. Сделав несколько шагов, они ложатся на теплый песок океанского берега. Его руки ласкают ее грудь, легко прикасаются к возбужденным соскам. Прикосновения так же легки, как и поцелуи, нежные и чувственные. Дыхание Джуди учащается, когда его пальцы медленно спускаются ниже, исследуя каждую складку ее кожи, и сопротивляться ему нет сил…

Но зачем сопротивляться, если это только сон? Как будто одна часть ее мозга приказывает, как должен развиваться сон, а другая с наслаждением его смотрит, как в детской игре.

— Это должно случиться, Джуди, — шепчет он, гладя ее нежное податливое тело. — Я понял это сразу, как только увидел тебя.


Звук, раздавшийся где-то в коридоре, внезапно разбудил ее. Она почувствовала, что вся дрожит, ладони были влажными. Сон был так реален… Скоро ей придется увидеть Блейка, и это станет большим испытанием после того, что ей сейчас приснилось.

Джуди помотала головой, стараясь отогнать глупые мысли. Как мог встревожить ее какой-то сон? Разве она похожа на кисейную барышню? Немного успокоив себя, она быстро оделась и тщательно нанесла косметику, уверенная, что люди, с которыми она должна познакомиться, станут пристально разглядывать ее.

Она отошла от зеркала, чувствуя, что выглядит лучше, чем ожидала, принимая во внимание усталость после долгого перелета. Рыжие волосы красиво рассыпались по плечам, а черное, прошитое серебряной нитью платье плотно облегало ее стройную фигуру.

Внешне она выглядела холодной и собранной и надеялась, что никто не заметит, как сильно бьется ее сердце…

Джуди не предполагала, что будет так волноваться. И все из-за этого человека, который имел наглость заключить пари с Гарри. Да и Гарри тоже хорош! Она вспомнила, что должна послать ему факс о своем благополучном прибытии, но в свете последних событий решила не спешить.

Точно в девять тридцать Джуди услышала стук в дверь и быстро села в кресло, ожидая встретить дерзкий взгляд нового босса. Но в дверях стоял не Блейк, а человек в униформе служащего отеля. В его взгляде читалось откровенное восхищение.

— Мистер Адамс посылает свои извинения, мисс Хейл. Я пришел, чтобы проводить вас в Сапфировый зал, куда он скоро придет.

— Хорошо, — сказала Джуди. — Подождите за дверью, я сейчас буду готова.

Она говорила быстро, чтобы скрыть, что все еще нервничает и немного разочарована. Накинув на плечи серебристую шаль, она направилась за служащим к лифту, бесшумно ступая туфлями на высоких каблуках по ворсистому ковру.

— Вы новый хореограф из Англии? — спросил служащий. — О вас здесь много судачат, мэм.

— Спасибо, что предупредили. — Джуди почувствовала, что ее губы дрожат от волнения.

Лифт остановился на десятом этаже, где находился Сапфировый зал, и сопровождающий вышел с Джуди в коридор. Она ожидала увидеть шумный бар, похожий по обстановке на казино, но вместо этого служащий провел ее в огромный с высокими потолками и роскошным интерьером зал. Вокруг царил легкий полумрак.

Пройдя зал, они вошли в помещение, которое напоминало самый дорогой английский клуб. Из-за одного из столиков поднялся Блейк Адамс и подошел к ней, и ее сопровождающий бесшумно отступил назад, растворившись в полумраке.

Блейк поднес ее руку к своим губам в старомодном поцелуе. Контраст между изысканностью и жесткостью, которую она уже имела возможность ощутить, придавал ему особый шарм. Она постаралась выбросить из головы эти ненужные мысли.

— Вы выглядите потрясающе, — проговорил он. — Мне хотелось бы познакомить вас кое с кем, прежде чем мы пойдем обедать. Это поможет растопить лед, когда вы вплотную приступите к работе.

Она обрадовалась, узнав, что они не будут обедать одни. Во всем виноват этот сон, который она никак не могла выбросить из головы. Чем больше она будет видеть, как Блейк общается с другими людьми, тем быстрее вникнет в здешнюю ситуацию.

Он направился к столу, за которым уже сидело с полдюжины людей. Мужчины встали при их приближении, а три хорошенькие женщины принялись рассматривать ее ревнивыми взглядами.

— Леди и джентльмены, позвольте вам представить Джуди Хейл из Англии, с которой вы будете работать в нашем шоу. Джуди, это главные танцовщицы моего шоу, и я уверен, что вы скоро подружитесь.

Джуди улыбнулась, когда он представил ей по очереди трех девушек: Лаверн, Кэнди и Пейдж. По их настороженным взглядам она поняла, что его последнее заявление вряд ли соответствует действительности. Джуди постаралась произнести необходимые слова теплым и дружеским тоном.

— Мне очень приятно встретить всех вас в неформальной обстановке.

— А это Франклин Дельгадо, постановщик танцев, под руководством которого вы будете работать.

Джуди приложила все усилия, чтобы не выказать гнева, который стал подниматься у нее внутри. Гарри ничего не сказал ей о постановщике танцев. Из его слов она заключила, что полностью будет осуществлять контроль над хореографией в английской части шоу. На своем веку она достаточно навидалась постановщиков танцев, чье напыщенное самомнение разрушало все, что она пыталась сделать…

Красивые черные глаза Франклина Дельгадо испытующе взглянули на нее. Она попыталась дружески улыбнуться ему, чувствуя, что на этот раз Гарри действительно подставил ее.

Глава третья

Блейк Адамс не принадлежал к наследственным шоу-бизнесменам. Предки его были богатыми йоркширцами. Его дед создал империю по производству шерсти, которую он оставил своему сыну. Блейк должен был все унаследовать. Но отец отослал сына в лучший пансион, а потом в университет, и мальчик увидел совсем другую жизнь, отличную от той, которую вела его семья в деревенском Йоркшире.

Когда отец умер и процветающая империя шерсти перешла к Блейку, он долго и напряженно думал о будущем и в результате без колебания выбрал то, что подсказало ему сердце. К тому времени он уже перебрался в Лондон, где не было разгневанных родственников, которые пытались бы переубедить его, а семейный адвокат в конце концов прекратил свои попытки образумить молодого упрямца.

— Не может быть, чтобы вы серьезно хотели этого, дорогой сэр. — Адвокат был близок к апоплексическому удару. — Вы хотите построить империю азартных игр? Казино? И в Америке?

В его устах это звучало, как будто Блейк собирается отправиться в преисподнюю.

— Уверяю вас, я говорю это совершенно серьезно, мистер Уиллис, — заверил его Блейк. — Я прожил в Лондоне слишком долго и, конечно, не хочу уезжать отсюда навсегда, но, поскольку теперь наследство принадлежит мне и я могу делать с ним все, что захочу, мне весьма желательно, чтобы вы как можно скорее позаботились о продаже производства шерсти. Я отправляюсь в Лас-Вегас через неделю для осмотра участка и определения своих возможностей.

После этих слов адвокат сдался. Блейк глуп и самонадеян, решил он, и все это произошло оттого, что молодой хозяин переехал в Лондон, вместо того чтобы довольствоваться сельской жизнью, для которой был рожден.


Все, за что бы ни принимался Блейк Адамс, он тщательно и настойчиво претворял в жизнь. Через весьма непродолжительный срок он стал процветающим дельцом, владельцем различных заведений шоу-бизнеса, и, кроме того, успешно вел дела на бирже. Продажа наследственного бизнеса дала возможность Блейку воплотить в жизнь свою мечту без особых хлопот.

Адамс имел и другие причины покинуть Англию — причины, в которые он не хотел посвящать своего адвоката, и он отправился в Америку, чтобы построить отель «Спарклинг-Рокс» на главной улице Лас-Вегаса.

Будучи одним из самых завидных женихов в городе, Блейк Адамс до сих пор успешно избегал брачных сетей. Он был прекрасно осведомлен о своей репутации сердцееда, но не относился к ней слишком серьезно.

Но неожиданно судьба в лице его старого приятеля Гарри Брейди послала ему прелестную английскую девушку для помощи постановщику его знаменитого шоу, которое должно пойти в следующем сезоне, и он понял, как сильно скучал по Англии. Он с удивлением поймал себя на том, что с трепетом ждет того момента, когда вновь услышит нежный голос Джуди Хейл.


Обед в ресторане Сапфирового зала сопровождался негромкой музыкой, которую исполнял ансамбль из пяти человек, одетый так же, как и весь обслуживающий персонал, — в костюмы голубого цвета.

В центре зала красовалась скульптурная композиция в виде фигур играющих херувимов, а вокруг нее били радужные фонтаны.

Еда была великолепна, так же как и вино, которое помогало заполнять то и дело возникающие в разговоре паузы.

Она поймала на себе оценивающий взгляд Блейка.

— Итак, что вы теперь думаете о нас, Джуди?

Она рассмеялась, слегка удивленная тем, что в понятие «нас» он включил и себя, хотя до сих пор не смог избавиться от сильного йоркширского акцента.

— Вряд ли я смогу оценить вас по достоинству, ведь я только что прилетела.

— Вам не понадобится много времени, чтобы оценить Блейка, Джуди, — сказала Лаверн. — Мы все просто с ума по нему сходим, и я готова побиться об заклад, что вы не станете исключением.

— Джуди никогда не бьется об заклад, — вставил Блейк. — Она не одобряет никакие азартные игры.

Джуди заметила на лице Дельгадо скептическую улыбку, но не придала этому значения, как и тому, что девушки явно старались всячески угодить ему и Блейку.

— Зачем же тогда, черт возьми, вы приехали сюда, если вам не нравятся азартные игры? — насмешливо спросил Дельгадо.

Она холодно взглянула на него.

— Я здесь для того же, что и вы, — для работы, и совершенно уверена, что азартные игры не помешают мне выполнять мою работу хорошо и вовремя.

Она увидела улыбку на лице Блейка и поняла, что он наслаждается этой маленькой сценой.

— Теперь, Фрэнк, в лице Джуди вы обрели постоянную соперницу, и я смогу наблюдать за вашими перепалками.

Фрэнк и Джуди одновременно взглянули на него.

— Я не привыкла так работать, — сказала Джуди.

— Черт возьми, Блейк, когда я работаю, то терпеть не могу, если рядом со мной кто-то вертится, пока все полностью не доведено до конца. А работы в этом сезоне будет выше крыши… — Дельгадо скроил недовольную гримасу.

— Вы имеете в виду меня? — спросила Джуди. — Его раздражительность оставила ее совершенно спокойной, и она холодно улыбнулась. — Не волнуйтесь, мистер Дельгадо, я не буду вмешиваться в вашу работу при условии, что вы не будете вмешиваться в мою.

Хотя она старалась говорить как можно спокойнее, ей никогда не пришло бы в голову, что придется вести подобные речи за обеденным столом в комнате, полной незнакомых людей. Это была их территория, и Джуди понимала, что если не утвердится сейчас, то этого может никогда не произойти.

Внезапно Дельгадо расхохотался.

— Хорошо, детка, пока мы оба знаем свое место, думаю, мы сможем поладить. Между прочим, меня зовут Фрэнк. Будьте в Бриллиантовом зале завтра в десять утра, и я постараюсь все вам показать.

— Завтра воскресенье, — напомнила она ему.

— В Вегасе никто на это не обращает внимания. Впрочем, если хотите, мы можем приступить к работе и в понедельник.

Джуди уже успела заметить, что каждый зал отеля и казино носит название какого-нибудь драгоценного камня.

— Я приду завтра, — твердо сказала она.

Она приехала сюда для того, чтобы делать свою работу, в которой понимала лучше многих, и никакому Дельгадо не удастся смутить ее, что бы он о себе ни мнил. Как, впрочем, и этому красавчику Блейку.

Джуди вздохнула с облегчением, когда обед закончился. Вечер завершился легкой беседой и напитками. Она снова почувствовала, как сильно устала, несмотря на дневной отдых. Она с трудом подавила зевок, надеясь, что никто этого не заметит, но ошиблась.

— Если вы хотите спать, я провожу вас в номер, — с улыбкой проговорил Блейк.

— Уверена, что не заблужусь… — начала было она, но по его глазам поняла, что протесты бесполезны.

— Пожелайте всем спокойной ночи, Джуди, — произнес Блейк, и одна из девушек хихикнула. Джуди с трудом сдержалась, чтобы не сказать ей колкость.

— Желаю всем доброй ночи, — проговорила она ровным голосом. — И спасибо за приятный вечер.

С этими словами она двинулась к выходу, а за ней Блейк.

— Вы произвели фурор, — заметил он, когда они вошли в лифт, который сразу же бесшумно тронулся.

Мальчик-лифтер стоял, бесстрастно глядя в стену, и казалось, что они совершенно одни в зеркальной, покрытой ковром коробке, которая несла их к небесам.

— Вероятно, как и всякое новое лицо?

— Нет, не поэтому. Вы прелестны и, возможно, не совсем то, чего мы ожидали.

— Интересно, кого вы ожидали? — осведомилась она. — Какую-нибудь крикливую карьеристку, сухую как жердь, расчетливую и полностью лишенную чувства юмора?

По сдержанному смешку мальчика-лифтера она со смущением поняла, что сама на какое-то время лишилась чувства юмора.

Когда они вышли из лифта, Джуди, повернувшись к Блейку, сокрушенно заметила:

— Извините, это было грубо с моей стороны.

— Напротив, — к ее удивлению, сказал он. — Вы здесь как струя свежего воздуха. Мне как раз не хватало человека, который говорит правду в лицо.

— Я всегда гордилась тем, что меня называют честным человеком.

Они подошли к двери ее номера. И, прежде чем она успела отпрянуть, Блейк положил одну руку ей на плечо, а другой поднял ее подбородок и твердо взглянул в глаза.

— Тогда честно ответьте на мой вопрос. Что вы думаете о нас, Джуди?

— Могу я отложить ответ до того момента, когда немного осмотрюсь? — Внезапно она почувствовала, что голос ее стал хриплым. — Первые впечатления зачастую бывают обманчивыми, не так ли?

Ведь их первую встречу вряд ли можно назвать благоприятной, подумала она, вспомнив сцену в лос-анджелесском аэропорту и полет в Лас-Вегас. У него есть все основания считать ее, мягко говоря, несдержанной.

Наклонившись, он дотронулся пальцем до ее щеки, потом вложил ключ в замок и открыл дверь.

— Спокойной ночи, Джуди. Приятных сновидений.

Отвернувшись, он пошел по коридору, а она закрыла за собой дверь, ощутив, как непривычно громко бьется сердце. Она начала понимать, что американская предприимчивость в сочетании со старомодным английским шармом может вскружить голову не хуже старого вина.

Перед тем как запереть дверь, Джуди выглянула в коридор и увидела, как Блейк входит в свои апартаменты. Она почувствовала странное удовлетворение, убедившись, что он не собирается возвращаться в Сапфировый зал к остальной компании.


Джуди проснулась в девять утра от легкого стука. Быстро натянув халат, она открыла дверь и увидела официанта, который вкатил в комнату столик на колесах.

— Ваш завтрак, мэм.

— Но я ничего не заказывала…

— Это заказал мистер Адамс.

Поняв, что спорить не имеет смысла, Джуди смотрела, как он стелет безукоризненно белую скатерть на круглый стол около окна, раскладывает столовые приборы и фарфор, быстро и бесшумно расставляет закрытые крышками блюда, апельсиновый сок и кофейник с горячим кофе. Последним штрихом была одна роза в высокой серебряной вазе.

— Если вам потребуется еще что-нибудь, позвоните по телефону и спросите меня, мэм. Меня зовут Эмиль.

— Спасибо, Эмиль, — улыбнувшись, поблагодарила она его.

Он исчез, и Джуди подошла к столу. Осторожно подняв крышку блюда, она увидела большую тарелку с яйцами, ветчиной, грибами и зеленью. Рядом в плетеной корзиночке были тосты и мармелад. Еды оказалось гораздо больше, чем Джуди обычно ела на завтрак, но соблазнительные запахи не оставили ее равнодушной. Она отметила предусмотрительность Блейка, заказавшего типично английский завтрак. Нельзя не признать, что у него есть свои светлые стороны, решила она. Хотя вряд ли она сможет съесть даже половину этих яств.

Спустя полчаса Джуди с изумлением посмотрела на то, что осталось от былого изобилия. Неужели она смогла все это съесть? Она бы с удовольствием выпила еще кофе, но внезапно ей пришло в голову, что следует поскорее принять душ и одеться, если она хочет в десять встретиться с Фрэнком Дельгадо.


В отеле было огромное количество прислуги, быстро и бесшумно делавшей свое дело. Джуди скоро обнаружила, что мальчик-лифтер просто кладезь информации.

Он считал все здание своей вотчиной и с удовольствием выполнял свою незамысловатую работу, хотя Джуди казалось очень скучным занятием — с утра до вечера нажимать кнопки и объявлять номера этажей. На ее вопрос о работе он ответил:

— Это вовсе не скучно, мэм. Моя работа позволяет мне видеть всех, даже звезд, которые приезжают в Вегас поиграть или выступить в «Спарклинг-Роксе». Это очень интересно. У меня в блокноте есть такие автографы, что вы просто не поверите!

— Как-нибудь я с удовольствием загляну в ваш блокнот, — улыбнулась Джуди.

— Вам правда интересно? Тогда я завтра принесу его. Ваш этаж, мэм. Бриллиантовый зал, — торжественно провозгласил он, хотя в кабине не было никого, кроме Джуди.

Она вышла из лифта и услышала легкий звук закрывшихся за ней автоматических дверей. Сегодня она оделась просто, в кремовые слаксы и голубую коттоновую блузку. Волосы она забрала в конский хвостик, что делало ее похожей на девочку-школьницу.

Подумав о Дельгадо, Джуди инстинктивно заволновалась, но постаралась взять себя в руки. В конце концов, она хороший специалист и чем скорее это продемонстрирует, тем лучше.

Джуди открыла дверь и ступила в слабо освещенное помещение. Она сразу успокоилась, очутившись в до боли знакомой атмосфере. Нет ничего, что может сравниться с этим миром, подумала Джуди, вдыхая смешанный запах грима и пота.

Несколько мгновений она стояла неподвижно, чувствуя, как адреналин поступает ей в кровь от одного только простого созерцания сцены.

— Как впечатление? — услышала она голос, шедший откуда-то сверху. Джуди никого не видела, но Дельгадо развернул в сторону несколько прожекторов, и тогда она заметила его в оркестре, находившемся в глубине зала.

— Вы ослепили меня, — воскликнула она. — Что можно здесь почувствовать, кроме восхищения?

Очевидно, ее слова удовлетворили Франклина Дельгадо. Проворно спустившись по ступенькам, он прошел между рядами столиков и присоединился к ней. В плотно облегавшем трико, он выглядел худощавым, с хорошо развитыми мускулистыми ногами танцора. За обедом Джуди толком не рассмотрела его, потому что чувствовала себя не в своей тарелке. Она не сказала бы, что он ей нравится, но признавала, что он вполне может нравиться женщинам и, вероятно, пользуется успехом.

— Как вы обходитесь без оркестровой ямы? — поспешила спросить она, чтобы скрыть внезапно возникшее смущение.

— Она отвлекла бы внимание зрителей и разрушила атмосферу интимности, — объяснил Дельгадо. — Вы скоро убедитесь, что акустика здесь настолько хороша и устроена таким образом, что с любого места музыка слышна прекрасно.

Заметив радостное изумление от всего увиденного на лице Джуди, Дельгадо широко улыбнулся.

— Из вчерашнего разговора я понял, что вы ожидали, что будете работать одна, не так ли, Джуди?

Да, его прямота била наповал. Но теперь она ей даже импонировала. Что ж, ей тоже придется быть откровенной, чтобы не показаться неискренней.

— Конечно, я не претендую единолично на место режиссера всей постановки, но привыкла сама отвечать за свой участок работы, — услышала она свой голос и с неудовольствием отметила, что говорит с ним слишком робко.

Джуди понимала, что должна подчиниться их правилам, если хочет здесь работать, а, видит Бог, она этого сильно хочет.

Он объяснил, почему сцена сделана немного наклонной, и принялся демонстрировать, как она вращается.

— Мы должны сделать несколько номеров с полуобнаженными девушками. Как вы относитесь к наготе на сцене? Она вас не смущает? — осведомился он.

— С какой стати? Ведь я профессионал, мистер Дельгадо!

— Я просто подумал, то есть… слышал, что англичанки отличаются строгостью нрава, — пробормотал он. — И повторяю, меня зовут Фрэнк!

— Уверяю вас, я совсем не синий чулок, — улыбнувшись, сказала Джуди.

Внезапно она вспомнила Майкла и ночи, которые они проводили в его лондонской квартире. Ночи, полные страсти…

— По мечтательному выражению на вашем лице я заключаю, что это действительно так, и готов позавидовать парню, о котором вы сейчас вспомнили.

Она услышала его смешок и почувствовала, что ее лицо заливается краской.

— Давайте не отвлекаться, Фрэнк!

— О'кей, но при условии, что мы сходим куда-нибудь сегодня вечером. Я никогда не работаю по выходным, так что как вы смотрите на мое предложение? Я покажу вам город и мы сможем пообедать где-нибудь в уютном местечке вдали от Стрипа[3].

— Неужели здесь есть что-нибудь еще?

— Конечно есть. Вокруг нас огромный город с университетом и всем прочим. Мы здесь не только занимаемся азартной игрой, леди. И если вам это интересно, в моем предложении нет никакой задней мысли. Я не хочу разрушать планы Блейка.

Успокоившаяся было Джуди вновь почувствовала, как ею овладевает волнение.

— Что вы хотите этим сказать? Блейк совсем не претендует на мое свободное время!

— Тогда примите мое предложение, — сказал он, и она сообразила, что он легко провел ее.

Возможно, это даже к лучшему. Возможно, Блейк поймет, что ему непросто будет выиграть пари, заключенное с Гарри, о соблазнении ледяной девы.

— Значит, никакой задней мысли? — Ее глаза насмешливо сверкнули.

— Святой истинный крест! — торжественно произнес он. — Жду вас у главного входа в восемь часов. А сейчас не спешите, осмотрите все хорошенько и не забудьте погасить свет, когда будете уходить, о'кей?

Он вышел прежде, чем она успела ответить. Как и любой бывший танцовщик, а она не сомневалась, что Дельгадо им был, он обладал легкой походкой и красиво двигался. Она пока не испытывала к нему особенно теплых чувств, но решила, что стоит подружиться с ним. В конце концов, теперь он ее начальник. Она поежилась, точно не зная, кто же из этих двух мужчин окажет большее влияние на ее судьбу.

Хотя, о чем тут думать? Разумеется, Блейк. Именно Блейк дергает здесь за все веревочки и может перерешить по-своему то, что придумает Дельгадо. Она вспомнила слова Гарри, что Блейк может купить все, что пожелает. Даже людей, если они ему понадобятся.

Она не понимала, почему эта мысль пришла ей в голову именно сейчас. Но ведь не собирается же он покупать ее? Она пробыла в зале еще несколько минут и уже повернулась к двери, чтобы уходить, как внезапно ее сердце сделало скачок. В дверях стоял. Блейк Адамс и смотрел на нее.

— Сколько времени вы здесь стоите? — запинаясь, спросила она.

Он снова привел ее в замешательство своим неожиданным появлением. Значит, ему нравится подсматривать за ней? Интересно, слышал ли он, как она только что назначила свидание Фрэнку Дельгадо? Но что здесь особенного? Это совсем его не касается. Однако скованность, которую она почувствовала, все еще не проходила.

— Я здесь всего несколько минут. Меня привело в восхищение ваше вдохновенное лицо. Вы всегда так легко возбудимы или это мое присутствие произвело такой эффект на вас? Если так, то извините.

— А мне показалось, что это только я постоянно извиняюсь. Вы застали меня врасплох, вот и все. Я уже собиралась вернуться в номер, чтобы послать Гарри обещанный факс.

— Гарри не поблагодарит вас за такой ранний факс. Сейчас в Лондоне около трех часов утра. Кроме того, вчера вечером я звонил ему и сообщил, что вы долетели благополучно.

Джуди раздраженно взглянула на него.

— Вы опять принялись за старое, не так ли?

— Что вы имеете в виду, Джуди?

— Опять вы пытаетесь контролировать меня, словно я какая-то дурочка, которая не в состоянии ничего делать самостоятельно.

— Насколько я успел заметить, в лос-анджелесском аэропорту у вас возникли некоторые трудности.

Взглянув на него, она сосчитала до десяти, чтобы успокоиться.

— Послушайте, Блейк, я благодарна вам, но я уже большая девочка и не нуждаюсь в опеке.

— Никто с этим не спорит, — лениво произнес Блейк, и по томному взгляду, который он бросил на нее, она заключила, что это можно рассматривать как комплимент.

— Вы слишком давно уехали из Англии, — холодно сказала она. — Женщины там стали самостоятельными.

Она хотела проскользнуть мимо него в дверь, но он схватил ее за руку.

— Вы очаровательная девушка и сильно отличаетесь от всех, которых я знал раньше. Хочу предупредить вас, что в мире шоу-бизнеса нужно быть готовой ко всему. Вы можете встретиться с грубостью или дурным вкусом.

В его голосе было столько искренности, что на мгновение она почувствовала, что почва уходит из-под ног. Как быстро — он все поворачивает себе на пользу!

Только что он был хищником, охотящимся на женщин… а в следующий момент уже играет роль защитника. И неизвестно, что более опасно. Она отстранилась от его руки и отступила на шаг.

— Спасибо за совет. А теперь, если не возражаете, я пойду к себе, чтобы послать весточку Гарри. Его факс поставлен на автоматический прием независимо от того, который час. Если вы это забыли, я напоминаю вам, что в Англии мы живем тоже не в каменном веке. Кстати, выключите свет, когда будете уходить.

Она прошла мимо него с чувством победительницы и направилась к лифту.


На пишущей машинке, стоявшей в ее комнате, Джуди напечатала сообщение для Гарри, чтобы потом послать его по факсу.

«Ты должен был предупредить меня о Блейке, старый крот! — напечатала она. — Почему ты не сказал мне, что он англичанин и к тому же первостатейный шовинист на почве мужского превосходства?»

И к тому же красавец-мужчина, пожалуй, лучший экземпляр на двух ногах, который мне доводилось видеть, — она прогнала неуместную мысль, пришедшую в голову, и продолжала печатать.

«В общем, все хорошо, хотя ты еще забыл сказать мне, что я буду работать с режиссером-постановщиком. Наверное, это выскользнуло из твоей дырявой головы.

А не кажется ли тебе, что меня наняли только как еще одну англичанку, чтобы придать больше веса новому шоу?»

Она перечитала послание, надеясь, что оно не покажется Гарри слишком дерзким и инфантильным. Но для чего тогда, во имя всех святых, нужны агенты, если на них нельзя излить накопившееся раздражение?

Джуди усмехнулась.

«Я снова свяжусь с тобой, когда перестану злиться. Между прочим, театральное помещение просто потрясающе. Не обижайся, милый Гарри! Пока!»

Усмехнувшись, она вставила письмо в факс, не изменив в нем ни слова. Она не сомневалась, что Гарри не обидится на нее. Но о том, что она знает об оскорбительном пари, которое он заключил на нее с Блейком Адамсом, она не написала ничего. Джуди не собиралась сразу раскрывать карты. Победу она успеет отпраздновать потом, когда Блейк вынужден будет признать перед Гарри свое поражение.

Нет, она не допускала ни малейшей мысли о том, что, возможно, уже попалась в его сети. Но, если уж быть честной перед собой, Блейк самый обаятельный мужчина из всех, кого она встречала на своем веку. Если бы они познакомились при других обстоятельствах, тогда, может быть… может быть, все сложилось бы совсем иначе.

Она поспешно набрала лондонский номер Гарри, услышала гудки на другом конце провода и нажала пусковую кнопку факса.

Глава четвертая

Внезапно зазвонил телефон. Она решила, что звонит Гарри, чтобы спросить, какого черта она посылает ему факсы посреди ночи. Но, подняв трубку, услышала низкий и волнующий голос Блейка.

— Я погасил свет в зале, как вы просили, мэм. Чем я еще могу быть вам полезен?

Джуди почувствовала, что краснеет.

— Я очень сожалею, что так вышло.

— Сомневаюсь, но забудем об этом. Давайте перекусим в Опаловом баре, а потом заглянем на репетицию вечернего шоу.

— Я думала, Фрэнк не работает по выходным.

— Да, но его заменяет Мэгги, ассистентка. Кстати, мне показалось, что вчера он решил, что вы его соперница. Как вам удалось с ним поладить сегодня?

Глаза Джуди блеснули. Вот он, ее шанс!

— Я этого не заметила. Мне он показался просто очаровательным. Кстати, он пригласил меня пообедать с ним сегодня вечером.

На том конце провода наступила тишина. Она много бы дала, чтобы прочесть сейчас его мысли.

— Фрэнк никогда не теряет времени даром, — помолчав, проговорил он. — Всего хорошего.

Телефон умолк, и она внезапно почувствовала разочарование. Почему она решила, что для него имеет какое-то значение то, с кем она идет обедать? Несколько минут Джуди размышляла, стоит ли переодеваться к ланчу, и решила, что не стоит. Она уже обратила внимание, что в дневное время здесь все носят самую простую одежду. Так что, если она собирается идти на репетицию, не стоит выглядеть белой вороной.


Лифт бесшумно и быстро доставил ее на первый этаж, где находился Опаловый бар. Выйдя в коридор, она на мгновение была оглушена шумом игровых автоматов.

Она вошла в бар, и назойливый шум сразу же стих. Ее взгляд упал на Блейка, сидевшего у стойки. Девушка, одетая в довольно откровенный костюм, протягивала ему стакан с напитком.

Вновь без всякой причины сердце Джуди забилось от волнения. Он действительно выглядел потрясающе, хотя, строго говоря, его трудно было назвать красавцем. Теперь, зная о йоркширском происхождении Блейка, она уловила в его лице некоторую грубоватость черт, присущую йоркширцам, и отметила жесткие складки у рта. Но это совсем не портило его.

Она с грустью подумала, что перед его обаянием устоит редкая женщина. Он пользовался им, когда хотел достигнуть поставленной цели, так же, как и ее бывший любовник. Нет, красивые мужчины опасные существа, и общение с ними не доведет до добра.

— Я думал, что вы забыли обо мне, — с улыбкой проговорил Блейк, и, взглянув на часы, она увидела, что уже половина второго. Джуди холодно улыбнулась.

— Привилегия женщины — заставлять себя ждать.

Сказав это, она внутренне поежилась от недовольства собой. Фраза прозвучала напыщенно и старомодно. О, эта проклятая британская скованность! Как от нее избавиться?

Но она не может быть никем, кроме как самой собой. И теперь, когда она находится в Америке, ей особенно важно не отрываться от своих корней.

— Такая девушка, как вы, стоит того, чтобы ее ждали, — вежливо проговорил он. — А теперь давайте приступим к ланчу.

Она обрадовалась возможности сменить тему и молча стала читать длинное меню, а Блейк тем временем заказал для них обоих легкие напитки. На большом экране телевизора, постоянно сменяя друг друга, возникали какие-то цифры, и девушки из бара быстро разносили посетителям карточки игры под названием кено[4].

— Это похоже на бинго? — спросила Джуди.

— Более или менее.

— И люди действительно покупают эти карточки и играют во время еды?

Блейк пожал плечами.

— Что здесь плохого? Это вряд ли можно назвать азартной игрой. В каждом экскурсионном туре всегда бывает ночь бинго для желающих, особенно в круизах. Бьюсь об заклад, вы покупали карточки бинго хоть раз в жизни.

— Нет, никогда не покупала.

— Ах да, конечно, как же я мог забыть? Вы же ненавидите любые азартные игры.

— У меня есть свои причины на это.

— Я знаю. Гарри рассказал мне о вашем брате.

Он продолжал есть, медленно разламывая хрустящий подрумяненный хлеб на маленькие кусочки и не замечая замешательства, в которое привели Джуди его слова.

Гарри! Он опять предал ее!

— Но он не имел никакого права говорить о таких вещах совершенно незнакомому мне человеку!

— Ну, Гарри, вероятно, понимал, что мы не долго будем совершенно незнакомыми людьми и я как ваш босс обязан знать о всех ваших проблемах, особенно если они мешают вам нормально работать.

— Не беспокойтесь. Что бы ни случилось в моей личной жизни, это никак не отразится на работе.

— Об этом Гарри мне тоже говорил. Так в чем проблема? Может, вам не нравится салат? — насмешливо спросил он.

Вооружившись ножом и вилкой, Джуди молча атаковала тарелку с салатом. Но молчание не могло длиться вечно, и, помедлив несколько мгновений, она прямо взглянула ему в глаза.

— Что вам сказал Гарри? — Она искоса посмотрела на внушительный кусок вишневого торта с кремом, который так неосмотрительно заказала.

— Он рассказал мне, что ваш младший брат всегда доставлял всем много огорчений из-за своего пристрастия к игре и вам несколько раз приходилось выручать его из беды.

— Так почему же вам кажется странным, что я осуждаю то, что может пустить под откос человеческую жизнь?

— Но ведь это его жизнь, и вы не можете прожить ее за него. Он волен делать ошибки, так же как и мы все… — В его голосе прозвучала удивившая ее горечь.

— Судя по той игорной империи, которую вам удалось создать, вы сами делаете не так уж много ошибок, — проговорила она, чтобы сменить тему.

— Возможно, вы правы, но у всех есть прошлое, Джуди, и иногда оно не слишком безоблачно.

Ее глаза расширились при этом его откровении. А ей-то казалось, что Блейк Адамс рассказывает о себе ровно столько, сколько считает нужным, и ни на йоту больше. Она была заинтригована. Интересно, что такого он успел сделать, о чем сейчас жалеет? У него есть все — деньги, власть, успех, великолепные внешние данные… Чего же еще он хочет от жизни?

Впрочем, ее это совсем не касается. Но Гарри она скажет пару ласковых слов, чтобы он больше не распускал язык и не болтал насчет Рики. Кстати, он наверняка знает что-нибудь о прошлом Блейка Адамса.

— Я сказал Мэгги, что мы зайдем посмотреть репетицию, и она ждет нас, — проговорил Блейк. — Уверен, Мэгги вам понравится. Она всем нравится… в конце концов, — последние слова он прибавил после небольшой паузы.

— В вашем замечании есть что-то зловещее. — Джуди выдавила из себя улыбку.

Блейк рассмеялся. От улыбки его лицо разительно менялось и становилось совсем мальчишеским.

— На первый взгляд Мэгги может показаться настоящей ведьмой. Она требует от танцоров невозможного. И, надо отдать ей должное, ей это удается. Она резка и груба с ними, если они опаздывают и нарушают порядок, но в итоге все начинают уважать ее. Несмотря на свой характер, в душе она нежная как котенок.

Интересно, за что он так любит эту Мэгги, подумала Джуди. Наверняка должна быть причина подобного энтузиазма. Она подавила смутное чувство ревности. Не глупо ли думать, что между нею и Блейком должно сложиться особое взаимопонимание только потому, что они оба из Англии. Он прожил в Америке слишком долго, чтобы чувствовать себя англичанином. Интересно, он когда-нибудь приезжал в Англию после того, как уехал оттуда?

— Если вы закончили, то я тоже готова, — быстро сказала она и встала.


На этот раз они прошли в Бриллиантовый зал через парадный вход, и Джуди смогла оценить его великолепие. В помещении царил полумрак, но сцена была освещена множеством прожекторов, направленных на группу высоких девушек, одетых в трико.

— Мэгги любит репетировать при полном освещении, чтобы танцовщицы привыкали к контрасту между ослепляющими прожекторами и темнотой зрительного зала. Во время представления они делают довольно опасные трюки, и необходимо поставить свет так, чтобы он их не ослеплял.

— Оказывается, вы и в этом разбираетесь. — Джуди взглянула на него с уважением. — У вас не возникало желания самому поставить что-нибудь?

Блейк рассмеялся, но, когда заговорил, она снова услышала горькие нотки в его голосе:

— Это не для меня, Джуди, но, приходя сюда, я получаю такое же удовольствие, будто сам стою на сцене. А теперь пойдите познакомьтесь с Мэгги.

Девушки на сцене, заметив их, перестали танцевать, а в первом ряду кто-то встал при их приближении. Свет упал на лицо вставшей, и Джуди невольно замерла.

Это была маленькая худенькая женщина с иссиня-черными крашеными волосами и кричащей косметикой на лице. В облегающем трико ее ноги казались тонкими как спички. Приветственным жестом она протянула обе руки к Блейку и сделала к нему шаг, пошатнувшись на высоких каблуках. Чем-то она напоминала Эдит Пиаф.

— Блейк, милый, — закричала она скрипучим голосом, и сходство с Эдит Пиаф мгновенно исчезло, — наверное, это новая девушка из Англии? Я мечтаю с ней познакомиться!

— Это и есть Мэгги. — Блейк усмехнулся, увидев замешательство на лице Джуди.

— Она неплохо выглядит. — Мэгги бесцеремонно оглядела Джуди с ног до головы. Она говорила так, словно Джуди и вовсе не существовало. — Ты уверен, что она справится с работой?

— Уверяю вас, Мэгги, я справлюсь. У меня достаточно опыта, — вмешалась Джуди, решив, что необходимо утвердиться здесь как можно быстрее, чтобы не слушать, как эти двое обсуждают ее так, будто она муха, сидящая на потолке.

Если Мэгги так уж хотела с ней познакомиться, то она выбрала для этого странный способ.

Мэгги рассмеялась скрипучим смехом.

— Опыт очень важен, но еще важнее то, насколько вы умеете обращаться с девушками. Вы должны сразу же показать им свой характер, понятно? И не давайте Фрэнку мешать вам работать. Наверняка он попытается это сделать.

— Она уже вертит Фрэнком как хочет, Мэгги, — лениво проговорил Блейк. — Он пригласил ее пообедать сегодня вечером.

Мэгги присвистнула сквозь зубы.

— Только будьте осторожны с ним, детка, и помните, что можно в любую минуту сказать «нет».

Джуди покраснела. Черт возьми, о чем она говорит? Что может произойти от простого приглашения на обед? Она услышала хихиканье Мэгги, и маленькая костлявая ручка легла на ее руку.

— Я пошутила. Фрэнк будет вести себя так, как вы ему позволите. Уверена, у вас не будет затруднений. А теперь не мешайте мне, я должна закончить репетицию.

Отвернувшись от них, она властно хлопнула в ладони. Словно по взмаху волшебной палочки, девушки мгновенно выстроились в линию, и Джуди почувствовала себя лишней.

Она опустилась в одно из глубоких бархатных кресел, чувствуя себя не в своей тарелке. Оглянувшись, она ясно прочла восхищение на лице Блейка.

— Разве я вам не говорил, что у нее есть характер!

— Это шоу продлится еще неделю, не так ли? — не среагировав на его замечание, спросила она.

— Да. Потом пройдут трехмесячные гастроли знаменитого Дэнни Корси, а международное шоу, в котором вы задействованы, будет в это время репетироваться и обретать форму. — Он помолчал. — Мэгги и Фрэнк жуткие педанты. Сколько бы ни было репетиций, шоу все равно нельзя заставить идти как часы, а девушек сделать гуттаперчевыми игрушками. Впрочем, вы знаете это лучше меня.

— Да, — поспешно ответила она, хотя большая часть ее работы состояла в создании рисунка танца, постановке мизансцен, а не в том, что делала Мэгги.

Режиссура грандиозного шоу, которое планировалось, была очень престижным делом, и она чувствовала необычайное возбуждение, зная, что должна выложиться до конца.

В Бриллиантовом зале они оставались около получаса, и за это время Джуди получила ясное представление, как Мэгги добивается требуемых результатов от танцовщиц.

Внезапно Джуди ощутила, что Блейк сидит совсем близко от нее, хотя все пространство огромного зала было совершенно свободным. На сцене происходила суматошная жизнь, но они были отделены от нее полоской то вспыхивающей, то потухающей рампы.

Не было никакой необходимости в том, чтобы он сидел так близко, но Джуди не могла отодвинуться, боясь, что он опять назовет ее чопорной англичанкой. Она продолжала сидеть, не двигаясь, чувствуя тепло его тела. Внезапно его рука легла ей на плечо, и она ощутила ее волнующую тяжесть.

Пожалуйста, остановись, мысленно взмолилась она, а то мне это начинает слишком нравиться…

— Пора уходить, — наконец сказал он, как будто совершенно не замечая ее состояния. К облегчению Джуди, он снял с ее плеча руку и встал. Машинально она последовала за ним.

Они вышли из зала через одну из боковых дверей позади сцены и очутились в пустынном коридоре, куда почти не доносились звуки музыки и возгласы Мэгги из зала. Блейк поднес ее руку к своим губам жестом, который показался ей трогательно старомодным.

— Желаю хорошо провести время, Джуди. Познакомьтесь поближе с моим царством. Поплавайте в бассейне, прогуляйтесь в зимнем саду, — в общем, постарайтесь отдохнуть, потому что завтра у вас качнется тяжелая работа.

Повернувшись, он пошел по коридору. Его последние слова напомнили ей, что здесь она простая служащая, какие бы великолепные рекомендации у нее ни были. Завтра она должна представить свою концепцию постановки Фрэнку Дельгадо.

Как она могла быть такой недальновидной, чтобы думать, что в этом грандиозном шоу не будет собственного режиссера-постановщика? Ее так ослепила возможность, которую ей предоставил Гарри, что она даже не успела хорошенько взвесить все плюсы и минусы. Да Гарри и не сказал ей многого…

Поднимаясь в бесшумном лифте, она вновь подумала о Гарри. Нет, ей не следует его винить. Он радовался не меньше ее, когда нашел ей эту работу. Они оба знали, что такое бывает один раз в жизни. Какая она дура, что смешивает собственные амбиции с работой, которую любит.

Небольшим утешением служило то, что она находится в той же стране, что и ее брат. При этой мысли Джуди нахмурилась. Бог знает, где теперь Рики. Последний раз от него пришла весточка из штата Орегон, находящегося на западном побережье.

Джуди вздохнула, втайне желая забыть о Рики, хотя знала, что никогда не сможет этого сделать. Чувство вины оттого, что она не дала ему знать о своем местонахождении, не покидало ее…


После ланча Джуди решила осмотреть помещения отеля и сразу же погрузилась в атмосферу веселья и беспечности. Благоухающие цветами сады вокруг зданий, толпы людей у бассейнов, женщины в бикини и бронзовые мужчины в просторных плавках, оставляющих место для воображения.

Под раскаленным солнцем бирюзовая гладь бассейна выглядела так маняще, что Джуди ощутила острое желание присоединиться к этой беспечной толпе. Но у нее сейчас так много дел! Еще будет возможность позагорать и искупаться — впереди уйма времени.

Интересно, что делает сейчас Блейк? И есть ли у него девушка? Почему-то она была уверена, что Блейк не женат, иначе на вчерашний обед он пришел бы с женой.

Она немного прошлась по Стрипу. Днем в казино, расположенных по обеим сторонам улицы, было меньше народу. Подняв голову, Джуди стала изучать многочисленные вывески, но было слишком жарко для прогулки и в конце концов она вернулась в свой номер. Ее уже ждал факс от Гарри.

«Ты что, сошла с ума? Я думал, что ты будешь рада работать с англичанином. Блейк отличный парень, так что не огорчайся, детка. Я скоро позвоню, чтобы узнать, как идут дела».

Совершенно в духе Гарри. Жалобы он пропускал мимо ушей и слышал только то, что хотел услышать. Она машинально стала набирать его номер, зная, что он всегда долго спит по воскресеньям. Сейчас в Лондоне как раз наступило утро.

— Гарри? Это Джуди.

— Ты знаешь, сколько сейчас времени? — застонал он.

— Давно пора вставать, лентяй, — рассмеялась она. — У меня к тебе серьезный разговор. Какое право ты имел говорить Блейку о Рики? Это мое личное дело, и я не хочу, чтобы кто попало об этом знал.

— Успокойся, Джуд. Блейк совсем не кто попало, и, если у тебя возникнут проблемы, он должен о них знать…

— Какие проблемы? — Беспокойство за Рики вновь охватило Джуди.

Она слышала, как Гарри тяжело дышит в трубку.

— Ладно, не бери в голову. Забудь об этом…

— Ну уж нет! Ты что-то знаешь о Рики и скрываешь от меня! Не надо водить меня за нос, Гарри! Если ты мне немедленно всего не расскажешь, клянусь, я следующим же рейсом прилечу в Лондон, чтобы побеседовать с тобой, — раздраженно проговорила она.

Оба знали, что она этого не сделает, однако Гарри решил не обострять отношений.

— Он прислал открытку несколько недель назад, в которой писал, что не может связаться с тобой, и спрашивал, где ты…

— Несколько недель? Гарри, как ты мог не сказать мне! — Боже, Рики нуждался в ней и теперь, видно, думает, что она предала его.

— Шли переговоры о работе в Вегасе, и, если бы этот молодой бездельник начал ставить тебе палки в колеса, я никогда бы не простил себе этого. Я написал ему, что ты сейчас путешествуешь по Европе, и послал небольшую сумму. Ведь ему, без сомнения, были нужны только деньги.

— Ты просто мошенник, Гарри. — Она попыталась сдержать слезы.

— Я сделал это из лучших побуждений, потому что думал о твоем будущем, Джуд.

И о собственных деньгах, старый лгун…

— Откуда было послано письмо?

— Из небольшого местечка в Орегоне под названием Сейлем. Он там подрабатывал в каком-то шоу. Но ты знаешь Рики — он подолгу на работе не задерживается.

И все-таки он должен был сообщить ей о брате. Рики еще глупый мальчик, но у него тоже есть своя гордость.

— Ты не мог бы послать мне это письмо по факсу?

— Извини, дорогая, но я не сохранил его.

Как так можно! Теперь она станет беспокоиться о Рики, не зная, где он и как с ним связаться. Маленький городишка в Орегоне под названием Сейлем! А вдруг он переехал оттуда куда-нибудь в другое место?

— Послушай, Джуд, — снова заговорил Гарри, — тогда я думал, что делаю правильно. Я послал ему пятьдесят фунтов.

Наверное, ей следует поблагодарить его. Гарри совершенно не обязан помогать Рики, но он не мог не знать, как сильно она огорчится, узнав обо всем.

— Спасибо за все, что ты сделал, Гарри. Но если он опять даст о себе знать, сразу же позвони мне, слышишь?

— Обещаю. А теперь я могу снова лечь спать?

Только повесив трубку, она вспомнила, что так и не спросила у него о Блейке. Да и какое это имеет значение?

Перед тем как встретиться с Фрэнком Дельгадо, Джуди попыталась выбросить из головы все мысли о Рики. Она ничем не может помочь ему, и, если он не позвонил Гарри снова, значит, те пятьдесят фунтов сделали свое дело и вызволили его из неприятностей. Она заставила себя поверить в это.

Фрэнк ждал ее в фойе рядом с казино. Когда она подошла к нему, он одобрительно свистнул. На ней был шелковый брючный костюм кремового цвета, на стройной шее — изящная золотая цепочка, в ушах золотые клипсы. Она выглядела очень элегантно, и сознание своей привлекательности вернуло ей утерянное при разговоре с Гарри чувство уверенности в себе.

— Вы выглядите на миллион долларов. — Фрэнк подмигнул ей. — Мне кажется, вам должно понравиться место, в которое мы сейчас поедем.

— Надеюсь.

Он тоже выглядел совсем неплохо, и ей внезапно захотелось, чтобы их вместе увидел Блейк Адамс.

— Вы ничего не имеете против китайской кухни? — спросил Фрэнк.

— Я ее обожаю.

— Прекрасно. Тогда вам должен понравиться «Морской дворец».

Он повел ее к стоянке машин и, подойдя к сверкающему голубому автомобилю, открыл перед ней дверцу. Джуди села на переднее сиденье.

— «Морской дворец» звучит немного неуместно здесь, в пустыне, — усмехнулась она.

— Лас-Вегас — город противоречий.

— А как же люди?

— Людей я не имел в виду, они здесь такие же, как и везде. В этом городе ровно столько льстецов, как и в любом другом, а вы слишком милая девочка, чтобы попасться на их удочку.

— Спасибо за предупреждение.

На мгновение он накрыл ладонью ее руку.

— Не хочу, чтобы мои слова звучали как лекция, но я прожил в Вегасе большую часть жизни, и на моих глазах он из маленького захолустного местечка, где ничего никогда не случается, превратился в то, что вы видите сейчас.

— Неужели таким он вам нравится меньше?

Он молча кивнул.

— Когда людьми овладевает игорная лихорадка, они меняются не в лучшую сторону. Больше я ничего не буду говорить на эту тему, иначе вечер может закончиться очень мрачно. Кстати, я хотел показать вам город, но, кажется, уже успел нагнать на вас тоску.

Она почувствовала, что ее мнение о нем меняется в лучшую сторону. Каким бы самоуверенным он ни показался ей вчера вечером, но то, что его отношение к азартным играм было отрицательным, понравилось Джуди.

Они свернули с главной улицы, оставив позади шум толпы и яркие огни вывесок. Здесь был совсем другой город. Фрэнк показал ей здание университета, утопавшее в зелени, а потом перед ними возник освещенный фасад музея, где хранились костюмы и вещи знаменитых музыкантов и шоуменов и роскошные платья эстрадных див.

— Для одного вечера этого вполне достаточно, — наконец решил он. — Теперь давайте перекусим.

Фрэнк припарковал машину около китайского ресторана с извивающимся драконом на вывеске и разноцветными китайскими фонариками перед входом. Ресторанчик выглядел точно так же, как китайские рестораны в Лондоне, куда Джуди любила ходить, и она сразу же почувствовала себя более свободно.

С тех пор как Джуди очутилась в Вегасе, с ней творилось что-то неладное. Она получила то, о чем не смела и мечтать, ее ждала прекрасная работа, боссом был внимательный мужчина, который откровенно ею восхищался, но не переходил рамок, а она все еще чувствовала себя скованной.

Конечно, она не могла не думать о Рики и его проблемах, но дело не только в этом. Ее настораживали люди. Фрэнк вел себя дружески, но она не была уверена в нем. Мэгги пока не вызывала особых симпатий. Кроме того, она никак не могла избавиться от преследовавших ее мыслей о Блейке Адамсе. Как будто угадав, о чем она думает, сразу же после того, как их проводили к столику и Фрэнк сделал заказ официанту, он сказал:

— Ну, что вы скажете о вашем соотечественнике, Джуди?

Она удивленно посмотрела на него, потом сообразила, что он имеет в виду Блейка, и почувствовала, как ее лицо заливается краской.

— Я его еще совсем не знаю, — пробормотала она.

— Я спрашиваю о первом впечатлении.

— Не стоит полагаться на первое впечатление, не правда ли? Чтобы понять, почему человек поступает так, а не иначе, нужно лучше знать о его прошлом, а я не собираюсь спрашивать об этом Блейка.

Она произнесла это невинным тоном, не глядя на него, но услышала легкий смешок.

— Вам до смерти хочется знать, как и почему он появился здесь, не так ли?

— Нет, не так, — холодно ответила она, но потом весело расхохоталась. — Ну, может быть, совсем немножко. Он явно хорошо образован, и в Англии его можно было бы принять за банкира или удачливого биржевого дельца.

Фрэнк усмехнулся.

— Блейк особенно и не нуждался в работе. Несколько поколений его семейства занимались производством и торговлей шерстью в Йоркшире. Но Блейку это показалось неинтересным, он несколько лет прожил в Лондоне и стал мечтать о шоу-бизнесе. После смерти он как единственный наследник должен был продолжить дело отца, но у него имелись другие планы.

Глаза Джуди сверкнули от любопытства. Почему-то она совсем не ожидала услышать такое.

Она заметила, что Фрэнк наслаждается ее реакцией. Обо всем этом ей мог бы рассказать Гарри, подумала она, он, безусловно, в курсе, ведь Блейк его старый приятель.

— Десять лет назад он продал семейное дело и уехал из Англии в Америку, чтобы купить «Спарклинг-Рокс».

А она заставила его гасить свет в собственном Бриллиантовом зале! Это была единственная мысль, которая сейчас пришла ей в голову.

Глава пятая

Гарри Брейди не удалось бы ничего добиться в жизни, если бы не находчивость. Без сомнения, работа в Вегасе для Джуди да и для него тоже являлась шансом, который выпадает раз в жизни, и он не собирался отказываться от возможности заработать неплохие деньги только потому, что какой-то шалопай стал ему поперек дороги. Гарри мог быть мягким как воск, но, когда дело касалось бизнеса, он был тверд как железо.

Конечно, ему было жалко мальчишку, но Рики Хейлу следовало во всем винить только себя. Однажды Джуди проговорилась ему, что после смерти родителей мальчишка, которому исполнилось только тринадцать, пристрастился к азартным играм.

Когда Рики видел призывные огни казино или слышал звон монеток в чреве «однорукого бандита», он уже не мог думать ни о чем другом.

Вдохновленный несколькими большими выигрышами и тем, что у него завелись деньги, он быстро стал вожаком среди своих товарищей. Скоро азарт игры захватил его целиком и полностью, и отучить его от этого было так же трудно, как на полном скаку остановить несущуюся лошадь.

Гарри хорошо понимал, что если Рики не остановится, то рано или поздно рискует попасть в большую беду. И в его последнем бессвязном письме он прочел между строчек больше, чем говорили написанные слова.

«Мне очень плохо, Гарри. Мне стыдно, но скажи об этом Джуд. Она захочет помочь, я знаю. Будь другом, дай ей мой адрес. И скажи, что это очень срочно, ладно?»

Гарри вовсе не собирался делать то, о чем просил его мальчишка. Джуди и так взвинчена до предела, ожидая, что жизнь ее вот-вот должна круто измениться. Такой шанс выпадает только раз в жизни, и он не позволит паршивцу все испортить.

Чтобы успокоить совесть, а отчасти еще и потому, что в нем действительно шевельнулось чувство жалости к Рики, Гарри послал ему свои кровные пятьдесят фунтов и письмо, в котором сообщал, что Джуди уехала в Европу.

Он считал, что поступил правильно. Ведь Джуди необходимо утвердиться на новой работе и показать, на что она способна. Сейчас ей совсем ни к чему лишние волнения по поводу непутевого братца.


Сидя у себя в номере, Джуди изучала карту западного побережья Америки. Найдя штат Орегон, расположенный довольно далеко к северу, она стала искать город под названием Сейлем и скоро нашла его. По окраске можно было понять, что это небольшой семейный курорт, славящийся рыбной ловлей.

Она не обнаружила никаких упоминаний о том, что это игорный центр, но их и не должно быть, подумала Джуди. Насколько она знала, на Западе имеется три главных игорных центра: Озеро Тахо, Рено и Лас-Вегас. Есть еще Атлантик-Сити в штате Нью-Джерси, но он расположен на Восточном побережье. Она помнила, что в свое время этот город притягивал к себе Рики, как кота валерьянка.

Вновь взглянув на карту, она увидела, что Озеро Тахо и Рено расположены между морским побережьем и Лас-Вегасом. Но, поскольку расстояния между штатами велики, а Рики почти всегда без денег, вполне возможно, что он никогда не был ни в одном из них. Скорее всего, он поселился в Сейлеме и подрабатывает в маленьких шоу или бродячих труппах на ярмарке. Джуди понимала, что это только предположение, но больше ничего не могла придумать…

Сейчас ей нужно лечь спать, потому что завтра утром необходимо быть в офисе, ведь на двери уже висит дощечка с ее именем. Кое-какие наметки и планы постановки нового шоу у нее уже есть, и она собирается представить их на суд Фрэнка. Именно об этом они с Фрэнком и говорили, когда прощались у дверей отеля.

Она легла в постель, погасила свет и приказала себе выбросить из головы все неприятные мысли.


— Нет, нет и нет! — раздраженно повторил Фрэнк. — Это совсем не то. Вы должны все придумать заново, Джуди.

Она в ярости взглянула на него. Офис, который она считала только своим, был полон людьми, и листы из папки с ее самыми важными эскизами и записями в беспорядке валялись на столе. Фрэнк, Мэгги и еще полдюжины незнакомых людей рассматривали их, неодобрительно качали головами и отбрасывали в сторону.

— Вы можете хотя бы объяснить, что вам не нравится? — У нее сразу испортилось настроение.

Джуди успела поставить несколько шоу в Англии, о которых слышала и читала только восторженные отзывы. Она постигла секрет постановки эффектных номеров, в то же время не требуя невозможного от танцовщиц.

Но работа, предстоявшая здесь, без сомнения, сильно отличалась от всего того, что ей приходилось делать раньше. Правила, по которым осуществлялась постановка шоу в казино, были совсем другими, и она заставила себя прикусить язык, когда Фрэнк начал перечислять слабые места ее проекта.

— Слишком бледное начало.

— Бледное?

— Джуди, я прекрасно знаю, что у вас великолепные отзывы, и ценю работу, которую вы делали в прошлом. Но здесь от вас требуется совсем другое. Я в восторге от вашего профессионализма, и эти эскизы прекрасно подходят для британского шоу, но наша аудитория требует большей роскоши, и, если мы не будем придерживаться этих правил, люди просто не придут к нам, а предпочтут другое казино. Что вряд ли понравится Блейку, — добавил он, и глаза его блеснули.

Господи, да он просто невыносим! Джуди чувствовала себя как школьница, которую отчитывает строгий директор. Кем, черт возьми, он себя вообразил, что смеет распекать ее перед всем этими незнакомыми людьми?

Но вряд ли сейчас стоит разыгрывать из себя примадонну, подумала Джуди. Как режиссер-постановщик он осуществляет полное руководство, а она только маленький винтик в этой сложной машине. Нужно забыть о своих амбициях и признать, что наброски, которые она считала очень неплохими, слишком бледны для постановки грандиозного шоу, к которым здесь привыкли.

— Я понимаю вашу точку зрения, — с усилием пробормотала она. — Хорошо, я готова все переделать. А как насчет эскизов костюмов — они вам тоже не понравились?

Джуди потратила массу времени, просмотрела множество пленок и фотографий, чтобы сделать эскизы костюмов.

— Костюмы просто превосходны. Не стоит принимать все так близко к сердцу, крошка, — добавил Фрэнк, внимательно взглянув на нее.

— И не подумаю. — Она выдавила из себя улыбку, хотя внутри у нее все дрожало.

— Тогда мы оставим вас наедине с вашей работой. Да, и последнее, о чем я вас попрошу, — уменьшите количество красного, голубого и белого цветов, пожалуйста, — на ходу выпустил он последнюю стрелу и вместе со своей свитой удалился из офиса.

Ей захотелось швырнуть папку ему в лицо. Уменьшить количество красного, белого и голубого цветов! Интересно, какой он представляет британскую часть своего задрипанного шоу?

Проходя мимо нее, Мэгги дружески пожала ей руку.

— Не огорчайся, детка. Мы все в свое время прошли через мясорубку под названием Фрэнк Дельгадо.


Спустя некоторое время, когда она все еще сидела в офисе, глядя на пустые листы эскизной бумаги на столе, в дверь постучали.

— Войдите, если хотите, — машинально откликнулась она.

— Похоже, вы в плохом настроении? — произнес голос Блейка.

— О, извините, я думала, что это снова Фрэнк; явился сказать, что я ни на что не гожусь.

Она проговорила это, не думая, и внезапно почувствовала, что к горлу подступили рыдания. Только не хватало разреветься перед ним! Но никогда еще ее работа не подвергалась такой сокрушительной критике, притом публично.

— Не обращайте внимания. — Блейк рассмеялся. — Просто у Фрэнка свой способ добиваться результатов от подчиненных.

— Унижая их? Я никогда не испытывала уважения к таким людям. Неужели он делает это нарочно?

— Вы не должны обижаться. Здесь работают не так, как в Лондоне, и именно поэтому Лас-Вегас славится своими грандиозными шоу во всем мире.

— Я знаю. Но я совсем не обидчива, — сказала Джуди, чувствуя, что начинает немного успокаиваться.

Это так на нее не похоже… Но сказывалось все — неадаптированность к разнице во времени, новое окружение, беспокойство за судьбу Рики…

— По-моему, вы умалчиваете о чем-то, не так ли? — Блейк внимательно взглянул на нее. — Мне почему-то кажется, что здесь нечто большее, чем простая размолвка между вами и Фрэнком.

Несколько мгновений она колебалась. Может, стоит рассказать ему все. Ведь из-за болтливости Гарри он уже знает о Рики.

Но теперь она тоже знает о Блейке Адамсе то, чего не знала вчера вечером. Она знает, что он унаследовал фамильное состояние и все его пустил на покупку и расширение своего собственного предприятия. Такая решительность в людях ей нравилась.

Она также знала, что теперь он богат, как Крёз. И именно поэтому она ни за что на свете не стала бы говорить ему о том, что ее брат попал в беду и нуждается в деньгах. У нее есть гордость, и, кроме того, она не хочет быть ему обязанной. Да еще это гнусное пари! Ледяная дева! Как он смел так думать о ней?

— Со мной все в порядке, — наконец произнесла она. — Не забудьте, что я еще не приспособилась к временной разнице. Вокруг непривычная обстановка, новые люди…

Он в раздумье взглянул на нее. Его темные глаза, казалось, читали в ее душе.

— Что ж, решайте сами. Но если вы захотите обсудить свои проблемы с человеком, который говорит с вами на одном языке, не стесняйтесь и приходите, хорошо?

На одном языке! Как бы не так! Богатые всегда говорят на другом языке. Она закусила губу, вновь вспомнив о Рики. Внезапно Блейк сделал шаг и привлек ее к себе.

Она почувствовала, как его руки гладят ее волосы, и невольно закрыла глаза. Нет, она не должна дать ему воспользоваться ее минутной слабостью.

Его губы прижались к ее шее, и по телу у нее прошла дрожь от этого легкого прикосновения. Она попыталась отстраниться, но он не собирался отпускать ее так быстро.

— Почему вы такая недотрога, Джуди? Нам, англичанам, следует держаться вместе. Тогда у нас будет крепкая команда, неужели вы этого не хотите?

— Не думаю, что вы испытываете недостаток в обществе!

Пока он говорил, она молча пыталась вырваться из его цепких рук, чувствуя себя при этом очень глупо, потому что всем своим существом жаждала обратного. Ведь она находится в объятиях самого удивительного человека, которого когда-либо встречала, и больше всего ей хотелось сейчас влюбиться без памяти.

Но именно этого он и добивается! Ему нужно выиграть пари у Гарри и посмеяться над ней! Проклятый мачо. Он, наверное, даже не знает, что такое любить, ему интересен только азарт борьбы и торжество победы.

— Вы не правы, — проговорил он со странной сдержанностью. — Есть вещи, которые заставляют человека чувствовать себя одиноким, каким бы преуспевающим и благополучным в жизни он ни казался.

Она поняла, что он опять имеет в виду свое прошлое. Видимо, это тоже часть игры — он пытается вызвать к себе интерес? Его положение и обаяние позволяют ему получить все, чего он пожелает.

— Я вижу, что вы до сих пор не в своей тарелке. — Его голос вновь стал участливым. — Предлагаю позавтракать вместе.

— В этом нет необходимости…

Не обращая внимания на ее слова, он продолжал:

— Сегодня вечером и следующие несколько вечеров мы будем смотреть идущее сейчас шоу, чтобы вы получили представление о здешних требованиях. На следующей неделе начнет выступать Дэнни Корси, у него своя труппа, и вы сможете посмотреть на танцовщиков и музыкантов. Постепенно наберетесь опыта и к осени вместе с Фрэнком и Мэгги подготовите новое шоу.

— Фрэнк ничего не имеет против вашего вмешательства в постановочный процесс?

— С какой стати? Я совсем не похож на других боссов игорного бизнеса, которые только и делают, что подсчитывают свои доходы. Шоу-бизнес не главный мой интерес. И это заведение я купил не только ради прибыли.

А для чего же? — очень хотела спросить Джуди, но промолчала.

— После шоу мы идем обедать.

Прежде чем она успела возразить, Блейк направился к выходу. Несмотря на его ужасную самоуверенность, Джуди не могла не отметить изящества его жестов, которого она никогда раньше не замечала у других мужчин. Ее наметанный глаз танцовщицы сразу оценил гибкость его движений.

— Постарайтесь понять, Джуди, что я желаю вам только добра.

От его улыбки у нее перехватило дыхание. Да, его обаянию трудно сопротивляться. А что, если это только часть хорошо продуманного плана обольщения? Но сейчас ей почему-то не хотелось так думать.

Она вновь склонилась над белыми листами бумаги, понимая, что необходимо как можно скорее придумать что-нибудь оригинальное и в то же время истинно британское по теме. Пожалуй, стоит пойти сегодня вечером посмотреть одно из здешних шоу, чтобы понять, чего от нее хотят Фрэнк и все остальные.


Следующие несколько часов Джуди потратила на эскизы с более экстравагантным рисунком танцев. Она знала, что Фрэнк не станет смотреть их прямо сейчас, потому что очень занят в шоу, которое шло последнюю неделю.

Когда она сегодня вечером посмотрит его шоу, ей станет более или менее ясно, что от нее требуется. Но, с другой стороны, ей очень важно утвердить собственный рисунок танца, а не модифицировать чужие.

— Вы чувствуете себя лучше? — спросил ее Блейк, когда они встретились за ланчем в Опаловом баре.

— Гораздо увереннее, спасибо, — ответила Джуди, не собираясь скрывать, что до этого она действительно находилась не в лучшей форме.

Блейк и так знает об этом. Он прекрасно разбирается в чувствах и настроениях людей, и, может быть, это один из секретов его успеха.

— У меня что, нос испачкан сажей? — спросил он с улыбкой, и она поняла, что слишком пристально смотрит на него.

Блейк рассмеялся и повел ее к специально для них оставленному столику в нише.

— Я предчувствовал, что с вашим появлением моя жизнь изменится, — медленно произнес Блейк.

— Не думаю, что у нас с вами много общего. Я из самой обычной семьи, а не…

Джуди замолчала, внезапно почувствовав смущение, потому что теперь многое знала о его прошлой жизни. Она увидела, что его глаза стали строгими.

— Я чувствую, что кто-то наболтал вам лишнего. Наверное, Гарри. У него язык без костей.

— Я это тоже знаю! Он рассказал вам о моем брате, — отпарировала она.

— У вас есть о нем какие-нибудь известия? — спросил Блейк, незаметно переведя разговор на другой предмет.

— Нет. — С какой стати он все время вмешивается в ее личные дела?

Она вновь углубилась в меню, но перед ее мысленным взором вдруг возник Рики. Такой, каким он был в детстве: толстощекий мальчуган с огромными голубыми глазами и копной рыжих волос, которые она постоянно пыталась пригладить. Его любили все, и она никак не могла понять, почему Рики так изменился…

— Опять призраки прошлого? — заметил Блейк. — Лучше пореже вызывать их, Джуди.

— Здесь с вами трудно не согласиться.

Он взглянул на нее сузившимися глазами.

— Когда вы забываете, что на вас смотрят, выражение лица у вас становится очень привлекательным и совсем беззащитным.

— Уверяю вас, что на самом деле это совсем не так.

Скрестив руки, он откинулся на спинку стула, изучающе глядя на нее. Мистер Мачо опять проснулся, подумала она.

— Не понимаю, почему вы переходите в оборону сразу же, как только мужчина говорит вам совершенно искренний комплимент. Неужели вы настолько не уверены в собственной привлекательности?

Она замерла, не зная, что отвечать на такую наглость.

— Послушайте, мне неприятен этот разговор… — начала она, но он внезапно взял ее за руку.

При его прикосновении вновь волны возбуждения пробежали по ее коже. Она попыталась выдернуть руку, но он только крепче сжал ее пальцы.

— У меня такое чувство, что в прошлом кто-то очень сильно обидел вас. Причем так сильно, что вы теперь боитесь показать, какая вы на самом деле, — тихо сказал он.

— Вы ничего не знаете о моей личной жизни, и я не совсем понимаю, почему должна откровенничать с вами.

С какой стати она станет делиться прошлыми огорчениями с первым встречным. Иногда она вспоминала Майкла и его предательство, но Блейка это совсем не касается. По крайней мере теперь его намерения не оставляют никаких сомнений. Он просто хочет ее, но если он собирается предложить себя в качестве сексотерапевта, пусть выбросит из головы подобные мысли.

Когда официантка принесла заказанные ими блюда, Джуди постаралась сменить тему разговора.

— Мне бы хотелось осмотреть окрестности и в свободное время съездить в Старый город. Это что-то вроде парка аттракционов, не так ли?

— Не совсем. Если вы ожидаете увидеть Диснейленд, то будете разочарованы.

— На что же он похож? — спросила она, стараясь держаться нейтральной темы.

— Поехав в Старый город, вы увидите, каким был Вегас в прежние времена. В Англии такие города разбросаны по всей стране, но здесь своя специфика.

— О, мистер Адамс, неужели вы еще не забыли о старой доброй Англии? — шутливо поинтересовалась Джуди.

Но ее неожиданно тронули теплые нотки в его голосе.

— Почему бы и нет? — отозвался он. — Или вы считаете, что у вас монополия на тоску по родине. Мы никогда не забываем наши корни, куда бы жизнь нас ни занесла. Не пугайтесь, я постараюсь больше не выражаться так высокопарно.

Она рассмеялась, заметив, что когда он забывал о своей роли коварного обольстителя, то был очень мил.

В ответ Блейк спросил, не он ли причина ее веселого настроения.

— Совсем нет. Я просто побилась об заклад сама с собой и, похоже, выиграла.

— Тогда есть надежда, что вы станете терпимее к людям, которые заключают пари.

— Разве за исключением тех случаев, когда пари касается слишком личных вещей.


Джуди провела день за работой и осталась довольна результатами. Она быстро поняла, что от нее требуется.

Идеи роились у нее в голове, и она чувствовала, как адреналин будоражит кровь. Она была искренне благодарна Фрэнку Дельгадо за то, что он заставил ее очень крепко подумать, а не злиться по поводу отклонения ее сырых заготовок.

Джуди заперла офис. Руки и плечи ныли от напряжения. Она отдала столько энергии работе, что чувствовала себя совершенно опустошенной и ей не хотелось никого видеть. К счастью, по пути в свой номер Джуди не встретила никого, кроме мальчика-лифтера.

Оказавшись наконец у себя, она быстро сбросила одежду и заколола волосы на макушке. Потом приготовила бодрящую ванну и с наслаждением погрузилась в покрытую пеной благоухающую воду.

Но чем больше она заставляла себя не думать о Блейке Адамсе, тем труднее это ей удавалось.

Ее волновала одна загадка. Бросить сельскую размеренную жизнь для того, чтобы с головой окунуться в грубый, бесцеремонный, жестокий мир шоу-бизнеса. Что побудило его так поступить? Ей казалось, что отчасти она его понимает. Такой человек, как он, не может долго оставаться в тихом омуте провинциальной Англии. Его энергия требует совсем других масштабов.

Джуди вздрогнула, несмотря на расслабляющее тепло ванны, испугавшись, не будет ли она помимо воли втянута в чужие, неведомые ей планы. На секунду она представила себя его любовницей. На что похожа любовь Блейка? Может ли он любить по-настоящему, без насмешек, которые то и дело слетают с его языка.

На одно сладкое, искусительное мгновение она поймала себя на том, что мечтает, чтобы комплименты Блейка были искренними.

Выйдя из ванны, она легла в постель с чувством удовлетворения от проделанной работы и попыталась успокоиться. Разве она не видела, как ведут себя с Блейком эти размалеванные куколки из казино, посылая ему откровенные взгляды и призывно воркуя?

И, похоже, ему это нравится. Разве у него были бы такие возможности в тихом провинциальном йоркширском городке?

Заставив себя прекратить думать о нем, она оглядела комнату. На сервировочном столе стояли вазы с фруктами и шоколадом. Их содержимое обновлялось каждый день. Ее жизнь здесь больше похожа на отдых, чем на работу, подумала она, в который раз удивляясь роскоши, царившей вокруг.

Без четверти восемь Блейк постучал в дверь. К его приходу она надела платье цвета морской волны, облегавшее фигуру, а волосы гладко зачесала назад и заколола серебряными заколками.

— Вы выглядите сногсшибательно. Все сломают шеи, следя за нами и размышляя, какую голливудскую звезду я сопровождаю сегодня вечером.

— Перестаньте. — Джуди засмеялась, невольно испытывая удовольствие.

— Мы можем идти? — Блейк предложил ей руку. — Шоу начинается ровно в восемь.

— Ровно? — откликнулась она.

— Сами увидите.

Пока они ехали в лифте, Джуди подумала о том, как неожиданно легко и свободно она чувствует себя в его обществе, когда он не надевает на себя личину супермена. Ей захотелось, чтобы они стали друзьями.

В Бриллиантовом зале царила атмосфера предвкушения удовольствия и праздничной энергии, которая, как она знала по опыту, скоро должна передаться артистам на сцене.

На секунду она почувствовала сожаление, что больше не танцует. Она никогда не забудет той неразрывной магнетической связи, которая возникает между исполнителями и залом. Правда, теперь, имея практический опыт, ей гораздо легче работать с танцовщиками.

— Вот наши места, — услышала она голос Блейка.

На всех столиках горели разноцветные свечи, и перед многим посетителями уже стояли бокалы с напитками.

Служащий в униформе провел их в ложу около сцены, где было полутемно, что создавало интимную обстановку. Дверь закрылась, и они оказались наедине друг с другом.

— Здесь удобно, не так ли? — спросил он, наклоняясь к ней. — Это лучшие места в зале.

— Да, отсюда все видно.

Боже, сколько же девушек он приглашал сюда? — невольно задалась Джуди вопросом. Впрочем, она постаралась отогнать от себя эту мысль как можно быстрее.

Точно в восемь часов зажегся свет, и вздох ожидания пронесся по залу. Через мгновение она услышала тихий голос:

— Джентльмены, пять, четыре, три, два, один…

И тут же зазвучала музыка. Занавес поднялся под шквал аплодисментов, и перед зрителями предстали девушки, застывшие в первой живой картине.

Потом на сцене появились танцовщики, а по бокам сцены, как прекрасные статуи, стояли девушки в полупрозрачных нарядах. Все это сопровождалось волшебной музыкой, и Джуди скоро полностью погрузилась в созерцание шоу, следя за действом и как профессионал, и как простой зритель.

Сверкающие, расшитые блестками костюмы были великолепны, и девушки напоминали в них сказочных эльфов.

Шоу длилось два часа. Во время перерыва в ложу им принесли кофе и вино.

— Вы предусмотрели все, — пробормотала она, втайне радуясь, что им не придется идти в бар, как поступило большинство зрителей. Ей не хотелось прерывать магию этой восхитительной феерии.

— Надеюсь, вы примете мое приглашение пообедать после представления. Такие спектакли всегда возбуждают аппетит, — сказал он осторожно.

— С удовольствием. Когда я слежу за танцовщицами, я мысленно танцую их партии.

Она чувствовала, что говорит слишком быстро и взволнованно. Но слово «аппетит» прозвучало в его устах несколько двусмысленно, и она насторожилась.

Глава шестая

Когда шоу закончилось, они вышли из зала через заднюю дверь ложи. Джуди переполнял восторг. Теперь понятно, почему Фрэнк требовал от нее совершенства. Сегодня она это увидела. Лаверн, Кэнди и Пейдж, главные солистки шоу, с которыми она познакомилась в первый вечер, заслуживали высшей похвалы.

— Ну как? Вам понравилось? — поинтересовался Блейк, идя с ней к лифту.

— Вы еще спрашиваете? Потрясающее впечатление, Блейк. — Ее глаза блестели. — Теперь мне придется постараться, чтобы не ударить в грязь лицом.

— Я нисколько не сомневаюсь в ваших возможностях. Ради Бога, не прикидывайтесь бедной родственницей. Это не ваш стиль.

— Обычно я этого не делаю.

Его губы приоткрылись в улыбке, обнажив ряд ровных зубов. С ним так легко, снова подумала Джуди. Неужели они не могут стать просто друзьями? Но тут же поняла, что обманывает себя. Ее влекло к нему с того самого мгновения, когда они впервые встретились в лос-анджелесском аэропорту. Дружба? Зачем лгать себе? Конечно, он надеется совсем на другое.

— Итак, куда мы? — спросила Джуди, когда лифт остановился.

Она почему-то не сомневалась, что они направляются в Сапфировый зал, но двери лифта распахнулись на этаже, где находились их номера. Ее и Блейка. Джуди вопросительно взглянула на него, но в это время он отвернулся.

Ее сердце забилось чаще, когда он подошел к двери своего номера и открыл ее. Из-за его спины Джуди удалось рассмотреть роскошно обставленную комнату.

— О нет, — произнесла она, когда он отступил, чтобы дать ей войти.

Он скорчил раздраженную гримасу.

— Не смотрите на меня как ягненок на волка, Джуди. Я заказал обед на двоих, как и обещал, чтобы у нас была возможность без помех поговорить о деле.

— Но мы могли бы сделать то же самое в любом городском ресторане.

— Что это с вами? — спросил он. — Вы воображаете, что простое приглашение на обед означает непристойные намерения с моей стороны? Не то чтобы эта идея мне не нравилась, но, уверяю вас, это совершенно не мой метод.

Можно ли верить его словам? А то оскорбительное пари, заключенное с Гарри? Внезапно она вспомнила слова Рики.

— Почему ты никогда не признавала за мной права на самостоятельность и видела в моих поступках только самое худшее? Только потому, что я имею смелость рисковать, а ты всю жизнь ходишь по проторенной дорожке, боясь сделать шаг в сторону!

Неужели он прав и она боится жизни?

— Ну, если вы действительно хотите поговорить о работе… — произнесла она нерешительно.

— Конечно. Я только это имел в виду.

Она вошла в комнату, стараясь не чувствовать себя как муха, попавшаяся в сеть паука. Как можно естественнее она села на один из обитых шелком диванов, а Блейк в это время поднял телефонную трубку и произнес несколько слов. Потом с улыбкой повернулся к ней.

— Еду принесут через несколько минут. Разрешите предложить вам чего-нибудь выпить, а потом я покажу вам мое скромное жилище.

Джуди решила было отказаться от выпивки, учитывая, что уже достаточно выпила, но, когда он подал ей бокал вина, машинально взяла его.

Она все еще никак не могла преодолеть скованность. Если бы с Майклом она вела себя так, то через десять минут он потерял бы к ней интерес.

Джуди уже знала по опыту, что сексуальное влечение лишь слабая замена любви, и дала себе клятву никогда больше не повторять подобной ошибки. Теперь, прежде чем упасть в объятия какого-нибудь мужчины, она должна твердо убедиться, что это именно любовь, и ничто другое.

— Снова мечтаете? — Голос Блейка прервал ее размышления.

— Вовсе нет. Я просто жду, когда вы наконец покажете мне свои хоромы.

— С чего начнем? Апартаменты занимают почти всю эту сторону этажа, и я здесь полный хозяин. Женщинам обычно сначала хочется увидеть кухню, не так ли?

— К сожалению, я не принадлежу к тому типу женщин, которые все время проводят у плиты. Думаю, в наши дни они совсем перевелись, — сказала Джуди, с неудовольствием прислушиваясь к собственному напряженному голосу.

— Мне следовало бы помнить, что вы девушка, которая больше всего думает о карьере, — холодно проговорил Блейк. — Я просто спросил, не хотите ли вы посмотреть кухню. Мы можем начать осмотр и с комнат.

— Нет, пойдемте на кухню, — поспешно ответила она. — Не сомневаюсь, что это чудо современной техники. Хотя мне трудно представить себе, что вы бываете на кухне, как и мы, простые смертные.

Возможно, винные пары ударили ей в голову, и поэтому она несет такую ахинею, подумала Джуди. Она уже не помнила, сколько раз ее пустой стакан наполнялся во время шоу, поскольку была полностью захвачена происходящим на сцене.

— Перестаньте, мне смешно это слышать, Джуди.

Джуди внутренне согласилась с ним, дав себе слово впредь контролировать себя.

— Блейк, спасибо, что вы заботитесь обо мне, — немного невпопад сказала она.

— Пускай вас это не беспокоит. Я просто думаю о вложенных деньгах. А теперь давайте произведем осмотр, пока нам не принесли еду.

Она пошла за ним, чувствуя себя совершенно подавленной, и, выглянув в окно, постаралась проявить интерес к действительно великолепному виду Стрипа, открывавшемуся из окна его комнат.

О такой кухне могла мечтать каждая женщина. Все сияло, нигде не было ни пятнышка, и Джуди решила, что скорее всего здесь ни разу не готовили. Как будто прочитав ее мысли, Блейк засмеялся.

— Как ни странно, я умею готовить. Как-нибудь я продемонстрирую вам свое кулинарное искусство, мисс Карьера.

— Вы намекаете, что я не умею готовить? — Если бы он знал, сколько времени ей приходилось проводить на кухне, чтобы приготовить еду для себя и Рики после смерти родителей.

— Детка, я не сомневаюсь, что вы сумеете сделать все, что захотите. У вас есть целеустремленность, которая может привести в священный трепет менее смелого человека, чем я.

Его замечание смутило ее, и она вспомнила времена, когда умудрялась поставить на место не в меру ретивого воздыхателя одним только насмешливым взглядом.

— Может, в этом и заключается загадка моего обаяния, — пошутила она. — Так, кухню я осмотрела, и мы пришли к заключению, что я плохая кухарка. Что дальше?

Он провел ее в кабинет с компьютером, факсом и новейшим офисным оборудованием. Да, похоже, он всегда держит руку на пульсе времени, одобрительно подумала Джуди.

Одна стена кабинета была снизу доверху заставлена полками с книгами на всевозможные темы. Она увидела несколько семейных фотографий и безделушек, вероятно в память о каких-то событиях. Ведь сказал же он, что нельзя забывать собственные корни.

— Ну как, образ равнодушного американского плейбоя начинает понемногу меркнуть?

— Я никогда так о вас не думала. Просто я считаю, что каждый, кто добивается успеха, теряет часть своей доброты.

— Но разве игра не стоит свеч, если приносит удовольствие не только тебе, но и многим людям?

— Но и головную боль тоже.

— Только, если что-то не ладится. Мы пристально следим за всеми игорными столами, буквально за каждым игроком. Здесь работают очень опытные крупье, они видят каждого игрока насквозь. Когда у человека появляется характерный безнадежный взгляд, двери казино немедленно закрываются перед ним.

— Прекрасно. Вы до тонкостей знаете свое дело. Это все, что вы хотели мне показать?

— Нет, самое интересное я приберег под конец. — Глаза Блейка загадочно блеснули.

Не имея выбора, она последовала за ним в спальню, сияющую белизной; на наборном паркетном полу лежал роскошный голубой ковер и такого же цвета покрывала были на кроватях. Просто райский уголок, подумала Джуди. Инстинкт самосохранения твердил ей, что следует поскорее выбираться отсюда.

Однако Блейк не спешил.

— Вам нравится? — Он пристально взглянул на нее.

— Очень мило…

Он откровенно рассмеялся.

— Вы даже не представляете, как мне нравится ваша английская сдержанность. С тех пор как я поселился здесь, приходится сталкиваться с одними хищницами.

— Наверное, все они смотрят на вас как на потенциальную добычу.

— А вы нет?

Мозг Джуди моментально начал подавать ей сигналы опасности, и она машинально сделала шаг назад.

— Но ведь вы сами говорили, что пригласили меня по другой причине?

— Хорошо, я не буду искушать вас. Только покажу комнату для гостей, и мы отправимся обедать.

Она последовала за ним в другую, не менее роскошную спальню. Уходя, она оглянулась и заметила оправленную в рамку фотографию на тумбочке возле кровати, и изображение врезалось ей в память. Должно быть, снимок сделан несколько лет назад, потому что Блейк на нем выглядел моложе и беспечнее, чем тот преуспевающий бизнесмен, каким он был сейчас. Темноволосая девушка с оживленным выражением лица, смеясь, смотрела на него влюбленными глазами.

Джуди до смерти захотелось узнать, был ли он женат, но она постеснялась спросить его. Блейк рассказал ей о некоторых фотографиях у него в кабинете, но об этой не упомянул совсем; видимо, она связана с чем-то глубоко личным, о чем ему не хотелось говорить. Если это действительно так, значит, он все-таки способен испытывать какие-то чувства.

Надо будет спросить об этом Фрэнка. Кажется, он знает многое о прошлом Блейка.

Они вернулись в гостиную. На столе уже были расставлены блюда с копченой лососиной и салатами, тарелки с тонко нарезанным хлебом и маслом и вазы со свежими фруктами. В кофейнике дымился неизбежный кофе.

— Не многовато ли перед сном? — сказала Джуди. От голода ее рот наполнился слюной.

— Вы, кажется, любите хорошо поесть, не так ли? За обедом в ресторане я заметил, что вы знаете толк в еде. — Его глаза скользнули по стройным линиям ее фигуры. Безусловно, она набрала несколько фунтов с тех пор, как перестала танцевать, но это шло ей.

— Конечно, я люблю поесть, так же, как и все.

— Нет, не все. Иногда стремление не растолстеть становится такой же навязчивой идеей, как и страсть к игре.

Его раздраженный тон свидетельствовал, что он говорит о чем-то близко его касающемся. Возможно, что девушка на фотографии имела к этому отношение…

— Надеюсь, я смогу доказать вам, что не все женщины мечтают уморить себя голодом, — сказала она, стремясь заполнить наступившую после его слов неловкую паузу.

Они заговорили об Англии. Блейк вспомнил родной Йоркшир — пустынные, поросшие вереском равнины, где можно пройти несколько километров, не встретив ни одной живой души…

А она рассказала ему о Лондоне, о той его части, которую он не знал и где они с братом жили в тесной квартирке последние годы.

— Вы скучаете по брату? — внезапно спросил Блейк.

— Он — все, что у меня есть. Мне кажется, что близкие родственники должны держаться вместе, но Рики с этим не согласен. Теперь он давно уже самостоятельный человек, но все равно я скучаю по нему.

— Вы не можете всю жизнь быть ему защитницей, Джуди. Впрочем, вы сами это знаете. Он должен идти своим путем и учиться на собственных ошибках.

— Просто я чувствовала бы себя гораздо спокойнее, если бы знала, что с ним все в порядке.

Она все еще думала о Рики, когда после ужина Блейк провожал ее в номер.

— Можно по-братски поцеловать вас на прощание?

— По-братски? Если в этом нет ничего предосудительного, зачем спрашивать?

Она не хотела провоцировать его, но ответ прозвучал провокационно. Она имела в виду, что раньше он ее не спрашивал, просто делал, что хотел.

— Тогда я не буду спрашивать.

И в то же мгновение она оказалась в его руках. Поцелуй был долгим. Джуди казалось, что все вокруг исчезло. Оставалось только его тело, тесно прижатое к ней. Лишь совсем неопытная девушка могла не заметить, как он возбужден.

Внезапно он выпустил ее.

— Если я не дам вам уйти сейчас, Джуди, я не отвечаю за себя. Вы слишком волнуете меня. Спокойной ночи.

Он слегка подтолкнул ее к двери. Войдя, она с закрытыми глазами прислонилась к стене, все еще ощущая его запах и вкус губ. И волнение, от которого трепетало тело, сказало ей, как сильно она хочет его.

Она была покорена его джентльменским поведением, хотя представляла себе, каким коварным обольстителем он может быть. Но разве не об этом втайне мечтает каждая женщина? Безупречный джентльмен на публике и тигр в постели…

Тряхнув головой, чтобы избавиться от ненужных мыслей, Джуди, не зажигая света, прошла в комнату. Нетвердыми пальцами она расстегнула платье, мечтая только об одном — броситься в кровать и спать, спать до самого утра, не думая о том, что, кажется, уже успела влюбиться в Блейка Адамса, хотя знала его всего два дня.

Блейк в свою очередь клял себя за то, что позволил чувствам взять верх над собой. Но Джуди Хейл оказалась совсем не такой, какой он себе ее представлял. Он думал, что увидит поджарую девицу, манерами напоминающую Мэгги. Он слишком хорошо знал, что такое танцовщица, и совсем не ожидал увидеть очаровательную девушку, нежную и женственную. Джуди внезапно ворвалась в его жизнь и перевернула ее.

Еще никому не удавалось так сильно взволновать его. Конечно, он нравится женщинам и не отрицает, что и женщины нравятся ему, но никто после Клер не смог сломать того барьера, который он поставил между собой и возможностью серьезного чувства. И вряд ли какой-нибудь женщине это удастся, даже удивительной Джуди Хейл.

Тихо выругавшись, он прошел в кабинет и поспешно набрал лондонский номер Гарри Брейди. Услышав автоответчик, он закричал в трубку:

— Гарри, это Блейк. Я знаю, что ты дома, подойди и сними трубку. Нам надо серьезно поговорить.

Этот лентяй и бездельник, раздраженно подумал он, скрывается от кого-то, поэтому включил автоответчик.

— Я был в ванной, Блейк, — раздался гнусавый голос Гарри. — Что случилось? С Джуди у тебя нет проблем, не так ли? Или она тебе не понравилась? — со смешком добавил он. — Я ведь говорил тебе, что даже твое бронебойное обаяние не сможет растопить этот лед, но не думаю, что ты так просто собираешься признать поражение.

— Заткнись, старый идиот! Я звоню тебе вовсе не по поводу Джуди. Она просто прелесть, но я не хочу, чтобы мои служащие отвлекались на что-то постороннее. Они должны всецело концентрироваться на работе.

Он услышал вздох Гарри.

— Ты имеешь в виду ее братца Рики? Что она тебе рассказала?

— Ничего, поэтому я тебе и звоню. Она сказала, что если бы знала, где он и что с ним, то была бы счастливее. И я бы тоже чувствовал себя спокойнее, хотя совершенно не хочу, чтобы он приехал сюда. Говори, что ты знаешь о нем.

— Почему ты решил, что я что-то знаю?

— Перестань, Гарри, не валяй дурака, мы слишком давно знакомы. Я знаю, что ты был чем-то вроде ангела-хранителя для них обоих в свое время. Так что если кто-то и знает, где мальчишка, то это ты.

— Джуди тебе что-нибудь сказала?

— Не води меня за нос. Ты что-то знаешь. И валяй рассказывай.

— Блейк, неужели ты принимаешь такое горячее участие в судьбе всех своих служащих? — Гарри хихикнул. — Или здесь особый случай? Она тебе нравится, парень?

— Черт возьми, я сказал тебе причину! Ты мне расскажешь сам или применить к тебе особые методы?

— Хорошо, — сдался Гарри, немного удивляясь, почему Блейк так заинтересовался этим.

Тот никогда еще серьезно не интересовался ни одной девушкой, за исключением Клер, а история с ней случилась больше десяти лет назад. В то время Блейку было не больше двадцати и он просто сходил с ума.

Гарри слышал тяжелое дыхание Блейка на другом конце линии. Его нетерпение было очевидно. Он поспешно заговорил:

— О'кей. Рики прислал мне письмо несколько дней назад, в котором спрашивал, где Джуди. Как всегда он был в панике и как всегда просил небольшую сумму денег.

— Кажется, ты говорил, что он пристрастился к игре?

— По масштабам Вегаса это пустяки, но должен сказать, что он погружается все глубже. Ему нужна хорошая встряска и прочистка мозгов.

— Сейчас Джуди хочет знать только одно — где он находится.

— Я ей об этом уже сказал, — удивился Гарри. — Он в Орегоне в городке под названием Сейлем и как обычно без денег. Я послал ему пятьдесят фунтов.

— Ты написал ему, что она сейчас в Вегасе?

— Нет, — быстро ответил Гарри. — Он неудачник и все ей испортит. Послушайся моего совета — держись от него подальше.

— Мне бы очень хотелось, но, боюсь, теперь я не могу этого сделать. Дай мне его последний адрес.

— Черт возьми, да ты-то что можешь сделать? Говорю тебе, Блейк, он приносит несчастье…

— Я еще не знаю, что смогу сделать, но пора прекратить это безобразие, — решительно проговорил Блейк. — Если Джуди хочет знать, где ее брат и что с ним, ей нужно предоставить эту возможность.

Гарри неохотно дал ему адрес, и Блейк положил трубку.

Никогда раньше он не вмешивался в личную жизнь служащих, но Джуди задела его за живое, и он поступился своими принципами. Она так сильно отличалась от Клер. Клер тоже была танцовщицей; она долгое время была солисткой в шоу, пока ее дела не стали плохи…

Блейк постарался стряхнуть с себя тяжелые воспоминания и сконцентрироваться на мыслях о Рики Хейле. Он сочувствовал всем, кто заболевал игорной лихорадкой, особенно молодым людям.

Несмотря на процветание своей игорной империи, Блейк всегда советовал крупье получше следить за игроками с неустойчивой психикой.

Он занес адрес Рики Хейла в компьютер и бросил бумажку с адресом в мусорную корзину.


На следующий день Джуди почувствовала себя отдохнувшей и вела себя более раскованно, чем накануне. Любуясь ею, Блейк решил, что, пока она сама не заговорит о брате, он ни словом не обмолвится о телефонном звонке. Он очень боялся, что Джуди бросит все и примется разыскивать братца.

Блейк уверял себя, что делает это для того, чтобы она не отвлекалась от работы, за которую он ей платит, и платит очень неплохо. Но он понимал, что дело не только в этом. Ему хотелось, чтобы она находилась рядом. Она принесла с собой частичку далекой родины, свежесть английских лугов и холмов. Только теперь он понял, как сильно скучал по Англии.

— Вы выглядите бодрой и свежей, — сказал он ей за завтраком. — Хорошо спали прошлой ночью?

— Да, прекрасно. Мне кажется, что это вино так подействовало на меня. Кроме шоу, я ничего не помню. Разве что прекрасный ужин. — И вид его спальни, и прощальный поцелуй, вскруживший ей голову… — Фрэнк хочет сконцентрироваться на финале шоу и заниматься им до конца недели, в то время как я могу немного побездельничать. Зато потом мы с ним плотно приступим к работе. Вы не будете возражать?

— Нет, конечно. Если Фрэнк сказал, значит, так оно и есть, Джуди. Я оставляю эти вещи на его усмотрение, и вы не должны отчитываться передо мной за каждую ерунду. — И боясь, как бы это не прозвучало так, будто он хочет поскорее отделаться от нее, добавил: — Мы завтра оба возьмем выходной, и я покажу вам Старый город.

— В этом нет необходимости. Я могу просто поехать туда на автобусе. Фрэнк говорит, что нужно только позвонить на автобусную станцию и заказать билет…

Но он перебил ее:

— Неважно, что говорит Фрэнк. Ехать одной совсем не весело, и потом в автобусе вы умрете от жары. Разве мама не говорила вам в детстве, что веселее все делать вдвоем?

Она рассмеялась.

— Мама говорила мне много разных вещей, но я что-то не припоминаю, чтобы она говорила насчет веселья вдвоем.

— Тогда поверьте на слово, — сказал он, и она заметила теплые искорки в его глазах.

Блейк не думал серьезно о поездке в Старый город, но теперь эта мысль понравилась ему. Если он не может взять выходной, когда захочет, какой смысл быть владельцем всего этого? Он вспомнил, что его отец когда-то говорил нечто подобное:

— Если миллионер не имеет возможности наслаждаться результатами своего труда, тогда зачем быть миллионером? Деньги нужны для того, чтобы доставлять себе удовольствие, а не дрожать над ними как скряга.

Но разговоры отца стали совсем другими, когда Блейк захотел все бросить и уехать в Лондон. Тогда, чтобы обрести желанную свободу, ему пришлось выдержать упорную борьбу. Он и Джуди Хейл столько лет прожили в одном городе, даже не подозревая о существовании друг друга. Но в то время, когда Джуди уже думала о своей будущей карьере, его мысли были заняты только Клер, пока разыгравшаяся трагедия не разлучила их.

Вскоре после этого умер отец и Блейк вынужден был возвратиться в Йоркшир и подумать о своей дальнейшей жизни, хотел он этого или нет.

— О чем вы задумались? — спросила Джуди, заметив по лицу, что его мысли витают где-то далеко.

У него была гораздо более сложная натура, чем ей показалось вначале, и морщинки на его лице, придававшие ему больше мужественности, могли быть следами пережитых страданий, о чем он старательно умалчивал.

— Я звонил Гарри Брейди вчера вечером и размышлял, стоит ли говорить вам об этом.

— Неужели вы хотите меня уволить? — Она все еще пребывала в хорошем настроении.

— Нет конечно. У меня есть для вас адрес.

Несколько мгновений она не понимала, о чем он говорит. Но потом ее лицо порозовело и стало таким одухотворенным и прекрасным, что он не мог оторвать от нее взгляда.

— Рики… — выдохнула она, и Блейку в этот момент захотелось оказаться на месте Рики.

Как же сильно она любит своего беспутного братца!

— Надеюсь, вы не станете обвинять меня в том, что я вмешиваюсь в ваши дела.

Повинуясь внезапному импульсу, она схватила его за руку.

— Можете вмешиваться во что хотите, если это позволит мне узнать, что с Рики. Как только я буду уверена, что с ним все в порядке, я перестану беспокоиться о нем.

В чем Блейк, честно говоря, сомневался. К сожалению, он слишком хорошо знал такой тип молодых людей. Если человек пристрастился к игре в юном возрасте, то это может длиться всю жизнь.

— Вы не узнали его номер телефона? — спросила она.

— Гарри не знает его, но это можно легко выяснить через телефонную компанию, сообщив его адрес.

— Я сделаю это прямо сегодня. Не знаю, как благодарить вас, Блейк. Гарри сказал мне, что разорвал и выбросил письмо Рики. Он иногда бывает таким мерзавцем!

Блейк мог придумать множество способов, которыми она смогла бы отблагодарить его, но сейчас было бы нечестно воспользоваться своим положением. Кроме того, она так сияла от радости, что у него просто язык не повернулся бы осквернить это чистое чувство.

— Я могу сделать это для вас.

Джуди отрицательно покачала головой.

— Нет, это мои проблемы. Вы и так сделали для меня очень много. — Она увидела сочувствие в его глазах, и слезы навернулись ей на глаза. Неважно, мачо он или нет и сколько в нем других отрицательных черт, глубоко внутри у него таятся подлинные чувства. — Я скажу вам о результате. Еще раз спасибо.

— Только не надо меня благодарить. Я бы сделал это для любого служащего. Мне нужно, чтобы на моем корабле была счастливая команда, — грубовато проговорил он.

Эти слова вернули ее на землю, а то она уже начала думать, что его интерес к ней слишком велик.


Получив от Блейка необходимые сведения, Джуди закрылась у себя в комнате и стала названивать в телефонную компанию.

Узнав наконец номер телефона, она быстро набрала его, мечтая и в то же время отчаянно боясь услышать голос Рики. Так было всегда…

— Алло! Кто говорит? — раздался женский скрипучий голос, звучавший крайне неприветливо.

— Мне дали этот номер. Здесь живет Рики?.. Ричард Хейл? Могу я поговорить с ним?

На другом конце провода наступило молчание, потом женщина быстро спросила:

— Вы из полиции?

— Нет! Почему из полиции? — испуганно сказала Джуди.

— Этот парень задолжал мне за месяц, вот почему. У меня здесь не ночлежка. К тому же он задолжал не только мне, но еще…

Джуди бросила трубку. Ее руки дрожали. Случилось то, чего она больше всего боялась. Несчастья не только преследовали Рики. Он сам — воплощенное несчастье, и ей слишком часто приходится испытывать это на себе.

Слабая надежда, что она сможет найти его в Орегоне, исчезла, и от отчаяния у нее на глаза навернулись слезы. Она обещала рассказать Блейку о результатах звонка, хотя он, наверное, уже забыл о своей просьбе, мелькнуло у нее в голове. В любом случае я не буду этого делать, решила Джуди. По крайней мере, сейчас. Сейчас она ни с кем не могла разговаривать.

Глава седьмая

Рики Хейл всегда считал себя искушенным в жизни человеком, но сейчас вынужден был констатировать, что он находится в полном дерьме. Недавно он связался с компанией игроков в покер, которые работали в Сейлеме, и задолжал им пять сотен долларов, которых у него не было.

В конце концов они прижали его к стенке, и он пообещал им отдать деньги на следующее утро, когда откроется банк, хотя очень хорошо знал, что не имеет счета в этом банке, как, впрочем, и ни в каком другом. Фортуна вновь повернулась к нему спиной.

Но, будучи неисправимым оптимистом, Рики всегда верил, что должно произойти что-нибудь хорошее. Ведь не может же постоянно не везти. Рано или поздно все должно измениться.

Вечером, оставив игроков в покер в задней комнате бара, он стал думать, что делать. Он знал, что с ними шутки плохи и обещание избить его в случае неуплаты долга не пустая угроза. Он уже имел возможность наблюдать расправу над другим парнем, который тоже задолжал им. Ситуация хуже некуда. В таком маленьком городке, как Сейлем, совсем негде укрыться. Чем скорее он уберется отсюда, тем лучше, мрачно подумал Рики.

Глубокой ночью, побросав немногочисленные пожитки в дорожную сумку, он тихо вылез из окна спальни в бедном пансионе. С кошачьей ловкостью приземлился на крышу черного хода и выскочил во двор. Несколько мгновений Рики прислушивался, но вокруг все было тихо, и он поспешно нырнул в темноту, пробираясь к шоссе.

Там он легко сможет остановить попутную машину и убраться подальше от этого проклятого места.

— Куда направляешься, парень? — остановившись рядом с ним, спросил водитель грузовика.

— Я сам еще точно не знаю. Могу поехать вместе с тобой. — Рики дружески улыбнулся водителю.

— К утру я должен быть в Рено. Если тебе это подходит, то буду рад компании. Скучно ездить одному ночью.

— Спасибо. — Рики уселся рядом с водителем, едва веря в удачу.

Рено! Город, который считается второй столицей азартных игр после Вегаса, судя по тому, что он читал о нем. По размаху он затмевает даже Атлантик-Сити! Он слышал, что это просто рай для игроков.

Рики никогда не бывал раньше в Рено, но то, что судьба вывела его в нужное время на шоссе, значило, что счастье вновь повернулось к нему лицом, в чем он, кстати, не сомневался. Теперь он мечтал только об одном — как можно скорее добраться до Рено.


Джуди еле сдерживала слезы, и ей совсем не хотелось, чтобы Блейк стал свидетелем ее слабости. Однако после долгих колебаний она набрала номер его телефона. Когда в трубке раздался голос Блейка, она представила себе, как он сидит в своем кабинете среди множества бумаг, и почувствовала внезапное смущение. Ему приходится брать на себя больше, чем он рассчитывал, принимая ее на работу.

— Блейк? — произнесла она внезапно охрипшим голосом.

Он сразу понял, что случилось что-то плохое.

— Вам удалось что-нибудь узнать о Рики?

— Ничего. Ответила женщина, и, когда я попросила позвать Рики, она очень разозлилась. Она сказала, что Рики задолжал ей за месяц за квартиру и что его разыскивают более серьезные кредиторы, чем она. Рики исчез, и я не знаю, где его искать. Извините, что беспокою вас…

Чувствуя, что не сможет вынести никаких слов соболезнования, Джуди быстро положила трубку, борясь с подступившими к горлу слезами.

Несколько минут спустя раздался стук в дверь. Она решила не открывать, зная, что это Блейк, но стук не прекращался, и в конце концов она вынуждена была впустить его.

— Если бы вы не открыли, мне пришлось бы позвать слесаря, чтобы вскрыть замок, — раздраженно сказал он. — Почему вы так сопротивляетесь, когда кто-то хочет вам помочь, Джуди?

— Вы и так сделали больше, чем я имела право ожидать, и я вам очень признательна.

— Нужно немедленно что-то делать. Может, стоит обратиться в сыскное агентство или полицию?

— Только не в полицию! Вдруг какой-нибудь не в меру ретивый детектив обнаружит, что Рики действительно замешан в чем-нибудь незаконном?

— Что же можно еще сделать? — в раздумье проговорил он.

— Я позвоню Гарри и предупрежу его, что если Рики позвонит, то пусть непременно сообщит свой новый адрес.

Блейка этот вариант устраивал, ибо давал ему возможность не вмешивать свое имя в столь некрасивое дело. Он симпатизирует Джуди и пареньку, хотя и считает последнего круглым идиотом, раз он умудрился влипнуть так сильно. Но если газетчики что-то пронюхают, его бизнесу это не пойдет на пользу.

С другой стороны, Рики родной брат Джуди и она не успокоится, пока не узнает, что с ним все в порядке. Гарри сказал, что она заменила Рики мать, когда умерли их родители.

— Мне уже легче, — произнесла она ровным голосом. — С вашего разрешения я прогуляюсь, чтобы освежиться, а потом позвоню Гарри.

— Почему бы вам не доверить этот звонок мне? Я не волнуюсь и спокойно объясню Гарри все, что от него требуется.

— Буду вам благодарна. — Она согласилась, почувствовав, что ее силы действительно на исходе. — Я вряд ли смогу противостоять напору Гарри. Он всегда считал, что я слишком нянчусь с Рики.

— Не осуждайте его за это. Гарри просто никогда не терял близких и не знает, что это такое. Но ведь вы же не потеряли Рики навсегда. Представьте, что скоро его увидите.

Джуди попыталась улыбнуться, благодарная Блейку за попытку подбодрить ее. Из его слов она поняла: он тоже знает, что такое потерять близкого человека. Но сейчас она не могла думать об этом.

Когда Блейк вышел, она переоделась в брюки и легкую кофточку, зная, что снаружи жарко и влажно. Там, должно быть, сущий ад, но невозможно больше находиться в четырех стенах.

Джуди вышла из отеля. Стояла невыносимая жара. В воздухе ни дуновения.

Около часа она бродила по улицам, почти не видя, куда идет, пока не заметила, что находится около автобусной станции. Машинально она стала изучать расписание автобусов, решив заказать билет до Старого города, чтобы не ездить туда с Блейком. Ей не хотелось слишком зависеть от него.

От жары мысли путались, и, почувствовав усталость, она решила вернуться в отель.

Краем глаза Джуди заметила машину, на расстоянии следовавшую за ней. Она продолжала идти, не обращая на машину внимания, пока не услышала позади себя голос:

— Не хотите ли поберечь ножки и сесть в автомобиль?

Она повернулась и увидела Фрэнка, выглядывавшего из своего автомобиля с откинутым верхом.

— Почему вы не на работе? — спросила она, не зная, что еще сказать.

— Я еду в типографию посмотреть макеты наших объявлений в журналах, пока они не напечатаны. Эту работу я никому не доверяю.

Джуди знала, как важны для успеха шоу все детали, в том числе и объявления в журналах.

— Скорее садитесь, а то меня оштрафуют за остановку в неположенном месте.

Она открыла дверцу и с облегчением уселась рядом с ним на переднее сиденье, только сейчас ощутив, как далеко она забралась и как сильно болят от усталости ноги.

— Прошу простить меня за утреннюю резкость. — Фрэнк с улыбкой взглянул на нее. — Я немного раздражителен, но очень быстро отхожу.

— Я на собственном примере знаю, что такое вспыльчивый характер, и не сержусь.

— Вот это правильно. Лучше нам быть друзьями, чем врагами.

— Я никогда не считала вас врагом, Фрэнк.

— Никогда? Даже когда узнали, что не будете единолично руководить постановкой, а станете подчиняться еще кому-то?

Она покраснела.

— Я об этом уже не думаю.

— Прекрасно, детка.

Говоря это, он положил руку ей на колено. Вежливо, но твердо она сняла ее.

— Я хочу, чтобы мы стали друзьями, Фрэнк, но все-таки не слишком близкими.

Он рассмеялся.

— Хорошо. Но попытаться-то все-таки можно? Не вините меня за это.

— Фрэнк, могу я спросить вас кое о чем?

— Попробуйте.

— Возможно, вопрос покажется вам странным, но я любопытна. Блейк женат?

— Насколько я знаю, нет. Или он это очень хорошо скрывает.

— Может, он разведен? — Как будто какой-то бесенок подталкивал ее, заставляя задавать вопросы.

— По-моему, он никогда не был женат, но я не интересовался его личной жизнью. Как-то вскоре после его приезда сюда мы здорово поддали однажды вечером и он рассказывал что-то о своей невесте, которая осталась в Англии. Но мы так сильно перебрали, что на следующее утро я почти ничего не помнил. Но я вам ничего не говорил, хорошо?

— Вы и так ничего не сказали.

Теперь она твердо знала, что девушка на фотографии в спальне была его невестой.

Они подъехали к отелю, и Фрэнк припарковал автомобиль в специально отведенном для него месте. Джуди вышла из машины с работающим кондиционером и сразу же попала в удушающую атмосферу тропического зноя. Здесь никогда не бывает золотой середины, подумала она. Или иссушающая жара или кондиционер, от которого бьет озноб.

Но теперь она чувствовала себя спокойнее, чем когда вышла из отеля несколько часов назад.

Всем существом своим она надеялась, что Гарри прислушается к словам Блейка и, если Рики снова позвонит, что реально, даст ему знать, где она сейчас. Ведь, в конце концов, они оба находятся в Америке, оба хотят встретиться друг с другом, и ни один не знает, где находится другой. Хотя, конечно, трудно сравнивать просторы Америки с маленькой Англией, где найти друг друга гораздо проще.

У себя в номере Джуди вспомнила о поездке Фрэнка в редакции крупнейших журналов, чтобы бросить последний взгляд на объявления о приближающемся шоу Дэнни Корси, и ее мысли приняли неожиданный оборот. А что, если дать объявление в газеты, чтобы Рики Хейл позвонил ей в Лас-Вегас?

Однако она тут же отбросила эту мысль. Если объявление увидят кредиторы Рики, то в мгновение ока они появятся здесь и станут требовать деньги, которые задолжал им брат. Она не имеет права создавать трудности Блейку и рисковать его репутацией. Джуди нутром чувствовала, что на этот раз Рики влип хуже некуда.

Но поскольку Блейк уверил ее, что Гарри обещал дать знать Рики, что она хочет связаться с ним, она почувствовала некоторое облегчение.


Блейк сказал, что завтра они едут в Старый город. Это не было приглашением, это был просто приказ. Джуди подчинилась.

Он сам вел автомобиль, и она чувствовала облегчение оттого, что впереди, за бронированным стеклом, не маячит фигура шофера в униформе.

Сидя на переднем сиденье рядом с Блейком, она смотрела, как лимузин миновал оживленные центральные улицы и въехал на окраину, а потом и вовсе в дикую пустынную местность.

— Эта пустыня поражает, не правда ли? Не находите, что пейзаж напоминает старые черно-белые фильмы, где пучки высохшей травы катятся по выжженной прерии, а с горы с воинственными криками сбегают индейцы?

Джуди рассмеялась.

— Вы читаете мои мысли! Я вспомнила, как в детстве мы целой толпой ходили в старый обветшалый кинотеатр рядом с нашим домом и каждый киногерой, который носил стетсон[5] и шпоры, становился нашим кумиром.

— Звучит прекрасно. У меня не было старого кинотеатра возле дома, и я никогда не ходил туда с толпой друзей. Наш городок был слишком провинциальным.

— Бедный маленький карапуз, — сказала Джуди.

— Я действительно имел мало друзей в детстве, пока меня не отправили в пансион, а потом в университет. Там жизнь была гораздо интереснее, и я понял, сколько всего упустил за предыдущие годы.

Чем больше узнавала Джуди о его прошлой жизни, тем больше понимала, каким разным было их детство. Его родители вели жизнь джентри, гораздо более простую и уединенную, чем жизнь ее семьи.

— Своими вопросами вы нагоняете на меня тоску. Мы выбрались из города, собираясь весело провести время. Давайте избегать темных туч на горизонте, о'кей?

— О'кей, — откликнулась она, машинально вглядываясь в даль, где синело небо, ярче которого она еще не видела.

Он, конечно, прав. Эту поездку он затеял ради нее, и она не должна вести себя, как унылая ворона. Джуди вспомнила, как Рики в детстве называл ее унылой вороной. Она улыбнулась.

Блейк посмотрел на нее.

— Вот так-то лучше. Поделитесь, какое воспоминание вызвало у вас улыбку.

— Это вам не интересно.

— Почему?

— Я просто напомнила себе, что не должна портить этот день и не быть унылой вороной. Так Рики всегда дразнил меня, когда мы были детьми. Сейчас это звучит глупо, и я жалею, что сказала вам об этом, — закончила она смущенно.

— Мне это кажется очаровательным. Я был бы счастлив, если бы в детстве кто-нибудь дразнил меня. Но никто не осмеливался делать это. Отец был слишком занят, потому что зарабатывал деньги, и я его почти не видел. Если бы меня дразнили в детстве, это пошло бы мне на пользу, поубавив спеси.

— Ради Бога, перестаньте. — Джуди не смогла сдержать смех, потому что он говорил без тени улыбки. — Мне действительно жаль, что я рассказала вам об этом.

— Отчего же? Мне нравится слушать о вашем детстве. Мне хочется знать о вас все. Например, я уверен, что в вашей жизни уже был по крайней мере один мужчина. Никто с вашей внешностью и индивидуальностью не смог бы продвинуться так далеко в жизни без серьезных взаимоотношений на какой-то стадии.

— Но ведь я ледяная дева, как сказал вам Гарри Брейди, — поддразнила его она. Ей совсем не хотелось рассказывать ему о Майкле. Память о нем она запрятала глубоко внутрь, но иногда внезапно ощущала горечь потери.

— О, я в это не верю. У меня достаточно доказательств, что вы отзывчивая, страстная женщина. Вы не должны все держать в себе, Джуди. Расскажите мне о вашем прошлом.

— А вы расскажете мне о своем? — спросила она, затаив дыхание.

— Я уже рассказывал вам. Моя жизнь — открытая книга…

— А как насчет фотографии на вашем столике около кровати в спальне? Там, где вы сняты с хорошенькой девушкой, которая завороженно смотрит вам в глаза?

И конфетти у нее в волосах…

— Эта глава уже закрыта, — отрезал он.

Джуди поняла, что зашла слишком далеко. Но возмущенная тем, что он ставит их в неравное положение, она упрямо тряхнула головой.

— Так же, как и моя.

Они ехали дальше в молчании. Спидометр накручивал милю за милей, и она обрадовалась, наконец увидев следы цивилизации. Если, конечно, так можно было назвать ряд ветхих зданий за высокой оградой.

— Старый Вегас. — Блейк указал рукой вперед. — Давайте немного побудем простыми туристами и забудем обо всех наших проблемах.

Она твердо настроилась отдохнуть и хорошо провести день, несмотря на то, что сухой, пыльный, обжигающий воздух пустыни сушил кожу и пыль попадала в глаза. Но вид настоящего восстановленного салуна и девушек, одетых в старинные костюмы, которые танцевали на свежем воздухе, отвлек ее от этих неприятностей. Она с восхищением осмотрела реконструкцию настоящей кузницы, старинную промывочную для золота, кондитерскую и банк.

Недалеко от главной улицы находилось старое кладбище с едва различимой вязью слов на надгробиях, сделанных из обветрившегося от непогоды камня. Среди них стояли грубые деревянные кресты.

— У меня такое ощущение, будто я попала в старый фильм и сейчас из салуна должен выйти Юл Бриннер, — улыбаясь, сказала Джуди.

— Да, пожалуй, слишком в духе Голливуда, — согласился Блейк, но говорят, что это один к одному копия старого Запада. Вы когда-нибудь слышали о Тонепе?

— Да, конечно! Этот город присутствовал в каждом вестерне, который я видела.

— Уверен, вы думали, что это просто декорации.

— И что? — Она с интересом взглянула на него.

— Он расположен к северу от Вегаса, примерно на полпути к Вирджиния-Сити, сейчас там останавливаются все туристические автобусы. Это маленький городишка, который никогда особенно не процветал, но чем-то всегда нравился режиссерам фильмов. Вокруг него простирается голая пустыня.

— Мы с Рики всегда думали, что Тонепа — огромный город! Вы меня разочаровали.

Он рассмеялся.

— Я просто сказал вам правду, мэм. А теперь давайте устроим настоящую поездку на Дикий Запад!

Он вел себя так естественно, просто и мило, что нравился ей все больше и больше. Она совсем не хотела задумываться о своих чувствах к нему. Как только работа закончится, она уедет обратно в Англию и вряд ли их пути пересекутся еще раз.

Ресторан, в котором они завтракали, находился в большом деревянном здании, где бифштексы были большими и сочными, жареная картошка величиной с хорошую репу, а вид хрустящего тушеного лука и красного перца вызывал волчий аппетит. Вся атмосфера напоминала о старых добрых временах. Еда подавалась на металлической посуде, а кофе нужно было наливать самим из огромных медных кофейников.

Юноши и девушки, которые разносили еду, были одеты в клетчатые рубашки, джинсы, стетсоны и ковбойские сапоги. Все время звучала громкая музыка, и Джуди пришла в полный восторг.

— Фрэнку никогда не приходило в голову использовать тему Дикого Запада в одном из своих шоу? — поинтересовалась она, когда их провели к столику.

— Кажется, он хочет воплотить ее в своем новом шоу. Ваша часть будет истинно британской, но у нас, как вы знаете, есть еще французское и несколько европейских отделений. Фрэнк просто помешан на ковбойской тематике, но при этом мы обязаны показать зрителям то, на что они пришли посмотреть.

— И что же это? — спросила Джуди, плотоядно глядя на сочный бифштекс, который дымился перед ней на тарелке.

— Девушки, конечно. Много очаровательных девушек с обнаженной грудью. В Вегасе, ведь это самое главное, Джуди. Мы показываем им самых очаровательных девушек в мире. И прежде чем вы начнете кричать, что это мужской шовинизм, я скажу, что вы совершенно правы. Но вы никогда не сможете изменить человеческую природу, какими бы благими намерениями ни руководствовались.

С этим она не могла не согласиться. Кроме того, она считала, что нет запретных тем, если они художественно оправданны и воплощены соответствующим образом. Да и что такого страшного в обнаженном теле? Голым человек приходит в этот мир, и каждый, кто обладает совершенным телом, имеет право им гордиться…

— А теперь о чем думает эта хорошенькая головка? — спросил Блейк, сидя напротив нее за деревянным столом и иронически глядя ей в глаза. — Надеюсь, вы не считаете, что у нас не шоу, а пансион благородных девиц?

— Разумеется нет. Я достаточно долго работаю в этом бизнесе, чтобы не знать его законов. Я согласна с вами.

Высказавшись таким образом, Джуди сосредоточилась на умопомрачительно пахнущей еде, довольная, что он не может читать ее мысли.

Но разговор о совершенном теле невольно заставил ее подумать о совершенстве тела Блейка. Его гибкое мускулистое тело очень сексуального мужчины бесконечно волновало ее, и она вспомнила сон, в котором видела его, медленно снимавшего одежду и постепенно обнажавшего загорелое тело для нее одной…

— Еще мяса, мэм? — услышала она голос официантки, и наваждение рассеялось.

Их день отдыха прошел великолепно, и хотя Джуди не узнала ничего нового о Блейке, но почувствовала, что они стали гораздо ближе, чем раньше.

Оказывается, не так уж весело быть богатым и одиноким. Но она все еще ничего не знала о девушке на фотографии. Блейк не захотел говорить о ней, видимо потому, что та много значила в его жизни.

Джуди дала себе слово не лезть к Блейку с расспросами о его прошлом и надеялась, что у нее хватит на это силы воли. Когда под вечер они вернулись в Вегас, она желала только одного — добраться до кровати, отдохнуть, потом заказать обед в номер и провести вечер наедине с телевизором.


Ожидалось, что шоу Дэнни Корси станет гвоздем сезона. Это было его первое появление в Вегасе, и Фрэнк сказал Джуди, что самые роскошные отели стремились заполучить его. Но выбрал он «Спарклинг-Рокс».

Утром в понедельник после окончания старого шоу электрики принялись за работу, демонтируя огромные сверкающие огнями щиты, которые украшали фасад отеля последние три месяца.

Через несколько часов на рекламных щитах над казино будут сверкать другие слова, высвечивая метровыми буквами имя Дэнни Корси. Конечно, Джуди слышала о нем. Да и кто не знает его?

Что всегда восхищало Джуди в американских зрителях, так это то, что они никогда не забывают своих старых кумиров. Дэнни Корси все еще был блондином (хотя теперь для этого требовалась краска для волос), загорелым и сияющим улыбками. Проведя на сцене целую жизнь, он обладал огромным опытом. И когда он пел свои полуночные романтические блюзы, каждая женщина в зале верила, что он поет только для нее одной.

За неделю, которая прошла со времени ее поездки в Старый город, Джуди успела посмотреть несколько шоу в других казино. Солисты, как правило, спускались в зал к публике, чтобы спеть для кого-то одного несколько строчек. Такой прием неизменно приносил огромный успех. Джуди не сомневалась, что Дэнни Корси будет делать то же самое, чем совершенно покорит дам преклонного возраста.

Когда Джуди знакомили с Дэнни Корси, он взял ее руку и поднес к губам. Он делал это почти так же, как Блейк, но на этот раз ей захотелось отдернуть руку. И не потому, что его ладонь была влажной. Когда она взглянула ему в глаза, ей показалось, что его взгляд за яркими голубыми контактными линзами совершенно пуст.

Своим наблюдением она поделилась с Блейком за ланчем.

— Дэнни тратит слишком много энергии во время выступлений. На сцене он притягивает все взгляды, особенно когда расхаживает по залу и общается с дамами. Я ни в коем случае не осуждаю его, потому что людям это нравится. Но думаю, что у него после представления ничего не остается на личную жизнь.

— Какое тонкое наблюдение!

— Не смейтесь, я просто был свидетелем этого раньше, вот и все. Дэнни нелюдим и подозрителен, хотя жизнь его целиком заполнена гастролями и обожанием поклонниц. В его возрасте это совсем неплохо, и я не сомневаюсь, что он будет тянуть лямку, пока не упадет. Это как страсть или навязчивая идея, которая завладевает человеком в юности и проходит через всю жизнь, лишая ее радости.

— Вы говорите о чем-то личном? — осмелилась спросить она.

Он взглянул на нее невидящим взглядом, и она поняла, что мысли его витают где-то в прошлом и ему не хочется, чтобы кто-нибудь вторгался туда.

— Нет, это общее место, — сказал он.

Но она прекрасно знала, что это не так.

— Хотите посмотреть премьеру шоу Дэнни Корси вместе со мной?

— Спасибо, с удовольствием. Я хочу понять, что такого делает этот образец совершенства, отчего столько женщин сходит по нему с ума.

Блейк рассмеялся, и небольшая напряженность, возникшая между ними, исчезла.

— Но не ждите от него таких вращений и скачков, какие делает Том Джонс. Старина Дэнни немного слабоват на ноги, хотя он рассвирепеет, если кто-нибудь посмеет намекнуть ему на это.

— Ни за что не стану. Значит, судя по вашим словам, он обладает очень сильной индивидуальностью, не так ли? — спросила Джуди.

— Скорее, уверенностью в том, что он самый лучший, а это уже много.


Собираясь на выступление Дэнни Корси, Джуди сомневалась, что он ей понравится. Дэнни пожелал, чтобы премьера состоялась в огромном Бриллиантовом зале, где, с его точки зрения, он сполна сможет насладиться восторгом своих поклонниц.

Он посылал уничтожающие взгляды музыкантам и даже иногда громко ругал их. Джуди не понравилось его грубое обращение с осветителями, а его требования, чтобы его все время сопровождали лучи софитов, куда бы он ни двигался по сцене и залу, переходили все пределы.

Она неслышно выскользнула из зала. Зрители хлопали и свистели от восторга, включая девушек из его группы на подпевках и танцовщиц.

— Что вы думаете о нем, Джуди? — спросила Пейдж, девушка из шоу, выскользнувшая из зала вскоре после Джуди. — Не правда ли, он душка?

— Не отрицаю, у него все еще хороший голос, но я от него не в восторге.

— Как странно! Моя мама просто его фанатка, она собирает все программки его выступлений и пластинки. Мне кажется, что у нее есть все, что выходило.

— О, — пробормотала Джуди, надеясь, что это прозвучало восхищенно.

— Пока, Джуди, увидимся завтра, — сказала девушка. — Репетиция начинается ровно в десять, вы помните?

Глава восьмая

Последние недели Джуди из кожи вон лезла, чтобы утвердиться в новом для себя коллективе, и среди множества дел у нее просто не хватало времени задумываться о проблемах Рики.

Она твердила себе, что отсутствие новостей уже хорошая новость.

Погрузившись в работу, Джуди постепенно прониклась уважением к Фрэнку и через некоторое время заметила, что и с Мэгги тоже можно найти общий язык. Да и девушки из кордебалета, поняв, что имеют дело с профессионалом, стали выполнять то, чего она от них требовала. Разрозненные куски шоу нужно было свести в единое целое, сохранив их оригинальность.

Но работа была изнурительной, умственно и физически. Как всякий хороший хореограф, Джуди никогда не заставляла танцовщиц делать то, чего не смогла бы сделать сама. Картина стала вырисовываться, когда до премьеры оставалось немногим более недели. Джуди чувствовала себя совершенно обессиленной после трехмесячной напряженной работы.


— Вы любите лошадей? — неожиданно спросил ее Блейк за неделю до закрытия представления Дэнни Корси, вслед за которым должна была состояться премьера шоу, над которым она работала.

Джуди ошеломленно посмотрела на него.

— Если вы хотите включить в шоу тему Дикого Запада, то уже немного поздно, да и Фрэнк вряд ли придет в восторг от этой мысли.

— Я совсем не о шоу. Я просто спросил, любите ли вы лошадей.

— Даже и не знаю, что вам сказать, — уклончиво ответила она.

Вероятно, в йоркширском доме Блейка была конюшня с лошадьми и он знал в них толк.

— Мне кажется, вам необходимо развеяться перед началом нового шоу.

Она взглянула на него с неудовольствием. Опять он пытается вмешиваться в ее жизнь!

— Не уверена, что захочу провести воскресенье на родео, если вы это имеете в виду…

— Почему вы всегда торопитесь с выводами? Я совсем не имел в виду родео. Дело в том, что у моих друзей есть ранчо и я приглашен на воскресный ланч. Они гостеприимные хозяева, и думаю, что вам интересно будет посмотреть, как живут обычные люди. Лас-Вегас, как вы, вероятно, догадываетесь, это не только огни казино и толпы туристов, здесь есть совсем другая жизнь. Что скажете?

Предложение прозвучало так заманчиво, что она после некоторого колебания согласилась.

— А ваши друзья не будут недовольны, что я приехала без приглашения?

Он улыбнулся.

— На самом деле они просто умирают от желания увидеть вас. Постарайтесь быть готовой к полудню. Да, и оденьтесь попроще. У Куперов не привыкли к церемониям.

Его лицо стало задумчивым, и Джуди в голову пришла странная мысль: а не мечтает ли он сам о той деревенской жизни, которую ведут его друзья на ранчо? Конечно, это совсем не то, что фамильная усадьба в холмистом Йоркшире, но все же…

Прищурившись, Джуди задумчиво посмотрела вслед Блейку.


Настало воскресное утро, и Джуди внезапно поняла, как сильно ей хочется вырваться хотя бы на несколько часов из изнуряющей атмосферы города. Казино Лас-Вегаса роскошны, а отели являют собой чудеса удобства и великолепия, но здесь ей не хватает самого главного — домашнего уюта.

Иногда Джуди по делам выезжала из отеля с Фрэнком или Блейком, ходила по магазинам с девушками из шоу, но только сейчас она задумалась о том, как ей не хватает домашнего тепла.

Она вовсе не надеялась, что ранчо, о котором говорил Блейк, напомнит ей маленький, тесный домик в Лондоне, в котором выросли они с Рики. Там негде было шагу ступить, но все-таки это был ее дом.

Быстро вскочив с кровати, Джуди облачилась в приготовленную с вечера хлопковую клетчатую рубашку и голубые джинсы. Блейк просил ее одеться попроще, и она решила, что он имел в виду именно такой костюм. Когда они встретились в фойе отеля в полдень, к своему облегчению, Джуди увидела, что Блейк одет точно так же, как и она. Простой наряд только подчеркивал стройность его фигуры. Джуди отметила, что, как обычно, за ним следят множество женских глаз.

— Здешняя публика, наверное, принимает вас за кинозвезду, которая собралась на рынок.

— Мадам, вы мне льстите, — усмехнулся он, открывая перед ней дверцу лимузина.

Машина бесшумно тронулась с места.

— Вы подшучиваете над посетителями отеля, значит, вы здесь уже освоились и не считаете себя чужой, — помолчав, заметил Блейк.

— Верно. Я здесь уже три месяца и больше не чувствую себя гостьей. Фрэнк это тоже отметил; он сказал, что во мне появилось больше уверенности.

Джуди произнесла это, не задумываясь и совсем не имея в виду желания продлить контракт. Но она заметила, как при ее словах его руки застыли на руле.

— Последнее время вы много времени проводите в обществе Фрэнка, не так ли? — насмешливо проговорил Блейк.

Они уже выехали из города.

— Мы работаем вместе, и он мне нравится, но между нами только дружеские отношения. Вы это хотели услышать?

Сказав это, Джуди разозлилась на себя. Она вспомнила пари Гарри и Блейка. Стоило бы сделать вид, что между ней и Фрэнком что-то есть. Но ее природе противно подобное коварство. Мелочные усилия вызвать ревность всегда казались ей недостойными. Она не могла забыть, сколько раз Майкл проделывал это для того, чтобы причинить ей боль.

Джуди мысленно приказала себе немедленно выбросить Майкла из головы.

— Воскресный ланч здесь считается важным событием, не так ли? Я слышала; об этом кричат на каждом углу.

— Да, и надеюсь, что вы не очень плотно позавтракали. Джинни и Кайл всегда готовят столько снеди, словно ждут по крайней мере дюжину гостей. Там еще есть дети, очень непоседливые и любопытные. Кстати, вы ничего не имеете против детей?

— Конечно нет. Сколько у них детей?

— Двое. Бобби десять, а Зое только семь. Она моя крестница, и я особенно люблю ее. Что вы находите в этом смешного? — спросил он, увидев на ее лице улыбку.

— Как только мне кажется, что я уже узнала все о вас, вы преподносите мне какой-нибудь сюрприз. Не думала, что такой богач, как вы, может испытывать обыкновенные человеческие чувства.

Он расхохотался.

— Это что-то новенькое. Я давно уже не встречал человека, который говорит то, что думает. Вы — приятное исключение. Обо всем говорить прямо было принято в нашей семье. У нас говорили только то, что имели в виду, и имели в виду только то, что говорили. Я рад, что вы наконец поняли, что я не просто машина для делания денег.

Автомобиль мчался по дикой пустынной местности, окруженной горами, вершины которых терялись в голубой дымке, и Джуди внезапно почувствовала, что счастлива. Такой счастливой она не чувствовала себя очень давно. У нее есть работа, о какой она не смела и мечтать, а человек, которого она видела во сне, сидит рядом…


— Ранчо Куперов уже совсем близко, — сказал Блейк.

Вскоре показался большой участок земли, огороженный забором.

Среди зелени находились загоны с лошадьми и крытые красной черепицей деревянные строения. Мирный, спокойный пейзаж, разительно отличающийся от бесконечной суеты Лас-Вегаса. Они въехали в кованые железные ворота, на которых причудливо переплетались инициалы «РК» — ранчо Куперов.

Длинное приземистое кирпичное здание совсем не походило на американскую усадьбу, как ее себе представляла Джуди.

— Я не ожидала увидеть ничего подобного. Очень здорово.

Это действительно было здорово. Горячее солнце, бескрайнее голубое небо и безбрежные пространства, где можно вдохнуть полной грудью свежий, напоенный ароматами земли воздух.

Здесь все дышит миром и покоем, и этот райский уголок находится всего в часе езды от одного из самых шумных мест на свете, подумала Джуди.

Когда они подъехали к дому, она заметила двух ребятишек, бежавших им навстречу. Блейк подхватил на руки маленькую девочку.

— Как себя чувствует моя проказница? — с улыбкой спросил он.

— Как хорошо, что ты приехал, Блейк! — радостно закричала девочка звонким голоском.

Джуди с удивлением отметила свободу и естественность, с которой Блейк общался с детьми. Похоже, он просто создан для семейного счастья. Она не знала, что заставило его расстаться со своей невестой, но, без сомнения, тому имелись очень веские, возможно трагические, причины.

Опустив девочку на землю, Блейк повернулся к Джуди.

— Позвольте представить вам двух очень важных персон. Бобби и Зоя, — с улыбкой сказал он.

Мальчик сразу же проявил к ней живой интерес.

— Блейк, это твоя девушка? — спросил он серьезно.

— Нет, это моя хорошая знакомая, юный ловелас!

Джуди показалось, что в глазах девочки промелькнуло что-то вроде ревности, но минуту спустя она застенчиво вложила ладошку в руку Джуди и взглянула на нее ясными голубыми глазами.

— Блейк обещал, что вы научите меня танцевать. Это правда?

Интересно, что еще пообещал им Блейк? Но она решила не разочаровывать ребенка.

— Чтобы научиться танцевать, требуются годы, Зоя, но я научу тебя нескольким основным движениям.

Девочка пронзительно расхохоталась.

— Вы говорите, как Блейк. Ой, как смешно!

— Это потому, что они оба из Англии, — рассудительно произнес Бобби. — Мы все поедем туда во время каникул. — Он важно взглянул на Джуди.

— И в какое же место Англии вы собираетесь? — с интересом спросила Джуди.

— Точно еще не знаю.

Следуя за детьми, они прошли в сад. Плотный мужчина в ковбойском костюме, поверх которого был надет кожаный передник, готовил на решетке барбекю. От аппетитного запаха рот Джуди наполнился слюной.

— Джинни, они уже здесь! — закричал мужчина. И, радушно улыбаясь гостям, сказал: — Не обращайте внимания, Джинни всегда опаздывает. Она опоздала даже на собственную свадьбу.

Он рассмеялся и поманил Джуди пальцем.

— Подойди поближе, детка, и дай мне хорошенько рассмотреть тебя.

Окинув ее внимательным взглядом, он одобрительно кивнул.

— Блейк, старина, я считаю, что ты наконец нашел то, что тебе надо. Она просто красавица. Не забудь пригласить нас на свадьбу.

Он рассмеялся, показывая, что к его словам не стоит относиться серьезно, но Джуди стало не по себе и она опустила глаза, не смея взглянуть на Блейка. Неловкую паузу прервало появление хозяйки.

Джинни оказалась крупной шумной женщиной.

— Наконец-то ты привез эту милую девушку, о которой прожужжал нам все уши. Мы уже начали сомневаться, существует ли она вообще. Будьте с ним построже, Джуди, и не давайте ему работать с утра до ночи. Я постоянно твержу Блейку, что нужно больше бывать на свежем воздухе. — Она говорила так, будто они с Джуди были давними друзьями.

Интересно, что связывает Блейка с этими людьми, ведь они такие разные, думала Джуди.

За ланчем она обратила внимание, что с Куперами Блейк держится гораздо естественнее, чем со своими подчиненными и коллегами в городе. Здесь, вдалеке от ежедневной напряженной жизни, она увидела другого Блейка Адамса, совершенно не похожего на того крутого бизнесмена, которого знала раньше.

— Хочешь посмотреть на моего пони, Блейк? — спросила Зоя после того, как отяжелевшие от обильной еды они встали из-за стола.

— Конечно, детка.

Вместе с Кайлом и детьми Блейк отправился смотреть лошадей, а Джуди предложила Джинни помочь убрать со стола, но та решительно воспротивилась.

— Вы наша гостья, Джуди. К тому же у нас работает приходящая девушка, которая потом здесь все уберет. Какой смысл в деньгах, если на них нельзя нанять домработницу? Пойдемте, я покажу вам ранчо.

Джуди с удовольствием приняла приглашение. Она никогда раньше не бывала в таком уютном доме, как этот. Вид из главной спальни был поистине захватывающим. На горизонте под ослепительно синим небом вырисовывались полускрытые в дымке горы. Далеко на севере Джуди смутно могла разглядеть сверкающие небоскребы Лас-Вегаса.

— Это просто великолепно, Джинни, — сказала она с тайной завистью.

— Рада это слышать. Я постоянно твержу Блейку, что ему давно пора завести семью и перебраться в эти места, а не вкладывать всю свою энергию в игорную империю. — Она помолчала. — Думаю, вы знаете о Клер?

— Я никогда не спрашивала его…

— Тогда я не буду ничего говорить, он сам сделает это, если захочет. Она тоже была танцовщицей. Не такой, как вы. Клер интересовала только карьера. По-моему, она ему не подходила.

Джуди нервно рассмеялась, сбитая с толку этими откровениями.

— Я не скажу ему о нашем разговоре. — Она смущенно отвернулась.

— Он слышал это от меня десятки раз, хотя теперь мы никогда не говорим о ней. Мы знаем его слишком давно и хотим, чтобы личная жизнь у него наконец устроилась. Мы постоянно пытаемся убедить его, чтобы он купил это ранчо.

— Неужели вы хотите уехать отсюда?

— Разве Блейк не говорил вам? Мы уже давно это решили.

По витой лестнице они спустились в просторную гостиную.

— Блейк называет это место своим вторым домом, и мы с Кайлом считаем, что ему давно пора переехать сюда, вместо того чтобы жить в душном городе. Что там за жизнь для мужчины? Блейку нужны жена и дети. Мы так рады, что он встретил вас, Джуди.

— Но мы вовсе не собираемся пожениться!

Джинни весело рассмеялась.

— Я думаю, что вы не правы, детка. Он никогда раньше не привозил ни одну женщину, чтобы познакомить ее с нами, а ближе нас у него нет друзей. Да и невооруженным глазом видно, что он без ума от вас.

— Перестаньте! — Джуди тоже начала хохотать, хотя чувствовала себя неловко оттого, что разговор принял такой оборот. Она решила, что вряд ли Блейку понравится, если он узнает, как его старые друзья судят и рядят о его жизни.

К тому времени, когда остальные вернулись в дом, она перевела разговор на летний отдых Куперов, который они собирались провести в Англии, и рассказывала Джинни о местах, которые там стоит посмотреть. Зоя не отходила от Блейка, да и он получал видимое удовольствие от общения с малышкой. Джуди подумала, что девушки из казино сейчас не узнали бы его. Волосы у него растрепались, а на лице пламенел румянец от свежего воздуха.

— Ты собираешься жениться на Джуди, Блейк? — спросила Зоя.

Джуди почувствовала, что краснеет. Блейк рассмеялся.

— Я не спрашивал ее мнения на этот счет, поэтому ничего не могу сказать тебе, детка, — с улыбкой проговорил он. — Но если она смягчится и скажет «да», то ты первая об этом узнаешь.

Стараясь не смотреть на Блейка, Джуди принялась помогать Джинни расставлять чашки с кофе.


— Ну, и что вы думаете о Куперах? — устало спросил Блейк, когда они отправились в обратный путь.

— Они мне понравились.

— Джинни и Кайл от вас просто в восторге. Даже Зоя одобрила ваше появление.

— Воображаю, как важно для вас ее мнение. Она просто прелесть, и видно невооруженным глазом, что вы без ума друг от друга.

— Она мне почти как дочка, — просто сказал он.

Джуди мучительно интересовало, часто ли он вспоминает Клер и свою прошлую жизнь. Теперь, когда приоткрылась завеса тайны, окружавшая эту девушку, она поняла, как может карьера, особенно профессиональной балерины, помешать устройству личной жизни.

Возможно, Клер не смогла бросить блестящую, полную поклонников жизнь и принять трудную и не всегда благодарную роль жены и матери. Хотя нашлось бы немало женщин, которые не согласились бы с утверждением, что первая жизнь намного легче второй. Вероятно, Клер и Блейк познакомились еще в Лондоне, так что вопрос о жизни Клер среди пустыни на ранчо в Неваде никогда не вставал. Она почувствовала, что не может заставить себя перестать думать об этой девушке, как бы ни старалась.

— По вашему долгому молчанию я заключаю, что вы думаете о том, какой бы хреновый папаша из меня получился. Я не прав? — прервал ее мысли Блейк.

— Напротив, папаша мог бы получиться совсем неплохой. Зоя вас просто обожает. Почему вы не сказали мне, что они собираются продавать ранчо, а вы подумываете о том, чтобы купить его? — спросила она.

Джуди совсем не считала его обязанным докладывать ей о своих планах, дело не в этом. Ей начало казаться, что поездка на ранчо явилась чем-то вроде проверки. Неужели он полагает, что Джуди Хейл согласится поменять свою жизнь ради первого встречного мужчины, который попросит ее об этом? Или он всего-навсего хотел, чтобы на свежем воздухе она сбросила несколько лишних фунтов?

Она понимала, что в голову ей приходит страшная чепуха. Да и какое ему дело до…

Внезапно он остановил машину. Вокруг, насколько хватало глаз, расстилалась пустыня, и ей на какое-то мгновение показалось, что в мире существуют только он и она.

— Я просто еще ничего не решил. Кроме того, я хотел узнать ваше мнение об этом ранчо, прежде чем попросить вас выйти за меня замуж, — внезапно произнес он.

От неожиданности Джуди внутренне ахнула.

— Вы, наверное, шутите?..

— Я никогда не шучу в серьезных делах и не говорю того, что не думаю. Как вы уже знаете, я из хорошей йоркширской семьи, а там меня с детства учили говорить, что думаю, а не ходить вокруг да около.

Джуди сидела молча, не зная, что сказать.

— Так каков же ваш ответ?

— Конечно, я не могу выйти за вас замуж.

— Что вам мешает? Вы ведь свободны, насколько мне известно, и я тоже.

Джуди почувствовала, как в ней нарастает разочарование. Если бы он обнял ее и сказал, что любит, тогда другое дело. Но перед ней сидел рассудительный йоркширец, который никогда не говорит того, что не думает…

— Мы недостаточно хорошо знаем друг друга, — наконец выдавила из себя Джуди.

— В ту минуту, когда я впервые увидел вас, я понял, что вы станете моей женой, — сказал он тихо.

Она вспомнила их первое знакомство, когда мысленно назвала его мистером Мачо. Сейчас она могла бы сказать то же самое.

— Так что вы хотите обо мне узнать? — спросил он, нарушив затянувшееся молчание.

Джуди понимала, что вторгается во что-то очень личное, во что-то обычно не подлежащее публичному обсуждению. Но не могла остановиться.

— В вашей комнате я видела фотографию. Мне тогда показалось, что снимок сделан накануне свадьбы. Хотя, конечно, это не мое дело.

Джуди покраснела от испытываемой неловкости. Она с трудом заставила себя не произнести имя Клер, хотя оно висело у нее на кончике языка.

— Я уже слишком далеко зашел и хочу, чтобы все, что касается моей личной жизни, стало вам известно. Имя девушки — Клер. И вы правы, это было свадебное фото.

Она молчала, и он продолжал:

— Она была подружкой невесты, а я шафером на свадьбе моего приятеля; там мы и познакомились, а через шесть месяцев уже были обручены. К тому времени истек срок контракта Клер с компанией.

— С какой компанией? — Теперь она хотела знать все.

— Она была очень талантливой балериной, а Гарри Брейди был ее менеджером. Все говорили, что ее ждет слава, и Клер в этом тоже не сомневалась.

Из того, как Блейк рассказывал, используя прошедшее время, Джуди заключила, что их браку помешала какая-то трагедия.

Она достаточно хорошо знала суровые законы мира искусства и понимала, насколько сильно это берет в плен человека, когда он настроен только на то, чтобы быть лучшим.

— И что же произошло? — тихо спросила она.

— Незадолго до того, как истек ее контракт, ей предложили прекрасную роль в новом балетном мюзикле. Таким образом, наша свадьба откладывалась на неопределенное время, но, в конце концов, это не имело значения. Тогда мы уже жили вместе в Лондоне, к большому неудовольствию моего отца. Главное, что с начала репетиций новой роли Клер страшно изменилась.

Джуди внезапно показалось, что она первая, кого Блейк посвящает в эту историю. Может быть, только Фрэнку он проговорился однажды во время ночной пирушки, но об этом он мог и не помнить. Но она молчала. Она просто тихо сидела в машине, стараясь быть как можно незаметнее.

— Клер стала совершенно фанатично следить за своим весом. Она всегда была такой легкой, что ее могло унести дуновением ветра. Костюмы к предстоящему спектаклю были очень облегающими и гораздо более откровенными, чем она до этого надевала. Ей стало казаться, что она слишком толстая, хотя это совсем не соответствовало истине.

— Неужели вы хотите сказать, что у нее началась анорексия[6]?! — воскликнула Джуди, но Блейк, казалось, ее не слышал.

— Чем больше я твердил ей, что это лишь ее воображение, тем больше она заводилась. С ней стало невозможно разговаривать. Я пытался ей помочь, она кричала, что никогда не простит мне, если потеряет роль.

— Неужели она лишилась роли?

— Она лишилась гораздо большего.

Джуди решила, что они расстались из-за отношения Клер к работе, которого он просто не потерпел. Но потом она заметила его застывший взгляд и стала слушать дальше, затаив дыхание.

— Когда ее забрали в больницу, оказалось уже слишком поздно. На каком-то этапе, если дело зашло слишком далеко, организм уже не может самостоятельно восстановиться. К сожалению, лекарства тоже мало помогают. Она умерла за несколько месяцев до смерти моего отца. Я еще находился в шоке от ее смерти, а мне пришлось срочно ехать в Йоркшир хоронить отца и входить в права наследования.

Внезапно он очнулся и обнаружил присутствие Джуди, тихо сидевшей рядом с ним в машине.

— Мне так жаль, — пробормотала она. — Обещаю, что сохраню в секрете то, что вы рассказали мне.

— Все это произошло много лет назад, — заговорил он более спокойно, и его лицо разгладилось. — Итак, теперь вы все обо мне знаете, мисс Хейл. Что вы мне ответите?

Все еще под впечатлением от услышанного, она непонимающе посмотрела на него.

— На какой вопрос?

— Вы выйдете за меня замуж?

Глава девятая

У Джуди закружилась голова. Она все еще не могла прийти в себя после его рассказа.

Должно быть, он очень сильно любил Клер, если за такое долгое время ни одна женщина не заняла ее места.

Она могла понять его чувства, потому что испытала то же самое после расставания с Майклом. Но она все-таки не таила в себе горе и рассказала о нем нескольким близким друзьям, после чего почувствовала некоторое облегчение.

Это тоже в характере мачо, подумала Джуди, никогда никому не показывать своей слабости.

После нескольких минут молчания она медленно заговорила:

— Блейк, я ценю вашу откровенность…

— Ловлю вас на слове. Вы тоже как-нибудь расскажете мне о своих секретах. Откровенность за откровенность.

— Откровенность за откровенность, — как эхо повторила она.

— Так вы принимаете мое предложение или нет?

— Блейк, вряд ли вы вправе ожидать, что на такой вопрос я отвечу немедленно, — почти раздраженно сказала она, но тут же пожалела о своих словах.

Если у тебя есть хоть капля здравого смысла, ты должна отвечать без всяких размышлений, мелькнуло у нее в голове.

— Я уже много недель не могу думать ни о чем другом, — тихо сказал Блейк.

— Неужели только для того, чтобы выиграть глупое пари у Гарри, вы готовы зайти так далеко? — эти слова вылетели помимо ее воли.

— Опомнитесь, Джуди, что вы говорите? — Блейк укоризненно покачал головой.

— Но почему именно я? — почти шепотом спросила она.

— А вы сами как думаете?

— Послушайте, Блейк, если это серьезное предложение, я готова обдумать его. Но вы должны дать мне время.

— Хорошо, в вашем распоряжении две недели, — проговорил он спокойно. — Больше ждать я не намерен.

Он завел мотор, и машина помчалась по направлению к Лас-Вегасу.

Но ведь он не сказал, что любит меня, с тоской подумала Джуди.


На следующий день пришел факс от Гарри.

«Никаких новостей от Рики, девочка. Примем это как хороший знак. Еще рано поздравлять тебя с новым шоу, но надеюсь, что у вас с Блейком все в порядке. Пока прощаюсь, скоро снова свяжусь с тобой».

Джуди вспомнила о вчерашнем разговоре с Блейком. Она испытывала сильное искушение сделать вид, что согласна стать его женой, а потом взять свое слово назад, чтобы проучить этого плейбоя. Но чем больше она думала над этим, тем больше понимала, что никогда так не поступит по двум причинам.

Во-первых, после того, что он рассказал ей о Клер, непорядочно играть его чувствами. А во-вторых, она любит его. Было бы ханжеством скрывать это от себя самой.

Кроме того, она не могла полностью поверить в то, что он окончательно забыл Клер, хотя уже прошло столько времени.

Джуди послала короткий ответ Гарри по факсу, чтобы не вести долгого телефонного разговора.

«Здесь все нормально. Похоже, что шоу будет успешным, с Блейком тоже все в порядке. Много времени провожу с Фрэнком, режиссером шоу. Мы стали друзьями». Она добавила еще несколько фраз, заправила листок бумаги в факс и включила его.

Джуди не ждала от Гарри быстрого ответа, но внезапно телефон зазвонил, и она услышала в трубке его веселый голос. Смеясь, он стал говорить, что должен обязательно сообщить Блейку о том, что на этот раз его легендарное обаяние не подействовало.

— Не делай этого! — закричала Джуди. — Между мной и Фрэнком ничего нет, мы просто друзья, и я не хочу, чтобы начались глупые сплетни!

— А как насчет тебя и Блейка? — лукаво спросил он.

— По-моему, ты знаешь, что сердце Блейка еще несвободно, — после паузы проговорила она.

— Значит, он рассказал тебе о Клер? О, это серьезный признак, детка. Блейк никогда ни одной душе не рассказывал о ней, даже мне. Если он рассказал о ней тебе, это что-то значит, поверь мне.

Джуди перевела дыхание.

— Я совсем не собираюсь соперничать с воспоминаниями.

— Какое здесь соперничество, черт возьми? Клер была милая девушка и талантливая балерина, но с тобой она не выдерживает никакого сравнения. И ее давно уже нет. Любой здравомыслящий человек предпочтет воспоминаниям живую женщину из плоти и крови, чтобы было за что…

— Ты пошляк, Гарри, — с отвращением сказала она. — Если ты не перестанешь молоть чепуху, я положу трубку.

— Ладно, только имей в виду, что я прав.

— Поживем — увидим. — Поколебавшись, она спросила: — Гарри, ты от меня ничего не скрываешь? От Рики действительно нет никаких вестей?

— Я бы сказал тебе об этом. Блейк потребовал, чтобы я сразу сообщал ему все новости.

— Но мне в первую очередь!

— Да, конечно. Еще что-нибудь тебя беспокоит?

Джуди начала раздражаться. Ведь это он сам позвонил ей, а теперь старается от нее отделаться.

— Нет, ничего. До свидания, Гарри.

Она повесила трубку. Нет, Гарри все-таки невозможный человек. Иногда он разговаривает, как духовник, и это бесит ее. Джуди поежилась, вспомнив, что ему известен ее неудачный роман с Майклом и то, как тяжело она переживала разрыв. Он знал все о Майкле… и все о Клер…

Джуди надеялась, что Блейк забудет об ее обещании рассказать о Майкле, но боялась, что Гарри уже что-нибудь разболтал. Болтливость свойственна Гарри, как, впрочем, и бестактность. Тряхнув головой, она заставила себя выбросить из головы мысли о Гарри.


Приехав в Рено, Рики Хейл стал просматривать все бесплатные газеты в своем мотеле, пока не наткнулся на нужное объявление. Прочитав его, он обдумал план действий.

Хорошо, что рядом нет сестры, постоянно твердящей ему, что так жить нельзя, что каждый младенец знает о последствиях и все такое. Если бы Джуди оказалась здесь, она обязательно попыталась бы остановить его. Даже Гарри, эта старая хитрая лиса, ее агент, сказал бы ему, что он в полном дерьме. Этот засранец Гарри всегда талдычил ему, что пора стать взрослым и перестать клянчить у Джуди деньги. Но он им еще покажет.

Придав себе деловой вид, Рики вышел из мотеля, надеясь, что выглядит увереннее, чем чувствует себя. Он должен убедить этого парня, что ему можно доверять.

У него было предчувствие, что теперь фортуна обязательно повернется к нему лицом. Кончики пальцев зудели от нетерпения ощутить пластмассовые фишки. В Рено ему обязательно повезет.

Контора ростовщика находилась в бедной части города в конце узкой извилистой улочки. Она выглядела не особенно привлекательно. В объявлении, единственном, которое Рики нашел в газете, значилось, что здесь можно получить любой заем без нескромных вопросов.

Рики никогда раньше не бывал в подобном месте и помедлил, прежде чем войти. В нос ударил вонючий запах дешевых сигар, и ему захотелось повернуть обратно. Преодолев себя, он поднялся по ступенькам и вошел в дверь. Из-за деревянного стола ему навстречу встал одетый в черное человек, окутанный сигарным дымом. Окинув Рики быстрым взглядом, он кивком указал ему на стул, а сам облокотился на угол заваленного бумагами стола.

— Доброе утро, юноша. Чем могу быть полезен?

— Я хотел бы взять в долг некоторую сумму.

— Ну конечно, иначе бы вы не пришли в мою контору. — Мужчина добродушно улыбнулся. — Какую сумму вы хотите получить и какие гарантии можете представить?

Рики в замешательстве посмотрел на него.

— Гарантии?

— Парень, ты что, туговат на ухо?

Рики не обратил внимания на его насмешливый тон.

— В объявлении ничего не сказано ни о каких гарантиях. Там говорится, что вы даете деньги в долг и не задаете нескромных вопросов, что у вас фиксированные процентные ставки и удобный для клиентов срок выплаты. — Рики почти дословно процитировал объявление.

— Верно. Но все зависит от обстоятельств.

— От каких обстоятельств?

Мужчина наклонился вперед, от его добродушного вида не осталось и следа. Глаза под нависшими веками сузились, и взгляд стал пронзительным. Он напомнил Рики огромного стервятника, высматривающего добычу. Рики никогда не отличался богатым воображением или слабыми нервами, но сейчас ему сделалось не по себе.

— Должен сказать тебе, парень, что я рассматриваю каждого клиента как возможность вложения капитала и хочу быть уверенным, что мои денежки вернутся ко мне обратно. Не думай, что у меня здесь благотворительная организация. Расскажи, что ты собираешься делать с этими деньгами?

— Не знал, что мне здесь будут устраивать допрос третьей степени. — Рики захотелось немедленно убраться отсюда, но он вспомнил о своем безвыходном положении и остался.

Ростовщик взглянул на часы.

— Можешь принять мои условия, можешь отказаться, но, если ты не расскажешь мне то, что меня интересует, сделка не состоится. Я повидал немало парней вроде тебя, которые просаживали все взятые деньги в казино. Не то чтобы меня это сильно волнует, мне нужна уверенность, что мои деньги вернутся ко мне с процентами. Но если хочешь взять некую сумму для того, чтобы, например, купить автомобиль, тогда мы подпишем договор со сложными процентами, принимая во внимание дополнительный риск, который я беру на себя.

Теперь Рики видел его насквозь: разговор об обеспечении необходим ему только для того, чтобы привести клиента в панику и содрать немыслимые проценты. Даже дурак понял бы, что Рики Хейлу нечего предложить в залог, кроме поношенной одежды, которая была на нем.

Но ему любым путем необходимо достать деньги.

— Это как раз то, что я собираюсь сделать. Хочу купить автомобиль, чтобы ездить на работу. Как только у меня будут колеса, я стану заколачивать хорошие бабки и расплачусь с вами сполна.

Тонкие губы ростовщика искривились в улыбке.

— Ну, тогда совсем другое дело. Мы можем подписать контракт с началом выплаты процентов через две недели. Мне нужно твое имя, адрес и образец подписи. Размер ссуды не ограничен, но, прежде чем поставить подпись, тебе лучше ознакомиться с тем, что такое сложные проценты.

Рики пробежал глазами бумагу, которую дал ему ростовщик.

— У меня есть свои способы добиваться того, чтобы люди выполняли обязательства. Ясно?

Ростовщик сощурил глаза с таким многозначительным видом, что Рики едва удержался от смеха. Но когда он прочел пункты контракта, ему стало не по себе. Условия оказались просто грабительскими. Но сейчас он думал лишь о том, чтобы рассовать хрустящие бумажки по карманам, и готов был подписать что угодно.

Поставив подпись под контрактом, он вышел из конторы с пятью тысячами долларов в кармане. Такой суммы он не имел при себе ни разу в жизни.

Слова ростовщика натолкнули Рики на новую мысль. Он нашел магазин, где продавались подержанные автомобили, и купил машину в рассрочку, при покупке заплатив половину суммы.

А что, если взять и удрать отсюда? Но зачем? Тачка что надо, правда мотор немного тарахтит. Рики с чувством завоевателя сделал несколько кругов по городу, потом вернулся обратно в мотель, чтобы выпить чашку кофе и собраться с мыслями.

Отдохнув и составив план действий, он направился в казино, решив, что игральные автоматы на сей раз материя недостойная. Рулетка — вот что ему сейчас нужно!


Рики пробыл в Рено уже месяц и не верил собственному счастью. Последнее время ему покорялись все рулеточные столы в городе. Он находился на пике успеха и считал, что счастье не покинет его.

Рискуя, он многократно увеличивал ставки, но его любимые номера пока не подводили. Он выплатил первые проценты по займу и внес оставшуюся часть денег за машину. Ростовщик посматривал на него с интересом.

— Мне нравится, когда мои клиенты преуспевают. Если ты захочешь занять еще денег, тебе стоит сказать только слово.

— Вообще-то, мне не особенно нужны деньги, — ответил Рики, — но если предлагают, почему бы не взять? Лишние деньги никогда не повредят.

Здравый смысл говорил ему, что этого не стоит делать, ведь счастье так переменчиво, но здравый смысл не относился к числу его достоинств. Почему бы не попробовать удвоить ставки? Тогда он сможет сразу расплатиться с долгом, вместо того чтобы выплачивать грабительские проценты.

Не успев толком подумать, он уже подписывал новый контракт на заем в пять тысяч долларов. Если разобраться, это незначительная сумма по сравнению со ставками, которые делают некоторые игроки с золотыми цепями и толстыми кошельками, просиживавшие в казино все ночи напролет.

Рики втайне мечтал попасть в их число. Для того чтобы много выиграть, нужно играть по-крупному, и Рики Хейл скоро станет классным игроком.


Стол, за которым ему всегда везло, был занят, но с тех пор как Рики стал считать себя непобедимым, это уже не имело значения. Он подошел к другому столу с незнакомым крупье, который смерил его презрительным взглядом.

— Ты не туда попал, парень, — усмехнулся крупье. — Здесь собрались те, кто делает только большие ставки.

— Почему вы считаете, что у меня нет денег?

Крупье пожал плечами.

— Пожалуйста, играй, но только потом не говори, что я тебя не предупреждал. Сколько ставишь?

Глаза крупье блеснули, когда Рики вытащил из кармана груду пятидесятидолларовых фишек.

Шарик покатился, и колесо рулетки завертелось. Счастье не изменило Рики и на этот раз, он сгребал фишки со стола, и через десять минут позади него образовалась толпа. Несколько молодых женщин клали свои фишки рядом со ставками Рики, надеясь разделить его везение.

Наконец он решил, что выжал достаточно из этого стола и пора перебираться в другое место.

— Извините, леди. — Он улыбнулся двум молодым женщинам, стоявшим рядом. — Пока мне достаточно, и я собираюсь получить наличные за фишки.

— Ты принес нам счастье, милый, и мы хотим угостить тебя выпивкой, — сказала одна из них. — Ведь лишь благодаря тебе мы выиграли столько сегодня вечером.

— Конечно, крошки, почему бы нет? — Рики решил, что настало время немного развеяться, ведь он не давал обет поститься так долго, особенно теперь, когда у него есть деньги. — Почему бы нам заодно и не поужинать?

Он не понял, почему они обе бешено расхохотались при этих словах, но не возражал, чтобы о нем думали как о крутом парне.

— Вы, англичане, такие умные, — поддакнула ей другая девушка. — Я могла бы слушать вас всю ночь.

— Да ничего особенного, нужно только делать верные ставки, — усмехнулся Рики. — Кроме того, я не особенно разговорчив.

От этих слов девушками снова овладел приступ беспричинного смеха. Обменяв свои фишки на деньги, все трое, взявшись за руки, направились к ближайшему бару.


Рики не мог понять, что его разбудило. Возможно, лай собак или рев полицейских сирен. Он обнаружил, что лежит в канаве и над ним пасмурное ночное небо, а сам он дрожит от холода. Его тошнило, голова раскалывалась от боли, а язык с трудом ворочался во рту.

Он осторожно приподнялся на локте, не понимая, где находится и как сюда попал. По щеке его стекало что-то теплое и липкое. С ужасом он понял, что это кровь.

Кто же так отделал его? Вряд ли ростовщик, потому что время расплачиваться с ним еще не пришло. Но кто же тогда?

Внезапно в его тяжелой голове промелькнуло воспоминание о двух женщинах, заигрывавших с ним вчера в казино. Они пошли в какой-то бар, там было очень весело, и он чертовски много выпил.

Рики судорожно ощупал внутренний карман, где находились деньги. Карман был пуст. Дикий гнев обуял его, но в этот момент им овладел приступ тошноты, и его стало выворачивать прямо на землю. Он знал, как обделываются такие делишки. Женщины, состоявшие в банде, напоили его, а потом их дружки выпотрошили карманы. Вчера он захватил с собой почти все свои деньги. В мотеле осталось совсем чуть-чуть, и теперь придется все начинать сначала.

Со стоном Рики поднялся на ноги. С трудом ему удалось разобрать название улицы, которое ему ничего не сказало. По отдаленным рекламным огням он примерно определил, где центр города, и заковылял к своему мотелю, находившемуся на самой окраине.


Три дня Рики боялся выходить из комнаты, размышляя, что ему делать дальше. Он потерял практически все, а скоро ему нужно расплачиваться с ростовщиком. Достать такую сумму можно только ограбив кого-нибудь, но так низко он еще не пал. Единственное, что ему оставалось, это сидеть, тупо уставившись в телевизор, и смотреть дурацкие шоу или пролистывать по сто раз дешевые журналы, которые он брал со стойки портье, когда спускался к автомату за кофе.

В конце концов он решил, что нужно немедленно убираться из города. Но в этот момент его внимание привлекла реклама в одном из журналов, на которой были изображены несколько улыбающихся девушек в трико. Это оказалась рецензия на большое шоу в одном из казино Лас-Вегаса.

Рики угрюмо смотрел на картинку, с ненавистью думая о счастливчиках, которые могут позволить себе останавливаться в роскошных отелях и смотреть дорогие шоу. Машинально он прочел текст до конца.

Там говорилось, что владельцем отеля является англичанин и что шоу имеет огромный успех благодаря мастерству молодого британского хореографа. Внезапно на глаза ему попалась своя фамилия. Джуди Хейл!

Сердце Рики так бешено забилось, что он чуть не свалился со стула. Несколько минут он не мог поверить в свое немыслимое, необыкновенное везение.

Господи! Джуд все это время живет в Лас-Вегасе, а он ничего не знает! Этот подонок Гарри попытался отделаться от него жалкими пятьюдесятью фунтами и скрыл самое главное!


Джуди казалось, что сбылись ее самые смелые мечты. Шоу шло уже месяц. В ушах у нее не переставая звучали аплодисменты и поздравления.

Зазвонил телефон, и она сняла трубку, уверенная, что это Блейк хочет куда-нибудь пригласить ее. Сколько раз она отказывала ему, но терпению Блейка, казалось, не было предела.

— Это ты, Джуд? — услышала она мужской голос.

Не веря своим ушам, Джуди побелевшими пальцами сжала трубку.

— Джуд, это я, Рики.

Ослабев, она опустилась на постель.

— Рики, ради всего святого, где ты?

— Джуд, мне необходима помощь, — запинаясь, сказал он. — Ты можешь срочно достать для меня денег?

Сердце Джуди стало биться ровнее, когда она услышала знакомую песню. На этот раз она должна проявить твердость. Проработав несколько месяцев в атмосфере игорного бизнеса, она чувствовала, что внутренне сильно изменилась.

Но игроки бывают разные, а Рики просто маленький глупый дурачок, у которого совсем нет чувства самосохранения.

— Я попал в беду, Джуд. Меня ищут.

— Кто тебя ищет? Успокойся и скажи, где ты находишься? И как ты узнал мой телефон? Ты разговаривал с Гарри?

Она услышала, как он почти закричал в трубку:

— Ради Бога, не считай меня ребенком! Я увидел объявление о твоем шоу в журнале. Я понятия не имел, что ты здесь! Этот подонок Гарри и не подумал сказать мне об этом. Ты должна выручить меня, Джуди.

— Рики, можешь ты успокоиться и сказать толком, что произошло? — закричала она. — Как я могу помочь тебе, если даже не знаю, в чем дело и где ты находишься?

— Я в Рено и по уши в дерьме. Только ты одна можешь меня из него вытащить, Джуд.

— Сколько? — коротко спросила она.

Несколько секунд он молчал, а когда снова заговорил, голос его звучал совсем по-другому:

— Обещай, что ты не будешь на меня злиться. Если я не заплачу свой долг, мне грозят очень большие неприятности!

— Только не пугай меня и скажи, что тебе нужно! — прикрикнула она.

— Пятнадцать тысяч долларов, а лучше двадцать. Тогда я смогу выбраться отсюда и уехать в Англию. И я никогда не буду просить тебя ни о чем больше, клянусь, Джуд!

От суммы, которую он назвал, у Джуди перехватило дыхание.

— Ты в своем уме? У меня нет таких денег, да ты и не мог наделать таких долгов. Насколько я знаю, ни в одном казино нельзя играть в кредит.

— Но можно взять деньги у ростовщика.

— Но ведь не настолько же ты глуп?

— Я говорю правду, Джуд. Я занял у ростовщика пять тысяч и стал играть. Мне фантастически везло, казалось, что я никогда не проиграю, тогда я стал увеличивать и увеличивать ставки. Мне продолжало везти, и я взял еще денег у ростовщика, чтобы поскорее выиграть большую сумму. И тогда профессионалки из казино обчистили меня. Умоляю тебя, Джуд, вытащи меня отсюда. Клянусь, что никогда больше не подойду к рулетке.

Сердце Джуди обливалось кровью от жалости к нему, но все это она слышала и раньше…

— Джуд! — взволнованно закричал он. — Я в мотеле Сэндимена и постараюсь пробыть как можно дольше, если меня не выгонят или не придется сбежать. Не бросай меня, Джуд! Ты моя единственная надежда!

Телефон замолчал, и Джуди дрожащей рукой положила трубку. Он даже не догадался дать ей номер телефона мотеля, но, в конце концов, его легко узнать.

Внезапно ею овладел приступ дикого гнева. Откуда, черт возьми, ей взять двадцать тысяч долларов, да еще так быстро? Ей прилично платят, но у нее здесь тоже есть расходы. Нужно покупать одежду, чтобы хорошо выглядеть; кроме того, жизнь здесь достаточно дорога, а большая часть жалованья переводится прямо на ее счет в лондонском банке.

Но есть один человек, который мог бы ей помочь. Джуди очень не хотелось просить его, и она никогда бы не сделала этого, если бы дело касалось ее лично. Но для спасения Рики ей придется поступиться гордостью и попросить у Блейка взаймы, пока на ее счет не переведут из Лондона нужную сумму.

Выйдя из своей комнаты, Джуди пересекла коридор и постучала в дверь Блейка. Открыв дверь, он удивленно взглянул на нее.

— Какая неожиданная радость. Чему я обязан?

— Я могу войти? И, пожалуйста, не шутите, Блейк. Только что мне звонил Рики. Он попал в большую беду и ему нужна помощь.

После того как Джуди выговорила эти слова, мужество покинуло ее. Зубы так стучали от волнения, что она не могла произнести ни слова. Осторожно взяв за плечи, Блейк провел ее в комнату и усадил на диван, а сам сел рядом, сжав в руках ее холодные пальцы.

— Расскажите мне все, — тихо сказал он.

Глава десятая

Несколько мгновений Джуди не могла произнести ни слова, а потом речь полилась неудержимым потоком.

— Только что звонил Рики. Он сейчас в Рено и страшно запутался. Он занял деньги у ростовщика, а потом его обокрали какие-то женщины. Он просил у меня двадцать тысяч долларов и сказал, что, если срочно не раздобудет денег, с ним могут разделаться; правда, я не особенно всему верю.

— Напрасно, — коротко произнес Блейк.

Джуди испуганно посмотрела на него.

— Скажите мне правду, Блейк. Неужели все так опасно, как он говорит?

— Увы, это так. И если он попытается сбежать из города, тогда станет совсем плохо. Они найдут его раньше, чем он успеет высморкаться.

Джуди облизала пересохшие губы.

— Блейк, я должна ему помочь, и вы моя единственная надежда. У меня нет таких денег. Я смогу получить довольно значительную сумму из моего банка в Англии, но это займет время, а из того, что вы сказали, можно заключить, что Рики нужно помочь немедленно. У меня нет выбора, и поэтому я прошу вас одолжить мне деньги на время.

Она с трудом произнесла свою просьбу, а когда он не ответил, ощутила почти физическую боль, опасаясь, что напрасно понадеялась на него. С какой стати Блейк должен помогать ее брату? Без сомнения, на своем веку он повидал достаточно безрассудных игроков. С какой стати он должен заботиться о каком-то мальчишке, которого даже никогда не видел?

— Простите меня. Я не должна была просить вас, — пробормотала она, опустив голову.

— Не будьте дурочкой. Вы все сделали правильно. Но сегодня мы туда уже не успеем. Завтра утром отправимся в Рено на моем самолете и все решим на месте.

Джуди широко раскрытыми глазами посмотрела на него, и ее сердце наполнилось надеждой. Собственный самолет? Она даже не знала, что он у него есть.

— Вы уверены?

— Вам пора бы уже знать, что я никогда не даю пустых обещаний. Но у меня есть одно условие.

— Условие? — эхом откликнулась она.

Но, взглянув ему в лицо, она все поняла без слов. Откинувшись на спинку дивана, она судорожно затрясла головой.

— Нет, Блейк. Неужели вы станете шантажировать меня? Освобождение Рики взамен на мое согласие выйти за вас?

— Я никого никогда не шантажирую. Просто попросил вас выйти за меня замуж, и пришло время дать ответ. Как только вы скажете «да», мы сразу же полетим в Рено и расплатимся с долгами вашего брата.

Это выглядело как настоящий шантаж. Он принуждал ее к согласию, и они оба понимали это. Подняв голову, она взглянула на него.

— Я соглашусь, но у меня тоже есть условие. — Джуди поймала его насмешливый взгляд, в котором прочла: «Какие могут быть условия, когда все козыри у меня на руках?» Не медля ни секунды, она продолжала: — Если я соглашусь выйти за вас замуж, во-первых, вы должны понимать, что это только из-за Рики. А во-вторых, я хочу, чтобы никто об этом не знал. Ни Рики, ни Гарри или Куперы и, разумеется, ни одна душа в отеле!

— Согласен, — быстро ответил Блейк.

Она с подозрением посмотрела на него.

— Вы согласны?

— При условии, что в конце вашего пребывания здесь мы всем объявим о нашем браке.

— Возможно, к тому времени мы поймем, что главное, чего мы хотим, — это развод, — насмешливо взглянув на него, сказала она.

— Все может быть, — согласился Блейк. — А сейчас мне нужно сделать несколько звонков. Попросите Марси, которая сидит в холле, разыскать вам телефон мотеля Рики, позвоните ему и скажите, что завтра около полудня мы будем у него. Постарайтесь быть готовой к девяти утра.

Джуди не могла понять, благодарна ли она Блейку. Ведь он вынудил ее принять его предложение, бесчестно воспользовался тем, что она оказалась в беде.

Но, заключая с ним сделку о том, что он никому не расскажет об их свадьбе, она хоть немного обезопасила себя. Ей не нужно будет жить вместе с ним, даже заходить без необходимости в его апартаменты. Она надеялась отвоевать себе свободу после того, как они выручат Рики из беды.


Ночью Джуди не могла сомкнуть глаз, размышляя, правильно ли она поступила, хотя знала, что у нее не было другого выхода. Блейку не удастся диктовать ей свои условия, как бы он этого ни хотел. От этой мысли настроение Джуди улучшилось, и она уснула.

На следующее утро в девять часов Джуди, позавтракав и одевшись, с волнением ожидала прихода Блейка. Наконец раздался стук в дверь, и он появился на пороге, молча поприветствовав ее. Они направились по коридору к лифту и, спустившись, через пустынный холл вышли на улицу к ожидавшему их лимузину. Не произнося ни слова, они сели в машину и помчались в аэропорт.

Припарковав машину, они прошли контроль, после чего направились к самолету.

Джуди чувствовала замешательство. Не то чтобы она боялась лететь, просто этот самолет был слишком мал по сравнению с громадными боингами, на которых она привыкла летать.

— Не беспокойтесь, — сказал Блейк, взглянув на нее. — Это самый надежный способ передвижения. Еще никто из моих пассажиров не жаловался.

Усилием воли подавив волнение, Джуди уселась рядом с ним на сиденье.

— Сколько времени займет полет? — спросила она.

Блейк уже выруливал самолет на летную полосу, и Джуди попыталась скрыть страх.

— Час или немногим больше, в зависимости от высоты и скорости ветра.

— И только-то? Тогда почему вы велели мне сообщить Рики, что мы будем у него только около полудня?

— Потому, что сначала мы должны пожениться.

Джуди опустила глаза. Как же она сама не догадалась: он боится, что Джуди не выполнит свою часть соглашения и хочет обезопасить себя!

Несколько мгновений она молчала. Самолет оторвался от земли, и Джуди почувствовала тошноту.

— Чего вы ожидали, моя прелесть? Я не хочу рисковать. А вдруг вы забудете о своих обещаниях, как только я вытащу из беды вашего брата?

Ее привело в ярость это предположение.

— Хорошего же вы обо мне мнения!

— Я просто хочу быть уверен, что сделка будет честной. К тому же вы поставили свои условия…

Джуди взглянула на него.

— Ну и что?

— Неужели не понимаете? Вы хотите, чтобы ни одна душа не знала о нашем бракосочетании, но мы вряд ли сможем без огласки пожениться в Лас-Вегасе, где меня хорошо знают. Значит, пышное венчание в церкви исключается. Я позвонил вчера вечером в церковь в Рено, где происходят обряды венчания, и сделал заказ. Они ждут нас в десять тридцать утра.

От его наглости у нее перехватило дыхание. Он твердо вознамерился жениться на ней, и никакими средствами ей не удастся предотвратить это. Она почувствовала, как к горлу подступают слезы, и быстро отвернулась, чтобы Блейк этого не заметил. Но он положил руку на сгиб ее локтя и сразу же убрал, и она поняла, что от него нельзя скрыть ничего.

— Не думайте, я совсем не людоед, Джуди. Я не собираюсь безжалостно принуждать вас, особенно если у вас на сердце кто-то другой…

— Это не так, — поспешно ответила она.

— Скажите, тот парень, которого вы оставили в Лондоне, он все еще дорог вам? — спросил он, отвернувшись.

— Если вам это интересно, мы с Майклом расстались за много месяцев до того, как я приехала в Лас-Вегас, и он больше ничего не значит для меня.

— Но ведь вы, кажется, собирались за него замуж?

— Да, собиралась. Но оказалось, что он уже женат. И хотя мы жили вместе, он обманывал меня. Мне больше нечего сказать, и прошу вас больше не расспрашивать меня.

О Господи, как это не похоже на его трагическую любовь к Клер. Обычная история о том, как женатый мужчина завел интрижку на стороне…

Джуди смотрела вниз на проносящуюся под ней пустынную местность и пыталась заинтересовать себя быстрой сменой впечатлений.

Под ними проплывал дикий и прекрасный пустынный пейзаж, который она уже не раз видела в старых американских вестернах.

— Как красиво! — повернувшись к Блейку, заметила она.

На некоторое время ее мысли отвлеклись от действительной цели полета. Но чем ближе они подлетали к Рено, тем больше волновалась Джуди. Что, если они уже опоздали и кредиторы нашли Рики и сделали с ним что-нибудь ужасное? Она старалась укротить разыгравшееся воображение.

— Блейк, а эти люди, о которых говорил Рики, они ничего с ним не могут сделать?

— Старайтесь не думать об этом. Скоро мы там будем и вытащим его. Подумайте о чем-нибудь другом. Например, о нашей первой брачной ночи.

От этих слов ее щеки запылали. Если Блейк считает, что это будет не фиктивный брак, то он глубоко ошибается.

Резкое изменение направления ветра вынудило самолет нырнуть вниз, и Блейку пришлось переключить все свое внимание на то, чтобы выправить его. На горизонте появились окраины Рено, и эмоциональная напряженность момента ушла в прошлое. Через несколько минут они приземлились, и Блейк заглушил мотор.

— Блейк, вы должны знать, что я очень ценю все, что вы делаете для Рики.

— Но… — проговорил он, чувствуя недосказанность в ее голосе.

— Но что, если он снова примется за прежнее? Иногда я думаю, что он никогда не образумится.

Если это действительно так, то весь фарс с замужеством она вытерпит напрасно.

— Уверяю вас, он этого не сделает. У меня нет привычки швырять деньги на ветер. — В голосе Блейка прозвучали стальные ноты. — Вашему брату тоже будут поставлены условия.


Они приехали в церковь раньше назначенного времени и стали ждать в специально отведенной комнате, когда предыдущая пара закончит церемонию венчания. Джуди хорошо были слышны ответы молодых на вопросы священника и торжественные звуки органа. Чувствовалось, что те двое женятся по любви, и ей внезапно стало стыдно.

Если бы не Рики… Блейк сжал ее руку, и, тряхнув головой, чтобы отогнать ненужные мысли, Джуди расписалась в бумагах, которые принес им клерк. Теперь отступать было уже поздно.

Точно в назначенное время они поднялись по ступенькам церкви, где их ждали два свидетеля. Фарс начался, подумала Джуди.

Она почувствовала, как тяжелое золотое кольцо скользнуло на ее палец, и услышала собственный голос, повторявший за священником слова клятвы.

— Вы можете поцеловать жену, — произнес священник, и она послушно повернулась лицом к Блейку.

Она не могла понять выражения его глаз, но автоматически ответила на его поцелуй, когда он обнял ее и под устремленными на них взглядами прикоснулся губами к ее губам. Процедура закончилась, и, получив свидетельство о браке, они открыли тяжелую деревянную дверь и по ступенькам спустились на залитую солнцем улицу, а их место заняла другая пара.

— Это похоже на брачный конвейер, — пробормотала Джуди.

Церемония оставила у нее странное чувство огорчения и неловкости. Она не знала, о чем говорить с этим человеком, который теперь стал ее мужем.

Они сели в заказанный автомобиль, и Джуди внезапно почувствовала, что к горлу подступают слезы. Тяжелое золотое кольцо непривычно холодило палец. Быстро сняв его, она поспешно протянула его Блейку.

— Оставьте кольцо себе, — резко сказал он. — Оно принадлежит вам, а будете ли вы носить его или нет, дело ваше.

Джуди прикусила губу и замолчала. Он завел мотор, и машина помчалась по городу к мотелю Сэндимена. Нервы Джуди были уже на пределе. Что их ждет сейчас?

— Зачем вы женились на мне, Блейк? — спросила она тихо. — Какой в этом смысл? Вы слишком умны, чтобы я могла предположить, что вы это сделали из-за дурацкого пари с Гарри.

— Спасибо. Наконец-то я дождался комплимента. — Он увидел огорченное выражение на ее лице, и его голос смягчился. — Может быть, я женился, потому что люблю вас. Какая причина вам еще нужна?

— Не думаю, что это правда.

— Тогда не будем говорить об этом, — отозвался Блейк. — Давайте лучше еще раз взглянем на схему города и сообразим, правильно ли мы едем.


Какое-то время они плутали по узким извилистым улицам, пока не нашли мотель Сэндимена, который оказался даже более обшарпанным, чем ожидала Джуди. Покосившаяся вывеска на дверях гласила, что здесь можно получить дешевые комнаты.

Как только они вышли из машины, на них обрушилось беспощадное полуденное солнце.

Служащая в холле недовольно оглядела их.

— Вам нужна комната? Двадцать долларов за одноместный номер, двадцать пять — за двухместный, — равнодушно объяснила она.

— Мы разыскиваем Рики Хейла. Где его комната?

Служащая искоса взглянула на них.

— Зачем вам это? Вы из полиции? Если парень что-то натворил, это его дело. Я не собираюсь иметь дел с полицией.

— Мы не полицейские. А это вам за беспокойство. — Блейк протянул ей десятидолларовую бумажку, которая исчезла с молниеносной быстротой.

— Номер шестнадцать, за угол по коридору и по ступенькам вниз. — Девушка с интересом посмотрела им вслед…

Они нашли нужную комнату и постучали в дверь, но ответа не последовало, и страх снова охватил Джуди. Неужели они опоздали?

— Крикните, что это вы, — приказал Блейк. — Возможно, он боится подойти к двери.

Джуди прижала лицо к двери.

— Рики, это я, Джуди. Открой!

Послышался щелчок, и дверь медленно отворилась. Убедившись, что за дверью действительно стоит сестра, Рики снял цепочку. Джуди, а за ней Блейк вошли в комнату, закрыв за собой дверь.

— Джуди, слава Богу! — хрипло проговорил Рики.

Она обняла брата и почувствовала, как дрожь сотрясает все его тело. Когда он наконец отстранился от нее, Джуди пришла в ужас, увидев, каким он стал худым и изможденным.

— А это кто? — подозрительно спросил он, оглядывая Блейка с ног до головы.

— Это Блейк Адамс, владелец отеля в Лас-Вегасе, в котором я работаю. Я разве не говорила тебе, что приеду вместе с ним?

Глаза Рики лихорадочно блестели, и ей показалось, что он не слышит ее. Неужели он принимает наркотики? Но она сразу же отогнала от себя эту мысль. На наркотики нужно много денег, а у Рики нет ни гроша.

— Когда ты обедал в последний раз? — внезапно спросил Блейк.

Рики рассеянно посмотрел на него.

— Вчера, кажется. Или позавчера. О Боже, я не помню! Какая вам разница?

— Рики, не говори так. Блейк приехал сюда, чтобы помочь тебе, — сказала Джуди. — У меня с собой есть немного фруктов, хлеба и сыра. Поешь, и тогда мы поговорим. И заодно выпьем кофе.

— Тут в холле есть кофейный автомат, — мрачно произнес он.

Блейк подошел к двери.

— Я схожу за кофе. Вам нужно поговорить наедине. Попытайтесь хоть немного привести его в чувство.

— Кто этот парень? — Рики недовольно взглянул на Джуди. — У него слишком много гонора.

— Я уже сказала тебе, мой босс. Ты должен прислушаться к его словам, потому что от него зависит твоя судьба.

Рики ничего не ответил, и Джуди молча стала смотреть, как он поглощает предусмотрительно захваченную ею еду. Она не могла поверить, что красивый молодой человек с открытым взглядом, которого она знала, мог превратиться в это жалкое создание.

— Ты собираешься помочь мне, Джуд? — наконец спросил он, когда Блейк вернулся, неся на подносе три пластиковых стаканчика с кофе.

— Блейк собирается помочь тебе, — в голосе Джуди зазвучал металл. — Я ничего не могу сделать. У меня нет той суммы, которую ты просишь. Как ты мог докатиться до такого состояния?

— Давайте оставим выяснения на потом, а сейчас перейдем прямо к делу, Джуди, — прервал ее Блейк.

Он пристально посмотрел на Рики.

— Ты задолжал ростовщику очень большую сумму и боишься, что он или его люди что-нибудь сделают с тобой? Я прав?

Джуди судорожно вздохнула. Это звучало так страшно и бессердечно. Джуди видела, что Рики коробит оттого, что ему приходится обсуждать свои проблемы с чужим человеком. Ей тоже это не нравилось, но Рики нужно взглянуть правде в глаза. Если он не изменит свой образ жизни, это наверняка плохо кончится.

— Да, правы, — мрачно прохрипел Рики.

— Прекрасно. Если я вытащу тебя из всего этого дерьма, ты должен будешь кое-что сделать. Ничего в этой жизни не дается даром, запомни это. Ты больше не будешь камнем на шее твоей сестры.

— Кто вы такой, чтобы указывать мне?

Джуди затаила дыхание.

— Я бизнесмен и не собираюсь терять лучшего хореографа, какого знаю, только потому, что какой-то глупый мальчишка влез в долги и сейчас готов описаться от страха.

Это прозвучало очень зло и безжалостно. Как будто он совсем не питает к ней никаких чувств и думает только о том, чтобы не потерять хореографа своего дорогого шоу. Она покраснела от гнева и уже открыла рот для того, чтобы дать Блейку достойный отпор, но, взглянув на Рики, увидела, что тот с уважением смотрит на Блейка.

— Каковы же ваши условия? — уже не так угрюмо поинтересовался он.

Блейк заговорил ровным, лишенным эмоций голосом. Джуди показалось, что это совсем другой человек, какого она еще не знает, тот самый хладнокровный бизнесмен, который всегда добивается того, чего хочет.

— Я не занимаюсь благотворительностью, но могу дать взаймы Джуди некоторую сумму, которая покроет твои долги. Джуди должна будет выплатить мне эту сумму через указанное время. Я уверен, что ты захочешь подольше побыть со своей сестрой, так что несколько дней проживешь в Лас-Вегасе. Но, если кто-нибудь из моих служащих скажет, что ты проиграл в казино хоть один цент, ты тут же упакуешь чемоданы. Далее, — Блейк сделал паузу, — если ты докажешь, что достоин доверия, то полетишь обратно в Англию, где добровольно пройдешь курс лечения от своего пристрастия. Я позвоню Гарри Брейди, чтобы он это организовал.

— Нет необходимости привлекать Гарри. Я могу сделать все сам…

— Не перебивай меня, — спокойно сказал Блейк. — Ты можешь согласиться или отказаться от этой сделки. Решай сам. Если ты с чем-то не согласен, мы с Джуди сейчас же уходим отсюда и ты не получаешь ни цента.

Джуди физически чувствовала, как наэлектризована атмосфера между этими двумя мужчинами. Внезапно плечи Рики обвисли, и он послушно кивнул.

— Вы победили. Я согласен на ваши условия. Ведь у меня нет выбора, не так ли?

— Никакого, — в тоне Блейка послышалось удовлетворение.

В этот миг Джуди ненавидела его. Она понимала, что все это он делает ради нее и она должна быть ему благодарна. Но видеть, как унижен брат, было невыносимо. Она заметила взгляд, который Рики незаметно бросил на Блейка. Это был взгляд затравленного зверька. Ничего, эта история только пойдет ему на пользу, утешала она себя. Пусть не забывает, как близко от края пропасти он находился. И если ему нужна профессиональная помощь, на чем настаивает Блейк, может быть, после курса лечения он навсегда избавится от своей пагубной привычки.


Машина подъехала к ветхому зданию, в котором помещалась контора ростовщика, и Джуди, бросив взгляд на Рики, заметила, как съежился он на своем сиденье. Даже сейчас он чего-то опасался. Блейк тоже заметил его состояние и коротко сообщил, что все переговоры будет вести сам. Они вошли, и глаза ростовщика сузились, когда он увидел Рики.

— Что это значит? Если ты пришел, чтобы просить отсрочки, то ты просчитался, парень. Я ведь предупреждал, что может случиться, если ты нарушишь условия договора…

— Мы не собираемся просить отсрочки, — прервал его Блейк. — Я представляю интересы этого молодого человека. Мне нужно увидеть его контракт и точную сумму, которую он должен на настоящий момент, прежде чем вы получите хоть цент.

— Да кто ты такой, черт возьми? Если ты, парень, его адвокат, мне на это наплевать. Все законно, и я ничего не покажу тебе, пока этот бездельник не выплатит мне хотя бы проценты. Я не обязан никому показывать ни свои записи, ни…

— А я говорю, что обязаны, иначе скоро можете оказаться под следствием. А если вы снова будете угрожать ему или попытаетесь сделать что-нибудь еще, вашу контору закроют так быстро, что вы не успеете прочитать «Отче наш».

Ростовщик в изумлении уставился на Блейка, соображая, так ли он опасен, как говорит. Джуди решила, что сейчас этот мерзавец позовет подмогу, но, помедлив несколько мгновений, он молча открыл ящик стола и вынул оттуда большую стопку бумаг. Джуди почувствовала жалость ко всем тем несчастным, которые попались в его руки. Наверное, такие же желторотые птенцы, как Рики…

Ростовщик протянул Блейку несколько листков, и Джуди увидела, как сжались у того губы, когда он быстро пробежал контракт.

— Вы просто негодяй, — прошипел он. — Никто никогда не сможет расплатиться с вами полностью на таких условиях.

— Я никого не заставляю приходить ко мне. Я просто предоставляю кредит тем, кто в нем нуждается. И если это все, что вы хотели сказать…

— Нет, не все, — холодно перебил его Блейк. — Здесь нет последних листов с подписью Рики Хейла.

— А как насчет того, чтобы показать мне деньги? — в голосе ростовщика послышалась неуверенность. — Откуда, черт возьми, мне знать, что вы не собираетесь меня надуть?

— Не волнуйтесь, — вмешалась Джуди, прежде чем Блейк успел заговорить. — Рики — мой брат, и мы приехали сюда, чтобы вытащить его из этих неприятностей, так что, пожалуйста, делайте так, как вам говорят.

Ее тихий спокойный голос после безапелляционных речей Блейка произвел желаемый эффект. Как бы то ни было, не говоря больше ни слова, ростовщик, порывшись в стопке бумаг, вытащил подписанный Рики контракт, и Блейк с ним ознакомился, стараясь не показывать своего возмущения. Проценты, на которых он был заключен, оказались невиданными, так что Рики никогда бы не смог расплатиться со своим долгом.

Пока ростовщик ждал, что же случится дальше, Блейк вытащил из кармана увесистую пачку долларов. Глаза ростовщика загорелись, и он сделал движение, чтобы взять деньги.

— Я готов полностью возместить долг, если вы вырвете соответствующие страницы из ваших записей и передадите их мне вместе с контрактом.

— С какой стати?

— В противном случае вы не получите ничего и я привлеку вас к суду за вымогательство.

Джуди мысленно произнесла молитву, чтобы все закончилось миром. Блейк сейчас тоже вел азартную игру, и ставкой служила его уверенность и представительный вид. Ростовщик попался на его крючок, когда увидел пачку долларов почти у себя в кармане. Буквально за несколько секунд он нашел нужные записи и вместе с контрактом передал их Блейку, который порвал их на мелки кусочки и сжег. Только после этого он бросил на стол пачку денег и с угрозой сказал:

— Теперь мы квиты. Вы никогда в жизни не видели этого молодого человека. Запомните.

С этими словами он взял за руку Джуди, и все трое вышли из конторы.

Когда они оказались на улице, Рики смущенно стал его благодарить.

— Забудь об этом. Просто держись подальше от игорных домов и помни, что, если бы не твоя сестра, однажды утром тебя могли бы найти в сточной канаве с перерезанным горлом.

— Блейк, ради Бога! Он уже и так достаточно наказан, — умоляюще произнесла Джуди. — Он же обещал бросить играть.

— Ну что ж, мы сможем убедиться в этом, когда он несколько дней проведет в Лас-Вегасе. Тогда и посмотрим.

Глава одиннадцатая

Оплатив номер в мотеле, они сразу же направились в аэропорт. Рики подавленно молчал. Обстоятельства менялись так быстро, что он все еще не мог поверить, что опасность позади. Джуди попыталась его развлечь.

— Блейк сам ведет самолет. Ты можешь сесть рядом с ним, если хочешь, а я постараюсь вздремнуть, пока мы будем лететь в Лас-Вегас.

Для одного дня у нее было слишком много волнений. Сначала вынужденное бракосочетание, потом отвратительная контора ростовщика… И еще Рики совсем расклеился…

Но мало-помалу Рики приходил в себя и становился разговорчивее. Он заинтересовался устройством самолета и стал расспрашивать Блейка о деталях управления этой маленькой легкой машиной. Наконец он попросил разрешения немного посидеть на месте пилота.

— Даже не мечтай, — испуганно вскрикнула Джуди. — Ни за какие деньги я не доверила бы тебе свою жизнь!

Эти слова вылетели машинально, прежде чем она успела подумать. Рики подскочил как ужаленный.

— Я ни в чем не виню тебя, Джуди, но все-таки дай мне доказать, что я тоже на что-то способен! Впрочем, тебя, конечно, можно понять. — Он угрюмо отвернулся и стал смотреть вниз на расстилавшуюся под ними пустыню.

Наконец впереди показались огни Лас-Вегаса, и самолет стал снижаться.

— Когда мы приедем в отель, я сразу же найду тебе комнату, — сказал Блейк, обращаясь к Рики.

— В этом нет необходимости, — вмешалась в разговор Джуди, стараясь не показывать своего триумфа. Это и была та маленькая козырная карта, которую она до поры держала в рукаве. — Мне бы хотелось, чтобы Рики пожил со мной. Мы так давно не виделись. Он может спать в комнате для гостей.

Блейк заговорил, и она услышала холод в его голосе.

— Если вы этого хотите, я не стану возражать. Что скажешь, Рики?

— Если Джуд не будет учить меня жить, я согласен.

Сейчас он согласится на все, что бы ему ни предложили, подумала Джуди. Она подавила в себе внезапное чувство вины. Чем бы ни был вызван их брак, Блейк теперь ее муж, а она оставляет его одного в их первую брачную ночь. Ведь еще недавно она мечтала о свадьбе с ним. Но несчастье с Рики смешало все карты, и она не в силах ничего изменить.

В любом случае ей не в чем винить себя. Она твердо намерена выплатить Блейку весь долг Рики до цента, не важно сколько это займет времени.

Но гораздо позже, лежа одна в постели, она почувствовала сладкое желание, поднимавшееся внутри, воображая себе картины того, какой могла быть эта ночь для двух людей, которые действительно любят друг друга.

Это была самая странная брачная ночь, которую она могла себе вообразить. Ее муж, которого она любит, находится в своих апартаментах по другую сторону коридора роскошного отеля, а она лежит здесь одна, не смыкая глаз, взволнованная и расстроенная.

На одно мгновение она пожалела, что поставила такие жесткие условия. Какая же она идиотка, что не хочет взять то, что само идет ей в руки. Она поступила так же неразумно и нерасчетливо, как любители азартных игр, которые никогда не задумываются о последствиях.

Джуди не знала, как долго лежит с открытыми глазами, беспокойно поворачиваясь с боку на бок и стараясь не думать о том, что сейчас делает Блейк. Внезапно ей показалось, что она слышит звуки, доносящиеся из комнаты для гостей. На мгновение ее сердце замерло, но потом, поняв, что это за звуки, она быстро выскользнула из кровати и стала шарить вокруг в поисках халата.

Перед дверью в комнату Рики она остановилась. Может, не стоит входить к нему сейчас, но как удержать себя, когда тот, кого ты любишь, плачет так, что сердце разрывается? Ведь он ее младший брат, и не имеет значения, сколько раз он злоупотреблял ее добротой. Быстро войдя в комнату, она опустилась на колени около кровати и прижалась щекой к его голове.

— Рики, не надо. Ведь теперь уже все позади.

— Ты не знаешь, что я пережил, Джуди, — задыхаясь от рыданий, проговорил он. — Были минуты, когда я думал о том, что лучше покончить со всем разом…

— Не говори так! — вскричала Джуди.

— Ты не знаешь, что значит скатиться на самое дно. Никто этого не поймет, пока сам там не окажется. Если бы ты и Блейк приехали в Рено хотя бы днем позже, меня могло бы уже не быть на свете. — Он всхлипнул.

— Но теперь ты со мной, и никто не посмеет причинить тебе вред. Ты должен задуматься о своей жизни, Рики. — Она погладила его растрепанные волосы.

— Похоже, Блейк прав и мне нужно лечиться… Я подумаю над этим, Джуд. Между прочим, этот Блейк гораздо больше похож на человека, чем твой красавчик Майкл. Между вами что-то есть?

— Ничего, — поспешно ответила она. — Блейк просто пришел мне на помощь, когда я в этом нуждалась, и мы оба должны быть ему благодарны.

— Согласен. — Они помолчали. — Послушай, уже поздно, но я никак не могу заснуть. Такая роскошь — огромная кровать и весь антураж… Я просто не привык к такой обстановке. И вообще я не привык спать ночью. Ты понимаешь почему… Интересно, здесь можно сейчас раздобыть кофе? Мы посидим, и ты расскажешь мне о своем новом шоу.

— Чтобы отвлечь тебя от твоих мыслей? — Она проницательно взглянула на него, потому что никогда раньше Рики не выказывал интереса к ее работе.

— Ты слишком хорошо меня знаешь, — с улыбкой заметил он.

Если ее брачная ночь началась странно, то закончилась она не менее необычно. Они оба сидели в гостиной, склонившись над эскизами костюмов и набросками рисунка танцев до тех пор, пока глаза Джуди не стали слипаться. Наконец она встала.

— Может быть, ты и не устал, но я просто валюсь с ног. Мы достаточно наговорились для одной ночи. Утром мы пройдемся по магазинам.

— На кой черт мне магазины?

— Чтобы купить тебе приличную одежду. Я не могу позволить, чтобы мой брат расхаживал по отелю, одетый как оборванец. Я должна заботиться о своей репутации. И о репутации Блейка тоже, — подумав, добавила она.

— Ах да. А что, он действительно хозяин всего этого?

— Да, конечно.

Он тихо присвистнул.

— И все-таки, почему он заплатил за меня эти деньги?

— Я — его сотрудница и попросила помочь мне. Как только смогу, расплачусь с ним.

Она повторила это ему уже несколько раз и надеялась, что он поверил ей. Ей совсем не хотелось, чтобы он догадался о ее действительных отношениях с Блейком.

Наконец она легла в постель, чувствуя себя совершенно разбитой, и с трудом заснула.


На следующее утро Джуди заказала поздний завтрак для них обоих. К тому времени, когда его принесли, они уже приняли душ и оделись. Джуди познакомила Рики с метрдотелем, который сам принес им завтрак.

— Луис, это мой брат Рики. Он собирается пожить здесь со мной несколько дней.

— Рад познакомиться с вами, сэр. — Луис поклонился, не выказывая ни малейшего любопытства.

Джуди подавила улыбку. Старый слуга был таким чистеньким и аккуратным, как и вся прислуга в отеле, а Рики… Рики есть Рики. Его длинные волосы спутались и требовали стрижки, пиджак и джинсы знавали лучшие дни. Но все это скоро изменится, уверенно подумала Джуди. Сегодня они купят ему все необходимое.

После завтрака она позвонила в офис и предупредила Мэгги, что ее сегодня не будет.

— С тобой все в порядке, Джуди? Вы с Блейком вчера так неожиданно исчезли. Что-нибудь случилось?

Джуди несколько секунд смотрела на телефонную трубку, не зная, что сказать. Интересно, как бы повела себя Мэгги, если бы узнала правду?

— Джуди, с тобой все в порядке? — послышался из трубки взволнованный голос Мэгги.

— Извини, Мэгги, я немного отвлеклась, просматривая бумаги. Со мной все в порядке, но ко мне приехал брат. Он пробудет здесь несколько дней, и сегодня я должна пройтись с ним по магазинам, вот и все.

Слушая возбужденное щебетание Мэгги, которая выражала настойчивое желание познакомиться с ее братом, Джуди мысленно поздравила себя с тем, что избежала расспросов о вчерашнем дне.

Она много бы дала, чтобы забыть о нем, но в ее сумочке навязчивым напоминанием лежало золотое обручальное кольцо. При других обстоятельствах, надев его на палец, она почувствовала бы себя на вершине счастья…

— Джуди, с тобой все в порядке?

Рики произнес те же слова, что и Мэгги по телефону. Она с трудом выдавила улыбку.

— Конечно. Просто вчерашний день дался мне нелегко, и я никак не могу выкинуть его из головы.

— Я тоже его не забуду, — опустив глаза, сказал Рики. Никогда раньше он не выглядел таким тихим и пришибленным. — Я тебе здорово все порчу, правда, Джуд? Ты тратишь на меня столько денег… и нервов тоже. Но как только приеду домой, я найду работу и отдам тебе сколько смогу, обещаю.

Она кивнула, понимая, что Рики потребовалось бы несколько лет, чтобы расплатиться с ней, несмотря на его самые благие намерения.

— Не бери в голову. — Она улыбнулась ему.

Но он не мог переключиться на другую тему.

— Не беспокойся, я не собираюсь торчать здесь бесконечно и доставлять тебе еще неприятности…

— Ты слышал, что сказал Блейк. Мы оба хотим, чтобы ты остался здесь на несколько дней. Тебе нужно время, чтобы прийти в себя, и лучше всего это делать среди людей, которые тебя любят.

Он поежился.

— Мне кажется, этот Блейк никого не может любить. Он такой же жестокий, как все эти денежные мешки.

— Блейк — человек, на которого можно положиться, не забывай этого, — сказала Джуди. — Я не смогла бы ничем помочь тебе, если бы не он.

— Ты что, влюбилась в него, Джуд? — Казалось, он стал более проницательным, чем обычно, уловив по ее тону, что здесь что-то большее, чем обычная благодарность.

— Что за чушь, конечно нет. — Джуди почувствовала, что краснеет.

Влюблена! С чего он взял? Она так давно не влюблялась…

— Тогда все в порядке. Я не хочу, чтобы ты зависела от него по моей вине.

— Уверяю тебя, что это не так. Относительно тебя у нас деловое соглашение, и чем меньше мы будем болтать об этом, тем лучше. Кстати, если мы собираемся сегодня за покупками, давай поторопимся, чтобы не ходить по городу в самое пекло.


Джуди осталась довольна, что они не столкнулись с Блейком, когда выходили из отеля. Все утро они бегали по магазинам и накупили массу вещей для Рики.

— Зачем мне столько барахла? — попытался протестовать Рики, когда они зашли в бар выпить кофе и отдохнуть. К тому времени он уже был одет в новые джинсы и клетчатую рубашку и выглядел значительно лучше, чем вчера. — Того, что сейчас на мне, вполне достаточно, совсем не нужно было покупать столько тряпья.

— Ты можешь не сопротивляться мне хотя бы несколько дней? — Когда вернешься домой, можешь носить все, что тебе заблагорассудится. Но пока ты здесь, ты не имеешь права позорить меня. Неужели ты не понимаешь, что мне не хочется, чтобы люди считали меня скрягой, которой жалко потратить несколько долларов на собственного брата?

— Хорошо, сдаюсь. Но можно мне самому хотя бы осмотреть Вегас, или ко мне все время будет приставлен телохранитель?

— Но стоит ли… — замялась Джуди.

Она увидела, как он покраснел.

— Я знаю, о чем ты думаешь, Джуд. Как только я окажусь на свободе, то сразу же вспомню прежнее. Но это не так. Во-первых, у меня нет денег, а во-вторых, я их у тебя не прошу.

— Ну что ж, я тебе верю, — ее голос дрогнул.

Джуди дала Рики несколько долларов на такси и одна отправилась обратно в отель.


— Я слышала, что Блейк ездил с тобой на ранчо, Джуди, — взволнованно сказала Мэгги, когда они встретились на репетиции после полудня. — Ты даже не представляешь, какая это честь. Он очень скрытен, и никто из нас почти ничего не знает о его жизни, кроме, может быть, Фрэнка. Но Фрэнк не в счет, он всюду пролезет без мыла, — добавила она, скорчив гримасу, которая заставила Джуди улыбнуться. Мэгги любила посплетничать. То, что Блейк делает тайну из своей личной жизни, — продолжала Мэгги, — здорово интригует многих здешних красоток, которые только и мечтают о том, чтобы поймать на крючок богатого мужа, и готовы прыгнуть к нему в постель при малейшем намеке с его стороны.

— Ты, однако, очень цинична, Мэгги. — Джуди расхохоталась.

— Поневоле станешь такой, крошка, — согласилась та. — Мир шоу-бизнеса отнюдь не богадельня. Может быть, в старой доброй Англии все обстоит по-другому, но здесь ты должен иметь острые зубки.

— Но ведь в глубине души ты нежная и мягкая как пух, лапочка, — заметила Джуди.

— Точно, но никому нельзя знать об этом. Но вернемся к делу. Только не говори мне, что Блейк еще не пытался подъехать к тебе. Он повез тебя к Куперам, а это кое-что значит. Никто из нас не удостаивался такой чести.

— В этом нет ничего особенного. Ему просто нужна была компания на выходной, вот и все, поэтому он и решил показать невежественной британке, как живут настоящие американцы.

— Ну, если ты поверила в это, Джуди, ты сама наивность. — На подвижном лице Мэгги отразилось недоверие.

Разумеется, она права, подумала Джуди. Зачем Блейку Адамсу ее компания? Но она знала, что чем выше положение человека, тем более одиноким он становится.

Она не могла забыть того выражения, которое появилось на лице Блейка, когда Зоя обвила его шею своими ручонками. Завеса приоткрылась, и Джуди увидела, как он любит детей. Вполне возможно, что в других обстоятельствах…

— А не заняться ли нам работой? — предложила она, чтобы отвлечься от опасных мыслей. — Давай посмотрим новые костюмы. У меня есть подозрение, что они слишком откровенные даже для Лас-Вегаса.

— Детка, для такой аудитории, как наша, ничто не может показаться слишком откровенным, — с усмешкой парировала Мэгги.

Джуди понимала, что Мэгги скорее всего права. Она так давно работает в шоу-бизнесе, что прекрасно знает вкусы зрителей. Кроме того, какое значение может иметь то, что костюмы слишком легкомысленны, когда следом шел номер, где на девушках были только легкие юбочки.

Джуди еще раз внимательно просмотрела эскизы костюмов и решила, что назвать их неприличными мог лишь очень щепетильный человек. Скорее, они обращали на себя внимание некоторой экстравагантностью и полным соответствием ярким декорациям и были предназначены для того, чтобы свести с ума мужскую часть публики…

Шоу, над которым работала Джуди, отличалось оригинальностью. Танцы проходили на фоне декораций, которые изображали вечерние, освещенные светом фонарей улицы Лондона и знаменитые туманные английские пейзажи. Она испытывала благодарность к Фрэнку за то, что он дал ей полную свободу. Ее даже немного удивляло, что Фрэнк без звука соглашался на все, что она предлагала.

Но Мэгги теперь постоянно твердила ей, что Фрэнк просто очарован ею и восхищается ее работой. Эти излияния Джуди слушала с тайным недоверием.


Рики вернулся только вечером и протянул ей все деньги, которые она дала ему, сказав, что не захотел брать такси.

Джуди потрепала его по волосам, радостно подумав, что он, кажется, твердо намерен исправиться.

— Ты совсем не должен передо мной отчитываться, Рики. Я хочу, чтобы ты поскорее отвлекся от мрачных мыслей. Не желаешь посмотреть шоу? Сегодня особенное представление. После него устраивается вечеринка. Там ты сможешь познакомиться со многими местными знаменитостями.

— Ну, если там будут те красивые девушки, которых я видел в казино…

Джуди рассмеялась. Рики снова был в хорошем настроении. Прекрасно, если Рики пойдет, то ей не придется оставаться наедине с Блейком и говорить с ним. Она уже несколько часов не видела Блейка! Мысль об этом внезапно заставила ее занервничать.


— Вы избегаете меня, — пробормотал Блейк ей на ухо, когда они заняли свои места в зале.

Рики постоянно вертелся, пытаясь все разглядеть, и Джуди оказалась как бы наедине с Блейком в их директорской ложе.

— Днем я работала, а утром мы с Рики ходили по магазинам.

— И все же вы избегаете меня, — повторил он. — В этом нет необходимости, Джуди.

Она не знала, что сказать. Чего он ждет от нее? Она ведет себя с ним так, как всегда. Он ее босс, а она его служащая. Изменилось только то, что в его кармане теперь лежит брачное свидетельство, а у нее в сумочке — золотое обручальное кольцо.

— Пожалуйста, не давите на меня, — тихо пробормотала она. — Ведь вы согласились на мои условия.

— А вы — на мои, а я не обещал, что буду вести себя как монах.

Она быстро взглянула на него.

— Что это значит?

По его тону она поняла, что он поддразнивает ее.

— Поскольку никому не известно, что мы женаты, никто не удивится, если один из нас заведет интрижку на стороне, не так ли? Если, конечно, вы не захотите изменить свое решение и объявить всем о нашей женитьбе…

— Не захочу, — гневно прервала его она.

Так вот что он задумал. Он надеется вызвать ее ревность, начав ухаживать за другой женщиной!

Она сделала вид, что полностью поглощена происходящим на сцене. Конечно, это ребячество пытаться дразнить ее, подумала она с презрением. Такое поведение не делает ему чести. Но, может быть, она ошибается и он не имел в виду ничего подобного… Но если имел… Глаза ее блеснули. Тогда они оба могут поиграть в эту игру, и пусть это послужит ему уроком…

Но такие игры бывают опасными, особенно если выбрать партнером, допустим, Фрэнка, которого совсем не нужно подзадоривать, чтобы он переступил границы простой дружбы. И когда шоу закончилось и все так или иначе имеющие к нему отношение перебрались в Сапфировый зал, она приняла решение не опускаться до уровня Блейка.

Взяв с подноса бокал шампанского, Джуди поискала глазами Рики. Она обнаружила его в окружении стайки девиц из шоу, которые с радостью уделяли ему внимание. Он тоже, казалось, наслаждался новизной и роскошью окружающей обстановки. Похоже, Рики начал приходить в себя, с облегчением подумала она.

Блейк все сделал с присущим ему размахом. Она взглянула на горы еды, которые наверняка не будут съедены. Было много икры и других деликатесов, горы клубники и великое разнообразие десертов.

Она не заметила со стороны Блейка никаких попыток поухаживать за какой-нибудь из девушек и начала думать, что его слова были просто желанием поддразнить ее. Но для нее самой некоторую угрозу стал представлять Фрэнк, который к концу вечера так набрался, что Джуди решила держаться от него подальше, но он постоянно оказывался рядом с ней.

— Надеюсь, крошка, ты разрешишь мне запе… — он икнул, — запечатлеть на твоей щечке прощальный поцелуй, а?

Фрэнк икнул еще раз и схватил ее за голые плечи. Но он так нетвердо держался на ногах, что ей удалось выскользнуть из его рук.

— Ты получил уже достаточно поцелуев от других девушек, — насмешливо проговорила она.

— Не будь такой занудой, Джуди, — заплетающимся языком произнес он, — а то я начну верить в то, что все говорят о характере англичанок.

— И что же они говорят? — Она знала, что не следовало задавать этот вопрос, но слова вырвались сами собой.

— Говорят, что все они только и делают, что крутят динамо. Когда доходит до дела, они принимают такой ледяной вид, что бедные мужики не знают, как себя вести. Но ты ведь не такая, детка?

Джуди вспомнила, как, по словам Блейка, называл ее Гарри Брейди. Ледяная дева. А что, если Блейк рассказал об этом кому-нибудь? Джуди похолодела. Нет, конечно, он этого не сделал… Но разве можно быть уверенной? Да еще этот Фрэнк так гнусно ухмыляется. Ей захотелось только одного — оказаться от него подальше.

— Извини. — Она повернулась, чтобы уйти.

— Кажется, вы ругаетесь? — услышала она рядом голос Блейка. — Джуди, берите пример с брата. Вот как надо веселиться!

— Скольким людям вы рассказали о том прозвище, которое дал мне Гарри? — зло взглянув на него, прошептала она.

Он посмотрел на нее как на сумасшедшую.

— Разумеется, никому. За кого вы меня принимаете? Почему вам это пришло в голову?

Она почувствовала, что сморозила глупость. Нет ничего глупее обсуждать сейчас подобные вещи. Кроме того, она вспомнила слова Мэгги, которая говорила, что Блейк не любит сплетничать и никогда ни с кем не говорит на личные темы.

— Извините, — пробормотала она. — Наверное, я что-то неправильно поняла. Вы тут ни при чем.

Он задумчиво посмотрел на нее.

— Между прочим, почему вы думаете, что я верю определению Гарри? Я знаю, что под внешней холодностью скрывается очень чувственная женщина, но она все еще в оковах условностей и жаждет вырваться наружу.

— Блейк, пожалуйста… — Она быстро огляделась кругом. Но никто не обращал на них внимания, все веселились как могли, за исключением Фрэнка, которого нигде не было видно.

— Что «пожалуйста»? Перестаньте враждовать со мной, Джуди. Неужели вы до сих пор не поняли, что вы самая желанная женщина в моей жизни?

— Да ну? — Она дерзко взглянула на него. — А сколько еще стоит в очереди?

— Ни одной. Я ведь уже говорил, вспомните.

Но она не собиралась углубляться в эту тему. Если сейчас он просто кокетничает с ней, то нужно положить этому конец. Она поискала глазами Рики, решив использовать его в качестве буфера, хотя мысль иметь буфер для защиты от собственного мужа претила ей.

— Если вы ищете своего брата, то он и несколько девушек поехали отсюда на другую вечеринку, — пояснил Блейк. — У Кэнди сегодня день рождения, и они уехали к ней на всю ночь. Я пообещал Рики сказать вам об этом.

— Не стоило этого делать, Блейк!

— Почему же? Он уже мужчина, Джуди, а не ребенок, и вам придется с этим смириться. Кроме того, это дает нам шанс остаться наедине.

— Я хочу только одного — поскорее добраться до постели.

— Что ж, я вмиг это организую!

— Я имела в виду не то, о чем вы подумали, — со злобой в голосе сказала Джуди.

— Хорошо, тогда мы выпьем чего-нибудь на сон грядущий в моих апартаментах. Обещаю, что буду сидеть на расстоянии шести футов и не дотронусь до вас, если вы сами не попросите.

Глава двенадцатая

Джуди медленно открыла глаза. В комнате царил полумрак, и она потянулась со вздохом удовлетворения, вспомнив, что сегодня воскресенье и ей можно спать хоть до полудня. Никто не потревожит ее, пока она сама не позвонит и не закажет завтрак…

Внезапно она застыла. Ощупав себя, она с ужасом поняла, что лежит совершенно обнаженная. Джуди часто спала так летом, но в отеле везде стояли кондиционеры, ночами бывало скорее прохладно, чем жарко, и она всегда надевала ночную рубашку.

Ощутив смутное беспокойство, она выскользнула из постели, сняла со спинки стула халат и, дрожа, закуталась в него. Потом подошла к окну, чтобы отдернуть шторы. Несколько мгновений она стояла, с недоумением уставившись в окно. Из окна ее спальни был совсем другой вид! Но картину, которая расстилалась перед ней сейчас, она уже откуда-то наблюдала. Она наблюдала ее из спальни Блейка!

— О нет! — вскрикнула она. — Неужели мы?..

Она взглянула на халат, который машинально надела. Шелковый зеленый мужской халат. Мысли вихрем проносились у нее в голове. В смятении она пыталась хоть что-нибудь вспомнить, но не могла.

Подозрение, что Блейк воспользовался ситуацией и сделал это против ее воли, она сразу же отвергла. Он был кем угодно, только не насильником. Но разве можно обвинить мужа в изнасиловании собственной жены?

Постепенно в ее мозгу начали всплывать обрывки событий… Вот она чувствует его объятия и сама обвивает руками его шею. Туфли падают с ног, Блейк подхватывает ее и несет… Он сказал, что не дотронется до нее, пока она сама не попросит его об этом, а она была пьяна от его близости и нескольких бокалов вина…

Постепенно воспоминания стали яснее. Он бережно кладет ее на постель, и его пальцы ищут застежки на платье, а она помогает ему. Словно проголодавшись, они кидаются друг к другу. Их тела сплетаются, его — горячее и требовательное, ее — нежное и покорное.

— О Боже, — прошептала Джуди, плотно зажмурив глаза. Каждая жилка ее тела пульсировала, напоминая ей об этой сказочной ночи.

Джуди взглянула на часы на туалетном столике и увидела, что уже десять. Надо немедленно уходить отсюда. Лишь бы Блейка не оказалось поблизости. Сейчас она не желает его видеть.

Быстро одевшись, Джуди решила, что, может быть, никто и не удивится, увидев женщину в вечернем платье в утренние часы в этом заведении, где веселятся двадцать четыре часа в сутки, но она определенно не хотела, чтобы кто-нибудь увидел мисс Джуди Хейл крадучись выходящей из апартаментов Блейка Адамса.

Джуди закусила губу, вспомнив, что она больше не мисс Джуди Хейл, а миссис Блейк Адамс. Но этого никто не знает, и не в ее привычках озираясь выходить из мужского номера в десять утра в вечернем платье, которое было на ней на вчерашней вечеринке… Она глубоко вздохнула и распахнула дверь спальни.

В апартаментах было пусто. На столике стоял поднос с завтраком, накрытый белой салфеткой, и лежала записка:

«Я не стал будить тебя, ты выглядела как ангел».

Ангел? Вспомнив с внезапной яркостью, как страстно, эротично и безоглядно они занимались любовью, Джуди смутилась. Она стала читать дальше.

«Позавтракай как следует. Если понадобится, позвони, чтобы принесли еще что-нибудь. Я занят весь день, но выберусь, чтобы пообедать с тобой. Кстати, Рики благополучно вернулся в отель».

Ни слова о любви. Может, это даже к лучшему. Любовные словечки звучали бы фальшиво и неуместно.

Ее щеки пылали. Какая же она дура! Ведь в любой момент она могла остановить его, но не сделала этого. Она слишком его хотела.

Наверное, он сейчас втайне торжествует, что выиграл пари у Гарри. Но она не меньше, чем он, виновата в том, что произошло. Не притрагиваясь к завтраку, Джуди взяла с дивана свою сумочку и поспешно вышла из апартаментов Блейка. Дрожащими руками она открыла дверь своего номера и поспешно захлопнула ее за собой.

Направившись в ванную, она сбросила с себя вечернее платье и встала под горячий душ, зная, что, сколько бы ни прошло времени, она все равно не сможет стереть из памяти эту сказочную ночь с человеком, которого любит.

Потом, немного придя в себя, Джуди заказала завтрак в свою комнату и с удовольствием съела его. Занятие любовью всегда возбуждало ее аппетит. Она решила спокойно разобраться в произошедшем.

Ну и что с того, что она и Блейк занимались любовью? Люди делают это каждый день, ведь это так приятно. В нормальном понимании это нельзя даже назвать грехом, поскольку они муж и жена. Она должна продемонстрировать ему, что для нее, как и для него, это только приятное времяпрепровождение и не больше.

Она виновато взглянула на вышедшего из комнаты для гостей Рики. Но он как ни в чем не бывало заказал кофе и хрипло объявил, что страшно устал и остаток дня намерен провести в постели.


Джуди провела все утро за работой, оттачивая с девушками детали танца, хотя прекрасно понимала, что в этом нет необходимости и все уже доведено до совершенства. Просто ей нужно было чем-нибудь занять себя.

Мысли о Блейке не выходили у нее из головы. Она вспоминала его руки, которые ласкали ее, его губы, покрывавшие страстными поцелуями тело…

Она слишком истосковалась по любви, не впуская ее в свою жизнь. И вот вся ее решимость сметена в одну ночь… Он вернул ее к жизни, как прекрасный принц спящую красавицу…

Размечталась! — подумала Джуди и попыталась выбросить Блейка из головы. Она должна помнить, что для него это только игра. Ведь Блейк, воспользовавшись ситуацией, заставил ее выйти за него замуж. Она выдвинула свои условия, но это его не остановило… Чтобы сохранить хладнокровие, она должна не забывать, что для нее этот брак, как и для него, не больше чем игра.

Несколько минут Джуди бессмысленно смотрела на разложенные перед ней на столе эскизы, не понимая, что на них изображено. Она почувствовала острую необходимость окунуться в людскую толпу, чтобы избавиться от навязчивых мыслей.

Десять минут спустя она направилась туда, куда поклялась никогда не ходить. В казино было полно народу, игорные автоматы с веселым звоном выплевывали и пожирали монетки. Царила приподнятая и возбужденная атмосфера игры.

Джуди остановилась позади двух плотных леди, с азартом игравших на находящихся рядом автоматах, и некоторое время наблюдала за ними. Их руки с ярким маникюром были унизаны бриллиантовыми кольцами, и весь облик говорил о достатке. Когда из автомата начинали сыпаться мелкие монетки, они поднимали такой счастливый визг, как будто от этого зависела их жизнь.

— Вы ждете, когда освободится игральный автомат, милая? — спросила Джуди одна из женщин.

— Нет, спасибо. Вы не возражаете, если я просто посмотрю? Я вам не помешаю?

— Смотрите сколько угодно, может, вы принесете мне счастье. — Женщина вновь уставилась на скачущие цифры автомата.

Неожиданно весь автомат пришел в движение. Огни начали мерцать с удвоенной скоростью, и вместо обычного легкого звона раздалась бравурная музыка.

Женщина захлопала в ладоши, потом обняла свою соседку. Джуди в недоумении уставилась на нее.

— Вы выиграли?

Вокруг них начала собираться толпа.

— Конечно, милая! — закричала женщина. — Я говорила, что вы принесете мне счастье! А где же менеджер, который поможет нам?

Кто-то прошептал на ухо Джуди, что в таких случаях автомат выключается и загружается снова, а выигрыш выплачивается в специальном зале казино в присутствии официального лица. Джуди знала, что в воскресенье Блейк сам обязательно присутствует в казино. Его, вероятно, уже предупредили, и он сейчас выйдет в зал, чтобы поздравить победителя.

Джуди беспомощно огляделась и увидела, что Блейк направляется к ним, еще не видя ее. Улыбаясь он раскланивался с посетителями, на ходу обмениваясь с ними репликами. Джуди стояла с пылающим лицом, проклиная себя за то, что вообще пришла сюда.

Она повернулась, чтобы уйти, но дама, которая выиграла, удержала ее за руку.

— Не уходите, прошу вас, детка. Мы с Мартой завсегдатаи казино, и я хочу рассказать мистеру Адамсу, что вы принесли мне удачу своим присутствием. Ведь вы англичанка? Он тоже из Англии. Вы, вероятно, проводите здесь свой отпуск? Я хочу вас ему представить. Он любит хорошеньких девушек.

Она болтала и болтала своим надтреснутым голосом, а Блейк давно уже стоял рядом и молча слушал ее. Он покровительственно улыбнулся даме.

— Не пытайтесь быть сводницей, миссис Фарадей. Мы с мисс уже знакомы. — Джуди нашла, что он говорит довольно небрежно. — Лучше признайтесь: вы собираетесь нас разорить?

— Милый мальчик, это произойдет еще совсем не скоро, — засмеялась дама.

Она уж чересчур кокетничает с ним, подумала Джуди, отвернувшись, чтобы скрыть улыбку. Даме было уже много за шестьдесят, таких Гарри называл вчерашними пирожками, но, как говорится, пока живешь, надеешься… Джуди поймала себя на этой мысли и решила, что становится такой же циничной, как Гарри.

— Дорогая, я хочу поставить за вас несколько долларов. Мы сейчас обчистим это казино, — миссис Фарадей снова кокетливо стрельнула глазами в сторону Блейка.

— Почему бы вам не сыграть, мисс Хейл? — с невинным видом поддержал ее Блейк. — По-моему, вам не хватает острых ощущений.

— С этим у меня пока все в порядке, — не глядя на Блейка, ответила Джуди. — Прошу извинить меня, леди, желаю вам удачи.

— У нее прелестный акцент, — услышала она за спиной. — Я обожаю англичан, поэтому я неравнодушна и к вам, мистер Блейк.

Джуди оглянулась и увидела, как дамы с обеих сторон повисли на Блейке, у которого на лице появилось несчастное выражение, и не смогла сдержать улыбку.

Так ему и надо, ведь он любит женское общество.

Но в этом зале ее по-настоящему взволновало совсем другое. Здесь царила страсть, которую игроки не находили нужным скрывать, и это привело Джуди в ужас. Она подумала о Рики и мысленно помолилась, чтобы он смог вылечиться от этой болезни.

Если он опять возьмется за старое, для него не останется надежды. Похоже, Блейк не очень мудро придумал пригласить его погостить здесь некоторое время. Лучше бы посадить его в самолет, направляющийся в Англию. Джуди попыталась отбросить все сомнения. Все-таки Блейк достаточно опытен, он знает, что нужно делать.

Джуди бесцельно бродила между рядами игровых автоматов. Публики становилось все больше, но в дальнем углу казино было сравнительно тихо. Там стояли рулеточные столы, большинство из которых в столь ранний час еще не работали.

Игра шла только за несколькими столами, чтобы удовлетворить потребности самых азартных игроков, которые не смогли прекратить игру и уйти домой. Она улыбнулась знакомой девушке-крупье, которая ожидала клиентов за пустым столом.

— Сегодня спокойное утро, Элли, — проговорила Джуди.

Девушка улыбнулась в ответ.

— Долго это не продлится, а пока приятно немного побыть в тишине. Хокинс и его девушка, мои завсегдатаи, сегодня женятся, и скоро вся их компания заявится сюда, чтобы отметить это событие. Они решили вместо традиционного медового месяца устроить большой игорный марафон со своими друзьями. Начнут они здесь, а потом будут переходить из одного казино в другое.

— Какой ужас! — Джуди покачала головой. — Сколько же денег они могут потерять!

— Но это доход казино, из которого платят и вашу зарплату, — сухо парировала Элли.

— О нет, я совсем не собираюсь критиковать вашу работу. Я просто не могу себе представить, как можно провести в казино медовый месяц!

— Понимаю, что вы имеете в виду, но эти так давно знакомы, что, думаю, они не будут жалеть об этом. Для них бракосочетание — пустая формальность, чтобы порадовать своих родственников.

— А где они венчаются? — из вежливости спросила Джуди, чтобы показать, что ей интересен разговор.

Элли взглянула на часы.

— Совсем недалеко отсюда есть небольшая церковь, которая называется Золотые Колокола, где в два часа они обвенчаются. Если хотите, можете сходить посмотреть.


Джуди вышла из казино с черного хода, чтобы не проходить через зал и не попасться на глаза громогласной миссис Фарадей и ее подруге. Ей почему-то больше не хотелось быть счастливым талисманом для игроков.

Выйдя наружу, Джуди остановилась, раздумывая, куда бы пойти. Мысли о прошлой ночи полностью исчезли у нее из головы.

Рядом остановилось такси.

— Хотите прокатиться, мэм? — прокричал водитель, высунувшись из кабины. — К чему утомлять такие ножки! Я провезу вас по лучшим казино.

— Нет, спасибо. Я не собираюсь идти в казино.

— Тогда почему бы просто не прокатиться по городу и не полюбоваться яркой иллюминацией?

Такси ехало рядом. После нескольких минут колебания Джуди сдалась.

— Ну ладно. Отвезите меня в церковь Золотые Колокола. — Не успела она произнести эти слова, как дверь такси распахнулась перед ней.

Джуди не понимала, зачем она назвала этот адрес. Элли упомянула о венчании в этой церкви, и название врезалось в ее память.

— Мы приехали, леди, — через некоторое время сказал водитель.

— Спасибо, — пробормотала она и протянула ему несколько долларов. Не став ждать сдачу, она вышла, и такси отъехало.

Из небольшой церквушки с ярко-синим с золотом фасадом доносились звуки музыки. Она увидела небольшую группу людей, выходящую из дверей. Непонятно почему, но все присутствующие были одеты в ковбойские костюмы. Джуди отступила, чтобы дать им дорогу.

К церкви подъехал белый лимузин. Было ровно два часа, и Джуди предположила, что прибыла именно та пара, о которой говорила Элли. Она взглянула на выходящих из машины жениха и невесту, и глаза ее расширились.

Свадебный наряд невесты, вероятно, стоил целое состояние. Весь расшитый жемчугом и бриллиантами, он выглядел бы более уместно в Вестминстерском аббатстве. На голове сияла тиара из драгоценных камней.

Жених был одет в традиционный смокинг, как и большинство мужчин, сопровождавших новобрачных.

Ощутив внезапное любопытство, Джуди вслед за процессией вошла внутрь церкви.

Церемония бракосочетания совершилась почти так же быстро, как и у них с Блейком, но показалась ей гораздо более торжественной и очень красивой. Новобрачные произносили традиционные слова, глядя друг другу в глаза с таким очевидным выражением любви, что у Джуди защемило сердце.

Она проглотила комок, подступивший к горлу, и, осторожно ступая, вышла наружу.

Оглядевшись, Джуди заметила невдалеке сверкающую вывеску очередного казино. Повинуясь внезапному побуждению, она направилась туда в надежде избавиться от грустных мыслей.

Она вошла в бар казино и заказала кофе, осматриваясь и стараясь перевести мысли в другое русло. Казино было классом пониже, чем то, которое находилось в отеле Блейка, и Джуди подумала, что Блейк недаром потратил огромные деньги на роскошный интерьер. Среди блеска и великолепия клиенты с большей легкостью просаживают свои денежки.

Выйдя из казино, Джуди взяла такси и вернулась обратно в свой отель. Дневная жара становилась все более ощутимой. Она быстро вошла в помещение казино. Первое, что ей бросилось в глаза, были новобрачные вместе со своими друзьями, которых она только что видела в церкви. Они толпились за игорным столом Элли.

Джуди не предполагала, что они отправятся в казино, даже не сняв свадебных нарядов, но это создавало дополнительный ажиотаж, и она поняла, что казино только выигрывает от подобной ситуации. Каждый игрок хотел на счастье дотронуться до невесты…

Она повернулась, чтобы уйти, и увидела направлявшегося прямо к ней Блейка. Ее сердце сделало скачок и остановилось.

— Как ты? — тихо спросил он.

— Я в полном порядке! Что со мной может случиться?

Блейк внимательно взглянул ей в глаза.

— Я как раз собирался поздравить пару наших завсегдатаев, которые сегодня поженились, — сказал он.

— Знаю. Элли говорила мне. Кстати, я присутствовала на венчании. Мне понравилось.

Джуди смутилась, внезапно поняв, что не знает, о чем говорить с ним. О чем можно говорить с мужчиной, который еще недавно страстно занимался с тобой любовью, а сейчас равнодушно смотрит на тебя. Неужели ей это все приснилось?

— Они придумали оригинальный медовый месяц. — Блейк, прищурившись, смотрел на нее. — Надеюсь, они вернут за игорным столом хоть малую часть своих расходов. А как бы ты хотела провести наш медовый месяц?

Джуди покраснела.

— Мы что, перешли на «ты»?

— Если тебе это неприятно…

— Мне все равно. Что касается медового месяца, то я предпочла бы что-нибудь более романтическое, чем посещение казино.

— Что ж, я приму это к сведению.

Джуди повернулась и быстро пошла к выходу вдоль рядов игорных автоматов. Вопрос Блейка заставил ее задуматься.

Куда бы все-таки она хотела поехать в свой медовый месяц? Куда-нибудь подальше от людской суеты. Нет ничего хуже толпы, которая лезет тебе в душу, когда единственное, чего ты хочешь, — это побыть наедине с человеком, которого любишь. Что-нибудь романтическое и спокойное и, главное, подальше от остального мира…

Она так погрузилась в свои мысли, что не сразу услышала голос, позвавший ее.

— Мисс Хейл, вам недавно звонили из Лондона и просили позвонить по этому телефону. — Девушка-администратор протянула ей листок с записанным на нем номером.

Это, конечно, оказался номер Гарри. Она сразу же подумала, не звонил ли ему Блейк, чтобы рассказать о Рики. Господи, сколько событий произошло за один вчерашний день! Они сменялись так быстро, что она даже не успела вспомнить о Гарри.

Очутившись в своей комнате, она поспешно подошла к телефону, и через несколько секунд услышала в трубке голос Гарри.

— Это ты, Гарри? Блейк вчера сообщил тебе новости о Рики? Я знаю, что должна была сделать это сама, но все произошло так быстро! С Рики все в порядке, он здесь, со мной.

Несколько долей секунды длилась пауза, пока ответ доходил через Атлантику, но когда она услышала его голос, то поняла, что он в курсе всего, что произошло.

— Блейк сообщил мне все детали, Джуд. Если Рики хочет иметь крышу над головой, когда приедет, Элси обещала приютить его.

— Это очень мило с ее стороны. — Джуди была тронута отзывчивостью его секретарши Элси.

— Я свяжусь с клиникой на Харли-стрит, о которой сказал мне Блейк. Чем раньше мы начнем действовать, тем лучше.

— Ты прав. — Джуди мысленно помолилась, чтобы Рики не оставила решимость вылечиться от своей страсти.

Под наблюдением материнских глаз Элси ему будет труднее взяться за прежнее. Особенно если Гарри тоже будет за ним приглядывать. Она решила, что его врожденный оптимизм должен помочь Рики выкарабкаться.

— Ни о чем не беспокойся, Джуд. Я присмотрю за ним. Буду заботиться о нем, как о родном сыне, обещаю.

— Только не перестарайся.

— Сообщи мне по факсу номер его рейса, когда Блейк купит ему билет.

— Поскольку Блейк сам все организовывает, не сомневаюсь, что и о билете он сообщит тебе сам.

Она не знала, почему ее так раздражает энергия Блейка. Разумеется, ему хочется поскорее сплавить отсюда Рики, ведь тогда он без помех сможет продолжить процесс ее обольщения. Как долго она сможет противиться тому, чего тайно жаждет всем своим существом, Джуди не знала.

Глава тринадцатая

Два дня спустя, просматривая месячный бухгалтерский отчет о работе казино, Блейк не почувствовал привычного удовлетворения, хотя экономические показатели были как всегда высоки. Джуди все это время явно избегала его, предпочитая проводить свободное время с братом.

Новое шоу явилось настоящим триумфом, для него, и, казалось бы, он должен находиться на вершине счастья, но в его душе не утихало чувство беспокойства.

Блейк гордился своим стремлением всегда все делать по высшему разряду, и его отель имел завидную репутацию, но он никогда не подозревал, что самое главное войдет в его жизнь в прелестном образе Джуди Хейл.

Он не мог забыть, что произошло ночью после вечеринки, но воспоминания не приносили ему радости.

Он проклинал дурацкое пари, которое заключил с Гарри Брейди, и то, что зачем-то стал поддразнивать Джуди, рассказав ей о нем. Но разве он мог тогда знать, что простое желание развлечься обернется для него таким сильным, всепоглощающим чувством.

Но теперь все зашло слишком далеко. Джуди стала его женой и очутилась в его постели с гораздо меньшими усилиями, чем он мог ожидать.

После смерти Клер он делил постель со многими женщинами, не отдавая ни одной из них ни крупицы своей души.

Он был достаточно рассудочен и эгоистичен, чтобы убедить себя, что это решение убережет его от боли, которую ощущаешь, когда любовь умирает. Он знал, что в этом они с Джуди похожи, ведь она пришла к тому же решению, когда неведомый ему Майкл исчез с ее горизонта.

Но холодные расчеты не принимаются во внимание, когда в игру вступает страсть… Его последнее шоу имело ошеломляющий успех, который он должен был праздновать вместе с Джуди. А она избегала его…

Это обстоятельство приводило его в бешенство. Но наступил вечер, когда она позвонила ему и попросила помочь брату…

Он прекрасно знал, что она согласилась выйти за него замуж, только чтобы спасти Рики. Первый раз в жизни Блейк Адамс чувствовал угрызения совести за ту единственную прекрасную ночь, которую они провели вместе. Он не мог забыть пленительного, теплого, трепещущего тела Джуди…

Он должен объясниться с ней, потому что больше не в силах терпеть неопределенности. Он чувствовал, что не может контролировать свои чувства. Через несколько месяцев она уедет. Мысль об этом приводила его в отчаяние. Он был готов сделать что угодно, чтобы прекратить эту ужасную неопределенность, например объявить всем об их свадьбе. Но он знал, что тогда может потерять ее.

Закрыв бухгалтерский отчет, Блейк набрал телефон Джуди.

— Ты не могла бы зайти ко мне? — быстро сказал он, услышав ее голос. — Мне нужно показать тебе месячный отчет.

— Я его уже видела.

— Проклятье! Женщина, я хочу просто поболтать с тобой, — прорычал Блейк в телефонную трубку.

— Неужели? — Ей неожиданно понравилось, что он так нервничает.

Возможно, большинство женщин, проведя с ним ночь и побывав на вершине блаженства, попались бы в его ловушку, но она никогда не принадлежала к большинству.

— Если ты не придешь ко мне через две минуты, я сам приведу тебя, — холодно проговорил он.

— Ну что ж, ведь ты мой босс, и это звучит как приказ, которому я вынуждена подчиниться.

Она медленно положила трубку на рычаг. Рики все еще спал, и ей не хотелось будить его.

Тихо прикрыв за собой дверь, Джуди пересекла коридор и постучала в дверь апартаментов Блейка.

Она немного нервничала, но, пока он платит ей за работу, у нее нет выбора. Она даже не сможет обвинить его в сексуальных домогательствах, вспомнив, какой благодарной партнершей была в ту ночь…

Блейк стоял у окна и смотрел на улицу, и у Джуди защемило сердце, таким он ей показался одиноким и несчастным. Но это чувство прошло, как только он повернулся к ней.

— Я хотел поздравить тебя с успехом твоей новой работы, — сказал он ровным, лишенным эмоций голосом.

— Спасибо, но для поздравления не стоило приказывать мне прийти.

Он взорвался.

— Черт возьми, Джуди, неужели ты всегда будешь держать меня на расстоянии вытянутой руки?

Если это любовь, то он проявляет ее странным образом, подумала она. Нет, конечно, это не любовь. Просто сексуальное влечение. Он игрок, она должна это помнить. Ему нравится играть с ней. Но она устала от этой игры.

Была ночь, такая прекрасная, что она никогда ее не забудет. Сколько она ни пыталась, казалось, воспоминания становятся только ярче. Поэтому она старалась избегать Блейка. Хорошо, что он устроил венчание в Рено, а не здесь, где все ждали бы от них поведения нормальных новобрачных. Но так же остро Джуди жалела, что у них не было настоящей свадьбы.

Наконец Блейк нарушил затянувшееся молчание.

— Послушай, Джуди, то, что произошло между нами…

— А что произошло? — удивленно расширив глаза, спросила она.

— Ты прекрасно знаешь, что произошло, и не пытайся убедить меня, что для тебя это ничего не значит!

— Я знаю, что это значит для тебя. Ты выиграл пари у Гарри и можешь сообщить ему, что растопил ледяную деву, — так, кажется, вы меня называете?

— Боже, за кого ты меня принимаешь? Конечно, я ничего не сказал и не скажу Гарри. Я давно забыл об этом глупом пари. Да я и не придавал ему никакого значения.

— Зато я придаю, — прошипела она. — Ты еще что-то хотел сказать или позвал меня только для того, чтобы обсуждать эту чепуху?

Несколько мгновений он молча смотрел на нее, потом пожал плечами.

— Я не верю, что тебе все равно, с кем заниматься любовью. Ты способна на глубокие чувства. Но не будем об этом говорить сейчас. Да, я еще хотел показать тебе последние отзывы о шоу. Просмотри первую страницу «Шоу-бизнеса».

Взяв журнал, о котором он говорил, из стопки на столе, Джуди обнаружила, что ей это сейчас совсем не интересно. Теперь, когда шоу имеет такой успех, ее участие больше не нужно. Они прекрасно могут обойтись без нее.

Эта мысль много раз приходила ей в голову в бессонные ночные часы. Ситуация с Блейком постепенно становилась нестерпимой, хотя об этом не знал никто, кроме них самих.

Но если она станет настаивать на разводе, когда контракт закончится, что тогда ее ждет? Нужно будет искать работу. Опять какое-нибудь новое шоу в другом городе? Но сейчас она не может об этом даже думать.

Она бросила равнодушный взгляд на фотографии на обложке журнала. Хорошенькие танцовщицы были сняты в тех самых костюмах, которые она одно время находила слишком откровенными даже для Лас-Вегаса.

Да, Мэгги оказалась права. Костюмы выглядели просто великолепно.

— О тебе здесь написано. Переверни несколько страниц.

Она автоматически сделала то, что он говорил. Статья в середине журнала полностью посвящалась их шоу. С фотографий смотрели улыбающиеся Фрэнк, Мэгги и она сама. Под каждым фото была напечатана краткая биография.

Джуди почувствовала внезапную гордость. Она уже привыкла к кратким упоминаниям о ней в программке, хотя сомневалась, что публике интересно читать о ком-либо, кроме звезд, участвующих в шоу.

— Откуда взяли мое фото? — спросила она Блейка.

— Я попросил Гарри послать мне твою фотографию для публикации.

— Что ж, рада, что о нашем шоу такие хорошие отзывы. Можно я возьму этот журнал? Я хочу прочесть отзывы в свободное время.

— Конечно. Кстати, я купил Рики билет на самолет на четверг. О деталях расскажу позднее, — добавил он, как будто стараясь отделаться от нее.

Войдя в свой номер, Джуди мысленно повторила его последние слова, и ее сердце забилось. Она не могла лгать себе — ее неудержимо тянет к Блейку, и ничего тут поделать нельзя.

Джуди стала просматривать журнал, который взяла у Блейка, и скоро убедилась, что отзывы были самые лестные обо всех участниках и создателях шоу. Среди них не последнее место занимала и Джуди Хейл.

В частности, автор статьи писал, что, по его мнению, Джуди Хейл внесла английскую оригинальность в традиционное американское шоу. Мысленно она послала ему поцелуй.

Хорошо бы Гарри увидел эту статью, подумала Джуди. Она позвонила администратору, зная, что в холле есть много экземпляров журнала, и попросила прислать ей несколько номеров.

Три минуты спустя в дверь постучал коридорный и подал ей стопку журналов. Поблагодарив мальчика, она позвонила Гарри.

— Мне кажется, тебе приятно будет узнать, что мы получили прекрасные отзывы, а обо мне есть упоминание в самом престижном журнале с большой фотографией, — сказала она, услышав его голос.

— Отлично, детка. Я всегда знал, что тебя ожидает успех. Разве я не говорил об этом?

— Говорил, говорил, Гарри. Хочешь, я отправлю тебе по факсу страницы со статьей или лучше послать журнал почтой?

— И то и другое. — Гарри был предусмотрителен. — А теперь рассказывай плохие новости.

— О чем ты, Гарри? У меня все в порядке.

— Послушай, Джуди, я знаю тебя слишком хорошо и чувствую твое настроение по голосу. Ты должна быть на седьмом небе, если отзывы такие хорошие, как ты говоришь, а у тебя унылый голос. С Рики все в порядке? Раз за него взялся Блейк, не сомневайся, все будет нормально. Блейк хороший психолог, и, если он решил, что Рики стоит побыть с тобой в отеле, не спорь с ним. Вообще, не стоит с ним ругаться.

Джуди почувствовала раздражение от этих слов, но промолчала. Пусть лучше Гарри считает Блейка ангелом, чем узнает об их действительных отношениях.

— Конечно, я беспокоюсь о Рики. Разве я могу не беспокоиться? Но теперь, кажется, он начинает забывать о прошлом. Кстати, если я сейчас не вытащу его из постели, то он может проваляться целый день. В четверг он улетает в Лондон.

Она услышала его тяжелый вздох и поняла, что он не разделяет ее оптимизма по поводу Рики.

— Джуди, не слишком дави на него. Пусть он сам постарается разобраться в своих проблемах. И дай мне знать о точном времени рейса. Элси будет очень рада принять его. Надеюсь, она не перестарается, уж слишком она загорелась. Честно говоря, меня ее энтузиазм немного пугает.

Джуди чуть не рассмеялась, услышав это. Она знала, что Элси вряд ли стала бы так надрываться, помогая Рики, если бы Гарри не был холостяком и она не имела бы в отношении его матримониальных намерений.

— Думаю, ты прав, Гарри, я просто ничего не понимаю, — согласилась она, пытаясь говорить веселым голосом. — Что бы я без тебя делала?

— С твоими рекомендациями ты бы прекрасно смогла устроиться и сама. Но поскольку я не собираюсь расставаться с тобой, скорее забудь о моих словах.

Она рассмеялась, и настроение у нее улучшилось. Разговоры с Гарри всегда благотворно действовали на Джуди. Может, он и старый хитрый лис, но она знала, что он искренне заботится о ней.

Все еще улыбаясь, она положила телефонную трубку и аккуратно стала вырезать страницы со статьей о шоу из журнала, чтобы послать их Гарри по факсу. Заправив странички в аппарат, она включила его.

Потом положила в конверт две оставшиеся копии журнала и крикнула Рики, что уходит, решив прогуляться до почтового отделения и заодно глотнуть немного свежего воздуха.

— Джуд, — откликнулся он, — наверное, когда ты вернешься, я уже уйду. Меня не будет до вечера, ты не возражаешь? Я назначил свидание одной девушке из казино. Наверное, мы куда-нибудь съездим.

— Конечно, поезжай. Ты можешь делать все, что хочешь.

Она знала, что все изменится, когда он улетит в Англию, но не хотела портить ему настроение раньше времени. Пусть Блейк сам сообщит ему об этой новости.


Оплачивая посылку журналов на почте, она услышала позади себя женский голос:

— Джуди, какая приятная неожиданность!

Она в удивлении обернулась и увидела красное улыбающееся лицо Джинни Купер. Она, конечно, не выглядела как кинозвезда, но ее лицо светилось той добротой, которую не купишь за деньги.

— Я тоже рада видеть вас, Джинни. Как вы здесь оказались? Что делаете так далеко от дома?

Но, сказав это, Джуди поняла, что сморозила глупость. Для большинства американцев, с детства передвигающихся только на автомобилях, это вообще не расстояние. Они могли спокойно отправиться пообедать за двести миль.

— Мы раз в месяц ездим в город за покупками. Кайл куда-то запропастился. Он поехал в туристическое агентство, чтобы заказать тур по Европе. Дети так хотят туда!

— Представляю. Передайте от меня привет Лондону, — сказала Джуди с улыбкой, но тут же подумала, что сама может оказаться в Лондоне раньше них.

— Вы скучаете по нему, милая?

Джуди на минуту задумалась.

— Не очень. Мне здесь нравится, и даже к климату я привыкла. Я люблю свою работу.

— Только не давайте Блейку замучить вас до смерти. У него на уме одна работа. Но и ему когда-нибудь придется подумать о собственной жизни. Мне показалось, что между вами что-то есть, когда вы вместе приехали на ранчо. Кстати, когда вы приедете к нам снова?

Джуди попыталась не выдать волнения.

— Не знаю, но не стоит придавать какой-то особый смысл нашему приезду, Джинни. Вы ведь сами говорите, что Блейк не думает ни о чем, кроме работы.

— Да, но раньше он никого не брал с собой, когда приезжал проведать нас. Кайл все еще надеется, что Блейк купит у нас ранчо. Ему необходимо пустить здесь корни, вместо того чтобы проводить все время в отеле. Разве это жизнь для мужчины?

Джуди подавила улыбку. Вряд ли Джинни представляет, до какой степени изнурительна жизнь людей, занимающихся шоу-бизнесом.

— Не думаю, что кто-нибудь может заставить Блейка изменить образ жизни, кроме него самого, — раздумчиво произнесла Джуди.

— Или женщины, которую он полюбит. — Джинни взглянула на Джуди. — Такое рано или поздно случается со всеми мужчинами.

Она убедила Джуди позавтракать вместе с ней и Кайлом. Они встретились с Кайлом в баре, славившемся гамбургерами, и сели за столик в углу. Бар был обставлен в стиле пятидесятых годов со старым автоматом, на котором проигрывались пластинки.

Джуди почувствовала своеобразное очарование, которым дышало это заведение. Иногда она думала, что вся Америка — сборище мест, стилизованных под разные эпохи.

— Вы с Блейком должны обязательно заглянуть к нам на ранчо, Джуди, — проговорил Кайл, когда они закончили завтракать. — Я позвоню ему.

— Не удивляйтесь, если он откажется, — быстро ответила Джуди. — Не хочу показаться невежливой, но мы все сейчас ужасно заняты с новым шоу. Может быть, вы читали о нем в журналах? И ко мне еще приехал брат погостить. Он живет в отеле.

— Мы никогда не читаем о шоу-бизнесе. — Кайл улыбнулся и покачал головой. — Мы живем в реальном мире и мало интересуемся всей этой мишурой.

— Мы никогда не переступали порога отеля Блейка, — добавила Джинни. — Не обижайтесь, милая, но мы с Кайлом не любим весь этот блеск и суету. Но радостно слышать, что к вам приехал брат погостить. Может быть, когда выберетесь к нам, возьмете его с собой?

— Он приехал сюда только на несколько дней и скоро должен возвратиться в Англию. — Джуди постаралась, чтобы ее улыбка выглядела искренней.

Они невероятно похожи, подумала она. Скорей всего, и дети их вырастут такими же цельными и честными людьми.

— Мне, к сожалению, уже пора бежать. — Через некоторое время заторопилась Джуди, хотя в отеле у нее не было срочных дел, да и Рики, казалось, с гораздо большей охотой проводит время в обществе танцовщиц, чем со своей родной сестрой.

Но, в конце концов, это естественно, и Джуди радовалась, что он немного развеется.

— Почему бы вам не проехаться сейчас с нами на ранчо? — внезапно предложила Джинни. — У вас усталый вид, Джуди, и глоток свежего воздуха вам совсем не повредит. Кайл отвезет вас обратно, как только пожелаете, а по дороге заодно заберет детей из школы. У них обоих сегодня дополнительные уроки.

Прежде чем Джуди смогла придумать возражения, они уже встали и направились к выходу, и ей ничего не оставалось, как присоединиться к ним.

— Итак, решено, — сказал Кайл. — Джинни соскучилась по женскому обществу, и вы сможете болтать и сплетничать сколько захотите.

У Джуди шевельнулось смутное подозрение, что это не единственная причина, почему они так хотят взять ее с собой, но она не придала этому значения. Если Рики вернется раньше и начнет ее разыскивать, она может позвонить в отель и сообщить, что поехала к Куперам. Никому больше не нужно знать, где она находится, особенно Блейку.


Чем ближе они подъезжали к ранчо, тем больше улучшалось настроение Джуди, хотя это было затруднительно при той манере ездить, которой придерживался Кайл. Он вел машину на предельной скорости, и Джинни постоянно кричала Джуди, чтобы та держалась за сиденье. Невзирая на некоторое беспокойство от подобной езды, в целом Джуди чувствовала себя с ними легко и спокойно.

Нет, они совсем не были глупыми, несмотря на свойственный им имидж простачков и весельчаков.

Наконец автомобиль остановился перед домом, и Джуди вышла из машины с чувством некоторого облегчения.

— Я все время говорю ему, что он не нашел себя, — сказала Джинни. — Он прирожденный гонщик.

— Да, мы замечательно прокатились. — Джуди ощутила радость оттого, что снова находится в безопасности на твердой земле.

— Вы можете немного отдохнуть в шезлонге в патио, — предложила Джинни, когда они вошли в дом. — Или, если хотите, можем поболтать на кухне, пока я буду готовить шоколадный бисквит. Бобби и Зоя обожают его до поросячьего визга, и я всегда по выходным пеку его.

— Тогда я лучше поболтаю с вами на кухне.

— Отлично, вы можете рассказать мне о своей работе и о том, когда вы собираетесь с Блейком пожениться и завести свой дом и детишек, как все нормальные люди.

Джуди громко рассмеялась. Она уже поняла, что, если Джинни Купер хочет что-то узнать, она без обиняков идет напролом и ожидает от собеседника таких же прямых ответов.

— Вы ставите меня в тупик, Джинни. Ни о чем таком я не думала. Бывшая танцовщица, я теперь стала хореографом и не хочу заниматься ничем, кроме своей работы. Возможно, когда я стану слишком старой, я займусь обучением детей. Может, открою школу танцев и буду преподавать маленьким детям хореографию, — сказала она, не придавая значения своим словам, но только чтобы заставить Джинни не лезть слишком откровенно в ее дела.

Она совсем не хотела, чтобы кто-нибудь узнал, что они с Блейком уже женаты. Джуди представила, что, если Джинни, не приведи Бог, узнает об этом, начнутся разговоры о необходимости отпраздновать свадьбу и они станут приглашать их провести медовый месяц у себя на ранчо.

Джинни на мгновение оторвалась от приготовления кекса и посмотрела на нее.

— Нет, Джуди, прежде всего вам необходимо завести собственных детишек.

Джуди поняла, что лучше просто не обращать внимания на ее слова и ждать, пока она перейдет на другой предмет.

К тому времени, как Кайл отвез ее обратно в Лас-Вегас и высадил у отеля «Спарклинг-Рокс», она чувствовала себя более уставшей, чем если бы занималась целый день с классом новичков. Джинни Купер могла утомить кого угодно своим чрезмерным вниманием.


Рики полулежал в кресле напротив телевизора и выглядел недовольным. Не успела она произнести и слова, как он заворчал:

— Где ты была, Джуд? Я уже целый час, как вернулся, и никто не знал, где ты, даже Блейк.

— Я не должна отчитываться перед Блейком о том, что делаю в свободное время, — холодно ответила она. — И что такого случилось? Последний раз, когда я тебя видела, ты кокетничал с целой кучей девиц. Неужели они дали тебе отставку?

Рики усмехнулся.

— Зачем они мне теперь? Они останутся здесь, а я в четверг уже буду за шесть тысяч миль отсюда.

— Ах, вот в чем дело. Блейк сообщил тебе, не так ли?

— Значит, ты тоже знала? Почему ты сама не сказала мне? — Ему явно не хотелось покидать этот мир бесконечного праздника…

— А теперь послушай меня, Рики, — серьезно заговорила Джуди. — Мы оба знали, что ты здесь только на несколько дней, чтобы прийти в себя и успокоиться и чтобы Гарри успел организовать все необходимое к твоему приезду. Я никогда не прощу тебе, если ты ответишь на доброту Блейка черной неблагодарностью.

— Мне кажется, что между тобой и этим человеком что-то есть, — зло проговорил он.

— Ты ошибаешься, ничего нет и не может быть, так что забудь о мысли заполучить богатого родственника.

— А ведь ты уверена, что я снова покачусь по прежней дорожке, как только уберусь с твоих глаз, не так ли, Джуди? Ты все еще не веришь мне.

— Нет, верю.

— Тогда докажи это. Дай мне нормальную сумму, вместо того чтобы как школьнику совать несколько долларов на карманные расходы.

Какое-то мгновение она молча смотрела на него, потом вынула из кошелька несколько бумажек и протянула ему.

— Возьми и делай с ними что хочешь, — тихо проговорила она.

Встав с кресла, он засунул деньги в карман джинсов и небрежной походкой вышел из комнаты. Джуди подумала, что за то короткое время, которое осталось до его отлета, он вряд ли сможет совершить что-нибудь неосмотрительное. Но через некоторое время она начала волноваться за брата и, не удержавшись, спустилась в казино. Нет, она вовсе не шпионит за ним. Просто хочет убедиться, что с ним все в порядке.

Рики стоял около одного из рулеточных столов рядом с шумной компанией. Ее сердце забилось, когда в крупье она узнала одну из девушек, которые крутились около Рики. Если он хочет показать себя перед ней крутым игроком, то с ее, Джуди, помощью сможет теперь спокойно это сделать, сокрушенно подумала она.

Внезапно рядом раздался голос Блейка:

— Следишь за своим братом?

— А тебе какое дело? — раздраженно спросила она.

— Я просто выполняю свои обязанности, но, если хочешь знать, он просто ждет, когда Энн закончит работу.

— Значит, ты тоже следишь за ним!

Блейк пожал плечами.

— Не забывай, я принимаю участие в нем. Пока он не заметил нас, давай лучше пойдем выпьем чаю и оставим его в покое. Заодно расскажешь мне, чем ты занималась сегодня днем.

— Хорошо, а ты расскажешь мне, как Рики отреагировал на твое сообщение о том, что он летит домой в четверг.

Она совсем не хотела, чтобы Блейк решил, что она шпионит за Рики.

Теперь, когда его вытащили из рук ростовщика, Рики снова обрел самоуверенность и спокойствие, и Джуди это только приветствовала. Но мысль о том, что он снова может взяться за старое, не давала ей покоя.

— Нужно доверять ему, Джуди, — услышала она голос Блейка, когда они шли вдоль рядов игровых автоматов к выходу. — И нужно доверять мне.

Глава четырнадцатая

Джуди не видела Рики до позднего вечера. Он вернулся в номер около полуночи. Она готовила кофе.

— Привет, Джуд. Мы с Энни ходили в кино, а потом немного выпили, но почти все деньги остались. Вот они.

Его голос звучал насмешливо. Джуди собрала деньги, которые он бросил на диван, и подала ему их обратно.

— Оставь себе. Если понадобится еще, тебе стоит только попросить.

— Но только на праведные дела, не так ли?

— Я никогда не думала, что ты потратишь их на что-нибудь еще.

К ее удивлению, он подошел и обнял ее за плечи.

— Ты — сестра, о которой можно только мечтать. Я не говорил этого раньше?

— Иногда. — Она вспомнила, что это обычно происходило, когда он нуждался в деньгах.

— Блейк сказал, что я улетаю домой в четверг. — Рики отстранился от нее. — Кроме того, он заявил, что если я еще раз подведу тебя, то буду отвечать за это перед ним. Уверен, Джуд, что у этого человека к тебе особый интерес.

Хорошо, что ты не знаешь, насколько это верно, подумала Джуди.


В среду секретарша Гарри позвонила Рики из Лондона и сообщила, что комната для него готова.

— Боюсь, эта Элси достанет меня, — сказал Рики, положив трубку.

— Гарри подыскивает тебе работу.

Он иронически улыбнулся.

— Похоже, вы взялись за меня по полной программе.

— Но ты ведь этого и хотел, не так ли?

Рики кивнул и погладил ее руку.

— Джуди, ты прекрасно все знаешь, впрочем, так же, как и Блейк. Он сегодня сделал мне настоящий выговор. Я думаю, что он не случайно поместил меня в место, полное искушений. Но пока я держусь.


Настал четверг, и Джуди вздохнула с облегчением.

Вместе с Блейком она проводила Рики в аэропорт. Джуди крепко прижала его к себе, стараясь не расплакаться в последнюю минуту.

— Позвони мне, как только устроишься, — взволнованно сказала она.

— Не беспокойся. Думаю, Элси не даст мне об этом забыть.

Блейк пожал ему руку и пожелал удачи, двумя словами прекратив его запоздалые и неловкие выражения благодарности.

— Мы сделали это, — сухо произнес он. — И теперь от тебя требуется только одно: никогда не возвращаться к прошлому.

Джуди смотрела вслед удаляющемуся Рики, и у нее сжималось сердце, хотя теперь он выглядел совсем иначе, чем тогда, когда они нашли его в дешевом мотеле в Рено. Да, она в неоплатном долгу перед Блейком за все, что он сделал для ее брата.

На обратном пути она всю дорогу молчала, Блейк тоже не пытался завести разговор. Наконец он взглянул на нее.

— Ты сделала все, что могла, Джуди.

— Знаю, — пробормотала она.

— Теперь тебе нужно подумать о собственной жизни, — продолжал он. — Не за горами окончание контракта, и стоит подумать о будущем.

Она вздрогнула.

— Я сейчас не в состоянии ни о чем думать, Блейк.

— Мне все чаще приходит в голову мысль купить ранчо Куперов, но оно слишком велико для меня одного.

Ее сердце сделало скачок при воспоминании об этом дивном месте, но она не подала виду.

— Я чувствую, что ты никогда не остановишься! — возмутилась она. — Сначала шантажом заставляешь меня выйти за тебя замуж, а теперь еще это.

— Здесь другие причины. — Блейк нахмурился. — Но поскольку ты подвергаешь сомнению все мои слова, я больше ничего не скажу.

Отвернувшись, Джуди стала смотреть в окно. Когда-то она не так скептически относилась к мужчинам, но это было до истории с Майклом. Теперь она стала гораздо мудрее.

— Какие у тебя планы на сегодняшний вечер? — спросил он, когда машина остановилась около отеля.

— Еще не знаю…

— Тогда встретимся за обедом после окончания шоу.

Не дожидаясь ответа, он отошел от нее, и Джуди подумала, что он вновь стал тем самоуверенным мачо, которого она впервые увидела в аэропорту Лос-Анджелеса. Сегодня на шоу дежурила Мэгги. Джуди, Фрэнк и Мэгги составили расписание, и теперь, когда шоу катилось по отлаженным рельсам, каждый из них должен был дежурить один вечер, а двое остальных могли отдыхать.

Придя к себе в номер, Джуди обнаружила на автоответчике сообщение от Фрэнка.

«Джуди, похоже, ты скучаешь после отъезда брата. Как насчет того, чтобы провести сегодняшний вечер где-нибудь в городе? Недавно открылся новый ресторан с интересным вечерним шоу».

Она передала ему сообщение на пейджер и, когда он позвонил ей, сообщила, что с удовольствием принимает его предложение.

— Отлично, Джуди… но должен предупредить тебя, шоу довольно рискованное, как мне говорили.

— Я видела в Лондоне самые рискованные шоу, Фрэнк, — сухо заметила она. — Не думаю, что этим меня можно удивить.

Она не собиралась посвящать Блейка в свои планы на вечер. Раз внешне они ничем не связаны, она может свободно распоряжаться собственным временем.


И все же в последний момент она оставила записку под дверью номера Блейка, где сообщала, что ее уже пригласили на обед, а потом на лифте спустилась в фойе, где должна была встретиться с Фрэнком.

Когда машина тронулась, Фрэнк предупредил, что ресторан находится примерно в получасе езды от отеля. Фрэнк прекрасно водил машину, и Джуди попыталась расслабиться, повторяя себе, что теперь у нее не осталось больше забот. Рики уже, наверное, прилетел в Лондон, где о нем побеспокоятся, а Блейка нужно выбросить из головы хотя бы на вечер.

— Ты сегодня молчаливее, чем обычно, Джуди, — сказал Фрэнк. — Я знаю, ты все еще думаешь о брате. Если хочешь, мы просто прогуляемся по парку, а не пойдем на это рискованное шоу.

— Да нет, Фрэнк, я ничего не имею против того, чтобы повеселиться. Просто хороню старые воспоминания, вот и все.

Несколько минут они ехали в молчании. Внезапно она почувствовала, что его левая рука легла на ее колено, правой же он продолжал вести машину.

— Фрэнк, ты начинаешь нарушать правила, — холодно произнесла она, думая, что этого достаточно. Но его рука стала пробираться выше, и Джуди почувствовала легкую панику.

— Фрэнк! — теперь ее окрик возымел действие.

— Хорошо, хорошо, но попытаться-то можно, — лениво сказал он, убирая руку с ее колена.

— Лучше не стоит. Если ты перепутал меня с Лаверн, или Кэнди, или с кем-нибудь из других танцовщиц шоу, то ты ошибся.

— Не стану отрицать, что близко знаком кое с кем из девушек. Кстати, они прекрасно меня понимают. Ведь если они нагрубят мне, то сразу же вылетят из шоу. Девушки знают, что лучше им быть поласковее с главрежем. Ты тоже должна знать это, детка, ведь в Англии, уверен, действуют те же законы.

— Возможно, но не везде. Я также знаю, что девушки должны подбираться по способностям, иначе шоу ждет провал.

— Я как раз и говорю о способностях, крошка, — сухо проговорил он.

В его словах прозвучал недвусмысленный намек, и она вспомнила, как он пытался приставать к ней на вечеринке. Но тогда она быстро забыла об этом, а зря.

Она на мгновение прикрыла глаза. Единственное, что ей сейчас нужно, это отвлечься от тяжелых мыслей и приятно провести вечер подальше от отеля.

— Послушай, Фрэнк, если ты что-то вообразил на мой счет только потому, что я согласилась пойти с тобой на более или менее откровенное шоу, выброси это из головы. Давай лучше повернем обратно…

— Господи, Джуди, да ты просто ненормальная. Я хотел немного побыть с тобой, что в этом плохого? Кстати, не станешь же ты отрицать, что Блейк тоже пытается приударить за тобой.

— С чего ты взял? — Она подозрительно взглянула на него. — У вас что, состязание — кто первый добьется успеха у новой девушки?

Эта мысль раньше не приходила ей в голову и привела ее в уныние. Одно дело — пари с Гарри, которого она знает как облупленного и который заключает пари на что угодно.

Но мысль о Блейке и Фрэнке Дельгадо, приударяющими за одной и той же девушкой, а потом обменивающимися впечатлениями, была невыносима. Но она сразу же отбросила ее. Она знала Блейка достаточно хорошо, чтобы понять, что такое поведение не в его стиле.

— Но тебя вряд ли можно назвать новой девушкой, крошка, — возразил Фрэнк. — Не подозревай меня в подобной ерунде. Я никогда не состязаюсь с другими мужчинами в победах над женщинами, потому что у меня нет в этом необходимости.

Цинизм, с которым он это сказал, привел Джуди в шок, но она сжала губы и промолчала. Фрэнк, которого она считала своим другом, на глазах превращался в совершенно незнакомого человека. Если он думает, что хорошо изучил ее, то явно ошибается. Настоящей Джуди Хейл он еще не знает.

Фрэнк заговорил снова, и теперь его голос звучал совсем по-другому.

— Извини, если тебе показалось, что я веду себя неподобающим образом. Но ты такая куколка, Джуди, что иногда я забываю, что с тобой надо обращаться, как с английской леди. Это самый большой комплимент, не истолкуй его превратно.

Она постаралась говорить спокойно, но его наглость продолжала раздражать ее.

— Спасибо и на этом.

Теперь его рука уже осторожнее коснулась ее плеча.

— Мы опять друзья? — Он вопросительно улыбнулся.

— Мы никогда не были ничем другим. — Когда он рассмеялся, Джуди решила, что он наконец все понял.

— Кстати, вот мы и приехали, — сообщил Фрэнк. — Решай, продолжим ли мы вечер или мне отвезти тебя обратно.

— Глупо проделать такой путь, чтобы сразу же повернуть назад. Кроме того, мне любопытно, что в этом городе считают рискованным зрелищем, — холодно ответила Джуди.


В этом шоу почти не было ничего, что по-настоящему шокировало бы. В лондонском ночном клубе на это даже не обратили бы внимания, а двое остряков-конферансье так старались, что их юмор был скорее жалким, чем рискованным.

Она не стала говорить Фрэнку, что большинство этих шуток можно услышать возле любой школы в Южном Лондоне. Когда Рики был подростком, он приносил домой словечки и шутки покруче этих, и ей приходилось обрывать его.

Но, если представление было явно второсортным, его недостатки с лихвой окупались превосходной морской кухней. Она почти не притронулась к напиткам, чего нельзя было сказать о Фрэнке.

К тому времени, когда они сели в машину на опустевшей улице, она обнаружила свою ошибку. Фрэнк грубо схватил ее, прижав к себе, и она ощутила, как его руки шарят по ее телу, как щупальца спрута.

— Ради Бога, Фрэнк, прекрати! — закричала она. — Ты что, не в состоянии владеть собой?

— Я встречал слишком много девушек, которые говорят «нет», а подразумевают совсем другое. — Язык его заплетался. — Почему я должен считать, что ты не такая, как они?

Джуди молча боролась, отворачивая лицо от его проспиртованного дыхания.

— Ты ошибаешься, я не одна из них, — прошипела она. — Я говорила тебе много раз, что не нуждаюсь в твоей помощи и протекции. Не делай из себя дурака, Фрэнк, и не разрушай нашу дружбу.

— Послушай, детка. Ты знаешь не хуже меня, что хорошего хореографа найти нелегко. Стоит мне только сказать слово Блейку, и он продлит твой контракт, на сколько ты захочешь.

Джуди с усилием оттолкнула его от себя и натянула юбку на колени.

— Если ты сейчас же не прекратишь, то мне придется выйти из машины и взять такси, — решительно проговорила она. — Не порти мне вечер, Фрэнк. Мне нравится твое общество, когда ты держишь себя в рамках, но бороться с тобой я не собираюсь.

— Считай, что я понял твой урок, — пробормотал он, нахмурившись.

— Надеюсь. А теперь поехали.

К ее облегчению, он завел мотор и машина помчалась обратно в Лас-Вегас.

В дверях отеля она попрощалась с ним, справедливо полагая, что на следующее утро он вряд ли вспомнит, что произошло. Она поклялась себе, что никогда больше не примет предложения провести с ним вечер. Если он выпьет, то становится совсем невменяемым.

Но когда Джуди вошла в свой номер, мысли о Фрэнке вылетели у нее из головы. Под дверью лежала записка от Блейка, и она подумала, что для женатой пары такая переписка весьма странный способ общения. Она быстро прочла записку.

«Желаю хорошо провести вечер. Увидимся завтра».

Очевидно, ему все равно, что она уехала из отеля с другим мужчиной, или он знает Фрэнка лучше, чем она, и не считает его серьезным соперником.

Она скользнула под прохладную простыню, пытаясь не вспоминать о той ночи, которую провела в его апартаментах. Но воспоминание о том, как их тела сплетались в темноте ночи, было таким ярким…

Она страшно устала, но, как ни пыталась, не могла заснуть. Мысли постоянно возвращались к Блейку. Нет, чем скорее закончится ее контракт и она вернется в Англию, тем будет лучше.


Как будто читая ее мысли, Блейк как-то за обедом предложил Джуди по окончании контракта остаться еще на несколько дней в качестве его гостьи.

— Мы оба знаем, почему я не могу этого сделать…

— Не понимаю. Мне это кажется здравой мыслью. Тебе нужно отдохнуть. Припоминаю, что ты однажды сказала мне, что мечтаешь побывать в сельской местности и услышать музыку кантри.

— Да, я люблю народные мелодии.

Ей очень хотелось увидеть выступление одной знаменитой певицы кантри, которую она особенно любила. Но остаться здесь в качестве его гостьи? Неужели он сам не понимает, что это невозможно!

— Мне нужно возвращаться домой. Во-первых, необходимо проверить, как там Рики, а во-вторых, узнать у Гарри, не нашел ли он мне какую-нибудь работу…

Но Блейк был готов к ее возражениям.

— Неужели такая независимая женщина, как ты, позволит агенту распоряжаться ее временем?

— Он не распоряжается, он помогает мне.

— Возможно, я поеду с тобой, — сказал он, и Джуди оцепенела. — Здесь некоторое время прекрасно обойдутся без меня, а я буду рад повидать Гарри и Рики.

Несколько минут Джуди молчала. Когда она заговорила, ее голос звучал напряженно:

— И ты, конечно, расскажешь Гарри о том, что мы женаты? Не получится, Блейк, я уж постараюсь.

Он изменил тактику с проворством хамелеона.

— Может быть, я пошутил насчет Англии.

— Прекрасно. В трансатлантическом перелете мне не понадобятся няньки.

— Насколько я помню, в аэропорту Лос-Анджелеса с тобой случился некий казус. — Он усмехнулся. — Все же советую тебе подумать над моим предложением. Кстати, не забудь, что ты почетная гостья на вечеринке в честь окончания шоу.

От этих слов у нее защемило сердце. Трудно будет прощаться со своими новыми друзьями… и с ним тоже.

— Лучше я не пойду туда, Блейк, а то еще разревусь и буду чувствовать себя как дура…

— Тогда оставайся.

— Не могу, — просто ответила она. — А теперь извини меня, но я очень устала…

— Тогда может быть…

— Если ты хочешь предложить расслабляющий массаж, то лучше не надо.

Он рассмеялся.

— Я не имел это в виду. Кстати, почему ты не ходишь во внутренний бассейн? Охранник даст тебе ключ, и ты будешь там совсем одна. Попробуй, ты сразу почувствуешь себя лучше.

Она посмотрела на него с сомнением.

— Ты можешь гарантировать, что никто не будет мешать мне?

— Конечно. Оставайся там, сколько захочешь.

Искушение было слишком велико, чтобы долго противиться. Джуди быстро направилась в свой номер, взяла купальник и полотенце, а потом спустилась на лифте на самый нижний этаж, где находился бассейн. Увидев ее, охранник оторвался от газеты и улыбнулся.

— Добрый вечер, мисс Хейл. Мистер Адамс сказал мне, что вы собирались прийти. Бассейн в полном вашем распоряжении, только дайте мне знать, когда будете уходить, хорошо?

— Спасибо, обязательно скажу, — ответила она.

Он открыл ключом дверь в бассейн, Джуди вошла и внутренне ахнула. Вода в бассейне была немыслимого изумрудно-зеленого цвета, а потолок небесно-голубой с пушистыми белыми облаками. Из динамиков доносилась тихая гавайская музыка.

Быстро скинув блузку и юбку, Джуди надела бикини и мысленно поблагодарила Блейка — это именно то, что ей сейчас нужно. Она скользнула в теплую воду бассейна и закрыла глаза, воображая, что находится на необитаемом острове. Когда она вновь открыла глаза, то увидела Блейка, который сидел на краю бассейна. Его торс казался особенно загорелым в свете фонарей.

— Это нечестно!

Он лениво рассмеялся.

— Почему? Я тоже захотел развеяться. Для этого не может быть лучшего места и лучшей компании. Ты не возражаешь?

Повернувшись, она поплыла в дальний угол бассейна, но он догнал ее в мгновение ока. Джуди хорошо плавала, но Блейк плавал лучше. Он обнял ее, и она не смогла вырваться. Его ноги сплелись с ее ногами, а лицо приблизилось к ее лицу.

Она ощущала у себя во рту привкус хлорированной воды и видела брызги воды на лице и волосах Блейка. Но потом она перестала что-нибудь видеть и ощущать, кроме его губ, которые впились в ее губы грубым поцелуем. Ее глаза закрылись, а руки обняли его за плечи.

— Когда ты наконец признаешь, что мы созданы друг для друга? — тихо спросил он.

— Никогда, — прошептала она. — Ты постоянно играешь моими чувствами. Ты принудил меня к этому браку, и хотя Рики и не повредило то, что он жил здесь, но я боялась за него каждую минуту. И еще ты сказал, что в бассейне я буду совершенно одна.

Последние слова она произнесла заплетающимся языком. Его пальцы скользили по ее спине, и она почувствовала, как желание медленно и неотвратимо поднимается в ней. Она попыталась подавить его.

— Пожалуйста, не делай этого, Блейк, — пролепетала она.

Кое-как она доплыла до бортика бассейна, но Блейк тут же оказался рядом. Он взял в руки ее лицо и заглянул ей в глаза.

— Джуди, ради Бога, ведь мы женаты, — сказал он почти яростно.

— Но пока никто не знает об этом, и я хочу, чтобы все оставалось по-прежнему. Не понимаю, почему ты считаешь нужным заходить так далеко.

— Потому что я люблю тебя…

— Ты просто снова играешь со мной!

— Когда ты узнаешь меня лучше, то поймешь, что была ко мне несправедлива…

— Я вряд ли хорошо успею узнать тебя. Чем раньше ты начнешь бракоразводный процесс, тем лучше.

Он покачал головой.

— Мы же договорились до окончания твоего пребывания здесь не принимать никаких решений, а у тебя еще шесть недель до отъезда.

— И ты надеешься убедить меня изменить свое решение за это время?

Его ответ поразил ее.

— В конце концов, я могу решить, что игра не стоит свеч. Насколько я знаю, у тебя прошлым вечером было бурное свидание с Фрэнком. Ты настаивала, чтобы никто не знал о том, что мы женаты. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я тоже попасусь на зеленой травке с какой-нибудь овечкой? Честно говоря, очень трудно быть святым в такой обстановке.

Она подумала, что Фрэнк успел распустить язык и похвастаться тем, чего не было.

— Пусть все идет своим чередом. Наслаждайся купанием и не забудь дать знать охраннику, когда соберешься уходить. — С этими словами, сильно работая ногами и руками, Блейк отплыл от нее, потом вылез из бассейна и, небрежно завернувшись в полотенце, вышел.

Джуди плавала в бассейне, пока не устала. Она не хотела думать о том, что сказал Блейк.

Он принадлежит ей, яростно подумала Джуди, и она любит его и все-таки старается сделать все, чтобы оттолкнуть его от себя. Она больше не понимала собственных поступков и чувствовала себя не только не отдохнувшей, а усталой и разбитой, как никогда.

Выйдя из воды, Джуди зашла в одну из кабинок для переодевания и постаралась успокоиться. Потом вернулась к себе в номер и легла в постель, стараясь укротить разыгравшееся воображение и выбросить из головы мысли о Блейке.

Неужели он сказал ей это серьезно? Лежа в темноте, расстроенная его грубыми словами, она попыталась разобраться в своих чувствах.

Никогда ни в чем нельзя быть уверенной. Джуди была так уверена в Майкле, а все закончилось крахом. Но отношения с Блейком значили для нее слишком много. Бесконечные вопросы вертелись в ее голове, и она не могла найти на них подходящие ответы.

Глава пятнадцатая

В течение следующих недель Джуди несколько раз звонила Рики и выяснила, что он совершенно счастлив в квартире Элси и что скоро, может быть, устроится на работу.

— А как насчет всего остального? — осторожно спросила она.

— Если ты спрашиваешь насчет лечения, то с этим все в порядке, Джуд. Я несколько раз ходил в больницу, и врач уверен, что сможет вылечить меня. Так что перестань беспокоиться.

— Я рада это слышать, — с облегчением проговорила она.

— Джуд, передай привет Энни, ладно? Скажи, что я скоро напишу ей, хотя, честно говоря, никогда не любил писать письма.

Джуди улыбнулась.

— Как будто я этого не знаю.

— А как поживает Блейк? — продолжал болтать он.

— Как всегда, но, извини, у меня срочное дело.

На самом деле она воспользовалась этим предлогом, чтобы не быть втянутой в разговор о Блейке и не слушать, какой он хороший парень.

За последние недели Джуди поняла, что значили слова Блейка в тот вечер в бассейне. Он по-прежнему был внимателен и вежлив с ней, но обычные приглашения на обед теперь почти прекратились, и все чаще она стала обнаруживать, что он занят.

— Подозреваю, что ты потеряла своего возлюбленного, Джуди, — сказала как-то Лаверн в перерыве между репетициями.

Джуди не была дружна с Лаверн так, как с другими девушками, ибо заметила, что та отличается склонностью к злобным сплетням.

— Надеюсь, ты не имеешь в виду Фрэнка, — со смехом ответила Джуди.

— Нет, Фрэнк накидывается на каждую новую девушку, но, очевидно, что с тобой у него ничего не вышло. Да он и не в твоем вкусе. Тебе нравится более интеллектуальный тип мужчины.

— Что ты имеешь в виду, Лаверн? — Джуди начало раздражать это хождение вокруг да около.

Глаза Лаверн блеснули.

— Я слышала из надежного источника, что Блейка видели в городе с одной девушкой, которая работает крупье в «Ривьере». Похоже, твой английский приятель устал от трудностей, Джуди.

— Мне абсолютно безразлично, как Блейк проводит время, — сухо проговорила Джуди. — И лучше бы тебе прикусить язычок, Лаверн.

— Неужели? Мне кажется, что леди должна быть только благодарна, если ей приносят свежую информацию.

— Послушай, давай поговорим о чем-нибудь другом?

Значит, он ухаживает за другой девушкой! И она ничего не может сделать; ей остается только стиснуть зубы и прикидываться, что ее это совсем не волнует.


Дни летели один за другим, и к концу срока пребывания Джуди в Лас-Вегасе положение стало настолько невыносимым, что она считала часы до того момента, когда сможет уехать домой.

Теперь Блейк старательно демонстрировал ей, что он свободный мужчина и сыт по горло ее поведением. Когда они случайно встречались за обедом, ей страшно хотелось спросить, что он делает вечерами. Но гордость не позволяла ей задавать такие вопросы, а сам он ничего не говорил.


Поздним вечером в ее номере внезапно зазвонил телефон. Несколько мгновений она неподвижно лежала в постели, потом взяла трубку и машинально приложила ее к уху. Она услышала на другом конце испуганный голос Рики, и сердце у нее учащенно забилось. Его голос звучал точно так же, как тогда, когда он позвонил ей из Рено.

— Рики, что случилось? — Сон сразу же слетел с нее.

— Со мной все в порядке, — поспешно сказал он.

— Что у вас там произошло? — Она села в постели и включила настольную лампу.

По его голосу она поняла, что позвонить его заставили только плохие новости.

Она услышала шум голосов на другом конце провода, потом в трубке раздался взволнованный голос Элси.

— С нами ничего не случилось. Это Гарри…

Но Гарри крепкий и жилистый, как придорожная трава. Казалось, он будет жить вечно.

— Он заболел?

— Вечером с Гарри случился удар. Он в больнице святой Марии.

— Боже! — прошептала Джуди. — Какие у него шансы?

— Они сказали, что следующие двадцать четыре часа будут критическими. Если он продержится, то есть надежда на выздоровление…

Голос Элси дрогнул. Она много лет была влюблена в Гарри. Джуди провела языком по пересохшим губам.

— Как это случилось, Элси?

— Он вчера поздно засиделся в офисе. Я позвонила ему, но он не ответил на мой звонок, и я пошла в офис, чтобы напомнить о делах, назначенных на следующий день… У меня есть ключ, — тихо добавила она. — Когда я его увидела, то сначала подумала, что он мертв. Он лежал на полу весь в крови, потому что, падая, ударился головой. Я вызвала «скорую», и они увезли его в больницу…

Ее голос прервался рыданием, и Джуди почувствовала острый прилив жалости. Что пришлось пережить этой маленькой верной женщине!

— Элси, вы должны надеяться на лучшее.

— Скажите обо всем Блейку. И не стоит звонить в больницу прямо сейчас.

Джуди пообещала все сделать так, как сказала Элси, и медленно положила трубку. Она должна сообщить Блейку о Гарри немедленно, не откладывая до утра. Она быстро набрала его номер, молясь, чтобы он оказался у себя. Ведь он снова может поехать с кем-нибудь в город…


— Да? — раздался в трубке его голос.

Несколько мгновений Джуди не могла говорить, а потом слова полились потоком:

— Блейк, извини за поздний звонок. Но только что мне звонили Рики и Элси. У Гарри инсульт, он в больнице в интенсивной терапии…

Она замолчала. Гарри был ее агентом и другом много лет. А вдруг он умрет? Холодный ужас сковал ее тело. Она медленно положила трубку и опустила голову на дрожащие руки.

Через две минуты она услышала стук в дверь и голос Блейка.

— Джуди, открой дверь, — приказал он.

— Со мной все в порядке, — с трудом произнесла она.

— Я не спрашиваю об этом. Впусти меня.

Она никогда не обещала подчиняться ему… но сейчас ей необходимо, чтобы рядом находилось живое существо. Она открыла дверь. Он вошел и обнял ее.

— У тебя наверняка нет бренди, так что я принес немного, чтобы добавить в кофе. Тебе надо успокоиться и связно рассказать, что случилось с Гарри.

— Я уже сказала тебе…

Она почувствовала, что дрожит. Усадив ее, Блейк наполнил две чашки кофе, добавив туда бренди. Он подал ей чашку, и Джуди послушно взяла ее.

— Что тебе сказала Элси? — спросил он.

Джуди повторила ему слова Элси о том, что первые двадцать четыре часа могут быть критическими. Но ее преследовала еще одна мысль.

— Но если он поправится, что ему грозит? Паралич, потеря речи? Ты знаешь Гарри так же хорошо, как и я, Блейк. Если он станет беспомощным и будет зависеть во всем от других, для него это равносильно смерти.

Джуди почувствовала, что ее душат рыдания. Хотя Гарри ей не родственник, но она любит старого ворчуна. Машинально она прижалась к Блейку и положила голову ему на плечо.

— Еще рано списывать его со счетов. Он выкарабкается, я ведь знаю Гарри, — грубовато сказал он. — Мы должны только молиться, чтобы выздоровление было полным.

— Я не могу представить тебя молящимся, — пробормотала она, немного успокоившись.

— Это со мной бывает, и довольно часто. — Он прижал ее к себе.

Она не спросила, о чем он молится. Сейчас это не имеет значения. Все ее помыслы сосредоточились на выздоровлении Гарри.

— Тебе надо лечь в постель, дорогая, — услышала она голос Блейка и почувствовала, что дрожит от озноба, хотя его руки все еще обвивали ее. Она не помнила, как долго просидела в его объятиях.

— Думаю, ты прав, — пробормотала Джуди. Вставая, она слегка пошатнулась. — Извини, это действие бренди.

Не говоря ни слова, он поднял ее на руки и понес в спальню. На нем был только тонкий шелковый зеленый халат, сквозь который его тело жгло Джуди. Он опустил ее на постель и лег рядом.

— Блейк, только не сейчас! — прошептала она.

Неужели он не понимает, что она сейчас не может думать ни о чем, кроме Гарри?

— Если хочешь, я могу отодвинуться. Думаю, тебя нельзя сейчас оставлять одну, ведь мы оба хотим, чтобы Гарри выжил, и, может быть, наше двойное желание больше поможет ему.

Джуди вздохнула, когда руки Блейка обвились вокруг нее, положила голову ему на плечо и мирно заснула под стук его сердца.


Джуди проснулась и обнаружила, что Блейка рядом нет. Ее мысли снова обратились к Гарри. Через несколько минут появился Блейк с чашкой кофе. Он был одет в обычный дневной костюм.

— Я думаю, не следует до вечера звонить Гарри. Предлагаю тебе встать, принять душ, позавтракать и отправиться работать.

— Работать? Но я не могу даже думать о работе!

— Во-первых, тебе за это платят, — медленно проговорил он, — а во-вторых, это отвлечет тебя от ненужных мыслей. Поверь мне. Я проверял это на себе.

Наклонившись вперед, он неожиданным поцелуем коснулся ее губ.

— Все будет хорошо.

— Ты можешь это гарантировать?

— Нет, только верить.

— Хорошо, пусть жизнь идет своим чередом. Пожалуйста, дай знать Фрэнку, что я приду на работу до полудня. И сообщи ему о Гарри, чтобы мне не пришлось делать это самой.

Она тут же пожалела о своих словах. Блейк ее босс, могущественный владелец всего этого огромного отеля, а она разговаривает с ним, как со своим подчиненным.

Но если он так заботится о Ней, значит, ему не чужды движения души, он не только машина для делания денег. Эта мысль вдохнула в нее силы в эти тяжелые часы.

Джуди вспомнила, что нужно произвести изменения в некоторых сценах, потому что одна из девушек сломала палец и ее необходимо заменить.

Честно говоря, Джуди никогда не чувствовала меньшего желания работать или видеть людей, чем сейчас. Работа, которую она так любит, внезапно показалась ненужной и мелкой в сравнении с драмой, которая происходит сейчас в больнице святой Марии в Паддингтоне.

Когда Джуди вошла в репетиционную комнату, ее нервы были на пределе. Блейк, очевидно, уже сказал Фрэнку и Мэгги о том, что произошло. Увидев ее, Фрэнк быстро подошел и сжал ей руку с молчаливым сочувствием, но потом заговорил деловым тоном:

— А теперь перейдем к работе. Время не ждет.

Она послушно кивнула, благодарная Фрэнку за то, что он не стал произносить лишних слов.


Говорят, что работа — лекарство от всех бед, и Джуди скоро поняла верность этих слов. Только работа позволяла ей не думать о том, что сейчас происходит за шесть тысяч миль от нее. Все равно она ничем не может помочь. Она отогнала от себя абсурдную мысль о том, чтобы срочно броситься в аэропорт и ближайшим самолетом вылететь в Лондон.

Блейк настоял на том, чтобы они вместе пообедали. Вечером они пошли смотреть шоу. Она едва понимала, что происходит на сцене, и не слышала бури аплодисментов.

— Прекрати, Джуди, — сказал Блейк, когда они сидели в тихом баре за третьей чашкой кофе. Она чувствовала себя слишком взволнованной, чтобы идти спать.

— Прекратить что?

— Сидеть, уставившись в пространство, и воображать худшее. Разве мама не говорила тебе в детстве, что когда думаешь о чем-то приятном, то даже самое мрачное настроение постепенно улучшается?

— Спасибо, но сейчас я бы предпочла обойтись без твоих наставлений.

— По крайней мере, я заставил тебя заговорить, а то начал уже думать, что сижу здесь совершенно один.

Джуди молча уставилась в чашку кофе, которое совсем не хотела пить. Внезапно она почувствовала, как рука Блейка сжала ее пальцы.

— Ты не должна оставаться сегодня вечером одна, Джуди.

— Если ты думаешь взять надо мной верх, когда я в таком состоянии…

— Если ты думаешь, что у меня в голове что-нибудь еще, кроме желания поддержать тебя, значит, ты меня совсем не знаешь. Гарри был моим другом задолго до того, как ты познакомилась с ним. Он был агентом Клер.

Джуди решила, что совсем не знает Блейка.

— Ты действительно хочешь остаться со мной для того, чтобы поддержать меня? Ничего больше?

— Абсолютно, — ответил он.

Мысль о том, чтобы остаться одной следующие несколько часов, казалась невыносимой. Они молча поднялись на лифте и, подойдя к двери его апартаментов, так же молча вошли внутрь.


Звук будильника, который Блейк поставил на два часа ночи, мгновенно разбудил Джуди. Блейк, в трусах и в майке, стоял рядом с кроватью. В Лондоне сейчас шесть вечера. Настало время позвонить в больницу и узнать новости.

Джуди откинула простыню. Они спали вместе на одной кровати, но Блейк, как и обещал, не делал никаких попыток воспользоваться ситуацией.

Она прошла за ним в гостиную, села, обняв руками колени, и стала ждать, пока он набирал номер больницы и получал информацию о Гарри. Ожидание показалось ей бесконечным, но наконец она с облегчением увидела, что его лицо разгладилось.

— Это означает, что он может полностью выздороветь? — услышала она его голос.

Через несколько мгновений он снова заговорил.

— Но сейчас он уже вне опасности, и его речь полностью восстановилась?

После нескольких слов Блейк положил трубку и повернулся к ней.

— Можешь успокоиться, Джуди. Инсульт не такой ужасный, как боялись, и врачи говорят, что он сможет вернуться к нормальной жизни.

— Это будет неожиданностью, потому что он никогда не вел нормальной жизни.

Но после того как напряжение спало, ее ноги вдруг подкосились и она едва не упала. Блейк успел подхватить ее. Она прижалась к нему.

— Блейк… — начала она.

— Успокойся. Если мы оба не поспим хоть немного, завтра будем похожи на пару лунатиков.

— Я пойду в свою комнату…

— Ты этого не сделаешь. Ты разденешься, наденешь мой халат, а потом мы вернемся в теплую постель и заснем, и твоя честь останется в сохранности.

Когда она слабо запротестовала, он положил палец на ее губы и тихо проговорил:

— Я не оставлю тебя одну на остаток ночи, Джуди. Неважно, что сказала мне медсестра из больницы, ты все равно будешь воображать себе худшее, не так ли?

— Откуда ты знаешь?

— Я уже такое проходил, — сказал он, отвернувшись, и она поняла, что он думает о Клер.

Он отвел ее в спальню, и она подчинилась ему, потому что была слишком слаба, чтобы спорить. Пока он принимал душ, Джуди быстро разделась и накинула его короткий шелковый халат. Через несколько минут он появился в купальном халате, погасил свет и лег в постель рядом с ней. Он обнял Джуди и пробормотал, прижавшись губами к ее волосам:

— Видишь, молитвы помогли.


Внезапно Джуди проснулась. Она не знала, который час. Блейк оставил зажженной лампу в гостиной, и в рассеянном свете она видела контуры его лица рядом на подушке. Она прислушалась к его глубокому ровному дыханию.

Несколько мгновений Джуди оставалась неподвижной, глядя на него, лежащего так близко от нее. Есть что-то странное в зрелище спящего человека. Все следы волнений исчезают, и человек выглядит уязвимым и беззащитным.

Не думая, Джуди провела пальцем по его щеке. Повинуясь мгновенному импульсу, она легким поцелуем дотронулась до его губ. Внезапно его руки сжали ее.

— Неужели ты скажешь, что не хочешь этого, Джуди?

— Но ты обещал…

— Знаю. И не хочу делать то, чего не хочешь ты.

В горле Джуди так пересохло, что она не могла говорить. Телом и душой она рвалась к нему. Она безумно хотела его, хотела чувствовать его в себе…

Она скользнула рукой под его халат. Его сердце билось так же сильно, как и ее собственное. Под своими пальцами она ощущала тепло его кожи. Он положил руку ей на бедро и стал гладить его. Она ощущала, как его язык ласкает ее кожу, и жгучее желание, которое поднималось в ней, мгновенно вытеснило из головы все мысли о Гарри. Она забыла обо всем на свете, как только почувствовала прикосновение Блейка и его быстрые, уже знакомые поцелуи. Его губы, спускаясь вниз, ласкали каждую трепещущую частицу ее тела.

Мысли о сопротивлении исчезли, сменившись страстным, немедленным желанием раствориться в нем. Она так нуждалась в его любви…

— Ты все еще можешь остановить меня, если захочешь, — прошептал Блейк.

Но она уже вся открылась перед ним, изогнулась, чтобы плотнее прижаться к нему и принять его в свое влажное гостеприимное тепло. Она мучительно хотела его, и ничто на земле не могло бы сейчас заставить ее отказаться от этого.


Гораздо позднее, все еще лежа в его объятиях, Джуди неуверенно пробормотала, что им нужно вставать, не то вся обслуга отеля придет в недоумение, гадая, что с ними случилось. Она была готова лежать в его объятиях весь день, что было явно неосуществимо, принимая во внимание сложившуюся ситуацию. Вот-вот могла войти горничная и найти ее здесь.

Положение было анекдотичным. Как его жена она имела полное право находиться здесь. Но от того первого раза, когда они занимались любовью, у Джуди осталось чувство легкой неловкости. Она не хотела, чтобы он думал о ней как о дешевке, готовой прыгнуть в постель к нему при первой возможности.

— Блейк, я думаю, нам пора заняться делом.

Он взял ее за подбородок и посмотрел в глаза.

— Ты слишком много думаешь. Иногда нужно перестать думать и сделать то, что подсказывает сердце.

Он отвернулся от нее и встал с постели. Она оглянулась, чтобы посмотреть на столик, где стояла фотография Клер. Ее сердце подскочило от радости, когда она заметила, что фотографии там больше нет.

Трясущимися руками Джуди надела платье и вышла из номера, пока он принимал душ. Очутившись в своей комнате, она попыталась собраться с мыслями. Значит, он специально убрал фото Клер. Зачем он это сделал? Потому что щадил ее чувства? Или он поступал так всегда, когда приводил женщину в свою спальню?

Если так, подумала Джуди, тогда почему он не убрал ее раньше? Может быть, она придает этому большее значение, чем следует? На мгновение она увидела себя на ранчо Куперов, но не гостьей, а хозяйкой…

Зазвонил телефон, сразу вернув ее к действительности. Волнуясь, она взяла трубку, зная, что никто в отеле не может беспокоить ее в столь ранний час, и опасаясь плохих новостей из Лондона.

Она не сразу узнала голос на другом конце провода. Он звучал ниже, чем обычно.

— Гарри? — радостно закричала она.

— Конечно Гарри. Чего ты ожидала? Я еще не готов отправиться на небеса, детка.

— О, Гарри, — тихо сказала Джуди. — Мы так беспокоились. — Она незаметно для себя соединила себя и Блейка в одно целое.

— В этом нет необходимости, детка, к тому же дракон в образе медсестры не разрешает мне долго пользоваться телефоном. Я только хотел сказать тебе, что со мной все в порядке и я поправлюсь раньше, чем ты успеешь моргнуть.

— Только ты должен делать все, что тебе говорят врачи, слышишь?

Улыбаясь, она положила трубку телефона. Разумеется, это еще не тот Гарри, которого она знает много лет, но он связно произносит слова и в хорошем настроении. Чего еще можно желать?

Ее мысли снова вернулись к Блейку, и она быстро набрала его внутренний номер, чтобы сказать ему о Гарри. Он, должно быть, еще в душе, решила она и оставила сообщение на автоответчике.

Не нужно отвечать на этот звонок, Блейк. Звонил Гарри и сказал, что с ним все в порядке. Молитвы, кажется, помогли, да?


После того как беспокойство о здоровье Гарри отошло на задний план, Джуди вспомнила, что ее время в Лас-Вегасе подходит к концу.

Джуди никогда не сомневалась в своих профессиональных способностях и в том, что сможет добиться успеха. Ей понравилась работа здесь. Понравилось ощущение постоянного азарта соревнования. Она почти не думала о доме. Иногда она даже изумлялась, как быстро смогла адаптироваться в незнакомом мире.

Теперь, когда Джуди знала, что Гарри на пути к выздоровлению, она чувствовала, что может снова наслаждаться жизнью.

Глава шестнадцатая

Осталась только одна неделя до окончания шоу и до истечения контракта Джуди. Уже постепенно начали разбирать некоторые декорации. Джуди внезапно почувствовала свою ненужность. Она решила в воскресенье по окончании шоу поговорить с Блейком и настоять на разводе.

Теперь у нее нет перед ним никаких обязательств, кроме долга Рики. Но Блейк сказал ей, что она может выплатить долг, когда захочет.

Джуди понимала, что он имеет в виду. Если она останется с ним, он забудет о долге. В каком-то смысле это можно назвать шантажом. Но она решила, что, как только вернется в Англию, через свой банк расплатится с ним, даже если ей придется залезть в долги.

Теперь, когда все заканчивалось, единственное, чего она хотела, это уехать поскорее домой.

Вечером ей позвонила Элси, и Джуди услышала волнение в ее голосе.

— У меня новости! Гарри выходит из больницы в конце недели. Все говорят, чтобы он не работал, но, по-моему, легче попросить свинью полетать. Я приложу все усилия, чтобы он поменьше работал, что будет совсем непросто. Во всяком случае, надеюсь, что этот удар научил его чему-нибудь. Сейчас ему необходимы хорошие новости, чтобы победить болезнь.

— Например, о том, что я и Блейк поженились?

Джуди очень много думала об этом последнее время, и слова вырвались у нее почти машинально. Элси пришла в такое возбуждение, что Джуди вынуждена была отстранить трубку от уха.

— О, как замечательно, Джуди! Трудно придумать лучший подарок для Гарри! Он будет в восторге…

— Подожди минуту, Элси. Я же не сказала, что это так в действительности.

Но Элси, казалось, уже ничего не слышала и возбужденно говорила с кем-то.

— Ты меня слышишь или нет? — наконец закричала Джуди.

— Извини, моя дорогая. Только что вошел Рики, и я не удержалась и сказала ему об этом. Даю его тебе.

Прежде чем Джуди успела сказать хоть слово, она услышала радостный голос брата:

— Значит, ты все-таки решилась, Джуд? Я всегда знал, что это рано или поздно случится. Разве я не говорил тебе еще тогда?

— Рики, ради Бога, послушай меня, — она почти кричала в телефонную трубку. — Все совсем не так, как ты вообразил, и в любом случае долго это не продлится…

Он внезапно насторожился.

— Что ты имеешь в виду? Это связано с тем, другим делом? Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Никакого отношения, — солгала она. — Но теперь я не уверена, что это было уж такое удачное решение. У меня не было времени все хорошенько обдумать, честно говоря.

— Ты имеешь в виду, что он просто повалил тебя на койку и все такое?

Джуди закрыла глаза, ругая себя за то, что так неосторожно пошутила.

— Рики, дай мне поговорить с Элси.

— Хорошо, я все равно собираюсь уходить, у меня собеседование перед приемом на работу. Приношу тебе свои поздравления.

Она лихорадочно крутила телефонный шнур, зная, что во всем виновата сама. Нужно утихомирить Элси прежде, чем та снова начнет болтать.

— Элси, пожалуйста, выслушай меня и не забудь то, что я скажу. Дело в том, что Блейк и я считаем этот брак ошибкой. Здесь так же просто развестись, как и пожениться, и, скорее всего, мы так и сделаем.

В голосе Элси послышалось негодование.

— Джуди, ты не сделаешь этого! Гарри так надеялся, что у вас с Блейком все будет в порядке!

— Обещай мне, что ты ничего ему об этом не скажешь, — быстро проговорила Джуди.

— Мне кажется, что ты чего-то недоговариваешь, — наконец сказала Элси. — Но это твое дело, Джуди. Конечно, я исполню твою просьбу, хотя это будет нелегко.

Положив трубку, Джуди облегченно вздохнула. Гарри всегда отличался дотошностью, ему необходимо знать все детали, и если все раскроется, то Рики узнает, что свадьба произошла в Рено в тот самый день, когда они приехали за ним. И тогда, прибавив к двум два, он прекрасно поймет что к чему.

Да, верна поговорка, что все тайное когда-нибудь становится явным…


Рики вернулся с собеседования, о котором говорил Джуди, только после полудня. Он не знал его результата, но, как всегда, был настроен оптимистически. И новость, которую сообщила ему сестра, тоже была хорошей, хотя сама она не казалась счастливой.

Но надо знать Джуд. Она всегда отличалась осторожностью. Он остановился около почты и, поколебавшись, зашел и купил открытку со свадебным поздравлением.

Пожалуй, жест несколько сентиментален и совсем не в его духе, но, черт возьми, не каждый день ваша сестра выходит замуж, да еще за миллионера. Интересно, знает ли об этом Энни, его лос-анджелесская подружка. Он, конечно, забыл написать ей письмо, так что не должен винить ее, что она не сообщила ему эту новость. Горя желанием поскорее узнать подробности, он решил позвонить ей.

Рики находился в районе Паддингтона, совсем недалеко от больницы, где лежал Гарри. Интересно, что скажет старый ворчун, когда узнает такую потрясающую новость! Он, конечно, не сообщит Гарри, что Джуди считает этот брак неудачным… В конце концов, Блейк не такой дурак, чтобы так скоро расстаться с ней…


Блейк пил чай у себя в апартаментах во время полуденного перерыва, когда зазвонил телефон. Он поднял трубку и услышал возбужденный голос Гарри.

— Послушай, Гарри, не кричи, я ничего не понимаю. Если ты будешь так волноваться, тебе вновь станет хуже.

Похоже, Гарри идет на поправку, подумал он.

— Блейк! Почему ты никому не сказал о том, какой номер выкинули вы с Джуд?

Блейк замолчал, соображая, что имеет в виду Гарри. Наверное, он решил, что теперь, когда истек контракт с Джуди, он должен оказать на Блейка давление.

— На что ты намекаешь, Гарри? По твоему голосу я могу заключить, что ты чувствуешь себя гораздо лучше.

— Я чувствую себя достаточно хорошо, чтобы выйти из этой клетки под названием лечебное заведение в конце недели. А о чем я толкую, Блейки, мальчик мой, так это о том, что вы с Джуди поженились и не сказали мне ни слова. Я совсем не так болен, чтобы мне нельзя было сообщить эту новость!

— Кто рассказал тебе об этом? — после паузы спросил Блейк.

Он ничего не понимал. Джуди не могла сказать никому. Она так решительно настаивала на полном молчании. Но больше ведь никто не посвящен в эту историю. Как же эту новость узнал Гарри? Блейк не настолько хорошо известен в Рено, чтобы о женитьбе сообщили в местных газетах, да и произошло это несколько месяцев назад…

— Ты ведь не станешь это отрицать, не правда ли? — настаивал Гарри.

— Нет, не стану. — В любом случае, это бессмысленно.

Гарри рассмеялся.

— Рики счастлив иметь тебя в качестве родственника. Он только что был здесь и принес мне эту радостную новость, хотя должен сказать, я думал, что вы с Джуди как мои друзья сами сообщите мне об этом.

Но вы хотели сделать сюрприз старику Гарри, не так ли?

— Что-то вроде этого, — ответил Блейк. — Гарри, я очень рад, что ты скоро возвращаешься домой, но тебе не следует волноваться, чтобы вновь не очутиться в больнице. Извини, что не могу говорить дольше, но через десять минут у меня деловая встреча, и мне нужно идти…

— Конечно, сначала дело, потом удовольствие. Передай Джуди мои поздравления и скажи, что мне с ней нужно поговорить!

Положив трубку, Блейк покинул свой номер, пересек коридор и постучал в дверь Джуди. Ответом была тишина, и он вспомнил, что она ушла.


Когда Джуди вернулась в отель, неся несколько пакетов с покупками из самых дорогих магазинов, было уже поздно. Она сделала много покупок и потратила уйму денег не столько из необходимости, сколько из желания отвлечься от тяжелых мыслей. Все это чертовски дорого… но теперь у нее есть сногсшибательное новое платье, которое она наденет на прощальную вечеринку, чтобы придать себе уверенности.

Раздался нетерпеливый стук в дверь, и Блейк, не дожидаясь разрешения, ворвался в комнату.

— Что случилось? — осторожно спросила она, поняв по его виду, что произошло что-то непредвиденное.

Вряд ли его состояние имеет отношение к болезни Гарри, иначе Блейк вел бы себя иначе. Значит, он зол на нее, но что могло произойти за эти несколько часов?

— Неужели ты считаешь себя такой умной, что можешь дергать людей за ниточки как марионеток?

Она в недоумении уставилась на него. Ноги от ходьбы у нее болели, и ей страшно хотелось скинуть туфли, но усилием воли она выпрямилась и вздернула подбородок.

— Может, объяснишь мне, что происходит? Если я сделала что-то, что огорчает тебя, по крайней мере скажи что…

— Мы заключили соглашение, и именно ты настояла, чтобы я выполнял его. Если ты сама нарушаешь его, когда захочешь, то должна во всяком случае предупредить меня, чтобы я не нарывался на сумасшедшие звонки из Лондона.

Джуди похолодела. Блейк не из тех людей, которые будут терпеть интриги у себя за спиной. И если Гарри позвонил ему, то это могло означать только одно. Но ведь Элси обещала ей…

— Элси… — пробормотала она.

— При чем тут Элси?

— Но только Элси могла сказать Гарри, что мы поженились. Ведь ты говоришь именно об этом?

— Да, но Элси не имеет к этому никакого отношения. Вероятно, ты решила, что пришло время поделиться этой новостью со своим братцем. Думаю, вы вдвоем вволю посмеялись над моими усилиями сохранить все в тайне.

Джуди почувствовала, как краска бросилась ей в лицо. Она вспомнила, что Рики собирался уходить, когда она разговаривала с Элси. Рики она не успела предупредить, чтобы он ничего не говорил Гарри, а тот, должно быть, пошел в больницу и все разболтал. Джуди медленно опустилась на диван, чувствуя, что ноги ее больше не держат.

— Блейк, все было совсем не так, — прошептала она. — Ты должен мне верить.

— Какое это теперь имеет значение? — саркастически произнес он.

Джуди прикусила губу, понимая, что он имеет право вести себя так. Но она должна ему все объяснить.

— Не знаю, как это случилось. — Она безнадежно всплеснула руками. — Я разговаривала с Элси по телефону и просто пошутила, что Гарри, наверное, обрадовался бы, если бы мы с тобой поженились. Не знаю, как и почему у меня это вырвалось, я совершенно не предполагала, что Элси примет мои слова всерьез, но она так за них ухватилась, что я не смогла ничего отрицать.

— Ты хочешь сказать, что не хотела больше лгать?

— Это нечестно, Блейк! И я уж совсем не думала, что Рики скажет об этом Гарри. Мне действительно очень жаль.

Если он не видит, как сильно она огорчена, значит, он ничего не чувствует к ней. Вообще его реакция показалась ей довольно странной, она совсем не ожидала, что его разгневает то, что об их браке стало известно трем людям на другом конце света.

Если, конечно, он не хотел объявить обо всем сам.

Он несколько мгновений смотрел на нее, потом сел рядом. Она подивилась, как два человека, еще недавно таких близких душой и телом, теперь так далеки друг от друга.

— Я знаю, ты жалеешь, что я вынудил тебя выйти за меня замуж, — сказал он, заставив ее сердце дрогнуть. — Но об этом разболтал твой брат, и теперь мы ничего не можем поделать. Я понял, он не очень огорчен и Гарри тоже, а что касается Элси, то ее голова сейчас забита мыслями о медовом месяце и все такое. Итак, что мы теперь будем делать?

— Ничего, — тихо ответила она. — Я уеду, как только шоу закончится, а перед этим мы съездим в Рено и получим развод, как договорились. Никто здесь не знает, что случилось, и я не вижу причин, почему что-то нужно менять.


Проснувшись на следующее утро после ночи, полной тяжелых снов, она поняла, как глупо и неосмотрительно поступила, проговорившись о своем тайном замужестве. Но теперь уже слишком поздно.

Она не спеша приняла душ и приступила уже ко второй чашке кофе, когда в дверь постучали. С тяжелым вздохом она открыла дверь, зная, что в противном случае Блейк просто воспользуется собственным ключом. Но в дверях стоял не Блейк.

В удивлении она отступила перед коридорным мальчиком, которого почти не было видно за огромной корзиной с цветами.

— Примите поздравления, мэм, и пожелания счастливой жизни, — сказал мальчик, широко улыбнувшись.

Улыбнувшись ему в ответ, она позволила ему поставить цветы на пол и закрыла дверь, после чего улыбка мгновенно исчезла с ее лица. Конечно, это сделал Блейк. И если даже мальчик-коридорный знает об этом, значит, знают все. Здесь новости распространяются быстрее, чем пожар в лесу, и, видимо, это идея Блейка из злорадства сделать их брак достоянием гласности, не сказав ни слова ей самой…

Ей захотелось бросить карточку, вложенную в цветы, прямо в мусорную корзину, но она не удержалась и, разорвав маленький конверт, прочла то, что было написано на картонном прямоугольнике:

«С любовью самым лучшим двум людям, которых я знаю. Будьте счастливы. Гарри».

Джуди прочла записку, и глаза ее наполнились слезами. Несмотря на все его недостатки, в груди этого упрямца билось сердце из чистого золота.

Кто-то опять стучал в ее дверь. Ее номер становится похожим на вокзал Виктория, подумала Джуди. В комнату ворвалась Мэгги.

— Неужели это правда, Джуди? Конечно, правда, — ответила она сама себе. — Весь отель гудит от этой новости. Я желаю счастья вам обоим и, хотя вы все держали в секрете, на вас не обижаюсь. Но как вам это удалось? Не возьму в толк, ведь Блейка знает весь город.

— Значит, он рассказал тебе? — спросила Джуди после паузы. — Не выпьешь ли кофе? — добавила она, чтобы что-нибудь сказать.

— Да, с удовольствием. Что касается Блейка, то ты ошибаешься, я его сегодня еще не видела. И это так понятно в теперешнем вашем положении.

Джуди перебила ее.

— Мы действительно пока старались держать это в секрете. Как же ты узнала?

— Об этом всем и каждому рассказывает Энни из казино, помнишь, та девушка, с которой встречался твой брат. Она говорит, что он позвонил ей сегодня рано утром и рассказал обо всем.

Опять Рики! Кажется, во всем виноват только он. Но она понимала, что винить его она не имеет права. Она ведь не велела ему молчать, как Элси. А может, он сделал это из добрых побуждений, думая, что лучшее для нее — это Блейк.

Нет, она не может винить Рики. Во всем виновата только она одна. А Мэгги тем временем трещала как сорока.

— Все девушки думают, что это очень романтично. Но вы все-таки должны были сообщить нам, что поженились. Тогда бы мы подготовили для вас свадебный сюрприз. Но еще не поздно, и я обязательно что-нибудь придумаю.

— О, Мэгги, пожалуйста, не надо! В Англии мы не делаем ничего такого…

Но Мэгги уже ничто не могло остановить.

— Мы сейчас не в Англии, детка, и у вас будет свадебный сюрприз, хотите вы этого или нет, — смеясь, сказала она. — Но, наверное, это лучше отложить до следующей недели, когда шоу закончится и у нас будет время подготовить свадебную вечеринку.

Джуди с ужасом слушала разглагольствования Мэгги. Каждую минуту она могла спросить, где они с Блейком собираются жить. Так и произошло.

— Мы еще не решили, ведь все случилось так быстро, — услышала она собственный голос. — Так что будет лучше, если вы оставите сюрприз на потом, когда мы точно будем знать свои планы.

— Хорошо. — Мэгги кивнула. — Но не тяните с этим очень долго, иначе пропадет праздничное настроение.

К счастью для Джуди, она скоро ушла. Джуди почувствовала слабость, представив, что обрушится на нее, как только она выйдет из номера.

Но нельзя же, в конце концов, оставаться здесь весь день. Она открыла дверь и, перейдя коридор, постучала в апартаменты Блейка.

— Все идет хуже, чем я ожидала, — сказала она Блейку, когда тот открыл дверь. — Весь отель гудит от новости о нашей женитьбе.

— Я знаю.

— Рики позвонил Энни, а потом все пошло-поехало. Ты, наверное, жалеешь, что тогда помог ему…

— Почему же?

— Гарри прислал цветы. Мэгги что-то толкует об организации свадебного сюрприза, я попыталась отговорить ее, но, похоже, нам придется сейчас принимать поздравления.

— До тех пор пока мы не сообщим им, что уже развелись?

— Я в этом совсем не виновата, Блейк, ты это знаешь. Я не собиралась выходить за тебя замуж. Если бы не Рики…

— Знаю, что он во многом виноват, но давай сейчас забудем об этом. Что ты собираешься делать?

— Следующие несколько дней я постараюсь играть роль любящей жены.

— Но ведь ты должна будешь переехать ко мне?

Ее сердце забилось быстрее. Как же она забыла об этом? Но со вчерашнего дня столько произошло, что она просто упустила этот факт из виду.

— При условии, что у меня будет отдельная спальня, — твердо проговорила Джуди. — А свои апартаменты я оставлю за собой для работы.

Он рассмеялся.

— Все еще ставишь условия. Почему нет? Между спальнями не такое большое расстояние…

— Блейк, пожалуйста! — Неужели он не видит, что с ней творится?

Но он безжалостно продолжал:

— Не стоит ли нам перенести вещи из твоего номера?

Она глубоко вздохнула. Неужели ей предстоит вся эта рутина с приемом поздравлений и наилучших пожеланий? Но ничего не поделаешь, выхода нет.

— Я готова, — после паузы твердо проговорила она.


Люди любят свадьбы, а факт, что эти двое тайно обвенчались у всех под носом, казалось, придал событию пикантности.

Когда они проходили через казино, Блейк держал руку Джуди в своей, чтобы все видели обручальное кольцо. Она чувствовала себя неловко, зная, что обманывает всех этих людей, которые искренне желают им счастья.

— Улыбайся, дорогая, — проговорил Блейк ей на ухо. — Ты должна изображать из себя счастливую и смущенную невесту, не забыла?

Но она не разделяла его веселости.

Когда они вышли из казино, он по-прежнему держал ее за руку.

— Неужели тебе так неприятна мысль о нашей женитьбе?

— Если бы это был нормальный брак, все было бы по-другому, — ответила она.

— Назови мне хоть одну вескую причину, по которой этот брак должен быть расторгнут.

— Лучше ты назови вескую причину, почему он не должен быть расторгнут!

— Я уже назвал. Я сказал, что люблю тебя, и, кажется, неоднократно доказывал тебе это.

Джуди остановилась, и в ее голосе зазвучала горечь.

— Но я всегда буду помнить, как ты заставил меня выйти за тебя замуж перед тем, как помочь Рики.

— Я должен был быть уверен в тебе.

— Ты хочешь сказать, что не мог положиться на мое слово и должен был поймать меня в ловушку, чтобы быть уверенным в результате?

Он повернулся к ней, и Джуди прочла ярость в его глазах.

— Почему ты приписываешь мне то, чего нет? Разве я не говорил тебе…

— Я помню все, что ты говорил мне! Ты — прямой йоркширский парень, который говорит то, что имеет в виду, и делает то, что говорит.

— Именно так. Почему же ты не можешь в это поверить?

Она взглянула на него и увидела в его глазах тоску. Как, наверное, странно все это выглядит со стороны, если бы нашелся свидетель их разговора. Двое новобрачных не могут остановиться, споря о том, любит ли он ее по-настоящему или нет. Сейчас это, в конце концов, неважно, потому что она пробудет здесь всего несколько дней. Она глубоко вздохнула.

— Лучше нам прекратить это, по крайней мере на людях, если мы хотим произвести впечатление счастливой пары, а то все подумают, что наша брачная жизнь началась со ссоры.

— Не могу с этим не согласиться, — сказал он. — Так что давай пока заключим перемирие.

— Звучит слишком формально.

— Придется нарушить протокол.

Прежде чем она поняла, что Блейк собирается сделать, он обнял ее и поцеловал, к вящему удовольствию небольшой группы посетителей отеля, которая подошла к ним.

Джуди ответила на его поцелуй более пылко, чем он мог ожидать. Для меня это не только роль, печально подумала она.

Глава семнадцатая

— Есть одно дело, которое нужно сделать прямо сейчас, — сказал Блейк.

Устав от бесконечных поздравлений и пожеланий счастья, они вернулись в его апартаменты, чтобы перевести дух.

— Какое дело? — спросила она Блейка, сбрасывая туфли, о чем давно мечтала, и с облегчением опускаясь на диван.

— Приятно на это посмотреть, — с улыбкой проговорил Блейк.

— На что посмотреть?

Он кивнул на ее босые ноги.

— Ты чувствуешь себя здесь совсем как дома.

— Кстати, ты не забыл о нашем договоре? Я имею в виду отдельные спальни.

— Вряд ли ты дашь мне забыть об этом. Я никогда не отступаю от своих обещаний, хочу я того или нет.

— Тогда чем же мы сейчас займемся? — Она смотрела, как он заваривает кофе.

Когда он заговорил, в его голосе звучали властные ноты.

— Теперь, когда наша тайна полностью раскрыта и кто-нибудь очень даже запросто может пригласить репортеров, пусть уж Джинни и Кайл услышат эту новость от нас самих, чем прочтут в газете.

Джуди не думала, что их женитьба возбудит такой большой интерес. Ее здесь никто не знает, но Блейк… Богатый владелец отеля и казино, он был известной личностью в городе.

— Ты хочешь, чтобы мы поехали на ранчо и рассказали им? — Джуди решила, что совсем неплохо уехать на некоторое время из отеля, пока страсти не улеглись.

Но она вспомнила реакцию Элси, когда та узнала об их женитьбе. Если за шесть тысяч миль отсюда она была такой бурной, то чего можно ожидать от экспансивной Джинни?

— Наверное, будет лучше, если я позвоню им и приглашу пообедать и посмотреть сегодняшнее шоу. А заодно сообщу им о том, что мы поженились. Не возражаешь?

Она почувствовала внезапную радость оттого, что он спрашивает ее мнение, и сразу же согласилась. Пока они доедут, Джинни немного переварит новость.

— Только разреши мне допить кофе и уйти к себе до твоего звонка.

Она больше не могла слушать, как он говорит своим друзьям об их свадьбе и делает вид, что все прекрасно.

— Как хочешь. — Голос его звучал холодно. — Кстати, пока ты будешь у себя, приготовь все необходимое для переезда в мои апартаменты, чтобы в твоем номере смогли остановиться Куперы.

Он все предусмотрел, подумала Джуди, и сделал так, чтобы она не смогла ночевать у себя, даже если бы захотела.

Но, понимая, что все делается, дабы не возбуждать недоумения персонала отеля по поводу странных привычек двух британцев, которые почему-то предпочитают проводить медовый месяц порознь, молча подчинилась.

Вернувшись к себе в номер, Джуди перевела дыхание. Да, она здорово увязла во всем этом. Она взглянула на свое отражение в зеркале и ахнула.

Без всякого сомнения, это утро было необычным и утомительным для нее, и она ожидала увидеть себя бледной и уставшей.

Но чего она совсем не предполагала, так это увидеть себя такой радостной и взволнованной, какой должна быть новобрачная. На лице играли краски, глаза блестели, а губы были яркими, как будто она только что целовалась.

Она резко отвернулась от зеркала и, открыв стенные шкафы, начала вынимать оттуда одежду, чтобы перенести ее в апартаменты Блейка. Это только на несколько дней, говорила она себе, не больше чем на неделю. Она не хотела думать о том, какими напряженными и непредсказуемыми станут ее ночи.


Остаток утра прошел в отборе необходимых вещей и складывании остальных в коробки, чтобы горничная могла прийти и убрать апартаменты.

С ощущением странности происходящего она повесила свои вещи в стенной шкаф во второй спальне в номере Блейка. Это занятие отвлекло ее от мыслей о своем непонятном положении и о том, что несколько неосторожных слов вызвали такие изменения в ее судьбе.


Куперы должны были приехать около семи часов. После шоу они все вместе намеревались пообедать.

Зная, что Куперы не были снобами и не придавали особенного значения формальностям, Джуди надеялась, что сможет продержаться и не выдать своего волнения. Одно дело играть роль перед малознакомыми людьми. Для тех, с кем она работала, все это было формальным проявлением необходимых эмоций. Но этих людей, хорошо знавших Блейка и принимавших живейшее участие в его судьбе, было трудно обмануть.

Когда Блейк отворил перед ними дверь, на мгновение показалось, что весь мир ворвался в его апартаменты. Но это было только семейство Куперов. Но семейство Куперов в полном составе и вне себя от возбуждения. Чтобы выдержать подобный натиск, требовалось мужество.

Джуди сразу же очутилась в объятиях Джинни, в то время как Кайл боролся с женой, чтобы сделать то же самое. Бобби вел себя тише, как и приличествует мальчику его возраста, а Зоя повисла на Блейке и не отпускала его, требуя немедленно сообщить ей, сколько у них будет детей.

— Ты должна простить ее, Джуди! — крикнула Джинни, стараясь перекричать всех. — Она сейчас смотрит школьную программу о новорожденных по телевизору и думает, что дети должны появиться на следующее утро после свадьбы.

Милостивый Боже, подумала Джуди, если семилетняя девочка рассматривает ее, чтобы увидеть признаки будущего ребенка, какими же глазами на нее глядят остальные? Раньше ей не приходило в голову, что люди по-своему могут истолковать их поспешный брак.

— Не у всех пар сразу рождаются дети, Зоя, — сказала она, как только смогла высвободиться из объятий Куперов.

— Я все об этом знаю, — важно проговорила Зоя. — Для этого нужно девять месяцев. Я все подсчитала, и выходит, что на следующий год прямо в мой день рождения…

— Лучше подумай о чем-нибудь другом, малыш, — Блейк еле удерживался от смеха, глядя на раскрасневшееся лицо Джуди.

Он обнял ее за талию, хотя она довольно ощутимо сопротивлялась.

— Только что поженившись, люди хотят провести некоторое время друг с другом, перед тем как заводить детей, — проговорил он, успокаивающе гладя Джуди по плечу.

— Мы так обрадовались, когда Блейк позвонил и пригласил нас, — заговорила Джинни. — Наконец-то мы скажем вам то, что давно хотели сказать.

Рука Джуди с чашкой кофе застыла в воздухе. С каждым мгновением ее втягивают все глубже и глубже в сети, из которых она уже не сможет выпутаться.

— Мы ведь собираемся продавать ранчо, вы это знаете, — продолжал Кайл. — И теперь, когда вы поженились, Блейк, наверное, захочет пустить здесь корни и иметь дом для собственных детей, так что мы можем предложить вам одно выгодное дело.

— Блейк, милый, ты знаешь, мы всегда хотели, чтобы ты стал хозяином нашего ранчо, — добавила Джинни.

— Мы будем приезжать к тебе в гости, Блейк! — радостно закричала Зоя.

Боже, они даже детей втянули в это, в ужасе подумала Джуди.

— Мы еще не строили планов на будущее, Кайл, — быстро сказала она, прежде чем Блейк смог произнести хоть слово. — Это случилось так быстро, что я еще ни о чем не успела подумать…

— Но почему бы тебе теперь не подумать об этом, детка? — проговорила Джинни. — Нас ведь даже не будет там, и вы спокойно проведете на ранчо медовый месяц.

Красная как помидор, Джуди не знала, что сказать.

Она чувствовала, что все идет не по ее сценарию и ничего нельзя изменить.

Блейк предложил гостям посмотреть его апартаменты, пока Джуди готовит кофе и напитки для детей. Потом в кухню вошла Джинни и взяла поднос из рук Джуди.

— Тебе это еще непривычно, детка, — с улыбкой сказала она. — Но поверь мне, у вас все будет хорошо. Блейк заслужил счастье. Он слишком долго был предоставлен только себе. Думаю, ты знаешь о Клер…

— Я знаю, что он ее очень любил, — пробормотала Джуди и почувствовала, как эти слова болью отозвались в ее сердце. — Он держал ее фотографию у себя на столе все эти годы.

— Но теперь там стоит твое фото. Знаешь, мы не особенно любим город, Джуди, и никогда раньше не были в вашем отеле, так что нам любопытно посмотреть на ваши апартаменты. И твоя фотография просто прелесть.

На Джуди подействовало романтическое настроение Джинни, и она, извинившись, вышла из кухни и проскользнула в спальню Блейка, полная любопытства. Фотография стояла на столике.

На том месте, где раньше стояла фотография Клер, она увидела свое улыбающееся лицо. Наверняка это игра, и Блейк поставил ее сюда перед приходом Куперов.

Дверь открылась, и она резко оглянулась, все еще держа в руках фотографию. Позади стоял Блейк.

— Красивая, правда?

— Ничего, но все это только для показухи. Как только Куперы уедут, я возвращаюсь к себе, — твердо произнесла она.

— Нет, дорогая, ты этого не сделаешь.

Она испуганно взглянула на него.

— Ты не имеешь права…

Он взял ее за руку и погладил обручальное кольцо на безымянном пальце.

— Я не нарушал своего слова и никому не говорил о нашей женитьбе, но теперь, когда все раскрылось, не могу же я давать повод служащим отеля сплетничать о том, что Блейк и его жена не спят вместе?

— Но ведь ты обещал… — прошептала Джуди.

— Я обещал любить тебя. И, кроме того, Куперы уже расставили свои вещи в твоем номере. Слишком поздно что-то менять.

Они услышали стук в дверь спальни, и тоненький голосок Зои стал звать их. Джуди с высоко поднятой головой отступила от Блейка. Она поняла, что если он решил что-то, то уже ничего не изменишь. Со скрытым раздражением Джуди направилась к двери.


У них еще оставалось время до начала шоу. Джуди начала рассказывать детям о Лондоне, называя музеи, которые они обязательно должны посетить.

Простодушный Кайл, перебив Джуди, снова оседлал своего конька.

— Теперь, когда у вас было время собраться с мыслями, как насчет того, чтобы обдумать наше предложение о покупке ранчо, Джуди? У тебя должны быть какие-то соображения на этот счет.

— Не стоит торопить ее, Кайл, — вмешался Блейк. — Я сам слишком торопил ее все это время, а это дело требует тщательного обдумывания.

— Не заставляйте нас ждать слишком долго. У вас никогда не будет более выгодного предложения.

— Знаю, — ответил Блейк и, повернувшись к Джуди, улыбнулся ей так, что она почувствовала себя любимой и любящей женой. Ну что ж, играть так играть.


Наконец шоу подошло к концу. Куперы мало выезжали в город, поэтому были потрясены роскошными костюмами и грандиозной постановкой.

— Все просто великолепно, Блейк, — сказала Джинни, когда шоу закончилось и они направились в ресторан. — Я никогда не видела ничего подобного, и ты, должно быть, очень горд.

— Конечно. И особенно я горд за свою красавицу-жену, которая внесла так много в это шоу.

— Ты знаешь, что это совсем не так, — запротестовала Джуди. — Любой средний хореограф сделал бы то же самое.

Он поднес ее руку к своим губам.

— Вы, англичане, всегда недооцениваете себя, — растягивая слова, поддразнил он ее.

Бобби больше всего интересовали девушки из шоу, а Зоя заявила, что твердо решила стать танцовщицей, и снова начала просить Джуди давать ей уроки танцев.

— Ты могла бы открыть студию танцев для детей, — сказал Блейк. — На ранчо для этого достаточно места.

Идея была заманчивой для бывшей танцовщицы. Кстати, Джуди давно хотела попробовать себя в чем-нибудь другом, хотя это менее престижно, чем работать в большом шоу. Но студия не помешала бы семейной жизни. Она внезапно поймала себя на этих мыслях и постаралась выбросить их из головы, пока они не завели ее далеко.

Да и к чему ей менять работу? Она вполне устраивает ее, больше того — Джуди любит свою работу.

В этот момент она увидела Мэгги, которая пересекала ресторан, по обыкновению одна, и холодок пробежал у Джуди по спине. Во время работы Мэгги всегда была окружена людьми, но в конце дня неизменно оставалась одна. Джуди подумала, что не хотела бы иметь такую судьбу.

— Решила обдумать предложение о ранчо? — тихо спросил Блейк.

— Вовсе нет.

Но Джинни не сдавалась.

— Одно из помещений легко превратить в студию, и ты могла бы заниматься там с детьми. Здесь очень много девочек и мальчиков, которые страстно желают выступать в шоу.

— Давайте выпьем за это, — предложил Блейк, поднимая бокал с вином.


Они довольно долго просидели за обедом, но наконец Джинни намекнула Кайлу, что пора знать меру. У Зои слипались глаза, и, когда они добрались до своего этажа, Джуди поняла, что сельские жители Куперы принадлежали к тому типу людей, которые не знают, как закончить вечер.

Казалось, они не собираются идти к себе в номер, пока не убедятся, что Блейк и Джуди уединились у себя в апартаментах.

Когда разговор стал спотыкаться и прерываться долгими паузами, Блейк решительно сказал:

— Я бы пригласил вас на чашку кофе к нам, если бы…

Его красноречивое молчание заставило Кайла принять решение.

— Полагаю, что мы вам уже порядком надоели. Мы чудесно провели время, и подозреваю, что ты, Блейк, сейчас думаешь только о том, чтобы остаться наедине со своей женушкой.

— К тому же детям давно пора находиться в кровати, — добавила Джинни, подталкивая его локтем к двери.

Она не обратила внимания на возгласы протеста со стороны Зои и Бобби, которые хотели провести побольше времени с Блейком и Джуди. Но Кайл и Джинни продолжали стоять в коридоре до тех пор, пока Блейк не открыл дверь своего номера и они с Джуди не вошли внутрь, пожелав всем спокойной ночи.

— Это даже хуже, чем иметь незамужнюю тетушку, которая постоянно следит за тобой, — заметила Джуди с принужденной улыбкой. — Хотя, конечно, тетушка так настойчиво не стала бы посылать меня в номер к постороннему мужчине.

Блейк взял ее за руки и легко поцеловал в губы.

— Но я не просто мужчина. Я твой муж, так чего же ты боишься?

Тебя. Себя. Того, что я так сильно люблю тебя…

— Я ничего не боюсь.

— Слава Богу. Но весь твой вид говорит об обратном.

— Да? — спросила она робко.

— Я не собираюсь пользоваться преимуществом своего положения, если ты это имеешь в виду. — Он отступил на несколько шагов. — Ты можешь первая пойти в ванну. Увидимся утром.

Она отвернулась, чтобы он не заметил желания, светившегося в ее глазах. Неужели это означает, что он больше не хочет ее?


Гораздо позднее, лежа без сна в постели, она думала только о том, как близко и в то же время как далеко от нее сейчас Блейк.

Если бы Джуди принадлежала к другому типу женщин, которые не усложняют жизнь и не думают о последствиях, она, вероятно, просто пошла бы сейчас к нему в комнату.

Бывший любовник оставил глубокий след в ее психике. Майкл нанес удар по ее самоуважению, и ей потребовались огромные усилия, чтобы восстановить свой внутренний мир. Поэтому Джуди дала себе слово, что больше ни один мужчина не сможет ранить ее подобным образом.

Уткнув пылающее лицо в подушку, она попыталась заснуть.


К ее облегчению, семья Куперов должна была уехать на следующий день утром. Кайл не мог надолго бросить свое любимое ранчо, и Джуди удивлялась, как он вообще собирается без него жить. Конечно, это их дело, но променять такое прекрасное ранчо и все эти холмы и долины на жизнь в городе… Такая перспектива не укладывалась в ее сознание.

Джуди встретилась с Кайлом и Джинни за завтраком и поняла, что они не будут мешкать с отъездом. Это обстоятельство явилось большим облегчением для Джуди. Она с трудом выдерживала многозначительные взгляды, которые посылала ей Джинни.

К тому же настроение Джуди поднялось почти до температуры кипения оттого, что Блейк вел себя так неестественно по отношению к ней. То, что Блейк ночью не воспользовался ситуацией и не пришел к ней в спальню, доказывало, что он действительно настоящий джентльмен. Она вынуждена была признать это.

Уставившись в тарелку, Джуди мысленно ругала себя на чем свет стоит. То она хочет держать Блейка на расстоянии вытянутой руки, а то недовольна, что тот не обращает на нее внимания. Если она срочно не разберется сама в себе, она может натворить глупостей.

Джуди с облегчением вздохнула, когда завтрак подошел к концу и началась обычная предотъездная суета. Уже прозвучали слова прощания, уже багаж был уложен в машину, которая стояла у главного входа, когда Кайл высунулся из окна машины и крикнул:

— Не забудь, Блейк. Я сделал тебе предложение насчет ранчо и скоро надеюсь услышать ответ.

— Я свяжусь с тобой через несколько дней, обещаю, — сказал Блейк.

Они помахали отъехавшей машине, и Джуди вздохнула с облегчением.

— О чем теперь думает твоя хорошенькая головка? — услышала она голос Блейка.

— Ни о чем особенном. Я думаю о том, как ты выкрутишься с обещанием покупки ранчо.

— Уверен, что-нибудь придумаю. Как всегда.

Она в этом не сомневалась.

Глава восемнадцатая

Открытка от Рики с поздравлением по случаю бракосочетания пришла через несколько дней. Джуди смотрела на нее, не в состоянии сдержать смех. Это было так не похоже на Рики, который всегда считал посылку поздравительных открыток сентиментальной чепухой. Она показала открытку Блейку, но он почти не обратил на нее внимания.

— Неплохо, что хоть кто-то в семействе Хейлов принимает этот брак всерьез, — заметил он.

Сидя напротив Блейка за завтраком, Джуди, прикусив губу, подумала о том, что он замечательно преуспел в притворстве. Казалось, он даже не делает для этого никаких усилий.

Сегодня вечером ее шоу шло в последний раз, и Джуди испытывала сладкую горечь и облегчение оттого, что все наконец-то закончится.

— Я не могу быть такой равнодушной, как ты, Блейк, — сказала она, кладя открытку Рики рядом с другими поздравлениями. — Я ощущаю замешательство каждый раз, когда должна выйти из номера и увидеться с людьми. Для меня невыносимо сознание того, что я вынуждена всех обманывать.

— Но большинство людей сочли бы нас большими обманщиками, если бы мы говорили, что женаты, не будучи женаты на самом деле.

— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду, — с трудом выдавила она.

— Ты имеешь в виду занятия любовью?

Она тихо проговорила:

— Я имею в виду, что каждый думает, что у нас нормальный брак, а мы хорошо знаем, что это не так! Я неловко себя чувствую.

— В правилах не написано, что мы не можем считать наш брак нормальным. Тебе стоит только сказать слово.

— Я знаю, — огрызнулась она. — И говорю это слово: нет!

Она никогда не думала, что пристрастие брата к азартным играм будет иметь такие далеко идущие последствия. Для Блейка она просто очередной трофей, не больше. Воображать, что он действительно любит ее, значит, предаваться пустым фантазиям. Для женщины любовь — цель всей жизни, а для мужчины — просто эпизод. Однажды она уже пережила жестокое разочарование в любви и теперь не позволит чувству опять покалечить ей жизнь.

— У меня что-то есть для тебя. — Блейк внезапно оживился. — Мне бы хотелось, чтобы ты надела это сегодня вечером.

Похоже, сегодня для новобрачных готовится что-то необыкновенное.

— Блейк, мне действительно ничего не нужно. — Она поднялась из-за стола, не желая от него никаких подарков.

— Перестань спорить, женщина, и оставайся за столом. Клянусь, я никогда еще не видел такой спорщицы!

Она опустилась на стул, а Блейк направился в спальню. Несколько минут спустя он вернулся с маленькой коробочкой в руках, и сердце Джуди дрогнуло от предчувствия. Что бы там ни было, она ничего не хочет от него. Наверняка он старается смягчить ее, чтобы она продолжала участвовать в фарсе.

Сев рядом с ней, он медленно открыл коробочку. Как завороженная, она не могла оторвать взгляда от великолепного кольца с крупным сапфиром, окруженным бриллиантами, которое, должно быть, стоило целое состояние.

— Блейк, оно изумительно, но я не возьму его. Это уже слишком!

Он надменно ответил:

— Ничто не может быть слишком для моей жены. Так что не лишай меня удовольствия надеть его на твой палец.

И прежде чем она успела сказать хоть слово, он взял ее левую руку с обручальным кольцом на безымянном пальце и надел рядом на палец кольцо с сапфиром. Потом он поцеловал ее в ладонь в старомодной манере.

— Теперь мы официально обручены. Жаль, что это не произошло до свадьбы, как положено.

Джуди была тронута его жестом и словами больше, чем сама того хотела. Каждый раз, когда она думала, что уже знает его, он преподносил ей новый сюрприз.

— Хорошо, я надену его на вечеринку сегодня вечером, если ты этого хочешь, — пробормотала она.

Он тихо выругался.

— Проклятье, женщина, я не хочу, чтобы ты надела его только на один вечер. Я хочу, чтобы ты всегда носила его. Оно твое.

Джуди не нашлась, что ответить, и молча уставилась в тарелку.


Джуди уже не было необходимости идти на репетицию. Ее работа здесь закончилась, и она чувствовала себя не в своей тарелке. Сегодня официально заканчивался ее контракт. Но, когда она вышла из номера, ноги сами понесли ее в репетиционный зал, где Мэгги давала девушкам последние наставления.

Здесь, окруженная запахами сцены и так хорошо ей знакомой пьянящей атмосферой, она забыла обо всех неприятностях последних дней.

Подошедшая к ней Мэгги сразу же заметила сапфировое кольцо у нее на пальце.

— Боже! — воскликнула она и, схватив руку Джуди, стала поворачивать ее так, чтобы грани камней заиграли в солнечном свете. — Блейк просто сходит по тебе с ума.

Джуди принужденно засмеялась. Как только она получит развод, она вернет кольцо Блейку.

— Все объясняется очень просто, Мэгги. Блейк решил, что мы слишком быстро поженились. Мы ведь даже не были обручены. При обручении полагается дарить кольцо, и он сделал это сейчас, чтобы все было по правилам, вот и все.

— Вот и все? Когда мужчина покупает женщине такое кольцо, это больше чем правило, детка. Он готов увешать тебя драгоценностями с ног до головы, как рождественскую елку игрушками.

Мэгги захихикала над собственной шуткой, и Джуди подумала, что она недалека от истины.

— Ты собираешься сегодня на вечеринку? — продолжала Мэгги. — Не сомневаюсь, что ты приготовила какой-нибудь необыкновенный наряд для такого случая?

Джуди решила не обращать внимания на тон, каким это было сказано. Одежда все-таки нейтральный предмет, принимая во внимания, что Мэгги самозабвенно любит тряпки.

— Да, я купила кое-что, если тебе интересно, но придется подождать до вечера, — рассмеялась она.

— Ничего, я подожду. Что бы на тебе ни было надето, ты будешь выглядеть потрясающе. Сочетание голубых глаз и рыжих волос украсит любой наряд.

Джуди улыбнулась.

— Спасибо, Мэгги. Твои слова придадут мне уверенности.

Мэгги взглянула на Нее в некотором удивлении.

— Если у кого и должна быть уверенность сегодня вечером, так это у тебя, детка. Ведь на твоем пальце самое красивое кольцо в городе!


Для прощальной вечеринки Джуди выбрала маленькое черное платье, простое и облегающее. Она не надела никаких драгоценностей, кроме двух колец, подаренных Блейком.

Когда она вышла из своей спальни, Блейк уже ждал ее. Несколько мгновений он молча рассматривал ее, и, как всегда под его взглядом, сердце у нее учащенно забилось, а по коже пробежали мурашки. Потом он слегка коснулся губами ее щеки.

— Ты выглядишь на миллион долларов, — просто сказал он.

Когда они появились в Сапфировом зале, вечеринка уже началась. Их встретили радостными аплодисментами. Каждый хотел еще раз поздравить их не только с бракосочетанием, но и с успехом шоу. В какой-то момент Джуди очутилась рядом с Фрэнком.

— Сегодня вечером ты выглядишь, как принцесса, детка. Время решать, — добавил он, пристально глядя на нее.

— Что ты имеешь в виду? — Она удивленно взглянула на него.

Он весело подмигнул ей.

— Ну, ты должна решить, как долго будет длиться твой медовый месяц, прежде чем ты покинешь своего нового мужа и поедешь домой, чтобы разобраться во всем на досуге. На тот случай, если Блейк не слишком горит желанием вернуться в страну предков вместе с тобой и тебе нужна компания в пути…

Джуди рассмеялась.

— Когда ты уймешься, Фрэнк?

— Только когда надо мной будет шесть футов земли. И теперь, когда ты разбила мое сердце, выйдя замуж за Блейка, ждать осталось не слишком долго, — проговорил он с комичным трагизмом.

— Перестань валять дурака, Фрэнк. Бьюсь об заклад, ты уже положил глаз на какую-нибудь хорошенькую танцовщицу, и, возможно, даже не одну. — Джуди озорно сверкнула глазами.

Он рассмеялся, заметив, что она его слишком хорошо знает, и отошел, чтобы поболтать с кем-то другим.

Джуди наблюдала, как он пользуется своими заученными приемами обольщения. Фрэнк всегда будет окружен женщинами, подумала она и, отвечая на поздравления и просьбы показать ее новое кольцо, сразу же выкинула его из головы.

Ей была хорошо знакома атмосфера подобных вечеринок, посвященных окончанию шоу, когда всеми овладевает почти истерическое веселье, а восторженные отзывы в газетах и журналах кружат головы как вино.

Но эта вечеринка имела дополнительную пикантность из-за их брака, хотя Блейка в толпе ей было найти нелегко. Фрэнк и Мэгги поздравили ее, но Джуди не хотела, чтобы ее семейные новости перевесили радость от успеха шоу. Завтра все закончится, но сегодняшняя ночь принадлежит всем им.

Вечеринка была в самом разгаре, когда огни в Сапфировом зале стали меркнуть и раздалась громкая музыка. И тут произошло то, чего Джуди смутно опасалась. Вкатили большой свадебный торт в сопровождении множества пакетов с подарками. Джуди не знала, плакать ей или смеяться. Она напомнила себе, что если она собирается попробовать себя в роли актрисы, то сейчас как раз настало время.

Внезапно возникший перед ней Блейк схватил ее за руку и притянул к себе.

— От имени моей жены и от своего имени… — начал он, как того требовал ритуал, пережидая, пока затихнут все голоса, — я хочу поблагодарить вас всех не только за подарки, но и за ваше гостеприимство по отношению к Джуди в эти шесть месяцев. Никто из нас не предполагал, что произойдет такое событие и я найду не только великолепного хореографа для моего шоу, но и свою судьбу.

Наклонившись, он поцеловал ее в щеку и прошептал:

— Ты что, не можешь улыбнуться? Ведь ты же не на «Титанике» после столкновения с айсбергом!

Джуди послушно улыбнулась. После того как все подняли бокалы за счастливую пару, она услышала шум голосов, настаивавших, чтобы она тоже что-нибудь сказала. На одно мгновение ей в голову пришла безумная мысль. А что, если она сейчас перед всеми разоблачит Блейка? Но она вспомнила о Рики и прикусила губу…

Блейк крепко сжал ей руку, как будто прочел ее мысли.

— Продержись еще немного, любимая, — прошептал он.

Глубоко вздохнув, она кивнула.

— Я могу только поблагодарить вас всех за теплоту и гостеприимство и за то, что вы дали мне возможность разделить успех этого удивительного шоу. А то, что я увела у вас Блейка, явилось неожиданностью и для меня самой. Но, конечно, он ваш и всегда останется вашим.

Джуди не знала, что еще сказать, чтобы не выглядеть глупой, но все начали кричать и хлопать, и она поняла, что сказанного достаточно.

Следующий час Джуди провела, отвечая на вопросы и мрачно думая о том, как быстро привыкаешь лгать.

Лаверн переменила к ней свое отношение на более уважительное, ведь теперь Джуди жена босса, и даже произнесла тонко составленное извинение за те недоразумения, которые раньше имели место.

— Я была не права, Джуди. Но вы с Блейком тоже хороши — держали нас в неведении до последнего. Хотели сделать сюрприз?

— Что-то вроде этого.

— И что же теперь? Не планируете ли вы в ближайшем будущем завести малыша? — невинным тоном спросила Лаверн.

Помедлив, Джуди ответила:

— Сначала я хочу открыть детскую танцевальную школу, которая здесь может быть очень полезна.

Лаверн не ожидала такого ответа.

— А что об этом думает Блейк? — в замешательстве спросила она.

— Почему бы тебе не спросить его самого? — услышали они голос Блейка, который неожиданно возник позади них. — Но я избавлю тебя от затруднений, Лаверн, — добавил он, кладя руку на плечи Джуди. — Я согласен со всем, что захочет моя очаровательная жена. Если счастлива она, то счастлив и я.

— Как мило. А я-то думала, что ты мечтаешь о жене, которая в домашних тапочках будет ждать тебя у камина, как я видела в старых английских фильмах. Не ожидала, что ты так прогрессивен в этом вопросе, Блейк, — томно взглянув на него, заметила Лаверн.

— Наверное, потому, что ты никогда не знала меня по-настоящему, детка, — улыбнулся Блейк.

Джуди уже начала уставать от расспросов Лаверн и с облегчением вздохнула, увидев подходившую к ним Мэгги. Но радость ее оказалась преждевременной.

— Не пора ли тебе отвести в кроватку свою красавицу-жену? Честно говоря, я вообще не понимаю, что вы делаете здесь так долго, если у вас есть гораздо более интересное занятие? — На лице Мэгги играла лукавая улыбка.

— То же самое я говорю ей вот уже битый час, — сказал Блейк.

Джуди проигнорировала его слова, но, когда они вышли из Сапфирового зала и очутились в лифте, она прислонилась к Блейку. Видимо, дело было не столько в выпитом вине, сколько в усталости после сильного напряжения и волнения.

— Мне жаль, что нам придется выйти из лифта, — со вздохом сказал Блейк. — Так приятно ощущать, когда ты прижимаешься ко мне.

Они подошли к двери его апартаментов.

— Я так устала, что едва держусь на ногах, и единственное чего я хочу, это лечь спать, — с трудом ворочая языком, проговорила Джуди.

— Я не предполагал ничего другого, — иронически произнес он. — Тебя завтра разбудить?

У Джуди так разболелась голова, что она едва понимала, что он говорит.

— Но завтра, кажется, уже наступило? — пробормотала она. — И шоу закончено, так что можно хорошенько выспаться.

Внезапно она остановилась, осознав значение этих слов. Шоу действительно закончилось, во всех смыслах этого слова.

— Неужели ты передумала насчет поездки в Рено? — спросил Блейк, и Джуди отметила, что он гораздо трезвее ее. — Если так, то я не возражаю…

— Нет конечно, я не передумала.

Волнение этого вечера, поздравления, вино, эйфория, царившая в зале… Как она могла забыть, что завтра они с Блейком должны поехать в Рено, чтобы развестись?

Напоминание об этом явилось для нее ударом. Она почувствовала пустоту.

— Я разбужу тебя, — спокойно пообещал Блейк, как будто для него не имело значения, что они завтра разведутся. — Советую тебе отправиться спать прямо сейчас, а то ты заснешь там, где стоишь.

Она последовала его совету, как автомат направившись в свою спальню.

Все радостное возбуждение от этого волшебного вечера исчезло в одно мгновение, потому что она не знала, что ее ждет в ближайшем будущем. Очутившись у себя в спальне, трясущимися руками она быстро скинула платье, думая, как исковеркала собственную жизнь, желая только одного — помочь брату.


Джуди проснулась от странного звука, как будто рядом что-то зашипело. С трудом открыв глаза, она увидела стакан пенящейся белой жидкости рядом с постелью. В глаза — бил невыносимо яркий свет из незашторенного окна. Зажмурившись, она зарылась в простыни.

— Ты зря это делаешь, — раздался недовольный голос Блейка. — Сядь, только медленно, и выпей лекарство.

Джуди почувствовала зависть. Как может он быть таким бодрым, ведь он провел на вечеринке не меньше времени, чем она, а пил, без сомнения, гораздо больше, и вот он стоит здесь, готовый к трудностям сегодняшнего дня, а она чувствует себя совершенно разбитой.

Она чуть приоткрыла глаза и слегка отодвинула простыню. Да, он выглядит так же великолепно, как всегда. Она почувствовала растущее раздражение.

— Сядь, пожалуйста, — твердо проговорил он снова. — Иначе мне придется силой влить в тебя лекарство.

— Что это? — Джуди медленно села.

Она двигалась так осторожно, потому что при каждом движении комната начинала кружиться и к горлу подступала тошнота.

— Выпей, и тебе сразу станет легче. — Блейк поднес стакан к ее губам.

Она подчинилась. Интересно, какими лекарствами приводят себя в порядок остальные участники вечеринки?

— Прекрасно. А теперь я предлагаю тебе встать и принять душ, а потом позавтракать. — Блейк осторожно взял у нее из рук пустой стакан.

— Нет, спасибо! Я даже думать не могу о еде, Блейк!

— Поверь, это быстрейший путь к хорошему самочувствию.

— Это называется похмелье?

— Дело не в этом. Возбуждение от вечеринки и все остальное могли спровоцировать плохое самочувствие. Тебе необходимо хоть немного поесть. Ты можешь самостоятельно встать с постели или мне представится счастливая возможность отнести тебя в ванную?

Нет, он не меняется, подумала Джуди.

— Конечно, могу! — сказала она, поспешно откидывая одеяло, потому что он сделал движение, словно собираясь осуществить свое намерение.

Джуди забыла, что вчера не надела ночной рубашки и теперь на ней ничего не было. В ужасе она быстро схватила халат и прикрыла им наготу, проявляя застенчивость, свойственную разве что девушкам викторианской эпохи.

К ее облегчению, Блейк вышел из комнаты, предоставив ей самостоятельно проделать трудный путь в ванную. Через полчаса Джуди спустилась в гостиную. Душ восстановил ее силы, и пульсирующая боль в голове значительно уменьшилась.

Она почувствовала, что ей необходимо чего-нибудь съесть, хотя бы тост с джемом. И еще кофе. Много черного кофе…

— Когда мы поедем? — спросила она вошедшего Блейка.

— Как только будем готовы, но сначала мне нужно сделать кое-какие дела. Ты можешь пока поболтать с кем-нибудь.

— В данный момент у меня нет нужды в компании, — поспешно сказала Джуди, подумав о том, что развод, которого она так хотела, неотвратимо приближается. — Пойду в свою комнату и разберу вещи.

— Прекрасно. Через час я буду готов.

Он вышел, и она долго смотрела ему вслед. Внезапно ее охватило отчаяние. Стоит только сказать слово, и все изменится… Но Джуди тут же засомневалась, можно ли остановить ход вещей после того, что она сделала.

Слишком далеко они зашли, и сегодня Блейк ведет себя совсем не так, как в предыдущие дни. В нем она не заметила никаких признаков нежности. Казалось, он решил, что чем скорее они выберутся из этого затруднительного положения, тем лучше. И она не имела права винить его.

Смешно, что так много людей считают их созданными друг для друга. Джинни и Кайл, Гарри и Элси, Мэгги, девушки из казино, которые находят этот брак таким романтичным… и даже ее собственный циник-брат.

И есть еще один человек, который знает, что на самом деле это правда. Она сама. Но уже ничего нельзя сделать. Обратной дороги нет. И самое страшное — она одна в этом виновата.

Глава девятнадцатая

Следующие несколько часов Джуди провела, разбирая свои наряды и безуспешно пытаясь собраться с мыслями.

Блейк не давал о себе знать, и она решила, что он все еще занимается своими делами.

Наконец она услышала звук открываемой двери, и ее сердце учащенно забилось. Вошедший Блейк холодно взглянул на нее.

— Ты готова? — спросил он ровным голосом.

Она кивнула и, не оглядываясь, направилась к двери. Скоро она забудет об этом эпизоде в своей жизни. «Никогда не оборачивайся назад» — она всегда пыталась следовать этому девизу, но у нее не всегда получалось, с сожалением констатировала Джуди.

Она накинула на плечи легкий жакет, зная, что в самолете будет прохладно.

Перед казино стояла машина Блейка. Она скользнула на переднее сиденье и попыталась заставить себя думать о том, что ее ждет по приезде домой. Новые знакомства, новые впечатления, новые шоу — словом, новая жизнь, но она не чувствовала радости при мысли о будущем.

— Мы приехали, — сказал Блейк, и она поняла, что находилась с закрытыми глазами дольше, чем предполагала. Сказывалась бессонная ночь.

Он въехал на территорию аэропорта, туда, где стояли частные самолеты.

— В багажнике есть сумка с парой теплых жакетов. Может быть очень холодно, когда мы полетим обратно. Если погода будет нелетной, придется переночевать в Рено и вернуться обратно завтра.

Он говорил так спокойно, что у Джуди сразу же возникли подозрения.

— Ты что-то задумал?

— Почему же? Разве я когда-нибудь обманывал тебя?

Этого она не могла опровергнуть. Блейк — лучший из друзей. А для нее он больше чем друг.

— Ты должна мне верить, — тихо добавил он.

Когда они вышли из машины, Блейк перекинул через плечо ручку дорожной сумки и направился к самолету. Джуди машинально последовала за ним. Какое-то оцепенение нашло на нее, но она решила, что это к лучшему, ибо так будет легче перенести предстоящее испытание. Сев на сиденье рядом с Блейком, она стала пристегивать ремень, а он в это время заводил мотор.

— Выше нос, детка. Ведь ты сама этого хотела, не так ли?

В ответ Джуди улыбнулась вымученной улыбкой. Рев мотора освободил ее от необходимости разговаривать. Самолет побежал по взлетной полосе и поднялся в воздух.

Внезапно Джуди сообразила, что солнце находится не с той стороны. Это значило, что, вместо того чтобы лететь на север, где находится Рено, они направляются на юг.

— Что происходит, Блейк? Куда мы летим?

— Ты ведь скоро уезжаешь, и перед отъездом я хочу показать тебе кое-что.

— Ты собираешься поработать туристическим гидом? — Джуди чувствовала, что нервы ее на пределе. — Быстро разверни самолет…

— Неужели ты хочешь уехать в Англию, так и не увидев Большого Каньона?

Его слова возбудили в ней искру интереса. Когда она приехала сюда, то пообещала себе обязательно посмотреть Большой Каньон, но шоу занимало столько времени, а потом пошли другие события и заслонили собой все остальное. Но ему так просто не удастся обвести ее вокруг пальца!

— Ты не имел права делать этого, не спросив меня! Это настоящее похищение…

— Если назвать похищением то, что муж повез жену на прогулку.

— Но мы не муж и жена, — возразила она. — А как же насчет Рено? Я не меняю своих решений, а два полета в один день мы не сможем сделать. Кстати, сколько времени нужно, чтобы долететь до Большого Каньона?

Он ответил ей почти то же, что и при полете в Рено в прошлый раз:

— Многое зависит от направления ветра, но думаю, что за пару часов мы сможем обернуться, а виды здесь великолепные. Каньон более чем двести миль длиной и четыре мили шириной, его нужно смотреть не спеша. Красивее всего он при закате солнца.

Джуди постаралась подавить поднимающееся в ней любопытство и растущее желание во что бы то ни стало увидеть этот природный феномен, о котором она столько слышала и читала.

Самолет набрал высоту и стал удаляться от города. Взглянув вниз, она увидела расстилающуюся под ними пустыню.

— Ну как, тебе удалось немного снять напряжение? — спросил Блейк после довольно долгого молчания.

Она холодно кивнула.

— Со мной все в порядке. Не понимаю, зачем ты решил совершить эту прогулку. Или это продолжение шоу, чтобы люди восхищались, как романтично мы проводим медовый месяц?

Блейк не ответил, и она решила, что его молчание более выразительно, чем любые слова. Оно еще раз подтверждает, что он не любит ее, несмотря на все его заверения.

А между тем под ними разворачивалась величественная панорама. Джуди слышала, что Большой Каньон производит неизгладимое впечатление, но теперь поняла, что слова бессильны описать многоцветные напластования, высоко вздымающиеся скалы и фантастические узоры из гор и расселин, завершающиеся вдали сверкающей лентой реки Колорадо.

Дав ей насладиться величественной картиной, Блейк заговорил:

— Дух захватывает, правда?

У Джуди кружилась голова, и внезапно она почувствовала себя крошечной песчинкой в огромной вселенной.

— Когда сталкиваешься с подобным величием, становится непонятным, почему люди так волнуются из-за всяких мелочей, — проговорила она. — Здесь все приобретает иной смысл.

— Это одна из причин, почему я люблю летать, — сказал Блейк. — Наверху не волнуют никакие проблемы, и ты свободен как птица.

И подобно птицам, они были здесь одни, над огромным, изобилующим пещерами Каньоном, расстилавшимся под ними. Они были такими маленькими и беззащитными и так зависели от погоды и исправности самолета! Машинально Джуди сжала руки в кулаки, и по ее телу прошла волна дрожи. Блейк бросил на нее взгляд и сказал, как будто читал ее мысли:

— Не бойся. Мы вернемся живыми и невредимыми, если ты думаешь об этом. Я еще никогда не лишался своих жен.

— Потому что их у тебя не было, — быстро ответила она, пытаясь преодолеть внезапное чувство страха, охватившее ее.

— Не было. Да я и не думал, что захочу иметь жену после смерти Клер. До тех пор пока не увидел тебя.

В других обстоятельствах Джуди, вероятно, покоробило бы имя Клер. Но сейчас представшее ее взору пустынное величие и царившее вокруг безмолвие придавали их разговору совсем иное звучание.

Солнце постепенно снижалось, и Джуди увидела, как меняются оттенки цвета скал, с которыми перемещающиеся лучи солнца и тени вели причудливую игру.

— Здесь, кажется, раньше жили индейцы? — Она попыталась вспомнить то, что читала о Каньоне еще до отъезда в Америку.

— Верно, жили. Ты можешь вообразить себя индейской женщиной?

— Нет, не могу, — недовольно ответила она.

— Жаль. А я думал, что мы могли бы попытаться пожить здесь, — свойственным ему насмешливым тоном произнес он.

— Если бы я знала, что у тебя такие дурацкие мысли…

— Что тогда? Ты бы открыла дверцу самолета и выпрыгнула наружу?

Она быстро взглянула вниз, на открывавшуюся под ними бездну, и с бьющимся сердцем повернулась к нему.

— Ты не имеешь права пугать меня!

— Но я имею право показать тебе одно из чудес, созданных природой. Муж имеет право взять свою жену на прогулку во время медового месяца. И, пожалуйста, перестань спорить и дай мне сосредоточиться на полете.

Она поджала губы, понимая, что сейчас с ним нельзя спорить. Но если он считает, что таким образом принято проводить медовый месяц, то она другого мнения.

Через некоторое время она заметила, что солнце уже село и начала сгущаться тьма. Величественный кроваво-красный диск солнца померк почти мгновенно, и сразу же стало совсем темно. Джуди поняла, что полет над Каньоном теперь далеко не безопасен. Вероятно, придется приземлиться в каком-нибудь туристическом центре, если они есть неподалеку.

Мысль о преднамеренном похищении, как бы ни называл его Блейк, привела Джуди в такую ярость, что она просто не находила слов. Что бы он ни придумал, завтра утром она настоит на том, чтобы они немедленно летели в Рено.

Несколько мгновений спустя она услышала, как Блейк тихо выругался, и в то же мгновение с самолетом стало происходить что-то неладное.

— Что случилось? — вскрикнула она. — Только не говори мне, что кончилось топливо или еще какую-нибудь ерунду.

— Придется садиться.

По его тону она тотчас же поняла, что он не шутит. Они в опасности. Под ними лежит страшное ущелье Каньона. Они должны умереть… Вопль вырвался из ее горла, и она сразу же почувствовала его руку на своем плече.

— Не паникуй. Под нами скоро будет плато, и при благоприятном ветре мы сможем сесть.

Но его слова не успокоили ее, и она в ужасе стала молиться. Внезапно мотор окончательно заглох, и Джуди закрыла глаза, ожидая, что сейчас они разобьются, но самолет стукнулся о землю, потом, громыхая, побежал по плато и наконец остановился. За эти несколько мгновений перед мысленным взором Джуди пронеслась вся ее прошлая жизнь, но, почувствовав, что самолет остановился и они, кажется, остались живы, она в бешенстве повернулась к Блейку.

— Это все твои сумасшедшие планы! Теперь ты должен постараться как можно скорее вытащить нас отсюда. Надо связаться с кем-нибудь по рации и попросить помощи, потому что я не намерена оставаться здесь всю ночь.

Не обращая внимания на ее обвинения, он холодно проговорил:

— К сожалению, рация тоже вышла из строя. Если не веришь, можешь посмотреть сама.

— Я говорила, что эта дурацкая экскурсия не доведет нас до добра! — разъяренно закричала она.

— Называй это как хочешь. С моей точки зрения, это неожиданное романтическое приключение в медовый месяц. Так или иначе, мы должны подумать о ночлеге.

— Я предпочитаю остаться в самолете.

— А я — нет. — Блейк казался совершенно спокойным. — Скоро станет холодно, а я не желаю замерзать. Если мы найдем крышу, то сможем развести огонь, согреться и обезопасить себя от хищников и гремучих змей.

Джуди похолодела от этих слов и посмотрела на него с подозрением.

— А нас там не будут ждать сюрпризы?

— Возможно. Давай наденем теплые жакеты и пойдем на разведку.

Она все еще не верила в случайность происходящего. И еще два теплых жакета. Всю эту историю он задумал только для того, чтобы отложить неизбежный развод.

Но сейчас у нее не было выбора, и пришлось вылезти из самолета и последовать за ним на поиски ночлега.

Блейк включил мощный прожектор, и ее пронзило ощущение внезапного холода и одиночества в этом пустынном месте. Холодный ветер обжег ее пылающие щеки, и она плотнее закуталась в теплый жакет.

— Не хочу, чтобы ты превратилась в ледышку, так что чем раньше мы разведем огонь, тем лучше.

Она укоризненно посмотрела на него.

— Когда ты перестанешь притворяться, что не спланировал все заранее?

Блейк не ответил, и Джуди стало страшно. Как долго он собирается держать ее здесь в качестве своей пленницы?

— Держись ближе ко мне, — приказал он, обняв ее за талию и крепко прижав к себе.

Ей оставалось только подчиниться. Стараясь не показать, что боится, она двинулась вперед, в ужасе представляя себе гремучих змей, которые обвиваются вокруг ее ног и задирают плоские головы с раздвоенными узкими языками. Темнота сгустилась так быстро, что Джуди даже не заметила, как они дошли до ветхой хижины. Блейк открыл дверь.

— Так вот где ты собираешься проводить медовый месяц, — сказала она. — Почти что «Ритц»!

— И я так думаю.

Он открыл дверь и зажег спичку, поднеся ее к керосиновой лампе на столе. При свете хижина оказалась гораздо чище, чем ожидала Джуди. На столе стояла ваза со свежими цветами, как будто их здесь ждали. В углу комнаты находилась кровать, застеленная чистым бельем, в камине лежали дрова и щепки для растопки, и оставалось только поднести спичку, чтобы огонь загорелся. Джуди круто повернулась к Блейку.

— Это вовсе не вынужденная посадка, все спланировано заранее, ты не собирался лететь в Рено!

Теперь он не стал отрицать очевидное.

— Сегодня ты — моя жена, и согласись, трудно найти более романтическое место для медового месяца? Здесь есть все, что нам нужно. Еда и питье в шкафу, сейчас мы затопим камин и займемся любовью.

Он поднес спичку к щепкам, и Джуди завороженно следила за поднявшимися языками пламени. Такое романтическое приключение с восторгом приветствовала бы любая женщина. Но Джуди возмущали его методы.

— Мне не нравится, когда меня обманывают!

— А мне не нравится твое постоянное сопротивление тому, чего мы оба страстно хотим!

Она молча смотрела на него. Сейчас он хотел только одного — ее, а она…

— Ты голодна? — спросил он менее агрессивно. — Еда холодная, но сейчас вскипит вода для кофе.

Джуди откинулась на спинку стула. Он доказал, что может существовать в любых обстоятельствах. Наверняка он заранее выбрал это место.

Может быть, он уже привозил сюда какую-нибудь другую женщину, и не одну… Она тут же отогнала ревнивую мысль.

От камина в комнате быстро стало тепло, И они в молчании приступили к еде.

Джуди чувствовала, как тишина, нарушаемая только потрескиванием дров в камине, постепенно успокаивает ее нервы.

Она напомнила себе, что до утра все равно ничего не сможет изменить. За окнами стояла ночь, черная как чернила, без признака луны и звезд.

— Я оставлю огонь на ночь, но, полагаю, что нам лучше потеснее прижаться друг к другу, чтобы согреться.

— Спасибо, я лучше останусь там, где сижу.

Он направился к ней, и она поспешно вскочила.

— А я с большим удовольствием проведу ночь в объятиях своей жены.

Сердце Джуди учащенно забилось.

— Ты собираешься принудить меня к этому?

— А разве мне это нужно делать?

Его пальцы дотронулись до ее плеч и скользнули вниз, и ее тело отозвалось на это прикосновение. У нее закружилась голова от выпитого вина и от его близости. В конце концов, разве она не его жена?


Внезапно раздался ужасный шум, как будто все демоны преисподней вырвались наружу. Хижина страшно заскрипела и зашаталась, и Джуди объял ужас. Ей почему-то пришли на ум доисторические дикие животные. А вдруг они водятся в этом гигантском Каньоне? Задрожав, она прижалась к Блейку, а холодящие душу звуки не утихали. Внезапно небо прорезали две синие молнии. Они были такими яркими, что Джуди пришлось зажмуриться. Она сильнее прижалась к Блейку.

Ей показалось, что хижина сейчас расколется пополам.

Блейк прокричал ей в ухо, чтобы перекрыть шум стихии:

— Ничего страшного, Джуди, это все от скопившегося электричества. Скоро пройдет.

Она никогда раньше не боялась грозы, но то, что происходило, не было похоже на обычную грозу. Как будто все ее ночные кошмары стали реальностью. Гром гремел, отдаваясь ревом в Каньоне, и молнии рассекали небо зигзагами желтого и голубого цвета.

— Как ты можешь быть так спокоен? — почти всхлипнула она. — Если молния попадет в хижину, она сгорит как спичечный коробок и никто никогда не узнает, что мы здесь погибли.

Блейк сильнее сжал ее плечи.

— Никто не погибнет, дорогая, Я понимаю, что тебе страшно, но поверь мне, это долго не продлится. Кстати, мы не так уж далеко от цивилизации. Меньше чем в миле отсюда находится туристический центр и ресторан, и о том, что мы здесь, знают.

Джуди в бешенстве стала колотить кулаками по его груди.

— Неужели ты не понимаешь, что напугал меня до смерти? А теперь говоришь, что мы в двух шагах от людей. Я ненавижу тебя за это, Блейк!

— А я люблю тебя! — закричал он. — Я полюбил тебя в то мгновение, как увидел, но любить тебя не самое простое дело, у тебя совершенно дикий характер!

Она вздернула подбородок. Нет, нельзя не поверить словам любви, которые сказаны так искренне. Она чувствовала совсем рядом биение его сердца, оно билось так же быстро и неровно, как и ее собственное.

— Неужели ты не понимаешь, что я поставил на карту все, чтобы ты стала моей женой? Я готов бросить к твоим ногам все сокровища мира. Тебе понравилось ранчо Куперов? Оно твое…

Когда она наконец смогла заговорить, голос ее дрожал.

— Для того чтобы остаться, мне не нужны взятки.

Внезапно она ощутила, что неистовость грозы немного уменьшилась. Но в это мгновение ослепительная вспышка молнии разрезала небо пополам, и Джуди вновь испуганно прижалась к Блейку. Она больше не сопротивлялась, когда он усадил ее на кровать у тихо потрескивающего огня и укутал в одеяла.

— А что же тебе нужно? — прошептал он, гладя ее волосы и щеки.

— Мне нужно знать, что ты действительно любишь меня.

— Я люблю тебя больше всего на свете. Но в этом ни у кого из нас не должно быть преимуществ, и я тоже должен кое-что знать. Почему ты согласилась выйти за меня замуж?

После слов нежности он задал этот вопрос так внезапно, что она вздрогнула.

— Ты знаешь почему! Во всем виноват Рики, и я в неоплатном долгу перед тобой за все, что ты сделал для него…

— Мне не нужна твоя благодарность. Мне нужно больше.

— Ты хочешь услышать, что я вышла за тебя потому, что люблю тебя? Это действительно так.

В первый раз сказав ему о любви, она совсем не почувствовала себя побежденной. Она просто сказала правду.

— Тогда какого дьявола ты тащила меня в Рено? — тихо спросил Блейк. — Если два человека любят друг друга, зачем им разводиться?

Джуди не успела ответить — яркая вспышка молнии снова осветила комнату, и она подумала, что никакой азарт игрока не сравнится с теми ощущениями, которые она сейчас испытывала.

Руки мужа тесно прижали ее к себе, а губы жадно приникли к ее зовущим губам, обещая все блаженство мира.



Примечания

1

Человек, обладающий агрессивным мужским началом, самец.

(обратно)

2

Сеть недорогих лондонских магазинов.

(обратно)

3

Главная улица Лос-Анджелеса, где расположены знаменитые казино.

(обратно)

4

Игра типа лото.

(обратно)

5

Ковбойская шляпа.

(обратно)

6

Болезнь, чаще всего поражающая молодых женщин и выражающаяся в патологическом страхе ожирения. Это ведет к полной потере аппетита, которая, в свою очередь, приводит к угрожающей жизни потере веса.

(обратно)

Оглавление

  • Об авторе
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятнадцатая
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке