Мне нужна только ты (fb2)

- Мне нужна только ты (а.с. Семья Стратон-2) 504 Кб, 257с. (скачать fb2) - Джоанна Линдсей

Настройки текста:



Джоанна Линдсей
Мне нужна только ты

Глава 1


— Черт побери, не будешь ты управлять ранчо, хоть ты и совладелица!

— Это несправедливо, и ты это прекрасно понимаешь! Тайлеру ты позволил бы управлять, если бы он был здесь.

— Тайлер — вполне взрослый мужчина, а тебе всего семнадцать, Кейси.

— Просто ушам своим не верю! Старше меня всего на год — и, видите ли, вполне взрослый мужчина! В моем возрасте женщины сплошь и рядом давно уже замужем и нарожали по трое детей! Но для тебя я недостаточно взрослая! А может, все дело как раз в том, что я — женщина? Если скажешь, что именно в этом, клянусь, я больше никогда не стану с тобой разговаривать.

— Самая подходящая мысль и, главное, своевременная. Ни она, ни он не думали ссориться, но, глядя со стороны, можно было подумать, что они стремятся именно к этому. Кортни Стрэтон понаблюдала еще немного, как муж и дочь обмениваются гневными взглядами, затем громко и глубоко вздохнула, чтобы привлечь их внимание. Успеха она не добилась. Спорщики повысили голоса до крика. Да и вообще, когда Чендос и Кейси начинали препираться, невозможно было вставить ни слова. Скорее всего сейчас оба даже не замечают, что она здесь.

Кейси с отцом спорила не впервые, но лишь сегодня страсти так накалились. Повода для разногласий попросту не было бы, если бы Флетчер Стрэтон не умер в прошлом году. Старик завещал ранчо Бар-Эм своему сыну Чендосу, однако, хорошо его зная, сделал к завещанию приписку: если , Чендос откажется от наследства — а именно так тот и поступил, — то равноправными совладельцами ранчо станут три внука Флетчера.

Чендос всего добился сам. Главным для него было доказать отцу собственные возможности, и он это сделал. Правда, он не смог заполучить столько же земли, но скота у него было не меньше, а дом почти в два раза больше, чем у Флетчера.

Вместе два этих ранчо — Бар-Эм и Кей-Си — составляли одно из самых крупных владений в Техасе. Поскольку хозяевами были отец и сын, оба ранчо воспринимались всеми как единое целое. Только сами владельцы считали иначе, и даже теперь, после смерти Флетчера, Чендос продолжал настаивать, чтобы управление оставалось раздельным. Он ничего не хотел брать у отца, пока старик был жив, и не изменил своего решения, когда тот умер.

Однако сам Чендос изменился. Он сделался мрачным и вспыльчивым и большую часть времени проводил на пастбищах, где мог сколько угодно размышлять в одиночестве. Кортни думала, что главная причина тут одна: Чендос никогда не жил в мире с отцом, а теперь, когда Флетчера не стало, раскаивался в этом. Но Чендос на эту тему не распространялся. Если же Кортни об этом заговаривала, он выходил из себя и уединялся на пастбищах.

Но время — лучший лекарь. Дни шли за днями, и он уже не казался таким угрюмым, хотя и от вспыльчивости не избавился. Кейси же, упорно возвращавшаяся к разговору о ранчо, отнюдь не способствовала успокоению отца. Впрочем, сама она относилась ко всему этому весьма серьезно.

Они были очень похожи, отец и дочь. В отличие от двух своих братьев, восемнадцатилетнего Тайлера и четырнадцатилетнего Диллона, больше походивших на представителей рода Кортни, Кейси была вся в отца — и нравом, и внешностью. Она унаследовала и высокий рост Чендоса: вытянулась на пять футов девять дюймов и была самой рослой девушкой в округе.

Единственное, что досталось Кейси от матери, — это глаза. Они сияли мягким светом, словно два янтаря. И все же, хоть Кейси и старалась подчеркнуть свою женскую сущность — это вполне соответствовало обычаям Запада, где молоденькие девушки рано выходили замуж, — она не казалась еще зрелой, как ее сверстницы. Высокая, даже долговязая, и худощавая, как отец, но не такая мускулистая.

Она была хорошенькой, только такой беспокойной, что ее красоту не успевали заметить. Беда в том, что она вообще никогда не сидела на месте. Кейси все время двигалась: переступала с ноги на ногу, в разговоре помогала себе жестами, вышагивала большими, почти мужскими шагами.

Но если вам удавалось поймать ее в спокойную минуту, вы замечали, какие огромные у нее глаза, как безупречно гладка ее загорелая кожа, какой у нее прелестный вздернутый носик. Брови у Кейси были немного густоваты, а форма подбородка свидетельствовала об упрямстве, но при совершенном овале лица это не так уж бросалось в глаза. Поражала ее невероятная способность, общаясь с Чендосом, скрывать свои чувства, когда она этого хотела, скрывать настолько, что вам ни за что не удалось бы угадать, о чем Кейси думает и что переживает.

На этот раз все было иначе. Кейси, как и ее отец, обладала умением перестраиваться. Если одна уловка не срабатывала, она обычно переходила к другой.

Повышенный тон не подействовал, и Кейси заговорила спокойно:

— Но ведь должен же кто-то управлять ранчо Бар-Эм.

— Соутус вполне справляется.

— Соутусу шестьдесят семь лет. Он ушел на покой и мирно жил на собственной земле, когда умер дедушка. Он согласился взять бразды правления временно, до тех пор пока ты не найдешь ему замену. Но ты так никого и не нашел. Никто не соглашается брать на себя ответственность меньше чем за половину дохода, а сам ты отказываешься.

— У меня и без того хватает забот. Нет ни времени, ни возможности управляться и там и тут…

— Но ведь я могу справиться, вполне могу. И ты это знаешь. Я имею полное право. Треть ранчо Бар-Эм принадлежит мне.

— Тебе еще нет восемнадцати, Кейси.

— Хотела бы я знать, какое это имеет значение. Мне и осталось-то до этого возраста всего несколько месяцев!

— И тогда тебе нужно будет думать о замужестве, собственной семье. А если ты станешь управлять ранчо, думать о таких вещах будет некогда.

— Замужество! — сердито фыркнула девушка. — Но ведь я толкую всего о паре лет, папочка, пока Тайлер не окончит колледж. Мне известно буквально все, что нужно для управления ранчо. Ты сам видел это. Ты сам научил меня всему.

— Это самая моя большая ошибка, — проворчал Чендос.

— Вовсе нет, — вмешалась Кортни. — Ты хотел, чтобы она могла найти выход из любого положения, если нас не окажется рядом, чтобы помочь.

— Совершенно верно, — согласился Чендос. — Если нас не окажется рядом.

— Но я хочу заниматься делом, а ты, папа, не приводишь ни одного серьезного довода против.

— Значит, ты плохо слушала меня, малышка, — возразил Чендос, сдвинув брови, как делал всегда, когда распекал Кейси. — Ты слишком молода, ты — женщина, от которой сорок горластых парней на Бар-Эм не потерпят никаких приказаний, и ты достигла возраста, когда пора подумать о собственной семье. Ты не найдешь мужа, если будешь сидеть уткнувшись носом в счета или возвращаться каждый день с пастбища, пропахшая потом и грязная.

Кейси побагровела — скорее всего от негодования, но, может, и от другого чувства, как знать.

— Опять ты про замужество! — огрызнулась она. — За последние два года я не видела в этих местах ни одного мужчины, который стоил бы внимания. Или ты хочешь, чтобы я вышла за кого попало? Если дело только за этим, то я могу назвать дюжину подходящих мужчин. Могу кого-нибудь притащить на веревке хоть завтра…

— Не думай, что тебе удастся отшутиться по этому поводу!

— Я совершенно серьезна, — не уступала Кейси, — Ты позволил бы моему мужу управлять ранчо Бар-Эм, верно? Для тебя это вполне приемлемо. Отлично, я представлю тебе кандидата не позже чем…

— Ты не сделаешь ничего подобного! Не выйдешь замуж только ради того, чтобы заполучить в свои руки счетные книги!

— Счетные книги у меня в руках уже много месяцев, папочка. К твоему сведению, Соутус полуслепой, если ты этого до сих пор не понял. Все его попытки вести счета кончаются сильнейшей головной болью.

Чендос покраснел как рак, и уже не было сомнения, что он в ярости.

— Почему мне не сообщили об этом?

— Может, потому, что каждый раз, как Соутус приезжает повидаться с тобой, ты непременно оказываешься на пастбищах. Может, потому, что ты пальцем не пошевелил, чтобы узнать, как Соутус ведет дела. А может, и потому, что ты вообще не заботишься о Бар-Эм. Просто наблюдаешь, как ранчо приходит в упадок после смерти дедушки.

— Кейси! — раздался предостерегающий оклик Кортни, Но Кейси уже остыла. Она зашла слишком далеко и поняла это. И прежде чем отец успел ее одернуть, выбежала из комнаты.

Кортни принялась было уверять Чендоса, что Кейси просто не совладала с собой, что она не то имела в виду, но муж, стиснув зубы, большими шагами вышел вслед за Кейси. Однако он не собирался ее догонять. Он свернул за дом и зашагал прямиком к конюшне, в то время как Кейси выскочила на парадное крыльцо.

Ах, как скверно все вышло! Не надо было Чендосу допускать, чтобы спор закончился таким образом. Кейси хоть и почувствовала вину, намерений своих не оставит. Ему надо было яснее сформулировать причины отказа. Объяснить, что он не хочет видеть, как Кейси потерпит неудачу, а этого не миновать.

Ковбои Бар-Эм могут принять ее, да и то на время, потому что знают как внучку Флетчера, но на ранчо каждый сезон берут наемных работников, которые не знают ни Кейси, ни ее деда, и раздоры начнутся довольно скоро. Другое дело, если бы она была постарше. Большинство мужчин не захотят подчиняться женщине, а уж молоденькой девушке — тем более.

Но Чендос в споре с дочерью ни о чем таком не упомянул, во всяком случае, не сказал достаточно ясно, а теперь уже поздно. Кейси непредсказуема, когда ее чувства взбудоражены. Кортни сама потолкует с ней, только надо дать девочке день или два остыть.

Глава 2


Кейси не пошла к себе в комнату. Парадное крыльцо было ближе, и в утренние часы там обычно пусто. И сегодня, конечно, тоже.

Крыльцо было большое — шириной, правда, всего в десять футов, зато в длину целых восемьдесят, во весь фасад дома. На крыльце стояли маленькие столики и стулья, нашлось место и для пары качелей — качели велел устроить отец; мать развела множество цветов, и поэтому плевательницы, которыми привыкли пользоваться обитатели ранчо, не бросались в глаза.

Кейси подошла к перилам и вцепилась в них так, что побелели костяшки пальцев. Перед ней простирались владения Стрэтонов, ее отца и деда. Плоские равнины, кое-где перемежаемые холмами или небольшими купами деревьев вокруг источников. Повсюду растут кактусы, водятся животные, типичные для Техаса. У северной границы растет лес, однако из дома его не видно. Русло реки отделяет одно ранчо от другого. Дальше к югу совместное владение — озеро с чистой водой, в котором полно окуней. Сильная земля, прекрасная земля. Но в это погожее весеннее утро Кейси ничего вокруг не замечала.

Она не должна была говорить отцу то, что сказала, но и ему не стоило рассуждать так неразумно. Кейси буквально задыхалась от злости и чувства вины. Ну к злости она в общем-то привыкла: росла вместе с братьями, которые обожали дразнить сестру. Зато чувство вины — совсем другое дело, к тому же оно справедливо…

О чем она думала? Отец и в самом деле ничуть не заботился о Бар-Эм. Не хотел иметь ничего общего с тем, что принадлежало Флетчеру Стрэтону, и всем это было известно. А Кейси любила деда. Кейси никогда не могла понять, почему он и Чендос не желают, так сказать, зарыть топор войны и жить в мире и согласии. Флетчер прилагал к этому все усилия. Но Чендос ничего не хотел прощать.

Она, разумеется, знала историю о том, как Мира, жена Флетчера, бросила его, потому что он изменял ей. Сына она взяла с собой, и, хотя Флетчер искал их повсюду, оба исчезли бесследно.

Флетчер так и не узнал, где они скрывались, пока годы спустя Чендос не появился на ранчо Бар-Эм. Ему крупно повезло, что его не пристрелили, когда он подъехал к дому на своем пегом. Он был одет в штаны из оленьей кожи, длинные черные волосы заплетены в косы. Он выглядел как самый настоящий индеец, только темно-голубые глаза выдавали его — это были глаза Миры, и только по ним отец его и узнал.

Судя по рассказу Флетчера, жена покинула его в порыве бурного гнева. Так ли это было на самом деле, неясно, но никаких необходимых на случай бегства предосторожностей Мира не предприняла. А поэтому и она, и ее ребенок попали в руки индейцев племени кайова, которые продали их команчам. Правда, матери и сыну посчастливилось. Молодой храбрец взял Миру в жены и усыновил Чендоса. Через несколько лет от этого союза родилась сводная сестра Чендоса, Белый Ветерок, которую он обожал.

Чендос был совсем ребенком, когда попал с матерью в плен, а через десять лет ему исполнилось восемнадцать, и он готовился вступить в племя на правах законного члена. Однако Мира отправила его домой, к отцу. Она хотела, чтобы он попробовал жить в мире белых людей, пока окончательно не привык к образу жизни индейцев.

Это было ошибкой. Чендос поехал, потому что делал все, о чем бы ни просила мать, но решение, как прожить оставшуюся жизнь, им было принято давно. Его вырастили команчи. И он стал одним из них.

Однако Чендос был не прочь узнать все, что можно, от белых — таких, какими он тогда их себе представлял. «Познай своего врага» — символ веры не только белых. Беда в том, что Флетчер, взволнованный возвращением сына, полагал, что Чендос намерен остаться, и не понимал враждебности, которую тот проявлял с первого дня приезда. Сам же Флетчер, в те времена упрямый, вспыльчивый и властный, способен был только усилить эту враждебность, а не уменьшить ее.

Они спорили постоянно, так как отец хотел переделать сына по своему образу и подобию, а тот не поддавался. Флетчер считал восемнадцатилетнего юношу ребенком, характер которого он должен и может сформировать. Но Чендос в свои годы вовсе не был ребенком, а Флетчер норовил обращаться с ним как с мальчишкой. И к несчастью, Флетчер позволил себе применить силу.

Взрыв произошел, когда Флетчер велел своим людям схватить Чендоса и обрезать ему косы. То была, по словам Флетчера, настоящая битва; Чендос ранил троих и бежал — через три года после того, как приехал. Флетчер думал, что никогда его больше не увидит. Возможно, так бы оно и было, потому что Чендос не простил отцу насилия — даже после его смерти.

Старик долго не знал, что Чендос, вернувшись к своему племени, нашел большинство сородичей мертвыми — их вырезала шайка белых. Мать и сестру его изнасиловали и убили, и все это произошло в тот самый день, когда он вернулся. Четыре года Чендос и немногие оставшиеся в живых команчи преследовали убийц, чтобы отомстить, и месть их была жестокой. Негодяи страдали и мучались не меньше, чем женщины и дети индейского племени. Именно в те времена Чендос повстречал Кортни Харт, мать Кейси.

Впервые это произошло, когда Кортни была еще девочкой и вместе с отцом и его новой женой перебиралась через Канзас в Техас. К несчастью, однажды их отец поставил палатку на земле одного из тех белых, которые вырезали племя команчей. Месть индейцев настигла той ночью хозяина ранчо, и Чендос тогда был с ними. Жестокая, мучительная смерть матери и десятилетней сестры была свежа в его памяти, взывала к возмездию. Но он пощадил жизнь Кортни, когда обнаружил ее в амбаре. Узел страсти завязался в этот день — по крайней мере для Чендоса.

Спаслись немногие, но отца Кортни не нашли и среди мертвых. Решили, что индейцы увезли его с собой, значит, вряд ли можно надеяться, что он окажется в живых. Кортни , осталась в Канзасе с мачехой и только через четыре года узнала, что отец избежал гибели. Считая ее погибшей, он уехал в Техас и поселился в Уако, как и собирался раньше.

Именно тогда она встретила Чендоса во второй раз, хотя думала, что видит его впервые — очень трудно было угадать в мужчине, остриженном, как все белые люди, и увешанном оружием, длинноволосого индейца, пощадившего ее. С этим оружием он охотился на убийц, что остались в живых, отыскивая их в городах, где они скрывались. Удивительно, но Чендос помнил все и чувствовал связь с Кортни и потому взял ее с собой, чтобы провезти через индейские территории в Техас и помочь отыскать отца.

Они полюбили друг друга во время долгого путешествия, но ни один не был готов в этом признаться к тому времени, как Кортни наконец увиделась с отцом. Тогда же она познакомилась и с Флетчером, который жил близ Уако. Да она и не могла с ним не познакомиться: Чендос оставил ее на ранчо Бар-Эм, поручив попечениям экономки — единственного друга, которым обзавелся за три года пребывания в родных местах. Он не хотел встречаться с отцом, но не думал, что Мэгги, экономка, узнает в нем теперешнем человека, которого знала раньше.

Не получилось. Чендосу и Флетчеру суждено было встретиться снова. Это стало неизбежным после того, как Кортни не захотела покинуть Бар-Эм, когда Чендос приехал, чтобы сделать ей предложение. Тогда-то он и принял решение поселиться по соседству с Флетчером — не ради того, чтобы сблизиться с ним, но для того, чтобы доказать, что он умеет вести хозяйство не хуже отца — и без его помощи. У Чендоса были деньги в банке в Уако, которые Флетчер давно уже положил на его имя, но он никогда к этим деньгам не прикасался и не собирался делать этого впредь. Все, чего Чендос добился, он добился собственными силами.

Он предложил Кортни дать ранчо название. Она выбрала Кей-Си — по первым буквам имен Кейн и Кортни note_1 — в надежде, как она призналась, сблизить Флетчера и Чендоса. Из этого тоже ничего не вышло, хотя Чендос согласился с названием ранчо. Он просто отказывался откликаться на имя, которое дал ему при рождении отец, хотя Флетчер настаивал на том, чтобы называть сына не иначе как только Кейном. Кортни сделала еще одну попытку после рождения Кейси, дав ей имя, составленное из тех же инициалов. И снова Чендос не возражал. Он всего лишь игнорировал тождество.

Между Флетчером и Чендосом, отцом и сыном, никогда не было мира. И даже когда Флетчер умер, Чендос не похоронил разногласий. Конечно, когда-нибудь наступит день и оба владения объединятся в руках его детей, но несмотря на это, а может, именно поэтому Чендос скорее предпочел бы, чтобы ранчо Бар-Эм пришло в упадок, чем получило управление, в котором так нуждалось.

Но Кейси никогда не высказывала вслух эти крамольные мысли. Верить она могла чему угодно, но объявить об этом значило смертельно обидеть отца, а она отца никогда не оскорбляла. Сегодня она потеряла самообладание, и это усилило ее недовольство собой.

Кейси не почувствовала шагов позади себя, но услышала вопрос:

— Вам хочется поплакать, мисс?

Она не оборачиваясь могла бы сказать, кто подошел к ней, а возможно, и находился все время так близко, что мог подслушать ее бурный спор с отцом. После смерти Флетчера она настолько сдружилась с Соутусом, что он был вправе задавать ей любые вопросы и ожидать ответа на них.

— Что толку в слезах? — проговорила она сдавленным голосом.

— На мой взгляд, толку никакого, становится только хуже. Что вы собираетесь делать?

— Собираюсь доказать папе, что не нуждаюсь ни в каком муже, что в состоянии работать вместе с мужчинами, не привязывая никого к своему фартуку.

— Вот уж точно, особенно если учесть, что вы и фартуков-то не носите. — Соутус хихикнул. — Ну а как вы хотите добиться своего?

— Стану делать работу, неподходящую для женщин, — ответила Кейси.

— Разве мало работы, подходящей для женщины, чтобы искать неподходящую?

— Я имею в виду на самом деле неподходящую, опасную или такую тяжелую, что обыкновенно женщина и не подумает за нее взяться. Вот, например, Оукли пасла быков, верно? И была скаутом.

— Как я слышал, эта Оукли больше похожа на мужчину, чем все мужчины, вместе взятые, и одета соответственно. Ну а вы-то о чем думаете? Не станете же вы заниматься подобными глупостями?

— Насчет глупости каждый судит по-своему. Бывают случаи, когда необходимо делать то, что вряд ли стоит считать глупым. Но дело даже не в этом. Дело в том, что мне нужно что-то предпринять. Нечего и надеяться, что папа переменит свое мнение. У него упрямства хоть отбавляй, и мы знаем, от кого он это упрямство унаследовал.

Соутус фыркнул. Он был добрым другом Флетчера, но все-таки признал:

— Мне это тоже начинает не нравиться.

— Да просто хуже некуда! — мрачно добавила Кейси. — Я не просила о снисхождении. Но никак не ожидала, что придется доказывать очевидные вещи, ведь папа знает, на что я способна. Теперь надо хорошенько поразмыслить.

— Слава Богу! Лучше избегать поспешных действий, мисс.

Глава 3


Далеко впереди виднелся огонь — скорее всего кто-то разжег костер. Демьен Ратледж надеялся, что это именно костер и стоянка; где костер, там и люди, а людей он не видел вот уже двое суток. Он согласен на встречу даже с дикарями, с любым, кто укажет ему, как добраться до ближайшего города.

Демьен окончательно перестал ориентироваться. Его уверяли, что Запад вполне цивилизован. Значит, там есть люди. Соседи. А не только унылые бескрайние просторы.

Только теперь он стал понимать, что эти края не похожи на те, которые он рисовал в своем воображении. Правда, все шло отлично, пока он ехал по железной дороге из Нью-Йорка и пока не добрался до Канзаса. Здесь же он столкнулся с некоторыми весьма неприятными затруднениями.

Все началось именно с железной дороги. «Кэти», как в этих краях ласково называли железнодорожную ветку, идущую через Миссури, Канзас и Техас, вышла из строя по случаю небольшого инцидента с ограблением поезда. Было взорвано примерно пятьдесят ярдов пути, и пострадал локомотив. Демьену сообщили, что дилижансы тем не менее курсируют как обычно. При желании он может добраться до следующего города и сесть там на поезд. Правда, почему-то забыли упомянуть, что на этом перегоне дилижансами не пользовались уже лет пять: после введения в строй железнодорожной ветки этот способ передвижения явно устарел.

Большинство людей, ехавших в том же направлении, что и Демьен, предпочли подождать, пока отремонтируют пути и локомотив. Демьен был слишком нетерпелив, чтобы ждать. И это была самая большая его ошибка. Он должен был хотя бы сообразить, что не случайно оказался единственным пассажиром дилижанса и дело вовсе не в плачевном состоянии этой ветхой колымаги.

Были и другие линии, по которым ходили почтовые дилижансы, — ведь не все еще города соединяла железная дорога. И в последнее время на линиях происходило немало ограблений. Демьен ничего не знал об этом до тех пор, пока они не остановились напоить лошадей и кучер не сделался более разговорчивым.

Поэтому Демьену не пришлось гадать, в чем дело, когда он услышал выстрелы. Кучер не остановил карету. Он попытался ускакать от грабителей — тактика неразумная, если учесть возраст неуклюжего экипажа. Мало того, кучер зачем-то свернул с дороги — Демьен так никогда и не узнал, ради чего он это сделал. Они мчались миля за милей, выстрелы не прекращались. Потом карета с грохотом остановилась, и так внезапно, что Демьена швырнуло к стене, он ударился головой о металлическую дверную ручку, и это было последнее, что он почувствовал, В сознание его привел, вероятно, шум дождя, барабанившего по крыше кареты. Спустилась ночь. К тому времени как Демьен сумел выбраться из дилижанса, сильно накренившегося набок, он понял, что остался в полном одиночестве.

Лошади исчезли — украдены или просто убежали, Демьен не знал. Кучер исчез — может, застрелен и валяется где-то при дороге, а может, его увели грабители или он остался жив и отправился за подмогой. Этого Демьен тоже не мог знать. Он был перепачкан кровью, которая сочилась из раны на голове. Дождь отчасти смыл кровь, пока Демьен собирал свои вещи, разбросанные возле кареты, и укладывал их в дорожный саквояж.

Остаток этой злосчастной ночи он провел в карете, где по крайней мере было сухо. И в довершение несчастья проснулся Демьен только в полдень, так что солнце не могло подсказать ему нужное направление, а сам он не в состоянии был его определить. Даже следы колес были смыты дождем за ночь.

Часы у него украли, исчезли и деньги из карманов и саквояжа. То немногое, что Демьен спрятал за подкладку пиджака, оказалось цело, но это было слабым утешением в том положении, в какое он попал. Демьен обнаружил фляжку с водой, прикрепленную к боковой стенке кареты, и взял ее с собой, прихватил и старый, заношенный балахон из-под сиденья кучера — пригодится ночью, если Демьен до тех пор никого не встретит, либо на случай дождя.

Ехал он в принципе к югу, именно в той стороне находился нужный Демьену город, но представление об этом было у него самое приблизительное, потому что дорога петляла. Он мог уклониться слишком далеко на восток или на запад, мог вообще пройти мимоторода, даже не узнав об этом. Демьен надеялся снова выйти к дороге, но ему не повезло.

К концу первого дня пути Демьена начал всерьез беспокоить голод. И оружия у него не было, чтобы подстрелить дичь. Демьен никак не думал, что оружие ему понадобится. Он набрел на небольшой родник, смыл с волос засохшую кровь и переоделся в чистую, хоть и сырую еще от дождя одежду. В эту ночь он лег спать с желудком, полным воды, — слабое утешение для того, кто так голоден.

Мучительная боль от раны на голове, терзавшая его весь первый день, начала утихать на второй. А может, ему это только казалось, потому что пузыри на руках от ручки саквояжа, а на ногах — от тесных ботинок нестерпимо жгли кожу, отвлекая внимание от раны. Так или иначе, к концу второго дня Демьен чувствовал себя совершенно несчастным.

Это была чистая удача, что он заметил огонек, уже собираясь завернуться на ночь в балахон. Огонек казался далеким, таким далеким, что Демьен едва не счел его за плод воображения. Понадобилось немало времени, чтобы из дрожащей точки мерцание превратилось в весело пылающий костер, настоящий костер на стоянке. Потом Демьен учуял аромат кофе, запах жареного мяса, и его желудок заурчал в предвкушении пищи.

Он почти дошел до костра, оставалось шагов двадцать, когда его шеи коснулся холодный металл и послышался щелчок взводимого курка. Демьен не чувствовал больше никакого движения, но одного лишь щелчка оружия оказалось достаточно, чтобы удержать его от следующего шага.

— Ничего лучше не придумал, чем подойти к чужому лагерю без предупреждения?

— Я блуждаю уже два дня, — устало ответил Демьен. — И я не знал, что здесь в обычае сперва предупреждать, а потом уже просить о помощи.

Молчание, сильно действующее на нервы. Демьен сообразил добавить:

— Я безоружен.

Еще один щелчок — и Демьен понял, что смертельная опасность миновала и, судя по звуку, оружие убрано в кожаную кобуру.

Демьен повернулся лицом к своему избавителю — или по крайней мере к тому, кто, как он надеялся, препроводит его в цивилизованный мир. И был немало удивлен, увидев перед собой почти мальчика, который, в свою очередь, с изумлением уставился на него. Мальчик был не слишком рослый, худощавый, кожа на щеках гладкая, как у ребенка, на шее свободно повязана светло-красная косынка. Выглядел он лет на пятнадцать-шестнадцать, одет в джинсы, на ногах высокие, до колен мокасины. Поверх темно-синей рубашки наброшено пончо в черную и коричневую клетку.

Под этим пончо и пряталась где-то кобура с пистолетом. Из-под шляпы с широченными полями — такие шляпы Демьен часто видел после того, как переправился через Миссури, — падали на плечи черные волосы. Светло-карие глаза внимательно изучали незнакомца.

Пончо и мокасины навели Демьена на мысль, которую он нерешительно облек в форму вопроса:

— Быть может, я забрел в индейскую резервацию?

— Вы не так уж далеко от ее северной границы. А почему вы так подумали?

— Я просто спрашиваю себя, не индеец ли вы.

На лице парня промелькнуло нечто вроде улыбки, но Демьен был в этом не вполне уверен.

— Разве я похож на индейца?

— Не могу сказать, я до сих пор ни одного не встречал, — вынужден был признаться Демьен.

— Да уж вряд ли вы их встречали, новичок.

— Неужели мои волдыри так заметны?

Парнишка с минуту молча смотрел на него, потом залился веселым раскатистым смехом. Демьен был уверен, что смеялся его спаситель именно над ним: в нынешнем своем состоянии он, ясное дело, выглядел забавно.

Он был без шляпы и оттого чувствовал себя почти голым; его котелок непоправимо пострадал во время крушения дилижанса, а больше он ничего с собой не взял. И хотя вчера он переоделся в чистое, сегодня успел пропылиться, и одежда вся в колючках. Вероятно, он и выглядел таким бродягой, каким себя ощущал. Однако хорошие манеры сохранил. Не обращая внимания на смех своего нового знакомого, Демьен протянул руку и представился по всей форме:

— Демьен Ратледж Третий к вашим услугам. Счастлив познакомиться.

Парнишка посмотрел на свою руку, утонувшую в руке Демьена, кивнул и произнес:

— Так вас трое? — И тут же махнул свободной рукой, признавая свой вопрос глупым. — Не обращайте внимания. Еда горячая, милости прошу разделить ее со мной и переночевать у моего костра. — И с той же едва приметной улыбкой добавил:

— Похоже, еда вам не повредит.

Демьен покраснел: с той минуты как он учуял запах жаркого, в животе у него непрестанно бурчало. Но Демьен не обиделся ни на чуть-чуть насмешливую улыбку парня, ни тем более на предложение поесть. Разумеется, в голове у него вертелось множество вопросов, но главная мысль была о еде, и Демьен шагнул к костру.

Собственно говоря, костров было два — большой, который ярко освещал все вокруг, и маленький, на котором готовилась еда. В земле было сделано углубление, с четырех сторон лежало по камню, а на камнях держалась решетка. В ямке тлели небольшие ветки, почти обратившиеся в уголь; мясо, таким образом, не могло подгореть. Почерневший жестяной кофейник стоял на одном углу решетки, а на другом — жестяная коробка с полудюжиной свежеиспеченных лепешек; были там и бобы, они разогревались прямо в миске. Настоящий пир, с точки зрения Демьена.

— Что это за мясо? — спросил он, когда ему вручили тарелку.

— Дикие степные куры.

Птички не слишком большие, но зато их было две, причем одна лежала на тарелке у Демьена вместе с тремя лепешками и половиной банки бобов. Он с жадностью принялся жевать и не сразу заметил, что тарелка всего одна и его спаситель ест прямо с решетки.

— Извините, — начал было он, но юноша прервал его:

— Не говорите глупостей. Тарелки здесь роскошь, а не первая необходимость. К тому же там, внизу, речка, в ней можно помыться.

Помыться? Это звучало заманчиво.

— Но у вас, наверное, нет мыла?

— Такого, к какому вы привыкли, конечно, нет, — последовал загадочный ответ. — Возьмите ил со дна речки, тут все так делают. Он сотрет любую грязь, которая к вам прилипла.

Конечно, примитивно, но таковы обстоятельства: ночевка под открытым небом, минимум предметов первой необходимости. Еда, однако, отменная и главное — вовремя. Демьен так и сказал:

— Спасибо, что поделились ужином. Без этого я бы дольше не выдержал.

Еще одна полуулыбка, столь затаенная, что Демьен с трудом ее заметил.

— Вы считаете, что я мог бы все это съесть один? Вы проглотили мой завтрак… Ладно-ладно, больше не извиняйтесь. Вообще-то утром лучше не терять времени и доесть остатки, а не готовить заново. Но я не настолько спешу, чтобы отказаться от ловли кроликов.

Теперь, когда они, так сказать, отобедали вместе и живот у Демьена был набит, пусть и не до отказа, к нему вернулось любопытство.

Демьен начал с того, что напомнил юноше:

— Я так и не узнал вашего имени. Светло-карие глаза взглянули на него, прежде чем парень снова опустил их, разливая кофе.

— Может, потому, что я не сообщил его, как это сделали вы.

— Если вы предпочитаете…

— Просто у меня его нет, — прервал Демьена мальчик. — По крайней мере оно мне неизвестно.

Это было не совсем то, что Демьен ожидал услышать.

— Но ведь вас как-то называют?

— Меня называют Малышом.

— А-а-а. — Демьен улыбнулся: такое прозвище нередко встречалось в досье, которые ему давали, однако оно всегда сопровождалось каким-нибудь именем. — Как, например, Малыш Билли?

Парнишка фыркнул:

— Нет, это значит, что я еще слишком молод, чтобы заниматься таким делом.

— Каким же?

Малыш передал Демьену кружку с кофе, и тот едва ее не выронил, услышав ответ:

— Я охочусь за преступниками.

— Я… э-э… не принял бы вас за полисмена… то есть я имею в виду, что вы не выглядите…

— Как кто?

— Как служитель закона.

— То есть вроде шерифа, что ли? Разумеется, нет, кто бы меня выбрал на эту должность в мои-то годы?

Демьен думал то же самое и потому был крайне удивлен.

— Тогда чего ради вы охотитесь за преступниками?

— Само собой, ради вознаграждения.

— Прибыльное дельце?

— Очень, — ответил Малыш.

— Можно узнать, сколько вы задержали с начала вашей деятельности?

— Пятерых.

— Я видел не так уж много объявлений о розыске, — заметил Демьен, хотя на самом деле в тех досье, которые ему показывали, объявлений было полно. — Скажите, такие объявления чаще предлагают вознаграждение за мертвого или за живого?

— Если вы спрашиваете, многих ли я убил, то отвечу вам: ни одного, по крайней мере до сих пор. Ранил, это было. А одному из этих пяти предстоит свидание с палачом, и встретится он с ним еще до Нового года.

— И закоренелые преступники принимают вас всерьез? — поинтересовался Демьен".

На губах у Малыша снова промелькнула все та же неопределенная улыбка.

— Редко, — признался он, — но вот эта штука заставляет их относиться к делу серьезно.

Пистолет оказался у него в руке в мгновение ока. Ясно, что он прятался под пончо, но Демьен даже заметить не успел, когда Малыш выхватил оружие.

— Что ж, оружие обычно обращает на себя внимание, — согласился Демьен.

Это было самое большее, что он мог допустить. Юноша был чересчур молод, чтобы совершить то, что числил за собой. Даже если бы он был на несколько лет старше, Демьен и то засомневался бы. В те времена подростки имели обыкновение хвастаться великими делами, чтобы произвести впечатление на сверстников.

Однако Демьен благоразумно не сводил глаз с пистолета, пока тот снова не исчез в складках пончо. Когда Демьен вернул хозяину кружку, пистолет был спрятан в кобуру и Малыш налил кофе себе.

— Вы живете поблизости? — задал Демьен следующий вопрос.

— Нет.

— А вообще кто-то здесь живет? Ударение, с которым Демьен произнес слово «кто-то», вызвало у парня короткий смешок.

— В этих местах вы далеко от проторенных дорог, мистер Ратледж.

— Я не шучу, — сухо заметил Демьен и добавил:

— Но вы-то, надеюсь, знаете, где мы находимся? Короткий кивок.

— В одном или двух днях пути к югу от Коффивилла, думаю.

Название ничего не говорило Демьену, кроме того, что это не тот город, что ему нужен; очевидно, дилижанс увез его гораздо дальше к югу, чем он предполагал, и пешком он прошагал тоже больше, чем надо, и прошел поворот в нужном направлении.

— Коффивилл — ближайший город?

— Вот уж не знаю, так ли это. Тут не мои края.

— Тогда что же вы здесь делаете?

— У меня есть дельце в Коффивилле… По крайней мере надеюсь, что есть.

Больше Малыш ничего не добавил. Демьен начинал подозревать, что его собеседнику вообще неприятны все эти расспросы — слишком уж коротки были его ответы. А Демьен просто радовался возможности поговорить, пока ему не намекнули, чтобы он занимался собственными делами…

— Хочется думать, что я не ходил кругами. Скажите, а мы близко к дороге?

Медленное покачивание головой.

— Я стараюсь избегать дороги, насколько могу. Здесь вы мало кого встретите, а я предпочитаю путешествовать в одиночку.

Сказано было достаточно прямо, и Демьен даже покраснел.

— Жалею, что нарушил ваше уединение, но я заблудился.

— А как это случилось? — спросил Малыш. — Вас сбросила лошадь?

Если не в вопросе, то в тоне, каким он был задан, слышался намек на то, что Демьен не слишком хорошо ездит верхом и управляет лошадью. Вполне понятно, что его ответ прозвучал весьма натянуто:

— Нет, я ехал в дилижансе. И прежде чем вы спросите, не выпал ли я из него…

— Успокойтесь, мистер, — прервал его Малыш. — Не стоит обижаться на самый простой вопрос, тем более после того как вы столько расспрашивали сами. Вы пришли к моему лагерю на своих двоих, а не приехали верхом. Вполне логично предположить, что либо ваша лошадь захромала, либо сбросила вас и убежала. Люди, которые едут дилижансом, обычно не кончают свой путь пешком.

Демьен вздохнул. Малыш прав — предположение вполне логичное. У Демьена снова заболела голова.

— Дилижанс, в котором я ехал, был обстрелян, — сказал он. — Кучер попытался ускакать от нападавших, погнал карету, и она в конце концов разбилась. В результате я получил удар по голове и потерял сознание. Очнулся ночью — ни кучера, ни лошадей, а мои карманы и саквояж пусты.

Малыш вдруг вскинул голову:

— Грабители дилижансов в наших краях? Когда это произошло?

— Позавчера.

Вздох разочарования.

— Похоже, они уже далеко.

— Полагаю, что так, — нахмурился Демьен. — А вы бы предпочли, чтобы они были поближе?

— Уэлс Фарго хорошо платит за поимку грабителей дилижансов. Ладно, теперь ваш черед, мистер Ратледж. Что привело вас на запад?

— Почему вы решили, что я с востока?

Улыбка, на этот раз вполне определенная, показалась на губах Малыша, пока его светло-карие — почти янтарные при свете костра — глаза разглядывали Демьена с головы до ног.

— Просто предположил.

Демьен нахмурился. Парнишка хихикнул, потом произнес небрежно:

— Совершаете путешествие по стране, как это принято на востоке?

Демьен был достаточно задет, чтобы ответить:

— Нет, направляюсь в Техас, чтобы убить одного типа.

Глава 4


Направляюсь в Техас, чтобы убить одного типа.

Эти слова отбросили Демьена в прошлое, на полгода назад, в ту весеннюю ночь, когда рухнул его привычный мир.

В тот день все складывалось удачно. Цветы были доставлены Уинифред незадолго перед тем, как Демьен за ней заехал, а обручальное кольцо, как и было задумано, завершило утро. Даже в ресторан они приехали вовремя, и немыслимое уличное движение Нью-Йорка не нарушило их планов. И обед был восхитительный. Демьен готов был задать главный вопрос, как только доставит Уинифред домой.

Ее отец уже одобрил партию. Его отец был в восторге. Они были прекрасный парой: он — наследник «Ратледж импорте», она — наследница «К.У, энд компани». Это был не просто брак, а объединение двух крупнейших в городе компаний по импорту.

Но сержант Джонсон из двадцать первого участка появился возле их столика, когда они заканчивали десерт. Угрюмый полисмен хотел сказать Демьену несколько слов наедине. Они вышли в коридор. К концу разговора Демьен был в шоке.

Он не был уверен, попросил ли сержанта позаботиться о том, чтобы Уинифред отвезли домой. Он бросился в офис «Ратледж импорте». Все окна в здании были освещены.

Офис обычно закрывали в пять часов дня, но порой случалось, что кто-нибудь из служащих оставался и позже, работая с документами. Оставался иногда и отец Демьена… но не так поздно. Даже уборщицы заканчивали работу к этому времени. Теперь же там делали свое дело только сотрудники управления полиции города Нью-Йорка.

Тело все еще висело на флагштоке в огромном зале с высоким потолком. Резных флагштоков было два — по обе стороны двери. В июле на них обычно висели американские флаги, потом — вьющиеся растения. А сейчас с одного из флагштоков горшки были сброшены, грязные и затоптанные листья покрывали кремового цвета ковер, а на флагштоке повисло тело.

Если бы стены не были сложены из кирпича, такая тяжесть не удержалась бы на весу в шести дюймах от пола. Но флагштоки были стальные и закреплены прочно, и тот, что держал тело в двести фунтов, даже не согнулся.

Так близко от пола и вместе с тем так далеко. Будь на покойном ботинки, тело опиралось бы на цыпочки, пусть и недолго, но ботинки были сняты. И руки были свободны. Эти сильные руки могли легко дотянуться до флагштока и ослабить давление веревки на шею. И стул, что стоял под флагштоком, был еще на месте, не опрокинут, до него вполне можно было дотянуться.

— Снимите его.

Никто не услышал Демьена. Три человека преградили ему вход и не впускали, пока он не назвал себя. Люди в офисе были слишком заняты поисками улик, никто не обернулся на сдавленный голос Демьена. Он вынужден был закричать, чтобы его наконец услышали:

— Снимите его!

Этот крик привлек внимание, и полицейский офицер в форме негодующе рявкнул:

— Кто вы, черт побери, такой? Демьен был все еще не в силах отвести взгляд от мертвого тела.

— Я — его сын.

Он слышал невнятные слова сочувствия, пока они снимали тело с веревки, но смысл этих слов не доходил до его сознания. Отец был мертв — единственный в мире человек, к которому Демьен был крепко и искренне привязан. Других родственников у него не было.

Мать не в счет. Она развелась с отцом, когда Демьен был еще ребенком, чтобы выйти замуж за своего любовника, вызвав своим поступком немалый скандал. Демьен никогда ее больше не видел и видеть не хотел. В его сердце она была и останется навсегда мертвой. Но отец…

Уинифред тоже не в счет. Он собирался жениться на ней, но не любил. Надеялся, впрочем, что они отлично подойдут друг другу. Он не находил в ней никаких недостатков. Красива, изысканна и будет отличной матерью детям, которые у них родятся. А сейчас он не мог бы назвать ее своей суженой, не мог думать о ней как о близком человеке. Отец…

И немногие так называемые друзья не в счет. После того как мать предала и бросила его, он никого и никогда не подпускал к себе близко. Так было проще. Исключало из жизни душевные страдания. Отец…

— ..явное самоубийство, — донеслось до него. И дальше:

— Даже записка есть.

Перед глазами Демьена появился листок бумаги.

Кое-как сумев сосредоточиться на отдельных словах, он прочитал: «Я старался справиться с этим, Демьен, но не смог. Прости меня».

Он выхватил записку из рук полицейского и прочитал ее снова… и снова. Почерк был вроде бы отцовский, хоть и неуверенный. Записка выглядела так, словно ее долго держали в кармане или сжимали в кулаке.

— Где вы это нашли? — спросил он.

— На письменном столе, в самом центре. Не было возможности не заметить.

— В столе находится новая пачка почтовой бумаги, — заметил Демьен. — Почему записка так измята, если она написана перед самой…

Он был не в силах закончить фразу. Полисмен, к которому он обращался, пожал плечами. Но другой полицейский вмешался в разговор, высказав предположение:

— Возможно, он носил записку с собой несколько дней, пока наконец собрался с духом.

— И принес с собой веревку, не так ли? Такой веревки в офисе не было.

— Значит, он принес ее с собой, — прозвучал равнодушный ответ. — Послушайте, мистер Ратледж, я знаю, как нелегко смириться с тем, что кто-то из близких уходит из жизни, но такое случается. Вам известно, с чем он был не в силах справиться, как сказано в записке?

— Нет. У моего отца не было ни малейшего повода убивать себя, — настойчиво произнес Демьен.

— Ну… а выглядит так, что он думал иначе.

Глаза у Демьена сделались по-зимнему серыми, словно тень на снегу.

— Вы намерены принять это как само собой разумеющееся? — спросил он. — Вы даже не считаете нужным расследовать возможность убийства?

— Убийства? — Полицейский снисходительно усмехнулся. — Существуют более легкие и быстрые способы покончить с собой, чем повеситься. Знаете, как долго при этом приходится мучиться, чтобы умереть? Да еще если шея не сломана, а у него нет перелома шейных позвонков. И есть более легкие и быстрые способы убить человека, чем повешение.

— Тем более что вам выгоднее считать это самоубийством.

— При убийстве самое простое — пустить человеку пулю в голову. И потом смотрите, ведь здесь же нет никаких следов борьбы. Нет указаний на то, что вашему отцу связывали руки, чтобы он не сопротивлялся. Как вы считаете, сколько человек могли бы справиться с мужчиной такого роста и сложения, если бы он сопротивлялся насилию? Одному или двоим это не удалось бы. Трое или больше? Зачем? Каковы мотивы? Держал ли ваш отец деньги здесь? Пропало ли что-нибудь из ценностей, насколько вы можете сейчас судить? Были у вашего отца враги, ненавидевшие его так, чтобы убить?

Ответы были: нет, нет и нет, но Демьен не смог произнести их вслух. Люди из полиции пришли к заключению, которое казалось очевидным. Он даже не мог предъявить им претензии — ведь все выглядело так ясно. Чего ради они станут копать глубже, когда могут составить протокол и начать новое следствие? Только на основании его слов? Пытаться убедить их, что это — преступление, требующее дальнейшего расследования, значило бы понапрасну тратить их и свое собственное время.

Но он все же предпринял еще одну попытку. Потратил на это два часа, пока полицейские не собрались уходить, принеся ему извинения, заверив Демьена, что, разумеется, разберутся во всем. Но он не обманывался ни на минуту. Уступка скорбящему родственнику. Они сказали бы что угодно, только бы покончить с этим поскорее.

Демьен вернулся в городской дом, где они жили вдвоем с отцом, уже за полночь. Дом был громоздкий, старый, слишком большой для двоих, но именно поэтому Демьен не покинул его, когда стал взрослым. Они с отцом жили дружно, никогда не стояли друг у друга на дороге и всегда были готовы к разговору, если одному из них нужно было поговорить.

В эту ночь дом показался Демьену опустевшим. Никогда уже он не позавтракает вдвоем с отцом перед уходом в офис. Никогда не найдет его в кабинете или в библиотеке поздним вечером, чтобы потолковать о классиках или просто почитать, сидя рядом. Никогда им не придется обсуждать дела за обедом. Больше никогда…

Он уже не мог сдержать слез, как старался весь вечер, и они хлынули потоком. Все же Демьен не заплакал до тех пор, пока не вошел в свою комнату, хотя в этот поздний час никто из слуг не мог увидеть его слабость, так непохожую на обычную строгую сдержанность. Он налил себе бренди, которое держал в бюро на случай бессонницы, но горло сдавило, и пить он не стал.

В мозгу засела единственная мысль: он непременно узнает, что произошло на самом деле, потому что никогда не поверит в самоубийство отца. Не было никаких доказательств обратного, никаких признаков борьбы, но Демьен твердо знал, что отец был убит. Он очень хорошо знал своего отца.

Демьен-старший не был способен кривить душой или притворяться. Он никогда не лгал, потому что выдавал себя сразу, как только пытался соврать. Если бы что-то было настолько ужасно, чтобы смерть казалась единственным выходом, Демьен знал бы об этом.

Но они планировали свадьбу. Шли даже разговоры о том, не перестроить ли западное крыло дома, не сделать ли его более уединенным, если Демьен захочет привезти сюда молодую жену. Отец Демьена мечтал о внуках. Он подождал бы уходить из жизни по крайней мере несколько лет, пока у Демьена-младшего не появятся дети.

Помимо всего прочего, Демьен-старший от души наслаждался радостями жизни. Он был совершенно удовлетворен своей любовницей, богат, к тому же унаследовал большое состояние. Любил дело, которым руководил, дело, основанное его отцом, Демьеном Первым, а затем расширенное им самим. У него было все, чтобы жить и жить.

Но кто-то решил иначе. «Прости меня»? Нет, это не слова отца. Прощать его было не за что. Но было за что отомстить…

Демьен прогнал от себя воспоминания. Да, он приехал на запад, чтобы убить человека. Того, кто убил его отца. Но, сообщив об этом, он, кажется, ничуть не удивил парнишку, сидящего поблизости. Малыш только и спросил:

— Просто так убить или на то есть серьезная причина?

— Очень серьезная.

— Вы тоже охотник за вознаграждением?

— Вряд ли. У меня дело личное.

Демьен объяснил бы, если бы его спросили, но вопроса не последовало. Малыш только кивнул. Если его и мучило любопытство, он этого никак не показал. Надо признать, парень он необычный. Большинство мальчишек его возраста любопытны до крайности, а этот спрашивал мало, да и то без особого интереса.

— Пойду-ка я все-таки помоюсь, а потом уж и лягу, — сказал Демьен.

Парнишка ткнул большим пальцем куда-то себе через плечо:

— Это там, внизу, у отмели. Я тоже собираюсь лечь, так что не слишком шумите, когда вернетесь.

Демьен кивнул, взял свой саквояж и пошел вниз по склону. Услышал позади:

— Берегитесь змей.

Последовавший за этим словами коротенький смешок заставил его скрипнуть зубами. Бойкий мальчонка! А ведь придется провести с ним по меньшей мере еще один день.

Глава 5


Запах кофе разбудил Демьена, но он не в силах был подняться со своего неудобного твердого ложа. Ему казалось, что проспал он всего час или два. Это было вполне вероятно. С трудом разлепив глаза, Демьен увидел, что небо все еще усыпано звездами, но на востоке, откуда должно подняться солнце, появилась у горизонта светло-голубая полоска. Несмотря на чудовищную усталость, Демьен не спал толком и в предыдущую ночь, поэтому нечего было удивляться, что и в это утро он не чувствовал себя отдохнувшим.

Уже не впервые обстоятельства смерти отца и последовавшие за этим события лишали Демьена сна и покоя. Гнев и чувство мести, постоянные спутники последних шести месяцев, всегда были готовы прорваться на поверхность. Ему постоянно приходилось смирять эти сильные чувства, подавлять беспокойство, мучившее его, пока он не узнал правды, которой вначале не хотел верить, и пока не принял решение самому свершить правосудие.

После неудачного опыта с полицией Демьен нанял частных детективов, и они показали себя быстрыми и пронырливыми. Маленькое кафе через улицу напротив «Ратледж импорте» было открыто в ту ночь, но дела шли вяло. Один из официантов заметил, как из здания фирмы вышли два здоровенных парня; он обратил на них внимание именно потому, что выглядели они несколько странно К тому же официант оказался художником-любителем. За небольшую плату он набросал по памяти портреты обоих мужчин.

Парень был явно одаренным художником, потому что его наброски, распространенные в самых подозрительных районах города, скоро вывели на одного из преступников, от которого добились полного признания. Но еще до этого попал под подозрение Генри Каррутерс.

Демьен не хотел этому верить. Генри Каррутерс работал у отца бухгалтером более десяти лет. Непритязательный маленький человечек, лет под сорок, он никогда не был женат. Жил с пожилой тетушкой, которую содержал, в восточной части города. Не пропустил ни одного рабочего дня. На службе находился либо в офисе, либо на одном из складов фирмы, проводя очередную инвентаризацию. Как и все остальные сотрудники, он присутствовал на похоронах и, казалось, искренне скорбел о смерти Демьена-старшего.

Ничто не указывало на его возможную причастность к преступлению, пока один из детективов не заглянул в бухгалтерские книги компании. Он обнаружил в них некоторые несообразности, и, когда Генри допросили, детектива не удовлетворили ответы маленького человечка.

Все это не было решающим доказательством, но Генри неожиданно исчез из города, не оставив следов.

Те люди, которых нанял Генри, не знали его имени, но описали наружность совершенно точно: очки с толстыми стеклами, редеющие каштановые волосы, родинка на левой щеке, круглые, как у совы, светлые глаза. Генри Каррутерс заплатил убийцам всего пятьдесят долларов, чтобы убрать своего работодателя, пока тот не обнаружил, что бухгалтер обворовывает компанию.

Пятьдесят долларов! Демьен не мог поверить, что кто-то может так дешево оценить человеческую жизнь. Один из детективов заметил ему, что столь ничтожная сумма для одного может быть целым состоянием для другого.

Именно Генри настаивал на том, чтобы смерть выглядела как самоубийство. И это он сочинил поддельную предсмертную записку. Очевидно, рассчитывал, что охваченный горем Демьен не сразу возьмется за проверку бухгалтерских книг, а пройдет немного времени, и концов уже не найдешь — следы махинаций затеряются.

Настоящим убийцей был Генри Каррутерс, наемники действовали по его указке. И ему все сошло бы с рук, не будь Демьен так близок с отцом, не знай точно, что даже возможность самоубийства исключается. И все же Каррутерс улизнул. Исчез, затаился где-то. Понадобилось три месяца, чтобы выйти на его след, но он снова скрылся, прежде чем его задержали.

Демьен был сыт по горло и ожиданием, и собственным бездействием. Мысль, что Каррутерс все еще на свободе, была невыносима. Обнаружили его в Форт-Уэрте, в штате Техас. Как и многие, кого разыскивает полиция, он уехал на запад, где легко затеряться. Но Демьен его найдет. Он не имеет ни малейшего понятия о том, как выслеживать людей, но он его найдет. И он обзавелся кокардой, чтобы убить Каррутерса на законном основании.

Неплохо иметь влиятельных друзей, а его отец кое-каких имел. Демьен пустил в ход эти связи, чтобы получить права шерифа Соединенных Штатовnote_2 только ради того, чтобы расправиться с Каррутерсом. Вместе со значком шерифа Демьену вручили папку с обширным списком, включающим имена и клички известных преступников в Техасе, а также в других западных штатах. Имя Каррутерса было добавлено к списку…

— Ну что, парни, пришли попить кофейку или просто хотите поваляться на пузе, пока солнышко взойдет?

Демьен широко раскрыл глаза. Малыш обращался не к нему, это ясно; и тут откуда-то издалека до него донеслось нечто вроде короткого смешка. Он медленно сел и явственно, хоть и не очень четко, разглядел тени двух мужчин, отряхивающих пыль с одежды, футах в двадцати от костра.

Демьен глянул на парнишку, чтобы узнать его реакцию на появление незнакомцев. Малыш был одет в то же платье, что и вечером. Правда, одежда немного помялась, потому что он в ней спал. Только шляпа свисала на ремешке за спиной, и теперь было видно, что волосы у Малыша не просто нечесаные, но тусклые, грязные и настолько спутанные, словно гребень не касался их по меньшей мере несколько месяцев, а может, и никогда.

Малыш сидел на корточках у костра, раздувая огонь. С виду он был совершенно невозмутим, лицо непроницаемое, лишенное всякого выражения. Невозможно угадать, обеспокоен он появлением незнакомцев, рад ли новому обществу или ему все равно.

Демьен представить не мог, каким образом парень углядел этих двоих. Свет костра терялся уже в десяти футах, дальше все тонуло в сумраке, а до восхода солнца оставалось по меньшей мере полчаса. Демьену пришлось прищуриться, прежде чем он разглядел две тени, а парень сразу высмотрел пришельцев своими золотистыми, как у кошки, глазами.

Казалось странным и другое: почему эти двое подбирались к лагерю крадучись, ведь только вчера вечером Малыш говорил о том, что здесь принято предупреждать о своем появлении? Стало быть, не только Демьен не знал о таком обычае?

Тени двинулись к костру. Фигуры гостей вырисовывались все отчетливее; стало заметно, что на губах у того, кто повыше, играет дружелюбная улыбка. Второй все еще хлопал своей мятой шляпой по колену, стряхивая пыль. К чему так обращаться со шляпой, просто непонятно…

Тот, что был без шляпы, замер на месте, увидев Демьена. Зрачки у него расширились, словно перед ним появился призрак, и он изумленно сказал своему приятелю:

— Вроде бы ты говорил, будто он мертвый. Мне он покойником не кажется.

Тот, к кому он обратился, испустил громкий стон и заметил:

— Ты самый большой и горластый осел, Биллибоб, из всех, с кем мне приходилось вместе ездить верхом.

С этими словами он выхватил пистолет и направил его на Демьена. Биллибоб закопался со своим оружием, но в конце концов тоже вытащил его и нацелил на Малыша. Тот медленно встал и раскинул руки в стороны, показывая, что никому не угрожает. На его лице по-прежнему не было никакого выражения. Это начинало раздражать Демьена. То, что он вновь столкнулся с людьми, которые его ограбили, как-то даже на него не подействовало. Кто же еще мог думать, что он мертв?

Биллибоб спокойно возразил:

— Тебе не стоит ругать меня, Вине, ведь это из-за тебя я так удивился. В следующий раз, когда захочешь сказать, что парень мертв, сначала проверь, так ли это на самом деле.

— Заткнись, Биллибоб. Ты только больше запутаешься. Биллибоб опустил глаза, словно хотел проверить, в чем это запутались его нижние конечности. Его друг, заметив, куда тот глядит, поднял в немой мольбе глаза к небу, а потом толкнул малорослого локтем: мол, помни, куда надо смотреть — на лагерь, вернее, на его обитателей. На лице длинного вновь появилась улыбка, когда его взгляд остановился на Демьене.

— Ну что ж, — заговорил он вполне миролюбиво. — Мы могли бы перейти прямо к делу, поскольку Биллибоб выпустил кота из мешка. Мы уже знаем, что у вас, мистер, нет ничего интересного, а как насчет тебя. Малыш?

Демьен было подумал, что эти двое знакомы с мальчуганом, но потом сообразил, что обращение «Малыш» — только дань юному возрасту. Он же говорил, что незнакомые всегда называют его так, потому что не знают имени.

— Интересного? — произнес Малыш, как бы обдумывая ответ. — Есть горячий кофе да еще миска теста для оладий — хоть сейчас на сковородку, если вы это имели в виду.

Такой ответ вызвал у Винса смешок.

— Сказать по правде, это меня занимает, но у тебя должно быть что-то в карманах…

— А, в карманах…

Малыш выхватил свой пистолет с той же молниеносной быстротой, с какой за секунду до этого опустил руки. И он не просто выхватил пистолет, но и выстрелил, а уж насколько метко, это зависело только от его намерений. Если он собирался пристрелить Винса, то не преуспел. Но если хотел разоружить, то сделал это с поразительной точностью: пуля со звоном ударила по пистолету Винса. Тот взвыл и выронил оружие.

Вине не был ранен, ему лишь обожгло руку. Но этот ожог вызвал поток ругани и воплей — он ругался и тряс рукой, чтобы уменьшить боль. Его дружок смотрел на него разинув рот, с испуганным видом, а тем временем Малыш не спеша подошел к нему и направил на него дуло его же оружия.

Биллибоб оказался туповатым малым — к счастью. Если бы он хоть некоторое время понаблюдал за Малышом, скорее всего завязалась бы перестрелка и Демьена вполне могли бы убить, потому что он находился как раз на линии огня.

Демьен сменил положение и вскочил на ноги, едва только улеглось его изумление. Он не верил глазам своим, когда смотрел, как Малыш вынимал оружие из вялой руки Биллибоба и поднимал с земли пистолет Винса. Парень разоружил обоих легко и без кровопролития и все с тем же непроницаемым видом. И проделал всю операцию с таким безразличием, словно просто вернулся на стоянку после того, как облегчился в кустах, а не справился с парочкой грабителей дилижансов.

Малыш перебросил один из отобранных пистолетов Демьену, а второй сунул за пояс. Своим пистолетом он манипулировал, отдавая приказания грабителям:

— Сядьте на землю и заложите руки за голову. И не причиняйте мне лишних хлопот. Отвезти вас куда следует мертвыми гораздо проще, да и быстрее, чем живыми. Тем более что у меня и без того есть лишний груз, так что лучше не толкайте меня на легкий путь.

Демьен расслышал не все, особенно насчет лишнего груза, потому что Малыш из деликатности понизил голос, упоминая о нем. Кроме того, он раздумывал, поднимать ли пистолет, брошенный прямо к его босым ногам.

Обращение с пистолетами не было сильной стороной Демьена. Говоря по правде, он никогда не держал в руках подобного оружия. В тех краях, где он жил, пистолеты были не в обычае. С другой стороны, ружья были ему знакомы как по стрелковым состязаниям в колледже, так и по охотничьим вылазкам вместе с отцом.

Но он полагал, что не может оставить пистолет на земле, поскольку оба грабителя пока что относительно свободны и могут попытаться вернуть оружие. Малыш разрешил его сомнения, бросив через плечо:

— Мистер Ратледж, найдите у себя в саквояже что-нибудь подходящее, чтобы связать их. Отлично подойдет старая рубашка, разорвите ее на полосы.

Демьен чуть не фыркнул от смеха. Старых рубашек у него не водилось. Что за мысль… Но тут он снова услышал голос Малыша:

— Вам все равно не удастся взять саквояж с собой.

Лошадь одна, он на ней не поместится.

Теперь Демьен был рад, что не рассмеялся. Он просто не задумывался над тем, как они попадут в город, но Малыш, очевидно, сообразил, что, если едешь вдвоем на одной лошади, вряд ли найдется место для лишнего груза.

Порывшись в саквояже, Демьен шагнул вперед, держа в одной руке рубашку, а в другой — пистолет. Малыш смотрел на него выжидающе, и Демьен наконец сообразил, что ему надо разорвать рубашку и связать грабителей. Что ж, вполне логично, ведь бандиты видели, что может сделать этот парень с помощью оружия, и не посмеют сыграть какую-нибудь скверную шутку, пока он их караулит. Зато Демьен, без сомнения, обращается с пистолетом так же неуклюже, как Биллибоб.

Вине подал голос, едва на его дружка были наложены путы, и голос этот прозвучал воинственно:

— А куда ты намерен доставить нас, парень?

— К шерифу Коффивилла.

— Из этого ничего не выйдет, только время зря потратишь, потому что мы не сделали ничего противозаконного.

— У меня здесь свидетель, который вряд ли согласится с этим.

— Ничего у тебя нет, малый. Он был в отключке.

— У меня есть ваше собственное признание.

— Какое еще признание? — Вине с угрожающим видом повернулся к приятелю. — Ты в чем-то признался? Биллибоб побагровел, однако подыграл товарищу:

— Чего это ради я буду делать такие глупости? Малыш только пожал плечами в ответ, потом сказал:

— Вы бы лучше не прикидывались. Шерифу не составит особого труда разобраться, что вы делали, а чего нет.

Ограбление дилижанса или просто ограбление, все равно у него где-нибудь в офисе припрятаны объявления насчет вас обоих. Ну а если даже и нет… засчитаю себе доброе дело за этот месяц.

Будь Демьен повнимательнее, он бы заметил, как испугался Вине при упоминании объявлений. Он понял бы и то, что Вине опаснее из этих двоих, и связал бы его в первую очередь. По правде сказать, он не видел в них ничего страшного и был сильно удивлен, когда Вине сорвался с места. Но на этот раз Демьен не медлил.

Вине прыгнул к Малышу и дернул его за ноги. Оба упали — Малыш навзничь, Вине на живот, пытаясь дотянуться до пистолета. Прежде чем они сцепились, Демьен рывком поднял Винса на ноги и собирался заехать кулаком ему в физиономию, но тут раздался щелчок предохранителя, и оба застыли на месте.

Вине первым обрел способность говорить при взгляде на Малыша, который целился ему в голову.

— Ты меня не убьешь.

— Вот как?

Это было все, что сказал Малыш. С тем же выражением лица, вернее, с полным отсутствием оного, отчего Вине с низким жалобным воем отскочил в сторону. Невозможно было угадать, о чем думает Малыш и что он чувствует, невозможно было понять, то ли это хладнокровный убийца, то ли напуганный юнец, умело скрывающий свой страх.

Но и в собственных чувствах Демьен тоже не в силах был разобраться. Слишком много сюрпризов за одно утро, не говоря уж о смертельной угрозе ему и его молодому спасителю. И потому он ударил, пустив в ход всю отпущенную ему силу. Вине даже не сообразил ничего — он потерял сознание еще до того, как упал.

Демьен немедленно пожалел о своем поступке. Он с пятнадцати лет не прибегал к насилию. Еще в те времена, когда количество разбитых им носов достигло семи, он выслушал самое резкое и внушительное наставление отца, в котором его высокий рост был расценен как несправедливое преимущество перед сверстниками, как правило, уступавшими ему в росте. Он мог пользоваться этим преимуществом, и когда стал взрослым. В Демьене было шесть футов три дюйма, и он был выше большинства мужчин.

Малыш немного загладил чувство вины, заметив:

— Хорошо сделано, мистер Ратледж. Заканчивайте вашу работу и свяжите эту парочку покрепче, а я поджарю оладьи. Поедим — и в путь.

Он произнес это совершенно невозмутимо, как будто ничего из ряда вон выходящего в это утро не произошло. У парня стальные нервы, если они есть вообще. Демьен кивнул и сделал то, что ему приказали.

Глава 6


Малыш склонился над костром: сосредоточенно лил на сковородку тонким слоем тесто, подбрасывал оладью, чтобы она перевернулась, потом снимал на единственную тарелку и начинал все снова. Демьен решил, что его спаситель весь поглощен процессом приготовления пищи.

Пистолет был убран в кобуру, но теперь Демьен уже знал, как молниеносно он появлялся в случае необходимости. А кошачьи глаза, скорее золотистые, чем карие, как показалось Демьену на первый взгляд, будто видели то, что другим глазам недоступно.

Но Демьен не думал об этом, пока, пользуясь бессознательным состоянием Винса, крепко-накрепко связывал ему за спиной руки. Нос у того все еще кровоточил. Биллибоб молчал, со страхом наблюдая за Демьеном.

Связав бандитов, Демьен улучил момент, чтобы поискать куртку, которую он вчера вечером снял и аккуратно сложил. Рядом стояли ботинки. Он как раз собирался сунуть в них ноги и тут понял, что Малыш не так уж глубоко погружен в хозяйственные дела.

— Вам бы надо вытряхнуть их, прежде чем надевать. Никогда не знаешь, кто их выберет на ночь вместо спальни.

Демьен тряс ботинки с таким усердием, словно ожидал обнаружить в них клубок змей. Биллибоб дрожал, и Демьен сперва глянул на него, потом перевел глаза на Малыша. Тот успел спрятать улыбку, лицо его хранило обычное непроницаемое выражение. И Демьен просто не мог удержаться, чтобы не тряхнуть ботинки еще разок; потом он поднес их к костру и хорошенько осмотрел.

— Я бы сказал, что трясли вы хорошо, теперь вполне можно надевать, — заметил Малыш.

Демьен поглядел на него не без подозрительности.

— Вы не подшучивали надо мной?

— Боюсь, "что нет. Не знаю, водятся ли здесь скорпионы, но в некоторых местах…

— Не стоит усложнять, — прервал Малыша Демьен. Он нахмурился и вернулся к саквояжу, чтобы достать пару чистых носков.

Очень скоро он обнаружил, что придется остаться в грязных. Едва он принимался стягивать носок, как начинали кровоточить пузыри на ногах. Надевать после этого ботинки было сущей пыткой.

Хромая обратно к костру, Демьен от души надеялся, что они доберутся до Коффивилла не за день-два, как считал Малыш, а хотя бы за день.

Он подошел к костру, и ему вручили тарелку, полную оладий, и кувшинчик с медом.

— Масло у меня вчера прогоркло, так что вот вам мед, — заговорил Малыш. — И для драки рановато, аппетит у меня испортился, так-то ешьте все, мистер Ратледж. Я потом пожую вяленого мяса, если захочется…

Демьен поглядел на Винса и Биллибоба:

— Других гостей кормить не будем?

— К чертям! Если им хотелось позавтракать, держали бы свои пистолеты в кобурах!

Непреодолимое отвращение прозвучало в словах Малыша и отразилось на лице — впервые на нем появилось хоть какое-то выражение. Значит, парень не такой уж бесчувственный. Видно, попросту не любит делиться своими переживаниями, Малыш встал, вытер руки о штаны и обратился к Биллибобу:

— Где у вас спрятаны лошади?

— Там, над рекой.

Коротко кивнув, Малыш двинулся в указанном направлении. Демьен краем глаза поглядывал на грабителей, поглощая свой завтрак. Он не думал, что Биллибоб отмочит какую-нибудь штучку, пока Вине лежит без памяти, но рисковать больше не хотел.

Он подумал о лишних лошадях и о том, что можно будет взять с собой дорожный саквояж, а не бросать здесь, и тут как раз подошел Малыш с двумя верховыми конягами в поводу. Одна из них хромала, другая прихрамывала, и вообще Демьен в жизни не видел более жалких образчиков лошадиной породы. Он пришел в еще большее удивление, когда Малыш вдруг повернулся к Винсу и дал ему хороший пинок в зад. Ногой, обутой в мокасин, особой боли не причинишь, но все-таки…

— Ненавижу людей, которые так обращаются с животными, — заявил Малыш, бросив яростный взгляд на Биллибоба, который на всякий случай отодвинулся, опасаясь повторных пинков. — Которая из них твоя?

— Ни одна, — откровенно солгал Биллибоб. — Обе принадлежат Винсу.

— На одной совсем нельзя ездить верхом, а на другой, если и можно, разве что шагом. У этой я вынул камень из копыта, ранка уже загноилась. И погляди на них! Они же все в крови от ваших проклятых шпор!

Биллибоб отодвинулся еще дальше, однако Малыш удовлетворился только гневной тирадой. Подойдя к костру, он сказал Демьену:

— Пора в дорогу. Нам повезет, если сумеем сегодня одолеть хоть мало-мальски приличное расстояние. Хорошо, что эти двое не пойдут пешком. Они сядут вдвоем на одну лошадь. Вторая совсем охромеет, если ей придется везти какой-нибудь груз. Черт возьми, у меня от таких дураков прямо скулы сводит!

Это было понятно, И Демьен не решился еще раз заговорить о своем дорожном саквояже. Он надеялся восполнить потерю, как только доберется до цивилизованных мест. Удастся ли найти новую одежду хорошего качества — уже другой разговор…

Он помог, как сумел, сняться с лагеря, а проще сказать, вымыл в речке посуду. Когда он поднялся наверх, костер был погашен, конь Малыша оседлан, к бокам приторочены большие седельные сумки с дорожными вещами.

Демьен впервые увидел гнедого мерина Малыша. Это было великолепное животное, ухоженное и горячее, готовое двинуться в путь немедленно. Гнедой вполне выдерживал сравнение со скаковыми лошадьми, которых Демьену довелось видеть во время редких посещений скачек, и он про себя дивился, что у худенького парнишки такой прекрасный конь.

Малыш тем временем старался усадить Биллибоба в седло и, судя по всему, не слишком преуспевал.

— Я же тебе говорю, что не могу залезть, пока у меня руки связаны, — услышал Демьен слова Биллибоба. — А если и заберусь на коня, так сразу свалюсь, раз не за что будет держаться.

— Ладно, вот и думай весь день, как бы удержаться в седле, а мне лишней заботы не надо. Либо сядешь на лошадь, либо пойдешь пешком, выбирай, а мне плевать.

Задача казалась невыполнимой, поэтому Демьен подошел к Биллибобу сзади и кое-как втащил его на седло. Тот было вякнул: «Что за…» — но немедленно был вынужден сосредоточиться на том, чтобы не свалиться на землю.

Малыш улыбнулся Демьену — хорошо, мол, от тебя хоть какая-то польза, — но тут же перевел взгляд на бесчувственного Винса:

— Если этот еще жив, может, попробуете с ним управиться?

Эти слова напомнили Демьену, что он слишком сильно ударил грабителя, и он покраснел. Кивнув, он помог Винсу умоститься в седле позади приятеля, вылив ему в голову флягу воды, чтобы привести в чувство. Но настал и его черед садиться верхом, и ему очень хотелось, чтобы нашелся помощник и для него, и хорошо бы достаточны рослый.

Прожив всю жизнь в большом городе, Демьен до сих пор не имел дела с лошадьми: упряжными занимались кучера либо лакеи. Нынче он впервые на своем веку должен был сесть на коня, а ему до сих пор как-то не приходило в голову, какое это крупное животное, особенно стоящий перед ним горячий гнедой.

Малыш уже был в седле, дожидаясь Демьена, потом нетерпеливо проговорил:

— Садитесь же, мистер Ратледж, вы что, никогда не ездили верхом?

— Я ездил только в экипажах, — вынужден был признаться Демьен.

Послышался вздох:

— Мне бы следовало догадаться… Ладно, держитесь за мою руку для равновесия, ставьте ногу в стремя, оттолкнитесь другой ногой, а как сядете, сразу освобождайте стремя.

Легче было сказать, чем сделать, но после второй попытки Демьен справился — не свалился на землю и не столкнул с седла Малыша. Сверху его положение казалось таким надежным, что он внезапно пожалел Винса, который сидел со связанными руками позади Биллибоба и легко мог упасть, потеряв равновесие, — В случае чего держитесь за меня, — утешил его Малыш. — Мы не можем ехать быстро, так что вам особо ничего не грозит.

Они тронулись в путь, но немного погодя Вине принялся жаловаться — и не только на то, что у него связаны руки. Выражался он громко, оскорбительно и при этом весьма изощренно ругал Демьена за разбитый нос.

Конец этому потоку брани положил Малыш, рявкнув:

— Если хочешь, чтобы вечером тебе дали пожрать, заткнись сию минуту!

И Вине заткнулся.

Демьен улыбнулся про себя. Он должен был признать, что в определенных ситуациях Малыш вызывает нечто похожее на восхищение. Пожалуй, придется пересмотреть свое первоначальное мнение о нем.

Судя по тому, как легко парень справился с двумя грабителями, по его твердому намерению передать обоих в руки властей, он не хвастался и не врал ни насчет своего занятия, ни насчет того, сколько преступников он задержал. Он чертовски молод для охотника за вознаграждением, но Демьен подумал, что мастерское владение оружием делает эту работу идеальной для Малыша — опасной, но идеальной.

С другой стороны, парню стоило бы изменить кое-какие привычки. Лагерь свой он разбил у реки, а сам не воспользовался даже такой первобытной возможностью, чтобы помыться. Может, он это сделал до появления Демьена, только что-то не похоже. Сидя в седле за спиной Малыша, Демьен очень скоро почувствовал, что от него исходит весьма неприятный запах.

Когда около полудня они остановились ненадолго, чтобы дать лошадям передохнуть и самим расправить затекшие ноги, Демьен первым делом достал из саквояжа, который, к его радости, оказался притороченным к седлу свободной лошади, носовой платок. Однако и платок, которым он незаметно прикрывал нос, чтобы не обидеть Малыша, если тот ненароком обернется, помогал мало.

Демьен никогда бы не стал касаться столь интимной темы, но, вдыхая этот тяжелый запах весь день, не мог удержаться от вопроса:

— Вы что, и спите в одежде?

— Обычно да, — последовал беспечный ответ. — По крайней мере она отпугивает всю живность.

Демьен не мог понять, шутит мальчуган или нет, но уже не решился задать другой вопрос: какую живность он имеет в виду? Он вздохнул, примирившись с тем, что терпеть придется до самого города.

— Как вы считаете, доберемся мы до Коффивилла сегодня к вечеру? — с надеждой спросил он.

Малыш ответил не оборачиваясь:

— Добрались бы, если бы не эти олухи. Они задерживают нас, так что не знаю, мистер Ратледж.

Еще один вздох, после чего Демьен, чтобы продолжить разговор, сказал:

— Имея в виду наше близкое, хоть и временное соседство, почему бы вам не называть меня Демьеном? «Мистер Ратледж» звучит как-то неуместно, вам не кажется? Да и у вас должно же быть, кроме прозвища Малыш, хоть какое-то имя.

— Ну, я подписываюсь инициалами «Кей» и «Си», когда это нужно по закону. Вы это хотели знать?

— А что означают эти инициалы?

— Означают? — Легкое пожатие плеч. — Ничего. Я просто поставил их, когда в первый раз расписывался за вознаграждение, а шериф прочитал их именно так и с тех пор не называет меня иначе.

— Кей Си, верно? Но ведь это очень милое имя, если произнести слитно, а не, как инициалы. Можно, я буду называть вас Кейси?

Малыш на секунду заметно напрягся, но тут же расслабился и сказал только:

— Не собираюсь возражать.

Демьен усмехнулся, подумав, что мальчуган как раз и возразил против имени, которым его называют приятели или девушки. Юноши его возраста порой чувствительны к подобным мелочам. После этого они надолго замолчали. По большей части то был долгий и скучный день, за что, как считал Демьен, надо быть признательным судьбе. Скучно, это так, зато ничего непредвиденного или опасного, что вывело бы его из состояния душевного равновесия, выбило из колеи.

Примерно за час до захода солнца Кейси снова свернул к реке, чтобы разбить на ночь лагерь. За несколько минут он развел костер и быстро замесил тесто, оставив у огня подходить. Потом он снова сел в седло, пока Демьен помогал непрошеным гостям спешиться.

Демьен было встревожился, опасаясь, что его бросят, но Малыш сказал:

— Постарайтесь не разбивать ничьих носов, пока я раздобуду что-нибудь на ужин.

Демьен так и вспыхнул, но Кейси этого не заметил. Он уже уехал.

Глава 7


Кейси была бы рада увидеть Коффивилл завтра утром не меньше, чем Демьен. Она не любила попутчиков. Невозможно расслабиться, быть самой собой, все время приходится держаться настороже. Невозможно хотя бы наскоро ополоснуться, когда рядом вода. Невозможно даже справить нужду, не забравшись куда-нибудь в самый потаенный уголок, в то время как спутники делают это где придется, не заботясь о том, кто с ними рядом. И она не должна была показывать своего смущения — ведь они-то считали ее мальчиком.

И это был ее просчет. Не то чтобы ей стоило больших усилий казаться не тем, что она есть. Оставляя дом, Кейси не думала, что, если она прикинется мальчиком, ей будет проще.

Она тогда вовсе не хотела, чтобы было проще. Скорее наоборот, если добиваться своего и доказывать собственную точку зрения. Единственное, что она сделала, — это обрезала до плеч волосы, и только ради того, чтобы коса не привлекала к ней лишнего внимания. Кейси вообще не терпела быть в центре внимания.

Мужская одежда, которую она носила, была удобнее для верховой езды, а именно так Кейси совершала большинство своих путешествий. Плотное шерстяное пончо вводило в обман, скрывая выпуклости и изгибы фигуры. Кейси почти не снимала его. Пончо, широкое спереди, легче было откинуть в сторону, чтобы достать оружие.

Она была высокого роста, и люди принимали ее за юношу. Она не видела необходимости выводить кого бы то ни было из этого заблуждения. В городах это избавляло Кейси от всяких приставаний. Ее пленники не считали, что имеют перед ней преимущество. Как ни забавно, но преступники явно предпочитали, чтобы их задержал парнишка — не дай Бог, женщина. Мужчины вообще не желали воспринимать женщин всерьез.

Если бы ее спросили, Кейси ответила бы честно. В конце концов она никого не старалась обмануть, а лишь позволяла судить по первому впечатлению. И если никто не старался подойти к ней поближе — может, тогда любопытные и заметили бы то, чего не замечали издали, — стало быть, никакого злого умысла не было. И то, что от нее попахивало, было весьма кстати.

Чтобы добыть еду, она должна была охотиться, а животные хорошо улавливают запах человека. Маскировать свой запах она научилась у отца. Бывало, могла подобраться к добыче так близко, что та не чуяла опасности, и это было особенно важно, когда Кейси не хотела, чтобы кто-то услышал выстрелы.

Именно поэтому Кейси не стирала одежду, пока не попадала в город дольше чем на день, хотя сама мылась при любой возможности. Как раз теперь, она это знала, от нее сильно воняло: намокнув, пончо испускало дикое зловоние, а несколько дней назад она попала под сильный ливень.

Но ничто бы не огорчало Кейси, если бы не попутчики: они попадались то и дело, и в особенное замешательство она пришла, когда Демьен Ратледж Третий появился в. ее лагере.

Она еще не встречала человека, который так привлек бы ее внимание, как этот пришелец с востока. Он казался необычным, такой большой и так нарядно, по-городскому одетый да к тому же еще очень красивый — просто черт знает до чего красивый! Широкие скулы и твердо очерченный овал придавали его лицу особую мужественность, подчеркнутую четкими линиями носа и губ. Глаза серые и такие проницательные, что Кейси несколько раз почти теряла дар речи при мысли, как бы он ее не разгадал.

Он сбивал ее с толку легко и просто. Она ловила себя на том, что глазеет на него без всякой причины — просто потому, что это ей приятно. Он пробуждал в ней непонятное чувство, которое ей не нравилось. Несколько раз у нее даже возникало нелепое желание приукраситься, чтобы Демьен увидел ее такой, какая она на самом деле, однако это было бы совсем уж по-дурацки. Он отправится своей дорогой, как только они доберутся до Коффивилла, — и слава Богу! Никакие увлечения ей не нужны.

Кейси все устроила как нельзя лучше. Сначала она корила себя за то, что оставила родной дом тайком: после ссоры с отцом от злости даже записки родителям не написала, ничего не объяснила. Просто ушла не попрощавшись, слиняла ночью, точнее говоря.

Правда, она каждые несколько недель отправляла матери телеграмму, сообщая, что у нее все отлично. Она не хотела, чтобы родители беспокоились о ней, но понимала, что они все равно беспокоятся. И тем не менее возвращаться домой не собиралась, пока не добьется своего.

Чендос сам поступил так — доказал Флетчеру, что может самостоятельно добиться того же, что и отец, и стал владельцем преуспевающего ранчо. Кейси делала то же — доказывала, что в состоянии содержать себя без помощи мужчины и заниматься мужским делом.

Порой она чувствовала себя почти как те преступники, которых она выслеживала. Она знала своего отца; он, разумеется, ищет ее, а это дело серьезное при его-то нраве. Но он допустил промах: распорядился дать описание дочери такой, какой привык видеть дома, а ее нынешний вид этому описанию ничуть не соответствовал. Загадку инициалов, которыми она воспользовалась, он еще не раскрыл — по крайней мере насколько Кейси это было известно, к тому же немногие шерифы знали ее под этими инициалами. Большинство называли Малышом.

Но у Кейси появилась надежда скоро вернуться домой. Именно с этой надеждой и предприняла она свое путешествие на север.

Ей повезло — крупно повезло, надо сказать, — очутиться в нужное время в нужном месте и подслушать хвастливую болтовню Билла Дулина о двойном ограблении в Коффивилле, планируемом на этой неделе. Дулин был хорошо известен как член банды Далтона, и Кейси легко могла бы его схватить — в тот момент он был в доску пьян, — но она решила выждать и задержать всю банду разом.

Кейси заранее подготовилась к встрече с этой шайкой преступников: потолковала с разными людьми, прочла заметки в старых газетах. Так она, впрочем, поступала всегда, прежде чем кого-то задержать. Братья Далтоны — Роберт, Эммет и Грэттан — в свое время занимали должности маршалов правительства Соединенных Штатов, а проще говоря, судебных исполнителей с правами шерифа. Просто срам, что служители закона сбились с пути, но с Далтонами произошло именно это.

Преступной деятельностью они занялись всего несколько лет назад, начав с угона лошадей, но перешли к более серьезным нарушениям закона после того, как Роберт, главарь банды, увез братьев с собой в Калифорнию. Когда в начале прошлого года провалилась их попытка ограбить на южной Тихоокеанской железной дороге экспресс Сан-Франциско — Лос-Анджелес, так как они не сумели вскрыть сейф, их изображения появились в этом районе повсеместно, и братья перебрались в Оклахому. Грэттана арестовали и присудили к двадцати годам тюремного заключения, поскольку во время неудачного ограбления в Калифорнии один человек поплатился жизнью, но Грэттан бежал и присоединился к братьям.

Ясное дело, с тех пор число их преступлений увеличилось, потому как в шайку вступили четыре новых участника:

Чарли Брайант — по кличке Черномазый, Чарли Пирс, Джордж Ньюкомб — Горький Ручей и еще Билл Дулин. В мае прошлого года они обчистили «Санта-Фе лимитед» и банк Уортона в Чероки-Стрип. Тогда никого не убили, а банда стала богаче на десять тысяч долларов. Только Черномазый прожил после этого недолго и не успел истратить свою долю — его пристрелил во время арест маршал Эд Шорт.

В том же месяце банда ухватила девятнадцать тысяч, остановив около Лилиетты поезд на линии Миссури — Канзас — Техас, и вроде бы залегла на дно, проживая не праведные доходы; сообщения о Далтонах исчезли из газет до нынешнего июня, когда они ограбили поезд в Ред-Роке. А самое их последнее — июльское — ограбление в Адере снова оказалось кровавым: трое раненых и один убитый.

И вот теперь они опять принялись за банки и задумали очистить не один, а сразу два. Весьма честолюбивый замысел для этих олухов, если они и вправду такое задумали.

Кейси вознамерилась предотвратить это преступление и получить вознаграждение.

Общая сумма, обещанная за поимку всех участников шайки, была как раз такой, какую Кейси положила себе иметь в банке, когда закончит свои «доказательства». Она тогда могла бы уехать домой — она жаждала это сделать уже через две недели после бегства. Увы, с тех пор прошло полгода. Шесть долгих месяцев — и немало пролитых слез.

Глава 8


Стоило им накануне вечером лишний час пробыть в пути, и они спали бы эту ночь относительно удобно. Но Кейси этого не знала, так как впервые забралась далеко на север, в Канзас, Она и не думала, что провизия кончится еще до того, как она доберется до города, но три лишних рта — это три лишних рта.

В это утро они двинулись в путь довольно поздно, потому что Кейси должна была поохотиться и добыть что-нибудь на завтрак: последние запасы муки были израсходованы, и последняя солонина съедена перед сном. Обычно в очередном городке она покупала столько припасов, чтобы хватило до следующего, но принять в расчет заблудшего человека с востока и неумелых грабителей дилижансов никак не могла. И хотя до города оставалось не больше часа, в Коффивилл они въехали только поздним утром.

Это был довольно большой торговый городок. Кейси, впрочем, так и предполагала, раз в нем было два банка. Пока они ехали по главной улице к офису шерифа, она увидела и Первый национальный банк, и банк Кондона на противоположной стороне; увидела и присмотрелась повнимательнее к окрестностям в поисках местечка, откуда можно было бы наблюдать за обоими зданиями.

Рабочий люд сновал по улице, время от времени заслоняя ограждения перед банками. Кейси подумала: а стоит ли привязывать лошадей к перекладине забора?

Грабители обычно оставляют своих лошадей поблизости — так легче скрыться с места преступления. Поблизости — значит, прямо перед зданием либо где-нибудь за углом. Если Далтоны заявятся и не обнаружат подходящего ограждения, они могут принять решение вообще не грабить банки и уберутся восвояси.

Это, разумеется, лучше для города, но бандиты по-прежнему останутся в розыске. Тогда Кейси придется опираться на описание их внешности, чтобы опознать и, как она надеялась, передать в руки правосудия.

Сейчас работа в обоих банках шла довольно вяло. Похоже, у Кейси есть время препроводить к шерифу привезенных задержанных, а потом приготовиться к новой охоте.

Поскольку в дело замешаны оба банка, она не может устроить засаду в одном из них, чтобы не упустить часть шайки, которая займется вторым банком. Она должна найти возможность наблюдать сразу за двумя зданиями, причем из надежного укрытия на случай перестрелки.

Она еще не решила, сообщать ли шерифу о предстоящем ограблении. Вполне возможно, что он попросту поблагодарит за сведения и велит держаться в стороне, чтобы вся слава досталась ему. А может быть, начнет насмехаться и не поверит Кейси. В конце концов, в этих краях Далтоны известны прежде всего как банда грабителей поездов, но не банков.

Существенным было и то, что Кейси предпочитала работать в одиночку. Она знала, на что способна, но не могла сказать того же о других. С другой стороны, до сих пор ей не приходилось задерживать сразу так много преступников. Ладно, это решится, когда она повидается с шерифом.

Они привлекли немалое внимание, когда проезжали по городу — по двое на одной лошади, причем Биллибоб и Вине со связанными руками, — и потому нашлось множество помощников из числа наиболее любопытных граждан, которые сняли задержанных и проводили в офис шерифа. Выяснилось, что награду за них выплатят небольшую, поскольку то было их первое ограбление. Демьену не пришлось давать формальных показаний, он только рассказал о поломке кареты и исчезновении кучера.

Он спешил покончить с этим, чтобы поскорее уйти. Вышел конфуз: по какой-то треклятой причине все решили, будто преступников задержал Демьен, и это бесконечно обидело Кейси. Ясное дело, он такой рослый и здоровый, тогда как она выглядит подростком.

Демьен направился к двери, как только шериф отпустил его. Кейси подошла попрощаться, поскольку не закончила свои дела.

— Успеха вам, — сказала она, протягивая руку.

— Надеюсь, ничего такого не произойдет, пока я не доберусь до Техаса, — ответил он.

— Да уж, вы ведь тоже охотитесь на человека Что ж, успеха вам и в этом.

Демьен взял ее руку и крепко стиснул.

— Спасибо за помощь, Кейси. Я бы, наверное, до сих пор блуждал в пустыне, если бы не увидел тогда вечером огонь вашего костра.

Это был спорный вопрос, но Кейси возражать не стала. Она отняла руку, покраснев оттого, что прикосновение взволновало ее. Но Демьен, кажется, этого не заметил. Он был погружен в собственные мысли и хотел поскорее убраться отсюда. Потом взглядом окинул улицу, как бы соображая, что может предложить ему этот город.

— Ну так до свидания, — сказала Кейси и, резко повернувшись, ушла в офис шерифа.

Видимо, ей больше не придется увидеть новичка. Он, вероятно, остановится в самой лучшей гостинице, какую найдет в городе, а ей нужно беречь деньги, так что она поищет жилье подешевле. Вечер Кейси проведет, как обычно, в салунах, там проще всего узнать новости. А Демьен отправится в театр, если он тут есть.

Ему следует вернуться домой. Западные края не подходят для тех, кто вырос не здесь. Почему Демьен не сообразил это сразу? Не извлек должных уроков? Жители восточных штатов — совсем другая порода. Они по-иному смотрят на вещи, они почти ничего не знают о том, как выжить без привычных удобств. Кейси спохватилась, что снова думает об этом человеке, а думать не стоило.

Она вернулась к размышлениям о предстоящем деле, решая, довериться шерифу или нет. Его помощникам она не хотела ничего сообщать, особенно после того как наслушалась их пошлых шуточек насчет собственного нежного возраста и насчет того, что преступников она, как видно, ловит, когда они спят либо вдрызг пьяные, иначе бы такому сосунку их нипочем не задержать. Она не спорила с подобными утверждениями. Никогда не спорила. Чем меньше люди знают, на что она способна, тем лучше.

Шериф занимался с ней добрых двадцать минут и велел прийти завтра и получить свои двести долларов. Немного за двоих. Но Вине и Биллибоб только-только вступили на путь преступлений и никого не убили. Не заработали соответствующей репутации — и теперь уж не заработают.

А потом колебания, стоит или не стоит делиться полученными сведениями, кончились. Послышалась стрельба — именно стрельба, а не просто выстрел. Не обращая больше внимания на Кейси, шериф с помощниками выбежали из комнаты.

Кейси от души надеялась, что банда Далтона еще не нагрянула в город. Но внутренний голос с каждой минутой увереннее говорил, что надежда эта тщетна. И, судя по доносившимся звукам, планы бандитов провалились.

Глава 9


Демьен стоял, подняв руки вверх и сам себе не веря, что его грабят снова, причем забрали все те же деньги. Предостережение Кейси, их разговор у костра вспомнились ему слово в слово:

— Наверняка деньги, что украли у вас Вине и Биллибоб, в седельных сумках либо у них в карманах. Лучше забрать их прямо сейчас, Демьен, потому как неясно, скоро ли шериф вернет их вам. Мне пришлось как-то ждать больше недели, прежде чем выдали вознаграждение. Клянусь, что чертовы законники просто не могут обойтись без бумажной волокиты.

— Меня это не волнует, — ответил Демьен. — Я могу получить деньги переводом. Намерен заглянуть в банк, как только…

— Я бы не пошел туда, — перебил его Малыш.

— Прошу прощения, я не понял.

— Поверьте мне на слово, Демьен, и держитесь подальше от банков, когда попадете в город, — сказал Малыш и сразу переменил тему разговора.

А Демьен нашел свои деньги в седельной сумке Винса — только для того, чтобы теперь отдать их другим грабителям.

Трое мужчин, ворвавшихся в банк Кондона, были вооружены до зубов. Словно одного вида оружия для устрашения было недостаточно, бандиты немедленно взяли на прицел немногих посетителей и служащих банка.

Двое грабителей нацепили явно фальшивые бакенбарды, но заметно было, что все трое молоды — едва за двадцать. И необычайно серьезны. Ни малейшего желания сделать дело кое-как. По глазам видно, что готовы убить каждого, кто откажется подчиниться, ни секунды не медля.

А у Демьена и на сей раз не, было при себе оружия, чтобы оказать сопротивление, даже если бы он этого хотел. Свой пистолет он отдал шерифу, полагая, что он ему здесь не понадобится. И если бы сейчас у него был пистолет, он со злости мог бы натворить глупостей.

Снова ограблен! Это было уже за пределами вероятного. При свете дня, в центре города, на улицах полно народу!.. А ведь Малыш явно знал, что такое может произойти. Пытался предупредить. Но Демьен решил, что тот попросту перестраховывается или дурачится, чтобы заставить его поволноваться больше, чем надо. Что может случиться утром, когда кругом люди?

Прошло всего несколько напряженных минут после того, как двери банка открылись в десять сорок пять, а посетителям был отдан приказ вывернуть карманы. За это короткое время больше никто не вошел в банк Кондона, но Демьен заметил, как кто-то с улицы заглянул в окно. Парень, должно быть, увидел нацеленное оружие и понял, что происходит, потому что в следующую минуту рядом с банком поднялась тревога.

Тревога помешала грабителям. Один из бандитов выругался. Другой побледнел. Все трое выглядели теперь весьма неуверенно и, забыв о выходе через подвал, ринулись к двери, паля из «винчестеров» и пистолетов. Однако город был готов защищать свои сбережения. Вся улица ощетинилась ружьями. Здесь царил настоящий ад.

В банке люди попадали на пол, едва началась стрельба. Демьен то ли не заметил этого, то ли просто решил пренебречь осторожностью. Он медленно подошел к двери и стал свидетелем гибели смельчака. Напротив, из дверей Первого национального банка, выскочили двое вооруженных грабителей с украденными деньгами. Какой-то мужчина ринулся вперед, чтобы перехватить их, и был тут же застрелен из «винчестера». Еще через секунду убили двух прохожих, двигавшихся навстречу убегающим бандитам.

Потом пуля прожужжала у Демьена над ухом так близко, что он ощутил ожог, и эта пуля, одна из тех, что свистели и летели во все стороны, привела его в ярость. Он не знал, на что направить свой гнев, пока не увидел Кейси, гнавшегося за удирающими гангстерами.

Это была какая-то всеобщая кровавая бойня. Кейси успел добежать до проулка, где Далтоны оставили лошадей, чуть раньше, чем прозвучал последний выстрел, и как раз вовремя, чтобы увидеть, как Эммет Далтон кувырнулся с лошади.

Перестрелка продолжалась минут пять. Но за это время погибло четверо граждан, в том числе маршал, который находился в" городе и вступил в бой с Грэттаном Далтоном в том самом проулке. Оба пали в этой схватке. Проулок оказался настоящей ловушкой. Бандиты добрались до своих лошадей, но пользы от этого было мало — слишком много пуль встретило их на пути.

Роберт и Грэттан Далтоны были убиты. Дик Бродвелл и Билл Пауэре — тоже. Дулин, болтовню которого об ограблении подслушала Кейси, даже не появился.

Год или два спустя Кейси услышала, что в то утро лошадь Дулина захромала, и поэтому он задержался, но гибель подельников ничему его не научила. Дулин собрал собственную банду и продолжал творить свои кровавые дела. В тот день выжил только Эммет Далтон, но, когда он оправился от ран, ему вынесли смертный приговор в тюрьме штата Канзас.

…Увидев, к чему привела перестрелка, Кейси пришла в ярость. Она могла бы взять их всех живыми, в крайнем случае стреляла бы в ноги. Бандиты сдались бы без сопротивления.

Они бы остались в живых. Не то чтобы она сожалела об их смерти. Но они унесли с собой жизни ни в чем не повинных людей, а Кейси всегда выворачивало наизнанку, когда люди погибали, случайно оказавшись в неурочный час в неурочном месте.

Все эти жертвы она могла предотвратить, если бы приехала в Коффивилл чуть раньше. И она приехала бы. Вчера или даже позавчера, с большим запасом времени, если бы нелишний груз, который она подцепила в пути, — Демьен и его чертовы грабители.

Вине и Биллибоб сами по себе не слишком бы ее задержали. Разумеется, она двигалась бы медленнее, однако и не подумала бы охотиться ради них нынче утром, когда до города оставались сущие пустяки. Ее ничуть не заботило, что двум олухам придется немного поголодать. И она явилась бы вовремя.

Демьен — другое дело. Ей даже в голову не пришло сказать ему, что с едой придется подождать, пока они не доберутся до города, тем более что у таких крупных мужчин всегда зверский аппетит. К тому же он прибыл с востока, а тамошние люди, думалось ей, совершенно беспомощны, особенно в дороге. Она взяла на себя ответственность, позволив ему остаться в своем лагере, и, стало быть, ей следовало заботиться о его пропитании.

Но ведь ему вообще не стоило здесь находиться. А такому горожанину, как он, и вовсе не надо было отправляться на запад. То, что он сюда приехал, его и только его личное дело, его собственное решение, и потому ответственность за весь этот провал лежит исключительно на нем. К счастью, она не смогла излить свой гнев на него тут же — не то, не дай Бог, пристрелила бы…

Неожиданно Кейси почувствовала, что ее отбросило к ближайшей стене, ноги оторвались от земли и повисли в воздухе, а пончо, рубашка и даже лифчик оказались зажатыми в огромной руке Демьена. Кулак нацелился ей в лицо, секунда — и он раздробит ей кости.

Кейси готова была возопить о помощи, но ей даже некуда было отступить. Она представить не могла, что Демьен способен избить мальчишку ее лет, и, к своему величайшему облегчению, оказалась права, Демьен прорычал что-то низким, утробным голосом и отпрянул от нее, пронзив напоследок взглядом серых глаз, полных бешеной ярости.

Она не знала, в чем причина его негодования, но у нее-то причина была, и гнев ее не утих. В отличие от Демьена Кейси не мучилась сомнениями, особенно когда теряла власть над собой. Без малейшего промедления она въехала Демьену кулаком промеж глаз. Правда, не совсем точно попала в цель, потому что Демьен был намного выше, да и времени как следует примериться не было. Он, ясное дело, снова кинулся к ней — то ли чтобы придушить, то ли чтобы обуздать, но Кейси не стала дожидаться.

Она выхватила пистолет. Демьен немедленно замер, опустив сжатые кулаки. Лицо его побагровело — на этот раз от сознания собственного бессилия.

И тут, как ни странно, гнев Кейси улетучился — наверно, потому, что она взяла верх над Демьеном. И хорошо, что она ему вмазала, — пусть и не особенно больно, потому что била левой рукой. Не стоило пускать в ход правую, которой управляются с оружием. На неприятную дрожь в левой руке Кейси не обращала внимания.

— Так вы понимаете справедливость, верно? — проскрежетал сквозь стиснутые зубы Демьен.

— Если учесть ваш рост и силу, именно так.

Ее спокойный тон еще больше распалил Демьена.

— Вам было известно, что банки должны ограбить? Известно?

Кейси не ответила на вопрос и вместо этого предложила:

— Поговорим об этом не на улице, новичок.

Нельзя сказать, что на них обращали внимание или пытались подслушать, хотя в проулке и вокруг собралось полгорода любопытных. Но в ближайшей лавчонке не было ни души, ибо ее хозяину не меньше, чем остальным горожанам, хотелось выяснить, что означала вся эта пальба рано поутру. Туда Кейси и втолкнула Демьена.

Как только она закрыла за ним дверь, Демьен повторил вопрос. Теперь Кейси не считала нужным отрицать это.

Ее короткий кивок не устроил Демьена, и он задал следующий вопрос:

— Откуда вы узнали?

Она и это не собиралась дольше скрывать:

— Несколько недель назад я был в одной чертовой дыре к югу отсюда и узнал одного из членов банды. Я хотел задержать его, да вдруг услышал, о чем он говорит, вернее, хвастается своему дружку.

— Он говорил об ограблении банков?

— Да.

— И этот парень не боялся, что его подслушают?

— Он же не знал, что его слушают. Я умею делаться незаметным, когда надо. Кроме того, он здорово накачался какой-то дрянью в тот вечер. Не заметил бы и мухи у себя на носу, не то что меня.

— Выходит, вы знали, что здесь затевается, и ни слова не сказали. Черт побери, Кейси, меня в этом банке могли запросто убить! И вы даже не упомянули об этом прошлым вечером, когда мы разговаривали.

— Такими сведениями я делюсь только с представителями закона. Вам надо было просто поверить мне.

Надо отдать Демьену должное — он покраснел при напоминании о том, что пренебрег советом.

— Я собирался пробыть в этом банке не больше двух минут. Просто хотел убедиться, что могу рассчитывать на перевод денег и получить их, когда понадобится. Вот теперь и понадобилось: у меня опять отобрали наличные.

— Вы получили по заслугам, не послушав меня, — без всякого сочувствия произнесла Кейси. — И позвольте сказать вам кое-что еще. Не знаю, заметили ли вы, что на улице лежат убитые, а ведь их могло бы не быть. Я успел бы предупредить нападение, если бы приехал вчера. А почему я этого не сделал? Да потому, что появились вы. Мне это стоило к тому же кучи денег. Из-за вас пришлось ехать медленно, и я потерял вознаграждение в десять тысяч долларов.

Демьен поежился при этих словах.

— Минутку, Малыш. Не надо обвинять меня за гибель людей и потерю вознаграждения. Неужели вы воображаете, что могли бы в одиночку задержать их без единого выстрела? — Демьен поморщился. — Никогда не поверю.

Кейси вздохнула.

— А ведь я этим и занимаюсь, Демьен, разве не помните? Выслеживаю, охочусь, задерживаю преступников, а они любым способом стараются улизнуть. Если мне удается обнаружить сразу целую шайку, тем лучше. Большинство людей не так глупы, чтобы вытаскивать оружие, когда на них уже нацелились. Это все равно что пригласить с визитом владельца похоронного бюро.

— Люди отчаявшиеся способны и не на такое. Вы обманываете себя, если думаете иначе. В любую минуту вас могут убить. Если хотите знать, я спас вам жизнь, помешав взяться за это дело.

У Кейси на миг глаза стали круглыми.

— Никогда нельзя знать в точности. Мне только известно, что я мог бы получить кучу денег, а теперь не получу. И я хочу вам дать еще один, последний совет, Демьен. Уезжайте домой. Вы здесь чужак. У нас все по-другому. И держитесь подальше от меня.

Глава 10


Несколько дней Демьен провел в заботах о собственных ногах. Чтобы залечить кровавые мозоли, сидел в комнате безвылазно, даже еду ему приносили в номер. Он послал за городским врачом и показал рану на голове; после долгих расспросов получил ответ, что рану надо было зашить, но теперь в этом нет необходимости — все уже зажило.

Сидеть в гостинице было не так уж плохо. Комната была не из тех, к каким он привык, однако намного лучше, чем многие, в которых ему довелось останавливаться по пути на запад. К тому же в этом городишке Демьену некого было навещать и не от кого ждать ответного визита. До отъезда он рассчитывал приобрести новый котелок и ружье. Не хотелось снова быть застигнутым врасплох, оказавшись безоружным, а с ружьем он умеет обращаться. Но покупки вполне можно отложить до тех пор, пока он не окрепнет настолько, чтобы сесть в Поезд и продолжить путь на юг.

Правда, в гостиничном номере Демьену нечем было заняться, кроме как перечитывать вновь и вновь перечень лиц, разыскиваемых законом к западу от Миссури. Кстати, банда Далтона — все известные ее участники — тоже была в этом списке. В налете на банки в Коффивилле участвовала не вся шайка, но все равно три брата Далтона больше не попадут ни в какие списки.

Набираясь сил после выпавших на его долю испытаний, Демьен много размышлял. Он жалел, что так не по-доброму расстался с Кейси. Малыш дал ему свой последний совет и исчез. С тех пор Демьен его не видел. Не потому, что принял совет близко к сердцу и старался избегать встречи с парнем. Он просто никуда не выходил и даже не знал, в городе ли еще Малыш.

По зрелом размышлении Демьен счел себя виноватым. Кейси помог ему, когда он отчаянно в этом нуждался. Он был благодарен Кейси, это так, но вместе с тем чуть не измолотил его до полусмерти. Вряд ли можно так обращаться с человеком, который фактически спас тебе жизнь.

Демьену то и дело вспоминалась фраза: «Выслеживаю, охочусь, задерживаю преступников, а они всячески стараются улизнуть».

Демьен вдруг понял, что лично он не имеет ни малейшего представления о том, как надо охотиться за Генри Каррутерсом. Он знал лишь название городка, в котором того видели в последний раз. Но следопыт вроде Кейси, разумеется, сообразил бы, с чего начать. Малыш занимался этим ради хлеба насущного.

Мысль нанять Малыша тут же пришла Демьену в голову, но он не пытался осуществить идею немедленно. Тянул потому, что привык получать от людей все, чего хотел, но от Кейси вполне мог услышать недвусмысленный отказ. А после всех мук, через которые он прошел, получить отказ было бы до крайности обидно.

Однако здравый смысл победил. Кейси мог бы сберечь ему недели, а то и месяцы драгоценного времени. В конце концов, попытка не пытка. Если ему дадут от ворот поворот, он попробует найти другого охотника за вознаграждением и наймет его. Конечно, он предпочел бы Малыша: он с ним знаком и знает его способности. К тому же он неведомо почему доверял Кейси, а как дело сложится с человеком, совершенно неизвестным…

Приняв решение, он встревожился: Малыш мог уже уехать. Все же Демьен приложил все усилия, чтобы отыскать его. И ему повезло.

Дом был обветшалый, на окраине города — самое дешевое жилье, какое только можно найти. Неряшливая хозяйка велела Демьену постучать в первую дверь на верхнем этаже. Пока Демьен поднимался, ступеньки лестницы так скрипели, будто вот-вот рухнут, не выдержав тяжести тела.

Ответа на стук не последовало. К его удивлению, дверь оказалась незапертой, и Демьен вошел.

Он не думал, что застанет Малыша, но тот оказался дома. Он как раз выходил из крошечной ванной, вытирая полотенцем только что вымытые волосы. Видимо, поэтому и не слышал стука в дверь. Пончо на Малыше не было. Демьен впервые увидел своего спасителя без этого непременного атрибута его одеяния.

Для юноши шестнадцати или даже семнадцати лет Малыш оказался куда худее, чем ожидал Демьен. Да и плечи узковаты. Слишком большая для него белая холщовая рубаха была заправлена в джинсы, тонкой талии позавидовали бы многие женщины. Даже ноги были маленькие и красивой формы — без мокасин это сразу бросалось в глаза.

Как следует отмытый парнишка напоминал скорее девушку, причем девушку хорошенькую. Демьен, не останови он в день ограбления свой кулак, пожалуй, оказал бы мальчугану благодеяние: уж слишком он был миловидный.

Малыш держался совершенно спокойно, если не считать прищуренных золотисто-карих глаз, пристально смотревших на Демьена, стоявшего возле узкой кровати.

— Как вы, черт побери, сюда попали?

— Дверь была не заперта.

— Разве это означает: «Входите, милости прошу»? — с ядовитой иронией спросил Кейси. Он стянул полотенце с головы и повесил на шею так, что оба конца спустились на грудь. — Или вы всегда вламываетесь к людям без стука?

Демьен покраснел.

— Женщина внизу сказала мне, что вы дома. Вы не ответили на стук, и я решил убедиться, что с вами все в порядке.

— У меня все отлично. Но станет еще лучше после вашего ухода.

— Не слишком гостеприимно, Кейси.

— Разумеется. Но я ведь не стреляю в вас. Демьен не в силах был удержаться от улыбки. Когда сердился, Кейси был похож на женщину, надувшую губки.

— Я хотел бы извиниться за свое поведение в то утро Признаю, что вышел из себя.

— Я заметил.

— Больше такого не случится, — заверил Демьен. Кейси пожал плечами:

— Мне на это наплевать, если вы сей момент улетучитесь. Стало быть, и знать не хочу, сдержите ли слово. Вы извинились. Я от этого воздержусь. Дверь позади вас.

Демьен вздохнул. Нелегко с этим парнем, однако. Снова напустил на себя непроницаемый вид, напрочь скрывающий чувства и основательно действующий Демьену на нервы. Хорошо хоть, что на этот раз не вооружен: пистолет в кобуре висел на спинке единственного стула, а стул стоял на той половине комнатушки, где находился Демьен.

— Прежде чем уйти, я хотел бы сделать вам одно предложение, — сказал Демьен.

— Оно меня не интересует.

— Вы хотя бы выслушайте, прежде чем отказываться.

— К чему, если я уже сказал, что оно меня не занимает. Не обращая внимания на эти слова, Демьен продолжал:

— Я хочу нанять вас, чтобы вы помогли мне найти убийцу.

Малыш вздохнул.

— Разве я похож на того, кто работает по найму? Ничуть. Я преследую людей по собственной воле. Все ясно и просто. Никто мной не командует, никто не подгоняет и не ноет, что я делаю все не так, как положено.

— Я заплачу десять тысяч долларов, если вы найдете этого человека.

Непроницаемое выражение исчезло. Кейси не верил своим ушам. Цена, которую назвал Демьен, равнялась вознаграждению, которое Малыш якобы потерял.

— Вы что, спятили? — задал Малыш первый вопрос. — Вы ненормальный?

— Нет, я просто очень богат.

— Это значит выбросить хорошие денежки.

— Все зависит от того, как взглянуть на дело. Этот человек убил моего отца, Кейси, и каждый день, что он гуляет на свободе, сводит меня с ума. Я потратил уже тысячи долларов на частных сыщиков, и они в конце концов обнаружили его в Техасе, в Форт-Уэрте. Но там снова потеряли — или упустили, и потому я отправился на поиски сам. Если вы поможете найти его скорее, чем я, то каждый пенни, уплаченный вам, того стоит.

Малыш подошел к кровати и присел на краешек. Несколько долгих минут он сидел, уставившись в пол. Демьен не произнес больше ни слова, давая Малышу время подумать и от души надеясь, что чувство справедливости заставит его согласиться.

Подняв наконец глаза, Малыш сказал:

— Я должен быть с вами честен. Я с ходу мог бы назвать дюжину людей, которые возьмутся за такую работу, — и всего лишь за малую часть того, что вы предлагаете. И все они хорошие следопыты. И есть еще несколько дюжин таких, кто отдаст внаем свое оружие только за кормежку.

— Это еще одна причина, почему я хочу нанять именно вас, Кейси. Я верю, что вы не направите меня по ложному пути и не воспользуетесь тем, что я не знаю эти края. Никому другому я не мог бы довериться, так что мое предложение касается только вас и никого другого.

Прошло еще несколько минут, более мучительных, чем раньше, и опять по виду Малыша нельзя было определить, о чем он думает. Демьен понимал, что парень не хотел бы иметь с ним дел, но видел и то, что деньги для Малыша много значат, иначе он не огорчился бы так из-за упущенной награды.

— Ладно, — заговорил наконец Малыш, — расскажите мне все об этом человеке, Демьен облегченно вздохнул.

— Я расскажу вам по дороге, — произнес он.

— Вы… Что вы сказали?

— Я намерен поехать вместе с вами.

— Ни черта вы не поедете.

— Это часть нашей сделки, Кейси. Я должен там быть, должен установить личность…

— А потом убить? — Глаза у Кейси сузились в щелочки. — Помнится, вы говорили про свои планы. Но если вы воображаете, что я буду стоять и смотреть, как хладнокровно стреляют в человека, то лучше подумайте еще раз.

— Но разве это не правило вашей профессии? — поинтересовался Демьен. — Мертвым или живым, как пишут во всех этих объявлениях…

— Я действую по собственным правилам, Демьен, и убийство в них не предусмотрено.

— Да, я в этом уже убедился. Видел, как вы ведете дело. Но не беспокойтесь. Я не собираюсь его убивать, если меня не спровоцируют. Я могу только надеяться на это, а не получится, добьюсь, чтобы остаток жизни он провел в тюрьме. Многие считают, что это хуже, чем смерть.

— Вы даете слово?

— Если вам это необходимо.

— Ладно, мы отправляемся завтра утром. Купите себе лошадь…

Демьен перебил Малыша:

— Мы сядем на поезд, чтобы сэкономить время. По крайней мере доберемся до того места, где дорога изменяет направление. И я куплю билеты, поскольку дорожные расходы за мой счет.

Малыш бросил на Демьена выразительный взгляд: неужели он начал отдавать приказы? Однако только сказал в ответ:

— Как я убедился на опыте, поезда не всегда быстрее, но пусть будет по-вашему.

Глава 11


Остаток дня Кейси провела, всячески ругая себя, что поддалась искушению. Не стоило ей снова связываться с Демьеном Ратледжем. Найти убийцу его отца — одно дело, но все время быть с ним рядом… нет уж, это извините. Она уже путешествовала вместе с ним и намаялась достаточно.

Примерно половину времени она чувствовала себя с ним как мать с малым дитятей, с которым надо нянчиться. Потом Кейси пригляделась к нему и почувствовала себя совсем как-то странно. Демьен слишком возбуждал ее. Разбудил чувства, каких она до сих пор не знала. Черт возьми, даже расставшись с ним, как она полагала, навсегда, Кейси постоянно думала о нем.

Но десять тысяч долларов — этим нельзя так просто пренебречь, тем более что, закончив дело, она сможет сразу вернуться домой. Чем больше награду предлагали за человека, тем опаснее обычно он оказывался, но в данном случае вряд ли это так. В конце концов убийца — выходец с востока. Какая там опасность?

Это будет легкая работенка, слишком легкая за такие деньги. Но если Демьену приспичило выбросить целую кучу денег, ей-то что? Правда, неприятностей в этом деле не миновать… И действительно — они начались уже на следующий день.

Кейси появилась на вокзале точно в назначенный час. Время было указано в записке Демьена, присланной с утра. Найти Демьена было легко. Одетый в свой лучший костюм, в дурацкой шляпе, которая даже не защищала лицо от солнца, он сразу бросался в глаза.

С собой он взял дорожную сумку и футляр для ружья. Кейси от души надеялась, что в футляре нет оружия: если Демьен намерен стрелять, ей придется все время быть начеку.

— Вы опоздали, — заметил Демьен вместо приветствия, когда Кейси подошла к нему.

— Да нет, я вовремя, — возразила она.

Демьен не стал спорить и направился к поезду, который уже стоял у платформы, но Кейси за ним не пошла.

— Я не вижу в этом составе вагона для скота, — услышал Демьен ее слова и, высоко подняв брови, обернулся.

— Вагона для скота? — переспросил он.

— Мистер новичок, вы что, полагаете, я брошу своего коня?

Демьен вспыхнул от смущения. Он попросту не подумал о том, что лошадь должна сопровождать хозяина. Впрочем, любой, кто в первый раз сел на лошадь всего лишь несколько дней назад, не сообразил бы. Теперь им придется ждать другого поезда, который перевозит не только людей, но и животных. И кто знает, когда такой поезд отправится. Может, в этот же день, а может, вообще через неделю.

Подумав, Демьен сказал:

— Подождите, я скоро вернусь. — Ив самом деле возвратился через несколько минут со словами:

— Они прицепят к составу вагон для скота.

Кейси с трудом удержалась от улыбки.

— Вам это обойдется недешево, — заметила она. Демьен только кивнул. Он все еще был смущен. Поезд задержали, чтобы прицепить лишний вагон. Это обошлось Демьену куда дороже, чем он представлял. Поездная бригада гордилась тем, что почти уложилась в расписание.

Наконец оба расположились в купе — самом роскошном из всех, что доводилось видеть Кейси. Надо же, как повезло: в их составе оказался красивый и удобный пульман, в каких ездят в восточных штатах. Но больше в вагон не вошел ни один пассажир, и тут Кейси узнала, что пульман пригнали по личному заказу Демьена с одной из станций, расположенных севернее.

Демьен нанял вагон за лишние пятьдесят долларов в день. После того как ему пришлось поездить в вагонах для эмигрантов, плата за комфорт весьма невелика, сказал он Кейси. А им ведь еще предстоит миновать индейскую территорию в Оклахоме и северные районы Техаса.

Кейси не могла пожаловаться. Она была вполне согласна с Демьеном: в обыкновенных вагонах ездить неудобно, сама не раз в последние полгода испытала это на себе. Выросшая на ранчо, Кейси любому способу передвижения предпочитала хорошего коня и удобное седло, но уж если довелось катить по рельсам, то придуманный Генри Пульманом роскошный вагон-гостиную она поставит на второе место.

— Мне бы это сообразить, покидая Нью-Йорк, — сказал Демьен. — У отца был такой вагон, мы им пользовались, уезжая из города по делам. В нем были предусмотрены почти все домашние удобства, включая большую спальню.

— А в этом вагоне постелей нет? — спросила Кейси. Демьен сделал вид, что не заметил иронии.

— Нет, но сиденья довольно удобны, можно спать, если поезд не остановится на ночь в каком-нибудь городе. Да и не все поезда останавливаются, а жесткие деревянные скамьи на вокзалах ничуть не лучше, чем холодная твердая земля.

— Неужели вы могли бы предпочесть спать на земле, а? Демьен обиженно покосился на Кейси:

— А вы, безусловно, предпочли бы именно голую землю? Кейси, сложив руки на животе, сидела в глубоком мягком кресле, обитом бархатом; услышав вопрос Демьена, она только улыбнулась, но, заметив его недовольный взгляд, пожала плечами и сказала:

— Я вырос на ранчо, Демьен. Мне немало ночей пришлось провести на голой земле у костра.

Самые чудесные, самые лучшие воспоминания были связаны с поездками верхом в необжитые места с отцом и братьями; отец обучал их тогда всему, что, как он считал, они непременно должны знать. Но Кейси не собиралась об этом упоминать, поскольку наврала Демьену про свое прошлое.

Если вы отрекомендовались безымянным, как это сделала Кейси, естественно, складывается впечатление, что у вас не слишком любящие родители. И свое настоящее имя Кейси не намерена сообщать даже сейчас, через полгода после побега из дому, потому что отец, как ей казалось, все еще разыскивает ее.

— Значит, работа на ранчо знакома вам так же хорошо, как и охота за преступниками? — небрежным тоном спросил Демьен.

— Жизнь на ранчо я знаю вдоль и поперек.

— Судя по тому, как вы это сказали, эта жизнь вам нравится. Почему же вы ее оставили? Ведь слежка — дело опасное.

— Опасное? — Кейси не удержалась от улыбки. — Вот это весьма спорно.

— Трудно себе представить… — начал Демьен, но Кейси его перебила:

— Вам когда-нибудь приходилось иметь дело со скотом, Демьен? Сталкиваясь с вооруженным преступником, вы ставите свое умение против его ловкости, а скот — это грубая и жестокая сила. Если на вас нападает бык или в паническом страхе несется целое стадо, вам не на что надеяться, надо просто убегать с дороги как можно скорее.

— Но если вам это больше по душе…

Кейси передернула плечами.

— Я снова стану работать на ранчо, как только добьюсь того, чего должен добиться. — И что же это такое?

— Вы задаете слишком много вопросов, Демьен. На этот раз усмехнулся Демьен:

— Далеко не так много, как мне бы хотелось, но это не имеет значения. Мне просто кажется, раз нам придется довольно долго быть вместе, не мешало бы побольше узнать друг о друге.

— Обо мне вам надо знать лишь то, что я могу сделать работу, за которую взялся. Лучше расскажите мне о том человеке, которого намерены выследить.

На это ушло немного времени, если иметь в виду голые факты. Но Демьен добавил и те сведения, до которых не было дела детективам. Все, кто знал Генри Каррутерса — его пожилая тетушка, сослуживцы, соседи, — были потрясены, услышав, в чем его вина. Никто не хотел верить, что он присвоил деньги компании, в которой работал, да еще организовал убийство хозяина, чтобы скрыть свое преступление.

Однако обстоятельства порой разительно меняют людей. Кейси понимала это. Она сама являла тому живой пример. Против Каррутерса свидетельствовали показания наемников, его побег и, судя по счетам, которые вел только он, похищенные деньги.

— По описанию внешности найти его будет нетрудно, — заметила Кейси, когда Демьен кончил свой рассказ, и добавила:

— Но прежде чем передать этого человека в руки правосудия, мне хотелось бы выслушать его объяснение.

— После всего, что я изложил, вы вряд ли можете считать его невиновным, — нахмурился Демьен.

— Нет, разумеется. Но это не тот тип преступников, с каким я привык иметь дело. У всех, кого мне довелось выслеживать, есть общее — свидетели их преступлений. Если бы пришлось кого-то убить, я не слишком бы мучился угрызениями совести, зная, что их виновность установлена.

— Но вы же говорили, что пока никого не убивали.

— Верно, однако ведь это могло случиться, и живые свидетели означали бы, что дело закрыто. Приговор после поимки был бы нужен только ради судебного протокола. Правда, был случай, когда единственный очевидец утверждал, что некто по имени Хорас Джонсон хладнокровно убил его брата. Свидетеля в городе все знали, а Джонсона нет, он недавно там поселился. А после разговора с матерью и одним из дружков, которого я разыскал, дело повернулось так, что вроде бы преступление совершил сам свидетель. Нам устроили очную ставку, ну он и признался, что вместе с другими убил брата. Чувство вины так долго мучило его, что он не выдержал и сломался.

— Любопытно, — отозвался Демьен. — Выходит, вы спасли жизнь невинному человеку. А ведь менее щепетильный сыщик при задержании легко мог его убить. Я даже не представлял, что вы так тщательно ведете дела.

Кейси покраснела, и это до чертиков смутило ее. Она вовсе не старалась произвести впечатление на Демьена, просто хотела доказать свою правоту.

— Я только хотел объяснить, почему считаю нужным выслушать Каррутерса, — сказала она.

— Но ведь есть свидетели — те двое, которых он нанял…

— Наемные убийцы, на мой взгляд, вовсе не свидетели, а соучастники преступления, Демьен. Наемников вообще нельзя считать честными людьми. Как знать, может, эти двое имели зуб на Каррутерса по какой-нибудь причине и, когда их схватили, решили отплатить ему, назвав организатором убийства. Он мог сбежать именно поэтому.

— Ну а украденные деньги?

— Это да. Но ведь нет ничего плохого в том, чтобы расспросить человека, когда мы его найдем.

— Пускай будет по-вашему.

Глава 12


Путешествие в Форт-Уэрт должно было пройти без всяких осложнений, однако и Кейси, и Демьену казалось, что удача им явно изменила. До границы Техаса оставалось совсем немного, когда поезд едва не сошел с рельсов. Правда, машинист успел затормозить состав неподалеку от места, где путь был разобран. Внезапная остановка сбросила пассажиров первых вагонов с мест.

Кейси, удобно устроившаяся в одном из больших глубоких кресел салон-вагона, почувствовала лишь небольшой толчок. Прежде чем выглянуть в окно, она посмотрела на Демьена — все ли с ним в порядке. Разобранных рельсов она не увидела, но группа всадников с закутанными лицами, вылетевшая из-за деревьев вдоль дороги, была ей отлично видна. Всадники размахивали оружием.

Кейси села на свое место, поправила пончо и сказала Демьену:

— Успокойтесь, это всего лишь ограбление. Глаза у Демьена так и вспыхнули.

— Как, еще одно ограбление?! Вы шутите? Скажите мне, что это шутка! Чудовищно быть снова ограбленным, да еще так скоро…

Кейси перебила его:

— Обратите внимание на места, которые мы проезжаем.

— А зачем мне это, прошу прощения? — не без надменности спросил Демьен.

— А то, что эта местность всегда была прибежищем преступников. Половина земель всего несколько лет назад как обрела статус территории — тогда у индейцев откупили Чероки-Стрип, чтобы основать поселение для белых, А вторая половина все еще принадлежит индейцам.

— Это индейская территория? И вы не сочли нужным сказать об этом раньше?

— А зачем? Ведь это мирные индейцы. До девяностого года вообще вся область находилась вне юрисдикции белых. Индейцы, которых правительство переселило сюда уже давно, занимались своими делами, пока бандиты их не трогали. Но узкая полоска ничейной земли совсем недалеко отсюда.

— Ничейной земли?

— Ну да. Ни белые, ни индейцы не имели на нее юридических прав, вот она и стала прибежищем для преступников. Так сказать, участок без заявки. В последние два года правительство вложило сюда большие средства, в эти места явилось много переселенцев, но это вовсе не значит, что преступники отсюда убрались.

— И вы не сочли нужным сказать обо всем этом раньше? — с обидой в голосе повторил Демьен свой вопрос.

— Понадеялся, что этого вообще делать не придется. Вы не думайте, ограбления поездов происходят здесь не каждый день.

— Данные, которыми я располагаю, противоречат вашему заявлению, — произнес Демьен и потянулся за ружьем, которое стояло в углу.

— Что вы собираетесь делать? — сдвинув брови, спросила Кейси.

Демьен бросил на нее жесткий взгляд.

— Собираюсь на этот раз уберечь свои деньги.

— Больше похоже на то, что вы потеряете жизнь, — проворчала Кейси.

— Склонен с этим согласиться, — буркнул через повязку, прикрывающую рот, здоровенный детина, появившийся на пороге. — Сядьте на место, мистер, и останетесь целы.

Демьен остановился, но на место не вернулся. Гнев душил его, но показывать это было просто глупо. Тем более что ввалившийся грабитель явно нервничал и выглядел чрезвычайно молодо. Не старше Кейси. Можно было подумать, что это его первое ограбление и что втянул его в это дело какой-нибудь не в меру упрямый осел.

— Парень вовсе не собирается нападать на тебя, — сказала ему Кейси, — так что не натвори глупостей.

Смотрела она при этом на грабителя, но слова были предназначены Демьену. Впрочем, ее замечание отнюдь не уменьшило нервозности щенка. Пистолет в его руке то и дело вздрагивал, глаза перебегали с Демьена на Кейси. Наконец, собравшись с духом, он изрек:

— Выкладывайте денежки, и я удалюсь.

— Ты бы подумал, как убраться отсюда без денег, — спокойно посоветовала Кейси.

— Это почему?

— Меньше крови прольется.

Кейси ничуть не удивляло, что парень с большим страхом поглядывает на Демьена, а не на нее: рослый дядя с востока, с точки зрения грабителя, представлял главную опасность, коли дело дойдет до кровопролития. На сей раз это ее не задело. Ее часто не принимали всерьез, и она успевала выхватить пистолет незаметно для нападавшего.

За несколько последних дней ее собирались ограбить дважды, и сейчас она не просто выстрелила, чтобы обезоружить налетчика, — она целилась в руку, державшую пистолет. Рана была достаточно серьезная, чтобы тот впредь не занимался грабежами — по крайней мере с мало-мальским успехом.

Оружие с глухим стуком упало на покрытый ковром пол, кровь забрызгала все вокруг. Малый жалостно вскрикнул, крик перешел в неослабевающий стон. В глазах над повязкой застыли боль и ужас. Но с места парень не двинулся: пистолет Кейси был нацелен прямо на него, и он замер, прижав к груди здоровой рукой искалеченную кисть.

Кейси незаметно вздохнула. Дураки вечно пренебрегают разумными советами.

Вслух она крикнула:

— Убирайся!

И тот немедленно убрался. Кейси добавила вдогонку:

— Найди себе другую работенку, ковбой. Эта отправит тебя на тот свет в самое ближайшее время.

Он скорее всего не слышал, удирая во всю прыть. Кейси подошла к окну с единственной целью — убедиться, что незадачливый грабитель кинулся к лошади и ускакал, а не бросился за помощью к сообщникам. Она обрадовалась, увидев, как он скрылся за деревьями. Через несколько минут туда же ринулись и остальные грабители: то ли испугались выстрела, то ли спешили увезти награбленное. На этот вопрос могли ответить только пассажиры из других вагонов.

В следующий миг Кейси оцепенела от изумления. С внезапным испугом взглянула она на Демьена, кинувшегося с ружьем к окну.

— Пусть уезжают!

Он сверкнул на нее горящими глазами:

— Какого дьявола…

— Это всего лишь ничтожная шайка молодых безработных ковбоев.

— Они всего лишь грабят поезда! — выкрикнул Демьен, стреляя во второй раз. — И позвольте сказать, раз уж на то пошло, что мне двадцать семь лет, если вы этого до сих пор не заметили. Смешно опекать меня как ребенка, так что больше этого не делайте!

— Прошу прощения, — сдавленно произнесла Кейси.

— Вы меня отлично слышали. Я, черт побери, вполне в состоянии позаботиться о себе. И с этого момента, если вы не возражаете, сам стану решать, как действовать в критических ситуациях.

Кейси молча пожала плечами и вернулась на свое место. В самом деле, пусть сам о себе заботится. А она на это посмотрит. Что касается его нового ружья, пали себе на здоровье, все равно ни в кого не попадешь! Ей-то какое дело, если он попусту тратит добрые заряды. Она удивилась, что он держит ружье правильно. Ну по крайней мере не придется хлопотать по поводу вывиха плеча из-за неумелого обращения с оружием.

Сделав еще четыре вполне успешных выстрела, Демьен повернулся к Кейси:

— С каких это пор вы заделались адвокатом и заботитесь, чтобы преступники гуляли на свободе?

— С тех пор как меня наняли разыскивать убийцу. Неужели нельзя сообразить, сколько времени мы потеряем, если станем возиться с этой мелюзгой?

— Перестрелять их много времени не отнимет, и это меньшее, что они заслужили.

Кейси ничуть не удивила эта тирада. Она только пренебрежительно хмыкнула, прежде чем заявить:

— Радуйтесь, что не в состоянии попасть даже в стенку амбара, новичок! Вы сейчас в запале, потому так и говорите, — а потом вас совесть замучает!

При этих словах Демьен выглянул в окно. Его удовлетворенная ухмылка вынудила Кейси вскочить: может, он и в самом деле в кого-то попал. Но грабители уже казались точками на горизонте, а земля отнюдь не была усеяна трупами.

Не желая продолжать спор, Кейси сказала:

— Пойду погляжу, вправду ли мы остановились из-за разобранных рельсов, узнаю, насколько плохи наши дела. Она было направилась к двери, но ее остановил вопрос Демьена:

— Почему вы решили, что это всего лишь ковбои?

— Потому что у них на штанах кожаные щитки, защищающие от колючек. Все ковбои носят такие щитки, если работают достаточно долго. И потом, этот парень здорово нервничал. Сразу видно, что пошел на дело в первый раз, может, с отчаяния, а может, подпоили и уговорили.

— Это слишком самонадеянно, Кейси, — с иронией заметил Демьен.

— Я не всегда прав, — пожав плечами, отозвался Малыш. — Но я редко ошибаюсь.

Они вышли из вагона и направились к голове поезда, причем Демьену пришлось ускорить шаг, чтобы поспеть за Кейси.

— Вы всегда так торопитесь? — спросил Демьен.

Кейси искоса глянула на него и чуть погодя ответила задумчиво:

— Никогда особо об этом не размышлял, но, наверное, всегда. Должно быть, оттого, что спешу повзрослеть.

— Когда достигнете желанной цели, дайте знать.

— Что-то вы нынче не в меру расшутились. Напомните, чтобы я держал вас подальше от налетчиков. Они как-то не подходят к вашему характеру.

Настал его черед хмыкнуть, но Кейси не дала ему возможности съязвить, ускорив шаги. А потом они подошли к началу поезда, где уже собрались другие пассажиры, как раз к тому моменту, когда кондуктор объявил, что поезд вернется в город, откуда недавно отправился. А сюда пришлют рабочую команду починить пути. Демьен, казалось, сейчас взорвется по случаю новой задержки.

Кейси постаралась предотвратить взрыв:

— Вы предпочитаете остаться в вагоне или ехать верхом до следующей станции и пересесть там на другой поезд?

Она с трудом удержалась от пинка, когда Демьен наклонился к ней, хмыкнул и ответил:

— Поехали верхом.

Глава 13


Ближайший город пока и городом-то назвать было нельзя, хотя когда-нибудь, надо надеяться, он им станет. Несколько предприятий вокруг вокзала; салун, при котором был и ресторан, универсальный магазин, булочная, контора телеграфа и нечто вроде гостиницы, в которой постояльцам сдавали всего две комнаты.

Кейси и Демьен прибыли в городишко поздно вечером, и Кейси отправила спутника в гостиницу снять комнаты на ночь, а сама двинулась на вокзал сообщить об ограблении поезда и разобранных путях. Догнав Демьена у входа в гостиницу, Кейси сообщила невеселые новости.

— Следующего поезда придется ждать примерно неделю, — заявила она без предисловий.

Демьен вздохнул:

— Полагаю, здесь нет никаких дилижансов?

— Никаких, и, что еще хуже, здесь негде купить для вас коня, а до ближайшего ранчо, где продают лошадей, по меньшей мере день пути. И нет никакой гарантии, что лошади там и в самом деле есть, так что можно проездить зря.

Демьен окинул унылым взглядом немногочисленные здания:

— Выходит, мы застряли здесь на неделю?

— Если вы не захотите и дальше ехать вдвоем на Старине Сэме. Я-то не возражаю, но боюсь, очень скоро конь начнет выражать неудовольствие по поводу лишнего груза.

Демьен попытался улыбнуться, но это было лишь слабым подобием улыбки.

— У меня тоже неважные новости. В гостинице свободна только одна комната, так что нам придется поселиться вместе.

Кейси вся так и сжалась. Делить с ним спальню целую неделю? На одну ночь можно что-то придумать, но неделя? Нет, это не пойдет.

— Мы найдем для вас лошадь, — заявила она безапелляционным тоном, глядя на нескольких коней, привязанных у салуна на другой стороне улицы.

Демьен проследил за ее взглядом. «Только не воровать», — чуть было не вырвалось у него, но он благоразумно сдержался.

Кейси, ничего не добавив к сказанному, перешла улицу. Демьен без особого энтузиазма последовал за ней. В городишке, ясное дело, нет банка, и, стало быть, возникнут некоторые осложнения, если придется платить за лошадь. Может, он и обошелся бы имеющимися наличными, но при недостатке верховых лошадей в округе сомнительно, чтобы кто-то согласился продать коня даже за бешеные деньги.

Нельзя сказать, что ему так уж хотелось продолжать поездку верхом. Одно дело — ехать вдвоем с Кейси, когда не надо думать, как править конем, и совсем другое — решать задачу самому. Опытом такого рода Демьен вовсе не мечтал обогатиться — путешествие и без того чертовски тяжелое.

Салун был первым западным кабаком, в какой пришлось наведаться Демьену. Если все они такие, то лучше бы этот первый остался и последним, подумалось ему. Зал оказался небольшим. Пока народу собралось немного, но запах прокисшего пива, виски, табака и блевотины прочно повис в воздухе.

Пол покрыт слоем опилок. Посетители рассаживались обычно за тремя круглыми столами, грязными и поцарапанными; сейчас они занимали только один стол. Была здесь и еще одна комната, над входом висела надпись:

"Жратва не самая лучшая, но другой вы поблизости не найдете», В этой комнате столов было всего два — видно, особой любовью она не пользовалась.

Малыш Кейси, как сразу увидел Демьен, стоял у длинной стойки и чувствовал себя как дома — должно быть, привык к подобным заведениям. Здесь, видно, даже мальчишкам его возраста не отказывали в крепких спиртных напитках.

Малыш уже заказал выпивку и, держа стакан в руке, повернулся, окинув взглядом единственный занятый стол, за которым сидели три человека. Они играли в карты, у каждого возле локтя лежали деньги. Игроки глянули было на Малыша, но сразу утратили к нему интерес. Демьен, переступивший порог и направлявшийся к Кейси, удостоился более продолжительного осмотра.

— Чей это пегий привязан у салуна? — обратилась Кейси к игрокам.

Молодой мужчина с неряшливой бородой отозвался:

— Если там не появился еще один такой же, значит, мой.

— Вы человек рисковый?

— Если на меня находит, — ответил бородатый и с усмешкой поглядел на свои карты. — Вот сейчас вроде бы нашло.

— Мне нужна лошадь, — продолжала Кейси. — Как насчет небольшого пари? Ставка — мой конь против вашего. Услышав это, Демьен так и зашипел на Кейси:

— Какого черта вы собираетесь делать?

— Собираюсь добыть для вас лошадь, так что действуйте со мной заодно, — прошептала в ответ Кейси.

— А где ваш конь? — спросил бородатый.

— Привязан у гостиницы. Сходите поглядите, ручаюсь, лучшего не найдете.

Парень тут же встал, подошел к качнувшейся двери салуна и негромко свистнул.

— Конь что надо, — заметил он и, явно заинтересованный, повернулся к Кейси:

— Ну и что за пари?

— Вот этот новичок бросит перед собой монету. Спорим, что выстрелом отправлю монету ему между ног, не успеет она коснуться пола. Разумеется, не зацепив новичка.

Послышались смешки, но только потому, что Демьен покраснел. Однако бородатый скорчил недовольную мину:

— Такой трюк я уже видал. Это не так уж трудно.

— А я сказал, что выхвачу пистолет только после того, как он бросит монету? Парень поднял косматые брови:

— Выхватишь, вот как? А ведь ноги у новичка длинные. Если промахнешься, всего лишь лошадку потеряешь.

— Считаешь это незначительной ставкой? Бородатый, видно, именно так и думал, потому что предложил:

— Как насчет того, чтобы выбить монету прямо у него из пальцев?

Демьен оцепенел. Кейси еле слышно шепнула ему:

— Думаю, пара обожженных пальцев не слишком большая жертва, если это даст нам возможность поскорее двинуться в путь.

— Если обожженные не превратятся в окровавленные, — проворчал Демьен.

— Мой совет — держите монету не в той руке, с которой стреляете. Впрочем, поскольку у вас такой руки вообще нет, это не имеет особого значения.

Демьен не оценил юмора Кейси, но и беспокойства особого не испытывал: он уже видел, как мастерски Малыш обращается с пистолетом. Беспокоиться он начал тогда, когда Кейси бросили десятицентовик со словами «Выбей эту», а она уставилась на монетку с таким видом, будто не могла ее разглядеть. Игроки расхохотались.

Кейси успокоила Демьена, шепнув:

— Да не волнуйтесь вы, я делал это бессчетное количество раз.

Она отошла к дальнему концу стойки и обратилась к присутствующим со словами:

— Парни, думаю, расстояние в десять футов подойдет, дальше место не позволяет. Комнаты побольше здесь вроде нету.

— Десять футов подойдут, валяй действуй, — с ухмылкой проговорил бородатый. — Мне не терпится проехаться на новой лошадке.

Кейси кивнула и откинула в сторону пончо. Подождала, пока Демьен поудобнее возьмет монету в пальцы. Демьену хотелось одного — чтобы демонстрация меткости побыстрее закончилась, ведь в случае чего пострадает не чья-нибудь рука, а его собственная. Успокаивало лишь самообладание Малыша: тот был уверен, что не промахнется.

Но Малыш выстрелил — и не попал. Монета так и осталась у Демьен а между большим и указательным пальцами. А Кейси… Демьен в жизни не видел на чьем-либо лице такого отчаянного выражения.

Малыш проиграл коня — результат для него ошеломляющий. И в то время как приятели поздравляли бородатого, Малыш опрометью выскочил из салуна. Демьену даже показалось, что на глазах у мальчугана блестели слезы.

— Надеюсь, он не ускакал на моей новой лошадке? — встревожился победитель.

— Уж в этом не сомневайтесь, — ответил Демьен, глядя в дверь. — Он малый честный, хоть и не такой меткий стрелок, как утверждал.

Глава 14


Демьен не пошел следом за своим юным другом. Если Малыш, как Демьен подозревал, и в самом деле расплакался, свидетели ему не нужны. Он выпил пару стаканчиков ужасающего пойла, которым торговали в салуне, и только после этого отправился в гостиницу, На горести Малыша не стоит обращать внимания. К тому же он использовал Демьена просто как подручного, он все взял на себя. Так было и в поезде.

Во время нападения Малыш был абсолютно уверен, что пули Демьена не причинят бандитам ни малейшего вреда. А между тем каждый его выстрел попал в цель. Если среди членов банды нет врача, их раны привлекут внимание в любом городке. И вообще они вынуждены теперь двигаться помедленнее, а это даст представителям закона возможность быстро задержать их.

В гостинице Демьен застал Кейси у окна крошечной комнатенки, которую они заняли вдвоем. Малыш смотрел через дорогу на Старину Сэма и, само собой, мучился из-за своей потери. Демьен мог бы кое-что сказать насчет излишней самоуверенности некоторых юнцов, но решил воздержаться. Парень и без того чувствует себя скверно.

Кейси не слышала, как он вошел. Демьен кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание, и начал было:

— Не стоит больше огорчаться, я сумел… Закончить фразу Демьен не успел: парень повернулся к нему с яростным криком:

— Почему вы позволили мне?! Почему? Старина Сэм со мной с двенадцати лет. Я сам вырастил его, он тогда был жеребенком. Он все равно что член семьи!

Демьен какое-то время не в состоянии был вымолвить ни слова. Такой взрыв чувств у юноши, который постоянно держал их под контролем, просто потряс его. Может быть, именно поэтому в нем вспыхнула обида.

— Минутку, черт побери, — заговорил он. — Вряд ли вы вправе обвинять меня…

— Вряд ли вправе?

— Само собой. Ведь не я предложил сделать вашего коня ставкой в споре, Кейси. Потрудитесь вспомнить: меня совсем не радовало то, что вы затеяли в салуне, и я сразу же дал это понять.

Демьен старался сдерживать свое негодование, что было нелегко, если учесть несправедливость обвинения. Он так и предполагал, что Старина Сэм для Кейси не просто средство передвижения. И оказался прав, иначе Кейси не был бы так сильно огорчен.

Его собственная сдержанность как будто подогрела гнев Кейси. Не обратив никакого внимания на резонное замечание Демьена, Малыш закричал:

— Этого не случилось бы, не попади я в этот городишко, а я бы не попал сюда, если бы…

— Если бы не взялись за предложенную вам работу, — перебил его Демьен.

— Вот именно, и теперь я свободен!

Демьен такого не ожидал. Он думал, что чувство ответственности не позволит парню нарушить обещание из-за одной-двух непредвиденных задержек в пути.

Он покачал головой и недовольно произнес:

— Мне в своей жизни довелось видеть немало вспышек темперамента, детка, но вы получили бы первый приз за нелепейшую из них.

— Как вы смеете…

— Да замолчите же, Кейси! Если бы вы не заткнули мне рот, едва я вошел, я бы сразу сказал, что сумел вернуть вашу лошадь.

Изумление Кейси производило почти комическое впечатление.

— Вернуть?!

Лицо Малыша побелело. Он отшатнулся так резко, оказавшись в опасной близости к открытому окну, словно его толкнули. Фраза прозвучала почти с пафосом:

— О, простите!

— Слишком поздно…

— Нет, Демьен, я и в самом деле от души сожалею. Если вы позволите мне объяснить, то поймете, что злился я вовсе не на вас, а на себя. Терпеть не могу всякие глупости, а то, что я устроил в салуне, было чудовищно глупо.

— Согласен, вам не следовало заключать пари. — Это было самое большее, что мог признать Демьен.

— Я не это имел в виду, — возразил Малыш. — Пари было что надо.

— Тогда о чем, к дьяволу, вы толкуете? — нахмурился Демьен.

— Монета, в которую пришлось целиться, была маловата, вот и все. Когда дошло до дела, я не хотел задеть ваши пальцы.

— Хотите сказать, что промахнулись нарочно?

— Нет, — покачал головой Малыш. — Просто не прицелился ; нужной точностью.

Демьен едва не расхохотался. Малыш считал глупостью, что старался уберечь Демьена от боли, вот почему он теперь извинялся!

— И вообще… я не имел в виду, что в самом деле отказываюсь от работы, — с какой-то даже робостью добавил Малыш, слегка покраснев. — Я бы все равно сказал об этом, как только у меня прояснилось бы в голове и я смог думать нормально. Минуту назад у меня ясности этой не было. Я намерен выполнить работу… если вы по-прежнему этого хотите.

Демьен нарочно помедлил несколько минут, прежде чем кивнуть.

— Думаю, нам надо попросту забыть об этой небольшой… гм… дискуссии.

Малыш улыбнулся с явным облегчением.

— Мысль неплохая, только вы забыли упомянуть, как вам это удалось.

— При помощи денег, разумеется. Они оказались весьма полезными, и, кстати, сделка включала и пегого.

— Вы заполучили и его коня? — удивился Малыш. — Проклятие, Демьен, да вы настоящий делец!

— Едва ли, — признался Демьен. — Просто малый никуда не собирается уезжать в ближайшее время. Кажется, ухаживает за дочкой булочника. И к тому же игрок, а неудачный поворот колеса Фортуны лишил его всех средств. Нельзя, однако, сказать, что за двух лошадей он назначил божескую цену. На меньшее, чем вся моя наличность, не согласился.

— И сколько же это?

— Отнюдь не все, — усмехнулся Демьен. — Только то, что было у меня в карманах, — долларов триста. Но он-то думал, что это все мое состояние.

— Чертовски дешево, — тоже с усмешкой заметил Малыш.

— Вы шутите? Неужели лошади так дороги в этих местах?

— Нет, только такие отменные, как мой Старина Сэм.

Кроме того, вы ведь понимаете, как подскакивают цены, если спрос превышает предложение. Здесь, на западе, бывало разное, особенно в прежние времена. То из-за набегов индейцев прекратится железнодорожное сообщение, то за одну ночь возникнет новый шахтерский городок, и до сих пор случается, что по каким-нибудь причинам в небольших городах перестают пользоваться железными дорогами, а поселок вроде этого и городом не назовешь.

Для ушей Демьена это звучало музыкой. Импорт и экспорт, спрос и предложение. Он задумался, не предполагал ли отец когда-нибудь использовать эту часть страны для деловых операций. Этим определенно стоит заняться, пока богатейшие возможности края не привлекли к себе внимания. После возвращения этот проект нужно включить в список первоочередных дел.

— Ладно, теперь, когда мы вроде бы уладили все, что связано с завтрашним отъездом, не мешало бы пойти поесть на сон грядущий, — предложил Демьен.

— Я бы предпочел пропустить обед, если вы не возражаете. В гостинице еду не подают, а я не привык выглядеть таким ослом, как давеча, и не хочу возвращаться в салун. И если мы намерены завтра выехать пораньше, нам надо кое-что купить, прежде чем закроются лавки. Я обо всем позабочусь, а потом вернусь сюда.

Малыш снова выглядел смущенным, и Демьен не стал спорить:

— Как угодно. Только я пройдусь вместе с вами, чтобы оплатить счет.

— У меня достаточно денег, Демьен…

— Ведь я же сказал, что оплачиваю все дорожные расходы, не так ли? К тому же мне полезно знать, что вы считаете предметами первой необходимости в нашем путешествии.

Малыш ответил Демьену его же словами:

— Как угодно. Кстати, седло пошло вместе с пегим? Пришел черед и Демьену покраснеть. Он об этом не подумал, а если не уладить дело сегодня, завтра удастся покинуть поселок только после того, как откроется универсальный магазин.

— Верно, он забрал седло.

— Этого следовало ожидать. Гораздо труднее привыкнуть к новому седлу, чем к новой лошади. Ладно, будем надеяться, что в магазине седла есть. Их могли и не завезти, раз тут нет лошадей для продажи. Но на складе скорее всего седло найдется, там ведь всего понемножку, как в большинстве таких магазинов.

Малыш вроде бы не слишком беспокоился, но Демьен все-таки спросил:

— А если нет?

Кейси снисходительно улыбнулся:

— Не стоит волноваться раньше времени, Демьен. Давайте сначала поглядим, а потом уж похлопочем.

Глава 15


Демьен не видел ничего особенного в том, чтобы спать вдвоем в одной постели. Кейси настаивала, что уляжется на полу, но своего не добилась.

Она представить себе не могла, что останется с Демьеном в запертой комнате, где негде повернуться одному человеку, не то что двоим. Она старалась глаз не сомкнуть до тех пор, пока Демьен не уснет, потом выскользнула из комнаты и спустилась в закуток, который хозяева гостиницы предназначили для лошадей постояльцев. Там она и устроилась в уголке, поближе к Старине Сэму.

Наутро, когда она размышляла о прошедшей ночи, досада стала еще сильнее. Ей приходилось спать рядом с мужчинами, но то было в дороге, а между ними горел костер. Днем надо было позаботиться о еде и остерегаться чужаков. Словом, все по-другому. Безопасная комната в гостинице, не давала думать ни о чем, кроме как о спутнике. И ночные размышления были столь будоражащими, что лучше не вспоминать о них при свете дня.

Кейси, например, пыталась представить, как бы оно было, если бы Демьен ее поцеловал. Гадала, такие ли мягкие у него волосы, какими кажутся. Что почувствовала бы она, обняв его широкие плечи? Она даже вообразила, что он обнял ее своими сильными руками, и от этой картины вся покрылась потом.

Но глубочайшее смущение Кейси испытала, когда ей вдруг пришло в голову, что Демьен своими проницательными глазами прочтет все ее мысли. Для нее это было бы непереносимым унижением.

На самом деле Демьен удостоил ее лишь беглым взглядом, когда они встретились утром на заднем дворе гостиницы. Кейси уже готова была приступить к объяснениям, что караулила лошадей, поскольку их поставили не в настоящую конюшню, но объяснений не понадобилось. Демьен попросту не заметил, что она не спала в комнате, решил, что она, то бишь он, так как продолжал принимать Кейси за юношу, поднялся рано и спустился вниз.

Они не тронулись в путь спозаранку, как она рассчитывала. Разумеется, она предполагала, что понадобится время, чтобы научить Демьена держаться в седле, однако не думала, что это окажется так трудно.

Демьен не мог расслабиться. Был слишком медлителен и неловок, чтобы править конем. Пегий это сообразил и воспользовался своим преимуществом. Нелепое создание следует запугать и сбросить со спины, что пегий и проделал наилучшим образом.

К сожалению, была немалая разница в весе Кейси и Демьена, иначе они могли как-нибудь обмануть коня. На пегом было седло Кейси, поскольку ничего подходящего купить не удалось. Мысль усадить Демьена на коня без седла была попросту смешной, стало быть, пока они седло не приобретут, ему придется ездить в ее седле.

И Кейси непременно должна была сначала сама испытать пегого, потому что животные боятся непривычных вещей, а новые седла относятся как раз к такому разряду. Пегий хорошо ее слушался. А от тяжести Демьена конь шел боком и вставал на дыбы, словно на нем до сих пор вообще никто не ездил.

Но Кейси отдавала Демьену должное. Он не прекращал попыток, хоть и вывалялся четырежды в пыли. Он потратил неимоверное количество времени, отряхиваясь и чистясь после каждого падения, причем Кейси скрипела зубами и неустанно повторяла, что ему еще немало грязи придется проглотить, пока они управятся.

Этот человек явно не годился для верховой езды с его-то непреодолимым отвращением к любому пятнышку грязи. Так уж, видно, привык. Кейси пыталась уговорить его купить более подходящий костюм, ну хотя бы шляпу, но Демьен утверждал, что весь его нью-йоркский хлам вполне хорош. Да уж, хороши они будут, все эти вещи, после того как соберут все колючки и всю грязь даже с самого малого кустика, мимо которого проедешь слишком близко. Разумеется, он будет ужасно недоволен, она это предчувствует. Впрочем, поглядеть на такое будет даже забавно.

Пегий наконец усвоил, что сражение с Демьеном не выиграет, и они двинулись в путь. То был, наверное, самый долгий день в дороге, а может, так казалось, потому что Кейси почти не спала в прошлую ночь. К тому же надо было ехать помедленнее, чтобы Демьен держался в седле. Сама она могла ездить и без седла, так как в юности часто не могла дождаться, пока для нее заседлают коня. Но то были недолгие поездки, а нынче Кейси чувствовала усталость во всех мускулах.

Из-за Демьена они сделали остановку почти сразу после полудня. Накупив продовольствия до отъезда, они могли бы поесть не спешиваясь и продолжать путь, но Кейси решила, что Демьену такое невмоготу. Он и в самом деле застонал, когда она сказала, что пора снова садиться на коней.

Однако вечером Демьен удивил ее, сообщив, что готов пойти и подстрелить на ужин какую-нибудь дичь, если выстрелы не привлекут к ним нежелательного внимания. Кейси едва не поддалась искушению сказать, что привлекут. Ей хотелось мяса, а Демьен все равно вернулся бы с пустыми руками. Но у него выдался такой паршивый день из-за всех этих выходок пегого, что у Кейси не хватило жестокости заявить: он же не умеет охотиться, пусть предоставит дело тому, кто с этим справится.

Удивление ее было безмерно, когда Демьен через полчаса вернулся с убитой дикой индейкой, такой большой, что мяса должно хватить на несколько дней. Иронически поразмыслив над этой неожиданностью, Кейси решила, что Демьену просто повезло, тем более что она слышала всего один выстрел.

— На редкость удачный выстрел, — сказала она, принимаясь ощипывать птицу.

— Да нет, ничего особенного, — беззаботно отозвался Демьен.

Кейси приподняла темные брови.

— Птица вышла прямо на вас, так что невозможно было промахнуться?

— Нет, она была настолько далеко, что я даже не определил, какой она породы.

Кейси припомнила многочисленные охотничьи рассказы, слышанные дома, и заметила:

— Ну разумеется.

Скептицизм прозвучал в ее голосе столь явно, что Демьен не удержался:

— Может, продемонстрировать возможности?

— Неплохо бы, — откликнулась Кейси и показала на какую-то цель футах в сорока.

Демьен прицелился, выстрелил и попал. Кейси моргнула, но указала еще одну цель. Он попал точь-в-точь. После третьего меткого попадания Кейси наконец убедилась.

— Ладно, впечатляет, — бросила она.

— Всего лишь впечатляет? — Демьен поднял брови.

— Чертовски сильно впечатляет, — буркнула она. Демьен рассмеялся и присел у костра рядом с Кейси.

— Ваше одобрение для меня бесценно, Кейси, но, наверное, стоит упомянуть, что в колледже я был чемпионом класса по стрельбе из ружья. И часто охотился с отцом.

— Где? На заднем дворе? Вы и верхом-то не ездили, во всяком случае, до нынешнего дня.

— На север, в охотничьи угодья, мы добирались поездом, а на охоту ходили пешком.

Кейси не сказала больше ни слова, сбитая с толку тем, как внезапно и круто изменилось ее мнение о Демьене. Теперь она вынуждена была признать, что этот человек в состоянии позаботиться о себе в самых опасных ситуациях. Он довольно ловко помог ей справиться с этими олухами — грабителями дилижансов. Тут Кейси поняла, что и нападавшие на поезд получили немало ран. Такой меткий стрелок, как Демьен, мог убить всех, а ведь на земле не осталось ни одного трупа. Значит, его слова, что юнцы заслуживают смерти, сказаны были в гневе, на самом деле он так не думал.

Демьен по-прежнему сохранял свой сугубо городской вид В этом он не изменился. Он все так же выделялся своей наружностью, Но она уже могла не беспокоиться: шансы выжить у него были. С лошадью и ружьем Демьен не пропадет.

Кейси продолжала готовить еду, стараясь изо всех сил не обращать внимания на Демьена. Если он ожидает новых похвал, ждать ему придется долго. Но, как выяснилось, на уме у него было совсем не то, потому что она услышала такое, от чего так и замерла.

— Неприятно говорить это, Кейси, но известно ли вам, что вы похожи на девушку? Вы не пытались отпустить бороду или усы?

Внутренне застонав, Кейси помолчала, прежде чем ответить:

— Это было бы трудновато.

— Почему?

— Потому что я — девушка.

Она опустила голову, бесконечно смущенная его изумленным взглядом. Не надо было ей признаваться. Непонятно, чего ради она так поступила. Наступившее молчание привело ее в такое замешательство, что Кейси подняла глаза на Демьена и обнаружила, что он уставился на ее грудь, прикрытую пончо.

— Она не слишком большая, но тем не менее есть. — Кейси произнесла эти слова, поборов смущение, и сочла нужным добавить:

— Не вздумайте требовать прямых доказательств и поверьте мне на слово.

Демьен медленно перевел глаза на лицо Кейси и принялся изучать с таким вниманием, словно видел впервые. Выражение лица у него было напряженное, потом внезапно изменилось — новое чувство возобладало над беспредельным изумлением.

Вне всякого сомнения, Демьен был в ярости.

Глава 16


— Как вы смеете быть девушкой?

Нелепость вопроса лишь показывала, как велико негодование Демьена. Кейси ожидала сильного удивления, но не всеобъемлющего гнева, ясно выражавшегося в каждой черте и каждом движении.

— Не думаю, чтобы у меня был особенно большой выбор. — Кейси сочла необходимым указать на очевидное.

— Вы понимаете, что я имел в виду! Вы намеренно обманули меня! — прогремело обвинение.

— Ничего подобного. Вы сами так решили, а я не стала вас разубеждать. Да не огорчайтесь так уж сильно. К такому же выводу приходит большинство людей.

— Я — не большинство. Я — мужчина, который путешествует вместе с вами. Я выразить не могу, как это неуместно. Мы даже спали в одной комнате!

— На самом деле я спала в ту ночь возле лошадей, — призналась Кейси, но когда Демьен в ответ бросил ей саркастическое «Ну разумеется!», она пожалела, что не сказала ему об этом с самого утра.

Кейси усиленно морщила лоб, пытаясь сообразить, что же до такой степени разозлило Демьена. Как это он сказал… Неуместно? Как это понимать? Может, он подумал, что у нее есть родственники, которые явятся с оружием в руках и принудят жениться, потому что они с Демьеном провели вместе ночь? Не то чтобы такого вообще не могло произойти, но сейчас не тот случай, и, видимо, ей надо сказать об этом.

— Надеюсь, вы не думаете, что, раз меня никто не сопровождает, нам придется совершить нелепость вроде женитьбы. Вы ошибаетесь. Теперь не те времена, Демьен. Условности подобного рода…

— Все еще существуют, и вы это знаете! Кейси даже вздрогнула от его выкрика.

— Да, но не в этой глуши. Тем более в тайну посвящены всего двое. Если вы хоть на минуту успокоитесь и подумаете, вам станет ясно, что никто знать не знает, что вы путешествуете с женщиной.

— С женщиной? Я бы не стал употреблять по отношению к вам такое определение, — с откровенной иронией произнес Демьен.

Сама Кейси вот уже три года считала себя взрослой женщиной, и это вдруг напомнило ей о споре с отцом. Она почувствовала, что может вот-вот сорваться и показать свой темперамент, с трудом взяла себя в руки и снова попыталась урезонить Демьена:

— Хочу довеет до вашего сведения, Демьен, что ничего плохого не произошло, так что вам незачем волноваться. Не стоит отменять наше деловое соглашение только потому, что я… мм… существо женского пола.

— Черта лысого не стоит!

— Вот как? — Кейси вопросительно подняла брови. — Но ведь ни мои возможности, ни причина, по которой вы меня наняли, не изменились. Я по-прежнему лучший следопыт в этих местах, потому что мой отец научил меня всему, что нужно.

— Ваш отец? Значит, вот сейчас вы чудесным образом обрели родителей? И как полагаю — настоящее имя? А раньше заявляли, что не знаете его!

— Да, про имя соврала, но к вам это не имеет никакого отношения, — объяснила Кейси.

— Прошу прощения. Но раз вы так поступили, думаю… Кейси не дала Демьену договорить:

— Я никому не сообщаю своего настоящего имени, Демьен. Отец, кажется, разыскивает меня, а я пока вовсе не хочу быть обнаруженной. И не трудитесь спрашивать почему. Это дело сугубо личное. Самый простой способ сохранить в тайне мое местопребывание — это скрыть от всех свое имя. Предпочитаю говорить, что я своего прозвания не знаю, а не пользоваться фальшивым.

— И притворяться мальчиком.

— Но я этого не делаю! Если короткие волосы, рост и худоба производят такое впечатление, это не моя вина.

— Не забыли про пончо?

— Я ношу одежду, пригодную для путешествия верхом, — возразила она, — но мальчиком себя не называла. Если бы так сложились обстоятельства, я бы не стала врать, как не соврала вам.

— А почему признались?

— Потому что не лгу насчет этого.

— А должны бы, Кейси.

— Чего ради? Ведь это ничего не изменит в наших отношениях. С какой стати вы поднимаете такой шум по пустякам?

— Но ведь вы — девушка!

— Ну и что?

Демьен в замешательстве потеребил волосы, потом сказал:

— Если вы считаете, что нет никакой разницы, то у вас не слишком много здравого смысла даже для женщины. Кейси гордо выпрямилась.

— Надеюсь, ничего в таком роде не случится, но на всякий случай предупреждаю: мужчине, который попытается со мной заигрывать, когда я этого не желаю, придется худо.

— Но это не решает проблемы.

— Какой такой проблемы? Вы не можете интересоваться мной.

— Не могу?

Кейси вскочила, выхватила пистолет и нацелила Демьену в грудь.

— Придержите свой интерес, Демьен!

— Но вы же не хотите пристрелить меня.

— Не будьте так уверены. Вам не на что рассчитывать, поняли?

Он устремил на Кейси твердый взгляд. Она ответила не менее твердым. Глазом не моргнула, и рука у нее не дрогнула.

Наконец Демьен перевел взгляд на пистолет и сказал:

— Уберите его. Я останусь по свою сторону костра… по крайней мере сейчас.

Его слова не слишком успокоили Кейси. Однако она вовсе не хотела стрелять в Демьена, а потому послушалась и села на место. Но выражение лица осталось непроницаемым, и она не сводила глаз со своего спутника.

Еще одну мучительно долгую минуту они молча сверлили друг друга глазами, потом Демьен проговорил:

— Птица изжарилась.

— Ну так и займитесь ею! В какой это книге записано, что кухарить должна одна я?

— Наверное, в той самой, где сказано, что я этим искусством не владею.

Кейси успокоилась: если он в состоянии шутить, значит, сражение между ними кончено, хотя бы на время.

Чтобы убедиться в этом, Кейси сказала:

— Я собираюсь лечь спать сразу после ужина. И вам советую то же самое. Если мы хотим завтра до ночи добраться до следующего города, нам надо выехать пораньше и двигаться поживей. Выдержите крупную рысь?

— Я сделаю все что нужно.

Слова были вполне дружелюбными, но голос звучал по-детски обиженно. Кейси не хотела продолжать разговор, чтобы не спугнуть удачу. Сон поможет Демьену утром трезво оценить создавшееся положение. Правда, она сомневалась, что забудет Интерес, проявленный им. Кейси вообще не собиралась спать — она хотела обо всем подумать.

Глава 17


Но и Демьен в эту ночь не помышлял о сне. Сначала набрал сухих веток — подбросить в костер, потом сел у огня и стал дожидаться рассвета. Сидел и смотрел на Кейси. Нельзя сказать, чтобы это было ему неприятно. Во сне лицо у нее стало нежным, совсем не таким, как у Кейси бодрствующей, и эта нежность подчеркивала ее пол.

Раньше он не видел ее спящей — наверное, оно и к лучшему. Одно дело — думать, что у юнца слишком смазливая мордашка, когда ты и вправду считаешь его юношей. Совсем другое — видеть эту мягкость выражения, из-за которой лицо кажется таким чувственным Демьен опасался, что его потянет к ней… к нему… А, дьявол! Он едва не застонал.

Он все еще не мог переварить происшедшее. Ведь мог бы, мог сам сообразить… Он просто недооценил ее умение и таланты. Считал, что ни одно существо женского пола не способно на такое, — и просчитался. Кейси развеяла в дым это его представление.

Женщина… нет, всего лишь девочка. Он пытался как-то осознать это, но у него не получалось. Может, потому, что во сне она выглядела взрослой женщиной, вполне созревшей для любви.

Он не замечал раньше, как безупречно гладка ее кожа, какая полная нижняя губка, которую так и хотелось поцеловать. Он видел ее чисто вымытые волосы, знал, какой мягкой волной они могут падать на плечи, и вспомнил всклокоченную гриву Малыша в первые дни их знакомства. Откинутая сейчас назад, эта копна волос не скрывала изящных черт лица, делавших девушку такой привлекательной и желанной.

В мальчишечьем обличье Кейси была интересной. Как девушка она стала очаровательной. Демьену хотелось задать ей сотню вопросов, но он понимал, что не получит ответа ни на один. Она мастерица хранить свои тайны и прятать свои чувства, и то, что она раскрыла самый большой секрет, еще ничего не значит в будущем.

Даже после того как Кейси преподнесла Демьену свой немыслимый сюрприз, внешне она оставалась такой непроницаемой: не разгадаешь, о чем думает и что переживает. Он помнил, как часто эта ее особенность раздражала его, как он невероятно злился. Надо же, чтобы женщина и доводила его до нервного возбуждения!

Он успокаивал себя: не было особых причин, она вовсе не хотела трепать ему нервы. Но смириться с тем, что его так сильно влечет к ней, не мог.

Короче говоря, он не знал, как совместить две вещи: продолжать поездку с Кейси — и держать руки подальше от нее. Самим своим присутствием Кейси разрушила все привычные Демьену правила поведения в обществе женщины. Каких же норм он должен теперь придерживаться?

Ему решать первому, на то есть причина. И когда девушка начала просыпаться под предрассветные приветствия всех птиц в округе, правосудие, которое Демьен должен был свершить, победило его влечение к Кейси. Он пришел к заключению, что не стоит осложнять с ней отношения, лучше держаться на расстоянии и предоставить заниматься делом, ради которого он ее нанял.

Он от души надеялся, что будет держаться этой линии поведения. Надо бы разыграть перед Кейси небольшой спектакль, чтоб вернуться к Прежним отношениям, более или менее безразличным. И Демьен начал, едва Кейси приняла сидячее положение:

— Мне хотелось бы принести извинения. Она не сразу взглянула в его сторону. Зевнула, поморгала и проговорила хрипловатым от сна голосом:

— Я только глаза продрала, Демьен. Мне надо прийти в себя и первым делом выпить кофе.

Демьен улыбнулся ей. Она этого не заметила, наклонившись над огнем, чтобы приготовить кофе. Потянулась — лучше бы она этого не делала! — и скрылась в кустах. А ведь это еще одна ее Привычка, на которую он раньше не обращал внимания. Однако у него самого такого обыкновения не было…

Багрянец на его лице побледнел к тому времени, как Кейси вернулась. Может, в предрассветных сумерках она ничего и не заметила.

Кейси не смотрела на Демьена, пока не закончила обычные утренние дела и не присела на корточки по другую сторону костра с кружкой дымящегося кофе в руке. Лицо ее приняло всегдашнее непроницаемое выражение. Почему это не удивило Демьена?

— Ну, так вы, кажется, что-то говорили об извинениях? Не мог же Демьен не замечать, как широко расставлены колени девушки, когда она сидит вот так перед ним на корточках. Край пончо свисал у Кейси между колен, но Демьен, отвечая на вопрос, не сводил глаз с длинных ног. Откашлявшись, он начал:

— В порыве гнева вчера вечером я наговорил того, чего в самом деле не думаю.

— А именно?

— Ну, например, когда говорил о заинтересованности… личной заинтересованности.

Ему показалось, что она вся напряглась.

— Значит, интереса у вас ко мне нет?

— Разумеется, нет, — солгал он с совершенно непроницаемым лицом. — Я был так взвинчен, что говорил просто дикие вещи. Это должно было рассердить вас так же, как ваше сообщение разозлило меня. Я вел себя недостойно и сегодня утром об этом горько пожалел.

Кейси медленно склонила голову и отвернулась, глядя, как во всей красе поднимается над горизонтом солнце. При золотом утреннем свете Кейси выглядела очаровательно, и оттого Демьен никак не мог заставить себя сосредоточиться на ее словах.

— И мне в горячке случалось говорить лишнее, — хмуро призналась Кейси, будто вспоминая о чем-то. — Наверное, мне тоже стоит извиниться.

— В этом нет необходимости.

— Необходимость есть, раз мы пытаемся очистить воздух, если можно так выразиться. Прошлым вечером я решила, что вы сторонник вынужденных свадеб, и меня это поразило до крайности. Очень глупо с моей стороны, потому что, как я понимаю, вы уже состоите в браке.

Состоит в браке? При этих словах Демьен сдвинул брови: ему припомнилась последняя встреча с отцом Уинифред. Тот подошел к Демьену на похоронах и сказал:

— Я понимаю, что завожу разговор в неподходящее время, но свадьбу откладывать не стоит, не так ли?

Неподходящее время?! Демьен отказывался поверить, что человек может быть до такой степени бесчувственным. А яблоко, как правило, падает недалеко от яблони. Вот почему он больше не виделся ни с отцом, ни с дочерью и не намерен был видеться в будущем.

— Жены у меня нет, — сказал Демьен.

— Да я не спрашиваю, просто приношу извинения за свои домыслы. Женаты вы или нет, значения для меня не имеет.

Демьену это показалось забавным. Значит, ее беспокоит, как бы он не подумал, будто у нее самой есть матримониальные планы. Разумеется, их нет. И Демьен поспешно ответил:

— Конечно, я понимаю, что не имеет. Кейси кивнула, выражая желание поскорее закончить неприятный разговор, и удовлетворенно добавила:

— Поразительно, насколько по-другому смотришь на вещи, когда как следует выспишься..

Демьену трудно было высказать свое мнение по этому поводу. На нем пока не сказалась ночь, проведенная без сна, но к концу дня, несомненно, скажется, по-иному быть не может. И в самом деле, когда вечером они въехали в какой-то город, он чувствовал себя невероятно усталым и злым. Он попросил Кейси не заходить к нему завтра, если сам не появится, потому что намерен проспать весь день. Так он и сделал.

Глава 18


Кейси думала, что Демьен пошутил, будто проспит весь день. И даже обиделась, когда поняла, что это вовсе не шутка. Раз шесть подходила она к двери его комнаты, но табличка с надписью «Не беспокоить» все висела на месте, а из номера не доносилось ни звука.

В конце концов уже далеко за полдень Кейси постучалась. Если они намерены завтра с утра продолжить поездку, Демьену надо купить седло сегодня, пока не закрылись магазины. Она бы и сама сделала это, однако город довольно большой, так что в магазинах наверняка можно найти седла разного типа и подобрать подходящее — ведь седло, так сказать, предмет личного предпочтения. У Демьена никогда не было седла, да и в верховой езде он новичок, и тем не менее выбрать должен он сам.

Из постели Демьен вылез ворча, и только тогда Кейси сообразила, что он скорее всего не спал прошлой ночью. Она не знала, стоит ли ей беспокоиться о том, что ее признание произвело на него куда большее впечатление, чем ей казалось.

Встревожилась она, когда он признался, что заинтересовался ею. Она такого не ожидала. Но, услышав утром, что это не правда, Кейси почувствовала разочарование. Вместо того чтобы успокоить ее, слова Демьена произвели противоположное действие.

Теперь Демьен делал все от него зависящее, чтобы поддерживать их прежние отношения, когда он не знал, что она девушка. И Кейси решила вести себя так же.

В конце концов она вытащила Демьена из гостиницы, потом они вместе зашли в банк, побывали в двух магазинах, где продавали седла. Кейси ничуть не удивилась, когда Демьен купил самое нарядное и дорогое, отделанное серебряными гвоздями с широкими шляпками. Теперь обыкновенный пегий конек, весь сияя на солнце, будет виден за милю.

Кейси воздержалась от замечаний. Седло стоило хороших денег, но для езды верхом годилось. Она только еще раз напомнила, что надо бы обзавестись подходящей одеждой.

Он понимал, что она права, но стоял на своем: его собственная одежда вполне его устраивает. Кроме того, справедливо добавил он, в следующем городе они снова сядут на поезд, и новое одеяние не понадобится. Как бы там ни было, всюду, где они появлялись, Демьен производил впечатление чужака, и Кейси очень хотелось, чтобы он оставил где-нибудь свой саквояж.

Кейси вовсе не стремилась доказать свою правоту, однако так случилось, причем очень скоро и весьма драматично. По пути к конюшне, где стояли их лошади и где они собирались оставить седло, Демьен и Кейси проходили мимо салуна, который, судя по доносившемуся на улицу шуму, был переполнен.

Демьен немного отстал от Кейси: он тащил тяжелое седло, а шаг у девушки был широкий. Совершенно непреднамеренно она вела себя так, будто не имела к Демьену никакого отношения. Естественно, что четверо пьяных завсегдатаев, вывалившихся из салуна, увидели только Демьена, едва не наткнувшись на него.

Кейси не заметила, что ее спутника задержали, пока не услышала выстрелы. Обернувшись, она увидела, что четыре пистолета нацелены Демьену под ноги. Ей доводилось видеть такую забаву в других городах.

Это была попытка нагнать страху на безоружного новичка, хотя в других обстоятельствах эти выпивохи не могли бы запугать никого. Тем хуже все оборачивалось: если в забаве участвовали подвыпившие люди, их пьяный кураж доходил до безрассудства. Кейси сама видела, как один приезжий с востока был ранен в ногу за то, что отказался танцевать под аккомпанемент стрельбы своего мучителя. Но Демьен не казался Кейси человеком, который станет играть в такую игру, только чтобы разрядить ситуацию.

Нет, он не станет. Вот он бросил седло на землю и просто стоит на месте, а пули тем временем ложатся все ближе и ближе к его ногам. Вскоре его противникам стало обидно, что он не развлекает их. Демьен замечательно владел ружьем. Но ведь ружье не будешь таскать постоянно и, ясное дело, не возьмешь с собой, отправляясь за покупками. А безоружный Демьен мало что мог сделать.

Очевидно, сам он так не думал; и раз просьба прекратить стрельбу не возымела действия, Демьен подступил к одному из пьяных шутников, желая положить конец пальбе, и тотчас дуло пистолета нацелилось ему в грудь. Тут уж Кейси пришла в бешенство и выхватила свой пистолет. Она испугалась, как бы Демьен не принял настоящую опасность за пустую угрозу и не был попросту убит.

Она отстрелила одному из шутников каблук сапога, сбила с другого шляпу. Этого было достаточно, чтобы переключить их внимание на себя. Кейси могла бы сделать большее, да не было нужды. Демьен всерьез взялся за дело и столкнул двух хулиганов лбами. Те свалились, полностью отключившись. Третьему досталась такая затрещина, что он ринулся бегом по улице, а четвертый, получив удар в живот, как видно, гадал, сможет ли еще когда-нибудь нормально дышать.

С таким видом, будто ничего особенного не произошло, Демьен вытер руки, поправил пиджак, поднял седло и продолжил свой путь. Кейси поглядела на единственного из четверки не потерявшего сознания и убедилась, что тот не так глуп, чтобы осмелиться на новую атаку: все еще хватая ртом воздух, он заковылял обратно к салуну.

Кейси убрала пистолет и обратила внимание на Демьена, который как раз нагнал ее.

— У вас все в порядке?

— Какой приятный и дружелюбный город, — пробормотал тот.

— Вполне возможно, он такой и есть, — возразила Кейси в ответ на его откровенно саркастическое замечание. — Ничего бы не случилось, если бы вы не выглядели так, точно минуту назад сошли с поезда, который прикатил с востока. У вас вид туриста, Демьен, и к вам так и будут приставать и устраивать такие вот штучки. Потому что всякий турист для здешних — повод позабавиться над человеком, который ничего не умеет.

— Так научите меня.

— Что? — Кейси удивленно заморгала.

— Научите меня, как вести себя здесь.

Кейси попыталась сообразить, что кроется за этими словами, но не могла, да и не было времени на раздумья, поэтому сказала не очень решительно:

— Для начала хорошо бы поспеть в универсальный магазин, пока не закрылся. Вам пора принять вид, привычный для наших мест.

Демьен сцепил зубы. Кейси вздохнула тихонько, ожидая, что он немедленно откажется — еще раз. Она не могла взять в толк, чего он так держится за свои модные тряпки. Просто не хочет выглядеть как все? В этом все дело?

И тут он удивил ее, бросив с коротким кивком:

— Показывайте дорогу.

Она подчинилась, хотя потом очень об этом пожалела. Демьен был красив в своей модной одежде. Но в узких джинсах, голубой батистовой рубашке, с черным платком на шее, в черном жилете и широкополой шляпе он приобрел вид местного жителя. И Кейси смотрела на него новыми глазами. Перемена сделала Демьена доступным.

Глава 19


Отыскав источник, Кейси на следующий день разбила лагерь довольно рано. В этом было свое преимущество. Демьен снова отправился на охоту — вызвался сам, а Кейси тем временем быстро искупалась и даже вымыла голову, чего можно было и не делать. Она предпочитала не задумываться, почему решила помыться, просто сказала себе, что теперь, когда Демьену известен ее пол, незачем демонстрировать неряшливый и небрежный вид.

Кейси все еще сушила волосы, когда появилась Луэлла Миллер. Кейси просто замерла от изумления. Она глазела на Луэллу самым неприличным образом, даже не отдавая себе в этом отчета. До сих пор она никогда не видела столь ошеломляюще красивой женщины.

Пепельно-белокурые волосы под модной шляпкой. Большие голубые глаза в пушистых ресницах. Кожа такая белая, что почти излучает сияние. Тонюсенькая талия. Маленький рост. Большие груди. Вся в кружевах, начиная с зонтика и кончая вставками в изящных ботинках. Большие груди… Кажется, Кейси повторяется. Но ничего не поделаешь, у этой маленькой женщины и в самом деле большая грудь. Удивительно, как она не сгибается под такой тяжестью, однако спина у нее прямая, осанка прямо-таки королевская.

— Слава Богу. — Эти слова женщина произнесла еле слышно, но ни на шаг не подалась вперед. — Вы представить себе не можете, как я рада вас видеть! Просто не знаю, что бы я делала, доведись спать здесь ночью одной.

Кейси не была уверена, что ночью вообще нужно что-то делать, однако из вежливости предложила то, что незнакомка, видимо, считала само собой разумеющимся:

— Добро пожаловать к нашему костру и скромному ужину.

— Это так любезно с вашей стороны, — произнесла женщина, шагнув вперед с протянутой, очевидно, для рукопожатия рукой. — Я Луэлла Миллер из Чикаго. А вы?

Кейси взглянула на тонкие пальчики и тотчас отвела глаза: может, Луэлла и ждет чего-то большего, но целовать ручку этой даме она вовсе не намерена.

— Кейси, — только и проговорила она, делая вид, что вообще не замечает протянутой руки.

— Можно я сяду вот на это? — с улыбкой спросила Луэлла, показав на седло Старины Сэма, лежащее на земле у самого костра.

Уселась она раньше, чем Кейси открыла рот, опять-таки не сомневаясь, что ответ будет утвердительным. С долгим вздохом Луэлла добавила:

— Это было такое ужасное путешествие! А меня еще заверяли, что добраться до Форт-Уэрта очень просто.

И поскольку при этом выжидательно поглядела на Кейси, та вежливо полюбопытствовала:

— Вы именно туда направляетесь?

— Да, на похороны двоюродного дедушки. Но горничная сбежала от меня в Сент-Луисе. Можете себе представить? А потом поезд задержали, потому что надо было менять какие-то рельсы, прежде чем двигаться дальше на юг. Я надеялась попасть в Форт-Уэрт еще до похорон, но вообще-то мне непременно надо там быть до того, как огласят завещание. Мне кажется, я в нем упомянута. Иначе я бы подождала поезда.

— И вы… э-э… решили идти в Форт-Уэрт пешком? Луэлла моргнула, потом рассмеялась.

— Но это восхитительно смешно! Нет, разумеется, нет. Я встретила симпатичного священника и его жену, они направлялись к югу в фургоне и были так добры, что предложили мне поехать вместе с ними. Я считала, что это великодушный поступок, во всяком случае, до тех пор, пока они меня не бросили.

Кейси подняла брови:

— Как это бросили?

— Обыкновенно. Честно говоря, я просто не могла этому поверить. Мы остановились, чтобы перекусить, и мне понадобилось… ну, понадобилось ненадолго отлучиться, вы понимаете. Когда я вернулась, фургон катил по дороге и скоро скрылся из виду. Я прождала несколько часов, полагая, вернее, надеясь, что они вернутся за мной. Но ни их, ни кого-нибудь еще не дождалась. Тогда направилась по дороге на юг, но дорога вскоре куда-то пропала. Очевидно, по ней редко ездят, поэтому ее сразу и не различишь. Это не то что железная дорога, та гораздо лучше — пока она действует, во всяком случае. Вот и вышло так, что очень скоро я окончательно заблудилась.

Для человека, который заблудился и плутал целый день, Луэлла выглядела на удивление аккуратной и чистенькой. Бывают же люди, к которым грязь как будто не липнет! Вернее, они ее не подпускают к себе. Вот почему Луэлла завладела седлом Старины Сэма, а не села просто на землю.

— Полагаю, ваши вещи они прихватили с собой? — заметила Кейси.

— Ну, раз уж вы упомянули об этом… У меня в дорожной сумке лежало несколько дорогих украшений, и все мои деньги в кошельке. — Еще один вздох. — Вы считаете, они с самого начала задумали меня ограбить и только поэтому предложили взять с собой на юг?

— Выходит, так.

— Но люди обычно со мной так не поступают. Кейси с трудом удержалась, чтобы не фыркнуть. Леди, несомненно, считает себя неотразимой и думает, что все вокруг предлагают ей помощь от чистого сердца.

— Большинству жуликов нет дела до того, кого они обворовывают.

— В таком случае этот священник, если он тот, за кого себя выдает, попросту слеп, — настаивала Луэлла.

— Он назвался священником, чтобы завоевать ваше доверие, вот и все. И вам ничего не удастся добиться, пока вы не обратитесь к властям.

Снова вздох.

— Да, понимаю. И все-таки я должна попасть в Форт-Уэрт не позже чем через неделю. А вы, случайно, не к югу направляетесь?

Кейси очень хотелось ответить отрицательно, однако правду скрыть все равно не удастся, разве что она умолчит, что и сама едет в Форт-Уэрт.

— Мы остановимся в ближайшем городе по пути к югу.

— Мы? Значит, вы возьмете меня с собой?

— Я имею в виду своего приятеля и себя. Он ушел подстрелить какую-нибудь дичь на ужин. Но мы, само собой, довезем вас до города.

Они продолжали болтать, то есть болтала главным образом Луэлла. Она рассказывала о своей жизни в Чикаго. Кейси узнала, что Луэлла — двадцатидвухлетняя светская дебютантка — живет вместе с братом, который во всем ей потворствует. Она была помолвлена восемь раз, но каждый раз в последний момент откладывала свадьбу. Как она сообщила с неизменным вздохом, ей не хватало уверенности в своих нареченных: не поймешь, собирается ли мужчина жениться на ней из-за ее необычайной красоты или любит по-настоящему. Восемь женихов — это, по мнению Кейси, было многовато, но вслух она ничего не сказала.

Тут вернулся Демьен, и Кейси стала свидетельницей, как мгновенно он превратился в совершеннейшего осла при одном взгляде на их прекрасную гостью. Он, по-видимому, не слышал ни слова из объяснений Кейси, что у них за гостья и как она попала к ним в лагерь. Он даже не спешился, просто сидел и глазел на леди.

А Луэлла сразу заметила, как красив Демьен. Кейси никогда не видела, чтоб женщина так стреляла глазами и так жеманно улыбалась. Просто тошно было смотреть, но Демьен, судя по всему, думал иначе.

— Я сказала Луэлле, что мы довезем ее до ближайшего города, — закончила Кейси свое объяснение.

— Разумеется, довезем. Она может ехать вместе со мной. Как он поспешил с ответом! И ведь вполне справится, он и пегий теперь более или менее ладили. Эта мысль чертовски не понравилась Кейси, поэтому она тотчас возразила:

— Из-за лишнего веса ваш пегий снова начнет вставать на дыбы. Пусть она лучше едет со мной.

Демьен молча кивнул. По крайней мере спорить не собирался. Однако Луэлла выглядела определенно разочарованной.

Наконец Демьен спешился и не глядя бросил свою добычу Кейси на колени. Он просто глаз не мог отвести от Луэллы. Представился по всем правилам хорошего тона. У Кейси глаза округлились при виде того, как торжественно он проделал ритуал целования ручек.

Весь остаток вечера эти двое беспрестанно болтали; их взгляды совпадали во всем — оба принадлежали к одному кругу. О Кейси они вообще позабыли. Впрочем, Луэлла оказалась настолько любезной, что попыталась вовлечь Кейси в разговор:

— Надеюсь, мы не наскучили вам, мистер Кейси? Хотя вряд ли это можно было принять за подлинную учтивость.

Демьен тут же беспечно поправил:

— Она вовсе не мистер.

Эта капля переполнила чашу терпения Кейси, и ее бурный темперамент вырвался наружу.

Она поверить не могла, как он посмел сказать такое. Он ведь знал, как она к этому относится. Да еще Луэлла подлила масла в огонь.

— Не говорите глупостей, я сразу распознаю мужчину, как только увижу, — со смешком проговорила она, но к ее смеху никто не присоединился. Луэлла пригляделась к Кейси и была сильно удивлена и даже смущена своим не вполне уместным замечанием.

Но Кейси уже не обращала на Луэллу ни малейшего внимания. Бросив на Демьена убийственный взгляд, она вскочила.

— Мне надо поговорить с вами наедине. — И решительно зашагала в темноту.

Уверенности, что он пойдет следом, не было, однако он пошел, и через несколько секунд Кейси услышала:

— Постойте же, у меня глаза в отличие от ваших не видят в темноте.

Кейси остановилась, но только потому, что они порядочно отошли от лагеря, чтобы Луэлла не могла видеть и тем более слышать их.

— Я вижу в потемках не лучше вашего. Просто еще до наступления темноты приглядываюсь к тому, что меня окружает. И вам бы уже следовало научиться.

— Прекрасно, будет исполнено Кейси пропустила иронию мимо ушей. Демьен подошел совсем близко, и в ту же минуту она изо всех сил толкнула его в грудь и прошипела:

— Какого черта вы рассказали ей про меня? Думаете, я готова делиться этим с кем попало? Не ее проклятое дело, кто я такая! Хотела бы сообщить ей что-нибудь, сделала бы это сама!

— Вы сердитесь на меня, Кейси?

Она уловила в его словах насмешку, это уязвило ее сильнее всего. То была последняя капля. Кейси зарычала и кинулась на Демьена. Она не поняла, как он предугадал ее движение и уклонился от удара, но в следующее мгновение обнаружила, что обе ее руки прижаты к телу и кулаками уже не поработаешь.

Вероятно, это было все, к чему Демьен стремился, — остудить пыл Кейси. И она неожиданно стихла — так потрясло ее то, что тело Демьена тесно прижалось к ней. Возможно, это ее смирение натолкнуло Демьена на новую мысль: он внезапно запрокинул голову Кейси и поцеловал ее.

Глава 20


Случайность. Так Демьен назвал поцелуй, поразивший Кейси до глубины души. Внутри у Кейси все как-то странно перемешалось, сердце застучало как бешеное, а Демьен нежно коснулся щекой ее щеки и отстранился.

— Это всего лишь случайность. Больше она не повторится, — сказал Демьен, прежде чем уйти.

Он оставил Кейси совершенно ошеломленной и… Нет, она не смогла бы точно определить свое состояние, свои ощущения. А Демьен вернулся в лагерь, сел у костра и возобновил разговор с Луэллой, как будто ничего сногсшибательного не произошло. Кейси пошла искать камень, чтобы посидеть и подумать, и в расстройстве чувств чуть не рвала на себе волосы.

Глупо отрицать очевидное. Влечение, которое она испытывала к Демьену, стало таким сильным, что уже не зависело от ее воли. Она жаждала его поцелуев. Возможно, ей хотелось и большего, но Кейси запретила себе думать о том, к чему в конце концов приведут эти поцелуи.

Но все это не имело значения, потому что Кейси не "могла представить Демьена в своем будущем. Он был всего лишь туристом, который в конце концов вернется в свою жизнь. Кейси понимала: ему не войти в ее мир, как и ей — в его. Но к несчастью, подобное понимание ничуть не умаляло пробудившихся желаний.

Ей нужно решить, дать ли волю этим новым для нее чувствам, пусть ненадолго, только на время, или заставить себя держаться на расстоянии в надежде, что рано или поздно их пути разойдутся. У Демьена нет к ней настоящего интереса, однако новые случайности вполне могут возникнуть, тем более что им придется разделять общество Луэллы Миллер, которая явно привлекала Демьена.

С одной стороны, надо было радоваться присутствию Луэллы, потому что Демьен весь был поглощен ею и практически не замечал Кейси. Но с другой стороны, Кейси невероятно злилась, видя, как Демьен прямо-таки тает от этой леди.

Выходило, что им не удастся избавиться от Луэллы так скоро, как хотелось бы Кейси. На следующий день появился поезд, идущий к югу, прокатил мимо и ждал их в том самом городе, куда они добрались часом позже. Тот самый поезд, к которому все еще был прицеплен салон-вагон Демьена.

И Демьен, разумеется, был просто обязан оказать Луэлле гостеприимство, раз все трое ехали в одном направлении. И какие возражения могла бы выдвинуть Кейси, кроме того, что ревнует Демьена к этой женщине?

К тому времени как поезд прикатил в Форт-Уэрт, было похоже, что очаровательная леди из Чикаго заарканит девятого нареченного, — так тесно общались эти двое.

За те несколько дней, что они путешествовали вместе, Демьен только раз не сошелся с Луэллой во мнениях и даже разозлился на нее. Это случилось, когда та упомянула о матери Демьена, которая жила в Чикаго и входила в тот же светский круг, что и Луэлла.

У Кейси сложилось впечатление, что Демьен не хотел говорить о матери. Но Луэлла этого не замечала и продолжала твердить об этой женщине, о том, что она несколько лет как овдовела во втором браке, что тяжело ей жить одной в огромном доме и что Демьен должен ее навестить.

В конце концов Демьен встал и вышел из вагона на открытую площадку. Кейси, устроившаяся в мягком кресле в другом конце салона, пробормотала что-то о людях, которые не умеют вовремя закрыть рот.

Луэлла ее не расслышала и, в свою очередь, заметила:

— Что это с ним такое?

Кейси усмехнулась, пожала плечами и ответила:

— Возможно, ему здесь слишком душно.

Луэлла надула губки и принялась обмахиваться веером.

— Кажется, да, — сказала она. — Здесь просто жарко, не правда ли? К тому же он меня, так сказать, подогревает, если вы понимаете, что я имею в виду.

Кейси не понимала и понимать не желала, но Луэлла не обратила ни малейшего внимания на ее нахмуренные брови и добавила:

— Полагаю, что и я действую на него соответствующе, и это очень хорошо. Из нас получится блестящая пара, верно?

Хотела ли эта женщина услышать ответ? Кейси допускала, что Луэлла хороша собой — есть, как говорится, на что посмотреть, — но не могла понять, как мужчина — любой мужчина — в состоянии терпеть общество столь никчемной женщины, занятой только собой. У Демьена вроде бы достаточно здравого смысла, но, видно, у всякого свой вкус.

На последней остановке, когда пассажиры перекусывали в ресторане, Луэлла отвела Кейси в сторонку и заговорила с ней:

— Я считала, что вы можете меня ревновать, но Демьен заверил, что вы в нем не заинтересованы. Особого значения это не имеет. Вы должны признать, что в жены ему не годитесь. К тому же когда я чего-то хочу, то всегда добиваюсь своего и никому не позволяю стать мне поперек дороги. Постарайтесь запомнить это, милочка.

Кейси не могла представить, зачем Луэлле понадобилось говорить все это, если она так уверена в прочности своих позиций. Но она была слишком возмущена, чтобы тут же дать отпор, а потом возможности не было: Луэлла ускользнула и присоединилась к Демьену, его короткой трапезе, а устраивать сцену при Демьене Кейси не собиралась.

Все это произошло накануне. Но теперь, когда они добрались до Форт-Уэрта — большого города, сохранившего название старого военного укрепления, Кейси решила устроиться так, чтобы больше не видеться с Луэллой Миллер.

Эта леди уговаривала Демьена сопровождать ее в дом дяди, но Кейси попрощалась с ней тут же, на вокзале, и отправилась взглянуть на лошадей. Потом поселилась в дешевой гостинице, так как не знала, сколько времени понадобится, чтобы собрать в таком большом городе информацию о Генри Каррутерсе.

Когда Демьен отыскал ее в маленьком ресторанчике при гостинице, где она ужинала в одиночестве, у Кейси уже были необходимые сведения, которые она собиралась сообщить Демьену завтра утром. Она никак не ожидала увидеть его в этот вечер, решив, что он проведет его со своей возлюбленной.

— Чего ради вы остановились здесь? — задал вопрос Демьен, подойдя к столу.

— Того ради, что дешево. Демьен только головой покачал:

— Я должен напомнить, что взял на себя все расходы?

— Все постели одинаковы, Демьен, — сказала на это Кейси. — Мне здесь отлично.

— Дальше по улице прекрасная гостиница, я уже заплатил за ваш номер.

— Получите деньги обратно, — посоветовала Кейси, продолжая есть. — А что вы делаете здесь? Разве Луэлла не пригласила вас на обед?

Демьен вздохнул и уселся рядом с ней.

— Пригласила, но я отклонил приглашение. Откровенно говоря, мне не под силу еще один вечер слушать ее невыносимую болтовню.

Кейси едва не подавилась бифштексом. Демьен похлопал ее по спине, чтобы помочь откашляться.

— Вы мне кости переломаете, — вместо благодарности огрызнулась побагровевшая Кейси.

— Прошу прощения, — ворчливо извинился Демьен. Ему, как видно, не понравилось, что Кейси не оценила помощь. — Скажите, а здесь прилично кормят?

— Кормят неважно, зато дешево.

Какое-то время Демьен молча смотрел на нее, потом рассмеялся.

— Почему вы так гонитесь за дешевизной? Как я понимаю, вы своим ремеслом прилично зарабатываете. Да это и справедливо, так как работенка у вас опасная.

— Зарабатываю, вы правы, но вовсе незачем выставлять это напоказ. Тем более что вскоре удалюсь от дел.

Демьен поглядел на нее с любопытством.

— Стало быть, вы намерены удалиться от дел.

— Вот именно.

— И дальше что?

— Уеду домой.

— Чтобы выйти замуж и воспитывать маленьких ковбойчиков?

— Нет, чтобы управлять ранчо, которое получила в наследство, — ответила Кейси, не обратив внимания на иронический тон вопроса.

По выражению лица Демьена легко было догадаться, как удивил его этот ответ. Следующий вопрос оказался слишком личным:

— Где находится это ранчо?

— Вряд ли это так уж важно, Демьен.

— Все-таки скажите.

— Нет.

Нахмуренные брови Демьена говорили сами за себя: он был недоволен прямым отказом и, кажется, не собирался менять тему. Ее изменила Кейси.

— Ваш Каррутерс направился отсюда дальше на юг, — заметила она. — Упоминали при этом Сан-Антонио, но не в качестве конечного пункта.

— Каким образом вы так скоро узнали об этом? — недоверчиво спросил Демьен.

— Посетила все платные конюшни в городе.

— Зачем?

— Затем, что если он не уехал поездом, а ваши детективы этот факт установили, то должен был купить себе лошадь. Судя по описанию, наружность у него необычная. Его запомнили.

— Вы, наверное, считаете, что детективы могли бы это откопать?

— Это всего лишь вопрос удачи. Парень, который продал Каррутерсу лошадь, уехал на следующий день в Нью-Мексико навестить мать. Его не было целый месяц, так что вашим детективам не повезло.

— А я-то думал, мы проторчим тут не меньше недели. — Демьен с улыбкой покачал головой. Кейси пожала плечами.

— Я тоже так думала. Печально, конечно, что вам придется прекратить ухаживание. Кстати, можете предоставить мне одной довести дело до конца.

— Ни в коем случае, — ответил Демьен, кажется, слегка огорченный предстоящим расставанием. — Я уже говорил, что должен сам убедиться, тот ли это человек. Узнали что-нибудь еще?

— Он приобрел пегого коня, которого так же легко узнать, как и самого Каррутерса. Он расспрашивал о новых городах, которые только начинают строиться. Когда мистер Мелтон, торговец лошадьми, задал вопрос, для чего ему это, Каррутерс рассмеялся и заявил, что хочет приобрести в собственность целый город. Мелтону подумалось, что план чересчур грандиозный для такого коротышки, но направил Каррутерса к югу. Там вдоль линии южной Тихоокеанской железной дороги города растут как грибы.

— И какой у вас план?

— Мы доедем до Сан-Антонио и продолжим поиски оттуда. К востоку лежат места освоенные. Так что, думаю, наш герой двинул к западу, если и в самом деле хочет отыскать новый город. В Сан-Антонио нам надо найти кого-нибудь, кто подтвердит такое предположение.

— Идет ли поезд до Сан-Антонио?

— К несчастью, да.

Демьен улыбнулся кислому тону Кейси.

— Все-таки согласитесь, Кейси, что салон-вагон очень удобен для путешествия.

Она ни с чем не собиралась соглашаться и сказала вместо этого:

— Поезд даром время не теряет и отходит точно по расписанию. Ранним утром, учтите. Если вам надо кое с кем попрощаться, времени осталось не так уж много.

— А ведь я чертовски голоден, — заявил Демьен и подозвал официантку, чтобы сделать заказ. — Принесите мне то же, что и ей… — Тут он закашлялся, чтобы скрыть обмолвку, и поспешил исправиться:

— Принесите то же, что и ему.

Кейси обожгла Демьена негодующим взглядом и вновь предупредила:

— Еще раз говорю, у вас не много времени, чтобы успеть сообщить Луэлле о вашем отъезде.

Демьен перегнулся через стол и снисходительно похлопал Кейси по руке:

— Роль свахи не для вас, Кейси, так что не проявляйте лишнего внимания к моей личной жизни.

Свахи?! Открой Кейси рот, она смогла бы пролепетать лишь что-то бессвязное, так что и пытаться не стала. Но взгляд, которым она наградила Демьена, был поистине испепеляющим.

Глава 21


Направляясь на следующее утро к железнодорожной станции, Кейси испытала сильнейшее потрясение. По самой середине улицы ехал верхом не кто иной, как ее собственный отец. Весь в пыли, с всклокоченной бородой, он выглядел так, словно только что явился из прерий.

Ни слова не говоря Демьену, который вел своего коня рядом, Кейси нырнула в ближайший проулок и вжалась в стену, моля небеса, чтобы отец не увидел ее или, что еще хуже, Старину Сэма — коня-то он узнал бы легче легкого. Демьен, разумеется, последовал за Кейси, — Что это вы делаете? — спросил он спокойно, слегка приподняв брови.

— А как это выглядит? — пробурчала Кейси.

— Выглядит так, словно вы прячетесь, только я не могу понять, почему и от кого.

Кейси выглянула из-за спины Демьена. Чендос в свое удовольствие продолжал ехать по улице. Он еще не миновал поворот в проулок. Кейси пригнула голову Старины Сэма как можно ниже, чтобы лошадь не было видно. Демьен вздохнул, все еще ожидая ответа.

— Разве нам не надо спешить на поезд? — не выдержал он.

— Мы успеем вовремя.

Теперь уже Демьен выглянул на улицу, но не заметил ничего необычного и обратил к Кейси взгляд, полный откровенного нетерпения:

— Объясните же, в чем дело.

— Мой отец только что въехал в город. Не высовывайтесь больше, вы привлечете его внимание.

Но ничто не могло удержать Демьена — он, само собой, выглянул.

По улице ехали верхом несколько человек. Один из них явно коммерсант. Второй выглядел как головорез, еще не угодивший в лапы представителей закона. Третий, в кожаных наколенниках, гнал перед собой пару молодых бычков. Только двое по возрасту годились в отцы Кейси. Демьен получше пригляделся к коммерсанту.

— Вид у него не такой уж грозный, во всяком случае, чтобы обратиться в бегство, — заметил Демьен, а Кейси только хмыкнула в ответ. — Почему вам так не хочется, чтобы он отыскал вас?

— Он увезет меня домой, а я не готова пока вернуться, вот почему. И поверьте мне, Демьен, он очень опасен. Не стоит вставать у него на пути.

Демьен перевел взгляд с коммерсанта на головореза, заметив теперь его явное сходство с Кейси: черные волосы, высокие скулы, четкий рисунок рта. Демьен вытаращил глаза.

— Черт побери, так это ваш отец? Тот, который похож на бандита?

— Нисколько не похож, — окрысилась Кейси. — Но это он самый. И перестаньте пялиться на него. Он чувствует, когда на него смотрят.

— Каким образом?

— Не знаю, но это так!

— Как думаете, он знает, что вы в городе?

— Откуда ему знать? Правда, он мог выяснить, что я ехала поездом. Но не похоже на это, ведь билеты покупали вы.

— Кажется, я забыл упомянуть, но билеты были на ваше имя, Кейси.

— Что?!

Демьен даже вздрогнул от ее тона.

— Собственно, я использовал не имя, а ваши инициалы.

— Не могли обойтись без этого?

— А что тут такого? Вы же сами сказали, что пользуетесь инициалами.

— Только при необходимости, когда передаю задержанных преступников властям. Отец, разумеется, не справлялся во всех конторах шерифов, но железнодорожные станции уж точно проверил.

— Так это ваши подлинные инициалы?

— Нет, но он все равно обратил бы на них внимание.

— Потому что они принадлежат ему?

— Нет.

— Так чьи же они?

— Вы задаете слишком много вопросов, Демьен. А отец уже проехал. Мне надо как можно быстрее попасть в вагон. Сумеете сами погрузить лошадей, не привлекая лишнего внимания к Старине Сэму?

— Отец может узнать лошадь?

— Еще бы, он сам подарил мне коня.

Кейси заторопилась на вокзал, шагая еще шире, чем обычно. Она уж и не надеялась, что ей удастся уехать из Форт-Уэрта, не попавшись отцу на глаза, но поезд отошел вовремя, и Чендос не наткнулся на Кейси в салон-вагоне.

Может, отец оказался в том же городе, что и она, случайно. Просто совпадение, не более — в этом Кейси пыталась убедить себя потом всю дорогу до Сан-Антонио.

И она попыталась предотвратить еще одну такую случайность, отправив матери телеграмму: «Если можешь, прекрати охоту. Я скоро вернусь домой».

Что же касается работы, то в Сан-Антонио ничего обнаружить не удалось — след оборвался. Если Каррутерс и уехал поездом, то, очевидно, воспользовался чужим именем. Но Кейси готова была держать пари, что он отправился на запад по южной Тихоокеанской, раз решил найти новый, недавно возникший город, чтобы там осесть. Значит, надо двигаться тем же путем, иначе Каррутерса не найдешь.

Демьен, конечно же, позаботился, чтобы его салон-вагон прицепили к новому составу. Кейси уже привыкла к удобствам такого передвижения и ворчала только по привычке. Почти половина остановок ничем, кроме обеда на станции, не могла заинтересовать пассажиров, и Кейси с Демьеном главным образом спали — до той самой ночи, когда Кейси, пробудившись, увидела, что Демьен склонился над ней.

Глава 22


Кейси спала на одном из мягких диванчиков в салон-вагоне. Диванчик был узкий, но гораздо удобнее, чем те постели, на которых ей довелось ютиться в последнее время. Во сне Кейси видела Демьена и, возможно, поэтому не сразу очнулась.

Сон был приятный — вечеринка на ранчо Кей-Си, где она танцевала с Демьеном. Во сне Кейси не удивлялась, что Демьен оказался на ранчо — это вроде бы само собой разумелось. Даже родители принимали его как старого знакомого. Вдруг он поцеловал ее прямо в гуще танцующих пар, но этого никто не заметил. А поцелуй все не кончался.

Все ощущения, которые Демьен пробудил в ней прежде, возникли снова, но из-за того, что она спала, казались более острыми. А поцелуй был не просто долгим, но и глубоким. Демьен раздвинул языком губы Кейси и проник в ее рот. Особенно крепко приник к нижней губе и долго не отпускал. Руки Демьена ласкали Кейси, но не касались ее спины, как должно быть в танце. Странно.

Еще не осознав ясно, почему проснулась, она наконец поняла, что целуют ее вовсе не во сне. Возможно, разбудили ее нежные прикосновения Демьена к груди, прикосновения столь сладостные и ошеломляющие, что прогнали сон.

Кейси вся напряглась, убедившись, что это Демьен стоит на коленях возле диванчика, обнимая, лаская и целуя ее. Кейси пыталась сообразить, что же это такое, но голова была как в тумане. Она не придумала ничего, как задать вопрос:

— Демьен, что вы делаете?

Ей пришлось повторить вопрос трижды, прежде чем Демьен посмотрел на нее. При слабом свете единственной настенной лампы Кейси разглядела, что Демьен выглядит смущенным.

Но его смущение было ничто по сравнению с тем, какое испытала Кейси, когда Демьен спросил:

— А что вы делаете в моей постели?

— Как это в вашей постели? Здесь вообще нет кроватей, только диваны. И я на своей половине вагона, а на диванчике едва поместится один человек! — твердо заявила Кейси.

Демьен огляделся, как бы желая убедиться, что Кейси права, и сказал:

— Верно, вот проклятие, это все сон виноват. Кейси недоуменно захлопала глазами. Но сама она только что видела приятный сон с участием Демьена, а потому решила, что и ему привиделось что-то подобное. Не обязательно с ее участием. Наверное, он видел во сне Луэллу. Глаза Кейси были еще прищурены, когда она спросила:

— Вы всегда разгуливаете во время сна?

— Насколько мне известно, до сих пор такого со мной не было. Могу ли я принести извинения?

Извиняться за доставленное ей огромное наслаждение? Но ведь он представления не имеет о том, что она испытывает. Откуда ему знать? Надо надеяться, она ничем — ни жестом, ни звуком — не выдала своего состояния.

Она, конечно, не знала, ответила ли на его объятие, откликалась ли на ласки: Кейси была слишком взбудоражена, чтобы отдавать себе отчет в собственном поведении. Но ведь и он находился в сонном состоянии и вряд ли мог заметить, что ей нравятся его поцелуи.

— Меня совершенно не касается, что вы бродите во сне, Демьен. Но прошу вас по возможности заниматься этим на своей половине.

— Разумеется, — ответил он и добавил после долгой паузы:

— Хотя я чувствую, что мне это было приятно.

Кейси покраснела до корней волос. При сумеречном освещении Демьен, слава Богу, не заметил ее смущения. И вероятно, он все еще испытывал удовольствие, судя по следующей фразе:

— Вы понимаете, что я имею в виду?

Она поняла. Он предлагал продолжать поцелуи и предоставлял решение ей. Черт возьми, искушение было велико! И на этот раз Демьен мечтал явно не о поцелуях Луэллы. Он отлично знал, чьи губы будут ему покорны.

Кейси не смела сказать «да». Если бы он поцеловал ее снова, не спрашивая разрешения, она, возможно, и не стала бы возражать. Но, задав ей вопрос, Демьен вынуждал признаться, что она мечтает об этом. Но тогда она уже не сможет утверждать, что вовсе им не интересуется, а Кейси по-прежнему хотела поддерживать такое впечатление. Должна поддерживать.

И какого дьявола ему понадобилось спрашивать? Все ближе время, когда каждый пойдет своим путем. И так трудно будет распрощаться с Демьеном во второй раз! Любовная связь сделает расставание еще труднее.

И пока не передумала, Кейси поспешно сказала:

— Больше всего мне хочется спать, Демьен. Советую и вам сделать то же самое, а ваши сны лучше держите при себе. Кажется, она услышала вздох? Или нет? Демьен кивнул и встал. Однако не торопился повернуться к Кейси спиной — так долго, что она вся замерла в ожидании. Потом он все-таки вернулся к креслу, в котором обычно спал — скамейки-диванчики были ему не по росту, — и долго ворочался, устраиваясь поудобнее. Вздохи слышались вполне отчетливо.

Кейси повернулась лицом к стене, надеясь уснуть как можно скорее.

Глава 23


У Кейси сложилась привычка на каждой станции расспрашивать людей, не помнят ли они человека, похожего по описанию на Каррутерса. Дни шли, и расспросы начинали казаться бессмысленными. Демьен полагал, что, двигаясь дальше на запад через южный Техас по Тихоокеанской железной дороге, они попусту теряют время. Но тут Кейси получила наконец достоверные сведения.

Во время очередной двухчасовой стоянки за неимением лучшего занятия Демьен отправился в город вместе с Кейси. Когда она заглянула к местному парикмахеру, Демьен решил, что она хватается за соломинку, но именно парикмахер и вспомнил Генри. Призадумавшись, однако, Демьен вспомнил, с какой дотошностью Генри относился всегда к своей внешности. То, что человек в бегах, еще не значит, что ему не надо за собой следить. Стало быть, парикмахер — один из первых людей, кому нанесет визит Каррутерс.

А этот самый парикмахер принадлежал к числу тех, кто всегда совмещает дело с приятной беседой, и ему удалось втянуть Генри в разговор. Причем парикмахеру запомнилось, как тот расспрашивал, скоро ли очередные выборы в городе и довольны ли жители нынешним мэром.

Вполне возможно, что со стороны Генри это было лишь проявлением праздного любопытства или желанием поддержать разговор. Но в сочетании со сведениями о том, что Генри стремится обзавестись собственным городом, это приобретало особый смысл.

В конце концов человек, облеченный полномочиями мэра, во многих случаях обладает куда большей властью, чем тот, кто владеет городом. То ли Генри переменил тактику, то ли он вообще подался в политики.

Город, где есть свой мэр, уж конечно, больше городка, лишь начинающего строиться. И если Генри выбрал политиканство, он будет стремиться к расширению возможностей. Судя по добытым сведениям, Каррутерс скорее всего продолжает разъезжать в поисках наилучшего места, где он может вступить во владение.

Кейси расстроили заключения, к которым они пришли вместе с Демьеном.

— Теперь мы знаем, как далеко он забрался, но это значит одно: придется обследовать, начиная отсюда, все железнодорожные ветки, — доказывала она.

Это было верно и означало, что на поиски уйдет очень много времени. Выходит, Демьену еще долго придется пробыть в обществе Кейси, чем он был ничуть не огорчен, как вроде бы следовало ожидать.

С одной стороны, он предпочел бы скорее покончить с этой историей и вернуться домой, к привычному образу жизни, с другой — угнетала мысль, что самому придется вести все дела «Ратледж импорте». Он, разумеется, знал, что его ожидает, и готовился к деловой карьере, но не думал, что это время уже не за горами.

А тут еще Кейси.

Он представлял себе, как трудно будет держать руки подальше от нее, но никак не предполагал, что его будет тянуть к ней каждую минуту. Луэлла Миллер помогла ему отвлечься, только ненадолго. Да, Луэлла исключительно красива, но очень скоро ее непрерывная пустая болтовня стала раздражать Демьена до такой степени, что ему хотелось одного: крикнуть, чтобы она заткнулась наконец.

И вот молчаливая Кейси с ее крепко хранимыми секретами. Она вообще не слишком стремилась к разговорам, а тем более к разговорам о себе. Демьен постоянно думал о ней, о ее побуждениях и поступках, о ее прошлом, о том, почему она скрывается от семьи, если у нее еще есть родные, а не только грозный на вид папаша.

Но гораздо сильнее, чем отгадать все эти загадки, было желание обладать Кейси. И на вторую ночь в поезде он не выдержал.

Он не мог спать, не мог не смотреть на Кейси. Глядя на нее, такую кроткую и нежную, какой она каждый раз становилась во сне, он просто не мог устоять. Он не привык притворяться, но разыграл комедию, когда она проснулась и рассердилась на него. Надо же было сохранить мир.

Лунатик… Ему становилось смешно каждый раз, как он вспоминал об этом совершенно неубедительном объяснении. Но в муках страсти мысли путались, и в конце концов Кейси ему поверила.

Следующий вечер привел их в маленький городок Лэнгтри. Поезд должен был простоять всю ночь, так что пассажиры могли хорошо выспаться в местной гостинице. Демьен заказал два номера и сразу же улегся в постель, а Кейси заявила, что попробует что-нибудь разнюхать, поскольку уезжать придется спозаранку.

Демьен не беспокоился. Городишко маленький. Вряд ли Кейси подстерегает опасность, чтобы пришлось ее защищать. Да она и не приняла бы его защиты. Считала, что в любой ситуации справится сама.

Но на следующее утро Кейси в комнате не оказалось. Не было ее ни на вокзале, ни возле лошадей. По правде говоря, Демьену не везло нигде, пока кто-то не посоветовал ему заглянуть в местную кутузку. Там она и сидела — за решеткой из весьма толстых и прочных прутьев — со своим обычным непроницаемым выражением лица. Впрочем, при более пристальном взгляде можно было заметить в ее золотистых глазах яростный огонек.

— Серьезное дело? — спросил Демьен, когда ему разрешили подойти поближе.

— Да просто смешно, — пробурчала Кейси.

— Вы подстрелили кого-нибудь не того?

— Даже не поцарапала.

— Тогда что вы здесь делаете?

— Будь я проклята, если мне это известно, — последовал недовольный ответ. — Я заказала стаканчик виски в салуне Джерси Лилли, стояла у стойки и обдумывала свои дела, как вдруг началась потасовка. Я осталась на месте и продолжала обдумывать все те же дела, ну а драка тем временем кончилась. Половина присутствующих лежала на полу, зажимая разбитые носы.

— Но если вы ни в чем не замешаны…

— Меня замешали, — отрезала Кейси. — Старый судья Бин, пьяный, как неотесанная деревенщина, был там и разорался, что, дескать, его судебное помещение разрушено, уничтожено и так далее.

— Вы хотите сказать, что салун выполняет одновременно функции судебного помещения?

— А что тут необычного? В большинстве маленьких городков нет специального здания суда, не говоря уж о судье. И когда окружной судья прибывает в город, он проводит заседания в салуне, потому что это, как правило, самая большая комната в городе. Большинство судей отнюдь не проводят день и ночь в зале судебных заседаний независимо от того, идет в это время судебная сессия или нет.

— У меня такое впечатление, что вы лично знаете этого судью Бина.

— Лично не знаю, но слышала от другого арестанта. Я с ним делила камеру, пока за ним не пришла жена и не увела домой. Кажется, этот самый судья пользуется техасским уложением о наказаниях на свой лад и штрафует направо и налево, когда ему не хватает денег на выпивку. Вершит справедливость и вешает конокрадов и убийц не моргнув глазом, если они не его собутыльники.

— Что все это значит?

— Значит только то, что он вертит законом, как ему удобно. Если кто-то из его приятелей кого-нибудь подстрелит, он всегда найдет способ оправдать его вчистую. Одно из самых позорных его судебных решений гласило, что жертва не должна была находиться на линии огня, когда его дружок стрелял.

Демьен только головой покачал:

— Я сказал бы, что сокамерник морочил вам голову, Кейси. — Хотела бы так думать, но сомневаюсь.

— Почему?

— Потому что смутно припоминаю, что слышала об этом судье Бине раньше от парнишки-ковбоя. Он проезжал через Лэнгтри несколько лет назад. На его глазах какой-то человек упал замертво на улице перед салуном, на крыльце которого удобно устроился судья. Бин немедленно заковылял вниз…

— Заковылял?

— Он почти никогда не бывает трезвым и потому не в состоянии придерживаться прямой линии, — пояснила Кейси. — Ну, как я уже говорила, он заковылял на место происшествия, чтобы первым долгом выполнить обязанности коронераnote_3, потом обшарил карманы покойника, нашел в них деньги и револьвер и вынес своей властью судебное решение: оштрафовать умершего посмертно за незаконное ношение оружия. Штраф, разумеется, был равен сумме, обнаруженной в карманах.

— И ему все сходит с рук?

— Почему бы и нет? Ведь он и только он олицетворяет закон в этих местах. Но, как мне сказали, прошлым вечером он пришел в настоящую ярость из-за того, что его зал судебных заседаний разгромили, и арестовал всех присутствующих прямо на месте. Ему резонно указали, что такое количество народа не влезет в кутузку, так что официальному аресту он подверг только меня.

— Почему? — нахмурился Демьен.

— Уж поверьте, я тоже этим поинтересовалась, и мне было сказано, что судья лично знает всех участников скандала, они никуда не денутся, и он сам соберет с них штраф.

Половина — его дружки-собутыльники, их он скорее всего и не подумает наказывать. Меня же он не знает, так что пришлось провести ночь в камере, а теперь вот оставили дожидаться суда. Демьен вздохнул:

— Значит, вам придется оплатить часть причиненного ущерба, хотя вы ни малейшего отношения к разгрому салуна не имеете?

— Выходит, так.

— Вам, как известно, нравится самой улаживать свои проблемы. По крайней мере хотя бы заявили, что не принимали в драке никакого участия. Кейси сверкнула глазами:

— Думаете, мне по нраву ночевать в кутузках? Разумеется» я сказала об этом. Но судья сделал официальное заявление, что ответственность за разгром понесет каждый присутствовавший, без всяких исключений.

— В том числе И он сам?

Кейси фыркнула:

— Он ограничится тем, что соберет все штрафы и оплатит этими деньгами ремонт. Такова его доля участия в расходах.

— Из-за этой истории мы, вероятно, пропустим поезд?

— Может, и нет. Кто-то уже отправился будить судью.

Говорят, все кончится скоро.

— Только уж вы, Кейси, постарайтесь не сердить этого человека, не то вас вернут назад в камеру.

— Я об этом подумала, — кисло пробурчала она. — Просто не верится, что придется платить ни за что.

— Не волнуйтесь, я заплачу штраф.

— Не в этом дело.

— Конечно, не в этом, но только так мы сможем выбраться отсюда.

Оба они, естественно, не знали, что в это утро судья Рой Бин окажется в самом скверном настроении.

Глава 24


Салун Джерси Лилли, где судья Рой Бин пребывал независимо от того, началась судебная сессия или нет, ничем не отличался от прочих салунов, если не считать скамьи подсудимых. Однако сам Бин отнюдь не выглядел типичным судьей. В частности, он был так толст, что мог застегнуть лишь верхнюю пуговицу жилета, об остальных нечего было и думать.

На вид ему было лет семьдесят. Налитые кровью глаза свидетельствовали о пристрастии к рому, а следы от веревки на шее — о том, что в прошлом Бину пришлось иметь дело с толпой линчевателей.

Кейси была слишком расстроена своим арестом, чтобы оценить, насколько не соответствовал причиненный салуну ущерб буйной ярости судьи Бина. Иначе бы она не удивилась, сообразив, что вся сцена была разыграна ради новой возможности взимать штрафы.

В большой комнате у одного из столов была сломана ножка. Один стул разбит о чью-то спину. Вот и все, не считая перебитых бутылок. И Кейси не могла припомнить, чтобы прошлым вечером видела еще какие-то разрушения, если только обломки не убрали. Впрочем, судя по всему, никаких попыток навести в помещении порядок не предпринималось.

И даже в этот ранний час возле стойки бара похмелялись дружки судьи, ожидая, что он поскорее закончит дело и присоединится к ним. Из того, что Кейси слышала, заключить можно было одно: даже во время судебной сессии, когда скамья подсудимых была полным-полна, выпивка скорее поощрялась, чем осуждалась.

Кстати, и теперь на столе у Бина рядом с судейским молотком стоял высокий стакан, полный рому. Никакого помоста для стола. Скамья подсудимых достаточно ясно указывала, что здесь находится суд, — так чего ради тратить лишние деньги на эти подмостки? Поменьше формальностей: даже бейлиф запросто пристроился на уголке стола со своей чашкой кофе, вместо того чтобы торчать навытяжку и блюсти тем самым достоинство суда.

В этот карикатурный зал судебных заседаний Кейси доставил один из судебных исполнителей. Демьен шел следом и хотел остаться возле нее, у стола судьи, но тот немедленно обратил на это внимание.

— Присядьте-ка, молодой человек. Я займусь вами, как только закончу дела с этой юной леди.

Кейси оцепенела, пораженная, что этот старый простофиля разгадал ее. Ведь никто другой этого не сумел! А старина Бин даже закудахтал от удовольствия, обрадованный тем, что так удивил Кейси.

— У меня острые глаза, мисс, — хвастливо заявил он. — Я всегда замечал и буду замечать хорошенькую девушку, какие бы дурацкие тряпки она на себя ни напялила. Должен, однако, заметить, что немногих видел перед собой в суде, — добавил он, и Кейси покраснела.

Подняв лохматые седые брови, судья снова обратился к Демьену:

— Почему вы до сих пор стоите здесь, сынок? Плохо слышите? — Я вот… с ней, — объяснил Демьен. — Готов заплатить штраф, так как нам надо спешить.

— Так бы и сказали, — живо откликнулся судья с алчным блеском в глазах. — За соучастие в разрушении частной собственности и нарушение тишины в общественном месте с вас сто долларов. Уплатите бейлифу.

— Сто долларов! — почти вскрикнула Кейси.

— У вас с этим проблемы, мисс? — угрожающим тоном обратился к ней судья.

У нее они, черт побери, были, но Демьен толкнул ее локтем в бок, напомнив, чтобы она оставила их при себе. Демьен отсчитал из пачки банкнот сто долларов и вручил их бейлифу. Тот немедленно передал судье, который без малейшего стеснения сунул деньги в собственный карман.

— Она может идти? — поинтересовался для ясности Демьен.

— Да-да, — нетерпеливо проговорил Бин, которому явно не терпелось выйти из роли судьи, поскольку карман был полон денег. — А почему вы платите штраф вместо нее? Вы ее муж?

— Нет.

— Адвокат?

— Нет.

— Но вы путешествуете вместе? Судя по виду Демьена, эти сугубо личные вопросы начинали его беспокоить, поэтому Кейси вмешалась:

— Мы разыскиваем человека, который совершил убийство далеко отсюда, на востоке страны. Намерены передать его в руки правосудия.

— Похвально, — кивнул Бин. — Если найдете этого убийцу, предоставьте это дело мне. Буду рад вздернуть его легко и просто. Но вы путешествуете вместе, а это говорит само за себя, не так ли, мисс? — добавил судья, сдвинув брови.

В ответ Кейси сдвинула свои.

— Говорит само за себя? На что вы намекаете, ваша честь?

— Совершенно очевидно, что вы оба живете во грехе, разъезжая только вдвоем, а я не могу потворствовать греху. Нет, сэр. Никогда не мог и никогда не стану. Однако рад сообщить, что это легко уладить. Властью, доверенной мне, объявляю вас мужем и женой, и да смилуется Господь над вашими душами. — Бин пристукнул молотком, прежде чем добавить:

— За совершение брачного обряда с вас еще пять долларов. Уплатите бейлифу, — Кейси утратила дар речи. Демьен заговорил было:

— Подождите минутку…

Судья перебил его:

— Уж не собираетесь ли вы, молодой человек, спорить со мной о чувстве долга и моральных обязанностях?

При этих словах Кейси выхватила из собственного кармана пятидолларовую бумажку, сунула ее бейлифу, ухватила Демьена под руку и быстро потащила за собой, пока оба не попали все в ту же вонючую тюремную камеру.

На крыльце Кейси замедлила шаг, потому что Демьен явно не желал идти с ней в ногу. Кейси не опомнилась еще от происшедшего и не сразу сообразила, что им надо спешить на поезд.

— То, что он там нес, не соответствует действительности? — спросил Демьен.

— Если вы намерены узнать, поженил ли он нас, то боюсь, что да.

— Ладно, только скажите — ведь это незаконно?

— Хотела бы надеяться, но-, к сожалению, он самый настоящий судья, утвержденный по закону.

— Кейси, подобные вещи так просто не делаются, — сердито возразил Демьен. — Обычно жениху и невесте тоже дают слово, чтобы получить их согласие.

Говорил Демьен с явной иронией, и Кейси вполне его понимала, но вынуждена была напомнить:

— Не во всех случаях. И не перед лицом той судебной власти, которой наделен Бин. Упрямый старый простофиля решил настоять на своем, и ничего тут нельзя поделать. Во всяком случае…

— Ну говорите же!

— Видите ли, мне кажется, мы волнуемся по пустякам.

— Я бы не назвал пустяками брак, пусть даже и скоропалительный.

— Да, разумеется, не стоит так говорить, но мы можем расторгнуть его так же легко, как и заключили. Для этого всего-навсего нужно обратиться к другому судье и объяснить, что сделал этот. А мы, конечно же, встретим какого-нибудь судью до того, как найдем Каррутерса, так что давайте поскорее смываться из этого чертова Лэнгтри, пока еще чего-нибудь скверного не случилось.

Демьен с легкостью согласился, они забрали лошадей и едва успели к поезду — тот уже давал свисток. Однако бейлифу судьи Бина ничего не стоило догнать их и даже задержать отправление. Он вернул Кейси пистолет, причем она подивилась, как это не заметила на этот раз его отсутствия: обычно без пистолета чувствовала себя полуголой. И еще бейлиф потребовал поставить подписи, подтверждающие их согласие на брак, для судейских протоколов.

Кейси было заупрямилась:

— А если мы не подпишем?

— Тогда я в соответствии с инструкциями препровожу вас обратно в суд, — заявил бейлиф.

Кейси взяла пистолет и вложила в кобуру. Решение зависело от нее: либо уступить, либо пинком столкнуть бейлифа с поезда.

Она склонялась к последнему, однако Демьен сказал:

— Ведь мы оба пришли к выводу, что это ничего не значит, так что подпишитесь, Кейси.

Он, пожалуй, был прав. И поскольку произнес ее имя вслух, она подписалась: Кейси Смит. Посмотрев на ее подпись, Демьен поставил свою: Демьен Джонс.

В конце концов надо было хоть чему-то улыбнуться, когда поезд отошел от этой чертовой дыры.

Глава 25


Кейси понимала, что дело это временное, и тем не менее мысль о бракосочетании с Демьеном причиняла ей мучительное беспокойство. Ему эта история была явно неприятна: в каждом городке, куда они попадали, Демьен прежде всего спрашивал, есть ли здесь судья, или интересовался, где его можно найти поблизости.

Кейси тоже была недовольна — главным образом тем, что такое важное дело свершилось за несколько секунд, без всякого ухаживания, предложения руки и брачного ложа. По какой-то нелепой причине именно к постели все время возвращались ее мысли.

Факт остается фактом: она может теперь заниматься любовью с Демъеном, и никто ее не осудит. Она об этом не просила. Все сделал пропитанный ромом судья. Так уж оно вышло, нелегко освоиться с пониманием такого порядка вещей, однако формальное решение о браке усилило любовное желание Кейси.

В городке под названием Сандерс Кейси снова испытала приступ страха, и это на время отвлекло ее от размышлений о странном браке. Она могла бы поклясться, что снова видела отца: он входил в один из домов, где сдавали меблированные комнаты. Правда, лица ясно не различила. Конечно, любой мог носить такую же одежду, что предпочитал Чендос. И Чендос вряд ли успел бы покрыть такое большое расстояние от Форт-Уэрта верхом на лошади, если только не ехал тем же поездом, что и Кейси с Демьеном. В вагоне для скота перевозили вместе с их лошадьми и других, но ни одна из них не была лошадью Чендоса, Кейси бы это заметила.

Позже в тот самый день Кейси и Демьен получили новые сведения. Всего лишь год назад на старой торговой дороге, в двух днях пути верхом от южной Тихоокеанской, появился молодой город. Железнодорожная ветка покуда туда не проложена, хоть и запланирована на ближайшее будущее, поскольку Калтерс — так назывался город — растет очень быстро. Там уже выстроено школьное здание, есть несколько церквей, собственный городской совет и мэр.

Последнее, что требовалось Кейси и Демьену, чтобы двинуться в этом направлении, — хоть какой-нибудь след, хоть одно имя, звучащее похоже на «Каррутерс». Но Кейси все еще беспокоилась, что отец мог оказаться здесь, в Сандерсоне, поэтому, не предупредив Демьена о своих намерениях, она подняла его с постели, и они удрали из города за несколько часов до рассвета.

Демьен неожиданно выразил по этому поводу недовольство, а когда Кейси объяснила, почему поступила именно так, он указал на обстоятельство, не приходившее ей в голову.

Солнце еще не взошло, и они ехали медленно и осторожно, что позволяло вести разговор, и Кейси спокойно выслушивала ворчание Демьена, пока он не произнес:

— Этот наш временный брак лично мне не дал никаких преимуществ, зато вам дал по крайней мере одно весьма существенное.

Он проговорил это с нажимом и так кисло, что Кейси немедленно приготовилась к спору:

— Какое же, позвольте узнать?

— Как же вы не сообразили, что вас как замужнюю женщину отец не может никуда увезти, во всяком случае, без моего согласия? Права мужа превалируют над правами родителей.

Кейси заулыбалась:

— Довод превосходный. Но я вовсе не мечтаю предъявить его отцу, тем более что брак ненастоящий. Стало быть, в данном случае и довод неподходящий. К тому же отцу о браке ничего не известно, верно?

— До тех пор, пока вы не скажете об этом.

— Предпочитаю не делать подобных попыток, если вы не возражаете. И вообще, не пора ли перестать жаловаться из-за нескольких часов недосыпа? Если хотите, разобьем сегодня лагерь пораньше, так что нынче вечером наверстаете упущенное.

Жаловаться Демьен не перестал. Такое уж у него сегодня было настроение, решила Кейси. И лагерь разбили рано и, к счастью, на берегу чистой и быстрой речки.

Кейси рассчитывала, что костер на этот раз можно будет не разводить — так безопаснее. Она запаслась в дорогу едой, которую не надо было разогревать, значит, можно обойтись без огня. Но вскоре она переменила намерение: и из-за дурного настроения Демьена, в котором он пребывал весь день, и потому, что заметила в реке рыбу. Жареной рыбой пренебрегать никак не следовало.

Она оставила Демьена присматривать за лошадьми, а сама тем временем сделала острогу. Стоя по колени в воде, она успела наколоть всего одну рыбину, когда к берегу заявился Демьен.

— Есть куда более простой и легкий способ ловить рыбу, — заметил он.

Кейси даже не взглянула на него — так напряженно следила за рыбой.

— Нет ничего подходящего для лески, разве что позволите разорвать на полоски одну из ваших модных рубашек, — ответила она.

— Мне хочется смыть с себя пыль. Вы не станете смотреть на меня?

— Смотреть?

Кейси подняла глаза и увидела, что Демьен уже снимает жилет.

— Не спешите, можете и подождать, пока я наловлю рыбы на ужин.

— Я слишком запылился, чтобы ждать.

— Да ведь вы всю рыбу распугаете! — крикнула Кейси.

— Я даже воду не взбаламучу, — возразил он, расстегивая рубашку.

— Вы ненормальный!

— Нет, я просто пыльный.

Кейси никогда еще не сталкивалась с таким тупым упрямством, но ведь и она могла быть не менее упрямой и потому заявила:

— Ну как знаете, только не я, а вы останетесь без рыбы, если я не поймаю больше ни одной.

Она вовсе не собиралась вылезать из воды потому лишь, что какому-то глупцу понадобилось раздеться догола. Плевать ей на это! Она просто повернется к нему спиной и займется своим делом. Однако сказать оказалось легче, чем сделать.

Демьен, совершенно нагой, здесь, рядом с ней, всего в нескольких футах… Вода не взбаламучена, это точно. Она слышит, как он плещется. Если бы сейчас она увидела рыбу, и внимания бы не обратила. Вся ее воля, все помыслы были сосредоточены на Демьене, на том, чем он занят.

Она постаралась незаметно подняться выше по течению, чтобы хоть не слышать этот плеск. Вода сделалась прохладнее — здесь было глубже из-за небольшой запруды, — но не обжигающе холодной. Кейси не замечала холода, тело ее горело.

Внезапно она услышала голос Демьена прямо у себя за спиной:

— Вы от меня убегаете, Кейси?

Она мгновенно обернулась в изумлении. Дьявол, это была ошибка — и непоправимая.

Демьен незаметно подобрался к ней совсем близко. Он окунулся в воду, потом медленно поднялся; вода сбегала по груди и рукам, поблескивая в слабеющих солнечных лучах. Кейси как завороженная смотрела на него. Демьен был гораздо мускулистее, чем она себе представляла, руки крепкие, заросшая волосами грудь широкая, в особенности по сравнению с тонкой и гибкой талией.

Она не ответила ему, она даже не помнила, был ли вопрос, но Демьен спросил снова:

— Или вы решили искупаться здесь, где поглубже?

Слова не доходили до Кейси, но без всякого стеснения она смотрела на него. Потом почувствовала, как палец ласково коснулся ее щеки; капли холодной воды попали ей на шею. Кейси вздрогнула и вышла из транса, хотя думать ясно и отчетливо все еще не могла.

— Кажется, вам надо помочь, — услышала она наконец. Демьен снял с нее пончо; уголком глаза она увидела, как оно пролетело по воздуху и беспорядочным ворохом упало на берег. Затем взлетел пистолет и приземлился на пончо. Именно это привело Кейси в себя окончательно.

— Что это вы… — заговорила она.

Закончить вопрос ей пришлось под водой. Демьен окунул ее. Погрузил в воду.

Кейси вынырнула, отплевываясь и задыхаясь. Она уставилась на Демьена сквозь упавшие на лицо мокрые волосы, увидела улыбку, которую он даже не старался скрыть, и плеснула в его сторону целую пригоршню воды. Демьен открыл рот — у него перехватило дыхание от холодных брызг, обжегших грудь, потом, вздернув брови, кинулся на Кейси.

Кейси закричала и отскочила в сторону, но целые фонтаны воды, поднятые телом Демьена, когда он плашмя шлепнулся в реку, второй раз окатили ее с головы до ног. Едва она протерла глаза, как он тут же схватил ее за нога и опрокинул.

Прошло немало времени с тех пор, как Кейси кувыркалась в воде со своими братьями, но она не забыла их коварных уловок. Через двадцать минут Демьен запросил пощады. Кейси сама почти не могла дышать от смеха. Кто бы мог подумать, что можно вот так забавляться с каким-то там выходцем с востока. Она себе и представить такого не могла.

Кейси вскарабкалась на берег. Демьен остался в воде и смотрел на нее. Она все еще улыбалась, так же как и он. И вдруг поняла, почему он на нее смотрит и отчего улыбается. Мокрая одежда прилипла к телу, и Кейси казалась такой же голой, как Демьен.

Кейси мгновенно покраснела, но это было не самое страшное. Она увидела глаза Демьена: обычно Светло-серые, даже очень светлые, сейчас они потемнели от сильных эмоций. И он двинулся к ней по воде. Неужели он прямо вот так и выйдет на берег, когда она смотрит на него? Но Демьен так и сделал, и Кейси не успела отвернуться.

Кейси унесет этот образ с собой в могилу — так сильно врезался он в ее воображение. Он был как статуя, в совершенстве изваянная художником, слишком гордым, чтобы добавить хоть что-то к этому прекрасному творению природы. От короткого взгляда, брошенного на Демьена, у Кейси внутри все задрожало.

Она скорее почувствовала, чем услышала, как он опустился перед ней на колени. От ожидания чего-то неизведанного дыхание у нее стало неровным. Нужно было встать и убежать, только ноги не слушались. Демьен взял ее лицо в ладони и посмотрел ей прямо в глаза.

Неудержимое пламя — вот что такое были сейчас его глаза. Солнце садилось, погружая обоих в золотистый сумрак, но было еще светло, чтобы увидеть это пламя.

— Это больше не проходит, Кейси, — скорее прошептал, чем проговорил он охрипшим голосом.

Ждал ли он ответа, когда она едва могла соображать?

— Что… не проходит?

— Твердить себе, что наш брак недействительный.

— Но ведь и в самом деле так.

— Вот сейчас, в эту самую минуту, он в высшей степени действительный.

Он, должно быть, и не ждал от нее ответа, потому что его губы наложили запрет на любые ее слова. Неудержимое пламя? Его поцелуй скорее можно было сравнить с извержением вулкана. И в несколько секунд накал страсти у Кейси дошел до той же точки.

Так вот о чем она постоянно думала с того самого часа, как судья поженил их с Демьеном. Теперь она всем сердцем готова была согласиться: вот сейчас, в эту самую минуту, брак их действителен, он настоящий. Кейси устала подавлять те чувства и ощущения, которые вызывал в ней ее муж.

И уж никак нельзя было подавить то, что она чувствовала в этот миг, даже если бы и хотела. Словно какой-то вихрь подхватил ее, когда она сама встала на колени, чтобы прижаться к Демьену, обнять его за шею и поцеловать так крепко, как только могла. Он обнял Кейси обеими руками и прижал к себе, ответив таким огненным поцелуем, что ей даже стало страшно.

Кейси была полностью поглощена поцелуем и не почувствовала, как Демьен отвел от себя ее руки и начал стягивать с нее рубашку. Шелковый лифчик и кружевные панталоны заняли больше времени — возможно, потому, что их изысканная женственность не соответствовала остальной одежде Кейси. А она почти не заметила, как Демьен расстелил на земле пончо и поднял ее, чтобы уложить на это самое пончо. Только очень остро ощутила тот момент, когда он лег рядом и начал ее ласкать.

Его ладони гладили плечи Кейси, ее шею, надолго задержались сначала на одной, потом на другой груди, как бы испытывая их чувствительность, изучая форму. Затем эти руки все с той же смелой властностью, какой она не ожидала, скользнули на живот.

Демьен наклонился и коснулся языком отвердевшего кончика ее соска — и Кейси не в силах была удержать вспыхнувшую дрожь. Она попыталась притянуть Демьена к себе, но он не подчинился, продолжая целовать ее груди и доводя ее почти до безумия. Ей казалось, что вся она пылает огнем.

И тогда рука, лежавшая у нее на животе, сдвинулась пониже, еще ниже, пока пальцы не проникли в ее влажную глубину. На его прикосновение тело Кейси мгновенно откликнулось вспышкой такого наслаждения, какого она прежде не могла вообразить.

Демьен лег на нее, напомнив, что она не одна. Кейси открыла глаза и увидела его нежную улыбку. Не удержавшись, она улыбнулась в ответ. В ней росло чувство не просто физической близости, нет, это было нечто большее, это было совсем другое. Радостное, даже восторженное — ни тревоги, ни смятения.

Он поцеловал ее снова, в то время как еще какая-то часть его тела проникла ей между ног. Вторжение оказалось таким сильным и настойчивым, вызвало такое новое ощущение внутри ее тела, что Кейси широко раскрыла глаза. Та же напряженность отражалась и в его взгляде, и причиной тому было то, что вошло в Кейси, заполнило ее.

У Кейси перехватило дыхание, до того непривычными были все эти ощущения; но через минуту она стала дышать часто-часто, потому что Демьен двигался в ней, подчиняя своему ритму, и она с восторгом подхватила этот ритм.

Потом, когда все закончилось, Демьен прижимал Кейси к себе, касаясь губами ее лба и одной рукой нежно поглаживая по спине, а она испытывала невероятное наслаждение. И оставалась бы в этом блаженном состоянии бесконечно долго, если бы вдруг не услышала, как бурчит у Демьена в животе. Кейси улыбнулась — и они поделили на ужин единственную пойманную рыбу.

Глава 26


Вначале Демьену казалось забавным, что Кейси краснеет. Каждый раз как она смотрела на него, щеки ее заметно розовели. Но мало-помалу это начало его беспокоить.

Он сам, разумеется, испытывал сложные чувства, вспоминая то, что произошло. Понимал: то же самое переживает и Кейси, но надеялся, что она не раскаивается. Ему бы следовало чувствовать раскаяние, но этого не было.

Прежде его любовные связи были до крайности просты. Он проводил несколько часов с женщиной и возвращался домой, в свою холостяцкую постель. Его не волновало, встретится ли он еще когда-нибудь со своей дамой или нет. Кейси оказалась первой женщиной, с которой он провел всю ночь, а потом вместе пил утром кофе. Для Демьена это был новый опыт, и он не знал, как вести себя с Кейси, чтобы не смутить ее еще больше.

Можно было бы с утра заняться с ней любовью, чтобы ослабить напряжение, в котором явно пребывали оба. Именно этого Демьену и хотелось. Но она держалась с какой-то отчужденностью, и Демьен не решился ничего предлагать. К тому же Кейси оказалась девственницей. Как ни мало Демьен знал об этом предмете, он все же слышал, что после первого сексуального контакта девушка несколько дней испытывает болезненные ощущения. А он меньше всего хотел бы причинить ей боль. Кажется, прошедшей ночью она счастливо избежала неприятных впечатлений.

Демьен всячески ругал себя за то, что поддался искушению. Вопреки всему он надеялся, что вскоре они найдут какого-нибудь судью, потому что их временный брак сводил его с ума. С одной стороны, он получил законное право на близость с Кейси, но с другой — стоило бы проявить благородство и не пользоваться этим преимуществом.

Однако вчера он и думать не думал о благородстве и порядочности, как раз наоборот. Он подыскивал одно оправдание за другим, чтобы разумнее объяснить себе, почему он так глупо мучился желанием овладеть Кейси, тогда как вообще не должен был этого делать. Но это все, что ему Оставалось. Отговорки. Демьен понимал, что по-прежнему должен держать руки подальше от Кейси.

Но пока он ни о чем не жалел. Кейси оказалась невообразимо восхитительной. И невероятно пылкой. Это поразило Демьена больше всего: ведь она была таким мастером скрывать свои чувства, что и не разберешь, друг она тебе или враг.

Они почти не разговаривали друг с другом до Калтерса, которого достигли уже к концу дня. Им говорили правду: Калтерс оказался небольшим, но быстро растущим городом. Вокруг двух центральных кварталов уже шло строительство; разные предприятия и фирмы, несомненно, привлекали сюда переселенцев. К тому же город выглядел куда более мирным, чем многие из тех, что проезжали Демьен и Кейси. На улицах полно детей, там и сям разбросаны игрушки — явное свидетельство того, что игры с пистолетом не часто нарушают мир в Калтерсе. Был и непременный салун, и не один, а по дороге наши путешественники заметили несколько церквей.

Кейси расспросила, где сдаются комнаты, и ей указали дорогу. С ее стороны это была почти пощечина: ведь она знала, что Демьен привык останавливаться в самом лучшем месте, а в городе была гостиница, хоть и очень маленькая. Таким образом Кейси предлагала Демьену оставаться в удобной для него части города, сама предпочитая другую. Иными словами, она больше не хотела близости с ним.

Она дала понять это яснее, чем если бы высказалась вслух. Желания Демьена значения не имел». Ему это не понравилось, он предпочел бы поселиться в одной комнате с Кейси. Стало быть, она сожалеет о происшедшем и хочет быть уверенной, что продолжения не будет.

Они разделились после того, как пристроили лошадей, договорившись встретиться за обедом в ресторанчике, который заметили по пути. Тогда и обсудят, как действовать дальше, если Генри окажется в Калтерсе. Но Демьен очень скоро обнаружил, что его охота подошла к концу; во всяком случае, он так решил, увидев в гостинице на доске объявлений газету с большим портретом Генри. Каррутерс и в самом деле баллотировался на должность мэра, а выборы должны были состояться через несколько недель.

Демьен пробежал глазами газетную статейку — типичный образчик предвыборной брани и взаимных обвинений. Впрочем, разговор шел сугубо политический, о Каррутерсе не сообщалось ничего личного, скажем, долго ли он живет в этом городе, откуда приехал. Не было упомянуто даже имени, только фамилия, но в таких небольших городках, как правило, все друг друга знают. А Демьену не требовалось иных доказательств, кроме портрета.

У него было две возможности. Либо разыскать Генри немедленно и заняться им самому, либо найти сначала Кейси, чтобы и она присутствовала при долгожданной очной ставке. Как ни хотелось ему поскорее покончить с этой историей, он решил, что обязан предоставить Кейси, так сказать, место в первом ряду в награду за время и силы, потраченные, чтобы привести его к Генри Каррутерсу.

Город был невелик, и найти пансион, где поселилась Кейси, не составило особого труда. Пансион был по крайней мере чистенький и даже уютный на вид, владелица — местная школьная учительница. Эта весьма благопристойная молодая леди, вероятно, не пустила бы Демьена наверх, знай она, что Кейси — особа женского пола. Но поскольку не была об этом осведомлена, то и указала Демьену на вторую дверь, слева от лестничной площадки. Но дверь была открыта, а комната пуста.

Звук льющейся воды привел Демьена к другой двери, плотно закрытой. Он нетерпеливо постучал:

— Кейси, вы там?

Она была там и отозвалась немедленно:

— Что вы здесь делаете?

Демьену не нравилось вести разговоры через запертую дверь. Не ответив на вопрос, он задал новый:

— Вы одеты?

— Наполовину, я собираюсь принимать ванну.

Неудивительно, что возникшая перед глазами картина — Кейси под струями горячей воды — изменила ход мыслей Демьена. Он ведь не знает точно, заперта ли дверь. Хотел проверить, но тут снова услышал голос Кейси:

— Вы еще там?

— Да, — ответил Демьен и вздохнул, вспомнив, зачем пришел.

— Вы не сказали мне, что вам надо.

— Генри здесь.

— Я знаю.

— Что вы этим хотите сказать? — нахмурился Демьен.

— Скорее всего то, что видела ту же газету, что и вы.

Там его портрет на первой странице.

Демьен нахмурился еще сильнее.

— И вы пришли сюда и решили помыться, вместо того чтобы явиться сразу ко мне?

— Он никуда не денется, Демьен. Он все еще будет здесь, когда я закончу.

— Я не стану ждать.

Демьен услышал недовольное ворчание, потом дверь рывком распахнулась. С немалым разочарованием Демьен убедился, что Кейси полностью одета, не хватало только пончо и пистолета за поясом.

— Чего ради такая спешка? — резко спросила Кейси.

— И вы еще спрашиваете, зная, сколько времени я искал Генри?

Это было так справедливо, что Кейси утратила воинственность и даже вздохнула.

— Вы правы, не стоит спрашивать. — Она потянулась за ремнем и, застегивая пряжку, добавила:

— Узнали у кого-нибудь, где искать Каррутерса в это время дня?

— В салуне Барнета. По-видимому, он именно оттуда ведет свою политическую кампанию.

— Не говорите с таким отвращением, — улыбнулась Кейси. — Вы же убедились, что в салунах отличным образом ведут важные дела, а не только пьют и играют, а также… — Тут она поперхнулась от смущения. — Ладно, смысл вам ясен.

Смысл был Демьену ясен, но он сделал вид, что не понимает.

— И что еще там делают?

— И вообще весело проводят время, — хмуро сымпровизировала Кейси, упрямо не желая упоминать хоть о чем-нибудь имеющем отношение к сексу.

Демьен наклонился, быстро поцеловал Кейси и произнес, пока она не опомнилась от удивления:

— Таким вот образом?

Кейси сердито фыркнула, подхватила пончо и сильно покраснела, не смея встретить озорной взгляд Демьена. С явным сожалением она посмотрела на ванну с горячей водой и направилась к двери, бросив:

— Ладно, пошли. Надо кончать с этой историей.

Глава 27


Первое, что бросалось в глаза в салуне Барнета, — полная чистота. И второе — этот салун не был похож на те, что Кейси видела раньше. Столы покрыты красной кожей. Стулья обтянуты. Стойка бара резная — настоящее произведение искусства — и отполирована до блеска. Доска для стаканов с напитками мраморная. Стены оклеены обоями. На полу тонкий ковер, и нигде никаких плевательниц. Если бы не стойка, можно подумать, что ты в вестибюле модной гостиницы или в мужском клубе для избранных.

Кейси была поражена. Она даже снова вышла на улицу и еще раз взглянула на вывеску, чтобы проверить, туда ли они с Демьеном попали. Они не ошиблись, но салун Барнета выглядел слишком уж на чужеземный лад, словно здесь поработал декоратор из Европы или с востока страны, — может, это и привлекло сюда Генри Каррутерса.

Он был здесь, легко, узнаваемый в своих очках с толстыми стеклами и с родинкой на щеке — точь-в-точь такой, каким его описал Демьен. Он сидел за столом вместе с тремя мужчинами. Еще двое стояли рядом, слушая разговор. Все были в деловых костюмах, и на всех, кроме Генри, костюмы эти выглядели комично: людям с такой наружностью скорее пристало бы сидеть в какой-нибудь норе и обсуждать очередное ограбление, а не разговаривать о политике в красиво убранном салуне.

Но Кейси отбросила такие мысли. Она стала чересчур подозрительной. Вовсе не обязательно, что пятеро собеседников Генри — настоящие гангстеры, пусть и имеют вид заправских любителей пострелять. К тому же оружия у них нет, что окончательно меняет дело. Не стоит доверять инстинкту — может и обмануть.

Демьен не обратил никакого внимания на оформление салуна и вообще не счел его необычным, но как только засек Генри, сосредоточился на нем и только на нем. Он ожидал, что Генри узнает его. Кейси тоже этого ждала — как подтверждения идентичности. Не то чтобы в этом была особая необходимость, но потрясение Генри при виде Демьена означало бы признание вины.

Ничего подобного, к сожалению, не произошло. Когда Генри наконец-то поглядел в их сторону, он чуть-чуть удивился, но не более. И удивился-то скорее потому, что в салун пускали, как видно, только в приличной одежде, а Кейси с Демьеном, недавно прибывшие в город, еще в дорожной пыли, этим правилам не отвечали. Если так, то их появление удивит не одного Генри, но и всех присутствующих.

Так оно и вышло. Все посмотрели на них не просто с любопытством, но с явной угрозой.

Один из мужчин заговорил, и достаточно резким тоном:

— Эй, послушайте, здесь частный салун, только для членов клуба. Если хотите выпить, шагайте через улицу в «Гнездо орла».

Они с Демьеном, разумеется, не двинулись с места. Кейси решила, что пора показать свой пистолет, — однако он не понадобился. Демьен прояснил положение с первых же слов:

— Я беру вас под арест. Генри. Подчинитесь ли вы без сопротивления или доставите мне удовольствие выволочь вас отсюда силой?

Решительный тон Демьена привел бы Кейси в восторг, даже если бы он не был наделен законной властью произвести арест. Однако прочие нашли его заявление смешным — все расхохотались, включая и самого Генри.

— Что ты натворил, Джек? Неужели снова дал пинка собачке миссис Аруик? — с громким смехом спросил один из мужчин.

— Нет, погодите, — присоединился к нему другой. — Старик Хеннинг захотел его арестовать за то, что Джек худо отозвался о нем в газете. Пытается доказать, что там нет ни слова правды!

Хеннинг был второй кандидат в мэры, которого Генри как следует пропечатал в той самой местной газетенке из двух страничек, но при чем тут какой-то Джек? И как бы в ответ на недоумение Кейси и Демьена заговорил кто-то еще:

— Я слышал, к вам обращались по-разному, мистер Каррутерс, но почему Генри? Каррутерс отвечал с улыбкой:

— Случалось, что ко мне так обращались, случалось. Но право, лет двадцать, никак не меньше, прошло с тех пор, как меня путали с братом-близнецом. — Он взглянул на Демьена и продолжал:

— Наверное, и с вами это случилось, мистер? Приняли меня по ошибке за моего брата Генри? Кстати, а, кто вы такой?

Демьен, которому не пришелся по нраву подтекст этих вопросов, ответил, сдвинув брови:

— Я — Демьен Ратледж и открыто заявляю об этом. Вы хотите сказать, что вы и Генри — близнецы?

— Да, к несчастью, так.

— К несчастью?

Каррутерс передернул плечами:

— Собственно говоря, я ничего не имею против брата, хотя всегда считал его мямлей, если вам понятно, что я этим хочу сказать. Но мне никогда не нравилось, что кого-то то и дело принимают за меня только потому, что мы похожи как две капли воды. Вот почему я покинул Нью-Йорк и всех родственников, как только стал вполне самостоятельным. Больше я туда не возвращался и ничуть о том не жалею. Связь с родными поддерживал и о Генри слышал часто, но ничуть не огорчусь, если вовек не увижу своего братца.

— А когда получили известие в последний раз?

— Раза два за прошедший год. Я до чертиков удивился, когда он прошлой весной написал, что подумывает навестить меня. Вот уж не подозревал, что он захочет оставить Нью-Йорк и свою непыльную работенку. Вы же знаете, он бухгалтер.

— Об этом я осведомлен.

— Но он такой смирный, если вам ясно, что я имею в виду, а эти края не для смирных. — Это замечание друзья Каррутерса сопроводили короткими выразительными смешками, и тот добавил:

— Как видно, он свое намерение изменил, потому что с тех пор, как отправил письмо из Сан-Антонио — как видите, далеко забрался! — он так и не появился.

— Значит, вы его больше не ждете?

— Спустя столько времени? Не три же месяца добираться из Сан-Антонио сюда! Думаю, Генри попросту испугался. Для того, кто всю жизнь прожил в таком большом городе, как Нью-Йорк, Техас может показаться уж слишком диким. Чтобы ужиться здесь, человек должен обладать такими качествами, каких у Генри и в помине нет, если вам ясно, что я имею в виду.

— А у вас такие качества есть?

— Ну, я прожил в Техасе последние пятнадцать лет, это само за себя говорит.

— Но ведь город совсем новый, — возразил Демьен.

— Я сказал, что жил в Техасе, но не в этом городе, — снисходительно пояснил Джек. — Нет, в Калтерсе я всего-то и прожил восемь месяцев, верно, ребята?

— Да, Джек, ты тут появился месяцев восемь назад, — подтвердил человек, сидевший справа от Каррутерса.

— Да, после Нового года прошло тогда месяца два, — поддержал кто-то еще.

Джек кивнул и с ухмылкой поглядел на Демьена.

— А что такого натворил Генри? — спросил он. — За что его арестовывать?

— Он организовал убийство.

— Генри? — Каррутерс захохотал. — Вы, наверное, снова ошиблись. Единственный способ, каким Генри мог бы кого-то убить, — это нанять убийцу. У самого пороху бы не хватило.

— А у вас хватило бы пороху… Джек?

Маленький человек весь напрягся — возможно, потому, что, уловив паузу, понял: Демьен не верит его словам. Не верила и Кейси.

— Несомненно, я бы мог убить кого-нибудь в порядке самозащиты. Но мы с братом ничуть не похожи. Разные, как день и ночь. Терпеть не могу слабаков, а мой братец только и подходит под такое определение, если вам ясно, что я хочу сказать.

С первых слов Джека у Кейси сложилось о нем вполне определенное впечатление. Этот маленький человек был очень самонадеян, что, судя по, рассказам Демьена, было совершенно не свойственно Генри. Один брат — трус, а другой — в какой-то мере даже храбрец. Но ее больше всего занимало одно: не напоказ ли все это?

Она не участвовала в расспросах, потому что Демьен отлично справлялся с ними сам. Ей нравилось, что он, разумеется, взбешенный неожиданным поворотом дела, так хорошо держится. Ведь можно уже было считать, что их поискам пришел конец. Должно быть, ему невыносимо сознавать, что, по всей видимости, поиски эти зашли в тупик.

Молчание Демьена и скептическое выражение его лица, как видно, вынудили Джека отказаться от позы обиженного. Вздохнув, он произнес:

— Послушайте, мистер Ратледж, если вы сомневаетесь, а я вижу, что сомневаетесь, поскольку ничего не слышали обо мне до сих пор, предлагаю вам послать в Нью-Йорк телеграмму моей тетушке. Насколько мне известно, она еще жива. Она может подтвердить, что мы с Генри близнецы.

— А где здесь телеграф?

Джек улыбнулся — по вполне понятной причине, судя по его ответу:

— У нас в Калтерсе телеграфа пока нет. Будет к концу года, но сейчас ближайший телеграф в Сандерсоне — это день или два пути верхом отсюда к югу. Я, разумеется, дождусь вашего возвращения — хочу получить публичное извинение. Во время выборов на моем добром имени не должно быть ни пятнышка, если вам ясно, что я хочу сказать.

Маленький человек держался с большой уверенностью, однако эта уверенность раздражала.

Глава 28


— Два брата, и оба хотят стать мэрами? Как вам это, Кейси?

До сих пор Демьен нарочно воздерживался от обсуждения недавней встречи с Джеком Каррутерсом. Он и Кейси, как и намеревались, пришли в ресторан и уже доедали бифштексы с кровью. Хорошо, что хоть Кейси получала от этого удовольствие. Демьен, обнаружив, что в салуне вовсе не Генри, от разочарования был почти в бешенстве, и, прежде чем что-то обсуждать, ему надо было хоть немного успокоиться. Они с Кейси выпили бутылку красного вина и приступили ко второй. Это явно помогло.

Кейси с задумчивым видом прожевала несколько ломтиков жареного картофеля и только потом ответила:

— Может, Генри решил пойти по стопам брата? Ну, примерно как сыновья по отношению к отцу? — Это она добавила, видимо, потому, что Демьен был именно из таких сыновей. — Или же Генри попросту искал Джека и расспрашивал о нем всюду, куда приезжал. Может, забыл название города, помнил только, что он новый, вот и задавал вопросы.

— Это явно притянуто за уши, Кейси.

— Верно, но все же возможно. Попробуйте себе это представить. Генри нуждается в укрытии и рассчитывает на помощь брата. На полпути обнаруживает, что потерял письмо от Джека, в котором тот сообщал название города, где устроился. Генри не может вспомнить название даже ради спасения души и начинает расспросы о новых городах. Он еще знает, что Джек хочет баллотироваться в мэры, стало быть, круг его поисков сужается. Но потом находит, что Техас все же слишком велик и брата таким путем ему не найти. Он бросает это дело и уезжает на восток.

— Надеюсь, что вы ошибаетесь, ведь идти по остывшему следу, знаете ли…

— Я бы не считала, что мы в тупике, Демьен, — загадочным тоном произнесла Кейси.

— Думаете, Генри все-таки здесь, и Джек его прячет?

— Полагаю, такое тоже возможно. Но тогда зачем же Джеку сообщать нам, что брат собирался к нему приехать?

— А затем, что до здешних мест мы его выследили. Кейси медленно наклонила голову. — Да, тут что-то есть. Встанем на минутку на место братца Джека. Он выглядит крутым парнем, но ведь любой трус может набраться храбрости при помощи пятерки наемных молодцов, подтверждающих каждое его слово, что они, собственно, и делали. Он мог купить свою самоуверенность — если вам ясно, что я хочу сказать.

Демьен усмехнулся, когда Кейси повторила излюбленное выражение Джека, и сказал:

— Да, я об этом думал. Но тогда это именно Генри, а не его храбрый брат. Скорее всего они вылеплены из одного теста и вовсе не так уж различны, как нас пытается уверить этот якобы Джек.

— Ну, я не знаю. У меня у самой два брата, и они полная противоположность друг другу. Один все время сидит уткнувшись носом в книгу, терпеть не может ранчо и все, что с ним связано, и скоро станет практикующим адвокатом, а второй — настоящий маленький бродяга, упрямый, как все мальчишки…

— У вас есть братья?

Вопрос вызвал яркий румянец смущения. Кейси ничего не собиралась выбалтывать, но она выпила добрую толику вина, а вино, как известно, не только возбуждает, но и развязывает язык так, что, бывает, и выдашь секрет.

— Ну да, — неохотно признала она.

— А еще кто?

Кейси отпила глоток вина и буркнула:

— Еще есть мать, как и у вас.

Она упомянула о его матери намеренно, зная, что он не любит говорить об этой леди; Кейси рассчитывала таким образом вынудить Демьена не задавать слишком личных вопросов. Куда лучше, если он умерит свой пыл и перестанет выведывать все до малейших подробностей.

— Сестры? Дяди и тетки?

Сузив янтарные глаза, Кейси вместо ответа нанесла Демьену ответный удар:

— Как вы дошли до того, что не любите собственную мать, Демьен?

Демьен не хотел, чтобы Кейси вела нечестную игру. Вопрос пробудил в нем гнев, но этот гнев вспыхивал всегда, когда он думал о матери. Он не был направлен на Кейси.

— Если я на это отвечу, получу ли взамен несколько ответов?

Кейси удивилась, что Демьен не отказался отвечать на вопрос, но сама уклончиво передернула плечами и бросила:

— Возможно.

Не слишком вдохновляюще, подумал Демьен, но большего, видно, и не добьешься.

— Хорошо. Начну с того, что я, как всякий нормальный ребенок, любил обоих своих родителей. Но мать не отвечала любовью на любовь, вернее, ее чувство к другому человеку оказалось сильнее любви к сыну. Много лет назад она развелась с отцом. Это был сильнейший удар — и для него, и для его репутации тоже. Должно быть, она решила, так сказать, развестись и со мной, потому что с тех пор я ни разу ее не видел. Она покинула Нью-Йорк и вышла замуж за своего любовника.

— Вы никогда ее больше не видели? Это ее выбор или ваш?

— Прошу прощения?

— Я имею в виду, приезжала ли ваша мать в Нью-Йорк, чтобы повидаться с вами? И если нет, пытались ли вы отыскать ее и выяснить, почему она так поступила?

— В обоих случаях вынужден ответить отрицательно. Да и зачем было пытаться, если я и так знал, в чем причина. Она уехала, чтобы начать новую жизнь, и отреклась от всего, что покинула.

Демьену стало досадно, что в голосе прозвучала горечь, с которой он не в силах был совладать. Какого черта это причиняет боль, хотя прошло уже много лет?

— Ну, не знаю, — заговорила Кейси, причем выражение лица у нее казалось более соболезнующим, чем Демьену хотелось бы. — Будь я на вашем месте, я бы ее отыскала и расспросила обо всем сама. Если бы ответы мне не понравились, я дала бы ей почувствовать, как она ничтожна, как бессердечна по отношению ко мне. Правда, люди черствые обычно никогда не чувствуют своей вины. На то они и черствые. Но я бы считала, что это мой лучший выстрел.

Пыталась ли она рассмешить его?

— Выстрел словесный или из пистолета, который при вас?

Кейси упрекнула его за легкомыслие суровым взглядом. Разумеется, она вовсе не собиралась его смешить, говорила вполне серьезно.

— Все эти годы, Демьен, вы находились во власти разных предположений. Разве это не тяготит вас? Я бы на вашем месте добивалась определенности, какой угодно, но только определенности.

— Ее не было со мной, когда я так в ней нуждался. Теперь она мне не нужна. Чего же добиваться? И ради чего?

— Может быть, ради собственного покоя. Может, потому, что это единственный оставшийся в живых член вашей семьи, кроме вас. А может, потому, что вы недавно узнали о ее вдовстве и одиночестве. Вот о чем я думала бы на вашем месте. Но ведь мои отец и мать живы и ждут меня, так что я не все понимаю.

Она проявляет неодобрение и сочувствие одновременно. Интересно, как это ей удается? Но возможно, она права. Ему, наверное, давно уже стоило встретиться с матерью и выслушать, что она может сказать в свою защиту. Хуже от этого не станет, ведь он уже знал о ней самое худшее.

— Я об этом подумаю, — негромко пообещал он довольно мрачным тоном.

Кейси в ответ улыбнулась и переменила тему:

— Что касается Джека Каррутерса…

— Не так скоро, — перебил ее Демьен. — Вы что, забыли о своем «возможно»? Справедливость есть справедливость, Кейси. Давайте-ка поговорим теперь о вашей семье.

Кейси ответила долгим и тяжелым вздохом, потом потянулась к бутылке с вином, чтобы заново наполнить свой бокал.

— Прекрасно, вы уже знаете, что мои отец и мать живы.

— Они живут вместе?

— О да, между ними глубокая и преданная любовь. Иногда это просто поражает: они прямо жить не могут друг без друга.

Кейси постаралась не показывать своего смущения при этих словах. Ни к чему ему было спрашивать о таких вещах. Большинство женатых людей, у которых есть дети, живут вместе, в особенности если развод, даже в высшем обществе, может привести к скандалу.

— У меня два брата, а сестер нет, — продолжала она. — Тайлер старше меня меньше чем на год. Именно он собирается стать юристом. А Диллон — настоящий негодник, но ему всего четырнадцать. Недавно я потеряла дедушку, старого несносного ворчуна, которого очень любила. Но у меня есть еще дедушка, он всю жизнь проработал врачом, практикует и до сих пор, правда, лечит только своих постоянных пациентов. Больше родственников нет, потому что ни у мамы, ни у отца не было ни братьев, ни сестер.

— А почему вы покинули отчий дом? Кейси сдвинула брови. Не меньше минуты прошло в молчании, прежде чем она ответила:

— Из-за маленького несогласия с отцом.

— Вряд ли оно было незначительным, если вы, Кейси, в результате ушли из дому.

— Ну, просто это было важно только для меня. Отец считал, что мне с некоторыми вещами не справиться, так как я — женщина. И с тупым упрямством стоял на своем.

— А вы решили доказать ему, что он не прав, — заделались охотником за преступниками, о чем почти ни одна женщина и помыслить не может?

— Примерно так, — согласилась Кейси.

— Если учесть, как опасна выбранная вами работа, кого же надо назвать упрямым?

— Я вовсе не нуждаюсь в вашем одобрении, Демьен, и не спрашивала вашего мнения, — напомнила она.

— Не спрашивали, это верно. Но перестаньте сверлить меня взглядом. Я понимаю, что почти вынудил вас к откровенности, но извиняться не собираюсь. Вы восхитительная женщина, Кейси, и мне хочется узнать о вас как можно больше, с этим я ничего не могу поделать.

Теперь-то Кейси смутилась. И с удвоенной силой набросилась на остатки бифштекса.

Ему не следовало так говорить. Кейси совсем не хотела, чтобы разговор принял такой интимный характер. Но все это время он сидел напротив нее и мог в полное свое удовольствие любоваться ею, ведь так естественно смотреть на собеседника. Внезапно им вновь овладело желание.

Он не мог справиться с собой и, хотя понимал, что услышит в ответ, тем не менее спросил:

— Придете ко мне в комнату сегодня вечером, миссис Ратледж?

Кейси немедленно насупилась и взглянула на него.

— Вы хотите сказать, что не выяснили, есть у них в городе судья или нет?

— У них его нет. Кейси скривила губы.

— Откуда мне было знать, что вам это уже известно? — Она встала из-за стола, все еще насупленная. — У меня есть своя комната, благодарю вас до чрезвычайности. А поскольку мы завтра уезжаем рано, я полагаю, мне следует туда удалиться.

— Кейси…

Она не дала ему договорить:

— Советую подумать о чем-нибудь поважнее. И прекратите вести себя так, словно в этом городе я — единственное существо женского пола. Это не соответствует действительности, и вы вполне можете воспользоваться ситуацией, пока мы снова не напали на след.

Она удалилась в гневе. Что ж, он ничего другого и не ожидал г после того-то, как она держалась с ним весь день. Но она почти напрямую предложила ему обратиться к услугам какой-нибудь проститутки, и это было смешно. Он не хотел никакой другой женщины, кроме той, на которой уже был женат.

Глава 29


На следующее утро Кейси была не в лучшей форме. Выйдя из ресторана прошлым вечером, она задержалась в салуне, чтобы прихватить в постель бутылку вина. Не слишком разумно с ее стороны, но ведь чувства ее весь день находились в чудовищном беспорядке. Она бы просто не смогла уснуть.

Еще вчера она была уверена, что Генри находится в Калтерсе, стало быть, к концу дня они с Демьеном расстанутся. Она все еще считала, просто нюхом чуяла, что Генри здесь и либо прячется, либо ловко прикидывается своим братом Джеком. И сама мысль о том, что охота не кончена, не давала Кейси толком успокоиться.

Она больше не станет заниматься любовью с Демьеном. Она не позволит телу властвовать над собой, подчинит чувства рассудку. Утоление страсти принесло ей только одно. Она понимала, чего ей будет не хватать, когда Демьен уедет. Это само по себе уже достаточно скверно. Но именно так и будет, она это знала. Она привязалась к нему, но эта привязанность не имела никакого отношения к их временному браку. Глупо, конечно, но выбора у Кейси не было.

Она уже сейчас переживала предстоящую утрату. Это было так необычно. Он ведь еще не уехал, но она знала, что уедет, — и от этого ей было тяжело.

Не стоило вымещать свои горести на нем, а она вчера весь день только этим и занималась. Он не виноват, что они двое несовместимы и никогда не станут совместимы. Слишком по-разному они росли, принадлежали к двум совершенно разным культурам. Она казалась бы ничтожной и жалкой в его кругу, а он — в ее. С этим ничего не поделаешь.

Вчера Кейси не выполнила своей работы, зато нынче с утра постаралась наверстать упущенное и, прежде чем покинуть пансион, остановилась перемолвиться словечком-другим с мисс Ларисой, единственной в городе школьной учительницей. Потолковала она и кое с кем по дороге к конюшне. И все ее собеседники были единодушны по крайней мере в одном, о чем она и сообщила Демьену, найдя его в конюшне:

— Джек Каррутерс находится в городе совсем не так долго, как говорит. Он откровенно лжет, а дружки поддерживают его, значит, тоже лгут.

— Это только ваше мнение или оно кем-то подтверждается?

— Подозрения-то были. Мне вот что пришло в голову: не мог же он подкупить в городе всех. Так что выяснить правду удалось легко. Учительница сказала, что он прибыл сюда одновременно с ней, менее пяти месяцев назад. Еще два человека подтвердили это.

— А как насчет появления Генри?

— О брате-близнеце никто не вспомнил, даже удивлялись, когда слышали такое. Но один парень говорил, что избирательный комитет Джека Каррутерса очень настойчиво советовал ему голосовать за их кандидата.

Демьен поднял брови.

— Можно ли расценить такой совет как угрозу или насилие?

— От этих наемников? Я бы скорее посчитала это посулом.

— Стало быть, он и в самом деле намерен занять офис мэра?

— А что, это первый случай, когда политикана избирают при помощи грязной тактики?

— В большом городе такое возможно, согласен. Но я думал, что здесь, где люди начинают новую жизнь, все должно быть иначе.

— Но ведь Каррутерс не здешний, он уроженец большого города. Кроме того, нечистых на руку политиков можно найти везде, стоит только приглядеться получше. В городках на западе их меньше — там все друг друга знают.

А что касается Джека… Вопрос в том, зачем он вообще лжет, если он настоящий близнец, а не сам Генри, прикинувшийся Джеком.

— Вы считаете, он хочет спровадить нас отсюда, чтобы было время удрать?

— Нет, не думаю, что он бросит все, чего здесь добился. Если мы доставим ему лишние хлопоты, он постарается избавиться от нас.

— Ждете серьезных неприятностей?

— Вы попали в точку.

— Тогда зачем возвращаться в Сандерсон и посылать телеграмму?

— Затем, что вам нужны все факты, прежде чем столкнетесь с Каррутерсом снова. Я полагаю, вы знаете имя тетки — той, что живет в Нью-Йорке, ведь вчера вы о нем не спросили.

— Да. Ее допрашивали после исчезновения Генри. Она клялась, что он ни в чем не виноват, что не способен на подлость — именно это слово она употребила. Но ведь он всю жизнь поддерживал ее. Я бы удивился, если бы она не стала упорно и настойчиво защищать его.

— О близнеце она не упоминала?

— Нет. И вообще не изъявляла особого желания помочь полиции, и это понятно. Она только отвечала на вопросы, а по своей воле не добавила ничего, что помогло бы найти Генри.

Кейси кивнула:

— Ладно, оставим это. Чем скорее вы отправите телеграмму, тем скорее мы вернемся сюда и кончим дело.

— Значит, вы все-таки считаете, что Джек и есть Генри?

— Да нет. Думается мне другое: Джек знает, где находится Генри. Здесь он или где-то еще, но Джек знает. Было бы занятно заставить его сообщить это.

— Уж не хотите ли, чтобы я выбил из него признание? — нахмурился Демьен.

— Только в самом крайнем случае, — усмехнулась Кейси.

Глава 30


Ожидая неприятностей, Кейси в первую ночь по дороге в Сандерсон почти не спала. Да и Демьен тоже — тем более что они по очереди дежурили. Но никто не появился, никто не требовал, чтобы они убрались подальше подобру-поздорову и оставили в покое будущего мэра Каррутерса.

Демьен отправил телеграмму и вернулся в гостиницу дожидаться ответа, а заодно и отоспаться. Кейси была слишком возбуждена, чтобы лечь так рано. Из двух салунов на главной улице она зашла в тот, что шумнее, для начала выпила стаканчик в баре, а потом попросила разрешения присоединиться к игре в покер.

Выбрала она стол, за которым, как ей показалось, игра шла больше для развлечения, чем всерьез. Все три игрока держались спокойно, много шутили и болтали. Именно этого и хотела Кейси — поболтать и послушать. Мужчины встретили ее приветливо, словно давно были знакомы, весело подшучивали над возрастом нового компаньона и спрашивали, умеет ли он вообще играть.

Прошло минут тридцать, прежде чем Кейси освоилась и решилась задать первый вопрос о Каррутерсе: знают ли, мол, они парня, который намерен баллотироваться в мэры в Калтерсе.

— Не так уж хорошо, а что? — вопросом на вопрос откликнулся Джон Уэскот.

Он представился как единственный в городе зубной врач и обещал Кейси в случае чего вылечить зубы без малейшей боли.

— Я слышал, что это кривоногий задира, которому хочется влезть в слишком большие для него башмаки, — заметил Баки Олкотт.

Баки работал поваром на одном из окрестных ранчо. Пока он не сообщил об этом. Кейси даже не вспомнила, что сегодня суббота. Вот почему салуны были переполнены: наемные рабочие с пригородных ранчо в этот вечер приходили в город повеселиться.

— Я только что оттуда, — как можно небрежнее продолжала Кейси, разглядывая карты у себя на руках. — В городе говорят, будто люди Каррутерса оказывают давление на избирателей, чтобы они голосовали за него.

— А чему тут удивляться! — вставил слово Пит Драммонд и покачал головой.

Пит был в этих краях почти новичком — он приехал на запад всего два года назад, но уже освоился и даже говорил на местном жаргоне, коверкая язык. Без сомнения, он мог бы говорить и вполне правильно, если бы захотел, но, как видно, не хотел. Он зарабатывал на жизнь, продавая оружие, и открыл в Сандерсоне первый оружейный магазин.

— Так вы знаете Джека? — спросила Кейси.

— Да нет, но видел, когда он проезжал через наши места по пути в Калтерс. Коротышка держался так, словно город уже принадлежит ему. Никогда еще не встречал такого самоуверенного крикуна.

— А людей, которые работают на него в Калтерсе, знаете?

— Это, должно быть, Джед Пейсли и его парни, — сказал дантист, и лоб у него собрался складками. — Они раньше промышляли в Гастингсе, это на полпути между нами и Калтерсом, но я слышал, их бесило, что там чересчур мирно, вот они оттуда и слиняли.

— Наверное, ты прав, Джон. Моя сестра с месяц назад ездила в Каптере и говорит, что видела там Джеда и его ребят, разряженных в пух и прах. Надо же, только представить себе Джеда в чистеньком деловом костюмчике!

— А кто такой этот Джед Пейсли?

— Ну, понимаете, это все слухи, конечно, никаких доказательств, но говорят, он состоял в банде Ортеги в Мексике. Запугивал там крестьян и убивал кого ни попадя просто ради забавы. Это было года два назад, до того как он поднял руку на одного законника. Джед пристрелил парня в прошлом году прямо тут, в салуне. И причина, по-моему, была дурацкая.

— Какая же?" — с любопытством спросила Кейси.

— Да говорили, убитый хотел оказать Джеду любезность и избавить от конфуза: шепнул ему, что он забыл застегнуть штаны, когда вышел из сортира. А Джед воспринял это как оскорбление. Как, мол, тот посмел заметить непорядок? И застрелил малого.

Кейси покачала головой:

— Скажите, какой чувствительный!

— В высшей степени! Приятным парнем Джеда не назовешь. Никто не заскучал по нему, когда он покинул город.

— Мне как-то пришлось пломбировать ему зуб, — добавил Джон. — Никогда в жизни я так не потел. Он все время держал руку на пистолете.

— Думаю, его ребятишки слеплены из того же теста? — спросила Кейси.

— Это точно, — охотно подхватил Пит. — Их всего пятеро. Налететь на одного или даже на двоих еще ничего, но ежели они держатся все вместе да к тому же напьются в доску, тут уж только и жди беды. А чертов шериф так их боится, что даже не смеет дать укорот.

— Они что, все отличные стрелки? Джон передернул плечами:

— Не скажу в точности. Скорее всего да.

— Мейсон стреляет классно, — вмешался в разговор Баки. — Я раз видел, как он показывал свое искусство, чтоб произвести впечатление на мисс Энни, за которой приударял тогда. Но Джед тоже здорово попадает куда надо, если время есть прицелиться. Как-то в воскресенье двое парнишек разворошили осиное гнездо, а Джед как раз проходил мимо, и черт меня побери, если он не начал стрелять по осам, вместо того чтобы убраться прочь. Так и палил в одну за одной, даже пистолет перезарядил, чтобы уж всех прикончить. Многие тогда говорили, что парнишкам повезло, он бы мог застрелить их вместо ос, ну и остальные тоже с этим соглашались. Факт, что он бы вполне мог убить ребят, если бы они не унеслись как бешеные.

— А что-нибудь об остальных троих знаете?

— Самый молодой у них Джетро, младший брат Джеда. Приехал сюда несколько лет назад. Такой плюгавый забияка, гордится репутацией брата и пользуется ею. Сам-то он ничего не значит.

Снова заговорил Джон:

— Элрой Бенчер любит пускать в ход свою силищу. Считает себя непобедимым, ежели дело дойдет до кулаков. Вечно уговаривал кого-нибудь побиться с ним раунд-другой, но мы тут не дураки. Один парень согласился с ним драться, так получил перелом позвоночника и с тех пор не может ходить.

— Ну а последний?

Пит покачал головой:

— Никто ничего не знает о Кэндимене, и, если хотите знать мое мнение, это делает его особенно опасным. Он спокойный, слишком даже спокойный и всегда так и зыркает глазами.

— Странное имя, — заметила Кейси.

— Да, он сам так себя называет — Кэндиnote_4. Он все время жует что-нибудь сладкое, я не раз видел.

— Усадить бы его в мое зубоврачебное кресло, — усмехнувшись, вставил Джон. — Только пусть пистолет оставит в приемной.

Все посмеялись над шуткой, а потом Пит наконец озадаченно спросил:

— К чему все эти расспросы, Малыш? Кейси дала самое простое объяснение, чтоб не углубляться в детали:

— Довелось столкнуться с Каррутерсом и его компанией, когда я был в Калтерсе. Теперь снова предстоит вернуться туда по делам. Так что хорошо бы знать, чего стоит опасаться.

— На твоем месте я б держался подальше от них, — сказал Джон.

— А я бы и не стал возвращаться в Калтерс, — добавил Баки.

— Радуйся, что благополучно улизнул после первой встречи, Малыш. Не испытывай судьбу вторично, — посоветовал Пит.

Хорошие, разумные советы от приятных и дружелюбных людей. Кейси поблагодарила, прежде чем распрощаться с обществом. Но она не слишком встревожилась из-за наемников Джека, разве что слегка. В конце концов, они даже не носили при себе оружие, чтобы не повредить политическому имиджу Джека. А без оружия они не так уж и опасны.

Глава 31


В засаду попали на следующее утро примерно в часе пути от Сандерсона. Первый выстрел раздался слева, из-за деревьев, растущих над обрывом глубокого ущелья. Второй прозвучал спереди, из узкого прохода, заваленного к тому же камнями. Это была не единственная, но самая близкая дорога в Калтерс, сейчас перекрытая наглухо.

Предупреждение? Но им не предложили повернуть и поискать другой путь. Выстрелы продолжались, все было всерьез. Надо было где-то укрыться, и Кейси крикнула об этом Демьену. К несчастью, место для укрытия они выбрали по разные стороны тропы: Кейси спряталась за большим валуном справа, а Демьен бросился налево, к деревьям.

Очень неудачно. Невозможно даже посоветоваться, как действовать, разве что громко перекликаться, но тогда их услышат нападавшие. Однако Демьен не нуждался в советах, он уже ответил огнем на огонь. Кейси достала ружье и тоже начала стрелять. Она предполагала, что их с Демьеном будут обстреливать с пяти разных точек, но стреляли с двух, как она заметила; правда, обзор у нее был неполный.

Кейси не ожидала засады средь бела дня. Ночное нападение — это да, но днем, когда так легко определить, кто стреляет? Разумеется, если стрелки не намеревались оставлять живых свидетелей, не имеет значения, ночь это или день.

Однако чего-то подобного она ожидала — после всего, что услышала прошлым вечером о Джеде Пейсли и его дружках. Это вполне могло произойти еще до того, как они добрались до Сандерсона — возможностей и времени для нападения хватало, — но Джед явно выжидал, прежде чем что-то предпринять, на случай, если Кейси и Демьен раздумают возвращаться в Калтерс. Джек скорее всего и приказал остановить их лишь в том случае, если они двинутся в обратный путь, чтобы доставить ему неприятности.

Кейси послала парочку пуль в деревья, футов на двадцать в сторону от Демьена и его укрытия. Там находился самый близкий к Демьену стрелок, и Кейси беспокоилась, что он незаметно подберется к ее спутнику. Между тем ей стоило подумать, не подкрадется ли кто-нибудь к ней самой…

— Хэлло, Малыш! Лучше бы ты послушался нашего совета и убрался туда, откуда приехал.

Кейси узнала голос мгновенно — Джон Уэскот, дантист из Сандерсона. Нелегко было поверить, что он здесь и целится из ружья ей в спину, а что он целится, она поняла еще до слов, по звуку взведенного курка.

Попробовала обернуться — хотела увидеть Джона собственными глазами, но тут же получила приказ:

— Не двигайся, только медленно опусти вниз ствол. Кейси подчинилась. Ружье было чересчур громоздким для быстрых движений, а о ее пистолете Джон не упомянул: либо не заметил под пончо, либо вообще считал, что далеко не все носят пистолет на бедре, тем более такие недоросли, каким он считал Кейси.

— Ваше счастье, что это мы, а не старина Джед, — продолжал Джон самым беспечным тоном. — По правде говоря, он еще хуже, чем мы рассказывали тебе вчера вечером. Ему нравится сперва помучить, "а потом уж пристрелить. Находит это забавным. Что касается меня, мне заплатили за убийство, и я обделаю дельце быстро и чисто. Лишние страдания ни к чему. Работа — она и есть работа. Как тебе больше нравится — получить пулю в голову или в сердце? С моим опытом я управлюсь мигом, так что даже больно не будет.

Кейси не верила собственным ушам. Джон говорил о смерти как о самом обычном деле, всего лишь маленьком неудобстве. И откуда ему-то знать, больно это или нет?

— Ответьте мне на один вопрос, если можно, — обратилась она к Джону, стараясь говорить с той же беспечностью. — Вам предложили работу до или после того, как я пристроился к вашей компании?

— Это было после того, как мы расстались. По правде сказать, нам пришлось по душе твое общество. Малыш. Не часто приходится так болтать о своих приятелях. Это было забавно. Может, тебе утешительно узнать, что Баки вообще не хотел браться за такое дело, потому как мы с тобой познакомились и еще потому, что ты такой молодой. Но работа есть работа. Тут нет ничего личного, пойми.

Кейси отлично понимала. Наемные убийцы всегда так рассуждают, чтобы отделаться от мук совести… если они у них бывают. Впрочем, у большинства из них совесть вообще отсутствует, своими крохотными мозгами они и думать не в состоянии о грехе.

Она спросила еще — уже не из любопытства, а чтобы потянуть время:

— Так вы вовсе не зубной врач?

— Само собой, нет! — Джон едва не расхохотался. — На кой черт мне такая работенка, если за эту платят куда лучше? А теперь отвечай на мой вопрос, время-то не ждет. Куда хочешь получить пулю?

— Прямо между глаз меня устроит… если вы такой смельчак, чтоб сначала глянуть в них.

— Крепко сказано для такого юнца! Ладно, поворачивайся лицом, но только медленно. Малыш. Дело надо делать чисто.

Чисто с чьей стороны? С ее, разумеется. У него либо нервы просто стальные, либо он не ждет от нее никаких хлопот для себя. Она повернулась. Перед ней стоял Джон Уэскот собственной персоной. Ее вчерашняя доверчивость казалась Кейси невероятной, немыслимой. Как она могла принять этих людей за безобидных городских обывателей, коротающих субботний вечерок? Здорово они ее одурачили!

— Так тебя устраивает? — спросил Джон, старательно прицелившись. — Ну а теперь…

Выхватив пистолет, Кейси бросилась на землю. Но даже при всей своей быстроте не опередила выстрела из ружья. Она лишь помешала Джону попасть точно в цель. Она выпустила пулю, но взрыв в ее собственной голове не позволил ей увидеть, прихватила ли она с собой на тот свет Джона Уэскота.

Глава 32


Демьен не мог заглянуть за валун, скрывший Кейси, ему видна была только верхушка камня. Когда он услышал два выстрела, прозвучавших почти одновременно, и увидел в воздухе два расплывающихся дымка, сердце у него словно провалилось.

Между ним и валуном простиралось футов сорок открытого пространства, но это его не остановило. Он бросился к камню. Пули ударяли в землю у него под ногами, свистели над головой, но он и не думал, в какую большую мишень превратился. Так быстро он не бежал никогда в жизни.

Он увидел распростертое на траве тело, а неподалеку — другое, прислоненное к соседнему валуну. Кровь забрызгала все кругом.

Кейси лежала на земле, и это было невыносимым. Она тоже казалась мертвой, лежала на спине с распростертыми руками, все еще сжимая в правой пистолет. Демьен не мог определить, дышит ли она. Она вся была залита кровью, и невозможно было понять, куда она ранена.

Демьен, вероятно, успокоился бы немного, если б сразу сообразил, что кровь чужая — кровь человека, которого она застрелила, попав ему в грудь с близкого расстояния. Но он и этого не мог разобрать, пока не опустился рядом с Кейси на колени и не приподнял осторожно обеими руками.

Те, кто еще оставался в засаде, могли подойти и прикончить его. Держа Кейси в объятиях, охваченный отчаянной тоской, Демьен забыл обо всем. Но они не могли видеть, что происходило за валуном, и просто продолжали посылать туда пулю за пулей; осколки так и сыпались на землю в опасной близости от Демьена.

Все это его вина. Это он притащил ее сюда. Соблазнил ее крупным заработком — раньше она никогда не получала таких денег за свою работу. Назови он разумную цену — и она, может, не согласилась бы, уехала… Но он этого не хотел, глупец. И вот теперь…

Тепло ее тела подсказало бы ему, что она еще жива, но Демьен был слишком потрясен, чтобы думать. Чувство вины целиком овладело им, комок в горле не давал вздохнуть, где уж там заметить, что Кейси еще дышит.

Из горестного оцепенения Демьена вывел стон: Кейси застонала не от боли в ране, а оттого, что он слишком крепко сжимал ее. Он вскрикнул от радости и осторожно опустил Кейси на землю. Веки на мгновение затрепетали, но глаза так и не открылись. Однако она жива… жива — и истекает кровью.

Это мысль вызвала у Демьена новую вспышку страха. Надо найти рану. Осторожные прикосновения не беспокоили ее, пока он не дотронулся до головы. Кейси снова застонала и на этот раз открыла глаза — как раз вовремя, чтобы застрелить человека, подобравшегося к Демьену сзади.

Демьен обернулся — парень валился на землю лицом вперед. Демьен глянул на Кейси — она снова потеряла сознание; дымящийся пистолет на этот раз выпал из ослабевшей руки. Демьен поспешно сунул пистолет себе за пояс и принялся осматривать рану Кейси.

Окровавленная полоска длиной дюйма в три осталась там, где чуть выше правого виска скользнула, срезав волосы, пуля. Верхний кончик уха почернел от ожога.

Ранка еще кровоточила, но совсем слабо. Теперь Демьена гораздо больше беспокоила длительная потеря сознания. Травмы головы приводят к непредсказуемым последствиям. Демьену еще повезло, что его ранение оставило после себя всего лишь головные боли.

Кейси необходимо показать врачу. Однако нужно убедиться, что их не подстрелят по пути еще раз. Значит, надо в первую очередь заняться убийцами, оставшимися в живых, скорее всего одним из них, поскольку теперь стрелял кто-то один. Это, разумеется, само по себе ни о чем не говорит, там могут быть и другие. Хорошо бы найти их лошадей, тогда станет ясно, сколько убийц было в засаде. Демьен решил начать с этого, но сперва перевязал платком рану Кейси. Он пробирался среди камней, порой полз на животе, прокладывая путь к узкому проходу. Демьен ду мал, что лошади спрятаны именно там, но, добравшись до цели, не обнаружил и следа лошадей. Он двинулся назад.

Стрельба продолжалась все время, пока Демьен пробивался к тесному ходу, но едва он этого прохода достиг, стрельба прекратилась. И опять-таки это еще ничего не значило — или означало то, чему он не хотел верить. Демьен поспешно вернулся к Кейси. Кейси не было. Не было и ее коня. Оба исчезли.

Демьен понимал, что уехать и бросить его она не могла. Если только не сочла, что его убили. Но в таком случае она прежде всего убедилась бы, так ли это. Может, она вообще забыла о его существовании — это вполне вероятно при ранениях в голову.

Демьен слышал, что из-за таких ранений люди порой забывали друзей и родных, даже всю свою прошедшую жизнь. Если Кейси очнулась и просто взяла да и уехала, что ему остается думать? Она могла даже и не вспомнить о нем.

Глава 33


Очнувшись, Кейси обнаружила, что лежит животом вниз поперек седла и лошадь несет ее куда-то крупной рысью; каждый удар копыта по земле отдавался острой болью в висках. Первым делом ей пришло в голову, что Демьен мог бы везти ее у себя на коленях. А не в таком унизительном положении. Она уже собиралась сказать ему об этом, когда заметила, что нога рядом с ней — вовсе не нога Демьена, во всяком случае, обувь другая.

Джона Уэскота она застрелила. Хоть и не очень уверена, но все же думает, что Пита Драммонда тоже. Значит, ее увозит с собой Баки, последний из троих? Зачем? Если он нашел ее, почему попросту не закончил работу, за которую ему заплатили?

"Может, тебе утешительно узнать, что Баки вообще не хотел браться за такое дело, потому как мы с тобой познакомились и еще потому, что ты такой молодой».

Она вспомнила эти слова и обрела в них внезапную надежду. Баки не хотел убивать ее. Именно поэтому он и взял ее с собой… если это и в самом деле Баки, а не Джед Пейсли или один из его парней.

Но какой у него при этом выбор? Просто отпустить ее? Сомнительно. Он дал согласие на работу, хоть она его и не устраивала. Нет, не удавалось сообразить, какими могут быть его намерения.

Сильная боль снова пронзила висок, напомнив, как серьезно сложившееся положение. Кейси удержалась от попытки ощупать голову, чтобы узнать, здорово ли ее ранило. Она пока не хотела показывать Баки, что очнулась. Вряд ли рана тяжелая, иначе мысли не были бы такими ясными.

Ага, вот оно что! Она должна прикинуться, что потеряла память. У Баки не будет никакого резона держать ее: ведь она не помнит ни его самого, ни Калтерса — вообще ничего! Вот так она разрешит его дилемму. Разумеется, если только он достаточно смышлен и додумается до этого сам, как она надеется. Подсказать ему что-то невозможно — ведь Кейси должна изображать, что, не понимает, почему в нее стреляли.

Хорошо бы он успел доставить ее до места, пока ее не вывернуло наизнанку прямо ему на сапог…

Насколько Кейси могла судить, глядя снизу вверх, они прибыли на какую-то маленькую ферму, заброшенную и проданную хозяином, который куда-то переехал. Вполне подходящий дом для таких, как Баки, если, конечно, тебя не разыскивает полиция. Может, Баки делил обиталище с двумя своими дружками, ныне отошедшими в мир иной. Дом сам по себе был достаточно велик для троих.

Баки даже не проверил, очнулась ли Кейси, прежде чем спешиться, взвалить ее на плечо и отнести в дом. Она с трудом удержалась от стона: плечо у него было твердое и костлявое. А потом он просто-напросто свалил ее на пол как мешок. Подобное безразличие к ее состоянию заходило слишком далеко, зато давало Кейси повод сделать вид, что она наконец опомнилась — со стоном.

Приоткрыв глаза, она увидела, что Баки склонился над ней и внимательно смотрит на пропитавшуюся кровью повязку.

— Кто вы такой?

— Не морочь мне голову, Малыш. Ты со мной познакомился еще давеча вечером.

— Вы ошибаетесь, мистер. Мы с вами в жизни не виделись.

— Послушай, мальчуган, я не такой дурак…

— Мальчуган? — Кейси изобразила немыслимую обиду. — Что вы этим хотите сказать? Вы что, ослепли? Я — женщина, если вам это неизвестно!

Он вытаращил глаза, потом выпрямился и взревел:

— Женщина! Адское пламя и тысяча проклятий! Какого ж черта ты вырядилась в эту одежду — ни дать ни взять пятнадцатилетний мальчишка с фермы!

Кейси поглядела на себя и увидела, что одежда залита кровью; ей даже не пришлось притворяться, как она удивлена.

— Я умираю, да? Столько крови…

— Не выдумывай, это не твоя кровь! — сердито оборвал ее Баки.

Кейси напомнила себе, что ничего не понимает и ничего не помнит.

— Чья же она?

— Откуда мне знать? — соврал он. — Я тебя так и нашел.

Может, он шутит? Кейси предпочитала думать, что нет, и, нахмурив брови, вернулась к теме одежды:

— А что касается мужского костюма, то, по правде говоря, не знаю, почему я так одета. Наверное, потому, что пришлось долго ехать верхом. Вообще-то я иногда ношу джинсы.

— Говоришь как-то нетвердо, будто сама не веришь.

Кейси нахмурилась еще сильнее.

— Да, я в самом деле не уверена. Трудно припомнить какие-то вещи. Может, мне дали какое-нибудь снадобье? Почему у меня вдруг стала такая плохая память? И отчего у меня голова горит как в огне?

Баки откашлялся.

— Вас ранили в голову из пистолета, мисс, — сказал он, переходя на вы.

— Из пистолета? Кто посмел это сделать?

— Не стоит так горячиться. Но это точно, вас могли убить. Мало того, это я должен был убить, да только Джон и Пит…

Она сильно огорчилась, что он заговорил об этом: значит, еще не сообразил, какие преимущества дает ему потеря ею памяти. Однако Кейси продолжала вести свою игру:

— Это вы в меня стреляли?

— Нет, я не стрелял, — пробурчал он утробным басом. — Но говорю же, должен был убить.

— За что? Что такого ужасного я вам сделала?

— Ничего плохого вы мне не сделали. Это просто работа, за которую заплатят. Ничего личного, поймите, Что ж, у этих трех дружков одна и та же философия для облегчения совести.

— Значит, вы все еще хотите меня убить?

— Хотел бы, так уж убил бы. А привез сюда, чтобы уговорить держаться подальше от Калтерса. Убивать я вас не собираюсь.

— А кто такой Калтерс?

— Кто? Это не… Ладно, ничего. Если не знаете, тем лучше.

Наконец-то додумался. У Кейси появилась надежда.

— А вы знаете, кто я такая? — спросила она. — Я даже не могу вспомнить, откуда приехала. Черт возьми, до чего это скверно!

Он смотрел на нее не только без всякого сочувствия, а донельзя обрадованно.

— Я заметил у вашего коня клеймо Кей-Си. Это ранчо в восточном Техасе. Может, вы бы там расспросили, не знает ли кто вас.

Кейси удивилась, что он знает о ранчо Кей-Си — оно ведь далеко отсюда. Насчет клейма он сообразил прямо как настоящий сыщик. Выходит, он и вправду собирается ее отпустить подобру-поздорову.

— Это замечательная мысль. Я бы сама не додумалась. Но где точно это ранчо находится?

— По дороге к Уако, так мне кажется… Сам я там не бывал, просто слышал, потому что ранчо очень большое. Проще всего доехать туда поездом, который идет на восток.

— А поблизости есть железная дорога?

— Конечно, есть, рад буду проводить, — заверил он.

— Это очень любезно с вашей стороны, — церемонно поблагодарила Кейси. — Но сначала мне надо показаться врачу.

— Ну, не знаю, давайте я пока сам посмотрю вашу рану.

Кейси разрешила, и он снял повязку и приподнял прилипшие к ране волосы. От нового приступа боли на глазах у Кейси выступили слезы, но она стиснула зубы и молчала, пока Баки ощупывал рану.

— Надо бы наложить парочку швов, — сказал Баки. — Хотите, я принесу иглу?

— Рана такая глубокая?

— Да, зашить надо, но ведь это не больно.

Черта лысого не больно!

— Ладно, я потерплю, спасибо вам. Только надо бы промыть сначала, вам не кажется? А где мои седельные сумки? Там, наверное, есть смена одежды, как вы считаете?

Баки сделал все быстро и охотно. И отвез Кейси в Сандерсон, прямо на вокзал, где сам купил ей билет на поезд. Кейси надеялась, что отправления придется подождать и она успеет хоть что-то сообразить, но ничего подобного — они прибыли как раз вовремя. Баки сразу усадил ее в вагон. У Кейси было такое чувство, что он спешит выпроводить ее из города как можно скорее.

На прощание Баки дал ей совет:

— Если или, вернее, когда память к вам вернется, мисс, сделайте нам обоим одолжение и забудьте, зачем вы приезжали в эти края. Просто стыд и позор, если мне все-таки придется убить вас.

Стыд и позор, если бы ей пришлось его убить. Ведь он-то спас ей жизнь — пощадил ее. Но она вернется сюда, должна вернуться. Ее работа не кончена. Надо просто постараться не наскочить еще раз на этого самого Баки.

Глава 34


Демьен готов был убить всякого, кто только взглянет на него косо, — до такой степени он был взбешен невозможностью узнать, что произошло с Кейси. Целый день ушел на то, чтобы обшарить Сандерсон и в конце концов прийти к заключению, что там она не появлялась и исчезла неведомо куда. Скорее всего последний из нападавших забрал ее и увез с собой.

Демьена до такой степени мучил вопрос, зачем тот это сделал, что он глаз не сомкнул в первую ночь и почти не спал следующую. Одно из двух: либо она погналась за этим ублюдком, либо наоборот. Во всяком случае, уехали оба, потому что Демьен не обнаружил вокруг места засады ни одной лошади, кроме собственной.

Он вернулся на это место позднее вместе с шерифом Сандерсона, которому рассказал о случившемся, и тут они обнаружили отпечатки конских копыт. Поехали по следам, но они вскоре оборвались, затоптанные множеством других следов.

Шериф заявил, что не знает ни одного из двух убитых и не имеет ни малейшего представления, кто такой третий. , Демьен колебался, верить шерифу или нет, и скорее склонен был ответить на вопрос отрицательно.

Ему, собственно, не оставалось иного выбора, как добраться до тех, кто заказал убийство. В том, что устроившие засаду были куплены, у него не было сомнений. Нападение никак нельзя посчитать случайным, ни с чем не связанным инцидентом.

Он доехал до Калтерса за полтора дня, даже не останавливаясь на ночлег. Пегий был этим сильно недоволен, протестовало и тело Демьена, но он слишком беспокоился о Кейси, чтобы обращать на это внимание.

Он приехал в полночь и сразу направился в пансион, где останавливалась Кейси, не потому, что надеялся застать ее там, а потому лишь, что учительница не была связана с Джеком, чего нельзя было сказать о служащем гостиницы — того вполне могли попросить сообщить о появлении Демьена.

Поднять с постели хозяйку пансиона удалось не сразу; к тому же ей не очень-то хотелось впускать его, тем более общаться в столь поздний час. Ему пришлось коротко рассказать о случившемся, прежде чем она согласилась дать ему комнату. Но Джека Каррутерса она терпеть не могла.

Как ни жаждал Демьен немедленно отыскать либо самого Каррутерса, либо одного из его приятелей, он, полумертвый от невероятной усталости, по самым простым и разумным соображениям должен был хоть немного поспать. Но он попросил разбудить его на рассвете, и хозяйка обещала. Еще несколько вопросов — и он узнал имена всех, кто работал на Джека, и адрес того, кому он намерен был нанести визит.

Элроя Бенчера в этот ранний час Демьен застал еще в постели. Тот крепко спал, и проникнуть в дом оказалось нетрудно. Этот человек оставлял двери незапертыми, а окна открытыми. И к счастью, он был дома один. Демьен не хотел пугать женщин тем, что собирался сделать, а собирался он избить Элроя до полусмерти, если тот откажется отвечать на вопросы.

Хозяйка пансиона не сообщила, с какой крупной — в буквальном смысле слова — личностью ему придется иметь дело, а сам Демьен во время встречи в салуне Элроя как-то не запомнил, сосредоточив все внимание на Каррутерсе. Заметил он габариты Элроя только теперь, когда приставил к его щеке холодное дуло ружья и разбудил спящего. Элрой, по грудь голый, что-то рыча спросонок, сел на постели.

— Не суетись излишне, Элрой, — предупредил Демьен. — Не то обнаружишь, что твоя голова отправилась без тебя в другой конец комнаты.

Элрой скосил на него глаза. Солнце только поднималось из-за горизонта, и в спальне, расположенной в западной части дома, было не слишком светло, так что вопрос, заданный Элроем, был вполне объясним;

— Кто ты, черт побери, такой?

— Тебе знакомо имя Демьена Ратледжа? Я пытался арестовать твоего хозяина, помнишь?

— Ах это ты, — проворчал Элрой. — Не думал, что ты так глуп, чтобы вернуться.

— А я не думал, что ты и твои дружки настолько глупы, чтобы попробовать удержать меня от возвращения. Ну что ж, твои слова — это признание вины.

— Не понимаю, о чем ты болтаешь, — воинственно заявил Элрой.

— Уверен, что понимаешь, — возразил Демьен. — Но если тебе надо пояснить, я поясню. Я имею в виду тех троих, которых ты послал напасть на меня и Малыша по дороге сюда. Двое из них мертвы.

Он заметил, как напряглись при этих словах мощные мускулы Элроя. И для Демьена это напряжение тоже было признанием вины. Однако Элрой продолжал разыгрывать непонимание:

— Ты спятил. Какие-то чертовы подонки нападают на тебя, и ты видишь в этом мистера Каррутерса? Какое ему дело до того, куда ты едешь и что делаешь? Ему нечего бояться, Ратледж. Он не тот, кого ты ищешь.

— Не тот? Ладно, пока это вопрос спорный, а от тебя, Элрой, как ни странно, мне нужны имена нападавших и сведения об их местожительстве. Мне нужен тот, кто остался в живых.

Элрой негодующе фыркнул:

— Ничем не могу помочь и не стал бы, если б мог. А ты просто одурел, если позволил себе вломиться в мой дом. Тебе известно, что у нас в городе есть закон.

— Да ну? Значит, шериф у Джека в кармане?

— Убирайся прочь, пока я не разозлился, — рычал Элрой. — Я не стану отвечать ни на какие твои проклятые вопросы.

— Не согласен, — совершенно спокойно ответил Демьен. — И ты мне скажешь все, что надо, скажешь так или иначе.

— Вот как? — Элрой усмехнулся с издевкой. — И что ты собираешься со мной сделать? Если выстрелишь, сюда явится шериф и арестует тебя. Не важно, что ты маршалnote_5 Соединенных Штатов. Ну, так какие у тебя планы на мой счет, ты, ничтожество?

Демьен понимал, что его намеренно доводят до бешенства. Элрой подзуживал его, это видно по глазам. Много лет прошло с тех пор, как он радовался хорошей драке, когда можно не беспокоиться, разобьешь ли ты чей-нибудь нос. Эту схватку можно и проиграть, но какого дьявола! Он рвался в бой, хотел хоть на ком-то сорвать свою злость, а Элрой Бенчер по крайней мере обещал хорошую потасовку, не такую, что кончается после первого сильного пинка.

Демьен положил ружье на столик у кровати и предложил:

— Ну что, начнем?

Демьен всегда удивлялся тому, как легко его кулак справляется с чужими носами, однако нос Элроя оказался еще чувствительнее — кровь хлынула струей после первого же тычка, заливая голую грудь. Гигант Элрой взревел и ринулся на Демьена, но начинать драку в сидячем положении вряд ли разумно. Демьен попросту отступил, и Элрой распростерся на полу у его ног, Демьен мог бы надавать ему пинков, пока тот валялся, но это было не в его правилах. И все же позволить Элрою встать было одной из самых больших ошибок Демьена. Кулаки гиганта были как здоровенные стальные молотки, и в каждый удар он умел вложить чудовищную силу. Заработал он ими немедленно и бесперебойно.

Демьен удержался на ногах лишь силой воли. Ему удавались немногие случайные удары, но они не приносили врагу особых неприятностей. Долгая драка? Демьену уже казалось, что она никогда не кончится. Но тут ему вдруг повезло…

Единственный точный удар сломал Элрою даже не одно, а два ребра справа, и он невольно прикрыл этот бок правой рукой. Может, боль в сломанных ребрах мешала драться левой, а может, левая у него вообще была слабее, но через несколько минут Элрой лежал на полу, и на этот раз Демьен не стал бы удерживаться от пинков. Но принципы есть принципы, и он предупредил:

— Если не хочешь, чтоб я пнул по сломанным ребрам, сообщи имена и адреса. Элрой сообщил.

Глава 35


До дома Баки Олкотта Демьен добрался на следующий день уже к вечеру… Он снова ехал без сна и отдыха, чтобы поскорее добраться до Сандерсона. Дом Баки стоял примерно в миле от города, правду сказал Бенчер.

Была возможность, что Олкотт узнает его, несмотря на синяки на физиономии и почти совершенно заплывший глаз. Но Демьен меньше всего беспокоился об этом.

Из трубы поднимался дымок — значит, Олкотт дома, поэтому Демьен подъехал прямо к крыльцу, спешился и громко постучал в дверь. Если Баки заметил, как он подъезжал, то прихватит ружье, и, стало быть, начнется перестрелка. Демьену надо позаботиться лишь о том, чтобы не застрелить этого человека, пока он не ответит на вопросы.

Дверь отворилась. В руках у мужчины, стоявшего на пороге, ружья не оказалось. Средних лет, не слишком высокий и очень худой. Каштановые волосы сильно выгорели, а карие глаза были почти того же цвета, что и обветренная кожа лица. Ноги кривые, как нередко бывает у тех, кто большую часть жизни проводит верхом.

Баки не узнал Демьена, во всяком случае, не узнал с первого взгляда. Видно, Демьен застал его за приготовлением еды, потому что на Олкотте был длинный поварской передник, весь в пятнах, а одна щека в муке, так же как и руки, которые он вытирал о подол передника.

Если что и обеспокоило Олкотта, так это наставленное на него весьма воинственное ружье. Олкотт нахмурился и сказал:

— Стучаться к кому-то в дверь с оружием в руках — это дурная манера, мистер. Это выглядит по большей части скверно.

— Но не в данном случае, — отрезал Демьен и задал вопрос:

— Баки Олкотт?

Баки кивнул, но морщины его резко обозначились когда он спросил, в свою очередь:

— А я вас знаю?

— Поскольку несколько дней назад вы пытались меня убить, придется ответить утвердительно. А теперь говорите, что случилось с Малышом после того…

— Так и знал! — перебил его Баки. — Кто-то направил вас по неверному следу. Понятия не имею…

Демьен ударил его тыльной стороной ладони, и тот отлетел в кучу мусора, оставленную возле двери. Демьен вошел в комнату и остановился над поверженным хозяином, ничуть не настроенный выслушивать отговорки.

— У меня до сих пор саднят пальцы после того, как я выбивал ваше имя и адрес у Элроя Бенчера, — заговорил он, потрогав подсохшие ссадины на костяшках. — Не хотелось бы поступать таким же образом и с вами, но я это сделаю, если вы настаиваете.

— Успокойтесь, мистер, — заговорил Баки, выставив вперед руки как бы в защиту. — Не знаю я никакого Элроя Бенчера. Кто бы он ни был, он явно наврал, только чтобы вы оставили его в покое. Пораскиньте-ка, чего это он говорил вам все что угодно, кроме правды? Потому что вы его малость побили, верно?

Это звучало логично, слишком логично и, черт возьми, весьма искренне. Демьен начал испытывать некоторые сомнения. Неужели этот безобидный на вид немолодой мужчина — наемный убийца? Человек, который так серьезно занимается приготовлением пищи, — наемный убийца?

Да нет, он явно фермер. Демьен видел по пути к дому сарай, курятник, загоны для свиней, и хотя поблизости нет никаких засеянных полей, все-таки это ферма. А Бенчер, этот озлобленный медведь, мог в конце концов и солгать, сказать что попало, лишь бы Демьен убрался…

Сомнения охватили Демьена, он отступил на шаг. Если его ввели в заблуждение, а похоже, так и есть, значит, он на неверном пути и напрасно пристает к ни в чем не повинному человеку.

Он уже хотел извиниться, как случайно бросил взгляд на ту самую кучу хлама, возле которой сидел Баки. Из кучи торчала перепачканная кровью синяя хлопчатобумажная штанина. Джинсы Кейси…

Не долго думая Демьен вскинул ружье и прицелился Баки в голову. Он еле удержался, чтобы тут же не нажать на спусковой крючок, до того рассвирепел при одной мысли, как легко его провели.

— Это ее одежда в куче барахла, на которую ты свалился! — рявкнул он съежившемуся от страха человечишке. — У тебя пять секунд на то, чтобы сказать, какого черта ты снял с нее одежду. А потом ты сообщишь, где она. Если снова вздумаешь врать, так и останешься гнить здесь мертвый. Считаю: раз…

— Подождите! Подождите! Хорошо, мистер, я все скажу. Черт, в первый раз не сделал работу, за которую мне заплатили. Но раз я потерял двух хороших дружков, так не обязан возвращать деньги за кровь.

— Два…

— Не снимал я с нее одежду! Черт возьми, да за кого вы меня принимаете?!

— Три…

— Перестаньте вы считать! Я расскажу все, что знаю. Я ей помог, честное слово, помог! Я не хотел убивать такого младенца, даже когда считал ее мальчиком. А женщин я вообще не убиваю, Демьен, все еще не опуская ружья, спросил недоверчиво:

— Откуда ты узнал, что она — женщина? Она об этом никому не говорила.

— Прямо, не говорила! Мне она сразу сказала, потому как обиделась, когда я назвал ее мальчуганом. Это ее просто из себя вывело.

— Опять врешь…

— Да нет же, ей-богу! Вот как оно было. Ее ранили в голову. Рана не опасная, но только она, девушка то есть, из-за этой раны потеряла память. Ничего не помнит.

Демьен вздохнул, услышав подтверждение своих подозрений, и опустил ружье со словами:

— Она и в самом деле потеряла память? Баки кивнул и продолжал:

— Уж как она из-за этого расстраивалась! Оно и понятно. Я бы просто спятил, ежели бы имя свое не мог вспомнить.

— Ты сказал, что помог ей. Каким образом?

— Хотел я уговорить ее уехать отсюда, потому и привез к себе домой. Но уж когда понял, что она запамятовала даже, почему в нее стреляли, принес ей чистую одежду, помог смыть кровь с головы и посадил в поезд, который шел к востоку.

— Что?! — воскликнул в изумлении Демьен. — Какого черта ты это сделал?

— Да здесь ей опасно. И потом, она хотела узнать, кто она такая.

Демьену снова захотелось пристрелить этого человека — за его глупость.

— И как это она может в этом проклятом поезде узнать, кто она такая? Ведь она не понимает, куда едет и кого ей расспрашивать.

— Спокойно, мистер, я ж не отправил ее вслепую, куда попало, — с обидой возразил Баки. — Она поехала к Уако, туда, где ранчо Кей-Си. Ее конь оттуда, на нем клеймо этого ранчо. Я считаю, что в тех местах ее кто-нибудь узнает. Или лошадь вспомнят, отличную лошадь, и тогда скажут, кто она есть.

— А тебе не пришло в голову, что это могу сделать я?

Ведь мы разъезжали вместе.

— Мистер, я ж знал людей, которые охотились за вашей головой. Никак не думал, что вы проживете так долго, чтобы кому-то еще помочь. И я не хотел, чтобы эта маленькая леди угодила в гнездо шершней, которое вы разворошили. Вот я и отправил ее туда, где она может найти ответы, а жизнью не рисковать. И надеюсь, ежели к ней вернется память, она кое-что смекнет и не вернется сюда.

Демьен вздохнул. Нет больше смысла ругать этого тупицу, ведь он в конце концов изо всех сил старался помочь Кейси. Не мог же он знать, что коня Кейси дал отец. А если она потеряла память, то какие доказательства сумеет найти? Неизвестно, у кого ее отец приобрел животное, через какие руки прошла эта лошадь. Кейси уехала, чтобы искать иголку в стоге сена.

А он только и может, что идти по следу.

Глава 36


Да, трудноразрешимая дилемма: то ли немедленно следовать за Кейси, то ли закончить сначала с Каррутерсом. До Каррутерса всего день пути, разобраться с этим типом необходимо. А Кейси? Как знать, сколько времени уйдет у Демьена на ее поиски.

Куда она отправится, если, добравшись до Уако, не найдет там помощи? Придет ли ей в голову вернуться в Сандерсон? Или вместе с памятью она утратила и свои замечательные способности детектива?

Решить вопрос помогло расписание поездов. Следующий поезд на восток уходил из Сандерсона через четыре дня. За это время Демьен успеет закончить здешние дела. Он даже может как следует выспаться перед тем, как отправиться в Калтерс завтра утром. Так он и поступил. Но спал неспокойно.


Заявиться к Барнету в таком наряде было немыслимо, поэтому Кейси подождала, пока Джек и его команда вышли из салуна и отправились на ленч в ресторан на другой стороне улицы.

Через несколько минут Кейси вошла в ресторан и заняла столик по соседству. Только двое обратили на нее внимание. Один окинул равнодушным взглядом, второй проявил чисто мужской интерес. Остальные были слишком заняты: подшучивали над здоровенным верзилой и прохаживались по поводу его физического состояния, и в самом деле впечатляющего.

Дразнили, должно быть, Элроя Бенчера, который так кичился своей силой. Причина была ясна: Бенчер выглядел так, словно на него наступила лошадь, а потом еще и потопталась на нем. Кейси не могла представить себе, кто мог так изуродовать великана Элроя, пока одно из его ворчливых замечаний не навело ее на мысль.

— Я тоже немало потрудился, — произнес Бенчер. — Видок у него теперь — не приведи Господь. Если бы я не упал, споткнувшись, и не сломал ребра, с ним бы вообще не было никаких проблем.

Тут Кейси сообразила, что Бенчер, вполне возможно, говорит о Демьене…


После того как Кейси, к большому неудовольствию бригады, потребовала остановить поезд, в который посадил ее Олкотт, она направилась прямо в город, надеясь отыскать Демьена. И он был в Калтерсе, как сообщила Лариса, так что Кейси теперь по крайней мере не тревожилась за его жизнь: его не убили в засаде. Но Демьен покинул Калтерс и снова отправился искать ее. Получалось, что они разминулись всего на несколько часов.

Кейси была уверена, что он вернется, и, чтобы не терять времени, решила узнать о Джеке Каррутерсе побольше. Ее план, поспешный и недостаточно продуманный, как она сама признавала, заключался в том, чтобы лично познакомиться с будущим мэром, а это легче всего было сделать в женском обличье.

Платье Кейси заполучила благодаря любезности Ларисы — привезенный учительницей с востока наряд оказался слишком модным для этих мест. Изобилие кружев и лент, разумеется, не нравилось Кейси, но зато полностью соответствовало ее замыслам как можно меньше походить на мальчика.

Через несколько минут она поймала взгляд Джека и улыбнулась ему. Этого было довольно, чтобы привлечь его внимание. Он отнюдь не являл собой идеал женщин: так, весьма невзрачный коротышка. Он был старше Кейси по меньшей мере раза в два, и ничуть не удивительно, что застенчивая улыбка молодой женщины вызвала у него желание представиться.

— Вы новенькая в нашем прекрасном городе, — заметил он, назвав свое имя, и придвинул свой стул к ее столу, не дождавшись приглашения. — Недавно приехали?

Кейси кивнула; она заметила, что дружки Джека теперь уделяют ее особе гораздо больше внимания, а Кейси этого совсем не хотелось. Слишком много глаз обращено на нее — кто-нибудь может заметить сходство между ней и спутником Демьена.

— Вы кажетесь мне знакомой, — медленно и как бы что-то вспоминая, проговорил Джек. Кейси охнула про себя — они никак не думала, что у этого человека такой проницательный взгляд. — Может, мы где-то встречались?

— Я много путешествовала, особенно по Техасу. А вы?

— Очень много.

— Недавно я посетила Сан-Антонио, а потом Форт-Уэрт, — продолжала Кейси.

Услышав названия, Джек нахмурился. Кейси поступила так намеренно: она ведь знала, что в этих городах побывал Генри — или сам Джек.

Впрочем, Кейси тотчас добавила:

— И еще Уако. А у вас здесь очень славный городок.

— Ладно, не важно, значит, видел вас где-то случайно. Но уверен, мы не познакомились. Я бы это запомнил. А как ваше имя, мэм?

— Джейн, — назвала Кейси первое пришедшее в голову имя, а фамилию позаимствовала у одной из приправ, стоящих на столе:

— Джейн Пепперсnote_6.

— А кто имеет удовольствие пользоваться вашим обществом здесь?

— Прошу прощения?

— У кого вы гостите? — пояснил Джек.

— О, у Ларисы Эмери. Вы должны ее знать, она сейчас единственная школьная учительница в Калтерсе. Мы вместе учились в школе, но давненько не видели друг друга, так что я решила ее навестить.

— Вы сами с востока, как и она? — Каррутерс снова сдвинул брови. — Странно, выговор-то у вас западный, а точнее сказать, техасский.

— Хотела бы надеяться. Я родилась и выросла здесь, просто окончила школу на востоке. Но раз уж вы упомянули об этом, замечу, что сами вы разговариваете как человек с востока страны. Вы, очевидно, новичок в этих местах?

— Не стоит говорить обо мне, мисс Пепперс. Меня гораздо больше интересуете вы.

Это был комплимент, но Кейси сразу насторожилась. Да, — она придумала неважный план. Джек не настолько глуп, чтобы откровенничать, хотя бы и с новой знакомой. А двое его людей за соседним столом уставились на нее как ястребы. Кейси уже подыскивала подходящий предлог, чтобы попрощаться и уйти, как вдруг Джед встал, подошел к ним и что-то шепнул Джеку на ухо.

Коротышка мгновенно вскочил, забыв о любезности. Кейси не удивилась тому, с какой яростью он посмотрел на нее. Она встала. Машинально потянулась за пистолетом, но пистолета не было и не могло быть на привычном месте.

Вообще-то он у нее был и лежал в большом ридикюле — пистолет, который она купила, как только приехала в город. Ее кобура оказалась пустой в тот день, когда Баки провожал ее. Кобура теперь лежала там же, где и пистолет. Вопрос заключался в том, как до них добраться прямо сейчас.

Ни один из шестерых не носил при себе пистолета. К тому же они находились в общественном месте. В зале были посетители и служащие — все это свидетели. На глазах у публики Джек не станет делать глупости и убивать ее. В его духе — послать для этой цели наемных исполнителей, действующих без совести и чести, примерно так, как Генри обошелся с отцом Демьена.

Кейси попыталась избежать прямого столкновения. В конце концов, у Джека против нее ничего не было. Скандала не произошло. Если шестерка мужчин уставилась на нее с таким видом, словно каждый готов ее задушить, это еще не значит, что ей стоит беспокоиться всерьез.

— Кажется, я потеряла аппетит, — сказала Кейси и потянулась за своим ридикюлем.

Но чья-то рука предупредила движение, чьи-то пальцы сомкнулись на ее кисти.

— У вас большая выдержка, леди, — услышала она голос Джеда.

Это он удерживал Кейси, не давая двинуться с места.

— В самом деле? — отозвалась Кейси. — Я-то, признаться, почувствовала, что голодна, и это место показалось мне вполне подходящим, чтобы перекусить. Может, в этом городе действует закон против ленча, а я о таком законе не знала?

— Вот наглая…

— Смех слушать…

Джек шипящим шепотом прервал комментарии своих присных:

— Мне известно, что вы собирались делать, барышня, и я это называю преступлением.

Он бросил на Джеда взгляд, который Кейси поняла без особых умственных усилий. «Позаботься о ней, причем сделай это лично» — вот что было написано в этом взгляде. Почувствовав, что ее сейчас вытащат отсюда, Кейси решила, что пора побеспокоиться о себе и сменить тактику.

— Ладно, кто из вас хотел бы схватиться со мной? — выпалила она.

— Схватиться с тобой? — Это спросил Джед, выкатив глаза.

— В честном бою, — пояснила Кейси.

— Я готов, — ухмыльнулся Элрой.

— В честном бою на пистолетах, — уточнила Кейси. — Неужели все вы трусы?

Раздался чей-то короткий смешок, потом слова:

— Не думаю, что она понимает, с кем имеет дело.

— Отлично понимаю, — заявила Кейси и добавила:

— Вы предпочитаете нападать из засады.

Физиономии побагровели. Немного погодя кто-то — леденец во рту мешал ему говорить — негромко произнес;

— Беру ее на себя.

— Нет, я! — вмешался самый младший из шестерых. — Позволь мне, Джед. Я не прочь убить женщину, если это женщина, — добавил он, скользнув наглым взглядом по фигуре Кейси. — Это дело проверит владелец похоронного бюро, верно?

— Выйдем-ка на улицу, — предложил Джек. — Запах пороха держится долго, а я не хочу нюхать его во время еды.

Глава 37


Они отвели Кейси в салун, где по одному только слову бармен нырнул под прилавок и принялся выкладывать на стойку оружие. Их оружие. Значит, все они вооружены, а не носят пистолетов, возможно, из политических соображений.

Решили, что с Кейси сразится Мейсон. Младший брат Джеда скорчил недовольную мину, но Джед не собирался полагаться на случай. Он хотел, чтобы дело сделал лучший стрелок.

Все нацепили на себя пистолеты, и Кейси оставалось только гадать, насколько честным будет бой. Ей даже предложили оружие. Она бы не удивилась, если бы в нем не было ни одной пули. Она, разумеется, отказалась и достала собственный пистолет.

Кейси охотно переоделась бы, но вряд ли ей это разрешат. Было как-то непривычно надевать ремень с кобурой на изящное платье. Насмешки ее не задевали. Ни один из этих зубоскалов не верил, что она умеет обращаться с оружием. Они рассчитывали на скорый конец — ее, разумеется.

Выйдя из салуна, Кейси встала посреди улицы. Мейсон покинул салун последним. Это был высокий худощавый мужчина с черными волосами, падающими на узкие плечи, и с аккуратно подстриженной бородкой. Он сбросил пиджак, хотя октябрьский день был довольно прохладным, но вышитый шелковый жилет снимать не стал. С двумя кобурами на поясе выглядел Мейсон странно — то ли цивилизованный человек, то ли варвар.

Улица опустела мгновенно, стоило только шайке Джека появиться при полном вооружении. Сколько же крови пролилось за стенами салуна Барнета с тех пор, как Джек приехал в Калтерс, подумалось Кейси, если жители города так хорошо знают, чего можно ожидать.

Отец спустил бы с нее шкуру, узнай он об этом. Одно дело — преследовать нарушителей закона. Чендос давно научил ее использовать фактор внезапности, и Кейси отлично им пользовалась. Она не давала преступникам возможности атаковать ее, а если они пытались, оружие всегда было наготове и Кейси владела ситуацией.

Совсем иное дело — стоять лицом к лицу с одним противником, предоставив остальным возможность напасть на нее. Она стреляла быстро. Целилась точно. И все-таки здесь отсчет времени значил все. Неприятно было осознавать это. Баки и его дружки утверждали, что Мейсон скор на руку.

У Кейси вспотели ладони. Как глупо с ее стороны было предлагать такое! Могла бы придумать какой-нибудь другой способ мирно удалиться из этого ресторана… будь у нее побольше времени для размышлений. Могла бы поднять крик, изображая перепуганную женщину. Может, кто-то и встал бы на ее защиту… только был бы убит, вот и все. Нет, черт возьми, но у нее такое чувство, словно смерть близка.

А Мейсон держался донельзя спокойно. Он к таким вещам привык. Кейси тоже не выглядела обеспокоенной, но ей пришлось собрать волю в кулак, чтобы не показать, какие мысли ее терзают.

Она видела глаза Мейсона, холодные и безучастные.

Ему ничего не стоило убивать людей, ничего не стоит убить и ее, Кейси. Это совсем особый тип человека, тип, с которым Кейси не довелось сталкиваться. А вот теперь это произошло, и у нее нет времени раздумывать, она просто реагировала естественно, как ее научили.

И она должна была признать, что научили ее хорошо. Она продолжала стоять. Мейсон упал. Кейси так удивилась, что даже не заметила, как Джетро нацелил на нее пистолет. Слева послышался выстрел из ружья. Раненая рука Джетро упала. Он дико заорал. Почти тотчас началась пальба из всех пистолетов.

Кейси бросилась наземь и откатилась в сторону, прежде чем выстрелить еще раз. Ружейная стрельба продолжалась, пули то и дело ударяли в землю посреди улицы и перед салуном, вынуждая каждого искать укрытия, но ни одна пуля не пролетела близко от того места, где лежала Кейси. Она не видела, откуда ведется огонь, но было ясно, что в этом городе кому-то сильно не нравятся Джед и его парни, скопом напавшие на женщину.

Кейси все еще не могла встать в полный рост, чтобы не нарваться на пулю. К счастью, выстрелы из ружья дали ей наконец возможность двигаться, она бросилась к двери ресторана и вбежала в зал. В следующую минуту там появился Демьен и метнул на Кейси разгневанный взгляд.

— Не сейчас, — быстро сказала она, понимая, что он готов ударить ее в приступе неистовой ярости.

Ближайшее оконное стекло со звоном разлетелось, и, должно быть, это склонило Демьена к согласию; он кинулся к окну и снова принялся стрелять. Кейси решила взглянуть на то, что творилось снаружи; и убедилась, что Элрой Бенчер не успел укрыться — видимо, из-за сломанных ребер. Он получил пулю в колено и корчился на крыльце салуна, испуская жуткие вопли.

Кэндимен лежал распростершись на ступеньках. Он был мертв. Мейсон все еще валялся посреди улицы, мертвый или нет, Кейси не могла разобрать. Остальные трое прятались в салуне, один из них вел огонь из-за двери.

— Я так понимаю, что память к вам вернулась? — спросил Демьен в промежутке между двумя выстрелами.

— Я ее никогда и не теряла.

— А какого дьявола вы затеяли все это? — сердито задал он новый вопрос.

Скажите пожалуйста, у него не хватило терпения подождать с расспросами!

— Ничего такого я не затевала, если вы имеете в виду сцену на улице. Просто хотела немного раскрутить Джека. Мужчины любят похвастать, когда рядом женщины, но эта компания повела себя иначе.

— Вы и в самом деле думали, что они вас не узнают?

Кейси не хотела спорить и сказала в свою защиту:

— Но ведь они почти не обращали на меня внимания в тот день, когда мы впервые встретились с Джеком. Вы заявили, что арестуете, так сказать, источник их существования, и все в салуне глаз с вас не сводили. Я для них была всего-навсего каким-то мальчишкой, который держится возле вас. Да, вы правы, я не думала, что они меня узнают; сначала они и не узнали. Остальное можете себе представить. Джек сообразил, что я пыталась выведать у него кое-какие секреты, и принял меры.

Демьен не сказал больше ни слова. Он выстрелил еще дважды из окна, потом снова повернулся к Кейси и заметил:

— А вы, между прочим, прелестно выглядите в этом платье.

— Что за нелепость! Неужели вам нравится болтать всякую чепуху?

— Простите! Я сделал вам комплимент, а вы на меня набрасываетесь!

— Просто чувствую себя трижды дурой, потому и набрасываюсь, как вы это называете. Кстати, у вас много лишних патронов?

Коробка патронов скользнула по полу к ней из подсобки ресторана — любезность насмерть перепуганного повара. Ее собственный пистолет отправил к ней тем же способом Демьен. Кейси ничего подобного не ожидала, просто хотела намекнуть, что заряды можно бы и поберечь. Теперь же она подумала, что с такими боеприпасами можно с толком закончить дело.

— Может, один из нас попробует войти в салун с черного хода? — предложила она Демьену, сунув лишний пистолет и патроны в сумку, висевшую через плечо, — чтобы и не мешала, и одновременно была под рукой. — Как бы они не вздумали удрать!

— Один из нас, а именно вы? Забудьте об этом. Я не собираюсь упускать вас из виду. И куда это, к черту, пропал Шериф, когда он особенно нужен?

— Вероятно, отправился на рыбную ловлю. Но скажу вам, окажись он на месте, сражался бы на их стороне, так что уж лучше бы он вовсе не показывался.

— Спорный вопрос.

— Почему?

— Потому что я только что видел, как один из бандитов пробирался по проулку из салуна. Похоже, они все-таки намерены удрать.

Кейси еще раз выглянула на улицу. Выстрелила, подождала, но ответного выстрела не прозвучало.

— Он был точно один? — нахмурилась она.

— Я заметил только одного. Двое других могли проскользнуть раньше. Кейси кивнула.

— Идти проверять не собираюсь. Что, если нам пройти по задворкам и попробовать отрезать им дорогу к конюшне?

— На это я согласен. Пошли.

Конюшня находилась в полутора кварталах. Позади домов улицы не было, пришлось преодолевать заборы. Кейси пыталась обойтись без помощи Демьена, но после первого же препятствия ей было сказано коротко и безапелляционно: если она собирается носить платье, то и обращаться с ней следует соответственно.

Какая глубокая мысль! Особенно со стороны человека, который еще не остыл от злости оттого, что, прибыв в город, нашел ее в такой переделке. Но Кейси была не настолько глупа, чтобы спорить, по крайней мере теперь.

Позже, однако, она не преминет заметить Демьену, что никакое платье не лишит человека его способностей. Разве не с целью доказать это она покинула родной дом?

К счастью, конюшня находилась на их стороне улицы. Задний двор был огорожен и превращен в загон для тренировки лошадей, но тем легче оказалось пробраться в конюшню без риска получить пулю. Остерегаться следовало, если Джек и оба брата Пейсли уже тут. Однако ничего похожего заметно не было, когда Демьен и Кейси вошли в конюшню: ее хозяин с полным спокойствием забрасывал сено в один из денников.

Но стоило им присмотреться к тому, что тут происходит, как они поняли, что спокойствие это показное. На самом деле мужчина нервничал, слишком нервничал, если учесть, что он не знал, зачем они сюда пришли.

Кейси хотела было схватить Демьена за руку, но он на несколько шагов опередил ее. Времени на предостережения не было. Кейси бросилась на него, и оба упали на землю. Следом грохнул выстрел.

Владелец конюшни с криком выбежал в широко распахнутые ворота. Демьен откатился влево и выстрелил наугад — он не видел никакой цели. Кейси, к несчастью, покатилась в другую сторону — прямо к Джеку Каррутерсу.

— Брось оружие, — прошипели ей в ухо, и шеи коснулось холодное дуло.

Бросить оружие… Этому противилось все ее существо, но ничего другого Кейси придумать не могла: не подчинишься — мгновенная смерть. Она швырнула пистолет и была не слишком бережно поднята на ноги — Джек оказался куда сильнее, чем можно было предположить по его тщедушному облику.

— Убирайся, Ратледж, иначе она получит пулю, — предупредили Демьена. — Мы возьмем ее с собой как заложницу. Если последуешь за нами, она умрет. Легко и просто.

Демьен смотрел на них, как видно, соображая, нельзя ли пристрелить Джека, не задев Кейси. Это оказалось невозможно: Кейси была выше Джека, а он ловко прятался за ней. Кейси кинулась бы на землю, чтобы открыть Демьену цель, но оба брата Пейсли вышли вперед, и пистолет Джеда был направлен на Демьена. Никаких шансов. Демьену не надо рыпаться, если он хочет сохранить жизнь Кейси, и бандиты понимали это. Они даже не потребовали бросить оружие — так были уверены, что вмешиваться он не станет. И он не стал.

Она уехала на одной лошади с Джеком, сидя впереди него. Пистолет был по-прежнему прижат к ее спине. Положение оказалось отнюдь не благоприятным, во всяком случае для Кейси. Она задумалась: сколько времени пройдет, прежде чем Джек решит, что она больше не нужна ему в качестве заложницы, и нажмет на курок.

Глава 38


Они, должно быть, пользовались этой маленькой хижиной и раньше, потому что направились прямиком к ней. Это пришло Кейси в голову, как только ее ввели внутрь и толкнули в угол. Хижина казалась необжитой, на всем лежал толстый слой пыли, под пустым прилавком стояло на полу множество банок, на большой полке лежали одеяла, был даже небольшой запас оружия и боеприпасов.

Убежище, приготовленное на случай, если придется долго отсиживаться? Если иметь в виду деятельность Джеда, это было похоже на правду. Но Джек? Его откровенная радость при виде припасов и оружия подтвердила, что Кейси в своих предположениях права.

Кейси сидела в углу и не раскрывала рта, но настроение у нее уже не было подавленным. Чтобы добраться до хижины, понадобилось четыре часа, и она наконец вспомнила, что заимствованный у Ларисы ридикюль все еще висит у нее через плечо. Это меняет все.

Бандитов ничуть не беспокоила эта сумка, и ее не отобрали, потому что обшарили еще в салуне и нашли пистолет — тот, что она бросила потом на землю по приказу Джека. Откуда им знать, что по пути из салуна к конюшне она получила другой и он сейчас при ней?

Оставалось выждать, когда их пристальное внимание к ее особе несколько рассеется. А это будет вскорости, потому что близится обеденный час.

Кейси раздосадовало приказание, которое Джед отдал брату:

— Не спускай с нее глаз.

Джетро занимался тем, что перевязывал все еще кровоточащую рану на руке той же самой окровавленной тряпкой, и, понятно, скорчил кислую физиономию.

— До сих пор не пойму, чего ради ты не пристрелил этого маршала, когда была возможность. Тогда бы ты не боялся, что он притащится сюда, и девку незачем было бы оставлять в живых.

— Идиот, кто ж стреляет в маршала Соединенных Штатов, да еще в городе, где полно свидетелей? — резко ответил брату Джед. — Легавые принимают за личное оскорбление, если убьешь кого-нибудь из них. Тогда можешь заранее считать себя покойником.

— Я до сих пор не уверен, что он и вправду маршал, — усталым голосом проговорил Джек, который не привык подолгу ездить верхом. — Он из высшего нью-йоркского общества и купается в деньгах. Просто смешно, если такой человек стал слугой закона.

— Мы уже говорили об этом, Джек. Он мог выхлопотать себе значок, только чтобы поймать тебя. Правда это или ловкое вранье, кто знает, но я рисковать не собираюсь. Хочешь его убить — сделай милость, но не при свидетелях. Пускай явится сюда, и мы его прикончим.

Кейси почти позабавило, что ее отнесли к категории «без свидетелей». Это, разумеется, означало, что, как только она перестанет быть щитом против Демьена, ее прикончат точно так же, как его. Нельзя допустить, чтобы дело зашло далеко. Смешно, но маленькая ложь Демьена, что он судебный исполнитель Соединенных Штатов, спасла ему жизнь во время схватки в конюшне. Кейси ничуть не сомневалась, что Демьен соврал.

Она поняла и всю значительность того, что только что сказал Джек. Если он знает о принадлежности Демьена к богатейшим кругам общества (а сам Демьен об этом ни разу не упоминал!), значит, либо Джек и есть Генри и знал Демьена лично, либо Генри совсем недавно рассказал обо всем брату. Скорее первое, если бы не одна небольшая деталь: Джек не соответствует тому, что ей известно о Генри. Люди, конечно, могут меняться, но чтобы до такой степени?

Кейси решила выяснить правду. Теперь у Джека нет причин запираться. Он снова в бегах. Понадобились бы весьма убедительные оправдания тому, что произошло сегодня на улице, так что он может распрощаться с надеждами на должность мэра. К тому же он уверен, что убьет ее, стало быть, к чертям все секреты.

Она спросила его напрямик и без проволочек:

— Так который вы из двух, Каррутерс? Вы Джек или Генри?

Он повернулся, посмотрел на нее своими совиными глазами и ответил с насмешкой:

— Я-то думал, что страх отбил у вас охоту к разговорам, маленькая леди. Что вас свело с этим выходцем из восточных штатов?

— Охотно отвечу на все ваши вопросы, как только вы ответите на мои.

Он хмыкнул, потом пожал плечами.

— Хотите удовлетворить свое болезненное любопытство? Ну что ж. Генри мертв. Он умер год назад.

Кейси услышала не совсем то, чего ждала, однако как это понимать: в переносном смысле или в буквальном? Она уже хотела попросить объяснений, но тут в голове ее блеснула догадка:

— Это вы убили его? Новое пожатие плечами.

— Как сказать. Я приехал домой как гость, решил, что пора наконец это сделать. Мы поссорились, даже подрались, он упал и ударился головой. Несчастный случай, но он не слишком меня расстроил.

— И вы никому не сообщили?

— Чего ради? Разве я в чем-то виноват? Не думаю. К тому же никто не хватился бедняги Генри, — с издевкой добавил Джек.

У него был такой самодовольный, такой самоуверенный вид, что Кейси мгновенно сообразила, что к чему.

— И вы прикинулись Генри? Заняли его должность?

— А почему бы и нет? — Джек усмехнулся. — Я мало разбираюсь в цифрах, зато умею заставить их работать на себя. Я попал туда.. Почему бы не воспользоваться подходящим случаем? Эта солидная компания вполне могла пережить небольшие потери. Старик Ратледж сколотил себе приличное состояние. Мог бы и не совать нос в конторские книги. Я уже собирался покинуть город, когда он начал вынюхивать и требовать объяснений.

— Но почему же вы попросту не скрылись, раз уж задумали уезжать? Зачем вы его убили?

— Потому что кое-какие его вопросы касались меня лично. Не так уж трудно прикидываться рохлей, каким был мой братец, наоборот — куда трудней. И я не слишком хорошо справлялся со своей ролью, — ответил Джек и снова усмехнулся.

— Как это?

— А так, что у Ратледжа возникли подозрения, может, потому, что я недостаточно низко кланялся, как мой брат, — ответил Джек все с той же иронией. — Ратледж заподозрил меня, ему нетрудно было расспросить тетушку и выяснить, что близнец Генри недавно приезжал в город.

— Это мог сделать любой человек, — возразила Кейси.

— Понятно, но только старик подозревал, что с Генри неладно. Да и зачем бы кто-то еще стал интересоваться близнецами? Ни у кого не было для этого причин. А план был такой, чтобы подумали на Генри и охотились за ним, а не за мной. Чтобы так и вышло, старик должен был умереть. И все обошлось бы, не будь сынок Ратледжа таким чертовски мстительным.

— Мстительным? — переспросила Кейси. — Речь идет о справедливости. Вы убили его отца. Возможно, большинство смирились бы с судьбой, решили, что ничего не поделаешь, но не все же люди одинаковы.

— Все выглядело как настоящее самоубийство! — чуть ли не с возмущением заявил Джек. — На том и следовало кончить дело.

— Но ведь есть человек, который слишком хорошо знал жертву, чтобы поверить в самоубийство. Вы это в расчет не приняли, верно? А кстати, почему вы не убили Ратледжа сами, зачем обратились к наемникам? Из-за того, что Генри не мог бы убить сам?

— Это тоже, — снова пожал плечами Джек. — Однако имело первостепенное значение то, что старик Ратледж был такой же здоровенный сукин сын, как и его сынок. Устроить так, чтобы это казалось явным самоубийством, было нелегко, я бы с этим физически не справился. Теперь ваша очередь. Чем вы еще занимаетесь, таскаясь повсюду с Ратледжем, если не считать того, что согреваете ему постель?

Кейси не приняла это за оскорбление: большинство мужчин пришло бы к точно такому же заключению, не признавая за женщиной никаких других способностей, кроме как готовить, рожать детей и согревать постель. Делать мужскую работу не хуже, а то и лучше мужчин женщины, по их мнению, не способны. Незачем и давать им такую возможность.

Возмущение толкнуло Кейси на откровенность:

— Может, ключом для, вас станет то, что я прикончила вашего лучшего стрелка? Ведь это я выследила вас, Джек. Мне предложили за это весьма симпатичные десять тысяч. И даже человек с опытом, вдвое меньшим, чем у меня, сделал бы то же самое. Вы плохо умеете заметать следы, Джек.

Ее желание унизить Каррутерса — хоть она и говорила правду — привело к ожидаемой вспышке.

— Может, я и не убью вас, маленькая леди. Оставлю на время в живых для того, в чем вы должны быть особенно хороши.

— Только подойдите ко мне поближе, и я покажу вам, как команчи расправляются с негодяями, — нанесла Кейси ответный удар. — Волос у вас не так уж много, будет очень больно.

Лицо у Джека побагровело, а глаза потемнели от гнева, в котором отчасти был виноват и некстати рассмеявшийся Джед.

— Что она имеет в виду? — обратился Джек к своему прислужнику.

— Судя по ее словам, Джек, она училась своему делу у индейцев. А они самые лучшие следопыты. Так что, может, она и насчет скальпа не шутит. — Джед снова хихикнул. — Я не удивлюсь, если снять скальп для нее все равно что раз плюнуть.

— Джед, мне нужен врач, — перебил брата Джетро ноющим голосом. — Кровь не останавливается, у меня уже голова кружится.

— Ты приляг, Джетро, и отдохни, — посоветовал ему брат. — Я тебя разбужу на третий черед.

— Разожгите огонь, и я остановлю кровь, — предложила Кейси.

Джетро побелел, а Джед снова рассмеялся.

— Опять индейские штучки, — сказал он. Кейси с безразличным видом пожала плечами. Она предложила помощь только потому, что прижигание раны болезненно, а парень, как видно, не привык к боли, ослабеет. Ей же было важно, чтобы за каждым ее движением не следила хотя бы эта пара глаз, если она хочет выбраться из хижины живой.

Глава 39


Темнело быстро, даже слишком быстро. Джетро по совету брата улегся на один из голых матрасов — они лежали стопкой у стены. Было, однако, сомнительно, что боль в руке даст ему уснуть, хоть он и старался.

Джек сидел возле единственного в комнате стола и наблюдал за Кейси, а Джед суетился, разжигая огонь и открывая банки с консервами. Он даже подогревать их не собирался, просто подвинул открытую банку Джеку, хотя тот не обратил на нее внимания.

Кейси никакой еды не предлагали, но она была чересчур напряжена, чтобы есть, и даже не осознала зловещего значения того, что ее не накормили. Чего ради тратить еду на того, кого собираешься убить?

Кейси все еще выжидала, хотя времени у нее было немного. Она решила, что снимет ненужный сейчас пояс для оружия, а потом сделает вид, будто хочет убрать его в сумку. Это хороший предлог, чтобы достать пистолет. Сложность, правда, в том, что действовать надо очень быстро. Иными словами, она должна выхватить пистолет и мгновенно пустить его в ход.

Они знали или по крайней мере думали, что в сумке у нее ничего особенного нет, значит, она вполне могла в ней порыться. Ей нужно только несколько секунд, чтобы проверить, сколько патронов осталось в пистолете. Об этом она раньше по глупости не позаботилась, а теперь не могла вспомнить.

Если пистолет не заряжен, ее убьют, что бы она ни предприняла. Если там один патрон или два, она может угрожать всерьез и заставить в эти угрозы поверить. Но если там три патрона, как она надеялась, тогда у нее нет проблем, даже если они начнут стрелять, вместо того чтобы подчиниться. Она должна быть готова к любой из этих возможностей.

Да, действовать надо быстро. Вот-вот может появиться Демьен, на что рассчитывают и бандиты. Если они заподозрят, что Демьен близко, на расстоянии окрика, они используют ее, чтобы выманить его на открытое пространство и убить. А он, возможно, уже рядом.

Даже если он не заметил, в каком направлении они выехали из города, кое-каким приемам выслеживания он у нее научился и разыщет хижину еще до наступления сумерек. Предположим, он уже здесь. Разумнее выждать до наступления полной темноты, тем более что осталось совсем недолго.

Больше всего Кейси беспокоило, как Демьен себя поведет. Вариантов, прямо сказать, немного, и самый худший — попытка вступить в переговоры с этим отребьем.

Окна в хижине были забиты досками, дверь заперта на прочный деревянный засов, какими пользовались в старину, — такой засов с ходу не сломаешь. В хижину нелегко проникнуть, а заглянуть снаружи попросту невозможно. Следовательно, решить задачу, как выбраться отсюда наиболее безопасным и простым способом, предстоит Кейси.

По-настоящему она опасалась только Джеда. У Джеда есть пистолет, но это еще вопрос, хорошо ли он им владеет. У Джетро не работает правая рука. Может ли он достаточно точно и прицельно стрелять левой, тоже сомнительно.

Собственно говоря, ей нужен всего один патрон. Если она разделается с Джедом, то остальные двое утихомирятся хотя бы на то время, пока она не заберет пистолет Джеда. Кейси видела, как он его перезаряжал. Кроме того, Кейси не хотела убивать Джека. Надо сделать все возможное, чтобы Демьен утолил свою жажду справедливости, передав убийцу отца в руки правосудия.

По крайней мере один патрон должен быть в ее пистолете: Демьен вряд ли перебросил бы ей незаряженное оружие, когда она спросила о лишних патронах. Пожалуй, не стоит дольше выжидать.

Джек смотрел прямо на нее, но взгляд у него был невидящий. Он о чем-то глубоко задумался — скорее всего о том, в какой сложный переплет угодил. Стало быть, можно надеяться, что он не сразу обратит внимание на ее маневр, а потом будет уже поздно.

Кейси начала действовать, причем не стала, как думала вначале, и думала с беспокойством, избавляться от ремня для пистолета. У ридикюля были очень длинные ручки, и он лежал на полу справа от Кейси. Она просто приподняла колени, и широкая юбка почти полностью накрыла ридикюль. Кейси потянулась к сумочке рукой, тоже скрытой складками юбки. В следующую секунду пистолет был у нее в ладони, а сама она вскочила на ноги.

К несчастью, хоть Кейси и держала Джеда на мушке, тот мгновенно заметил ее движение и с возгласом «Какого дьявола?!» успел выхватить собственный пистолет. Мучиться нравственными соображениями времени не было — Джед убил бы ее. Кейси прицелилась ему в сердце и нажала на спусковой крючок. Нажала — и ощутила, как ее собственное сердце почти остановилось: вместо выстрела раздался щелчок.

Смерть. Она уже смотрела однажды Кейси в лицо. И когда громыхнул выстрел Джеда… Нет, то был не выстрел Джеда и вообще не выстрел. Это дверь распахнулась с диким треском — и не с нескольких попыток, как думала раньше Кейси, а от одного лишь мощного удара. Господи, благослови, она снова забыла о росте и невероятной силе Демьена! Он ворвался в хижину с ружьем в руке, и палец лежал на спусковом крючке.

Едва Джед повернулся к Демьену, как ружье выстрелило, и выстрел сбил Джеда с ног и отбросил к стене. Джетро сел, перепуганный и одновременно взбешенный, и уставился на тело брата. У Джетро не было под рукой оружия, он не сообразил положить пистолет в изголовье, и Кейси, которая стояла совсем рядом, использовала незаряженный пистолет как дубинку, ударив Джетро по голове.

Рука Джека метнулась в карман за оружием. Выбор был невелик: либо угодить в тюрьму, либо попытаться уложить Демьена.

Но Демьен не стал дожидаться. Он уже приставил ствол к голове Джека и сказал:

— Пуля из этого ружья превращает лицо в нечто весьма неприглядное. Возможно, впрочем, что вас это не беспокоит…

Джек решил, что тюрьма предпочтительнее. Он застыл на месте. Кейси подошла и вынула оружие у него из кармана — небольшой крупнокалиберный пистолет, из которого можно убить человека с близкого расстояния.

Итак, они сделали это, точнее, Демьен сделал — разрешил дилемму, не пролив по крайней мере собственной крови. Первым побуждением Кейси было броситься к Демьену и целовать его без конца, но это было невозможно — прежде всего потому, что Демьену приходилось держать в поле зрения Джека и Джетро. И Кейси подчинилась второму своему побуждению.

— Что вас так задержало? — спросила она до крайности сердито.

Он бросил на нее короткий удивленный взгляд, прежде чем ответить язвительным тоном, почти таким же сердитым:

— Рад видеть вас, Малыш. Есть тут веревка, чтобы связать эту парочку?

— Наверное, нет, но у меня под платьем уйма нижних юбок, может, они хоть для этого пригодятся.

Сказано было опять-таки ядовито, однако у Демьена слова Кейси вызвали улыбку. Он понимал, что она предпочла бы джинсы неудобному для нее платью, с которым пока приходилось мириться.

Кейси занялась поисками, но не нашла даже бечевки в крошечном чуланчике", где валялся всякий хлам. Пришлось разрезать ножом нижние юбки — их плотная материя вполне заменила веревки.

Время было далеко за полночь, но Кейси не хотела оставаться в хижине до утра; как ни странно, она не чувствовала усталости и была сильно возбуждена непонятно почему — ведь опасность миновала. Она предложила ехать в Каптере немедленно, и Демьен согласился.

Труп Джеда завернули в одеяло и уложили на спину его лошади. Двух других вывели связанными, с кляпами во рту, чтобы не могли переговариваться, если останутся одни. Они и остались, когда Демьен зашел в хижину, чтобы загасить огонь в печке.

Кейси не понимала, почему пошла следом. Зато вдруг поняла, отчего так сильно пульсирует ее кровь.

— Я боялся, что вы сегодня погибнете, — сказал Демьен обернувшись и увидел Кейси позади себя.

— Вполне могло случиться, — очень тихо откликнулась она.

Он внезапно притянул ее к себе и поцеловал так, как раньше ей самой хотелось поцеловать его. Значит, и он испытывал то же самое? Потребность снова почувствовать жизнь после того, как оба не раз в течение дня считали, что не увидят восхода солнца. И это была дьявольски сильная потребность. И не важно, что пол был в крови, не важно, что матрас, на который он опустил Кейси, был голый, ничем не покрытый, что Джек и Джетро лежали возле хижины на земле. Самым главным для Кейси была близость с тем, о ком она так тревожилась, и жаркое желание, вспыхнувшее мгновенно и вытеснившее из головы все мысли.

Демьен даже не раздел ее, просто поднял юбку и нечаянно разорвал панталоны, дернув слишком сильно. Тонкая материя не выдержала. Но Кейси не заметила этого. Она ощущала только желанный вкус его губ, к которым прижималась своими губами, и величайшее наслаждение, когда Демьен вошел в нее.

И еще чувство, что так и должно быть, что именно этого ей не хватало. Она испытала восторг обладания им во всей полноте, но на сей раз все произошло слишком быстро, почти мгновенно. Подъем на вершину — и тотчас вспышка экстаза. Однако сегодня это было во сто крат сильнее, чем прежде, более глубоко и совершенно. Необычайный покой снизошел на Кейси.

Глава 40


Яркая, почти полная луна светила им всю обратную дорогу в Калтерс и сделала эту дорогу чуть не вдвое короче. Была еще глубокая ночь, когда они приехали. Город безмолвствовал, лишь несколько собак отметили лаем их прибытие. Кейси чувствовала себя совершенно измученной и предложила отправиться прямо в пансион: там арестованных можно будет запереть в комнате, а утром решить, как с ними поступить.

Демьен кивнул в знак согласия, но добавил:

— Здесь надо решить только судьбу молодого Пейсли. Джек поедет со мной в Нью-Йорк и предстанет перед судом.

Кейси ожидала этого, хотя по дороге они ничего подобного не обсуждали, думая лишь о том, чтобы лошади не захромали, пока не довезут их до города. Не разговаривали они и о том, что произошло в хижине, да и что, собственно, можно было сказать? Такого не должно было произойти — разумеется. Оно произошло обоим на благо — разумеется. Такого не должно больше быть — разумеется. Но все это, высказанное вслух, смутило бы обоих.

Без смущения можно было поговорить на другую тему. Но Кейси подождала, пока они не заперли Джека и младшего Пейсли в кладовке пансиона. Пришлось пообещать учительнице, что утром с ней полностью рассчитаются, прежде чем она удалилась к себе в спальню.

Поднимаясь по лестнице к отведенным им комнатам, Кейси наконец сообщила Демьену:

— Как-то не было случая до сих пор упомянуть об этом, но Джек вовсе не Генри.

При этих словах Демьен, понятно, застыл на месте.

— Вы хотите сказать, что дело не кончено?

— Простите, я не это подразумевала. Вы схватили именно того, кого следует, но Генри тут ни при чем. Джек рассказал, что Генри случайно погиб во время драки, которая случилась между ними. Но Джек не испытывает ни малейших сожалений по этому поводу. Он приехал в Нью-Йорк навестить родственников, а после гибели Генри решил воспользоваться удачным стечением обстоятельств. Он прикинулся Генри и занял его место. Это тянулось достаточно долго, чтобы он успел обворовать фирму.

— Но зачем было убивать отца, если он всего лишь вор?

— Думаю, ваш отец знал Генри лучше многих. Джек понял, что мистер Ратледж замечает странности в его поведении. Кроме того, Джек просто не справлялся со своими служебными обязанностями. Ваш отец начал задавать вопросы. Джек сообразил, что его подозревают. Остальное вам легко себе представить.

— Значит, если бы мой отец ничего не заметил, он был бы жив до сих пор?

— В том-то и дело. Джек хотел, чтобы обвинение в воровстве пало на Генри, и, конечно. Генри никогда бы не нашли, раз он был уже мертв. Джека, никому не известного, кроме тетки, вообще не стали бы искать. Это был грязный, отвратительный, но вполне логичный план, если вдуматься хорошенько. Только Джек беспокоился, как бы ваш отец, уже что-то заподозривший, не расспросил тетку и не узнал от нее, что у Генри есть близнец и что этот близнец недавно был в городе. И это могло прямо указать на настоящего преступника.

— Остается лишь пожалеть, что отец был столь проницательным, — со вздохом проговорил Демьен.

— Наверное, но что толку сейчас говорить об этом? Случилось то, что случилось, и у вас в руках тот, кто в этом виноват. Правосудие в конце концов свершится.

— Слабое утешение, но все лучше, чем ничего, — ответил Демьен.

Кейси кивнула и продолжала подниматься по лестнице. У двери своей комнаты она заговорила о другом — и весьма сердито:

— Кстати, если в следующий раз бросите мне пистолет без патронов, предупредите, что он не заряжен. Я оказалась на волосок от гибели, когда пыталась выстрелить в Джеда из незаряженного оружия.

— Прошу прощения, — сказал, покраснев, Демьен. — Вы же знаете, в пистолетах я разбираюсь плохо. Мне даже в голову не пришло проверить, заряжен ли он. Вы попросили патронов. Вы их получили, полную коробку. Я решил, что вам хочется иметь под рукой запасной пистолет, вот и все.

При этом объяснении Кейси, в свою очередь, покраснела: сама виновата. Она должна была улучить момент там, в ресторане, и зарядить чертов пистолет.

— Теперь это уже не имеет значения, — сказала она и признала:

— А ваш расчет был отменным. Вы спасли мне жизнь в этой хижине, Демьен. Благодарю вас.

— Не стоит благодарности, — слегка улыбнувшись, ответил он.

И вдруг посмотрел на нее тем самым пронизывающим взглядом, от которого у Кейси все загоралось внутри. Наверное, она должна сказать ему о своих чувствах… если он сам не догадался. Впрочем, какая разница! Ведь он все равно не хочет на ней жениться. Такая жена ему не нужна. И хватит думать об этом!

— Спокойной ночи, — бросила она, вошла в свою комнату и закрыла дверь.

В темноте Кейси ощупью добралась до кровати и повалилась на нее. Слезы брызнули из глаз.

Оставалось сделать немного, чтобы завершить работу, на которую ее наняли. Собственно, ее-то часть уже закончена. Как только ей заплатят, придет черед распрощаться с Демьеном. Мысль об этом непрестанно терзала Кейси.

А Демьен стоял в коридоре и долго смотрел на закрытую дверь, раздумывая, постучать или нет. Он даже поднял было руку, но тотчас опустил.

Кейси снова вела себя так, словно они и не занимались любовью, не разделяли взаимную страсть. Она избегала смотреть ему в глаза. Стыдилась того, что произошло? А может, стыдилась, что была близка именно с ним?

Такого с Демьеном еще не случалось: он почему-то был уверен, что Кейси не находит в нем достоинств, которые ей особенно нравятся в мужчинах. Новичок — вот как она его называла, придавая прозвищу уничижительный смысл. Но ведь Кейси выросла в краю, живущем прошлым. Запад оставался до сих пор таким же, как полсотни лет назад, в то время как города на востоке страны большими шагами, можно сказать, прыжками приближались к новому столетию. Неужели он, Демьен, должен игнорировать прогресс только потому, что она его игнорирует?

Но к чему об этом думать? Они скоро расстанутся. Кейси рвется домой, она хочет доказать отцу свою правоту. Она всячески показывает, что близость между ней и Демьеном была ошибкой. Еще ни разу она не поощрила его ни словом, ни взглядом.

Демьен вздохнул и пошел к себе в комнату. Так лучше, решил он. Он не мог представить Кейси рядом с собой на деловом обеде без того, чтобы она не выложила на стол свой пистолет. Не мог вообразить, что она ведет его большое домашнее хозяйство, его дом. Он, разумеется, мог представить ее рядом с собой в постели — на всю оставшуюся жизнь, но где она захочет постелить эту постель? В захолустном западном городишке? Эта независимая крошка, вероятно, вознамерится подчинить его себе.

Нет, это к лучшему, что они расстаются. Демьен хотел лишь одного — не чувствовать себя от этого таким несчастным.

Глава 41


На следующее утро, пока они везли тело Джеда в похоронное бюро, вокруг собралась немалая толпа. Это и понятно: и Джек, и Джетро до сих пор пребывали в связанном виде. А люди, как правило, склонны обращать внимание на тех, кто выглядит как преступник.

Шериф вышел на крыльцо встретить их. Был ли он на довольствии у Джека или нет, значения не имело. Если шериф хотел сохранить свою должность, ему следовало соблюдать законность, по крайней мере в данной ситуации. Теперь, когда Джек, так сказать, был свергнут с престола, из толпы неслись обвинения. Раньше, напуганные предвыборными угрозами, жители не решались жаловаться, сейчас страх исчез.

Демьен облегчил положение шерифа, сообщив, что увозит Джека в Нью-Йорк, где тот предстанет перед судом по обвинению в убийстве. В руках местного правосудия оставался Джетро, оставался и Элрой, которого ничего не стоило арестовать: из-за ранений он до сих пор не вставал с постели.

Демьен достал из кармана бумагу и, развернув, дал прочитать шерифу. Кейси онемела от удивления, когда заглянула из-за плеча Демьена в эту бумагу. Это было удостоверение маршала Соединенных Штатов. Черт побери, мог же он ей сказать, что и в самом деле судебный исполнитель, не вынуждая строить собственных догадок! Но он, разумеется, знать не знал, что предположения ее неверны и что он должен предъявить ей доказательства.

Для нее это был сюрприз, но приятный. И она вынуждена была признать, что, одетый так, как сейчас, в свое нарядное платье, выглядел он в качестве маршала Соединенных Штатов весьма импозантно, пусть и взялся за работу только ради того, чтобы найти и арестовать Каррутерса.

В то же утро они уехали из Калтерса, прихватив с собой Джека. Они вполне успевали на поезд в Сандерсоне и вскоре уже катили со всеми удобствами в салон-вагоне Демьена.

Демьену надо было найти банк, чтобы перевести деньги, которые предстояло получить Кейси, так что она поехала с ним. Ей хотелось, чтобы этого не было: чем дольше они оставались вместе, тем сильнее она сожалела, что это не навсегда. Кейси изо всех сил старалась казаться равнодушной, а если Демьену случалось поймать ее на том, что она пристально смотрит на него, Кейси притворялась впавшей в глубокую задумчивость — не важно, куда смотрит человек, погруженный в свои мысли.

Им предстояло еще раз проехать через Лэнггри, но стоянка была короткой, всего несколько часов, и Кейси с Демьеном договорились, что лучше всего все это время не покидать вагон. По вполне понятным причинам ни один из них не жаждал наткнуться еще раз на судью Бина.

К сожалению, салон-вагон помнили в городе, а у судьи, как видно, оставалось маловато денег на виски, потому что бейлиф постучался к ним через двадцать минут после прибытия поезда. Кейси абсолютно серьезно подумывала, как бы уклониться от приглашения предстать пред очи справедливого судии. Вывести Старину Сэма из вагона для скота и удрать, прежде чем бейлиф успеет собрать отряд вооруженных конников и послать в погоню? Но в таком случае пришлось бы бросить Демьена, который уже успел отделаться и от своей лошади, и от лошади Джека — они ему больше не нужны.

Выбора, по существу, не было, и дело кончилось тем, что Кейси с Демьеном таки предстали перед Роем Бином в суде еще раз. Тут же находились все собутыльники Бина, а сам он одарил молодых людей улыбкой до ушей, что еще больше разозлило Кейси.

Бейлиф, который привел их в суд, улучил момент и что-то шепнул судье на ухо. Бин явно удивился. По какой бы причине он ни вызвал Демьена и Кейси к себе, видно, появилось и еще что-то, во что он собирается вонзить зубы.

Судья не оставил их в неведении, сказав:

— Мой бейлиф говорит, что вы везете в своем изысканном вагоне какого-то преступника. Это тот, кого вы искали?

— Да, — ответил Демьен.

— Ах, черт возьми! — осклабился Бин, бросив взгляд на своих собутыльников, вытянувшихся в линию возле стойки, — ни дать ни взять строй деревянных болванчиков. — Выходит, нам придется кое-кого повесить, ребятки.

Демьен покачал головой и положил на стол перед судьей свое удостоверение.

— Боюсь, что нет. Как судебный исполнитель Соединенных Штатов, я обязан передать преступника судебным властям того штата, где он совершил преступление.

Бин был сильно разочарован и даже вздохнул огорченно, прежде чем признать:

— Вот, значит, как. Жаль, очень жаль. Был бы рад вздернуть его для вас.

— Спасибо, ваша честь, — поблагодарил Демьен, забирая свой документ. — Если это все, то…

— Погодите, — перебил его служитель правосудия. — Это еще не все. Вы двое все еще женаты?

Кейси не могла не вспомнить, как усердно Демьен искал судью, чтобы тот развел их, и ответила почти грубо:

— Только потому, что мы не нашли ни одного судьи между вашим городом и Сандерсоном, ваша честь. Бин снова заулыбался:

— Меня не зря называют единственным представителем закона к западу от Пекоса, мисс. Должен вам сообщить, что я тут призадумался, после того как вы покинули город. В вашем деле я проявил некоторую небрежность. Я исполнил свой долг, поскольку вы путешествовали явно во грехе. Но я забыл упомянуть, как, обычно делаю, сочетая мужчину и женщину браком, что впоследствии готов развести их еще за пять долларов, если понадобится. Для вас я не могу сделать меньше, чем для любой другой пары, тем более что вы тут заявили о ваших попытках развестись. Итак, властью, предоставленной мне, объявляю вас неженатыми. — Молоток со стуком опустился на стол. — Это стоит пять долларов. Уплатите бейлифу.

Глава 42


В следующем городе поезд останавливался на всю ночь; город был не маленький, его банк совершал переводные операции с крупными суммами. Они приехали достаточно рано, чтобы Демьен мог обеспечить банковский чек для Кейси и вручить ей вечером за ужином в маленьком ресторанчике возле гостиницы.

Вот так. Они все еще двигались в одном направлении, но уже не должны путешествовать вместе. Кейси могла подождать следующего поезда или ехать дальше верхом, как заблагорассудится. Ей больше нет смысла продолжать мучения.

Она смотрела на Демьена через стол в этом маленьком ресторанчике, и сердце у нее надрывалось при виде того, как он внимательно изучает меню, не догадываясь о страданиях, которые причиняет. После так называемого развода он пребывал в дурном настроении, и Кейси вполне могла его понять. Да, он хотел этого, но опять все произошло противоестественно, нелепо, так же нелепо, как и вступление в брак по чужой указке, против воли тех, кого поженили.

Тупые судьи вроде Бина, играющие человеческой судьбой во имя собственных корыстных интересов, должны быть поставлены вне закона. Надо надеяться, что это вымирающий вид. А людям, с которыми вот так поиграли, не остается ничего иного, кроме как продолжать жить своей жизнью.

Кейси так и намеревалась поступить. Она не собиралась прощаться. Не хватало только заплакать перед Демьеном, а она боялась разреветься, если произнесет слова прощания. Демьен думает, что увидит ее завтра в поезде. Но после сегодняшнего вечера она больше не встретится с ним.

Они остановились в одной гостинице — Кейси не сочла нужным искать пансион. Но дорога в гостиницу превратилась в настоящую Голгофу. Демьен вел светский разговор. Кейси вообще не произнесла ни слова, комок в горле не давал говорить.

Отворив дверь в свою комнату, она повернулась, чтобы посмотреть на Демьена в последний раз и запомнить те мелочи, которые становятся неожиданно дорогими: проступившую на щеках щетину, твердую складку губ, которые могут быть такими нежными, волосы, отросшие больше, чем предпочитал Демьен, и светло-серые глаза, такие же зоркие, как всегда.

Невозможно было отказаться от этого последнего соприкосновения. Оно как прощальный поцелуй, не больше. Однако превратилось оно в нечто совсем иное, потому что Демьен вдруг привлек Кейси к себе и не отпустил. И от этого она тоже не смогла отказаться.

Должно быть, он чувствовал то же самое. Хоть и ожидал увидеть ее завтра снова, но, вероятно, осознал, что сегодня они будут близки в последний раз.

Демьен поднял Кейси и отнес на постель, бережно держа в объятиях. Он раздевал ее очень медленно, то и дело останавливаясь, чтобы поцеловать, каждое местечко, которое он обнажал. Ее плечи, шея, каждый ее пальчик были удостоены особого внимания. И никакой порывистости, только острая нежность была в его поцелуях и ласках.

И Кейси тоже ласкала его. Мускулы Демьена трепетали под ее пальцами. Она не оставила нетронутым ни одного места на его теле.

Контрасты столь явные и вместе с тем столь удивительные — особенности, разделяющие их. Но то, что радовало ее, радовало и его. В этом не было различия, только удивление перед тем, что все это существует.

Тело Демьена было таким восхитительным. Даже его запах одурманивал Кейси. И вкус — о, Кейси не скупилась на поцелуи. Она позволяла себе все, о чем только грезила прежде.

Но такое наслаждение не могло длиться вечно. Их кровь медленно вскипала. Кожа сделалась невероятно чувствительной. Короткий и легкий трепет превратился в непрерывную дрожь. Каждый нерв напрягся до предела. И в ту "секунду когда Кейси показалось, что она больше не вынесет этой муки, Демьен наконец тесно прижал ее к себе, и его бархатная твердость наполнила ее.

Волна высочайшего экстаза нахлынула на Кейси, все ощущения объединились в пульсирующем крещендо. То, что его освобождение наступило одновременно с ее, наполнило радостью сердце Кейси.

Она прижала Демьена к себе. Она сдержала слезы. На это короткое время Демьен принадлежал ей. Каждый из них пойдет своим путем, но она никогда его не забудет и не перестанет любить. Она постарается, очень постарается избавиться от боли и, возможно, когда-нибудь сможет оглянуться на это время без сожаления, просто вспомнить его как лучшую, драгоценнейшую пору своей жизни.

Глава 43


Кортни находилась на западном пастбище, когда увидела, что к ней направляется Чендос. Она ударила лошадь пятками в бока и поскакала навстречу крупной рысью, молясь, чтобы на этот раз он явился домой с добрыми вестями.

Последние семь месяцев были трудными для нее. Не потому, что ей тяжело было вести дела на ранчо Кей-Си в отсутствие мужа, нет, она просто не любила жить с ним в разлуке.

Кортни подъехала к Чендосу и, еле выговорив несколько слов насчет проклятого долгого времени, прямо с седла кинулась в его распростертые объятия.

Она услышала его короткий смешок, прежде чем он прижался к ее губам горячим и невероятно долгим поцелуем. К тому времени как Кортни откинулась назад и взглянула мужу в глаза, она едва не задохнулась. А он улыбался. Именно улыбку прежде всего заметила Кортни, а не спутанную, отросшую бороду и волосы, такие длинные, что Чендосу пришлось заплести их в косу.

Он изменился, больше походил на прежнего Чендоса. Она заметила это во время его первых приездов домой, а теперь перемена стала еще более определенной. Озлобление покинуло его. В глазах снова появилась жизнь. Как ни ужасно было для Кортни одновременно отсутствие и мужа, и дочери, она была готова благодарить Кейси за благотворное влияние на Чендоса.

Это время стало для Чендоса добрым и целительным: он занимался тем, что считал полезным, тем, что хорошо умел делать — гораздо лучше, чем тянуть опостылевшую лямку на ранчо: после смерти Флетчера это стало для него особенно нудно. Пока отец был жив, была и причина выкладываться полностью, доказывать старику, что он, Чендос, умеет вести большое хозяйство лучше, чем Флетчер. Но эта причина умерла вместе с Флетчером.

— Можно надеяться, что на этот раз ты побудешь подольше, чем обычно в эти месяцы?

Чендосу не понадобилось много времени, чтобы отыскать Кейси после ее ночного бегства. Кортни ожидала, что тем и кончится: Чендос сразу привезет дочку домой. Но он этого не сделал. В бегстве Кейси Чендос винил прежде всего себя и решил дать дочери возможность доказать, что она сможет добиться чего хочет. И он просто наблюдал за тем, как она это делает.

— Все позади, Кискины Глазки, — ответил Чендос с коротким вздохом. — Кейси приехала поездом нынче в полдень. Вопрос только в том, явится ли, она на ранчо до наступления темноты. Она волочит ноги так, словно идет на эшафот.

— Это и понятно. Наверное, страшно встретиться с тобой.

Чендос покачал головой:

— Вот уж не думаю. Скорее всего она рада-радешенька, что довела дело до конца. Но я присматривался к ней, когда мне это удавалось, и кажется мне, что наша девочка чем-то опечалена.

— Не случилось ли чего-нибудь недавно, о чем ты не упоминал ни в письмах, ни в телеграммах?

— Случалось многое, но ничего такого, чтоб сокрушаться. Она закончила последнюю работу, за которую взялась, и делала ее в компании с новичком, что ее нанял. Может, она поняла, что ухватила кусок не по зубам, когда чуть было не погибла.

— Чуть было не погибла? Наша дочка чуть не погибла! Ты же твердил, что она ни разу не попала в настоящую беду!

— Не мог же я быть рядом каждый раз, как ей приходило в голову вытаскивать из кобуры пистолет, — со смущенной улыбкой произнес Чендос. — Случалось, она отрывалась от меня, и довольно трудно было снова напасть на ее след.

— А когда опасность была особенно велика? — спросила Кортни.

— Последняя работенка оказалась посложнее, чем я думал. Парень с востока нанял ее выследить одного типа по фамилии Каррутерс. Я расспрашивал тех же людей, что и они. Каррутерс тоже из восточных штатов, и это отчасти ввело меня в заблуждение.

— Он опаснее, чем ты предполагал?

— Нет, сам по себе он безобидный, но окружил себя настоящими наемными убийцами. Видишь ли, она ускользнула от меня в Сандерсоне, удрала ночью, не оставив никаких следов. К тому времени как я ее нашел, она, можно сказать, выступала в главной роли в жуткой заварушке. Театр, да и только!

— Что?!

— Да не волнуйся ты, Кискины Глазки, — улыбнулся Чендос. — Она с этим справилась. Теперь-то смешно вспомнить это дело, но, когда пули летели со всех сторон, было не до смеха. Мне, во всяком случае, приключений хватило. Я собирался отвезти ее домой, как только уляжется пыль.

— Ради Господа, что смешного ты находишь в перестрелке, где могли убить нашу дочь?

— Видела бы ты, на что мне довелось посмотреть! В мирном с виду маленьком городишке стоит наша Кейси посреди улицы, одетая в самое модное платье, поверх всех этих кружев ремень с кобурой…

— Ты находишь это смешным?

— И ты найдешь смешным, когда перестанешь испепелять меня взглядом и вспомнишь, что Кейси жива и здорова и вот-вот вернется домой.

Кортни недовольно фыркнула, но уже не смотрела на мужа с возмущением.

— Ладно, может, я и вспомню об этом со смехом, когда мне стукнет лет сто. Ты лучше скажи, почему не забрал ее домой, как собирался?

Чендос нахмурился:

— Потому что моя глупая лошадь охромела.

— Но ведь ты был в том же городе, что и Кейси, — напомнила ему Кортни, тоже сдвинув брови. — При чем здесь твоя лошадь?

— А при том, что ублюдки, с которыми Кейси вела перестрелку, не собирались вести себя по-честному. Я вмешался в это дело и прикрыл Кейси, чтобы она могла убраться с улицы. Она так и сделала. Да, кстати, новичок-то тоже там появился. Видно, они с Кейси как-то потеряли друг друга, когда уезжали из Сандерсона. Пули летели с обеих сторон улицы, а когда стрельба кончилась, я не сразу сообразил, что представители враждующих сторон укрылись на задворках, разумеется, тоже по разные стороны улицы. Встретились они потом в городской конюшне, и там что-то произошло. Бандиты смылись и увезли Кейси особой.

Кортни вздохнула:

— О'кей, теперь мне понятно, что лошадь твоя охромела и потому ты не смог сразу положить конец делу.

— Все было еще хуже, — с убитым видом проговорил Чендос. — Я-то поехал за Кейси немедленно. То же самое сделал Ратледж, и он меня опередил.

— Этот парень с востока?

Чендос кивнул:

— След вроде бы повел к югу, но лишь для отвода глаз, чтобы обмануть погоню. Я нашел место, где бандиты свернули с дороги и поехали на запад, и скоро их разыскал. Но Ратледж до этого не додумался и теперь уже ехал позади меня.

— Тут-то и охромела твоя лошадь.

Чендос кивнул со вздохом:

— Я собирался перехватить Ратледжа и взять его лошадь. Не думал, что новичок выручит Кейси, когда доберется до них. Но этот чертов парень пронесся мимо, и я не успел его остановить. Может, он вообще не заметил меня, так рвался за чертовым Каррутерсом. А я находился милях в пяти от города. Пока я туда добрался, пока раздобыл лошадь и снова погнался за ними, Кейси и этот парень уже возвращались и везли с собой задержанных.

— Он ее спас?

— Сомневаюсь. Видно, это она успела взять дело в свои руки к тому времени, как он их нашел. Очень хочется поскорее узнать, как она с ними справилась. Один из бандитов был убит, а двух других связали, как индюшек, которых собираются зажарить.

— Так расспроси ее, когда она приедет домой, — предложила Кортни. — Или собираешься оставить ее, в неведении? Скрыть, что тайком сопровождал ее все время?

Чендос пожал плечами:

— Даже не знаю. Давай подождем и послушаем, что она сама расскажет. Но теперь уже все кончилось, Кискины Глазки. Я в этом уверен. И может, тебе удастся выяснить, почему она возвращается домой такая невеселая.

Глава 44


Кейси постояла на холме, глядя на ранчо Бар-Эм и задним числом раздумывая, стоило ли поступать так, как она поступила. Она боялась, что унаследовала слишком много черт от отца и деда, что она чересчур упрямая, твердолобая и самоуверенная.

Она хотела уберечь наследие Флетчера от гибели. Стремление благородное, во всяком случае, тогда она именно так и считала. Но пришло бы ранчо в упадок, если бы нога ее не ступала сюда? Неужели Чендос допустил бы это? Скорее всего нет. Она была просто самонадеянна, полагая, что только одна и в состоянии спасти положение.

И вот теперь ей придется объясниться с родителями. Как же сделать это, если она сама не верит в разумность своих поступков? Она совершила глупость, и необходимо это признать.

Кейси повернула Старину Сэма и подтолкнула каблуками в бока. Она возвращается в обеденное время, так что скорее всего застанет дома и мать, и отца. Так оно и вышло: оба находились в столовой. Стоя на пороге этой красивой комнаты, где ее пропыленное пончо и джинсы были так неуместны, Кейси не могла сразу собраться с мыслями и найти нужные слова. Как хорошо снова очутиться дома! Она так соскучилась по матери и отцу, ужасно соскучилась, но почему-то чувствовала себя здесь чужой, и это больше всего беспокоило ее.

Кейси надеялась, что это чувство отчуждения связано с ее тяжелым настроением. Ведь это ее дом в конце концов. Тут ей всегда рады. Она постоянно думала, как чудесно будет вернуться сюда, но потом встретила человека и…

— Кейси, ты, оказывается, остригла свои красивые волосы? — огорченно спросила Кортни, и в голосе ее Кейси уловила неодобрение.

Совсем не это ожидала Кейси услышать после семимесячного отсутствия и уставилась на мать с недоверием. На отца она даже боялась взглянуть, опасаясь вспышки бурного гнева. Он еще не взревел, но этого недолго ждать…

— Они отрастут, — слабым голосом еле выговорила Кейси.

Кортни улыбнулась и встала, раскрыв объятия:

— Конечно, отрастут. Иди ко мне.

Именно этого Кейси так жаждала, на это надеялась — и, не медля ни секунды, бросилась к матери и залилась слезами, припав к ее груди. Сквозь громкие рыдания до нее доносился успокаивающий голос, но слезы все лились и лились.

Кейси за многое надо было прощать. Сердце щемило, стоило только подумать, что ничего уже не будет по-прежнему. Родители уверены, что могут исправить все в жизни детей, но Кейси уже вышла из детского возраста, исправления в ее судьбу вносить нелегко.

И она даже не выкрикнула, а издала вопль:

— Простите меня! Я не должна была убегать, теперь я это понимаю!

— Кейси, милая, шшш… Тихо, тихо, девочка, — продолжала успокаивать ее Кортни. — Самое главное, что ты снова дома, живая и здоровая. Все образуется.

Именно этого не будет, но Кейси не собиралась спорить с матерью. Ей дали передышку. У нее не требуют объяснений…

— Может, расскажешь, зачем надо было вот так взять и уехать? Кейси едва не рассмеялась. Она вытерла слезы и откинулась назад, чтобы улыбнуться матери. В конце концов, она ведь этого как раз и ждала.

— Ну, вполне понятно, почему я уехала вот так, улизнув из дома среди ночи. Если бы я сказала вам, что задумала, вы, наверное, заперли бы меня на замок, а ключ бросили в ближайшую речку.

— Вполне возможно, — улыбнулась и Кортни. — Но почему ты уехала?

Кейси наконец решилась взглянуть на отца, который сидел и смотрел на нее с непроницаемым видом.

— Причина была глупая. Сама не знаю, что мне вообще взбрело в голову. Собралась доказать, что могу управлять ранчо Бар-Эм. Папа утверждал, что такое по силам лишь мужчине. Я и решила заняться чисто мужским делом. Ведь папа твердил, что мне нужен муж, который поддерживал бы меня, был бы опорой. А я заработала больше, чем иной мужчина заработает за всю свою жизнь.

— А зачем надо было выбирать такую опасную профессию? — спокойно спросил Чендос. Кейси съежилась от страха.

— Значит, ты был рядом? Так близко, что знал, чем я занимаюсь?

— Даже еще ближе, малышка.

Кейси притихла — вовсе не потому, что он назвал ее малышкой.

— Что ты имеешь в виду?

— Неужели ты и в самом деле считаешь, что могла прятаться от меня все эти семь месяцев?

Кейси потихоньку вздохнула. Совсем она так не считала. Она как раз думала, что в один прекрасный день отец объявится. И ее беспокоило, почему он этого не делает.

— Когда ты меня обнаружил? — спросила она.

— Через две недели после твоего бегства. Кейси сдвинула брови:

— Не понимаю. Почему же ты не встретился со мной?

— Может, потому, что считал себя виноватым в твоем бегстве и не хотел усугублять ошибку. Решил, что если ты добьешься своего, тогда и делу конец и я перестану чувствовать свою вину. Но я хотел, чтобы все произошло скорее… и чтоб было поменьше риска.

— Но по большей части и не было никакого риска. Пока я просто выслеживала преступников, мне было не слишком сложно добиваться результатов.

— Я знаю.

Эти слова сильно встревожили Кейси.

— Знаешь? То есть ты не просто нашел меня, но все время находился рядом? — Кейси тотчас сама ответила на свой вопрос:

— Разумеется, так оно и было. Ты ждал, пока я не попаду в переделку, верно? Ты этого ожидал!

— Нет, теперь ты не туда метишь, малышка. Я отлично знал, что для работы, которую ты выбрала, сноровки у тебя достаточно. Но ведь ты — моя дочь. Если ты воображаешь, что я мог пустить тебя по воле волн, зная при этом, с какого рода публикой тебе придется иметь дело, то подумай-ка хорошенько. Я должен был находиться поблизости — на всякий случай. Другого пути не было, Кейси. Либо мне находиться рядом, либо тебе возвращаться домой.

Кейси кивнула. Собственно, чему она удивляется? Отец всегда защищал ее. Почему на этот раз должно быть иначе?

Ужасная мысль вдруг пронзила ее, отчего она вся побелела. Отец постоянно находился рядом. Наблюдал за ней. Может, он был свидетелем и того, как она и Демьен занимались любовью тогда, у реки?

Она должна спросить.

— Ты постоянно был поблизости? Всю дорогу? Чендос покачал головой:

— Нет, бывало и так, что ты от меня ускользала. Дольше всего по дороге в Коффивилл. Мне понадобилось больше недели, чтобы снова выследить тебя. Когда ты покинула Форт-Уэрт, я скакал верхом как бешеный, чтобы поспеть на следующую станцию, пока поезд не ушел дальше. Когда ты уехала из Сандерсона ночью, я потерял тебя на несколько дней. Догнал лишь тогда, когда ты угодила в заварушку в Калтерсе.

Кейси вздохнула с облегчением, но тут же ей снова стало страшно. Отец не видел, как они с Демьеном занимались любовью, но эта проклятая перестрелка…

— Это было очень глупо с моей стороны, — признала она.

— Согласен.

— Я не хотела тебе говорить, но, знаешь, я была здорово напугана. Даже не помню, как я выхватила пистолет и подстрелила того парня. Это ты прикрыл нас с Демьеном и дал возможность убраться с улицы?

— Да.

— Хотелось бы мне знать, что ты где-то близко, когда они в тот же вечер отвезли меня в какую-то лачугу и дожидались Демьена, чтобы убить его.

— А меня поблизости не было: Лошадь охромела. Но, насколько могу судить, ты из этой истории выпуталась самостоятельно. Во всяком случае, я так и подумал, когда увидел, что вы возвращаетесь в город и везете связанных бандитов.

Кейси едва не расхохоталась при воспоминании о своей оплошности.

— Я? Нет, я здорово влипла и была на волосок от гибели, когда нацелила на этих ребят незаряженный пистолет.

Это Демьен выручил нас обоих, в ту же секунду высадив дверь. Он спас мне жизнь.

— Этот новичок?

— Не будь таким скептиком. Он никогда не пользовался пистолетом, зато из ружья стреляет классно. И вообще он неплохо приспособился к жизни в наших краях, перед тем как уехать к себе на восток.

— Кстати, как это ты с ним связалась? Я никак не мог додуматься, чего ради ты это сделала.

Кейси достала из кармана чек и положила на стол перед отцом, чтобы он мог его прочесть.

— Ради того, что он предложил мне за работу куда больше, чем она того стоила. Нельзя же было отказаться от такой оплаты — всего-то за две недели необременительного труда! А мне уже до смерти хотелось домой. Вот и подумалось, что двадцать тысяч долларов, что я заработала, вполне доказывают, что я не нуждаюсь в муже, пока он мне самой не понадобится.

Кортни прикрыла рот рукой, чтобы скрыть усмешку. Чендос снова напустил на себя непроницаемый вид: не поймешь, что он собирается сказать. Но когда заговорил, слова его удивили Кейси.

— Доказательство довольно убедительное — с этой точки зрения. И если кто-нибудь из работников Бар-Эм видел бы тебя в эти месяцы за работой, тогда бы никаких проблем не было. Но я по-прежнему думаю, Кейси, что проблемы будут. Команда ковбоев, старых и молодых, не станет подчиняться твоим приказам без возражений. Когда имеешь дело с мужчинами, трудно главным образом потому, что каждый из них считает, что знает все куда лучше тебя. Они не будут молчать, если не согласны с боссом, причем с боссом-мужчиной. А уж боссу-женщине они станут твердить про свою правоту, даже если не правы. А что получится, если ты докажешь, что они ошибаются?

— Сложатся плохие отношения, само собой понятно. А при желании доказать мне что-то в следующий раз отношения еще ухудшатся, если они снова окажутся не правы. А потом придется увольнять их, даже если будут правы, чтоб не было дурного примера.

Чендос кивнул:

— Жаль, что мы не поговорили об этих вещах раньше. Если ты по-прежнему хочешь управлять ранчо Бар-Эм, я возражать не стану. Ты знаешь, чего можно ожидать, и если ошибешься, это будет не только твоей личной ошибкой. — Он улыбнулся и добавил:

— К тому же, малышка, человек, научившийся тому, чему в последние месяцы выучилась ты, может найти способ уберечься от плохих предсказаний. Для меня станет праздником тот день, когда ты докажешь мою не правоту.

Глава 45


Кейси в старой ситцевой ночной рубашке сидела перед зеркалом у себя в спальне — просторной комнате, выдержанной в белых и розовых тонах. Мать стояла рядом с дочерью, расчесывая ей волосы точно так же, как делала раньше, когда Кейси была еще девочкой. Кортни то и дело огорченно прищелкивала языком из-за того, что волосы так коротко острижены, но Кейси все равно было приятно.

Кортни постучалась к ней вскоре после того, как Кейси ушла наверх. Кейси очень ждала мать. Они всегда были близки, им легко было говорить друг с другом. К тому же у Кейси набралось несколько тем, которые не годилось обсуждать в присутствии отца.

— Ты набрала вес, но как раз в нужных местах, — заметила Кортни.

Кейси покраснела. Она как-то не сразу обратила внимание на то, что ее грудь и бедра значительно округлились. В другое время она бы пришла в восторг от такого наблюдения — ведь она долго этого ждала, — но сегодня слова матери оставили ее равнодушной.

— Выходит, пришла пора цветения, про которую ты мне все время твердила.

Кортни кивнула, но, проведя еще несколько раз щеткой по волосам Кейси, заговорила снова:

— Твой отец считает, что с тобой не все ладно, что ты несчастлива по какой-то непонятной причине. Может, с тобой произошло что-нибудь необычное, о чем ты не прочь поговорить?

— Если ты считаешь влюбленность чем-то необычным, тогда я отвечу утвердительно.

Кейси вздохнула. Зачем было говорить об этом? К чему обсуждать то, чего не изменишь и не решишь?

Но Кортни пришла в восторг.

— Честное слово? Я уж начинала подумывать, что в наших краях никто не вызовет у тебя интереса. Но он, наверное, не из местных. Уж не тот ли это новичок из восточных штатов? А?

Кейси кивнула с еще одним вздохом, но поспешила заверить мать:

— Я с ним покончила.

— Это почему же?

Кейси глянула на отражение матери в зеркале:

— Может, потому, что он не ответил на мое чувство. Может, потому, что он из высшего нью-йоркского общества, а я всего лишь провинциальная девушка, которую он в жены не возьмет. А может, потому, что чувствовала бы себя совершенно не на месте в таком большом городе. Не могу вообразить, что живу там. А может…

— А может, ты приводишь чересчур много причин, — прервала ее Кортни. — Ты уверена, что он не отвечает на твое чувство? Я просто не могу поверить, чтобы мужчина не влюбился в тебя… если бы узнал получше.

— Кто бы говорил, а то моя мама! — рассмеялась Кейси.

— Я говорю всерьез, — не уступала Кортни. — Ты красива, умна, ты необычайно разносторонний человек и многому научилась. Не надеешься на чужую помощь и привыкла рассчитывать только на себя. И ты доказала, что можешь добиться всего, за что берешься.

— Не думаю, мама, что все мужчины это одобряют, — сказала Кейси.

— Наверное, — согласилась Кортни. — Но твои возможности прибавляют тебе уверенности, она чувствуется и создает определенное обаяние. А что этот, как его, Демьен, кажется?

— Демьен Ратледж Третий.

— Хм… Третий, говоришь? Звучит впечатляюще. Неужели он совершенно не увлекся тобой?

Кейси нахмурилась, вспомнив их с Демьеном взаимную страсть. Но была ли это истинная любовь или — со стороны Демьена — возникла лишь потому, что рядом не оказалось другой женщины, кроме Кейси?

Матери она ответила так:

— Мужчина может увлечься женщиной, вовсе не желая на ней жениться. Выбирая жену, приходится думать о многом. А он вовсе не хотел брать меня в жены. В этом я уверена.

— Почему ты так уверена?

— Потому что мы были женаты, и он дождаться не мог, когда нас разведут.

Щетка выпала из руки Кортни и со стуком упала на пол.

— Вы были… что?!

— Это произошло не с нашего согласия, мама, и теперь с этим покончено.

— Что значит не с вашего согласия? Кто-то вынудил или заставил вас пожениться? Кейси кивнула.

— Может, ты, мама, слышала про дурака судью в Лэнгтри, Роя Бина? Он, видите ли, решил, что мы с Демьеном путешествуем во грехе, хотя ничего подобного не было. Этот старый пьяница просто хотел получить пять долларов за то, что поженит нас. Он и поженил, и мы ничего не могли с этим поделать.

— Но это чудовищно!

— Да, чудовищно. Демьен был в ярости и в каждом городе, где мы потом бывали, искал судью, чтобы нас развели. Ни одного судьи мы не нашли, но на обратном пути, когда была остановка в Лэнгтри, этот дурак судья опять добрался до нас и еще за пять долларов развел, ни о чем не спрашивая.

Кортни присела на подзеркальный столик и обняла дочь.

— О, милая моя, как, жаль! Это должно было тяжко обидеть тебя, если ты уже была влюблена в этого Демьена.

— Это ничего не значит. — Кейси передернула плечами. — Я все время знала, что он не для меня, что у нас совершенно разная жизнь, мы несовместимы. Ему неуютно здесь — он привык жить в большом городе, а мне неуютно там, а третьего не дано. Я только хочу, чтобы мое сердце поняло это и было стойким.

Кортни, казалось, не склонна была с этим согласиться.

— Вспомни, о чем я только что тебе говорила. Ты можешь добиться всего, что задумала. Почему ты так просто отказалась от этого человека? Ты схватила убийц. Ты собираешься управлять ранчо Бар-Эм. Почему же шарахаешься от того, к чему рвется твое сердце?

— Потому что неудача убила бы меня. Я бы с ней не справилась.

— Но справляешься с тем, что потеряла его сейчас? Именно из-за этого ты так несчастна? Да все эти препятствия придуманы тобой, милая моя девочка, с ними можно справиться. Кто сказал, что ты все время должна жить в городе или он навсегда поселится в деревне? Кто сказал, что невозможно часть года проводить в одном месте, а часть — в другом и радоваться тому, что вы вместе?

— Но он не хочет на мне жениться!

— Так заставь его переменить мнение, — настойчивее предложила Кортни. — Если не можешь сообразить, как это сделать, с радостью посоветую.

При этих словах Кортни покраснела. Кейси улыбнулась матери. Та исходила из лучших побуждений. Желала дочери счастья. И упустила из виду лишь одну мелочь. Разве Кейси может быть счастлива — пусть даже Демьен сделает ей предложение! — если он не любит ее по-настоящему?

Глава 46


Демьену было тягостно путешествовать вместе с Каррутерсом, которого он презирал до глубины души. Уверенность, что мерзавец после суда угодит в тюрьму, не слишком помогала. Джек обворовал фирму и, вместо того чтобы просто сбежать с деньгами, как делают все воры, оболгал одного невинного человека и отправил на тот свет другого.

Каррутерс заслужил суровый приговор, но Демьен вовсе не заслуживал тех мучений, которые причиняло ему постоянное общество Джека по дороге в Нью-Йорк.

Джек ни капли не раскаивался в содеянном. Он то и дело ухмылялся, сыпал насмешками и хвастался своим преступлением при любом удобном случае. А в поезде избавиться от его присутствия было невозможно. Разве что засунуть кляп ему в рот, но и тогда он продолжал бы с издевкой таращить наглые глаза.

Вот почему в Сент-Луисе, штат Миссури, Демьен вышел из поезда, чтобы подыскать другой вагон-салон, с отдельным помещением, в котором можно было бы запереть Каррутерса. С глаз долой — из сердца вон. Демьен нашел то, что искал, — салон-вагон с отдельной спальней. К сожалению, на поиски ушло несколько часов, потом пришлось оформлять наем — в городе проживал владелец вагона — и добиваться доставки на место. Когда Демьен вернулся на вокзал, Каррутерса и след простыл. Он сумел удрать.

Этого Демьен ожидать никак не мог. Он принял, казалось, все меры предосторожности. Джек был скован по рукам и ногам кандалами, которые предоставил шериф Калтерса, а цепь была закреплена на привинченной к полу ножке скамьи. Вагон заперт на ключ, единственный дубликат которого находился у проводника.

Заподозрить проводника было невозможно. Узнав о преступлениях Каррутерса, тот проявлял к нему нескрываемое отвращение; к тому же, воспользовавшись тем, что поезд должен был простоять в городе всю ночь, проводник отправился навестить родственников. Демьен скоро нашел свидетелей; один из них слышал шум в вагоне — это ломали скамейку, а второй видел, как Джек вылез из окна и заковылял прочь. Итак, он сбежал, а Сент-Луис — слишком большой город, " чтобы скоро обнаружить беглеца. Прошла неделя, пока обнаружили след, и вел этот след в Чикаго, штат Иллинойс. Джек явно оставил намерение затеряться в необъятных просторах американского Запада — этот план не сработал. Теперь он решил попытать счастья в большом городе, а Чикаго по размерам вполне мог соперничать с Нью-Йорком.

Поначалу Демьен даже не представлял, как ему действовать в Чикаго. В глубинах памяти хранились сведения о том, что здесь живет его мать, но Демьен гнал от себя мысли о ней, несмотря на разговор об этом с Кейси. Может, он когда-нибудь и отыщет мать, но не в этот свой приезд — у него полно других хлопот.

Хорошо бы выбросить из головы Кейси, но из этого ничего не выходило: Демьен думал о ней постоянно. Он все еще сердился на нее за то, что она покинула его без предупреждения — просто выскользнула среди ночи из комнаты. Никаких прощальных слов, никакой возможности договориться о встрече в будущем — вообще ничего.

Он хотел объясниться с ней по поводу их брака или, скорее, их развода. Демьен не был огорчен тем, что Бин разженил их. Он был в ярости из-за того, что судья, ни о чем не спрашивая, применил к ним санкции закона. К тому же тот так называемый брачный союз был просто фарсом. Демьен собирался спрятать самолюбие в карман и поговорить с Кейси о настоящем браке, но она не дала ему ни малейшего шанса.

Она скрылась буквально через несколько часов после того, как получила деньги за работу, на которую он ее нанял. Это само по себе свидетельствовало о том, насколько она «нуждается» в обществе Демьена! Даже не стала дожидаться утра В поезде ее не оказалось. Демьен обошел все вагоны, надеясь отыскать Кейси, а уж потом забрать Джека из местной тюрьмы, где тот провел ночь.

И теперь, спустя несколько недель, Демьен все еще с волнением думал об исчезновении Кейси; свободного времени было много, так как детективы твердо настаивали на том, чтобы любитель не путался у них под ногами. Только и оставалось, что переживать свои тревоги и смятение. Когда Кейси искала Джека, Демьен по крайней мере активно в этом участвовал и даже был полезным — иногда.

Когда идея осенила его, Демьен набросился на нее, как голодный на корку хлеба. Кейси должна быть здесь, в Чикаго, вместе с ним. Он заплатил ей десять тысяч за то, чтобы отдать Джека в руки правосудия, а Джек снова обманул Фемиду. Затраты Демьена не оправдались.

Но как ее искать? Ведь он не знает, где она живет, не знает даже полного имени. Кейси — так он ее называл, а это всего лишь инициалы, взятые ею, когда понадобилось поставить подпись, Она и поставила первое, что пришло в голову, — буквы с клейма на лошади.

Правда, то было клеймо Старины Сэма…

Баки Олкотт отправил Кейси на ранчо Кей-Си возле Уако. Демьен не придал этому значения, зная, что Кейси не покупала коня сама. Коня подарил ей отец. Теперь это ранчо оставалось единственной путеводной нитью для поисков. Кейси ни разу не упомянула о своем доме, не говорила ничего, что могло бы навести на след. Крепко хранила свою тайну.

Итак, он может заняться реальным делом и вернуться для этого в Техас. Для поездки была еще одна причина, но Демьен был слишком сердит, чтобы признаться себе в этом — даже себе. К тому же он не очень-то и надеялся найти Кейси, понимал, что, возможно, зря потратит время.

И все-таки это было предпочтительнее, чем сидеть в номере гостиницы и получать ежедневные сообщения от детективов, сообщения на редкость однообразные: никаких следов пока нет. Джек затерялся в Чикаго; он был достаточно хитер, чтобы не пользоваться на этот раз своим подлинным именем. Спрашивается — как найти иголку в стоге сена? А Джека в огромном городе только и можно сравнить с такой вот иголкой.

Но как ни странно, Демьен был абсолютно убежден, что Кейси знала бы, как это сделать.

Глава 47


Дом на ранчо Кей-Си отвечал самым высоким стандартам. Демьен было подумал, что приближается к какому-нибудь городу, когда увидел издали этот дом и окружающие строения. Это ранчо ничуть не напоминало те, мимо которых Демьену довелось проезжать здесь, на западе, а было их немало.

Он был удивлен и отчасти огорчен такими масштабами: на ранчо, столь явно процветающем, вряд ли отметили продажу единственной лошади отцу той девушки, что назвала коня Старина Сэм. А если здесь и вели подобные записи, то ведь Демьену неизвестно имя отца Кейси.

Он надеялся, что кто-нибудь вспомнит этого покупателя по описанию, но теперь сильно засомневался. На таком ранчо каждый месяц продают десятки лошадей. Множество конюшен, которые Демьен увидел, подъехав поближе, свидетельствовало о том, что на ранчо разводят не только рогатый скот, но и лошадей.

Однако попытка не пытка. А вдруг тот, кто продавал коня пять или шесть лет назад, обладает отличной памятью и до сих пор работает на ранчо? Человека с такой грозной наружностью, как у отца Кейси, запомнить куда легче, нежели заурядного покупателя.

Демьен расспросил в Уако дорогу на ранчо Кей-Си и нанял верховую лошадь. Любопытно, что, отправляясь в путь, он не вспомнил об экипаже. Теперь ему легко и удобно было ездить верхом, чего он и представить себе не мог в тот день, когда впервые с немалыми трудностями уселся в седло.

Перед входом в дом тянулось длинное и широкое крыльцо. Такими же длинными были и две коновязи по обе стороны лестницы, ведущей к дверям. Демьен привязал лошадь и поднялся на крыльцо.

Дожидаясь ответа на свой стук, он повернулся и окинул взглядом окрестности. Особенно любоваться было нечем: обширные ровные поля, кактусы да кое-где одинокие деревья, но потом Демьен сообразил, что крыльцо обращено на запад. А он уже повидал раньше невероятные закаты в этих краях. Должно быть, хорошо отдохнуть на таком крыльце после тяжелого рабочего дня и полюбоваться великолепным зрелищем. На площадке было много столов и стульев — есть где посидеть и насладиться отдыхом.

Дверь отворилась. На пороге стояла красивая женщина средних лет со светло-каштановыми бровями. Она кого-то напоминала Демьену, но он, сильно взволнованный, никак не мог сообразить, кого именно. Он не слишком рассчитывал узнать здесь что-нибудь о Кейси, но это был единственный шанс.

— Чем могу быть полезна? — спросила женщина. Демьен приподнял шляпу и откашлялся.

— Я разыскиваю молодую женщину, которая ездит на лошади, купленной на этом ранчо или по крайней мере получившей тут клеймо.

— Как зовут эту молодую особу?

— Боюсь, что не знаю ее настоящего имени, — признался Демьен. — Ее отец приобрел для нее коня лет пять назад. Его имени я тоже не знаю. Но я надеялся, что кто-нибудь вспомнит его или даже знаком с ним и знает, где он живет.

Женщина, казалось, ждала продолжения, но, так и не дождавшись, заговорила сама:

— Здесь было продано множество лошадей. Есть ли у той, о которой вы говорите, особые приметы? Или что-то примечательное в человеке, купившем лошадь? Не зная имени, довольно трудно…

— Я могу вам его описать, — перебил ее Демьен. — Он примерно моего роста.

— Это уже что-то, — улыбнулась женщина. — Ваш рост намного выше обыкновенного.

Демьен улыбнулся в ответ — женщина явно обладала чувством юмора, и это облегчало беседу.

— У него черные волосы. В тот единственный раз, когда я его видел, волосы были очень длинными. Ему, должно быть, уже за сорок, но выглядит он моложе, лет на тридцать восемь-тридцать девять.

Женщина усмехнулась:

— Ваше описание подходит ко многим мужчинам в округе, даже к моему мужу. Хоть что-то выделяет его? Запоминается? К примеру, шрам.

Демьен покачал головой:

— У меня не было возможности взглянуть на него поближе. Есть у него, правда, одно примечательное качество — наружность грозная, на слабонервного человека производит сильное впечатление. Если уж совсем откровенно, так он похож на преступника.

— Господи, да вы уверены, что хотите увидеть его снова? — спросила она.

— Я, собственно, ищу его дочь, Женщина кивнула задумчиво.

— А как насчет лошади? Чем она необычна?

— Это великолепное животное. Ему бы можно дать кличку Безупречный, но Кейси называла его Стариной Сэмом.

Женщина выпрямилась.

— Кейси? Мне казалось, вы говорили, что не знаете имени.

Демьен слегка приободрился и начал объяснять:

— Я и не знаю. Я называл ее Кейси, потому что она подписывалась инициалами «Кей» и «Си», вероятно, заимствованными с клейма лошади, но вообще-то я об этом не расспрашивал. Сама себя она называла Малышом. Вы, случайно, не знаете, о ком я говорю, мэм?

— Возможно. А почему вы ее разыскиваете? С какой целью?

— Это дело личное…

— Тогда я вряд ли могу вам помочь, — отрезала женщина, явно собираясь захлопнуть перед Демьеном дверь.

— Подождите! — попросил он. — Она выслеживала преступников за вознаграждение, когда я ее встретил. Я предложил ей заняться поисками убийцы моего отца. Она согласилась. И нашла убийцу. Я повез его в Нью-Йорк, чтобы отдать в руки правосудия, но он сбежал.

— Значит, вы разыскиваете ее, чтобы нанять снова? — спросила женщина резким тоном.

Демьен решил, что это не ее дело, и ограничился коротким и неопределенным ответом:

— Примерно так.

— И только за этим вы сюда приехали? Демьена начала раздражать ее настойчивость.

— Зачем же еще?

Сдвинув брови, она предложила:

— Думаю, мой муж мог бы потолковать с вами. Войдите. Демьен вошел. Она поспешно удалилась, бросив:

— Подождите.

Демьену оставалось только подчиниться, но поведение женщины сбило его с толку. В глазах у нее зажглись янтарные огоньки. Это случилось, когда он назвал имя Кейси. Может быть, это и в самом деле ее имя? Женщина, кажется, знает, кто она. Ее «возможно» прозвучало скорее как «да, знаю».

Демьен застыл в полной неподвижности. Янтарные глаза?

"Ваше описание подходит ко многим мужчинам в округе, даже к моему мужу».

Надежда вспыхнула в сердце Демьена с новой силой. Неужели он нашел-таки дом Кейси? А женщина, у которой в гневе глаза загораются так же, как у Кейси, должно быть, ее мать. А муж этой женщины…

Удар по плечу заставил Демьена повернуться. Да, перед ним стоял отец Кейси, и кулак был занесен для удара. Демьен не помнил, что случилось дальше, — из глаз у него посыпались искры.

Глава 48


— Я начинаю думать, что напрасно рассказала тебе о любви Кейси к этому человеку, — говорила Кортни мужу, пока они стояли над распростертым на полу длинным телом. Из носа у Демьена текла струйка крови.

— Разумеется, ты должна была мне рассказать, — возразил Чендос, с удовлетворенным видом растирая костяшки пальцев.

— Вот как? — Кортни в сомнении поджала губы. — Ну а сколько пришлось отговаривать тебя от поездки за ним прямо в Нью-Йорк? А теперь этот глупец сам является к нашим дверям. Это все равно что добровольно отдать себя тебе на расправу.

Чендос поднял брови:

— Тогда зачем ты мне сказала, что он здесь? Отправила бы его своей дорогой, и я бы ни о чем не знал. Кортни внимательно посмотрела на мужа.

— В тот миг мне вдруг захотелось, чтобы ты поучил его уму-разуму. Но только на миг, — повторила она.

— Значит, он чем-то задел тебя? Кортни снова сжала губы.

— Он, видите ли, явился сюда, чтобы снова нанять Кейси, Можешь ты этому поверить? Не говоря уж о том, что девочке пришлось бы работать на него, так еще и страдать от боли сердечной, глядя на него каждый день. Но разве он это понимает? Нет, он эгоист, бесчувственный человек…

Чендос легонько прижал палец к ее губам, чтобы за ставить умолкнуть.

— Мне нравится, когда ты сердишься, Кискины Глазки, но сейчас для этого нет причины. Ведь ты твердила мне, будто он и не подозревает, что Кейси в него влюбилась. Разве она не призналась в этом в разговоре с тобой? Разве можно винить его в чем-то худом?

— Пожалуй, так, — согласилась Кортни, но тотчас же сощурила глаза, обращенные на мужа. — Тогда почему ты сразу ударил его, как вошел, если считаешь ни в чем не виноватым?

— По той простой причине, что он причинил страдания моей дочери. Назови это отцовской прерогативой, если хочешь.

На этот раз Кортни вздернула брови:

— А как насчет материнских прерогатив?

— Твоя прерогатива — подстрекать меня, ведь ты знала, что я на него накинусь, — со смехом сказал Чендос. Кортни виновато покраснела.

— Может, хватит обсуждать причины нашей общей неприязни к этому молодому человеку? Лучше решим, как отнестись к этому неожиданному и нежелательному визиту. Я бы предпочла, чтобы Кейси даже не знала о его приезде. Она ночует то здесь, то в Бар-Эм и как раз сегодня приедет домой. Время уже довольно позднее, она может появиться в любую минуту.

— Я позову двух работников, — сказал Чендос, — мы уложим его в фургон и отвезем в город. Кортни задумалась.

— Нет, — возразила она, — так не годится.

— Почему?

— Он показался мне довольно настойчивым. И проделал весь этот путь, чтобы нанять Кейси. Думаю, он не отвяжется, пока она сама не скажет ему, что не станет больше на него работать.

— Ты уверена, что не станет?

— Не вполне, но зачем ей это? Раньше она хотела заработать побольше денег, чтобы доказать тебе свою правоту. Теперь ей ничего не надо доказывать. Она управляет ранчо Бар-Эм и делает это отменно.

— Отличный резон для мужчины, но как насчет влюбленной женщины?

Кортни проговорила почти со стоном:

— Ты, конечно, прав. Если ей придется его принять, это может повлиять на ее решение. Она согласится только ради того, чтобы подольше быть возле него. Или потому, что ему нужна помощь, а она его любит. Захочет выручить его по одной этой причине. И мы попытаемся уговорить ее, чтобы она не спешила принимать решение.

— Ты не предлагаешь, чтобы я отделался от него раз и навсегда?

— Не будь смешным! — вспыхнула Кортни, но увидела, что он просто поддразнивает ее, и ограничилась негодующим взглядом. — Вероятно, надо поговорить с ним и убедить не приезжать сюда больше. Ты можешь это сделать, если сам отвезешь его в город. А если он не согласится, скажи ему, что ее вообще здесь нет, что она уехала, ну не знаю куда… в Европу, что ли. Да, в Европу — это достаточно далеко, чтобы он понял, что надо искать помощников в другом месте.

— Не хотел бы я вступать в переговоры — не дай Бог, стукну еще раз.

— Тогда я…

— Только не ты, — твердо отрезал Чендос, потом со вздохом произнес:

— Ладно, отвезу его в город. — Он наклонился, взвалил Демьена себе на плечо и добавил со стоном:

— Черт побери, его вес вполне вяжется с ростом.

— Чендос?

— Что? — отозвался он уже по дороге к двери.

— Не смей говорить ему о чувстве Кейси. Он обернулся:

— А почему нет?

— Она не сочла нужным сказать ему сама, а он такой дурной, вообразит невесть что.

— Я так считаю, он это знал и внимания не обращал, хоть ты и пытаешься убедить меня в другом.

— Так вот почему ты ударил его, даже не поздоровавшись?

Чендос хмыкнул. Кортни продолжала твердить свое:

— Так или иначе, но я не думаю, что ей хочется, чтобы он знал. Я бы, во всяком случае, такого не захотела.

Чендос кивнул, спустился по ступенькам крыльца и перекинул Демьена через седло лошади животом вниз. Разобрав поводья, оглянулся.

— До ужина вернусь, — сказал он жене. — А ты проверь-ка, не осталось ли на полу пятен крови от его сломанного носа.

— Ты считаешь, что сломал ему нос?

— Да уж постарался. Иначе с чего бы парень такой комплекции сразу рухнул.

— Чепуха. Просто я вышла замуж за необыкновенного мужчину. И теперь еще раз в этом убедилась.

Чендос, ведя в поводу коня Демьена, двинулся в конюшню за своей лошадью. Он шел и улыбался, но удовольствия от слов Кортни хватило ненадолго: Кортни задала ему нелегкую задачу.

Впрочем, решать задачу пришлось довольно скоро. Примерно через милю Демьен начал что-то бормотать — видно, очнулся. Чендос остановил лошадей, чтобы Демьен мог сползти с седла без дополнительных травм. Проделал он это с трудом и теперь стоял посреди дороги, толком ничего еще не соображая.

Наконец он узнал Чендоса и первым делом спросил:

— Могу я узнать, куда вы меня везете?

— Обратно в город, — ответил Чендос. — На ранчо Кей-Си вы — нежеланный гость.

— Вы не могли выразить это словами? — проворчал Демьен, осторожно ощупывая нос.

— Сломан?

— Кажется, нет.

— У вас низкий болевой порог? Вопрос сопровождался достаточно едкой ухмылкой. Демьен насупился и резко ответил:

— Нельзя подготовиться к защите, если бьют исподтишка и к тому же неожиданно.

— Какого же приема вы ожидали от родителей девушки, которую едва не убили? — передернув плечами, сказал Чендос.

Демьен вздрогнул, удивленный тем, что Кейси рассказала родителям такие подробности, и сказал в свою защиту:

— Она же выслеживала преступников и делала это очень умело. Это ведь ее профессия…

— Вовсе не профессия, а временное занятие.

— Не важно, — возразил Демьен. — Она идеально подходит для такой работы и взялась за нее.

— Вы воображаете, что она снова за нее возьмется? Настало время все объяснить, и Демьен заговорил:

— Человек, которого Кейси помогла мне поймать, сбежал. У меня есть детективы, которые его ищут, но они преуспели не более, чем раньше. Кейси гораздо удачливее.

— Кейси набиралась ума-разума, вот и все.

— Это ее настоящее имя?

— Вы даже имени ее не знали? — нахмурился Чендос, недовольный переменой темы.

— Почему это вас удивляет? Она не сообщила о себе почти ничего. Прошло немало времени, прежде чем я узнал, что она — женщина.

— И каким образом вы это установили? Вопрос был задан таким суровым тоном, что Демьен сразу понял, о чем подумал Чендос. Чувствуя себя повинным во всех грехах, Демьен решил ограничиться частичной правдой.

— Она мне сама об этом сказала, — объяснил он, — когда я предложил ей для солидности отпустить бороду. Я в ту пору принимал ее за юношу.

Какое-то особенное выражение появилось на лице у Чендоса, и если бы Демьен знал его получше, то понял бы, что отец Кейси готов расхохотаться. Но Демьен его не знал и заметил лишь, что обычно грозное лицо отца Кейси на миг смягчилось. Впрочем, отец Кейси выглядел сейчас совсем иначе, нежели в Форт-Уэрте. Чисто выбрит, волосы подстрижены покороче, хоть и недостаточно коротко по городским меркам, — Вы вполне успеете на следующий поезд, мистер Ратледж. Поезжайте туда, откуда приехали. Кейси больше не занимается слежкой.

— Но ведь это особый случай, она включилась в это дело основательно, — возразил Демьен. — Кроме того, я хотел бы услышать от нее самой…

— Забудьте об этом, — оборвал Чендос. — И выслушайте мой совет. Не заставляйте меня повторять его дважды. Держитесь подальше от моей дочери.

Демьен хотел было протестовать, однако, сообразив, что кругом ни одной живой души, а Чендос держит руку чуть ли не на рукоятке своего «кольта», счел за лучшее воздержаться. Отец Кейси не собирался рассуждать об аргументах Демьена, они его не занимали. По правде сказать, Демьен полагал, что Чендос вполне может использовать выстрел как финальную точку в споре.

Он кивнул в знак прощания и сел в седло.

— Это было… не слишком большое удовольствие, — сухо проговорил он.

Чендос потер костяшки пальцев и согласился:

— Вот и я так думаю.

Глава 49


Кейси застала отца сидящим верхом на лошади у ограды маленького кладбища. Сама она впервые после возвращения решила сходить на могилу Флетчера. Удивилась, встретив здесь отца. Кроме этого клочка земли, осененного тенью единственного огромного дуба, поблизости не было ничего, что могло бы привлечь Чендоса. На кладбище покоились только обитатели ранчо Бар-Эм, и, кроме Флетчера, здесь не был похоронен ни один из знакомых Чендоса.

Кейси остановила коня рядом с отцовским, но ничего не сказала, ожидая, когда он сам обратит на нее внимание. Не мог же он ее не заметить! Но он продолжал хмуро глядеть на место упокоения Флетчера. Наконец Кейси спешилась и, держа букетик скромных полевых цветов, по пути сюда собранных на пастбище, отворила невысокую калитку. Могла бы просто перешагнуть, но не захотела. Взглянув снизу вверх на отца, Кейси сказала:

— Знаешь, сюда как-то хорошо приходить. Не думаю, что он выходит посидеть на скамеечке и погрозить кому-нибудь пальцем.

Она произнесла эти слова беззаботным тоном, чтобы вызвать у отца улыбку, но ответ его был совершенно серьезным:

— А мог бы.

Кейси потрясло мучительное чувство вины, прозвучавшее всего в трех словах. Она не знала, что сказать. Для нее не было тайной, что Флетчер считал сына невиноватым и вину за их разрыв принимал на себя. Но открыть это отцу, который замыкался при любом упоминании о Флетчере…

Она ничего не сказала и, подойдя к могиле, опустилась на колени и разбросала цветы. А через несколько минут увидела, что тень отца упала на камень — он остановился позади Кейси.

— На днях я осознал то, чем не могу гордиться. Кейси притихла при этих словах. Исповедь? Здесь, так сказать, в присутствии Флетчера? Может, ей лучше уйти? Отец приехал сюда по особой причине и решил не откладывать признание только потому, что он здесь не один.

Кейси встала, но ласковая рука отца, удерживая ее, легла на плечо. Ему не хотелось, чтобы она оставила его в одиночестве.

— Я все думаю, что старался контролировать тебя так же, как старик контролировал меня, когда я был в твоем возрасте. Это открыло мне глаза на то, почему он столько сил тратил, чтоб сформировать мой характер. Помогло лучше понять его.

Слезы навернулись Кейси на глаза. Господи, Флетчер не мог желать большего. Если бы только он был здесь и слышал слова сына! Но его присутствие ощущается во всем…

Кейси чувствовала это на ранчо Бар-Эм, ей нравилось думать, что дед наблюдает за ней. А здесь, у могилы, это присутствие кажется еще более реальным.

Кейси очень много времени проводила с Флетчером, пока росла. Пожалуй, лишь она одна и могла по-настоящему утешить отца — и рассказать о том, чего он не знал.

Вернувшись мысленно к только что сделанному Чендосом признанию, Кейси осторожно спросила:

— И возможно, простить?

— Да, и это тоже. Меня просто убивает, что я не додумался до этого раньше, пока он был жив, не дал ему знать, что я наконец понял.

— Он никогда не просил об этом. Был бы рад твоему пониманию, но не его он так хотел услышать. Он сознавал, что наделал много ошибок. Он часто упоминал о них, — добавила Кейси с улыбкой, — упоминал чуть ли не с гордостью. Он верил, что человек учится на своих ошибках, а значит, извлекает из них пользу. Они укрепляют его силы.

— Могу себе представить, что думал он именно так, — согласился Чендос.

Кейси обрадовалась, что в его словах не было горечи.

Еще несколько месяцев назад эта фраза прозвучала бы совсем иначе.

— Что касается тебя, папа, то дедушка слишком гордился тобой, чтобы чувствовать всю остроту своих сожалений.

— Что ты имеешь в виду?

— Если бы ты вырос дурным человеком, он винил бы себя. Но ведь всем известно: это не так. В тебе нет ничего, чем бы он не мог гордиться. Вот он и уверился в своей правоте. Чендос разразился смехом:

— Вот старый негодник!

— Точно, — улыбнулась Кейси. — И раз ты вырос таким хорошим, дедушка считал, что ошибки, допущенные им по отношению к тебе, пошли на пользу. Он от души радовался твоим успехам на Кей-Си. Он готов был часами рассказывать любому, кто захотел бы слушать, что ты всего добился сам, без его помощи. Ты был его сыном. Ты отлично работал. Ты работал лучше его. Ты, что называется, показал старику. Он так гордился всем этим, папа, гордился тобой.

— Я не знал, — тихо проговорил Чендос.

— Да, ты не знал, но все остальные знали.

— Спасибо, малышка.

В этом обращении было столько нескрываемой нежности, что Кейси не возражала.

— Не надо благодарить меня за то, что я сказала правду. И не надо сожалеть, что не можешь высказать ему свое понимание. Ты высказал его только что. Он здесь, он знает.

Чендос грустно улыбнулся.

— Возможно, но это не совсем то. Мы никогда не разговаривали с отцом…

Кейси фыркнула от смеха, прервав отца:

— Разговаривали вы много, но только чересчур громко.

— Кажется, ты это называешь соревнованиями по крику? — усмехнулся Чендос.

— В конце концов, ты никогда не перекрывал ему дорогу к себе и "своей семье, ты поселился с ним по соседству. Думаешь, он не понимал, чего стоит такое вот невысказанное прощение? Ты позволял нам навещать его, когда мы хотели. Думаешь, он не видел в этом понимания? В конце жизни он не страдал от раскаяния. Он оставил прекрасное наследство, которым гордился. Он оставил сына, которым гордился еще больше. Он был счастливее, чем ты можешь себе представить, папа.

— Но ведь я об этом не знал.

— Мама может подтвердить, что я говорю правду. Она слышала, как он похвалялся тобой. И наверное, упоминала об этом, верно?

— Да, полагаю, что упоминала.

Чендос притянул дочь к себе и крепко обнял.

— Откуда ты набралась такой мудрости в твоем-то возрасте?

— Может, от тебя? — ответила Кейси, откинувшись назад и посмотрев на отца с озорной улыбкой.

— Вряд ли, — возразил он.

— Ладно, тогда от мамы.

Глава 50


Демьен собирался сесть на первый же поезд в северном направлении. Ему больше не хотелось встречаться с отцом Кейси. Не потому, что он не рассчитывал на победу, случись еще одна стычка. Чендос выиграл тогда не за счет силы своих кулаков, а за счет удачного удара. Демьен просто не хотел вступать в драку с отцом Кейси, не говоря уж о том, что тот может применить «кольт» по назначению. Именно на это он намекал своим грозным предупреждением — держаться подальше от его дочери.

Однако, обдумав все это, Демьен пришел к выводу, что не стоит уезжать, не переговорив сначала с самой Кейси. Он воспользовался теми скудными сведениями, что у него были, и обратился к деду Кейси со стороны матери, — к счастью, времени на его поиски ушло немного.

Доктор Харт, разумеется, отказался принять его. Кейси предупреждала, что он принимает теперь только старых постоянных пациентов. И все же доктор изменил своим правилам, услышав о выходке зятя. Как и надеялся Демьен, от Харта он немало узнал о семье, когда рассказал, каким образом познакомился с Кейси.

— Кейси большую часть времени проводит на Бар-Эм — ранчо, которое она и ее братья унаследовали от Флетчера Стрэтона, — объяснил Харт. — Из-за этого самого ранчо она и удрала из дому. Она хотела им управлять, но Чендос не соглашался. Вот она и решила кое-что доказать отцу. Он, конечно, поехал следом; мы ожидали, что он скоро привезет ее назад. Не тут-то было. Моя дочь Кортни была очень огорчена их долгим отсутствием.

— Теперь отец позволил ей управлять ранчо?

— Позволил, и, как я слышал, дела у нее идут отлично. Не будь у обоих такой бешеный темперамент, вопрос был бы решен еще весной.

Тогда Демьен не встретил бы Кейси, но Харту он этого не сказал. Его ничуть не удивило, что Кейси управляет ранчо и делает это хорошо. Ее способности не переставали восхищать его. Удивило то, что Чендос за все прошедшие месяцы не сумел найти Кейси. Ведь всему, что она умела, дочь научилась от отца. С другой стороны, если бы Чендос отыскал Кейси, он увез бы ее домой, и Демьен опять-таки не повстречался бы с ней.

Переговорив с добрейшим доктором, Демьен решил выждать несколько дней, а потом снова попытаться найти Кейси. Он надеялся на то, что она приедет в город. В этом случае уменьшилась бы вероятность нового столкновения с Чендосом. Демьен вел наблюдение за теми местами, где Кейси скорее всего могла бы появиться, — домом доктора и универсальным магазином. Но она не появлялась, а ему так хотелось ее увидеть, что он больше не в силах был ждать.

Это, само собой, означало, что вскоре Демьен снова отправился в сельскую местность, на этот раз на ранчо Бар-Эм. Потому ли, что оно принадлежало деду Кейси, или потому, что она управляла им в одиночку, но Демьен ожидал, что ранчо это гораздо меньше, чем Кей-Си. Ничего подобного. Оба ранчо своими многочисленными постройками напоминали маленькие города. Теперь Демьен понял, почему отец Кейси не хотел отдавать Бар-Эм в ее руки. Ранчо такого размера пристало бы управлять мужчине, а не юной девушке.

Кейси там, к сожалению, не оказалось. Ему сообщили, что она поехала на северное пастбище. Не стоит пытаться искать ее, он легко может заблудиться. Демьен пренебрег предостережением — и заблудился.

Солнце уже садилось, когда Демьен вновь увидел жилые постройки. Но такое уж было его везение, что попал он не на Бар-Эм, а на Кей-Си. Демьен почти хотел, чтобы доктор Харт не упомянул, что Кейси ночует попеременно то там, то тут. Но раз уж он здесь, не может же он уехать, не проверив, где она в этот вечер.

Демьен оказался прав: с крыльца был виден закат во всю ширь. Горело несколько фонарей, но их свет пропадал в алых лучах, заливавших ступеньки. Демьен присел в кресло-качалку и стал глядеть на запад, восхищаясь тем, каким прекрасным может быть этот край, как необъятны его просторы… Они овеяны таким миром и покоем, каких никогда не встретишь в большом городе.

Нелепо было надеяться, что Кейси вдруг выйдет на крыльцо и разделит с ним это удивительное мгновение. Демьен вполне мог себе представить, как он держит Кейси за руку и оба легонько покачиваются в креслах, созерцая величественную панораму… мог бы, если бы его по-прежнему не приводила в ярость мысль о том, что по вине Кейси они расстались даже не попрощавшись.

Но нужно забыть об обиде и перестать злиться на Кейси, раз ему нужна ее помощь. Вряд ли она согласится на его предложение, если он, излагая факты, станет испепелять ее взглядом…

Демьен вздохнул и встал, чтобы постучать в дверь, пока не стемнело. Он от души надеялся, что ему откроет не мать или отец Кейси, а кто-нибудь другой. Он не забыл предупреждения Чендоса, просто решил проигнорировать. И все же хорошо бы с ним сейчас не встречаться.

Но в этом большом доме либо вообще прислуги было немного, как следовало бы ожидать, либо хозяева не держали швейцара, потому что на пороге вновь появилась Кортни Стрэтон. И она ничуть не скрывала своего неудовольствия при виде Демьена. Он даже удивился, что мать Кейси не захлопнула дверь у него перед носом.

— Готова была поклясться, что вы не вернетесь, — произнесла она с некоторым недоумением.

— И мне хотелось, чтобы в этом не было необходимости, мэм, поверьте, но я и в самом деле должен поговорить с. Кейси, прежде чем уеду отсюда. Могли бы вы не приглашать на этот раз вашего мужа, а просто сказать, здесь ли Кейси?

Кортни открыла рот и тут же снова сжала губы. Морщины на лбу углубились, но теперь это были морщины раздумья. Демьен затаил дыхание. Наконец Кортни вздохнула.

— Ладно, раз уж вы не хотите вести себя благоразумно, можете войти. — Она затворила за ним дверь и позвала:

— Кейси, милая, поди сюда на минутку. К тебе гость.

Судя по тому, что она даже не повысила голоса, Кейси была где-то поблизости. Минуту спустя Кейси вышла из столовой с салфеткой в руке. Вышла — и замерла на месте, увидев, что Демьен стоит в прихожей рядом с матерью. Лицо Кейси выражало величайшее изумление.

Демьен поразился не меньше — так элегантно она выглядела. Он до того привык видеть ее в пончо и джинсах, что как-то не ожидал иного обличья и в домашней обстановке. Ее черные волосы были уложены в затейливую прическу и заколоты шпильками с драгоценными камнями. На ней было сшитое по фигуре платье из зеленого бархата, глубокий округленный вырез отделан того же цвета кружевом, которое прикрывало плечи, заменяя короткие рукава.

Она была невероятно хороша, необычайно привлекательна с этим глубоким декольте, повторяющим мягкий изгиб груди. Глядя на нее, Демьен почти забыл, зачем он здесь.

Он, очевидно, прервал их обед, к которому члены семьи переодевались, как это принято в высшем свете. Появился отец Кейси и остановился позади нее, на Чендосе отлично сидел хорошо сшитый вечерний пиджак с узким черным галстуком. Этот джентльмен разительно отличался от того головореза, которого Демьен видел в Форт-Уэрте. Но за непроницаемым выражением лица таилась угроза. Чендос еще меньше, чем жена, хотел встретить Демьена снова.

Кейси довольно долго не могла справиться со своим изумлением, наконец спросила:

— Что вы здесь делаете, Демьен? И что с вашим носом? Демьен вздрогнул, только теперь вспомнив про свои синяки. Опухоль уже спала, но под глазом и на переносице выступили черно-синие пятна.

Демьен бросил на Чендоса единственный короткий взгляд и только потом ответил:

— Мой нос наскочил на кулак вашего батюшки. Кажется, он считал, что я должен пострадать, поскольку рисковал вашей жизнью.

Кейси снова изумилась:

— Папа вас ударил? Когда?

— Несколько дней назад.

— Вы приезжали сюда, и никто даже не побеспокоился сообщить мне об этом?

Вопрос был явно обращен не к нему: Кейси повернулась к Чендосу.

— А что такое? — небрежно отозвался тот. — Он уехал. И его просили не возвращаться.

— Папа, разве мы не говорили недавно о том, что я сама в состоянии решать свои дела?

— Спроси его, зачем он сюда явился, прежде чем делать выводы, малышка. У меня есть право защищать тебя, несмотря на твой возраст.

Кейси сдвинула брови в ответ на это загадочное замечание. Нахмурился и Демьен. Выходило, что он приехал сюда для того, чтобы причинить Кейси зло, и это было смешно. Он так и собирался сказать, но Кейси прищурилась и обратилась к нему:

— Зачем вы здесь, Демьен?

Он предпочел бы говорить с ней наедине, но было совершенно очевидно, что родители этого не допустят. И Демьен прямо перешел к делу:

— В Сент-Луисе Джек от меня сбежал. Он удрал в Чикаго, и там его след затерялся. В таком огромном городе легко спрятаться. Мои детективы никак не могут додуматься, как его отыскать. Предлагают разослать объявления во все штаты и воображают, что какой-нибудь слуга закона непременно наткнется на Джека. Но этого никогда…

— Но это еще не ответ на вопрос, зачем вы здесь, Демьен, — перебила его Кейси, медленно покачивая головой из стороны в сторону.

— Один раз вы поймали его, Кейси.

— Здесь, на западе, а сейчас он в большом городе, — подчеркнула она. — Что я знаю о больших городах?

— Но вы знаете Джека.

— Вы уже наняли людей, Демьен.

— Да, и они достаточно компетентны, но на днях отказались от работы. К тому же у них не было заинтересованности в этом деле. У вас есть.

— У меня? — Кейси, подняв брови, посмотрела на него. — Как вы себе это представляете?

— Вы показались мне человеком, который все доводит до конца, — начал он пояснять. — Но это дело, по сути, законченное вами, получило новый поворот, стало быть, оно не завершено.

— Джека упустили вы, это не моя ошибка.

— Разумеется, — со вздохом признал Демьен. — Но вы приложили столько труда и усилий, чтобы поймать его, так неужели сможете спокойно наблюдать, как он пустился дальше по кривой дорожке?

Кейси задумалась. Демьен зацепил ее и понимал это.

Может ли она понять, что в ней его единственная надежда?

— Для чего вы проделали эту долгую дорогу? Чтобы нанять меня снова?

— Я не думаю, что деньги решают все, но готов…

— Деньги были нужны мне прежде, Демьен. Теперь нет. Это единственная причина, которая привела вас сюда?

Просить меня снова поймать для вас Джека?

— Вы же знаете, как это важно для меня — передать его в руки судей. Зачем еще я проделал бы весь этот путь?

Ведь я даже не знал, здесь ли вы.

— В самом деле, зачем еще, — повторила Кейси и повернулась к отцу; — Я понимаю, что ты имеешь в виду, папа.

И она ушла, оставив Демьена в полной растерянности. Он никак не ожидал, что она вот так просто возьмет и откажет ему. Он абсолютно не сомневался, что, едва сообщит ей о бегстве Джека, все будет решено и Кейси уедет с ним на поезде в Чикаго.

— Полагаю, вы получили ответ, мистер Ратледж. Демьен обернулся и увидел, что мать Кейси распахнула входную дверь, предлагая ему уйти. Да, он получил ответ. И чувствовал себя уничтоженным, словно ему отказали не просто в помощи, а в чем-то большем.

Глава 51


Демьен был уже на полпути в Чикаго, когда решил вернуться в Техас. Он слишком легко сдался. Не привел все имевшиеся у него аргументы: чувство вины, моральные обязательства и многое другое, что помогло бы убедить Кейси изменить решение. Предчувствие отказа заставило его тогда поджать хвост. И откровенная неприязнь по отношению к нему. Предположим, он снова получит отказ, но ведь есть и другие вещи, которые он должен выяснить. Тут незачем разводить дипломатию.

Итак, он сошел с поезда и отправился узнавать, долго ли ему дожидаться состава в южном направлении. Проходя через вокзальный буфет, Демьен увидел за ленчем Кейси. Он был так поражен этим зрелищем, что не поверил глазам своим.

Не может быть, что это она — в светло-желтом дорожном костюме, шляпке в тон костюму и соответствующих туфлях. Просто кто-то на нее похожий. Такова была первая реакция Демьена, хоть он и понимал, что за столом именно Кейси. Волнение, охватившее все его тело, убеждало Демьена в этом.

Но это означало, что Кейси ехала в поезде от самого Уако. Как же он мог ее не заметить? Впрочем, это понятно. Демьен договорился с проводником арендованного пульмана, чтобы тот приносил ему еду прямо в вагон. С самого отъезда из Уако он почти никуда не выходил: более чем скверное настроение не вызывало желания с кем бы то ни было общаться на остановках.

Демьен подходил к столу Кейси медленно, все еще опасаясь, что перед ним всего лишь обман зрения. Но вот она подняла на него глаза с тем непроницаемым выражением, происхождение которого теперь Демьену было известно, и он смутился до бесконечности. Ни удивления с ее стороны, ни улыбки, ни какой-нибудь принятой в таких случаях фразы вроде: «Вот уж не ожидала встретиться с вами здесь». Просто не за что уцепиться. И Демьен сказал просто:

— Вы приехали.

— Да.

— Когда вы собирались поставить меня в известность?

— Я не собиралась.

— Но почему? Я думал, мы неплохо работали вместе.

— Мы неплохо делали вместе кое-что другое, но это не имеет отношения к поимке Джека.

Этот простодушный ответ был до того неожиданным, что Демьен утратил дар речи. И она даже не покраснела, вполне прозрачно намекнув, что им хорошо было вместе в постели. Тем не менее она это сказала, и мгновенно вспыхнувшая злость помогла Демьену воспользоваться ситуацией.

— Странно, что вы упомянули об этом, Кейси. Я и не предполагал, что вы так думаете, судя по тому, как вы улизнули среди ночи, даже не сказав «до свидания», или «это было мило», или хотя бы «пошел ко всем чертям!».

— Я считала, что мы расстались довольно приятно. Лишние слова ни к чему.

В известном смысле она была права. Расставаться таким образом приятно, если обе стороны хотят расстаться. Но если один из двоих думает иначе…

— Возможно, одному из нас хотелось кое о чем сказать, — заметил он.

— У одного из нас, — Кейси произнесла эти слова с ударением, — было вполне достаточно времени, чтобы высказать все, что он хочет.

Демьен стиснул зубы. Снова она права. Это он тянул волынку и настраивал себя на то, что они никогда не расстанутся. И ее тон лишь подтверждает, что сейчас не самый удачный момент для возвращения к опасной теме. Появление в буфете матери-Кейси» за которой следовал и отец, окончательно изменило ход мыслей Демьена.

— Вы едете вместе с родителями? Кейси проследила за его взглядом и улыбнулась приближающейся чете.

— Мы просто путешествуем в одном направлении, — ответила она Демьену. — Мама задумала сделать серьезные покупки в Чикаго. А отцу не хотелось так скоро разлучаться с мамой после долгой разлуки. Разумеется, они уверяли меня, что мое решение поехать в Чикаго не имеет отношения к их поездке.

Кейси выразительно округлила глаза, показывая, как мало она этому верит. Но Демьена шутка ничуть не позабавила. Ему нужна помощь Кейси, а не всей семьи. Он забыл, что Кейси не пожелала даже известить его о том, что отправилась выслеживать Джека. И еще неизвестно, действительно ли она собирается охотиться за Каррутерсом.

Демьен вздохнул. Слишком о многом не подобает сейчас говорить, да и обстановка для интимной беседы неподходящая, так что лучше уж помолчать. Впрочем, об одном можно спросить.

— Вы собираетесь искать Джека?

— Таково мое намерение, — ответила Кейси.

— Но вам не нужна моя помощь? Вы не хотели бы просмотреть донесения детективов?

— Вы уже говорили, как велик город, в котором исчез Джек. Мне кажется, единственный способ напасть на его след — постараться думать, как он, а не как ваши детективы. Нет, мне не нужны их донесения.

— Помнится, во время охоты за Джеком моя помощь понадобилась, по крайней мере однажды. Я не просил бы вас снова ввязываться в эту историю, если бы не намеревался помочь в случае необходимости.

Кейси вздохнула. Ее отец, который подошел как раз вовремя, чтобы услышать слова Демьена, сказал:

— Если б я знал, что он снова отыщет тебя, Кейси, может, я и уговорил бы твою мать поехать за покупками поближе к дому.

И сразу вслед за Чендосом заговорила Кортни:

— Добрый день, мистер Ратледж. Я вижу, вы все-таки добрались до Кейси. Быть может, вы предложите нам воспользоваться удобствами вашего вагона до конца поездки?

Демьен от неожиданности почти онемел. Родители хотят путешествовать вместе с ним, а Кейси не хочет? И ее отец готов доверить ему защиту дочери? Что произошло после его отъезда из Уако? Почему переменилось их отношение к нему?

Наконец он нашел слова для ответа, хоть и запинался, опасаясь, что чего-то недопонял.

— Разумеется, мэм, — сказал он. — Для меня будет большим удовольствием, если вы втроем поедете в салон-вагоне.

Кейси выпятила губы с недовольным выражением. Это была, по-видимому, не ее идея, и вообще ей нет до этого дела. Но Кортни ответила на его любезность приветливой улыбкой.

Чендос был явно не склонен к разговорам и сохранял свою обычную невозмутимость. Мог бы, между прочим, сказать Кейси, что вполне полагается на Демьена, но он — и это было видно — не собирался подтверждать это ни словом, ни взглядом.

Может, их мнение о нем не так уж сильно изменилось, а он принял желаемое за действительное? И только что предложил засадить себя вместе с родителями Кейси в замкнутое пространство салон-вагона на несколько дней! Да он просто спятил!

Глава 52


Кейси и ее мать заняли в салон-вагоне отдельную спальню. Чендос убрал оттуда часть вещей Демьена, не спрашивая разрешения, принимая как должное, что спальня предназначена исключительно для женщин. Верно, конечно, и Демьен не стал бы возражать, но все же это его задело.

Так оно и повелось. Стрэтоны многое принимали как должное, во всяком случае родители Кейси. Она же не слишком охотно общалась с Демьеном, предпочитая разговаривать с отцом и матерью, — отношения у них, как теперь убедился Демьен, были самые сердечные.

Только Кортни Стрэтон делала время, которое Демьен проводил с этим семейством, более-менее сносным. Ее мягкие манеры, так непохожие на поведение мужа и дочери, свидетельствовали, что она получила в детстве хорошее воспитание. Она старалась вовлекать Демьена в общие разговоры, что велись в гостиной салон-вагона, где они по большей части сидели. Она вызывала его на рассказы об отце, о себе самом, о компании, которой так долго владела их семья. Она даже упомянула как-то о его матери… Кейси так и вспыхнула, когда Кортни проговорила:

— Кейси рассказала мне, что ваша матушка живет в Чикаго. Может быть, мы познакомимся с ней, пока будем в городе?

Демьен бросил на Кейси взгляд, в котором ясно читалось: «Что еще вы сообщили вашим родителям, что их совершенно не касается?» Но на вопрос Кортни ответил сдержанно:

— Сомневаюсь, мэм. Моя поездка носит не развлекательный характер.

Мучительно неприятными оказались ночи, когда леди удалялись в свою спальню, а Демьен оставался наедине с Чендосом. Первая же такая ночь определила тональность всех остальных: они как бы не замечали один другого. Начало положила реплика Чендоса, высказанная после того, как он улегся на длинном диванчике напротив Демьена:

— Моя жена дает вам сомнительное преимущество, она считает, что ваше решение говорит само за себя; Но я предпочитаю пока воздерживаться от суждений.

Оставить, без ответа эту загадочную реплику было невозможно.

— О чем это, черт побери, вы толкуете? — спросил Демьен.

— А вы подумайте, новичок. — Это все, что счел нужным ответить Чендос, прежде чем повернуться лицом к стене.

Так оно и шло все эти три дня. К тому времени как они доехали до Чикаго, Демьен считал себя приятелем Кортни. Двое других вели себя так, словно страдают от его присутствия. Ему ни разу не удалось поговорить с Кейси наедине: кто-нибудь из родителей постоянно был рядом.

Он рекомендовал им гостиницу, в которой останавливался раньше и собирался остановиться снова, в надежде, что ему удастся в случае чего застать Кейси одну. Кейси охотно отказалась бы и от этого предложения: выражение ее лица, когда мать сказала, что это прекрасная мысль, говорило само за себя. Но оспаривать решение она не стала.

Они условились, что если Кейси обнаружит Джека Каррутерса, то есть узнает, где он живет, она не станет пытаться задерживать его самостоятельно. На этом категорически настаивал ее отец, и Кейси угрюмо согласилась. Демьена обещали держать в курсе событий, и это означало регулярные встречи — ежедневно за общим обедом. Нельзя сказать, что Демьена устраивал такой порядок, но у Кейси время было ограничено, так что пришлось этим удовольствоваться.

Кейси рассказала Демьену о своих ближайших планах:

— Джек привык сорить чужими деньгами. Он, конечно, прячется, но есть шансы, что он ведет себя в том же духе. Надо бы расспросить служащих земельных агентств высшего уровня и дорогих гостиниц. Начну с этого.

Стало быть, помощь Демьена отвергается, во всяком случае в первые дни. Даже отец Кейси не смог бы предугадать, какие опасности ждут ее во время таких расспросов.

Кейси торопилась отыскать Джека, чтобы побыстрее вернуться домой; она даже не появилась за обедом ни в первый, ни во второй вечер. Однако оставила записку, что ей необходимо переговорить со множеством людей, а потому она не может тратить время на обед и продолжит свои расспросы вечером.

Чендос был не слишком удивлен.

— Если моя дочь берется за дело, — заявил он, — то вцепляется в него крепко.

Мало сказать, что Демьен был раздражен. Он хотел, конечно, чтобы Джека нашли, и как можно скорее, но надеялся хоть немного побыть с Кейси, пока она снова не исчезнет из его жизни.

Она появилась на третий вечер в восхитительном наряде. В гостинице был весьма элегантный ресторан, который посещали не только постояльцы, но и многие богатые жители города — для них это было идеальным местом для демонстрации драгоценностей, дорогих любовниц и прочих предметов собственной гордости. Но Кейси затмила всех дам в своем простом платье из шелка цвета лаванды и с единственным украшением — медальоном на черной ленточке на шее. Поразительно, что с каждой новой встречей она казалась Демьену все красивее.

В этот вечер она пришла раньше своих родителей. Увидев, что они еще не присоединились к Демьену, Кейси замедлила шаг, как бы обдумывая, не уйти ли вообще. Но взгляд, который Демьен бросил на нее, заставил Кейси переменить решение. Что, если он попытается силой вернуть ее к столу? Не стоит подвергать себя риску такой публичной сцены.

Демьен встал, чтобы предложить ей стул. Мгновенно появился официант и предложил Кейси меню освежающих напитков. Демьен даже не стал дожидаться, пока тот уйдет, и сказал:

— Вы изумительно красивы сегодня, Кейси. — Молодая женщина не ожидала комплимента и порозовела от смущения, но, прежде чем она ответила Демьену, он добавил:

— Но вы мне нравились и в вашем пончо и джинсах.

Это, казалось, удивило ее, но она все еще молчала, дожидаясь, когда уйдет официант. Как только они остались одни, Демьен сделал еще одно добавление, не слишком уместное:

— Однако больше всего вы мне нравились совсем без одежды.

Розовый румянец сделался багровым. Кейси опустила глаза и прошипела:

— Вы пытаетесь меня смутить?

— Нет, просто я говорю правду, — ответил он хрипловато. Золотистые глаза раскрылись и встретились с его глазами. И у Демьена возникло странное ощущение, что в мыслях Кейси тоже видит его нагим…

Момент был захватывающий. Демьен хотел сейчас же увести Кейси к себе в номер. Он хотел…

— Это вы, Демьен? — послышался знакомый высокий, пронзительный голос. — О, вот так история! Что это вы делаете в Чикаго? И даже не поставили меня в известность о своем приезде? Вы, должно быть, приехали сегодня вечером и завтра с утра собирались ко мне?

Демьен на секунду в ужасе закрыл глаза, прежде чем встать и поздороваться с Луэллой Миллер.

Глава 53


Кейси и представить себе не могла такой неудачи. В тот самый миг, когда она с замиранием сердца ждала, что Демьен наконец заговорит о глубоко личном, надо же было услышать этот визгливый голос, голос, который Кейси от души презирала, как презирала его обладательницу за жеманность, за вызывающе яркую красоту, а больше всего — за собственнические притязания на Демьена!

О'кей, презирать — это, пожалуй, сильно сказано, однако Кейси эта женщина не нравилась. И вот теперь особа, которую она надеялась больше никогда не встретить, стояла перед ней и удивлялась — весьма громко! — что Демьен находится в Чикаго, Кейси так решительно выбросила Луэллу из головы, что даже не помнила, где она живет. А ведь живет она в этом городе.

— Я здесь по серьезному делу, Луэлла, — сказал ей Демьен. — Боюсь, на этот раз у меня просто нет времени на светские любезности.

— Вот как? — спросила Луэлла и злобно уставилась на Кейси. — А это кто?

Ну, это уже смешно! Луэлла ревнует к ней. И кажется, даже не узнает. Какая же она недалекая женщина!

— Я очень огорчена, Луэлла, что вы не помните меня, — сухо проговорила Кейси.

— О, это вы, Кейси! — Луэлла вздернула носик. — Извините, я подумала, что вы… ну понимаете… одна из тех… — Луэлла перешла на шепот:

— Одна из уличных девиц…

Ничего подобного она не думала, просто от злости не удержалась и сказала гадость. Но Кейси было все равно. Она хотела извиниться и оставить этих двоих наедине, но тут появились ее родители. Улизнуть от неприятного общества стало невозможно.

Она должна была сидеть весь обед рядом с Луэллой только потому, что эта леди почтила их своим Присутствием и вежливость не позволяла от нее отделаться. Это напомнило Кейси время, проведенное с Луэллой по дороге в Форт-Уэрт. Как и тогда, она перевела разговор за столом исключительно на собственную Персону.

Вскоре Луэлле показалось, что; она обнаружила еще кого-то из своих знакомых; вытянув шею, она присматривалась к столику по соседству. Со слабой надеждой, что Луэлла оставит их в покое и пойдет терзать своей несносной болтовней кого-нибудь другого, Кейси ждала подходящего момента, чтобы извиниться и уйти.

— О Боже, вот поистине удивительное совпадение! — выдохнула Луэлла. — Демьен, я полагаю, это ваша мать обедает вон в том конце зала. Бедная женщина, видно, не заметила вас.

Луэллу совершенно не беспокоило, какое впечатление произведет на Демьена ее сообщение. Она вскочила, собираясь немедленно исправить положение и окликнуть женщину, которая «видно, не заметила» Демьена. И взвизгнула — это Демьен схватил ее за руку и усадил на место.

Луэлла поглядела на Демьена до того недоуменно, словно поверить не могла, что это он причинил ей такое неудобство.

— Вы с ума сошли? — надув губы, спросила она.

— Вполне возможно, — прорычал он. — И если вы снова попробуете обратиться к моей матери, я сойду с ума окончательно и бесповоротно. Обратили ли вы внимание, Луэлла, на мои слова, когда напросились к нам на обед? Я сказал вам, что здесь по делу, а не со светским визитом. Если я должен выразиться еще яснее, то это значит, что я не желаю видеть сейчас свою мать.

— И меня, разумеется, — сказала Луэлла, явно ожидая, что он ответит отрицательно.

Он этого не сделал. Луэлла покраснела, но то ли не чувствовала себя оскорбленной, чтобы встать и уйти, то ли была слишком тупа, чтобы понять, что ее оскорбили.

Кортни попыталась разрядить обстановку, напомнив о десерте. Чендос посмеивался над ее усилиями. Кейси встревоженно смотрела на Демьена. Он повернулся в ту сторону, где сидела за столом его мать. Ему, при его росте, легко было увидеть ее; глядя поверх голов других посетителей.

Кейси уловила миг, когда мать Демьена, должно быть, встретилась с ним взглядом. Демьен сразу стих — ни движения, ни звука, даже дыхания не слышно. Боль в его глазах резанула ее по сердцу.

Вдруг Демьен резко встал и вышел из зала. Кейси тоже поднялась и пошла следом. До нее донеслись, словно издалека, слова Луэллы: «Как же так? Даже не попрощался?» Кейси подумала, что родители все объяснят… или не объяснят.

Демьен поднялся к себе в номер. Он не замечал Кейси до тех пор, пока не попытался захлопнуть дверь, а дверь не захлопнулась — Кейси помешала. Демьен повернулся с таким видом, будто собирался ударить. Возможно, подумал, что мать последовала за ним, но напряжение схлынуло, едва он увидел Кейси.

— Я был не готов, — заговорил он, точно не сомневался, что она поймет, о чем он. Кейси понимала.

— Знаю, — ответила она.

— Эта глупая женщина даже святого выведет из терпения.

— И это мне понятно.

— Вовсе не так я хотел бы встретиться с матерью впервые. Я должен при этой встрече полностью владеть собой и выслушать ее объяснение, каким бы оно ни было.

— Вы правы. Если вы намерены с ней встречаться, вам надо быть свободным от ненужных эмоций.

Демьен кивнул и нервическим жестом запустил руку в волосы. Его серые глаза смотрели на Кейси, вновь полные боли.

— Она узнала меня, Кейси, — возбужденно проговорил он. — Она не видела меня с детских лет. Как же она могла узнать?

— Может, так же, как вы узнали ее, — предположила Кейси.

— Нет, ведь она не изменилась так сильно, как я. Как ни удивительно, но она почти не изменилась. Небольшая седина на висках, но на красивом лице, которое я хорошо помню, ни морщинки. Мне было десять, когда она покинула нас с отцом. Во мне ничего не осталось от десятилетнего ребенка, каким я тогда был.

— Демьен, есть материнский инстинкт, есть интуиция. А вы смотрели на нее очень пристально. Ничего странного, если она это заметила и сообразила, кто вы такой.

— Да, конечно. Так и должно быть. — Демьен вздохнул. — Но все же не верится.

Кейси хотелось обнять его в эту минуту, но она удержалась.

— С вами будет все хорошо?

— Разумеется. И пожалуйста, передайте вашим родителям мои извинения за внезапный уход.

— Они не бесчувственные, — ответила Кейси, ласково улыбнувшись. — Никаких извинений не требуется. — Она повернулась и взялась за дверную ручку.

— Кейси?

Кейси остановилась, затаив дыхание. Но Демьен не успел сказать то, что хотел. Входя в номер, Кейси неплотно прикрыла дверь. И вот теперь порог комнаты осторожно переступила женщина, устремившая взгляд на своего сына.

— Это ты, Демьен? — с надеждой в голосе спросила она. — Ты приехал повидать меня?

Кейси быстро обернулась, чтобы увидеть реакцию Демьена. Реакции не было. Он не хотел, чтобы мать заметила хоть малейшее проявление его чувств.

— Нет, — ответил он без всякого выражения. — Я здесь затем, чтобы отыскать убийцу отца.

— Да, я слышала о его смерти, — со вздохом проговорила она. — Я очень сожалею.

— В этом нет необходимости, мадам. Он был для вас всего лишь частью вашей молодости, ничем больше.

Теперь все, что мучило его, было высказано. Он произнес эти слова с горькой обидой. Женщина только кивнула, очевидно, стараясь овладеть своими чувствами.

— Извини меня за вторжение, — произнесла она шепотом, отступая к двери.

Только Кейси видела слезы у нее на глазах. Она поспешно взглянула на Демьена, но тот уже повернулся к ним спиной. Спина эта неестественно выпрямлена, руки сжаты в кулаки. Нет, сейчас не время упоминать о слезах.

Глава 54


Двумя днями позже Кейси появилась в середине обеда. Демьен, как обычно, обедал вместе с ее родителями. Она сообщила новости. Кейси сама не ожидала, что это будет так скоро. Ее решение поехать в Чикаго было связано не только с поиском Каррутерса.

Кейси еще помнила, как мать расспрашивала ее о причинах поездки, пока дочь укладывала вещи.

— Ты собираешься помочь ему, верно? — спросила тогда Кортни.

— Да.

— Почему?

— Потому что не люблю оставлять работу неоконченной. А эта не закончена.

— И это единственная причина?

— Нет, — со вздохом призналась Кейси. Кортни нетерпеливо притопнула ногой.

— Не заставляй меня вытягивать из тебя слова клещами! Кейси присела на кровать.

— Я решила последовать твоему совету, мама, — дать Демьену возможность сделать мне предложение. Но если он этого не сделает по своей воле, тогда он мне не нужен. Так что прошу тебя, мама, не вмешивайся.

Кортни не слишком обрадовали последние слова дочери, но скрепя сердце она согласилась. А Кейси считала, что впереди у нее достаточно времени, чтобы Демьен понял, какой хорошей женой она ему будет. Надежду подавали взгляды, которые он часто бросал на нее, — от этих взглядов ее охватывала дрожь. Но чем дальше, тем больше ей казалось, что Демьен сосредоточился лишь на поисках Джека.

И вот она его нашла.

Кейси не извинилась, что опоздала на обед и даже не известила об этом запиской через посыльного. Она просто села за стол и объявила без предисловий:

— Я узнала, где остановился Джек.

Чендос только кивнул, словно ничуть не удивился столь быстрым результатам. Кортни посетовала, что еще не приступала серьезно к покупкам. Чендос рассмеялся:

— Какие такие покупки?

Демьен не слышал их слов. Еще не веря ушам своим, он спросил:

— Уже? Вы уверены? Кейси покачала головой:

— Уверена? Не вполне. Я не видела его своими глазами, но по описанию подходит ив город приехал примерно в то же время.

— Но как вам удалось так легко найти его, когда детективы…

— Не слишком полагайтесь на ваших детективов, — перебила его Кейси. — Тут больше всего нужно везение, но ведь они даже не подумали о том, чтобы пройтись по гостиницам и расспросить служащих.

— Ну и…

— Ну, я узнала, что Джек останавливался в гостинице у реки. Он пробыл там недолго, всего несколько дней. Однако по такому следу уже можно было идти, и я расспрашивала буквально всех, кто имел с ним дело, пока он там жил.

— Мои детективы проверили каждую гостиницу в городе, — сказал Демьен. — Если бы вы соизволили прочесть донесения, вы бы это знали.

— Если бы я прочла донесения, то, возможно, не стала бы сама проверять гостиницы, а это было бы неверно. Но вы не слушаете меня, Демьен. Я же сказала, что тут все дело в удаче. Выяснилось, что Джек ел только у себя в номере, а парнишка, который обычно забирал у него поднос с грязной посудой, как-то прихворнул. Эту работу сделал за него брат, и знал об этом только один служащий гостиницы. Потому что парнишка в прошлом году нередко болел и ему пригрозили увольнением. Вот он и постарался, чтобы его непосредственный начальник не узнал про его отсутствие в тот день.

— А он из тех, кто знал что-нибудь о Джеке? — спросил Демьен.

— О Джеке он ничего не знал. Мне только случайно удалось выяснить, что парнишка не был в тот день на работе. Он нечаянно обмолвился, когда я его расспрашивала, Он, конечно, не хотел признаваться в обмане: они с братом очень похожи, и поэтому подмена сошла с рук.

— Значит, ты смогла поговорить с его братом, а те, кто допрашивал парнишку прежде, знать не знали об этом самом брате? — высказал предположение Чендос.

— Точно, — сказала Кейси. — Он дал мне имя и адрес, и я повидалась с братцем сегодня днем. Похоже, что Каррутерсу показалась подозрительной нервозность парня. Это и понятно: ведь столько народу охотится за Джеком. Нервозность не имела к Джеку никакого отношения, но парню пришлось признаться в их с братом уловке, чтобы Джек не пожаловался начальнику. Джек сообразил, что малый может помочь ему: раз он больше тут не появится, его и расспрашивать никто не будет — ведь он не служащий гостиницы и потому не наведет никого на Джека.

— Помочь каким образом? — поинтересовалась Кортни.

— Вот вам доказательство того, как хитер Джек. Он пообещал молодому человеку, что никому не расскажет о проделке, если тот найдет ему хорошее жилье, которое можно будет снять, не обращаясь в контору по найму.

— И парень это сделал?

— О да, он явился с адресом в тот же день — так беспокоился за брата. Собственно, это было его жилье. Он решил, что не будет особой беды, если он сдаст свою квартиру, а сам поживет у брата, пока найдет другую квартиру. Он хотел одного — угодить Джеку — и ничего не сказал брату. Джек, разумеется, в восторг не пришел — это не шикарные апартаменты. Но сообразил, что перебраться туда стоит: там его никто не выследит, никому не известно, как он это жилье нашел.

— И он все еще там?

— Судя по словам хозяйки, там. Живет под именем Мариона Адамса, видимо, рассчитывая, что Марион могут принять и за женское имя. Удобно на тот случай, если кто-то все-таки будет проверять список жильцов.

— Так чего же мы ждем? — вставая с места, сказал Демьен.

— Утра, — ответила Кейси.

— Зачем?

— Джека сейчас нет дома, — сказала Кейси небрежно. — Я проверила.

Оба мужчины как по команде сдвинули брови.

— Ты проверила? — заговорил первым Чендос. — Если ты скажешь, что стучала к нему в дверь, я запру тебя в номере.

— Но, папочка…

— Разве мы не договорились, что вы даже пытаться не станете задержать Джека в одиночку? — вмешался в их разговор Демьен. — Даю слово, Кейси, что больше не спущу с вас глаз.

— Может, вы оба помолчите? — с отчаянием проговорила Кейси. — Я вовсе не намерена разыгрывать из себя героиню-одиночку. Нет, я не стучала в дверь. Его комната на третьем этаже, рядом с лестницей. Хозяйка уже сказала мне, что его нет дома. Она очень любопытная и следит за своими жильцами. Чтобы окончательно убедиться, я бросила ему под дверь первое, что попалось под руку. Потом подождала на втором этаже, не откроется ли дверь его комнаты. Она не открылась. Тогда я забрала пакет, чтобы Джек не удивился, и ушла оттуда.

— Он мог вернуться, пока вы ждали, и подойти к вам сзади, — заметил Демьен, не убежденный, что она действительно отказалась от риска.

Кейси в ответ только улыбнулась и опустила густую вуаль своей шляпы. Вуаль скрыла почти все лицо, и разобрать черты Кейси стало невозможно.

— Он мог вернуться, — сказала она, — но он бы меня не узнал.

— Очень хорошо, — заключил Демьен. — И все же я не хочу тянуть до утра. Он может вернуться вечером, и я намерен быть там… — Он умолк, заметив, что Кейси качает головой. — Почему нет?

— В этом доме очень темно, единственное окно — в самом конце коридора, и окно это выходит на стену соседнего здания. Расстояние между домами всего несколько футов, так что даже днем свет в коридор почти не проникает, не говоря уж о вечере или ночи. А лампа на его этаже разбита. К себе Джек будет подниматься скорее всего со свечой. И у всех комнат там два выхода — в дверь и на пожарную лестницу позади дома. Я осмотрела эту лестницу. Если Джек спустится по ней, ему ничего не стоит спрятаться, мест для этого сколько угодно. Кроме того, пожарная лестница ведет и на крышу. Короче, в темноте у Джека очень много возможностей скрыться, и мы легко можем его упустить. Утром, когда рассветет, найти укрытие будет труднее.

Демьен со вздохом сдался. Чендос усмехнулся и сказал ему:

— Она не оставляет нам выбора.

— Да, не оставляет, — неохотно буркнул Демьен.

Глава 55


На следующее утро они собрались еще до рассвета. В гостинице царила тишина, да и в городе тоже. Они надеялись застать Джека в постели. Демьен вполне мог взломать дверь. Нельзя и представить более неожиданного появления.

Чендос решил отправиться с ними, чтобы прикрыть выход на пожарную лестницу. Никто не сомневался, что Демьен и Кейси сами справятся с любой ситуацией, но раз уж Чендос оказался под рукой и не имел других планов…

Кейси натянула джинсы, чтобы не путаться в юбках. Пончо она оставила дома: для здешней северной погоды нужно что-нибудь потеплее, это не мягкий климат Техаса. Кейси надела плотный жакет из овечьей шерсти, который обычно носила в зимнее время на пастбище.

Они не ожидали особенных хлопот — во всяком случае, Кейси не ожидала. У Джека здесь не было наемных телохранителей, как в Техасе. Если им удастся захватить его без особого шума и перестрелки, они успеют вернуться в гостиницу к завтраку.

Экипаж, нанятый Кейси, как только она приехала в город, доставил их к дому Джека, когда солнце едва поднялось из-за горизонта. Чендос отправился по проулку на свой пост, откуда он мог наблюдать за пожарной лестницей. Демьен и Кейси сразу же поднялись наверх.

Демьен взял с собой ружье. Кейси казалось нелепым надевать в городе ремень с кобурой, поэтому она сунула свой шестизарядник в карман жакета и на всякий случай прихватила запасную обойму. У дверей комнаты Джека она вынула пистолет.

Из комнаты не доносилось ни звука, из-под двери не пробивался свет. Демьен подошел к двери и оглянулся на Кейси — готова ли она. Потом навалился плечом на дверь.

Она тотчас открылась. Демьен с трудом удержался, чтобы не потерять равновесие и не упасть. Комната была пуста. Все вещи Джека на месте, а самого его нет.

Кейси начала обыскивать комнату, заглядывая то в шкаф, то под кровать. Демьен прорычал:

— Где же он, черт побери?!

Кейси не ответила. Она чувствовала ярость Демьена, гораздо большую, чем ее собственная. И вдруг она услышала птичий посвист, негромкий, но отчетливый голос птицы, что не водится в холодном климате севера.

— Это отец…

— Что?

— Он наверняка что-то заметил. Быстрее вниз! — воскликнула Кейси и побежала к двери.

Демьен не спорил. Он обогнал Кейси на лестнице. Длинные ноги несли его точно на крыльях. Он уже взбирался в экипаж рядом с Чендосом, а Кейси еще только выбегала из дома. Чендос махнул ей рукой: скорее! Не время было спрашивать, что случилось.

Кейси вскочила в экипаж, и в ту же секунду Чендос пустил коня в галоп. Животное не привыкло к быстрому бегу, но Чендосу удалось выжать из него хоть какое-то подобие скорости. Демьен помог Кейси устроиться на сиденье рядом с ним.

— Что случилось? — спросила она, едва переводя дух. Он ткнул рукой вдоль улицы. Впереди с бешеной скоростью несся еще один экипаж. Но это не объяснило Кейси, отчего провалился их план, точнее, ее план. Она перебралась на противоположное сиденье, чтобы было удобнее разговаривать с отцом, сидящим на месте кучера. Кейси дотронулась до его плеча.

Выкрикивая каждую фразу через плечо, Чендос сообщил ей то, что она хотела знать:

— Не знаю, вас он заметил или меня, но я его увидел, когда он кинулся в проезжавший мимо экипаж. Видно, он только что вернулся домой, но заподозрил достаточно, чтобы тут же пуститься наутек. Я выскочил на улицу, когда он уже вышвырнул кучера из экипажа и успел проехать полквартала. Несчастный отлетел к бровке тротуара и кричал, что сломал ногу.

— И мы собираемся вести себя так же безумно, как он? — крикнула Кейси. — Это опасно.

Это и в самом деле было опасно. На улице уже началось движение, несмотря на ранний час. Дорогу переходили люди, по мостовой катили торговые и почтовые фургоны, коляски и кареты. Но Джек прокладывал себе дорогу, не беспокоясь, что кого-то заденет, а трое преследователей мчались за ним по расчищенному им же пути. Вслед неслись громкие проклятия тех, кто успел вовремя отскочить.

— Ты права, — согласился с дочерью Чендос. — К тому же старая кляча, что ты наняла, долго не выдержит. Приготовься сбить его. Я постараюсь подобраться поближе.

Стрелять в Джека из экипажа, который то и дело швыряло из стороны в сторону? Что ж, придется, сказала себе Кейси, опускаясь теперь на сиденье рядом с Демьеном.

— Вы слышали? — спросила она. Он коротко кивнул. Кейси посмотрела на ружье, все еще зажатое в его руке, и сказала:

— Вам это лучше удастся. Я не смогу выстрелить прицельно при такой тряске, вы можете крепче ухватить ружье. Сначала стреляйте поверх его головы. Может, у него хватит ума остановиться, прежде чем пострадают ни в чем не повинные люди.

Демьен не ответил, только занял более удобную позицию на другом сиденье. Им даже не надо подъезжать близко к Джеку. Расстояние между экипажами было достаточным для выстрела из ружья, но слишком большим, чтобы стрелять из пистолета.

Демьен сделал первый выстрел. Это не заставило Джека остановиться. Но зато он решил свернуть в боковой проулок, чтобы уйти с линии огня. Лошадь Джека на полном скаку повернула за угол, но экипаж, к несчастью, не выдержал такого резкого поворота. Он повалился набок. Джека выбросило на мостовую и проволокло еще несколько ярдов, прежде чем лошадь остановилась.

Кучер какого-то фургона пытался увернуться, чтобы не наехать на Джека, который упал прямо ему под колеса. Но Джеку уже было все равно — падение убило его.

Глава 56


Кейси успела уложить вещи к тому времени, как Демьен вернулся в гостиницу после объяснений в полиции. В гостинице к услугам постояльцев было подробное расписание поездов. Следующий поезд в Техас отправлялся после полудня.

Кейси уже объявила родителям, что поедет именно этим поездом; это их не обрадовало. Чендос и Кортни ждали иного завершения поездки в Чикаго, во всяком случае мать Кейси.

Чендос все еще придерживался принципа «я-воздержусь-от-суждения-пока-не-увижу-результатов». Другими словами, он не собирался удостаивать Демьена добрым отношением, пока не убедится, что тот сделает Кейси счастливой. Шансов на то, что это произойдет теперь, было не так много.

Может, Кейси снова слишком спешила уехать. Она не оставляла Демьену времени задуматься о такой вещи, как женитьба, теперь, когда он освободился от клятвы поймать Джека Каррутерса. По правде говоря, Кейси боялась подвергать его испытанию: до сих пор Демьен не давал ей повода считать, что он думает о женитьбе. У него было достаточно возможностей намекнуть ей на это раз-другой или хотя бы предупредить, что хочет поговорить с ней, когда они покончат с Джеком.

Он этого не делал, так какая разница, когда уехать?

Днем раньше, днем позже… Насколько она знала, и он мог бы уехать сегодняшним поездом.

Он, однако, зашел к ней в номер рассказать о результатах своих переговоров с полицией и о том, что получил отставку как исполняющий обязанности шерифа. Он говорил обо всем этом, стоя на пороге, до тех пор пока Кейси не распахнула дверь пошире, тем самым приглашая его войти. Только закончив свой рассказ, Демьен заметил разложенную на постели одежду Кейси и дорожную сумку.

— Вы уезжаете? Уже?

— Почему бы и нет?

Демьен с силой втиснул руки в карманы.

— В самом деле, почему бы и нет? — брюзгливо повторил он. — Я полагаю, вы и на этот раз не собираетесь сказать «до свидания»?

— Может, я что-то запамятовала, но ведь вы всего-навсего просили моей помощи в деле с Джеком? Вы ее получили. Чего же еще? Но вы, кажется, любитель прощаться и придаете этому особое значение. Тогда считайте, что прощальные слова сказаны.

Демьен взорвался:

— Клянусь вам, Кейси, что вы самое зловредное создание, какое…

— Что я такого сделала на этот раз? — нахмурившись, перебила его она.

— Ничего. Ничего, будь я проклят! — огрызнулся Демьен и повернулся, чтобы уйти.

Кейси тяжко было видеть, что он уходит вот так, обиженный на нее. Она хотела бы всю жизнь посвятить тому, чтобы он стал счастливым, но, если уж это невозможно… есть одно, что она может сделать для него — на прощание.

— Демьен…

Он повернулся так быстро, что она чуть не подскочила. Понадобилось несколько секунд, чтобы унялось бурное сердцебиение. И Кейси не увидела, что с Демьеном происходит то же самое.

— Я не хотела говорить вам, пока вы были так поглощены делом Джека, — начала она. — Но другой возможности может и не быть, так что… Словом, в тот вечер ваша мать пошла за вами в ваш номер…

— Ну и что? — Демьен насторожился при первом же упоминании о матери.

— У нее были слезы на глазах, когда она уходила от вас, Демьен. — При этих словах Демьен замер и весь побелел. Она торопливо добавила:

— Я подумала, что это свидетельство сильных чувств чрезвычайно важно. Вам следовало бы выяснить, что это за чувства, прежде чем вы покинете город. Вы так не думаете? Я узнала ее адрес. Немного самонадеянно с моей стороны, но…

— Вы пойдете со мной?

Этого Кейси не ожидала, она лишь хотела, чтобы Демьен поговорил со своей матерью, хотела подготовить эту возможность.

— Зачем?

— Затем, что я не хочу идти один, — еле слышным шепотом произнес он.

У Кейси защемило сердце. Как можно отказать в этом?

— Хорошо. Прямо сейчас?

— Прямо сейчас, иначе я могу передумать.

Глава 57


У Кейси было время выяснить некоторые подробности о жизни Маргарет Хенслоу, когда она справлялась о ее адресе после той вечерней встречи в гостинице. Маргарет осталась богатой вдовой после смерти своего второго мужа, Роберта Хенслоу. Жила она в большом доме из темного камня, долгие годы принадлежавшего семье Роберта, а теперь перешедшего к ней.

Ее глубоко уважали, считая настоящей светской львицей. Но близких друзей у нее, по существу, не было, во всяком случае среди тех немногих людей, с которыми говорила о ней Кейси. Во втором браке у Маргарет не было детей. Похоронив мужа, она осталась одна в огромном доме и проводила здесь большую часть времени. По словам тех, кого расспрашивала Кейси, эта женщина не жила, а просто дожидалась смерти.

Кейси даже вскользь не упомянула обо всем этом Демьену по дороге. Она не хотела, чтобы он жалел эту женщину, если она не заслуживала жалости.

Они поехали вскоре после полудня и, значит; могли прервать ленч Маргарет, но Кейси ни в коем случае не намерена была мириться с отказом принять их и захватила с собой в качестве последнего аргумента пистолет — вдруг дело дойдет до таких крайностей. Только бы женщина была дома! Не дай Бог, ее нет — Кейси считала, что Демьен во второй раз не явится к матери, если потерпит неудачу в первый.

Маргарет была дома. Дворецкий, отворивший дверь, проводил их в гостиную и попросил подождать. Важный джентльмен, ничего не скажешь. Фамилия Демьена не произвела на него особого впечатления и скорее всего была ему неизвестна. Да и могло ли быть иначе? У леди не было никаких причин в доме своего второго мужа вести разговоры о первом.

Через несколько минут Маргарет появилась в гостиной. Задыхаясь, она вошла скорым шагом, вероятно, не веря тому, что Демьен и в самом деле приехал навестить ее. Она выглядела взволнованной и одновременно обрадованной, когда увидела, что он стоит возле камина. Она даже не взглянула в сторону Кейси. Она смотрела только на сына.

Понадобилось некоторое время, чтобы понять, что Демьен вовсе не так рад встрече, как она. Он стоял прямой как доска, заложив руки за спину. Выражение лица настороженное, в глазах горечь и гнев. Радость на лице Маргарет сменилась глубокой печалью. Не в состоянии выговорить ни слова, оба стояли и смотрели друг на друга.

Кейси вздохнула и опустилась на диван, расправив складки серого бархатного платья; она покраснела, ощутив на коленях тяжесть спрятанного в большом ридикюле пистолета. Надо было все-таки сообразить, что здесь он не понадобится… Но как подтолкнуть этих двоих к разговору?

И Кейси решилась заговорить первой:

— Я — Кейси Стрэтон, мэм, друг Демьена. Полагаю, что он хотел бы задать вам несколько вопросов.

Это был намек, адресованный Демьену, но он на него не отозвался. Маргарет пришлось спросить:

— Вопросов о чем?

Кейси посмотрела на Демьена. Казалось, он по-прежнему не собирается произнести ни слова. Кейси вздохнула — никакого впечатления.

— Почему бы не начать с развода и с вопроса о том, зачем вы его добивались? — предложила Кейси. На этот раз Демьен заговорил. Сказал с горечью:

— Я уже давно знаю, зачем она его добивалась.

Маргарет сдвинула брови:

— Нет, вероятно, не знаешь, во всяком случае, знаешь не все. Это было не из-за того, что я не любила твоего отца, — да, я его не любила, но глубоко уважала и почитала. Наш брак был сделкой по взаимному согласию, сделкой, продиктованной необходимостью найти подходящую в общественном смысле пару, а это не так просто, как тебе, может быть, кажется.

— Он любил вас, — глухо проговорил Демьен.

— Да, я знаю. — Маргарет вздохнула. — Но я относилась к нему иначе. Все могло бы так и продолжаться. Многие женщины вынуждены жить неполной жизнью. Но я встретила человека, который сделал мою жизнь совершенно другой. Я по-настоящему полюбила его. Я больше не могла оставаться с твоим отцом. Это было бы несправедливо и нечестно по отношению к нам обоим.

— И вы послали к чертям более чем десять лет брака и ребенка, который родился в этом браке?

— Ты в самом деле думаешь, что было бы лучше, если бы я осталась и сделала несчастными троих человек вместо одного? — спросила Маргарет.

— Только одного? Как видно, вы считаете, что я ничего не стою.

Она вздохнула.

— Но это не так! Я взяла бы тебя с собой, Демьен. Именно этого я хотела. Но я знала, как любит тебя отец. А ты был в том возрасте, когда отцовское влияние особенно важно для мальчика. Оставив твоего отца, я причинила ему боль. Я понимала это. Я не могла ранить его еще раз, отобрав тебя у него.

— Хорошо, это я могу понять. Не могу понять другого — почему вы не навестили меня ни разу? Развелись не только с отцом, но и со мной. Неужели я так мало значил для вас, что вы никогда не написали мне ни строчки, не приехали взглянуть, как я живу?

— Господи, неужели он не сказал тебе?

— Не сказал чего? — насторожился Демьен.

— Твой отец заставил меня дать слово, что я никогда не стану пытаться увидеть тебя, не стану тебе писать…

— Вы лжете!

— Нет, Демьен, — твердо произнесла она. — Это было единственное условие, при котором он давал мне развод, ничего не оспаривая. Но не думай о нем плохо из-за этого. Я не верю, что он поступил так из чувства мести. Он просто хотел защитить тебя, и мне это было понятно. Он хотел, чтобы у тебя было время пережить удар, а встречи со мной только сделали бы боль острее. Он обещал, что не станет запрещать тебе видеться со мной, когда ты повзрослеешь. Но ты этого не делал, — грустно сказала она. — И знаешь, в полном смысле я не сдержала свое обещание, хотя твой отец не знал об этом.

— Что вы имеете в виду?

— Каждые три месяца я приезжала в Нью-Йорк только для того, чтобы взглянуть на тебя. Я старалась, чтобы ты не знал об этом. Тут я держала слово. Но совсем отказаться видеть тебя я не могла — видеть, как ты растешь, понимать, счастлив ли ты. Даже когда ты стал совсем взрослым и начал работать в «Ратледж импорте», я все так же продолжала ездить четыре раза в год. Я сидела в маленьком кафе на другой стороне улицы, дожидаясь, когда ты пойдешь с работы домой. Однажды ты перешел улицу, чтобы зайти в кафе и перекусить, — в тот день ты задержался на службе дольше обычного. Я была уверена, что ты заметишь меня, но ты был весь чем-то поглощен. В другой раз я велела своему кучеру часами ездить вокруг квартала, дожидаясь, когда ты выйдешь из дому. Ты вышел и куда-то очень спешил, даже пытался остановить мой экипаж и просил подвезти. Пришлось крикнуть кучеру, чтобы он немедленно уезжал прочь — и побыстрее…

Кейси тихонько встала и вышла, оставив их наедине. Нельзя чужому слушать их признания. Это глубоко личная тайна матери и сына, разлученных надолго.

Демьен услышал то, что надеялся услышать. Его мать любила его, любила всегда. Его глаза увлажнились — теперь он этому верил. Слезы матери были более откровенны.

Глава 58


Хорошее приходит вместе с плохим, и наоборот. Демьен старался помнить об этом, когда возвращался в гостиницу — один. Никто еще не мог получить все, что хотел. Напрасно было бы и надеяться: так устроен мир. Но чувства Демьена упорно не хотели мириться с этой философией.

С одной стороны, после разговора с матерью он испытывал состояние глубокого душевного покоя, как будто сбросил наконец с плеч тяжкий груз. Узнать, что он вовсе не был нежеланным сыном, как он всегда считал, значило изменить весь внутренний настрой, вернуть себе самоуважение. И он не мог бы пожелать лучшего прощания с матерью. Их объятие было целительным. Утешало и то, что отныне каждый из них станет частью жизни другого.

Но с другой стороны, была еще и Кейси, которая взбудоражила все его чувства и снова исчезла.

Покидая дом матери, он не сомневался, что Кейси ждет его в экипаже. Но нет. Она попросила кучера отвезти ее в гостиницу и вернуться за Демьеном. Никакой записки. Вообще ничего.

Ее не оказалось в гостинице, когда он туда прибыл. Она уже выписалась из гостиницы и уехала на вокзал.

Поездка на вокзал напомнила Демьену безумную погоню за Джеком. Он рисковал не увидеться с Кейси в последний раз только из-за того, что во всех больших городах сильное уличное движение. К счастью, вокзал был недалеко от гостиницы. А к несчастью, вокзал был огромный.

И все же Демьен успел добраться еще до отправления поезда на юг. Толпы пассажиров, ожидающих других поездов, мешали разыскать Стрэтонов. Первым Демьен увидел Чендоса и направился прямо к нему.

Тот был явно удивлен встречей.

— Мог бы поклясться, что Кейси сказала, будто она уже попрощалась с вами. Что-нибудь случилось?

— Наши с ней представления о прощании совершенно различны. Впрочем, чего еще ожидать, если ваша дочь относится ко мне с полным презрением.

Чендос рассмеялся:

— Вы что, всерьез думаете, что она может любить того, кого презирает?

Сердце у Демьена подскочило.

— Вы сказали, что она любит меня?

— Как я могу такое сказать? Спросите у нее самой. Чендос кивнул в ту сторону, где на платформе у последнего вагона стояла Кейси рядом со своей матерью. Кортни обняла дочь за плечи, словно утешая ее. Чего, разумеется, быть не могло.

Обе они, наверное, были рады вернуться домой, судя по тому, что сказал в ответ Чендос, когда Демьен пожелал им приятного путешествия.

— Я никогда не заезжал в глубь страны дальше, чем теперь, — заметил отец Кейси. — Многое можно сказать о прогрессе, особенно если не живешь постоянно в самом его центре. Но в Техасе ты большей частью не думаешь о нем и дышишь чистым воздухом, не загрязненным дымом и сажей из фабричных труб.

Если бы не время — проклятый паровоз уже разводил пары, — Демьен мог бы ответить и даже кое в чем согласиться с Чендосом. Но сейчас он хотел одного — поговорить с Кейси, пока она не вошла в вагон.

— Мэм, — кивнул он Кортни.

— Если вы не возражаете, я подойду к Чендосу, он меня зовет, — сказала та и оставила Демьена и Кейси наедине.

Демьену было безразлично, ушла она или нет. Он просто обнял Кейси и крепко поцеловал. Он вложил в этот поцелуй всю свою ярость, все свое отчаяние. Давным-давно надо было поступить так.

— Вот что такое настоящее прощание, — заявил он, снова поставив Кейси на землю.

— Вот как? — слегка задыхаясь, произнесла она. — Я и не знала. Мне не часто приходилось прощаться.

— Мне тоже. А это прощание мне вообще не нравится, — проворчал он;

— Вам не нравится…

— Кейси, я… — Он что-то собирался сказать, но язык ему не повиновался, и Демьен заговорил совсем о другом:

— Понимаете, мне понравился ваш город. Я намерен открыть там филиал «Ратледж импорте».

— Вы? — Кейси недоуменно заморгала.

— Да. И я думал о том, позволите ли вы ухаживать за вами, когда я переберусь в Уако.

— Ухаживать за мной? — переспросила она, словно не веря тому, что услышала. — Как это… ухаживать за мной?

— Да, ухаживать. А однажды я наберусь храбрости и попрошу вас выйти за меня замуж, и тогда приятное долгое ухаживание кончится тем…

— Вы хотите на мне жениться? Он улыбнулся, глядя на ее недоверчивое лицо, и проговорил мягко:

— Я хочу этого больше всего на свете.

Кейси онемела. И долго молчала, глядя на Демьена, а ему казалось, что он сейчас умрет от неизвестности.

А она вдруг сказала в своей обычной отрывистой, но не допускающей сомнений манере:

— К черту ухаживание! Попросите сейчас.

— Вы не против?

— Скажите прямо.

— Выйдете за меня замуж?

— О да! Да! — Кейси обхватила шею Демьена обеими руками и выкрикнула еще раз:

— Да! — И потом:

— Черт! Почему ты тянул так долго?

Демьен засмеялся:

— Неуверенность. Я никогда еще не испытывал такой неуверенности в себе. Я давно бы мог сказать, что мне нужна только ты, Кейси, чтобы жизнь моя обрела смысл. Но, поняв, что этот вопрос — выйдешь ты за меня или нет — самый важный в моей жизни, я никак не мог собраться с духом и задать его тебе. Хотел спросить перед отъездом из Калтерса, а ты удрала, прежде чем я это сделал.

— Нам надо вместе бороться с твоей нерешительностью, Демьен. Уезжая тогда от тебя, я чувствовала себя такой несчастной. Я уже потеряла надежду на твою любовь.

Он привлек ее к себе.

— Прости меня…

— Не извиняйся, глупый ты человек! Я такой же новичок, как и ты, в делах сердечных. Могла ведь заговорить об этом и сама. Но я точно так же, как и ты, боялась узнать правду. Так что если и обвинять…

— ..то некого, — с улыбкой перебил ее Демьен. — Вспомни об этих неделях душевных мучений, вспомню и я — и давай постараемся, чтобы это никогда не повторилось.

— О, мне очень нравится такое начало.

Однако Демьен не остановился на этом. Он трепетно и нежно поцеловал ее, словно скрепляя этим поцелуем обещание бесконечной любви.


Стоя неподалеку от них, Кортни с откровенной радостью сказала мужу:

— Кажется, у нас намечается свадьба. Чендос проследил за ее взглядом и увидел свою дочь в минуту пламенного поцелуя.

— Кажется, что так.

Кортни посмотрела на Чендоса обеспокоенно и проговорила с укоризной:

— Надеюсь, ты не станешь придираться к нему и дашь возможность показать себя.

— Кто, я? — усмехнулся Чендос. — Разумеется, стану придираться. Ни о чем другом и не думаю, Кискины Глазки.

— Так я и знала, — со вздохом проворчала Кортни.

Примечания

1

Имя Кейн пишется по-английски через «К» («кей»), а имя Кортни — через «С» («си»).

(обратно)

2

В определенных случаях такими правами наделяются люди, не избранные, как положено по закону, на эту должность населением

(обратно)

3

Коронер ведет дела о насильственной или скоропостижной смерти.

(обратно)

4

Кэнди (англ. candy) — леденец, конфета.

(обратно)

5

Маршалом в США называют лицо, получившее права судебного исполнителя от правительства.

(обратно)

6

От pepper (англ.) — перец.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • Глава 48
  • Глава 49
  • Глава 50
  • Глава 51
  • Глава 52
  • Глава 53
  • Глава 54
  • Глава 55
  • Глава 56
  • Глава 57
  • Глава 58
  • *** Примечания ***