загрузка...
Перескочить к меню

Миры Роджера Желязны. Том 5 (fb2)

- Миры Роджера Желязны. Том 5 (пер. Владимир Павлович Ковалевский, ...) (и.с. Миры Роджера Желязны-5) 1.63 Мб, 464с. (скачать fb2) - Роджер Джозеф Желязны

Настройки текста:



Миры Роджера Желязны Том пятый





ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ФИРМА «ПОЛЯРИС»



Издание подготовлено при участии АО «Титул»

Валет из Страны Теней

Тот, кто тень поймать хотел,

Счастья тень — того удел[1]


Глава 1

Все началось с того, что Валет[2], чье имя пользовалось широкой известностью в Стране Теней, отправился в Иглес, расположенный в Сумеречных Землях, чтобы посетить тамошние Адские Игры. Именно здесь его и засекли в ту минуту, когда он изучал, как охраняется и где выставлен Хелфлейм, или иначе Адский Пламень.

Хелфлейм — это изящный сосуд, изысканно сотканный из серебристых языков огня, на ослепительно сверкающих кончиках которых покоится рубин величиной с хороший кулак. Огненные пальцы сжимают его могучей хваткой, а драгоценный камень льдисто просвечивает сквозь них.

Хотя в данный момент Хелфлейм был выставлен для всеобщего обозрения, факта, что Валета застали возле него, оказалось вполне достаточно, чтобы вызвать всеобщее смятение. Едва Валет появился в Иглесе, его сейчас же заметили в толпе ротозеев, бродивших под фонарями и медленно переходивших от одной диковинки к другой по открытому со всех сторон выставочному павильону. Узнали же его Смейдж и Квайзер, которые тоже покинули свои поместья, дабы принять участие в борьбе за этот драгоценный приз. Оба тут же помчались сообщить тревожную новость Распорядителю Игр.

Смейдж тяжело переступал с ноги на ногу и терзал свои редкие усишки, пока, наконец, на его почти квадратных глазах не выступили слезы. Он предпочитал не сводить глаз со своего огромного спутника — Квайзера, у которого и волосы, и глаза, и кожа были монотонно серого цвета, нежели бросить хоть один-единственный взгляд на невероятно пестро одетого Бенони — Распорядителя Игр, чье слово тут было законом.

— А позвольте узнать, чего вы желаете от меня, — осведомился Бенони.

Смейдж молча продолжал пялиться и мигать, но Квайзер, не выдержав, наконец, пропищал тонким, как у флейты, голоском:

— У нас есть для вас кое-какая информация.

— Готов выслушать. Подавайте ее сюда, — ответил Бенони.

— Мы тут опознали одного парня, чье присутствие вызывает вполне оправданную тревогу.

— И кто же это такой?

— Нам бы желательно перейти в местечко, где будет посветлее, прежде чем я назову вам его имя.

Распорядитель Игр покачал головой, посаженной на толстенную шею, и его янтарные глаза сверкнули, когда он бросил оценивающий взгляд сначала на одного собеседника, а потом на другого.

— Если вы собираетесь шутки шутить… — начал было он.

— Ни в коем случае, — упрямо заявил Квайзер.

— Что ж, ладно. Следуйте за мной. Распорядитель Игр обреченно вздохнул. Взмахнув своим желто-зеленым плащом, он круто повернулся и направился к ярко освещенной палатке. Зайдя в нее, он опять сурово оглядел обоих друзей.

— Тут вам хватит света? Квайзер огляделся.

— Да, тут он нас подслушать не сможет.

— О ком ты говоришь? — спросил Распорядитель.

— Вы слыхали о некоем Валете, который всегда слышит свое имя, если оно произносится в тени?

— Валет из Страны Теней? Знаменитый вор? Да, мне приходилось слышать о нем немало баек.

— Потому-то мы и решили разговаривать с вами только в ярко освещенном месте. Так вот — он здесь. Смейдж и я видели его всего несколько минут назад. Он разглядывал Хелфлейм.

— О боги! — Глаза Распорядителя Игр вылезли из орбит, а рот так и остался разинутым. — Он же украдет наш Хелфлейм!

Смейдж на время прекратил терзать свои усики и несколько раз быстро кивнул головой.

— А мы-то явились сюда, рассчитывая выиграть его в честном соревновании, — буркнул он. — Нам же ничего не светит, если Валет его стянет!

— Ему обязательно надо помешать, — заволновался Распорядитель Игр. — Как, по-вашему, мне лучше поступить?

— Ваша воля тут закон, — ответил Квайзер.

— Верно… Может быть, следует его куда-нибудь заточить на время Игр?

— В этом случае, — отозвался Квайзер, — вам надо сначала убедиться, что ни в том месте, где вы его станете ловить, ни там, куда вы его посадите, нет никаких теней. Говорят, его просто невозможно удержать в заключении; особенно там, где есть тени.

— Но ведь здесь тени повсюду!

— Да. В том-то и главная трудность. Удержать Валета в тюрьме — задачка не из легких.

— Тогда, видимо, его придется содержать либо при ярком свете, либо в полной темноте.

— Лишь в том случае, если все источники света будут размещены под правильными углами, — ответил Квайзер, — и будут вне его досягаемости, а то он, чего доброго, сам создаст тени и начнет ими манипулировать. Что же касается темницы… Если ему удастся зажечь там хоть самый захудалый огонек, то тени появятся сразу же.

— Но какую силу черпает он из теней?

— Я не знаю никого, кто мог бы ответить на этот вопрос со всей определенностью.

— Значит, он порождение Тьмы? Не человек?

— Поговаривают, что он из Сумерек, но из той их части, что поближе к Тьме… там ведь теней полным-полно.

— В таком случае, пожалуй, лучше всего сразу же отправить его прямо в Клоаки Глайва?

— Жестко стелешь, — буркнул Смейдж и прихрюкнул от удовольствия.

— Пошли. Покажите мне его, — сказал Распорядитель Игр, вставая.

Они вышли из палатки. Небо над головой было серое, к востоку оно слегка серебрилось, а к западу становилось почти черным. Звезды дырявили тьму над грядой похожих на сталагмиты горных громад. И ни единого облачка.

Они шли по дорожке, освещенной рядами факелов, которая пересекала всю обширную территорию Игр и выходила к павильону Хелфлейма. Где-то на западе блеснула молния — видимо, в той части Приграничья, где высились храмы теперь уже бессильных богов.

Когда они подошли к открытой стороне павильона, Квайзер слегка коснулся руки Бенони и кивнул. Распорядитель Игр проследил глазами направление кивка — туда, где, прислонившись к одному из столбов, подпиравших крышу, стоял высокий худощавый мужчина. Его шевелюра была черна, кожа смугла, в чертах лица проступало нечто орлиное. Он носил серую одежду, черный плащ был лихо заброшен через правое плечо. Мужчина курил какую-то травку из Страны Тьмы, свернув ее в тоненькую трубочку; дым в свете факелов казался голубым.

Бенони долго и внимательно всматривался в Валета, испытывая те странные ощущения, которые почти всегда испытывают люди, сталкиваясь с существом, рожденным не женщиной, а непостижимой судорогой Тьмы, — в тех краях, которых обыкновенные люди старательно избегают.

Бенони с трудом сглотнул слюну и сказал:

— Ладно. Вы можете быть свободны.

— Мы хотели бы помочь… — начал было Квайзер.

— Уходите! — Бенони подождал, пока они не ушли, а потом пробормотал про себя: — Эти подонки продадут друг друга при первом удобном случае.

Затем он отправился собирать своих стражников и те несколько десятков фонарей, которые были способны дать самый сильный свет.

Валет подчинился аресту без споров и сопротивления. Окруженный отрядом вооруженной стражи, заключенный в круг яркого света, он лишь небрежно кивнул и выполнил приказ, не сказав ни единого слова.

Его привели в хорошо освещенный шатер Распорядителя Игр. Подтолкнули к столу, за которым уже восседал Бенони. Стража сгрудилась так, чтобы опять окружить Валета светом фонарей и зеркалами, уничтожающими тени.

— Тебя зовут Валетом? — спросил Распорядитель.

— Не стану отрицать.

Бенони впился взглядом в темные глаза Валета. Они не дрогнули. Даже слепящий свет фонарей не заставил их опуститься.

— …А иногда тебя кличут Червонным Валетом из Страны Теней? — Ответа не было. — Ну?

— Мало ли какими именами можно наградить человека, — ответил Валет.

Бенони отвел от него взгляд.

— Введите сюда тех, — приказал он одному из стражей.

Страж исчез и через минуту вернулся, ведя Смейджа и Квайзера.

— Знаете ли вы этого человека? — спросил Бенони.

— Да, — ответили они почти хором.

— Только вы ошибаетесь, называя его человеком, — продолжал Квайзер, — ибо он с Темной Стороны.

— Назовите его имя.

— Его кличут Червонным Валетом из Страны Теней.

Распорядитель Игр улыбнулся.

— Ты верно сказал, что человека можно называть по-разному, но в данном случае, как видишь, мнения не расходятся. Я — Бенони, Распорядитель Игр. Ты же — Червонный Валет из Страны Теней, вор. Бьюсь об заклад, ты явился сюда, чтобы украсть Хелфлейм.

Снова молчание.

— Тебе нет нужды ни признаваться, ни отрицать, — продолжал Распорядитель. — Одно твое появление здесь — уже более чем достаточное свидетельство твоих бесчестных намерений.

— А может, я прибыл сюда, чтоб принять участие в Играх? — предложил Валет свое объяснение.

Бенони расхохотался.

— Как же! Как же! — вскричал он, откидываясь на спинку стула, чтобы вытереть слезы рукавом. — Только у нас тут не бывает состязаний в воровстве, так что разряд, по которому ты мог бы соревноваться, просто отсутствует.

— Вы все ко мне относитесь предвзято, и это несправедливо, — сказал Валет. — Даже если я и в самом деле тот, о ком идет речь, я все равно не сделал ничего такого, за что меня можно судить.

— Пока не сделал, — отозвался Бенони. — А ведь Хелфлейм действительно шикарная штучка, а?

— Многие, пожалуй, согласились бы с вами, не споря, — быстро ответил Валет. В его глазах, казалось, на мгновение зажегся огонь, а губы скривились в улыбке, которую он тщательно пытался скрыть.

— И ты явился сюда, чтобы выиграть его… в своем понимании этого слова, конечно. Ты же известен как самый изощренный ворюга, о порождение Тьмы!

— А разве это обстоятельство лишает меня права быть простым зрителем общедоступного состязания?

— В том случае, когда в дело замешан Хелфлейм, — безусловно, лишает! Он бесценен, и обитатели Света, равно как и обитатели Тьмы, жаждут овладеть им. Распорядитель Игр не вправе спокойно смотреть, как ты будешь ошиваться поблизости от этой драгоценности.

— Вот как плохо иметь дурную репутацию, — печально произнес Валет. — Что бы ни случилось, всегда попадаешь под подозрение.

— Хватит! Признавайся — ты и в самом деле явился сюда, чтобы украсть это сокровище?

— Только идиот ответит на подобный вопрос положительно.

— Должен ли я понять это так, что от тебя честного ответа не получишь?

— Если под словами «честный ответ» вы подразумеваете, что я должен сказать то, что вы хотите от меня услышать, причем не важно — правда это или ложь, то тогда я скажу, что вы не ошиблись.

— Связать ему руки за спиной, — приказал Бенони. И когда это было исполнено, он продолжил: — Сколько у тебя жизней, о порождение Тьмы?

Валет снова ничего не ответил.

— Давай, давай! Всем ведь известно, что у жителей Темной Стороны больше, чем одна жизнь. Так сколько же их у тебя?

— Мне не нравятся ваши вопросы, — молвил Валет.

— Ага, значит, на этот раз ты еще не помрешь навечно?

— Так ведь обратная дорога от Клоак Глайва, что на Западном Полюсе Мира, ужас как длинна, и ее обязательно нужно пройти пешком. Иногда уходят целые годы, пока обрастешь новой плотью.

— Выходит, ты там уже побывал?

— Да, — ответил Валет, тайком проверяя свои узлы на крепость, — и мне страсть как не хочется проделать путь снова.

— Стало быть, ты признаешь, что обладаешь, по меньшей мере, еще одной жизнью? Отлично! В таком случае без всяких сожалений приговариваю тебя к немедленной казни…

— Подождите! — выкрикнул Валет, откидывая голову назад и оскаливая зубы. — Это же просто нелепо! Я пока еще ничем не нарушил закон!.. Но забудем об этом! Независимо от того, явился я сюда, чтобы украсть Хелфлейм, или нет, всем ясно, что сейчас-то я его украсть уже не смогу! Отпустите меня, и я добровольно отправлюсь в изгнание на все время Адских Игр. Я даже поклянусь, что вообще не приду в Сумеречные Земли, а останусь во Тьме.

— И чем же ты поручишься в этом?

— Моим словом.

— Словом порождения Тьмы, словом персонажа плутовского фольклора? — выдавил из себя Бенони сквозь смех. — Нет, Валет! Не вижу, чем еще я могу обеспечить сохранность этого приза, как не твоей смертью. И уж раз у меня есть власть, чтоб отдать подобный приказ, я его и отдам. Писец! Да будет записано, что в этот час я судил Валета и приговорил его к смерти.

Горбун со шкиперской бороденкой и косыми глазами, на чьем высохшем, как пергамент, лице постоянная необходимость прищуриваться провела глубокие морщины, помахал в воздухе пером и принялся строчить.

Валет выпрямился во весь рост и в упор посмотрел на Распорядителя Игр глазами, полуприкрытыми тяжелыми веками.

— Смертный, — начал он, — ты боишься меня потому, что не в состоянии меня постичь. Ты живешь на Дневной Стороне, но тебе дана только одна жизнь, и когда она оборвется, с тобой будет покончено навсегда. Мы же — обитатели Темной Стороны, как говорят, лишены души, которой будто бы обладаете вы. Зато мы живем несколько жизней благодаря процессу, которым вы не владеете. Твердо уверен, что ты решил лишить меня одной из моих жизней — из зависти. Так знай же, что смерть одинаково мучительна как для нас, так и для вас.

Пристыженный Распорядитель Игр потупил глаза.

— Это не так…

— Прими мое предложение, — перебил его Валет, — и я покину Игры. Или прикажи исполнить приговор, но тогда сам, в конечном счете, окажешься проигравшим.

Горбун перестал скрипеть пером и посмотрел на Бенони.

— Валет, — спросил Распорядитель Игр, — ведь ты и вправду явился сюда, чтобы украсть камень?

— Конечно.

— Зачем? Продать его почти невозможно. Нет никого, кто бы не слыхал о нем…

— Я обещал его своему другу, перед которым я в долгу. Ему, видишь ли, приспичило иметь эту побрякушку. Отпусти меня, и я скажу другу, что провалил дело. Практически мне даже и лгать не придется.

— Я очень не хочу, чтоб ты обрушил на меня свой гнев, когда вернешься…

— То, чего ты так боишься сейчас, — совершенный пустяк в сравнении с тем, что ты получишь, если отправишь меня в путешествие к Клоакам.

— …Однако человек, занимающий мою должность, не может запросто поверить другому, особенно если того зовут нередко Валет-Обманщик.

— Значит, мои слова для тебя пустой звук?

— Боюсь, что так. — И Бенони бросил писцу: — Пиши дальше!

— И мои угрозы для тебя тоже ничего не значат?

— Нет. Они меня очень беспокоят. Однако мне приходится выбирать между твоим отмщением спустя несколько лет и тем неотвратимым наказанием, которое я понесу немедленно, если Хелфлейм будет украден. Попробуй войти в мое положение, Валет.

— Что ж, попробую войти, — ответил тот, поворачиваясь к Смейджу и Квайзеру. — А ты — тварь с шакальими ушами, и ты — мерзкий гермафродит, о вас я тоже не позабуду!

Смейдж поглядел на Квайзера, Квайзер же похлопал пушистыми ресницами и улыбнулся.

— Это ты можешь сказать нашему господину — Повелителю Крыланов.

Лицо Валета перекосилось при одном имени его извечного врага.

Поскольку в Сумеречных Землях действие магии замедляется, ибо там уже начинает проявляться действие науки, то прошло не менее минуты, прежде чем в шатер впорхнула летучая мышь и бесшумно пролетела между ними.

— Мы состязаемся под знаменем Крыланов, — эти слова Квайзер успел произнести еще до появления летучей твари.

Прозвучавший в ответ на них смех Валета был прерван ее появлением.

Увидев ее, Валет склонил голову, и желваки на его скулах окаменели.

Воцарившаяся тишина нарушалась лишь скрипом пера по пергаменту.

— Да будет так, — произнес Валет, помолчав.

Его вывели на центральную площадь территории, предназначавшейся для игр, где уже стоял человек по имени Блайт с огромным топором.

Валет быстро отвернулся и торопливо облизал губы. Затем его взгляд с неизбывной силой вновь притянуло сверкающее лезвие топора.

Еще до того, как Валету предложили встать на колени перед плахой, воздух наполнился шорохом кожистых летающих тварей — то была бесчисленная стая безмолвно пляшущих вокруг него крыланов. Они все летели и летели откуда-то с запада, но мелькали с такой быстротой, что отбрасываемые ими тени скользили над Валетом, не оставляя ему никакой надежды на спасение.

Он проклял их, зная, что беспощадный враг прислал своих слуг с целью поиздеваться над ним в смертную минуту.

Когда дело касалось воровства, Валету обычно сопутствовала удача. Сейчас же его выводила из себя перспектива потери одной из своих жизней из-за халтурно сделанной им самим работы. В конце концов он был тем, кем был…

Он преклонил колени и положил голову на плаху. В ожидании конца Валет гадал: правда ли, что голова сохраняет сознание в течение нескольких секунд после того, как отлетит от тела? Он попытался было отогнать эту мысль, но она возвращалась к нему снова и снова.

«А может, — думал он, — дело все же в чем-то большем, чем моя собственная небрежность? Не сам ли Повелитель Крыланов подстроил эту ловушку?.. Если так, это может означать только одно…»

Глава 2

Тонкие лучи света кромсали Тьму; белые, серебристые, голубые, желтые, красные — они то пронзали ее как шпаги, то изгибались дугой и превращались в волнистые полоски. Они рассекали глыбу темноты на ломти.

Все медленнее… медленнее… мелькание лучей… И вот уже эти полосы становятся непохожими ни на тропинки, уходящие в бесконечность, ни на нити гигантской паутины. Сейчас это всего лишь длинные тонкие прутья, через мгновение — коротенькие палочки — слабый пунктир света и, наконец, еле мерцающие точки.


Он долго смотрел на звезды, даже не отдавая себе отчета, что это такое. И лишь когда миновала целая вечность, в его сознание просочилось слово «звезды», и слабый свет мысли забрезжил где-то за яблоками бессмысленно вытаращенных глаз.

Безмолвие… никаких ощущений, кроме тех, что даровало ему зрение. И опять тянется несказанно долгое время, и вдруг почему-то приходит ощущение падения; ему казалось, что он падает с огромной высоты, медленно, медленно обретая свою сущность. И тут возникло понимание, что он просто лежит на спине, глядя прямо в небо, и что прежняя тяжесть бытия снова стала его неотторжимым свойством.

«Я — Валет из Страны Теней», — произнес он про себя, все еще не в силах пошевелиться.

Он не знал, ни где лежит сейчас, ни того, как он попал в это место, полное тьмы и звезд. Впрочем, это ощущение казалось ему немного знакомым; возвращение сознания воспринималось как нечто уже испытанное ранее, но только в очень отдаленном прошлом.

Тепло его сердца медленно растекалось по всему телу, вызывая легкое покалывание в членах, означавшее, что чувства возвращаются к нему. А потом пришло и понимание происходящего.

— Будь оно проклято! — таковы были его первые слова, ибо с возвращением способности обонять к нему пришло и осознание того, где именно он оказался.

Он лежал в Клоаке Глайва, на Западном Полюсе Мира, во владениях зловещего барона Дрекхейма, через княжество которого должны проходить все взыскующие воскрешения из мертвых.

Теперь ему стало ясно, что лежит он на куче вонючих отбросов в самой середине озера мерзкой помойной жижи. Жесткая улыбка скользнула по его губам, когда, должно быть, в сотый раз, он подумал, что если для смертных Клоака — и начало и конец их жизни, то для жителей Темной Стороны она сулит еще многие радости.

Едва Валет обрел способность шевелить правой рукой, он первым делом потер горло и принялся массировать шею. Боли не было, но воспоминание о казни снова пробудило в нем чувство предсмертного ужаса. Как давно это было? Скорее всего, несколько лет назад.

Он содрогнулся и постарался не думать о том, что случится, когда будет истрачена его последняя жизнь. Ужас ушел, но зато пришла и уж больше не уходила дрожь от холода. Валет яростно выругался, припомнив безвозвратно утерянную одежду; она к этому времени сгнила, надо полагать, вместе с его прежней плотью, либо, что вернее, давно сносилась до дыр на чужих плечах.

Он медленно поднялся, жадно глотая воздух. И тут же пожалел об этом — страстно захотелось на время вообще забыть о том, как дышат. Он отшвырнул в сторону похожий на яйцо камень, почему-то оказавшийся в его руке. Теперь, когда он уже почти пришел в себя, не было смысла долго оставаться на одном месте. Куда бы он ни пошел, все равно кругом был восток. Скрипнув зубами, Валет выбрал направление, где, как он надеялся, идти будет полегче.

Валет не знал, сколько времени потребовалось на то, чтобы добраться до берега. Хотя его глаза, привыкшие к сумеркам, быстро адаптировались к слабому свету звезд, настоящих теней, которые могли бы ему помочь, здесь не было.

Да и что есть время? Год — это время полного оборота планеты вокруг своего светила. Более дробное членение года достигается учетом других движений планеты… или движения ее обитателей.

Для Валета четыре годовых флюктуации Сумерек были четырьмя временами года. В пределах этих отрезков времени даты всегда можно было определить более точно либо с помощью звезд (благо они тут видны постоянно), либо применив магические принципы, помогающие выяснить настроение духов, повелевающих звездами. Он знал, что у жителей Светлой Стороны есть механические и электрические приспособления для отсчета времени, так как ему не раз доводилось красть такие. Но поскольку на Темной Стороне эти штуки категорически отказывались работать, то и надобности в них не было. Валет использовал их как безделушки, которые сбывал девкам из таверн в качестве амулетов потрясающей противозачаточной силы.

Голый и вонючий, Валет наконец достиг берега черного и безмолвного озера. Отдышавшись и чуть-чуть передохнув, он начал долгий путь на восток.

Путь шел в гору, петляя между луж и ям, до краев наполненных жидкими нечистотами. Целые реки вонючих стоков сливались в озеро — ведь вся грязь мира неизбежно собирается в Глайве. Иногда в воздух взлетали гейзеры помоев, высоко поднимаясь вверх и окатывая Валета с головы до ног, если он находился достаточно близко от них. Встречались тут и трещины и расселины, из которых поднимался сероводородный смрад. Проходя мимо, Валет поспешно затыкал нос и молился своим божественным покровителям. Сам он, по правде говоря, сомневался, что просьба о помощи будет услышана, ибо не был уверен, что боги уделяют много внимания этой части мира.

Валет торопился и почти не отдыхал. Путь по-прежнему шел в гору, и вскоре начали появляться небольшие выходы скальной породы. Дрожа от холода, он выбрал путь в обход скал. Он забыл (конечно, сделал это в свое время умышленно) многие наихудшие особенности этих мест. Мелкие, острые камешки ранили ноги, и он знал, что всюду, где проходит, оставляет кровавые следы. Сзади раздавались слабые шорохи каких-то многоногих тварей, сбегавшихся, чтобы вылизывать его кровь. Говорили, что здесь не стоит оглядываться — это приносит несчастье.

Он всегда огорчался вполне искренне, когда видел, что чье-то новое тело теряет кровь, а уж если оно принадлежало ему самому, то тем более. Но структура почвы постепенно менялась, и уже скоро под ногами оказалась гладкая поверхность камня. Немного погодя он с радостью заметил, что топот ног за его спиной стал глуше, а потом и вовсе исчез.

Чем выше поднимался Валет, тем слабее ощущалась окружавшая его вонь. Он подумал, что, может быть, непрерывный смрад просто притупил его обоняние — сколько же способен выносить нос длительную бомбардировку мерзопакостными запахами?

Пришедшее облегчение, по-видимому, дало телу возможность отдохнуть и заняться другими неотложными нуждами; вслед за телом проснулся и разум. Если раньше Валет ощущал себя только грязным, больным и усталым, то теперь он еще понял, что голоден и безумно хочет пить. Сражаясь с собственной памятью, как он сражался бы с забухшей дверью какого-нибудь склада, он все же проник за эту «дверь» и теперь лихорадочно разыскивал то, что могло пригодиться. Он вспомнил все свои предыдущие возвращения из Глайва и перебирал в памяти их мельчайшие детали. Однако, оглядываясь по сторонам, Валет не смог обнаружить ни малейшего сходства с виденным ранее, не встретил ни единого знакомого ориентира.

Когда же он обошел рощу металлических деревьев, то окончательно убедился, что никогда еще не ходил этим путем.

«Еще на многие мили вокруг не найдешь чистой воды, — думал он. — Разве что фортуна улыбнется, и я наткнусь на дождевую лужу. Однако в этих краях дожди выпадают ужасно редко… Это ведь земля мерзости, а не чистоты. А если я попытаюсь вызвать дождь с помощью магии, наверняка кто-то заметит это и примется меня разыскивать. И я окажусь легкой добычей — тут нет теней, и мне придется либо покориться жестокой судьбе, либо быть снова убитым и опять вернуться в Клоаки. Тогда уж лучше идти, пока смерть не подступит вплотную, и, только умирая от жажды, попытаться вызвать хоть каплю дождя».

Немного позже Валет обратил внимание на странный предмет, смутно вырисовывавшийся вдали на равнине. Опасливо подкравшись к нему, он обнаружил, что эта штука вдвое выше его самого, а в толщину достигает почти двух обхватов. Перед ним был валун с хорошо отполированной лицевой стороной. Валету не без труда удалось разобрать надпись, выбитую на поверхности валуна крупными буквами; на общем для Темной Стороны языке она гласила: «ПРИВЕТ ТЕБЕ, РАБ». Под надписью находилось изображение Большой Печати Дрекхейма.

Валет испытал огромное облегчение, ибо был одним из тех немногих, кто знал (от других немногих, которым удалось бежать из неволи барона и с которыми Валету довелось обсуждать этот вопрос), что подобные дорожные знаки установлены в наименее жестко охраняемых местах баронских владений. Предполагалось, что те, кто возвращается из Клоак, испугаются надписи и попробуют сделать дальний обход, что приведет их как раз туда, где шанс быть пойманным особенно велик.

Валет миновал валун и охотно плюнул бы в него, если бы во рту была хоть капля слюны.

Он неуклонно шел вперед, но силы явно оставляли его, и теперь он с трудом удерживал равновесие, оскользаясь и спотыкаясь на камнях. Валет понимал, что в обычных условиях ему уже несколько раз полагалось бы соснуть. Однако он еще не встретил местечка достаточно безопасного для ночлега.

Глаза Валета слипались на ходу. Однажды он споткнулся и упал, а очнувшись, поймал себя на том, что ничего не узнает вокруг. Значит, немалый кусок пути он прошел буквально во сне. За это время местность стала куда более пересеченной, чем была там, где он в последний раз обратил на нее внимание. То обстоятельство, что ландшафт изменился, пробудило в нем крошечный лучик надежды, а надежда позволила ему собрать жалкие остатки сил и, шатаясь, встать на ноги.

Вскоре Валет отыскал место, которое могло послужить убежищем; здесь, у подножья крутого склона скалы, за которой шел подъем на плоскогорье, громоздилось множество валунов и косо поставленных плит. Валет, ползая чуть ли не на брюхе, обыскал все окрестности в попытке установить, нет ли тут признаков жизни других обитателей.

Ничего не обнаружив, он прокрался в каменный лабиринт, заполз в самую глубину, нашел относительно ровную площадку, рухнул на нее и забылся мертвым сном. Валет не знал, как долго он спал и что послужило Причиной его пробуждения; видимо, нечто, таившееся в том бездонном озере, которое есть сон, вдруг всколыхнулось и послало ему тайный сигнал. Подобно утопающему, Валет рванулся к недостижимо далекой грани сна и яви. Губы вурдалачихи уже приникли к его шее, а щекочущие волосы легким покрывалом окутали грудь и плечи.

Несколько мгновений Валет лежал неподвижно, собирая в единый кулак остатки почти иссякших сил. Потом схватил ее левой рукой за волосы, а правой нащупал тощее, почти высохшее тело. С силой оторвав вурдалачиху от себя, он перекатился на левый бок, уже с момента пробуждения зная, что именно ему предстоит делать. Его голова, хоть и с меньшей быстротой, чем в лучшие времена, рванулась вперед — к ее шее.

Когда все было кончено, он обтер губы, встал и оглядел лежавшее перед ним безжизненное тело.

— Бедная вурдалачиха, — прошептал он. — В тебе было слишком мало крови и поэтому ты так отчаянно жаждала моей; вот только силенок у тебя оказалось маловато. Я же оголодал не меньше, чем ты. В общем, каждый из нас делал то, что должен был делать.

Натянув на себя благоприобретенную черную юбку, плащ и тесноватые ему сапоги, Валет двинулся дальше. Теперь он вышел на более высокую часть равнины и пробирался по ней, изредка пересекая луга, поросшие черными травами, которые цеплялись за его колени в тщетной надежде остановить. Хорошо знакомый с их обычаями, Валет пинками расшвыривал стебли со своего пути, прежде чем они успевали схватить его покрепче. У него не было ни малейшего желания превратиться в удобрение.

Наконец-то Валет наткнулся на яму с дождевой водой. Понаблюдав за ней несколько часов (ведь водопой — идеальное место для засады), он пришел к заключению, что водоем никем не охраняется. Только тогда Валет подошел, внимательно осмотрелся еще раз по сторонам, упал на землю и с жадностью припал к воде. Передохнул, снова попил, опять отдохнул и попил еще раз, горько сожалея, что у него нет ничего такого, в чем можно было бы унести с собой если не всю лужу, то хоть часть ее.

Все еще сожалея об этом, он разделся и смыл с тела нечистоты и грязь, прежде чем снова пуститься в дорогу.

В пути ему повстречались цветы, походившие на пустивших корни змей, хотя, может быть, они и в самом деле были змеями. Цветы шипели ему вслед и бросались плашмя на землю, пытаясь до него добраться.

Дважды он устраивался на ночлег, прежде чем отыскал новую яму с дождевой водой. Эта лужа, однако, охранялась, и Валету понадобилось все искусство и хитрость вора, чтобы добраться до воды. Разжившись у задремавшего стража мечом, Валет заодно обеспечил себя хлебом, сыром, вином и даже сменил одежду на ту, которую носил стражник, — тот теперь ни в чем больше не нуждался.

Еды, правда, хватило лишь на одну трапезу. Ее малое количество и тот факт, что у часового не было лошади, заставили Валета предположить, что где-то по соседству должен стоять небольшой гарнизон и что смена караула может прибыть в любую минуту. Он выпил вино, наполнил фляжку водой, кляня сосуд за малую вместимость.

Затем, уж раз поблизости не было ни оврагов, ни пещер, куда можно было спрятать труп часового, Валет почел за благо удалиться, бросив все, как было.

Еду он с наслаждением медленно пережевывал на ходу. Желудок, правда, сначала вздумал протестовать против подобного вмешательства, но затем успокоился. Съев на ходу половину запасов, Валет остальное отложил на потом. Время от времени ему попадалась всякая животная мелочь. Он даже взял за обычай постоянно таскать с собой несколько камней, которыми надеялся уложить хоть одну зверюшку. Однако то ли зверюшки оказались чересчур шустрыми, то ли он сам действовал недостаточно проворно…

И все же ему повезло — пополняя в пятый раз запас оружия, он нашел отличнейший кусок камня.

Как-то раз Валету пришлось долго пролежать в укрытии — послышался стук конских копыт; однако мимо никто так и не проехал. Валет знал, что находится теперь в самом сердце земель Дрекхейма, и гадал, к какой же именно границе можно выйти. Он содрогнулся, вспомнив, что в одном месте эти земли граничат с самым западным выступом того безымянного царства, в центре которого стоит Хай-Даджен — Замок Великого Гнева — столица и крепость Повелителя Крыланов.

И вновь из этих мрачных пределов Валет вознес мольбу властителям ярких звезд… Вознес просто так — на всякий случай.


То вверх по склону, то вниз, то петляя, как заяц, то стремительно перебегая по прямой, но все время вперед, а ненависть все пенится и вскипает, приглушая даже чувство вечно терзающего его голода…

Смейдж, Квайзер, Бенони, палач Блайт… и еще этот Повелитель Крыланов…

Он отыщет их одного за другим и страшно отомстит, начав с наименее виновных, но постоянно наращивая Силу для встречи с тем, кто даже сейчас, может быть, находится так близко от Валета, что дыхание опасности не дает права на сон.

Впрочем, он и так спит плохо. Вот и сейчас ему снится, будто он опять в Клоаке Глайва. Только на этот раз он закован в цепи и, подобно Монингстару, обреченному вечно сидеть у Врат Утренней Зари, теперь должен навеки остаться в Клоаке.

Валет проснулся насквозь промокшим от пота, несмотря на то, что воздух был промозгло холоден. Ему показалось, будто омерзительный смрад снившихся ему мест снова обрушился на него, докатившись сюда во всей своей неодолимой силе.

Лишь через несколько часов Валет смог забыть эту вонь и доесть свой так долго и бережно хранимый запас еды.

Только ненависть и служила ему опорой в пути. Она питала его; она утоляла его жажду или заставляла забыть про то, как сохнет глотка. Она давала ему силы, чтоб пройти еще одну лигу, когда тело его просто кричало, требуя и умоляя дать отдых и покой.

Вновь и вновь представлял себе Валет последние минуты своих недругов. В воображении он отчетливо видел дыбу и клещи, огонь и коловороты. Слышал вопли и мольбы о пощаде. Откуда-то из самых потайных уголков сознания выплывали сладостные видения гор освежеванной плоти, морей крови и рек слез, которые он выпустит из них, прежде чем позволит им умереть.

…Он понимал, что, несмотря на безмерные страдания, перенесенные на пути из Глайва, больше всего его мучит рана, нанесенная его гордости. Его взяли так просто, допросили так небрежно, осудили так походя — будто какое-то надоедливое насекомое прихлопнули. С ним обращались не как с определенной Силой, не как с одним из Властителей Страны Теней, а как с обыкновенным мелким воришкой!

Именно поэтому он и воскрешал в сознании всевозможные пытки, а отнюдь не удары меча. Мерзавцы, убив его столь пошлым образом, нанесли неизгладимый ущерб его гордости! Если бы они уничтожили его как-то по-другому, он был бы куда менее обозлен.

Повелитель Крыланов! Это его вероломство, подогретое завистью и жаждой мести, спланировало и организовало такое неслыханное оскорбление. Ничего, он сполна заплатит за это!

Переполненное яростью сердце гнало вперед почти обессилевшее тело. Однако ненависть, хоть и согревала, все же не могла скрыть тот бесспорный факт, что температура воздуха непрерывно падает. И падает, несмотря на то, что высота местности над уровнем моря уже давно не растет.

Валет улегся на спину и пристально всмотрелся в черную Сферу, загораживавшую звезды в центральной части небосвода.

Там находилось средоточие сил Щита — эта Сфера полностью преграждала доступ света с Дневной Стороны, и кто-то постоянно присматривал за тем, чтоб она работала нормально. Но тогда где же те Семеро Могущественных, на чьих именах раскрыта сейчас Книга Элса, и кто поочередно должен был нести службу у Щита? Ведь как бы ни кипели междоусобные войны в данный момент, ни один властительный Лорд не посмел бы нарушить Перемирие Щита, ибо от Перемирия зависела судьба всего Мира. Валету и самому многократно приходилось отбывать такую службу, причем дважды вместе с Повелителем Крыланов.

Валета так и подмывало применить чары, которые позволили бы ему увидеть нынешнюю страницу Книги Элса, чтобы узнать, чьи же имена начертаны на ней. Ему вдруг пришло в голову, что одно из них может оказаться его собственным. Но он не слышал, чтобы кто-то окликал его по имени с тех самых пор, как очнулся в Клоаке. Нет, надо полагать, сейчас очередь кого-нибудь другого.

Широко распахнув свое естество, Валет ощутил жуткий холод Внешней Тьмы, просачивающийся вниз вдоль краев Сферы, расположенной в вершине Щита. Пока это была еще совсем незначительная протечка, но если промедлить, то на заделку дыры придется затратить немало труда. С такими делами шутить не приходится! Созданный чародейством, Щит предохранял Темную Сторону от превращения в страну Вечной Зимы столь же надежно, как силовые экраны защищали жителей Дневной Стороны, не давая им зажариться под безжалостными лучами солнца.

Валет снова закрыл свое естество, преграждая дорогу холоду и дрожи. Немного спустя он убил маленькое, покрытое пушистым мехом животное, вздумавшее подремать не верхушке большого валуна. Валет освежевал его и выпотрошил с помощью своего меча, но, поскольку на всем пути ему не попалось ни одной щепочки, мясо пришлось есть сырым. Он разгрыз кости и высосал из них костный мозг. Такая примитивная жизнь вызывала у него отвращение, хотя среди его знакомых было немало таких, которые предпочли бы ее более цивилизованной. Валет был доволен и тем, что тут нет свидетелей его одичания.

Он бодрствовал, когда у его ушах прозвучал сигнал:

— Валет из Страны Теней…

И больше ничего… Надо полагать, какая-то тень скользнула по губам того, кто произнес эти слова, но она, должно быть, лишь мелькнула и сейчас же исчезла.

Валет медленно повел головой из стороны в сторону И определил направление, откуда пришел зов. То место лежало далеко впереди и чуть вправо от него. Может быть, даже в другом королевстве.

Он яростно скрипнул зубами. Если б он хоть точно знал свое нынешнее местонахождение, то мог бы догадаться, по меньшей мере, и насчет того, кто произнес эти слова. А так с равным правом можно было предположить и то, что до него дошел обрывок пустой болтовни в какой-нибудь таверне, и то, что эти слова сказаны кем-то, кто уже знает о возвращении Валета, другому участнику заговора. Вероятность последнего предположения Валет долго прокручивал в уме.

Он ускорил шаги и даже не остановился отдохнуть в ранее намеченное для этого время. Что ж, это решение принесло удачу — он наткнулся на яму с водой. Оказалось, что водоем никем не охраняется, и Валет спокойно подошел к нему и напился досыта.

Он попытался рассмотреть в темной воде свое отражение и так долго и так упорно всматривался в воду, что его облик стал чуть более отчетливым: темное лицо, очень худое, тусклый блеск глаз — одним словом, силуэт мужчины на фоне звезд.

— Ох, Валет! Ты уже и сам превратился в тень! — пробормотал он. — Совсем ты иссох в этой жуткой стране. А все потому, что пообещал Полковнику-Который-Никогда-Не-Умирал эту проклятущую побрякушку! Не ожидал, что дело обернется таким образом, а? Стоило ли пытаться, раз за ошибку пришлось платить такую цену? — И он расхохотался впервые за все время, что прошло с его воскрешения. — И ты тоже смеешься, о тень тени? — обратился он к своему отражению. — Вполне вероятно, — ответил за него самому себе. — Но ты все же не издеваешься надо мной, ибо ты — мое отражение и отлично знаешь, что я снова отправлюсь за этим проклятым Хелфлеймом, как только выясню, где он находится теперь. Айвина стоит того!

На мгновение Валет забыл свою ненависть и улыбнулся. Пламя, сжигавшее мозг Валета до самых дальних его уголков, опало, и на его месте возник образ девушки.

У нее были бледное лицо и зеленые глаза, напоминавшие об отсветах на гранях старинных зеркал. Коротковатая верхняя губа лишь слегка касалась нижней, каждый раз оставляя на ней как бы след влажного поцелуя и придавая лицу слегка обиженный вид. Подбородок легко помещался в кольцо, образованное большим и указательным пальцами Валета, а отливающие медью вьющиеся пряди волос шапкой вздымались над такого же цвета бровями, раскинутыми, как крылья парящей в воздухе птицы. Ее звали Айвиной, и ростом она еле достигала плеча Валета. Одета девушка была в зеленое бархатное платье, туго обтягивающее тонкую талию. Шея походила на ствол чудесного юного деревца, с которого только что сняли грубоватую кору. Пальцы, как искусные танцоры, бегали по струнам пальмирины. Это была Айвина из крепости Холдинг…

Она родилась от одного из тех редких союзов, которые иногда заключаются между Тьмой и Светом. Отцом ее был Полковник-Который-Никогда-Не-Умирал, а матерью — смертная женщина по имени Лорет. Может, в этом и крылся секрет ее очарования. Может, от того, что в ней есть частица Света, она обладает и душой? Что ж, вполне возможно. В любом случае Валет не мог представить ее себе в качестве порождения Тьмы, которое в том же жалком виде, что еще недавно был у него, вылезает из Клоаки Глайва. Нет! Эту мысль он тотчас решительно изгнал.

Хелфлейм был тем выкупом за невесту, который назначил ее отец, и Валет тут же поклялся, что опять отправится его добывать. Только сначала нужно отомстить… Айвина, разумеется, его поймет. Она знает, как высоко он ставит свою честь, как он горд. Она подождет. Она обещала ждать вечно, обещала в тот самый день, когда он отправился в Иглес на Адские Игры. Она — истинная дочь своего отца, и время для нее мало что значит. Она переживет смертных женщин и сохранит прежнюю юность, прежнюю красоту и прежнюю грацию. Она подождет.

— Да, тень тени, — обратился Валет к своему отражению в луже, — она стоит того.

Спеша сквозь тьму и горько сожалея, что у него всего лишь ноги, а не колеса, Валет вновь услыхал стук подков. Он опять спрятался, и всадники опять миновали его. Только на этот раз копыта процокали куда ближе.

Больше Валет не слышал, чтоб кто-то называл его имя, и гадал, нет ли какой связи между подслушанными ранее словами и всадниками, проскакавшими так близко от него.

Температура воздуха не снижалась, но и не поднималась. Валета постоянно бил озноб; когда же он распахивал свое естество, то ощущал медленное, однако непрерывное просачивание холода сквозь Щит над своей головой. Утечка в этих местах и должна была ощущаться особенно сильно, так как Клоаки Глайва лежат как раз под самой вершиной Щита — под Сферой. Возможно, что дальше к востоку утечка пока вообще не заметна.

Валет упорно продолжал идти вперед; время от времени он останавливался на отдых, но никаких звуков, которые можно было принять за близкую погоню, не слыхал. Ободренный этим, Валет чаще стал останавливаться на привал. Иногда он даже отклонялся от пути, проложенного по звездам, чтобы исследовать места, в которых могли образоваться дождевые лужи или была надежда встретить какую-нибудь съедобную тварь.

Дважды ему удавалось найти воду, а вот ничего подходящего для еды он так и не встретил.

В одной из таких экскурсий его внимание привлекло бледновато-красное свечение, исходившее из расселины между скал справа. Если б он шел побыстрее, то наверняка пропустил бы это явление — так слаб был еле видимый свет. Но на этот раз Валет шел медленно, карабкаясь вверх по склону, покрытому осыпями и шатающимися валунами.

Увидев свечение, Валет остановился и задумался. Огонь? Там, где что-то горит, должны быть и тени. А если будут тени…

Он обнажил клинок и свернул в сторону. Держа меч перед собой, Валет вошел в расселину. Осторожно двинулся по узкому коридору, после каждого шага останавливаясь, прижимаясь спиной к каменной стене и заглядывая вперед.

Глянув вверх, он подумал, что вершины скал раза в четыре превосходят его собственный рост. Звездная река струилась сквозь непроницаемую черноту каменного массива.

Проход постепенно свернул влево, а затем внезапно оборвался, выйдя на широкий уступ, фута на три возвышавшийся над дном ложбины. Валет стоял на уступе и внимательно разглядывал незнакомую местность.

Ложбину со всех сторон окружали высокие каменные стены, судя по всему, естественного происхождения. Черный низкий кустарник прижимался к основанию этих стен, а перед ним шла более широкая полоса темных трав и сорняков. Растительность, однако, резко обрывалась по периметру почти идеального круга.

Круг — правильный и какой-то удивительно безжизненный — располагался в дальнем конце ложбины, и его диаметр, вероятно, составлял около восьмидесяти футов. В самом центре, слабо светясь, лежал здоровенный, покрытый мхом валун.

Валет почувствовал какую-то глухую тревогу, хотя и не мог сказать, чем она вызвана. Он тщательно оглядел зазубренные пики и обрывы, ограждавшие ложбину, потом поднял глаза к звездам.

Показалось ли ему, или свет и в самом деле померк, когда Валет отвел взгляд от камня?

Он решительно шагнул с уступа. Потом очень осторожно, держась поближе к той стене, что была слева от него, пошел вперед.

Мох полностью покрывал поверхность валуна. Он был красноватого цвета и, казалось, являлся источником свечения. Подойдя к валуну поближе, Валет заметил, что в ложбине гораздо теплее, чем снаружи. Возможно, высокие стены играли роль своего рода теплоэкрана.

Держа клинок наготове, Валет вступил в круг и стал приближаться к валуну. Какова бы ни была причина, вызывавшая ощущение нереальности всего этого места, он надеялся, что сумеет использовать ее в своих интересах.

Но не успел он сделать внутри круга и полдюжины шагов, как почуял психическое давление, будто что-то живое билось, тыкалось рылом в начинку его головы.

— Свежий мозг! Не могу удержаться! — пришла чужая мысль.

Валет остановился.

— Кто ты? Где находишься? — спросил он.

— Я лежу перед тобой, малыш. Подойди поближе.

— Я вижу только заплесневелый кусок камня.

— Скоро увидишь и еще кое-что. Иди-ка сюда!

— Нет уж, спасибо, — ответил Валет, почувствовав явно усиливающуюся коварную заинтересованность этого внезапно проснувшегося сознания, которое пыталось его завлечь.

— А это не приглашение. Это приказ, который я отдал тебе.

Валет почувствовал, как в его сознание проникает чужая грозная воля, с которой пришла и потребность идти вперед. Сопротивляясь изо всех сил, он вскричал:

— Кто ты?

— Я — то, что ты видишь перед собой. Иди сюда!

— Ты — камень или мох? — спросил он, борясь за то, чтобы не сдвинуться с места, и чувствуя, что явно проигрывает в этом состязании. Он понимал, что если сделает хоть один шаг, то второй пойдет уже легче. Его воля будет сломлена, и каменная штуковина сделает с ним все, что захочет.

— Говорят, что нас двое, хотя на самом деле мы — один. А ты — упрямая тварь! Впрочем, это тоже хорошо. Однако дольше тебе не удастся мне противиться.

Это была правда. Его правая нога уже пыталась действовать по своей воле, и Валет понимал, что через мгновение так и случится. Пришлось пойти на компромисс.

Развернув свой корпус, он сдался психическому давлению, но шаг, который он сделал, был сделан скорее вправо, чем вперед.

Затем его левая нога стала настоятельно требовать шага в направлении камня. Сопротивляясь и в то же время подчиняясь, он опять двинулся в сторону и лишь немного вперед.

— Отлично! Хоть ты и не идешь ко мне по прямой, ты все равно рано или поздно приблизишься вплотную!

На лбу Валета выступил пот — с таким упорством он бился за каждый шаг. И, тем не менее, продвигался вперед по суживающейся спирали, все время двигаясь против часовой стрелки к тому, кто так настойчиво призывал его к себе. Он потерял счет времени, истекшему в этом поединке. Он забыл обо всем: о своей ненависти, о голоде, о жажде, о любви. Во всей Вселенной их было только двое — он и этот розовый валун. Напряжение, соединявшее их, наполняло воздух подобно монотонному звону, который в конце концов делается неразличимым для слуха именно благодаря своему постоянному присутствию и становится как бы неотделимой частью общего порядка вещей.

Казалось, будто сражение между Валетом и тем — другим — тянется вечно.

Затем нечто новое вошло в крошечную Вселенную их противостояния.

Сорок или пятьдесят мучительных шагов (Валет давно потерял им счет) привели его к точке, откуда он мог разглядеть дальнюю сторону валуна. И тут его сосредоточенность на воле к победе чуть не рухнула, поддавшись буре эмоций, которая почти заставила сдаться на милость упорного давления другой воли.

Он пошатнулся, увидев кучу скелетов, лежавших позади светящегося валуна.

— Да. Я должен был поместить их там, чтобы новоприбывшие не пугались и не уклонялись от захода в зону моего влияния. Именно здесь ляжешь и ты, мой пузырь, наполненный кровью!

Восстановив способность к самоконтролю, Валет продолжил схватку — куча костей стала весьма ощутимым стимулом для новых усилий. Своим медленным зигзагообразным ходом он обошел валун с тыла, миновал кости и пошел дальше тем же крестным путем. Скоро он вновь оказался перед камнем, как это было в начале, но только теперь футов на десять ближе к нему. И снова движение по спирали, и снова приближение к тыловой части валуна.

— Должен сказать, что на тебя я потратил куда больше времени, чем на остальных. Впрочем, ты ведь первый, который придумал ходить по кругу, прежде чем сдаться.

Валет не ответил, так как, обходя валун сзади, он внимательно изучал мрачные останки. Делая этот обход, он заметил, что мечи и кинжалы, металлические пряжки и части перевязей лежали целыми и невредимыми; одежда же и другие ткани совсем или наполовину сгнили. Тут же на земле валялась разная мелочь, высыпавшаяся из нескольких заплечных мешков и котомок. Хотя при тусклом свете звезд Валет не мог разглядеть, что это за вещи, ему показалось, что среди костей он видит кое-что, дарующее ему слабенькую надежду.

— Еще один круг, и ты придешь ко мне, маленькая тварь. Вот тогда-то ты и коснешься меня.

С каждым новым витком Валет все ближе подходил к покрытой розовой плесенью поверхности валуна. С каждым сделанным шагом валун казался Валету все больше и больше, а излучаемый им слабый свет делался все слабее и слабее. Как ни вглядывался Валет в камень, он не мог выделить там никакой точки, которая обладала бы собственной люминесцентностью. Свечение было свойством всей поверхности в целом.

И снова перед ним фронтальная часть валуна, но теперь она уже так близка, что до нее можно легко доплюнуть. Еще несколько шагов, и теперь уже, вытянув руку, можно пощупать бока каменного чудища.

Валет перебросил клинок в левую руку и нанес сильный удар, вспоровший мшистую оболочку. Из разруба выступили слизь.

— Так ты меня не ранишь. Да и вообще, где тебе нанести мне увечье!

Валет снова увидел скелеты, но теперь он находился уже так близко к валуну, что различал все детали его поверхности, которая вблизи выглядела, как разъеденная раком плоть. Он ощутил жестокий голод, терзающий его каменного врага. На ходу Валет ногами разгребал кости, слыша, как они хрустят под подошвами сапог. Сейчас он был почти прижат к тыльной части валуна.

И в это мгновение Валет наконец увидел то, что так жаждал увидеть, и, собрав все силы, заставил себя сделать еще три коротких шажка, чтоб поднять эту вещь с земли. Движения Валета напоминали движения человека, идущего навстречу урагану. От смертельно опасной для него поверхности камня Валета отделяли считанные сантиметры.

Собрав волю в комок, он дотянулся до заплечных мешков и, работая клинком и пальцами свободной руки, подтащил их к себе. Он даже успел прихватить и те полусгнившие плащи и куртки, что валялись у самых его ног.

Однако последовавший за этим нажим чужой воли был слишком силен. Валет почувствовал, что его неодолимо тянет назад и что плечо его уже коснулось покрытого лишайником камня.

Он попробовал оторваться, хотя и знал наперед, что из этого ничего хорошего не выйдет.

Сначала Валет не почувствовал ничего особенного. Затем в плече, там, где оно касалось камня, возникло неприятное ощущение ледяного холода. Оно продержалось недолго и быстро ушло, не оставив и признака боли. Валет попытался было пошевелить плечом, но оно, как оказалось, полностью онемело.

— А ведь не все так страшно, как ты думал, верно?

На Валета внезапно обрушилась волна темной дурноты, как случается с человеком, если он просидит несколько часов, не вставая, а затем резко поднимется. Головокружение ушло, оставив после себя совершенно новое ощущение — будто из плеча у него вытащили какую-то затычку и теперь его силы медленно вытекают через дыру. С каждым ударом сердца становилось все труднее сохранять ясность мысли. Онемение постепенно распространялось на спину, ползло вниз по руке. Было неимоверно трудно заставить правую руку подняться и нашарить висевшую на поясе сумку. Валету показалось, что он роется в ней уже несколько столетий.

Поборов почти неодолимое желание закрыть глаза и опустить голову на грудь, Валет свалил перед собой всю кучу собранного тряпья. Левой рукой, которая к этому времени почти вся онемела, но еще продолжала сжимать рукоять меча, он подтащил клинок к этой куче и изо всех сил ударил по стали кремнем. Искры весело заплясали по сухой материи, но Валет продолжал их высекать даже тогда, когда тряпье уже затлело.

Когда по тряпкам пробежал первый язычок огня, Валет зажег от него тот свечной огарок, который он позаимствовал у одного из мертвецов.

Он высоко поднял огарок над головой, и кругом заплясали тени. Валет поставил свечу на землю, так, чтобы его собственная тень легла поперек валуна.

— Что ты там делаешь, ты, закусь?

Валет блаженствовал в своем царстве легких теней, его голова опять работала четко, а в кончиках пальцев возникло долгожданное покалывание.

— Я — камень, что пьет кровь из мужей! Отвечай! Что ты вытворяешь?!

Огонек свечки затрепетал, танцующие тени нежно ласкали Валета. Он положил правую руку на левое плечо, и покалывание перешло туда, гоня онемение прочь Затем, завернувшись в тени, как в плащ, он распрямился во весь рост.

— Вытворяю? Нет! Я уже вытворил все, что хотел Еще недавно ты гостил во мне, а теперь, по-моему, было бы справедливо, если бы ты разрешил мне нанести ответный визит.

Валет отошел от валуна и повернулся к нему лицом Камень снова попытался было овладеть волей Валета, но тот взмахнул рукой и тени заплясали по всей поверхности валуна. В этот калейдоскопический, дергающийся узор, который он сам и создал, Валет умудрился просунуть свое сознание.

— Где же ты?

— Повсюду! — ответил Валет. — И нигде. Потом он вложил меч в ножны и вернулся к валуну.

Так как от свечи остался лишь крошечный огарок, Валет знал, что ему следует поторапливаться. Он возложил обе ладони на губчатую поверхность камня.

— Я тут.

В отличие от прочих Владык Темной Стороны, чья магическая сила действовала только в определенных границах, имевших точные географические координаты, в пределах которых они обладали верховной властью, владения Валета были эфемерны и недолговечны, зато возникали повсюду, где свет падал на поверхность прочих предметов, создавая тени, которые были куда светлее тьмы.

Закутавшись в клочок тени, Валет теперь пытался навязать валуну свою волю.

Конечно, валун тоже пробовал сопротивляться, но они явно поменялись ролями. Сила, которая еще недавно чуть не сокрушила Валета, превратившись в жертву, лишь слабо защищалась. Валет же пробудил в себе такой голод, который превращал его в подобие космического вакуума, в безбрежную пустоту. Потоки энергии, силы притяжения и отталкивания полностью изменили свое былое направление.

Валет ел.

— Ты не имеешь права так обращаться со мной. Ты всего лишь тварь, предназначенная мне в пищу!

Но Валет только смеялся, ибо мощь его росла по мере того, как сопротивление противника слабело. Вскоре у валуна не осталось сил даже на протесты.

И не успел огарок ярко вспыхнуть в последний раз и угаснуть, как лишайник побурел, а сияние исчезло совсем. Какова бы ни была эта жизнь, теперь ей настал конец.

Тщательно вытерев руки плащом, Валет покинул лощину.

Глава 3

Позаимствованный у валуна запас сил еще долго поддерживал Валета в пути, и он надеялся, что вскоре сможет навсегда покинуть зловонную страну. Температура воздуха больше не падала, а когда Валет готовился устроиться на ночлег, прошел даже слабый дождик.

Валет прикорнул у подножья первой попавшейся скалы и натянул на голову плащ. Конечно, такая защита от дождя не слишком надежна, но Валет продолжал радоваться дождю даже тогда, когда холодные струи воды потекли прямо по его голой коже. Это ведь был первый дождь за все врем, как он покинул Глайв.

Когда дождь кончился, Валету часто встречались многочисленные лужи и мелкие ямы с водой, где можно было умыться, напиться и наполнить фляжку про запас.

Вдруг что-то коснулось его лица, да так мимолетно, что он не успел никак среагировать на легкое прикосновение. Случилось это, когда Валет проходил мимо развалин старинной башни, — лоскут тьмы оторвался от нее и понесся к нему стремительно и зигзагообразно, будто влекомый порывами ветра. Валет даже не успел выхватить клинок из ножен.

Летучая тварь коснулась его щеки и унеслась прочь. Валет все же швырнул ей вслед, пока она не исчезла из вида, те три камня, что он таскал с собой, и чуть-чуть не достал ее вторым. Понурив голову, он добрых полминуты изрыгал вслед твари самые ужасные проклятия. Это был крылан.

Молясь о ниспослании ему теней, Валет бросился бежать. На равнине встречалось немало развалин башен. Одна из них стояла у самого устья прохода, который разделял два высоких холма и вел к горной цепи, лежавшей за ними. Валет терпеть не мог ходить мимо построек, разрушенных или нет — безразлично. В них легко могла прятаться засада. Поэтому он решил обойти башню, держась от нее как можно дальше.

Он почти миновал ее и уже подходил ко входу в ущелье, как вдруг услышал, что его окликают по имени.

— Валет! Мой Червонный Валет из Страны Теней! — донеслось до него. — Неужели это в самом деле ты!

Валет резко обернулся в ту сторону, откуда раздались слова и положил руку на рукоять меча.

— Нет! Нет, мой милый мальчик! К чему меч, если идешь на свиданку со старушкой Рози!

Валет с трудом отыскал ее взглядом — так неподвижно стояла она. Древняя старуха, одетая во все черное, тяжело опиралась на посох на фоне полуразрушенной стены.

— Откуда ты знаешь мое имя? — спросил он.

— Неужто ты позабыл меня, мой миленький Валет? Неужто позабыл? Нет, скажи, что ты помнишь…

Он долго всматривался в эту согбенную старуху с копной седых и очень сальных волос. «Совсем как сломанная швабра, — подумал он. — Она напоминает мне старую сломанную швабру…»

И все же… Было в ней нечто знакомое. Только он никак не мог вспомнить — что.

Валет позволил руке соскользнуть с оружия и подошел к старухе поближе.

— Рози? Нет! Быть того не может…

Теперь он стоял к ней почти вплотную и мог наконец заглянуть ей в глаза с высоты своего роста.

— Скажи, что ты помнишь меня, Валет.

— Помню, — отозвался он эхом.

Он и в самом деле вспомнил — Рози из гостиницы «Жареные окорочка», что стоит на проезжей дороге возле самого океана.

— Но это же было так давно, да к тому же в Сумеречных…

— Да, — ответила она. — Это было очень давно и так далеко отсюда. Но я никогда не забывала тебя, Валет Из множества мужчин, с которыми пришлось иметь дело бедной девке из таверны, она запомнила лучше всех тебя. Что с тобой случилось, Валет?

— Ах, моя Розали! Меня обезглавили… безвинно, спешу отметить, и я сейчас как раз возвращаюсь из Глайва. А как ты? Ты же не созданье Тьмы. Ты смертная. Что ты делаешь в этих жутких владениях Дрекхейма?

— Я — Ведунья Восточных Болот, Валет. Признаюсь, в юности я не отличалась особым умом — даром что ли так легко клюнула на твою фальшивую улыбку да на щедрые обещания. Но с возрастом становишься умней. Я ухаживала за одной старой отставной шлюхой, и она передала мне кое-какие навыки Мастерства. Когда я прослышала, что барону Дрекхейму нужна Ведунья, чтоб охранять этот проход в его княжество, я отправилась к нему и дала ему клятву верности. Говорят, будто он гнусный подонок, но к старушке Рози он всегда благоволит. Дрекхейм к ней куда добрее, чем большинство ее былых знакомцев. Хорошо, что ты меня вспомнил, Валет.

С этими словами она вытащила откуда-то из-под плаща матерчатый узелок, развязала его и расстелила прямо на земле.

— Сядь и преломи со мной хлеб. Вспомним старые добрые времена.

Валет снял пояс с мечом и уселся по другую сторону расстеленной «скатерти».

— С тех пор как ты съел живой камень, прошло немало времени, — сказала старуха, передавая ему хлеб и кусок вяленого мяса. — Так что, наверное, ты уже успел проголодаться.

— А откуда тебе известно о моей стычке с этим камнем?

— Я же сказала, я — Ведунья, причем в буквальном смысле слова. Я не знала, что это дело твоих рук, но знала, что камень мертв. Именно на такой случай я и караулю эти места по приказу барона. Мне ведомо все, что тут происходит, ведомо, кто прошел и зачем. И все эти сведения я передаю барону.

— О! — воскликнул Валет.

— Видно, во всей твоей былой похвальбе была какая-то доля истины — ну, насчет того, будто ты не простой выходец с Темной Стороны, а Властительный Лорд, Обладатель Силы, хоть и нищий, — сказала она. — Потому как мои гадания утверждают, что только тот, у кого есть Сила, смог бы съесть красный камень. Значит, ты не только шутил, когда похвалялся перед бедной девчонкой эдакими вещами. Другое, может, и вранье, но уж никак не это.

— Что «другое»?

— Да твой треп насчет того, что в один прекрасный день вернешься к глупой девчонке, возьмешь ее к себе, и она будет жить с тобой в Страже Теней — Шэдоу-Гарде, который будто бы еще не видали глаза ни одного смертного. Ты клялся ей в этом, и она ждала тебя много лет. А затем как-то ночью на нашем постоялом дворе остановилась одна старая отставная шлюха и заболела. Юная девушка (а она к тому времени уже не была ни юной, ни девушкой) должна была подумать о своем будущем. И заключила сделку, чтоб научиться ремеслу повыгоднее.

Валет долго молчал, опустив глаза долу. Потом, с трудом проглотив хлеб, который задумчиво жевал, тихо произнес:

— Я вернулся. Я вернулся, но не нашел никого, кто хотя бы помнил мою Розали. Там все стало другим. И народ был новый. Так что пришлось мне снова уходить оттуда.

Она громко хихикнула.

— Валет! Валет! Валет! — воскликнула она. — Ведь теперь уже я не нуждаюсь в твоих красивых и лживых сказочках. Для старухи те штучки, на которые клюют юные девчонки, не стоят ломаного гроша.

— Ты говоришь, что стала Ведуньей… Разве у тебя теперь нет других и более надежных способов, чем догадка, чтоб отличать ложь от правды?

— Нет смысла пытаться воспользоваться Мастерством против Силы… — начала она.

— А ты попробуй на этот раз, — сказал Валет и снова посмотрел ей прямо в глаза.

Прищурившись и наклонившись вперед, она вонзила свой взор прямо в зрачки Валета. Ее глаза превратились в две бездонные пещеры, раскрывшиеся перед ним и готовые проглотить его без остатка. У Валета возникло странное, довольно неприятное чувство падения. Через несколько мгновений это чувство исчезло — стоило лишь Рози отвести взгляд в сторону и, отвернувшись, склонить голову на правое плечо.

— Ты и вправду возвращался, — промолвила она.

— Все было так, как я тебе говорил.

Он снова взял свой ломоть хлеба и принялся с хрустом грызть его, как бы не замечая двух влажных дорожек, что пролегли на щеках Рози.

— Я забыла, — сказала она наконец, — я забыла, как мало значит время для порождений Тьмы. В твоей жизни годы играют столь ничтожную роль, что ты их просто не замечаешь. В один прекрасный день ты подумал, что тебе пора бы вернуться за Рози, но тебе даже в голову не пришло, что она за это время могла состариться, умереть или уехать оттуда навсегда. Теперь я понимаю, мой мальчик. Ты привык к вещам, которые никогда не меняются. Сила всегда остается Силой. Сегодня ты можешь убить человека, а через десять лет отобедаешь с ним, со смехом вспоминая дуэль, на которой вы дрались, и с трудом припоминая ее причину… Ох, какую же интересную жизнь ты ведешь!

— Зато у меня нет души. А у тебя она есть.

— Душа? — расхохоталась старуха. — Что такое душа? Я же никогда ее не видела! Откуда мне знать, есть ли она у меня? А если и есть, то принесла ли она мне хоть чутошную пользу? Я бы, не раздумывая ни минуты, обменяла ее на то, чтобы стать одной из вас. Увы, это неподвластно моему Мастерству.

— Мне очень жаль, — отозвался Валет. Некоторое время они ели в молчании.

— Есть одна вещь, о которой я хотела бы тебя спросить, — произнесла наконец Рози.

— Какая?

— Этот Шэдоу-Гард… существует ли он в самом деле? — спросила она. — Замок высоких сумрачных залов, одинаково невидимый для твоих врагов и твоих друзей, куда ты когда-то обещал привести ту юную девушку, чтоб она провела там с тобой все годы своей жизни?

— Конечно, существует, — ответил Валет и поглядел, как она ест. Рози потеряла почти все зубы и приобрела привычку жуя громко причмокивать губами. И вдруг из-за этих глубоких морщин на него откуда-то глянуло лицо той юной девочки, которой она когда-то была. В улыбке сверкнули белые зубы, волосы вновь стали длинными и блестящими, подобными черной бездне меж ярких звезд. А в ее глазах снова пылал тот особый блеск, похожий на сияние голубого неба Дневной Стороны, которым он так наслаждался в свое время. Ему было лестно думать, что этот огонек вспыхивал только для него.

— Конечно, он существует, — повторил Валет, — и теперь, когда я нашел тебя, может быть, ты отправишься туда вместе со мной? Подальше от этих проклятых земель, в страну навевающих сны теней? Поедем туда, где ты проведешь со мной остаток своей жизни и где я буду добр к тебе.

Она пристально всматривалась в его лицо.

— И ты сдержал бы свое обещание спустя все эти годы… сдержал бы теперь, когда я стала уродливой, дряхлой старухой?

— Давай, не мешкая, отправимся вместе по этому ущелью, а оттуда вернемся в наши Сумеречные Земли…

— Почему ты так хочешь этого?

— Ты сама знаешь, почему.

— Быстро, дай мне взглянуть на твои ладони, — воскликнула старуха.

Валет протянул ей руки. Рози жадно схватила их, повернув ладонями вверх. Потом низко склонилась, тщательно вглядываясь в рисунок, образованный линиями.

— Увы! Все это бесполезно! — вздохнула она. — Я не могу читать твои линии, Валет. Руки вора слишком привыкли к непрерывному движению, они все время что-то вертят, крутят, ловчат, дергают. Все линии лгут, хоть сами руки были прекрасны, пока их так не изуродовали.

— Что же такое ты увидела там, Розали, о чем не хочешь сказать мне?

— Кончай есть! Бери с собой хлеб и беги. Я слишком стара, чтобы следовать за тобой, хотя с твоей стороны было очень мило предложить мне это. Той шальной девчонке Шэдоу-Гард наверняка понравился бы, но я предпочту окончить свой век в этих краях. А теперь — иди! Торопись! И постарайся простить меня.

— Простить тебя — за что?

Она подняла его руки к губам и поцеловала одну за другой.

— Когда я увидела, что сюда приближается тот, кого я ненавидела все эти годы, я с помощью моего Мастерства тут же известила барона и решила задержать тебя подольше. Теперь я знаю, что была не права. Но стража барона, должно быть, уже скачет к нам. Входи в ущелье и ни в коем случае не останавливайся. Возможно, тебе удастся скрыться от них, если доберешься до выхода из ущелья. Я же постараюсь вызвать бурю, чтобы замести следы твоего бегства.

Валет вскочил на ноги и помог встать Рози.

— Спасибо тебе. И все же, что ты прочла в линиях моей ладони?

— Ничего.

— Скажи мне, Розали.

— Если стражники даже схватят тебя, то особой беды это не принесет, — продолжала она, — ибо есть Сила куда могущественней, чем барон, и тебе предстоит с ней встретиться лицо к лицу. Это неизбежно. То, что произойдет после этой встречи и представляет исключительную важность. Главное, не позволяй своей ненависти увлечь тебя к машине, которая умеет думать, как люди, только куда быстрее. В твоем деле задействованы такие Силы, которые несовместимы с ненавистью.

— Такие машины есть лишь на Дневной Стороне.

— Я знаю. А теперь беги, мой Валет!

— Еще придет день, когда я снова увижу тебя. — Он поцеловал ее в лоб и, повернувшись, бросился к ущелью.

Старуха следила за ним взглядом — и вдруг ощутила холод, обволакивающий ее целиком.

Склоны холмов, которые сначала были совсем пологи, а потом делались все круче и круче, теперь грозно нависали над ним. Валет мчался вперед, видя, как они уступают место высоким, чуть наклонным каменным стенам. Ущелье то расширялось, то сужалось. Наконец Валету как-то удалось укротить свой страх, отпихнуть и хоть с трудом, но удерживать его на расстоянии вытянутой руки. После этого он перешел на быстрый шаг. Не было смысла так тратить силы; уверенный размашистый шаг позволит ему покрыть куда большее пространство до того, как усталость свалит его с ног.

Он глубоко вздохнул и прислушался, нет ли шума погони. Вроде не слышно.

Длинная черная змея бесшумной струйкой пролилась по стене справа от него и исчезла в каменной щели, откуда больше не выползла. Вверху упавшая звезда прожгла мгновенный след в черном небе; жилы каких-то минералов сверкнули стеклянным блеском, отражая ее свет.

Валет вспомнил о Розали и подумал, каково иметь родителей, быть ребенком и полностью зависеть от других во всем, без чего жизнь просто невозможна. Еще он задумался о том, каково быть старым и знать, что тебе предстоит умереть, но без надежды на воскрешение. Однако вскоре он почувствовал, что устал от этих мыслей не меньше, чем от физического напряжения. Больше всего ему хотелось закутаться в плащ и уснуть.

Чтоб хоть чем-то занять себя и не поддаваться сну, Валет стал считать шаги — тысяча, еще тысяча. Он тер глаза; мурлыкал мотивы любимых песен; повторял заклинания и магические формулы; подумал об еде, потом о женщинах; вспоминал свои самые удачные кражи; снова насчитал тысячу шагов; во всех деталях представил себе пытки и позорные наказания недругов; наконец стал думать об Айвине.

Высокие стены стали понемногу снижаться. Теперь Валет пробирался меж предгорных холмов, таких же, как и те, что стояли у входа в ущелье. Звуков погони не было слышно, что, как он надеялся, давало ему шанс благополучно выбраться. Когда он снова выйдет на равнину, там найдется немало укромных местечек, надежных убежищ.

Где-то вверху раздалось грозное ворчание грома; Валет взглянул на небо и увидел, что звезды частично уже скрыты тучами. Тучи, на его взгляд, собирались необыкновенно быстро, и он вспомнил обещание Рози вызвать бурю, чтобы скрыть его следы. Он улыбнулся, когда сверкнула молния, ударил гром и первые, еще робкие капли дождя забарабанили по его плечам.

К тому времени, когда Валет выбрался из ущелья, он промок до нитки. А ураган и не думал стихать. Видимость была плохая, но Валету показалось, что он выбрался на усыпанную обломками скал равнину, как две капли воды похожую на ту, что осталась по другую сторону гряды.

Валет примерно на милю отклонился от курса, который он считал правильным или, вернее, самым коротким путем, способным вывести его поскорее за пределы владений барона Дрекхейма. Он поискал и вскоре нашел подходящую груду валунов, примостился возле сухой стороны самого большого из них и уснул.

Разбудил его стук копыт. Валет затаился, прислушиваясь, и установил, что топот доносится с той стороны, где лежал уже знакомый ему горный проход. Дождь еще шел, но теперь уже гораздо слабее; время от времени доносились раскаты грома, но и они звучали все глуше — гроза уходила.

Цокот копыт тоже затихал. Валет приложил ухо к земле, вздохнул с облегчением и улыбнулся.

Невзирая на протесты каждой мышцы его тела, которое постанывало от боли, Валет поднялся на ноги и вновь пустился в дорогу. Он решил идти, пока льет дождь, — пусть смоет следы бегства на возможно большем отрезке пути.

Сапоги оставляли в черной грязи глубокие ямки, одежда противно липла к телу. Несколько раз Валет громко чихнул, от холода его бил мелкий озноб. Сквозь разрывы в тучах уже виднелись созвездия. Ориентируясь на них, он внес поправку в свой курс на восток.

Дождь наконец кончился. Вокруг не было ничего, кроме жидкой липучей грязи, но Валет упрямо тащился вперед. Одежда начала высыхать, а ходьба немного согрела тело, казалось, насквозь пропитанное сыростью.

Где-то за спиной послышался и смолк топот копыт.

«Зачем столько усилий, чтобы схватить одного-единственного человека?» — подумал Валет. Когда он в прошлый раз возвращался из Клоак Глайва, ничего подобного не было. Впрочем, тогда он шел совсем другой дорогой.

«То ли я стал чем-то знаменит, пока был мертв, то ли челядь барона Дрекхейма охотится за возвращающимися из чисто спортивного интереса. В любом случае лучше держаться от них подальше. А что имела в виду Рози, говоря, что в конечном счете совсем не важно — изловит меня барон или нет? Если то, что она увидела в линиях ладони, — правда, то это довольно-таки непонятная правда».

Оставив низину, заполненную жидкой грязью, за спиной, Валет выбрался на более высокую и еще более каменистую равнину. Там он стал высматривать местечко для сна. Но вокруг простиралось голое, без всяких укрытий, пространство, откуда следовало убраться поскорее, пока его не засекли на совершенно открытой местности.

Валет брел вперед, еле передвигая ноги, и вдруг увидел вдалеке нечто, более всего похожее на изгородь из камней. Подойдя поближе, он заметил, что эти камни гораздо светлее, чем те, которые валялись вокруг, и что сами столбы отстоят друг от друга на равные расстояния. Столбы явно не были естественного происхождения — скорее их обрабатывали руки какого-то маньяка, безумие которого выражалось в нездоровой любви к пятигранникам.

Валет нашел место для привала возле обсохшей грани одного из столбов, свернулся калачиком и уснул.

Ему снились буря и гремящие раскаты грома. Гром грохотал не переставая, и вся Вселенная содрогалась от этих раскатов. Потом какое-то время сознание Валета колебалось на грани сна и бодрствования. Но и в яви, и во сне Валету казалось, что ему чего-то недостает, хотя никак не мог понять, чего именно ему не хватает и почему.

«Я же не промок!» — понял он, одновременно удивленный и обрадованный.

В ушах снова отдались удары, которые его пробудили окончательно; голова покоилась на откинутой руке; мгновение он лежал — весь напряженное внимание, затем одним прыжком вскочил на ноги. Преследователи снова взяли его след!

Вдали показались всадники, похоже, их было семеро. Рукоять меча, казалось, сама прыгнула ему в ладонь. Он набросил на плечи плащ, провел рукою по волосам, протер глаза и стал ждать.

Над его левым плечом, в разрыве туч на недосягаемой высоте ярко вспыхнула звезда.

Валет решил, что бегать пешком от всадников глупо, тем более что он не видел поблизости ни одного местечка, где можно было бы скрыться от них. Если он побежит, его просто будут гнать, пока он не упадет полумертвым, и у него не хватит сил для хорошей схватки с врагами, в которой можно хоть нескольких из них отправить в Клоаки Глайва.

Валет ждал, изготовясь к бою, и потому оставил без внимания странное сияние, разгоравшееся на небе.

Подкованные копыта лошадей семи черных всадников высекали из камней снопы ослепительных искр. Их глаза, горевшие на фоне черного неба высоко над землей, были подобны горсти раскаленных угольков, которую кто-то с силой швырнул в сторону Валета. Из их ноздрей вырывались струйки пара, а широко разинутые рты испускали пронзительные, похожие на свист звуки. Рядом с ними стремительно и молча неслась похожая на волка тварь. Ее морда была опущена к земле, а длинный хвост струился по ветру, как черная лента. Тварь точно повторяла все зигзаги пути Валета, когда тот осторожно пробирался к каменным столбам.

— Вот ты и будешь первой, — процедил Валет, поднимая меч.

И, как будто услышав его слова, тварь задрала голову вверх, завыла и помчалась вперед, обгоняя всадников.

Когда тварь прыгнула на него, Валет успел отступить на четыре шага и прижаться спиной к скале. Держа рукоять обеими руками, он поднял клинок, будто готовился нанести мощный рубленый удар.

Пасть зверя была широко разинута, язык свешивался набок, обнажая огромные клыки, оскаленные в какой-то почти человечьей ухмылке.

Зверь прыгнул, Валет взмахнул клинком и, описав им в воздухе полукруг, выставил его прямо перед собой, крепко уперев локти в камень.

Тварь не зарычала, не залаяла, не взвыла, она лишь жутко вскрикнула, напоровшись на острую сталь.

Напор был так силен, что из легких Валета со свистом вылетел весь воздух, а локти, прижатые к скале, оказались разбитыми в кровь. На мгновение он чуть было не потерял сознание, но вой и отвратительный смрад, исходивший от зверя, быстро помогли ему придти в себя.

Зверь повис на мече. Раза два он попытался укусить клинок, но потом дернулся в агонии и сдох.

Валет уперся ногой в труп и, сделав сильный рывок с поворотом клинка, вытащил меч из туши. Затем с мечом наготове встал лицом к подъезжающим всадникам.

Те сначала слегка придержали коней, потом натянули поводья и остановились в десятке шагов от Валета. Предводитель — низенький лысый человек с огромным брюхом — слез с коня и подошел ближе. Глядя на истекающую кровью тварь, он покачал головой.

— Не следовало тебе убивать Шандера. — Голос его был хрипл и груб. — Он пытался всего лишь обезоружить тебя, а вовсе не увечить.

Валет расхохотался. Предводитель поднял глаза, сверкнувшие желтым огнем, выдавшим скрытую мощь этого человека.

— Ты издеваешься надо мной, вор! — крикнул он. Валет кивнул.

— Если вы возьмете меня живым, то я, должно быть, вдосталь хлебну этого варева. Так что не вижу причин скрывать свои чувства к тебе, барон. А потешаюсь над тобой я потому, что ненавижу тебя. Неужели у Дрекхейма нет других занятий, кроме как травить несчастных, возвращающихся из Глайва?

Отступив назад, барон поднял руку. По этому сигналу остальные тоже спешились. Ухмыляясь, барон обнажил меч, оперся на него и сказал:

— А знаешь, ты ведь пробрался в мои владения, не испросив разрешения на это.

— Это единственный путь из Глайва назад, — ответил Валет, — и всякий, кто возвращается оттуда, неизбежно должен пересечь твои угодья.

— Верно, — согласился барон. — Те, кого я ловлю, должны заплатить дорожный сбор: пробыть несколько лет у меня в услужении.

Стража меж тем обходила Валета с флангов, образуя как бы полукружие стальной короны и замыкая его со всех сторон.

— Бросай оружие, выходец из Страны Теней, — приказал барон. — Если нам придется обезоруживать тебя силой, ты в суматохе почти наверняка пострадаешь. А я предпочитаю иметь слуг с более или менее полным комплектом рук и ног.

Когда барон кончил говорить, Валет презрительно сплюнул. Двое всадников барона случайно взглянули на небо и уже не смогли оторвать от него глаз. Заподозрив в этом попытку отвлечь его внимание от барона, Валет даже не глянул в ту сторону.

Но вот еще один конник задрал голову вверх; да и сам барон посмотрел туда же.

Очень высоко, на самой периферии своего поля зрения, Валет краешком глаза не то увидел, не то ощутил появление большого светящегося пятна. Тогда он быстро обернулся в ту сторону и увидел большой светящийся шар, который стремительно приближался, заметно вырастая в размерах и обретая все большую яркость.

Валет тут же отвел взгляд. Какова бы ни была природа этого явления, надо быть дураком, чтобы не воспользоваться преимуществами, которые оно открывало.

Валет прыгнул вперед и срубил голову тому любопытствующему олуху, который занимал крайнее место в полукружии справа от Валета.

Ему удалось развалить череп еще и стражнику, что стоял рядом с первым; хотя тот и сделал неудачную попытку парировать удар, промедление оказалось для него гибельным. Но тут уж барон и четверо воинов развернулись и насели на противника.

Валет отбил их удары и поскорее отступил назад, стремясь обойти каменный столб слева и продолжая удерживать врагов на почтительном расстоянии. Но они тоже не мешкали, и скоро Валет оказался зажатым в кольцо. Каждый парированный им удар наносился со столь близкого расстояния и был так силен, что ладонь, сжимавшая меч, сначала ощущала острую боль, а потом стала неметь, причем онемение вскоре распространилось на всю руку. С каждым ударом меч становился все тяжелее и тяжелее.

Нападавшие начали пробивать его оборону. На плечах, бицепсах и бедрах Валета появились многочисленные, пока еще мелкие, колотые и рубленые раны. Где-то в памяти вдруг мелькнуло яркое воспоминание о Клоаках; оно тут же исчезло. Ярость, с какой велась атака, говорила ему, что теперь враги уже не хотели взять его в плен, а жаждали отомстить за павших товарищей.

Поняв, что вскоре он будет изрублен в капусту, Валет вознамерился прихватить с собой в Глайв и барона Дрекхейма, ежели это окажется в человеческих силах. Не обращая внимания на клинки остальных, он решил броситься на барона, как только тот хоть немного приоткроется. Причем тянуть с этим было нельзя, ибо силы уходили с каждой минутой и с каждым ударом.

Но, будто предчувствуя его замысел, барон дрался крайне расчетливо, тщательно соблюдая все правила защиты и оставляя нападение на долю своих людей. Уже задыхаясь, Валет решил, что дальнейшее промедление смерти подобно.

И вдруг все сразу кончилось. По клинкам запрыгали голубые огни и оружие раскалилось так, что его уже нельзя было держать в руках. Стражники бросали мечи и вопили от боли, глаза их слезились от ослепительной вспышки белого света, которая появилась из ничего прямо над их головами. Сверху посыпался ливень искр, а в воздухе густо запахло горелой резиной.

— Барон, — раздался приторный, как мед, голос, — вы, во-первых, нарушили границу моих владений, а во-вторых, пытаетесь убить моего пленника. Как вы можете объяснить свои действия?

Ужас острыми когтями вцепился в кишки Валета и стал в клочья рвать его желудок, когда он услышал этот слишком знакомый голос.

Глава 4

Когда огненные точки запрыгали перед глазами, Валет оглянулся, ища, нет ли тени. Но свет исчез так же внезапно, как и появился, а наступившая тьма показалась еще более густой. Валет хотел было воспользоваться этим обстоятельством, чтоб разобраться с бароном и его людьми, но тут рука его коснулась камня, и он крадучись начал скользить вдоль его грани, надеясь скрыться из глаз преследователей.

— Ваш пленник? — услышал Валет хриплый крик барона. — Он мой пленник!

— Мы с вами довольно долго были добрыми соседями, барон… во всяком случае, с того времени, когда мне пришлось преподать вам урок географии, — произнесла фигура, возникшая на вершине скалы и уже начавшая приобретать более четкие очертания. — Пожалуй, вам придется пройти повторный курс. Эти каменные столбы обозначают границу между моими и вашими владениями. Пленник находится по мою сторону пограничного столба — равно как и вы и ваши люди, смею заметить. Вы, конечно, уважаемый гость; что же касается пленника, то он, бесспорно, мой.

— Лорд, — произнес барон, — этот участок границы всегда был спорным, а кроме того, вам следует учесть, что я преследовал этого человека чуть ли не через все мои земли. Мне кажется, ваше вмешательство на данной стадии абсолютно неоправданно.

— Неоправданно? — донесся насмешливый ответ. — Не говорите мне о справедливости, сосед, да заодно не называйте пленника человеком. Мы оба знаем, что границы определяются взаимодействием Сил, а не законами и договорами. И всюду, куда достигает моя Сила от своего источника, то есть от столицы моего княжества Хай-Даджена, это все моя земля. То же самое применимо и к вам и к вашим владениям. Если вам угодно изменить границы между нашими княжествами и помериться Силами, то давайте займемся этим сейчас же. Что же касается пленного, вам отлично известно, что он сам обладает Силой, одной из тех немногих, что свободны менять свое местоположение. Свою Силу он черпает не из определенного географического пункта, но из сочетания света и тьмы. Тот, кто пленит его, получит немалую выгоду. А потому он — мой. Вы согласны, о Повелитель Нечистот? Или мы сейчас же займемся демаркацией границы?

— Я вижу, что Сила при вас…

— Значит, мы, естественно, находимся в моих владениях. А теперь, барон, отправляйтесь домой…

Обогнув пограничный столб, Валет бесшумно скользнул в темноту за камнем. Теперь у него была возможность перепрыгнуть через границу обратно и, может быть, снова вызвать свалку. Но каков бы ни был ее итог, он все равно станет чьим-то пленником. Лучше уж драпать в том единственном направлении, которое для него пока открыто. И надо брать ноги в руки немедленно.

Оглянувшись назад, он увидел, что ссора, пожалуй, продолжается, так как барон топал ногами и яростно махал руками. Доносились полные злобы выкрики, хотя Валет отошел так далеко, что слов почти не разбирал. Он мчался изо всех сил, понимая, что его отсутствие не может долго оставаться незамеченным.

Валет выскочил на верхушку невысокого холма и опрометью помчался к его восточному склону, проклиная весь мир за потерю меча. Он быстро устал, но все-таки принудил себя бежать рысцой, задержавшись лишь для того, чтобы вооружиться двумя подходящими для его карманов камнями.

На мгновение перед ним вытянулась его собственная тень, и он остановился, поглядев туда, откуда бежал. За холмом вспыхнуло ослепительное зарево, и в нем, подобно хлопьям пепла или палой листве, клубились, взмывая в высь и стремительно пикируя вниз, орды крыланов. Но, прежде чем Валет успел воспользоваться возникшими тенями, свет померк и тьма снова покрыла округу. Единственным звуком, который нарушал тишину, было его собственное тяжелое дыхание.

Он взглянул на звезды, чтобы определиться по ним, и побежал, на ходу высматривая хоть какое-нибудь укрытие от погони, которая неизбежно возобновится.

Валет все время бросал косые взгляды через плечо, но недавнее свечение больше не появлялось. Ему было любопытно, чем же все-таки кончился спор. Ведь барон, несмотря на внешность грубого простолюдина, славился как исключительно опытный маг. Да и сама ситуация, сложившаяся у них на границе, свидетельствовала, что оба владетельных Лорда были примерно одинаково удалены от источников своего могущества.

Вот было бы здорово, если б они уничтожили друг друга!.. Впрочем, на такую удачу вряд ли можно рассчитывать. А жаль.

Понимая, что к этому времени его исчезновение уже наверняка обнаружено и единственное, что могло остановить погоню, — это схватка между обоими Лордами, Валет вознес к небесам мольбу, чтобы она длилась как можно дольше, добавив к этому соображение, что наилучший ее исход — гибель или тяжелые увечья решительно всех участников.

И будто в насмешку над этой мольбой, почти в ту же секунду над ним бесшумно скользнула маленькая черная тень. Валет швырнул в нее оба камня, но промахнулся, и они пролетели мимо порхающей цели.

Решив, что продолжать идти по прямой глупо, Валет резко свернул влево и зашагал в этом направлении, не останавливаясь. Шел он медленно, стараясь экономить иссякающие силы. Когда пот на теле высох, он снова ощутил озноб. А может, для дрожи были и другие причины?

Валету почудилось, будто слева от него неотвязно движется некая бесформенная черная масса. Однако как только он повернул лицо в ту сторону, она тут же исчезла. Глядя прямо перед собой, он все же краем глаза уловил во тьме слабый намек на движение. Ему даже показалось, что это «нечто» теперь гораздо ближе к нему, чем раньше.

Вскоре оно оказалось рядом. Валет ощущал его присутствие, но не мог рассмотреть, что это такое. Хотя фигура и не проявляла враждебных намерений, Валет все же приготовился защищаться при первой же попытке прикоснуться к нему.

— Смею ли я осведомиться о состоянии вашего здоровья? — раздался тихий сладкий голосок.

Подавив дрожь, Валет отозвался:

— Я голоден, хочу пить и смертельно устал.

— Весьма огорчительно. Я позабочусь, чтобы все ваши нужды были немедленно удовлетворены.

— Это еще с какой стати?

— Мой обычай — обращаться с гостями со всей уважительностью, которой они заслуживают.

— Вот уж не знал, что я чей-то гость.

— Все, кто посещает мои владения, становятся моими гостями, Валет; даже те, кто в предыдущих случаях дурно отплатил мне за гостеприимство.

— Приятно слышать, особенно если ваше гостеприимство включает в себя и обещание помочь мне добраться как можно скорее до вашей восточной границы.

— Мы обсудим эту проблему после ужина.

— Отлично.

— Сюда, пожалуйста.

Зная, что сопротивление лишено всякого смысла, Валет последовал за своим гостеприимным собеседником, когда тот свернул вправо. В пути ему несколько раз удавалось лишь мельком увидеть абрис красивого смуглого лица, чуть подсвеченного слабым светом звезд с одной стороны и частично скрытого с другой высоким круглым воротом плаща. Глаза на этом лице чем-то напоминали лужицы растопленного воска, образующегося возле фитильков черных свечей, — горячие, темные и подвижные. С высоты на них продолжали пикировать крыланы, которые тут же исчезали в складках плаща своего хозяина.

Они долго шли молча, а затем Повелитель Крыланов показал рукой на видневшееся впереди небольшое возвышение.

— Туда, — сказал он.

Валет кивнул и поглядел на холм со срезанной верхушкой. Видимо, это был небольшой запасный источник Силы, расположенный, с точки зрения хозяйственных нужд владельца поместья, весьма удобно.

Они подошли к холмику и преодолели подъем. Однажды Валет споткнулся и тут же почувствовал на своем локте сильную руку, которая удержала его от падения. Сапоги спутника ступали совершенно бесшумно, хотя дорожка вилась по крупному гравию.

Наконец Валет нарушил долгое молчание.

— А что стало с бароном?

— Он отправился домой чуточку поумневшим, — ответил его спутник, на мгновение обнажив в мимолетной усмешке необыкновенно белые зубы, особенно белые на фоне темного лица.

Они добрались до плоской площадки на вершине холма и остановились в самом центре.

Смуглый проводник Валета вынул из ножен меч и нацарапал им на земле весьма сложный узор. Валет узнал лишь несколько деталей этого чертежа. Затем, приказав Валету знаком отойти в сторону, Повелитель Крыланов провел большим пальцем по острому лезвию меча и дал каплям своей крови стечь в самый центр рисунка. При этом он тихо и быстро пробормотал семь магических слов. Затем снова повернулся к Валету и жестом велел ему подойти и стать рядом. Заключив их в большую окружность, Повелитель Крыланов снова обратился к своему рисунку и стал шептать новые заклинания.

Когда было сказано все, что следовало сказать, рисунок вспыхнул холодным огнем. Валет попытался было отвести взгляд от пылающих прямых и окружностей, но глаза отказались повиноваться и без устали бегали по мельчайшим деталям сложного узора.

Чувство, похожее на летаргию, медленно овладевало Валетом по мере того, как магический узор подчинял себе его мозг, вытесняя все постороннее. Ему казалось, что он самым странным образом попал внутрь узора и стал его неотъемлемой частью…

Кто-то толкнул его, и он упал…

Валет стоял на коленях где-то, где не было ничего, кроме ослепительного света и блеска, да бесчисленных толп, издевавшихся над ним.

Нет, все было совсем не так… Те, кто сейчас кривлялся и передразнивал каждое его движение, были просто бесконечными копиями его самого.

Валет потряс головой, чтобы избавиться от наваждения, и, придя в себя, понял, что со всех сторон окружен зеркалами и слепящим светом.

Он поднялся на ноги и попытался привести свое сознание в соответствие с полностью искаженной перспективой. Его окружало большое помещение со множеством стен-граней. Грани были сделаны из зеркал, равно как и многофасеточная поверхность куполообразного потолка и сверкающего пола под ногами. Источников слепящего света Валет так и не обнаружил. Вполне возможно, что сияние исходило непосредственно из самих зеркал. Справа, почти у самой стены, стоял накрытый стол.

Когда Валет направился к столу, ему показалось, что он поднимается по наклонной плоскости куда-то вверх, хотя при этом и не ощущал ни напряжения ножных мышц, ни нарушения чувства равновесия. Быстро миновав стол, Валет зашагал, как ему представлялось, по прямой. Стол теперь остался позади, а через несколько мгновений повис над головой Валета. Сделав несколько сот шагов по прямой, Валет опять оказался перед столом. Тогда он повернулся на девяносто градусов и попробовал повторить все сначала. Результат был точно такой же.

В комнате не было ни окон, ни дверей. Из мебели тут стояли только стол, кровать и кресла с откидными столиками; все эти предметы были беспорядочно разбросаны не только вблизи разных граней, но и по разным уровням помещения. Казалось, Валет заключен в огромный сверкающий бриллиант Множество отражений Валета и отражений его отражений бродили в дурной бесконечности, и повсюду, куда ни глянь, бил слепящий свет. Здесь никогда не должно появиться даже крошечной тени. Нигде и никогда.

Валет уселся в ближайшее кресло, и его отражение тут же устроилось на полу между его широко расставленными ногами.

«Я — пленник того, кто однажды уже убил меня, — подумал Валет. — Без сомнения, я нахожусь где-то совсем рядом со средоточием его Силы в клетке, построенной специально для меня. Плохо. Исключительно плохо».

По всей комнате, как сквозняк, прошло движение. Зеркала отразили его мгновенную бесконечность, и тут же все замерло в неподвижности. Валет огляделся, ища результаты этой внезапной вспышки перемен.

На столе, который сейчас висел прямо над головой, появились мясо, хлеб, вино и вода.

Вскочив с кресла, Валет ощутил легкое прикосновение к своему плечу и быстро обернулся. Повелитель Крыланов с улыбкой склонился перед ним в поклоне.

— Ужин подан, — сказал он, жестом приглашая к столу.

Валет кивнул, последовал за ним, уселся за стол и принялся накладывать яства себе на тарелку.

— Как вам нравятся ваши покои?

— Я нахожу их весьма забавными, — ответил Валет. — Среди прочего мне бросилось в глаза отсутствие дверей и окон.

— Так оно и есть.

Валет принялся за еду. Его аппетит был сродни пламени, которое невозможно погасить.

— Путешествие, знаете ли, придало вам весьма потрепанный вид.

— Знаю.

— Попозже я прикажу прислать вам ванну и чистую одежду.

— Благодарю вас.

— Это доставит мне удовольствие. Я хочу, чтобы вы чувствовали себя как дома в течение того, надо думать, весьма продолжительного времени, которое потребуется для восстановления ваших сил.

— Сколь продолжительного? — спросил Валет.

— Кто знает! Годы, вероятно.

— Понимаю.

«А что, если я наброшусь на него со столовым ножом? — подумал Валет. — Может, мне удастся заколоть его? Или сейчас он слишком силен для меня? Способен ли он мгновенно призвать на помощь свою Силу? А если я и доконаю его, то сумею ли потом выбраться из этой зеркальной клетки?»

— Где мы находимся? Повелитель Крыланов усмехнулся.

— Что за вопрос? Мы находимся вот тут, — ответил он, дотрагиваясь до своей груди.

Недоумевая, Валет наморщил лоб.

— Я не…

Повелитель Крыланов снял тяжелую серебряную цепь, которую носил на шее. На ней висел крупный ярко сверкающий драгоценный камень. Он наклонился вперед и протянул руку с цепью.

— Присмотритесь-ка к нему повнимательней. Валет прикоснулся к камню кончиками пальцев, взвесил его в руке и повертел в разные стороны.

— Ну, как? Стоит он того, чтобы украсть?

— Надо думать, да. А что это за камень?

— На самом деле это не совсем камень. Это та комната, в которой мы находимся. Обратите внимание на его форму.

Валет послушался, многократно переводя взгляд с камня на стены и обратно.

— Его форма довольно схода с формой этих покоев…

— Они идентичны. Так и должно быть, ибо они — одно и то же.

— Что-то я не пойму…

— А вы возьмите его и поднесите к глазам. Посмотрите, что там внутри.

Валет поднял камень, закрыл один глаз и напряженным взглядом другого постарался проникнуть в глубину камня.

— Внутри… — начал он. — Внутри крошечная копия этой комнаты…

— Найдите там этот стол.

— Вижу его! И вижу нас, сидящих за ним! А вот и я… Я рассматриваю… этот камень!

— Превосходно! — зааплодировал Повелитель Крыланов.

Валет отпустил камень, а его собеседник потянул к себе цепочку.

— Прошу внимания, — сказал он.

Свободной рукой Повелитель взял камень и сжал его в кулаке. Наступила тьма. Она длилась лишь мгновение и исчезла, когда тот разжал кулак. Затем Повелитель Крыланов достал из-под плаща свечу, укрепил ее на столе и зажег. Потом поднес висящий на цепочке кулон к огню.

В комнате заметно потеплело, а вскоре стало невыносимо жарко. Жар сделался столь сильным, что Валет почувствовал, как у него на лбу выступают крупные капли пота.

— Хватит! — воскликнул он. — Вряд ли есть смысл поджаривать нас заживо!

Повелитель задул пламя свечи и окунул кулон в кувшин с водой. В комнату немедленно вошла чудесная прохлада.

— Где мы? — повторил свой вопрос Валет.

— Как где? Я ношу нас на своей шее, — ответил Повелитель Крыланов, надевая цепь.

— Отличный фокус! А где вы сами сейчас находитесь?

— Здесь.

— Внутри камня?

— Да.

— А его вы носите на себе?

— Разумеется. Да, это поистине великолепный фокус. И, заметьте, я потратил не так уж много времени на то, чтобы придумать его и осуществить. Недаром же я, несомненно, могущественнейший из всех магов… несмотря на то, что мои самые драгоценные манускрипты, касающиеся Мастерства, были украдены у меня много лет тому назад.

— Какая обида! Думаю, вам следовало бы получше охранять подобные документы.

— Их хорошо охраняли. Но у нас тут начался пожар. Во время вызванного им переполоха вору удалось похитить манускрипты и скрыться в тенях.

— Понятно, — ответил Валет, доедая кусочек хлеба и запивая его вином. — А вора удалось изловить?

— О да. Его даже казнили. Но я не считаю, что мы с ним в расчете.

— Вот как? — небрежно откликнулся Валет — И каковы же ваши дальнейшие планы?

— Хочу довести негодяя до сумасшествия, — произнес Повелитель Крыланов, покачивая свой бокал и заставляя вино кружиться в нем, как в водовороте.

— А может он и так сумасшедший? Разве клептомания не есть психическое отклонение от нормы?

Собеседник отрицательно качнул головой.

— Только не в данном конкретном случае. Для этого вора воровство есть дело чести. Он гордится, когда ему удается перехитрить могущественных властителей и присвоить их имущество. Если подобная страсть — психическое заболевание, тогда им страдают очень многие из нас. В его случае, к сожалению, эта страсть часто и успешно удовлетворяется. Удача сопутствует ему, ибо он обладает некоторой Силой, очень хитер и совершенно беспощаден в своих действиях. Я надеюсь получить громадное наслаждение, изо дня в день наблюдая его постепенную деградацию, перерастающую в настоящее безумие.

— Значит, этаким путем вы рассчитываете подпитать свою гордость и свое самолюбие?

— Отчасти. Но, кроме того, частично это будет еще и жертва богу Справедливости, да и польза обществу выйдет немалая.

Валет рассмеялся.

— И как же вы надеетесь достичь столь вожделенного результата?

— Я посажу вора в тюрьму, из которой бежать невозможно; тюрьму, где ему совершенно нечего будет делать, где можно только существовать. Иногда, без всякого порядка, я стану помещать в его тюрьму разные предметы, а потом удалять их — предметы, которые будут по прошествии какого-то времени приковывать к себе все его помыслы, вызывая то приступы депрессии, то состояние яростного бешенства. Я сломлю его наглую наигранную самоуверенность, я с корнем вырву порождающую ее гордость.

— Хитроумный план, — заявил Валет, — похоже, вы затратили уйму времени на его разработку.

— Можете не сомневаться.

Валет отодвинул пустую тарелку, лениво откинулся на спинку кресла и презрительно оглядел толпу отражений, окружавших стол.

— Осмелюсь предположить, что теперь вы поведаете мне, будто этот кулон, может быть, случайно утерян во время прогулки на яхте, зарыт в землю, сожжен или даже скормлен свиньям?

— Что ж, я промолчу, раз уж вы сами догадались об этом.

Повелитель Крыланов встал из-за стола и небрежно махнул рукой, указав куда-то вверх, в точку, расположенную над их головами.

— Я вижу, что вашу ванну уже доставили, — сказал он, — и что чистая одежда приготовлена, пока мы ужинали. Теперь я удалюсь, чтоб дать вам возможность заняться своим туалетом.

Валет, кивнув, тоже встал.

Из-под стола раздался глухой удар, сопровождаемый нечленораздельным бормотанием и коротким пронзительным воплем. Кто-то мертвой хваткой вцепился в колено Валета. А потом его с силой швырнули на пол.

— Лежать! — вскричал Повелитель Крыланов, быстро огибая стол. — Назад, говорю!

Десятки крыланов вылетели из складок его плаща и кинулись на то существо, что засело под столом. Оно вопило от ужаса и с такой силой сжимало колено Валета, что тому показалось, будто его кости сейчас превратятся в труху.

Валет с трудом наклонился, чтобы посмотреть, что же это такое. И остолбенел от отвращения — даже острая боль в ноге не сразу вывела его из состояния временного паралича.

Безволосая лапа, вцепившаяся в ногу Валета, была белесой, лоснящейся и покрытой голубыми пятнами. Повелитель Крыланов пнул ее сапогом и заставил отпустить жертву. Но еще до того, как тварь отдернула ушибленную лапищу и прикрыла ею свою голову, спасаясь от побоев, Валет мельком успел увидеть ее перекошенное асимметричное лицо.

Существо выглядело так, будто кто-то начал было лепить человека, но бросил свою работу на полпути недоделанной; похоже, его месили ногами, выкручивали, протыкали дыры в том клейком крутом тесте, из которого собирались сотворить отвратительный выступ, который заменял ему голову. Сквозь полупрозрачную плоть торса просвечивали кости; короткие ноги походили на древесные стволы, которые оканчивались странными дискообразными ступнями; на ступнях росли десятки тонких пальцев, похожих скорее на корни или на червей.

Руки твари были куда длиннее всего тела. Больше всего существо напоминало раздавленного слизня или нечто такое, что многократно замораживали и оттаивали, прежде чем сунуть в печь и подсушить…

— Это Боршин, — объяснил Повелитель Крыланов, протягивая руки к скулящей твари, которая, видимо, никак не могла решить, кто страшнее — крыланы или их Повелитель, и в ужасе билась башкой о ножки стола, как будто хотела спрятаться от всех, кто был рядом.

Повелитель Крыланов сорвал с шеи кулон и швырнул его в тварь, сопроводив этот жест страшным проклятием. Тварь немедленно исчезла, оставив небольшую лужу мочи там, где только что корчилась. Крыланы тоже попрятались в складках плаща, а его владелец криво усмехался, глядя на Валета сверху вниз.

— Что такое Боршин?

Повелитель Крыланов довольно долго тщательно рассматривал свои ногти и, помолчав, ответил:

— Издавна ученые Дневной Стороны пытались создать искусственную жизнь. До сих пор им это не удалось. И тогда я решил с помощью магии совершить то, чего не могла добиться их наука. Я экспериментировал довольно долго, а затем сделал первую попытку. Меня постигла неудача — или, вернее, успех был лишь частичным. Результат этого опыта вы только что видели. Своего мертвого гомункулуса я отправил в Клоаки Глайва, и в один прекрасный день ко мне явилась вот эта тварь. То, что она ожила, — вовсе не моя заслуга. Силы, которые воскрешают в Клоаке нас, каким-то образом воздействовали и на нее. Вряд ли Боршин — не настоящее живое существо в обычном смысле этого слова.

— Является ли Боршин одной из тех вещей, о которых вы изволили упомянуть как о средствах пытки вашего врага?

— Да, ибо я обучил его двум вещам: страшиться меня и безмерно ненавидеть моего врага. Однако в этот раз я его сюда не приводил. У него свои способы появляться и уходить, но я не предполагал, что они распространяются и на ваши покои. Придется мне заняться этим делом, улучив свободную минутку.

— А пока он сможет проникать сюда, когда ему взбредет в голову?

— Боюсь, что так.

— Тогда не могу ли я получить хоть какое-нибудь оружие, чтобы воспользоваться им для самозащиты?

— Сожалею, но у меня нет оружия, которое я мог бы одолжить вам.

— Понимаю.

— А теперь мне лучше удалиться. Наслаждайтесь вашей ванной.

— Еще одно слово, — задержал его Валет.

— Что? — спросил Повелитель Крыланов, лаская свой кулон.

— У меня тоже есть враг, и я тоже дал клятву ему отомстить. Не стану утомлять вас деталями, скажу лишь, что моя месть будет почище вашей.

— В самом деле? Было бы любопытно узнать, что вы там задумали.

— Я позабочусь о том, чтобы удовлетворить ваше любопытство.

Оба вежливо улыбнулись.

— Тогда до скорого.

— До скорого. Повелитель Крыланов исчез.


Валет долго блаженствовал в чуть теплой воде, а потом тщательно вымылся. Усталость, копившаяся в нем все бесконечные дни пути, сейчас всей своею тяжестью обрушилась на его плечи, и он с превеликим трудом заставил себя встать, вытереться досуха и доползти до постели, на которую буквально рухнул. Он настолько истощил свои силы, что не мог ни ненавидеть, ни обдумывать варианты побега.

Валет спал и видел сон. Ему снилось, что в руках он держит Великий Ключ — Кольвинию, объединяющий в себе и Хаос и Порядок, и с его помощью открывает и Небо, и Землю, и море, и ветер, приказывая им восстать со всех сторон Мира и обрушиться на Хай-Даджен и его хозяина. Ему снилось, что эта битва породила великое зарево, в самое сердце которого был заключен смуглый Повелитель Крыланов совсем как муравей в сгустке янтаря, но только живой; навеки лишенный сна, но способный чувствовать и страдать.

Задыхаясь от счастья победы, Валет вдруг услыхал монотонное громыхание Машины Мира. Это было недоброе предзнаменование, и оно заставило Валета вскрикнуть и застонать, а зеркальные стены бесстрастно отразили бесчисленных Валетов, мечущихся на пропитанных холодным потом простынях.

Глава 5

Валет сел в кресло — в то, что стояло поближе к постели, далеко вытянул вперед скрещенные ноги и опустил подбородок на сплетенные пальцы рук. Он был одет в шутовской костюм, сшитый из ткани с калейдоскопическим рисунком из бесконечно чередующихся красных, белых и черных ромбов; носки туфель винного цвета, загнутые вверх, кончались висящими нитками, которыми ранее были пришиты колокольчики, с бешенством оторванные самим Валетом. Свою шутовскую погремушку и дурацкий колпак с бубенчиками он отправил туда же, куда и колокольчики с туфель, — в ночной горшок.

«Я должен быть постоянно настороже, — говорил себе Валет, — и будем надеяться, сегодня Повелитель Крыланов явится сюда без Боршина».


На столе стояли объедки его тридцать первой трапезы здесь. В данном случае — завтрака. Воздух в комнате был куда холоднее, чем хотелось бы. С тех пор, как Валет поселился в замке, Боршин уже трижды посещал его, причем каждый раз возникал совершенно неожиданно, пуская слюни и с ревом кидаясь на Валета. Тот отбивался от Боршина стулом и при этом истошно звал на помощь. Повелитель Крыланов появлялся каждый раз через несколько секунд и прогонял тварь прочь, многословно извиняясь за неумышленно доставленное неудобство. Сразу же после первого посещения Боршина Валет потерял сон, зная, что визит может повториться в любую минуту.

Пища на столе появлялась регулярно, она была не слишком вкусна, но он съедал ее автоматически, поглощенный совсем другими мыслями. После он не мог сказать, чем его здесь кормили, да, честно говоря, и не очень стремился вспоминать.

Чтоб не распускаться, Валет упорно занимался гимнастикой. Ему даже удалось поправиться и вернуть вес, утерянный за время путешествия. Со скукой приходилось бороться, придумывая и отвергая всевозможные варианты бегства и страшного отмщения врагам.

Потом он вспомнил слова Розали, и план дальнейших действий прояснился.

В воздухе, казалось, разлилось слабое мерцание. Совсем рядом с Валетом раздался звук, как будто кто-то постучал ногтем по хрустальному бокалу, и, будто из воздуха, возник Повелитель Крыланов, только на этот раз без обычной своей улыбки.

— Валет, — начал он с ходу, — ты меня разочаровываешь. Чего ты хочешь добиться?

— Извините, не понял?..

— Всего лишь несколько минут назад ты произнес слабенькое и жалкое заклинание. Неужели ты полагал, будто я не узнаю, что кто-то тайком забавляется здесь в Хай-Даджене Мастерством?

— Только если будет достигнут желаемый результат, — сказал Валет.

— В данном случае, очевидно, этого не произошло. Ты всё еще здесь.

— Ваша наблюдательность потрясает.

— Ты не можешь ни обрушить эти стены, ни прорваться сквозь них.

— Это я уже усвоил.

— А как со временем? Не слишком ли гнетет его тяжесть?

— Есть немножко.

— Тогда, пожалуй, самое время добавить к окружающей тебя среде какой-нибудь новый элемент.

— У вас есть еще один Боршин?

Повелитель Крыланов хмыкнул, откуда-то появился крылан, несколько раз облетел вокруг головы хозяина и повис на цепочке, которую тот носил на шее.

— Нет, я имел в виду не это. А вообще, хотелось бы знать, надолго ли тебе хватит чувства юмора.

Валет пожал плечами и лениво стер пятна копоти с указательного пальца правой руки.

— Мне шепните, когда выясните.

— Обещаю, ты станешь первым, кто узнает об этом Валет кивнул.

— Я был бы очень признателен, если бы ты воздержался от дальнейших шалостей с магией, — сказал Повелитель Крыланов. — В этой весьма напряженной атмосфере они могут вызвать очень тяжелые последствия.

— Ладно, постараюсь запомнить.

— Отлично. Прошу простить, что помешал. И разрешаю вернуться к обычному времяпровождению Адью.

Валет не стал отвечать — он был уже один.

Прошло некоторое время, и в окружающей среде появился новый элемент.

Почувствовав постороннее присутствие, Валет поднял взгляд. При виде ее медных волос и легкой улыбки он так поразился, что чуть было не поверил: действительно она.

Затем он встал, подошел поближе, снова отошел на некоторое расстояние и принялся разглядывать со всех сторон.

— Отличная работа. Передай мои поздравления твоему творцу. Ты — совершенно изумительная копия моей возлюбленной Айвины из крепости Холдинг.

— Я не копия, но и не ваша возлюбленная, — отозвалась девушка с улыбкой, делая низкий реверанс.

— Как бы то ни было, ты принесла сюда радость, — промолвил Валет. — Не желаешь ли присесть?

— Благодарю.

Усадив ее, он пододвинул кресло и поставил слева от нее. Откинувшись на спинку, искоса бросил на девушку внимательный взгляд.

— А теперь не разъяснишь ли ты загадку своих слов? Если ты не Айвина и не двойник, созданный моим врагом, чтобы помучить меня, то что же ты тогда такое? Или, выражаясь деликатно, кто ты такая?

— Я — Айвина из крепости Холдинг, дочь Лореты и Полковника-Который-Никогда-Не-Умирал, — ответила она, все еще продолжая улыбаться; и Валет только тогда заметил, что с серебряной цепочки, украшающей ее шейку, свисает странный драгоценный камень, ограненный совсем по форме его зеркальной тюрьмы. — Но я не твоя возлюбленная.

— Отлично он тебя сработал, право, — сказал Валет. — Даже голос и тот не отличишь от оригинала.

— А еще я способна ощутить жалость к Лорду-бродяжке и Властителю несуществующего замка Шэдоу-Гард. Эх ты, Валет-Обманщик! Ты настолько свыкся со всеми видами низкого обмана, что тебе не отличить правду от лжи.

— Шэдоу-Гард существует! — выкрикнул Валет.

— Тогда зачем так вспыхивать, когда кто-то произносит это имя? А?

— Он хорошо обучил тебя, тварь! Издеваться над моим домом — значит, издеваться надо мной.

— Я сделала это с умыслом. Но я не тварь, созданная тем, кого ты зовешь Повелителем Крыланов. Я — его жена. Я даже знаю его тайное имя. Сквозь хрустальный шар он показывал мне весь мир. Из залов Хай-Даджена я видела все владения и замки, какие только есть на земле. И мне точно известно: такого места, как Шэдоу-Гард, не существует в природе.

— Ничьи глаза, кроме моих, не могут его увидеть, — горячо возразил Валет, — ибо он вечно укрыт тенями. Это огромный просторный замок с высокими, залитыми светом факелов залами, подземными лабиринтами и множеством башен. Одна его сторона выходит на Свет, другая — на Тьму. Он хранит множество сувениров — памятных свидетельств величайших краж, когда-либо совершенных. Там находятся предметы невероятной красоты и вещи, чья ценность не поддается никакой оценке. В его коридорах пляшут тени, а грани бесчисленных драгоценных камней пылают ярче солнца, царящего над Дневной Стороной Мира. Вот это и есть место, над которым ты издеваешься, — Шэдоу-Гард — Страж Тени, по сравнению с которым владения твоего господина — просто свинарник. Правда, иногда там очень одиноко, но настоящая Айвина оживит его своим смехом, подарит ему свою грацию, так что он будет купаться в великолепии еще многие годы после того, как твой хозяин окончательно сгинет во вратах вечной Тьмы, куда его низвергнет моя месть.

Она еле слышно зааплодировала.

— Ты снова напомнил мне тот день, когда твои речи и твоя необузданная фантазия сумели увлечь меня, Валет. Только теперь-то я ясно вижу, что, когда ты говоришь о Шэдоу-Гарде, твой энтузиазм слишком утрирован, а слова слишком красочны, они не имеют отношения к реально существующему месту. Я долго ждала тебя, а потом с ужасом услышала весть, что тебе отрубили голову в Иглесе. И все же я решила терпеливо ждать, когда ты вернешься. Однако мой отец взглянул на это дело иначе. Сначала я думала, что им руководит только жажда заполучить Хелфлейм. Оказалось, что я заблуждаюсь. Он с самого начала понял, что ты всего лишь бродяга, жалкий хвастун и лжец. Я рыдала, когда отец обменял меня на Хелфлейм, но вскоре горячо полюбила того, кому была отдана. Мой господин заботлив, тогда как ты лишь легкомыслен; умен, тогда как ты лишь хитер. Его замок существует в действительности, и он один из самых могущественных Властителей Мира. У него есть все то, чего у тебя никогда не будет. И я люблю его.

Валет с минуту вглядывался в теперь уже почти суровое лицо девушки, а потом спросил:

— А как ему удалось завладеть Хелфлеймом?

— Один из его вассалов выиграл эту драгоценность в Иглесе.

— Как же звали вассала?

— Квайзер, — ответила она. — Квайзер стал победителем на Адских Играх.

— Хотя копии вряд ли нужно знание таких подробностей, — заметил Валет, — особенно если допустить, что они верны, но… мой враг — существо весьма педантичное и мелочное. Увы, я все равно не верю, что ты — настоящая Айвина.

— Вот пример оголтелого эгоизма, который не дает человеку увидеть самое очевидное.

— Нет. Я просто знаю, что ты не настоящая Айвина, а всего лишь тварь, присланная сюда, чтобы мучить меня. Настоящая Айвина, моя Айвина, никогда не унизилась бы до того, чтоб судить меня в мое отсутствие. Она дала бы мне возможность оправдаться, каковы бы ни были возведенные на меня обвинения.

Теперь уже отвела в сторону взгляд Айвина.

— Еще одна из твоих хитрых речей, — сказала она наконец, — в которых нет ни словечка правды.

— А теперь уходи! — воскликнул Валет, — И скажи своему хозяину, что его план полностью провалился.

— Он мне не хозяин! Он мой повелитель и возлюбленный!

— …А хочешь, так оставайся, если не желаешь уходить. Мне это совершенно безразлично.

Он встал с кресла, подошел к кровати и, вытянувшись на ней, закрыл глаза. Когда он их открыл, Айвины уже не было. Ему, однако, удалось подсмотреть то, что она так старательно пыталась скрыть от него.

«Но я ничем не выдам, что знаю это, — думал он. — Любые представленные мне доказательства я буду объявлять очередными подтасовками. Отныне мои знания будут спрятаны так же глубоко, как спрятаны мои чувства».

И Валет погрузился в сон. Ему снились цветные сны о будущем, о таком будущем, какое ему бы хотелось видеть.


После этого случая Валета надолго оставили в покое, что его в общем вполне устраивало.

Валету представлялось, что он как бы заставил Повелителя Крыланов перейти к обороне, что он успешно отбил первую попытку свести его с ума. Время от времени он довольно похмыкивал, в стотысячный раз обходя стены, потолки, полы и бесчисленные уровни своей комнаты. Долгими часами он обдумывал мельчайшие подробности своего плана и опасности, что таились в длинной-длинной череде годов, которые могли потребоваться для воплощения замысла. Он механически съедал приносимую ему пищу. Он спал.

Потом Валету пришла мысль, что Повелитель Крыланов наверняка организовал круглосуточное наблюдение. Эта мысль становилась навязчивой идеей. Чем бы он ни занимался, Валет постоянно испытывал тревожное ощущение, будто кто-то не сводит с него настороженных глаз. Он приобрел дурную привычку подолгу сидеть почти без движения и злобно таращиться на зеркала, за которыми скрывались предполагаемые надзиратели. Иногда он неожиданно оборачивался и кривлялся, делая непристойные жесты в сторону своих невидимых соглядатаев.

«О боги! Мерзавцы чуть не добились своего! — понял он однажды, проснувшись и обводя подозрительным взглядом комнату. — Они почти свели меня с ума! Мне уже кажется, что Повелитель Крыланов вездесущ, и это изрядно действует на нервы. Но я тоже не сидел даром и уже сумел заложить фундамент будущих действий. Если только Повелитель даст мне самый маленький шанс, а все остальное останется без изменений, у меня возникнет надежда на удачу. А лучшая возможность получить этот шанс — сохранять внешнее спокойствие и невозмутимость. Я должен перестать бесконечно расхаживать взад и вперед, перестать подозрительно оглядываться и что-то бормотать себе под нос».

Он лег, распахнул свое «я» и почувствовал отрезвляющий холод горных высот.

Теперь Валет учился молчать и ходить медленно и спокойно, не дергаясь и не озираясь по сторонам. Оказалось, что контролировать мельчайшие реакции очень трудно; и все же он овладел ими. Чаще всего ему для этого требовалось сесть в кресло и, крепко сжимая кулаки, считать и считать до умопомрачения.

Зеркала не преминули сообщить Валету, что он обзавелся весьма клочковатой бородой. Его шутовской наряд обносился и засалился. Он часто просыпался в холодном поту, но никак не мог вспомнить, что за кошмар так его измучил. Хотя временами рассудок Валета затягивала мгла, ему все же удавалось поддерживать подобие нормальности внутри этой вечно залитой светом зеркальной тюрьмы.

«Неужели таково действие заклятий? Или это просто следствие нескончаемой монотонности бытия? Все же вернее именно последнее. Думаю, я почувствовал бы его чары, хотя, конечно, как чародей он куда выше меня. Но теперь уже скоро. Скоро! Еще немного, и он придет ко мне. Он должен убедиться, что тратит слишком много времени и усилий, чтобы вышибить меня из седла, — а добивается, можно сказать, обратного результата. И тогда он обязательно начнет психовать. Скоро, осталось совсем чуть-чуть. Скоро он придет ко мне…»

О том, что визит близок, Валет узнал загодя. Он проснулся и обнаружил, что ему доставили полную воды ванну, — всего лишь второй раз после того, как его привели в замок много веков (вполне возможно) тому назад. Заодно принесли и чистую одежду. Валет тщательно вымылся и надел новый — зеленый с белым — костюм шута. Он не стал отрывать бубенчики с носков туфель и лихо заломил шутовской колпак.

Потом сел, заложил руки под голову и слегка улыбнулся. Он не позволит, чтоб его внешность выдала то нервное напряжение, которое он ощущал на самом деле.

Когда воздух засеребрился и послышался знакомый звук, Валет бросил взгляд в направлении, откуда этот звук пришел, и слегка кивнул.

— Привет, — сказал он.

— Привет, — отозвался Повелитель Крыланов. — Как дела?

— Полностью поправился и недурно отдохнул. Мне бы очень хотелось поскорее покинуть ваш замок.

— Когда речь идет о здоровье, никакая осторожность не может быть излишней. Я сказал бы, что вам следует еще немного отдохнуть. Но мы обсудим этот вопрос позднее. Очень сожалею, что не смог уделять вам больше времени, — продолжал Повелитель, — был занят делами, которые требовали от меня максимума внимания.

— Это ничего, — произнес Валет, — все равно вскоре ваши усилия вообще перестанут приносить плоды.

Повелитель Крыланов внимательно изучал выражение лица противника, будто надеясь наконец отыскать там признаки долгожданного безумия. Потом уселся в кресло и небрежно спросил:

— Что, собственно, вы имеете в виду? Валет повернул левую руку ладонью вперед.

— Раз все кончается, значит, все усилия были ни к чему.

— Как это понимать — все кончается?

— А не обращали ли вы внимания на температуру в последнее время, мой добрый хозяин?

— Нет, — ответил тот удивленно. — Я довольно давно не покидал свои владения.

— Вам бы невредно заняться этим. А еще лучше распахнуть свою сущность эманации, посылаемой Щитом.

— Непременно последую вашему совету… когда буду один. Однако протечки всегда случаются. Те Семеро, присутствие которых необходимо, чтобы предотвращать утечку, обнаружат ее и примут меры. Так что для беспокойства или дурных предчувствий повода нет.

— Однако вся беда в том, что один из этих семи попал в плен и не может даже отозваться на вызов.

Глаза Повелителя Крыланов широко открылись.

— Я не верю тебе! — воскликнул он. Валет пожал плечами.

— Я отыскивал безопасное место, откуда мог бы отправиться к Щиту, когда вы… предложили мне ваше… гм-м… гостеприимство. Это, естественно, очень легко проверить.

— Но тогда почему ты не сказал мне об этом раньше?!

— Почему? — повторил Валет. — Если моему сознанию грозит гибель, то какая мне разница — будет мир существовать и дальше или тоже отправится в тартарары?

— В высшей степени эгоистичная точка зрения! — возмутился Повелитель Крыланов.

— И, тем не менее, таково мое отношение, — отчеканил Валет и звякнул бубенцом.

— Полагаю, мне следует проверить твои слова, — вздохнул его собеседник, вставая.

— Почему бы и нет? Я подожду здесь.

Повелитель Крыланов привел Валета в высокий зал, куда вела тяжелая железная дверь, и там перерезал его узы.

Валет огляделся. Мозаика на полу изображала хорошо знакомые ему символы, в углах валялись связки тростника, со стен свисали черные драпировки, в центре зала стоял небольшой алтарь, рядом с ним — стол с набором всяких принадлежностей. Дурманящий запах благовоний пропитывал воздух.

Валет сделал шаг вперед.

— Твое имя несколько странным образом появилось в Книге Элса, — сказал Повелитель Крыланов, — поскольку другое имя, написанное под ним, было зачеркнуто.

— Может быть, боги-хранители по зрелом размышлении приняли иное решение?

— Насколько мне известно, подобного раньше не случалось. Однако раз ты один из семи избранных, что ж, да будет так. Но я хочу, чтоб ты выслушал меня, прежде чем отправишься выполнять свои обязанности возле Щита.

Он хлопнул в ладоши и одна из драпировок заколебалась. В зал вошла Айвина. Она приблизилась и встала рядом с Повелителем Крыланов.

— Хотя сейчас ты начнешь набирать Силу, необходимую для твоего служения, не думай, что она может хоть как-то сравниться с моей собственной, особенно когда мы находимся в Хай-Даджене. Через несколько минут мне придется зажечь свет, и тут появятся тени. Даже если я недооценил тебя, знай, что у миледи были годы, чтоб учиться Мастерству, и у нее оказались уникальные способности. Она соединит свое Мастерство с моим, если ты попытаешься выкинуть одну из обычных штучек вместо того, чтобы заниматься делом, ради которого я тебя сюда привел. Кстати, что бы ты там ни думал, а миледи вовсе не копия.

— Я это знал, — ответил Валет. — Двойники не умеют плакать.

— Когда это ты видел Айвину плачущей?

— Ты уж сам спроси у нее при случае.

Айвина опустила глаза, а Валет повернулся и быстро пошел к алтарю.

— Пора начинать. Пожалуйста, встаньте в меньший круг, — сказал он.

Одну за другой Валет поджег кучки древесного угля на десяти жаровнях, которые стояли тремя рядами — по три, четыре и опять три в ряду, бросил в огонь ароматические вещества, которые тут же вспыхивали и давали разноцветные столбы дыма. Затем отошел к задней стенке алтаря и начертал на полу железным ножом магический узор. Шепнул что-то — и его тень вдруг разделилась на несколько, которые мгновенно скомбинировались в одну, а та широкой и длинной дорогой легла через весь зал. Несмотря на то, что огонь непрерывно колебался, тень больше не двигалась и стала такой темной, будто обрела глубину и даже объем.

Валет услышал, как Повелитель Крыланов пробормотал Айвине «Это мне не нравится!», и бросил на них молниеносный взгляд.

В колеблющемся свете жаровен, стоя в центре круга в клубах разноцветного дыма, Валет не только приобрел темный и зловещий образ, но и стал двигаться со все большей уверенностью и решительностью. Когда он снял с алтаря маленький колокол и позвонил, Повелитель Крыланов крикнул «Стой!», но не посмел выйти из меньшего круга, ибо в зале возникло ощущение присутствия еще кого-то — страшного и выжидающего.

— Кое в чем ты прав, — сказал Валет. — Ты гораздо искусней меня в том, что касается Мастерства. Я в нем пока еще только подмастерье и не настолько глуп, чтоб скрестить с тобой шпаги. И, уж конечно, не там, где находится средоточие твоей Силы. Я всего лишь хочу отвлечь на время твое внимание и таким образом повысить свои шансы на спасение. Ведь вам, даже если вы объедините ваши Силы, потребуется несколько минут, чтобы справиться с Силой, которую я вызвал сюда… Ну, а потом у тебя появятся еще кое-какие делишки, над которыми тебе придется вдоволь поломать голову. Вот, кстати…

Валет схватил за ножку ближайшую из жаровен и швырнул ее через весь зал. Высыпавшиеся из нее раскаленные угли попадали меж связок сухого камыша. Те вспыхнули, и языки буйного пламени взметнулись к краям драпировок.

Валет же продолжал:

— Меня не призывали нести службу у Щита. При помощи щепки, отколотой от обеденного стола и обожженной у пламени свечи, горевшей за нашим ужином, я изменил запись в Книге Элса. Как раз в момент, когда там появилось мое имя, ты и почувствовал произнесенное мной заклятье.

— Ты осмелился нарушить Великий Договор и играть с судьбами Мира?

— Именно так, — отозвался Валет. — Какое дело до судеб Мира безумному, а ведь именно в безумца ты и хотел меня превратить. И плевать мне на Договор!

— С этой минуты и навсегда, Валет, ты станешь отверженным. Ни один из подданных Темной Стороны никогда не станет тебе другом.

— У меня их и раньше не было.

— Договор и сопутствующая ему Книга Элса — это единственное, что мы все чтили и чтим, несмотря на многочисленные противоречия и раздоры, Валет. Поэтому теперь мы все будем охотиться за тобой, пока не затравим тебя до смерти.

— А меня уже и так чуть было не затравили, и это было делом твоих рук. С помощью же этой выходки я получил возможность пожелать тебе всего хорошего.

— Я изгоню отсюда Силы, которые ты вызвал, я погашу пожар, который ты зажег. А сделав это, я подниму на тебя полмира. Отныне у тебя не будет ни минуты покоя! И смерть твоя вряд ли будет легкой.

— Ты уже убил меня однажды, ты украл у меня любимую женщину и подчинил себе ее волю, ты держал меня в плену, ты таскал меня на цепи, которую носишь на своей шее, ты натравил на меня Боршина. Так вспомни же об этом в тот час, когда мы снова встретимся. И не я буду тогда тем, кого пытками и муками пробуют свести с ума. У меня длинный-предлинный список мучителей, и его возглавляешь ты.

— Мы обязательно встретимся, Червонный Валет из Страны Теней, может быть, уже через несколько мгновений. И тогда тебе придется позабыть про свой список!

— О, между прочим, раз уж ты упомянул о списках… Тебе разве не интересно узнать, чье имя я вычеркнул, когда вписывал в Книгу Элса свое собственное?

— Чье же?

— Как ни странно, твое собственное. Тебе, знаешь ли, следовало бы почаще выходить за пределы своих четырех стен. В таком случае ты заметил бы растущий холод, осмотрел Щит и прочел бы Книгу. Тогда ты стал бы стражем Щита, а я не имел бы чести превратиться в твоего пленника. И таким образом мы все избежали бы больших неприятностей. Из всего, знаешь ли, можно извлечь мораль. Тренируйся и дыши свежим воздухом — вот какова она в данном случае.

— Но ты оказался бы в плену у барона или даже в Клоаке Глайва!

— Весьма спорное замечание, — ответил Валет, бросив взгляд через плечо. — Тот занавес уже неплохо разгорелся, так что мне пора. Скажем, через один сезон… может быть, сезон, а может, и меньше — кто знает?.. когда ты закончишь свою службу у Щита, ты, без сомнения, начнешь меня выслеживать. Не теряй надежды, если не сразу добьешься успеха. Будь настойчив. Мы обязательно встретимся. И я отберу у тебя леди Айвину. Я возьму штурмом твой Хай-Даджен. Я уничтожу твоих крыланов. И увижу тебя бредущим из смрадных Клоак только для того, чтобы снова вернуться в могилу… И так много-много раз… А пока — прощай!

Валет отвернулся и окинул взглядом свою длинную-длинную тень.

— Я все равно никогда не буду твоей, Валет, — донесся женский голос. — Все, что я говорила тебе недавно, все это правда. Я убью себя, прежде чем стану принадлежать тебе.

Валет глубоко вдохнул пропитанный благовониями воздух и ответил:

— Поглядим!

И шагнул в свою тень.

Глава 6

Небо уже заметно посветлело, а Валет, закинув за плечо котомку, все еще продолжал брести усталым, но упорным шагом к востоку. Воздух был прохладен, змейки тумана вились между серыми стеблями трав, сползая в долины и расселины и заполняя их серой колышущейся массой. Слабый свет звезд с трудом пронзал призрачную пелену облаков, слабый ветерок тянул с ближайшего ледникового озера, роняя капли влаги на каменистую почву.

Остановившись на минуту, Валет перекинул котомку на правое плечо, обернулся и бросил прощальный взгляд на оставшуюся за спиной Страну Тьмы. Он шел быстро и прошел немалый путь, но впереди лежали никем не мерянные лиги. С каждым шагом, сделанным в сторону Дневных Земель, силы его недругов слабели, их возможности сокрушить его уменьшались. Скоро, очень скоро он вообще окажется вне их досягаемости.

Конечно, выслеживать его они не перестанут. Так легко преступление не будет забыто. Значит, бежав из Страны Тьмы, он поступил правильно. Да, он будет тосковать по Ночной Стороне с ее магией, с ее жестокостью, с ее чудесами и ее радостями жизни. Этой земле принадлежит его сердце, здесь находится все, что он ненавидит, и все, что любит. Он знал, что ему еще предстоит вернуться, что он принесет сюда нечто такое, что позволит ему с лихвой удовлетворить оба эти чувства.

Снова повернувшись лицом на восток, Валет зашагал дальше.

Тени доставили Валета прямо к его тайнику вблизи Сумеречных Земель, где он хранил магические рукописи, собранные им за многие и многие годы. Он тщательно сложил их, упаковал и решил забрать с собой на восток. Когда он достигнет Сумеречных Земель, он окажется в относительной безопасности, а когда из них выйдет — всякие тревоги вообще окажутся позади.

С каждым шагом поднимаясь все выше и выше, Валет оказался наконец в самом сердце Реннсиальских гор, в том месте, где этот хребет ближе всего подходит к Сумеречным Землям; там он взобрался на Паникус — самую высокую горную цепь массива.

Вскарабкавшись выше полосы тумана, Валет увидел вдали темный размытый силуэт Монингстара, проступавший на бледном фоне Вечного Восхода. Обратив высоко поднятую голову на восток, Монингстар неподвижно возлежал на краю своего утеса.

Тем, кто не знал о его существовании, он мог показаться просто остроконечным выступом на вершине Паникуса, объеденным вечными ветрами. И в самом деле, Монингстар наполовину уже окаменел; его похожий на колоссальную кошку торс незаметно переходил в гранит горной вершины, крылья спокойно лежали на спине, и Валет знал — хотя и подошел к нему сзади, — что руки Монингстара, как всегда, скрещены на груди: левая поверх правой, и что никакой ветер не шевельнет ни единого волоска жесткой, как проволока, гривы и бороды, и что взгляд лишенных век глаз навечно прикован к восточному горизонту.

Тропинка кончилась, последние несколько сот футов подъема Валету пришлось преодолевать по почти вертикальному склону. Как всегда, тени на вершинах были густы, и Валет поднимался здесь с такой легкостью, будто шел по совершенно плоской равнине. Когда он забрался на утес, яростные ветры с воплями закружились вокруг него, но даже их оголтелый визг не мог заглушить голос Монингстара, исходивший из самых недр горного массива, служившего ему пьедесталом.

— Доброе утро.

Валет стоял по левую руку великана и глядел вверх, где над черной, как только что покинутая им ночь, головой Монингстара висело чуть подсвеченное зарей облачко.

— Утро? — спросил Валет.

— Ну, почти. Тут ведь всегда почти утро.

— Где это тут?

— Да повсюду.

— Я уж подумал, не напился ли ты часом?

— Я пью только влагу, что выжимаю из облаков, да падающий дождь.

— А я принес тебе немного вина, выжатого из виноградных гроздьев.

Огромное лицо, испещренное шрамами от ударов молний, медленно обратилось к Валету, мощные рога наклонились вперед.

Валет с трудом отвел взгляд от немигающих глаз, цвет которых он так и не сумел различить. Было нечто страшное в этих глазах, никогда не видевших того, что им от века предназначено сторожить.

Левая рука чудовища опустилась, и испещренная шрамами ладонь легла перед Валетом. Тот вложил в нее козий мех с вином. Монингстар поднял мех, осушил его и уронил к ногам собеседника. Утер губы тыльной стороной ладони, негромко рыгнул и снова обратил неподвижный взор на восток.

— Чего ты хочешь, Червонный Валет из Страны Теней? — спросил он.

— От тебя? Да ничего.

— А тогда зачем ты приносишь мне вино каждый раз, как проходишь этим путем?

— Мне кажется, оно тебе нравится.

— Нравится.

— Ты, возможно, мой единственный друг, — сказал Валет. — У тебя ведь нет ничего, что я захотел бы украсть. И у меня нет ничего, чему мог бы позавидовать ты.

— А может, тебе просто жаль меня, жаль, что я навсегда прикован к этому месту?

— Что такое жалость? — спросил Валет.

— Жалость — это то, что держит меня здесь, заставляя ожидать рассвета, который так и не приходит.

— Тогда ее у меня нет, — ответил Валет, — потому что я должен все время бродить с места на место.

— Я знаю. Уже половина Мира оповещена, что ты нарушил Договор.

— А им известно, почему я его нарушил?

— Нет.

— А тебе?

— Известно.

— Как же ты узнал?

— А как, например, я по форме проплывшего мимо облачка узнал, что в одном маленьком городишке через три сезона с сего дня некий муж поссорится со своей женой и что один убийца будет повешен еще до того, как мы с тобой окончим этот разговор? А падение камня на склоне известило меня о числе девушек, которые были только что соблазнены, и о движении айсбергов на другой половине Мира. А переплетение воздушных струек в фактуре ветра поведало о том, куда ударит следующая молния. Я так долго наблюдал за происходящим вокруг и до такой степени стал частью всего сущего, что ничто уже не может остаться для меня сокрытым.

— Известно ли тебе, куда я иду?

— Да.

— И то, что я собираюсь там делать?

— И это тоже.

— Тогда, раз ты все это знаешь, скажи, достигну ли я успеха в том, чего так жажду?

— Ты получишь то, чего добиваешься сейчас, но оно может оказаться совсем не тем, чего ты жаждешь на самом деле.

— Я не понимаю смысла твоих слов, Монингстар.

— И это мне тоже известно. Но ведь такова судьба всех оракулов мира, Валет. Когда то, что было предвидено, уходит в прошлое, тот, кто задал вопрос, тоже уже совсем не тот, каким он был, когда задавал его. Невозможно заставить человека понять, каким он станет по прошествии времени; а потому пророчество имеет цену только для самого Будущего.

— Вообще-то справедливо, — отозвался Валет. — Только я ведь не человек. Я — порождение Темной Стороны.

— Все вы люди, какую бы сторону Мира вы не называли своим домом.

— У меня нет души, и я не меняюсь с течением времени.

— Ты меняешься, — ответил Монингстар. — Все живое меняется или умирает. Твой народ холоден, но его Мир теплый, одаренный магией, блеском и чудесами. Обитатели Дневной Стороны наделены чувствами, которые вам непонятны, хотя их наука холодна, как холодны сердца твоего народа. И все же они могли бы полюбить ваши края, если бы не страшились их так, как страшатся, да и вы могли бы насладиться их чувствами. Тем не менее страх когда-нибудь обязательно уступит место взаимопониманию, ибо вы все — лишь зеркальные отражения друг друга. Поэтому не говори мне о душах, человек, если ты их никогда не видал.

— Да, ты прав. Я не понимаю тебя.

Валет уселся на камень и, подражая Монингстару, стал смотреть на восток. Через некоторое время он сказал:

— По твоим словам, ты ждешь рассвета, чтобы увидеть, как солнце взойдет над горизонтом?

— Да.

— Думаю, тебе придется ждать вечно.

— Вполне возможно.

— А разве ты этого не знаешь? Я полагал, тебе известно все?

— Я знаю многое, но не все. А это большая разница.

— Тогда ответь мне… Я слышал, как обитатели Дневной Стороны говорили, будто ядром Мира является раскаленный демон и температура Земли непрерывно растет по мере того, как ты спускаешься вниз и достигаешь точки плавления демона. Они говорили, что если кору нашего Мира проткнуть, то из проколов хлынет пламя, а из расплавленных минералов образуются вулканы. Но я-то знаю, что вулканы — творение духов огня, которые, если нарушить их покой, расплавляют все окружающее и вышвыривают расплавленную массу наверх. Эти духи обитают в небольших пустотах. Минуя их, можно спуститься в самые недра Земли, но температура повышаться не будет. Опустившись достаточно глубоко, ты достигнешь центра нашего Мира, который вовсе не расплавлен. В нем помещается Машина с большими пружинами, как в часах, с передачами, шестернями и балансирами. Я знаю, что такова истина, ибо сам спускался этим путем и побывал вблизи той Машины. И все же жители Дневной Стороны обладают средствами, которые доказывают, что их взгляд на вещи верен. Один из них чуть не убедил меня в своей правоте, хотя я прекрасно знал, что он ошибается. Скажи, как это может быть?

— Вы оба правы, — ответил Монингстар. — Вы описываете одну и ту же вещь, но ни один из вас не видел ее такой, какова она в действительности… Каждый из вас придает реальности черты, соответствующие средствам, с помощью которых он контролирует эту реальность. Ибо, если вы не можете ее контролировать, вас охватывает ужас перед реальностью, и тогда вы искажаете ее самым удивительным образом. В твоем случае она превращается в машину, в их случае — в демона.

— Я знаю, что звезды — обители духов и божеств, то дружественных нам, то враждебных, а чаще — равнодушных. Звезды и боги находятся совсем близко от нас, и с ними легко связаться. Если к ним должным образом вознести мольбы, они отзовутся. А вот обитатели Светлой Стороны уверяют, что звезды находятся невероятно далеко и что на них нет разумных существ. Опять же…

— Всего лишь два пути осмысления реальности, причем оба они верны.

— Но там, где есть два пути, может существовать и третий? Или, если уж говорить начистоту, столько, сколько людей в Мире?

— Да, — отозвался Монингстар.

— И какой из них верен?

— Верны все.

— Но увидеть реальность такой, какова она на самом деле, все равно нельзя? Как же это может быть?

Монингстар ничего не ответил.

— А ты, — спросил Валет, — ты видел реальность?

— Я вижу облака и падающие камни. Я ощущаю ветер.

— И по ним каким-то образом узнаешь все остальное?

— Всего я не знаю.

— Но приходилось ли тебе видеть истинную реальность?

— Я… Однажды… Я жду восхода солнца. И это все. Валет пристально посмотрел на восток, любуясь подсвеченными розовым цветом облаками, прислушался к звуку падающих камней, попробовал проникнуть в туго сплетенную ткань ветра… Ни ни то, ни другое, ни третье не даровали ему новой мудрости.

— Ты знаешь, куда я иду и что буду там делать, — сказал он, помолчав. — Ты знаешь, что со мной случится, и ты знаешь, каким я стану по прошествии времени. Отсюда, с высоты этих гор, ты можешь увидеть все. Тебе, возможно, даже известно, когда я умру в свой последний раз и в каком виде придет ко мне смерть. Благодаря тебе я понял, что моя жизнь бесполезна, а мое сознание существует независимо от нее и бессильно повлиять на ход событий.

— Нет, это не так, — ответил Монингстар.

— Мне кажется, ты возражаешь только для того, чтобы я перестал чувствовать себя таким несчастным.

— Нет, я возражаю потому, что твоя жизнь частично скрыта тенями, сквозь которые я не могу проникнуть взглядом.

— А почему не можешь?

— Может быть, потому, что наши жизни каким-то образом переплетены между собой. А обстоятельства, которые влияют на мою собственную судьбу, всегда остаются скрытыми от меня…

— Что ж, это уже кое-что, — сказал Валет.

— …а может быть, получив то, что ты ищешь, ты так возвысишься, что твои дальнейшие дела станут непредсказуемыми.

Валет расхохотался.

— Это было бы здорово!

— Может, вовсе не так уж здорово, как тебе кажется.

Валет пожал плечами.

— Как бы там ни было, у меня нет другого выбора — надо лишь ждать того, что случится со мной в будущем.

Где-то далеко, значительно левее и ниже — слишком далеко отсюда, чтобы его неумолкаемый рев был слышен, — со скалистого уступа срывался на сотни футов вниз гигантский водопад и исчезал из глаз за каменным отрогом. А еще ниже и еще дальше могучая река врезала свои излучины в широкую равнину, уходя в черноту загадочного леса… Совсем вдалеке Валет сумел разглядеть легкие дымки, поднимавшиеся над деревней на берегу этой реки…

На мгновение у него возникло странное желание — захотелось пройтись по улочкам, заглядывая во все дворы и окна.

— Почему, — спросил Валет, — тот Великий, что получил имя Падучей Звезды и принес нам знание Мастерства, не распространил это знание и на обитателей Дневной Стороны?

— Вполне возможно, — заметил Монингстар, — что именно сейчас склонные к проблемам теологии обитатели Дневной Стороны спрашивают себя, почему Он не распространил на Темную Сторону тех благ, которые дает Наука. Разве это важно? Я, например, в свое время слыхал, что ни Мастерство, ни Наука не были делом рук Падучей Звезды, а что оба знания изобретены самими людьми; говорят, будто истинный дар Падучей Звезды — способность мыслить самостоятельно, позволяющая людям созидать собственные учения и действовать в соответствии с ними.

Тяжело сопя и пыхтя от напряжения, под аккомпанемент громкого хлопанья темно-зеленых крыльев, на плоский уступ грузно опустился дракон. Дикий вой ветра заглушил шум, сопровождавший прилет чудовища. Дракон полежал, быстро-быстро выбрасывая из пасти маленькие язычки огня. Передохнув немного, он поднял кверху свои похожие на гигантские яблоки кроваво-красные глаза.

— Привет тебе, Монингстар. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я тут немножечко отдохну? Уф! — И он выбросил длинный язык пламени, осветив весь скалистый отрог.

— Ты можешь отдохнуть здесь, — ответил Монингстар.

Дракон переключил внимание на Валета и уставился на него многозначительным взором.

— Я становлюсь слишком стар, чтоб летать через этакие горы, — признался дракон. — А ближайшие овцы пасутся возле той деревни, что по другую сторону хребта.

Валет отодвинул ногу так, чтобы ступня попала в тень, которую отбрасывал Монингстар, и спросил:

— А тогда почему бы тебе самому не поселиться по ту сторону хребта?

— Я не выношу света, — сказал дракон. — Мне необходимо темное логово. — Потом он обратился к Монингстару: — Это твое?

— Что мое?

— Этот мужлан.

— Нет. Он свой собственный.

— Тогда, пожалуй, я сэкономлю время и силы, а заодно наведу чистоту у тебя на уступе. Он все-таки побольше овцы, хотя, без сомнения, куда как хуже на вкус.

Валет уже успел полностью укрыться в тени Монингстара, и как раз в этот момент дракон выдохнул в его направлении целый фонтан огня. Пламя, однако, тут же исчезло, так как Валет втянул его в себя, но почти сразу же появилось снова — Валет своим дыханием погнал его обратно к дракону.

Тот хрюкнул от удивления и кончиком крыла протер глаза, на которых выступили слезы. Тихонько подкравшаяся тень вытянулась и легла на драконью морду. Это обстоятельство в корне подорвало новую попытку кремировать Валета.

— Ты! — фыркнул дракон, пытаясь получше разглядеть полускрытую в тени фигуру. — Я-то думал, ты просто житель Сумеречных Земель, бесцеремонно явившийся сюда, чтобы досаждать нашему дорогому Монингстару. Но теперь я тебя узнал! Ты — та самая нечестивая тварь, что обобрала мою сокровищницу! Куда ты девал мою диадему из белого золота с бирюзой, мои четырнадцать серебряных браслетов неслыханно дивной работы и мой мешок с лунными камнями, коих было ровно тридцать семь?!

— Теперь они стали частью моей сокровищницы, — ответил Валет, — а сейчас тебе лучше убраться отсюда. Хотя ты и больше, чем баранья ляжка, и, безусловно, гораздо менее вкусен, но я могу и позабыть, что у меня сегодня постный день.

Валет снова выдохнул язык пламени, и чудище попятилось еще дальше.

— Прекрати! — попросил дракон. — Дай мне несколько минут отдохнуть, и я самолично немедленно покину сии негостеприимные места.

— Убирайся сию же секунду! — приказал Валет.

— А ты жесток, человек из Страны Теней, — вздохнул дракон. — Ну, будь по-твоему.

Он поднялся, поддерживая огромную тушу с помощью хвоста, и, пыхтя и постанывая, потащился к краю уступа.

— Ты мне отвратителен, — сказал он, оглянувшись на Валета, а затем шагнул через край и исчез из виду.

Валет подошел к самому краю, чтобы посмотреть, что случится с драконом. Когда уже казалось, что тот вдребезги разобьется на каменном склоне, крылья дракона вдруг расправились и взяли ветер; он набрал высоту и стал планировать, направляясь к лесной деревушке, что стояла на берегу потока.

— Любопытно, какую ценность имеет способность мыслить, если она не может изменить характер животного?

— Так ведь этот дракон когда-то был человеком, — объяснил Монингстар, — только жадность превратила его в то, что он есть сейчас.

— Я сталкивался с таким феноменом, — отозвался Валет, — потому что и мне однажды пришлось на короткое время стать портовой крысой.

— И все же ты поборол свою страсть и вернулся в ряды Человечества, что, возможно, в один прекрасный день сделает и дракон. Благодаря способности мыслить ты выявил и преодолел некоторые черты своей натуры, которые делали твое поведение предсказуемым. Способность мыслить изменяет человека. Скажи, почему ты не убил этого дракона?

— В этом не было нужды… — начал было объяснять Валет, но тут же рассмеялся. — От его туши провонял бы весь твой утес.

— А разве не потому, что ты пришел к заключению, что незачем убивать существо, которое ты не станешь есть или которое не представляет для тебя реальной угрозы?

— Нет, — ответил Валет, — ибо теперь я несу ответственность за гибель овцы и за то, что кто-то из селян в недалеком будущем останется без завтрака.

Валету понадобилось несколько секунд, чтоб распознать, что именно он слышит — то ли громкий скрежет, то ли лязг. Это Монингстар скалил зубы в усмешке. Налетел холодный порыв ветра и ударил Валета в грудь; слабый свет на востоке слегка потускнел.

— …Возможно, ты все же прав, — прозвучал задумчивый голос Монингстара, который, казалось, обращался к кому-то совсем другому, — когда сомневался в пользе разума… — Огромная темная голова слегка наклонилась.

Валет отвернулся, испытывая неловкость. Его взгляд привлекла белая, почти немерцающая звезда; она всегда волновала воображение Валета, так как двигалась непривычно быстро, пересекая справа налево восточную часть небесной полусферы.

— Правитель этой звезды, — сказал Валет, — сопротивляется любым заклятиям, которые установили бы с ним связь. И движется эта звезда совсем не так, как другие, и к тому же быстрее. И не мигает. Почему бы это?

— Это не настоящая звезда. Это искусственный предмет, запущенный на орбиту, проходящую над Сумеречными Землями, учеными Дневной Стороны.

— А для какой цели?

— Его запустили наблюдать за Приграничьем.

— Зачем? Может быть, они боятся тебя?

— У нас нет никаких претензий к странам Дневной Половины Мира.

— Знаю. Но разве ты сам тоже не приглядываешь за Приграничьем по-своему? — спросил Валет.

— Разумеется, приглядываю.

— А зачем?

— Чтобы знать, что происходит на границе.

— И это все? — Валет презрительно хмыкнул. — Если эта штука и в самом деле летает над Сумеречными Землями, то она должна равно подчиняться и действию магии, и действию законов науки. Достаточно сильное заклинание может оказаться для нее губительным. Когда-нибудь я ее оттуда сшибу.

— С какой целью? — удивился Монингстар.

— Чтобы показать, что моя магия сильнее их науки… пусть даже хотя бы на один день.

— Полагаю, что борьба за превосходство никому из вас пользы не принесет.

— Принесет, если принадлежать к той стороне, которая обретет могущество.

— Но тебе придется использовать методы противника, чтобы увеличить собственную Силу.

— Я воспользуюсь тем, что послужит достижению моей цели.

— Любопытно будет узнать, что у тебя выйдет в конце концов.

Валет подошел к восточному краю обрыва, наклонился, перекинул через край ноги, нашел для них опору и бросил взгляд вверх.

— Ладно, у меня нет времени дожидаться тут с тобой восхода солнца. Пойду, попробую сначала загнать его на ночлег. Прощай, Монингстар!

— Доброго утра тебе, Валет.


Неся, подобно бродячему торговцу, свою котомку за плечами, Валет устало тащился навстречу Свету. Миновал погибший город Дедфут, так и не бросив ни единого взгляда на увитые виноградными лозами храмы никому теперь не нужных богов — главную приманку туристов. На алтарях тут никогда не бывало жертвоприношений, которые стоили того, чтоб их украсть.

Покрепче обвязав голову шарфом, он почти бегом одолел знаменитую Аллею Поющих Статуй. Каждая из статуй, изображавших некогда знаменитые личности, которые в свое время были заядлыми индивидуалистами, при звуке шагов прохожих запевала свою собственную арию. Пробежав аллею из конца в конец (а длины она была немалой), Валет вышел из нее полуоглохшим, задыхающимся и с нестерпимой головной болью.

Погрозив статуям кулаком, он оборвал проклятие по случаю нехватки достаточно выразительных слов. Трудно придумать такое бедствие, которое можно было бы призвать на эти бесплодные руины, не опасаясь, что оно уже испытано ими в глубинах их древней истории.

«Если я стану править Миром, все будет иначе, — решил Валет. — Из планировки городов я изгоню даже намек на беспорядочность и не позволю доводить их до такого вот состояния».

Править Миром? Эта мысль пришла ему в голову, можно сказать, вне всякой связи с предыдущими рассуждениями. «Ну, а почему бы и нет? — спросил он себя. — Если я заполучу ту Силу, к овладению которой стремлюсь, то почему бы не использовать ее для удовлетворения всех своих желаний? Когда я исполню клятву мести, мне все равно придется пойти на мировую с теми, кто сейчас настроен против меня. А это может быть достигнуто только путем прямого завоевания. Я — единственный, чья Сила не сосредоточена только в одном месте. Как только я добуду Ключ-Который-Был-Утрачен, я смогу разбить любого противника на его собственной территории. Наверняка я уже давно вынашивал эти мысли. Надо будет обязательно вознаградить Розали за то, что она подсказала мне, как действовать. А еще необходимо пополнить список кандидатов на наказание. После того как я отомщу Повелителю Крыланов, Бенони, Смейджу, Квайзеру и Блайту, я разделаюсь с бароном Дрекхеймом и позабочусь, чтобы Полковник-Который-Никогда-Не-Умирал получил шанс изменить свое имя».

Валета очень забавляло то обстоятельство, что среди прочих пожитков, лежавших в его котомке, были и те самые манускрипты, кража которых возбудила такой гнев Повелителя Крыланов. В плену Валет подумывал, не предложить ли своему тюремщику бартерную сделку и не обменять ли эти раритеты на свободу. Причина, по которой он этого не сделал, заключалась в том, что Повелитель Крыланов мог или взять манускрипты и не освободить его, или — что еще хуже — мог честно сдержать свое слово. Вернуть краденое — это такой позор, равного которому Валет и представить себе не мог. И смыть его можно было только одним (чем он и занимался сейчас) — поиском Силы, которая помогла бы ему удовлетворить все свои страсти. Без манускриптов сделать это, конечно, было бы куда труднее и… Голова Валета кружилась.

«Я был прав, — решил он, — в споре с Монингстаром. Самопознание — оно ведь в чем-то сходно с тем гвалтом, который поднимают две сотни статуй Дедфута; от него в человеке одни диссонансы да противоречия, а тут уж и до головной боли рукой подать».

Далеко справа в поле его зрения снова появился спутник, запущенный обитателями Дневной Стороны.

По мере того как Валет уходил вперед, мир становился все ярче и разнообразнее. Расплывчатые пятна на далеких полях предвещали скорое появление сплошного зеленого покрова. На востоке ярче пламенели облака. Первая птичья трель — звук, казалось, забытый Валетом сотни лет назад, — коснулась его слуха, и когда он отыскал взглядом певца, сидевшего на ветке, то в глаза ему ударили пестрые и чистые краски оперенья.

«Добрая примета, — подумал он позже, — Когда тебя встречают песней».

Прежде чем продолжить путь навстречу вечному дню, Валет затоптал костер и тщательно засыпал землей угли вместе с косточками и перышками.

Глава 7

Где-то примерно в середине текущего семестра Валет вдруг ощутил медленное и неотвратимое приближение — чего-то или кого-то. Каким образом пришло к нему это ощущение, он не понимал. Ведь в этих краях его восприятие ограничивалось теми же самыми органами чувств, что и у его коллег по университету. И все-таки что-то упорно искало Валета — оно шло по его следам, где ощупью, где кружа, где затаиваясь, где сбиваясь с пути, где снова выходя на след. Валет твердо знал — его выслеживают. Но о том, кто или что рыщет по его следам, он не имел ни малейшего представления. В последнее время он иногда, как, например, сейчас, просто физически ощущал, что преследователь уже здесь, где-то совсем рядом.

Восемь кварталов, отделявших университетский городок от «Уюта», Валет шел мимо высоких зданий с окнами, похожими на прорези в перфокартах, выстроившихся вдоль оживленных улиц, провонявших автомобильными выхлопами, к ядовитому смраду которых он за все прошедшие годы так и не привык. Отсюда Валет свернул в боковую улочку, где на тротуаре валялись банки от пива, а на пустырях между домами громоздились мусорные кучи. Из окон, с лестниц, из подъездов равнодушные замкнутые лица безучастно наблюдали за тем, как он проходит мимо. Пассажирский лайнер взорвал своим ревом тишину над головой; а еще выше висело вечно неподвижное солнце и пыталось пригвоздить его — лишенного защиты теней — к раскаленному асфальту. Дети, прыгавшие возле открытого пожарного гидранта, прекратили свою возню, провожая его недоуменными взглядами. Откуда-то донесся лживый намек на ветерок, журчание воды и хриплая жалоба птицы, укрывшейся под карнизом. Валет отшвырнул сигарету в сточную канаву и лениво проследил за проплывавшим мимо окурком.

«Какой яркий свет, а у меня нет тени, — подумал он. — Странно, что никто пока этого не заметил. И где же это я ее потерял?»

В тех местах, где свет был приглушенным, все менялось. Валету чудилось, что там мир или приобретает какие-то новые важные черты, или, наоборот, теряет старые. У Валета появлялось ощущение причастности к чему-то такому, что начисто отсутствовало в сверкании вечно полуденного солнца. С этим ощущением к нему приходили еще какие-то неясные образы и чувства. Было похоже, что тени, несмотря на его нынешнюю глухоту к их шепотам, все еще настойчиво добиваются контакта с ним.

Вот и сейчас, войдя в тускло освещенный бар, Валет сразу же понял, что выслеживающее его нечто рыщет совсем неподалеку.

Стоило только Валету войти в «Уют», как от жара вечного дня не осталось и воспоминаний. В глубине зала он сразу же узнал черные волосы в розовом сиянии свечи, горевшей в прозрачном стеклянном колпаке и бросавшей на них красно-золотистые отблески. Пробираясь к ней между столиками, Валет впервые, с тех пор, как вышел из аудитории, позволил себе расслабиться.

Он неслышно проскользнул в кабинку, сел напротив девушки и улыбнулся.

— Привет, Клэр!

Она вздрогнула, черные глаза широко раскрылись.

— Джон! Вечно ты так! Вдруг выскакиваешь неизвестно откуда — вот он я!

Валет все еще улыбался, разглядывая ее чуть тяжеловатые черты лица, красноватые следы от очков, еле заметные припухлости под глазами, несколько прядей волос, спускавшихся почти на брови.

— А я как коммивояжер, — сказал он, — Вон и официант идет. Пиво.

— Пиво.

Оба вздохнули, откинулись на спинки стульев и посмотрели друг на друга. В конце концов она первая не выдержала и рассмеялась.

— Ну и год! — воскликнула Клэр. — Как я рада, что этот семестр уже позади.

Он кивнул.

— И к тому же самый многочисленный выпускной курс!

— И несданные учебники, которых уж никогда не возвратят!

— А ты поговори с кем-нибудь из административного отдела, — предложил он. — Дай им списки фамилий…

— Выпускникам плевать на эти списки.

— Ничего. Им неминуемо потребуются копии дипломов. И когда они обратятся с запросами, дай им по башке извещением, что копии не будут высланы, пока они не заплатят штраф.

Она склонилась к нему.

— Отличая идея.

— Еще бы! Тут же полезешь в карман, если от этого зависит устройство на работу.

— Знаешь, зря ты стал антропологом. Тебе бы стать администратором.

— Я занимался тем, чем хотел.

— А почему ты говоришь об этом в прошедшем времени? — спросила она.

— Сам не знаю.

— Что-нибудь случилось?

— Ничего. Говорю тебе, все в порядке.

Но ощущение никуда не делось. То, что шло по его следам, было рядом.

— Как дела с контрактом? — спросила она. — Есть какие-нибудь проблемы?

— Нет, — ответил он. — Решительно никаких. Принесли пиво. Валет поднял свою кружку и отпил глоток. Когда он скрестил ноги под столом, они коснулись ног Клэр. Она не отстранилась. «Впрочем, она никогда не отстранялась, ни от меня, ни от других, — подумал он. — Неплохая партнерша в постели, да уж больно зациклена на замужестве. Весь семестр гонялась за мной. Готова хоть каждый день…»

Он отогнал эти мысли. Может, он и женился бы на Клэр, если бы встретил ее пораньше. Никаких предрассудков, вроде того, что нехорошо бросать жену, когда придется возвращаться туда, куда нужно вернуться, у Валета не было. Но он познакомился с Клэр только в начале этого семестра, а его дела здесь уже близились к концу.

— А как с тем творческим отпуском, о котором ты говорил? — спросила Клэр. — Что-нибудь решилось?

— Не знаю. Все зависит от тех исследований, которые я сейчас веду.

— Далеко они продвинулись?

— Узнаю, когда получу то машинное время, которое мне обещали.

— Скоро?

Он поглядел на наручные часы и кивнул.

— Так скоро? — удивилась она. — И если результаты окажутся положительными…

Он закурил.

— Тогда это произойдет в будущем семестре.

— Ты же говорил, что твой контракт…

— …в полном порядке. Но я еще не подписал его. Пока, во всяком случае.

— Ты как-то сказал мне, что думаешь, будто Квилиан тебя недолюбливает.

— Недолюбливает. Уж больно он старомоден. Считает, я слишком много времени торчу у компьютеров и мало — в библиотеке.

Она улыбнулась.

— Вот и я такая же.

— Во всяком случае, мои лекции слишком популярны, чтобы контракт со мной не продлили.

— Тогда почему ты его не подписываешь? Хочешь выцыганить побольше денег?

— Нет, — ответил он. — Но если Квилиан откажет мне в годичном творческом отпуске, я с огромным удовольствием подскажу, в какое именно место ему следует этот контракт засунуть. Конечно, я мог бы и подписать контракт, а потом уйти, если бы это пошло на пользу моим… моим исследованиям.

Клэр пила свое пиво маленькими глоточками.

— Значит, ты наткнулся на что-то стоящее? Валет пожал плечами.

— А как поживает твой семинар? — спросил он. Она засмеялась.

— Знаешь, ты прямо в печенках сидишь у профессора Уизертона. Больше половины своей последней лекции он посвятил изничтожению твоего курса об обычаях и философии Страны Тьмы.

— Мы с ним не согласны по многим вопросам, но ведь он никогда не бывал в Стране Тьмы.

— Уизертон намекает, что и ты там не бывал. Он согласен, что тамошнее общество феодальное и что часть местных Лордов и в самом деле верят, будто они обладают полным контролем над всем, что находится в пределах их владений. Однако он полностью отрицает положение, будто Лорды добровольно объединены Договором, основанным на убеждении, что небо рухнет, если они не будут удерживать некий Щит общими магическими усилиями.

— Но чем же тогда поддерживается существование жизни в Стране Тьмы?

— Кто-то задал ему этот вопрос, и Уизертон ответил, что это проблема из области естественных наук, а не теоретиков-социологов. По его личному мнению, однако, там существует своего рода перенос энергии с наших силовых экранов, происходящий на очень больших высотах.

Валет фыркнул.

— Хотелось бы мне прихватить Уизертона с собой в экспедицию! Да и его приятеля Квилиана тоже.

— Я-то знаю, что ты в Стране Тьмы был, — произнесла Клэр. — Более того, полагаю, твои связи с ней куда прочнее, чем можно понять с твоих слов.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Если б ты сейчас увидел выражение своего лица, то не спрашивал бы. Я далеко не сразу сообразила, в чем дело, но когда заметила, что именно придает тебе удивительно странный вид в заведениях, подобных этому бару, все встало на свои места — тебя выдали глаза. Они куда более чувствительны к свету, чем любые глаза, которые мне когда-либо приходилось наблюдать. Как только ты с яркого света попадаешь в такое вот затемненное местечко, твои зрачки становятся огромными. Вокруг них остается лишь узенькая полоска радужной. И еще я заметила, что солнцезащитные очки, которые ты носишь большую часть времени, гораздо темнее обычных.

— У меня и в самом деле проблема с глазами. Они очень слабы, сильный свет их раздражает.

— Именно об этом я и говорю.

Он ответил улыбкой на улыбку. Потом смял в пепельнице сигарету, и, как будто это был сигнал, из громкоговорителя, установленного на стене прямо над стойкой бара, полилась тихая расслабляющая музыка. Валет сделал еще глоток из своей кружки.

— Думаю, Уизертон вдоволь походил на руках и по поводу идеи воскрешения?

— Еще бы!

«А что будет, если я умру здесь? — подумал он. — Что тогда со мной станется? Не лишусь ли я права на Глайв и на возвращение к жизни?»

— Что с тобой? — спросила Клэр.

— А что?

— У тебя раздуваются ноздри. И брови сошлись у переносицы.

— Ты слишком много внимания уделяешь выражению лица. А тут еще эта жуткая музыка.

— Я люблю смотреть на тебя, — промолвила Клэр. — Но давай допьем пиво и пойдем ко мне. Я сыграю тебе что-нибудь совсем в другом духе. Кроме того, у меня есть одна вещица, которую я хочу тебе показать и спросить, что ты о ней думаешь.

— Что за вещица?

— Предпочитаю пока об этом умолчать.

— Ладно.

Они вышли из бара, и смутные дурные предчувствия Валета почти рассеялись, как только он попал на яркий свет, свободно проходивший сквозь его тело.

Клэр и Валет поднялись по лестнице и вошли в ее квартиру, расположенную на третьем этаже. На пороге Клэр резко остановилась и тихо вскрикнула.

Валет оттолкнул ее и быстро прошел в комнату. Здесь он тоже остановился.

— Что это? — спросил он, обшаривая взглядом помещение.

— Послушай, я оставила комнату совсем в другом виде, когда уходила! Бумаги разбросаны по полу… и мне кажется, что кресло стояло совсем не там… и вот этот ящик выдвинут… и дверца шкафа открыта…

Валет снова вернулся к двери, поискал, нет ли на замке царапин, но ничего не нашел. Потом пересек комнату, и, когда он вошел в спальню, Клэр услышала звук, который мог быть только щелчком пружинного ножа.

Через минуту он вышел оттуда, исчез в другой комнате, из нее прошел в ванную.

— А окно, возле которого стоит стол, было так же приоткрыто, как сейчас?

— Кажется, да. Да, я уверена в этом.

Он вздохнул. Осмотрел подоконник, потом сказал:

— Надо полагать, твои бумаги разбросало сквозняком. Что же касается ящика и дверцы шкафа, готов поспорить, ты сама оставила их открытыми. И заодно позабыла, что передвигала кресло.

— Я очень педантичный человек, — ответила Клэр, закрывая дверь на лестницу. И, повернувшись к нему, добавила: — А впрочем, может, ты и прав.

— Почему же ты нервничаешь?

Она расхаживала по комнате, собирая бумаги.

— А откуда у тебя такой нож?

— Какой еще нож?

Клэр с треском захлопнула дверцу стенного шкафа, повернулась и с вызовом глянула ему прямо в глаза.

— Да тот самый, что был у тебя в руке минуту назад. Валет протянул ей обе руки ладонями вверх.

— Нет у меня ножа. Если угодно, можешь меня обыскать. Никакого оружия ты не найдешь.

Клэр подошла к комоду и задвинула тот ящик, который был открыт. Наклонилась, вытащила самый нижний и достала из него завернутый в бумагу сверток.

— Что же касается твоего вопроса, почему я нервничаю… Вот почему!

Она бросила сверток на стол и развязала связывающую его бечевку. Валет подошел к ней и смотрел, как девушка разворачивает обертку. Внутри лежали три очень старые книги.

— Я думал, ты давно их вернула.

— Я собиралась…

— Но ведь мы же договорились!

— Мне хотелось узнать, где ты их взял и как. Он покачал головой.

— Мы договорились, что, если я их верну, ты не станешь задавать мне подобных вопросов.

Клэр выложила книги в ряд, затем указала на корешок одной и обложку другой.

— Я уверена, что раньше пятен не было. Это ведь кровь, не так ли?

— Откуда мне знать?

— Я попробовала стереть влажной тряпкой хоть те пятна, которые поменьше. То, что отошло, выглядело очень похоже на засохшую кровь.

Валет пожал плечами.

— Когда я сказала тебе, что эти книги украдены из шкафов хранилища редких книг и ты согласился вернуть их туда, я ответила: «О'кей», — продолжала Клэр. — Я согласилась положить их на место анонимно. Никаких вопросов — как и что. Но я никогда не предполагала, что вляпалась в историю, где замешано кровопролитие. Одних этих пятен было еще недостаточно, чтобы навести меня на мысль, что ты кого-то убил из-за книг. Но тогда я начала думать о тебе и вдруг поняла, как мало, говоря по правде, я о тебе знаю. Вот тогда-то я и стала присматриваться и подмечать всякие мелочи, вроде твоих глаз и твоей бесшумной походки. Мне доводилось слышать, что ты водишься с преступниками, однако потом ты написал несколько статей по криминологии и даже стал читать курс по этой дисциплине. Так что я не придала подобным слухам значения. И вот сейчас я увидела, как ты крадешься по моей квартире с ножом в руке, явно готовый убить того, кто проник в нее… Никакие книги не стоят человеческой жизни! Считай, что наше соглашение с этой минуты расторгнуто. Скажи мне, как ты их добыл.

— Нет, — не колеблясь, ответил Валет.

— Но я должна знать.

— Ты нарочно разыграла всю эту сцену при входе в квартиру, чтобы выяснить мою реакцию на ограбление, так ведь?

Девушка вспыхнула.

«Похоже, теперь она начнет меня шантажировать, чтоб заставить жениться на себе, — подумал Валет. — Вполне возможно, если она считает, что эту историю можно раздуть как следует».

— Ладно, слушай, — промолвил он, глубоко засовывая руки в карманы и поворачиваясь к окну, чтобы поглядеть на улицу. — Я узнал, кто виновник кражи, и разобрался с ним. Между нами произошла перепалка, в ходе которой его нос сильно пострадал. И этот тип еще имел нахальство окропить своей кровью наши книги! Полностью стереть кровь мне не удалось.

— Ох! — услышал он вздох облегчения и обернулся, пристально вглядываясь в выражение ее лица.

— Вот, собственно, и все, — сказал Валет.

Затем шагнул к ней и поцеловал. Клэр тут же замерла, тесно прильнув к нему. Он нежно гладил ее спину и плечи, потом ладони опустились к ягодицам.

«Теперь она уже ни о чем не вспомнит», — решил он, а его руки скользили уже по животу девушки — все глубже и дальше.

— Мне так стыдно, — вздохнула Клер.

— Пустяки, — проговорил он, расстегивая блузку. — Забудь.

Позже, задумчиво разглядывая наволочку подушки сквозь завесу волос Клэр и анализируя свою реакцию на недавние события. Валет снова почувствовал: то, что охотится за ним, где-то совсем рядом, может быть, даже следит за ним в эту минуту. Он быстро оглядел комнату, но ничего не увидел. Прислушался к шуму транспорта на улице и решил, что сейчас самое время отправляться по своим делам, вот только выкурит сигарету — и все.

Внезапно обрушился удар грома; оконное стекло задрожало так, будто кто-то сотрясал его руками.

Медленно надвигавшиеся тучи постепенно затягивали солнце. Зная, что еще рано, Валет припарковал свою машину на преподавательской стоянке и взял с заднего сиденья тяжелый портфель. В багажнике автомобиля лежали еще три больших дорожных сумки.

Закрыв машину, Валет направился в дальний конец университетского городка. Он чувствовал настоятельную потребность в движении, готовность, если понадобится, рвануть с места и помчаться бегом. И тут же подумал о Монингстаре, который в это самое мгновение лежит, неотрывно всматриваясь в скалы, в облака, в птиц и впитывая всеми порами тела ветры, дожди и молнии. Правда ли, что именно в эту секунду Монингстар фиксирует в памяти каждый шаг самого Валета?

«Вероятно, так оно и есть», — решил он, и ему ужасно захотелось, чтоб его друг сейчас же оказался рядом и помог ему своим советом. Знает ли Монингстар (нельзя исключить, что ему это известно уже давным-давно), каковы будут последствия тех действий, которые Валет еще только собирается предпринять?

Листва деревьев и трава приобрели тот особый блеск, появление которого часто предшествует грозе. Было еще очень жарко, но жару чуть-чуть смягчал слабый ветерок, подувший с севера. Университетский городок был почти безлюден. Валет миновал маленькую группу студентов, сидевших на бортике фонтана и оживленно делившихся впечатлениями о только что сданном экзамене. Валету показалось, что двое из них слушали его курс «Введение в антропологию культуры» несколько семестров назад, но они даже не взглянули на бывшего преподавателя, когда тот проходил мимо.

Затем кто-то окликнул его по имени.

— Джон! Доктор Шэд!

Остановившись, Валет увидел коренастую грузную фигуру молодого преподавателя Пойндекстера, только что возникшую в дверях колледжа Дрейка. Его тоже звали Джоном, но так как Пойндекстер был новичком в их картежной компании, то к нему предпочитали обращаться по фамилии, чтобы не вносить в разговор путаницу.

Валет выдавил улыбку, когда Пойндекстер подошел к нему, и кивнул.

— Привет, Пойндекстер. А я думал, ты уже давно загораешь где-нибудь в отпуске.

— Мне надо еще проверить несколько треклятых лабораторных работ у выпускников, — отозвался тот, отдуваясь. — Решил, что недурно выпить чего-нибудь горяченького, и в ту минуту, когда захлопнул дверь кабинета, понял, что наделал. Ключи остались на столе, а замок срабатывает автоматически, стоит только прикрыть дверь. В здании больше никого нет, канцелярия тоже закрыта. Я там торчал черт-те сколько, дожидаясь, не подойдет ли сторож. У них же наверняка есть универсальная отмычка. Тебе тут случайно сторож не попадался?

Валет покачал головой.

— Нет. Я только что приехал. Однако я знаю, что сторожа не имеют универсальных ключей… Твоя контора находится в дальнем конце здания, если не ошибаюсь?

— Да.

— Не помню, высокий ли там первый этаж, но как насчет того, чтобы воспользоваться окном?

— Слишком высоко, чтобы обойтись без лестницы… а кроме того, оба окна все равно закрыты.

— Ну, пойдем посмотрим.

Пойндекстер вытер тыльной стороной ладони потный розовый лоб и согласно кивнул.

Они вошли внутрь здания и прошли в дальний конец коридора. Там Валет вынул из кармана связку ключей и вставил один из них в замок двери, указанной ему Пойндекстером. Ключ повернулся, раздался щелчок, и Валет отворил дверь настежь.

— Ты счастливчик! — произнес он.

— А где ты взял универсальный ключ?

— Это не универсальный, это ключ от моего кабинета, Вот почему я и назвал тебя счастливчиком.

Желтые зубы Пойндекстера обнажились в радостной улыбке.

— Спасибо! Огромное спасибо! Ты торопишься?

— Нет. Я пришел раньше, чем нужно.

— Тогда разреши угостить тебя чем-нибудь из автомата. Мне охота устроить себе обеденный перерывчик.

— Давай.

Валет вошел в кабинет, поставил портфель возле двери; шаги Пойндекстера удалялись и вскоре затихли.

За окном собиралась гроза. Где-то прозвонил колокольчик. Немного погодя появился Пойндекстер, и Валет взял у него из рук горячий пластмассовый стаканчик.

— Как твоя матушка?

— Слава Богу, быстро поправляется. Скоро, должно быть, выпишут.

— Передай ей от меня поклон.

— Обязательно. Спасибо. Ты был очень добр, что навестил ее.

Они отпили по глотку, потом Пойндекстер сказал:

— Ну и повезло же мне, что ты оказался здесь! Вполне возможно, что во всем университетском городке только наши два кабинета и имеют одинаковые замки. Черт! Я бы даже этому знаменитому привидению обрадовался, если бы оно открыло мне дверь!

— Привидение?

— Разве ты не знаешь? Последняя хохма наших студентов.

— Боюсь, никогда ни о чем подобном не слыхивал.

— Такое белое существо; согласно некоторым источникам, порхает среди ветвей и бегает по крышам.

— И когда же оно появилось?

— Разумеется, совсем недавно. В прошлом семестре у нас болтали о мутагенности горных пород в здании геологического факультета. А до этого, по-моему, ходили слухи о гормонах, повышающих половую активность, которые будто бы попали в аппараты, охлаждающие питьевую воду. В общем, все, как обычно, — конец семестра у нас ведь все равно что конец света — кругом ходят слухи о всевозможных чудесах. Что с тобой?

— Ничего. Хочешь сигарету?

— Спасибо.

Валет услышал отдаленные раскаты грома, а пронизывающий все вокруг запах химикалий, доносившийся из лаборатории, вызывал в нем неприятные воспоминания. «Вот почему мне так противно это здание, — наконец понял он. — Запахи».

— Ты останешься с нами на следующий семестр? — спросил Пойндекстер.

— Думаю, нет.

— О, так значит, вопрос о творческом отпуске решен? Поздравляю!

— Ну, еще не совсем.

Сквозь стекла очков блеснул тревожный взгляд.

— Но ты же не уволишься отсюда?

— Это зависит от ряда обстоятельств.

— Можешь считать меня эгоистом, но я надеюсь, что ты останешься.

— Спасибо.

— Даже если уволишься, ты будешь поддерживать с нами контакт?

— Конечно.

«Оружие, — подумал он, — мне нужно нечто получше того, что у меня есть. Но не у Пойндекстера же спрашивать об оружии… Однако как все-таки здорово получилось, что я тут задержался!»

Валет затянулся сигаретой и глянул в окно. Небо продолжало темнеть; ему показалось, что на стекле появилось несколько первых капелек влаги. Он сделал последний глоток и бросил стаканчик в мусорную корзину.

— Пожалуй, надо бежать, если хочу добраться в Уокер-Билдинг до того, как хлынет дождь.

Пойндекстер тоже встал и потряс ему руку.

— Что ж, на случай, если не скоро увидимся, пожелаю тебе удачи, — сказал он.

— Спасибо. Ключи…

— Что — ключи?

— Почему бы тебе не взять их со стола на всякий случай и не положить в карман?

Пойндекстер покраснел и послушался совета.

— Да. Пожалуй, мне неохота испытать это вторично.

Валет взял свой портфель, а Пойндекстер зажег свечи на столе. В небе блеснула молния, за ней последовал громкий раскат грома.

— Ну, счастливо.

— До свидания.

Валет вышел и поспешил в Уокер-Билдинг, задержавшись только затем, чтобы взломать дверь лаборатории и украсть там бутылочку серной кислоты, которую тут же тщательно закупорил пробкой.

Глава 8

Валет вынул из принтера первые листы распечатки и разложил их на столе, который заранее очистил от других бумаг. Принтер продолжал постукивать, заглушая шум дождя за окном.

Он вернулся к принтеру, вытащил следующий лист, положил его рядом с другими и пробежал глазами.

Раздался звук, будто кто-то скребется в окно; Валет резко вскинул голову, его ноздри затрепетали.

Ничего. Он закурил сигарету и бросил спичку на пол. Походил по комнате. Посмотрел на наручные часы. Пламя свечи в канделябре дрогнуло, по свече потекла струйка воска.

Он снова подошел к окну и прислушался к завыванию ветра. Раздался щелчок дверного замка, и Валет быстро обернулся. В комнату вошел крупный мужчина. Снял намокшую под дождем шляпу, бросил ее на стул возле двери и провел рукой по редким седым волосам.

— Доктор Шэд, — сказал он, расстегивая дождевик.

— Доктор Квилиан.

Мужчина повесил дождевик около двери, вытащил носовой платок и принялся протирать очки.

— Как поживаете?

— Отлично. Благодарю вас. А вы?

— Прекрасно.

Доктор Квилиан закрыл дверь, а Валет вернулся к принтеру и вынул из него еще несколько листов.

— Чем изволите заниматься?

— Так, кое-какие заготовки для статьи, о которой я вам рассказывал… пару недель назад, если не ошибаюсь.

— Понятно. А я только что узнал о ваших нововведениях, — Квилиан жестом указал на компьютер. — Стоит кому-нибудь из сотрудников не выйти на работу, вы тут как тут — присваиваете чужое машинное время.

— Да. Я тщательно слежу за списком личного состава кафедры.

— За последнее время было чертовски много случаев невыхода на работу.

— Думаю, причина в гриппе.

Валет затянулся сигаретой; когда принтер смолк, он уронил ее на пол и раздавил ногой. Повернулся, вытащил последние листы распечатки.

Доктор Квилиан последовал за ним.

— Нельзя ли мне взглянуть, что у вас тут?

— Разумеется, — откликнулся Валет и отдал ему только что отпечатанные материалы.

Немного спустя Квилиан воскликнул, недоумевая:

— Но я тут ничего не понимаю!

— Ничего удивительного. Эти расчеты на три порядка отклоняются от реальности, и для моей статьи мне придется сделать детальную расшифровку.

— Джон, — промолвил Квилиан, — а ведь у меня насчет вас появились некоторые подозрения.

Валет кивнул и, прежде чем забрать распечатку, закурил новую сигарету.

— Если вам нужен компьютер, то я уже все.

— Сколько лет вы с нами работаете, Джон?

— Около пяти.

От окна снова донесся тот же звук, что и раньше, и они оба поглядели в ту сторону.

— Что это было?

— Понятия не имею.

Снова потянулось томительное время.

— Вы получили немало из того, что вам надо было здесь раздобыть, — произнес Квилиан, поправляя очки.

— Это правда. И я ценю это.

— Вы явились к нам с рекомендациями, которые показались мне тогда весьма надежными, и доказали, что вы неплохой эксперт по культуре Страны Тьмы.

— Благодарю.

— Видите ли, я вовсе не собирался расточать вам комплименты.

— Неужели? — Валет улыбался, одновременно просматривая последнюю страничку распечатки. — А что же это такое, если не комплимент?

— У меня создалось странное впечатление, что вы не тот, за кого себя выдаете, Джон.

— Как прикажете вас понимать?

— В своем заявлении о приеме на работу вы написали, что родились в Нью-Лейдене. Однако в архивах этого города ваше рождение не зафиксировано.

— Вот как! И каким же образом это обстоятельство выплыло на свет?

— Доктор Уизертон недавно ездил в те края.

— Понятно. Все?

— Если оставить в стороне тот факт, что вы будто бы ведете знакомство со всяким отребьем, то еще возникли сомнения насчет вашей докторской степени.

— Опять Уизертон?

— Источник не имеет значения. А вот заключение, сделанное на основе этих сведений, — имеет. Я думаю, вы не тот человек, за кого себя выдаете.

— И почему же вы выбрали именно сегодняшний вечер, чтоб разрешить свои сомнения?

— Семестр кончился, а я знаю, что вы собрались уехать и что сегодня вы в последний раз работаете с компьютером, — судя по тому объему машинного времени, на который подали заявку. Я хочу знать, что вы увозите с собой и куда отсюда направляетесь.

— Карл, — сказал Валет, — а что если я признаюсь в том, что действительно не совсем тот, за кого себя выдавал? Вы же сами несколько минут назад сказали, что в своей области я настоящий эксперт. И мы оба знаем — вдобавок я очень популярный лектор. И что бы там Уизертон не выкопал… Кому какое дело?

— У вас неприятности, Джон? Может, я могу быть чем-то полезен?

— Нет. У меня все в порядке.

Квилиан пересек комнату и сел на маленькую кушетку.

— Мне еще никогда не приходилось встречаться с кем-нибудь из ваших лицом к лицу.

— На что вы намекаете?

— На то, что вы не человек, а нечто совсем другое.

— А именно?

— Рожденный во Тьме. Я прав?

— Почему вы так считаете?

— Таких, как вы, при определенных обстоятельствах, положено сажать в тюрьму.

— Следует ли понимать, что если я действительно с Темной Стороны, то такие обстоятельства возникнут сами собой?

— Возможно, — ответил Квилиан.

— Но, может, и нет? Чего же вы добиваетесь?

— В настоящее время все, чего я хочу, — это знать, кто вы такой.

— Вы меня знаете, — ответил Валет, складывая бумаги и берясь за портфель.

Квилиан покачал головой.

— Из того многого, что меня в вас беспокоит, — сказал он, — одна вещь, которую я узнал совсем недавно, стала причиной особой тревоги. Сделав допущение, что вы действительно создание Тьмы, мы придем к выводу о наличии некоторых совпадений, которые заставляют меня настаивать на точном и полном ответе на вопрос — кто вы такой? Существует личность, которую я до сих пор считал чисто мифологическим персонажем из легенд, распространенных на Ночной Стороне. А теперь я спрашиваю себя: а не рискнул ли этот легендарный вор пробраться к нам в Дневные Страны? И если да, то с какой целью? И не может ли Джонатан Шэд оказаться смертным эквивалентом Червонного Валета из Страны Теней?

— Ну, а если это даже и так? — спросил Валет, стараясь не смотреть в сторону окна, где что-то, как казалось ему, все время заслоняло собой и без того тусклый свет. — Неужели вы арестуете меня? — добавил он, медленно отходя влево, чтобы заставить Квилиана повернуться от окна в свою сторону.

— Да, арестую.

Теперь Валет сам взглянул на окно, и некогда испытанное чувство отвращения снова ожило в нем, когда он увидел, что прижалось к оконному стеклу.

— Тогда мне следует предположить, что вы пришли вооруженным?

— Верно, — ответил Квилиан, вытаскивая из кармана небольшой пистолет и прицеливаясь в Валета.

«Можно запустить в него портфелем и рискнуть, дав ему возможность выстрелить, — решил Валет. — В конце-то концов калибр пустяковый. И все же если я потяну время и проберусь поближе к источнику света, быть может, вообще не придется вступать в драку».

— Странно все-таки, что вы, задумав меня арестовать, явились сюда в единственном числе. Даже если у вас есть право производить аресты в интересах безопасности на территории университетского городка…

— Я не говорил, что пришел один.

— Впрочем, если подумать, это не так уж и странно. — Валет сделал еще шаг в сторону мерцающей свечи. — Спорю, вы тут один. Вам просто лестно провернуть арест в одиночку. А может быть, вы вообще хотите убить меня, и тогда свидетели вам ни к чему. Или, возможно, вам желательно присвоить лично себе всю славу моего задержания? Я бы, однако, высказался в пользу первого предположения, так как, по-моему, вы Меня крепко ненавидите.

— Боюсь, вы преувеличиваете свою способность вызывать ненависть и мою тягу к насилию. Нет, власти были своевременно извещены, и группа лиц, коим поручено произвести арест, уже в пути. Моя задача состоит лишь в том, чтобы задержать вас до их прибытия.

— Мне кажется, вы откладывали арест так долго, как могли. Почему?

Свободной рукой Квилиан показал на портфель.

— Подозреваю, расшифровав материалы для вашей последней работы, мы выясним, что они никакого отношения к социологии не имеют.

— Но есть ведь, как вам известно, законы, запрещающие арестовывать людей при отсутствии веских улик.

— Да, вот потому-то я и выжидал. Бьюсь об заклад, именно такие улики вы сейчас держите в руках, и я уверен, что в скором времени они обнаружатся в избытке. А кроме того, я заметил, что, когда речь идет о делах, связанных с государственной безопасностью, законы соблюдаются куда менее жестко.

— Вот тут вы, пожалуй, правы, — ответил Валет и встал так, чтобы свет свечи падал ему прямо на лицо.

— Я — Червонный Валет из Страны Теней! — крикнул он во весь голос. — Я — хозяин замка Шэдоу-Гард! Я — Червонный Валет, вор, тайно крадущийся в безмолвии сумерек и теней! Это меня обезглавили в Иглесе, и это я снова восстал из Клоак Глайва! Это я пил кровь из вампира и кормился живым камнем. Это я нарушил Великий Договор. Это я подделал запись в Красной Книге Элса! Это я был пленником, заключенным внутрь бриллианта. Я — тот, кто уже один раз одурачил Повелителя Хай-Даджена и кто вернется туда снова, чтобы отомстить. Я — враг моих врагов! Ну бери же меня, если сможешь, ты, мразь. Хватай меня, если любишь Повелителя Крыланов, ибо я сам называю тебе мое имя — Червонный Валет из Страны Теней!

Лицо Квилиана выразило полное недоумение — профессор не понял этого взрыва эмоций; и хотя он открыл рот и попытался что-то произнести, его слова утонули в крике Валета. И тут оконное стекло разлетелось в куски, свеча погасла, и в комнату ворвался Боршин.

Обернувшись, Квилиан увидел в другом конце кабинета насквозь промокшую тварь, всю в кровавых потеках от порезов стеклом. Профессор испустил невнятный вопль, и страх полностью парализовал его.

Валет бросил портфель, нащупал в кармане бутылочку с кислотой, откупорил ее. Выплеснул содержимое в морду чудовища и, не останавливаясь, чтобы оценить результаты, подхватил портфель и метнулся мимо Квилиана.

Еще до того, как чудище издало первый крик мучительной боли, Валет оказался у двери. Выскочил в коридор, задержавшись лишь на столько, чтобы схватить с вешалки дождевик Квилиана и закрыть за собой дверь.

Он уже пробежал половину лестницы, ведущей во двор, когда услышал первый выстрел. Были и другие, но Валет к этому времени уже мчался через университетский городок, придерживая руками наброшенный на плечи дождевик и отчаянно ругая попадавшиеся на его пути лужи. Поэтому других выстрелов он так и не услышал. Кроме того, беспрерывно гремел гром. «Вскоре, — подумал Валет, — к грому присоединятся и тревожные звуки сирен».

Яростные, как буря, мысли безостановочно гнали его вперед. Грозовая погода в чем-то была ему на руку, хотя в других отношениях она явно мешала бегству.


Те машины, которые еще были в пути, еле-еле тащились. Когда Валет наконец выехал на безлюдный участок шоссе, дорога, так долго не видавшая ни капли дождя, теперь стала такой скользкой, что выдержать нужную скорость было практически невозможно. Грозовая тьма заставляла автомобилистов при первой же возможности покидать улицы, а те из них, что сидели дома, боялись высунуть носы наружу. Пешеходов же вообще не было видно. Поэтому Валету легко удалось сравнительно скоро отделаться от своей машины и обзавестись новой — краденой, разумеется.

Выбраться из города не составило особого труда, а вот обогнать бурю было куда сложнее. Казалось, и Валет и буря неслись в одном направлении — по одному из тех путей, которые он давно уже проложил по карте и выучил на зубок, — путей, одновременно и самых коротких, и самых неожиданных для противника, надежно обеспечивающих отступление в Страну Тьмы.

При других обстоятельствах Валет только радовался бы, что безжалостный солнечный свет, который сначала сжег, а потом покрыл загаром его многострадальную кожу, наконец-то потускнел. Но сейчас по этой причине ему приходилось ехать медленно — очень не хотелось попасть в аварию. Машину заливало дождем, ветер швырял ее из стороны в сторону, а яркие вспышки молний вырисовывали абрисы городских построек, которые остались за спиной беглеца.

Огни полицейских машин, вставших поперек дороги, заставили Валета резко притормозить и поискать объезда. Он вздохнул с облегчением и даже слегка улыбнулся, объезжая место происшествия — там столкнулись три машины, и санитары тащили на носилках тела мужчины и женщины к «скорой помощи» с широко распахнутой дверцей.

Валет повертел ручку приемника, но ничего не поймал, кроме помех от электрических разрядов. Закурил сигарету и чуть-чуть приоткрыл окно. Время от времени случайные капли били его по щеке, но воздух был прохладен, а сквозняк уносил прочь табачный дым. Валет глубоко вздохнул и попытался расслабиться — только сейчас он осознал, в каком напряжении были его нервы все это время.

Значительно позже ливень перешел в моросящий дождь, а небо начало проясняться. К этому времени Валет уже ехал по сельской местности и испытывал странное чувство, в котором смешивались облегчение и тревога; оно не покидало его с самого момента бегства, а теперь только усилилось. «Чего я достиг?» — спрашивал он себя, думая о годах, которые провел на Дневной Стороне.

Сначала ему понадобилось затратить уйму времени на ознакомление с новым местом, на то, чтобы раздобыть поддельные документы и овладеть методикой преподавания. А затем были долгие хлопоты с поиском работы в университете, обладающим хорошим компьютерным оборудованием. В свободное от лекций время ему пришлось учиться пользоваться компьютерами, затем придумывать темы исследований, которые позволили бы получать машинное время и избегать нежелательных вопросов. А после понадобилось еще проанализировать все исходные материалы с учетом его фактических целей, систематизировать эту информацию, придав соответствующую программную форму. Этот процесс занял годы…

А сколько было неудач на его пути? Множество!

Однако на этот раз… на этот раз успех был уже так близок, что Валет почти чувствовал его вкус на губах, а носом — запах. На этот раз он знал, что ответы на поставленные им вопросы лежат совсем рядом.

И вот он удирает с портфелем, битком набитым бумагами, которые толком просмотреть даже не успел. Вполне возможно, что он снова потерпел поражение и возвращается в логово смертельных врагов без оружия, на которое рассчитывал. Если это так, то ему удалось лишь отсрочить свою неизбежную гибель. Однако на Дневной Стороне ему оставаться нельзя — тут он тоже уже успел обзавестись врагами.

На мгновение Валет задумался — не упустил ли он какого-нибудь тайного предостережения, какого-нибудь предчувствия, пропущенного им по недосмотру, которые сказали бы ему о нем самом больше, чем о его врагах. Если даже предчувствия и были, они от него ускользнули.

Эх, еще бы немного… Если бы у него было еще чуточку времени, он смог бы все проверить, а если надо, то и переформулировать, составить совершенно новую программу… Но времени нет. И нет никакой возможности вернуться к тому точильному камню, на котором можно было бы отточить тот тупой меч, с каким он возвращался домой. А ведь оставались еще и другие проблемы — личные, и их следовало бы разрешить получше, чем получилось. Клэр, например…

Позже дождь прекратился, хотя небо по-прежнему затягивали мрачные грозовые тучи. Валет рискнул увеличить скорость и снова покрутил свой радиоприемник. Время от времени возникали помехи, хотя музыки было уже больше, чем разрядов, так что он оставил радио включенным.

Когда стали передавать новости, Валет как раз спускался по серпантину с довольно крутого холма; ему показалось, что он услышал свое имя, но громкость передачи вдруг почему-то упала. На дороге он был один, но теперь он тревожно оглядывался все время назад и присматривался ко всем боковым съездам, которые ему встречались. Приводила в ярость мысль, что смертные все еще располагают отличными шансами захватить его до того, как он снова обретет свою Силу.

Въехав на вершину еще более высокого холма, Валет увидел далеко слева от себя плотную завесу дождя и несколько слабых проблесков молний — таких далеких, что сопутствующий гром не доносился. Продолжая следить за небом, он отметил отсутствие всяких следов воздушного транспорта и возблагодарил за это Короля Бурь. Закурив новую сигарету, он отыскал радиостанцию, у которой слышимость была получше, и стал слушать новости. Никаких сообщений о Валете в передаче не появилось.

Валет вспомнил тот далекий день, когда он стоял у лужи с дождевой водой и беседовал о своих бедах с собственным отражением. Он попробовал представить тогдашнего (и давно не существующего) себя — усталого, изможденного, окоченевшего, с кровавыми мозолями на ногах, пропахшего отвратительной тухлятиной… Все эти беды давно забылись, да и как можно сравнивать недавно возникший легкий аппетит с жутким голодом, терзавшим его тогда? И все же, совсем ли сгинуло бывшее «я»? И изменилось ли в своей основе его положение? Тогда он спасался бегством с Западного Полюса Мира, пытаясь сохранить жизнь, обмануть преследователей и достигнуть Сумеречных Земель. Теперь же он спасался бегством с солнечного Восточного Полюса, опять-таки стремясь спрятаться в Сумеречных Землях. Тогда его гнала ненависть, а отчасти и любовь, а в сердце яростно горела жажда мести, согревая и поддерживая иссякающие силы. То же самое имело место и сейчас. Теперь Валет обогатил себя знанием искусств и наук Дневных Стран, но это ни в малейшей степени не изменило сути того человека, который стоял возле лужи; он и теперь стоял там — где-то внутри сегодняшнего Валета, их мысли и чувства ни в чем не изменились.

— Монингстар, — шепнул Валет, опуская боковое стекло и обращая слова прямо к небу, — ты же слышишь каждое мое слово, так выслушай и это: я ничуть не изменился со времени нашего последнего разговора.

Он засмеялся.

«Хорошо или плохо, что я не меняюсь?» Такая мысль возникла у него впервые.

Валет снова поднял боковое стекло и задумался над новой загадкой. Самоанализ не был его любимым коньком, но любопытство брало свое.

В период работы в университете он часто замечал, как меняются люди. Особенно ярко это проявлялось у студентов, причем укладывалось в невероятно короткие сроки — в промежуток между поступлением на первый курс и окончанием университета. Но и его коллеги по работе тоже менялись, только менее заметно — менялись во вкусах или, например, в чувствах. Один он оставался неизменным. Любопытно, а может, это и есть самое главное? Возможно, в этом и заключаются основные различия между обитателями Светлой и Темной Сторон Мира?

«Они меняются, а мы — нет. Неужели это так важно? Возможно — да, хотя я и не понимаю почему. У нас отсутствует потребность меняться, а у них, похоже, она есть. В чем причина? Может быть, все дело в разной продолжительности жизни? Или в разном отношении к самой жизни? Вполне вероятно, что дело и в том и в другом. И все-таки — какую роль играют эти изменения?»

Прослушав следующий выпуск «Новостей», Валет свернул на заброшенную проселочную дорогу. На этот раз в передаче сообщалось, что его разыскивают для допроса в связи с имевшим место убийством.

Валет развел маленький костер и сжег на нем все, что могло привести к его опознанию. Пока документы горели, он открыл сумку и переложил оттуда в бумажник новые документы, подготовленные заблаговременно еще несколько семестров назад. Перемешал палкой пепел и развеял его по ветру.

Затем перешел поле, разорвал дождевик Квилиана и побросал куски в канаву, полную грязной пенистой воды. Вернувшись к своей машине, Валет решил как можно скорее сменить ее на другую.

Выехав обратно на автостраду, он помчался на предельной скорости, одновременно обдумывая сложившуюся ситуацию в том виде, в котором она ему представлялась. Видимо, Боршин убил Квилиана и бежал — без сомнения, тем же путем, каким влез в комнату, то есть через окно. Причины появления Квилиана в университете властям известны, а Пойндекстер, конечно, подтвердит, что Валет тоже там был, и даже укажет, куда он направился. Клэр и многие другие засвидетельствуют, что они с Квилианом терпеть не могли друг друга. Выводы очевидны. И хотя Валет без всякого сожаления убил бы Квилиана, если б в этом появилась нужда, он искренне возмутился при мысли, что его могут казнить за несовершенный поступок.

Ситуация напомнила ему ту, которая сложилась в Иглесе, и Валет невольно потер шею. Несправедливость той казни все еще отзывалась болью.

Интересно, расправился ли Боршин с Квилианом, обезумев от боли и приняв того за Валета, или он просто защищался от нападения с огнестрельным оружием? И сильно ли пострадала эта тварь? Валет ведь ничего не знал о способностях организма Боршина к регенерации. Может, эта пакость опять разыскивает следы своей жертвы, по которым Боршин шел так долго и так упорно? Натравил ли его на Валета Повелитель Крыланов, или Боршиным двигали собственные чувства, поскольку его долго натаскивали на ненависть к Валету?

«Когда я вернусь, это уже не будет иметь ровно никакого значения». Однако отделаться от этих мыслей было совсем не так легко.

Новую машину Валет украл на окраине небольшого городка, через который он проезжал. На ней Валет и помчался в Сумеречные Земли, направляясь к тому самому месту, где когда-то встретил птицу с ярким оперением, весело распевавшую в ветвях дерева.


Валет долго сидел на вершине холма, скрестив ноги и читая свои бумаги. Дорожная пыль покрывала его одежду, под мышками проступили белые пятна пота, под ногтями чернела грязь. Веки налились свинцовой тяжестью, так что их приходилось поднимать чуть ли не пальцами. Он часто и тяжело вздыхал, делая пометки на бумагах, которые перелистывал. На западе над горами слабо мерцали звезды.

Свою последнюю машину Валет бросил во многих лигах к востоку от этого холма и сюда добрался пешком. Сначала мотор начал работать с перебоями, а потом заглох и начисто отказался заводиться. Поняв, что он уже миновал те места, где соперничавшие силы магии и науки поддерживали нечто вроде перемирия, Валет пешком двинулся в сторону Тьмы, захватив с собой только портфель с бумагами. Как и прежде, его больше всего привлекали вершины высоких холмов. За все время своего путешествия он спал всего лишь один раз, и хотя сон был крепкий, глубокий и без сновидений, Валет подсознательно никак не мог отвлечься от страха за судьбу своего тела и поклялся больше не спать, пока он не покинет места, находящиеся под юрисдикцией смертных.

Теперь он уже выбрался оттуда, но оставалось еще одно дело, и только завершив его, можно позволить себе отдыхать, сколько влезет.

Нахмурясь, Валет листал страницы, находил то, что искал, делал на полях пометки, возвращался к пометкам, сделанным ранее. Кажется, все верно, все сходится.

Над вершиной холма пронесся прохладный ветерок, принеся с собой горький аромат диких трав, о котором он почти забыл за время, прожитое среди людей. Здесь еще господствовал безжалостный свет Вечного Дня, но уже полузабытым сном казались грохот и вонь городов, тетради и ряды студенческих лиц в аудиториях, нудные собрания, монотонный стук пишущих машинок и принтеров, непристойное буйство красок. Единственным сувениром, который Валет захватил с собой, были эти листы распечаток. Он глубоко втянул в легкие вечерний воздух, и смысл символов сделанной им расшифровки неожиданно ожил в его уме, подобно тому, как внезапно познается смысл только что прочитанной поэмы.

Да! Именно так!

Валет обвел взглядом небо и нашел там белую немигающую звезду, быстро катившуюся по небосклону. Он вскочил на ноги, начисто позабыв гнетущую усталость. Правой ногой небрежно начертал в пыли несложный узор. Затем направил на спутник указательный палец и громко произнес слова, вычитанные им в бумагах.

Сначала не произошло ничего. Потом движение спутника прекратилось. Валет молча продолжал указывать на него пальцем. Спутник засветился ярче и вдруг стал расти прямо на глазах, вспыхнул подобно метеору и исчез.

— Новое предзнаменование! — сказал Валет и улыбнулся.

Глава 9

Проклятая богами тварь влетела в Хай-Даджен и заметалась по всем комнатам в поисках своего владыки. Наконец она обнаружила его в центре шестиугольного покоя, где он бросал щепотки серы в лужицу ртути; крылану удалось обратить на себя внимание Повелителя, и он тут же повис на милостиво протянутом ему пальце. Потом, пользуясь только им двоим понятным языком, крылан поведал господину принесенные новости.

Выслушав их, Повелитель Крыланов отвернулся и, проделав какие-то весьма таинственные манипуляции, в которых приняли участие кусочек сыра, свечка и перышко, покинул свои покои.

Выйдя из них, он поднялся на высокую башню и из ее окна долго всматривался в восточную часть горизонта. Затем, сделав поворот почти на сто восемьдесят градусов, окинул взглядом другую дорогу, которая тоже охранялась его замком и вела на северо-запад.

Да, и там то же самое! Но ведь это невозможно! Иллюзия, не иначе… Хозяин Хай-Даджена поднялся по лестнице, которая спиралью вилась по стене против движения солнца, открыл потайную дверь и вышел на крышу башни. Обратив лицо к небу, он долго изучал огромную черную сферу, окруженную яркими звездами. Принюхался к ветру. Поглядев вниз, обозрел громаду высокой и обширной крепости — того самого Хай-Даджена, что был возведен его — Повелителя Крыланов — личной Силой вскоре после того, как сам Повелитель был создан на вершине этой горы. Потом, когда Повелитель постиг разницу между понятиями «быть рожденным» и «быть созданным» и усвоил, что источник его мощи находится именно здесь, в данной точке пространства, он начал всасывать в себя эту Силу из корней горы и из смерчей, нисходивших с неба, и всасывал до тех пор, пока не засветился и не засиял подобно громоотводу, в который ударила молния. И тогда Повелитель сам принял участие в Творении. Если его Сила проистекает из этого места, значит, оно и должно стать его домом, его крепостью. И стало так.

Те, кто желал ему зла, либо погибли, получив тем самым неплохой урок, либо были осуждены носиться в Вечной Тьме на кожистых перепончатых крыльях, пока он не дарует им свое прощенье. К последним Повелитель Крыланов относился даже с симпатией, так что многие из них, освободившись от заклятья и вновь обретя человеческий образ, предпочли остаться у него на службе. Другие Властители, возможно, не менее могучие, чем он, хотя и в других отношениях и в других жизненных сферах, Повелителя Крыланов мало тревожили — после того как между их владениями были установлены границы, более или менее приемлемые для всех.

Но чтобы кто-то из них рискнул напасть на Хай-Даджен… Такое даже подумать смешно! Только идиот или безумец мог отважиться на подобное дело.

И все же… Сейчас там, где еще недавно была равнина, возвышались горы… или то, что казалось горами.

Повелитель Крыланов отвел взор от своего замка и обратил его на отдаленные темные громады. Наибольшую тревогу вызывало то, что он никак не мог обнаружить в самом себе источник такой Силы, которая требовалась, чтобы создать в его владениях хотя бы иллюзию гор.

Услышав на лестнице шаги, Повелитель Крыланов обернулся. В люке появилась сначала голова Айвины, а потом она и вся вышла на крышу башни и, подойдя к Повелителю, встала рядом. На ней было свободное черное платье, довольно короткое, перехваченное в талии поясом и заколотое на левом плече серебряной брошью. Когда он обнял ее и прижал к себе, Айвина затрепетала, почувствовав, какие мощные токи Силы бушуют в его теле; она знала, что в такие минуты Повелитель предпочитает молчание.

Повелитель Крыланов указал ей на гору, на которую смотрел перед приходом Айвины, а потом на другую — восточнее.

— Да, я знаю, — сказала она. — Гонец рассказал мне. Поэтому я и поспешила сюда. Я принесла твой жезл.

И протянула ему черный шелковый чехол, который висел на ее поясе.

Он улыбнулся и едва заметно отрицательно качнул головой. Левой рукой Повелитель Крыланов снял цепь с драгоценным камнем, которую носил на шее. Подняв ее высоко вверх, он раскачивал сверкающий камень перед своими глазами и глазами Айвины.

Девушка ощутила, как ее захватывает бешено крутящийся водоворот Силы, и на секунду ей показалось, что сейчас она упадет прямо внутрь камня. А тот все рос и рос, заполняя собой все пространство.

Теперь это был уже вовсе не драгоценный камень, а та самая внезапно возникшая на северо-западе гора. Долго-долго она не могла оторвать глаз от огромного серо-черного каменного купола.

— Похожа на настоящую, — прошептала Айвина. — Она кажется такой… прочной.

Затем, когда звезды одна за другой стали гасить свои огоньки, скрываясь за пиками, перевалами и склонами горы, Айвина воскликнула;

— Она растет! — и сразу же; — Нет… она идет, она идет прямо на нас!

Гора исчезла, и оказалось, что Айвина опять смотрит на тот же самый кулон — совсем такой, каким он был несколько мгновений назад. Повелитель Крыланов повернулся в другую сторону, заставив девушку сделать то же самое. Теперь они смотрели прямо на восток.

Опять водоворот Сил, опять ощущение падения и роста… Теперь перед ними вздымалась восточная гора, надвигавшаяся, как нос гигантского небывалого корабля. Холодный свет звезд четко вырисовывал ее контуры. Внезапно перед взорами Повелителя Крыланов и Айвины где-то за горой вспыхнуло мощное сияние, похожее на исполинские распластанные крылья, а потом пламя появилось перед горой.

— Там, на горе, кто-то есть… — начала Айвина. Но тут драгоценный камень внезапно раскололся, а цепочка раскалилась докрасна и выпала из рук ее господина. Теперь она валялась у его ног и слегка дымилась. Повелитель Крыланов сделал резкое движение, так сильно оттолкнув Айвину, что она чуть не упала.

— Что случилось?

Он не ответил, но протянул к ней руку.

— Чего ты хочешь?

Он указал на жезл. Айвина подала ему жезл, и Повелитель Крыланов поднял его вверх. Так, не тратя ни слова, он обычно созывал своих слуг. На этот раз ему пришлось ждать довольно долго, пока, наконец, появились первые из них. Впрочем, вскоре они уже тучей вились вокруг своего господина — верные слуги-крыланы.

Кончиком жезла он коснулся одной из летучих мышей, и та превратилась в человека, который рухнул к ногам хозяина.

— Господин, — вскричал слуга, склонив голову, — что ты повелишь?

Повелитель Крыланов указал ему на Айвину, и слуга осмелился поднять глаза и обратить к ней лицо.

— Отправляйся к лейтенанту Квайзеру, — приказала она. — Он выдаст тебе оружие и определит, что ты должен делать.

Девушка взглянула на своего супруга, и тот кивнул.

Теперь Повелитель Крыланов стал касаться жезлом других крыланов, и все они превращались в те существа, кем были в прошлом. Облако летучих мышей, подобно зонту, прикрыло башню, а бесконечная колонна куда более крупных тварей стала спускаться мимо Айвины по лестнице прямо во двор крепости.

Когда шествие закончилось, Айвина снова поглядела на восток.

— Время бежит, — сказала она, — погляди, как близко придвинулись к нам горы.

Девушка ощутила руку Повелителя на своем плече и, повернувшись, подняла к нему лицо. Он поцеловал ее в глаза и в губы, а потом оттолкнул от себя.

— Что ты собираешься делать? Повелитель Крыланов указал ей на люк.

— Нет! — крикнула она. — Я не уйду! Останусь здесь и буду помогать тебе!

Он продолжал указывать туда же.

— Ты хоть знаешь, что там происходит?

— Ступай! — ответил он.

А может, ей только показалось, что он произнес это слово?

Она долго-долго стояла в своей комнате, расположенной в юго-восточной части крепости, и все вспоминала, что он сказал ей, и все пыталась догадаться, что же произошло потом — после того как это забытое слово заполнило ее тело и разум, вытеснив все остальное. Девушка подошла к окну, но там ничего не было — одни звезды.

И вдруг откуда-то к ней пришло жестокое знание.

И Айвина зарыдала, оплакивая тот мир, которого они лишились навсегда.


Что горы настоящие, Повелитель Крыланов уже знал. Наступая, они крушили все на своем пути, а дрожь земли, вызванную их движением, он ощущал всем телом. И хотя звезды предсказывали, что страшные времена уже наступили — и надолго, — он не нуждался в их предсказаниях или советах. Он продолжал вбирать в себя ту Силу, которая воздвигла Хай-Даджен и теперь требовалась для защиты этого замка. Повелителю казалось, что он снова таков, каким был в те далекие-далекие времена.

На вершине той новой горы, что пришла с востока, вдруг возникла змея. Ее тело состояло из огня, и он никак не мог определить ее истинные размеры. Говорят, будто во времена, предшествовавшие тем, когда он сам был сотворен, подобные Силы существовали. Но Властители тех времен давным-давно умерли конечной смертью, и Великий Ключ был утерян навсегда. Повелитель Крыланов и сам пытался отыскать этот Ключ, как до него это делали многие другие Властители. Похоже, кому-то все же удалось преуспеть. А может быть, вновь ожили в своих могилах Властители прежних времен?

Повелитель Крыланов наблюдал, как змея достигает полного развития, поднимается в воздух и медленно плывет к нему. «Ну, начинается», — сказал он себе.

Потребовалось немало усилий и времени, чтобы змея, дымясь, рухнула на землю с распоротым брюхом. Повелитель слизнул капельки пота, невольно выступившие на его верхней губе. Ну, и могучая же тварь! А гора-то снова придвинулась. Ее продвижение ничуть не замедлилось, пока он сражался со змеей.

«Что ж, зато теперь я и в самом деле так же могуч, как был в давнем прошлом».


Смейдж прохаживался взад и вперед на своем посту, что возле главного входа в холл Хай-Даджена. Ходил он нарочито медленно, стараясь скрыть от пятидесяти пяти подчиненных ему воинов нарастающее беспокойство.

Сверху сыпалась пыль и вновь поднималась столбами в воздух. Солдаты испуганно вздрагивали каждый раз, когда висевшие на стенах доспехи или старинное оружие срывались со звоном и падали на каменные плиты пола.

Смейдж выглянул в окно и тотчас отвернулся — вид из окна полностью закрывали отроги горы, которая подошла уже вплотную к замку. Что-то непрерывно грохотало, и чьи-то нечеловеческие вопли разрывали ночную тьму. Подобно молниям, перед глазами Смейджа мелькали фантомы — обезглавленные рыцари, многокрылые птицы и звери с человеческими лицами. Они возникали и исчезали, как и другие твари, которых он не сумел запомнить. Никто из них даже не попытался напасть на Смейджа. Скоро, теперь уже совсем скоро, все кончится, понял он. Острый корабельный нос горы нависал над башней его господина.

Когда раздался ужасающий грохот, Смейджа швырнуло на пол, ему показалось, что стены не выдержали и рушатся на него. По панелям змеились извилистые трещины, весь замок будто сделал шаг назад. Слышался треск осыпающейся кладки и ломающихся Деревянных перекрытий. Потом — спустя несколько биений сердца — откуда-то сверху донесся пронзительный вопль, за которым последовал глухой шлепок падения чего-то тяжелого на плиты двора слева от Смейджа. Затем клубы пыли и — тишина…

Смейдж встал на ноги и призвал к себе воинов. Вытерев запорошенные пылью глаза, он огляделся.

Все солдаты лежали на полу. Ни один из них не шевелился.

— Встать! — заорал Смейдж, массируя ушибленное плечо.

И когда на приказ ответила лишь мертвая тишина, Смейдж подбежал к тому солдату, что лежал поближе к нему, и осмотрел его. Следов ранений на первый взгляд нет… Смейдж слегка похлопал солдата по лицу. Никакой реакции. Попытался заставить очнуться следующего; потом еще двоих. То же самое. Казалось, все они бездыханны.

Обнажив меч, Смейдж пошел к двери слева, которая вела во двор, и, задыхаясь от пыли и кашляя, выскочил на воздух.

Больше половины небесной тверди теперь заслоняла уже неподвижная гора, а двор был завален обломками рухнувшей башни. Острый корабельный выступ горы тоже пострадал. Воцарившееся безмолвие воспринималось сейчас страшнее недавнего грохота и шума битвы. От фантомов не осталось и следа.

Смейдж двинулся дальше. На плитах двора виднелось множество черных выжженных пятен, будто тут еще недавно плясали молнии.

Он замер, увидев распростертую на каменных обломках фигуру. Потом рванулся к ней и концом клинка перевернул тело на спину.

Выронив меч, Смейдж упал на колени, прижимая к своей груди изуродованную руку трупа, и из его глотки вырвалось короткое рыдание. Сзади вдруг раздалось потрескивание огня, и жаркое дыхание пламени обожгло спину. Но Смейдж даже не обернулся.

И тут же послышался короткий смешок. Смейдж глянул вверх, затем огляделся, но так ничего и не увидел. Снова смешок, теперь уже откуда-то справа. Вот оно! Там, среди теней, что ползут по покосившейся стене…

— Привет, Смейдж! Не забыл меня? Смейдж прищурился, протер глаза.

— Я… я что-то плохо тебя вижу.

— А я зато прекрасно вижу, как ты прижимаешь к груди этот кусок падали.

Смейдж бережно опустил руку своего господина, нашарил меч, лежавший на плитах, и поднялся во весь рост.

— Кто ты такой?

— А ты подойди и глянь.

— Твоя работа? — Смейдж слегка повел свободной рукой.

— Моя.

— Тогда я иду!

Смейдж подошел к почти неразличимой фигуре и сделал выпад. Однако клинок рассек лишь воздух, а сам Смейдж чуть не потерял равновесие. С трудом устояв на ногах, он нанес новый удар. И опять с тем же результатом.

На седьмой попытке Смейдж разрыдался.

— Теперь я знаю, кто ты такой! Вылезай из своих теней, и посмотрим, каков ты в деле!

— Что ж, можно.

Легкое колебание теней — и вот уже противник стоит перед Смейджем, невероятно высокий, пугающий и даже величественный.

Рука Смейджа, сжимавшая меч, дрогнула; рукоять почему-то внезапно раскалилась. Смейдж разжал кулак, и его враг слегка улыбнулся, когда меч со звоном упал между ними.

Смейдж поднял руки, и они замерли в воздухе, будто их хозяина поразил столбняк. Сквозь скрюченные, как сучья, пальцы он глядел в ненавистное лицо врага.

— Я выполнил твое желание, — раздался голос Валета. — Как видишь, в деле я совсем неплох. И уж, разумеется, получше тебя. Впрочем, мне было весьма приятно встретиться с тобой снова, — добавил он.

Смейджу ужасно хотелось хотя бы плюнуть в ненавистное лицо, но слюны не было, а поднятые руки прикрывали глаза и мешали видеть.

— Убийца! Низкая тварь!

— Вор, — мягко поправил его Валет. — А кроме того, чародей и победитель.

— Если б я только мог двигаться!..

— Можешь. Подними меч и подрежь когти на ногах этой падали… и постепенно дойди до самой шеи, конечно. Доставь уж мне такое удовольствие.

— Я не…

— Оттяпай ему башку! Сделай это одним ударом — быстро и метко, как то делают палачи своими топорами.

— Никогда! Он был мне хорошим господином. Он был добр ко мне и к моим товарищам. Я не оскверню его тело.

— Какой там хороший господин! Жестокий садист, да и только!

— Разве что со своими врагами… а они получали по заслугам.

— Пусть так, однако теперь ты видишь на его месте другого господина. И доказать свою лояльность ты можешь только одним — если принесешь ему голову своего старого хозяина.

— Нет!

— А ведь я сказал тебе — единственный способ сохранить жалкую жизнь в твоем теле, это добровольно выполнить мою просьбу.

— Никогда!

— Вот ты и выбрал свою участь. Теперь ты уже ничем себе не поможешь. А мой приказ ты все же выполнишь.

И тогда в тело Смейджа, как ему показалось, вошел некто совсем чужой, заставивший его нагнуться и поднять меч с земли. Рукоять меча по-прежнему жгла ему руку, но он поднял его высоко над головой и повернулся. Изрыгая проклятия и рыдая от бессильной ярости, Смейдж подошел к трупу, постоял над ним и вдруг резко опустил меч, со свистом вспоровший воздух. Голова откатилась на несколько футов, кровь запятнала белые плиты двора.

— А теперь подай ее мне.

Смейдж поднял голову за волосы и, держа ее в вытянутой руке, вернулся туда, где стоял прежде. Его новый господин принял голову из рук и небрежно взмахнул ею в воздухе.

— Благодарю, — сказал он. — Что ж, ничего не скажешь — похож, как две капли воды. — Валет снова поднял голову повыше и вгляделся в ее черты. — Нет, в самом деле похож. Интересно, а что стало с моей прежней головой? Впрочем, ерунда. Для этой я найду вполне достойное применение.

— А теперь убей меня, — взмолился Смейдж.

— Увы, окончательную уборку помещения мне придется отложить немного на потом. Пока же можешь составить компанию остаткам армии твоего бывшего хозяина, присоединившись к тем, кто уже спит. Двоих бодрствующих хватит за глаза.

Он махнул рукой, и Смейдж, уже храпя, рухнул на землю; огонь немедленно погас.


Когда раздался звук открываемой двери, Айвина даже не взглянула на нее. Но когда после долгого молчания прозвучал голос Валета, она вздрогнула.

— Ты должна была знать, — сказал он, — что рано или поздно я все равно приду за тобой.

Девушка не ответила.

— Ты должна была помнить те клятвы, которые я дал, — добавил он.

Тогда она обернулась, и на ее глазах сверкнули слезы.

— Значит, ты явился сюда, чтобы похитить меня?

— Нет. Я пришел, чтобы сделать тебя госпожой Шэдоу-Гарда и моей супругой.

— Похитить, — повторила Айвина. — Лишь таким путем ты можешь овладеть мной, а это твой излюбленный способ добиваться того, что тебе нравится. Только ведь любовь украсть нельзя, Валет.

— Значит, придется обойтись без нее, — ответил он.

— И что же теперь? Отправишься в Шэдоу-Гард?

— Зачем же. Шэдоу-Гард здесь. Отныне это место будет во веки веков называться Шэдоу-Гард, и я отсюда никуда не уйду.

— Я так и знала. — Голос Айвины звучал мягко и спокойно. — Ты думаешь править тут — в замке, который принадлежал моему супругу… Что ты сделал с ним?

— А что он сделал со мной? И в чем я поклялся ему? Слуги же его спят — все, кроме одного, который может тебя позабавить. Давай глянем вон из того окна.

Волоча ноги, как во сне, девушка подошла к окну. Твердой рукой Валет откинул портьеру и указал куда-то пальцем.

Внизу, на площадке, которой, как знала Айвина, тут раньше не было, танцевал Квайзер. Серый, как булыжник, огромный гермафродит старательно выполнял сложнейшие па Адской Пляски. Несколько раз он падал, поднимался и снова пускался в пляс.

— Что он делает?

Повторяет те подвиги, которые принесли ему приз — Хелфлейм. Он будет снова и снова переживать свой триумф, пока не разорвется его сердце или не лопнет какой-нибудь крупный кровеносный сосуд. Тогда он сможет наконец умереть.

— Но это ужасно! Пощади его!

— Нет. Это ничуть не более ужасно, чем те страдания, которые он причинил мне. Ты когда-то обвинила меня, будто я не держу слова. Что ж, я дал клятву отомстить ему, и теперь ты видишь, что я слов на ветер не бросаю.

— Что же это за Сила, которой ты овладел? — спросила Айвина. — Ты не был способен на такое, когда я… когда мы были с тобой близки.

— В моих руках Ключ-Который-Был-Утрачен. Кольвиния.

— И как же ты овладел им?

— Это не имеет значения. Важно, что я могу заставить горы ходить, а землю — треснуть, как спелое яблоко, что я могу призвать с неба молнию и вызвать на помощь духов. Я могу уничтожить любого Властителя даже в месте средоточия его Силы. Я стал самым могущественным существом на всей Темной Стороне Мира.

— Да, — отозвалась она. — Вот ты и дал себе достойное имя. Ты — не человек. Ты — существо, тварь.

Валет выглянул в окно, чтобы еще раз насытиться зрелищем пляшущего Квайзера, а потом задернул портьеру. Айвина повернулась к нему спиной.

— Если ты объявишь пощаду всем, кто остался в живых, защищая этот замок, — сказала она наконец, — я выполню все, что ты мне прикажешь.

Валет протянул свободную руку, как бы желая коснуться Айвины, и тут за окном раздался мучительный крик. Валет опустил руку.

«Радость отмщения слишком сладостна, чтоб расстаться с ней так скоро», — подумал он.

— Милосердие, как я узнал на собственном опыте, такая штука, которой человека лишают именно тогда, когда он в ней нуждается особенно остро. Если же этот человек оказывается в положении, когда он может пощадить тех, кто еще недавно был так жесток с ним, они тут же начинают вопить о милосердии.

— Я уверена, — сказала Айвина, — что в этом замке еще никто не просил пощады.

Девушка снова повернулась к нему и долго всматривалась в его глаза.

— Нет, — произнесла она. — В тебе нет жалости. Когда-то в тебе было хоть нечто, отдаленно напоминавшее благородство. Теперь нет и его.

— Как ты думаешь, что я собираюсь сделать с Ключом, после того как отомщу всем моим врагам?

— Не знаю.

— Я хочу объединить все земли Тьмы в единое королевство.

— И, без сомнения, сам станешь королем в этом государстве?

— Разумеется, ибо нет никого, кроме меня, кто мог бы совершить такое дело. А потом я собираюсь провозгласить здесь эру порядка и законности.

— Твоего порядка? И твоей законности?

— Ты все еще не понимаешь. Я долго обдумывал этот план, и хотя верно, что поначалу я разыскивал утраченный Ключ только с целью отомстить врагам, потом я пришел к выводу, что надо поступить по-другому. Я использую Ключ, чтобы покончить со своенравием и разборками Властителей и чтобы обеспечить процветание нового государства.

— Тогда начни сейчас и здесь. Дай благоденствие Хай-Даджену или Шэдоу-Гарду, если тебе больше нравится называть его так.

— Это верно, я уже отплатил за многие обиды из числа тех, что были мне нанесены, — задумчиво сказал Валет, — и все же…

— Начни с милосердия, и тогда, возможно, когда-нибудь твое имя будут произносить с благоговением, — молвила Айвина. — Но если ты откажешь в нем, будь уверен — ты пожнешь одни проклятия.

— Возможно… — Он отступил на шаг.

Глаза Айвины с подозрением обшарили его высокую фигуру.

— Что ты там держишь под плащом? Ты, должно быть, принес что-то, что хочешь мне показать?

— Да так, пустяк, — ответил он. — я передумал, да и дел у меня много. Вернусь к тебе попозже.

Но Айвина бросилась к нему и изо всех сил рванула к себе его плащ. Раздался пронзительный крик, и Валет выронил голову Повелителя Крыланов на пол, чтобы схватить женщину за запястья. В ее правой руке был зажат кинжал.

— Зверь! — крикнула она и впилась зубами ему в щеку.

Валет призвал на помощь всю свою Силу и произнес короткое заклинание; кинжал Айвины превратился в черный цветок, который Валет заставил Айвину поднести к ее лицу. Она плевалась, проклинала и била его ногами, но силы ее иссякали, движения замедлялись, глаза стали закрываться. Когда она почти сомлела, Валет подхватил ее на руки, понес к постели и осторожно положил на покрывало. Айвина продолжала сопротивляться, но сил уже не было, пришли вялость и сознание поражения.

— Говорят, что Сила убивает все лучшее, что есть в мужчине, — произнесла она, задыхаясь. — Тебе это не грозит. Даже если бы ты напрочь лишился всякой Силы, ты бы все равно остался тем, чья сущность — Зло, чье имя — Валет-Стервятник.

— Пусть будет так, — кивнул он, — и все же то, о чем я говорил тебе, свершится, и ты будешь рядом со мной, станешь свидетельницей моих деяний.

— Нет, так не будет. Я покончу с собой.

— Я сломлю твою волю, и ты полюбишь меня.

— Ты никогда не коснешься ни моего тела, ни моей души.

— Сейчас ты уснешь, — прошептал он, — а когда проснешься, мы отпразднуем наш союз. Твое сопротивление будет недолгим, ты отдашь мне сначала свое тело, а потом свою душу. Сперва ты будешь отдаваться мне покорно и бесстрастно, но я буду приходить снова и снова, опять и опять. А потом наступит ночь, когда ты сама придешь ко мне. Теперь же спи, а я возложу Смейджа на жертвенный алтарь его господина и очищу этот замок от всего, что вызывает мою неприязнь. Спи спокойно. Новая жизнь открывает тебе объятия.

И он вышел, и все получилось так, как он сказал.

Глава 10

После того как пограничные споры с Дрекхеймом были в высшей степени элементарно разрешены — владения барона завоеваны Валетом и присоединены к своим, а сам барон отправлен в Клоаки Глайва, Валет переключил свое внимание на крепость Холдинг, принадлежавшую Полковнику-Который-Никогда-Не-Умирал. Очень скоро крепость потеряла право считаться непобедимой, и Валет занял ее.

Вместе с Полковником они долго сидели в библиотеке, попивая легкое вино и вспоминая прошедшие дни. Наконец Валет перешел к весьма деликатному вопросу — о браке Айвины с тем из ее поклонников, который завоюет Адский Пламень.

Полковник, впалые щеки которого были испещрены серпообразными шрамами, а волосы начинали расти чуть ли не от переносицы, взвиваясь вверх рыжими вихрами, кивнул и поднес бокал к губам. Его светлые прозрачные глаза были опущены.

— Да, в общем условия были примерно таковы, — тихо произнес он.

— Ну, а я понял их несколько иначе, — ответил Валет. — Я воспринял этот разговор как задачу, которую вы возложили на мои плечи, а не как предложение, которым может воспользоваться первый встречный.

— Но признайся, ты ведь потерпел неудачу. И поэтому, когда появился другой поклонник, претендовавший на руку дочери, и принес мне заранее определенный выкуп, я…

— Могли бы и подождать, пока я вернусь. Я бы все равно украл Хелфлейм и отдал его вам.

— На возвращение, знаешь ли, иногда уходит слишком много времени… А я вовсе не преследовал цель оставить свою дочь в старых девах.

Валет покачал головой.

— Должен признаться, что я вполне доволен тем, как обернулось дело, — продолжал Полковник. — Ты стал могущественным Властелином и получил мою дочь. Полагаю, она будет с тобой счастлива. А у меня есть Хелфлейм, и это одна из величайших радостей… Стало быть, мы оба получили желаемое…

— Нет, — ответил Валет. — Я мог бы осмелиться выразить предположение, что вам не слишком нравилась перспектива получить меня в зятья, и поэтому вы заключили тайное соглашение с покойным Повелителем Хай-Даджена и разработали план меня погубить.

— Я…

Валет поднял руку.

— Я лишь сказал, что мог бы осмелиться высказать подобное предположение. Я его отнюдь не выдвигаю, разумеется. Мне ведь неизвестно, что там происходило или не происходило между вами, помимо сделки насчет обмена Айвины на Хелфлейм. По правде говоря, мне до этого дела нет. Я знаю только то, что произошло потом. Учитывая это, а также непреложный факт, что вы теперь мой родственник, я решил позволить вам самому покончить с жизнью, вместо того чтобы отдать вас в руки палача.

Полковник облегченно вздохнул и улыбнулся, снова подняв глаза на Валета.

— Благодарю. Ты чрезвычайно любезен. Я-то побаивался, что ты не догадаешься предложить мне такой выход.

Они в молчании поднесли бокалы к губам.

— Придется взять новое имя, — сказал Полковник.

— К чему торопиться? — ответил Валет.

— Верно, конечно, но, может, ты что-нибудь посоветуешь?

— Не сейчас. Хотя я обязательно подумаю об этом, пока вы будете отсутствовать.

— Еще раз благодарю, — кивнул Полковник, — мне, знаешь ли, еще никогда не приходилось проделывать ничего похожего… А у тебя нет на примете какого-нибудь надежного способа?

Валет помолчал.

— Хорошая штука яд, — задумчиво произнес он. — Однако на людей он действует по-разному и может иногда оказаться весьма мучительным. Я бы сказал, что в вашем случае лучше всего подойдет теплая ванна, сидя в которой вы вскроете под водой вены на руках. Тогда о боли говорить не придется. Все равно что лечь и заснуть.

— Пожалуй, остановимся на этом.

— В таком случае разрешите мне дать вам несколько небесполезных советов.

Валет наклонился и, взяв руку Полковника за запястье, повернул ее внутренней стороной вверх. Потом вытащил свой кинжал.

— Итак, начнем, — произнес он, и в его голосе возникли почти забытые профессорские нотки. — Вам следует избежать тех ошибок, которые обычно свойственны новичкам в подобных обстоятельствах. — Используя лезвие вместо указки, он продолжал: — Не режьте поперек, вот так. Кровь может свернуться и закупорить сосуды, что неминуемо приведет к тому, что вы преждевременно вернетесь к жизни, и всю процедуру придется повторить заново. И даже не раз и не два. Надо резать вдоль этой голубой линии, видите? Если вена окажется слишком тонкой, ее следует приподнять кончиком кинжала, а затем резко повернуть клинок. Вопросы?

— Пожалуй, нет.

— Тогда повторите.

— Дай мне твой кинжал.

— Пожалуйста.

Валет выслушал, кивая и вставляя время от времени мелкие замечания.

— Очень хорошо. По-моему, вы все запомнили, — сказал он, принимая кинжал из рук Полковника и вкладывая его в ножны. — Не угодно ли еще бокал вина?

— С удовольствием. У тебя прекрасный погреб.

— Благодарю.

Высоко-высоко над Миром Тьмы, почти под самой черной Сферой, сидя верхом на ленивом драконе, которому он только что скормил Бенони и Блайта, Валет громко хохотал, празднуя победу; хохот его разносился ветрами по всему Миру, а неверные и хитрые сильфы вторили ему — ведь теперь он был их Властелином.


Время шло, и Валет продолжал решать пограничные споры, как всегда, с пользой для себя; впрочем, таких споров становилось все меньше.

Он — сперва от нечего делать, а потом со все большим и большим увлечением — начал использовать знания и опыт, полученные на Дневной Стороне, для составления большой монографии, названной им «Описание культуры Стран Тьмы». Власть Валета теперь распространилась на большую часть Ночной Стороны, а потому он принялся собирать при своем дворе тех подданных, чьи знания и умение в специфических узких вопросах могли представлять исторический, технический или художественный интерес для его труда. Валет уже почти решил опубликовать свою книгу о Дневных Землях, когда завершит над ней работу. Теперь, когда он наладил тайные контрабандные связи и имел агентуру почти в каждом большом городе Дневных Земель, намерение Валета было вполне осуществимо.

Своей резиденцией Валет избрал Хай-Даджен, переименованный в Шэдоу-Гард — огромный просторный замок со стрельчатыми, залитыми светом факелов залами, лабиринтами подземных коридоров и многими башнями. Там были собраны предметы необычайной красоты и величайшей ценности. На стенах коридоров плясали тени, а грани бесчисленных драгоценных камней сверкали ярче солнца, сиявшего над другой половиной Мира.

Валет любил сидеть в библиотеке за столом, на котором стоял череп бывшего владельца замка, служивший ему пепельницей, и, дымя сигаретой (любовь к табаку была одной из причин, заставивших его наладить контрабандную торговлю), трудиться над своей монографией. Во-первых, он получал истинное наслаждение от этого усвоенного на Дневной Стороне порока, а во-вторых, просто не мог от него избавиться. Валет задумчиво наблюдал, как дым сигареты смешивается с дымком восковой свечи и поднимается к потолку, когда в библиотеку робко вошел Стэб — его личный слуга, а в прошлом человек, превращенный в крылана, и остановился на предписанном этикетом расстоянии.

— Господин…

— Что тебе?

— У ворот замка стоит какая-то старая карга и хочет поговорить с вами.

— Я не приглашал сюда никаких старух. Вели ей убираться прочь.

— Она утверждает, что получила от вас приглашение.

Валет глянул на маленького черного человечка, похожего на какое-то шустрое насекомое; сходство усугубляли необычайно длинные члены и белые, торчащие, словно антенны, пучки волос над ненормально удлиненным черепом. Валет относился к Стэбу доброжелательно — ведь когда-то тот был умелым вором и даже пытался обокрасть прежнего хозяина этого замка.

— Приглашение? Не помню такого случая. Что ты думаешь о ней?

— От нее несет вонью Глайва, сэр.

— Странно…

— А еще она просила передать вам, что ее зовут Рози.

— Розали! — воскликнул Валет, снимая ноги со столешницы и садясь прямо. — Веди ее ко мне, Стэб.

— Слушаюсь, сэр, — пятясь, сказал Стэб, который всегда старался поскорее уйти, чтобы не быть свидетелем эмоций хозяина.

Валет стряхнул пепел в череп и задумчиво поглядел на него.

— Любопытно, не заявишься ли когда-нибудь сюда и ты, — пробормотал он. — У меня такое ощущение, что это не исключено.

И сделал пометку: послать несколько отрядов стражников, особенно из числа тех, у кого насморк притупил обоняние, с приказом патрулировать окрестности Клоак.

Потом вытряс пепел из черепа и привел в порядок лежавшие на столе бумаги. Как раз в эту минуту Стэб ввел в кабинет Розали. Быстро вскочив с кресла, Валет метнул взгляд на слугу, и тот немедленно выскочил за дверь.

— Розали! — воскликнул Валет, идя ей навстречу. — Как прекрасно, что ты…

Но она не ответила на его улыбку, хотя и приняла кивком его предложение присесть.

«О боги! Она и в самом деле выглядит, как поломанная старая швабра», — подумал Валет, вспомнив последнее свидание с ней. И все же…

— Итак, ты наконец пришла в Шэдоу-Гард. В память о том черством хлебе, которым ты поделилась со мной когда-то, ты всегда будешь сыта. В память о том совете, который ты мне дала, тебя здесь всегда будут чтить. У тебя будут слуги, чтобы купать тебя, одевать и прислуживать тебе. Если ты захочешь и дальше заниматься Мастерством, я сам открою тебе тайны Высшей Магии. И что бы ты ни пожелала, тебе стоит лишь намекнуть. В твою честь я дам пир — мы займемся его подготовкой как можно скорее. Добро пожаловать в Шэдоу-Гард!

— Я не собираюсь здесь оставаться, Валет, я пришла только затем, чтобы взглянуть на тебя еще раз, увидеть тебя в твоем новом сером камзоле и прекрасном черном плаще. А как сияют твои сапоги! Раньше они очень редко бывали такими.

Он усмехнулся.

— Я теперь мало хожу пешком, не то что раньше.

— …Да и тайком пробираешься тоже реже, я думаю. Зачем тебе это теперь? — сказала старуха. — Так, значит, ты все-таки умудрился урвать себе королевство по нраву, Валет? Да еще такое большое, что мне подобное и не снилось… И что же — ты счастлив?

— Вполне.

— Ты все-таки добрался до машины, которая думает, как человек, только быстрее? Против которой я предостерегала тебя? Разве не так?

— Да.

— И она дала тебе Ключ-Который-Был-Утрачен, Кольвинию?

Валет отвернулся, потянулся за сигаретой, зажег ее и глубоко втянул дым. Затем кивнул.

— Но на эту тему я с тобой говорить не стану, — промолвил он.

— Еще бы, еще бы, — закивала старуха. — И все же именно с этим Ключом ты получил Силу, которая соответствовала твоим притязаниям, хотя тогда ты еще даже не подозревал, что они у тебя есть.

— Пожалуй, ты не ошибаешься.

— Тогда расскажи мне о той женщине.

— О какой еще женщине?

— В холле я прошла мимо женщины — удивительно красивой и одетой в зеленое — под цвет ее глаз. Я поздоровалась с ней, и хоть губы улыбнулись мне, ее душа плелась за ней вся в слезах. Какое зло ты причинил ей, Валет?

— Я сделал то, что было необходимо.

— Ты что-то украл у нее… не знаю, что именно… украл, как ты всегда воровал у всех, кого встречал на своем пути. Послушай, Валет, а есть ли у тебя друг? Кто-то, кого ты не обокрал, а, наоборот, с кем чем-нибудь поделился?

— Да, — ответил он. — Мой друг лежит на вершине Паникуса, наполовину камень, наполовину — даже не знаю, как сказать. Много-много раз я навещал его и делал все от меня зависящее, чтобы освободить. Но даже Ключ — и тот оказался бессилен.

— Монингстар… — промолвила старуха. — Да, это как раз по тебе: единственный друг — и тот проклят богами.

— Рози, зачем ты меня укоряешь? Разве я не делаю все, что в моих силах, чтобы искупить все страдания, которые ты перенесла по моей вине и вине других?

— А та женщина, которую я видела… Вернул бы ты ей все то, что украл у нее, если б я попросила тебя об этом?

— Возможно, — ответил Валет. — Но я сомневаюсь, что ты попросишь такое. Ведь, если б я исполнил твою просьбу, она наверняка сошла бы с ума.

— Почему?

— Из-за того, что ей пришлось увидеть и перенести в прошлом.

— И ты виновник этого?

— Да, но и она в какой-то степени тоже виновна.

— Ни одна душа в мире не должна страдать так, как страдала та, что шла позади нее!

— Душа! Не смей говорить о душе! Да и о страданиях тоже. Уж не хвалишься ли ты передо мной, что у тебя есть душа, а у меня нет? Или ты полагаешь, что я не знаю, что такое страдание?.. И все же ты права, когда говоришь об этой женщине. Она — отчасти человек.

— Но душа есть и у тебя, Валет! Я захватила ее с собой.

— Боюсь, я не понимаю, о чем ты…

— Подобно другим созданиям Тьмы, ты потерял свою душу в Клоаках Глайва. Я нашла ее и принесла — на случай, если она тебе вдруг понадобится.

— Ты, разумеется, шутишь?

— Нет.

— Но откуда тебе известно, что она моя?

— Я же Ведунья.

— Дай мне взглянуть на нее.

Валет раздавил сигарету в пепельнице, а Рози принялась развязывать узелок, в котором лежали все ее пожитки. Оттуда она достала небольшой предмет, завернутый в чистую тряпочку. Развернула тряпочку и положила предмет на ладонь.

— Значит, это и есть душа? — спросил Валет и расхохотался.

Это был серый шарик, который под воздействием света начал тут же светлеть, сначала стал блестящим и почти зеркальным, а потом полупрозрачным; по его поверхности побежали радужные отсветы.

— Это же просто камень!

— Но он был у тебя, когда ты очутился в Клоаке, разве не так?

— Да, я держал его в руке.

— А почему ты его выбросил?

— А почему бы и нет?

— Разве его не было с тобой каждый раз, когда ты просыпался в Глайве?

— Ну и что?

— В нем заключена твоя душа. Когда-нибудь, возможно, ты захочешь с ней соединиться.

— Но что такое душа? Что мне с ней делать? Таскать ее повсюду в кармане?

— И то лучше, чем забрасывать в кучу навоза.

— Дай мне!

Валет выхватил камешек из руки старухи и стал разглядывать его со всех сторон.

— Нет, это не душа, — сказал он. — Это на редкость невзрачный обломок горной породы; может быть, это даже яйцо огромного жука-навозника. Вон как от него воняет Клоакой!

И Валет поднял руку, чтобы вышвырнуть камешек.

— Не смей! — крикнула Рози. — Это твоя… душа, — тихо закончила она, когда камень ударился о стену и разбился на мелкие кусочки. — Я должна была предвидеть, что так и случится, — прошептала старуха. — Никто из вас по-настоящему не хочет обладать душой. А ты — меньше всех. Признайся, это так, это нечто совсем иное, нежели простой камень, яйцо или что-то подобное, иначе ты не пришел бы в такую неистовую ярость. Ты почувствовал, что имеешь дело с чем-то очень личным, а потому опасным. Разве я не права?

Но Валет ей ничего не ответил. Он медленно повернул голову туда, где лежал разбитый камень, и вдруг в его взгляде появилась странная напряженность.

Рози взглянула туда же.

Из разбитого камешка выскользнуло маленькое белое облачко и стало расползаться по полу. Потом оно отделилось от пола и повисло над ним, замерло и начало окрашиваться. В облаке проявлялись очертания фигуры.

Валет, затаив дыхание, будто зачарованный, не мог оторвать глаз от фигуры, в лице которой все яснее проступали черты сходства с ним самим. Фигура становилась все более материальной, и Валету показалось, что он видит своего двойника.

— Дух, кто ты такой? — спросил он хрипло.

— Валет, — почти неслышно отозвался тот.

— Это я — Валет! А кто ты?

— Валет, — повторила фигура. Повернувшись к Рози, Валет крикнул со злобой:

— Ты притащила его сюда, тебе и гнать его в шею!

— Не могу, — ответила старуха, слегка пригладив волосы руками, а потом уронив их на колени и начиная хрустеть суставами. — Это твоя душа.

— Ну почему ты не бросила эту дрянь там, где нашла ее? Там, где ей и должно находиться?

— Ей там вовсе не место, — ответила Рози. — Это твоя душа.

Обернувшись к фигуре снова, Валет крикнул:

— Эй, ты! Ты что, в самом деле душа?

— Слушай, подожди немножко, ладно? — ответила та. — Я только-только начинаю в чем-то разбираться… Да, если подумать как следует, мне кажется, я душа.

— А чья?

— Твоя, конечно, Валета.

— Роскошно! — воскликнул Валет. — Здорово ты, однако, расплатилась со мной, а, Рози? Какого дьявола я буду делать с этой душой? Интересно, а как от нее можно отделаться? Ведь если я умру, пока она болтается тут на свободе, для меня возврата уже не будет!

— Не знаю, что тебе и сказать, — ответила Розали. — Мне казалось, что я сделаю доброе дело, если отправлюсь на ее поиски, найду, а потом принесу тебе и отдам.

— Зачем?

— Я уже давным-давно рассказывала тебе, что барон был очень добр к старушке Рози. Ты же, захватив его владения, повесил бедолагу за ноги с распоротым брюхом. Я горько его оплакивала, Валет. Он единственный, кто за эти долгие годы был добр со мной. До меня доходило множество слухов о тебе и твоих делах, но ничего хорошего услышать не довелось. С такой Силой, какой ты владеешь, легко принести много зла и многих сделать несчастными. Именно этим ты и занимался. Вот я и подумала, что если пойду и отыщу твою душу, она, может быть, хоть чуточку смягчит твой нрав.

— Ах, Розали, Розали! — вздохнул Валет. — Дура ты все-таки. Намерения у тебя иногда добрые, а сама ты — дура.

— Может быть, — ответила старуха, стискивая руки и смотря на душу, которая молча стояла, уставясь на них.

— Слушай, душа, — сказал Валет, снова повернувшись к ней, — ты же слышала наш разговор. У тебя-то есть какие-нибудь предложения?

— У меня есть только мечта.

— Какая же?

— Слиться с тобой. И всю жизнь жить с тобой, заботясь о тебе, предостерегая тебя от…

— Хватит! Хватит! — прикрикнул Валет, спешно поднимая руку. — А что требуется, чтоб слиться со мной?

— Лишь твое согласие.

Валет ухмыльнулся. Он закурил сигарету, причем руки его заметно дрожали.

— А что будет, если я такого согласия не дам?

— Тогда я стану бродяжкой. Я буду следить за тобой издали, но не смогу утешать тебя, не смогу предостерегать, не смогу…

— Прекрасно! — радостно воскликнул Валет. — Согласия я тебе не дам! Катись отсюда побыстрее.

— Ты что, шутишь? Ничего себе манера обращаться с душами! Я тут торчу, жду, когда мне дадут ухаживать за тобой и предостерегать от дурных поступков, а ты только и мечтаешь, чтобы дать мне пинок под зад! Что скажут люди?! Вот, скажут они, идет душа Валета — бедненькая и жалкая. Она опустилась до того, что общается с самыми низшими и грубыми астральными телами. И…

— Катись отсюда, — повторил Валет. — Я прекрасно обойдусь без тебя. Я про вас, хитрых ублюдков, все знаю. Вы заставляете людей меняться. Ну, а я не имею ни малейшего желания меняться. Мне и так хорошо! А ты — просто ошибка природы. Возвращайся лучше в свои Клоаки. Или куда тебе взбредет в голову. Мне от тебя нужно одно — уходи, оставь меня в покое!

— Мне кажется, ты говоришь на полном серьезе, а?

— Именно так. Я даже постараюсь подыскать для тебя новый кристалл покрасивей, если уж тебе так нравится лежать, скрючившись в эдакой тесноте.

— Ничего не выйдет, сейчас уже слишком поздно.

— Знаешь, ничего лучшего я предложить не могу.

— Хорошо, если ты не хочешь слиться со мной, я прошу тебя не выкидывать меня на улицу как какую-то жалкую побирушку. Позволь мне остаться с тобой. Может быть, я обучусь даже в таких условиях утешать тебя, предостерегать и подавать советы, и тогда ты поймешь, какую важную задачу я выполняю, и изменишь свое решение…

— Говорю тебе, катись отсюда!

— Ну, а что будет, если я откажусь уйти? Что, если я силой навяжу тебе свою заботу о твоем благополучии?

— В этом случае, — ответил Валет, — я подвергну тебя воздействию самых разрушительных сил Ключа, таких сил, к которым даже я еще не осмеливался прибегать.

— Неужели ты уничтожишь собственную душу?

— Ты чертовски права! Убирайся!

Тогда душа повернулась к стене и исчезла.

— Все! С душами покончено! — воскликнул довольный Валет. — Теперь, Рози, мы подберем тебе комнатку и слуг и начнем подготовку к празднику в твою честь.

— Нет, — ответила Розали. — Я хотела поглядеть на тебя. Что ж, вот и поглядела вдоволь, можно сказать. Еще я хотела принести тебе кое-что и тоже выполнила это. Прощай!

Она начала подниматься со стула.

— Погоди, — сказал Валет. — Куда же ты пойдешь?

— Срок, на который я подрядилась быть Ведуньей на Восточных Болотах, уже истек, и я возвращаюсь в свою таверну «Жареные окорочка», что стоит на торной дороге вблизи берега океана; возможно, мне удастся свести знакомство с какой-нибудь девкой из таверны, и она согласится ухаживать за мной, когда я совсем состарюсь. А в обмен я научу ее Мастерству.

— Останься хоть ненадолго, — уговаривал Валет. — Поешь, отдохни…

— Нет. Мне здесь не нравится.

— Если уж ты все равно решила уйти, то хоть позволь мне отправить тебя туда другими средствами — не на своих же двоих тебе топать.

— Нет. Спасибо.

— Дать тебе денег?

— Меня могут ограбить в пути.

— Я приставлю к тебе охрану.

— Я хочу путешествовать одна.

— Что ж, пусть будет по-твоему, Розали.

Он долго глядел ей вслед; потом подошел к камину и развел в нем небольшой огонь.


Валет работал над «Описанием», придавая своей персоне все большее значение и все больше приукрашивая свою роль. Одновременно он укреплял единоличную власть над Тьмой. Во всех его владениях воздвигались бесчисленные статуи, изображавшие Валета; он слышал, как его имя воспевается бардами и поэтами, но не в тех старинных балладах и песнях, где говорилось о его воровских проделках, а в гимнах, посвященных могуществу и мудрости. Четырежды он дозволял Повелителю Крыланов, Смейджу, Квайзеру, Барону и Блайту пройти часть пути от Глайва, а затем отправлял их обратно в Клоаку, причем каждый раз новым способом. Он решил полностью израсходовать отведенные им жизни, чтобы навсегда избавиться от них.

Айвина танцевала и весело смеялась на празднике, устроенном Валетом по случаю возвращения ее отца. Запястья Полковника все еще побаливали, однако он поднял бокал вина, принесенного из подвалов, которые когда-то принадлежали ему, и произнес тост:

— За господина и госпожу Шэдоу-Гарда! Пусть их счастье и могущество будут так же вечны, как вечна Ночь, укрывающая нас.

И Полковник-Который-Не-Знает-Смерти-От-Чужой-Руки осушил свой бокал под приветственные возгласы гостей.

А на вершине Паникуса Монингстар, давно уже ставший частью этой горы, все еще всматривался пристально в восточный край неба.

Бродила в ночи некая душа, кляня свою судьбу. Жирный дракон, сопя, волок овцу в свое далекое логово. А в сумрачном болоте храпела опасная тварь. Ей снилась кровь.

Глава 11

А потом подошло время, когда Великий Договор был нарушен по-настоящему.

Климат становился все холоднее, и Валет заглянул в Книгу Элса. Там он выяснил имена тех, кому пришла очередь выйти на дежурство. Он ждал, наблюдая, но ничего не изменилось.

Тогда Валет призвал к себе этих Властителей Тьмы.

— Друзья, — сказал он. — Сейчас ваша очередь нести службу у Щита. Почему вы не соизволили явиться?

— Сэр, — ответил лорд Элдридж, — мы решили отказаться от этой повинности.

— Почему?

— Потому что вы сами нарушили Договор, — был ответ. — Раз уж мы не можем жить в том Мире, который был у нас раньше, то тогда пусть все идет так, как идет. Иначе говоря, пусть Мир катится в пропасть. Мы и пальцем не шевельнем, чтоб его спасти. А если вы и в самом деле такой могучий чародей, как говорят, то сами и чините ваш Щит. Убейте нас, если вам любопытно поглядеть, как мы умираем.

— Ты слышал его просьбу? — обратился Валет к своему слуге. — Проследи, чтобы их казнили.

— Но, сэр…

— Делай, как приказано.

— Слушаюсь, сэр.

— Щитом я займусь сам.

Лордов немедленно предали смерти. Валет же занялся Щитом. Забравшись на вершину ближайшей горы, он обдумал вставшую перед ним проблему. Валет ощутил холод; он открыл ему свое естество и обнаружил трещины в Щите.

Тогда он принялся за чертежи. Он выцарапывал их острием своего меча прямо на скале. Линии магических узоров сначала слабо светились, а потом вспыхнули огнем. Он произносил заклинания, почерпнутые из Ключа.

— Хм… Привет!

Валет рывком вскочил и поднял меч, готовясь отразить удар.

— Это всего лишь я…

Он опустил клинок. Пронесся порыв ледяного ветра, обжигая кожу.

— Что тебе надо, душа?

— Понимаешь, мне стало любопытно, чем ты тут занимаешься. Я ведь нередко хожу за тобой следом.

— Знаю, и мне это не нравится. Валет вернулся к своему чертежу.

— А ты не объяснишь, чем это ты занят?

— Так и быть, — ответил он, — если не будешь надоедать мне своим скулежом.

— Я заблудшая душа. А мы вечно поскуливаем.

— Ладно, скули, уж если не можешь иначе. Мне-то наплевать.

— Но то, чем ты занят…

— Я хочу починить Щит. Мне кажется, я нашел все нужные для этого заклинания.

— Не верю я, что у тебя получится.

— А почему, собственно?

— Просто не думаю, что такое дело можно провернуть в одиночку.

— Что ж, поглядим.

— Хочешь, я помогу?

— Ни за что!

Валет вернулся к своему чертежу, клинком меча добавил несколько линий и стал произносить заклинания. Снова налетел шквал, и огни заколыхались на ветру.

— Теперь мне надо идти. А ты, душа, не путайся под ногами.

— Хорошо. Я ведь желаю только одного — слиться с тобой.

— Может, когда-нибудь попозже… Когда жизнь надоест мне окончательно…

— Ты хочешь сказать, что у меня есть надежда?

— Может, и есть. Только, разумеется, не сейчас. Валет выпрямился и оглядел результаты своего труда.

— Не вышло, а?

— Заткнись!

— У тебя ничего не получилось.

— Сказано тебе — заткнись!

— Так не хочешь со мной соединяться?

— Нет!

— А я бы тебе помогла…

— Ступай прочь, тварь!

— Чего ж ты ругаешься, я ведь только…

— Вон!

— А что ты собираешься делать теперь?

— Вон, я сказал! — Он простер руку и бросил в нее заряд Силы. Безрезультатно! — Опять у меня ничего не получилось, — с горечью воскликнул Валет.

— Я так и знала. А тебе известно, что теперь делать?

— Подумаю.

— А я знаю, что надо.

— Что же?

— Пойди посоветуйся со своим дружком Монингстаром. Ему известна такая уймища всяких разностей! Полагаю, уж что-нибудь он обязательно присоветует.

Валет опустил голову и еще раз кинул взгляд на еле тлеющий чертеж. Дул ледяной ветер.

— Возможно, ты и права.

— А я так просто уверена, что права. Валет поплотнее закутался в плащ.

— Пойду прогуляюсь по теням, — сказал он.

И пошел по теням до тех пор, пока не пришел куда надо. Дальше пришлось лезть наверх самому.


Достигнув вершины, Валет подошел к Монингстару.

— Вот я и пришел.

— Знаю.

— И ты, наверное, знаешь, чего я хочу?

— Да.

— Это достижимо?

— Ну, нельзя сказать, что невозможно.

— Что же надо делать?

— Это будет нелегко.

— А я и не думал, что легко. Говори. Монингстар чуть-чуть переменил положение. А потом выложил все.

— Не уверен, что мне под силу такое, — промолвил Валет.

— Кому-то придется…

— А ты, случайно, не знаешь кого-нибудь подходящего? Кого-то, кого можно было бы нанять?

— Нет.

— Предскажи, пожалуйста, что меня ждет — успех или неудача?

— Я не в силах. В прошлый раз я объяснял тебе насчет теней.

— Да, помню. Помолчали.

— До свидания, Монингстар, — произнес Валет. — Спасибо за все.

— Прощай, Валет.

Валет повернулся и исчез в тени.


Валет проник в огромную шахту, что вела к самому сердцу Мира. Временами на стенах туннеля возникали пятна и полосы света. Тогда ему удавалось войти в тень и преодолеть большие расстояния почти мгновенно. В других местах царила абсолютная тьма и приходилось идти пешком, подобно простым смертным.

Время от времени ему встречались боковые галереи и темные тупики, заставленные какими-то непонятными вещами. Валет даже не останавливался, чтобы взглянуть на них. Иногда слышались топот копыт и царапанье когтей быстро бегущих лап. Однажды довелось пройти мимо очага, где горели кости. Дважды доносились вопли, похожие на те, что издают женщины при родовых схватках. Он не останавливался, но на всякий случай проверял, хорошо ли выходит клинок из ножен.

Прошел он и мимо галереи, вход в которую был затянут паутиной, толщиной с хорошую веревку, а в центре ее притаился гигантский паук.

Паук зашевелился. Валет убежал.

Паук за ним не погнался, но где-то далеко за своей спиной Валет услышал раскаты глумливого хохота.

Когда Валет остановился для короткого отдыха, он увидел, что стены в этом месте влажны и покрыты плесенью. Откуда-то доносился звук, похожий на приглушенный расстоянием плеск воды. Маленькие, напоминавшие крабов, зверюшки разбегались в разные стороны и карабкались на стены, почуяв Валета.

Еще дальше он наткнулся на глубокие провалы и трещины, из которых поднимались зловонные газы. Порой из провалов вырывались языки пламени.

Много времени прошло, прежде чем он наконец добрался до железного моста, шириной не более ладони. Валет глянул в бездонную пропасть, через которую был перекинут мост, однако не разглядел ничего, кроме тьмы. Он взял себя в руки и, осторожно балансируя, очень медленными шагами перешел мост. Вздохнув с облегчением, он ступил на противоположный край пропасти и даже не оглянулся, чтобы посмотреть на пройденный путь.

Стены туннеля теперь раздвинулись, а вскоре и вовсе исчезли из виду, тогда как потолок совсем скрылся во мраке. Какие-то неясные фигуры, слегка различающиеся оттенками черноты, сновали вокруг Валета, и хотя можно было в любую минуту сотворить слабенький огонек, чтобы видеть, куда идти, Валет побоялся прибегнуть к этому, так как свет мог привлечь нежелательное любопытство тех существ, мимо которых он проходил. Конечно, ничто не мешает создать огонь и поярче, чтобы отпугивать врагов, но тот вряд ли способен светить долго; ведь при уходе Валета в мир теней огонь немедленно погас бы, оставив его снова во тьме.

Валет испугался, что попал в гигантскую подземную пещеру и там заблудился; однако вскоре перед ним возникло нечто вроде светлой полоски, к которой он и двинулся, не сводя с нее глаз. Он шел довольно долго и, когда наконец приблизился вплотную, обнаружил, что перед ним большое черное озеро, на поверхности которого лежали, подобно рыбьей чешуе, пятна слабого света — от грибов, покрывавших стены и пол пещеры.

Валет еще только начал обходить озеро, направляясь к полосе кромешной тьмы у противоположного берега, как поверхность воды бурно заколыхалась. Валет быстро обернулся и выхватил меч.

Раз уж его обнаружили, он больше не видел смысла осторожничать и произнес заклинание, от которого над озером вспыхнул ослепительный свет. По направлению к Валету по воде бежала дорожка пузырей, будто какое-то огромное тело плыло совсем близко к поверхности. С обеих сторон этого тела вдруг взметнулись щупальца, заканчивающиеся черными мощными когтями, и потянулись к Валету.

Он зажмурился от слепящего света, который сам же и сотворил, обеими руками поднял свой тяжелый меч, прочитал самое короткое из тех заклинаний, что должны даровать силу и меткость удара, а затем, когда ближайшее щупальце было уже совсем рядом, он взмахнул мечом и перерубил его надвое.

Обрубок упал возле левой ноги Валета, все еще яростно извиваясь, и, вцепившись в сапог, уронил Валета на пол. Потом Валет понял, что ему сильно повезло, ибо не успел он еще упасть, как второе щупальце хлестнуло по тому месту, где он только что находился.

Из воды вынырнула круглая голова, диаметром примерно фута в три, с пустым бессмысленным взглядом, увенчанная массой извивающихся прядей, толщиной в палец; голова разинула пасть, и тварь с неожиданной ловкостью кинулась на Валета.

Не вставая с земли, он выбросил лезвие меча вперед, направив его прямо на чудище и держа обеими руками рукоять. При этом он шептал слова заклинания из Ключа так быстро, как успевали выговаривать губы.

Клинок засветился, раздался громкий треск, а затем с кончика меча хлынул поток огня.

Валет не торопясь описал мечом круг, и вонь горящей плоти наполнила его легкие.

И все же жуткая тварь продолжала рваться к нему, и Валет уже ясно различал множество белых зубов в разверстой пасти. Здоровое щупальце и обрубок второго бешено мелькали в воздухе, молотя по земле в опасной близости от Валета. Страшилище испускало злобное шипение. Валет поднял клинок так, чтобы пламя коснулось шевелящихся отростков на голове твари. Со звуком, похожим на рыдание, чудовище рухнуло обратно в воду. Его падение вызвало волну, окатившую Валета с головы до ног. Но еще до того, как чудище исчезло в глубине озера, Валет успел увидеть его спину. Вот тогда-то он содрогнулся по-настоящему, и эта дрожь была вызвана отнюдь не только холодной водой, промочившей Валета насквозь.

Вскочив на ноги, он опустил клинок в воду и снова произнес заклинание, которое должно было тысячекратно увеличить силу, заключенную в его оружии. Меч завибрировал в руке так, что он с трудом его удержал. Но Валет напряг все силы и стоял твердо, озаренный слепящим светом, льющимся сверху, попирая обрубок щупальца, валявшийся у его ног.

Чем больше бушевал в Валете страх перед вызванной им Силой, тем непоколебимей стоял он, и только обильный пот, выступивший из всех пор тела, покрыл его с головы до ног подобно плащу.

С шипеньем, похожим на вопль, с громким плеском из самого центра озера высунулось огромное тело чудовища. Оно тут же исчезло под водой, но Валет не дрогнул — он стоял как на посту, опустив меч в воду, пока все озеро не закипело.

Больше тварь уже не всплывала.

Когда Валет добрался до места, где горели костры, на него напали косматые полузвери-полулюди, самец и самка. Он отступил в тень и издевался над ними, а твари безуспешно пытались его схватить. Не желая впустую тратить время на такие пустяки, как пытки и убийства, Валет бросил эту забаву и позволил теням унести его отсюда как можно дальше.

Зона костров занимала обширную территорию, но когда через мгновение Валет вышел из тени, он оказался уже на дальней границе этой зоны и понял, что близок к цели. Теперь ему следовало подготовиться к опасностям, поджидавшим на последнем отрезке пути.

Пройдя еще некоторое расстояние, он начал ощущать запахи, которые живо напомнили вонь Клоак Глайва, только, пожалуй, здесь смрад был еще омерзительней. Валет знал, что вскоре опять сможет хорошо видеть, хотя света в том месте не будет, а значит, не будет и теней, в которых можно спрятаться. Он мысленно повторил заклинания, которые ему пригодятся в этих местах.

Вонь несказанно возросла, и Валету пришлось вступить в схватку со своим желудком, настоятельно требовавшим, чтобы ему дали освободиться от содержимого.

Постепенно Валет стал различать то, что его окружало, но видел он совсем иначе, чем обычно.

Перед ним простиралась бесплодная область скал и пещер, над которой будто нависала пелена, сотканная из печалей всего мира. Ничто тут не двигалось — только клубы тумана медленно проплывали в воздухе, цепляясь за ребра скал там, где над большими лужами висела тонкая прозрачная дымка. Отвратительный смрад смешивался с туманом чуть ли не над самой головой, и оттуда сочилась мелкая морось, равномерно разнося грязь по поверхности земли.

Валет шел быстро, но не успел он удалиться на приличное расстояние, как слева от себя уловил легкое движение. В одной из луж, казавшейся совершенно безжизненной, вдруг появилась маленькая темная тварь, вся покрытая крупными бородавками. Она выпрыгнула на берег и уселась, вытаращив выпуклые немигающие глаза.

Валет обнажил меч и острием слегка дотронулся до этой твари; при этом он тут же отступил на шаг, чтобы посмотреть, что произойдет.

Воздух, казалось, взорвался, и тварь мгновенно преобразилась. Теперь она нависала над Валетом, стоя на кривых, покрытых черной шерстью лапах. Лица у нее не было, как не было и объема — тварь была словно нарисована самой черной в мире тушью на серой бумаге. То, чем она попирала землю, вряд ли по праву можно было назвать ступнями.

— Скажи мне свое имя, ты, что идешь по этой дороге, — произнесла эта громадина голоском, подобным нежному звону серебряных колокольчиков Крелла.

— Никто не услышит моего имени, пока не назовет мне своего, — ответил Валет.

Из расплывчатого абриса рогатой головы твари раздался короткий смешок. Потом она пискнула:

— Давай-ка поторапливайся! Я хочу знать, как тебя зовут. У меня, знаешь ли, терпение не бесконечно.

— Что ж, слушай, — ответил Валет и назвал одно из своих имен.

Тварь рухнула перед ним на колени.

— Хозяин! — воскликнула она.

— Да, — отозвался Валет. — Это мое имя. И ты обязана мне повиноваться.

— Согласна.

— А теперь именем, которое я тебе назвал, повелеваю отнести меня на спине к самой дальней границе твоих владений. Спускайся вниз до тех пор, пока не доберешься до места, дальше которого не сможешь идти ни ты, ни кто-либо из твоих сородичей. И смотри, не вздумай предать меня этим сородичам или их приятелям.

— Я исполню все, что ты приказал, мой господин!

— Еще бы!

— Только повтори мне все это еще раз, теперь уже как заклятье.

Валет тут же исполнил просьбу.

— А теперь пригнись пониже, чтобы я мог взобраться тебе на спину. Будешь моим конем.

Валет вспрыгнул на спину твари, уселся половчее и обеими руками ухватился за рога.

— Скачи! — приказал он.

Чудище поднялось на ноги и пошло. Раздался топот копыт и тяжелое дыхание, как будто заработали кузнечные мехи, хотя шкура этого существа, надо отметить, была необыкновенно мягка — лучше самых дорогих тканей.

Чудище набирало скорость. Ландшафт стал расплываться перед глазами Валета — все, на что бы он ни взглянул, приобретало размытые формы.

…А затем на них опустился полог тишины…

Валет чувствовал, что неподалеку от него движутся еще какие-то безмолвные колоссальные черные фигуры, что его лицо обдувают воздушные потоки, которые появляются и исчезают в том же неизменном ритме, в котором бьется сердце. Тогда он понял, что они мчатся уже над поверхностью земли и что над ними почти неслышно взмахивают огромные черные крылья, несущие их над этой проклятой всеми страной.

Наверное, они покрыли уже немалое расстояние, но Валет еще никак не мог привыкнуть к омерзительной вони, исходившей от оседланной им твари, вони, намного превосходившей тот смрад, который стоял над всей этой землей. Скорость полета была велика, тем не менее, Валету порой удавалось краем глаза заметить высоко над собой размытые контуры крылатых черных существ.

Несмотря на огромную скорость, путешествие казалось бесконечно долгим. Валет чувствовал, что силы его на исходе; руки ныли от напряжения даже сильнее, чем тогда, когда он кипятил озеро. Он ужасно боялся уснуть, так как во сне мог выпустить из рук рога, за которые цеплялся изо всех сил. Тогда, чтобы не уснуть, он стал вспоминать всякую всячину. «Странно, мой злейший враг оказал мне величайшую услугу. Если бы Повелитель Крыланов не преследовал меня столь безжалостно, я бы никогда не обрел ту Силу, которой владею ныне. Силу, которая превратила меня в самого могущественного из Властителей, которая подарила мне радость отмщения врагам… а также Айвину. Айвина… Меня и до сих пор не слишком радуют те условия, на которых я владею тобой… И все же… Была ли у меня другая возможность? Ты сама повинна в том, что я совершил. Разве любовь не есть разновидность чар, где один любит, а другого любят, и тот, кто любит, обречен повиноваться велениям того, кого любят? Конечно, так оно и есть, любовь и волшебство — одно и то же».

…А потом вспомнил Полковника — ее отца, и Смейджа, и Квайзера, и Блайта, и Бенони, и барона Дрекхейма. Долги уплачены, уплачены сполна. Он подумал о Розали, такой одряхлевшей, и ему захотелось узнать, жива ли она еще. Надо обязательно когда-нибудь навести о ней справки, завернуть на постоялый двор «Жареные окорочка» на проезжей дороге вблизи океана. И еще о Боршине… Любопытно, удалось ли этой уродливой твари спастись? И продолжает ли он все еще разыскивать следы Валета, движимый единственной необоримой потребностью, заложенной в это безобразное тело? Боршин — поистине последнее оружие Повелителя Крыланов, его последняя надежда на отмщение.

Это неожиданное воспоминание заставило Валета припомнить такие вещи, о которых он забыл уже давным-давно: компьютеры, бар «Уют», университетские аудитории и та девушка… постой, как же ее звали?.. Клэр! Он улыбнулся, вспоминая имя, хотя лицо девушки полностью забылось, превратившись в смазанное пятно. Да, там был еще некий Квилиан! Вот это лицо ему никогда не забыть. Он хихикнул, вспомнив, что оставил Квилиана в лапах обезумевшего от боли Боршина, который, надо полагать, принял Квилиана за самого Валета.

Припомнил и то безумное бегство через всю страну, когда он удирал от Света, надеясь найти спасение во Тьме, еще не зная наверняка, что привезенные им распечатки действительно содержат Ключ-Который-Был-Утерян — Кольвинию. А как он ликовал, когда проверка показала, что это действительно Ключ! Хотя Валет с тех пор никогда не бывал в Дневной Стороне, в эту минуту он испытал чувство острой ностальгии, вспомнив о днях, проведенных в университете. «Может, от того, что меня сейчас там нет, — подумал он, — и я смотрю на прошлое как на нечто постороннее, а тогда я был частью этого прошлого».

…И, как всегда, его мысли вернулись к колоссальной глыбе Монингстара, возлежавшей на вершине Паникуса.

Валет восстановил в памяти каждую деталь своей жизни, начиная от Адских Игр и кончая проносящимися мимо мгновениями — от того места, где началась эта история, и до вот этой точки в пространстве, где все еще длится его путешествие в глубь земли.

…И снова его мысли вернулись к Монингстару на Паникусе, к его единственному другу. Почему все-таки они стали друзьями? Что у них общего? Насколько он понимал — абсолютно ничего. И все же Валет чувствовал теплую приязнь к этому загадочному существу; подобного чувства никогда не возникало у него при встрече с другими живыми существами. И, в свою очередь, он знал, что Монингстар по какой-то неизвестной причине тоже любит его.

…И именно Монингстар посоветовал ему пуститься в путешествие, сказав, что это единственное средство сделать то, что должно быть сделано.

Потом Валет стал думать о положении, которое сложилось сейчас в Землях Тьмы; и вдруг понял, что именно он, Валет, не только единственный, кто способен осуществить такое путешествие, но и больше всех виноват в том, что сложилась такая обстановка, которая потребовала, чтоб это путешествие состоялось. Он понял, что им движет вовсе не чувство долга или понимания своей ответственности, а, в первую очередь, инстинкт самосохранения. Если Земли Тьмы погибнут под гнетом вечной зимы, то и он — Валет — умрет вместе с ними. И воскрешения не будет.

…И, как всегда, его мысли вернулись к колоссальной фигуре Монингстара, возвышавшейся на вершине горы Паникус… Он вздрогнул так сильно, что чуть не выпустил из рук рога той омерзительной твари, на которой скакал. Сходство! Сходство…

«Не может быть того. Эта тварь всего лишь карлик в сравнении с Монингстаром, который головой достает чуть ли не до неба. Эта тварь старательно прячет лицо, а у Монингстара черты внушительны и благородны. Эта тварь смердит, а от Монингстара пахнет свежим ветром и чистыми дождями горных высей. Монингстар мудр и добр, а эта тварь тупа и в ней нет ничего, кроме злобы. По чистой случайности они оба наделены крыльями и рогами. Эта погань может быть заколдована, а кто представит себе мага, способного заколдовать Монингстара?.. А и вправду, кто? — думал Валет. — Разве Монингстар не заколдован, подобному тому, как я заколдовал эту мерзкую скотину, хотя и совсем в другом роде? Но тогда это могли сделать только сами боги…»

…Он долго ворочал в голове эту мысль, но потом отбросил ее. «В конце-то концов, какое это имеет значение? Монингстар — мой друг. Я, конечно, мог бы задать этому демону вопрос — знает ли он Монингстара, но ведь его ответ ничего не изменит в наших отношениях. Монингстар — мой друг».

И вдруг тьма вокруг него стала сгущаться, и Валет еще крепче ухватился за рога, испугавшись, что сейчас, чего доброго, потеряет сознание. Однако, поскольку тьма становилась гуще явно по мере того, как они опускались ниже, Валет понял, что они наконец приближаются к границе владений монстра.

Тварь, на которой летел Валет, остановилась. Ее нежный голосок почти пропел:

— Я могу, хозяин, довезти тебя только до этого места. Дальше нельзя. Черный камень перед тобой отмечает границу владений Видимой Тьмы. Мне не дозволено перешагнуть ее.

Валет тут же прошел за камень. Там тьма была непроницаема. Оглянувшись назад, он сказал:

— Что ж, ладно. Освобождаю тебя от своей службы, но с одним условием — если мы снова встретимся, ты не причинишь мне вреда и будешь выполнять мои желания так же, как ты выполняла их сейчас. А теперь повелеваю тебе удалиться! Иди! Я больше не нуждаюсь в тебе.

И Валет пошел в глубь лежавшей перед ним новой страны, зная, что цель его странствия близка. О том, что это так, говорили легкое подрагивание почвы под ногами и еле ощутимая вибрация воздуха, похожая на ту, которую вызывает работа далекой-далекой машины.

Он шел вперед, продолжая обдумывать детали своих дальнейших действий. Вскоре магия перестанет работать, а Ключ потеряет свою силу. Но та непроницаемая для взора тьма, сквозь которую он сейчас пробирался, ничем ему не грозит. Это просто темнота, простирающаяся до того места, куда нужно попасть. Валет сотворил слабенький огонек, который вспыхивал время от времени и давал возможность увидеть почву под ногами. Что касается направления, то тут беспокоиться было не о чем — следовало просто идти на гул, кстати, заметно усилившийся.

…И по мере того как этот звук нарастал, слабела способность Валета сохранять свой скромный путеводный светоч — он тускнел и, наконец, погас.

Пришлось идти еще осторожней. Впрочем, об исчезнувшем огоньке Валет не так уж и сожалел — впереди показалась пока еще очень далекая светящаяся точка.

Глава 12

По мере того как светящаяся точка увеличивалась в размерах, усиливались и гудение и вибрация почвы. Наконец стало так светло, что хорошо различалась дорога. Еще немного, и Валет со злостью обругал себя — зачем не захватил с собой свои допотопные солнцезащитные очки!

Прежняя точка теперь превратилась в яркий квадрат. Валет лег на живот и долго смотрел на него, надеясь, что глаза немного попривыкнут к свету. Ему и в дальнейшем пришлось несколько раз прибегать к этой весьма малоприятной процедуре.

Почва под ногами была ровной, воздух чист и свеж, в нем напрочь отсутствовала та вонь, которая сопутствовала предыдущей части пути.

Валет не останавливался до тех пор, пока свет не оказался прямо перед ним. Кроме света там и смотреть-то было не на что. Вообще это были гигантские ворота, куда-то, надо думать, ведущие, но, кроме желтовато-белого ослепительного света, ничего не было видно; а еще раздавались скрежет, лязг, гул — будто там работала уймища механизмов…

…или Великая Машина Мира. Валет снова лег на живот и осторожно пополз вперед сквозь ворота. Теперь выяснилось, что он лежит на нешироком карнизе и что его разум решительно отказывается переварить картину, открывшуюся его глазам там — далеко внизу.

Внизу находилось столько всевозможных механизмов, что счесть их было нельзя. Одни механизмы крутились медленно, другие — быстро; одни были маленькие, другие — огромные; там были эксцентрики, и управляющие рычаги, и шкивы, и маятники — некоторые маятники раз в двадцать превышали рост Валета и раскачивались медленно и тяжеловесно; были там поршни и еще какие-то штуковины, похожие на штопор, которые то ввинчивались в черные металлические патроны, то вывинчивались из них. Там были конденсаторы, трансформаторы и выпрямители, огромные консоли из неизвестного голубоватого металла, со множеством циферблатов, кнопок, переключателей и разноцветных лампочек, которые все время то загорались, то гасли. Стояло непрерывное гудение генераторов, видимо, находившихся еще ниже… а возможно, и не генераторов вовсе, а каких-нибудь машин, извлекавших энергию прямо из тела планеты, из ее внутреннего жара, гравитационного поля и скрытых тектонических напряжений; эти звуки отдавались в ушах Валета жужжанием бесчисленных пчелиных роев. И повсюду в воздухе разливался резкий запах озона.

Со всех сторон неправдоподобно огромной пещеры, где находились механизмы, лился ослепительно яркий свет. Длинная череда ковшей скользила по направляющим над комплексом машин, время от времени останавливаясь на своем пути, чтобы залить смазку то в один агрегат, то в другой. Подобно гигантским змеям, тянулись силовые кабели, описывая сложные петли, но и они ничего не говорили Валету о тайнах устройства машины. А еще там были крошечные коробочки со стеклянным верхом, заполненные такими мелкими детальками, что Валет со своего уступа не мог их даже рассмотреть. Коробочки соединялись с другими частями комплекса с помощью тонких проводов. Он насчитал не менее сотни каких-то механизмов, похожих на подъемники, которые то возникали из подземных глубин, то исчезали где-то наверху, время от времени останавливаясь на различных уровнях Машины, чтобы выгрузить некие приспособления в отдельные части этого гигантского агрегата. На дальней стене зала лежали широкие полосы красного света, которые то вспыхивали, то выключались.

Разум не мог охватить все то, что видел, чувствовал, обонял и слышал Валет, хотя он и понимал необходимость разобраться, ибо ему предстояло по каким-то, пока ему неизвестным, признакам найти ту единственную точку приложения Силы в этом сложнейшем переплетении узлов, воздействовав на которую можно разрушить всю Машину.

На стенах висели чудовищных размеров инструменты — под стать лишь гигантам, надо думать, обслуживающим Машину; то были гаечные ключи, клещи, рычаги, Штуковины-Которые-Поворачивают-Другие-Штуковины… и Валет знал: где-то среди них висит и тот единственный инструмент, который ему нужен, который, если его правильно использовать, сможет сломать Великую Машину Мира.

Он прополз еще вперед, чтобы видеть получше. Машина была просто потрясающая; ничего подобного никогда не существовало раньше и никогда не будет создано снова. Он поискал взглядом дорогу вниз, обнаружил металлическую лестницу довольно далеко справа от себя и направился к ней.

Уступ заметно сузился, но Валету все же удалось добраться до первой ступеньки лестницы, на которую он ловко перескочил. Отсюда начался его долгий спуск вниз. Еще не достигнув дна пещеры, Валет услышал чьи-то шаги. Они едва доносились сквозь грохот работающих механизмов, но слух Валета все же уловил их. Он быстро попятился в тень.

Хотя здешние тени не обладали привычными для Валета свойствами, все же он притаился у самого подножия лестницы, рядом с каким-то генератором, и лихорадочно соображал, что же делать дальше.

Прихрамывая, вошел маленький, совершенно седой человечек. Человечек остановился, взял масленку и принялся смазывать различные детали.

Валет внимательно следил, как человечек переходит от одного механизма к другому, открывает там клапаны и заслонки и заливает туда смазку.

— Привет! — сказал он, когда человечек миновал его.

— Что… Кто ты такой?

— Я тот, кто пришел повидать вас.

— А зачем?

— Мне надо задать несколько вопросов.

— Что ж, рад услужить. С удовольствием отвечу на них. Что именно тебя интересует?

— Меня интересует, как устроена эта Машина.

— Она очень сложна, — был ответ.

— Ну, еще бы! А нельзя ли все-таки чуть подетальнее?

— Можно, — ответил мастер и обрушил на Валета уйму терминов и технических подробностей. Валет время от времени кивал головой, а сам чувствовал, как его руки наливаются силой.

— Понял что-нибудь?

— Да.

— А что ты понял?

— Мне кажется, вы сейчас умрете, — ответил Валет.

— Что…

Но тут Валет с силой обрушил на левый висок человечка свой кулак. Потом, подойдя к стеллажу с инструментами, стоявшему около Машины, он долго разглядывал их богатый ассортимент. Наконец выбрал тяжелый стальной шкворень, назначения которого так и не понял, и, захватив его с собой, отправился к той маленькой стеклянной коробочке, на которую указал старик. Валет пригляделся к ней и увидел сотни крошечных хрупких шестеренок, которые крутились внутри коробочки, вращаясь на самых различных скоростях.

Валет взмахнул шкворнем и, разбив стекло, принялся крушить сложнейший механизм. При каждом ударе какая-нибудь новая часть гигантской Машины издавала жуткий протестующий скрежет. Там и сям слышалось прерывистое гудение, сменявшееся звонкими лязгающими звуками, будто трескались и рвались на части огромные металлические листы. Затем последовали пронзительный вой, невыносимый для ушей скрип и скрежет металла о металл. Прогремел громовой удар, и над отдельными сегментами Машины показались струйки дыма. Одна из самых больших зубчатых передач чуть замедлила ход, запнулась, остановилась и снова пошла, только теперь уже куда медленнее, чем раньше.

Пока Валет крушил стеклянные ящички, совершенно взбесились ковши со смазкой, пробегавшие над Машиной; они мчались то вперед, то назад, выливали смазку куда попало и стремительно неслись к кранам на стене за новой порцией. В воздухе висел тяжелый запах горелой изоляции, что-то лопалось, что-то шипело. Дрогнул пол, и несколько поршней вылетели из цилиндров. В клубах дыма показались языки пламени, и Валет почувствовал, что задыхается от ядовитых испарений.

Машина дрогнула; она было остановилась совсем, но потом пошла снова — теперь уже вразнос. Ее сотрясала дрожь, шестерни крутились с невероятной скоростью, их оси лопались с треском. Теперь уже Машина сама рвала себя на части. Непрерывный скрежет почти оглушал. Валет, крутанув свой шкворень, швырнул его куда-то в самые недра агрегата, а потом сломя голову помчался к лестнице.

Когда он оглянулся, то сквозь дым увидел какие-то гигантские фигуры, стремительно бегущие к Машине. Опоздали!.. Валет взлетел по лестнице, взобрался на уступ и нырнул во тьму, из которой пришел.

Так и началось крушение Мира, известного Валету.


Путешествие назад оказалось в некоторых отношениях даже опаснее, чем спуск в глубину, ибо земля теперь тряслась, поднимая ввысь вековые залежи пыли и мелких обломков; стены трескались, а свод туннеля местами обрушивался. Дважды Валет, задыхаясь, должен был разгребать завалы, чтобы идти дальше. К тому же обитатели подземелья, обезумев от ужаса, в панике бежали куда глаза глядят, нападая друг на друга с невиданной доселе яростью. Валету многих пришлось убить — иначе было не пройти.

Выйдя на поверхность, он взглянул на черную Сферу, висевшую высоко в небе. Оттуда все еще тянуло ледяным холодом и, пожалуй, даже сильнее, чем прежде, — до миссии саботажа. Валет дотошно исследовал положение Сферы и заметил, что она несколько сдвинулась с того места, которое занимала раньше. Тогда, торопясь выполнить данное самому себе обещание, он воспользовался Ключом и мгновенно перенесся к таверне «Жареные окорочка», что стоит на проезжей дороге вблизи берега океана.

Когда он спустился в обеденный зал, земля вдруг содрогнулась и стены таверны затрещали. Все тут же примолкли; затем в группе посетителей, сидевших за столиком возле камина, снова начался разговор.

Валет подошел к ним.

— Я ищу старуху по имени Розали. Она здесь?

Широкоплечий мужчина, обладатель большой светлой бороды и лилово-синего шрама на лбу, неохотно отвел взгляд от своей тарелки.

— А ты кто такой?

— Я — Валет из Шэдоу-Гарда.

Мужчина изучающе оглядел сначала одежду, а потом лицо Валета; его глаза широко раскрылись, затем опустились.

— Я не знаю никакой Розали, сэр, — сказал он вежливо. — Может, кто из вас, ребята, знает ее?

Остальные пятеро, обедавшие за тем же столом, ответили «нет», отводя глаза от Валета и поспешно добавляя «сэр».

— А кто хозяин этого заведения?

— Его зовут Хэрик, сэр.

— Где я могу его найти?

— Вон за той дверью, что справа от вас в конце зала. Валет повернулся к обедающим спиной и пошел к двери. Проходя сквозь зал, он услыхал, что где-то среди теней было произнесено его имя.

Он поднялся на второй этаж и вошел в маленькую комнату, где сидел и пил вино жирный красномордый мужчина в грязном-прегрязном фартуке. В свете желтой свечи, потрескивавшей перед ним на столе, его лицо казалось еще более красным. Голова медленно повернулась к Валету, а вот глаза никак не могли сфокусироваться на вошедшем.

Потом он спросил:

— Чего надо?

— Меня зовут Валет, и я специально приехал издалека, чтобы побывать в этих местах, — ответил Валет. — Хэрик, я ищу старуху, которая собиралась отправиться сюда, дабы провести тут свои последние дни. Ее звали Розали. Расскажи мне все, что тебе о ней известно.

Хэрик наморщил лоб, опустил голову и прищурил глаза.

— Постой-ка… Тут и в самом деле была одна старая карга. Да, была. Только она, знаешь ли, померла.

— Ох, — вздохнул Валет. — Тогда скажи, где ее похоронили, чтоб я мог сходить на ее могилу.

Хэрик хмыкнул и залпом опустошил кружку. Потом вытер рот тыльной стороной руки и, подняв руку повыше, провел по глазам рукавом.

— Похоронили? — повторил он. — Да кому она нужна-то! Мы ее тут из жалости держали, да еще потому, что она маленько смекала в знахарстве.

У Валета на челюсти заиграли желваки.

— И что же вы с ней сделали?

— Как — что? Швырнули труп в океан, и все дела. Там даже для рыб никакой поживы не было.

Когда Валет удалился, таверна «Жареные окорочка» весело пылала на проезжей дороге неподалеку от берега океана.


Валет шел вдоль берега черного плоского океана. Отражавшиеся в воде звезды пускались в пляску каждый раз, когда земля или океанская гладь вздрагивали от подземных толчков. Воздух был холоден и бодрящ, но усталый Валет еле передвигал ноги. Пояс с мечом казался ему непосильной тяжестью. Больше всего хотелось завернуться в плащ и хоть ненадолго прилечь на песок. И еще очень тянуло курить.

Валет шел словно сомнамбула, еле вытаскивая обутые в сапоги ноги из мелкого песка, и вдруг встал как вкопанный, увидев кого-то перед собой.

Перед Валетом стоял он сам. Валет недоуменно потряс головой.

— А это опять ты, душа? — спросил он. Душа кивнула в знак согласия.

— Зря ты сжег эту таверну. Все равно океан скоро сорвется с цепи, и на берег обрушатся здоровенные волны. Ее смыло бы в первую очередь.

— Ты не права, — ответил Валет и зевнул. — Причина была весьма веская — надо было доставить сердцу маленькое удовольствие… А откуда ты знаешь, что моря взбунтуются?

— А я все время ошиваюсь возле тебя. Я была на вершине Паникуса, когда ты разговаривал с Монингстаром, и спускалась с тобой в нутро Мира. И когда ты крушил Великую Машину Мира, я тоже стояла рядом. И вернулись мы вместе. Я и в трактир заходила…

— Зачем?

— Ну, ты же знаешь, что мне надо.

— …А мне надоело уже отвечать тебе одно и то же.

— На этот раз все обстоит иначе, Валет. Своими действиями ты сам лишил себя почти всей своей былой Силы… может быть, даже вообще всей. Больше того, нельзя исключить, что ты уничтожил все свои запасные жизни, кроме той, которой ты живешь сейчас. Теперь я нужна тебе. И тебе это известно.

Валет поглядел на океан и на звезды, стремительно чертившие небо, подобно бесчисленным светлячкам.

— Что ж, возможно. Но не сейчас еще.

— Погляди на восток, Валет. Погляди на восток. Валет поднял взгляд и оглянулся.

— Трактир догорает, вот и все, — сказал он.

— Значит, ты все еще не сбираешься соединиться со мной?

— Пока нет. Но и гнать тебя прочь не стану. Давай вернемся в Шэдоу-Гард.

— Давай.

И тут землю потряс толчок такой страшной силы, каких до сих пор еще никто не ощущал. Валет еле удержался на ногах.

Когда земля перестала колебаться, Валет вытащил свой клинок и принялся рисовать им на песке магические линии. Потом пришел черед заклинаний. Но не успел он дочитать их до конца, как громадная волна сбила его с ног и накрыла с головой. Валет почувствовал, как волна выносит его все дальше на берег; легкие, казалось, горели от нехватки воздуха. Он старался помочь волне унести его как можно дальше, ибо отлично понимал, что случится потом, когда начнется откат.

В глазах уже давно плавали огненные пятна, а он все еще цеплялся руками за песок, чтобы проползти еще хоть несколько дюймов вперед. Ему удалось чуть-чуть продвинуться в этом направлении, когда волна начала отступать в океан.

Валет попытался перебороть ее, хватаясь за песок, загребая руками, отбиваясь ногами, пытаясь врыться в песок всем телом… И вдруг произошло чудо — волна отпустила его. Он лежал ничком, уткнувшись лицом в холодный мокрый песок. Ногти обломаны, сапоги полны воды.

— Валет! Сюда! Скорее!

Это взывала его душа. А он лежал, жадно хватая ртом воздух, и не мог даже пошевелиться.

— Валет! Надо уходить! Беги или сейчас же соединяйся со мной! Сейчас придет новая волна!

Валет громко застонал. Попробовал встать. Не вышло. Со стороны таверны, которая все еще горела, отбрасывая на берег багровые отсветы, долетел громкий треск — рухнули крыша и одна из стен. Пламя сразу пригасло, а легкие тени затанцевали вокруг Валета.

Едва не плача, он впитывал в себя силу теней каждый раз, как они падали на него.

— Торопись же, Валет! Волна возвращается!

Он встал на колени, а затем заставил себя подняться на ноги. Шатаясь, побрел прочь от воды. Ему удалось добраться до черты, куда обычный прибой никогда не доходит, но он не остановился, а двинулся дальше. Там его уже ждала душа, и он подошел к ней.

За спиной рос рев идущей к берегу волны. Послышался удар волны, обрушившейся на берег, и Валета обдало мельчайшими хлопьями пены. На этот раз — только пены. Он слабо усмехнулся прямо в лицо душе.

— Видишь, твои услуги мне пока не понадобились, — прохрипел он.

— Посмотрим, что будет дальше, ведь еще не вечер, — ответила душа, улыбаясь.

Валет попытался нащупать, на месте ли его кинжал, но океан утащил его вместе с плащом. Меч, который он держал в руке в тот момент, когда пришла первая волна, отправился вслед за кинжалом и плащом.

— Итак, море обокрало вора, — хмыкнул он. — Дела явно пошли под уклон.

Валет опустился на колени и, морщась от боли, доставляемой сорванным ногтем, еще раз изобразил на песке тот же магический узор, что начал рисовать тогда — у самой кромки воды. Только теперь вместо меча приходилось пользоваться своим пальцем. Не вставая с колен, Валет произнес заклинание.


Валет стоял на коленях в громадном холле своего замка Шэдоу-Гард, залитом светом множества мерцающих факелов и гигантских восковых свечей. Стоял долго, не шевелясь и позволяя танцующим теням омывать свое избитое тело. Потом встал и прислонился к стене.

— Ну и что дальше? — спросила душа. — Может, искупаешься и выспишься как следует?

Валет покачал головой.

— Нет. Я бы не хотел пропустить момент моего величайшего триумфа… или поражения, что тоже не исключено. Я еще постою здесь немножко, а потом найду наркотик посильнее, чтоб поддержал мои силы и дал мне возможность бодрствовать.

Валет подошел к шкафчику, где хранились снадобья, отпер его с помощью специального заклинания и приготовил себе питье.

Когда он готовил зелье, то заметил, что его руки сильно дрожат. Прежде чем проглотить оранжевого цвета жидкость, ему пришлось несколько раз сплюнуть на пол, чтобы очистить рот от набившегося туда песка. Затем он закрыл шкаф и присел на ближайшую скамью.

— Ты уже давно не спал… и принимал точно такое же зелье перед тем, как отправиться к Великой Машине.

— Полагаю, мне об этом известно не хуже, чем тебе, — ответил Валет.

— Уж очень большую стрессовую нагрузку ты на себя берешь.

Валет не ответил. Немного погодя его пробрал сильный озноб. Но он и тогда промолчал.

— На этот раз ждать, чтоб оно подействовало, пришлось куда дольше, — заметила душа.

— Заткнись! — прикрикнул Валет. Затем он встал и повысил голос: — Стэб! Черт бы тебя побрал! Где ты там? Я дома!

Прошло буквально несколько мгновений, и в комнату вбежал невысокий черноволосый слуга.

— Господин! Вы вернулись! А мы и не знали…

— Зато теперь знаете. Ванну, чистую одежду, новый меч и еды — да побольше! Умираю с голову. Шевелись же ты, задница!

— Слушаюсь, сэр. Стэб тут же исчез.

— Ты что же, Валет, не чувствуешь себя в безопасности, раз тебе нужен меч даже в собственном замке?

Валет оглядел комнату и усмехнулся.

— Теперь, знаешь ли, такие времена пошли, душа моя… Если ты и в самом деле следуешь за мной повсюду, как похваляешься, то могла бы усвоить, что обычно я в этих стенах не разгуливаю вооруженным до зубов. Зачем же дразнить меня и пытаться вывести из себя?

— Такая у нас — у душ — привилегия, даже, если хочешь, обязанность — время от времени покалывать вас в задницу.

— Тогда выбирай для своей дурацкой привилегии время поудачнее!

— А сейчас как раз и есть самое что ни на есть удачное время. Ты случайно не опасаешься, что, если потеряешь свою Силу, твои вассалы поднимутся на тебя?

— Засохни!

— Ты, разумеется, слыхал: тебя тут именуют «Валет-Стервятник»?

Валет ухмыльнулся.

— Не слыхал, — ответил он. — А у тебя все равно ни черта не получится. Я тебе не позволю разозлить меня и заставить сделать какую-нибудь глупость… Да, я знаю, как они меня прозвали, хоть, по правде говоря, мало кто осмеливался назвать меня так в лицо… и уж никому не удавалось сделать это дважды. А ты разве не понимаешь, что если бы кто-то из моих вассалов занял мое место, то он в два счета заработал бы себе кликуху похуже моей?

— Да нет, я-то как раз понимаю. Кстати, это потому, что у них тоже нет души.

— Не стану с тобой спорить, — отозвался Валет. — Однако хотелось бы мне знать, какого дьявола ни один из здешних обитателей еще ни разу не обратил на тебя внимание, хотя ты болтаешься тут постоянно?

— Видишь ли, я зрима только для тебя, и то, если захочу.

— Ну и прекрасно, — сказал Валет. — Так почему бы тебе сейчас не стать незримой заодно и для меня и не предоставить мне возможность спокойно помыться и поужинать?

— Извини, но я для этого еще не созрела.

Валет пожал плечами и повернулся к душе спиной.

Вскоре слуги втащили ванну и наполнили ее водой. Часть воды выплеснулась, когда земля содрогнулась с такой силой, что по стене комнаты побежала змеистая трещина, похожая на черную молнию. Две свечи выпали из подсвечников и сломались. В соседней комнате обрушилась каменная плита перекрытия; к счастью, никого не покалечило.

Валет еще и раздеться не успел, как ему принесли новый меч. Он немного задержался, чтобы опробовать качество клинка, и удовлетворенно кивнул головой.

Он еще и в ванну не влез, а уже на скамеечке рядом с ванной появилась новая одежда. Еще и мыться не кончил, а у ванны уже поставили стол.

К тому же времени, когда Валет вытерся насухо, оделся и опоясался мечом, стол был накрыт, а кресло подставлено к столу. Валет ел медленно, наслаждаясь каждым глотком; ел для себя необычайно много. Затем встал из-за стола и вернулся в кабинет, где отыскал пачку сигарет. Оттуда он направился к подножию своей любимой башни и по узкой витой лестнице взобрался на самый верх.

Выйдя на плоскую кровлю башни и покуривая сигарету, Валет долго вглядывался в черную Сферу. Да, она заметно сместилась с тех пор, как он в последний раз наблюдал за ней. Валет выпустил струю дыма в ее направлении. Возможно, причиной тому было выпитое зелье, но он ощутил необычайный подъем сил при мысли о том, что совершил. Гори оно все зеленым пламенем, а он — Валет — стал Созидателем — отцом Нового Мирового Порядка.

— Ну и что, ты наконец сожалеешь? — спросила душа.

— Нет. Все равно это должно было когда-нибудь случиться.

— Но тебе все же жаль, что это должно было случиться?

— Нет, — отрезал Валет.

— А зачем ты сжег таверну «Жареные окорочка», что стоит на проезжей дороге у самого берега океана?

— Чтоб отомстить за Розали, за то, как они с ней там обошлись.

— А что ты чувствовал, когда шел по берегу после того, как спалил ее?

— Не знаю.

— Был ли ты просто зол и подавлен усталостью?

— Мне стало грустно. И я пожалел о содеянном.

— И часто с тобой бывает такое?

— Не так чтобы очень.

— А хочешь узнать, почему в последнее время такие чувства приходят к тебе чаще?

— Если тебе это известно, скажи.

— А потому, что я рядом с тобой. У тебя есть душа, душа, которая стала свободной от тела. Ты начал поддаваться моему влиянию. Разве это плохо?

— Спроси у меня что-нибудь попроще, — сказал Валет. — Вообще-то я сюда пришел вести наблюдения, а не трепать с тобой языком.

…И слова Валета донеслись до слуха того, кто его разыскивал, донеслись в тот самый момент, когда далекая гора сбросила с себя свою зазубренную вершину, выбросила вверх столб огня, утробно рыгнула и снова застыла в молчании.

Глава 13

Валет прислушался к грохоту лопающихся камней и поглядел, как стремительно скользит вниз большое черное пятно. Он слышал стенания Мира, видел, как бегут по земле огненные трещины, терзая земную плоть.

Его ноздри трепетали, ловя едкие запахи, поднимающиеся из чрева планеты. Хлопья пепла, подобно крыланам, метались, опадали на землю и снова взлетали в струях ледяного воздуха. Звезды на небе прокладывали себе новые орбиты, каких до сих пор никто на свете не видывал. Семь горных вершин, выбрасывающих огненные факелы, поднимались вдали, и Валету живо припомнился тот день, когда он заставил одну из них двигаться по своей воле. Облака пара и струи дыма время от времени скрывали созвездия. Земля ни на миг не переставала дрожать, и весь Шэдоу-Гард тоже шатался и подпрыгивал на своем фундаменте. Валет не боялся, что башня рухнет, — он наложил на замок самые могучие из своих заклятий и знал: тот будет стоять, пока Сила не покинет самого Валета.

Рядом с Валетом молча стояла его душа. Он закурил новую сигарету и наблюдал, как по слону горы сползает в долину гигантский оползень.

Медленно-медленно накатывались тучи. Они собирались вдалеке, там, где зарождалась буря. Подобно гигантским сороконожкам, обладателям бесчисленных огненных суставчатых ног, тучи медленно перебирались с горы на гору. Они зажигали небо на севере, а атакованная молниями земля плевала в тучи собственным огнем.

Прошло еще некоторое время, и слух Валета уже начал улавливать приближающийся грохот этой титанической битвы. А вскоре он понял — сражение совсем рядом. Когда битва стихий загремела чуть ли не над его головой, Валет усмехнулся и обнажил меч.

— Что ж, душа, — воскликнул он, — давай-ка поглядим, сохранил ли я Силу!

Мечом он начертал на камне магический узор и произнес заклинание. Река огня и грома расступилась и обтекла Шэдоу-Гард двумя широкими рукавами, не нанеся замку никакого вреда.

— Недурно сработано.

— Спасибо на добром слове…

Они были окружены — земля горела и содрогалась прямо под их ногами, буря свирепствовала, небо швыряло в них падающие звезды. Услышав чьи-то шаги, Валет повернулся лицом к лестнице.

— Это, должно быть, Айвина, — сказал он. — Она боится бурь и всегда ищет меня, когда начинается ненастье.

Айвина вышла из люка на плоскую крышу башни, увидела Валета и подбежала к нему. Девушка не проронила ни слова. Он укутал ее своим плащом и, обняв одной рукой, прижал к себе. Айвина дрожала.

— Тебя не мучают угрызения совести из-за того, что ты с ней сделал? — спросила душа.

— Так, есть немножко, — ответил Валет.

— Тогда почему бы тебе не освободить ее?

— Нет.

— Потому что, если Айвина вспомнит то, что было, она возненавидит тебя?

Валет ничего не ответил.

— Не бойся, она меня не слышит. Я буду задавать вопросы в такой форме, что ты на них сможешь отвечать односложно. Она подумает, что ты просто бормочешь что-то про себя… Ведь тут нечто большее, чем ненависть?

— Да.

Оба помолчали.

— А не в том ли дело, что ты боишься, как бы она не сошла с ума, если снять чары?

— Да.

— Значит, ты стал куда более эмоциональным и чувствительным, чем был раньше; куда больше, чем я предполагала.

Айвина наконец подняла голову, взглянула в глаза Валету и промолвила:

— Мне жутко. Может, спустимся вниз, любимый?

— Нет. Ты иди, если хочешь.

— Тогда я останусь с тобой.

Медленно, еле заметно, буря уходила прочь, замирая вдали, пока не смолкла совсем. Валет видел, что разломы земли продолжают еще яростно выбрасывать наружу полотнища пламени, а вершины гор дымятся и пылают. Повернувшись в другую сторону, он обратил внимание на что-то белое, застилающее даль, и понял — это не дым, это — снег. Правда, пока еще где-то далеко на западе. В Валете возникла вдруг неожиданная уверенность, что из его затеи ничего не получится, что процесс разрушения зашел слишком далеко. Но теперь изменить что-либо было все равно невозможно. Оставалось лишь одно — наблюдать.

— Айвина…

— Да, мой повелитель?

— Мне надо сказать тебе кое-что…

— Что, любимый?

— Я… Нет, ничего.

Его душа придвинулась почти вплотную и теперь стояла у него прямо за спиной. И тут к Валету пришло такое сильное и странное чувство, что он не смог больше выдержать.

Повернувшись к Айвине, он шепнул:

— Прости меня.

— За что, любимый?

— Сейчас я этого тебе не смогу объяснить, но, может быть, придет время и ты припомнишь мои слова.

Ничего не понимая, Айвина произнесла:

— Надеюсь, такое время никогда не придет, Валет, я ведь всегда была счастлива с тобой.

На мгновение Валету показалось, что он задыхается и что глухие удары сердца отдаются в каждой жилке его тела.

Сквозь вихри пыли, сквозь грохот и гул, сквозь мертвенный холод он неуклонно шел по следу. Слепящие молнии, содрогавшаяся земля, стремительно приближавшаяся буря, все они не значили для него ровным счетом ничего, ибо чувство страха было ему неведомо. Он скользил по склонам холмов беззвучно, точно привидение, и проползал меж скалами и камнями, как змея. Он перескакивал через трещины, уворачивался от камнепадов. Однажды в него ударила молния. Никакого вреда она ему не принесла. Ведь он был всего лишь большим комом протоплазмы, который можно запросто и без всяких дурных последствий для него проткнуть, например, палкой; и, по правде говоря, трудно было бы назвать причину, которая позволяла ему жить и двигаться. Впрочем, вполне возможно, это и не настоящая была жизнь, во всяком случае, не та, которой живут другие существа — даже те, что обитают на Ночной Стороне. Вместо имени — кличка, а уж об умственных способностях вообще говорить нечего. По сути дела, набор инстинктов и рефлексов, большая часть которых — врожденные. Эмоции у него тоже отсутствовали — кроме одной.

Хотя земля дрожала, как в ознобе, а камни с гулом катились по склонам, он начал спускаться с Горы-Которая-Однажды-Пошла, и свирепые молнии, бившие из пылающих облаков, зажигали огни на его пути.

Оползни не замедляли его бег, буря не препятствовала его шагам. Он легко пробирался меж валунов, устилавших подножия горы, и останавливался лишь изредка, чтобы прикинуть, предстоит ли ему взбираться на новые высоты или нет.

След вел его туда. Значит, туда и нужно идти.

…Высокий, стоящий на огромной скале, обнесенный стеной, хорошо охраняемый…


— Выигрыш это или проигрыш, не знаю. Главное, сработало, — сказал Валет.

Айвина промолчала, но душа ответила:

— Ты проиграешь все равно. А выиграет или проиграет Мир — совсем другой вопрос. Но ты проиграешь, Валет, точно.

…И, поглядев на светлеющий восток, Валет почувствовал: правда. Ибо небо становилось все светлее и светлее, и это был отнюдь не отсвет вулканов или грозовых молний. И сам Валет ощущал, как иссякает в нем былая сила. Повернувшись на запад, он вновь убедился, что черная Сфера опустилась еще ниже, и Истина предстала перед ним во всей своей наготе.

По мере того как Сила покидала Валета, стены Шэдоу-Гарда начали шататься.

— Нам лучше поскорее удрать отсюда.

— А тебе-то чего волноваться, дух? Тебе же повредить невозможно. А я бежать не стану. Говорю тебе, эта башня сможет противостоять даже рассвету.

Камни и кирпичи водопадом хлынули во двор, рухнули стены замка, явив миру внутреннее убранство покоев. Валет услыхал вопли слуг, несколько человек опрометью выскочили из ворот. И снова дрогнула земля, и даже сама башня слегка качнулась.

— Потерянный Ключ, Кольвиния, снова утрачен, — сказал Валет, — и на этот раз уже навсегда.

Ибо произнесенное им простенькое заклинание не сработало. Раздался долгий могучий ропот, похожий на накат океанской волны. Дальняя стена крепости рухнула и рассыпалась в прах.

— Если ты не уйдешь, подумай, что будет с девушкой, стоящей возле тебя.

Валет повернулся к Айвине — он почти забыл о ее существовании. И увидел странное выражение, медленно возникающее на ее лице.

Сначала он просто не мог понять, что оно означает, но когда Айвина заговорила, он обнаружил, что изменение коснулось и ее голоса.

— Что тут происходит, Валет?

Он ощутил, как ее тело вдруг напряглось, а потом отшатнулось. И тут же ослабил свое объятие, как бы отпуская Айвину на свободу.

Объяснение пришло к нему мгновенно. Когда его магическая Сила стала уходить, заклятие, наложенное на Айвину в далеком прошлом, тоже перестало действовать. И чем ярче разгорался восход над измученным Миром, тем быстрее просыпался разум Айвины.

Валет заговорил, надеясь отвлечь внимание девушки и уберечь ее сознание от внезапного потрясения, когда она вдруг осознает весь масштаб происходящих перемен.

— Это все из-за меня. Те Семеро, что были записаны в Красную Книгу Элса, не захотели сотрудничать со мной и отказались нести службу у Щита, что защищает нас от Внешнего Холода. И тогда я казнил их. Но я ошибся, полагая, что без них можно обойтись. Хотя я и был убежден, что сумею выправить положение и предотвратить прорыв Холода, на поверку оказалось, что в одиночку мне с этим не справиться. Остался лишь один выход. Я разрушил Великую Машину, которая сохраняла наш Мир в привычном для нас виде. Мы, обитатели Темной Стороны, черпали наши легенды из почти недоступной пониманию вещи, именуемой наукой, а потому верили, что Миром управляет Машина. Обитатели Дневной Стороны, которые суеверны ничуть не меньше, чем мы, верят, будто ядро земли состоит из расплавленных металлов и духов огня. Как определить, кто из нас прав, а кто — нет? Философы с обеих сторон нередко утверждают, что чувственный мир — вообще иллюзия. Меня-то все это мало волновало. И какова бы ни была истинная реальность, я отправился к Центру Мира и вызвал там катастрофу. Вот ее-то последствия ты и видишь сейчас вокруг себя. Благодаря моим действиям Мир начал вращаться. Теперь не будет больше ни Страны Вечной Тьмы, ни Страны Вечного Дня. По всей вероятности, Свет и Тьма будут в строгой последовательности чередоваться по всей планете. Однако Тьма в каком-то виде сохранит в себе те черты, из которых складывалась наша жизнь, тогда как при Свете, без сомнения, будет торжествовать наука.

«Конечно, — думал Валет, — все это при условии, что Мир уцелеет. Любопытно, а как все это воспримут в странах Света?.. В университете, например?.. Когда вдруг наступят сумерки… а потом — ночь… и зажгутся звезды? Не примет ли это Пойндекстер за очередную выходку студентов по случаю окончания семестра?»

— И таким образом, — продолжал он, — отпала нужда в Щитах от холода или от жары. Тепло звезды, вокруг которой мы вращаемся, будет распределяться по всей поверхности планеты, а не концентрироваться лишь на одной ее половине.

— Валет-Стервятник! — дико выкрикнула Айвина, отшатнувшись от него.

Краем глаза Валет увидел, как над восточным горизонтом поднялась сверкающая оранжевая арка. Вмиг ударили ее лучи, и башня дрогнула, затряслась и стала раскачиваться из стороны в сторону. Он услышал грохот камней, падающих внутри самой башни, и даже сквозь толстые подошвы сапог сумел уловить колебания расходящихся перекрытий.

Айвина хищно пригнулась, ее глаза сквозь гриву волос, которую трепал ветер, горели безумным огнем…

…А в ее правой руке Валет увидел обнаженный кинжал. Он облизал пересохшие губы и попятился.

— Айвина, — прохрипел Валет, — пожалуйста, выслушай меня. Эту игрушку я легко отберу у тебя в любой момент, но мне не хочется причинять тебе боль без особой нужды. Я и без того доставил ее тебе слишком много. Брось кинжал, прошу. Я постараюсь сделать…

Айвина кошкой прыгнула на него. Валет попытался схватить ее за руку, промахнулся и быстро отступил в сторону. Клинок прошел совсем рядом. Айвина споткнулась, не встретив ожидаемого сопротивления, и Валет схватил ее за плечи.

— Валет-Стервятник! — опять выкрикнула девушка и полоснула его по руке, оставив длинную, хотя и не слишком глубокую рану.

Хватка Валета слегка ослабела. Айвина высвободилась и снова кинулась на него. Валет блокировал удар левым предплечьем, а правой рукой отшвырнул Айвину. Мельком он успел увидеть ее лицо — в углах губ пузырилась пена, из прокушенной губы по подбородку текла узкая струйка крови. Айвина отлетела к парапету, ударилась о него спиной и вместе с развалившейся почти беззвучно кладкой рухнула в пропасть.

Валет рванулся к ней, но успел увидеть лишь всплеск пышных юбок, когда она падала на каменные плиты двора. Короткий крик оборвался тяжелым мокрым шлепком.

Валет отпрыгнул назад — колебательные движения башни угрожали падением и ему. Солнце уже наполовину вылезло из-за горизонта.

— Валет! Пора уходить! Башня сейчас обрушится!

— Ну и пусть, — ответил он.

И все же повернулся и пошел к лестнице.


Тварь, после того как влезла в крепость сквозь зияющую брешь в северной стене, уже успела облазить все коридоры. Трупы тех, кого ей приходилось убивать по пути, лежали неоскверненными — она их не тронула. В одном из коридоров на нее обрушилась часть кровли. Тварь прокопала себе туннель под обломками и полезла дальше.

Она затаилась за грудой обломков, пропустив мимо себя вереницу слуг с ведрами — торопящихся тушить пожар, надо полагать. Ей приходилось прятаться в нишах, за портьерами, за мебелью, за дверями. Она скользила, как призрак, и струилась, как змея.

Тварь шныряла меж груд щебня и битого кирпича до тех пор, пока снова не взяла след.

След вел все выше и выше, штопором ввинчиваясь в высоту… И тварь полезла наверх…


Небо, пополам расколотое зарей; пролом в парапете, навечно врезанный в память; пышный цветок раскинутых ветром юбок перед его внутренним взором; пена на губах и кровь на подбородке — чернила, которыми подписан его приговор; пронзительные вопли истерзанной земли; раздавленные камни, чьи грани кажутся особенно острыми из-за прозрачных теней, наброшенных на них зарей; погребальный вой ветра; подрагивание разрушающейся башни — будто убаюкивающее…

Валет подошел к началу лестницы и увидел тварь. Он вытащил меч и стал ждать. Другого пути вниз все равно не было.

«Странно, — подумал он, — насколько могуч инстинкт самосохранения — он не унимается, что бы ни случилось с самим человеком».

Валет уже направил свой оружие острием в сторону Боршина, когда тот, взлетев в прыжке, преодолел последние ступени, и кинулся в атаку.

Меч пронзил левое плечо чудовища, но того это не остановило. Клинок вырвался из рук Валета, когда Боршин нанес свой удар, от которого Валет полетел кувырком; Боршин снова прыгнул, намереваясь покончить с врагом разом.

Однако Валет успел откатиться в сторону и даже поднялся на четвереньки, прежде чем Боршин атаковал его снова. Клинок меча, сверкая в утреннем свете, все еще торчал из плеча твари. Кровь из раны не текла, однако по краям раны выступила густая коричневая жидкость.

Валету удалось увернуться от второго нападения и ударить Боршина обеими руками, но мощные удары, казалось, не произвели на тварь ни малейшего впечатления. Ощущение было такое, что Валет ударил по еще сырому вязкому пудингу, который даже расплющиться не пожелал.

Дважды Валет уворачивался, причем один раз весьма удачно пнул Боршина в ногу, а другой — крепко хватил его локтем по затылку.

Однако в следующий раз тот все же поймал Валета за одежду, хотя Валет изловчился и вырвал меч из плеча противника, сам отделавшись лишь разорванным камзолом.

Пригибаясь, кружа и стараясь держаться от Боршина как можно дальше, Валету удалось подобрать два здоровенных камня и тут же отпрыгнуть назад. Если бы не это отступление, Боршин бы его поймал.

Тварь развернулась для новой атаки с необыкновенной быстротой. Валет запустил в нее камнем, однако промахнулся. Не успел он еще восстановить равновесие после неудачного броска, как Боршин вновь накинулся на него и повалил на землю.

Ребра Валета трещали, страшная морда мерзкой твари уже так приблизилась к его лицу, что Валету захотелось громко закричать от отвращения; он и закричал бы, если бы только мог вздохнуть.

— Как жаль, что ты выбрал такой неудачный прием, — донеслись слова души.

А затем лапа твари легла ему на затылок, пытаясь сломать шею.

Уже мрак, поднимаясь откуда-то из потаенных глубин сознания, начал сковывать движения Валета, уже слезы боли, смешавшись с потом, текли по его лицу, уже голова его была повернута врагом так, что смотрела куда-то совсем в сторону, когда Валет увидел нечто, сумевшее поразить его воображение даже в такой момент.

Магия не действовала, но рассвет ведь очень похож на сумерки. А в сумерках Валет привык действовать не столько как маг, сколько как ловкий и удачливый вор. Ибо источник Силы Валета лежал в Тенях.

Восходящее солнце, коснувшись лучами балюстрады, отбросило густую длинную тень, которая упала всего лишь в одном футе от Валета. Он яростно боролся. Дотянуться… Тщетно! Тогда он откинул руку как можно дальше, чтобы хоть пальцами коснуться тени.

Тень накрыла кисть и руку почти по локоть.

Боль не покидала Валета, позвоночник угрожающе хрустел, на груди лежала неимоверная давящая тяжесть. И вдруг прежнее темное ощущение вошло в него и разлилось по всему телу. Он поборол накатившее головокружение и напружинил шейные мышцы. Приложив всю Силу, которую он выкачал из тени, Валет дергался и рвался до тех пор, пока все его плечо не оказалось в тени. Потом, опираясь на локти и пятки, он втянул под покров тени и голову.

Высвободив вторую руку, он сжал пальцы на загривке Боршина и уволок его вслед за собой.

— Валет, что происходит? — верещала душа. — Я не вижу тебя, ты скрыт тенью!

Прошло немало времени, прежде чем Валет вновь вышел на свет. Он тяжело привалился к балюстраде и долго стоял так, пытаясь отдышаться. С ног до головы его покрывали кровь и клейкая коричневая жижа.

— Валет?

Его пальцы дрогнули, когда он опустил их в карман того, что еще недавно было нарядным камзолом.

— Черт… — вырвался хриплый шепот, — эта мразь раздавила мне последние сигареты.

Казалось, сейчас он был очень близок к тому, чтобы разрыдаться.

— Валет, вот уж никак не думала, что ты вывернешься…

— Я тоже… Ну что ж, душа, ты мне жутко надоела. Да и пережить мне довелось немало. А в результате — ничего у меня не осталось и жизнь потеряла всякий смысл. Единственно, что еще в моих силах, так это сделать тебя счастливой. Даю тебе мое согласие.

Потом он на мгновение закрыл глаза, а когда снова открыл их, души тут уже не было.

— Душа, где ты? — окликнул он.

Ответа Валет не дождался. Он не чувствовал себя изменившимся. Да и произошло ли воссоединение?

— Душа! Я дал тебе то, чего ты жаждала. Могла бы и поговорить со мной хоть немного по такому случаю.

Молчание.

— Ну ладно. Да кому ты нужна-то!..

И Валет отвернулся, чтобы еще раз поглядеть на эту опустошенную землю. Он увидел, как косые лучи солнца дарят краски рукотворной пустыне. Ветер немного утих, и его тонкий свист походил на гомон птичьих стай. Несмотря на разрушения и пожары, вокруг лежало какое-то странное очарование. Видно, было в самом Валете нечто такое, что несло в себе боль, смерть и бесчестие, и все же в этой кровавой бане, вернее поверх ее, чувствовалось нечто такое, чего Валет раньше никогда не замечал: будто все видимое им сейчас содержит в себе возможность совершенствования.

Там вдали были разрушенные деревни, обезглавленные горы, обугленные леса. Это зло лежало на его совести, и он и в самом деле заслуживал ту кличку, которой его наградили. И все же… Из этого зла, чувствовал он, родится и вырастет что-то другое. Нет, разумеется, его заслуги тут нет никакой, но он ощущал, что ответственность за содеянное уже не мешает ему смотреть и видеть то, что может вырасти тут теперь, когда Мировой Порядок изменен, не мешает ему предчувствовать новое, восхищаться им и, может быть, даже… Нет, нет, во всяком случае — пока…

Валет повернул голову, взглянул на восходящее солнце, вытер слезящиеся глаза и снова поглядел туда же, ибо понял, что никогда еще не видел ничего прекраснее. «Да, должно быть, я обрел душу, — решил Валет, — так как раньше у меня не было подобных ощущений».

Башня перестала качаться из стороны в сторону и начала разваливаться.

«Я сказал именно то, что хотела Айвина, — думал он. — Причем даже раньше, чем у меня появилась душа. Я сказал, что прошу прощения, сказал искренне. Прошу прощения не только у тебя, Айвина. У всего Мира. Я прошу прощения. Я люблю вас всех».

А башня рассыпалась камень за камнем. Валета прижало к балюстраде.

«Что ж, справедливо, — думал он, чувствуя, как острый металлический прут вонзается ему в бок. — Все справедливо в Мире. И спасения для меня нет. Если Мир очищается вихрями, огнем и водой, если все плохое смывается с лица земли, то лишь справедливо, что последний и самый великий из грешников не получит пощады».

Родился мощный нарастающий гул, похожий на гул шторма, и балюстрада рухнула. На мгновение гул перешел в мощные размеренные хлопки, отдаленно похожие на те, что издает белье, вывешенное для просушки на ветру. Когда Валета сбросило с башни, ему случайно удалось взглянуть вверх. Падая, он увидел в небе темную фигуру, которая успела вырасти даже за те короткие мгновения, которые были нужны, чтобы Валет долетел до земли.

«Разумеется, — мелькнуло в голове у Валета, — наконец-то Монингстар встретил свой так долго ожидаемый рассвет и стал свободным».

Сложив крылья, сохраняя безмятежно спокойное выражение на осененном рогами лице, Монингстар падал на землю подобно черному метеору. Приближаясь, он протянул руку и раскрыл огромные ладони…

«Успеет ли?» — подумал Валет.

Князь Света

Глава 1

Так было однажды услышано мной. Спустя пятьдесят три года после освобождения вернулся он из Золотого Облака, чтобы еще раз поднять перчатку, брошенную Небесами, пойти наперекор Порядку жизни и богам, этот порядок установившим. Последователи его молились, чтобы он вернулся, хотя и грехом были молитвы эти. Мольбам не потревожить покоя ушедшего в нирвану, при каких бы обстоятельствах это ни произошло. Но молились облаченные в шафранные рясы, чтобы он, Меченосец, Манжушри, вновь сошел к ним. И, как поведано, Бодхисатва услышал их…

Он, подавивший желания,

не зависящий от корней,

пастбищем которому пустота —

необусловленная и свободная, —

путь его неисповедим,

как птиц полет в поднебесье.

Дхаммапада (93)

Его последователи звали его Махасаматман и утверждали, что он бог. Он, однако, предпочитал опускать громкие Маха — и — атман и звал себя просто — Сэм. Никогда не провозглашал он себя богом. С другой стороны, и не отказывался от этого. В сложившихся условиях ни то ни другое не сулило ему никакой выгоды. Чего не скажешь о молчании…

И вот тайна служила ему покровом.

Был сезон дождей…

Самый влажный период года…

Дождь шел дни напролет, когда вознеслись к небу молитвы, — и вознесли их не пальцы, перебирающие заузленные гирлянды молельных четок, не вращающиеся молитвенные колеса, нет, грандиозная молитвенная машина из монастыря Ратри, богини Ночи.

Направлены были высокочастотные молитвы прямо вверх, сквозь атмосферу, еще выше, в самый центр Золотого Облака, что зовется Мостом Богов и окружает весь мир, предстает каждую ночь бронзовой радугой и каждый полдень окрашивает красное солнце в оранжевые тона.

Кое-кто из монахов сомневался, не ересью ли будет использование подобной молитвенной техники, но машину построил и наладил сам Яма-Дхарма, отпавший из Небесного Града; а как говорили, именно он построил в незапамятные времена могучую громовую колесницу Великого Шивы — тот экипаж, что проносится по небосклону, изрыгая на своем пути огненную харкотину.

Даже находясь в немилости, считался он величайшим мастером и знатоком всех ремесел. Узнай боги Небесного Града о его молитвенной машине — они без сомнения обрекли бы его на подлинную смерть. Надо, правда, признать, что и без этой машины обрекли бы они его на подлинную смерть, попади он к ним в руки. Каким образом улаживал он свои дела с Властителями Кармы, касалось только его, хотя никто не сомневался — так ли, иначе ли, но когда придет его час, отыщет он тот или иной способ.

Лишь вдвое моложе был он самого Небесного Града, а ведь едва ли набрался бы десяток богов, помнивших основание этой обители. Все знали, что мудрее даже, чем Бог Кубера, оказывался он, когда дело касалось путей Всеприсущего Пламени. Но это были лишь меньшие из его Атрибутов. Другим он славился, хотя и говорили об этом немногие. Высокий, но в меру, широкоплечий, но не грузный, двигался он легко и плавно. Носил красное, был немногословен.

Он и управлял молитвенной машиной; водруженный им на крышу монастыря гигантский металлический лотос неспешно вращался в своем гнезде.

На здание, на лотос, на джунгли у подножия горной цепи сплошной пеленой падал мелкий дождь. Уже шесть дней, как десятками киловатт возносил Яма молитвы, но состояние атмосферы не позволяло им быть услышанными в Горних. Сквозь зубы он помянул самых что ни на есть банальных божеств плодородия, взывая в основном к их наиболее прославленным в народе Атрибутам.

Раскат грома был ответом, и помогавшая ему обезьяна хихикнула.

— У твоих молитв и твоих проклятий итог один и тот же, о Яма, — прокомментировала она. — То есть никакого.

— Чтобы это заметить, тебе потребовалось семнадцать перерождений? — сказал Яма. — Тогда понятно, почему ты все еще маешься обезьяной.

— Да нет, — сказала обезьяна, которую звали Так. — Хотя мое падение было и не столь впечатляюще, как твое, но все-таки и я вызвал вполне персонально окрашенную злобу у…

— Замолчи! — бросил Яма, отворачиваясь от него. Так понял, что дотронулся до больного места. Пытаясь найти для разговора другую тему, он подобрался к окну, вспрыгнул на подоконник и уставился наружу.

— К западу отсюда в облаках просвет, — сообщил он. Подошел Яма, посмотрел, куда показывала обезьяна, нахмурился и кивнул.

— Ага, — сказал он. — Оставайся тут и корректируй. Он подошел к пульту управления. Наверху, над их головами, лотос поспешно развернулся и уставился прямо в брешь, замеченную Таком среди плотных облаков.

— Отлично, — буркнул Яма, — что-то подцепили. Он протянул руку к одной из контрольных панелей, пощелкал кнопками и клавишами, подстроил верньеры.

Под ними, в монастырских подвалах, выдолбленных в толще скалы, зазвенел звонок, и тут же закипели приготовления, авральная команда заняла свои места.

— Облака смыкаются! — воскликнул Так.

— Это уже не важно, — ответил Яма. — Нашу рыбку мы подцепили. Из нирваны да в лотос, он грядет.

Опять громыхнул гром, и дождь с шумом обрушился на лотос. Голубые молнии, словно змеи, извивались над вершинами гор.

Яма выключил главный рубильник.

— Как ты думаешь, каково ему будет опять облечься во плоть? — спросил Так.

— Чисти-ка свой банан в четыре ноги!

Так предпочел счесть это за разрешение покинуть комнату и оставил Яму выключать аппаратуру в одиночестве. Путь его лежал вдоль по коридору и вниз по широким ступеням. На лестничной площадке до него донеслись звуки голосов и шарканье сандалий, шум приближался со стороны боковой залы.

Не раздумывая, он вскарабкался по стене, цепляясь за вырезанные на ней фигурки пантер и слонов. Взобравшись на балку, он нырнул в густую тень и замер там.

Появились двое монахов, облаченных в темные рясы.

— Она что, не могла очистить им небо? — сказал первый.

Второй, постарше, более массивный, пожал плечами.

— Я не мудрец, чтобы отвечать на подобные вопросы. Ясно, что она озабочена, иначе бы никогда не предоставила она им это святилище, а Яме — подобную возможность. Но кому ведомы пределы ночи?

— Или настроение женщины, — подхватил первый. — Я слышал, что даже жрецы не знали о ее появлении.

— Вполне возможно. Как бы там ни было, это кажется хорошим знаком.

— Воистину.

Они миновали площадку, и Так слушал, как удаляются и затихают звуки их шагов.

Он все не покидал своего насеста.

«Она», о которой упомянули послушники, могла быть только богиней Ратри, ей и поклонялись монахи, давшие в своем святилище приют последователям Махатмы Сэма, Просветленного. Нынче и Ратри тоже числилась среди отпавших от Небесного Града и влачащих существование в шкуре смертных. У нее было сколько угодно причин, чтобы ворошить прошлое; и Так вдруг понял, на какой риск она пошла, предоставив свое святилище — не говоря уже о личном своем присутствии — для подобного предприятия. Если слушок об этом достигнет надлежащих ушей, на карту будет поставлена сама возможность будущего ее восстановления в правах. Так помнил ее — темноволосую красавицу с серебристо-серыми глазами, проносящуюся мимо в лунной колеснице из черного дерева и хрома, запряженной черным и белым жеребцами, с возницей в черном и белом; да, проносящуюся по Небесной Перспективе, соперничая во славе с самою Сарасвати. Сердце чуть не выпрыгнуло из его волосатой груди. Он должен снова увидеть ее. Однажды ночью, давным-давно, в благословенные времена — и в лучшей форме — он танцевал с нею на балконе… под звездами. Недолог был этот танец. Но он помнил его; и до чего же трудно обезьяне обладать подобными воспоминаниями… Так слез с балки.

Северо-западную оконечность монастыря венчала высокая башня. И была в той башне комната. По поверью, хранила она в себе постоянное присутствие богини. Ежедневно в ней прибирали, меняли белье, возжигали благовония и возлагали святые приношения. Двери ее обычно были заперты.

Но имелись в ней, конечно, и окна. Вопрос о том, может ли кто-нибудь пробраться внутрь через окно, оставался открытым. По крайней мере, для людей. Ибо для обезьян он был решен Таком окончательно.

Взобравшись на крышу монастыря, Так начал карабкаться на башню, цепляясь за скользкие кирпичи, за выступы и выбоины, а небеса, словно псы, рычали у него над головой; наконец он прильнул к стене под выступающим наружу подоконником. Сверху как заведенный барабанил по камню дождь.

Таку почудилось, будто где-то рядом поют птицы. Он увидел край мокрого синего шарфа, свисающего из окна.

Ухватившись за выступ, Так подтянулся, заглянул внутрь и увидел ее со спины. Одетая в темно-синее сари, она сидела на маленькой скамеечке в противоположном конце комнаты.

Так взобрался на подоконник и кашлянул.

Она резко обернулась. Под вуалью невозможно было разобрать черты ее лица. Поглядев на него сквозь дымку ткани, она встала и подошла к окну.

Он смутился. Некогда гибкая ее фигура сильно раздалась в талии; всегда грациозная на ходу, как колеблемая ветвь, нынче она слегка косолапила; слишком мрачной выглядела она, даже сквозь вуаль прочитывались резкие линии носа, жесткие очертания скул.

Он склонил голову.

— «И ты к нам подступила, и мы с твоим приходом очутились дома, — пропел он, — как в гнездах птицы на ветвях».

Она застыла в неподвижности, словно собственная статуя в главном зале монастыря.

— «Храни же нас от волка и волчицы, храни от вора нас, о Ночь, и дай же нам продлиться».

Она медленно простерла вперед руку и возложила ее ему на голову.

— Мое благословение с тобой, малый мира сего, — сказала она, помолчав. — Сожалею, но мне больше нечего тебе дать. Я не могу обещать тебе покровительство или даровать красоту — для меня самой и то, и другое — недоступная роскошь. Как тебя звать?

— Так, — сказал он. Она прикоснулась ко лбу.

— Когда-то я знала одного Така. В незапамятные времена, в туманном далеке…

— Это был я, мадам.

Она тоже уселась на подоконник. Чуть погодя он понял, что она всхлипывает под покровом вуали.

— Не плачь, богиня. С тобой Так. Помнишь Така от Архивов? Пресветлого Копейщика Така? Он по-прежнему готов исполнить любое твое приказание.

— Так… — сказала она. — Ох, Так! И ты тоже? А я и не знала! Я никогда не слышала…

— Очередной поворот колеса, мадам, и — кто знает? Все может обернуться даже лучше, чем было когда-то.

Ее плечи вздрагивали. Он протянул руку, отдернул ее. Она повернулась и схватила ее.

Бесконечным было молчание, потом она заговорила:

— Естественным путем дела в порядок не придут, нам не обрести былого, Пресветлый Копейщик Так. Мы должны проложить наш собственный путь.

— О чем ты говоришь? — спросил он и добавил: — Сэм?

Она кивнула:

— И никто иной. Он — наш оплот против Небес, дорогой Так. Если удастся призвать его, у нас появится шанс еще пожить.

— Потому-то ты и рискнула, потому-то положила голову в пасть тигра?

— Почему же еще? Когда нет никакой реальной надежды, нужно чеканить собственную. Даже и фальшивая монета может сгодиться.

— Фальшивая? Ты не веришь, что он был Буддой? Она усмехнулась:

— Сэм был величайшим шарлатаном на людской — да и на божественной — памяти. Однако и самым достойным противником, с каким когда-либо сталкивался Тримурти. Почему тебя так шокируют мои слова, архивариус? Ты же знаешь, что он позаимствовал и структуру, и материю своего учения, путь и достижение, даже одеяние из запрещенных доисторических источников. Это было просто-напросто оружие — и ничего более. Главной его силой было его лицемерие. Если бы мы могли вернуть его…

— Леди, святой ли, шарлатан ли, но он вернулся.

— Не шути со мной, Так.

— Богиня и леди, я только что покинул Владыку Яму, когда он отключал молитвенную машину, хмурый от успеха.

— Эта авантюра направлена была против такой огромной силы… Владыка Агни обмолвился однажды, что ничего подобного никогда не удастся свершить.

Так встал.

— Богиня Ратри, — сказал он, — кто, будь то бог, человек или нечто среднее, разбирается в подобных материях лучше Ямы?

— Я не знаю, Так, ибо такого не отыщешь. Но откуда тебе известно, что он выловил нам ту самую рыбку?

— Ибо он — Яма.

— Тогда возьми мою руку, Так. Веди меня опять, как ты делал однажды. Посмотрим на спящего Бодхисатву.

И он повел ее через двери, вниз по лестнице, в нижние покои.

Подземелье заливал свет, рожденный не факелами, а генераторами Ямы. Водруженную на платформу кровать с трех сторон отгораживали ширмы. За ширмами и драпировками скрывалась и большая часть механизмов. Дежурившие в комнате монахи в шафрановых рясах бесшумно двигались по обширным покоям. Яма, мастер из мастеров, стоял у кровати.

При их появлении кое-кто из вышколенных, невозмутимых монахов не удержался от восклицаний. Так обернулся к женщине рядом с ним и отступил на шаг, затаив дыхание.

Это была уже не раздобревшая матрона, с которой он только что разговаривал. Вновь он стоял рядом с бессмертной Ночью, о которой написано было: «Богиня переполнила обширное пространство — и в глубину, и в вышину. Сияние ее развеяло мрак».

Он взглянул на нее и тут же закрыл глаза. Она все еще несла на себе отпечаток своего далекого Облика.

— Богиня… — начал было он.

— К спящему, — прервала она. — Он шевелится. И они подошли к ложу.

И тут перед ними открылась картина, которой суждено было в будущем в виде фресок ожидать паломников в конце бесчисленных коридоров, рельефом застыть на стенах храмов, живописно заполнить плафоны множества дворцов: пробудился тот, кто был известен как Махасаматман, Калкин, Манжушри, Сиддхартха, Татхагата, Победоносный, Майтрея, Просветленный, Будда и Сэм. Слева от него была богиня Ночи, справа стояла Смерть; Так, обезьяна, скорчился в изножье кровати вечным комментарием к сосуществованию божественного и животного.

А был явившийся в обычном, смуглом теле средних размеров и возраста; черты его лица были правильны и невыразительны; когда он открыл глаза, оказались они темными.

— Приветствую тебя, Князь Света, — так обратилась к нему Ратри.

Глаза мигнули. Им никак не удавалось сфокусироваться. Все в комнате замерли.

— Привет тебе, Махасаматман — Будда! — сказал Яма.

Глаза глядели прямо перед собой — не видя.

— Привет, Сэм, — сказал Так.

Лоб чуть наморщился, глаза, покосившись, уставились на Така, перебежали на остальных.

— Где?.. — спросил он шепотом.

— В моем монастыре, — ответила Ратри. Безучастно взирал он на ее красоту.

Затем он сомкнул веки и изо всех сил зажмурился, вокруг глаз разбежались морщинки. Гримаса страдания превратила его рот в лук, зубы, крепко стиснутые зубы, в стрелы.

— Вправду ли ты тот, чье имя мы произнесли? — спросил Яма.

Он не отвечал.

— Не ты ли до последнего сражался с армией Небес на берегах Ведры?

Рот расслабился.

— Не ты ли любил богиню смерти?

Глаза мигнули. На губах промелькнула слабая усмешка.

— Это он, — сказал Яма; затем: — Кто ты, человече?

— Я? Я ничто, — ответил тот. — Может быть, листок, подхваченный водоворотом. Перышко на ветру.

— Хуже некуда, — прокомментировал Яма, — ибо в мире предостаточно листьев и перьев, и мне не стоило работать так долго лишь ради того, чтобы преумножить их число. Мне нужен был человек, способный продолжить войну, прерванную из-за его отсутствия, могучий человек, способный пойти наперекор воле богов. Мне казалось, что ты таков.

— Я, — и он опять покосился, — Сэм. Я — Сэм. Однажды — давным-давно… я сражался, не так ли? И не раз…

— Ты был Махатмой Сэмом, Буддой. Помнишь?

— Может, и был…

В глазах у него медленно разгоралось пламя.

— Да, — подтвердил он. — Да, был. Смиреннейший из гордых, гордец среди смиренных. И я сражался. Учил Пути… какое-то время. Опять сражался, опять учил, прошел через политику, магию, яд… Дал великую битву, столь ужасную, что солнце отвратило от бойни свой лик — от месива людей и богов, зверей и демонов, духов земли и воздуха, огня и воды, ящеров и лошадей, мечей и колесниц…

— И ты проиграл, — прервал его Яма.

— Да, проиграл. Но некоторое впечатление мы все-таки произвели, не так ли? Ты, бог смерти, был моим колесничим. Да, все это возвращается сейчас ко мне. Нас взяли в плен, и Властители Кармы стали нашими судьями. Ты ускользнул от них — Путем Черного Колеса. Я же не мог.

— Так все и было. Твое прошлое явственно легло перед ними. Тебя судили. — Яма поглядел на монахов (склонив головы, они сидели теперь прямо на полу) и понизил голос: — Дать тебе умереть подлинной смертью означало превратить тебя в мученика. Дозволить тебе разгуливать по миру — в какой бы то ни было форме — значило оставить открытой дверь для твоего возвращения. И вот так же, как и ты позаимствовал свое учение у Гаутамы из иного места и времени, так и они позаимствовали оттуда же рассказ о том, как окончил он свои дни среди людей. Тебя осудили и признали достойным нирваны. Твой атман был перенесен не в другое тело, а в огромное магнитное поле, что окружает нашу планету. Минуло более полувека. Ныне официально ты — аватара Вишну, чье учение было неправильно истолковано некоторыми из наиболее рьяных твоих последователей. Лично же ты продолжал существовать лишь в форме самосохраняющейся системы магнитных волн разной длины, которую мне и удалось уловить.

Сэм закрыл глаза.

— И ты посмел вернуть меня назад?

— Да, это так.

— Я все время осознавал свое положение.

— Я подозревал об этом.

Глаза его, вспыхнув, широко открылись.

— И тем не менее ты посмел отозвать меня оттуда?

— Да.

Сэм опустил голову.

— По справедливости зовешься ты богом смерти, Яма-Дхарма. Ты отобрал у меня запредельный опыт. Ты разбил о черный камень своей воли то, что вне понимания, вне великолепия, доступных смертным. Почему ты не мог оставить меня, как я был, в океане бытия?

— Потому что мир нуждается в тебе, в твоем смирении, в твоем благочестии, в твоем великом учении, в твоем маккиавельском хитроумии.

— Я стар, Яма, — промолвил тот. — Я так же стар, как и сам человек в этом мире. Ты же знаешь, я был одним из Первых. Одним из самых первых, явившихся сюда, чтобы строить, чтобы обустраивать. Все остальные ныне мертвы — или стали богами — dei ex machini… Этот шанс выпал и мне, но я прошел мимо него. Много раз. Я никогда не хотел быть богом, Яма. На самом деле. Только много позже, когда я увидел, что они делают, начал я копить силы. Но было уже поздно. Они были слишком сильны. Теперь же я просто хочу спать, спать вечным сном, вновь познать Великий Покой, нескончаемое блаженство, слушать песни, которые поют звезды на берегу великого океана.

Ратри нагнулась и заглянула ему в глаза.

— Ты нужен нам, Сэм, — сказала она.

— Я знаю, знаю, — отвечал он ей. — Опять все та же история. У вас имеется норовистая лошадка, так что нужно ее отменно нахлестывать очередную милю.

Он улыбнулся при этих словах, и она поцеловала его в лоб.

Так подпрыгнул и заскакал по кровати.

— Веселится род людской, — отметил Будда. Яма протянул ему руку, а Ратри — шлепанцы.


Чтобы прийти в себя после покоя, что превыше всякого разумения, требуется, конечно, время. Сэм спал. Ему снились сны, во сне он кричал или же просто стонал. У него не было аппетита, но Яма подобрал для него тело крепкое и отменно здоровое, вполне способное перенести все психосоматические изменения, порожденные отзывом его из божественности.

Но он так и сидел бы часами не двигаясь, уставившись на какой-то камешек, или зернышко, или листик. И невозможно его было в этом случае пробудить.

Яме виделась в этом некая опасность, и он решил обсудить ситуацию с Ратри и Таком.

— Плохо, теперь этим способом уходит он от мира. Я говорил с ним, но это просто бросать слова на ветер. Ему никак не вернуть то, что он оставил позади. И сама эта попытка стоит ему его силы.

— Быть может, ты неправильно воспринимаешь его усилия, — заметил вдруг Так.

— Что ты имеешь в виду?

— Погляди, как он уставился на семечко, которое сам положил перед собой. Посмотри на морщинки в уголках его глаз.

— Ну и что же в этом такого?

— Он косится. У него что, изъяны зрения?

— Да нет.

— Тогда почему он косится?

— Чтобы лучше зернышко изучить.

— Изучить? Он учил совсем другому Пути. И, однако, же он все-таки изучает. Он вовсе не медитирует, пытаясь обрести в глубине предмета освобождение от субъекта. Отнюдь.

— Чем же он тогда занят?

— Обратным.

— Обратным?

— Он изучает объект, наблюдая его Пути, пытаясь связать тем самым самого себя. Внутри предметов он ищет оправдание своего существования. Еще раз пытается он закутаться в ткань Майи, мировой иллюзии.

— Я уверена, что ты прав, — перебила Ратри. — Как же нам помочь ему в этой попытке?

— Я не уверен, миссис…

Но Яма кивнул, и в солнечном луче, падавшем через узкий портик, блеснули его темные волосы.

— Ты сумел ухватить как раз то, чего я не заметил, — признался он. — Он еще не вполне вернулся, хотя и облачен в тело, передвигается пешком и говорит, как мы. Но мысли его все еще вне пределов нашего разумения.

— Что же делать? — повторила Ратри.

— Берите его с собой на долгие сельские прогулки, — сказал Яма. — Потчуйте деликатесами. Ублажайте его душу стихами и пением. Найдите ему что-нибудь покрепче для питья — здесь, в монастыре, нет ничего подходящего. Разоденьте его в светлые шелка. Добудьте ему куртизанку, а лучше — трех. Окуните его заново в жизнь. Только так можно будет освободить его от оков божественности. Как же я не заметил этого раньше…

— Ничего удивительного, — сказал Так.

Огонь вспыхнул в глубине глаз Ямы, и черен был этот огонь; потом он улыбнулся.

— Мне воздается сполна, малыш, — признался он, — за все те комментарии, которые я, может быть и неосознанно, отпустил в адрес твоих волосатых ушей. Я приношу тебе, о обезьяна, свои извинения. Ты и в самом деле человек — умный и наблюдательный.

Так поклонился ему.

Ратри хихикнула.

— Скажи нам, умница Так, — быть может, мы слишком долго были богами и утратили должный угол зрения, — как нам лучше взяться за дело, чтобы поскорее очеловечить его и добиться наших целей.

Так поклонился ему, потом Ратри.

— Как ты и предложил, Яма, — подтвердил он. — Сегодня, миссис, возьми его на прогулку к подножию гор. Завтра Владыка Яма отведет его к самой кромке леса. На следующий день я свожу его туда, где царят деревья и травы, цветы и лианы. А там поглядим. Поглядим.

— Быть посему, — сказал Яма, и так оно и было.


В следующие несколько недель отношение Сэма к этим прогулкам менялось: сначала это было лишь едва заметное предвкушение, затем — сдерживаемый энтузиазм и, наконец, горячее рвение. Все продолжительнее и продолжительнее становились его одинокие прогулки, сначала он уходил на несколько часов только утром, затем — утром и вечером. Потом он стал пропадать где-то целыми днями, подчас — сутками.

К концу третьей недели Яма и Ратри беседовали на террасе в ранний утренний час.

— Мне это не нравится, — начал Яма. — Мы не можем принуждать его, навязывая ему насильно нашу компанию сейчас, когда он этого не желает. Но там, на воле, опасно, особенно для вновь рожденного, такого, как он. Хотел бы я знать, как он проводит там время.

— Что бы он ни делал, все пойдет ему на пользу, — возразила, взмахнув полной рукой, Ратри и положила в рот пастилку. — Он уже не производит впечатления не от мира сего. Он больше разговаривает и даже жестикулирует. Пьет вино, когда мы его угощаем. К нему возвращается аппетит.

— Однако, если ему повстречается агент Тримурти, он может навсегда погибнуть.

Ратри задумчиво жевала.

— Маловероятно, чтобы в эти дни по округе бродил кто-то из них, — заявила она. — Животные видят в нем ребенка и не причинят ему вреда. Люди увидят святого отшельника. Демоны издавна боятся его и, стало быть, уважают.

Но Яма покачал головой:

— Все не так просто, леди. Хоть я и разобрал большую часть своих механизмов и спрятал их в сотне лиг отсюда, такая концентрированная переброска энергии, к которой мне пришлось прибегнуть, не может остаться незамеченной. Рано или поздно сюда явятся посетители. Я использовал экранирующие ширмы и сбивающие устройства, но в некоторых проекциях вся эта область должна выглядеть так, словно по карте прошлось Всеприсущее Пламя, Скоро надо будет сниматься с места. Лучше бы подождать, пока наш питомец полностью не выправится, но…

— А какие-нибудь естественные причины не могут вызвать те же энергетические эффекты, что и твои машины?

— Могут, и произойти это может как раз поблизости; именно поэтому я и выбрал это место в качестве нашей базы — будем надеяться, что это сойдет нам с рук. Но я все же сомневаюсь в этом. Пока мои шпионы не заметили по соседству никакой необычной активности. Но в день его возвращения кто-то видел, как промчалась на гребне бури громовая колесница, выслеживая что-то то ли в Небесах, то ли под ними. Случилось это далеко отсюда, но я не верю, что не было тут никакой связи.

— И тем не менее она не вернулась.

— Мы, по крайней мере, об этом не знаем. Но я боюсь…

— Тогда надо уходить немедленно. Я слишком уважаю твои предчувствия. Ты могущественней любого из Павших. Мне, например, очень трудно даже просто удержать приятный внешний облик более чем на несколько минут…

— Силы, которыми я обладаю, — сказал Яма, подливая ей чаю, — уцелели, поскольку они иной природы, чем твои.

И он улыбнулся, обнажив ровный ряд зубов. Улыбка прошлась по его лицу, от шрама на левой щеке до уголков глаз. Чтобы поставить на этом точку, он сморгнул и продолжал:

— Большая часть моей силы имеет форму знания, и даже Властителям Кармы не под силу отобрать его у меня. Почти у всех богов мощь их проявляется посредством специфической физиологии, которую они при воплощении в новое тело частично теряют. В процессе припоминания разум постепенно изменяет в той или иной степени любое тело, порождая новый гомеостаз и обеспечивая неспешный возврат былого могущества. Ну а моя сила возвращается быстро, и она почти полностью со мной. Но даже если бы это было и не так, я все равно мог бы использовать в качестве оружия свои знания — это тоже сила.

Ратри отхлебнула чаю.

— Мне нет дела до ее источников, но, если твоя сила велит сниматься с места, надо ее слушаться. Когда отправляемся?

Яма вытащил кисет и свернул под разговоры сигарету. Его темные гибкие пальцы, как заметила Ратри, всегда двигались с грацией пальцев играющего музыканта.

— Я бы сказал, что не стоит задерживаться здесь больше чем на неделю, от силы дней на десять. А потом придется разлучить его с этим столь милым его сердцу захолустьем.

Она кивнула:

— И куда тогда?

— Может, в какое-нибудь заштатное южное королевство, где мы могли бы странствовать безбоязненно.

Он зажег сигарету, затянулся.

— У меня есть идея получше, — сказала она. — Ты не знаешь, но в качестве некой смертной я — хозяйка Дворца Камы в Хайпуре.

— Блудотория, мадам? Она нахмурилась:

— Так его прозвали пошляки, и не смей тут же называть меня «мадам», это отдает старинной насмешкой. Это место отдохновения, удовольствий, святости, а для меня и весьма доходное. И оно, я уверена, послужит прекрасным укрытием; пока наш подопечный полностью не оправится, мы сможем спокойно разрабатывать там наши планы.

Яма хлопнул себя по бедру.

— Ай-ай-ай! И кому вздумается разыскивать Будду в лупанарии? Отлично! Превосходно! Тогда — в Хайпур, дорогая богиня, в Хайпур, во Дворец Любви!

Она гневно выпрямилась и притопнула сандалией о каменные плиты пола.

— Я не позволю тебе в подобном тоне отзываться о моем учреждении!

Он потупил глаза и с трудом согнал со своего лица улыбку. Затем встал и поклонился.

— Приношу свои извинения, милая Ратри, но меня осенило столь внезапно…

Он замолчал и посмотрел в сторону, через секунду на нее взглянула уже сама уравновешенность и благопристойность. Он продолжал как ни в чем не бывало:

— …что я был захвачен врасплох кажущейся неуместностью подобной идеи. Теперь же я вижу всю ее мудрость. Это самое совершенное прикрытие, и оно же снабдит вас обоих средствами и, что еще важнее, станет источником частной информации из кругов торговцев, воинов и священнослужителей. Подобные учреждения составляют совершенно необходимую часть общества. Ну а тебе твое дает положение и голос в гражданских делах. Бог — одна из древнейших профессий в мире. И вполне естественно, что мы, Павшие, обретаем прибежище под сенью другой, не менее почтенной традиции. Я приветствую твою идею и благодарю тебя за мудрость и предвидение. И уж конечно, не буду порочить мероприятие благодетеля и сообщника. На самом деле я с нетерпением ожидаю этого визита.

Она улыбнулась и уселась обратно.

— Я принимаю твои елейные извинения, сын змеи. Что бы ты ни сделал, невозможно на тебя сердиться. Налей-ка мне еще чаю, будь любезен.

Они расслабились, Ратри смаковала чай, Яма курил. Вдали грозовой фронт растянулся мрачным занавесом поперек всего окоема. Солнце, однако, еще сияло над ними; время от времени на террасу проникал холодный ветерок.

— Ты видел кольцо, железное кольцо, которое он носит? — спросила Ратри, положив в рот еще одну пастилку.

— Да.

— Не знаешь, где он его раздобыл?

— Нет.

— И я. Но чувствую, что надо это разузнать.

— А!

— Как бы это проделать?

— Я подрядил Така, ему в лесу вольготнее, чем нам. Как раз сейчас он его и выслеживает.

Ратри кивнула.

— Правильно, — сказала она.

— Я слышал, — сменил тему Яма, — что боги все еще по случаю посещают самые приметные дворцы Камы, обычно скрывая свой облик, но иногда и во всей мощи. Правда ли это?

— Да. Всего год тому назад в Хайпур явился Бог Индра. Три года назад нанес визит поддельный Кришна. Изо всей Небесной братии именно Кришна Неутомимый вызывает у обслуживающего персонала наибольший ужас. Беспорядки растянулись на целый месяц, он сокрушил уйму мебели, лекари трудились не покладая рук. А опустошение, которое он учинил в винных погребах и кладовых! Но однажды ночью он заиграл на своей свирели — а услышав ее, ну как не простишь старому Кришне все что угодно. Но той ночью мы не услышали истинной магии, ибо есть лишь один истинный Кришна — темный и волосатый, с налитыми кровью пылающими глазами. Этот же, все разгромив, танцевал на столах; что до музыки, то она оставляла желать лучшего.

— Заплатил ли он за причиненный урон чем-либо, кроме песен?

Она рассмеялась:

— Ладно-ладно, Яма. Не будем задавать друг другу риторические вопросы.

Он пыхнул дымом.

— Сурья, солнце, уже почти окружен, — сказала Ратри, выглянув из-под навеса, — и Индра убивает дракона. Вот-вот хлынет ливень.

Монастырь покрыла серая пелена. Ветер усиливался, и по стенам заплясали капли дождя. Как расшитый бисером полог, дождь прикрыл открытую сторону террасы.

Яма подлил чаю. Ратри взяла очередную пастилку.

Так пробирался по лесу. Он перепрыгивал с дерева на дерево, с ветки на ветку, не теряя из виду петлявшую внизу тропинку. Мех его намок, ибо листья обрушивали на него по ходу дела микроливень росинок. За спиной у него клубились тучи, но утреннее солнце еще сияло на востоке, и в его красно-золотистых лучах лес превращался в феерию красок. Вокруг, в сплетении ветвей, лиан, листьев, травы, стеной поднимавшихся по обе стороны тропинки, распевали птицы, и их пение сливалось в единый хор. Листву пошевеливал ветерок. Тропинка внизу вдруг резко свернула в сторону и, вынырнув на поляну, на ней потерялась. Так соскочил на землю и продолжил свой путь пешком, пока тропинка вновь не юркнула в лес и он не смог опять вернуться на деревья. Теперь, как он отметил, его вожатая, постепенно меняя свое направление, вилась более или менее параллельно горному хребту. Вдалеке заворчал гром, и чуть погодя Так ощутил новое, холодное дуновение ветра. Раскачавшись на ветке, как на трамплине, он перелетел на соседнее дерево — прямо сквозь усеянную сверкающими каплями росы паутину, вспугнутые им птицы отхлынули вопящей волной ярчайшего оперения. Тропинка по-прежнему льнула к горам и обернулась уже в обратном направлении. Время от времени она натыкалась на другие, крепко утоптанные, желтые тропинки, пересекала их, расходилась, подчас разветвлялась, и Таку приходилось спускаться с деревьев на землю и изучать отметины на ее поверхности. Да, Сэм свернул здесь; Сэм остановился попить у этого родника — вот здесь, где оранжевые грибы вымахали выше человеческого роста и готовы были укрыть от дождя целую компанию; Сэм подобрал на дороге вон ту ветку; здесь он остановился застегнуть сандалию; здесь он прислонился к дереву, в котором явно обитала дриада…

Так прикинул, что отстает от своей добычи примерно на полчаса, — вполне достаточно времени, чтобы добраться туда, куда хочешь, и заняться чем только душа ни пожелает. Отблески зарниц сверкнули над вздымавшимися теперь уже прямо у него над головой горами. Опять заворчал гром. Тропинка прильнула к самому подножию гор, лес поредел, и Таку приходилось вприпрыжку скакать среди высокой травы. Потом тропа начала упорно карабкаться в гору, с обеих сторон от нее появились все более и более величественные нагромождения голых камней и скал. Но Сэм здесь прошел, и Так, стало быть, пройдет тоже.

Далеко над головой переливающийся цветочной пыльцой Мост Богов исчезал под неуклонно накатывавшимся с востока валом туч. Сверкали молнии, и, теперь уже ни секунды не раздумывая, за ними грохотал гром. Здесь, на открытом месте, ветер набрал силу, трава пригибалась под его напором, резко похолодало.

На Така упали первые капли дождя, и он юркнул под укрытие каменного гребня, который следовал вдоль тропы как неширокая преграда, чуть, наудачу, наклоненная против дождя. Так продолжил свой путь у самого его основания, а хляби небесные разверзлись, мир обесцветился, с неба исчез последний голубой лоскуток.

Море бушующего света разверзлось вдруг над головой и трижды пролилось потоками, которые безумным крещендо устремились вниз, чтобы разбрызнуться о каменный клык, криво чернеющий под ветром в четверти мили далее, вверх по склону.

Когда Так опять начал различать предметы вокруг себя, он увидел нечто непонятное. Словно каждая из обрушившихся на склон молний оставила какую-то свою часть стоять, покачиваясь в сером воздухе, подрагивая от пульсации пламени, которому, казалось, не было дела до беспрестанно утюжившей склон влаги.

Потом Так услышал смех — или же это был лишь отголосок последнего раската грома?

Нет, это был смешок — исполинский, сверхчеловеческий!

А чуть позже разнесся яростный вопль. Потом новая вспышка, еще раз загрохотало.

Еще одна огненная воронка раскачивалась позади каменного клыка.

Минут пять Так отлеживался. Затем все повторилось — вопль, за ним три ослепительные вспышки и грохот.

Теперь там уже было семь огненных столпов.

Посмеет ли он приблизиться, подобраться к этим штуковинам, скрываясь по другую сторону от каменного клыка? А если посмеет и сумеет, и если, как он чувствовал, тут был замешан Сэм, что он сможет поделать, если даже и самому Просветленному не под силу контролировать ситуацию?

Ответа он не знал, но обнаружил, что движется вперед, распластавшись в сырой траве, забирая все время влево.

Когда он был уже на полпути, это случилось опять, и десять башен громоздилось там теперь; красные, золотые, желтые, они отклонялись и возвращались, отклонялись и возвращались, словно их основания пустили в скалы корни.

Он скорчился там, промокший и дрожащий, пытаясь понять, достанет ли ему смелости, и убедился, что ее у него совсем немного. И тем не менее он пополз дальше, пока не сумел добраться до странного этого места и заползти за клык.

Там можно было наконец выпрямиться, ибо вокруг высилось много большущих каменных глыб и валунов. Укрываясь за ними от возможного взгляда снизу, он осторожно продвинулся вперед, не отрывая взгляда от клыка.

Там виднелось дупло. У самого его основания имелась сухая неглубокая пещерка, а внутри нее были различимы две коленопреклоненные фигуры. Отшельники, погруженные в молитву? Неужели?

И тут оно случилось. Самая ужасная вспышка, какую он только когда-либо видывал, обрушилась на скалу — не мгновенно, не на один только миг. Словно огнеязыкий зверь лизал урча камень, вылизывал его, быть может, целых полминуты.

Когда Так открыл глаза, он насчитал двадцать пылающих башен.

Один из святых наклонился вперед и сделал какой-то жест. Другой рассмеялся. До расщелины, где лежал Так, донеслись звуки и слова:

— Очи змеи! Теперь я!

— Сколько теперь? — спросил второй, и Так узнал голос Махатмы Сэма.

— Вдвое — или ничего! — прорычал тот и наклонился вперед, затем откинулся назад и сделал тот же жест, что и Сэм чуть ранее.

— Нина из Шринагина! — пропел он и наклонился, повторяя тот же жест.

— Святые семь, — мягко произнес Сэм. Второй взвыл.

Так зажмурился и заткнул уши, предчувствуя, что последует за этим воплем. И не ошибся.

Когда ослепительное пламя и оглушительный грохот миновали, он осторожно глянул вниз на феерически освещенную сцену. Считать он не стал. Похоже, что штук сорок огневых единиц маячило теперь там, отбрасывая вокруг жуткие отсветы; их число удвоилось.

Ритуал возобновился. На левой руке Будды сверкало — своим собственным, бледным, чуть зеленоватым светом — железное кольцо.

И опять он услышал слова «Вдвое — или ничего», и опять в ответ раздалось «Святые семь».

На сей раз он решил, что скала расколется под ним. На сей раз он подумал, что пламя выжжет ему ретину сквозь плотно сомкнутые веки. Но он ошибся.

Когда он открыл глаза, взгляду его предстала уже целая армия колеблющихся перунов. Их сияние врезалось ему прямо в мозг, и он, поспешно прикрыв глаза рукой, опустил взгляд.

— Ну, Ралтарики? — спросил Сэм, и светлый изумрудный луч играл на его левой руке.

— Еще раз, Сиддхартха. Вдвое — или ничего.

На миг завеса дождя разорвалась, и в ослепительном сиянии огненных призраков Так увидел, что плечи того, кого звали Ралтарики, венчала голова буйвола, и успел заметить у него вторую пару рук.

Так поежился.

Зажмурился, заткнул уши, стиснул зубы и стал ждать. Ждать пришлось не долго. Кругом грохотало, сверкало, длилось и длилось, пока Так не потерял наконец сознание.

Когда он пришел в себя, все кругом было серо, между ним и скалистым щитом оставался только присмиревший, спокойно моросящий дождь. У подножия скалы виднелась только одна фигура, и у нее не было видно ни рогов, ни лишних рук.

Так не двигался. Он ждал.

— Это, — сказал Яма, протягивая ему аэрозоль, — репеллент, он отпугивает демонов. В будущем, когда ты надумаешь забраться подальше от монастыря, обязательно пользуйся им. Я считал, что в округе нет ракша-сов, а не то я дал бы его тебе раньше.

Так взял сосуд и положил его перед собой на стол.

Они сидели за легкой трапезой в покоях Ямы. Бог смерти откинулся назад в своем кресле со стаканом вина — вина для Будды — в левой руке и полупустым графином — в правой.

— Значит, тот, кого зовут Ралтарики, и в самом деле демон? — спросил Так.

— И да и нет, — отвечал Яма. — Если под «демоном» ты понимаешь злобное, сверхъестественное существо, обладающее огромной силой, ограниченным сроком жизни и способностью временно принимать практически любую форму, тогда ответ будет «нет». Это — общепринятое определение, но в одном пункте оно действительности не соответствует.

— Да? И в каком же это?

— Это не сверхъестественное существо.

— Но все остальное…

— Справедливо.

— Тогда я не вижу никакой разницы, сверхъестественное оно или нет, коли оно злобно, обладает огромной силой и сроком жизни, да и к тому же может менять по собственной воле свой внешний вид.

— Да нет, в этом, видишь ли, кроется большая разница. Разница между непознанным и непознаваемым, между наукой и фантазией — это вопрос самой сути. Четыре полюса компаса — это логика, знание, мудрость и непознанное, оно же неведомое. И некоторые склоняются в этом последнем направлении. Другие же наступают на него. Склониться перед одним — потерять из виду три остальных. Я могу подчиниться непознанному, но непознаваемому — никогда. Человек, склоняющийся в этом последнем направлении, — либо святой, либо дурак. Мне не нужен ни тот ни другой.

Так пожал плечами и отхлебнул вина.

— Ну а демоны?..

— Познаваемы. Я много лет экспериментировал с ними, и, если ты помнишь, я был одним из четверых, спустившихся в Адский Колодезь, когда Тарака скрылся от Владыки Агни в Паламайдзу. Разве ты не Так от Архивов?

— Я был им.

— Ведь ты же читал тогда записи о первых контактах с ракшасами?

— Я читал о днях обуздания…

— Тогда ты знаешь, что они — исконные обитатели этого мира, что они были здесь еще до появления человека с исчезнувшей Симлы.

— Да.

— Они — порождение скорее энергии, чем материи. Их собственные легенды повествуют, что когда-то у них были тела и жили они в городах. Однако в поисках личного бессмертия вступили они на другой путь, нежели человек. Им удалось отыскать способы увековечивать себя в виде стабильных энергетических полей. И покинули они свои тела, чтобы вечно жить в виде силовых вихрей. Но чистым интеллектом при этом не стали. По-прежнему влачат они на себе всю полноту собственных «я» и, рожденные материей, навсегда подвержены всепожирающей страсти к плоти. Хотя они и способны временно принимать плотское обличье, не могут они вернуть его себе без посторонней помощи. Веками бесцельно блуждали они по всему миру. Потом пришествие Человека нарушило их покой. Чтобы преследовать пришельца, облеклись они в формы его кошмаров. Вот почему нужно было их победить, обуздать и сковать в безднах под Ратнагари. Мы не могли уничтожить их всех. Мы не могли допустить, чтобы продолжали они свои попытки овладеть инкарнационными машинами и людскими телами. Вот почему были они загнаны в ловушку, вот почему заключены в огромные магнитные бутылки.

— Ну а Сэм освободил многих, чтобы они исполняли его волю, — перебил Так.

— Ну да. Он заключил и поддерживал кошмарный пакт, по которому кое-кто из них еще может обитать в этом мире. Среди всех людей они уважают, может быть, лишь одного Сиддхартху. Но есть у них и один общий со всеми людьми порок.

— Какой же?

— Они страстно любят азартные игры… Они готовы играть на что угодно, и игорные долги — единственный для них вопрос чести. Так и должно быть, иначе они не доверяли бы другим игрокам — и лишились бы тем самым своего, быть может, единственного удовольствия. Поскольку огромна была их сила, даже принцы готовы были на игру с ними — в надежде выиграть их услуги. Так были потеряны целые королевства.

— Если ты считаешь, — сказал Так, — что Сэм играл с Ралтарики в одну из древних игр, какими же могли быть ставки?

Яма допил вино, налил еще.

— Сэм глупец. Нет, не то… Он игрок. Это совсем другое. Ракшасы контролируют множество низших энергетических существ. Сэм посредством того кольца, что он нынче носит, управляет теперь целой армией огненных элементалей, выигранных им у Ралтарики. Это смертельно опасные, неразумные создания — и в каждом сила разряда молнии.

Так допил свое вино.

— Но какую ставку мог сделать в этой игре Сэм? Яма вздохнул:

— Все мои труды, все наши усилия более чем за полвека.

— Ты имеешь в виду — свое тело? Яма кивнул:

— Человеческое тело — высший стимул, самая заманчивая приманка, какую только можно предложить демону.

— Зачем же Сэму так рисковать?

Яма уставился невидящим взглядом на Така.

— Вероятно, это — единственный для него способ пробудить свою волю к жизни, опять взвалить на себя свой долг, — поставив самого себя на край пропасти, рискуя самим своим существованием при каждом броске кости.

Так подлил себе вина и тут же выпил его.

— Для меня вот это и есть непознаваемое, — сказал он.

Но Яма покачал головой.

— Только непознанное, — поправил он. — Сэм отнюдь не святой и, уж конечно же, не дурак. Хотя почти, — решил Яма и под вечер опрыскал демоническим репеллентом весь монастырь.


На следующий день явился поутру к монастырю маленький человек и уселся перед главным входом, поставив чашу для подаяния у самых своих ног. Одет он был просто, в потертую хламиду из грубой темной материи, доходившую ему до колен. Левый его глаз прикрывала черная повязка. Длинными темными прядями свисали с черепа остатки волос. Острый нос, маленький подбородок и высоко поставленные плоские уши придавали его лицу сходство с лисьей мордой. Единственный его зеленый глаз, казалось, никогда не моргал, лицо туго обтягивала обветренная кожа.

Просидел он так минут двадцать, пока его не заметил один из послушников Сэма и не сообщил об этом кому-то из темнорясых монахов ордена Ратри. Монах, в свою очередь, разыскал одного из жрецов и передал информацию ему. Жрец, желая произвести на богиню впечатление добродетелями ее последователей, немедленно послал за нищим, накормил его, выдал ему новую одежду и предоставил келью для отдыха, чтобы тот мог оставаться в монастыре сколько пожелает.

Пищу нищий принял с достоинством брамина, но не стал есть ничего, кроме хлеба и фруктов. Он принял также и темное одеяние ордена Ратри, сбросив свою прокопченную блузу. Затем он осмотрел келью и новый тюфяк, положенный там для него.

— Благодарю тебя, достойный жрец, — произнес он глубоким и гулким голосом, неведомо как умещавшимся в его хрупком теле. — Благодарю тебя и молю, чтобы твоя богиня обратила на тебя свою улыбку за доброту и любезность, явленные от ее имени.

На это улыбнулся и сам жрец, все еще в надежде, что как раз сейчас Ратри пройдет через зал и оценит доброту и любезность, явленные им от ее имени. Но она не прошла. На самом деле мало кому из ее ордена удавалось увидеть ее, даже по ночам, когда она преисполнялась силы и проходила среди них: ведь только шафраннорясые ожидали пробуждения Сэма и доподлинно знали, кто он такой. Обычно она проходила по монастырю, пока ее послушники были погружены в молитву, или же уже после того, как они расходились по своим кельям. Днем она обычно спала; видели они ее всегда с прикрытым лицом и закутанной в просторную рясу; пожелания свои и приказы она передавала через Гандхиджи, главу ордена, ему в этом цикле уже исполнилось девяносто три года, и был он почти слеп.

Ее монахи, как и монахи в шафрановых рясах, любопытствовали о ее внешности и стремились добиться от нее благосклонности. Считалось, что благословение богини обеспечит следующую инкарнацию в брамина. Не стремился к этому один Гандхиджи, ибо принял он путь подлинной смерти.

Так как она не появилась в зале, жрец продолжил беседу.

— Меня зовут Баларма, — заявил он. — Могу ли я узнать твое имя, достопочтенный господин, и, может быть, твою цель?

— Меня зовут Арам, — сказал нищий, — и я принял обет десятилетней нищеты и семилетнего молчания. К счастью, семь лет уже минуло, и я могу сейчас поблагодарить своих благодетелей и ответить на их расспросы. Я направляюсь в горы, чтобы разыскать там подходящую пещеру, в которой мог бы предаться медитациям и молитве. Я, пожалуй, воспользовался бы на несколько дней вашим гостеприимством, перед тем как возобновить свое путешествие.

— В самом деле, — сказал Баларма, — нам будет оказана честь, если святой подвижник сочтет подобающим почтить наш монастырь своим присутствием. Желанным гостем ты будешь для нас. Если тебе понадобится что-либо для твоего долгого пути и мы будем способны тебе в этом помочь, прошу, скажи нам об этом.

Арам уставился на него своим немигающим зеленым глазом и промолвил:

— Монах, который первым меня приметил, носил не темную рясу вашего ордена, — и он дотронулся до темного одеяния. — Мне показалось, что мой несчастный глаз уловил какой-то другой цвет.

— Да, — ответствовал Баларма, — ибо послушники Будды обрели у нас приют, недолго отдыхая здесь, в нашем монастыре.

— Это воистину интересно, — кивнул Арам, — ибо хотелось бы мне поговорить с ними и узнать при случае побольше об их Пути.

— Коли ты останешься на время здесь, тебе представится много таких возможностей.

— Тогда я так и поступлю. А долго ли будут они здесь?

— Сие мне неведомо. Арам кивнул:

— Когда смогу я поговорить с ними?

— Сегодня вечером, в тот час, когда все монахи собираются вместе и беседуют на любые темы, — все, кроме принявших обет безмолвия.

— Ну а до тех пор я посвящу свое время молитве, — сказал Арам. — Благодарю тебя.

Каждый слегка поклонился, и Арам вошел в свою келью.


В тот вечер Арам был среди монахов в час общения. В это время члены обоих орденов встречались друг с другом и пускались в богоугодные беседы. Сэм там не присутствовал, не было и Така, ну а Яма и вовсе здесь не появлялся.

Арам уселся за длинный стол в рефектории напротив нескольких буддистских монахов. Некоторое время он поговорил с ними, обсуждая доктрину и практику, касту и вероучение, погоду и текущие дела.

— Кажется странным, — сказал он чуть погодя, — что ваш орден проник так далеко на юг и на запад.

— Мы — странствующий орден, — откликнулся монах, к которому он обратился. — Мы следуем ветру. Мы следуем своему сердцу.

— В земли, где проржавела почва, в сезон гроз? Может, где-то здесь имело место какое-то откровение, которое могло бы расширить мои представления о мире, узнай я о нем?

— Все мироздание — сплошное откровение, — сказал монах. — Все меняется — и в то же время остается. День следует за ночью… каждый день — иной, но все же — это день. Почти все в мире — иллюзия, однако формы этой иллюзии следуют образцам, составляющим часть божественной реальности.

— Да-да, — вмешался Арам. — В путях иллюзии и реальности я многоопытен, но спрашивал-то я о том, не появлялось ли в округе новых учителей, не возвращался ли кто из старых, или, быть может, имела место божественная манифестация, которая могла бы помочь пробуждению моей души.

С этими словами нищий смахнул со стола красного, размером с ноготь большого пальца жука, который ползал рядом с ним, и занес над ним сандалию, чтобы его раздавить.

— Молю, брат, не причиняй ему вреда, — вмешался монах.

— Но их всюду множество, а Властелины Кармы утверждают, что, во-первых, человек не может вернуться в мир насекомым, а во-вторых, убийство насекомого не отягчает личной кармы.

— Тем не менее, — объяснил монах, — поскольку вся жизнь едина, в этом монастыре принято следовать доктрине ахимсы и воздерживаться от прерывания любого ее проявления.

— Но ведь, — возразил Арам, — Патанджали утверждает, что правит намерение, а не деяние. Следовательно, если я убил скорее с любовью, чем с ненавистью, то я словно бы и не убивал. Признаю, что в данном случае все не так и, без сомнения, налицо злой умысел; стало быть, груз вины падет на меня, убью я или нет, — из-за наличия намерения. Итак, я мог бы раздавить его и не стать ничуть хуже — в соответствии с принципом ахимсы. Но поскольку я здесь гость, я, конечно же, уважу местные обычаи и не совершу подобного поступка.

И он отодвинул от жука свою ногу: тот не сдвинулся с места, лишь чуть пошевеливая красными своими усиками.

— Воистину, вот настоящий ученый, — сказал монах ордена Ратри.

Арам улыбнулся.

— Благодарю тебя, но ты не прав, — заявил он. — Я лишь смиренный искатель истины, и при случае мне, бывало, выпадала удача прислушиваться к умным речам. Если бы мне везло так и в дальнейшем! Если бы неподалеку оказался какой-нибудь замечательный учитель или ученый, по раскаленным углям пошел бы я к нему, чтобы сесть у его ног и выслушать его слова или последовать его примеру. Если…

И он вдруг прервался, ибо все вокруг уставились на дверь у него за спиной. Не оглядываясь, он молниеносно раздавил жука, что замер около его руки. Две крохотные проволочки проткнули сломанный хитин его спинки, наружу проступила грань крошечного кристаллика.

Тогда Арам обернулся, и его зеленый глаз, скользнув вдоль рядов сидевших между ним и дверью монахов, уставился прямо на Яму; тот был облачен во все алое — галифе, сапоги, рубаха, кушак, плащ и перчатки; голову венчал кроваво-красный тюрбан.

— «Если»? — сказал Яма. — Ты сказал «если»? Если бы какому-либо мудрецу или же божественной аватаре случилось оказаться поблизости, ты бы хотел с ним познакомиться? Так ли ты сказал, чужак?

Нищий поднялся из-за стола и поклонился.

— Я — Арам, — заявил он, — странник и спутник каждому, кто ищет просветления.

Яма не поклонился в ответ.

— Зачем же ты перевернул собственное имя, Владыка Иллюзий, когда лучше любого герольда оповещают о тебе твои слова и деяния?

Нищий пожал плечами.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь. Но губы его опять искривила усмешка.

— Я тот, кто домогается Пути и Права, — добавил он.

— Мне в это трудно поверить, ведь на моей памяти ты предаешь уже тысячи лет.

— Ты говоришь об отпущенных богам сроках.

— Увы, ты прав. Ты грубо ошибся, Мара.

— В чем же?

— Тебе кажется, что дозволено будет тебе уйти отсюда живым.

— Ну, конечно, я предвижу, что так оно и будет.

— Не учитывая многочисленные несчастные случаи, которые могут обрушиться в этом диком краю на одинокого путника.

— Уже много лет путешествую я в одиночку. И несчастные случаи всегда были уделом других.

— Ты, наверное, считаешь, что, даже если тело твое будет здесь уничтожено, твой атман перенесется прочь, в где-то заранее заготовленное другое тело. Уверен, кто-нибудь уже разобрался в моих заметках, и этот фокус стал для вас возможным.

Брови нищего чуть нахмурились и сдвинулись на долю дюйма теснее и ниже.

— Тебе невдомек, что сокрытые в этом здании силы делают такой перенос невозможным.

Нищий вышел на середину комнаты.

— Яма, — воззвал он, — ты безумец, коли собираешься сравнивать свои ничтожные после падения силы с мощью Сновидца.

— Может, и так, Повелитель Мара, — ответил Яма, — но слишком уж долго я дожидался этой возможности, чтобы откладывать ее на потом. Помнишь мое обещание в Дезирате? Если ты хочешь продлить цепь своих перерождений, у тебя нет другого выхода, тебе придется пройти через эту единственную здесь дверь, которую я преграждаю. Ничто за пределами этой комнаты не в силах тебе ныне помочь.

И тогда Мара поднял вверх руки, и родилось пламя.

Все пылало. Языки пламени жадно лизали каменные стены, деревянные столы, рясы монахов. Волны дыма пробегали по комнате. Яма стоял в центре пожарища и не шевелился.

— Неужели ты не способен на большее? — спросил он. — Твое пламя повсюду, но ничто не сгорает.

Мара хлопнул в ладоши, и пламя исчезло.

Вместо него возник гигантский коброид. Его голова раскачивалась вдвое выше самого рослого из монахов, серебристый капюшон раздувался; изогнувшись в виде огромного S, он готовился к смертельному выпаду.

Яма не обратил на него никакого внимания, его сумрачный взгляд, зондируя, словно жало ядовитого насекомого, буравил единственный глаз Мары.

Коброид поблек и рассеялся, так и не завершив своего броска. Яма шагнул вперед.

Мара отступил на шаг.

Они замерли так, и сердца их бились — раз, другой, третий, — прежде чем Яма сделал еще два шага вперед, и Мара опять отступил. На лбу у обоих сверкали капельки пота.

Нищий явно подрос, волосы его стали заметно гуще; тело окрепло, а плечи раздались вширь. Движения его обрели некую грацию, которой ранее, конечно же, не было и в помине.

Он отступил еще на шаг.

— Да, Мара, перед тобой бог Смерти, — процедил Яма сквозь крепко сжатые зубы. — Павший я или нет, в глазах моих — реальная смерть. И тебе придется встретить мой взгляд. За спиной у тебя стена, и дальше пятиться будет некуда. Смотри, силы уже начинают покидать твои члены. Холодеют твои руки и ноги.

Зарычав, Мара оскалился.

Загривок его толщиной поспорил бы с бычьим. Бицепсы напоминали бедра взрослого мужчины. Грудь — как наполненная силой бочка, ноги попирали пол, словно стволы платанов в лесу.

— Холодеют? — переспросил он, вытягивая вперед руки. — Этими руками, Яма, я могу переломить пополам гиганта. Ты же всего-навсего изношенный бог падали, не так ли? Твой сердитый взгляд исподлобья способен исторгнуть душу у старца или калеки. Ты можешь заморозить глазами бессловесных животных или людишек низших каст. Я настолько же выше тебя, насколько звезды в небе выше океанских бездн.

Руки Ямы в алых перчатках, словно две кобры, обрушились ему на шею.

— Так отведай же той силы, над которой ты насмехаешься, Сновидец. С виду ты переполнен силой. Так используй же ее! Победи меня не словами!

Руки Ямы начали сжиматься у него на горле, и лицо Мары, его щеки и лоб зацвели алыми пятнами. Глаз, казалось, вот-вот выкатится из своей орбиты, его зеленый лучик судорожно обшаривал окоем в поисках спасения.

Мара упал на колени.

— Остановись, Бог Яма! — с трудом выдохнул он. — Не убьешь же ты себя?

Он менялся. Черты его лица заколебались и потекли, будто он лежал под покровом бегущих вод.

Яма посмотрел вниз на свое собственное лицо и увидел, как его руки вцепились ему в запястья.

— Вместе с тем как покидает тебя жизнь, Мара, растет твое отчаяние. Не настолько уж Яма ребенок, чтобы побояться разбить зеркало, которым ты стал. Пробуй, что у тебя там еще осталось, или умри как человек, все равно именно это и ждет тебя в конце.

Но еще раз заструилась над Марой вода, и еще раз изменился он.

И на сей раз заколебался Яма, прервался вдруг его напор. По его алым перчаткам разметались ее бронзовые кудри. Бледно-серые глаза жалобно молили его. На шее у нее висело ожерелье из выточенных из слоновой кости черепов, своей мертвенной бледностью они почти не отличались от ее плоти. Сари ее было цвета крови. Руки почти ласкали его запястья.

— Богиня! — шепнул он.

— Ты же не убьешь Кали?.. Дургу?.. — едва выдавила она в удушье.

— Опять не то, Мара, — прошептал он. — Разве ты не знал, что каждый убивает то, что любил? — И руки его сомкнулись, и раздался хруст ломаемых костей.

— Десятикратно будешь ты осужден, — сказал Яма, зажмурив глаза. — Не будет тебе возрождения.

И он разжал руки.

Высокий, благородного сложения человек распростерся на полу у его ног, склонив голову на правое плечо. Глаз его навсегда сомкнулся. Яма перевернул ногой лежащее тело.

— Возведите погребальный костер, — сказал он монахам, не поворачиваясь к ним, — и сожгите тело. Не опускайте ни одного ритуала. Сегодня умер один из величайших.

И тогда отвел он глаза от деяния рук своих, резко повернулся и вышел из комнаты.


Тем вечером молнии разбежались по небосводу и дождь, как картечь, барабанил с Небес.

Вчетвером сидели они в комнате на самом верху башни, венчавшей собою северо-западную оконечность монастыря.

Яма расхаживал взад и вперед, останавливаясь всякий раз у окна.

Остальные сидели, смотрели на него и слушали.

— Они подозревают, — говорил он им, — но не знают. Они не посмеют опустошить монастырь бога, одного из своих, чтобы не обнаружить перед людьми раскол в своих рядах, — по крайней мере, пока не будут вполне уверены. А уверены они не были, вот они и начали расследование. Это означает, что у нас еще есть время.

Они кивнули.

— Некоему брамину, отказавшемуся от мира в поисках своей души, случилось проходить мимо, и — увы, печальное событие, — он умер здесь подлинной смертью. Тело его было сожжено, прах развеян над рекой, что впадает в океан. Вот как все было… Ну а странствующие монахи Просветленного как раз гостили здесь в это время. А вскоре отправились дальше. Кто знает, куда лежал их путь…

Так постарался принять как можно более вертикальное положение.

— Божественный Яма, — сказал он, — это, конечно, сгодится — на неделю, месяц, может быть, даже больше, но история эта пойдет прахом, как только первый из присутствующих в монастыре попадет в Палаты Кармы, подвергнется суду ее Хозяев. И как раз в подобных обстоятельствах кто-то из них может очень скоро попасть туда. Что тогда?

Яма аккуратно скручивал сигарету.

— Нужно все устроить так, чтобы моя версия стала реальностью.

— Как это может быть? Когда человеческий мозг подвергается кармическому проигрыванию, все записанное в нем, все события, свидетелем которых был он в своем последнем жизненном цикле, предстают читающему механизму его судьи столь же внятными, как и записи на свитке.

— Да, это так, — признал Яма. — А ты, Так от Архивов, никогда не слышал о палимпсестах? О свитках, которые были использованы, потом подчищены, стерты — и использованы заново?

— Конечно, слышал, но ведь разум — это не свиток.

— Неужели? — усмехнулся Яма. — Хорошо, но эту метафору употребил ты, а не я. Ну а все же, что такое истина? Истина — дело твоих рук.

Он закурил.

— Эти монахи присутствовали при странном и страшном событии, — продолжал он. — Они видели, как я принял свой Облик и обрел Атрибут. Они видели, как то же самое сделал и Мара — здесь, в этом монастыре, где мы вдохнули новую жизнь в принцип ахимсы. Они, конечно, знают, что боги способны совершать подобные поступки, не отягчая своей кармы, но шок был тем не менее силен, а впечатление живо. А ведь еще предстоит и окончательное сожжение. К моменту этого сожжения та легенда, которую я только что вам изложил, должна стать в их умах истиной.

— Как? — спросила Ратри.

— Этой же ночью, сей же час, — сказал Яма, — пока образ события пламенеет внутри их сознания, а мысли их в Смятении, будет выкована и водружена на место новая истина… Сэм, ты отдыхал достаточно долго. Пора уже браться за дело и тебе. Ты должен прочесть им проповедь. Ты должен воззвать к тем благородным чувствам и тем высшим духовным качествам в них, которые превращают людей в благодарное поле для божественного вмешательства. Мы с Ратри объединим наши усилия, и для них родится новая истина.

Сэм изменился в лице и потупил глаза.

— Не знаю, смогу ли я это сделать. Все это было так давно…

— Однажды Будда — Будда навсегда. Стряхни пыль с каких-нибудь старых притч. У тебя есть минут пятнадцать.

Сэм протянул руку.

— Дай-ка мне табаку и листок бумаги. Он принял все это, свернул сигарету.

— Огонек?.. Спасибо. Глубоко затянулся, закашлялся.

— Я устал им лгать, — промолвил он наконец. — А это, как я понимаю, и есть настоящая ложь.

— Лгать? — переспросил Яма. — Кто предлагает тебе лгать? Процитируй им Нагорную проповедь, если хочешь. Или что-нибудь из Пополь-Вуха… Из Илиады… Мне все равно, что ты там наговоришь. Просто немножко встряхни их, немножко утешь. Больше я ни о чем не прошу.

— Ну и что тогда?

— Что? Тогда я начну спасать их — и нас! Сэм медленно кивнул:

— Когда ты все это так преподносишь… что касается подобных тем, то я еще не вполне в форме. Ладно, я подберу пару истин и подброшу немножко набожности, но дай мне минут двадцать.

— По рукам, двадцать минут. А потом сразу пакуемся. Завтра мы отправляемся в Хайпур.

— Так скоро? — спросил Так. Яма качнул головой.

— Так поздно, — сказал он.


Монахи сидели рядами на полу рефектория. Столы сдвинули к стене. Насекомые куда-то подевались. Снаружи, не переставая, моросил дождь.

Махатма Сэм, Просветленный, вошел в залу и уселся перед ними. Вошла, как всегда под вуалью, одетая буддистской послушницей Ратри.

Яма и Ратри отступили в глубь комнаты и тоже уселись на пол. Так тоже был где-то рядом.

Сэм несколько минут сидел, не открывая глаз, затем негромко произнес:

— У меня много имен, но они сейчас не имеют значения.

Он чуть приоткрыл глаза, но это было единственное его движение. Ни на кого конкретно он не смотрел.

— Имена не важны. Говорить — это называть имена, но не в этом важность. Однажды случается нечто, чего до той поры никогда не случалось. Глядя на это, человек созерцает реальность. Он не может поведать другим, что же он видел. Но другие хотят это узнать, и вот они вопрошают его; они говорят: «На что оно похоже — то, что ты видел?» И он пытается рассказать им. Быть может, он видел самый первый в мире огонь. Он говорит им: «Он красен, как мак, но пляшут в нем и иные цвета. У него нет формы, как у воды; он текуч. Он теплый, как летнее солнце, даже теплее. Он существует какое-то время на куске дерева — и дерево исчезает, будто съеденное, остается лишь что-то черное, сыпучее, как песок. И он исчезает вместе с деревом». И вот слушатели вынуждены думать, что реальность эта схожа с маком, с водой, с солнцем, с тем, что ест и испражняется. Они думают, что она, эта реальность, схожа со всем, чему она подобна по словам познавшего ее. Но вот огонь снова и снова появляется в этом мире. Все новые и новые люди видят его. И спустя какое-то время огонь становится уже так привычен, как трава, облака, как воздух, которым они дышат. И они видят, что, хотя и похож он на мак, это не мак, хотя и похож на воду, не вода, хотя похож на солнце, но не солнце, хотя и похож на того, кто ест и испражняется, все же это не тот, кто ест и испражняется, но нечто отличное от каждого из этих предметов или ото всех их разом. Так что смотрят они на эту новую суть и изобретают новое слово, чтобы назвать ее. Они зовут ее «огонь».

— Если же случится им вдруг встретить человека, который еще не видел огня, и они скажут ему о нем, не поймет он, что же они имеют в виду. И опять им, в свою очередь, придется говорить ему, на что похож огонь. Но при этом они знают по собственному опыту, что говорят они ему не истину, а только часть истины. Они знают, что человек этот никогда не познает с их слов реальность, хотя и могут они использовать все слова на свете. Он должен взглянуть на огонь, ощутить его запах, согреть у него руки, всмотреться в его сердце — или остаться навеки неведающим. Не важен, стало быть, «огонь», не важны «земля», «воздух», «вода», не важно «я». Ничто не важно. Но забывает человек реальность и помнит слова. Чем больше слов он помнит, тем умнее считают его окружающие. Он взирает, как в мире происходят великие изменения, но видит он их совсем не так, как виделись они, когда человек посмотрел на реальность впервые. На язык к нему приходят имена, и он улыбается, пробуя их на вкус, он думает, что, именуя, он познает. Но еще происходит никогда доселе не бывавшее. Это все еще чудо. Великий пылающий цветок распускается, переливаясь, на кромке мира, оставляя по себе пепел мира и не будучи ни в чем из перечисленного мною — и в то же время являясь всем; это и есть реальность — Безымянное.

— И вот я требую от вас — забудьте имена, что вы носите, забудьте слова, что я говорю, как только они произнесены. Взыскуйте лучше Безымянное внутри самих себя, Безымянное, которое поднимается, когда я обращаюсь к нему. Оно внимает не моим словам, а реальности внутри меня, частью которой оно является. Это атман, и слышит он не мои слова, но меня. Все остальное нереально. Определить — это утратить. Сущность всех вещей — Безымянное. Безымянное непознаваемо, оно всесильнее даже Брахмы. Вещи преходящи, сущность неизменна. И восседаете вы, стало быть, среди грезы.

— Сущность грезит грезой формы. Формы проходят, но сущность остается, грезя новой грезой. Человек именует эти грезы и думает, что ухватил самую суть, сущность, не ведая, что взывает к нереальному. Эти камни, эти стены, эти тела, которые, как вы видите, сидят вокруг вас, — это маки, это вода, это солнце. Это — грезы Безымянного. Это, если угодно, огонь.

— Иногда может явиться сновидец, которому ведомо, что он грезит. Он может обуздать что-либо из плоти грезы, подчинить ее своей воле — или же может пробудиться к более глубокому самосознанию. Если он выберет путь самопознания, велика будет его слава и на все века просияет звезда его. Если же выберет он вместо этого путь тантры, не забывая ни сансары, ни нирваны, охватывая весь мир и продолжая жить в нем, то могущественным станет он среди сновидцев. Обратиться его могущество может и к добру, и ко злу, как мы увидим, — хотя сами эти слова, и они тоже, бессмысленны вне именований сансары.

— Пребывать в ложе сансары, однако, означает подвергаться воздействию тех, кто могуществен среди сновидцев. Коли они могущественны к добру, это золотое время. Коли ко злу — время мрака. Греза может обернуться кошмаром.

— Писание гласит, что жизнь — это претерпевание. Да, это так, говорят мудрецы, ибо человек, чтобы достичь просветления, должен преизбыть круг своей кармы. Поэтому-то, говорят мудрецы, какая выгода человеку бороться внутри грезы против того, что есть его жребий, путь, которому он должен следовать, чтобы достичь освобождения? В свете вечных ценностей, говорят мудрецы, страдание — как бы ничто; в терминах сансары, говорят мудрецы, оно ведет к добру. Какие же оправдания есть тогда у человека, чтобы бороться против тех, кто могуществен ко злу?

Он на мгновение замолк, приподнял голову.

— Сегодня ночью среди вас прошел Владыка Иллюзий — Мара, могущественный среди сновидцев, могущественный ко злу. И натолкнулся он на другого, на того, кто умеет работать с плотью снов на иной лад. Он встретил Дхарму, способного извергнуть сновидца из его сна. Они боролись, и Великого Мары больше нет. Почему боролись они, бог смерти с иллюзионистом? Вы скажете, неисповедимы пути их, неисповедимы пути господни. Это не ответ.

— Ответ, оправдание — одно и то же и для людей, и для богов. Добро или зло, говорят мудрецы, какая разница, ведь оба они принадлежат сансаре. Согласитесь, но учтите и то, о чем мудрецы не говорят. Оправдание это — «красота», то есть слово, но загляните под это слово и узрите Путь Безымянного. А каков Путь Безымянного? Это Путь Грезы. А почему Безымянное грезит? Неведомо это никому, кто пребывает в сансаре. Так что лучше спросите, о чем же грезит Безымянное?

— Безымянное, частью коего все мы являемся, грезит о форме, провидит форму. А каково же высшее свойство, коим форма способна обладать, высший ее Атрибут? Это красота. И Безымянное, стало быть, художник. И проблема тем самым не в добре или зле, но в эстетике. Бороться против тех, кто могущественны среди сновидцев и могущественны ко злу, то есть против уродства, — это не бороться за то, что, как учили нас мудрецы, лишено смысла на языке сансары или нирваны, это, скорее, бороться за симметрическое сновидение грезы на языке ритма и пункта, равновесия и контраста, каковые наполняют ее красотой. Об этом мудрецы ничего не говорят Истина эта столь проста, что они, должно быть, проглядели ее. Вот почему обязывает меня эстетика данного момента обратить на это ваше внимание. Только волей Безымянного и порождается борьба против сновидцев, грезящих об уродливом, будь то боги или люди. Эта борьба также чревата страданием, и, следовательно, бремя кармы будет ею облегчено, так же, как и претерпеванием уродства, но это страдание продуктивно в высшем смысле — в свете вечных ценностей, о которых так часто говорят мудрецы.

— Истинно говорю вам, эстетика того, чему были вы сегодня свидетелями, — самой высшей пробы. Вы можете, однако, спросить меня: «Как же мне узнать, что красиво, а что уродливо, чтобы действовать, исходя из этого?» На этот вопрос, говорю я вам, ответить себе должны вы сами. Чтобы сделать это, прежде всего забудьте все, что я сказал, ибо я не сказал ничего. Покойтесь с миром в Безымянном.

Он поднял правую руку и склонил голову.

Встал Яма, встала Ратри, на одном из столов появился Так.

Они все вместе вышли из залы, будучи уверены, что на сей раз махинации кармы разрушены.


Они шли сквозь пьянящее утреннее сиянье под Мостом Богов. Высокие папоротники, все еще усыпанные жемчужинами ночного дождя, блестели с обеих сторон от тропы. Прозрачный пар, поднимавшийся от земли, слегка рябил контуры далеких горных вершин и верхушки деревьев. День выдался безоблачным. Свежий утренний ветерок еще навевал остатки ночной прохлады. Щелканье, жужжанье, щебет наполнявшей джунгли жизни сопровождали неспешную поступь монахов. Покинутый ими монастырь едва можно было различить над верхушками деревьев; высоко в воздухе над ним дым курсивом расписывался на небесах.

Прислужники Ратри несли ее носилки посреди группы монахов, слуг и горстки ее вооруженных телохранителей. Сэм и Яма шли в головной группе. Над ними бесшумно и незаметно прокладывал свой путь среди ветвей и листьев Так.

— Костер все еще пылает, — сказал Яма.

— Да.

— Они сжигают странника, которого, когда он остановился у них в монастыре, сразил сердечный приступ.

— Так оно и есть.

— Экспромтом ты произнес весьма впечатляющую проповедь.

— Спасибо.

— Ты и в самом деле веришь в то, что проповедовал? Сэм рассмеялся:

— Я очень легковерен, когда речь идет о моих собственных словах. Я верю всему, что говорю, хотя и знаю, что я лжец.

Яма фыркнул.

— Жезл Тримурти все еще падает на спины людей. Ниррити шевелится в своем мрачном логове, тревожит южные морские пути. Не собираешься ли ты провести еще одну жизнь, предаваясь метафизике, — чтобы найти новое оправдание для противодействия своим врагам? Твоя речь прошлой ночью прозвучала так, будто ты опять принялся рассматривать «почему» вместо «как».

— Нет, — сказал Сэм. — Я просто хотел испробовать на них другие доводы. Трудно поднять на восстание тех, для кого все на свете — добро. В мозгу у них нет места для зла, несмотря на то, что они постоянно его претерпевают. Взгляды на жизнь у вздернутого на дыбу раба, который знает, что родится опять, может быть, даже — если он страдает добровольно — жирным торговцем, совсем не те, что у человека, перед которым всего одна жизнь. Он может снести все что угодно, ибо знает, что чем больше настрадается здесь, тем больше будет будущее удовольствие. Если подобному человеку не выбрать веру в добро или зло, быть может, красоту и уродство можно заставить послужить ему вместо них. Нужно изменить одни лишь имена.

— И это, значит, новая, официальная линия партии? — спросил Яма.

— Ну да, — сказал Сэм.

Рука Ямы нырнула в неведомую складку одеяния и тут же вынырнула обратно с кинжалом, который он приветственным жестом вскинул кверху.

— Да здравствует красота! — провозгласил он. — Да сгинет уродство!

На джунгли накатилась волна тишины.

Яма, быстро спрятав кинжал, взмахнул рукой.

— Стой! — закричал он.

Щурясь от солнца, он глядел вверх и куда-то направо.

— Прочь с тропы! В кусты! — скомандовал он.

Все пришло в движение. Облаченные в шафран фигуры хлынули с тропы. Среди деревьев очутились и носилки Ратри. Сама она стояла рядом с Ямой.

— Что такое? — спросила она.

— Слушай!

И тут-то оно и объявилось, низвергшись с Небес на чудовищной звуковой волне. Сверкнуло над пиками гор, наискось перечеркнуло небо над монастырем, стерев дым с лица Небес. Громовые раскаты протрубили его приход, и воздух дрожал, когда оно прорезало свой путь сквозь ветер и свет.

Был это составленный из двух перекрученных восьмерками петель крест святого Антония, и за ним тянулся хвост пламени.

— Разрушитель вышел на тропу охоты, — сказал Яма.

— Громовая колесница! — вскричал один из воинов, делая рукой какой-то знак.

— Шива, — сказал монах с расширившимися от ужаса глазами. — Разрушитель.

— Если бы я вовремя сообразил, насколько здорово ее сработал, — прошептал Яма, — я мог бы сделать так, чтобы дни ее были сочтены. Время от времени я начинаю раскаиваться в своем гении.

Она пронеслась под Мостом Богов, развернулась над джунглями и умчалась к югу. Грохот постепенно затих, опять стало тихо.

Защебетала какая-то пичуга, ей ответила другая. И вновь лес наполнился звуками жизни, путники вернулись на тропу.

— Она вернется, — сказал Яма, и так оно и было. Еще дважды в этот день приходилось им сворачивать с тропы, когда над головами у них проносилась громовая колесница. В последний раз она покружила над монастырем, наблюдая, должно быть, как проходят погребальные обряды. Затем нырнула за горы и исчезла.

В эту ночь они заночевали под открытым небом, и то же повторилось днем позже.

На третий день они вышли к реке Диве неподалеку от маленького портового городка Куны. Здесь появилась наконец возможность воспользоваться нужным им транспортом; в тот же вечер они пустились в путь на барке, направляясь к югу, где Дива сливается с полноводной Ведрой, и далее, чтобы добраться наконец до пристаней Хайпура.

Сэм вслушивался в речные звуки. Он стоял на темной палубе, и руки его спокойно лежали на перилах. Он вглядывался в глубины вод, где вставали и падали светлые небеса, звезды тянулись друг к другу. Вот тогда ночь и обратилась к нему голосом Ратри:

— Ты проходил этим путем раньше, о Татхагата?

— Много раз, — ответил он.

— Чудна Дива при тихой погоде, когда рябит и играет она под звездами.

— Воистину.

— Мы направляемся в Хайпур, во Дворец Камы. Что ты будешь делать, когда мы доберемся?

— Некоторое время я потрачу на медитацию, богиня.

— О чем будешь ты медитировать?

— О своих прежних жизнях и ошибках, которые содержала каждая из них. Я должен пересмотреть и свою собственную тактику, и тактику врагов.

— Яма считает, что Золотое Облако тебя изменило.

— Очень может быть.

— Он считает, что оно смягчило тебя и ослабило. Ты всегда изображал из себя мистика, но теперь он думает, что ты и в самом деле им стал — на погибель себе и нам.

Он тряхнул головой, повернулся, но не увидел ее. То ли стояла она там невидимой, то ли отступила прочь? Он заговорил негромко, ровным голосом.

— Я сорву с Небес эти звезды, — заявил он, — и швырну их в лицо богам, если это будет необходимо. Я буду богохульствовать по всей земле, в каждом Храме. Я буду вылавливать жизни, как рыбак ловит рыбу, — даже сетью, если это будет необходимо. Я опять взойду в Небесный Град, пусть даже каждая ступень станет пламенем или обнаженным мечом, а путь будут стеречь тигры. Однажды боги глянут с Небес и увидят меня на лестнице несущим дар, которого они больше всего боятся. И в этот день начнется новая Юга. Но сначала я должен какое-то время помедитировать, — закончил он.

Он отвернулся и опять уставился на катящиеся мимо воды.

Падающая звезда прожигала себе путь по небосводу. Корабль продолжал свой путь. Вокруг дышала ночь. Сэм смотрел вперед, вспоминая.

Глава 2

Однажды какой-то второстепенный раджа какого-то заштатного княжества явился со своей свитой в Махаратху, город, прозывавшийся Вратами Юга и Рассветной Столицей, чтобы приобрести себе новое тело. Было это в те времена, когда нить судьбы можно было еще извлечь из сточной канавы, когда боги не придерживались столь строго всех формальностей, обузданы были демоны, а Небесный Град еще изредка доступен человеку. Вот рассказ о том, как правитель этот столкнулся в Храме с обрядовым одноруким пандитом и навлек на себя своей самонадеянностью немилость Небес…

Немногие возрождаются снова среди людей,

больше тех, кто рождаются снова где-то еще.

Ангуттара-никая (I,35)

День уже перевалил за середину, когда в рассветную столицу по широкой улице Сурьи въезжал князь. Свита из сотни всадников теснилась за его белой кобылой, по левую руку от него скакал советник Стрейк, сабля покоилась в ножнах, на спинах вьючных лошадей покачивались тюки с его богатствами.

Зной обрушивался на тюрбаны, стекал по телам воинов на землю и вновь отражался от нее.

Навстречу им медленно ползла повозка, возница ее покосился на стяг, который нес старший в свите; куртизанка глядела на улицу, облокотясь о резную дверь своего павильона; свора дворняг захлебывалась от лая, стараясь не попасть под копыта лошадей.

Князь был высок ростом. Его усы цветом напоминали дым. Темные, как кофе, руки бороздили набухшие вены. Но держался он еще очень прямо, а ясные, завораживающие глаза его походили на глаза древней птицы.

Поглазеть, как проходит дружина, стеклось немало зевак. Лошадьми пользовались только те, кто мог их приобрести, а немногим было по средствам позволить себе подобную роскошь. Обычным средством передвижения были ящеры — чешуйчатые твари со змеиной головой, снабженной многочисленными зубами; происхождение их было темно, жизнь — недолга, характер скверен; но лошади по каким-то причинам поколение за поколением становились все более бесплодными.

И князь въезжал в Рассветную Столицу, и глазел на это всяк, кто хотел.

Они свернули с улицы Солнца в более узкий проулок. Они проезжали мимо низеньких лавчонок и роскошных палат процветающих торговцев, мимо банков и Храмов, таверн и борделей. Они ехали мимо, пока впереди не показались деловые кварталы, здесь, на их границе, размещался гостиный двор Хауканы, Лучшего Среди Хозяев. У ворот они придержали лошадей, ибо сам Хаукана вышел навстречу — в простой одежде, дородный по последней моде и улыбающийся, — готовый лично ввести белую кобылу князя за ограду своего заведения.

— Добро пожаловать, Князь Сиддхартха! — возгласил он громким голосом, так что из зевак лишь глухой мог не узнать, что за гостя он приветствует. — Милости прошу в сей соловьиный край, в благоуханные сады и мраморные залы скромного сего заведения! Добро пожаловать и всадникам, что сопровождают тебя в столь замечательном путешествии, а сейчас, вне всякого сомнения, не менее твоего жаждут изысканного отдыха и достойного досуга. Внутри ты найдешь все, чего только ни пожелаешь, как ты, надеюсь, неоднократно имел возможность убедиться в прошлом, когда обитал в залах этих в компании других высокородных гостей и знатных посетителей, увы, слишком многочисленных, чтобы упомянуть их всех, среди коих…

— И тебе день добрый, Хаукана! — воскликнул князь, ибо день выдался жарким, а речи хозяев постоялых дворов, совсем как реки, всегда грозят течь бесконечно. — Поспешим же внутрь этих стен, где среди других достоинств, слишком многочисленных, чтобы упомянуть их все, наверняка значится и прохлада.

Хаукана кратко кивнул и, взяв кобылу под уздцы, повел ее через ворота во двор; там он придержал стремя, чтобы князь спешился, затем препоручил лошадей заботам своих конюших и послал мальчугана подмести улицу перед воротами.

Мужчин тут же проводили в мраморный банный зал, где к превеликому их удовольствию слуги окатили им плечи прозрачной и прохладной водой. Затем, чуть подразнив по обычаю касты воинов друг друга, надели люди князя свежие одежды и отправились в обеденный зал.

Трапеза длилась всю оставшуюся часть дня, пока воины наконец не потеряли счет сменам блюд. По правую руку от князя, сидевшего во главе длинного низкого стола, уставленного яствами, три танцовщицы ткали замысловатую пряжу танца, сопровождая свои движения щелчками кастаньет и предписываемой каноном мимикой; скрытые за занавесом, четыре музыканта аккомпанировали их движениям соответствующей этому часу музыкой. Стол был устлан богато расшитым гобеленом, сверкавшим яркими цветами: синим, коричневым, желтым, красным, зеленым; выткана на нем была череда батальных и охотничьих сцен: всадники на ящерах и лошадях с копьями и луками нападали тут на златопанду, там на огнекочета, подбирались к зарослям изумрудных бобометов; зеленые обезьяны сражались в кронах деревьев; птица Гаруда сжимала в когтях небесного демона, охаживая его клювом и крыльями; из морских глубин выползала армия рогатых рыб, сжимавших между судорожно стиснутыми плавниками острия розового коралла; преграждая им путь на берег, поджидала их цепочка людей в шлемах и юбках, вооруженных копьями и факелами…

Князь почти не прикасался к пище. Попробовав очередное блюдо, он слушал музыку, изредка посмеиваясь шуткам своих людей.

Он прихлебнул шербет, кольца на его руке громко звякнули о стекло сосуда. Перед ним вырос Хаукана.

— Все ли в порядке, Князь? — спросил он.

— Да, добрый Хаукана, все в порядке, — ответил тот.

— Ты не ешь наравне со своими людьми. Тебе не нравится еда?

— Дело не в продуктах, они великолепны, не в поварах, они безукоризненны, достойный Хаукана. Просто последнее время мой аппетит не на высоте.

— А! — с видом знатока промолвил Хаукана. — У меня есть кое-что на этот случай, как раз то, что надо. Только такой, как ты, и способен по-настоящему оценить его. Долго хранилось оно на специальной полке у меня в погребе. Бог Кришна неведомо как сохранил его сквозь долгие, долгие годы. Он дал его мне много лет назад, ибо предоставленный здесь приют пришелся ему весьма по вкусу. Я схожу за ним для тебя.

И он с поклоном покинул зал.

Вернулся он с бутылкой. Еще не поглядев на наклейку, князь узнал форму бутылки.

— Бургундское! — воскликнул он.

— Точно, — сказал Хаукана. — С давно исчезнувшей Симлы.

Он понюхал бутылку и улыбнулся. А потом налил немного вина в грушевидный кубок и поставил его перед своим гостем.

Князь поднял его и долго вдыхал аромат вина. Затем, закрыв глаза, пригубил.

Все в зале из уважения к его наслаждению умолкли.

Потом он опустил бокал, и Хаукана еще раз плеснул драгоценный сок пино нуар, которому никогда не расти в этом мире.

Князь не притронулся к кубку. Вместо этого он повернулся к Хаукане и сказал:

— Кто самый старый музыкант в твоем заведении?

— Манкара, вот он, — ответил хозяин, указывая на седобородого мужчину, примостившегося, чтобы отдохнуть, за сервировочным столом в углу зала.

— Старый не телом, годами, — уточнил князь.

— А, наверное, это Дил, — сказал Хаукана, — если, правда, считать его музыкантом. Он утверждает, что был когда-то таковым.

— Дил?

— Мальчик при конюшне.

— А, ну да… Пошли за ним.

Хаукана хлопнул в ладоши и приказал появившемуся слуге отправиться на конюшню, привести мальчугана в мало-мальски приличный вид и поскорее прислать к пирующим.

— Прошу, не беспокойся о приличии, а просто пришли его сюда, — сказал князь.

Он откинулся назад и, закрыв глаза, погрузился в ожидание. Когда мальчик-конюший предстал перед ним, он спросил:

— Скажи, Дил, какую музыку ты играешь?

— Ту, что совсем не по нраву браминам, — ответил мальчик.

— Каков твой инструмент?

— Фортепиано, — сказал Дил.

— А ты можешь сыграть на каком-нибудь из этих? — он указал на оставленные музыкантами без присмотра на низенькой платформе у стены инструменты.

Мальчик присмотрелся к ним.

— Наверное, в случае необходимости я мог бы сыграть на флейте.

— Ты знаешь вальсы?

— Да.

— Не сыграешь ли ты мне «Голубой Дунай»?

Угрюмое выражение на лице мальчика уступило место тревоге. Он бросил быстрый взгляд на Хаукану, тот кивнул.

— Сиддхартха — князь среди людей, один из первых, — заявил хозяин.

— «Голубой Дунай» на одной из этих флейт?

— Будь любезен. Мальчик пожал плечами.

— Я попробую, — сказал он. — Это было так давно. Будь снисходителен.

Он подошел к инструментам и спросил о чем-то у хозяина выбранной им флейты. Тот кивнул. Тогда он поднял ее к губам и издал несколько пробных звуков. Перевел дух, попробовал еще раз, потом обернулся.

Он опять поднес ко рту флейту, и мелодия вальса волнами заполнила зал. Князь, закрыв глаза, потягивал вино.

Когда музыкант остановился, чтобы передохнуть, он жестом велел ему продолжать; и тот играл запретные мелодии одну за другой, и профессиональные музыканты напустили на лица профессиональное презрение, но под столом ноги их в медленном темпе постукивали в такт музыке.

Наконец князь допил свое вино. Вечер спустился на Махаратху. Он бросил мальчугану кошель с монетами и даже не взглянул на слезы, которые стояли у того в глазах, когда он выходил из зала. Затем встал, потянулся и зевнул.

— Я удаляюсь в свои покои, — сказал он пирующим воинам. — Смотрите не проиграйте в мое отсутствие все свое наследство.

И они засмеялись, и пожелали ему спокойной ночи, и заказали напитков покрепче и соленых сухариков. Последнее, что он услышал на пути в свои покои, был стук костей по столу.


Князь отправился на покой так рано, ибо на следующий день собирался встать до рассвета. Слуга получил инструкции весь день не впускать никого из возможных посетителей, утверждая, что князь не в духе.

Еще первые цветы не открылись первым утренним насекомым, когда покинул он свои апартаменты, и видел его уходящим только старый зеленый попугай. Не в шелках, расшитых жемчугом, уходил он, а в лохмотьях, как всегда, поступал он в подобных случаях. И не возвещали раковины и барабаны о его выступлении, но хранила его тишина, когда пробирался он по темным городским улицам. Пустынны были улицы в этот час, разве что изредка попадется навстречу врач или проститутка, возвращающиеся после позднего вызова. Бездомная собака увязалась за ним, когда он, направляясь к гавани, проходил через деловые кварталы.

Возле самого пирса он уселся на ящик. Заря потихоньку стирала темноту с лика природы, он смотрел, как прилив покачивает корабли, все в путанице такелажа, со спущенными парусами, с вырезанными на носу фигурами чудищ или девушек. Когда бы ни оказывался он в Махаратхе, всегда, хоть ненадолго, заглядывал в гавань.

Розовый зонтик зари раскрылся над спутанной шевелюрой облаков, по домам прошелся прохладный ветерок. Птицы-падальщики с хриплыми криками пронеслись над испещренными точками бойниц башнями и спикировали на подернутую рябью гладь бухты.

Он смотрел, как выходит в море один из кораблей, как вырастает над его палубой шатер парусов, дотягивается до самых верхушек мачт и вот уже наполняется там, вверху, соленым морским ветром. Ожили и другие корабли, надежно застывшие на своих якорях. Команды готовились сгружать или загружать грузы: благовония, кораллы, масла и всевозможные ткани, металл и древесину, скот, специи. Он жадно вбирал в себя запахи товаров, вслушивался в перебранку матросов, он обожал и то и другое: от первого несло богатством, второе соединяло в себе оба остальных его увлечения — теологию и анатомию.

Немного погодя он разговорился с капитаном заморского корабля, тот присматривал за разгрузкой мешков с зерном и укрылся отдохнуть в тень от штабеля ящиков.

— Доброе утро, — обратился к нему князь. — Пусть не будет штормов или крушений на твоем пути, и да даруют тебе боги безопасную гавань и прибыльную торговлю.

Тот кивнул, уселся на ящик и принялся набивать коротенькую глиняную трубку.

— Спасибо тебе, папаша, — сказал он. — Хотя я и молюсь богам только в тех Храмах, которые выбираю сам, благословения я принимаю от любого. Благословению всегда найдется применение — особенно у моряка.

— Трудным выдалось у тебя плаванье?

— Менее трудным, чем могло бы быть, — ответил капитан. — Эта тлеющая морская гора, Пушка Ниррити, опять разрядилась в небеса громами и молниями.

— А, ты приплыл с юго-запада!

— Да, Шатисхан, из Испара Приморского. Сейчас месяц благоприятных ветров, но из-за этого они и разнесли пепел Пушки намного дальше, чем можно было ожидать. Целых шесть дней падал на нас этот черный снег, и запах подземного мира преследовал нас, отравляя пищу и воду, заставлял глаза слезиться, обжигал гортани огнем. Мы устроили целый молебен, когда оставили наконец позади всю эту мерзость. Посмотри, как вымазан весь корпус моей посудины. А поглядел бы ты на паруса — они черны, как волосы Ратри!

Князь наклонился, чтобы лучше рассмотреть судно.

— Но слишком большого волнения не было? — спросил он.

Моряк покачал головой.

— У Соляного Острова мы повстречали крейсер и узнали, что страшнее всего Пушка разрядилась за шесть дней до того. Она выжгла облака и подняла огромные валы, потопившие два корабля — как доподлинно знали на крейсере — и, может быть, еще и третий.

Моряк уселся поудобнее, раскуривая свою трубочку.

— Вот я и говорю, у моряка всегда найдется применение благословению.

— Я разыскиваю одного моряка, — сказал князь. — Капитана. Его зовут Ян Ольвегг, или, быть может, сейчас он известен как Ольвагга. Не знаешь ли ты его?

— Знавал я его, — ответил собеседник, — но давно уже он не плавает.

— Да? Что же с ним стало?

Моряк повернулся и внимательно всмотрелся в него.

— Кто ты такой и почему спрашиваешь? — поинтересовался он наконец.

— Зовут меня Сэм. Ян очень старый мой друг.

— Что значит «очень старый»?

— Много-много лет назад — и в другом месте — знал я его, когда был он капитаном корабля, который никогда не бороздил этих океанов.

Капитан вдруг резко нагнулся и, подобрав палку, запустил ею в собаку, которая появилась с другой стороны пирса, обогнув наваленные кучей товары. Она взвизгнула и стремглав бросилась под защиту пакгауза. Это была та самая собака, которая брела за князем почти от самого постоялого двора Хауканы.

— Остерегайся этих чертовых церберов, — сказал капитан. — Бывают собаки и такие, и сякие — и еще кое-какие. Три разных сорта, но в этом порту гони их всех с глаз долой.

И он еще раз оценивающе посмотрел на собеседника.

— Твои руки, — произнес он, указывая на них трубкой, — совсем недавно все были в кольцах. Следы от них еще остались.

Сэм поглядел на свои руки и усмехнулся.

— От твоего взгляда ничего не укроется, моряк, — произнес он. — Так что признаю очевидное. Да, я ношу кольца.

— И значит, ты, как и собаки, не тот, кем кажешься, — и ты приходишь расспрашивать об Ольвагге, да еще используешь его самое старое имя. А твое имя, говоришь, Сэм. Ты, часом, не один ли из Первых?

Сэм ответил не сразу, теперь уже он изучающе разглядывал собеседника, словно ожидая, что он еще скажет.

Может быть, догадавшись об этом, капитан продолжил:

— Ольвагга, я знаю, числился среди Первых, хотя сам об этом никогда не упоминал. То ли ты тоже из Первых, то ли из Хозяев, в любом случае тебе об этом ведомо. Стало быть, я не продаю его, говоря об этом. Но все же я хочу знать, с кем говорю, с другом или с врагом.

Сэм нахмурился.

— Ян никогда не наживал себе врагов, — заметил он. — Ты же говоришь так, будто их у него немало — среди тех, кого ты называешь Хозяевами.

Моряк не сводил с него взгляда.

— Ты не Хозяин, — заявил он наконец, — и пришел ты издалека.

— Ты прав, — признал Сэм, — но скажи, откуда ты это узнал.

— Во-первых, — начал капитан, — ты стар. Хозяин тоже мог бы воспользоваться старым телом, но не стал бы оставаться в нем надолго, так же, как не стал бы задерживаться в теле собаки. Его страх перед тем, что он вдруг умрет подлинной смертью, умрет так, как умирают старики, был бы слишком велик. Таким образом, он не остался бы в старом теле достаточно долго, чтобы приобрести такие глубокие отметины от колец на пальцах. Богачи никогда не избавляются от своих тел. Если они отказываются от перерождения, они доживают свою жизнь до самого конца. Хозяева побоялись бы, что против них поднимут оружие соратники подобного человека, умри он иначе, чем от естественных причин. Так им тело вроде твоего не добыть. Ну а на теле из жизненных резервуаров отметин на пальцах не было бы. Следовательно, я заключаю, что ты — важная персона, но не Хозяин. Если ты издавна знаком с Ольваггой, ты тоже один из Первенцев, такой же, как и он. Из-за того, что ты хочешь узнать, я вывожу, что явился ты издалека. Будь ты из Махаратхи, ты бы знал о Хозяевах, а зная о них, знал бы и почему Ольвагга не может плавать.

— Ты, похоже, разбираешься в местных делах намного лучше меня, о вновь прибывший моряк.

— Я тоже прибыл издалека, — признал капитан, чуть заметно улыбнувшись, — но за несколько месяцев я могу побывать в паре дюжин портов. Я слышу новости — новости, слухи и сплетни — отовсюду, из более двух десятков портов. Я слышу о дворцовых интригах и о политике Храмов. Я слышу секреты, нашептываемые под сенью ночи на ушко золотым девушкам под луком из сахарного тростника — луком Камы. Я слышу о походах кшатриев и о спекуляциях крупных торговцев — зерном и специями, драгоценностями и шелком. Подчас я могу, быть может, напасть на порт, где обосновались флибустьеры, и узнать там о житье-бытье тех, кого они захватили ради выкупа. Так что нет ничего удивительного в том, что я, явившись издалека, лучше знаю Махаратху, чем ты, проведи ты здесь еще неделю. Иногда мне случается даже слышать и о деяниях богов.

— Тогда не расскажешь ли ты мне о Хозяевах, и почему их следует держать за врагов? — спросил Сэм.

— Могу тебе о них кое-что порассказать, — согласился капитан, — чтоб ты не был на сей счет в неведении. Торговцы телами стали нынче Хозяевами Кармы. Личные их имена держатся в секрете, наподобие того, как это делается у богов, и они кажутся столь же безликими, как и Великое Колесо, которое, как провозглашено, они представляют. Теперь они не просто торговцы телами, они вступили в союз с Храмами. Каковые тоже изменились, чтобы твои сородичи из Первых, ставшие богами, могли общаться с ними с Небес. Если ты и в самом деле из Первых, Сэм, твой путь неминуемо приведет тебя либо к обожествлению, либо к вымиранию, когда ты предстанешь перед лицом этих новых Хозяев Кармы.

— Как это? — спросил Сэм.

— Детали ищи где-нибудь еще, — ответил его собеседник. — Я не знаю, какими методами все это достигается. А Яннагга-парусинника разыскивай на улице Ткачей.

— Теперь он известен под этим именем? Моряк кивнул.

— И поосторожней с собаками, — добавил он, — да и со всем остальным — живым и способным приютить разум.

— Как твое имя, капитан? — спросил Сэм.

— В этом порту у меня либо вообще нет имени, либо есть ложное, а я не вижу никаких оснований лгать тебе. Доброго тебе дня, Сэм.

— Доброго дня и тебе, капитан. Спасибо за все. Сэм поднялся и пошел из гавани прочь, направляясь обратно, в сторону деловых кварталов и торговых улиц.


Красный диск солнца в небе собирался пересечь Мост Богов. Князь шел по проснувшемуся городу, пробираясь между прилавками с товарами, демонстрирующими мастерство и сноровку мелких ремесленников. Разносчики мазей и порошков, духов и масел сновали вокруг. Цветочницы махали прохожим венками и букетами; виноторговцы, не произнося ни слова, заполнили со своими мехами ряды затемненных скамей, они дожидались, когда к ним по заведенному обычаю заглянут завсегдатаи. Утро пропахло готовящейся пищей, мускусом, испражнениями, маслами, благовониями, все эти запахи смешались в единое целое и, освободившись, плыли над улицей, как невидимое облако.

Поскольку сам князь был одет, как нищий, ему показалось вполне уместным остановиться и заговорить с горбуном, сидевшим перед чашей для милостыни.

— Поклон тебе, брат, — сказал он. — Я забрел далеко от своего квартала. Не можешь ли ты мне сказать, как добраться до улицы Ткачей?

Горбун кивнул и выразительно встряхнул свою чашу.

Из мошны, спрятанной под рваной хламидой, князь извлек мелкую монету и бросил в чашу горбуна; монета тут же исчезла.

— Вот туда, — горбун качнул головой в нужном направлении. — Пойдешь прямо, по третьей улице свернешь налево. Пройдешь еще два перекрестка и окажешься у Фонтанного Кольца перед Храмом Варуны. В этом Кольце улица Ткачей помечена знаком Шила.

Он кивнул горбуну, похлопал его по уродливому наросту и отправился дальше.

Добравшись до Фонтанного Кольца, князь остановился. Несколько десятков людей стояло в очереди перед Храмом Варуны, самого неумолимого и величественного среди богов. Люди эти не собирались вступать в Храм, а ожидали своей очереди для участия в чем-то. Он услышал звон монет и подошел поближе.

Они стояли в очереди к сверкающей металлом машине.

Вот очередной страждущий опустил монету в рот стального тигра. Машина замурлыкала. Человек нажал несколько кнопок, изображавших собой животных и демонов. По телам двух нагов, двух святых змеев, переплетавшихся над прозрачной панелью машины, пробежала вспышка света.

Князь придвинулся вплотную.

Человек нажал на рычаг, напоминавший торчащий из боковой стенки машины рыбий хвост.

Священный голубой свет заполнил всю внутренность машины; змеи пульсировали красным, и тут, под зазвучавшую вдруг нежную мелодию, появилось молитвенное колесо и принялось бешено вращаться.

На лице у человека было написано блаженство. Через несколько минут машина отключилась. Он опустил еще одну монету и снова дернул за рычаг, чем заставил кое-кого из стоявших в конце очереди громко заворчать, рассуждая, что это уже седьмая монета, что день выдался душным, что в очереди за молитвами он не один и почему бы, если ты хочешь совершить такое щедрое пожертвование, не пойти прямо к жрецам? Кто-то бросил, что человеку этому надо, должно быть, искупить слишком много грехов. И все со смехом принялись обсуждать возможный характер этих грехов.

Заметив, что в очереди были и нищие, князь пристроился в ее хвост.

Пока подходила его очередь, он обратил внимание, что, если одни проходили перед машиной, нажимая кнопки, другие просто опускали гладкий металлический диск во вторую тигриную пасть, расположенную с обратной стороны корпуса. Когда машина останавливалась, диск падал в чашу и хозяин забирал его обратно. Князь решил рискнуть и пуститься в расспросы.

Он обратился к стоящему перед ним человеку.

— Почему это, — спросил он, — у некоторых свои собственные жетоны?

— Да потому, что они зарегистрировались, — ответил тот не оборачиваясь.

— В Храме?

— Да.

— А…

Он подождал с полминуты, потом спросил:

— А те, кто не зарегистрированы, но хотят использовать это — они нажимают кнопки?

— Да, — прозвучало в ответ, — набирая по буквам свое имя, род занятий и адрес.

— Ну а если кто-то, как я, например, здесь чужак?

— Ты должен добавить название своего города.

— Ну а если я неграмотный — что тогда? Тот наконец обернулся к нему.

— Может быть, было бы лучше, — сказал он, — если бы ты молился по-старому и отдавал пожертвования прямо в руки жрецов. А то можешь зарегистрироваться и получить свой собственный жетон.

— Понятно, — сказал князь. — Да, ты прав. Надо обдумать все это. Спасибо.

Он вышел из очереди, обогнул Фонтан и, обнаружив место, где на столбе висел знак Шила, отправился по улице Ткачей.

Трижды спрашивал он о Яннагге-парусиннике, в третий раз — у низенькой женщины с могучими руками и усиками над верхней губой. Женщина сидела, скрестив ноги, и плела коврик под низкой стрехой того, что когда-то, должно быть, было конюшней и до сих пор продолжало ею пахнуть.

Она пробурчала ему, куда идти, окинув взглядом с ног до головы и с головы до ног, взглядом странно прекрасных бархатисто-карих глаз. Князь прошел извилистой аллеей, спустился по наружной лестнице, лепившейся к стене пятиэтажного строения, оказался у двери, через которую попал в коридор на первом этаже. Внутри было темно и сыро.

Он постучал в третью слева дверь, и почти сразу ему открыли.

Открывший дверь мужчина уставился на него.

— Ну?

— Можно войти? У меня кое-что важное… Человек чуть поколебался, резко кивнул и отступил в сторону.

Князь вошел следом. Большое полотнище холста было расстелено на полу перед стулом, на который вновь уселся хозяин, указав своему гостю на другой из двух находившихся в комнате стульев.

Это был невысокий, но очень широкоплечий человек с белоснежными волосами и начинающейся катарактой обоих глаз. Руки его были коричневыми и жесткими, с узловатыми суставами пальцев.

— Ну? — повторил он.

— Ян Ольвегг, — послышалось в ответ.

Глаза его слегка расширились, затем превратились в щелки. Он взвешивал в руке большущие ножницы.

— «Опять в краю моем цветет медвяный вереск», — произнес князь.

Хозяин застыл, потом вдруг улыбнулся.

— «А меда мы не пьем!» — сказал он, швыряя ножницы на свою работу. — Сколько же лет минуло, Сэм?

— Я потерял счет годам.

— Я тоже. Но, должно быть, прошло лет сорок… сорок пять? — с тех пор, как я тебя видел в последний раз. И мед, и эль, бьюсь об заклад, прорвали к черту все плотины?

Сэм кивнул.

— Даже и не знаю, с чего начать, — сказал ему старик.

— Начни с того, почему вдруг «Яннагга»?

— А почему бы и нет? Звучит честно, и для работяги вполне годится. Ну а ты сам? Все еще балуешься княжением?

— Я все еще я, — сказал Сэм, — и меня все еще зовут Сиддхартхой, когда спешат на мой зов.

Его собеседник хихикнул.

— И Победоносным, «Бичом Демонов», — нараспев продекламировал он. — Ну хорошо. Раз ты оделся не по своему богатству, значит, по обыкновению разнюхиваешь, что к чему? Сэм кивнул:

— И наткнулся на многое, чего не понимаю.

— Ага, — вздохнул Ян. — Ага. С чего бы начать? И как? А вот как, я расскажу тебе о себе… Слишком много дурной кармы накопил я, чтобы получить право на новомодный перенос.

— Что?

— Дурная карма, говорю. Старая религия — не только Религия, это показная, насаждаемая и до жути доказуемая религия. Но не очень-то громко про то думай. Лет этак двенадцать тому назад Совет утвердил обязательное психозондирование тех, кто домогается обновления. Это было как раз после раскола между акселеристами и деикратами, когда Святая Коалиция выперла всех молодых технарей и присвоила себе право зажимать их и дальше. Простейшим решением оказалось, конечно, проблему просто изжить — со света. Храмовая орава стакнулась с телоторговцами, заказчику стали зондировать мозги и акселеристам отказывать в обновлении или… ну… ладно. Теперь акселеристов не так уж много. Но это было только начало. Божественная партия тут же смекнула, что здесь же лежит и путь к власти. Сканировать мозг стало стандартной процедурой, предшествующей переносу. Торговцы телами превратились в Хозяев Кармы и стали частью храмовой структуры. Они вычитывают твою прошлую жизнь, взвешивают карму и определяют ту жизнь, что тебе предстоит. Идеальный способ поддерживать кастовую систему и крепить контроль деикратов. Между прочим, большинство наших старых знакомцев по самый нимб в этом промысле.

— Мой Бог! — воскликнул Сэм.

— Боги, — поправил Ян. — Их всегда считали богами — еще бы, с их Обликами и Атрибутами; но они теперь сделали из этого нечто до крайности официальное. И любой, кому случилось быть одним из Первых, лучше бы, черт побери, заранее понял, к чему он стремится — к быстрому обожествлению или к костру, когда он в эти дни вступает в Палаты Кармы. А когда тебе на прием? — заключил он.

— Завтра, — ответил Сэм, — после полудня… А как же ты бродишь тут, если у тебя нет ни нимба, ни пригоршни перунов?

— Потому что у меня нашлась пара друзей, и они навели меня на мысль, что лучше пожить еще — тихо-мирно, — чем идти под зонд. Всем сердцем воспринял я их мудрый совет, и вот, все еще способен починять паруса и подчас взбаламутить соседнюю забегаловку. Иначе, — он поднял мозолистую, искореженную руку и щелкнул пальцами, — если не подлинная смерть, то, может статься, тело, прошпигованное раком, или захватывающая жизнь холощеного водяного буйвола, или…

— Собаки? — перебил Сэм.

— Ну да, — подтвердил Ян.

И он разлил спиртное, нарушив этим и тишину, и пустоту двух стаканов.

— Спасибо.

— В пекло, — и он убрал бутылку.

— Да еще на пустой желудок… Ты сам его делаешь?

— Угу. Перегонный куб в соседней комнате.

— Поздравь, я догадался. Если у меня и была плохая карма, теперь она вся растворилась.

— Чего-чего, а четкости и ясности в том, что такое плохая карма, наши приятели боги не переваривают.

— А почему ты думаешь, что у тебя она есть?

— Я хотел поторговать здесь машинами среди наших потомков. Был за это бит на Совете. Публично покаялся и тешил себя надеждой, что они забудут. Но акселеризм нынче так далек, никогда ему не вернуться, пока я не помер. Да, жалко. Хотелось бы вновь поднять паруса и — вперед, к чужому горизонту. Или поднять корабль…

— А что, зонд настолько чувствителен, что может уловить нечто столь неощутимое, как склонность к акселеризму?

— Зонд, — ответил Ян, — достаточно чувствителен, чтобы сказать, что ты ел на завтрак одиннадцать лет и три дня тому назад и где ты порезался, когда брился сегодня утром, насвистывая гимн Андорры.

— Они же были только на экспериментальной стадии, когда мы покидали… дом, — сказал Сэм. — Те два, что мы захватили с собой, являлись лишь основой для трансляции мозговых волн. Когда же произошел прорыв?

— Послушай-ка, провинциальный родственничек, — начал Ян. — Не припоминаешь ли ты такого сопляка, черт знает чье отродье, из третьего поколения, по имени Яма? Молокосос, который все наращивал и наращивал мощность генераторов, пока в один прекрасный день там у него не шарахнуло; он тогда схлопотал такие ожоги, что пришлось ему влезать во второе свое — пятидесятилетнее — тело, когда ему самому едва стукнуло шестнадцать. Парнишка, который жить не мог без оружия. Тот самый, что анестезировал по штучке всего, что шевелится, чтобы его проанатомировать, так упиваясь при этом своими изысканиями, что мы в шутку трепались, что он обожествляет смерть.

— Да, я его помню. Он еще жив?

— Если тебе угодно так это называть. Он теперь и в самом деле бог смерти — и уже не по кличке, а по титулу, важная шишка. Он усовершенствовал зонд около сорока лет назад, но деикраты до поры до времени скрывали это. Я слышал, он выдумал и кое-какие другие сокровища, способные исполнить волю богов… ну, к примеру, механическую кобру, которая может зарегистрировать показания энцефалограммы с расстояния в милю, когда она приподнимется и распустит веером свой капюшон. Ей ничего не стоит выискать в целой толпе одного-единственного человека, какое бы тело он при этом ни носил. И нет никаких противоядий против ее укуса. Четыре секунды, не больше… Или же огненосный жезл, который, как говорят, искорежил поверхность всех трех лун, пока Бог Агни стоял на берегу у моря и им размахивал. А сейчас, как я понимаю, он проектирует что-то вроде реактивного левиафана-колесницы для Великого Шивы… вот такие штучки-дрючки.

— М-да, — сказал Сэм.

— Пойдешь на зондаж? — спросил Ян.

— Боюсь, что нет, — ответил Сэм. — Послушай, сегодня утром я видел машину, которую, по-моему, лучше всего назвать молитвоматом, — это что, обычное явление?

— Да, — подтвердил Ян. — Они появились два года тому назад — идея, осенившая однажды ночью юного Леонардо за стаканчиком сомы. Нынче, когда в моде карма, эти штуковины гораздо удобнее сборщиков налогов. Когда господин горожанин является накануне своего шестидесятилетия в клинику бога выбранной им церкви, наряду с перечнем его грехов учитывается, как говорят, и реестр накопленных молитв, и уже на основе их баланса решается, в какую касту он попадет, а также возраст, пол, физические кондиции нового его тела. Изящно. Точно.

— Я не пройду зондирование, — заметил Сэм, — даже если накоплю огромный молитвенный счет. Они отловят меня, как только дело дойдет до грехов.

— Какого типа?

— Грехов, которых я еще не совершил, но которые окажутся записанными в моем разуме, ибо я обдумываю их сейчас.

— Ты собираешься пойти наперекор богам?

— Да.

— Как?

— Еще не знаю. Начну, во всяком случае, с непосредственного общения. Кто у них главный?

— Одного не назовешь. Правит Тримурти, то есть Брахма, Вишну и Шива. Кто же из трех главный на данный момент, сказать не могу. Некоторые говорят — Брахма…

— А кто они на самом деле? — спросил Сэм. Ян покачал головой:

— Поди знай. У всех у них другие тела, чем поколение назад. И все пользуются именами богов.

Сэм встал.

— Я еще вернусь или же пришлю за тобой.

— Надеюсь… Глотнем еще? Сэм покачал головой.

— Пойду еще раз превращусь в Сиддхартху, разговеюсь после поста на постоялом дворе Хауканы и объявлю о своем намерении посетить Храмы. Если наши друзья стали нынче богами, они должны сообщаться со своими жрецами. Сиддхартха отправляется молиться.

— За меня не надо, — сказал Ян, подливая себе самогона. — Не знаю, смогу ли я пережить гнев божий.

Сэм улыбнулся:

— Они не всемогущи.

— Смиренно надеюсь, что нет, — ответил тот, — но боюсь, что день этого уже не далек.

— Счастливого плавания, Ян.

— Скаал.

По пути в Храм Брахмы князь Сиддхартха ненадолго задержался на улице Кузнецов. Спустя полчаса он вышел из лавки в сопровождении Стрейка и трех своих вассалов. Улыбаясь, будто его посетило видение грядущего, он пересек Махаратху и наконец приблизился к высокому и просторному Храму Создателя.

Не обращая внимания на взгляды толпящихся у молитвомата, он поднялся по длинной пологой лестнице; при входе в Храм его встретил верховный жрец, которого он заранее известил о своем посещении.

Сиддхартха и его люди вступили в Храм, оставили при входе свое оружие и отвесили подобающие поклоны в направлении центрального святилища, прежде чем обратиться к жрецу.

Стрейк и его спутники отступили на почтительное расстояние, когда князь вложил тяжелый кошель в сложенные руки жреца и тихо промолвил:

— Я хотел бы поговорить с Богом.

Жрец, отвечая, внимательно изучал его лицо.

— Храм открыт для всех, Князь Сиддхартха, и всякий может общаться здесь с Небесами сколько пожелает.

— Это не совсем то, что я имел в виду, — сказал Сиддхартха. — Я подумал о чем-то более личном, чем жертвоприношение и долгие литания.

— Я не вполне осознаю…

— Но ты вполне осознал вес этого кошелька, не так ли? Он наполнен серебром. Второй, который я взял с собой, наполнен золотом — его можно будет получить после. Я хочу воспользоваться местным телефоном.

— Теле?..

— Системой связи. Если бы ты, как и я, был одним из Первых, ты бы понял намек.

— Я не…

— Заверяю тебя, мой звонок не отразится неблагоприятным образом на твоем положении старосты этого Храма. Я разбираюсь в подобных вопросах, а благоразумие мое всегда было притчей во языцех среди Первых. Вызови сам Опорную Базу и наведи справки, если это тебя успокоит. Я подожду здесь, во внешних покоях. Скажи им, что Сэм хотел бы перемолвиться словечком с Тримурти. Они захотят переговорить.

— Я не знаю…

Сэм вытащил второй кошелек и взвесил его на ладони. Жрец, не отрывая от него взгляда, облизнул губы.

— Подожди здесь, — приказал он и, повернувшись кругом, вышел из комнаты.


Или, пятая нота гаммы, сорвавшись со струны арфы, разнеслась по Саду Пурпурного Лотоса.

Брахма бездельничал на берегу искусственно подогреваемого пруда, где он купался вместе со своим гаремом. Прикрыв глаза, он возлежал, опираясь на локти и свесив ноги в воду.

На самом же деле он подглядывал из-под своих длинных ресниц за дюжиной резвящихся в пруду девушек, надеясь, что одна-другая бросят восхищенный взгляд на его темный, с рельефной мускулатурой торс. Черные на коричневом, поблескивали его усы, влага лишила их четких геометрических очертаний; волосы черным крылом были отброшены назад. Он улыбался ослепительной под упавшим солнечным лучом улыбкой.

Но ни одна из них, похоже, не замечала всего этого, улыбка его потускнела и пропала. Все их внимание было поглощено игрой в водное поло, которой они самозабвенно предавались.

Или, сигнальный колокольчик, зазвонил опять, когда легкое дуновение искусственного ветерка донесло до него запах садового жасмина. Он вздохнул. Ему так хотелось, чтобы они боготворили его — его могучее тело, его тщательно вылепленные черты лица. Боготворили его как мужчину, не как бога.

И тем не менее, хотя его особое, усовершенствованное тело и делало возможными подвиги, которые не под силу повторить ни одному смертному мужчине, все равно он чувствовал себя неловко в присутствии такой старой боевой лошадки, как Бог Шива, который, несмотря на свою приверженность нормальным телесным матрицам, казалось, сохранял для женщин гораздо большую привлекательность. Можно было подумать, что пол превозмогает биологию; и как бы он ни старался подавить воспоминания и уничтожить этот фрагмент своего духа, Брахма, который родился женщиной, до сих пор каким-то образом женщиной и оставался. Ненавидя эту свою черту, он раз за разом выбирал для перерождения замечательно мужественные мужские тела, но, поступая так, все равно чувствовал свою недостаточность, словно клеймо его собственного пола было выжжено у него на челе. От этого ему хотелось топнуть ногой и состроить гримасу.

Он встал и направился к своему павильону — мимо низкорослых деревьев, чьи искореженные силуэты были полны какой-то гротесковой красоты, мимо шпалер, сотканных с утренней славой, прудов с голубыми кувшинками, нитей жемчуга, свешивающихся с колец, выделанных из белого золота, мимо светильников в форме девушек, треножников, на которых курились пикантные благовония, мимо восьмирукой статуи синей богини, которая, если ее должным образом попросишь, играет на вине.

Брахма вошел в павильон и направился прямо к хрустальному экрану, вокруг которого обвился, зажав собственный хвост в зубах, бронзовый нага. Он включил механизм обратной связи.

Помехи, словно снегопад, покрыли было экран, но вот уже на экране появился верховный жрец его Храма в Махаратхе. Упав на колени, он трижды прикоснулся своей кастовой метой к полу.

— Среди четырех чинов божественных, среди восемнадцати воинств Рая, могущественнейший — Брахма, — завел священник. — Всесоздатель, Владыка Небес высоких и всего, что под ними. Лотос прорастает из твоего пупка, руки твои пахтают океаны, тремя шагами ноги твои покрывают все миры. Барабан твоей славы наполняет ужасом сердца врагов твоих. В деснице твоей колесо закона. Ты вяжешь катастрофы, как путами, змеею. Приветствую тебя! Соблаговоли услышать молитву твоего жреца. Благослови и выслушай меня, о Брахма!

— Встань… жрец, — сказал Брахма, не сумев вспомнить его имя. — Что за неотложная надобность побудила тебя срочно меня вызывать?

Жрец выпрямился, бросил быстрый взгляд на мокрого Брахму и отвел глаза.

— Владыка, — сказал он, — я не собирался нарушать покой твоего купания, но здесь сейчас находится один из твоих смиренных почитателей, который хотел бы поговорить с тобой на темы, которые, как мне показалось, могут иметь немалое значение.

— Один из почитателей! Скажи ему, что всеслышащий Брахма слышит всех, и пусть он идет молиться мне, как и все, в Храме, для этого, собственно, и созданном!

Рука Брахмы потянулась было к выключателю, но вдруг замерла.

— А как он узнал о линии Храм — Небо? — удивился он. — И о прямом общении святых и богов?

— Он говорит, — отвечал жрец, — что он из Первых и мне нужно передать, что Сэм хотел бы переговорить с Тримурти.

— Сэм? — сказал Брахма. — Сэм? Да этого не может быть… сам Сэм?

— Он известен здесь как Сиддхартха, Бич Демонов.

— Жди моего соизволения, — промолвил Брахма, — распевая покуда подобающие стихи Вед.

— Слушаю, мой Властелин, — ответил жрец и запел. Брахма перешел в другую часть павильона и замер перед своим гардеробом, решая, что надеть.


Князь, услышав, что его зовут, отвлекся от созерцания внутренности Храма. Жрец, чье имя он позабыл, манил его с другого конца коридора. Он пошел на зов и очутился в кладовой. Жрец нащупал потайной рычаг и толкнул ряд полок, который, словно дверь, открылся вовнутрь.

Шагнув через эту дверь, князь очутился в богато украшенной усыпальнице. Сверкающий видеоэкран висел над алтарно-контрольной панелью, обрамленный бронзовым нагой, сжимавшим в зубах собственный хвост.

Жрец трижды поклонился.

— Привет тебе, правитель мироздания, могущественнейший среди четырех божественных чинов и восемнадцати райских воинств. Из пупа твоего произрастает лотос, руки твои пахтают океаны, тремя шагами…

— Подтверждаю правоту сказанного тобой, — перебил Брахма. — Слышу и благословляю. А теперь ты можешь оставить нас.

— ?

— Да-да. Сэм наверняка оплатил частную беседу, разве не так?

— Владыка!

— Все! Ступай!

Жрец быстро поклонился и вышел.

Брахма изучал Сэма; тот был одет в темные рейтузы, небесно-голубую камизу, зелено-голубой тюрбан Симлы, к поясу из потемневших железных колец были привешены пустые ножны.

В свою очередь и Сэм разглядывал своего визави, чей силуэт четко вырисовывался на черном фоне; одет он был в костюм из тончайшей кольчуги, на который накинул сверху щегольский плащ, сколотый на груди брошью с огненным опалом. Голову Брахмы венчала пурпурная корона, усеянная пульсирующими аметистами, а в правой руке он сжимал скипетр, украшенный девятью приносящими счастье самоцветами. Глаза — два темных пятна на темном лице. Нежные звуки вины разносились вокруг него.

— Сэм? — сказал он. Сэм кивнул:

— Пытаюсь догадаться, кто ты на самом деле, Великий Брахма. Должен сознаться, что мне это не удается.

— Так и должно быть, — сказал Брахма, — если кому-то суждено быть богом, который был, есть и будет всегда.

— Красивое одеяние ты носишь, — заметил Сэм. — Просто очаровательное.

— Спасибо. Мне трудно поверить, что ты все еще жив. По справкам ты уже лет пятьдесят не требовал нового тела. Это весьма рискованно.

Сэм пожал плечами.

— Жизнь полна риска…

— Согласен, — сказал Брахма. — Прошу, возьми стул и садись. Устраивайся поудобнее.

Сэм так и сделал, а когда он опять посмотрел на экран, Брахма восседал на высоком троне, вырезанном из красного мрамора, над ним пламенел раскрытый зонт.

— Выглядит не слишком-то удобным, — заметил Сэм.

— Сиденье с поролоном, — улыбаясь, ответил бог. — Если хочешь, кури.

— Спасибо, — Сэм вытащил из привешенного к поясу кисета трубку, набил ее табаком, тщательно умял его и закурил.

— Что же ты делал все это время, — спросил бог, — соскочив с насеста Небес?

— Взращивал свои собственные сады, — сказал Сэм.

— Мы могли бы использовать тебя здесь, — сказал Брахма, — в нашем гидропонном департаменте. Что касается этого, может быть, еще могли бы. Расскажи мне о своем пребывании среди людей.

— Охота на тигров, пограничные споры с соседними царствами, поддержание высокого морального духа в гареме, немножко ботанических штудий — все в таком роде, жизнь в ее банальности, — неспешно поведал Сэм. — Теперь силы мои на исходе, и я опять взыскую свою юность. Но чтобы вновь стать молодым, как я понимаю, мне придется подвергнуться промывке мозгов? Так?

— В некотором роде, — признал Брахма.

— Могу я полюбопытствовать, с какой целью?

— Неправедный ослабнет, праведный окрепнет, — изрек улыбаясь бог.

— Предположим, я неправеден, — спросил Сэм, — каким образом я ослабею?

— Колесо сансары повернется для тебя вниз: тебе придется отрабатывать бремя своей кармы в низшей форме.

— А у тебя под рукой нет данных — процента тех, кто идет вниз, и тех, кто идет вверх?

— Надеюсь, ты не подумаешь, что я не всемогущ, — сказал, прикрывая скипетром зевок, Брахма, — если я признаюсь, что подзабыл эти данные.

Сэм хмыкнул:

— Ты сказал, что вам в Небесном Граде нужен садовник.

— Да, — подтвердил Брахма. — Уж не намерен ли ты обратиться к нам за работой?

— Не знаю, — сказал Сэм. — Может быть.

— Что означает — может быть, и нет, — уточнил его собеседник.

— Да, может быть, и нет, — согласился Сэм. — Что касается человеческого разума, то в былые дни не было этого невразумительного перетягивания каната. Если кто-то из Первых желал возродиться, он платил за тело и его обслуживали.

— Мы живем уже не в былые дни, Сэм. На пороге новая эпоха.

— Можно — почти что — подумать, что вы стремитесь устранить всех Первых, которые не выстроились у вас за спиной.

— В пантеоне комнаты есть для многих, Сэм. Есть ниша и для тебя, если ты решишь заявить о своих на нее правах.

— А если нет?

— Тогда наводи справки в Палате Кармы.

— А если я выбираю божественность?

— Мозг твой зондировать не будут. Хозяевам посоветуют обслужить тебя быстро и отменно. Будет послана летательная машина, чтобы доставить тебя на Небеса.

— Все это наводит на некоторые размышления, — сказал Сэм. — Я люблю этот мир, хотя он и погряз в темноте средневековья. С другой стороны, любовь эта ничуть не поможет мне насладиться объектами моего желания, если мне будет предписано умереть подлинной смертью или принять образ обезьяны и скитаться в джунглях. Но не очень-то мне любо и то искусственное совершенство, которое процветало на Небесах, когда я в последний раз посетил их. Подожди, будь любезен, чуть-чуть, я поразмышляю.

— В моих глазах твоя нерешительность является просто наглостью, — сказал Брахма. — Тебе только что сделали такое предложение…

— Да-да, и в моих, наверное, она выглядела бы так же, если бы мы поменялись местами. Но если бы я был богом, а ты — мною, ей-Богу, я бы помолчал немного, пока человек принимает самое важное свое решение за и про свою жизнь.

— Сэм, ты чудовищный торгаш! Кто еще заставлял бы меня ждать, когда на чашу весов брошено его бессмертие? Уж не собираешься ли ты торговаться — со мной?

— Ну да, я же потомственный торговец ящерами — и я страшно хочу кое-чего.

— Что же это может быть?

— Ответы на несколько вопросов, которые преследуют меня вот уже некоторое время.

— К примеру?..

— Как тебе ведомо, я перестал посещать собрания старого Совета более сотни лет тому назад, ибо они превратились в длиннющие заседания, рассчитанные так, чтобы отсрочить принятие решений, и стали главным образом поводом для Празднества Первых. Нынче я не имею ничего против праздников. По правде говоря, века полтора я являлся на них только для того, чтобы еще разок хлебнуть добротного земного зелья. Но я чувствовал, что мы должны сделать что-то с пассажирами, равно как и с отпрысками наших многочисленных тел, а не бросать их на произвол судьбы в этом порочном мире, где они неминуемо превратятся в дикарей. Я чувствовал, что мы, команда, должны им помочь, обеспечить их преимуществами сохраненной нами технологии, а не выстраивать себе неприступный рай, используя мир в качестве комбинации охотничьих угодий и борделя. И вот я давно пытаюсь понять, почему это не было сделано. Это был бы, кажется, честный и справедливый путь управлять миром.

— Я делаю отсюда вывод, что ты акселерист.

— Нет, — сказал Сэм, — просто любопытствующий. Я любопытен, вот единственная причина.

— Тогда, отвечая на твой вопрос, — заговорил Брахма, — скажу, что причиной этому — то, что они не готовы. Если бы мы начали действовать сразу — да, тогда это могло сработать. Но нам поначалу было все равно. Потом, когда возник этот вопрос, мы разделились. Слишком много прошло времени. Они не готовы и не будут готовы еще много веков. Если их на настоящем этапе снабдить развитой технологией, это приведет к неминуемым войнам, которые уничтожат и те начинания, которые они уже претворили в жизнь. Они зашли далеко. Они дали толчок цивилизации по образу и подобию своих древних праотцов. Но они еще дети, и как дети они бы играли с нашими дарами и обжигались бы на них. Они и есть наши дети, дети наших давным-давно мертвых Первых тел, и вторых, и третьих, и неизвестно скольких еще — и отсюда наша родительская за них ответственность. Мы должны не допустить, чтобы они стали акселеристами, чтобы ускорение их развития привело к индустриальной революции и уничтожило тем самым первое стабильное общество на этой планете. Наши отцовские функции легче всего выполнять, руководя ими, как мы это и делаем, через Храмы. Боги и богини — исходно родительские фигуры, и что же может быть правильнее и справедливее, чем принятие нами этих ролей и последовательное их использование?

— А зачем же тогда вы уничтожили их собственную зачаточную технологию? Печатный станок изобретался на моей памяти трижды — и всякий раз изымался.

— Делалось это по тем же причинам — они еще не готовы. И было это на самом деле не открытие, а скорее воспоминание. Нечто из легенд, которое кому-то удалось воспроизвести. Если нечто должно появиться, оно должно явиться результатом уже наличествующих в культуре факторов, а не должно быть вдруг вытащено за уши из прошлого, как кролик из цилиндра фокусника.

— Похоже, ты проводишь в этом пункте очень последовательную линию. И, наверное, твои лазутчики обшаривают весь мир, уничтожая все признаки прогресса, какие только им удастся обнаружить?

— Нет, это не так, — сказал бог. — Ты рассуждаешь так, будто мы хотим навсегда нести бремя божественности, будто мы стремимся поддерживать средневековую темноту, чтобы навечно терпеть скуку нашей вынужденной божественности!

— Короче говоря, — заключил Сэм, — да. Ну а молитвомат, что установлен у самого входа в этот Храм? Он что, с точки зрения культуры — пара колеснице?

— Это совсем другое, — сказал Брахма. — Как божественное проявление, он вызывает у горожан трепет и никаких вопросов. По причинам религиозным. Это совсем не то, что дать им порох.

— Ну а если допустить, что какой-нибудь местный атеист утащит его и расковыряет на части? И если вдруг это будет Томас Эдисон? Что тогда?

— В них вмонтирована сложная система запоров. И если кто-нибудь, кроме жреца, откроет хотя бы один из них, устройство взлетит на воздух — вместе со взломщиком, разумеется.

— Как я заметил, вам не удалось не допустить изобретения перегонного куба, хотя вы и пытались. И вы шлепнули в ответ алкогольным налогом, который нужно платить Храмам.

— Человечество всегда искало избавления в пьянстве, — сказал Брахма. — Обычно это так или иначе отражалось и в религиозных церемониях, чтобы ослабить чувство вины. Да, поначалу мы попытались было подавить алкоголь, но быстро убедились, что это нам не под силу. И вот в обмен на выплаченный налог они получают благословение своей выпивке. Слабеет чувство вины, слабеет похмелье, меньше распрей — ты же знаешь, это психосоматическое, — а налог весьма невысок.

— Забавно все же, что многие предпочитают вполне мирскую выпивку.

— Ты пришел просить, а продолжаешь насмехаться, не к этому ли сводятся твои речи, Сэм? Я согласился ответить на твои вопросы, а не обсуждать с тобой деикратическую политику. Ну как, не пришел ли ты, наконец, к какому-либо решению относительно моего предложения?

— Да, Мадлен, — сказал Сэм, — а говорил ли тебе кто-нибудь когда-нибудь, как ты соблазнительна, когда сердишься?

Брахма спрыгнул с трона.

— Как ты смог? Как ты догадался? — завопил он.

— Я, на самом деле, и не смог, — сказал Сэм. — До этого момента. Это была просто догадка — на основе некоего присущего тебе маньеризма в речах и жестах, который вдруг всплыл у меня в памяти. Итак, ты добилась сокровеннейшей цели всей своей жизни, а? Готов биться об заклад, у тебя теперь тоже есть гарем. И каково же чувствовать себя жеребцом, мадам, когда начинал девицей? Бьюсь об заклад, что все до одной Лизхен в мире позавидовали бы тебе, если бы узнали. Мои поздравления.

Брахма выпрямился во весь рост, его свирепый взгляд ослеплял. Трон у него за спиной обратился в пламя. Бесстрастно бренчала вина. Он поднял скипетр и произнес:

— Приготовься, Брахма проклинает тебя…

— За что? — перебил Сэм. — За то, что я догадался о твоей тайне? Если мне суждено быть богом, то какая в том разница? Остальные же знают об этом. Или же ты сердишься, что единственным способом выпытать секрет твоей истинной личности было тебя чуть-чуть подкусить? Я-то полагал, что ты меня оценишь выше, если я продемонстрирую свои достоинства, выставив таким образом напоказ свою проницательность. Если я случайно задел тебя, приношу свои извинения.

— Дело не в том, что ты догадался, — и даже не в том, как ты догадался, — проклят ты будешь за то, что насмехался надо мной.

— Насмехался над тобой? — переспросил Сэм. — Не понимаю. Я не имел в виду ни малейшего проявления неуважения. В былые времена я всегда был с тобой в хороших отношениях. Только вспомни — и ты согласишься, что это правда. Так с чего бы мне рисковать своим положением, насмехаясь над тобой теперь?

— Просто ты сказал то, что думаешь, слишком быстро, не успев обдумать последствия.

— Нет, мой Господин. Я шутил с тобой точно так же, как шутил бы любой мужчина, обсуждая эти темы с другим мужчиной. Сожалею, если это было воспринято неправильно. Я уверен, что ты обладаешь гаремом, которому я бы позавидовал и в который, вне всякого сомнения, однажды ночью попытаюсь прокрасться. Если ты проклинаешь меня, так как был изумлен, сними проклятие.

Он пыхнул своей трубкой и скрыл усмешку за клубами дыма.

Наконец Брахма хмыкнул.

— Я чуть-чуть скор на расправу, это верно, — объяснил он, — и, быть может, слишком чувствителен, когда речь заходит о моем прошлом. Конечно, мне часто приходилось шутить подобным образом с другими мужчинами. Ты прощен. Я снимаю свое начинавшееся проклятие. А твое решение, как я понимаю, — принять мое предложение? — добавил он.

— Ну да, — сказал Сэм.

— Хорошо. Мне всегда была свойственна братская привязанность к тебе. Ступай теперь и пришли моего жреца, чтобы я проинструктировал его о твоей инкарнации. До скорого свидания.

— Несомненно, Великий Брахма, — кивнул Сэм и поднял свою трубку. Потом он толкнул ряд полок и в поисках жреца прошел в зал. Много разных мыслей теснилось у него в голове, но на этот раз он оставил их невысказанными.

Вечером князь держал совет с теми из своих вассалов, кто уже успел посетить в Махаратхе родичей или приятелей, и с теми, кто собирал по городу новости и слухи. От них он узнал, что во всей Махаратхе насчитывалось только десять Хозяев Кармы и обитали они во дворце на склоне холма, возвышавшегося над юго-восточной частью города. По расписанию посещали они клиники или читальные залы Храмов, куда являлись за приговором горожане, обратившиеся за возрождением. Сама Палата Кармы представляла собой массивное черное сооружение во дворе дворца, сюда вскоре после вынесения приговора поступал перерождаемый, чтобы перенестись в свое новое тело. Пока еще было светло, Стрейк с двумя советниками успел сделать наброски дворцовых укреплений. Пара вельмож из княжеской свиты была направлена через весь город пригласить на поздний ужин и пирушку Шана Ирабекского, престарелого правителя и отдаленного соседа, с которым трижды вступал Сиддхартха в кровопролитные пограничные стычки и иногда охотился на тигров. Шан прибыл в Махаратху со своими родственниками дожидаться, когда его назначат на прием к Хозяевам Кармы. Еще один человек послан был на улицу Кузнецов, там он сговорился с мастерами, чтобы они удвоили княжеский заказ и подготовили все еще до рассвета. Чтобы заручиться их согласием, прихватил он с собой изрядное количество денег.

Потом на двор к Хаукане прибыл в сопровождении шестерых родственников Шан Ирабекский; хоть и принадлежали они к касте кузнецов, но явились вооруженными, словно воины. Увидев, однако, сколь тихой обителью был постоялый двор и что никто из других гостей или посетителей не вооружен, они отложили свое оружие и уселись во главе стола, рядом с князем.

Шан был человеком высокого роста, но сильно сутулился. Облачен он был в каштанового цвета одеяния и темный тюрбан, спускавшийся на его большие, словно молочно-белые гусеницы, брови. Снежно-белой была его густая борода, когда он смеялся, можно было заметить черные пеньки зубов, а нижние веки его покраснели и вспухли, словно устали и наболели после многих лет, на протяжении которых удерживали они за собой выпученные, налитые кровью глаза в их очевидных попытках вылезти из орбит. Он флегматично смеялся и стучал по столу, уже в шестой раз повторяя: «Слоны нонче вздорожали, а в грязи ни на черта не годны!» Фраза эта относилась к их беседе касательно лучшего времени года для ведения войны. Только полнейший новичок был бы настолько невоспитан, чтобы оскорбить посланца соседа в сезон дождей, решили они, и, следовательно, его можно будет с тех пор называть нуво руа.

Медленно тянулся вечер, врач князя извинился и вышел, чтобы присмотреть за приготовлением десерта и подсыпать наркотик в пирожные, предназначенные Шану. Медленно тянулся вечер, и после сладкого Шана все чаще и сильнее тянуло закрыть глаза и уронить голову на грудь. «Хорошая вечеринка, — пробормотал он, похрапывая, и, наконец: — Слоны ни на черта не годны…» и заснул так, что его было не разбудить. Его родичи были не в настроении провожать его в такое время домой, поскольку все тот же врач добавил им в вино хлоралгидрат и в настоящий момент они вповалку храпели на полу. Наиболее обходительный вассал из княжеской свиты договорился с Хауканой об их размещении, а самого Шана взяли в апартаменты князя, где вскорости его и посетил врач, который расстегнул на нем одежду и заговорил с ним мягким, убеждающим голосом.

— Завтра после полудня, — говорил он, — ты будешь Князем Сиддхартхой, а это будут твои вассалы. Ты явишься в Палату Кармы вместе с ними и потребуешь там тело, которое без предварительного взвешивания твоей кармы обещал тебе Брахма. Ты останешься Сиддхартхой и после переноса, а потом вернешься сюда со своими вассалами, чтобы я тебя обследовал. Ты понял?

— Да, — прошептал Шан.

— Тогда повтори, что я тебе сказал.

— Завтра после полудня я буду Сиддхартхой во главе своих вассалов…


Ясной выдалась утренняя заря, и под ее сенью сводились разные счеты. Половина людей князя покинула верхом город, направляясь на север. Когда они достаточно удалились от Махаратхи, путь их начал потихоньку сворачивать к юго-востоку, петляя между холмов; остановились они лишь раз, чтобы облачиться в боевые доспехи.

Полдюжины людей отправились на улицу Кузнецов, откуда вернулись они с тяжелыми холщовыми мешками, содержимое которых поделили между собой три дюжины воинов, сразу после завтрака отправившихся в город.

Князь держал совет со своим врачом, Нарадой.

— Если я неправильно оценил милосердие Небес, то и в самом деле я проклят.

На что доктор улыбнулся и промолвил:

— Сомневаюсь, чтобы ты ошибся.

И так потихоньку утро сменилось полднем, над городом встал золотой Мост Богов.

Когда очнулись их подопечные, им помогли с похмельем. Шану дали послегипнотических снадобий и с шестью вассалами Сиддхартхи отправили его во Дворец Хозяев. Заверив, естественно, сородичей, что он все еще спит в княжеских покоях.

— В данный момент самый рискованный пункт, — сказал Нарада, — это Шан. Не узнают ли его? Нам на руку, что он — заштатный монарх далекого королевства. Он совсем недавно в городе, причем все это время провел в основном со своими сородичами и до сих пор не подавал запрос о новом теле. Хозяева, должно быть, еще не знают, как выглядишь ты сам…

— Если только меня не описал им Брахма и его жрец, — перебил князь, — меня не удивит, если вся наша беседа была записана, а лента передана им с целью установления моей личности.

— Но почему же они должны были так поступить? — возразил Нарада. — Вряд ли они ожидают подвоха и изощренных предосторожностей от того, кому оказывают благодеяние. Нет, я полагаю, мы сумеем с этим справиться. Шану, конечно, не пройти зондирования, но он вполне сойдет для поверхностного осмотра, особенно в компании твоих вассалов. В данный момент он уверен, что он и есть Сиддхартха, и в этом отношении способен пройти любой тест на детекторе лжи — серьезней же, как мне кажется, испытаний его не ждет.

Итак, они ждали. Три дюжины людей вернулись с пустыми сумками, собрали свои пожитки, оседлали коней и один за другим лениво затрусили через город вроде бы в поисках увеселений, но на самом деле неведомая сила медленно сносила их в юго-восточном направлении.

— До свидания, добрый Хаукана, — говорил князь, пока оставшиеся вассалы паковали свои пожитки и седлали лошадей. — Как всегда, только доброе услышат о тебе и о твоем пристанище все, кто попадется на пути моем в окрестных краях. Я сожалею, что вынужден столь внезапно прервать свое пребывание здесь, но я должен спешить и, покинув Палату Кармы, сразу же отправлюсь усмирять восставшую провинцию. Ты же знаешь, стоит правителю отвернуться, как тут же разгорается смута. Итак, хотя я и хотел бы скоротать еще недельку под твоей гостеприимной крышей, но, боюсь, это удовольствие придется отложить до следующего раза. Если кто-то будет спрашивать обо мне, говори, чтобы искали меня в Гадесе.

— Гадес, мой Господин?

— Самая южная провинция моего королевства, отличающаяся исключительно жарким климатом. Постарайся не забыть и точно передать это, особенно жрецам Брахмы, которые, возможно, в ближайшие дни заинтересуются моим местопребыванием.

— Будет исполнено, мой Господин.

— И позаботься, прошу тебя, о мальчике Диле. Я хотел бы послушать его игру, когда посещу тебя в следующий раз.

Хаукана низко поклонился и приготовился произнести ответную речь, поэтому князь поспешил бросить ему последнюю мошну, полную монет, и, добавив пару слов касательно вин Симлы, вскочил в седло и столь решительно начал раздавать приказания своим воинам, что у Хауканы не было никакой возможности вставить хоть слово.

Они выехали через ворота и были таковы, оставив позади лишь медика да трех воинов, которых ему предстояло избавить за ближайший день от недомогания, вызванного ни с того ни с сего, вероятно, переменой климата; они должны были нагнать остальных в пути.

Отряд пересек весь город, избегая главных улиц, и постепенно оказался на дороге, ведущей ко Дворцу Хозяев Кармы. Проезжая по ней, Сиддхартха обменивался тайными знаками с тремя дюжинами своих людей, лежавших в засаде в разных точках подступавшего к дороге леса.

На середине пути ко дворцу князь и восемь его спутников бросили поводья, словно собираясь передохнуть, а остальные в это время поравнялись с ними, осторожно пробираясь между деревьев.

Вскоре, однако, они увидели впереди какое-то движение. Показались семеро всадников, и князь догадался, что это шесть его копейщиков и Шан. Когда расстояние между двумя группами уменьшилось, князь со своими людьми двинулся им навстречу.

— Кто вы такие? — воскликнул высокий всадник с острым взглядом, чуть осадив свою белую кобылу. — Кто вы такие, что заступаете дорогу Князю Сиддхартхе, Бичу Демонов?

Князь присмотрелся к нему — мускулистый и загорелый, лет двадцати с небольшим, с ястребиным профилем и величественной осанкой — и вдруг почувствовал, что его подозрения были необоснованны и он подвел сам себя подозрительностью и недоверчивостью. По гибкому, тренированному экземпляру, сидевшему на его собственной белой кобыле, было ясно, что Брахма торговался честно, предоставляя ему в пользование прекрасное, сильное тело, которым сейчас обладал старый Шан.

— Князь Сиддхартха, — сказал один из его людей, сопровождающих правителя Ирабека, — похоже, что все было по-честному. С ним, по-моему, все в порядке.

— Сиддхартха! — вскричал Шан. — Кто это, к кому это ты смеешь обращаться по имени своего хозяина? Сиддхартха — я, я — Бич…

Он не договорил, голова его запрокинулась, и звуки забулькали в горле: его настиг припадок. Он окоченел, зашатался и выпал из седла. Сиддхартха бросился к нему. В уголках рта у Шана появилась пена, глаза его закатились.

— Эпилепсия! — вскричал князь. — Они собирались подсунуть мне порченый мозг.

Остальные столпились вокруг и помогали князю держать Шана, пока приступ не прошел и рассудок не начал возвращаться в тело.

— Ч-что случ-чилось? — спросил он.

— Предательство, — ответил Сиддхартха. — Предательство, о Шан Ирабекский! Один из моих людей проводит теперь тебя к моему персональному врачу для обследования. После того как ты отдохнешь, я предлагаю тебе подать жалобу в читальный зал Брахмы. Мой врач займется тобой у Хауканы, а потом ты будешь свободен. Я сожалею, что все так произошло. Вероятно, все уладится. Ну а если нет — вспоминай последнюю осаду Капила и считай, что мы квиты — по всем статьям. День добрый, братец князь.

Он поклонился, а его люди помогли Шану взгромоздиться на Хауканову гнедую, одолженную заблаговременно Сиддхартхой.

Из седла своей кобылы князь наблюдал, как удаляется Шан, а затем, повернувшись к собравшимся вокруг него людям, заговорил достаточно громко, чтобы его услышали и в лесу:

— Внутрь войдут девять из нас. Дважды взовет рог — и следом пойдут остальные. Если они будут сопротивляться, заставьте их пожалеть о своей неосторожности, ведь на тройной призыв рога явятся с холмов пятьдесят копейщиков, если будет в том надобность. Это — дворец для отдохновения, а не форт, где должны разворачиваться битвы. Берите Хозяев в плен. Не причиняйте вреда их машинам и не давайте делать этого другим. Если они не будут сопротивляться — все распрекрасно. Если же это случится, мы пройдем через Дворец и Палату Хозяев Кармы, как маленький мальчик через большой и замечательно устроенный муравейник. Удачи! И не дай Бог, чтобы с нами были боги!

И, повернув свою лошадь, он направился вверх по дороге, и восемь копейщиков негромко напевали у него за спиной.

Князь проехал через широкие двойные ворота, распахнутые настежь; их никто не охранял. Он невольно призадумался: не просмотрел ли Стрейк каких-то секретных средств защиты.

Двор был вымощен лишь кое-где, основную его часть занимала зелень. Тут же работало несколько слуг, занятых подрезкой, стрижкой и всеми остальными садовыми процедурами. Князь прикинул, где бы разместить оружие, но подходящего места не нашел. Слуги, не прерывая работы, поглядывали на вновь прибывших.

В дальнем конце двора возвышалась черная каменная Палата. Он направился туда в сопровождении своих всадников, пока его не окликнули со ступеней самого дворца, который остался от него по правую руку.

Князь натянул поводья и обернулся в эту сторону. Увидел он человека в черном одеянии с желтым кругом на груди, с посохом из черного дерева в руках. Был он высок, могуч, лицо его, кроме глаз, было прикрыто черным.

Князь направил свою лошадь к подножию широкой лестницы.

— Я должен поговорить с Хозяевами Кармы, — заявил он.

— Тебе назначили прием? — спросил человек.

— Нет, — ответил князь, — но это очень важное дело.

— Тогда сожалею, что ты проделал все это путешествие впустую, — промолвил черный. — Необходимо назначение. Ты можешь договориться о нем в любом Храме Махаратхи.

Стукнув посохом о ступени, он повернулся и пошел прочь.

— Корчуйте сад, — велел князь своим людям, — вырубите вон те деревья, сложите их в кучу и подпалите.

Человек в черном замер, обернулся. Внизу лестницы его ждал один князь. Остальные уже двигались по направлению к деревьям.

— Не смей, — сказал человек. Князь улыбнулся.

Его люди спешились и, пройдя прямо по клумбам, начали вырубать кусты.

— Прикажи им остановиться!

— С чего бы это? Я пришел поговорить с Хозяевами Кармы, и ты заявляешь, что я не могу этого сделать. Я говорю, что могу, — и поговорю. Посмотрим, кто из нас прав.

— Прикажи им остановиться, — повторил тот, — и я передам твое послание Хозяевам.

— Стой! — крикнул князь. — Но будьте готовы начать снова.

Человек в черном поднялся по лестнице и исчез во дворце. Князь постукивал пальцами по рогу, который висел на перевязи у него на груди.

Вскоре во дворце послышалось какое-то движение и из дверей один за другим стали появляться вооруженные люди. Князь поднял рог к губам и дважды протрубил в него.

Люди были облачены в кожаные доспехи, кое-кто еще прилаживал на ходу отдельные их детали, и кожаные же колпаки. Вооружены они были маленькими овальными металлическими щитами с изображением желтого круга на черном фоне. Мечи у них были длинные, изогнутые. Воины заполнили всю лестницу и замерли, будто ожидая приказа.

Опять появился человек в черном и остановился на верхней площадке лестницы.

— Очень хорошо, — сказал он, — если ты хотел передать что-то Хозяевам, говори!

— Ты — Хозяин? — спросил князь.

— Да.

— Тогда ты, вероятно, последний из них, коли тебе приходится служить еще и привратником. Я хочу говорить со старшим.

— Твоей наглости воздастся сполна и в этой жизни, и в следующей, — заметил Хозяин.

Тут через ворота во двор въехали три дюжины копейщиков и, подъехав, выстроились с обеих сторон от князя. Те восемь, что начали было осквернять сад, вскочили в седла и придвинулись к своим товарищам, обнаженные клинки лежали у них поперек седел.

— Нам что, придется вступить в ваш дворец верхом? — поинтересовался князь. — Или же ты призовешь других Хозяев, с которыми я хочу иметь разговор?

Лицом к лицу с воинами князя на лестнице стояло около восьмидесяти человек. Хозяин, казалось, взвешивал соотношение сил. Он решил не нарушать сложившегося положения.

— Не поступай опрометчиво, — процедил он сквозь зубы, — ибо мои люди будут защищаться особо жестоким образом. Жди, пока я вернусь. Я позову остальных.

Князь набил свою трубку и закурил. Его люди замерли, как статуи, с копьями наперевес. Капельки пота заметнее всего были на лицах пеших солдат, занимавших нижние ступени.

Князь, чтобы скоротать время, заметил своим копейщикам:

— Не вздумайте хорохориться и хвастаться своим мастерством, как вы делали при последней осаде Капила. Цельтесь в грудь, а не в голову. А еще, — продолжал он, — не вздумайте, как обычно, калечить раненых и убитых — это же святое место, и его не должно осквернять подобными поступками. С другой стороны, — добавил он, — я восприму как личное оскорбление, если у нас не наберется десятка пленников для жертвоприношения Ниррити Черному, моему персональному покровителю, — конечно же, за пределами этих стен, где обряд Черного Празднества не будет столь тяжело давить на нас…

Справа раздался шум — это пехотинец, изо всех сил таращившийся на длинное копье Стрейка, потерял вдруг сознание и упал с нижней ступени.

— Стоп! — прокричал человек в черном, появившийся в этот миг на верхней площадке вместе с шестью другими, одетыми так же. — Не оскверняйте Дворец Кармы кровопролитием. Уже кровь этого павшего воина…

— Которая прилила бы к его щекам, — докончил князь, — если бы он был в сознании, — ибо он не убит.

— Чего ты хочешь? — обратившийся к нему черный человек был среднего роста, но чудовищен в обхвате. Он стоял, словно громадная темная бочка; его посох — словно аспидный перун.

— Я насчитал семь, — отвечал князь. — Насколько я понимаю, здесь проживает десять Хозяев. Где трое остальных?

— Они в данный момент на приеме в трех читальных залах Махаратхи. Что тебе нужно от нас?

— Ты здесь за старшего?

— Только Великое Колесо Закона здесь за старшего.

— Не ты ли старший представитель Великого Колеса внутри этих стен?

— Да, я.

— Очень хорошо. Я хочу поговорить с тобой с глазу на глаз — вон там, — сказал князь, указав рукой на Черные Палаты.

— Это невозможно!

Князь выбил трубку о каблук, выскреб остатки табака кончиком своего кинжала и спрятал ее обратно в кисет.

Потом он выпрямился в своем седле, сжимая в левой руке рог. Его взгляд встретился с глазами Хозяина.

— Ты абсолютно уверен в этом? — спросил он.

Рот хозяина, крохотный и яркий, искривился, артикулируя так и не произнесенные слова.

— Как скажешь, — согласился наконец он. — Пропустите меня!

Он спустился сквозь ряды воинов и остановился перед белой кобылой.

Князь ударами колен развернул ее в направлении темных Палат.

— Держать позицию! — приказал Хозяин.

— То же самое, — сказал князь своим людям. Вдвоем они пересекли двор, и князь спешился перед Палатами.

— Ты должен мне тело, — вкрадчиво промолвил он.

— О чем это ты? — сказал Хозяин.

— Я — Князь Сиддхартха из Капила, Бич Демонов.

— Сиддхартху мы уже обслужили, — был ответ.

— Ты так считаешь, — сказал князь. — Обслужили, сделав по приказу Брахмы эпилептиком. Однако это не так. Человек, которого вы обработали сегодня, — всего лишь невольный самозванец. Я — настоящий Сиддхартха, о безымянный жрец, и я пришел потребовать свое тело — сильное, без изъяну, без скрытого порока. И ты послужишь мне в этом. Послужишь вольно или невольно — но послужишь.

— Ты так считаешь?

— Я так считаю, — подтвердил князь.

— Вперед! — закричал Хозяин и взмахнул своим посохом, целясь князю в голову.

Князь увернулся от удара и отступил назад, обнажая свой клинок. Дважды он парировал им удары посоха. Но на третий раз тот попал, и, хотя посох только скользнул ему по плечу, этого хватило, чтобы потрясти князя. Он кружил вокруг белой кобылы, укрываясь за нею от Хозяина. Увертываясь, прячась за нею, он поднес ко рту рог и протрубил три раза. Звуки рога на миг покрыли звон, лязг и крики ожесточенной схватки, разгоревшейся на дворцовой лестнице. С трудом переведя дух, князь обернулся и едва успел отразить удар, который, без сомнения, размозжил бы ему череп.

— В писании сказано, — захлебываясь, выдавил из себя Хозяин, — что тот, кто отдает приказания, не обладая должной силой, чтобы заставить их выполнить, — глупец.

— Еще десять лет назад, — с трудом выдохнул князь, — ты бы ни за что не дотронулся до меня своим посохом.

И он с ожесточением принялся наносить удары, целя в посох, стремясь разрубить, расщепить его, но соперник все время ухитрялся отвести острие его клинка, и, хотя вскоре на посохе было полно зарубок, а местами князь даже снял с него стружку, в целом он не пострадал и по-прежнему являл в руках Хозяина достаточно грозное оружие.

Вдруг среди этой сечи Хозяин просто, как палкой, огрел князя посохом наискосок по левому боку, и тот почувствовал, как у него внутри треснули ребра… Он повалился на землю.

Нет худа без добра: когда князь падал, клинок выпал у него из руки и полоснул Хозяина по ногам чуть пониже колен; тот, завопив, рухнул как подкошенный.

— Мы почти на равных, — выдохнул князь. — Мой возраст против твоего жира…

И он с трудом вытащил, даже и не пытаясь подняться, свой кинжал; твердо сжать его в руке было ему не под силу.

Он оперся локтем о землю. Хозяин со слезами на глазах попытался было подняться, но тут же снова упал на колени.

И тут до них донесся стук множества подков.

— Я не глупец, — сказал князь. — И теперь я обладаю должной силой, чтобы заставить выполнить мои приказания.

— Что происходит?

— Прибыли остальные мои копьеносцы. Если бы я сразу вступил сюда со всеми своими силами, вы бы попрятались по щелям, как гекконы в груде валежника; нам бы потребовались тогда, может быть, дни и дни, чтобы обшарить ваш дворец и выкурить вас из укромных уголков. Ну а теперь ты лежишь словно у меня на ладони.

Хозяин поднял свой посох.

Князь отвел назад руку с кинжалом.

— Опусти его, — сказал он, — или я метну кинжал. Не знаю, попаду я или промахнусь, но вполне могу попасть. Ну так что, ты не побоишься сыграть, когда ставкой будет подлинная смерть, а?

Хозяин опустил свой посох.

— Подлинную смерть познаешь ты, — сказал Хозяин, — когда служители Кармы скормят псам тела твоих всадников.

Князь закашлялся и безо всякого интереса поглядел на свою кровавую слюну.

— Ну а пока обсудим политику? — предложил он.


Когда стихли звуки битвы, первым к ним приблизился Стрейк — высокий, пропыленный, в волосах у него запеклось почти столько же крови, как и на лезвии меча, — его недоверчиво обнюхала белая кобыла. Он отдал князю честь и сказал:

— Готово.

— Слышишь, Хозяин Кармы? — спросил князь. — Твои служители — вот истинная пища для псов.

Хозяин не отвечал.

— Обслужишь меня сейчас, и я сохраню тебе жизнь. Откажешься, и я лишу тебя ее.

— Обслужу, — сказал Хозяин.

— Стрейк, — распорядился князь, — пошли двоих обратно в город; одного — за Нарадой, другого — на улицу Ткачей за Яннаггом-парусинником. Из трех копейщиков у Хауканы пусть остается только один — постережет до заката Шана Ирабекского, а потом свяжет его и оставит там, а сам догоняет нас.

Стрейк улыбнулся и отсалютовал князю.

— А сейчас пришли людей, чтобы перенести меня внутрь палат и присмотреть за Хозяином.


Свое старое тело он сжег вместе со всеми остальными. Служители Кармы пали в бою все до одного. Из семи безымянных Хозяев в живых остался только толстяк. Банк спермы и яйцеклеток, резервуары для выращивания и камеры для готовых тел увезти было невозможно, зато само оборудование для переноса было демонтировано и погружено на лошадей, лишившихся в битве своих всадников. Юный князь, восседая на белой кобыле, смотрел, как челюсти пламени смыкались на телах павших. Восемь погребальных костров пылало на фоне предрассветного неба. Тот, который был парусных дел мастером, посмотрел на ближайший к воротам костер; его зажгли последним, и только сейчас языки пламени добрались до верха, где покоилась громадная туша, облаченная в черное одеяние с желтым кругом на груди. Когда пламя коснулось его и одежда начала дымиться, собака, забившаяся с поджатым хвостом под кусты в обезображенном саду, подняла к небу морду и завыла, и вой ее был очень похож на плач.

— Сегодня счет твоих грехов перешел все границы, — сказал парусный мастер.

— Но, гм, есть еще и счет молитв! — откликнулся князь. — Буду уповать на него. Хотя будущим теологам еще предстоит принять окончательное решение о правомерности этих жетонов и одноруких бандитов. А теперь — пусть Небеса соображают, что стряслось здесь сегодня. Пора отправляться, мой капитан. Пока — в горы, а там — врозь, так будет безопасней. Не знаю, какой дорогой я последую, единственно знаю, что ведет она к вратам Небес и что я должен идти по ней во всеоружии.

— Бич Демонов, — протянул его собеседник, и князь улыбнулся.

Приблизился предводитель копейщиков. Князь кивнул ему. Прозвучали выкрики приказаний.

Колонны всадников двинулись в путь, прошли через ворота Дворца Кармы, свернули с дороги и направились вверх по склону на юго-восток, удаляясь от города Махаратхи, а за спиной у них, словно утренняя заря, пылали тела их товарищей.

Глава 3

Поведано, что, когда явился Учитель, приходили послушать его учение люди всех каст — и даже животные, боги, забредал случайный святой; и уходили они оттуда укрепившись духом и праведнее, чем были. Считалось, что он обрел просветление, хотя были и такие, кто называл его мошенником, грешником, преступником или пройдохой. Не все из этих последних числились среди его врагов; но, с другой стороны, не все из тех, кто окреп духом и стал праведнее, могли быть причислены к его друзьям и сторонникам. Последователи звали его Махасаматман, и некоторые из них говорили, что он бог. И вот вскоре стало ясно, что принят он в качестве учителя, что смотрят на него с уважением; приобрел он много богатых сторонников и прославился далеко за пределами округи; стали называть его Татхагатой, что означает Тот Кто Постиг. И отметить нужно, что, хотя богиня Кали (иногда — в наиболее безобидных ее проявлениях — известная как Дурга) никогда не высказывала формального заключения касательно достижения им состояния Будды, оказала она ему честь исключительную, отрядив воздать ему свою дань не простого наемного убийцу, а святого своего палача…

Не исчезает истинная Дхамма,

пока не возрастет в мире Дхамма ложная.

Когда возрастает ложная Дхамма, вынуждает она

истинную Дхамму исчезнуть.

Самьютта-никая (П, 224)

Поблизости от города Алундила раскинулась роскошная роща, деревья с голубой корой венчала там пурпурная листва, легкостью подобная перу. Прославлена была эта роща своей красотой, а также и священным покоем, что царил под ее сенью. До его обращения принадлежала она купцу Васу, который потом предоставил ее учителю, известному и под именем Махасаматман, и под прозвищем Татхагата, и как Просветленный. В этой роще и обосновался учитель со своими последователями, и, когда проходили они среди дня по городу, никогда не оставались пустыми их чаши для подаяния.

К роще всегда стекалось и множество пилигримов. Верующие, любопытные, хищные до чужого, — все они бесконечной чередой проходили там, добираясь кто по воде, кто посуху, кто верхом, а кто пешком.

Алундил — довольно заурядный городишко. Обычными были в нем и крытые соломой лачуги, и одноэтажные деревянные халупы; немощеной оставалась главная улица, вся исчерченная шрамами от колес бесчисленных повозок; имелось в нем два больших базара и множество мелких; вокруг протянулись обширные поля злаков, принадлежащие вайшьям и обрабатываемые шудрами, казалось, что город — это остров в зелено-голубом озере; из-за большого наплыва путешественников много было в черте города постоялых дворов (но, конечно, ни один из них не мог сравниться с легендарным гостиным двором Хауканы в далекой Махаратхе); были здесь и свои святые и свои сказители; и, уж конечно, был здесь и свой Храм.

Храм расположился на невысоком холме почти в самом центре города, каждую из четырех его стен разрывали посередине огромные ворота. Они, как, собственно, и стены, были сплошь покрыты резьбой, теснящимися, смыкающимися друг с другом ярусами высеченных из камня фигур; красовались там музыканты и танцовщицы, воины и демоны, боги и богини, звери и артисты, стражи и девы, любовники во всевозможных сочетаниях и бесчисленные гибриды людей и животных. Ворота эти вели в первый, внешний двор, в котором опять же высились стены — уже со своими воротами, которые, в свою очередь, вели во второй, внутренний двор. В первом находился небольшой базар, где продавалось все необходимое для поклонения богам. Кроме того, размещалось там множество маленьких святилищ, капищ, часовен, посвященных второстепенным божествам. Чего только не было в этом дворе: попрошайствующие нищие, смеющиеся дети, медитирующие святые, сплетничающие женщины, курящиеся благовония, распевающие птахи, побулькивающие сосуды для очищения, басовито гудящие молитвоматы — все это можно было обнаружить здесь круглый день.

Ну а внутренний двор, с его величественными святилищами главных богов, являлся средоточием всей религиозной деятельности. Люди распевали или выкрикивали молитвы, бормотали стихи из вед, стояли — одни, вытянувшись в струнку, другие — на коленях, лежали, простертые ниц перед огромными каменными изваяниями, которые подчас так любовно были увиты гирляндами цветов, так густо натерты красной кункумовой пастой и окружены грудами приношений, что невозможно было догадаться, какое же божество потонуло здесь в океане осязаемого поклонения. Время от времени трубили храмовые трубы, и тогда все на минуту смолкали, чтобы оценить их эхо, затем гам возобновлялся с новой силой.

И никому не пришло бы в голову спорить, что королевой Храма была Кали. Ее высокая, изваянная из белого камня статуя в гигантском святилище господствовала над внутренним двором. Едва заметная ее улыбка, может быть, чуть презрительно снисходительная к остальным богам и их богомольцам, на свой лад приковывала взгляд не менее, чем ухмылки гирлянды черепов, свешивавшихся с ее ожерелья. В руках она сжимала кинжалы, а тело ее, схваченное художником в середине шага, казалось, не решило, не стоит ли пуститься в танец и лишь потом повергнуть пришедших к ее святилищу. Полными были ее губы, широко открытыми глаза. При свете факелов казалось, что она движется.

Поэтому немудрено было, что лицом к лицу с ее святилищем стояло святилище Ямы, бога смерти. Решено было — и достаточно логично — священнослужителями и архитекторами, что из всех божеств именно ему пристало, ни на минуту не отрываясь, весь день соизмерять свой полный решимости взгляд со встречным взглядом богини, вторя своей кривой усмешкой ее полуулыбке. Даже самые благочестивые посетители старались обычно обойти эти два святилища стороной и уж всяко не проходить между ними; а когда на город опускались сумерки, в этой части Храма воцарялись тишина и неподвижность, и не тревожил их никакой припозднившийся богомолец.

С севера, когда дохнул на округу вешний ветер, пришел сюда некто по имени Рилд. Невелик ростом, хрупкого сложения, с головой — хоть и небогат он был прожитыми годами — убеленной, должно быть, сединой, — таков был Рилд; облачен он был в обычное темное одеяние пилигрима, но, когда нашли его в канаве, где без памяти лежал он в приступе лихорадки, намотан был на его предплечье малиновый шнурок удушителя, знак его, Рилда, истинной профессии.

Пришел Рилд весной, во время празднества, в Алундил среди зелено-голубых полей, в Алундил лачуг под соломенной кровлей и одноэтажных деревянных халуп, немощеных улиц и многочисленных постоялых дворов, базаров, святых подвижников и сказителей, великого религиозного возрождения и его Учителя, молва о котором разнеслась далеко за пределы округи, — в Алундил Храма, царила в котором его покровительница.


Время празднеств.

Лет двадцать тому назад этот традиционный местный праздник не касался даже ближайших соседей. Но теперь, когда стекались сюда бесчисленные путешественники, привлеченные присутствием Просветленного, проповедующего истину Восьмеричного Пути, Фестиваль в Алундиле привлекал такое количество пилигримов, что переполнены были все комнаты и углы, где только можно было обрести приют. Владельцы палаток сдавали их внаем втридорога. Даже в конюшнях ютились люди, даже голые клочки земли сдавались как участки для временных лагерей.

Любил Алундил своего Будду. Много было городов, пытавшихся переманить его, выманить из пурпурной рощи. Шенгоду, Цветок Гор, сулил ему дворец с гаремом, лишь бы он принес свое учение на его склоны. Но Просветленный не пошел к горе. Каннака, порт на Змеиной Реке, предлагал ему слонов и корабли, городской дом и загородную виллу, лошадей и слуг, только бы он пришел и проповедовал на его пристанях. Но не пошел Просветленный к реке.

Оставался Будда у себя в роще, и все живое стекалось к нему. С годами, как откормленный дракон, все разрастался праздник — и в пространстве, и во времени, и, как чешуя оного — само мерцание, — все пышнее и многолюднее становился он. Местные брамины не одобряли антиритуалистическое учение Будды, но благодаря его присутствию переполнялась казна их, и пришлось им научиться жить в тени восседающего Учителя, не произнося слова тиртхика — еретик.

И оставался Будда у себя в роще, и все живое стекалось к нему, в том числе и Рилд.

Время празднеств.

На третий день заговорили громовыми раскатами огромные барабаны для танца катхакали. Стремительное, как пулеметные очереди, на многие мили разнеслось стаккато барабанной дроби, через поля проникло оно в город, наполнило его, наполнило собой пурпурную рощу и болотистые пустоши позади нее. Одетые в белые мундусы, барабанщики были обнажены до пояса, и на их темных торсах поблескивали капельки пота; работали они посменно, столь выматывал поддерживаемый ими могучий пульс; и ни на миг не прерывался звуковой поток, даже когда очередная смена барабанщиков выдвигалась, отдохнув, вплотную к туго натянутым на маханагары кожаным мембранам.

С наступлением темноты путешественники и горожане, пустившиеся в путь, едва заслышав перебранку барабанов, начали прибывать на праздничное поле, не менее просторное, чем поля древних сражений. Там они подыскивали себе свободное местечко и усаживались коротать время в ожидании, когда сгустится темнота и начнется драма, потягивая сладко пахнущий чай, купленный на лотках и в палатках, расставленных повсюду под деревьями.

В центре поля стоял огромный, высотой в рост человека, медный котел с маслом, через края которого свешивались фитили. Их зажгли, и они попыхивали в ответ мерцавшим у палаток актеров факелам.

Вблизи грохот барабанов становился и вовсе оглушающим, гипнотическим, а сложные, синкопированные их ритмы — коварными.

С приближением полуночи зазвучали славословящие богов песнопения, нарастающие и спадающие, следуя ритму, задаваемому барабанами; словно тенетами, оплетали они все пять человеческих чувств.

Вдруг все затихло, это в сопровождении своих монахов, чьи желтые одеяния казались в факельных отсветах оранжевыми, прибыл Просветленный. Но они отбросили на плечи капюшоны своих ряс и уселись, скрестив ноги, прямо на землю. И чуть погодя умы собравшихся вновь полностью заполнили песнопения и голоса барабанов.

Когда появились актеры, превращенные в гигантов грандиозным гримом, сопровождаемые позвякивающими при каждом шаге на лодыжках бубенцами, встретили их не аплодисментами, а одним только сосредоточенным вниманием. С самого детства начинали знаменитые танцоры катхакали учиться и акробатике, и веками устоявшимся образцам классического танца; ведомы им были и девять различных движений шеи и глаз, и сотни положений и жестов рук, необходимых для того, чтобы воссоздать на сцене древние эпические предания, повествующие о любви и битвах, о стычках богов и демонов, о героических поединках и кровавых предательствах и изменах. Музыканты громко выкрикивали строки, повествующие о захватывающих дух подвигах Рамы или братьев Пандавов, а актеры, не произнося ни единого слова, изображали их на сцене. Раскрашенные в зеленое и красное, черное и белоснежное, шествовали они по полю, и вздымались их одежды, и сверкали, отбрасывая тысячи зайчиков, в огнях светильника их огромные нимбы. Иногда светильник вдруг ярко вспыхивал или же шипел и плевался искрами, и тогда ореолы у них над головами словно переливались то небесным, то непотребным светом, полностью стирая смысл происходящего и заставляя зрителей на мгновение почувствовать, что сами они — всего лишь иллюзия, а единственно реальны в этом мире ведущие циклопический танец крупнотелые фигуры.

Танец должен был продолжаться до рассвета, чтобы завершиться с восходом солнца. Еще до зари, однако, явился со стороны города один из желторясых монахов и, проложив себе путь сквозь толпу, поведал что-то на ухо Просветленному.

Будда приподнялся было, но, как показалось, чуть подумав, уселся обратно. Он сказал что-то монаху, тот кивнул и отправился восвояси.

Невозмутим был с виду Будда, вновь погрузившийся в созерцание спектакля. Сидевший по соседству монах заметил, как постукивает он пальцами по земле, и решил, что Просветленный отсчитывает ритм тала музыкантам, ибо всем было известно, что выше он таких вещей, как нетерпение.

Но вот кончилась драма, и Сурья-солнце окрасил розами каемку Небес над восточной оконечностью окоема, и оказалось, что ушедшая ночь держала толпу в плену напряженной, пугающей грезы, от которой освободились наконец зрители — лишь затем, чтобы в усталости скитаться лунатиками весь этот день.

Лишь Будда и его последователи сразу же отправились в сторону города. Нигде не останавливались они передохнуть и прошли через весь Алундил быстрой, но исполненной достоинства походкой. Когда же вернулись они в пурпурную рощу, наказал Просветленный своим монахам отдыхать, а сам направился к небольшому павильону, расположенному в лесной чащобе.


Монах, оповестивший Будду во время представления, сидел внутри павильона. Он пытался унять приступ лихорадки, терзавшей странника, подобранного им на болотах, где он имел обыкновение прогуливаться, ибо среди болотных испарений особенно хорошо медитировалось о неизбежном разложении тела после смерти.

Татхагата разглядывал вытянувшегося перед ним на матрасе человека. У него были тонкие и бледные губы, высокий лоб, выступающие скулы, седые брови, чуть заостренные уши; и Татхагата решил, что под веками незнакомца скрываются либо серые, либо бледно-голубые, выцветшие глаза. И все его тело, оставленное на время сознанием, было каким-то… просвечивающим?.. хрупким, что ли, — может быть, отчасти из-за разъедающей его лихорадки, но нельзя было списать это его качество полностью на болезнь. Этот маленький человек отнюдь не производил впечатления того, кому подобает носить предмет, который держал сейчас Татхагата в руках. На первый взгляд вполне мог бы он показаться глубоким стариком. Но стоило приглядеться получше и осознать, что ни бесцветные его волосы, ни хрупкое телосложение не свидетельствуют о преклонном возрасте, и поразило бы в его облике что-то совершенно детское. По внешнему его виду решил Татхагата, что не обязательно ему часто бриться. Быть может, где-то у уголков рта затерялись сейчас у него непокорные морщинки. А может быть, и нет.

Татхагата поднял малиновый шнурок для удушения, носить который пристало только святому палачу богини Кали. Он пропустил шелковистое тельце шнурка между пальцев, и тот проскользнул сквозь его руку, как змея, чуть-чуть ластясь к ней. Вне всяких сомнений, ласка эта предназначалась для его горла. Почти не осознавая, что делает, он быстро скрестил руки и тут же развел их; да, именно так это и делается.

Потом он поднял взгляд на монаха, который наблюдал за ним широко открытыми глазами, улыбнулся своей непроницаемой улыбкой и отложил шнурок. Монах влажной тряпицей вытер пот с бледного чела больного.

Покоившийся на матрасе вздрогнул от прикосновения, его веки вдруг резко распахнулись. Невидящие глаза его были наполнены безумием лихорадки, но Татхагата содрогнулся, встретившись с ним взглядом.

Темными, черными, почти как антрацит, оказались они, невозможно было разобрать, где кончается зрачок и начинается радужная оболочка. Было нечто предельно противоестественное в сочетании глаз подобной мощи со столь хилым и истощенным телом.

Татхагата дотронулся до руки больного, и это было все равно что коснуться стали, холодной и неподатливой. С силой полоснул он ногтем по внешней стороне правой кисти — и на ней не осталось ни следа, ни царапинки, ноготь просто соскользнул, словно по поверхности стекла. Он надавил изо всех сил на ноготь большого пальца, а когда отпустил его — ничего не произошло, тот ни на йоту не изменил свой цвет. Казалось, что руки эти мертвы, как детали механизма.

Он продолжил обследование больного. Замеченное явление прекращалось чуть выше запястий, чтобы опять проявиться в других местах. Руки, грудь, живот, шея и отдельные части спины окунались когда-то в купель смерти, что и обеспечило их неуязвимость и несгибаемую мощь. Смертельным, конечно, было бы полное погружение в эту купель; ну а так, в обмен на частичную потерю осязания приобрел дерзнувший на подобные водные процедуры невидимый эквивалент доспехов — нагрудных, спинных, рукавиц — из крепчайшей стали. И в самом деле, был он из отборнейших убийц ужасной богини.

— Кто еще знает об этом человеке? — спросил Будда.

— Послушник Симха, — отвечал монах, — который помог мне принести его сюда.

— А он видел, — показал глазами Татхагата на малиновый шнурок, — это?

Монах кивнул.

— Тогда сходи за ним. Пусть не откладывая явится сюда. И никому ничего не рассказывай, можешь только упоминать, что один из пилигримов заболел и мы его здесь подлечиваем. Я беру на себя уход за ним и сам буду его лечить.

— Слушаю, Победоносный.

И монах спешно покинул павильон. Татхагата уселся рядом с матрасом и погрузился в ожидание.


Прошло два дня, прежде чем на убыль пошла лихорадка и рассудок вернулся в эти темные глаза. Но на протяжении этих двух дней всякий, чей путь лежал мимо павильона, мог услышать голос Просветленного, монотонно бубнившего над своим спящим пациентом, словно бы обращаясь к нему. Изредка и тот бормотал что-то бессвязное, громко говорил вдруг что-то, как всегда бывает в лихорадочном бреду.

На второй день больной вдруг открыл глаза и уставился вверх. Затем он нахмурился и повернул голову.

— Доброе утро, Рилд, — сказал Татхагата.

— Ты кто? — спросил тот неожиданно глубоким баритоном.

— Тот, кто учит пути освобождения, — был ответ.

— Будда?

— Так меня звали.

— Татхагата?

— И это имя давали мне.

Больной попытался приподняться и повалился назад. По-прежнему совершенно безмятежным было выражение его глаз.

— Откуда ты знаешь мое имя? — спросил он наконец.

— В бреду ты много разговаривал.

— Да, я был очень болен и, без сомнения, бредил. Я простудился в этом окаянном болоте.

Татхагата улыбнулся:

— Один из недостатков путешествия в одиночку: некому помочь тебе в беде.

— Ты прав, — согласился Рилд, и веки его вновь сомкнулись; он задышал глубоко и ровно.

Татхагата остался в позе лотоса, ожидая…


Когда Рилд очнулся в следующий раз, был вечер.

— Пить, — сказал он. Татхагата дал ему воды.

— Ты голоден? — спросил он.

— Нет, мне, моему желудку пока не до этого.

Он поднялся на локтях и уставился на своего попечителя. Затем повалился обратно на матрас.

— Это как раз ты, — заявил он.

— Да, — откликнулся Татхагата.

— Что ты собираешься делать?

— Накормить тебя, когда ты скажешь, что голоден.

— Я имею в виду после этого.

— Присмотреть за тем, как ты спишь, дабы ты опять не впал в бред.

— Я не о том.

— Я знаю.

— После того, как я поем, отдохну, вновь обрету свои силы — что тогда?

Татхагата улыбнулся и вытащил откуда-то из-под своей одежды шелковый шнурок.

— Ничего, — промолвил он, — совсем ничего, — и он, изящно перекинув шнурок Рилду через плечо, отвел руку.

Тот тряхнул головой и откинулся назад. Поднял руку и пробежал пальцами вдоль шнурка. Обвил им пальцы, затем запястье. Погладил его.

— Он священен, — сказал он чуть позже.

— Похоже…

— Ты знаешь, для чего он служит и какова его цель?

— Конечно.

— Почему же тогда ты не собираешься ничего делать?

— Мне нет надобности что-то делать или действовать. Все приходит ко мне. Если что-то должно быть сделано, сделать это предстоит тебе.

— Не понимаю.

— Я знаю и это.

Человек глядел в тень у себя над головой.

— Я бы попробовал поесть, — заявил он.

Татхагата дал ему бульона и хлеб, и он съел их аккуратно, чтобы его не вырвало, и его не вырвало. Тогда он выпил еще немного воды и, тяжело дыша, улегся обратно на матрас.

— Ты оскорбил Небеса, — заявил он.

— Мне ли этого не знать.

— И ты умалил славу богини, чье верховенство никогда не ставилось здесь под сомнение.

— Я знаю.

— Но я обязан тебе своей жизнью, я ел твой хлеб… Ответом ему было молчание.

— Из-за этого должен я нарушить самую святую клятву, — заключил Рилд. — Я не могу убить тебя, Татхагата.

— Выходит, я обязан своей жизнью тому факту, что ты обязан мне своей. Давай считать, что в смысле жизненных долгов мы квиты.

Рилд хмыкнул.

— Да будет так, — сказал он.

— И что же ты будешь делать теперь, когда ты отказался от своего призвания?

— Не знаю. Слишком велик мой грех, чтобы мне было дозволено вернуться. Теперь уже и я оскорбил Небеса и богиня отвернет свой лик от моих молитв.

— Коли все так случилось, оставайся здесь. По крайней мере, тут тебе будет с кем поговорить как проклятому с проклятым.

— Отлично, — согласился Рилд. — Мне не остается ничего другого.

Он вновь заснул, и Будда улыбнулся.

В следующие дни, пока неспешно разворачивался праздник, Просветленный проповедовал перед толпой пришедших в пурпурную рощу. Он говорил о единстве всех вещей, великих и малых, о законах причинности, о становлении и умирании, об иллюзии мира, об искорке атмана, о пути спасения через самоотречение и единение с целым; он говорил о реализации и просветлении, о бессмысленности брахманических ритуалов, сравнивая их формы с сосудами, из которых вылито все содержимое. Многие слушали, немногие слышали, а кое-кто оставался в пурпурной роще, чтобы принять шафранную рясу и встать на путь поиска истины.

И всякий раз, когда он проповедовал, Рилд садился поблизости, облаченный в свое черное одеяние, перетянутое кожаными ремнями, не сводя странных темных глаз с Просветленного.

Через две недели после своего выздоровления подошел Рилд к Учителю, когда тот прогуливался по роще, погрузившись в глубокие размышления. Он пристроился на шаг позади него и через некоторое время заговорил:

— Просветленный, я слушал твое учение, и слушал его с тщанием. Много я думал над твоими словами.

Учитель кивнул.

— Я всегда был верующим, — продолжал Рилд, — иначе я не был бы избран на тот пост, который не так давно занимал. С тех пор, как невозможным стало для меня выполнить свое предназначение, я почувствовал огромную пустоту. Я подвел свою богиню, и жизнь потеряла для меня всякий смысл. Учитель молча слушал.

— Но я услышал твои слова, — сказал Рилд, — и они наполнили меня какой-то радостью. Они показали мне другой путь к спасению, и он, как я чувствую, превосходит тот путь, которому я следовал доселе.

Будда всматривался в его лицо, слушая эти слова.

— Твой путь отречения — строгий путь. И он — правильный. Он соответствует моим надобностям. И вот я прошу дозволения вступить в твою общину послушников и следовать твоему пути.

— Ты уверен, — спросил Просветленный, — что не стремишься просто наказать самого себя за то, что отягчает твое сознание, приняв обличие неудачи или греха?

— В этом я уверен, — промолвил Рилд. — Я вобрал в себя твои слова и почувствовал истину, в них содержащуюся. На службе у богини убил я больше мужчин, чем пурпурных листьев вот на этом кусте. Я даже не считаю женщин и детей. И меня нелегко убедить словами, ибо слышал я их слишком много, произносимых на все голоса, слов упрашивающих, спорящих, проклинающих. Но твои слова глубоко меня затронули, и далеко превосходят они учение браминов. С великой радостью стал бы я твоим палачом, отправляя на тот свет твоих врагов шафрановым шнурком — или клинком, или копьем, или голыми руками, ибо сведущ я во всяком оружии, три жизненных срока посвятив изучению боевых искусств, — но я знаю, что не таков твой путь. Для тебя жизнь и смерть — одно, и не стремишься ты уничтожить своих противников. И поэтому домогаюсь я вступления в твой орден. Для меня его устав не так суров, как для многих. Они должны отказаться от дома и семьи, происхождения и собственности. Я же лишен всего этого. Они должны отказаться от своей собственной воли, что я уже сделал. Все, чего мне не хватает, это желтая ряса.

— Она твоя, — сказал Татхагата, — с моим благословением.

Рилд обрядился в желтую рясу буддистского монаха и с усердием предался посту и медитации. Через неделю, когда празднества близились к концу, он, захватив с собой чашу для подаяний, отправился с другими монахами в город. Вместе с ними он, однако, не вернулся. День сменился сумерками, сумерки — темнотой. По округе разнеслись последние ноты храмового нагасварама, и многие путешественники уже покинули праздник.

Долго, долго бродил погруженный в размышления Будда по лесу. Затем пропал и он.

Вниз из рощи, оставив позади болота, к городу Алундилу, над которым затаились скалистые холмы, вокруг которого раскинулись зелено-голубые поля, в город Алундил, все еще взбудораженный путешественниками, многие из которых напропалую бражничали, вверх по улицам Алундила, к холму с венчающим его Храмом шел Просветленный.

Он вошел в первый двор, и было там тихо. Ушли отсюда и собаки, и дети, и нищие. Жрецы спали. Один-единственный дремлющий служитель сидел за прилавком на базаре. Многие из святилищ стояли сейчас пустыми, их статуи были перенесены на ночь внутрь. Перед другими на коленях стояли запоздалые богомольцы.

Он вступил во внутренний двор. Перед статуей Ганеши на молитвенном коврике восседал погруженный в молитву аскет. Он медитировал в полной неподвижности, и его самого тоже можно было принять за изваяние. По углам двора неровным пламенем горели фитили четырех заправленных маслом светильников, их пляшущие огни лишь подчеркивали густоту теней, в которых утонуло большинство святилищ. Маленькие светлячки, огоньки, зажженные особенно благочестивыми богомольцами, бросали мимолетные отсветы на статуи их покровителей.

Татхагата пересек двор и замер перед горделиво занесшейся надо всем остальным фигурой Кали. У ног ее мерцал крохотный светильник, и в его неверном свете призрачная улыбка богини, когда она смотрела на представшего перед ней, казалась податливой и переменчивой.

Перекинутый через ее простертую руку, петлей охватывая острие кинжала, висел малиновый шнурок.

Татхагата улыбнулся богине в ответ, и она, показалось, чуть ли не нахмурилась на это.

— Это — заявление об отставке, моя дорогая, — заявил он. — Ты проиграла этот раунд.

Она вроде бы кивнула в знак согласия.

— Я весьма польщен, что за такой короткий срок добился столь высокого признания, — продолжал он. — Но даже если бы ты и преуспела, старушка, это не принесло бы тебе особых плодов. Теперь уже слишком поздно. Я запустил нечто, чего тебе не остановить. Древние слова услышаны слишком многими. Ты думала, они утрачены, — и я тоже. Но мы оба ошибались. Да, религия, при помощи которой ты правишь, чрезвычайно стара, богиня, но почтенна и традиция моего протеста. Так что зови меня протестантом — или диссидентом — и помни: я теперь уже больше, нежели просто человек. Спокойной ночи.

И он покинул Храм, ушел из святилища Кали, где спину ему буравил неотвязный взгляд Ямы.

Прошло еще много месяцев, прежде чем произошло чудо, а когда это случилось, то чудом оно не показалось, ибо медленно вызревало оно все эти месяцы.

Рилд, пришедший с севера, когда вешние ветры веяли над просыпающейся землей, а на руке его была смерть, в глубине глаз — черный огонь; Рилд — с белесыми бровями и остренькими ушами — заговорил однажды среди дня, когда вслед за ушедшей весной пришли долгие летние дни и напоили все под Мостом Богов летним зноем. Он заговорил неожиданно глубоким баритоном, отвечая на заданный ему каким-то путешественником вопрос.

За которым последовал второй, а потом и третий.

И он продолжал говорить, и еще несколько монахов и какие-то пилигримы собрались вокруг него. За вопросами, которые задавали ему уже они все, следовали ответы, и разрастались эти ответы, и становились все длиннее и длиннее, ибо превращались в притчи, примеры, аллегории.

И сидели они у его ног, и странными затонами ночи стали его темные глаза, и голос его вещал словно с Небес, ясный и мягкий, мелодичный и убедительный.

Выслушав его, путники отправились дальше. Но по дороге встречали они других путешественников и переговаривались с ними; и вот еще не кончилось лето, когда стали пилигримы, стекающиеся в пурпурную рощу, просить о встрече с этим учеником Будды, о том, чтобы послушать и его слова.

Татхагата стал проповедовать с ним по очереди. Вместе учили они Восьмеричному Пути, прославляли блаженство нирваны, открывали глаза на иллюзорность мира и на те цепи, которые накладывает он на человека.

А потом пришла пора, когда раз за разом уже сам сладкоречивый Татхагата вслушивался в слова своего ученика, который вобрал в себя все, о чем проповедовал его Учитель, долго и глубоко над этим медитировал и ныне словно обнаружил доступ к таинственному морю; погружал он свою твердую, как сталь, руку в источник сокровенных вод истины и красоты, а потом кропил ими слушателей.

Минуло лето. Теперь не оставалось никаких сомнений, что просветления достигли двое: Татхагата и его маленький ученик, которого они звали Сугата. Говорили даже, что обладал Сугата даром целителя, что, когда глаза его странно светились, а ледяные руки касались вывихнутых или скрюченных членов, те вправлялись или выпрямлялись сами собой. Говорили, что однажды во время проповеди Сугаты к слепому вернулось зрение.

В две вещи верил Сугата, и были это Путь Спасения и Татхагата, Будда.

— Победоносный, — сказал он ему однажды, — пуста была моя жизнь, пока ты не наставил меня на Путь Истины. Твое просветление, когда ты еще не начал учить, было ли оно как яркое пламя, как грохочущий водопад — и ты всюду, и ты часть всего: облаков и деревьев, зверей в лесу и всех людей, снега на горных вершинах и костей, белеющих в поле?

— Да, — сказал Татхагата.

— Я тоже знаю радость всего, — сказал Сугата.

— Да, я знаю, — сказал Татхагата.

— Я вижу теперь, почему ты сказал однажды, что все приходит к тебе. Принести в мир подобное учение — понятно, почему тебе завидовали боги. Бедные боги! Их надо пожалеть. Ну, да ты знаешь. Ты знаешь все.

Татхагата не ответил.


И вновь вернулось все на круги своя, минул год, как явился второй Будда, опять повеяли вешние ветры… и донесся однажды с Небес ужасающий вопль.

Горожане Алундила высыпали на улицы и уставились в небо. Шудры в полях бросили свою работу и задрали кверху головы. В Храме на холме наступила вдруг мертвая тишина. В пурпурной роще за городом монахи обшаривали взглядами горизонт.

Он мерил небо, рожденный властвовать ветрами… С севера пришел он — зеленый и красный, желтый и коричневый… Танцуя, парил он воздушной дорогой…

Раздался новый вопль и биение могучих крыл — это набирал он высоту, чтобы взмыть над облаками крохотной черной точкой.

А потом ринулся вниз, вспыхнув пламенем, пылая и сверкая всеми своими цветами, все увеличиваясь. Немыслимо было поверить, что может существовать живое существо подобных размеров, подобной стати, подобного великолепия…

Наполовину дух, наполовину птица, легенда, что застит небо…

Подседельный, вахана Вишну, чей клюв сминает колесницы, будто те сделаны из бумаги.

Великая птица, сам Гаруда кружил над Алундилом.

Покружил и скрылся за скалистыми холмами, что маячили у горизонта.

— Гаруда! — слово это пронеслось по городу, по полям, по Храму, по роще.

Если только он летел один: каждому было известно, что управлять Гарудой мог только кто-либо из богов.

И наступила тишина. После оглушающего клекота, бури, поднятой его крылами, голоса сами собой понизились до шепота.

Просветленный стоял на дороге неподалеку от своей рощи, и глядел он не на суетящихся вокруг него монахов, а на далекую цепь скалистых холмов.

Сугата подошел и встал рядом с ним.

— Всего прошлой весной… — промолвил он. Татхагата кивнул.

— Рилд не справился, — сказал Сугата, — что же новое заготовили Небеса?

Будда пожал плечами.

— Я боюсь за тебя, Учитель, — продолжал Сугата. — За все мои жизни ты был моим единственным другом. Твое учение даровало мне мир и покой. Почему они не могут оставить тебя в покое? Ты — самый безобидный из людей, а твое учение — самое кроткое. Ну какое зло мог бы ты им причинить?

Его собеседник отвернулся.

В этот миг, оглушительно хлопая могучими крыльями, Гаруда опять показался над холмами; из его раскрытого клюва вырвался пронзительный крик. На этот раз он не кружил над городом, а сразу стал набирать высоту и исчез на севере. Такова была его скорость, что уже через несколько мгновений на небосклоне от него не осталось и следа.

— Седок спешился и остался за холмами, — прокомментировал Сугата.

Будда углубился в пурпурную рощу.


Пешком явился он из-за холмов — неспешным шагом. По камням спускался он к переправе, и бесшумно ступали по вьющейся по скалам тропке его красные кожаные сапоги.

Впереди раздавался шум бегущей воды, там небольшая горная речка перерезала его путь. Отбрасывая назад небрежным движением плеча развевающийся кроваво-красный плащ, направлялся он к повороту, за которым тропинка терялась из виду; над малиновым кушаком поблескивал рубиновый набалдашник эфеса его сабли.

Обогнув каменную громаду, он замер.

Кто-то ждал впереди, стоя у перекинутого через поток бревна.

На миг глаза его сузились, и тут же он двинулся дальше.

Перед ним стоял щуплый, невысокий человек в темном одеянии пилигрима, перетянутом кожаными ремнями, к которым был привешен короткий кривой клинок из светлой стали. Голова человека была выбрита наголо — вся, кроме одного маленького локона белых волос. Белели и брови над темными его глазами, бледна была кожа, острыми казались уши.

Путник поднял руку, приветствуя встречного.

— Добрый день, пилигрим, — сказал он.

Тот не ответил, но, шагнув вперед, загородил дорогу, встав перед бревном, что лежало поперек потока.

— Прости меня, добрый пилигрим, но я собираюсь переправиться здесь на другой берег, а ты мне мешаешь, — промолвил путник.

— Ты ошибаешься, Великий Яма, если думаешь, что пройдешь здесь, — возразил тот.

Красный широко улыбнулся, обнажив ровный ряд белоснежных зубов.

— Всегда приятно, когда тебя узнают, — признал он, — даже если это и сопровождается ошибками касательно всего остального.

— Я не фехтую словами, — сказал человек в черном.

— Да? — и он поднял брови с преувеличенно вопросительным выражением. — Ну а чем же вы фехтуете, сэр? Уж не этим ли погнутым куском металла, что вы на себя нацепили?

— Именно им.

— В первый момент я принял его просто за какой-то варварский молитвенный жезл. Я понимаю так, что весь этот район переполнен странными культами и примитивными сектами. И на миг я принял тебя за адепта одного из этих суеверий. Но если, как ты говоришь, это и в самом деле оружие, тогда ты, должно быть, умеешь им пользоваться?

— До некоторой степени, — ответил человек в черном.

— Ну, тогда хорошо, — сказал Яма, — ибо мне не хотелось бы убивать человека, не знающего, что к чему. Однако я считаю себя обязанным указать, что, когда ты предстанешь перед Высшим в ожидании суда, тебе будет засчитано самоубийство.

Его визави едва заметно улыбнулся.

— Как только ты будешь готов, бог смерти, я облегчу освобождение твоего духа от плотской его оболочки.

— В таком случае только один пункт, — сказал Яма, — и я тут же прекращу нашу беседу. Скажи, какое имя передать жрецам, чтобы они знали, по кому провести заупокойные обряды.

— Я совсем недавно отказался от своего последнего имени, — ответил пилигрим. — По этой причине августейший супруг Кали должен принять свою смерть от безымянного.

— Рилд, ты безумец, — сказал Яма и обнажил свой клинок.

Так же поступил и человек в черном.

— И надлежит, чтобы ты пошел на смерть безымянным, ибо ты предал свою богиню.

— Жизнь полна предательств, — ответил тот, не начиная боя. — Противодействуя тебе — причем в такой форме, — я предаю учение моего нового господина. Но я должен следовать велениям моего сердца. Ни мое старое, ни мое новое имя не подходят, стало быть, мне, и они незаслуженны, — так что не зови меня по имени!

И клинок его обратился в пламя, пляшущее повсюду, сверкающее и грохочущее.

Под неистовым натиском Яма отступил назад, пятясь шаг за шагом, успевая проделать лишь минимальные движения кистью, чтобы парировать сыплющийся на него град ударов.

Затем, отступив на десять шагов, он остановился, и они фехтовали на месте. Парировал он чужие удары лишь с чуть большей силой, зато ответные его выпады стали более неожиданными и перемежались финтами и внезапными атаками.

По всем канонам воинского искусства, как на параде, взлетали в воздух их клинки, пока, наконец, пот сражающихся ливнем не пролился на камни; и тогда Яма перешел в атаку, не спеша, медленно вынуждая соперника отступать. Шаг за шагом отвоевывал он потерянное вначале расстояние.

Когда вновь очутились они на том самом месте, где нанесен был первый удар, Яма признал сквозь лязг стали:

— Отменно выучил ты свои уроки, Рилд! Даже лучше, чем я думал! Поздравляю!

Пока он говорил, соперник его провел тщательно продуманную комбинацию финтов и самым кончиком своего клинка рассек ему плечо; появившуюся кровь трудно было заметить на красной одежде.

В ответ Яма прыгнул вперед, единственным ударом раскрыв защиту противника, и нанес ему сбоку такой удар, который вполне мог бы просто снести голову с плеч.

Человек же в черном опять принял защитную позицию, потряс головой и, парировав очередную атаку, сделал ответный выпад, который, в свою очередь, был парирован.

— Итак, горлышко твое обмакнули в купель смерти, — сказал Яма. — Поищем тогда иных путей, — и его клинок пропел еще более стремительную мелодию, когда он испробовал выпад снизу вверх.

Всей ярости этого клинка, позади которого стояли века и мастера многих эпох, дал тогда выход Яма. Однако соперник встречал его атаки и парировал все возрастающее число ударов и выпадов, отступая, правда, все быстрее и быстрее, но не подпуская к себе хищную сталь и время от времени совершая ответные выпады.

Он отступал, пока не очутился на берегу потока. Тогда Яма замедлил свои движения и прокомментировал:

— Полвека назад, когда ты ненадолго стал моим учеником, я сказал себе: «У него задатки мастера». Я не ошибся, Рилд. Ты, быть может, величайший боец на мечах, появившийся на моей памяти. Наблюдая твое мастерство, я почти готов простить тебе отступничество. В самом деле, жаль…

И он сделал ложный выпад в незащищенную грудь, в последний момент клинок его нырнул под поставленный блок и обрушил свое лезвие на запястье соперника.

Бешено размахивая своим ятаганом и целя в голову Ямы, человек в черном отпрыгнул назад и оказался у самого бревна, что лежало поперек расселины, в которой бурлил поток.

— И рука тоже! В самом деле, Рилд, богиня расщедрилась в своем покровительстве. Попробуем это!

Сталь взвизгнула, когда он поймал клинок соперника в железный захват, и, вырвавшись на волю, рассекла тому бицепс.

— Ага! Тут пробел! — вскричал он. — Попробуем еще!

Клинки их сцеплялись и расходились, увертывались, кололи, рубили, парировали, отвечали ударом на удар.

Яма в ответ на изощренную атаку противника ушел в глухую защиту и тут же ответил, его более длинный, чем у соперника, клинок снова испил крови из предплечья.

Человек в черном вступил на бревно, с размаху рубанув в направлении головы Ямы, но тот легко отбил его клинок в сторону. Еще более ужесточив свои атаки, Яма вынудил его отступить по бревну и тут же ударил ногой по его лежащей на берегу оконечности.

Противник отпрыгнул назад и очутился на другом берегу. Едва коснувшись земли, он тоже пнул ногой бревно, и то сдвинулось с места.

Прежде чем Яма мог вскочить на него, оно покатилось, соскользнуло с берега и рухнуло в поток; вынырнув через миг на поверхность, оно поплыло по течению на запад.

— Да тут всего семь или восемь футов, Яма! Прыгай! — закричал человек в черном.

Бог смерти улыбнулся.

— Отдышись-ка, пока можешь, — посоветовал он. — Из всех даров богов дыхание — наименее оцененный. Никто не слагает ему гимнов, никто не возносит молитв к доброму воздуху, дышат которым наравне принц и нищий, хозяин и его пес. Но Боже упаси оказаться без него! Цени, Рилд, каждый свой вздох, словно последний, ибо не далек он уже от тебя!

— Говорят, что мудр ты в вопросах этих, Яма, — сказал тот, кого звали когда-то Рилд и Сугата. — Как говорят, ты — бог, чье царство — смерть, и знание твое простирается за пределы понимания смертных. Поэтому хотел бы я расспросить тебя, покуда праздно стоим мы здесь.

Не улыбнулся на это Яма насмешливой своей улыбкой, как отвечал он на все предыдущие слова противника. Для него в этом было нечто ритуальное.

— Что хочешь ты узнать? Обещаю тебе дар вопрошания смерти.

И тогда древними словами Катха упанишады запел тот, кого некогда звали Рилд и Сугата:

— «Сомнения гложут, когда человек мертв. Одни говорят: он все еще есть. Другие: его нет. Да узнаю я это, обученный тобою».

Древними словами ответствовал и Яма:

— «Даже боги в сомнении здесь. Нелегко понять это, ибо тонка природа атмана. Задай другой вопрос, не обременяй меня, освободи от этого».

— «Прости мне, если превыше всего для меня это, о Антака, но не найти мне другого наставника в этом, равного тебе. Нет никакого другого дара, коего бы жаждал я ныне».

— «Держи свою жизнь и ступай своим путем. — И с этими словами Яма заткнул свой клинок за пояс. — Я избавляю тебя от судьбы твоей. Выбери себе сыновей и внуков, выбери слонов, лошадей, бесчисленные стада и злато. Выбери любой другой дар — пригожих красавиц, сладкозвучные инструменты. Все дам я тебе, и пусть служат они тебе. Но не спрашивай меня о смерти».

— «О Смерть, — пропел в ответ облаченный в черное, — преходяще все это и завтра исчезнет. Пусть же у тебя остаются красавицы, лошади, танцы и пение. Не приму я другого дара, кроме избранного мною, — поведай же мне, о Смерть, о том, что лежит за пределами жизни, о том, в чем сомневаются и люди, и боги».

Замер Яма и не стал продолжать древний текст.

— Хорошо же, Рилд, — сказал он, и глаза его впились в глаза собеседника, — но неподвластно царство сие словам. Я должен тебе показать.

И так они замерли на мгновение; потом человек в черном пошатнулся. Он судорожно поднес руку к лицу, прикрывая глаза, и из груди его вырвалось единственное сдавленное всхлипывание.

И тогда Яма сбросил с плеч свой плащ и метнул его, словно сеть, через поток.

Тяжелые швы помогли плащу, как тенетам, опутать свою цель.

Силясь высвободиться, услышал человек в черном звуки быстрых шагов и затем удар рядом с собой — это красные сапоги Ямы приземлились на его стороне потока. Сбросив наконец с себя плащ, он успел парировать новую атаку Ямы. Почва у него за спиной постепенно повышалась, и он отступал все дальше и дальше, покуда склон не стал круче и голова Ямы не оказалась на уровне его пояса. Тогда он обрушил сверху на соперника шквал атак. Но Яма медленно и неуклонно продолжал взбираться в гору.

— Бог смерти, бог смерти, — пропел маленький воитель, — прости мне мой дерзкий вопрос и скажи мне, что ты не солгал.

— Скоро ты сам узнаешь об этом, — ответил тот, нанося удар ему по ногам.

И еще один удар обрушил на него Яма, удар, который разрубил бы иного пополам и рассек его сердце, но лишь скользнул клинок по груди соперника.

Добравшись до места, где склон был разворочен, маленький боец обрушил на своего противника поток земли и гравия, снова и снова швыряя и спихивая их вниз. Яма заслонил глаза левой рукой, но тут на него посыпались уже и камни, и увесистые обломки скал. Они скатывались по склону, и, когда какие-то из них подвернулись ему под ноги, он потерял равновесие, упал и начал сползать по склону вниз. К этому времени человеку в черном удалось уже столкнуть несколько больших камней и даже один валун, он бросился вниз следом за ними с высоко занесенным мечом.

Яма понял, что не успевает подняться и встретить атаку, поэтому он перекатился и соскользнул к самому потоку. Затормозить ему удалось уже на самом краю, но тут он увидел, что на него катится валун, и попытался уклониться от встречи с ним. В этом он, оттолкнувшись от земли обеими руками, преуспел, но сабля, которую он выронил, упала в воду.

Выхватив кинжал, он с трудом успел привстать на корточки и, пошатнувшись, отразил рубящий удар подоспевшего противника. Снизу донесся всплеск от падения валуна.

Левая рука его метнулась вперед и сомкнулась на запястье, направлявшем ятаган. Он попытался ударить кинжалом, но теперь уже его рука оказалась в тисках чужих пальцев.

Они так и замерли, меряясь силой мышц, пока Яма вдруг резко не присел и не перекатился по склону, перебросив противника через себя.

Оба, однако, не ослабили захвата и покатились по склону. Кромка расселины придвинулась к ним, надвинулась, исчезла у них за спиной.

Когда они вынырнули на поверхность, судорожно глотая воздух широко открытыми ртами, в их стиснутых руках не осталось ничего, кроме воды.

— Кончишь крещением, — сказал Яма и ударил левой.

Противник блокировал удар и нанес ответный.

Течение сносило их влево, пока они не ощутили наконец под ногами каменистое ложе реки, и далее они бились, бредя вдоль по течению.

Река постепенно расширялась, стало мельче, вода теперь бурлила где-то у пояса. Местами берега подступали к воде уже не так отвесно.

Яма наносил удар за ударом, и кулаками, и ребром ладони; но с таким же успехом можно было колошматить статую, ибо тот, кто был когда-то святым палачом Кали, принимал все удары с полнейшим равнодушием, ничуть не меняясь в лице, и возвращал их назад с силой, способной раздробить кости. Большинство ударов замедлялось противодействием воды или блокировалось Ямой, но один пришелся прямо под ребра, а другой, скользнув по левому плечу, угодил ему точнехонько в скулу.

Яма откинулся назад, словно стартовал в заплыве на спине, чтобы выбраться на более мелкое место. Не отставая, ринулся за ним и противник — и тут же наткнулся неуязвимым своим животом на красный сапог Ямы; одновременно схватил его бог смерти спереди за одежду и изо всех сил рванул на себя. Перелетев по инерции через голову Ямы, он с размаху упал спиной на выступающий из воды пласт твердой как камень ископаемой глины.

Яма привстал на колени и обернулся — как раз вовремя, ибо соперник его уже поднялся на ноги и выхватил из-за пояса кинжал. Лицо его по-прежнему оставалось невозмутимым, когда замер он в низкой стойке.

На миг глаза их встретились, но на сей раз человек в черном не дрогнул.

— Теперь, Яма, могу я встретить смертоносный твой взгляд, — сказал он, — и не отшатнуться. Ты слишком многому научил меня!

Но когда ринулся он вперед, руки Ямы соскользнули с пояса, захлестнув влажный кушак, как хлыст, вокруг бедер соперника.

Пошатнувшись, тот выронил кинжал, и Яма, дотянувшись, обхватил и изо всех сил прижал его, пока оба они падали, к себе, отталкиваясь при этом ногами, чтобы выбраться на глубокое место.

— Никто не слагает гимнов дыханию, — пробормотал Яма, — но увы, тому, кому его не хватает!

И он нырнул вглубь, и точно стальные петли, сжимали соперника его руки.

Позже, много позже, когда поднялась у самого потока промокшая насквозь фигура, говорил он ласково, но с трудом переводя дыхание:

— Ты был — величайшим — кто восстал против меня — за все века, что я могу припомнить… До чего же жаль…

Затем, перейдя поток, продолжил он свой путь через скалистые холмы — неспешным шагом.


В Алундиле путник остановился в первой попавшейся таверне. Он снял комнату и заказал ванну. Пока он мылся, слуга вычистил его одежду.

Перед тем как пообедать, он подошел к окну и выглянул на улицу. Воздух был пропитан запахом ящеров, снизу доносился нестройный гам множества голосов.

Люди покидали город. Во дворе у него за спиной готовился поутру отправиться в путь один из караванов. Сегодня кончался весенний фестиваль. Внизу, на улице, распродавали остатки своих товаров коммерсанты, матери успокаивали уставших детишек, а местный князек возвращался со своими людьми с охоты, к резвому ящеру были приторочены трофеи: два огнекочета. Он смотрел, как усталая проститутка торгуется о чем-то с еще более усталым жрецом, как тот трясет головой и в конце концов, не сговорившись, уходит прочь. Одна из лун стояла уже высоко в небе и казалась сквозь Мост Богов золотой, а вторая, меньшая, только появилась над горизонтом. В вечернем воздухе потянуло прохладой, и к нему сквозь все городские запахи донесся сложный аромат весеннего произрастания: робких побегов и нежной травы, зелено-голубой озими, влажной почвы, мутных паводковых ручьев. Высунувшись из окна, ему удалось разглядеть на вершине холма Храм.

Он приказал слуге подать обед в комнату и сходить за местным торговцем.

Из принесенных им образцов он в конце концов выбрал длинный изогнутый клинок и короткий прямой кинжал; и то, и другое засунул он за пояс.

Потом он вышел из харчевни и отправился вдоль по немощеной главной улице, наслаждаясь вечерней прохладой. В подворотнях и дверях обнимались влюбленные. Он миновал дом, где над умершим причитали плакальщики. Какой-то нищий увязался за ним и не отставал с полквартала, пока, наконец, он не оглянулся и не посмотрел ему в глаза со словами: «Ты не калека», и тот бросился прочь и затерялся в толпе прохожих. В небе вспыхнули первые огни фейерверка, спадая до самой земли длинными, вишневого цвета лентами призрачного света. Из Храма доносились пронзительные звуки нагасварамов и комбу. Какой-то человек, споткнувшись о порог дома, чуть задел его, и он одним движением сломал ему запястье, почувствовав его руку на своем кошельке. Человек грязно выругался и позвал на помощь, но он отшвырнул его в сточную канаву и пошел дальше, одним мрачным взглядом отогнав еще двух сообщников.

Наконец пришел он к Храму, мгновение поколебался и вошел внутрь.

Во внутренний двор он вступил следом за жрецом, переносившим внутрь из наружной ниши маленькую статую, почти статуэтку.

Оглядев двор, он стремительно направился прямо к статуе богини Кали. Долго изучал он ее, вынув свой клинок и положив его у ног богини. Когда же наконец поднял его и повернулся, чтобы уйти, то увидел, что за ним наблюдает жрец. Он кивнул ему, и тот немедленно подошел и пожелал ему доброго вечера.

— Добрый вечер, жрец, — ответил Яма.

— Да освятит Кали твой клинок, воин.

— Спасибо. Уже сделано. Жрец улыбнулся:

— Ты говоришь, будто знаешь это наверняка.

— А это с моей стороны самонадеянно, да?

— Ну, это производит не самое, скажем, лучшее впечатление.

— И тем не менее я чувствую, как сила богини снисходит на меня, когда я созерцаю ее святилище.

Жрец пожал плечами.

— Несмотря на мою службу, — заявил он, — я могу обойтись без подобного чувства силы.

— Ты боишься силы?

— Признаем, — сказал жрец, — что, несмотря на все его величие, святилище Кали посещается много реже, чем святилища Лакшми, Шакти, Шиталы, Ратри и других не столь ужасных богинь.

— Но она же не чета им всем.

— Она ужаснее их.

— Ну и? Несмотря на свою силу, она же справедливая богиня.

Жрец улыбнулся:

— Неужто человек, проживший больше двух десятков лет, желает справедливости? Что касается меня, например, я нахожу бесконечно более привлекательным милосердие. Ни дня не прожить мне без всепрощающего божества.

— Здорово сказано, — признал Яма, — но я-то, как ты сказал, воин. Моя собственная природа близка ее натуре. Мы думаем схоже, богиня и я. Мы обычно приходим к согласию по большинству вопросов. А когда нет — я вспоминаю, что она к тому же и женщина.

— Хоть я живу здесь, — заметил жрец, — однако не говорю так по-свойски о своих подопечных, о богах.

— На публике, конечно, — откликнулся его собеседник. — Не рассказывай мне басен о жрецах. Я пивал с многими из вашей братии и знаю, что вы такие же богохульники, как и все остальные.

— Всему найдется время и место, — пробормотал, косясь на статую Кали, жрец.

— Ну да, ну да. А теперь скажи мне, почему не чищен цоколь святилища Ямы? Он весь в пыли.

— Его подметали только вчера, но с тех пор столько людей прошло перед ним… и вот результат.

Яма улыбнулся:

— А почему нет у его ног никаких приношений?

— Никто не преподносит Смерти цветы, — сказал жрец. — Приходят только посмотреть — и уходят назад. Мы, жрецы, живо ощущаем, как удачно расположены две эти статуи. Жуткую пару они составляют, не так ли? Смерть и мастерица разрушения?

— Команда что надо, — был ответ. — Но не имеешь ли ты в виду, что никто не совершает Яме жертвоприношений? Вообще никто?

— Если не считать нас, жрецов, когда нас подталкивает церковный календарь, да случайных горожан, когда кто-то из их любимых находится на смертном одре, а ему отказали в прямой инкарнации, — если не считать подобных случаев, нет, я никогда не видел совершаемого Яме жертвоприношения — совершаемого просто, искренне, по доброй воле или из приязни.

— Он должен чувствовать себя обиженным.

— Отнюдь, воин. Ибо разве все живое — само по себе — не есть жертва Смерти?

— В самом деле, правду говоришь ты. Какая ему надобность в доброй воле или приязни? К чему дары, ежели он берет, что захочет?

— Как и Кали, — согласился жрец. — И в казусе этих двух божеств часто нахожу я оправдание атеизму. К сожалению, слишком сильно проявляют себя они в этом мире, чтобы удалось всерьез отрицать их существование. Жаль.

Воин рассмеялся:

— Жрец, который верит наперекор желанию! Мне это по душе. Ты рассмешил меня до упаду. Вот, купи себе бочонок сомы — на нужды жертвоприношений.

— Спасибо, воин. Я так и поступлю. Не присоединишься ли ты ко мне в маленьком возлиянии — за Храм — прямо сейчас?

— Клянусь Кали, да! — воскликнул тот. — Но только чуть-чуть.

Он отправился следом за жрецом в центральное здание и там по ступенькам в погреб, где тут же был вскрыт бочонок сомы, вынуты два кубка.

— За твое здоровье и долгую жизнь, — сказал Яма, поднимая один из них.

— За твоих жутких покровителей — Яму и Кали, — сказал жрец.

— Спасибо.

Они проглотили крепкий напиток, и жрец налил еще по одной.

— Чтобы ты не замерз по ночной прохладе.

— Отлично.

— Хорошо, что эти путешественники наконец разъезжаются, — промолвил жрец. — Их набожность обогащает Храм, но они так утомляют всю прислугу.

— За отбытие пилигримов!

— За отбытие пилигримов! И они опять выпили.

— Я думал, большинство из них приходят поглазеть на Будду, — сказал Яма.

— Так оно и есть, — ответил жрец, — но, с другой стороны, они не хотят перечить и богам. И вот перед тем как посетить пурпурную рощу, они обычно совершают жертвоприношения или дарения в Храме.

— А что тебе известно о так называемом Татхагате и его учении?

Тот отвел взгляд в сторону.

— Я жрец богов и брамин, воин. Я не хочу говорить об этом.

— Значит, он достал и тебя?

— Хватит! Я же сказал тебе, что это не та тема, которую я буду обсуждать.

— Это не имеет значения — и вскоре будет иметь еще меньше. Благодарю тебя за сому. Добрый тебе вечер, жрец.

— Добрый вечер и тебе, воин. Пусть с улыбкой взирают боги на твой путь.

— И на твой тоже.

И, поднявшись по ступенькам, покинул он Храм и продолжил свой путь через город — неспешным шагом.


Когда пришел он в пурпурную рощу, в небесах стояло уже три луны, за деревьями колебалось пламя маленьких костров, в небе над городом светился бледный цветок призрачного огня, влажный ветерок пошевеливал листву у него над головой.

Бесшумно вступил он в рощу.

Когда вышел он на освещенную поляну, оказалось, что лицом к нему сидели там ряд за рядом одинаковые фигуры. Каждый облачен был в желтую рясу с желтым капюшоном, скрывавшим лицо. Сотни их сидели там, и ни один не издал ни звука.

Он подошел к ближайшему.

— Я пришел повидать Татхагату, Будду. Тот, казалось, его не услышал.

— Где он? Никакого ответа.

Он нагнулся и заглянул в полузакрытые глаза монаха. Он попытался было пронзить его взглядом, но похоже было, что монах спал, ибо ему не удалось даже встретиться с ним глазами.

Тогда возвысил он голос, чтобы все в пурпурной роще могли его услышать.

— Я пришел повидать Татхагату, Будду, — сказал он. — Где он?

Казалось, что обращался он к полю камней.

— Вы что, думаете так спрятать его от меня? — воззвал он. — Вы думаете, что коли вас много и одеты вы все одинаково — и если вы не будете мне отвечать, — я из-за этого не смогу отыскать его среди вас?

Лишь ветер вздохнул в ответ ему, пришел из-за рощи. Заколебались огни, зашевелились пурпурные листья.

Он рассмеялся.

— В этом вы, может быть, и правы, — признал он. — Но вам же когда-нибудь придется пошевелиться, если вы намереваетесь жить, а я могу подождать ничуть не хуже любого другого.

И он тоже уселся на землю, прислонившись к голубому стволу высокого дерева, положив на колени обнаженный клинок.

И сразу его охватила сонливость. Он клевал носом и тут же вздергивал голову — и так раз за разом. Затем наконец его подбородок устроился поудобнее на груди, и он засопел.

Шел через зелено-голубую равнину, травы пригибались перед ним, прочерчивая тропинку. В конце этой тропы высилось огромное, кряжистое дерево, дерево, не выросшее в этом мире, а скорее скрепившее его воедино своими корнями, простиравшее листья свои между звезд.

У подножия дерева, скрестив ноги, сидел человек, и на губах его играла едва уловимая улыбка. И знал он, что это Будда; он подошел и остановился перед ним.

— Приветствую тебя, о Смерть, — сказал сидящий, и, словно корона, ярко светился в глубокой тени дерева подкрашенный розовым ореол вокруг его чела.

Яма не ответил, а вытащил свой клинок.

Будда по-прежнему улыбался, Яма шагнул вперед, и вдруг ему послышался отголосок далекой музыки. Он замер и оглянулся, застыла в руке его занесенная сабля.

Они пришли со всех четырех сторон света, локапалы, четыре Хранителя мира, сошедшие с горы Сумеру: на желтых лошадях приближались якши под водительством Владыки Севера, и на их щитах играли золотые лучи; Голубой Всадник, Ангел Юга, приближался в сопровождении полчищ кумбхандов, неуклюже примостившихся по причине своих физических особенностей на спинах синих коней и несущих сапфировые щиты; с Востока пришел Хранитель, чьи всадники несли перламутровые щиты и облачены были в серебро; на Западе показался Властитель, чьи наги восседали на кроваво-красных лошадях, одеты были в алое и прикрывались щитами из кораллов. Копыта лошадей не касались, казалось, травы, и единственным слышимым звуком была разлитая в воздухе музыка, которая становилась все громче и громче.

— Почему собираются Хранители мира? — неожиданно для самого себя спросил Яма.

— Они явились за моими останками, — по-прежнему улыбаясь, ответил Будда.

Хранители натянули поводья, придержали коней и полчища у них за спиной, и Яма оказался один против всех.

— Вы явились забрать его останки, — сказал Яма, — но кто заберет ваши?

Хранители спешились.

— Не для тебя этот человек, о смерть, — промолвил Владыка Севера, — ибо принадлежит он миру, и мы как Хранители мира будем его защищать.

— Слушайте меня, Хранители с горы Сумеру, — сказал Яма, принимая свой Облик. — В ваши руки передана участь мира, вам дано его хранить и поддерживать, но кого пожелает и когда захочет изымает из мира Смерть. Не дано вам оспаривать мои Атрибуты или пути их применения.

Хранители встали между Ямой и Татхагатой.

— Что касается этого человека, мы будем оспаривать твой путь, Великий Яма. Ибо в его руках судьба нашего мира. Коснуться его ты сможешь, лишь превзойдя четыре силы.

— Быть посему, — сказал Яма. — Кто первым из вас станет моим противником?

— Я, — сказал их глашатай, обнажая свой клинок.

Явив свой Облик, разрубил Яма мягкий, словно масло, металл и плашмя ударил Хранителя саблей по голове; тот мешком повалился на землю.

Возопили орды якшей, и двое из золотых всадников подобрали своего вождя. Потом все они повернули коней и поскакали обратно на Север.

— Кто следующий?

К нему направился Хранитель Востока, в руках он держал сотканную из лунного света сеть и прямой серебряный меч.

— Я, — сказал он и метнул свою сеть.

Яма наступил на нее ногой, цепко схватил пальцами и дернул, соперник его потерял равновесие. Стоило ему покачнуться вперед, как Яма, перехватив за лезвие свою саблю, нанес ему головкой ее эфеса удар прямо в челюсть.

Свирепо глянули на него серебряные воины, затем потупились и унесли своего господина на Восток, сопровождаемые нестройной музыкой.

— Следующий! — сказал Яма.

Тогда выступил вперед кряжистый предводитель нагов, он отбросил в сторону свое оружие и скинул на траву тунику.

— Я буду бороться с тобой, бог смерти, — заявил он. Яма положил оружие рядом с собой и сбросил плащ. Все это время Будда продолжал, улыбаясь, сидеть в тени исполинского дерева, словно все эти стычки не имели к нему никакого отношения.

Первым захват сделал глава нагов, он обхватил левой рукой Яму за шею и потянул его на себя. Яма ответил тем же, но тот, изогнув туловище, перекинул правую свою руку через левое плечо Ямы ему за затылок и, замкнув там руки и крепко зажав голову Ямы, изо всех сил потянул ее вниз к своему бедру, разворачивая свое тело по мере того, как соперник подавался под его усилием.

За спиной у владыки нагов Яма вытянул как только мог левую руку и сумел дотянуться ею до его левого плеча, тогда он обхватил правой рукой сзади колени противника и, резко дернув, тут же оторвал обе его ноги от земли, изо всех сил потянув одновременно на себя и схваченное плечо.

Когда он наконец на миг замер, оказалось, что соперник лежит у него на руках, как дитя в колыбели, — но тут же разжал он руки, и Хранитель тяжело рухнул на землю.

Тут же Яма всем своим весом прыгнул на него сверху, согнув ноги так, чтобы ударить коленями. И сразу встал. Один.

Когда удалились и западные всадники, один лишь Ангел Юга, облаченный во все синее, остался стоять перед Буддой.

— Ну а ты? — спросил его бог смерти, подбирая свое оружие.

— Я не подниму против тебя оружия, бог смерти, будь то из стали, кожи или камня, я не ребенок, чтобы играть в эти игрушки. Не буду я и мериться с тобой силой тела, — сказал Ангел. — Я знаю, что буду превзойден тобою во всем этом, ибо никто не может поспорить с тобой оружием.

— Забирайся тогда на своего голубого жеребца и скачи прочь, — сказал Яма, — коли не желаешь биться.

Ангел не ответил, а подбросил в воздух свой синий щит так, что тот закружился, как сапфировое колесо, и, повиснув у них над головами, начал расти и расти в размерах.

Потом он упал на землю и начал вжиматься, бесшумно ввинчиваться в нее, пока не исчез из виду, до последнего момента не переставая увеличиваться в размерах, и трава вновь сомкнулась над тем местом, где он утонул в земле.

— И что все это означает? — спросил Яма.

— Я не соперничаю. Я просто защищаю. Моя сила — сила пассивного противостояния. Это сила жизни, как твоя — смерти. Что бы я ни послал против тебя — ты можешь это уничтожить, но тебе не уничтожить всего, о Смерть. Моя сила — это сила щита, а не меча. Чтобы защитить твою жертву, Владыка Яма, тебе будет противостоять жизнь.

И Синий отвернулся, вскочил в седло синего коня и поскакал на Юг во главе своих кумбхандов. Но музыка не исчезла вместе с ним, по-прежнему разлита она была в воздухе там, где он только что стоял.

Вновь шагнул вперед Яма, сжимая в руке саблю.

— Все их усилия были напрасны, — сказал он. — Твой час пробил.

Он взмахнул клинком.

Удар, однако, не достиг цели, ибо ветка гигантского дерева упала между ними и выбила саблю у него из рук.

Он нагнулся, чтобы ее поднять, но травы уже полегли и скрыли ее под собой, сплетясь в плотную, непроницаемую сеть.

Чертыхнувшись, он выхватил кинжал и снова ударил. Огромная ветвь согнулась, колыхнулась перед ею мишенью, и кинжал, пробив насквозь толстую кору, глубоко утонул в ее древесине. Тогда ветвь вновь взмыла к небу, унося с собой ввысь смертоносное оружие.

Будда медитировал с закрытыми глазами, в сумерках вокруг него разгорался сияющий ореол.

Яма шагнул вперед, поднял руки — и травы запутались в его ногах, сплелись, спеленали его лодыжки, остановили его, где он стоял.

Он попробовал было бороться, изо всех сил дергая траву, пытаясь выдернуть ее неподатливые корни. Потом прекратил тщетные попытки и, закинув назад голову, воздел кверху руки; глаза его метали смерть.

— Внемлите мне, Силы! — вскричал он. — Отныне место это будет нести на себе проклятие Ямы! Ничто живое не шевельнется больше на этой земле! Не защебечет птица, не проползет змея! Будет почва здесь бесплодна и мертва, лишь камни да зыбучие пески! Ни травинки не пробьется больше здесь к солнцу! Да исполнится мое проклятие и приговор защитникам моего врага!

Травы поблекли, пожухли, но еще не успели отпустить его на волю, как вдруг раздался оглушительный треск, хруст, и дерево, чьи корни скрепляли воедино весь мир и в чьих ветвях, словно рыбы в сетях, запутались звезды, покачнулось вперед, раскололось посередине, верхние его побеги смяли, сорвали небосвод, корни его разверзли посреди земли бездну, листья падали зелено-голубым дождем. Огромный обрубок ствола начал опрокидываться прямо на него, отбрасывая перед собой тень, темную, как ночная мгла.

Вдалеке он все еще видел Будду, тот по-прежнему сидел в медитации, словно не подозревая об извержении хаоса вокруг него.

А потом была одна лишь тьма — и звук, схожий с раскатом грома.


Яма вскинул голову, широко раскрыл глаза.

Он сидел в пурпурной роще, прислонившись к голубому стволу, и на коленях у него лежал обнаженный клинок.

С виду все было по-прежнему.

Перед ним, словно в медитации, рядами сидели монахи. Все таким же прохладным и влажным был ветерок, под его дуновением все так же колебались огни.

Яма встал, зная теперь откуда-то, где ему надо искать свою цель.

По утоптанной тропинке он прошел мимо монахов и углубился в лес.

Тропинка привела его к пурпурному павильону, но тот был пуст.

Он пошел дальше, и лес понемногу превращался в дикие заросли. Почва стала сырой, и вокруг него поднимался легкий туман. Но в свете трех лун по-прежнему отчетливо вырисовывалась перед ним тропка.

И вела она вниз, голубые и пурпурные деревья казались здесь ниже, чем наверху, стволы их были искривлены, скрючены. По сторонам стали попадаться маленькие оконца воды, словно проказой, изъеденные клочьями серебристой пены. В ноздри ему ударил запах болота, а из зарослей невысоких кустарников донесся хрип каких-то неведомых тварей.

Издалека, оттуда, откуда он пришел, донеслись отголоски песнопения, и он догадался, что оставленные им в роще монахи пробудились и засуетились в неведомой деятельности. Они преуспели, им удалось, объединив свои мысли, наслать на него видение, сон о неуязвимости их Учителя. И пение — это, вероятно, сигнал к…

Туда!

Он сидел на скале в самой середине обширной прогалины, весь омытый лунным светом.

Яма вытащил клинок и направился к нему.

Когда осталось пройти шагов двадцать, сидящий повернул к нему голову.

— Приветствую тебя, о Смерть, — сказал он.

— Привет тебе, Татхагата.

— Скажи мне, почему ты здесь.

— Решено было, что Будда должен умереть.

— Это не ответ на мой вопрос, тем не менее. Почему ты пришел сюда?

— Разве ты не Будда?

— Звали меня и Буддой, и Татхагатой, и Просветленным, и много еще как. Но, отвечая на твой вопрос, нет, я не Будда. Ты уже преуспел в том, что намеревался совершить. Сегодня ты убил настоящего Будду.

— Должно быть, память моя слабеет, ибо, признаюсь, я не помню ни о чем подобном.

— Сугата звали мы настоящего Будду, — ответил Татхагата. — А до того известен он был под именем Рилд.

— Рилд! — хмыкнул Яма. — Ты пытаешься убедить меня, что он не просто палач, которого ты отговорил от его работы?

— Многие — палачи, которых отговорили от их работы, — ответствовал сидящий на скале. — По собственной воле отказался Рилд от своего призвания и встал на Путь. Он — единственный известный мне во все времена человек, который в самом деле достиг просветления.

— Разве то, что ты насаждаешь, это не этакая пацифистская религия?

— Да.

Яма запрокинул голову назад и расхохотался:

— Слава Богу, что ты не прак